Book: Страсти в загробном мире и наяву. Знамение



Страсти в загробном мире и наяву. Знамение

Дмитрий Семенов

Страсти в Загробном царстве и наяву. Знамение

Непридуманные видения и чудеса для верующих и неверующих (исповедальное повествование)

Страсти в загробном мире и наяву. Знамение

Семёнов Дмитрий – поэт, прозаик, член Московской городской организации Союза писателей России, родился на Ставрополье в 1941 году, учился и работал в Дагестане, живёт в Москве. Офицер Советской армии. В 1987 году окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Его стихи печатались во многих центральных, окружных и областных газетах: «Октябрь», «Смена», «Советский воин», в альманахе «Ставрополье», в книгах стихов «Перекличка», «Земное ядро», «Родники народные». Стихи автора переведены на монгольский язык и печатались в периодике Монголии. Автор книг «Армейский лад», «Боль», «По лезвию ножа», в также четырех поэтических сборников, две из которых, «Русь на плахе» и «Душа устала ожидать», вместили в себя духовную лирику и поэму «У последнего причала». Книги «В объятиях ада» и «Сталинист» являют читателю поэму и пьесу в стихах. Книга «Срасти в загробном царстве и наяву» написана в прозе.

© Московская городская организация Союза писателей России © НП «Литературная Республика»

Глава 1 Посадка на теплоход

До посадки на теплоход Алексея тревожил очень важный вопрос: «Выпустят ли его в Стамбул?» Истекал срок заграничного паспорта. Уходил Алексей из Севастополя двадцатого числа, а срок действия паспорта заканчивался двадцать третьего. Туристическая поездка длится шесть дней. Как поведут себя пограничники, он не знал. Можно было бы и не ходить в Турцию, а поехать в Москву для оформления нового паспорта. Но, ведь с паспортами в Москве большая проблема. Оформление документов в ОВИРах проходит очень медленно. Для работы нужен товар. Пограничник, проверяя документы, с неудовольствием сказал:

– Мы-то вас выпустим, а вот как турки, примут ли вас? У вас там возникнут большие проблемы.

Такой ответ пограничника удовлетворил Алексея, ведь он думал, что его совсем не пустят на теплоход. Приняв задумчивый вид и сделав небольшую паузу, Алексей ответил:

– А назад-то вы меня пустите?

Пограничник широко улыбнулся и утвердительно сказал:

– Родина примет!

Так Алексей миновал одно из препятствий, другие проблемы ждали впереди, на турецкой земле. Конечно, пограничник ошибся в своем выражении по поводу Родины, ведь Алексей был российским гражданином, а не украинским. Он уверился в том, что Севастополь его примет. А турки? Куда они денутся? Не дадут пропуск, так можно обойтись и без него. Позвонить по телефону своим знакомым, которые сами доставят товар на теплоход. В крайнем случае, можно все приобрести и в порту. На выставке, которая развернулась в трех огромных двухэтажных павильонах можно купить все необходимое для торговли, но по слегка завышенным ценам. В самом городе в торговых районах Беазита, Аксарая и Лалели цены на порядок дешевле. А есть еще и район Мертер, где товар можно купить напрямую от производителя. Там расположены фабрики и магазины фабрик. Последнее время Алексей отоваривался в Мертере. Раздумья Алексея прервал вахтенный, стоящий у входа на теплоход:

– Капитан и команда приветствуют вас на борту нашего судна! Пройдите, пожалуйста, к пассажирскому помощнику.

Заученным жестом руки он указал направление движения, сказав вслед:

– Михаил Андреевич вас ждет для регистрации.

Алексей направился на регистрацию, думая о том, как его встретят на том берегу в Турции. Дадут ли ему пропуск для выхода в город? Мысли Алексея прервал голос молодого человека, объявивший ему, что в каюте с ним следует еще один пассажир – представитель фирмы. Молодой человек, улыбнувшись, сказал:

– В отличие от вас, он занимается маркетингом. Челноков вместе с вами четыре человека. Они идут в своих штатных каютах, а вас мы поселили к нему, чтобы не было скучно. Пообщаетесь. Кстати, он давно хотел с вами встретиться, ведь вы член Союза писателей, а занимаетесь челночным бизнесом. Таких челноков на нашем судне мы не встречали.

– Да, вы правы. Не каждый писатель может позволить себе такое. Смог только я, потому что я – плохой писатель. Да и не писатель вовсе, а так – поэт. Ничего я порядочного не написал, а лишь несколько книжек неполноценных стихов, из-за которых меня и приняли в Союз.

Молодой человек слегка смутился и, подавая ключи, сказал.

– Все равно, наверное, хороший поэт, если вас приняли в Союз писателей. Такое бывает редко.

В каюте соседа не оказалось. О его присутствии свидетельствовала походная сумка, поставленная под стол и пластиковая бутылка минеральной воды, стоящая на столе. Да, подумал Алексей, люди нашли свое место в жизни. Создали фирму, фрахтуют теплоходы, занимаются маркетингом. Не каждому человеку такое по плечу. Нужны знания, нужен талант, нужна определенная хватка, чтобы вершить такие дела. Каждому человеку дан свой талант. У меня талант стихотворца. У него талант делового человека. За каждый талант придется отчитываться перед тем, кто дает таланты. Вот и мне, бросившему писательский труд, придется оправдываться. Заделался челноком, забыл о том, что Бог дал мне возможность окончить литературный институт, признать меня авансом, как поэта, приняв в члены Союза писателей. Шесть лет меня учили, а я в челноки подался. А может быть, было лучше продолжать работу в издательстве? Посиживать в кабинете, попивать чаек, рассуждать о политике, беседовать с писателями и поэтами. Ан, нет. Захотелось подзаработать денег. Побывать за границей. Авантюрный я человек, думал Алексей, расправляя постель на нижней койке двух ярусной кровати, верхнюю оставив фирмачу. Хоть он и фирмач, но моложе меня, и ничего с ним не случится, если лишний раз запрыгнет на второй ярус. Мне ведь за пятьдесят. Лучшие годы прожиты. Впереди, как бы не молодился, маячит старость, а там и смерть. Небытие? Да нет! Алексей пришел к выводу, что человек вечен, что земная жизнь – просто промежуточный этап бесконечной жизни. Трудно поверить, но все так. Как и основная часть человечества, в течение всей своей жизни Алексей стремился получить максимум земного счастья, а не потустороннего. Последнее его не интересовало. Он жил по принципу той эстрадной песенки, которая прозвучала в одной из новогодних телепрограмм первого года перестройки. Припевом у нее были слова: «Нет! Нет! Нет! Мы хотим сегодня! Мы хотим сейчас!» Это крик душ, ушедших от Бога людей. Алексей хотел «сегодня» и только «сейчас» всех прелестей жизни. Счастье после смерти его не интересовало, хотя бы оно и длилось вечность. Он был неверующим. Причиной одного из первых его шагов к познанию Бога явилась смерть отца Елены – жены Алексея. Об усопшем должна молиться церковь, думал Алексей, направляясь в храм после похорон тестя. В московском храме в Вешняках, на втором этаже, шла служба. Алексей подал записки и, поставив за усопшего свечу, занял место справа перед Царскими вратами. В храме едва брезжил свет, который исходил от свечей и лампад. Все располагало к раздумьям. Алексей вспоминал усопшего. Отец Елены был добрым человеком. Имея семерых детей, работал не покладая рук, не отчаивался и никогда не роптал на нехватку денег, а старался, по мере своих сил и возможностей, заниматься подработкой. Михаил был столяром. Верил в Бога, посещал церковь. Перед смертью попросил, чтобы его соборовали и причастили. Теща Алексея тоже была верующей. Можно сказать, что по всем канонам церкви у Михаила и Антонины была православная семья – малая церковь. Михаил работал, Антонина основное свое время занималась детьми. Все бы хорошо, но детей в школе отлучали от веры. Над ними смеялись, учителя снимали с них крестики и позорили перед всем классом. Дети ушли от Бога. Раздумье вскоре прервалось, когда Алексей повернул свою голову влево и взгляд его застыл на образе Богородицы. Алексея поразил взгляд ее оживших очей. Богородица взглянула на него с упреком. По телу Алексея пробежали мурашки. Он, не выдержав Ее взгляда, отвернулся, и когда снова повернулся к иконе, то увидел опять укоряющий его живой взгляд Богородицы. Алексей не стал отводить глаз и в бликах свечей, под песнопение хора, наблюдал за иконой. Лик Богородицы имел горизонтальное смещение. Он двигался то влево, то вправо. Все увиденное поразило Алексея. Из храма вышел перепуганным. Таких чудес не наблюдал никогда. Что-то есть – думал Алексей. Ведь не зря так много людей было в храме. Ведь не зря люди выстаивают по три, по четыре часа утренние и вечерние богослужения. Зачем бы им сюда ходить, когда и других дел достаточно? Значит, они верят, что Бог есть. А я что из себя представляю? Я неверующий! Вот поэтому-то и явлено было мне чудо, которое происходило, только для меня, другие люди его не видели. Значит, Пресвятая Богородица решила, таким образом, мне напомнить, что я тоже православный христианин, что я пришел в гости к Господу, в Его обитель. Христос сказал, что где двое или трое соберутся во имя Его, то и Он будет с ними. Естественно, побывав в храме, Алексей ощутил присутствие Божие. Что-то подобное он видел однажды, но это происходило с ним не в храме. Видение Алексей наблюдал на небе в день своего тридцати трехлетия.

Глава 2 Любознательный сосед

Мысли Алексея прервал голос молодого, невысокого роста мужчины, вошедшего в каюту.

– Здравствуйте! Я ваш сосед. Меня зовут Володя. Давно хотел с вами познакомиться. Вот только сегодня мне повезло. Мы идем вместе до Стамбула и обратно. Впереди масса свободного времени. Два перехода. Трое суток, пока мы будем находиться в море, нам хватит для нашего общения. О вас мне рассказывал знакомый таможенник, для которого вы написали стихотворение с посвящением Севастопольской таможне.

– Здравствуйте! – ответил Алексей, подавая руку для знакомства. – Рад с вами познакомиться. Меня зовут Алексей Иванович. – После чего слегка пожал руку Владимира и сел на расправленную постель своей койки.

Володя, присев на диван сказал:

– Времена сегодня такие, что и писателям, видимо, приходится бросать свое дело и заниматься зарабатыванием денег для своего существования. Вот раньше было иное время. Насколько я знаю, по телевидению показывали, как писатели хорошо жили. Им выделялось дополнительное жилье, они имели дачи. Получая большие гонорары и премии, думали о том, как больше написать хороших произведений. А вы, вот я вижу, в челноки подались. Знать стали нуждаться в деньгах, – сказал Володя.

Алексей, смутившись, ответил:

– Не все писатели жили так. Я ведь поэт. Поэтам жилось труднее, чем прозаикам. А в наше время поэты кем только не работают. И дворниками, и посуду моют в ресторанах. Кто как может, тот так и выживает. И при советской власти поэты никогда не жили за счет своего творчества. Если они оканчивали Литературный институт, или какой другой ВУЗ, дающий право работы в издательстве художественной литературы, они работали редакторами. Некоторые уходили в журналистику и занимались злобой дня. И тем и другим обычно становилось не до стихов. Нужно было как-то зарабатывать деньги. Я проработал в издательстве три года после увольнения из Советской армии. И вот, как видишь, стал закоренелым челноком можно сказать – мореходом. На чем только не ходил в Стамбул. Начал с «Муссона», добрался до «Пассата». А знаешь, как я в Литературный институт попал. Чуть ли не по недоразумению. В тридцать восемь лет начал писать стихи. У одних такая возможность открывается в детстве. Они всю оставшуюся жизнь совершенствуются в своем мастерстве, достигая высоких результатов. А я, написав непонятно какой бред, взял и выслал его в институт на творческий конкурс, а потом меня разгромили с моими стихами на литобъединении в окружной газете. Все, что они со мной сделали, сориентировало меня на правильное написание стихов. Естественно, из института пришел отказ. А в газете меня стали печатать, да и в других газетах и журналах тоже. Вот так, после первого провала, в сорок лет я попал в институт. Конкурс был сто человек на место. Не подумай, что конкурс по оценкам, полученным на экзаменах. Чтобы попасть на экзамены, где тоже есть свой конкурс, нужно пройти творческий конкурс. Его-то вот я и прошел. После него нужно было писать сочинение по литературе и сдавать устные экзамены по литературе и русскому языку, истории СССР, а также по английскому языку. Самое смешное, что вызвало ко мне интерес, произошло со мной на сочинении. Взяв свободную тему «Советские писатели в борьбе за мир», написал небольшое вступление, а к нему добавил, что я тоже веду борьбу за мир, что примером такой борьбы является мое стихотворение «Сон американского генерала». Огромными буквами на четырех листах явил свой опус об американском генерале, после чего, сделав небольшое заключение, сдал его. На все про все ушло минут – пятнадцать-двадцать. Таким образом, я рассмешил всю приемную комиссию. Они мне не стали ставить двойку потому что по ошибкам я претендовал на тройку и просто на просто не все бы смогли со мной увидеться. Когда читали результаты и называли оценки за сочинение, то двоечники быстро уходили из зала. Меня оставили для того, чтобы побеседовать на устном экзамене. Вот так я и попал в студенты в сорок лет.

– Интересная у вас биография, Алексей Иванович. Конечно, сидеть в кабинете спокойней и надежней.

– Знаешь, Володя, какая это скука. Читать чужие рукописи и тратить на них свой творческий потенциал. Мне ведь надо свое писать. Я ведь не на редактора учился, проще сказать на поэта. Но ведь ты знаешь, что на поэта выучиться невозможно. Поэзия является тайной. Чем больше познаешь мир, тем больше видишь в нем поэзии. Вот я и решил познавать мир, для того, чтобы стать настоящим поэтом, а не книжным. Я на себе испытал, что такое настоящий шторм, идя в Стамбул можно сказать на прогулочном катере. Знаю, что такое катамаран, какая в нем ощущается качка – очень неприятная. Мы с сыном, когда шли в Стамбул не сориентировались и не взяли с собой надувных матрасов, пришлось спать прямо на палубе без подстилок, так как их у нас тоже не оказалось. Сидеть на стульях очень неприятно, то тебя от качки поднимает вверх, то резко опускает вниз. Вот и летаешь как на качелях туда-сюда. Но не мне тебе рассказывать, ты сам имеешь большой опыт.

Володя улыбнулся, потом смутившись, тихо сказал:

– Я, Алексей Иванович, сам боюсь такой погоды. Шторм он и есть шторм. Штука неприятная.

– Да, миленький, катамаран – куда ни шло, а все-таки лучше, по сравнению с прогулочным катером. Катамаран хоть сверху не заливает водой и не бьет волна по надстройке, как кувалдой. Лежишь на матраце, на полу и думаешь: выбьет волна переднюю переборку и поплывут наши матрацы по палубе, с которой были сняты сидения для проведения дискотеки летом, а зимой для доставки челноков в Стамбул и обратно. Одним словом, романтика. Поэт должен быть романтиком. Все, миленький ты мой, хорошо. Мне очень нравится такая жизнь. Сплошной адреналин – так сейчас стало модно выражаться. Адреналин, да еще и с кровью.

Володя растерянно взглянул на Алексея.

– Как с кровью?! – испуганно спросил он.

Алексей улыбнулся и спокойно сказал:

– Да, Володенька, с кровью. Потому что мы с сыном на берегу съели по два обеда, перед тем как идти на посадку. Думали, что нас не будут кормить до самого Стамбула. Мол, наедимся и перетерпим, обойдемся без горячей еды. Было холодно, шел снег, дул пронизывающий ветер. А когда человек сытый, то он не так мерзнет. Сынок мой ничего, сладил с собой во время шторма, а меня вывернуло всего наизнанку. В довершении всего из носа хлынула кровь. Девушка, сидевшая на матраце у противоположного борта, так испугалась, что глаза ее в тот момент выражали неестественный ужас. И все-таки я пришел в себя. Сын помог мне привести в порядок свое законное место на полу, так сказать, на палубе нашего кораблика. Двигались мы по палубе с приплясом. Иногда, когда припляс не удавался, чтобы не рухнуть на своего попутчика, лежащего на матраце, упирались ладонями в потолок. А когда и это не удавалось, то старались скорректировать свое падение, чтобы не придавить человека. Но, всякое бывало. Иногда и придавливали. Извинившись, ползком добирались до своего матраца. Нас ведь на палубе располагалось сорок с лишним человек, да еще из кают все пришли к нам, потому что в каютах была сплошная сырость, не работало отопление. Ох и весело было нам. Шутки сыпались со всех сторон. Шторм породнил нас. На всю жизнь остались впечатления от этого кораблика, идущего в бушующем море к своей цели.

Володя, улыбнувшись, сказал:

– Первый раз в своей жизни вижу поэта-челнока.

Глава 3 Моя милиция меня бережет?

Володя, глядя на Алексея, сказал.

– Вот вы говорите о том, что поэты кем только не работают. Но, ведь челночным бизнесом, наверное, намного интереснее заниматься, чем мыть посуду или же мести метлой тротуары? Но поэт, да еще челнок, является большой редкостью?

– Да, Володенька, ты прав. Такое бывает редко. Я уже несколько лет «мотаюсь». Сначала ездил в Варшаву, но поездки туда сопряжены с большой опасностью. Положение челнока там можно сравнить с положением канатоходца, который ходит по лезвию ножа. Опасности подстерегают челноков на каждом шагу. Рэкет, бандиты, мошенники и всякая прочая сволочь.



– А как же полиция?

– О, милый, польские власти дают возможность нам самим защищать себя от своих же бандитов. Полицейские просто отворачиваются, когда видят происходящее на их глазах ограбление или избиение нашего брата. В Турции такого нет, поэтому я и хожу в Стамбул, здесь намного безопаснее. А поляки? Да чего о них говорить?! Они ведь тоже люди. У них своих проблем по уши. Если честно сказать, у нас в Москве милиционеры тоже нас не защищают в подобных случаях. Они тоже отворачиваются или просто уходят, давая мошенникам полную власть на столичных улицах. В Стамбуле полиция работает четко, к русским относится хорошо. Мне даже один полицейский в Аксарае помог поставить тюк с товаром на тележку. Такого в России не увидишь, не один милиционер не станет помогать. Хорошо если не остановит и не начнет проверять, что в мешке. А потом еще и потребует накладные, будто не знает, что на оптовом рынке никаких накладных никто никому не дает. Однажды приехал из Севастополя в Москву. Войдя в вестибюль метро с тележкой, на которой у меня стояла небольшая сумка с личными вещами, тут же был задержан бдительным милиционером и препровожден в милицейский пункт за то, что пользовался в метро тележкой. В милицейском пункте было человек пять задержанных. Дама в милицейской форме крупного телосложения рявкнула на меня.

– Документы!

Я быстренько достал паспорт и тихо сказал.

– Вот возьмите. А за что вы меня задержали? Ведь я в метро не прошел. Только вошел в вестибюль. И тележка у меня маленькая.

– Маленькая! Маленькая! Знать нужно, что даже с маленькой тележкой нельзя путаться в ногах у пассажиров! Люди падают на эскалаторе. Штраф платить надо. Десять тысяч! – дерзко передразнив меня, ответила она.

Я достал из кармана два доллара и обратился к ней с вопросом.

– А можно долларами?

– Долларами нельзя! Нам запрещено их принимать.

Я стал просить ее, чтобы она меня пустила сходить в обменный пункт поменять доллары. Женщина пришла в ярость и с раздражением закричала.

– Идите и быстрей! Документы и сумка остаются у нас! Хватит мне морочить голову! Я быстренько вышел и побежал искать обменный пункт. Как назло, они были закрыты. Поезд пришел рано, на вокзале я не встретил ни одного менялу. Поняв, что у меня ничего не получится, вернулся в милицейский пункт. Войдя туда, увидел, что за столом сидит милиционер и просматривает паспорта задержанных людей. Женщина видимо ушла по другим делам. Я обратился к милиционеру.

– Знаете, у меня, нет, русских денет, а есть американские деньги. Ходил их поменять, но обменные пункты не работают, и менял нигде не нашел.

Милиционер, взглянув на меня, спокойно сказал, подавая мне паспорт:

– Вот, возьмите. Больше с тележкой в метро не вкатывайтесь. Если и входите, то нужно ее складывать и нести в руке. На первый раз я вас отпускаю. Вы ведь подмосковный житель, не буду вас задерживать. А этих, – он показал в сторону задержанных рукой, – будем держать здесь, пока не выясним кто они такие.

Я обрадовался и, попрощавшись с ним, быстро подался на выход.

– Вот так, Володенька, работает наша родная московская милиция. В Стамбуле тоже небезопасно ходить, потому что наши русские и нерусские бандиты вылавливают своих соотечественников в местах, где не бывает полиции. Я знаю все места, где ходить опасно. В таких местах предпочитаю появляться без денег. А если имею деньги, то предпочитаю ходить там, где есть полицейские. Из порта Кара-Кей, где находится грузовая таможня, прохожу через проходную в город и квартал иду пешком до остановки автобуса. Остановка находится возле отделения полиции. Там я сажусь на автобус и проезжаю в центр города, минуя все опасные места. В центре города много полиции и я стараюсь быть ближе к полицейским. Там ведь тоже есть такие закоулки, в которых бандиты подстерегают свои жертвы. Я знаю все такие места и обхожу их стороной.

– Ну и дела! – сказал Володя, – Нас вот нигде и никогда никто не трогает. Со мной ходят мои коллеги по фирме Аня или Алена, а порой и та и другая, у нас общее дело. Денег мы с собой не носим.

– Да, Володя, девушек они не трогают, потому что бандиты хорошие психологи. Знают, что наши красавицы умеют сильно кричать и устраивать истерики.

Глава 4 Прерванная беседа

Володя, пересев с дивана на стул, вытащил сумку и, открыв ее, поставил на стол бутылку водки и две бутылки пива. Потом одним махом закрыв сумку, задвинул ее обратно:

– Вот, перед ужином давайте с вами, за наше знакомство, осушим по рюмочке и попьем пивка. А потом можно и поговорить.

– Эх, молодой человек, я ведь кроме минеральной воды, двадцать с лишним лет никаких напитков не употребляю. Дело прошлое. Любил я эту злодейку, – сказал Алексей, поднявшись с кровати и взяв со стола бутылку «Столичной» московского разлива.

– Любите «Кристалл»? – продолжил Алексей.

– Да, друзья из Москвы подсылают иногда. А, я, им нашего крымского винца… – Смутившись, сказал Володя.

– Друзья – это хорошо, да еще в самой столице. Без друзей сейчас жить сложно…

– Я сильно не увлекаюсь, так, для разрядки в море беру. Качку легче переносить, если вдруг случиться шторм. Ну, ладно. Пива-то, я надеюсь, вы все-таки бутылочку выпьете?

– О! Я даже и пива не пью. Мне становится плохо с сердцем. Больной я в отношении алкогольных напитков человек. А раньше так пиво любил. Ох, уж как любил! Хочешь, я расскажу, как я страдал от этого зелья? Да и о том, кто меня избавил от такой страсти.

Володя внимательно взглянул на Алексея. Потом, пересев на диван, удовлетворенно сказал:

– Давайте, я с удовольствием послушаю.

– Эх, брат, – продолжил Алексей, – в молодости я был очень падок на спиртное, а вот как только стал входить в возраст, Бог отвел меня от него. Я думаю, что помогла мне во всем Пресвятая Богородица.

– А вы, Алексей Иванович, верите в Бога?

– Да, Володя, верю!

– Но ведь это так несовременно! В церковь ходят люди в основном, в чем-то ущемленные, можно даже сказать ограниченные и ущербные, которые не надеются на свои силы, думая, что во всем им поможет Бог. А он, как я вижу, совершенно ни в чем им не помогает. Они как жили в нищете, так и будут до конца своей жизни влачить жалкое существование. А там, за гробом, ведь ничего нет, кроме тленья. Я думаю, что нужно от жизни брать все здесь и сейчас.

– Володя, я ничем не лучше, в твоем понятии, таких людей. Хотя я и поэт! Я тоже раньше рассуждал точно так же, как и ты сейчас. В отличие от тебя я не обобщал всех людей. Верующие ведь бывают разные, как богатые, так и бедные, как грамотные, так и совершенно безграмотные. Одни верят осмысленно, а другие не рассуждают о том, есть ли Бог или нет Его, верят, несмотря на свое незнание в то, что Он есть. И никто никакими доказательствами увести их от веры в Бога не сможет. Никакие деньги и никакие другие соблазны их отвести от веры не в состоянии. Как я уже сказал тебе, Володя, что до определенного времени я не верил в Бога, мне просто, как и многим другим, было не до Него. Все это продолжалось до того, как со мной стало происходить непонятное для моего атеистического мышления. Со мной стали происходить явные и неявные чудеса. После встречи с этими чудесами я постепенно стал приходить к выводу, что существует какая-то потусторонняя сила, и эту силу я еще не мог называть Богом. А в процессе моей последующей жизни я пришел к выводу, что имеются две сверхъестественные силы. Одна из них Бог, а другая, противоположная – дьявол. Те люди, которые хотят быть с Богом, верят в него, посещают храм, а те, которые не верят в существование Бога, они естественно не ходят в храм. Они ведут атеистический образ жизни. Они отвергают Бога и дьявола, думая, что живут сами по себе. На самом же деле они в большинстве своем пляшут под дудку дьявола и его пособников.

– А пособники-то кто?

– У нечистой силы, которую представляют падшие ангелы, то есть бесы, во главе с самим дьяволом есть и пособники из числа людей. К их числу можно причислить всех неверующих в истинного единого Бога. Един – не значит – Один. Это значит – Троица Святая и нераздельная. Человек создан по образу Божьему и тоже троичен. Тело, душа и дух присутствуют в каждом из нас. Некоторые люди не верят в Бога и отвергают вышесказанное.

– Я один из тех, о которых вы сейчас сказали, что они отвергают Бога, а также заодно и дьявола. То есть просто я и есть тот самый атеист, который ни во что такое не верит. Володя улыбнулся доброй улыбкой и продолжил, – двадцать первый век стоит на пороге нашей жизни, а мы все к средневековью тянемся. Простительно моей умершей бабушке такое упрощенное суждение о смысле нашей жизни, она ведь была совсем безграмотная. Но вы, Алексей Иванович, неужели тоже всерьез воспринимаете Бога? Ведь грамотные люди давно уже разобрались в том, что жизнь на Земле появилась сама, и никто ее не создавал. Есть, конечно, какие-то загадочные явления в нашей вселенной, но и то для каждого такого явления ученые находят свои объяснения. С их точки зрения Бог – есть вселенский разум. В простонародье вселенский, или же выражусь другими словами, космический разум именуют Богом. Но ведь мы люди грамотные, не то, что моя бедная бабушка, которая и расписываться-то не умела. Она вместо своей фамилии ставила крестик. Почему крестик? Да потому что очень уж она верила в тот самый крестик. Говорила, что Крест Христов – самое страшное оружие против бесов, поэтому, я и ставлю вместо своей подписи в бумагах Крест. Надо же, какая фанатичная вера. Так и умерла с именем Иисуса Христа на устах. Все поминала его в какой-то краткой молитве. Какая ошибка! Всю жизнь посвятила несуществующему Богу. А Бог что ей дал? Да так, ничего. Одни скорби. Семейные неурядицы на этой почве. Мама моя ее все время пыталась вразумить, но ничего не получилось. Вот так и прожила свою жизнь моя бабушка в нищете, да скорбях. А я ведь, Алексей Иванович, так жить не готов. Я познал истину и не стану повторять ошибок своей бабушки. Вот вы очень талантливый и грамотный человек, а уподобляетесь моей неграмотной и невежественной бабушке. Что-то ведь вас заставило обратиться к так называемому Богу. Мне интересно знать, как вы пришли к такому повороту в вашей жизни? А поэтому я и буду вас слушать, с другим бы я не стал даже и разговаривать.

Володя, сделав паузу, взглянув в лицо Алексея, продолжил:

– А кто же истинный Бог? Ведь религий много и все считают, что они одни владеют истиной. Как же во всем этом можно разобраться?

– Истина только одна! Бог – есть Святая Троица! Это аксиома! Те люди, которые не чтут Святую Троицу, находятся во власти темной силы, хотя и думают, что они служат Богу. Они просто заблудились однажды и продолжают двигаться ложными путями не к Богу, а его противнику – сатане. Мало того, что они заблуждаются, но они ведь хотят и других обратить в свою ложную веру. Есть среди людей и не заблудившиеся люди в их понимании. Это те, которые исповедают веру самого сатаны, так называемые сатанисты. Но сейчас я не буду касаться конкретно вероисповеданий, я слишком слабый человек, чтобы подробно рассуждать о том, на что я не имею права.

– А почему вы не имеете права?

– Я всего не знаю! И я очень грешный человек. Для того чтобы учить других мне нужно очиститься сначала самому. Нужно достигнуть святости. Только святые отцы церкви и пастыри могут поучать нас. А я кто такой?

– Вы ведь ходите в церковь!

– Да, я хожу в церковь, ну и что из этого? Ведь я не смог избавиться от своих грехов, не смог изменить своим пристрастиям, не могу до конца осознать, что есть Бог. А это маловерие. Со мной происходило много чудес, а я про них забываю, впадаю в сомнения о существовании Бога. Вот и попробуй в такой ситуации кого-то поучать. Прости меня, Володя!

– А как же можно верить тем людям, которые ходят в электричках, на рынках, на пляжах, на площадях и даже по квартирам и предлагают религиозную литературу. Говорят, что с ними Христос, что Он у них в сердце. Призывают приходить к ним на собрание в дома культуры и говорят, что они истинные христиане. Они говорят такие же слова, как и вы. Они тоже верят в Святую Троицу?

– Нет, Володя! Не все они верят в Святую Троицу. Некоторые из них не почитают Господа Иисуса Христа за Бога. У каждой из этих сект имеются свои разногласия с Богом. Хотя они называют себя христианами, на самом же деле такими не являются. Как можно называть себя христианином, если ты отвергаешь самого Христа и объявляешь, что крест Христов выдуман самими людьми, что на самом деле Христос был казнен просто на столбе. И это они говорят тогда, когда объявляют себя знатоками в области Святого Евангелия. Священную книгу они ставят во главу угла и на этом останавливаются, не признавая больше никаких сведений о жизни Иисуса. Несмотря ни на что, в книге, в последней главе Евангелия от Иоанна, говориться следующее: «Многое и другое сотворил Иисус: но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь». Эти люди не признают никаких других сведений, если эти сведения не взяты из самого Евангелия. Вот тебе и противоречие, они не верят словам Иоанна Богослова. А отвергая крест, они опять же впадают в другое противоречие со священным писанием. А в предпоследней двадцатой главе Евангелия от Иоанна написано: «Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». Вот так-то Володенька! В раны от гвоздей, а не от гвоздя. Значит, каждая рука Господа была прибита к перекладине креста отдельным гвоздем, значит, его распинали на кресте, а не на столбе. Если бы его распяли на столбе, то табличку с надписями на трех языках: «Иисус Назарей Царь Иудейский» над головой прибить было бы нельзя, потому что она оказалась бы достаточно длинной, ее прибить помешали бы вытянутые вверх руки. Но ведь и если и это не взять во внимание, то все равно с прибитой табличкой в итоге древо приобретает вид креста. Посему ревнующие о столбе сектанты в итоге получают крест, и никуда им от этого не деться. Из всей христианской истории мы знаем, что не любит Крест Господний сатана. А люди, возведшие в ранг своего учения отвержения Креста, становятся единомышленниками самого сатаны. Сектанты не признают икон, не чтут Пресвятую Богородицу и Угодников Божьих. Иконы они причисляют к кумирам. Говорят, что мы нарушаем заповедь: «Не сотвори себе кумира…» Они везде твердят, что любят Бога, а на самом деле они любят только себя и себе подобных, да и то не всегда. Иконы они называют деревяшками, а вот свои личные фотографии никак не ассоциируют с бумагой. В фотографиях они видят изображение себя и дорогих им людей. В порыве любви к этим людям они порой не отказывают себе и в том, чтобы поцеловать любимый образ человека. Кого или что они целуют? Бумагу? Нет, наверное, все-таки образ. Человеческий образ на бумаге они чтут. Этим самым они не исполняют заповедь о любви к Богу большей, чем к человеку. Да и к людям у них любовь условная, ложная. Они не проявляют любви к усопшим, не чтут умерших родителей, не молятся о них, утверждая, что они уже мертвы, что о них беспокоиться не надо. А те бедненькие, там за гробом, ждут, не дождутся их молитв. Но об этом мы с тобой еще поговорим конкретнее на примерах, взятых из моей жизни. Так что Володенька, в церковь я не зря хожу. Ведь жизнь здесь временная, а там, за гробом, вечная. Временная-то закончится, а вот вечная нет. Поэтому мне не безразлично, как я буду жить в вечной жизни, и не безразлично, как будут жить там мои родные и знакомые. Я обязан о них побеспокоиться, пока живу в этом мире. Господь сказал: «Просите, и дастся вам. Вот я и прошу. По поводу Креста, я хочу тебе еще кое-что сказать. Если человек возлюбит весь мир, как любимого и ненаглядного своего друга, то он не поднимет руки вверх, а готовясь обнять его, разведет их в стороны, чтобы принять в свои объятия объект своей любви. И если взглянуть на такого человека, то мы увидим в нем Крест. Руки, поднятые к верху, никак не совмещаются с состоянием Любви, скорее в поднятых таким образом руках окажется топор, который может нанести смертельный удар. Вот и подумай, Володенька о том, смог ли Бог позволить распять себя на столбе? Я лично думаю, что нет. Он ведь являет собой Любовь! Мы тоже должны любить Его всем сердцем и всею душою своею. А также и людей, окружающих нас. А можем ли мы любить так друг друга? Не всегда. В большинстве случаев мы готовы поднять руку, чтобы ударить. Мало сейчас осталось людей, кто обладает любовью в истинном смысле этого слова. Все мечтают о том, чтобы их любили, а сами любят только себя. Эгоизм поразил наше общество, да и весь мир до такой степени, что люди уже не хотят создавать семьи, дети им не нужны. Зачем, говорят, нищету плодить. Нужно жить только для себя и брать от жизни максимум удовольствий. Народ вымирает миллионами, а рождаемость постоянно снижается. Видимо таким образом Бог наказывает те народы, которые потеряли любовь и не исполняют Его заповеди о любви. Слово любовь стало употребляться в обществе в основном только как синоним слова секс. Живя, таким образом, люди становятся хуже любой скотины. Именно хуже, потому что весь животный мир, за некоторым исключением, плодится и размножается. А люди плодятся, но не размножаются. Я говорю о представителях нашего народа и, так называемых, западных цивилизованных народов.



– Алексей Иванович, а как понять плодятся, но не размножаются? Ведь если плодятся, то должны и размножаться. Конечно, если дети будут сразу же умирать от болезней, то тогда можно понять значение таких слов.

– Ты близок к истине, дорогой Володенька. Слова «плодитесь и размножайтесь» взяты из Библии, они касаются всего живого на Земле. Весь животный мир плодится и размножается. А вот человек не исполняет данной заповеди. Некоторые люди у нас, так сказать, не хотят плодить нищету, и убивают своих детей до появления их на свет. Совершают детоубийство, делают аборт. Плод у таких людей недозревший. Взять, к примеру, яблоньку. Когда она отцветает, на ней появляются зародыши будущих яблок. Они постепенно наливаются соком, в них присутствует жизнь. Все яблочки должны созреть, чтобы в них появились семена, пригодные для размножения. И если сорвать яблоко раньше срока, то семян, пригодных для размножения, в них не обнаружится. А если какой-нибудь сумасшедший человек после цветения начнет уничтожать зародыши или срывать зеленые плоды, то дерево не даст совсем никаких семян для размножения.

– Ну, уж, Алексей Иванович, вы далеко зашли в своих рассуждениях. Давно известно, что наши женщины не хотят иметь много детей. Дети для них большая обуза. А вот заниматься любовью они очень любят. Кто больше всех любит читать развратные газеты и журналы в наше время? Конечно женщины. Как-то был в Москве и обратил внимание на то, какие газеты читают в электропоездах. Женщины читают, как я уже говорил, развратные газеты. Мужчины читают спортивные. Вот и подумайте, кто кого растлевает: мужчины женщин или же наоборот? Мне кажется, во всеобщем растлении людей виноваты все-таки женщины.

– Ну, Володенька, зря ты так относишься к женщинам. Не все они читают поганые газеты. Москва не показатель для всей России. Я ведь речь вел об абортах. Виноваты и женщины и мужчины. И спрос будет и с женщин, и с мужчин, по мере их вины.

Алексей замолчал. Володя, взглянув на него с недовольным видом, сказал:

– Что вы, Алексей Иванович, все о спросе каком-то говорите. Спроса, по-моему, никакого не будет. Доживем свой век и уйдем в небытие. Вот и весь спрос!

– Но ведь Володенька, жизнь наша земным существованием не заканчивается. И если человек в настоящей жизни не исполняет заповеди, данные людям самим Богом, то такой человек становится непригодным для существования в тех местах, где живут люди, исполнившие заповеди или раскаявшиеся в нарушении таковых и помилованные. Но покаяние доступно нам только в земной жизни. За гробом нет покаяния. Каяться нужно здесь.

– Алексей Иванович! Да разве вы мне докажите, что человек не умирает. Ведь насколько я знаю, воскресение произойдет только тогда, когда Иисус Христос явится с небес, чтобы судить род человеческий. В этот момент все мертвые восстанут из гробов своих и будут вознесены на небеса для совершения Богом Страшного Суда. Володя, встав с дивана, взял со стола бутылку пива, откупорил ее, потом быстрым движением наполнил пенистым напитком стакан так, что образовавшаяся пена покрыла небольшой горкой верхний срез стакана, после чего взяв стакан, слегка улыбнувшись, заметил:

– Люблю пенистое! Разливное больше люблю. А вы, какое пиво любили?

– Я тоже любил, пенистое пиво, разливное. Но, сейчас я не люблю его.

Володя присев на диван, стал мелкими глотками поглощать темно-коричневый напиток. Сделав последний глоток, он изрек:

– Ну, рассказывайте, доказывайте ваши постулаты и догмы по поводу вечной жизни. Тогда, может быть, я и поверю во все-такое вами сказанное. А то мне недавно один деятель доказывал обратное, говоря, что в Писании не сказано о том, что после смерти душа человека остается жива. Он говорил, что там, за гробом, нет никакой жизни до самого Страшного Суда.

– Неправду он тебе говорил!

– А Страшный Суд, когда будет? Может, пройдут миллионы лет, а то и миллиарды, прежде чем состоится таковой. Да и состоится ли он вообще?

– Не сомневайся, Володенька! Все состоится. Но о времени начала его не знает никто, – сказал Алексей, нахмурившись. Потом встав со стула и повернув его на сто восемьдесят градусов, сел на него. Обхватив обеими руками спинку стула, продолжил:

– О времени начала Страшного Суда не знает никто, кроме Бога Отца.

– А как вы можете доказать, что существует загробная жизнь, ведь оттуда еще никто не возвращался.

– Возвращались. И сейчас возвращаются, только все их рассказы не принимаются всерьез неверующими людьми. В светской печати вышла книга врача Моуди, которая, по-моему, называется «Жизнь после смерти». В ней автор приводит рассказы людей, побывавших в состоянии клинической смерти. Все они утверждают, что покидали свои омертвевшие тела и переходили в иной мир. Он описывает их состояние. Они побывали в ином измерении отдельно от своих мертвых тел. Все заявили о том, что они ощутили неприятные моменты при возвращении в свои тела.

– Да, я слышал об этом авторе, но книгу не читал. Смотрел передачу с его участием, в ней выступали люди, которые однажды пережили смерть, а потом вернулись к жизни снова. Но ведь это может быть обыкновенными предсмертными галлюцинациями, ведь в критическом состоянии у человека возникают бред и галлюцинации. Мало ли чего он может себе представить в распаленном уме.

– Володя! Не все так просто, как ты думаешь. Я лично больше знаю, чем Моуди, его я тебе рекомендовал для ориентировки. У меня есть более веские доказательства о существовании загробного мира. Я частично знаю участь умерших моих родных, друзей и знакомых, да еще много чего другого, подтверждающего наличие загробного мира. Так что персонажи Моуди – это люди, еще не попавшие в загробный мир, а те, кто только слегка прикоснулся к вечному бытию. Им в основном всем хорошо ощущать себя вне тела, они еще не познали мук ада, за исключением отдельных, как бы сразу попавших в ад. Я же в своих сновидениях побывал в разных адских местах и видел там, как мучаются люди. Это не просто сны, это в основном сны, приуроченные к определенным датам из жизни тех умерших людей, а также приуроченные по своей тематике к церковным праздникам, к датам смерти этих людей. Но не всем снам можно верить. Да и разгадывать их по сонникам нельзя.

– Алексей Иванович! А разве снам нельзя верить? Вот сонники продают. В сонниках можно получить ответы почти на каждый сон. В большинстве своем ответы сбываются. Раньше я привязывал свою жизнь к гороскопам. Верил предсказаниям астрологов. Иногда отказывался от нужных поездок по важным делам. На деле же от этого был один ущерб. Сейчас я просто не покупаю газеты, в которых печатаются гороскопы. Так жить легче. Но я всегда верю, что гороскопы порой помогают, другие люди хорошо ими пользуются, а у меня не получается.

– Видимо Господь любит тебя. Вот и дает возможность познать, что такое бесовское воздействие на твою личную жизнь. Если ты поверил, что родился под одним из знаков Зодиака и стал себя, к примеру, называть «Скорпионом» или же «Львом», то ты крещенный во Христа, отверг самого Бога, а поклонился идолу, то есть самому сатане. Некоторые современные люди ударились в моду: носят на шее золотые украшения в виде креста и знака Зодиака. Это великое кощунство! Человек оскверняет крест Христов присутствием рядом с ним, на одной цепочке, символа сатаны, и все это выставляется напоказ, приносится жертва моде. Мода же – это страсть. А каждая и страстей ведет человека к гибели, потому что за каждой страстью стоит определенный бес. В среде простого народа это называется служение нечистой силе. Первые христиане сознательно шли на смерть ради того, чтобы не кланяться чужим богам. Их бросали на арены к разъяренным львам, в котлы с расплавленной смолой, четвертовали, топили в море только из-за того, что они отказывались поклоняться языческим богам. Даже отец великомученицы Варвары, будучи язычником, дал добро, чтобы отрубили ей голову. А современные люди спокойно носят на своей шее символ самого сатаны, хотя они считают себя крещенными в Господа Иисуса Христа. Они его отвергают, дерзая как бы примирить Бога с дьяволом.

Володя нахмурился и с раздражением сказал:

– Неужели и гороскопы дело бесовское? Ведь в основном, что там предсказывается, все сбывается. Астрологи заранее людей предупреждают, даже оберегают от неправильных шагов в нашей напряженной жизни, подсказывают, какую выбрать жену, чтобы жить нормально. И многое другое, в чем самому человеку трудно разобраться.

Алексей взглянул на него испытывающим взглядом и тихо добродушно сказал:

– Володенька, ты не обижайся. Ведь все гороскопы составляют не астрологи.

– А кто же их составляет?

– А ты как думаешь, миленький?

– Я никак не думаю. Ведь авторство принадлежит астрологам. Они все определяют по звездам, по расположению планет, и в основном, все практически сбывается. Даже характеры у людей угадываются. Я думаю, что они хорошо изучили свое дело и им в этом можно позавидовать.

– Знаешь, Володя, завидовать-то нечему. Ведь эта, так называемая «братия» готовит себя к адским мукам, посвятив себя служению дьяволу.

– А как они ему служат, если они своими делами приносят добро людям, помогают им в жизни?

– Не все наши добрые дела являются по-настоящему добрыми. Вот возьмем такой пример. Одна добренькая тетенька, подруга матери, принесла детишкам билеты на концерт рок-певца – сатаниста. Дети обрадовались, а мамаша искренне поблагодарила подругу. Доброе ли дело сделала подруга? Алексей опять испытывающим взглядом посмотрел на Володю. Володя не сразу ответил. Сначала взял со стола стакан, вылил в него остаток пива и выпил его, сделав несколько больших глотков. Поставив стакан, сказал:

– Конечно, ходить на концерты таких певцов не желательно. Но она ведь действительно делала доброе дело для детей в ее понимании. Она не специально.

– Ну, вот видишь, что значит в ее понимании. Добренькая, хорошая тетя угодила детишкам. А знаешь ли ты, чем такие добрые дела могут закончиться для детишек? В газете писали, что фанаты устраивают погромы после таких концертов. Вот тебе и доброе дело. Гороскопы тоже не безобидное дело. Если люди сами на себя вешают символы, придуманные самим сатаной, исполняя все предписания гороскопов, то, чего доброго можно в таком случае ждать. Ведь сатана до того хитер и изощрен, что человеку порой трудно разобраться в том, какие сети и силки он ставит, охотясь за беспечными человеческими душами. Что такое планета? Может ли она чего-нибудь предсказать нам в нашей жизни? Я думаю, что нет. А если вникнуть глубже, то можно объяснить очень просто. Дьявол хочет властвовать над людьми. Для этого он придумывает и разрабатывает всякие планы воздействия на людей. Вот говорят: сон пророческий приснился. А почему пророческий? Да потому что он сбылся. А если подумать, на каком основании он тебе приснился и почему, он исполнился наяву? Вот ответь мне на этот вопрос.

– Знаете, Алексей Иванович, я не задумываюсь над тем, почему и как, а принимаю как данность.

– А ты, миленький, задумайся. Знаешь ли ты, что мы здесь, на Земле, все живем в царстве дьявола. Сей царь тьмы рассылает миллиарды своих подчиненных – духов злобы поднебесной, проще сказать бесов, на небольшую горстку людей, живущих на планете.

– Алексей Иванович, но ведь на Земле тоже проживает несколько миллиардов населения. О какой горстке людей вы говорите?

– По сравнению с количеством нечисти, население и есть горстка людей. Ведь конец мира произойдет тогда, когда Господь пополнит за счет спасенных людей отпавших в погибель бывших ангелов. Треть отпала, а это очень много.

Бесы очень активны в своих делах, ведь их дела направлены только для того, чтобы людей живущих и живших на Земле увести в погибель. Они ненавидят людей такой ненавистью, какой ни один злой человек не может себе и представить. И если бы не Господь, то на Земле уже давно не осталось бы ни одного человека. Святой Серафим Саровский говорил, что самый малый из них может одним только когтем перевернуть нашу Землю. Вот против кого воюют православные. Людей защищает Господь. Без попущения Божия враг рода человеческого не может никого тронуть. Господь попускает для некоторых людей, живущих в мире, иметь неприятности от них. Люди, живущие страстями мира сего, и есть объекты нападения бесовского. Таких людей на Земле большинство. Верующих гораздо меньше. Верующим Господь тоже попускает. Неверующие, имея дела с нечистью, порой приходят к вере, а верующие, ведя с ними борьбу, с помощью Божией, укрепляются в вере. Так вот к чему я тебе все это говорю к тому, чтобы ты понял, что жизнь наша является полем битвы за наши души. Сны и гороскопы являются для нечистой силы средством для воздействия на человека. Возьмем, например, сон. Ночью «враг» навел на человека сон, в котором показал ему какие-то обстоятельства завтрашнего дня. Человек вдруг увидел наяву все события того сна и поверил, что сон был пророческий. На самом деле все не так, а намного проще. Бесы подготавливали такое событие намного раньше, чем оно произошло. Вот когда оно было ими полностью подготовлено, на человека навели сон и сами же посодействовали для того, чтобы такое событие сбылось наяву. Некоторые говорят, что вражья сила может читать мысли человека. Мысли они читать не могут, а вот свои мысли, которые они всевают в сознание человека, они хорошо знают. Поэтому и создается впечатление, что они могут читать мысли. С гороскопами тоже можно разобраться. Вражья сила распределила всех людей по датам рождения. Потом этим группам дали названия. Сам понимаешь, о чем идет речь. «Рак», «Скорпион», «Телец» и так далее. Распределили, каким страстям должны быть подвержены такие группы. А также всему остальному тому, что присуще таковой группе. План составлен. Полчища бесов приступили к работе, начиная с самого рождения человека, формируя нужные им качества. Вот так они формируют определенные типы людей, подходящих для персонажей гороскопов. А потом они диктуют астрологу все то, что они будут по плану делать с верующими в гороскопы людьми. Астрологи говорят людям о звездах и планетах и думают сами, что действительно что-то угадывают. Но на самом деле вражья сила прикладывает все усилия, чтобы опубликованные в газетах гороскопы сбывались. Вот и все о гороскопах, дорогой Володенька. Если можно, дай мне водички, а то горло пересохло от разговора об этой нечисти.

Беседа неожиданно прервалась. По «громкой связи» отрывисто раздался голос капитана: «Команде занять места по швартовому расписанию». Алексей, извинившись, быстро вышел из каюты и, поднявшись наверх, устроился вблизи кормы по правому борту.

Глава 5 Русский рекет

Поднимаясь наверх, Алексей вспоминал, как его с сыном на мосту через бухту Золотой рог пытались ограбить наши русские бандиты. После Варшавы Стамбул показался благодатным местом. Можно было расслабиться и не думать ни о каких бандитах. Алексей с сыном, выйдя из пассажирской таможни порта, пошли по набережной. Минуя торговцев стихийного рыбного рынка, подошли к мосту. Вдоль перил огромного моста через бухту Золотой Рог по левой стороне расположились рыбаки со спиннингами. Перед каждым рыбаком стояло ведро или тазик с водой, в котором трепетали хвостиками небольшие, величиной с ладонь, рыбки. Клев был хороший. Алексей и Павел наблюдали, как рыбаки таскали рыбок по одной, а иногда и по две-три штуки из знаменитого залива. Так они прошли весь мост, в конце которого сфотографировались на фоне расположенного за мостом города. Фотограф выдал каждому по фотографии. Миновав мост, они направились на овощной рынок, расположенный возле мечети. Купив там персиков, походив по рынку, двинулись в обратном направлении. Выйдя к мосту, прошли через туннель на другую сторону и, поднявшись на мост, угодили в ловушку. У перил моста стояли четыре парня русской наружности, а еще один крупного телосложения, стоял напротив них у проезжей части, где на большой скорости двигался поток автомобилей. Павел, не обратив на них внимания, успел пройти мимо толстого рыжего парня неприятной внешности. Рыжий бандит, резко повернувшись, пошел вслед за Павлом и угрожающе закричал:

– Стой!

Павлик не оглядываясь, не меняя темпа движения, шел вперед. Рыжий бандит остановился в недоумении. Алексей понял, что и здесь в Стамбуле промышляет всякая нечисть. Проходя мимо него, он услышал в свой адрес.

– Батя, постой.

Алексей не выдержал. Не меняя темпа движения резко сказал:

– Что нужно?!

– Стой, стой! – Кричал бандит, видя, что Алексей уходит от него. Он начал грозить:

– Я тебе уши отшибу!

Алексей двигался вперед, не обращая на крики никакого внимания. Он понимал, что нужно не останавливаться и не вступать ни в какие разговоры, а спокойно, хладнокровно уходить. Если только остановишься и заговоришь с бандитом, то тут же тебя окружат с четырех сторон стоящие у перил его подельники. Тогда от пятерых никуда не денешься. Обдерут как липку, вычистят все карманы, да еще и ножичек к ребрам приставят. Начнешь сопротивляться, могут сбросить с моста, и полетишь ты с высоты пятиэтажного дома в воду. Хорошо, если в воду, а то можешь угодить на какой-нибудь катер. Вот ведь какие дела, и здесь такая же пакость промышляет. В Варшаве одного такого нерусской национальности Алексей в движении двинул тележкой. Тот так и присел, вдогонку сказав: «Иди, дада!» Так Алексей тогда миновал кавказский рэкет. Здесь ситуация практически такая же. Только в Варшаве на огромной площади Сходненского вокзала с левой стороны при движении к стадиону у автобусной остановки стояло не четыре человека, а человек тридцать кавказцев. Люди кучками шли к рынку. Кучки они не трогали, а вылавливали тех, кто шел поодиночке, останавливая только парней и мужчин. Кто проходил быстро, они их не трогали. Вот и здесь типичная ситуация. Алексей прибавил шагу. Рыжий хоть и молодой, не смог его достать. Матерясь, быстро отстал, видимо побоялся далеко уходить от своих подельников. Позже Алексей узнал, что рыжий со своей компанией ограбил одного матроса, потребовав с него плату за проход моста. Предлагая ему искупаться, бандиты забрали у него все деньги. Матрос, придя на корабль, собрал крепких ребят из числа команды и на следующий день отправился с ними к мосту. Там они проучили раз и навсегда рыжего и его компанию. Один из них попытался убежать через дорогу и попал под машину. Моряки рассказали Алексею про все места, где нужно держать ушки на макушке. Позже Алексей стал ходить по Стамбулу спокойно, не обращая ни на кого внимания, по самым опасным местам, имея в кармане два или три доллара. Бандиты не могли к нему подступиться. Он никогда не оглядывался, кто бы за ним не шел, кто бы ни обращал на него внимания. Шел спокойно, читая Иисусову молитву про себя. Зная о том, что если кто к нему решит подступиться, то у недруга ничего не получится. Молитва на сто процентов гарантировала ему безопасность. Но не всегда он читал ее. Обычно когда Алексей возвращался с закупленным товаром в порт, везя на тележке тюк, ни один бандит к нему не подходил. Бандиты понимали, что денег у такого челнока нет. А товар отнимать не входило в их правило. Бандитов могли просто арестовать и посадить в тюрьму. Турецкой тюрьмы они боялись как огня. Некоторые из них побывав в турецкой тюрьме, прекращали заниматься своим поганым ремеслом в этой стране. Зато они себя чувствовали, как рыба в воде, на территории России, особенно в Москве. Здесь все свое. Да и с милицией можно уладить дела. Можно заранее договориться о своей неприкосновенности. В Турции такое невозможно. В девяностые годы на улицах Москвы творился беспредел. Да такой беспредел, который ни в Польше, ни в Турции не мог иметь места в таком масштабе. В Польше и в Турции грабили челноков, а в Москве всех подряд. Алексею не раз приходилось уходить от всякого рода уличных мошенников, подбрасывающих ему под ноги пакеты с долларовыми «куклами» и от назойливых «крутильщиков», втягивающих в игру на деньги незадачливых прохожих. У вокзалов и рынков они завлекали зазевавшихся прохожих, окружая их кольцом. Выхода из такого кольца, без применения силы не было. Один из них начинал раскручивать в стакане кубики, втягивая незадачливого прохожего в игру. Сначала давали выиграть определенную сумму денег, а после опустошали все карманы своей жертвы. Алексей однажды столкнулся с такими мошенниками, которые уже окружили сына и хотели втянуть его в игру. С Алексеем был знакомый сына, приехавший из Севастополя. Алексей дерзко посмотрел на зазывалу и приготовился к схватке с бандитом, закричав на него, чтобы он оставил в покое Павла. Так Алексей помог сыну выйти из их окружения. На троих они не стали нападать. А через несколько дней, когда Алексей один проходил мимо входа в метро на радиальную линию Белорусского вокзала, то увидел, как эти же бандиты избивали мужчину. Милиционер, видевший избиение отвернулся, после чего ушел в вестибюль метро. У стации Фили возле железнодорожной платформы, у входа в метро, «крутильщики» опустошили карманы у впавшего в азарт пенсионера. Они его раскрутили на крупную сумму. В Подмосковных поселках и городах бандиты порой поджидали у сбербанков пенсионеров, отнимая у них полученные пенсии, Перед развалом Советского Союза, когда Алексей продавал на Старом Арбате свою книгу стихов, то к нему приставали рэкетиры, требуя, чтобы он платил им дань. Они разговаривали с ним грубо и напористо. Алексей предлагал им свою книгу. Книга им была не нужна. Им нужны были деньги. Нападать на Алексея они не стали, но предупредили, чтобы он на этой улице больше не появлялся. Тираж книги не успел продать. Советский Союз развалился, поэты потеряли свой статус. Оставшуюся часть тиража Алексей частично сжег, а остаток выбросил на помойку, потому что не хотел захламлять коробками книг свою квартиру. Новому поколению поэты стали не нужны, они сами стали «поэтами». Цензура была запрещена. Поток всякого рода подделок под поэзию заполнил эфирное и печатное пространство. Настоящая поэзия утонула в мутных водах ревущей и клокочущей поп культуры. На первый план стали выдвигаться рок певцы и певицы в пляжных костюмчиках. Настоящие писатели и поэты не смогли утвердиться в новом качестве. А поэтому стали искать себе место в иной деятельности. Некоторые известные поэты и писатели подались в политику. Другие, как и Алексей, пытались найти себе место в бизнесе. Некоторые нищенствовали. Одного из таких Алексей знал лично. Парень бомжевал, прося милостыню у храма «Большое вознесение» у Никитских ворот. В ноябре 1998 года ударили сильные морозы, он замерз у паперти храма. Почти все издательства стали зависимы от новых хозяев. Профессоры и другие научные работники стали торговать на рынках. Они не смогли вписаться в новую жизненную реальность. На рынках ими стали руководить предприимчивые выходцы из южных республик. Однажды Алексей, в центре Москвы шел с дипломатом по тротуару, возле которого по дороге на большой скорости проносились легковые машины, Неожиданно для Алексея возле него остановилась иномарка и женщина похожая на цыганку, прилично одетая, распахнув дверь автомобиля, стала просить его разменять крупную денежную купюру, которую она держала в руке. Алексей ответил ей, что у него нет таких денег. Она моментально задала следующий вопрос:

– А в дипломате?

Алексей, поняв провокационный вопрос, дерзко ответил ей, что в дипломате нет денег. После его слов дверь машины захлопнулась, и машина продолжила прерванное движение, на заднем сидении которой сидели двое мужчин цыганской наружности, одетые в дорогие кожаные куртки. Если бы Алексей замешкался с ответом, то дипломат из его руки выхватила бы женщина, а те двое сидевшие на заднем сидении, в случае неудачи, смогли бы подстраховать женщину и отнять у Алексея дипломат. Об этих цыганах, выдающих себя за итальянцев, он был наслышан. На Курском вокзале они промышляли, впаривая людям дешевые кожаные куртки, по, очень, дорогой цене. Они обращались к людям, называя их сеньорами и сеньоритами. Милиционеры не преследовали их за незаконную торговлю на территории вокзала. В вокзале промышляли и другие мошенники. Некоторые из них представлялись людям сотрудниками телевизионного канала «ТВ-6». Когда к Алексею подошел один из таких представителей и предложил ему появиться на экране, Алексей сказал ему, что он телевизора не имеет потому что не желает смотреть на всякую мерзость входящую в его квартиру с экрана этого монстра. Собеседник удивился, а потом сказал, что телевизор только мертвые не смотрят. Алексей дерзко сказал, что лучше быть мертвым, чем смотреть телевизор. После таких слов Алексея молодой человек изменился в лице. Испуганный таким ответом парень быстро отошел от Алексея. Алексей не думая высказал мнение, о котором написано в Святом писании, что лучше быть мертвым для греха и быть рабом Божьим, чем быть свободным для совершения грехов. Такая свобода делает человека рабом греха, можно сказать рабом сатаны.

Глава 6 Прощание славянки

Матросы поднимали трап на борт корабля. «Пассат» уже отшвартовывался и своим ходом начал потихоньку разворачиваться на выход из Севастопольской бухты. На берегу зазвучала музыка. Колонки стерео усилителей, выведенные наружу из здания морского вокзала, грянули марш «Прощание славянки». У Алексея на глазах навернулись слезы. Музыка проникала в самое сердце, тревожа своими звуками ранимую душу Алексея. Душа как бы просыпалась и начинала трепетать, словно воробышек, купающийся в лужице после долгожданного летного дождя. Она торжествовала после долгой спячки при звуках старого военного марша. Алексею очень нравился марш. Слушая его, он вспоминал свою далекую молодость, особенно когда служил солдатом в училище. В свободное от службы время Алексей любил наблюдать из окна учебного корпуса за тренировкой курсантов на плацу. Ему нравилось слушать строевые песни. Одна из песен поразила в самое сердце. Песня исполнялась под звуки марша «Прощание славянки». Музыка и слова марша настолько стали созвучны душе, что в какой-то степени определили его будущую судьбу. Он стал завидовать курсантам. Возникло чувство, равное по своей силе первой юношеской любви – Алексей полюбил музыку. Появилось сильное желание стать курсантом, стать защитником Родины. Романтика, навеянная маршем, настолько увлекла, что он добился своего. Потом пришли будни, а с ними и разочарование. Но, не смотря ни на что, Алексей стал офицером. И этот марш стал как бы определяющий точкой отсчета его будущей жизни. Музыка вдруг резко прекратилась, и Алексей увидел, что корабль развернулся и двинулся вдоль Севастопольской бухты. Справа по борту «Пассат» оставлял Северную сторону Севастополя. Эта часть города именовалась Северной. Главной достопримечательностью для Алексея на Северной стороне была церковь Святого Николая. Взгляд Алексея застыл на строении, расположенном на высокой точке района города. Строение представляло собой как бы огромную надгробную пирамиду, увенчанную не звездочкой, а большим, соразмерным с пирамидой крестом. Так выглядит храм. Алексей мысленно молился, испрашивая помощи в морском путешествии у Святого Николая, который является покровителем моряков и первым помощником в многотрудном морском деле. Помолившись, Алексей перешел на корму и, прислонившись к контейнеру, стал наблюдать, как увеличивается расстояние от причала морского вокзала, расположенного рядом с Графской пристанью и их теплоходом, набирающим ход. Над зданием морского вокзала, на горе, Алексей увидел еще один храм – храм Святого Владимира. В этом храме захоронены адмиралы Русского Флота. Алексей перекрестился, поклонившись, прочитал молитву Кресту Господню, испрашивая тем самым для себя защиты от врагов видимых и невидимых в предстоящем своем дальнем морском путешествии. После этого Алексей переместил взгляд вправо на Артбухту, от нее отчалил паром «Металлист». Алексею не однажды приходилось переходить на этом пароме Севастопольскую бухту. Паром ходит до Северной стороны и обратно. Интересное название «Металлист». Естественно оно давалось судну в прямом смысле и имеет непосредственное отношение к изготовителям металла. В последние же времена советской власти этим названием стали называть представителей части развращенной сатанинской музыкой молодежи. Алексей вспомнил, как будучи дома в Подмосковье, нечаянно встретился в электричке, идущей до Москвы, с таким типом. Молодой человек сел на свободное место, расположенное прямо перед Алексеем. Одет был он довольно-таки странно. Длинные, непричесанные волосы у него спадали на воротник короткой кожаной куртки, облепленной непонятно для чего заклепками и цепями. Лицо молодого человека выглядело очень бледным и не благодатным. Взгляд черных больших глаз не выражал ничего, кроме душевного опустошения и тоски. На всем лице его как бы стояла печать, начертанная самим антихристом. Печать убийцы, пытающего убить свою еще не окрепшую в житейских схватках душу, предоставившего свое тело по своей воле скопищу бесовскому. Алексею в своей работе приходилось часто встречаться с разного рода мошенниками, рэкетирами, а также другими представителями незаконно добывающих свой хлеб молодых людей. Все они носили на своих лицах печати Каина. Этот сидящий напротив Алексея отличался от них оттенком своей печати, присущей для такого рода юных почитателей сатанинского образа жизни. Лицо явно бесноватого человека взирало как бы сквозь Алексея и других пассажиров электрички в сторону дверей вагона. Алексей испугался его взгляда. Ему вспомнился крик бесноватой девушки, который он услышал в Киево-Печерской Лавре во время одного из молебнов у открытой раки с мощами Святого Феофила. Бес, находящийся в этой девушке, вдруг закричал мужским голосом: «Я не выйду! Я не выйду! Я не выйду!». Голос этот звучал скороговоркой, похожей на звук магнитофонной записи, пущенной на большой скорости. Крики усиливались от степени силы звучащих молитвословий. А когда закончился молебен, он увидел девушку сидящею на корточках, она прикрывала свое лицо ладонями. После того как присутствующие приложились к мощам Святого она резко встала, перекрестилась и также резко приложилась к мощам. Сотворив еще одно крестное знамение, девушка моментально скрылась в проходе пещеры. Алексей был поражен. Такого ему не приходилось видеть никогда. Так Алексей от чуда к чуду стал потихоньку обретать веру. Почитатель тяжелого рока, пронзив своим взглядом пассажиров, достал из-за пазухи плеер с наушниками. Алексей понял его намерение, начал мысленно читать молитву, наблюдая при этом за молодым человеком. Реакция последнего была моментальной. Он быстро спрятал под куртку плеер, и его как ветром сдуло, он устремился в другой вагон, несмотря на то, что в электричке уже не было свободных мест. Алексею стало жалко молодого человека, он ведь по своему недоразумению довел себя до такой степени, что позволил бесам полностью завладеть своим существом. Накануне Алексей прочитал статью в газете. В ней говорилось о том, что музыка имеет возможности как созидательные, так и разрушительные. В обществе, где все дозволено, разрушительные возможности более востребованы представителями бездуховной молодежи. Толпы ряженых юнцов заполняют площади и стадионы. На импровизированных сценах выступают любимые ими рок певцы и певицы. Музыка и голоса доводят до экстаза толпу. Девушки и юноши начинают махать непроизвольно руками в такт музыке, визжать и улюлюкать. Вот где сатана действительно правит бал. Результаты таких концертов для неокрепших юношеских душ бывают очень плачевными. В итоге некоторые из почитателей «металла» становятся бесноватыми, порой заканчивают жизни самоубийством. Вот и этот «металлист» видимо оказался бесноватым, так как сразу отреагировал на мысленную молитву Алексея. В отличие от той бесноватой девушки, уверовавшей в Бога и ведущей постоянную борьбу с поселившимся в ней бесом, молодой человек к Богу не пришел. Он даже не подозревает о том, что его тело стало логовом бесовским. «Металлист» дав гудок, отвлек Алексея от его мыслей. Алексей увидел, что курс парома пересек катер «Пилот», который направился от Графской пристани в сторону «Пассата», чтобы забрать с его борта лоцмана, выводящего корабль Алексея из севастопольской бухты. Теплоход вышел в открытое море. Еще какое-то время, огибая Севастополь с запада на юг, он двигался вдоль берега, на котором находился город. Алексей наблюдал микрорайоны, расположенные вокруг бухт, плавно спускающиеся к морю по склону некрутой возвышенности. Слева, как бы проплывая, оставались бухты: Стрелецкая, Омега, Камышовая, Казачья. Потом береговая черта скрылась от взора Алексея, и он увидел остающиеся перпендикулярно движению их корабля крутые отроги и скалы Фиолента. Алексей мысленно прощался с городом, который как бы вновь его родил во Христе, без которого Алексей, быть может, никогда бы не пришел к вере. «Пути Господни неисповедимы! – подумал Алексей – На все воля Божья!» В Севастополе Алексей заложил фундамент зданию, называемому Верой. Еще только фундамент, а вот здание предстояло еще отстроить. Чтобы построить стены этого здания нужно овладеть ремеслом искуснейшего каменщика. Алексей таковым не являлся, а посему начал строить стены медленно, укладывая кирпичик к кирпичику, не ведая о том, сможет ли он осилить такое. Главное не отступаться, не малодушествовать, а нудить себя к исполнению заповедей Господних. А если не получается, то нужно искренне раскаиваться в грехах своих перед Господом в храме на исповеди. Для того чтобы строить здание своей Веры, необходимы чертежи строительства и знающие наставники. Проще сказать – документация и руководитель строительства. Таковой документацией для верующего человека являются Святое Писание, а также книги Святых угодников Божьих. Наставниками являются священники, те, на коих почивает Дух Святой, данный им при рукоположении в священство. Святой дух, сошедший на апостолов, был передан ими своим приемникам, которые в свою, очередь передавали его из поколения в поколение. Священство, уходящее в расколы и ереси, теряло духа Святого и в их приходах по сей день он отсутствует. А где отсутствует Святой дух, там нет и спасения. Да там и не проповедуется Любовь. У раскольников и еретиков ее заменяет ненависть к православным христианам и простым мирским людям. А Господь наш Иисус Христос заповедал нам любить врагов своих. Некоторые говорят – а как же воины? Христос говорил, что войнам быть! Значит там уже не те враги! Значит там враги другие. Это враги Отечества, а их нужно разить! Так говорят Святые Отцы. Его мысли прервал резкий короткий гудок танкера, движущегося навстречу «Пассату» по правому борту. На какое-то время танкер как бы проглотил солнечный красный шар, лежащий на гладкой, слегка покачивающейся поверхности моря. Потом солнце вдруг вынырнуло из-за бака танкера наполовину и стало перемещаться огненной горкой вдоль палубы судна. Скрывшись за кормовой надстройкой, оно снова появилось на блестящей поверхности воды. «Везет топливо в Севастополь. А может быть, и нет, подумал Алексей, Танкер идет транзитом». Кто его знает. В прошлую зиму котельные в Севастополе работали не плохо, а вот в позапрошлую радиаторы в комнатах нагревались через три дня. Электричество и газ часто отключали. Спать приходилось в одежде. Так вот и зимовали. Постояв еще какое-то время и полюбовавшись закатом, Алексей спустился в каюту. Там Володи не оказалось. Алексей прилег на кровать и, устроившись удобнее, прикрыл ноги пледом. Закрыв глаза, он опять погрузился в воспоминания. Алексей никогда не жалел, что стал офицером. В своей жизни он не мог уйти от пророческого восклицания той акушерки, которая принимала роды в июле 1941 года у его мамы. Женщина подняла младенца вверх с возгласом: «Офицер родился!». Пророчество ее сбылось, Алексей действительно стал офицером. В начале своей офицерской службы Алексей жил в лесном гарнизоне, расположенном в десяти километрах от одного из райцентров Владимирской области. Того райцентра, возле которого трагически оборвалась жизнь первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина. Алексей приехал на место службы в сентябре 1968 года. Величественные сосны и ели окружали плотными рядами небольшой военный городок, выстроенный по одной линии вдоль асфальтированной дороги, ведущей из райцентра в сторону окружной бетонки. По бетонке ходили автобусы до ближайших электричек. Все автобусы останавливались напротив КПП военного городка, тем самым давая возможность в течение трех часов добраться до Москвы. В Москве у Алексея жили родные. Поначалу он навещал их, но после того, как Алексей был допущен к несению боевого дежурства, поездки сократились до минимума. Офицеры, допущенные до несения боевого дежурства, не имели права самовольно выезжать из части. Необходимо было писать рапорт с обоснованием такого выезда. Воинская часть несла боевое дежурство по охране и обороне неба столицы в своем секторе. Один раз в месяц Алексей заступал на боевое дежурство. Он прощался с женой и Павликом и уходил на неделю в боевой расчет на казарменное положение. С Леной и сынишкой Алексей жил в щитовом доме. Командир части выделил для его семьи комнату а две других занимал начальник штаба подразделения с женой и трехлетней дочерью. Капитан был прямым начальником Алексея. Все было хорошо, но Алексею после четырех с половиной лет казарменной жизни захотелось свободы. Когда он поступал в училище, солдаты сослуживцы говорили: «Куда ты лезешь, Алеша?! Ведь попадешь в глухой лес. У офицеров ПВО жизнь проходит мимо, да еще за колючей проволокой». Но Алексей не послушал их. Несмотря на то, что Алексей был признан одним из лучших молодых офицеров подразделения и его портрет появился на доске почета, путь на учебу в командную академию ему был закрыт. Туда принимали только командиров подразделений. Алексей был старшим техником. В обычную инженерную академию офицеров принимали только до двадцати восьми лет, Алексею же, после выпуска из училища, уже было двадцать семь. Посему мечта о получении высшего инженерного образования становилась несбыточной. Он оказался стар. Алексей не мог смирить себя. Будучи старшиной в училище, вкусив все прелести данные ему властью над сослуживцами курсантами, он уже не мог оставаться без таковой в офицерской среде. В своих мечтаниях видел себя полковником. Он не мог представить себе, что кто-нибудь из бывших его подчиненных будет поставлен выше его. Вот что такое гордость и тщеславие. Эти пороки цвели полным цветом в душе Алексея. Когда ему предложили стать секретарем комсомольской организации, он, не смотря на свой неподходящий возраст, согласился. Такой оборот дела его устраивал. С этой должности он мог быстро переориентироваться на замполита, а после уже без особых проблем попасть в Военно-политическую академию. Получив власть над комсомольцами всего подразделения, Алексей с утроенной силой взялся за наведение должного порядка в подчиненной ему комсомольской среде. Замполиту полка понравилось усердие, с которым Алексей относился к выполнению своих уставных обязанностей. Всех нерадивых комсомольцев Алексей вызывал на бюро и устраивал им коллективные разборки. Выговоры с занесением и просто выговоры посыпались на головы несчастных. Солдатам в основном было плевать на выговоры. Они могли просто сдать свои комсомольские билеты, при этом как бы выпасть из поля общественного воспитания. Другой подход к проблеме возникал у молодых офицеров. Им было не безразлично. Им нужно было готовить себя к вступлению в партию. Без партии карьеры не сделаешь. Беспартийный офицер ограничивался должностью не выше капитана. Беспартийных офицеров в армии практически не было. Начальство стало хвалить Алексея. К достижению своей цели он двигался быстро. Освоив новую аппаратуру и отстрелявшись на полигоне на отличную оценку, Алексей занял достойное место среди техников своей группы. Командир группы, капитан, был очень доволен тем, что у него в группе появился еще один специалист. Вот тут-то и обозначилась другая проблема, о которой Алексей не подозревал. Инженерная служба своих подчиненных просто так на сторону не отдает. А если и отдает, то только тех, которые плохо разбираются в доверенной им технике. Политработник из Алексея не получился. Вскоре ему предложили стать начальником вещевого и продовольственного снабжения полка. Алексей понял, что с этой должности он имеет возможность поступить в Командную академию тыла и транспорта. Несмотря на протесты Лены, твердившей ему о том, что можно потерять все что приобрел, служа на боевой технике, Алексей принял решение стать снабженцем. Вот и пришел час расплаты за авантюризм. С этого дня он стал самым гонимым человеком. Все начальники отвернулись от него, а замполит полка стал часто вызвать его к себе в кабинет для разбирательства по поводу жалоб личного состава на плохое питание, на плохую организацию помывки людей в бане, да и на всякие другие недостатки в тыловом обеспечении. Ко всему добавилось еще и то, что Алексей от такой жизни начал выпивать. Выпивать приходилось с председателями колхозов, бригадирами, ну и всякими другими нужными людьми. Жизнь у Алексея превратилась в сплошную пьянку. Один раз в год у него появлялась возможность отдышаться от безумной, изнуряющей его тело и душу тыловой службы. Отпуск! Какая благодать! Получив его, нужно немедленно уезжать за пределы воинской части, потому что если задержаться на какое-то время, то можно его лишиться. Могут отозвать для наведения порядка в службах. За несколько лет такой службы Алексей научился тому, что в первый же день отпуска исчезал из поля зрения начальства. Получив отпуск в июле 1974 года. Алексей решил провести часть отпуска у своих родственников в Махачкале. Купив билет на самолет, Алексей решил прилететь в свой родной Махачкалинский аэропорт в день своего рождения. Ему исполнялось тридцать три года. До службы в армии в Махачкалинском аэропорту Алексей проработал около пяти лет. Начинал разнорабочим, работая на стройке аэровокзала. Работа была тяжелая. Приходилось таскать кирпич и раствор на носилках, обеспечивать работу каменщиков. Зимой на равнине между горами и морем почти постоянно дуют ледяные ветры, от которых на первых порах и спрятаться было негде. Грелись у костров. Аэропорт только начинал строиться, а самолеты уже садились и взлетали. Алексею было очень интересно наблюдать посадки и взлеты этих рукотворных птиц. До своего появления на стройке самолеты он видел только высоко в небе, они казались маленькими, игрушечными. В детстве он очень любил их рисовать, а здесь он увидел их воочию, вблизи. Не думал Алексей, что ему придется когда-либо обслуживать их, да еще летать на них в составе экипажа. От разнорабочего аэропорта он поднялся до авиамеханика по эксплуатации самолета и двигателя. Только в двадцать два года Алексей был призван в ряды Советской Армии солдатом. Это произошло в 1963 году. Попал в город Горький, в батарею обеспечения Горьковского радиотехнического училища, где и прослужил почти два года солдатом. В 1965 году, сдав экстерном, экзамены за одиннадцать классов, поступил в это же училище. В аэропорту Алексей не был одиннадцать лет. Хотелось увидеть родные места, с которыми связаны многие воспоминания. Где прошла юность, которая носила его на крыльях работящего АН-2 по колхозам и совхозам Дагестана и Азербайджана. Все-таки там начиналась его молодость. И вот в тридцать три года, зрелым мужчиной, Алексей спешит вернуться к истокам своей молодости. Молодость – пора греховная для человека, любящего мир, проводящего жизнь в безбожном обществе. Она как пылающий костер, поглощающий своим ненасытным пламенем его, обуянного всякими страстями. Сколько их кипит в этом костре? – целый выводок мерзопакостных змей и змеенышей, шипящих и жалящих. Человек привыкает к их многочисленным укусам. Укусы пока не смертельны, они даже порой приятны своей новизной. Каждая из змей кусает по своему, впрыскивая в несчастного долю своего яда. По мере накопления яда в организме человек теряет образ Божий, данный ему от рождения и становится рабом своих страстей, то есть этих самых змей. Они заставляют его служить себе, доводя несчастного до крайностей. Каждый змей и змееныш олицетворяет собой вселенское зло, во главе которого стоит сам искуситель первых людей, живших в раю, по его лжи, впавших в смертный грех. Этот мерзопакостный клубок поселяется в груди у безбожника, а последний не может избавиться от него до тех пор, пока не снизойдет на него милость Божия. В юности и в дальнейшей жизни Алексей был безбожником. Опьяненный властью, будучи младшим командиром курсантского подразделения, он кипел всякого рода страстями, поначалу доставляющими ему удовольствие. Алексей любил командовать, при этом кричал на подчиненных, иногда без всякой надобности. Очень гордился собой, окружал себя всякого рода льстецами и угодниками, которых всегда выделял из основной массы курсантов. Для наведения уставного порядка в батарее Алексей изощрялся буквально во всем. Бывало, приведя батарею с обеда и дав команду на вход в казарму, встанет с боку и проследит, кто и как входит в помещение. Вытирают ли курсанты подошвы сапог перед входом. Из тех, кто не вытер ноги, Алексей тут же на построении формирует команду по натирке полов, тем самым лишая их положенного послеобеденного отдыха. Жалоб на него не поступало. Люди боялись расправы. Вот какой змей гордыни и власти овладел им. За свое полуторагодичное правление Алексей внушил некоторым такой страх, что они даже после двадцати лет сознавались в боязни его колкого тяжелого взгляда. Это одна из змей, жалящих и приводящих его в гнев, проглядывала своими испепеляющими глазами сквозь его зрачки. За долгие годы Алексей не смог до конца избавится от этой гадины. Кроме этого в груди Алексея свил гнездо целый клубок и другой гадости. Самым большим из этого клубка был змей гордыни, безраздельно властвующий над ним в те далекие времена. Одним из свирепых змеев, властвующих Алексеем, оказался «зеленый змий» – змей пьянства. Когда Алексей стал интендантом, змей, найдя для себя благоприятную почву, начал безудержно расти и жиреть от каждого выпитого Алексеем стакана водки. Поглощая большие порции алкоголя, змей испражнялся, загаживая нутро Алексея, тем самым создавая благоприятные условия для взращивания в душе Алексея и других гадин. Весь выводок, сопутствующих змею гадюк, сосал его душу и, ослабленное водкой, молодое тело. Пришло возмездие. Алексей сильно страдал. Был гоним начальниками, дело шло к увольнению из армии. Ему воздавалось за содеянные грехи в прошлом. Каким-то чудом он еще оставался в армии. Так в пьяном угаре подходил к своему тридцати трехлетию. Находясь на капитанской должности, уже не рассчитывал получить капитанское звание, хотя по срокам вполне мог бы стать капитаном. Звание старшего лейтенанта ему присвоили, как бы авансом, надеясь, что в будущем исправится. Он еще молод и не до конца изучил хозяйственную деятельность. Для того чтобы стать снабженцем, нужны годы кропотливого труда. А он вместо приобретения такового опыта ударился в пьянство. Лена плакала после каждой его пьянки, она требовала от него, чтобы он оставил должность снабженца и попросился на технику. Гордыня Алексея не позволяла ему этого сделать, он упорно продолжал служить на той же должности. Ему было стыдно возвращаться через несколько лет на должность техника. Протрезвившись после очередной пьянки, Алексей всегда каялся перед Леной. Какое-то время после всего наделанного им он не пил, но подходил день, в который он снова брался за наверстывание упущенного. Перерывы между пьянками постепенно сокращались, постепенно Алексей пришел к тому, что их не стало совсем. Таким образом, Алексей стал стремительно приближаться к своему краху. Начальство закрывало глаза на его нетрезвость, видимо только из-за того, что на эту должность не очень-то кто и рвался. Они знали, что снабженцы в своих делах часто прибегают к выпивке и без нее иной раз решить какой-либо важный вопрос не представляется возможным. Алексей пользовался такой привилегией и всегда находил причины, оправдывающие его нетрезвое состояние. Но, все равно при таком раскладе дел Алексея в итоге ожидал полный крах, а он так мечтал об академии. Каждый год писал рапорта, но результат был один – ему отказывали. Отказывали не за пьянки, а за упущения по службе. В конце концов, ему сказали, чтобы он забыл об этом желании навсегда и больше не подавал никогда рапортов. Это был последний удар по его надеждам на изменение своего бедственного положения в пьяной монотонной жизни. Алексей с горя еще больше принялся за выпивку. Крах приближался быстро и неотвратимо, только чудо могло спасти Алексея от пьянства.

