Book: Секреты ночи



Секреты ночи

Элизабет Хейли

Секреты ночи


Секреты ночи

1

Машина шла среди золотистых, залитых солнцем холмов Тосканы. Находившаяся за рулем девушка так устала, что могла бы и не заметить человека, сидящего на обочине. Когда она проехала мимо, он медленно поднял голову. Машина пронеслась еще ярдов двести, пока до сознания путешественницы дошло то, что она увидела. Резко сбросив газ, девушка нажала на тормоз, и машина встала на узкой пыльной дороге. Потом дала задний ход. Боже мой, что с ним?! Несчастный случай или нападение? Пульс бешено колотился. Машина остановилась рядом с пострадавшим.

У нее просто сердце оборвалось: по смуглому от загара лбу и рукам текла кровь, темные, почти черные волосы слиплись.

Местный — решила она и нахмурилась: ее итальянский не годится для расспросов. Девушка судорожно вздохнула и выбралась из машины. Когда она приблизилась, мужчина поднял на нее ярко-голубые глаза. Взгляд его был слегка растерянным.

— Как вы? — нервно проговорила она по-итальянски.

— Как я? — пробормотал он едко. — А вы что, подслеповаты или дурочка? Разве не ясно, как я?

Не итальянец, сразу поняла она. Этот вывод был сделан не из его произношения. Просто итальянец никогда не позволит себе подобной грубости.

— Так вы англичанин?

— А это очень важно? Вы что, у всех спрашиваете национальность, прежде чем помочь?

Нелл рассердилась: почему она вообще должна возиться с этим человеком? Но, с другой стороны, разве она может оставить его на обочине? Пройдут часы, прежде чем кто-то еще свернет на эту сельскую дорогу. Она заставила себя пропустить мимо ушей его брюзжание и более строгим тоном спросила:

— Вы можете держаться на ногах? Если нет, я попытаюсь помочь вам подняться.

Он скептически посмотрел на нее.

— Непохоже, чтобы вы справились даже с мышонком…

Да, у этого человека трудности с общением; естественная симпатия, возникшая к нему, как к пострадавшему, начала исчезать.

— Послушайте, если вам не нужна помощь, так прямо и скажите! — В голосе Нелл слышалось раздражение. — А если вы не хотите ее именно от меня, тогда тоже скажите и я оставлю вас в покое. Сидите и ждите. Может, еще кто-то проедет мимо. Но учтите, ждать придется очень долго. Эта дорога ведет к уединенной ферме. Лицо мужчины потемнело.

— Ладно, я все понял, — пробурчал он. — У меня просто раскалывается голова. Я ни о чем не могу думать, тем более о хороших манерах.

Нелл пожалела о собственном весьма нелюбезном тоне. Похоже, этому человеку не повезло: она сейчас тоже не в том настроении, чтобы изображать из себя нежную сестру милосердия. Ее собственная жизнь так запуталась, что Нелл не уверена, способна ли она сама для себя что-то сделать, не говоря уже о ком-нибудь другом.

— Давайте-ка начнем все сначала, — сказала она теплее. — Попытайтесь встать и сесть в машину.

Мужчина медленно поднялся, и Нелл невольно попятилась, никак не ожидая, что он окажется таким высоким. Она собиралась предложить ему опереться на ее плечо, но что-то остановило ее. Нелл вдруг почувствовала исходящую от него опасность, и ей захотелось держаться от него на безопасном расстоянии.

Пошатываясь, он пошел к машине, плюхнулся на переднее сиденье, вздохнул с явным облегчением и закрыл глаза.

— Отвезите меня туда, куда сами едете. Перевяжите и дайте поспать несколько часов, — произнес он слабым голосом.

В голове Нелл прозвенел предупреждающий звонок: это не самый хороший вариант.

— Я не могу взять вас с собой, — грубовато сказала она.

Он открыл глаза и сощурился.

— Почему? Дома ревнивый муж? Так это не проблема. Я сейчас не в состоянии соблазнять вас.

— У меня нет мужа. — И тут же Нелл поняла, что допустила ошибку.

Его голубые глаза пристально впились в нее.

— Вы что здесь, в Италии, одна? — спросил он, наконец.

И это прозвучало, как намек, что ни один человек — ни мужчина, ни женщина — не захотел составить ей компанию. Самооценка Нелл, которая и так была не слишком высокой, упала до нулевой отметки.

— Не вижу ничего странного в том, что я здесь одна! — вызывающе заявила она.

— Конечно, — кивнул он. — Правда, для девушки, которая выглядит, как вы, это несколько необычно.

Нелл насторожилась: несмотря на его раны, он заметил, как она выглядит.

— Меня не волнует, обычно это или нет, — сказала Нелл резче, чем хотела бы. — Я одна только потому, что желаю быть одна. И именно поэтому я не могу взять вас с собой.

Он пристально посмотрел на нее.

— Вы меня боитесь?

— Конечно, нет! — Нелл сразу отвергла это предположение, забыв о своей реакции, когда он поднялся и возвысился над ней. — Но я не привыкла подбирать незнакомых мужчин на дороге и везти их к себе домой. Для женщины, путешествующей в одиночку, это было бы довольно глупо.

Незнакомец снова серьезно посмотрел на нее.

— Со мной вы не чувствуете себя в безопасности?

— Так я вас даже не знаю, — пожала плечами Нелл. — Я не имею ни малейшего понятия, кто вы такой, почему сидите на обочине и истекаете кровью.

— Разбился на мотоцикле, — сказал он, экономя слова, будто каждое слово отнимало у него слишком много сил. — Свернул, чтобы не наехать на собаку, и в результате налетел на камень.

— Я не вижу ни собаки, ни мотоцикла, — сказала Нелл, подозрительно оглядываясь вокруг.

Он махнул в сторону узкой дороги, соединявшейся с этой в нескольких ярдах отсюда.

— Это было там, дальше. Я добрался сюда, надеясь, что меня здесь кто-то увидит и поможет.

— И тут появилась я. — Нелл не смогла скрыть нотку сожаления в голосе. Ей было жаль этого человека, но его проблемы так некстати!

— Извините, я создаю вам неудобства, — пробормотал он невнятно.

Нелл с тревогой посмотрела на него.

— Надеюсь, вы не собираетесь потерять сознание?

— Думаю, что нет, но обещать не могу.

— Но вы даже не сказали мне, как вас зовут…

— Не могу вспомнить.

— Вы что, не знаете, кто вы такой?

— Это временно, все придет в норму, как только я немного отдохну.

— А откуда такая уверенность? — Она сомневалась, что способна справиться с раненым человеком, который не может вспомнить даже собственного имени.

Мужчина вытянул перед собой руку.

— Я же вижу, что у меня пять пальцев, — сказал он, — и я знаю, какой сегодня день недели. Приблизительно представляю, где я нахожусь… Где-то между Флоренцией и Сиеной. Помню, как увернулся, чтобы не сбить ту чертову собаку. И я совершенно четко помню, как упал с мотоцикла. Только никак не могу вспомнить некоторые детали.

— Вроде своего имени?

— А это важно?

— Для меня — да! — Ее большие карие глаза еще тревожнее посмотрели на него. — Вы очень бледны. Вам нужен доктор.

— Нет, — сказал он, — мне просто надо поспать несколько часов. Слушайте, если вы так не хотите пускать меня к себе в дом, оставьте меня на ночь в машине. Я устроюсь на заднем сиденье.

— А почему вы не хотите показаться доктору? — спросила Нелл, слегка нахмурившись.

— Я их не люблю.

— Но вы же ничего не помните…

— Я же сказал, — кое-что помню. Во всяком случае, совершенно точно помню, что терпеть не могу врачей, — закончил он невнятно. — А кроме всего прочего, разве вы знаете, где его искать? — пробормотал он, закрывая глаза.

Нелл не знала.

— Но можно же спросить! — заспорила она.

Мужчина не отвечал.

Нелл пристально посмотрела на него: спит или без сознания? Она провела рукой по темным волосам. Ну что же делать?

Выбор невелик. Так что придется везти его с собой на ферму и там думать, на кого переложить заботу о человеке, который сидит рядом с ней в полузабытьи.

Солнце уже опускается за холмы, скоро стемнеет, и надо поскорее добраться до места.

Делать нечего. Нелл нажала на педаль газа. Домик на ферме, куда она ехала, был снят на две недели. Хозяин, по словам агента, будет ждать ее и поможет устроиться. Если она привезет пострадавшего, хозяин, скорей всего, поможет ей, он ведь наверняка знает телефон доктора и подскажет, где устроить незнакомца на ночь-другую.

Приняв решение, Нелл немного успокоилась и поехала быстрее. Судя по карте, до дома оставалось километра два. Ну, как же так вышло, что она впуталась в эту историю? Похоже, в последнее время она притягивает к себе всякие неприятности точно магнит. Она же специально поехала в Тоскану, чтобы хоть две недели побыть в покое и одиночестве.

Ей так хотелось спрятаться, привести свои чувства в порядок после всего пережитого в последнее время. И большей частью по собственной вине, напомнила себе Нелл. И вот она снова попала в переделку, хотя эту, конечно, не сравнить с предыдущей. Однако она твердо решила избегать в Италии встреч с мужчинами. После того, что было, она просто не желает их видеть. Пусть даже самый неотразимый мужчина окажется рядом, она отвернется, и будет смотреть в другую сторону.

Но разве она ожидала, что обнаружит по дороге на ферму на обочине высокого красивого мужчину?

Нелл искоса взглянула на своего пассажира. А так ли уж он хорош? Сейчас трудно сказать, но она чувствовала, что под синяками и кровоподтеками скрывается очень красивое лицо, если не самое красивое, которое она когда-либо видела. И это настоящий мужчина — с головы до пят.

Она поспешно перевела взгляд на дорогу. Какое тебе дело, как он выглядит, сказала она себе решительно. Ты поможешь ему и тотчас сосредоточишься на собственных проблемах; в конце концов, пора навести порядок в своей жизни.

Они ехали по пустынной Тоскане. Да, прекрасное место, но она сама нарушила свой план, подобрав по дороге раненого незнакомца.

Нелл глубоко вздохнула. Что бы сказали ее родители, узнав об этом?

Потом еще раз вздохнула, уже спокойнее. А может, они вообще ничего не сказали бы. После, случившегося, родители, кажется, потеряли дар речи. Она решила не рассказывать им об этом маленьком эпизоде, — старикам и так хватило волнений и сердечной боли.

Пассажир будто почувствовал, что девушка думает о нем, и зашевелился.

Нелл взглянула на него. Даже в таком беспомощном состоянии в нем было что-то грозное. И дело не в физической мощи, а, скорее, в суровых чертах лица, упрямом подбородке, темных бровях над живыми голубыми глазами.

Что это ты его так разглядываешь? — одернула себя Нелл и снова сосредоточилась. Какая тебе разница, как он выглядит? Твое дело — обеспечить ему необходимую помощь, и пусть немедленно исчезает из ее жизни.

Машина подпрыгнула на неровной дороге. Солнце почти зашло за холмы, оставив после себя светящуюся полоску, в которой виднелись на горизонте ряды высоких стройных кипарисов. Очертания далекого городка на холме почти скрылись. В вечерних сумерках низко летали ласточки, охотясь за мошками.

Дорога пошла вверх, и Нелл поняла, что цель близка. Еще поворот, — и она затормозила перед каменным домом под терракотовой крышей, отражавшей золотистый свет заходящего солнца. Герани и яркие петуньи едва не вываливались из кадок и бочонков перед парадным входом, вьющиеся розы с крупными кремовыми цветами взбирались по стене почти до крыши.

Нелл выключила двигатель и выскочила из машины.

Замечательное место! — радостно подумала она, оглядывая дом и мягкую линию холмов, окружавших его. Все, что ей теперь надо, это найти хозяина и представиться. Она ждала, что он выйдет и встретит ее, но в доме было тихо. Наверное, хозяин не слышал, как она подъехала.

Подойдя к двери, Нелл увидела лист бумаги над кольцом двери. У нее возникло дурное предчувствие, когда она разворачивала записку.

Уверенным, четким почерком хозяин сообщал:

«К сожалению, я вынужден уехать раньше. Ключ, — за цветочным горшком, справа от двери. Желаю хорошего отдыха».

И неразборчивая подпись.

Итак, хозяина нет. Что же ей теперь делать с пассажиром?

Вряд ли у нее хватит твердости отвезти его туда, где она его подобрала. Оставить его здесь хотя бы на одну ночь? В конце концов, пусть спит в машине. Совсем не обязательно впускать его в дом.

Нелл нехотя вернулась к машине. Мужчина пошевелился и открыл глаза.

— Приехали?

— Да, — сказала она и торопливо добавила: — Вам лучше всего оставаться здесь. Я найду в доме одеяла и принесу.

Темные брови изумленно поднялись.

— Вы не хотите пускать меня в дом?

— Вы же сами говорили, что согласны спать в машине…

— Я передумал. Я хочу в мягкую, теплую постель, чтобы вытянуться во весь рост.

— Но я этого вовсе не хочу, — сказала она раздраженно.

— Вам нечего меня бояться. — Он пристально смотрел на нее.

— А я и не боюсь. — Она пожала плечами, понимая, что говорит неправду. — Но вы же знаете, я здесь одна и не имею понятия, кто вы такой. Может, преступник или маньяк, который охотится за женщинами, путешествующими в одиночестве?

Он скривил губы.

— Ни то и ни другое.

— А откуда вы это знаете, если ничего не помните? — с вызовом спросила Нелл.

— Я не все забыл, — ответил он. Голубые глаза спокойно смотрели на нее. — И я прекрасно помню, что я за человек.

Нелл отвела взгляд. Оказывается, она не в состоянии так долго смотреть ему в глаза.

— Вы вполне можете ошибаться на свой счет, — упрямилась она. — Что это за чудо произошло в последние две минуты? Только что вы были в полной прострации…

— Нет, я просто отдыхал. Но я не могу обещать, что не упаду в обморок, если вы оставите меня без присмотра. Допустим, я потеряю сознание, и несколько часов об этом никто не узнает…

— Это уже шантаж! — зло воскликнула Нелл.

Его глаза заблестели.

— Я просто думаю о своих удобствах на ночь.

— Мужчины! — В голосе Нелл зазвучала ярость. — Вы все одинаковы! Вы всегда надеетесь получить то, чего хотите! Вы не можете играть честно, и открыто. Почему?

— Как женщины? — тихо спросил он. — Но женщины способны затеять игры более запутанные и жестокие.

Нелл уставилась на него. Может быть, какая-то женщина сыграла с ним в такую игру? Трудное дело! Нужна очень умная женщина, чтобы сразиться с таким мужчиной.

— Это не про меня, — сказала Нелл тихо.

— Значит, у меня будет постель на ночь? — спросил он, расслабляясь.

Нелл почувствовала себя загнанной в угол и не могла понять, как это вышло.

— Ничего другого не остается, — пробормотала девушка. Она действительно не может оставить беспомощного человека на всю ночь в тесной машине. — Подождите, я пойду, открою дом.

Она достала из багажника свои вещи, пошарила рукой за цветочным горшком и нашла там ключ. Тяжелая дверь отворилась.

Светлые плитки устилали пол, в доме была простая, уютная мебель. Здесь можно себя чувствовать свободно и уверенно сразу, лишь переступив порог. Она так бы себя и чувствовала, если бы не этот незнакомец в машине.

Так что же? Впустить его в этот дом? У Нелл возникло странное чувство, что она делает что-то не то. Еще один дурацкий поступок, в череде, уже совершенных?

Она попыталась успокоить себя тем, что это только на одну ночь. Он поспит несколько часов и исчезнет. И она, наконец, останется одна, ради чего собственно и примчалась сюда из Англии.

Она быстро вышла из дома. Мужчина сидел с закрытыми глазами, и, казалось, спал. Она коснулась его плеча, но он не прореагировал. Нелл вздохнула и слегка потрясла его. Он пошевелился и открыл глаза: взгляд остановился на ее лице, и Нелл поняла, что он не спал.

— Вы боялись до меня дотронуться? — задумчиво произнес он.

— О чем вы говорите? — Ее голос звучал устало.

— Вы думаете, что обожжетесь, если прикоснетесь ко мне? — Он вопросительно сощурился. — Вы что, терпеть не можете мужчин?

— Это не ваше дело, кого я могу терпеть, а кого нет! — резко ответила Нелл.

— Похоже, есть причина, если вы приехали сюда в полном одиночестве, — игнорируя ее слова, все так же задумчиво продолжал он. — Вы прячетесь от мужчин или от какого-то одного мужчины?

— Я ни от кого и ни от чего не прячусь! — Ее охватило раздражение. Как точно он угадал…

— Конечно, — сказал он так же тихо. — Интересно было бы узнать почему.

— Не сомневаюсь, вам много чего хотелось бы узнать, но я не собираюсь отвечать на ваши вопросы, — решительно сказала Нелл. — Все, что я могу вам предложить, это постель на ночь, а не историю собственной жизни. Если мое предложение вам не нравится, что ж, не принимайте его. Меня это нисколько не заденет, поверьте мне.

Внезапно его глаза заблестели странным блеском.

— Я не уверен, что смогу дойти от машины до дома без посторонней помощи.

— Я подыщу вам палку.

— И не предложите опереться на ваше плечо? Не протянете руку помощи?

— Я же сказала: ничего, кроме постели на ночь! На одну ночь! — подчеркнула она.

— Какая колючая девушка, настоящий маленький ощетинившийся дикобраз.

— А вам хотелось бы нежной любви? Простите, я не могу этого предложить, — резко ответила она. — Вы попались мне в слишком неподходящее время, я в очень плохом расположении духа.

— Оно и видно. — Голубые глаза впились в нее с еще большим интересом. — А почему вы не в духе?



— Это вас тоже не касается. — Нелл понимала, как она груба. Но его вопросы все сильнее раздражали ее. Да, конечно, ссориться с ним неразумно, напомнила себе Нелл, он пострадал и заслуживает сочувствия, а вовсе не враждебности.

— Так вы идете или нет? — спросила она. Сделав над собой усилие, она вежливо добавила: — Пожалуйста, выходите из машины.

Согнувшись, он вылез из машины, и Нелл с облегчением увидела, что он хотя и не очень твердо держится на ногах, но вполне может идти без ее помощи.

Нелл не хотелось устраивать его в одной из спален. Выспится на диване, решила она. Так ей будет безопасней.

Маленькая гостиная с большим деревянным шкафом у стены, со столом и стульями того же темного дерева и большим диваном с ярким цветным пледом вполне подходила ему.

Нелл включила лампу, в свете которой комната стала еще уютней. Она повернулась к мужчине, медленно шедшему за ней.

— Вот здесь вы и будете спать. Еще что-нибудь нужно?

— Да, кое-что, — сказал он, с облегчением плюхнувшись на диван. — Во-первых, бинты или пластырь, чтобы я не залил кровью весь диван. И потом, я давно не ел. А может, вы найдете мне и что-нибудь выпить?

— Поищу чай или кофе на кухне.

— Это не совсем то, что мне нужно, — заявил он насмешливо.

Нелл собралась уже сказать, что посмотрит, но передумала. Будет лучше, если этот человек останется абсолютно трезвым.

— Я пойду, поищу бинты. Наверняка где-то есть аптечка.

— Я и сам могу поискать, если вы, не против, — предложил он с готовностью.

— Нет, спасибо, — отрезала Нелл. Ей не хотелось, чтобы он бродил по дому. Пусть сидит на месте, так ей будет спокойнее.

Она пошла наверх и там почувствовала, насколько ей легче дышится без него. Когда он рядом, кажется, что на нее что-то давит, ей неловко в его присутствии. Если бы он был не так высок, не так силен, не так красив и в его глазах не было бы этого мерцающего блеска, вызывающего непонятную внутреннюю дрожь…

Нелл велела себе отбросить все эти глупости: надо найти бинты, перевязать раны, дать человеку поспать несколько часов и выпроводить его на все четыре стороны. Это все, что она должна сделать. И если она не отступит от этого четкого плана, не возникнет никаких проблем.

Она быстро нашла бинты и пластырь и вернулась в гостиную.

Его там не было. Он что, сбежал? Но ему не уйти дальше входной двери.

Тогда где же он?

Сердце ее тревожно заколотилось. Нелл кинулась его искать.

Задняя дверь дома была открыта, и через проем, она увидела высокую темную фигуру на маленькой террасе.

Нелл недовольно поморщилась, вышла на террасу и, стараясь скрыть раздражение, спросила:

— Что вы здесь делаете?

— Дышу свежим воздухом, — насмешливо ответил он, — и наслаждаюсь тихим вечером.

Ну конечно, подумала Нелл, такой человек должен любить ночь с ее мягким возбуждающим теплом, бархатными тенями, едва уловимыми запахами, мягким шепотом листьев.

Она внимательно посмотрела на стоящего рядом человека. Яркие голубые глаза, глядящие вдаль, казалось, знали и понимали все секреты этой ночи.

— Я думаю, вам лучше вернуться в гостиную, — сказала она решительно.

Мужчина повернулся к ней.

— Сумерки пугают вас? — спросил он, глядя на нее в упор.

— Конечно, нет, — сказала Нелл с излишней горячностью. — Я не ребенок и не боюсь темноты.

— Но вы все время как-то напряжены. — Его голос звучал задумчиво. — Вы уверены, что не боитесь меня, что вас не волнует темнота, тогда отчего такая суетливость?

— Я не суечусь, — упрямилась Нелл.

— А отчего же вы такая пугливая?

— И ничуть я не пугливая.

Да, конечно, это явная ложь. Она напугана, и сильно. Последние две недели бесцеремонная пресса только тем и занималась, что пыталась докопаться до самых сокровенных уголков ее жизни. Репортеры охотились за ней с дьявольским упорством. Но самое страшное то, что Нелл боялась саму себя, из-за той решительности, с которой устремилась к удовлетворению своих амбиций. Она делала это так безоглядно, что не поняла и не оценила происходящего вокруг нее.

— Я, должно быть, сошла с ума, — прошептала она.

— Что вы такое натворили? — тихо спросил мужчина.

Нелл едва не подпрыгнула, услышав его голос. На какой-то миг она забыла обо всем. И о нем тоже. И не сразу поняла, что последнюю фразу она пробормотала вслух.

Она снова постаралась взять себя в руки и посмотрела на него намеренно независимо:

— Я не хочу говорить об этом. Я хочу только одного: чтобы вы, наконец отправились в гостиную, где я перевяжу вас. А потом спите сколько угодно.

Нелл знала, что она снова грубит, но иначе у нее не получалось. Она уже не та добрая, доверчивая девочка, какой была всего несколько недель назад. Да, конечно, в случившемся, она сама виновата, но не полностью. Просто ее доверчивостью и порядочностью бессердечно воспользовались, и теперь она не уверена, что когда-нибудь сможет стать прежней.

Нелл повернулась к двери, но железные пальцы схватили ее за руку.

— Я думаю, вам следует извиниться. — В голосе мужчины появились стальные нотки.

Она судорожно проглотила слюну. Нет, она не будет ему подчиняться!

— Извиниться? — дерзко повторила она. — Это еще за что?

— За ваше поведение.

— Я не думаю, что совершила нечто предосудительное. Я подобрала вас на дороге, привезла сюда, разрешила переночевать, хотя мне совершенно этого не хочется.

Указательным пальцем он провел по ее руке жестом, очень напоминающим ласку. С большим трудом Нелл подавила дрожь.

— Так вот оно, оказывается, что! Вы действительно меня боитесь. И вам страшно, что я остаюсь здесь на ночь. Правда? Так почему же?

Она хотела поспорить с ним, но не могла. Близость этого человека действовала на нее странно, непонятно.

— Отпустите меня, — произнесла она, наконец сдавленным голосом.

— Пожалуйста, — пожал он плечами и тут же отпустил ее руку.

Нелл отступила на два шага.

— И больше не смейте прикасаться ко мне, — проговорила она, сердито глядя на него.

— Обещаю, что не трону вас пальцем. Со мной вы в полной безопасности, — невозмутимо произнес он.

Смешно, но она поверила, хотя снова резко бросила:

— Я понимаю, что не могу вас вышвырнуть в темноту. Но вы в состоянии сами перевязать свои раны, сами поужинать и лечь в постель?

— Вполне, — ответил он совершенно спокойно. — Это даже будет надежней, потому что у вас руки так дрожат, что едва ли удержат ножницы.

Нелл убрала руки за спину, и карие глаза ее загорелись злым огнем.

— Когда я завтра проснусь, я хочу, чтобы вас здесь уже не было. А если вы будете, тогда я… тогда я…

— Вызовете полицию? — подсказал он. — Я свободно говорю по-итальянски, так что, если понадобится моя помощь, не стесняйтесь.

Он еще и смеется над ней! Нелл стиснула зубы и, откинув назад длинные черные волосы, пошла к двери. Остановилась, посмотрела на него, высоко закинув голову, будто пытаясь показать, что вполне владеет и собой, и ситуацией, хотя оба прекрасно знали, что это не так.

— Можете смеяться сколько угодно, но запомните: первое, что вы утром сделаете, это уберетесь отсюда! — Нелл повернулась к нему спиной, будто не чувствовала, что удивленные голубые глаза неотрывно наблюдают за ней.

2

Нелл поднялась наверх, осмотрела спальни, решая, какую из них выбрать на предстоящие две недели. Одна ей понравилась больше других — просторная, с двуспальной кроватью с резной спинкой. Это была единственная вещь в комнате, отличавшаяся некоторой причудливостью. Вся остальная мебель, включая шкаф, солидный бельевой комод с выдвижными ящиками, стулья возле окна, была простой и какой-то домашней. Комната удобная, как раз такая, где можно обо всем забыть и расслабиться.

Она внесла чемодан и, закрыв за собой дверь, с облегчением вздохнула, — дверь была снабжена солидным засовом. С его помощью она надежно отгородится от своего неожиданного постояльца.

Нелл подошла к окну и вдруг почувствовала, как напряжены ее спина, шея, плечи. Она подняла руки и откинула тяжелые волосы. Вечерняя прохлада коснулась ее разгоряченной кожи. Нелл почувствовала, насколько легко стало телу. Завтрашний день будет лучше, пообещала она себе. Нахальный тип исчезнет, и она сможет насладиться покоем и уединением этого места, залечит свои душевные раны…

Почувствовав страшную усталость, Нелл задернула шторы и решила лечь спать. Она быстро приняла душ, легла на чистые простыни и сомкнула отяжелевшие веки. Заснула сразу и удивительно крепко и хорошо спала.

Проснувшись рано утром, Нелл с удовольствием потянулась, улыбнулась себе, увидев полоску солнечного света, пробивающуюся сквозь тонкие шторы. Она в Италии, погода великолепна, это место…

Нелл хотела уже сказать себе, что это место, где она забудет обо всем. Но не тут-то было, подумала она, сразу все вспомнив. Внизу на диване спит мужчина, которого здесь не должно быть.

Если ему лучше, он немедленно уедет, окончательно решила Нелл. Она встала, оделась, провела щеткой по волосам и торопливо сбежала вниз.

В гостиную она вошла без стука, рывком открыв дверь.

Но диван, где он спал, был пуст. На нем валялось только скомканное покрывало.

Нелл огляделась. Куда он делся? Ну конечно, решила она, вызвал по телефону такси и уехал. Ничего удивительного, так и должно быть, ведь она весьма неприветливо обошлась с ним. Нелл почувствовала себя немножко виноватой, вспомнив, как грубо разговорила с ним, но поспешила отбросить эти воспоминания. Этот мужчина ей был совершенно незнаком, и она вела себя абсолютно правильно. Просто ее нервы были на пределе.

— Вы так благоухаете. — Мужской голос раздался над самым ухом. — И такая теплая, сонная…

Нелл отскочила.

— Что вы вечно подкрадываетесь ко мне! — разозлилась она.

Его темные брови изумленно изогнулись.

— Я никогда не подкрадываюсь. Может, у вас со слухом не все в порядке? — предположил он. — Вы плохо слышите?

— С моим слухом все в порядке! А вы действительно подкрадываетесь!

Он пожал плечами.

— Если я испугал вас, простите. Правда, я не думаю, что хоть в чем-то виноват.

— Кто бы сомневался! — иронично бросила Нелл.

Голубые глаза смотрели на нее удивленно.

— Может, и подкрался. А еще, что такого я сделал?

— Скорее, чего вы не сделали. — Ее глаза сверкнули. — Вы до сих пор не уехали.

— А что вы от меня хотите? Чтобы я исчез с первыми проблесками зари?

— Да! — с горячностью воскликнула Нелл. Она сознавала, что ведет себя более чем неприлично, но не могла остановиться. Ей захотелось, чтобы он сейчас же исчез, растворился, испарился…

Он прошел в комнату, сел на край дивана, будто ему тяжело было долго стоять. Цвет лица у него был лучше, чем вчера, а волнующе голубые глаза — ясны и настороженны.

— Но, прежде чем я уеду, не кажется ли вам, что надо хотя бы представиться друг другу?

— Зачем?

— Может, я захочу послать вам благодарственное письмо за помощь.

— Вы можете сказать об этом перед уходом.

Он продолжал улыбаться, но уже иначе. Нелл снова ощутила неловкость, но не стала извиняться за грубость. Ушел бы он, наконец и оставил ее одну!

— Вы не сказали мне, как вас зовут, — напомнил он ей, и не думая вставать, не говоря уже о том, чтобы уйти.

— Нелл Сазерленд, — пробормотала она и тут же пожалела. Она вообще-то хотела бы сохранить инкогнито.

— Нелл Сазерленд. — задумчиво повторил он.

Она напряглась. Неужели он слышал ее имя? Но мужчина молчал, и Нелл стало легче дышать. Конечно, если бы он знал, кто она, он бы не смолчал. Вдруг ему что-то попалось о ней в газетах? Нет, все в порядке, сказала она себе с облегчением. Он не видел газет, поэтому никогда не слышал ее имени.

— А вы бы хотели узнать, как меня зовут? — спросил он.

— А вы что, уже вспомнили? — подняла она бровь. — Вчера, похоже, вы и понятия не имели, кто вы такой.

— Да, вчера был странный день, — сказал он, будто размышляя.

— Уж конечно, — кивнула она. — Меня совсем не интересует ваше имя. — Нелл снова невольно сорвалась на грубость.

— Зак Хиллард, — сказал он, не обращая внимания на ее последнее замечание.

— Ну что ж, мистер Хиллард, поскольку вам уже гораздо лучше, то, я думаю, вам незачем больше здесь лежать. Пора в путь!

Но Зак Хиллард откинулся на спинку дивана, как будто находился у себя дома.

— Мне здесь нравится, — сказал он искренне.

Лицо Нелл вдруг приобрело усталое выражение. Что он собирается делать?

— Не имеет значения, нравится вам здесь или нет. — Она старалась говорить, как можно тверже. — Вы просто не можете оставаться здесь!

— Почему не могу? — Его вопрос, заданный так небрежно, повис в воздухе.

Нелл застыла, не зная, как ей быть. Неужели он серьезно? Она надеялась, что это глупая шутка. Ну конечно, он просто мстит ей за резкость. Ему явно нравится, что она неловко себя чувствует. Может, и впрямь она ведет себя по-дурацки? Может, стоит извиниться за грубость, еще раз объяснить, но очень вежливо, почему он не может остаться, а потом тепло попрощаться с ним и пожелать ему всего хорошего?

— Послушайте, — сказала она мягко, — мы, кажется, оба встали сегодня не с той ноги. Возможно, здесь и моя вина. Мне жаль. Но вы должны понять, что мне весьма не нравится сложившаяся ситуация. Вы же понимаете, что я в доме одна, а присутствие совершенно чужого человека заставляет меня… Делает меня…

— Уязвимой? — подсказал он.

Нелл отнюдь не была уверена, что это слово точно определяет то, что она чувствует, находясь рядом с ним. Ну ладно, пусть так.

— Да, уязвимой, — сказала она. — Я надеюсь, вы в состоянии понять и сделать то, — добавила Нелл, — чего я хочу.

В его глазах зажегся огонек.

— А что вы хотите?

— Вы знаете, чего я хочу, — сказала она, снова начиная раздражаться — Я хочу, чтобы вы исчезли отсюда. Память вернулась, вы в порядке. И нет никаких оснований и дальше торчать здесь!

— Но я вам уже ясно сказал, что мне здесь нравится, — спокойно повторил он.

Усилием воли Нелл пыталась сдержаться. Ей даже удалось придать голосу теплоту:

— Это очень красивая часть Тосканы, и она не может не нравиться. Но из этого дома вы должны уехать.

— Ничего я не должен, — сказал Зак Хиллард.

— Нет, должны! — выпалила Нелл, но спохватилась. Она заставила себя сделать глубокий вдох и решила ни в коем случае не продолжать в том же духе. Если она потеряет терпение, все может плохо кончиться. Он больше ее, сильнее, и ей надо тактично выбраться из этой ситуации. — Я вас прошу уехать, я не хочу больше спорить или вызывать полицию. Неприятности нам обоим ни к чему. Так что, пожалуйста, уходите.

Зак кривовато улыбнулся одними губами, но глаза его оставались холодными.

— Вряд ли мне захочется отсюда уехать. Больше Нелл не могла все это терпеть.

— Тогда так, — сказала она сердито. — Вы сами видите, я пыталась быть терпеливой, я пыталась говорить с вами, как с нормальным человеком, но до вас не доходят мои слова. Я ведь права, нет?

— Доходят, — спокойно кивнул Зак. — Вы хотите, чтобы я отсюда ушел. Но, к несчастью, я решил, что останусь.

— Вы не можете остаться! — закричала она. — Я вас не приглашаю!

— А меня и не надо приглашать, — сказал он. — Я вам просто сообщаю о том, что намерен делать.

— А я сообщаю вам: немедленно убирайтесь!

Нелл была в бешенстве. Ее темно-карие глаза, впились в него ярко-голубые. Она больше не боялась его.

— Может, нам это стоит обсудить? — предложил Зак.

— Нам нечего обсуждать! — заявила Нелл.

— А я уверен в обратном. Видите ли, кое-что я еще не успел вам сказать. Хозяин этого дома — я.

Нелл открыла рот и, не мигая, уставилась на Зака.

— Вы? Вы не можете быть хозяином! — выпалила она с отчаянием.

— Почему?

— Потому что… Ну… потому что… — Она попыталась взять себя в руки. — Да потому, что я арендовала этот дом на две недели и все оформила у агента! У меня есть договор, и я знаю, что попала именно в тот дом, который сняла!

— Вы попали в тот дом, — согласился Зак. — Но он все равно мой. Агент — моя приятельница, она открыла свое дело в этом году. У нее возникли проблемы с недвижимостью, она боялась, что потеряет клиентов, и я согласился, чтобы она использовала для аренды мой дом. Конечно, временно, пока она не поставит свой бизнес на ноги.

Нелл подозрительно посмотрела на него.

— Почему вы не сказали мне об этом вчера?

— Вчера я не мог вспомнить, как меня зовут, — напомнил ей Зак.

— Ну конечно, вначале вы не узнали даже собственного дома!

— Нет, — покачал он головой. — Как только я переступил порог, я подумал, что все очень знакомо, а потом догадался, что вы привезли меня ко мне домой.

— И ничего не сказали… — В голосе Нелл явственно прозвучала обида.

— Не сказал, — кивнул он. — Я подумал, что вы и так перенапряглись и что вам надо, как следует выспаться. А потом я буду удивлять вас дальше.

Нелл не знала, верить ему или нет.

— Если вы действительно хозяин дома, — вы должны были встретить меня здесь, — напомнила она.



— Я все подготовил, — неторопливо принялся объяснять он. — Я сдавал дом на две недели, потому, что вместе с друзьями собирался в морское путешествие. Но они мне позвонили и сказали, что отплывают на день раньше, вот поэтому, я уехал, не дождавшись вас. Но не успел я отъехать и двух километров, как чертова собака выскочила передо мной и я, как вы уже знаете, разбил мотоцикл.

— Тогда друзья должны о вас беспокоиться?

Зак покачал головой.

— Мы договорились: любой из нас, кто хотел ехать, должен был просто погрузиться на судно, а раз меня нет, значит, я передумал.

Нелл устало смотрела на него. Неужели он говорит правду? С другой стороны, а для чего ему ее обманывать?

— Если вы хозяин дома, то, по крайней мере, я правильно сделала, что привезла вас сюда. Но теперь вы в порядке и, я надеюсь, захотите отправиться в морское путешествие?

— Нет смысла, — сказал Зак. — Судно уплыло.

Нелл стало совсем неуютно.

— Так что же вы собираетесь делать эти две недели?

— Я уже сказал. — Он был, абсолютно невозмутим. — Я буду здесь жить.

— Но вы не можете…

— Да нет, могу. Это же мой дом.

— Но ведь я его сняла и заплатила!

— А я и не говорю, что вы должны уехать.

— Но мы же не можем оставаться здесь вместе.

— А почему бы и нет? — спокойно спросил Зак.

Нелл бессильно опустила руки.

— Потому, что мы даже не знаем друг друга. Я не могу провести две недели в доме с совершенно незнакомым человеком. К тому же я и приехала-то сюда только потому, что захотела побыть одна.

Зак беззаботно пожал плечами.

— К несчастью, мы не всегда получаем то, что хотим. Но вы ведь можете и переехать куда-нибудь, если вам здесь не нравится.

— Мне некуда.

— Тогда возвращайтесь домой, в Англию.

Одна мысль о возвращении домой, вогнала Нелл в дрожь. Репортеры заждались ее. И потом беспрестанные телефонные звонки от друзей, которые и не друзья вовсе, а просто все горят желанием узнать, что случилось на самом деле. Именно от этого она сбежала на ферму в Тоскану.

Нелл надеялась, что, когда она вернется, газеты уже накинутся на кого-то другого и какой-нибудь свежий скандал отвлечет их внимание от нее.

— Нет, я не могу вернуться домой, — пробормотала она.

Зак сощурился.

— Неприятности?

— Нет, — решительно покачала головой Нелл. — Я просто хочу остаться здесь, в Тоскане.

— Тогда смиритесь с моим присутствием. Но не беспокойтесь, дом достаточно просторен для двоих. Мы можем почти не видеться. — Его голубые глаза весело блеснули.

— Но я не хочу жить здесь вместе с вами. Должен же быть какой-то выход? Может быть, агент подыщет мне другой дом?

Зак покачал головой.

— Спрос превышает предложение. Сейчас все занято. А раз так вышло, агент полностью возместит ваши расходы.

— Мне не надо возмещать расходы, — сказала она в отчаянии. — Я просто хочу пожить в тиши две недели.

— Я уже сказал: оставайтесь здесь. Будьте моей гостьей. Я понимаю, это не идеальное решение для нас обоих. Но мы взрослые люди и вполне с этим справимся.

— Но должны же у меня быть какие-то юридические права? Я подписала договор…

— Возможно, права у вас есть, но пока вы свяжетесь с агентом, пока все уладите, две недели пройдут. Насколько я понимаю, выбор у вас невелик: или вы остаетесь моей гостьей, или уезжаете.

Ни один из вариантов Нелл не нравился, хотя из двух, даже очень плохих, быть гостьей Зака Хилларда лучше, чем вернуться в Англию и лицом к лицу встретиться с прессой. Она пойдет на все, лишь бы избежать этого.

— Но, если я останусь, я заплачу, — сказала Нелл.

— Я не беру денег у женщин. Считайте мое гостеприимство, благодарностью за ваше милосердие. Ведь вы могли бы проехать мимо и сделать вид, что меня не заметили.

— О, — произнесла Нелл в некотором изумлении. Она не думала, что на эту ситуацию можно взглянуть с такой точки зрения.

— Ну, так как, остаетесь?

Нелл попыталась сделать вид, что серьезно обдумывает его предложение, хотя сама для себя уже решила, каким будет ответ.

Этот домик — идеальное место, чтобы спрятаться от репортеров, от которых она сбежала. И, пожалуй, соседство с Заком Хиллардом не будет слишком сложной проблемой. Она постарается, чтобы получилось именно так.

— Да, я остаюсь, — сказала Нелл после долгой паузы.

— Чудесно, — улыбнулся он. — У меня давно не было гостей, и мне будет приятно.

От его взгляда она снова ощутила напряжение во всем теле.

— Мне надо… распаковать вещи, — сказала Нелл, пятясь к двери.

Он широко улыбнулся.

— В самом деле?

Он что, снова над ней смеется? И чтобы не выяснять, так ли это, она пробормотала:

— Да, я пойду наверх. — С этими словами она выскочила за дверь.

Оставшись наедине с собой, Нелл глубоко вздохнула. Похоже, она сошла с ума. Надо же, согласилась принять предложение Зака Хилларда. Совсем крыша поехала, в конце концов, решила она. Но здесь такое прекрасное, уединенное место, здесь никто не найдет ее, а она, пожалуй, осталась бы где угодно, лишь бы избавиться от всех этих надоедливых фотографов и журналистов.

Нелл поднялась к себе, распаковала чемодан и убрала свои вещи в шкаф с выдвижными ящиками. Потом вдруг поняла, что ей ужасно хочется, есть, у нее со вчерашнего дня маковой росинки во рту не было.

Открыв дверь кухни, Нелл замерла на пороге в изумлении. Красивая пожилая женщина, напевая что-то себе под нос, мыла горы тарелок и кастрюль.

— Ну, раз вы остались, познакомьтесь с моей экономкой, — раздался у нее за спиной голос хозяина дома.

Нелл вздрогнула. Ну почему этот человек так действует ей на нервы?

— Я уже вам говорила, что не люблю, когда ко мне внезапно подкрадываются, — сказала она чуть резче, чем собиралась.

— Я не подкрадываюсь. — Его глаза блестели. — Просто в своем доме я хожу везде, где мне вздумается. А теперь поздоровайтесь, пожалуйста, с синьорой Джинелли. И, пожалуйста, повежливей. Мне не хочется потерять самую лучшую на свете экономку.

Нелл собралась, было возразить, сказать, что она не способна сделать что-то такое, из-за чего экономка пожелала бы уйти от него, но он уже втащил ее в кухню. Темноволосая пожилая женщина тепло улыбнулась Заку, но, когда перевела глаза на Нелл, улыбка медленно сошла с ее лица.

— Синьора Джинелли, это Нелл Сазерленд, — представил ее Зак. — Она погостит у нас две недели. — Потом повернулся к Нелл. — Синьора Джинелли приходит сюда раз в неделю, чтобы убраться в доме и убедиться, что я веду себя хорошо. Похоже, увидев вас, она несколько огорчилась, потому что все еще надеется женить меня на своей красавице дочери Марии.

— Вы были бы очень счастливы с Марией. — В голосе синьоры Джинелли слышался упрек.

— Я в этом ни минуты не сомневаюсь. — Он улыбнулся экономке. — Если я когда-нибудь решу жениться, Мария будет первой в списке претенденток. А теперь, синьора Джинелли, покажите, пожалуйста, все хозяйство и объясните, как и что тут работает. А я пойду искать гараж, который подберет и починит мой мотоцикл.

— Так с вами произошел несчастный случай? — взволнованно спросила синьора Джинелли. — Вот отчего у вас эти ссадины и синяки?

— А вы думали они откуда? — Его открытая белозубая улыбка была ослепительна. — Ах да, понимаю. Вы, наверное, решили, что меня избила Нелл?

— Я уверена, что синьорина Сазерленд хорошая девушка, очень хорошая девушка, — сказала экономка строго. — И никогда ничего подобного не сделает.

— Я лично в этом не уверен, — насмешливо сказал Зак. — Так что лучше пойду и позвоню в гараж.

Он вышел, и Нелл почувствовала себя неловко.

— Ничего, если я сварю себе кофе? — неуверенно спросила она.

— Конечно, — сказала синьора Джинелли. Она открыла шкаф, набитый продуктами. — Здесь вы найдете все, что хотите.

— Вы так хорошо говорите по-английски, — заметила Нелл, осматривая содержимое шкафа.

— Когда-то у меня был друг-англичанин. Я была молодая и глупая и думала, что он на мне женится. Я так старалась выучить его родной язык! — Синьора Джинелли слегка вздохнула. — Он был похож на синьора Хилларда, тоже очень красивый, умел обращаться с женщинами, но не хотел жениться. И я вышла замуж за синьора Джинелли. Он замечательный человек, — торопливо добавила она, — и мы очень счастливы…

— Но женщины всегда помнят свою первую любовь.

— Да, так уж у нас, у женщин, получается, — кивнула она. — Иногда вспоминаем о ней с радостью, иногда с печалью. — Она вздохнула и замолчала. — А вы? — спросила она Нелл после паузы.

— У меня еще не было первой любви, — неохотно призналась Нелл.

Синьора Джинелли была поражена: — Но вам уже лет двадцать?

— Двадцать три, — сообщила Нелл.

— Как, и вы, еще ни разу не влюблялись?

— Да мне все некогда, очень много работы. Я актриса. Получить роль очень трудно, за ней приходится буквально гоняться, но ведь надо же на что-то жить, платить за жилье, и я подрабатываю. Так что у меня просто не было времени влюбиться, — как бы защищаясь, объяснила Нелл.

— И никого-никого не было? — спросила синьора Джинелли. Похоже, она не поверила Нелл.

— Ну, не так давно я думала, что есть, — нехотя сказала Нелл. — Но все так плохо кончилось… Поэтому я сюда и сбежала…

— И вы думаете, что синьор Хиллард поможет вам его забыть? — слегка нахмурившись, ворчливо проговорила синьора Джинелли.

Нелл посмотрела на экономку, не понимая, о чем она говорит. Потом рассмеялась.

— Да мы с синьором Хиллардом даже не знаем друг друга. До вчерашнего дня ни разу не встречались.

В глазах экономки возникло неодобрение, смешанное с изумлением.

— Как это? Нелл пояснила:

— Вышло недоразумение. Я сняла этот домик на две недели. Предполагалось, что мистера Хилларда здесь не будет. Но он попал в аварию на мотоцикле и не смог отправиться в морской круиз, куда собирался с друзьями. И вот теперь мы вынуждены жить здесь вдвоем. Но дом большой, и, я думаю, мы вообще можем не видеться. Синьоре Джинелли, явно полегчало.

— Хорошо, — сказала она. — Синьор Хиллард красивый мужчина, но, сколько женских сердец он разбил! Вы, наверное, хорошая девушка, и я думаю, вам не стоит вступать с ним в какие-то отношения. Во всяком случае, — добавила она, — я все еще надеюсь, что он когда-нибудь женится на моей Марии. Она очень хороша собой. Так что синьору Хилларду придется все время быть настороже, чтобы — упаси Господи! — другие мужчины не увели у него Марию. Таким образом, у него не останется времени на собственные шалости.

Нелл слушала и делала сандвич к кофе.

— Пожалуй, я позавтракаю на террасе, на солнышке, — сказала она. — Мне не хочется болтаться у вас под ногами.

— А я люблю поговорить, — призналась синьора Джинелли. Потом ее темные брови снова сошлись на переносице. — Но мне все равно не нравится, что вы остаетесь здесь с синьором Хиллардом. Девушке нехорошо находиться наедине с мужчиной. Пойдут сплетни, и у вас будет плохая… плохая…

— Репутация? — подсказала Нелл, догадавшись, что синьора Джинелли ищет подходящее слово, и улыбнулась:

— Об этом не стоит беспокоиться. Мне уже нечего портить. Но спасибо за заботу. Кроме моих родителей, вы единственный человек, кто так по-доброму отнесся ко мне.

Синьора Джинелли смущенно посмотрела на нее, а Нелл схватила чашку с кофе и сандвич и выскочила из кухни. Ей больше не хотелось говорить о себе, отвечать на вопросы, которые экономка Зака собиралась ей задавать.

Она вышла на террасу, плюхнулась в кресло и без всякого аппетита, который почему-то пропал, откусила сандвич. Перед ней распростерлись залитые солнцем холмы Тосканы, поросшие оливковыми деревьями, терракотовые крыши дальних ферм, ряды виноградников. Нелл подумала, что если есть на земле место, где она успокоит измученные нервы, так оно здесь. Конечно, было бы в сотню раз лучше, если бы здесь не было этого Зака Хилларда. Как только она мысленно упомянула его имя, дверь открылась, и Зак вышел на террасу.

Нелл подняла на него глаза, и на нее повеяло крещенским холодом. Увидев мрачную складку у его рта, она вся внутренне напряглась. Похоже, что-то не так. Но потом Нелл велела себе расслабиться. В конце концов, это не ее дело. К тому же в доме синьора Джинелли, а при ней ничего страшного не может случиться.

Как показалось Нелл, экономка Зака не боготворит своего хозяина, и девушка была уверена, что может рассчитывать на ее поддержку и защиту.

— Синьора Джинелли только что ушла, — коротко сообщил Зак, что заставило Нелл в очередной раз вздрогнуть. — Перед уходом она нашла вот это и спросила, не хочу ли я посмотреть. — Он швырнул на стол газету.

Нелл купила ее в аэропорту Хитроу, собираясь почитать в самолете, но так и не развернула.

— Да, это моя газета, — сказала она, слегка нахмурившись. — Но она мне не нужна. Можете выбросить.

Зак сел в кресле напротив, и, хотя он уже не возвышался над Нелл, она все равно почувствовала себя не в своей тарелке.

— А я просмотрел ее, прежде чем выбросить, — сказал он негромко, и его голубые глаза скользнули по ней, заставив ее покрыться мурашками. — Нелл Сазерленд, — опасно тихим голосом добавил он. — Когда я услышал ваше имя, то подумал, что оно мне знакомо. Но так и не вспомнил, пока не увидел колонку сплетен и фото к ней. И все сразу стало на место. «Девица, разбившая сердце кинозвезды», — продолжал он, саркастически цитируя заголовок в популярной газете. — Вы известны, Нелл. Но это не та известность, которой можно гордиться…

Несмотря на жаркое утро, Нелл похолодела, зубы застучали, и она порадовалась, что сидит. Ноги не удержали бы ее, если бы она стояла.

— И что там обо мне на этот раз? — пробормотала Нелл.

— Вы разве не собираете газетные вырезки? Странно. — В его голосе послышалось презрение. — Ну, а если действительно хотите знать, интересуются, куда вы исчезли. Похоже, все журналисты Великобритании ищут вас, чтобы узнать вашу версию случившейся истории. Умный тактический ход, Нелл. После исчезновения заголовки в газетах будут еще крупнее. А когда вы, наконец продадите желтой прессе свою версию, то цена на нее подскочит в несколько раз.

— Неужели вы думаете… — начала Нелл сдавленным голосом.

— О да, думаю, — прервал ее Зак, сверкнув глазами. — И не пытайтесь отрицать или лить фальшивые слезы. Вы хорошая актриса, но меня ваша игра не интересует. Если бы я знал с самого начала, кто вы такая, черта с два я разрешил бы вам снять мой дом.

Глаза Нелл вспыхнули, она почувствовала, что начинает заводиться.

— Как вы можете так говорить, если ничего обо мне не знаете? И не хотите знать! Куда проще поверить всему, что пишут газеты, чем разобраться в ситуации.

— Я думаю, что они правы, — ответил Зак. — Вы гонялись за Ллойдом Кендриком, потому, что он первоклассный актер, человек, способный помочь вам сделать карьеру. Вы повсюду ходили с ним, вы заставили его влюбиться в вас, — а это, видимо, совсем нетрудно, — в результате чего получили роль в его новом фильме. Вы были «яркой парочкой» и упивались этим. А когда работа над фильмом закончилась, и на вас посыпались выгодные предложения, вы решили, что Ллойд вам больше не нужен. Вы одурачили его. Конечно, вы понимали и то, что его карьера на излете, его последние две ленты не дали больших сборов, вы не хотели связываться с тем, кто проигрывает. Вы уже встали на ноги. И неважно, что он вас любил.

От этого краткого изложения всего написанного о ней за последние две недели у Нелл перехватило дыхание. Она молчала, а на ее лице появилось упрямое выражение. Хорошо, пусть верит, чему хочет. Никто не интересуется ее точкой зрения, никто не стремится узнать правду. Ну и черт с ними со всеми! Плевать ей на то, что о ней думают!

— Вам нечего сказать? — с презрением спросил Зак.

— Нет, — выдавила она. Он сощурился.

— Хотелось бы мне знать, что вы здесь делаете. И что за планы зреют в вашей маленькой дьявольской головке.

— У меня нет никаких планов, — пробормотала она. Потом с вызовом взглянула на него: — Я полагаю, что теперь, узнав, кто я, вы выставите меня за дверь?

Он прорычал:

— Я, конечно, хотел бы, но мы уже договорились, а я никогда не нарушаю своего слова.

— Тогда я буду вашей гостьей в течение целых двух недель, — сказала Нелл. — Я ценю столь высокое мнение обо мне, — добавила она и, быстро вскочив, покинула террасу, поняв, что может расплакаться.

Мне все равно, что он думает. Плевать я хотела на его мнение! — повторяла она себе снова и снова.

Ей хотелось убежать на край света. Спрятаться от всех людей и от их осуждающих взглядов. Но Нелл знала, что все равно ей не удастся скрыться от темной тени, которую Ллойд Кендрик бросил на ее жизнь.

3

Нелл остановилась далеко от дома и в изнеможении опустилась на траву. Стояла невыносимая жара.

Дорога вывела ее на самый верх холма. Она смотрела на дом сверху вниз, видела выложенную черепицей крышу, отражающую яркий солнечный свет, разглядела цветы, переросшие свои кадки, вьющиеся по стенкам…

Вдруг ее дыхание перехватило. К краю террасы медленно подошел Зак и посмотрел в ее сторону, будто увидел, что она сидит на горячей сухой земле. Нелл застыла без движения, ей захотелось спрятаться, как животному от охотника.

Она почувствовала, что ее губы непроизвольно задрожали. Так вот, как она воспринимает его! Как охотника!

Нелл глубоко вздохнула. Ну почему никто не хочет знать правду? Мощная машина общественного мнения была на стороне Ллойда Кендрика, и ее не остановить.

Ллойд Кендрик. Нелл помнила, как была сбита с толку в первые дни знакомства с ним. Ллойд должен был сниматься в Англии в новом фильме. Искали английскую актрису — партнершу для него.

Была организована широкая рекламная кампания.

— Здесь явно какой-то трюк, — предупредил Нелл ее агент. — Наверное, объявят, что не могут найти подходящую англичанку, и возьмут на роль американскую актрису. Но ты все равно попытайся. Такой опыт явно пойдет тебе на пользу.

К удивлению Нелл, ей дали эту роль.

В первый день съемок она так нервничала, что дрожала, как осиновый лист, сбивалась и путалась, но Ллойд дружески поддерживал ее, помог пережить первые несколько ужасных часов, пока она наконец не успокоилась и не показала, что действительно умеет играть и что они не ошиблись, выбрав ее. Затем, после первых дней съемок, Ллойд пригласил ее на обед, и она приняла приглашение. Он удивил ее. Посмотрев в ее бархатные карие глаза, он сказал, что она одна из самых удивительных женщин, которых он когда-либо встречал, и что он хотел бы проводить с ней больше времени.

После этого все было, как во сне. Следующие несколько недель они не снимались, и Нелл повсюду появлялась с Ллойдом. Их фотографии не сходили со страниц газет: «Известный американский киноактер встречается с неизвестной актрисой!», «Любовь пышным цветом расцветает за один вечер»…

Да, они были красивой парой. Ллойд с его светлыми волосами и неотразимой улыбкой, Нелл с длинными черными волосами, большими карими глазами, безупречной фигурой.

Машина общественного мнения, работала вовсю, и у Нелл, конечно, мелькала мысль, что это лучшая реклама фильму, чем выступления Ллойда по телевидению и по радио. Но почему пресса всегда заранее знала, где они появятся, и куда бы они ни шли, везде их встречали толпы репортеров? Но эти мысли она отодвигала на задний план, сосредоточиваясь только на радостях общения с Ллойдом и развлечениях.

Действительно было весело, и Нелл сейчас со стыдом вспомнила, как приятно ей было находиться в центре внимания, проводить время в роскоши и удовольствиях.

Все рухнуло в одночасье. По случаю окончания работы над фильмом состоялся большой прием для всей съемочной группы. Часа через два после начала приема Ллойд исчез, и Нелл пошла, поискать его.

Нашла она его быстро. Так же быстро она поняла, что он делает с полураздетой девицей, разомлевшей в его объятиях.

Совершенно, ошарашенная и до глубины души оскорбленная, Нелл выскочила на улицу и несколько часов бродила по Лондону. А когда вернулась в свою маленькую квартирку, она была настолько уставшей и измученной, что даже не могла плакать. Перед тем, как заснуть беспокойным, полным кошмаров сном, она подумала, что репутация Ллойда рухнет, когда все вылезет наружу.

Оглядываясь назад, Нелл удивлялась собственной наивности. Надо же, она думала, что Ллойд расскажет прессе истинную причину их разрыва.

На следующий день Ллойд «с разбитым сердцем» давал самый лучший спектакль в своей жизни. С трагической миной на лице страдальческим голосом он рассказывал журналистам, что его связь с новой героиней закончена, будто он совершенно случайно обнаружил, что она думала только о своей карьере, что она его никогда не любила, а жаждала лишь славы и рекламы.

— Вот для этого она и использовала меня и нашу романтическую связь, — завершил Ллойд свое интервью, и в голосе его явственно послышались рыдания.

Пресса впитывала каждое его слово. Жизнь и карьера Нелл стали рассыпаться на части. Она пыталась связаться с Ллойдом и объясниться, но смогла поговорить только с его агентом.

— Да, это большая неудача для тебя, лапочка, — сказал тот. — Но удача для моего клиента. Карьера Ллойда катилась вниз, а теперь ты ему сделала отличную рекламу. Публика полностью на его стороне.

— А кто подумает обо мне? — воскликнула она, едва сдерживая слезы.

Оказалось, что никто. И когда Нелл попыталась возразить агенту Ллойда, угрожая, что она погубит репутацию Ллойда Кендрика, а стало быть, и сам фильм с его участием, он откровенно рассмеялся.

— Ты не права, лапочка, — сказал он ей. — Твоя героиня в конце фильма покидает героя, а ты сделала это в реальной жизни. Народ валом повалит, в кинозалы и будет думать, что ему показывают чистую правду. Нелл внутренне ахнула и подозрение, едва зародившееся в ней, после того, как она ознакомилась с откровениями Ллойда в газете, окрепло.

— Так это что, было задумано с самого начала? — все еще не веря себе, спросила она.

— Да, конечно. Эта романтическая любовь между тобой и Ллойдом, — захихикал он. — Мы тщательно все просчитали с самого начала. Но мы собирались сделать только рекламу фильму, а на деле получилось гораздо лучше, чем — то, на что мы рассчитывали.

Нелл стало не по себе.

— И Ллойд знал об этом с самого начала? — тупо спросила она.

И агент с удовольствием подтвердил:

— Конечно. Он был готов на все, лишь бы вернуть себе популярность. Он поставил только одно условие: девушка должна быть действительно красивой. У Ллойда ничего не выходит, с некрасивыми. Когда вы танцевали вальс на просмотре, мы сразу поняли, что наконец-то нашли то, что так долго и безуспешно искали.

Нелл тяжело вздохнула. Да, как глупо она попалась и как отвратительно ею воспользовались!

— А что, если я обращусь к прессе, — спросила она дрогнувшим голосом, — и расскажу, как все было на самом деле?

— Попытайся, — сказал агент не слишком уверенно, — но тебе никто не поверит. Мы первые вышли на газеты, дорогая, а все, что ты скажешь, покажется неубедительной ложью в оправдание.

Нелл понимала, что агент прав. Она оказалась одна, против мощной и умело запущенной машины.

— Подавай в суд на всех, кто в этом замешан! — сказал отец в ярости, когда Нелл, разразившись слезами, пыталась объяснить, что случилось, своим родителям.

Но могла ли Нелл доказать свою версию? Агент Ллойда ни за что не признается даже в том, что рассказал ей по телефону. И это позволит прессе продолжить свою мерзкую кампанию, а ей и так хватит всего этого до конца жизни. И Нелл решила исчезнуть недели на две, уехать подальше и спрятаться. Может быть, о ней забудут, и найдется кто-то еще, кем займутся газеты?

По крайней мере, из всего случившегося она извлекла ценные жизненные уроки. Первый: она не была влюблена в Ллойда Кендрика, она никогда его не любила, а просто он был ей симпатичен какое-то время. Второй: она явно изменилась в худшую сторону, проводя время с ним. Она хотела побыть две недели в одиночестве, чтобы попытаться стать прежней Нелл Сазерленд, какой была до того, как ее сбил с толку этот негодяй Ллойд.

Нелл глубоко вздохнула, возвращаясь в настоящее, а солнце безжалостно пекло ее неприкрытую голову. Да, мечта о том, что здесь, вдали от дома, никто не узнает, кто она такая, рухнула.

Конечно, она может уехать отсюда, но куда? На отель у нее нет денег, она и так собрала все до последнего пенни, чтобы заплатить за две недели отдыха в Тоскане.

— Если вы еще немножко посидите на солнцепеке, то заработаете солнечный удар, — раздался за спиной хрипловатый голос Зака.

Нелл вскочила. Погруженная в свои печальные мысли, она не слышала, как он подошел. Должно быть, опять крался, как большой кот на мягких лапах, подумала она.

— Ничего со мной не случится, — тихо сказала она. — Отстаньте от меня.

— Нет, надо кое-что выяснить.

Спокойно, насколько это было возможно в ее ситуации, она взглянула на него и ничего не сказала. В ее взгляде читалось ожидание.

— Я не знаю, для чего вы сюда приехали, — сказал Зак хрипло, — но я хочу, чтобы вы поняли одно: никакой прессы! Ни единого журналиста, который добивался бы у вас интервью! Поняли?

— Я приехала сюда специально, чтобы убежать от прессы! — В ее голосе послышалось негодование.

— А может, вы только так говорите? Нелл сощурилась.

— Вы что, ненормальный? Вы что, не понимаете: мне этой шумихи хватит на всю оставшуюся жизнь!

— Это зависит от того, нравится вам шумиха или нет, — сказал Зак. — Многие женщины от такой славы расцветают и только тем и занимаются, что сами гоняются за репортерами.

— Но, не я!

Он пожал плечами.

— Понятно. Но я предупреждаю, если вы приехали сюда для очередного рекламного трюка, то очень скоро пожалеете об этом.

— Я здесь только потому, что Тоскана далеко от Лондона. — В ее голосе слышалась ярость.

Зак все еще смотрел на нее скептически:

— Но разве на свете мало спокойных, уединенных мест, куда можно поехать? Тем более с деньгами, которые вы заработали на этом фильме?

— Мне еще не заплатили ни пенни. Продюсеры фильма столкнулись с большими трудностями при его финансировании, и мой агент говорит, что мне крупно повезет, если я вообще что-то получу. Лицо Зака стало угрюмым:

— Тогда есть дополнительный стимул подороже продать прессе, вашу версию случившегося. Но я настоятельно советую вам этого не делать, пока вы здесь! — Он смотрел на Нелл мрачно и напряженно. А потом вдруг схватил ее за запястье, и Нелл еще раз убедилась, какой он сильный. — Надеюсь, я ясно выражаюсь! До вас дошло?!

Конечно, дошло! Его лицо было так близко, что Нелл почувствовала тепло его дыхания на своей щеке. Живые глаза пронзали ее, казалось, насквозь. Они были на расстоянии всего нескольких дюймов, и она почувствовала, что тонет в этой яркой голубизне. На несколько секунд, их взгляды сцепились, а его пальцы еще сильнее сжали ее запястье.

— Вы действительно поняли, что я имею в виду? Никакой рекламы! — повторил он тихо. Несмотря на жару, Нелл задрожала, как от ледяного ветра.

Она гордо вскинула голову. Пальцы Зака ослабли, и их подушечки, как бы невзначай погладили ее кожу, точно удивившись, как приятно прикоснуться к ней.

Он нагнул голову. Его сильный чувственный рот был так близко, что Нелл могла дотянуться до него губами, если бы чуть наклонилась вперед. Чуть-чуть…

Она выдернула свою руку и отодвинулась.

— Да, я понимаю. — Голос ее задрожал. Потом она вскочила и побежала вниз по дорожке к дому.

У нее возникло странное чувство, к которому никакого отношения не имели угрозы Зака. И она бежала, не останавливаясь до своей комнаты, в которой сразу закрылась на засов.

Прошло немало времени, прежде чем она начала успокаиваться. Эпизод на склоне холма потряс ее глубже, чем она могла предположить.

Что же случилось? — спросила она себя, запуская пальцы в длинные шелковые пряди волос. Он держал ее за запястье, он стоял ближе, чем ей хотелось бы. Тогда почему возникла такая реакция?

Она попыталась убедить себя, что просто боится его, такого сильного, большого мужчину. Но обманывать себя бесполезно. Она не боится. По крайней мере, Зака. Просто это ее собственные нервы. Когда он крепко схватил ее за руку, стоя в нескольких дюймах от нее, с ней что-то случилось. Какая-то искра проскочила между ними. Странная реакция, возникающая между людьми, даже полу знакомыми. Когда его губы приблизились к ее лицу, когда его голубые глаза впились в ее глаза, она ощутила какой-то странный толчок.

Нелл отчаянно покачала головой. Нет, это сумасшествие. Надо остановиться немедленно! Сейчас же! В ее жизни не должно быть места для новых приключений. Надо контролировать свои чувства! Нельзя позволять ему так близко подходить к ней. Дом достаточно большой, чтобы избежать этого. Нелл напомнила себе, что не готова, для нового увлечения и что ей ничуть не нравится Зак Хиллард.

Через пять минут беседы с собой она уверила себя, что будет настороже.

Она отодвинула засов и пошла вниз, чтобы выпить чашку кофе, а потом поехать в ближайший поселок и кое-что купить.

Она забыла взять с собой некоторые вещи и, кроме того, считала, что следует купить себе продукты. Не шарить же все время по шкафам! Нелл только что допила кофе и пересчитывала лиры в кошельке, когда в кухню вошел Зак.

Нелл настороженно посмотрела на него и почувствовала облегчение от того, что выглядит, совершенно спокойно, нервы ее не трепещут.

— Я собираюсь в магазин, — сказала она и встала.

— Километрах в трех есть маленькая деревня, там вы найдете все, что хотите. Поедете по дороге, а потом свернете налево.

Нелл взяла кошелек, ключи от машины и пошла к двери. Зак шел следом.

— А вы куда? — требовательно спросила Нелл, резче, чем следовало бы.

— Я решил поехать с вами. Вы меня подвезете до того места, где подобрали вчера. Прежде чем из гаража приедут за мотоциклом, я хочу сам посмотреть, насколько он поврежден.

Нелл не слишком понравилось его намерение прокатиться с ней, она ведь только что решила держаться от Зака подальше. Но отказать она не могла и, слегка поморщившись, молча пошла к машине.

Нелл с облегчением заметила, что Заку не хочется разговаривать о том, что произошло на холме. Ей показалось, что он решил быть вежливым и тоже держаться от нее подальше. Он сел в машину, и они тронулись в полном молчании. Наверняка он воспринимает ее, как эксцентричную, амбициозную, жадную до успеха и не заботящуюся, как его достичь, второразрядную актрису. Нелл не нравилась та личность, которую он видел в ней, но, с другой стороны, тем самым она защищена от него. Он не захочет иметь ничего общего с человеком, которого презирает.

Они быстро доехали до места. Она остановила машину, Зак вышел, потом наклонился и сказал ей через окно:

— Захватите меня на обратном пути. Я буду ждать вас здесь. — Это была не просьба, а приказ.

Нелл сердито взглянула на него и промолчала.

Она ехала по дороге, потом свернула налево, к деревне, в которой оказалось всего несколько домов, пригревшихся на горячем итальянском солнце.

Вынув свой список, Нелл направилась к магазину. С помощью словаря и жестов ей удалось купить бутылочку шампуня и крем от загара. На это ушло минут десять, а у нее еще куча вещей в списке. Ей и дня не хватит, чтобы все купить. Внезапно дверь магазина открылась и вошла синьора Джинелли.

— А, синьорина Сазерленд! — сказала она. — Вы что, приехали за покупками для синьора Хилларда?

— Конечно, нет, — ответила Нелл раздраженно. — Он сам может себе купить все, что ему нужно. Мне самой кое-что понадобилось, но так трудно без итальянского!..

— Дайте мне список, я вам помогу, — предложила синьора Джинелли, и Нелл с благодарностью протянула ей лист бумаги.

Синьора Джинелли быстро объяснила по-итальянски хозяйке магазина, кто такая Нелл и где живет. Нелл услышала, что слова «синьор Хиллард» упоминались в разговоре не единожды и всякий раз сопровождались энергичными кивками и улыбками. Из чего она заключила, что хозяйка магазина знает и, вероятно, любит его.

Нелл поняла, что Зака не считают здесь чужим. Судя по всему, он для них не просто красивый мужчина…

Расплатившись за покупки, Нелл вместе с синьорой Джинелли подошли к машине и загрузили багажник.

— Большое спасибо вам за помощь, — сказала Нелл улыбаясь, когда экономка Зака Хилларда смущенно умолкла. — Не волнуйтесь, мистеру Хилларду я совершенно не нравлюсь, поэтому уверена, что он не сделает ничего предосудительного, ничего такого, что вам могло бы не понравиться.

Синьора Джинелли облегченно вздохнула.

— Ну, тогда все хорошо, кроме того, что вам придется оставаться наедине с мужчиной, — добавила она. — Если про это узнают, вам будет трудно выйти замуж…

— Я не уверена, что когда-нибудь захочу влюбиться, не говоря уж о замужестве, — уныло сказала Нелл. — У меня все пошло не так, как должно.

— Такая красивая девушка! Этого просто не может быть! — удивленно воскликнула экономка Зака Хилларда.

Нелл взглянула на нее и, увидев изумленное выражение ее лица, сказала:

— Не обращайте на меня внимания, я просто болтаю. И не беспокойтесь. Я способна сама за себя отвечать. Спасибо. Увидимся на следующей неделе, когда вы придете.

Она быстро уехала, не желая, чтобы синьора Джинелли видела ее глаза. После всех трудностей, которые на нее свалились, она была совсем выбита из колеи заботой доброй пожилой женщины.

Не плачь, велела она себе, если не хочешь появиться перед Заком с красными глазами. Она несколько раз моргнула, чтобы слезы отступили.

Узкая дорога петляла. В небе парили птицы, тосканские холмы мягко мерцали в солнечных лучах, и Нелл почувствовала себя гораздо лучше. Она сказала синьоре Джинелли правду. Она может сама за себя отвечать. Жизнь сбила ее с ног, но она не намерена отступать. Ей нанесли жестокую обиду, но впредь она будет более осторожной.

Нелл подъезжала к тому месту, где вчера увидела Зака. Неужели все случилось меньше суток назад? А кажется, прошло полжизни.

Она издали начала высматривать Зака, но все равно ее сердце бешено заколотилось, когда она увидела его на обочине дороги.

Вчера это был раненый человек, нуждающийся в помощи. Что ж, похоже, он пришел в себя. И это произошло удивительно быстро. Теперь ему уже, конечно, не нужны, ее помощь и сочувствие.

Нелл подъехала ближе. Высокий, сильный мужчина поднялся с обочины дороги и молча смотрел на нее голубыми глазами.

Нелл почувствовала, до какой степени ей хочется сильнее нажать на педаль газа. У нее возникло непреодолимое желание пронестись мимо, не останавливаясь. Но, тяжело вздохнув, она все-таки притормозила. Не могла же Нелл заставить этого человека шагать пешком до дому. Зак сел в машину, посмотрел на нее и спокойно сказал:

— Вы не хотели останавливаться.

— Да, не хотела, — призналась она тихо. Неужели он всегда знает, о чем она думает?

Больше Нелл не проронила ни слова и всю дорогу не могла отделаться от ощущения, что Зак смотрит на нее.

Приехав, домой, оба прошли на кухню. Нелл стала варить кофе, а Зак, сидя за столом, наблюдал за ней. Под его взглядом ей снова стало не по себе.

— А что бы вы сделали, если бы я проехала мимо? — спросила она.

— Я бы вам напомнил, что вы гостья в этом доме, — ровно сказал он, — и я не потерплю плохого поведения.

Он поднялся и шагнул к ней. Нелл отпрянула.

— Не подходите ко мне!

— Почему? — Его голубые глаза уставились в ее карие. — Вы думаете, что я намерен вас ударить?

— А откуда я знаю? — парировала она. Он что-то пробормотал себе под нос и сердито посмотрел на нее.

— Вы думаете, я насильник?

— Понятия не имею. Может, и так. Я действительно ничего о вас не знаю.

— Если у вас в голове такие мысли, почему вы здесь остались?

Ответ был прост, — ей становилось не по себе, когда он приближался. А на самом деле она сама не верила тому, что говорила. Этот человек не способен на физическое насилие. У нее нет оснований думать о нем плохо.

— Я надеюсь, вы не хотите причинить мне зло, — призналась Нелл наконец.

— Естественно, — мрачно сказал Зак. — Впрочем, я хотел бы положить вас к себе на колени и отшлепать, как следует.

— Только попробуйте! — предупредила Нелл.

В его глазах заплясали огоньки.

— А почему бы и нет? — сказал он. — Некоторым женщинам нравится. Их это, как бы точнее сказать… возбуждает…

— Ко мне это не относится! — с горячностью ответила Нелл и подозрительно покосилась на него. — Вы снова надо мной смеетесь, да?

— Вы должны радоваться, что я еще не утратил чувства юмора. Хотя нет ничего забавного в том, что вы могли бы оставить меня отсиживаться на обочине. Может, хотя бы извинитесь за то, что у вас даже возникла подобная мысль?

— Я не собираюсь ни за что извиняться, — сказала упрямо Нелл. — Это вы должны извиниться: Вы согласились сдать дом в аренду. А что я получила в результате?

— Как и вы, я не собираюсь ни за что извиняться. У меня вообще редко возникает желание это делать. — Его глаза, стали совсем синими. — Но я чувствую, что у меня возникает другое желание. — Его голос стал глуше, и он медленно направился к ней.

Нелл вздрогнула и почувствовала, как все внутри запылало.

О нет, подумала Нелл, вдруг испугавшись. Она считала, что уже вполне контролирует себя, а теперь?

Нелл резко повернулась и выскочила из кухни.

Она бежала по ступенькам, как вдруг вокруг все завертелось, и Нелл с глухим стуком упала на плитки террасы.

В глазах потемнело. Только через несколько минут мир медленно стал возвращаться на место. Она увидела склонившегося над ней Зака; он был хмур, его глаза испуганно и заботливо смотрели на нее.

— Лежите тихо, — велел он. — Скажите, что болит.

— Все болит, — пожаловалась Нелл дрожащим голосом. А когда его руки стали ощупывать ее тело, она широко открыла глаза. — Что вы делаете?

— Проверяю, не повредили ли вы себе что-нибудь.

— Нет, — сказала она с уверенностью. Она со стоном села.

— Вы ударились головой? — спросил Зак.

— Нет, но я все себе отбила. И перестаньте меня трогать, — сердито сказала Нелл, когда его пальцы стали ощупывать щиколотку.

— Вы растянули связки, — сказал он. — Нога слегка опухла. И сильный ушиб. Я сейчас наложу повязку, а потом мы найдем настоящего доктора.

Он ушел в дом, и Нелл осталась на террасе одна, в ярости оттого, что случилось. Одно несчастье за другим. И это, последнее, случилось не по ее вине. В конце концов, она не могла себя винить за то, что пыталась увернуться от Зака, когда он так хищно смотрел на нее. Хотя она, конечно, должна была думать, куда наступает. А теперь придется ковылять на одной ноге все две недели.

Зак вернулся довольно быстро с аптечкой. Он аккуратно забинтовал ей щиколотку.

— Хорошо получилось, — сказала Нелл неохотно.

— Я многое умею, — ухмыльнулся он. Нелл решила, что ей совершенно неважно, в чем он еще разбирается. Она решительно поднялась, но, когда ступила на забинтованную ногу, невольно вскрикнула.

— Хотите, я отнесу вас в дом? — предложил Зак.

— Нет-нет, спасибо, — отказалась она, стиснув зубы. Нет уж, она сохранит остатки своей независимости.

Нелл доковыляла до кухни и с облегчением рухнула в кресло.

— Горячая ванна помогает снять боль от ушибов, — сказал Зак, войдя следом. — Хотите, я приготовлю воду?

— Я сама могу это сделать, спасибо.

— Вы всегда отказываетесь от помощи? — спросил Зак, задумчиво глядя на нее.

— Я в состоянии сама обслуживать себя. — Нелл прекрасно понимала, насколько ее слова были далеки от истины.

Зак снова внимательно посмотрел на нее.

— Если так, то почему вы допустили этот скандал с Ллойдом Кендриком?

— Я не… — горячо начала она и осеклась. Она же решила, что не должна и не хочет ничего объяснять этому человеку. — Это не ваше дело, — закончила она тихо.

Зак поднял пальцем ее подбородок, вынуждая смотреть ему в глаза. Они горели синими огнями.

— Вы в моем доме, и все, что вы делаете, это и мое дело, запомните. — Потом, к ее большому облегчению, он уже спокойно сказал: — Я пойду и приготовлю ванну.

Зак вышел, а Нелл долго еще не могла отойти от этого взгляда, пронзившего ее насквозь.

4

Хромая, Нелл вышла из кухни, добралась до гостиной, опустилась на диван. Сейчас уже болело не только тело.

Дом на ферме в Тоскане не стал тихой заводью, он превратился для нее в настоящее заминированное поле, откуда она даже не может убежать. По крайней мере, в предстоящие два дня она будет в состоянии разве, что похромать от спальни до кухни и обратно.

Дверь открылась.

— Ванна готова, — сказал Зак.

— Сперва я хотела бы, показаться доктору. К удивлению Нелл, он не стал спорить.

— Я пойду, позвоню ему. — Через несколько минут он вернулся. — Доктор готов осмотреть вас. Забирайтесь в машину, я отвезу вас.

Нелл допрыгала до машины и с облегчением уселась на заднее сиденье. Машина тронулась.

Через несколько минут Зак остановился у маленького дома близ дороги. Нелл выбралась из машины, он протянул ей руку, чтобы помочь войти в дом, но она отмахнулась.

— Спасибо, я сама, — сказала она твердо.

— Может, вы и войдете в дом сама, но кто вам будет переводить?

Нелл слабо застонала.

— А доктор не говорит по-английски?

— А для чего ему это надо? Его пациенты, как правило, итальянцы.

Доктор, солидный пожилой мужчина, мягко и осторожно потрогал ее щиколотку, определяя степень ушибленности и задавая вопросы Заку. Тот отвечал довольно пространно. Брови доктора приподнялись, и он улыбнулся. Нелл посмотрела на обоих мужчин подозрительно:

— О чем он спрашивает?

— Доктор просто хотел узнать, как вас угораздило повредить ногу. И я сказал, что вы упали со ступенек.

Нелл не сомневалась, что Зак сказал гораздо больше. Затем доктор что-то говорил и улыбался, как обычно улыбаются друг, другу мужчины, одинаково оценивая шутку.

— А теперь, что он говорит?

— Он сказал, что мне очень повезло… Такая красивая гостья в доме.

Нелл догадалась, о чем подумал доктор.

— Я не хочу, чтобы он думал… — начала она с раздражением. — Объясните ему, кто я такая и почему у вас.

— Вряд ли стоит это делать, — мягко сказал Зак. — Я не хочу, чтобы кто-то знал, почему вы здесь. Для чего объявлять всему миру, что Нелл Сазерленд нашла приют у меня в доме? Чем больше людей узнают об этом, тем скорее эта новость докатится до газет. Если я когда-нибудь открою дверь и обнаружу за ней журналиста…

От этой угрозы плечи Нелл поникли: неужели эта история будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь?

Доктор посмотрел на нее, слегка нахмурился, потом что-то быстро сказал Заку, судя по всему, задал еще несколько вопросов. Ответы Зака, похоже, удовлетворили доктора.

— Он говорит, что ничего опасного, но придется походить с повязкой дня два и не наступать на ногу. Ноге нужен покой. Он дает вам болеутоляющие пилюли на случай, если вдруг ночью начнутся боли, и вы не сможете спать.

— Спасибо, — пробормотала Нелл, глядя на доктора. Он улыбнулся ей, а потом с явной завистью посмотрел на Зака.

Ясно, о чем он подумал…

У нее не было сил разубеждать доктора. Да и как она могла бы это сделать с ее итальянским?

Домой они ехали молча. Когда вышли из машины, Зак сразу пошел к лестнице.

— Я пойду и приготовлю воду в ванне нужной температуры, — сказал он.

— Вы что, должны меня обслуживать?

— Похоже, что да, — ответил он сухо. — Я выполняю указания доктора.

Нелл не хотелось зависеть от Зака.

— Я и сама могу…

— Не ведите себя, как ребенок. — В его тоне уже не было напряжения.

— Как ребенок? — повторила Нелл с внезапной яростью. — Я не думаю, что это по-детски, — отказаться от помощи человека, из-за которого свалилась с лестницы!

Губы Зака сжались.

— Я не заставлял вас с нее падать.

— Я же не говорю, что вы меня заставляли. Но вы собирались…

Потом она внезапно остановилась, не смея договорить: она ведь думала, что он собирается ее поцеловать.

— Что я собирался сделать, Нелл? — с вызовом спросил он, глядя ей прямо в лицо. — Или что, по-вашему, я собирался сделать?

Она не ответила, и его голубые глаза сощурились.

— Вы слишком все драматизируете. Примите ванну, отдохните, может, тогда будете способны разумно воспринимать все происходящее.

Он пошел наверх, и Нелл услышала, как побежала вода в ванну. Что, может, она и впрямь неразумна? Вообще-то, вполне может быть, подумала Нелл. У нее было такое чувство, что, если даже она примет целую дюжину ванн и будет отдыхать неделю, ей все равно не станет лучше, ибо в ее голове гвоздем засела мысль, что Зак Хиллард намерен ухаживать за ней два дня, как велел доктор.

Она села на нижнюю ступеньку лестницы и вдруг поняла, что слишком устала и ей не подняться наверх.

Через несколько минут Зак вернулся.

— Ванна готова, — сказал он.

Она встала, но едва ступила на больную ногу, как тут же упала.

Распростершись перед ним на полу, Нелл почувствовала, что слезы вот-вот хлынут у нее из глаз, и она стала бороться с собой, чтобы не заплакать. Она не может рыдать перед этим человеком!

Зак смотрел на нее несколько секунд, потом наклонился и поднял ее на руки.

— Что вы делаете? — завопила она.

— Несу вас в ванную, — сказал он, не скрывая гнева.

— Мне не нужна ваша помощь! — упрямо твердила Нелл, брыкаясь и толкаясь.

— Да нет, нужна. Вы, конечно, могли бы ползти по лестнице наверх, но это недостойный способ передвижения. Вам так не кажется?

— Я и сама могу…

— Я начинаю думать, что вообще на свете очень мало такого, что вы можете сделать сама. Не брыкайтесь, а то я уроню вас. И будет еще хуже.

Нелл перестала брыкаться, до нее дошел смысл его слов. Она подчинилась в надежде, что ее чувства отразятся в достойном молчании.

Но, когда тебя несут на руках, как ребенка, трудно выглядеть достойно. Они дошли до ванной, и Зак отпустил ее. Глаза его сверкнули.

— Вы даже не собираетесь поблагодарить меня за то, что я вас сюда принес?

— Я не думаю, что должна благодарить вас за что-то, — сказала Нелл, стараясь сохранить вежливый тон. — Ну а теперь, пожалуйста, уйдите.

— И вам не нужна… помощь? — деликатно предложил он. Ее карие глаза загорелись.

— Нет, не нужна!

— А жаль, — пробормотал он. — Но если вы и впрямь хотите принять ванну самостоятельно, тогда хотя бы не запирайте дверь. Если упадете и ударитесь, я не смогу вам помочь. — С этими словами Зак повернулся и вышел из ванной.

Нелл облегченно вздохнула. Жизнь в доме с Хиллардом становилась все напряженнее. Она никогда не знала, что он скажет или сделает.

Она никак не ожидала, что Зак понесет ее на руках, в этом же не было нужды, уверяла себя Нелл, забывая о том, что могла опираться только на одну ногу. Его руки держали ее так крепко, что никакие брыкания не могли бы помочь ей освободиться.

Она вздрогнула, вспомнив, какие сильные у него руки. Она хрупкая, но, будь она плотной и большой, все равно не смогла бы сравниться с ним в силе. Нелл собрала волосы на затылке и разделась. Она осталась в кружевных трусиках и лифчике, когда поняла, что дверь ванной открыта. Нелл поспешно закрыла ее, а потом, несмотря на предупреждение Зака, заперла.

Вода в ванной была горячей, и она, с удовольствием сбросив с себя все, погрузилась в воду, щедро добавила пены и принялась лениво взбивать ее. Нелл ощутила, как ее боль постепенно уходит.

Через четверть часа вода стала остывать, но Нелл не хотелось выходить из ванны. Впервые за последние дни ей было хорошо и покойно. Она добавила горячей воды, пены, снова откинулась на спину и закрыла глаза.

Через несколько минут она задремала и почувствовала, что засыпает. Она не слышала легкого стука в дверь, не слышала, как Зак зовет ее по имени, сначала тихо, а потом в полный голос. Она не слышала, когда он принялся колотить в дверь.

Ее глаза широко открылись, когда замок отлетел в сторону, а дверь распахнулась.

Нелл никак не могла понять, что происходит. Она сонно моргала, потом осознала, что лежит в ванне, что пена исчезла, а Зак возвышается прямо над ней.

— Что за черт! Что вы здесь делаете? — завопила Нелл, и ее сердце бешено забилось. Она поняла вдруг, что каждый дюйм ее тела оказался на виду у этих голубых глаз. Нелл схватила губку, но та оказалась слишком маленькой, чтобы прикрыть хоть что-то. Она отшвырнула ее и потянулась за полотенцем. Как только Нелл оперлась на больную ногу, она поскользнулась. Вода расплескалась.

Зак смотрел на нее в ярости.

— Я же сказал, — не запираться! Нелл не отвела глаз.

— Мне все равно, что вы сказали! Я хочу хоть немного побыть одна, и единственная возможность для этого — запереться!

Она вдруг поняла, что его глаза смотрят не только на ее лицо, они рассматривают все ее тело под водой.

— Дайте мне полотенце, — проговорила она сквозь стиснутые зубы.

— Я не люблю плохих манер. — Его глаза блеснули. — Во-первых, скажите «пожалуйста».

— Я не обязана быть вежливой с вами. Зак взял полотенце и держал его подальше, чтобы она не могла его выхватить.

— А я думаю, что обязаны, — сказал он тихо.

Нелл не знала, что хуже: сказать «пожалуйста» или дать возможность пялиться на нее голую, но, увидев, каким огнем полыхают его глаза, она отбросила свою гордость.

— Пожалуйста, дайте мне полотенце, — тихо произнесла она.

— Видите, получается, когда стараетесь, — сказал Зак с холодной улыбкой и отдал ей полотенце.

Нелл торопливо завернулась в него.

— Зачем вы выбили дверь?

— Я стучал, звал вас. Вы не отвечали, и я подумал, что вы без сознания.

— Вовсе нет.

— Вижу, — сказал он сухо. — Но не думаете ли вы, что должны меня поблагодарить за то, как я пекусь о вашем здоровье?

— Я ни за что не хочу вас благодарить, — упрямо сказала Нелл, — и особенно за этот плотоядный взгляд на меня в ванне, — добавила она, плотнее кутаясь в полотенце.

— А что? Он плотоядный? — спросил Зак, старательно изображая недоумение. — Я думал, что просто любуюсь удивительно красивым телом.

Нелл почувствовала, что волна краски заливает ее лицо. Не красней, не красней, пыталась она яростно приказать себе. Не позволяй этому человеку узнать, что его замечания могут смутить тебя.

— Кстати, ваше полотенце уплывает. Нелл ухватилась за концы.

— Убирайтесь отсюда! Я хочу одеться, — сказала она. Потом глубоко вздохнула и выдавила: — Пожалуйста, уходите.

— Хорошая девочка, — кивнул он, — способная. К тому времени, когда вы отсюда уедете, вы научитесь вежливому обращению с людьми.

— Я вежлива с абсолютным большинством людей, — сказала Нелл, бросив злой взгляд на Зака. — Но с вами очень трудно быть вежливой.

— Попробуйте, сделайте над собой усилие. Потому что вы в моем доме, а я люблю вежливых гостей.

— Вы, конечно, можете навязать мне свои правила. Вы больше и сильнее меня.

Лицо Зака потемнело. Широкими шагами он подошел к ванне и, не обращая внимания на то, что она сразу перестала храбриться и вся сжалась, навис над ней.

— Если бы я хотел использовать свою силу, вы знаете, что бы я сделал? — спросил он. Он засунул руки в ванну и вынул Нелл оттуда. — Я бы не посмотрел на ваши протесты, — сказал он, крепко держа ее на руках, выходя из ванной, — я бы не оставил вам ни какого выбора и делал бы только то, что хочу.

Они были у двери спальни, и Нелл закричала.

— Так вы меня поняли? — Он мрачно улыбнулся.

Она, конечно, поняла.

Он положил ее на кровать. Нелл крепко держалась за край полотенца, точно это была ее линия обороны.

Зак склонился над ней, его рука легла на полотенце, и Нелл чувствовала, что тепло его ладони обжигает ей кожу.

— Я сильнее вас, и я могу сделать то, что хочу. Прямо сейчас.

Сердце Нелл гулко и быстро забилось, она едва дышала, но самое странное, — не от страха, а от возбуждения. Она чувствовала дрожь его руки, ее нервы напряглись, она чего-то ждала.

Инстинкт, это просто инстинкт, пыталась Нелл уверить себя. С этим можно справиться. Его яркие голубые глаза впились в нее, рука спустилась ниже, и его пальцы коснулись ее груди. Нелл с трудом сдержала готовый вырваться стон. Лицо Зака слегка покраснело, его дыхание стало прерывистым. Казалось, уже полжизни они смотрят вот так друг на друга — глаза в глаза. Затем — через силу — Зак отпрянул от нее.

— И никогда больше не говорите мне, что я сильнее, — предупредил он. — Если бы я собирался применить силу, я бы сделал это сейчас.

Нелл еще чувствовала на лице его горячее дыхание.

— А вы, похоже, возбуждены, Нелл, — продолжил он тихо. — Может быть, вам жаль, что я не пошел дальше? Если хотите, можете попросить…

Самое ужасное было то, что он соблазнял ее. Шелковый шелест его голоса, его запах, жар его тела возбуждали.

Инстинкт… Внутренний голос ослабел и утомился. Это опасно, это может сбить с пути, не дай этому случиться… Нелл глубоко втянула воздух, пытаясь успокоить свои взбудораженные нервы.

— А не кажется ли вам, что больше не стоит даже дотрагиваться до меня? — сказала она неровным и совершенно чужим голосом.

Зак отошел подальше.

— Нет, не, кажется. — В этой фразе слышалась враждебность. — Ах, да, вы не идете на любовные связи, пока не убедитесь, что это принесет пользу вашей карьере!

Нелл не думала, что его слова могут так глубоко ранить ее.

Неважно, что он о тебе думает, не имеет значения, уговаривала она себя в отчаянии, но это не помогало.

— Неужели вы думаете… — начала она дрожащим голосом, — неужели вы думаете, что ради рекламы я могу пойти в постель?

— Газеты пишут, что именно так, — ответил он резко. — Или Ллойд Кендрик лжет?

Да! Ей очень хотелось сказать, что она не виновата ни в чем. Просто она оказалась слишком легковерной и наивной. Нелл остановила себя. А почему, собственно, Зак Хиллард должен поверить ей, если никто не верит?

— Почему вы швыряете в меня имя Ллойда Кендрика? — слабым голосом проговорила она.

Зак нахмурился.

— Потому, что когда я смотрю на вас, я вижу его. Я вижу, как он целует вас, как прикасается к вам… — Вдруг он умолк, будто осознав, что он говорит, потом пробормотал что-то себе под нос, повернулся и быстро пошел к двери. Там он обернулся и посмотрел на Нелл. — Невинная девочка или маленькая бестия с большими претензиями? Способная использовать любого, чтобы добиться своей цели? — Его взгляд шарил по ней, распростертой на кровати. — Только одна вы, Нелл, знаете это и, конечно, никому не скажете. Да?

Он вышел, хлопнув дверью. Нелл лежала точно в забытьи.

Он вел себя, как человек, который ревнует, мелькнуло у нее в голове. Но это невозможно! Она чего-то не понимает.

Нелл думала об этом, успокаиваясь после его ухода. Потом она решила, что, конечно, же, ошибается. Но тогда, что вызвало тот взрыв, если не ревность?

А что бы случилось, если бы он прижал ее своим мощным телом, накрыл ее собой с головы до ног?

По телу пробежала дрожь, зубы застучали. Что с ней? Почему она так реагирует на человека, которого едва знает? Нет, она не вынесет еще одного бурного переворота в своей жизни.

Нелл провела остаток дня, пытаясь убедить себя, что все прекрасно, и она справится с Заком. Конечно, все очень осложняется тем, что он рядом — то приносит ей воды, то что-нибудь еще — и не позволяет ей вставать на ноги.

Таблетки помогли заснуть. Утром Нелл разбудил проникший в комнату солнечный луч. Она открыла глаза и несколько секунд ощущала, как прекрасна жизнь. Лениво потянулась. Но, как только пошевелилась, нога напомнила о себе.

— Вот так, — пробормотала она, — и физическая катастрофа, и моральная.

Она умылась и запрыгала на кухню. Выжала себе апельсиновый сок, вышла на террасу на солнышко.

Зак уже сидел в шезлонге. Как обычно, он был в джинсах и в рубашке с открытым воротом.

— Как сегодня наши раны? — спросил Зак, и взгляд его голубых глаз скользнул по ней, от лица к опухшей щиколотке.

— Выживу, — сказала Нелл, садясь за стол. — Правда! Я уже могу слегка ступать на ногу.

— Смотрите не перетрудитесь. — Его задумчивый взгляд остановился на ее лице. — Я думаю, нам есть о чем поговорить.

Нелл насторожилась:

— О чем?

— То, что произошло вчера, говорит о том, что мы оба вышли из себя. Будет лучше для обоих, если такого больше не случится.

— Конечно, не случится, — сказала Нелл. — Я за себя отвечаю.

Его голубые глаза потемнели и внимательно посмотрели на нее.

— Значит, вчера не отвечали? — небрежно спросил он.

Нелл уже собралась поспорить, но потом сдержалась. Она не хотела, чтобы он знал, как волнует ее его физическая близость. Просто ей надо сдерживать свои дурацкие инстинкты, и все будет великолепно.

— У меня вообще нет проблем, с которыми я бы не могла справиться, — сказала она, как можно категоричнее.

— Так вы, значит, удачливая девушка? — насмешливо спросил Зак. — Многие люди хотели бы сказать о себе такое.

— Вы тоже? — спросила она, не подумав.

— Ну, еще пару дней назад я не считал, что у меня могут возникнуть какие-то проблемы. Я хочу взять вашу машину, — сказал он ей. — Мне надо поехать в деревню, чтобы проверить, как там с ремонтом мотоцикла. Вы в чем-нибудь нуждаетесь? Я имею в виду, привезти вам что-нибудь?

— О, вы меня уже знаете, — с сарказмом сказала она. — Я ведь та, которая все делает только на публику или ради славы. Так что захватите для меня местного журналиста. Я сообщу ему нечто способное затмить любую сенсацию.

Зак долго и пристально смотрел на нее.

— Если вы со всеми ведете себя так, как со мной, ничего удивительного, что о вас так плохо думают, — спокойно заявил он.

Краска медленно начала заливать лицо Нелл.

Он взял ключи от машины и, бросив на нее быстрый взгляд, вышел из дому.

Зак уехал, а она уставилась в никуда невидящим взглядом, погрузившись в свои мысли. Тяжело вздохнув, заставила себя встать и поковыляла в дом. Она еще не завтракала и подумала, что неплохо бы поесть, в отсутствие хозяина. Когда он рядом, у нее совершенно пропадает аппетит.

Нелл поела, убрала посуду и снова запрыгала на террасу, разлеглась в шезлонге. Мягкие подушки еще хранили отпечаток тела Зака, и это почему-то взволновало ее. Она взбила их, чтобы уничтожить напоминание о Хилларде, и опустилась на них.

Полуденное солнце обвивало холмы и все вокруг ослепительным золотистым блеском. Аромат цветов пронизывал воздух, а с деревьев лилось пение птиц.

Нелл чувствовала, как ее больное тело понемногу расслабляется, и незаметно для себя она задремала. Через час она проснулась с ощущением приятного покоя.

Так и должно быть все время, сказала она себе, никаких ссор, никакого напряжения, никакого Зака. Ах, если бы она могла провести две недели в неге и одиночестве, она бы подготовилась к новой встрече с миром, из которого бежала.

Вздохнув, Нелл подумала, что незачем бередить душу несбыточными мечтаниями. Она здесь гостья Зака, и эту ситуацию не изменишь, так что она должна с ней примириться.

Нелл снова закрыла глаза, собираясь заснуть, ей хотелось, чтобы этот покой длился, как можно дольше, но уже через минуту-другую она услышала шум подъехавшего автомобиля.

Ее нервы напряглись. Это стало привычной реакцией на мысль о том, что сейчас она увидит Зака.

Он вошел на террасу.

— Без меня было все в порядке?

— По-моему, да. Я вполне справилась, — ответила она сухо. — Вас не было совсем недолго.

— Мне хватило времени купить все, за чем я ездил, — сказал он весело. — Похоже, ремонт мотоцикла задерживается. В местном гараже нет кое-каких деталей, и они собираются их заказать.

— А почему вы не отдали его в гараж, где есть все?

— Потому, что местным жителям нужна работа. Я считаю, что, когда живешь рядом с людьми, нужно поддерживать их, чем можешь.

— Ну, если вы так считаете, то я понимаю, почему вас здесь так любят, — заметила Нелл.

— Да, меня многие здесь любят, — согласился он, — хотя я очень сомневаюсь, что вы в числе этих людей.

— А с какой стати мне вас не любить? — спросила Нелл.

Голубые глаза Зака сверкнули.

— Я уверен, что есть причины. Правда, мне кажется, что я мог бы заставить и вас полюбить меня. — Последнюю фразу он почти промурлыкал.

Нелл мгновенно вскочила, всем телом опершись на здоровую ногу.

— Дело не в том, люблю я вас или нет, — заявила она, надеясь, что говорит убедительно, — просто вы человек, с которым мне приходится жить под одной крышей.

Он долго смотрел на Нелл, и в его глазах она заметила удивление.

— Правда? — очень тихо спросил Зак. Кожа Нелл покрылась мурашками, не смотря на жару: в этом человеке было что-то такое, что физически притягивало ее, она поняла это с какой-то внутренней дрожью. И было еще нечто более опасное.

Она заставила себя не обращать внимания на внезапно наэлектризовавшуюся атмосферу, на искру, проскочившую между ними.

— Я не думаю, что нам стоит беседовать в таком духе, — резко сказала Нелл. — Это ни к чему. Во всяком случае, в данных обстоятельствах.

— А что это за обстоятельства? — все так же тихо проговорил Зак.

Нелл почувствовала, что краснеет. Ну, чего он добивается? Что он хочет, чтобы она сказала? Ее смущение, казалось, развлекло его, он улыбнулся.

— Не вижу ничего смешного, — отрезала Нелл.

— Конечно, не видите, — сказал Зак, расплываясь в улыбке. — Вы же не видите, как смешно выглядите: на одной ноге и с красным от негодования лицом.

— Да, я вне себя! — сердито заявила Нелл.

— Тогда очень жаль, что вы не можете гордо и негодующе удалиться со сцены. — В его голосе было сочувствие. — Ваше подскакивание на одной ноге портит весь эффект, Нелл.

Она вынуждена была стиснуть зубы, чтобы у нее не вырвалась грубость. Она повернулась и заковыляла в дом, пытаясь придать осанке, как можно больше достоинства.

Нелл чувствовала, что немногие способны победить в схватке с Заком Хиллардом. Но она дала себе слово, что когда-нибудь станет одной из этих немногих.

5

Нелл с трудом похромала по лестнице. Скоро ей стало скучно сидеть и смотреть в окно на залитые солнцем тосканские холмы. Они конечно прекрасны, но даже, самое прекрасное приедается, если смотреть на него слишком долго.

Она пыталась читать газету, которую привезла с собой, потом надела наушники, чтобы послушать музыку, но быстро поняла, что не может сосредоточиться ни на словах, ни на мелодии. Слишком многое крутилось у нее в голове. Ей очень хотелось прогуляться. Обычно ходьба приводила ее мысли в порядок. Но сейчас об этом не могло быть и речи. В конце концов, Нелл запрыгала в гостиную. Зака не было, и она заволновалась, сообразив, что это ее очень огорчило.

Ты не хочешь его видеть, сказала она себе твердо. Не хочешь!

Она взяла со стола газету, принялась лениво переворачивать страницы, просто от нечего делать. И вдруг застыла в изумлении. Она увидела на фотографии очень знакомое лицо.

Фотография Зака в итальянской газете. Сердце подпрыгнуло. Что это?

Глаза Нелл впились в подпись под фото: «Джексон Пейн».

— Джексон Пейн? — повторила она вслух. Это имя показалось ей отдаленно знакомым, определенно она слышала его. Но на фото, без сомнения, был Зак. Даже в черно-белом, плохо пропечатанном варианте невозможно было ошибиться, — это его глаза, его тяжелый подбородок и сильный, чувственный рот. Что за дьявол? Что происходит?

Нелл вчиталась в итальянский текст и нашла несколько слов, которые не нуждались в переводе. В одной короткой фразе было «миллион». Но миллион чего?

Она пыталась отгадать, когда кто-то вырвал газету у нее из рук. Нелл вздрогнула и обернулась. За спиной стоял Зак, всем своим видом демонстрируя недовольство.

Это уже начало действовать ей на нервы — такой верзила и такая бесшумная походка. Она взглянула на него и нахмурилась:

— В этой газете ваша фотография.

— Неужели? — Он посмотрел и увидел статью. — Не очень, хорошая, — добавил он.

— Но это вы. Там, правда, не сказано, что вы Зак Хиллард. Там написано, что это Джексон Пейн.

— Да, — холодным, безучастным тоном согласился Зак.

— Ну? Я надеюсь, вы мне объясните этот феномен.

— Не собираюсь ничего объяснять. Насколько я понимаю, это не ваше дело.

— Нет, мое! Я бы хотела точно знать, с кем живу в одном доме. С Заком Хиллардом или с Джексоном Пейном?

— Судя по всему, вы моя гостья на две недели. И это не дает вам права вторгаться в мою личную жизнь. — В его голосе послышалась напряженность.

— Но я все же хочу, чтобы вы объяснили…

— Не получите никаких объяснений! А если не нравится — не забывайте: вас никто здесь не держит!

Не дожидаясь ответа, широким шагом Зак вышел из комнаты. Если бы не нога, Нелл побежала бы за ним. Но снова оказаться смешной и беспомощной в глазах Зака ей не хотелось, и она осталась сидеть и думать над своим неожиданным открытием.

В голове мелькнуло несколько вариантов, но ни один из них не годился для объяснения, почему в газете Зак назван другим именем. Нелл разволновалась. Так кто же он?

Она поняла, что ничего не знает о Заке Хилларде (или о Джексоне Пейне). Чем он занимается, почему живет здесь, в отдаленном местечке в Тоскане? Она впервые подумала об этом и поняла, как неразумно было согласиться остаться под одной крышей с совершенно неизвестным человеком. А почему она не спросила его об этом с самого начала? Конечно, чувство опасности было убаюкано тем, что его хорошо знали и любили местные жители. К тому же агент, через которого она арендовала этот дом, проверил, кто хозяин. Но ведь агент, по словам Зака, его друг? Да, несомненно, она должна была узнать о нем хоть что-то, прежде чем согласиться остаться в его доме.

Через минуту Нелл услышала, как отъехала машина. Это значило, что искать его и требовать ответа на свои вопросы, не имеет смысла.

День клонился к вечеру. Зак еще не вернулся. Нелл приготовила ужин и медленно побрела к себе.

Она села у окна и стала смотреть, как опускается за холмы солнце, как сверкают его лучи, медленно угасая и погружаясь во тьму.

Наступил вечер, и Нелл услышала шум подъехавшей машины. Хлопнула входная дверь.

Нелл прикусила губу и решила, что ее вопросы могут подождать до утра. Она не собиралась спорить с ним сегодня. По какой-то странной причине мысль о Заке и бархатная темнота ночи вызывали у нее беспокойство. В ярком свете дня она чувствовала себя с ним гораздо увереннее.

Она решила, что эту ночь проведет без сна. Но ошиблась. Нелл удивительно быстро заснула и проспала до утра крепко и без сновидений.

Ее ушибы почти не болели, не мешали спать. И когда утром она коснулась больной ногой пола, то обнаружила, что щиколотке гораздо лучше.

Нелл выглянула в окно. Солнце вставало, но долины и холмы все еще лежали в мягких тенях. Воздух начинал прогреваться, птицы пели свои радостные песни, и все предвещало прекрасный летний день. Ни один из дней здесь еще не был таким замечательным, и она не была уверена, что в будущем ее ждет что-то лучшее.

Сегодня утром она попытается поговорить с Заком.

Зак Хиллард, повторила она про себя. Пожалуй, это имя больше подходит ему, чем Джексон Пейн. Она произнесла это имя раза два, потом отметила, что и оно ей нравится.

Нелл долго была в ванной, потом сидела у окна, сушила длинные пряди темных волос. Она не спешила вниз навстречу ссоре. Наконец натянула джинсы, майку и двинулась на кухню.

Зак явно тоже поднялся рано. В кофейнике еще не остыл кофе. Похоже, он уже позавтракал. Но его нигде не было видно.

Выглянув в окно, Нелл убедилась, что машина еще здесь. Так, где же Зак?

Нелл сварила себе свежий кофе. Возможно, он ушел прогуляться. Стало быть, она одна в доме.

Теперь самое подходящее время, чтобы узнать о нем что-нибудь. От этой мысли ее пульс участился. А что она хочет узнать? Самое главное — его настоящее имя. Для этого надо взглянуть на личные бумаги, паспорт или письма. Она судорожно вздохнула. Это значит рыться в его вещах.

Нелл так не поступила бы, если бы он рассказал о себе хоть что-нибудь. Ей необходимо узнать его имя для собственной безопасности.

Она медленно прошла через все комнаты, окликая Зака по имени. Никакого ответа. Нелл долго и внимательно смотрела на улицу. Убедилась, что его нет на террасе.

Если она собирается делать то, что задумала, надо спешить. И она стала подниматься по лестнице.

Комната Зака была в дальнем конце дома. Сердце Нелл готово было выскочить наружу, когда она подошла к двери. Но совесть не позволила ее открыть. Неважно, что ее вынуждают к этому обстоятельства. Она не может рыться в чужих вещах. И, глубоко вздохнув, Нелл пошла обратно.

Что ей теперь делать? — спрашивала она себя. Еще одна дверь привлекла ее внимание. В этой комнате она никогда не была. Конечно, ничего страшного, если она в нее заглянет. Она ничего не тронет, только посмотрит. Может, там ключ к разгадке.

Нелл открыла дверь и заглянула туда. Ее глаза округлились. Она увидела большой светлый кабинет. Полки с книгами закрывали все стены, два шкафа с картотекой, большой стол у окна, на нем — пишущая машинка. На столе и стульях — папки, скоросшиватели, бумаги в беспорядке.

Она вошла и с любопытством огляделась. На полках — множество справочников, будто хозяин кабинета занимался серьезной исследовательской работой. А под потолком Нелл увидела полку с романами, автор которых Джексон Пейн! Нелл не верила своим глазам.

Когда впервые она увидела это имя в газете, ей показалось оно смутно знакомым. Теперь-то она поняла: Джексон Пейн писал приключенческие романы, и очень хорошие. Некоторые даже были экранизированы, и если бы она не была так погружена в свои проблемы и эмоции, то сразу вспомнила бы это имя.

Дрожащей рукой Нелл сняла с полки одну из книг и под обложкой увидела фотографию автора. Зак!

— Зак и есть Джексон Пейн, — произнесла она вслух громко и недоверчиво.

Нелл поставила книгу на место, сняла еще одну, для уверенности. Та же самая фотография, — Зак с темными лохматыми волосами и сильным, чувственным ртом. Его голубые глаза смотрели на нее чуть насмешливо, будто он и впрямь видел, как она смущена.

Рука, из ниоткуда вырвала у нее книгу. Нелл отскочила. Она уже знала, чья это рука. У нее было чувство, что предстоящий разговор, будет не из приятных. Нелл уже повернулась, но глаз не поднимала. Зак взял ее за подбородок, но и после этого она не хотела встретиться с ним взглядом.

— Вам нравится подсматривать?

— Я не подсматриваю, — пробормотала она.

— А что же вы делаете здесь? — В его голосе слышалось презрение.

— Я хотела узнать, кто вы, — сказала Нелл, защищаясь.

— А с чего это вы взяли, что можете вторгаться в мою личную жизнь?

— Но вы же не говорите мне, кто вы такой! Вы представились как Зак Хиллард, потом я прочитала, что ваше имя — Джексон Пейн. А я не чувствую себя в безопасности, не зная, как зовут мужчину, с которым я оказалась под одной крышей.

— Я назвал вам свое настоящее имя. Зак Хиллард.

— И одновременно Джексон Пейн? Он пожал плечами.

— Не вижу причины, для чего вам это знать.

— У вас слишком много секретов, — сказала Нелл.

— Просто я охраняю свою частную жизнь.

Нелл начала приходить в себя, когда стала понимать связь между Заком и Джексоном Пейном.

— И поэтому вы пишите под псевдонимом?

— Это облегчает жизнь. И жить легче, и путешествовать проще, когда людям неизвестно твое настоящее имя. Людей редко узнают по лицам, чаще — по именам. Если бы я записался в отеле, как Джексон Пейн, в первый же вечер меня окружили бы постояльцы, которые наперебой стали бы предлагать мне темы для рассказов, просили бы посмотреть, что они сами написали. А когда я под своим собственным именем, вряд ли кто узнает меня в лицо.

Нелл все еще трудно было смириться с тем, что она узнала. Когда-то она даже читала его книги, и с интересом.

— А сейчас вы тоже что-то пишете?

— Собираю материал. Начну в конце месяца.

— А что за статья про вас в итальянской газете?

— Я только что подписал новый контракт, с крупным американским издателем, — ответил Зак после паузы. — По новой книге будет сниматься фильм. Уже заключен контракт, и газета почему-то решила, что это событие достойно всеобщего внимания.

— В статье я увидела слово «миллион», — сказала Нелл медленно. — А миллион чего? Лир?

Зак сощурился.

— Нет, — ответил он резко. — Долларов. Издатели полагают, что это по скромным подсчетам.

— Контракты такого рода обычно сопровождаются большой шумихой, рекламой, чтобы книга хорошо расходилась, — сказала Нелл. — И вы не можете жить затворником.

— А я и не живу затворником. У меня квартира в Лондоне и очень бурная общественная деятельность. Сюда я приезжаю, когда мне надо поработать, чтобы никто не отвлекал.

Нелл подумала, что среди тех, кто отвлекает, должно быть немало женщин. Она стала понимать, что Зак не просто красивый мужчина, а очень богатый человек, такой, за которым гоняются женщины, определенного сорта — молодые, красивые и небезразличные к финансовым успехам.

У нее в голове возникла картина, как Зака преследует толпа шикарных блондинок, и она удивилась, почувствовав укол ревности.

Испугавшись, что он заметит, Нелл попыталась это скрыть.

— Ну что ж, по крайней мере, теперь мне уже не надо нервничать. Теперь я точно знаю, кто вы, — сказала она весело.

Странная улыбка тронула губы Зака.

— Да, я думаю, теперь совсем другое дело.

Что-то в его тоне заставило Нелл быстро взглянуть на него.

— Что вы имеете в виду?

— Но вы же девица, которая обожает знаменитостей, не так ли? А теперь, когда вы узнали, что я один из таких, все будет по-другому?

— Неужели вы думаете… — начала Нелл.

— Именно так я и думаю, — отрезал Зак. — Я полагаю, что вы уже готовы изменить ко мне отношение.

— Ничуть! — яростно затрясла головой Нелл.

Он улыбнулся циничной, все понимающей улыбкой и не ответил на ее последнюю реплику.

Нелл не собиралась оставлять это без внимания.

— Так что, по-вашему, я собираюсь делать? — спросила она. — Начать гоняться за вами, узнав, что вы богаты и знамениты? И скоро станете еще богаче?

Зак пожал плечами:

— Да, но то, что вы узнали, девице вроде вас должно понравиться, разве нет?

— Девице вроде меня? — повторила она, дрожа от ярости. — Вы даже не знаете, вы понятия не имеете, какая я!

— Имею, — сказал Зак. И продолжил: — Эти большие карие глаза, эти красивые шелковые волосы, это лицо, это тело… Мужчины, увидевшие их один раз, будут видеть это во сне всю свою жизнь. Такое мне уже знакомо.

— Но мы никогда раньше не встречались!

— Но я встречал кое-кого, похожего на вас, — сказал Зак, и его голубые глаза превратились в льдинки. — Девушку, которая любит известных мужчин с деньгами, так как те могут купить ей карьеру…

Нелл перестала дышать, когда поняла, что он говорит уже не о ней.

— Кто? Кто она такая? — робко спросила Нелл. — Кого вы знали?

— После смерти моей матери отец женился, как раз на такой, — резко ответил он.

— Ваш… ваш отец?

— Алек Хиллард. Слышали о нем? Нелл слышала. Это был богатый промышленник, который владел и руководил большими фирмами. Он женился на блондинке, на пятнадцать лет моложе себя, певичке, которая была полна решимости, прорваться к славе. Алек Хиллард потратил кучу денег на ее карьеру, он платил за выпуск ее пластинок, нанимал величайших музыкантов, оплачивал гастроли, использовал все свои влиятельные знакомства, чтобы сделать ей бесконечную рекламу. Все усилия были напрасны, потому что у его молодой жены просто не было таланта.

Естественно, этот брак завершился разводом. Нелл хорошо помнила циничные статьи в газетах о том, как жена Алека Хилларда выдвигает все больше и больше обвинений против мужа, требуя денег, и наслаждается шумихой в прессе. Через три месяца после развода, Алек Хиллард умер. По официальному заключению, это был сердечный приступ. Но многие считали, что у него от горя просто разорвалось сердце.

Нелл тяжело вздохнула.

— Это, должно быть, было для вас трудное время.

— Трудное? — повторил Зак, словно удивляясь. — Правильнее сказать — сущий ад. Но этот случай ясно показал мне, что такое красивые, с претензиями девицы, способные на все ради карьеры.

— И вы думаете, что я такая же? — Голос у Нелл дрогнул.

— Пока вы, не убедите меня в обратном, я полагаю, для меня безопасней считать, что это именно так, — помрачнев, сказал Зак.

Они уставились друг на друга, и Нелл первой отвела взгляд.

Все равно, что этот человек думает, сказала она себе. Не имеет значения, неважно.

Но ей стало не по себе, когда она почувствовала, что обманывает себя.

Неожиданно Нелл захотелось немедленно уйти из кабинета Зака. Ей было противно стоять перед ним, будто пришпиленной циничным взглядом голубых глаз. Но Зак загородил выход, и она не прошла бы, не задев его. Она догадалась, что он специально встал так и ни за что не отойдет.

Нелл облизнула губы, почувствовав, что во рту у нее пересохло. А Зак все не сводил с нее взгляда.

Он шагнул ближе, потом еще ближе, и ей захотелось бежать. Быстро, чтобы он ее не догнал. Но это нереально, — из-за ноги и самое главное, — по другой причине… Он медленно подходил к ней, а она все отступала, пока спиной не уперлась в стену. Он словно загнал ее в угол, и она не могла ничего сделать.

Чего он хочет? — спрашивала себя Нелл. Она вся дрожала.

В его глазах светились желание и презрение. Никто из мужчин никогда не смотрел на нее так, и Нелл предупредила его срывающимся голосом:

— Не… Не подходите ко мне ближе.

— А я и не собираюсь, — сказал он тихо. — Слишком многое заставляет меня держаться от вас подальше. Но не получается, да, Нелл?

Интонация, с которой он произнес ее имя, парализовала Нелл.

— Я действительно хочу, чтобы вы ушли, — повторила она.

Но Зак не шелохнулся.

— Вы вовсе не хотите, чтобы я ушел.

— Хочу! — почти закричала она. — Вы специально пугаете меня. Вы заставляете меня чувствовать себя…

— Испуганной? — сказал он. — Да.

— А вы меня не боитесь. И никогда не боялись.

— Боюсь! Вы ростом в шесть футов, я едва достаю вам до плеча, а вы не выпускаете меня из комнаты. Я боюсь…

— Можете пройти. Вы же не пытаетесь! Но ноги не слушались ее. Сердце билось уже почти болезненно, а с дыханием было что-то странное.

— Я хочу, чтобы вы ушли. — Ее голос звучал напряженно и как-то заморожено.

— Не думаю, что вы этого хотите, — сказал Зак, медленно протягивая к ней руку.

Нелл смотрела, точно, загипнотизированная, за тем, как он приближается к ней.

— Не трогайте меня! — прошептала Нелл, когда его длинные красивые пальцы были почти в дюйме от ее груди.

— Почему нет? — спросил он. — Потому что мы не нравимся друг другу? Но это неважно. Впрочем, может, нам и не следует этого делать, мы почти не знаем друг друга… А для интимных отношений это разве плохо?

Рука его замерла, но, если бы Нелл набрала немного воздуха, ее грудь коснулась бы его пальцев.

Нелл не дышала. Она не двигалась. Она клялась, что больше не вздохнет, пока Зак не отойдет от нее.

Его губы раздвинулись в медленной улыбке. Будто он знал, что она решила, и радовался ее смущению.

— Вы ведь не можете вообще не дышать? — сказал он. — И что случится, если вы выдохнете, Нелл?

— Пожалуйста, уберите руку! — Ее голос дрогнул.

— Мне этого не хочется. — В голосе Зака послышалось кошачье мурлыканье.

Нелл пыталась что-то сказать, но у нее не хватало дыхания. От недостатка кислорода в глазах помутнело. Она не могла удержаться и вздохнула, коснувшись Зака. Но он спокойно убрал руку.

— Вы играете со мной.

— Мужчина и женщина всегда играют друг с другом в разные игры. Вы этому еще не научились?

— Я не люблю такие игры.

— А я склонен думать, что любите. И, если я прав, вы же не станете спорить, что наша игра еще не закончилась?

Прежде чем она поняла, о чем он, Зак наклонился и быстро прижался к ней губами.

Она стала сопротивляться, но он был сильнее ее. Никогда раньше ее не целовали так, как он.

Нелл снова не дышала, но уже потому, что дрожь охватила ее с головы до ног, каждый нерв трепетал.

Внутренний голос предостерегал ее от поцелуя этого мужчины, но что она могла сделать? Он не отпускал ее… А хотела ли она этого страстного поцелуя? Он целовал ее так, словно развлекался, словно играл со своей добычей.

Когда, наконец, Зак отпустил ее, его глаза блестели, и дыхание было прерывистым.

— Помните, что я вам говорил? — спросил он. — Совсем не обязательно любить друг друга, чтобы заниматься вот этим. Мы не нравимся друг другу, да?

— Да, не нравимся, — солгала Нелл, шевеля искусанными губами.

Его взгляд шарил по ней, а насмешливая улыбка растянула губы.

— Конечно, не нравимся. И надо поскорее выйти из этой комнаты, чтобы двое — мужчина и женщина, — которые не нравятся друг другу, не захотели заняться чем-нибудь еще…

Нелл не надо было повторять. Она повернулась и выбежала, хлопнув дверью с такой силой, будто воздвигала барьер между собой и Заком.

Из всего происшедшего с ней за последнее время именно это событие стало главным.

6

К своему явному облегчению, Нелл услышала, что Зак сразу после этого сел в машину и на большой скорости куда-то унесся. Нелл надеялась, что он вернется не скоро. А ей нужно время, чтобы прийти в себя.

Она облизнула посиневшие губы и обнаружила, что все еще ощущает вкус его поцелуя. Это взволновало ее. Она была потрясена собственной реакцией на этот поцелуй. Это уже не просто инстинкт…

Наконец-то Нелл поняла, почему Зак смотрел на нее с таким презрением. Он узнал, кто она такая. Нелл в отчаянии покачала головой. Как, должно быть, сильно он ненавидит категорию девиц, к какой относит ее! Она могла лишь догадываться, через какой ад прошел этот человек, когда на его глазах рушилась жизнь отца.

Нелл сама удивлялась, как сильно ей хочется убедить его, что она другая, что она всего-навсего жертва хитрой интриги. Да, она сама, по собственному желанию, участвовала во всем, что было между ней и Ллойдом Кендриком. Сначала она наслаждалась вниманием, приходила в восторг от собственных фотографий в газетах, ей льстило, что за ней ухаживает известный актер Ллойд Кендрик. Да, конечно, она виновата в том, что случилось после, подумала она тоскливо. Но она, знала и другое: пока Зак думает о ней так плохо, она в большей безопасности.

Нелл беспокоила ее собственная реакция на Зака. Он волновал ее. Но, если он и дальше будет презирать ее, их отношения не будут развиваться. Он не допустит повторения истории его отца, но уже с ним самим, и, чтобы он держался от нее подальше, надо укрепить его в дурном мнении о ней.

Да, она действительно хочет, чтобы Зак держался подальше, решительно сказала себе Нелл.

Зака все не было. Уже стемнело, когда Нелл наконец, услышала, как подъехала машина. Она сидела в своей комнате и сушила волосы после душа. Первым желанием было спуститься вниз и встретить его, но Нелл сдержалась. Зачем рисковать? Нет никакой необходимости. Во всяком случае, она не уверена, что снова хочет заглянуть в эти голубые глаза, которые, кажется, видят ее насквозь, читают ее мысли и проникают в самую душу. Она передернула плечами, почувствовав соблазн снова ощутить все это.

Не раздеваясь, она легла на кровать. Она очень устала за последнее время. Эмоциональная усталость истощала сильнее, чем физическая.

Ее глаза закрылись, и через несколько секунд, Нелл забылась тяжелым сном. Ей что-то снилось, она металась, бессвязно бормотала, но не проснулась до утра.

Утром она почувствовала себя лучше, но еще не совсем владела собой. Память о поцелуе сгладилась. По крайней мере, так она сама себе сказала.

После душа Нелл быстро оделась и спустилась вниз. Она уже почти не хромала, от синяков остались желтоватые пятна, которые через несколько дней, исчезнут совсем.

Нелл открыла дверь на кухню. Зак был уже там. Она почувствовала, как снова вся напряглась. Казалось, это у нее бессознательная реакция, но она похвалила себя за то, что не вздрагивает, как раньше. Долгий сон пошел ей на пользу.

— Хотите кофе? — предложил Зак.

— Да, пожалуйста. — Она села к дальнему концу стола, чтобы между ними была приличная дистанция.

Зак налил кофе и посмотрел на ее слегка покрасневшее лицо.

— Вы все еще красная от вчерашнего?

— Мне не понравилось то, что вы сделали.

— Я думаю, это уже в прошлом. — Зак пожал плечами.

— Я не хочу, чтобы вы на меня кидались! Он пристально посмотрел на нее, и его улыбка показалась Нелл хищной.

— Я никогда не кидаюсь на женщин. Я предпочитаю заниматься любовью медленно и прочувствованно. Каждый миг удовольствия надо доводить до пика. Каждое прикосновение должно вызывать желание следующего.

Тихое мурлыканье Зака ошеломило Нелл.

Она шумно вздохнула и попыталась взять себя в руки.

— Но тот поцелуй медленным не назовешь, — сказала она. — И ничего нежного в нем не было. — Произнеся эти слова, она вдруг разозлилась на себя. Она вообще не должна об этом упоминать!

Зак в задумчивости посмотрел на нее.

— Но тот поцелуй, — эксперимент. Надо было кое-что выяснить, кое-что узнать.

— Что? — спросила она настороженно. Он не ответил, и она разозлилась.

— Я хочу знать. Я хочу быть уверенной, что вы больше не будете меня так целовать!

— О нет. Я не буду больше целовать вас так, — тихо пообещал он.

Его голос стал почти бархатным, и пульс Нелл немедленно отозвался на этот голос. Держи себя в руках, велела она себе. Он специально пытается вывести тебя из равновесия. Что он имеет в виду под этим двусмысленным ответом? Что не будет целовать ее снова или следующий поцелуй будет другим? Нелл не знала… И не смела, спросить его об этом.

Она решила, что пора закончить разговор, и встала, взяв чашку с остывшим кофе.

— Я пойду на террасу. — Она торопливо вышла.

Зак тоже поднялся. Нелл повернулась к нему.

— Пожалуйста, перестаньте меня преследовать!

— Я вас не преследую. Я просто хочу пригласить вас…

— Пригласить? — подозрительно повторила Нелл. — Куда же?

— У меня сегодня деловая встреча во Флоренции. И я подумал, что, может быть, вы захотите поехать со мной. Мы могли бы отправиться часа на два раньше, и я с удовольствием показал бы вам город.

— А почему вы хотите, чтобы я поехала? — подозрительно спросила Нелл.

— Никаких скрытых причин. Вы ведь почти не выходите из дому. И хотя отсюда вид действительно прекрасный, он вам, должно быть, уже порядком надоел. Я подумал, что вам не вредно переменить обстановку.

— А что за деловая встреча? Я не помешаю?

— Сэм мой друг и партнер по бизнесу. Мы должны встретиться за ланчем. Обстановка будет непринужденная, и не возникнет никаких проблем, если вы посидите с нами.

Нелл думала. Хорошо ли это, — ехать с ним во Флоренцию после всего, что случилось? Но, с другой стороны, разве плохо погулять по Флоренции? Там полно народу, и она будет в большей безопасности с ним там, чем в доме. А вместе с Сэмом, коллегой по бизнесу, безопасно вдвойне.

Потом лицо у Нелл вытянулось.

— Я не могу поехать во Флоренцию, — сказала она со страданием в голосе. — А что, если меня узнают? Мои фотографии слишком часто появлялись в газетах. Иногда мне кажется, что все в мире знают меня в лицо.

— Неужели это вас так беспокоит? — холодно спросил Зак.

— Да, верите вы этому или нет. И вы довольно ясно дали мне понять, что и вас это беспокоит, — парировала Нелл. — А я ведь буду с вами. В конце концов, мы оба окажемся в центре внимания.

— Наденьте темные очки, соберите волосы на затылке, — посоветовал он, — и никто вас не узнает. Во всяком случае, во Флоренции полно туристов. Человек в отпуске занят только тем, как бы, получше, провести время. Всех интересуют достопримечательности и они сами, а не чьи-то посторонние лица.

Он посмотрел на часы.

— Если хотите увидеть что-то до ланча, надо отправляться прямо сейчас. Даю вам десять минут на сборы. Наденьте, что-нибудь полегче, будет жарко, особенно в толпе.

Нелл побежала наверх, переоделась в тонкую юбку из хлопка и коротенький топ, заплела длинную косу и оставила лицо без косметики. Посмотрев в зеркало, она пришла к выводу, что выглядит лет на шестнадцать. Она улыбнулась. В последнее время ей стало казаться, что она втрое старше себя.

Она заметила, с каким удивлением посмотрел на нее Зак.

— Ну что, неузнаваема? — спросила Нелл насмешливо.

— Вы похожи на школьницу. Очень соблазнительную школьницу, — добавил он с кривой ухмылкой.

Нелл надела солнцезащитные очки, но Зак подошел к ней и снял их.

— Они мне нужны! — запротестовала Нелл. — Они закрывают почти пол-лица.

— Вы их наденете, когда мы приедем во Флоренцию. А пока я хочу видеть ваши глаза.

— Зачем?

— Потому что они говорят больше, чем вы сами.

Пока она пыталась осмыслить последнюю фразу, Зак пошел к машине, и она направилась следом, сосредоточенно сдвинув брови.

Они выехали на дорогу. Солнце светило в ярко-голубом небе, холмы грелись в его горячих лучах. Зак очень уверенно вел машину по узким дорогам. Они проносились мимо виноградников, ровными рядами сбегавших с холмов, потом дорога стала взбираться выше, и маленький городок оказался весь на виду. Он спокойно грелся под солнцем. Колокольня возвышалась над крышами, блестевшими на солнце.

— Вы никогда не были во Флоренции? — спросил Зак.

— Никогда.

— Почему? Разве этот город не входит в число мест, в которых каждый хочет побывать?

— У меня никогда не было денег, чтобы ездить за границу, — сказала Нелл с некоторым сожалением. — Пока не доберешься до самого верха, много не заработаешь актерским трудом. Большую часть времени я вынужденно отдыхаю или работаю где-то неполный день, чтобы свести концы с концами.

— Продайте свою версию скандала с Ллойдом газетам, и у вас будут деньги, — сказал он холодно.

Нелл уже собралась сердито ответить, что она никогда этого не сделает, но вдруг вспомнила, что сейчас самое время попытаться поддержать его дурное мнение о ней. Она окончательно решила, что будет безопасней, если он станет воспринимать ее как девицу, жадную до денег и славы. Он, конечно, не захочет с такой связываться.

— А как вы думаете, сколько я могу получить?

Зак нахмурился: ему явно не понравился вопрос.

— Понятия не имею! — резко бросил он. — Но, думаю, они хорошо платят за подобный мусор. Только постарайтесь оставить мой дом, перед тем, как этим заняться. Если я вдруг подниму трубку, и кто-то из журналистов окажется на другом конце провода, или если найду кого-то возле двери дома…

Он не закончил, но в этом и не было необходимости. Его тон заставил ее похолодеть. Нелл захотелось сменить тему разговора.

— Вы собираетесь остаться в Тоскане на все лето?

— Наверное, я вернусь в конце месяца в Лондон недели на две. Не могу же я жить, как монах, — добавил он насмешливо.

— А что, здесь, в Италии, вы должны так жить?

Он улыбнулся.

— За итальянскими девушками хорошо присматривают.

— Тогда, может, вам есть смысл жениться на какой-нибудь из них? Это решило бы все ваши проблемы. Ну, например, на красавице Марии, дочери синьоры Джинелли? Она красивая? — спросила Нелл с легкой завистью.

— Да, красивая, — без колебаний ответил Зак.

Нелл уже начинала ревновать.

— Тогда, возможно, она стала бы прекрасной женой…

— Да, возможно.

Это еще больнее задело Нелл.

— Так в чем же дело?

— Это не для меня, — пояснил Зак. Теперь ей стало чуть веселее. Но в голову пришла другая мысль.

— А в Лондоне у вас кто-то есть?

— Несколько этих «кто-то». И все они очень рады меня видеть, — насмешливо сказал он.

— И вы собираетесь в конце концов, жениться на одной из них?

Он раздраженно прорычал:

— С чего это внезапное желание меня женить? Я вообще не собираюсь жениться! И, если бы даже и собирался, я бы очень осторожно выбирал жену. Я уже насмотрелся на сущий ад, чтобы позволить себе ошибиться.

Нелл прикусила губу: он подумал про отца!..

— А что… — неуверенно начала она, — что, если вы влюбитесь в кого-нибудь совершенно неподходящего?

— Такого не может случиться!

— Такое часто случается.

— Но не со мной, — уверенно ответил Зак. — Я себе не разрешу. Конечно, я не исключаю сексуальную связь с таким человеком, — добавил Зак.

Нелл напряглась.

— Вы… не исключаете? — спросила она странно визгливым голосом.

Он пожал плечами.

— Это, кстати, один из способов избавиться от чего-то. Крушение любви может привести к навязчивой идее, а навязчивая идея опасна. Гораздо лучше сжечь это сразу же, в кровати.

— Я… я не думаю, что вы на такое способны, — сказала неуверенно Нелл.

— Конечно, способен! — В его глазах зажегся темный огонь. — Вот взять, к примеру, вас.

— Меня? — заикаясь, спросила Нелл.

— В вас есть что-то такое, что зажигает меня. Вы это знаете. Так ведь? Мне это не нравится, потому что ваш образ жизни во мне все переворачивает. Но я не могу притворяться, и, если бы вы согласились, я пошел бы с вами в постель! Но ничего большего.

— Но я не соглашусь, — сказала она горячо.

— Я и не думаю, что вы согласитесь. Я просто говорю. Я знаю и понимаю разницу между любовью и сексом. И еще я знаю, как эти вещи не соединять.

Сердце Нелл гулко забилось. Едва не закружилась голова. Зак говорил ей, что хочет ее. Но ничего большего он себе не позволит, ничего, кроме физической близости. А это опаснее, чем она может представить себе.

Она должна положить этому конец. Никакой паники, иначе это может привести ее к полному краху.

Зак ничего больше не говорил, и в этом не было необходимости. Впервые Нелл всерьез пожалела, что согласилась остаться в его доме на целых две недели. Ну что ж, придется вернуться домой и предстать перед прессой. Это приводило ее в ужас. Но остаться здесь?! Не будет ли это еще большей катастрофой? Может, стоит позвонить агенту в бюро путешествий, вдруг можно что-то сделать? Она займется этим, вернувшись из Флоренции.

Сейчас же она должна держать Зака на расстоянии вытянутой руки. Но как это сделать? Как заставить его выбросить из головы его желания?

Итак, Зак думает о ней совсем плохо, и Нелл может сделать его мнение о ней еще хуже, а если, кроме всего прочего, начнет действовать ему на нервы, раздражать, выводить из себя, он этого не вынесет и уж точно забудет, что вообще хотел ее когда-то.

Чем больше Нелл думала, тем больше эта мысль нравилась ей. Она сумеет воплотить ее. В конце концов, она же актриса. И надо начинать прямо сейчас.

Флоренция была забита машинами, но Зак быстро сумел найти место для парковки.

— Теперь пойдем пешком до центра города, — объявил он. — Здесь начинается пешеходная зона. По пути осмотрим все лучшее, что есть в городе.

— Но уже слишком жарко, чтобы расхаживать пешком, — сказала Нелл намеренно грустным голосом. — И нога болит.

— Но, когда вы утром шли к машине, вы даже не прихрамывали.

Она изобразила улыбку.

— А я старалась скрыть, потому что терпеть не могу жаловаться.

Зак подозрительно посмотрел на нее.

— А почему вы не сказали мне об этом раньше?

— Не хотела вас беспокоить. — Она пыталась изобразить благородство. — Ну а теперь, когда мы здесь, я полагаю, что должна постараться. И если вы будете терпеливы, то я постараюсь.

Она вылезла из машины и медленно, ковыляя, пошла по улице. Зак запер машину и быстро догнал ее. Он шагал рядом с Нелл, которая, двигалась со скоростью улитки. Она видела, что он едва сдерживает желание пойти быстрее, и ухмыльнулась. Начало хорошее. Он так от нее устанет, что не только ничего не захочет, а постарается сделать все, чтобы избавиться от нее поскорее.

Узкие улицы были переполнены народом, стояла невыносимая жара. Они выбрались на площадь, где возвышался главный собор, — Санта-Мария дель Фьоре. Его купол изображен почти на всех открытках с видами Флоренции. Отделанный разноцветным мрамором, как и башня колокольни, он — Нелл не могла не признать этого — ошеломлял. Но она не должна говорить об этом Заку.

Напротив стоял Баптистерий, одно из старейших зданий Флоренции.

— Двери Баптистерия расписаны Лоренцо Гиберти, он трудился над ними двадцать семь лет, — сообщил ей Зак.

— Неужели? — сказала Нелл, намеренно изображая еле заметный зевок.

Лицо его потемнело:

— Так вы даже не хотите посмотреть их?

— Одна дверь похожа на другую, да? — спросила она, пытаясь быть вежливой, но скучающей.

— Едва ли, — сказал Зак. — Даже Микеланджело говорил, что они достойны украшать вход в рай.

На самом деле Нелл умирала от желания рассмотреть двери, но она заставила себя изобразить равнодушие. Лицо Зака стало еще более хмурым.

— Прекрасно, — сказал он коротко. — Не хотите смотреть двери, пошли дальше.

Они выбрались с площади на узкую улочку, заполненную туристами. Нелл тащилась еще медленнее, Зак иногда уходил далеко вперед.

— Пожалуйста, не идите так быстро, — вежливо попросила Нелл, когда он в очередной раз остановился, чтобы подождать ее.

Нелл увидела, что Зак смотрит в другую сторону, и усмехнулась. Забавно! Но следует быть осторожней, он не должен догадаться, что она это делает специально.

Улица вывела их на Пьяцца делла Синьория с величественным дворцом и высокой звонницей, устремленной в голубое небо. Нелл посмотрела на все это с полным безразличием на лице, заставляя себя не показывать Заку, как поразил ее центр Флоренции. Хотя, по правде говоря, она, кажется, все бы отдала, чтобы рассмотреть до мельчайших подробностей эти прекрасные творения великих мастеров.

Она медленно похромала до фонтана Нептуна, почти не взглянув на великую статую. Потом перевела взгляд на другую статую перед дворцом, остановилась перед Давидом Микеланджело.

— Очень мило, — произнесла Нелл равнодушным голосом.

— Мило? — взорвался Зак. — Вы же смотрите не на копию, а на подлинник самой известной в мире статуи! Неужели вы не нашли другого слова?

— Но я же сказала: очень мило. — В голосе Нелл зазвучала обида.

Зак смотрел на нее так, будто не верил своим ушам.

— Пошли дальше, по мостику через реку. Вы, конечно, и о нем скажете, что это «милый мостик». — Его голос был полон сарказма.

Нелл с трудом сдерживалась, чтобы не озираться вокруг. Когда Зак остановился на мосту Понто Веккьо, откуда открывался удивительный вид на реку Арно и холмы, окружающие Флоренцию, Нелл заставила себя идти дальше, даже не заглядывая в ювелирные лавки, ломившиеся от украшений из золота и серебра.

Они перебрались на другую сторону реки, Зак шел впереди, Нелл плелась следом. Раза два он оглянулся. Лицо его было очень сердитым. И почему она не додумалась до этого раньше? Мужчины могут выдержать многое, но, когда женщина постоянно действует на нервы, они этого не выносят.

— Куда мы идем? — захныкала она. Зак резко обернулся. Его голубые глаза нетерпеливо заблестели.

— Есть один вид, который я хочу вам показать. Если и он не произведет на вас никакого впечатления, тогда я сдаюсь. Мы идём на встречу с моим другом и на время ланча выбрасываем из головы все прелести Флоренции.

— Это далеко? — спросила она устало.

— Недалеко. Но придется одолеть крутые улочки.

Нелл решила, что теперь самое время снова захромать.

— Я постараюсь, — сказала она мученическим голосом, который призван был довести его до отчаяния. Да, Зак не был исключением, в этом смысле он похож на всех мужчин.

— Упражнения пойдут вам на пользу, — прорычал он. И, не глядя на нее, повернулся и зашагал вперед.

Подъем оказался и впрямь крутой, раза два ее щиколотка напомнила о себе. Они вышли на площадку, и Нелл поняла, что, если бы ей пришлось даже прыгать на одной ноге, чтобы оказаться здесь, она бы ни минуты не раздумывала.

Вся Флоренция распростерлась перед ними: — длинные стены, крыши из красной черепицы, шпили церквей парили в воздухе. Величавый купол собора словно плыл над Флоренцией, а река Арно извивалась, пересеченная нитями мостиков. Самым красивым из них был Понто Веккьо. А дальше, за городом, в голубой дымке жаркого полдня лежали холмы, ажурной стеной окружая город.

Нелл могла бы стоять здесь часами. Но, заставляя себя играть избранную роль, она поспешно стерла с лица восхищение и натянула маску безразличия.

— Да, вид очень приятный, — вежливо сообщила она Заку. А потом печально добавила: — А еще не пора на ланч? Я так хочу есть.

— Неужели у вас нет души? — почти закричал Зак. — У ваших ног вся Флоренция, а вы способны думать о еде?

— Хорошо, простите. — Нелл слегка прикусила нижнюю губу. — Я ведь уже сказала, что вид очень приятный. А что еще вы хотите от меня услышать?

— Ничего. — Его голубые глаза сощурились и уставились на нее. — Если бы хоть на одну секунду я подумал, что вы это делаете нарочно…

Сердце у Нелл остановилось. Она тяжело проглотила слюну и большим усилием воли заставила себя сказать спокойно:

— Делаю нарочно? — И, широко раскрыв глаза, придала им самое невинное выражение. Потом слегка зевнула, будто разговор ей здорово наскучил. — Я, правда, проголодалась. Когда же мы поедим?

— Прямо сейчас, — бросил Зак и зашагал вперед, а она поплелась за ним, очень довольная собой.

Все идет прекрасно, куда лучше, чем она ожидала. Впервые за все время знакомства с Заком она почувствовала, что управляет ситуацией. И ей хотелось, чтобы это длилось, длилось…

Они вернулись в центр города. Зак повел ее в ресторан. Терпение его подходило к концу, но Нелл это ничуть не беспокоило. Вокруг было полно народу, и Зак не посмеет закатить сцену. Человек, который не любит огласки, постарается не привлекать к себе внимания, и при Сэме, его коллеге по бизнесу, будет сдерживаться.

Ресторан был уютным, украшенным витражами, стены отделаны панелями из темного дерева. Нелл взяла меню и довольно ухмыльнулась. Все ужасно дорого! Так что, есть возможность убедить Зака еще раз, что она дорогая штучка!

Зак огляделся и слегка нахмурился.

— Пока ждем, не хотите ли чего-нибудь выпить?

Нелл заказала бокал вина, выпила, а друг Зака, тот, кого они ждали, все не появлялся.

— Ваш коллега опаздывает.

— Да, пунктуальность не самая яркая его черта. — И Зак нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. — Давайте начнем ланч. Может, он появится позднее.

Для начала Нелл выбрала тост с куриным паштетом, а Зак просматривал карту вин.

— У вас есть любимое вино? — спросил он, вручая ей карту.

Вместо того чтобы читать названия, Нелл посмотрела на цены.

— Вот это, — сказала она, не колеблясь, указав на самое дорогое.

Зак поднял брови, но промолчал. И, когда официант вернулся, он заказал вино и принялся за свою закуску.

Нелл съела вкусный суп с розмарином, луком, сельдереем, томатами, а потом жареное свиное филе, сдобренное базиликом и перцем. Зак заказал себе большой кусок мяса с оливковым маслом и перцем. Сэм не появлялся, но Нелл, ничего не имела против. Она понимала, что будет чувствовать себя не в своей тарелке, когда они с Заком станут обсуждать свои дела.

Вино оказалось превосходным и стоило своей цены, призналась себе Нелл, допивая второй бокал. Зак не заказал десерта, но Нелл не могла устоять перед большим куском чего-то воздушного, чем-то облитого, напичканного миндалем, лесным орехом и шоколадом.

— Вы явно не беспокоитесь о своем весе, — вежливо заметил Зак. — Для такой хрупкой девушки у вас удивительный аппетит.

— Мне повезло, — сказала она, покончив с десертом и удовлетворенно вздохнув. — Я не толстею и ем, сколько мне хочется. Ну, сейчас я, пожалуй, сыта. — Она улыбнулась.

Зак подозвал официанта.

— А какие грехи у вас есть еще, кроме обжорства? — Он откинулся на спинку стула.

— Я, не обжора! — с негодованием воскликнула Нелл. — Я просто люблю поесть. И больше никаких недостатков. — Потом вдруг спохватилась: она же хотела поддержать его ужасное мнение о ней. — Конечно, у меня большие претензии, — поспешно добавила она, — и я готова на все ради карьеры и успеха. А еще я хочу, очень хочу заработать много денег. Столько денег, что даже вы вряд ли сможете когда-нибудь иметь столько.

Зак изучающее смотрел на нее. Похоже, он глубоко задумался.

— Деньги, безусловно, иногда очень полезны, — согласился он, наконец.

Но что-то в его глазах насторожило Нелл. Она не знала, что именно. Какой-то мрачный блеск, предупреждающий об опасности.

Нелл почувствовала легкую дрожь, пробежавшую по спине, и была рада, когда подошел официант, принес счет и положил конец их беседе.

Зак взглянул на счет, вынул бумажник и отсчитал несколько купюр.

Нелл подозрительно посмотрела на деньги.

— Но ведь этого мало, чтобы заплатить за ланч.

— Достаточно. За мою долю.

— Вашу долю? — вскрикнула Нелл и поспешно понизила голос, заметив, что несколько посетителей ресторана повернулись и уставились на нее. — Что вы имеете в виду под вашей долей?

— Но вы же не рассчитываете, что я заплачу за ваш ланч? Не так ли?

— Конечно… — Она едва справилась с собой, чтобы говорить тише. — Конечно, но вы же мне не сказали, что мы будем платить каждый за себя!

Зак поднял брови.

— А я и не думал, что надо говорить об этом. Мы не любовники и даже не друзья. И почему вы думали, что я заплачу?

— Потому что… Ну… потому, что вы пригласили меня на ланч, — зло сказала Нелл. — И потом, вы только что подписали контракт на миллион долларов! Так что можете себе позволить заплатить за девушку!

Зак небрежно пожал плечами.

— Я не приглашал вас на ланч. Если помните, я сказал, что это будет деловая встреча, и что вы можете присоединиться к нам. Что касается миллиона долларов, то их ненадолго хватит, если я стану тратить их на девушек, жадных до еды и питья, которые выбирают в меню самые дорогие блюда.

Так он смеется над ней! Он с самого начала понял, что она делает, и вот таким способом решил положить этому конец.

— Я жду, когда вы расплатитесь по счету, — холодно добавил Зак.

— Я не могу. Вы… — Она набрала в легкие воздуха и закрыла глаза. — Вам придется дать мне взаймы.

— А еще кое-что не можете добавить? — спросил Зак, посмотрев ей прямо в глаза.

Нелл стиснула зубы.

— Пожалуйста, дайте мне взаймы.

— Вы понимаете, что становитесь моей должницей? — голос Зака стал нежным.

— Я верну вам все до последнего пенни, — пробормотала она и в панике посмотрела на метрдотеля, бродившего неподалеку, и явно обеспокоенного стычкой клиентов: какая поднялась бы суматоха, если бы кто-то попытался уйти, не заплатив!

К ее великому облегчению, Зак достал деньги и заплатил за весь ланч. Нелл судорожно соображала, где ей взять деньги, чтобы вернуть ему. Может, она уговорит его включить их в счет оплаты аренды дома? Если бы она хоть не ела так много! Или не выбрала бы эту ужасно дорогую бутылку вина!

Зак поднялся.

— Пора идти. Сэм, похоже, не появится.

Выйдя из ресторана, Нелл с облегчением вздохнула. Это действие спектакля не получилось, и ей придется за него расплачиваться в буквальном смысле слова.

7

Когда они влились в шумную и тесную уличную толпу, Зак подошел к ней поближе.

— Я думаю, сегодня вы получили полезный урок, — прошептал он ей на ухо. — Не начинайте игру, пока абсолютно, не уверены, что выиграете.

— Я ни во что не играю, — сказала Нелл, надеясь, что ей простится эта ложь.

— Нет, играете, — сказал Зак, — но я не думаю, что вам захочется повторить. Вы, конечно, ничего мне не должны. Забудьте.

— Я отдам вам все до последнего пенни, — упорствовала Нелл.

— Я уже как-то говорил, что никогда не беру денег у женщин.

Нелл отбросила этот аргумент, она чувствовала себя так, как будто из нее выкачали весь воздух. Он разгадал все, что она делала сегодня, и нашел способ остановить ее. Внезапно Нелл решила: хватит с нее Флоренции. Ей захотелось немедленно убежать от толпы, от жары, от роскоши этого изумительного старинного города.

— Я думаю, нам пора вернуться к машине, — сказала она тихо и быстро пошла по узкой улице.

Зак легко шел рядом.

— Похоже, нога чудесным образом исцелилась? Утром вы еле ковыляли, а теперь хоть на марафон!

— Вы прекрасно знаете, что с моей ногой было все в порядке.

— О, я так много уже о вас узнал!

И прежде чем она успела спросить, что конкретно он имеет в виду, как кто-то вдруг окликнул его по имени.

Нелл оглянулась и увидела высокую очень красивую женщину с яркими губами, голубыми глазами и шапкой вьющихся светлых волос.

— Зак! — произнесла она, подходя к ним. — Извини, что опоздала на ланч. Но клиент появился в самый последний момент, и я никак не могла уйти. Я кинулась сюда сразу же, как он ушел. Так обидно. Мне очень хотелось тебя увидеть. — Она, обняла Зака за шею, поцеловала его в губы нежным, несколько интимным поцелуем, которым могут целовать только очень близкие друзья… или любовники.

Нелл почувствовала укол ревности, пронзивший ее с головы до ног. Никогда раньше она не испытывала чувства, даже отдаленно похожего на это, и не подозревала, что способна на такие эмоции. Она едва слышала, что говорит Зак.

— Ты всегда опаздываешь, — сказал он блондинке, ничуть не сердясь. — Кстати, это Нелл, она гостит у меня в доме. Нелл, это Сэм. Саманта Харрингтон. Она возглавляет агентство, через которое вы арендовали мой дом.

— Да, я возглавляю, но Зак финансирует, — очаровательно улыбнулась Сэм. — Он душка, без него я никогда не встала бы на ноги.

Нелл пробормотала что-то невпопад. Никто, кажется, не обратил на это внимания. Сэм что-то говорила, хозяйским жестом взяв Зака под руку.

— Слушай, я и впрямь жалею, что не успела на ланч. Мне надо с тобой поговорить. Может, за чашкой кофе?

— Согласен, — сказал Зак и повернулся к Нелл. — Хотите пойти с нами?

— Нет, спасибо, я уверена, что вам надо побыть наедине с вашим… другом. — Она попыталась вложить определенный смысл в последнее слово. — И если вы дадите мне ключи, я подожду в машине.

— А вы уверены, что найдете ее? — спросил Зак, отдавая ключи.

— Я же не совсем дурочка, — проговорила она сквозь плотно стиснутые зубы. И, быстро повернувшись, ушла.

Нелл повезло, она нашла дорогу к машине. Было жарко, солнце пекло, но Нелл этого не замечала. Добравшись до машины, она шлепнулась на переднее сиденье. Итак, Сэм женщина, и она для Зака, гораздо больше чем партнер по бизнесу. Нелл стиснула зубы, вспомнив поцелуй, которым обменялись Сэм и Зак.

Нелл попыталась заставить себя расслабиться и понять: ей-то какое дело? В конце концов, Зак свободен, и вправе иметь друзей и любовниц.

Но необузданная ревность охватила Нелл, когда она подумала о Сэм, как о любовнице Зака. Потом ревность сменило беспокойство. Господи, что с ней творится?

Медленно, до нее стала доходить правда. И, когда Нелл все окончательно поняла, она глухо застонала.

— О нет, — прошептала она в панике. — Ты не можешь… Ты правда, не можешь…

Нелл вздохнула еще глубже. Да, она все поняла и должна себе признаться, что ее реакция на Зака не просто инстинкт.

Но ты не можешь влюбиться в него, сказала себе Нелл. Просто не имеешь права. Ты ничего не знаешь об этом человеке.

Нельзя сходить с ума… Он презирает тебя, он думает, что ты амбициозная, хищная, что ты делаешь все только для того, чтобы продвинуться в своей карьере, прославиться, чтобы вокруг тебя шумели репортеры, а имя не сходило со страниц газет.

Нелл застонала, вспомнив, как только что сама поощряла Зака думать о ней именно так. Что ж говорить, если она сама убеждала его в этом.

Ты во всем виновата! — сказала она себе.

Она убеждала себя, что Зак далеко не тот человек, с которым она хотела бы вступить в любовную связь, что есть тысячи причин, по которым из этого ничего хорошего не получится.

Она сползла на сиденье. Солнце безжалостно жгло ее, но Нелл ничего не замечала.

Нет, такого со мной не случится, упрямо убеждала себя Нелл. Я не влюбилась и не влюблюсь.

Она откинула назад ставшие влажными волосы. Неужели она так ничему и не научилась? Сперва впуталась в историю с Ллойдом Кендриком, который просто ее использовал, а теперь вот Зак Хиллард. Что с ней? Почему она все время связывается с мужчинами, которые совершенно не годятся для романа?

Нет, конечно, она не влюбилась в Зака, это просто… Просто они оказались с ним под одной крышей вдвоем, а если бы Нелл встретила его в привычной ситуации, может быть, второй раз даже и не взглянула бы.

Все это ложь, одернула себя Нелл. Зак — мужчина, на которого ты посмотришь и второй раз, и третий.

Нелл закрыла глаза, почувствовав, как у нее кружится голова. Поспать бы сейчас, а потом забыть обо всем…

Но она не могла заснуть. Было слишком жарко, и она чувствовала невероятное возбуждение.

Когда Зак наконец вернулся, Нелл было совсем нехорошо, будто ее разрывали на части. Кажется, все ее нервы обнажились.

Зак сел в машину, быстро взглянул на нее и нахмурился.

— Вы вся красная. Совершенно напрасно вы решили ждать в машине. Слишком жарко. Похоже, у вас солнечный удар.

Конечно, все дело в этом, с облегчением вздохнула Нелл. Солнечный удар! И то, что она чувствует, никакого отношения к Заку не имеет. Просто слишком много солнца и слишком много вина. Третий бокал сразу ударил ей в голову.

Зак завел машину, и они поехали из города.

Солнце жгло уже не так сильно, когда они добрались до тосканских холмов. Нелл ощутила, насколько легче стало дышать. Во Флоренции случилось что-то странное, волнующее. Сейчас голова перестала кружиться, и Нелл понемногу успокаивалась.

Да, это жара и вино, говорила себе Нелл, только они — причина пугающего чувства. В следующий раз надо быть осторожней.

Наконец вдали показался дом, и Нелл стало спокойнее. Сейчас она примет душ, поест и сразу отправится в постель, а утром станет прежней.

Они вошли в дом, в его каменных стенах сохранилась прохлада.

— Я иду в душ, — объявила Нелл и повернулась к лестнице.

— Не так сразу, — сказал Зак и, пройдя вперед, загородил ей дорогу.

Нелл застыла.

— Что… Что вы делаете? — прошептана она.

— Надо кое о чем поговорить. — Темный мрачный свет засветился в глазах Зака.

— Нам не о чем говорить, — нервно ответила она.

— И даже о Сэм? Не из-за нее ли вы убежали?

— Я не убегала. Я просто пошла, посидеть в машине. Вряд ли вы оба хотели видеть меня за кофе.

— А почему бы и нет?

— Потому, что большинство мужчин предпочитают быть наедине с красивыми женщинами, которые их так целуют.

— Да, Сэм, действительно красивая. Но вы тоже, — добавил он чуть тише. — Так что нет необходимости ревновать.

— А я и не ревную.

— Тогда почему вы так себя вели?

— Я не хочу больше говорить об этом.

— Но я хочу, — сказал Зак, и его голубые глаза впились в ее лицо. — Мне эта тема кажется очень интересной.

— А мне нет.

— И вы ничего не хотите узнать о Сэм? Вы не хотите узнать, что мы старые друзья? Что когда-то очень недолго мы были больше чем друзья. Из этого ничего не получилось, и мы остались друзьями, испытывая от этого большее удовольствие, чем от прежних отношений.

— Нет, я не хочу знать ничего, — заявила Нелл.

— Значит, вы не хотите знать, что я помог Сэм с деньгами, и она открыла свое агентство по найму домов в Тоскане? И что время от времени мы встречаемся, чтобы обсудить дела и планы на будущее?

— Я ничего не хочу знать.

Но Нелл, конечно, хотела знать все до мелочей, что касается жизни Зака.

— А тот поцелуй был просто дружеский, — сказал он. — Не было никакой причины зеленеть от ревности.

В глазах Нелл сверкнула ярость.

— Я уже сказала! Я не ревную!

Зак пропустил мимо ушей ее слова.

— Вы достаточно взрослая и достаточно умная, чтобы понять разницу между таким поцелуем и тем, как я поцеловал вас.

— Они мне кажутся совершенно одинаковыми!

— Тогда придется продемонстрировать разницу.

Внутри Нелл все похолодело.

— Я не хочу, чтобы вы меня снова целовали, — заикаясь, пробормотала она.

— Да нет, хотите. И почти так же сильно, как я.

Что-то в его голосе заставило Нелл вздрогнуть. Она вдруг поняла, что ситуация становится опасной. Справится ли она с ней?

Насколько могла твердо, она сказала себе: все будет в порядке, это на нее действуют жара и вино, это они вывели ее из равновесия. Что ж, если Зак настаивает на поцелуе, пусть. Она справится. Она не рассыплется на части.

Нелл распрямила плечи и откинула назад черные волосы.

— Наверное, я не смогу помешать вам, целовать меня!

— Сможете. Вы просто можете попробовать убедить меня в том, что вы действительно не хотите, чтобы я это делал.

— Я не хочу, — солгала она снова с явным отчаянием.

Он подошел ближе.

— Вы меня не убедили, Нелл, — ласково сказал Зак.

Сердце ее готово было выскочить из груди. Она попятилась, но потом остановилась. Какой в этом смысл? Она уже знала, что, если этот человек полон решимости, что-то сделать, он это сделает. И, похоже, ничто в мире — даже землетрясение — не остановит Зака при желании поцеловать ее.

Поэтому Нелл замерла, стараясь убедить себя, что это недолго, несколько секунд, ну уж не больше чем полминуты. И все.

Она закрыла глаза, будто это могло ей помочь…

Но ничего не происходило, и она медленно открыла глаза.

Зак стоял очень близко и смотрел прямо на нее. Таким его лицо она никогда не видела. Потом он почувствовал, что Нелл смотрит на него, и покрутил головой, будто желая, чтобы она прояснилась.

Ожидание взвинтило нервы Нелл.

— Если вы должны сделать это, пожалуйста, давайте поскорее.

Зак продолжал оставаться спокойным. И она заметила в уголках его губ знакомую хищную улыбку.

— Но я не люблю спешить, — сказал он чуть лениво. — Я люблю заниматься любовью медленно.

Ее карие глаза испуганно расширились. — Но вы же не собираетесь заниматься со мной любовью? Вы же сказали, что только поцелуете меня? — пролепетала Нелл. Он улыбнулся еще шире.

— А вам не кажется, что между этим есть связь? Если вы так не думаете, то, значит, прежде вас очень странно целовали.

— Да, меня много раз целовали, — проговорила она упрямо.

— Я начинаю думать, что ни один из тех поцелуев не возбуждал вас.

— А вы считаете, ваши возбуждают? — выпалила Нелл и пожалела, потому что это прозвучало, как вызов.

И этот вызов Заку понравился.

— Может, сейчас и выясним? — Он двинулся прямо к Нелл, прежде чем она успела что-нибудь сказать ему.

Она ожидала уже знакомого поцелуя — жадного, сильного — и приготовилась. Но поцелуй был совершенно иным. Легкий, точно к ее губам прикоснулась бабочка своими трепетными крыльями. Его язык был столь нежен, что Нелл едва ощущала его. К такому поцелую, она не была готова, перед ним она почувствовала себя беззащитной, нежные прикосновения обезоруживали ее. На этот раз она не могла обвинить Зака в грубости, в силе, в мужском превосходстве, в том, что он не думает о ней. В чем же она могла его обвинить? Пожалуй, лишь в том, что ее переполнили неведомые до сих пор чувства.

А как бы она ощущала себя, если бы он дотронулся до нее, если бы его руки коснулись ее тела с такой же нежностью?

Ответа на этот вопрос долго ждать не пришлось. Его пальцы потянулись к ее груди, они едва касались ее. Нелл скорее догадывалась об этом, чем ощущала. От его руки исходило тепло, согревавшее ей кожу. Она слышала его дыхание, чувствовала, как рука двигается дальше. Внезапно одним пальцем он дотронулся до ее маленького напрягшегося соска. И это доставило ей огромное удовольствие.

Нелл неровно дышала, потрясенная незнакомым, ощущением. В ее теле разгорался пожар.

— Видишь, как хорошо, когда не торопишься?

— Мне не нравится, — солгала она в отчаянной попытке сохранить благоразумие.

Зак улыбнулся.

На этот раз поцелуй был другим. Его рука опытным движением проникла под блузку, под тонкую ткань лифчика, будто он торопился прикоснуться к ее обнаженной коже.

Нелл знала этот момент, такое с ней уже было. Но прежде она всегда владела собой и могла вовремя остановиться.

Но сейчас она не была уверена, что способна на это, и дело было не в Заке, а в ней самой. Что-то внутри нее, предательски требовало не отталкивать этого человека, ей хотелось, чтобы его губы и руки не отрывались от нее. Нелл желала быть с ним, знать о нем все, она обожала его, ей нравилось в нем все, каждая частичка его существа. И потому он так легко возбуждал ее. Никогда в жизни ни один мужчина не вызывал у нее подобных чувств.

Потрясенная, она попыталась объяснить себе, что он не любит ее, что он ее просто хочет. И если она позволит ему догадаться, как сильно она сама хочет того же, это грозит ей настоящей бедой.

Зак поднял голову. На его лице было такое выражение, как будто он прочел ее взволнованные, путаные мысли.

— Смущена? — спросил он тихо.

— Нет.

Еще одна ложь. Конечно… А ведь когда-то она была такой честной.

— А я смущен. Не то, что я ожидал.

— Тогда почему бы вам не отпустить меня? И не придется смущаться.

— Я не могу отпустить, — пробормотал Зак. И снова поцеловал ее.

Каждый поцелуй был сильнее прежнего. В нарастающей панике Нелл подумала: еще чуть-чуть и он может делать с ней все, что захочет.

Одна эта мысль заставила ее забиться в конвульсиях. Зак почувствовал ее ответ и, слегка нахмурившись, отстранился.

— Холодно? — спросил он. Его рука скользнула по ее спине, заставив снова задрожать.

— Это от солнца, — пролепетала Нелл. — Я, наверное, перегрелась. Мне то жарко, то холодно.

Он еще больше помрачнел:

— Вы себя плохо чувствуете?

С облегчением Нелл поняла, что у нее появилась возможность убежать. Убежать от него… если бы она захотела.

Она с жаром принялась уговаривать себя, что хочет убежать, что не может вступить в связь с Заком Хиллардом. Она стыдила себя, путала тем, что после этого не сможет посмотреть в глаза родителям. Из одной связи, кончившейся катастрофой, она кидается в другую.

— Я… Да, я себя чувствую неважно. Голова болит и полусонное состояние.

Зак отступил и изучающее посмотрел на Нелл.

— Да, лицо пылает. Во Флоренции, конечно, слишком жарко. Зря вы столько времени просидели на жаре.

Нелл прекрасно знала, что краска на лице не от солнца. Но ей не хотелось признаваться в этом. Разум твердил, что надо воспользоваться ситуацией и убежать.

— Тогда вам лучше пойти полежать, — сказал Зак.

— Да, конечно. Сейчас.

Ноги не держали ее после поцелуев, но она надеялась, что сумеет подняться по лестнице.

— Я принесу что-нибудь попить холодного. Если это от солнца, надо больше пить, — сказал он и добавил: — Я правда, жалею о том, что сейчас было. Если бы я знал, что вы плохо себя чувствуете…

— А разве есть какая-то разница? — спросила Нелл. — Вы поступаете, как все другие мужчины. Добиваетесь, чего хотите, ничуть не заботясь о том, хочет ли этого другой человек.

Он мрачно взглянул на нее.

— Вы собираетесь сказать, что не хотели тех поцелуев?

— Конечно, не хотела. — Боже мой, ну и сколько еще ей придется лгать!

— Я вам не верю.

— Или просто не желаете верить? — с вызовом спросила Нелл. — Неужели вы думаете, что я не могу изобразить ответный поцелуй? Вы забыли, что я актриса? И, кроме того, я девица, которая обожает, чтобы о каждом ее шаге писали газеты. Я могла, в конце концов, захотеть подцепить вас на крючок, обнаружив, что вы Джексон Пейн, человек, о миллионных контрактах которого пишут газеты? — Она задержала дыхание, когда лицо его стало темнее тучи.

— Если бы хоть на один миг… — начал Зак мрачно, но потом взял себя в руки.

Лицо его медленно прояснилось, из голубых глаз исчезла напряженность. — Нет, — сказал он, наконец хрипло, глядя ей прямо в глаза, — я не думаю, что вы можете все это изобразить.

— Отчего такая уверенность? Последние остатки напряжения сошли с лица Зака.

— Если бы вы действительно хотели помешать мне, целовать вас, вы бы не изображали, вы бы просто боролись.

— Но я же вполовину меньше вас. Какой смысл бороться?

Он вдруг улыбнулся слегка смущенно:

— Да, конечно. Никакого смысла. Но вы все равно пытались бы.

— Я… я… — Нелл судорожно искала разумное объяснение, почему она и впрямь не боролась. Настоящим было только одно, но она скорее умерла бы, чем призналась. Она все еще старалась убедить себя, что это не может быть правдой.

— Я не очень хорошо себя чувствую, — пробормотала она, наконец. — Этот солнечный удар…

— О да, солнечный удар. Но, кажется, в последние две минуты вы исцелились…

— Я все еще чувствую себя неважно. Мне еще жарко… и трясет…

— Да, естественно. Не сомневаюсь. Но вряд ли это имеет какое-то отношение к солнцу, — нежно проговорил Зак.

— Какое самомнение! Неужели вы думаете, что ваши поцелуи способны довести меня до такого состояния?

Какой-то новый свет появился в глазах Зака. Нелл это не понравилось. Это сигнал опасности, но не физической, а совсем другой.

— Я иду к себе в комнату, — сказала она, как ей показалось, очень твердо. Но голос ее дрожал. — Полежу, пока не почувствую себя лучше. Пожалуйста, не мешайте мне.

— А как я могу вам помешать? — Его глаза продолжали блестеть.

— Просто не подходите ко мне близко. Она повернулась и пошла по лестнице, моля Бога, чтобы Зак не направился за ней.

Он не пошел. И Нелл почувствовала страшное разочарование. Нет, она явно сумасшедшая, она должна радоваться этому, а не огорчаться.

Нелл сбросила с себя потную одежду и встала под сильную струю душа.

Теплая вода текла по телу, и Нелл надеялась, что она успокоится. Но ничего не вышло. Наконец она выключила воду и, вытираясь махровым полотенцем, дрожала, как осиновый лист. Нелл едва могла коснуться собственной кожи, такой чувствительной она стала.

Надо же, Зак касался ее только одной рукой, а кожа не успокоилась до сих пор. Нет, это ненормально.

За окном темнело. Медленно холмы погружались в сумерки, сквозь открытое окно проникали вечерние ароматы. Нелл заставила себя идти спать, надеясь, что утром разум вернется к ней. Но она не могла спать, ее комната и весь дом внезапно показались ей тесными, ей захотелось на свежий воздух, чтобы ощутить на себе прохладный ветерок, остудить свое пылающее лицо.

Нелл быстро натянула на себя легкое платье и сунула ноги в плоские сандалии. Волосы, еще влажные после душа, свободно лежали на спине и, высыхая, завивались змеями. Она осторожно приоткрыла дверь и выглянула наружу: не хотела столкнуться с Заком.

Дом, казалось, был пуст. Она с облегчением вздохнула, спустилась по ступенькам, быстро прошла через заднюю дверь дома и оказалась на террасе. Над головой на бархатном черном небе сверкали яркие звезды. Над далекими холмами висел полумесяц. Листья деревьев о чем-то мягко шептались на слабом ветерке.

По узкой дорожке среди цветочных клумб, от которых поднимался аромат в ночном воздухе, Нелл отправилась в глубь сада.

Вот здесь ей стало лучше. Она вдруг поймала себя на том, что ни разу за последние дни не вспомнила о Ллойде Кендрике и обо всем, что случилось с ней. Сейчас это совершенно не имело значения.

— Удивительно! — проговорила она вслух.

— Что удивительно? — раздался позади нее голос Зака.

Нелл вздрогнула, она не слышала, как он подошел. Потрясенная до глубины души, она повернулась и даже в темноте смогла разглядеть его хищный взгляд. Он похож на кота, вышедшего на охоту, он преследует жертву, пока не поймает, подумала Нелл.

— Я… Я хотела побыть наедине с собою.

— Нет, не хотели. Людям плохо в одиночестве.

— Но вы живете здесь один?

— Только потому, что нет никого, кого бы мне хотелось привезти сюда, — тихо сказал Зак. — Такой человек мне еще не встретился.

— Я уверена, что я тоже неподходящий человек, — сказала Нелл, быстро отворачиваясь, чтобы он не мог видеть ее глаза.

— Да, вы не годитесь для этого, — согласился Зак. — В вас очень много того, что я всегда ненавидел и презирал. Но в последнее время я в этом не очень уверен, — добавил он тихо.

— Вы хотите сказать, что я маленькая и толстая? Что я отвратительная? — спросила она с горечью.

— Нет, вы ни то, ни другое и ни третье. У вас очень нежные черты лица, хрупкая фигура… Я иногда боюсь до вас дотронуться, чтобы не сломать. Длинные, блестящие, шелковые волосы, которые хочется накрутить на палец; глубокие темные глаза, которые иногда смотрят настолько невинно, что невозможно поверить, будто вы способны совершить что-то вероломное и недостойное.

Ей так хотелось рассказать о себе правду, но она боялась, что не вынесет, если он не поверит, если в его голубых глазах она увидит сомнение.

— И к тому же вы очень сексуальны, — добавил Зак хрипло.

— Нет, ничуть.

— Неправда, Нелл. Если бы вы только знали, что вы со мной делаете. Вы… — Но он остановился, как если бы и так сказал слишком много. Вместо этого он протянул к ней руку и пальцем провел по ее шее. — Пойдем в дом, — позвал он бархатным голосом.

Как могла она пойти с ним, когда одно его прикосновение вызывало в ней такую бурю!

— Нет, — прохрипела она с трудом. Он не рассердился на ее отказ.

— Почему?

— Потому что… — Ее голос дрогнул, и она почувствовала, что во рту все пересохло. Она попыталась повторить: — Потому что… меня не интересует просто секс.

— А ты абсолютно уверена, что это только секс? — Его тихий вопрос смутил ее.

— Конечно. А что же еще? Вы говорили, что хотите меня, так что же еще это может быть?

— Не знаю, — сказал Зак, — но попытаюсь выяснить.

Он поднял пальцем ее подбородок, чтобы заглянуть ей прямо в глаза.

— Ну, так пойдем в дом? — повторил он снова.

Нелл вдруг почувствовала, что его глаза гипнотизируют ее, лишают последних слабых остатков воли.

Зак повернулся и пошел к дому. Нелл вдруг сообразила, что идет за ним, как будто у нее нет выбора.

8

В доме было темно. Нелл, уходя, не включала свет, и, когда они вернулись, Зак тоже не включил.

Что-то есть странное в этой ночи, подумала Нелл. Вообще темнота меняет людей, и они делают то, чего никогда бы не сделали при ярком свете дня. Вот она идет во тьме вверх по лестнице вслед за Заком Хиллардом. Она едва способна поверить, что действительно это делает, хотя прекрасно понимает, что должна остановиться, обернуться, убежать. Но она идет и идет по лестнице.

Когда они оказались наверху, Зак повернулся к ней.

— В мою комнату или в твою?

— Ни в какую, — заикаясь, выдавила она из себя в слабой попытке сопротивляться.

Даже в темноте Нелл увидела, как удивленно взлетели его брови, а глаза потемнели. Опасные глаза.

— Ты передумала?

— Я и не думала, — она пыталась сказать что-то серьезное. — Я думаю, что нам вообще не следовало идти сюда.

— Следовало.

— Мы ведь не… Я хочу сказать, что мы не… — Она что-то бормотала, запутавшись. Похоже, сейчас она не составит фразы из шести слов. Никто раньше не мог довести ее до такого состояния.

— Почему бы тебе не перестать болтать и не пойти со мною?

Слова Зака прозвучали, как приказ, а не как предложение. И, прежде чем она попыталась отказаться, он подтолкнул ее к ближайшей двери. Это была его комната.

— Надо включить свет, — выговорила она.

— Зачем?

Хотя в темноте Нелл не видела его лица, она знала, что хищная улыбка уже заиграла в уголках губ Зака.

— Ты забыла, как я выгляжу?

Нет, она хорошо помнит, как он выглядит: и его темные волосы, и очень голубые глаза.

Он потянулся и включил лампу возле кровати.

— А с другой стороны, — продолжил он, — почему бы и нет? Я не против, посмотреть на тебя.

Зак повернулся к ней. Ей так хотелось, чтобы свет погас. В темноте она не видела бы этого глубинного блеска глаз, легкого румянца на его щеках. И хотя тон его был небрежным, тело напряглось. Настоящий большой кот перед прыжком.

— Я… Я думаю, что это ошибка, — прохрипела она. — Во всяком случае, я не хотела этого и не собиралась подниматься сюда.

— А как ты здесь очутилась? — вкрадчиво спросил Зак. — Что-то я не помню, чтобы я ташил тебя по лестнице.

— Но вы втолкнули меня в дверь, — нервно бросила Нелл.

Он улыбнулся.

— Но ты не сопротивлялась, не пыталась убежать.

Она кусала губы. Теперь, когда она здесь, Нелл не знала, как ей выбраться из этой ситуации. Но она прекрасно понимала, что не хочет уходить отсюда, и это самое страшное для нее.

— Не кусай губы, — прошептал Зак, — я сам это сделаю.

— Я не хочу, чтобы меня кусали! — воскликнула Нелл.

— Хочешь. — Хищная улыбка исчезла, и ее сменила более чувственная. — Кусать можно осторожно и нежно.

— Не верю!

— Ну что ж, я покажу.

Она хотела было, сказать «нет», но звук ее голоса тут же был заглушён поцелуем. Она не заметила, как он оказался рядом. Еще мгновение назад он стоял в двух шагах от нее, а сейчас вот так, совсем близко. От маленьких нежных укусов ее губы слегка припухли, но ей совсем не было больно. Зак поднял голову, и она увидела, как напряжен его взгляд.

— Нравится? — спросил он.

Нелл не смогла солгать и кивнула.

— Хорошо, — продолжал он удовлетворенно. — У меня такое ощущение, что мне еще очень многое предстоит в тебе открыть.

Она почувствовала, что подошла к краю бездны и вот-вот свалится в нее.

Его губы вернулись к ее губам, и, казалось, ничто на свете не способно было остановить этот поцелуй. Она хотела протестовать, но не делала этого. Ей хотелось не раскрывать губы ему навстречу, но они сами раскрывались.

Опытный поцелуй опытного мужчины. И Нелл, которая до сих пор, считала, что знает о поцелуях все, поняла, что не знает о них ничего.

Его губы и язык неторопливо ласкали ее, он старался не спешить, не пугать Нелл.

Но она была испугана. Все в их странных отношениях пугало ее. То, что было с Ллойдом Кендриком, потускнело и показалось ей незначительным. Она-то думала, что ослеплена Ллойдом, но оказалось, что вовсе нет. Вот что это такое, — быть ослепленной кем-то. Вот эта полная беспомощность, эта пугающая бесконтрольность чувств. Зак не делал ничего, он только целовал ее. Но сам воздух в комнате наполнился напряжением, обострившим чувственность.

Он освободил ее рот и отстранился.

— Ты разденешься?

Нелл почувствовала, как ее руки послушно потянулись к маленьким пуговкам на спине. Она не должна этого делать, подумала Нелл, но пальцы уже расстегивали пуговицы, и платье соскользнуло с плеч на пол.

Никогда ничего подобного прежде она не делала. Когда взгляд голубых глаз Зака пробежал по ней, она слегка распрямилась, подтянулась, ее грудь напряглась под мягкой тканью лифчика. Она быстро расстегнула его, и он тоже упал.

— Красивая, — каким-то гортанным голосом произнес Зак. А потом нежно: — Тебе нравится, когда я говорю, что ты красивая? Нелл тупо кивнула.

— Иди сюда, дай я до тебя дотронусь.

Она шагнула, и его руки, хорошо знавшие, как ласкать, как возбуждать, потянулись к ней.

— Кожа, как шелк. — Его пальцы касались ее, а потом он наклонился, и его губы последовали тем же путем, что и пальцы, будто пробовали ее на вкус. Нелл задрожала, но не от холода, а от удовольствия. Зак почувствовал это и притянул ее поближе. Сквозь тонкую ткань рубашки она ощутила жар его тела. Нелл знала, что этот жар сожжет ее, но она была не способна ничего с этим поделать.

Как она могла испытывать такие чувства к человеку, которого знает так мало? Она не понимала, но и не задумывалась об этом. Быть с ним, — вот единственное, что для нее сейчас важно.

Обнаженная, в одних крошечных трусиках, она стояла в его объятиях и понимала, что это единственное место в мире, где ей хочется быть.

— Нервничаешь? — спросил Зак, убрал прядку длинных волос и коснулся языком самого чувствительного места у основания шеи.

— Да.

— Боишься меня?

— Нет. — И это была правда.

Все в этой ситуации заставляло ее нервничать, кроме самого Зака. Она ничего не знала — все смешалось у нее в голове. Ей нужно время, чтобы подумать. Но Нелл понимала, что он не собирается давать ей это время.

Он принялся легонько подталкивать ее к кровати. Она, собралась было, воспротивиться, но поняла, что ей не хочется сопротивляться. Она чувствовала, как растет его нетерпение, и он уже едва владеет собой. Его руки все еще были нежными, хотя и нетерпеливыми. А перед этим он говорил, что ему нравится заниматься любовью медленно. Нелл начала понимать, что есть какое-то чрезвычайное удовольствие в том, чтобы довести возбуждение до крайности.

Голубые глаза остановились на ней.

— Ты хочешь посмотреть, как я разденусь?

Она попыталась сказать «да», но из пересохшего горла вырвался какой-то странный звук.

Однако Зак понял, что она хотела сказать. Он снял рубашку, и Нелл была потрясена шириной его плеч, мощью груди и загаром. Потом он расстегнул джинсы и вышел из них.

Он уже хотел ее. Нелл это видела. Он притянул ее к себе, и она не отпрянула.

Она поняла, что за несколько дней, которые его знает, Зак сумел довести ее до такого состояния, что ей уже не хотелось от него бежать. Теперь она жаждала остаться с ним, рядом с ним и навсегда.

Зак наклонился и поцеловал ее. Его поцелуи не были нежными, не были нежными и его руки. Он еще старался сдерживаться, их горячая кожа соприкасалась, вызывая еще больший жар в телах. Мускусный запах окутал их, крепкое мужское тело впечаталось в ее тело.

Он поднял голову, посмотрел на Нелл блестящими глазами.

— Мы почти уже там, откуда нет возврата, Нелл, — прохрипел он.

Кровать была прямо за ней, она опустилась на нее, и он вытянулся рядом.

— Добровольно? — спросил он, не отрываясь от ее потемневших глаз. — Ты должна это делать только добровольно.

— Я же не говорю, чтобы ты ушел, — прошептала Нелл.

Зак неожиданно улыбнулся:

— Нет, не говоришь. Это ново и неожиданно.

Его рука коснулась ее груди, пальцы пробежали по ней, потом вернулись обратно, замерли, вызывая новые приступы удовольствия.

Она знала, что ее кожа такая же влажная, как и у него, что его сердце колотится так же бешено, как и у нее. Его руки поднимали ее желание из самых глубин существа.

Зак провел рукой по изгибу бедра Нелл, потом дальше, и томная волна удовольствия накрыла ее.

Зак подвинулся еще плотнее, между ними не осталось ни дюйма. Он шептал ее имя, и она ощутила новый прилив желания. Потом он навалился на нее всем телом и вошел в нее.

Он овладел ею страстно, стремительно, затем его движения стали более нежными. Нелл вскрикнула от переполнявшего ее восторга, и Зак накрыл, ее губы своими, поглощая ртом ее крик.

Чуткая и восприимчивая, она отвечала на его движения, понимая, что он уже не владеет собой. Она тоже собой не владела. Они словно погружались в колодец, переполненный до краев… Его тело напряглось, она почувствовала, что он пытается сдержаться… Нелл испытывала какое-то глубинное, новое для нее чувство полного единения, о таком она только читала в романах, да и тогда приписывала его воображению автора.

Выкрикнув имя Зака, она вознеслась с ним к вершинам блаженства…

Она услышала, как он удивленно произнес ее имя, как будто не знал, что говорить и что делать. Нелл протянула руку и нежно коснулась его слегка напряженного тела, как будто, несмотря на все случившееся, он не расслабился а, наоборот, встревожился.

С отсутствующим видом он взял прядку ее волос и накрутил на палец, потом слегка потянул.

— Я нашел в тебе гораздо больше, чем ожидал.

— Что именно? — тихо спросила Нелл. Он не ответил, вместо этого погладил ее тело, точно его шелковистость могла снять его тревогу.

Она почувствовала, что он снова возбуждается, его жар обжигал ее кожу. Она хотела коснуться его, но он мягко отвел ее руку.

— Нет, пока рано, — хрипло сказал он. — На этот раз я хочу еще медленнее.

Нелл широко раскрыла глаза.

— Медленнее?

— Да, — гортанно произнес он. — И вдвое лучше.

Его рука уже потянулась к ее груди. И Нелл откинулась на спину, посмотрела на него обожающим взглядом. Она понимала, что это самая удивительная ночь в ее жизни.

Они проснулись поздно. Когда Нелл наконец открыла глаза, через широкое окно солнце уже заливало комнату. Она почувствовала слабость в теле, лениво потянулась.

И внезапно коснулась мужского тела, распростертого рядом. Глаза Нелл расширились от удивления. Она ничего не понимала и сперва ничего не могла вспомнить, из прошедшей ночи. Внезапно ее озарило. Она вскочила с постели, точно обожглась о Зака. Она вся горела.

Нелл смотрела на него, лежащего на кровати. Темные волосы спутались, от крепкого, мощного тела веяло покоем. Да, не самое подходящее время влюбиться, подумала Нелл. И не самый удобный для этого мужчина.

Что теперь будет? Нелл не знала и не смела, даже подумать об этом.

— Как все смешалось, — пробормотала Нелл в отчаянии. Она направилась к двери, решив уйти и разобраться в себе, прежде чем он проснется и снова примется ее смущать.

— Убегаешь? — пробормотал Зак, не открывая глаз.

— Я… Я… собираюсь… Я должна… Потом он приоткрыл один глаз.

— Перестань бормотать. Иди в ванную и одевайся. Сегодня я еду в Сиену, и, если будешь хорошо себя вести, можешь поехать со мной.

— Пожалуй, я не хочу, — нервно начала Нелл, желая, чтобы он закрыл свой глаз, кажется, пронзающий ее насквозь.

— Ты всегда говоришь, что не хочешь, но, когда доходит до дела, оказывается, что хочешь, и даже очень.

Нелл покраснела, поняв, о чем он…

Зак вскочил с постели. Он был очень красив. Нелл почувствовала, как по ее телу пробежала дрожь, когда она поняла, что он собирается сделать.

Сперва он нерешительно, смотрел, будто прошлая ночь смутила его больше, гораздо больше, чем ее. Нелл понимала, что такое просто невозможно. Она считала, что Зак не может быть в нерешительности.

— Мне кажется, нам надо кое-что обсудить. Но я сейчас не в настроении. Давай проведем вместе день, узнаем друг друга поближе. Я не могу тебя понять, Нелл, — добавил он тише. — Иногда мне кажется, что я точно знаю, кто ты и что ты, а иногда вдруг скажешь такое, что меня поражает.

— Поражает? — Она едва дышала. Зак резко поднял голову.

— Об этом поговорим чуть позже. Ты едешь со мной в Сиену?

Она хотела сказать «нет», понимая, что чем больше времени проведет с ним, тем сильнее влюбится в него. Вместо этого Нелл услышала собственное «да».

Она выбежала из комнаты и кинулась в ванную под душ.

Когда Нелл спустилась вниз, волосы ее блестели, легкий загар кожи выделялся на фоне белого платья из хлопка.

Зак ждал ее. Его взгляд оценивающе пробежал по ней, и она оробела.

— Я… Я готова, — пробормотала она.

— Ты самая прекрасная женщина из всех, кого я когда-либо видел.

Краска удовольствия разлилась по лицу Нелл, она смутилась и промолчала. Он добавил:

— К тому же ты еще способна краснеть, а это редкое качество.

— Мне жарко, вот и все, — взволнованно сказала Нелл и поспешила сменить тему:

— А зачем тебе в Сиену?

— Сегодня день палио, и мне удалось раздобыть два билета.

— Палио? — переспросила Нелл.

— Это соревнования неоседланных лошадей. Они проходят в центре старой Сиены на большой площади. Жокеи подкуплены, лошади получили допинг, в толпе будет шум, драки. О, это великий день, — добавил он с ухмылкой.

— И жокеи получат хорошие призы, если выиграют?

— Главное там отнюдь не жокеи. Все они или сами свалятся с лошади, или их собьют другие жокеи. Первая лошадь, которая одолеет барьер, выиграет независимо от того, есть ли на ней всадник. Каждая лошадь представляет какой-то из районов древней Сиены. И приз палио — шелковый, разрисованный вручную платок — очень почетен.

Нелл, слушала вполуха. Она чувствовала, что ее гипнотизируют его интонации. Она вспомнила прошедшую ночь, и ее бросило в жар. Она и тогда слышала его бархатный голос. Ей вспомнился первый вечер в этом доме. Казалось, что с тех пор прошло полжизни. Да, Зак знает все секреты ночи, думала она и тогда, и сейчас. Что ей теперь делать со всеми своими чувствами, которые он в ней вызвал? А что чувствует он? Он ничего не говорит, а она не понимает и, конечно, не осмелится спросить.

Нелл решила, что сходит с ума: нельзя же постоянно думать об этом! Нужен перерыв, она поедет в Сиену, там в толпе, хоть немного забудется.

— Нам лучше отправиться сейчас же, или мы опоздаем на соревнования, — сказала Нелл, направляясь к двери.

— Они начнутся во второй половине дня. Сначала — парад с флагами, все будут в средневековых костюмах.

— Звучит интригующе. — В голосе Нелл послышался несколько наигранный энтузиазм. — Не терпится посмотреть.

— Конечно, среди людей ты будешь чувствовать себя в большей безопасности, — заметил Зак.

Нелл решила не отвечать, она не собиралась расписывать ему свои чувства.

Через пятнадцать минут они вышли из дому.

Нелл заспешила к машине, села и с облегчением вздохнула.

Ехали они недолго. В пригороде Сиены они влились в плотный поток машин. Возле древних городских стен Зак просто чудом нашел место для парковки.

— Нам нет смысла ехать дальше. Отсюда идти лучше пешком.

Город представлял собой лабиринт узких улочек и мостиков с каменными арками. Здания из розового камня светились на солнце. Люди шли в одном направлении — и туристы, и молодые итальянцы, украшенные лентами с яркими розочками. Все шумные, веселые. А Нелл что-то мешало полностью отдаться всеобщему веселью. После этой ночи она, похоже, не готова еще к одному всплеску эмоций.

— Столько народу! Можно потеряться, — сказал Зак. — Возьми меня за руку.

Нелл почувствовала, что не может прикоснуться к нему. Она не готова. Неизвестно, что последует за этим прикосновением. А что, если Зак крепко возьмет ее за руку, утащит в переулок, станет целовать, обнимать?

Несмотря на жару, Нелл вздрогнула, почувствовав себя страшно уязвимой, потерянной. Если он будет так близко, она не уверена, что справится с собою.

— Нет, спасибо, — вежливо отказалась она. — Я не хочу держаться за руку.

— Ты опять боишься меня?

— Просто я не хочу… Я не готова…

— Я уже знаю, когда ты нервничаешь. Это, когда ты не можешь закончить фразу.

— Я не нервничаю.

Они шли по улице, которая вывела их в маленький проходной двор. Пройдя его насквозь, они вышли прямо на открытое круглое поле.

Нелл заморгала, ослепленная светом, и шумом. Яркие флаги и декорации украшали окружавшие здания, они свисали с балконов. Самые сообразительные зрители сидели на балконах. Они увидят все лучше других. Ряды деревянных скамеек ярусами шли от круга, посыпанного песком. В центре толпились тысячи желающих посмотреть зрелище.

— У всех должны быть билеты? — спросила Нелл, отвлекаясь от своих мыслей и глядя на яркие сцены, развернувшиеся перед ней.

— Билеты только на трибуны. Мне удалось купить два. Все остальные столпятся в центре, и там может быть довольно напряженно. Люди возбуждаются во время скачек, начинается давка, всем хочется лучше разглядеть победителя или побить проигравших жокеев.

— Страшновато.

— Да. Все остальное время итальянцы весьма законопослушные граждане. Я тебе говорил, что лошади представляют разные районы Сиены, и каждый страстно хочет, чтобы именно его район выиграл. Возможно, мы все способны на насилие, когда чего-то страстно хотим, — со значением добавил Зак и посмотрел на нее.

Нелл вздрогнула. Это что, предупреждение? Как далеко он может зайти, если чего-то хочет или, напротив, не хочет?

Зак взял ее за руку, и она снова вздрогнула, уже совсем по другой причине.

— Если я не буду держать, тебя унесет толпа. А я не хочу тебя потерять.

Что он имел в виду: не потерять здесь, в Сиене? Или…

Нелл поняла, что у нее есть дюжина вопросов, на которые ей нужны ответы. Но шум на площади нарастал, и они уже с трудом слышали друг друга. Вопросы придется отложить до более удобного времени.

Зак довольно легко пробрался сквозь толпу, увлекая ее за собой.

Через несколько минут, они уже сидели на деревянных скамейках на трибуне. Впереди распростерся круг, покрытый золотистым песком. Нелл с удовольствием посмотрела на высокие барьеры, способные защитить их от лошадиных копыт. Она была рада, что им не нужно стоять в толпе в центре. Там была такая давка, что, если кому-то становилось плохо, его поднимали над головами и передавали к пункту помощи на краю площади.

— А почему ты купил два билета? — спросила Нелл, почти крича, чтобы он расслышал. — Ты же не знал, что сможешь взять с собой меня?

— Я собирался пригласить Сэм, — небрежно сказал Зак.

При упоминании имени Сэм к Нелл вернулась ревность. Она снова удивилась, как сильно в ней это чувство.

— Я полагаю, что Сэм слишком занята и меня взяли взамен. — В ее голосе послышалось раздражение.

— Я не могу представить себе, чтобы ты была чьей-то заменой. Ты оригинальна, Нелл. И кто бы ни была на самом деле, ты совсем не похожа на других. Парад начинается, давай посмотрим.

Но Нелл не могла сосредоточиться на длинной красочной процессии в средневековых костюмах, с флагами всех районов города. Флаги подбрасывали, они переворачивались в воздухе, и искусные метатели их ловили.

Жара, шум, возбуждение нарастали. Эта атмосфера дурманила Нелл. Ей было слишком тяжело после всего случившегося за последние сутки. Потом наконец, начались скачки.

Лошади неслись. На жокеях были яркие костюмы с эмблемами районов на спине. Вся площадь ревела.

Лошади мчались по кругу, взлетали копыта, жокеи толкались локтями, борясь за первенство. Уже двое упали, и лошади без всадников неслись галопом, вздымая песок.

Три круга — и за полторы минуты все кончилось. После скачек возбуждение не улеглось. Толпы людей кинулись к выигравшей лошади, а проигравшие жокеи с воплями убегали от разъяренных зрителей, болевших за них. Люди догоняли их и принимались избивать.

— Пора уходить, — сказал Зак, вставая и поднимая Нелл. — Эмоции в этот день слишком горячи. В Италии они порой выходят из-под контроля, а я не хочу, чтобы тебя обидели.

Он еще раз прошел сквозь толпу, мимо болельщиков, приветствовавших победителей, и тех, кто мрачно смотрел на проигравших лошадей. Нелл, все еще оглушенная шумом и жарой, ощутила, что она поддалась всеобщему возбуждению. Кожа была горячая и слегка влажная, кровь быстро бежала по венам. Она чувствовала жар тела Зака, слышала биение его пульса.

Что будет, если они вернутся домой в таком состоянии? Она уже знала ответ. При одной мысли об этом горячая волна окатила ее. Этот человек из самой глубины поднимал чувства, о существовании которых она даже не подозревала. Дикая радость пугала и странно оживляла ее.

Его рука крепче стиснула руку Нелл, будто он читал ее мысли. Он пошел быстрее. Она тоже поспешила, чтобы не отстать. Оба не произносили ни слова.

Однако Нелл знала, что они идут к машине, потом поедут домой, после чего — в постель.

Они уже вышли с площади и пробирались по одной из узких боковых улиц. Затененная высокими зданиями с одной стороны, она хранила прохладу, но жар внутри Нелл не утихал. Наоборот, усиливался. Нелл чувствовала, как сжигает ее смесь любви и желания. Поглощенная внутренним смятением, она не заметила группу туристов на другой стороне улицы.

Когда они почти поравнялись с туристами, одна из женщин, быстро взглянув на Нелл, сказала что-то стоявшей рядом с ней даме, и другая пара глаз уставилась на Нелл.

По группе прошел шепоток, и Нелл услышала:

— Это она?

— Да, эта та, которая бросила его, настоящая маленькая сучка…

— А в жизни она выглядит даже лучше, чем на фотографиях.

— Может, возьмем автограф? Чтобы доказать, когда вернемся домой, что видели действительно ее.

— Я смотрела ее фильм. Просто дрянь! Вряд ли ей теперь удастся получить другую роль. И по заслугам.

— Ты же видишь по лицу, какой это холодный тип женщины! Она интересуется только карьерой.

— Мне жаль Ллойда Кендрика. Надо же связаться с такой! Но я все же попытаюсь взять у нее автограф.

Нелл слушала и не верила своим ушам. Когда женщины направились к ней, она поняла, что настоящий кошмар только начинается.

Они узнали ее. И Нелл оказалась в их власти. Любой теперь может, открыто оскорбить ее.

Нелл охватило отчаяние. Когда охотники за автографами приблизились, она повернулась и побежала по узкой улице, совершенно не понимая, куда и зачем бежит. Ей просто надо было бежать.

Она бежала. Ей казалось, что придется делать это всю оставшуюся жизнь.

9

Нелл и понятия не имела, как она нашла дорогу к машине. Она думала, что просто бежит наугад, но, когда оказалась у городской стены, там стояла машина. Она кинулась к ней и рванула дверь, но какое разочарование — ключи у Зака!

— Ты их ищешь? — раздался голос Зака прямо у нее за спиной. Нелл повернулась и увидела, что он крутит ключи на пальце.

— Откуда ты взялся?

— Я все время был в нескольких ярдах от тебя.

— Я подумала… — Нелл резко остановилась.

— Что ты подумала? — спросил он, и его голубые глаза пронзительно посмотрели на нее.

— Я подумала, что ты не захочешь, чтобы тебя увидели рядом со мной, — сказала она тихо. — После того, как они узнали меня.

— Так ты, поэтому убежала? Она подняла на него глаза.

— Я думаю, и так все ясно. Разве ты не слышал, что они говорили?

— Слышал. Но не стоит убегать от людей ни с того, ни с сего.

— Легко сказать. Они же не о тебе говорили, и ты понятия не имеешь, каково это выслушивать.

— Имею, — сказал Зак.

И Нелл вдруг вспомнила про его отца. Газеты, наверное, писали и о Заке, сыне Хилларда, и он уж конечно знает, каково это.

— Извини, — пробормотала Нелл, — я забыла.

— Ничего. Садись в машину, поедем домой.

Подавленная и убитая, Нелл плюхнулась на сиденье рядом с ним.

Город Сиена быстро остался позади. Золотой закат освещал холмы Тосканы. Небо было расцвечено вечерними красками. И сам воздух, казалось, сверкал золотом. Ласточки ловили на лету мошек. Каменные стены старых домов янтарно светились, а холмы волнами стлались вдали; еще немного, и их неясные очертания погрузятся в тень.

К тому времени, когда они доехали до дому, сумерки сгустились.

Нелл вошла внутрь, а Зак остался на крыльце.

— Ничего, если ты некоторое время побудешь одна? — спросил он. — Я обещал синьоре Джинелли посмотреть, что с ее машиной. У нее что-то с зажиганием.

— Да, конечно. Я и сама хотела бы побыть одна.

— Я думаю, тебе это не помешает. Когда я вернусь, нам надо будет кое-что обсудить. Между нами не все еще ясно, Нелл.

Ей не хотелось думать ни о каких делах. Может быть, он хочет сказать ей, чтобы она убиралась отсюда, что он не желает связываться с той, на которую на улице показывают пальцем и о ком судачат.

Дом показался слишком тихим после ухода Зака. Нелл бродила из комнаты в комнату, но ни о чем не могла думать. Она полагала, что ей хочется побыть одной, но теперь, когда Зак уехал, поняла, что вовсе этого не хочет. Оказывается, ей не нравится, когда его нет рядом. И ей не хотелось думать о том, что скоро, она вообще вынуждена будет, жить без него.

Услышав шум машины, Нелл с облегчением вздохнула.

Он вернулся! Он решил отложить дела с машиной синьоры Джинелли, до завтра! А может, он вернулся, чтобы сказать то, чего ей не хотелось бы слышать? Но что бы он ни собирался сказать, она все примет.

Нелл вскинула подбородок и решительно пошла к двери. Открыв, увидела в темноте высокую фигуру. Когда человек шагнул в прихожую, у Нелл перехватило дыхание. Это был не Зак. Это был Ллойд Кендрик!

На миг Нелл решила, что у нее галлюцинации. Видимо, перевозбудилась, и это подействовало на ее мозги. Но, когда Нелл увидела знаменитую сексуальную улыбку Ллойда, она поняла, что это он.

— Мне здорово пришлось потрудиться, чтобы тебя найти! — сказал он, подходя к ней. — Ты выбрала хорошее место, где спрятаться!

— Мне не пришлось бы прятаться, если бы не твоя ложь обо мне! — Она была потрясена. — Уходи, Ллойд, я не хочу тебя видеть и разговаривать с тобой!

— Но я, поэтому и приехал, — сказал он, обезоруживающе улыбаясь. — Я хочу объясниться. И извиниться.

— Извиниться? — взорвалась Нелл. — Ты можешь извиняться всю жизнь, но ты уже ничего не исправишь!

— Но я не знал всей истории до конца. Мне стало просто нехорошо, когда… — На его лице заиграла легкая, известная по фильмам улыбка. — Пожалуйста, позволь мне войти и объясниться.

Она не хотела, чтобы он входил, но почему-то отступила и пошла следом за ним в гостиную.

Он осмотрелся.

— Прекрасное место. Я хотел бы побыть здесь с тобой.

— Тебе нечего здесь делать! — коротко бросила Нелл. — И ты лжешь. Ты все знал с самого начала о так называемом любовном романе, который был сплошным обманом. Ты не любил меня, а только хотел сделать рекламу фильму и самому себе. Твой агент мне все рассказал.

— Я сменил агента. Он крутил дела, о которых я и понятия не имел. Поверь мне, Нелл, я совсем не хотел причинить тебе зло.

— Поэтому ты подался в другую комнату с девицей в конце вечера? Почему ты сказал журналистам, что я бросила тебя? Что я использовала великого Кендрика, ради карьеры?

— Мне было так плохо из-за того, что случилось. Я напился. Я понимаю, что это меня не извиняет, но люди в пьяном виде делают то, о чем впоследствии жалеют. И мой агент уверил меня, что, если узнают настоящую причину твоего ухода, мне конец. И тогда я запаниковал, Нелл. Признаюсь. Я был в полном отчаянии, мне хотелось остаться на плаву. У меня уже были две неудачи, а этот фильм должен был принести успех. В противном случае на мне поставили бы клеймо неудачника. Фильм получился хороший, но я понимал, что он не кассовый. Нужна пресса… Она мне отчаянно была нужна.

— И ты использовал меня для этого! — с горечью в голосе сказала Нелл.

— Но это и для тебя хорошо. Твое лицо, твое имя теперь все знают.

Нелл посмотрела на него, изумляясь его наглости и не веря своим ушам.

— Ты действительно думаешь, что я хочу известности такого рода? Что я бесчувственная тварь, пытающаяся таким образом сделать свою карьеру?

Но он, казалось, не огорчился.

— Ты прекрасно понимаешь, что абсолютно не имеет значения, хорошее мнение у прессы или плохое. Несколько недель, — и все стихнет. Но зато они запомнят твое имя.

— Я не хочу, чтобы меня помнили.

— Да ну тебя! Как раз и хочешь, — отмахнулся он. — Все ради этого и затевалось, Нелл. Разве ты не поэтому стала актрисой? А теперь, когда я извинился, я сообщу тебе потрясающую новость!

Нелл удивленно смотрела на Ллойда. Неужели он и впрямь думает, что, после того, как он очаровательно улыбнулся и высказал свои сожаления по поводу случившегося, все будет забыто?

Ллойд снова заговорил:

— Теперь о последствиях, Нелл. Пресса сделала хорошее дело. Все валом повалили на фильм, и, похоже, он станет хитом. Так что спонсоры хотят делать продолжение.

— Продолжение? — повторила Нелл, еще не понимая.

— Фильм кончается тем, что она бросает его. Но они решили сделать продолжение, где они снова соединяются друг с другом!

Теперь до Нелл дошло, почему Ллойд здесь, почему он так постарался выследить ее. Так вот в чем все дело! А вовсе не в извинениях!

— Я думаю, это будет классно! — продолжал он. — С хорошим сценарием и режиссером мы это вытянем.

— И еще немного прессы? — подсказала Нелл. — Если наша связь в реальной жизни возобновится, как и в кино, это вызовет еще больший интерес? Так?

— Ты, наконец начинаешь понимать, в чем смысл работы всей этой машины, — горячо сказал Ллойд. — Я знал, что ты поймешь. Ты хорошая умная девочка и быстро соображаешь, как надо блюсти свои интересы.

— Я знаю, как блюсти свои интересы, — опасно спокойно сказала Нелл. — Вот почему я хочу, чтобы ты немедленно убрался из этого дома. Вот почему я больше не желаю когда-нибудь тебя видеть и ничего не хочу слышать о продолжении фильма. И вот почему я подам на тебя в суд, если хотя бы еще одно слово лжи появится обо мне в прессе!

Лицо Ллойда стало растерянным и злобным.

— Нет, ты будешь делать этот фильм, Нелл! — угрожающе сказал он. — И ты пойдешь на все, что понадобится для рекламы! А если ты откажешься, я сделаю так, чтобы ты никогда больше и близко не подошла к съемочной площадке!

— У тебя не так много силы и власти, — презрительно сказала Нелл. — Ты, второсортный актеришка, рассчитывающий исключительно на свою внешность. А человек ты даже не второсортный… Ты, просто подонок!

— Ах, ты маленькая… — И он занес руку для удара.

Нелл инстинктивно отшатнулась, но, прежде чем Ллойд успел сделать движение, высокая фигура перескочила через порог, оттолкнула его и ударом кулака послала в другой конец комнаты.

Нелл сперва уставилась на Ллойда, упавшего неуклюжей куклой, потом на Зака.

— Откуда… Откуда ты? — выпалила она.

— Я был на полпути, когда мимо меня пронеслась машина, — сказал он мрачно. — А поскольку эта дорога ведет только к моему дому, я вернулся, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке. Когда я понял, что это Кендрик, я хотел уйти. Подумал, может, ты его сама пригласила. Прислушался к вашему разговору, и он мне показался таким интересным, что я остался.

— Так ты все слышал? — спросила Нелл, широко раскрыв глаза.

— До единого слова! — Глаза Зака почти почернели от гнева. — Его совершенно не заботит, что он разрушил твою жизнь. Ему нужна реклама для его проклятого фильма! И он появляется здесь, чтобы уговорить тебя пройти через это снова!

Ллойд зашевелился на полу, слабо застонал.

Зак направился к нему.

— Что ты собираешься делать? — нервно спросила Нелл. Она никогда не видела Зака в таком состоянии.

— Я думаю, его надо избить до полусмерти.

Ллойд испуганно завопил:

— Только не лицо! Вы не можете испортить мое лицо!

— Почему же это? — спросил Зак. — То, что ты сделал с Нелл, гораздо хуже.

— Пожалуйста, не надо! Я что-нибудь сделаю, — отчаянно умолял Ллойд.

Зак угрожающе навис над ним.

— Что-нибудь?

— Все! Все сделаю!

— Тогда пиши заявление для прессы. Признавайся, что лгал и сфабриковал сплетни о Нелл ради рекламы фильма.

— Но, если я это сделаю, моей карьере конец, — застонал Ллойд.

— Сваливай на своего агента. Я уверен, что он все это и выдумал. У тебя на такое не хватило бы мозгов. — Зак подошел к бюро, взял ручку и несколько листков бумаги. Потом рывком поднял Ллойда на ноги и усадил за стол. — Пиши! — велел он. — Все, как положено. И, побыстрее. Я хочу, чтобы ты поскорее убрался отсюда!

Ллойд начал что-то торопливо писать. Нелл с удивлением наблюдала за происходящим. Она едва верила своим глазам.

Через несколько минут Ллойд нацарапал внизу свою подпись. Зак просмотрел и удовлетворенно кивнул.

— Ну вот, все объяснил. Очень коротко. Теперь тебе лучше исчезнуть, пока я не передумал, и попортил твое личико.

Никогда в жизни Ллойд не двигался так быстро.

Через несколько секунд они услышали, как автомобиль взревел и пулей вылетел на дорогу.

— Ты что, правда избил бы его до полусмерти? — спросила Нелл.

— Конечно, нет, — ухмыльнулся Зак. — Но он поверил.

— И я поверила, — сказала она, испуганно улыбаясь.

— Тогда, может, мне стоит бросить писать и податься в актеры? А что касается карьеры… — Он протянул ей листок бумаги. — Это поможет тебе. По крайней мере, положит конец шумихе в прессе и изменит мнение людей о тебе.

— Я не знаю, что и сказать.

— А тебе ничего и не надо говорить. Это я должен говорить. Я поверил всему, что писали о тебе. Я не захотел выслушать тебя и, возможно, не поверил бы, даже если бы ты мне рассказала. Как и Ллойд, я должен перед тобой извиниться. Разница в том, что, надеюсь, мои извинения ты примешь. Хотя нет реальной причины, по которой ты должна их принять, — добавил он. — Что же касается меня, то я оказался таким же дураком, как и Кендрик. Ты приехала сюда в поисках мира и покоя и натолкнулась на меня. А я задирал и изводил тебя, заставляя делать то, чего ты не хотела, обвинял в том, к чему ты не имела никакого отношения. Ведь если бы у тебя была практическая хватка, ты согласилась бы на предложение Ллойда и поехала бы с ним.

— Но я не хочу никуда ехать…

— В твоих интересах, было бы захотеть. Я нелегкий для жизни человек и, возможно, никогда им не стану.

— Да, ты действительно нелегкий, — согласилась она насмешливо. — Но я к тебе привыкаю. И потом, мои две недели еще не кончились.

— Я планировал задержать тебя на более долгий срок.

— Ты… Ты собирался?

— Если бы ты, конечно, захотела остаться.

— Ты же отлично понимаешь, чего я хочу. И я думаю, ты это понял раньше меня самой. Вдруг ее лицо стало строгим. — Но я хочу, чтобы ты знал. О Ллойде. Пока мы работали над фильмом, наша так называемая любовная связь заполнила все газеты. Но я никогда — слышишь, никогда!.. — Она набрала в легкие воздуха и выдавила из себя: — Но я никогда не спала с ним.

— Я знаю, — спокойно сказал Зак.

И от того, как он воспринял ее заявление, у нее пересохло в горле.

— Ты мне поверил? — спросила она еле слышным голосом.

— Ты не можешь врать в подобных вещах.

— Но я была достаточно глупа, чтобы связаться с ним. И я сделала это по доброй воле. Я наслаждалась вниманием, которое уделяла мне пресса, — со стыдом призналась Нелл.

— Свет рампы ослепит любого. Он мог тебя довести до спальни, но, пожалуй, дальше двери ты бы не пошла. Ты никогда не сделала бы последнего шага.

— Но я сделала его с тобой! — выпалила Нелл.

Зак вдруг улыбнулся.

— Но это совсем другое дело.

— А почему другое?

— Я не думаю, что тебе это надо объяснять. Хотя, если ты подойдешь поближе, я постараюсь.

Нелл не двинулась с места.

— И еще одно, — предупредила его Нелл. — Если ты дашь заявление Ллойда прессе, они снова примутся за старое.

К ее удивлению, Зак пожал плечами.

— Ты думаешь, я не смогу справиться с этим?

— Но ты же мечтаешь жить инкогнито. Ты даже пишешь под псевдонимом, чтобы пресса не беспокоила тебя.

— Я люблю путешествовать инкогнито. Но если пресса заинтересуется, я, безусловно, с ней справлюсь. А если они подойдут слишком близко, я сделаю так, чтобы им это не понравилось, — прорычал Зак.

Нелл не ответила.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Ты что-то притихла. Все слова растеряла?

— Я не знаю, что еще сказать.

— Ты могла бы сказать, что любишь меня.

— Ты… Ты что, сам не знаешь?

— Конечно, знаю. Девушка вроде тебя не прыгнет в постель к человеку, которого она знает несколько дней, без глубокого чувства.

— Я не прыгала.

— Но я же не заставлял тебя?

— Да, но…

— И не думаю, что станешь слишком сопротивляться, если я решу повторить все сначала.

— А ты… — Нелл откашлялась и начала снова: — А ты собираешься что-то в этом роде сделать? — пролепетала она.

Зак направился к ней, и сердце ее часто забилось.

— А я думаю об этом все время. — Он улыбнулся. — У меня такое ощущение, что я буду думать об этом всю оставшуюся жизнь.

— Всю оставшуюся жизнь? — повторила Нелл, и в ее глазах засветилось удивление.

— А ты как думала? Что я просто хочу развлечься?

— Я не знаю, о чем я думала. — Она вздохнула. — За последние несколько дней у меня в голове все смешалось.

— Да, — согласился Зак, — у меня тоже никогда раньше ничего подобного не было. Я и злился на тебя, и хотел тебя, и презирал и тебя и себя, потому, что не сумел остановиться, не увлечься тобой. Потом я понял, что влюбился. И это совсем сбило меня с панталыку. — Он пригладил рукой волосы. — Ты понимаешь?

— Я начинаю понимать.

— Тогда иди сюда и поцелуй меня, прикоснись ко мне, пока я тоже не пойму, — хрипло позвал он.

Она подошла. Какой смысл бороться дальше? Ее тянет к этому человеку что-то такое мощное, чему она и не собирается противиться.

Он целовал ее глубоко и страстно. Ее тело пело в его руках.

— Я снова смущена, — сказала она.

— Очень хорошо, — пробормотал он. — Я люблю, когда ты смущаешься. И надеюсь, что всю оставшуюся жизнь проведу так, чтобы у тебя голова постоянно кружилась от смущения.

— Ты второй раз говоришь об оставшейся жизни, — сказала она тихо.

— А почему бы и нет? Это ведь будет долгая связь…

— Откуда ты знаешь?

— Знаю, — уверенно сказал он.

— А что мы будем делать сейчас? — спросила она робко.

Он задумчиво провел пальцем по ее груди, задержался на маленьком соске.

— Ты имеешь в виду ближайшее время или вообще?

— И то и другое, — слегка вздрогнув, отозвалась Нелл.

— Если вообще, то мы можем остаться в Тоскане до конца лета или вернуться в Лондон, встретиться с прессой и покончить с этим. Потом я буду работать над следующей книгой. — Его рука скользнула под тонкую ткань платья. — Только я, похоже, не слишком продвинусь в работе, если ты будешь меня отвлекать, — прохрипел он, и пальцы его уже под платьем ласкали ее бедро. — Тогда ты сама объяснишь моему издателю, почему я не сдал работу в срок. А если захочешь вернуться в кино, я буду счастлив. Я буду совершенно счастлив, что у меня работающая жена. У меня есть связи, которые тебе помогут. Ты покажешь свои способности и талант, и эти люди не обратят внимания на весь мусор в прессе.

— Работающая жена? — как эхо повторила Нелл.

— Но мы же говорим о планах на будущее, — напомнил ей Зак. — Я нашел то, что искал всю свою жизнь, и не собираюсь отпускать тебя. И тебе лучше свыкнуться с этой мыслью.

Но Нелл чувствовала, что ей не надо привыкать к этой мысли.

— А… А… планы, на сейчас?

Его рука продолжала свою работу, вызывая у нее болезненное томление.

— На сейчас? Есть кое-что, что я хотел бы сделать. Во-первых, я хотел бы, чтобы ты призналась мне в любви.

— Я люблю тебя, — произнесла Нелл. А когда его брови поползли к переносице, она повторила: — Я действительно люблю тебя, Зак.

— Это уже лучше, — промурлыкал Зак, и она почувствовала, как пламя страсти охватило ее тело.

— Что еще ты хочешь, чтобы я сделала? Он принялся ей бормотать что-то на ухо, сперва заставив ее покраснеть, а потом засмеяться и засиять от счастья.

Это настоящее сумасшествие, подумала Нелл. Потерять голову от любви к человеку, которого знаешь всего несколько дней! Но это самое сладкое сумасшествие, которое она могла себе представить. И она понимала, что любит этого человека и выйдет за него замуж. За этого незнакомца, который уже больше не незнакомец, и проведет с ним всю оставшуюся жизнь, все больше и глубже узнавая его.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Секреты ночи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу