Book: Про девочку, которая ничего не хотела уметь



Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Иван Андреевич Сокол

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Случилось это вот как…

Когда Таня проснулась, в комнате было светло и тихо. Белый пушистый кот Снежок сидел на кровати и трогал лапой высунувшуюся из-под одеяла Танину пятку…

— Вот противный! — дрыгнула Таня ногой. — Уходи! Это из-за тебя я не могу поспать сколько хочу…

Кот обиженно фыркнул и ушел под стол.

Вставать Тане не хотелось. Она лениво потянулась, сладко зевнула и села, прислушиваясь к тишине в квартире. Стрелки стенных часов, как раскрытые ножницы, охватили цифру одиннадцать, а сами часы, казалось, сердито тикали: «Так — так… Вот — как!.. Так — так!»

— Ма-ма! — громко позвала Таня.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Никто не отозвался, а в комнате стало еще тише.

Таня спрыгнула с кровати и босиком зашлепала по комнатам. Заглянула в мамину спальню — никого. Выглянула в столовую — и там пусто.

Тогда, вернувшись в свою комнату, она взобралась с ногами на кровать и, усевшись на подушке, принялась кричать, громко и настойчиво:

— Ма-ма!.. Ба-буш-ка!..

Дело в том, что Таня была девочкой, которая ничего не хотела уметь делать сама. Зачем самой одеваться, если есть мама? Причесываться? А зачем бабушка? Решать скучные задачи из арифметики? Для этого существует папа… Кроме того, Таня любила спать и вовсе не любила умываться.

— Ма-ма!.. Ма-ма!.. Ма-ма!..

— Фрукт! — презрительно фыркнул под столом Снежок.

— Сам ты фрукт! — возмутилась Таня. — Уходи отсюда, противный котище! Нарочно на виду умываться уселся.

Таня подушкой запустила под стол.

Снежок увернулся, метнул на Таню из глаз зеленые искры и, повернувшись к ней хвостом, ушел на кухню.

— Ма-ма!.. Ба!..

— Проснулась, значит?.. Шумишь чего?

В дверях появилась бабушка. Она не улыбалась, как обычно, и не спешила подойти к Таниной кровати. И глаза у нее были совсем-совсем строгими.

— Я хочу гулять!

— Пора, конечно… Уже двенадцатый час.

— Чего же ты стоишь, бабушка!.. Одень меня поскорее, причеши, напои чаем…

— Нет, милая! Хватит. Сама не маленькая.

— Нет, маленькая! Не умею одеваться!

— А я не умею одевать…

— Как тебе не стыдно, бабушка. Ты же знаешь, что нельзя маленьких обманывать. А ты уже совсем взрослая, даже пожилая…

— Одевать тебя я не буду. Не умею.

— Умеешь!

— Не умею.

— Нет, умеешь, умеешь, умеешь!..

Таня так завизжала, что даже сама испугалась. Она замолчала и уставилась на бабушку. Вот сейчас бабушка недовольно подожмет губы, но подойдет и станет одевать свою внучку.

Но бабушка даже шагу к ней не сделала. Она покачала головой и ушла на кухню.

— Артистка! — долетел оттуда ее голос. — Одевайся и приводи в порядок комнату. Я ухожу в магазин…

Таня притихла. Она просто онемела от обиды и возмущения.

Бабушка походила по кухне, звякнула бутылками из-под молока… Потом открылась и закрылась дверь, и снова наступила тишина. Кричать было бесполезно. Дома оставался только Снежок, да и тот, обиженный, где-то спрятался.

Надув губы, Таня стала одеваться сама. Это оказалось совсем не просто.

Один чулок она достала из-под кровати, второй оказался под подушкой. Помятое платьице лежало на подоконнике за цветочным горшком. Вчера Таня забрызгала его чернилами и спрятала, чтобы избежать наказания…

«Даже пуговицу некому пришить, — вздохнула Таня, — сама, сама!..»

Кое-как натянув платье, она подошла к зеркалу. К большому, маминому, в котором видно всю Таню. И то, что она там увидела, не очень ей понравилось. Из зеркала на Таню смотрела заспанная девочка с растрепанными волосами, в помятом платье. Одна из косичек расплелась совсем, на другой сосульками висела мятая ленточка. Чулки спустились, а один из них оказался вывернутым наизнанку.

Таня горько вздохнула и заглянула в ванную. Открыв кран, она подставила под холодную струйку один палец, протерла им глаза. Косички связала сзади в лохматый хвостик и, еще раз вздохнув, побрела на кухню.

Завтракать ей, конечно, было некогда. Едва хлебнув глоток остывшего чая, Таня махнула рукой и, сунув в кармашек платья теплый пирожок, вышла из дому.

— Батюшки-светы!.. — остановил ее голос бабушки. — Куда ж ты эдак-то!..

Таня сердито отвернулась.

— Гулять!

— Ах, гулять?! Этаким-то чучелом. Да ведь не только ребята — куры будут смеяться!

— Ну и пусть! Сами вы виноваты! Пусть все видят, что вы!.. Пусть! Пусть!

Таня уже и ногами затопала, но бабушка махнула рукой и вошла в дом, плотно затворив за собой дверь.

Тогда Таня вдруг шумно запыхтела и вместо того, чтобы бежать за ворота, торопливо полезла вверх по старой скрипучей лестнице.

— Ладно… Ладно! Вы еще пожалеете… Возьму вот и не вернусь домой… Никогда не вернусь!..

Так шептала она, карабкаясь все выше и выше. Добравшись до потолка, Таня пролезла в открытый люк и скрылась в пыльной темноте чердака.

Она не оглядывалась назад и не заметила, как кот Снежок, все утро наблюдавший за Таней зелеными умными глазами, тихонько проскользнул следом за ней.

Удивительное знакомство

Дом, в котором жила Таня, был последним старым домом на новой улице города. Поэтому и чердак его был тоже старым и тесным.

Здесь, в известном ей одном местечке, стоял большой ветхий диван с пружинным сиденьем, на котором кое-где уцелели клочки потертого плюша.

Таня постояла возле дивана и осторожно присела на краешек.

— Сквер-р-рно… Сквер-р-рно… Сквер-р-рно… — Тихо и жалобно проскрипели старые ржавые пружины, и девочке показалось, что они отлично понимают, почему веселым солнечным днем она забралась в темный угол, где место разве что одним паукам да их паутинам.

Примостившись поудобнее, Таня притихла и задумалась.

Обида скоро прошла, но спуститься обратно домой ей не давало упрямство.

Потом стало скучно. А со двора доносился веселый шум, там играли дети.

Таня беспокойно завозилась и теснее прижалась к спинке дивана. Глаза ее уже привыкли к темноте. Теперь можно было от нечего делать разглядывать множество старых вещей, которые свалены были по углам. Сквозь щелочку в крыше на чердак пробился солнечный лучик, золотым зайчиком скользнул на пол.

Таня стала наблюдать, как он перебирается с одного предмета на другой. Все было знакомо. Вот старая ржавая керосинка. Когда-то давным-давно она, блестящая, новенькая, вообразила себя ракетой и захотела подняться к звездам… Но так как была она все-таки просто керосинкой, то загорелась и взорвалась. И полетела. Только не к звездам, а в старый хлам на чердаке…

А вот колесо от старого папиного велосипеда…

Но что это? На что уселся солнечный зайчик? Никогда раньше Таня не замечала здесь этой вещи…

Она пригляделась внимательнее. Перед ней стоял продолговатый деревянный ящичек, очень похожий на скворечник, почерневший от времени и покрытый пылью.

Солнечный зайчик, словно помогая девочке разгадать находку, уселся посредине ящичка. Таня увидела, что он осветил большой круг со стрелками на нем.

— Это же часы! — обрадовалась Таня.

— Да, да… Старые деревянные часы… Но не просто старые, а удивительные часы, — прошептал кто-то над Таниным ухом.

Голос походил на папин. Таня даже оглянулась по сторонам, думая, что это папа потихоньку пришел за ней, чтобы увести домой. Но никого вокруг не было… Только из-под рваного абажура мелькнули два зеленых огонька и тотчас погасли.

— Кого ты ищешь?.. Это я говорю, — прошептал снова тот же голос, — Солнечный зайчик…

— Ты? — прошептала Таня, изумленно глядя на яркое солнечное пятнышко. — Но ведь солнечные зайчики не могут разговаривать.

— Бывает, что и могут… Подойди к часам, девочка. Не бойся. Я знаю, что ты любишь удивительные истории… Но такой, в какую ты попадешь сегодня, тебе никогда не выдумать…

— Хочу в удивительную историю! — капризно воскликнула Таня.

— Не перебивай меня!.. Иначе я не успею сказать тебе всего, что нужно… Через минуту я должен умолкнуть… Подойди к часам и поставь стрелки на двенадцать…

— И что тогда?

— Эх, девочка… Я просил тебя не перебивать. Поставишь стрелки на двенадцать и, когда деревянная кукушка прокукует двенадцать раз, протри старое зеркало, что стоит рядом…

Солнечный зайчик замолчал. Он побледнел и, скользнув в сторону, исчез.

Таня заторопилась. Она подошла к часам и стала их рассматривать.

На верху квадратного ящика, на котором виднелся запыленный циферблат со стрелками, возвышалась башенка с покатой крышей, украшенной затейливой резьбой. Небольшое окошко в башенке было прикрыто почерневшей от времени дверцей.

Тане показалось, что за дверцей слышится тихий шорох, словно кто-то осторожно царапает деревянную стенку.

— Фу! — дунула Таня на часы и сразу зажмурилась: в лицо ей метнулось целое облако пыли.

Таня минутку постояла, потом взялась за большую стрелку.

Стрелка двинулась по кругу, скрипя и пощелкивая. От усердия на лбу Тани даже пот выступил. Наконец, когда стрелки сошлись вместе в самом верху циферблата, черная дверка в башенке откинулась вниз, из окошка высунулась головка с остреньким клювом.

— Ку-ку! — донеслось из часов.

Таня слушала скрипучий голос деревянной птички и старалась не сбиться со счета. «Раз… два… три… четыре…» — считала она. На одиннадцати кукушка вдруг замолчала.

Таня рассердилась.

— Здрасьте!.. Забыла?

— Прости, девочка. Я действительно забыла поздороваться… Здравствуй!

— Ах, я совсем не об этом! Почему ты недокуковала?

— Что недокуковала?..

— До двенадцати!

— Ты разве не слышала? Я куковала.

— Это только одиннадцать! — воскликнула Таня. — Еще один раз! Понимаешь — один!

— Мне не хочется куковать двенадцатый раз…

— Лентяйка ты бессовестная!..

— Я хочу, чтобы ты подумала. Мне жаль тебя, ты попадешь в такую историю…

— А я хочу! Хочу в историю! Кукуй сейчас же!..

— Ну хорошо… Изволь. Не забудь только протереть зеркало.

Деревянная кукушка прокуковала двенадцатый раз и скрылась. Щелкнула дверка. Осела пыль. Старые часы затихли, потемнели еще больше и словно отодвинулись в сумерки.

Таня торопливо огляделась и увидела неподалеку от часов старое зеркало, на котором, как и на часах, лежал толстый слой серой пыли.

Карабкаясь через хлам, Таня на четвереньках пробралась к зеркалу и подняла руку.

Она не боялась, нет, но сердце у нее забилось почему-то часто-часто…

Раз! И ладошка сгребла целую кучу пыли. В полутьме блеснуло стекло. Таня приблизилась к зеркалу и отшатнулась. Из широкой полосы очищенного от пыли стекла сверкнули большие зеленые глаза. Это было так неожиданно, что Таня испугалась.

У самой Тани, глаза были карие, значит, то были не ее глаза. Чьи? Посмотреть еще? Страшно… А может быть, это как раз и начинается удивительная история?! Любопытство победило, и Таня снова приблизилась к зеркалу.

Она пригляделась внимательно. Да, лицо в зеркале было незнакомое. Черное, как у негра, с большим ртом, который растянулся, словно в улыбке. Зеленые глаза уже не пугали, а прищурились. Потом показалась рука, такая же черная, как лицо, и поманила Таню пальцем.

Вдруг сзади кто-то громко захихикал. Таня вздрогнула, но ни вскочить на ноги, ни оглянуться не успела. Ее крепко схватили и мигом завязали ей глаза.



Именем Грязного Величества

В тот самый момент, когда Таня сидела на чердаке старого дома, далеко-далеко от нее, в городе Замарыше, где властвовала хитрая и жестокая королева Грязнуля, царил переполох.

Завернувшись в сырую простыню, Грязнуля полулежала на большом каменном троне и, заявив, что света белого не взвидела, молчала уже третий час кряду.

Ее Грязное Величество умирало от скуки. На ногах зато были все придворные. Одни из страха, другие из подхалимства старались развлечь королеву.

Чего только ни делали!

Падали в грязь лицом. Катали колёса и старались вставить в них палки. Хрюкали и кричали петухами. Наперегонки кидали об стенку горох.

Толстый генерал Грязнила, облачившись в детское платьице, прыгал через скакалку, запутывался в ней, падал, поднимался снова и прыгал, прыгал…

И, конечно, все вместе били баклуши.

Усердие их прервала сама Грязнуля. Она села и, сбросив простыню, громко хлопнула в большие, как лепешки, ладоши. Все замерли.

— Убирайтесь вон! — крикнула королева. — Все, кроме генерала!

Придворные, спотыкаясь и толкая друг друга, кинулись из зала, а отмеченный милостью генерал Грязнила подошел к трону, пыхтя и отдуваясь.

Грязнуля хмыкнула и прищурила глаза.

— Я довольна вами, генерал. Это было смешно…

— Рад стараться, Ваше Грязное Величество!

— Гм! Девочка… А теперь снимите с себя это безобразие. Предстать перед королевой в таком виде! Боже мой!..

— Виноват, Ваше Грязное Величество! Перестарался!

— То-то… Увижу еще раз без мундира, разжалую в простые грязнульки. Будешь — как все — ходить и пачкать улицы… Иди переоденься и пришли сюда мою гадалку. А через час прикажи принести клетку с Вещим Вороном. Иди!

Толстый генерал в детском платьице вытянулся, повернулся на одной ножке и пошел, стараясь повыше вскидывать колени.

Грязнуля накинула на плечи плащ, прошла в другой конец зала, зажгла светильник и села за круглый, поросший мхом стол.

Тотчас явилась гадалка. Ею оказалась большая серая жаба, которой больше всего на свете хотелось походить на настоящую цыганку. Ради этого она готова была вылезть из собственной кожи.

Жаба носила широченную цветастую юбку, на плечах её постоянно висела грязная зеленая шаль. Нужны бы еще серьги, но так как ушей у жабы не было, то большое медное кольцо она повесила на нос.

Путаясь в складках своего одеяния, жаба с трудом пропрыгала к столу. Усевшись на чурбан, она положила короткие лапы на стол и, не мигая, уставилась на свою госпожу.

— Довольна ли ты жизнью в моем царстве, Квака? — начала разговор Грязнуля. — Достаточно ли сырости разводят для тебя мои слуги?

— О, да! — кивнула головой Квака. — Мне уютно. Чем прикажешь услужить?

— Ты карты не забыла?

— Как можно! При мне…

Откуда-то из складок платья жаба достала засаленную колоду карт и положила их перед собой.

— Погадай-ка, Квака. Мне с утра кажется, что я вот-вот рассыплюсь… Тревожно и страшно становится.

Квака поплевала на длинные пальцы и быстро-быстро разбросала карты по столу. Потом стала переворачивать их одну за другой, приговаривая:

— Сижу, гляжу, всю правду скажу. Ква-ква-квак… Поможешь себе так… Не жги зря свечек — нужен новый человечек. В слуги его добудешь, долго-долго жить будешь… Ква-ква-квак, карты говорят так!..

Грязнуля встрепенулась, и глаза ее холодно блеснули.

— Но где же взять такого человечка? Детей, которые не слушают папу и маму, которые ничего не умеют делать, почти не осталось на белом свете!.. Они помогают дома, учатся в школах. Даже самые маленькие ходят в детские садики. Ужас! И умываются! Представляешь, Квака, сами умываются, да еще с большим удовольствием…

— Не волнуйтесь, Ваше Грязное Величество. Найдем подходящего… Извольте пройти к волшебному корыту.

Они подошли к стене, где в глубокой нише стояло круглое, деревянное корыто, полное черной грязи. Под корытом, дно которого было обито жестью, чуть тлели угли, Грязнуля поднялась по ступенькам на высокий стул и приготовилась глядеть сверху, а жаба, встав на четвереньки, раздувая бока, принялась дуть на угли.

По стенам заплясали багровые отблески, грязь в корыте зашевелилась, забулькала. Жаба дула на угли до тех пор, пока на черной поверхности не образовалась влажная пленка, блестевшая, как зеркало. Тогда Квака несколько раз протанцевала возле очага и, вскинув вверх лапы, произнесла громким шепотом:

— Именем Грязного Величества — появись!

Грязнуля подалась вперед и уставилась в корыто.

Там быстро-быстро замелькали тени, сначала неясные, но потом все более и более отчетливые, они стали складываться в изображение.

Грязнуля увидела ветхий дом, последний на новой улице, полутемный чердак и маленькую девочку, которая ладошкой стирала пыль со старого зеркала. Прежде чем поманить пальцем, Грязнуля хорошо разглядела девочку и осталась очень довольна.

— Молодец, Квака! Это то, что мне надо. Девочка грязная, непричесанная, вид у неё просто великолепный! Распорядись, чтобы немедленно позвали всех моих дочерей… Торопись, Квака!

Одним прыжком жаба выскочила за двери.

Не прошло и минуты, как по всему дому раздался грохот и хлопанье дверьми. Шумя и толкаясь, в зал вбежали три Грязнулины дочери. Все три были очень похожи на мать: из такой же черной лоснящейся грязи, как и она сама. И все три кричали наперебой:

— Что случилось, маменька?

— Почему нас вызвали во дворец?

— Нам так хорошо было у Черного озера!..

Королева приложила палец к губам, и девчонки тотчас умолкли, зажав рты ладошками. Молчать им, видимо, было очень трудно.

— Я не стану сегодня слушать ваших донесений, — сказала дочерям Грязнуля, — я знаю, что у вас все в порядке… У нас новость. Посмотрите в волшебное корыто на девочку. Она должна быть наша!

— Она будет наша! — в один голос закричали все три дочери, присмотревшись к Тане.

— Не сомневаюсь… Надеюсь, вы не разучились превращаться в детей.

— Что вы, маменька!

— Конечно, нет! Можем хоть сейчас!..

— Отлично! Немедленно превращайтесь в девочек… Да, да! В разноцветных и испачканных… Найдите девочку, схватите, заманите в город… Ну, а там уж она навсегда останется в моих руках… Об этом я постараюсь!

— Хорошо, маменька!..

— Тогда не мешкайте. Именем моего Грязного Величества, летите!

Маленькие грязнульки побежали выполнять приказ, а хитрая и злая волшебница Грязнуля, довольная собой, приплясывая, запела песенку.

— Для меня чистота — это нуль.

Хорошо, когда много грязнуль,

Все, кто с детства не ладит с водой,

Навсегда остаются со мной…

Похищение Тани

Таня пробовала вырываться, но её крепко держали за руки. Она хотела закричать, чтобы услышала бабушка, но чья-то противная ладошка, от которой во рту оказалась целая куча песку, закрыла ей рот, а в уши зашептали голоса:

— Тише, девочка, не кричи и не вырывайся.

— Ведь ты сама хотела попасть в удивительную историю.

— Ты такая хорошая, грязненькая… Ну, будь же умницей… Если хочешь спросить что-нибудь, не говори громко.

Ладошка с Таниных губ исчезла, и Таня долго отплёвывалась, прежде чем смогла произнести хоть одно слово.

— Кто вы и зачем завязали мне глаза?

— Мы такие же девочки, как и ты.

— Сейчас мы полетим в волшебное царство. Ты не должна видеть дорогу, иначе мы туда не доберемся… Понимаешь?

— Ладно, понимаю… А как мы полетим?

— Очень просто… Здесь лежит чудесная старая керосинка. Мы превратим её в ракету. И улетим на ней.

— Это же страшно!

— Нисколечко! Запачкаемся немножко, ну да это ведь очень хорошо.

Незнакомки расхохотались и принялись за дело. Слышно было, как разлетается в разные стороны хлам, как зазвенело разбитое зеркало, забренчала старая керосинка.

— Керосин! Здесь нет керосина! — воскликнул кто-то огорченно.

— Есть керосин. Я нашла его внизу под лестницей. У кого спички?

— У меня. Заливайте керосинку… Еще! До самого верху…

Таня ждала и слушала. Страх прошел, и ей было просто любопытно. Руки ей тоже освободили, и она не пыталась снять повязку с глаз, так как очень хотела узнать, чем все это кончится.

Наконец зашумела керосинка.

В это время кто-то мягкий коснулся Таниной ноги. Она наклонилась и нащупала своего кота, который, видимо, пробрался вслед за ней на чердак.

— Девочка, что ты там делаешь?

Таня вздрогнула и сунула кота за пазуху.

— Я поцарапала ногу…

— Пустяки! Приготовься, сейчас летим!

Одна из незнакомок, видимо, старшая, быстро и решительно распоряжалась:

— Тащите керосинку сюда!.. Откройте окно. Шире! Шире откройте. Хватайтесь за ножки керосинки. Девочка, ты тоже.

Таня протянула руки и крепко ухватилась за ножки керосинки. Под самым ухом гудело, как в жарко горящей печке.

— Все готовы? По команде подпрыгиваем… Раз… два… три!..

Таня подпрыгнула и почувствовала, что оторвалась от пола и полетела. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, так что ветер засвистел в ушах.

Трудно сказать, сколько времени продолжался этот странный полет, но кончился он совершенно неожиданно.

Над Таниной головой оглушительно хлопнула огромная хлопушка. Железная ножка керосинки вырвалась из рук, и Таня упала на землю.

Придя в себя, Таня сорвала с глаз повязку.

Сидела она на дороге, по обе стороны которой стояли высокие ветвистые деревья с грязными стволами и листьями.

Таня посидела немного, прислушиваясь. Вокруг было тихо. Валялись обломки керосинки. Не было и девчонок, непонятным образом попавших к ней на чердак.

Стало холодно в луже, и Таня поспешила выбраться на обочину дороги. Кот тоже куда-то исчез.

— Снежок! — громко крикнула Таня.

— Я! — Раздалось из кустов.

— Снежок, где ты и почему так странно мяукаешь?

— Я не мяукаю, а говорю, — ответил кот, вылезая из придорожных зарослей.

— А разве ты умеешь?!

— Я?! Еще как!

— Странно…

— Ничего странного… Не забывай, что мы попали в сказку… А, если ты помнишь, в сказках все звери и птицы разговаривают.

— Вот хорошо!.. Я очень рада.

— Бррр! Как грязно и сыро… Какие глубокие лужи… Знаешь, Таня, возьми меня на руки, скоро я тебе очень пригожусь.

— Правда, как в сказке, — засмеялась Таня. — Ну, иди сюда… Только спрячь когти, ты меня царапаешь…

Таня взяла Снежка и пошла вперед, скользя и спотыкаясь.

Долго хлюпала Таня по лужам, быстро устала и захотела есть. Нащупав в карманчике платья захваченный из дому пирожок, Таня выбрала в сторонке место посуше и направилась к нему.

Вскоре она вместе со Снежком была уже на небольшой полянке с сухой кочкой посередине. Усевшись на кочку, они разделили пирожок и стали жевать, причмокивая от удовольствия.

Вдруг Таня подняла голову и прислушалась.

— Снежок, ты слышишь что-нибудь?

— Кто-то поёт песню… Три голоса… Песня приближается.

— Кто же поёт?

— Это мы сейчас увидим.

— Снежок, может быть, нам лучше пока спрятаться?..

— Ты права, Таня.

Они бросились в траву и, прижавшись друг к другу, спрятались за кочкой.

В кляксах щёки, голос звонкий,

Мы — чумазые девчонки,

И, чтобы грязными остаться,

Мы не станем умываться.

Тра-та-та!

Красота!

Мы не любим умываться!

С этими словами появились три странные девочки. Они шли по самой середине дороги, держались за руки и разбрызгивали лужи, отчаянно топая босыми ногами.

Носы и щеки девочек были разукрашены кляксами и полосами сажи. Растрепанные косички с грязными ленточками торчали во все стороны. Измятые, давно не стиранные платьица усеяны разноцветными пятнами, большими и маленькими.

— Хи-хи! — хихикнул вдруг Снежок и уткнул нос в лапы.

— Ты чего? — шепнула Таня. — Правда, какие они смешные!..

— Точь-в-точь ты… — буркнул кот.

— Молчи уж, чистюля! — обиделась Таня.

А незнакомые девочки вдруг остановились, увидев впереди особенно большую лужу, потом поглядели друг на друга, перемигнулись и, радостно взвизгнув, наперегонки бросились к луже.

Забравшись по колено в мутную от глины воду, девчонки взялись за руки и снова запели, высоко подпрыгивая и приплясывая.

Чем грязнее и чем глубже

Повстречается нам лужа,

Тем приятней в ней плескаться.

Мы не любим умываться.

Тра-та-та!

Красота!

Мы не любим умываться!

Вдоволь напрыгавшись, разноцветные девочки перестали петь и подошли к Тане.

Таня улыбнулась. Они были такими забавными и веселыми, что Тане и самой захотелось попрыгать.

— Вот и мы! — сказала девочка с черными волосами. — Ты не разбилась?

— Мы налили слишком много керосина, — вступила в разговор рыжеволосая девчонка.

— Раздули слишком большое пламя, — добавила третья.

— Так это вы были на чердаке? — догадалась Таня. — Куда же вы исчезли?

— Когда взорвалась керосинка, мы разлетелись в разные стороны, — засмеялась черноволосая. — Вот была потеха! Ты упала на дорогу, потому что тяжелее нас, а мы улетели вон за тот лес!.. К счастью, все остались целы!

Таня спросила:

— А мы успели долететь?

— Успели, успели… Вон там, за лесом нас ждут. Ну, давайте знакомиться!

— Меня зовут Таня.

— Отлично… А умываться ты любишь?

— Что вы! Терпеть не могу.

— Молодец, Таня! Ты очень подходящая.

— А как вас зовут? Чьи вы?

— Чьи мы, ты скоро узнаешь, — ответила белокурая. — Мы сестры, а зовут нас вот как…

И девчонка, поочередно показывая пальцем, произнесла три странных имени:

Гря!.. Зну!.. Ля!..


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Таня растерялась. Уж не ослышалась ли она? Ведь быстро произнесенные эти слова составляли…

— Как, как? — переспросила она. — Грязнуля?!

— Ну да!.. Гря!.. Зну!.. Ля!..

— Правда, так называют нас только самые близкие, — объяснила черноволосая. — Мама, например. А теперь и ты можешь. Мы и тебе разрешаем.

— А как ваши настоящие имена?

— Я старшая — Грязена…

— Я средняя — Грязава…

— Я младшая — Грязнуша…

Тут Таня и три девчонки заговорили все сразу. Они так старались и так перебивали друг друга, что поднялся невероятный шум. Кот прижал уши, замотал головой и сердито фыркнул…

— Э! — удивленно воскликнула Грязена, — что это за чистюля у тебя на руках?

— Бабушкин кот… Снежок.

— Но он же безобразно белый! Ну-ка дай, мы сделаем его чёрненьким…

Но Снежок выскочил из Таниных рук, понёсся к лесу и скрылся между деревьями.

— Снежок! Снежок! — закричала Таня и хотела пуститься за ним, но девчонки её удержали.

— Оставь его!

— Но не могу же я бросить его одного…

— Станет грязным — сам придёт.

Разноцветные девчонки дружно захохотали и, подхватив Таню под руки, потащили в лужу. Обрызгав её с головы до ног грязью, они снова звонко запели:

Не желаем с мылом мира

И не любим Мойдодыра.

Мы обходим их сторонкой,

Мы — чумазые девчонки!

Тра-та-та!

Красота!

Мы — чумазые девчонки!

Когда наконец все четверо устали прыгать, было решено отправиться в путь.

— Тебе у нас понравится! — сказала Грязава. — В нашем городе никто ничего не делает, никто не умывается и не прибирает своих комнат…

Девчонки засмеялись и пустились к лесу.

Едва успевая за ними, Таня побежала следом.

Предсказание Вещего Ворона

Проводив дочерей, Грязнуля подошла к стоявшему в углу большущему барабану и изо всех сил ударила по нему деревянным молотом.

— Бум!..

В дверях экранного зала тотчас появились грязевики.

— Почему до сих пор нет Вещего Ворона? — заорала на них Грязнуля. — Притащить немедленно!!!

Ждать пришлось недолго. Толпа грязевиков, сопя и отдуваясь, внесла в зал стальную клетку, внутри которой сидела большая тёмная птица…

Когда клетку поставили на пол, Грязнуля осмотрела, крепко ли прикована к прутьям клетки цепь, прочно ли сидят на птичьих лапах кандалы и только тогда взглянула на птицу…

Вещий Ворон сидел неподвижно, склонив голову. Глаза его были закрыты, он дышал ровно и спокойно.

— Как он смеет спать! — рявкнула Грязнуля так, что у всех грязевиков подкосились ноги.

Ворон даже крылом не шевельнул.

— Разбудить! — задыхаясь от злости, приказала Королева.

Грязевики бросились к клетке. Ухватившись за стальные прутья, они принялись трясти клетку, завывая на разные голоса так громко, что даже Грязнуля заткнула уши.

Ворон не шелохнулся.

Тогда один из красных грязевиков притащил длинный острый шест, просунул его через стальные прутья и, прицелившись, сильно ударил птицу в бок.

Ворон каркнул и захлопал крыльями…


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Грязевики радостно захохотали, но тотчас смолкли, увидев, что Грязнуля подняла руку.

— Марш за дверь! Смотреть в оба! И чтобы муха сюда не пролетела, пока я буду говорить с ним!..



Грязевики разбежались. Грязнуля уселась возле клетки.

Она знала, что никакими силами не заставить Ворона говорить, если он не захочет, и поэтому пустилась на хитрость, прикинувшись добренькой…


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

— Прости меня, Вещий Ворон, слуги мои обошлись с тобой грубо… Воспитания-то у них никакого!.. Недоглядела я, прости, пожалуйста…

— Карр!.. Что тебе нужно от меня?

— Самую малость.

— Ты отняла у меня свободу, заковала в цепи и посадила в клетку… Много лет я уже не вижу белого света и питаюсь грязными объедками из твоей кухни…

— О, ты прекрасно знаешь, Ворон, что это не со зла… Я берегу твою жизнь!

— Зачем она мне без свободы, без яркого солнца и синего неба…

Грязнуля подошла поближе и заговорила шепотом:

— Сегодня мне повезло. Да, да! Я нашла новую грязную девочку… Но у меня вдруг возникло чувство, что мне что-то угрожает… Что? Можешь ты сказать?

— Могу. Но не сделаю этого…

— Гм!.. Ну, как знаешь… А я-то решила отпустить тебя на волю…

Ворон встрепенулся. Звякнула цепь, кандалы больно впились в его лапы…

— Ладно, скажу. Но прежде сними цепь.

Грязнуля достала связку ключей и, просунув руки между стальными прутьями клетки, отомкнула кандалы и открыла дверцу.

Вещий Ворон облегчённо вздохнул, спрыгнул в зал и принялся ходить, разминая лапы.

Грязнуля, держа в руках деревянный молоток, подозрительно следила за ним.

— Не вздумай лукавить, птица!.. Я умная.

— Угу!.. А скажи-ка, сколько будет дважды два?

— Это неважно… Я — королева.

— Браво, Ваше Грязное Величество!

— Хватит болтать! Говори!

Вещий Ворон, словно проверяя силу крыльев, взлетел к потолку и камнем упал на стол. Усевшись там, он расправил грудь и поднял голову.

— Карр!.. Ты хочешь знать, почему тебе стало вдруг страшно?

— Да, да… Страшно.

— Знай же, в этот самый момент к твоему городу приближается твоя гибель, девочка, которую ты заманила сегодня. Ты хочешь сделать из нее замарашку. Но она не захочет. И как только это случится, ты погибнешь. И все твое царство погибнет тоже!

— Не бывать этому!.. Я не выпущу её, очерню, заколдую. Ей не вырваться из моего царства!

— Карр! Не кричи так громко… Я отвык от шума.

— Ха!.. Он отвык… Старый болтун!.. Не думаешь ли ты, что я поверила твоим сказкам?! Весь город знает, что я бессмертна!

Вещий Ворон покачал головой и каркнул насмешливо:

— Карр! Я никогда не сомневался в том, что глина, пусть даже черная, глупа, как пробка…

Грязнуля даже подпрыгнула от такой дерзости. Она злобно сверкнула глазами и, надвигаясь на Ворона, крикнула:

— Ну, хватит!.. Ах ты, комок старых перьев! Марш в клетку!

— Э, нет! — отскочил в сторону Вещий Ворон. — Больше уж ты меня не спрячешь!

— Ха, ха!.. — вот действительно верное предсказание… Вещее предсказание… Да, прятать тебя не стану… Я прикажу отрубить тебе голову!.. Эй, слуги!

Вещий Ворон взмахнул крыльями, но в этот момент Грязнуля швырнула в него деревянный молоток и сшибла птицу со стола на пол. Одним прыжком она очутилась рядом и крепко схватила Ворона за лапы…

В зал вбежал генерал Грязнила с десятком самых больших грязевиков и бросился на помощь Королеве.

— Клетку! Тащите сюда клетку! В цепи его! — кричала Грязнуля.

Слуги уже подтаскивали клетку, чтобы навсегда захлопнуть в ней пойманную птицу, как вдруг где-то во дворе тревожно заиграла труба.

Это спасло Вещего Ворона.

Грязнуля остановилась и прислушалась, грязевики во главе с генералом раскрыли рты. Ворон отчаянно взмахнул крыльями и вырвался на свободу.

Черной молнией он метнулся к Грязнуле и, собрав все силы, клюнул её прямо в лоб. Её Грязное Величество рухнуло на пол, а Ворон, победно каркнув, пронесся над застывшими от страха грязевиками и, выбив грудью окно, вылетел наружу.

Генерал Грязнила вылил на голову Её Величества целую флягу грязи, прежде чем она пришла в себя.

В этот момент и вбежал в зал помятый, запыхавшийся грязевик. Он упал на колени и подполз к Грязнуле.

— Почему труба? Что за тревога? — спросила его побитая Королева.

— Бее… Бе… Беда! — пролепетал тот дрожащим голосом. — Мальчишка, которого вывели пачкать в свежие дождевые лужи, умылся, он отдавил головы пятерым грязнулькам… и сейчас еще дерется.

Грязнуля вскочила на ноги.

— Бежим туда, генерал! Новая девчонка не должна видеть этого. Мальчишку схватить и спрятать в подвал. Завтра мы усыпим его. Вороном займутся мои боевые сороки.

Все кинулись вон из дворца.

Грязнуля бежала последней, прикрывая вскочившую на лбу большую шишку и жалобно охая. Потому что и королевам, пусть даже самым глиняным, тоже иногда бывает больно.

Город Замарыш

Лес, через который бежала Таня и её новые знакомые, был густой, сумрачный и необычайно тихий. Самый настоящий дремучий лес. Потому что все в нём было сонным, все дремало: и высокая грязная трава, и густой кустарник, и большие густые деревья. Дремали в нём, видимо, и все лесные обитатели, так как ни разу не послышался ни шорох звериный, ни голос птичий.

Таня знала, что Снежок прячется где-то здесь, ей очень хотелось поискать его, но Грязена, Грязава и Грязнуша глаз с неё не спускали. Они торопили Таню и бежали так, что одна была все время справа, другая слева, а третья сзади…

Наконец впереди стало светло. Приближалась опушка леса. Разноцветные девчонки радостно запрыгали и с криком: «Скорей, Таня! Сейчас мы увидим наш город!» — бросились вперед. Таня тоже заспешила, но наступила на чулок, который наполовину сполз с правой ноги, и шлёпнулась в траву.

Таня больно ушиблась, но обрадовалась: она заметила Снежка. Кот сидел под густым кустом и старательно мыл лапками уши.

— Снежок, милый! Куда ты сбежал?

Кот прыгнул к хозяйке, и она проворно спрятала его под фартучком.

Когда она вышла на опушку, Грязена подозрительно поглядела на неё и спросила:

— Что у тебя там?

— Я упала и больно ушиблась… И… у меня болит живот, я очень хочу есть…

— Потерпи, Таня — весело крикнула рыжая Грязава. — Мы уже дома!

Таня увидела, что стоит на большой, круглой, как блюдце, каменной площадке. От неё вниз, под гору, тянется длинная извилистая дорога.

— А где же город? Как он называется? — обратилась Таня к белокурой Грязнуше, которая подхватила её под руку.

— Да вот же он… Смотри!

Под горой действительно громоздились какие-то строения. Дома были плохо видны, но высокую стену крепости, окружавшую город, Таня разглядела.

— У нашего города самое красивое имя. Замарыш! Правда? Он назван так нашей мамой…

Грязнуша, которая, видимо, очень любила поговорить, хотела уже пуститься в объяснения, но старшая из девчонок — Грязена — прервала её…

— Перестань, Грязнуша!.. Нам нужно торопиться…

На дороге, недалеко от круглой площадки, путешественниц ожидал большой трехколесный самокат, возле которого возились два толстых существа. Таня с удивлением заметила, что оба они из густой черной грязи.

— Кто это? — спросила она, пятясь назад.

— О, не бойся! — схватила её за руку Грязена. — У нас в городе все такие. Это грязничие. Обычно они стоят на улицах и следят за тем, чтобы все кругом было грязным… Мама, видимо, послала их встретить нас.

— А кто ваша мама?

— Не все сразу, Таня! Скоро узнаешь.

Увидев девчонок, ведущих Таню, грязничие бросились им навстречу и помогли вскарабкаться в машину.

— Ну вот и конец!.. — сказала Грязена. — Тебе удобно, Таня?.. Садись вот сюда, между нами, — здесь будет меньше трясти.

Они посадили Таню ближе к спинам грязничих, которые старательно нажимали на педали, а сами расселись вокруг Тани. Самокат покатился по дороге сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, приближаясь к странному городу, который был уже как на ладони.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Таня увидела кривые узкие улицы, беспорядочно пересекающие друг друга, грязные крыши и облупленные стены домов, стёкла в окнах, тёмные от пыли и копоти… На большой площади в центре города видны были кучи хлама и мусора, а ветер гонял по улицам сухие листья и бумажки…

На чёрной стене, окружавшей весь этот странный город, не было ни одной красивой башни, ни одного зубца, который бы её украсил.

Тем временем самокат, проскочив мостик через глубокую канаву, подкатил к воротам. Один из грязничих затрубил в трубу, и в стене медленно открылась большая чёрная дверь.

Самокат въехал в неё и остановился.

Таня не удержалась на высоком сидении и ткнулась носом в спину грязничего. В этот момент она, видимо, придавила Снежка, потому что вдруг раздался вой на обыкновенном кошачьем языке:

— Мя-у-у!..

— Кто это? Где это? — завертели головами девчонки. Ты кого-то прячешь?

— Что вы! — перебила их Таня, вытирая измазанный нос. — Это у меня… в животе урчит… Ах, как я хочу есть!

— Вон что… — недоверчиво покосилась на неё Грязава.

— Слезай, Таня, — шепнула Грязнуша. — Нас встречает королева города Замарыша, самая добрая из всех мам на свете… Она никогда не заставляет детей делать то, чего им не хочется…

— Ой, какая страшная!

— Дурочка, тебе кажется так… Идем к ней!..

Таня смотрела и не решалась слезть с самоката.

Высокая чёрная королева медленно приближалась.

На ней было длинное платье, на котором по оранжевому фону были разбрызганы большие и маленькие черные кляксы. На голове — позеленевшая от сырости медная корона, а длинный красный плащ, накинутый на плечи, тащился по земле, окунаясь в лужи и подметая грязные дорожки…

Следом за Грязнулей, слева и справа, двигались грязевики. Большие и маленькие, красные, черные и желтые — они образовали живописную толпу, со всех сторон обступившую самокат.

В нескольких шагах от Тани королева остановилась. Губы ее раздвинулись в улыбке, но большие круглые глаза оставались холодными и неподвижными.

— О, какая великолепная грязь на этой девочке! Какие чудесные кляксы и восхитительные пятна!.. Приветствую тебя, Таня, в моем царстве, царстве Грязнули!

Она подняла вверх руки, и тотчас вся улица наполнилась радостными криками. Грязевики приветствовала гостью своей королевы.

Таня растерялась. Первый раз в жизни ее хвалили за то, что она грязная, никто не сердился на неё и не гнал скорей умываться. Тане было и страшновато, и приятно.

Она приподнялась, совсем забыв про Снежку, который недовольно ворочался под фартуком и презрительно фыркал.

— Встань, Таня, и подойди ко мне! — сказала Грязнуля, протягивая руку. — А вы, грязнульки мои, помогите ей… Отныне она будет вашей сестрой и моей четвертой дочерью!..

Грязевики закричали еще громче и восторженнее.

Таня спрыгнула на землю. Воспользовавшись суматохой на улице, Снежок выскользнул на дорогу и, ловко пробираясь между ногами пляшущих грязевиков, никем не замеченный, умчался в город…

Грязнуля цепко схватила Таню за руку.

Десять самых больших грязевиков принесли тем временем что-то похожее на открытую карету — носилки с мягкими засаленными подушками и грязным зонтиком сверху.

— Садись, Таня! — пригласила девочку Грязнуля. — Мы отправимся в мой дворец.

Она забралась на подушки сама, усадила рядом Таню и махнула рукой.

Грязевики крякнули под тяжестью носилок и, тяжело шагая, двинулись по улице. Ликующая толпа пошла следом, приплясывая и напевая:

Мы живём

Там, где нет чистоты.

Мы запачканы

До черноты.

За Грязнулей

Мы дружно идём,

Ей великую славу поём!

Кто там чистенький?

Ну-ка, вылазь!

Окунём тебя

В черную грязь!

Только тот,

Кто сидеть в ней привык,

Стал, как мы,

Стал, как мы — грязевик!

С шумом и гамом пёстрая толпа исчезла за домами, и возле закрывшихся ворот стало совсем пусто. В этот момент на крепостную стену сели две сторожевые сороки.

— Ты заметила, подружка?

— Да, в город пробрался кот.

— Откуда он взялся?

— Я всё время наблюдала за Таней. Кот выпрыгнул из её рук, когда она слезала с самоката… Надо доложить королеве.

Сороки взвились в небо и, торопливо махая крыльями, понеслись к грязнулиному дворцу.

Приключения Снежка

Снежок, не замеченный никем из грязевиков, сразу же затерялся в толпе. Он словно попал в густой лес бурых, чёрных и красных ног и, брезгливо следя за их движением, старался только не запачкать о них свою белую пушистую шубку…

Куда бежать, он не знал, и старался выбраться туда, где подпрыгивающих грязных ног было поменьше. Раза два-три они все-таки прикоснулись к его бокам, оставив на них грязные противные пятна.

«Нужно быстрее спрятаться где-нибудь и умыться», — подумал кот, который терпеть не мог грязи.

Наконец Снежку удалось выбраться из толпы, и он очутился на небольшой площади, на которой среди мусорных куч одиноко стоял большой дом с запыленными окнами и облупившейся штукатуркой.

Кот припал к земле за ворохом желтых листьев и, чутко навострив уши, огляделся…

С городских улиц доносились шум и разноголосое пение… Возле дома прохаживалось несколько грязевиков. Они, видимо, были оставлены для охраны дома, но им явно хотелось принять участие в общем веселье… Грязевики переминались с ноги на ногу, вытягивали глиняные шеи и, наконец, когда один из них не выдержал и побежал, все остальные бросились за ним…

Снежок видел всё это, но вылезать из-за кучи не торопился. Кто его знает, сколько еще может быть здесь этих замарашек? А умыться он может и здесь. Листья сухие, лужи далеко…

Только-только успел кот вылизать правый бок, как вдруг на него стремительно надвинулась черная тень. Снежок вскочил на ноги, ощетинился, выгнул колесом спину и на всякий случай приготовил когти.

Рядом с ворохом листьев на землю села большая темная птица с длинным крепким клювом.

Снежок напружинился, приготовившись к схватке.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Но птица оглядела Снежка и поспешила его успокоить:

— Не бойся, дружище!.. Я вижу, ты нездешний кот.

— Откуда ты знаешь? — буркнул кот.

— Карр!.. Я — Вещий Ворон! Мне полагается знать больше, чем кому-нибудь… Прибыл ты сюда с девочкой, которую заманили грязнульки…

— Да, меня зовут Снежок, и попал я сюда вместе с Таней…

— Где же сейчас твоя хозяйка?

— Разноцветные девчонки не отпускают ее ни на шаг. Слышишь шум на улицах? Это Грязнуля ведет Таню во дворец.

— Послушай, Снежок, ты очень любишь эту девочку?

— Очень!

— Так знай, что ей не спастись от Грязнули, если мы не поможем ей. Я сам едва вырвался из клетки, меня уже ищут. Сторожевые сороки рыщут по всему городу. Мне очень не нравится, что Таня попала сюда.

— Этого бы не случилось, если бы Таня каждое утро умывалась, если бы она любила купаться, любила душистое мыло. Если бы она умела сама одеваться и приводить в порядок комнату. Об этом ей часто говорили дома и мама, и бабушка… Я бы тоже говорил, но дома я не умею разговаривать… Только фыркаю!

— Слушай меня внимательно, Снежок… Сейчас мы расстанемся, сюда летит большая стая сорок… Если они помешают мне взлететь, меня поймают и опять посадят на цепь… Рано утром, когда все будут спать, проберись на южную окраину города. Там безопаснее… Договоримся, как помочь Тане… Да, еще… Постарайся пробраться в подвал дворца. Отыщи там мальчика Васю. Очень смелый мальчишка… Все понял?

— Все. А ты…

Снежок не успел договорить. Со страшным шумом и гамом налетела сорочья стая. Вещий Ворон стрелой взмыл вверх.

Стая с гамом погналась за ним, но две сороки отделились и бросились на Снежка.

— Вот он, чистюля!..

— Держи, держи его!

Схватить кота им не удалось. Но одна из нападавших оставила свой хвост в его лапах.

Тогда они принялись клевать Снежка с воздуха и звать на помощь.

Снежок со всех ног бросился к открытым дверям дома. Сороки не отставали.

— Лови его! Лети наперерез!

— Ну, попомнишь ты мой хвост!.. Дер-ржи!

На крыльце сороки настигли Снежка, чуть не сшибли его с ног, но кот ловко увернулся, юркнул в раскрытую дверь и захлопнул ее. Сороки больно стукнулись головами и, оглушенные, свалились на порог.

— Дура ты бесхвостая! — сказала, опомнившись, старшая, ощупывая лапой шишку на голове.

— Сама дура! — огрызнулась бесхвостая. Подумаешь, шишка!.. Где мой хвост?.. А!.. Он опять удрал!

— Удр-р-рал?.. Нет. Из дворца нет другого выхода. Покарауль на крыльце. Я полечу, доложу королеве…

— Покарауль ты, я и так без хвоста!

— Не можешь же ты показываться Грязнуле в таком виде…

— Ладно, лети… Посижу.

Одна из сорок полетела искать королеву, а вторая, которая уже познакомилась с кошачьими когтями, осталась, отодвинувшись, однако, подальше от дверей…

Снежок слышал их разговор и понял, что попал в ловушку. «Как мышь в мышеловку!» — подумал он и горько усмехнулся в усы…

Не зная, куда идти дальше, он остановился в коридоре, от которого разбегались в разные стороны другие коридоры, поменьше.

Внезапно до его слуха долетели странные звуки: «Хр-р-р… Хр-р-р…»

Снежок прислушался… Звуки доносились из-за ближайшего поворота. Осторожно подкравшись, кот выглянул за угол.

Возле больших дверей, когда-то белых, но давно уже захватанных грязными руками, стояли два больших грязевика. Они сладко спали, храпя и почмокивая…

Снежок подошел к самым их ногам. Ни один из грязевиков не шелохнулся. Кот пробрался к двери. Она была приоткрыта. Через небольшую щелку можно было попасть в комнату…

Дверь скрипнула, когда Снежок протиснулся в щель, но грязевики храпели так громко, что ничего не услышали.

В зале было полутемно, но это не помешало коту рассмотреть и корыто с грязью, и стол, и большой барабан в углу, и деревянный молоток…

Все это были вещи, которых можно было не бояться… Снежок понял, что попал во дворец. Как же пробраться в подвал и найти Васю? Жаль, не успел расспросить об этом Вещего Ворона…

Вдруг словно ураган налетел на дворец. Затопали по полу тяжелые шаги, с треском захлопали двери, зазвенели в окнах пыльные стекла…

Снежок со всех ног бросился в угол, спрятался за барабаном. И как раз вовремя.

Дверь с шумом распахнулась, в нее с огромной свитой разъяренных грязевиков вбежал пёстрый генерал Грязнила.

А городишко-то не очень…

Так подумала Таня, побывав с толпой ликующих грязевиков на нескольких улицах. Все дома имели плачевный вид. Железные крыши, краска с которых давно облезла, проржавели; стены были исцарапаны и изрисованы до самых окон; газоны заросли бурьяном, заборы покосились в разные стороны…

Лужи покрылись зеленой тиной.

Королева Грязнуля, гордо подняв голову, смотрела на все это пустыми глазами и победоносно улыбалась.

— Тебе нравится моё царство? — спрашивала она Таню на каждой улице.

Таня кивала головой и громко смеялась, когда какой-нибудь из неуклюжих грязевиков, поскользнувшись, шлёпался в лужу…

Толпа, между тем, все росла и росла.

Красные, черные и бурые грязевики, командовал которыми пёстрый, как попугай, генерал, на целую голову были выше тех, которые выбегали из домов. Те, другие, из белой глины, были ростом поменьше и все перепачканные. Они все время испуганно озирались, втягивая голову в плечи.

Причину этого Таня узнала очень скоро.

Когда среди общего веселья один из таких горожан оказался очень близко от носилок с Грязнулей, ближайший грязевик, свирепо оскалившись, стеганул его кнутом.

— Ох! — воскликнула Таня. — Ему же больно!

— Кому… больно?.. — равнодушно спросила Грязнуля, — Что такое больно?..

— Она Замарашку пожалела! — сказала Грязена, все время не спускавшая с Тани глаз.

— Ха-ха-ха!.. — захохотала Грязнуля. — Какая чепуха!.. Они рабы… Все Замарашки — наши рабы… Делают всё за тех, кто не умеет ничего делать и даже не хочет ничего делать… Они твои рабы, Таня.

Таня промолчала. Ей сделалось очень противно.

— Кар-раул!.. Кар-ра-ул! — раздался вдруг пронзительный крик, и над носилками, в которых сидели Грязнуля и Таня, заметалась взъерошенная Сорока. — Он пр-р-робрался!.. Он во двор-р-рце!!.

— Кыш! — рявкнула Грязнуля, и в глазах её вспыхнули злобные огоньки. — Чего ты там стрекочешь?!

— Кот!.. Там кот!.. Он спрятался в твоем дворце… Мы загнали его туда, а бесхвостая караулит…

— Какой кот? Откуда он попал сюда?!

— Вот с этой девчонкой…

— Это правда, Таня?

— Да. Это, наверное, мой Снежок… Скажи сорокам, чтобы они не гонялись за ним…

— Не гонялись?! — опять закричала Сорока. — О, моя королева! Он же чистюля!..

— Да, да! — вмешались в разговор и Грязнулины дочери. — Белый, как снег… Его нужно очернить.

Грязнуля резко вскочила на ноги, так что грязевики, державшие на плечах носилки, крякнули и присели: — Чистенькому ему нечего делать в моём дворце! Генерал!..

Она отдала приказание подскочившему к ней Грязниле, и тот с большим отрядом мигом исчез.

Следом двинулась вся процессия.

Вскоре вышли на площадь, и Таня увидела дом, под самой крышей которого виднелись кривые черные буквы — «дворец»… Ведь без этого никто не догадался бы, что это дворец.

Королева выпрыгнула из носилок, а грязнульки помогли выбраться Тане.

Во дворце не слышно было шума. Грязнуля решила, что кота уже поймали и куда-то заперли. Исчезли и сороки. Генерал тоже не появлялся…

— Все расходитесь по местам! — крикнула королева грязевикам. — Будьте особенно внимательны. У нас гостья, и я хочу, чтобы она навсегда осталась с нами…

Толпа разошлась. Остались только грязевики из красной глины, которые, пощелкивая кнутами, принялись ходить вокруг дворца.

— Я очень устала… — вздохнула Таня.

— О, детка, я понимаю, — погладила её по голове Грязнуля, чтобы еще больше испачкать волосы: — Сейчас пойдешь в свою комнату и хорошо отдохнешь… У нас ты можешь спать хоть целый день. Чем дольше, тем лучше. Девочки, проводите Таню!

Разноцветные девчонки взяли Таню под руки и повели во дворец.

— Вот твоя комната! — остановилась Грязава около одной из многочисленных дверей. — Мы знаем, что ты очень устала. Выспись хорошенько. А потом будешь делать только то, что захочется.

— И никто не станет меня ругать?

— О, нет!

Грязнуша открыла дверь и пригласила Таню войти.

Таня вошла, а грязнульки тотчас захлопнули дверь.

Таня осталась одна.

Комната, куда ее поместили, была небольшая и полутемная. В окна, закрытые тяжелыми пыльными шторами, едва пробивался свет. На столике возле деревянной кровати горела маленькая свечка. Желтый огонёк чуть вздрагивал, по скомканному одеялу и разбросанным подушкам змеились чёрные тени.

Может быть, в другое время Тане и стало бы страшно, но она уже столько насмотрелась и так устала, что сразу же упала на кровать и уснула.

Она не слышала, как дверь в комнату снова открылась и в неё на цыпочках вошла Грязена. Она открыла в спинке кровати потайной шкафчик, осторожно посадила туда черного сверчка, прикрыла и, погасив свечку, бесшумно вышла.

В двери щелкнул ключ. В комнате сгущался мрак.

Происшествие в кладовой

Когда Васю Синичкина, мальчика, который хотел умыться, бросили в кладовую, он прежде всего заставил себя заплакать.

Да, да! Именно заставил. Обычно он не любил этого делать, считая, что, не отучившись плакать, нельзя стать настоящим мальчишкой.

Но теперь — другое дело. Плакать было нужно: в бою с отрядом грязнилок Васе в глаза попало столько глины, что невозможно было поднять веки.

И Вася плакал. Слёзы текли по его щекам, оставляя полосы…

Когда стало можно смотреть, а глаза уже не щипало, Вася шмыгнул носом и глубоко вздохнул. Привыкнув к темноте, он стал старательно, одну за другой, ощупывать стены, но кроме дыры в углу, куда можно было просунуть только руку и откуда несло холодом, нигде не было не только щели, но даже трещины… Единственное подходящее для бегства отверстие — сквозное окошко в дверях — было загорожено толстой железной решеткой… Плохо дело!

Тогда Вася сел ни низкую скамеечку у самой стены и стал думать, что же с ним будет. Грязнуля, конечно, не простит его…

Вдруг мальчик насторожился…

Из темного угла, где он только что обнаружил дырку, раздался шорох. Там кто-то возился, царапая пол когтями.

Вася вскочил. Никого не было видно. Он пошарил вокруг себя. Под руку попалась пустая консервная банка. Вася изо всей силы запустил ею в угол. Банка ударилась о стену, загрохотала, а на середину каморки с противным писком выскочила жирная крыса, которая, скаля острые зубы, пропищала:

— Гадкий мальчишка! Зачем ты залез в мою кладовую?

— Сама ты гадкая… Я не залез, меня посадили.

— О, да ты не только грубиян, но и преступник!.. Ну я с тобой расправлюсь. Сиди и дрожи, пока я не пообедаю.

Крыса метнулась в другой угол, где свален был в кучу разный хлам. Долго возилась там, разбрасывая в разные стороны пустые банки, коробки и склянки.

— Где? — вдруг послышался её визг. — Где колбаса? Чудесная кровяная колбаса с салом! А-а-а… Это ты съел мою колбасу!

— Ничего я не ел, — вздохнул Вася. — Здесь нет даже сухой корки хлеба.

— Лгун!.. Я хранила здесь целый кружок свежей кровяной колбасы. Где она?!

Крыса бросилась к Васе. Он запрыгнул на скамеечку.

— Спасаешься!.. Отсюда не уйдешь: дверь тяжелая, замок прочный. Даже крика твоего никто не услышит!..

— А чего мне кричать?

— Потому, что я сейчас начну тебя есть!

— Эй, эй… Брысь! Я тебе не кровяная колбаса! Гляди, подавишься!

— Слезай на пол!

— Дудки!

Вася храбрился, но крыса не шутила. Глаза ее сверкали, а зубы щелкали. Бежать Васе было некуда, а защищаться нечем.

А крыса не медлила. Она злобно зашипела и, отскочив к противоположной стене, приготовилась к атаке. Вот она напружинилась, струной вытянула хвост, скрипнула зубами и прыгнула.

Отскочить Вася не успел. Крыса сбила его, и он упал на пол.

«Это не крыса, а тигр, — мелькнула в голове мысль. — Она ведь и вправду загрызет!!.»

Но вдруг крыса отпустила его. Где-то рядом началась отчаянная возня с рычанием, писком и фырканьем…

Вася вскочил на ноги и увидел, что по полу катается серо-белый клубок. Вася различил белого кота, который старался схватить крысу за шиворот.

Вася прижался к стене и замер.

Крысе изрядно досталось от кошачьих когтей, но она была опытной разбойницей. А царапины, которые нанёс ей кот, привели её в ярость. Вырвавшись из крепких объятий кота, она прижалась к земле и следила за ним, выбирая момент, чтобы вцепиться ему в горло своими страшными зубами.

Снежок зорко караулил врага. Но стоило ему на миг отвести глаза в сторону, чтобы взглянуть, что стало с Васей, как крыса метнулась на него, словно серая молния.

Снежку удалось схватить крысу за загривок и, падая, он ударил её задними лапами. Крыса поняла, что проиграла. Она отпустила Снежка и металась из стороны в сторону, пытаясь удрать в нору.

Но кот цепко держал её в когтях.

— Караул!.. Убивают! — в ужасе пискнула крыса. — Мальчик! Помоги… Помоги…

— Как бы не так! — сказал Вася.

Все было кончено…

Снежок тяжко дышал, пытался подойти к Васе, но не смог. Минуту он лежал неподвижно, тяжело дыша и постукивая хвостом по полу. Потом приподнялся, сел и, глянув на Васю большими зелёными глазами, стал старательно умываться.

— Спасибо тебе, — сказал Вася и погладил Снежка по пушистой спине. — Откуда ты взялся, Грязнуля ведь не держит кошек…

— Во-первых, я кот, а не кошка, — ответил Снежок. — А во-вторых, чихать я хотел на Грязнулю…

— Ладно, не сердись… Кот так кот… Как тебя зовут?..

— Зови меня Снежок… Я расскажу тебе, каким образом очутился здесь, но прежде мне надо закусить. Мяу!.. Придется заняться крысой, хотя мышь была бы куда вкуснее!.. Тебя-то здесь кормят?

— Нет, Снежок, я провинился… И теперь вроде бы как арестованный…

Кот понимающе кивнул головой и быстро управился со своим обедом. Шкуру крысы он аккуратно растянул на трех щепках — повесил сушить.

— Она нужна будет мне для маскировки, — сказал Снежок. — Но об этом мы поговорим еще… Как попала сюда крыса?

— Там в углу — большая дыра!

— Нужно поскорее заложить её чем-нибудь. Если здесь появятся ещё две-три такие разбойницы, я уже ничем не смогу тебе помочь.

В дело пошел всякий хлам. Старые консервные банки, разбитые стеклянные бутылки, картонные коробки. Когда наконец дыра была завалена, Вася ещё и скамейку сверху привалил.

Потом они сели рядом и долго-долго разговаривали. И о Васе, и Тане, и о том, что делать дальше, чтобы оставить Её Грязное Величество с носом.

Вася решительно согласился пойти на свидание с Вещим Вороном, но вдруг спохватился.

— Эх, ты, дружище-котище! Ты-то и через решетку пролезешь, а я?..

— А ты не можешь этого сделать?!

— Ясно, не могу.

— Да, Вася, ты в коты не годишься. Но я-то ведь кот?

— Ну и что?

— Я тебя выпущу отсюда!

— Не шути так. Мне же нельзя плакать.

— Закрой глаза и считай до трех. Умеешь?

— Ясно, умею.

— Ну, давай!

Вася закрыл глаза и сосчитал: раз… два… три… Снежок был уже рядом, а в зубах он держал большой ключ.

Вася даже подпрыгнул.

— Ну и кот!.. Стащил?!

— Они забыли ключ в замке. Спешили, наверное, очень.

— Значит, мы с тобой можем уйти прямо сейчас?

— Ворон будет ждать нас утром. Ты спрячь ключ. А я сегодня ночью постараюсь пробраться к Тане. Она где-то рядом. Жму твою лапу!

Снежок галантно раскланялся, взял крысиную шкурку и исчез в темном коридоре подвала.

Вася же улегся на скамеечке с единственной мыслью: скорей бы утро.

У Грязнули прибавляется хлопот

Три грязнульки, закрыв дверь в Танину комнату, постояли немного и, убедившись, что там все спокойно, отправились к матери.

Грязнуля полулежала в старом плетёном кресле-качалке. Её вытянутые ноги были прикрыты пёстрым половичком, правая щека перевязана чёрным бумазейным платком.

Грязнуля на весь дворец объявила, что у неё разболелся зуб мудрости. Придворные ахали, сочувствовали, хотя отлично знали, что зуба такого у неё никогда не было и нет.

Рядом с Грязнулей, держа шляпу на коленях, сидел генерал Грязнила и тихонько раскачивал кресло.

— Ну, что Таня? — встретила королева дочерей. — Она уже уснула?

— О, да! — ответила Грязена, которая при знакомстве с Таней назвалась Гря. Видно, что она это любит и спать будет долго.

— Есть ли в её комнату другая дверь?

— Есть, потайная… Но… Во-первых, она известна только нам, во-вторых, ведёт в подземелье, откуда нет выхода на улицу…

— Мы сделали все, как ты приказала! — добавила Грязава. Мы будем знать каждое её слово, сказанное даже во сне…

— Я довольна вами. Грязнуша, дорогая, сыграй мне что-нибудь… Лучше твоя музыка, чем зубная боль.

Грязнуша достала дудку, похожую на флейту, и поднесла её к губам. Комнату заполнила мелодия, похожая на завывание волка.

Грязнуля откинула назад голову, закрыла глаза. Сегодня ей пришлось пережить много неприятных минут, и все-таки она была счастлива. В её царстве была новая девочка, а значит ей, Грязнуле, суждено стать бессмертной.

А Грязнила нервничал. Он ёрзал на стуле, покашливал в кулак, пыхтел, таращил глаза, но никак не решался начать разговор.

Наконец, улучив минуту, когда Грязнуля подняла руку и музыка смолкла, он обратился к королеве:

— Ваше Грязное Величество!..

— Да, да! Все идет отлично…

— Ваше Грязное Величество!..

— Ах, генерал! Неужели опять какая-нибудь неприятность?

— Так точно!

— Ну?

— Кот!

— Что кот? Какой кот?!

— Ваше Грязное Величество, вы забыли, что вместе с девочкой в нашем царстве появился белый кот…

— Разве его еще не схватили?

— Он спрятался. Но он здесь, во дворце… Мы перекрыли все комнаты, обошли все подвалы, заглянули во все даже самые маленькие каморки. И… и его нет!

— Он невидимка?.. Мне помнится, Сорока напала на его след… Где Сорока?

— Одна здесь. Под дверями.

— Пусть войдет.

— Эй ты! — рявкнул Грязнила, обернувшись к дверям. — Явись!..

В комнату тотчас вскочила Сорока. Лишившись чёрного длинного хвоста, она выглядела смешной и жалкой.

Грязнульки, сидевшие вокруг матери, расхохотались.

Сорока обиженно скосила на них глаза и поклонилась королеве.

— Ну, что, сплетница! — усмехнулась Грязнуля. — Какие новости?

— Что, что, что уж там! Какие у меня теперь новости. Всем известно, что сороки новости на хвосте привносят… А я!.. Что у меня теперь? Гадкий кот! Ах, как бы я хотела заклевать его! Кто я теперь без хвоста?

— Погоди, не трещи! Где кот?

— Сквозь землю провалился! Но я и моя подружка уверены, что он во дворце.

— Значит, он в наших руках! — удовлетворенно сказала Грязнуля. — Когда мы его очерним, его нечего будет опасаться… Ну, а если захочет остаться чистеньким, мы расправимся с ним. Иди, Сорока!

Вдруг со звоном разлетелось оконное стекло.

Длинная белая стрела, описав стремительный полукруг, глубоко вонзилась в туалетный столик, едва не проткнув Грязнулину руку.

— Что? Что это?.. — испуганным шепотом спросила Грязнуля. — Генерал!

— Это… Это… с-стрела, Ваше Грязное Величество. Бе-белая с-стрела… — заикаясь, ответил Генерал.

— Вижу, что с-стрела! — передразнила его Грязнуля. — Кто посмел пустить её в моё окно?!

— Это замарашки, мамочка! — крикнули выглядывающие в разбитое окно грязнульки. — Ишь как удирают от грязевиков!.. Держи, держи их!

— Глядите! На стреле какая-то коробочка! — воскликнула Грязнуля. — Не трогайте, Генерал. Вдруг это бомба?!

— Никак нет! Здесь всего-навсего записка.

— Записка?!.. Прочти!

Генерал повертел записку в руках и по складам стал читать:

— Уль… тимат… Ультимат!.. Ум!.. Ваше Грязное Величество!..

— Ум? Это безумие! — Опять начинается! — стукнула Грязнуля кулаком по столу. — Нет, вы посмотрите, как распустились эти замарашки! Мне — ультиматум. Чего они хотят?

Не решаясь прочесть, Грязнила только мычал что-то и шлёпал губами.

Королева взяла у него записку и прочла вслух:

Верни сейчас же кран с водой,

А то расправимся с тобой.

Сожги все грязные кнуты,

Мы все желаем чистоты.

Все замерли, ожидая ужасной вспышки гнева, но Её Грязное Величество, обладательница высочайших наград Черного Царства — Каменных крестов Коварства всех степеней, — расхохоталась… Громко и неудержимо.

Грязена, Грязава и Грязнуша поддерживали её, чтобы она не свалилась с кресла, а генерал Грязнила трепетал.

Он догадывался, что после смеха ему дадут такую работу, что будет не до смеха. И он не ошибся.

Внезапно Грязнуля замолчала и нахмурилась.

— Генерал Грязнила! Ваши грязничие, что расставлены по улицам Замарашек, бездельники. Они храпят по старым подворотням, хотя днем и ночью обязаны грязнить всякого, кто недостаточно хорош для моего царства.

— Гм! — кашлянул в кулак Грязнила, — так точно — храпят…

— Завтра, после праздника купания в грязи, бросьте на замарашек всех своих грязничих и грязнилок. Замарашек всех выловить, собрать в кучу и смешать с самой черной грязью. Потом вылепить заново.

Грязнуля отправила генерала, отпустила дочерей и задремала, довольная, что умеет царствовать, не имея даже зуба мудрости.

И никто не заметил, что приказание Грязнули слышал один из замарашек, притаившийся за открытым окном.

Он запомнил все и, прячась в переулках, бросился к своим товарищам, чтобы рассказать им о надвигающейся беде.

Снежок начинает действовать

Несмотря на сильную усталость, Таня спала плохо.

На неё налетели сны. Страшные и забавные, длинные и совсем коротенькие. Она видела бабушку, которая, ласково улыбаясь, протягивала к ней руки. Таня бросалась к бабушке, но та оказалась вдруг не бабушкой, а страшным толстым Грязнилой… Генерал начинал лаять на Таню, вставал на четвереньки и, как собачонка, хватал ее за пятки.

…Потом сидела Таня в школе за своей партой, а рядом с ней вместо Лены Пёстриковой оказывалась вдруг Грязнуша и ставила кляксы на каждой чистой странице… А в класс врывались большие черные грязевики и начинали хлестать по партам кнутами…

В конце концов сны так перепутались, что, когда Таня проснулась, трудно было разобраться, что ей приснилось, а что было на самом деле.

Вдруг в комнате что-то скрипнуло. Раз, другой, третий.

Таня испуганно приподнялась.

Вокруг было темно и тихо… На полу лежала неширокая полоса света. Это луна заглядывала в щель между тяжелыми пыльными шторами.

На всякий случай Таня подобрала под себя ноги: вдруг схватит кто-нибудь. Скрип не повторился.

Внезапно лунную полоску пересекла большая чёрная тень.

Таня вздрогнула.

— Ой! Кто там?

А на кровать, меж тем, вкатился белый пушистый ком и, мурлыкая, сунул нос прямо в ладошки…

— Снежок! Это ты?.. Как ты меня напугал. Почему ты убежал от меня?.. Где был?


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Таня была настоящей девочкой и умела за одну минутку задать столько вопросов, на которые не мог ответить даже папа, не то что кот, хотя бы и самый разговорчивый.

— Ты ж знаешь, — сказал Тане Снежок, — что я очень не люблю грязи… А в этом городе всё грязное…

— Эх, ты!.. Испугался. А мне здесь нравится! Надоело дома каждый день рано вставать, одеваться, умываться.

— Таня, Таня!.. Неужели ты не видишь, куда мы попали… Они же хотят, чтобы и ты превратилась в грязнулю.

— Подумаешь! Ну и пусть.

Внезапно Снежок замолчал и насторожился.

— Слышишь, Таня?

— Ничего не слышу… А что?

— Шуршит что-то. Не могу понять: мышь это или не мышь.

Кот тихо-тихо подошел к толстой деревянной спинке кровати. Потянулся вверх, встав на задние лапы. Затем приложил ухо.

Таня осторожно спустилась с кровати и подошла к коту.

— Слушай, Таня… — шепнул Снежок. — Если бы Грязнуля ничего не хотела от тебя, зачем бы ей подслушивать?

— Не знаю.

— А я знаю.

Снежок, отодвинувшись подальше от кровати, рассказал о подвале Грязнулиного дворца, о своей битве с разбойницей-крысой, о Васе Синичкине и, конечно, о Вещем Вороне.

— Как ты не понимаешь, Таня, что тебе нельзя стать грязнулей. Ведь ты девочка. Ты школьница.

— Ах, Снежок, но я так люблю ничего не делать. А у них это можно… Живи как хочется!

— Но ты должна помочь Васе Синичкину…

— А как?

— У тебя есть тут какая-нибудь еда?

— Да, что-то есть. Когда привели меня сюда, здесь горела свеча. И я видела на столе тарелки. Что в них, не знаю.

— Ага! Сейчас проверим.

Кот легко вспрыгнул на столик.

— Здесь булочка и кусочек сыра.

— Ты хочешь взять это?

— Ты утром позавтракаешь с грязнулями. Все это мы унесём Васе. Ему совсем не дают есть.

— Унесём? Мы? И я тоже?! Но они заперли меня на замок.

— Я нашел потайную дверцу, которая ведет прямо в подвал. Заверни еду в салфетку и идём. До утра ты вернешься.

— Давай лучше спать, — зевнула Таня. — У меня что-то опять глаза слипаются.

— Но ты должна с Васей поговорить! — рассердился Снежок. — Утром ты не сможешь пойти в подвал. Тебя просто не пустят!..

— Не учи меня, пожалуйста! Терпеть не могу!

Таня отвернулась и надула губы. Она действительно не могла понять, почему Снежок так беспокоится о каком-то мальчишке и готов её, Таню, оставить одну в темной комнате. А она-то всегда считала его другом.

Снежок сердито фыркнул, совсем как дома и спрыгнул на пол. Скрипнула потайная дверка. И все снова стихло. Таня опять осталась одна.

Она посидела на кровати, потом махнула рукой и зарылась в подушки. Ей опять очень захотелось спать.

«Утро вечера мудренее…» — вспомнилась вдруг Тане бабушкина поговорка. И вот уже появилась сама бабушка… Начинались новые сны.

Танино утро в Замарыше

День начинался великолепно.

Грязнуля даже руки потирала от радости.

Давно проснулись и ушли грязнить улицы грязнилки. Выспался и ушел проверять, как несут службу грязничие, толстый генерал Грязнила. Давно уже бодрствует Её Грязное Величество с тремя своими дочерьми, а в Таниной комнате царит сонная тишина.

Грязнуля знала, что тому, кто очень долго спит, не хочется, а то и просто нет времени умываться. Это её вполне устраивало. От вчерашних страхов не осталось и следа. Тревожило, правда, бегство Вещего Ворона, да что сможет он один против всего грязного царства?

В комнату вбежали Грязена, Грязава и Грязнуша.

— Что Таня? — спросила королева.

— Мы разорвали в ее комнате десять хлопушек, а она только на другой бок перевернулась!

— Отлично! Пусть спит. У нас есть время обдумать, как лучше за нее взяться. Говорящего сверчка принесли?

— Вот он, маменька! Всю ночь сидел.

Грязнуля поставила на стол маленькую клетку с говорящим сверчком и, прикоснувшись к его голове тонкой длинной спицей, подставила поближе ухо. Грязнульки тоже подошли поближе.

Сверчок пошевелил ножками, цвиркнул и заговорил. Таким образом, Грязнуля услышала весь разговор, который произошел ночью между Таней и котом.

Грязнуля нахмурилась.

— Несносный кот! Подумать только, чему он учит Таню.

— К нашему счастью, она такая непослушная!

— И капризная!

— И ленивая!

Грязена, Грязава и Грязнуша затараторили наперебой, но мать-королева остановила их.

— Да, да, да! И это действительно наше счастье. А кота схватить сегодня же! Надрать ему уши, привязать к хвосту пустые консервные банки и выгнать из города!

— А мальчишка?

— С ним успеется. Он под замком. Таней я займусь сама. Вы же разбегайтесь на все четыре стороны!

Как только исчезли грязнульки, с докладом явился генерал Грязнила. Королева слушала его, милостиво кивая головой, так что генерал от счастья чуть не расплылся в грязную лужу.

— Дорогой Грязнила! Ты отлично соображаешь, когда нужно пустить в дело кнуты. Одобряю твою отвагу, но я должна действовать иначе. Я хочу быть бессмертной. А для этого надо, чтобы новая наша пленница добровольно… Слышишь — доб-ро-воль-но! — осталась с нами и ничем не отличалась от моих дочек.

— Соображаю, Ваше Грязное Величество… Хотя, как вы знаете, мне это редко удается.

Грязнуля встала и взяла генерала под руку. Генерал расплылся в глупой улыбке.

— Прежде чем проводить меня в комнату девочки, генерал, запомни, что еще нужно сделать сегодня…

— Слушаю и повинуюсь.

— Усиль караул возле кладовой, где сидит мальчишка Вася… Прими меры, чтобы белый кот не смог сбежать из подвала… Весь город прикажи согнать на площадь, через два часа после завтрака начнем праздник омовения в грязи!

Генерал кивал головой и молча шел за Грязнулей. Так дошли они до комнаты, в которой все еще спала Таня. Грязнуля открыла дверь и вошла в комнату. Грязнила шагнул было следом за ней, но королева обернулась к нему, грозно нахмурившись.

— О, Грязнила! Можно подумать, что ты невоспитанный! Как ты смеешь заглядывать в комнату, где спит девочка?!

Грязнила смутился, повернулся спиной к раскрытой двери и облокотился о косяк.

А Грязнуля уселась возле кровати, чтобы понаблюдать, как будет просыпаться и вставать ее маленькая пленница.

Ждать пришлось довольно долго. Таня и дома любила поваляться в постели, а тут никто её не поднимал, не заставлял одеваться и умываться.

Грязнуля довольно хмыкнула, когда Таня наконец встала на ноги прямо в кровати и, протерев кулаками глаза, спрыгнула на пол.

Королева, улыбаясь во все глаза, смотрела на неё:

— И это всё? — спросила она.

— Разве здесь тоже умываются?

— О нет. Нет! Ты молодец. Ты делаешь все так, как и должен делать каждый в моем царстве!

Тогда осмелевшая Таня, слегка пригладив торчавшие во все стороны волосы, решительно заявила:

— Я хочу есть!

Королева широким жестом показала на дверь, приглашая с собой. Держа Таню за руки, Грязнуля и генерал Грязнила провели Таню к столу в гостиной.

Грязнуля села и указала Тане место рядом с собой. Грохоча стульями, все уселись.

Грязнуля громко хлопнула в ладоши.

Распахнулись двери, и в комнату вошла целая процессия больших и маленьких грязевиков. Они несли чашки и блюдца, огромный фыркающий паром чайник и круглое, как луна, блюдо, на котором высокой пирамидой сложены были поджаренные кусочки чёрного хлеба.

Один из грязевиков с большой чашкой в руках бросился к Тане так быстро, что наступил правой ногой на левую и шлепнулся на пол. Со звоном полетели в разные стороны осколки чашки и блюдца.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

— Ужас! — всплеснула руками Грязнуля. — Это не грязевики, а бегемоты какие-то! Ну, чего ты уселся! Вставай скорее и неси другую чашку!

А Грязевик сидел на полу и, хлопая, как сова, круглыми глазами, кивал головой.

Его длинный нос от удара об пол превратился в лепешку, и вид у бедного грязевика был такой комичный, что Таня не удержалась и захохотала весело и звонко.

Грязевики подняли и увели своего товарища, чтобы поправить ему нос, Тане принесли другую чашку, и все принялись с хрустом поедать хлебные ломтики, запивая их черным кофе.

— Ну что, Таня, не нашелся твой белый кот? — спросила вкрадчиво Грязнуля, когда завтрак закончился. — Неужели так и пропал?

— Пропал… — с огорчением сказала Таня. — Ему скучно со мной… Может быть, он совсем убежал?

— Может быть! — губы Грязнули не перестали улыбаться, но прищуренные глаза стали холодными и колючими. — Может быть.

И она подумала, что много еще хлопот доставит ей эта девчонка.

— Не печалься, — Грязнуля притворно улыбнулась. — Я уверена, что Снежок сам тебя скоро найдет… А уж огрязним мы его вместе! Ха-ха-ха!..

Словно не желая, чтобы Таня задумывалась, Грязнуля стала рассказывать девочке, как весело ей будет, в какие игры они будут играть…

Грязнуля отпустила грязевиков, которые и не думали прибирать со стола, и, подмигнув Тане, сказала:

— На игру тебе два часа. Потом приходи на площадь. В честь твоего приезда мы устраиваем большой праздник.

— Как интересно! — захлопала в ладоши Таня. — А какой праздник?

— Не опаздывай на площадь. Будет очень весело! А теперь беги, тебя ждут мои дочки.

Таня вприпрыжку убежала на улицу.

Королева была довольна. Все пока шло по её плану.

Опасное путешествие

В это самое утро Вася Синичкин тоже спал крепко и сладко. Крепко потому, что был сыт, съев все принесенное Снежком из Таниной комнаты. А сладко, видимо, оттого, что всю ночь ему снился огромный торт в виде замка с бисквитными стенами, кремовыми зубцами и шоколадными башнями. Поэтому он наверняка бы проспал час рассвета, но чуткий кот был начеку. Как он почувствовал время, это его кошачья тайна, но он принялся расталкивать Васю всеми четырьмя лапами.

— Оставьте меня… Я не хочу грязи… Я хочу умыться холодной водой… — бормотал мальчик, отмахиваясь от Снежка, но все же проснулся.

— Фу, это ты, Снежок! — сказал Вася, протирая глаза. — А где торт?!

— Слушай, мальчик! — начал сердиться кот. — Не будь девчонкой… Нам предстоит дело. Вещий Ворон уже, вероятно, ждет нас…

— Прости, пожалуйста. Я давно не спал так хорошо. Сейчас буду готов!

Вася сделал несколько незабытых упражнений из утренней зарядки, а Снежок, брезгливо фыркнув, замаскировался в крысиную шкуру.

Друзья вышли в пустой коридор. Вася запер дверь, положил ключ в карман и пошел вслед за Снежком, который, зорко поглядывая по сторонам, спешил к выходу. Подвал миновали благополучно.

Во дворе тоже было пусто. Все грязевики, даже те, что обычно несут караул у королевских комнат, спали.

Но на крыльце они натолкнулись на препятствие. Там сидела, поклёвывая носом, бесхвостая Сорока.

— Её надо как-нибудь прогнать, — шепнул Васе Снежок. — Сороку не обманешь. Она сразу заметит, что я не настоящая крыса. Она поднимет шум, и нас поймают.

— Хорошо. Я уже придумал.

Снежок остался за дверью и, прижавшись к стенке, наблюдал, что сделает Вася.

Сорока, увидев на крыльце мальчишку, взлетела повыше и подозрительно глядела на него.

— Здравствуй, Сорока! — обратился к ней Вася. — Что, хвост у тебя еще не вырос?!

— Гадкий котище! — сердито подпрыгнула бесхвостая. — Он еще получит своё.

— Ты можешь поймать его прямо сейчас.

— Где? Как?

— Здесь он. В нижнем коридоре дворца. Крыс гоняет!

Снежок все понял. В крысиной шкуре он выскочил из дворца и, пометавшись по крыльцу, свалился на землю.

— Видишь! — крикнул Вася, — они уже убегают!

— Ах, злодей! — заорала бесхвостая. Ну, я ему сейчас покажу!

Разъяренная Сорока ринулась во дворец. Вася захлопнул дверь и подпер её валявшейся на крыльце палкой. Проверив, надежно ли прикрыта дверь, он быстро спустился с крыльца и вместе со Снежком побежал через площадь.

Сонную площадь они миновали незамеченными и затерялись в узких улочках на окраине города.

Над черной крепостной стеной уже горела бледнокрасная зорька, по сырым переулкам расползался серый туман.

— Он должен быть здесь, — сказал Снежок, останавливаясь. — Видишь канаву и кусты возле неё?

Ворон сидел на условленном месте и нисколько не удивился, что Снежок пришел не один.

— Я рад, что ты нашел хорошего товарища, — сказал Ворон коту. — Я помню этого мальчика. Вчера он был героем. Ты ведь Вася, верно?

— Да. Вася Синичкин.

— Синичкин… Гм!.. Ты скорее Орлов. Или даже Воронов!

— Нет, я, правда, просто Синичкин!

— Ладно. Синичкин так Синичкин. Снежок, ты виделся с Таней?

— Сегодня ночью. Пробрался в её комнату.

— Как она?

— Плохо, Ворон. Похоже, что ей нравится здесь.

— Карр!.. Сегодня же повидайтесь с Таней и расскажите, что ей грозит.

Кот почесал за ухом и виновато сказал:

— А мы сами не знаем, что ей грозит.

Вещий Ворон взмыл вверх, быстро и бесшумно пролетел над кустами, почти касаясь крыльями веток, потом сел на прежнее место.

— Не удивляйтесь. По всему городу шныряют грязевики, которые подслушивают и подглядывают… Я должен был убедиться, что рядом с нами никого нет. Вы сейчас своими глазами увидите Танино будущее в царстве Грязнули.

— Как? Где! — в один голос воскликнули Снежок и Вася.

— Проследите за моим полётом и заметьте дом, на крышу которого я сяду. Проберитесь в него. Там найдете все, что ожидает Таню. Торопитесь!

Бежать оказалось не так просто. Земля была мокрая, скользкая. И Снежок в крысиной шкуре совсем выбился из сил. Он долго терпел, но наконец не выдержал, взмолился:

— Фу! Давай-ка посидим немного… Очень неудобно бежать в чужой шкуре…

Вася тоже был не прочь передохнуть, и друзья уселись, стараясь не прикасаться к грязному забору.

Солнце уже выглядывало из-за городской стены. И сразу навстречу его лучам поднялись вверх густые клубы тумана. Они слились в серые тучи и старательно укрыли город. Грязнуля, видимо, очень не хотела, чтобы в её царство заглядывало солнышко.

Снежок вылез из крысиной шкуры и облегченно фыркнул:

— Уф! Как из-под печки выбрался… Заметив на себе несколько пятнышек, он принялся старательно умываться.

Друзья и не предполагали, как дорого могла обойтись им эта минута отдыха.

Отдышавшись, они двинулись вперед.

Чем дальше к окраине, тем теснее и грязнее становилась улочка. Домики, когда-то, видимо, красивые и чистенькие, выглядели запущенными и нежилыми. На многих из них ставни были наглухо закрыты.

Возле дома с голубым покосившимся крылечком, неподалеку от дома, на который садился Вещий Ворон, Снежка и Васю ждала неприятность.

Толстый грязничий, который обязан был, не смыкая глаз, охранять улицу от солнца и чистой воды, спал. Но ему приснился страшный сон: будто бы Грязнуля приказала переместить его и вылепить вместо одного грязничего двух грязнилок. Он вскрикнул от страха и проснулся.

В двух шагах от него шли по дороге маленький мальчик в закатанных до колен штанишках и большая серая крыса.

Грязничий смекнул, что есть возможность отличиться и страшный сон никогда не сбудется. Пришельцы ведь шагали по улице, на которой кроме сторожевых патрулей могли появляться только сама королева и её генерал Грязнила.

Поэтому Грязничий, тревожно засвистев, чтобы вызвать патруль, бросился за Васей и Снежком, на бегу разматывая длинный кнут.

Снежок, хотя и был закутан в крысиную шкуру, услышал шум. Он оглянулся и совсем рядом увидел огромную черную фигуру. Снежок подтолкнул Васю, предупреждая об опасности, и стремглав кинулся за угол ближайшего дома.

Ничего не поняв, Вася остался на улице, оглядываясь по сторонам, и тут заметил, что прямо на него шагают десять здоровенных грязевиков с кнутами, а сзади приближается Грязничий.

Грязевики были очень злы.

Как же! На площади перед дворцом сегодня готовился праздник, десятки счастливчиков примут участие в параде и веселье, а они вынуждены шататься по пустым улочкам и заглядывать в подворотни, чтобы замарашки не устроили беспорядка.

Увидев на улице Васю и приняв его за непослушного замарашку, грязевики бросились к нему и окружили со всех сторон.

— Кто разрешил тебе выйти на улицу, дрянная замарашка?!

— Я не замарашка. Я Вася.

— Ах ты дерзкий! — закричали грязевики, — мало того, что вы прислали королеве непочтительную бумагу! Ты еще и вруша! Признавайся, что ты здесь высматриваешь!

Вася молчал, соображая, как поступить. На него посыпались удары.

Трудно сказать, чем бы кончилась эта встреча, если бы не Снежок. Увидев, что грязевики набросились на Васю, он, поборов страх, вцепился зубами в толстую грязную ногу.

Грязничий взвыл и подпрыгнул от неожиданности. Остальные оставили Васю и удивленно уставились на ревущего полицейского.

Снежок цапнул за ногу еще одного грязевика.

Тот подскочил от страха.

— Крыса! — закричал он. — Бейте! Ловите!

Вася бросился бежать. Снежок пустился за ним, а сзади с тяжелым топотом мчалась погоня.

Вот и дом, на который указал им недавно Ворон.

Грязевики приближались, громко щелкая страшными кнутами.

Вдруг Вася заметил, что дверь домика приоткрыта. Кто её открыл, друг или враг, думать было некогда. Он бросился туда, крикнув Снежку:

— Снежок, сюда!

Но Снежок был далеко.

Вася бросился в дверь, затворил и запер на щеколду. А с улицы уже, стуча кулаками, ломились грязевики.

Кто знает, может быть, разъяренные грязевики и сломали бы дверь, если бы их не отвлёк Снежок.

Увидев, что крыса, которая их кусала, осталась на улице, грязевики бросились на неё и гонялись за ней по переулкам до тех пор, пока не устали. Тогда, погрозив кулаками домику, где спрятался Вася, они ушли, оставив возле дверей часовых.

Грязнильные комнаты

Вася не собирался покидать друга в беде. Он стоял у запертой двери, прислушиваясь к тяжелым шагам удаляющейся погони, не подозревая, что снаружи притаились часовые.

Вася хотел бежать за Снежком, чтобы помочь ему спастись от преследования. Он уже взялся за щеколду, собираясь отпереть дверь, как вдруг кто-то сзади шепнул:

— Не открывай! Там стража! Я их одурачил.

Это был Снежок, которому удалось запутать преследователей и проскользнуть в дом в приотворенное окно.

Вася последовал совету приятеля и даже палкой подпер дверь.

— Снежок! Ты спасся! Что теперь делать?

— Идем, посмотрим, что в доме…

Через маленькие полутёмные сени Вася и Снежок вошли в комнату. Едва сделав один шаг, они остановились и с удивлением огляделись вокруг.

Чего здесь только не было! Грязная посуда и поломанные игрушки, сваленные по углам целыми кучами. На столе, залитом чернилами, в беспорядке валялись помятые книги. Засохшие цветы, какая-то бурая солома, одежда, разбросанная где попало, и огромная кровать в дальнем углу с кучей грязных простыней и подушек.

— Что это, Снежок? — шепнул Вася.

— Тс-с-с-с! — ответил кот, — прислушайся!

— Кто-то дышит!

— Это там, на кровати.

Они подошли ближе и услышали, что под кучей тряпья действительно кто-то сопит и похрапывает.

Долго Вася и Снежок стояли, пытаясь разглядеть спящего. Вдруг из-под кучи тряпья показалась пухлая и очень грязная детская рука. Она пошарила вокруг, отпихнула тряпки, которые оказались грязным одеялом, и с подушки поднялась лохматая, с прилипшими соломинками голова мальчишки с закрытыми глазами. Мальчишка потянулся, приоткрыл один глаз, увидел Васю и Снежка, открыл в удивлении второй глаз и капризно спросил:

— Вы зачем меня разбудили? Кто вас звал? Я спать хочу, уходите!

Мальчишка снова повалился на подушку и закрыл глаза.

Вася, видя, что ничего страшного нет, схватил мальчишку за плечо и зашептал:

— Погоди! Проснись. Скажи, как нам убежать от грязевиков. Нас поймают! Помоги нам!

Но мальчишка только сладко всхрапнул в ответ.

Сзади скрипнула дверь.

Друзья испуганно оглянулись. Не грязевики ли подкрадываются, чтобы схватить их разом? Но перед ними стояла маленькая старушка, худая и бледная, в стареньком, но опрятном платьице.

Она молча смотрела на Васю добрыми голубыми глазами.

Мальчик вспомнил, что они со Снежком ворвались в дом безо всякого разрешения, и шагнул вперед, чтобы извиниться.

— Простите, бабушка… Мы без разрешения, но нам некуда было бежать… Они нас били.

— Да, да. Я знаю. Они всех бьют, а нас, замарашек, больше всех…

— Так вы, значит, Замарашка?

— Да, мальчик… Я — Замарашка. Но ты не пугайся. Мы не грязевики… Мы совсем из другой глины… Из белой… А очернила нас злая Грязнуля…

Снежок подошел к Васе и стал с ним рядом. Он, как и мальчик, с любопытством разглядывал старушку. Замарашка вдруг перестала улыбаться и строго сказала:

— Зачем здесь крыса?.. Ты нехороший мальчик, если привел с собой крысу!

— Какую крысу? — удивился Вася и, оглянувшись, расхохотался.

— Ха, ха, ха!.. Бабушка-Замарашка, это не крыса! Снежок, ну скажи, что ты не крыса!..

Снежок ничего не стал говорить. Он просто сбросил шкуру и сел на неё, посматривая по сторонам и поводя ушами.

— Батюшки! — удивилась Замарашка, — правда, это не крыса… Это что же за зверь?

— Кот! — гордо ответил Снежок. — Самый настоящий кот. И не люблю крыс.

Замарашка успокоилась. Она села на скамеечку и пригласила друзей сесть рядом. Уставшие от беготни Снежок и Вася сели с большим удовольствием.

— А теперь, — обратилась к ним старушка, — скажите, как вы сюда попали?

— Мы шли… — начал Вася.

— Шли по улице, — добавил Снежок.

— А может быть, бежали? — лукаво улыбнулась Замарашка. — Но я не об этом. Как вы нашли дом?

— Нам показал его Вещий Ворон!

— Ах, вот как!.. Я рада, что он на свободе. Он всегда был добр к нам, замарашкам. И к детям, которые попадают в лапы Грязнули.

— Бабушка, вы здесь живете? — спросил Вася.

— Нет. Служу… Дом этот, мои милые, особенный. Мы с вами сидим в грязнильной комнате…

— Грязнильной?!

— Да, в грязнильной… Вы видели, там в углу спит в грязных игрушках девочка…

— Там же мальчик!

— Нет, девочка. Её зовут Эля.

— А зачем?

— Она чем-то прогневила королеву… И теперь её, выкупав в грязи, положили здесь… Грязниться положили… Она спит уже три дня. А на исходе пятого её отправят в грязнилки. Она станет такой, как все грязевики, и спасти её сможет только чистая вода…

— Здесь всего одна девочка?

— Да, одна. Но мне кажется, что скоро сюда приведут еще кого-то… Рядом готова вторая комната… Её подготовили вчера вечером и повелели мне ждать…

— Вася, бежим! — вскочил Снежок. — Они хотят притащить сюда Таню!

— Может быть, и Таню, — вздохнула старушка…

Вася, удержав кота на месте, нахмурился.

— Но вы-то добрая!.. Зачем служите Грязнуле?

— Эх, мальчик! — покачала Замарашка головой. — Разве я по своей воле? Даже ты не мог вчера победить грязевиков, а что можем сделать мы, маленькие глиняные жители города, который отобрала у нас Грязнуля…

— Что ж, на неё и управы нет?

— Только вода. Настоящая сильная, чистая вода!

— Где же взять её?

— Раньше я знала, любила её… Но её украли у нас. Хотите узнать, как?

Друзья пододвинулись поближе, а бабушка Замарашка стала рассказывать тихим добрым голосом:

— Жили-были на белом свете веселые чистые человечки. Жили они в небольшом светлом городе, выращивали цветы и овощи, а дорожки на улицах посыпали золотым песочком. У человечков были маленькие белые домики с красными, синими и зелеными крышами. На улицах стояли большие зеркала, чтобы каждый прохожий не забывал улыбаться.

Мы были счастливы. Мы работали, пели песни и весело играли. Город наш был открыт для каждого, кто приходил к нам с добром…

Но вот однажды в городе появилась странная гостья. Она была большой и черной. Черной от грязи. Но мы тогда не понимали этого, так как всё вокруг нас сверкало чистотой.

Никто из нас не обратил внимания и на странное имя пришелицы — Грязнуля. Она поселилась на окраине города, и вскоре среди нас началось что-то непонятное. Грязнуля стала собирать вокруг себя всех самых ленивых и самых неаккуратных человечков нашего города. И все они становились всё растрёпаннее и грязнее.

Мы забеспокоились и решили прогнать Грязнулю, но было уже поздно. Город окружили её злые солдаты-грязевики. Они врывались в наши дома и чернили всё, что попадало им под руку. Мы старались изо всех сил снова наводить чистоту, но нам мешали уже и те из наших, кто водил дружбу с Грязнулей… Вскоре погибла вся наша чистота и красота. Грязевики не оставили нам ни капли чистой воды. Даже во время дождя они кнутами загоняли нас по домам, а свежие дождевые лужи превращали в болото.

Грязнуля построила вокруг города высокую стену и превратила нас в замарашек, в своих рабов.

Потом в городе стали появляться грязные дети. Те, кто дома и в школе ходил грязным, кто не любил умываться. Грязнуля любит их встречать. Чем больше таких детей, тем она сильнее и тем дольше будет царствовать на земле. Она знает это. Теперь она заманила сюда вашу Таню.

— А если Таня не захочет здесь жить? — спросил Снежок, и на душе у него стало тревожно.

— Теперь уж её не выпустят. Сегодня Грязнуля окончательно хочет сделать Таню своей. На празднике, который начнется скоро, будет купание в грязи. Кто окунется в ней, тот забудет, кто он и откуда, что было с ним раньше… И дом свой забудет, и папу с мамой, и навсегда останется здесь игрушкой злой Грязнули. А если Таня не пожелает лезть в грязь, за непослушание её выкупают силой. Потом принесут сюда, в темные грязнильные комнаты.

— Видишь, Вася! — опять вскочил кот. — Нам надо скорее найти Таню. Предупредить её.

— Ты прав, Снежок! — выгляни-ка за дверь.

Снежок снова влез в крысиную шкуру и выскользнул за дверь. Через минуту он вернулся и поманил Васю.

— Скорей! Грязевики ушли за ворота.

Вася попрощался с бабушкой Замарашкой и побежал следом за котом.

Со стороны дворцовой площади доносилась музыка. Надо было спешить.

Что произошло на прогулке

Грязена, Грязава и Грязнуша были довольны. Третий час Таня забавлялась на берегу Черного озера, нечесаная, в грязном помятом платьице, неумытая.

Королевские девчонки смотрели друг на друга, смотрели на Таню и улыбались. Таня уже почти ничем от них не отличалась, а если её еще выкупать в заколдованной грязи…

Тут Грязава подумала, что на площади, видимо, уже всё готово, и позвала Таню.

— Милая подружка! Вылезай, нам пора!

— Куда? — откликнулась Таня, шлёпая босыми ногами по грязной воде.

— Грязнуля ждёт. Сейчас начнется праздник!

Таня побежала к ним, поскользнулась и шлёпнулась в лужу. Барахтаясь, как лягушонок, она выбралась на сухое место и беспомощно остановилась. Разноцветные девчонки окружили Таню, оглядели её со всех сторон, а потом дружно захохотали.

— Ну, хороша!

— Подружка что надо!

— Грязнуля будет довольна!

А Таня молчала. Ей стало холодно. Отчего? И от мокрого насквозь платьица и от смеха грязнулек. Таня опустила голову. Увидев в луже под ногами свое отражение, совсем приуныла.

Грязава заметила это и заторопила сестер.

— Хватит забавляться!.. Нам нельзя опаздывать на площадь…

— Нечего нос вешать, — подошла к Тане Грязена. — Тебе же нравится у нас… Правда?

Таня молчала.

Грязнульки отошли в сторону и начали шептаться, размахивая руками, толкаясь и перебивая друг друга.

А Таня стояла и думала, чего же не хватает в этом царстве? Чего-то такого, без чего она раньше не обходилась ни одного дня, чему радовалась и что очень любила… Но что же это? Что? Что?.. И вдруг она поняла. И девчонок, которые снова подошли к ней, она встретила тревожным вопросом.

— У вас бывает солнышко?

Грязена и Грязава скривили губы, а Грязнуша презрительно фыркнула.

— Фи! Зачем нам эта горячая сковородка?! Жара вредит здоровью. Мы сохнем и рассыпаемся. Нет, мы прекрасно обходимся без твоего солнышка! Мы укрываем свой город черными тучами, сырыми туманами да дождями.

— А не найдется для меня хоть один лучик? Самый-самый маленький.

— Никогда!

— Ну, хватит об этом! — вмешалась Грязена. — Прохлада и сырость — чего лучше-то! Идем в город.

— Миленькие грязнулечки! — чуть не плача попросила Таня, — бегите пока одни. Узнаете, все ли готово на площади. А я посижу здесь немножко. Я устала…

Девчонки переглянулись, не зная, как поступить. Они хотели было схватить Таню и утащить на площадь, но вспомнили, что Её Грязное Величество строго наказывала выполнять на прогулке все Танины просьбы.

— Ладно! — махнула рукой Грязава. — Посиди. Мы мигом вернемся.

Девчонки бросились бежать, а Таня опустилась на кочку под ветвями грязного, ободранного дерева.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Она не видела, что, отбежав немного, Грязнульки остановились. Потом две из них побежали дальше, а Грязнуша легла на землю и, как ящерица, поползла назад к тому месту, где сидела Таня.

Оставить Таню одну они побоялись.

А Таня сидела на кочке и уныло рассматривала себя. Какой она стала! Ногти почернели, кожа на руках потрескалась и болела, ноги красные, как у гусёнка, глаза щиплет, а по спине ползут противные холодные мурашки… Ей захотелось вскочить, пока нет грязнулек, и убежать… Куда? Как найти дорогу? Если бы хоть Снежок был рядом, но его нет, и неизвестно, что с ним стало… А как можно прожить без солнца?

И Тане так захотелось увидеть хотя бы маленький лучик, что она подняла лицо к небу и, закрыв глаза, чтобы не видеть низкие серые тучи, замерла в ожидании.

И вдруг! Что это? Она действительно почувствовала на лице знакомую ласковую теплоту.

Таня открыла глаза и увидела, как со щеки на плечо, с плеча на руку, с руки на землю, скользнул золотой, солнечный зайчик.

Таня протянула к нему руку. Зайчик сидел. Она погладила его и прошептала:

— Здравствуй, зайчик. Откуда ты?

— Здравствуй, — услышала она в ответ, — я оттуда… С вашего двора.

— Ты тот самый?

— Тот самый…

— И ты нашел меня?

— Да, чтобы сказать тебе.

— Что сказать?

— Если не хочешь беды, послушайся друзей. Помоги им, и ты поможешь себе.

— Каких друзей, зайчик?

Но Солнечный Зайчик вдруг замолчал, стал быстро бледнеть и — раз! — исчез совсем. Таня подняла глаза и увидела, что рядом стоит Грязнуша.

Как хищный зверёк оскалила грязнулька черные зубы и больно хлестнула Таню длинным прутом.

В этот миг подбежали Грязена и Грязава, а следом за ними тяжелой рысью приближались грязевики с королевскими носилками на плечах.

Грязена сразу сообразила, что произошло. Она подскочила к Грязнуше и зло прошипела:

— Хочешь все испортить? Не можешь подождать самую малость? Не обращай внимания, Таня. Садись скорее в носилки, нас ждут.

Подталкиваемая Грязеной и Грязавой, Таня вскарабкалась на носилки. Грязнульки окружили её.

Носилки двинулись в сторону дворца.

Таня, глотая слезы, почувствовала себя совсем одинокой и беспомощной в сумрачном и не таком уж веселом царстве.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Праздник купания в грязи

А на площади перед дворцом Грязнули шли спешные приготовления к празднику купания в грязи. Купать должны были в яме, вырытой подле входа в королевский дворец. Эта яма громко называлась Королевским бассейном. С утра к бассейну тянулась длинная вереница колесниц с огромными бочками, полными великолепной чёрной грязи.

Когда, наконец, носилки с Таней и окружавшими её грязнульками появились на площади, там царило уже шумное веселье.

Вокруг бассейна, в котором колыхалась чёрная маслянистая грязь, браво вышагивали отряды грязевиков и громко пели:

Как слоны,

Мы сильны.

Словно сажа, черны.

Как стена,

Высоки,

Мы — грязевики!

Мы всегда на посту,

Чтоб чернить чистоту.

Наша жизнь

Неплоха!

Ха-ха-ха!

Недалеко от бассейна разместился большой разноцветный оркестр. Грязевики били в большие барабаны, дудели в дудки, били в железные тарелки, гудели в толстые медные трубы…

— Бум-бум-бум!.. — били барабаны.

— Пи-пи-пи-пи!.. — пищали дудки.

— Трум-тум, тум!.. — ухали медные трубы.

— Дзынь!.. Дзынь!.. Дзынь! — звенели тарелки.

Таня вскоре даже повеселела. Зрелище было действительно забавное.

— Видишь, Таня, как весело у нас живётся! — зашептали ей со всех сторон грязнульки. — О, мы умеем и петь, и танцевать! И грязнить, и пачкаться!.. Ты скоро тоже всему научишься!

А королева, между тем, торжественным шагом подошла к бассейну и остановилась на ступеньках, которые, видимо, вели на самое дно грязной ямы. Здесь Грязнуля быстро сбросила одежду на руки подскочивших грязевиков и медленно стала погружаться в черные, жирные волны.

Пронзительнее завыли дудки, громче забили барабаны, зазвенели тарелки.

Вот уже только голова Грязнули торчит на поверхности. Раз! И вся она скрылась в жидкой грязи. Разбежались во все стороны тяжелые волны, и вот уже Грязнуля поднимается по ступенькам с другой стороны.

— Ура! Ура! Ура! — прокричали грязевики, а королева, приняв свои одежды, жестом показала, что можно продолжать купание.

Тогда Грязава, Грязена и Грязнуша с разбегу, высоко подпрыгнув, плюхнулись в грязь, разметав черные брызги.

Генерал Грязнила, который стоял тут же возле бассейна с тележкой, прикрытой мокрыми тряпками, громко хлопал в ладоши и завывал от восторга.

— Таня, теперь твоя очередь! — услышала вдруг Таня голос Грязнули. — Снимай платьице и окунись.

— Я?! — испугалась Таня. — Это же не ванна — там одна грязь!

— Окунись, и ты станешь моей дочерью, королевной.

— Не хочу твоей дочерью. У меня есть мама!

— Я теперь твоя мама!

— Нет!

— Ах, так! Приказываю лезь в грязь!

— А говорила, что не приказывают. Что можно делать что хочется!

— Сейчас ты полезешь в грязь!

— Нет! — топнула ногой Таня. Грязнуля ведь не знала, что Таня была упрямой девочкой.

Толпа замарашек, которых тоже пригнали на праздник, заволновалась. Они сгрудились плотнее и вдруг начали кричать Тане:

— Молодец, девочка!

Грязнуля метнула на них злобный взгляд и, махнув рукой, рявкнула:

— Убрать! Всех убрать!

Защелкали кнуты грязевиков, запищали, заметались замарашки.

Веселье оборвалось… В оркестре одиноко пропищала дудка, бухнул барабан, и наступила зловещая тишина.

Грязнила, страшно выпучив глаза, шептал что-то королеве, а та кивала головой. Потом она дала команду дочерям и те разом набросились на Таню.

Грязена, Грязава и Грязнуша потащили Таню к яме. Тогда девочка рассердилась. Она ловко дала подножку двум грязнулькам, а когда те покатились по земле, дала Грязнуше такую звонкую пощёчину, что та, оглушенная, волчком завертелась на месте…

— Это тебе за хворостину! — крикнула Таня и поняла, что теперь ей прощения не будет.

Грязнульки, скуля, расползлись в разные стороны. А грозная королева, увидев, что Таня взяла в руки палку, отошла подальше, крикнув грязевикам:

— Схватить её! Искупать её!

Грязевики шли сомкнутым строем. Казалось, что это черная городская стена движется на Таню, чтобы раздавить её.

Первым напал толстый разноцветный генерал. Но не успел он сделать и трёх шагов, как Таня изо всей силы ударила его по голове.

Грязнила крякнул, и голова его раздвоилась. Он зашатался и попятился. Несколько грязевиков бросились склеивать генеральскую голову, а Таня перешла в наступление. Шлёпая палкой направо и налево, она стала пробиваться к толпе замарашек…

Но голову слепили, Грязнила бросился к тележке и сорвал с неё покрывало. На землю шагнула странная бурая фигура, очень похожая на грязевиков, но повыше их ростом и шире в плечах.

— Смоляк, слушай мою команду! — крикнул генерал. Смоляк вытянулся:

— Я… слушаю… твой… приказ…

— Взять девчонку! — взвизгнул Грязнила, держась обеими руками за свою помятую голову.

Смоляк дернулся вперед и пошел прямо на Таню, растопырив лапы.

Увидев, что ей не избежать встречи с новым врагом, Таня приготовилась к бою. Она не знала, что это не грязевик, а солдат, вылепленный из лесной смолы.

Смоляк шел напролом. Мелкие камешки, прилипшие к его ногам, скрежетали о булыжную мостовую.

— Девочка… брось… палку… подними… руки… иди в грязь…

— Не подходи! — закричала Таня. — Я ударю тебя! Не подходи, слышишь!

Но смоляк надвигался, огромный и страшный.

Когда он оказался рядом, Таня, зажмурившись, ударила его по голове. И не смогла уже оторвать палки, которая сразу же прилипла к смоляной макушке.

А смоляк уже протянул к Тане длинные лапы.

Девочка ударила по одной из них кулаком и тотчас прилипла, как прилипает муха к липкой бумаге-мухоловке. Ударила другой рукой, и эта рука тоже прилипла.

— Ха, ха, ха! — хохотала королева Грязнуля.

— Хо-хо-хо! — вторил ей генерал Грязнила.

— Хи-хи-хи! — злорадно хихикали в стороне грязнульки.

Таня изо всех сил дёргала руки. Напрасно!

— В грязь её! — крикнула Грязнуля. — В самое глубокое место!.. Эй вы, музыку!.. Громче!

Оркестр взвыл на разные голоса. Каждый из музыкантов хотел выслужиться и старался заглушить соседа.

Смоляк подошел к краю бассейна, покачался на коротких ногах, стараясь установиться покрепче, и поднял Таню над головой.

Ослабевшая и перепуганная, Таня уже не вырывалась. Она съежилась и закрыла глаза.

Как жалела Таня в этот момент, что не послушалась бабушку, что поверила хитрым дочерям Грязнули и не поверила своему Снежку!

Смоляк широко размахнулся и бросил Таню в самую середину бассейна.

В этот момент и появились на площади Снежок и Вася. Прячась в толпе замарашек, они подошли близко и все видели.

Грязена, Грязава и Грязнуша нырнули следом за Таней и вытащили её из бассейна. Подошла Грязнуля.

— Отлично! — сказала она. — Девчонка уже засыпает… Убрать!

А Таня действительно с ног валилась. Подбежали грязевики с носилками, завернули Таню в одеяло, уложили её на носилки и потащили.

Куда? Ясно — в грязнильные комнаты.

Тревожная ночь Грязнули

Кончился день, а вместе с ним кончилось и спокойствие королевы города Замарыша.

Поздним вечером Грязнуля собрала в своей комнате самых близких, самых верных жителей грязного царства.

Их оказалось совсем немного. Она сама, дочери Грязена, Грязава и Грязнуша, пёстрый генерал Грязнила, голову которому слепили заново, две Сороки и придворная гадалка Квака, которую больше занимал собственный костюм, нежели заботы Её Грязного Величества.

Огней не зажигали. Только над столом горел один холодный светильник.

Грязнуля молчала. И все ждали, когда она заговорит, так как раньше её говорить никто не имел права.

Происшествие на площади во время купания принесло в грязное царство растерянность и уныние. Так что даже большие отряды грязевиков, выставленные Грязнилой для сторожевой службы на улицах Замарашек, ходили задом наперёд и дрожали от страха.

— Ты чего раскисла, Грязнуша? — спросила вдруг королева, увидев, что младшая дочь сидит хмурая, опустив голову.

— Ах, маменька! Она меня ударила.

— Кто! Таня?!

— Нет. Грязена. По щеке.

— Почему ты ударила сестру, Грязена?..

— Она стегнула Таню хворостиной, а ты приказала нам быть с девчонкой ласковыми. Может быть, после этой хворостины Таня и не захотела слушать тебя там, на площади.

— На площади. Это ужасно, что случилось на площади…

— Маменька! — вскочила Грязнуша. — Я не могла поступить иначе. Ведь она… она… Знаешь, с кем разговаривала?

— Говори! Говори, дочка.

— С солнечным зайчиком! Это же государственное преступление.

— И о чем же говорила она с этим… как его?.. Солнчиком…

— Я не могла слышать все. Но, когда подкралась, поняла, что солнечный зайчик учил её послушать друзей. И не верить тебе!

— Вот нахал! Вы его поймали?

— Нет, он убежал.

— Спасибо, Грязнуша. Но бить девчонку до купания в грязи все же не следовало.

В комнате снова наступила тишина. Грязнуля задумалась. То, что Таня повидалась с капелькой солнца, её не очень тревожило теперь, когда девчонка выкупана в грязи и находится в грязнильных комнатах. Но кто её друзья здесь, в городе Замарыше? Кот? Конечно, он! А еще?.. Замарашки?.. Ерунда! Этим никогда уже не стать чистыми. О них так заботливо стараются грязничие. Так кто же еще?

— Мы должны действовать! — вскочила Грязнуля с кресла, — слушайте мой приказ. Дочери мои и вы, сороки, сейчас же отправитесь в подвал. Кота отыскать и доставить сюда! Ты, Грязнила, даешь им несколько самых грязных грязевиков. Пусть кот станет черным. Идите и оставьте меня вдвоем с Квакой.

Грязнульки, сороки и генерал немедленно покинули комнату, чтобы отправиться на поиски Снежка.

Грязнуля закрыла поплотнее двери.

— Ну, Квака, на тебя вся надежда! Садись поближе и рассказывай.

Гадалка надулась от важности и достала карты.

— Квак разложу, всю правду скажу!

— Нет, нет! Карты в сторону, Квака! Речь о деле чрезвычайной грязности. Разложи грязные шарики!

— Квак прикажете, Ваше Грязное Величество. Квак прикажете!

Жаба убрала карты и достала маленькую замусоленную сумочку. Она раскрыла её и вытряхнула на стол десятка два шариков из черной и бурой грязи. Растолкав шарики лапами по столу, Квака, не мигая, уставилась в потолок. Потом, посасывая палец, начала предсказывать.

— Вижу невидимое… Слышу неслышимое… Твой враг в городе. У него три головы, восемь ног, два крыла и один хвост. Две головы зубастые, а третья с клювом.

— Что ты там выдумываешь? — испугалась Грязнуля, — у тебя, наверное, шариков не хватает?!

— Нет, госпожа, все они на своем месте.

— Но, получается, что мой враг — настоящее чудище! Откуда он мог взяться?

— Смотри сюда! Три в одном… Вещий Ворон и мальчишка с котом…

— Ха, ха, ха! — облегченно захохотала Грязнуля, — вон ты куда клонишь. Это же славно! Если эти трое — один мой враг, тогда все в порядке. Собирай свои шарики! Мальчишка под замком, кот сейчас будет здесь, а о дряхлой птице можно и вовсе не думать. Ха, ха, ха!.. Спасибо, Квака!

Жаба, весело подквакивая своей королеве, собирала шарики в сумочку, как вдруг с треском распахнулась дверь. В комнату влетели Сороки, за ними вошли Грязена, Грязава и Грязнуша, а последним, конечно, толстый Грязнила.

Верещали сороки, пищали грязнульки, кричал генерал. Поднялся такой гам, что Грязнуля прикрыла уши и гаркнула:

— Молчать! Вы куда явились?! Что там, Грязена?

— Ах, матушка-королева, их нет.

— Кого? Где? Почему? Кто позволил?

— Нет кота! — пискнули Сороки.

— Нет мальчишки Васьки! — хором добавили грязнульки.

— Никто не позволял, — закончил доклад Грязнила.

Когда до Грязнули дошло, наконец, о чем идет речь, она страшно разгневалась. Она металась по комнате, не зная, что предпринять. Набегавшись до изнеможения, королева уселась в кресло и, мрачно уставившись на генерала, сказала:

— Слушай, Грязнила… Если к утру беглецы не будут пойманы, я заставлю смешать тебя с землей и вылепить из тебя трех грязничих и двух грязнилок… Из одного генерала — это не так уж мало…

— Всё сделаю, Ваше Грязное Величество! — Грязнила бросился из дворца, дрожа и замирая от страха.

Помощь Вещего Ворона

Вы помните, как во время скандала на празднике купания в грязи отряды грязевиков погнали с площади толпу замарашек? В этой-то толпе и притаились Снежок с Васей, да так хорошо, что их не заметили даже пронырливые Сороки, которые то и дело пролетали над самыми головами замарашек.

Перебегая пустырь, мальчик и кот юркнули в густой кустарник. Мимо них пробежали замарашки, тяжело протопали, щелкая кнутами, грязевики. Наступила тишина…


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Хмурый и печальный Снежок чутко поводил ушами и порывался бежать на помощь Тане. Больших трудов стоило Васе удерживать и успокаивать его.

— Снежок!.. Потерпи, пожалуйста, немного. Пусть стемнеет.

— А если Таню спрячут? Если мы не найдем ее? Лучше уж погибнуть, если нельзя ее спасти!

— Эх ты, котище-дружище! Погибнуть? Таню-то ведь это не спасет. Нет, Снежок, мы должны быть хитрыми. Их много, но они же глиняные. Что у них в головах? Грязь одна! Ну потерпи, прошу тебя!

Снежок смирялся на минутку, но потом снова начинал нервничать. И вдруг решительно стал натягивать на себя крысиную шкуру.

— Мы будем хитрыми, Вася! Обещаю тебе, что не буду бросаться на них в одиночку. Жди меня здесь. Я иду на разведку.

И, словно боясь, что мальчик опять уговорит его остаться, Снежок выскочил из зарослей и побежал в сторону площади. Вася посмотрел ему вслед, махнул рукой и лёг на землю, глядя в небо.

Он обдумывал, как можно помочь Тане. Грязнуле удалось искупать девочку в грязи и сонную унести в грязнильные комнаты. Но ведь они со Снежком были там. Они знают, где искать Таню теперь! Они найдут её, но чем помогут?

А неба здесь не видно. Одни серые густые тучи. И как низко ползут они над землей. Но что это?

Вася вскочил. Над его головой на самой толстой ветке сидел Вещий Ворон.

— Карр! Я знаю, что случилась беда.

— Они искупали её!

— Да, да!.. Что намерены делать ты и белый кот?

— Дождемся темноты и проберемся в тот дом. Ты поможешь нам?

— Тане поможет только чистая вода. Если вы этой же ночью смоете с неё грязь, она будет вместе с вами…

— Но ведь здесь нет чистой воды?!..

— Я помогу вам. Только что я был далеко за городом. Там синее небо и яркое солнце. Там растет зеленая трава и, как зеркало, блестит на солнце голубое прозрачное озеро. Я принесу вам воды. Ровно в полночь. Ты влезешь на крышу дома и три раза каркнешь. Сможешь?

— Попробую.

— О, это так просто! Ну-ка…

— Кар!.. Кар!..

— Ладно. Сойдет. Итак, помни — в полночь.

Ворон взмахнул широкими крыльями и скрылся в тучах.

Тем временем стало быстро смеркаться. Серое небо становилось черным, туман пополз по кустам. От земли потянуло холодом и, стараясь согреться, Вася свернулся калачиком.

— Из тебя мог бы выйти настоящий кот!

— Снежок! Ну, что там?

Кот сбросил крысиную шкуру и, протирая лапами уши, фыркнул.

— Фу! Больше не надену эту шкуру. Как мы и думали, Таню утащили в те комнаты. Бабушка-замарашка говорила правду. А с кем это ты разговаривал сейчас?

— Слышал?

— Не был бы я котом, если б не слышал.

— Нам повезло, Снежок! Вещий Ворон обещал помочь нам. И, если ты не очень устал, давай пробираться к Тане.

— Фу! Я устаю только в чужой шкуре. Теперь я её бросил и готов идти к моей маленькой хозяйке хоть на край света.

И друзья снова двинулись в опасный путь. Они скоро миновали кусты и, прижимаясь к заборам и стенам домов, стали пробираться по улице, отсчитывая дома на левой стороне.

На их счастье им не встречалось ни одного стражника-грязевика.

Вот и знакомый дом с остроконечной крышей, на которой утром сидел Ворон. Возле запертой калитки стояли четыре громадных грязевика. И вдоль забора тоже расставлены часовые.

— Плохо дело, Снежок! — шепнул Вася. — Они не пропустят нас даже во двор. А уж в дом и подавно!

— Ты думаешь, они такие храбрые?

— Их много.

— Тише. Смотри, что сейчас будет, и не зевай!

Снежок бесшумно пошел вперед. Он крался так старательно, словно собирался поохотиться на мышей. Подобравшись почти вплотную к грязевикам, он притаился за камнем.

Вася не успел сообразить, что же собирается предпринять его друг, как Снежок вдруг высоко подпрыгнул и издал самый боевой из своих боевых воплей:

— Мя-у-и-оу-и-и!..

Грязевики не в состоянии были даже бежать. Они, как подкошенные, упали лицом в грязь и прикрыли головы широкими лапами. Этого было достаточно. Вася все понял, следом за Снежком перемахнул забор и очутился во дворе дома.

Друзья кинулись к двери. Она была заперта изнутри. Стучать? Кто его знает, вдруг и в доме полно грязевиков?

— Что делать, Снежок? — встревожился Вася. — Мы не успеем пробраться в комнаты.

— Успеем. Я их так напугал, что они долго еще пролежат. Ты стой здесь, я поищу какую-нибудь лазейку.

Снежок бросился искать. Он обежал вокруг дома. В завалинке дыр не было. Окна тоже плотно закрыты ставнями. Лезть в трубу? Вот уж где, наверное, грязно! Ничего не поделаешь — это единственный путь.

Решившись, кот взобрался на крышу и без колебаний бросился в трубу. Миг, и Вася услышал, как стукнула щеколда, и дверь отворилась. Он запер её за собой и вошел в комнату.

Перепачканный сажей Снежок наспех зализывал черные пятна.

В комнате царил полумрак. Слабо мерцал маленький светильник. По стенам плясали большие черные тени.

— Ты нашел её? — спросил Вася.

— Она во второй комнате. Идем!

Друзья вошли в комнату, о которой говорила им бабушка-Замарашка, и сразу же увидели кровать, покрытую грязным одеялом. Там кто-то лежал.

— Скорее! — рванулся вперед Снежок.

Очутившись возле постели, Вася и Снежок потянули одеяло, сбросили его на пол и оцепенели. Тани не было.

У друзей подкосились ноги, и они без сил опустились на пол.

Трудно сказать, сколько времени провели они в горьком молчании, не в силах поверить, что все их старания были напрасны. Но Тани в грязнильной комнате не было, и где теперь искать её, не знал ни Вася, ни кот.

Снежок первым услышал слабый стук, который раздавался откуда-то снизу.

— Кто там? Кто стучит?

— Выпустите меня.

— А ты кто?

— Замарашка. Вы сели на крышку.

Кот и мальчик вскочили. Часть пола приподнялась, образуя неширокую щель. Чьи-то слабые руки пытались поднять крышку подполья.

Вася бросился на помощь, и вскоре в грязнильной комнате очутилась бабушка-Замарашка. Она улыбнулась друзьям, но выглядела усталой и озабоченной.

— Какие вы молодцы! — похвалила Замарашка Снежка и Васю. — Но спешите! Утром будет уже поздно.

— Но ведь здесь нет Тани! — бросился к Замарашке Снежок. — Вы знаете, где она?

— Она внизу. В моей комнате.

Замарашка рассказала, как, рискуя жизнью, утащила спящую Таню к себе и как боялась, что большая охрана помешает Таниным друзьям попасть в дом. А девочку нужно немедленно вымыть.

Снежок ничего этого не слышал. Он юркнул в подполье.

— Бабушка, вы не знаете, сколько сейчас времени? — спросил Вася. — Может быть, уже полночь?

— Да, уже полночь.

— Тогда выпустите меня из дома и подождите у дверей. Я сейчас. Я сейчас!

Замарашка осторожно приоткрыла двери. Во дворе было тихо. Вася проскользнул на крыльцо и быстро вскарабкался на крышу. Там он спрятался за трубу и подал условный сигнал.

— Карр!.. Кар!.. Карр!..

Вещий Ворон не заставил себя ждать. Он бесшумно опустился на крышу, с большим ведром в лапах и пучком травы в клюве.

— Ступай, я покараулю! — сказал он Васе. — В ведре — вода, а это вот — мочалка. Спеши, мальчик! До рассвета нам предстоит еще много дел.

Вася бесшумно вышел и вместе с Замарашкой спустился вниз. Снежок, мурлыча, смотрел на спящую Таню.

Друзья освобождают Таню

Вася поставил ведёрко с водой и приготовился поработать мочалкой. Ах, как ему самому хотелось набрать пригоршню воды и отмыть свои чумазые щеки! Но воды было мало, она нужна была для спасения Тани, и мальчик, засучив рукава, принялся за работу.

Снежок оторвал кусок простыни и тоже взялся за дело. Даже бабушка-Замарашка, желая помочь славным товарищам, смачивала в воде большой деревянный гребень и пыталась расчесать спутавшиеся Танины волосы.

Тяжелый сон сморил Таню, но прохладная вода и мочалка сделали свое дело: как ни отбивалась она во сне от Васиных рук и лап Снежка, все равно сон прошел, и Таня, наполовину отмытая от грязи, вскочила на ноги, испуганно глянула на Васю, Снежка и бабушку-Замарашку. Увидев незнакомого мальчика, Таня схватила одеяло и завернулась в него.

— Где я? Кто вы? Почему я мокрая? Снежок, милый, ты нашел меня?

Снежок подошел к Тане, потерся спиной о её ноги и сказал:

— Таня, быстрей домывайся и побежим отсюда! Иначе всем нам грозит вечное рабство в стране Грязнули. Бежим! Скорей! Это Вася, он пришел помочь тебе спастись! Вот мочалка, вот вода!

Таня схватила мочалку и стала тереть шею и руки, макая грязную мочалку в ведро с водой, и скоро вода в ведре стала совсем черной.

Бабушка-Замарашка позвала Васю:

— Помоги мне, мальчик!

Замарашка открыла едва заметную дверцу в стене, и вместе с Васей они извлекли из тайника флягу воды.

Бабушка сказала Тане:

— Вот возьми, окатись чистой водой. — Это последняя вода, которую хранили мы, замарашки… Я отдаю её вам. Ведь если вы захватите водопроводный кран, воды хватит для всего нашего города.

Таня, умытая и причесанная, в чистом платье, вычищенном бабушкой-Замарашкой, вскоре предстала перед Снежком и Васей. Щеки Тани блестели, а румянец их был виден даже при плохом свете. Бабушка-Замарашка залюбовалась, глядя на Таню.

— Ну и хорошенькая ты стала девочка! Раньше у нас были все такие, пока нас в замарашек грязнули не обратили…

В окно кто-то сильно постучал.

Таня испуганно вздрогнула, но Вася её успокоил.

— Это Вещий Ворон… Он предупреждает нас, что нужно торопиться…

— Да, да, ребятки… — засуетилась замарашка. Бегите! Мы, замарашки, поможем вам.

Снежок, Вася и Таня выбежали во двор. На улице было уже светло, но пусто и тихо. Только сильный храп, доносящийся то с одной, то с другой стороны, нарушал тишину. Это спали на постах часовые-грязевики.

На заборе сидел Вещий Ворон. Он подозвал к себе Таню со Снежком на руках и Васю.

— Торопитесь, друзья! — сказал Ворон. — Грязевики могут проснуться и поднять тревогу. Но вы все победите, если будете дружными, если будете вместе… В одиночку никто из вас не справится со злой королевой Грязнулей. Не забудьте замарашек и помогите им вернуть свой город. Помните, что победить грязевиков и Грязнулю можно только чистой водой.

— Но здесь нет ни капли чистой воды! — воскликнула Таня.

— Вода в городе есть. Но её спрятали и охраняют грязевики… Вы пойдете к городским воротам. Недалеко от них увидите крутую горку с будочкой наверху… Там спрятан водопроводный кран и стоят часовые… Вы должны захватить водопровод.

Все согласились с ним, и маленькая группа двинулась в путь.

На площади тоже было ещё тихо.

Туман медленно расползался по сумрачным улицам.

Королева Грязнуля сладко спала, уверенная, что сумела избежать всех опасностей. Она не знала, что ждёт её страшное пробуждение.

Таня, Снежок и Вася безо всяких происшествий добрались до ворот, где должны были отыскать водопровод.

Притаившись за углом, они стали внимательно осматриваться.

— Смотри, вон он! — шепнул Вася. Таня взглянула в сторону, куда он протянул руку, и увидела довольно крутую горку, на самой вершине которой возвышалось что-то чёрное.

— Подползём ближе? — спросила Таня.

— Конечно! Надо посмотреть, много ли там грязевиков.

Они подползли ближе и стали внимательно наблюдать. Когда тень от крепостной стены сдвинулась в сторону, стало хорошо видно, что на горе стоит небольшая деревянная будка, а возле неё два больших чёрных грязевика с хвостатыми плётками в руках.

Грязевики, видимо, никого не опасались, потому что сладко посапывали.

— Ну вот, — сказал Снежок, — можно начинать.

Война начинается

Круживший высоко в небе Вещий Ворон камнем упал на землю и сел к ребятам.

— Карр! На охране водопровода только два грязевика. Нападайте, медлить нельзя. Скоро будет совсем светло.

— Ты поможешь нам? — спросила Таня.

— Обязательно. И не только я. К выступлению против Грязнули готов отряд замарашек. Я слетаю к ним, и как только Грязнила двинет против вас войско, дам сигнал замарашкам. Они ударят на грязевиков с тыла. Начинайте!

Ворон взвился и улетел на окраину города.

Тем временем стало совсем светло. Яркая зорька разрисовала небо красной, золотой и оранжевой красками. И даже черная мрачная стена крепости не выглядела уже такой страшной, как в темноте.

Таня, Снежок и Вася ползком подбирались к горке. Они, как заправские разведчики, тихо двинулись вперед и вскоре были возле самой будки.

Грязевики дремали.

Один из них вдруг насторожился. Ему показалось, что где-то рядом покатился вниз камень.

Минуту он прислушивался, потом, вскочив на ноги, толкнул товарища.

— А! Что? — вскочил и тот и неуклюже, как слон, обежал вокруг будки.

— Остановись ты! — схватил его первый грязевик. — Я слышал, как что-то покатилось вниз.

— Ну и что?

— Болван! Это же сторожевой камень!

— Кто мог его тронуть?! Ерунда! Спи, я похожу вокруг будки.

— Нет, давай все-таки посмотрим. Вдруг замарашки сюда залезли?

— Ха! Грязнила разогнал их по домам.

Вася и Таня, которые хорошо слышали весь разговор, прижались к земле.

Вася шепнул Тане на ухо:

— Не струсишь кинуться под ноги?

— Не струшу.

— Сейчас он подойдет сюда. Идёт!

Тяжело топая, Грязевик шёл, осматривая сторожевые камни.

Когда ему оставалось сделать всего один шаг до Тани, мальчик резко свистнул в два пальца и вскочил на ноги.

Грязевик вздрогнул от неожиданности и выронил из рук плеть. Вася Синичкин стремительно бросился к нему и толкнул его в грудь.

Большой толстый грязевик, крякнув, упал и покатился вниз.

Вася, Таня и Снежок бросились к будке, где, размахивая плеткой, ждал их второй часовой, готовый обороняться. Вася внезапно головой ударил грязевика в живот.

Грязевик охнул, но не упал, а выхватил небольшую медную трубу, чтобы дать сигнал тревоги.

Он уже надувал щеки, готовясь дунуть, но в это время Вещий Ворон с большой высоты черной молнией упал ему на голову.

Грязевик выронил трубу, но пытался отогнать смелую птицу.

Вася и Таня использовали удобный момент. Они опрокинули воющего грязевика и пустили его под гору. Грязевик попал на такой крутой спуск, что, пока докатился вниз, походил уже больше на кусок глины, чем на страшного солдата.

Вскоре всё было кончено. Два страшных воина Её Грязного Величества превратились в кучу самой обыкновенной черной глины…

Запыхавшиеся ребята радостно поглядели друг на друга.

— Они, оказывается, не такие уж страшные! — засмеялась Таня.

— Если дружно! — поддержал её Вася.

— Я бы еще с одним управился! — заявил Снежок, торопливо вылизывая запачканные лапы.

— Не будь хвастуном! — сказал ему Ворон.

— Ты слетал к замарашкам? — изумленно посмотрел на него Вася Синичкин. — Прямо как ракета!

Но Вещему Ворону явно было не до шуток. Он все озирался, высматривал кого-то.

— Ты что потерял? — спросила Таня.

— Карр!.. Девчонку!

— Какую девчонку?

— Гр-р-рязную! Маленькую! Элю!

— Ничего не понимаю! — подскочил к ним Вася. Объясни, пожалуйста.

— Я нашел её в грязнильных комнатах. Она спала в углу под грязным одеялом. Вставать и умываться не захотела. Я схватил её и понёс к вам. Потом вижу, вам трудно приходится. Опустил её вон там под горкой и бросился на помощь. А девчонка сбежала.

— Куда же она могла сбежать?

— Во дворец. Она не хотела к вам, отбивалась руками и ногами. А еще грозилась пожаловаться Грязнуле.

Таня так ничего и не поняла, но Снежок и Вася знали, о ком идет речь… Видимо, это была та самая девчонка, которая так неприветливо встретила их при первом посещении грязнильных комнат.

Медлить было нельзя. Нужно добывать воду.

— Идем, Таня! — крикнул Вася. — Вы, Снежок с Вороном, будьте настороже. Крикните нам, если появится Грязнилино войско.

Со стороны Грязнулиного дворца слышался сильный шум, топот, крики.

Войско идёт на приступ

Измученная ночными страхами королева Грязнуля только перед самым рассветом заснула тревожным сном.

Грязава и Грязнуша сели у её изголовья, чтобы охранять покой, а Грязена примостилась на пороге комнаты.

Вдруг во дворце застучали торопливые шаги, и к дверям Грязнулиной спальни подбежал генерал Грязнила, таща за шиворот чумазую девочку.

— Немедленно к Её Грязному Величеству! — прохрипел Грязнила и встряхнул плачущую девчонку.

— Нет! — преградила путь Грязена. — Она только-только уснула.

Грязнила что-то прошептал ей на ухо. Грязена охнула и вместе с генералом ворвалась в спальню.

— Кто посмел нарушить мой сон? — сердито спросила королева. — Кто допустил?

— Девчонка! — рявкнул Грязнила. — Она рассказывает сказки.

— Сказки?! — удивилась Грязнуля. — Для чего же вы привели её ко мне?.. Очернить её!

— Ой, не надо! Ой, не надо! — завизжала Эля. — Я такое скажу. Они. Все дети! Там! Водопровод! Я не хочу с ними!

Всхлипывая и размазывая кулаками слёзы, Эля рассказала Грязнуле все, что знала. Она была ябеда, её так и в школе звали, и тут уж ничего не поделаешь.

Грязнуля заметалась по комнате. Это ужасно! Все на свободе: и дети, и кот, и даже Вещий Ворон. Они захватили водопровод.

— Генерал Грязнила! — закричала Грязнуля. — Я же приказала поднять всё войско! Всех в наступление! Выкатить грязевые пушки! А вы, дочки, немедленно разыщите мою боевую ракету.

Про Элю забыли. И когда все выбежали на улицу, она залезла в кровать Грязнули, вытерла простыней грязное лицо и, свернувшись калачиком, мигом уснула.

Между тем, друзья, захватившие водопроводную колонку, работали там вовсю. Огромный замок на дверях будки долго не поддавался. Его кое-как сбил большущим камнем Вася Синичкин.

— Ура! — закричал он. — Кран здесь! Вода есть! Чистая!

Вслед за этим послышались такое фырканье и плеск воды, что всем тоже захотелось поскорее умыться.

Таня вошла, побаиваясь. Очень уж холодные брызги разлетались из-под крана, где плескался Вася. Но потом и она набрала воды в пригоршню, плеснула на лицо, рассмеялась, плеснула еще раз, еще…

И вот она с Васей весело скачет среди сверкающих струй.

Снежок, улыбаясь в усы, глядел на них с порога, через который переливались уже, бежали вниз тонкие струйки.

— Берегитесь! — предостерегающе крикнул Ворон. — Они идут! Они окружают горку!

Выскочив на улицу, чистые, бодрые, порозовевшие от воды ребята увидели, что со стороны дворца движутся к ним большие толпы чёрных, бурых и желтых грязевиков. Они окружили горку широким кольцом и с тяжелым топотом, от которого вздрагивала земля, шли на приступ.

— Ох! — невольно вырвалось у Тани. — Пропали мы. Их так много.

— Ничего! — бодрился Вася, хотя и у самого кошки на душе скребли. — У нас вода. И ещё рогатка!

— Как мы будем её лить? — спросил Снежок. — Эх! Трубу бы сюда пожарную!

— В будке лежит бочка и три старых ведра! — вспомнила Таня. — Выкатим её сюда и наполним.

— Правильно, Таня! — обрадовался Вася. — Из бочки легче будет брать воду… Быстро за бочкой!.. А ты, Снежок, ищи шланг. Понимаешь? Ну, такой, как бывает у пожарных… На трубе есть пожарный кран, значит, должен быть и шланг… Ищи!

Грязевики тем временем медленно приближались.

Королева Грязнуля ехала позади войска на самокате и грозила ребятам кулаком.

Грязевиков было так много, что и Васе Синичкину, и Тане, и Снежку было ясно, что отбиться от них будет нелегко.

Вдруг Таня заметила, что один из грязевиков наступил на ручеёк, бегущий с горы. Едва нога его попала на мокрое место, как он поскользнулся и с шумом упал, повалив двух соседей…

— Вася, Снежок! — крикнула Таня. — Не ждите, когда они залезут!.. Лейте воду им под ноги… Они падают!

Грязевики были уже на половине горы, когда им на головы и под ноги хлынули струи чистой воды.

Склоны горки, куда непрерывно текла вода из открытого вовсю крана, стали скользкими.

Первые грязевики попадали лицом вниз и, расплющивая себе носы, поползли вниз под ноги наступающим.

Те остановились, не решаясь топтать упавших.

— Вперёд! — завопил Грязнила. — Вперед, бездельники! Топчите их! Шагайте по ним, мы вылепим новых!

Остановившиеся было отряды пришли в движение. Они шагали прямо по упавшим, месили их, но поднимались все выше. Вода не могла уже помочь детям. Слишком мало её лилось вниз, чтобы смыть всех грязевиков. А Васина рогатка, хотя и была грозным оружием, тоже оказалась бессильной.

— Вася, Таня! — закричал вдруг Снежок. — Я нашел! Бегите сюда!..

Вася кинулся к Снежку, а Таня продолжала лить воду ведром.

Кот, правда, нашел то, что нужно. Глубоко в тёмном углу, под ворохом гнилой соломы лежал, свернутый в круг, длинный брезентовый шланг с медным наконечником.

— Молодец, Снежок! — погладил Вася кота.

Они быстро принялись за дело. Вася осмотрел металлический наконечник.

— Беда, Снежок! Он весь забит грязью. Придется чистить… Посмотри, как там Таня… Держится?

Снежок выглянул из дверей будки и в страхе отскочил.

— Они забрались наверх!.. Что будет с Таней?

— Прикрой дверь и подопри её вон там поленом. Прикручивай шланг к трубе…

Вася поколотил медный наконечник о железную трубу. Посыпалась грязь, глина, солома…

А на улице в это время и вправду стряслась беда. Разъяренные глиняные солдаты уже совсем окружили Таню.

Они стали ломиться в будку, барабаня в двери, по крыше и стенам.

— Сдавайтесь! — орали они, — или мы растопчем вас вместе с будкой!..

И, словно повинуясь им, дверь распахнулась. В грязевиков ударила сильная струя воды. Она была упругой и острой, как бритва.

Первый, кто попал под неё, моментально был перерезан пополам. Остальные грязевики в страхе попадали и покатились вниз.

На пороге будки появился Вася с пожарным рукавом в руках. Упругая, сверкающая на солнце струя воды описала круг, и на вершине горки стало чисто. Стремительный поток воды смыл всю грязь.

Но Таня с восхищением смотрела, какие чудеса делает струя обыкновенной чистой воды.

Грязнуля, отъехав подальше, рычала от ярости.

— Где мои сороки? — крикнула она. — Пусть несут пузырь с жидкой грязью… Залить всех сразу!

И тотчас со стороны дворца поднялось в воздух странное сооружение. Это был огромный пузырь, черный и блестящий.

Сороки несли по воздуху массу жидкой грязи, которую собирались вылить на защитников водопроводной горки.

Вася попробовал достать пузырь струей воды, но сороки взлетели выше.

Вот уже чёрная холодная тень упала на горку и поползла вверх.

— Смелей, ребята! — громко крикнул вдруг Вещий Ворон. — Настала и моя очередь!.. Выше головы, друзья!..

Ворон расправил сильные крылья, взмахнул ими и взмыл в небо. Развернувшись в воздухе, как боевой самолёт, он бросился наперерез сорокам.

— Прощайте, дети!.. Вспоминайте меня, когда вернётесь домой!..

Таня, Вася и Снежок широко открытыми глазами смотрели на бесстрашный полёт крылатого друга.

Чёрной молнией перечертил Ворон серое небо. Он пронёсся над головами перепуганных сорок, упал вниз и снова взмыл вверх.

Удар Ворона был точным и сильным. Раздался треск, пузырь прорвался, и в него хлынул липкий чёрный поток, сороки запутались лапами в верёвках и вместе с пузырём рухнули вниз. Чёрные брызги заливали грязевиков, взметнулись во все стороны, а когда упали на землю, под ними никто уже не шевелился.

На глаза друзей навернулись слёзы.

Иначе и быть не могло. Ведь они потеряли верного крылатого товарища, который погиб, чтобы они победили.

Последнее сражение

Грязнуля, видя, что дело проиграно, соскочила с самоката и кинулась к генералу.

Грязнила понял её.

— Дайте дорогу! — закричал он оставшимся грязевикам. — Расступитесь. Пусть идёт Смоляк… Ха-ха! Уж он-то не испугается воды!..

Грязевики расступились. Появился страшный смоляной солдат. Он бросил взгляд на горку, на стоявших там ребят и оскалил большие чёрные зубы.

— Куда идти… кого… брать?

— Иди на горку. Схвати мальчишку и девчонку, которые посмели угрожать королеве!

— Слушаю… иду… солдаты… идут… за мной!

Смоляк покачнулся на длинных ногах и большими шагами пошел вперед, протянув вперед лапы. За ним боязливо двинулся разноцветный генерал и грязевики.

— Таня, открой кран до отказа! — попросил Вася. — Я попробую его смыть.

Навстречу врагам с новой силой ударила струя воды. Несколько грязевиков развалились. Но Смоляк шагал как ни в чём не бывало, быстро приближаясь.

Таня и Снежок испуганно кинулись в сторону и опрокинули пустую бочку.

Бочка с грохотом покатилась. И тогда Таня сообразила, что нужно сделать.

— Вася, бочку! — крикнула она. — Скатим бочку навстречу Смоляку.

Вася, видя, что вода бессильна против смоляного солдата, отбросил шланг и прыгнул к бочке. Нужно было сделать всё очень быстро. Смоляк находился в нескольких шагах от вершины, но задержался, так как горка здесь была особенно крутой.

— Все сюда! — позвал Вася. — Пустая бочка не собьёт такого верзилу… Наполним ее камнями.

Они принялись за дело, не спуская глаз со Смоляка.

Бочка быстро наполнялась.

Таня, Вася и Снежок, напрягая силы, подкатили её к краю. А страшный солдат продолжал шагать, улыбаясь и щёлкая зубами…

— Руки… вверх… я… растопчу!

— Вася, толкай бочку! — крикнула Таня. — Он нас схватит!

А Смоляк уже готовился поставить ногу на вершину горки и протянул к детям длинные липкие лапы.

И тогда, дружно навалившись на тяжелую бочку, друзья толкнули её навстречу Смоляку.

Бочка с грохотом покатилась.

Смоляк, который занёс было ногу для последнего шага, не смог увернуться. Бочка ударила его по ногам. Ноги Смоляка сразу крепко прилипли к ней, и она, увлекая за собой смоляного солдата, покатилась вниз всё быстрее и быстрее.

— Чёрт… возьми… погибаю…

Это были последние слова, которые успел сказать Смоляк. Толстый слой смолы, прилипший к бокам бочки, — вот всё, что от него осталось.

Грязнила схватился за голову и побежал.

Грязевики беспорядочной кучей бросились за ним следом.

— Караул! — завопила Грязнуля. — Я с вами больше не играю… Ракету мне!.. Ракету!

Из дворца выбежали Грязена, Грязава и Грязнуша. Они тащили что-то похожее на старую самоварную трубу, до краёв набитую черным порохом.

Это было последнее оружие Грязнули, с помощью которого она хотела уничтожить водопроводный кран.

Грязнульки установили самоварную трубу на треножнике, подняв вверх изогнутый её конец. Грязнуля уселась на трубу верхом и махнула рукой.

Грязена чиркнула спичкой и отскочила. Ржавая труба взлетела в небо.

Вернувшийся Грязнила выстраивал остатки своего войска для нового штурма.

Дети на вершине горы в страхе попадали на землю.

Грязнуля, оставляя за собой черный дым, ринулась в атаку.

Таня закрыла глаза. Вой, рёв, свист стремительно приближались. Вот они словно опустились на самую вершину горки. Раздался страшный треск и грохот.

Деревянная будка разлетелась вдребезги, но водопроводный кран был ещё цел.

Грязнуля заметила свой промах. Она яростно стиснула зубы и набрала высоту, чтобы снова обрушиться вниз.

Таня, Снежок и Вася в страхе закрыли глаза… Осмелевшие грязевики тяжелой рысью опять шли в атаку.

И вдруг труба, на которой сидела Грязнуля, закувыркалась и закружилась волчком. Потом она загудела и зашипела.

До ребят долетел крик Грязнули, раздался сильный взрыв, взметнулось красное пламя, и все окутал густой черный дым. На землю посыпались обгорелые куски жести.

От грозной королевы города Замарыша, злой колдуньи, Грязнули не осталось даже пылинки…

Вася вскочил на ноги. Вслед за ним поднялись Таня и Снежок. Теперь они сами перешли в наступление.

Направляя впереди себя струю воды, друзья бросились на грязевиков, которые, пытаясь убежать, разваливались на куски.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Про девочку, которая ничего не хотела уметь

Упругой струей воды Вася ударил по крепостной стене. Вода смыла тяжелые ворота и открыла чистую дорогу…

А навстречу детям со всех сторон высыпали замарашки с длинными пиками в руках. Они прыгали и кричали от радости и пиками разламывали на части уцелевших еще грязевиков.

— Мы свободны!.. Мы свободны!.. Мы снова сделаем свой город чистым и красивым!

— Победа! — сказал Вася. — Снежок, закрути кран. Вода ещё пригодится этому городу.

И вдруг все обернулись на тонкий голосок.

— Уже всё!.. Ты задала им, королева?!

— О, госпожа принцесса! — насмешливо раскланялся Вася Синичкин. — Королевство осталось без мамы! Трон и грязная корона освободились для вас!

Все засмеялись, так как вид Эли, которой принадлежал тонкий голосок, был и в самом деле комичный.

Маленькая ростом и толстенькая, она ещё распухла от сна и казалась грязным шариком, на котором сверху торчал рыжий сноп соломы… Вздернутый носик смешно торчал среди кругленьких щечек, а в узких щелках вместо глаз переливалось туда-сюда что-то чёрное, блестящее…

Увидев вокруг себя ребят, Снежка и замарашек, Эля, не найдя взглядом королевы Грязнули, попятилась.

Но Вася и Таня уже подхватили её под руки.

— Отпустите меня! Что вам нужно?! — взвизгнула Эля.

— Мы хотим тебя выкупать, — сказал Вася. — Снежок! Ну-ка открой кран!

Эля вырывалась изо всех сил и пронзительно визжала.

Струя искрящейся холодной воды, конечно, попала ей в рот. Эля завертелась, стараясь увернуться.

— Ух!.. Ух… Ух!.. — пыхтела она, а лицо её тем временем становилось все чище.

Вася и Таня поворачивали её во все стороны, подставляя под струю воды то голову, то руки, то ноги…

Через несколько минут водная процедура была окончена. На площади стояла совсем другая девочка. Она стала чистой и розовой от холодной воды.

Шлангом тем временем завладели замарашки, и вскоре вся площадь наполнилась их веселым смехом и гомоном.

— Вы не сердитесь? — виновато спросила Эля.

— Да, нет же! — засмеялась Таня. — Не могли мы оставить тебя здесь… Из тебя вполне могла получиться новая Грязнуля, а бедные замарашки так и остались бы замарашками.

— Ребята, попрощаемся с городом! — крикнул Вася, выходя через пробитую стену на широкую и чистую дорогу.

— Прощайте, замарашки! — хором крикнули дети. — Желаем вам никогда больше не пускать в свой город грязных королев!

— Прощайте, ребята! — отвечали им замарашки. — Мы будем помнить вас! Спасибо!..

А бабушка-Замарашка обняла на прощанье каждого из ребят, погладила чистого Снежка и сказала:

— Идите, дети, домой… Знайте, что грязь — это всегда беда. Помните, что случилось с нашим городом… Умывайтесь, пожалуйста, каждое утро. И не бойтесь! Не бойтесь холодной воды… Будьте весёлыми и чистыми в школе и дома!..

— Спасибо, бабушка! — хором откликнулись дети.

И вместе со всеми весело и звонко звучал голос Эли, немножко ябеды, немножко неряхи, которая с этого дня решила стать лучше.

Оживлённо переговариваясь, ребята вышли на дорогу и двинулись в путь.

Многие из них прямо из города Замарыша попадут в свой город, в свой двор, в свою школу.

Многие, но не Таня. Она научилась пока только умываться.

Скажу по секрету, что Тане и Снежку предстоит ещё много удивительных приключений в других сказочных землях и городах.

Но об этом я расскажу вам в другой раз, когда узнаю и запишу новые рассказы о приключениях Тани, девочки, которая ничего не хотела уметь делать сама.


Про девочку, которая ничего не хотела уметь

home | my bookshelf | | Про девочку, которая ничего не хотела уметь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу