Book: Меняем мальчика на девочку



Меняем мальчика на девочку

Галина Анатольевна Гордиенко

Меняем мальчика на девочку

Глава 1

Находка

Эта необычная история началась в прекрасное весеннее утро, в воскресенье. Впрочем, далеко не вся семья Романовых считала это воскресное утро прекрасным. Во всяком случае, не её мужская половина. И неудивительно: именно мужчин сегодня ждала уборка давным-давно захламлённого гаража. Мама больше не хотела слушать никаких отговорок. И сколько Илья с папой не пытались её убедить, что там находится всё только самое нужное, ничего не получалось — мама лишь сердилась и грозила заняться уборкой лично.

Допустить подобное мужчины никак не могли. Уж очень по-разному они представляли себе ценности. Например, выбор между старой, но ещё целой велосипедной цепью и пустой трёхлитровой стеклянной банкой Илья с отцом сделали бы отнюдь не в пользу последней. Но не мама!

В результате с самого раннего утра они работали в гараже. И почти смирились со своей печальной участью. А чем дольше разгребали завалы в подвале и на бесчисленных стеллажах, тем лучше понимали: пропало не только чудесное утро, пропало и само воскресенье.

Вот где настоящая дискриминация!

Ещё и десятилетняя Тайка крутилась рядом. Якобы помогала. И не менее увлечённо путалась под ногами её приручённая ворона Марфа. Обе старательно нервировали несчастных тружеников. Так и норовили опрокинуть что-нибудь тяжёлое. Или уронить с полок что-нибудь бьющееся. Например, стеклянные банки с мамиными компотами и вареньем.

Тайка бессовестно приставала с самыми каверзными вопросами. Илья терялся, а отец надолго застывал посреди гаража, раздумывая над ответом.

Последний вопрос любимой дочери отцу до сих пор переварить не удалось. Он звучал так:

— Па, а правда, пацанов, когда лезут, надо бить ногой прямо в пах? Я от девчонок из восьмого слышала. Я спросила — где пах, а они смеются! В ухо вернее, да, па? Если кулаком?

Отец после этой Тайкиной тирады уже в третий раз задумчиво перетаскивал банку с машинным маслом с полки на полку, а с ответом всё ещё не нашёлся. Илья же покраснел и в сердцах показал искренне удивлённой Тайке кулак.

Вообще-то Тайка недолго обдумывала причины странного поведения старшего брата. Секундой позже она наткнулась на небольшой пёстрый свёрток.

Обнаружила его Тайка совершенно случайно. Он валялся прямо под ногами — наверное, его случайно сбросили с верхних полок. Этот аккуратный рулончик сразу заинтересовал Тайку. Он заметно выделялся среди груды полуржавых железяк и поседевших от времени резиновых шлангов. Прямо-таки бросался в глаза!

Тайка с готовностью подняла его и теперь с недоумением рассматривала странно знакомую тряпицу в мелкий цветной горох. Ей вдруг стало не по себе. В голове мелькало что-то о смерти прабабушки, о прошлогодней поездке в деревню, необычной болезни…

Погрузившись на минуту в воспоминания, Тайка лишь пожала плечами и просто развернула таинственный свёрток. И звонко чихнула: на неё приятно пахнуло сухими травами.

* * *

Илья о Тайкиной находке не знал. Он добросовестно перетаскивал пустые канистры из-под бензина в отведённый для них угол. И вдруг насторожённо застыл посреди гаража. Ему показалось: что-то изменилось. Илья озадаченно наморщил лоб, пытаясь понять, что же именно, но не смог. И с досадой вернулся к уборке.

Лишь когда отец, сомнамбулой тащивший всё ту же банку, налетел на Илью, и пришлось одной рукой поддерживать его, а другой — ловить тяжёлую бутыль, до мальчика дошло: в гараже стало слишком тихо.

Тишина и Тайка — понятия настолько несовместимые, что Илья с облегчённым вздохом подумал: «Ушла». Но тут где-то рядом закричала ворона, и заманчивая мысль умерла, не успев толком родиться. Нагловатая горластая птица следовала за младшей сестрой как верный пёс и не сопровождала Тайку разве что в школу. А значит…

Илья нервно вздрогнул. Подобное затишье в их семействе чаще всего заканчивалось очередной катастрофой. Как правило, нешуточной. Тайка на мелочи никогда не разменивалась.

Илья вручил отцу спасённую банку и обернулся: Марфа по-прежнему кричала, словно кота в гараже увидела, а он успел выдрать из её хвоста по меньшей мере половину перьев.

Илья нахмурился: младшая сестра сидела на корточках в самом дальнем углу гаража и что-то увлечённо рассматривала. А на возбуждённую ворону — птица буквально наскакивала на хозяйку, при этом мерзко орала и суматошно хлопала крыльями — не обращала ни малейшего внимания.

«Чёрт, что она там выудила?!»

* * *

Тайка с любопытством перебирала только что найденные сокровища. Они были ни на что не похожи и этим очень интересны.

Особенно Тайке понравился лёгкий, полупрозрачный, цвета гречишного мёда камешек. Девочка даже понюхала его. Он, к Тайкиному удивлению, пах не мёдом, а смолой. И приятно нагревался в руке.

Тайка посмотрела сквозь камень и тихо рассмеялась: гараж исчез, перед глазами крутилась золотистая вьюга. Показалось, она слышит шелест трущихся друг о друга мельчайших крупинок, постепенно затягиваемых в изумительную по красоте спираль. Она вдруг начала светиться, всё увеличивая и увеличивая накал. Восхищённая Тайка затаила дыхание: что же дальше?

— Ну-ка, отдай это, — вдруг раздался за спиной взволнованный голос старшего брата.

Тайка испуганно вздрогнула, автоматически сжала кулак и обернулась. Над ней нависал мрачный Илья. Его глаза только что не испепеляли забавные безделушки, бережно разложенные девочкой на тряпочке. Ясно было, брат здорово злится. Но почему?

Тайка быстро сунула руку в карман джинсов. Вскочила на ноги и возмущённо воскликнула:

— Эй, ты чего?!

Под ноги метнулась взъерошенная Марфа. Тайка наклонилась и привычно приласкала её.

Однако сегодня вороне это не понравилось. Марфа шарахнулась от Тайкиной руки и недовольно, скрипуче закричала. Девочка изумлённо посмотрела на неё.

— И ты туда же? С ума меня решили свести, да?

— Тебя сведёшь, как же, — угрюмо проворчал Илья, поспешно собирая с пола разбросанные сокровища, таинственные и притягательные.

Ошеломлённая Тайка не протестовала. Она лишь снова сунула руку в карман, радуясь, что вовремя изъяла из забавного свёртка камушек. А чтобы старший брат ничего не заподозрил — Тайка в жизни особой покладистостью не отличалась — она сварливо крикнула:

— Чего хватаешь, а? Твоё, что ли?

— Что ли, — сурово отрезал Илья, старательно заворачивая в тряпку найденные девочкой безделушки. И сердито добавил: — Вечно суёшь нос, куда не просят!

Тайка мгновенно надулась. Илья покосился на сестру и чуть мягче сказал:

— Шла бы гулять, солнце на улице. Или к компу, пока свободен. Чего тут вертишься? Мешаешь нам только.

— Подумаешь, мешаю им! Ну и уйду, очень надо…

Тайка оскорблённо мотнула кудрявой головой и медленно начала отступать к дверям. Больше всего на свете она сейчас боялась: вдруг Илька в последнюю секунду вспомнит о чудесном камушке?

«Ни за что не отдам, — Тайка украдкой погладила карман. — Он мой навеки!»

Уже выскакивая из гаража, Тайка победно воскликнула:

— Сам виноват! Нечего разбрасывать, раз твоё! На полу всё валялось, понял?

Противная ворона за хозяйкой не спешила. Смерила мальчика таким нехорошим взглядом, что Илья почему-то почувствовал себя обманутым. Ощущение оказалось настолько сильным, что он тут же бросился проводить ревизию только-только завёрнутой в пёструю ткань мелочи.

Марфу его подозрительность лишь разозлила. Она оглушительно каркнула, долбанула своим страшным клювом едва ли не по пальцам Ильи, а затем шумно вымелась вслед за Тайкой.

— Ёлки, что за демонстрация? — Илья растерянно пожал плечами.

Он чуть ли не носом ткнулся в драную тряпку и озадаченно наморщил лоб: на первый взгляд, всё на месте. Ну, насколько он помнил. Впрочем…

Илья нахмурился и пальцем поворошил содержимое отвратительного свёртка, привезённого прошлой осенью из деревни. Он насмешливо фыркнул: якобы вещички из шкатулки умершей прабабушки. Она, по словам Тайки, считалась местной колдуньей. И вряд ли доброй.

В последнее, то есть в колдовство, Илья до сих пор верил слабо. Но из-за некоторых прошлогодних событий предпочитал от бабкиного наследства держаться подальше. Так, на всякий случай. Поэтому и припрятал свёрток в гараже. Кто ж знал, что любопытная Тайка на него наткнётся? Обычно она здесь и не показывалась.

Мальчик пожал плечами и начал медленно сворачивать пёструю тряпицу. Но тревога не уходила. Казалось, что-то не в порядке, что-то он упустил. Вот только что? Тайка на этот раз отдала ему свою находку абсолютно спокойно.

Илья засунул опасный свёрток в самый дальний угол верхней полки, заставил пустыми стеклянными банками и лишь после этого спрыгнул со стула. «Рыжику сюда в жизни не забраться», — успокоенно подумал он.

Взял очередную канистру из-под бензина, посмотрел на часы и обречённо вздохнул: воскресенье убито — это факт. Они с отцом тут и до вечера не управятся, как ни старайся. Пахать, короче, не перепахать!

Глава 2

Странные сны

Сегодня за ужином Романовы больше молчали. По разным причинам. На кухне стояла непривычная тишина, но никто этого не замечал.

Уставшие Илья с отцом только что не клевали носами над своими тарелками и мечтали пораньше оказаться в постелях.

Рита угрюмо вертела в руках вилку и ни на кого не смотрела. Она в очередной раз поссорилась с Игорем Савченко и вряд ли вообще замечала, что ела.

Мама, обычно превращавшая воскресный ужин в праздничный вечер, впервые изменила правилам. Сегодня она решила попробовать в действии новые наушники — подарок коллег по работе ко дню рождения. Она сияла от восторга: можно уходить от музыкального центра даже на кухню и при этом не путаться в проводах, которых просто нет!

И десятилетняя Тайка притихла, что вообще удивительно. Не устраивала ежевечернего шоу со смешными рассказами о своих сегодняшних вылазках и показом в лицах особенно забавных сцен. Она незаметно трогала в кармане украденный из гаража камень и молчала. Девочка была им буквально очарована и больше всего на свете хотела спрятаться в детской и вплотную заняться новой игрушкой. А пока просто наслаждалась странно живой и тёплой поверхностью своей находки.

Ужин всем казался бесконечным. Романовы не болтали, не смеялись, не обменивались мнениями, не спорили и не подшучивали друг над другом. Просто ели. А потом всё как-то быстро и незаметно разошлись по своим комнатам.

Рита, правда, какое-то время повисела на телефоне, но трубку бросала сразу же, едва ТАМ её поднимали. Она топталась в коридоре добрых полчаса, однако так и не сказала ни слова своему таинственному абоненту. И наконец тоже исчезла у себя.

Тайку сегодня вечером — едва ли не впервые! — подобный расклад совершенно устраивал. Она заглянула поочерёдно в каждую спальню и пожелала всем спокойной ночи. На всякий случай. Чтобы потом не вздумали сунуться к ней. Забежала на пару секунд в ванную и со вздохом облегчения закрыла за собой дверь в детскую: одна. Теперь можно как следует рассмотреть свою нечаянную находку!

Разогревшись в руках, замечательный камушек мягко светился и ещё сильнее пах смолой. Аромат казался терпким, приятным, и Тайка с удовольствием потянула носом.

Коричнево-золотистый, почти идеально круглый, покрытый сетью матовых трещин, камень с одной стороны оказался как бы срезан. Эта плоская сторона, единственная, была отполирована. Она напоминала крошечный, таинственно мерцающий экран. Или глазок, в глубине которого теплился оранжевый, цвета осенних листьев, огонёк. Чудный камушек завораживал, и околдованная Тайка протяжно вздохнула. Ей почему-то совершенно не хотелось с ним расставаться.

Она подошла к зеркалу, приложила камень к взлохмаченным волосам и невольно улыбнулась: цвет такой же. Ну, почти. В её кудрявой шевелюре, к сожалению, больше огня. А вот глаза… Да, глаза практически того же оттенка! Как и веснушки.

Помрачневшая Тайка с досадой отвернулась от зеркала и прошептала:

— Повезло мне! Родиться рыжей…

Долго расстраиваться десятилетняя Тайка не умела. Показала собственному отражению язык и рассмеялась. Сжала полюбившийся камушек покрепче — расставаться ним не хотелось ни на секунду — и нырнула в постель.

Тайке внезапно показалось: забавный рыжий камень принесёт ей удачу. Может… может, он волшебный?!

* * *

Запах прогретого жарким солнцем соснового леса, ароматный, смолистый, преследовал Тайку и во сне. Но абсолютно не мешал. Даже нравился. Тайка неосознанно сунула плотно сжатый кулак с камнем под щеку. И улыбнулась, от её находки шло приятное тепло.

Девочке снилось: она не ошиблась, камушек не простой — волшебный. Ей, Тайке, очень повезло, что он попал именно в её руки.

Тайка сквозь сон подумала: «Какое счастье, что я с утра увязалась за Илькой и папой. Иначе бы не наткнулась на смешной свёрточек. Илькин, конечно. Раз он так на меня рассердился. Интересно, сам Илька знает, что камушек не простой? Нет, наверное. Илька уже большой. А взрослые, они в чудеса совсем не верят. Глупые…»

Тайка прижала к щеке гладкий камень и судорожно вздохнула. Её почему-то переполнял восторг. Вдруг пахнуло приключениями. Разгорячённое лицо словно ветром обдуло. Солоноватым и влажным.

— Волшебный, — пролепетала девочка.

Во сне всё кажется возможным, десятилетняя Тайка воспринимала увиденное как должное. И с помощью удивительного камня перелистывала незнакомые, таинственные миры, как страницы обычной книги. Они очаровали её. Девочка никак не могла остановиться. Тайка искала. Не знала точно, что именно, но искала. И её выразительное веснушчатое личико то озадаченно хмурилось, то расцветало в улыбке.

Перед спящей Тайкой одна за другой сменялись яркие, поразительно живые картинки. Они никогда не повторялись.

Люди в самых причудливых одеждах и с разным цветом кожи. Странные, невиданные животные. Некоторые из них посматривали на девочку вполне разумными, почти человеческими глазами. Самые экзотические растения. Необычные земли. Небеса над ними мало напоминали земное небо, а солнечный свет просто пугал, до того казался чужд. Драконы, птеродактили, страшные пресмыкающиеся мелькали пёстрым калейдоскопом и заставляли Тайку порой вскрикивать во сне. И она сильнее сжимала камень, источающий пьянящий аромат смолы.

* * *

Тайку так увлёк изумительный сон, что она не услышала будильника. Возмущённой Рите пришлось поднимать её на целых полчаса позже обычного, они с Ильёй уже заканчивали завтракать.

Это оказалось непросто. Тайка и на старшую сестру не хотела реагировать. Лишь дёрнула плечом и пробормотала, чтобы её оставили в покое и дали досмотреть сон. И вообще — закончить поиски. Мол, это очень важно. Она, Тайка, просто кожей чует.

Рита нервничала: через полчаса предстояла встреча с бессовестным Игорем. Как с ним держаться, Рита не представляла. Её и сейчас трясло от злости, стоило вспомнить, как Савченко вчера глазел на Светку Татарникову. Он согласился пойти к ней на день рождения. Один, без Риты!

В таком состоянии Рита никак не могла тратить время и нервы на младшую сестру с её вечными фокусами. Поэтому бесцеремонно сорвала со спящей Тайки одеяло и крикнула почти в ухо:

— Проснись, наконец! Какие поиски?!

— Не знаю, — буркнула Тайка, пытаясь вслепую нашарить одеяло.

Она всё ещё рассчитывала досмотреть сон, но Рита безжалостно продолжала теребить её — пришлось проснуться.

Тайка горько вздохнула и, не открывая глаз, села в постели. Оставалась надежда — Ритка сейчас уйдёт, и она снова ляжет. Тайка едва заметно улыбнулась своей мысли.

Но Рита окончательно рассердилась. И грозно пообещала через пару секунд прийти со стаканом воды. Холодной воды!

Потом она стащила Тайку с постели, сунула ей в руки полотенце и раздражённо воскликнула:

— Марш в ванную, лахудра несчастная! В школу опоздаешь! Посмотри на часы!

Рита сердито хлопнула дверью. Тайка с трудом пришла в себя. Растерянно осмотрела такую знакомую комнату и разочарованно прошептала:

— Надо же, дома! А снилось…

Тайка с большим трудом разжала онемевшую ладонь: в ней по-прежнему лежал тёмно-золотистый камень.

* * *

— Наконец-то появилась, — Илья окинул взглядом понурую фигурку младшей сестры и невольно хмыкнул: — Ты что же, Рыжик, не спала ночью?

— Очень даже спала.

Тайка села на своё место и брезгливо сморщила нос. Подтолкнула пальцем поближе к брату бутерброд с маслом и сыром. Подумала и отправила туда же варёное яйцо.

— А что тогда вставать не хотела? Твой будильник мёртвого мог поднять.

Илья сделал суровое лицо и небрежно отфутболил чужой завтрак обратно. Тайка воровато оглянулась на дверь: Рита напевала где-то в ванной.



— Слушай, съешь, а? — умоляюще прошептала она. — А я тебе что-то скажу. Интересное!

Илья посмотрел на забавную веснушчатую мордашку, взъерошенные после сна ослепительно рыжие кудряшки и усмехнулся:

— Нет уж, Рыжик! Без завтрака в школу нельзя.

— А я йогурт возьму, а? Ну, честное слово! Всё до капли съем.

— И яйцо, — категорично потребовал Илья.

Тайка недовольно сдвинула брови, но спорить не стала. Поспешно отдала ненавистный бутерброд брату и сердито проворчала:

— С чего только мама взяла, что без хлеба — не сытно?

С завтраком Тайка расправлялась лихорадочно. Сопела, давилась и роняла крошки. Она опасалась не успеть к приходу Риты, с ней договориться намного сложнее.

Илья невозмутимо проглотил Тайкин бутерброд и с любопытством спросил:

— Так что ты мне хотела рассказать?

— Понимаешь, — с набитым ртом прошепелявила Тайка, поднимая на брата громадные карие глаза, — мне сегодня такой сон снился! Тако-ой…

И тут Илья сплоховал. Сколько раз он потом жалел об этом! Но… Кто мог заглянуть в будущее? Сейчас же насмешливо бросил:

— Ах, сон! Ну, это скучно.

Он подмигнул разочарованной сестре и неторопливо вышел из кухни. А Тайка бросила упаковку из-под йогурта в мусорное ведро и обиженно подумала: «Будто я часто ему сны рассказывала! Этот был бы первым…»

Глава 3

Никому неинтересный секрет

Неделя для Тайки пролетела как один день. Утром — школа, днём — компьютер и весенние улицы, по ночам — захватывающие дух сны. Они с изумительной регулярностью повторялись, на их фоне дни казались девочке тусклыми и неинтересными.

Очарованная необычными снами, Тайка почти ничего не замечала. Она сомнамбулой бродила на переменах по школьным коридорам. Почти автоматически отвечала на уроках. Подавала дневник учителям. Писала, читала или считала. Чем-то рассеянно занималась дома, совершенно перестав ссориться со старшей сестрой. Она напряжённо ждала наступления вечера!

В собственную постель Тайка ложилась со странным ощущением, что идёт в театр. Почему-то девочка свято верила, причина чудесных снов — её камень. Гладкий, рыжий, тёплый и пахнущий смолой. Она практически не расставалась с ним.

Илья за неделю забыл небольшой инцидент в гараже. Однако всё равно посматривал на младшую сестру с некоторой тревогой, Тайка слишком притихла. Её необычайно подвижная, забавная мордашка в последнее время стала подозрительно задумчивой.

Илья озабоченно отметил: непоседливую и озорную Тайку словно подменил кто. Она не приносила из школы замечаний по поведению, не приобрела за последние дни ни одной царапины, ни одного даже самого крошечного синяка. Она не ссорилась с Ильёй по вечерам из-за компьютера, не таскала домой новых игр, совершенно не обращала внимания на Ритины придирки. Она перестала совершать набеги на её косметичку!

Впрочем, вполне возможно, несчастная Рита этого бы и не заметила, ссора с Савченко всё набирала и набирала обороты. Рита нешуточно страдала!

Илья угрюмо хмыкнул: вчера сестрица потребовала, чтобы он снова пересел к ней, а вещички Игоря с большим шумом перебросила на соседний стол. С негодующими комментариями, само собой. Илья, друживший с Игорем Савченко с первого класса, оказался меж двух огней. Оба требовали внимания к собственным проблемам, и оба осыпали противника полубредовыми обвинениями. О недавней влюблённости не шло и речи! Казалось, они ненавидят друг друга с самого рождения.

Игорь с Ритой настолько достали Илью за эти несколько дней, что он с большим трудом сдерживался и не пускал в ход кулаки. Хорошие затрещины заслужили оба!

Притихшая Тайка в эту сумасшедшую неделю казалась Илье настоящим ангелом. Только что рыжим, веснушчатым и без крыльев. На фоне сошедшей с ума Ритки, разумеется. Вот Илья и расслабился. Непозволительно расслабился. Хотя в воздухе витало что-то такое…

* * *

Субботу Илья встретил с энтузиазмом. Родители с самого утра уехали на дачу и оставили дом на них с Ритой. На целых два дня укатили. Фантастика!

Нет, всё-таки весна — настоящее чудо. И дача — дело стоящее. Огород в восемь соток и сад в шесть — тоже весьма неплохо. Работы сейчас — непочатый край.

Илья удовлетворённо усмехнулся: вряд ли мать с отцом вернутся в город раньше десяти вечера. Лишь бы дождь не пошёл. Сегодня можно даже не завтракать, а прямо с утра сесть за компьютер с новой игрой и забыть обо всём!

Тайка покрутилась рядом, но старший брат был занят и совершенно не обращал на неё внимания.

Тайка с досадой покосилась на монитор, Илья буквально прилип к нему, и неохотно поплелась к Рите.

Тайку распирала тайна: сегодня ночью она нашла. Нашла! Наконец-то ей встретился нужный мир, именно его искал чудесный камень. Тайка мгновенно это поняла. Сама удивилась, насколько ясно, чётко почувствовала — всё. Конец поискам. Этот мир оказался сегодняшней ночью третьим и последним. А обычно она сбивалась со счёту.

Правда, таинственный мир показался Тайке не очень интересным. Слишком он походил на Землю. Но камень упрямо остановился на нём, и чуткая Тайка лишь растроенно вздохнула.

Оставшуюся часть ночи она задумчиво рассматривала странные, многобашенные города, сказочно прекрасные замки, крошечные деревеньки, словно нанизанные на нити равнинных, нешироких речушек, заповедные, почти нетронутые леса, диких зверей в них…

Разочаровывали девочку только люди. Уж очень они обычные. Разве что одеты немного по другому.

Да, и ещё одно поразило Тайку: в этом мире она не увидела ни одной машины! Там не дымили заводы, не летали самолёты, не мчались по асфальтированным дорогам легковушки, автобусы или трейлеры. Она и велосипедов не заметила на узких городских улочках.

Тайка пожала плечами: если бы аборигены внешне не повторяли землян, как отражения в зеркале, она бы ничуть не удивилась. А так…

Странно, почему нет машин?

Ведь люди те же!

Тайка тяжело вздохнула. Отпихнула путающуюся под ногами ворону и осторожно приоткрыла дверь в комнату старшей сестры.

К её удивлению, Рита до сих пор валялась в постели. Правда, полностью одетая. И мрачная-мрачная. Ни книжки в руках, ни наушников. Она даже не подкрасилась!

Тайка неуверенно потопталась на пороге, но уходить не хотелось. Уж слишком трудно оставаться со своим открытием наедине. Не терпелось рассказать о нём хоть Рите.

Тайка ещё раз скрипнула дверью и робко пролепетала:

— Рит, ты чего?

Девушка вздрогнула и нехотя подняла глаза. Увидела в дверях всклоченное, рыжее облачко и невольно усмехнулась:

— Так.

— Никак с Игорем не помиришься? — сочувственно поинтересовалась Тайка.

— Я с ним и не собираюсь мириться, — зло отозвалась сестра.

— Почему?

— По кочану, — отрезала Рита. — Мне теперь другой нравится! Савченко до него как до неба, поняла?

— А-а-а… — недоверчиво протянула Тайка.

Рита едва слышно выругалась и села. Она сейчас мечтала об одном: чтобы её оставили в покое. Или нет! Чтобы позвонил презренный предатель Савченко и умолял о прощении. И о свидании. А она… она…

Рита никак не могла придумать, как же она должна ответить Игорю — послать к чёрту? Гордо сообщить, что давным-давно нашла ему замену? Заявить, что он никогда ей не нравился, и она встречалась с ним раньше исключительно из жалости?

Тайка легонько толкнула старшую сестру в плечо, и Рита очнулась, так и не расправившись с Савченко даже в мечтах. Она сердито посмотрела на веснушчатое остроносое личико. Бросила слегка раздражённый взгляд на противную ворону, удобно устроившуюся у дивана, и невольно хмыкнула:

— Ну, чего тебе?

Другого разрешения говорить Тайке не требовалось. Она моментально присела у Риты под боком и с готовностью начала:

— Знаешь, Рит, я давно хотела тебе сказать…

— Почему не Ильке? — прервала её великие откровения, жаждущая одиночества несчастная влюблённая.

Тайка снова тяжело вздохнула. Рита ждала ответа. Девочка грустно призналась:

— Илька занят. И ничего не слышит.

— А! За компьютером, — трезво констатировала старшая сестра.

— Ага.

— И что?

— Понимаешь…

— А быстрее не можешь?

— Да ты ж сама не даёшь! — жалобно воскликнула Тайка.

Её громадные карие глаза начали подозрительно поблёскивать, и Рита поспешно сказала:

— Только без слёз. Так и быть, рассказывай.

— Ага, — благодарно улыбнулась Тайка. — Знаешь, Рит, у меня камушек есть.

— Надо же! И какой? — равнодушно поинтересовалась старшая сестра.

— Волшебный.

— Да что ты?

— Честное слово, волшебный! Хочешь, покажу?

— Давай, — обречённо согласилась Рита. Она прекрасно понимала, что иначе от Тайки не избавиться.

Младшая сестра поспешно полезла в карман. Потом помахала крепко сжатым кулаком прямо у Риты под носом.

Рита отшатнулась и раздражённо поторопила:

— Ну?

— Вот, — гордая Тайка разжала кулак.

Рита покосилась на небольшой камень на её ладони и пожала плечами.

— И с чего ты взяла, что он волшебный? — насмешливо буркнула она.

Тайка сдвинула рыжие брови и серьёзно сказала:

— Волшебный. Точно — волшебный. Знаешь, какие сны я с ним вижу? Я… я путешествую! — Она таинственно понизила голос. — И ещё…

— Что?

— Сегодня ночью он наконец нашёл тот мир, который искал!

— Кто искал? — сестра смотрела непонимающе.

— Камень. Вот этот. Ну, вместе со мной!

Рита терпеливо спросила:

— А зачем?

— Не знаю. Честно, не знаю. Только он ещё что-то ищет, правда-правда. В том мире.

— Господи, — демонстративно зевнула Рита. — Что за сказки? Тебе ведь уже десять лет, а не семь или восемь!

— Это не сказка, — упрямо заявила Тайка.

До сих пор молчавшая ворона почему-то громко завопила. Гнусно завопила, нужно сказать. И даже нагло долбанула клювом по ножке дивана. То ли поддержать Тайку хотела, то ли привлечь таким образом внимание Риты. Позже Рита поймёт, что последнее. Но сейчас она просто ещё раз длинно зевнула и небрежно протянула младшей сестре её сокровище. Легонько дёрнула Тайку за рыжую прядь и добродушно буркнула:

— Хочешь, скажу, что за камень?

Тайка кивнула. Открыла рот и взволнованно уставилась на Риту.

— Янтарь. Необработанный. Потому и тусклый такой. Видишь, только тут отполировали?

Рита ткнула пальцем в крошечную плоскость. Тайка снова кивнула и с любопытством спросила:

— А почему он смолой пахнет? И лесом?

— Янтарь — смола и есть. Только окаменевшая.

— Сосновая смола?

Рита пожала плечами. Затем взлохматила золотистые Тайкины кудри и небрежно щёлкнула её по носу.

— У тебя всё?

— Всё, — печально отозвалась Тайка.

Марфа снова возмущённо заорала.

— Тогда двигай, — фыркнула Рита. — И не забудь ворону с собой прихватить. Терпеть её не могу, знаешь ведь.

Она проводила взглядом худенькую фигурку сестры, и почти сразу же её лицо помрачнело.

Рита тоскливо покосилась на телефон и дала себе самое твёрдое слово не звонить Игорю первой. Он ещё пожалеет, что поссорился с ней!

Глава 4

Тайка исчезла

Разочарованная Тайка ещё раз заглянула в зал. Илья по-прежнему сидел у компьютера. И по-прежнему ничего не слышал и не видел. Даже головы не повернул, когда она встала у него за спиной.

Тайка подошла к балконной двери и грустно вздохнула. Дождь — и когда он только начался? — прекращаться и не думал. Холодные, крупные капли монотонно продолжали лупить по стеклу. Мир за окном казался насквозь промокшим и скучно-серым. Как асфальт.

— Ёлки-палки, и на улицу-то не выйти…

Тайка обречённо поплелась в детскую. Какое-то время она честно копалась в учебниках, пытаясь настроиться на уроки. Не вышло. Потом почёркала в альбоме для рисования и нервно хихикнула. Нарисованная лошадь почему-то походила на свинью. Тайка начала раскрашивать её розовым. Ведь запросто можно сказать: она именно свинью и рисовала. Кто поймёт, что это — неудавшаяся лошадь?

Она со злостью отбросила фломастеры: теперь свинья стала напоминать большую розовую крысу. Как такое могло получиться? Что общего между лошадью, свиньёй и крысой? Ничего. О-о-о, они созданы одной рукой!

Совершенствовать свой последний шедевр Тайка не рискнула, решила оставить, как есть. Может… может, она так видит?!

Тайка посидела над совершенно дурацкой задачей по математике. И пренебрежительно фыркнула: два поезда, идущие навстречу друг другу, кому это в наше время интересно? Она просто уверена: скоро во всех домах появятся кабинки для «нуль-перехода», Илька недавно о них рассказывал. Раз — и ты где-нибудь на Аляске, смотришь собачьи бега. А то — поезда! Прошлый век.

Тайка прочла заданный на выходные рассказ Короленко. Написала упражнение по русскому языку. Поломала голову над контурной картой… Надолго её не хватило.

Тайка вынула из кармана таинственный камень. Всё равно забыть о нём не удавалось. Даже на час.

Она покатала его по ладони и в очередной раз понюхала. Потом зачем-то включила настольную лампу и поднесла янтарь к глазам. Ей вдруг захотелось посмотреть сквозь камень на свет. Золотистый вихрь — она его видела в гараже — Тайка не забыла. Только удивилась, что не сделала этого раньше.

Тайка развернулась к лампе и тут же, пронзительно вскрикнув, выронила камень: на неё из золотисто-коричневых глубин смотрел чей-то глаз! Глаз! Живой, человеческий, совершенно настоящий. Он, к ужасу девочки, даже моргнул!

В комнату заглянула встревоженная Рита.

— Ты что орёшь? Упала?

— Н-не я, — пролепетала Тайка, таращась на старшую сестру, как на привидение, — к-камень…

— Что — камень?

— Уп-пал.

— И из-за этого ты так заверещала?! — возмутилась Рита.

— Т-там г-глаз…

— Что?

— В-в к-камне…

Тайка пальцем указала на янтарь, лежащий на полу. На худеньком остроносом личике ярко светились бесчисленные веснушки, губы дрожали.

Рита пожала плечами и подняла камень. Но ничего интересного не заметила.

— Н-на с-свет взгляни, — тоненьким голоском подсказала бледная до голубизны Тайка.

— Ну, смотрю. И что?

— Ничего не видишь? — искренне удивилась девочка. Спрыгнула с дивана и подбежала к сестре.

— Естественно, ничего, — фыркнула Рита. — Кроме самого камня, конечно.

Тайка некоторое время недоверчиво смотрела на неё, потом робко улыбнулась. Её страх прошёл так же быстро как появился.

Она благодарно прижалась к Рите и чуть виновато воскликнула:

— А я… глаз увидела!

— Не карий, случайно?

Тайка непонимающе захлопала ресницами и задумалась. А через пару секунд неуверенно призналась:

— Кажется, карий.

— Вот ведь балда, — легонько шлёпнула по рыжему затылку Рита. — Это же твой! — И со смехом пояснила: — Ты просто его отражение увидела, всего дел-то. А заорала, заорала-то как! Я едва с дивана не упала!

— Чего ж тогда он моргнул? — строптиво возразила Тайка.

— А ты что, никогда не моргаешь? — парировала Рита.

Она подбросила янтарь вверх, ловко поймала и снова рассмеялась. Сунула камень Тайке в руку и вышла из комнаты.

Тайка проводила Риту взглядом и нехотя побрела к дивану. Почему-то она всё равно не сомневалась: глаз чужой. Пусть — карий, пусть — похож на её собственный, но — чужой.

Тайка задумчиво прикусила нижнюю губу и придирчиво осмотрела янтарь. И улыбнулась: правда, чего она боится? Глаз-то находится там, в глубине камушка, а она — здесь, в комнате. Рядом — Илька с Ритой. Они никогда её в обиду не дадут!

И с этой успокаивающей мыслью повеселевшая Тайка вновь поднесла янтарь к глазам. Ей очень хотелось увидеть светящуюся спираль и золотой вихрь. Как тогда, в гараже.

* * *

Страшный грохот в детской не только сбросил с дивана возмущённую Риту, но и мгновенно выдернул из-за компьютера Илью. Что понятно: даже в зале дрожали полы и звенели стёкла в окнах. Тут уж не до игры.

Старшие Романовы столкнулись у Тайкиной комнаты и потрясённо замерли: дверь в детскую оказалась сорвана и жалко болталась на одной петле.

— Чёрт, что происходит? — разъярённо прорычал Илья, вихрем влетая в комнату младшей сестры.

Это были последние слова, которые несчастный Илья смог из себя выдавить. Потом он очумело вертел головой, пытаясь хоть как-то осмыслить увиденное. И ужасался пустоте в собственной голове. Ни единой мысли!

Тоненько поскуливая, перепуганная Рита жалась к брату и растерянно хлопала ресницами — Тайка исчезла.

И не только Тайка, если честно. Куда-то исчез и её диван. И ворона. А по самой детской, словно ураган прошёлся.

Всё перевёрнуто и повалено! Дверцы шкафа распахнуты, Тайкины вещички сыпятся пёстрым дождём. Книжные полки изуверски сорваны со стены и грудой покорёженных досок валяются на полу. Тайкины книги щедро разбросаны по всей комнате…

Илья вдруг начал смеяться. Рита слабой рукой указала на открытую форточку. Илья продолжал смеяться, выражение его лица сейчас испугало бы и районного психиатра.



Рита оказалась не крепче. Судорожно схватила брата за руку и жалко пролепетала:

— Шаровая молния, да?

— ЧТО?!

И со стены упала последняя вещь, которая ещё кое-как держалась: Тайкины любимые часы с кукушкой. Старинные. Ещё бабушкины.

— Т-тогда — камень?

Рита на всякий случай отошла от брата. Нужно заметить, очень вовремя. Потому что Илья покраснел от злости и сжал кулаки. Потом посмотрел на сестру, как на опасную сумасшедшую, и взревел раненым зубром:

— Какой камень?!

Уцелевшие стёкла в окнах ответили звоном на этот вопль души, а Рита присела и зажала уши.

Глава 5

Двойник

В то время, как старшие Романовы безуспешно пытались разобраться в происходящем, их младшая сестра находилась уже далеко. Ошеломлённая грохотом, она приземлилась в новый мир не в самой изысканной позе — на четвереньках.

На этом Тайкины беды не кончились. Секундой позже на её спину свалилась перепуганная ворона. И последний, финальный аккорд — рядом рухнул и тут же развалился на части старый Тайкин диван.

Девочка ошалело покрутила головой: кажется, жива, открыла глаза и пробормотала:

— Что ЭТО было? — И тут же уткнулась взглядом в чьи-то потрёпанные и потёртые брючины.

Тайка крепко зажмурилась и как следует помотала головой: может, она сейчас вновь окажется дома? Или она просто заснула? Точно, это кошмар! Она сейчас проснётся.

На Тайкиной спине завозилась и глухо заперхала постепенно приходящая в себя ворона. Неосторожно переступив, Марфа с шумом упала в траву, и девочка горестно вздохнула: не сон, жаль.

Тайка с большим трудом поднялась, почему-то всё тело ломило, и ноги подламывались в коленях. Она ещё раз встряхнула головой, чтобы привести себя в чувства. И очень осторожно приоткрыла один глаз. Правый. И тут же закричала от неожиданности: она нос к носу стояла перед каким-то рыжим чучелом.

Чучело, до этого стоявшее совершенно спокойно, пусть и с открытым ртом, напряжения не выдержало и завопило тоже. Причём так пронзительно, что Тайка подпрыгнула и закричала ещё громче.

Вокальные данные двух рыжих сорванцов оказались превосходными. С пожелтевшей берёзы посыпались листья, а оглушённая Марфа безжизненной тушкой пала у ног хозяйки.

Обморок несчастной вороны немного отрезвил Тайку, и она закрыла рот. Сразу же неизвестно по какой причине замолчало и чучело. Две пары большущих карих глаз распахнулись одновременно и стали ещё больше.

Тайка нервно сглотнула и отступила на шаг. Чучело зеркально повторило её движение. Тайка громко засопела и вытерла рукавом испарину со лба. Чучело клацнуло зубами и шмыгнуло носом. Оба застыли в оцепенении, ошеломлённо рассматривая друг друга.

Тайка не знала, что и думать. Перед ней стоял настоящий двойник. Её двойник, ошибиться невозможно, Тайка тысячи раз видела себя в зеркало и на фотографиях.

Та же бледная, знакомая до последней веснушки мордашка; те же золотисто-коричневые глаза; та же рыжая, растрёпанная, кудрявая шевелюра. Даже недавно посаженные царапины на правой щеке абсолютно идентичны! Последнее особенно пугало.

Различалась лишь одежда. На Тайке сегодня были её любимые старые джинсы и чёрная, новенькая футболка с красочным изображением черепа. А на её двойнике — до предела потрёпанные штаны и длинная, полотняная рубашка. И если на Тайке были кроссовки, которые она и дома-то практически не снимала, то вот двойник обувью похвастаться не мог, щеголял босиком.

— Кто ты?

— Где я?

Вопросы прозвучали одновременно и поэтому остались без ответа. Двойники беспомощно переглянулись и пожали плечами.

У Тайкиных ног завозилась ворона. Птица снова приходила в себя и слабо ворочала крыльями. Тайка нагнулась и взяла её на руки. Марфа казалась сейчас единственной связью с исчезнувшим вдруг домом.

Почему-то именно в эту секунду Тайка поняла: она попала в тот самый мир, что видела недавно во сне. Именно это рыжее недоразумение так упорно искал таинственный камень. А может, искала она с его помощью? Пусть, неосознанно. Но зачем?!

Тайка глубоко вздохнула, заставляя себя успокоиться, и в упор взглянула на незнакомку. Рыжая девчонка с таким же интересом рассматривала её.

— Тайка.

— Жорка.

Эти реплики прозвучали одновременно, и так же в унисон прозвучали последующие за ними оглушительные вопли:

— Девчонка!

— Пацан!

У ожившей было Марфы глаза опять подёрнулись белёсой плёнкой. С берёзы осыпались последние листья. Из-за ближайшего куста с глухим ворчаньем выскочил огромнейший пёс. Чёрный, лохматый, просто гора кудрявой шерсти! Наткнувшись на милую парочку, бедное животное затормозило всеми четырьмя лапами и мягко осело. Морда пса стала предельно задумчивой, он как-то озадаченно крякнул и притих.

— Тайфун, — буркнул рыжий мальчик.

— Марфа, — представила вновь завозившуюся на её руках птицу рыжая девочка.

Потом они вздохнули и дружно шагнули навстречу друг другу. Пора было разобраться в происходящем.

Глава 6

Потускневший янтарь

Только оказавшись в зале, в более-менее спокойной обстановке, испуганная Рита смогла прийти в себя. Какое-то время она бегала кругами по комнате, набираясь смелости. Её колотило от страха. Она не знала, что и думать. Тайка пропала! Похоже, из-за её глупости. Может, лучше промолчать?

Всё же Рита решилась. Заставила Илью — старший брат, похоже, впал в ступор — присесть рядом на диван и с бесконечными паузами и заминками рассказала об утренних событиях.

Рита чувствовала себя виноватой, и это заставляло её по несколько раз возвращаться к одному и тому же. В результате Рита запутывалась всё больше и больше.

В самом деле, её печальное повествование напоминало обычный бред. Или пересказ фантастического фильма. Триллера, вот! Но никак не реальные события.

Звучало дико! Рита сама себе не верила.

Странные Тайкины сны! Якобы волшебный камушек! Поиски ночами таинственного «нечто»! Что-то уже найденное: то ли новый мир, то ли нет — Рита толком не помнила. Живой карий глаз, так напугавший младшую сестру сегодня утром, и её, Ритины, глупые насмешки.

Всё это причудливой пирамидой громоздилось теперь в сознании ошеломлённого мальчика. А уж когда Рита приплела в ту же кучу и необычайно наглое поведение Марфы, в голове Ильи будто щёлкнуло. Он неожиданно вспомнил недавнюю сцену в гараже и потрясённо ахнул.

Всё одно к одному!

Злосчастные прабабкины сокровища в пёстрой тряпке, небывалое смирение, с которым Тайка уступила ему свой трофей; её победные вопли с улицы; и не менее необычное поведение проклятой вороны!

Марфу ведь буквально трясло от презрительного негодования. Теперь понятно — она злилась на него, Илью. За удивительную тупость.

— Чёрт, — пробормотал Илья. — И как я не догадался?!

— Ты о чём? — недоуменно поинтересовалась Рита, старательно уничтожая носовым платком слёзы на щеках.

Старший брат пояснил:

— Она же тогда что-то упёрла!

Илья поймал растерянный, совершенно не понимающий взгляд сестры и устало выложил гаражную историю.

Изумлённая Рита переваривала услышанное — опять прабабка, как же им не везёт! — а Илья ожесточённо пытался ещё кое-что вспомнить.

Что-то очень давнее. Почти забытое, однако несомненно важное. Илья извлёк наконец из глубин сознания нужное воспоминание и потрясённо открыл рот. Он только сейчас понял, о КАКОМ камушке болтала Рита. И что за глаз видела в проклятом янтаре Тайка. Илья сам когда-то видел его! Может, это был другой глаз — неважно.

Илья в сердцах смахнул с журнального столика груду журналов и разъярённо прошипел:

— Н-н-ну, бабушка!!! Чтоб тебе на том свете икалось! — И с бессильной злостью стукнул по подлокотнику. — Опять удружила, ведьма старая!

* * *

Помрачневшие Илья с Ритой наводили порядок в разгромленной детской и думали-думали-думали. Они практически не разговаривали. Им было не до глупой болтовни. Романовы перебирали в уме различные планы спасения младшей сестры и не видели выхода: тупик!

Илья горестно засопел: что такое не везёт и как с ним бороться? Им с Риткой нужно торопиться. В воскресенье вечером должны вернуться родители, и что им сказать? Поведать сказку о волшебном камушке?!

Илья расставлял книги на кое-как скреплённые полки. Растерянно посмотрел на пустующий угол и застыл, шокированный, не в силах шевельнуть хотя бы рукой.

Рита, не понимая в чём дело, испуганно уставилась туда же. Ничего не заметила и пожала плечами: видимо, Илька просто ещё не пришёл в себя.

— Приплыли, — выдохнул брат, вытирая рукавом мгновенно выступившую на лбу испарину. — Как же мы с тобой диван-то вернём?!

Почему-то Илья не сомневался: они Тайкин диван больше никогда не увидят. Хорошо, если хотя бы сестру вытащат. Сообразить бы ещё — откуда.

Рита похлопала длинными ресницами и еле слышно пролепетала:

— Мамочки! Ведь не поверят же! Что бы мы ни сказали, не поверят!

— Эт-то уж точно, — крякнул Илья.

— Ещё скажут — загнали, — слезливо предположила девочка.

— Ага, — мрачно отозвался брат. — Тебе на косметику копейки собирали. Рублей за пятьдесят эту рухлядь на барахолке толкнули и…

Илья безнадёжно махнул рукой. Рита всхлипнула.

Часы с кукушкой вешать на место не имело смысла, детали от них оказались рассыпаны по всей комнате. Илья с сожалением повертел любимые Тайкины часы в руках и тоскливо заметил:

— В ремонт тащить нужно.

Рита ползала по паласу и собирала всякую мелочь. На слова брата подняла голову и жалобно проскулила:

— И что я ей не поверила, а, Илька? Нет, чтобы отобрать камень, Тайка была напугана, отдала бы, клянусь!

— Ладно тебе каяться, — угрюмо буркнул Илья. — Лучше думай, как вернуть её.

— Ой!

— Что — «ой»? Уже придумала?

— Нет, — пискнула Рита и подняла на брата изумлённые глаза, — но я нашла!

— Да что нашла-то?!

— Янтарь.

И, не поднимаясь с колен, Рита протянула брату ладонь. На ней действительно лежал небольшой, почти идеально круглый камень. Илья схватил его и жадно принялся рассматривать. Наконец пожал плечами и недоверчиво протянул:

— Ты уверена, что тот самый?

— Ну да. Разве был ещё какой-то?

— Не знаю. Только мне кажется — в этом что-то не так. Не забывай, я тоже его когда-то видел. Давно, правда, и помню смутно… Но что-то не так!

— Не так? Что не так?

Илья вернул ей янтарь.

— Смотри сама. Ты-то только сегодня его рассматривала. Сосредоточься. Ну?

— Слушай… И правда… Вот здесь, видишь? Было отполировано. Честное слово!

Рита растерянно ткнула пальцем в матовую поверхность крошечной плоскости, покрытую сеткой мелких трещин. Она прекрасно помнила: недавно это место блестело и больше всего на свете походило на маленький экран. Именно там любопытная Тайка заметила карий глаз! Вот только свой ли?

Глава 7

Наследник местного князя

Тем временем в чужом мире происходило следующее.

Тайка с взъерошенной вороной на коленях и Жорка с огромным псом в ногах устроились наконец в тени старого дуба. Прямо на траве. Некоторое время они неверяще разглядывали друг друга: очень уж невероятным казалось подобное сходство. Один в один! Так не бывает. Они как в зеркало смотрелись!

Бессловесные напарники не отставали от хозяев. Они тоже изучали друг друга. При этом Марфа недовольно возилась на Тайкиных коленях и хрипло каркала. А у Тайфуна насторожённо подрагивали лохматые уши.

Тайка первой не выдержала напряжения и довольно агрессивно крикнула:

— Ты кто?

До отвращения знакомая мордашка напротив вдруг приобрела на удивление спесивое выражение. Даже длинный хрящеватый нос, Тайкино вечное несчастье, задрался кверху.

— Это я должен спрашивать!

— Почему это? — искренне удивилась девочка.

Рыжее чучело оскорблённо задрало усыпанный бесчисленными веснушками нос ещё выше и важно произнесло:

— Перед тобой сын светлейшего князя Адриана. Старший! Наследный принц, то есть. Поняла, нет?

Тайка озадаченно наморщила лоб и пробормотала:

— Во вляпалась… — Но потом подумала, что терять ей всё равно нечего, и угрюмо согласилась: — Валяй, спрашивай ты.

На какое-то время над поляной повисла напряжённая тишина. Только чёрный пёс улёгся удобнее. Да притихшая Марфа запрятала голову поглубже хозяйке под мышку, так было спокойнее.

Наследник местного князька усиленно морщил лоб — думал.

Тайка потерянно оглянулась. Однако несуразный сон таять никак не желал, и она протяжно вздохнула: не везёт. Девочка с неожиданным смешком подумала: Ритка с Илькой наверняка сейчас ломают головы — куда она пропала? Пытаются, бедняги, понять, где прячется младшая сестрица. Её комнату уже обшарили — сто пудов.

Тайка фыркнула: само собой — ТАКОЕ им даже в голову не придёт. Они не сумасшедшие!

— Кто ты такая? — внезапно тоненько закричал рыжий княжич. Шлёпнул рукой по земле и негодующе сорвался на визг. — И почему на меня так походишь? Как ты смеешь?!

Чёрный пёс — кличка Тайфун ему подходила — приподнял голову и с любопытством уставился на Тайку. Девочке на секунду показалось: он прекрасно понимает слова хозяина. Зато ворона испуганно вздрогнула и ещё теснее прижалась к девочке. Тайка рассердилась.

— Мне как, на первый вопрос отвечать или на второй? — насмешливо поинтересовалась она.

Малолетний наследник жарко вспыхнул. Смерил наглую простолюдинку испепеляющим взором и процедил сквозь зубы:

— По очереди.

— Хорошо, — кротко кивнула Тайка. — Слушай, раз так. Я — Романова…

Странный пацан клацнул зубами. Побледнел как простыня и широко раскрыл рот.

Тайку подобная реакция на вполне невинные слова изумила. Она покрутила пальцем у виска и раздражённо воскликнула:

— Ты чего? Я же только начала!

— Р-р-роман-нова?! — пролепетал местный аристократ. — Н-наследная п-п-принцесса Таисия?

— Чего??!!

Теперь уже Тайкин рот напоминал дырку от бублика.

К её изумлению, рыжее недоразумение по имени Жорка моментально вскочило на ноги. Выдало целый каскад сложнейших танцевальных па. Отвесило церемонный поклон и музыкально пропело:

— Умоляю простить мою дерзость, ваше высочество! Я вас не узнал в этой странной одежде.

Тайка побагровела: «Чокнутый. Нет, точно чокнутый! Во, нарвалась…»

А так как Жорка продолжал стоять перед ней, склонив голову, и в весьма неудобной позе, она разъярённо рявкнула:

— Да сядь же, болван! У меня от тебя голова кружится!

Жорка не шевельнулся. Тайка перевела дыхание и почти по слогам произнесла:

— Я действительно Таисия Романова, не отпираюсь. Но не та! Не та Таисия! Не ваша, понял?

Жорка продолжал стоять перед ней, изящно выгнувшись в поклоне, и почти касался рукой босой ноги. Смотрел он на гостью явно недоверчиво.

Тайка неохотно пояснила:

— Я из другого мира. Как его, ёлки? Параллельного, понял? И у вас — случайно. Совершенно случайно! Ну, пусть, проездом.

— Вы у нас инкогнито? — еле слышно пробормотал здешний рыжий.

— Ага, — с нескрываемым с облегчением кивнула Тайка. — Это… ну… то самое! В точку попал, короче.

— Как же вам удалось избавиться от свиты? — робко продолжил допытываться наследник неведомого князя.

— Повезло, — удручённо сказала Тайка.

Её личико стало хмурым, но Жорка этого не заметил. Он опять сел рядом и осторожно спросил:

— А как же великий князь? Ну… они же скоро заметят ваше исчезновение?

— Это уж точно, — помрачнела девочка.

— И что?

— Конь в пальто, — огрызнулась расстроенная Тайка. Она тут же представила плачущее лицо мамы, угрюмое — отца, и сердито буркнула: — Вот привязался! Да откуда я знаю?!

— Простите, ваше высочество, — убитым голосом пробормотал мальчишка и отодвинулся от неё.

— Забудь про высочество, — приказала Тайка. И удивилась, насколько естественно всё прозвучало. — Я здесь… это… как его там?

— Инкогнито? — робко подсказал Жорка.

— Оно самое. Так что зови меня просто Тайкой. Усвоил?

— Да, ваше выс… О-о, простите меня! Да, Тайка.

— Ну и ладушки!

Девочка тяжело вздохнула и бросила осторожный взгляд на большущего пса. Он рассматривал новую знакомую с нескрываемым любопытством.

Тайке его круглые тёмные глаза не понравились, слишком осмысленно они смотрели. Она непочтительно ткнула в собаку пальцем и фальшиво фыркнула:

— Что за монстр?

— Тайфун. Мы с рождения вместе. А ваш…

— Твой, — перебила Тайка.

— Не понял…

— Не ваш, а — твой!

— Ага. А… где твоя собака? Ты от неё тоже сбежала?

— Какая собака? — удивилась Тайка. — У меня ворона! Ослеп, что ли?

— К-как это оригинально, — потерянно пробормотал Жорка, изумлённо поглядывая на крупную чёрную птицу, до сих пор трясущуюся от страха.

Что-то в его тоне Тайке не понравилось. Она недоверчиво подняла голову и стала рассматривать собеседника. Откровенно и в упор.

Жорка покраснел и отвернулся. Тайка озабоченно наморщила лоб.

— А что, в твоём мире псина — обязательное приложение?

Жорка вздрогнул, в его карих глазах появилось странное выражение. Он покосился на девочку и быстро сказал:

— В царствующих домах — да. Это же друг, который не предаст!

— Гм… а… ну… сколько же он проживёт?

— Кто?

— Ну, твой домашний пёсик?

— Ты шутишь?

— Пусть шучу, — недобро посмотрела на него Тайка. — А ты… это… отвечай! — И еле слышно хрюкнула: — Моему этому… высочеству!

— Собака моего отца, — послушно склонил рыжую голову Жорка. — И деда. Я смогу передать её только сыну. По наследству. Как и положено.

— Что? — ахнула Тайка.

— Ну да, — подтвердил Жорка. — Она может принадлежать лишь наследному принцу. А у вас разве не так?

Тайка посидела какое-то время с открытым ртом и ошеломлённо прошептала:

— У нас не так. У нас собаки живут лет десять-пятнадцать, не больше.

— А вороны? — с любопытством посмотрел на Марфу мальчик.

Тайка задумалась, почесала затылок. Пожала плечами и неуверенно буркнула:

— Эти долго. Кажется.

— Долго? Как долго? — Тайка смотрела непонимающе, и Жорка уточнил: — Сколько человеческих жизней?

— Чего? А-а… Вроде бы пять-шесть. Точно не помню, не хочу врать.

Вообще-то Тайка вообще не имела представления, сколько живут вороны. В каких-то сказках говорилось — очень долго. В Тайкиной голове почему-то вертелась цифра — двести. Немалая, конечно, но другой она не знала. Поэтому и сказала невесть что. И даже немного обиделась за свой мир, с сомнением посмотрела на странного пса и впервые подумала — собака ли это?

Минут через десять, когда Тайка с Жоркой в первом приближении переварили полученную информацию, мальчик осторожно спросил:

— Ты к нам надолго?

— Как получится, — Тайка вяло пожала плечами.

— А примерно?

— Отстань, а? Не дошло, что ли? — И девочка почти крикнула: — Я же не знаю, как вернуться! Просто не представляю, понял, нет?

Чёрный, как смоль, пёс шумно фыркнул. Тайка машинально огрызнулась:

— Не изображай из себя лошадь, ты, гнусное подобие собаки!

Она сердито отвернулась. Тайка тосковала по собственной комнате и по брату с сестрой. И сердилась на коварство волшебного камня. Девочка не сомневалась: именно янтарь во всём виноват.

Жорка неожиданно хохотнул, его физиономия как-то нехорошо оживилась. Тайка покосилась на него с большим подозрением.

Она словно только что увидела нового знакомого по-настоящему. Брезгливо потянула за край не очень чистой полотняной рубашки и спросила:

— Эй, если ты наследный, чего в рванье ходишь?

— Летний урок, — равнодушно буркнул Жорка, продолжая думать о своём.

Тайка озадаченно поморщилась. Ей вдруг показалось, что она слишком поторопилась отказаться от предложенной местным болваном роли. Уж принцессе бы Жорка ответил как миленький! Да ещё расшаркивался бы с полчаса, не меньше.

— Что за урок?

— Ну… летний.

Тайка негодующе фыркнула. Жорка поднял взгляд на помрачневшую девочку и торопливо, решив ничему не удивляться, пояснил:

— У нас здесь будущему князю так положено. Летом. Бродить инкогнито по своим владениям. Понимаешь? Изучать страну. Как бы это… — Он в затруднении сдвинул брови и заученно отбарабанил: — Чтобы знать нужды своего народа, необходимо испытать всё на собственной шкуре! Вот.

— Вызубрил, — хмыкнула девочка.

Они немного помолчали. Потом глаза Тайки расширились, и она изумлённо спросила:

— И тебе разрешается бродяжничать одному?

— Если бы, — угрюмо вздохнул мальчик.

Тайка вскочила и тревожно осмотрелась. Потом непонимающе обернулась.

— Но здесь никого!

— Ещё бы, — довольно ухмыльнулся Жорка. — Ему ещё с часок меня поискать придётся!

— Кому — ему?

— Да Наставнику, — и мальчик снисходительно пояснил: — Сбежал я, понимаешь, нет? Достал он меня своими репетициями!

— Чем?!

Тайкин рот опять непроизвольно открылся. Жорка почему-то рассердился.

— Здрасьте! Мы же под видом музыкантов по княжеству ходим! Он играет на гитаре, а я пою.

Тайка несколько секунд молча рассматривала бродячего артиста. Потом недоверчиво пробормотала:

— А если бы ты не умел петь?

— Ну, не знаю. Я же умею.

— Нет, а если бы не умел?! — вспылила вдруг Тайка.

— Под коробейников бы рядились, — неожиданно рявкнул выведенный из себя маленький местный княжич. — Как прадед. Он как раз не пел.

Жорка недружелюбно покосился на девочку, и они опять замолчали. Марфа тяжело завозилась. Тайфун лежал неподвижно, тяжёлая голова на передних лапах, точный сфинкс.

Тайка угрюмо бросила:

— И тебе нравится?

— Кто бы меня спрашивал!

Жоркины глаза странно вспыхнули, и он торопливо отвёл взгляд в сторону. Лицо мальчика застыло. Он что-то лихорадочно обдумывал.

Тайфуну поведение хозяина чем-то не понравилось, и пёс обеспокоенно заворчал. И переместился к мальчику поближе.

Жорка покраснел. Оттолкнул от себя чёрную лохматую голову и жадно уставился на сидящую рядом гостью из параллельного мира.

Их сходство буквально потрясало. Жорке казалось, он смотрит в зеркало. Вот только одежда…

Внезапно вспыхнувшая идея ошеломляла, и Жорка плюнул на все сомнения. Он решил идти до конца. Зато потом — свобода! Главное — не спугнуть девчонку.

Жорка уселся удобнее. Прислонился спиной к дереву, внимательно посмотрел на Тайку и задумчиво протянул:

— Знаешь, чего бы я хотел? Больше всего на свете?

— Ну? — мрачно буркнула Тайка.

— Стать юнгой и увидеть мир!

— Подумаешь…

— Что?!

— Я хотела сказать — никто бы не отказался. Не ты один такой умный.

Жорка бросил быстрый взгляд на солнце. Время поджимало, вот-вот должен подойти Наставник. Успеть бы…

Он легонько подтолкнул Тайку в плечо.

— Слушай, у меня идея!

Тайка угрюмо отвернулась. Уж она-то знала, чего хотела больше всего на свете. Вернуться домой! Сейчас же. Вот только как?

Местный рыжий явно ждал её реакции, и Тайка неохотно бросила:

— Какая?

— Давай разыграем Руслана!

— Какого ещё Руслана?

— Моего учителя. Его Русланом зовут.

— Просто Русланом?

— Ну, в замке — Наставником, а здесь — Русланом. — Жорка замялся и быстро произнёс: — Нам же нельзя выделяться, сама понимаешь.

— И что?

— Нет, ты согласна?

— Да на что?!

— На розыгрыш.

— Какой?

Жорка немного помолчал, потом азартно выдохнул:

— Мы с тобой поменяемся одеждой, и он нас перепутает! Клянусь, обязательно перепутает. — Жорка хмуро улыбнулся. — А он… не привык ошибаться. Думает, это невозможно. Знаешь, какой вредный?

Тайка с любопытством уставилась на собеседника. Их сходство действительно поражало воображение.

— Подумаешь, он перепутает, — наконец пробормотала она себе под нос. — Я и сама нас путаю, если уж честно. — И уже громче спросила: — А зачем? Ну, чтобы он путался?

— Просто так, — хмыкнул Жорка. — Для интереса. И чтоб не задавался.

— Чёрт с тобой. Разыгрывай, — вяло махнула рукой Тайка.

Тайке в самом деле было всё равно. Страшная мысль, что она навечно застряла в другом измерении, где наследные княжичи бродят по собственной стране в рванье и зарабатывают на жизнь пением, буквально парализовывала. Тайка смертельно хотела домой! А тут… Какая разница, что делать тут?

Ребята повернулись друг к другу спинами и быстро поменялись одеждой. Пёс не сводил с них изумлённых глаз.

Тайка с Жоркой переодевались, Тайфун наблюдал. И вдруг тоненько, как-то по-щенячьи, заскулил. Ворона отпрянула от девочки и возмущённо каркнула.

Оба рыжих облачка одновременно развернулись.

— Ну, на фиг!!!

— Боже мой!!!

Это прозвучало на едином выдохе. Две пары круглых, ошеломлённых увиденным глаз, совершили невозможное — стали ещё больше.

И Тайке, и Жорке казалось — они видят себя. Действительно как в зеркале.

— Бедный твой учитель, — почти сочувственно прошептала Тайка.

Жорка похлопал рыжими ресницами и недоверчиво пролепетал:

— Ув-верена, что т-ты дев-вочка?

— Я-то да, — возмущённо отозвалась Тайка. — Это ты наверняка врёшь, что парень!

Оба потрясённо помолчали, не в силах оторвать глаз от собеседника. Жорка пришёл в себя первым. Снова посмотрел на солнце и заторопился.

— Слушай, давай я тебе коротко, пока Руслана нет, расскажу о себе!

— К чему такая спешка? — недовольно проворчала Тайка, но послушно опустилась на траву. Делать всё равно было нечего.

— Значит, так! Слушай внимательно. Мне десять лет. Двадцатого апреля исполнилось…

— Как и мне, — ахнула Тайка.

Удивляться у Жорки уже не было сил, поэтому он лишь махнул рукой и продолжил:

— Есть младшая сестра — Лилия. Лилька, то есть. Маму зовут Марией, отца — Адрианом. Моё тайное имя — Вячеслав. Только это секрет. Его знают лишь родители и Наставник. Больше никто. Даже Лилька не знает. Мала ещё. — Жорка поскрёб кудрявый затылок. — Дальше! Мой камердинер в замке — Василий. Высокий, толстый, лысый почти. Сказок разных знает — не перечесть. Он мне с младенчества служит.

— Это-то зачем? — рассердилась Тайка.

— Для достоверности, — буркнул княжич. — Не перебивай. Времени нет. Что ещё? А, моя личная печать! Она в сейфе. Сейф — в спальне, за балдахином. За маминым портретом спрятан. Код — Вячеслав. Моё имя. Всё запомнила?

Девочка ошеломлённо кивнула. Жорка как-то растерянно посмотрел на неё и дёрнулся в сторону.

— Эй, ты куда? — окликнула Тайка.

Ей почему-то страшно стало оставаться одной. Вокруг крохотной полянки сплошной стеной стоял девственный лес. Ни одной живой души рядом! Не считая диковинного пса и вороны.

— Нескромный вопрос, ваше высочество!

Тайка жарко вспыхнула и отвернулась. Местный сумасшедший — а именно такой вывод настойчиво напрашивался при виде этого чучела — мгновенно исчез в кустах. Пёс кинулся было за ним, но что-то его смущало. Он растерянно покосился на Тайку, шумно потянул ноздрями воздух и вернулся на место.

Тайка криво усмехнулась: несчастный, похоже, запутался, кого именно ему следует охранять. Тайка бы не удивилась, узнав, что у них с Жоркой и запах один. А уж в его тряпках… Бедный Тайфун!

«Нет, Жорка точно шизик, — мрачно размышляла Тайка. — Надо же придумать — наследник князя Адриана. Это оборванец-то! Босиком ходит, как последний бомж. А играет, играет-то как! Не хочешь, поверишь».

Тайка поднялась на ноги и скривилась: «Кроссовки я зря сняла. Колко!»

Чёрный пёс насмешливо фыркнул, будто подслушивал. Ворона коротко простонала.

Тайка обернулась к кустам, где скрылся двойник — пора бы Жорке и вернуться. Но густой орешник стоял стеной, ни веточки не дрогнуло, ни листочка. А когда Жорка пробирался, трещало так…

Глава 8

Тайку подставили

Время бежало удивительно быстро. Незаметно для себя Тайка задремала под дубом. Через час её разбудил Тайфун. Рыкнул предупреждающе над самым ухом и облизал щёки горячим, шершавым языком. Вороне подобная фамильярность не понравилась, и она громко закаркала. Что, само собой, пробуждение лишь ускорило.

Сонная Тайка перестала хлопать ресницами. Ошеломлённо уставилась на огромную, лохматую морду и невольно поёжилась. На неё насмешливо смотрели лиловые, проницательные, совсем не собачьи глаза.

— Чёрт, — хриплым спросонок голосом пробормотала девочка, — не сон, что ли?!

И завертела головой в поисках местного молодого княжича. Но как Тайка ни старалась, рыжего Жорки в пределах видимости не обнаружила, зато увидела спешащего к ней старика.

Он оказался поразительно высоким и худым. Его ещё густые, с богатой проседью тёмные волосы были заплетены в тугую косичку и перетянуты кожаной лентой. Одежда от Тайкиной ничем не отличалась, но на старике были ботинки — разбитые и довольно высокие.

— Наставник?

Тайка поспешно вскочила и с надеждой покосилась на кусты — пусто. Интересно, куда делся Жорка? Ведь она только-только задремала.

Однако нового знакомого всё не было, и Тайка слегка испугалась. Вид бегущего деда как-то настораживал. Уж очень недоброй была его физиономия!

Тайка машинально попятилась. Прижалась спиной к шершавому стволу старого дуба и зло подумала: «Понос у этого Жорки, что ли? Или заснул в кустах?» Внезапно она вспомнила о розыгрыше и мысленно застонала: «Этого мне только не хватало! Для полного счастья…»

Тайке почему-то казалось, что сам розыгрыш предельно прост. Они с Жоркой должны поразить этого злющего старика своим сходством, а дед, само собой, обязательно ошибётся в выборе ученика. После этого они откроются, и потрясённый старик ахнет.

Тайка тяжко вздохнула. Видимо, она ошиблась. Жоркин план оказался куда сложнее. Выбора бедному Наставнику не предоставлялось! А бессовестный Жорка прятался где-то рядом, желая на полную катушку насладиться спектаклем. И решил появиться лишь в самый драматический момент.

Мысль о драматичности ситуации Тайке сильно не понравилась, и она обречённо уставилась на приближающегося старика. Девочке стало ясно, что придётся играть свою роль до конца.

Тайка как следует рассмотрела лицо Наставника — багровое от гнева! — и с некоторым страхом поняла и другое: её роль вряд ли окажется лёгкой.

Она увидела: старик на ходу обламывал ветки какого-то небольшого деревца, очень напоминающего земную иву, — и невольно заволновалась. И с чего учитель так злится? Или Жорка о чём-то умолчал? Больше всего Тайку настораживало, что дед до сих пор не выдавил из себя ни словечка. С хрустом ломал ветки и молчал.

Нет, что-то он себе под нос бормотал, но что? Тайка не слышала!

Опомнилась Тайка поздновато. Старик крепко схватил её за запястье и от души протянул девочку по плечам только что сорванными розгами.

Тайка ойкнула от неожиданности и боли и оскорблённо закричала:

— Ты что? Наследника самого князя?!

— За это — втройне, — невозмутимо отозвался Наставник и снова хлестанул её по спине. Ничуть не сдерживаясь и не стараясь смягчить удара.

Тайка пронзительно заверещала, пытаясь вырвать руку. Она отчаянно отмахивалась от ненормального старика второй, свободной рукой и в панике высматривала в кустах орешника бессовестного Жорку.

Особенно Тайку возмущало, что великан Тайфун и предательница Марфа защищать её и не подумали. Чёрный пёс наблюдал за экзекуцией с поистине философским спокойствием. А испуганная ворона лишь закатывала глазки и утробно каркала, сопровождая этим своеобразным аккомпанементом каждый звонкий шлепок.

Жорки в орешнике не было. Или он слишком хорошо замаскировался.

Тайку раньше никогда не пороли, поэтому на пятом-шестом ударе она сломалась. Позволила себе забыть о розыгрыше и разъярённо завопила:

— Я не Жорка, старый ты дурак! Не Жорка, понял?!

Старик невозмутимо в очередной раз протянул её по спине. Тайка подпрыгнула от боли и жалобно заскулила:

— Отыщи его и пори на здоровье! Я-то тут при чём?!

Дед на её вопли и жалобы отреагировал нестандартно. Вместо того, чтобы отпустить Тайку, он лишь перехватил её руку покрепче.

Неожиданно голова девочки оказалась зажата между тощими, сухими коленями. Охаживая Тайку по спине и ниже, старик невозмутимо заметил:

— За неуважение к Наставнику, княжич, получите дополнительно. Как и за бесстыдное враньё, совершенно неподобающее вашему званию.

— Но я же — не он!!! — в панике взвизгнула Тайка, безуспешно пытаясь спасти от истязаний непривычные к ним ягодицы. — Разуй глаза! Я же девочка! Из параллельного мира!!!

Последняя реплика старика несколько озадачила. Он на секунду замер, обдумывая услышанное, затем укоризненно покачал головой и изрёк:

— О параллельных мирах, как вы знаете, непосвящённым говорить не положено. — И розги с противным свистом снова пошли вниз. — А прятаться от заслуженного наказания за глупыми выдумками недостойно будущего великого князя.

Несчастная Тайка поняла, что от порки ей не уйти, и замолчала. Ёрзала в такт хлёстким ударам и злобно размышляла о виновнике: «Подставил, скотина. Вот они, местные аристократы! Небось из кустов наблюдает и смеётся надо мной, зараза. Ну, погоди, я тебе тоже устрою сладкую жизнь, ты ещё припомнишь этот день…»

Не выдержав боли от особенно удачного удара, Тайка снова тоненько заскулила. В эту секунду ей больше всего на свете хотелось умереть. Или нет — убить негодяя Жорку!

Старик оказался на удивление крепким и отбросил ветки, когда Тайка почти теряла сознание. Девочка даже не сразу сообразила, что всё кончилось. Получив свободу, лишь мягко завалилась на бок и прикрыла глаза.

Однако отлежаться ей не дали. Наставник отдышался от трудов праведных, вытер со лба испарину и жёстко скомандовал:

— Пошли, Георгий. До ближайшего села не меньше трёх вёрст, а уж солнце садится. И наши заплечные мешки со старой стоянки забрать нужно.

В лицо валявшейся Тайки сочувственно ткнулся Тайфун. Отпихивая собачью голову, к хозяйке ревниво лезла ворона. Она царапала Тайкин нос жёсткими перьями и приглушённо каркала.

Тайка с трудом открыла глаза и едва слышно пролепетала:

— Я тут останусь.

Специалист по порке местной молодой аристократии зловеще усмехнулся:

— Я рановато закончил, княжич?

Услышав, как зашелестели поднимаемые мерзким дедом ветки, испуганная Тайка моментально оказалась на ногах. Зло покосилась на Наставника — отвратительный старик почти добродушно усмехался — и демонстративно сплюнула.

Впрочем, Тайке не повезло: плевок угодил на собственную босую ногу. Зато повезло в другом: пока старик благодушествовал, она рыбкой нырнула в кустарник.

«Не догонишь, старый дурень, — торжествующе улыбнулась она. — Жорку своего лови и пори!»

Но и здесь не угадала: противный дед гнаться за ней и не подумал. Лишь ткнул пальцем вслед беглянке и небрежно приказал:

— Привести!

Вместо старика в орешник чёрной молнией рванул Тайфун!

* * *

К деревне Тайка брела почти укрощённой. На её плечах висело местное подобие рюкзака, совершенно неподъёмное, кстати, бедные ягодицы горели огнём после вторичной порки, а в голове путались планы страшной мести коварному Жорке.

Тайка наконец поняла: её действительно подставили. Бессовестно обманули и бросили в незнакомом мире совершенно одну. Да ещё в дурацкой роли маленького княжича. А эта скотина, этот зачуханный местный рыжий, наверняка намылился в юнги.

Здорово же он обвёл её вокруг пальца!

Рядом с Тайкой мерно трюхал невозмутимый Тайфун. На мешке, за Тайкиной спиной, сидела нахохлившаяся ворона. Позади, верхом на небольшом, пузатеньком ослике ехал, не спуская с неё инквизиторского взора, хмурый Наставник.

«Ну и жизнь у местной аристократии, — простонала про себя Тайка, сбив натруженную босую ногу об очередной камень. — Сбежишь тут, пожалуй…»

И тут же поклялась себе никогда не прощать подлого Жорку!

Глава 9

Поиски выхода

Илья отобрал у Риты янтарь. Долго рассматривал его и грустно констатировал:

— Понесём к ювелиру, что делать? Прямо сейчас. Думаю, до обеда они точно работают, хоть сегодня и суббота.

Уставшая Рита непонимающе смотрела на брата. Потом пробормотала:

— Зачем?

— Не знаю. Просто хочу вернуть камень в прежнее состояние. На всякий случай. Вдруг придётся ещё раз им воспользоваться?

— Как? — голос девочки дрогнул.

— Меня спрашиваешь?!

Рита поникла. Илья застегнул куртку и угрюмо спросил:

— Слушай, у тебя из знакомых никто магией не интересуется?

— ??

— Я имею в виду: может, у кого есть соответствующая литература? Нужно же нам знать, что о янтаре пишут. Мало ли, пригодится…

Рита смотрела по-прежнему изумлённо. Илья неохотно буркнул:

— Сам знаю, что звучит глупо. И в колдовство не верю. И не хочу верить, это важнее. Но… — И он неуверенно предположил: — Может, дело не в магии? Просто мы не всё знаем о… камнях и их свойствах? — Илья запутался и уже раздражённо выпалил: — Короче, телевизор два века назад показался бы вообще чёрным колдовством! Сама прикинь — в небольшом ящике заперты люди, целые толпы, города, страны… А жидкокристаллические мониторы?! Они вообще плоские. — Тут Илья разозлился и крикнул: — Чёрт! Лучше ответь на мой вопрос, это проще! У нас совсем нет времени!

Рита озадаченно нахмурилась и долго молчала. Потом неуверенно сказала:

— У Наташки спрошу.

— Лемешевой?

— Ага. У неё мать всё такое покупает, Наташка жаловалась.

— Почему — жаловалась? — Илья открыл дверь.

— Скажешь — «почему»! — удивилась Рита. — Знаешь, сколько подобная макулатура стоит? Вся семья плачет. А Наташкиной матери хоть бы хны, тащит в дом книжку за книжкой.

— Ладно, звони, — согласился Илья. — Вдруг повезёт. А я помчался. Времени, правда, нет.

* * *

Однако Лемешева с Ритой говорить не захотела. Сама она о магии ничего не знала, и знать не желала.

Наташа искренне считала янтарь лишь полудрагоценным камнем и ничем больше. И тут же похвасталась, какой классный кулон ей на днях подарили. С янтарём-подвеской, ярко-оранжевым, с пузырьками воздуха внутри.

К счастью, мать к телефону Наташа пригласить не отказалась. Мол, пусть она и объясняет, используют ли янтарь какие-нибудь идиоты-экстрасенсы. А если — да, то, как именно.

Рита в жизни себя так по-дурацки не чувствовала! Она едва не заикалась, разговаривая с Наташиной матерью.

Естественно, о пропаже младшей сестры Рита и словом не обмолвилась. Просто сказала, что ей нужны сведения о янтаре. Срочно! Особенно, об одном. И детально описала Тайкин камень.

Рите повезло: Лемешева-старшая оказалась нелюбопытной. Лишних вопросов смущённой Рите она задавать не стала и обещала перезвонить. Сказала: ничего о янтаре не помнит, не сталкивалась с ним, ей нужно время покопаться в книгах.

Взволнованная разговором Рита полчаса крутилась у телефона, не в силах отойти. Но быстрого звонка не дождалась и нехотя поплелась в Тайкину комнату. Просто чтобы занять себя чем-то. Пусть — уборкой.

Детская и сейчас выглядела сомнительно. Отсутствие дивана, настенных часов, покорёженный дверной косяк… Ясное дело, мама с папой мгновенно поймут — в доме случилось что-то неладное. А тут ещё и Тайки нет.

Особенно Риту смущал старый, обитый светло-бежевым вельветом диван. Продавленный и скрипучий. А точнее то, что его теперь не было. Ведь Рита совершенно не представляла, как объяснить родителям его исчезновение.

Она озабоченно нахмурилась: Тайкин диван настолько древний, что даже версия о его продаже для погашения мифических долгов звучит неправдоподобно. На него вряд ли кто польстился бы. Как подозревала Рита, он и переезда бы не выдержал. Развалился бы ещё в машине. А то и в лифте.

Что остаётся? Кража? Рита фыркнула: притом, что остальные вещи на месте? Да кто в такое поверит? Разве только… Она едва удержалась от радостного вопля: а что, эта идея может сыграть!

* * *

Рита встретила брата победным криком:

— Придумала!

Илья вздрогнул и уронил шарф. Потом схватился за косяк и выдохнул:

— Что?!

Ему вдруг показалось — она нашла способ вернуть младшую сестру.

Лишь выпив кофе и успокоившись, Илья неохотно согласился с Ритой: отдать старый диван мифическим погорельцам — это мысль. И неплохая. Тем более, родители всё равно собирались покупать в Тайкину комнату мягкий уголок. Они тысячу раз об этом говорили!

— Когда увезли, мы не знаем, — инструктировала брата осторожная Рита. — А то прицепятся, не дай Бог, к соседям. — Она немного подумала. — Скажем: выставили, мол, его на площадку, и всего делов. А пока гуляли, диван и вывезли.

Илью Ритина предосторожность забавляла. Он считал её излишней. Но спорить с сестрой не собирался. Только фыркнул насмешливо:

— Соседи! Мама их и не знает толком. Пойдёт она расспрашивать, как же…

— Скажем — сюрприз приготовили, — не слушая, упорно продолжала наставлять его Рита. — Чтобы папе самому с этой рухлядью не возиться. Мол, у него ж радикулит, ему тяжести таскать никак нельзя…

Неожиданно зазвонил телефон. Рита запнулась на полуслове, побледнела и испуганно прошептала:

— Лемешева!

— Ну что же ты? — раздражённо прикрикнул Илья. — Поднимай трубку. И не гони лошадей. Дай ей самой говорить, поняла? Не перебивай. — И побежал к параллельному аппарату.

* * *

Рита с Ильёй напрасно волновались. Долгожданный телефонный разговор практически ничего не дал. Илья грустно вздохнул: видимо, этим утром везение ограничилось отреставрированным янтарём с великолепно отполированной плоскостью. И часами с кукушкой, отданными в срочную починку. Да, ещё Риткиной идеей насчёт дивана. Она действительно неплоха.

Наташина мать ничего интересного не сообщила. Сказала: в её книгах, кроме ссылки на какой-то древний, едва ли не средневековой талмуд, ни словечка о янтаре нет.

Правда, она дала Рите адрес и номер телефона своего знакомого. И даже пообещала позвонить лично и договориться о встрече. Но… Илье с Ритой мало верилось, что это поможет. Вряд ли какой-нибудь мужик всерьёз интересуется магией, это как-то больше подходит женщинам.

И всё-таки, когда Наташина мать перезвонила и сообщила, что их ждут уже через час, ребята оживились. Оба считали: сидеть дома и бездействовать намного хуже. Судьба младшей сестры пугала. Так же, как и предстоящие объяснения с родителями по поводу Тайки.

— Ну, Тайка, — прошипела старшая сестра, дрожащими руками застёгивая молнии на сапогах, — вернись только — убью!

— Я помогу, — кротко поддержал брат.

А в далёком чужом мире, словно соглашаясь с ними, негодующе взвыла, покачивающаяся на полотняном заплечном мешке взъерошенная ворона.

Глава 10

Просто колдовство?!

— Ой-е-ей!

Тайка неосторожно перевернулась на спину и чуть не закричала в голос. Стараниями Жоркиного учителя спать ей с неделю, не меньше, на боку или животе. Плечи и ягодицы словно огнём горят.

Крупный чёрный пёс, лежащий у кровати девочки, насмешливо фыркнул. Где-то в ногах шумно завозилась ворона.

Тайка тяжело вздохнула: нет, ну надо же! Чтобы из-за какого-то жалкого камушка так влипнуть! Никто ж не поверит. Даже Илька с Риткой. Скажут: опять она всё выдумала.

Тайка припомнила свои недавние объяснения со стариком и зажмурилась от унижения. Кошмар какой! Эта тайна уйдёт с ней в могилу. Тайка горестно засопела: ведь штаны приспустить пришлось, доказывая, что она девчонка. Зато мерзкого деда чуть кондрашка не хватила. Глаза выкатил так… Едва не потерял!

Тайка невольно фыркнула: бедняга никак не мог поверить, что «доказательства мужественности» исчезли. Напрочь!

Вредный Жоркин учитель побледнел как свежевыстиранная простыня. Полчаса на коленях в углу провёл — молился. Старался, поклоны бил, она видела. Потом — Тайка невольно скривилась — потребовал, чтобы она снова штаны спустила. Будто надеялся, что испарившиеся внезапно причиндалы вернулись. Его молитвами, наверное.

Естественно, Наставник искомого не обнаружил. Застонал, свёл помутневшие глазки в кучку и грохнулся в обморок.

Наивная Тайка вначале обрадовалась. Жоркин учитель вырубился качественно и не реагировал даже на холодную воду. Тайка для проверки целый стакан на его голову вылила. А раз так, чего зевать? Моментом не воспользовался бы только глупец. Тайка же никогда себя дурочкой не считала. Поэтому решила бежать.

Уложила в свой заплечный мешок побольше хлеба. Подумав, прибавила пару яблок. Окликнула дремавшую на подоконнике Марфу и…

Далеко уйти Тайке не дали. В дверях скалой встал мрачный Тайфун. Ни Тайкина ругань вперемежку с уговорами и лестью, ни её почти искреннее предложение присоединиться Жоркиного пса с места не сдвинули. А тут и дед пришёл в себя.

Правда, не до конца. Иначе не стал бы обвинять ошеломлённую Тайку в колдовстве. Причём он по-прежнему принимал Тайку за принца!

Наставник всерьёз считал: балуясь с каким-то заклинанием, неосторожный Жорка навлёк на себя несчастье — превратился в девочку. Побочный эффект, так сказать.

О другом мире упрямый Жоркин учитель и слушать не хотел. Замахал на Тайку руками как ветряная мельница и категорично заявил: эта тема — табу. Мол, если он — дед упорно обращался к Тайке как к мальчику — проговорится о параллельных мирах при посторонних, хорошего не жди. Накажут обоих. И самого Жорку, и Наставника.

Тайка жалостливо заскулила в подушку: ну и скотина же, этот рыжий Жорка! И тут её умудрился подставить. Тайка только сейчас поняла, почему новый знакомый так торопился сообщить кое-что о себе. Чтобы ей, Тайке, не поверили! Ну, в историю о параллельном мире. Принимали за него, Жорку, даже в девчоночьем облике. Если она расколется, само собой. Нет, так купиться!

Тайка сморгнула с ресниц непрошеные слёзы. Экзамен, устроенный вечером дотошным дедом, она полностью провалила. Не подозревая об этом, естественно.

Тайка просто ответила на некоторые вопросы. По глупости, не иначе! Например, сообщила, как зовут Жоркину мать, отца и сестру. Когда она, то бишь принц Георгий, родился. И это бы ладно!

В конце концов, об этом мог знать и любой подданный, если не человек из другого мира. Но Тайка, как последняя дурочка, сообщила старику тайное имя Жорки, местонахождение личной печати и код сейфа! Теперь Наставник не сомневался: Тайка — наследный принц Георгий и никто иной. Мол, доказательств достаточно.

Остальные же провалы в памяти — последствия неосторожного колдовства. Как и глупые фантазии о перемещения из мира в мир. Они не страшны! Счастье, что основное она — он, Жорка! — помнит.

Робкий Тайкин лепет об иезуитском коварстве Жорки был отметён в сторону, как ненужный мусор. Как и история о бегстве настоящего Жорки в юнги.

Георгий, по словам наивного Наставника, и под пытками не выдал бы важных государственных сведений. Ни одному врагу.

— Не клевещи на себя, — этим завершил свою длиннющую тираду Наставник.

Отчаявшаяся Тайка послала его к чёрту. Старик грозно нахмурился и напомнил о розгах. Тайка горько фыркнула: оказывается, во временном облике принцессы, он, Георгий, особенно должен следить за своим языком! Девочке не всё позволено, что мальчику.

Мол, пока дворцовый чародей не вернёт ему нужный облик… — тут Наставник исподлобья посмотрел на Тайку, смутился, замялся и почти шёпотом расшифровал: кое-что, недостающее сейчас в штанах — он, Жорка, должен вести себя подобающе. Никаких послаблений! Иначе — розги!

Тайка неловко повернулась и болезненно сморщилась: ей только добавочной порки не хватало. И без того на спину не лечь.

Единственным плюсом Тайкиных сегодняшних откровений была отмена вечернего концерта. Тайке поверили, что из-за «случайной травмы» она не помнит текста ни одной песни.

Старик ругаться не стал. Лишь с досадой пробурчал себе под нос:

— Проклятые чары!

Но принять, что Тайка вообще петь не умеет, Наставник отказался наотрез. И заставил заниматься. Как поняла девочка, музыкальная грамота ничем не отличалась в этом мире от обычной. Рита училась в музыкальной школе, и ноты Тайка всё же знала. Вот и тянула «до, рэ, ми…» по командам старика. Видимо, у неё неплохо получалось. Потому что Наставник хлопнул её по плечу — Тайка от боли подпрыгнула — и довольно воскликнул:

— Слава Единому, голос не пропал! Слова — наживное.

Несчастная Тайка сообразила, что влипла окончательно, и повесила голову. Спорить с Жоркиным учителем она не рискнула.

Она осторожно взбила под головой слабое подобие подушки. Вытерла глаза и обречённо вздохнула.

Если честно, Тайка просто боялась. Мир за окном, почти не отличающийся внешне от родной Земли, казался чужим и враждебным. Она здесь одна! Совсем одна. Тайка тоненько всхлипнула: неужели навсегда тут застряла? А как же мама с папой? Илька с Риткой? Что им-то думать? Нет, как-то нужно вернуться! Что-то придумать!

Глава 11

Рискованный опыт

Знакомый Наташиной матери жил, к счастью, поблизости. Всего в двух кварталах от Романовых. И двери он распахнул мгновенно, не успел Илья нажать на кнопку звонка. Даже не спросил, кто пришёл, словно никого не опасался.

Илья с Ритой потрясённо уставились на молодого, спортивного вида темноволосого мужчину — они не верили собственным глазам. А секундой позже решили, что не туда попали.

Илья покосился на смятую бумажку, которую держал в руке, и неуверенно пробормотал:

— Нам бы Корниенко. Сергея Михайловича.

— Он здесь живёт? — поддержала еле слышным шёпотом Рита.

— Ну да. Он — это я. Входите!

Дверь перед Романовыми распахнулась шире. Обычная дверь, обитая дешёвым коричневым кожзаменителем, даже без глазка.

Брат с сестрой растерянно переглянулись и нерешительно шагнули в прихожую.

— Это не ошибка? Мы от Лемешевой, — на всякий случай сказал Илья, покрасневший до корней светлых волос.

— Всё правильно. Она мне звонила.

Мужчина обаятельно улыбнулся и помог смущённой Рите снять куртку. Илья украдкой осмотрел его ещё раз и невольно покрутил головой.

«Ничего себе! Неужели этот качок всерьёз интересуется такой дребеденью? Магией и янтарём? Ну, жизнь пошла…»

Илья украдкой рассматривал хозяина квартиры и не находил в нём ничего особенного. Внешне — обычный парень. Ни капли от юродивого. И одет модно, видно, что джинсы в фирменном магазине куплены, не на рынке.

Сергей Михайлович осторожный взгляд Ильи всё же заметил. Усадил потерянно молчавших ребят на диван и понимающе усмехнулся:

— Да ладно вам! Ну, не старик я. И что?

— Ничего, — пролепетала Рита.

Илья просто пожал плечами.

— А раз «ничего», успокойтесь, наконец. И перестаньте смотреть на меня, как на зайца в ливрее. Каждый выбирает хобби сам, согласны?

Романовы дружно кивнули.

— Вот и ладушки, если согласны. Тогда рассказывайте. Только правду. И по порядку. — Сергей Михайлович, подумав, добавил: — Да, и можете звать меня Сергеем, и на «ты». Двадцать шесть — ещё не старость, надеюсь?

Очередной поспешный кивок гостей вызвал у хозяина невольную улыбку. Впрочем, он быстро согнал её с лица и серьёзно спросил:

— Итак, кто начнёт?

Илья покосился на сестру — Рита будто воды в рот воды набрала — и гулко сглотнул. Откашлялся и вынул из кармана янтарь.

— Вот. Что об этом скажите?

Рита тонюсеньким голоском прокомментировала:

— Из-за этого камушка у нас сестра исчезла. Младшая. Прямо из комнаты.

— Так, — мрачно подтвердил брат. — В детской развал, даже дверь с петель сорвало, и никого.

Сергей заинтересованно крякнул и с нескрываемым любопытством стал изучать янтарь. Илья стукнул кулаком по подлокотнику кресла и воскликнул:

— А перед этим Тайка жаловалась, что глаз в камне видела.

— Карий, — дополнила Рита. И вздохнула. — Я решила: свой. Ну, отражение. Посмеялась над Тайкой и вернула янтарь. Если бы я знала!

Рита жалобно всхлипнула. Сергей поднял руку.

— Стоп! Без слёз. Подождите, сейчас кофе принесу. Специально для вас варил.

* * *

После крепкого кофе ребята немного расслабились. Сергей держался просто, Илью с Ритой перестала волновать то, что он так молод.

Какая разница? В конце концов, каждый сходит с ума по-своему. Одни в качалку бегают, другие ночами в Интернете пропадают, третьи книгами зачитываются, а четвёртые магией интересуются. Или полудрагоценными камнями. Почему нет?

Рита настолько сильно переживала исчезновение Тайки, что совсем себя не контролировала. Незаметно для себя съела три пирожных подряд! Потом, правда, спохватилась и от четвёртого отказалась. С явным сожалением.

Отодвинула блюдце и заявила:

— Спасибо, я на диете.

Глаза хозяина округлились от изумления. Илья — он неспешно доедал только первую слоёную трубочку — от неожиданности поперхнулся и пробормотал:

— Ничего себе — диета!

— Не страшно. Они низкокалорийные. Крем из растительного масла, — деликатно закрыл вопрос Сергей.

Илья недоверчиво хмыкнул. Рита покраснела и отодвинула блюдце с пирожными ещё дальше.

Сергей взял с журнального столика старинную книгу в переплёте из потрескавшейся, тёмно-синей, с золотым тиснением кожи. Показал гостям и сказал:

— Я кое-что нашёл о янтаре. Здесь. Немного, конечно, но похожий камушек как раз описан.

Илья побледнел от волнения. Осторожно положил на колени тяжёлую книгу и раскрыл её на странице, где лежала закладка. Растерянно поднял глаза на хозяина и прошептал:

— Не по-русски.

— Само собой, — кивнул Сергей, отбирая книгу. — Она из Шотландии. Её мой пра-пра-прадед в Россию привёз.

Рита открыла было рот, собираясь что-то спросить. Сергей торопливо воскликнул:

— Не перебивайте, хорошо? И так всё запутано. — Он нахмурился. — Так о чём я? Ага…

Он поводил пальцем по странной, явно рукописной вязи. Илья с Ритой даже со своих кресел привстали, чтобы лучше видеть.

— Слушайте! «…из живой ещё смолки, слезинки чудо-дерева. Круглый, аки глаз человеческий. Величается — “ОКО”. Зрит сквозь множество миров и в любом двойника сыщет. Только помни, волхв: уйдёшь за вуаль, не вернёшься. В тот мир своё отражение кинешь, в этом его заменишь чужим. И ОКО разрушишь. Единожды оно хозяину служит…»

Сергей захлопнул книгу и с сожалением признал:

— И на этом всё.

Романовы разочарованно переглянулись. Рита кашлянула, покраснела и прикрыла рот ладошкой. Илья нахмурился.

— Но никакого обмена не было! Просто Тайка исчезла.

— Это и странно. Правда, я в другой работе, более современной, читал: если обмен не произошёл…

Сергей сделал многозначительную паузу. Илья с Ритой непонимающе переглянулись. Сергей жизнерадостно воскликнул:

— Понимаете, нам повезло! И этой… ну, вашей Тайке — тоже. Если я правильно понял ту статью… Значит, ещё не поздно её вернуть!

Рита похлопала ресницами и снова кашлянула. Илья вопросительно смотрел на молодого мужчину. Сергей нетерпеливо произнёс:

— Равновесие нарушено, понятно, нет? Любой пустяк и…

— Что — «и»?

— Не знаю, — неожиданно признался Сергей. — Просто прочёл: если переброса двойника не произошло, и камень цел, то можно вернуться. Только…

— Ну? — вскочил Илья.

Он дрожал от возбуждения. Рита побледнела, сунула ладони между коленями и умоляющими глазами уставилась на мужчин. Словно ожидала, что младшая сестра через пару секунд окажется прямо здесь, перед её носом.

Сергей посмотрел на неё почти со страхом. Развернулся к Илье и огорчённо сказал:

— Только знайте: ваша Тайка сама ничего сделать не сможет. Двойник где-то рядом, понимаете? Он руки ей вяжет. Так в книге сказано.

Рита ахнула. Сергей бросил быстрый взгляд на растерянных гостей и ткнул пальцем в Илью.

— Зато вы — свободны!

Илью бросило в жар. Он, заикаясь от волнения, прошептал:

— Н-но мы же н-не знаем, что д-делать…

— А кто знает? — Сергей философски пожал плечами.

Он заботливо подтолкнул поближе к бледной, дрожащей Рите блюдце с оставшимися пирожными. Рита благодарно кивнула. Соображала она сейчас явно не лучшим образом, иначе не потянула бы в рот ещё одну трубочку. О диете она и не вспомнила!

— Если я правильно понял, — Сергей налил гостье кофе, — вашу сестру любой пустяк вернуть может. ПОКА.

— Через ОКО? — выдохнул едва слышно Илья.

— Нет, — огорчённо буркнул Сергей. — До янтаря нам лучше не дотрагиваться. Ты что, забыл? Он же двойников ищет. В любом из миров. И меняет местами. — Сергей сочувственно улыбнулся Илье. — Учти, никакой гарантии, что ты попадёшь в тот же мир, где сейчас Тайка.

— Как же тогда?

Сергей задумчиво потянул себя за нижнюю губу.

— Кое-что я нашёл. Не уверен, поможет ли…

Рита едва не опрокинула чашку с кофе. Илья вцепился в локоть хозяина дома — у него от волнения голос пропал — и просипел:

— Слушай, время же! Родители вот-вот с дачи вернутся. Не сегодня, так завтра. Что мы им скажем?!

Сергей с некоторым изумлением посмотрел на мальчика — Илья и не заметил, как перешёл на «ты» — и кивнул.

— Ладно. Можно попробовать. В крайнем случае, ничего не получится. Вот только…

— Что?

— Не выдернуть бы нам вместо вашей Тайки её двойника!

— ??

— Понимаешь, у них все характеристики должны сходиться. И не только внешние. Разве что… Да! Единственная точная примета! — Сергей немного помолчал, размышляя, и обернулся к Илье. — Ты помнишь, в какой одежде Тайка была сегодня утром?

— Н-нет.

— Я помню, — взволнованно привстала Рита. — В джинсах и новой чёрной футболке. С черепом. Ты, Илька, видел. Она вчера весь день её таскала, хотя мама ругалась. Дурацкий рисунок!

Рита сомнамбулой потащила с блюдца следующее пирожное. Она и кофе себе на этот раз подлила сама. И машинально начала жевать. Этот процесс её успокаивал.

— Футболку помню, — неуверенно произнёс Илья.

— Прекрасно, — одобрил Сергей. — Значит, будем действовать!

— Но как?!

Сергей весело поинтересовался:

— Ты мне веришь?

— Пока да, — осторожно отозвался Илья.

Рита зажевала ещё энергичнее. И так же энергично кивнула.

— Ну и не задавай вопросов. Просто подчиняйся и всё.

Илья нервно хмыкнул, но возражать не стал: своих идей всё равно нет. Не сидеть же им с Риткой, сложа руки, до приезда родителей!

— Сейчас быстренько одну травку заварю. — Сергей направился к дверям кухни.

— И что? — пошёл следом Илья.

— Ничего. Ты её выпьешь. Потом ляжешь на диван, сосредоточишься и…

Илья нетерпеливо ждал продолжения. Сергей беспомощно улыбнулся и пожал плечами.

— Понимаешь, я до сих пор лишь теорией увлекался. В практике — полный ноль, не хочу врать. Это будет первый опыт, уж извини.

— Да чёрт с ним, с тем первым опытом! — Илья покраснел от волнения. — Что дальше-то? Ты сказал: «сосредоточишься и…»

— А, ну да! И представишь как можно более чётко физиономию своей Тайки. А потом — её всю. В одёжке с этим… как его? Черепом! Если я прав, твою младшую сестру мгновенно перекинет сюда, к нам, и равновесие восстановится.

— А если не прав?

— Ну…

Сергей задумчиво посмотрел в окно, он явно не знал, что сказать. Илья насторожённо ждал. Рита не донесла до рта чашку с кофе. Её глаза показались Сергею круглыми и испуганными. И невероятно синими. Практически фиолетовыми.

Наконец Сергей встряхнул головой и почти сердито заявил:

— В лучшем случае — ничего не произойдёт. Нам придётся искать другой выход.

— А… в худшем?

— Кто его знает, — немного помолчав, пожал плечами Сергей. — Если ты чётко представишь одежду, двойника сюда точно не перебросишь. А остальное… Увидим!

Сергей залил кипятком странную коричневую травку с крошечными, почти прозрачными вишнёвыми цветочками. По кухне поплыл пьянящий аромат. Запах показался Рите странно терпким, волнующим.

Встревоженный Илья топтался рядом, недоверчиво заглядывая через плечо хозяина квартиры. Сергей покосился на угрюмое лицо гостя и мягко произнёс:

— Видишь ли, я не колдун. Да и в колдовство не верю…

Рот мальчика непроизвольно открылся. Сергей коротко рассмеялся.

— Верни на место нижнюю челюсть, а то потеряешь! — Он дружески подмигнул Илье. — Сам подумай, ты же современный человек. Какое, к чёрту, сегодня колдовство?

— Но как же, — пролепетал ошеломлённый Илья. — А твои книжки?

— При чём тут колдовство? — искренне удивился Сергей. — Я просто люблю старые книги, в них всегда можно наткнуться на что-то интересное. — Он ободряюще улыбнулся. — Наши предки жили в другом мире, и это — здорово!

Сергей потянул мальчика за рукав и усадил на табуретку. Илья машинально подчинился.

— Послушай, речь не идёт о колдовстве, — терпеливо сказал он. — Всему есть объяснение. Жаль, мы не всегда его находим. Пока! А всё непонятное… — Сергей немного помолчал. — Магнит, если ты помнишь, тоже когда-то казался колдовским камнем. Ковёр-самолёт по сравнению с современным лайнером вообще анахронизм, а не волшебство. Представь изумление наших предков, века эдак из пятнадцатого: летающая железная птица, да ещё перетаскивающая в своём брюхе множество людей! Уверен, ковёр-самолёт их так не удивил бы.

Рита невольно прыснула в ладошку, она никогда не жаловалась на воображение. Сергей одобрительно улыбнулся ей и закончил:

— Свойства вашего янтаря — обычная загадка. Для нас с тобой, заметь, но не для человека, написавшего книгу.

Илья торопливо кивнул, спорить ему не хотелось.

— А эти… ну, миры. Параллельные! Ты в них веришь?

— Почему нет? Магнитные поля мы тоже не видим. Просто знаем — они есть. — Сергей хмыкнул. — Потом, чем параллельные миры сложнее вселенной?

— Но…

— Да ладно тебе! Оставь, — Сергей помешал чайной ложечкой своё варево и выключил газ. — Никто тебя не заставляет во что-то верить. Считай, мы просто проводим опыт. Как на уроках физики или химии. Ты же хочешь вернуть сестру?

Илья с ответом не нашёлся. Лишь снова кивнул. Сергей процедил через серебряное ситечко свой отвар и протянул гостю.

— Тогда пей.

Илья взял в руки горячий бокал. Осторожно потянул носом воздух и невольно отшатнулся. Резкий, ни на что не похожий запах бил в нос и кружил голову. Горьковатый, терпкий аромат Илье совсем не понравился. Он зажмурился от отвращения, но не отказываться же от собственных слов? Раз он обещал…

Илья бросил сердитый взгляд на хозяина квартиры и, стараясь не дышать, выпил отвар. Потолок качнулся, Илья ахнул и ухватился рукой за стол.

Он как сквозь вату услышал заботливый голос Сергея:

— Голова не кружится? Теперь — на диван.

Ноги подкашивались, в ушах звенело, мальчика начало подташнивать. До комнаты он добрался только благодаря помощи хозяина.

К изумлению Ильи, единственная комната Сергея прямо на глазах преображалась. Краски становились ярче, очертания вещей — чётче, все линии — контрастнее.

— Ложись, ложись, — успокаивающе бормотал Сергей, голос его дрожал и срывался, выдавая волнение. — Всё в порядке. Глаза закрой. Теперь постарайся расслабиться и начинай вытаскивать из памяти сестру. — Он поморщился и с затруднением пояснил: — Ну… чтобы как картинка перед глазами. Всё, как мы только что говорили. Да, не забудь про футболку и джинсы. Череп, главное! Это — основная деталь…

Сергей что-то говорил и говорил, его голос с трудом доходил до сознания одурманенного мальчика. И всё же он помогал Илье окончательно не впасть в забытьё.

Илья радостно вскрикнул: Тайкина мордашка возникла буквально из ниоткуда и заплясала перед ним в привычном рыжем кудрявом облачке. Даже посаженная пару дней назад царапина на правой щеке чётко видна. Илья прекрасно её помнил, сам замазывал недавно йодом.

Несколько сложнее оказалось представить младшую сестру в чёрной футболке с черепом. Тайка словно противилась!

Илья судорожно вздохнул, не понимая, что происходит: Тайка всё пыталась «явиться» ему в каком-то жутком рванье и босиком. Ещё и укоризненно всматривалась в невидимого брата громадными карими глазищами.

«Двойник! — осенило Илью. — Сергей прав. Я вижу двойника. Иначе откуда эта кошмарная рубашка? Тайка такую в жизни бы не надела. А уж сменить джинсы на эти мешковатые портки… И где кроссовки?!»

С большим трудом Илья отогнал навязчивый призрак. Оставив перед собой лишь рыжее облачко и остренький веснушчатый носик, он начал старательно восстанавливать в памяти проклятую футболку.

Это Илье удалось. На секунду перед ним возникла знакомая, чуть удивлённая веснушчатая физиономия над уже перепачканным и даже прорванным кое-где черепом… О-о-о — джинсы, кроссовки!

Илья победно вскинул руку, и в комнате неожиданно рвануло. Да как рвануло! Словно гранату подорвали.

— Получилось?!

Илья рывком сел и открыл глаза. Очень вовремя открыл. Как раз в эти секунды всё и началось.

Со стены слетел пейзаж в тяжёлой раме, с полок финской стенки — книги и посуда, зазвенели стёкла в окнах…

А на палас, казалось, материализовавшись прямо из воздуха, рухнула тощая фигурка в джинсах, чёрной футболке и кроссовках!

Она подняла замызганное личико. Рыжее облачко над головой дрогнуло, карие глаза изумлённо расширились, кулачки сжались. Рыжая гостья поднялась на четвереньки. Всхлипнула, прошептала:

— Нет! О, Единый, нет…

И потеряла сознание.

Глава 12

Неудача

— Ёлки, да что ж это?

Рита отбросила недоеденную трубочку и ткнула дрожащим пальцем на валявшуюся в глубоком обмороке девочку.

— Не что, а кто, — машинально поправил Сергей.

— Что-то я не понял, — нервно произнёс со своего дивана Илья, — о чём Тай… ну… эта рыжая … тьфу! О каком таком Едином она бормотала?!

— О Боге, думаю, — Сергей потянулся за пачкой сигарет.

Вообще-то он сам до сих пор не верил, что необычный опыт удался. И с горечью думал, что ему никто не поверит. Никто и никогда. Более того, Сергей сам не осмелится рассказать знакомым о сегодняшнем сумасшедшим дне. Иначе ему посоветуют обратиться к психиатру.

Брат с сестрой растерянно переглянулись. Тёмно-синие Ритины глаза становились всё больше и больше, теперь они напоминали бездонные озёра. В них утонул бы любой, ну, кроме, брата.

— Это не… — Ритин голос сорвался.

— Я понял, — кивнул помрачневший Илья.

— Эй, о чём вы? — наконец встревожился и хозяин. — Вроде же всё получилось! — И успокаивающе добавил: — А что сознание ваша Тайка потеряла, так это пустяки, поверьте. С этим мы мигом справимся. Я сейчас. У меня нашатырный спирт где-то есть. В ванной, кажется. В аптечке.

— Стой! — страшным шёпотом воскликнул Илья. — Это не Тайка!

Сергей уронил сигарету прямо на светлый, пушистый палас, но не заметил. Наступил на неё и неверяще выдохнул:

— Что?!

— Не Тайка, говорю.

— С чего ты взял?!

— Точно не она, — угрюмо подтвердила Рита.

— Да почему, ребята?! Нет, погодите! Давайте спокойнее. Так… ну…

Сергей подошёл к лежавшей в прежней позе гостье и, внимательнейшим образом рассматривая её, прокурорским тоном спросил:

— Лицо её?

— Ну, — неохотно кивнул Илья.

— Фигурка?

— Похожа.

— Одежда?

— Одежда точно её, — пискнула со своего места Рита. И пояснила: — Вон тот дополнительный кармашек на джинсах я сама пристрочила. На фирменных такого нет.

— Так с чего вы взяли, что это не она? — раздражённо воскликнул хозяин квартиры. — Внешность, одежда — всё совпадает. Какого чёрта?!

Рита встала и нерешительно приблизилась к возникшей из воздуха фигурке. Всмотрелась в бледное личико и виновато пробормотала:

— Понимаешь… Трудно объяснить… Но не она!

— Да что ты мямлишь? — возмутился Илья. — То трещишь как сорока, а то двух слов толком связать не можешь!

Он попытался встать со своего дивана, но не смог. Комната внезапно поплыла перед глазами, а силуэт сестры стал раздваиваться. Илья зажмурился, снова опустился на место и процедил сквозь зубы:

— Ты не знаешь Тайки, мы знаем. Поверь, она бы в жизни ТАКОГО не сказала. И в обморок бы не грохнулась.

— Точно, — сквозь непрошеные слёзы улыбнулась Рита. — Она бы на шею Ильке бросилась. Это железно. Ещё и завопила бы что-то типа: я так и знала, что ты меня спасёшь…

— Или — ну вот, всё испортил! Не мог подождать чуточку, — согласно кивнул Илья.

— Но уж никак не о Боге, — категорично заявила Рита и вытерла влажные щёки.

Сергей слушал их, открыв рот, и переводил глаза с одного оратора на другого. Вид у него был ошарашенный.

Наконец он чуть опомнился. Растерянно ткнул пальцем в рыжую девочку на полу и прошептал:

— А это тогда кто?

— Ещё и спрашиваешь, — угрюмо хохотнул Илья. — Сам же говорил — двойник.

— Но… Как же одежда?!

— А я знаю? — огрызнулся мальчик. — Одежда — Тайкина. Слышал, Ритка сказала? Что касается тряпок, ей верить можно.

— Ладно, — Сергей потрясённо рассматривал рыжую гостью из параллельного мира. — Всё равно нашатырь принести нужно.

Он глупо улыбнулся и, цепляясь за мебель, побрёл к ванной. Сергею вдруг показалось, что он спит. Просыпаться почему-то не хотелось.

* * *

— Нашатырь, — хмыкнула Рита, с неожиданной для себя неприязнью присматриваясь к незнакомой девчонке, так возмутительно копирующей Тайку. — Очень ей тот нашатырь нужен!

— Ты о чём? — слабо отозвался Илья.

— Симулянтка перед нами, вот о чём! — негодующе взвизгнула Рита.

Рыжие, пушистые ресницы слегка дрогнули и тут же плотно сомкнулись. Подобие Тайки решило, видимо, держаться до конца.

— Ну, погоди, — мстительно пробормотала Рита. — Сейчас я тебе устрою побудку…

Она выхватила у Сергея, появившегося в дверях комнаты, крошечную бутылочку. Щедро плеснула из неё на собственный носовой платок и насмешливо улыбнулась.

Илья насторожённо наблюдал: вот Ритка поднесла платок к такому знакомому веснушчатому носу. Ничего не подозревающая девчонка вдохнула… И взвилась рыжей молнией!

Платок был мгновенно выбит у растерянной Риты из рук, а в ясные синие глаза бешено уставились карие. Риту сильно толкнули в грудь и, если бы не Сергей, она бы непременно упала.

— Ты! Как смеешь?! Меня!!!

Рыжая девчонка мотнула огненной шевелюрой, стряхивая кудрявую чёлку с глаз, и танком пошла на попятившихся от неожиданности хозяев.

— Это тоже не похоже на вашу Тайку? — прошелестел над Ритиным ухом Сергей, загипнотизированный свирепым взглядом крошечной фурии.

— П-почему? — шёпотом отозвалась бледная до голубизны девочка. — Сейчас наоборот — больше похожа.

— Да-а? — задумчиво протянул хозяин квартиры, продолжая отступать. — И вам… вам действительно хочется её вернуть?

— Чёрт, да что тут происходит?! — непонимающе взвыл со своего места Илья, до сих пор привязанный отвратительным отваром к дивану.

— Не знаем, — дружным хором ответили Сергей с Ритой.

Они продолжали пятиться от страшной гостьи и уже почти вывалились из комнаты в коридор.

Илья окончательно разозлился. Привстал с дивана и взревел раненым вепрем:

— Ты, рыжая! Оставь их в покое и двигай сюда! Иначе я ремней из тебя нарежу! — Илья в затруднении пожевал губами, вспоминая, и радостно проревел концовку: — Клянусь Единым!!!

Эффект его короткая речь произвела на всех. Сергей с Ритой потрясённо застыли на пороге. А рыжая девчонка вздрогнула и обернулась.

— Что? — возмущённо выдохнула она. — Это ты мне? Мне, будущему светлому князю Георгию?! Ах ты, смерд!!!

После этих слов в комнате повисла напряжённая тишина. Потом кто-то шумно сглотнул. Рита, в панике пискнула: «Мамочка!»

Илья вцепился рукой в спинку дивана и сделал ещё одну — на этот раз удачную! — попытку подняться. Он даже сумел дойти на подгибающихся ногах до гостьи. Ухватил её за рыжие кудряшки, резко развернул лицом к себе и потрясённо ахнул:

— Пацан?!

Илья изумлённо всматривался в знакомую до мельчайших чёрточек физиономию и не верил собственным глазам. И зря.

Потому что секундой позже получил сильнейший удар в пах. Ногой. Явно не девичьей.

Илья сложился пополам и, медленно оседая на палас, уже утверждающе прохрипел:

— Па-ацан…

Глава 13

Дальнейшие планы

Свирепого пришельца удалось повязать лишь через полчаса и то благодаря хозяину квартиры, обладателю чёрного пояса по каратэ.

Сумасшедший мальчишка дрался как ненормальный, не щадил ни себя, ни противников. Обученный какому-то совершенно неизвестному способу рукопашного боя, он — несмотря на весьма скромные рост и вес! — продержался достаточно долго. И сделал немало для того, чтобы разрушить ещё недавно прилично обставленную и аккуратную комнату.

Гостя и повалить-то удалось, лишь стукнув по затылку. Мальчишка потерял сознание, и все с облегчением переглянулись.

Сергей торопливо перетягивал ноги и руки пришельца широкой липкой лентой — верёвок в доме не нашли — и почти с уважением бормотал:

— Теперь и сам вижу — не ваша Тайка. Девчонке так в жизни не драться.

— Это ещё почему? — сочла нужным обидеться Рита.

Она поморщилась, рассматривая укушенный ненормальным гостем палец, кровь до сих пор сочилась.

— Ты глаза-то открой, — довольно грубо потребовал брат и развёл руками. — Как тайфун прошёлся!

Рита последовала его совету: шире распахнуть глаза было просто невозможно. Ну, что при этом открылся и рот, никого не удивило — в несчастной комнате остались целыми разве что стены.

Книги, вещи, разбитая посуда, переломанные стулья, груда полированных дощечек вместо журнального столика, в пыль растёртые по паласу пирожные, свалившиеся с полок колонки музыкального центра; и последний штрих — рухнувшая посреди комнаты огромная, старинная, бронзовая люстра. Про неё можно сказать одно — сама бронза почти не пострадала, разве что ажурные кружева вокруг разбитых стеклянных плафонов чуть покорёжило.

— Вот это да… — прошептала девочка и с невольным страхом посмотрела на хрупкую внешне фигурку рыжего гостя.

— Постарались, — хмуро кивнул Илья и сочувственно покосился на хозяина разгромленной квартиры. — Провели опыт, называется.

Сергей гулко сглотнул. И, стараясь не смотреть по сторонам, неестественно бодро изрёк:

— Первый блин всегда комом!

— Первый? — изумлённо протянула девочка.

— А ты считаешь, — мрачно усмехнулся Илья, — нам вместо Тайки сойдёт и это чудовище? Как его там?

— Будущий светлый князь Георгий, — с кривой ухмылкой подсказал Сергей. Он осторожно потрогал пальцем длинную, саднящую ссадину на подбородке и почти восхищённо заметил: — Горазд будущий князёк драться! Хорошо натаскан!

Рита ещё раз прошлась взглядом по комнате, потом испуганно помотала головой.

— Ну нет, ни за что! Меняем на Тайку.

— Легко сказать, — пробормотал Илья. — А вот как сделать?

Сергей внимательно осмотрел туго перетянутый лентой свёрток — гость по-прежнему лежал с закрытыми глазами и не шевелился — и удовлетворённо кивнул.

— Сойдёт. Теперь можно и поговорить. Только вы как хотите, братцы, а мне хотя бы кофейку нужно выпить.

— Кофейку? — Рита извлекла откуда-то из-под досок покорёженную электрическую кофеварку. — Из этого?! — Она провела пальцем по извилистой трещине и вздохнула. — Не получится.

— Ничего, — отмахнулся Сергей. — У меня старенькая турка есть. Она, правда, всего на пару порций, но не страшно. Время у нас есть, несколько раз на огонь поставим.

* * *

После кофе, в который Сергей плеснул столовую ложку коньяка — лекарство! — неудачливые экспериментаторы чуть-чуть успокоились.

Им стало казаться: ничего страшного пока не случилось. Их странный опыт вполне удался. Пусть не саму Тайку, но её двойника из параллельного мира они всё-таки выдернули. Значит — миры существуют. Как ни невероятно. И маленькая Тайка где-то там. Вот только сколько их?! И как найти нужный?

Сергей задумчиво посмотрел на пустую чашку. Снова наполнил турку водой и поставил на огонь.

— Кофе, — буркнул он невесело, — много не бывает.

Илья взял из вазочки печенье и нерешительно спросил:

— Слушай, я так понял — ты через янтарь теперь думаешь Тайку достать?

— Молоток, — Сергей добродушно хлопнул мальчика по плечу. — Сам догадался.

— Догадаешься тут, — мрачно отозвался Илья. — Другого-то нам не остаётся. Раз этот рыжий здесь.

Некоторое время на кухне стояла полная тишина. Все пили кофе и думали о своём. Вернее, думали-то об одном, но не знали об этом.

Каждый про себя оценивал возможности отреставрированного янтаря. И пытался понять, что же делать с нежданным гостем. Не держать же его связанным всё время. Ну, пока не вернут Тайку.

Рита дрожащими руками отставила почти полную чашку в сторону. Большие голубые глаза вдруг наполнились слезами. Она в панике прошептала:

— Кому-то из нас придётся туда отправиться?

Сергей от изумления поперхнулся кофе. А Илья разозлился. Покрутил пальцем у виска и раздражённо прикрикнул на сестру:

— Придумала! Нам с тобой там уж точно делать нечего!

Рита смотрела испуганно. Илья мягче добавил:

— Никакой гарантии, что мы попадём в нужный мир. Может, их миллионы?

— Чего? — пролепетала Рита.

Мысль, что лично ей не грозит отправка в неведомые страны — ох, уж эта Тайка! — радовала. На Ритины щёки мгновенно вернулся румянец.

Она в два глотка осушила свою чашку и в ожидании уставилась на брата. Илья терпеливо повторил:

— Миров, говорю, может, миллионы.

— Запросто, — поддержал Сергей. Он снял с огня турку, над ней пышной шапкой колыхалась сливочно-коричневая пена. — Вон, как страницы в хорошей толстой книге. Вроде бы всё рядом, и каждая сама по себе.

— Тогда о чём вы? — Пыталась добиться ясности Рита. — И при чём тут Тайкин янтарь?

— При том, — буркнул Илья. — Только так можно Тайку на этого монстра обменять.

— Т-ты х-хочешь сказать… — заволновалась Рита.

— Вот именно!

Рита ахнула. Илья демонстративно уставился в окно, он не любил девичьих стонов. Потом двинул кулаком по подоконнику и с досадой прошипел:

— Придётся с этим княжеским отпрыском — чёрт бы его побрал! — как-то договариваться.

— Не дурак же он, — угрюмо заметил Сергей, — сам должен хотеть вернуться.

— Ага, вот только растолковать ему как? Что именно он и должен хотеть, а мы так… попутно!

Рита вскочила и кругами забегала по крошечной кухне. Её лицо от тревоги и страха пошло пятнами.

Сергей сочувственно посмотрел на гостей и сказал:

— Растолкуем. Он вашу Тайку в своём мире только что видел, думаю, не особо удивится.

— Точно! — крикнул Илья. — Я из-за драки совершенно забыл о Тайкиных тряпках!

Все трое взволнованно переглянулись. Действительно, они как-то упустили из внимания, что гость явился к ним в Тайкиной одежде. Мало того, именно из-за неё он сюда и попал, лично Сергей ничуть в этом не сомневался.

«Интересно, как она у мальчишки оказалась? — думал Сергей, покачивая в руках чашку с кофе и с наслаждением вдыхая его горьковатый аромат. — Ограбил девчушку или… — Сергей пожал плечами. — Да нет, если он в самом деле наследник князя — а судя по его гонору, так оно и есть — то вряд ли».

Сергей добавил в вазочку мелкого печенья. Рита с обречённым вздохом тут же потянула его в рот. Илья отвернулся.