Глава 7 Знамение

Лежа на койке, Алексей задремал, а когда очнулся, то увидел, что Володя сидит на диване и пьет пиво.

– А…. Алексей Иванович! Вы проснулись. Я не стал вас будить. Вы так сладко спали, что даже проспали ужин – сказал Володя. Ничего страшного, можно сходить и сейчас, Томочка вас накормит.

– Володенька, да я не голоден. Может, за компанию попозже сообразим чайку. Мне и этого достаточно. Люблю чай.

– Значит, от водочки вы отказались раз и навсегда? Володя убрал со стола водку.

– Вот и все. Вопрос исчерпан. Водку мы не пьем. Я понял, что ты не будешь настаивать на том, чтобы мы взбодрились этим напитком – сказал Алексей.

– Да, Алексей Иванович. Вы будете пить чай, а я буду пить пиво. Вы ведь мне обещали рассказать о том, как вы избавились от алкогольной зависимости. Да еще и чудесным образом. Вам якобы помогла Пресвятая Богородица.

– Володя! «Чудес не бывает!» – Внушали мне последователи марксизма-ленинизма. И я верил в это искренне. В душе я себя считал активным строителем коммунизма, правда сожалел о том, что жить мне при таковом не придется, а посему и пил горькую до исступления. Я ведь был офицером снабженцем – интендантом. Одно словно интендант говорит о многом. Нашего брата в армии недолюбливают. В душе я себя всегда считал хорошим, как я уже говорил, активным строителем коммунизма. Я был и верующим коммунистом, так сказать верил в идею до исступления. Но такое со мной длилось недолго, ровно до тех пор, как я, претерпев гонения по службе, понял, что призрачная мечта о коммунизме есть не что иное, как блеф. Подтверждением стало то, что окружающие меня коммунисты, а что страшнее всего – политработники, жили двойной жизнью. Почти никто из них не верил в это светлое будущее. Все хотели жить сейчас, а не потом. Тем более, если «потом» не наступит. Змеи махрового лицемерия обвили нас тогда до самого горла. Когда я это понял, то еще одна катастрофа, кроме пьянства, постигла меня. Я потерял ту веру, которую имел, раз и навсегда. Мне уже было не страшно положить замполиту на стол свой партийный билет. Веры уже не было, а билет остался у меня, замполит его не взял. Таким образом, я тоже перешел в разряд лицемеров. Почему я таким стал? Да потому, что не вышел из партии, а продолжал жить с ней, как с нелюбимой женщиной. Ладно бы я не проявлял ложных признаний в любви к ней, а то ведь стал с усердием в этой любви признаваться на каждом шагу. Дошел до того, что написал стихотворение о партийном билете, который мне так дорог, что я храню его у самого своего сердца, при этом и другим советовал его так хранить. Но ведь это было лицемерие. Змей тщеславия понудил меня к таким строкам моего стихотворения. Мне нужно было тогда печататься. А насчет моих пьянок, от которых меня отвел Господь, я тебе расскажу следующее. Летом в день своего тридцати трехлетия, получив отпуск, решил слетать на родину в Махачкалу. Перед вылетом я заночевал в Москве у моей двоюродной сестры Екатерины. В этот вечер я выпил с ее мужем. Мы распили бутылку водки. Попили пивка. Утром я водку не пил, выпил пива. Позавтракав, вызвал к подъезду такси. Когда мы с водителем выехали за город, моему взору открылась красивая панорама ближнего Подмосковья. Я ощутил себя свободным человеком. Я ехал туда, где меня должен принять словно эстафету, дожидающийся моей персоны самолет, который поднимет меня высоко в небо и со скоростью понесет на родину. Все мысли сконцентрировались на предстоящем прилете в Махачкалу. Мне было хорошо. Погода была ясная. Как говорят пилоты: «Миллион на миллион!». По небу плыли стайками серебристые облака. Я от удовольствия прикрыл глаза и представил себя уже на пляже. Если самолет прилетит вовремя, то уже сегодня попаду на пляж. Как хорошо! Машина шла по открытой местности. Слева виднелись кварталы новостроек Люберец, а справа стелилась равнина с колхозными полями. Открыв глаза, я перед собой увидел расколовшееся небо. В секторе обзора лобового стекла машины возник огромный храм неописуемой красоты. Он переливался всеми цветами радуги. Я был поражен увиденным и обратился к водителю, спрашивая его о том, что видит ли он видение на небе. Водитель с подозрением взглянул на меня и сказал, что ничего необычного не видит. Я понял, что он принял меня за ненормального. Видение не исчезло, оно продолжало быть. Я, перепугавшись, боялся смотреть перед собой и решил посмотреть налево. Там я увидел серебристое облако, которое вдруг преобразилось в белоснежные волосы девушки неописуемой красоты, которая, пронзив меня внимательным взглядом, повернулась и стала видна в профиль. В этом состоянии она застыла. Я видел только ее лицо и шею. Таких красавиц в своей жизни я никогда не встречал. Опешив, я еще больше перепугался. На весь экран лобового стекла сиял нерукотворный храм, который продолжал переливаться всевозможными небесными красками. Я отвернул лицо в правую сторону и здесь я увидел уже другое облако, которое также развернулось, и лицо той же красавицы появилось в небе. Перепугавшись, я опустил глаза и подумал, что все это скоро исчезнет, если я не буду смотреть на небо. Мы приближались к аэропорту. Ничего не исчезло! Когда водитель подвез меня к аэровокзалу, я, рассчитавшись с ним, схватил свой чемоданчик, стремглав выскочил из машины и поспешил в ресторан. Там сев за столик, заказал водки. Выпив залпом «два по сто» я успокоился. В ресторане никаких видений не было. Покушав и выпив еще пива, я направился на регистрацию. Была объявлена посадка. Оказавшись в самолете, я захмелел. В воздухе взглянул в иллюминатор и обнаружил опять сопровождающую меня ту же красавицу. Лицо ее так же, как и в тех случаях развернулось в профиль. Так она сопровождала меня в течение всего полета. После нашего приземления в Махачкалинском аэропорту она исчезла. В ночь я увидел сон, в котором мне был опять показан тот же храм, вокруг него я летал, как спутник по орбите. После чудесного видения жизнь моя начала потихоньку изменяться в лучшую сторону. Что-то произошло во мне, мне не ведомое. Я стал ловить себя на том, что порой, наливая в стакан водку, думаю при этом, что лучше бы не водка лилась в стакан, а минеральная вода. Несмотря на такие мысли, я все равно выпивал содержимое стакана до дна. Пил с неохотой, но пил. Тогда как прежде я жаждал и трясущимися руками подносил ко рту бесовской напиток, боясь разлить хотя бы каплю этой мерзости. Перелом в моей жизни наметился вскоре после увиденного мной чудесного небесного явления. Однажды, во время очередной пьянки, мне приснился цветной сон. Будто я спускаюсь к морю по лестнице Махачкалинского пляжа. Гляжу, а весь пляж заполнен бесами. Мне сначала показалось, что собрались там кавказцы, но когда я присмотрелся, то увидел совсем иное. Внешне они были похожи на кавказцев, а их бесовскую суть можно было определить тем, что у них в густых курчавых волосах виднелись небольшие рога. Я понял, что сошел в ад. Потом картина изменилась, и я оказался в темной глухой комнате, один на один с бесом, который стал мне подавать огромную бутыль, наполненную на две трети вином. Я от него отмахнулся, сказав при этом, чтобы он отошел от меня. Враг подступался ко мне, пытаясь отдать мне бутыль, но я обеими руками отталкивался от него. В итоге у него ничего не получилось, я ее не взял. Что это за сон? Что это за бутыль? Не та, ли из которой третью часть я уже выпил? Видимо мне предстояло выпить ее до дна, но я отказался от нее в моей последующей жизни. Две трети не выпил я до скончания дней моих? Слава Богу за все! Что кошмар кончился. Господь чудесным образом исцелил меня. Мне было достаточно одного укола, сделанного моей двоюродной сестрой Катей, когда я уже считал себя покойником. Дело дошло до того, что я вызвал телеграммой из отпуска Лену с сынишкой, чтобы проститься с ними. Я знал, что умру, потому что все шло к этому. В ту ночь у меня была сильная бессонница, и начались слуховые галлюцинации. Я не находил себе места, мне казалось, что кто-то поет на улице, как будто какая пьяная компания устроилась под окнами Катиной квартиры и устроила импровизированный концерт. Я даже возмутился такой наглости и с раздражением закричал: «Да заткните им глотки!». Было два часа ночи. В квартире все спали и мой голос никого не разбудил. Когда я подошел к окну и открыл его, то во дворе я никого не увидел. Голоса усиливались. Я понял, что со мной произошла страшная вещь, доселе мне незнакомая. Бесы на все голоса пели в моей голове пьяные застольные песни, и когда репертуар их заканчивался, раздавался щелчок, после которого сразу же начинало все повторяться. Как будто песни были записаны на кассету магнитофона. Откуда все это? – думал я. Несколько дней и ночей я не спал и все время в моей голове пели песни. Причиной всему стала большая пьянка, которая длилась несколько дней. Во время пьянки я плохо спал и в связи с этим зашел в санчасть и попросил у медсестры таблеток. Она насыпала мне в кулечек много таблеток и объяснила, как их принимать. К вечеру я опять напился и решил принять лекарства перед сном. Не соображая, я высыпал все таблетки на ладонь и одним махом все проглотил, подумав при этом, что это поможет мне быстрее заснуть. Я мог заснуть навсегда, но Господь отвел от меня в тот день мою смерть. И когда я проснулся, то понял, что могло со мной случиться. Меня могли причислить к самоубийцам. На самом же деле я не желал такого, а посему и остался жив. Утром мне было очень плохо, и я пошел в лазарет. Военврач поместил меня в палату и приписал снотворное. Приняв несколько доз снотворного, я все равно не смог заснуть. Дело дошло до того, что мне стали вводить снотворное внутривенно. И это не дало эффекта. Когда пришел врач, я притворился спящим. На, утро же, выйдя из лазарета, я уехал к Кате. Я надеялся, что за выходные приду в норму. Но, как видишь Володя, только усугубил свое положение. Дома, может быть, и оклемался, но Катя меня попросила съездить в Люблино на кладбище, чтобы я покрасил оградку на могиле нашей бабушки. В этот день стояла сильная жара. Приехав на кладбище, я сильно расстроился. На могилке я посадил цветочки, при этом слезы не сходили с моих глаз. Я плакал, вспоминая бабушку и всю свою непутевую жизнь. Покрасив оградку и надышавшись вдоволь краски, я поехал к Кате. Дома у нее выпил вина и лег спать. Я заснул, но вскоре меня разбудили дети, она стали играть в той комнате, в которой я спал. После заснуть я уже не смог. Со мной произошло то, о чем я тебе рассказывал. Я слышал пение пьяной компании, оно постоянно повторялось. Не было ни минуты покоя. В последующие дни это пение я смог прервать только на несколько минут, приняв лекарство, купленное мне Катей. Я уже готовился к смерти и меня она уже не пугала. Я чувствовал, как болят мышцы моего сердца, боль была очень ощутимой. Я знал, что умру, а поэтому дал телеграмму в Горький Леночке, чтобы она приехала с моим сыночком проститься со мной. Вот так, Володя, приходит смерть. Но Господь не дал мне смерти. Катя, в ночь перед приездом Лены, сделала мне укол. Ввела двойную дозу какого-то лекарства, по ее словам я мог не проснуться. Она врач. С большим риском решила, таким образом, мне помочь. И я уснул. А Катя всю ночь не спала, постоянно подходила ко мне и проверяла пульс. Утром я проснулся и уже не ощущал того болезненного состояния. Голоса исчезли из моей головы. Впервые за несколько дней я ощутил тишину. Леночка приехала одна и была очень удивлена моим непонятным для нее поведением.

– Да, Алексей Иванович! Вы так много рассказали мне, что я даже не знаю, как все это можно понимать. Я ведь не вижу никакой связи между вашим рассказом и тем, что вас отвела от вина Богородица. Анализируя рассказ, я пришел к однозначному выводу, что спасительницей была не Богородица, а просто-напросто сестра ваша Катя.

– Эх, Володя! Не умеют современные люди осмыслить, что такое воля Божья, что такое промысел Божий. Ведь говорится в Святом писании, что даже волосы на голове у каждого сочтены, и что не один волос не упадет с головы без воли Божьей. То, что со мной произошло, было попущено мне Господом для моего вразумления. А насчет Богородицы я тебе еще кое-что расскажу. Тогда ты, может быть, и согласишься со мною. Ведь после всего я опять употреблял спиртное. Меня хватило на полгода. На Новый год я напился шампанского. Находясь в санатории две недели, не просыхал.

– Я понимаю, Алексей Иванович, вы человек верующий и все, что происходит с вами, увязывается с вашей верой. По поводу видений на дороге и в самолете, я вам скажу однозначно, что просто галлюцинации вы приняла за какие-то знамения Божьи. Медицине уже давно известно, что люди, находящиеся в запоях, порой видят галлюцинации. Они бывают разными. Галлюцинации это плод воспаленного алкоголем человеческого сознания. У нормальных людей таких видений не бывает.

– Нет, Володя, я с тобой не согласен. Ты все принимаешь примитивно, упрощенно. Сказала наука галлюцинации – значит галлюцинации! И не больше, не меньше. Наука объясняет их плодом воспаленного ума, якобы подающего импульсы на зрительные нервы, которые и воспроизводят эти картинки. А как же тогда то, что человек, закрывая глаза или же отводя их в сторону, прекращает видеть эти картинки. В моем случае я видел храм только в секторе лобового стекла автомобиля, а слева я видел совсем иное изображение. Значит, я видел объект там, где он находился по своему месторасположению. В другом месте его не было, были другие подвижные объекты. Это, одно лицо красавицы, только с изменяющимися, в зависимости от облаков, видимым размером ее волос. Ты зря, Володя, уповаешь на науку. Наука ведь тоже бывает разная. Нет единогласия в этом вопросе. Хочешь Володя, я тебе прочитаю выдержку из газеты по этому поводу.

– Давайте, Алексей Иванович, я с удовольствием послушаю.

Алексей достал сумку и вытащил из нее папку, из которой извлек ксерокопию газетной полосы и, помолчав, сказал:

– Володенька, я тебе статеечку одну прочитаю? Ксерокопия из газеты «Не может быть». Еще на заре, так называемой перестройки, я с жадностью набрасывался на такие публикации. Выписывал разные брошюры. В них с материалистической точки зрения обосновывались явления мистические. Верил публикациям. Верил, что существуют инопланетяне. Верил в теорию «большого взрыва», что якобы вся вселенная его продукт. Что она то разжимается, то сжимается в одну точку. Так добрался и до этой статьи. Она легла на душу, а главное, что в ней не было выдумки, а все излагалось с научной точки зрения. Оказывается, наряду с всякими, так сказать физическими явлениями, типа радиация, электромагнитные волны и тому подобное, есть еще так называемые хрональные и метрические явления. От величины хронала зависит скорость течения времени. Если величина хронала достигает максимума, то темп процессов, происходящих в единицу времени максимален. В начале жизни хронал Земли был огромен, а скорость течения времени была мизерной. Поэтому за один день на Земле происходили процессы равные миллионам лет. А сейчас, когда планета утратила высокий хрональный потенциал, из-за своего старения, то количество процессов, происходящих на Земле за один день, уменьшилось в миллион раз. Таким образом, на основании рассуждений и точных подсчетов можно сделать вывод, что наша планета существует около 7500 лет. Метод определения возраста планеты должен обязательно учитывать величины первоначального и сегодняшнего хроналов Земли. Я не хочу вникать в подсчеты и всякие замеры, пусть их делают те, кто считает себя современными учеными. Только скажу одно, что хрональное явление определяет скорость всех биологических, физических, химических и механических и прочих процессов. Поэтому современный метод определения возраста планеты является неправильным.

– Да что-то мне не верится, Алексей Иванович, чтобы все обстояло именно так. Такое мнение легко могут опровергнуть другие ученые. Сегодня нигде официально я не слышал о хронале, – сказал Володя.

– Вот послушай, что я тебе прочитаю, – Алексей достал из сумки папку, и найдя в ней нужный ему листок, продолжил: «Ученый мир сегодня повернулся к проблеме вечности с других нематериалистических позиций. Так, член-корреспондент, Академии Наук Белоруссии Альберт Вейник, в своей статье «Любовь и бесы», опубликованной в № 9 газеты «Не может быть» пишет следующее: «…Помогло недавнее открытие Ивана Панина, строго математически установившего, что вплоть до последней йоты все канонические тексты Библии – это Слово Божие, следовательно, абсолютно достоверны. Их расшифровка позволила мне обнаружить неизвестные ранее, хрональные [от греческого хронос – время) и метрические [от греческого метрон – мера), размер, явления и вещества. Хрональное явление определяет темп всех процессов в любом теле. Как температура выключенного утюга постепенно падает, так и этот темп со временем снижается. Например, в седой древности на Земле темп был таким высоким, что за один наш день там успевали произойти процессы на миллионы теперешних лет. У живых объектов темп тоже зависит от возраста. Например, новорожденный поглощает кислорода в несколько раз больше, чем взрослый. В детстве, кажется, что дни тянутся очень медленно, а у стариков недели мелькают так же быстро, как прежде листки календаря. В свою очередь, метрические явления определяет размер и массу объектов. Хрональные и метрические явления распахнули дверь в совершенно новый, неизведанный ранее наукой внехронально-внеметрический сверхтонкий мир. Без хронального вещества тело существует вне времени, вечно. А без метрического – не имеет размеров и массы, то есть невидимо. В Библии соответствующие объекты именуются духами. Оказалось, что рядом с нами и внутри нас живут многочисленные духи. Причем невидимый сверхтонкий мир заселен ими значительно плотнее, чем видимый нами хронально-метрический. Поэтому на каждого из нас приходится много духов разного рода, включая и домового. Некоторые бабки даже считают, что без него, как без тараканов, дом не дом. Так наука вернула наконец из небытия то, что существовало и существует в течение тысячелетий. При этом измерения показывают, что есть два типа духов: добра и зла. Первые излучают положительные микрочастицы хрононы, а вторые– отрицательные. Последние ответственны за все аномальные явления (АЯ), к которым относятся НЛО, полтергейст, контактерство, телекинез, левитация, лозоходство, каббализм, колдовство, астрология, все виды йоги, все восточные культы, гадания, парацелительство, привораживание и т. п.». Так ученый показывает связь нашего и потустороннего миров. Время отсутствует, тело становится невидимым. Оно есть дух.

– Вот так, Володенька! Много духов, включая и домового! – сказал Алексей и вопрошающе посмотрел на соседа. Не я ведь это выдумываю, это доказывает наука. А науке в нашем обществе принято верить. Значит наука сегодня доказала существование, как они выражаются, параллельного мира, в котором обитают разные духи. Изгоняя из рая первых людей, Господь лишил их зрения, поэтому мы не можем видеть всего того, что нас окружает. У нас осталась только частичка зрения для того, чтобы видеть только материальный мир. Если бы Господь оставил нам полное зрение, то мы бы не смогли прожить и минуты из-за страха перед окружающими нас темными духами. Они до того страшны, что при виде их человеческое сердце лопнуло бы от страха. Душевнобольные порой видят этих чудищ, но не в такой мере, чтобы сразу умереть от разрыва сердца. Умирают некоторые из них при помощи самоубийства. То, что и требуется злым духам, для полного овладения душой решившегося на такую смерть человека. Сейчас пришло такое время, когда вся нечисть выходит наружу и становится видимой для нашего зрения. Этому дает возможность всякая безнравственная литература, пресса, телевидение, кино. Бесы руками художников создают себе подобных персонажей. Так в нашей жизни происходит как бы привыкание к дракончикам, гоблинам, телепузикам, покемончикам и т. п. Так вот, Володенька, потусторонний мир существует, и мы не можем его отрицать только из-за того, что мы его не видим.

– Да, Алексей Иванович! Интересная статейка. Все по– своему с ума сходят. Чего только не доказывают, лишь бы иметь на этом деньги. Все равно я этому не поверю! Чушь собачья!

– Ладно, дорогой. Как говорится: «Утро вечера мудренее!» Пора и нам на покой. Ты устраивайся, если желаешь, ко сну, а я поднимусь наверх, подышу перед сном свежим воздухом.

– Да вы не обижайтесь, Алексей Иванович. Я не со злобы так с вами разговаривал. Может вы в чем-то и правы. Я еще молод и многого недопонимаю. Простите меня, пожалуйста.

Глава 8 Закопанный талант

Когда Алексей вернулся в каюту Володя сидел на диване и рассматривал журнал. Отложив его и взглянув на вошедшего Алексея, сказал, указав в сторону стола рукой:

– Алексей Иванович, я пью пиво, а вы налегаете на минеральную воду и не спрашивайте у меня разрешения. Это вода покупалась для непьющего соседа.

– Вот водички то я попью с удовольствием. Спасибо тебе, Володя. Я торопился и совсем забыл купить в дорогу воды. Алексей встал и, подойдя к столу, налил в стакан минеральной воды, после чего взглянув на Володю, выпил воду. Вернувшись на прежнее место, продолжил.

– Ты знаешь евангельскую притчу о талантах?

Володя, смутившись неожиданно поставленным вопросом, сказал.

– Откуда же я могу все такое знать, когда я и в руках не держал Святого писания. Мне сейчас и без него хорошо. Зачем утруждать себя излишними знаниями, которые обязывают к воздержанной жизни. Я хочу жить просто и беспроблемно.

– Да конечно, Володенька, ведь если человек мало знает, то с него и спрос мал. Но ведь по твоему уровню развития ты должен многое знать. Тебе Господь дал способности к применению знаний на практике. Как у нас таких людей называют?

– Способными.

– Вот именно, способными. Можно сказать талантливыми. А ты знаешь, откуда взялось слово талант?

– Но ведь вы же сами только что сказали о евангельской притче, о талантах. Значит слово взято из Евангелия.

– Да, миленький ты мой, из Евангелия. Талант в прямом смысле является монетой. То есть таланты являются деньгами, которые мы получили от нашего Господа для того, чтобы их вложить в самое доходное дело, которое принесло бы нам прибыль. И с прибылью мы должны предстать перед нашим Господом и дать ему отчет за пользование Его деньгами.

– Вот я и тружусь, как пчелка, организовываю работу, чтобы получить как можно больше прибыли. У меня есть деньги, я живу в достатке. Имею дачу – настоящую дачу на берегу моря, не просто коттедж, а небольшой трехэтажный замок. Я был женат. Я имел красавицу жену, но она стала изменять мне и мы с ней расстались. Сейчас у меня много подружек и жизнь моя проходит довольно-таки весело. Я устраиваю мини-дискотеки на своей даче. У меня там, в подвале, оборудован огромный холл для танцев. Здесь же в баре я всегда имею лучшие крымские вина. Жизнь прекрасна! Вот так я использую свои таланты. Ем, пью и веселюсь. А что еще нужно человеку в нашей скоротечной жизни? Нужно поторопиться и получить от нее все и с прибылью!

– А какую ты прибыль хочешь получить и для чего она тебе тогда, когда тебя не станет? У тебя ведь нет семьи, наследства некому будет оставить. С женой ты в разводе, детей у тебя нет. Подарить своим подружкам? Да к тому времени твои подружки сами к смерти будут готовиться. Конечно, за деньги можно будет многое себе приобрести, и новых молодых подружек тоже. Но ведь они не утешат тебя. Богатство, нажитое тобой, даст возможность тебя похоронить со всеми почестями. А что с того, что тебя похоронят достойно. Ведь по смерти тела твоя душа не умрет, а предстанет пред тем Господином, который давал тебе таланты. И он истребует с тебя отчет, а у тебя с собой ничего не окажется. Как ты сможешь перед ним отчитаться. Значит, ты услышишь грозный голос Владыки, после которого Его слуги тебя выбросят во тьму внешнею, где будет вечный плач и скрежет зубов. Вот и подумай, правильно ли ты поступаешь, ведя такой образ жизни. Алексей взглянул на соседа по каюте, словно ножом по сердцу полоснул несчастного. Володя от его взгляда съежился, как бывало в армии, когда злой сержант останавливал на нем свой взор, выбирая объект для очередного издевательства.

Потом опомнился, почувствовав абсурдность своего испуга, и с напыщенным видом резко сказал:

– Плевать мне на все! Я не верю в ваши бредни! Главное мне сейчас хорошо, а когда придет время, тогда, может быть я еще больше вашего, уверую в Бога. Сейчас я не могу в него верить, потому что я его никогда не видел. А раз я его не видел, то Его и нет!

– Володя, а ты видел ли когда-нибудь электромагнитные волны или радиоактивность, от которой пострадали тысячи людей после Чернобыльской аварии. Тоже не видел, но результаты аварии ты знаешь, они очень плачевны. Ты ведь не можешь сказать, что радиоактивности как таковой нет, потому что ты ее не видел. Значит радиоактивность, которую ты не видел, ты признаешь, а вот Бога, которого ты не видел, знать не хочешь. Почему так?

– Алексей Иванович! Да наши люди совершенно не знают таких вещей, о которых вы мне сейчас говорите. Мы ведь семьдесят с лишним лет жили в атеистическом обществе. В основном своем вся наша интеллигенция и наш народ совершенно не знают Бога. Они, может быть, через такое обретают первоначальные ростки веры. Веры еще не истиной, как вы говорите, а веры в ложные истины и в этом может быть их прогресс. Они еще только подступаются к принятию таких понятий, как Бог и дьявол.

– Нет, Володя, ты не прав. После апреля 1985 года прошло уже много времени, и основная масса людей приняла те учения, которые легли им на душу. Выбор уже произошел. Люди выбрали то, что им нужно. Верующие в Господа регулярно посещают храмы, стремятся жить по заповедям Господним, а если грешат, то торопятся к исповеди, чтобы принести покаяние свое, Самому Господу Иисусу Христу. Они регулярно принимают Святое причастие.

– А потом опять грешат? Я знаю некоторых, исправно посещающих храм, но никак не блещущих своей святостью. Многие из моих знакомых, которые не ходят в церковь меньше делают грехов, нежели так называемые верующие.

– На земле нет безгрешных людей. Просто этим верующим попускается Господом дьявольское нападение. Для того чтобы такой человек мог вести бой с нападками дьявола. Вот и вступает верующий человек в борьбу с врагом рода человеческого. Зачастую человек в этой борьбе проигрывает. Так создается видимость того, что верующие грешат больше неверующих. Неверующий в Бога человек врагу не нужен, потому что он знает, что душа такого человека и так принадлежит ему. Вот когда неверующий человек вздумает пойти в храм и уверовать в Бога, то тогда враг попытается наброситься на него, но и в этом случае человеку на защиту придет Господь. Он попускает искушения человеку только по его силам. Поэтому бесы имеют большие ограничения при подступе к верующим людям. Над неверующими людьми они имеют большую власть, а поэтому и делают, с ними, чего пожелают, в пределах допускаемого.

– Алексей Иванович, вы сказали, что неверующих людей не трогают бесы, и что они живут себе преспокойненько.

– Нет! Милый ты мой. Я сказал только по поводу, относящемуся к отдельным категориям людей, с виду спокойных и добропорядочных, живущих по правилам, установленным в данном обществе. Большая же масса неверующих людей имеют целый букет разных отвратительнейших пороков, подаренных им бесами за их неверие в Бога. Посмотри, миленький ты мой, как узаконили в нашем обществе разврат. Одного этого достаточно, чтобы сказать, что мы начинаем подходить к последним временам нашего мира. Такого, что твориться у нас сейчас никогда на русской земле не было. Весь интим вышел наружу. Появились всякие общества сексуальных меньшинств. Все такое в меньшей степени и раньше существовало, но ведь сей грех не являлся предметом национальной гордости. А сейчас на первых полосах газет зачастую красуются голые всеми уважаемые актеры и актрисы. Телевизор стал пророком антихристианской идеологии. Его вполне можно назвать зверем, терзающим и грызущим наши зараженные неверием души. А ты посмотри, во что превратилась речь неверующих людей. Сплошной мат! Мама с сынишкой или доченькой общается матом. Что это такое? Не бесовская ли напасть на неверующих людей? Да, Володенька, люди стали злоречивы, а это один из признаков конца мира. Вот так сатана подготавливает почву для прихода к власти антихриста.

– Все может быть и так. Но ведь жизнь одна с моей точки зрения, почему же я не должен иметь те удовольствия, которые меня очень влекут. Почему я должен отказываться от красивых девушек, они ведь сами хотят иметь дело со мною. Я думаю, это вполне приемлемо.

– Володя! Я не стану тебя разубеждать. Скажу только одно, что блуд является тяжким грехом и что блудники Царства Небесного не наследуют. Сам подумай, что от этого греха появляются незаконнорожденные дети, а то и хуже. Этот грех приводит к детоубийству. Женщины убивают своих детей, еще не родив их.

– Я не думаю, Алексей Иванович, что это является большой проблемой. Эта проблема тех женщин, которые липнут ко мне, зная о том, что я богат, в надежде завладеть тем, что я имею.

– Меня это не касается! А то может случиться так, что я стану тебе судьей, а это значит вознести себя выше самого Бога. Может ли христианин позволить себе такое? Нет! В таких рассуждениях я могу прийти к осуждениям. Давай лучше Володенька, поговорим о другом. О том, о чем с самого начала я хотел с тобой поговорить. Может после моих рассказов о том, что происходило со мной и продолжает происходить, ты всерьез задумаешься над своей жизнью.

– Давайте, рассказывайте свои сны. Вы ведь сами подтвердили, что снам верить нельзя.

– Да! Я и сейчас скажу, что все сны от сатаны, за исключением тех, которые служат для назидания и укрепления веры в Бога. Тех снов, которые заставляют человека торопиться в храм, чтобы помолиться за усопших своих родителей, друзей и знакомых. Но нужно запомнить следующее в этих случаях, что за некрещеных и за самоубийц церковь не молится. Нельзя о них молиться в храме. Некрещеные не являются христианами. У них нет Спасителя, а посему они идут после смерти тела туда, куда шли все люди до прихода к нам Спасителя – Господа нашего Иисуса Христа. У язычников царство мертвых называлось царством царя Аида. До крестной смерти Христа в ад шли, как праведники, так и грешники. Но там они находились в разных пределах. Своей телесной смертью на кресте Бог сошел в ад для освобождения всех праведников. Своим вознесением он освободил всех праведников, вознеся их в небо в Царствие Небесное. С этого момента ад стал прибежищем неверующих в Господа Иисуса Христа, а также всех грешников. Души этих людей находятся там, как бы в предварительном заключении. Они все ждут Страшного Суда. На этом суде будет окончательно решена их проблема. Грешников по молитвам христиан Господь милует.

– А как же он их может миловать, если они грешники? Они ведь при жизни, наверное, много согрешили. Я слышал, что человек должен каяться только тогда, когда он живет на Земле.

– Да, ты прав Володенька, так оно и есть. Но Господь может помиловать грешника и за гробом, если за этого грешника молится другой человек, еще живущий на Земле, если за человека молится церковь Христова. В зависимости от усердия в молитвах об усопших, изменяется к лучшему положение тех, о ком молятся. Но, ведь, не все люди сегодня ходят в церковь. И дома они не молятся Богу. Поэтому люди, попавшие в ад, не имеют никакой надежды на свое спасение. Все они ждут с нетерпением Страшного Суда и надеются на милость Божию. Но согласись со мной, ожидание на Земле тоже своего рода мука, а загробное ожидание – это такая мука, которая несравнима ни по каким пределам с земным ожиданием.

– Из ваших разговоров, Алексей Иванович, я понял, что на Земле нет безгрешных людей. Но люди бывают верующие и неверующие. Отличие одних от других в том, что первые спешат в храм, чтобы там помолиться и покаяться в содеянных грехах. А другие наоборот считают себя имеющими право на совершение грехов, а порой даже грехами гордятся, хвастаясь о них в компаниях при встречах со своими друзьями.

– Вот видишь, Володенька, какой я дотошный человек. Люблю пофилософствовать, порассуждать. А в молодости меня это мало интересовало.

– Алексей Иванович, но ведь я еще молод и мне, не понять до конца ваших пространных доводов. Я живу своими понятиями. Я твердо уверен в том, что и вы в молодости так же относились ко всему, как и я сейчас. Ничем не отличались от сотен своих сверстников.

– Да, Володя, ты прав! Я в своей жизни достиг своего дна и даже зарылся глубже. А сейчас страдаю от того, что неправильно жил.

– А почему вы считаете, что неправильно прожили свою жизнь?

– Да потому, что наделал такого, чего и вспоминать не хочется. А вспоминать нужно. В пьяном виде всякое бывало. Пьяный туман скрывает даже контуры тех грехов, в которых надо было покаяться. Хорошо если тебе кто-то рассказал вовремя о сделанной тобой мерзости. Тогда легче вспомнить и раскаяться. Пьяный человек полностью попадает во власть бесам. А им ведь очень выгодно это. Они его приводят к тяжким грехам и тут же вычеркивают из памяти все содеянное им. Они это делают для того, чтобы пьяница не знал о своих грехах. Как бы страхуют свое мерзкое богатство, хранящееся в их хартиях на этого человека. В хартиях бесовских записываются все грехи, сделанные человеком за всю его жизнь. Эти хартии они показывают ангелу хранителю, сопровождающему душу умершего человека на частный суд к Господу. Если человек покаялся о содеянных им грехах, то записи о таких грехах исчезают из бесовских хартий.

– Алексей Иванович! Вы обо всем так подробно рассказываете. Но ведь о таких вещах в нашей научной литературе ничего не написано.

– Милый ты мой! Да неужели безбожники напишут тебе об этом? Такие знания можно почерпнуть в основном в религиозной литературе. Нужно читать книги Святых Отцов нашей церкви, откровения очевидцев чудесных явлений. К одному из таких очевидцев можно причислить и меня. Володенька! Могу с тобой на эту тему и не разговаривать, так как сам страдаю маловерием. Я ведь не настаиваю на том, чтобы ты сразу поверил в Бога. Со мной почти постоянно сжились чудеса, и я их воспринимаю порой как обыденность, и, не смотря, на все продолжаю с большим усердием, любить свою плоть, а дух, который в меня вложил сам Господь остается без должного для него внимания. И это представь, происходит с тем человеком, который на себе испытал Божьи вразумления. Моя вера только чудесами и живет. Не будь их, я бы никогда не стал ходить в церковь. Видишь, как Господь заботится обо мне, подавая для укрепления веры чудесные явления. Главное, Володенька, не отвергай Бога. Не хули его, как это делают некоторые обиженные на него люди. Эти люди ждут благополучия только на Земле. Порой оно им дается, но они все равно ропщут, им кажется мало. Вот, как бы ты поступил, если бы знал, что жизнь человеческая не имеет своего конца? Что она продолжается после земной жизни человека, что от земной жизни зависит благополучие в потустороннем мире, стал бы ты готовить свое благополучие для загробного мира здесь или же оставил бы на потом, зная, что там уже будет поздно?

– Если бы я знал на сто процентов, то конечно бы стал готовиться здесь. Но ведь я не знаю. А вдруг ошибусь, тогда вся жизнь будет изломана. Она пройдет не по моему сценарию, и будет мне горько в конце дней своих, отправляясь в никуда, вспоминать пустое времяпрепровождение.

– Я с тобой не согласен. Твердо знаю, что жизнь идет не по твоему сценарию. Не все желанное тобой исполняется, а больше исполняется то, чего ты не всегда хочешь. Деньги, слава, женщины, а также прочие соблазны мира сего в итоге счастья не приносят. От всего такого одни неприятности. Все равно все будет потеряно. Всему земному придет конец.

– Да, конец! А там будет ли что? Ведь нельзя верить до конца рассказам тех же пациентов Моуди. Все такое может быть тоже плодом воспаленного предсмертного ума, проще сказать галлюцинациями.

– Вот заладил – галлюцинации! Галлюцинации! А я твердо знаю, что не галлюцинации. Я уже говорил, что нужно читать Святых Отцов, там ты найдешь примеры для утверждения веры.

– А почему я им должен верить?

– Им можно верить даже только из-за того, что они имели возможность общаться с потусторонним миром, обладали при жизни даром исцеления, даром ясновидения, пророческим даром и многими другими дарами, которые нам смертным совершенно недоступны. Даже после их земной жизни они продолжают исцелять людей, которые обращаются к ним с молитвенными просьбами об исцелении. Лично я получал такие чудесные исцеления. Хочешь, я тебе расскажу об одном из таких случаев, произошедшем со мной четыре года назад?

– Давайте, Алексей Иванович, я с удовольствием послушаю.

– Слышал ли ты когда-нибудь о святом мученике и целителе Пантелеймоне?

– Да откуда я могу о нем что-то знать? Ничего я о нем знать не знаю, и ведать не ведаю. Видите, при разговоре с вами стал употреблять чуть ли не старославянский язык. Мать моя, бывший партийный работник, воспитала меня в духе атеизма. Она была железной коммунисткой, а посему и прививала мне ненависть ко всему, связанному с религией. Я в детстве пытался сочинять стихи. Стихи конечно у меня не получались, а вот слова я рифмовал порой из старославянского языка. Свои произведения я показывал матери. Когда она их читала, то порой приходила в ярость из-за таких слов как дева, очи и тому подобных. Она набрасывалась на меня, говоря о том, что слова такие засоряют современный язык и что ими ни в коем случае нельзя пользоваться. Я удивлялся ее патологической ненавистью ко всему церковному а также к тому что хоть в малой степени можно было отнести к области религии. Она не любила мою бабушку, в доме у которой всегда в красном углу располагались иконы, и висела перед ними лампадка. Бабушка жила в подмосковном поселке Сходня в деревенском доме. В ту пору мне было около десяти лет. Я очень любил свою бабушку, а она только мною и жила. Со своей скудной пенсии покупала мне одежду и всякого рода гостинцы. А когда мать гневалась на меня, бабушка защищала меня. И вот однажды, когда бабушка поехала в Воронеж к другой дочке Шуре – моей тете, я с мамой приехал в Сходню. Нужно было присматривать за домом. Вначале все шло хорошо. Мама утром уезжала на работу, она работала в одном из райкомов. Я же оставался дома и целыми днями играл в войну с соседскими мальчишками. Однажды мама приехала с работы не одна, с ней была еще женщина, видимо с ее работы. Войдя в комнату, женщина удивленно сказала:

– Ну, Тамара, ты даешь! А еще коммунистка! Двойной жизнью живешь! На людях выпячиваешь напоказ свою фальшивую ненависть к верующим, а у самой-то в хате целый иконостас! Как это можно понимать? Тома, непорядок! Двум господам служить нельзя!

Мать, смутившись, сказала в свое оправдание:

– Это ведь не мои иконы, а мамины, а она ведь темная, безграмотная женщина. Всю свою жизнь не расставалась с ними. Церковь для нее дом родной. Ни одной службы не пропускала, а последнее время устроилась туда и работать. Как же я могу у нее все это отнять?

– Ну да ладно! Я ведь пошутила. Людям простым партия не запрещает верить в Бога. Пусть верит. Это ее личное дело. Советская власть мирится с этим. Часть церквей оставлено для простолюдинов. Пусть ходят, если им невмоготу. Пусть принимают свой опиум. А нам, Томочка, нужно быть бдительными, а то ненароком и в нашей среде появятся почитатели Бога. Вот новое поколение подрастет, тогда может быть и закроем остатки пока еще действующих храмов. Тогда и покончим раз и навсегда с пережитками прошлого. Что за народ такой?! Когда встречаешься с некоторыми, то в глаза льстят. А за глаза нас поносят, на чем свет стоит. Не боятся! Страху не стало! Мы говорят рабочий класс! Гегемон! А Гегемона уважать надо! Вы партийные вот вы и работайте! А одна баба перед праздником Великой Октябрьской революции не разрешила секретарю парткома на ее балконе флаг вывесить. Покрыла его трехэтажным матом и добавила, что у нее там белье, поганить которое она не намерена. Вот и вспомнишь добрым словом Иосифа Виссарионовича. А наш Леня все твердит: «Народ уважайте!». Сколько уж воли дали, а им и этого мало. Диссиденты появились. Хотят жить по западному. А я этот запад ненавижу! А бабушки наши тянут нас в прошлое, да и детей наших без нашего разрешения крестят, как будто от этого потом польза, какая будет. Вот и твой Володенька, наверное, крещен помимо своей воли? Все норовят в младенчестве сделать это. И чтобы было шито-крыто, чтоб никто не знал. Запретный плод сладок.

– Да, Сонечка! Не скрою, мама окрестила его. Такую нервотрепку мне создала. На бюро меня вызвали, разобрались, поставили на вид. Дело прошлое. Вот и иконы эти я на помойку выброшу – придет время. Сколько у меня из-за нее неприятностей! Устала я с ней беседовать – ничем не свернешь. Хоть кол на голове ее теши, все равно будет делать по-своему. Она там еще долго будет жить, может без нее я, и наведу здесь порядок. Вот живет, даже телевизор в чулан вынесла. Говорит, что он вреден. Вон видишь, репродуктор со времен войны все хранит. От него, говорит, вреда мало. А знаешь, Сонечка, почему вреда мало? Да потому что радиолиния не работает. Во время войны, говорят, нужен был, а сейчас просто так, для мебели. Вот так-то Сонечка, ты должна понять, как мне трудно с ней.

– Да, Томочка! Трудно сегодня нам стало. Многие наши живут двойной жизнью, развратничают. Погрязли в вещизме. Молодые за модные джинсы Родину продадут. Видеомагнитофоны им подавай. Подпольно порнуху крутят, журнальчики развратные тащат из-за бугра. Эх, Томочка, идет жестокая война идеологий, и в такое время наш народ предает нас. Если так будет идти дальше, то не построим мы коммунизма. Нужно закручивать гайки. Если сейчас этого не сделать, то в скором будущем будет поздно. Мелкобуржуазные элементы победят нас. В первую очередь нужно освободиться от коммунистов перерожденцев, живущих двойной жизнью. Нужна новая чистка партии. Нужно присмотреться к тому, кто как живет, чем дышит. Вот ведь какое дело у нас, заботились об искоренении веры в Бога, в тоже время упустили воспитание молодежи в духе идей партии. Молодежь безудержно стремиться к западному образу жизни. Нужен второй Сталин для наведения порядка. Тогда бы ни одна поганая баба не посмела оплевать нашу святыню – знамя нашего государства. Мы становимся бессильными перед быдлом. И если такое продлится, то они победят нас.

– Эх, Сонечка, в тяжелое время живем. Прошлое до конца не изжили, а новое еще страшнее прошлого надвигается. Что будет – даже представить трудно.

– Ну да ладно, не горюй Томочка. Я думаю, что с этим сладим. Ведь у нас, коммунистов, самое передовое ученье. За ним будущее всего мира.

– Знаете, Алексей Иванович, ведь тетя Соня не зря боялась. Время, которое ее пугало, уже наступило. Страшное время переживает наш народ. Государство развалилось. Основная часть людей живет в нищете. Разворовано все. Старики голодают, роются, ища пропитание на помойках. Почтенные люди занимаются этим.

– Да, Володенька, сейчас время наступило намного худшее, чем при социализме. Люди потеряли Родину, некоторые при этом не жалеют о такой потере. Земли, за которые наш народ проливал кровь, раздаются налево и направо. Всякая погань поимела права на навязывание своего мерзкого образа жизни основной массе населения. На телевидении устраивают развратные шоу с проститутками и со всякого рода половыми извращенцами. Пропагандируют такой разврат, которого и Земля наша русская после потопа не знала. Знай, Володенька, Господь долготерпелив и многомилостив. Он ради таких людей, как твоя бабушка, оставляет пока в покое всю эту безбожную свору.

– Алексей Иванович, за что же на нашу голову выпала такая жизнь? Неужели мы не достойны лучшей доли?

– А чем мы достойны? От Бога ушли и не хотим даже помыслить о Нем. Ищем в своей жизни только удовольствия, забывая о том, что жизнь здесь временная. Неужели душа младенца в чреве матери думает о том, как лучше в таком временном пристанище обустроиться с комфортом и думать только об этом периоде жизни. Я думаю, что нет. Душа младенца готовит себя для прихода в наш мир, приобретая при этом телесную сущность. Душа младенца за девять месяцев проживает там длинную жизнь, сопоставимую с нашей жизнью по ее понятиям. Это нам кажется, что девять месяцев – очень короткий срок. Для души младенца этот срок равен по нашим понятиям веку. За этот век плоть маленького человечка из зародыша достигает того, что мы видим в образе новорожденного человека.

– Алексей Иванович, а почему вы думаете, что младенец в чреве матери проживает такую длинную жизнь?

– Ведь я тебе читал выдержки из научной статьи. Суть статьи в том, что «…хрональные явления определяет темп всех процессов в любом теле. Как температура выключенного утюга постепенно падает, так и этот темп со временем снижается. Например, в седой древности на Земле был темп таким высоким, что за один день там успевали произойти процессы на миллионы теперешних лет. У живых объектов темп тоже зависит от возраста».

– Вы хотите сказать, что младенец сразу же становится живым, как только произойдет зачатие?

– А ты как думал? Как только произошло зачатие, то в этот же момент начинает жить в чреве матери душа будущего человека, точнее сказать дух будущего человека. Душа и дух разные понятия. Мы привыкли в просторечии дух называть душой, на самом же деле они рознятся. Дух есть бессмертная сущность человека. В первых людей его вдохнул Сам Господь Бог. Дух дается от Бога каждому человеку через родителей при участии Бога. Дух человека бессмертен. Тело человека смертно, да и душа смертна, она прекращает жить, так же как у животных, когда они умирают. Но при жизни человека она влияет на состояние бессмертного духа, можно сказать, сформировывается новая бессмертная душа, на основе бессмертного духа и души смертной, эта душа живет вечно, впитав в себя все, чем в жизни жил человек. После всеобщего воскресения душа обретет бессмертное тело. Человек будет жить вечно, если он попадет в райские обители. А если он не попадет в Рай, то его ждут вечные мучения после Страшного Суда в озере огненном. Эти мучения, в Святом писании называются смертью второй.

– А почему вы так уверенно говорите, что человек состоит из трех основных составляющих?

– Володя, да ведь ты не сможешь отрицать свою плоть и кровь?

– Нет, конечно, я их вижу и ощущаю. Плоть – наше тело, а кровь она и есть кровь – наполнитель нашего тела. Она дает жизнь нашему телу, через него тело получает все необходимое для своего существования.

– Вот, Володенька, мы с тобой и определили две составляющих человека.

– Вы хотите сказать, что кровь и есть та самая душа, о которой мы ведем речь.

– Да, Володя. В Святом писании говориться, что нельзя человеку употреблять в пищу кровь, потому что кровь есть душа. Я думаю, движение крови по сосудам человеческого организма и создают так называемый эффект души. Грубо такой эффект можно сравнить с электромагнитным полем, возникающим при движении электрического тока через проводник. Мы знаем, что на Земле нет совершенно одинаковых людей, а поэтому и души их, грубо сказать биополя, возникающие вследствие движения крови, будут разные.

– Алексей Иванович, вы хотите сказать, что если человек умрет, то и душа его тут же должна умереть?

– Видимо, Володенька, так оно и есть. На самом же деле душа еще какое-то время живет за счет того, что тело, покинутое духом, не сразу становится мертвым, по мере омертвения тела умирает и душа. Дух, преобразованный смертной душой, изошедший из тела, продолжает жить и жить он будет вечно, так как дух не является продуктом умершего человеческого организма. Его дает нам от родителей Господь Бог в момент нашего зачатия. Вот видишь, как все получается – дух, однажды войдя в микроскопическую плоть, образованную в момент зачатия, живет вечно. На первом этапе он участвует в создании плоти и души. Как бы выполняет строительную функцию. Дух в это время созидает и при этом созидании живет самой настоящей полноценной жизнью. И жизнь его при таком созидании длится, как мы уже определили на основании науки, наравне с жизнью человека уже рожденного на свет Божий.

– Ну, вы даете, Алексей Иванович! Получается так, что я уже вторую жизнь проживаю в этом мире. Но ведь первую жизнь я не помню. Никаких впечатлений от прошлой жизни у меня не осталось.

– А зачем тебе те впечатления?

– Ну как зачем? Хотелось бы узнать как я там так долго жил, строя свое тело и душу. Как готовился к появлению на свет Божий.

– Этого, Володенька, нам не дано знать. Ты лучше сейчас познавай на собственном примере, как ты готовишься к жизни вечной вне тела, а после Страшного суда и в воскресшем, по воле Божьей, теле. Подумай о том, в каком виде оно восстанет из праха. Вид тела будет отличаться от того, что ты сейчас имеешь, глядя на себя в зеркало. Если ты очистишься от содеянных за свою жизнь грехов еще до своего смертного часа, то тело твое будет прекрасно. Оно будет сиять такой красотой, которой ты в земной жизни никогда не видел и дух твой живший после смерти на небе в предварительном райском состоянии с большим удовольствием вернется в свой дом. Я имею в виду тело. Тело человека и есть храм Божий. Тот храм, о котором говорил Господь иудеям, что Он его может разрушить и в три дня воздвигнуть заново. Они Его не поняли, слишком приземлены были их умы.

– А что будет, если мы не очистимся? Ведь основная масса людей и я вместе с ними не имеют желания уходить от своих удовольствий. А все удовольствия в вашем понятии и есть первопричины грехов. Люди стали любить делать грехи.

– Тогда, Володенька, по грехам и воздастся. Ты думаешь, я такой праведник? Да я столько нагрешил за свою жизнь, что и вспомнить даже не могу, сколько грехов наделано. Вот и боюсь того, что придется мне в момент воскресения мертвых возвращаться в свое тело, потому что оно станет мерзким страшилищем, увитым жирными змеями моих страстей. Вся греховная сущность выйдет наружу, все греховные язвы будут гноиться, и от этих язв будет исходить зловоние. Страшно даже такое представить, ведь пациенты Моуди, возвращаясь в свои тела с неохотою. Их тела еще не приобрели такого мерзкого образа. Всякий человек, живущий на Земле, должен знать, для чего он пришел в мир, для чего Господь дал ему жизнь.

– По-вашему выходит, что людям нужно в этой жизни готовиться, к предстоящей будущей вечной жизни?

– Да, Володенька!

– Но ведь это так тяжело, особенно в наше время. Мне лично такое не под силу.

– Ты думаешь, другим легко? Да, трудно ломать себя в середине жизненного пути. Я хоть и хожу в церковь, но еще никак не могу считать себя совершенным в этом вопросе. Твоя бабушка по сравнению со мной очень далеко ушла вперед. Она не мыслила себя вне церкви. Она стала одной из веточек на благоухающем ароматами древе Христовой церкви. Для нее церковь стала тем кораблем, на котором капитаном является Христос. Сам Бог! Понимаешь ли ты это? Наверное, не совсем. Я уже несколько лет хожу в церковь, но так до конца и не стал полноценным членом ее. Получается так, что я еще не пассажир этого корабля. Едва ступив на его борт, я каждый раз выбрасываюсь с него в житейское море, едва осознав свое падение, хватаюсь обеими руками за спасательный круг, брошенный мне с корабля. Устремляюсь обратно на корабль не за счет своих сил, а за счет усилий матросов, тянущих конец, к которому и привязан спасательный круг. Смогу ли когда-нибудь стать полноценным членом команды этого корабля я не знаю. Слишком много за свою жизнь я наделал грехов. Простит ли меня капитан корабля, если я не всегда раскаиваюсь в своих прегрешениях? Ленивый я матрос. Не могу без нытья и ропота отстоять положенную вахту. Все стоят и радуются, что служат такому Капитану, а мне стоять трудно, я только и думаю о том, как мне было хорошо там за бортом, какая там теплая вода. Жду того часа, когда закончится вахта и опять брошусь в море. Так, Володенька, я служу Господу. Я еще несовершенный в деле служения. Может Господь и даст мне сил и возможностей стать таким как твоя любимая бабушка, то я буду за это Ему благодарен. Я Ему очень благодарен за все, что Он для меня сделал. Он открывает мне глаза на мои прегрешения и дает возможность покаяться в них. Он творит со мной чудеса, видя которые я утверждаюсь в правильности моей веры.

– Алексей Иванович, тетя Соня говорила о том, что нужна была партийная чистка в рядах партии, о том, что для наведения порядка в стране нужен второй Сталин. Вам пришлось жить при Сталине. Как вы себя тогда чувствовали?

– Знаешь, Володенька, я лучше тебе расскажу о том, где он находился после смерти. Я знаю загробную участь Сталина. Она ужасна! Сейчас я тебе расскажу о том, что я видел во сне несколько лет тому назад. Сон это был или не сон, а может быть дремотное состояние, в котором я нахожусь под утро, когда я просыпаюсь и не могу сразу заснуть. Я чувствую себя порой не спящим, а просто лежу в постели, с закрытыми глазами и в тоже время становлюсь участником всяких видений. Душа моя в такие моменты сходит в ад, где я встречаюсь с умершими моими родными, друзьями, знакомыми и другими людьми, порой мне приходится защищаться от бесовских нападений. Бесы панически боятся православных молитв и Креста Господня, чем я и защищаюсь от них, когда они на меня нападают. Одно из таких видений мне поведало о загробной участи генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина. Я увидел себя стоящим внутри корабля, в проеме между дверей кают, возле трапа, по которому я должен был выйти «наверх». Вдруг на моей вытянутой вперед руке, на ладони, оказался лоток. Такой лоток, в котором находятся для продажи фасованные фрукты в универсамах. Он был пуст. Через мгновенье в него стали падать золотые кольца, драгоценные камни и всякие другие драгоценности. Когда лоток наполнился, и горка драгоценностей сверкала перед моими глазами, то на лоток упала из ложки гречневая каша и салат из огурцов. После чего я услышал голос: «Отнесешь по назначению!» Я продолжал стоять в таком же положении с лотком в руке, По громкоговорящей связи раздался голос капитана: «Увольняемые, могут сойти на берег!» Поднявшись по трапу, я сошел с корабля на пирс. Оказавшись в темноте вечной адской ночи, с трудом мог разглядеть перед собой часть пирса, на который я вышел, неся в руке лоток с драгоценностями. Оглянувшись, увидел в сумраке четыре пришвартованных корабля, на одном из них я и пришел в это темное место. Корабли были похожи на огромных китов. Скорее всего, это были подводные лодки. Когда отвел взор от бухты, в которой находились корабли, то увидел подошедшего ко мне умершего моего сослуживца – капитана Советской Армии. Виктор, так звали капитана, мне сказал: «Отнеси лоток Сталину!» Указав мне рукой направление. Я пошел по его указанию. Вдруг увидел перед собой, слева контуры рабочего места, на котором на пляже торгуют мороженным. За столом сидел человек, а рядом с ним, слева у рабочего места, сидел молодой парень, который, не переставая, что-то быстро говорил человеку, сидящему за столом. Подойдя к ним поближе, я увидел лицо человека сидящего за столом. Оно было ужасно. Из глаз человека и рта его, как из щелей буржуйки светился синий огонь. Я перепугался, подумав, что вижу беса. Хотел уйти, но что-то меня остановило. Обратившись к ним, сказал парню, сидящему рядом со Сталиным: «Как ты можешь так разговаривать?! Ведь это тиран! Уходи отсюда!» Парень быстро удалился. После таких слов я положил лоток с драгоценностями на стол перед Сталиным, сказав ему: «Это вам». Сталин молчал. Я дважды повторил сказанное. Он продолжал молчать. Тогда я повернулся влево и направился в сторону пирса. Но в какой-то момент вспомнил, что забыл ему сказать о том, что принесенное мной не является моим достоянием. Вернувшись к нему, я сказал: «Это вам не от меня!» Сталин продолжал молчать. Я решил попрощаться с ним, сказав: «Спаси вас Господи!» Лицо Сталина черное, как у негра ожило. Он, открыв рот, из которого струился огонь, с кавказским акцентом, сказал мне: «Вот этого я и хочу! Вот этого я и хочу! Вот этого я и хочу!» После таких слов я удалился. Почему он молчал? Да потому что при любом малейшем движении усиливался огонь в сосуде его души. Парень, непрерывно разговаривающий с ним, специально приставленный к нему бесами, понуждал его к ответной реакции на его слова. Таким образом, приобреталось смирение. Когда я стал размышлять об увиденном мной видении, то понял, что должен донести до наших людей весть с того света о мученьях Сталина. Не для того донести, чтобы некоторые люди радовались, а для того чтобы они задумались о своем образе жизни. Такой муке может подвергнуться любой человек осуждающий его. Христиане знают слова Бога нашего Иисуса Христа о том, что каким судом мы будем судить других людей, то таким судом, осуждены будем. Вот и подумай о том, что стоит ли нам радоваться, узнав о таком тяжком истязании человека. Многих людей, не принесших покаяния в своих злодеяниях, ведущих безбожный, богоборческий образ жизни, может ожидать еще более худшая участь. А нам – христианам нужно по христиански отнестись к нему, как к заблудшему брату во Христе. Ведь не зря мне было приказано отнести тот лоток по назначению.

Принял его от меня тиран, выразив мне свое, при этом, единственное желание. Он пожелал своего спасения. Господь, таким образом, дает нам понять, что мы должны любить и таких людей каким был Сталин. Ведь Иисус Христос в Евангелии говорит нам о том, чтобы мы любили врагов своих и молились о них. Господь Сам разберется в их греховности. Мы все здесь больны грехами, а больной больного не должен осуждать за его болезнь и говорить о том, что, вот ты какой больной, а я не такой. Господь помиловал, распятого вместе с Ним покаявшегося разбойника и разбойник первым из уверовавших в Господа оказался в раю. А Сталин, руководя таким огромным государством, доставшегося ему по наследству от вождя всемирного пролетариата, возглавлявшего партию большевиков, не в состоянии был менять курс всей верхушки партии, нацеленный на уничтожение неугодных ей классов. Если бы Сталин пошел против ленинского курса, направленного на уничтожение русского народа, то и он был бы уничтожен последователями всемирного вождя пролетариата. Он, понимая сложившееся положение дел, продолжил ленинский террор против нашего народа, добавив к этому и тех, которые ревностно исполняли указания вождя всемирного пролетариата по уничтожению христиан, офицеров и других неугодных вождю сословий. Вины со Сталина за ужаснейшие репрессии против нашего народа никто не снимает, он получил тяжкое наказание после смерти тела. Он наказан в вечной жизни. Но не зря ведь Господь попустил мне увидеть его мученья и передать ему милостыню, которая ему очень необходима. Видя такие истязания, я обязан его пожалеть. Не каждый человек может, увидев своими глазами такое, осудить его на продолжение таких тяжких мук. Так, что о Сталине нужно молиться и раздавать милостыню для того чтобы он покинул то страшное место, а не писать ему иконы. Он не святой. Он нуждается в нашей помощи. Мы – дети войны обязаны ему многим. Суворовские и нахимовские училища, созданные по его указанию для беспризорных детей, воспитывали в своих аудиториях будущих офицеров – настоящих патриотов нашей Родины. Создавая такие училища, он тем самым спасал от голодной смерти поколение оставшихся в живых детей войны. Если сравнить действия Сталина по отношению к беспризорным детям с современным отношением властей к таким детям, то сравнение будет совершенно несопоставимым. Иисус Христос заповедал нам, чтобы мы не препятствовали детям приходить к Нему. Он еще говорил о том, что если кто соблазнит одного из малых сих, тому лучше не родится. Говорил и о том, что лучше такому человеку повесить на шею мельничный жернов и утопить его в море. Мы дети войны не знали, что такое наркотики, что такое проституция, не знали, что такое педофилия. Эти напасти расцвели полным цветом при современной демократической власти. В наше время были суровые законы и если кем законы нарушались, по отношению к детям, то таким преступникам воздавалось сполна. Спасая от смерти детей войны, открывая для них, по всему Советскому Союзу, суворовские и нахимовские училища, Сталин тем самым спасал интеллектуальную элиту Советской Армии – будущих офицеров и генералов. Когда я служил солдатом в военном училище, то в нашей казарме был, так называемый музыкальный взвод воспитанников. Подростки, не принявшие присягу, исполняли требования устава для военнослужащих срочной службы. Многие из них достигнув совершеннолетия, поступили в наше училище. Закончив его стали офицерами. Если бы те бывшие суворовцы, нахимовцы и дети, выжившие в казармах, помолились о нем или подали милостыню, то по их молитвам Господь облегчил бы его положение. За гробом человек не имеет возможности покаяться. Когда я пришел к нему с лотком, наполненным драгоценностями и едой, то он принял от меня такое приношение не принадлежащее мне. А когда я пожелал ему спасения, то он воскликнул: «Вот этого я и хочу!» Значит, несмотря на такую страшную муку, он не отрекся от Господа нашего Иисуса Христа. Он не обиделся на Него, а пожелал быть с Ним. Алексей замолчал, дав понять Володе, что на эту тему не хочет вести разговор.

Глава 9 За тобой должок

Володя задумавшись, сидел некоторое время. Потом встал, открыл одну из бутылок, начал прямо из горлышка пить жадными глотками пиво. Отпив треть бутылки, поставил ее на стол, щелкнул пробкой, закрыв ее. Подойдя к умывальнику, ополоснул руки. Направляясь к дивану, сказал:

– А мамочка моя все-таки исполнила свое обещание по поводу икон. Две иконы она заставила меня выбросить на помойку.

– И ты это сделал?!

– Да. Можно сказать наполовину. Очень уж была красивая одна из них, я ее не смог выбросить. В адрес матери я мысленно произнес слова: «Нет, мамочка! Не будет, как ты хочешь». Икону я спрятал в чулане, а другую, на которой был изображен старец с книгой в руке, я выбросил на помойку. Я ведь спрятал Богородицу. Мне об этом сказала бабушка.

Алексей, взглянув на Володю, строго сказал:

– Это хула! А хула на Духа Святого не прощается ни в сем, ни в будущем веке, – так сказал Господь, – если не покаешься. Хочешь, я тебе расскажу кое-что?

– Смотря о чем, Алексей Иванович. Если будет интересно, я послушаю.

Алексей присев на койку попросил:

– Володенька, налей-ка мне минеральной водички.

Володя быстро наполнил стакан и, подав Алексею, сказал:

– Видимо что-то страшное?

– Да нет. Разве кого сейчас напугаешь. Телевидение изжило страх из своих подданных. Не зря показывает фильмы ужасов. Ведь все зависит от восприятия и веры в то, что я расскажу. Страх Божий не всем доступен. Я вот почти десять лет хожу в храм, а страха Божия так и не обрел. Чтобы означало такое состояние? Значит, я не имею веры, не имею Любви Бо-жией. Так вот и живу с надеждой на то, что за мои труды Господь может и помилует меня в последний час. Надеюсь на его милость. А ты человек нецерковный, все мои доказательства ставишь под сомнение. Во всем нужна вера. Если ты не веришь моим рассказам, то я становлюсь фантазером и лгуном в твоем восприятии. И если меня и сочтешь таковым, я не обижусь, потому что не хочу я иметь о себе высокого мнения. Знаешь, какая во мне гадина живет?

– Как вас понимать? Что за гадина? И вовсе я вас не считаю лгуном.

– Гадина, Володенька, – моя гордость. Так сказать даже не гордость, а гордыня. Даже когда я кому говорю, что я великий грешник, то и этим я делаю себя «великим». Вот тебе и гадина. Да, такая гадина, можно сказать «о восьми головах». Настоящий Змей Горыныч. Вот и попробуй убить такого. Силенок мало, да и оружие затупилось и поржавело от приведения в исполнение приговоров моего неправедного суда над родом человеческим. Судить других легче, да и приятнее, чем вершить суд над самим собой. А надо бы заострить меч и начать по-настоящему выносить себе приговоры да рубить головы Змею Горынычу. Так что я не обижусь, если ты меня и лгуном сочтешь, хотя я тебе буду рассказывать чистую правду. Так будет нанесен удар, но очень слабенький, по одной из голов змея. Православный человек – воин Христов. Он постоянно должен вести боевые действия, направленные на уничтожение страстей своих, против духов злобы и самого дьявола. А я слаб, и рубить головы Змею Горынычу не тороплюсь. К страстям я привык за свою долгую безбожную жизнь. Мне бывает жалко с ними расстаться. Хотя с некоторыми, я по милости Божией, и расстался. Но не моя заслуга в этом. Просто, Сам Господь лишил меня страсти винопития, по молитве Пресвятой Богородицы. Вот так и живу по милости Божией уже много лет в трезвости. В ночь, предшествующую двадцати пятилетнему юбилею, меня причастила во сне православная девушка из чаши, которая изображена на иконе Пресвятой Богородицы «Неупиваемая чаша». Все происходило в темном месте. Я сидел на трибуне какого-то стадиона, а справа от меня в метрах десяти сидели три молодые женщины в неприметной темной одежде. Когда я обратил на них свой взор, одна из них встала и быстро подошла ко мне. В руке у нее была чаша, непохожая на чашу, из которой я причащаюсь в храме. Она по форме была такая, как на иконе. Девушка вложила мне в открытый рот чайной ложечкой причастие. Так обычно заботливые мамаши кормят совсем еще несмышленых младенцев. Я ощутил во рту настоящее причастие и быстро проглотил его. Поцеловать чашу я не успел, девушка ушла. После такого сна я утром, стоя на молитве, узнал ее, взглянув на икону. Девушка была похожа на Богородицу, но во сне она выглядела просто, как обыкновенная и ничем не приметная.

– Алексей Иванович, вы же сами говорили, что снам нельзя верить. Может быть, вы тоже прельстились?

– Знаешь, Володенька, по поводу таких снов, рассказываемых мною, я тебе хочу сказать, что в святом писании, в Деянии Святых апостолов, во 2 главе, в стихе 17 приведено пророчество пророка Иоиля: «И будет в последние дни, говорит Бог, изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут». Последние дни мира сего наступили сразу же после Воскресения Христова и Его Вознесения на небеса. В пророчестве сказано о старцах. В нем не говорится о Святых старцах, потому что Святые старцы не нуждаются во вразумлении, они уже с Божьей помощью достигли Святости, хотя и считают себя самыми грешными людьми. Вразумлять необходимо тех старцев, которые не знают Бога. В современном понятии такие старцы являются стариками. Одного из таких стариков ты видишь, в настоящий момент здесь, в каюте. Стариком, которого Бог вразумляет снами, можно назвать меня. По поводу, рассказанного мною тебе сна, хочу сказать, что не всем снам можно верить, тогда можно избежать дьявольских искушений и не прельститься. Но ведь Володенька, враг хоть и принимает порой вид светлого ангела, пытаясь искусить свою жертву и ввергнуть душу человеческую в погибель, не всегда может делать вещи ему противные. Вот послушай, что однажды со мной случилось в переполненной электричке. Я устроился на свободное место перед станцией Одинцово, а когда поезд остановился, в вагон ввалилось множество народа. По воле случая передо мной села явно бесноватая особа. Увидев ее лицо, я мысленно начал читать молитвы. Она сразу же отреагировала и начала бубнить, что-то непонятное о том, что слева от меня видит какие-то существа, справа ангелов и тому подобное. Я усилил молитву, стал читать непрерывно. Она продолжала глядеть на меня и высказывать сумбурно всякие слова. Перекреститься я не осмелился, а сложил руки крестом на груди, так, как будто шел к Чаше для причастия. В этот момент она резко встала и отчетливо произнесла: «Причастие для меня смерть!». После всего бесноватая стала протискиваться между плотно стоящими людьми на выход. Видишь, как воздействовало на бесов, живущих в ней, одно только напоминание о причастии. Я не думаю, что они осмелились взять в свои поганые когтистые лапы Чашу и так кротко меня причастить. Даже если бы такое и могло случиться, то я сразу же после причастия почувствовал бы обман. Но для меня все прошло тихо, на мне всегда крест и со стороны груди «враг» не смог бы приблизиться. Для него, по их выражению, соответствует смерти упоминание о самом причастии. Вот со стороны спины и от левой руки они могут приближаться. Но если в тот момент, когда они делают такое, человек осеняет себя крестом, вражья сила от него отлетает, как осколки от вспышки фугаса. Такая участь их не радует. Так что сон мой никаких последствий, ни плохих, ни хороших, для меня не имел. Я не прельстился. Думаю, что к сновидениям не нужно особенно прилагать своего внимания. Хотя некоторые из них без внимания оставлять тоже нельзя. Если, например, мне сниться умершие родители и знакомые, то я просто встав с постели, начинаю молиться о них, просить Господа, чтобы он простил им согрешения вольные и невольные и даровал усопшим Царствие Небесное. Придя в храм, подаю записки об упокоении их. После литургии стою на панихиде и мысленно обращаюсь к Господу об их помиловании. В таком случае, я думаю, что не согрешу, и в прелесть не войду. Бесам такой поворот событий не по нутру, потому что я испрашиваю спасение умершим, да и сам приобщаюсь к молитве. Был со мной такой случай. Умер муж моей двоюродной сестры. Он был хороший добрый мужчина по нашим мирским понятиям. Моряк – капитан сейнера. Член партии. А вот крещен ли он? Информации у меня не было. На панихиде к своей молитве я прибавлял слова «…всех моих ближних и дальних сродников, благодетелей, друзей и знакомых, Господи, Ты, Сам знаешь кого из них. Да будет во всем воля, Твоя. И всех православных христиан. И прости им все согрешения вольные и невольные и даруй им Царствие Небесное».

– А полностью как звучит молитва? – спросил Володя тихим голосом, видимо вспомнив умерших своих знакомых и родных.

– Полностью, Володенька, молитву ты найдешь в православном молитвослове, она входит в утреннее правило. А утреннее правило читают после того, как встав с постели, умывшись и одевшись, встанешь к иконам. Вот в конце правила есть две молитвы: первая за живых, вторая за усопших. Сейчас православная литература продается свободно, запрет государством снят – и это хорошо. Если тебя так заинтересовало, то ты можешь приобрести молитвослов и молиться, хотя бы кратко. Будет большая польза для тебя и для тех, о ком ты вспомнишь. Читая правило, Алексей сделал паузу, а потом продолжил:

– О муже моей двоюродной сестры я не стал молиться принципиально из-за того, что мои двоюродные родственники не ходили в храм. Жена его была некрещеной и не собиралась в ближайшее время креститься. Дочь покрестилась, но в храм не знала дороги. Вот и подумалось мне, зачем я о нем буду молиться, ведь и он может быть тоже некрещеным. А о некрещеных записки поминальные не принимают. И вообще, я как бы вычеркнул его из своей жизни. Но молитва моя, та ее часть, которую я прибавил, делала свое дело. В сонном видении увидел поляну, на которой буквой «П» были расположены столы. На них стояла посуда, и многие люди сидела за столами. Подойдя ближе, я увидел отдельно стоящих людей. Из их числа отделился человек знакомой наружности. Подойдя ко мне, он с большой болью резко сказал: «За тобой должок!». Я узнал мужа сестры. Отойдя от него, оказался за столом. Передо мной на блюдце лежала непонятная для меня пища: всего один стебелек розового цвета. Вилка и нож лежали возле блюдца по всем правилам сервировки. А кушать было нечего, кроме стебелька. Подцепив его на вилку и положив в рот, я ощутил приятный, доселе мне незнакомый вкус, напоминающий щавель. Розовый щавель. И всего одна маленькая, размазанная по блюдцу былинка. Значит, трапеза, для собравшихся родных и знакомых на праздничный обед оказалась скудной. Пробудившись сразу понял, почему на столах не было еды. Потому что стоя в храме на панихидах я не приносил приношений на «канун», а просто молился, давая тем самым возможность усопшим собраться на воскресную трапезу. Для них большое благо собраться вместе, даже к столам, на которых мало еды. Поэтому молясь об усопших, нужно приносить в храм для них еду. Хотя бы буханку или батон хлеба.

– А, должок-то какой, за вами был?

– Должок был, и большой. Знаешь, Володенька, что по выпуску из военного училища, у меня родился сынок. Училище я заканчивал, будучи женатым человеком. Жена моя, пока я находился на казарменном положении, жила у своих родителей. Перед тем, как родить, я ее отправил в Москву к маме, которая жила на Новорогожской улице, где ей с тремя детьми и мужем выделили жилье в коммуналке, с соседом – одиноким старичком. Три комнаты занимали мои родные. Дом был деревянный, двухэтажный. Он был пристроен к кирпичному дому, расположенному на Новорогожской улице. Окна наших комнат смотрели в «Ковров переулок». К маме часто приезжали в гости родственники из Махачкалы. Приезд Анатолия – мужа моей двоюродной сестры, совпал с моим выпуском из училища. Я приехал в Москву за несколько дней до него. Пока добирался до Москвы, часть отпускных из двух лейтенантских окладов промотал. А другие деньги быстро разлетелись в Москве. Все обмывали моего Павлика. Я ходил к роддому в районе метро Пролетарская. Леночка мне показывала в окно нашего сыночка. Все было хорошо. Я ждал с нетерпением встречи с ней и Павликом. Анатолий приехал за два дня перед выпиской Леночки. Деньги мои иссякли, и мне не на что было встретить жену с ребенком. У мамы тоже не было денег. Она мне сказала, что деньги, которые я потратил, частично мне вернет потом. Анатолий, вникнув в мое тяжелое положение, заказал такси и купил цветов, накрыл стол как полагается. В назначенный час подъехало такси и мы с цветами и шампанским поехали в роддом. Все обошлось хорошо. С таких передряг начиналась моя семейная жизнь. Анатолий в трудный момент моей жизни помог мне, а я даже не подумал о том, чтобы как следует отблагодарить его. Он меня спас от многих неприятностей. Вот об этом-то он мне и напомнил.

Глава 10 Един и неразделен

Володя встал, походил по каюте. Потом, подойдя к столу, хотел налить в стакан пива, но остановился. Глядя на Алексея, сказал:

– Алексей Иванович, вот вы мне все-таки ответьте на такой вопрос: Почему нельзя называть Бога вселенским разумом?

Алексей твердо сказал:

– Бога нельзя называть вселенским разумом, потому что Он является личностью. По Своему образу и подобию Он создал человека. Я же не называю тебя молекулой или атомом. Ты ведь обижаешься на меня, если я тебя назову одноклеточным. У тебя есть имя, ты являешься личностью. Если человек считает себя личностью, а своего Создателя набором атомов, молекул и тому подобным, то, прости меня Володенька, такой человек ставит себя на первое место, попирая своего Создателя. Володенька, Создатель людей и всего нас окружающего мира не может носить имя вселенского разума. Он ведь не ЦК КПСС, и не политбюро, и не Госдума. Он ведь Царь самодостаточный, ни от кого и не от чего не зависящий, а вот наша жизнь от Него зависит полностью. Есть хорошая русская пословица «Без Бога не до порога». Нас всех Он видит насквозь, знает наши желания и похоти. Он не приводит никого к себе силой. Он дает нам свободу жить так, как мы хотим. Выбор между Божией волей и нашей остается за нами. Поэтому порой живя по нашей воле, мы вступаем в противоречия с Его заповедями. Нарушая заповеди, мы творим грех. Последствия греха, сотворенного нами, приносят нам большие неприятности в виде болезней и всякого рода иных скорбей.

Володя перебил Алексея:

– А как же тогда Святая Троица? Ведь это тоже получается коллективный разум.

– Знаешь, Володенька, ты сейчас уподобляешься иудею или же мусульманину, которые утверждают, что христиане являются язычниками, потому что они кланяются трем Богам и так называемым Святым угодникам Божьим.

– Ну а в чем они не правы? Ведь действительно мы поклоняемся и Богу Отцу, и Богу Сыну и Богу Духу Святому. Получается так, что истина на их стороне.

– Нет, Володенька! Подумай и поразмысли. Человек создан Богом по его образу и подобию. Ответь мне на такой вопрос: чем человек отличается от ангела?

– Ясное дело, Алексей Иванович, человек имеет тело, а ангел его не имеет.

– Володя, а ангел имеет душу, такую душу, которую имеют все живые существа?

– Нет, Алексей Иванович, ангел не имеет души. Он духовное существо.

Алексей внимательно посмотрел на Володю и сказал:

– Вот давай, Володенька, и определимся, из чего состоит человек. Человек имеет в себе три ипостаси. Назови мне их.

Володя, смутившись вопросом, задумался, а потом сказал:

– Выходит так, что первой ипостасью является тело, второй душа, а третья ипостась – бессмертный дух.

– Да, Володенька, ты тут в самую точку и попал. Человек ведь создан Богом по Его образу и подобию. А поэтому и человека можно назвать троицей, составляющей единое существо.

Володя, глядя Алексею в лицо, сказал:

– Но у Бога все его ипостаси являются личностями. Ведь Иисус Христос жил какое-то время на Земле в человеческом теле.

– Знаешь, Володенька, что Иисус Христос никогда не разделялся со своим Отцом и Духом Святым. А по поводу человеческого существа, можно сказать, что тело человека и душа, и дух человека тоже могут жить своей жизнью. Тело человека все время требует своего. Душа тоже требует своего, да и дух человека тоже ищет своего. Тело живет удовлетворением плотских похотей, душа ищет душевной пищи.

Володя перебил Алексея, задав ему очередной вопрос:

– А какие потребности у души?

Алексей посмотрел на него внимательно, сказав:

– У души душевные потребности. Она жаждет всякого рода развлечений, зрелищ, разного рода музыкального творчества и тому подобного. Как и тело, душа уводит человека в мир своих потребностей. Если единый человек полностью подчиняет себя этим ипостасям, то он единый и нераздельный становится бездуховным. Третья ипостась в человеке, которая является главной, теряет свою власть над человеком. Все эти три ипостаси должны жить в постоянной гармонии. Дух человека можно сравнить с Богом Отцом, потому что в человеке он должен главенствовать. Но грехопадение первых людей нарушило гармонию. Поэтому можно сказать, что тело и душа стали жить по своим прихотям. Они забыли своего главу так же, как и люди в основной своей массе забыли Бога.

– Что-то уж очень заумно, Алексей Иванович вы мне объясняете.

Алексей, глядя на Володю, сказал.

– А как же мне тебе и тем людям доказать, что Бог наш является Святой единосущной и нераздельной Троицей. Только так я и могу, а по-другому трудно. Ведь ты не поверил мне, когда я тебе сказал о том, что Бог есть Троица и принимать это нужно как аксиому. Вот я и попытался тебе, сравнивая наше существо, созданное по образу и подобию Божию, доказать эту аксиому. Можно развивать эту тему и дальше. Я же тебе рассказывал о том, что у меня порой происходят во сне, встречи с умершими родственниками и знакомыми? Они порой даже обличают меня в моей невнимательности к их страданиям. Ведь в этих случаях тело мое лежит в постели и душа находится рядом с телом, а вот дух мой действительно посещает те места, о которых я тебе рассказывал, хотя он тоже находится вместе с телом и душой. Каким образом это происходит? Одному Богу это известно. Вот посмотри, кто в нас живет. Первая ипостась – дух, данный нам при зачатии от отца по плоти. Вторая ипостась – тело, которое развивается в утробе нашей матери, в котором есть движение крови. А движение крови создает оболочку души. Главенствующий во всем дух, он творит тело, а тело как бы рождает душу. Дух становится отцом, создавая тело, а тело рождает третью ипостась – душу. Чем не сравнение со Святой Троицей. По настоящему человеку не дано познать Бога. В Святую Троицу нужно только верить, что она едина и нераздельна. Поэтому, Володенька, каждому человеку нужна вера. Есть также тайны Божьи, которые человеку недоступны. А по поводу угодников Божьих скажу так. Христос сказал, что у Бога нет мертвых, все живы. А апостол Павел заповедовал нам при встрече друг с другом лобзать – то есть целовать друг друга и молиться друг о друге. Умершие плотью за гробом живы, поэтому мы можем к ним обращаться за помощью или же просить Бога о помиловании несчастных наших братьев и сестер, попавших в адские пределы. Делая, это мы проявляем Любовь. Поэтому никак нельзя назвать нашу веру языческой. Язычники кланяются идолам, такое поклонение является поклонением сатане. Мы почитаем угодников Божьих, такое почитание является поклонением Богу. Вот так-то, миленький Володенька. Бог у нас един и неразделен. А святые угодники Божьи – наши старшие братья во Христе. Алексей, сделав небольшую паузу, продолжил – Святые угодники Божии мне помогают в моей жизни. Я после молитв к ним о своих нуждах всегда получаю по моей просьбе. А иногда помогают и те, которые не являются признанными церковью Святыми. Ведь церковь канонизирует усопших только после того, когда через людей многие живущие на Земле получают помощь. Хочешь, я тебе расскажу о том, как я получил возможность молиться о зверски убиенном русском солдате на чеченской войне.

– Да, конечно, Алексей Иванович, я послушаю.

– Знаешь, Володенька, мне недавно пришло напоминание с того света об убиенном мученике, к которому в своих молитвах я обращаюсь как к Святому. Просто я верю в его святость, поэтому и включаю его имя в список Святых, к кому обращаюсь.

Володя, перебил Алексея.

– А разве нельзя к нему обращаться?

Алексей, смутившись, сказал.

– Знаешь, Володенька, он не канонизирован церковью как Святой. А поэтому вроде бы и нельзя. Обращаться-то можно, но свои просьбы выражать по-иному. Такого человека нужно поминать как усопшего, а уж после поминовения просить его молитв.

– Значит и мне можно обращаться к своей бабушке?

– Да, конечно. Можно, но только после прочтения молитвы об ее упокоении. Если она находится в Царстве Небесном, она помолится о тебе. А вот те, которые находятся вне Царства, не обидятся, что их, так помянули, ведь о них помнят и молятся. Господь их может помиловать и по таким молитвам. Недавно со мной произошел случай. Находясь этим летом дома, я часто, почти ежедневно, ездил на электричке в Москву. И вот однажды, я выехал в Москву после полудня. Утром от нас добираться до Москвы очень тяжело. Электрички идут полные. Люди по два часа стоят в вагонах, плотно прижатые друг к другу. В прошлом, до развала Советского Союза, в электричках люди так никогда не ездили. Всегда было свободно. Люди, живущие в Подмосковье, ездили в Москву за продуктами, но такого как сегодня ажиотажа никогда не было. Мне однажды, Володенька, чуть ребра не поломали, когда я втиснулся в вагон электропоезда, идущего из Петушков. Хоть садись и пиши роман с названием «Петушки – Москва туда и обратно». Да не буду я его писать, а расскажу тебе один случай, произошедший со мной, когда я вечером возвращался из Москвы. Садясь в вагон с платформы Новогиреево, я оказался плотно прижатым впереди стоящими пассажирами. За мной стремилась протиснуться одна молодая особа. Она требовала, чтобы я дал ей возможность пройти в середину вагона, где для нее было занято место. Я мешал ей, потому что был плотно прижат к стоящим впереди меня людям. Она каким-то образом пробралась вперед, а потом произошло следующее. В проходе появился молодой человек высокого роста и ударил меня по лицу. Хотя ему мешали впереди стоящие люди, он все-таки сумел это сделать. Народ стоящий вокруг меня возмутился такому поведению молодого парня, а я сказал, что сейчас на станции вызову через машинистов милицию. Парень быстро ушел на свое место. Я не стал вызывать милицию. Поэтому, Володенька, я старался ездить в Москву в более позднее время. А роман «Петушки – Москва туда и обратно» я не стану писать. За него мне на моей Родине памятник не поставят. Итак, я выехал в Москву после полудня. Решил в Москве съездить на радиорынок в микрорайоне «Митино». Добравшись до метро «Тушинская», я сел в автобус. Автобус медленно двигался по дороге. На Волоколамском шоссе пробка рассосалась. Подъехав к нужной мне остановке, я вышел из автобуса. Там я не увидел киосков, в которых я закупал телефоны для отправки в Севастополь, а увидел огромное здание, в котором и располагался новый радиорынок. Походив по этажам нового рынка, я ничего нужного для себя не нашел. Доехав до Курского вокзала, успел сесть в электричку, которая позволяла мне спокойно добраться до моего дома. Люди еще не закончили свой рабочий день. В вагоне было много свободных мест. Сев в свободное купе, я расслабился. Вдруг в вагон с противоположного входа вошел молодой человек и стал предлагать пассажирам всякий товар. Я не стал обращать на него внимания. Но когда молодой человек стал предлагать карманные календари со знаками зодиака, я насторожился. Ведь мне нужно было что-то говорить ему и людям о том, что гороскоп является сатанинским изобретением. Мне не хотелось вести такие разговоры, потому что я сильно устал. Хотел пропустить мимо своего внимания этого торговца. В прошлом такие торговцы не обращали внимания на мои вразумления, даже раздражались и старались любым путем оправдать людей, верующих в гороскопы. Когда он сел на сидение в центре вагона и продал карту Москвы одному из пассажиров, я все-таки решил ему сказать свое слово по поводу гороскопов. Я попросил его проходившего мимо меня остановиться и высказал ему свое мнение о гороскопах. Парень сел на сидение напротив меня, положил рядом с собой карты и книжки. Я, ожидая привычного для меня сопротивления по поводу гороскопов, дерзко сказал:

– Знаете, молодой человек, что гороскопы являются бесовским изобретением. Бесы нашли метод, чтобы люди были во власти сатаны и верили их пособникам – астрологам. Молодой человек, взглянув на меня, задал вопрос:

– Все ли астрологи являются служителями дьявола?

Я твердо ответил, что все до единого, а также экстрасенсы, оккультные целители, всякого рода гадалки, инопланетяне и всякого рода им подобные. Насчет инопланетян я сказал, что они очень бояться молитвы «Да воскреснет Бог» и они очень бояться крестного знамения. Посоветовал парню прочитать книгу Виктора Вейника «Почему я верю в Бога». Сказал ему, что профессор Белорусской академии наук в прошлом был Альбертом Вейником, а как принял православие – стал Виктором. Сказал, что из книги он узнает, кто такие инопланетяне. Он, выслушав меня, вдруг сказал, что люди, которые едут в этой электричке, разговаривают на ненормативном языке. Я сначала не понял, о чем идет речь, что ненормативной речью является мат. Потом сказал, что большинство людей курят. На это я ответил ему, что в России мало верующих людей, поэтому и поведение у основной массы людей такое. Молодой человек вдруг неожиданно для меня сказал, что бесы бояться молитв: «Да воскреснет Бог», «Отче наш», «Богородица Дева радуйся». Бояться псалмов девяностого и пятидесятого. Я с удивлением взглянул на него. По возрасту молодой человек был девятнадцати-двадцати лет. Лицо его было необыкновенно и благодатно. Он сказал мне, что к нам наехало много иноплеменников. Я ответил ему, что основная масса русских людей в Бога не верит, а веруют они, можно сказать, кто во что. Поэтому Господь попускает нашему народу такое нашествие. Он, как бы с упреком, сказал мне, что курящие люди творят большой грех. Они подобны драконам, у которых из пастей низвергается дым. А дракон и есть тот змей евангельский, которого упоминает в «Откровении» Иоанн Богослов. Таким образом, люди уподобляются сатане. Сказал, что и он когда-то грешил таким грехом. Ненормативная лексика, то есть мат, является тоже большим грехом. Я подтвердил его утверждение, сказав, что мат является молитвой сатане. Ко всему сказанному им он добавил, что не нужно смотреть телевизор, входить в интернет и пользоваться мобильным телефоном для игр. Я согласился с его словами, при этом сказал, что у меня нет в квартире телевизора, нет и компьютера, что такие предметы в моей квартире давно отсутствуют, а компьютера у меня и вовсе никогда не было. Постепенно инициатива в нашем разговоре перешла к нему. Я как бы оправдывал людей, говорил, что у каждого человека есть свой шанс для спасения души. В пример я ему привел себя, сказав, что в молодости, служа в армии, сильно пил. Что однажды, когда я ехал в аэропорт, увидел расколовшееся небо, в проеме которого сиял всеми цветами радуги православный храм, а параллельно движению такси видел ангела, который сопровождал меня до конечного пункта полета. Молодой человек поинтересовался, что, не был ли я пьян. Я сказал, что перед отъездом выпил пива, а о том, что со страху, по приезду в аэропорт выпил в ресторане водки, утаил от него. Глядя на меня, он сказал, что в настоящий момент видит возле меня ангела. После того, как молодой человек узнал, что я офицер, спросил меня, что знаю ли я того солдата, которого причислили к лику святых и помню ли я его имя. На это я ответил, что знаю такого солдата, которому за твердое стояние в вере в Господа нашего Иисуса Христа чеченские садисты, заставляющие его снять крестик и принять ислам, отрезали голову. Я также сказал ему, что этого солдата пока не канонизировали как Святого. Поставил его в известность и о том, что уже есть кое-где его иконы, что некоторые люди ему молятся и получают от него помощь. Молодой человек спросил меня, как звали солдата. Я назвал фамилию. По поводу имени я не сразу ответил, но после некоторого замешательства твердо назвал его имя – Евгений и с любовью добавил – Женя. Парень улыбнулся, после чего я сказал, что мусульмане не верят в Святую Троицу – Единую и Нераздельную, что у них в Коране отсутствует Бог – Дух Святой, а также и Бог – Сын Божий Иисус Христос. Что по их утверждению Иисус Христос умер и никогда не воскресал, а посему они никогда не смогут прийти в Царство Христово – Царствие Небесное. У них своя вера и своя загробная жизнь, какая была у всех, до прихода в мир Спасителя. Молодой человек спросил меня, как я прекратил пить и, когда я крестился. Я же сказал ему, что двадцать с лишним лет не пью и что крестили меня в детстве. Сказал, что меня мой отчим причащал в Махачкалинской церкви, и что я с четырнадцати лет не помнил Бога, жил в тяжких грехах. Он спросил меня, как я хранил себя в течение многих лет и неужели ни разу не выпил. Я твердо ему ответил, что не прикасаюсь к спиртному. Уходя из вагона на своей станции, я еще раз громко на весь вагон сказал, что от пьянства меня отвел Бог. Когда я пришел домой и осознал все, что со мной произошло. А произошло то, что через него мне напомнили о Евгении Родионове. С этого дня я включил в список поминаемых мною в молитве усопших имя Евгения-воина. Так мученик Евгений-воин напомнил мне о том, чтобы я помолился об его упокоении. Я сделал вывод о том, что мусульмане, убивая за веру христиан, делают страдальцев святыми людьми. Господь дает возможность верующим в Него, через страдания прийти в его обители, находящиеся в Царстве Небесном.

Володя остановил речь Алексея:

– Алексей Иванович, ну и дела! Вы мне рассказываете такие невероятные вещи, даже не вериться. Я просто привык все проверять научно. Мне пришлось общаться с людьми, которые занимаются наукой, я постоянно видел, как они грызут друг друга и таким путем приходят к истине в своих изысканиях.

– О, миленький Володенька! Мне как творческому человеку такое очень знакомо, я все испытал на себе. Имею большой опыт такого рода грызни. Загрызть могут насмерть. В литературной среде почти каждый считает себя гением. Звездная болезнь поражает почти каждого начинающего поэта и прозаика, но поэтов больше. Многие не могут исцелиться от болезни до самой смерти. Видя свою несостоятельность из-за того, что якобы их со всех сторон окружают завистники, они ожесточаются. И не дай Господь, если такой «гений» станет оппонентом при публичном разборе твоего творчества на семинарском занятии в литературном институте или же на заседании литобъединения. Хорошего не жди. Грызть будет пуще самого злобного пса. Я тоже переболел, сейчас я спокоен. Болезнь видимо прошла сразу же, как только я стал посещать храм Божий. Это та же прелесть, я от нее избавился. Я понял, что тщеславие порождает гордость, а гордость и есть тот самый змей о восьми головах. Болезнь ушла внутрь, сейчас она протекает скрытно, пока я не в силах отрубить змею голову гордыни. Набросив на нее петлю у меня не хватает сил умертвить ее. Мизерная моя заслуга в том, что зубы головы уже не способны грызть.

Глава 11 Хула

Алексей взял стакан с водой, предложенной ему. Отпив пару глотков, поставил его на стол рядом с пластмассовой бутылкой. Ощутив во рту приятный привкус минеральной воды, продолжил:

– Знаешь, Володя, о моих стихах не хочу больше вести никакие разговоры. Я лучше сейчас продолжу разговор о хуле. Алексей встал, прошелся по каюте, потом прислонившись к углу кровати, сказал, – в Евангелие Господь сказал такие слова, что все простится человеку, а хула на Духа Святого не простится ни в сем, ни в будущем веке. Обрати внимание на слова

– в будущем веке. Значит, есть век и будущий, по нашим понятиям – загробная жизнь. Подается надежда людям, ушедшим из сего века в будущий век, иметь возможность получения прощения после смерти. Господь прощает и там грешников по молитвам живущих на Земле. Он сказал о том, что ничто нечистое в Царствие Божие не войдет. Значит, молитвы очищают души в загробном мире. А вот душа, запачканная и изъеденная червями хулы, как бы не подлежит очищению в загробном мире. Ее нужно лечить на Земле. Она в меньшей степени врачуется, но все равно о такой душе, если она была крещена, необходимо молиться для того, чтобы страдания ее уменьшались, чтобы она переселилась поближе к Царству Божьему и хотя бы в малой степени была причастна к благодати Божией.

– А как же тогда понимать слова, что не прощается в сем веке, то есть в нашем мире? – спросил удивленно Володя,

– ведь нужно понимать, что хулители и здесь не простятся, если они не покаются, – продолжил он.

Алексей, задумавшись, сказал:

– Церковь учит, что покаяние сглаживает любой грех, а наказание, я думаю, нераскаянного грешника настигает в сем веке. Человек получает по грехам своим скорби и болезни. Во времена Ветхого Завета великовозрастных детей, не почитающих своих родителей, прилюдно на площадях побивали камнями. Заповедь закона Моисеева гласила о том, что кто не чтит отца и матерь, тот смертью да умрет. На, то был промысел Божий, такие не почитатели действительно долго не жили. А сейчас в наше время на площадях никого не забивают, но заповедь и наказание остаются. Христос сказал, что Он пришел не отменить закон, но исполнить. Поэтому такие люди побиваются, можно сказать, камнями болезней. Наказание за такой грех стало более болезненным, чем побить камнями на площади. У нас сейчас век автомобилей. Дети хотят ездить на машинах. В Москве подростки оседлали «запорожцы», переоборудовав их в кабриолеты. С треском носятся вокруг подъездов, пугая старушек, даже издеваются над старыми людьми, включая на полную мощность записи понравившихся им рок певцов. Порой такие незадачливые водители, на полной скорости вылетают на проезжую дорогу. И иногда попадают под колеса, несущегося на полной скорости КАМАЗа. Финал ужасный. Похлеще, чем забивание камнями. Болезни, несчастные случаи и тому подобное в полной мере восполняет устаревший метод Ветхого Завета. Закон исполняется, и никуда от него не убежишь. А разве для неверующего человека, привыкшего жить полной жизнью, исполняя девиз владельцев Пепси-колы «Бери от жизни все», болезнь не является наказанием за те грехи, которые он пытается взять от жизни? Да еще все! – Алексей вопросительно посмотрел на Володю, ожидая его ответа.

– Да, конечно наказание, – встав, с дивана сказал Володя.

– Вот так-то, дорогой. И ты согласен с моими доводами, – сказал Алексей и продолжил, – но здесь наказание мизерное, оно ведь может показаться и блаженством по сравнению с будущим. Здесь все заканчивается смертью тела, а там будет наказание до Страшного Суда Божьего и наказание после Суда. Оно-то и будет вечным и бесконечным. Все наказываемые пойдут в огонь вечный, в озеро огненное вместе с сатаной и его воинством, то есть с бесами – падшими ангелами.

– Алексей Иванович! А что, из себя могут представлять эти падшие ангелы?

– О, Володенька! Они настолько безобразны.

– А что значит безобразны?

– Да ты ведь и сам знаешь значение слова. Его применяют сегодня всуе, совсем не думая о том, откуда оно взялось.

– Да, я понимаю, что слово безобразие обратное слову красота.

– Милый ты мой, они ведь были красивыми до своего падения. Светлый ангел Денница – херувим был очень красив, имел большую власть над другими. Власть и красота, а также развитая на этой почве колоссальная гордыня, привели его к тому, что он возжелал стать выше самого Бога. Сотворенное Богом существо восстало против своего Творца. Все ангелы были сотворены Богом бестелесными еще до создания первых людей. Денница явился первым революционером, решил сделать революцию на небе. Попытка его не удалась, и образ светлого ангела был им утерян навсегда. Третья часть от всех ангелов, взбунтовавшихся под его руководством, так же как и он, потеряла свой вид и стала безобразной. Каждый из них потерял свой образ светлого ангела, став страшным и мерзким. Все его войско превратилось в тварей без образа. Архангел Михаил со своим светлым воинством сбросил с небес падшие существа в пространство между небом и Землею. Их стали называть бесами или демонами, – духами злобы поднебесья. Так и первые люди, которых соблазнил сатана в Эдемском Саду, потеряли свой образ при грехопадении. Посмотри на нас, грехи искажают наши лица до неузнаваемости.

– А почему искажают? Ведь есть такие красавицы – залюбуешься. Я знаю много таких девушек, они ко мне на дачу приезжают с друзьями, мы с ними проводим время.

– Знаешь, Володя, ты не туда смотришь. Они еще молоды и их блудные грехи пока еще не набрали критическую массу, а как наберут, то уже никакая косметика им не поможет. Червивое яблочко бывает очень румяным с виду. Если его скушать, то оно, несмотря на сладость, в сердцевине своей бывает очень горько. Червяк ведь не ест все яблоко, он поражает сердцевину, где находятся семена. Он поражает семя, высасывая благотворные соки плода. Такими яблоками можно и отравиться. Души распутных женщин не просто мертвы, а хуже чем разложившиеся трупы, от них смердит несносно, они изъедены жирными червями, а черви являют собой множество страстей и всякого рода страстишек. Ты же сам знаешь, что каждая из таких женщин считает себя центром вселенной. Она следит за своим телом, как языческий жрец за идолами. Тело для нее является своеобразным языческим капищем, к которому постоянно стремятся поклонники. Знал я одну такую. В офисе, где она работала, висела репродукция с картины известного художника «Явление Христа народу». Так знаешь, что она сделала? Она заклеила образ Христа аппликацией, сделанной из своей фотографии. Свое обнаженное тело богохульница посмела явить народу. Она этим телом зарабатывала доллары. Ее я часто встречал, проходя по делам, мимо гостиницы «Интурист», что находится на Тверской улице в Москве. Апостол Павел в одном из своих посланий говорил о том, что тела наши есть храмы Божии и, оскверняя их, мы тем самым оскверняем храмы. Вот так-то, дорогой, видишь, как круто я завернул, а по-другому я не могу. Тела, брат ты мой, у всех, в определенный момент, приходят к смерти. У развратных людей раньше, чем у благочестивых людей. Мужчина, растратив преждевременно свой ресурс, выживает из ума и быстро заканчивает свой век. У таких людей по их лицам и телам можно, с первого взгляда определить весь букет греховности. Черви изъев душу, сосут и тело, которое становится до того неприглядным, что тошно бывает них смотреть. Они пытаются замазать следы этих червей дорогой импортной косметикой. Благочестивые же лица сияют в отличие от них, в любом возрасте, и не нуждаются ни в какой косметике.

– Да… Алексей Иванович, вы меня повергли в нокаут. Не ожидал я от вас такого. Вы как бы читаете мои мысли.

– Я описал тебе кратко падение заблудших представительниц слабого пола. Если они не придут к Богу и не покаются в своих грехах, то могут пойти в погибель, идя таким адским путем в земной жизни.

– А как понять слово погибнут, видимо просто их не станет? Так тогда можно на всю нашу жизнь поставить большую жирную точку. Можно будет оправдать лозунг владельцев Пепси-Колы «Бери от жизни все»? Володя резким движением взял стакан и налил в него пива, потом большими глотками выпил его до дна. Поставив стакан на стол, также резко сел на диван. Откинувшись на его спинку, продолжил, – ведь вы все время твердите о погибели грешных душ, тогда, как видите, и проблемы как таковой нет. Погибелью заканчивается все. Ни ад, ни рай не существуют! Такое же и атеизм проповедует.

– Володенька! Смысл слова ты истолковываешь неправильно. Под словом погибель подразумевается наказание за грехи. Такое наказание, которое сопоставимо со смертью по своей пагубности. Ведь жизнь вне времени вечна, а души все живут вне времени. Алексей сделал паузу, потом продолжил,

– мы отвлеклись от главного – от хулы на Бога.

– Но ведь приведенные вами примеры тоже как бы являются косвенной хулой на Бога.

– Да, Володя. Блудница, возомнив себя выше своего Создателя, приклеив аппликацию на образ Иисуса Христа, похулила Господа. А так как мы знаем, что Святая Троица есть единый и нераздельный Бог, то похулив неважно какую ипостась, единого Бога, она становится хулительницей всего Бога. На этом основании можно сделать вывод о том, что блудница похулила и Духа Святого, о котором говорил Спаситель в Евангелие.

– Вот оно даже как! – сказал Володя, встав с дивана. Он медленно начал ходить по каюте, разминая затекшие ноги. Потом вышел из каюты, закрыв за собой дверь.

Глава 12 Чудесные исцеления

Володя вошел в каюту и сразу же с порога сказал:

– Алексей Иванович! Давайте разговор переведем в другое русло, ведь то, что вы мне говорили, меня страшит. Я начинаю побаиваться Божьего суда надо мной за то, что я выбросил на помойку икону, на которой был изображен Николай Чудотворец. Наверное, мое семейное счастье не состоялось по этой причине. А богатство мне наверно дал не Бог, а его противник – сатана, чтобы я вел такую нехорошую жизнь. Но ведь я не могу жить в наше время по-другому, не могу раздать или промотать свое богатство и остаться ни с чем. Раньше мы строили коммунизм – достроились до развитого социалистического общества. Партийная элита жила при коммунизме. У них было все. А сейчас мы строим капитализм, а поэтому нужно нам шевелиться, чтобы заработать большие деньги. Если не шевелиться, поезд уйдет, и останешься у разбитого корыта. Нужно хотя бы на ходу запрыгнуть на подножку уходящего вагона и ехать до следующей станции, чтобы приобрести билет и оказаться в самом вагоне. Оказавшись в вагоне, нужно также шевелиться, чтобы собрать средства на покупку другого билета. И так постоянно. Некогда нам думать о Боге. Мы все вертимся как белка в колесе, добывая деньги.

– Да, Володенька! – сказал Алексей, – раньше мы служили красному дьяволу, а сегодня служим желтому – «золотому тельцу». Служба желтому дьяволу намного тяжелее, чем служба красному. А вообще-то, как сказал Христос в Евангелие богатому юноше, чтобы тот раздал имение свое и взял Крест свой и следовал за Ним. Этими словами он огорчил юношу, и юноша отошел от него. У юноши было очень большое богатство и ему жаль было с ним расставаться. А вот мытарь Закхей поступил по-иному и поэтому услышал слова Иисуса Христа о том, что спасение пришло его дому.

Володя, нахмурившись, сказал.

– Не каждый человек может такое сделать. Закхей видимо сильно уверовал в Него.

– Да, Володенька! Он даже будучи мал ростом, залез на дерево, чтобы увидеть Господа. А в наше время хоть один самый маленький чиновник полез бы на дерево, чтобы увидеть Господа, окруженного народом? А ведь Закхей был большим чиновником, при этом он не постеснялся сделать такое.

Володя, встав с дивана, сказал:

– Я, Алексей Иванович, все равно не верю в Бога, а поэтому давайте о богатстве больше не говорить. Пусть оно пока еще мне послужит. Поэтому, простите меня. Алексей Иванович, я ведь не дал вам рассказать о чудесном вашем исцелении целителем Пантелеймоном. Знаете, я человек неверующий и к чудесам отношусь скептически. Мало ли кто и когда придумает себе чудо, выдавая за него обыкновенное стечение обстоятельств. Иногда послушаешь такого человека, а в конце его рассказа засмеяться хочется, потому что из его рассказа ничего необычного для моих понятий я не вижу. По малодушию своему я сказал вам, что боюсь Бога, пока вы мне не доказали, что Он есть. Поэтому я не очень расстроился. Смешно все это.

Алексей строго взглянул на него и сказал.

– Я думаю, Володя, смеяться тебе не придется. Мне тоже было не до смеха после той истории, произошедшей со мной в те времена, предшествующие моему обращению к вере. Несмотря на то, что я иногда наведывался в церковь для того, чтобы поставить свечи за успех моего дела, я еще всерьез не воспринимал всего того, что видел в церкви. Я не знал о том, что христианин должен находиться в церкви полную службу. Выражение «Отстоять обедню» для меня не было совсем понятным. Я был из категории захожан, а не прихожан.

Володя остановил речь Алексея, сказав:

– Вот, вы мне все хотите доказать, что чудеса, которые, происходили, с вами являются подтверждением существования Бога. А я все упираюсь. Я же вам уже говорил, что сегодня не готов менять свой образ жизни, хотя я и хочу послушать рассказ о вашем очередном чуде и опровергнуть все ваши доводы, если они укладываются в систему случайностей. Есть такая теория, называется теорией вероятности. Поэтому если ваш рассказ станет исключением из этой теории, то я могу поверить тому, что с вами действительно имело место чудо. А если такого не произойдет, то извините, Алексей Иванович, я не поверю, что с вами произошло оно. Вот видите, Алексей Иванович, какой я нудный человек. Во всем стараюсь оправдать свое невежество в области религии. Я крещенный и поэтому, в какой-то степени, принадлежу к нашей православной церкви. Сейчас я нахожусь на том уровне веры, который был когда-то у вас. Вы были когда-то захожанином. Вот и я такой же захожанин, но прихожанином я сегодня не могу стать, потому что не имею той веры, которая мне позволила бы стать таким как вы. Володя замолчал.

Алексей, нахмурившись, сказал:

– С теорией вероятности я тоже немного знаком. Когда-то изучал ее в военном училище. Я хорошо знаю о том, что место, в которое только что попал снаряд, так называемая воронка, может защитить солдата от других снарядов, выпущенных одним и тем же орудием. А как можно рассудить все то что, если из этого же орудия все снаряды начнут бить в одну точку, станут попадать в одну и ту же воронку. Значит ли это, что все происходящее случайно? Наверное, нет. Я, думаю, наводчик стал бить прицельно по укрывшемуся от снарядов противнику.

– Резонно, Алексей Иванович. Наводчик стал целиться в ту воронку, в которую попал первый снаряд. И если наводчик как Бог, то он обязательно попадет вторым, третьим, четвертым и последующими выстрелами в эту же воронку. С этим я согласен. Вот когда вы мне представите такого рода попадание в цель, то я приму ваши доводы в пользу не «наводчика» как такового, а в пользу того, кого вы подразумеваете в образе «наводчика», то есть в пользу самого Бога, который специально для вас создал подобную ситуацию в вашей жизни.

– Все происходило со мной, когда я уже уволился из издательства и начал заниматься челночным бизнесом. Тогда мы с Павлом – моим сыном, ездили в Варшаву за товаром. Он жил в Севастополе, а я в Подмосковье. Обычно мы добирались поодиночке до Бреста, а оттуда автобусом или электричкой ехали до Варшавы. Если добирались электричкой, то приходилось останавливаться в Варшаве с ночлегом, если же автобусом – то мы успевали в один день сделать все дела и уехать в Брест. В Бресте мы успевали сесть на московский поезд, на котором к утру мы приезжали с товаром в Москву. Поторговав несколько дней, вместе со мной Павлик возвращался в Севастополь, забрав с собой часть купленного товара. Оставшийся товар я расторговывал в Москве. Когда товар заканчивался, мы созванивались, назначали день и весь цикл повторялся. Вот таким образом начиналась наша совместная работа. Однажды, за день до назначенного отъезда, я заболел гриппом. С вечера температура поднялась до тридцати девяти градусов. Всю ночь я плохо спал, хотя и принимал таблетки, температура не становилась нормальной. Утром я должен был ехать в Москву, на Белорусский вокзал, где в 14.00 отравиться на поезде в Брест. Все срывалось. Проснувшись в шесть утра, я стал замерять температуру, она оказалась внушительной – тридцать восемь и два. В таком состояния ехать я не мог. Я не находил выхода. Павел уже находился в пути, сообщить о моей болезни было невозможно. Все принимало серьезный оборот. Мне нужно было ехать. Лена переживала за меня. Боялась, что Павел вздумает ехать в Варшаву один. Она ходила по комнате и думала, чем может помочь мне. Вдруг она резко подошла к моей койке и сказала:

– Я в церкви купила икону Великомученика и целителя Пантелеймона. Хочу тебе посоветовать в такой ситуации обратиться к нему, вдруг он тебя вылечит. Ведь он исцелил при своей короткой жизни многих людей, которых не могли исцелить великие врачи того времени. Я послушался ее совета. Встал с постели и прошел на кухню. На полочке стояла небольшая иконка, на которой был изображен юноша с коробочкой в левой руке, прижатой к поясу, а в правой руке он держал кисточку для тех, кто к нему обращается. Я перекрестился и стал просить своими словами, чтобы он исцелил меня от моей болезни. После чего я пошел и опять лег в постель. Лежа, я взял градусник и стал замерять температуру. К моему удивлению термометр показал температуру тридцать шесть и восемь. Я, почувствовал, как спала горячка. Встав с постели, я пошел умываться и готовиться к отъезду. В четырнадцать часов поезд тронулся с Белорусского вокзала, увозя меня в Брест. Святой Пантелеймон исцелил меня. От недомогания не осталось и следа. Рано утром поезд привез меня в Брест. Поезд, на котором должен был приехать Павлик, еще не пришел. Выйдя на мост, расположенный над железнодорожными путями, увидел справа от меня храм. Вот и решил я, до приезда Павла, сходить в храм. Спустившись с моста, я направился к храму. Когда я вошел в храм, то увидел там много людей, шла утренняя служба. Люди стояли в очереди на исповедь. Посмотрев перед собой, вдруг, на колонне, увидел этого юношу, изображенного во весь рост. Я тогда еще не знал, как его благодарить и, постеснявшись людей, не приложился к его образу. Пройдя вперед, встал в очередь на исповедь. По мере продвижения очереди я вновь увидел его икону перед собой. Люди прикладывались к ней, а я постеснялся. Мне было непривычно такое поведение, потому что был нецерковным человеком. Подойдя к батюшке на исповедь, сказал ему, что ругался с женой и кричал на нее. После этих слов добавил, что я грешен во всех грехах. Батюшка не стал расспрашивать о моих грехах, видя мою неподготовленность к исповеди. Он положил мне на голову епитрахиль и прочитал молитву. Я перекрестился, поцеловав Евангелие и Крест, после чего пошел на выход из храма. Когда я встретил Павлика, то узнал, что в Киеве пришлось ему долго ждать поезда на Брест, поэтому он успел побывать в Киево-Печерской лавре. Показал мне купленные иконки и книгу «Жития Великомученика и Целителя Пантелеймона». На обратном пути из Польши я читал эту книгу. Вот так, Володя, три точных попадания из одного орудия в один и тот же окоп.

Володя, пропустив мимо своих ушей рассказ Алексея, спросил.

– Алексей Иванович, вы часто ездили в Варшаву?

– Да, Володенька, пришлось ездить. Поездок двенадцать пришлось сделать самостоятельно, вне всяких, так называемых туристических групп. Все поездки происходили по тому сценарию, о котором я тебе поведал. Позже я переехал в Севастополь и стал оттуда ездить, через туристическое агентство, в Варшаву.

– Как же вы не боялись ездить самостоятельно, ведь там, в Варшаве, такой бандитизм. Бандиты даже на туристические группы нападали. А вы вдвоем, с сыном, спокойно ездили туда по самому опасному маршруту.

– А что поделаешь, денег у нас было маловато, чтобы ездить туда в туристических группах. А насчет бандитов, ты правду говоришь. Их в Варшаве хоть пруд пруди. Все наши отребья, так называемый «черный интернационал». Сам понимаешь, о ком я речь веду – о наших так называемых «лицах кавказской национальности». Они там были на первых ролях. Действовали большими группами. Мне приходилось сталкиваться с ними, особенно в первые поездки. Кроме кавказцев, там в те времена промышляли русские, украинские организованные группировки. Сами поляки тоже не упускали возможности поживиться за счет своих братьев славян. Но поляки в этом вопросе более цивилизованные, чем наши.

– Да, Алексей Иванович, я согласен с вами, что поляки, цивилизованнее наших соотечественников. Их таможенники не позволяют себе таких дикостей как наши. От них я не слышал грубых окриков. Они даже извиняются за то, что в ночное время беспокоят пассажиров проверяемого поезда. Наши же таможенники всегда подчеркивают, что они большие начальники, что с ними нужно вести себя тихо.

– Что поделаешь, Володя, привычка у нас такая, в крови сидит желание доказать свое начальственное положение. Но такое присуще конечно не всем. Есть у нас хорошие люди и их по моим понятиям в нашем народе большинство. Мы, русские – самый интернациональный народ. В своей среде мы не преследуем людей по национальному принципу. Я такое говорю об основном позитивном большинстве нашего народа. Но, как говориться – в семье не без урода, бывают и у нас всякого рода подонки. В настоящее время число их увеличилось в разы. Народ наш подвергся искушению «свободой». То, что когда-то сдерживалось государством, сейчас отпущено на волю. Средства массовой информации получили неограниченную власть над людьми. Они властью пользуются сверх меры. Да о какой мере можно говорить, когда она отсутствует. Везде крайности, золотой середины никто не придерживается. Поэтому и бандиты наши самые жестокие в мире. В Варшаве эта жестокость проявлялась более ярко, чем в том же Стамбуле. В Стамбуле кавказцы не грабят наших женщин, в Варшаве грабят всех без исключения, если бандитам это удается. Грабят по всякому, каких только способов не придумала эта нечисть. С умиленными невинными лицами, строя из себя благопристойных граждан, подсовывают крупные купюры фальшивых денег. Подбрасывают под ноги прохожим долларовые куклы, крутятся возле обменных пунктов, предлагая сдать валюту по более высокой цене, чем в обменном пункте. В итоге клиент остается без валюты и без денег. Много разных способов держат они на вооружении, нет возможности все их уловки предусмотреть и предотвратить. Но такие способы применяют не все. Некоторым из бандитов нужно показать свою силу и власть над попавшим в сети незадачливым челноком. Мало того, что они забирают у него все деньги и документы, они еще могут и избить. А избивают с садистскими наклонностями, получая при этом удовольствие. Есть и более мягкие, они запугивают, при этом тут же предлагая свою защиту. На рынке, просто так ходить нельзя, нужно платить за свою безопасность определенную сумму. Так называемая плата за безопасность. С ними проще, нужно только сказать, что сейчас подойдут наши ребята, и они вам заплатят, мы не можем, так как все деньги у них. Такие незадачливые рэкетиры быстренько удалятся. Всему конечно, виной то, что польская полиция не хочет защищать русских. Пусть они сами разбираются между собой, а мы просто отвернемся. Не наше дело разбираться с варварами, думают они. В худшем случае полицейские могут быть связанными с бандитами, получая от них определенную мзду. Но это только мои предположения. Может быть, все на самом деле выглядит по-другому.

– Алексей Иванович, а часто вы имели дело с бандитами и мошенниками?

– Эх, милый ты мой, приходилось иметь, но Бог миловал. Большого ущерба я от них не имел. Я ведь бывший военный, офицер и в таком деле умел повести себя соответствующим образом. Если я попадал в такие ситуации, то сразу оценивал своих противников на предмет их поведения в отношении моих действий. Просто за двадцать пять лет службы в армии научился обращаться с людьми всякими. Главное в таком деле не проявлять трусости. С некоторыми разговаривать нужно дипломатично, не теряя инициативы в начатом разговоре. В итоге, поступая, таким образом, можно просто по-дружески распрощаться с собеседниками и пойти своей дорогой. Для меня проще иметь дело с кавказцами. Они хоть и бандиты, но если с ними объясниться по-хорошему, можно надеяться на то, что они отпустят тебя, не причинив при этом никакого вреда. А вот с русскими бандитами лучше не иметь никаких дел, с ними не надо заводить разговоров, их нужно просто избегать. Они долго не разговаривают. Им нужны деньги. Если ты их сам им не отдашь, то они из тебя их выколотят. И если ненароком ты окажешь им сопротивление, то инвалидность тебе будет обеспечена, а в худшем случае они могут, и перо в бок воткнуть.

– Алексей Иванович, но ведь перо в бок могут воткнуть и кавказцы.

– Да, Володенька, могут. С тобой наверняка они будут обращаться не деликатно, потому что ты еще молод. Я ведь в возрасте, поэтому со мной они разговаривают более уважительно. У них в генах заложено уважение к старшим. У наших бандитов такого нет. Хотя знаешь, Володенька, у сегодняшних кавказцев такие понятия, как уважение к старшим по возрасту, претерпели большие изменения в худшую сторону. Их достал тот поток мерзопакостной лавы, выбрасываемой с грохотом от всякого рода сатанинских рок-групп, возвысившихся кратером до поднебесья бесовского. Спустившись с гор в города, кавказская молодежь вкусила в полной мере плодов разврата, диктуемого современным образом жизни. Цивилизация, научно-технический прогресс сделали свое подлое дело. Люди стали стремиться к супер материальному благополучию, забывая при таком раскладе законы, по которым веками жили их предки. Вот и стали они заниматься бандитизмом. О русских я и говорить не хочу – беспробудное пьянство давно уже сделало свое черное дело. Генофонд нации практически разрушен ядом современной цивилизации. Если говорить словами коммунистов-ленинцев, то триумфальное шествие сатанизма по нашей земле продвигается семимильными шагами. Вполне актуален тезис: «Сатанизм шагает по планете». Практически наше общество сейчас исповедует анти христианство. В России уже существуют сатанинские секты, со своими анти заповедями, праздниками, жертвоприношениями, символикой, ритуалом поклонения сатане, а так же всякого рода другими тонкостями дьявольского действа. Организации эти существуют не подпольно, а вполне на законных основаниях. Чиновники со спокойным сердцем выдают им соответствующие документы на основании «Закона о свободе совести». Некоторые из чиновников и сами активно принимают участие в сектах.

– Алексей Иванович, неужели это так серьезно?

– Да, миленький ты мой! Очень серьезно. Если сатанисты занимаются человеческими жертвоприношениями, то, как можно относиться к этим вампирам? Они приносят в жертвы младенцев, кровь которых используют для омовения своих тел. Они торгуют органами этих младенцев. Разве такие вещи можно считать шалостью невинных дядей и теть? За ними стоит сатана. Хочешь, Володя, я тебе еще расскажу об одном случае исцеления меня Святым Серафимом Саровским и Святой праведной Матроной Московской. Володя кивнул головой в знак согласия. Алексей продолжил, – когда Павлику исполнилось три годика мы семьей поехали в Евпаторию в отпуск. Поселились мы у одной бабушки во флигеле. Основное время мы проводили на пляже. Обедать мы ходили в кафе, расположенное возле вокзала. Там повара готовили очень вкусные пельмени с укропом. После обеда мы отдыхали. Отдохнув, шли опять к морю. Однажды после обеда, когда мы вошли во двор, нас встретила хозяйка и попросила меня, чтобы я развернул антенну – телевизор стал плохо показывать. Большая труба, на которой была антенна, была вставлена в другую трубу, которая была замурована в бетон. Нужно было приподнять трубу с антенной, а потом повернуть ее в нужную сторону. Дав на это добро, я быстро подошел к антенне и резко приподнял трубу, повернув в нужном направлении. И тут же почувствовал в пояснице боль. Я не обратил на это особого внимания и не понял, что заработал себе такую болезнь, что от нее не мог избавиться до своего прихода в церковь. И не сразу я смог избавиться. Когда у меня обострялся радикулит, меня перекашивало. Я выглядел инвалидом. Потом постепенно приходил в себя. Я старался не обращать на болезнь внимания. До увольнения из армии я всерьез не принимал свою болезнь. За три года до увольнения болезнь стала прогрессировать. Всему стало виной занятие йогой. Как-то в одном из журналов я увидел описание разных поз. Почитав как делать такую гимнастику, стал на деле исполнять то, что там было написано. Я пробовал стоять на голове, крутиться на позвоночнике, прижав колени к груди и тому подобное, описанное в журнале. Потом я расслаблялся, лежа на полу. Перед мысленным моим взором возникали разные представляемые мной картины. Я видел себя на берегу моря, видел водопады, а вот настоящего солнечного света я не видел. И все думал, почему я его не вижу? Позже я узнал, что занимаясь йогой, я напрямую входил в контакт с бесовской силой, которая все такое воспроизводила на экране моего мысленного взора. Занятия йогой позволяют входить в контакт, с врагом рода человеческого. Обольщая, таким образом, людей, сатана завоевывает души обманутых им людей. Господь поругаем, не бывает. Он однажды вразумил меня тем, что я, крутясь на спине, ударился ногой об батарею. Мое тело сильно перекосило. Врач назначил лечение, после которого я пришел в нормальное состояние. Но когда я стал работать в издательстве редактором, у меня болезнь стала обостряться чаще. Все происходило потому, что мне пришлось меньше двигаться, сидеть на сквозняке по восемь часов в день. После того, как я стал регулярно ходить в храм, исполняя заповедь Божию «Шесть дней делай дела свои, а седьмой день Господу Богу твоему». Я понял, что до этого служил не Богу, а сатане. Я прекратил все занятия йогой, покаялся в своем тяжком грехе и не стал больше расслабляться до появления бесовских наваждений, то есть перестал заниматься медитацией. Однажды зимой мне пришлось уехать из Севастополя к себе домой в Подмосковье. Всю зиму мне пришлось жить дома. У меня не хватало денег, чтобы купить себе хорошие зимние ботинки. Я отнес в ремонт ботинки, в которых не одну зиму ходил по снегу и льду. Мне приклеили к подошве такие подметки, от которых у меня стали разъезжаться ноги. Я падал, но падения мне особого вреда не причиняли. Когда стал ходить по обледеневшей тропинке с краткой молитвой, то перестал падать. Я мысленно произносил слова: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй меня грешного». Читая непрестанно молитву, я даже бегал, торопясь на электричку. С молитвой я ни разу не упал за всю зиму, кроме одного падения, после которого та болезнь, о которой рассказывал, была полностью исцелена. Почему так получилось, я тебе сейчас расскажу. В течение последнего года перед случившимся со мной чудесным падением, я стал молиться на вечернем молитвенном правиле к Святому отцу Серафиму Саровскому и Святой Матроне Московской с просьбой о том, чтобы они меня исцелили от моих болезней. И так изо дня в день возносил к ним свои молитвенные просьбы. Однажды выйдя из дома и начав сразу же читать «Иисусову молитву» я упал, да так упал, что левой частью тазобедренного сустава стукнулся об лед. Это падение явилось для меня исцелением от того тяжкого недуга, которым я страдал в течение многих лет. В этот же день, когда я лег спать, со мной произошло второе чудо. Лежа, в постели, я ощутил, что моя левая нога, независимо от моей воли, потянулась, в длину и при этом произошел щелчок, который я явно услышал. Вот так-то, Володенька, я избавился по милости Божией и по молитвам угодников Божьих Святого отца Серафима и Святой праведной блаженной Матроны Московской от моей болезни. Меня больше после такого чуда ни разу не перекашивало, я стал здоровым человеком. До этого случая летом, мне однажды довелось побывать с Леной в Дивеево. Моя двоюродная сестра купила дочери машину и попросила меня съездить с ней в деревню, чтобы забрать дочь и внучек и привезти их в Москву. Я согласился с одним условием, что после того как приеду в деревню, то на этой машине поеду в Дивеево. Чтобы там поклониться Святому отцу Серафиму. А, уж после, когда вернусь, тогда и доставлю их всех в Москву. Она дала мне на это согласие. Когда мы поехали, то у меня, из-за тесной обуви стала болеть левая нога. Я терпел боль. По пути к деревне прошел дождь и после чего мы увидели, как впереди машины в небе появились две радуги, которые как два огромных столба упирались в тучу по правой и левой стороне от дороги. Выйдя из машины в деревне, я захромал не левую ногу. Переночевав, с Леной сели в машину, взяв с собой свекра и свекровь дочери моей сестры, а также бабушку мужа дочери, поехали по направлению в Дивеево. Нога моя продолжала болеть. Когда мы приехали на место, остановившись на стоянке перед монастырем, я открыл дверь машины, поставив левую ногу на землю, по ноге пошло тепло. Такого я не ощущал никогда в своей жизни. Выйдя из машины, я забыл о боли в левой ноге. Мы сходили в храм и приложились к мощам Святого Серафима, потом обойдя «канавку» с молитвой «Богородица Дева радуйся…», поехали на источник. Искупавшись в источнике, набрав святой воды, поехали деревню. До этого, в монастыре Лена у монахини попросила святого масла, сухариков из чугунка отца Серафима. Так мы побывали в гостях у отца Серафима. Позже маслице мне понадобилось. А понадобилось после столкновения в электричке со скинхедами. Знаешь, как меня Господь отучал от страсти чтения светских газет и телевидения? Вот послушай, – сказал Алексей, – в Севастополе мы жили на квартирах, в которых отсутствовали все средства массовой информации. За несколько лет мы с Леной отвыкли от телевизионных передач, пришли к выводу, что телевизор несет людям много всякого рода грязи и подпитывает животные инстинкты в людях, зомбируя их. Да еще мне батюшка в храме сказал, чтобы я не смотрел телевизор вообще и радио не слушал, даже церковные передачи. Сказал, что церковные передачи предусмотрены для ново начальных христиан и газеты светские запретил читать. Вот так я и прекратил смотреть и слушать телевизор и радио. В те времена я ничего не знал о существовании православных радиостанций, а отдельные передачи церковные шли в грязном потоке светской информации. Поэтому видимо батюшка и запретил мне слушать даже церковные передачи. Газеты в Севастополе я все-таки читал, но редко. А когда приехал домой, то стал смотреть новости по телевидению. Потом впал в страсть чтения светских газет. И вот однажды, сидя в электричке, я читал газету. Вдруг в вагоне раздался дикий вопль. В вагон ввалилась куча молодых людей. Заполнив проход между сидениями, они орали, матерились, двигаясь по проходу. Они застали меня в руках с газетой, а нужно было читать молитву. Я не успел опомниться, как впереди меня мужчина сделал замечание одному из них. Пятеро напали на него, он стал отбиваться от них. Я резко встал и хотел перекрыть доступ к нему других, которые озверев, решили добить мужчину. Передо мной оказался молодой человек в маске. Когда я ему сказал, чтобы он остановился, на меня сзади сидения напали его сторонники. Левую руку мне схватили и прислонили к спинке сидения, на правой руке повис один из них. Я оказался мишенью для скинхеда в маске. Он стал бить меня ногами, отработанными в долгих тренировках ударами по голеням и другим болевым точкам. Когда он ударил меня ногой в область сердца, то я неосознанно произнес: «Господи, Иисусе Христе!..». После сказанного я рванул правую руку, порвав рукав кожаной куртки, освободил ее от нападавших на меня скинхедов. Левую руку резким движением я так же освободил. После нанес серию ударов правой рукой по маске моего противника. Он стал оседать на пол. И в этот момент раздался в вагоне крик одного из нападавших: «Деда, не тронь!» Вслед за этим криком раздался другой крик: «Милиция!» Скинхеды побежали в обратном направлении. Я остановил вошедшего в вагон милиционера и показал ему разорванный рукав моей кожаной куртки. Газета моя валялась на полу, растоптанная ботинками скинхедов. Я понял, за что мне было попущено Богом такое искушение. За то, что я снова впал в страсть чтения светских газет. Накануне этого дня, ночью, я видел пророческий сон, в котором мне было предсказано произошедшее со мной. Я, Володенька, не стану тебе пересказывать его, только скажу о том, что бесы подготовили это событие, показав мне его во сне, но немного в другом виде, а потом они осуществили его. Доехав до сестры, я ей рассказал о нападении не меня и попросил, чтобы она зашила мне разорванный рукав моей куртки. Дома перед сном я взял маслице Святого отца Серафима и смазал те места, по которым мне с таким остервенением наносились удары. Наутро никаких следов от тех ударов у меня не осталось. Обычно после таких избиений люди болеют годами и даже умирают. Синяки не проходят длительное время. Я ведь раньше в юности дрался и имею опыт в этом отношении. От синяков и отечностей избавляться приходилось длительное время. Вот так, Володенька, я отучился от чтения светских газет. А ты мне все твердишь о каком-то космическом разуме. Говоришь, что нет Бога. Все, что я тебе сейчас рассказал – это несопоставимо с теми тремя точными попаданиями в один и тот же окоп.


home | my bookshelf | | Страсти в загробном мире и наяву. Знамение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу