Book: Гигантум



Гигантум

Заклинский Анатолий Владимирович

Гигантум

Гигантум

Название: Гигантум

Автор: Заклинский Анатолий

Издательство: Самиздат

Страниц: 326

Год: 2013

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Перк - молодой инженер-робототехник, прибывает на Андару, планету, где земляне долгое время ведут войну. Эту планету он выбрал неслучайно - это неплохая возможность повысить инженерный класс. Перк берется модифицировать экспериментального робота с плохой историей. Работа над проектом продвигается весьма успешно, в то время как обстановка на Андаре постепенно ухудшается.

ГИГАНТУМ

Глава первая. Прибытие.

   До старта рейсового аппарата, следовавшего к базе, оставалось чуть меньше часа. Этого времени было вполне достаточно, если не считать, что Перк не знал, где именно располагается нужная стартовая площадка. Он продолжал сверяться с планом космопорта в своём компьютере, используя местную сеть, но немного путался в её интерфейсе и не мог точно понять, в правильном ли направлении он движется.

   Но выход нашёлся сам собой. Перк случайно наткнулся на двоих человек в серо-зелёной военной форме. У них на рукавах красовалась эмблема, на которой был условно изображён небольшой робот, а под ним была надпись "А102". Эмблема обозначала род войск - робототехнические. А за коротким индексом "А102" скрывался большой объект, который представлял собой военную базу и крупный завод по ремонту роботов. Именно на него Перк и получил направление для работы. Эти двое служили на этой базе, и сейчас, очевидно, направлялись к той стартовой площадке, которую он искал.

   Перк осторожно последовал за ними, периодически сверяясь с компьютером, чтобы понять, почему он сам не смог найти этот путь. Чем ближе они приближались к искомой площадке, тем выше становилась концентрация людей в форме. У кого-то на эмблеме были изображены три патрона, что означало принадлежность к пехоте, у кого-то шестерёнка - инженерные войска. Точно такая же, но на светло-серой форме, означала работника гражданской инженерной службы. Но таких сейчас здесь не было - гражданским разрешалось носить форму только на работе. Были и те, на чьей форме и вовсе не было эмблемы и знака принадлежности к объекту - новобранцы.

   Вскоре прибыл небольшой пассажирский аппарат малого класса. Несмотря на использование для гражданских нужд, сама модель была военной, но функции перевозки пассажиров выполняла без труда. Пассажиров было не так уж и много, но то, что до базы "А102" есть прямой рейс из центрального космопорта планеты, было очень хорошо - пересадок делать не придётся. Аппарат опустил аппарели и открыл люки. Ещё раз проверив по компьютеру пункт назначения рейса, Перк оплатил билет и направился на посадку.

   Пассажирский отсек и вовсе не нёс на себе следов принадлежности аппарата к армии - всё было сделано для максимального комфорта пассажиров. Перк прошёл несколько рядов кресел в поисках свободного места. Ему хотелось сидеть около окна, чтобы вживую поглядеть на пейзажи незнакомой планеты. Он нашёл себе место почти в самом хвосте и расположился в удобном кресле, поставив себе на колени свой рюкзак. Люди продолжали заполнять салон, и вскоре места рядом с Перком заняли двое мужчин. Оба они были в военной форме, и юноша почувствовал себя немного неловко, так как в поле зрения кроме него не было больше никого в гражданском.

   Неожиданно рюкзак, стоявший у Перка коленях, шевельнулся, что обратило на него внимание соседей. Юноша слегка приоткрыл небольшую молнию, закрывавшую главное отделение рюкзака и извиняющимся взглядом посмотрел на окружавших его людей.

   Аппарат стартовал. Вскоре в иллюминатор стали видны почти безжизненные пейзажи Андары - планеты, значительную часть которой занимала пустыня. Перк читал о ней. Особенно, когда готовился к этой работе. Примерно половина планеты была безжизненна, её занимали скалистые и пустыни, подобные той, что сейчас проплывала внизу. Пространства, занятые жизнью приходились в основном на среднюю полосу, но их площадь постепенно уменьшалась, отчего Андара окончательно бы вымерла через несколько десятилетий, если бы земляне не возвели на ней несколько атмосферных комплексов.

   Виной тому было очень специфичное местное население. Первую его половину составлял классический животный и растительный мир, довольно типичный для планет с кислородно-азотной атмосферой. В нём господствовал человекообразный вид, во многом схожий с землянами, однако, гораздо менее развитый технологически, и в целом довольно безобидный, несмотря на то, что он был довольно воинственным. Конечно, препятствовать строительству колонии землян на Андаре, местные жители не могли, и причины этому были не только в технологическом отставании.

   Вторая половина населения коренным образом отличалась от первой, и представляла собой огромную колонию существ, которых местные называли миуки. Этот термин был принят и в земной науке. Миуки попадали под ведение космической энтомологии, поскольку по земной классификации эти существа были ближе всего к насекомым, но принято называть их было всё же насекомоподобными. Сначала их считали неразумными. Но после того, как миуки умело отразили несколько атак землян со всей их технической мощью, стало понятно, что они как минимум не так просты, как кажется с первого взгляда. К тому же, именно благодаря им популяция человекообразных андарианцев, как и всего живого мира планеты находились на пути медленного но верного вымирания.

   Миуки нуждались в совсем другой атмосфере, именно поэтому пожирали джунгли, на месте которых уже ничего не росло. Многие районы, бывшие некогда зелёными тропиками, теперь представляли собой вымершие пустоши. Но полноценно противостоять полчищам насекомоподобных андарианцы не могли.

   Земляне в обмен на свою помощь - военную и технологическую - использовали ресурсы Андары. И андарианцев, получивших защиту от агрессивных насекомоподобных, это вполне устраивало. Их слаборазвитой индустрии не были нужны в больших количествах многие химические элементы, представлявшие ценность для людей. Что там, о существовании многих из них они ещё даже не знали. Даже ценность нефти, в больших количествах присутствовавшей на Андаре, местные ещё не осознавали.

   Как бы в противовес слабому развитию науки и техники, андарианцы имели очень развитую культуру. Конечно, она была очень специфичной и не всем землянам была по душе, но то, что она была развита лучше, чем их технологии, ни у кого не вызывало сомнения.

   Отношения же землян с миуки складывались неоднозначно. Сначала они носили военный характер. Но вскоре стало понятно, что если не скупиться на ресурсы - в первую очередь человеческие - то миуки будут уничтожены меньше, чем за год. И даже этот срок можно было уменьшить, если вовсе закрыть глаза на неоправданные потери, и применить самое совершенное оружие. С ним, однако были определённые трудности - миуки обладали определённой степенью устойчивости к лазерам, и они почти сразу перестали применяться на Андаре. Что же касалось ядерного оружия, то оно без сомнений привело к быстрому уничтожению миуки, однако после него пришлось бы долго вычищать планету.

   Разработка же специального оружия, способного воздействовать на миуки велась довольно пассивно. Самым значимым ходом в ней было создание особого токсина, угнетающе воздействующего на насекомоподобных. Им обрабатывали подземные ходы, прорытые миуки, чтобы обезопасить поселения людей. Другие разработки - в частности, лазер, эффективно воздействующий на этот вид, продвигались плохо. Виной этому отчасти было то, что хорошим оружием против миуки был огонь - уж он их уязвлял по-настоящему. Этого было достаточно, чтобы побеждать их в небольших локальных столкновениях, продолжая осваивать богатый ресурсами мир.

   Экономическая нецелесообразность полноценной войны была налицо. К тому же присутствие довольно опасного вида ещё не затронуло вопросов престижа империи. Поэтому миссия землян на Андаре приняла по большей части научно - исследовательский характер. Необычный вид, коим являлись миуки, было принято изучить. Возможно, это новые сплавы, новые композиты, новые виды синтеза. Однако же, научная миссия тоже имела ряд трудностей. Изучение миуки порождало всё новые и новые вопросы. Постоянно земляне сталкивались с новыми видами, или с нетипичным поведением уже известных. В свете этого родилась теория о том, что у миуки есть разум. Возможно, на данный момент, он не понятен ни людям, ни тем более местным жителям, но это не значит, что он не может существовать. Однако версия эта была неосновной, потому что и прямых доказательств наличия у насекомоподобных разума тоже не было.

   Миуки имели много видов, подвидов, и даже возможно примитивный кастовый строй. Однако, люди за время миссии сталкивались только с несколькими разновидностями миуки-солдат, а проникнуть вглубь их колонии пока не удавалось. Она располагалась в глубине планеты, и попытка вторжения могла повлечь за собой неоправданные потери. Расположением же было осложнено и исследование при помощи спутникового сканирования, которое так же не давало приемлемых результатов. Вдобавок, миуки без особого труда подавлялись земным гарнизоном на поверхности планеты, что устраивало правительство колонии. Потери людей не были нужны никому, и поэтому, пока у учёных хватало работы на поверхности, серьёзных попыток проникновения вглубь Андары не предпринималось.

   Военная часть миссии на Андаре ограничивалась тем, что обеспечивала добычу ресурсов и посильно помогала местному населению, оберегая их от миуки. Конечно, случались порой и довольно крупные столкновения с насекомоподобными, иногда даже проводились операции по увеличению территорий, подконтрольных землянам. Последние проводились крайне редко, потому что должны были быть оправданы получаемой выгодой. Трата боеприпасов, потери техники или даже людей, должны были приносить пользу Империи, а не привлекать к себе дополнительные ресурсы.

   Пока разработка планеты шла нормально и без масштабной войны против миуки, довольно необычную колонию тщательно изучали лучшие специалисты Земли. Инфраструктура планеты за годы колонизации выросла до небывалых размеров, но и это был далеко не предел. Крупные заводы, которые обеспечивали всем необходимым земной контингент, да ещё и отправляли ресурсы и продукцию на экспорт были её костяком. Вокруг этих заводов и комбинатов обычно вырастали целые города, которые совмещались с военными базами, обеспечивающими безопасность от миуки. Долгие годы система функционировала без сбоев.

   Именно на одну из таких баз, находящуюся на приличном удалении от территорий миуки, и двигался сейчас Перк. Она располагалась в относительно небольшой долине, окружённой скалами. Единственным доступным для сухопутного транспорта путём, ведущим к ней, было шоссе, несколько километров идущее по узкому каньону. Лучшее место для секретного объекта сложно было придумать: даже если возникнет угроза нападения миуки, относительно небольшой гарнизон базы сможет легко удерживать оборону в течение многих часов. Этого с избытком хватит для того, чтобы орбитальная авиация успела нанести удар по врагу и разгромить его. Конечно, атака миуки воспринималась как крайний случай, но насекомоподобные часто появлялись в неожиданных местах, поэтому упор чаще всего делался на орбитальную авиацию, способную в любой момент атаковать любую точку планеты.

   Вскоре вдалеке стала видна большая группа построек. Это был Анаполис - крупный город людей, выросший вокруг горно-обогатительного комплекса и нескольких перерабатывающих заводов. База "А102" находилась дальше, ближе к территориям, занятым насекомоподобными. На ней располагался самый крупный в этом регионе завод по ремонту роботов и прочей техники. Именно на нём и предстояло работать Перку.

   После окончания академии юноше был присвоен третий класс инженера. Но при устройстве на работу всегда нужно начинать с класса ниже, а свой номинальный потом подтверждать. Сейчас это и было главной задачей Перка помимо устройства на новом месте. А в планах у молодого инженера было получение ещё более высокого класса, но пока об этом думать было рано.

   Первым делом после приземления Перк достал личный компьютер и зарегистрировался в сети базы. Регистрационные данные он получил вместе с направлением на работу. И вот сейчас при помощи них он мог просматривать местную сеть. Первое, что ему нужно было узнать, это куда сообщить о своём прибытии, получить жильё, и дальнейшие указания по поводу работы.

   Местный аэродром представлял собой небольшую бетонированную площадку. Он принимал один единственный рейс, тот самый, на котором прибыл Перк, поэтому большего здесь не требовалось. К базе вела небольшая дорожка, которая упиралась в контрольно-пропускной пункт, стоящий в разрыве мощной стены. Вряд ли кто-то смог бы её пересечь, тем более незаметно, но, тем не менее, где-то вдалеке справа Перк увидел большое облако пыли, оставленное, видимо патрульной машиной.

   Холл пропускного пункта был перегорожен несколькими турникетами. За обстановкой здесь следил офицер охраны. Юноша сообщил, что он вновь прибывший сотрудник ремонтного завода. Охранник сверился со списком, и найдя там Перка, отвёл его в сторону и проводил в небольшую комнатку. Внутри за большим столом сидела молодая девушка. Выслушав Перка, она начала сверяться с информацией на мониторе своего компьютера.

   - При вас должна быть ещё одна живая форма, - она перевела взгляд с монитора на юношу, - у вас оформлено разрешение.

   - Да, совершенно верно, - Перк открыл рюкзак и продемонстрировал девушке его содержимое.

   - А, ох, ничего себе. А с ним всё в порядке?

   - Да, он просто спит. Сейчас же день.

   - Тогда хорошо. У вас всё в порядке. Вы можете идти. Вместе с пропуском, я отправлю на ваш компьютер маршрут до штаба экстренных служб. Сегодня воскресенье, поэтому вас оформит дежурный по базе.

   - Да, хорошо, спасибо.

   - Всего доброго, - улыбнулась девушка.

   Пропуск внутрь базы, как и все документы подобного назначения, представляли собой лишь особую отметку в профиле личного компьютера, поэтому без лишних манипуляций Перк свободно пересёк турникет.

   База встретила его аккуратно вымощенными дорожками в классическом стиле и зелёными насаждениями, из земных растений. Хоть какая-то частица родной планеты здесь, вдалеке от неё. Перк шёл и сверялся с маршрутом, который ему любезно проложила девушка на контрольно-пропускном пункте.

   В довольно большом здании штаба располагались и сами экстренные службы: медицинская, спасательная, инженерная и прочие. Хотя внештатные ситуации и были не таким уж и частым явлением, но быть готовыми к ним было нужно. Дежурный по базе координировал работу штаба, а так же в его компетенцию входило решение мелких вопросов вроде заселения нового сотрудника. Это не должно было занять много времени.

   Сегодня, очевидно, на базе всё было в порядке, да и из вновь прибывших, судя по всему, был только Перк. Этот покой отражала абсолютная тишина, стоящая в коридорах. После нескольких минут поиска Перк нашёл дверь с заветной табличкой.

   Дежурный, невысокий мужчина уже в возрасте и с сединой в волосах, носил пышные, но в то же время аккуратные усы. Он очень обрадовался, увидев Перка, и радостно поприветствовал его. С ним в небольшой комнатке сидел ещё один человек - полный мужчина с большой чёрной бородой. На нём был рабочий комбинезон инженерной службы. Скорее всего, это был один из дежурных специалистов. Очевидно, Перк прервал их дружескую беседу.

   - Ну, присаживайся, чего ты стоишь-то? Сейчас, подожди, - дежурный активировал компьютер, стоявший на столе, - так, да, есть такой в списке. Перк, ага, - он просматривал данные о новичке, - значит ты инженер третьего класса. Ух ты какой молодец. В таком возрасте и третий класс. Значит, сам понимаешь, пока что мы тебя оформляем по второму классу. На класс ниже, как положено.

   - Да. Класс я подтвержу.

   - Конечно, подтвердишь! - улыбнулся мужчина, - у нас с этим быстро.

   - Это хорошо.

   - Глазом не успеешь моргнуть, а тебе найдут тестовую работу. Но ты ведь справишься?

   - Конечно.

   - Так. Отлично. Инженер второго класса, - он стал пролистывать вкладки на мониторе, - значит, даже если ты подтвердишь свой класс, поскольку ты холостой, тебе положена одна комната в общежитии.

   - Да, я знаю.

   - Ладно, сейчас мы тебе отыщем комнатушку.

   - Ну так мы его скоро женим, - сказал бородач, с улыбкой посмотрев на Перка, отчего тот немного застеснялся.

   - Вот женишь, тогда и улучшит жилищные условия, а пока одна комната. Так, дальше. Личный транспорт. Вот тут заминка. На втором классе он не положен, но на третьем тебе что-нибудь дадут. Ты ведь, поначалу, скорее всего, будешь инженером подхвата, тебе нужен будет транспорт, чтобы быстро перемещаться по заводу. Ну, ты понимаешь, я думаю.



   - Понимаю.

   - Хорошо. Значит, транспорта у тебя пока не будет. А на твой личный компьютер я сейчас передам ключ от комнаты и адрес. Кстати, чего я тут голову путаю, если хочешь, можешь выбрать сам. Тут их много, - он подвинул перку монитор с планом жилого сектора.

   - А можно вот эту, поближе к парку.

   - Конечно. Хочешь видеть зелень из окна?

   - Ну да.

   - Хорошо. Занимай комнату, а завтра отправляйся на завод. Там тебя уже определят в кадровой службе.

   - Хорошо.

   - Ну тогда удачи тебе. Если что, обращайся.

   - Хорошо, спасибо. До свидания.

   Маршрут был проложен, но идти в комнату пока не очень хотелось. Проверив содержимое рюкзака и убедившись, что всё в порядке, Перк решил немножко пройтись. Запомнив по карте, где находится его жилой корпус, направился к нему, не сверяясь с компьютером. Вещей у него было немного, и устройство в новой комнате не должно было занять много времени.

   Ремонтный завод, являвшийся ядром базы, был виден издалека. Это был огромный комплекс, занимающий больше половины её площади. Рядом с ним располагалось множество вспомогательных производств разного класса и направленности, но этот завод, на котором располагался главный металлизатор, был виден издалека, почти со всех сторон. Фактически, вся база была вокруг него, и Перку не терпелось увидеть его изнутри.

   Главный металлизатор этого завода имел высший - десятый класс в данной категории устройств. С таким Перку работать не приходилось даже при прохождении практики. В других категориях устройств классов могло быть и больше, и поэтому десятый не был бы высшим. Однако, с металлизаторами всё было строго - одиннадцать классов вместе с нулевым - и несколько упрощённых подклассов.

   Само собой, главным металлизатором завод не ограничивался. Там имелся широкий спектр самых различных устройств подобного рода. Перк подумывал о том, что когда он придёт в свою комнату, надо бы освежить свои знания о них. Скорее всего, завтра будет аттестационный день, а там и подтверждение класса не за горами. И от того, как скоро он его подтвердит, зависит и дальнейшее повышение.

   Перк давно хотел повысить класс, больше того, он был к этому готов. В академии ему говорили, что он с его старательностью, прилежанием и определённым талантом заслуживает класс гораздо выше, но получить даже четвёртый без определённого опыта работы было невозможно.

   Перк знакомился с работами других людей, которые получали и пятый и шестой инженерные классы, и даже более высокие. Он понимал их, некоторые из них даже казались ему вполне посильными. Но сначала нужно подтвердить свой третий класс, что было для Перка скорее разминкой перед настоящей работой.

   Что же касалось дальнейшего повышения класса, то ему не хотелось делать какое-нибудь заурядное практическое устройство. Ему хотелось создать действительно уникальную вещь, и здесь, на Андаре это было вполне реально. Здесь Земля вела войну, и военная техника была ещё не совсем приспособлена к боевым действиям в таких условиях. К тому же, здесь, на Андаре, он мог получить определённые сведения, которые не встречались в сети, в частности о миуки, и о каких-то уже известных людям чертах их подземных колоний. Но пока проект представлял собой лишь общий набросок, находящийся в голове у Перка.

   К примеру, это могла быть какая-нибудь модификация робота, которая позволит Землянам успешнее вести войну под землёй, в узких норах миуки. Само собой, подобные идеи уже существовали, но они сталкивались с определёнными трудностями. Перк хотел создать нечто универсальное, что позволило бы землянам доминировать в войне с миуки.

   Возможно, задумка Перка тянула бы даже на пятый класс, в зависимости от того преимущества, которое она дала бы земному контингенту на Андаре. Разнообразные идеи проекта то и дело всплывали в его голове. Но пока он ещё не подтвердил класс, не приступил к работе, и много чего ещё не изучил, он старался не зацикливаться ни на одной из них, потому что это могло помешать правильному ходу мыслей. Может быть, завтра он найдёт что-то принципиально иное, и сможет коренным образом помочь земному гарнизону. В то время как, если он будет ограничиваться уже принятой идеей, то может создать довольно посредственный проект, который будет лишь одним из многих небольших усовершенствований. Возможно, он улучшают положение землян на Андаре, но не переломит ход местных военных действий.

   Жилой корпус был заселён почти полностью, и Перку досталась чуть ли не последняя комната рядом с парком. Подтвердив свою личность на специальном терминале, он вошёл в подъезд. Подобную операцию ему предстояло пройти и для того, чтобы войти внутрь своего нового жилища.

   Комната была довольно просторной и первое, на что обратил внимание Перк, был небольшой пищевой блок, который состоял из нагревательной плиты и холодильника. Последний был не очень объёмным, потому что многим продуктам повседневного потребления не требовалась низкая температура для того, чтобы оставаться годными. Так же в пищевом блоке присутствовала небольшая волновая печь, как раз чтобы доводить до готовности те самые продукты повседневного потребления. Это незамысловатое решение было адаптировано под таких людей, как Перк - готовить они почти не умеют, но от необходимости питаться это их не избавляет, и поэтому выход находится максимально просто.

   Жилая часть комнаты, находящаяся по правую руку от пищевого блока, включала в себя небольшой книжный пустой шкаф, стол с компьютером, диван в одном углу и кровать для сна в другом. Бегло оглядев их, Перк направился окна. Из него открывался вид на прекрасный парк - большие лесные насаждения, прорезанные пешеходными дорожками. Это было именно то, чего он хотел.

   Закончив первичный осмотр жилища, Перк открыл маленький карман своего рюкзака и вынул из него небольшой металлический предмет, состоящий из нескольких продолговатых металлических звеньев, соединённых цепочками. Юноша оглядел карниз: довольно прочная алюминиевая конструкция крепилась к стене и с лёгкостью несла на себе довольно массивные жалюзи. Развернув продолговатые металлические звенья, Перк сложил их в единую конструкцию и прикрепил к карнизу. Такой установки будет вполне достаточно, но при необходимости он сделает другую, более прочную и качественную.

   Открыв большой карман рюкзака, тот самый, из-за которого он шевелился, Перк явил на свет своего самого лучшего друга. Это был самец совы, которого молодой инженер ласково называл Олли. Вид у птицы был довольно сонный, и Перк с заботой и аккуратностью доставал его из рюкзака, в котором ему было тесновато, но других способов транспортировки юноша не придумал. Трудностей при перелёте не возникло только из-за того, что Олли спал. Даже сейчас он как будто бы чувствовал день и вёл себя неактивно.

   Перк с улыбкой погладил своего питомца, на что Олли неохотно приоткрыл глаза, в которых выразилось полное смятение, потому что за окном было ещё очень светло. Юноша быстро подхватил его и усадил на ту складную жёрдочку, которую он для него приготовил. Олли крепко вцепился в неё лапами, и сразу же опять задремал. Полюбовавшись на него и порадовавшись, что совёнок чувствует себя нормально, Перк улыбнулся и стал дальше распаковывать свой рюкзак.

   Других вещей у него практически не было. Молодому человеку, который всю свою жизнь посвящал учёбе и работе, нужен был только личный компьютер, зубная щётка, бритва, и небольшой комплект прочих личных принадлежностей. Остальное он рассчитывал приобрести здесь. Не было смысла таскать за собой через межзвёздные пространства кучу одежды, или других безделушек. Особенно, при условии, что всё это можно было приобрести по конкретному месту проживания.

   Немного освоившись в своём новом жизненном пространстве, юноша активировал компьютер: тот выглядел так, как будто бы был установлен сюда только вчера. Видимо, эта комната не была заселена, ну или как минимум, предыдущий жилец всё правильно за собой вычистил. Перк сразу посмотрел, к каким новым данным ему открыт доступ. Выяснилось, что с его текущим классом, доступ к особым данным был закрыт. В этом плане он немногим отличался от обычных жителей других систем Империи. Тем не менее, юноша провёл около часа в поисках информации, которую он ещё не видел. Но тщетно: только подтверждение третьего класса инженера сулило ему расширение знаний об Андаре.

   Уже перестав искать свежие данные, Перк решил освежить в голове информацию о металлизаторах и принципах их работы, чтобы завтра комиссию, да и вообще всех, кто будет его тестировать, конкретными цифрами и точными названиями. Всё это он знал в общих чертах, но некоторые названия не помнил, как и цифры, чем и хотел поразить своих экзаменаторов. К сожалению, предвидеть то, какую именно аттестационную работу ему предложат завтра или в ближайшие дни, он не мог, но тут он полностью уповал на свои общие знания и тот небольшой опыт, который он получил в инженерной академии и на практике.

   О наступлении ночи, кроме потемнения в окнах Перку сообщило характерное угуканье, которое издал радостный Олли, проснувшись и обнаружив, что вокруг темнота. Перк открыл ему окно, и совёнок, с некоторой благодарностью посмотрев на хозяина, быстро выпорхнул в него.

   Перк надеялся, что в этом парке он найдёт что-то съедобное. Но на случай, если вдруг зелёная территория окажется не очень заселённой, он положил на холодильник несколько шариков специального корма, который был создан специально для сов, с учётом особенностей их пищеварения. Если Олли за ночь ничего не найдёт, то съест эти шарики по возвращению домой. Кормить совёнка ими насильно он не хотел, но на случай, если ничего не найдётся, они будут неплохой альтернативой.

   Перк решил, что перед завтрашним экзаменационным днём, нужно хорошо выспаться. Он разделся, быстро провёл вечерние гигиенические процедуры и лёг спать.

  

Глава вторая. Классная работа.

   Уже под утро Перка разбудило порхание крыльев и тихое довольное угуканье Олли. Поворочавшись в кровати, юноша улыбнулся и снова заснул. Следующим звуком был сигнал его будильника. Перк повернулся в кровати, потянулся. Открыв глаза, он первым делом посмотрел Олли, который спокойно спал на своей жёрдочке. Встав, юноша посмотрел в блюдце, стоявшее на холодильнике, в нём не было тех шариков, которые он положил вечером. Видимо, Олли вернулся с прогулки голодным: ничего съедобного для него в этом парке не было.

   Перк встал, и, поставив в волновую печь завтрак быстрого приготовления, направился в душ. Выйдя из него, он быстро оделся и сел за стол. Яичница из печи была горячей, но довольно вкусной. Давая ей остыть, Перк просматривал свежие новости на экране своего личного компьютера. Быстро разделавшись с завтраком, молодой инженер, положил свой компьютер в карман и, обувшись на ходу, быстро покинул свою комнату.

   Первым пунктом для каждого нового сотрудника завода было бюро пропусков. Авторизация прошла быстро. Перк получил пропуск на свой личный профиль и направился дальше. Ещё он получил направление на первичную аттестацию в один из средних металлизационных цехов.

   Выйдя из проходной, он попал во внутренний двор завода, который был очень просторным. Здесь происходили ходовые испытания ремонтируемых машин и роботов. Первичную проверку выполняла диагностическая электроника, и на основании её данных машина допускалась к вторичным, тем самым ходовым тестам.

   Цех с главным металлизатором и был тем огромным зданием, которое было видно издалека. Его окружало множество корпусов с металлизаторами более низких классов. В один из них Перк и получил направление, и сейчас, он сверялся с маршрутом на своём компьютере, чтобы не заблудиться. Но огромное здание привлекало его внимание куда больше. Он знал, что по долгу службы рано или поздно побывает там, и сейчас ему хотелось, чтобы это произошло как можно скорее.

   Цех, в который Перк получил направление на этот раз, представлял собой продолговатое здание, находящееся ближе к окраине завода. В нём было два пролёта, заполненных металлизаторами четвёртого класса, в задачу которых входило изготовление мелких и средних деталей. Машины, уже знакомые Перку по академии, издавали ровный и негромкий гул. Он хотел было задержаться около одной из них - всё-таки в академии были учебные металлизаторы, а здесь стоят настоящие, выполняющие производственную задачу. Но, в данный момент путь Перка лежал мимо них: к руководителю подразделения.

   Перк вызвал его на входном терминале и сразу получил разрешение на вход. Руководитель был мужчиной лет тридцати пяти, высоким, слегка полноватым, но в то же время бодрым и подтянутым. Его короткие волосы были зачёсаны назад, но, не поддаваясь этому, стояли над головой вертикально. Ещё Перк подметил, что у руководителя плохо со зрением, едва юноша вошёл внутрь, как тот начал щуриться, чтобы его увидеть.

   - Значит, ты наш новенький? - голос Руководителя был довольно груб, но в то же время его выражение лица было дружелюбным.

   - Да, это я.

   - Я Борис. Руководитель этого цеха.

   - Я Перк, прибыл к вам на аттестацию.

   - Отлично, - он сверился по компьютеру с данными тестируемого сотрудника, - Перк. Вот тебе брошюрка. В ней рассказывается о том, что ты здесь скоро увидишь. Ознакомься с ней, а я тут немного разберу дела.

   Он протянул Перку небольшую брошюру чем-то напоминавшую рекламный проспект, в которой кратко была изложена суть металлизации и рассказано об основных классах металлизаторов.

   - Мне выйти?

   - Нет, - улыбнулся руководитель, - ты можешь остаться прямо здесь, не бойся.

   Перк быстро пролистал брошюру, не останавливаясь особенно на содержании, потому что всю эту информацию он знал до этого, к тому же хорошенько повторил её вчера.

   - Я это всё знаю, - осторожно сказал он руководителю.

   - Неужели? Ну тогда хорошо.

   Начальник подразделения был удивлён, и даже как будто возмущён самонадеянностью молодого инженера, который с ходу утверждает, что знает всё, изложенное во вводном учебном материале.

   - Ну, тогда давай пробежимся, - он сам взял в руки брошюру, быстро её пролистал, откинул в сторону и посмотрел на Перка, - ну и в чём состоит главный принцип металлизации? Давай начнём с простого.

   - Главный принцип металлизации состоит в создании готовых форм из определённого металлического материала. В зависимости от класса металлизатора, формы эти могут быть однородными или неоднородными, простыми или сложными. Металлический материал взвешивается в рабочей камере, прогревается, из него формируются рабочие гранулы. Далее лазерный поводок указывает координаты модели, в которых нужно произвести металлизацию, и подготовленный материал направляется туда. Металлизация удобнее классической технологии тем, что существенно уменьшает номенклатуру оборудования, расширяет спектр создаваемых деталей, при том, что качество их изготовления имеет высокий уровень. Металлизаторы четвёртого класса, которые стоят здесь...

   - Стой-стой-стой, достаточно, - улыбнулся руководитель, - я тебя не просил это говорить.

   - Хорошо.

   Перк говорил чётко и уверенно. Руководитель немного этому удивился. Не то, что бы знание основных принципов металлизации было чем-то незаурядным. Просто, Перк формировал свои слова чётко и быстро, при этом чувствовалось то, что это не заученность, а настоящие знания.

   - А каким бывает металлический материал?

   - В зависимости от того, детали какого уровня вы хотите получить. Если вам нужны стальные детали, то и материал нужен стальной. Если титановые, то титановый. Если однородные детали, то один вид материала, если сплавы, то несколько...

   - А вот, к примеру, детали из стали, разные бывают: твёрдость, структура, состав.

   - Да. Сталь это же сплав. Металлизаторы третьего класса и выше могут смешивать несколько материалов. Металлизаторы младше не могут. Для стандартной стали вам потребуются железный и углеродный материалы. Пропорцию вы определите настройками металлизатора. Но если вам нужна сталь с добавлением хрома или никеля, то в металлизатор просто загружается дополнительно соответственно хромовый или никелевый материалы. А твёрдость и структура определяется уже конкретной технологией металлизации.

   - И металлизаторы четвёртого класса это всё позволяют?

   - Да. Это основные металлизаторы средних и больших производств. Металлизаторы третьего класса свойственны производствам поменьше, а второго и первого очень мелким производствам и довольно-таки специализированным. Конечно, бывают металлизаторы и нулевого класса, имеющие возможность работы с несколькими видами материалов. Они могут создавать даже примитивнее узлы из раздельных деталей, но это особые подклассы, имеющиеся в специальных производствах.



   - Хорошо, Перк, - посмотрев на монитор своего компьютера, сказал руководитель, - это ты хорошо знаешь. Ладно. А у тебя вообще какой класс?

   - Третий.

   - Неплохо, - покивал руководитель подразделения, - тут просто не написано. Выходит, ты после академии?

   - Да.

   - Тогда что я тебя это спрашиваю! - рассмеялся руководитель, - Ладно, ты работал с такими металлизаторами, как у нас?

   - Да.

   - А на практике вам самый большой какой металлизатор показывали?

   - Восьмого класса. Но трогать не давали, - улыбнулся Перк.

   - Конечно, - он улыбнулся, что-то отмечая в своём компьютере, - у нас, кстати, тоже есть восьмёрки. В ремонте тяжёлых роботов используются.

   - Ну это понятно, - улыбнулся Перк, - они могут создавать очень сложные детали. Плюс с неметаллическими частями. Это могут только металлизаторы старше пятого класса. Формально это уже не металлизация, а пластификация, но пластификаторы менее распространены.

   - Я вижу, в училище ты времени зря не терял, Перк, как и в академии. Если честно, ты мне даже кого-то напоминаешь, но не могу сказать кого, вот так вот сходу. Ладно, идём. Я познакомлю тебя с твоим временным руководителем. Это производственный мастер. Он будет руководить твоими действиями, пока ты не подтвердишь класс. В случае, если твоё присутствие потребуется где-то в другом подразделении, это задание всё равно даёт тебе он, и ты должен его выполнять. Пока ты не подтвердил класс, транспорта у тебя нет. Но, думаю, если ты вдруг будешь кому-то нужен, то транспорт тебе предоставят.

   - Да, я понимаю.

   - Тогда идём.

   Металлизаторы стояли ровными рядами. Между ними были довольно большие промежутки. Это было сделано для того, чтобы использовать погрузчик для доставки материала и отправки деталей. В промежутках между агрегатами ходили операторы - многие из них были даже младше Перка. Скорее всего, это были практиканты. Когда-то юноша тоже отрабатывал на практике свои знания, только на другом заводе.

   - А это у нас молодёжь, - бы озвучивая мысли Перка сказал руководитель, - практику проходят, а скоро, как ты, получат класс и начнут работать. Кто непосредственно управляет металлизатором, ты ведь знаешь?

   - Конечно. Оператор. Его работа очень проста. По сути, нужно просто доставать детали из лотка и убеждаться, что они без дефектов. Хоть в них и есть проверяющая электроника, но присутствие человека всегда необходимо. Тем более, что многие дефекты видно на глаз. Но это случается довольно редко - металлизация относится к наиболее надёжным технологическим методам.

   - Отлично, Перк. А что входит в обязанности мастера?

   - Именно к мастеру операторы обращаются в случае обнаружения дефектов. И если мастер не может наладить работу металлизатора самостоятельно, то он вызывает инженера более высокого класса. Сам же он имеет класс первый или второй, максимум - третий. Потому что инженер третьего класса уже может работать на подхвате, и именно к нему такой мастер будет обращаться за помощью.

   - Да, структуру предприятия ты знаешь отлично, - улыбнулся Борис.

   Они дошли до небольшой комнатки, в которой сидел седой щуплый мужчина лет пятидесяти пяти. В отличие от практикантов-операторов он был одет в форму инженерной службы. Увидев вошедших, он встал, чтобы поприветствовать их.

   - Вот тебе новенького привёл, - сказал руководитель, указывая на Перка.

   - Понятно. Его тестировать надо, или на работу?

   - Не на работу. Первичную аттестацию я уже провёл. Проведи вторичную. Я его проверил по базе. Для него уже готовят экзамен. Третий класс будет подтверждать. Ты его сегодня особо не грузи, в первый-то день. Ему может даже сегодня уже защищаться. Так что давай, помоги парню, - он улыбнулся, - ну, удачи тебе, Перк.

   - Спасибо.

   Борис удалился, и Перк остался наедине с мастером.

   - Я Александр. Можно просто Алекс.

   - Простите, но вы для меня не Алекс. Александр, хорошо?

   - Хорошо. Ну ладно. Пойдём посмотрим, что ты знаешь, - сказал Александр, открывая дверь.

   Они вышли обратно в цех и побрели вдоль пролёта. Мастер молчал - видимо думал, о чём бы спросить нового сотрудника.

   - Ну, значит, это операторы, - он показал Перку молодую девушку, которая прохаживалась между четырьмя металлизаторами и следила за их работой, - металлизаторы редко дают сбои, но у нас всё-таки военное производство, и поэтому один оператор обслуживает не более пяти металлизаторов четвёртого класса. Ну, ты ведь уже понял, что это четвёрки?

   - Да, я знаю. Мне ваш руководитель давал брошюру.

   - Ну так вот. Главный металлизатор у нас десятого класса. Он огромен и он занимает один почти целый цех. Остальное место приходится на вспомогательные службы. На этом заводе присутствуют металлизаторы всех классов, и когда ты будешь работать на подхвате, все их увидишь.

   - Да, скорее бы, - улыбнулся юноша.

   - Итак, Перк. При первичной аттестации ты скорее всего уже сказал главные принципы металлизации, да?

   - Ну да.

   - Хорошо. Для чего используются металлизаторы четвёртого класса?

   - Они используются для производства мелких и средних деталей. Однако, слишком сложных для того, чтобы производить их по классической технологии.

   - Верно. Вот ты упомянул классическую технологию. А какие детали производятся по ней?

   - Гайки, болты, шайбы. Очень простые детали, которые необходимо изготавливать в больших объёмах. Они очень универсальны и дешевле их производить по классической технологии.

   - Хорошо. Инженеры каких классов работают в классических цехах?

   - Первого, второго. Ведущие инженеры старше. И их так же обслуживают инженеры подхвата и прочие службы, но в целом классические цеха настолько просты и стабильны, что помощь там требуется редко. Да, руководят ими примерно инженеры третьего или четвёртого классов.

   - То есть, даже если ты подтвердишь класс, то уже можешь быть там руководителем, - улыбнулся Александр.

   - Да. Но это не то, чего я хочу.

   - А чего ты хочешь, Перк.

   - Я хочу сначала повысить класс.

   - Понимаю. Ты знаешь, что это трудно?

   - Это трудно при определённых условиях.

   - Это при каких?

   - Например, если человек не верит в себя и не знает, что бы ему сделать для того, чтобы повысить класс.

   - А ты знаешь?

   - Пока ещё нет, - слукавил Перк, - но я думаю, это решаемо.

   - Хорошо. Будет интересно увидеть твой проект. Но мы отвлеклись. Большинство наших операторов практиканты. Мало кто из них остаётся работать оператором на постоянной основе. Бывают такие, конечно, но они вырастают в инженеров первого класса. А инженер первого класса по военной спецификации может обслуживать вдвое больше металлизаторов. То есть, став инженером первого класса, обычный оператор может обслуживать уже десять агрегатов, плюс, регулировать их работу в случае небольшого разлада. Но металлизаторы так надёжны, что? - он вопросительно взглянул на Перка.

   - Что контролировать их работу даже не обязательно, они работают очень стабильно. Например, в некоторых гражданских отраслях один оператор может контролировать пятьдесят металлизаторов.

   - Верно. Но у нас военная промышленность. На гражданские нужды мы, конечно, тоже иногда работаем, но только по специальным договорам. Не воспринимай это как основную работу, регламент у нас всё же военный.

   - Я практику после академии тоже по военному проходил. Помню.

   - Это хорошо. Ты готов подтверждать свой класс?

   - Да, готов.

   - Скорее всего тебе предложат ремонтировать какую-нибудь машину или робота. Точнее, руководить её ремонтом.

   - Да. Я так примерно себе и представлял. Но главное, это сейчас аттестацию пройти, - улыбнулся Перк, - а кстати, мне не дадут форму?

   - Пока нет. Форму ты получишь только после того, как подтвердишь, или не подтвердишь класс. Потому что, в случае успеха, выдавать тебе её буду уже не я. Да и отметки о классе будут разные.

   - Я как-то немного не подумал об этом, извините.

   - Ничего. Итак, Перк, что ты можешь сказать вот об этой детали?

   Мастер взял небольшую деталь с лотка готовой продукции одного из металлизаторов и протянул её Перку.

   - Ну, это корпусная деталь. Мелкого класса. Конкретно могу сказать, что это корпус клапана.

   - Правильно. Ты видишь здесь дефекты?

   - Нет.

   - А какими могут быть дефекты при производстве таких деталей на металлизаторе четвёртого класса?

   - Ну, если плохой металлический материал, или... В общем, эта деталь многосложная, она состоит из двух металлов. Если проблема в регуляторе смеси, то вот эта выходная трубка будет получаться частично стальной, а она должна быть медно-цинковой. И это будет так, если регулятор смеси работает правильно. При нарушении же его работы, что бывает редко, здесь будут видимые стальные вкрапления, что для некоторых классов машин допустимо, но не для боевых. Потом, при разладе лазерного поводка вот эта полость будет получаться немного неправильной формы, и будет частично закрывать вот этот канал для рабочей жидкости, что для некоторых гражданских машин тоже приемлемо, но для военных конечно же нет, и в целом такому металлизатору будет требоваться серьёзный ремонт, но это уже не вина мастера или руководителя подразделения, просто металлизатор начал сбоить. Это случается крайне редко, и здесь уже работает либо инженер подхвата, либо старший инженер подхвата.

   - Я вижу, Перк, ты хорошо изучал производственную структуру.

   - Да. Нас очень на практике с этим мучили.

   - Понимаю, сам на ней когда-то был, и сам же теперь мучаю своих практикантов. Надеюсь, у тебя не просто зубрёжка всей этой информации. Я встречал людей, которые всю производственную структуру вызубрили и знали её на зубок, так как ты. А когда доходило дело до аттестационной работы, они терялись. Надеюсь, твои умения не хуже твоих знаний.

   - Я думаю, у меня получится.

   - Хорошо. Будем считать, что вторичную аттестацию ты прошёл. Ну а теперь твоя задача проста. Вон там стоят два металлизатора. Нужно получить задание на производство, найти в базе нужную деталь, подобрать для неё материал и, если он отсутствует, оформить заказ. Ну а потом, когда он доставит материал, запустить металлизаторы и убедиться в том, что они работают правильно. Можешь приступать, Перк.

   - Хорошо.

   - Ну а там гладишь, и класс подтверждать сегодня придётся. Если будут какие-то новости, я скину тебе на компьютер.

   - Да, хорошо, спасибо.

   Александр оставил у Перка положительное и немного снисходительное впечатление. Он был уже в годах, но класс имел всего лишь третий. Такой класс мог быть у Перка, если он сейчас подтвердит его и на этом остановится. То есть, видимо, у этого человека не было каких-то значимых проектов и даже идей по их поводу, поэтому он так и остался инженером третьего класса, дослужившись до производственного мастера цеха, состоящего из металлизаторов четвёртого класса. А может быть, у него не было возможности учиться в академии. Но в то же время он не обозлился на весь мир. Он был добр и снисходительно относился к новому молодому инженеру, который только начинал свой путь.

   И задание он дал Перку не просто посильное, а даже снисходительное. Подобную работу Перк уже делал, и не раз. Задача была довольно стандартной: получить задание на производство, найти эту деталь в базе и запустить металлизатор в работу. Гораздо сложнее было, к примеру, было задание, которое они на учебном жаргоне называли "модификация". Это когда деталь, в целом уже готовую, нужно не просто найти в базе, а ещё и изменить до требуемого вида. И только после этого выбирать материал и начинать производство.

   Перк справился довольно быстро. К счастью, необходимый материал имелся в бункере металлизатора, и работа пошла почти сразу, но юноша всё равно отправил запрос на доставку сырья. Когда первая группа деталей была готова, Перк приостановил работу, чтобы осмотреть её на предмет дефектов. Их не было, чего и следовало ожидать. Запустив металлизатор на дальнейшую работу, юноша вошёл в сеть, завода, отыскал нужное подразделение и передал сообщение о том, что выполнил своё задание. Ответ пришёл почти сразу: Александр подтвердил, что металлизаторы работают верно, и обещал назначить кого-нибудь из операторов. Перку же было предписано оставаться там и контролировать работу машин в соответствии с пуско-наладочной инструкцией. Следуя ей, он должен был сегодня до конца дня тщательно проверять изделия, изготавливаемые металлизаторами, а окончательный запуск будет подтверждён только на следующий день, если за сутки не произойдёт сбоев.

   Спустя несколько минут к Перку подошла молодая девушка в обычной заводской форме. Она была симпатичная, немного полноватая, с короткой стрижкой.

   - Мне сказали, подойти сюда. Здесь металлизаторы запустили.

   - Да, - переведя на неё взгляд, ответил Перк, - этот и этот, - Перк сначала указал на металлизатор, за консолью управления которым сидел, а потом на тот, что находился у него за спиной, - я запустил металлизацию, и всё идёт хорошо. Есть вариант, что меня теперь ещё куда-то отправят. Я аттестацию прохожу.

   - Ну, по-моему, ты пока ещё должен контролировать их работу.

   - Да, - подтвердил Перк, глянув на экран своего компьютера.

   Новых сообщений не было. Это означало, что юноше нужно оставаться здесь. Он пребывал в небольших сомнениях по поводу того, закончена ли вторичная аттестация, или нет. Девушка-оператор сделала круг по пролёту мимо обслуживаемых металлизаторов и снова подошла к Перку.

   - А ты новенький, да?

   - Да. Кстати, я Перк. Инженер, - представился юноша.

   - А я Венна. Просто, я тебя раньше не видела. Хотя, новенькие здесь бывают часто.

   - Ну это понятно, тут работа не сильно отличается от того, чему учат в академии. А ты практикантка?

   - Нет, - она улыбнулась, - Я здесь работаю. Я живу на этой базе. А работать на ней можно только здесь, на заводе. И это неплохо, платят нормально. Просто, у меня двое детей, муж хорошо зарабатывает. Мне стало скучно сидеть дома, когда дети отправились в детский сад. Конечно, на этой работе тоже не особо весело, но тут за скуку хотя бы платят.

   Только сейчас Перк подметил на её руке обручальное кольцо.

   - Потом я может быть получу первый класс, - продолжала девушка, - мне этого хватит. А у тебя наверное уже второй?

   - Вообще, третий. Но пока работаю по второму.

   - Ты, наверное, долго учился?

   - Да. Семь лет. Почти восемь. В инженерное училище я пошёл в шестнадцать. Потом академия. Сейчас мне двадцать три. Скоро будет двадцать четыре.

   - Это семь лет учиться надо только на третий класс?

   - Да. Его только в академии дают.

   - Понятно. Значит, ты с такими металлизаторами там работал?

   - Да. Работал. Ничего сложного.

   - Не знаю. Я, например, почти ничего в них не понимаю. Мне показывали металлизатор первого класса, и они вроде попроще, а эти...

   - Так эти тоже понятные. Почти одно и то же. Надо просто, ну, не знаю, немного вникнуть.

   - Ну да. А девушка у тебя есть?

   - Нет. С моим-то списком миров, в которых я уже побывал, глупо заводить девушку.

   - Говоришь так, будто бы это домашнее животное.

   - Ну просто так говорится вроде, - пожал плечами Перк, - а вот, домашнее животное у меня, кстати, есть.

   - Это хорошо, - улыбнулся девушка, - и кто?

   - Сова.

   - Сова? Ничего себе. И как ты её назвал?

   - Его. У меня самец. Олли.

   - Красиво. Ты сам придумал такое имя?

   - Я его где-то слышал, уже не помню где, но Олли оно тоже понравилось. Он живёт у меня уже давно.

   - Понятно. Я слышала, что совы животные на любителя. Для них нужен специальный корм.

   - Да. И пространство, где они могут свободно летать.

   - У нас с этим не очень. А ты в каком корпусе расположился?

   - В тридцать шестом.

   - Слушай, так я там недалеко живу. В тридцать четвёртом.

   - Это по соседству, но это семейный корпус.

   - Да, это семейный корпус, конечно.

   Один из металлизаторов издал сервисный сигнал, говорящий об окончании цикла, и Венна ушла к нему, чтобы проверить партию деталей. С ними, как всегда, всё было в норме, поэтому она вернулась почти сразу, немного отойдя, чтобы проверить ещё одну машину. Едва она вернулась, как такой же сервисный сигнал издал металлизатор, за которым сидел Перк. Из него вышла партия небольших металлических корпусов довольно сложной конфигурации. Контрольная система металлизатора сообщала, что детали не имеют дефектов, но Перк на всяких случай осмотрел их сам.

   Второй металлизатор, находившийся за спиной у Перка, делал для этого корпуса сопрягаемую деталь. Она выполнялась гораздо быстрее, поэтому металлизатор выдал уже две партии, которые Перк успел осмотреть.

   - Это ведь хороший, да? - спросила девушка, взглянув на свежую деталь.

   - Да, - коротко ответил Перк, оглядев корпус.

   - А ты молодец. Я вот, например, вообще не понимаю, как ими управлять.

   - Это на самом деле несложно. Понимаешь, главное научиться пользоваться одним, а другие будет уже проще освоить. Вот здесь, кстати, материал скоро закончится. Здесь рядом просто было немного подходящего и я взял его. Я дал заказ на доставку, но погрузчик почему-то не едет.

   Спустя несколько секунд, как по заказу, раздался звук мотора погрузчика, который привёз большой контейнер с металлическим материалом. Управлял машиной молодой парень, который остановился около первого металлизатора и посмотрел на Перка.

   - Куда сгружать? - добродушно спросил он.

   - Прямо в лоток, - Перк встал и подошёл к водителю, чтобы объяснить, - здесь как раз материал заканчивается, и он его скоро заберёт. Если тебе не трудно, привези ещё парочку в этот лоток и ещё парочку сюда.

   - Хорошо, только отправь заказ. Без него материал не дадут.

   - Да. Я сейчас сделаю это.

   Слова Перка подтвердились, едва погрузчик скрылся из вида. Металлизатор забрал полный контейнер с материалом, и тут же возобновил свою работу.

   - У тебя сегодня, наверно, аттестационная работа, да?

   - Сказали, вроде как да. Но это ещё точно не известно.

   - Подтвердишь третий класс - отправят работать на подхвате. Здесь такие инженеры не требуются.

   - Это понятно, - усмехнулся Перк, - всё может сделать ваш мастер. Он просто отдал мне эту работу, потому что меня нужно аттестовать.

   - Да. Александр обычно всё это и делает. Если только что-то ломается, кого-то вызывают.

   Примерно в такой рутине и проходил первый рабочий день Перка. Металлизаторы, которые он запустил, работали отлично, но он всё равно проверял каждую новую партию на предмет дефектов. Приближалось время обеда, но новых сообщений не было. Ни о дальнейшей аттестации, ни о подтверждении класса.

   - Слушай, Венна, а где у вас тут столовая?

   - Далековато отсюда. Рядом с главным корпусом. Мы все в основном с собой берём, туда не ходим. Так что если ты хочешь успеть, тебе нужно отпроситься и выйти пораньше.

   - Хорошо. Тогда я сейчас же это сделаю. А сколько времени нужно? Полчаса достаточно?

   - Да ну! Это много. Думаю, десять минут тебе хватит.

   - Хорошо.

   На запрос о том, чтобы пойти раньше обедать, поскольку у него нет транспорта и ему нужно идти пешком, Перк получил от Александра предложение его подвезти, которое с радостью принял.

   Юноша явился в назначенное время к главному входу в цех. Александра ещё не было, и Перк стал рассматривать машины, стоящие на парковке перед цехом. Модели были довольно старые, но выглядели вполне прилично. Такая техника часто использовалась на планетах с кислородной атмосферой и нефтью - двумя условиями, необходимыми для их функционирования.

   Вскоре появился и Александр. Его машина стояла в самом начале парковки. Это был синий седан, прилично запачканная андарианской пылью, но и все автомобили, находившиеся рядом, выглядели примерно так же.

   - Такие машины дают тем, кто получил третий класс? - спросил Перк, пристёгивая ремень.

   - Да. Ты на внешность не смотри, она очень хорошая. Для третьего класса вполне хватит. Да, здесь нет климатической системы, что в условиях этой планеты очень плохо. Жара, приходится открывать окна и иногда какая-нибудь большая мошка может залететь внутрь. Очень неприятно. Ещё она может разбиться об лобовое стекло, что тоже не особо хорошо. Дворники обычно не справляются, и приходится оттирать вручную. Но всё же если в салон залетит, то будет хуже. Некоторые дамы очень их боятся. А в целом машина неплохая. Тебе дадут примерно такую же, если ты подтвердишь класс. Отличаться будет разве что моделью. Это списанные машины после капремонта, до этого использовавшиеся военными штабниками. Ну а эта явно офицерская, да и служила в хорошем штабе. Седан. Проходимость, правда, маленькая, что в условиях Андары тоже плохо.

   - Ну, по базе-то ездить самый раз.

   - Ну это да. Тут ты прав. Кстати, главный сегодня решил проводить аттестацию. Любит он это делать спонтанно. Твой запрос тоже прошёл рассмотрение, и если на тебя хватит времени, то и ты сегодня будет подтверждать.

   - Серьёзно?

   - Да, - кивнул Александр, - я и Борис в комиссии. Иногда бывает, что без главного всё проходит, но сегодня не тот случай. Он будет лично. Мой тебе совет: если он скажет тебе что-то по поводу твоей работы, ты просто кивай. Соглашайся с ним. Он грамотный мужик, инженер высокого класса, плюс ещё имеющий военную аккредитацию. Ну сам понимаешь, её получить непросто.

   - Я понимаю.

   - А вот мы и приехали.

   Они прошли внутрь просторной столовой, где вдоль продолговатой стойки довольно быстро продвигалась очередь. Перк, впервые попавший сюда, немного замешкался, выбирая, что бы ему съесть на обед. Меню было довольно разнообразным, но юноша остановился на стандартном варианте, похожем на то, чему он отдавал предпочтение в академии. Это был суп и второе блюдо с мясом и гарниром, а так же энергетический напиток. Перк не был их сторонником, и употреблял их только перед экзаменами и прочими ответственными мероприятиями, на которых требовался повышенный запас энергии. Поскольку ему обещали во второй половине дня проверку его способностей, то это был подходящий случай.

   Александр познакомил перка со своими друзьями - Коддом, Арнером и Сэмом. Кодд был сухопарым молодым юношей. Делал всё быстро и уверенно. На вопросы отвечал моментально, даже если они касались каких-либо цифр. Он был производственным мастером в одном из цехов со средними металлизаторами.

   Арнер был мужчиной лет тридцати. Чувствовалось, что он относительно крупный руководитель. Он носил хороший костюм, держался как-то более статно, чем остальные. Ещё он носил очки, что только добавляло ему солидности. Перк совсем не удивился, когда узнал, что Арнер руководит цехом с металлизаторами восьмого класса, которых на этом заводе было четыре. Ну а Сэм был помощником Арнера, немного его помладше и заметно ниже ростом. Он в противоположность Кодду говорил неуверенно, и путался в цифрах.

   - Вон, гляди, Главный идёт, - едва они сели, Александр слегка толкнул под локоть Перка.

   В это время в столовую вошёл высокий и статный человек, гладко выбритый и аккуратно причёсанный. Он на ходу что-то объяснял своему заместителю, при этом слегка жестикулируя. Сейчас он выглядел вполне мирно, и нельзя было сказать, что это тот самый Эдисон, суровый руководитель образцовой базы в не самом спокойном регионе. Тот самый Эдисон, легенды о котором распространились далеко за пределы Андары.

   Эдисон и его помощники, встали в общую очередь и, как и все выбирали себе блюда для обеда. Главный не переставал о чём-то разговаривать со своим первым заместителем, делая всё почти машинально. Расплатившись и взяв свои подносы, они прошли на второй этаж столовой.

   - Ого, это и вправду он? - сказал Перк

   - Ага. Возможно, ты его сегодня ещё увидишь. Он любит тестировать новичков, - сказал Арнер.

   - Он не всегда ходит на приём. Некоторые из тех, кто из-за него не повысили класс, не очень рады тому, что он присутствовал на их аттестации.

   - То есть он любит валить?

   - Как тебе сказать, он любит задать каверзный вопрос на класс выше. Просто, у нас военный регламент, и на третьем классе ты должен уметь выполнять любые работы на класс выше и на два класса выше выборочно. Обычно про это не вспоминают, но только не Эдисон. Он только это почти и спрашивает.

   - Например?

   - Например, ты должен уметь починить тяжёлого робота, которого привезли просто с поля боя, чтобы восстановить ему работоспособность, и он в экстренном режиме бы отправился обратно. Сможешь?

   Перк не сталкивался с подобными заданиями на практике, но читал описания таких случаев в теории. Он даже примерно представлял, какие работы потребуется выполнить, но, конечно, случай мог быть далеко не из тех, которые он знал. Поэтому, он просто пожал плечами.

   - Надо смотреть. Так и не скажешь.

   - Есть у нас тут один заброшенный робот четвёртого класса, на нём уже пара инженеров погорела. Если тебе дадут его, то и ты класс, скорее всего, не получишь.

   - А что с ним?

   - Если бы кто-то знал. Просто не работает. Уже много чего заменили, но не запускается. Очень проблемный. Даже в переплавку списан, но что-то всё как не заберут. Конечно, если на него пошлют пару команд и нескольких инженеров, то его за день починят, но просто за это же время эти же люди вернут в строй два десятка таких, но с менее серьёзными повреждениями.

   - Понятно. А я думал, что в переплавку сразу отправляют.

   - Да ну! - махнул рукой Арнер, - у нас половина боксов забита раритетами. Даже проклятые есть.

   - В смысле?

   - Ну вот, к примеру, у одного возник сбой, - сказал Кодд, - неизвестно, что именно сработало не так. Он убил пилота, и ещё несколько людей. Его еле-еле остановили атакой с винтокрыла. Его наверно даже в переплавку брать боятся. Так и лежит.

   - Да я может скоро попробую протолкнуть, - сказал Арнер, - просто класс у него высокий да и экспериментальный он. Таких восстанавливать положено чуть ли не из металлолома. Лишь бы распоряжение было, но пока что не дают.

   - Сам понимаешь, - сказал Кодд, - если тебе достанется что-то такое, то тут тебе никто не помощник.

   - Ну этого вряд ли дадут, его уже ломом закопали, а того-то могут, из четвёртого бокса, - сказал Сэм.

   - Не слушай ты их, - сказал Александр, - дадут что попроще. Робота второго класса, тоже проблемного, но не очень. У нас таких много. Таких, которых вроде и сделать можно, но пока лежат никому не нужные.

   - А тот, который убил своих, он какого класса?

   - Восьмого, - ответил Арнер, - экспериментальный вариант. От этой конструкции впоследствии отказались, но робот пока висит на мне.

   - Человекообразный? Стандартная конструкция?

   - Да. Ага. Отчасти из-за него изменённые конструкции в ходу.

   - Да, таких у нас больше, - добавил Кодд, - две дополнительные руки ограниченной подвижности. Чаще всего с огнемётами. Среди них бывают очень проблемные.

   - Да ладно вам парня стращать, - сказал Александр, - сейчас ему дадут что-нибудь, что он сможет сделать. Не дадут ему того здоровяка. От такого большого класса вообще хотят отказаться в наших условиях.

   - Ну надеюсь, так и будет. Скорее бы они это сделали, - сказал Арнер, - а то как ни привезут, чуть ли не эпопея. Считай, заново создаём.

   - Это, наверное, очень сложно.

   - Это ад! Начальник главного металлизатора у нас вообще почти всегда сам не свой. Не знаю, спит он вообще когда-нибудь?

   - Не говоря о том, что обедает ли? - усмехнулся Кодд.

   - Понимаю.

   - Так что готовься, - сказал Арнер, тебя это тоже будет касаться, если класс подтвердишь.

   - Сегодня приду на тебя посмотреть, - сказал Кодд, - пойдёшь на один из складов. Молись, чтобы не на первые три. Там точно будет задница, сразу тебе говорю.

   - Туда только самых проблемных складывают?

   - Самых-самых, - выделил Арнер.

   - Смотри, не оплошай. Если главный действительно придёт, то готовься отвечать чуть ли не по четвёртому классу, он любит спрашивать какую-нибудь каверзную хрень.

   - Какую, например?

   - Сейчас, - задумался Кодд, - а какой должен быть ток в энергетической магистрали такого-то робота по диагностическому компьютеру? Вот вы видите фактический показатель, а какой он должен быть? Вот скажи мне.

   - Ну, зависит от робота.

   - Хорошо. Робот седьмого класса.

   - Хм, седьмого...

   - Да.

   - Так, у такого робота скорее всего несколько магистралей. В одной из них обычно немного выше, чем в остальных, но всё зависит от конкретного робота. Надо смотреть на месте.

   - Короче ладно. Надеюсь, ты сдашь, - сказал Кодд, вставая из-за стола.

   - Да, и правда, - Александр бегло взглянул на часы, - пора выдвигаться назад.

   После обеда Перк продолжил следить за работой металлизаторов и попутно переговариваться с Венной. Прошло почти два часа, и Перк уже подумал, что аттестацию перенесли на завтра, Как вдруг его собеседница обомлела, глядя в коридор, быстро буркнула "главный идёт", и стала смотреть детали, находящиеся в лотке. Перк встал со своего места, когда сам увидел Эдисона в проходе.

   - Так, - протянул главный, оглядывая металлизаторы и инженера, отчего тот тоже захотел исчезнуть за ними, - а что вы здесь делаете, молодой человек?

   Перк немного помедлив, поднял на него голову и сказал:

   - Я сегодня произвёл запуск этих двух металлизаторов и слежу за их рабочим процессом. Я обязан был его наладить и проследить, чтобы не возникло сбоев.

   - А оператора для этого недостаточно? - главный бросил взгляд в сторону Венны.

   - Нет. Если у оператора возникнут проблемы, он должен сообщить мастеру, а тот в свою очередь в инженерную службу. Но поскольку я их только что запускал, а при запуске сбой наиболее вероятен, то я должен проследить за ними. И если сбои не возникли сразу, то они не возникнут и в дальнейшем. Я должен в начале работы контролировать металлизаторы и избавить тем самым мастера от вызова представителя инженерной службы.

   - Отлично. Но вы здесь находитесь почти весь день и почему?

   - Не весь день, - Перк ловко взглянул на часы на своём личном компьютере, - меньше рабочей смены. А рабочая смена это как раз тот период, во время которого наиболее вероятен сбой. После этого я могу дать моему непосредственному руководителю, - он бросил взгляд на Александра, стоящего неподалёку, - сообщение о том, что металлизатор работает нормально, и я готов сдать его в производство. Но подтвердится это только на следующий день, когда я вновь проверю агрегаты.

   - Он пока ведь работает нормально? Почти что целую рабочую смену, молодой человек. Вы часто видели, как металлизатор даёт сбой?

   - Нет, но я обязан убедиться.

   Эдисон посмотрел на консоль управления металлизатором, где показывались данные о режиме работы. Он пролистал несколько вкладок, убеждаясь что работа сделана верно. Бегло посмотрев на детали в лотке, он перевёл взгляд на Александра и кивнул ему.

   - Хорошо. У вас какой класс? - Эдисон вновь обратился к Перку.

   - Вообще третий, но сейчас я работаю по второму и жду аттестации. Третий нужно ещё подтвердить.

   - Хорошо. Почему вы выбрали именно эту базу? Ведь после академии предлагают много вариантов. У нас ведь всё не совсем благополучно, и даже неспокойно.

   - Понимаете, господин Эдисон, здесь я могу повысить класс. Военный регламент подразумевает наличие специалистов высокого уровня. На этой базе можно работать даже инженеру седьмого класса. Или даже восьмого, как вы.

   - И вы решили, что здесь вы можете получить восьмой класс, молодой человек?

   - Это было бы слишком самонадеянно с моей стороны, но до шестого в условиях локальной войны дойти вполне реально, - честно ответил Перк.

   - Это хорошо, что вы так думаете, Перк. Вы сначала третий свой подтвердите. Через час жду вас в одном из ангаров. На месте увидите. Вы не единственный, кто сегодня проходит аттестацию. Но не волнуйтесь, Перк, работы хватит на всех.

   - Я понял, господин Эдисон.

   - Так что, молодой человек, для прохождения аттестации можете оставить свой пост. Считайте, что работу этого металлизатора вы сдали лично мне. Я уверен в этих двух машинах, и если уж они засбоят, то я совсем ничего не знаю о производстве.

   Этот час тянулся для Перка дольше, чем весь предыдущий день. Он пытался отвлечься на чтение информации в сети, но у него не получалось. Появление Александра было спасительным, потому что говорило об окончании мучительного ожидания, и в то же время усилило волнение.

   Ангары, в которых хранился металлолом, находились за территорией завода и представляли собой группу огромных строений. Сюда свозили роботов, ремонт которых по каким-либо причинам не удавался. Отсюда же их забирали на переплавку, чтобы создать новый металлический материал, из которого металлизаторы сделают новые машины. Особо ценного на этих складах не было, так как все оружейные системы с роботов демонтировали, поэтому охрану доверили автоматики. Из людей на этих складах был только смотритель, который следил за всем, что сюда прибывает и что отсюда уходит.

   Дальше ангаров находился только пост охраны, контролировавший единственную сухопутную дорогу, ведущую на базу. Именно в него упиралось центральная улица. Пост был совмещён со станцией медицинской службы. За ними находился огромный каньон, по правую сторону которого уже находились пограничные территории, прилегавшие к владениям миуки.

   Александр, подвозивший Перка, продолжал говорить ему о том, что с главным лучше не вступать в спор. Возможно, Перк уже разозлил его своей самонадеянностью. Лучше бы он молчал о шестом классе. По мнению мастера, лучшим вариантом было бы показать себя гораздо проще, так как ему казалось, что такие вызывают у Эдисона снисхождение. А так, Перк скорее всего получит одного из самых проблемных роботов, и неизвестно, сможет ли он при таких условиях подтвердить свой класс.

   Юноше становилось понятно, почему Александр при своём возрасте, всё ещё имеет третий класс, и даже стало немного жаль этого человека. Он не был готов отстаивать свои идеи, без чего создание личного проекта было почти невозможным предприятием. Чтобы изобрести что-то новое и запустить это в производство, требуется воля упорство, чтобы доказать правильность своего проекта. Тем временем они проехали мимо первых трёх ангаров, и на душе у Перка значительно полегчало.

   - Можешь выдыхать, Перк, главный сегодня решил вас пожалеть, - сказал Александр, после того, как они проехали первые пять боксов, - дальше машины посвежее, с которыми просто возиться пока не стали.

   Тестирование проходило в ангаре номер восемь. Около него стояло много машин. Самая роскошная из них - большой чёрный седан - принадлежала Эдисону. Людей рядом с ангаром не было - все находились внутри. Остановившись рядом, Александр заглушил мотор и они направились внутрь.

   - Ну ты как? Готов?

   - Готов, - кивнул Перк.

   - Внимательно его слушай. Если однажды ты сошлёшься ему на то, что ты от него слышал, он это оценит. Будет придираться, соглашайся, не спорь с ним. Такой он человек. На самом деле он очень грамотный и мы его очень ценим, но нам порой кажется, что он перегибает. Из-за него многие класс не получили, понимаешь?

   - Понимаю.

   - И пойми, хоть мы и не в одном из первых боксов, всё равно будет нелегко.

   - Понимаю.

   - Ну ладно. Удачи тебе.

   Они зашли в просторный пролёт, посреди которого лежал робот изменённой конструкции. Машина была ему знакома, что немного успокоило юношу. Робот лежал на боку, но Перк подметил положение его конечностей, и понял, что, по крайней мере с трансмиссией всё в порядке. Таких же роботов здесь было полно - множество гигантских стеллажей хранили на себе множество машин с разными повреждениями.

   Рядом с роботом стояла молодая девушка, примерно ровесница Перка, и молчала, а Эдисон о чём-то негромко говорил с членами комиссии. Они совещались, но по обрывкам фраз, которые удалось расслышать, и по грустному выражению лица девушки, Перк понял, что класс она не получит.

   - Ну что же, Ада, - начал свою речь главный, - если вам больше нечего сказать, то лучше на этом закончить. Вы можете попробовать через месяц, а до того момента рекомендую вам подробнее ознакомиться с отчётами ремонтных команд. Вы не безнадёжны, но знания нужно расширить.

   - Хорошо, господин Эдисон.

   Девушка отошла от робота и встала рядом со своими коллегами, также тестировавшимися сегодня.

   - Кто у нас дальше по списку? - спросил громко Эдисон, заглядывая в компьютер, - Перк. Есть тут такой.

   Сердце юноши бешено заколотилось. Он не ожидал, что придётся всё делать так сразу, но, тем не менее, он вышел из толпы и подошёл к главному.

   - Я здесь.

   - Отлично. Как ваш металлизатор? Без сбоев?

   - Без сбоев.

   - Отлично. Раз вы отсутствовали, то я введу вас в курс дела. Это один из проблемных роботов, - сказал начальник, - ваша задача - прямо сейчас, при нас вернуть этому роботу работоспособность и сказать нам, в чём неполадка.

   Перк понимал, что раз этого робота не стали чинить сходу, и его предшественница не получила класс, то всё не так уж и просто. Юноша ещё раз посмотрел на машину. Робот лежал, распластавшись на полу, и выглядел совершенно недееспособным. Было видно, что он серьёзно ранен - следы сильных механических повреждений занимали весь правый бок и уходили за спину.

   - Приступайте, - Эдисон привлёк внимание Перка, неотрывно глядящего на машину, - вам не обязательно устранять проблему отсюда, вы можете подойти, это не возбраняется.

   Перк вышел из толпы и направился в сторону робота. Его лёгкие кеды мягко ступали по бетонному полу, и это был единственный звук в этой тишине. Он чувствовал на себе взгляды членов комиссии и остальных испытуемых. В особенности тех, что уже провалились сегодня. Но почему-то в нём была уверенность в том, что он с этой работой справится.

   - Прежде, чем я начну, сэр, я хотел бы знать, на какие ресурсы при восстановлении этого робота я могу рассчитывать? - он посмотрел на Эдисона.

   - На любые, - главный посмотрел на него снисходительно, и выжидающе сложил руки.

   - Хорошо. Тогда, если вы позволите, я начну.

   - Уже позволил. Приступайте, Перк.

   - Погрузчик сработал немного грубовато, - Перк взглянул на оператора сервисной машины, стоявшей неподалёку, и на лице у того выразилось недоумение. Он выгрузил робота немного некорректно, поэтому робот лежит распластавшись. Из-за этого может даже показаться, что у него проблемы с трансмиссией.

   - Хорошо. Что дальше?

   - Просто, видимо, он не особенно об этом заботился. Потому что он мог выгрузить его правильно, но не сделал этого.

   - Не бойтесь. На судьбе погрузчика ваша защита не скажется, - сказал Эдисон, - мы сейчас рассматриваем ваши способности, а не его.

   - Итак, трансмиссия этого робота в порядке. Серьёзные повреждения правого бока говорят о том, что этот робот утратил дееспособность в бою, а повреждение спины говорит об отказе системы питания. Конкретнее это можно обнаружить при помощи проверки энергетической магистрали.

   - Проверяйте.

   Перк понимал, что его заключение очевидно, и скорее всего подобный анализ уже проводили. Но он должен был действовать по порядку, как будто являлся первым, кто имеет дело с этим роботом.

   - Можно мне диагностический компьютер?

   - Конечно, - Александр протянул ему небольшой компьютер, при помощи которого Перк смог подключиться к роботу и провести первичную диагностику.

   Он делал это спокойно, хотя и знал результат заранее. Робот как будто бы не существовал. Диагностический компьютер не находил его. Он рапортовал о невозможности проведения диагностики по причине отсутствие подключённых аппаратов. После этого по лицу комиссии проскочили некоторые улыбки. Подобное сегодня уже повторялось.

   - Итак, Перк, что вы будете делать в этом случае? - с некоторой иронией спросил Эдисон.

   - Видимо, энергетическая магистраль утратила связь с батареей. Роботы подобного уровня не комплектуются реакторами или генераторами. К тому же, раз диагностику произвести не удаётся, то, скорее всего, что-то не так с выходным модулем данных.

   - Это уже что-то, Перк, - Эдисон посмотрел на других молодых инженеров, - но вы подтвердите делом ваши слова.

   - Сейчас.

   Перк подлез под бок робота. Через несколько секунд оттуда раздалось несколько щелчков. Ещё через минуту юноша вернулся с немного испачканными руками, и сказал:

   - Действительно, у робота пробита одна из батарей. При её повреждении энергетическая магистраль отсоединилась от батарейного блока.

   - Хорошо. Но сейчас здесь у нас нет батарейного блока, - сказал Эдисон, - можем мы без него произвести запуск?

   - Да, конечно, если мне дадут силовой кабель соответствующего напряжения.

   - Хорошо. Дайте ему кабель и напряжение.

   Приняв кабель от рабочего, Перк опять удалился под робота. И был там несколько минут, но ничего не происходило. Слышалось только его тяжёлое дыхание и негромкое кряхтение. Прошло около минут прежде чем он опять вылез из-под робота. На этот раз у него было испачкано даже лицо. Видимо, он грязными руками пытался вытереть пот, который тёк по его лбу и щекам. Это вызвало снисходительную улыбку на лицах членов комиссии.

   - Оказалось, что у этого робота разрушена половина аккумуляторного блока, и он не запустился бы. Это довольно сложный ремонт, при условии того, что вытекший электролит повредил многие системы, включая модуль данных. Именно поэтому диагностика не производилась. И именно поэтому подключение кабеля стандартным способом ничего не давало, - спокойно отрапортовал Перк, - вы готовы к пуску, господа?

   На лицах некоторых членов комиссии выразилось удивление.

   - Есть лишь одна оговорка, - сказал Перк, держа в руках диагностический компьютер, - если этот робот во время отключения был в боевой ситуации, то его пуск не безопасен. Вы же это понимаете, да?

   Эдисон ехидно кивнул, в знак того, что сам он это понимает, а вот молодой инженер знает об этом только в теории.

   - Я понимаю, почему его не ремонтировали. Замена аккумуляторного блока само по себе не очень простое дело, а тут ещё повреждённые системы управления. Гораздо проще чинить роботов, у которых просто перебита магистраль. Восстановить её работоспособность гораздо проще. Но здесь случай гораздо серьёзнее.

   Перк нажал на одну из кнопок на компьютере и к удивлению всех присутствующих робот действительно ожил. Он встал на ноги одним быстрым движением, несмотря на то, что лежал на боку. Он быстро повернулся и навёл боевые системы на Перка и комиссию, стоявших рядом. Не успел ещё ужас подёрнуть лица присутствующих, а Перк уже нажал на ещё одну кнопку, и робот замер.

   - Что я и говорил. Прежде чем утратить боеспособность, этот робот видел перед собой угрозу, и стремился её подавить. Все его боевые системы активировались. На самом деле, его магистраль перебита в трёх местах, господа. Я понимаю, что это не самый простой для ремонта робот, поэтому более рационально было отправить его в этот ангар, при условии того, что на завод ежедневно пребывает два десятка роботов с более простыми повреждениями.

   - Хорошо. А вы можете управлять им сейчас? Вы ведь просто его остановили.

   - Конечно, могу. Правда, раз у него не работает свой блок управления, я могу давать лишь несколько стандартных команд. Они лишь облегчат ремонт, но не позволят машине проявить все свои возможности.

   - Хорошо, Перк, - улыбнулся Эдисон, до этого сохранявший серьёзное выражение лица и хладнокровие при пуске машины, как будто был точно уверен, что молодой инженер успеет её остановить, - хорошо. Но есть ещё вопрос.

   - Слушаю, сэр.

   - В самом начале вы заявили, что у этого робота трансмиссия в порядке. Можете сказать, как вы это определили?

   Он посмотрел на Перка с некоторым вызовом, и тот понял, что это начало череды тех каверзных вопросов, которые он любит задавать тем, кто подтверждает класс.

   - Могу, сэр. Дело в том, что конечности робота, у которого трансмиссия не в порядке, находятся в беспорядочном положении. Этот робот, хоть и утратил боеспособность имеет исправную ходовую часть.

   - Хорошо, Перк. А как вы относитесь к пилотируемым роботам?

   Вопрос этот был не столько техническим, сколько философским. Уже давно в информационных сетях землян ходили разговоры о том, что от пилотируемых роботов вообще стоит отказаться, в то же время пилотируемые роботы при наличии грамотного пилота проявляли довольно хорошие боевые качества. Но Перк был одним из тех, кто размышлял на эту тему, а не просто штудировал учебники и статьи, в которых говорилось, что автоматические боевые роботы обладают большей скоростью реакции, большей точностью поражения противника, и к тому же гарантируют отсутствие людских потерь.

   Но всё же юноша понимал, что пилот это основа робота. Роботы изначально были пилотируемыми. Сначала пилотов называли операторами, и тогда они назывались оперируемыми, но потом эти понятия изменились. На заре автоматических машин пилоты побеждали их в показательных сражениях. Со временем этих побед становилось всё меньше, но всё равно, на взгляд объективного человека, эти классы машин не везде заменяли друг друга.

   Возможно, в боях с миуки, то, что автоматические машины обладают лучшей скоростью реакции было существенно. Но они, к сожалению не обладают аналитической способностью, а в сложных в тактическом плане боях роботы проигрывали даже несмотря на превосходство в скорости и точности. Окончательного решения по данному вопросу не было, именно поэтому в действующей армии присутствовали машины обоих типов. Вспомнив всё, что он читал по этой теме, Перк дал ответ:

   - Сэр, данный робот в качестве обходчика периметра либо контролёра определённой точки подходит лучше пилотируемого, но в качестве ударного робота он проигрывает пилотируемым роботам в определённых качествах.

   - И в каких же, Перк? - Эдисон испытующе поглядел на него.

   - В аналитической способности, сэр.

   - То есть?

   - То есть, в определённых условиях робот может ошибиться. Есть такая вероятность, что автоматика идентифицирует большой камень как противника, или же наоборот, затаившегося Миуки идентифицирует как неподвижный объект, не представляющий опасности. Большинство роботов-автоматов были подбиты в ходе таких инцидентов, - говоря это, Перк основывался на реальных данных, которые читал в сети.

   - То есть, вы хотите сказать, что если вы оператор робота, вы с большей вероятностью выстрелите в живого миуки, который затаится в темноте, нежели вы выстрелите в камень, который немного похож на кого-нибудь из Миуки?

   - Да, сэр, - подтвердил Перк, неожиданно поняв, что судя по словам Александра, ему стоило давно замолчать и остановить этот диалог.

   - Объясните.

   - В силу моего низкого класса мне недоступны многие данные о миуки. Но, насколько я знаю миуки, они имеют много видов, среди которых есть такие, которые очень хорошо маскируются на местности. Благодаря этому они, к сожалению, даже когда-то ликвидировали один земной форт, Перк взглянул на Эдисона и тот утвердительно кивнул, - миуки хорошо маскируются на местности, в которой привыкли жить. И они, как я знаю, любую местность подстраивают под ту, которая им удобна.

   - То есть, вы поддерживаете ту мысль, что Миуки превосходят людей в этой войне? - ехидно спросил один из помощников Эдисона.

   - Нет, - уверенно ответил Перк.

   - А почему тогда они иногда побеждают?

   - Возможно, они жили на этой планете всю свою жизнь, а может быть они даже старше неё. Насколько я знаю, нет единого мнения о том, кто такие миуки. Есть версия, что они могут быть и пришельцами, которые однажды просто добрались до этой планеты и начали подстраивать её под себя.

   - Эта концепция уже рассматривалась, - уверенно парировал Эдисон, - этим пытаются объяснить то, что андарианцы не способны им противостоять. Эта концепция не нова, Перк. Но неопровержимых доказательств она не имеет.

   - Я знаю, сэр, но она мне кажется небеспочвенной. Но точно мы пока утверждать не можем, пока не проникнем вглубь их колонии.

   Эдисон тем временем бросил взгляд на робота. Тот стоял, сверкая габаритными огнями и значками боевых систем. Многие из тех, кто присутствовал здесь, уже не верили, что его можно вернуть к жизни.

   - Это всё интересно, но вернёмся к вашей аттестации. Как вы считаете, Перк, почему этот робот был выведен из строя?

   - Повреждения механические. Серьёзные. Скорее всего, миуки превосходил эту машину размером, и застал её врасплох. Удар был один, но серьёзный. Его хватило.

   - Хорошо, Перк. Какие ещё опасности могут исходить от Миуки?

   - Физические в первую очередь. Просто, если судить технически, Миуки гораздо сложнее наших роботов. Они могут одолеть нашего робота в ближнем бою, особенно если вся ставка делается на физические способности. Поэтому машины комплектуются вооружениями, способными подавить противника. Но этот робот не успел их применить.

   - Хорошо. Напоследок покажите нам, как можно управлять этим роботом.

   Перк взял свой компьютер и активировал на нём консоль управления роботом. По команде машина принимала разные позиции. Одна из них была наиболее благоприятной для ремонта силового модуля, от которого почти ничего не осталось. Благо, с подключённым силовым кабелем функционирование робота было возможно.

   - Признаться, я и сам не представляю, как можно было так повредить машину. Магистраль перебита в трёх местах, а аккумуляторный блок, просто разорван. А ведь он находится очень глубоко внутри машины, и то, что он повреждён, само по себе странно. В том районе, откуда прибыла эта машина нужно немного изменить тактику поведения.

   - Достаточно.

   - Да, - юноша перестал манипулировать с компьютером и отступил от робота.

   - Поздравляю вас, Перк, вы подтвердили свой класс. Сегодня он будет занесён в ваш личный профиль. Завтра же с утра вы являетесь к руководителю производства. Дальнейшие указания к действию получите от него.

   - Хорошо, сэр. Спасибо.

   - Вам спасибо, Перк, за то что помогли нам восстановить этого робота, - он оглядел других тестировавшихся инженеров.

   - Это было несложно, сэр.

   - Удачи вам, Перк. Но не перестарайтесь, иначе вас назначат в группу по работе с проблемными роботами, - легко улыбнувшись, добавил Эдисон.

   После того как главный и члены комиссии направились дальше с другими тестируемыми, к перку подошли Александр и Кодд, и поздравили его с получением класса.

   - Ну всё, теперь будешь работать на подхвате, - улыбнувшись сказал Александр, - может когда и пришлют ко мне.

   - Но в основном ко мне, - сказал Кодд.

   - Да?

   - Ага. Профилактика, запуски, перезапуски. У нас это постоянно.

   - Понятно. Да это нестрашно.

   - Завтра познакомишься с Соллером.

   - А это кто?

   - Руководитель производства. Он теперь будет твоим непосредственным руководителем, - ответил Александр.

   - Хорошо.

   - Теперь свою команду тебе дадут.

   - И машину, - добавил Кодд.

   - Да. Машина точно нужна.

   Остаток рабочего дня был наполнен внутренним ликованием, которое юноша стремился не показывать. Теперь он подтвердил свой класс, и может смело задумываться над его повышением. Рабочая смена тем временем подошла к концу, и Перк неторопливым шагом направился домой.

Глава третья. Командный дух.

   Руководитель производства был человеком высоким и энергичным. Волосы его были рыжими, как и пышные усы. Увидев Перка, он добродушно улыбнулся.

   - Ну здравствуй! Слышал уже о тебе, слышал. Да, класс твой подтвердили, теперь будет работать на подхвате. Посмотришь, что здесь к чему. Глядишь, через год пойдёшь на повышение. Ну да ладно, начнём мы с того, что теперь тебе положен транспорт.

   - Да. Это хорошо.

   - Сейчас подберём тебе какую-нибудь машинку. Ага. Вот, эта сгодится. Я перешлю тебе координаты. Найдёшь на парковке внизу. Ключи вот, - немного порывшись в ящике стола, он достал из него колечко с двумя ключами и протянул Перку.

   - Хорошо. Спасибо

   - Значит, в ней уже заправлено двадцать литров бензина. Тебе положено пять литров в день. Значит, здесь на четыре дня, как раз до конца недели. Если хочешь больше - заправляешься за свои деньги. Использовать служебную машину в личных целях разрешается.

   - Это очень хорошо.

   - Да. Но сам понимаешь, что ремонтировать её также будешь ты, в свободное от работы время. Мы лишь обеспечим тебя запчастями.

   - Да. Я понимаю.

   - Отлично. Я тут ознакомился с твоей характеристикой из академии. Всё думаю, почему такой инженер как ты выбрал нашу базу? Мы считаемся захолустьем.

   - Ну, у вас можно легко повысить класс. Здесь есть, над чем работать. Война, пусть даже небольшая, всё же двигатель технического прогресса

   - А, так ты хочешь повысить класс и слинять от нас?

   - Нет, я не хочу линять.

   - И какой ты хочешь класс? У нас больше пятого вряд ли можно получить. С шестого уже высшее техническое руководство завода и базы начинается.

   - Я знаю. Сначала хочу хотя бы четвёртый, - ответил Перк.

   - Это да. И у тебя уже есть идеи для проекта для повышения класса?

   - Думаю, да.

   - Хорошо. Тогда самое время подавать заявку, чего тянуть? Мы тебе поможем, чем сможем. Всё-таки, мы тоже заинтересованы в твоём классе. Если однажды ты поднимешь свой класс ещё выше, и тебя затребуют в метрополию, в обмен на тебя мы можем требовать много чего.

   - Вы думаете, что я уйду?

   - Не знаю, Перк. Об этом пока можно не думать, верно?

   - Да, сэр.

   - Хорошо. Итак, Перк, теперь ты инженер подхвата. Я каждый раз буду направлять на какие-то работы, с которых я же могу тебя снять для чего-то более важного в данный момент. Ну, ты знаешь как эта служба работает.

   - Да, я знаю.

   - Ты вчера нашёл причину поломки проблемного робота. Сегодня твоя первая задача - вернуть его в строй. Я дам тебе в подчинение малую ремонтную команду пока что.

   - Хорошо.

   - Значит, ты отсылаешь запрос, погрузчик доставит робота в мастерскую, ну а ты уже будешь руководить процессом. Команду твою я оповещу о том, что у них новый руководитель. Они будут ждать тебя в четырнадцатом боксе.

   - Хорошо.

   - Тогда приступай. Удачи.

   - Спасибо, сэр.

   Транспортом, который дали в пользование Перку являлся небольшой трёхдверный внедорожник тёмно-зелёного цвета. Машина выглядела хорошо, хотя и была далеко не новой. Раньше такие составляли основу легкового парка многих экстренных служб, но теперь их заменили более совершенными, а старую технику перевели на менее ответственные должности.

   Перк сел за руль. После поворота ключа машина быстро завелась, и он немного посидел, чтобы дать мотору прогреться. После отправки запроса на доставку робота из восьмого ангара в ремонтный бокс номер четырнадцать, ему сообщили, что она будет произведена немедленно. Получив такой ответ, Перк тут же направился к своей команде.

   Малая ремонтная команда состояла из трёх человек. Один из них был уже почти пенсионного возраста. Он был невысокого роста, но широкоплечий. Его усы были седы, как и волосы, окаймлявшие его лысину, которая занимала всё темя и макушку.

   - Я Крис, - старик первым протянул Перку руку.

   - Перк, - негромко представился юноша.

   Двое других членов команды были значительно моложе. Их звали Хэнк и Антон. Антон был высоким и худощавым, Хэнк был немного пониже, но крупнее. Голова его была обрита на лысо.

   - Проблемный, - Хэнк кивнул на робота, которого погрузчик ввозил в мастерскую.

   - Да. А как вы узнали?

   - Так вон красная метка. Сходу не смогли сделать, отправили на склад. А ты разобрался с ним?

   - Я да. Там не очень сложно было.

   - Ну хорошо. Что делать с ним?

   - Тащите силовой кабель. Нужно подсоединить его, запустить программу диагностики, заменить аккумуляторный блок...

   - Стой-стой-стой, не так быстро, - улыбнулся Антон и пошёл за силовым кабелем.

   После подключения энергии робот вновь ожил, как и вчера. Только сегодня он не принимал людей за свои цели и сразу встал в исходную позицию. Перк приказал роботу немного присесть, чтобы аккумуляторный блок стал более доступен, а затем снова его отключил.

   - Нужен новый аккумуляторный блок, - сказал Хэнк.

   - А у вас здесь нет?

   - Конечно нет. Их так просто не дают. Надо получать. Кто-нибудь давал распоряжение?

   - Нет.

   - Ну, мы пока снимем этот, а ты поезжай на склад за новым.

   - Хорошо. Я мигом. Заодно, если можете, восстановите пока магистраль до блока. Она перебита в трёх местах.

   - Хорошо. Ты как раз успеешь съездить.

   Уже в машине он запросил Соллера, сказав, что ему нужен аккумуляторный блок. Тот ничего не спрашивая, дал разрешение и отправил Перка на склад, чтобы тот получил необходимый узел.

   Двое грузчиков на складе помогли Перку загрузить массивную деталь багажник его внедорожника, который она заняла почти полностью. Хорошо, что он был пуст. Блок прилично весил довольно, и машина серьёзно просела под его тяжестью.

   По возвращении в мастерскую Перка уже ждал почти готовый робот. Хэнк и Крис как раз заканчивали установку магистрали, а Антон осматривал небольшие следы механических повреждений на корпусе.

   - Слушай, вот эти листы наверное тоже надо заменять, - сказал он подошедшему Перку.

   - Мы проверим. Сперва нужно заменить это.

   - Всё готово, - сказал Хэнк, выходя из-под робота, - только у меня одна мысль, Перк.

   - Какая?

   - Проблема может быть не только в аккумуляторе.

   - А в чём ещё?

   - Я просмотрел данные. Там говорится о неопределённых сбоях, но не уточняется, каких именно. Его уже включали, но ремонтировать не стали. Он, случайно, не активировал боевые системы при первом запуске?

   - Активировал, но я успел его отключить.

   - Скорее всего, из-за какого-нибудь электромагнитного жука у него сбой.

   - Электромагнитного жука?

   - А ты что, не слышал о таких?

   - Я только вчера подтвердил свой третий класс. А по второму я не мог смотреть много разной информации. А в открытой сети про электромагнитных жуков ничего нет.

   - Так вот, Перк, знай, что сбои роботов могут вызывать электромагнитные жуки. Есть жучки поменьше - размером с кулак. И жучки побольше - размером с колесо твоей машины. Кто-то из них, скорее всего куда-то попал в этого робота уже после пробоя, и загвоздка могла быть в этом. Электромагнитные жучки и опасны тем, что их повреждения не всегда вскрываются при диагностике. Здесь нужна серьёзная работа. Есть вариант, что они перегрузили трансмиссию, и она тоже не в порядке.

   - Но робот же нормально встал и сел.

   - Он нормально встал и сел, но ты не проверял все ходовые режимы.

   - Да. Понимаю.

   - Сейчас нужно запустить его и активировать условно-боевой режим. Начнём с этого.

   Хэнк нажал на кнопку на диагностическом компьютере, и робот отрапортовал о том, что перешёл в боевой режим.

   - Так, тут вроде всё в норме. В чём же, интересно, проблема? Ага, - он проглядывал данные диагностической программы, - неужели они сочли этого робота проблемным и послали на склад. У него есть сбой, но несерьёзный. Можно просто сбросить и перезапустить. Ну-ка, разойдитесь.

   Хэнк нажал на компьютере ещё одну кнопку, и машина уверенным шагом пошла вперёд. После разворота робот сделал мощный рывок, и преодолел обратный путь двумя шагами, больше похожими на прыжки.

   - И тут тоже вроде без странностей. Халтурщики долбанные. Видимо, была работа ещё легче, и поэтому его слили. Поздравляю тебя, Перк, твоя первая работа похоже удалась.

   - Я благодаря этому роботу класс подтвердил.

   - Да. Повезло. Но у меня ещё есть сомнения насчёт него. Ладно, поглядим, а пока за дело.

   Хэнк отключил робота и отошёл от него. Они с Антоном уже было собрались менять аккумуляторный блок, как вдруг робот снова ожил, но без каких-либо команд. У него тут же активировался боевой режим, только уже не условный. Причём, не сработала система опознавания "свой-чужой". В первый момент Перк испугался, подумав, что сейчас робот откроет огонь и они погибнут. Но через секунду он вспомнил, что перед отправкой на хранение, всё оружие демонтируют.

   Однако, робот был опасен ещё и режимом механической атаки. Но Перк успел быстро подбежать к нему и выдернуть силовой кабель, а робот, едва замахнувшись на него, сразу же осел назад и упал.

   - Неплохо, Перк, - сказал Хэнк, отходя от робота, - точно, у него система "свой-чужой" тупит. И боевой режим активируется когда вздумается.

   - Нет. Боевой режим здесь активируется по умолчанию. Видимо в настройках так стояло, но то, что запуск идёт не по команде, это да. Нужен новый пусковой блок и система опознавания, - сказал Перк

   - Ну тогда давай гони на склад, а мы пока его снова на ноги поставим.

   - Хорошо.

   - А инженер-то этот новый, неплох, - сказал Крис, когда Перк уехал.

   - Посмотрим, что будет дальше. Жаль, хорошие здесь надолго не задерживаются. Повышают класс и валят. Ну этот пока молодой, может, решил на жуков посмотреть, вот и прилетел сюда. Увидит пару раз, что они делают с такими роботами по-настоящему, точно свалит. Этому ещё повезло, он легко отделался.

   Заодно Перк оставил на складе запрос на доставку в бокс номер четырнадцать комплекта броневых щитков для робота. К счастью для них специальное разрешение не требовалось. Блок пуска и блок управления были заменены, а вся боевая система переустановлена. Робот заработал исправно. Он встал на ноги, уверенно прошёл диагностический тест, а с заменёнными щитками стал и вовсе выглядеть как новый.

   - Ну ладно, Перк, сдавай работу

   - Хорошо.

   Перк отправил робота на испытания своим ходом, а сам последовал за ним. Инженер испытательных работ, мужчина лет тридцати с угрюмым лицом принял на себя управление машиной и заставил её сделать несколько кругов по плацу в разных ходовых режимах. Попутно он просматривал данные диагностической программы. Испытания продолжались недолго. Робота почти сразу признали годным к эксплуатации и сделали отметку об удачном ремонте.

   Это была большая радость для ремонтной команды: за проблемного робота платили гораздо больше. Если учесть, что времени этот ремонт занял немногим больше, то успех был налицо. Перк порадовался за свою команду, потому что робот встал в строй благодаря и ему тоже.

   После сдачи робота Перк направился к руководителю производства, чтобы сообщить ему об успехе.

   - Отлично, Перк, - сказал Соллер, - слушай. Если у меня будет для тебя задание, я сообщу сам, хорошо? Если я не дал тебе задание, ты можешь заняться чем-то на своё усмотрение. Ты можешь посмотреть проблемных роботов - вдруг ты ещё одного из них починишь. Твоей команде, кстати, будет только польза. Они сейчас закреплены за тобой и обязаны помогать тебе. Но это не значит, что ты не можешь помочь им. А в случае если на подхвате потребуется не только твоё присутствие, но и их, то ты смело можешь их привлекать.

   - Хорошо.

   - Значит так, Перк. Если ты намерен повышать класс, сейчас я бы рекомендовал тебе, пока тебя никуда не дёрнули, просто осмотреть боксы на предмет того, чтобы найти там что-то для своего проекта. Скажем, если ты хочешь доработать какого-то робота, или ещё что-то, то лучше варианта не найти. Там ты можешь увидеть робота подходящей конструкции. У тебя ведь уже есть какие-то мысли, верно?

   - Ну да, немного.

   - Что примерно ты хочешь сделать? Просто скажи, и я порекомендую, в какой лучше бокс направиться.

   - Я хотел бы модифицировать какого-нибудь робота, чтобы он был более приспособлен к условиям Андары.

   - Значит, местная модификация.

   - Да. Скажем, какого-нибудь робота доработать, чтобы он лучше себя чувствовал в подземных туннелях Миуки.

   - Хорошо, - ответил Соллер, - тогда отправляйся к смотрителю. Скажешь, что я тебя послал. Он тебе поможет.

   - Хорошо.

   Сначала Перк решил заехать в ремонтный бокс, где работала его бригада, чтобы убедиться, что им не нужна помощь. Они занимались текущим ремонтом очередного робота.

   - Ну что там, Перк? - спросил Хэнк.

   - Нормально. Сказали, что пока работы нет. И что если мне на подхвате понадобится ваша помощь, то я могу вас привлекать.

   - Так всегда было, Перк, - сказал Антон.

   - Я почему-то не подумал.

   - Ну теперь ты это знаешь. Так всегда и делалось, Перк.

   - Ну а я пойду в ангары. Мне тут дали координаты. Сказали, зайти к смотрителю.

   - А, коморка ворчуна, - сказал Хэнк, глядя на экран компьютера Перка.

   - В смысле?

   - Это Митрич.

   - Митрич?

   - Ну да. Не помню, как его зовут, - сказал Крис, - его все всегда Митричем называли. Он ещё старше меня. Раньше, когда здесь в основном была классика, а металлизаторы не были в ходу, он был контрольным мастером самого главного цеха. Теперь, когда у нас появились надёжные металлизаторы, все контролёры исчезли. Либо переквалифицировались, либо ушли на заслуженный отдых. Но Митрича Соллер оставил.

   - Из-за чего?

   - А, он ворчливый старик. И Соллер, и Эдисон, решили оставить его здесь. Он только и делает, что ходит по цехам и ко всему придирается. Проверяет работу металлизаторов. Детали смотрит, ищет к чему бы докопаться. Ему дали свободный доступ везде, но его и так тут все знают. Ну и плюс ангары на нём. Приглядывает.

   - А зачем тебе к нему? - спросил Хэнк.

   - В общем, я думаю повышать класс, и мне нужно что-то приглядеть для моего проекта.

   - Ну тогда тебе точно к нему, поводит тебя по боксам, покажет, расскажет. А мы тогда пока будем роботов из очереди чинить, - сказал Хэнк, - недавно была бойня к северу отсюда. Роботов много пострадало.

   - Хорошо. Если будет нужна помощь, звоните.

   - Хорошо.

   По тем координатам, которые Соллер дал Перку, была небольшая мастерская, сзади примыкающая к складским ангарам. Перк остановился около входа. Едва он заглушил мотор и вышел из машины, как ему навстречу вышел невысокий сгорбленный щуплый старик.

   - Здравствуйте, меня к вам послал господин Соллер. Это вы Митрич?

   - Я Митрич. Игорь Дмитриевич вообще-то, ну да ладно. Зови меня просто Митрич. А тебя как звать?

   - А я Перк.

   - Уж больно ты на кого-то похож. Мы ведь раньше не встречались?

   - Нет, сэр.

   - Странно, ну да ладно. Чем обязан, Перк?

   - Я новый инженер здесь, и я планирую повысить класс.

   - До какого?

   - Пока до четвёртого.

   - Это хорошо. Мне вот позволили сохранить мой шестой класс. Правда, я не инженер. Поэтому, ничем тебе в этом помочь не смогу. Если только показать, что в этих боксах хранится.

   - Именно это мне и нужно. Возможно, я смогу что-то из них взять.

   - День уже к концу, все обойти не успеем. Но уж сколько получится. Поверь, металлолома здесь очень много. Сейчас я возьму свой компьютер.

   Он ушёл в обратно в свою мастерскую и вскоре вернулся оттуда.

   - Идём, Перк. Начнём с первого ангара.

   - Ты уже прошёл аттестацию?

   - Да я уже даже подтвердил класс.

   - Хорошо. Ну да, вчера там что-то было в восьмом ангаре. Я Эдисону открывал. Ты тоже там был?

   - Был.

   - И как прошло?

   - Отлично. Мы починили проблемного робота. Сегодня я сдал его в эксплуатацию.

   - Отлично, Перк. Отлично. В первом боксе содержатся такие роботы, которых уже точно никто не будет чинить.

   - Почему?

   - Они уже устарели. Разве что в музей какой-нибудь заберут.

   Прямо напротив входа в первый ангар стоял человекообразный пилотируемый робот огромных размеров. Он был невероятно старый и уже покрылся большим слоем пыли, но, тем не менее, всё ещё выглядел довольно грозно.

   - Да, неплохо.

   - Я помню, как таких роботов почти целиком делали по классической технологии.

   - Да?

   - Да. Металлизовывали тогда в основном только бронещиты. Вот они. В них очень важна структура, но сама форма в особой точности не нуждалась. Действительно, ну будет щит на несколько сотых миллиметра тоньше или толще. Это вряд ли существенно на что-то повлияет. Не страшно было бы даже, если бы он был на пару миллиметров шире. Миллиметры, понимаешь? Сейчас уже металлизаторы обладают достаточной точностью для изготовления роботов, но, на мой взгляд, они несовершенны.

   - В гражданских отраслях металлизаторы работают несколько месяцев без каких либо сбоев или корректировок, и даже без особого обслуживания. Профилактику разве что делают.

   - Здесь мы проводим профилактику раз в месяц. Кстати, если ты будешь инженером подхвата, часто будешь на неё мотаться.

   - Я как раз инженер подхвата.

   - Она проходит здесь почти каждый день. Сегодня то уже нет, а вот завтра тебя вполне могут послать. По моему в четырнадцатом цехе завтра срок обслуживания пяти металлизаторов подходит. Им не хватит своих людей, чтобы без ущерба для производства обслужить их.

   - Вы так всё знаете. Что в каком цехе когда обслуживать.

   - Я слежу за всем этим. Я старик, которому доверили этот завод. Я может быть не руководитель производства, и не начальник базы. Куда мне до Соллера или тем более до Эдисона, но этот завод многое пережил на моих глазах, и я в этом участвовал. Именно поэтому меня оставили. Я знаю, знаю, что моя профессия теперь не нужна, но поверь, я всё равно им не доверяю. Металлизаторы очень удобны и хороши, но и свои недостатки они имеют тоже.

   - Сэр, свои недостатки имеет всё.

   - А ты можешь представить себе совершенную технологию производства какой-либо машины? Можно робота, а можно действительно, просто машины.

   - Нет.

   - Но это не значит, что её не существует. И поверь мне, если название этой совершенной технологии и металлизация, то нынешняя металлизация от неё пока ещё всё равно далека.

   - Понимаю, сэр.

   - Ну да ладно. Тебе уже дали бригаду?

   - Ага.

   - Береги этих парней. У тебя кто?

   - Ну, Крис, такой в годах...

   - Седой с усами?

   - Да.

   - А, ну знаю я старину Криса. Да, вот помню, как-то я проверил детали, а он потом сказал, что они не подходят. Мы очень поругались, а потом выяснилось, что ни он не виноват, ни я. Что это робота собрали немного с изъяном, и там одна тяга не проходила в привод. Потом всё наладили. Мы с ним, конечно, и после этого ругались, но всё равно, как-то по-дружески, что ли. С ним сейчас каких-то два молодых парня работают, я их не очень знаю.

   - Антон и Хэнк.

   - Понятно. Цени этих парней, Перк.

   - Да, конечно, куда же я без них.

   - Это точно. Ну что же, Перк, не желаешь заглянуть в бокс номер два?

   - Конечно.

   Но не успели они и открыть ворота, как внимание Перка привлёк его компьютер. Он получил вызов от руководителя производства.

   - Ой, извините, Митрич, мне пора идти, - сказал Перк, убирая компьютер в карман.

   - Соллер, да?

   - Да, Солл.

   - Наверно им нужна твоя помощь. Хотя, уже почти конец дня. Видать, на завтра хочет тебя чем-то занять. Вот увидишь - профилактика металлизаторов.

   - Надеюсь.

   - Ладно, заходи, как будет время.

   - Обязательно.

   В кабинете руководителя производства было много людей. В основном производственные мастера и руководители подразделений. Был здесь и Александр, и Кодд и Арнер. Перк неловко поздоровался, войдя внутрь. Он не ожидал увидеть такое количество людей в этом кабинете. Юноша подумал, что его вызвали случайно, или он опоздал, но Соллер пригласил его присаживаться.

   - Это Перк. Наш новый инженер третьего класса. Сегодня я одобрил его заявку на повышение класса.

   - Ого. Четвёртый? Или сразу пятый? - подшутил Кодд.

   - Думаю, всё-таки четвёртый, - с укоризной посмотрел на него Соллер, - Перк сразу после прибытия подтвердил свой класс и причём с блеском. Я считаю, что с его стороны было бы преступлением не подать заявку, но он её всё-таки подал. Но речь сейчас не об этом. Завтра нужно обслужить много металлизаторов. Давайте сюда ваши заявки. Я надеюсь, Перк, ты поручил своей бригаде чинить роботов? Или они сидят у тебя?

   - Нет. Работают. Они и сами всё знают, чего мне-то им говорить.

   - Хорошо. Я думаю, Перк и его бригада завтра смогут обслужить десяток металлизаторов. Как ты считаешь, Перк?

   - Оу, сэр, я не знаю. В зависимости от того, что нужно делать.

   - Мне, например, только смесеобразователи поменять, - сказал Кодд.

   - Отлично. Значит, завтра с утра, Перк, вы отправляетесь к Кодду, менять смесеобразователи.

   - Хорошо.

   - Пять таких металлизаторов вы сможете обслужить?

   - Если никаких других проблем не всплывёт, то да.

   - То есть, Перк, каких других проблем?

   - Ну, если у вас идёт дефективность низкой степени, то это может быть вина не только смесителя, но и ведущего лазера.

   При этой фразе Кодд недовольно закатил глаза, поглядев на Перка.

   - Смесобразователи. Только смесеобразователи, - сказал он, - при мне выходил из строя только один лазерный поводок. Поэтому, Перк, проблем не будет.

   - Хорошо, - слегка потупив глаза, кивнул Перк.

   - Отлично. С этим решили. А теперь о сегодняшнем дне, господа. Подведите итоги.

   - Ну у меня в целом всё хорошо, - сказал Арнер.

   - У меня тоже, - добавил Кодд.

   - Хорошо. Как у нас главный?, - Соллер посмотрел в сторону руководителя цеха главного металлизатора.

   - Главный сегодня отработал отлично. Даже с плюсом. Шестнадцать сверхтяжёлых и десяток тяжёлых корпусов.

   - Ого, - удивился Соллер, - вы так это, особо-то не рвитесь. А то вас в производство заберут. Мы всё-таки ремонтники, - с иронией произнёс руководитель производства.

   После этого по лицам всех присутствующих, включая Перка пробежали улыбки.

   - Вас скоро надо будет на две смены останавливать, чтобы вы план просто выполняли.

   - Да всё та бойня на севере. Ничего, кстати, о ней не слышно?

   - Миуки последнее время иногда звереют. Ту атаку еле отбили. Чёрт знает, что там у них в их примитивном мозгу, - пожал плечами Соллер, - мне военные не рассказывают. Может, господину Эдисону что-то и говорят, но мне нет.

   - Понятно.

   - Ладно, завтра можете несколько секций главного тоже закрыть на профилактику. Если хотите, можете Перка попросить.

   Седой человек снисходительно взглянул на молодого человека и сказал:

   - Да справимся мы. Результаты той бойни мы почти ликвидировали, так что не вижу особого смысла напрягаться. План есть план, понимаете сами.

   - Да, хорошо. Ладно, господа. Сегодня все хорошо поработали. Чувствую, нас даже поблагодарят. Но если эти миуки начнут звереть ещё больше, нашего главного металлизатора может не хватить. Все свободны. Кроме Перка.

   Все попрощались и постепенно покинули помещение. А юноша терялся в догадках, зачем руководителю производства потребовалось его оставлять.

   - Итак, Перк, - начал Соллер, когда все вышли, - как первый день? Как твоя команда? Кстати, по поводу заявки. Ты говорил, что хочешь повысить класс. Сегодня был последний день в этом сезоне, когда можно было подать заявку, и я сделал это за тебя, подумав, что ты занят и немного позабыл об этом.

   - Спасибо, сэр. Я собирался это сделать вечером.

   - Не благодари, Перк. И Александр, и парни из твоей бригады хорошего мнения о тебе. Ты молодец. Не обижайся на Кодда и ему подобных. Он инженер третьего класса, но он погряз в производстве. Да, по деньгам у него выходит круто, потому что он и его ребята хорошо работают. Даже если ты получишь четвёртый класс, и не будешь иметь должность производственного мастера, ты будешь получать меньше. Но ведь мы-то с тобой знаем, что дело не в деньгах. Особенно здесь, на Андаре. Что здесь тебе дают деньги? Практически ничего, Перк.

   - Я понимаю, сэр. Я не из-за денег хочу класс.

   - Так что ты решил? Тебе Митрич помог что-нибудь выбрать? А то тебе скоро нужно будет огласить тему своего классного проекта.

   - Нет, сэр, мы не успели.

   - Знаешь, Митрич отшельник, и он живёт прямо на заводе. Ты можешь сходить к нему и после работы, если тебе, конечно, интересно. Понимаешь, Перк, я загрузил тебя завтра почти на весь день, но ведь с завтрашнего дня, когда твою заявку подтвердят, у тебя будет год до защиты проекта. И поверь, четвёртый класс получить не так уж и просто.

   - Года будет достаточно, сэр.

   - Четвёртый класс это большой инженер-практик. Ты должен будешь предоставить не только теорию, как на третий.

   - Я знаю. Теорию, практику и аттестационный образец.

   - При всём при этом может статься так, что твоя доработка не потянет на четвёртый класс. Митрич вряд ли сможет тебе в этом помочь. Но если тебе нужно будет оценить предварительно класс твоей разработки, обращайся ко мне.

   - Хорошо.

   - Я поддерживаю молодых инженеров. Наверное, потому что сам когда-то был таким же. У меня седьмой класс.

   - Вы, наверное, много роботов усовершенствовали.

   - Нет, Перк. У меня класс руководителя. Я не разработчик и не создатель машин. Я лишь руковожу процессом. Если ты сейчас захочешь переквалифицироваться в руководители, тебе дадут третий класс. Четвёртый класс руководителя ты получишь легче, чем четвёртый класс инженера. За пятым классом, особенно здесь, при нынешней-то активности Миуки, тоже дело не станет. Вот, к примеру, Кодд и другие, они немножечко все в себе. А ты знаешь, как я их напрягаю, когда гарнизону нужны свежие роботы из ремонта и быстро. Они тут сидят почти до полуночи. Можно им за это простить их заносчивость, Перк. Не куришь?

   - Нет, сэр.

   - А я иногда.

   Солл достал из небольшой деревянной шкатулки большую чёрную сигарету.

   - Позволяю себе выкурить после смены. Конечно, знаю, очень вредно. Но поверь, то, что мы здесь иногда переживаем, гораздо вреднее. Нас военные не посвящают в то, как у них там дела. Но, раз мы ещё здесь, то военные с делом справляются, и ресурсы в метрополию поступают. Это главное, Перк. Да и у наших учёных друзей тоже, видимо, всё нормально. Напряги у нас здесь тоже бывают. Вот к примеру Вин, руководитель главного металлизатора, он давно здесь. И он седой не потому что он стар, а потому что работа главного металлизатора в некоторые периоды заставит любого поседеть.

   - Я понимаю, - кивнул Перк.

   - Ладно, чего я тебя тут держу. Можешь идти. Главное, не забывай про свой проект.

   - Я не забываю, сэр.

   - Отлично. Завтра у тебя тяжёлый день. Если после него ты не сходишь к Митричу, я это пойму. Сходишь в другой раз. Но сильно не затягивай.

   - Да, конечно.

   Вернувшись домой, Перк первым делом посмотрел на ещё спящего Олли. Затем он поужинал, принял душ и переоделся. Спать не хотелось, поэтому ещё несколько часов Перк почитал информацию о профилактике металлизаторов и вообще об их устройстве, чтобы освежить свои знания.

   Затем он попытался разыскать информацию о той бойне на севере, о которой упоминал Соллер. В силу его класса некоторая часть данных о ней была доступной для Перка, и он углубился в чтение. Миуки действовали довольно типично для себя в плане тактики, но нетипично в плане количества. Они выждали, когда земляне начнут небольшую операцию по зачистке территорий, и обрушились на них огромной массой со всех сторон. Земной отряд дал отпор. Завязался нешуточный бой. С ближайшей базы тут же выдвинулось подкрепление, что вытащить отряд из окружения. Но миуки продолжали прибывать. Вопрос, как и во многих случаях. решила планетарная авиация, до помощи орбитальной на этот раз дело не дошло. Потери землян составили двенадцать человек, что считалось слишком большим числом для одного боя.

   Закончив читать об этом столкновении, Перк решил просмотреть данные о других подобных боях с миуки, происходивших здесь в недавнее время. Сценарий почти всегда был один и тот же с незначительными отклонениями. Иногда начинало казаться, что миуки действуют довольно слаженно и в некотором роде тактически обоснованно. Но победы людей всё же перевешивали в сторону противоположного мнения. Тактический анализ боёв показывал, что обладай миуки разумом, они могли бы нанести землянам куда большие потери и поставить их в более сложную ситуацию. Всё это немного меняло ход мыслей Перка относительно его проекта для повышения класса.

   Потом, оставив для Олли несколько шариков, на случай если он опять не найдёт никакой добычи, Перк лёг спать. Среди ночи он опять проснулся от угуканья: с Олли всё было в порядке, и он отправился на охоту. Застав его утром спящим, а блюдце, в которые были положены пустым, пустым, Перк со спокойной душой опять отправился на работу.

  

Глава четвёртая. Профилактические работы.

   Наутро Перк заехал к своей команде. Ребята как раз начинали разборку очередного робота, но юноша сказал им, что сегодня у них другая работа и пригласил в свою машину.

   - Мы должны обслужить пять металлизаторов в четырнадцатом цехе. Я сейчас сверюсь, - Перк спешно уткнулся в компьютер.

   - Четвёрки, да? - спросил Хэнк.

   - Да, четвёрки, - кивнул Перк.

   - Наверно, смесеобразователи поменять.

   - Ага.

   - Ну, это ерунда. Мы сделаем.

   Четырнадцатый цех находился на противоположной стороне завода, по другую сторону главного металлизатора. Но для автомобиля это расстояние было небольшим.

   - Ну вызывай его, пусть показывает, - сказал Хэнк, когда они вошли внутрь, - новые смесеобразователи пусть даёт, да и только он может останавливать своё производство.

   - Да. Я знаю. Сейчас. Вы пока передохните.

   Перк вызвал Кодда через рабочий профиль и сообщил о том, что они прибыли для обслуживания. Мастер появился почти сразу после вызова. Вид у него был взъерошенный, он немного суетился. Видимо, с утра уже получил пару особо важных поручений от Соллера. Кодд указал на металлизаторы, и дал им команду на остановку после выполнения очередного цикла.

   Вскоре погрузчик привёз большой ящик с необходимыми деталями.

   - Давайте, начинайте. Как будут готовы - рапортуй. Нельзя их надолго останавливать.

   - Я понимаю. Сейчас, - кивнул Перк, - давайте начинать, ребата.

   Перк быстро и ловко взобрался на металлизатор, и начал снимать крышку смесеобразовательного блока.

   - Слушай, тебе ведь совсем необязательно нам помогать, - сказал Хэнк, взбираясь к Перку наверх.

   - То есть как, парни?

   - Нет, ну если ты хочешь, то так работа быстрее пойдёт.

   - Ну, я умею. Лучше делать, что-то чем без дела тут слоняться.

   Перк участвовал в работе своей команды. Пять металлизаторов они обслужили меньше, чем за половину дня. Сразу после окончания работы Перк отрапортовал об окончании Кодду. Тот снова появился, вновь запустил металлизацию, тем самым приняв работу ремонтной команды. После этого Перк подвёз своих подчинённых обратно в бокс.

   После того, как юноша отрапортовал об успешном окончании работ Соллеру, тот сообщил, что после обеда их ждёт новая работа. Перк рассказал об этом своим подчинённым. Времени до обеда оставалось совсем немного, и ремонтники просто решили отдохнуть.

  

   - Ну что, парни, поедем обедать? - предложил Перк.

   - Мы обычно тут обедаем - сказал Хэнк, - если хочешь, приходи к нам.

   - Хорошо. Я быстро. Возьму обед и вернусь, - сказал Перк, садясь в машину.

   В этот раз юноша ограничился стандартным обедом, который уже был упакован. Положив небольшую коробку на переднее сиденье своего автомобиля, он направился обратно в бокс. Парни сидели за небольшим столиком в углу и уже почти заканчивали обед. Перк присоединился к ним.

   - Чем будешь класс улучшать? - спросил его Антон.

   - Ну, я не знаю. Я хочу робота, который будет более эффективен в войне с миуки.

   - Перк, это здесь все делают. Все, кто пытается повысить класс, всегда создают модификацию робота под миуки. Ты уверен, что это то, что тебе нужно? - спросил Хэнк.

   - А что здесь ещё можно сделать?

   - Я не знаю, - пожал плечами ремонтник, - я тебе просто говорю, что вот именно этим ты здесь никого не удивишь.

   - А чем удивлю?

   - Чем-то новым. Прикинь, порадуешь Соллера и Эдисона. Может тебе и на класс выше дадут.

   - Я ещё думаю над этим. Будет время, опять пойду к Митричу. Он кстати вас хвалил, сказал Перк Крису.

   - Наверное, вспоминал, как мы с ним чуть не подрались тогда. Когда он детали аттестовал, а я их забраковал. А вышло, что ни я, ни он, не виноваты.

   - Да. Он про этот случай говорил.

   - Просто, получилось как-то по-дурацки. Робота при предыдущем ремонте собрали с подгонкой, а где и что подгонялось, не указали. Я и подумал: подгонка каких-то таких неответственных деталей. А выяснилось, что там сервомеханизмы с подгонкой. Потом, при ремонте, конечно, это очень неудобно, их пришлось все менять. Ну потом это всё успокоилось и мы с Митиричем с тех пор ладили.

   - Не, Митрич нормальный мужик, - добавил Хэнк, - себе на уме только.

   - Контролёры все такие. Мы их тогда очень не любили, - продолжил Крис, - казалось, что прикапываются к нам незаслуженно.

   - Ну да, - кивнул Перк, - но теперь ведь они не нужны.

   - Это точно. Один Митрич и остался.

   - Металлизация, что поделать, - сказал Перк.

   - Тебе, кстати, Соллер ещё не говорил, что делать после обеда?

   - Нет. Сам жду

   - Соллер когда-то был учеником Криса, - сказал Хэнк.

   - Что, правда?

   - Конечно.

   - Он получил здесь второй класс инженера, а потом пошёл в руководители. Ну, руководить у него, наверное, получалось лучше, раз он седьмой класс уже получил, - усмехнулся старик.

   Обед уже близился к концу, когда Перк получил долгожданное указание, которое его обрадовал. Соллер сообщал о том, что им необходимо провести профилактические работы на четвёртой секции главного металлизатора. Подняв глаза от экрана своего компьютера, Перк наткнулся на вопросительные взгляды своей команды.

   - Идём обслуживать главный металлизатор.

   - Ого. Это интересно.

   - А вы когда-нибудь это делали?

   - Много раз, ничего сложного, - махнул рукой Крис.

   - Я всего раза три, - добавил Хэнк, - и так не особо волоку.

   - А я его даже не видел, - пожал плечами Антон, который был в команде новеньким.

   - Ничего, Антон, сейчас мы тебя научим. Приготовьтесь к встрече с невероятным, - рассмеялся Хэнк.

   - Да, штука крутая, - сказал Крис.

   - Я, если честно, такой металлизатор тоже никогда не видел.

   - Так тебе и четвёртый класс не дадут, пока не увидишь, - рассмеялся Хэнк.

   Непринуждённый дружеский разговор продолжился до конца обеда, а потом они все сели в машину Перка и направились к цеху, где был расположен главный металлизатор. Если бы молодой инженер просто изъявил желание попасть туда, его бы не пустили, потому что у него не было особой метки в его рабочем профиле. Но теперь, когда его туда вызвали, они без труда преодолели пропускной пункт и оказались в одном из двух широких пролётов, которые пролегали по бокам огромной машины.

   Металлизатор десятого класса. Таких в империи было не очень много. И не каждая система удостаивалась постройки агрегата подобного класса. В первую очередь требовались значительные запасы ресурсов. В системе, где находилась Андара, он был единственным. Но это того стоило.

   Пролёт был высоким настолько, что потолок казался немногим ниже неба, а ширина его позволяла движение чуть ли не в пять полосы, как по шоссе. Это было необходимо для отправки из цеха корпусов для сверхтяжёлых машин.

   - Да, одну секцию, даже не главную, - сказал Крис, - в своё время мы как-то чинили главную секцию главного металлизатора. Она как-то выдала очень плохой корпус и её закрыли на ремонт почти на два дня. Ты не представляешь, какой был переполох. Мы работали больше, чем спали. Потом нам дали выходные за то, что мы буквально сутки восстанавливали его работу.

   - То есть, если главный металлизатор вдруг остановится, то...

   - То у кого-то будут проблемы. У них начальник седой. Знаешь, почему?

   - Да, я слышал, что у них бывает очень тяжело.

   - Именно, Перк. Но он справляется. Сколько я помню, он на должности руководителя главного металлизатора задержался дольше других.

   Перк известил Вина о том, что они прибыли, ещё на въезде. Благо, скоростной лимит при движении в пролётах главного металлизатора был очень низким, и он мог, слегка придерживая руль одной рукой, второй оперировать своим компьютером.

   Седовласый пребывал в довольно хорошем настроении, и уже встречал их около четвёртой секции. Рядом с ним стоял относительно молодой человек, который вёл себя довольно пафосно.

   - Это Микс. Он инженер подготовки главного металлизатора.

   - Перк, - инженер пожал протянутую руку.

   - Вы, ребята, переходите в его подчинение до окончания работы.

   - Понятно, - кивнул Перк.

   - Отлично, тогда я пошёл. Работайте.

   - Это Крис, Антон и Хэнк, - представил Перк свою команду.

   - Отлично, - сказал Микс с небольшой долей пренебрежения, - ремонтируйте всё по регламенту. Секция сейчас остановится. Вопросы есть?

   - Нет.

   - Хорошо.

   - А вот и конец цикла.

   Прямо на их глазах вышел гигантский корпус боевого робота огневой поддержки, который был почти вдвое выше перка, а сама рабочая камера металлизатора могла вместить в себя несколько металлизаторов четвёртого класса. Его лазерный поводок был настолько мощным, что его, скорее всего, можно было даже использовать в качестве оружия.

   Профилактика четвёртой секции главного металлизатора была проведена меньше чем за два часа. После окончания работы Перк вызвал Микса, но тот долго не появлялся, как будто бы ему не было дело до того, что целая секция главного металлизатора простаивает. А Перк и его команда просто сидели и отдыхали. Они смотрели, как люди, проверяют выходящие из рабочих камер корпуса. Человек, управлявший металлизатором четвёртого класса, мог просто взять деталь в руки, чтобы её осмотреть. Здесь оператор секции ходил вокруг готового изделия, то и дело подсвечивая некоторые стыки фонариком. В главном металлизаторе сканер, конечно, тоже был, и проверка структуры выполнялась автоматически, но всё же окончательное слово по-прежнему было за человеком.

   - Что-то наш новый друг вообще к нам не торопится, - сказал Хэнк.

   - Да, задерживается. Это неправильно, очень неправильно, - Перк поглядел на часы на своём компьютере.

   - Да он сынишка какой-то шишки из гарнизона Анаполиса, - сказал Хэнк.

   - Серьёзно?

   - Да. Он сынишка командира. Думает, что здесь всё так просто на этом заводе. И ему просто везёт, что главный металлизатор вылизывают такие, как мы. Просто, если у Кодда в четырнадцатом вдруг встанет какой-нибудь металлизатор, то на это никто внимания особо не обратит. Починят и всё. А если встанет одна из секций главного металлизатора, то сразу возникнут вопросы. Если же он встанет полностью, то здесь столько голов полетит! Ты даже не представляешь.

   - Представляю.

   - Здесь такое уже бывало, - покивал Крис, - шум на всю базу.

   - Я надеюсь, что такого не произойдёт.

   - А я надеюсь, что такое произойдёт, - сказал Хэнк, - и этого клоуна отсюда снимут. Вот седой - тот нормальный мужик, и он на этом месте только поэтому и держится. Он этот главный металлизатор чуть ли не сам делает, если надо. Если бы тут что-то встало, он бы нам сам помогал, если бы мог. А Микса этого мне даже жалко не будет. Обидно только, что таким удаётся в производственные мастера попадать, да ещё и на главный металлизатор. Хоть то радует, что они всё же вылетают.

   - Вон, идёт, - сказал Антон, завидев вдали Микса.

   Микс и правда появился слишком поздно, и после этого вновь запустил четвёртую секцию. Перк и сам мог бы её запустить, но он понимал, что у него нет на это полномочий.

   - Вы свободны, спасибо, - сухо сказал он и направился дальше.

   - Вот скажи мне, Перк, смог бы ты руководить подготовкой главного металлизатора? - спросил Хэнк, когда они подошли к машине.

   - Я же здесь всего третий день.

   - Знаешь, тебя в виде инженера подготовки я вижу лучше, чем этого придурка.

   - Я вижу себя другим, - сказал Перк, садясь внутрь.

   - И кем? - спросил Антон.

   - Я хочу не просто улучшить класс, а создать что-то реально полезное. Да, вы правы, что модификаций роботов под условия Андары было создано уже много. Но я хочу создать что-то такое, - Перк описал рукой в воздухе небольшой круг, как бы подбирая слова, - необычное, что-то что изменит эту войну.

   - Ну, поразмышляй над этим, - сказал Хэнк, - глядишь, и получится у тебя.

   День как раз подходил к концу. Вчера Соллер был прав: Перк чудовищно устал, и больше не хотел ничего делать сегодня, кроме как читать. Ему не хотелось принимать решения по поводу своего проекта на несвежую голову.

   - Ладно, ребята, увидимся завтра. Если Соллер ничего не скажет, то завтра занимайтесь роботами, а я, если что приеду, - сказал Перк своей команде перед уходом.

   - Ладно, Перки, давай. Если ты уж решил повышать класс, то тебе нужен проект. Так что ты завтра найди его.

   - Да, хорошо, ребят. Я правда так устал. Подумаю об этом завтра. Прямо с утра.

   - Хорошо.

  

Глава пятая. Ангар номер два.

   Утром Перк опять первым делом заехал в бокс к своей ремонтной команде. У них всё было в порядке. Соллер также не давал никаких распоряжений, и поэтому Перк отправился к Митричу. Его пришлось немного подождать: старик отправился ненадолго в один из цехов.

   - Ну так, на чём мы с тобой остановились?

   - На втором ангаре.

   - На втором, значит. Там ничего интересного. Пойдём-ка лучше в третий.

   Постеснявшись, Перк не стал спрашивать, в чём причина такой перестановки. Третий ангар был наполнен почти такими же архаичными роботами, как и первый. Немного оглядев его, они двинулись дальше. Бокс номер четыре отличался от третьего только сменой поколений. Они были на одну-две ступени технической эволюции выше. Когда-то эти машины тоже были проблемными, но теперь утратили свою значимость, и теперь просто ожидали срока давности, чтобы отправиться либо в технический музей, либо в переплавку. Были и роботы, модифицированные уже здесь, на Андаре. Возможно, кто-то даже благодаря этим модификациям получил класс, но теперь они были не нужны. Ангары, находящиеся дальше четвёртого, были наполнены многочисленными роботами изменённых конструкций более свежих поколений. Здесь уже было из чего выбирать, но Перк так ни на чём и не остановился.

   Так они дошли до шестого бокса. Митрич рассказывал, а Перк его слушал. Казалось, что старик знает всё об этих роботах и историю каждого из них. И в то же время Перк всё больше понимал, что второй ангар они обошли не случайно. Когда они дошли до седьмого бокса, и в нём он увидел почти то же самое, что видел в шестом, он набрался смелости и остановил Митрича.

   - Митрич, а давайте пойдём во второй. Я представляю, что здесь, и если мне что-то понадобится для проекта, я знаю, где это искать, но сейчас я хотел бы во второй ангар. Что там?

   - Металлолом, который никто уже не соберётся ремонтировать.

   - Но я всё равно бы хотел увидеть.

   - Думаешь, там ты сможешь найти что-то для себя ценное?

   - Такая вероятность есть.

   - Хорошо, пойдём.

   По логике вещей, во втором ангаре должны были находиться роботы, которые новее тех, что в первом, но старше тех, что в третьем. Но на деле всё оказалось не так. В боксе были и довольно современные машины, правда состояние их было действительно довольно плачевным.

   - Сюда сваливают всё самое ненужное, - прокомментировал Митрич, открыв ворота ангара, - сам знаешь, что определённый робот при определённой степени повреждений не поддаётся ремонту. Конечно, миуки не такие сильные. Но не они одни наносят нам потери. Там, под кучей хлама, хранится настоящее зло. То зло, которое было первым в этом боксе, и то, которое никто не возьмётся ремонтировать, Перк. Этот ангар только вычистили после отправки крупной партии в переплавку, но пустовать ему пришлось недолго. Уже через неделю случилась беда, и он снова стал полон. Здесь ты точно не найдёшь свой проект.

   Перк тщательно изучал историю робототехники, она не на шутку увлекала его, особенно в академии, где студентам была доступная самая обширная база данных. В очертаниях большого робота, заваленного кучами металлолома, он узнал уникальную машину. Перк удивлённо повернулся к Митричу и сказал:

   - Неужели, это он?

   - Прежде чем ты будешь им восторгаться, Перк, я скажу тебе, он убил...

   - Несколько человек. Я знаю, - перебил Перк, - мне об этом говорили.

   - Тебе явно смягчили. Он уничтожил два отделения. Два отделения живых людей. Только потому, что его автоматика дала сбой. С его мощью он стал угрозой поопаснее миуки. Его остановил только винтокрыл, да и то не сразу. Вон, даже видно, у него один бок разворочен. По всей планете даже траур объявили.

   - Но ведь сбой автоматики это не повод отправлять робота в переплавку, какие бы последствия он за собой не повлёк.

   - Существует такая примета, что если машина серьёзно засбоила один раз, то и во второй раз это случится.

   - И причину сбоя так и не выяснили?

   - Нет. Возможно, электромагнитный жучок, который заполз внутрь него. Но при разборке блоков управления ничего не нашли. Всё работало. Их просто вынули из него и выбросили. Как и кабину пилота.

   Перк тем временем продолжал осматривать робота. Сквозь кучу металлолома были видны гигантские кисти, голова робота и его гигантские ступни. Он был завален машинами, повреждения которых были нетпипичны для Андары. Это были отверстия от пуль и следы взрывов. Большинство машин были изуродованы настолько, что даже неопытный человек сказал бы, что их ремонт сложнее изготовления заново. Но отправка на переплавку просто ещё не состоялась.

   - В общем, ты понимаешь, Перк.

   - Стойте, так это робот восьмого класса. Экспериментальный! Он обладает большими возможностями для модификации.

   - Да, Перк. Вот только когда эта машина плохо показала себя в бою, тот проект закрыли. А это всего лишь один из экземпляров, который ещё не переплавили.

   - Подождите, Митрич. Я читал об этой серии. Она уникальна, а эта модель тем более. Он же может трансформироваться. Сейчас не многие серии роботов обладают такой возможностью.

   - Да, это признано неэффективным.

   - Нет, постойте. А вы не считаете, что в условиях Андары это скорее преимущество? То есть, робот своим ходом в человекообразной форме добирается до места дислокации миуки, а потом меняет форму и эффективно действует в их норах.

   - Такой ни в какую нору не влезет.

   - Я не говорю именно про этого. Я в общем плане.

   - Ну хорошо. Кстати, этот робот пилотируемый, и, говоря про два отделения, которые этот робот уничтожил, я забыл упомянуть пилота, которого он также убил.

   - Я слышал, но как это произошло? Мне почему-то кажется, что это невозможно.

   - Возможно. Он отключил ремни безопасности, и при очередном рывке пилот выпал из кресла, разбил себе голову о бронестекло своей кабины.

   - Это жестоко.

   - Да уж. Хуже сложно придумать.

   - А кстати, этот робот при трансформации просто вставал на четыре лапы? - немного сменил тему Перк.

   - Да, - подтвердил Митрич.

   - Не такая уж и сложная трансформация. Плюсов гораздо больше. Конечности немного укорачивались, что улучшало устойчивость. Да и огонь было вести гораздо проще. Но почему от таких роботов отказались?

   - Потому что они испытывались в разных колониях, и везде показали примерно один результат. Плохой результат, Перк. Хуже всего, конечно, был наш инцидент, и это стало последней каплей.

   - Но это же не совсем правильно.

   - Почему?

   - Глупо отказываться даже при такой неудаче. Дело ведь было в блоке управления, и достаточно было полностью заменить его, а не отправлять машину в переплавку.

   - У этого робота очень сложный блок управления, который подразумевает собой управление двумя разными формами и плюс трансформацию между ними. Его модифицировать, доводить до совершенства никто не стал и от этого просто отказались.

   - Но ведь подобные блоки существуют, нужно их просто приспособить под него, и всё.

   - И всё! - усмехнулся Митрич, - Ты сможешь?

   - Я... Я не знаю, - с неуверенностью ответил Перк.

   - Вот когда сможешь, тогда и приходи за ним.

   - Нет, Митрич, - он остановил смотрителя, уже было желавшего начать гасить свет и закрывать ангар, - давайте мы с вами, придём сюда снова когда у меня будет время. Мы разгребём весь этот металлолом и посмотрим, может, с ним что-то можно будет сделать.

   - Да нечего там смотреть. К тому же, мы с тобой не сможем. Нужно какого-то погрузчика искать.

   - Чёрт, я найду. Вы просто откроете мне ангар.

   - Да, но всех остальных роботов ты куда денешь?

   - Их можно перегрузить в сторону. Мне главное посмотреть его внутри, особенно ту часть, где была кабина. Она ведь не в голове, если я правильно помню.

   - Да, в груди. Ты ведь не хочешь повторить участь его предыдущего пилота?

   - Нет, сэр. Я попытаюсь что-то с этим сделать. Ведь вы сказали, что кабины там нет.

   - Да, Перк, ладно. Но на сегодня хватит. Сегодня ты доработаешь день, пойдёшь домой и хорошенько обдумаешь решение взять эту машину в качестве своего проекта, а завтра вернёшься ко мне и скажешь, что ты выбрал что-то другое.

   - Знаете, Митрич, если так и будет, я вам завтра об этом сообщу. Но пока что я уверен в том, что я нашёл свой проект.

   - Ладно, обдумай это Перк. К тому же, этого робота просто так тебе не дадут, надо просить разрешения Соллера как минимум, а может быть даже Эдисона.

   - Хорошо. Думаю, я справлюсь с этим.

   Всё время до обеда Перк посвятил чтению. Он просматривал информацию об экспериментальных сериях роботов, особенно тех, которые так и не сменили свой статус на серийных. Он хотел найти там того, робота, которого решил выбрать в качестве темы своего проекта, но именно эту серию сходу разыскать не удалось, только похожие на неё. Потом юноша направился обедать в бокс к своим ребятам.

   - Слушайте, ребята, я кажется нашёл робота для своего проекта.

   - Ого. Ну, тогда рассказывай! Может, мы тебе чем-то поможем? - спросил Хэнк.

   - Нет, пока не нужно. Если что, я вам скажу.

   - Хорошо, Перк. А теперь рассказывай.

   - В каком ангаре ты его нашёл? - спросил Антон.

   - Во втором, - немного смущённо ответил Перк.

   - Во втором? Там же сплошной металлолом. Они для ремонта-то не годятся, не то что для модификации. И кого из них ты захотел усовершенствовать? Там же все такие, на которых живого места нет.

   - Того, большого, восьмёрку, экспериментального. С возможностью трансформации.

   - Что?! - Хэнк даже кашлянул, - ты шутишь, Перк? Это же проклятая машина? Он лежит в этом ангаре уже пару лет. Но его так и не забрали в переплавку.

   - В первом и третьем ангарах есть машины гораздо старше.

   - Да. Но они не убивали своих на поле боя.

   - Это неважно.

   - Как это, неважно? Ты понимаешь, что робот этот проклят? У него в системе управления не было найдено ошибок, но этот робот убивал всех, кто находился в радиусе поражения. Единственное, что с ним можно сделать, так это закинуть в логово миуки и активировать, чтобы он убивал всех там. Он и пилота своего убил, ты знал это?

   - Знаю.

   - Даже если тебе и разрешат над ним работать, то никто не позволит тебе дать ему оружие.

   - Я понимаю, но если вы завтра меня прикроете, я начну с ним работу.

   - Перк, ты и правда серьёзно? - спросил Антон.

   - Да я бы даже и включить не решился, - добавил Хэнк, - представь, что он однажды сойдёт с ума снова и просто прихлопнет тебя своей ручищей. Он же гигантский. Он убьёт тебя одним движением пальца.

   - Я понимаю. Ребята, но это мой шанс. Я не видел в этих ангарах больше ничего стоящего.

   - Перк, это не твой шанс, а твоя гибель.

   - Проблема ведь была в блоке управления. Теперь его нет, значит, нет и проблемы.

   - Проблема не в блоке, Перк, - улыбнулся Хэнк, - в нём не нашли ошибок. Просто это робот такой. Неудачная модель, это случается, вот и отказались от него. Не надо его включать, Перк. Не надо даже подсоединять к нему силовой кабель. Этот робот тебя уничтожит. Второй бокс до твоего появления стоял закрытым с тех пор, как эта машина оказалась там.

   - Понимаешь, Хэнк, может быть это и не то, что ты хотел услышать, но я верю в то, что делаю, и понимаю, что этот робот стоит без дела только потому, что в его время его не оценили. Я когда-то читал об этой серии. Жаль, не видел в действии вживую, но я понимаю, что она очень перспективная. Нет смысла модифицировать очередного робота, чтобы он умел цепляться за стенки нор миуки каким-то новым способом и из-за этого эффективнее вести огонь.

   - Я очень надеюсь, что тебе не разрешат над ним работать.

   - Я не вижу достаточных оснований для отказа. Сам посуди. Если он стал неуправляемым, значит, какие-то проблемы в управляющем компьютере. Его там больше нет. Почему должен возникнуть сбой? Примета такая?

   - Парень правильно говорит, - вступился за Перка Крис, - нормально всё будет.

   - Я знаю их инженерный подход. Он сейчас подключит силовой кабель и запустит этого робота, а тот просто одним движением пальца его размажет. Ты понимаешь?

   - Я понимаю, но он сейчас может, даже встать не сможет, да и Перк тоже не дурак. У него же третий класс.

   - Я понимаю, но мне жаль парня. Он просто не совсем понимает, что хочет сделать.

   - Это мой выбор, - сказал Хэнку Перк, - я понимаю, что делаю, Хэнк. Я не прошу вас участвовать. Я займусь роботом, а вы меня только прикроете. Завтра мы просто освободим его от металлолома, если мне дадут погрузчик.

   - Ладно. Как хочешь. Я тебя предупредил, - спокойно сказал Хэнк.

   - Хорошо. Но тем не менее, если мне потом понадобится твой совет, я могу на него рассчитывать?

   - Можешь, Перк.

   - Спасибо.

   Весь оставшийся день Перк читал об экспериментальных сериях роботов. Он искал похожие случаи, но таковой был всего один. Он был назван андарианским инцидентом. В отчёте были даже фотографии робота, на просмотр некоторых из которых у Перка не было допуска.

   Он искал заключения, которые бы позволили ему, понять, что действительно стало причиной сбоя, но их не было. Никаких ошибок не было найдено. Всё было списано на случайность и плохую работу управляющего блока, но серия была признана неудачной, и проект был закрыт.

   Ни вечером, ни на следующее утро Перк не испытал и малейшего сомнения по поводу того, что ему стоит заняться именно этим роботом. Утром, прибыв на работу, он лишь на несколько минут заглянул к своей команде, а потом сразу отравился к Митричу. По дороге Перк вызывал погрузчика во второй ангар, но получал отказ по причине отсутствия свободных машин.

   - Ну что? Ты не передумал? - спросил смотритель, увидев юношу.

   - Нет, Митрич. Я займусь им, если мне разрешат.

   - Не уверен в этом.

   - Я потом спрошу. Сначала надо его осмотреть.

   - Ладно.

   - Слушай, Митрич, ты не можешь погрузчика вызвать? Я чего-то не могу. А Солла мне тревожить лень.

   - Ладно, парень, я его потревожу.

   - Я вчера много читал о нём, да и вообще о серии - рассказывал смотрителю Перк, - понимаешь, это круче, чем любые простенькие роботы даже нестандартных конструкций, и это круче, чем...

   - Я понимаю, Перк. Но и ты пойми одно: никто не даст тебе установить на него оружие. Ты хочешь защищать гражданский проект с армейским роботом? Его в гражданке негде применять. И я даже не представляю, что ты с ним будешь делать.

   - Я сделаю военный проект.

   - Я тебе ещё раз говорю, Перк, без оружия этот робот просто подвижная железяка. Он убил много людей. Людей, Перк. Ты хочешь защищать военную часть в теории?

   - Если придётся, то я сделаю это.

   - Из тебя душу вынут на такой защите.

   - Посмотрим.

   Погрузчик прибыл через полчаса, за которые Митрич пытался отговорить Перка от его работы. Однако, юноша не сдавался. Он лазил по куче металлолома, пытаясь увидеть части машины, не скрытые металлоломом.

   - Итак, пожалуйста, - Перк спустился вниз и обратился к оператору погрузчика, - снимите вот этого робота сначала.

   Погрузчик ловкой роботизированной лапой-манипулятором подхватил робота из кучи, и только сейчас Перк увидел его реальный дефект: этот робот был разорван на две части. Почти пополам. В срезе виднелась часть его трансмиссии и управляющего компьютера. Такого робота действительно было проще создать заново, чем ремонтировать. Погрузчик отнёс робота в сторону и положил на край кучи. Повреждения других машин были не менее страшными. Большие отверстия, очевидно от крупнокалиберного пулемёта, покрывали в основном самые важные части робота и в первую очередь кабину пилота. Этот исполин сильно и точно бил тех, кого посчитал своими врагами.

   После полудня упорной работы черты робота, которого они освобождали от металлолома, начали проявляться. Погрузчика после обеда отвлекли на другую работу, что очень огорчило юношу. Однако, пообедав, он снова направился в ангар.

   Машина была видна уже довольно хорошо, и Перк принялся осматривать её детально. То, как машина была остановлена, ему было понятно ещё со слов Митрича, но сейчас он убедился в этом сам. Скорострельные орудия мощного винтокрыла были заряжены бронебойными снарядами. Когда боезапас машины начал иссякать, он завис на относительно безопасном расстоянии и атаковал ровно в то место, где располагался блок управления, и вывел его из строя.

   Блока на месте уже не было, а повреждения брони туловища и рук были некритичными. Если управлять машиной удалённо, то при наличии силового кабеля, причины по которым запуск мог бы не состояться, отсутствовали.

   - Здесь ведь есть силовой кабель?

   - Найдётся. Ты всё же решил его запускать?

   - Да. Митрич, на то время, когда я буду это делать, ты можешь выйти.

   - Я выйду, Перк. Чтобы при случае раньше вызвать с базы винтокрыл. Робот хоть и без оружия, но может наделать дел.

   - Хорошо, - улыбнулся Перк, - но этого не случится.

   - Силовой разъём снизу, так что его надо сначала откопать, а потом уже ставить на ноги.

   - Я понимаю. А погрузчика сегодня, наверное, так и не будет.

   - Скорее всего.

   - Жаль.

   Ожидания оправдались. Сервисная машина до конца дня так и не появилась. Всё это время Перк осматривал робота, радуясь шансу поработать с такой уникальной машиной. Митрич же, напротив, не видел в этом ничего хорошего, и остаток дня потратил на то, чтобы отговорить Перка. Но молодой инженер, переполненный энтузиазмом, не поддавался на уговоры, и запуск переносился на следующий день.

   Вернувшись домой, Перк поприветствовал Олли лёгким поглаживанием. Тот немного приоткрыл их глаза и почти сразу закрыл их обратно. Поужинав, юноша лёг на диван и занялся чтением. Он продолжал изучать информацию о роботе, а потом стал читать разные интересные новости с Земли и колоний, после чего лёг спать.

   Олли своим угуканьем опять разбудил Перка среди ночи, но юноша, будучи уже привычным к этому, почти сразу заснул обратно. Наутро самец совы уже был на своём месте, а блюдце, в которое Перк с вечера насыпал корма, было пустым.

Глава шестая. Крах предубеждений.

   Как Перк и условлено, Митрич вышел наружу перед тем, как молодой инженер начал запуск робота. Когда ворота ангара закрылись, ему стало немного не по себе. Силовой кабель уже был подключен к роботу. И даже не смотря на отсутствие боевых систем, он всё ещё представлял опасность, так как большой массе железа, подчиняющейся управляющему компьютеру не нужно обладать ракетницами и пулемётами для того, чтобы убить человека.

   Перк провёл первичную диагностику при помощи специального компьютера, и программа выдала информацию о том, что машина готова к пуску. И хотя вероятность безопасного исхода была довольно велика, Перка всё же немного одолевал страх. Он смотрел в глаза мощной машины, которые пока ещё были погасшими. Лицевой щиток имитировал овал человеческого лица, с тем лишь отличием, что на нём не было носа и рта. Только два глаза, в которых были размещены главные сенсоры слежения. В некоторых модификациях в них даже можно было устроить боевую систему, но Перку о подобном оставалось только мечтать. Остальные же сенсоры слежения располагались по всему периметру головы и были вполне удачно замаскированы под металл. Разглядеть их издалека было невозможно.

   Машина выглядела довольно грозно. Преодолевая страх, Перк нажал на кнопку запуска и тут же занёс руку над большой красной кнопкой аварийного выключения машины. Сзади робота раздался громкий глухой щелчок, после которого всё стихло. Вдруг глаза машины вспыхнули яркими огням, а голова пришла в исходное положение. Сервомоторы один за другим начинали включаться в работу, и робот, до этого просто сидевший на полу начал вставать на ноги. В первый момент он пошатнулся, но продолжил движение. Подобные сбои были вызваны тем, что некоторые сервомоторы были повреждены и работали не совсем исправно, но свою функцию выполняли пусть даже ценой собственной работоспособности. Во время одного из покачиваний Перк чуть было не нажал на кнопку аварийного отключения, но грозная машина, хоть и не без проблем, но выполнила выход в исходную позицию первой формы и остановилась. Ростом робот был около тридцати метров, и сейчас его голова была недалеко от потолка ангара.

   Ничто не предвещало угрозы. Робот отлично функционировал под управлением компьютера Перка. Система сообщала, что у него не обнаружено кучи деталей. Первыми в списке значились компьютерные управляющие модули, автономный источник энергии, капсула пилота и ещё много более мелких деталей и узлов. Большое количество пунктов в этом списке занимали и боевые системы. Перк ради интереса даже детально изучил их. На этого робота можно было установить практически любое вооружение, начиная от ударных систем ближнего боя до пусковой установки с кассетными и зажигательными ракетами. Теоретически это подразумевало и возможность установки ядерного вооружения, но оно в списке не значилось.

   В этот момент ворота ангара открылись, и в него вбежал Соллер, едва останавливаемый Митричем.

   - Это что ещё за дела?! Кто тебе разрешил? Немедленно выключи его!

   - Сэр, он не представляет опасности. Всё под контролем. Машина в порядке.

   - Что значит, в порядке? Да это безумная машина. Выключи немедленно, а завтра я подам заявку об экстренной переплавке этого монстра. Ты знаешь, что сам Эдисон едет сюда со своей свитой? И сейчас ему это ой как не понравится. Ты знаешь, что ты можешь класс потерять из-за этого? Немедленно выключай.

   - Сэр, робот не представляет опасности. Посмотрите. Диагностический компьютер показывает, что всё в порядке. У него нет боевых систем. У него нет блока управления. Он управляется с моего компьютера. Если что-то и случилось в результате сбоя, этот сбой остался в прошлом. Сейчас этот робот чист, и он не может ничего сделать, даже если бы он захотел.

   - Всё равно. Если не слушаешь меня, сейчас тебе придётся слушать Эдисона, а уж он точно не позволит этому роботу даже выйти из ангара.

   В это время роскошный чёрный седан руководителя базы уже появился в поле зрения.

   - Готовься, парень. Сейчас даже я не смогу тебе помочь.

   Начальник базы медленно вышел из машины и зашёл в ангар, бросив только беглый взгляд на робота, стоящего в исходной позиции. Следом за ним внутрь вошли двое его помощников и заместитель.

   - Вы так всполошили меня, Соллер, что я долго ломал голову над тем, что должно было произойти. Я ожидал увидеть тут несколько трупов, развороченный ангар и этого робота, которого останавливают авиационным ударом, - саркастично сказал Эдисон.

   - Сэр, вы знаете, что сделал этот робот и почему он здесь. Помнится, учитывая его статус экспериментального, он был вполне пригоден для ремонта.

   - Я знаю вашу позицию, - добродушно улыбнувшись, Эдисон остановил Соллера, проходя мимо, - молодой человек, что ВЫ мне по этому поводу скажете? - он очень строго посмотрел на Перка.

   - Сэр, этот робот в порядке. После того инцидента с него демонтировали систему управления.

   - Я знаю это, - кивнул Эдисон.

   - Сейчас он управляется с моего компьютера. Тут базовая программа и в ней есть только стандартные позиции. Вот это исходная, ещё несколько ремонтных, трансформация, которую кстати нельзя выполнить в данный момент из-за того, что несколько сервоприводов работает со сбоями, и все ремонтные позиции для второй. Мы сейчас можем вывести его только в некоторые из них. Вот, смотрите.

   Перк быстро ткнул в кнопку на компьютере, и робот сдвинулся. Все немного отпрянули назад, но робот просто приподнял руку. На фоне покачиваний при подъёме на ноги этот жест был выполнен почти безупречно.

   - Эта позиция необходима для ремонта правой руки, - прокомментировал Перк, - не надо бояться. Кроме таких безобидных жестов он сейчас вообще ничего не может.

   - Хорошо. Но что ВЫ здесь делаете, молодой человек? И зачем вам этот робот?

   - Сэр, я хотел бы выбрать его в качестве темы моего классного проекта.

   - Хм, - усмехнулся Эдисон, бросив взгляд на машину, - я конечно понимаю, что это страшная тайна, но, может быть, вы расскажете мне концепцию вашего проекта? Хотя бы в общих чертах.

   - Это робот ударного противодействия большой группе противника. Он был не совсем эффективен в борьбы против миуки, но это можно исправить. Я думаю, что его можно сделать весьма неплохим для масштабных сражений с насекомоподобными. Боевые действия на Андаре носят примерно похожий характер. Взять хотя бы недавнюю бойню на севере. Она была открытой, и миуки значительно превосходили наши войска по численности. По моей задумке, подобный робот, окажись он там, мог бы оказать влияние на ход боевых действий и значительно снизить потери.

   - Такие роботы уже однажды не оправдали себя. С чего вы решили, что они могут стать полезными сейчас?

   - Здесь есть ряд конструктивных недостатков. Робот ведь экспериментальный. Он служил лишь базой для дальнейших разработок. Его просто не стали доводить до ума. Я читал историю этого проекта.

   - Что же. Если вы говорите, что он вполне безопасен, - Эдисон подошёл к компьютеру Перка и сам пролистал несколько вкладок, - да. Вы правы, молодой человек. Сейчас этот робот абсолютно безобиден, но не думайте, Перк, что кто-то даст вам поставить на него оружие. Ваш проект, если вы выберете этого робота, будет по большей части теоретическим.

   Один из заместителей Эдисона при этой фразе усмехнулся.

   - Так вы разрешите мне работу над ним.

   - Вы же уже её начали, а я не останавливаю вас. Если вы даже в теории обоснуете все преимущества вашей концепции, может быть это и потянет на четвёртый класс. Но всё же, я бы рекомендовал вам выбрать что-то другое.

   - Нет, сэр, я уже решил. Я хочу, чтобы мне дали именно этого робота, и давали возможность использовать весь металлолом, который находится здесь, в ангарах. Проблемных роботов, например.

   - Проблемных роботов будете спрашивать у господина Соллера. Хотя местные ангары вряд ли вам чем-то помогут. Я не могу представить, как архаичный робот из первого бокса может помочь своими деталями этому.

   - Я видел там старинный погрузчик. Если привести его в действие, он мог бы пригодиться мне, чтобы вести некоторые работы.

   - Достаточно, Перк. На данном этапе вы меня убедили, - он перевёл взгляд на начальника производства, - вы перепугали меня, Соллер, поэтому теперь вы лично будете контролировать проект Перка. Дайте ему этого робота и того погрузчика, которого он попросил. Дальнейшее, Соллер, только под вашим контролем. Если будете сомневаться по поводу чего-либо, обращайтесь ко мне. И самое главное, я думаю, все понимают - никакого оружия, я не хочу развороченных ангаров, жертв и вызова авиации. Вы понимаете?

   - Да, господин Эдисон.

   - Вы понимаете, Перк? - на молодого инженера Эдисон посмотрел ещё строже.

   - Понимаю, сэр, - закивал Перк.

   - Отлично. Идёмте. Мы и так потеряли здесь время, - сказал своим заместителям главный.

   После этого Эдисон и его помощники вышли из ангара. Соллер последовал за ними, коротко поглядев на Перка и покачав головой.

   - Повезло тебе. Ой как повезло, парень, - к юноше подошёл Митрич

   - Это ты меня сдал?

   - Выходит, что так. Но я не специально. Соллер меня вызвал и спросил, что там происходит во втором ангаре. Ну я врать не стал, а то потом было бы хуже.

   - Понимаю. Ладно, всё обошлось. Теперь нужно работать.

   - С чего думаешь начать? Ещё не придумал имя для проекта?

   - Пока нет. Это не самое главное. Самое главное сейчас вновь сделать его автономным и пилотируемым. У него нет ни пилотской капсулы, ни источника питания, ни управляющих систем.

   - Да. Ну ладно, хоть на ноги сам встал, и то хорошо.

   - А здесь в боксах ничего такого не найти?

   - Аккумуляторов нет точно. Их перерабатывают отдельно. Да и не батареи у него были, Перк.

   - Да. Судя по всему, здесь был малый реактор, - заглянув присевшему роботу за спину, сказал Перк.

   - И это главная проблема. Реактор для него тебе никто не даст.

   - Реактор здесь и не нужен.

   - Почему это?

   - Если в бою что-то случится, то этот робот погубит не только себя и пилота, но и ближайший отряд, с которым он взаимодействует. Сюда нужен плутониевый генератор.

   - Его тебе тоже никто не даст.

   - Я знаю. Сейчас точно не дадут. Но здесь и без генератора работы много. Я уже вижу тормозящие сервоприводы. Вон одна тяга погнута. Хорошо, что она стандартная. Её можно найти даже в этом боксе, только что там она основная, а здесь периферийная.

   - Ну, я вижу, ты разбираешься. Тогда занимайся.

   - Сначала мне нужен погрузчик. Без него тут ничего не сделать.

   - Хорошо, пойдём в тот ангар.

   - А что с тем погрузчиком?

   - Ничего. Он в порядке. Просто устарел, и не ушёл в партии на переплавку. Его нужно только подзарядить. Если выбьешь для него новый аккумуляторный блок, то проблем вообще не будет.

   Сервисный робот ожил быстро. Поставив его на зарядку, Перк стал осматривать машины, которые могли стать донорами запчастей. Первым кандидатом был большой четырёхрукий робот изменённой конструкции, с которого необходимую тягу можно было снять без помощи погрузчика. Главное было следить за тем, чтобы он не упал на Перка.

   Этой машине здорово досталось. В том злосчастном бою он получил целую очередь пуль крупного калибра. Больше всего досталось кабине пилота и трансмиссии. Но, не смотря на критические повреждения основные тяги, приходящиеся на спину и верхнюю пару рук, были в порядке. Именно одна из них являлась периферийной для большого робота. По подсчётам Перка, ему было нужно четыре таких тяги, но пока было возможно демонтировать только одну.

   Он не заметил, как рабочий день подошёл к концу, а он порядком подустал, перекапывая содержимое ангара. Сегодня Перк заменил всего лишь одну тягу и подготовил к замене две других. Снять их с относительно небольших роботов было проще, чем поставить на большого. Почти все тяги были спаренными. Это было надёжнее одной большой, потому что если бы одна из них вышла из строя, то вторая, пусть и с перегрузкой, но взяла на себя функции другой. Конечно, долго бы она это не выдержала, но этого и не требовалось.

   Когда ангар уже был закрыт, и Перк собрался домой, на его компьютер пришло сообщение о том, что завтра с утра он должен явиться к Соллеру. Он отправил назад подтверждение принятия сообщения, и направился на выезд с территории завода.

Глава седьмая. Химия разума.

   - Извини меня за резкость Перк, но ты с ума сошёл? - спросил Соллер, - почему именно этот робот? Неужели в этих ангарах не нашлось ничего другого? Хочешь, я тебе дам другого робота, даже отремонтированного? Если ты взялся за комплексную модификацию этого робота, то просто доработать трансмиссию для тебя и вовсе ничего не стоит.

   - Трансмиссия большинства роботов, на мой взгляд, почти совершенна.

   - Сам же говоришь, что, почти. Выходит, знаешь, как улучшить?

   - Знаю. Но некоторые моменты не делаются из-за низкой технологичности, потому что затраты на производство не соразмерны с выгодой от изменений, внесённых в конструкцию.

   - А цена вот этого робота? Он убил два отделения людей.

   - Сэр, он в этом не виноват. Он всего лишь машина.

   - Да. Ещё добавь, что он пилотируемый, и пилот сам виноват в своей гибели.

   - Я понимаю ваши опасения, сэр, но более чем уверен, что они необоснованны. Сбой дал блок управления, пусть даже это не удалось выявить. Новый блок исключит возможность дальнейших сбоев.

   - Ладно, Перк. Как хочешь. Хочешь этого робота - действуй. Я позвал тебя по другому поводу. Сегодня у меня есть для тебя работа. Ты отправишься в цех ремонта мелкоразмерных роботов нулевых классов.

   - Там применяются специальные металлизаторы для тонкой работы? Наверное, нулевые и первые?

   - Именно, Перк. Кстати, там ты тоже можешь выбрать тему для проекта.

   - Простите, господин Соллер, но я не изменю своего решения. Я уже придумал концепцию проекта и даже хотел вас просить кое о чём.

   - Сначала разберись там. Сейчас военным требуются мелкие роботы. Наверно замышляют крупную разведку. План по этим роботам огромный и нужны они срочно. Им нужно запустить пару десятков металлизаторов.

   - Хорошо. Я сделаю.

   - Отлично, Перк.

   - После этого можешь даже попросить что-то для своего проекта.

   Выйдя из кабинета Соллера, Перк сел в машину и уверенно направился в сторону ремонтных боксов. Это задание ему дали не просто так, видимо было что-то серьёзное, а так как сам он с подобной работой почти никогда не сталкивался, то решил привлечь к этому заданию свою команду.

   - Привет, ребята, вы разбираетесь в мелких металлизаторах? Единички, нулёвки.

   - Единички? - спросил Антон, - не видел никогда.

   - Я разбираюсь, - сказал Хэнк, - а что надо делать?

   - Надо запустить несколько таких. Они стоят в цехе для мелких роботов.

   - Да там не металлизаторы нужны, - посмеялся Крис.

   - А что нужно?

   - Ты когда-нибудь видел янтарь? Ну там насекомые всякие в нём и всё такое.

   - Ну... Да, - сказал Перк, вспоминая курсы культурологии.

   - Ну вот, там роботы примерно так же выглядят. Знаешь, есть такие миуки - смольники. Кидаются смолой.

   - А, да, я что-то такое читал.

   - Всех боевых роботов оснащают специальной системой, которая эту смолу выжигают, - сказал Хэнк, - проблема в том, что для малых роботов её не приспособить. И они все становятся жертвами смольников.

   - Понимаю. Я что-то такое читал вроде.

   - Так что мы тут тебе помочь ничем не можем. Проблема ведь не в металлизаторах. Запустишь ты и без нас. Мы лучше вот этого починим.

   В ремонтном боксе стоял большой пилотируемый робот, у которого одна из рук просто болталась на одном из элементов каркаса. Она только чудом не отвалилась полностью, и сейчас её нужно было заменить, как и сервомеханизмы, приводящие её в движение.

   - Ну тогда ладно, парни, работайте. А я поеду. Как закончу там, вернусь.

   Цех тонких работ находился далеко, на противоположном конце завода. Работы по ремонту малых роботов были не самыми частыми. В войне с Миуки они были востребованы мало. Если не считать специальных операций, одну из которых, очевидно, командование затеяло и в этот раз.

   Цех был небольшим трёхэтажным знанием, очень уютным внутри. Полной противоположностью цеха с главным металлизатором. Потолки там были низкими, стены окрашены в светлые тона. Металлизаторы мелких классов ровными рядами стояли на специальных столах вдоль стен. Звук, который они издавали, был очень тихим по сравнению даже с шумом металлизаторов на пару классов выше. Не говоря уже о главном устройстве завода, гул которого даже был одним из критериев вредности для рабочих, его обслуживающих.

   Практически весь коллектив этого цеха состоял из женщин. Перк нашёл старшего производственного мастера. Это была довольно милая дама лет сорока пяти. На ней был белый халат с особыми отметками цеха тонких работ. Увидев юношу, она приятно улыбнулась.

   - Доброе утро. Я Ирина, старший производственный мастер.

   - Я Перк, инженер третьего класса.

   - Вы к нам зачем?

   - Меня направили к вам в помощь.

   - Точно-точно. Они требуют от нас выработки, но мы сказали, что с этим проблемы. Наверное, поэтому вас и прислали. Господин Соллер не выслушал вчера меня до конца, его отвлекли. Проблема состоит не в том, чтобы их запустить. Проблема в том, что у нас нет материала для работы с ними.

   - Металлический материал?

   - Ой, да не металлический, - рассмеялась Ирина, - я не это имею ввиду. У нас почти не осталось роботов, которых мы можем отремонтировать.

   - С вас требуют план, но не дают машины на ремонт?

   - Дают. Видите ли, главная проблема, с которой мы сталкиваемся, это смола.

   - Да, мне говорили.

   - Так вот, в последнее время смола какая-то не такая. Наш реагент для растворения её не почти не берёт. А сжигать мы не можем, у нас нет условий. К тому же при сгорании она даёт слишком большую температуру, так можно испортить робота. Если грубо удалять механически, то тоже, а делать не быстрее, чем растворять.

   - Понимаю.

   - Растворитель, конечно, действует, но это занимает много времени. Глядите.

   Перка провели в комнату, где продемонстрировали ему большую продолговатую неглубокую ванну, в которой было замочено несколько роботов, опутанных бурой мутной субстанцией, которая уже затвердела.

   - Она растворяется слишком долго.

   - Быть может, стоит увеличить концентрацию?

   - Пробовали. Не помогает. Говорят, такое уже бывало. Кто-то из миуки мутировал, и они вырабатывают другую смолу.

   После этих слов Перку подумалось о том, что миуки могли намеренно изменить состав смолы, чтобы затруднить действия землян на Андаре. Что это была воля их непонятного разума, а не случайное изменение.

   - Видимо, вам нужна помощь химиков, а не инженеров.

   - Да. Вчера господин Соллер нас не дослушал, а сегодня мы не могли до него дозвониться.

   - Я сейчас же сообщу ему, и если дальнейшая моя помощь будет целесообразна, то я сделаю всё, что от меня зависит.

   Перк тут же вызвал своего руководителя и объяснил ему ситуацию.

   - Понятно. Блин, бабы, сразу не могли толком сказать. Сейчас найду тебе химика. Ты будешь ему помогать, когда он скажет. Работай с ним в команде, потом мне всё расскажешь.

   - Хорошо.

   - Так, - сказал Соллер после недолгого молчания, - поезжай к лаборатории, химик тебя встретит. Доставишь его на место.

   - Выезжаю.

   Химиком оказался высокий, слегка сгорбленный человек. На вид ему было лет тридцать. Он создавал впечатление человека замкнутого и довольно своеобразного. Он носил большие очки, а интонации его басовитого голоса звучали немного нудно. Складывалось впечатление, будто он не очень любил взаимодействовать с окружающими.

   - Я Мипок, - сказал химик, садясь в машину.

   - Перк, - юноша протянул руку.

   - Так что же они раньше-то не сообщили? - сказал он немного вяло, - уже бы давно начали исследование, а они всё молчат.

   - Да. Видимо, такие роботы были не нужны в таких объёмах, а так они справлялись.

   - Понятно. Понятно. Сейчас возьмём образец. Тебя передали мне в помощь, так ведь?

   - Да. Я помогу, чем могу.

   - Хорошо. Сейчас посмотрим, что можно сделать.

   От здания лаборатории до цеха тонких работ было примерно пять минут езды. Перк провёл Мипока на третий этаж и подвёл к производственному мастеру. Ирина вкратце обрисовала ситуацию. Химик слегка недовольно покачал головой, поглядывая на куски смолы, безнадёжно мокнущие в растворителе.

   - А есть не испачканный образец?

   - Да. Конечно. Сейчас.

   - Да уж, - протянул Мипок, когда Ирина вышла.

   Она вернулась через минуту. В её руках был точно такой же кусок смолы, как и замоченные в ванне. В отличие от них края его были острыми, не поеденными растворителем. Внутри этого большого куска находился маленький робот, тягового действия. Из его лапок выдвигались небольшие тросы, оканчивавшиеся специальными манипуляторами, которыми он мог зацепиться практически за любую поверхность, а потом притягивался к ней. Он легко уместился бы на двух ладонях человека, не смотря на относительно громоздкий механизм подачи тросов.

   - Вот тебе инструмент. Добудь несколько образцов смолы, - Мипок протянул перку небольшую отвёртку.

   - Вот десять пузырьков. В каждый набери маленьких кусочков примерно до половины.

   - Хорошо.

   Перк принялся отвёрткой откалывать куски смолы от застывшего робота и собирать их в ампулу.

   - Ну-ка дай-ка мне один. Я его первично проанализирую.

   - Вот, пожалуйста.

   Он протянул химику небольшой кристаллик где-то полсантиметра в ширину. Тот положил его внутрь небольшого приборчика, подключённого к его большому компьютеру, и перевёл взгляд на дисплей.

   - Да, - выдал он своё заключение спустя несколько минут,- пока могу только сказать, что она стала немного твёрже. В целом мне понятно, но нужно проанализировать точнее. Ты там скоро?

   Перк как раз наполнил последний пузырёк кусочками смолы. Закрыв, он отдал поставил её к остальным.

   - Ну, в целом, ты мне больше не нужен. Если хочешь, можно пойти разобраться в этой проблеме. Но для этого нужно в лабораторию.

   - Меня прикрепили к вам. Поэтому вы решаете, что будет лучше, а что нет, - добродушно сказал химику Перк.

   - Тогда пойдём. Ты, как инженер, может быть, извлечёшь что-то полезное из этого. Плюс, у тебя есть машина. Подвезёшь меня. Это нужно сделать быстро.

   - Вам же, кстати, по классу тоже положен транспорт, - сказал Перк, когда они спустились вниз.

   - Положен. Только я не очень его люблю. Это вы, инженерные специалисты любите ездить. А я вот нет.

   - Понимаю.

   - Эти бабы вечно не действуют по регламенту, - ворчал Мипок, устраиваясь на сидении, - по идее я давно должен был прийти к ним и всё это решить. Но вскрылось это только сейчас, когда срочно понадобились роботы. И теперь я должен сделать это сию минуту. Внести изменения в состав растворителя смолы. Я-то свою работу сделаю. Мне вот жалко парней из цеха, которые будут синтезировать этот растворитель всю ночь. Так-то мы за одну смену справляемся, видимо, придётся кого-то оставлять.

   - Мне жаль, но я не знал.

   В химической лаборатории Перку вряд ли бы удалось побывать, если бы не это небольшое происшествие. Химик усадил его на небольшой стульчик, а сам взял один из образцов и пошёл в сторону довольно большого микроскопа. Отщепив от маленького кусочка ещё более мелкий - почти пылинку - Мипок положил его на предметное стекло и начал просвечивать.

   - Вообще, у нас, химиков, принято проводить серию реакций, чтобы определить химический состав. Но начиная с пятого класса, мы обязаны определять его на глаз. Сейчас я тебе покажу. Вот это молекулы смолы, которая была раньше. Видишь несколько одинаковых формаций? Это примерно они. А вот новые показания.

   Он вывел на другой край дисплея картинку, чем-то напоминавшую предыдущую. Даже Перк, человек, имевший лишь базовые знания по химии, после объяснения нашёл заметное отличие.

   - В них появились молекулы другого вещества.

   - Атомы. Два разных. Но этого достаточно, чтобы в корне изменить свойства. Сейчас я определю её состав. Но точно вижу, что один из них металл. Именно эти атомы мешают текущему растворителю работать по правилам. Да, это медь. Именно поэтому смола почти не изменила окрас. Чем же тебя взять, - он почти не обращал внимания на инженера, и казалось, что он разговаривает с самим собой, потому что юноша местами плохо понимал, что химик бурчит себе под нос, - и как они научились её синтезировать? Ты ведь Перк, да?

   - Да.

   - Итак, Перк, ты веришь в разумность Миуки?

   - Да, - кивнул инженер, - я её не отрицаю.

   - Смело говоришь. Особенно, учитывая то, что официальная концепция утверждает, что Миуки неразумны.

   - Но и версия разумности тоже есть. К тому же за поиски истины не наказывают, - улыбнулся инженер.

   - Это да. Вот скажи мне, ты бы догадался добавить к смоле определённое соединение, зная, что её свойства против нашего растворителя улучшатся? То-то я слышал, что в последнее время в медчасти поступает много людей с отравлениями. При сжигании эта смола стала выделять какой-то вредный газ. Но поскольку он не смертелен, это пока не разрабатывали. А теперь я понимаю. Но роботы малютки точно становились жертвами этих новых смольников. Теперь мы знаем её состав. Сказать я тебе его не могу, сам понимаешь.

   - Да, понимаю.

   - Сейчас мы возьмём растворитель, использовавшийся раньше и кое-что к нему добавим. Да, парни из химического цеха могут не ночевать здесь сегодня. Это будет довольно просто, Перк. Они успеют до конца дня сделать нужное количество. Вот и всё. Просто, некоторые люди затормаживают прогресс тем, что хотят, чтобы всё оставалось по-старому. Сейчас мы проведём с тобой эксперимент. Должен выводиться вредный газ, поэтому этим дамам придётся либо использовать герметичные камеры, которые у них, кстати, есть. Либо надевать респираторы теперь.

   Химический синтезатор быстро выдал небольшую ампулу вещества, которое запрашивал Мипок.

   - Вот смотри.

   Он капнул на один из образцов, и от того пошёл густой дым, но сам кусочек смолы быстро исчез, на стекле небольшое количество бурой жидкости.

   - Вот так вот работает химия. Это, кстати, может стать одной из работ, которая мне поможет повысить класс. У вас, инженеров, проще. У вас практически одна работа должна соответствовать классу. А у нас надо создать несколько. Потому что, увы, уж точно здесь, на Андаре, нету таких работ, которые могут повысить тебя на класс на уровне одной работы, так что понимаешь.

   - Да, - кивнул Перк, - ну, я надеюсь, что вы повысите класс. Вы классно разобрались с этой проблемой.

   - Ну да. Вообще, я тут в лаборатории почти один. Как говорит мой предок, раньше на этом заводе было больше химиков. Сейчас всему заводу хватает одного меня. Остальных перевели в крупный экспериментальный центр. Но что-то они там с этой проблемой ещё не разобрались. Видать, и так дел по горло. Кстати, пока помню, надо послать им отчёт. Их это заинтересует.

   - А вы бы хотели в экспериментальный центр?

   - Все туда хотели бы. Вот только руководство решило, что я нужнее здесь. Меня звали, кстати.

   - Понимаю.

   - Ладно, я думаю, ты можешь идти. Пообедай, а дальше уже иди к своему руководителю. Скажи, что мы разобрались. Теперь они металлизаторы и без тебя запустят. Там всё настолько уже отлажено, что твоей помощи не потребуется.

   - Да. Думаю да. До свидания.

   - До свидания, Перк.

   Купив себе упакованный обед, Перк направился в бокс на обед.

   - Ну как там цех точных работ? Ты, наверное, замотался там с этими металлизаторами.

   - Нет. Всё дело было не в этом.

   - А в чём?

   - Там уже всё отлажено, запускать ничего не надо. Просто у них не было роботов.

   - То есть не было роботов? Роботов до фига. Как сходят на рейд по зачистке, целыми грузовиками везут эти комы смолы.

   - Это да. Просто так вышло, что смола какая-то новая. Их нынешний растворитель её почти не берёт. Я помогал химику, который её изучил и вывел новый растворитель. И скоро они заработают на полную силу без моей помощи.

   - Вот так значит, - покивал Крис.

   - Да, всё оказалось проще.

   - Ну, тогда ладно. Значит, ты займёшься своим проектом?

   - Да. Соллер сказал, что если я справлюсь с сегодняшним делом, то я могу попросить у него что-нибудь для проекта. Ну, получается, что я со своей частью справился. После обеда начнут делать новый растворитель, дадут этим тёткам, и они всё запустят.

   - И что ты решил попросить?

   - Радиоизотопный генератор на плутонии.

   - Что???

   - Робот сейчас не автономен. Он работает только пока к нему подсоединён кабель. Это нужно исправлять в первую очередь. Если мне дадут, то это решит проблему.

   - На нём вообще-то реактор стоял, - сказал Крис.

   - Я знаю. Но реактор это слишком опасно. Да и его мне уж точно никто не даст.

   - Это да. Да и когда ты о генераторе Соллеру скажешь, он тоже опешит.

   - Ну это же не реактор. Надеюсь, он разрешит.

   - И что будешь делать дальше, если разрешит? - поинтересовался Хэнк.

   - Установлю.

   - А потом?

   - А потом не знаю. Кабина нужна новая. Её выбить будет сложнее.

   - Это да, - сказал Крис.

   - А кроме это что нужно делать? - спросил Хэнк

   - Там много работы. По гидравлике есть работа, по сервоприводам, по моторам, по тягам. Если делать одному, то довольно долго. Мне пока хватит. За пару месяцев вполне управлюсь.

   - Так что ты хочешь сделать с ним? - спросил Антон, - просто вернуть его к работе?

   - Нет. Это же трансформер, он может трансформироваться в четырёхлапого робота осады и огневой поддержки.

   - Я понимаю, что он встаёт на четыре ноги и всё такое. Спинная боевая система, до этого неактивная, становится основной, пока перезаряжаются все остальные системы. Ладно. Может быть, ты сможешь сделать, чтобы всё это работало. Но это же не классный проект, а просто ремонт. Ты должен сделать что-то кроме этого.

   - Я хочу, чтобы этот робот стал гораздо мощнее и сильнее.

   - Как ты сделаешь это? Тебе сказали, что никакое оружие тебе без разрешения Эдисона не дадут. А Эдисон и Соллер тебе не разрешат.

   - Сначала нужно сделать хорошую базу для оружия, а потом только думать о нём. У него, на мой взгляд недостаточно хорошая защита в целом, и от миуки в частности. Какой толк от повышенной огневой мощи, если робота могут в момент задавить массой, что у миуки вполне выходит.

   - В этом ты прав. Но это ведь сложно.

   - Я думаю, что мне это по силам. Серия очень хорошая. Её просто нужно довести до ума. На четвёртый класс потянет.

   - Ну ладно, раз так.

   - Иначе бы и смысла не было.

   За то, что Перк разобрался в проблеме цеха тонких работ, Соллер согласился на то, чтобы выдать генератор, а так же выделить специалистов для помощи в его установке. Пришлось демонтировать все щиты, находящиеся на спине, но это всё равно пришлось бы делать: после атаки винтокрыла большая их часть пришла в негодность.

   Уже во второй половине пятницы массивный цилиндр встал на своё место в спине робота. Этой энергии хватит с лихвой даже до защиты проекта, а после можно будет подумать и над тем, чтобы заменить его реактором. В самом конце дня, убедившись что новая деталь отлично функционирует, Перк с радостным настроением направился домой.

   В эти выходные Перк позволял себе поспать подольше всего лишь на час, а потом, легко позавтракав и одевшись, отправился в ангар. Не смотря на ворчание Митрича, он принялся за работу. Выходные были для него самым лучшим шансом продвинуть свой проект вперёд. Тем более, что он не знал всех возможных неисправностей машины. Что-то могло вскрыться и позже.

   В первый момент после того, как робот сам встал на ноги, радость Перка не была испорчена только потому, что он не до конца прочитал журнал экстренных сообщений, остановившись на списке оружия. Ошибок, относящихся к ходовой части было не меньше. Машина не смогла бы сделать и нескольких шагов. И теперь, когда эйфория успешного запуска сходила на нет, предстояла долгая кропотливая работа.

   Самой большой проблемой были сервоприводы. Нужно было менять не только их, но и датчики положения, что вызывало отдельные трудности. Без специального оборудования проверить их работоспособность можно было только после установки. Датчики, снятые с других машин с большой долей вероятности были неисправны, и замену приходилось производить довольно часто. В среднем, нормальный датчик попадался единственным из трёх проверенных, и даже это было хорошо. В целом, за день субботы Перк наладил полностью работу одной руки.

   Вторая рука, задетая атакой винтокрыла, была более проблемной, и на неё не хватило целого воскресенья. А в понедельник начались рабочие будни, где Перк со своей командой снова запускал и ремонтировал металлизаторы, а также другое оборудование. Иногда удавалось уделить пару часов и в рабочее время, а иногда приходилось задерживаться, но так или иначе работа над классным проектом продолжалась.

Глава восьмая. Спасение главного.

   Однажды утром он получил задание со своей бригадой обслужить один из металлизаторов восьмого класса. Это заняло у них почти полдня, но они справились на отлично.

   После обеда Перк уже собирался отъезжать в ангар, чтобы продолжить работу над своим проектом. Но не успел он тронуться с места, как на его личный компьютер поступил экстренный сигнал. Его срочно вызывал Соллер.

   - Перк! У нас очень серьёзная проблема, ты даже не представляешь, насколько. Ты и твои парни срочно должны прибыть на главный металлизатор. Всё очень серьёзно, Перк. Конкретное задание получишь, когда прибудешь. Тебя уже ждут.

   - Хорошо. Выдвигаемся.

   Инженер вышел из машины и вернулся в ремонтный бокс.

   - Парни, нужно срочно на главный металлизатор.

   - Вот прямо сейчас? Так срочно?

   - Да, прямо сейчас.

   - Видать, всё реально серьёзно.

   - Соллер так и сказал.

   - Погнали тогда.

   Главный металлизатор уже не издавал привычного шума, который был раньше. Он был остановлен. Увидев это, Перк, ощутил холод, пробегающий по коже. Внутри стояла неимоверная суета. Казалось, что все ремонтные команды завода собрались здесь.

   - Мы должны получить распоряжение, - сказал Перк, когда они въехали внутрь.

   - Я походу понял, в чём тут дело, - сказал Крис, - такая хрень уже случалась.

   - И что это?

   - Перегрелся скорее всего. Сейчас узнаем.

   Инженера подготовки нигде не было видно. Но едва они пересекли границу цеха, к ним почти бегом подошёл седовласый Вин.

   - Идёмте, ребята, я вас уже жду.

   Они оставили машину в пролёте, и направились за ним. Внедорожник Перка был далеко не единственным транспортным средством, припаркованным на левой стороне пролёта. Вин провёл их на другую сторону громадной машины и остановился около главной секции.

   - Вон там аварийный выпускной клапан системы охлаждения. Откройте его принудительно, и следите за его работой.

   - Оттуда же сейчас сильно польётся,- сказал Перк.

   - Не сильно, - обречённо покачал головой Вин, - сливайте всё вниз. Когда пойдёт чистый свежий хладагент, проследите как он сработает. Если не сработает, закройте принудительно и сообщите мне.

   - Хорошо, - кивнул Перк.

   - Вы вдвоём работайте здесь, а вы, парни, - он указал на Антона и Криса, - идёмте со мной.

   - Сейчас посмотрим. Перк, отойди на всякий случай, - сказал Хэнк, забираясь наверх.

   Хэнк открыл кран, и оттуда хлынула мутно-ржавая струя жидкости вперемешку с воздухом. Слабый запах свежести говорил о том, что смесь содержала в себе хладагент, в то же время ржавый цвет означал присутствие воды. Жидкость стекала в специальные жёлоба и уходила вниз. Перк, знавший устройство подобных машин только в теории начинал вникать в суть проблемы.

   - Хэнк, так же не должно быть? Я что-то никак не соображу.

   - Просто кое-кто недоглядел, как главный металлизатор почти накрылся.

   - В этом ведь нет нашей вины? Мы недавно проводили профилактику.

   - Да ну! - сказал Хэнк, - мы же к охлаждению не касались. Это наш знакомый инженеришка облажался. Ой как ему вставят! - ремонтник злорадно улыбнулся.

   Поток жидкости в системе охлаждения иногда почти полностью заменялся струёй воздуха. Было понятно, что в системе охлаждения произошла утечка. В неё попал воздух и скорее всего конденсат. Так как и то и другое не способны по своим свойствам заменить хладагент, то главный металлизатор перегрелся. Но, исходя из того, что все, кого видел Перк, работали над системой охлаждения, состояние металлизатора было не критическим, хоть тяжёлым. Прокручивая в голове возможные сценарии этого происшествия, Перк пришёл к выводу, что один фактор не мог вызвать такое происшествие. Их было минимум три: отказ одного или нескольких аварийных кранов, спровоцировавших утечку и попадание воздуха в систему, отказ датчика температуры, и датчика давления. Последний должен был среагировать на падение давления вследствие попадания воздуха в систему, а датчик температуры должен был сообщить о перегреве ещё на ранней его стадии. Но ничего их этого не произошло.

   Спасло главный агрегат завода то же, что чуть было его не погубило: человеческий фактор. Опытный работник заметит перегрев и сам, хотя бы по необычному жару, идущему из рабочей камеры во время выгрузки детали, да и неправильную структуру готового материала намётанный глаз подметит быстро. Своевременная остановка и позволила сейчас лишь ликвидировать причины происшествия, а не их последствия. Виноват, скорее всего, кто-то из старших инженеров подготовки, и Перк даже представлял, кто скорее всего.

   Вскоре из крана пошёл один воздух. Это говорило о том, что пошла продувка этого канала. Через несколько минут из клапана хлынул белоснежно чистый хладагент. Его поток сопровождался приятным запахом свежести. Перк уже было хотел закрывать клапан принудительно, как он сработал сам. Через минуту он немного открылся, чтобы выпустил воздух, но появившийся следом поток хладагента своевременно отсёк.

   - Так. Тут хорошо, - сказал Хэнк, - иди ищи седого.

   - Сейчас.

   Вин поблагодарил за хорошую работу и тут же отправил парней к другому точно такому же клапану, но расположенному гораздо выше. Там процедура была повторена. С высоты Перк увидел наспех сформированную экстренную комиссию. Они вместе с Вином вошли в рабочую камеру главной секции. Они должны будут проследить за состоянием главных органов металлизатора и выдать заключение о том, позволено ли ему продолжить работу.

   Наконец, вся система охлаждения была продута, дефектные клапана найдены, заменены, как и датчики, давшие сбой. Краем уха Перку довелось услышать о том, что их давно не меняли, хотя по регламенту это положено.

   Основные работы завершились немного позже окончания рабочей смены. Учитывая эту задержку, Перк предложил парням развезти их по домам. Те охотно на это согласились.

   Сначала отвезли Криса. Он жил ближе всех. Следом Антона. Последним был Хэнк, которого Перк завёз в свой корпус, только в другой подъезд.

   - А мы с тобой, выходит, в одном корпусе живём.

   - Серьёзно? А ты в каком подъезде?

   - В четвёртом.

   - Ого. Почти соседи. Ладно, пойду я, до завтра, Перк.

   Перк доехал до своего подъезда и уже собрался парковаться, как получил сообщение от Соллера с просьбой вернуться. Когда он въехал на территорию завода, то получил ещё одно сообщение. О просьбе явиться к главному металлизатору.

   Пролёты были почти пусты, а Соллер стоял вместе с Вином и осматривал открытые ворота главной секции.

   - Побудешь моим водителем. Своего я отпустил, а тебе всё равно надо явиться кое-куда, - сказал руководитель производства, уверенно садясь на пассажирское сиденье.

   - Хорошо. А куда явиться?

   - К главному. Но сначала ко мне. Нужно взять кое-какие материалы. Меня сюда сорвали, я и не ожидал.

   - Хорошо.

   - Перк, ты понимаешь, что главный металлизатор встал? - устало сказал Соллер, когда они выехали на улицу.

   - Да, сэр, я видел.

   - Ты понимаешь, почему он встал?

   - Знаю. Потому что в хладагент смешался с водой и воздухом.

   - Да. А не так давно проходила профилактика, и ты в ней участвовал.

   - Да. Но мы не касались охлаждения.

   - Я понимаю. Но, тем не менее, всех нас хочет видеть Эдисон. Там будет разбор, на котором должны быть все. Это его приказ. Так что извини, что пришлось тебя задержать.

   - Ничего. Я понимаю.

   Собрание происходило в большом конференц-зале, примыкающем к кабинету Эдисона. Помещение было отделано деревом, и выглядело шикарно. Едва руководитель базы зашёл внутрь, как в зале воцарилось молчание. Главный всех оглядел суровым взглядом.

   - Ну, что вы мне скажете, кроме того, что я уже слышал? Кого мне наказать больше всех? Может быть тебя, Вин? - он перевёл свой суровый взгляд на седовласого руководителя главного металлизатора.

   - Если хотите.

   - Рассказывай, - главный сел в кресло во главе стола.

   Перк с небольшим чувством страха глядел на Эдисона, который сейчас внимательно выслушивал одного из своих подчинённых.

   - Виноват инженер по подготовке. И я не мог уследить за всем. А он, видимо...

   - Мы ведь уже знаем его имя. Микс, верно?

   - Да.

   - С завтрашнего дня он с нами не работает, уволить со строжайшим выговором. К рабочему профилю прикрепить точные результаты расследования. В рамках того, конечно, что может быть оглашено за территорией базы.

   Перк подметил, что сам Микс не присутствовал на собрании. Это было логичным: после такого проступка его отстранили почти мгновенно.

   - Да. Я понимаю, сэр, - кивнул Вин.

   - Нам он всегда не нравился, ведь верно?

   - Верно. Но, он выполнял свои задачи.

   - Недостаточно. И он уволен по объективной причине. Даже если его папаша сейчас поднимет скандал, я всем всё расскажу. Я дойду до даже верховного совета колонии, всё равно нужно отчитываться за остановку главного металлизатора. У нас главный ремонтный завод в системе, и вы понимаете, что это значит.

   - Я понимаю.

   - Отлично.

   - Но ведь вина могла быть и не только его, - вставил кто-то из инженеров, сидевших рядом с главным, после чего повисла тишина, а Эдисон обратил на него свой взгляд.

   - А чья же? Ваша?

   - К главному металлизатору имели отношение многие. В конце концов могла произойти случайность.

   - Случайность. В агрегате стоимостью почти миллиард? Случайность, - рассмеялся Эдисон, и этот смех поддержали остальные, - вы считаете, что четыре условия этой катастрофы совпали случайно, дорогой мой Айвен? А вот у экспертной комиссии совсем другое мнение на этот счёт. Вы сможете ознакомиться с их отчётом позже, а пока будьте осторожны в своих словах.

   - Хорошо, - раздался тихий голос.

   - Со случайностями разобрались. А теперь скажите мне, как мы можем это восполнить? - обратился Эдисон к остальным.

   - Главный металлизатор починен усилиями лучших бригад. Сейчас мы завершаем окончательную проверку и сегодня в ночную смену он начнёт работу, - сказал Вин.

   - Отлично.

   - Он остановился всего лишь на две смены, и вы понимаете, сэр, что это не смертельно.

   - Не смертельно, но существенно. Хорошо. Главный металлизатор должен работать. Без него весь наш завод не имеет смысла. Потому что если ремонтируемому роботу не будет при надобности предоставлен новый корпус, или корпус трансмиссии, вы понимаете, что это может за собой повлечь.

   - Я понимаю.

   - Хорошо, Вин. Господин Соллер, Вы собрали всех, кто обслуживал главный металлизатор в последние месяцы?

   - Все здесь. Это Перк, Смит, Конн, Энди, - перечислял руководитель производства.

   - Хорошо. По очереди объясняйте, что и как делали.

   Эдисон выслушивал объяснения инженеров, и Перк был даже рад, что он оказался последним в очереди. В ходе этих объяснений выяснялось, что они просто обслуживали главный металлизатор, не касаясь системы охлаждения. Эдисон слушал их, задавал вопросы. Он прекрасно знал, что система охлаждения находится в ведении службы подготовки. Инженеры подхвата делают только профилактику. Но в этом деле он брал на себя роль своего рода судьи, и обязан был ознакомиться со всеми фактами. Слова инженеров подкреплялись отчётами о проделанной работе, и главный ни в чём их не упрекал.

   - Хорошо. А теперь вы, Перк. Вы, кажется, проводили профилактику четвёртой секции пару недель назад. Что вы делали в ходе неё? - он взглянул на юношу очень строго.

   - Сэр, мы заменили первичный и вторичный смесеобразователи, после чего проверили каналы подачи материала. А потом убедились в том, что четвёртая секция работала.

   - Всё, как и у всех. Всё сходится на одном нашем бывшем работнике. Он плохо руководил работой службы подготовки. И только чудом металлизатор проработал эти пару недель. Кто знает, как долго машине пришлось работать на пределе.

   - Это устанавливается, господин Эдисон, - сказал Вин.

   - Отлично. Значит, вы гарантируете, что сегодня в ночь всё будет работать.

   - Да, ночная смена будет запущена. Уже привлечены лучшие силы. А завтра эксперты более точно установят все причины.

   - Я уже видел их первыё отчёт. Что же, будем ждать завтра. А на сегодня все свободны. Попрошу остаться лишь Перка.

   Перк взглянул на главного с небольшим опасением, поскольку не знал причину, по которой его задержали. Выходя, все с сочувствием смотрели на него, понимая, что главный никого просто так оставлять не будет.

   - Идём ко мне, - сказал Эдисон, когда все вышли.

   Кабинет руководителя базы был просторным и отделанным не менее шикарно, чем конференц-зал. Повсюду стояли книжные полки с бумажными изданиями прошлых времён. На столе располагался мощный компьютер с огромным дугообразным монитором, огибающим оператора. Войдя внутрь, главный предложил Перку садиться, а сам плавно прошёлся по кабинету.

   Эдисон подошёл к миниатюрному бару, встроенному в одну из стен, достал оттуда бутылку виски и налил себе в стакан. Потом он отхлебнул глоток и посмотрел на юношу. Перк ожидал серьёзных и сложных вопросов, но вместо этого прозвучало:

   - Как мама?

   - Хорошо, - покивал головой юноша, - ей предложили новую роль.

   - Да, - сказал Эдисон, - я слышал. Наверное, скучаешь по ней здесь?

   - Да.

   - И я тоже, - он замолчал на несколько секунд и отхлебнул из стакана, - твоя аттестация прошла хорошо. Мне понравилось. И многим моим коллегам тоже. Но им лучше не знать, понимаешь? Начнут ещё предвзято к тебе относиться. Это ведь не то, чего мы с тобой хотим.

   - Да. Я понимаю, сэр.

   Он уселся напротив Перка и устало потёр ладонью лоб и глаза.

   - Ненавижу, когда это случается, особенно по вине какого-нибудь недоумка.

   - А что с ним теперь будет?

   - Ничего хорошего. Лишат класса, занесут в чёрный список, ему долго придётся отмываться. О сладких должностях и больших деньгах придётся забыть. Но ты ведь понимаешь, что этот человек это заслужил.

   - Да, я понимаю.

   - При каких повреждениях робот признаётся непригодным для ремонта? - его усталость и мягкость вмиг улетучились, и он посмотрел на юношу так, как будто бы начался новый этап аттестации.

   - Если у робота даже серьёзное разрушение корпуса, но трансмиссия и все бортовые системы в порядке, то такому роботу меняется корпус, в который монтируются все главные узлы, находящиеся в хорошем состоянии.

   - Отлично. А где у нас изготавливают корпуса для тяжёлых и сверхтяжёлых роботов?

   - На главном металлизаторе.

   - Верно, Перк. Корпуса изготавливаются не то что индивидуально, но по ним не делается задел. Главный металлизатор это ядро нашего завода. Если сегодня он встал на две смены, завтра мне придётся за это объясняться. Конечно, я объяснюсь, потому что не я этому виной, и не то чтобы я должен на кого-то это свалить, но я должен принять меры. И очевидные мои меры состоят в том, чтобы Микс больше не был с нами в одной команде. Понимаешь, Перк?

   - Да, сэр.

   - Что ты думаешь о нём?

   - Я с ним толком дел не имел, только при той профилактике. И он мне тогда не понравился.

   - А его даже защищали. И даже теперь, когда вина его доказана. Я знаю, что именно этот человек допустил то, что главный металлизатор встал. Ты, как один из ликвидаторов последствий, понимаешь, почему это произошло: он лично должен был проверять все те датчики, и делать отметки в журнале, но он не проверял. Ставил их от балды.

   - Я догадался.

   - Если бы хоть один из датчиков сработал, то всё было бы нормально. Клапаны-то ерунда, они порой летят чуть ли не каждый день, когда мы работаем в усиленном режиме. Главное, чтобы клапан, давший сбой был вовремя обнаружен.

   - Да, я понимаю, сэр.

   - Хорошо, Перк. Хорошо, что ты это понимаешь. Как там твой проект? Работаешь над ним?

   - Да.

   - И как успехи?

   - Привожу в нормальное состояние то, что уже есть.

   - Будь осторожен с ним, Перк. Это правда опасный робот.

   - Я понимаю. Я слежу за безопасностью. Пока что всё идёт хорошо.

   - Если что-то понадобится, обращайся. Рассмотрим твои просьбы.

   - Хорошо. Я буду иметь это ввиду.

   - Ладно. Ступай.

  

Глава девятая. Упавший с небес.

   Рутина воцарилась вновь, и продолжалась до тех пор, пока однажды приехав утром на работу, Перк не увидел грузовик, везущий нечто, укрытое чехлом. Очертания показались ему знакомыми, и юноша осторожно последовал за ним по территории завода. Грузовик проследовал к ангарам с металлоломом, где его уже ожидал кран. Перк затаился ненадолго за ангарами и подождал пятнадцать минут, пока все уедут. Едва кран и грузовик скрылись за поворотом, он на полном газу полетел в сторону ангара, в который только что прибыл важный груз.

   Митрич уже было закрывавший ангар, едва поддался на уговоры Перка, просившего разрешения заглянуть под чехол. После некоторых колебаний старик сдался. Ему самому было интересно посмотреть.

   Плотная синтетическая ткань скрывала двухвинтовой летательный аппарат, у которого не было хвоста и одной из силовых установок. Непригодность этой машины для ремонта была налицо. Значит, винтокрыл прибыл на хранение. К тому же, их база специализировалась на роботах разных конструкций, даже летающих, но не на винтокрылах. Их ремонтировали на орбите, но этот туда не направили. Это было дополнительным доводом в пользу того, что аппарату уготована переплавка.

   Закончив с осмотром, Перк быстро сел в машину и поехал к Соллеру, по пути прося у него встречи.

   - Господин Соллер, есть один вопрос, - прямо с порога начал юноша.

   - Слушаю тебя, Перк. Присаживайся.

   - Я хотел бы просить вас об услуге. К нам привезли повреждённый винтокрыл.

   - И откуда ты об этом знаешь?

   - Я видел, как грузовик вёз его в ангар.

   - И ты уже успел там побывать.

   - Дело не в этом. На нём есть гироскопическая капсула пилота. Она не повреждена.

   - Ты что, хочешь её поставить на того робота?

   - Да. Я уже сверил всё по марке. Они унифицированные. Эта капсула подойдёт мне.

   - Не торопись. Давай всё повторим. Ты хочешь поставить летательную гироскопическую капсулу на наземного робота?

   - Его конструкция это допускает. Эта модель не была ей укомплектована, но я думаю мне по силам будет это сделать.

   - Перк, если честно, я не очень верю, что ты сможешь сделать с этим роботом что-то стоящее. Не смотря на то, что ты работаешь над ним уже второй месяц, я всё ещё надеюсь, что ты передумаешь, - сказал Соллер, отхлебнув глоток кофе, - твою просьбу без разрешения Эдисона я выполнить не могу. Я, конечно, могу его попросить, потому что аппарат действительно не пригоден для ремонта. А по сему, он так и будет стоять, пока его не заберут. Но Эдисон может отказать. Возможно даже, тебе придётся с ним объясняться. Ты хочешь этого?

   - Сэр, эта капсула очень мне нужна. Она значительно улучшит мой проект.

   - Хм, - усмехнулся Соллер, - Хорошо, Перк. Я не очень люблю общаться с Эдисоном на эти темы, но раз уж ты настаиваешь, я свяжусь с ним. А ты пока присаживайся.

   Соллер отодвинулся от стола, сделал несколько оборотов в кресле, после чего кликнул по своему личному компьютеру. Ответа на вызов они ждали долго. Наконец послышался голос Эдисона.

   - Ну что у тебя ещё? Прямо с утра. Чем ты хочешь мне испортить настроение?

   - Тут у меня наш молодой инженер по имени Перк, и он хочет одну из важных частей летательного аппарата, который прибыл к нам сегодня.

   - И как он умудрился о нём узнать? Я сам получил рапорт только пятнадцать минут назад.

   - Любознательный.

   - Ну ладно. И что же наш инженер Перк хочет от него оттяпать?

   - Гироскопическую капсулу пилота.

   - Это на того робота? Он понимает, о чём он просит?

   - Он настаивает.

   - Так и знал, что ты меня ничем не обрадуешь. Оба ко мне.

   Эдисон отключился, даже не выслушав ответ Соллера.

   - Ну как тебе его реакция? Или ты ожидал что он разрешит без вопросов?

   - Нет. Не ожидал. Я готов всё объяснить даже господину Эдисону.

   - Ты понимаешь, что с этим аппаратом и так история. И Эдисону на нас приходится отвлекаться. А он очень этого не любит. Так что не удивляйся, если капсулу ты не получишь. В лучшем случае, он выдаст тебе стандартную кабину через пару недель. Но не эту. Она слишком сложная и мощная для наземного робота.

   - Я знаю сэр. Поэтому и прошу.

   До Эдисона они добирались около десяти минут. Перк слегка волновался, но почему-то чувствовал, что всё пройдёт хорошо. И это чувство усилилось, когда они застали главного в хорошем расположении духа.

   - Итак, господа. У вас пятнадцать минут на то, чтобы всё мне объяснить. Меня ждут военные.

   - Сегодня к нам прибыл летательный аппарат, - осторожно начал Перк.

   - Да. Его направляют в переплавку. А здесь он временно..

   - Если аппарат всё равно не нужен, то можно взять с него всё, что уцелело. Капсулу...

   - Перк, вы понимаете, о чём просите?

   - Понимаю, господин Эдисон.

   - А мне кажется, что нет. Я тут для вас подготовил материальчик, которого нет в сети.

   Эдисон достал из своего стола папку и открыл её, так, чтобы Перк не мог видеть то, что внутри. Он пролистал несколько страниц, а после достал из папки несколько цветных фотографий и разложил перед Перком. На них было изображено жуткое зрелище: кабина, запачканная кровью и тело человека, распластавшееся на её стенке. Очевидно, в момент, когда делали этот снимок, робот лежал на полу.

   - Как вам? - спросил Эдисон, увидев замешательство юноши.

   - Этой кабины уже нет. И того блока управления тоже. Я конечно представлял нечто такое, но эти снимки страшнее, - честно ответил Перк.

   - Вы уверены, что хотите сесть в пилотское кресло этого робота?

   - Уверен, сэр.

   Эдисон вопросительно посмотрел на Соллера. Тот молчал и пожал плечами.

   - Этот аппарат передан в ваше ведение, - сказал руководитель производства, - и только вы можете попросить у военных какие-то его части.

   - Сэр, я надеюсь сделать хороший проект, и капсула это второй шаг после получения генератора. Его ведь я тоже получил с вашего разрешения.

   - Да. С моего. Я просто думал, что вы, молодой человек, попросите реактор. Ответом точно был бы отказ. Но вы меня приятно удивили своим желанием.

   - Теперь мне нужна капсула. В этом проекте не будет смысла, если пилот не сможет в него сесть. И если появилась возможность получить высококачественную авиационную гирокапсулу, то я хотел бы попросить вас именно о ней.

   - Только о ней? - улыбнулся Эдисон.

   - Да. И о навигационном оборудовании.

   - И это. А ещё что?.

   - И импульсный ускоритель.

   - Так, - протянул Эдисон, - значит, речь идёт почти о полной разборке аппарата. Навигация ладно, но зачем тебе ускоритель?

   - Просто. Я ещё не совсем продумал этот момент. Всё равно ведь в переработку. В авиации, как я слышал, не ставят использованные детали вторично.

   - И поэтому нужно их отдать вам.

   - Сэр, это уникальный шанс. Такой капсулы, например, у нас не будет никогда. Навигации возможно тоже. Ну а ускоритель...

   - Концепция вашего проекта тем более мне неясна после этих просьб.

   - Я его завершу и предоставлю на ваш суд, а уже вы решите, могу я претендовать на четвёртый класс или нет.

   - Защита проекта будет не из лёгких, Перк. Оружие ведь вам никто не даст. Всё, что относится к боевому применению, вы будете защищать в теории.

   - Речь сейчас о капсуле. Она к оружию не относится.

   - Да. Это уж точно

   - Я просто прошу тот аппарат на разборку. Я сниму с него всё, что может мне пригодиться. Если вы согласны только на капсулу, соглашусь только на неё.

   - Перк, вы понимаете, что если вы погибнете во время эксплуатации этого робота, в этом будет только ваша ответственность.

   - Сэр, я не погибну. Этот робот в порядке, и он останется таким. Мне, осталось заменить ещё несколько датчиков и сервоприводов, и он сможет ходить. Но я не смогу управлять им без пилотской капсулы. Поэтому, её я хочу тоже.

   - Ваше мнение, - Эдисон посмотрел на Соллера.

   Руководитель производства опустил голову, отрицательно покачивая ей.

   - Это очень большой риск в любом случае. Я одобрил бы только переплавку этого робота. И чем дольше не будет возникать сбоев, тем сильнее будут последствия. Он может разворотить полбазы, пока его остановят.

   - Ну, в этом, дорогой Соллер, вы преувеличиваете. Полбазы он не успеет разнести. Если опасность и будет, мы успеем вызвать авиацию.

   - Но ведь у миуки нет авиации, - вставил Перк, - и если сделать робота довольно прочным, то он сможет выстоять довольно долго.

   - У Миуки нет авиации? - сказал Эдисон, с улыбкой посмотрев на Соллера, - ну ну. Этот аппарат в ангаре доказывает это. Он сам случайно сломался.

   - Так он не попал в лапы миуки-солдата?

   - А похоже? Ну тогда да, - улыбнулся Эдисон.

   - Понимаю, - кивнул Перк, понимая, что разговор пошёл не в ту сторону, - так мне можно использовать его, сэр?

   - Ладно. Один мёртвый инженер не такие уж и большие потери, да Соллер?

   - Жаль будет парня. Способный, - сказал руководитель производства, покачав головой.

   - Дайте ему этот аппарат, а дальше посмотрим. И назначьте уже кого-нибудь, чтобы за ним следил.

   - Я могу Митрича попросить.

   - Да, это будет неплохо. Он умеет заранее увидеть что-то неправильное. Вы свободны, Перк. Можете заняться этим аппаратом сегодня, если господин Соллер не даст вам какого-либо другого поручения.

   - Да, сэр. Спасибо за аппарат.

   - А вы, Соллер, останьтесь.

   - Вас подождать, господин Соллер?

   - Нет, - ответил Эдисон, - я сам его подвезу, Перк. Идите уже.

   Перк вышел из кабинета начальника базы ликующим и радостным. Он получил то, чего хотел - капсулу пилота от летательного аппарата. Невзирая на небольшое несоответствие, на этом роботе будет она смотреться просто великолепно. Она серьёзно улучшит условия пилотирования, а вкупе с навигационной системой расширит тактические возможности. Сейчас он думал о том, что бы ещё снять с аппарата, кроме капсулы и ускорителя. Ведь это была действительно кладезь полезных деталей. Особенно на фоне того, что уже присутствовало в этих ангарах.

   По пути Перк заехал к своей команде, чтобы сообщить о своей радости.

   - Парни, Эдисон дал мне летательный аппарат. Он сегодня прибыл к нам на ремонт. Вернее, не на ремонт, а на хранение перед переплавкой.

   - Серьёзно? - удивился Хэнк, - мы и не знали. И что ты планируешь с ним делать?

   - Я хочу гирокапсулу поставить на своего робота.

   - И ты сможешь?

   - Я не уверен, но я попытаюсь. Теоретически я представляю, как это делается, я уже читал, и я попробую.

   - Думаешь, получится? - усмехнулся Хэнк, - это же авиационная капсула.

   - Я знаю.

   - Её в робота надо ещё суметь приладить.

   - Я знаю. Но она вроде как унифицированная. Должна подойти

   - Ну ладно, удачи тогда.

   - Ладно, я тогда пойду в десятый ангар, разбирать этот аппарат. С него можно много чего забрать. Мне разрешили взять всё, что уцелело.

   - Ладно. Если что, мы тут.

   - Да. Хорошо.

   Юноша в первый момент был так увлечён желанием получить этот аппарат, что не оценил его повреждения. Оглядев их беглым взглядом, он решил, что этому аппарату не повезло, и он попал под атаку миуки. Но теперь, оглядывая немаленькую летательную машину, Перк вспомнил слова Эдисона об "авиации" миуки. У аппарата был серьёзно повреждён хвост и один из двигателей. К счастью, ускоритель был не задет.

   Пилоту повезло. Он смог посадить аппарат с такими повреждениями, не задействовав механизм экстренного сброса пилотской капсулы, иначе она сейчас не стояла перед Перком, и он не любовался бы ей с таким восторгом.

   Повреждения были довольно характерными для миуки, отчего у Перка и родилась его первая теория их происхождения. Небольшая загвоздка состояла в том, что состав брони был скорректирован под авиацию, она была относительно лёгкой, и сухопутный миуки нанёс бы ей куда больший урон. Но кто и как мог нанести именно эти повреждения, для него было загадкой.

   Перк подключил силовой кабель к аппарату и привёл его в действие. Электроника выдавала множество сбоев. Сообщала о том, что источник питания начал зарядку. Перк сразу же её прекратил, сейчас она была никчему. Источник питания был не очень ему нужен. Разве что как-то приспособить его в того погрузчика, но этим он займётся потом, после окончания разборки.

   Проведя небольшую диагностику, Перк поддался небольшому соблазну сесть внутрь аппарата. Конечно, лётные системы были ему очень чужды. Всё-таки инженеров его специальности в основном учили работе с наземными машинами. Он только представлял, как он в этой капсуле управляет своим роботом.

   На демонтаж капсулы ему нужен был сервисный робот, но сейчас его не могли предоставить, хотя Соллер и обещал помочь. Чтобы не терять время, Перк занялся снятием ускорителя, благо небольшого робота-погрузчика, имевшегося в его распоряжении было для этого достаточно. Перед обедом Соллер прислал сообщение о том, что сервисный робот для демонтажа прибудет завтра. Покончив со снятием ускорителя и навигационного компьютера, Перк переправил их во второй ангар и направился к своей команде.

   Они как раз занимались заменой управляющего блока у робота довольно внушительных размеров. Высотой он был около пяти метров и имел четыре руки и две ноги. Нижняя пара рук имела ограниченную подвижность и предназначалась исключительно для систем дальнего боя. Конкретно у этой машины на них были установлены скорострельные пулемёты.

   Хэнк сидел на плече робота и занимался демонтажём щитка. Он уверенно манипулировал специальным ключом, осторожно заглядывая внутрь. Перк подошёл к парням и стал осматривать довольно нетипичную машину.

   - Ну как там твой винтокрыл? - спросил Антон, разглядывая повреждённые щиты на ногах ремонтируемого робота.

   - В порядке. Нужен погрузчик, чтобы снять капсулу, а Соллер обещал только на завтра. Другой работы у меня вроде пока нет, так что сегодня я с вами.

   - Понятно, - сказал Хэнк.

   - А чем так воняет? - спросил Антон, подняв голову на Хэнка.

   - Я хрен знает. Но и правда жутко. Горелая пластмасса точно, но что ещё. Ё-моё! - вскрикнул Хэнк.

   Он отпрянул назад, и чуть было не слетел с робота. Бронированный щиток упал на пол, а вместе с ним что-то ещё. Перк не сразу понял, что это был миуки. Вонял он действительно жутко. И выглядел страшно. Он упал вверх лапами и начал слегка подёргивать ими. Внутри у Перка всё перевернулось.

   - Где шокер? - вскрикнул инженер.

   Но Антон уже бежал в их сторону с продолговатой палкой. Соблюдая осторожность, он ткнул ей в миуки, отчего тот дёрнулся как-то особенно сильно, после чего остановился.

   - Да он по ходу и так был дохлый, - сказал Хэнк, спустившись вниз, - поджарил робота и поджарился сам.

   - Да, воняет жутко, - сказал Перк, подойдя ближе.

   - Не то слово. Прямо деликатес, - усмехнулся Хэнк, - вызывай лаборанта, Перки, пусть забирают. Нам такое добро ни к чему.

   Прибывший специалист спокойными движениями положил миуки в специальный контейнер и намертво его закупорил. Делал он это спокойно и уверенно. То, что для Перка было впервые, он, очевидно, проделывал почти каждый день. Закончив работу, он попрощался и уехал.

   Перк лишь задумался о том, что подобного Миуки он не видел ни в одной из статей, которые читал, а за его плечами было немало изученного материала.

   - Вот и все дела, - сказал Хэнк, - страшно с непривычки, да Перк?

   - Да.

   - У нас такое бывает, привыкай.

   Дальнейший ремонт робота происходил без сюрпризов. Управляющий блок был успешно заменён, а заказ на щиты отправлен в металлизационый цех. Сам же робот встал в сторонке, ожидая свои запчасти в очереди.

   - Слушай, Перк, а ты не хочешь поехать на выходных в город? - спросил Хэнк ближе к концу дня.

   - Ну вообще да, можно. Мне как раз нужно совиного корма купить.

   - Чего? Какого корма?

   - У меня есть самец совы. Олли.

   - Олли. Самец совы, - кивнул Хэнк.

   - Да.

   - Ну хорошо. Ладно. А ты не хочешь поехать в город не только для того, чтобы купить совиного корма?

   - А для чего ещё?

   - Ты слышал про бои роботов?

   - Да. Конечно слышал.

   - К нам прилетают боевые машины. Целое шоу будет. Наши местные даже могут выставлять своих роботов. И многие это делают.

   - Да, Я бы не отказался посмотреть.

   - Просто билет стоит больше тысячи. Это дороговато.

   - У меня найдётся. Если хотите, могу вам добавить.

   - Мне не надо. Но если можешь, добавь сотню Антону, он тогда тоже поедет с нами. И ещё такая тема, что мы поедем на твоей машине. У тебя как с бензином?

   - Бензин у меня есть. У меня почти полный бак накопился. Я уже даже не заправляюсь каждый день, откладываю. С меня пока этот бензин не списывают, но если я сожгу полный бак за выходные, то ничего страшного в этом не будет.

   - Отлично, Перк. Тогда едем, да? С нас пиво.

   - Я за рулём не буду.

   - По приезду обратно, Перк. Или ты вообще ни ни?

   - Нет, я иногда могу выпить.

   - Ну тогда с тебя машина и бензин, а с нас пиво, - подмигнул Хэнк.

   - Хорошо. Тогда как договоримся?

   - Завтра решим, в обед, или к концу дня.

   - Хорошо.

   - Мы тебя, кстати, не отвлекаем от работы над твоим проектом? Ты там что-то революционное замыслил, да? - шутливо улыбнувшись, прищурился Хэнк.

   - Ну, на самом деле да. Но я не прочь развеяться. Я в Анаполисе даже не был ни разу. Можно сгонять. И на бои посмотреть тоже, - слегка улыбнувшись, ответил Перк.

   - Тогда отлично.

   Почти вся пятница ушла на то, чтобы демонтировать капсулу и отправить её в ангар. Ещё Перк придумывал идеи для того, как закрепить высококлассное устройство внутри робота. Когда решение было принято, он запросил Соллера, и получил всё необходимое на складе. Работы по монтажу уже можно было начинать.

  

Глава десятая. Соревнования машин.

   Утром Перк заехал за своими друзьями. Хэнк и Антон загрузили в багажник его внедорожника три ящика со стеклянными бутылками. Взяв несколько с собой в салон, они уселись на места для пассажиров. Антон расположился на заднем сидении, а Хэнк сел рядом с Перком.

   - Хорошо, что у тебя запаска под капотом, а то бы три ящика не влезло.

   - Вам не много?

   - Это же на целый день. Ты не забыл, что мы ещё не расходимся после возвращения?

   - Нет, я всё помню, - сказал Перк, трогаясь с места.

   - О, полный бак, как ты и говорил.

   - Ага. Я просто езжу мало, а нормы у нас хорошие.

   - Это да. Сегодня ты половину точно сожжёшь. Даже немного больше.

   - У меня есть ещё запас по бензину. Мне литров двадцать можно заправить смело. Без всяких проблем.

   Они направились на выход из базы. Слегка задержавшись около ворот, дожидаясь идентификации машины, они без лишних проблем направились дальше. До Анаполиса было чуть больше двухсот километров езды, и Перк, набрав крейсерскую скорость, спокойно двигался вперёд.

   - Ну, скажи мне, Перк, что ты там уже сделал с этим роботом? - спросил Хэнк, открыв пиво.

   - Ну, я заменил почти все неисправные сервомоторы, осталось совсем чуть-чуть и он теперь готов к ходьбе. Но я хочу сам им управлять во время неё.

   - Ты поэтому у них капсулу попросил?

   - Да. Завтра я всё подготовлю, заменю оставшиеся сервомоторы, а в понедельник, Если Соллер даст мне погрузчика, буду ставить. Да и ещё я ведь не только капсулу снял

   - А что ещё?

   - Импульсный ускоритель.

   - Они в роботах не используются. Ну, кроме как в космических. Для чего тебе импульсный ускоритель на роботе, который будет использоваться здесь, на планете?

   - В пределах атмосферы он тоже имеет определённую силу.

   - Я понимаю. Ускоритель есть ускоритель. Но для чего тебе он? Робот твой ведь всё равно не полетит.

   - А представь, например, что он будет падать, а тут раз, и ускоритель вернёт его на ноги.

   - Если твой робот будет падать, то ускоритель его не спасёт.

   - Моего - да. У него нет оружия. А если представить, что оно есть, то он может сделать несколько пусков, и вычистить округу от миуки.

   - Ты так спокойно о них говоришь, Перк. Ты видел живого Миуки когда-нибудь? А? - спросил Хэнк, - ты ведь не раз видел, что они делают вообще с роботами? А про то, что они могут сделать с человеком, я вообще молчу.

   - Ну, разорвать, наверное. Я видел миуки только на снимках и на видео, но там такого не было.

   - Значит, вживую не видел ни разу.

   - Нет. Если не считать того, помнишь, который выпал из робота.

   - Да это ерунда. В Анаполисе есть зверинец, где можно глянуть на живого Миуки. Сегодня-то у нас времени не будет, а вот в другой раз тебе надо сходить. Просто для общего развития. Все видео и фотки покажутся тебе ерундой. Они ведь даже роботам наносят серьёзные повреждения. Мы столько уже отремонтировали. И ты ещё многого не видел. У них такие иногда встречаются повреждения...

   - Какие, например?

   - Ну, перебитые магистрали и разбитые щитки это обычное дело, как и разрубленные сервоприводы вместе с тягами. А ты видел когда-нибудь робота, пробитого миуки насквозь?

   - Нет.

   - Вот. То-то и оно. Да, конечно, робот убил того миуки, но робот он и есть робот.

   - Они сделаны из металла, - вступил в разговор Антон, - люди развивались много лет, чтобы их создавать. А Миуки, относительно примитивные, уже способны их побеждать.

   - И это ещё есть некоторые роботы, которые даже до нас не дошли. Которых сразу в переплавку. Есть вообще просто ошмётки. Теперь ты понимаешь, что такое миуки? Их нужно изучать, и очень долго.

   - Я тут, кстати, слышал, что у миуки есть летающие виды. Крупные.

   - Да, Перк. Есть. Раз маленькие есть, то и большие должны быть. Нам, конечно, про это не говорят, и тебе тоже. Но мне как-то один знакомый из лаборатории проболтался. У них есть нечто очень похожее на пчёл. Ты читал про такой вид земного насекомого?

   - Читал.

   - Ну вот. Что-то вроде них. Только что они не жалом жалят, а хвостом рубят. Вот отчего мы теряем летательные аппараты, один из которых ты успешно разобрал. Конечно, там куча автоматики, которая может уходить из-под удара, но им не всегда это удаётся, поэтому он оказался здесь. И теперь ты используешь его, чтобы вернуть к работе робота-убийцу.

   - Хэнк, я сразу хочу сказать, что...

   - Да хватит. "Проблема в автоматике, её уже нету": я всё это слышал. Скажи мне, почему ты выбрал именно его?

   - На самом деле, сначала я хотел модифицировать какого-нибудь робота для того, чтобы он лучше действовал в туннелях миуки. Но потом, после того как на севере случилось большое сражение, я немного почитал. Оказалось, такое происходит по всей планете. Не настолько жестоко, но всё же. После этого я понял, что нам нужен робот, который подавляет на определённой площади всё живое. И именно этот соответствовал моей идее. Только ему бы добавить огневой мощи и эффективности.

   - То есть как? То есть робот, который способен уничтожать всё живое в радиусе ста метров, не добирает в эффективности?

   - Не добирает. Для миуки это мало. В основном поэтому к нам до сих пор приходят роботы на ремонт.

   - Отлично, Перк. Так что же ты хочешь конкретно сделать с этим роботом?

   - Я пока точно не уверен. Нужно усилить защиту. Ведь, хоть тебе и кажется, что я говорю о миуки слишком легко, я всё же считаю их опасными.

   - Ладно, Перк. Я надеюсь, что из того, что ты задумал, хоть что-то получится.

   - Чем тебе не нравится этот робот?

   - Я уже говорил. Перк, у нас второй ангар проклятый. Там только и был этот робот, да те, кого он уничтожил в той бойне. Не понимаю, он убил людей, но тебя к нему почему-то допустили. Я не знаю, кто именно тебе разрешил. Соллер, или может даже Эдисон, но тебе повезло.

   - Я понимаю. Я устал всем говорить, что он не опасен. Такую машину я больше нигде не найду. Высокий класс, возможность трансформироваться, почти неограниченные возможности для модификации. Он ведь экспериментальный.

   - Да. Это и помешало переплавке, хотя можно было бы уже.

   - Машины такого класса должны дорабатываться, а не переплавляться. На его создание и производство было затрачено много сил, понимаешь, Хэнк? Нельзя всё это взять, и бросить в печь.

   - Понимаю.

   - Я прослежу, чтобы всё было под контролем. Малейший сбой, и я выключу его.

   - Его прошлый пилот тоже считал, что у него всё под контролем, как думаешь?

   - Да. Но это другое. Этому роботу можно дать шанс. Он уникален.

   - Это не меняет сути того инцидента.

   - Знаешь, что я думаю. Если инцидент был бы критическим, робота уже здесь не было. Но он здесь, значит, не настолько всё страшно.

   - Да его не переплавили для того, чтобы ни один кусок металла, задействованный в этом роботе, не стал частью следующего робота.

   - Ты что, думаешь, что ошибки в системах управления передаются по наследству через металл силовых элементов? Это же смешно.

   - Но ведь неисправность так и не нашли.

   - В любом случае, машина не виновата в том, что произошло.

   - Есть такое правило неписанное - если робот убил человека, то его не ремонтируют. Вот помнишь робота, которого мы ремонтировали первым?

   - Да помню.

   - Он тоже засбоил, но никого не убил. И только поэтому ты получил аттестат.

   Тема разговора была вскоре сменена на более мирную, и они незаметно добрались до Анаполиса.

   - Поворачивай направо. Тут на окраине есть неплохой рынок. Там даже андарианцы торгуют. Их ведь ты тоже вживую не видел?

   - Нет. Ещё не успел.

   - Ну поехали тогда. До боёв ещё, - Хэнк сверился с часами в своём компьютере, - почти три часа.

   На рынке Перк впервые вживую увидел андарианцев. Они выглядели крепкими и суровыми. Черты их лиц были строгими, как и их взгляд. У них здесь была своя территория на рынке, и они продавали в основном предметы своего искусства, которые для землян служили простыми сувенирами.

   Увидев на одном из лотков то, что требовалось, Перк спросил андарианца о цене. Тот сурово ответил:

   - Сто пятнадцать.

   - Хорошо. Я позже к вам подойду, если захочу купить.

   Но этих его объяснений андарианец не слушал. Он просто продолжал смотреть на проходящих мимо потенциальных покупателей.

   А дальше начиналась основная часть рынка. В ней работали по большей части земляне. Здесь Перк увидел точно такой же пакет корма, даже той же фирмы за сто пятьдесят.

   - Почему так дорого? - спросил он.

   - Нормально. Или ты лучше у андарианцев купишь? - сказал тучный продавец, кивнув в сторону андарианского рынка.

   - Я не спросил, у кого мне лучше покупать. Я спросил, почему так дорого? Я такой корм по сотне в сети заказывал.

   - Так ты закажи по сети. Он тебе дороже выйдет с доставкой сюда, - немного гневно сказал землянин.

   - Да тогда я уж лучше у андарианца куплю, - сказал Перк.

   - Не-не-не, - остановил его Хэнк, - Перк, это дорогая часть рынка. Андарианец тоже ломит, что ты думаешь, он дурак, что ли? Он тоже продаёт с выгодой для себя. Сейчас мы тебе найдём такой корм реально по сотке, как ты и покупал.

   Вскоре они действительно зашли на небольшой птичий рынок, на котором тоже торговали земляне. Как Хэнк и обещал, там они нашли нужный корм по хорошей цене.

   - Возьми ты себе сразу пару, он же не портится, - сказал Антон.

   - Да. Я, пожалуй, даже три возьму.

   Побродив ещё немного по рынку, они направились обратно к машине. До боёв оставалось немного времени, а нужно было ещё перекусить.

   - Короче, Перк, - а ты не хотел бы, чтобы твой робот участвовал в боях? Есть вариант, что он неплохо себя покажет. Представляешь, как будет круто?

   - Я думаю, это слишком.

   - То есть?

   - У них роботы серьёзные. Они уже столько боёв прошли, а я в этом почти ничего не понимаю.

   - У тебя робот в разы круче только потому, что он армейский. Он миуки может побеждать, не говоря уже о гражданских машинах.

   - А ты, кстати, не решил, как ты его назовёшь? - спросил Антон.

   - У меня есть пара мыслей, но я пока не определился.

   - А если бы тебе предложили, ты бы выставил его на бой?

   - Я думаю, не стоит, - сказал Перк.

   - Почему?

   - Ну потому что он не на это рассчитан.

   - Он рассчитан на всё, что угодно. Да ты не дрейфь, я просто интересуюсь. Конечно, такого не будет. Просто вышло бы хорошее шоу. Ты бы даже мог победить.

   - Да ну. Они же более подготовлены. Они только и делают, что летают по системам, и дерутся на роботах. Я раньше часто смотрел бои - там такая постановка, что...

   - Да не постановка там. Ну, вернее, постановка, но не всегда. Бывает такое, что бой реальный, и что реально надо разбивать железные морды, ломать сервомоторы, откручивать руки, выбивать ноги.

   - Ты бы смог? - спросил Антон.

   - Я даже не представляю, каково это.

   - Как ты тогда собираешься защищать боевой проект, если не знаешь, что значит, сражаться?

   - Я ещё даже не управлял им. Вот сяду в кабину, там будет видно.

   Они остановились в небольшом кафе неподалёку от рынка. Место для того, чтобы усесться, еле нашлось. Анаполис был заполнен людьми из соседних городов. Все хотели посмотреть бои роботов. Именно это было главной темой на телевидении в эти дни.

   - А давайте сходим на бои без категорий.

   - А такие бывают?

   - Только в любительских соревнованиях.

   - Я ни разу не видел. Любителей почти не показывают по центральным трансляциям.

   - Это само собой. Сходим на бои без категорий, потом на профессиональные, а потом на главный бой. Это будет круто.

   - То есть там могут сразиться роботы разных конструкций?

   - Да. И чаще всего побеждают нестандартные, - сказал Антон.

   - Но не всегда же?

   - Конечно не всегда. Победителя определяет бой, а не конструкция. Дополнительные лапы сложно управляются, и это преимущество.

   - Но ими можно просто схватить и держать..

   - Пока будешь хватать, он тебя может размазать. Бои очень короткие. Редко когда за две минуты заходит. Кто-то кого-то обязательно разбивает раньше.

   - А мы успеем на реальные бои в категориях?

   - Конечно. Всё продумано.

   - Это хорошо.

   - Надо ещё в торговый центр успеть. Раз в городе, то хоть еды какой-нибудь купить, чтобы дома не ходить, - сказал Хэнк.

   - Это да, - поддержал его Антон.

   - Хорошо, сейчас поедим и поедем.

   - Да, Перк, с тобой можно выбираться в Анаполис чаще, - сказал Хэнк.

   - Да это вообще не вопрос, лишь бы машина не сломалась.

   - Она же у тебя после капремонта. Должна быть хорошей. Ну а если что, то это тоже не проблема. Я эту машину знаю наизусть. С закрытыми глазами разберу и соберу. Так что, если понадобится помощь, то обращайся. Но только не на работе.

   - Ну тогда вообще проблем никаких.

   После обеда и прогулки по огромному торговому центру в Анаполисе, они выдвинулись в сторону городской арены, созданной специально для проведения разнообразных боёв на роботах.

   Бои вне категорий порой действительно были слишком быстрыми и предсказуемыми. Отчасти это обуславливалось тем, что в них участвовали роботы разных классов, и среди них довольно много было самоделок местных создателей. К примеру, одна такая самоделка, выйдя даже против относительно стандартного робота заводского производства, быстро легла на пол только потому, что ей не хватило устойчивости. Просчитать нужное положение центра тяжести довольно сложно, и создателю это не удалось. Уже после падения на пол, любительский робот начал обороняться, ударяя руками в корпус и трансмиссию противника, но было уже слишком поздно.

   Роботы нестандартных конструкций чаще всего одерживали победу. Конечно, немаловажным условием тут было мастерство оператора. Большинство таких роботов были детищами специальных мастерских, а иногда и вовсе любителей. Необычная конструкция позволяла роботам одерживать победы за счёт нестандартных траекторий атаки или расширенных возможностей робота. Но порой сложность устройства машины играла и отрицательную роль. На взгляд Перка, в этом плане был один весьма показательный бой. Обычный человекообразный робот бился против робота, у которого было четыре руки, и все они имели стандартную подвижность. В какой-то момент стандартный робот ловко вышел из-под атаки, столкнув между собой две руки, потому что противник хотел нанести ими удар одновременно. Уже одно это было удачей, но человекообразная машина после этого провела удачную контратаку, и у робота с четырьмя руками отказали две правых. Трансмиссия была слишком сложна, и не выдержала сильного удара.

   Но это всё по большей части было лишь представлением. Тем не менее, оно доставляло несказанную радость Перку, Хэнку и Антону. Было неважно, кто победил. Хорошее настроение распространялось на всех присутствующих. И не смотря на то, что по конструкции Перк довольно часто предсказывал победителя, ему казалось, что исход боя решает не это. Его решает то, кто в данный момент смелее, увереннее и настойчивее, потому что любую конструкцию можно вывести из строя.

   Бои без категорий закончились быстро. Победителем турнира стал человекообразный робот. Было видно, что изначально это серийная модель, однако, в ней было сделана масса доработок. Чувствовалось, что конструкцией занимались профессионалы. Робот выиграл несколько боёв почти подряд, и кроме царапин на корпусе никаких повреждений у него не было.

   Бои в категориях были значительно интереснее с профессиональной точки зрения. Здесь не было любительских машин. Если какая-то не серийная модель и присутствовала, то с конвейерными собратьями её роднили только общие черты. Бои велись не до уничтожения одной из машин, но иногда заканчивались явным превосходством одного из противников. Но если этого не происходило, то бой длился три трёхминутных раунда с пятиминутными перерывами между ними.

   Перку подумалось, что тот робот, который стал чемпионом по боям вне категорий, вполне соответствует машинам, выступающим здесь. Но по каким-то причинам он в эти бои ещё не попал. Возможно, это было временно. Лишь потому, что робот не имеет достаточного количества побед для сражения профессионалов.

   Но главным событием вечера всё же был бой гигантов. Подобные схватки даже на уровне Империи были не слишком частым явлением, а уж для Андары явились поистине событием. Сегодня здесь должны были встретиться два самых сильных робота-гиганта, и это было гвоздём вечерней программы. Парням достались билеты в одном из последних рядов. Но при больших габаритах машин, встречающихся на ринге, это, наверное, было только плюсом.

   Эти роботы по классу соответствовали тому, которого Перк выбрал для своего проекта. Это было тем более полезно, потому что можно было подглядеть несколько интересных конструктивных решений. Конечно, бои были по большей части показательными, и оценивать этих роботов как полноценное боевое средство было нельзя, потому что вряд ли кто-то из них мог полноценно противостоять миуки. А если бы они навалились на одну из этих машин большой массой, то вероятность выживания стала бы и вовсе минимальной. Но с другой стороны, этих роботов создавали профессионалы, говорить о том, что их творения ни на что не годны, было бы в корне неправильно. Этот бой в любом случае обещал быть очень интересным.

   Этот бой по количеству элементов шоу превосходивший все предыдущие ещё до начала схватки захватил внимание всех зрителей. На арену, сделанную из железа, представляющую собой сложную металлическую конструкцию, вышел первый робот, которого очень красиво осветили. Так, что он вызывал небольшой страх благодаря своим размерам и слегка агрессивному дизайну. Перку захотелось, чтобы его робот выглядел не менее величественно, когда он поставит его на ноги.

   Первая машина была человекообразной, стандартной конструкции. И ведущий шоу объявил его как Колосса. Робот и вправду выглядел внушительно, особенно для неподготовленного взгляда. На его лицо, подражая стилю, была надета маска с изображением древней скульптуры. В неё были очень изящно вписаны все сенсоры, необходимые на лицевой части головы, что говорило о высоком профессионализме людей, создавших этого робота.

   Колосс сделал круг по арене, величественно подняв руки. В таком положении они были гораздо выше трибун. Он как бы оглядывал зрителей, и Перку даже в один момент показалось, что этот робот смотрит на него.

   "А теперь Колосс займёт своё место в углу ринга" - сказал Ведущий, и робот, пройдясь ещё немного по арене, встал в положенное ему место.

   Кабина пилота, в отличие от армейских машин, где она находилась внутри, у Колосса была открыта, что вполне соответствовало атмосфере шоу. Человека, сидящего в ней, защищало лишь бронированное стекло. Но, даже несмотря на это, смерть пилота была маловероятна, ведь вряд ли его противник желал бы ему такой участи. Скорее всего, существовала определённая договорённость не бить по кабине и вообще не атаковать её. Это было бы слишком лёгкой победой, что явно испортило бы шоу.

   Противником Колосса в этом поединке был робот по имени Технозавр. Это был такой же человекообразный робот, только немного изменённой конструкции. Он вышел на ринг на двух ногах, однако Перк заметил нестандартность туловища и его небольшое склонение вперёд. Кабина пилота была вынесена немного вверх и была чем-то вроде турели. Она также была прозрачной и подсвечивалась специальными огоньками.

   И тут Технозавр показал то, что оправдало его название. Туловище машины наклонилось, и он, быстро передвигаясь на всех четырёх лапах, сделал два круга вокруг ринга. В этом положении кабина отъехала немного назад. Она находилась на специальном соединении с туловищем и могла менять своё положение.

   Конструкции этих роботов были разными, причём принципиально, и Перк даже посчитал, что сравнивать такие машины в одном поединке не совсем корректно. Но, раз этот бой проводился, то все были согласны с его условиями.

   Технозавр встал в другом конце арены на одни задние лапы и приподнял туловище. Было видно, что его основной моделью движения всё же является движение на четырёх лапах. Однако, стойка на двух ногах позволяла ему по регламенту считаться человекообразным, лишь с особой пометкой об изменённой конструкции. Конечно, с этим можно было поспорить, но, как понял Перк, здесь это никого не интересовало.

   "Итак, первый раунд, - объявил ведущий, - Вы готовы?" Он взглянул в сторону Колосса и его пилот кивнул головой. "А вы готовы?" Он взглянул в сторону Технозавра и его пилот сделал такой же жест. Это было ещё одним аргументом в пользу прозрачных кабин. "И теперь сойдитесь же на этой арене" Ведущий шоу нарочно нагнетал обстановку. После этих слов оба робота сделали уверенный шаг, навстречу друг другу. Технозавр встал на задние лапы, но не вытянулся, и из-за этого был немного ниже Колосса.

   "И начните же бой по команде. Один... Два... Бой!!!" Перк даже вздрогнул, когда одним резким движением Колосс занёс руку над Технозавром, но тот успел увернуться, и, встав на все четыре конечности, ловким движением зашёл ему за спину. Он тут же встал на задние ноги и обхватил его за пояс и принялся валить. Колосс быстро опомнился и тут-то Перк увидел одно из удачных технических решений, применённых в нём. Чтобы ударить противника, Колосс, резко повернулся поясницей почти на сто восемьдесят градусов и атаковал рукой по туловищу сверху. В армейских роботах подобная схема применялась повсеместно, вопрос был в том, как она реализована. Но тут же юноша покорил себя за то, что не обратил внимание на этот момент при работе над своим проектом, и тут же наказал себе сделать это завтра.

   Ещё во время удара Перк заметил, как мастерски Колосс обошёл ударом кабину пилота. Конечно, пара таких ударов по ней, и бой можно прекращать из-за того, что пилот скорее всего погибнет. Затем он схватил Технозавра за одну ногу и почти что отдёрнул от себя, но видимо мощности сервомоторов этого робота было недостаточно, чтобы полностью поднять противника, и он просто сдвинул его. Высвободившись, он повернулся к нему всем туловищем и принялся наступать. Но пилот Технозавра использовал все технические возможности своего робота, а именно: он как можно чаще старался встать на четыре лапы, чтобы быть недосягаемым для основных ударов противника, а после использовать это, чтобы подобраться к нему ближе.

   Это часто срабатывало, и Колосс пропускал атаку за атакой. Но, видимо, конструкция его была такова, что удары он превосходно с этим справлялся. Перк видел напряжение пилота. Не смотря на то, что это было шоу, скорее всего, договора о победе среди противников не было, и бой был, хоть и по определённым правилам, но всё же настоящим. Каждый удар вызывал громкий лязг металла. Перк, сидя на самых задних рядах, представлял, что же слышат люди, которые находятся гораздо ближе него. Наверное, их уши вообще содрогаются от такой мощи.

   Первый раунд был завершён. И если относиться к этому поединку как к боксёрскому матчу, то явно за преимуществом Технозавра, который просто не давал Колоссу времени продохнуть. Роботы разошлись по углам, и их просто облепили команды техников, которые начали делать спешный ремонт самых повреждённых частей. Везде блестели искры сварки, а пилоты говорили о чём-то с другими людьми, по-видимому, тренерами.

   Перерыв между раундами составлял десять минут, и это было оправданно, потому что в боксёрском поединке боксёру нужно лишь немного отдохнуть, а здесь необходимо успеть провести ремонт робота. Поэтому при трёхминутном раунде перерыв был даже больше. Конечно, даже этих десяти минут было недостаточно, чтобы восстановить роботам первоначальное состояние. Как знаток и даже любитель робототехники, Перк это понимал.

   И вот, второй раунд. Роботы уже были немного потрёпаны. На внешний вид - исцарапанную броню и прочие элементы оформления никто не тратил времени при ремонте. Всё время отдавалось сварке повреждённых тяг и быстрой смене некоторых сервомоторов.

   Во втором раунде всё было не менее зрелищно. Отчасти роботы работали, конечно же, на публику, и у них, очевидно, было указание, не заканчивать бой раньше какого-нибудь раунда. Но от этого зрители только выигрывали, потому что именно они наблюдали сейчас за захватывающим сражением двух гигантских машин.

   Но, в этом им надо было отдать должное, что и победу они сделали неожиданной. Колосс провёл серию успешных ударов, но Технозавр, воспользовавшись разностями их конструкций, чуть было не повалил его на пол арены. Человекообразный робот присел на одно колено и почти позволил противнику одолеть себя окончательно. Но в последний момент, когда уже все считали, что победа будет за роботом изменённой конструкции, Колосс резко встал, перевернул его и нанёс серию из нескольких ударов, просто не давая ему пошевелиться. И тот просто упал, а после пилот сообщил, что робот утратил боеспособность и продолжать бой значит незаслуженно губить машину. Победу присудили по причине нанесения критического урона Технозавру, несмотря на то, что по очкам тот до этого момента побеждал.

   Сам Колосс тоже прилично пострадал, но Технозавру досталось куда больше. Он не смог даже самостоятельно встать. Ему это удалось только после того, как один из роботов-погрузчиков, обслуживающих арену, помог ему в этом. А колосс, пожиная лавры, прошёлся по арене, так же подняв руки вверх, как и в начале боя, после чего удалился. На этом бой был закончен.

   Домой возвращались в полной темноте. Обсуждали увиденное, спорили. В целом, Перк радовался тому, что отлично провёл день и вечер. Из этих боёв он многое для себя уяснил. Особенно из боя гигантов, хоть и видел подобное впервые. Но только сейчас, поработав с роботом восьмого класса, он обратил внимание на многие вещи.

   Их небольшая вечеринка продолжилась и после возвращения на базу. Перк старался не злоупотреблять алкоголем, потому что на завтра у него были грандиозные планы по работе над проектом. Сегодняшний вечер его особенно на это вдохновил. Посидев с парнями пару часов он отправился домой. Впервые за долгое время он ложился спать уже после того, как Олли улетел на прогулку. Последний раз это было во времена, когда он работал над дипломным проектом в академии.

Глава одиннадцатая. Экстренный сигнал.

   На следующее утро Перк отправился в ангары, чтобы подготовить своего робота к установке гироскопической капсулы.

   - Ты здесь каждые выходные торчишь. Тебе что, заняться нечем дома, а, Перк?

   - Тут очень много работы. Мне же нужно готовить проект, Митрич, понимаешь?

   - А вчера где был?

   - С парнями в город ездили.

   - И чего вы там делали?

   - Ну сначала по рынку походили, - рассказывал Перк, не отрываясь от рабочего процесса, - а потом на бои ходили.

   - А, да, я что-то такое слышал. К нам прилетали же бойцы. И что там было?

   - Ну, там смотрели поединки местных против приезжих.

   - Там ещё бои великанов обещали вроде как. Были?

   - Был один. Оба пилота приезжие.

   - Понятно. А ты не думал, что если ты починишь этого робота, то тоже сможешь выставить его на поединок? Если, конечно, Соллер и Эдисон разрешат. У нас бывало такое. Только ни у кого не было робота восьмого класса.

   - И как? Побеждали?

   - Да. Даже побеждали. У Эдисона в кабинете кубки стоят.

   - Ого. Ничего себе. Но я думаю мне это вряд ли грозит.

   - Вряд ли, вряд ли. Ещё пару раз съездишь с парнями на бои и сам загоришься этой идеей. Поверь, это затягивает, Перк.

   - Ну не знаю, Митрич. Меня пока настолько не затянуло.

   - А насчёт капсулы действительно неплохая идея. Раньше тут была двухпозиционная кабина, адаптированная под трансформацию. А с этой будешь оставаться в одном положении при любых движениях. Это хорошо. Тот пилот вот упал и... Сам понимаешь. А говорят, робот, робот... Конечно, он виноват. Это он ослабил ремни, но будь там такая капсула, парень остался бы жив.

   - Я с тобой согласен.

   - Я хоть тоже не очень одобряю идею поставить этого робота на ноги. Но вроде как пока всё, как ты говорил. Посмотрим, что будет, когда заменишь блоки управления.

   - Сначала нужно определиться с капсулой, Митрич, а потом уже с ними и со всем остальным.

   Перк достал газовую сварку и принялся отрезать крепёжную петлю, которая была грубо разрезана при демонтаже старой кабины.

   - Откуда у тебя этот аппарат, Перк? Я же вроде не давал тебе.

   - Я нашёл в первом ангаре. Старинный, но вполне сгодится.

   - А баллоны с газом?

   - Лежали там же. Почти все пустые, но немного поработать нашлось.

   - Перк, ты должен эти вещи обсуждать со мной. Ты же знаешь. Я отвечаю за твою безопасность.

   - Знаю, Митрич, знаю. Но тебя не было и я решил, что ты не будешь против.

   - Я не против, но в другой раз будь добр дождаться меня.

   - Хорошо. Извини. Просто не было времени обсуждать.

   - Ладно.

   - Тут так всё разрезано грубо. Ненависть была сильной.

   - А кто бы любил робота, убившего своего пилота и ещё нескольких человек?

   - Ну да, это, наверное, оправдано.

   - Если тебе понадобятся ещё баллоны, говори. У нас этого добра много. В основном производстве они не используются. Только в нашей мастерской. Мы здесь машины чиним. Кстати, если что надо будет, обращайся.

   - Хорошо, Митрич. Но она у меня и так после капремонта, так что всё хорошо. Да и я сам, надеюсь, разберусь, если что-то случится. Я уже полазил у неё под капотом - вроде всё в норме.

   - Ну, тогда хорошо.

   Так и проходило воскресенье. Перк, ведя непринуждённые беседы с Митричем, продолжал готовить робота к установке капсулы. Работа эта была непростая: все посадочные места были серьёзно повреждены, и их приходилось переделывать. Сначала он грубо обрезал их газовой сваркой, потом замерял и выравнивал. Следующим этапом было присоединение новых креплений и проверка прочность соединения.

   - Кстати, Митрич, когда я с этим закончу, у тебя не будет дуговой сварки? А то там вроде валяется какая-то, но она не очень.

   - Будет, Перк, будет. Тебе ещё здесь много работы.

   - Я хочу проверить одну пару креплений. Вдруг я что-то не так делаю.

   - Тогда я сейчас. Подожди пять минут.

   Вскоре Митрич привёз на малом электрокаре приличных размеров сварочный аппарат и помог Перк подключить его.

   - У меня ещё маленький есть, но тут ты с ним замучаешься. А этот в самый раз.

   - Хорошо.

   Перк поднялся наверх и принялся за работу. Присоединение новых крепёжных элементов заняло у него около получаса. Потом он дал им остынуть и молотком проверил прочность сварных швов. Для верности, он ещё повисел на каждом из них, чтобы быть ещё более уверенным в их прочности.

   - Отлично, - Перк проверил рулеткой расстояние между двумя посадочными местами, - три сто пятьдесят, как и положено. Жаль, десятые не могу померить, но они входят в подгоночный размер.

   - А ты молодец, Перк. Я знаю немногих людей, которые способны так же всё сделать. И они не твоего возраста, и даже не твоего класса. Четвёртый класс ты получишь - это я сразу вижу. Главное, не испорти всё, что ты делаешь.

   - Спасибо, Митрич. Не испорчу. Если всё будет так, как я задумал.

   Митрич, по началу хоть и пытался прогнать Перка домой, ссылаясь на то, что сегодня выходной, всё же был рад тому, что молодой инженер работал здесь. Старику почти нечем было заняться в выходные, а так хоть какая-то деятельность. Перк только съездил на обед в одну из столовых базы, где купил Митричу небольшую готовую коробку с едой.

   - Вот, Митрич, это тебе. Ты наверное, голоден.

   - Ты что, Перк? Я и так поесть могу. Оставь себе. Вдруг решишь вкалывать здесь до ужина, ездить не придётся.

   - Жаль.

   - Да у меня тут всё есть. Не волнуйся.

   - Как знаешь.

   После обеда Перк продолжил работу с новыми силами. Учитывая то, что пробная работа ему удалась, он решил делать всё по порядку. Сначала нужно было удалить старые крепления и выровнять их, а потом уже заниматься новыми.

   - Чая хочешь? - спросил Митрич по прошествии примерно двух часов.

   - Хочу, - ответил Перк, понимая, что действительно пора сделать небольшой перерыв в работе.

   - Пойдём. Тебе не мешает отдохнуть. Весь день так вкалывать. Ты наверное так на работе не работаешь.

   - На работе такого нет. Я делаю то что мне велят. А здесь свобода. Это же мой проект, Митрич, я должен его защитить и получить класс. Плюс, может быть, он будет полезен нашим войскам.

   - Я не совсем понимаю, что ты хочешь сделать, но надеюсь, что у тебя получится. Ты это, если что, хочешь, я Соллера спрошу, он подскажет, что надо для четвёртого класса, - сказал Митрич, когда они подходили к двери в его мастерскую.

   - Да, Соллер мне сам говорил, что я могу к нему обратиться с этим вопросом.

   - Ну, тогда спроси его. Он мужик-то знающий. Иногда, конечно, перегибает с этими начальничками, но с ними только так и надо.

   Бокс Митрича действительно был уголком ворчуна и затворника. Он представлял собой большой гараж, в котором поместилось бы не меньше пяти машин на подобие той, которую выделили Перку. Одна, похожая на машину Александра, там стояла. Рядом с этим просторным боксом было небольшое жилое отделение, где собственно Митрич и проживал. Там была небольшая кухня, комнатка и спальня. В комнатке находился лишь диван, стол с компьютером, который связывал смотрителя с внешним миром, и удобный стул на колёсиках.

   Зайдя на кухню, смотритель поставил на нагревательную плиту небольшой металлический чайник.

   - Ого неплохо у тебя, Митрич.

   - Да, Перк, живу. А что, мне нравится. Семья моя уже улетела давно, а мне куда. Меня сейчас уже наверное и в космос-то не пустят. Если только базу будут эвакуировать, то тогда конечно, а так нет. Некуда мне уж лететь, Перк. Вот сижу здесь, помогаю нашему заводу, чем могу и всё. Я здесь более годен, чем в других местах.

   - И как же тебя, Митрич, здесь оставили?

   - Ну, у меня сын офицер флота. По возможности навещает. Он сам понимает, что я не могу. Да и мне лучше. Куда он меня возьмёт? На Землю? На Земле я тем более ничем не смогу помочь.

   - Да, понимаю.

   - Старший сын прилетает иногда. Очень много работает. Чаще звонит. А младший частенько с семьёй заглядывает. Он офицер флота, большой человек там, на одном корабле. Так что ничего. Если прилетит, я вас познакомлю. Ты мне его чем-то напоминаешь. Только он больше по космосу, а ты по роботам.

   - Это да. Кто на что учился.

   - У нас здесь всё по старым технологиям. Когда-то здесь был цех с классической технологией. И мастерская по ремонту транспорта. Потом всё заменили металлизаторы, цех тот снесли, а рядом с мастерской построили эти ангары. Да и я вот здесь живу.

   - Вообще, неплохо у тебя. Я бы наверно тоже так жил.

   - Тебе ещё рано. Тебе ещё жениться и семью заводить. Конечно, мне тоже давали комнату. Мне даже предлагали двушку в семейном корпусе за мои заслуги. Но зачем она мне? Какая-нибудь молодая мама со своим мужем-офицером из-за меня не получит квартиру. Ну зачем оно мне, Перк? Я вот и живу здесь. Маме-то с дитём на руках, двухкомнатная квартира понужнее будет - рассмеялся старик.

   - Ну да, Митрич, - улыбнулся Перк.

   - Так что нет. Хоть мне и положено, но я отказался. Деньги тоже особой роли не играют. Мне надо много. Но я коплю. У моего сына-то один ребёнок уже в школу пошёл. А вот у них ещё пополнение намечается, вот думаю внучка попросить к себе на пару лет пожить. А что? Школа здесь хорошая. Вот покажу сыну свои деньги, что ребёнка могу содержать, может он и оставит его мне. Чтобы ему с двумя сразу не возиться. Надеюсь, оставит мне охламона. Тот довольный сюда приходит, ой, ты бы видел. Он и сам просится у папки, только папка ни в какую. Но я с ним ещё на эту тему поговорю. Говорит, неспокойно здесь у нас. Эти чёртовы миуки даже им там не дают покоя. Я ему объясняю, что мы почти в тылу, но он не верит. Да и наши роботы сильнее. Если бы Совет Империи озаботился их уничтожением, миуки эти давно бы уже все полегли. Это я тебе точно говорю. Изучить хотят, видишь ли, Перк, изучить. Чего их изучать-то говорю? Чего их изучать?

   Тем временем чайник на плите закипел. Смотритель, продолжая беседу, разлил кипяток в кружки и кинул в них по кубику чайной смеси. Прозрачная вода почти мгновенно окрасилась в насыщенный цвет прекрасного напитка.

   - Это новые технологии. Вот, взять, к примеру, кислотников. Наши роботы не выдерживают их кислоты, а их пузырь, который её подогревает, хоть бы что.

   - Ну да, ну да, - ответил Митрич, - сколько лет уже изучают, а в норы не влезли до сих пор.

   - Потерь не хотят. На поверхности-то мы их побеждаем относительно легко.

   - Да. Надеюсь, скорее изучат и избавят нас уже от них. Тогда эта планета расцветёт. Вот увидишь.

   - Да, Митрич, я это понимаю, - сказал Перк, отхлебнув чая.

   И вдруг пронзительный звук раздался из маленькой комнатки Митрича. Компьютер смотрителя взвыл тревожным сигналом.

   - Что такое, Митрич?

   При этом старик вскочил, и с неожиданной для него прытью побежал смотреть, что же там произошло.

   - Экстренный сигнал! Тревога! Что у них там случилось?

   - Митрич, ситуация критическая, - динамики компьютера разразились голосом Эдисона, - не очень далеко от нас был бой! Смольники попали в медицинскую машину! Мы ближе всех. Там вся электроника вышла из строя. Смола залепила все люки.

   - Что нужно делать?

   - Машину везут к нам на завод. Я уже поднял по тревоге всех, но они не успевают. Сегодня воскресенье. Ты первый и единственный на их пути. Ты можешь что-нибудь сделать? У тебя там кто-нибудь есть?

   - У меня Перк и он работает во втором ангаре.

   - У него есть инструменты?

   - Ну да, что-нибудь найдём.

   - Срочно найдите, мужики. Из тридцати минут, на которые у них должно было хватить воздуха, почти двадцать прошло. Я скажу, что вы ждёте их во втором ангаре. Сейчас машину притащат туда, - скомандовал Эдисон и отключился.

   - Слышал? Нужно найти пилу. Будем резать смолу.

   - Резать?

   - Резать. Или у тебя есть другие идеи?

   - А газорезка?

   - Нет. Слишком долго.

   - Хорошо. Тогда пила!

   - Держи.

   Они быстро вышли в мастерскую, и смотритель взял с одного из стеллажей циркулярную Пилу и отдал её Перку.

   - Да. Иду подключать.

   - Давай. Я следом за тобой.

   - Хорошо.

   Перк направился в ангар, быстро подключил пилу, проверил её работу и выбежал на улицу. Он сильно взволновался, и сейчас жалел о том, что ничего не может сделать, для ускорения процесса. И вскоре на горизонте появился мощный грузовик, на платформе которого находилась колёсная машина медицинской службы, закованная в бурую смолу.

   - Куда загонять? - крикнул один водитель тягача.

   - Сюда. В ангар.

   Водитель сработал на отлично и ловко управляя машиной, быстро загнал её в ангар к Перку. Юноша не дожидаясь лишних команд, схватил Пилу, вскочил на платформу и начал резать.

   - Справишься?

   - Да.

   Как только диск пилы коснулся смолы, из-под него сразу же вырвался большой сноп дыма, но тем не менее масса поддавалась. Слой был довольно толстым, и Перк делал несколько пропилов, чтобы добраться до корпуса машины.

   - У вас что, нет ещё одной такой пилы? - послышалось за спиной у Перка.

   - Нет, нету, мать твою. Хорошо хоть одна нашлась. У нас тут не ремонтный бокс, - одёрнул водителя тягача Митрич.

   Перк уже не мог отворачивать голову, чтобы не вдохнуть дым, потому что он был везде. Сделав очередной пропил, он дёргал ручку. Дверь уже почти поддавалась. Самым сложным было увидеть в дыму место, где происходил рез, чтобы делать его наиболее эффективным.

   - Давай, Перк, давай.

   - Сейчас, сейчас, - у юноши уже кружилась голова, но он продолжал.

   - Перк! - он неожиданно услышал сзади голос Эдисона и обернулся, - держи!

   Эдисон бросил молодому инженеру защитную маску, и Перк наскоро натянул её на лицо и продолжил работу. Времени у него оставалось немного. Дело решали даже не минуты, а секунды, и Перк, постоянно дёргая дверь, понял, что она откроется, если он упрётся и дёрнет двумя руками. Отбросив пилу, он облокотился на неё всей своей массой. Дверь открылась и тут же на него из машины выпала девушка без сознания.

   - Помогите ей. Помогите, - раздалось откуда-то слева.

   Но Перк уже смутно понял эти слова. Он упал вниз и ощутил, как сам уже теряет сознание. Хорошо, что его успели подхватить. Он вдохнул слишком много газа, выделенного при сгорании смолы. Спустя несколько секунд он закрыл глаза.

  

Глава двенадцатая. Новое дыхание.

   Когда Перк проснулся, у него сильно болела голова. Он понял, что находился в госпитале. А учитывая обстоятельства, можно было смело предполагать, что в центральном госпитале базы. Кровать напротив него была пуста. Он находился в палате один. Найдя кнопку вызова врача, он нажал её и откинулся на подушку. На его вызов тут же явилась медсестра.

   - Вы пришли в себя, - она быстрыми шагами подошла к Перку, - это хорошо. Вы чего-нибудь хотите?

   - Да. Воды, если можно.

   - Хорошо. Минуточку.

   Она вышла из палаты и вернулась с большим стаканом, полным воды.

   - Что со мной? - спросил Перк, привстав на кровати и сделав глоток.

   - С вами всё в порядке.

   - Я, помню, кажется, как я пилил смолу.

   - Да. Вы пилили смолу. Надышались дымом, это бывает. У вас просто не было защитной маски. Но вы молодец. Вы спасли четверых моих коллег.

   - Серьёзно? Я не очень это помню.

   - Да. Это так.

   - Почему голова так болит?

   - Некоторые составляющие того дыма ещё не полностью покинули ваш организм, но мы над этим работаем. Вы скоро поправитесь. Вот увидите, сегодня к вечеру вам станет значительно лучше.

   - А какой сегодня день?

   - Вторник. Все события, которые вы помните, случились позавчера.

   - Ничего себе. Я был без сознания два дня?

   - Да.

   - Ну ладно. Значит, в той машине все спаслись.

   - Все. Четыре врача и один водитель.

   - Это хорошо.

   - Та девушка, медсестра, уже дважды приходила, но вы были без сознания.

   - Ого.

   - Она переживает за вас.

   - Хорошо.

   - Вам нужно ещё что-нибудь?

   - Нет. Я немного хочу спать.

   - Это побочный эффект одного из лекарств. Всё будет хорошо. Вы можете отдыхать. Скоро вам станет легче. Я оповещу всех о том, что вы пришли в себя. О вас все спрашивают. Даже сам начальник базы приходил. С руководителем производства главного ремонтного завода. Вы видимо там работаете, да?

   - Да.

   - Отдыхайте. Я попрошу, чтобы в ближайшее время вас не тревожили.

   Перк лёг, и только после того, как голова его соприкоснулась с подушкой, ему действительно стало легче. Он лежал, слегка приоткрыв глаза.

   - На всякий случай я оставлю вам стакан воды около кровати. Ещё у нас в семь ужин. Вам нужно поесть хоть немного.

   - Хорошо. Если мне будет лучше, я поужинаю, а пока не хочется.

   Желание сна вскоре прошло, и он просто лежал в кровати. Когда боль в голове немного утихла, Перк достал свой компьютер и уткнулся в него. Он стал просматривать последние новости, да и прочую информацию. О миуки, о сражениях, всё то, что он пропустил за эти два дня. В его личном профиле была куча сообщений с похвалами. Даже Эдисон расщедрился на доброе слово. Но особенно благодарили члены той медицинской команды, которую он спас.

   Перк известил всех о том, что он жив и пришёл в себя, и его тут же закидали сообщениями. Хэнк, находившийся в сети, даже изъявил желание прийти, но приёмные часы в больнице к тому моменту уже закончились. На часах было уже почти пять. Перк отправил на его профиль разрешение на вход в свою комнату и попросил срочно сходить туда и накормить Олли. Хэнк обещал выполнить просьбу. А что касалось посещения, то оно переносилось на завтра.

   Почти перед ужином в палату к Перку зашёл доктор.

   - Ну как тут себя чувствует наш молодой герой? Заметил тебя в сети, вот и решил заглянуть.

   Доктор был высоким плечистым темноволосым мужчиной в очках. Он улыбнулся и оглядел Перка.

   - У меня немного болит голова, - ответил инженер, - хотя мне уже лучше.

   - У вас была слишком большая доза вещества. Эти миуки как будто специально что-то подмешивают в смолу, чтобы она выделяла этот едкий газ при даже минимальном нагреве.

   - Я не ожидал, что так будет от пилы.

   - Да. Видимо, она достаточно нагрелась

   - Очень противный дым.

   - Да. Согласен. Хорошо, что у нас разработаны лекарства, которые не дают ему задушить вас полностью. Конечно, в случае, если бы не было такой экстренной ситуации, вас бы наказали за то, что вы пренебрегли средствами индивидуальной защиты. Но ситуация была особая и все это понимают.

   - Я вообще не рассчитывал на такой поворот.

   - Да. Я же говорю, ситуация была экстренная. Не переживайте, Перк. Вы совершили подвиг.

   - Да что там. Пропилить несколько кусков смолы.

   - Главное сделать это вовремя и спасти чьи-то жизни.

   Доктор осмотрел молодого инженера. В основном это заключалось в манипуляции с медицинским компьютером, некоторые модули которого были встроены в кровать.

   - Ну что же. Я не вижу причин для беспокойства. Все ваши показатели в норме. Концентрация вещества снижается. Я рекомендовал бы вам поужинать, а потом принять все положенные лекарства.

   - Да. Я вроде бы даже немного хочу есть. А ужин в семь, да?

   - Да.

   - А если со мной завтра всё будет хорошо, меня выпишут?

   - Не могу вам обещать. Ситуации бывают разными. Но в целом, если завтра к вечеру у вас всё будет в порядке, то вас можно будет выписывать. С современными-то средствами борьбы с этим токсином ядом, лечение не занимает много времени.

   Ужин был вкусным. Видимо, сказывалось то, что Перк давно не ел. Была картошка и большой кусок мяса, а также небольшой лечебный пищевой концентрат, который имел вкус клубники. Перку он чем-то напоминал мороженое из детства. Он был очень приятным и вкусным.

   После ужина Перк выпил несколько таблеток и направился в комнату для досуга. Идти в палату ему пока не хотелось. Там же можно было посмотреть телевизор. Как раз показывали свежие новости. Оказывается, неподалёку от их района произошла довольно серьёзная стычка с миуки, что уже само по себе было довольно неожиданно. К тому же, насекомоподобные поступили довольно хитро.

   Один небольшой отряд кислотников миуки атаковал передовой форпост землян. Земляне ответили им огнём и небольшим наступлением решили задавить врага окончательно. Неожиданно из одной норы под землёй выскочил большой отряд миуки, состоящий из одних солдат довольно крупного размера. Завязался нешуточный бой, в котором земляне понесли небольшие потери. Они вызвали подкрепление и медицинскую службу. И когда бой набрал обороты, их атаковали смольники. К счастью, бойцы на тот момент уже запросили поддержку авиации. И как только первые шары смолы упали на землян, точки расположения миуки-смольников были вычислены, и по ним тут же был нанесён удар с воздуха.

   Потерь среди людского контингента не было. Роботы отделались лёгкими повреждениями. В нору миуки было брошено несколько токсичных бомб, после чего она была завалена. Это было гарантией того, что из неё не выйдет больше ни одно насекомоподобное. Как правило они не рыли норы в определённом радиусе от места, где применялись токсичные заряды.

   В новостях так же отметили особые отличия работника инженерной службы по имени Перк. Сообщалось, что одна из атак смольников попала в машину медицинской службы, не оборудованную соответствующей системой защиты. Машина была спешно доставлена в ангар, где молодой инженер героическими усилиями снял смольный нарост и позволил четырём работникам медицинской службы и одному водителю выжить. Во время репортажа показывали кадры из ангара. Перк увидел, как он пилит смолу и как на него валит дым. Самого юношу, конечно, было не очень видно, разве что силуэт был заметен. Про себя Перк отметил лишь то, что неплохо выглядит со стороны.

   Также в репортаже сообщалось, что сам работник инженерной службы получил большую дозу отравляющего газа и был доставлен в центральный госпиталь. Сейчас его состояние стабильное и жизни его ничего не угрожает.

   "Такой дерзкий выпад миуки так близко к земной базе дал военным повод задуматься. Конечно, о результатах они нам не сообщают, - говорил корреспондент, - но тут каждому понятно: видимо, Миуки понимают, что это за база, и что она значит для людского контингента в этом регионе. Они понимают, что если эта база будет нейтрализована даже на небольшой период времени, то это может повлечь серьёзные последствия".

   После этого репортажа Перк поймал на себе взгляды нескольких больных, находившихся в комнате для досуга - юноши и двух девушек, сидевших на соседних диванах и смотревших телевизор вместе с ним.

   - Это ведь ты, да? - спросила одна из девушек.

   - Да.

   - Ух ты! Скажи, тебе было страшно? - спросил юноша.

   - Нет.

   - Ничего себе.

   - Там некогда было бояться. Я же не сражался с миуки. Я толком даже понять ничего не успел.

   - Ты спас пятерых человек. Ты теперь герой.

   - Да я же только смолу пропилил. Так, ерунда, - пожал плечами Перк, - на моём месте так поступил бы любой.

   - А что ты делал в том ангаре? Это же было воскресенье, - спросила девушка

   - Я работал над проектом.

   - Ого. А ты инженер?

   - Да. Инженер подхвата на заводе.

   - Мой отец когда-то был инженером подхвата. Потом повысил класс и теперь работает на другой базе, - сказала девушка, поглядев на Перка с улыбкой.

   - Я тоже хотел бы повысить класс. Но пока ещё не было возможности.

   Лёгкая непринуждённая беседа вскоре утихла. Другие новости были не менее интересными. Особенно для других людей, которые не очень-то осознавали всю важность события. Это для Перка оно было из ряда вон выходящим, а для остальных, находящихся здесь, оно было знаменательно лишь тем, что инженер, которого показали по телевизору, находится с ними в одном помещении.

   Вечер проходил спокойно. То и дело Перк перебрасывался фразами со своими новыми знакомыми. По телевизору сначала шли новости, потом какие-то развлекательные передачи, которые юноша пропускал мимо ушей, уткнувшись в свой компьютер. Следом за передачами шёл фильм, а потом всех отправили спать. Перк ещё долго лежал в кровати и читал данные в сети.

   Утро начиналось с обхода. Состояние Перка значительно улучшилось, о чём ему сообщил доктор. Следом был завтрак. После него Перк, сидел в досуговой комнате и читал информацию в сети. Вскоре он услышал, как в коридоре послышались громкие уверенные шаги нескольких людей. Неожиданно в комнату для досуга вошёл Эдисон, а сразу за ним шёл Соллер и помощники. Их сопровождал доктор.

   - Ну вот он, ваш парень. Жив, здоров, как видите.

   - Приветствую вас, молодой человек, - Эдисон протянул руку, - вы совершили подвиг. Благодарю вас.

   - Спасибо сэр. Не стоит благодарности. Обычное дело.

   - Необычное, Перк! Нам повезло, что вы находились там. Да, кстати, парни из твоей команды тоже пришли тебя навестить.

   Хэнк и Антон протиснулись сквозь шеренгу руководителей, чтобы поздороваться с Перком.

   - Ну что, когда ты домой? - спросил Антон.

   - Да, кстати, доктор, когда его выпишут? Нам такие инженеры нужны позарез на работе. К тому же у него свой проект, - сказал Соллер.

   - Ну, если сегодня всё будет хорошо, я его отпущу. Сегодня на утреннем обходе он сказал, что голова у него практически не болит. Но больничный до конца недели я ему всё же выпишу.

   - Голова у инженера это самое главное. Верно, Перк? - сказал Соллер.

   - Да, - с улыбкой кивнул Перк.

   - Что же, отлично, - сказал Эдисон, - тогда будем ждать его в понедельник.

   В этот момент в коридоре появились журналисты. Люди с камерами и микрофонами обступили Перка вокруг и начали слепить вспышками. Потом симпатичная журналистка начала задавать вопросы.

   - Как себя чувствует молодой герой?

   - Хорошо. Я уже почти здоров, - немного замявшись, ответил юноша.

   - Перк, то что вы сделали - подвиг. Благодаря вам та акция миуки обошлась без потерь. Те люди, которых вы спасли, могли стать единственными жертвами того дня.

   - Я просто сделал то, что от меня зависело.

   - Вы оказались в боксе в воскресный день. Чем вы занимались там? Вы работали сверхурочно?

   - Нет, я работал над своим проектом.

   - Вы повышаете свой инженерный класс?

   - Да. Я над этим работаю.

   - Это хорошо, Перк. И, чтобы вас долго не отвлекать, последний вопрос: сейчас вы являетесь образцом для подражания для многих юношей и девушек, только ступающих на путь службы Империи. Что бы вы хотели всем им пожелать?

   - Я хотел бы пожелать всем им не бояться придумывать что-то новое, отстаивать это и достигать своих целей, которые они поставили перед собой.

   - Это воодушевляет, Перк. Надеемся, что вы станете одним из выдающихся деятелей этой планеты.

   - Спасибо

   Журналисты отошли от Перка и осадили Эдисона. Только сейчас юноша осознал, что главной их целью был именно начальник базы. Конечно, с ним разговаривать куда интереснее. Он может рассказать о текущей ситуации, и о будущем, в отличие от молодого инженера, пусть и проявившим себя довольно героически. Но Перка это ничуть не огорчило. Напротив, ему было немного некомфортно под объективами камер, и он был рад, что внимание сфокусировано не на нём. Воспользовавшись моментом, он отозвал в сторону Соллера.

   - Господин Соллер, я хотел бы кое о чём вас попросить.

   - И о чём же, Перк?

   - Я скоро закончу монтаж капсулы, и теперь для того, чтобы запустить робота, мне нужен блок управления.

   Соллер просто посмотрел на Перка, но не стал ничего говорить, потому что юноша слышал подобные возражения много раз, и повторять их не было смысла.

   - Ну что же, думаю, господин Эдисон не будет против управляющего модуля. Есть какие-нибудь пожелания по поводу модели?

   - Да. Я хотел бы, чтобы там был командирский интерфейс и контроллер центра тяжести.

   - С командирским интерфейсом значит. Хорошо, - вздохнул Соллер, - я потом спрошу господина Эдисона. Сейчас, как ты видишь, он занят.

   - Да, хорошо, я не против. И ещё я хотел бы попросить вас о ещё одной услуге.

   - О какой?

   - Я придумал некоторые модификации броневой защиты робота, его тяг и некоторых механизмов. Дело в том, что таких деталей нет на других роботах. Не могли бы вы мне выделить металлизатор и материал для их изготовления? Модели я создам сам.

   - Какой класс металлизатора?

   - Желательно восьмой.

   - Восьмой? Что ты там делать собрался?

   - Я хочу создать два больших щита для рук, чтобы робот мог эффективно защищаться. Они большие, и поэтому мне нужен металлизатор именно такого класса. Не меньше. Даже боюсь придётся создавать их из нескольких частей. Я пока ещё не знаю точно.

   - Хорошо. А какую броневую смесь?

   - Мне не нужна какая-то конкретная смесь. Я сам её создам. Мне нужны только простые односложные материалы, а смесь.

   - Ну хорошо, Перк.

   Через минуту Эдисон отошёл от журналистов. Его отозвал один из его помощников, который протянул ему компьютер для переговоров. Журналисты ещё немного поснимали больницу и начали расходиться.

   - Господин Эдисон, можно вас на пару минут? - позвал Соллер, когда начальник базы закончил разговор.

   - Да, конечно.

   - Наш молодой инженер опять просит об услуге.

   - И что же на этот раз?

   - Управляющий модуль для робота. С командирским интерфейсом.

   - Вот как, - слегка удивился Эдисон, - думаю, мы можем выделить ему один. Вряд ли, конечно, этому роботу пригодится командирский интерфейс. На этом всё?

   - Нет. Перк создал ряд модификаций, для которых ему потребуются уникальные детали. Он просит металлизатор для их создания.

   - Какого класса?

   - Восьмого.

   - Ничего себе. Что же вы там собрались такое создавать?

   - Новые щиты, - ответил за Перка Соллер.

   - Что же, я думаю, мы можем ему выделить подобное. Вы меня удивляете, Перк. Вы вроде бы попали на больничный, вам надо отдыхать, а вы как ни в чём не бывало. Вы всё о работе да о работе. Всё стараетесь что-то придумывать, делать. Вы так настойчивы.

   - Да, видимо я унаследовал это от отца, сэр.

   - Да, что же, ваш отец может вполне вами гордиться.

   - Да, как и я им, сэр.

   - Ладно, это всё не по теме. Вы получите то, что просили.

   - И сэр, лично вас, раз уж зашёл разговор, я хотел бы попросить ещё кое о чём.

   - Мне уже не нравится вопрос. И о чём же, Перк?

   - О том, что вы хотели мне запретить.

   - Вы об оружии, Перк? Это исключено.

   - Не совсем.

   - Не важно, совсем или не совсем. Исключено.

   - Выслушайте меня, пожалуйста. Сейчас я скажу то, что хотел, а вы дадите свой ответ.

   - Хорошо. Излагайте.

   - После того, как я установлю на робота блок управления и сам его протестирую, вы можете создать комиссию, и убедиться в том, что никаких причин для беспокойства нет. Сбой, если он и был когда-то, был вызван старым блоком. Если комиссия даст положительный вердикт, я хотел бы попросить вас об одной боевой системе. Речь об ударных боевых механизмах для рук.

   - Это которые превратят его кулаки в подобие кастетов?

   - Да.

   - А вы помните, что у этого робота сымитирована человеческая кисть? И он просто не предназначен для подобных модификаций.

   - Я знаю, господин Эдисон. Я немного изменю конструкцию и модель действия его рук, чтобы применять это.

   - Хорошо, Перк. Я создам комиссию, которая будет тестировать вашего робота, лично её возглавлю, и если у меня возникнет хоть малое сомнение в том, что он в порядке, никакой боевой системы вы не получите. Это понятно?

   - Понятно.

   - Хорошо. Надеюсь, на этом у вас всё?

   - Пока да, сэр.

   - Ладно, когда справитесь с тем, что вы уже попросили, тогда можно будет думать и о чём-то ещё.

   - Да, кстати, Перк, работники той медицинской группы, которую вы спасли, очень хотят с вами увидеться, - сказал Соллер, - сегодня просто они в смене, и поэтому не могли вас увидеть, но где-то после тихого часа они скорее всего вас навестят. Им известно о том, что вы пришли в сознание и чувствуете себя великолепно, так что будьте готовы к их появлению.

   - Хорошо, сэр.

   Когда коридоры больницы опустели, Перк ушёл в палату и погрузился в свой личный компьютер. Ему сейчас дали согласие, на то, благодаря чему он серьёзно продвинет свой проект. И пока он не мог действовать в соответствии со своими планами, было бы хорошо их воссоздать более чётко хотя бы в своей голове.

   Начать он решил с самого основного - с состава брони. Он просматривал материалы о сплавах, которые лучше всего проявляли себя в войне с миуки, и выбирал самые оптимальные для робота, которого хотел создать.

   Во время короткого обеда он ни на секунду не прекращал думать о своём проекте. Когда начался тихий час, Перк лёг в кровать и опять погрузился в свой компьютер. Перед этим он выпросил у доктора несколько листов бумаги и карандаш, поскольку использовать графический компьютер для намётки своих планов ему пока не хотелось.

   Он стал размышлять над модификацией броневых элементов, защищавших сервомеханизмы робота. Он придумал большие щиты для рук, которыми робот мог бы себя защитить, выставляя их вперёд или поднимая над собой. Броня должна одинаково эффективно выдерживать атаки кислотников, смольников и простых солдат. А так же быть надёжными в случае массовой атаки насекомоподобных. Это было, пожалуй, самой главной опасностью для роботов. И чем выше был класс машины, тем серьёзнее могли быть последствия. Конечно, большого робота сложнее задавить массой, но маленькому противнику куда проще преодолеть его защиту. Особую опасность представляли маленькие электромагнитные жуки, которые залезали в важнейшие сервомеханизмы робота и наносили им урон, выводя из строя электронику.

   Информации о таких жуках в сети было мало. По причине невысокого класса, Перку не был положен доступ к некоторым данным. В этот момент он осознавал, что информация порой не менее ценна, чем материальная составляющая проекта, которая именно от этой информации и зависит.

   То, что в новостях рассказывали про токсины, которые кидают в норы миуки, чтобы подавить их деятельность, тоже сыграло важную роль. Перк вспомнил о том, что существуют системы распыления таких токсинов, которая используется для защиты роботов от мелких миуки. Это однозначно было то, что нужно, чтобы защитить его огромную машину. Однако, конкретной информации об их конструкции в доступной информации не было. Он решил, что когда придёт время, то он спросит у Соллера разрешение да доступ к этой информации.

   Прочитав всю необходимую на данный момент информацию, Перк начал рисовать примерные эскизы робота, начиная с его щитов. Сейчас важно было как можно более чётче представить, как это будет выглядеть. Массивные предплечья экспериментального робота были созданы для монтажа в них разнообразных боевых систем. Вопрос был лишь в выборе конкретных видов оружия, никаких других проблем возникнуть не должно. А вот установка щитов собственной разработки было задачей куда более сложной. Сейчас он нарисовал несколько эскизов своего робота, защищающегося щитами, чтобы понять какой формы они должны быть, чтобы защита была эффективной. Заодно это позволяло Перку определить первичные габаритные размеры самих щитов, относительно размеров робота, которые были ему известны.

   Вместе с этим, учитывая расположение щитов на руках, Перк придумал несколько возможных вариантов ударов и самими щитами и кулаками из-за щитов. Он очень увлёкся этим занятием. Его охватило вдохновение, потому что он понимал, что сейчас всё зависит от него, и если он сегодня выйдет из госпиталя, то уже через несколько дней его робот сможет своим ходом выйти из ангара.

   Дальнейшей модификации должны были подвергнуться броневые щиты, защищавшие как капсулу пилота, так и все остальные системы робота. Он хотел сделать их более совершенными, при том, потому что для экспериментального робота они ещё не были сделаны окончательно.

   Он нарисовал много эскизов грудной части робота, рук, ног, спины, не забывая, однако, что все эти щиты должны свободно раздвигаться, складываться, убираться, чтобы различные боевые системы робота, которыми он в идеале должен быть набит под завязку, могли успешно применяться, и не мешать основному функционирования робота. Это нужно продумать, потому что при защите проекта нужно будет отстаивать и боевые системы.

   Перк размышлял ещё и над внешним видом новой брони. Вдохновлённый боями роботов, он хотел, чтобы они выглядели красиво. Эта тема его увлекла, и он хотел как можно скорее установить на робота недостающие сервомеханизмы, капсулу пилота и блок управления. А уже потом, после того как машина пройдёт аттестацию, можно будет хорошенько проработать этот вопрос. Так незаметно тихий час подошёл к концу. В коридоре стали слышны шаги пациентов и врачей.

   В палату осторожно заглянул доктор и увидев, что инженер не спит, обратился к кому-то за дверью:

   - Вы можете заходить. Перк, к вам пришли.

   Первым в палату вошёл мужчина лет сорока. С ним было три молодых парня и одна девушка. Только сейчас Перк вспомнил её. Это она упала на него, когда он открыл дверь.

   - Ну, здравствуй, - сказал Мужчина, - большое тебе спасибо.

   Они принялись благодарить Перка. Мужчина был водителем. Его звали Стен. Трое молодых парней и девушка были врачами медицинской службы, так случилось в тот день, что они были ближе всех остальных к полю сражения и их направили на помощь.

   Девушку звали Мэри. Она была очень красива. У неё были светлые волосы, карие глаза и весьма приятные черты лица. Хотя Перк толком не видел её, ему казалось, что он её запомнил. Мэри была немного младше него, как и парни, которые пока ещё были стажёрами медицинской службы.

   - Обычно мы всех спасаем, а тут вот так вот.

   - Да, понимаю, - сказал Перк, - всякое бывает на поле боя, наверное.

   - Да. Это так. Хорошо, что ты оказался в нужное время в нужном месте, - сказал Стен.

   - Хорошо, что у нас есть такие люди.

   - А чем ты там занимался? - спросила Мэри.

   - Там был мой робот. Это мой проект на повышение класса.

   - А вот эти рисунки, это он? Это ты нарисовал?

   Перку стало немного неловко, когда она принялась разглядывать его эскизы робота, закрывающегося щитами.

   - Да.

   - Ты что-то для него придумываешь такое интересное.

   - Да. Я стараюсь.

   Они побеседовали недолго, после чего работники медицинской службы сказали, что им пора. И уже уходя, Мэри немного задержалась и подошла к Перку.

   - Слушай, Перк, ты ведь не против, если мы как-нибудь ещё встретимся?

   - Я нет, конечно, нет, - немного смутившись, ответил Перк.

   - Значит, договорились.

   - Хорошо.

   - Поправляйся, - она улыбнулась и вышла.

   Состояние молодого инженера со временем только улучшалось, и после вечернего обхода доктор его выписал.

  

Глава тринадцатая. Продвижение.

   Придя домой, Перк застал Олли спящим, притом блюдце не было пустым. Созвонившись с Хэнком, Перк узнал, что тот положил для совёнка пять шариков, и все они сейчас были на месте.

   - Олли, ты что, где-то нашёл корм? - тихонько спросил Перк, погладив совёнка.

   Хотя Перку и дали больничный до конца недели, он всё равно завтра намеревался идти на работу. Вечер он посвятил просмотру информации и окончательному выбору состава для новой брони своего робота.

   Утром, ещё до будильника кто-то позвонил в дверь. Открыв, Перк увидел на пороге мужчину и заплаканного мальчика.

   - Да, это он, она полетела к нему, - всхлипывая, сказал мальчуган, указывая на Перка.

   - Можно мы войдём, молодой человек?

   - А в чём дело?

   - Это у вас живёт сова?

   - Да.

   Мужчина немного отодвинул Перка, вошёл внутрь и увидел Олли.

   - Да, папа, это она, - расплакался мальчик.

   - Вообще-то это он. Так в чём дело? Почему вы врываетесь ко мне? Что случилось?

   - Ваша сова съела нашего мышонка. Мы подарили его вчера сыну на день рождения, а сегодня он пропал.

   - С чего вы решили, что его съел Олли? Вы это видели?

   - Нет. Но куда ещё он мог деться?

   - Железная логика. Значит, вы не видели, но утверждаете, что Олли залетел к вам в дом и съел вашего мышонка?

   - Нет, но ваша сова пугает нас уже не первую ночь.

   - Я его видел, - продолжал мальчик, постоянно всхлипывая.

   - Внутри он может и не был, но мой сын видел его на окне.

   - Так у вас было открыто окно? Ваш мышонок мог просто выпасть и потеряться, - отвечал Перк, надевая штаны. Мой Олли никого не ест. Он питается кормом, который я оставляю ему с вечера. Сегодня он съел всё.

   Перк показал на пустое блюдце, стоявшее на холодильнике.

   - То есть, ты хочешь сказать, что он не виноват? У нас тут у многих стали такие мышата пропадать. Я требую, чтобы ты не выпускал свою сову на ночь.

   - Я вам ещё раз повторяю, - сказал Перк, натягивая футболку, - он никого не ест. Он всегда съедает корм. Закрывайте своих мышей дома, и ничего им не будет.

   Вдруг в полуоткрытую дверь вошла девушка. Перк вспомнил её почти сразу, это была Венна, с которой он познакомился в свой первый день работы на заводе.

   - Ну куда вы попёрлись? Ну что вы? Ой, привет, - она увидела босого взъерошенного Перка, - хватит вам его терроризировать! Нашлась ваша мышь!

   - Правда, мама? - мальчонка разом перестал всплакивать и обрадовался.

   - Да. Нашлась, нашлась.

   - Я же говорю вам, что мой Олли никого тут не ест. Если и ест, то вы сами виноваты в том, что ваши мыши вышли на улицу. Не надо их выпускать. Они как минимум могут пропасть, да и кошки у нас не редкость здесь.

   - Извини, Перк, - сказала Венна.

   - Так вы знакомы? - мужчина посмотрел на девушку.

   - Да. Это Перк, он работает у нас на заводе. Инженер третьего класса.

   - Слушай, правда извини, - сказал мужчина, - просто твоя сова всех пугает. Мы вот и подумали что она утащила мышонка.

   - И надо сразу вламываться, - сказала Венна, с укоризной поглядев на мужа, а мальчик не отрываясь смотрел на Олли. Видимо, теперь совёнок не казался ему таким страшным, как ночью.

   - А можно, я его поглажу?

   - Ну, если твой папа поможет тебе дотянуться, то погладь, только не сильно, чтобы он не проснулся. Он только недавно уснул.

   Мужчина поднял мальчика на руки и тот дотронулся до Олли.

   - Ты нас извини, правда, мы просто думали, что ты его не кормишь, и он летает и всех пугает.

   - Я не могу его не выпускать, иначе он может погибнуть. А кормом я его обеспечиваю. У меня есть специальные шарики.

   - Так вроде говорят, их мясом можно кормить.

   - Нежелательно, лучше специальный корм.

   - Ладно, мы пойдём. Прости, если разбудили.

   - Да чего уж теперь. Мне вставать через десять минут.

   - Извини, - сказала Венна, и они вышли.

   - Да, Олли, - сказал Перк, доставая из холодильника готовый завтрак, - мне стало вдвойне интересно, что ты ел, пока меня не было. Может быть, ты и правда тут в округе всех мышей слопал?

   Прибыв на завод, Перк сразу оповестил Соллера о том, что он на месте. Руководитель производства немного пожурил его за то. что он вышел раньше срока. А потом сказал, что раз уж Перк такой энтузиаст, то может отправляться работать над своим роботом. Эти три дня он полностью отдаёт ему. Ещё одной хорошей новостью было то, что юноша в любой момент может получить блок управления. Разрешение уже выдано.

   Первым делом юноша ненадолго заехал к своей команде. Немного поговорив с парнями он направился к Митричу. Смотритель встречал Перка радостными возгласами.

   - Ну! Жив-здоров. Очень рад тебя видеть. Я немного переживал, хоть и знал, что всё будет в порядке.

   После небольшого разговора Перк продолжил работу, начав с того, на чём остановился в прошлый раз. А именно, с подготовки робота к установке капсулы пилота. Когда все присоединительные размеры посадочных мест были выверены, Перк запросил сервисного робота для помощи в установке.

   Новая капсула отлично вписалась в конструкцию - вот что значила высокая унификация крепёжных узлов. Диагностический компьютер распознал новую деталь и провёл тест гироскопа. Капсула была в порядке. Её главным плюсом было то, что вне зависимости от положения машины пилот мог находиться в одном положении, что было крайне важно для робота с возможностью трансформации.

   Лётчики не всегда пользовались этой особенностью по причине того, что в этом случае капсула как бы отсекала пилота от машины и он плохо её чувствовал. Но в некоторые моменты её можно было использовать для того, чтобы лучше сориентироваться. А уж для трансформации это было самым лучшим решением. Кабина, которая здесь стояла раньше, при трансформации переворачивалась, потому что иначе бы пилот оказался сидящим в кресле лицом вниз, и управлять в таком положении было бы как минимум неудобно. С гироскопической капсулой дело обстояло проще: она сама по себе могла принять любое положение, поэтому узлы которые раньше служили для переворота кабины, сейчас можно было не ставить, а зафиксировать её жёстко. Тем самым использование гирокапсулы повышало надёжность машины.

   Перк присел в кресло пилота, но закрываться внутри машины пока не стал. Из-за наговоров Соллера и Эдисона он всё же немного побаивался этого робота, но страх этот постепенно сходил на нет. Теперь для того, чтобы робота можно было пилотировать, оставался только блок управления.

   Поглядев на часы, Перк решил, что получит блок после обеда, и отправился в столовую. Настроение его было отличным. Работы проходили именно так, как он планировал. Едва обед подошёл к концу, как юноша выдвинулся в сторону склада.

   Блок управления с командирским интерфейсом был довольно громоздким. Он представлял собой довольно мощный и сложный компьютер, регулирующий работу всех без исключения систем машины. Её боевые возможности во многом зависели от него. Блок был упакован в большой ящик, для доставки которого требовался погрузчик.

   Перку сказали, что это будет не раньше, чем через час. Это устраивало юношу, и он отправился к себе. Ему предстояло ещё достаточно много работы. Нужно было кое-что переработать в руках робота. Их нужно было усилить, потому что щиты, которые он планирует сделать, будут обладать большой массой, и стандартная конструкция рук для этого не очень годится. Требовались дополнительные тяги и силовые элементы, сваркой которых Перк и занялся, пока ему не привезли ящик с блоком управления.

   Оператор погрузчика, грузный бородатый мужчина, вышел из машины и оглядел робота, сейчас в полный рост стоявшего в ангаре, на левом плече сидел Перк.

   - Неужели это для него?

   - Да.

   - И он будет работать?

   - Да. Он уже работает. Только без этого модуля им нельзя управлять из капсулы. Только при помощи компьютера.

   Перк нажал пару кнопок. Робот поднёс свою правую руку к левому плечу. Юноша перелез на ладонь, отдал ещё одну команду, и робот, склонившись, поставил её на пол, позволяя Перку сойти вниз. Потом инженер нажал ещё одну кнопку, и робот опять встал в исходную позицию.

   - Неплохо.

   - Да. Сейчас установлю блок управления, и можно будет пилотировать.

   - Ничего себе. Это же авиационная капсула.

   - Да. Именно так.

   - Соллер тебя очень ценит, раз даёт всё это.

   - Экспериментальные работы всегда очень важны.

   - А, это ты недавно врачей каких-то спас? Я видел тебя по телику.

   - Ну да. Так получилось.

   - Молодец. Всё же надеюсь, что этот робот не поведёт себя как в прошлом.

   - Я в этом уверен. Блок управления новый, и с прошлым покончено.

   - Ладно, удачи тебе парень.

   - Спасибо.

   Монтаж управляющего блока был довольно сложным. В ремонтной программе робота была даже предусмотрена специальная позиция машины для этого. Робот, сделав довольно забавное движение, уселся на пол и подал спину назад, опираясь на руки. Так работать было гораздо удобнее.

   Блок управления располагался сразу под капсулой пилота. Сразу под ним располагался искусственный центр тяжести и трансмиссия нижних конечностей. Всё это было укрыто за большими броневыми щитами, которые Перк снял для удобства ремонта.

   Блок управления состоял из нескольких модулей. Самый главный представлял собой компьютер для управления всеми сервоприводами, тягами, и прочими системами, машины. Именно он соединялся с главным узлом проводки, в котором сходились практически все кабели машины. К основному модулю присоединялся управляющий, который отдавал команды. Он соединялся с капсулой и обеспечивал связь между основным модулем и пилотом. Всё это великолепие соединялось с мощным бортовым компьютером. Именно он занимал большую часть пространства в ящике. Для его монтажа Перку потребовался погрузчик. К этому бортовому компьютеру Перк присоединил навигационный модуль от винтокрыла. Встроенный, конечно, тоже был неплох, но авиационный обладал большей точностью позиционирования, что было особенно важно при использовании командирского интерфейса.

   Сам же командирский интерфейс представлял собой небольшую чёрную коробочку, которая содержала довольно мощный компьютер. Он был нужен для того, чтобы руководить действиями отряда в бою. Особенно это было полезно при использовании автоматических машин поддержки, которым из этого командирского интерфейса можно было задавать цель, ну или маршрут движения. Из нескольких машин можно было формировать отряды, и отдавать команду не отдельным машинам, а отряду целиком. В интерфейсе отряд превращался в боевую единицу. Тем самым, количество машин, которыми можно было управлять при помощи этого модуля, было практически неограниченно. Возможностей отдельной машины могло быть недостаточно для выполнения определённой задачи, к тому же, а управлять большим количеством ведомых по отдельности было просто за пределом человеческих возможностей.

   После завершения установки Перк не стал закрывать крышкой специальный отсек, в котором располагался блок управления. Может оказаться, что что-то подключено неверно, и её придётся снимать вновь. Он подключил диагностический компьютер, и программа выдала ему информацию о том, что все системы управляющего блока в порядке, и машина готова к пуску. Последней манипуляцией, которую юноша выполнил на своём компьютере, был перевод робота в режим посадки и высадки пилота.

   Машина склонилась предельно низко, броневые щиты открылись, и вниз спустился специальный трап. Отложив компьютер, Перк забрался внутрь и пристегнулся к креслу. После нажал на закрытие капсулы, и перед ним сомкнулись два щита, а сверху их закрыла мощная броневая пластина, целиком закрывшая грудь. Всю эту броню, конечно, нужно будет доработать, но это потом. Сейчас главное, чтобы управляющая начинка робота работала исправно.

   Сначала включилось внутреннее освещение капсулы. Внутренняя сфера передала изображение с головных сенсоров. Загорелись дисплеи контроля. Затем из за кресла выдвинулись рычаги управления, считывающие движения руки оператора, и два ножных переключателя. Правый активировал простую ходьбу. То есть сейчас Перку просто требовалось нажать на него, чтобы робот зашагал вперёд. Он же регулировал скорость машины. Всего было шесть ступеней - четыре для шага и две для бега. Перк на мгновение представил себе, как такая машина будет бежать и у него это вызывало небольшое недоумение.

   Второй ножной переключатель предназначался для остановки. Для более тонкого управления ногами в капсуле были предусмотрены специальные сенсоры. Однако, Перк пока что побаивался ими пользоваться, потому что они требовали наличия определённого навыка пилотирования. Перку не терпелось сделать несколько шагов, но для начала он вывел машину в исходную позицию, воспользовавшись уже не своим компьютером, а одним из сенсоров в пилотской капсуле.

   Когда машина встала на ноги, юноша ещё раз оглядел все дисплеи, особенно монитор контроллера искусственного центра тяжести. Теоретически, если он будет работать правильно, то робот этот мог ногами даже бить. Главное, выучить движения, которые надо выполнить на специальных сенсорах. Конечно, ноги робота имеют значительно меньше степеней свободы, чем человеческие, но, тем не менее, границей движения ног был уровень пояса машины.

   Перк пошевелил рычагами, и ощутил, как сдвинулись руки машины. Но их положение было ему непонятно. Он пока ещё плохо чувствовал машину, и не знал, как именно двинуть рычаг, чтобы рука сделала именно такое движение, которое он хотел.

   Робот почти в точности повторял движения человека, свои тонкости в управлении всё равно существовали. Например, если просто взять рычаг и подвигать плечом, то поскольку рычаг смещался, машина реагировала, но не двигала плечом, а двигала рукой. Всё это требовало тренировок, но если научиться, то машина может стать продолжением пилота, что является необходимым условием для победы в бою.

   Отдельный сенсор считывал движения головы пилота, и прокручивал гироскоп для изменения поля зрения. Сейчас на обзорной сфере было видно пространство ангара. Перк огляделся. Если угол поворота гироскопа превышал определённую величину, то робот вращал головой для улучшения обзорности.

   Перк немного боялся сделать первый шаг, потому что такая машина при неправильном управлении может легко выйти из строя. Сейчас обе трансмиссии были в хорошем состоянии, и что-либо испортить он не хотел. Откладывая момент первых шагов, Перк поднял руки и осмотрел их. Силовые элементы, который он установил сам, выглядели вполне прилично, как и крепежи для дополнительных тяг, которые ещё предстояло металлизовать.

   Сейчас ему в голову пришла мысль о том, что нужно учесть и массу новой брони, чтобы не потребовалось дополнительного усиления всей конструкции. Это может уменьшить свободное пространство внутри робота, предназначенное для боевых систем.

   Но сейчас его отделяли от продвижения проекта вперёд только несколько шагов, которые нужно было сделать для проверки управляющего модуля. После них можно будет найти в сети базы курс обучения пилотированию и пройти его. Это значительно упростит работу над проектом. В дальнейшем Перку могут понадобиться позиции, которых нет в стандартном наборе для ремонта, и их нужно будет устанавливать самому. Например, для монтажа щитов.

   Перед тем, как нажать правой ногой на кнопку, Перк ещё раз сверился с габаритами ворот. Робот проходил, в запасе было ещё около метра их верхней границы. Он знал это и раньше, но сейчас на всякий случай решил свериться.

   И вот, после лёгкого движения ногой робот сдвинулся с места. Гигантская машина сделала один шаг, сразу за ним второй. Перку эта скорость показалась довольно быстрой. Хотя на деле, со стороны всё выглядело наоборот. Робот вышел из ангара и прошёл немного вперёд, после чего Перк остановил машину.

   Лёгкое чувство страха внутри него перемежалось с чувством неописуемого восторга, потому что гигантская машина подчинялась его воле. И хотя он сейчас не видел себя со стороны, всё же ему отчётливо представлялась величественность этой машинной походки. Страх же был порождён тем, что он ещё не умел достаточно хорошо управлять роботом, и каждое движение могло привести к тому, что эта машина что-нибудь заденет, будь это ворота бокса или ещё что-то, и нанесёт ущерб не только себе, но и имуществу. А если робота случайно опрокинуть, не справившись с контролером центра тяжести, то худшую трагедию сложно даже представить. К счастью, в нём был предусмотрен автоматический режим, предотвращающий опрокидывание машины.

   Перк увидел, как к боксу идёт Митрич. Он увидел событие и с улыбкой издалека смотрел на то, как Перк управляет машиной. Перк нашёл в бортовом компьютере подсказки, и система показала ему, как сделать разворот. Сначала нужно было повернуть корпус, затем нажать на кнопку включения шагов. Перк выполнил команды, и ноги, легко переступая повернулись в сторону лица машины, после чего инженер направил его обратно в ангар. Восторгу Перка не было предела, он уже представлял, как попутно с работой проходить пилотские курсы.

   - Ну ничего себе, я, если честно, и не думал, что у тебя так быстро всё заработает, - сказал Митрич, войдя в ангар.

   - А с чего бы ему не работать? Здесь всё в порядке, - сказал Перк, вылезая из капсулы.

   - Да. Страшная машина. Теперь от тебя зависит, будет ли она эффективна против миуки.

   - Будет-будет, Митрич. Надо только разобраться с трансформационным блоком.

   - Ты хочешь попробовать трансформацию?

   - Пока только узнаю, как она делается и сколько места для этого нужно. Попробую потом.

   - Понятно. А дальше что планируешь делать?

   - Я придумал новую броню. Уже даже эскизы нарисовал. Надо создавать модели, вдруг на завтра мне дадут металлизатор.

   Перк подключил к роботу свой диагностический компьютер. Он сообщил о том, что трансформация возможна. А что касалось требований по свободному месту, то перед роботом должно быть не меньше двадцати метров свободного пространства. И безопасное расстояние на время трансформации составляло пять метров по радиусу.

   - А сейчас чего не хочешь трансформацию попробовать? - предложил Митрич.

   - Я, если честно, боюсь немного. Нужно почитать, что рекомендуется по поводу трансформации и попробую это сделать завтра.

   Ближе к концу дня Перк вышел на связь с Соллером, сообщил ему о своём успехе и сказал, что робот готов к аттестации. Соллер ответил, что на вечернем собрании поднимет этот вопрос перед Эдисоном, и Перку придётся подождать. Ещё Перк спросил о металлизаторе, но Соллер, сверившись со своим компьютером, сказал, что это возможно только завтра. Как раз один из металлизаторов восьмого класса освободился, и они могут отдать его на пару дней под экспериментальные работы.

   Оставаясь в ангаре, Перк начал делать трёхмерные модели, необходимые для металлизации. Самое главное было сделать щиты. Их металлизация займёт приличное время, за которое он успеет подготовить остальные модели. С бронёй всё было просто - главное, чтобы она подходила на старые крепежи, и не ограничивала подвижность, а в остальном всё зависело только от фантазии Перка. А вот со щитами дело обстояло немного сложнее. Крепежи для них необходимо было придумывать, причём учитывая конструкцию боевых систем ближнего боя, которых в распоряжении Перка пока ещё не было. Проглядев некоторую информацию о них, он взялся за дело.

   Диаметр щита получился немногим больше десяти метров. Чтобы выполнить такой на металлизаторе восьмого класса, его нужно было разбить минимум на две части. Но Перк решил, что его щиты будут состоять из трёх сегментов, после чего разбил модель на три части и создал крепёжные замки.

   Увлёкшись созданием моделей, Перк совсем забыл о времени. Рабочий день к тому моменту уже закончился, и он поехал домой. Вернувшись, он первым делом просмотрел данные о том, как лучше проводить трансформацию с подобными роботами и что нужно об этом знать. К счастью, трансформация активировалась всего лишь особой кнопкой на сенсоре, и для её успешного осуществления требовались всего лишь безопасные расстояния, которые Перк уже знал. Ещё в описании робота говорилось о том, что надёжность трансформационных систем такого уровня довольно высока. По сути, робот остаётся роботом, только немного группируется и встаёт на все четыре конечности.

   Вторая форма проигрывает первой в скорости передвижения, но выигрывает в огневой мощи, за счёт более эффективного использования боевых систем, расположенных на спине. Не все из них можно использовать в человекообразной форме. К примеру, если там расположить небольшие турели со скорострельными пулемётами, то они попросту не смогут стрелять из-за спины. Можно использовать, например, мощную ракетную установку, но даже это не рекомендуется. В человекообразной форме машина менее устойчива, и запуск ракет может привести к повышенным нагрузкам. Для подобных случаев была предусмотрена специальная стойка, но в бою может не быть времени на то, чтобы её принять.

   Размышляя, какие боевые системы установить на робота, Перк подумал, что посередине у него как раз и будет тяжёлая ракетница с разнообразными зарядами и большим боезапасом. Ну и две боевых турели с большими боезапасами и высокой скорострельностью, расположенные в области лопаток, отлично подойдут на случай, если робот захочет трансформироваться. По замыслу перка такой робот может сдерживать довольно большую волну Миуки, стоя на четырёх лапах и быть довольно мощной огневой точкой, и это притом, что почти все боевые системы робота, находящиеся в руках и голове, в этом положении могут быть так же задействованы.

   За просмотром различных вариантов боевых систем Перк провёл большую часть вечера, и только наткнувшись на определённый запрет на просмотр данных, вспомнил о том, что забыл послать запрос на разрешения определённой информации. Он тут же послал его Соллеру на рабочий профиль, чтобы не тревожить руководителя производства дома. Но, к удивлению Перка, ответ пришёл быстро. Видимо, Соллер всё ещё находился на рабочем месте. Перку дали ограниченный доступ. Но даже это значило уже многое. Перк получил расширенные характеристики боевых систем, которые планировал установить на робота. И был весьма и весьма удивлён им. Он знал, что они хороши, но не знал конкретных цифр. К примеру, скорострельные тридцатимиллиметровые пушки, которые он рассчитывал поставить на спину своему роботу, стреляли со скоростью около пяти тысяч выстрелов в минуту.

   Кассетные и зажигательные ракеты, которые он намеревался использовать в спинной пусковой установке, были основным оружием противодействия миуки на большом расстоянии. Их начинка была точно такая же, как у авиационных бомб, которыми нередко приходилось вычищать целые площади, занятые миуки. Но атаки авиации были более точными, так как ракета имела большой разброс, и если по близости находились свои, то лучше было вызвать помощь с неба. Но поскольку в блоке управления этого робота был командирский интерфейс, Перк планировал, что при случае использования этих ракет, он теоретически будет давать своим ведомым машинам приказ на отход. То есть, использование этой системы было оправдано и возможно.

   Ещё, помимо двух скорострельных пушек, он решил поставить на спину робота пушку покрупнее. Выбор пал на импульсную модификацию. Скорострельность её была невелика, но огневая мощь была больше за счёт калибра в пятьдесят миллиметров. Это был разумный компромисс. Пушка меньшего калибра имела меньшую огневую мощь, большого - более тяжёлый боекомплект. Импульсное оружие немного проигрывало огнестрельному в поражающей способности, Но значительно выигрывало в массе боекомплекта. Фактически, из-за отсутствия пускового заряда там были только снаряды, к тому же гамма их была гораздо шире.

   Помимо классических осколочных и зажигательных, имелись токсические электрические, которые при попадании в цель, ударяли её током. Такие в основном использовали военные, прикреплённые к исследователям. Прямое попадание такого снаряда позволяло вывести миуки из строя, нейтрализовать его, но не убить. Именно так и было захвачено большинство миуки для исследований.

   С оружием нападения проблем не было вообще. Оно было настолько разнообразным и порой настолько эффективным в борьбе против миуки, что в этом отношении уже некуда было желать лучше. Куда сложнее было с защитными системами. Миуки, довольно разнообразные по своей природе, могли различными способами взламывали защиту роботов людей. Научные круги получали всё больше доводов в пользу того, что миуки разумны. Только сейчас Перк узнал, что кислотники, самые опасные миуки, довольно активно эволюционируют, и возможно, они сами продвигают эту эволюцию. Состав кислоты, которой они атаковали роботов, постоянно менялся, и сейчас он стал практически совершенным. У миуки-кислотника и робота соразмерного класса примерно одинаковые шансы. Всё зависит от того, кто раньше успеет поразить противника. И несмотря на то, что у роботов очень развитая автоматика, которая быстро обнаруживает и поражает цели, миуки-кислотники частенько одерживали верх, а разработка особой брони приводила лишь к увеличению времени, которое нужно кислоте, чтобы прожечь броню. Поэтому стопроцентного шанса поразить миуки-кислотника у роботов не было. Примерно так же обстояли дела с противодействием электромагнитным миуки, которые имели одинаковую форму, но разный размер. Перк даже подивился, насколько разными они могут быть.

   Самые маленький электромагнитный миуки был вчетверо меньше ладони и представлял собой небольшого паучка, с множеством лапок. Перк посмотрел видео, где одну из таких особей исследовали в научной лаборатории. Паучок ловко передвигался, используя эти лапки, причём нельзя было сказать, где у него голова. А потом этого паучка клали на систему управления малого робота, и он активно её подавлял. Такие опыты проводились регулярно. После каждого нового усовершенствования защиты, но она так же не давала стопроцентную гарантию безопасности.

   Многочисленные вскрытия пойманных особей показали, что большие миуки отличались от маленьких не столько своим строением, сколько мощностью. Это было вполне логично: если маленький паучок проберётся в робота восьмого класса, то вряд ли сможет ему что-нибудь сделать, даже если он доберётся до блока управления. Такому миуки потребуется значительное время для нанесения заметных повреждений. А вот роботов сверхмалых классов он нейтрализует очень быстро.

   В статье говорилось, что подобных миуки первое время побеждали довольно легко - токсической защитой робота, просто через равные промежутки времени определённая система превращала специальный химикат в аэрозоль, и отравляла миуки. Но они со временем выработали устойчивость. И сначала её перебарывали просто увеличением концентрации токсина, но сейчас не все виды миуки этот токсин вообще мог уязвить. И электромагнитные Миуки были по сути самыми жестокими врагами, потому что они могли подобраться незаметно к роботу. Анализатор форм жизни в большинстве случаев их не замечал. Им удавалось довольно быстро пробраться в робота и вывести из строя его блок управления.

   Относительно безопасными миуки были солдаты, разновидностей которых тоже было довольно много. Общим признаком у них было то, что они подавляли врага только физическим воздействием. Солдаты были, видимо, самыми простыми миуки, но их количество во время атак было огромным. Рядовые солдаты миуки просто давили войска людей своей массой, но с другой стороны они были недостаточно приспособленными под то, чтобы противодействовать земной авиации, и когда замечались большие массы миуки-солдат, территорию просто зачищали кассетными или зажигательными бомбами. А если по близости не было людей, то наносили ракетный удар издалека. По сути, это можно было делать и с другого конца планеты.

   Информация, которую открыл Соллер, позволяла Перку узнать, что те самые пусковые установки, которые защищают всю планету от миуки, находятся где-то в северном регионе за полярным кругом. Миуки больше любят тёплую атмосферу, поэтому все их владения, которые есть, находятся ближе к экваториальной зоне.

   Просматривая информацию о миуки, Перк понял, что научная миссия Земли не очень далеко продвинулась в их изучении. Не то, что бы методы их были неправильными, просто информация довольно быстро утрачивала актуальность. Но много являлось и вовсе неизученным. В частности, было непонятно, как миуки размножаются. Все особи, пойманные учёными, имели один и тот же пол, вернее, являлись бесполыми, и способности к размножению не имели. Ответ на этот и многие другие вопросы скрывался глубоко под поверхностью Андары. Он скрывался за километрами тоннелей миуки, зачистка которых мало что давала земному контингенту.

   За всю историю войны в них было отправлено уже миллионы тонн токсичного вещества, зажигательных снарядов и роботов разведчиков. Но цели это достигнуть не помогало. Токсин, видимо, постепенно нейтрализовывался, а зажигательные снаряды не были настолько эффективны, потому что у миуки в тоннелях была особая атмосфера, в которой горение происходило хуже, из-за меньшей концентрации кислорода в воздухе. Пробовали, конечно, кидать и особые бомбы, снабжённые запасом кислорода, но и они тоже не позволили углубиться в эти тоннели.

   Слишком много было потерь, вызванных желанием людей проникнуть вглубь колонии миуки, и пока насекомоподобные легко сдерживались наземными войсками, под поверхность Андары никто не спускался. Власти не хотели терять людей.

   Зачитавшись, Перк остановился только на том месте, где информация опять была скрыта. Но он искренне надеялся, что она будет доступна ему после повышения класса, потому что там было что изучить.

   О таком классе, например, как ядовитые миуки, он и вовсе не слышал. Это были маленькие жучки, у которых было жало, через которое они впрыскивали токсин в живые формы. Понятно, что они были неэффективны в борьбе с роботами - отравить металл токсином было невозможно. Но случись такому миуки добраться до человека, то всё решилось бы не в пользу последнего. Для отравления ядом было достаточно одного движения, после которого, в зависимости от точки укуса, у человека было от одной до пяти минут. Решал такой вопрос простой антидот, поэтому все солдаты, находящиеся в зоне опасности всегда при себе его имели. Три капсулы антидота. Гражданских поселений на опасной территории не строили.

   Но ещё большую опасность представляла собой летающая разновидность ядовитых миуки. Их ульями была усыпана почти вся территория, подконтрольная насекомоподобным, но и в районах, удаленных от неё на многие километры, они тоже встречались довольно часто. В связи с этим, территория, осваиваемая землянами, первым делом вычищалась от этих ульев. А уже после освоения, производились регулярные облёты территории на предмет обнаружения новых ульев. Стоило такому миуки, отдалённо похожему на пчелу, напасть на человека, как тому грозила смерть. Один улей, таким образом, мог угрожать довольно большому поселению людей, особенно если дать ему разрастись.

   Перка очень интересовали летающие миуки, которые смогли повредить тот винтокрыл, с которого он снял капсулу и ускоритель, но эти данные были засекречены, и даже не четвёртым классом. Видимо, эти виды миуки были самыми опасными, но, к счастью, малораспространёнными, потому что ремонтный завод для авиации здесь не строили. Мелкий или плановый ремонт, конечно, выполняли на их заводе, но ограничивались лишь изготовлением деталей и их отправкой на военно-воздушные базы. Детали были в основном для планового ремонта. Хотя, может быть, эти машины просто без особого афиширования отправляли в переплавку на Землю. А та машина, которая досталась Перку, попала сюда почти случайно.

   Но всё же эта излишняя секретность пугала Перка, потому что летающие миуки могли оказаться очень эффективными против его робота. В этом случае проект терял бы свою значимость. Перк рассчитывал, что в дальнейшем попросит у Соллера и Эдисона доступ к этой информации.

   Из сконцентрированного изучения информации Перка вырвало угуканье Олли, который пару раз моргнул глазами хозяину и выпорхнул в окно. Перк подумал, что пора бы уже ложиться. Он изучает информацию уже несколько часов к ряду, и нужно дать мозгу возможность её полностью усвоить, поэтому он слегка развеял серьёзные данные информацией развлекательного характера и отправился спать.

   Утром, обнаружив три шарика корма на месте в блюдце, Перк пришёл в небольшое замешательство. Видимо, Олли сегодня нашёл еды там, в лесополосе, а может быть, за ней. Тем не менее, его это обеспокоило, потому что была вероятность того, что Олли съел какого-нибудь мышонка одного из детей, живущих в этом секторе. Но раз гневные родители всё ещё не явились к Перку, то значит это было не так.

   Перк отправился на работу. Соллер, как и обещал, выделил ему один металлизатор восьмого класса, в плане работ обозначив экспериментальные. Однако, окончательное разрешение на использование металлизатора Перк должен был получить у руководителя подразделения.

   - Ну привет, герой, - с улыбкой поприветствовал его Арнер, встретившийся Перку на входе.

   - Доброе утро. Мне тут металлизатор должны были выделить.

   - А! Под экспериментальные работы?

   - Да.

   - Хорошо. Модели у тебя есть?

   - Да. Есть.

   - Отлично. Ну тогда можешь приступать.

   - Какие материалы нужны? Соллер сказал спросить тебя, потому что ты не уточнял.

   - Мне нужен титановый, ванадиевый, железный, алюминиевый и вольфрамовый.

   - Хорошо. Я сейчас распоряжусь. Ты только Соллеру список пошли, чтобы он был в курсе. Потому что этот материал тоже нужно оформить под экспериментальные работы.

   - Да. Хорошо. Я сейчас же это сделаю..

   Руководитель подвёл Перка к металлизатору.

   - Ну, ты всё знаешь, я думаю. Загружай модели, работай. Оператор тебе нужен?

   - Нет. Я справлюсь сам.

   - Отлично. Тогда начинай. Как закончишь, скажи.

   - А если я сегодня не успею?

   - Не проблема. У тебя будет ещё время.

   - Хорошо.

   Перк загрузил в металлизатор модели щита. Ему нужно было два экземпляра, каждый из которых состоял из трёх частей. Компьютер металлизатора сообщил о том, что каждая из них будет металлизовываться около пятнадцати минут. Перк выбрал довольно сложный сплав, смешивание материала в необычных пропорциях, и время изготовления щита поднялось до двадцати минут, но это тоже было приемлемо.

   Начать проектирование брони Перк решил с ног. Носок ступни робота закрывал небольшой щиток, и юноша решил его доработать. Он сделал его немного угловатым, чтобы при ударе ногой робот наносил большие повреждения. Подошва и защита подъёма, боков и пятки Перка почти устраивали, поэтому серьёзных изменений не намечалось. Было лишь небольшое изменение внешнего вида и состава броневого сплава. А вот голенные и коленные щитки он хотел значительно доработать. В частности, добавить им грани.

   Примерно такие же изменения Перк внёс бедренные паховые щиты. Благо, времени это занимало немного, и пока металлизовывались два больших щита, Перк успел сделать модели всей брони до пояса, постепенно загружая готовые модели в металлизатор. Он немного прерывался лишь в моменты, когда металлизатор завершал очередной цикл. Большие продолговатые детали плавно выдвигались наружу по мощному конвейеру. Перк осматривал детали, которые ещё были слегка тёплыми. Свежий, только что созданный металл, выглядел прекрасно. Он блестел и был зеркально гладким. Даже не было необходимости в покраске - щиты и так выглядели превосходно, что очень воодушевляло молодого инженера.

   Все детали щитов были довольно громоздкими, и транспортировать их приходилось по отдельности. Он отправлял заявки на доставку, почти сразу являлась машина, укладывала её на специальные паллеты, и увозила в ангар. Операторы погрузчиков дивились необычным деталям. Они привыкли к определённой номенклатуре, и что-то, отличающееся от неё, встречалось крайне редко.

   Когда модели всех щитков, расположенных ниже пояса, были загружены в металлизатор, Перк двинулся дальше. Он занялся бронёй торса. Она представляла определённые трудности в изготовлении. К ним предъявлялись более высокие требования. Они должны были заслонять собой оружейные системы, защищать все самые важные части робота, при этом не мешая трансформации.

   Эскиз грудины и живота у Перка уже был, и сейчас он дополнительно проработал его, чтобы лучше приспособить к установке на робота. Щитки изготавливались довольно быстро, и Перк успел сделать поясницу, брюхо, грудину, спину только благодаря тому, что все щитки были парными, и их было довольно много.

   Он старался минимизировать промежутки между этими деталями, чтобы снизить вероятность проникновения миуки. Но их слишком сильное уменьшение снижало подвижность этих деталей при движениях робота. Один щиток при какой-то определённой степени свободы мог упереться в другой, и из-за этого робот либо попортил бы их, либо просто не выполнил нужное движение. Это тоже приходилось учитывать.

   Перк даже подумывал о том, чтобы загерметизировать пространство между ними. Но никаких конкретных решений по этому поводу ему на ум не приходило. Он решил ограничиться установкой внутрь робота системы токсической защиты. Она была самой эффективной против электромагнитных миуки, да и не только против них.

   Рабочий день незаметно подошёл к обеду, а затем и к концу. Обедал Перк прямо около металлизатора, не желая останавливать его работу. Грудные, спинные и поясничные делались конечно дольше, чем щитки для конечностей, но всё же за один день почти полный комплект брони был готов. Уже вечером, когда пришла вторая смена операторов, Перку оставалось сделать только лицевой щиток и он подумал, что это много значит. Что это лицо его робота, и что нынешний лицевой щиток по дизайну в целом неплох. Его лишь можно было немного улучшить. Перк сделал лицо немного объёмнее, придав щитку более агрессивные черты. Щитков было несколько, при трансформации они должны были раздвигаться. Поэтому их конструкцию он почти полностью взял с оригиналов, немного изменив визуальную составляющую. Теменная, боковая и затылочная части головы не отличались от оригиналов почти ничем, кроме состава сплава, который стал многослойным. И в конце комплект щитков для лица вышел отдельно.

   Лицевые щитки Перк уложил в отдельный ящик, и заказал доставку. На вторую смену заступил погрузчик, который вопросительно уставился на Перка, не сразу поняв, куда надо ехать.

   - В ангар номер два? Я тут недавно. А где это?

   - Я сейчас туда направляюсь, могу указать дорогу.

   - Хорошо.

   Перк следовал впереди, в зеркало заднего вида наблюдая за погрузчиком, сверкающим габаритными огнями. Когда Митрич открыл ворота, Перк увидел, что в ангаре уже полно ящиков.

   - Ничего себе, - сказал оператор погрузчика, поставив груз на пол. Он даже вышел из машины и посмотрел на робота, - это всё для него?

   - Да.

   - А это что?

   - Это щиты. Их ещё надо будет собрать.

   - Ничего себе. Крутая машина, наверное.

   - Очень крутая.

   - Хотелось бы увидеть в действии.

   - Я думаю, это случится скоро.

   - Ну тогда, я надеюсь, увижу.

   - Это произведёт впечатление, - устало ответил Перк, уже не зная, чем ответить оператору погрузчика.

   - Ладно, я поехал, у меня ещё заявки.

   - Всего доброго, - попрощался инженер.

   - Ну что, Перк, - сказал Митрич, гася свет в ангаре, - я смотрю, ты всё сделал. Даже задержался, но всё сделал.

   - Да, Митрич. Не хотел откладывать на завтра.

   - Молодец.

   - Ага. Поеду я, Митрич, домой. Отдыхать.

   - Конечно. Устал небось. Завтра продолжишь.

   - Завтра вроде как аттестация. Соллер сказал. Так что я завтра ничего не буду начинать ставить. Потому что сначала всё это надо снять. Не будет же здесь один скелет расхаживать.

   - Ну тогда да. Правильно. Да и подготовиться тебе надо.

   Три шарика так и лежали в блюдце. Просто проверив их наличие, Перк почти сразу лёг спать. Сегодня был тяжёлый день, но он принёс свои плоды. Перк сделал полный комплект брони для своего робота, и единственное, для чего ему ещё потребуется металлизатор, это чтобы сделать крепления для щитов, в случае если те, что он сделал сегодня, не подойдут. Но, в любом случае, делать это он будет только после того, как робот пройдёт аттестацию на предмет сбоев в системе управления. Завтрашний день будет богат на события, главным из которых была аттестация.

Глава четырнадцатая. Техкомиссия.

   Утром Перк первым делом заглянул в блюдечко Олли. Там лежало только два шарика. Видимо, Олли опять что-то нашёл ночью, но не наелся. Сам же совёнок довольно спал на своей жёрдочке. Быстро позавтракав и одевшись, Перк направился на работу. Он загрузил в свой компьютер пилотские курсы и сейчас до того, как начнётся аттестация, время которой ему, кстати, было пока неизвестно, нужно было попробовать как можно больше.

   Хотя, конечно, если робот работает исправно, то аттестацию Перк пройдёт без особого труда. Он вчера выходил из ангара, и никаких сбоев при этом не наблюдалось. Помимо такого выхода и входа от него потребуется ещё несколько шагов по плацу, к чему он вполне готов. Единственное, в чём он не был уверен, это трансформация, ну а кроме всего этого нужно было, чтобы члены комиссии просто провели диагностику робота и дали своё заключение. Скорее всего оно будет положительным, потому что блок управления совершенно новый, и вероятность даже малейшего сбоя пренебрежимо мала. Да и диагностическая программа примерно одна и та же, разве что у них она может быть гораздо сложнее и отслеживать большее количество параметров, но в любом случае, проблем быть не должно, все системы Перк уже проверял неоднократно.

   В пилотской программе первые несколько уроков были посвящены органам управления роботом и тому, как их использовать. Это Перку было уже известно: и назначение педалей и кнопок на рычагах ему были понятны. Оставалось выучить некоторые определённые команды, чему он и решил посвятить время до аттестации. В действительности всё оказалось проще, чем думал Перк. Главной проблемой для него стало отсутствие навыков, но он понимал, что если он будет посвящать этому хотя бы пару часов каждый день, то скоро научится управлять роботом на приемлемом уровне.

   Первым делом он утолил своё любопытство по поводу того, как заставить робота ворочать одним плечом с опущенной рукой. На самом деле такая команда была одной из самых наименее часто употребляемых, но выполнить её можно было, просто вытянув руку вперёд, опустив, и после этого самостоятельно пошевелить плечом. Но это был скорее праздный интерес молодого человека. На деле применение подобной команды вряд ли было бы нужно.

   Ну а дальше Перк принялся играться роботом: делать небольшие прогулки до ворот ангара и обратно с целью натренировать навыки начала ходьбы и остановки.

   Он занимался этим и совсем забыл о времени, как вдруг в один из обзорных экранов увидел Митрича и Мэри. Перк быстро остановился и перевёл робота в позу посадки и выскдки пилота, после чего вышел к своим гостям.

   - Так вот какой у тебя проект, - сказала Мэри, осмотрев робота, который сейчас, конечно, не показывал своего величия, присев и обнажив своё нутро, в котором скрывался пилот, - ничего себе. Говорят, у этого робота плохая репутация, - она посмотрела на Митрича.

   - Была. Сегодня я пройду аттестацию, и с этим будет покончено.

   - Понятно.

   - А ты к нам какими судьбами? - спросил Перк.

   - Я здесь случайно. Нас направили в помощь заводской медслужбе, чтобы сделать прививки. А после я решила заскочить к тебе, раз уж я здесь.

   - Интересно. А почему меня не отправили на прививку?

   - Не знаю. Ты не значился в списке, значит, она у тебя уже есть.

   - Понятно.

   - Твоя машина? - Мэри кивнула на внедорожник, стоявший около ангара.

   - Ага. Служебная. Мне выдали в пользование. Ну тут у всех инженеров моего класса такие.

   - Вполне неплохая.

   - Да. Я тоже не жалуюсь. Люблю классическую технику.

   - А что в этих ящиках?

   - Это новая броня для моего робота. Я её сделал вчера. Мне выделили металлизатор.

   - И это тоже? - Мэри указала на щиты, лежащие на палетах

   - Да. Это щиты. Я его совершенствую. В этом и состоит суть моего проекта.

   - Я помню. Ты говорил.

   - Какие планы на вечер?

   - Никаких, - улыбнулась Мэри, - на сегодня я свободна, а завтра у меня выходной.

   - Ты не против, если я заеду за тобой вечером?

   - Не против. А во сколько?

   - Я напишу когда буду свободен. Если ты скажешь мне, как добраться до тебя.

   - Конечно.

   Мэри отметила на карте базы координаты в жилом секторе для Перка.

   - Только заранее меня предупреди.

   - Конечно-конечно, - сказал Перк.

   Прямо в этот момент к ангару подъехало три машины. Две из них Перк узнал сразу: это были машины Эдисона и Соллера. А третью - довольно крупный внедорожник - Перк видел впервые. С Эдисоном в машине был ещё его главный помощник. Из машины Соллера вышло два человека в костюмах инженерной службы. А из внедорожника вышел статный мужчина в сером костюме. Он был высоким, немного худощавым. На вид ему было около пятидесяти лет. Он имел строгий взгляд. В руках он держал большой компьютер.

   - А что здесь делает эта Милая девушка? - добродушно обратился к Мэри Эдисон, - я, кажется, видел вас ранее.

   - Да. Ваш инженер недавно спас мне жизнь в этом самом ангаре.

   - А, - протянул руководитель базы, - так вы, стало быть, Мэри. К сожалению, в тот раз было не до знакомства. Ну, думаю, мы в представлении не нуждаемся. Я хоть и понимаю, что это открытая территория, но кто вас сюда пустил?

   - Я сегодня была на заводе, помогала медслужбе делать прививки.

   - Ах, да. План такого мероприятия помню, читал, подписывал. Ну что же, милая девушка, вам пора уходить. Здесь скоро может стать небезопасно. Проект Перка довольно серьёзен.

   - Я понимаю. Я пойду, - слегка смутилась она, - до вечера, Перк.

   - До вечера, Мэри, - ответил юноша.

   После этих слов Эдисон добродушно улыбнулся, посмотрев на Перка.

   - Итак, молодой человек, почти всех, здесь присутствующих вы знаете. Не имел удовольствия познакомить вас лишь с господином Эгером, - к Перку подошёл высоких худощавый незнакомец, - главный робототехник нашей базы. Главная его проблема в том, что он работает двадцать четыре часа в сутки.

   - Очень приятно, Перк.

   Учитывая должность, занимаемую Эгером, он имел класс инженера не меньше седьмого, и по тому, как он выглядел, и как его ценит Эдисон, было видно, что он это звание вполне оправдывает.

   - Господин Эгер проверит твоего робота самой мощной программой для диагностики. Каждый сервопривод каждой конечности, каждая тяга, каждый узел блока управления: всё будет проверено, Перк.

   - Я не против. Я только за. По моей-то программе с роботом всё в порядке. Будет интересно узнать, в чём она недоговаривает.

   - Хорошо. Это инженеры поддержки - члены комиссии, которые будут непосредственно обследовать машину. Это наши глаза и уши, которые будут забираться на твоего робота и осматривать всё тщательно вблизи.

   - Итак, господа, приступим, - сказал Эгер, открывая свой компьютер.

   - Я принесу информационный провод.

   - В этом нет необходимости, Перк.

   - То есть?

   - Если у тебя современный блок, то в нём есть такая функция, о которой знают далеко не все. Удалённое управление. Не переживай, - успокоил Эгер, видя замешательство Перка, - такая функция здесь на особом учёте. На этой базе она есть только у меня, господина Эдисона и ещё пара людей на всю базу. Отчасти, инцидент с этим роботом поспособствовал её появлению. Будь такая возможность тогда, атака винтокрыла не понадобилась бы.

   - Хорошо. Я понимаю.

   - Итак, преступим, - начал Эгер и погрузился в свой компьютер, - ну блок управления новый. С ним никаких проблем пока что быть не должно, - сказал он Эдисону, - Так, откроем журнал. Ты сегодня здесь хорошо погулял, да?

   - Я учился им управлять.

   - Тебе совершенно необязательно пилотировать этого робота, чтобы защитить проект, Перк.

   - Я знаю, но мне интересно, и мне хочется этому научиться.

   - Ты когда-нибудь пилотировал робота такого класса?

   - Нет.

   - А про то, что должна быть лицензия пилота, тебе не говорили?

   - Это мой личный инженерный проект. Я не использую его ни в каких целях. Я знаю общие принципы пилотирования. Я пилотировал робота двумя классами ниже. Принципы пилотирования схожи.

   - В общем-то да, Перк. Думаю, мы можем закрыть на это глаза. Да, ты неплохо его подлатал. Но несколько сервоприводов стары как мир. Думаю, господин Эдисон выделит тебе новые. Я скину тебе карту сервоприводов, которые нужно заменить.

   - Хорошо. Это очень мне поможет.

   - Гидравлика немного подтекает, Перк. Особенно в правом плечевом блоке. Нужно восстановить герметичность. Эту карту я тебе тоже скину. Отлично. Ну а теперь давай осмотрим всё детально. Итак, рука номер один.

   Эгер щёлкнул по одной из кнопок своего компьютера, и робот послушно выполнил команду, подставив руку для осмотра.

   - Итак, господа, - обратился он к инженерам, - меня интересует всё до малейших деталей. Первое дело - контроль проводки и контроль защиты от миуки. Действуйте.

   Инженеры поддержки вместе с Эгером стали осматривать робота. Так сначала была осмотрена каждая конечность, затем сервоприводы туловища. Больше всего времени занял осмотр головы. Он был особенно тщательным, чтобы убедиться в работоспособности всех сервомеханизмов, а также сенсоров - открытых и скрытых. Голова, по сути, была не мозгом - мозг робота находился под капсулой пилота - но всеми органами чувств, сконцентрированными в одном месте. И от их работы напрямую зависело качество функционирования всей машины. Если один из сенсоров даст сбой, то это может повлиять на работу остальных, и автоматика робота может не справиться с некоторыми задачами. Всё это всецело легло бы на плечи пилота, а Перк не был первоклассным специалистом в этой области, и по большей части ему приходилось рассчитывать на то, что автоматика поможет ему в пилотировании.

   Также отдельно была проверена гироскопическая капсула пилота. Ей было уделено вдвое больше внимания, чем обычно, так как она не соответствовала классу машины, и из-за этого могли возникнуть определённые проблемы.

   - Ну что я могу вам сказать господа, - заключил Эгер, детально осмотрев голову вблизи, - пока серьёзных замечаний нет. Здесь всё, - он взглянул на часы, - до обеда около пятнадцати минут. Не имеет смысла запускать машину и проводить ходовые испытания сейчас. Давайте соберёмся здесь после. К тому же мне нужно проверить кое-какие вещи.

   - Хорошо. Сбоев ведь не будет, господин Эгер? - спросил Эдисон.

   - Нет. За это я вам могу поручиться.

   - Просто, после обеда у меня важные дела, и у господина Соллера тоже. Вы сможете закончить эту работу без нас? Я всецело полагаюсь на ваш опыт.

   - Конечно, господин Эдисон. Это не вопрос. Я всё сделаю. Итак, Перк, после обеда будь готов показать мне, на что способна твоя машина. А заодно проверим и то, чего ты уже достиг в пилотировании.

   - Да. Я готов к этому.

   В обед в ремонтном боксе была немного нервная атмосфера. Перк понимал, что теперь в основном от него зависит, пройдёт ли его робот аттестацию.

   - Ну что там эти умники? - спросил Хэнк, - смотрели твоего робота?

   - Да. Я впервые этого Эгера увидел.

   - Да. Мы его тоже почти никогда не видим. Человек-легенда. Сидит в своей лаборатории и никуда почти не вылезает.

   - А чего это он так?

   - Много дел. Вот у тебя есть проект, который ты сам выбрал, а у него такие проекты должны быть постоянно, вне зависимости, желает он того, или нет. Вот он и работает над ними. Он же главный робототехник. Он должен много чего делать.

   - Завод же не просто чинит роботов, а выдаёт рекомендации по использованию, - добавил Крис, - а иногда даже конструкцию менять надо.

   - Понимаю.

   - Ну так что он тебе сказал? Ты аттестацию прошёл?

   - Нет ещё. Ходовые испытания остались.

   - Ну раз до этого дошло, то точно пройдёшь.

   - Да?

   - Ага. Эгер время зря терять не будет. Если бы что-то было не так, он бы тебе уже сразу сказал.

   - Тогда хорошо, - Перк взглянул на часы, - ладно, парни поеду я. Он обещал сразу после обеда прийти.

   - Давай. Удачи, Перк. Как закончится, заскочи, расскажи, что было.

   - Хорошо.

   Эгер был пунктуальным. Его машина подъехала к ангару ровно в тот момент, когда по часам закончился обед.

   - Итак, Перк, прежде чем мы начнём, я хотел бы знать пару вещей. Ты умеешь уверенно шевелить руками и ногами вне ходьбы на этом роботе?

   - Ну, теоретически да. Практически получается пока что не очень.

   - Просто эти системы, Перк, нужно будет проверить тоже.

   - Я понимаю.

   - Хорошо. Забирайся внутрь и жди моих указаний. Я пришлю запрос на связь. Мы сейчас включим телеметрическое исследование. Проверим, как твой робот ведёт себя в рабочих режимах.

   - Хорошо.

   Пока Перк забирался внутрь робота, волнение нарастало. Оно достигло своего апогея как только броневые щиты закрылись. Получив запрос на связь от Эгера, он быстро ответил ему.

   - Если ты сильно взволнован, я могу дать тебе пару минут. Просто робот показывает мне твою биометрию.

   - Да, пара минут не повредит, если можно.

   - Хорошо, Перк.

   Перку понравилось лояльное отношение Эгера. Он понимал, что эта работа ему интересна, и он хочет объективно оценить состояние машины, а не сделать всё как попало, лишь бы быстрее..

   - Готов, - сказал Перк через некоторое время, слегка успокоившись и поняв, что даже в случае провала ничего страшного не случится. Робот готов, и то, что он не сможет его правильно вести, это ещё не значит, что он неисправен. А если что-то случится, то Эгер скорее всего поможет.

   - Отлично. Тогда для начала выйди на плац и развернись на триста шестьдесят градусов.

   - Хорошо.

   - Ты ведь знаешь, как это делается?

   - Да, конечно.

   Машина сделала несколько шагов. С каждым новым шагом Перк становился всё более уверенным в себе. Выйдя, он повернул корпус на сто восемьдесят градусов, привёл ноги в нужное положение, а потом повторил процедуру и вернулся в исходное положение.

   - Отлично. Теперь подними вверх обе руки.

   Перк аккуратно поднял рычаги и ощутил, как сервомеханизмы робота подняли его гигантские конечности.

   - Хорошо. Но это было медленно. Теперь опусти их снова подними резко. Так быстро, как только сможешь. Нужно проверить механизмы на фактор стресса.

   Перк опустил руки и резко вскинул их вверх. Ему даже показалось, что робот от этого слегка пошатнулся.

   - Отлично. Отлично. А теперь, Перк, проверим работу контрольного центра тяжести. Подними одну ногу.

   - Господин Эгер, я не знаю...

   - На платформе для ноги должен быть сенсор вверху.

   Перк поднял правую ногу и почувствовал, как робот стал менее устойчивым на мгновение. Но контроллер центра тяжести автоматически сместил балластный груз немного влево для того чтобы машине было легче удержать равновесие.

   - Отлично. Теперь то же самое, только левой ногой.

   Перк выполнил указания Эгера.

   - Хорошо. Теперь пошевели плечом. Просто плечом, опустив руку. Ты ведь знаешь, как это делается?

   - Да.

   Перк выполнил уже знакомые манипуляции.

   - Давай сразу двумя руками, - сказал главный робототехник.

   - Сейчас.

   - Отлично. Плечевые и верхние спинные сервоприводы работают хорошо. Что же, Перк, теперь просто иди вперёд. Можешь дойти до третьей скорости шага.

   - Хорошо.

   Путь занял у Перка около минуты. Робот переставлял свои ноги довольно медленно, но его шаги были огромны, и за счёт этого достигалась нормальная скорость. Если бы его можно было использовать в качестве транспорта, он был бы быстрее многих машин.

   - А теперь самый главный тест подвижности, Перк. Проверка двигательных механизмов на максимальной нагрузке. Ты должен пробежать от одного конца плаца до другого на шестой скорости.

   - А если я не успею остановиться?

   - Успеешь. Главное вовремя начать замедляться. Я подскажу тебе.

   - Хорошо.

   Бегать на этом роботе Перку ещё не доводилось. Конечно, в первый момент могло показаться довольно страшным, что такая массивная машина наберёт большую скорость. Но раз уж у неё была такая функция, то конструкторы учли это и подготовили робота и для таких действий в том числе.

   Самым страшным был момент, когда машина только перешла на бег. Казалось, что робот немного подпрыгнул и с ещё большей скоростью двинулся вперёд. Вторая скорость бега была ещё быстрее. Пространство в сфере капсулы прокручивалось очень быстро.

   - Отлично, Перк, теперь можешь тормозить. И возвращайся к ангару.

   - Хорошо.

   - Ну что же, а теперь завершающий тест, самый важный для машины в целом. Все предыдущие без него практически не имеют смысла. Но всё это было нужно, чтобы выполнить его.

   - Вы о трансформации, да?

   - Именно. Запускай программу. Только проверь, соблюдены ли необходимые расстояния.

   - Да. Никаких препятствий нет.

   В этот момент волнение, уже было оставившее Перка, вернулось вновь. Он вспомнил, что так и не попробовал провести трансформацию перед аттестацией. Если сейчас она не получится, то эксплуатация робота ему будет запрещена. Но с другой стороны он понимал, что если Эгер допустил это, то значит, все механизмы машины работают достаточно хорошо для того, чтобы трансформация прошла успешно.

   После активации соответствующей пиктограммы робот развернул ноги на сто восемьдесят градусов, после чего стал склоняться, как гимнаст, выполняющий мостик. Потом он дотронулся кулаками до земли и сделал ими несколько шагов вперёд, немного вытянувшись в длину. Перк, который при этом оказался спиной к земле, включил гироскоп в капсуле, и она выровнялась. В целом благодаря этой функции, можно было сделать так, что трансформации пилот практически не ощущал бы, кроме того, что его ориентация в пространстве менялась. Гораздо больше изменений было снаружи. Робот перестраивался. Голова немного вдвигалась в туловище, происходило некоторое движение её элементов, необходимое для перераспределения сенсоров.

   И вот робот, у которого уже не было рук и ног, а было четыре почти равноценных лапы, стоял в исходной позиции второй формы. Управлять ей было гораздо проще, да и возможностей такая машина имела немного меньше. Но они были отличными от функциональности первой формы, из-за чего были выигрышны по отношению к ней. Бить ни одной из конечностей, по сути, робот теперь не мог. Да и скорость передвижения у этой позиции была ниже.

   Однако, и свои достоинства она тоже имела, иначе бы её просто не было. В этой позиции робот был в несколько раз устойчивее. Плюс, гораздо проще мог замаскироваться на местности. Ну а для посадки-высадки пилота не требовалось дополнительных манипуляций, кроме небольшого опускания туловища. Специальной позиции, как это было в первой форме, не требовалось.

   - Так, так, Перк, - говорил тем временем Эгер, - всё прошло отлично. Теперь трансформируйся обратно.

   Обратное обращение было таким же незамысловатым. Оно происходило в обратном порядке,. Если прямая трансформация заканчивалась втягиванием головы в туловище, то обратная начиналась с её выдвижения. Единственное, что вставал на две ноги робот немного резче, чем на четыре. Было даже ощущение некоторого подпрыгивания.

   - Ну что же, Перк, можешь загонять робота в ангар и вылезать.

   - Всё хорошо, господин Эгер?

   - Ну, на том уровне, на котором всё может быть, всё даже прекрасно. Не забывай, что он долго валялся в металлоломе и готовился к переплавке. Так что ждать от него особых свершений пока что не приходится. Вылезай, обсудим всё тут.

   На взгляд Перка трансформация прошла удачно, тем более, что это подтверждал Эгер. Единственное, что могло быть не так, это работа некоторых сервомеханизмов. Они хоть и функционировали, но делали это далеко не идеально. Причиной этому было то, что точная программа Эгера с расширенным интерфейсом выявляла это, а простейшая программа Перка - нет. Потому что робот был гораздо более сложным, чем многие из тех, которые чинились на этой базе. И для анализа более простых роботов возможностей этой программы хватало, но не для этого исполина, у которого одна рука была сложнее, чем многие роботы более простых классов.

   - В общем, заключение я тебе выдам подробное. Какие сервомоторы нужно заменить, какие тяги. Я смотрю, ты руки доработал, неплохо. В вот это крепление под эти щиты, да?

   - Да.

   - Броня подобрана, ну как тебе сказать, неплохо. Возможно, если ты хорошо продемонстрируешь его возможности на защите, твой состав брони даже возьмут в работу.

   - Это будет честь для меня.

   - Это будет неплохо. В общем, в этом роботе хорошо только то, с чем ты уже поработал. И плохо работает то, к чему ты ещё не прикасался, потому что оно, как тебе показалось, работало. Несколько сервомеханизмов в ногах и руках подтормаживают. В одном плече заедают сразу два. Тебе изнутри не было видно, но из-за этого, когда ты вскидывал руки, одна рука сделала это заметно медленнее. Конечно, это не критично, но увы, заметно. И примерно так же во всём. При беге одна нога слегка подтормаживает. Это хорошо, что вторая подтормаживает почти так же. Иначе робот мог бы оступиться даже здесь, не говоря уже про какую-нибудь пересечённую местность. Все сервомеханизмы, Перк, должны быть примерно одного уровня.

   - А если сломается какой-то один?

   - Если он парный, то меняются сразу оба.

   - Хорошо. Я буду знать.

   - Я скинул тебе подробную диагностическую карту, а теперь мне пора. Разрешение на эксплуатацию даю. Боевые системы Эдисон тебе запретил. Он в чём-то прав - сказал, что это всё с его разрешения. Я с ним солидарен, Перк. А так, можешь делать. Броню новую поставишь и прочее. Я оставлю тебе свой рабочий контакт. Вызывай меня, если будут какие-то серьёзные вопросы. Вижу, что ты толковый парень. Такие нужны нам. Удачи тебе, Перк.

   - Спасибо, сэр.

   Пожав на прощание руку, главный робототехник завода сел в машину и уехал, а Перк остался в ангаре с радостным настроением.

  

Глава пятнадцатая. Первое свидание.

   Сегодняшний день был сумасшедшим, но приятным. Прохождение аттестации далось нелегко, но открыло перед Перком большие перспективы. И первое, что он хотел сделать это попутно с установкой новой брони установить у робота в районе поясницы импульсный ускоритель от винтокрыла. До конца рабочего дня он занимался демонтажём старых броневых листов. Начать Перк решил с рук. Предплечья волновали его больше всего, ведь на них нужно было приспособить боевую систему.

   Не смотря на всё это, в голове у Перка уже была встреча с Мэри. Он испытывал некоторое волнение. У него бывали девушки и до этого, но сложно завести серьёзный роман, если вы сегодня учитесь вместе, а завтра разлетитесь в разные уголки Империи и связаться будет сложно. Единственным шансом при таком положении дел было быстро завести семью, что позволяло по распределению попасть один и тот же мир. Но не все решались на такое скорое серьёзное развитие своих отношений. К тому же Перк изначально решил, что отправится на Андару. На его взгляд это был один из лучших уголков Империи, где можно было применить свои знания по робототехнике.

   Сегодня он всё делал немного быстрее. Быстро переоделся, принял душ. Он надел свой парадный комплект одежды, который у него был припрятан как раз для таких случаев, и, быстро сев в свою машину, сразу же известил Мэри о своём скором приезде. Она попросила о том, чтобы Перк её подождал, если она не успеет выйти к его приезду, на что юноша конечно же согласился.

   Мэри жила почти на другом конце базы. В одном из старейших жилых секторов. Там находились семьи, которые жили на Андаре уже давно.

   Перк подъехал к подъезду, остановил машину на парковке, заглушил мотор и известил Мэри о своём прибытии. Она ответила, что уже спускается. Перк вышел из машины, чтобы встретить её. Спустя несколько минут после того, как она сказала, что выходит, на один из балконов вышел мужчина лет сорока пяти, а с ним были два маленьких мальчика и девочка. Девочке было лет двенадцать, а мальчикам на вид около десяти и семи. Все они осторожно поглядывали на Перка.

   Вскоре появилась и Мэри. Она была поистине обворожительна. Видимо, она тоже подошла к этому небольшому свиданию очень серьёзно. На ней была короткая белая юбка и лёгкая кофточка того же цвета, а так же сумочка, соответствующая образу. Волосы были распущены, что делало её ещё более красивой. Она поздоровалась с Перком и села в машину, сопровождаемая пристальными взглядами мужчины и трёх детей, стоявших на балконе пятого этажа.

   - А это наверху твоя семья?

   - Да, это папа, сестра и братья.

   - Ого. А я думал, ты вроде говорила, что проходишь стажировку.

   - Да. Я стажируюсь здесь, но это же не обязательно значит, что я прилетела из другого мира. Куда поедем кстати?

   - Я не знаю. Можем просто прокатиться, а можем куда-нибудь съездить.

   - У нас есть хороший парк. Ты бывал там?

   - Я видел его на плане базы, ни разу там не был.

   - Поехали тогда.

   - Хорошо. Ну так ты не рассказала, твой папа...

   - Он военный. Он служит здесь, на Андаре. Ну, вернее, когда-то давно он служил на другой планете. А потом нас перевели сюда. Я тогда была ещё совсем маленькой, даже толком ничего не помню. Помню только, что там нельзя было вот так разгуливать, там были такие цветные купола над городом.

   - Видимо, просто атмосфера отсутствовала, или была непригодной для дыхания.

   - Да. Отец что-то такое говорил. Но там не было войны. Там вообще не было местного населения. И мой отец, чтобы повысить класс, перевёлся сюда. Тут ему нравится больше. Ну а я здесь захотела стать врачом. Глядя на всю эту войну, кем можно ещё хотеть стать?

   - Оператором робота.

   - Нет. Я считаю, что это не женская профессия, хотя женщины среди операторов тоже нередки.

   - Ну да.

   - Я помню, миуки однажды подобрались очень близко. Наш форпост ещё не был так защищён, и они ворвались в один из жилых секторов. Тогда было очень много погибших. Некоторые, конечно выжили. Среди людей постарше до сих пор много тех, кто использует протезы. В глаза они, конечно не бросаются, но если приглядеться, то можно отличить искусственную руку. Миуки тогда еле остановили. После этого я и решила стать медиком.

   - Да. Понимаю.

   - Ну а как ты решил стать инженером?

   - Я брал пример с отца.

   - Так он тоже у тебя инженер?

   - Да. Был когда-то, потом...

   - Ой, прости...

   - Да нет, - улыбнулся Перк, - он жив. Просто сменил специализацию. Даже я сталкивался с тем, что из инженеров уходят в руководители. Типа таких заводов как наш.

   Перк повернул голову в сторону, где виднелось большое здание с главным металлизатором. Оно было видно даже отсюда. Они уже подъехали к парку и двигались вдоль ухоженных зелёных насаждений.

   - Можно остановиться здесь. И остановиться есть где, и там вон лавочка не занята.

   - Хорошо, - Перк припарковал машину и они направились в парк..

   - А где ты родился?

   - Может быть, это и прозвучит не совсем обычно, но на Земле.

   - На Земле? Так ты коренной землянин. Житель метрополии, - улыбнулась Мэри.

   - Ну да. Немного. Но на Земле мой отец только обучался. Они с мамой как раз были из тех, кто поженились в институте, желая потом вместе лететь в один из миров.

   - А потом?

   - Они жили вместе некоторое время, я даже помню. Но потом они расстались. Не получилось.

   - Я сочувствую, Перк.

   - Отец позволил маме меня оставить, потому что у него была очень важная трудная работа. Мой отец был инженером, причём довольно талантливым, теперь я это понимаю. Ну, он и сейчас вернее, есть. Он многим помог в той системе, где тогда была колониальная война. Я даже жалею, что он не стал повышать класс дальше, хотя и не знаю, можно ли в его годы быть инженером высшего класса. Вряд ли. Нет сейчас таких задач, нет. Прости, наверное я говорю слишком профессионально.

   - Не волнуйся. Я остановлю тебя, если вдруг перестану понимать твои слова, - улыбнулась Мэри.

   - Ну а ты где обучалась? Прямо здесь?

   - Нет. Я летала на Землю.

   - И как тебе метрополия?

   - Очень красиво. Я представляю, как мои дальние предки жили когда-то на Земле и даже не знали других миров. Это очень трогает меня. Я почти всю свою жизнь провела на Андаре, и привыкла больше к ней. Я смотрю на андарианцев и на миуки, я считаю, что нам, землянам повезло. У нас не было никогда таких проблем.

   - Есть теория, что миуки пришельцы, и именно в этом андарианцам не повезло.

   - Я не знаю. Я не углубляюсь в эти теории. Очень много работы, я хочу получить класс, и сейчас мне хватает информации, которую я изучаю по своей специальности. Я пока стажируюсь. Нужно подтвердить всё то, чему меня научили на Земле. Я только недавно вернулась.

   - А дальше кем хочешь быть?

   - Может быть ты знаешь, но война с миуки в знаменательна высокими потерями особыми по определённой статье.

   - По какой?

   - Слишком много людей не выдерживают эту войну психически.

   - Я не знал, - покачал головой.

   - У нас случаются пехотные операции при поддержке роботов. И пехотинцы, если им приходится сталкиваться с миуки лицом к лицу, нуждаются в очень серьёзной помощи. Некоторые после такого даже оружие держать не могут, понимаешь? Это самый яркий пример. Но даже среди операторов роботов такие потери существуют.

   - Я этого не знал.

   - Миуки очень страшные и поэтому как бы нас не учили, мы боимся их.

   - Да. Красивого в них точно мало.

   - Поэтому я хочу стать опытным психиатром и помогать этим людям. Конечно, есть те, кто справляется и возвращается в строй, но не все. Это болезнь миуки. Как будто они чем-то давят на нас. И в дальнейшем, когда у меня будет большая практика, я может быть даже смогу вывести новый способ лечения этой болезни.

   - Я понимаю, Мэри, это очень благородно.

   - Ну а пока надо пройти стажировку.

   - Я понимаю, Мэри. Надеюсь, у тебя она пройдёт успешно.

   - Да, я тоже надеюсь. Мы уже ходим к психологу из-за того случая. Это вряд ли положительно скажется на наших характеристиках.

   - Да. Я понимаю. Очень неудачно вышло.

   - Ну а ты, Перк? Какова цель твоего проекта?

   - Знаешь, мне кажется, что не стоит углубляться в технические тонкости.

   - Не углубляйся. Расскажи мне в общих чертах, чтобы я поняла.

   - В общем, это робот огневой поддержки. Я проанализировал сражения, в которых участвуют миуки, и хотя у нас и совершенные технические средства ведения войны, всё же мы им порой проигрываем. В непредсказуемости какой-то что ли. Они непредсказуемы. Вот та атака, в которой вы чуть не пострадали, была необычной для них. Никто не ожидал, что они подойдут к этой базе так близко.

   - Да, и ещё многого нам, скорее всего, не рассказывают. Берегут нас от них.

   - Ну, нам вряд ли придётся столкнуться с ними, уж от этого нас уберегут. Хорошо, что Андара богатая планета. Она даже богаче Земли. Именно поэтому здесь ведутся активные разработки. Поэтому нас прикрывает орбитальная авиация, а уж против неё миуки пока что бессильны.

   - А ты давно здесь живёшь?

   - Нет. Я прилетел недавно, подтвердил класс и подал заявку на его повышение. Вот теперь работаю с роботом.

   - А когда защитишь проект и получишь четвёртый класс, что дальше думаешь делать?

   - Пятый класс получать.

   - Не хочешь, как твой отец и многие другие инженеры идти в руководители? Стать руководителем производства. Заменишь Соллера. Скорее всего он уже уйдёт на повышение к тому моменту, и кто-то должен будет быть на его должности.

   - Нет. Это не то, чего я хочу. Я верю, что могу сделать больше, будучи инженером, понимаешь?

   - Это благородно, Перк.

   - Ты меня цитируешь, - улыбнулся юноша.

   - Нет, правда. Мой старший брат солдат. Пилот робота. У него уже было несколько ранений. К счастью, наша медицина порой творит чудеса, но шрамы у него тоже есть. Знаешь, ему и таким как он, нужны более сильные роботы. Чтобы они могли сражаться и не переживать за то, выживут они или нет.

   - Да, Мэри. И я надеюсь, что смогу им помочь.

   - Ты, кстати, так и не сказал, где ты живёшь.

   - В тридцать шестом жилом корпусе.

   - А, ну да, ты же неженат.

   - Да. У меня одна комната. В ней прямо сразу и пищеблок и кровать.

   - Не скучно жить одному?.

   - Нет. У меня есть Олли.

   - А кто такой Олли?

   - Это мой совёнок.

   - У тебя живёт совёнок? Как здорово.

   - Ага. Вся округа его боится.

   - И как с ним? Не тяжело?

   - Нет. Совы животные специфичные. Он почти весь день спит. Ночью гуляет, пока я сплю. Не дашь ему улететь - он не даст тебе спать. Всё просто. Я кормлю его специальным кормом. На земле у нас была специальная лесополоса, где ему удавалось что-то найти. Я и здесь поселился около парка, но в основном Олли ест корм. А как-то было, что он корм не съел.

   - И что было дальше?

   - Ко мне прибежали люди, сказали, что он съел их мышонка.

   - А, ну да, они же едят мышей.

   - Да. Но мышонок потом нашёлся. И я думаю: кого же съел Олли? - рассмеялся Перк.

   - Мысли по этому поводу есть?

   - Не знаю. Может какую-нибудь маленькую птичку нашёл или ещё кого. Олли серьёзный охотник. Когда я его покупал, мне сказали, что это будет сильный самец совы. Он был ещё совсем маленьким тогда. Но он и правда становится сильным.

   - А покажешь мне его?

   - Можно, почему бы и нет. Только сейчас он спит. Если ты его погладишь, он просто недобро на тебя посмотрит и уснёт дальше.

   - Ну и ладно. Не страшно. Значит, покажешь?

   - Хорошо.

   Путь до дома занял у них около пятнадцати минут.

   - Ух ты, - сказала Мэри, увидев Олли, - здорово.

   - А это вот корм, - Перк указал на три шарика, лежавшие на блюдце.

   - Какие-то они странные. Тёмные.

   - Ну, там специальная смесь. Видишь ли, совы должны съедать птиц с перьями и мышей с шерстью. У них такое пищеварение, и в этом корме это учтено. Их можно кормить и мясом, но правильнее будет так.

   - И как?

   - Олли нравится. Если он возвращается с прогулки голодным, то с радостью съедает этот корм. А там уж я не знаю. Сам не пробовал.

   - Здорово, Перк. А твой пищеблок, смотрю, как новый. У тебя нагревательная плита вообще не работала никогда.

   - Да. Я использую волновую печку.

   - Ты ешь быстрые завтраки, - Мэри открыла холодильник и увидела там штабеля пачек быстрой еды.

   - Да. Понимаешь, я поздно ложусь, а встаю рано, и у меня особо нет времени. Пока я утром хожу в душ, этот завтрак как раз успевает приготовиться. А потом я его ем и ухожу.

   - А обедаешь на работе.

   - Ага.

   - А ужинаешь точно так же.

   - Да.

   - Это надо исправлять.

   - Как же?

   - Ну, если ты не против, мы можем встретиться ещё раз, купим продуктов и приготовим что-нибудь. Зря у тебя что ли, такая хорошая плита стоит.

   - Хорошо, - улыбнулся Перк, - я только за. Правда, я готовить совсем не умею.

   - Ничего страшного, я тебе помогу.

   - Тогда договорились.

   - Ну так, а чем ты обычно занимаешься допоздна?

   - Читаю в основном. Этот компьютер я почти не включал, - он указал на стационарную машину, стоявшую на столе, - я своим пользуюсь, - он достал из кармана личный компьютер.

   - Клёвая модель.

   - Я все свои стипендии студенческие на него откладывал. Очень помогает. Много функций, мне нравится.

   - Да. Я знаю. У меня почти такой же.

   Недолго побыв в комнате Перка, они вновь отправились на прогулку. В тот вечер они объехали всю базу целиком. Мэри показывала ему разные достопримечательности. А потом уже начало темнеть.

   - Мне пора домой, Перк. Отец будет волноваться, - сказала Мэри, посмотрев на часы.

   - Ну хорошо. Едем.

   Перк уже знал, как добраться до дома Мэри. Он вышел из машины, чтобы проводить её до подъезда.

   - Знаешь, Перк, мы столько говорили обо всём, но я говорила о самом главном.

   - О чём?

   - Там, когда в нас попал смольник. Наш водитель уже слышал про такие случаи. Он сразу с нами попрощался. Мы все уже ни на что не надеялись, и когда я очнулась в больнице и мне сказали, что я спасена благодаря усилиям молодого инженера, который сам из-за этого чуть не погиб, я даже заплакала, Перк, понимаешь?

   - Мэри, я просто оказался в нужное время в нужном месте, и всего лишь.

   - Понимаешь, Перк, может это судьба.

   - Ты веришь в судьбу? В Империи сотни колоний разбросанных по галактике, а ты говоришь, что это судьба?

   - Да, Перк, это судьба.

   - Тогда больше не надо ничего говорить, Мэри.

   Перк приблизился к ней и поцеловал её. Она ответила ему взаимностью. Случайно Прикоснувшись к её щеке своей щекой, Перк ощутил слезу.

   - Ты плачешь, Мэри, почему?

   - Понимаешь, Перк, - она взяла его руку, - я всегда боюсь, когда мы выходим на поле боя.

   - Не надо. Не вспоминай об этом. Всё будет хорошо.

   - Я ничего не говорю психологам, меня могут отстранить, понимаешь?

   - Я понимаю, Мэри, не бойся. Ты должна получить свой класс врача, специализацию психиатра и делать то, что ты хочешь.

   - Я знаю, Перк, но тогда мне действительно было страшно. Я помню, как я теряла сознание.

   Перк обнял её.

   - Не вспоминай, Мэри, не вспоминай, всё будет хорошо.

   - Прости, если я что-то не то говорю.

   - Не переживай, Мэри. Всё в порядке.

   - Хорошо. Я надеюсь, мы ещё увидимся, Перк?

   - Да, конечно. Мы же договорились.

   - Тогда может быть завтра?

   - Хорошо.

   - Тогда позвони мне, когда сможешь. Ты ведь, наверное, утром пойдёшь в свой ангар?

   - Да. Но к вечеру я буду свободен в любом случае.

   - Ну тогда хорошо. Пока.

   - Пока.

   Перк ещё раз поцеловал её на прощание, и она скрылась в двери подъезда. Он возвращался домой в возвышенном настроении. Несмотря на негативную сторону вопроса, Перк был рад, что тот случай помог им встретиться. Неважно, при каких обстоятельствах это получилось. Юноша зашёл в комнату как раз в тот момент, когда Олли выпорхнул в окно. Выполнив все вечерние процедуры, юноша лёг в кровать. Сегодняшний день был прекрасным, и он прилично устал, поэтому почти сразу уснул.

  

Глава шестнадцатая. Неправильный рацион.

   Утром его разбудил странный звук, похожий на чей-то стон. Поняв, что это реальность, Перк резко повернулся в кровати и посмотрел на жёрдочку Олли. Она была пуста. Перк быстро вскочил с кровати, даже не зная, что ему делать. В окно уже лился яркий свет местной звезды, и где в это время может находиться Олли, юноша даже не представлял.

   Но искать пришлось недолго. Совёнок лежал на диване. Причём лежал как-то неестественно, как будто рухнул на него случайно. Он подрагивал и издавал тот самый звук, похожий на стон. Как будто бы он пытался угукнуть, но вместо этого получался какой-то протяжный вой. Он слегка подёргивал крыльями, но ничего не мог сделать. Глаза его были полуоткрыты, но мутны и непонятны. Перк в панике быстро схватил штаны, резко натянул на себя футболку, на босу ногу надел кеды. Быстро кинул в карман компьютер и ключи от машины, схватил Олли в охапку и побежал вниз.

   Он положил его на пассажирское сиденье, завёл мотор и стал прогревать машину. Сейчас резко дёргать с места не было смысла, он не знал куда ехать. Перк быстро набрал Мэри. Она долго не отвечала, а потом, наконец, в трубке раздался её заспанный голос.

   - Да?

   - Мэри, где мне можно найти ветеринара?

   - Ветеринара, Перк? Что случилось?

   - Что-то с Олли. Мэри, мне срочно нужен ветеринар, ему очень плохо. Он может умереть.

   - Хорошо, скорее заезжай ко мне. Сейчас мы поедем, мой дом всё равно по пути.

   - Хорошо. Еду.

   Перк, поглядев на Олли, который подёргивал беспомощно крыльями, включил задний ход и выехал с парковки. Несмотря на крайнюю спешку, он старался не нарушать правил движения. Разве что немного превышал скорость. Когда он добрался до подъезда Мэри, она уже ждала на улице. Девушка открыла пассажирскую дверь, увидела Олли и ахнула, прикрыв рот рукой.

   - Садись скорее, поехали. Где ветеринар?

   - Сейчас.

   Она взяла Олли аккуратно и положила его себе на коленки.

   - Пока что прямо. Держись, Олли, - она гладила его по голове.

   - Хорошо.

   - Теперь вот здесь налево.

   - Хорошо.

   - Как это случилось?

   - Никак. Я проснулся от того, что он стонет. Представляешь?

   - Кошмар. Я знаю одного ветеринара. Доктор Бренков, он друг нашей семьи, он обязательно поможет. Он специализируется на экзотических животных. Вот сейчас направо и сразу будет ветеринарная больница.

   Перк быстро подрулил к зданию и наспех припарковался. Мэри взяла Олли на руки и пошла внутрь. Перк быстро захлопнул двери и принялся её догонять. Потом забрал у неё Олли и они быстро зашагали наверх. Ступени лестниц казались слишком длинными, но вот наконец они оказались около заветного кабинета.

   - Доктор Бренков, - Мэри первая вбежала в кабинет.

   - О, Мэри, - удивился врач, - что случилось?

   - Хорошо, что вы работаете сегодня. У нас трагедия.

   - Что случилось.

   Именно в этот момент в кабинет вошёл Перк, держа в руках дрожащего Олли.

   - Великий Создатель! - Бренков вскочил из-за стола и подошёл к ним, - так, вы, молодой человек, уложите его сюда и выйдите пожалуйста. А вы, Мэри, будете мне помогать.

   - Хорошо, - кивнул Перк и направился к выходу.

   - Не бойтесь. Он в моих руках и он выживет. Подождите снаружи.

   Перк вышел в коридор и сел на стул, не находя себе покоя. Он пытался убедить себя в том, что от него теперь ничего не зависит, и всё в руках доктора, но как-то не выходило, и он всё равно продолжал волноваться. Наконец вышла Мэри и отвлекла его от плохих мыслей.

   - Ну как там? - вскочил Перк.

   - Всё хорошо. Присядь, Перк, он жив, он будет жить.

   - Правда?

   - Правда, Перк. Можешь расслабиться.

   - А он не сказал, из-за чего это?

   - Доктор сейчас проводит окончательные анализы и скажет нам позже.

   - Хорошо.

   Они сидели так ещё несколько минут. А потом вышел доктор и пригласил их внутрь.

   - Ну вот. Теперь я с полной уверенностью могу сказать, что всё в порядке и мне всё понятно. Сов я обследую редко, но кое-что в этом понимаю.

   - Так что с ним было, доктор? - спросил Перк, увидев мирно спящего Олли.

   - Его отравили.

   - Блин, наверное, мои соседи.

   - Нет. Это были не они. Если вы, конечно, не живёте рядом с миуки.

   - Это миуки?

   - Вот что я нашёл в его боку.

   Доктор продемонстрировал предмет, похожий на шип растения или чьё-то жало длиной около двух сантиметров, испачканный в крови Олли.

   - И кто это мог быть? Ядовитый?

   - Очевидно. Ваш любимец вступил с ним в схватку.

   - И он его ранил.

   - Да. Токсин довольно слабый. Он только парализовал его, и то не сразу, самец успел долететь до дома. Это очень хорошо. Если бы прошло ещё несколько часов, он мог бы и погибнуть.

   - Как хорошо, что мы успели, Мэри.

   - Да, - кивнула девушка, поглаживая совёнка.

   - Доктор, но я слышал, что ядовитые миуки очень опасны, и никто не выживает в схватке с ними.

   - А вот тут очень интересная история, молодой человек. Вас, кстати, как зовут?

   - Перк.

   - Перк, тут очень интересная история. У вашего...

   - Олли.

   - У Олли есть иммунитет.

   - Что?

   - Очевидно, он уже неоднократно подвергался воздействию этого токсина и выработал сопротивление. Только поэтому он долетел до дома, и вы смогли привезти его ко мне. Я ввёл антидот, и теперь токсин нейтрализован. Это было самым сложным, потому что токсин необычный.

   - То есть?

   - Ваш Олли регулярно нападал на миуки, и они, видимо, немного изменили состав яда, чтобы отделаться от него. Он их где-то нашёл. Видимо, до они не могли его ранить, и он стал серьёзной угрозой для них. Вы ведь его специальным кормом кормите?

   - Да.

   - Было такое, что он не съедал корм?

   - Да. Я как раз недолго отсутствовал.

   - Так вот, скорее всего он где-то нашёл этих миуки и питался ими некоторое время. Но они стали ему сопротивляться. Теперь он не всегда съедает корм, но ест, да?

   - Да. Когда один шарик остаётся, когда пара.

   - Да, Перк. Ваш самец совы нашёл источник корма, и это кто-то из миуки.

   - Но ведь совы не могут питаться ими.

   - Видимо, он как-то приспособился. В этом ему можно позавидовать. Если бы мы, люди, могли поглощать миуки, - рассмеялся доктор, - то уже переловили бы их всех. Но при относительном везении, Олли не рассчитывал на то, что однажды ему дадут отпор. Но всё обошлось, и теперь ему ничто не угрожает. У него есть антидот. Но Олли пока слаб. Посоветую вам пока что не выпускать его пару ночей. У меня есть специальные таблетки, чтобы он вас не беспокоил. Ему нужно отойти от этого яда. Они замаскированы под корм, поэтому трудностей с кормлением не будет. Их любят все птицы, и совы не исключение.

   - Хорошо.

   - Вот держите, - он протянул Перку небольшой пузырёк, заполненный шариками, похожими на те, которые были кормом для Олли.

   - Сколько я вам должен? - Перк потянулся за личным компьютером, чтобы оплатить таблетки.

   - Это бесплатно, Перк, не волнуйтесь. Кто кого ещё должен благодарить. Вы дали мне интересную врачебную практику. Ваш Олли преподнёс мне интересное исследование. Я взял образец токсина и он как минимум интересный.

   - Чем?

   - В основном мне приходится работать с уже погибшими животными, поражёнными токсином. Олли первый, кому удалось выжить. Он практически живой антидот, что очень хорошо.

   - А вы не думаете, что миуки сознательно выработали такой токсин?

   - Это отдельная тема. Скажите в высших научных кругах Андары, что миуки разумны, и вас поднимут на смех.

   - А как вы считаете, доктор?

   - Я не знаю, Перк. У меня пока нет достаточных причин согласиться с этим предположением.

   - Я инженер-робототехник. И я сталкиваюсь с тем, что системы защиты роботов от миуки, некогда очень эффективные, постепенно перестают действовать. Они как минимум довольно быстро эволюционируют

   - Это вопрос для серьёзной дискуссии, Перк. Вы интересный молодой человек. Я думаю, у нас с вами ещё будет возможность поговорить об этом. Я часто бываю в доме родителей Мэри, и не исключаю, что однажды увижу вас там.

   - Возможно.

   - Надеюсь, вы приглянётесь отцу Мэри. Он очень строгий человек. Военный, как-никак.

   - Да. Я понимаю. С детства помню, как мой отец контактировал с военными и рассказывал, что они все суровы.

   - Так и есть, Перк. Им по долгу службы положено.

   - Ладно, думаю, нам пора.

   - Да. Кормите Олли таблетками и не выпускайте его пока что. Через три дня свяжитесь со мной, сообщите его состояние, и я расскажу вам, что нужно делать дальше.

   - Хорошо, доктор.

   - И ещё одно. Вряд ли Олли улетал за пределы базы. Скорее всего, своё необычный корм он находил где-то в её пределах. Это означает, что небольшая колония миуки где-то поблизости. Я сообщу в службу безопасности, и они проведут поиски. Если у них ничего не получится, они свяжутся с вами. Возможно, им потребуется помощь Олли.

   - Хорошо. Мы будем рады помочь.

   - Удачи Вам, Перк. Был рад знакомству, хоть и произошло оно при таких печальных обстоятельствах.

   - Я тоже, доктор.

   Перк взял Олли на руки, и они направились вниз.

   - Хорошо, что всё обошлось, - сказала Мэри, садясь в машину.

   - Да. Я очень рад.

   Перк уложил Олли на заднее сидение.

   - Как ты думаешь, где он нашёл этих миуки?

   - Не знаю. Но скоро их найдут. А если нет, это сделает Олли. Это теперь очень важно. Я, кажется, кое-что понял. Жаль, что только случай с Олли заставил меня собрать всё воедино. Всё сходится.

   - О чём, Перк? Я ничего не понимаю

   - Я не могу тебе сейчас сказать, может быть это просто глупости. Я должен кое-что проверить. Если я разузнаю сегодня к вечеру, то скажу тебе. Но пока нет.

   - Ну, хорошо, Перк. Значит, на сегодня всё в силе?

   - Да. Всё в силе. Отвезу Олли домой, отправлюсь в ангар ненадолго и подумаю, что делать.

   - Хорошо.

   Отвозя Мэри до дома, он припарковался около её подъезда.

   - Спасибо, Мэри. Если бы не было тебя, я бы даже не знал, кому звонить. Спасибо тебе, за то, что ты вот так меня выручила.

   - Да не за что, Перк. Это было нетрудно. К тому же, было бы очень плохо, если бы Олли погиб.

   - Да. Олли нашёл неприятностей на свою голову, но теперь этим займётся служба безопасности. Уж они разберутся с этими миуки.

   - Да. Я думаю, да. Слушай, Перк, вчера я долго думала.

   - О чём?

   - Я наверное, сказала что-то лишнее. Ты, наверное, расстроился.

   - Нет, Мэри, всё в порядке. Давай больше не будем к этому возвращаться, ладно?

   - Ладно.

   Перк скромно поцеловал её.

   - Я тебя наверное разбудил. Но сейчас ты можешь ещё поспать.

   - Да, я так и сделаю. У меня сегодня выходной. А вот завтра утром я заступаю на смену.

   - Да я понимаю. Сегодня вечером пойдём пораньше.

   - Да. Придётся, но я думаю, у нас будет достаточно времени.

   - Конечно.

   - Ладно, я пойду. Привет от меня Олли, когда он проснётся.

   Перк глянул на заднее сиденье, где мирно спал совёнок.

   - Да. Я обязательно передам. Хотя, если задержишься у меня долго, сама сможешь его поприветствовать. Он сегодня никуда не летит.

   - Как получится. До вечера, Перк.

   - До вечера, Мэри.

   Он вышла из машины, и Перк проводил её взглядом до подъезда, а потом выехал с парковки и направился домой. Олли, как ни в чём не бывало, уселся на свою жёрдочку и продолжил свой дневной сон. А Перк, легко позавтракав, выдвинулся в сторону Ангаров.

   Добравшись до завода, Перк отправил на рабочий профиль Соллера просьбу о встрече. Если Соллер работает, то Перк заехал к нему прямо сейчас, ну а если нет, то он получит это сообщение завтра. Но ответ пришёл неожиданно быстро. Перк отправился к руководителю производства.

   - Слушаю тебя, Перк. Что на этот раз попросишь?

   - Ничего, сэр. Я по другому делу.

   - Ну, тогда рассказывай.

   - Я помню историю про одного робота, повреждённого миуки.

   - У нас тут все такие. Что именно за робот?

   - Ну, он был повреждён миуки. Электромагнитным. Сам он был цел, но никто так и не нашёл, в чём причина его неработоспособности.

   - Допустим есть такой, - кивнул Соллер.

   - У моего робота тоже был сбой, который привёл к ещё более плачевным последствиям, но блок управления я вряд ли сейчас смог бы осмотреть. Но мне кажется, что я начинаю кое-что понимать.

   - Что же ты начинаешь понимать?

   - Я хотел бы сначала осмотреть того робота.

   - Это невозможно. Он отбыл в главный экспериментальный центр.

   - В главный экспериментальный центр?

   - Да. На север, Перк. Там меньше Миуки, и там безопаснее, поэтому его расположили там.

   - К какому выводу пришли они?

   - Это секретная информация, Перк.

   - Но это были необычные миуки, верно?

   - Возможно. Они нам не докладывают. Почему ты так решил поднять этот вопрос?

   - Моего совёнка ночью укусил обычный миуки, и врач, который его осматривал, сказал, что токсин очень необычный. Я подумал, что миуки специально изменили токсин, потому что у Олли был иммунитет.

   - В них много чего меняется. А по поводу совёнка это интересно. Он ведь не мог улететь далеко?

   - Не мог, господин Соллер, в том-то и дело.

   - Это очень интересно, Перк. Службе безопасности сообщили?

   - Доктор сказал, что сообщит. Олли сейчас слаб, ему пока нельзя лететь.

   - Я понимаю. Ну раз служба безопасности будет в курсе, то я спокоен. Сначала сами поищут, а если не найдут, то прикрепят потом к твоему совёнку маячок и проследят.

   - Я понимаю. Этот вопрос будет улажен.

   - Но ты так и не сказал, что ты понял.

   - Я очень часто слышу о том, что миуки меняют состав смолы, яда, кислоты. Как будто бы не только мы изучаем их, но и они нас. И случай с Олли тоже ни о чём хорошем не говорит. Они очень близко подобрались к нам. И мне стало казаться, что они затевают против нас операцию. А что касается блока управления, то это тоже очень важно. Возможно, если исследовать его досконально, то удастся найти способ защитить наши машины от миуки.

   - В главном экспериментальном центре это и делают. А что касается так называемых "операций", то не волнуйся. Против орбитальной авиации у миуки нет вообще никаких средств. Мы можем спать спокойно.

   - Я надеюсь на это.

   - В любом случае, о твоей теории лучше никому не говори, ладно? Не нужно поднимать панику.

   - Хорошо.

   Соллер немного задумался и стал просматривать какую-то информацию на своём компьютере.

   - Как твой робот?

   - Неплохо. Я как раз прибыл с ним поработать.

   - Да, кстати, Эдисон выдал разрешение на получение боевых систем, которые ты просил. Сегодня склад, наверное, не работает. Можешь получить их завтра.

   - Да. Хорошо.

   - А насчёт того робота, про него тоже лучше не упоминай. Он больная тема нашего завода. Надеюсь, что когда-нибудь нам о нём расскажут. Пока лишь я знаю, что случай очень серьёзен. Это я тебе сказал по секрету. Никому об этом. Хорошо?

   - Хорошо.

   Сегодня почти весь день Перк посвятил тому, чтобы снять с робота его старую броню. На то, чтобы установить новую, времени ему не хватило. Он лишь поразмыслил над тем, как поставить ускоритель на поясницу. Отдельно нужно было продумывать защиту, чтобы он не стал слабым местом. После работы, Юноша заехал домой, чтобы переодеться, и направился к Мэри. Они заехали за продуктами и отправились домой к Перку.

   Руководила процессом готовки Мэри, и давала Перку указания. Готовили жареное мясо и картошку. Они весь вечер разговаривали на разные темы, но у Перка из головы не выходили мысли о миуки. Но своими опасениями он с Мэри не делился. Она лишь вскользь спросила его о том, что он говорил ей утром, но юноша сказал, что обознался и всё хорошо.

   - Ты какой-то грустный сегодня. Это всё из-за Олли, да? - спросила Мэри, когда он подвозил её домой.

   - Наверное. Я всё думаю, нашли тех миуки, которые его отравили, или нет.

   - Если не нашли, то найдут.

   - Но раз эта колония вообще появилась и хоть немного разрослась, то они её не находили.

   - Теперь найдут. Если не сами, то Олли окрепнет и выведет их к месту.

   - Да. Надеюсь.

   - Завтра я работаю, а потом тоже. Но мы ведь свяжемся ближе к выходным?

   - Да. Конечно.

   - Тогда пока. Удачи тебе в работе с твоим проектом.

   - Спасибо, - поблагодарил Перк.

   Уже во вторник сотрудники службы безопасности обратились к Перку за помощью. К совёнку был прикреплён небольшой радиомаяк, по которому они отследили маршрут его полёта. Небольшая колония была найдена в довольно неожиданном месте. Сотрудники службы безопасности исследовали тот район, но колонию не заметили. Миуки были какими-то другими. Таких земляне встречали раньше, и приборы обнаружения форм жизни их не засекали. Куда надёжнее было чутьё совы. Ещё один неприятный сюрприз состоял в том, что на новых миуки не действовал стандартный токсин. После отлова нескольких особей для изучения гнездо пришлось сжечь. За успешное завершение операции Олли получил официальную благодарность руководства базы, заверенную Эдисоном, что было довольно приятно. Перку же строго наказали, что если вдруг Олли снова перестанет есть корм, сообщить об этом в службу безопасности.

   После этого потянулись обычные трудовые будни. Перк всё больше вникал в работу завода и всё чаще выполнял какие-то распоряжения. Над своим роботом ему удавалось полноценно работать либо вечером, либо в выходные. Но, тем не менее, импульсный ускоритель был удачно установлен в пояснице. Вся броня была успешно заменена, а щиты для рук смонтированы на предплечья. После устранения относительно мелких неполадок, обнаруженных Эгером, робот был в готов к защите проекта.

   Дальше Перку оставалось только продумывать теоретическую часть, касающуюся оружия и использования его в бою. Предстояло подробно описать то, какое место его робот занимает в бою. Как он должен действовать сам и взаимодействовать с другими. Всё это было очень важно, и Перк стал готовить теоретическую часть проекта.

   К тревожным сообщениям о неожиданных акциях миуки, об ожесточённых сражениях ближе к северу, где Миуки вели бои за новые территории, он уже привык. Это для него воспринималось как обыденные андарианские будни. Так здесь было всегда и будет ещё долго. Пока правительство либо не выкачает все ресурсы Андары до конца, либо не придумает, как избавиться от миуки раз и навсегда. Но, пока ни того, ни другого не предвиделось.

Глава семнадцатая. Гигантум.

   В один из дней Соллер прямо с утра вызвал к себе Перка.

   - Присаживайся, - сухо сказал руководитель производства, когда юноша вошёл в его кабинет.

   Перк послушно сел, предвкушая, что руководитель производства хочет сказать что-то важное.

   - Как твой робот?

   - Отлично. Теоретическую часть уже готовлю. А к нему просто хожу потренироваться в пилотировании.

   - Понятно. Тут такое дело, Перк. К нам прилетает шоу с боями роботов. Мы получили весьма интересное предложение.

   - Я...- попытался возразить юноша.

   - Подожди. Дослушай меня, просто дослушай. Итак, мы несём большие потери в последнее время, особенно в северных регионах. Нашим бойцам нужно отдыхать, у них давно не было разрядки. Им это нужно, Перк. Это будет грандиозное шоу, за которым будет следить Андара.

   - Я понимаю.

   - Ну так вот. Мы пока ничего не обещали. Нам просто предложили выставить на бой какую-нибудь машину. Такая практика у нас уже была. Если в этом бою будет участвовать какой-нибудь экспериментальный робот, да ещё и предназначенный для уничтожения миуки, это поднимет боевой дух наших парней. Всё будет проходить в Анаполисе. До туда ты доберёшься своим ходом.

   - Господин Соллер, но я не умею драться на роботах.

   - Мы уже подумали над этим. Эдисон нашёл тебе первоклассного тренера в Анаполисе. Он уже, в пути.

   - Но сэр, я ещё не дал согласия

   - Перк, я не хочу на тебя давить. Ты либо соглашаешься, либо нет.

   - То есть, либо нет?

   - Если ты не соглашаешься, Перк, то этот робот будет пилотироваться кем-то другим. Я не хотел тебе напоминать, что он собственность завода. И, в конечном итоге, Эдисон и я решаем, что с ним будет. То, что ты его дорабатываешь это наша добрая воля. Мы можем прикрыть твой проект.

   - На каком основании? Он же безопасен.

   - У него плохая история. К тому же мы можем просто запретить тебе над ним работать. Сказать, что это секретная разработка.

   - Значит, это ультиматум, сэр.

   - Это не ультиматум, Перк. Мы ведь помогали тебе в проекте, а теперь хотим, чтобы ты помог нам. Твоя победа будет отличным результатом. Но если ты не победишь, мы примем это как должное. Всё-таки, ты не профессиональный боец на роботах. У тебя будет около месяца, чтобы подготовиться. Делать это ты будешь в рабочее время. С профессиональным тренером. Он подготовит тебя и твою машину к бою.

   - А кто будет противником?

   - Колосс. Помнишь такого? Действующий чемпион в восьмом классе. Ты, наверное, видел его.

   - Да. Сэр, это серьёзный робот.

   - Перк, это робот хоть и серьёзный, и даже немного боевой, но гражданский. Ты будешь вести армейскую машину, которая сама по себе уже превосходит его. На их стороне большой опыт боёв. На твоей - техническое превосходство. Импульсные ускорители и гироскопические капсулы это то, о чём гражданские машины могут только мечтать.

   - Хорошо, сэр. Я согласен.

   - Вот видишь, Перк. Жаль, что ты принимаешь решения, которых в тайне желаешь, только когда на тебя надавить. Не надо стесняться. Признай, что тебе было бы интересно поработать с тренером, научиться серьёзно пилотировать свою машину, и тем более попробовать её и себя в бою. А?

   - Да, сэр.

   - Тогда забудем то, что ты хотел отказаться.

   - Хорошо.

   - За этот бой ты получишь дополнительные баллы к проекту. Твой робот покажет уровень нашего завода. Для подготовки я выделю тебе в дополнение к твоей команде ещё одну или две. Сколько будет нужно. Так что смотри, согласие гораздо лучше отказа.

   - Сэр, но как быть, если моего робота колосс просто уничтожит.

   - Не уничтожит. Но и ты не будешь полностью ломать его, если победишь. Победа только при явном превосходстве.

   - Тогда хорошо.

   - Ты немного взволнован. Я понимаю. Просто, на тебя это свалилось, как снег на голову. Поработаешь пару дней с тренером, и сам будешь рад, что тебе выпал такой шанс. Глядя на эти бои, ты разве бы не хотел бы быть одним из пилотов?

   - Иногда.

   - Вот и всё. Прости, что пришлось на тебя надавить. Если бы ты отказался, конечно, никто другой не стал бы этого робота пилотировать. Это был мой блеф. Но учти, Перк, я не всегда блефую.

   - Я понимаю, сэр.

   - Это я сделал для тебя, чтобы ты смог себя проявить.

   Перк заехал к своим парням и сообщил им сенсационную новость.

   - Да ладно! - сказал Антон, - ты серьёзно?

   - Да.

   - Клёво! Тебе очень повезло.

   - Да что вы, парни, какое там, повезло? Я отказаться хотел.

   - Какое отказаться, ты что, Перк?! - возмутился Хэнк, - это же твой шанс! Ты можешь надавать ему по зубам.

   - А что, если нет? Что если победит он?

   - Да брось! Это разве страшно? Ты видел порубленных миуки роботов? Вот это страшно. А то, что он сделает с тобой - это ерунда. Ты на ремонтном заводе работаешь или где? Этого робота, если захотят, за два дня восстановят так, что ты за год сам не сделаешь. Не забывай, Перк, где и с кем ты работаешь.

   - Я понимаю, но всё же переживаю.

   - За тебя весь завод будет болеть. Весь контингент Андары. Ты должен победить.

   - Хорошо, я постараюсь.

   - А ты придумал, как назовёшь его? - спросил Антон.

   Перк задумался.

   - Я, если честно даже об этом не думал.

   - Ну сейчас пора бы уже. Ты должен дать ему имя, Перк.

   Инженер погрузился в раздумья.

   - Как насчёт какой-нибудь "Потрошитель"? - Хэнк скорчил страшную рожу.

   - Нет.

   - Ну или какой-нибудь "Убийца", - так же шутливо сказал Антон.

   - Что, если назвать его "Гигантум", - сказал Перк.

   - Как? Гигантум?

   - Да. Когда я впервые его увидел, моё первое впечатление было, что он страшно огромный. Он ещё тогда сидел под горой металлолома.

   - Не знаю, Перк, это твой робот. Хотя, Гигантум звучит неплохо, - сказал Хэнк.

   - Мне тоже нравится, - подтвердил Антон, - Гигантум значит Гигантум

   - Ну тогда так и будет.

   Перк ещё немного побыл со своей командой, которая перебирала очередного робота сложной конструкции. Вскоре Соллер известил его о том, что прибыл тренер.

   Это был высокий худощавый мужчина с усами до подбородка. Он производил впечатление человека довольно сурового. Когда Перк прибыл в ангар, он уже осматривал робота и о чём-то разговаривал с Митричем.

   - Здравствуйте, - сказал Перк, подойдя.

   - Это ты пилот?

   - Да. Я.

   - Отлично. Никогда не видел такого робота. Отличная броня. И смотрится хорошо, и прочная. Это ты сам придумал?

   - Да.

   - Неплохо. Неплохо. Из тебя мог бы выйти неплохой дизайнер роботов.

   - Я просто так его представлял. Это же боевая машина. Она должна выглядеть угрожающе.

   - Да. У тебя получилось. Колосс ахнет.

   - Надеюсь.

   - Кстати, я Андерс.

   - Перк.

   - Отлично, Перк. Пилотировать умеешь?

   - Ну так, в общих чертах.

   - Так не пойдёт. Нам надо сделать так, чтобы этот робот и ты были одним целым. Чтобы он делал всё, что ты пожелаешь. Запомни это. Я буду жить у вас на базе. Тренировки каждый день. Сколько сможешь осилить. И через месяц, когда прилетит Колосс, его здесь будет ожидать сюрприз.

   - И когда мы начинаем?

   - Прямо сейчас. Не вижу смысла откладывать это.

   - Так мне залезать внутрь?

   - Пока что нет. Ты будешь бороться хоть и в теле робота, но ты сам должен как надо бить. Сейчас ты покажешь мне свой прямой удар. Давай. Вот так.

   Тренер показал Перку простой удар с разворотом плеча и ударом кулака вперёд. Перк повторил за ним.

   - Чёрте что, но в исполнении робота сойдёт. Запомни, никто не запрещает тебе пользоваться боевой автоматикой. У Колосса она тоже есть, но у вас, военных она более мощная. Бой и так будет не совсем по правилам, но раз уж все согласны...

   - То есть, не совсем по правилам?

   - Ты знаешь, что если в твою машину посадить пилота, равноценного пилоту Колосса, то бой закончится после пары ударов? А если поставить вас в боевые условия, то даже ты сможешь его одолеть, просто один раз попав по его кабине. И это при том, что до твоей он дотянуться не сможет. Она ведь внутри груди, под тремя щитами.

   - Да. Это всё я понимаю.

   - Но правила есть правила. По кабине не бить.

   - Я знаю это.

   - У тебя ещё, как я погляжу, неплохие боевые системы ближнего боя. Такой можно огреть просто отлично. Ладно, допустим, что с конструкцией полный порядок. Теперь отработаем правильный джеб.

   Большую часть первого дня тренировок Перк занимался изучением ударов, как если бы он сам был бойцом. Он учился бить руками, представлять, как надо бить ногами, чтобы лучше понимать команды, которые он отдаёт своему роботу.

   - Запомни, если бы речь шла о боксе, за три недели я бы тебя не научил, - говорил Андерс, - но здесь бои роботов. Робот немного сглаживает твои движения. Плюс есть автоматика, поэтому куда важнее уметь грамотно пилотировать машину. Твой робот почти непробиваем для Колосса. Ему придётся долго колошматить тебя, это при том, что ты в это время тоже не будешь стоять на месте.

   - Я понимаю.

   Уже во второй половине дня, сев в тело робота, Перк осознал, насколько сложным может быть его пилотирование, и сколько всего он о нём ещё не знает. Уже после первого дня он спал как убитый. Но на следующее утро рычаги лежали в руках уже увереннее, и Перк продолжал. Андерс был действительно хорошим тренером. Он выжимал из Перка все соки, но это давало результат: юноша управлялся с машиной всё лучше и лучше.

   После недели первичной подготовки они начали смотреть бои, которые проводил Колосс с аналогичными человекообразными роботами. Некоторые его сильные места удавалось сгладить техническими решениями, многие из которых уже были заложены в Гигантума, поскольку он был военной экспериментальной машиной, предназначенной для ещё более суровых условий эксплуатации.

   К сожалению, Перку запрещалось трансформироваться, и использовать повышенную устойчивость второй формы он бы не смог. Но он понимал, что она дала бы ему гарантированное превосходство. Насмотревшись боёв Колосса, он понимал, что можно было бы просто таранить его плечевыми и боковыми щитами, нанося тем самым серьёзный урон. При этом сам он ничего не смог бы сделать против великолепно защищённой спины армейского робота.

   Колосс хоть и был чемпионом известных систем, всё же имел поражения, и они были довольно показательными. Бои роботов вообще были довольно непредсказуемой вещью. Один бой Колосс проиграл просто потому, что после того, как он лидировал по очкам, у него лопнула одна из тяг правой руки, что оказало серьёзное влияние на ход боя. Он просто не смог держать нормальную оборону, и противник вырвал победу. Техническая сторона играла очень большую роль, и тут Перк надеялся на свой опыт, и на опыт трёх лучших команд ремонтников, которых ему обещали выделить для боя.

   Но самое тяжёлое было ещё впереди. За неделю до боя началась масштабная информационная компания для поддержки шоу. Гигантума осматривали специалисты по техническому регламенту. Конечно, это было простой формальностью, ведь для того, чтобы выявить нарушение, даже смотреть было не обязательно: он не соответствовал по всем параметрам. Только из-за того, что он являлся военной машиной. Против Колосса, который был не предназначен для эксплуатации в условиях войны, и тем более в условиях Андары.

   Перку приходилось показывать боевые приёмы, которыми он собирается драться. В ангаре номер два перебывала куча разных людей. Кто-то хотел сфотографироваться, кто-то хотел увидеть тренировку. Устраивали даже экскурсии для раненых солдат из госпиталей, чтобы они смотрели на то, что в будущем может занять лидирующее место на фронтах Андары. У Перка этот период был суматошным: тренироваться удавалось меньше, но по сути, всё, чему Андерс мог его научить за это время, он уже знал. Это оставалось только отработать, чем они занимались глубоко вечером, а с утра снова начиналась карусель с бесконечными интервью и техническими вопросами.

   Моментом, которого Перк боялся больше всего, была совместная пресс-конференция с пилотом Колосса. Она была апогеем информационной составляющей этого шоу. Перк прилично разбирался в технических вопросах, но вот публичные выступления ему давались плохо. По дороге к Анаполису Андерс проводил инструктаж.

   - Если он будет тебя провоцировать, ты на это не реагируешь. Понял, Перк?

   - Понял.

   - Ты будешь выглядеть лучше при таком раскладе.

   Юноша сидел на пассажирском сидении и послушно выслушивал всё, что говорил ему его тренер.

   - Ты сидишь, спокойно отвечаешь на вопросы, которые тебе задают. Если он будет тебя задирать, даже немного оскорблять, игнорируй всё это.

   - Хорошо.

   - Но он не будет. Он не такой. Просто, мало ли как ему порекомендуют себя вести его менеджеры. Есть вероятность, что он даже побаивается. Сам знаешь свои преимущества перед ним. Этот бой разрешён только потому, что это будет отличное шоу, на которое многие захотят посмотреть. Оно должно многим поднять настроение. Станет понятно, что ваш ремонтный завод много чего значит для этого района Андары.

   Сконцентрировавшись на Колоссе, Перк почти ничего не знал о его пилоте. Он ожидал увидеть какого-нибудь неказистого человечка, единственное достоинство которого в том, что он пилотирует робота-чемпиона, и успешно ведёт бои. Но перед ним предстал изящный мужчина ростом чуть выше среднего, с карими глазами и приятным выражением лица. Он был одет в элегантный костюм, и сразу было видно, что он был любимчиком публики. На его фоне Перк почувствовал себя немного угнетённым: всё же он простой инженер, не имеющий никаких побед, и опыта выступления на публике.

   Оператор Колосса относился к Перку нейтрально: лёгкое рукопожатие, сухое приветствие. Он представился Алексом. Перк стал уважительно относиться к этому человеку. Он имел явные преимущества перед юношей, но не издевался, а давал понять окружающим, что воспринимает Перка, как настоящего противника. Хотя, Андерс, как и многие другие, пытался привить Перку мысль, что так оно на самом деле и есть.

   Пилоты, их тренеры менеджеры расселись за столами, и журналисты начали наперебой задавать им вопросы. Большая часть, конечно, была адресована Алексу. Он был звездой, к которой они уже привыкли, а Перк был всего лишь новичком, которому в лучшем случае и светит-то один этот бой.

   Вопросы были разными. Алекс часто шутил. Перк же пытался давать ответы как можно более серьёзно. У него не получилось здесь пошутить, хоть он и не был лишён чувства юмора.

   - Скажите, Перк, какой источник питания использует Гигантум? - спросил один из журналистов.

   - Радиоизотопный генератор.

   - Это одна из последних военных разработок? Каково время автономной работы?

   - В зависимости от режимов работы робота, это может быть несколько месяцев или пару лет, - пожал плечами Перк.

   Такой ответ немного шокировал журналистов. На другом конце зала сразу вскочил худощавый паренёк в кепке и почти прокричал:

   - Алекс, что вы скажете на это? Ведь Колоссу запаса энергии едва хватает на один бой?

   - Ещё не было ни одного боя, когда у Колосса были бы проблемы с питанием.

   - А как вы относитесь к тому, что Перку по регламенту разрешено использовать боевую автоматику? Благодаря ей, Гигантум может застать Колосса врасплох.

   - Я буду сражаться не с Гигантумом и его автоматикой, - спокойно улыбнувшись, Алекс перевёл взгляд на молодого инженера, - я буду биться с Перком.

   Юноше после этого ответа стало немного страшно. Но больше всего его выбил из колеи последний вопрос. Один из журналистов спросил Алекса, чего бы тот пожелал молодому начинающему пилоту. На что тот ответил, посмотрел, посмотрев в глаза своему оппоненту:

   - Я пожелал бы Перку надёжной трансмиссии и крепких щитов. Сражение будет жарким, - он перевёл взгляд на зал, - наденьте очки, титановые искры ярки как Солнце.

   - А что бы вы пожелали своему противнику, Перк?

   - Я, - юноша немного растерялся, - я пожелал бы ему просто удачи.

   - Просто удачи?

   - Просто удачи.

   Перк парировал взгляд Алекса своим уверенным взглядом прямо в его глаза.

   - Вы хотите сказать, что только она поможет Колоссу победить? - журналист задал риторический вопрос и сел, а зал залился хохотом.

   Пресс-конференция закончилась. У Перка было двоякое впечатление от неё. Быть может, лучше было и не видеть этого пилота до того, как начнётся сражение. Потому что до этого он уже практически перестал бояться, а сейчас какая-то неопределённость и боязнь вновь появилась в его мыслях.

   - Ты его испугался, что ли? - спросил Андерс на обратном пути, когда увидел, что с его подопечным что-то не то.

   - Да нет. Просто я не ожидал, что он такой.

   - Какой такой? Алекс - знаменитость. Он неплохой парень. Он отличный боец. Но у тебя свои козыри. Ты ведёшь военного экспериментального робота, который способен на очень многое.

   - Я знаю. Я знаю, сэр, но...

   - Бой будет почти на равных. Ты помнишь, как они присвистнули, когда ты назвал характеристики робота. Один генератор чего стоит. Да о таком генераторе все гражданские машины могут только мечтать. А у тебя - пожалуйста, вот.

   - Я понимаю.

   - Ты знаешь, что если бой затянется, то его аккумулятор за промежуток между раундами не будет успевать подзаряжаться, а твой генератор способен выдержать сотню таких боёв к ряду.

   - Я знаю, но всё равно...

   - Нет, Перк, не всё равно. Ты как минимум можешь затягивать бой и уповать на то, что Колосс отключится раньше, чем выиграет преимущество.

   - Да, я понимаю, сэр. Я не хочу побеждать так.

   - Понимаю, ладно. Это всего лишь достоинство из многих, а ведь так можно говорить обо всём.

   - Я понимаю, но всё равно немного опасаюсь.

   - Ты сегодня с девушкой своей гуляешь? - спросил Андерс, меняя тему.

   - Да. Я думаю, мне это улучшит настроение.

   - Что же, давай. Но запомни, спать не позже полуночи. Я заезжаю за тобой завтра утром, и мы едем, Перк. Будь готов. Заедем в ангар, а дальше ты своим ходом.

   - Да, я помню.

   - Удачи. Не подведи меня.

   - Не подведу. Не зря же мы так готовились целый месяц.

   - Не зря, Перк. Ты справишься.

   - Да. Справлюсь.

   Вечером они с Мэри просто катались и разговаривали. Но Перк всё равно был сам не свой.

   - Ты боишься, Перки? - она положила руку ему на плечо и погладила по шее.

   - Немного, Мэр, немного. Всё же он чемпион, а я...

   - Этот бой не устраивали бы, если бы знали, что кто-то из противников заведомо обречён.

   - Знаю, Мэр, знаю. Но всё равно, немного тревожно.

   - Я понимаю. Арена, куча зрителей. Вся моя семья идёт. И многие с базы, военные, и не только. Все будут смотреть этот матч. Вся Андара. Это необычное событие. Здесь раньше бывали бои, в которых участвовали местные, но никогда не было робота восьмого класса. И даже если ты просто пару раз хорошо ему врежешь, это уже будет восприниматься, как победа.

   - Нет, Мэр, я не хочу так воспринимать победу. Для меня победа - это когда его будут поднимать передвижным краном, грузить на платформу и увозить. Вот это победа. А пару раз врезать, это так, небольшая удача.

   - Тебе виднее, Перк. Я просто хотела тебя подбодрить.

   - Я знаю, Мэр, знаю. Спасибо.

   - Ладно, я пойду, а ты ложись спать. Завтра увидимся в Анаполисе.

   - Да.

   - У нас с базы отправляют пять автобусов, и это не считая тех, кто едет своим ходом. Все будут смотреть этот бой, Перк.

   - Я знаю. Очень хочу победить.

   - У тебя получится.

   Вернувшись домой, Перк старался не обращать внимания на небольшую тревогу, а просто лёг спать. Завтра должен быть самый важный день прошедшего периода, и он хотел встретить его бодрым и уверенным в себе.

   Утро субботы было необычным. Это было лишь на уровне ощущений, но всё же ощутимо. Перк встал и первым делом осмотрел Олли. С тех пор как тот чуть не погиб, молодой инженер каждое утро просыпался и проверял его. Но после того, как гнездо было ликвидировано, Олли больше не попадал в передряги. Он как обычно летал на ночную прогулку, а утром съедал корм. В этот раз юноша оставил ему десять шариков на всякий случай. Исход боя был непредсказуем.

   Перк позавтракал, оделся, и стал просматривать свежую информацию в своём личном компьютере. Андерс не лукавил: вся Андара ждала этого боя. Все жители, которые могли добраться до Анаполиса своим ходом, делали это. Организаторы боя, хоть и рассчитывали на ажиотаж, всё же не ожидали, что он будет до такой степени велик.

   Перк ждал Андерса у подъезда. Тот говорил, что подъедет в девять сдержал своё слово. Он был точен как часы. Перку пришлось постоять всего десять минут, и то из-за того, что он слишком рано вышел. Страх хоть немного и присутствовал в его мыслях, он всё же ощущал себя довольно уверенно.

   - Доброе утро. Хорошо выглядишь, - поприветствовал Андерс садящегося в машину Перка, - некоторые были готовы тебя прямо около подъезда встречать, но я попросил этого не делать. Будет лучше, если они встретят тебя потом. После того спасения ты стал вдвойне героем этого боя.

   - Да что там. Просто так получилось. Это ерунда.

   - Ну конечно, ерунда. Обычное дело. Миллиарды жителей Империи каждый день спасают жизни. Это так, нормально.

   Ненадолго воцарилось молчание. Это была не та тема, которую Перк хотел обсуждать.

   - Ладно, сейчас ты сядешь внутрь Гигантума, и тебе станет лучше, вот увидишь. Кстати, Митрич поедет поедет со мной. Даже он вызвался посмотреть, а? Разве это не событие?

   - Ну да, если уж даже Митрич едет, то да.

   - Вот. А я тебе про что? Так что не падай духом, дружище! Всё будет в порядке. Уж я-то знаю. Я в этом деле давно. Всю свою профессиональную жизнь.

   - А вы раньше пилотировали робота?

   - Конечно, пилотировал. Все тренеры когда-то были пилотами.

   - А почему перестали?

   - Ну, знаешь Перк. Основная причина в том, что я стал староват. Да, да, - кивнул Андерс, видя небольшое удивление Перка, - там тоже есть ограничения по возрасту. Если я тебя натренирую и скажу, что ты готов к любому бою, то сразись ты со мной на одинаковых роботах, точно одержишь верх. Возможно, даже в одном из первых раундов.

   - Почему так?

   - Потому что знать, как драться и драться - это разные вещи, Перк. Я много знаю боёв и примеров, но я их лишь знаю. Я не отрабатывал их самостоятельно. Только со своими подопечными.

   - Понятно.

   Они остановились около второго ангара, который Митрич уже открывал перед ними.

   - Ну что, вперёд? Проверь на всякий случай запас энергии и вперёд.

   - Да. Конечно.

   Вроде бы, всё было как обычно, но в то же время впервые. Перк запустил робота и направился на выход с базы. Андерс и Митрич следовали за ним. У тренера была связь, и он продолжал разговаривать с Перком. Митрич тоже принимал участие в этой конференции.

   - Ну что, Перк? Тебе нельзя идти по дороге, так что сворачивай с неё, когда выйдешь с базы. Дальше координаты он найдёт сам. Ну а если что, обратишься ко мне. У меня спутниковая связь. Ты будешь слышать меня вне зависимости от того, где нахожусь я, и где находишься ты.

   - Это хорошо. Я ни разу не пользовался навигацией. Боюсь потеряться.

   Впервые он покидал пространство базы, пилотируя робота. Офицеры и солдаты охраны приветственно махали ему, отдавали честь. Видимо, грозный вид этой машины производил на них положительное впечатление. Да и за кого им болеть, как не за своих.

   Отойдя немного от базы, Перк свернул налево, и направился дальше вдоль одной из стенок каньона. Когда он вышел из него, навигация указала направление в сторону небольших скал за которыми и находился Анаполис.

   - Можешь двигаться простым шагом. Мы никуда не спешим, Перк. К тому же, у меня есть для тебя сюрприз.

   - Какой?

   - Об этом позже. Ты давай, иди вперёд.

   Перк шёл дальше. Перед ним расстилалась безграничная пустыня, но навигационный компьютер работал отлично. Он показывал, что до Анаполиса ещё около ста километров.

   Скорость робота была довольно высока. Хоть с высоты головных сенсоров она и казалась небольшой. Вскоре шоссе, идущее через пустыню делало резкий поворот налево, и пересекало маршрут, которым двигался Гигантум.

   - Ну что, ты уже видишь нас? Обрати внимание.

   На шоссе обе полосы попутного движения были заняты машинами и автобусами. Все стояли и махали ему руками.

   - Ну же, подойди к нам поближе. Надо поприветствовать своих поклонников, Перки.

   Перк подошёл и увидел, людей, высыпавших из машин. Кто фотографировал, кто просто смотрел и махал рукой. Да, это было воодушевляющее зрелище. Тень от робота практически накрывала всю колонну. Особенно грудина. Перк подошёл к шоссе почти в упор. Так, что ближайшие к краю люди видели его ногу в всего каких-то десяти метрах от себя. Он сделал широкий взмах рукой, на что они ответили радостными возгласами, и такими же взмахами.

   - Ладно-ладно. Я всем вам сделал сюрприз. А теперь организованно направляемся к арене. Перки, вперёд. Ты ведь покажешь нам, как ты умеешь пересекать шоссе?

   - Да, конечно, - улыбнулся Перк.

   Он отступил несколько шагов назад. За время тренировок он уже практически мгновенно выбирал любую скорость. Отойдя примерно пятьсот метров от шоссе, Перк резко включил вторую скорость бега, вывернул рычаги, так, как его учил Андерс, и одним прыжком перемахнул через шоссе. Толпа зрителей отреагировала на это ещё большим количеством радостных возгласов, после чего все опять расселись по машинам и направились дальше, ну а Перк пошёл своей дорогой.

   Уже на подходе к Анаполису его начали одолевать вертолёты журналистов, которые снимали его и докладывали в свои информационные агентства о том, что Гигантум в поле их зрения, и он приближается. Колосс уже ждал его на арене, но до боя было ещё много времени. С такой высоты Перк видел большие корабли в космопорте, который находился за пределами города, как раз с той стороны, с которой он шёл.

   Пока они добирались до Анаполиса, Колосс уже наверняка завершил своё подобное шествие к арене, И теперь это предстояло сделать Перку. Напрямую пройти было нельзя - больно узкие улицы для такого исполина. Были перекрыт главные проспект города, который как раз упирался в пункт их назначения. Дорожное покрытие было специально усилено, чтобы выдерживать массу роботов-бойцов.

   Его сопровождал кортеж из автомобилей полиции и вертолётов журналистов. Вокруг него они крутились просто роем. И Перк даже немного пофантазировал на тему, что было бы, если бы на их месте были летающие миуки. Он подумал, что в плечевые системы неплохо бы поставить противовоздушные ракетницы. Так, на всякий случай. Хоть летающие миуки и не очень распространены.

   И вот, наконец, стала видна арена. Специальный бокс, полностью закрытый от глаз журналистов, уже был открыт. Скоро туда должны прибыть техники, среди которых будут Хэнк и Антон. А кроме них ещё восемь человек технической поддержки. Они должны будут проверить робота, а Перку предстоит в сопровождении Андерса выступить на нескольких интервью.

   День проходил бешено, но Андерс всё же выбил для Перка несколько часов отдыха. Юноша мог лечь на диван и даже немного вздремнуть. Но он освежал данные о Колоссе, и вообще о боях роботов. Сомкнуть глаза ему удалось ненадолго - всего минут на двадцать. Как вдруг Андерс сказал, что к нему пришла Мэри.

   - Какую-нибудь другую я не пропустил, хорошо, что я знаю, кто она, - сказал тренер и тактично вышел из комнаты.

   - Ну как ты, Перк?

   - Я хорошо, правда. Вы так меня поддержали.

   - Да. Ты тоже нас порадовал. Этот прыжок, я думала, такая махина вообще не способна на что-то такое.

   - Способна, и даже с лёгкостью.

   - Как ты думаешь, он боится тебя?

   - Я думаю, немного. Хотя у него за спиной много боёв, а я в первый раз.

   - Всё бывает в первый раз, Перки. Ты сможешь.

   - Да, Мэр, я смогу.

   - Отец тащит хочет сводить малышню в зоопарк. Я, наверное, пойду с ними.

   - А там миуки есть?

   - Да. Как же без них, их в другие миры не возят. Только здесь показывают.

   - Я бы с вами сходил. Я живых миуки видел только на видео. Жаль, Андерс не отпустит.

   - Давай, я поговорю с ним.

   Не принимая возражений, Мэри вышла из комнаты и отправилась искать тренера. Вскоре за дверью послышались их голоса.

   - Только в моём присутствии. Ему надо отдохнуть. Ты понимаешь это?

   - Так он там и отдохнёт. Ему надо отвлечься от всего этого.

   - Он сам-то хочет идти, или это твоя инициатива?

   - Да.

   - Хорошо. Только я с ним. Вдруг, нам придётся отбиваться.

  

Глава восемнадцатая. Схватка.

   Городской зоопарк занимал приличную площадь. Здесь присутствовали представители флоры и фауны многих миров, которых разрешалось вывозить. Были здесь и животные с Земли. Они пользовались особенной популярностью, но Перк уже настолько к ним привык, что почти не обращал на них внимания. Его интересовал только павильон, где содержались представители так животного мира Андары. Родители Мэри повели младших детей в другие отделения, а сама девушка в сопровождении Перка и Андерса направилась в закрытый павильон довольно больших размеров.

   Поток людей был довольно велик и состоял в основном из туристов. Миуки не вывозились с Андары. Это было строжайшее правило, которое не нарушали даже ради науки - все исследования происходили здесь же. К тому же, существовал ещё один факт, из-за которого вывоз миуки, даже будь он разрешён, терял всякий смысл - они недолго жили в неволе. Дело в том, что земляне, как ни пытались, не могли заставить насекомоподобных питаться. Объяснений этому феномену пока дано не было, но из-за него они со временем становились менее активными, а потом и вовсе впадали в спячку. Для зверинцев Андары ежемесячная доставка новых особей была ещё как-то приемлема, но не для других миров. Тем не менее, существовал запрет, и никаких попыток вывести миуки за пределы планеты даже не предпринималось.

   Уже на входе висела табличка о том, что дети до восемнадцати лет сюда не допускаются. Именно поэтому родители Мэри и повели младших смотреть тигров и слонов. Перк, видевший многочисленные видео, прекрасно понимал суть этого ограничения. На неокрепшую детскую психику миуки могли произвести довольно угнетающее впечатление. Даже от одной этой таблички Перку стало немного не по себе, но он знал, что просто обязан посмотреть на особей, расположенных в этом павильоне. Это был определяющий фактор в выборе боевых систем для Гигантума.

   - Ты как-то тревожишься, - сказал Андерс, - не волнуйся. Они сидят в специальных колбах. Страшновато поначалу конечно, но потом обойдётся.

   - Всё в порядке.

   - Ты никогда их не видел? - спросил тренер, когда они входили внутрь.

   - Нет. Вживую никогда. Только одного мёртвого и одно жало, которое ранило моего совёнка. Вы помните, я вам рассказывал?

   - Да. Жуткая история.

   Первыми в павильоне были кислотники. Они находились в больших стеклянных вольерах, похожих чем-то на бутылку - довольно просторная камера снизу, заканчивалась чем-то вроде горлышка.

   В одной такой колбе сидели две особи миуки. Кислотник представлял собой большого чёрного жука на десяти длинных лапах. Это было нечто средне между жуком и пауком. Ещё у него было много щупалец на голове. Видимо, это было что-то вроде сопла для кислоты. Остановившись около первого вольера, экскурсовод начал рассказ, в основном содержащий данные, которые Перк уже знал.

   - А они стреляются кислотой?

   - Именно эти нет. Им удалили кислотный пузырь. Видите ли, миуки могут эволюционировать прямо здесь, и изменить состав так, чтобы он повредил даже это специальное стекло.

   - Вроде же эволюция в пределах одной особи невозможна, - сказал один из экскурсантов, седой старичок с бородкой.

   - С миуки возможно всё. Это нетипичный биологический вид. И то, что наша наука приравнивает их к насекомым, не совсем корректно. К насекомым их приравнивают только потому, что они ближе всего к насекомым, обитающим на Земле. И они попадают под раздел космической энтомологии. Но это не значит, что они простые жуки. Может быть, их эволюция вся направлена на то, что они сознательно меняют себя, и именно такими они стали. Но это уже отдельная тема.

   - Вы хотите сказать, что они обладают сознанием?

   - Нет. Я хочу сказать, что их мутации не возникают случайно. Они сами выбирают их. Это ещё не значит, что у них есть сознание.

   - Если они сами сделали себя такими, но не стали человекообразными в пределах такой эволюции, что же говорить? Значит, они не считают подобную форму совершенной. Это ли не повод задуматься?

   - Возможно. Но сейчас речь не об этом, - остановил экскурсовод старика, - официальная наука ещё не имеет неопровержимых доказательств того, что миуки разумны. Мы не будем обсуждать эту тему, потому что я должен рассказывать дальше о наших постояльцах.

   - А где располагается кислотный пузырь? - спросил Перк, воспользовавшись небольшим затишьем.

   - Под панцирем, вон под тем. У этого панцирь неподвижен, что свидетельствует об отсутствии пузыря. У обычного кислотника панцирь пульсирует вместе с пузырём, подогревая кислоту. Кислота их так эффективна отчасти из-за того, что кипит в момент испускания.

   - Но неужели биологические особи способны создать материалы, которые невосприимчивы к кислоте? - спросил другой экскурсант, высокий юноша в очках.

   - Ваш желудок яркое тому подтверждение, молодой человек, - улыбнулся экскурсовод, - ваш пищеварительный сок не что иное, как кислота, но ваш желудок это выдерживает. Так и у них. Кислотный пузырь состоит из особой ткани, которую тщательно исследуют учёные.

   Хотя Перк видел кислотников до этого на картинках и видео, и вроде бы должен был быть готов к живой встрече, всё равно у него внутри появился небольшой страх. Что, если вот этой десятиметровой стенки из стекла просто не будет? И что сделает такой миуки с человеком даже без своего кислотного пузыря?

   Дальше были небольшие миуки-смольники. Да, их собратья, способные закидывать смолой целые отряды землян, были гораздо больше, но здесь для удобства экспозиции отобрали самых маленьких. Они были почти полной противоположностью миуки-кислотникам. Приземистые, большие особи, чем-то похожие на жуков с огромным брюхом. Перк помнил видеозаписи, на которых эти миуки извергали смолу. При этом их брюхо неестественно изгибалось, заворачиваясь вверх. Смольников, в отличие от кислотников, не ограничивали в их деятельности: в их вольерах присутствовали небольшие количества смолы. Однако, экскурсовод отметил то, что, оказавшись в неволе, эти миуки прекращают производить её, что свидетельствует о том, что для синтеза требуются особые условия. Мэри немного отстранилась, увидев бурую массу, из-за которой она однажды чуть было не погибла.

   Посмотрев на неё, Перк увидел, что она отвернулась. Конечно, после того случая она воспринимала их с особым отвращением. А разве мог бы другой нормальный человек на её месте воспринимать их как-то иначе? Подойдя к ней, Перк обнял её и прошептал ей на ухо:

   - Всё это позади, Мэри. Теперь всё будет хорошо.

   Она тоже обняла его в ответ. Когда экскурсовод закончил рассказ о смольниках, они двинулись дальше.

   Следующими были миуки-разведчики. Маленькими насекомоподобными, чем-то похожими на пауков, была наполнена целая колба. Их было много, и размером они были около тридцати сантиметров. Разведчики были очень юркими и быстрыми, и видимо, не до конца осознавали, что находятся в закрытой колбе, потому что внутри неё царило полнейшее столпотворение. Многолапые насекомоподобные, наталкивающиеся друг на друга, двигались хаотично. Перк обратил внимание на то, что у них фактически не было тела. Небольшой кусочек туловища размером с кулак, от которого отходили в сторону много лап.

   - Такие миуки, что-то вроде соглядатаев, - сказал экскурсовод, - они следят за окружающей обстановкой, и, видимо, каким-то способом сообщают её солдатам.

   - И каким же это образом?

   - Механизмы их взаимодействия ещё толком неизвестны, - ответил экскурсовод, - но все они были найдены на окраинах поля боя. Видимо, следили за манёврами земных войск.

   Этот момент Перка очень заинтересовал. Задумавшись, он даже не обратил внимания на то, как они перешли в просторный зал, целиком посвящённый миуки-солдатам. А вот их Перк хоть и видел на многих изображениях, всё же представлял себе немного по-другому. Это были миуки без каких либо выдающихся особенностей, будь то способность создавать кислоту или смолу. Они были простыми насекомоподобными с развитым мощным панцирем и восьмью лапами, двумя из которых они могли вставать на дыбы, что они и делали. Двумя свободными парами лап солдаты штурмовали стенки колбы, в которой находились.

   - На них просто давно не воздействовали паралитическим газом. Одну минуту.

   Экскурсовод связался с кем-то через компьютер, и в колбу тут же влетел небольшой шар, который лопнул посреди неё. Было видно лишь, что распылил газ внутри колбы. Миуки-солдаты сразу обмякли и стали делать примерно то, что они делали, но с гораздо меньшей скоростью и силой.

   - Эти могут и колбу разнести при таких-то усилиях, - отметил экскурсовод, - но если регулярно угнетать их специальным газом, то угрозы не будет.

   - Но ведь бывают миуки, которые вообще не взаимодействуют с окружающей газовой средой? - сказал Перк.

   Экскурсовод подозрительно посмотрел на него и сказал напрямую.

   - Молодой человек, я ни о чём таком не знаю. Возможно, вы начитались каких-то мифов о миуки. Официальная наука не располагает никакими данными на этот счёт.

   Когда Соллер открыл ему частичный доступ к некоторым данным, Перк нашёл косвенные упоминания о таком виде миуки. Подробной информацией он не располагал, и думал, что ему сообщат её здесь. Видимо, она была засекреченной, и экскурсовод либо не знал этих данных, либо просто не разглашал их.

   Несмотря на большое количество видов кислотников и смольников, миуки-солдаты были, пожалуй, самыми разнообразными. Среди них были даже виды, у которых было больше восьми лап. Также различными были и виды жала. Но, глядя на них, становилось понятно, что с боевым роботом Землян этому насекомоподобному можно было совладать разве что при численном превосходстве. Так и выходило на практике. Солдаты атаковали роботов массой. Даже ничего не зная о механизмах размножения миуки, можно было предположить, что у солдат всё обстоит проще.

   Перк на миг представил, что его противником в поединке будет не робот Колосс, от мыслей о котором он немного отвлёкся во время посещения этого зоопарка, а вот такой вот миуки, только соразмерный с Гигантумом. Что делать в этом случае? Перк подумал, что его тренировки, служившие подготовкой к сегодняшнему бою, уже многое дали ему для решения подобной проблемы. Что Колосс, в сравнении с этими жуками-солдатами, имеющими по десять-двенадцать лап - ничто. Встреться он с ними, его бы быстро лишили возможности к сопротивлению. Но у Гигантума были шансы. Так ему хотелось думать.

   Ещё во время осмотра миуки-солдат Андерс дёрнул Перка под руку и сказал, что им пора. Они проводили Мэри к её родителям, после чего Перк обняв её, отправился вместе с Андерсом обратно на арену. Поход в зоопарк прошёл без проблем. Хоть бой и имел высокий статус, Перка на улице пока ещё не узнавали.

   - Ну как, ты? Просто Мэри хотела, чтобы ты отвлёкся, и я подумал, что это неплохой вариант.

   - Да, я отвлёкся. Мне это было интересно. Я никогда не видел миуки вживую.

   - И надеюсь, не увидишь, кроме как здесь. На деле, парень, возможно у тебя большое будущее в боях роботов.

   - Нет, Андерс. Я сразу говорю нет.

   - Почему, Перк? Если не хочешь сам драться, ты можешь быть хорошим техником. Или даже дизайнером.

   - Нет.

   - Это вне зависимости от того, победишь ты сейчас или нет. Я знаю, сейчас ты боишься проиграть, он профессионал, чемпион, а ты всего лишь пилот более совершенного робота, но всё ведь решится на арене.

   - Я мечтаю создавать роботов.

   - Так в боях роботов в этом тоже нехватка, Перк. Ты бы подумал. С твоим-то умом ты можешь там многого добиться - деньги, слава, путешествия по разным мирам.

   - Знаете, Андерс, я конечно, хотел бы этого, но я знаю, что Колосс детище вот таких людей. И мы с вами знаем, что в бою с миуки, он бы не одержал победу. А в серьёзном бою с миуки, о которых вам, гражданскому жителю Андары, почти ничего не рассказывают, он не продержался бы и минуты. То, что показывают здесь в зоопарке - ерунда. У меня лишь третий класс, но я уже знаю многое. Будь у меня класс четвёртый или пятый, я бы знал гораздо больше. Про более высокие классы я вообще молчу. Им доступно самое сокровенное о миуки, что не рассказывается никому, потому как не может быть объяснено учёными. Именно поэтому в норы миуки сейчас не кидают кучу ядерных и токсических зарядов. Их не истребляют, хотя и могут. Сначала их хотят изучить. Я говорю вам это только потому что мы с вами за этот месяц очень подружились, и не надо думать, что Колосс выдающееся творение. Вы мне эти четыре недели говорили, что Гигантум гораздо лучше Колосса.

   - Это так, Перк.

   - Да. Но я ведь любитель, а Колосса создавали профессионалы. И представьте себе, что могут создать профессионалы в военной сфере, где доступна куча всего, о чём гражданские специалисты могут только мечтать. Сюда, на Андару, давно не поступают экспериментальные машины. Или, если поступают, мне о них неизвестно. Но это не умаляет их значимости для общего дела Империи. Именно над одним из таких роботов я и работаю сейчас.

   - Знаешь, Перк, я, проживший большую часть жизни на Андаре и летавший в другие системы только чтобы сражаться на роботах, не могу судить о могуществе Империи. Да, всё везде хорошо, я никогда не видел миуки кроме как в этом зоопарке. Никогда не видел сражений, кроме как по телевизору. И мне кажется благородным ваше желание сделать робота, способного переломить эту войну. Но я, будучи недостаточно грамотным технически, не могу оценить способности Гигантума с этой точки зрения.

   - Я понимаю. Я об этом и не прошу. Вы мой тренер, я боец. И скоро у меня состоится бой. Давайте сделаем так, чтобы он прошёл на отлично.

   - Мы сделаем это. Я помогу тебе, но помни, если ты всё же однажды захочешь, - он медлил, вставляя паузы между словами.

   Сложно было вести полноценную беседу, маневрируя в плотном потоке машин, но одновременно хотел этим добавить какую-то значимость своим словам.

   - Если ты однажды решишь стать участником индустрии робобоёв, у тебя есть мой личный контакт.

   - Хорошо.

   - Такие, как ты, возможно, меняют ход этих боёв. И сегодня там господствует Колосс, но завтра это может быть Гигантум, и его концепция. Подумай над этим, если у тебя будет желание.

   - Да. Хорошо.

   - Ладно, Перк. Мы почти приехали. У нас почти не будет времени, и поэтому я буду краток. Сегодня кто-то будет пожинать лавры. Лучше будет, если это будешь ты. Я очень на это надеюсь.

   - Знаете, я вам благодарен ещё и за то, что вы научили меня верить в победу и надеяться на неё. Я думаю, что у меня получится.

   - Знаешь, Перк, это самое главное, что должен сделать тренер. Заставить бойца поверить в себя.

   Андерс припарковал машину в их боксе.

   - Ну что же, идём. Самое время проверить робота и выходить. Ребята уже ждут. Ты готов?

   - Да. Я готов.

   Перк уверенно вышел из машины.

   Диагностическая программа сообщила, что с Гигантумом всё в порядке. Техники, обслуживавшие его, были с ней солидарны. Дополнительные проверки прервал обратный отсчёт до боя. Самое время было садиться внутрь машины.

   - Не забудь как только выйдешь, обозначить Колосса как чужого. А то не сможешь воспользоваться автоматикой, - говорил Андерс.

   - Да. Я знаю.

   Машина легко запустилась, и Перк ещё раз проверил все системы.

   - Ну что же, давай, уже начинается. Выдаю картинку.

   Андерс переключил на монитор Перка изображение того, что сейчас происходило на арене. Ведущий говорил вступительное слово и объявлял роботов. Первым на арену выходил Колосс. Перк вживую видел его лишь раз, но сейчас, за время тренировок, уже насмотрелся боёв с его участием. Он знал этого робота. Чаще него он видел разве что только своего.

   Колосс проходился по рингу своей фирменной походкой, вскидывая руки и демонстрируя свою мощь. Действительно, ростом он был немного повыше Гигантума, но регламент это позволял. Его маска, выполненная в стиле мифического героя древности, была в очередной раз умело отреставрирована. В каждом бою эта маска приобретала некоторые повреждения. Даже в том, который Перк видел вживую, без этого не обошлось.

   Сердце юноши заколотилось быстрее, когда ведущий объявил его выход. И он направился вперёд по короткому коридору, ведущему на арену. Когда он вышел на неё, трибуны вспыхнули радостными возгласами. Гигантум и вправду производил на них хорошее впечатление. К тому же, свою часть добавляли светотехники, прибавлявшие машине величественности.

   - Отлично, отлично. Прогуляйся мимо него.

   Перк начал медленно идти по арене, вскинув руку в приветствии. Проходя мимо Колосса, он зафиксировал высоту противника, чтобы эффективнее атаковать его руками.

   - Теперь вставай в свой угол, - сказал Андерс.

   - Встаю.

   Перк видел тренера на специальной трибуне, в одном из краёв арены.

   И вот судья объявляет начало боя. Перк уже по привычке вскидывает руки. На тренировках этот навык был отработан. После начала боя Гигантум начинает сближение с колоссом.

   - Пусть он атакует первым. Ты пока защищаешься. Твоя задача - вывести из строя его руки, чтобы он не смог атаковать дальше. Это его слабое место - тяги, трансмиссия, сервомоторы. У тебя сильные боевые системы на руках. Его ждёт неприятный сюрприз, если ты проведёшь классный удар.

   В первые же секунды боя Перк обозначил противника как чужого и стал следить за показаниями боевой автоматики. Вероятности успешного поражения пока были довольно низкими, но он надеялся, что в дальнейшем они помогут ему успешно обороняться и наступать.

   Но Колосс медлил и не спешил атаковать. Он осторожно проходил мимо Гигантума, и только через несколько секунд попытался нанести первый удар. Перк парировал его, просто выкинув вперёд руку, и ощутил, как содрогнулась машина. А на дисплее, показывающем общее состояние робота, высветилась информация о том, что удар пришёлся в область левого предплечья. Так же компьютер сообщал о том, что все детали, находящиеся в этом узле, в порядке, и что удар успешно погашен. Всю эту информацию Перк проглядел буквально за один взгляд, а потом снова сконцентрировался на ведении боя.

   Второй удар пришёлся в правое плечо. Колосс держал расстояние и атаковал предельно осторожно.

   - А сейчас, Перк, тебе нужно уловить момент, когда он вытягивает руку и ударить по ней. Именно по руке, запомни.

   Бои роботов отличались ещё и тем, что здесь главной целью могла быть конечность. В то время, как в обычных боях быть надо было больше по торсу или голове. А здесь выведение из строя конечности могло дать большее преимущество.

   После нескольких попыток Перку удалось парировать удар и успешно контратаковать Колосса. И он, быстро ударив по руке, как-то автоматически быстро сократил расстояние, и ударил его в область подмышки - в то самое место, где располагалась трансмиссия плеча.

   Колосс отпрянул, и тут же правой рукой ударил Гигантума по голове. На обзорных экранах проскочили помехи, так как он задел сенсоры. Перк понял, что на него сейчас могут посыпаться удары, и принялся быстро обходить Колосса, заходя ему за спину, и разрывать расстояние. И уже почти отойдя, он рукой ударил его по плечу.

   - Отлично-отлично, Перк. Работай так же - он атакует, ты отбиваешь. Помни, твоя сильная сторона это щиты. А вот энергию лучше направлять в нужное место.

   Но и Алекс, конечно, был не новичок, а грамотный боец. Достигать цели ударов Перку удавалось в лучшем случае один раз из пяти. Остальные удары удавалось либо отбить и не совсем удачно контратаковать, либо пропустить, понадеявшись на мощь щитов.

   Первый раунд казался Перку бесконечным, как будто время остановилось. Он испытывал высшее напряжение и радовался тому, что его не видят зрители.

   Но долгожданный сигнал прозвучал, и Перк отошёл в свой угол.

   - Ну как я? Как я? - спрашивал Перк, буквально выскочив из капсулы к своей команде.

   - Отлично, Перк, отлично, - Хэнк на ходу похлопал его по плечу и ушёл обслуживать робота.

   Только сейчас Перк, оглядев сою машину, увидел следы ударов металла об металл. На многих броневых листах были царапины. На некоторых осталось даже несколько отметин, сошедшихся в одну. Следы жестоких ударов довольно грозной машины противника.

   - Как там робот? - спросил Перк Андерса.

   - Всё отлично, Перки. Ты отлично держишься. Если ты так затянешь бой, то победа твоя. Затягивай его. Если нет удобной возможности атаковать - отходи. Провоцируй его. За три минуты боя он расходует больше энергии, чем может восстановить за перерыв. Понимаешь?

   - Да.

   - У тебя есть генератор, у него нет. Используй это. Но если у тебя есть возможность атаковать, бить, то делай это.

   Парни проверяли тяги, на предмет их выхода строя. Проверяли и крепления щитов. Но всё было в порядке: хоть сколько-нибудь серьёзных повреждений Гигантум за этот раунд не получил, равно как и его противник.

   Второй раунд был ещё более ожесточённым. Как будто у Колосса открылась ещё одна энергетическая магистраль. Он атаковал Перка и осыпал его ударами. Юноше ничего не оставалось, кроме как зажаться и пытаться контратаковать.

   Боевая автоматика часто не помогала переломить ход боя даже несмотря на высокую вероятность поражения противника. Это вызывало у Перка серьёзную злобу, но он ничего не мог с этим поделать.

   - Он давит тебя, не позволяй! Атакуй! - кричал Андерс, - Атакуй! Куда угодно атакуй! У тебя щиты, ты не должен зажиматься, это не человек, это машина, ей ничего не будет, бей!

   Перк, немного терявшийся в этом бою, как будто ждал удобного момента, и не упустил его. Следующим ударом он попал прямо в центр головы Колосса, что дало неожиданно приятный эффект: голова немного дрогнула, повернулась, а сам робот не удержал равновесие и упал. Но надо отдать должное Алексу - он смог быстро поднять машину. За это время Перк даже не успел толком его атаковать. Закрывшись одной рукой от ударов сверху, Колосс за три секунды встал и продолжил бой. Но, тем не менее, этот момент произвёл на Перка довольно воодушевляющий эффект: он понял, что противник его вполне уязвим, и нужно просто атаковать его. Ну а то, что творилось на трибунах, сложно было описать: такие моменты, когда робот падает, были довольно редки. А уж тем более, чтобы падал Колосс. Такого почти не случалось раньше.

   Но на самом деле Перк себе объяснил это тем, что Алекс слишком увлёкся атаками и не справился с контролем центра тяжести. Такой удар, нанесённый по большой дуге, чуть было не перевернул робота.

   - Отлично, Перки, отлично.

   Перк продолжал свою тактику выжидания и атаки при удобном случае. Колосс получил несколько ударов в корпус и ещё два удара в то самое заветное правое плечо. Все понимали, что если правая рука Колосса выйдет из строя, он не сможет даже нормально обороняться. Какое-то время, он, безусловно, выдержит, но бой уже будет фактически проигран.

   Сервисные техники колосса тоже это понимали, и правая рука в каждом межраундовом промежутке была получала гораздо больше внимания. Да, конечно, можно починить тягу или поправить броневой лист, чтобы он лучше держал удар. Но Перк понимал, что если вывести из строя управляющий сервомодуль, находящийся в руке, для его замены придётся демонтировать конечность полностью. Хотя, вероятно десять техников команды могли бы это сделать быстро, но всё же не за пять минут. Подобный эффект, кстати, можно было произвести разрушив конструкционные элементы, на которых держалась рука.

   Состояние своих трансмиссий Перк также проверял неустанно, потому что подобная же участь могла постигнуть и его. Вдруг Колосс намеренно будет атаковать одну из рук, и тем самым выведет её из строя. Это было бы очень трагично, поскольку также означало бы конец боя, но уже для Гигантума.

   Атаки ногами были редкостью, потому во время них противник получал возможность довольно успешно контратаковать, да и к тому же ноги нижний уровень обладал ещё большей бронёй, и для его разрушения потребовалось бы много времени.

   Бой становился всё более ожесточённым с каждым новым раундом. Система показывала общее усиление ударов, наносимых Колоссом. Но потом он начал слабеть: видимо запасы энергии подходили к концу, а Перк наоборот усиливал натиск. Мощности Колоссу хватало едва лишь для обороны. Конечно, оборону эту он вёл довольно грамотно, и энергию ему удавалось экономить.

   Его контратаки были болезненными для Гигантума, особенно потому, что Перку не всегда удавалось их прервать или заблокировать. Видя, при каких ситуациях Колосс атакует его наиболее успешно, он старался избегать их. В то же время, противник очень берёг руки. Одновременно с этим становилось легче работать с автоматикой. Вероятности попадания становились всё выше, и Перк наносил одну успешную атаку за другой.

   Он старался усилить натиск. Ему-то энергии точно хватит даже не на один такой бой. И не имея иногда возможности ударить по рукам, бил в голову и в корпус. Иногда ему казалось, что часть головных сенсоров противника выведены из строя, потому что Колосс не всегда точно парировал его атаки. Перк давил на него, но каждый раз специальный сигнал прерывал раунд.

   Алекс понимал, что противник его довольно серьёзен, потому что бой идёт по другим принципам. Начиная с того, что это военный робот и его пробить не так-то легко.

   - Отлично, Перк. В этом раунде ты должен его додавить!

   - Там всё в порядке с роботом, Парни?

   - Да. Вроде да.

   Выходя на арену в очередной раз, Перк почему-то понял, что этот раунд точно последний. Колосс уже двигался к нему, исполненный решимости, и Перк заслонил голову руками, чтобы не потерять сенсоры. После бокового удара, целью которого стало одно из предплечий, звук был каким-то особенно звонким, а автоматика тут же показала падение давление в гидравлической системе правой руки.

   Перк опешил, начал осыпать Колосса мощными ударами, но тот ушёл в оборону и лишь изредка контратаковал. Основной его целью было второе предплечье. Но падения давления уже было достаточно для потери мощности гидравлических усилителей, и удары Гигантума с каждым разом становились всё слабее. Только левой рукой он мог ещё хоть как-то атаковать. Но это было опасно, потому что она моментально становилась целью яростных атак. Колосс не сдавался, он бился в исступлении.

   Перк сильно ударил его по руке, и она, как ему показалось, дёрнулась. Он продолжал атаковать рабочей рукой, просто вскинув вторую для защиты. Но вдруг система известила о падении давления и в контуре левой руки, и Перк злобно вскрикнул. Скоро в гидравлике закончится рабочая жидкость, и тогда он не сможет воспользоваться ни боевыми системами ни вообще руками, а при такой ситуации оборона станет совершенно невозможной.

   Преисполненный решительности, Перк пошёл в яростную атаку на Колосса. Либо сейчас он положит его на эту арену, либо скоро ляжет на неё сам. И вот, после одного из ударов правая рука Колосса обмякла и обвисла: развалился корпус сервомодуля, который Перк и надеялся вывести из строя весь бой.

   Победа была практически в кармане и Перк начинал давить ещё сильнее, а Колосс, который не мог уже в полную силу держать оборону, сдавался под его натиском. Перк быстро дышал, сердце готово было выскочить из груди. Ещё немного, и победа, на которую он в глубине души даже не рассчитывал, будет у него в кармане. И Колосс, уже почти преклонившийся к полу, сдавался. Но в этот момент система показала отсутствие рабочей жидкости и критическое падение давления.

   Колосс тут же перешёл в контратаку и нанёс несколько ударов по рукам и перешёл к атаке поясницы. Для того, чтобы свалить робота, нет ничего лучше, как вывести из строя трансмиссию одной из ног. И скоро Колоссу, бившемуся уже из последних сил, это удалось. Гигантум накренился и попятился назад. Перк уже плохо контролировал машину, а Колосс отошёл назад. Бой был остановлен. Гигантум потерпел поражение.

   Перк попытался выйти в исходную, но его тут же остановил Андерс.

   - Не двигайся. Сейчас прибудет сервисник. Иначе всю трансмиссию сейчас разобьёшь. Не надо. Жди помощи.

   - Я не хочу так. Мне этого робота чинить, не вам. Я сам решу, как уйти.

   Гигантум из последних сил поднялся на обе ноги. Автоматика сообщала, что искусственный центр тяжести едва удерживает баланс. Перк сделал один шаг, и машина пошатнулась. Но равновесие всё же пока удерживалось, и он, сильно хромая, направился в бокс.

   Перка немного утешало то, что своё победное шествие Колосс выполнял только с одной поднятой рукой, вторая была прижата к туловищу. Возможно, он мог поднять её, но не стоило этого делать, как не стоило Перку своим ходом отправляться в бокс. И выглядел Колосс не так бодро, как в начале боя - сказывался дефицит энергии.

   Перк вылез наружу и осмотрел своего робота. Шоу ещё не закончилось. А он сидел и оценивал повреждения Гигантума, которого едва удалось усадить. Это было необходимо, потому что нога могла подкоситься в любой момент, и тридцатиметровая машина упала бы на пол, что явно не сказалось бы положительно на её состоянии. Бой был проигран, и Перк сидел, закрыв руками лицо.

   - Не переживай так, братец, - подошёл к нему Хэнк, - я уже говорил с Соллером. Он сказал, что запросит у военных транспортный винтокрыл.

   - Нет, Хэнк. Мы починим его здесь, и он пойдёт на базу своим ходом.

   - Уверен?

   - Да. Ты ведь поможешь мне?

   - Конечно! О чём речь.

   - Спасибо.

   - Ладно, пойду тогда скажу, что будем ремонтировать здесь.

   - Давай.

   Перк стал осматривать машину и размышлять над тем, как оптимально организовать ремонт. Потребуется заказ запчастей на базе, но если всё сделать правильно, то одного дня будет достаточно.

   - Гироскопическая капсула? Умно.

   Оглянувшись, Перк увидел Алекса в пилотском костюме.

   - Что вам нужно?

   - Ничего. Просто так пришёл. Поговорить. Неплохая машина.

   - Я знаю.

   - Но сложноват в пилотировании.

   - Нормально.

   - На любителя. Знаешь в чём главный недостаток? Это гидравлика боевых систем, Перк. Никогда в военной машине её не должно быть здесь. А ты завязал с ней усилительный контур.

   - А как надо было?

   - Усилительный контур хорошо защищён. Я бы до него не добрался. А вот до боевых систем сумел. Будь у тебя в руках отдельная пневматика, выведя из строя мою руку, ты бы мог меня добить.

   - Да. Возможно.

   - Ты ведь инженер. И всё понимаешь лучше меня. Поэтому, Перк, пневматика. Только пневматика. Да, громоздкие цилиндры, соединения толще. Нужен компрессор, нужно большее давление. Но запомни, если твой компрессор достаточно мощный, нужен очень большой пробой, чтобы система перестала работать. Сильный компрессор может создавать давление даже с критическими пробоями. Подумай над этим. А в остальном машина хорошая. Ты выбрал правильно. Плюс неплохо сделал.

   - Спасибо.

   - А главный твой недостаток в том, что ты чересчур полагаешься на автоматику. Это заметно. Ты часто промахивался из-за неё. Запомни, твоя вероятность попадания во многих случаях выше, чем у неё. Я не говорю, что от автоматики вообще нужно отказаться, но и надеяться, что она выиграет бой за тебя не стоит. Рекомендую исходя из своего опыта.

   - Спасибо за совет.

   Алекс прошёлся вдоль Гигантума и осмотрел его.

   - А трансмиссия повреждена не критично. Запчасти правда нестандартные, а то можно было бы даже без вашей базы починить.

   - Да.

   - Будете здесь восстанавливать или повезёте к себе?

   - Здесь.

   - Да, это правильно. Извини, что так вышло, но ты знал, на что шёл.

   - Не извиняйтесь. Это был честный поединок.

   - Да, Перк. Я знаю. Но ты заставил меня понервничать. Мало кому удавалось мне вывести из строя руку. Так что для первого боя результат просто отличный.

   - Я старался

   - Слышал, у тебя ещё есть большие щиты для рук.

   - Да, но они по регламенту были запрещены.

   - Ещё бы! - улыбнулся Алекс, - будь они у тебя, твоя защита была бы непробиваемой. При такой конструкции даже пилотировать можно не уметь. Держи удар и жди, пока у врага сядет батарейка.

   - Да. Но не вышло.

   - Сегодня не вышло, Перк, но это не значит, что завтра тоже ничего не получится. Если ты захочешь пойти в бои роботов, у тебя есть шансы. Ты не безнадёжен. Особенно, если знать, что этого робота ты переделал сам, да ещё и броневые щиты придумал. Если и средства нападения будут такими же...

   - Перки? - где-то за роботом послышался голос Мэри. Она вышла и увидела Перка с Алексом, - оу, здравствуйте.

   - Добрый вечер, - улыбнулся Алекс, - ну что же, Перк, мне пора. Спасибо за отличный бой, - Алекс протянул руку.

   - Да не за что, - Перк ответил на рукопожатие.

   - Может быть, в другой раз, когда мы снова будем здесь, удастся встретиться ещё раз. Не забрасывай тренировки, Перк. И может быть, в следующий раз я побоюсь с тобой драться.

   - Не заброшу.

   - Что ему было нужно? - спросила Мэри, когда Алекс ушёл.

   - Просто заходил. Советы давал.

   - И как?

   - Есть дельные. Он же кое-что понимает. Чемпион как никак.

   - А я думала злорадствовать пришёл.

   - Нет. Он нормальный.

   - Не переживай из-за боя, Перк. Ты был на высоте. Нам всем очень понравилось.

   - Да, спасибо вам, но всё равно как-то обидно. Бои роботов непредсказуемы. Вроде бы побеждал, а раз и всё.

   - С Колоссом такое тоже бывало.

   - Я знаю, Мэри, знаю...

   Шоу закончилось, и ангар наполнился людьми. Были Соллер, Эдисон. Настроение у всех было приподнятое, однако Перк его не разделял.

   - Не переживайте, молодой человек, - сказал Эдисон, - пусть и не победа, но в зачёт к вашему проекту этот бой идёт. Когда все разойдутся, нужно будет составить список того, что нужно металлизовывать. Я дам срочную команду на изготовление. Детали будут здесь к обеду. Вы утром начнёте разборку, а к вечеру соберёте. Если никаких новых поломок не всплывёт, ночевать будете уже дома. Я договорился об охране этого бокса, всё-таки машина очень ценная.

   - Да, сэр. Спасибо вам за всё это.

   - Не стоит благодарности. Трансмиссия ног самая опасная. Потому что если чуть-чуть нарушить её работу изначально, она будет разрушаться уже только от того, что будет находиться под нагрузкой. Это мы и видим здесь.

   - Да.

   - Теперь внесёте в конструкцию доработки, чтобы Ваш робот был более совершенным. Кстати, как продвигается теоретическая часть? Я понимаю, тренировки, бой, но не забывайте: защита проекта близится, а теорию сдавать сложнее, чем практику.

   - Да, я знаю, знаю.

   - Ладно, пойду попробую разогнать всех пораньше.

   Для ночлега сняли несколько номеров в гостинице. Андерс, подвозивший Перка, несколько раз пытался его разговорить, но не было толку. Юноша всю дорогу молчал. А прибыв в номер лишь принял душ и лёг спать.

  

Глава девятнадцатая. Эпидемия.

   Утром настроение Перка не улучшилось. Не помогла даже куча сообщений в личном профиле. Несмотря на то, что Гигантум потерпел поражение, все выражали восхищение и старались похвалить юношу.

   Быстро и молча позавтракав, он в компании своих помощников отправился обратно в бокс арены, чтобы как можно скорее приступить к разборке машины. В этом ему помогали Хэнк и Антон. Для того, чтобы вернуть роботу способность полноценно ходить, требовалось демонтировать ногу. Тяговый сервомодуль был почти полностью разрушен, как и часть конструкционных элементов, усиливавших нижнюю конечность. Часть тяг уцелела, что и позволило Перку покинуть арену своим ходом. Но делать на нём даже ещё один шаг было категорически нельзя.

   Ближе к середине дня нога была успешно демонтирована и при помощи крана уложена в сторону. В процессе демонтажа всплыло несколько повреждённых тяг, и Перк тут же направил на базу дополнительный вопрос. Самым важным, однако, был сервомодуль, корпус которого нужно было бы металлизовывать отдельно по причине его уникальности. На втором месте были силовые элементы, но юноша не сомневался, что они уже изготовлены и скоро все запчасти прибудут сюда.

   После окончания разборки Перк забрался на ладонь робота, и облокотился на его большой палец. Он оглядывал предплечье и уже прикидывал, как установить на неё пневматику. К сожалению, силой удара придётся пожертвовать. Но даже во время тренировок Перк считал её избыточной. Если случайно не рассчитать таким роботом траекторию удара, можно даже здание обрушить. К тому же, если учесть характеристики Колосса, Гигантум даже с боевыми системами на пневматике был бы сильнее.

   Перк думал ещё и о том, какие изменения следует внести в конструкцию робота, чтобы сделать его ещё надёжнее. Пока бой навевал ему мысли об усилении трансмиссии ног, но возможно будут и другие изменения. Смотреть запись этого боя ему пока не хотелось. Он не очень горел желанием видеть свой провал. Но потом, конечно, лучше будет это сделать, чтобы придумать как можно более совершенную конструкцию в дальнейшем.

   Необходимые запчасти были у них уже после обеда. Ещё около трёх часов занял монтаж, благо, к нему всё было готово. И уже в ранних сумерках Гигантум выдвинулся обратно. Для него опять перекрыли центральную улицу Анаполиса. Но на этот раз ажиотажа не было: лишь один вертолёт немного сопроводил его до окраины города.

   Перку стало немного спокойнее, когда он побрёл один по пустыне. Ему не хотелось, чтобы кто-то на него смотрел. Конечно, можно было перейти на бег чтобы быстрее оказаться дома, но ему не хотелось. Он просто шёл, наслаждаясь этим движением, и радуясь тому, что его робот снова в строю. И хотя руки его пока ещё не работают, это не проблема. Он займётся этим завтра же, если будет время. Вернувшись на базу, Перк поставил Гигантума в ангар и пешком направился домой.

   Утром, как всегда, была работа на подхвате. Но Перк жаждал только одного: как можно скорее отправиться в свой ангар. Огорчение от поражения сменилось неуёмной жаждой деятельности и желанием сделать робота ещё более сильным. Эдисон и Соллер предлагали дать ему в помощь ремонтную команду, но Перк отказался, желая всё сделать самостоятельно. Попросив у руководства лишь разрешения работать над Гигантумом в рабочее время.

   После того, как это разрешение было получено, начался долгий демонтаж массивных предплечий. Сначала Перк включил робота в режиме дистанционного управления. Это было необходимо для принятия ремонтных позиций, потому что в некоторых из них пилот не смог бы вылезти из машины. Например, в этом, когда робот встал на колени, наклонился вниз и буквально лёг, уложив руки на пол перед собой.

   Начал Перк с осмотра. Он увидел те самые пробои в гидравлической системе, из-за которых его робот выбыл из боя. Да, броня предплечий была не совсем рассчитана на использование без щитов, и в этом был её главный минус. Как ни печально, но пробои были вызваны собственными же броневыми листами робота, которые немного сойдя с креплений, продырявила трубки из специального пластика, служившие для подачи рабочей жидкости. Да, эти трубки, надо отдать им должное, держались до последнего. Перк увидел два места на одном из предплечий, где один из отломленных щитков просто вклинился в трубку, но не пробил её. И тут юноше пришла в голову мысль заменить пластик особым композитом, схожим по гибкости с этим пластиком, но имеющим большую прочность на разрыв. Хоть здесь теперь и будет стоять пневматика, более надёжная при наличии компрессора, но всё равно пренебрегать правилами безопасности не стоило. Лучше было сделать систему ещё более надёжной.

   Система сервоприводов предплечья была одной из самых сложных. Пневматика боевой системы, соседствующая с контуром гидравлического, усиления делала её ещё на порядок сложнее. Перк подумал, что можно было бы вообще поставить электрическую систему, но потом выяснилось, что она может быть ещё менее надёжна, чем гидравлика, к тому же проигрывает в силе удара даже пневматике, хоть и выигрывает у неё в компактности.

   Пневматика требовала наличия компрессора, который съедал часть внутреннего пространства предплечья, отбирая его у боевых систем дальнего. Но Перк уже решил, что боевые системы предплечий будут чем-то вроде небольшого резерва. Основную работу в человекообразной форме будут делать плечевые и головные. Он будет позиционировать больше как защитника, способного долго удерживать позицию, и сминать толпы миуки. Поэтому, без щитов робот был более уязвим, как и множество людских машин подобного рода. Наступательные функции были целиком на второй форме, которую нельзя было принять, пока щиты находились на руках.

   Перк подобрал в каталоге базы два мощных компрессора. Сделаны они были по последнему слову техники: обеспечивали довольно большую мощность, при относительно малых размерах. Конечно, они потребляли много энергии, Но с мощным генератором внутри, которым был оснащён Гигантум, об энергии можно было не беспокоиться.

   Потом работы на подхвате стало гораздо больше, и Соллер всё же стал привлекать к ним Перка. Времени на демонтаж у него оставалось немного, и то в основном после работы. Он не мог дождаться выходных, чтобы иметь возможность отдать своему проекту всё своё время. Он уже составлял список новых деталей необходимых для усовершенствования машины, но пока не запрашивал металлизацию, решив сделать это, когда перечень будет полным.

   И наконец, настала суббота. Утром, позволив себе поспать всего лишь на час больше, чем обычно, Перк встал с кровати и направился в ангар. За эти выходные он рассчитывал сделать практически невозможное: полностью демонтировать оба предплечья и завершить список того, что нужно ему для завершения ремонта и модификации. После этого робот будет полностью готов, и молодой инженер сможет целиком посвятить себя работе над теоретической частью.

   Кисть безвольно болталась. Даже человеку хватило бы силы, чтобы сдвинуть с места один палец. Перк отсоединял трубки контуров усиления. Потом очередь дошла до парных тяг, необходимых для сгибания и разгибания каждого пальца. Конечно, эта кисть не шла ни в какое сравнение с человеческой, но подвижность, доступная человеку, роботу и не требовалось. Напротив, кисть должна была быть специфичной, чтобы экономить внутреннее пространство. Перк видел демонстрационное видео с кистью робота, практически полностью имитирующую человеческую. Этот робот вряд ли бы стал боевым, потому что всю конструкцию предплечья занимали сервоприводы и тяги. По сути, у человека было точно так же: его предплечье состоит из мышц, находящихся на кости. В человеческое предплечье невозможно было бы смонтировать скорострельную пушку, пулемёт или ракетницу.

   Пальцы Гигантума могли только разгибаться до состояния расправленной ладони и сжиматься в кулак. Они могли делать это как поодиночке, так и вместе. Робот был экспериментальным, и теоретически кисть должна была иметь определённую степень подвижности, чтобы робот мог что-то хватать, бросать или держать.

   Именно от демонтажа этих приводов юношу отвлёк Митрич.

   - Эй, Перки, к тебе тут пришли.

   Оглянувшись, Перк увидел Хэнка и Антона.

   - Оу, привет ребята.

   - Ну привет, дружище. Мы слышали, тебе предлагали команду в помощь, но ты отказался. Надеюсь, от нашей помощи ты не откажешься?

   - Нет, - улыбнулся Перк.

   - Ты сам не свой после того поражения. Не переживай, мы поможем тебе восстановить Гигантума.

   - Так что ты задумал? Ого, компрессоры! - Антон посмотрел на два больших ящика, стоявших у стенки ангара.

   - Да. Мне Соллер выделил.

   - Ну да. Компрессор не ракетница. Соллеру не о чем переживать.

   - Это да.

   - Так ты всё-таки решил поставить отдельную пневматику, верно?

   - Да, Хэнк, именно так.

   - Ну, что же, думаю, мы с Антоном сможем тебе в этом помочь. Ты же помогаешь нам в нашей работе, а мы решили помочь тебе в твоей.

   - Спасибо, парни. Я просто не хотел отвлекать команду от работы, вот и отказался. А так вообще, помощь бы не помешала.

   - Да мы бы не приняли отказ. Ладно, давай руководи.

   - В общем, чтобы проложить новые контуры, нужно полностью демонтировать кисти. Правая немного повреждена, я ей работал более интенсивно.

   - Да мы помним.

   - Она требует серьёзного ремонта. Видите, там запястный обод немного треснул.

   - Ого. И правда.

   - Но перебрать левую тоже нужно. Я решил заменить оба обода. Просто здесь сплав старый. Он не был рассчитан на бои.

   - А на что же он был рассчитан?

   - Это был экспериментальный сплав, и он не удался.

   - Так вся конструкция из него сделана.

   - Для неё он ещё хоть как-то годится, но не для рук. Тут нужна повышенная прочность.

   - Ну ладно. Выходит, нужно снимать всё.

   - Да. Практически целиком нужно изготавливать новые кисти. И ещё я подумал о, - Перк на несколько секунд остановился, подбирая слово.

   - О чём?

   - О почерке.

   - То есть?

   - Я подумал, что щитки на костяшках пальцев можно немного заострить. Чтобы когда я бил, оставались особые отметины, и враг уже знал, что это мой почерк и мой удар. Всё равно щитки придётся менять.

   - А это неплохая идея. Будет здорово. Но сначала надо всё разобрать.

   - Да, Парни. Вы приступайте к этой кисти, а я займусь этой. Всё равно я вам третьим буду только мешать. Когда закончите там, поможете мне здесь.

   С помощью Хэнка и Антона работа пошла гораздо быстрее. Даже Митрич приобщился к деятельности, посильно помогая ребятам. За субботу и воскресенье предплечья были полностью разобраны, и полный список необходимых деталей был составлен. И уже в понедельник Перк отправил заказ на металлизацию и доставку деталей в ангар номер два.

   Рабочая неделя прошла практически без занятий роботом. Перк разве что провёл продувку всех частей системы, которые не собирался заменять. Таких было немного, и он управился за пару часов. После этого работа над проектом была по большей части теоретической. Перк создал план робота, на котором стал размещать различные боевые системы. Попутно с этим он составлял пояснительную записку, в которой подробно описывались способы установки боевых систем и особенности их использования. Единственное, что хоть как-то разбавляло его загруженные трудовые будни, было общение с Мэри. В основном это были звонки, потому что для встречи не всегда было время.

   А потом, в выходные началось самое интересное - монтаж кистей и предплечий. Всю неделю Перк видел Гигантума, стоящего всё в той же ремонтной позиции. Робот стоял на коленях, и наклонился вниз, чтобы предоставить руки для ремонта. После демонтажа предплечий он стал выглядеть ещё более жалко, и Перка это немного терзало, но успокаивал он себя тем, что вскоре у Гигантума будут новые руки, гораздо более, мощные и надёжные. Они будут лучше прежних, и будь эти руки у него в момент битвы с Колоссом, всё кончилось бы иначе.

   И вот в субботу началось всё самое интересное: ангар был заполнен кучей ящиков, и ребятам предстояло достать их содержимое и превратить в довольно сложную и мощную боевую систему. Когда работа будет завершена, Гигантуму не будет страшно то, что рабочая жидкость в боевой системе закончится. Теперь там мог работать обычный атмосферный воздух Андары, главное, чтобы в критической обстановке мощности компрессоров было достаточно.

   Пневмоцилиндры выглядели неплохо. Они были гораздо объёмнее гидравлических, к тому же имели две камеры. Да, конечно, места это требовало больше, и Перк прямо замечал, как предплечье становится заполненным цилиндрами. Окончательно его занял компрессор, оставив лишь немного места для каких-то относительно небольших боевых систем. Перк уже рассчитал, что сюда в каждое из предплечий поместится одна малая и одна средняя боевая система. Это могло быть что угодно: огнемёт, ракеты, небольшая скорострельная пушка или, крупнокалиберный пулемёт. Он решил немного разнообразить системы рук. То, что огнемёты должны были быть в обоих предплечьях не вызывало сомнений, учитывая небывалую эффективность огня в борьбе с миуки. В правую руку Перк твёрдо решил поставить ракетницу, а вот насчёт левого предплечья у него были небольшие сомнения. Пулемёт был более скорострельным и имел больший по сравнению с пушкой боезапас. Пушка же в несколько раз выигрывала в огневой мощи. Сочтя это преимущество решающим, Перк остановился именно на ней. Но это всё было запасным вариантом - резервом на крайний случай, если робот лишится своих щитов.

   За два дня выходных ребята общими силами справились с тем, чтобы установить Гигантуму новые предплечья. Робот обрёл былую форму. О прошедшем неудачном бое говорили лишь отметины на его броне, которые Перк собирался в дальнейшем заделать. Критичных - будь то трещина или какое-либо ещё повреждение - среди них не было, поэтому простой полировки должно было быть достаточно. Последним штрихом к завершению ремонта было незначительное изменение системы управления Гигантумом. Появились пиктограммы управления компрессорами, и немного изменился интерфейс управления боевыми системами.

   И вот наконец торжественный момент: Перк включил компьютер, чтобы вернуть Гигантума в позу посадки и высадки пилота. Робот послушно выполнил указания, и юноша залез внутрь.

   - Ну давай, Перки, покажи нам, что ты теперь можешь! - сказал ему Хэнк, - не зря же мы здесь корячимся вторые выходные.

   Система показывала отсутствие давления, но подсвечивала пиктограмму пуска компрессора. Перк ещё не сделал так, чтобы их работа была автоматизирована. Рядом с подсвеченной пиктограммой находился небольшой диагностический монитор работы компрессоров. Инженер активировал пиктограмму. Раздался небольшой вой, и два столбика индикаторов давления поползли вверх. Вскоре система известила о том, что оно находится в норме, но компрессоры всё ещё продолжали воздух в систему, чтобы создать запас.

   - Давай, покажи нам свой джеб, - сказал Хэнк по каналу внешней связи.

   Перк размахнулся и выполнил прямой удар. Когда рука достигла конечной точки траектории, сработала боевая система, и выбросила кулак ещё примерно на двадцать сантиметров вперёд, а потом он плавно откатился на своё место.

   - Да! Всё работает. Отлично! - восторженно говорил Хэнк, - как там по диагностике? Всё нормально?

   - Да. Тут всё в норме. Блок после доработки работает.

   Убедившись, что всё в порядке, Перк перевёл Гигантума в позу посадки и высадки пилота, и вылез из машины. После этого он перевёл робота в исходную позицию первой формы и оглядел его со стороны. Его настроение было ликующим.

   - Всё круто, Перк. А ты переживал. Что думаешь делать дальше?

   - Дальше хочу усилить ноги, чтобы не было как в тот раз. Ну и над теорией работы.

   - Ну ладно, если что, мы поможем - сказал Хэнк, - но на сегодня, думаю, хватит. Может, по пиву?

   - Конечно. Я угощаю, - с улыбкой сказал Перк, выключая Гигантума.

   Сегодня Мэри работала, поэтому вечер у молодого инженера был не занят. Он прошёл в дружеской беседе. Обсуждали роботов, бои, последние новости Андары и Империи в целом. Увлёкшись, Перк слегка захмелел, но понимал, что после такой трудоёмкой работы, он может себе это позволить. Он вернулся домой в хорошем настроении. Олли уже улетел. Но Перк не волновался за него. После того случая никаких неприятностей больше не случалось.

   Разлёгшись на диване, Перк стал просматривать новости, и среди них увидел одну срочную. Это было небольшое сообщение, в котором рассказывалось о том, что один из небольших городов к западу, а именно Мекон, постигла странная беда. Жители этого населённого пункта, граничащего с территорией миуки, начали страдать какой-то непонятной болезнью. Как выяснилось, её причиной являлся неизвестный вирус. Больные, поражённые им, срочно изолировались, но это не снижало количество вновь заболевших, которое росло с каждым днём. В Меконе был объявлен полный карантин, как и в соседних городах. Сообщалось, что для ликвидации этой эпидемии уже привлечены лучшие медицинские специалисты.

   Симптомы болезни были типичны для вирусного отравления, однако в ста процентах случаев сопровождались помутнениями рассудка, бредом, галлюцинациями, приступами паники и ужаса. Перк даже немного встревожился и задумался над этим. Мекон далеко, но они всё равно на одной планете. Именно с такими тревожными мыслями он и уснул.

   Эта эпидемия стала самым обсуждаемым событием за прошедшее время. Источники заражения оставались невыясненными. Утром, как обычно, Перк отправился на работу. Всех инженеров Соллер вызывал на экстренное совещание. Они собрались в большом конференц-зале, который оказался набит полностью.

   - Итак, господа, - начал свою речь руководитель производства, - все уже знакомы с чрезвычайной обстановкой, которую вводят уже во многих городах. К счастью, на нас это пока не распространяется, но я прошу всех проявить бдительность. Если кто-то неожиданно начнет себя странно вести, срочно отправляйте его в медчасть. Это первые симптомы. Особенно потерянность в реальности и общая слабость.

   - А неизвестно, что это за вирус? - спросил Кодд.

   - Нет. Говорят, что это какая-то новая болезнь андарианцев. Они начали болеть ей немного раньше, чем люди. Считается, что именно от них она передалась нам. Точно пока никто не знает. Пока нет вакцины и прививок от неё, она остаётся неизлечимой. Но это ненадолго, господа. Другая проблема состоит в том, что уже много людей инфицировано. И чтобы изготовить такие количества вакцины, потребуются большие мощности, которых у нас здесь нет. Значит, это произойдёт не сразу. До того прошу вас проявлять бдительность. У нас чрезвычайное положение не объявлено, но Анаполис на карантине, и наша база тоже. Продукты покупать только здесь. Специальные поставки начнутся сегодня. В Анаполис ездить нельзя. И туда и оттуда только по специальному разрешению.

   - А говорили не чрезвычайное положение, - сказал один из инженеров поблизости от Соллера.

   - Чрезвычайное положение это когда нельзя будет выходить из дома. Пока что нет. Работаем, господа.

   Всё это было недобрым знаком, но точной информации не было даже у руководства. Даже Мэри, работавшая в медицинской службе, тоже ничего не знала по этому поводу, поскольку поблизости случаев этой болезни не наблюдалось, а из другие регионы вестей не было.

   Так прошло пять дней. Перк продолжал работать над своим проектом, и уже к концу недели Гигантум имел усиленную трансмиссию нижних конечностей. Все повреждённые места были отполированы, и он стал выглядеть даже лучше, чем было до боя. Закончив практическую часть, Перк плотно занялся подготовкой теоретической части. Единственным практическим её воплощением были выдвижные пилоны и рамы для подвесного оружия, которые юноша устанавливал по мере подбора конкретных боевых систем. Именно этим Перк и занимался большую часть времени, составляя подробную схему робота и составляя подробные пояснения. Ему хотелось, чтобы робот был как можно более эффективным, чтобы у членов комиссии не было по этому поводу ни малейших сомнений. Гигантум должен был стать мощным оружием.

  

Глава двадцатая. Боевые условия.

   Утро воскресенья ознаменовалось новой экстренной новостью. Как сообщало центральное информационное агентство, миуки начали активное наступление со всех своих территорий. Атаки на земные гарнизоны не просто участились, но носили массовый и затяжной характер. Натиск был серьёзным, но не критическим. Земной гарнизон, хоть и не без труда, но справлялся. Однако, насекомоподобные не унимались, и уже в среду в новостях сообщалось о том, что на помощь планетарной авиации пришла авиация орбитальная. Это было уже более серьёзно, но, тем не менее, натиск миуки всё ещё не стал критическим: насекомоподобные вели себя беспокойно, но не больше. И уже в пятницу, было сказано, что орбитальная и планетарная авиация работают на пределе своих сил, едва справляясь с натиском жуков. Хорошей новостью было то, что на Земле экстренно формируется специальный флот для стабилизации обстановки на Андаре.

   Но самая настоящая тревога прогремела раньше - уже утром субботы. Экстренный информационный канал пестрил разными сообщениями, и Перк даже воспользовался своим настольным компьютером, чтобы быстрее просматривать их. Вести были не просто тревожными. Они говорили о реальной угрозе. Всем, кто имел право знать, Эдисон транслировал сообщение о том, что на планете началась настоящая война. Миуки наступали по всем фронтам. Сдерживать их становилось всё труднее. Даже орбитальная авиация с трудом справлялась с их натиском.

   Настоящей трагедией было сообщение о том, что огромная армия миуки движется в сторону их базы. Она уже пробила заслоны на дальних кордонах, и приближается к ним и Анаполису. Часть гарнизона базы, несмотря на протесты Эдисона, была направлена в помощь гарнизону города, но шансы на сдерживание миуки были по-прежнему малы. В Анаполисе уже началась эвакуация. Выделены несколько звеньев орбитальных бомбардировщиков, чтобы отсекать авангард миуки, но этого всё равно недостаточно для полноценной обороны. В конце Эдисон сообщил о том, что их база также ожидает эвакуации и призывал всех жителей сохранять спокойствие. Однако, сроки эвакуации не уточнялись.

   Перк схватил свой компьютер, ключи от машины и пулей выбежал из дома, лишь немного задержавшись для того, чтобы положить Олли побольше корма.

   К Эдисону было невозможно пробиться. Немного побродив среди толпы людей, оккупировавших главный корпус, Перк наконец наткнулся на Соллера.

   - Господин Соллер, я могу как-то помочь?

   - Да, Перк. Готовься к эвакуации и не путайся под ногами. Это всё.

   - Но так нельзя. Мы же не можем здесь всё бросить.

   - Военные считают, что можем. Значит, можем. Господин Эдисон уже напоминал им, что суммарная стоимость оборудования превышает триллионы, так что они точно в курсе.

   - Но сэр...

   - Что?

   - Гигантум готов.

   - К чему, Перк?

   - Он готов отразить атаку миуки. Я просмотрел дополнительные данные благодаря расширенному допуску, который вы мне дали. Это по силам мне, если меня поддержат автоматические роботы.

   - Нет, Перк. Это исключено! Ты издеваешься?

   - Нет. Мы можем оборонять каньон до прихода наших сил.

   - Это исключено.

   - Но господин Соллер...

   - Я об этом же говорю! - раздалось из-за спины Перка.

   К ним подошёл рослый крепкий мужчина лет сорока в форме инженерной службы. Он был очень мускулистым, а голова его была обрита налысо.

   - Я об этом же говорю. Мы должны дать бой.

   - Как вы меня достали Мэтьюс, а теперь ещё и Перк с вами. Хорошо. Идёмте. Если меня не слушаете, может быть, Эдисону удастся вас образумить.

   Момент для входа в кабинет Эдисона был выбран неудачно. Начальник базы как раз разговаривал с военными на повышенных тонах.

   - Мы ничем не можем вам помочь, господин Эдисон. Мы уже запросили дополнительный флот в эту систему. Но он не может прибыть мгновенно, требуется время. Вы должны это понимать.

   - Я знаю. Но хотя бы эвакуируйте нас. Мы же не последнее место занимаем в инфраструктуре планеты.

   - У нас тут все не на последнем месте. И везде критическая обстановка. Но у вас хотя бы какой-то гарнизон есть, вы хоть сколько-то сможете продержаться. К тому же вы самые далёкие - они до вас ещё не добрались.

   - Я понял вас. Вы сначала ослабили нас, забрав часть гарнизона, а теперь бросаете тут. И в эвакуации отказываете.

   - Запрашивайте транспорт не у меня, а у гражданских сил. Они должны помочь вам.

   - Понятно. Вы все указываете друг на друга. Гражданские говорят, что помогут только военные, а военные говорят, что только гражданские.

   - Господин Эдисон, мы вышлем вам помощь, как только сможем, но поймите же меня наконец! У нас Анаполис сейчас... Вам показать кадры?

   - Не надо. Я видел.

   - И такая обстановка везде. Мы серьёзно недооценили их численность. Мы просчитались, понятно вам это? Я должен принимать тяжёлые решения, и сейчас я должен отсекать их от Анаполиса. Когда у меня будут свободные бомбардировщики, я немедленно пошлю их к вам.

   - Хорошо.

   Не попрощавшись, Эдисон отключил связь и усталым взглядом посмотрел на вошедших. Вид у него был такой, как будто он не спал всю ночь. И теперь на его лице вырисовывалось бессилие, за прошедшие сутки он перепробовал все способы спасения жителей базы, но ни один из них не получилось реализовать. И это несмотря на то, что им всегда указывали на их важную роль в инфраструктуре планеты.

   - Слушаю вас, господа.

   - Мы готовы обороняться, - сказал рослый человек.

   - Вы тестовый пилот, Мэтьюс, не боевой, - грубо сказал ему Эдисон.

   - Я знаю, сэр. Но я могу. Я же знаю это всё.

   - Вы понимаете, что у вас нет аккредитации на использование боевых систем. А вас, Перк, я даже спрашивать не буду, потому что знаю, что вы хотите предложить. Это исключено. Нам ещё не хватало безумной машины на поле боя.

   - Гигантум не безумен, сэр. Он в порядке.

   - Это наш последний шанс, - сказал испытатель, - если они не прилетят, то будет уже слишком поздно. Наш гарнизон не справится, а так у нас будет шанс, особенно во главе с Гигантумом.

   - Кто вам сказал, что он готов к монтажу боевых систем?

   - Он готов, сэр, - быстро проговорил Перк, - все системы проработаны в теории, и для них уже готовы выдвижные пилоны и рамы.

   - У нас забрали больше половины гарнизона. Они не смогут серьёзно помочь вам. Мы впервые имеем дело с таким числом.

   - Но у нас на складах должны быть автоматические роботы. У Гигантума есть командирский интерфейс, я могу ими руководить.

   - Перк, вы когда-нибудь руководили войсками, кроме как в компьютерных играх?

   - Нет, сэр, - юноша потупил взгляд.

   - Я устал быть тестовым пилотом, господин Эдисон, как и мои ребята, - сказал Мэтьюс. Я предпочту погибнуть в бою, помочь нашим солдатам оборонять базу. К тому же, с нами будет Гигантум. С ним у нас гораздо больше шансов. У нас нет ни одного робота, на которого можно поставить сверхтяжёлое вооружение, кроме него.

   - А откуда такая уверенность, что это можно сделать?

   Эдисон с вызовом посмотрел на здоровяка. Он понимал, что тот, говоря о Гигантуме, не совсем представлял, что именно эта машина может. Сейчас Мэтьюс осознал, что может и ошибаться. Поэтому он вопросительно посмотрел на Перка. И юноша с готовностью ответил:

   - В главную боевую систему спины можно ставить даже пусковую установку с ядерными зарядами.

   - У нас нет таких на базе. Ремонтируемые роботы комплектуются ими уже на месте работы.

   - Да, я знаю, сэр, просто...

   - Не надо просто так, Перк. Раз уж хотите обороняться, то не тратьте время впустую. Наши люди уже сидят в боевых турелях, готовые отражать атаку.

   - Ведь они идут со стороны Анаполиса, и им нужно пройти в каньоне?

   - По-моему, это очевидно. Так что за оружие? Не теряйтесь в мыслях, Перк, излагайте

   - Кассетные ракеты, зажигательные ракеты, нужна лишь пусковая установка.

   - У нас ведь есть, одна. Да, господин Соллер?

   - Да.

   - Значит, кассетные и зажигательные ракеты. Что ещё?

   - Небольшую ракетницу в одну руку, скорострельную пушку в другую. В обе руки по огнемёту. Это в системы предплечий. В плечевые сугубо ракетницы. В лопаточные скорострельные пулемёты и пушки. Это на случай трансформации. Но сначала зажигательные ракеты

   - Вы знаете, что они на особом учёте? У нас их немного. Они идут по спецзаказу.

   - Хорошо. Мы первично поставим зажигательные, создадим заслон в каньоне, а потом уже будем накрывать кассетами.

   - Ваше мнение, Соллер?

   - Наши войска не выдержат. Если можно задействовать Гигантума, то нужно это сделать.

   - Верно. Верно, Соллер. Что же, дайте Перку всё, что он скажет. Все автоматические машины в подчинение Гигантуму. Вышлите на личный профиль Перка код управления ими по мере возможности. Всех добровольцев среди тестовых пилотов в пилотируемые машины, как можно более укомплектованные и готовые к отправке. Их под ваш, Мэтьюс, контроль. Взаимодействуйте с Перком. Автоматических машин у нас всё-таки больше, особенно малых. Все ремонтные бригады в авральный режим. Перк, сколько нужно бригад, чтобы укомплектовать Гигантума за один час.

   - Пяти будет достаточно, сэр.

   - Пять команд на подготовку Гигантума. Остальные на ремонт и подготовку других роботов, которых можно сделать в течение двух часов. Приоритет на автоматические машины, которые по мере завершения ремонта сразу будут переходить под командование Перка.

   - Сделаем, - кивнул Соллер.

   - Ну, ребята, вперёд.

   Перк пулей помчался в свой ангар. Митрич уже получил распоряжение на то, чтобы его открывать, а ремонтные бригады прибывали сразу за Перком.

   - Я сейчас его запущу.

   Едва Перк успел запустить Гигантума, как к ангару подъехал большой тягач, сопровождаемый краном. На грузовой платформе лежала та самая пусковая установка, которую просто нужно было установить.

   - Заказ только на это. Сказали спросить, что ещё, - быстро спросил водитель тягача.

   Кран уже снимал пусковую установку, а рабочие уже готовили Гигантума к её монтажу.

   - Да, сейчас, - Перк сверился со схемой робота, - в первую очередь ракеты. Сразу за ними боевые системы для рук, а потом всё остальное. А дальше уже альтернативный боезапас. Там тоже должно быть указано.

   Перк переслал водителю схему Гигантума с тем и тот уехал на склад оружия. Сам же инженер принялся активно участвовать в монтаже пусковой установки. Зрелище было довольно впечатляющим, когда на пилоны спины устанавливали пусковую установку и аккуратно заряжали в неё зажигательные ракеты. Попутно другие техники работали с предплечьями: ставили пушку, ракетницу и огнемёты в руки робота. Это было нужно тоже сделать сразу, потому что как только Перк сядет внутрь робота, он возьмёт щиты, и монтаж станет невозможным. Прошло чуть больше часа перед тем, когда Эдисон вызвал на конференцию всех инженеров, находящихся в ангаре.

   - Итак, они уже близко. Гигантум должен выдвинуться и создать заслон в каньоне.

   - Мы не закончили монтаж некоторых систем, - ответил старший техник.

   - Смонтируете после того, как отсечёте от нас авангард миуки. Выполняйте.

   Перк перевёл Гигантума в позу посадки и высадки пилота, влез внутрь и при помощи автоматики установил на руки щиты. Это заняло несколько минут, после чего он направился на выход из ангара. Его очень воодушевило то, что система сообщила о наличии новых боевых систем. Она правильно их идентифицировала, и создала на сенсорном экране управляющую панель. Зажигательных ракет было двадцать. Если бы каньон был немного меньше, этого хватило бы на два полноценных заслона. Но каньон был достаточно широким, и поэтому ракет хватило бы только на один полноценный заслон и его поддержание в течение некоторого времени. Но даже одно это было приемлемо, особенно при отсутствии альтернатив.

   Зажигательная смесь будет гореть около пары часов, но Миуки было свойственно выдерживать определённую степень нагрева. И как только температура горения снизится до этого порога, они попрут сквозь пламя. Но к этому моменту Гигантум будет уже полностью укомплектован, и сможет дать бой.

   Перк выдвигался к воротам базы. Взгляды солдат и офицеров главного поста охраны были ещё более восторженными, чем когда он покидал базу для битвы с Колоссом. Они смотрели на него с надеждой, ведь от Гигантума сейчас напрямую зависело то, выживут они или нет, и как тяжело им сейчас придётся держать оборону.

   Перк шёл с двумя большими щитами на руках. Система распознала наличие боевых систем в предплечьях, но сообщала о том, что они не могут быть активированы, пока щиты не сброшены. В самом начале вверху панели управления были две пиктограммы сброса щитов с правой и левой руки. Только после их активации было возможным использовать пушки, ракетницу и огнемёты. Главная боевая система, находящаяся в спине, могла быть использована прямо сейчас, и этого было достаточно. В дальнейшем - когда миуки подойдут ближе - основу обороны должны были составить системы, расположенные в плечах и голове, но их пока ещё там не было. И уж тем более Гигантуму нечем было бы атаковать в случае трансформации: скорострельные пушки и пулемёты в области лопаток и низа спины также отсутствовали.

   Самая лучшая позиция для атаки находилась за пределами базы, на безопасном расстоянии от главных ворот. Достигнув заданной точки, Гигантум встал на колени, немного наклонился вперёд и поставил перед собой щиты. Именно такая позиция была рекомендованной для использования пусковой установки в спине. А на другом конце каньона сенсоры уже фиксировали огромное скопление миуки. К счастью, их основную массу составляли солдаты. Соотношение кислотнков система оценила как один к пятидесяти, а смольников не обнаружила вообще, что немного озадачивало Перка. Хоть он не был и специалистом в военной стратегии и тактике, всё равно в этом ему виделся подвох.

   - Я готов, - сказал Перк Эдисону, когда закончил подготовку к пуску.

   - Я думаю, вы понимаете свою задачу, Перк. Вам нужно дождаться, когда они подойдут ближе и создать огненный заслон на их пути, при этом уничтожив авангард.

   - Да.

   - У вас есть три минуты. Приготовьтесь. Я ненадолго покину тебя, у меня канал связи с военными, может быть, они меня обрадуют. Думаю, ты справишься сам.

   - Да. Компьютер уже выдаёт рекомендации. Они выглядят неплохо.

   - Отлично. Я вернусь, как только договорю. Удачи, сынок.

   - Я справлюсь, отец.

   Миуки приближались. Каньон заполнялся восьмилапыми солдатами. Благодаря системам наблюдения Перк уже видел их острые передние конечности и заострённые вторые, которыми они тоже могли атаковать. Чем ближе они подходили, тем явственней Перк видел, что они порой даже залезают друг на друга, просто потому, что им не хватает места.

   Но сомнений у молодого человека не было. Когда ты сидишь внутри мощного боевого робота, которого сходу не уязвит ни один миуки, начинаешь чувствовать себя гораздо увереннее. Больше того, у тебя за спиной мощные зажигательные заряды, ты не испытываешь сомнений. Так и Перк сейчас вполне хладнокровно рассчитал траекторию движения ракет, и точки, в которые они должны попасть. Чтобы сейчас закрыть огнём весь каньон, нужно было четырнадцать ракет. Остальные шесть оставались на периодическое поддержание этого заслона, чтобы выиграть время.

   Не испытывая и доли сомнения Перк привёл пусковую установку в действие. Спустя мгновение, он ощутил, как специальные сервоприводы за его спиной выдвигают её наружу. Вскоре система сообщила о том, что установка готова к атаке. И как только миуки вышли на оптимальную позицию, Перк тут же нажал на пуск. Он даже ощутил, как срабатывает подвеска робота: при выходе ракеты он немного проседает, а потом возвращается назад. Они шли одна за другой с интервалом около секунды, чтобы дать подвеске адаптироваться. И каньон слева направо заполнился огнём. Пламя было очень мощным. Даже на таком расстоянии оно казалось Перку страшным, и он понимал, что миуки не скоро смогут идти дальше.

   Результат был достигнут. Некоторые миуки, может быть более выносливые, преодолели заслон, и уже охваченные огнём двигались дальше. Некоторые сгорали прямо по пути, беспомощно падая и разваливаясь на обугленные останки. А те же, кому удалось подойти ближе, были расстреляны из мелкокалиберных пушек с турелей защиты на дальней дистанции, так, что даже не успели приблизиться к Гигантуму.

   Примерно через пять минут после этой атаки на связь вышел Эдисон.

   - Тебя уже с орбиты транслируют, Перк. Ты отлично сработал. Военные сказали, что мы должны держаться, помощь уже в пути. Нам нужно только тянуть время. Сколько ещё ты сможешь поддерживать заслон?

   - Около часа, сэр. Может быть, немного дольше.

   - Этого времени будет достаточно, чтобы поставить на Гигантума остальные боевые системы. Оставайся там, все ремонтники прибудут. Главное, обороняй каньон, Перк.

   - Да, сэр, буду.

   Перк перевёл систему в режим слежения и автоматического поддержания температуры в зоне горения. Она сообщала, что следующий пуск состоится примерно через двадцать минут.

   - Перки, кое-кто хочет с тобой повидаться, - вышел на связь Соллер, - заодно тебе надо переодеться. Выйди из робота ненадолго. Ребята прикроют. Опасность минимальна.

   - Хорошо. Сейчас высажусь.

   - Переведи робота в режим загрузки боевых систем, а системе укажи, чтобы она предупреждала ремонтников о скором пуске.

   - Да. Хорошо.

   Перк вылез из робота и двинулся в сторону базы. Прямо за воротами его ждала Мэри. Когда инженер увидел её, ему сразу стало немного легче. Всё напряжение, которое навалилось на него во время атаки миуки, исчезло. Хоть атака и была относительно легко подавлена, всё же это был первый случай, когда Перку довелось стрелять по противнику.

   Мэри несла в руках пакет, в котором, как выяснилось позже, был костюм боевого пилота. Перк никогда не носил подобного, но не отказался его надеть. Он быстро переоделся в одном из помещений защитной башни, и снова вышел к ней. Мэри обнимала его и целовала, как будто бы прощается с ним.

   - Перки, всё ведь будет хорошо? Ты же сможешь нас защитить?

   - Смогу.

   - Правда, давай, когда отобьёшь эту атаку, сегодня вечером встретимся.

   - Если мы к вечеру отобьёмся, то обязательно, - сказал Перк, - а сейчас, наверное, уже пора.

   - Да. Нас тоже поднимают по тревоге. Говорят, мы будем держать оборону, и могут быть потери. То, что Гигантум участвует, вселяет во всех уверенность. У вас ведь всё получится?

   - Всё получится, Мэри.

   Они поцеловались, и Перк отправился обратно. Эта мимолётная встреча придала ему новых сил. Огорчало его лишь то, что он не знал, как миуки поведут себя дальше. Если бы эта волна солдат смогла дойти до них, то Перк не смог бы поговорить с Мэри как минимум потому, что находился бы в гуще сражения до сих пор. Едва юноша снова сел внутрь робота, как система автоматически произвела ракетный пуск. Даже невооружённым взглядом было видно, что в огненной стене появилась небольшая брешь, и ракета пошла именно туда, заслонив её. Перк предположил, что когда стена начнёт гаснуть, её не сможет преодолеть сразу вся масса миуки, и в первые минуты обороняться будет гораздо проще. Скорее всего, ракеты убили только тех миуки, которые находились в каньоне в момент атаки, остальные же не лезли в огонь, что снижало их потери, но зато останавливало наступление.

   Убедившись, что компьютер робота отлично справляется с поставленной задачей, Перк покинул машину и стал помогать инженерам в монтаже новых боевых систем. Их установка и зарядка проходили быстро. Несколько команд работали над системами спины одновременно. Перк был очень рад тому, что завершил все подготовительные работы заранее, и сейчас всё происходило довольно быстро.

   Система известила о том, что зажигательные ракеты в пусковой установке закончились. Прошёл один час и двенадцать с того момента, как Перк поставил стену. И ещё сколько-то минут стена будет достаточно горячей, чтобы миуки не рисковали её преодолеть. Этого времени как раз было достаточно для того, чтобы закончить монтаж головных боевых систем и зарядку пусковой установки.

   Перк забрался внутрь Гигантума. Система известила его об обнаружении множества боевых систем, и о том, что пусковая установка заряжена кассетными ракетами. Кассетные ракеты по силе поражения не уступали зажигательным. Но у них был один недостаток: в отличие от последних они не могли создавать долговременный заслон. То есть, их было достаточно для того, чтобы зачистить территорию, занятую миуки. Но вот отсечь насекомоподобных от войск землян хотя бы на какое-то время они не могли.

   Они тоже направлялись на базу только по специальному заказу, и хорошей новостью было то, что в данный момент их на складах оказалось гораздо больше, чем зажигательных. То, что пламя в огненной стене начинало слабеть, было видно уже невооружённым взглядом, и Перк сообщил об этом Эдисону. Ему тут же пришёл код, состоявший из множества цифр. Тут же переведя его в командирский интерфейс, Перк получил под своё командование около тысячи автоматических роботов различных конструкций. Перк сожалел о том, что не проходил даже простейшие командирские курсы. Сейчас бы это значительно ему помогло, но, кроме как собственной интуицией, ему больше нечем было руководствоваться.

   И тут в дело вмешался Эдисон, который стал ему подсказывать. Он объединял маленьких роботов-огнемётчиков вокруг больших роботов-ракетчиков. Таких было немного, но эти мелкие роботы должны были защищать крупную машину от миуки, потому что вывести её из строя было относительно легко. Но, в то же время она могла подавить натиск довольно крупного отряда насекомоподобных. Остальные автоматические роботы, вооружённые пулемётами и огнемётами, были разбиты Перком по рекомендации Эдисона на три отряда.

   Эдисон объяснил, что если создать один большой отряд, он будет обладать высокой огневой мощью, но его окажется недостаточно в случае, если будет необходимо одновременно отразить атаку миуки с нескольких направлений. В то же время, дробление на большое количество малочисленных отрядов может привести к тому, что один отряд будет обладать недостаточной огневой мощью для подавления даже слабых миуки на определённой территории. Деление на три было стандартным вариантом для начала боя, ход которого было сложно предугадать. Перк расположил эти отряды по флангам, а один оставил в тылу. В дальнейшем их можно будет раздробить или соединить, в зависимости от ситуации.

   Одновременно с появлением беспилотных автоматических роботов, появился отряд роботов пилотируемых. Он был укомплектован роботами, только что вышедшими из ремонта. Управляли ими добровольцы из числа испытателей.

   Тут же Перк получил сообщение о том, что пилотируемые машины также перешли под его командование. Разница заключалась в том, что если он отдавал команду этим машинам, пилот сам решал, исполнять её, или нет. Такое положение дел было в полнее оправданным, если учесть, что юноша не имел опыта руководства войсками. Перку было это приятно, потому что это был знак очень большого доверия со стороны тех, с кем ему предстояло здесь обороняться.

   Он предложил им создать заслон - своего рода вторую живую стену, параллельную стене базы, перекрывавшей каньон. Конечно, пилотируемых машин для этого было недостаточно. Перку сообщили всего о сорока двух пилотируемых роботах. Сам Гигантум встал по центру, а тяжёлые роботы распределились между ним и стенами каньона. Средние и лёгкие машины заполнили промежутки между ними. Последние должны были не огневой мощью, но маневренностью и точностью одерживать верх над миуки. У них были тонкие ноги, и такие же тонкие руки, которых было четыре. Две из них имели ограниченную подвижность, и были вооружены огнемётами, в задачу которых входило лишь создание перед машиной заслона. Но были и вооружённые пулемётами машины. Перк тут же отправил запрос ремонтным командам, чтобы всем вновь ремонтируемым роботам на нижние конечности ограниченной подвижности монтировали только огнемёты.

   Громоздкие ракетчики были расположены за этой стеной, чтобы поддерживать огнём своих ракетниц роботов, создающих заслон, включая Гигантума, который будет назначать им цели. Готовясь отражать нападение, Гигантум встал в оптимальную для запуска ракет позицию и выставил щиты вперёд. Перк внимательно смотрел на пламя. Оно гасло прямо на глазах, и он понимал, что насекомоподобные вот-вот появятся.

   Миуки, видимо, тоже чувствовали, что температура в зоне горения падает, и скоро они смогут без серьёзного ущерба наступать снова. И вдруг пламя содрогнулось. Прямо в месте, где уже зияла небольшая брешь, но горение всё ещё продолжалась, выскочил один из миуки. Он был охвачен пламенем и издавал протяжный крик. Однако, не было похоже, что крик этот вызван больше. Это был скорее боевой клич. Этот солдат был несколько крупнее тех, которых Перк видел раньше. Наверное, он был кем то вроде вожака. Спустя несколько секунд за ним потянулось множество других солдат, которые не стояли на дыбах, а быстро неслись вперёд, ловко перебирая всеми восемью лапами.

   - Командуй, Перк, - сказал Мэтьюс.

   - Заслон. Подпустим их как можно ближе. Нужно чтобы они заполнили каньон, чтобы одним залпом убить как можно больше.

   Брешь постепенно расширялась. Масса миуки подобно крупной реке, сдерживаемой дамбой, после огненной стены становилась небольшим ручейком. Прошедшие через брешь солдаты стремительно неслись на заслон Землян, и их с каждой секундой становилось больше. Некоторые из них сгорали, не успевая пробежать и сотни метров, но не тот вожак, который поднял клич. Только сейчас Перк подметил, что он не только крупнее всех остальных солдат, но и пасть его выглядит гораздо более угрожающей.

   После активации одной из пиктограмм, из передней части плеч Гигантума выдвинулись скорострельные пушки. Перк нацелил их на того самого миуки, двигавшегося впереди всех. Но тот не видел этого и продолжал двигаться вперёд, а Перк наблюдал за тем, как на мониторе прицеливания растёт вероятность попадания.

   Пушки Гигантума открыли огонь ещё до того, как поток миуки вошёл в зону поражения остальных роботов. Вожак, который, наверное, казался своим соплеменника несокрушимым, резко вздрогнул, и упал на бок. Потребовалось всего несколько выстрелов. После падения он залился громким, немного пугающим криком. Через обзорные сенсоры было видно, как под ним растекается тёмно-зелёная лужа крови. А Перк вспоминал тех миуки-солдат, которые были в зоопарке. Нет, те, которые наступали на их заслон сейчас, были совершенно другими, хоть и были схожи с ними внешне.

   Когда насекомоподобные подошли ближе, к обороне подключились другие роботы и пулемёты Гигантума, и практически все миуки мгновенно превращались в куски истерзанной плоти. Но брешей в стене становилось всё больше, и Перк, анализируя ситуацию, понимал, что скоро этот наплыв они не смогут подавить. Вскоре в работу включились пушки, расположенные в голове, и он наблюдал только за тем, как ряды миуки редеют, и как опустошается его боезапас, о чём сообщал один из дисплеев системы управления огнём. В голове ещё есть ракеты, но их нужно оставить на потом, по своей мощности они гораздо превосходят даже скорострельные пушки.

   - Не пора ли выпускать заряды? - спросил Мэтьюс.

   - Нет, не пора. Их ещё слишком мало.

   Перк понимал, что наиболее эффективным огонь кассетными ракетами будет только тогда, когда миуки заполнят каньон полностью. Заряды уничтожат всё, что находится между двух скальных стен.

   - Перк, мы несём потери.

   - Я знаю. Те, кто не может держать строй, отходите назад. Я прикрою бреши беспилотниками.

   Перк увидел несколько машин, покинувших заслон, и тут же направил туда автоматических роботов. Некоторые ракетчики уже истощили свой боезапас, и автоматически отправились на перезарядку. Перк тут же отправил соответствующий запрос на зарядную станцию.

   Миуки продолжали натиск, который было весьма трудно сдерживать. И это при том, что каньон всё ещё был частично закрыт огненной стеной.

   - Нам нужна медслужба. Запрашиваем медслужбу.

   Один из роботов упал, не дойдя до ворот. Следом за ним ещё один. Только сейчас Перк подметил на их броне следы от атак кислотой. Эти роботы не смогут в ближайшее время вступить в строй. Что до людей, Перк надеялся, что медслужбе удастся их спасти. На подмогу тут же выехало три машины медиков, и Перк подумал, что Мэри скорее всего в одной из них. Он стал ещё ожесточённее отстреливать миуки и сдерживать их своими щитами. Автоматические роботы, заполнявшие строй взамен отошедших по ранению или на перезарядку, скоро должны были кончиться.

   Тем временем каньон всё больше наполнялся насекомоподобными. Ещё полминуты, и можно будет делать залп.

   - Кассетные ракеты, Перк! Кассетные ракеты, мать твою! Ты что, тупой?!

   - Заткнись, Мэтьюс, - сказал Перк, неотрывно следя за приближающимися врагами и выбирая удачный момент для залпа.

   - Они нас всех сейчас задавят. Ты идиот! Как доверили сопротивление такому идиоту! Перк, я же сам просил тебя помочь.

   Пиктограмма была активирована, и Перк увидел, как ракеты взлетали над каньоном, рассыпались над ним кучей чёрных точек, которые образовывали ещё большее количество взрывов. Небо было полностью занято огнём, а внизу, под ним, было видно лишь то, как миуки, подкошенные поражающими элементами, падают на песок и становятся просто рваными кусками плоти. Кассетные ракеты не пощадили никого.

   - Мэтьюс, - вызвал Перк, но ответом было молчание, - есть кто-то не раненый среди солдат? - обратился Перк в эфир, отстреливаясь от ещё живых миуки.

   - Я, сэр! Рядовой Майер.

   - Рядовой Майер, что с вашим командиром? Его робот повреждён? - спросил Перк, пользуясь передышкой. Миуки, почувствовав опасность, в первые мгновения не решались идти дальше.

   - К сожалению, да, сэр. Робот капитана Мэтьюса серьёзно повреждён, и он на автопилоте двигается в сторону медблока. Сам он похоже без сознания.

   - По-моему, у Мэтьюса срыв. Запросите для него заодно и психолога.

   - Хорошо, сэр. Что прикажете делать дальше?

   - Сомкнуть ряды. У нас пока ещё достаточно машин. Прикрыть медиков и техников.

   - Сэр, у вас есть ещё кассетные боеголовки?

   - Хороший вопрос, рядовой. Ракет больше нет, нужна перезарядка. А сейчас здесь только вы и я, парни. Держать строй.

   - Да сэр, я понял вас, сэр.

   Перку даже показалось, что из всех машин, которые были сейчас вокруг него, он увидел машину того самого рядового Майера. Его движения были какими-то бравыми, и немного отчаянными. Видно было, что пилот готов отдать и машину и свою жизнь за то, чтобы миуки сейчас не перешли эту черту.

   - Медики, что у вас там? Почему раненые ещё не внутри базы.

   - Мы не можем вытащить Мэтьюса из машины.

   - Бросьте меня здесь, бросьте, - в полубреду кричал главный испытатель.

   Угрозы ещё не было, но Перк уже чувствовал, что миуки собираются нападать снова. Слишком долгим было затишье. И в этот момент из клубов дыма вырвался гигантский миуки-солдат. Да, пожалуй, в стеклянный вольер такого вряд ли бы смогли посадить. Он был огромен, и, стоя на дыбах, по размерам был сопоставим с Гигантумом. Его крик был похож на крик других миуки-солдат, но по громкости был пропорционален размеру. Перк слышал его не только через системы звукового слежения за обстановкой. Он осязал этот крик своими собственными ушами.

   - Все назад! - скомандовал он громко, - все назад!

   - Мы должны дать бой! - возразил кто-то.

   - Я сказал назад! Всем отойти к воротам. Он вас просто раздавит, я сам с ним разберусь.

   Тем временем, миуки заметил довольно крупного противника на фоне остальных, отступавших к стене базы.

   - Я сказал назад! Быстрее! Майер, тебя это тоже касается! Это ведь ты путаешься у меня под ногами? - Перк наблюдал внизу обзорной сферы машину, которая как будто не желала отступать, - ты мне только мешаешь.

   Только после этих слов назойливый робот отступил к воротам.

   - Я всего лишь хотел помочь.

   - Ты ничем не поможешь.

   Перк сейчас вспоминал все тренировки с Андерсом, и понимал, что столь крупного противника удастся одолеть только при помощи них. Даже если не бить его руками, то для нанесения достаточного количества атак из пушек и ракетниц, нужно будет умело маневрировать. В тоже время важно было не подпустить противника к воротам и другим роботам, образовывавшим заслон. Миуки встал на дыбы, вскинул все четыре боевых конечности, и тем самым стал немного выше Гигантума. Перк, вспомнив свои эскизы, когда он ещё только придумывал эти щиты, встал в такую позицию, что они закрывали Гигантума от всех прямых ударов.

   Щиты очень дрогнули во время череды из четырёх ударов. Все боевые конечности ударились о щиты с примерно равными промежутками времени. Перк даже ощутил, как его машина невольно слегка отодвинулась назад.

   - Сейчас я тебе покажу!

   Заслоняясь одним щитом, второй рукой из-под него, он ударил миуки снизу вверх, и гигантский солдат дрогнул и отпрянул назад. Воспользовавшись тем, что противник немного дезориентирован, Перк атаковал его из пушек. Они нанесли ему небольшой урон, но противник быстро подставил под огонь панцирь и почти перестал реагировать на взрывы снарядов.

   - Да, это тебе не Колосс, - сказал самому себе Перк, - у него таких щитов нет.

   Панцирь миуки был очень прочным, и закрывал почти всю поверхность его тела. И задачей контратак было ещё и то, чтобы заставить противника подставить уязвимые места, как это было минуту назад. Даже если сам он не успел бы атаковать врага, это сделали бы бойцы на турелях защиты, которые в удачные моменты поддерживали Гигантума огнём.

   - Сейчас! Сейчас!

   Перк использовал ту же тактику, которую применял в бою с Колоссом. Он выжидал, пока гигантское насекомоподобное нанесёт удар, а потом контратаковал. И, надо признать, Перк даже пересмотрел свои взгляды относительно разумности миуки. С Колоссом такие атаки увенчивались успехом лишь изредка, а вот миуки-солдат попадался на них постоянно.

   - Что, не ждал?

   И вдруг Перк получил серьёзный удар по правой руке изнутри наружу одной из конечностей миуки. Плюсом было то, что ударная часть большого когтя застряла в предплечье и отломилась, отчего миуки-солдат издал пронзительный вой. Ему как будто бы было больно. А может быть и нет. Не было точно известно, чувствуют ли Миуки боль.

   Противник бросился в яростную атаку, а Перк закрывался щитом. Тем временем система показала незначительное падение давления. Уже знакомый сигнал, который у Перка небольшой страх, но, тем не менее, юноша справился с ним. К тому же падение было незначительным, и столбик индикатора лишь немного отклонился, но потом снова встал на максимум. Перк даже чувствовал низкий вой компрессора в правом предплечье.

   Поединок продолжался. Перку казалось, что он вот-вот одолеет этого миуки-солдата, но тот был довольно живучим, и непредсказуемым. Его большие щупальца, находящиеся в пасти так и норовили вцепиться в щит Гигантума, или в его кулак. Это удавалось ему с трудом, зато давало хорошую возможность для контратаки. После каждой из них гигантский солдат быстро отходил назад. С каждым заходом, становилось всё больше тёмно-зелёных потоков, падавших на песок.

   С каждым разом атаки миуки становились всё яростнее. Во время одной из них он намертво вцепился в щит на правой руке Гигантума, и потянул его на себя. Система тут же вспыхнула экстренным сообщением о том, что машина теряет устойчивость, и искусственный центр тяжести находится в крайнем положении. Перк несколько раз дёргал руку, но вырвать щит у него не получалось. Перед ним всё яснее вырисовывался сложный выбор: сбросить щит и остаться на ногах, либо через минуту с большой долей вероятности упадёт сам, и это будет означать конец обороны базы, потому что миуки в этом случае его просто затопчет.

   Решение было принято. После нажатия на соответствующую пиктограмму, щит был сброшен, что дало неожиданно положительный результат. Помимо того, что Гигантум снова обрёл равновесие, мощный миуки-солдат, явно не ожидавший такого поворота событий, упал навзничь. Перк тут же активировал боевые системы правого предплечья и атаковал противника ракетами. Целью была относительно мягкая кожа в месте, где соединялись голова и туловище. Весь поединок инженер хотел попасть туда, но сделать это удалось только сейчас. После атаки насекомоподобное задёргалось, как бы пытаясь подняться, а вскоре беспомощно упало на песок.

   Но на этом было ещё не всё. Не успел Перк выдохнуть после удачного завершения боя, как из дымки, висевшей над каньоном, появился ещё один огромный солдат. Перк понимал, что выстроить хорошую оборону, обладая только одним щитом, у него не получится. Этот бой нужно вести по другим принципам. Юноша активировал огнемёт с мыслями о том, чтобы парировать им каждую атаку солдата, и отходить в сторону.

   Он встал на изготовку, ожидая, что же будет делать гигантский солдат, но тот медлил, как будто бы тоже выбирал тактику против сильного врага. И едва миуки зашагал в сторону Гигантума, как в канале связи послышались стоны Мэтьюса.

   - Пожалуйста... Убейте меня...

   Он бредил. В его словах не было ни единой здравой мысли. Мэтьюс просил его прикончить или отдать миуки. Как он говорил, ему уже было всё равно. Боль его была нестерпимой, но сам он не мог ничего сделать.

   - Мы должны выдвинуться на помощь! - Перк узнал этот голос. Он принадлежал Мэри.

   - Мэри, нет! Нет! Только не сейчас!

   Говоря это, он смотрел в лицо гигантскому солдату, которого отделял от базы только Гигантум. Этот миуки мог смять Перка одним серьёзным наступлением, но он медлил, зная, что железная машина может ответить серьёзным ударом.

   - Нет Мэри, нет! - Перк увидел в слегка приоткрывшихся воротах машину медицинской службы.

   - Прости меня, Перк, но я должна.

   - Нет, Мэри. Что ты делаешь?!

   Тем временем миуки-солдат предпринял резкое наступление, и Перк был вынужден отпрянуть назад, правой ногой чуть было не задев бело-красную машину медслужбы. Но тут же опомнился, и окатил врага струёй огня.

   - Уходите! Уходите! - Перк не отвлекался на обзорные мониторы, потому что миуки наступал.

   - Перки, я должна, прости.

   - Мы оба можем сейчас погибнуть!

   Окатив врага огнём ещё раз, Перк взглянул на мониторы и увидел, что медики уже залезли в машину Мэтьюса, и достают серьёзно раненого капитана из неё.

   - Ох, чёрт, - его стоны всё ещё слышались в динамиках.

   Миуки-солдат буйствовал, и Перк, пытаясь заслониться от него одним щитом, чувствовал, враг вот-вот преодолеет его довольно слабую оборону. Огнемёт помогал лишь частично, ему всё равно приходилось отступать. Миуки задел одним из щупалец правую руку Гигантума, и система известила Перка о том, что падение давления в боевой системе почти критическое. Инженер понял, что если он и дальше будет так отступать, то не только он, но и тяжёлый робот Мэтьюса, бывший Гигантуму чуть выше колена, и Мэри с командой медиков, тоже попадут под удар огромного миуки.

   Перк отступил назад, доверяя сенсорам движущихся систем. Он обошёл и Мэри, и машину Мэтьюса. В какой-то момент девушка увидела над собой миуки-солдата, начинающего атаку. Он заносил гигантские боевые конечности для атаки Гигантума, но Мэри внизу казалось, что его цель она. Перк вовремя успел поставить щит на пути боевых конечностей врага. Даже до его ушей, обходя системы акустического контроля, донеслось то, с каким звоном многослойная броня отразила удар насекомоподобного. О том, что в этот момент чувствует хрупкая девушка внизу, без содрогания думать было нельзя.

   Её оглушило, как и других медиков. Всем им было уже не до Мэтьюса. Девушка беспомощно упала на песок, закрыла уши руками. Да, удар был очень и очень сильным. Перк закрыл её щитом, и тут же пропустил удар от одной из конечностей миуки в плечо. Система показала ему одно из известных сообщений о том, что удар пришёлся в правое плечо, но серьёзный урон сервомеханизмам не нанесён: всё сгладили щиты.

   Перк решил контратаковать, но один из компрессоров долго был перегретым, и в это время был отключён. И сейчас он, включившись после долгого перерыва, уверенно нагнетал давление.

   - Терпи, Мэри, терпи, - говорил Перк, видя, как его девушка вместе с остальными членами медицинской команды лежит на песке, прямо под его ним, - держись, Мэри, держись.

   Он наблюдал через внешние сенсоры за поведением солдата. Тот хоть и атаковал, но делал это очень осторожно, видя своего соплеменника, валяющегося сейчас под одной из скальных стен каньона. И Перк радовался тому, что смог таким образом навести на него определённый ужас, потому что атакуй этот миуки сейчас в полную силу, всё могло бы кончиться плачевно.

   Мэри, и другие медики начинали приходить в себя. Боясь встать на ноги, они почти ползком двигались к машине. Видя на обзорных экранах Мэри, Перк жалел, что не может сейчас поддержать её словами. Он лишь про себя повторял: "Держись, Мэри, держись". Страх людей, находящихся внизу, был оправдан. Чувствуя своё превосходство, миуки обратил своё внимание и на них. Перк увидел, как солдат заносит над ними одну из атакующих конечностей.

   - Сейчас будет удар, Мэри, держись! - почти закричал Перк, как будто бы Мэри могла его слышать.

   Он в последний момент ловко развернулся и закрыл людей щитом, попутно поливая миуки огнём из огнемёта. Ещё один звон, и медики снова схватились за уши. Второй конечностью солдат проткнул машину медицинской службы, и тут же попал под огонь ракетниц Гигантума, простиравшего щит над людьми, лишившимися возможности спастись.

   - Держись, Мэри! Ещё один удар.

   Ещё один звон, и медики, ещё больше испугавшись, ползли ближе к базе. Перк же делал всё для того, чтобы отвлечь на себя внимание миуки. Он уже придумал, как победить его. Раз попасть ракетами в уязвимое место между головой и туловищем не получается, то нужно атаковать миуки рукой снизу вверх. Это как минимум заставит его подставить под удар относительно мягкое брюхо, которое можно будет атаковать из пушек и ракетниц.

   - Держись, Мэри, держись, сейчас. Ещё несколько секунд и он упадёт, - Перк говорил, глядя на дисплеи боевых систем ближнего боя.

   Показатели давления на них росли. Сейчас Перк вспоминал Алекса. Будь у него сейчас гидравлика, спасти Мэри он вряд ли бы смог даже ценой Гигантума и своей жизни. Давление медленно, но уверенно росло. Ещё он сам для себя решил, что не будет пользоваться автоматикой. Возможность провести хороший удар у него была только одна, и Перк решил сделать это сам. Он говорил Мэри "Держись!", каждый раз жалея, что она его не слышит.

   Иногда сенсоры наблюдения ловили её взгляд, как будто бы она через эту бездушную железную машину пытается увидеть того самого пилота Перка, которого знает. Он простирал над ней щит каждый раз, когда миуки-солдат пытался нанести удар. В один момент он осмелел, и ринулся в серьёзную атаку. И тут Перк воспользовался свободой правого предплечья, и нанёс ему небольшой ракетный удар. Да, конечно, эти ракеты не могли пробить панцирь, но заставить его отпрянуть им удалось.

   И вдруг система оповестила о том, что в боевой системе левой руки максимальное давление, и Перк, выдержав очередной удар Миуки, провёл мощную контратаку. Такого эффекта не ожидал даже он: голова насекомоподобного, резко повернулась вбок. Из-под неё хлынула тёмно-зелёная кровь, и миуки рухнул, беспомощно распластавшись рядом со своим соплеменником. Перку казалось, что он готовил этот удар целую вечность, но результат превзошёл его самые смелые ожидания.

   - Медчасть! Медчасть! Заберите людей у ворот.

   Перк увидел, как из ворот базы быстро выехала ещё одна машина медицинской службы и подобрала пострадавших. Сейчас Перк больше всего радовался тому, что с Мэри будет всё в порядке. Теперь главное отстоять свою базу, чтобы все предыдущие усилия не оказались напрасны.

   Не успел Перк опомниться, как на связь вышел Эдисон.

   - Чего стоишь?! Вставай в позу перезарядки. Они сейчас попрут снова

   - Да, сэр.

   - Выдвини пусковую установку. Посылаю тебе лучших зарядчиков.

   Несколько сервисных машин просто облепили Гигантума со всех сторон. Он сбросил пустые контейнеры из-под боеприпасов, а они устанавливали на их место полные. Большой кран-манипулятор тем временем заряжал пусковую установку. Роботы, отошедшие внутрь базы, сейчас выходили наружу, чтобы снова занять оборону. А миуки тем временем снова наступали. Два валяющихся крупных солдата создавали небольшой положительный эффект. Своими телами они перекрывали каньон, и поток миуки немного уменьшился.

   - Итак, - чувствуя себя уже бывалым в этом вопросе, сказал Перк, - ставим заслон.

   Перк хотел во второй раз применить уже испробованную тактику: позволить миуки заполнить весь каньон и атаковать кассетными ракетами. Но не успели насекомоподобные приблизиться к оборонительным порядкам землян, как из-за одной из скальных стен вылетел гигантский бурый шар. Он летел в сторону одного из флангов. Перк даже не успел ничего скомандовать, как он шар, расплескавшись, поразил несколько машин. Тот участок их оборонительных порядков моментально заполнился густым белым дымом, и Перк потерял все находящиеся там машины из вида.

   Но одно его утешало: дым был свидетельством того, что сработала противосмольная защита. По техническому регламенту Андары, она должна была быть на каждом роботе, но у некоторых роботов она могла быть выведена из строя в бою. К счастью, это было не так.

   - Вы там как, ребята?

   - Нормально-нормально. Сейчас вся смола сгорит, и видимость наладится.

   Миуки тем временем приближались. А из-за скалы показался второй шар. Перк направил туда три кассетных ракеты. Не то, чтобы эти шары сами по себе были чрезвычайно опасны для роботов, просто, под таким обстрелом было бы неудобно обороняться от волны миуки, наступавшей по фронту. Некоторые шары даже не попадали в заслон землян, но значительно ухудшали условия боя.

   После трёх кассетных ракет поток шаров поутих. Всего лишь один не очень большой сгусток влетел из-за стенки каньона. Отследив траекторию шара, Перк послал туда ещё одну ракету. Миуки приближались.

   - Держим строй, держим!

   Из-за правого края каньона обстрел прекратился. Но тут же смола посыпалась с другой стороны. И Перк вынужден был отправить три ракеты и туда. К счастью, большего не потребовалось, и юноша, выставив вперёд единственный щит и слегка преклонившись, запустил оставшиеся ракеты в каньон. Миуки громко кричали, становясь перемолотой биомассой. Однако, покрыть всю площадь этими ракетами было невозможно, и Перк срочно запрашивал подзарядку.

   Тем временем, остатки миуки добирались до заслона людей, и вот-вот должны были столкнуться с ним. Перк выдвинул все боевые системы и скомандовал:

   - Огонь!

   Роботы в тот же миг открыли шквальный огонь по наступающим насекомоподобным. Ряды их дрогнули, они стали рассыпаться в разные стороны, подкошенные пулями и снарядами. Поток их было сдерживать проще, потому что каньон был почти выкошен, и только сейчас начинал заново заполняться свежими полчищами.

   - Да сколько же вас там?!

   - Перк! - вышел на связь Эдисон, - Даю тебе сервисника, работайте совместно. Нет времени.

   - Итак, юноша, - в канале связи голос Эдисона сменился на другой, - для того, чтобы я загрузил тебе одну ракету, ты должен две секунды сохранять одну позицию. Ты готов?

   Системы слежения уже зафиксировали сзади большого сервисного робота. Продолжая обороняться от пока ещё редких полчищ миуки, Перк поставил щит на землю и слегка присел.

   - Я скажу когда.

   - Жду.

   - Готов!

   Он даже не успел досчитать до двух, как система сообщила о новой ракете.

   - Готов ещё раз.

   - Секунду.

   На этот раз Перк успел досчитать до четырёх - оператор должен был сначала взять ракету в манипулятор, а потом ещё и загрузить. Учитывая это, он справлялся отлично. Выкосив ракетами приличную площадь перед собой, Перк опять сообщил о готовности. Уже три ракеты было в обойме, и система не забывала сообщать об этом пилоту.

   - Готов!

   Говоря слово "Готов"Перк, , напрягал левую руку, выставляя единственный щит навстречу волны Миуки.

   - У меня всего пять, извини, я должен отойти на базу, - сказал оператор сервисного робота.

   - Да, хорошо, сэр.

   - Держитесь.

   Он чувствовал в голосе оператора уверенность, которая держится на жизненном опыте. И эта уверенность передавалась Перку. Несмотря на растущие потери, он знал, что выдержит, раз в его команде есть такие люди.

   Просчитывая возможные варианты атаки, Перк подумал, что пяти ракет хватит, чтобы выкосить миуки на сто метров впереди по всей ширине каньона. Учитывая, что погрузчик с новой порцией ракет уже в пути, этого времени должно будет хватить для ещё одной зарядки.

   - Эй, не забыл про меня? - раздался уже знакомый голос оператора погрузчика, - теперь нас пятеро.

   На обзорных экранах тыла действительно было действительно пять роботов-погрузчиков, в каждом из которых было по пять ракет.

   - Я сначала дам залп. Не подходите ближе.

   - Хорошо. Ждём.

   Перк перевёл робота в позицию ракетного залпа и нажал на соответствующую кнопку. Передний край полчища миуки был полностью выкошен в течение нескольких секунд. Сам же Гинантум немного отошёл назад с просьбой прикрыть его на время перезарядки.

   - Сейчас мы тебя зарядим.

   - Это будет очень кстати.

   При помощи командирского интерфейса Перк пополнил отряд людей, оборонявших его, беспилотными роботами. Он рассчитывал на полную зарядку пусковой установки, а за это время Миуки могли подойти ближе и застать Гигантума не в самом боеспособном состоянии. Тут же на дисплее командирского интерфейса высветилось подкрепление из пятидесяти двух автоматических роботов и четырнадцати роботов пилотируемых.

   Это было хорошей новостью особенно в совокупности с тем, что ракеты одна за другой загружались в его пусковую установку. Перк как мог помогал обороняющимся, но этого было недостаточно.

   - Мы долго не выдержим! - раздалось в наушниках.

   - Через сколько вы будете со свежими ракетами? - обратился Перк к оператору погрузчика, вставая на свою позицию в обороне.

   - Управимся за семь минут. Держитесь.

   - Хорошо.

   Перк вышел на свою позицию в заслоне, и его команда расступилась, пропуская Гигантума в центр защиты. Он встал на своё место и оценил обстановку в каньоне. Миуки продолжали прибывать. И сейчас Перк подметил в серой массе солдат помимо чёрных точек кислотников ещё одни - оранжевые, близкие к красному. Непонятной формы миуки осторожно продвигались вперёд, и вокруг них даже расступались солдаты. Перку это показалось очень странным, и он подумал, что это какой-то вид миуки, о котором ему не говорили. Что же, скорее всего это будет неприятным сюрпризом, если подпустить их ближе, поэтому Перк не стал медлить.

   Кассетные ракеты накрыли каньон ещё раз, давая землянам небольшую передышку. На этот раз она была ещё меньше, потому что миуки снова хлынули в каньон огромной массой.

   В это время снова появились погрузчики, и Перк попросил опять прикрыть Гигантума на случай, если за время подзарядки миуки подойдут в упор. За минувшие полчаса этот сценарий проигрывался уже второй раз. Сначала зарядка, потом оборона и ожидание, пока миуки заполнят каньон. А потом ещё один залп кассетными ракетами, и пространство между двух скальных стен снова опустело.

   Перк думал, что сейчас будет очередной повтор, но на этот раз миуки не торопились заполнять каньон. Юноша немного встревожился, ожидая неприятного сюрприза со стороны насекомоподобных. И подтвердилось это не самими миуки, а Эдисоном экстренно вышедшим на связь.

   - Итак, Перки, к вам движутся летуны. Всем, кто не может вести уверенный огонь по воздушным целям - встать в защиту. Высылаю вам на помощь гусеничные ракетницы. Немного, но уж сколько могу. Нам ещё базу оборонять.

   - Господин Эдисон, а что видно со спутников? Много их там ещё? - спросил Перк.

   - Очень много. Держитесь.

   - Да, сэр.

   - Сэр, как там с помощью военных? - спросил один из офицеров тестовой службы.

   - В эту систему уже направлен боевой флот, усиленный несколькими дивизионами орбитальных бомбардировщиков. До их прибытия осталось меньше часа. Я сразу выбил нам два звена. Они тут горды нашей обороной. Наконец-то вспомнили, что у них есть такой завод, как наш, и что тут служат такие бравые парни, как вы, ребята. Держитесь. Я постараюсь выбить нам помощь пораньше.

   Гигантум прикрыл как можно большую площадь одним щитом и выдвинул вверх плечевые ракетные системы. До этого момента он не использовал их. В отличие от ракет, которыми он работал по земле, эти были более продолговатыми и имели оперение на порядок сложнее.

   И вот они появились. Большой рой чёрных точек приближался к ним спереди. Тут же система отметила ещё один, более крупный, который заходил на базу.

   - Сэр, они летят к вам, сэр, - сказал Перк Эдисону.

   - Я знаю, Перки, мы следим за ними со спутников. Нам нечего бояться, уж зениток у нас полный штат, их под Анаполис не отправляли. Охраняйте свой рубеж, а мы защитим свой.

   Чёрные точки постепенно стали различимы. Чем-то эти миуки были похожи на солдат, однако более тонких, с короткими лапами, которые вряд ли были боевыми. Их было всего шесть, а не восемь, как у их наземных соплеменников, и похожи они были больше на щупальца, которыми эти миуки, очевидно, должны были цепляться за свою цель. Всё это было лишь предположением, потому что таких летающих миуки Перк никогда не видел даже на картинках.

   Он тут же вспомнил тот летательный аппарат, и характер его повреждений. И сходу не смог себе представить, как именно такие миуки смогли бы их ему нанести. Видимо, это были не они. А летуны тем временем перешли в крутое пике, направленное на заслон людей. Одновременно с этим их сухопутные соплеменники снова начали заполнять каньон.

   Перк строго наказал людям обороняться наземных миуки, а автоматическим роботам указал бить по воздуху. Всё-таки машина лучше работала по воздушным целям пулемётами в автоматическом режиме. Своей системе он так же приказал атаковать летунов, как только они подойдут на дистанцию наиболее эффективного залпа. А приближались стремительно. Об этом свидетельствовал дальномер, нацеленный на них. Но Перк всё ещё не понимал, чем они собираются поразить машины людей.

   Его ракетницы сработали чуть раньше, чем пулемёты беспилотных машин. Из гигантского роя тут же в каньон посыпались отдельные особи, уничтоженные огнём землян. Это было положительным эффектом, потому что своей массой они могли вывести из строя одного или даже нескольких солдат.

   - Командир Перк, сэр, это рядовой Майер.

   - Что тебе? Я сейчас немного занят, - сказал Перк, указывая ракетнице цели в наиболее плотных скоплениях летунов.

   - Наши твари ещё слишком далеко, мы можем помочь вам атаковать воздух.

   - Берегите патроны - это раз. Во-вторых, получше прицельтесь, а мы здесь и так справляемся.

   Но последняя фраза была отчасти ошибочной. Перк с ситуацией уже не справлялся. И летуны вот-вот должны были настигнуть их, но Перк не до конца понимал цель этого сближения. Ответ пришёл, когда щит, выставленный навстречу наступающим миуки, издал несколько металлических звуков. Тупых, но очень громких. Эти миуки были чем-то вроде небольших таранов, живых бомб с укреплённым жалом. Они просто врезались в машины, и наносили им таким образом урон.

   Некоторые роботы, особенно автоматические, которые не смогли отбиться, были просто снесены ими. Эти миуки были может быть и небольшими, но очень живучими. Врезаясь в робота, многие из них вскакивали и взлетали снова, делали небольшой круг по воздуху и снова обрушивались на землян. Однако, с каждым заходом их становилось всё меньше, и большой рой, потерявший больше своей половины ещё на подлёте, врезаясь в заслон землян, снова ополовинивался, и к четвёртому кругу летуны были полностью подавлены. Особую роль в этом сыграли ракетницы, посланные Эдисоном.

   Оборона от сухопутных миуки проходила не менее успешно. Гигантум играл в ней не последнюю роль, всеми свободными боевыми системами в автоматическом режиме поддерживая обороняющихся соратников.

   После того, как воздушная атака была отбита, юноша связался с оператором сервисного робота. Тот ответил, что находится на месте, и Перк, попросив оставшиеся машины создать вокруг себя заслон, отошёл назад для перезарядки. И хотя оборону держать стало заметно тяжелее, этот отход требовался. Пройдёт пара минут, и он опять зальёт огнём весь каньон, тем самым очистив его от миуки. И когда ракеты были заряжены, Перк только оповестил своих соратников о том, что готовится залп. Сразу же после этого Гигантум изверг из себя очередной поток кассетных ракет, и в каньоне вновь не осталось ничего живого.

   На секунду наступило затишье, которое скоро прервал голос Эдисона.

   - Итак, Перк, у меня для тебя две новости. Плохая и очень плохая. С какой начинать?

   - С плохой, сэр, - сказал Перк, выдохнув.

   - У нас больше нет кассетных боеголовок. Это последние.

   - А какие есть?

   - Думаю, самыми эффективными будут токсические, но их тоже немного.

   - Тогда после этих токсические, а потом все остальные.

   - Хорошо. Потом зарядим простыми, а дальше можно не думать. Их у нас столько, что ты не успеешь их отстрелять до прихода авиации.

   - А совсем плохая новость?

   - К нам движется миуки неизвестного вида. Он один, но он огромен.

   - То есть, как это, неизвестного? Я думал, уже все более менее известны.

   - Миуки подобного рода встречались нам раньше, но никто из них не обладал таким размером.

   - Хорошо. Я встречу его, сэр.

   - Он уже на горизонте. А на нас заходит ещё одна пачка маленьких. Как только сможем поддержим тебя атаками базовых зениток.

   Вдалеке уже было видно гигантское существо, делавшее взмахи огромными крыльями и стремительно приближавшееся к базе.

   - Я его вижу, сэр. Попробую обработать ракетами.

   - Хорошо. Виктор сейчас загрузит тебе свежие обоймы.

   В этот момент Перк увидел робота-погрузчика, погрузочные лапы которого были забиты гигантскими продолговатыми обоймами. Он активировал пиктограмму сброса пустых контейнеров, и выдвинул лотки для свежих. Через три минуты управляющий компьютер известил о том, что боевые системы противовоздушной обороны заряжены полностью. Однако, неизвестного вида миуки пока ещё не достиг дальности эффективного огня.

   Очертания неизвестного миуки становились видны всё отчётливее. Он выглядел нетипично даже для них. Чем ближе он подлетал, тем лучше был виден на изображении с сенсоров дальнего слежения. Он чем-то отдалённо напоминал летунов, атаковавших ранее. У него было шесть лап, но они были заметно толще. В отличие от тех летунов, у него сзади был хвост, длина которого превышала длину тела примерно втрое, а в движение его приводили четыре огромных крыла. Голова неизвестного насекомоподобного была чем-то похожа на голову мухи или стрекозы, но передняя часть была не такая, как у насекомых земного происхождения. Она представляла собой множество щупалец, образовывавших гигантскую пасть. Сейчас она была закрыта, а сам миуки вытянулся, поджав лапы, и на большой скорости двигался в сторону Гинатума.

   Юноша выставил щит, надеясь хоть как-то отгородиться от этого монстра, и открыл огонь из систем противовоздушной обороны. Но миуки повёл себя неожиданно: уже когда Перк надеялся, что ракеты попадут в цель, гигантский летун кувырнулся в воздухе и ушёл от большинства из них. Остальные задели его тело, но не нанесли серьёзного урона, и единственным положительным эффектом было то, что он отклонился от курса.

   Перк продолжал посылать ракеты, зная, что чем ближе миуки приближается к Гигантуму, тем сложнее ему будет от них уходить. Всё выходило, как он рассчитывал, и всё больше ракет достигали цели. Гигантский миуки, очевидно, целившийся в Гигантума, лишь неконтролируемо рухнул в каньон, дно которого уже было покрыто плотным слоем его погибших соплеменников. На секунду Перку даже показалось, что Андара содрогнулась от этого падения.

   Даже другие миуки сейчас не мчались в каньон, а пятились назад где-то там вдалеке. Они как минимум чувствовали, что такому большому насекомоподобному нужно пространство для успешного ведения боя. Оправившись от падения, монстр перевёл свою голову с множеством щупалец на Перка.

   - Открывать огонь? - спрашивал неуверенным голосом Майер.

   - Нет. Всем назад! Вы атакуете только в том случае, если сюда пойдут мелкие.

   Когда гигантский миуки встал на все шесть лап, Перк увидел, что он орудует своим гигантским хвостом как плетью: причудливо закручивает его, как будто готовя удар. Продолжая неотрывно следить за действиями Гигантума, он издал ужасный крик, от которого системы прослушивания внешнего пространства даже слегка оглохли. Он сделал несколько ловких шагов лапами, и повернулся боком к Гигантуму.

   Чувствуя, что миуки выходит на позицию, наиболее удобную для удара, Перк выставил вперёд щит, и начал поворачивать Гигантума в поясе, нацелив на миуки систему ракет руки. Он понимал, что она немногое сможет сделать против такого монстра, но как минимум заставит его отпрянуть. Но тот повёл себя неожиданно. Вскинув хвост, он резко ударил по машинам по левую руку от Перка, и несколько автоматических роботов просто развалились на части.

   В одну секунду юноша понял, что тот винтокрыл сразил именно такой удар. Разве что в тот раз миуки был не таким крупным.

   - Всем назад! - закричал он.

   - Но мы не можем отступить, нельзя оставлять вас одного.

   - Вы либо отступите, либо сейчас умрёте. Я не смогу вас всех защитить. Давайте быстрее. Без вас у меня больше шансов. Если мелкие попрут, быстро выйдете назад.

   - Хорошо.

   - Я сам с ним разберусь.

   Перк понимал, что Гигантум - единственная машина здесь, в каньоне, которая сможет справиться с этим монстром. Едва он пытался ударить отходящие силы, как Перк, предвидя его движения, атаковал ракетами из руки. Когда они закончились, он перешёл головные. Пушки использовать он пока не решался, вряд ли бы они были настолько эффективны в данной ситуации. Как только войска скрылись в воротах базы, Перк уверенно двинулся в сторону гигантского летуна, и задумался над тем, как спровоцировать его на то, чтобы он снова взлетел и стал лёгкой мишенью для противовоздушных ракет.

   Миуки медлил, видимо выбирая эффективный вариант удара. Перк осознавал, что если он сейчас попадёт Гигантуму ногам, то о дальнейшей обороне можно будет забыть. Единственной его надеждой был щит из хорошего сплава. Но его ещё нужно было успеть поставить на пути опасного хвоста миуки. Чтобы спровоцировать врага атаковать Перк решил выстрелить в него ракетами, и эта провокация удалась. Миуки резко отпрянул назад, а потом бросился на Гигантума, занося хвост для атаки.

   Юноша вовремя успел подставить щит, и тут же немного отодвинулся назад из-за мощного удара. Раздался громкий глухой звон от удара хвостом, а потом миуки злобно закричал и принялся отходить назад.

   - Вынуди его взлететь, и мы наведём на него ракетницы с базы.

   - Я пробую. У моих тоже низкая вероятность поражения.

   Перк успел опустить щит и отразить ещё один удар по ногам, а после из пулемёта выстрелил по хвосту и попал. Миуки разозлился ещё больше и нанёс мощнейший удар. Н этот раз от щита даже отвалился небольшой кусок. Он уже с трудом выдерживал нагрузки. Перк с ещё большим ожесточением выстрелил в хвост, и, видимо, попал удачно как никогда. Гигантское насекомоподобное закричало, и прибрало свою главную конечность себе под ноги.

   Воспользовавшись моментом, Перк пошёл в атаку, и обрушил на противника огонь всех пушек, которые только были в его распоряжении. Стараясь уйти из-под огня, миуки резко оттолкнулся и взмыл в небо.

   - Он взлетел! Он взлетел!

   Но не успели ракетницы навестись на новую цель, как он уже бросился на Гигантума, и Перк даже преклонил колено, заслоняясь щитом. Одна такая атака, достигшая цели, и Гигантум упадёт, что явно не будет способствовать успеху обороны.

   - Сейчас будет залп.

   Не дожидаясь поддержки с базы, Перк атаковал его своими противовоздушными ракетами. Миуки отпрянул, и в этот момент с базы прилетели ракеты более мощных систем обороны, которые нанесли врагу критический урон. Миуки рухнул на землю и попытался ползти в сторону Гигантума, но Перк ударом из пулемётов разбил его. Миуки, харкая бурой жидкостью из огромной пасти, последний раз попытался взлететь, но тут же рухнул.

   - Есть! Есть! - радостно кричал Перк.

   - Отлично сработано. Теперь снова занимайте оборону.

   Спустя несколько секунд внимание Перка неожиданно привлекло странное изображение на обзорных экранах. В одном из разрывов миуки были видны странные металлические части, что было поистине непостижимо.

   - Сэр, вы должны на это взглянуть, - юноша передал Эдисону изображение с сенсоров слежения.

   - Великий Создатель! Что это?

   - Я не знаю. Похоже на какие-то механизмы.

   - Разберёмся с этим потом. Сейчас есть задачи важнее.

   Действительно, счастье от победы над гигантским летуном продолжалось недолго. Миуки снова хлынули в каньон, который уже почти нечем было оборонять. И на этот раз красных точек, которые пугали Перка, было гораздо больше.

   - Заслон! - закричал он в рацию, - Заслон!

   Они приближались, и машины защиты быстро выходили из базы, вставая в боевые порядки.

   - Накрой их последними кассетами, не дай подойти! - скомандовал Эдисон.

   Перк произвёл ракетный залпом, и тут же его снова окружили сервисные машины. Они пополняли все его запасы, а самое главное, заряжали пусковую установку токсическими ракетами.

   Но на этот раз каньон оставался пустым недолго, и Миуки вновь хлынули в него. Но это было и хорошим знаком. Всегда, когда не появлялись они, появлялся кто-то более опасный. Одновременно с наземными, на базу налетела ещё одна летунов, и системы противовоздушной обороны начали отражать удар.

   - Держитесь. Флот уже вошёл в систему, - сказал Эдисон, - осталось немного. Экономь большие ракеты. Простыми осколочными ты этот каньон так не накроешь. Это твой шанс.

   - Я знаю, сэр, знаю.

   Только сейчас Перк через сенсоры наблюдения увидел вблизи миуки, которые были теми самыми красными точками. Они представляли собой довольно большое продолговатое тело, заканчивающееся чем-то, похожим на иглу, устремлённую вниз. Они быстро бежали по направлению Гигантума.

   - Это паяльники, Перк! Ставь щит!

   Перк поставил щит прямо перед собой, и ощутил, как волна миуки ударилась в него. Пушки и пулемёты работали на полную мощность.

   - Что значит паяльники? Что они из себя представляют?

   Но ответ на этот вопрос был не нужен. Система уже фиксировала резкое повышение температуры в области левой руки, а сенсоры показали, что эти миуки прислонялись своей иглой к броне и начинали её нагревать. И судя по тому, с какой скоростью росла температура, у них это хорошо получалось.

   - Держись, Перк, а я ещё раз свяжусь с военными.

   Перк замешкался. Обстановка серьёзно накалялась во всех смыслах этого слова. Он не понимал, как лучше поступить: сбросить щит, или попытаться стряхнуть этих миуки. Без щита насекомоподобные сразу начнут одерживать верх. Но и оставлять ситуацию в таком положении было нельзя: щит со временем начнёт плавиться, а остальная рука тоже нагреваться. Понадеявшись только на токсическую защиту, Перк отбросил щит, и встав на ноги, резко активировал боевые системы левой руки - пушку и огнемёт, которые стали отбивать от него миуки. Токсическая защита сработала почти сразу - сенсоры зафиксировали несколько электромагнитных миуки на теле Гигантума.

   Перк начал выжигать огнемётами площадь вокруг себя, но видимо, каким-то миуки всё равно удавалось просочиться. Остатки отряда прижимались к Гигантуму, занимая круговую оборону. Они стояли, почти упираясь спиной в стены базы, отстреливаясь от полчищ насекомоподобных. С каждой минутой число ведомых роботов уменьшалось.

   - Нам надо назад. Надо отходить! - раздался чей-то незнакомый голос в рации.

   - Куда отходить? Пустить их на базу? - ответил второй незнакомый голос, - стреляем, стреляем.

   Токсическая защита функционировала в авральном режиме, и срабатывала всё в новых и новых местах. Миуки продолжали натиск. Остатки отряда прижались к Гигантуму, а сам Перк старался немного маневрировать чтобы давить миуки ногами. Но чем чаще он делал шаг, тем чаще срабатывала токсическая защита. Уровень топлива для огнемётов уменьшился примерно до половины в левой руке, и почти достиг нуля в правой. Конец топлива будет означать конец этой и без того слабой обороны.

   - Вычищай каньон, Перк! Вычищай его! - кричал кто-то в общую связь.

   - Да. Сейчас.

   Гигантум присел и дал залп токсическими ракетами. Но эффективность их была заметно ниже кассетных и тем более зажигательных. Не все миуки погибали в зелёных облаках ядовитого газа. Однако, натиск их заметно снизился. Приоритетом в истреблении были паяльники. Стоит такому миуки намертво прицепиться к одному из броневых щитков, как у Перка заметно снизятся шансы на выживание. Поэтому он старался выжигать их и отстреливать из пулемётов.

   Токсин со временем переставал действовать, и поток миуки нарастал всё стремительнее. Токсическая защита робота уже просто не справлялась с ними. Они захлёстывали Гигантума и старались повалить на спину. Система контроля центра тяжести сообщила, что он медленно, но верно смещается назад, и после ещё некоторого смещения восстановить равновесие станет невозможно.

   - Держаться! Держаться! - кричал Перк, - разойдитесь сзади, я сейчас упаду!

   В какой-то момент юноша ощутил, что Гигантум уже находится в свободном падении. Его обуял страх, и он быстро нажал на пиктограмму включения ускорителя, и ощутил мощный толчок, возвращающий Гигантуму вертикальное положение. Одновременно с этим он нажал на пиктограмму трансформации, и робот быстро склонился вперёд и принял свою вторую форму, задавив при этом нескольких миуки. Одновременно с этим на сенсорах управления всплыла контрольная панель спинных турелей. Перк мгновенно нажал на активацию, и всё вокруг залилось огнём пушек и пулемётов. Миуки в радиусе пятидесяти метров были просто сметены.

   - Все залезайте под меня! Все под меня!

   Горстка машин, оставшихся в строю, устремилась под Гигантума. Перк утешало то, что запасы патронов и снарядов у Гигантума поистине огромны, и он сможет даже в одиночку выкашивать миуки какое-то время. Жаль только, что теперь нет ни одной возможности зарядить пусковую установку. Вторая позиция была для этого непригодна. К тому же, когда боезапас истощится, шансов на нормальную оборону не останется вовсе. Вторая форма была последним крупным резервом, бывшим у Гигантума.

   Толпы миуки обступали его со всех сторон. Они старались атаковать его конечности, чтобы обрушить машину вниз. Тогда бы она стала для них лёгкой добычей, но Гигантум не сдавался. Пока было можно, нужно было держать оборону из последних сил. Когда Эдисон в очередной раз вышел на связь, Перк ожидал услышать о том, что к ним приближается ещё один неизвестный миуки, но дело обстояло по-другому.

   - Отличные новости, Перки, они уже прибыли. Осталось продержаться недолго. Они уже входят в атмосферу.

   - Да, сэр. Скорее бы уж. Мы еле держимся.

   Миуки, как будто бы чувствуя, что надвигается опасность, продолжали усиливать натиск. Складывалось ощущение, как будто бы ворваться на территорию базы для них было сейчас очень важно. Гигантуму становилось всё труднее сдерживать их. Они начинали забираться на его лапы и пытаться пробиться за щиты. Паяльники начинали поднимать температуру, и система уже фиксировала перегрев в двух передних лапах.

   Но вдруг на связь вышел неизвестный объект. Он запрашивал прямую линию с Перком. Это был не кто-то со стороны, потому что связь с базой была активирована по умолчанию. Перк мгновенно ответил.

   - Здравия желаю, командор! Неплохая у вас оборона. Мы переходим под ваше командование.

   - Под моё командование? - удивился Перк.

   - Да. У вас ведь командирская машина. Управляйте.

   Тут же Перк увидел на дисплее командирского интерфейса то, что к нему в подчинение перешло шестьдесят орбитальных бомбардировщиков, из которых сорок пять было лёгкими, а пятнадцать тяжёлыми.

   - Вы знаете здесь ситуацию, а мы в авральном режиме пикируем с орбиты. Задавайте цели.

   - Через сколько вы выходите на рубеж атаки?

   - Через двадцать секунд. Мы уже вошли в атмосферу.

   - Отлично. Тогда тяжёлые бомбардировщики должны атаковать миуки за каньоном, - Перк назначил цели машинам, - а лёгкие выкосить каньон.

   - Выполняем, командор. Ожидайте.

   Пилот не лукавил. Ровно через двадцать секунд Перк увидел впечатляющее зрелище. Несколько лёгких машин покрыли зажигательными бомбами весь каньон. Они сбрасывали их точно и слаженно. Весь каньон был покрыт усилиями двух машин. Остальные продолжили атаковать миуки дальше. Появление своих привело перка в неописуемый восторг. А особенно то, что его назвали командором.

   Сверхтяжёлые бомбардировщики летели гораздо выше, и Перк вряд ли бы разглядел их, если бы не сенсоры наблюдения.

   - Отлично, командор. Задание выполнено. Ждём дальнейших указаний.

   - Подавляйте миуки на подступах к каньону, не давайте им войти в него.

   - Мы сделаем это. Считайте, что обстановка стабилизирована.

   Подавив остатки миуки, Перк расслабился и облокотился на спинку кресла, выключив звук у системы внешнего акустического контроля. В голове у него звенело от этой тишины. Но у него вызывал радость тот факт, что куда бы он ни посмотрел на сфере обзора, везде бушевал огонь, вызванный атакой бомбардировщиков.

   - Ты справился, Перки, - спустя примерно пятнадцать минут вышел на связь Эдисон, - обстановка стабильная. Можешь заводить машину обратно.

   - Да, сэр. С удовольствием.

   Перк нажал на трансформацию и немного потрёпанный Гигантум принял свою человекообразную форму. Система сообщала о том, что подвеска правой стопы повреждена в нескольких местах, и для сохранения целостности конструкции передвигаться небольшими шажками. Перк выполнил её предписание. Он делал шаг левой ногой, и только потом подносил правую. При этом казалось, как будто бы он слегка прихрамывает. Левая нога тоже была повреждена, но незначительно.

   Едва войдя на базу, он сразу же направился в ангар. Его уже встречали ликованием жители и работники базы. Перк сделал приветственный взмах правой рукой, которая немного почернела от атак паяльников, и была немного изъедена кислотой. Остановив машину в ангаре, он вылез наружу. Его тут же обступили люди. Они жали его руку, говорили слова благодарности. В ответ Перк говорил, что Гигантум хоть и сыграл значительную роль в обороне, всё же был не один. Ему помогали. Других пилотов тоже чествовали, но не так, как Перка.

   Сквозь толпу, расталкивая людей, к Перку подошла Мэри и крепко обняла его.

   - Я так рада! Ты жив!

   - Да конечно жив! Мне-то что будет? Даже если робот выходит из строя, конструкция гарантирует пилоту сохранение жизни в течение нескольких даже при натиске миуки, - это была фраза, которую Перк подготовил для своей речи на защите проекта, - Ты как? Зачем ты полезла туда? Он всё равно не выжил бы.

   - Я должна была. Прости.

   - Ладно. Всё позади, - улыбнулся юноша.

   В этот момент с Мэри на связь вышел неизвестный профиль. Она приложила компьютер к уху, послушала недолго и протянула Перку.

   - Это тебя.

   Инженер удивился и поднёс компьютер к уху.

   - Ну что, молодой человек? Переодевайтесь и ко мне, - Перк узнал голос Эдисона, - мы тут с господином Соллером уже ожидаем тебя.

   - Обстановка по-прежнему стабильна, сэр?

   - Да. Обстановка - лучше не придумаешь, - боевой флот это тебе не ограниченный гарнизон. Вся планета горит, Перк. Атмосферные установки работают в усиленном режиме. Обогащают воздух. Ну да, что я тебе сейчас рассказываю? Приходи, поговорим. Есть что обсудить.

   - Да, сэр, только можно сначала в душ?

   - Конечно. Помойся, переоденься, и ко мне. Это терпит. Тем более, что у меня сейчас военные на трёх каналах.

   - Хорошо.

   - Жду, - отключился начальник базы.

   - Меня к Эдисону, - сказал Перк, отдавая Мэри компьютер.

   - На вечер всё в силе?

   - Конечно, - Перк улыбнулся и поцеловал её.

   К этому времени толпа людей уже перевела своё внимание на Гигантума. Они рассматривали мощную машину. Спорили по поводу повреждений. Но Перку интереснее всего было бы найти в гуще массы мёртвых миуки свои щиты, и посмотреть, в каком состоянии они. Это может многое сказать. Особенно повреждения левого щита - о характере атак гигантского летающего миуки, которого до этого они не встречали. Да и сам он представлял, пожалуй, даже больший интерес.

   Но это всё будет потом, когда боевые действия на планете стихнут. Хорошо, что обстановка нормализовалась, но это ещё далеко не конец, и Перк это понимал.

   Тёплые струи воды немного расслабили перенапряженное боем тело. Перку совсем не хотелось из-под них выходить, но заставлять Эдисона ждать было нельзя. Позволив себе постоять под душем немного дольше, чем обычно, юноша вышел из него, оделся, сел в машину и направился к руководителю базы.

   Теперь казалось, что события сегодняшнего дня пролетели очень стремительно. Эта мощная оборона, это кошмарное огромное сражение. Всё это сейчас казалось почти нереальным И в этот момент только уставшее тело, за несколько часов преодолевшее небывалые для себя нагрузки, напоминало об этом. Перк ехал к Эдисону медленно, глядя по сторонам и наслаждаясь тем, что эта база сохранила свой вид. Сейчас орбитальной авиации, пребывшей на помощь к андарианскому гарнизону, может быть, было бы некого спасать. Но благодаря Перку и другим отважным людям этого не случилось.

   Перк подъехал к главному зданию завода, поставил машину на ручной тормоз и вышел. Здесь было немноголюдно. После того, как обстановка нормализовалась, все были отпущены по домам. Но раз Эдисон вызывал Перка, сам он был здесь. Молодой инженер поднимался на лифте и размышлял над тем, что ему скажет начальник базы.

   Вид у Эдисона и Соллера был уставший, но они мирно о чём-то беседовали. На столе стояла большая бутылка виски, а в стаканах у начальника база и руководителя производства было налито по одной порции. Они курили. Соллер свои чёрные сигареты, а Эдисон большую сигару.

   - Проходи, садись.

   Эдисон положил сигару в пепельницу, встал, достал из бара пустой стакан, налил в него виски и пододвинул Перку.

   - Давайте выпьем.

   Он выглядел ещё более усталым, чем до нападения миуки. Мало того, что вторые сутки на ногах, так ещё и крайне критическая обстановка.

   - Мне ещё ехать сегодня, - сказал Перк.

   - Найдём кого-нибудь, кто тебя отвезёт. Сегодня у многих день был полегче, чем у тебя. Пей.

   Перк чокнулся с Эдисоном и Соллером, и выпил. Виски был очень горьким, но чувствовался определённый вкус. Эдисон знал толк в алкогольных напитках.

   - Поздравляю тебя с четвёртым классом, - Руководитель базы сделал большую затяжку, - свой проект ты защитил с блеском.

   От этой фразы у Перка на лице появилась широкая улыбка.

   - Это серьёзно?

   - Да. Военные меня уже задолбали спрашивать, кто тот отважный командор, который отстоял нашу базу. Сказали, что нам по штату не положено иметь таких в своём гарнизоне.

   - Но мы им объяснили, что это экспериментальный робот и экспериментальная работа, - сказал Соллер, гася очередной окурок.

   - Они аж охренели, - Эдисон и Соллер немного рассмеялись.

   Руководитель базы посмотрел на монитор, а после повернулся к сидящим.

   - Семьдесят первый грузовой флот вылетел на Андару для пополнения запаса зажигательных бомб, - усмехнулся он, - бомбардировщики за несколько дней израсходовали почти что месячный боезапас. Хорошо, что все укомплектованы по военному регламенту.

   - Да, теперь наверно даже эту норму увеличат, - сказал Соллер, - и хорошо.

   - Да. Сейчас здесь введут такой регламент, что планета будет гореть ещё пару лет, пока все миуки не сгорят.

   Эдисон встал и разлил ещё виски по стаканам.

   - Давайте. За будущую победу.

   - За неё, - Соллер чокнулся, выпил, и закурил ещё одну сигарету.

   - Сейчас тебя засыплют предложениями, Перки, - сказал Эдисон, - теперь мы вряд ли тебя удержим здесь. Оно и к лучшему. Посмотришь Андару. Узнаешь секретные данные. Я им дам твой профиль во время переговоров. Пусть с тобой решают. Только не соглашайся на первое попавшееся предложение.

   - Хорошо.

   - Жаль терять таких специалистов, - сказал Соллер даже немного огорчённо.

   - Что делать, что делать. Сейчас военные немного разгребут всё это дерьмо, и займутся Перком и его Гигантумом.

   Эдисон затянулся пару раз сигарой и рассмеялся.

   - Такая хрень! - сказал он, - такая хрень.

   - И не говори, - подтвердил Соллер, тоже заливаясь смехом.

   - Что дальше думаешь по повышению класса?

   - Я пока не знаю, я же только что четвёртый получил. Надо это обдумать.

   - Да. Пока ничего конкретного не думай. Сейчас получишь приглашение и всё придётся пересматривать.

   - Если хочешь, спрашивай совета. Мы тебе скажем, куда стоит идти, а куда нет.

   - Хорошо. Спрошу.

   Они просидели ещё около часа, ведя разные разговоры в основном на тему сегодняшних событий.

   - Ладно, надо идти наверно спать, Соллер, - сказал Эдисон, посмотрев на

   - Не мешало бы.

   - Сначала вызови парню машину. Надо ещё кое-что обсудить.

   - Минуту

   Соллер нажал вызов по громкой связи. Долго висела тишина, а потом уверенный мужской голос ответил:

   - Слушаю.

   - Ну что, Кристи, ты свободен сейчас?

   - Да.

   - Подъезжай к главному корпусу. Заберёшь парня на крыльце, отвезёшь, куда скажет.

   - Хорошо. Буду через десять минут.

   - Ладно, Перк, удачи тебе и спасибо за эту оборону. По поводу наград ничего обещать не могу, решится потом.

   - Да не нужны награды, сэр, я должен был это сделать.

   - Не спорь. Награды значит награды.

   - Хорошо.

   - Можешь пару дней не ходить на работу.

   - Ребята прикроют, - сказал Соллер.

   - Посмотрим, как будет настроение. Надо отдохнуть сначала.

   - Да. Отдохнуть и поспать, - устало кивнул Эдисон.

   - Силы нам всем скоро очень понадобятся.

   - Здесь начнётся война, сэр?

   - Здесь давно война, молодой человек. А это будет кампания на уничтожение. Всё уже решено.

   - Давно пора, - покивал Соллер.

   - Значит, кампания...

***

16.10.2013 Ржев

  

  

  

  

  

  

  


home | my bookshelf | | Гигантум |     цвет текста   цвет фона