«Может, Тайка была вынуждена продать вещи, чтобы выжить? — размышлял Сергей. — Совсем неглупо. Ей выделяться в чужом мире нельзя, понятно. А вот сынку местного правителя это по должности положено, вот и приоделся…»

Мысли Сергея прервала Рита. Толкнула под локоть и почти сердито заявила:

— Что думать? Пусть рыжий в наше «око» посмотрит и всё. Делов-то!

Илья заинтересованно обернулся. Сергей угрюмо вздохнул. Помолчал и неохотно признался:

— Не уверен, что всё так элементарно.

— Почему? — не хотела сдаваться Рита.

Уж слишком простым показался ей выход из страшной ситуации, в которую Тайка попала и по её, Ритиной, вине. Ведь если бы она внимательнее выслушала младшую сестру, ничего бы не случилось.

Рита напористо повторила:

— Почему?

— Ну… — Сергей машинально поставил турку на огонь в третий раз. — Не забывай, янтарь уже один раз сработал.

Рита смотрела непонимающе. Сергей отрывисто произнёс:

— Камень побывал у ювелира! Мало ли, какие с ним произошли изменения?

— Считаешь, ничего не получится? — помрачнел Илья.

— Наоборот. Очень надеюсь — всё получится, — Сергей уменьшил огонь. — Только, боюсь, не сразу.

— Не сразу — это как? — пискнула Рита.

— Может, мальчишке по новой свой мир искать придётся? — Сергей отвёл взгляд в сторону. — Вряд ли камень на него настроен, сами понимаете.

— Хочешь сказать, — в панике прошептала Рита, — что сегодня-завтра нам Тайку не вернуть?!

Сергей накрыл ладонью Ритины подрагивающие пальцы и виновато напомнил:

— Ты сама говорила — Тайка чуть ли ни неделю с янтарём в обнимку спала. Пока на нужный мир не наткнулась. С двойником.

— Так я её поняла, — понуро кивнула Рита.

Снова все замолчали. Илья с Ритой думали о скором приезде отца с матерью, предстоящее объяснение пугало. Они прекрасно понимали: никто им не поверит. Родители решат, что с Тайкой случилось самое страшное, бросятся в милицию и по знакомым.

Рита судорожно вздохнула: мама с ума сойдёт от тревоги! Она никогда им не простит, что не усмотрели за младшей сестрой. И будет права.

Илья же представил свой разговор с разъярённым отцом и окончательно помрачнел. Слёзы матери, страшные дни, когда из милиции будут бубнить в трубку одно и то же — «нет», «пока ничего неизвестно», «ищем, не волнуйтесь», «сразу же позвоним, как только…»

Илья стиснул зубы, он в жизни не чувствовал себя таким виноватым. И таким беспомощным. Он отошёл к подоконнику, чтобы не видеть несчастное личико сестры. Ритка явно собиралась разрыдаться.

Если бы слёзы могли помочь!

Илья грустно усмехнулся: вообще-то с Тайкой скучать не приходится. Когда она маму в последний раз на уши ставила? С год назад, кажется, когда отправилась в путешествие, едва начались летние каникулы. Правда, не одна, с одноклассниками.

В те дни родителям приходилось легче, всё-таки почти двадцать неуправляемых огольцов, кто их тронет? А вот сейчас…

«Нет уж, — угрюмо подумал Илья. — Нужно как-то пережить это время. И лучше всего, чтобы мама с папой ничего не узнали. Ну, пока мы не вернём домой Тайку. А вот как вернём…»

Илья непроизвольно сжал кулаки, представив, как лично оттаскает противную девчонку за уши. Или за рыжие кудри. Или отшлёпает. Или…

Илья усилием воли прервал перечень садистских наказаний, ожидающих младшую сестру в родных стенах. Взлохматил светлые волосы и с силой сказал:

— К чёрту всё! Придётся этому пацану под Тайку какое-то время косить! — Он помолчал и со смешком добавил: — Хорошо, наши лишь завтра вечером вернутся. Хоть время поднатаскать его будет.

Рита, чьи мысли почти полностью совпадали с мыслями брата, просияла: неизбежные объяснения с родителями можно на время отложить.

Она с благодарностью посмотрела на Илью и поддакнула:

— Ты прав. К тому же завтра ему не обязательно с мамой встречаться. Он может пораньше лечь спать. Скажем — набегалась Тайка, мол, устала…

— А школа?! — внезапно вспомнил Илья.

Рита раздражённо отрезала:

— Пересидит на уроках как-нибудь!

Однако это Илью не убедило. Он по-прежнему смотрел встревоженно. Да и Сергей помрачнел. Нервно забарабанил пальцами по столу, он тоже о школе совсем не подумал.

Рита с досадой буркнула:

— Не сходите с ума! Ну, притащит двойку-другую, будто Тайка уроков не приготовила, с кем не бывает?

Илья перевёл дыхание и кивнул:

— А невмоготу станет, слиняет из школы.

— Точно. Пока до родителей дойдёт, глядишь, и Тайка на месте будет.

Романовы переглянулись. Рита невольно хихикнула:

— Пусть потом разгребает свои двойки, лахудра рыжая!

— Не повредит, — коротко сказал Илья.

Брат с сестрой одновременно встали из-за стола и гипнотизирующе уставились на хозяина. Сергей увидел две пары практически одинаковых тёмно-синих глаз, гости смотрели в упор.

Сергея качнуло, он вцепился обеими руками в столешницу и испуганно пробормотал:

— В чём дело?

Илья фыркнул. Рита чарующе улыбнулась и предельно ясно пояснила:

— Не нам же с этим жутким княжичем объясняться? У вас лучше получится!

Глава 14

Невольная мученица

На восьмом круге вокруг маленькой деревни, где они с Жоркиным учителем переночевали, Тайка почти перестала злиться на двойника. Задыхаясь и хватаясь руками за бок, в котором что-то мучительно кололо и болело, она еле слышно бормотала:

— Ёлки-палки… От такой-то жизни…. Кто хошь слиняет…

Она в жизни себя так отвратительно не чувствовала!

В эти секунды Тайка мечтала не только сбежать. Её и смерть не пугала. Ведь если сейчас упасть замертво, Тайкина каторга наконец кончится, а противный старик останется не у дел.

Девочка горестно вздохнула и испуганно замерла, услышав, как в груди что-то жалко хрипит и булькает. И воздуха Тайке не хватало, хотя она дышала не только носом, но и со свистом втягивала воздух ртом. Ей стало до того себя жаль, что она по-щенячьи заскулила, а из глаз мгновенно брызнули слёзы: «Нет, за что?!»

* * *

Бессовестный Жоркин учитель поднял Тайку сегодня ни свет ни заря. Ещё и деревня не проснулась, а ведь Тайка где-то читала: тут встают очень рано. Якобы сельское хозяйство любит «жаворонков». А она, Тайка, всегда обожала поспать!

Утром её буквально стащили с кровати. Жестокий старик Тайкин жалкий лепет и слушать не стал. Силой выгнал из-под одеяла и счёл, что разбудил.

Тайка зябко поёжилась: мало того, этот садист заставил её снять рубаху! Потом перетянул Тайкины кудряшки какой-то простенькой полотняной лентой и приказал заняться… как это? О-о — утренней пробежкой!

Девочка застонала: с этого кошмарного дня — ежедневной. Мол, в здоровом теле — здоровый дух. И чуть ли не пинком выставил её на улицу. Почти голой! В одних… э-э… портках! С дурацкой лентой в волосах, но босиком!

Тайка и в себя-то прийти толком не успела. Вообще плохо понимала, что происходит. Может, надеялась, что всё ЭТО снится. Оказавшись за дверью, Тайка обомлела: ещё и не рассвело по-настоящему, деревню едва можно было разглядеть. Поднять её в такую рань!

На востоке солнце только-только позолотило верхушки деревьев. Деревянные избы практически плавали в густом тумане, поднимавшемся от реки. Дом на противоположной стороне улочки с трудом просматривался, а деревья у крыльца казались бесформенной серой массой.

Впрочем, долго задерживаться у порога Тайке не позволили. Рассерженный Жоркин учитель бесцеремонно подтолкнул её в спину и приказал бежать. Сию же секунду! Заявил — незачем терять зря время. Ничего дороже его на белом свете не существует. Выбрал, называется, самый подходящий момент для нотации!

Тайка угрюмо покосилась на силуэт громадного пса, медленно выплывающий из предрассветных сумерек. Его талантов, как недавно поняла потрясённая девочка, осознать и счесть невозможно.

Сейчас, например, Тайфун успешно исполнял роль надсмотрщика. Перед ним на обочине просёлочной дороги лежали две горки мелких камней. Как только Тайка, обливаясь потом и задыхаясь от непривычных усилий, поравнялась с ним, отвратительный пёс невозмутимо перекатил из правой кучки в левую один голыш.

В правой, к Тайкиному ужасу, оставались ещё пять!

Жульничать, как недавно поняла девочка, было совершенно бесполезно. На четвёртом круге смертельно уставшая Тайка попыталась. Отбежала подальше от пса, отдышалась и хорошенько поразмыслила. Потом срезала путь деревней и вернулась снова к дороге, якобы завершая круг. На Тайкин взгляд всё выглядело абсолютно достоверно. Даже по времени.

И что же? Эта чёрная громадина купилась? Куда там! Лишь фыркнула насмешливо и небрежным броском вернула в правую кучку целых два камушка.

У несчастной Тайки в глазах потемнело — лишних два круга! Она сжала кулаки и возмущённо запротестовала:

— Считать разучился?! Всего один круг должен быть не засчитан! Понимаешь, один! Те три круга — честные! Абсолютно!

Тайка напрасно пыталась договориться с Тайфуном. Лиловые глаза лишь нехорошо вспыхнули. Крупная когтистая лапа дрогнула и демонстративно потянулась к последнему камню, оставшемуся с левой стороны. У Тайки едва сердце не остановилось от ужаса.

— Не тронь! — тоненько взвизгнула она. — Бегу уже!

Тайка жалко всхлипнула: несправедливость происходящего обескураживала. Она поправила на лбу промокшую от пота повязку и с трудом потрусила дальше, имитируя требуемый Наставником бег. При этом хрипела словно ожиревшая болонка, выведенная соседской старухой на прогулку.

Бежала и с ненавистью думала: «Десять кругов — явный перебор. А с проколом — так все тринадцать. Я не добегу. И пусть. Хорошо бы упасть прямо сейчас, чтобы больше не мучиться…»

Особенно Тайку возмущало поведение Тайфуна. На её взгляд, эта гора чёрной шерсти — скорее дьявол, чем обычный, добропорядочный домашний пёсик. Представьте — мохнатое слонообразное ни разу не ошиблось! Не перекинуло, скажем, вместо одного камня — два. И камень Тайфун отбрасывал, лишь когда Тайка равнялась с ним, ни раньше, ни позже. Разве такое возможно, а? Разве это собака?!

Утешало Тайку одно: Тайфун не жульничал. Ну, не считая штрафных камней, что, само собой, наглое самоуправство. Тайка горько засопела: и не пожалуешься. Как она поняла, ответ за попытку обмана здесь предельно прост — очередная порка. За Наставником не заржавеет.

Тайка угрюмо усмехнулась: как там? Такое поведение недопустимо для будущего князя? Чёрт! Ну, пусть бы Жорка мучался, она-то при чём?!

* * *

После скудного завтрака — он состоял всего из ломтя хлеба, кружки чистой воды и яблока — настроение ничуть не улучшилось.

По-прежнему голодная Тайка разочарованно пошлёпала себя по впалому животу. Укоризненно покосилась на старика и пробормотала:

— С такой пайки побегаешь, как же!

Наставник на её выразительное кряхтенье и не менее выразительные взгляды никак не реагировал. Хмуро осмотрел влажные после купания Тайкины плечи — воспитаннице пришлось по его приказу несколько раз окунуться в мелкую, но довольно холодную местную речушку — и изрёк:

— Доигрался! Хотел же Бравлин на тебя браслет надеть, так нет, пожалел, старый дурень.

— Какой ещё Бравлин? — буркнула Тайка.

И опять с вожделением покосилась в сторону почти нетронутого стариком хлеба. Она и со своего места чуяла его восхитительный запах. В ЕЁ мире у хлеба не было такого запаха!..

Тайфун, не спускающий с Тайки насторожённых глаз, понимающе фыркнул. Она гулко сглотнула — в жизни так есть не хотелось — и негодующе подумала: «Защитничек, тоже мне!»

— Не помнишь Бравлина?! — ахнул Наставник.

Тайка пожала плечами и привычно огрызнулась:

— В сотый раз повторяю — не Жорка я!

— Пока, пожалуй, и так, — с тяжёлым вздохом признал старик.

Тайка отыскала пару крошек, бережно собрала их и сунула в рот. Он мгновенно наполнился слюной, в желудке неприятно заурчало. Пытаясь перебить мысли о еде, Тайка угрюмо спросила:

— Так кто он, ваш Бравлин? И что за браслет он хотел нацепить на Жорку?

— Бравлин — придворный чародей. А браслет, — старик подавил вздох явного сожаления, — лишил бы тебя на время путешествия магических способностей.

— Да ладно вам, — хмыкнула Тайка. — Какая там магия? Объясняла ведь — камень во всём виноват. Обычный камень. Этот… как его? Янтарь, вот!

Почему-то упоминание о янтаре Наставнику совсем не понравилось. Даже встревожило. Он сдвинул седые брови и сурово поинтересовался:

— Янтарь? Откуда он у тебя? Выкрал у мага? — И вдруг приказал: — Ну-ка, давай его сюда. Нашёл игрушку!

— Родить, что ли, прикажешь? — вяло огрызнулась Тайка. — Он дома остался.

— Георгий, — старик угрожающе приподнялся, — попридержи язык!

Тайка вздрогнула: уж слишком раздражённо смотрел на неё Жоркин учитель. И слишком выразительно шевелились его узловатые пальцы, словно невидимые розги пытались нащупать.


Тайка невольно осмотрелась: ну и глушь! От деревни они с дедом отошли километров на семь, не меньше. Завтракали на берегу быстрой и довольно глубокой реки, Тайке именно здесь пришлось принимать так называемые водные процедуры.

Завтрак — ха! Просто расстелили прямо на траве чистую полотняную тряпку. Ни чая, ни каши, ни колбаски, ни сыра.

И ни одной живой души рядом! Тайка раздражённо фыркнула: не считая троицы — как выразился дед — «братьев наших меньших»: странного пса по имени Тайфун, невозмутимо пасущегося чуть в стороне ослика и дремлющей на нём вороны. Тайка зло покосилась на них: эти уж точно не заступятся, даже если старик с неё шкуру спустит. Даже Марфа. Предательница!

Тайка случайно наткнулась взглядом на ивняк, густо растущий над речкой, и слегка побледнела. Вдруг отчётливо поняла: после следующей порки она сидя завтракать уже не сможет. Ягодицы и без того прилично саднило.

Тайка решила отступить. Смиренно сложила руки на коленях и пробормотала:

— Да, пожалуйста. Молчу. Буду нема, как рыба.

— Нем, Георгий, — гневливо поправил Наставник. — Ты понял? Нем, а не нема! Что бы ни случилось, ты — будущий князь. Надежда наша и опора. Не забывай об этом!

Старик подошёл к Тайке и размял её плечи сухими, чуткими пальцами. Потом пощупал мышцы ног. Девочка вскрикнула от боли, икры словно судорогой свело. Лицо Жоркиного учителя скривилось.

— Позор, — негодующе выдохнул он. — Кисель, не мышцы. Сколько лет прахом пошло из-за глупой выходки! — И старик убито простонал: — Единый, что ж я князю скажу, чем оправдаюсь?!

Он в сердцах оттолкнул растерянную Тайку и глубоко задумался. Потом подозвал к себе пса, пристально посмотрел на него и что-то шепнул. Глаза Тайки округлились: невероятная псина кивком дала понять, что всё поняла!

«Интересно — что именно хочет от собаки дед?»

Тайфун внезапно оглянулся на Тайку и предупреждающе рыкнул, демонстрируя страшные клыки. Она невинно захлопала ресницами. Жоркин учитель почему-то усмехнулся.

Тайфун Тайкиному смирению не поверил. Ещё раз бросил на неё грозный взгляд и торопливо прорысил к лесу. Тёмные старые ели плотной стеной стояли в километре от них. Колючие ветви сплетались. От ельника тянуло сыростью и холодом.

Тайка неверяще проводила пса глазами: неужели осталась одна? Старика можно не считать, уж от него-то она сбежит запросто. Пока «милой» собачки рядом нет, ему в жизни её не догнать.

Стараясь скрыть радостное возбуждение, Тайка с деланым равнодушием спросила:

— Куда это он? Помчался разыгрывать волчару? Надолго, нет?

Наставник хрустнул костяшками пальцев и рассеянно, продолжая думать о своём, объяснил:

— С его-то нюхом не задержится, не волнуйся. Травку одну поищет. Сейчас как раз сезон — она цветёт. Нам повезло.

Тайка разочарованно вздохнула: соблазнительной идее — прощай, свобода! — не дали даже оформиться.

— Какую травку? — уныло поинтересовалась она.

— Александрит. Долго пояснять.

— Нет уж, поясни, будь любезен!

Тайке вдруг стало не по себе. Ей совсем не понравилось, что Жоркин учитель упорно отводит взгляд в сторону. С чего бы, а? Встревоженная Тайка решила понять всё до конца. Почему-то слова коварного старика «нам повезло», доверия не внушали. Ну совершенно!

Тайка возмущённо фыркнула: «нам» — это кому? Уж не ей ли? И зачем ей это везение, что оно даст? Она украдкой покосилась на лес: может, всё же пришла пора плюнуть на изумительный нюх местного монстра и сделать ноги? Сбежать, короче. Пока не поздно.

Мало ли, что за травка? Вдруг — Тайка невольно скосила глаза вниз — с этого зелья она обернётся пацаном? Ёлки, да запросто! В этом-то сумасшедшем мире! «Мне это нужно? — лихорадочно размышляла Тайка. — Вот уж вряд ли! И потом — что дома скажут? Зачем им вместо меня мальчишка?!»

Тайка снова оглянулась на лес. Бегство неожиданно показалось единственным спасением.

— Что за травка? — хриплым от волнения голосом переспросила Тайка.

— Как тебе сказать… — вяло пробормотал старик.

— Прямым текстом, — отрезала девочка.

Наставник удивлённо посмотрел на её побледневшее лицо и одёрнул:

— Не нервничай. Не кисейная барышня. Будущий князь всё-таки. Хоть и…

Он тяжело вздохнул, но продолжить не решился. Тайка возмутилась:

— Я что, не могу получить ответ на простейший вопрос?!

— Почему, можешь.

— Так говори!

— Если ты настаиваешь…

— Да!!!

Старик неодобрительно покосился на строптивую воспитанницу и неохотно пояснил:

— Судя по всему, последствия твоего… гм… ну… может, и вполне невинного чародейства, много шире, чем мне вначале показалось.

Рот Тайки непроизвольно открылся. В голове молнией мелькнуло: «Ёлки, да что же это? У меня с перебросом рога выросли или как?»

— Не пугайся, Георгий, — успокаивающе хлопнул её по плечу старик. — Ничего невосполнимого, клянусь тебе.

— О чём ты? — просипела Тайка.

Она в панике шарила глазами по своему полуобнажённому телу и ничего не понимала. Всё выглядело как обычно. На первый взгляд. Так какие последствия?!

Тайка криво усмехнулась:

— Копыт, вроде, нет…

— По-прежнему способен на шутку — прекрасно, — одобрил Наставник. — Значит, дух не сломлен, уже неплохо.

— Слушай, не тяни, а? — взмолилась заметно испуганная девочка. — Скажи, за каким… хреном ты послал пса?

— Не за хреном, — возразил старик, — за александритом. Именно его отвар в экстренных случаях дают бойцам. Чтобы улучшить реакцию.

— Я не боец, — неуверенно запротестовала Тайка.

— Будущий князь не может не быть бойцом, — строго перебил Наставник. — Причём — лучшим бойцом в своём княжестве. — Он гневно посмотрел на девочку. — Чтобы ничего подобного я больше от тебя не слышал!

Тайка, пряча глаза, покорно кивнула. Она прекрасно понимала: её мнение в расчёт принимать не станут.

Старик уже спокойнее сказал:

— Ну вот, не дал договорить. О чём это я? — Он потеребил седую косичку. — Ах да! Этот отвар и для ученичества незаменим.

Тайка смотрела вопросительно. Жоркин учитель немного помялся и признал:

— Если на него нет времени. Как в твоём случае.

Тайка помрачнела. Старик виновато пояснил:

— Понимаешь, он максимально улучшает память. Мышечную тоже. Ты за неделю-другую больше усвоишь, чем за несколько лет. И до автоматизма. Правда…

— Что — правда? — еле слышным шёпотом отозвалась девочка.

— И расплата не так уж мала.

— Какая расплата?!

— Ну… ничего страшного, иначе бы не предложил эту травку.

— А если конкретнее? — ледяным тоном поинтересовалась Тайка.

Старик снова отвёл взгляд в сторону.

— Потом месяц-другой…

— Что?!

— Э-э… ни на что серьёзное человек не способен. Я имею в виду умственные усилия. — Он вздохнул. — Видишь ли, от такой солидной нагрузки мозг как бы устаёт.

— Так что, я дурочкой стану? — испугалась Тайка.

— Не дурочкой, дураком!

Жоркин учитель раздражённо шлёпнул по кудрявому, ещё влажному рыжему затылку. Тайка отпрянула.

— Сколько раз повторять: ты — мужчина!

— Ага, разбежался, — мрачно пробормотала девочка. — Будто от твоих слов что вырастет…

— Как сказал? — с подозрением посмотрел на неё чуть глуховатый Наставник.

— Да понял я, понял! Пацан я!

— Хорошо. Раз понял, продолжаю. Так вот, дураком ты, конечно, не станешь. Некоторая заторможенность — это да, но ничего страшного. И — подчёркиваю — временно!

Над импровизированным столом повисла тяжёлая тишина. Старик старательно делал вид, что всё в порядке, и ничего особенного с его воспитанником не произойдёт. Тайка тоскливо прикидывала, что же это за «заторможенность». Слово казалось знакомым, но вот смысл упрямо ускользал, и это пугало. Наконец она почти равнодушно буркнула:

— Тогда зачем всё это? Я про травку. Раз заторможенность, то-сё…

— Я не имею права оставить тебя беззащитным, — неожиданно рассердился старик.

— Беззащитным! — горько усмехнулась Тайка. — А что толку от такой защиты?! Сам сказал — заторможенность.

— Георгий, не смей перебивать! Что за неуважение к старшему?!

Тайка отвернулась. Немного помолчав, старик сухо закончил:

— Я сказал — в мыслях. А действовать — имею в виду бой — будешь почти автоматически. В бою реакция останется прежней. То есть, сегодняшней.

— Автоматически — это как зомби, что ли? — не поняла Тайка.

— Считай так, — сдался Наставник.

Тайка сдвинула рыжие брови, размышляя о последствиях. О Жорке она вспомнила с неожиданным сочувствием — сама удивилась.

Старик зачем-то ещё раз пощупал её мышцы и с заметным отвращением заявил:

— Нет, кошмар какой-то! И это — будущий светлейший князь…

— Да помню я! Опора наша и защита, — сварливо дополнила Тайка.

И в который раз подумала: «Во влипла!»

Что её ждёт в ближайшем будущем, Тайка успела понять до возвращения Тайфуна. И пожалела, что не решилась на побег.

Жоркин учитель оказался надсмотрщиком куда более жёстким, чем его страшный пёс. Ещё полчаса назад Тайка бы этому не поверила, но теперь…

Когда обливающаяся потом Тайка на девятом отжимании попыталась упасть, ей не позволили. Она подозревала, что ей бы не позволили даже умереть!

Целая связка гибких ивовых прутьев сделала невозможное. Как только отвратительный старик потряс перед Тайкиным носом свежесрезанными розгами, у неё открылось второе дыхание. А потом третье, четвёртое и даже пятое.

После отвратительной демонстрации прутьев Тайка смогла сделать целых семнадцать отжиманий, прежде чем потеряла сознание.

Ничего себе — скрытый резерв!

Глава 15

Жорка у Романовых

Смертельно уставшему Илье никак не удавалось заснуть. Он лежал в постели, прислушиваясь к звукам телевизора — отец смотрел футбол — и завидовал ему. Счастливый! Ничего не знает! Для отца — Тайка дома, спокойно спит у себя в комнате.

Илья прокручивал в памяти прошедшие два дня и тихо радовался, что судьба не наградила его младшим братом. Мысль, что Тайка запросто могла родиться мальчишкой — ведь они с Жоркой двойники — вызывала у Ильи неконтролируемый ужас. Он не допускал и возможности неудачи с обменом. Лучше сразу повеситься!

Илья поморщился, вспоминая: «Что там было-то? Ну, после совещания на кухне?» И криво усмехнулся — эти два дня оказались настолько насыщенными, что вернуться к вечеру субботы не так-то просто. Голова буквально пухла от всех проблем, появившихся одновременно с гостем.


Для начала Сергей попытался убедить рыжего мальчишку, что перед ним не враги. И его появление здесь — не козни злобных соседей и совершенно неизвестного Сергею князя Игоря. Мол, это просто трагическая случайность, о которой все присутствующие страшно сожалеют. Рита с Ильёй после слов Сергея согласно закивали: жалеют и ещё как сильно!

Жорка верить не хотел. Илья с Ритой лишь зубами скрипели, рассматривая его упрямую физиономию. Каждая — Тайкина! — веснушка пылала от ненависти к неожиданным «врагам», карие глаза светились как угли.

Когда же хозяевам показалось, что гость наконец сдался, они расслабились и сделали ошибку. Наивный Сергей — а ведь не четырнадцать лет, мог быть и умнее! — неосторожно разрезал на госте липкую ленту, и всё началось сначала.


Илья дотронулся до царапины на левой щеке — до сих пор саднящей! — проинспектировал кровоподтёк под правым глазом и простонал:

— Чёрт! Ну и фингал!


В новой драке повезло лишь Рите. Пока рыжий гость крошил остатки мебели и нивелировал внешность мужской половины «презренных пособников князя Игоря», женская — сумела отпугнуть гостя оглушительным визгом. Перепуганная Рита кричала так пронзительно, что от неё шарахались даже Илья с Сергеем.

Неизвестно чем закончилась бы эта бойня, растерянных хозяев выручила случайность. Когда пришелец перелетел через голову Сергея в очередном изумительнейшем кульбите, молодой человек не выдержал. Обернулся к Илье — он спасался на полу — и потрясённо воскликнул:

— Ты говоришь, он — внешне точная копия вашей Тайки? Девчонки?!

Глаза рыжего мальчишки расширились от удивления. Гость, как показалось оцепеневшему Илье, завис на несколько долгих секунд прямо в воздухе. Потом мягко опустился на пол и совершенно спокойно переспросил:

— Таисия? Романова?

— Ну да, — почти прорыдала пластавшаяся по дальней стене Рита. — Наша младшая сестра…

— Сестра?! — Гость недоверчиво посмотрел на неё. — У принцессы нет сестёр!

Илья крякнул. Сел поудобнее и бережно ощупал приличную шишку на затылке.

Рита молчала. У неё появилась робкая надежда, что эти трое не убьют друг друга.

Сергей, опасаясь спугнуть неожиданную удачу, осторожно сказал:

— Э-э… В твоём мире, наверное, нет, а в нашем…

— Что — в вашем? — перебил мальчишка.

— В нашем мире у неё не только сестра есть, но и брат.

Золотистые брови поползли вверх.

— Этот смерд — её брат?!

— Почему — смерд? — оскорблённо пропыхтел Илья.

Он безуспешно пытался собрать в кучку свои несчастные кости и подняться хотя бы на четвереньки. Избитое тело ныло так, словно Илью только что пропустили через гигантскую мясорубку. О многочисленных ссадинах и синяках Илья старался не думать. Пока.

— Будущий князь должен уметь драться, — высокомерно выдал пришелец. — А ты — бревно. Мешок с ослиным дерьмом!

— Что?! — взвыл, не верящий собственным ушам Илья.

— Что слышал, — невозмутимо отрезал рыжий. — Вам меня не обмануть!

— Послушай… — забормотала Рита. — В нашем мире всё по-другому…

— Голубая кровь в любом мире — голубая кровь! Как и быдло в любом — просто быдло!

Илья с Сергеем растерянно переглянулись. Они не знали, что сказать на эту сомнительную сентенцию. Быдло — с ума сойти!

Потрясённая происходящим Рита словно спала. Сползла по стене на пол и теперь бездумно глазела на Тайкино подобие. Ни одной мысли в голове!

Невероятный мальчишка рассматривал хозяев с нескрываемым презрением. Весь его вид красноречиво говорил, ЧТО именно он думает о принадлежности Риты с Ильёй к весьма уважаемому роду Романовых. И о наглом утверждении, что они приходятся братом и сестрой принцессе Таисии.

Гнетущую тишину решился нарушить лишь Сергей. Откашлялся и хрипловато произнёс:

— Веришь ты или нет, это ничего не меняет. Тайка Романова всё равно им сестра. А ты — выдернут из своего мира в наш.

Мальчишка побледнел. Взлохматил рыжие кудри и зло выдохнул:

— Зачем?

— Что — зачем? — не понял Сергей.

— Зачем выдернут?

— Ошибка, понимаешь ли, вышла, — тяжело вздохнул хозяин квартиры. И с видимой грустью пояснил: — Мы Тайку вернуть пытались.

— Точно!

Илья всё-таки взгромоздился на четвереньки и теперь полз к ближайшей диванной подушке. Она казалась возмутительно далёкой. Он задел разбитой коленкой о люстру и охнул от боли. Помассировал ногу и возмущённо прорычал:

— Откуда… ой! Откуда на тебе её шмотки?

— «Шмотки»? — озадаченно наморщил лоб гость.

— Ну, одежда, — услужливо подсказала из своего угла Рита. — На тебе Тайкина одежда, поэтому ты сюда и попал.

Мальчишка неожиданно жарко вспыхнул и потрясённо пробормотал:

— Как это — из-за одежды?

— Понимаешь, — Сергей попытался на взгляд определить размеры понесённого ущерба, но не смог. Тяжело вздохнул и понуро продолжил: — Вы же двойники. Единственное отличие меж вами — тряпки. Вот мы по ним и ориентировались.

— Как они… ой! — к тебе попали?

Илья наконец добрался до подушки и с огромным облегчением утвердил своё многострадальное, избитое тело на чём-то мягком.

Гость вдруг опустил голову. Его и без того красные щёки заполыхали так, что многочисленные веснушки стали практически неразличимы.

— Поменялись, — почти кротко сказал он.

— Зачем? — искренне удивился Илья и поморщился: при разговоре ныли невидимые ссадины на физиономии.

— Так, — преувеличенно невинно пробормотал гость. — Хотели моего Наставника разыграть. Чтобы он её за меня принял.

— Разыграли? — с невольным любопытством поинтересовалась Рита.

— Спрашиваешь! — воскликнул Илья.

Живое подобие Тайки почему-то промолчало, лишь кивнуло.


Этот момент, как сейчас понимал Илья, оказался переломным. Дальше разговор пошёл почти спокойно. Ну, если не считать периодически издаваемых гневных воплей типа: «Как ты смеешь, смерд?!» Или — «Это ты кому?!», «Это чтобы я?!», «Да ты знаешь, с кем говоришь??!!»

Когда до рыжего мальчишки дошло, что возвращение зависит только от него самого, а здешний маг, то бишь Сергей, абсолютно бессилен, он заметно успокоился. И янтарь принял из рук Ильи с нескрываемым благоговением. В его мире этот камень считался волшебным и стоил огромных денег.

Илья угрюмо усмехнулся: на этом удача закончилась Робкие надежды на обмен — здесь и сейчас! — рухнули моментально. Рита даже заплакала с досады. Как будущий светлый князь ни вертел камень, как ни всматривался в него, всё было бесполезно. Он ничего кроме самого янтаря не видел.

Пришлось перейти ко второму варианту — временному внедрению беспокойного пришельца в семью Романовых. Как Тайку.

* * *

Что проблем с гостем будет много, никто не сомневался. Они начались практически сразу же, за первым совместным ужином. Счастье ещё, что родители были на даче. Ничего не видели и не заподозрили неладного. Повезло и Сергею, всё происходило уже на квартире Романовых.

В субботу вечером ребята за столом оказались одни. В общем-то, ужин ничем не отличался от обычного. Если бы не пришелец.

Рыжий мальчишка уселся на Тайкино место довольно спокойно. Лишь руки выдавали его волнение. Илья заметил, как подрагивают тонкие сильные пальцы, и как гость украдкой изучает незнакомую обстановку.

Наконец Жорка обнаружил перед собой тарелку с пельменями. Потянул носом и брезгливо скривился. Посмотрел на Риту и спросил:

— Что ЭТО?

— Ёлки, пельменей не видел, — пробормотал Илья.

Гость в его сторону и глазом не повёл.

— Ужин, — обречённо пояснила Рита. Подцепила пельмень на вилку и сунула в рот. — Вкусно, ешь!

Мальчишка проводил пельмень подозрительным взглядом, к своей порции и не притронулся. Взял со стола высокий стакан с апельсиновым соком, понюхал и снова скривился. Потом поднялся и выплеснул сок в раковину. Наполнил стакан холодной водой прямо из-под крана и стал пить.

Брат с сестрой ошеломлённо переглянулись. Илья пожал плечами и шепнул сестре:

— Плюнь. Захочет жрать, попросит.

— Э-э… Жора!

Гость талантливо изобразил глухонемого. Рита покраснела и пролепетала:

— Ну… Георгий!

Рыжие ресницы едва заметно дрогнули. Ободрённая первым успехом Рита воскликнула:

— Не хочешь пельмени, и ладно. Я тебе ветчины дам. Будешь?

Однако блюдце с тонко нарезанной, абсолютно свежей ветчиной было также презрительно отодвинуто в сторону. Причём с самым ледяным взглядом.

Девочка вспыхнула и растерянно посмотрела на брата. Илья снова пожал плечами. Нервно фыркнул и продолжил с аппетитом расправляться со своей порцией. Демонстративно забрасывал в рот пельмень за пельменем и громко чавкал.

Мол, мы не царского рода, даже не княжеского — и плевать. Зато нам всё можно. Хоть чавкать.

У Риты нервы оказались не столь крепкими, девочка едва не плакала.

— Может, печенье? Или масло шоколадное? — жалобно предложила она, расстроенная непонятными капризами гостя.

Жорка не реагировал. Неспешно, крошечными глотками пил свою воду и молчал. Девочка суетливо намазала половинку булочки маслом.

— Возьми. Это вкусно.

Рыжий нахал промолчал. Поставил пустой стакан на стол и невозмутимо направился к выходу. Рита всхлипнула. Забытая булочка упала на стол. Естественно, шоколадным маслом вниз.

Илью всё это достало, он разозлился. Сжал кулаки, смерил отвратительного мальчишку ненавидящим взглядом и разъярённо рявкнул:

— Эт-то что за демонстрация?!

Бедная Рита подпрыгнула от неожиданности на своём стуле и заплакала в голос. Гость и не вздрогнул, лишь холодно поинтересовался:

— О чём ты?

Илья стукнул кулаком по столу. Его собственный стакан с апельсиновым соком опрокинулся, оранжевый ручей шустро побежал по столешнице на пол. Рита прекратила рыдать и схватила губку.

Илья виновато покосился на сестру и грозно прошипел:

— Почему не ешь?

— На ночь? — Рыжий паршивец смерил хозяев снисходительным взглядом и презрительно улыбнулся. — Я не простолюдин. Это у них желудок на первом месте. — Немного помолчал и изрёк: — Меня учили: завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу.

Рита уронила губку. У неё покраснело не только лицо, но и шея! Ведь Рита вечно напоминала себе о диете. Прекрасно знала, что после шести вечера есть нельзя, но… ела! И объясняла всё слабой силой воли. Однако никак не плебейской кровью, как заявил невозможный мальчишка.

Рита отодвинула почти нетронутую тарелку подальше и поклялась себе с этого вечера начать новую жизнь. Чтоб рыжий княжич не думал, что у неё желудок на первом месте.

Илья ошеломлённо открыл рот, но с ответом сразу не нашёлся. Чем Жорка тут же и воспользовался — преспокойно вышел из кухни. Рита в результате осталась голодной, а Илья переел. От злости он съел и Ритину порцию. Что ей пропадать?


А потом?

Проблема за проблемой! И каждая решалась немалой кровью. Само собой, не Жоркиной, а его, Ильи. «Хорошо ещё, — угрюмо усмехнулся Илья, получше взбивая подушку, — что Тайка юбкам всю жизнь предпочитала джинсы. Иначе бы совсем пропали…»

Это веснушчатое чучело и без того еле-еле уговорили временно побыть в роли девчонки. Жорка, видите ли, считал подобное «лицедейство» ниже своего достоинства. Как же — будущий глава великого княжества! Сергей с трудом убедил его попробовать. И не ломать чужие жизни.

Илья нахмурился — к чёрту! В конце концов, это и справедливо. Наверняка бедная Тайка сейчас отдувается за высокомерного княжича в его мире. И хорошо, если ей так же «тяжело», как ему.


И ведь Илья не знал, насколько он прав, и не мог видеть свою младшую сестру!

Тайка, в отличие от своего счастливого двойника, не имела в этот момент даже крыши над головой. Лежала, свернувшись плотным клубочком под высокой сосной, и жалобно поскуливала во сне. У неё нестерпимо ныли натруженные за день мышцы.

Неудивительно. Из Тайки уже который день делали бойца. Труд оказался тяжким, вечерами смертельно уставшая Тайка еле живой добиралась до постели. Об отдыхе строгий Жоркин учитель и не помышлял. Торопился уложиться в максимально короткий срок. Якобы из соображений безопасности. И уж Тайкино мнение на этот счёт интересовало его меньше всего.

* * *

В понедельник утром Рите с Ильёй снова повезло. Родители ушли на работу и к Тайке не заглянули: как всегда поджимало время.

Зато Илья, вошедший в детскую сразу после звонка будильника, оторопело застыл в дверях. Не будем скрывать, ему было на что посмотреть: абсолютно голый — даже без подобия каких-нибудь плавок или набедренной повязки — мальчишка увлечённо занимался утренней зарядкой. Если, конечно, его жуткие упражнения можно так назвать!

Когда гость закончил очередной выпад, и в глазах Ильи перестало рябить от его молниеносных движений: прыжков, кульбитов, выпадов, растяжек и сальто — ошеломлённый Илья наконец закрыл рот. Немного постоял на пороге, приходя в себя, и поспешно захлопнул входную дверь. Потом показал удивлённому Жорке кулак и грозно зашипел:

— Ты что, свихнулся? А если бы Ритка зашла? Или … — о, Боже! — а мать с отцом?!

Жорка его волнения совершенно не понял. Отбросил со лба влажные от пота волосы и равнодушно буркнул:

— И что?

— Тайка ведь девчонка, скотина! Забыл, что ли?! А ты без трусов! — Илья заметил растерянность на веснушчатой физиономии гостя и ехидно поинтересовался: — Считаешь, подобное хозяйство могло у Тайки за ночь вырасти?

— Понял. Можешь не продолжать.

Илья криво усмехнулся: ну и выдержка! Мальчишка обернул тощие бёдра полотенцем и невозмутимо посмотрел ему в глаза.

— Мне нужно помыться.

* * *

— Ну что, — Рита пододвинула поближе к Жорке ещё тёплые булочки с маком — завтракать тот не отказывался, — нашёл свой мир?

— Пока нет, — Жорка поднял на хозяев глаза и почти с восхищением воскликнул: — Зато сколько других видел!

— Чёрт, — с досадой пробормотал Илья. — Жаль, что камень один.

Рита раздражённо посмотрела на брата: ещё ни хватало, чтоб Илька пропал! Жорка пробубнил с набитым ртом:

— Может, янтарь не твой камень?

— Как это?

— Не знаю. — Рыжий пришелец пожал плечами. — Но наш придворный маг утверждал: у каждого человека свои растения и камни. Пользоваться чужими опасно.

Илья с Ритой озадаченно переглянулись. Девочка внезапно припомнила, что читала об этом. Мол, каждый человек имеет свой камень. И своё растение. Вроде бы всё зависело, под каким знаком ты родился. Неужели и в другом мире так?

Рита недоверчиво спросила:

— Откуда знаешь, что именно янтарь — твой?

— Меня к нему тянет. Значит, мой.

— Ладно, хватит, — прервал бесцельный разговор Илья. — Пора в школу. — Он протянул гостю Тайкин ранец и криво улыбнулся. — Учебники мы с тобой вчера просмотрели, что-то ты знаешь. Одно прошу — не высовывайся. Просто пересиди.

Рыжий мальчишка артистично приподнял правую бровь. Рита фыркнула. Илья грубо расшифровал сказанное:

— Короче, попридержи свой язык! И не вякни в классе что-нибудь типа — «С кем говоришь, смерд?!»

— Ага, — согласно кивнула Рита. — Забудь на время, что ты сын князя. У нас здесь это… ну… демократия!

— Тайку подставишь, — мрачно заявил Илья.

И с облегчением увидел, что гость неохотно кивнул. Последнее Жорке куда понятнее какой-то там «демократии».

Глава 16

Проблемы в школе

Несколько дней прошли относительно спокойно. Поэтому, когда Илью с Ритой в пятницу пригласили в учительскую, они были неприятно изумлены. И даже напуганы.

Романовым уже казалось — всё обойдётся. Замену младшей сестры в школе не заметят. Нечаянный гость вёл себя почти прилично. Особенно при родителях. Отец с матерью свою младшую дочь просто не узнавали.

Выдержка и ледяное спокойствие до сих пор маленькой Тайке были не свойственны. Как и поразительное трудолюбие. «Девочка» часами сидела над уроками. Она таскала книги не только из библиотеки, но и из комнат старших Романовых.

Отец как-то заметил в руках десятилетней дочери учебник по химии за восьмой класс и не на шутку встревожился. Пошептался с матерью и тут же потребовал ответа со старшего сына. Он искренне считал — всему своё время.

Путаные объяснения Ильи — мол, любопытная Тайка всерьёз увлеклась йогой и срочно меняет стиль поведения — мать с отцом удивили, но на некоторое время успокоили. Именно на некоторое время. Ледяной панцирь младшей дочери им совсем не нравился.

Оба скучали по весёлым Тайкиным рассказам о школе, по её звонкому смеху и бесконечным пререканиям по поводу и без повода.

Тайка больше не висла у отца на шее, не требовала от него поцелуев в щёчку после очередной пятёрки и не выпрашивала денег на мороженое. К тому же не прогоняла его из-за компьютера.

И к матери совсем не приставала. А раньше мама не успевала пристроиться на диване с книгой, Тайка тут же оказывалась рядом. Поудобнее укладывала голову на материнские колени и принималась болтать ни о чём. О друзьях, например. Или о драке с вредным Колькой. Или о поцелуе на большой перемене с Серёжкой Гончаровым. На спор. Выспрашивала, что же в них особенного, в поцелуях. Раз всем нравится. А вот ей — не очень. Губы у Серёжки мокрые. И сопит он сильно. Может, ей с другим мальчишкой попробовать? С Сашкой Опанасенко, скажем?

Поражённые неприятной переменой в Тайке родители как-то опасливо притихли. Их даже не слишком огорчило исчезновение дивана. Отдали, мол, и ладно, давно пора было от него избавиться. И на следующий же день в детскую торжественно втащили великолепный мягкий уголок.

«Тайке одиннадцатый год! — так сказала мама. — Можно подумать и о приличной мебели».

* * *

В общем, на первый взгляд субботнее происшествие прошло незамеченным. И дома, и в школе. Но вот как долго удастся продержаться, сказать не мог никто. Рыжий пришелец оказался мало предсказуем. Впрочем, как и Тайка. Двойники! Этим всё сказано.

Взять хотя бы Жоркино отношение к технике. Трудно поверить, но десятилетнего мальчишку не заинтересовали ни телевизор, ни компьютер! Илья пытался увлечь гостя какой-нибудь простенькой игрой или хотя бы боевиком, но Жорка равнодушно бросил:

— Мёртво, плоско и поэтому — скучно.

И снисходительно пояснил, что придворный чародей демонстрирует им в своём магическом шаре любые сцены. Батальные или праздничные — без разницы. Настоящее, прошлое, будущее — придворному магу подвластно всё. И эти сцены абсолютно живые. А не вымученная фантазия невидимого Жорке режиссёра. Или убогая — программиста.

Внезапно возникшее безразличие Тайки к компьютеру поразило родителей несказанно. Счастье, что Илье и его удалось временно списать на ту же йогу.

Отец никак не мог ему поверить и вечерами всё зазывал Тайку к компьютеру. Соблазнял новенькими, только что вышедшими играми и приходил в отчаяние от безразличия дочери. Он и сам стал меньше сидеть за компьютером, потерял интерес.

Илье с Ритой повезло в другом: со школой особых проблем не возникло. Натаскан Жорка оказался ничуть не хуже сверстников, разве только языков знал намного больше. А физики и информатики малышам не преподавали.

Робкая надежда, что всё обойдётся, росла у старших Романовых с каждым днём. Жорка кривился, посматривал на них с нескрываемым высокомерием, но чётко выполнял все инструкции.

Если бы ни его непомерная гордыня и так называемая «физическая подготовка», Илья с Ритой и не волновались бы.

Особенно Романовых беспокоили уроки физкультуры. Противный рыжий мальчишка был тощ — и этим от Тайки почти не отличался — но поразительно жилист. Когда Илья наблюдал за его ежеутренними сомнительными упражнениями, ему становилось абсолютно ясно: маме видеть Жорку без одежды никак нельзя. Даже раздетым до пояса.

Такие мышцы, как казалось Илье, просто не имели права на существование! Железо — не плоть. От любого движения они становились рельефными и бросались в глаза. Мама бы мгновенно их заметила.

В общем, худо-бедно, но неделю они продержались. Угнетало Илью другое: Жорка никак не мог выйти на нужный мир. От своих ночных путешествий он совершенно ошалел и теперь смотрел на всё максимально рассеянно. Илье временами казалось, мальчишка и этот мир иногда принимал за сон.

* * *

Рядом с учительской брат с сестрой невольно притормозили. Входить им было страшно. Они почти не сомневались — секрет раскрыт. Сейчас их спросят — где же Тайка? И откуда взялся рыжий мальчишка? Может, у Тайки есть брат-близнец, о котором учителя раньше не знали? А если завтра в школу вызовут маму?!

Рита застонала и прислонилась к стене, у неё подкашивались ноги. Девочка уже слышала свой жалкий лепет перед грозным завучем и видела его скептический взгляд. И пыталась подобрать приемлемое объяснение.

«Может, правда, близнец? Мол, ходил в другую школу, теперь они решили с Тайкой сравнить их и выбрать одну. Якобы скучно учиться раздельно, вот и поменялись школами на время…»

— Что могло случиться? Ведь уже пятница, — бормотал Илья, стараясь не встречаться взглядом с перепуганной сестрой.

— М-может, они узнали, что Т-тайка — мальчишка? — озвучила Рита свои страхи и от волнения выбила зубами звонкую дробь.

— Этого ещё не хватало! — искренне возмутился Илья.

— Ч-что тогда? — проскулила Рита.

— Я знаю?! — рассвирепел Илья. — Может, зараза рыжая, побил кого? За ним не заржавеет, сама знаешь. Особенно, если кто задел сдуру его княжескую гордость.

— Х-хорошо б-бы… — простучала девочка.

— Что?!

Илья посмотрел на родную сестру как на опасную сумасшедшую. Опомнился и угрюмо кивнул.

— Ты права. Всё лучше, чем…

Он не договорил и осторожно приоткрыл дверь в учительскую. Рита побледнела и застыла рядом.

Вначале Романовым показалось, что в помещении пусто. Обрадованный Илья решил было, что всё обошлось. Но пол под его ногами предательски скрипнул, и над самым дальним столом поднялась всклоченная, тщательно перебинтованная голова.

Илья непроизвольно попятился: пара хорошо знакомых глаз укоризненно уставилась на него.

Оказывается, в учительской ждал учитель физкультуры — он вёл занятия в младших классах — Иван Романович. Или, как обычно называли его ребята, Ванечка. Но в каком виде!

— Ч-что …что случилось? — жалко пролепетал Илья.

В его воображении уже мелькали жуткие в своей реалистичности сцены избиения рыжим пришельцем несчастного преподавателя и последующие объяснения с педсоветом и разъярёнными родителями. Видения оказались настолько яркими, что потрясённый Илья крепко зажмурился и помотал головой.

— И ты спрашиваешь? — с горькой укоризной пробормотал Ванечка и осторожно поправил марлевую повязку на голове.

— Т-тайка вас избила, д-да? — громко всхлипнула за спиной онемевшего брата бледная до синевы Рита.

— ??

Голубые Ванечкины глаза стали огромными как блюдца, и он совсем по-детски открыл рот. Учитель физкультуры на время даже забыл, зачем вызвал Романовых в учительскую, настолько его поразили Ритины слова.

— Не Тайка? — Илья мгновенно оживился. Промакнул измятым носовым платком повлажневший лоб и прикрыл дверь. В спину ему чуть бодрее ткнулась сестра.

— Если не Тайка, — Ритин нос осторожно высунулся из-за плеча брата, — то тогда зачем вы нас вызвали?

— Да, зачем? — примитивно поддакнул Илья.

Ванечка проморгался и наконец закрыл рот. Снова поправил повязку на голове и ошарашенно пробормотал:

— Ну, вы, Романовы, даёте! Надо же придумать, — и он покрутил головой, — Тайка меня избила! Впрочем…

— Что «впрочем»? — насторожился Илья.

— Это, — и учитель выразительно коснулся бинтов, — её заслуга. Поэтому проходите и садитесь!

* * *

— Значит, я постараюсь коротко.

Ванечка немного походил по учительской. Убрал со стола на тумбочку какие-то бумаги и уселся на край.

Рита вцепилась в руку брата, ей снова стало страшно. Она больно закусила нижнюю губу и приготовилась слушать.

— Для начала о том, что произошло сегодня…

Старшие Романовы переглянулись. Илья стиснул зубы и машинально взлохматил светлые жёсткие волосы на затылке. Дурная привычка, что поделаешь.

Рита побледнела сильнее. Она в панике таращилась на грязный, местами порванный костюм учителя, а потом плачуще пролепетала:

— А что, это не всё?!

Илья крякнул. Ему в голову пришла та же мысль. В самом деле: разбитая голова — иначе к чему бинты? — и испорченный учительский костюм — вполне достаточно для одного дня.

Ванечка криво усмехнулся:

— Видишь ли, я бы о вчерашнем умолчал, но… — И вдруг раздражённо воскликнул: — Не перебивай меня!

Рита пискнула и прикрыла рот дрожащими пальцами. Илья успокаивающе похлопал её по плечу и шепнул на ухо:

— Давай без истерики.

Ванечка немного помолчал, потом чему-то улыбнулся.

— В рассказах Тайкиных одноклассников это происходило так. Э-э… после четвёртого урока Петька Степаненко с Колькой Гореловым торчали у окна и азартно спорили — не смейтесь только! — прыгнет ли Джеки Чан с третьего этажа на асфальт или ему слабо.

Илья прыснул в ладонь.

— Петька считал — слабо, Колька возражал. Дело потихоньку шло к драке. Во всяком случае, затрещинами недавние дружки уже обменялись и почти вцепились друг другу в волосы. Но им повезло. Тут чёрт принёс к ним вашего Рыжика.

— Он… ой! она прыгнула? — ахнула Рита.

— Вот именно, — утвердительно кивнул Ванечка. — И заметьте — с третьего этажа. На асфальт. И она таки не Джеки Чан.

— А… это?

Рита указала на перевязанную голову учителя. Мрачный Илья мысленно прикидывал, как сообщить отцу с матерью, что Тайка в больнице. С множественными переломами.

— Это? — хмыкнул Ванечка, и в его глазах мелькнули весёлые искорки. — Из той же оперы, ты права. — Он немного подумал и жизнерадостно пояснил: — Кто-то там, наверху, подсуетился, думаю. Или тот же чёрт, понимаешь ли, не зевал.

Рита смотрела на него с открытым ртом. Ванечка нервно хохотнул.

— Короче, я случайно оказался на улице. Не менее случайно — почти под самым окном, и уж тут-то он расстарался вовсю…

— Кто? — глаза девочки стали огромными.

— Чёрт, конечно, кто ж ещё? — удивился её непонятливости Ванечка. — Толканул меня, подлец, на явную дурость — ловить вашу сумасшедшую сестрицу. Результат, как говорится, налицо.

— То есть, на лице, — еле слышно перевёл хмурый Илья, и Ванечка коротким кивком обозначил согласие.

— Я — на асфальте, ваш Рыжик, само собой, сверху, а из окон восторженно орут довольные бесплатным представлением Колька с Петькой. Какова картинка?

Ванечка насмешливо посмотрел на застывших старших Романовых. Они молчали. Он воскликнул:

— И знаете, что мне заявила эта паршивка?

Илья с Ритой мрачно переглянулись. Учитель ухмыльнулся:

— Значит, догадываетесь. Так вот, пока я оглушённый валялся на грязном асфальте, размышляя, все ли кости целы, и страшился проверить, эта милая девочка сползла с меня и возмущённо закричала, что я всё ей испортил. Путаются, мол, под ногами всякие! — Ванечка в сердцах звучно шлёпнул по столу. — И тут же сбежала. Не дожидаясь дальнейших разборок. Ну как вам?

Некоторое время в учительской висела напряжённая тишина. Ванечка рассматривал Романовых и в который раз удивлялся, насколько они не похожи. Дьяволёнок Тайка, положительный, надёжный Илья и трусоватая, мечтательная Рита.

— Х-хорошо, в-всё х-хорошо закончилось, — наконец прошептала Рита.

Поправила трясущимися руками волосы и посмотрела на брата.

— А что… вчера было? — громко сглотнув, неуверенно поинтересовался Илья.

Ванечка одобрительно хмыкнул:

— Однако у вас и нервы! Мать, думаю, уже валерьянкой бы отпаивал.

— Не надо м-маму, — жалостливо попросила Рита. И умоляюще уставилась на учителя физкультуры. — Мы с-сами с ним… ой! с ней! поговорим. Честно!

Илья смерил сестру негодующим взглядом. Ванечка усмехнулся.

— Хотел бы встретиться с родителями, уже вызвал бы, не сомневайтесь. Пока обойдусь беседой с вами.

— Так что там было? — перебил Илья.

— Как вам сказать… — поморщил лоб Ванечка. — Тут Тайка вроде бы не очень виновата. Просто в связи с сегодняшним случаем…

— Да не тяните же! — тоскливо взвыл Илья.

Ванечка, подумав, заявил:

— Понимаешь, безрассудства в твоей сестре многовато. А это чревато. Особенно в наше время.

— Опять откуда-то прыгнул… ла? — еле слышно пискнула Рита.

— Да нет, — удивился Ванечка, — почему обязательно прыгнула?

Он сам спрыгнул со стола и бодро пробежался по учительской. Потом резко остановился и развернулся к ребятам:

— У Тайки вчера была физкультура, вы в курсе?

Романовы снова переглянулись и дружно кивнули.

Ещё бы не в курсе! Они целый час вдалбливали упрямому Жорке, чтобы он не бил во время урока олимпийских рекордов и держался как все.

— Так вот, сейчас довольно тепло, и я вывел класс побегать в парк. Знаете, как оно бывает? Кто в мяч играл, кто так носился. Малышня!

Рита зачем-то снова закивала.

— Тут мимо Герку Иванова из восьмого «Б» понесло. Прогуливал уроки, паршивец. Ну, и застрял рядом с вашей Тайкой. Вначале спокойно стоял, смотрел, как она на перекладине подтягивается, а потом решил поразвлечься.

Рита ахнула. Илья озабоченно нахмурился.

— Пока Герка орал что-то типа «рыжая», да «конопатая», ваша Тайка — нужно отдать ей должное — держалась молодцом, терпела. Я сам не выдержал. Честно сказать, уже к ним направлялся, шугануть мерзавца хотел, но не успел. Этот глупец вдруг решил насчёт Тайкиной сестрицы пройтись, тебя, то есть…

Ванечка посмотрел на Риту.

— Что он там нёс, не буду врать, не слышал. Лерка, одноклассница Тайки, она рядом крутилась, уверяла — ничего особенного. Мол, нос дерёт, но он ей, Ритке, — тебе, значит, — скоро рога пообломает. Мол, было бы на что смотреть…

— Ну, скот-т-тина, — прошипела покрасневшая девочка.

— Плюнь, я сам ему рёбра пересчитаю, — сжал кулаки Илья.

— Да дослушайте же! — прикрикнул Ванечка. — Было бы кому и, главное — что, пересчитывать. — Он невесело рассмеялся. — В больнице сейчас Иванов. Из-за вашей Тайки.

— Ч-что?! — ахнула Рита.

В голове вдруг мелькнуло, что Жорка, в общем-то, не так уж и плох. Не зря же он — Тайкина копия.

Самое забавное, Илья подумал о том же.

— А ничего. Это надо было видеть!

Ванечка сделал эффектную паузу. Но заметил нетерпение ребят и со смехом продолжил:

— Для начала ваша Тайка завопила как резаная: «Это ты о сестре Таисии Романовой так??!!» Герка подтвердил: «Мол, а ты думала чьей? О твоей, рыжая, о твоей!» Ох, а дальше …

Ванечка покрутил головой. Брату с сестрой неожиданно показалось, что в глазах учителя промелькнуло искреннее восхищение.

— Бросок — рыжая молния, не девчонка! — удар ногой и… Иванов летит прочь! И как летит… ласточкой!

Ванечка покосился на широко открытые рты старших Романовых. Рита громко икнула. Илья легонько шлёпнул её между лопатками.

Учитель улыбнулся и пожал плечами.

— Дальше неинтересно. Иванову не повезло: приземление оказалось жестковатым. Парковая скамейка вдребезги, а у парня перелом трёх рёбер и левой руки. Верещал, стервец, поросёнком, надо было слышать!

— А… Т-тайка? — выдохнула Рита.

— Что Тайка? — фыркнул молодой учитель. — Подошла к нему и прошипела эдак высокомерно: «Смерд трусливый!» Я ушам не поверил!

Ванечка захохотал. Илья с Ритой несмело заулыбались.

— И преспокойненько — пока мы все стояли вокруг с квадратными глазами, охали и ахали — пошла к школе. Как раз прозвенел звонок. Даже не оглянулась на нас ни разу, специально проследил.

— Ничуть не удивлён, — прошептал Илья.

— Нет, откуда только девчонка подобного набралась, а? — Ванечка рассмеялся и передразнил: — «Так о сестре Таисии Романовой!», «Смерд!» Цирк, да и только. Наверняка, что-нибудь о рыцарских временах начиталась.

Илья с Ритой испуганно переглянулись, и мальчик поспешно закивал.

— Начиталась. Точно. Книги она любит.

— И всё-таки, — уже серьёзно заявил Ванечка, — это не дело. Вчера — ладно, можно понять. Вступилась за честь сестры, да её и саму дразнили. Последствия — случайность, даже родители Иванова не слишком возмущались. Особенно, — хмыкнул учитель, — когда узнали, что сынка толкнула девчушка из третьего класса. Но сегодняшний случай… — И он строго посмотрел на обомлевшую Риту. — А если бы она разбилась?! Подумайте — третий этаж!

— Мы его… её, то есть… вот придём домой и тогда… — невнятно бормотала Рита.

— Нет, мальчики-девочки, с вашим Рыжиком необходимо что-то делать. Ещё одна такая выходка, и родителей потащат к директору, я гарантирую. Еле-еле уговорил его спустить эти два случая на тормозах. — Ванечка поправил сползающую повязку и в упор посмотрел на Романовых. — Так что скажите?

— Ну, — осторожно начала Рита, — мы с… н-ней поговорим. Прямо сегодня.

— Само собой, — перебил её Илья, — поговорим! Обещаю, Иван Романыч, больше она из окон прыгать не станет. И драться в школе тоже.

— А вам — большущее спасибо, — Рита попятилась к дверям, — что маму с папой не вызвали. Тайка брата, знаете, как слушается?

— Догадываюсь, — добродушно усмехнулся Ванечка. — Ещё недавно она только о нём и говорила.

Илья тяжело вздохнул и начал прощаться. Закрыл за сестрой дверь и тоскливо подумал: «Да уж, не Жорке ж мной восхищаться? И если в выходные с янтарём ничего не получится… Как там бедная Тайка?!»

Глава 17

Тайка трудится

Тайка будто подслушала мысли старшего брата. Вздрогнула и взяла неверный аккорд. И моментально услышала уже привычный вопль:

— Что за невнимание, Георгий! Где твоя собранность? Будущий князь…

И погрустневшей пленнице пришлось выслушать очередную лекцию на тему, каким именно должен быть будущий князь.

Тайка насупилась: если верить Наставнику, наследный принц — крайне несчастное существо, ограниченное буквально во всём. Ни единой секунды свободы! Никогда! Бедный Жорка с самого рождения не мог на неё рассчитывать.

А как же? Он же — не простолюдин! Это они имели время на отдых, лень или обжорство, но никак не будущий правитель. Огромнейшая ответственность, которую Жорка обязан взять на себя в будущем, налагала на него кучу обязательств в настоящем. И вся эта премерзкая куча, по словам Жоркиного учителя, сводилась всего к двум пунктам.

Первый — учёба, учёба и учёба.

Второй — работа над собой.

То есть, опять — учёба, учёба и учёба.

Иначе как Жорка сможет стать настоящим князем, защитником и опорой сотен тысяч людей? Источником благополучия целой страны? Почти Богом.

Тайка удручённо засопела. Ей всегда казалось, что жизнь князей, королей, султанов и прочих царствующих особ состоит в основном из празднеств. Ну, как это? Вкусно есть, прекрасно одеваться, танцевать на балах, посещать театры и вечера других аристократов. А бесконечные поездки по всему миру, разве плохо? Развлекательные или дипломатические. Ведь им всё позволено!

Такого же девочка не ожидала. Тайка давно простила сбежавшего Жорку. Она просто не могла на него злиться. Больше сочувствовала. Всё-таки до десяти лет у неё было вполне приличное детство.

Тайка поёжилась: не видеть свободы, считай, с пелёнок! С ума можно сойти. Она, Тайка, отдувается за Жорку не так уж долго, и то готова повеситься.

Правда, как жить, если каждая твоя секунда на счету? А к вечеру, когда, ты якобы свободна, тебя хватает лишь на сон? Недолгий, заметьте! Как уверяет Руслан: «Спящий крадёт у себя. Жизнь человеческая и без того коротка». Фанатик!

Тайка сморгнула невольную слезинку: не успеешь, кажется, сомкнуть глаз, как тебя уже будят. А дальше… Она испуганно покосилась на учителя: не дай, Единый, заметит! Подобная слабость опять-таки не для будущего светлого князя, опоры, надежды и так далее.

После побудки закрутилось — пробежка, купание, завтрак. Потом — занятия языками, музыкой и другой чепухой, вплоть до знакомства с этикетом. После них — чёрт бы их побрал — очередь за боевыми искусствами. И это уже до седьмого пота, пока не рухнешь без сил.

Потом опять ледяная водичка, скудный обед и марш-бросок к следующей деревеньке или хуторку. Там — небольшой концерт, ежевечерние рассказы о том, что видели или слышали странствующие артисты, и сон.

И это — жизнь?!

Девочка бросила мрачный взгляд на Тайфуна и Марфу, мирно дремавших рядом. Странная пара следовала за ней по пятам как привязанная, даже у туалета дежурила. И если ворона таскалась за хозяйкой больше из ревности, то вот пёс… Если бы не он, Тайка, пожалуй, давно бы сбежала.

Девочка показала чёрному стражу язык и ядовито прошипела:

— Секьюрити, ёлки! На самом деле — сторож. Тьфу!

Тайка философски пожала плечами. Постоянная муштра и ежевечерний отвар александрита сделали невозможное: она действительно становилась воином. Её новоприобретённым мышцам и реакции позавидовал бы любой каратист. И далеко не каждому Тайка уступила бы в бою.

Так на кой ей эта чёрная хитромордая громадина?! В охраннике она, Тайка, отныне не нуждается.

Собственный вывод Тайку порадовал. Поразмыслив, она решила сделать ещё одну попытку побега. Сегодня же вечером. Как только они закончат свой импровизированный концерт, и ей разрешат идти спать. Вот только Тайфун… Как бы его нейтрализовать?

Тайка хитро покосилась на учителя, внимательно вслушивавшегося в её игру. Она впервые нашла своим новым знаниям практическое применение. Вчерашний урок — её знакомили с некоторыми травами — наконец-то по-настоящему пригодится. Именно ей, Тайке Романовой, а не каким-то мифическим будущим подданным!

Тайка озабоченно сдвинула рыжие брови: как там старикан вещал? Отвар красноватой, немного колючей травки не имеет ни запаха, ни вкуса? Прекрасно. Здоровый, крепкий сон пёсику не повредит. А то шагу без него не ступить. Надоел!

* * *

Тайка не ошиблась. На этот раз у неё всё действительно получилось. Тайфун, коварно напоенный зельем, помешать Тайке никак не мог.

Бедняга привалился к её постели и спал как убитый, даже похрапывать начал. Только Марфа сидела на подоконнике и бдительно следила за хозяйкой. Просто так.

Тайка удовлетворённо осмотрела комнату: наконец она по-настоящему одна. И за ней не шпионят. Даже Жоркин учитель пока не вернулся. Сидел с сельчанами в общинной избе и рассказывал им байки о недавнем конфликте с соседним княжеством.

Большая политика, ёлки! Тайка фыркнула: по словам лукавого Руслана, если бы не мудрость великого князя Адриана — страна пропала бы. Война, не меньше! А так обошлось.

К счастью, история была длинной, старик её не в первой деревушке рассказывал, и Тайка прекрасно знала: сюда он явится не раньше чем через час. Так что время у неё есть. Если не тянуть и не терять его попусту…

Тайка встала с кровати и осторожно перешагнула тёмную, шерстистую массу у ног. Спящий Тайфун будто почувствовал неладное. Тяжело вздохнул и заворочался, но глаз не открыл. Не смог. Если честно, той порции отвара, что девочка щедро плеснула в его чашку с водой, с лихвой хватило бы слону. Тайка перестраховалась.

Она строго-настрого приказала Марфе оставаться на месте. Даже пригрозила глупой вороне кулаком. Тайка не хотела зря рисковать. Мало ли что с ней завтра случится? А Марфа уже привыкла жить с людьми, одна погибнет. Руслан же точно её не бросит.


Между редкими домами Тайка проскользнула еле заметной тенью, этому её тоже обучили. Тайке вдруг стало весело — знал бы Руслан, для чего она использует свои новые навыки!

Тайка присмотрелась к селу: нарядные, украшенные деревянным кружевом избы уже спали. Окна светились лишь в двухэтажном особнячке — общинном доме. Во всех деревнях были такие, девочка уже привыкла.

Собак тут не держали, здесь это являлось привилегией аристократии. Наверное потому, что собаки были редкостью. Жили местные псы очень долго, намного дольше человека. Зато больше одного-двух щенков за жизнь сука не приносила.

Так что Тайку даже не облаяли. Девочка хмыкнула: если эти странные собаки вообще лают. Что-то она пока от Тайфуна гавканья не слышала. Грозный рык — да, но не лай.

Выбравшись из деревни, Тайка остановилась и огляделась: нужно определиться с направлением. Она удобнее пристроила за спиной гитару — смутную надежду на лёгкий заработок в пути — и повернула к югу. Где-то там находилось море. Оно и было ближайшей целью.

Нет, Тайка не надеялась отыскать прохвоста Жорку! Она и не собиралась его искать. Просто она хорошо знала: янтарь находят только на морском берегу. Почему-то именно с этим таинственным камнем она связывала возвращение домой. «Раз попала сюда благодаря янтарю, почему бы и не вернуться с его помощью? — угрюмо размышляла девочка. — Отполирую его и обязательно когда-нибудь найду свой мир».

К тому же — насколько Тайка поняла Наставника — здесь колдовство никого не удивляло. И было, можно сказать, нормой. А в приморских городах недостатка в чародеях никогда не было. Если у Тайки не получится с янтарём, рассчитывать остаётся лишь на них.

Немного поколебавшись, девочка решила двигаться лесом. Она прекрасно понимала: на открытой дороге её легче перехватить. Стоит только Руслану заметить, что она исчезла, и он мгновенно поднимет тревогу.

Тайка озабоченно сдвинула брови. Она, конечно же, подумала, как сбить Жоркиного учителя с толку. Смастерила из вещей и котелка подобие чучела. Неплохо получилось, если не присматриваться и не подходить слишком близко. В темноте старик подмены точно не заметит, но зато утром… Утром — держись!

Тайка встревоженно оглянулась на деревню и хмуро подумала: «Жаль, лошадей и ослов у селян полно. Хорошо хоть собак нет, а то бы моментально догнали».

Об опасностях ночного путешествия Тайка, только что хлебнувшая свободы, не думала. Как и о лесных хищниках. Во время бродяжничества они Тайку с Русланом ни разу не потревожили. Связать эту приятную мелочь с присутствием огромного, сильного, свирепого пса девочка не сумела. Поэтому смело свернула с дороги в лес.

* * *

Неладное Тайка почувствовала буквально через пару часов. До этого она слишком торопилась уйти подальше от деревни и ни на что не обращала внимания. Боялась погони.

Тайка почти бежала через смешанный лес. Перепрыгивала через завалы из упавших, трухлявых деревьев. Продиралась сквозь густой ельник, на ходу обирая с лица противную паутину. Спотыкалась о мощные узловатые корни высоких сосен. Обходила болотистые места, с опаской посматривая на мясистые листья кувшинок, красноватые по краям. Они тут и там покачивались на тёмной воде.

Наконец Тайка устала настолько, что рискнула отдохнуть. Присела на поваленный ствол толстой старой берёзы и вдруг насторожённо замерла: лес вокруг изменился. Тайка долго не могла понять, что же её беспокоит. Лишь без особого толка присматривалась и прислушивалась. А потом побледнела: лес перестал быть дружелюбным. И не казался больше безразличным.

Испуганная Тайка слышала теперь тысячи незнакомых звуков. Клёкот какой-то ночной птицы, вылетевшей на охоту. Панический писк настигаемого хищником мелкого зверька. Шелест листьев и хруст сухих веток под чьими-то тяжёлыми лапами. Вздохи и пыхтенье кого-то массивного и очень близкого… Главное, у Тайки возникло неприятное ощущение, что за ней наблюдают!

Встревоженная Тайка застыла камнем. Потом осторожно начала шарить взглядом по тёмной стене деревьев, выдержку в ней Руслан всё ж воспитал.

Тайка прекрасно понимала: паника ни к чему хорошему не приведёт. К тому же оставалась надежда, что это просто её мнительность. И девочка сердито напомнила себе — ночь, она одна в незнакомом лесу, а у страха, как говорится, глаза велики.

Через пару минут Тайка отбросила всякие сомнения. За ней действительно следили. Но кто?! Нет, сама Тайка ничего подозрительного не заметила. Просто за эти недели Руслан приучил её верить собственному подсознанию. Александрит и многочасовые ежедневные тренировки обострили все её реакции до предела.

Девочка буквально кожей чувствовала: враг за спиной, и его интерес к ней, скорее всего, чисто гастрономический. «Знать бы, что там за тварь, — тоскливо подумала Тайка. — Не так страшно было бы…»

Разыгравшееся не в меру воображение пощады не знало. Парад самых диковинных монстров, что она видела сейчас, крепко зажмурившись, оставил бы далеко позади любой триллер. Ещё минуту назад Тайка и не подозревала, что такое имеет право на существование.

Долго подобное зрелище выдержать было невозможно, и Тайка приказала себе стать храброй и открыть глаза. У неё всё равно нет другого выхода!

Она горестно засопела: Илья с Риткой и мама с папой остались где-то в другом мире, им её не защитить. Вредного Руслана она бросила сама и совсем об этом не жалеет. Тайфуна коварно усыпила, так что её личный охранник далековато. Спит как младенец! Иначе бы оказался тут, Тайка ничуть не сомневалась.

Приказ быть храброй помогал мало. Почему-то Тайке всё больше становилось не по себе. Она насторожённо осмотрелась: её позиция слишком уязвима. Уже ночь, затаившегося врага не видно, зато сама она видна лучше некуда. С любой стороны можно подобраться. Не дело это!

Девочка чуть приподнялась и снова замерла, напряжённо прислушиваясь. Прикинула кратчайшее расстояние до ближайшего приличного дерева и вздохнула с облегчением: повезло. Оно всего в десятке метров и высоченное. По настоящему высоченное. Верхушка терялась во мраке: даже задрав голову, Тайка не могла её рассмотреть.

За спиной еле слышно хрустнуло. Перепуганная Тайка взлетела в фантастическом прыжке. Надо сказать, очень вовремя. Секундой позже на только что оставленное Тайкой место шумно рухнула тёмная масса. И тут же ночную тишину нарушил жуткий, пронзительный вой разочарованного неудачей хищника. Он опоздал. Тайка была уже высоко.

* * *

К сожалению, к рассвету картина не изменилась. Полусонная, смертельно уставшая девочка чуть ли не висела на одной из веток старой сосны. Внизу, у самого ствола, её караулила упрямая ночная тварь.

В предрассветных сумерках Тайка наконец рассмотрела очертания хищника и едва не взвыла от ужаса и досады.

Ну почему, почему?! Почему она такая невезучая? Внизу дежурило огромное, совершенно жуткого вида чудище из семейства кошачьих. По Тайкиным представлениям, на Земле ничего похожего не водилось. Во всяком случае, в её мире. Если только в прошлом?

Тайка невольно поёжилась: ну и монстр! Увидишь во сне, не проснёшься. Страшенные клыки, выпирающие из пасти на добрые полметра. Крошечные, светящиеся в сумерках зелёным огнём глазки. Плотно прижатые к голове треугольные уши. Широченные когтистые лапы. Злобно шлёпающий по палевым бокам хвост… Кошмар! Персонаж из триллера.

Тайка неожиданно вспомнила виденный когда-то мультфильм о саблезубых тиграх. Те, правда, казались ей крупнее, но не намного.

Тайка посмотрела вниз и мстительно прошептала:

— Саблезубые были посимпатичнее!

Тварь в траве будто поняла её слова. Разъярённо взвыла и бросилась на дерево. В стороны полетели лохмотья коры, Тайка устрашенно зажмурилась: ну и когти!

Местная тигра наконец прекратила бесноваться, и Тайка открыла глаза. Устроилась удобнее и удручённо вздохнула: «Интересно, сколько тут придётся торчать, изображая птичку? Или милый монстрик собрался караулить сбежавший ужин до посинения? — Она хмыкнула. — Ничего себе, перспективка. А как же здоровый сон? Кажется, ночные хищники днём просто обязаны отсыпаться…»

Мерзкая кошка протяжно зевнула, но Тайка зря обрадовалась. Тигра не спешила подтверждать те обрывочные сведения, что хранила Тайкина память. Зевать зевала, однако уходить и не думала. Наоборот, подняла морду, высматривая будущую добычу и, коротко рявкнув, устроилась прямо у ствола.

Прыгать на дерево подобие саблезубых не пыталось, они с Тайкой этот этап благополучно миновали ночью. Местный хищник, к Тайкиному счастью, кое-что соображал. Из печального опыта прекрасно понял: до тонких веток на самой вершине, где в случае необходимости скрывалась жертва, ему не добраться. Вес не позволит.

Они устроились почти комфортно. Тайка изображала на ветке редчайшую здесь разновидность птиц, а палевая кошка спокойно следила за ней.

Бессовестная тварь инстинктивно чувствовала: рано или поздно жертве придётся спуститься вниз. И никуда не торопилась.

— Скотина! Нет, вот скотина, — жалобно прошипела Тайка.

Кошка насмешливо фыркнула и демонстративно облизнулась. Тайка всхлипнула — она устала. Наблюдая, как тварь из породы кошачьих готовится вздремнуть, Тайка жалобно закричала:

— Имей совесть, а? Тебе что, другой жратвы в лесу мало? Почему обязательно я?!

Девочка с трудом подавила зевок, она в жизни так спать не хотела. Она размазала по лицу злые слёзы: несправедливо! Вчера её весь день безжалостно гонял Руслан, а когда можно было упасть в постель, вдруг пришла в голову мысль сбежать. Удачная, прямо скажем. Или наоборот?

На Тайкин отчаянный вопль внизу внимания не обратили. Проклятое чудище нагло устраивалось поудобнее, твёрдо и безоговорочно решив ею откушать. Пусть попозже. Сон — тоже дело святое.

А она… Что она? Деться-то с дерева Тайке некуда!

* * *

Совершенно измученную и потерявшую всякую надежду Тайку выручили лишь под вечер. Как девочка позже узнала: только на следующий день к вечеру Руслану удалось привести мёртво спящего пса в чувства. И тоже какими-то лечебными травами.

Проснувшись и придя в себя, Тайфун моментально взял след. Тайке повезло, что ночью не прошёл дождь.

Для почти дремавшей и еле державшейся на своей ветке Тайки всё происходящее казалось сном. Чудилось, она находится дома, в своей комнате, в своей постели. Ещё не очень поздно, поэтому папа сидит за компьютером, мама — за книгой, Ритка болтает по телефону со своим Игорьком, Илья слушает музыку. А вся эта история с янтарём, Жоркой, чужим миром, мерзким хищником — обычный кошмар. Жаль, не получалось проснуться! Тайка печально вздохнула: даже во сне не хочется, чтобы тобой отобедали.

Сгущались сумерки. Девственный лес притих в страхе перед ночными хищниками. Птицы примолкли. Верхушки деревьев на западе, подсвеченные заходящим солнцем, пылали багрянцем. Пронзительно пахло хвоей.

Вдруг Тайка вздрогнула. Она не верила собственным глазам: что это?! Бесшумно мелькнувший в воздухе тёмный силуэт. И почти моментально — чёрно-рыжий клубок, покатившийся по поляне.

— Ещё один хищник?! — с неожиданной надеждой пролепетала Тайка, свешиваясь вниз.

И едва не упала от неожиданности: воздух буквально вибрировал от страшного, душераздирающего воя. Только уже не разочарованного как вчера вечером, а полного беспредельной злобы.

Тайфун дрался молча. Испуганная Тайка и не поняла сразу, кто пришёл ей на помощь. Рассмотреть что-либо в пёстром, чёрно-рыжем вихре было невозможно. И лишь когда битва закончилась, потрясённая девочка узнала пса.

Тайка судорожно вздохнула: всё, она спасена. Страшный хищник с разодранной глоткой валялся на поляне, а над ним торжествующе нависал плохо различимый в надвигающихся сумерках силуэт по-прежнему молчавшего пса.

— Тайфун, — виновато окликнула Тайка.

Чёрная собака еле заметно дрогнула и отрывисто рыкнула. К изумлению девочки, под деревом тут же, будто из воздуха, материализовался Наставник. Злющий словно дракон, по твёрдому убеждению Тайки.

Дальше всё пошло совсем не так, как она ожидала.

Жоркин учитель не стал кричать на непокорную воспитанницу. Не стал ругаться или требовать, чтобы Тайка сейчас же спустилась. Он и головы не поднял, в попытке её рассмотреть!

Тайка поёжилась: может, Руслан вообще не знал о ней, и эта встреча — случайность? Иначе как понять его поведение?

На всякий случай Тайка притихла на своей ветке. Она не знала, как себя вести. Поэтому стала просто наблюдать. И ждать.

Не обращая ни малейшего внимания на девочку, Руслан склонился над Тайфуном и тщательно осмотрел его. Одобряюще пробормотал что-то и потрепал пса по мощной холке. Потом спокойно уселся на поваленный ствол, на нём не так давно пыталась отдохнуть и Тайка.

Над поляной повисла странная тишина. Ни звука не доносилось и из леса, напуганного недавней битвой титанов. Мир словно замер, прислушиваясь и присматриваясь к происходящему.

Смущённая девочка покрепче вцепилась в свою ветку и застыла, практически не дыша. Тайфун улёгся. Старик принялся неспешно раскуривать трубочку.

Время шло. В лесу всё больше темнело, в ельнике гулко заухал филин, заворчал какой-то крупный хищник. Но на крошечной поляне ничего не менялось.

Наконец уставшая Тайка не выдержала. Зашевелилась на своём насесте и жалобно выдохнула:

— Руслан, а, Руслан…

Снизу не донеслось ни звука. Лишь в стремительно сгущающейся темноте мирно вспыхивал огонёк трубки. Жоркин учитель как воды в рот набрал.

— Ты меня слышишь, нет? — мышкой пискнула девочка.

Насмешливо фыркнул и тяжело заворочался Тайфун. Вредный же старик по-прежнему играл в молчанку.

Тайка неожиданно для себя всхлипнула и умоляюще пробормотала:

— Я спуститься хочу.

— Спускайся, — подозрительно мягко отозвался Наставник, а Тайфун заинтересованно завозился.

— А-а… — Тайка громко сглотнула, — пороть не будешь?

— Сам как думаешь? — равнодушно поинтересовались внизу.

— Будешь, — убито прошептала девочка, и обе стороны снова замолчали.

Опять наступила ничем не прерываемая тишина. Старик курил. Пёс ждал дальнейшего развития событий. Тайка суетливо обдумывала ситуацию: она всё больше раздражала девочку. Безвыходностью.

Так просто не бывает! Илька говорил: выход всегда можно найти. Но как?!

— Прав не имеешь! — вдруг разозлилась Тайка. — Я — девочка, а девочек в вашем мире не порят! — Тайка стукнула кулаком по шершавому стволу. Ободрала кожу и протестующе взвизгнула: — Если хочешь знать — это вообще непедагогично!

— Ты — исчадие ада, не девочка, — насмешливо хмыкнули в темноте. — Тебя в любом мире пороли бы.

— Неправда!!!

— Правда-правда. А нет, так большую ошибку сделали бы.

Неспешную фразу Наставника достойно завершил подтверждающий рык уже неразличимой во тьме собаки.

Тайка оскорблённо закричала:

— Тогда не спущусь, не жди!

— Сиди, — вздохнула темнота. — А мы пока с Тайфуном вздремнём. Только помни: счёт растёт…

— Ч-что?!

— Да так, мелочи, — добродушно отозвались внизу. — Можешь не обращать на нас внимания.

— Нет, — с дерева посыпались сосновые иглы, — объясни!

— Ну?

— Что ты там говорил о счёте? Какой-такой счёт?

— А-а… — кто-то подавил сладкий зевок. — Это…

— Да! — тоненько взвизгнула ночная тьма. — Это!

— Понимаешь ли, время идёт…

— И что?!

— И каждая минута оценивается ровно в одну розгу…

Наверху ахнули от неожиданности. Заперхали, потом грубо поинтересовались:

— Почему так дорого?!

— Собираешься торговаться? — гнусно хихикнула темнота.

И Тайка сдалась. Обдирая в кровь свои многострадальные ладони, она поползла вниз. В голове смутно брезжила надежда, что обещанная экзекуция будет отложена до утра. В самом деле, не махать же старику розгами в полной темноте?

Однако Тайка ошибалась. Тайные надежды в этом мире имели обыкновение не сбываться. А ещё она узнала, что на свете, оказывается, существуют костры, разгоняющие тьму.

Глава 18

Неслабый довесок

Субботнее утро в семье Романовых началось с пронзительного, торжествующего вопля лже-Тайки:

— Нашёл!!!

Весна была в самом разгаре, родители в пятницу вечером опять уехали на дачу. На Жоркин крик, не скрываясь, примчались едва одетые Илья с Ритой.

Настенные часы показывали всего восемь, брат с сестрой ещё спали, радостный Жоркин вопль сыграл роль будильника.

— Уверен?! — с порога гаркнул Илья, на ходу натягивая футболку.

— Что, я свой замок не узнал бы?! — оскорбился мальчик и поднял руку с янтарём. — Теперь как, просто посмотреть в камень?

— Нет-нет, — испуганно вскрикнула Рита, пытаясь ладонью пригладить всклоченные после сна волосы. — Это не так просто!

— Чего вдруг? — удивлённо обернулся к сестре Илья. — Какой смысл тянуть?

Взволнованная Рита упала в кресло и обвела детскую взглядом. Она невольно отметила приведённые в порядок настенные часы с кукушкой и новый мягкий уголок, только на днях приобретённый родителями. На нём сейчас спал Жорка.

Рита покосилась на брата и ехидно заметила:

— Причины есть. Даже две.

— Какие?

— Первая! Не забывайте, мы клятвенно обещали связаться с Сергеем и провести обмен в его квартире и на его глазах…

— Ёлки! — Илья обескуражено поскрёб затылок. — Совсем из головы вылетело!

Жорка просто кивнул. Романовы уже знали: данное слово для маленького княжича свято.

— Ага, — насмешливо хмыкнула Рита. — И вторая… — Она сделала эффектную паузу и сердито воскликнула: — Ты всё забыл, я смотрю! Если Жорка посмотрит в свой янтарь, стоя на диване, то и исчезнет вместе с ним! И что мы скажем родителям?! Отдали, мол, новенький мягкий уголок следующим погорельцам? Такие уж мы добрые! И они поверят?!

Мальчики озабоченно переглянулись. Жорка, чуть покраснев, сполз с дивана на пол. Рита удовлетворённо продолжила:

— Потом: Сергей — хозяин своей квартиры, а нам с тобой отчитываться перед мамулей. Как Тайка исчезла, напомнить? С грохотом! Причём, страшнейшим. Даже несчастную дверь с петель сорвало. А вешал её кто? Папа!

— Я помогал, — буркнул Илья.

— Ну конечно, — язвительно фыркнула Рита, — старательно путался под ногами и невнятно оправдывался.

— Да ладно, кончай, — огрызнулся Илья. — Всё понятно.

— Всё? Как бы не так! Есть ещё одна причина.

— Третья? — Погрустневший Жорка спрятал в кармашек джинсов драгоценный камень.

— Ну, пусть будет третья, — согласно кивнула девочка.

— Какая? — встревоженно поинтересовался Илья.

Рита немного помолчала, а потом сердито выкрикнула:

— А… а если у нас ничего с янтарём не получится?!

— Что?! — почти хором воскликнули Илья с Жоркой.

— Мало ли, — Рита опустила глаза. — У Сергея хоть книги какие-то есть, и он — взрослый. Вдруг что ещё нам подскажет?

Все помолчали, обдумывая Ритины слова. Жорка, торопливо натягивая свитер, мрачно сказал:

— Первая и третья причины — самые весомые.

— Пожалуй, — неохотно согласился Илья.

— Тогда завтракаем и звоним Сергею, — поставила точку Рита.

* * *

У Сергея опять сидели за столом, на кухне.

Во-первых, потому что он ещё не завтракал. Сергея выдернули прямо из постели, в субботу-воскресенье он обычно отсыпался почти до полудня. Во — вторых, за чаем проще рассказывалось.

Сергей наотрез отказался говорить с ними об обмене, пока не узнает всех подробностей вживания Жорки в новый мир. На его взгляд, это очень любопытно. Так что к обмену приступили только к двенадцати часам дня.

«Эксперимент» — так важно назвал этот процесс Сергей — сложностью не отличался. Ничего интересного!

Красный от волнения Жорка просто смотрел в свой янтарь под прицелом трёх пар встревоженных глаз. Любопытные зрители не пропускали ни малейшего его движения!

Рита нервно накручивала локон на палец. Нервничающий Илья незаметно для себя сжал кулаки. Сергей смолил одну сигарету за другой, хотя давно бросил курить.

Время шло, и ничего не происходило. Абсолютно ничего.

Рита особой выдержкой никогда похвастаться не могла. Минуте на пятой не выдержала и жадно поинтересовалась:

— Ну что?

— Ничего, — растерянно пожал плечами Жорка.

— Терпение, — прошипел Илья, и все опять замолчали.

Ещё через полчаса сдался Сергей. Завозился в своём кресле, смущённо кашлянул и обернулся к Рите.

— Ты случайно не помнишь, сколько времени ваша Тайка в камешек пялилась? Ну, до переброса?

— Не помню.

Сергей разочарованно вздохнул. Рита в волнении похрустела пальцами. Потом вскочила на ноги и беспорядочно заметалась по комнате.

— Она что-то такое говорила, — пробормотала девочка, описывая неправильные круги. — Как это? Ну… мол, янтарь вначале мир нашёл, а теперь… Да, теперь что-то ещё ищет! Только Тайка не поняла сразу — что именно.

Илья озабоченно нахмурился. Сергей обернулся к встревоженному Жорке.

— Георгий, а ты что-нибудь такое чувствуешь? Специфическое?

— Что? — глухо отозвался мальчик.

— Ну, не знаю. Поиск какой-нибудь.

— Нет. Просто таращусь в камень и всё.

— Может, что-то не так? С янтарём, я имею в виду.

— Как это?! — Илья протестующе помотал головой. — Мир-то камень нашёл! И нужный, Жорка сам сказал.

— Действительно, — буркнул Сергей, успокаиваясь. — Не учёл. Получается, сам янтарь — в порядке. Значит, ждём ещё. Думаю, просто время нужно. Неизвестно, сколько ваша Тайка забавлялась с камнем, пока не наткнулась на двойника.

Ждать пришлось долго. Уставшая Рита задремала в своём кресле. Бледный, взволнованный Жорка пока держался. Героически всматривался в таинственный камень и потихоньку терял последнюю надежду на возвращение домой. Ничего!!! Скучающие и разочарованные Илья с Сергеем тихо переговаривались.

— Надо же, порядок навёл, — вяло похвалил хозяина квартиры Илья. — Я думал, с тем кошмарным развалом за месяц не справиться. Помню, одни стены целыми остались.

— Старался, — не менее вяло отозвался Сергей. — Мать в любой день могла заглянуть. — Он угрюмо хмыкнул. — Что бы я ей сказал? О параллельных мирах? Она бы тут же меня к психиатру потащила.

— Понятно.

Они немного помолчали. Илья одобрительно рассматривал приведённую в порядок комнату: даже люстра на месте. И бронзовые завитушки не помяты, и новые лампы вкручены. Только плафонов пока нет.

Он невесело ухмыльнулся:

— Однако, если обмен удастся…

— Хорошо бы!

— Боюсь, твоя уборка накроется.

— И чёрт с ней!

* * *

Часам к семи, когда на улице стало темнеть, ребята начали волноваться.

Уставший Жорка всё чаще опускал руку с камнем. Мрачно смотрел в окно, ни о чём не хотелось думать. В голове птицей билась единственная мысль: не до смерти же ему оставаться в этом странном мире девчонкой!

Рита по-прежнему дремала. Сергей нервно барабанил по подлокотнику кресла.

«Янтарь, — Сергей озабоченно сдвинул брови, — видимо, не сработает». Другого способа вернуть младшую Романову домой он не знал. И угрюмо размышлял, что же делать. Неужели никакого выхода?! В это не хотелось верить.

Илья с грохотом бросил на журнальный столик книгу и раздражённо воскликнул:

— Ритка, кончай дрыхнуть! Возле тебя выключатель, свет вруби, ни черта ж не видно!

Сладко спавшая Рита испуганно вздрогнула. Потёрла кулаками глаза и вдруг еле слышно шепнула:

— Свет… Точно — свет! Как я могла забыть?!

Теперь вздрогнули остальные. Жорка выронил янтарь. Илья побагровел и открыл рот. Сергей стиснул подлокотники кресла — вдруг забрезжила надежда! — и вкрадчиво поинтересовался:

— Что ты имеешь в виду?

Полусонные ярко-голубые глаза встретились с насторожёнными тёмно-серыми.

— Не знаю. Что-то такое вертится…

— Что?! — выдохнул Илья.

А Жорка схватился обеими руками за горло, у него неожиданно перехватило дыхание.

— Ну… я заглянула в камень. Тайка говорит: «Глаз видишь?» А я… я…

— Не якай! — оглушительно гаркнул ласковый старший брат и сжал кулаки.

Рита испуганно посмотрела на него и невнятно пролепетала:

— Я сказала — нет. Тогда Тайка… ну… она мне: «А на свет?»

Все переглянулись. Рита потёрла виски и виновато потупилась.

— Кошмар! — возмутился Илья. — Сколько времени потеряли, с ума сойти!

Жорка, Рита и Сергей словно оцепенели. Сидели на своих местах и молчали.

Илья вскочил и крикнул:

— Вы что, не поняли?! Нужно включить свет, и всё начать по новой!

Его раздражённый вопль как-то снял напряжение. Сергей успокаивающе поднял руку и пробормотал:

— Всё поняли. Только для начала кофейку выпьем, хорошо? А то мы на ходу спим, и Георгий устал. Так, нет?

— Я не устал, — хмуро отозвался мальчик. — Просто мне первый раз в жизни по-настоящему страшно.

— Мне тоже, — пискнула со своего места Рита.

— Тем более, нужно начать с кофе!

* * *

А вот дальше…

Дальше всё происходило в таком стремительном темпе, что никто из присутствующих потом толком и подробностей вспомнить не мог. Каждый пересказывал события по-своему.

Кофе пили полчаса, не меньше.

Просто оттягивали момент возвращения в комнату. Все панически боялись очередной неудачи. Поэтому переговаривались преувеличенно бодрыми голосами. Вспоминали Жоркины школьные подвиги и громко смеялись.

Даже Жорка не огрызался как обычно. Не отмалчивался с ледяным выражением лица, а тоже улыбался. Сейчас маленький княжич не помнил, что сидит за одним столом с простолюдинами и должен вести себя достойно, сейчас он был представителем ЭТОГО мира. И ужасно боялся остаться здесь навсегда.

Сергей незаметно наблюдал за рыжим мальчишкой. Пытался отыскать в нём хоть что-то чужое и не мог. Порой Сергею казалось, он всё выдумал. И Жорка не возник в его квартире из воздуха, а где-то прятался, поджидая подходящего момента. Чтобы разыграть его. Вот только зачем? Сергею было не по себе. Он отводил глаза и с преувеличенным наслаждением пил кофе. Максимально маленькими глотками. Чтобы потянуть время.

Жаль, чашки не бездонные, всё равно пришлось вставать из-за стола.

Взволнованные экспериментаторы наконец покинули уютную кухню. Казалось, теперь ничто не мешает приступить к новому опыту. Но куда там!

Неожиданно вмешалась Рита. Обвела помещение хозяйственным взглядом и воскликнула:

— Минуточку! Вначале кое-что уберём.

Илья с Сергеем прекрасно помнили прошлую субботу. Хмуро переглянулись, но возражать не стали.

Они торопливо перетаскивали в кухню чудом сохранившийся хрусталь. Жорка, радуясь, что всё откладывается, послушно помогал. Рита руководила.

Открытую балконную дверь, подумав, закрыли. Решили — так стёкла будут целее. Журнальный столик переставили в угол, центр комнаты освободили.

Рита осмотрела опустевшее помещение. И вдруг недоверчиво уставилась на знакомую люстру. Подумала и безапелляционно заявила:

— Её тоже нужно снять.

Илья с Сергеем почти испуганно переглянулись: огромная бронзовая люстра выглядела неподъёмной. Они дружно запротестовали.

— Но ведь в прошлый раз она упала! — возмутилась Рита.

— Подумаешь, — преувеличенно жизнерадостно отозвался хозяин.

Илья поддакнул:

— Всё равно у неё плафоны разбиты!

— Если упадёт, тогда делать нечего — повесим, — Сергей бросил на люстру пренебрежительный взгляд. — Не дважды же с ней нянчиться!

— Ага, — хрипло каркнул Илья.

Милое бронзовое кружево весило по его несмелым прикидкам никак не меньше сорока-пятидесяти килограмм. А может и больше. Возиться с люстрой лишний раз не хотелось.

— Ладно, — смилостивилась Рита. — Если вам её не жалко…

Она ещё раз внимательно осмотрела комнату. Удовлетворённо кивнула и повернулась к Жорке. Будущий великий князь маялся в кресле, рассматривая какую-то книгу. Пытался читать, но безуспешно: буквы сливались в сплошное чёрное пятно, он слишком волновался.

Жорка поймал Ритин взгляд. Побледнел и вскочил, уронив книгу. Рита сочувственно улыбнулась.

— Ну что, будем прощаться?

— Д-думаешь, на этот раз получится? — с трудом выдавил мальчик.

— Уверена, — абсолютно серьёзно кивнула Рита. — Не знаю почему, но уверена.

— Хорошо бы, — пробормотал Жорка.

Ему не верилось, что через несколько минут он окажется у себя. Пусть не в замке, а рядом с Русланом, на одной из дорог. Если Тайка пока не сбежала от его строгого Наставника.

Жорка судорожно сглотнул. Мальчику не то чтобы сильно не нравился новый мир, но… Собственный казался намного интереснее. И дышалось в нём легче.

Мир чародейства и мир техники, они были слишком разными. Сама планета здесь выглядела какой-то обносившейся: ни лесов настоящих, ни рек чистых, ни животных диких.

Нет, Жорка хотел домой! Неожиданно для себя он соскучился не только по дому, сестре и родителям, но и Наставнику. И даже по своим многочисленным обязанностям. Как ни странно.

— Давай сюда, — Илья ткнул пальцем в освобождённый от мебели центр комнаты. — Если Тайка шлёпнется на палас, как ты в прошлую субботу, ничего страшного. Не разобьётся.

Жорка тяжело вздохнул. Сомнамбулой передвинулся на указанное место и замер, нервно поглядывая на новых друзей. Маленькому княжичу стало так страшно, что он не чувствовал собственного тела.

— Янтарь-то возьми! — с досадой воскликнул Илья.

И сунул в дрожащую руку рыжего гостя камень. Зрители расселись по местам. Сергей возбуждённо скомандовал:

— Свет!

Рита послушно включила.

— Янтарь — к глазам!

Рука мальчика медленно, нерешительно пошла вверх.

— Что видишь? На свет смотри, на свет же!

— Ничего… Ой!!!


Страшный грохот заставил зрителей зажмуриться. Рита упала с кресла и сжалась в комок, её трясло от страха.

Потом — чей-то перепуганный визг. Звон бьющегося стекла. Опять грохот. И в абсолютной темноте раздался плачущий Ритин голос:

— Говорила же, люстру снять надо…

— Упала, заррраза, — хрипловатым баском подтвердил хозяин.

Кто-то в центре комнаты тоненько хрюкнул. Илья мрачно поинтересовался:

— Никого не пришибло?

— Сейчас. Погодите немного, — пробормотал Сергей.

Он начал шарить по стене, нащупывая бра. В многострадальной комнате вспыхнул свет. Все дружно ахнули.

На паласе, буквально в паре сантиметров от вновь рухнувшей, окончательно покорёженной бронзовой люстры стояло на четвереньках очередное рыжее чучелко.

Это — ради разнообразия! — джинсов не носило. Предпочитало мешковатое рваньё. И явно презирало всякую обувь.

Гость вяло возился на паласе, подтягивая под себя разъезжающиеся конечности. Кашлял и очумело мотал кудрями, явно стараясь собраться с мыслями.

— Опять двойник?! — страшным шёпотом возопил хозяин.

— П-почему? — спросила Рита.

— Потому! Мальчишка — наследник князя! Ваша сестра, по словам Жорки, с ним поменялась одеждой. А это что?! Оборванец какой-то! И грязный, как смертный грех.

Мотающий головой рыжий пришелец испуганно вздрогнул и шустро закрутился вокруг оси. Видимо, ориентируясь на голос.

В результате как раз напротив Риты оказался тощий, юркий зад, едва прикрытый драной мешковиной. В некоторые особо крупные дыры можно было рассмотреть совершенно голое тело.

Рита смущённо покраснела.

— Да-а… — озадаченно протянул Илья. — Ты прав. На одежду лорда похоже мало. И всё-таки…

Голос Ильи на пришельца произвёл эффект разорвавшейся бомбы.

Рыжий гость подпрыгнул. Поднял голову и суетливо зашарил огромными карими глазищами по лицам присутствующих.

Рита отшатнулась: ещё один двойник. И опять — мальчишка! Ну почему им так не везёт?!

Очередной пришелец с трудом принял вертикальное положение. Радостно завизжал и с воплем:

— Илька! Наконец-то! Нашёл меня! И как вовремя!!! — бросился на шею растерянному Илье.

— Тайка? Ты?! — неверяще прошептал он, запуская руку в знакомую кудрявую шевелюру и прижимая к себе дрожащее тельце младшей сестры.

— А од-дежда как же? — ошеломлённо пролепетала Рита.

Ей не верилось, что всё благополучно закончилось. По-прежнему казалось: это просто следующий двойник. К тому же — такие жалкие лохмотья. Тайка ни за что не отдала бы за них свои любимые джинсы!

Рита подняла недоумевающие глаза на Сергея. Он пожал плечами — никак не мог отвести взгляд от пришельца — и шепнул Рите:

— Да чёрт с ней, с одеждой. Вспомни появление Жорки. — Сергей криво усмехнулся. — А тут — ни обморока тебе, ни ссылок на Бога. Всё как ты в прошлый раз говорила: к брату на шею — и нет проблем.

— Точно — Тайка, — наконец поверила девочка.

Рита ещё какое-то время помолчала, приходя в себя. Потом возмущённо уставилась на припавшую к брату младшую сестру и гневно закричала:

— Где, где ты шлялась, паршивка ты эдакая?!

* * *

Когда самые первые восторги прошли, и старшие Романовы окончательно уверились, что Тайка вернулась домой, немедленно началось следствие.

Несчастный хозяин квартиры мысленно подсчитывал понесённые убытки. И суетливо бегал из кухни — там устроились гости — в комнату. Выметал мусор и убирал битые стёкла, балконные двери всё-таки не выдержали взрывной волны.

Голодная Тайка вовсю орудовала ложкой, уничтожая хозяйские запасы. А Рита с иезуитским терпением приставала к младшей сестре:

— Так где ты была?

— Мгм… ам… гм… ох и вкусно…

— Прекрати жрать! Ты уже третью тарелку салата доедаешь!

— Уф… Амгм… — облизывая ложку, ответила Тайка. И снова набила полный рот.

— Нет, Илька, ты только на неё посмотри! Прямо как с голодного края! — возмутилась Рита. — А ест-то, ест как! Я в жизни не видела, чтобы так лопали!

— Да отстань ты от неё, — добродушно отозвался Илья, не сводивший глаз с худенького, замызганного личика.

— Как же, — огрызнулась Рита, — размечтался!

Илья хмыкнул. Рита увидела, что младшая сестра, не успев толком доесть третью тарелку, потянулась за добавкой. Покраснела от злости и рявкнула:

— С ума сойти! Ты что, эту неделю и не ела толком?!

— Неделю? — приподняв на секунду голову, прошамкала Тайка. — Месяц не хочешь?

— Что?!

— Месяц… амгм… Не меньше!

Илья с Сергеем переглянулись, Рита ахнула. Сергей задумчиво констатировал:

— Время, значит, там идёт по-другому.

— Плевать на время! — разъярённо крикнула Рита.

Илья чуть с табуретки не свалился от её вопля. Зато Тайка даже не дрогнула. Рыжие кудри по-прежнему нависали над тарелкой. Ложка в руке оголодавшей девочки ходила с мерностью экскаваторного ковша.

Сергей невольно фыркнул и поставил салатницу поближе к Тайке. Рита негодующе покосилась на него. Илья демонстративно отрезал от батона ломоть потолще и сунул младшей сестре.

— Что, весь месяц не ела?! — прорычала Рита, провожая взглядом следующую ложку.

— Ела… ам… гм… только не то… ам… ох, и вкусно же… уф-ф … а последний день… амгм… так вообще не ела…

— Но почему?! Почему ты в последний день не ела?

— На дереве… ам-м… провела…

— Как?!

— Ну… амгм… спасалась там… ух…

— Дай же ты ей доесть, — возмутился наконец Илья. — Она же подавится! Ты этого хочешь?

— Подавится такая, — угрюмо проворчала Рита, но приставать к сестре перестала.

Правда, приняла кое-какие меры. Например, решила, что съеденного для десятилетней девочки вполне достаточно, и полупустую салатницу поставила на холодильник. На всякий случай туда же перенесла блюдце с нарезанной колбасой. Спохватившись, убрала и забытые было вазочки с печеньем и вафлями. Внимательно осмотрела стол и удовлетворённо пожала плечами: девственно чист.

Впрочем, Тайка не возражала. Тщательно вычистила кусочком хлеба тарелку. Откинулась на спинку стула и блаженно улыбнулась:

— Уф-ф-ф… Кажется, наелась.

— Кажется? — ехидно поинтересовалась Рита.

— Именно, — благостно кивнула Тайка и зажмурилась как сытый котёнок. — Знала бы ты, как давненько мне так не казалось…

Рита с невольным любопытством посмотрела на младшую сестру и категорично потребовала:

— Выкладывай!

Но Тайка начать свой занимательный рассказ не успела. В кухню снова заглянул Сергей. Выбросил в урну целый совок каких-то ошмётков и возмущённо напомнил:

— Эй, а я как же? Мне тоже интересно.

— Имеешь полное право, — согласился Илья.

— Ты же только что тут сидел, — запротестовала Рита. — Помню, Тайке салатницу под нос сунул…

— А уборка?

Рита покраснела. Илья виновато буркнул:

— Ты прав, там сам чёрт ногу сломит.

— Может, совместим? Сядете в комнате? — предложил хозяин квартиры, демонстрируя гостям старый, потрёпанный веник. — А я буду подметать.

— Да ну её, комнату, — отмахнулся Илья. — Давай здесь всё обсудим, а уж потом начнём разгребать завалы. Мы с Риткой поможем.

— Ну и ладно. Кухня так кухня!

Сергей с нескрываемым облегчением отшвырнул несчастный веник куда-то в угол. Уселся за стол и потребовал чашку кофе. Рита послушно налила.

Теперь троица старших с нескрываемым любопытством всматривалась в лицо десятилетней девочки и ждала откровений.

Тайка тут же надулась:

— Так нечестно! Вас трое, а я одна.

— И что? — удивилась Рита.

— Вначале вы расскажите! Всё-всё. У вас всего неделя прошла. А у меня целый месяц!

Ритины брови сурово сомкнулись в одну тёмную ломаную линию. Илья кивнул:

— Хорошо. Слушай.

К счастью, пересказ событий в его изложении занял не больше пятнадцати минут — рекордный срок для любого рассказчика. Если бы за дело взялась Рита…

Узнав, что коварный Жорка в юнги так и не попал, а отдувался за неё здесь и по полной программе, Тайка заметно оживилась. Потёрла руки и с непонятным для всех интересом воскликнула:

— Значит, это на него вы сейчас меня обменяли?

— Ну да.

— Хочешь сказать: я оказалась на его месте, а он, как бы, на моём? В эту же секунду? — зачем-то уточнила Тайка.

— Само собой, — непонимающе протянул Илья.

Тайка вдруг замолчала. Щёки её раскраснелись, она что-то лихорадочно обдумывала. Потом её глаза возбуждённо заблестели, и Тайка радостно крикнула:

— Вот здорово! Значит, рыжий всё-таки схлопочет на всю катушку? И за розыгрыш, и за подставу?

Она вскочила со стула. Вихрем подлетела к брату и нежно чмокнула его в щёку. Старшие смущённо переглянулись. Тайка ещё раз поцеловала Илью и запрыгала на одной ноге вокруг его стула. Просто от восторга.

— Вот ещё, — фыркнула Рита, — телячьи нежности!

— Молчи, — отмахнулась сияющая сестра. — Ты ж ничего не знаешь!

— Что — не знаю?

— Как Илька вовремя меня оттуда выдернул!

— Так расскажи наконец!

Тайка прекратила прыгать. Её личико стало серьёзным. Она немного подумала и сказала:

— Всё — не смогу. Хоть убей, не смогу. Честно.

— Почему?

— Личное, — таинственным шёпотом поведала Тайка и энергично тряхнула рыжими кудряшками.

Она осторожно потёрла ладонью многострадальные ягодицы и невольно засмеялась. На этот раз Жоркин учитель едва успел начать, раза два всего и шлёпнул. Пусть и от души.

Рита сердито посмотрела на чумазое личико и потребовала:

— Тогда давай остальное. Всё, что можешь. И поподробнее, слышишь? А то…

И она выразительно продемонстрировала невозможной младшей сестре довольно крепкий кулак.

* * *

Тайкино повествование захватывало дух. Глаза слушателей азартно блестели, рты непроизвольно открывались… Верить или не верить?! Вечный вопрос.

Впечатлительная Рита то и дело взвизгивала. Илья недоверчиво посмеивался. Сергей изредка направлял Тайкин рассказ в нужное русло краткими вопросами. Всё благополучно двигалось к финалу, но… Красиво закончить Тайке не дали.

Неожиданно Тайкин рассказ был прерван оглушительным взрывом, прямо-таки раздирающим барабанные перепонки!

В кухне с грохотом захлопнулась дверь. Где-то в квартире вновь зазвенели стёкла, уцелевшие в прошлый раз. С шумом посыпались с книжных полок только что установленные хозяином книги…

— Чёрт! Что это?! — потрясённо пробормотал Сергей, потерянным взглядом пересчитывая гостей.

— Тайка, не отходи от меня, — прохрипел Илья и крепко вцепился в драный рукав Тайкиной рубахи.

— Мама! — пискнула мгновенно позеленевшая от страха Рита.

Старшие переглянулись. Три пары глаз спрашивали друг друга: кто на этот раз?! Уж слишком «взрыв» походил на два других, которые они уже слышали.

Одна Тайка не испугалась. Осторожно высвободила рубашку из застывших пальцев старшего брата и деловито предложила:

— Проверю?

Ошеломлённые взрослые не шелохнулись. Тайка решила действовать самостоятельно.

Она открыла кухонную дверь. Уважительно провела пальцем по только что появившейся на цветном рисунке трещине и вышла. Троица недавних экспериментаторов замерла на своих местах, мучительно прислушиваясь.

Так… Шаги Тайки по коридору… Чертыханья по поводу сорванной с петель двери… Щелчок — это она наверняка пытается включить свет и… Мёртвая тишина!

Минуты растягивались в столетия, а из комнаты по-прежнему не доносилось ни звука.

— Не, я так не могу, — простонал Илья и начал соскребать себя с табуретки. — Пойду за ней…

— Подожди, — испуганно схватила его за руку Рита.

— Чего?!

— Возвращается!

И действительно, по коридору вновь кто-то шёл. Может, и девочка. Только на этот раз шажки казались какими-то… ну… неуверенными, что ли.

К счастью, оцепеневшую от напряжения компанию долго ждать не заставили. Через несколько секунд в дверном проёме появилась Тайка. Вот только вид у неё был…

На побледневшем прозрачном личике снова выделялись одни веснушки! Впрочем, в остальном Тайка выглядела вполне нормально. Даже новых дыр в её тряпках на первый взгляд не прибавилось.

Девочка застыла на пороге и кинула инспекторский взор на троицу слабонервных взрослых.

— Ч-что там? — нерешительно пролепетала Рита, глядя на младшую сестру почти с ужасом.

— Э-э…

Тайка похлопала пушистыми ресницами, но слов сразу не подобрала. Рита окончательно уверилась: произошло нечто страшное. Илья сжал кулаки, он тоже прекрасно понимал — что-то случилось.

Тайка ткнула пальцем в хозяина квартиры и зачем-то поинтересовалась:

— Сердце здоровое, нет?

Сергей гулко сглотнул. Нервно взлохматил волосы и хрипло пробормотал:

— Было таким.

— А нервы? — Тайкин голос звучал строго.

— Тоже.

Рита обомлела. Илья вдруг хмыкнул. Сергей вцепился в край столешницы.

— Хорошо, — заявила Тайка. Немного подумала и скомандовала: — Ритка, закрой глаза!

— З-зачем?

— Закрой, говорю, тебе ж лучше!

Несчастная Рита неожиданно для себя всхлипнула и растерянно покосилась на старшего брата. Тот согласно кивнул. Она послушно зажмурилась.

Тайка ещё раз осмотрела всю компанию и пренебрежительно фыркнула. Тряхнула рыжими кудряшками и крикнула в коридор:

— Теперь можно!

Мужская часть общества собрала остатки мужества и вопросительно уставилась на дверь. Нужно отдать должное, никто из мужчин не вскочил на ноги и не заорал дурным голосом. Правда, на это нужны силы. И возможность хотя бы шевельнуться. А состояние впавших в ступор… Не покричишь!

Илья с Сергеем заворожённо смотрели в дверной проём: на них из тёмного коридора строевым шагом двигалась чёрная, мохнатая гора.

— Тайфун, — кратко представила нового гостя Тайка.

Невероятный пёс коротким кивком приветствовал присутствующих.

— Что это?! — проскрипел Илья, еле ворочая языком.

— Мой пёсик, — максимально кротко информировала младшая сестрица. — Я вам о нём только что рассказывала.

Илья держался за горло, у него вдруг перехватило дыхание. Сергей глупо улыбался. Рита побледнела и для верности прикрыла глаза ещё и руками. Обеими. На всякий случай. Чтобы нечаянно не подглядеть.

Тайка укоризненно посмотрела на перекошенные лица и, мило улыбаясь, пояснила:

— Он — это… Как его? О-о-о! Небольшой довесок! Ну, ко мне. Правда-правда. Кро-о-ошечный такой довесочек…

— Крошечный?! — потрясённо выдохнул хозяин квартиры. И вновь застыл камнем, созерцая новоприобретённое чудище.

— И …ик! — Багровый Илья судорожно хлебнул спасительный воздух. — Ты его… ик! оттуда… ик! Скоммунизнила?

— Ско… сками… чего я его?

— Украла, — вежливо перевела так и не открывшая глаз старшая сестра.

К счастью, Рита огромного пса не видела, поэтому держалась относительно спокойно. Открывать глаза она по-прежнему не собиралась. Пока всё не утрясётся.

— Ну вот ещё! — вполне искренне оскорбилась Тайка. — Украла! — Она сердито посмотрела на сестру и закричала: — Сказанула тоже! Он сам пришёл, поняла? И письмо от Жорки принёс, вот!

И Тайка торжествующе помахала в воздухе громадным листом бумаги.

— Да-а?! — И любопытная Рита неосторожно открыла глаза.

Дальше всё опять смешалось в доме Сергея.

Перепуганная Рита надрывно верещала и безуспешно пыталась отыскать на кухне хоть какую-нибудь щель. Не находила и нервничала всё сильнее. Тайкин «довесочек», на её взгляд, имел слишком большие зубки и наверняка — ещё больший аппетит.

Сам Сергей дрожащими руками наполнял и ставил на огонь древнюю турку. Он робко надеялся, что чашечка крепкого кофе всё расставит по своим местам.

Лицо Ильи снова сменило цвет, на этот раз — на бледно-голубой. Сам он не кричал. Был занят: обдумывал различные варианты объяснений с разгневанными родителями. Всё-таки Тайфун — не ворона, вряд ли этого монстра примут в дом так же легко.

Зато Тайка со своим невероятным псом держались невозмутимо. Оба прекрасно знали — всё утрясётся, нужно лишь время.

Тайка воспользовалась суматохой. Развернула только что полученную бумагу и с огромным удовольствием перечла короткий текст:

«Вовремя же мы произвели обмен, ничего не скажешь! До сих пор вся спина горит! Удружила, нечего сказать. Короче, Таисия, мы в расчёте. Считаем: я тебя в прошлый раз разыграл, ты меня — в этот. Хоть и не сама постаралась. Нет, ну надо же так подгадать с обменом! Что значит — не везёт.

Посылаю это письмо с Тайфуном. Он хочет пока быть с тобой, и он тебя непременно найдёт. Наши псы могут настраиваться на хозяина. Мне Тайфуна не удержать, сейчас его выбор — ты. Пусть так, хоть я буду скучать. Да, ты же одолжишь его в случае необходимости?

Твоя ворона останется здесь, мне самому её не переправить, не сумею. Не волнуйся за неё, не обижу. По-моему, она между нами разницы не видит, лазит за мной всюду, как пришитая.

Ну всё, прощай.

Эй, крепкая рука у моего Наставника?

Георгий».

Глава 19

Заключительная

Всё получилось именно так, как Тайка и ожидала — то есть, утряслось. Родители, бурно встреченные воскресным вечером младшей дочерью, были так счастливы, что на радостях простили ей и собаку. Ещё бы. Тайка наконец забросила свою дурацкую йогу и стала собой!

Правда, с Тайфуном всё оказалось не так просто, как думалось. Когда старшие Романовы натыкались взглядом — в собственной квартире! — на огромного пса, они долго ещё непроизвольно бледнели. Без всяких видимых причин. Несмотря на то, что Тайфун был прекрасно воспитан и поразительно вежлив.

Сергею пришлось познакомиться с Тайкиными родителями. И, знаете, кем он представился? Прежним хозяином невероятной собачки, страдающим от нежданной разлуки. Не с небес же Тайфун свалился на Тайку?

Отказаться от столь ценного подарка взрослым не удалось, как ни пытались. Сергей дал единственное — но совершенно непробиваемое! — объяснение. Мол, собачка накрепко привязалась к девочке, а девочка — к ней. И что теперь? Не травмировать же обоих, разлучая? Детскую психику нужно беречь! А собак — любить.

Прежняя — беззаботная! — Тайкина жизнь с появлением Тайфуна в старую колею так и не вернулась. Невероятная собака поднимала девочку ежедневно ни свет ни заря и безжалостно гнала на улицу к ближайшему стадиону. На традиционную пробежку.

Поделать ничего было нельзя. Тайфун по утрам вёл себя не совсем адекватно, и родители могли что-нибудь заподозрить. И без того наблюдали за собакой с вечно открытыми ртами. Злющей словно оса Тайке приходилось подчиняться. Выползать из-под тёплого одеяла и в любую погоду плестись за Тайфуном.

Дома за девочку не волновались — к такому огромному псу мог сунуться лишь самоубийца.

Если честно, и сама Тайка ворчала больше для порядка. Тайфуном она гордилась и больше всего на свете боялась, что он надумает вернуться к Жорке. Поэтому предпочитала с ним ругаться, чтобы не особо привязываться.

А тут ещё и старший брат неосторожно пошутил. Что-то типа: «Пока Тайфун не сделает из тебя, Тайка, настоящую леди — не уйдёт, я уверен».

С той минуты Тайка поняла: леди из неё никогда не получится.

Изредка, вечерами, Тайфун таинственнейшим образом исчезал. Только что дремал в её комнате и вдруг — пусто.

Первое время встревоженная Тайка обыскивала всю квартиру и даже украдкой ревела. Запиралась в ванной, пускала воду и страдала. Однако Тайфун неизменно возвращался, и девочка успокоилась. Где он шлялся по ночам, Тайка боялась спрашивать. Главное, к утру Тайфун неизменно оказывался на месте, у её дивана.

Тайка негодующе фыркнула: чтобы этот паршивец хоть раз дал ей толком выспаться?! Скорее Ритка забудет накраситься!

В школе теперь Тайка блистала на уроках физкультуры. А вот драться со сверстниками практически перестала. На равных не получалось, а лезть к ней после пары-тройки забавных случаев совершенно перестали.

И вообще время летело. Стремительно надвигались летние каникулы, и неунывающая Тайка уже планировала очередное приключение. Вот только какое, ещё твёрдо не решила.

Ей почему-то всё чаще вспоминался небольшой пёстрый свёрточек в гараже, откуда она недавно так удачно изъяла волшебный янтарь. Он даже приснился раз. Кучка загадочной мелочи на обрывке ткани заманчиво блестела, позвякивала, от неё одуряюще пахло незнакомыми травами.

Тайка во сне мечтательно вздыхала: кажется, там зеркальце осталось? Интересное такое зеркальце в рамке из чернёного серебра. Оно ничего не отражало, Тайка помнила, а почему?


home | my bookshelf | | Меняем мальчика на девочку |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу