Book: Террорист



Летний день клонился к вечеру. Над невысокими Теннесскими горами, юго-восточными отрогами Аппалачей, стремительно двигался реактивный лайнер Боинг-727. Он летел из Нью-Йоркского аэропорта Кеннеди и, согласно расписанию, направлялся в Новый Орлеан. Автопилот поддерживал курс на юго-юго-запад и высоту 28 тысяч футов над уровнем океана.

Радист протиснулся из салона через узкую дверь в пилотскую кабину, подтянул джинсы и успокоительно кивнул капитану. Затем плотно устроился на своем месте, надвинул наушники и потянулся к ручкам настройки.

Капитан внимательно всмотрелся в его невозмутимое лицо, поправил свой микрофон, выключил мелодичную магнитофонную музыку, транслировавшуюся в пассажирский салон, и включил бортовую сеть динамиков:

— Леди и джентльмены! С вами говорит командир корабля пилот Литтлджон. Впереди слева по движению вы можете видеть красивое озеро, образованное разливом реки Теннесси. Немного дальше — плотина, отделяющая его от других озер, объединенных ТВА-проектом[1], в числе которых и озеро Чаттануга. А в бинокль можно увидеть на западе великие Аппалачи.

Он щелкнул переключателем и отодвинул от себя микрофон. В наушники пассажиров снова полилась негромкая музыка. Почти в то же мгновение на панели загорелась лампочка вызова по внутреннему переговорному устройству. Капитан потянулся вперед и нажал кнопку включения:

— Да?

— Капитан, это Клариса. У нас случилось происшествие…

— Происшествие?

— Да. Пассажир заперся в туалете вместе с Милли. — Голос стюардессы заторопился, очевидно, она хотела, чтобы ее правильно поняли. — Это не обычный флирт, капитан. Это хайджекинг, угроза захватить самолет.

Радист вздрогнул. Переговорное устройство придавало эмоциональной речи стюардессы металлический оттенок. Второй пилот вскочил было на ноги, но повелительный жест капитана заставил его опуститься на место.

— Где находятся воздушные маршалы?[2] — спросил капитан.

— Один из них сидит рядом со мной…

— Прежде чем подключить его к связи, — перебил капитан, — скажи, как ведут себя пассажиры.

— Они еще ничего не знают, сэр.

— Отлично. Они и не должны знать. А теперь передай микрофон маршалу.

Пауза. Затем зазвучал низкий мужской голос:

— Хэлло, капитан. То, что случилось, очень просто. Мужчина прошел к туалету. Никто, конечно, не обратил на него внимания. А оказавшись в хвосте, он показал Милли пистолет и силой затащил ее в туалет. Теперь он держит ее между собой и дверью. Клариса говорит с ней через дверь. Милли утверждает, что у него есть пистолет, нож и еще какая-то бутылка с желтой маслянистой жидкостью; он говорит, что это нитро. — Мужчина закашлялся, прочищая горло. — Что нам делать?

— Ничего, — мгновенно отреагировал капитан. — Вернитесь на свое место. Пусть он говорит через Милли, раз уж он держит ее в качестве щита. Поручите переговоры Кларисе. Я запрошу инструкции у Нового Орлеана.

Лицо капитана стало серьезным, когда он вновь заговорил со стюардессой.

— Клариса?

— Да, сэр?

— Включи над туалетом сигнал «неисправен» и опусти шторы. С Милли пока все в порядке?

— Да, сэр… Минутку, она что-то говорит. — Клариса умолкла, потом заговорила вновь. — Хэлло, капитан. Милли сообщает, что он требует направить самолет в Джексонвилль. Для дозаправки.

— Куда он хочет лететь? У нас хватит горючего хоть до Кубы!

— Да, сэр, но она пока ничего больше не сообщает.

— Кто он такой?— спросил капитан. — Что указано в маршрутном листе?

— Он значится как Чарльз Вагнер из Хартфорда, Коннектикут. Место 16д, у прохода. Когда мы только вылетали из аэропорта Кеннеди, я подавала ему ленч.

— Как он выглядит? — продолжал спрашивать капитан.

В голосе стюардессы почувствовалось колебание:

— Ну… как… обычный пассажир вроде. Лет тридцати с небольшим. Волосы длинные, но уже редеют.

— Много ли он выпил?[3]

— Нет, сэр, только пиво,—ответила Клариса. — И я уверена, что он совершенно трезв. Что нам делать?

— Ничего. Постарайтесь найти себе какое-нибудь занятие в хвосте. На случай, если пассажиры заинтересуются, почему ты там крутишься. А теперь включи сигнал неисправности и задерни…

— С вами хочет говорить Новый Орлеан, сэр, — перебил радист.

— Говорит Литтлджон, — сказал капитан в микрофон. — У нас на борту террорист.

— Чего он хочет?

— Он захватил одну из наших стюардесс и заперся с ней в туалете. Вооружен. Грозит нитроглицерином. Пока что требует направиться в Джексонвилль. Говорит, как бы для дозаправки.

— Не выключайтесь, — ответил голос. — Я доложу руководству и свяжусь с вами.

Лицо капитана застыло, словно маска. Он глядел перед собой невидящим взглядом. Штурвал не шевелился. Ожидание было заполнено кажущимся спокойствием. Затем в тишину ворвался другой радиоголос. В нем чувствовались начальственные нотки:

— Капитан Литтлджон? Это служба безопасности Нового Орлеана. Вы можете изменить курс на Джексонвилль.

Второй пилот уже отыскивал в своей сумке карту с нужным маршрутом. Одна рука капитана Литтлджона легла на штурвал, другая отключила автопилот. Однако он счел еще необходимым сделать объявление:

— Леди и джентльмены! — услышали в салоне. — Чтобы дать возможность пассажирам правого борта полюбоваться в этот поздний час красотой озера Чаттануга…

Самолет описал широкую дугу и лег курсом на юго-восток, навстречу надвигающейся темноте.

В наушниках вновь послышался голос офицера безопасности:

— Отлично сработано, капитан. Позднее пассажирам все же придется сообщить об изменении курса. А вы свяжитесь с нашей службой в Джексонвилле, они уже знают. Мы тоже будем слушать вас.

— Роджер[4], — ответил капитан и наклонился ко второму пилоту, который уже прокладывал на своей карте маршрут. Поверхность земли постепенно темнела, хотя в иллюминаторы самолета еще проникали солнечные лучи. В наушниках снова послышался голос Кларисы:

— Капитан?

— Да, Клариса? — Литтлджон выпрямился в своем кресле.

— Он хочет денег, — сообщила стюардесса. — Хочет получить выкуп за самолет и за пассажиров. Хочет, чтобы деньги были приготовлены к тому времени, когда мы приземлимся. А не то он грозит расправиться с Милли. Если же и это не поможет, он взорвет самолет.

— Сколько же он хочет?

— Четверть… — Клариса сглотнула слюну. — Четверть миллиона.

На лице капитана не дрогнул ни один мускул. Он снова переключился на дальнюю связь.

— Хэлло, Новый Орлеан? Говорит капитан Литтлджон.

— Это Джекс, — ответило радио другим голосом. — Мы слышим.

— Парень требует четверть миллиона долларов.

— Слышим. Кто он такой?

— Он значится как Чарльз Вагнер из Хартфорда, Коннектикут.

— Чего он еще хочет?

— Минутку. — Литтлджон нажал кнопку внутреннего переговорного устройства. — Клариса, хочет он чего-нибудь еще?

— Да, сэр, он требует чертову уйму вещей. Я полагаю, он имел достаточно времени, чтобы обдумать это. Я все записала. — Послышалось шелестение бумаги. Вдруг голос стюардессы изменился: — Мне очень жаль, сэр, но этот туалет не в порядке. Нет, второй функционирует нормально. Да, сэр… — Затем ее голос понизился: — Это пассажир. Надпись включена, но некоторые не замечают…

— Ладно, — перебил капитан. — Продолжай.

— Да, сэр. Итак, вот что он хочет. Деньги в обычной дорожной сумке, перевязанными в пачки по десять тысяч. Купюры по пятьдесят или сто долларов, не крупнее. Он требует также, чтобы мы приземлились в конце 725-й полосы, подальше от аэровокзала.

— Подожди, — сказал Литтлджон стюардессе. — Хэлло, служба Джекс, вы все это слышали?

— Да, — ответил голос. — Продолжайте.

— Продолжай, Клариса, — повторил Литтлджон.

— Да, сэр. Он говорит, что пассажиры смогут выйти, но требует, чтобы никто не входил в самолет. Тогда он выйдет из туалета. И он хочет два парашюта.

— Сразу два? — переспросил капитан.

— Два, — повторила стюардесса. — Он сказал: один спортивный, другой обычный, армейский.

Пилоты услышали, как офицер безопасности в Джексонвилле давал кому-то указание:

— Запросите парашютную ассоциацию США, известен ли им некий Чарльз Вагнер. Только побыстрее. — Затем тот же голос стал громче: — Что еще, капитан?

— Клариса?

— Это все, капитан. То есть пока все. Он говорит, что дальнейшие указания даст после приземления.

Капитан отключил переговорное устройство.

— Хэлло! Джекс! Нельзя ли нам очистить место на 725-й полосе? Независимо от направления ветра.

— Роджер, — ответил голос.

— А как насчет денег?

— Деньги будут, — заговорил голос. — Не знаю, долго ли он будет обладать этими деньгами, — усмехнулся собеседник, — но он их получит. Так же, как и парашюты.

— Хорошо, — сказал Литтлджон. — Мне страшно даже подумать, что он может убить нашу Милли. Не говоря уже о самолете вместе с пассажирами и экипажем.

Ответа не было. Литтлджон отключил радио и сосредоточил внимание на управлении самолетом. Некоторое время пилоты и радист молчали. На их лицах застыло выражение напряженного ожидания. Мощные двигатели мерно рокотали. Далеко позади самолета солнце коснулось горизонта. Земля давно уже погрузилась в темноту. Наконец в наушниках зазвучал голос диспетчера Джексонвилльского аэропорта, указавший коридор для посадки. Самолет стал снижаться. Капитан передал управление второму пилоту и приступил к объяснению с пассажирами:

— Леди и джентльмены! — раздался в наушниках его спокойный голос. — С вами снова говорит капитан корабля. По условиям погоды нам приходится совершить посадку в аэропорту Джексонвилля, Флорида. После приземления представитель компании объяснит вам задержку и организует дальнейшую транспортировку. Мы сожалеем о случившемся. А теперь, когда наш самолет начал снижаться, поднимите, пожалуйста, спинки ваших кресел и пристегните ваши ремни. Следите за световыми табло. Благодарю вас за внимание.


Последний озирающийся пассажир, удивленный настойчивыми требованиями сесть в автобус, чтобы следовать к видневшемуся вдали зданию аэровокзала, вовсе не думал, что он и его спутники вскоре станут героями дня как очевидцы или даже участники несостоявшегося угона самолета.

Топливозаправщики уже завершали перекачку горючего, когда из небольшого закрытого автомобиля, остановившегося возле самолета, вышли двое. Один из них нес спортивный парашют и дорожную сумку, другой с трудом тащил огромный армейский парашют. По внешнему виду они походили на агентов ФБР. Впрочем, они и в самом деле были ими. Они поднялись по алюминиевому трапу, не входя в самолет, втолкнули свой груз в салон, бросили беглые взгляды на дверь в туалет и, кивнув на прощание Кларисе, ушли. Из окна пилотской кабины Литтлджон видел, как они снова уселись в машину и укатили. Тогда он включил переговорное устройство.

— Клариса?

— Да, капитан?

— Куда мы теперь должны лететь?

— Минутку.

Заправочные шланги медленно исчезали в чревах автоцистерн, словно некие монстры пожирали огромные спагетти. Из переговорного устройства снова послышался голос Кларисы.

— Капитан, он говорит, чтобы мы летели в направлении Майами[5]. Он требует держать минимальную скорость, не более двухсот миль в час, и лететь на высоте не более двух тысяч футов. И кроме того, чтобы задняя дверь была незаперта…

В разговор вмешался представитель службы безопасности:

— Капитан, разве из самолета можно выпрыгнуть?

— Из этого можно, — ответил капитан, отключив внутреннюю связь. — Очевидно, парень выбрал 727-й именно поэтому. Из 707-го или из 747-го не выпрыгнешь. Вероятно, он кое-что знает о «Боингах» или изучал специально.

— За четверть миллиона каждый согласится изучить такую проблему, — иронически заметил офицер безопасности. — Я себе представляю, что за эти деньги можно даже совершить первый в своей жизни прыжок с парашютом. Кстати, в ассоциации не оказалось сведений о парашютисте Чарльзе Вагнере.

— Если только это настоящее его имя, — заметил Литтлджон.

— Да, конечно, — согласился офицер. — А есть ли опасность разгерметизации самолета, когда откроется задняя дверь?

— Нет, на двух тысячах футов опасности нет. И потом, если мы даже запрем дверь, он может выпрыгнуть через любой аварийный люк. — Голос капитана подрагивал, выдавая волнение. — Итак, что мы будем делать?

Земля ответила незнакомым голосом:

— Капитан, с вами говорит майор Уиллоуби из воздушных сил. У вас есть предложения?

— Ну… я думаю… — неуверенно начал капитан, — что мы могли бы двигаться над океаном. Там он не выпрыгнет. Это даст вам время на подготовку. Он, конечно, не станет прыгать в воду и потребует вернуться на материк. А вы тем временем поднимете несколько самолетов, чтобы обнаружить его в момент прыжка.

Вмешался радист, участник войны во Вьетнаме:

— Если он применит затяжной прыжок хотя бы на пятьсот футов, вы не увидите его ночью.

— Но попробовать все же можно, — предложил Литтлджон. — За неимением лучшего.

— Принято, — согласился майор Уиллоуби. — Разрешаю вам следовать над водой столько времени, сколько сможете. Постарайтесь лететь над океаном хотя бы до Дейтона-Бич, тогда мы успеем поднять другие самолеты[6]. О’кей?

— О’кей, — ответил Литтлджон. В этот момент загорелся сигнал вызова по внутренней связи.

— Капитан, — раздался взволнованный голос Кларисы, — он нервничает.

— Скажи ему, что мы уже вылетаем, — ответил капитан и запустил двигатели.

Огромный самолет вздрогнул, сдвинулся с места и, набирая скорость, покатился вдоль взлетной полосы. Потом оторвался от бетона и стал круто подниматься вверх. Огни города как бы покатились вбок, поворачиваясь вместе с разворотом самолета. Литтлджон повел корабль над водой в миле от берега. Уиллоуби следил за ним с помощью радара и продолжал поддерживать радиосвязь.

— Что делает ваш парень? — спросил майор.

— Бог его знает, — ответил Литтлджон. Он пожал плечами, и это можно было понять по интонации. — Не сомневаюсь, что скоро он выйдет из туалета и увидит, что мы летим над водой. Затем… ну, в общем, увидим. Не отключайтесь.

— Капитан? — послышался голос стюардессы.

— Да, Клариса?

— Он как будто хочет выйти.

Литтлджон заговорил торопливо, не дожидаясь развития событий:

— Клариса, шнур твоего телефона должен дотянуться до ближайшего кресла. Я хочу, чтобы ты и Милли, как только она выйдет, пристегнулись в креслах. Этот псих может выпрыгнуть или вылететь, как ему угодно, но я не желаю, чтобы вы рисковали возле раскрытой двери. Ты слышишь?

— Да, сэр, минутку. — Затем, после паузы, тембр ее голоса слегка изменился. — Вот, я пристегнулась, капитан. Они выходят.

— Как Милли?

— Бледна, как привидение.

— Неудивительно. Пусть Милли тоже сядет и пристегнется.

Мужчины в пилотской кабине напряженно вслушивались в звуки, доносившиеся из динамика внутренней связи.

— Капитан, он смотрит на воду. Говорит, если вы немедленно не отвернете к суше, он убьет нас обеих. Капитан, я боюсь!

— Поворачивайте! — скомандовал майор Уиллоуби. — Олл райт, теперь мы уже у вас на хвосте.

Литтлджон положил самолет в вираж. Под ними промелькнули огни Сент-Огастина[7].

— Капитан, — сообщила Клариса, — он говорит…

— Подожди, — перебил капитан. — Дай мне поговорить с ним.

— Минутку. — Наступила пауза. Потом снова послышался голос Кларисы. — Капитан, он не желает говорить в микрофон. И требует лететь к Окале, а затем повернуть на юг, на Нейплс, с той же скоростью и на той же высоте. Он говорит, что вы можете выйти из кабины, когда будете пролетать над Нейплсом; к этому времени его уже не будет в самолете.

— Делайте, как он говорит, капитан, — снова вмешался майор Уиллоуби. — Не рискуйте. Наши самолеты следуют за вами. И мы предупредили полицию всех населенных пунктов. Он не уйдет далеко.

— Не забывайте, что в Центральной Флориде много густых лесов, — напомнил Литтлджон. — Хотя я, конечно, подчиняюсь. Но в таком случае, почему бы нам не предоставить коридор от Нейплса до Майами? И может быть, вы зарезервируете нам места в каком-нибудь отеле на эту ночь?

— Будет сделано, — согласился майор.

— Капитан, — раздался нервозный голос Кларисы, — он требует, чтобы мы ушли, чтобы мы не видели, как он прыгнет…

Литтлджон вздохнул.

— Олл райт. Но держитесь крепче, я дам крен на другой борт, чтобы держать вас подальше от проклятой двери. Шагайте.

Мужчины застыли в напряженном ожидании. Наконец стюардессы проскользнули в пилотскую кабину и заперли за собой дверь. Милли была бледна, как полотно. Клариса поддерживала ее. Литтлджон вопросительно посмотрел на женщин.

— Она просто перепугалась, — успокоила его Клариса. — Сейчас пройдет.

Литтлджон стиснул зубы и посмотрел вниз.

— Приближается Нейплс, — сообщил второй через несколько минут.

— Не хочешь ли пройтись посмотреть? — обратился к нему капитан. — Только осторожно.

— Ладно. — Он протиснулся между стюардессами и вышел в пустой салон. Держась за кресла, прошел до конца самолета, подошел к болтающейся наружной двери, клацающей при каждом соприкосновении с бортом, закрыл ее и вернулся в кабину.



— Мы его так и не видели, — сообщил по радио Уиллоуби.

— Не беспокойтесь, его найдут, — отозвался голос офицера безопасности. — Мы подняли на ноги полицию всего штата. — Он помолчал, потом заговорил другим тоном. — О’кей, капитан. Для вас открыт путь в Майами. Доброй ночи.

— Благодарю, — сухо ответил Литтлджон и выключил микрофон. — Ладно, ребята, — обратился он к экипажу и положил руки на штурвал. — У нас сегодня был трудный день. Но еще немного, и мы сможем отдохнуть в отеле. — Повинуясь воле капитана, самолет стал резко набирать скорость.


Когда самолет набрал высоту и скорость, Литтлджон передал управление автопилоту. Кивнул радисту, и тот тщательно отключил всю радиосвязь. Затем капитан лично принес из салона небольшую дорожную сумку и стал доставать аккуратно перевязанные пачки пятидесятидолларовых банкнот.

— Пятьдесят тысяч долларов каждому, — удовлетворенно заметил он, разложив деньги на пять аккуратных пачек. — Не так уж мало за несколько неприятных часов. Особенно если учесть, что эти деньги не облагаются налогами, — ухмыльнулся он.

— Мне следовало бы выделить побольше, — угрюмо проворчала Милли. — Пять чертовски длинных часов просидеть взаперти в тесном туалете рядом с трупом…

— Тебе — побольше? — удивилась Клариса. — А что тогда говорить мне, которой пришлось вытолкнуть его из этой проклятой двери? Даже будучи обвязанной веревкой, я до смерти боялась, что вылечу вместе с ним из самолета…

— А мне? Ведь именно мне пришлось убить беднягу, — отозвался радист, участник вьетнамской войны.

Второй пилот словно не слышал этих разговоров. Он спокойно укладывал деньги, пачку за пачкой, в свой атташе-кейс.

— Чарльз Вагнер из Хартфорда, Коннектикут, — проговорил он как бы про себя. — Угораздило же его полететь на нашем самолете в недобрый час! Интересно бы узнать: а чем он занимался при жизни?


Перевод А. Яковлева

Примечания

1

В соответствии с решением конгресса США в период депрессии 1930 годов был разработан и осуществлен ТВА-проект — комплекс мероприятий с целью поддержания судоходства на реке Теннесси, регулирования стока и расхода воды для промышленных целей и целей орошения.

2

Специальная охрана, сопровождающая самолет в целях предотвращения угона.

3

В самолетах авиакомпаний США выпивка и закуска предоставляются, пассажирам бесплатно, их стоимость включается в стоимость билета.

4

Жаргонное слово, подтверждающее получение сообщения, вроде русского «вас понял» или «ясно».

5

Майами — крупнейший фешенебельный курорт на южном побережье Флориды.

6

От Джексонвилля до Дейтона-Бич полтораста километров.

7

Сент-Огастин — курортный город на восточном побережье Флориды, между Джексонвиллем и Дейтон-Бич.




home | my bookshelf | | Террорист |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу