Book: Мой вечер встречи выпускников!



Мой вечер встречи выпускников!

От автора.

Мария рассматривала себя в зеркале. Зрелище радовало! Особенно радовало в сравнении с фоткой школьных лет, которая валялась тут же на полу. Маша напевала себе под нос песенку Серова "Мадонна". Да-а-а, если б ей, замухрышке с предпоследней парты, которая комплексовала по каждому поводу, начиная с имени и заканчивая внешним видом, сказали бы, что она вот так с радостью и УВЕРЕННОСТЬЮ будет собираться на встречу выпускников…Как минимум, с ней удар бы случился. Точно! Или она бы сошла с ума.

Подкручивая плойкой пару, в принципе, итак идеальных локонов, Маша вспоминала, как это было. А было это…не комильфо…это об ее школьных годах. Училась она хорошо, но на этом все положительные моменты и заканчивались. Папа – Валерий Иванович Попов, был военным, поэтому школ пришлось поменять немало. Может быть, это повлияло на мировоззрение хрупкой бледной девочки? В итоге, когда семейство Поповых все-таки кинуло якорь в небольшом городке, с намерением прожить здесь до пенсии и дальше, Маша поняла, что она зашуганная, закомплексованная и совсем-совсем некрасивая.

Ее посадили за предпоследнюю парту третьего ряда с девочкой Женей, которая училась не то чтобы плохо, а совсем плохо. Так что приходилось Маше решать и писать не только для себя, но и для шебутной соседки. Женька была уверенной в себе, но неуверенной в своих знаниях, причем совершенно небезосновательно. Потому и околачивалась в конце классной комнаты – лишь бы не заметили и к доске не вызвали. Короче, полюбили они друг друга неимоверно. Тем более что Женька была своего рода белой вороной, хотя и дружила со всеми, была общительной. Просто очень уж любила она необычно одеваться. Хотя подросткам это свойственно. Все четыре года учебы, Женька была для Маши отдушиной и лучшей подругой. А Маша для Жени чемоданом знаний и лучшей подругой.

А еще у них в классе училась Галя. Ох уж эта противная Га-а-аля, это просто проклятие школьных убогих лет Машки. Она-то была и красивой, и отличницей, и самое главное, уверенной в себе. Даже чересчур. Хотя, по поводу отличницы можно не расстраиваться, Машка тоже хорошо училась. Но вот с внешностью были проблемы. А у Гали проблем с ней не было. Хотя…это она так думала. А вот Женька была иного мнения, и звала Гальку за глаза курицей, у которой, цитирую «что рот, что ж…а». Это к тому, что у Гали, ротик был маленький и складывался в круглую сморщенную пипку, как у воздушного шарика хвостик, завязанный ниткой. Но мальчикам-то нравилось! И самое главное, нравилось Димке Гордееву. А Димка Гордеев…э-э-э-эх…Как бы описать его, чтоб вы поняли метания девчонок школы N183… Машкина мама, Вера Пална, очень любила старый советский фильм «Не могу сказать прощай». Вот главный герой – вылитый Димка!

Да-а-а-а, Димка нравился всем, и Машка с Женькой совсем не были исключением. Также вздыхали, когда смотрели на него, также мечтали, чтоб он просто обратил на них внимание, а там уж разбираться, кто ему больше нравится – Мария или Евгения…Какой там… Хорошо хоть на выпускном, сидя напротив Машки за столом, он сказал: «Манька, подай колбаску»…А ведь мог и не вспомнить имени даже. И на том спасибо! И то, сколько счастья подарил фразой про колбаску! Гордеев был гордостью школы, причем на удивление не только со спортивной стороны, но и с математической, что является редким явлением. Высокий, темноволосый…да красивый, короче.

Еще был Половников Сережка…это вообще что-то с чем-то…и уроки срывал, и в учителей меловой тряпкой швырял…Ну, о том, что он почти лишил волос Машу, даже говорить не стоит…Таскал за тонкие светлые косы так, что кожа на лице пунцовой становилась. И какими они сейчас стали?

На страничке в «Одноклассниках» у Машки только Женя. Она же периодически сообщала, кто кого родил, кто куда уехал. С годами такие детали забываются и, поэтому Мария не знала судьбу своих одноклассников.

А сейчас Машка стояла у зеркала и думала: и с чего я взяла, что я серая моль? Да, светлые волосы, да светлые ресницы…Но спустя десять лет, когда ты чувствуешь себя успешной уверенной женщиной, которая может не только выбрать хорошую одежду, но и нанести профессиональный макияж, понимаешь, что ошибалась. Если раньше она казалась себе худой и угловатой, то сейчас – стройной. Если раньше серой и неприметной, сейчас – эффектной и …и красивой! Точно!

Когда Машка окончила школу, то уехала учиться в крупный промышленный город. К родителям приезжала раз в два месяца, с одноклассниками не общалась. Да и разъехались все! Хотя с Женькой дружили по-прежнему. А Женька оставалась такой же оторвой, что и раньше. Работала она парикмахером, в свои двадцать семь лет уже два раза побывала замужем. Детей, правда, у нее нет. Но Женька не отчаивается и говорит, что уж в третий раз ей точно повезет!

Совсем недавно Машка, Женьке на радость, вернулась жить в свой родной городок. Потому что купить квартиру в многомиллионном городе не так-то просто, да и пригласили ее на работу главным экономистом в какую-то компьютерную фирму в родном городке. Хотя пригласили громко сказано! Просто папа давно настаивал на том, что доченька вернулась в гнездышко родительское. Вот и старался заманить и пряником, и халвой. Воспользовался своими связями и нашел заманчивое место для дочери.

Так уж вышло, что возвращение домой совпало со встречей выпускников. Причем, по словам Женьки, будут все! Ну, или почти все! Конечно, те, кто уехали жить в Тюмень, Санкт-Петербург или Екатеринбург, вряд ли приедут, но все же многие обещались быть.

Маша еще раз окинула взглядом свое отражение. Светлые волосы локонами струятся по плечам, неброский, но очень классный макияж, ровный загар…Да уж, пусть все думают, что она прилетела с Кипра! Солярий творит чудеса! Бледно-розовое короткое платье, белые босоножки…Сегодня ее вечер!

Блин, – думала Маша, – как же хочется, чтобы на празднике была Галя…Может быть он также красива, но так хочется увидеть ее!!! А еще Полинку, Андрея, Вовку…

***

Маша.

– Детка, ты супер! – сказала я своему отражению. В дверь позвонили. Родители отбыли на дачу, так что пришлось мне открывать дверь Женьке. А это было она, точно! Кто ж еще-то?

– Приве-е-е-ет! – Протянула подруга, как только я распахнула дверь, – Детка, ты супер!!!

Я захохотала.

– Не поверишь, я сказала себе тоже самое!

Женька скинула фиолетовые босоножки и, виляя задом, обтянутым фиолетовым платьем, направилась в сторону кухни, напевая себе под нос.

– Скажу тебе ты – супер, детка…ты супер и снова…а где родители?

– На даче, как всегда, суббота же!!! Ну что? Идем?

– СтопЭ!!! Ты хочешь сразить своим появлением всех наповал?

– А то!

– Тогда нужно хряпнуть и опоздать!

– А?

– Не «А», а хряпнуть грамм сто! И опоздать!!!

– Да иди ты! Если мы тут хряпать будем, то я вообще не дойду туда…

– Так мы ж чисто символически! – объявила Женька и рванула в коридор, там она зашуршала пакетом, с которым собственно и приперлась. На кухню она вернулась с бутылкой шампанского.

– НИФИГА!!! – я была в шоке, – Я-то думала мы по рюмке хряпнем, а не бутыль!

– Ой, да ладно! Так говоришь, будто я самогон принесла!

Женьку переубедить нифига невозможно. Пришлось хряпать. Вылакали бутылку мы быстро. Я сидела как на иголках, и, если честно, алкоголь не расслабил меня вовсе, я еще больше разволновалась, предвкушая дуэль с Галей. А Женька вполне себе спокойно любовалась на свое фиолетовое платье и потягивала напиток аристократов, закусывая копченой колбасой, что, собственно, является едой среднего класса.

– Жень, а тебе немного будет фиолетового?

– Неа, – она закинула попку от колбасной палки в рот, – в самый раз!!!

– Ну ладно…просто ты вся…фиолетовая какая-то…еще и заколка фиолетовая…

– Вот именно что! Еле нашла на рынке нашем…нифига выбора нет…

Я не стала оспаривать вкусы в одежде. Мне все как-то милее пастельные тона. Я согласна с тем, что можно их разбавить ярким пятном, типа зеленого шарфика или розовой кофточки. Но когда изобилие цветов, или перенасыщенность, как в данном случае, фиолетового…жесть…

– Ладно, фиг с ним, с твоим платьем и заколкой, – сказал я, – пошли уже…А то придем, а все уже свалили, вот это будет не комильфо…

– Лааааааааадно,– прокряхтела Женька,– пошли…

Мы вызвали такси, причем именно в такси меня хорошенько торкнуло шампанское. Вставило так, что я завыла «ой, мороз-мороз…». Мужик водитель явно меня не понял, потому что был самый разгар июля месяца. Он глянул на меня в зеркало заднего вида, пытаясь своим взглядом сказать: «Все вы бабы дуры». Почему-то глядя на него, я резко сменила свой репертуар, и теперь завывала: « Все мы бабы стервы, милый Бог с тобой…»

Короче, мужик был рад радешенек от нас сдыхаться. На школьном крыльце стояли парни и девушки. Насколько я знаю, на вечер ожидалось около шестидесяти человек – три класса. Женька ткнула меня в бок так, что отрыжка от шампанского с привкусом колбасы все-таки выскочила на улицу, а я так пыталась ее сдержать.

– Ты меня больше так не толкай…

– Ладно-ладно, смотри лучше, вон Семен Рыбин!!!

– Хто-о-о???

– Ну, чеснок из «Б» класса…

– А, ботан тот в очках??? – я уставилась на дядечку в кУстюме. Нда-а-а, собственно, ничего не изменилось, просто повзрослел, полысел и брюхо отвисло, а так все – то же самое. И очки-то при нем.

– Семен! Привет! – Женька подлетела к нему, как фиолетовая бабочка-капустница на капусту.

– О! Евгения! Как дела?

– Хорошо!

– А это кто с тобой? Говорили же, что только выпускники должны присутствовать?

– Сема, ты когда зрение-то проверял??? – зловещим шепотом спросила Женька.

– М…месяц назад, а что?

– А то! Это же Машка Попова!

– КТО? Машка???

– Да, Сема, это я, представляешь? – я постаралась, как это пишут-то в книгах, «рассмеяться мелодично». Хотя, хрен его знает, как это делается. Но после шампанского мне показалось, что поржала я вполне себе мелодично.

– Машка…то есть Мария…ты…так изменилась!

– Ты тоже! – я мило улыбнулась.

К нам подошла толстая девушка. Оказалось, что это какая-то Таня из «В» класса. Я ее совсем не помнила. Она нам конкретно вгрызлась в ухо, рассказывая о своих четверых детях, муже-уроде и т.д. Короче, пришел человек душу излить, как говориться, чтоб полегчало…

– Блин, вот доставучая…, – просипела Женька, оттаскивая меня в сторону двери. Мы еще поздоровались с некоторыми ребятами. Но все они были из параллельных классов, а нам же не терпелось найти своих.

В вестибюле был включен мягкий свет. Стояли лавки. Висели стенды. Боже мой, ничего не изменилось!!! Разве что краска свежая и пластиковые окна…А пахнет также, школой и детством. То ли шампанское во мне играет, то ли я такая сентиментальная, но ужасно захотелось заплакать.

– Машка, ты чего там застряла, пошли в спортзал! Слышишь там музыка!!! Значит и народ весь там.

Мы пошли по школьному коридору к спортзалу.

– Охренее-е-е-еть, – протянула Женька, – ты только глянь…

Я подняла голову и посмотрела в ту сторону, где «охренеть»:

– Охрене-е-е-еть, – непроизвольно вырвалось у меня.

У входа в спортзал по мобильнику разговаривал Димка Гордеев. Нас он не видел, а мы его…очень хорошо!

– Вот ведь сволочь, – прошипела Женька, – все толстеют, лысеют, а этот еще красивей стал…

Мы продолжили идти, медленно к нему приближаясь.

– Жень, а что ты его не видела? Ты же про всех все знаешь!

– Неа, не видела…Слышала, что вроде как дело у него свое…но просто из наших, с кем я общаюсь, никто подробностей о нем не знает…

– Ясно…Блин, какой же все-таки…

Он стоял к нам в профиль. На нем были темные брюки, офигенные остроносые туфли, которые просто горели, как мне показалось. Так были начищены. Белая рубашка…Но самое сексуальное – это его руки. Рукава рубашки закатаны по локоть, а руки…такие…большие, мужские, с торчащими венами, настоящие…кожа смуглая, загорелая, точно с моря недавно вернулся… Волосы были немного взъерошены, и так это было классно, что я подумала никак парикмахер так их ему взъерепенил…

Он повернул голову в нашу сторону, не прекращая беседы по мобильнику. Что со мной началось! Мама дорогая! Я будто на машине времени улетела в свои школьные годы, опять засмущалась при нем, опять покраснела, опять почувствовала себя серой мышью…с ума можно сойти!!! Так, Машка! Тебе двадцать семь лет! Ты взрослая женщина, уверенная в себе, многого добившаяся в жизни…А ну-ка прекращай!

Я расправила плечи после своего монолога. Димка смотрел на меня взглядом окуня, плохо понимая, кто это перед ним. Зато мою фиолетовую подругу узнал и растянулся в улыбке. Двухдневная щетина так ОФИГЕННО смотрелась на его лице…Блин, может это все-таки работа стилистов? Ну не может человек от природы так классно выглядеть, тем более не модель в журнале каком-то…а так, житель нашего городка…

– Ладно, Артем Сергеевич, я позвоню вам, как все выясню, хорошо?…Да…Да, конечно. До свидания. – Он нажал отбой на мобильнике.

– Женька!!! Совсем не изменилась!!! Как твои дела? – он даже обнял ее. А я стояла в стороне, как сирота.

– Хорошо! Работаю парикмахером, квартирку купила небольшую, спасибо родителям, помогли! – Женька прям слюной исходилась, гдядя на Диму. Хотя я ее понимаю, я также слюну пускала. Только стоя в стороне.

– А у тебя как дела? Слышала у тебя свое дело? – рушила уточнить подруга, всегда заинтересованная в материальных возможностях кандидата в ее постель.

– Да…небольшое…а это кто с тобой? Подругу привела?

– Дим, – я рассмеялась, опять-таки, как навроде, мелодично, – вообще-то я имею полное право тут находиться…я же училась с тобой в одном классе!

Он уставился на меня своими голубыми глазами, одетыми в черные ресницы…еще и прищурил их так, что я готова была сейчас на все, ради часа с ним в темной комнате…Или хотя бы пятнадцати минут…

– Машка??? – теперь он уже удивленно таращился, а Женька хихикала, – Машка Попова??? С ума сойти!!! Ты ж была такая тихоня с такими…кхм…косичками…

– Никакими, жалкими, тонкими, – подсказала я.

– Да! – радостно кивнул он, потом немного сконфузился, – то есть нет, ну Маш…

– Димка, успокойся, – сказала я, уже расхохотавшись вовсю, по-моему, как конь, а не мелодично вовсе, – нормально все! Согласна, что была я серой мышью!

– Да уж…была…, – задумчиво протянул он, оглядывая меня с головы до ног. Все-таки я, наверное, ржала, как конь, раз он меня рассматривает, как парнокопытное на рынке…

– Ладно, Жень, – я схватила подругу под руку, – пошли в зал. А то итак опоздали!

И мы прошествовали мимо офигевшего Димки, задрав головы.

– Нет, ты видела, как он на тебя смотрел??? Видела??? – сипела Женька.

– А я все слышу! – раздался голо за нашими спинами, я так испугалась. Что аж подпрыгнула. Димка.

Не знаю, чего он ожидал, может, что я засмущаюсь от того, что он слышал шипение Женьки, но это же не восьмой класс…

– Дим, – я улыбнулась, – ну мы всю школьную жизнь мечтали о тебе, как и все девочки! Думаю, ты это знаешь! Так дай же нам насладиться тем, что меня ты не узнал! Это же своего рода триумф!

– Точно! – поддакнула Женька.

– А я видел, что нравлюсь тебе, ты вся скукоживалась, когда я подходил к тебе!

Ох, какой же еще пацан еще все-таки!!!

– Думал меня этим задеть? – я улыбнулась, – Я согласна со всем, что ты сейчас сказал!!!

И развернувшись на месте, пошла в сторону накрытых столов, где сидели наши одноклассники. Женька отстала немного, продолжая беседовать с Димой.

За одним из столов с табличкой «А», что подразумевало класс, я увидела свою классную руководительницу.

– Наталья Алексеевна! Здравствуйте!

– Ох!!! Машенька! До чего же ты красивая!

Мы стали с ней обниматься. Все сидящие за столом с интересом поворачивали головы в нашу сторону, пытаясь рассмотреть, кто ж там пришел?

– Да ну нафиг! Машка! – и кто-то с силой дернул меня за волосы сзади. Я взвизгнула. Генка! Зараза!

– Генка! Убью, засранца!

Ох, блин, что тут началось, все стали заваливать меня вопросами, я их, поднялся такой галдеж. Тут еще моя фиолетовая подруга втиснулась в нашу кучу-малу с воплем: «А вот и я». Ее встречали очень тепло. Тем более со многими она продолжала общаться на протяжении десяти послешкольных лет.

Уже пьяный Вовка Мартынов, который стал похож на круглоко бурундука, объявил мне, что больше не будет называть меня страшилой. Я просто офигела. Нет, ну ладно серой молью…Но страшилой. Зато это высказывание очень порадовало Димку. Все еще не успокоится…

Мы стали рассаживаться за стол. Оказалось, официальная часть уже прошла в актовом зале, где всех торжественно встретили, мы пришли на банкет. А потом в том же актовом зале будет дискотека. Я оглядела наш стол.

– Кого ищешь? – спросил Димка, усаживаясь со мной рядом.

– Галю!

– Мошкину?

– Да! А где она?

– Да вообще-то здесь была…а зачем она тебе? – он тоже оглядел зал, выискивая ее взглядом.

– Просто…, – я даже не знала, как сказать-то ему.

– Да ладно, не парься Попова, я понял. Без Гальки твой сегодняшний триумф будет незавершенным!

Вот зараза! Он что, психолог, блин?



– О чем это ты? – решила я включить дурочку.

– Да ладно тебе, типа не понимаешь. – он улыбнулся…капец…интересно, он женат? – Ты пришла, вся такая…хммм…эффектная. Просто сразила всех, а Гальки что-то не видно. А ведь она была первой красавицей класса, которая при этом еще и издевалась над тобой! Представляю, как ты хочешь, чтоб она было толстушкой, или…

– А ты женат? – у меня это вылетело, прежде чем я успела сообразить. Это все Женька со своим шампанским…зараза…

– Н…нет…, – Димка сначала удивленно уставился на меня, потом расплылся в улыбке, – хочешь побороться за мое сердце? Как в школе?

– Я не боролась за твое сердце в школе!

– Но хотела!

– Ну и что! – от досады я хильнула вина из бокала…вообще-то я ненавижу красное вино, а тут прям хорошо так пошло…,– а девушка у тебя есть?

Гордеев захохотал.

– Димка, а ты не пробовал сниматься в рекламе парфюмерии для мужчин, – спросила я. Твою мать! Мой язык сегодня живет отдельно от мозга.

Он продолжал смеяться.

– Маш, у тебя столько вопросов…На какой сначала ответить?

– Про девушку, – буркнула я.

– Хорошо. Раз ты сегодня решила быть честной и открытой, буду с тобой таким же. У меня нет постоянной девушки в должности невесты или гражданской жены. У меня много девушек, чтобы заниматься с ними сексом.

Лучше бы он этого не говорил…Когда рядом сидит такой…и таким голосом говорит о сексе…С моим организмом словно судорога приключилась, я даже глаза закрыла, чтоб не выдать себя.

-Машка, тебе плохо что ли? – озабоченно спросил Димка, наклоняясь ко мне.

– Дим, ты бы отодвинулся что ли, – попросила я.

Сначала его брови были сдвинуты в кучу, но потом лицо посветлело.

– А что так? Возбуждаю?

– Не то слово…, – да твою же…отрежьте мне язык,а???

– Маш, ты пила что ли? Или ты правда такая…честная всегда?

– И пила, и честная, – созналась я…

– Да…страшная смесь…Хорошо, что я такой добропорядочный! А вот другой на моем месте утащил бы тебя в темный угол…и все!

– Что все? – уставилась я на него.

– И все, и секс…

-Дааа-а-а? – я посмотрела печальными коровьими глазами на Димку, – И на кой черт ты такой добропорядочный?

Он снова захохотал так, что на нас оглянулся весь стол.

– Димыч, чем она тебя там так смешит? – спросил круглолицый Вовка.

– Вспоминаем школьные годы, – улыбаясь, ответил мой школьный герой.

А я тем временем осушила второй бокал вина. Капец, не хватало еще напиться в какашку. Где же эта Галя?

– А на второй вопрос мне не надо отвечать? – опять влез в мои мысли Димка.

– На какой? – я уже забыла чего я там спрашивала.

– Про рекламу парфюмерии в моем исполнении! – он улыбался.

– А! Можешь не отвечать, это так, комплимент тебе!

Я снова оглянулась в поисках Гали.

– Дим, а почему это у тебя девушки нет? Жениться не хочешь, да? Боишься серьезных отношений?

– Маш, ты решила поиграть в психолога? – он скосился на меня, наяривая бутербродик.

– Димыч, извини! – влез между нами Вовка, приглашаю даму на танец!

Я услышала со стороны актового зала какую-то заунывную песню. Медляк, блин! Пошла я танцевать с Вовкой. Правда его затылок был на уровне моих глаз, я же еще и на каблуках была. Боже мой…Да если б в школьные годы меня кто-то пригласил на медленный танец…Это просто…я бы уписилась от счастья. А сейчас, переминаясь на скрипучих досках актового зала с Вовкой в обнимку, было смешно вспоминать, как все было. А тогда казалось, что все…трагедия. Меня никто и никогда не полюбит.

– Вов, расскажи хоть немного о себе, что ли…

– Ну…Я женат, у меня две дочери, работаю автослесарем. Знаешь, Маш, обычно живу, как все…

– И молодец, что как все, и молодец, что уже две дочери у тебя. Только еще мальчика бы! – я улыбнулась. Вовка тоже.

– Мы с женой тоже хотим!

Я всегда считала и считаю, что глупо жить мечтами о Кипре, о Венеции, о нефтяной скважине, о двадцати процентах акций ОАО «Газпром»…Нужно жить сегодняшним днем, видеть хорошее в обычной жизни, а не в той, что показывают по телевизору. Мечтая о чем-то далеком, можно пропустить что-то хорошее вблизи. Кому-то кажется: бедный Вовка…батрачит слесарем, два спиногрыза, наверняка жена-толстушка, ни тебе черного моря, ни тебе Египта…Только дача, помидоры, заботы и т.д. А я считаю, что он счастлив, он молодец. Он любит жену, любит детей, хочет сына, радуется тому, что по выходным ездит на рыбалку…Какой в ж…у Египет, сказал он мне!!! То ли дело ловить карасиков!

Я опять чуть слезу не пустила. Машка, прекращай пить!

И тут я увидела ее. Галю. Она стояла у стены, разговаривала с Димкой и Женей. Но смотрела на меня. А ведь она совсем не изменилась! Ни поправилась, ни похудела! Какая была, такая и осталась. На ней было черное платье, распущенные пшеничные волосы, черные туфли. Вполне себе симпатичная девушка. Кольца на пальце нет. А рот, как у курицы ж…а. От этой мысли мне стало смешно.

– Чего хихикаешь? – спросил Вовка.

– Галю увидела!

– И что с ней? – в это время музыка смолка.

– Да ничего! Такая же. Пойду я за стол, Вов, пить хочу.

– Ок! – Вовка пошел к ребятам из параллельного класса, а я в спортзал.

– Маш, пошли к нам! – крикнула Полина. Я подсела к девчонкам, мы вспоминали школу, нашего Антона Дроздовского, который вроде живет в Германии. Как Димка Гордеев пустил по классу бумажный самолетик, на котором большими черными буквами было написано «ДРОЗДОЛЕТ». Вспомнили, как Полина впервые решила сделать химическую завивку, дабы иметь волнистые волосы своей мечты. Но в итоге была похожа на барана, ее в принципе еще долго звали нестриженой овцой. Причем кличку дал ей круглый Вовка! И, естественно, за каждое воспоминание поднимали тост!

– Тебе уже достаточно, – загорелая рука отобрала у меня бокал с вином, когда я уже вытянула губы трубочкой, пытаясь отпить.

– А? – я непонимающе уставилась на Димку, который убрал подальше алкоголь. Все с диким интересом наблюдали за этой картиной.

Он наклонился ко мне и шепотом сказал на ухо:

– Если хочешь сделать Галю, прекращай пить, тебя итак уже пошатывает.

Я притянула его за ворот рубахи к себе еще ниже и прошептала ему в ответ на ухо:

– Мне пофиг, у нее все равно рот, как у курицы ж…а.

Сказать, что Димка начал дико хохотать, ничего не сказать. Он смеялся до слез. А я в это время пригубила вина из бокала Полины. Ну, как пригубила. Опустошила почти весь бокал.

– Девочки! Я заберу ее у вас?

– Конечно, Дим!

Он вытащил меня из-за стола. Я старалась идти ровно, но меня и правда уже начало шатать.

– Маш, давай-ка домой…

-Ты что? А танцы??? Все будут веселиться до утра, а я спать?

– Кто тебе виноват??? Сама напилась!

– Я не напилась!

– А что сделала?

– Немного выпила…

– Да уж конечно, немного…, – он целенаправленно тащил меня по коридору к выходу, придерживая за талию.

– Дим, Димочка, пожалуйста, только не домой…,– я постаралась сделать глаза, как у кота в «Шрэке». Кажется, из этого ничего не вышло. Он тащил меня дальше.

– Дии-и-им…И какого фига ты мной командуешь? – взбесилась я, пытаясь вырваться.

– Может, потому что ты меня тоже возбуждаешь?

– А?

– Ты всегда так пьешь?

– Нет…последний раз в студенческие времена так…сильно…

– Ну, слава Богу…а то уж кодировать тебя хотел…пошли в туалет…

– Зачем это?

– Умываться!

– А макияж???

– Выбирай – или спать домой, или в туалет умываться?

– Хорошо…давай в туалет.

То ли от того, что он меня тащил усиленно, то ли просто уже перебор был, но почувствовала, что меня тошнит. Я резко побежала к туалету сама. Слава Богу, там никого не было. Позорище такое. Вывернуло меня хорошенько. Я еще раз убедилась, что ненавижу красное вино и Женьку за ее «хряпнуть сто грамм». Пришлось умыться. Хотя, хорошо, что я пообнималась с унитазом. В голове посветлело, в желудке стало легко. Глаза только выдавали, что по моим венам течет вино, а не кровь. Нужно было срочно накраситься. Сумочка была у Димки. Я открыла дверь, он стоял в коридоре, опершись спиной о столб. Господи, до чего же красивый.

– Ну, как ты? – он сделал шаг в мою сторону.

– Подай сумку и будет хорошо.

Он протянул мне сумочку, я снова удалилась в туалет. Красилась я тщательно. Минут двадцать, чтобы скрыть свое состояние. Потом мазнула запястье и шею духами. Ну вот, похожа на более или менее трезвого человека. Еще слегка поправила волосы, теперь можно идти.

Как ни странно, Димка все еще стоял в коридоре. Я вспомнила его высказывание о том, что я его возбуждаю…Черт, в туалет, что ли его затащить. Я закинула в рот пластинку мятной жвачки.

– Все, я готова.

– Умница, хорошо выглядишь, – он улыбнулся мне очень усталой улыбкой.

– Дим, ты какой-то…Может тебе домой пора, а?

– Нет, я же еще не видел твою встречу с Галей! Далась она тебе?

– Просто…Понимаешь…

– Понимаю! Она красотка, ты – серая мышь…была…это твой вечер, вернее вечер твоего триумфа!

Мы шли по коридору на музыку.

– Все-то ты знаешь! Но ты прав, так оно и есть! А как она живет хоть?

– Понятия не имею…Лучше у нее спроси.

– Ну да…Так она мне и расскажет.

Мы зашли в зал, все танцевали, некоторые стояли, подпирая стенки, или разговаривая с учителями. Вовка в центре зала выплясывал фиг пойми как и что, и даже не в ритм, но видно было, что ему хорошо, я опять же за него порадовалась. Подскочила бешеная Женька.

– Ну, ты где пропала? Пошли подрыгаемся!

Около часа мы дрыгались, причем так, что у меня начали болеть ноги. Вот что значит, спортом не заниматься…

Потом наступила стадия, когда не хочется двигаться, стадия разговоров. Все вернулись за стол. Причем людей значительно поубавилось. Многие пошли по домам. Это понятно: у кого семья, кому на работу. Тем более вроде как встретились, потанцевали, поели, выпили – чего еще нужно?

Я, если честно, тоже уже навострила лыжи в сторону дома. Так моя чокнутая подруга в фиолетовом все никак не могла угомониться. Я уж было хотела по-тихому от нее свалить домой и все. Потому что за столом меня в сон начало клонить. И тут ко мне подсела Галя.

– Привет, Попова.

– Привет…, – у меня было такое выражение лица, будто ко мне подсел…ну, не знаю…Владимир Путин. Шок.

– Как дела?

– Нормально, вернулась сюда жить…а у тебя? – вот это да! Кажется, Галя-то изменилась! Еще глядишь и подружимся!

– Отлично! А я смотрю, ты все еще Попова, фамилию не меняла, кольца нет, значит не замужем? – и сказано это было так ехидно, что я просто офигела.

– Так ты вроде также без кольца и со своей фамилией? Ну, быть Мошкиной, конечно, малоприятно, поэтому я тебя понимаю…, – ну тут, ребята, меня уже понесло. А какого хрена она издевается над моим одиночеством? Короче, за столом все заткнулись и слушали нашу перепалку. Я чувствовала себя звездой. Особенно когда увидела выражение лица Гали, ох, она явно не ожидала, что я наговорю ей столько «приятного». Ничего, курица, это не школа.

– Заткнись, Попова, это не твое дело, ясно? Мне плевать на тебя и твою жизнь, – тут она наклонилась ко мне, – но Гордеева не трогай, поняла?

– Чего-о-о-о-о??? – офигеть, так это все из-за Димки? Нет, понятно, что парень-то он видный, ну вернее красавчик, но что она считает меня своей соперницей….Да, блин, я его пару часов назад увидела впервые за десять лет!!!

Галя встала:

– Попова, никакая одежда и макияж не сделают тебя красивой! Ты всегда так и будешь серой молью…

– Ну, в отличие от меня у тебя есть шансы все исправить, – сказала я в спину Гале. Она остановилась и обернулась:

– Не поняла?

– Сейчас делают пластические операции, поэтому можешь все исправить, – сказала я, наслаждаясь всеобщим вниманием и моментом.

– ???

– А ты что, не знала? У тебя же рот, как у курицы ж…а!

Дальше было следующее: Галя, гневно хватая ротиком воздух удалилаС из зала, Вовка ржал, как конь.А с ним еще дюжина пацанов. Более сознательные граждане качали головами и говорили, что разве так можно, как же я испоганила Галечке всю встречу выпускников, и не только ей. Мол, все мы взрослые люди и такое несем. А мне было наср…, ну вы поняли. Это был момент, которого я ждала всю школьную жизнь.

Я смотрела на галдящую компанию. На противоположном конце стола сидел Димка, подперев щеку. Смотрел на меня и улыбался, как рабочий в день зарплаты. Я не вытерпела и показала ему язык, он расхохотался.

– Машка! Ну, ты даешь! – фиолетовое существо, лохматое и с пьяными глазами посадило свое тело рядом со мной,– Только смотри, она ж теперь тебя с потрохами сожрет…

– Думаешь? Да где сожрет-то? У нее своя жизнь, а у меня своя…

Пока мы с Женькой обсуждали, грозит ли моя выходка какими последствиями, али нет, Вовка всем рекламировал свою дачу и рыбалку. И прям в том озере, рядом с которым его дача, караси чуть ли ни в метр длиной ловятся. Кто-то сказал, что он брешет. Зацепились, поспорили…Ну, чтоб долго вас не мучить, закончилось это тем, что решили в субботу следующую собраться на даче у Вовки. Шашлычки, рыбалка, природа…Пригласили нашу учительницу. Староста вызвалась обзвонить тех, кто уже ушел. Ну, я так поняла, что собирались только наши, и то не все, ну, и возможно пара человек из параллели.

Женька торжественно внесла нас в список тех, кто идет к Вовке. Решили скинуться, чтоб он все купил. Ох, вот он завтра, когда протрезвеет, будет не рад этому. Мало того, что толпа придет к нему на дачу, так еще и купить все нужно. Тут же было внесено по тысяче рублей с рыла. Составлен список алкогольных напитков и т.д. Пока все галдели и диктовали чего еще купить, я скосила глаза в сторону перечня идущих. Димка Гордеев был там. Я улыбнулась. Эх! А кто его знает! Может, что и будет! С ума сойти, я снова мечтаю о Димке!

– Чего читаешь там? Иду я или нет? – раздался голос возле моего уха.

Я аж подскочила!

– Дима, блин! Не пугай меня!

– Я не пугаю, я спрашиваю! – он стоял и улыбался, сунув руки в карманы брюк. А я стояла и хотела секса с ним.

– Ну ла-а-а-адно, спалилась…Да, смотрела идешь ты или нет.

Он улыбнулся еще шире.

– Рада, что иду?

Я молчала.

– Машка, ты же честная! Или ты честная только когда в тебе сидит вино?

– Нет, я всегда честная! Просто ты такие вопросы задаешь, я даже теряюсь, – нет, я правда растерялась. А что он так спрашивает, блин…

– Ну, так что? Рада?

– Рада, – кивнула я и взяла стакан с соком, пить не хотелось, но руки некуда было девать.

– Надеешься, что у нас что-то будет? – и улыба-а-ается…

– Гордеев, а ты не офигел ли? Я-то честная, но вопросы фильтруй, ладно?

– А что такого? Вот я, например, надеюсь, что у нас что-то будет…Тем более ты столько лет этого хотела!

– Ты наглый и избалованный женским вниманием нахал, ясно? – нет, ну вообще! Тоже мне, гуру тантрического секса…Хотя…так, наверное, и есть…

– Кстати…там еще Галя будет…, – добавил, типа невзначай.

– И что? Ты думаешь мы с ней будем за тебя в грязи драться? – ведь он явно знает, что Галя его хочет…как и я…

Он рассмеялся.

– Да нет, я же не настолько самовлюбленный…Просто хотел тебя простимулировать, вдруг хочешь повторить свой сегодняшний триумф!

Я смотрела на него и чувствовала, что вот если не пересплю с ним, то с ума сойду, наверное…Даже не думала, что я такая голодная…

Я отошла в сторону, потянув его за рукав.

– Дим…Мы ведь взрослые люди…И…если мы правда чего-то хотим, то чего там субботу жд…ты же правда надеешься на то, что у нас что-то будет?

– Маш, ты сейчас пытаешься мне предложить заняться сексом?

Аж дух перехватило. Жесть. Я тут стою, выдавливаю из себя слова, не знаю, как сказать. А он – раз! И все! И внизу живота что ухнуло.

Ну, не отмазываться же теперь…

– Да…

– Прямо сейчас?

– Да…

– Уверена?

-Д-да.., – отчего-то с каждым вопросом уверенности убавлялось. Но как ни странно, я не боялась, что он сейчас скажет – Попова ты что? Я же шутил! Или, ты что, это просто флирт, а ты что подумала? Я стояла и знала, что он говорит серьезно. И вопросы задает тоже серьезно. Чтобы решить, что делать дальше. Другой вопрос, что у нас возможен одноразовый секс, даже не возможен, а так и есть. Без длительных отношений. Но я, вроде как, и не претендую на его руку и сердце. Или хочется чего-то более серьезного? Да нет, я ж его только пару часов назад как увидела…Тут только секс…

– Пошли, – он схватил меня за руку и потащил по коридору.

– Ты чего? Куда ты меня тащишь?

– Пока не знаю…куда-нибудь…

– Дим, на нас вон Ленка из «В» класса смотрит, сейчас всем расскажет, как мы ушли. Надо было хоть вид сделать приличный…

– Плевать, все равно все будут обсуждать, спали мы с тобой или нет.

– А это все ты!

– Я??? – он остановился, потом потащил меня дальше.

– Ты! Ты же начал у меня отбирать стакан с вином, чтобы я не наклюкалась, еще с того момента все заинтересовались, да и вообще ты весь вечер на меня пялишься!

– Потому что я хочу тебя.

И все. И пофиг, что все видели, как мы уходим в ночь. Внизу живота уже просто болело.

Димка дотащил меня до машины. Я даже не рассмотрела марку, цвет, да и плевать. Он открыл ее.

– Садись.

Я, молча, плюхнулась на сиденье рядом с водителем. Димка уселся за руль и резко рванул с места. Недалеко от школы строились коттеджы. Днем там все кишело строителями, но сейчас было тихо и пустынно. Димка затормозил, причем так, что я чуть не вылетела в лобовое стекло.



– Прости, не ударилась?

– Неа, но ты поаккуратней, а то…

– Не могу больше, Машка…, – и впился губами в мои губы. Какая там нежность? Мы просто срывали друг с друга одежду, хотели перелезть назад, но не смогли, просто не было сил на это и времени тоже. Димка отодвинул свое сиденье назад, перетащил меня на себя…

…Что бы ни случилось потом, эту ночь я запомню на всю жизнь…

***

Дима отвез меня домой. Как-то не хотелось уже возвращаться к остальным и делать вид, что ничего не произошло. Я только Женьке написала смс, что отчалила до дому, а то потеряет.

Мы подъехали к моему подъезду.

– Дим, может, зайдешь? Родителей нет…они на даче…

– Нет, Маш, я домой…

– Если ты боишься, что я подбиваю тебя на серьезные отношения…

– Машка, я, правда, устал, у меня на работе еще…Короче, нужно поспать хоть немного, завтра с утра в офис….

Я посмотрела на него. От того Димки, который только недавно был таким зажигалкой в школе не осталось и следа, словно он там притворялся. И еще в воскресенье на работу. Можно было бы подумать, что он врет, но я была уверена – говорит правду.

– Знаешь что? – сказала я.

– Что? – он посмотрел удивленно.

– Тебе нужно в отпуск. Срочно. Судя по твоему лицу, у тебя его давно не было.

Он устало улыбнулся.

– Может быть позже и получится.

– Не позже, а сейчас!..Ладно, пока! В субботу увидимся! – я стала открывать дверь машины. Капец, и отчего это так паршиво на душе? А, так это от того, что он не попросил мой телефон…И от того, что не поцеловал на прощание…Машка, ты же сама хотела тупо секса? Чего ноешь-то теперь?

– Ничего не забыла? – прервал мой мысленный монолог Димка.

– А? – я обернулась. В его глазах появились искорки, ну, наконец, вот это мой Димка…не уставший с проблемами на плечах

– Поцеловать меня не хочешь? – спросил он.

– Хочу!

– Так целуй!

Меня долго просить не нужно, я и поцеловала! Потом вышла из машины и смотрела ему в след, пока машина совсем не скрылась из вида. И все равно на душе погано. Номер телефона-то он так и не взял.

***

Утром в дверь звонил кто-то так, аж в ушах гул стоял. Кого там принесло? Я глянула на часы. Десять. Родители только вечером вернутся. Дотащилась до двери, глянула в глазок. Женька. Ну, кто еще! Открыла дверь, в чем была – в шортах и майке с ромашками и кляксой от зубной пасты.

– Чего ты так трезвонишь??? И чего тебя принесло в воскресенье в десять утра?

– Так, я спала меньше тебя, потому что мы еще на реке встречали рассвет!

В нашем городе есть речка…говнотечка вернее, воды в ней мало, она грязная. Но летом растущие на берегах кусты закрывают своей зеленью плавающие пустые пластиковые бутылки, полиэтиленовые пакеты и т.д. Так что вид вполне ничего.

– Но я пришла сюда, Машка, потому что о тебе заботилась! Ведь не будешь же ты, по телефону рассказывать, как переспала с Димкой! Это нужно при личной встрече! Все ради тебя, подруга, все ради тебя!

-Ах ты, маленькая любопытная козявка! – я шла на кухню за Женькой. Она по-хозяйски поставила чайник на плиту, достала из холодильника палку сервелата, оттяпала ножом приличный кусок, из которого в ресторане сделали бы бутербродов двадцать. Уселась на табурет. Сегодня на ней была ядреная розовая футболка, аж глаза болели. Ладно, хоть шорты были белые. Хотя я не обратила внимания на обувь…Может тапки такие же розовые…

– Ну, давай! Повествуй!

– А с чего ты взяла вообще, что мы переспали?

– Машка, ты совсем? Вы на глазах у всего народа за ручку убежали из школы!!! Вовка вообще предложил ставки делать …

-Переспим или нет?

– Прям! Это даже не обсуждалось! Надолго или нет! Он говорит, что нифига это одним разом не закончится! Говорит, глядишь, на свадьбе погуляем! Хотя большинство за то, что это так у вас…временное явление!

– Мм-м-м-м…, – я застонала и уронила голову на руки. Женька потеребила мою макушку:

– Ты чего?

– Стыдно…, – ответила я, не поднимая головы.

– Ой, да ладно!!! Учителей там не было…мож только наша…А мы же все молодые, мы все понимаем! – Женька похихикала.

– Иди ты…, – буркнула я.

– Маш, – Женька сделала серьезно лицо, – имей совесть. Мы с тобой четыре года о нем мечтали! А какой он стал?

– Какой?

– ОФИГЕННЫЙ! А ты даже рассказать мне не хочешь, как у вас с ним все случилось! Давай рассказывай! Только чайку налей мне, или лучше кофе, а то спать хочу.

Я налила кофе этой наглой девчонке в розовой кофточке и рассказала про Димку. Только я больше говорила о своих эмоциях, типа какой он классный и как с ним было хорошо…

– Машуля, я за тебя рада, чес слово, только ты смотри не втрескайся в него. А то ведь знаешь, у него, говорят, постоянных девушек-то не бывает…

– А что еще говорят, а? Женька, правда, мне так интересно, блин…Что там за дело у него свое, чем он еще занимается помимо работы…

– Ой-ой-ой, ты давай прекращай! Зачем тебе это надо? Тебе было хорошо с ним?

– Дурная что ль? Мне было обалденно классно!

– Ну, вот и все! И радуйся этому, а то потом больнее будет…Отрежь мне колбаски еще…Побольше режь, жмотина…Ну, можешь мне и яишенку пожарить!

– Блин, я тебя убью…ты изверг! Пришла в воскресенье с самого утра, еще и заказы тут делает! А булочек тебе не испечь?

– Неа…а вот от блинчиков я не откажусь…

В Женьку полетела мамина прихватка с вышитыми желтыми курицами.

– Ээээээй, ты что творишь? Я же твоя лучшая подруга!

Лучшую подругу спас зазвонивший мобильник. Я пошла за ним в комнату. На экране высветился незнакомый мне номер.

– Алло! – ответила я, матеря про себя того, кто звонил. Это точно родственная душа моей чокнутой подруги.

– Не разбудил?

– Н-неа…ДИМКА????? – ААААААААААААААААА!!!!! Я пару раз прыгнула, благо мы пока не пользуемся видеотелефонами!

– Удивлена?

– Да-а-а!

– Рада?

– ДА-А-А!!!

Он рассмеялся. В это время в комнату приперлась моя ненаглядная подружка:

– Машка, ну ты мне яичницу будешь жарить или нет?

– Это у тебя Женя, что ли? – все еще смеясь, спросил Дима. Я технично дала подружке пенделя и помахал ручкой, имея ввиду – «свали на кухню». Нифига не помогло. Кажется, она просекла кто звонит и встала, как вкопанная, заинтересованно уставившись на меня и на телефон.

– Она самая…, – ответила я парню своей школьной мечты.

– Делишься впечатлениями о том, что у нас вчера было? – по голосу я слышала, что он улыбается.

– Ну-у-у…типа того!

– И как впечатления? Поделись со мной тоже!

– Дим, я…тут просто эта зараза стоит и слушает, что я тебе скажу, а я так не могу. Еще и яичницу просит…Давай я ее покормлю, выпровожу и перезвоню, хорошо?

-Ладно, – он рассмеялся, – давай!

И все, и короткие гудки.

Я посмотрела на подругу взглядом серийного убийцы. Я, правда, не знаю как именно они смотрят, но думаю, что я почти угадала со взглядом.

– Ой, ладно, да! Злится она. Мне ж ведь интересно! А ты же говорила, что он не взял твой номер!

– Да он и не взял!

– Да что ты!!! А откуда ж он его нашел???

– Не знаю…Жень, – я посмотрела на подругу счастливыми глазами, – он же позвонил мне, прикинь??? ОН МНЕ ПОЗВОНИЛ!!!

Я начала скакать по комнате, моя чокнутая подруга начала прыгать рядом и орать:

– УРАААААААААААА!!!!!УРАААААА!!!!

Я хохотала.

– Ну, все, порадовались, теперь и покушать можно, – объявила Женька и отправилась на кухню.

Я уж не буду описывать, как я ждала, когда мой ненаглядная подруга наконец-то свалит. Вернее уйдет. Так хотелось скорее набрать тот номер.

Через часик, рассказав все истории со встречи рассвета на реке, она, наконец, собралась домой:

– Ладно, дорогая, пойду я. Вижу, как тебе неймется меня спровадить!

– Жее-е-ень!

– Я не обижаюсь! Я все понимаю!

В коридоре я обратила внимание на ее обувь: розовые босоножки на офигенной розовой пластмассовой платформе.

– Блин, где ты находишь все эти вещи, а? Займусь-ка я твоим гардеробом!

– Иди ты! Ты хочешь, чтоб я ходила в белом и сером? Нет уж! Хочу быть яркой и заметной! Чтоб все на меня оглядывались!

– Так ты покрась волосы в зеленый!

– Это не совсем некрасиво, но…!

– А вот эти простит…ие босоножки – красиво???

– Именно! Всяко лучше твоих молочных лодочек…

– Да уж…куда мне до тебя…

Наконец я закрыла за ней дверь и ломанулась к телефону. Судорожно набрала его номер. Сначала долго никто не отвечал. Потом он взял трубку, я только приготовилась выдать целую речь по поводу ощущений от вчерашней ночи, как услышала:

– Как смогу – перезвоню, – и короткие гудки.

Сказать, что я разочаровалась – ничего не сказать. Я же настроилась на романтическое мурлыкание с намеком на встречу в ближайшем будущем. А тут так…сухо и лаконично послали. Чтобы совсем не скиснуть от тоски, решила убраться и приготовить ужин для родителей. Ведь вернутся вечером. Драила квартиру я усердно, упрела вся. Для приготовления ужина энтузиазм поубавился, поэтому просто поставила тушить овощи с мясом в горшочках. А он все не звонил…Завтра еще на новую работу идти. Когда мне грустно, я начинаю себе что-то придумывать. Что-то хорошее, ну, мечтаю, короче. Хотя иногда этот метод имеет обратный эффект. Насочиняешь себе сказку, а вернешься к жизни и понимаешь – ничего такого не светит. Вот и сейчас, гладила себе рубашку на работу и мечтала, чтобы директором или каким-нибудь финансовым директором на новом месте оказался именно Димка. Вот это был бы служебный роман! Да уж, мечтать не вредно…Директор этой компании – друг моего папы, седой дедуля. А замов там как будто и нет…

В дверь позвонили, я побежала открывать, родители!

– Ма, па, приве-е-е-ет!

– Привет, моя хорошая!!! – мама меня обняла и поцеловала, папа просто чмокнул в макушку.

– Как прошла встреча выпускников? – спросил папа, торжественно втаскивая в квартиру ведро огурцов.

– Хорошо, па!

– Как Наталья Алексеевна? – спросила мама.

– Да хорошо, вспоминала, кто кем хотел быть по профессии. Мы с Женькой опоздали на официальную часть, все самое интересное пропустили – там учителям подарки дарили, цветы. Было что-то типа линейки праздничной.

– А почему вы опоздали? Опять из-за Жени? – мама уже нарезала круги по кухне.

– Почти…ну, она предложила опоздать, а я согласилась! Ужинать будете?

– Конечно! – папа втянула носом воздух, – пахнет отменно! Дочка, я рад, что ты вернулась домой, очень!

– Спасибо, па!

Потом мы ужинали нашим малочисленным семейством. Родители рассказывали новости. Я называю это действо «скандалы, интриги, расследования», типа – смотрим, соседи выгружают мешки, и много так мешков…пошла я узнать, что там такое и т.д. Или, пришла тетя Надя соседка, сказала, что тетя Валя вроде заболела. Мы собрались и пошли ее проведать. А уж она нам рассказала… Итак бесконечно. Но слушать эти истории приходится.

– Ну, давай, доченька, расскажи как там одноклассники? А то мы кроме Жени никого и не видим, – наконец решила сменить тему мама.

– А я еще видел круглолицего, он мне машину чинил!

– А, Вовку! – засмеялась я, – он был там! У него двое детей, на дачу нас всех пригласил на следующие выходные. Так что познакомимся с его семьей!

– Хороший мальчик, – кивнула мама.

Вообще у мамы все мальчики делились на хороших и на не очень хороших. Других не существовало. Вот Игорь из соседнего подъезда, который пил просто безбожно, сколько бы его не кодировали, был не очень хорошим мальчиком. А Вовка оказался хорошим мальчиком. Мы с папой всегда прикалывались над таким делением мужчин. Я даже как-то спросила маму, к какой категории она относит папу, на что она ответила, что он не очень хороший мальчик, раньше был лучше. Мы с папой долго прикалывались по этому поводу.

– А еще кто был?

Пришлось мне рассказывать, кого я видела, опуская те моменты, которые не нужно было знать родителям. Рассказала все, что знала про Полинку, про Генку …да про всех…кроме одного человека.

– А этот мальчишка там был?

– Какой ма?

– Ну, этот…который нравился тебе в школе!

– Ну, мама! – я обалдела. А ведь она помнит его!

– А что? – мама сделала невинные глаза, – я прекрасно помню, как ты сохла по нему, приходила и пела что он и красивый, и умный, и вообще…

Папа начал смеяться:

– Дочка, ты лучше ей расскажи про него что-нибудь….ведь она не отстанет!

– Был он, ма, – сдалась я, – у него какое-то свое дело…вроде не женат…

– Нехороший мальчик…, – прокомментировала мама.

– Почему это? – я так возмущенно это сказала, что сама удивилась. Фига се…я уже готова защищать его…

– Потому, дочка, – встрял папа, – что он не отвечал тебе взаимностью, и ты была несчастна. У твоей мамы такая логика, кто тебя обижает, тот не очень хороший мальчик, понимаешь?

Мы с папой похихикали, а мама демонстративно стала мыть посуду.

– Ма, ну не обижайся!

– Я не обижаюсь на тебя, а вот с твоим папой я еще поговорю!!!

Я посочувствовала папе, конечно. Мама в гневе – зрелище не для слабонервных.

– Ладно, родители, я в душ и спать. Завтра же на работу, притом на новую, – я уже почти ушла из кухни, потом обернулась, – па, а у Дмитрия Петровича нет замов…молодых и красивых?

Он захохотал:

– Нет, дочка! Только такие же зануды и старики!

Я вздохнула и пошла в свою комнату. Мобильник молчал. Сходила в душ в обнимку с телефоном. Никто не звонил. Легла спать. Позвонила Жене.

– Даа-а-а-а…

– Же-е-е-ень, слушай…я тебя сейчас спрошу, а ты ответь честно…

– Легко!

– Может ли парень двадцати семи лет не звонить девушке двадцати семи лет, потому что она предложила ему заняться сексом? Может ли он подумать, что эта девушка легкого поведения?

– Честно сказать?

– Честно скажи…

– Кажется, ты уже втрескалась, а я думала, так быстро не бывает…

– Женя!!!

– А по поводу не звонит – ты гонишь…Вам двадцать семь лет, мы же не на балу в Лондоне на ярмарке невест, так что не переживай. Вот если б ты ему сказала – сначала женись на мне, а уж потом секс, тогда да, тогда он бы не стал тебе звонить. А сейчас…ну некогда может человеку!

– Что, так некогда, что позвонить не может?

– Машка, ты меня бесишь…Ну, давай узнаем о нем что-нибудь…

– Давай!

Договорились, что Женька узнает у ребят, кто больше общается с Димкой, а там придумаем что делать. После этого разговора стало легче. Я улеглась спать. Димка так и не позвонил. Хотела набрать сама, но решила подождать еще немного и уснула.

***

– Ма-а-а-а!!! Где мой фен??? – блин, проспала на работу. В первый же день! Капец, еще и маму забыла предупредить, чтоб разбудила на всякий случай…А будильник я просто забыла завести. Весь вечер пялилась на телефон в ожидании звонка от Димки, а вот будильник поставить на нужное время недопетрила.

– В ванной доченька!

Хорошо хоть одежду вчера приготовила. Короче, собиралась я как ужаленная. Естественно о завтраке не могло быть и речи.

– Ма, я побежала!

– А завтрак?

– Ма, некогда, пока!!! Папе привет!

Папа был уже на пенсии, но работал охранником на проходной в Налоговой нашего городка. Мама вообще раньше работала на заводах, а в последнее время в связи с состоянием здоровья стала домохозяйкой. По настоянию все того же папы.

На остановку я бежала, как полоумная. Вы не поверите, но я успела! В офис я влетела без пяти девять! Охрана на проходной позвонила в отдел кадров, где меня ждала Екатерина, с которой я беседовала еще на прошлой неделе. Хотя все была предрешено папой, все же требовалось соблюсти кое-какие формальности.

– Доброе утро, Мария!

– Доброе утро!

– Давайте я покажу вам рабочее место и познакомлю с коллективом!

Меня провели в просторный кабинет, где сидели пять человек: два бухгалтера, юрист, два ревизора и еще буду сидеть я. Ни одного молодого человека…только девушки! Стали знакомиться. Ревизоры – толстушка Настя и худышка Таня. Юрист – Наталья Владимировна. Причем она так и представилась, хотя не думаю, что ей больше тридцати лет. Бухгалтера – еще одна Настя и Вика. В принципе, все очень хорошо ко мне отнеслись. Хотя я чувствовала себя немного скованно. Все-таки первый день на новом месте. До обеда мне объясняли тонкости моей работы, учили новой программе. Тут стояла какая-то местная, совсем не похожая на 1С. Но все это время я не забывала посматривать на телефон. Ничего. В обед я не выдержала, вышла на улицу и набрала номер Димки. Противная тетка мне сказала, что абонент находится вне зоны действия сети…ну, все…хуже этого, я не знаю…Хотя вряд ли деловой человек будет отключать мобильник из-за такой незначительной персоны, как я. Скорее всего, он просто не будет отвечать на звонки. Тогда что? Разрядился телефон?

Настроение совсем испортилось. Вторую половину дня я занималась тем, чем занимаются все новенькие в офисах: копировала, сшивала, разбирала бумаги. Короче делала то, что все не хотели, а тут появилась рабочая сила, которую можно загрузить малоприятными обязанностями. Я делала все на автопилоте, все время, проверяя телефон – нет ли там пропущенного вызова? В итоге, под вечер, у меня уже голова гудела от мыслей о Димке и от потока новой информации на работе. Домой я плелась, как побитая дворняга.

Родители ужинали, когда я вернулась.

– Доченька! – мама вылетела в коридор, вытирая руки о фартук, – как рабочий день прошел?

– Да что ты к ней сразу пристаешь? – встрял папа, – дай ребенку переодеться и поесть.

И началась их стандартная перепалка. Я, улыбаясь под их шутливую ругань, прошла в комнату. Переоделась. Ткнула пальцем в горшок с цветком. Мокро. Мама поливала, значит. Посмотрела в окно. Печально вздохнула. Ну что делать-то, потелепалась на кухню. Еще не хватало, чтобы родители видели меня грустную и чахнущую.

– А что едим?

– Курочку с картошкой запеченную в духовке!!! – гордо объявила мама. На самом деле есть не особенно хотелось. Еще и на улице жара. Но чтобы не обижать маму, согласилась на съедение куриного бедра.

– Ну, доченька, – когда меня усадили за стол, сказала мама, – давай, расскажи нам как день прошел.

– Да хорошо, мамочка…, – и я минут тридцать повествовала чего там у меня было. Папа делал вид, что его это не интересует и с умным видом смотрел в небольшой телевизор, который стоял на холодильнике. При этом он пил чай, громко прихлебывая и причмокивая, зная, что маму это ужасно бесит. Я все ждала, что мама начнет его ругать, но ей было так интересно, что она не замечала этого. Или делала вид…Папа любит дразнить маму, а она старается не поддаваться на его уловки. После тридцати прожитых лет вместе, она понимала, что он делает это специально, но она такая…вспыльчивая. Все также ведется на его подколки, как и много лет назад. И это хорошо. Это значит, что они любят друг друга. Интересно, а у меня так будет?

– А директора, директора-то видела, нет? – спросила мама.

– Неа, мамочка, не видела…Да и зачем? Мне объяснили, что делать и без него. Директора видят, когда плохо делают свою работу.

– Или наоборот, хорошо! – добавил папа, дуя в кружку с чаем. Потом громко отхлебнул.

– Да что ж ты все цвиргаешь и цвиргаешь этим чаем!!! – взъерепенилась мама! Вот папа, все-таки он ее достал, нашел момент привлечь внимание! Я посмотрела на него, глаза смеются! Раздразнил ее и доволен!

Я, похихикивая, стала убирать со стола, слушая, как мама отчитывает папу. Потом пошла к себе. Зазвонил мобильник, я так ломанулась к креслу, на котором он лежал, что долбанулась бедром об стол.

– Твою же…, – посмотрела – Женька. Блин!!!

– Да!!! – рявкнула я.

– Ого! – Женька аж опешила, – Ты чего такая злая???

– Ничего…

– Хмм-м-м…дай-ка я подумаю…может вас соседи затопили, может все-таки будет конец света в декабре две тысячи двенадцатого, может это Димка Гордеев виноват в твоем плохом настроении…да, скорое всего…да! Я поняла! Это из-за конца света! Я угадала? Не переживай, говорят есть продолжение календаря индейцев Майя…

– Женька! Убью тебя! – нет, она еще и хохочет, мне вообще не смешно.

– Да ладно тебе!!! Говори – что опять случилось?

– Да вот именно, что ничего! Прикинь? Он мне так и не позвонил!!!

– Оо-о-о, я представляю, какая ты сейчас, скуксилась и сидишь, как рохля…Прям как в девятом классе, когда он встретил тебя на улице и даже не поздоровался, потому что не заметил…

– Подруженька…если ты думаешь, что воспоминанием о лошарской жизни в школе поднимешь мое настроение…

– Ой, прекращай! Больше не буду! А если серьезно…Маш, ты и правда ведешь себя, как девятиклассница, ну отвлекись ты хоть немного! Ты же разумом понимаешь, что возможен такой вариант – между вами был секс и все! Продолжения не будет! Возможно такое? Только честно!

– Конечно, возможно! Даже девяносто процентов, что так и есть!

– Так попробуй, хотя бы попробуй воспринимать это как классное и приятное приключение! Хватит кукситься уже! И вообще я тебе по делу звоню!

– Давай свое дело, – вздохнула я.

– Я сегодня на работе до восьми, уже заканчиваю, как насчет того, чтобы сходить в кино?

– В кино???

– А что? Там сейчас будет «Титаник», да еще в 3Д, и про любовь и сопли, чтоб тебе поплакать! Пошли!

– Ой, ладно, какая заботливая! Так и скажи, что по-прежнему прешься от Ди Каприо, как и в школьные времена!

– Лаа-а-а-адно, раскусила! Но при этом и о тебе забочусь! Видишь, какая я молодец?

– Молодец, молодец! Хорошо! Во сколько встречаемся и где?

Договорились встретиться у кинотеатра через час. Я оповестила родителей, которые уже смотрели то ли «давай поженимся» – это если пульт отбила мама, то ли «Топ Гир» – это если пуль отбил папа. Мне иногда кажется, что им это нравится, потому что тот факт, что на кухне есть еще телевизор, или что я могу купить им еще один большой, никого не интересует. Каждый вечер по традиции у нас идет битва за пульт и телеканал! Короче, я им сказала, что пойду с Женькой в кино, причем они попытались возмущаться, что будет поздно и темно, когда я буду идти обратно. Мол. Нужно в субботу днем идти в кино. Пришлось еще сказать им, что я тетка почти тридцати лет, и что если б жила в другом городе, то они бы и не знали, во сколько я приду. Заставив их таким образом замолчать, но не согласиться со мной, я отправилась в кинотеатр.

Ну, там все по сценарию, объелась сладкого поп-корна до тошноты, напилась Кока-Колы так, что живот стал, словно барабан, поплакала, когда Роза выпрыгнула из лодки и побежала Джеку навстречу, поплакала, когда он утонул, поплакала, когда бабуля в конце умерла и они встретились под часами. Короче, вышла из кино с потекшей тушью и красным носом.

– Ну что? – спросила не менее «красивая» Женька, – наплакалась?

– От души! – мы пошли к остановке, чтобы поймать машину. На нас оглядывались люди. Не потому что мы две красотки, хотя мы симпатичные девушки, конечно! Просто Женя сегодня нацепила такое дикое разноцветное…кхм…одежду, что просто капец! Нет, если бы шли по Москве, думаю, никто бы и внимания не обратил. Но здесь…Желтые колготы с салатовой юбкой и лазурной кофточкой…Яркая девушка, конечно…

– Машка, ты когда машину купишь? У тебя ж права есть! Сейчас бы сели и поехали! Так нет же, ищи теперь такси, даже троллейбусы уже не ходят…

– Даже…Они, по-моему, только до десяти ходят! А машину можно было и папину взять…Только я не могу на его «шестерке» ездить, там руль фиг вывернешь…Да-а-а, надо машину брать!

Мои мечты прервал звонок мобильника. Я трясущимися руками полезла в сумочку, а тут еще Женя:

– Тебе валокордину капнуть? А то еще упадешь тут, пока телефон достаешь!

– Зараза ты…блин, родители! Алло!

Звонил папа, который довольно мирно спросил, где я, как будем добираться и когда примерно буду. Но на заднем плане громким шепотом шипела мама что-то вроде «пусть не садятся в незнакомую машину, давай за ними съездим». С ума сойти. Хорошо, что папа не такой паникер. Я пообещала быть минут через двадцать. На остановке стояло такси. Мы договорились с дядькой о сумме и покатили домой.

– Жень…я же не смогу с таким контролем долго…мне лет-то сколько? Да и жила я отдельно много лет. Я вот все думаю, может, не нужно было возвращаться?

– Ты чего? А я? Мы с тобой виделись-то раз в два месяца! Зато теперь как раньше, в кино будем ходить, гулять! А замуж выйдешь – и все! Съедешь от родителей, и не будет контроля!

– Фу, когда это будет-то???

– Маш, ну не приехала бы – не было б ничего с Димкой…

– Вот было бы хорошо…Зато была бы счастливая…

– Дура ты, ты сейчас как раз счастливая, что есть такой человек, который вызвал в тебе все эти эмоции, что ты сидишь и гипнотизируешь телефон, что было у вас все так…эротично, что ли…и красиво!

– Ага! В машине на стройке! – развеселилась я.

– Иди ты! Я тут бесплатным психологом подрабатываю, а она еще издевается!

– Ну, ладно-ладно, психолог ты мой…А можно я тебе одежду выберу в магазине сама, а?

– НЕТ!

– Ладно…Фиг с тобой…Носи свои яркие тряпки…

– Это не тряпки! Это одежда!

Так продолжалось до самого дома. Я вышла первая, Жене нужно было проехать еще два квартала.

Дома, как я и предполагала, родители стояли на шухере. То есть мама торчала у окна, выглядывая меня, а папа, лежа на диване. делал вид, что он равнодушен, но каждые пять минут спрашивал у мамы видно меня или нет, еду или нет. Это я знала, потому что так меня ждали всегда. А потом друг на друга спирали, кто больше волновался, не спал и не давал спать другому.

– Так, родители! – крикнула я из коридора, стаскивая босоножки, – Можете не делать вид, что спите, выходите из своего укрытия!

Они с виноватыми улыбками выглянули из своей спальни.

– Как сходили? – невинно спросила мама.

– Отлично! Все! Спать идите, я уже дома! – я чмокнула их в щеки и пошла к себе. Естественно проверила мобильник. Ничего. Потом пошла в душ. Разревелась там отчего-то. Хотя понятно отчего. Еще и на работу завтра…Нужно было, как и предлагал папа, немного отдохнуть, а потом уже выходить на новое место. А так только приехала…как говорится, с корабля на бал…

После душа сон совсем не шел. Я сидела в темноте, мазала ноги молочком для тела и слушала звуки лета, доносившиеся из окна…Классно тем, кто сейчас гуляет – тепло, луна…эх, романтика!

Я не знаю, сколько я лежала глядя в темноту, но в какой-то момент поняла что меня что-то разбудило…Ничего не понимая, я подскочила…звонил мобильник. Будильник уже??? Ничего не понимая, я нащупала телефон на прикроватной тумбочке, ответила не глядя:

– Алло…

– Привет, Маш…разбудил???

Мои глаза, которые до этого были у меня, как у китайца, стали похожи на блюдца.

– Ди-и-им?

– Только не бросай трубку в бешенстве от того, что я пропал…

– Я и не собиралась, – в это время в моем организме произошел такой выброс адреналина, что я готова была не то что скакать по комнате, а вылететь в окно, будто у меня крылья выросли!!!

– Да? Очень ждала моего звонка?

Я задумалась. Вот сейчас скажу все откровенно, а он опять пропадет, что тогда? Но потом решила, что если не скажу правду, то все испорчу. Ведь все началось у нас именно с правды. И я прошептала:

– Очень…

– Машка, знаешь, чего я хочу? – хриплым голосом спросил Димка.

– Нет…

– Тебя.

– Приезжай! – ляпнула я первое, что выскочило из головы на язык. Да плевать, что родители дома! Сейчас я готова была спуститься по простыням вниз к нему…да и лезть не высоко, третий этаж.

– Не могу, меня нет в городе. Ты не обратила внимания, что я звоню тебе с другого номера совсем?

– Не-е-е-ет, – разочарованно протянула я, – я же спала…А ты где?

– Я в Екатеринбурге, мне по работе пришлось уехать ненадолго…Скоро вернусь. Если что, я буду на этом номере.

– Ты бы хоть смс написал, я чуть с ума тут не сошла, – начала бухтеть я, напоминая себе свою маму.

– Маш, я их вообще не пишу, ненавижу, правда…У меня пальцы на кнопки не попадают…

Я начала хрюкать от смеха. А он обиделся.

– Не смешно, меня правда бесит тыкать по этим кнопкам и режим Т9 не помогает, поверь мне…я пытался…я лучше тебе буду звонить, а ты пиши, читать я умею! Только не плачь, если сразу не отвечаю…

– Дим…Мне кажется, я тебя сто лет знаю, разве так может быть?

– Так ты меня знаешь еще…в каком классе ты к нам пришла учиться?

– В седьмом!

– Вот! Ты же меня знаешь аж с седьмого класса! Уверен, что изучала все мои привычки, жесты, ты ж тащилась от меня в школе!

– Конечно! А кто-то считал меня серой мышью!

– Да уж…Зато теперь ты мой мышонок!

– Фу-у-у-у, не называй меня так, а?

– Не могу! – он смеялся, – Я все время после нашей встречи выпускников, когда думаю о тебе, называю мысленно мышонком!!!

– Капец…Я же не тот забитыш с предпоследней парты, Дим!

– Знаю! Но мне так нравится!

– Тебя возможно переубедить в чем-нибудь, а?

– Нет! И не пытайся никогда, а то ругаться будем!

– Фу, вредина…

– Мышонок, я спать пошел. Завтра вставать рано…

– НЕТ! – вскрикнула я, аж сама испугалась от того, что громко.

– Ого!!! Теперь я вижу, КАК ты по мне скучала!

– Чего смешного?

– Ничего, просто приятно! – а потом серьезным голосом добавил, – Маш…я правда устал, как смогу – позвоню.

Он сказал это так…я поняла, что лучше не спорить. Не только в этом вопросе. Вообще лучше не спорить. Он такой человек, который сам принимает решения и лучше не мешать ему исполнять их.

– Хорошо, – грустно вздохнула, – а я плакала…сегодня…

– Из-за меня?

– Частично?

– А из-за кого еще? – напрягся Димка.

Шаловливо спросить: « А что, ревнуешь?», я не посмела.

– Из-за Ди Каприо…Мы с Женькой на «Титаник» ходили…

Димка захохотал.

– Машка, ты самая необычная красивая серая мышка, правда!

– Да? – я улыбнулась.

– Да…А теперь, когда ты все таки хитростью про слезы выманила еще три минуты общения, можно мне идти спать?

Я похихикала.

– Теперь можно…Споконой ночи…

– Целую тебя.

– И я тебя, – и короткие гудки.

Я уткнулась носом в подушку и задрыгала от радости ногами. Хотелось всему миру рассказать о том, как мне классно! Ну, всему миру я не стала, а вот номер своей ненормальной подруги набрала! Она не сразу взяла трубку…Еще бы, три часа ночи…

– Да-а-а…

– Женька! Жень! Он мне позвонил!

– Хто???

– Он!!! – громким шепотом просипела я.

– Хто он?

– Димка Гордеев! – чего она там никак не проснется?

– Фу, блин, я-то думала, например, Дмитрий Дюжев…а там какой-то Гордеев!

– Женька, блин!!! – уже громко сказала я, – Ты мне настроение не порть!

Она хихикнула.

– Да поняла я, что ты рада, только давай спать? Завтра утром звони и рассказывай все в мельчайших деталях…(тут она смачно зевнула)…как он дышал, каким тоном говорил, где делала паузы…

– Да поняла я, все спи!

– Аха…

Я нажала отбой и опять радостно зарылась носом в подушку. Дверь в моей комнате скрипнула, я обернулась.

– Доченька, ты чего не спишь? – спросила мама шепотом.

– Ма, ты что, уже под дверями меня караулишь?

– Да в туалет я встала, слышу, ты вроде говоришь с кем-то…

– А…Это Женька позвонила! В Интернете познакомилась с парнем, хотела поделиться эмоциями!

– Совсем дурная, так поздно звонит? Завтра же на работу! А насчет Интернета я поговорю с ней…не нравятся мне когда в Интернете знакомятся…там не очень хорошие мальчики…

– Ма, давай спать, а?

Мама кивнула и ушла, бубня себе под нос. Я потянулась. Нужно не забыть предупредить Женьку про нехорошего мальчика из инета…А то мама точно ее поучать начнет. Засыпала я с улыбкой на лице.

***

Утром, первое, что я сделала, написала смс Димке. Хотя он сказал, что ответ писать не будет, я все ждала. Но, конечно, не дождалась. В этот раз я встала вовремя, полная сил, хотя спала мало. Умываясь, я пританцовывала, мама уже приготовила завтрак.

– Какая ты сегодня веселая!

– Да! Что-то…настроение хорошее! – съела вкусную кашу и также, пританцовывая, пошла в комнату собираться. Мама улыбалась. Папа уже уехал на работу.

День прошел незаметно. Сегодня я половину дня еще копировала и сшивала, а уже во второй половине мне стали давать задания посерьезней. У меня возникло смутное подозрение, что в этой компании такая штатная единица, как экономист, не очень-то и была нужна. Объемы были небольшие, бухгалтер раньше совмещала две должности. Это все папа. Нужно с ним вечером поговорить. Так работать я не хотела. У меня стаж работы пять лет, я могла гораздо больше, чем копировать бумажки…Нет, нужно искать работу…Самой, без папиных связей. А то по его просьбе еще введут должность заместителя заместителя директора. После обеда позвонила Женька. На эту чокнутую я поставила мелодию танца маленьких утят. Ну, так мне захотелось! И чтоб не смущала меня своими звонками, когда я гипнотизирую телефон из-за Димки.

– Ну, давай, чего он там позвонил, чего сказал! Жду-жду твоей истории! То прям в три часа ночи готова была все выложить, то звонка не дождешься…

– Жень…помнишь, мы хотели узнать что-нибудь про него?

– Помню! Только я еще не спрашивала!

– И не надо! Он такой…если узнает, что я пыталась за его спиной…лучше не надо…

– Обалдеть! Она уже знает, какой он!

– Жень, правда…Я понимаю, что звучит тупо, я как наивная малолетка верю ему. Но мне кажется, что он не врет. И ему как минимум не понравится, если я буду что-то выведывать, понимаешь?

– Так, давай подробнее?

– Давай после работы? Я родителей предупрежу, что мы с тобой задержимся, ладно?

– Давай! Ты за мной заедешь? Я же до восьми!

– Хорошо!

Весь вечер мы с Женькой шастали по городу. Сегодня я не обращала внимания на ее одежду в стиле павлин. Из меня перло, как из рога изобилия.

– Я те поражаюсь! Поговорила там с ним три минуты, а рассказывает весь вечер! Одно и то же, одно и то же!!! Поняла я, что он гордый как лев африканский и весь из себя такой самостоятельный, будто ему лет пятьдесят! Не буду ничего узнавать про него!

– Молодец! Все верно поняла!!!

– Еще бы! Это же я!!! А ко мне сегодня приходил стричься один парень…та-а-а-акой красавчик!

– И что? Телефон взял?

– Взяла! Я взяла! Сама! Чего я буду ждать, когда он соизволит попросить!

– Ты как всегда! Ну, он-то хоть дал номер?

– Даа-а-а-ал…Только он почему-то вне зоны…

Я расхохоталась.

– Та и фиг с ним! Еще зайдет ко мне подстричься какой-нибудь олигарх!

– Ну да, ну да…Как же…Олигарх…В парикмахерскую с вывеской «Парикмахерская»…Да в нашем городе-то и олигархов не водится!

– Нифига подобного! Они везде есть, – Женька задумалась.

– Ты чего?

– Слушай, а ведь ты и правда не знаешь даже, кем он работает, чем занимается, где живет…Странно все это. По каким-то делам уехал…

– Женька! Прекрати, а? Ты же знаешь какая я…Сейчас начну загоняться…

– Так ты не загоняйся, возьми да и позвони ему, да и спроси все. Скажи, не могу так больше в неведении жить, придумываю себе хрень всяческую…Изволь показать где живешь, чем дышишь и т.д.

– Я не могу ему так сказать!

– Почему это?

– Это же ОН!

– Ох…Охренеть! Да ты его знаешь половину вечера, школьные сопливые года не в счет! И уже подчиняешься ему во всем! Это нельзя, то нельзя…А ну-ка давай прекращай…Что-то он меня бесить начинает. Деспот.

– Жень…, – я сразу загрустила. Просто потому что она права. А вдруг я придумала, что он такой? Да и вообще, что у нас за отношения такие? Уехал…по каким-то делам непонятным…не звонит…опять не звонит…

– Ладно, не грусти, чего сопельки повисли? Пошли, хряпнем грамм сто!

– Да ну тебя, хряпать я с тобой больше не буду!

– Да пошли-и-и-и-и!

Ну, вот как с ней бороться? Пошли в бар! Хряпнули какой-то синий коктейль. Торкнуло так, что я ржала не останавливаясь. Это чокнутая стала показывать мне синий язык, я в ответ высунула свой. Бармен этого заведения под названием «Наутилус» долго наблюдал за нами, потом спросил:

– Может вам желтого налить? Ну, чтоб цвет языка изменился на более интересный?

Трезвая я это предложение бы отвергла. А пьяная я норма-а-а-ально, согласилась! Пили желтый, потом зеленый. Но язык, сволочь, все равно был синий. После зеленого язык онемел. В это время мне позвонили родители.

– Да!

– Доченька! Ты когда дома будешь?

– С…скро…буду!

– Ой, слышу плохо! Вы в кино?

– Ага! – причем ага у меня получилось так звонко и четко, что я сама офигела.

– Скоро домой собираешься?

– Ага!

– Ну, мы тебя ждем!

– Ага! Я быстро нажала отбой. А то если мама задаст вопрос, на который «ага» в качестве ответа не прокатит…будет не комильфо. Как это ни странно, но коктейли подействовали на меня в обратную сторону, я не стала судорожно набирать номер Димки или писать ему смс. Наоборот. Я успокоилась. Или, вернее, напилась, и мне стало хорошо. Женька подперла щеку рукой. Причем с такой силой уперлась этой самой щекой, что были видны зубы сбоку.

– Женьк, закрой его…

– Ыыыы?

– Рот закрой! – сказала я. Она не шолохнулась. Бармен подошел к ней, убрал руку от лица, причем голова Женьки чуть не ударилась об стол, он поймал, успел…

– Девушка, я смотрю вы потрезвее, чем ваша подруга. Сейчас вам такси вызову, адрес скажите.

На автопилоте я сказала адрес Жени. Инстинкт самосохранения работает все-таки. Домой засса… испугалась ехать.

– Девушка, – бармен взял меня за плечо, – а вы не дадите телефон…

– Не, у меня Димк..ик..есь…

– Да не ваш! А вашей подруги необычной!

Я сфокусировала пьяные глазенки на бармене. В носу какое-то кольцо, как у быка Бурана, которого я боялась в детстве, когда гостила у бабули в деревне. На голове какие-то сосульки пестрые…тю-ю-ю-ю, так ей же само то!

– ЩАААААААА!!! – я достала мобильник, ибо наизусть не помнила ее телефон, – записый…осмь…девьсот…осмь…то есь …это…

– Дай сам! – он выдернул из рук мобильник и переписал номер в свой. Потом сунул телефон мне в сумку, на которую уже положила голову Женька. Не помню, когда он успел вызвать такси. То ли до этих событий, то ли после…Короче, в какой-то момент он объявил нам, что все, карета подана. Я стащила эту алкашку со стула и поволокла к выходу. И вроде как я все понимала, но язык онемел и ноги были ватными. Когда мы тащились к выходу, как раненые партизаны в белорусском лесу (простите за это сравнение), моему взору предстала Галина Мошкина. Стояла она вся расфуфыренная, красивая…ну, рот не очень, конечно. Но самое обидное – трезвая. Конечно, эта сволочь нас увидела. Ничего не сказала, но так ехидно улыбалась, что прям чуть ли не порвала щечки свои.

Я гордо прошествовала мимо. Хотя как гордо…Ноги заплетались, на мне висело нечто разноцветное, представляю, как я вообще выглядела. Явно не на сто баллов. И даже не на десять. Фу, какой позор. В голове выскочил тот факт, что в субботу сбор на даче. И там эта курица объявит о нашем шествии. Хотя можно сказать, что она врет. Но где гарантия, что она не сняла наши удаляющиеся в ночь пьяные телеса?

Я затащила Женьку в такси. Причем она начала очухиваться. Я вроде тоже, только язык еще не совсем слушался. Началась страшная стадия, когда хочется звонить и писать. Хороший коктейль, тянет время так сказать, не дает сразу опозориться…Чтобы не наделать глупостей, а именно – не позвонить Димке в таком виде и не высказать все, что я думаю о наших никаких отношениях, я отрубила телефон.

– Машк, плохо мне…

– Тошнит? – я уж испугалась, что не успею дядьке таксисту объявить СТОП. Тот видимо понял, что от нас толку нет, или бармен адрес хорошо передал, но водила ничего не спрашивал, но вез правильно, к дому Женьки.

– Не…прост… плох…

Про себя я отметила, что яркая подруга съедает последние гласные в словах…Да уж…зеленый коктейль был лишним…Кстати, я вспомнила его название… «Халк»…офигеть! Спасибо, что только язык отнимается. Я не знаю, как бы отнеслась к тому, если б стала большой зеленой гориллой. Жесть. Интересно, а почему не лизун? Ну, тот, зеленый, из «Охотников за привидениями»?

– Машк…мне плох…

– Ага…

Через минут десять мы прибыли на место. Я вытянула Женьку из машины. Причем шла она почти ровно. Да и выглядела в принципе ничего, ну как всегда…как Петрушка. Только не говорила и глаза блестели, как у конченого алкаша. Я хотела вести ее до двери, но она в подъезде обернулась ко мне, махнула ручкой и захлопнула под носом дверь. Как водится, теперь в дом можно было попасть, только набрав номер квартиры по домофону. Но я верила в то, что в нашем захолустье бедную разноцветную Женьку маньяки в подъезде ждать не будут и максимум, что ей грозит – это то, что ее спалит соседка тетя Наташа, которая доложит обо всем Женькиным родителям. Я обернулась, таксист уехал. Конечно! Ему сказали один адрес. Деньги я отдала, когда села в машину – зачем меня везти домой? Супер просто…

Ладно, фигня…Пошла пешком. Благо идти два квартала. На середине пути разум стал светлеть, язык начал отходить. Меня посетила мысля, что в коктейль закинули средство, которым стоматологи обезболивают. От которого язык немеет, будто во рту у тебя лопата. В связи с тем, что трезвая Маша разумнее пьяной, я подумала о бедных родителях, которые наверняка оборвали телефон, звонят мне и звонят, а я вне зоны. Со вздохом достала мобильник включила. Не успела я глянуть на светящийся дисплей, как телефон тут же завибрировал, а потом и заиграла музыка. Димка!!!

– Алло! – так, язык слушается, хорошо! – Привет!!!

– Ты где??? – причем сказано это было так…грубо, ни здрасьти, как говорится вам, ни наср…ть.

– На улице…

– В час ночи?

– А что, у нас комендантский час? – ох, взбесил он меня! Нет, я тут его защищаю, говорю, что он такой прям хороший, что аж капец, а он непонятно отчего злой как собака. Я ж не спрашиваю его, где он там в своем Екатеринбурге ходит?

– Маш, ты лучше меня не зли, поняла?

– Да я и не злила, ты уже был такой, когда позвонил…Гордеев, а ты часом не психованный??? Хоть бы причину назвал…Что такого в том, что я иду по улице ночью в…

– Какого черта ты пьяная шля…ходишь ночью непонятно где?

– Я уже не пья…А ОТКУДА ТЫ УЗНАЛ??? – в голове крутились варианты, причем все сказочные, приехал, видел меня, распсиховался, но почему тогда не подошел? Женька сказала? Когда? Она и номера его не знает!

– Откуда надо.

– Ты приехал?

– Нет еще! В пятницу приеду! – гаркнул он. Гаркнул так, что я поняла – не врет. И тут меня осенило:

– Ах, она курица общипанная! Это Галя, да??? Она сказала?

– Какая разница?

– Какая разница? Какая разница? Ты СОВСЕМ ЧТО ЛИ??? Я твой номер в Екате только вчера узнала, сидела тут сохла, думала о нем. А эта кобыла откуда его знает? Или ты всему классу позвонил вчера ночью, сообщил где тебя искать? Гордеев…

– Маш, успокойся, а??? Там не так все просто!

– Да уж конечно! Скажи честно, сам дал ей телефон? Честно только!

– Сам.

– Молодец! Слушай, я сейчас поняла кое-что. Я хочу тебя. Ты даже не знаешь как. Очень. Но не только секса. Я хочу серьезных отношений с тобой. Я знаю, что дура, что знаю тебя в сознательной части жизни всего пару часов. Это я тебе облегчаю задачу – чтоб снять с тебя необходимость звонить мне. Я не хочу тебя делить ни с кем! И ХОЧУ, ЧТОБЫ ТОЛЬКО Я ЗНАЛА ТВОИ КОМАНДИРОВОЧНЫЕ НОМЕРА. А не всякие… курицы…

– Маш, она имеет право знать мой номер, но я не могу тебе сейчас сказать почему.

– Да? А что так? Я догадываюсь почему, потому что ты спал с ней после меня на стройке? Или до?

– ЗАМОЛЧИ! – капец, я чуть не обкакалась так он заорал. Я, правда, заткнулась тут же.

– Маш, – уже спокойно продолжил он, – я приеду в пятницу и мы поговорим, хорошо? Маш?

У меня было такое состояние, будто я опять выпила «Шрека», или как там его…

– А как зовут ученого, который когда злой, то превращается в зеленого урода?

– Чего?

– Как зовут ученого, который когда злой, то превращается в зеленого урода? – как блаженная повторила я вопрос.

– Х…Халк…

– Точно!

– А при чем тут он? Маш, ты еще пьяная?

– Нет.

– Что нет?

– Нет, не хочу я с тобой разговаривать. Потому что я сразу тебе всю правду говорила, ты все знал. А я должна ждать пятницы и то спасибо курице ротожопой…

– Маш…

– И НЕ ЗАЩИЩАЙ ЕЕ! – крикнула я.

– Я и не собирался…

– Нужно было говорить все, что хотел тогда…

– Тогда я не мог, ты же знаешь…

У меня слезы накатались на глаза.

– Знаю, – прошептала я, причем мне показалось, что я и правда знаю. И верю ему. Как всегда. Гипнотизер он что ли, гребаный?

– Почему ты мне весь день не звонила? Я ждал…

– А чего сам не звонил?

– Хотел, чтоб ты…Приготовился сказать, что типа так и знал, что ты не выдержишь…

– А по каким делам ты в Екате?

– По работе…

– Это я и так знаю, – снова начала психовать я, – а что за работа?

– У меня свое дело. Сначала я открыл небольшую клининговую компанию. Потом две химчистки. Но там только одежду чистят…Сейчас хочу открыть отдел, где будут чистить ковры, паласы, подушки…ну, крупные вещи…

– А зачем тебе в Екат?

– У меня здесь друг занимется тем же, только в гораздо более крупных масштабах…Вот…опыта набраться, оборудование закупить.

– М-м-м-м…а где ты живешь?

– Лесопарковая, дом 1.

– Это же частный сектор?

– Да…Ну, родители в квартире живут, на Энтузиастов…

– Дии-и-и-м?

– Да?

– А ты…ты женат?

– Честно?

– Честно, – у меня дыхание перехватило от ожидания ответа на этот вопрос.

– Нет, – по голосу я слышала, что он улыбается, – ты этого боялась?

– Да, очень. Просто я не знаю, что еще может быть страшного в твоей жизни, о чем можно будет говорить только в пятницу.

– Так, ты опять хитростью пытаешься выманить из меня что – нибудь?

Я остановилась у подъезда, в окнах моей квартиры было темно, но я уверена, что мама была на месте, поэтому я помахала ей ладошкой и села на лавку у подъезда.

– Да разве из тебя что-нибудь вытянешь?

– Маш, ты где? Я же не просто так спрашиваю…

– А что? Переживаешь за меня? – я даже улыбнулась. Потом вспомнила про Галю и улыбка сползла с моего лица.

– Очень…

– Я дома, вернее, возле него, сижу на лавке.

– Там никого нет?

– Да нет тут никого, только мама с папой в окне торчат, караулят.

– Это хорошо.

– Что хорошо?

– Что нет никого, и что родители караулят. Мышонок, а чего это вы с Женькой напились в стельку?

От мышонка внизу живота заныло.

– Мы выпили-то коктейлей пять что ли…

– Или двадцать пять?

– Дим, пять!

– Ладно, ладно, – он смеялся, – и что? Повод-то какой?

– Какой –какой, она говорит – давай хряпнем. Я ж не знала, что так вставляет и чего они туда мешают?

– Обещай мне, что больше пить не будешь, по крайней мере, пока меня не будет рядом.

– А если мне нужно будет на свадьбу к друзьям, а ты будешь на своей Лесопарковой?

– Чего это я буду на Лесопарковой? Мы вместе пойдем к друзьям на свадьбу! А что за друзья?

И в этот момент стало так хорошо, так…просто слов нет! И я в очередной раз поверила…

– Да сочинила я про друзей, это к примеру!

– Ну да, ну да…выманила из меня почти признание в том, что я буду везде тебя сопровождать и радуешься, да? – засмеявшись, спросил он.

– Ага! – я вспомнила свое «ага» для родителей, черт, надо домой идти, – а ты сильно не радуйся, я все равно на тебя злюсь из-за того, что ты скрываешь что-то. Может, все же сейчас скажешь? А у меня будет время подумать…осмыслить, так сказать…

– Нет.

– Дим…

– Нет. Я должен быть рядом с тобой, понимаешь? Это…это не телефонный разговор…

– Ладно…, – печально вздохнула я.

– А теперь иди домой. Напиши мне смс, когда зайдешь, чтоб я был спокоен, хорошо?

– Ты всегда такой идеальный?

– В чем?

– Во всем! Заботишься, переживаешь!

– Нет. Я далеко не идеальный, мышонок…

– Да? А как будто идеальный…Хорошо, напишу смс…а…а позвонить нельзя?

– Почему нельзя? Можно конечно, просто…Я думал,ты не захочешь…

– Ну, хоть раз ты не предугадал моих шагов!

– Только тебе завтра на работу, а уже половина второго! Пока ты зайдешь, сходишь в душ, – тут он шумно вдохнул.

– Ты чего?

– Хочу с тобой в душ…, – черт, мне аж плохо стало, так секса захотелось.

– Дим, прекрати, а то я сейчас перезвоню тебе из дома и устрою секс по телефону…

– Так, а ну дуй домой, я тоже пошел в душ…в холодный…

Я похихикала.

– Я тебе еще перезвоню.

– Хорошо, целую.

– И я тебя.

Я торопилась, как могла. Влетела в квартиру, чуть не сбив на пути грозных маму и папу. Они смотрели на меня осуждающе, стало их жалко. Почему с Димкой я честная, а с ними нет? Я молча, также стоя перед ними, набрала его номер.

– Алло! – удивленно протянул он, – Ты уже все? Лично я только успел трусы стянуть…

Если передо мной не стояли грозные предки, я б захохотала.

– А можно про тебя родителям сказать?

– Нужно.

Я нажал отбой, подняла глаза.

– Мам, пап, у меня есть парень, он уехал по работе в командировку, мы с ним созваниваемся и болтаем! – пока я это говорила, технично обошла их и, продолжая двигаться в сторону душа, сказала, – Сегодня с Женькой после работы зашли в…кафе, выпили там…пива. Она познакомилась с…официантом, он взял ее номер телефона. Немного перебрали, конечно, если честно, ну, пива…

Сказав это, я почти скрылась в душе, потом выглянула и сказала:

– Вы только не сердитесь, что я так долго! А! И еще, мам, он не очень хороший мальчик!

С этими словами я закрыла дверь в душ, раздался просто дикий хохот папы. Ох, как же я его люблю!

Вы не поверите, но когда я помылась, в Богдаде было все спокойно. Родители спали. Или делали вид, что спали. Но было темно и тихо. Блин, я ж забыла сказать, что меняю работу. Да ладно, завтра скажу. Вот утром уволюсь и скажу. Оказалось, мылась я гораздо дольше, чем предполагалось. Выскочив в одном полотенце, я набрала номер Димки. Он не сразу взял трубку ответил очень сонным голосом:

– Мышонок, ты чего так долго мылась?

– Ты уже спишь?

– Мгм…

– Тогда спи! – хотя я, конечно, была разочарована, но не заставлять же его говорить со мной.

– Мгм…я тебе позвоню…, – дальше он еще что-то сказал, я даже не разобрала. Улыбаясь, я нажала отбой и прыгнула в кровать.

***

Утром мама со строгим лицом ждала меня на кухне.

– Мамочка, привет, – я стояла, опираясь на косяк, и зевала, – я сейчас на работу иду заявление писать…

– Что? Какое?

– На увольнение…

– Что? Ребенок, да что с тобой творится? Ты какая-то…гуляешь до ночи, по телефону до утра с кем-то говоришь, заявляешься пьяная и сообщаешь нам о каком-то нехорошем мальчике…А теперь еще и увольняешься??? Как это понимать?

Я, молча, слушала маму, ее можно понять. Она у меня старого советского воспитания, ее приводит в ужас реклама тампонов и прокладок и мои ночные похождения для нее не совсем…в правилах морали, скажем так.

– Мамуль…заявление я пишу, потому что мне не нравится эта работа. Там скучно, понимаешь? Я же вижу, что эту вакансию специально для меня открыли по просьбе папы…Да и зарплата меня такая не устраивает. Я сама найду себе работу.

– Да где тут в нашем городке можно ее найти?

– Мам, ты так говоришь, будто тут совсем колхоз…Вроде как население двести пятьдесят тысяч человек…И, поверь, у нас достаточно различных организаций! Да не переживай ты так! Найду я работу!

Мама тяжело вздохнула.

– А про мальчика…Ты его знаешь…это Дима Гордеев.

Ой, что началось…глаза мамины стали медленно округляться, потом в них мелькнул ужас, потом она ахнула, прям как бабушки в кино…

– Ай-яй-яй…дочка-а-а-а, ты опять за свое??? Ты ж у нас такая красавица выросла, умница, да что ж ты все никак не успокоишься? А вдруг опять из-за него сердечко болеть будет?

– Оно уже болит, ма…

– Машенька, гулящий он ведь…И родители у него помнится больно уж деловые…не поздороваются никогда…

– С чего ты взяла, что он гулящий?

– Так он тут одно время прямо легендой был! Вот тока затихло в последнее время, что-то не слыхать о нем ничего…

– Мам, он изменился…

– Такие не меняются…Больно он плохой мальчик.

Я про себя хихикнула. Жалко папы нет, он бы заценил, что появился еще один подвид мужского пола…

– Мам, когда ты с ним познакомишься, тогда и поговорим, хорошо?

– Ой-ой-ой, – мама качала головой.

– А про все остальное…извини меня. Но мне двадцать семь лет, я понимаю, что для тебя буду ребенком всегда. Но эт мы с Женькой от счастья, что встретились!

Мама молчала. Молчала она, когда я уже поела, собралась и уходила. Обиделась. Ну что теперь делать. На душе было тяжело, но она ведь мама моя. Простит все равно.

На работе особой грусти никто не выказал по поводу моего ухода, только дядька-директор вызвал к себе узнать причину. И то, думаю потому, что папа с него спросит. Я сказала как есть. Он похвалил и подписал заявление. Сказал, что мой папуля обязан мной гордиться.

Кстати, о папуле…легок на помине. Только вышла из офиса, уже звонит.

– Да, па!

– Уволилась?

– Уволилась?

– Петрович не ругался?

– Петрович был счастлив, па! Он только боялся, что ты ругаться будешь!

– Это он сказал?

– Это я сказала!

Папа посмеялся.

– У нашей мамы меланхолия…, – это наше с папой кодовое слово, которое означает, что мама впала в печаль из-за чего то, что папа считает фуфлом полным. То есть он не видит причин для расстройства и полностью на моей стороне. Иногда он говорит, что у нее «мигрень» или просто «что-то она совсем того». Конечно, может плохо вот так объединяться против мамы, но знаете как радостно, что есть человек, который согласен именно с тобой, который тебя не осуждает. И что этот человек – мой папа.

– Знаю, па…

– А ты знаешь, появился новый подвид…плохой мальчик…

Я захихикала.

– Она уже пожаловалась?

– А то? Минут двадцать жаловалась.

– А ты что?

– А я чай пил с булками и слушал…

– Па! Ты – супер!

– Согласен. Дочка, только ты мне приведи этого кавалера на осмотр…

– Хорошо, па…Как получится, так сразу.

– Когда он там приезжает?

– В конце недели, пап!

– Вот! На дачу его и привози!

– На дачу???

– А что? Мы с ним водочки выпьем, в баньку сходим, так понятней будет, что он из себя представляет…

– А если он тебе не понравится?

– Я тебе об этом скажу. А ты делай, как хочешь, твоя жизнь…

– Па, ты не просто супер, ты СУПЕР-ПУПЕР!!!

– Да уж понял! Ладно, ищи работу теперь…Кстати, тут в налоговой есть один мой знакомый…

– Па-а-ап…

– Все, понял, сама так сама…Все, пока!

– Пока!!!

Я поехала на работу к Женьке. А возьму-ка я сама себе отпуск! На неделю! А что? Имею право! Нет, конечно я буду искать работу, но все равно в первый же день никуда не устроюсь…Так что, свобода!!! Зазвонил телефон, Димка!

– Халлё!

– Я так понимаю мне твоего звонка не дождаться?

– Я как раз собралась тебе позвонить!

– Все так говорят, когда врут!

– А я говорю правду!

– Да что ты, – он улыбнулся, – тогда скажи, скучаешь по мне?

– Очень, очень, очень!

– Ого! А ты что, на улице где-то? Машины гудят?

– Ага! Я уволилась?

– Чего?

– Уволилась!

Я рассказала Димке всю историю о работе.

– Понятно. Самостоятельная значит? А пошли ко мне работать?

– К тебе?

– Да!

– А кем?

– А какая разница? Найду тебе место…

– Э-э-э-э-й, ты что, не слышал меня???

– Ну, ладно-ладно, но имей ввиду, что если шеф будет приставать, я приду ему бить морду!

– Хорошо! – я смеялась, настроение офигенное просто! – Кстати, мой папа пригласил тебя на выходных к нам на дачу!

Димка молчал.

– Дии-и-им?

– Если после пятницы ты все еще захочешь меня видеть…тогда приду.

– Дим, хватит, а? Скажи, наконец, что там за тайна такая?

– Маш, мы ведь уже говорили об этом…

– Ну, ладно…а еще меня бесят эти наши разговоры по телефону, – тут я поняла, что ляпнула не совсем то, – ну, в смысле, я хочу видеть тебя…А такие отношения на расстоянии…Я их не понимаю…

– Я согласен…Но, думаю, лучше я буду до пятницы тебе звонить, или нет? – ехидно переспросил он.

– Эй, конечно да!!!

– Мышонок, это уже послезавтра, потерпи немного…

После разговора с Димкой я приехала в парикмахерскую к Жене. Клиентов не было, так что мы ушли с ней в каморку пить чай. Болтали мы минут сорок.

– …Жень, я вот все думаю, как так может быть? Я мечтала о нем в школе!

– Это, если что, со всеми бывает, если ты не знала, конечно! Все девочки мечтают о каком-нибудь Иване Иванове в школе!

– Это понятно, но во взрослой жизни все девочки разочаровываются, а я нет, как так? Ведь он стал еще круче, чем в школе…Почему?

– Может, потому что тогда он был пацан, а сейчас мужчина?

– Жень, ты просто великий мыслитель, чес слово! – смеясь, сказала я, на что подруга очень серьезно ответила:

– Ну, это неоспоримый факт. Ты хоть помнишь еще, что ты безработная? Или у тебя в голове не осталось теперь места для других мыслей?

– Помню, я вот даже газетку купила с объявлениями…

– И что?

– Что? Я еще не открывала даже. Дома почитаю. Там еще мама с лицом обиженного слоненка…

– Почему именно слоненка?

– Не знаю, так сказалось.

– Твой ассоциативный ряд меня пугает, Гордеев точно повлиял на работу твоего мозга.

– Отстань…Ладно, я домой…

– Давай, вечером я к тебе заеду! Поболтаем еще!

Дома мама уже начала отвечать на вопросы: да и нет. Прогресс на лицо. Скоро разговаривать начнет. Хотя можно было бы тоже молчать, тогда она пошла бы на контакт. Ну, ладно, как говорит папа, нужно маму иногда баловать – делать вид, что считаешь себя виноватым, хотя это не так. Я разослала резюме в десять компаний, причем рассылала не только на должность экономиста. Я выбирала все, что мне может быть интересно, вплоть до координатора праздничных мероприятий в праздничных рекламных агентствах. Мама пошла в магазин, я набрала номер Димки, он, правда, тут же взял трубку, но сказал:

– Мышонок, некогда, – и раздались короткие гудки. Я надула обиженно губы. Ну, что делать. Вечером еще позвоню.

***

Мы семьей сидели за столом, ужинали. Мама говорила только с папой, но иногда не выдерживала и в наши с папой диалоги вставляла свои пять копеек. Папа мне подмигивал и кивал в сторону мамы, мол, вот коры-то мочит. В дверь позвонили.

– Это Женька! – я подскочила и побежала открывать. Конечно, это была она.

– Оо-о-о-о, вкусненько пахнет, это я удачно зашла!!!

– Здравствуй, Женечка! Ты все такая же пестрая! – прокомментировал папа оранжево-синее тряпье подруги. Но ей было совершенно пофиг на его комментарии, она уже навострила лыжи к столу.

– Здраа-а-асьти, – сказала она моей маме.

– Здравствуй, Женечка! Садись с нами кушать!

– Это я с удовольствием!

– Женечка, – начала мама, наваливая в огромную тарелку голубцы, – я хотела с тобой серьезно поговорить…

– Ой, – подпрыгнула та, – только не надо про Гордеева! Я тут ни причем!

Вот засранка.

– Да что, Женечка, по поводу Гордеева я с Машей говорить буду,– мягко сказала мамуля, – я тебя отругать хотела.

Бедная Женька выпучила глаза, не донеся до рта голубец.

– За что?

– Да ты кушай-кушай…Зачем же ты, Женечка, встречаешься с парнями из Интернета??? Они ж там все нехорошие мальчики? А ты уж итак двоих подобрала…еле сдыхалась, мама твоя рассказывала…

Ну еёёёёёёёпт….Я ж забыла предупредить Женьку!!! А мама тоже молодец, вспомнила историю времен царя Гороха!!!

– Чего-о-о-о-о? – опять протянула Женька, которая только хотела втолкнуть в рот голубец, но остановилась, услышав про знакомство из Интернета.

Я встала резко, будто мне что-то нужно было в холодильнике, благо папа скрылся в направлении тубзика и не мог видеть моего лица. Я стояла за спиной мамы и корчила Женьке рожи, при этом делая вид, что роюсь в холодильнике. Делала я это так усердно, в смысле рылась, что раздался какой-то грохот, оказалось, я перевернула банку с квасом. Мама с перепугу взвизгнула, папа с матом хотел вылететь из туалета, но видимо вспомнил, что он без штанов и гаркнул:

– Что у вас там такое?

– Я банку уронила! – громко объявила я.

– Мама побежала за тряпкой и стала вытирать разлившуюся жидкость. В это время я наклонилась к Женьке, которая улучила момент и сунула голубец за щеку с такой скоростью, будто боялась, что сейчас ее начнут пытать и она точно пожр…поесть не успеет.

– Я наврала про Инет, не пали хату, – и стала усердно помогать маме все вытирать.

Минут через десять все уселись за стол, квас вытерли, папа вышел с горшка, Женька успела смолотить три голубца и в данный момент расчленяла четвертый.

– Так что, Женечка? – спросила мама, – зачем же ты с ними общаешься?

– Ну…это…я больше не буду. Я поняла, что это плохо.

Вот дура-то. Не могла, что ли поубедительнее что-то сказать? Но вроде пронесло. И тут мама говорит:

– А зачем тебе официант? Или больно красивый?

– Аааааа??? – Женька опять вытаращила свои глаза. Только теперь я не могла подорваться в сторону холодильника, все равно мое лицо видел бы папа.

– Жень, – встряла я, – ну, тот, вчерашний…бармен…который твой номер взял?

Охренеть, он же ее номер взял!!! Я только вспомнила! Интересно, звонил уже? Хоть бы да! Но судя по ее лицу –нет…Она тупо смотрела на меня…Потом мелькнуло понимание, видимо мой испуганный взгляд сказал ей о чем-то.

– А…да нет…там ничего серьезного не светит, он мне не нравится…

– А зачем же номер дала? – встряла мама.

Женька ох…офигела просто. Положение спас папа:

– Чего ты ее допрашиваешь? У нее мать для этого есть! Пристала к ребенку, она вон поесть не может. Кушай, Женька, не слушай ее!

Капе-е-е-ец, у меня не папа, а золото!

Женька совсем пригнулась к столу и почти носом уткнулась в тарелку. Слава Богу, стали обсуждать, куда я разослала резюме и от Женьки отстали.

Через минут тридцать, после чая, мы пошли в мою комнату.

– Твою мать, Машка! – громко зашептала Женька, – ты хоть предупреждай, когда сочиняешь тут сказки, как Чуковский. Капец, блин! Я все ждала, что дальше спросят! Типа, зачем я хожу в клуб знакомств, там же одни плохиши!

– Нехорошие мальчики, – поправила я на автомате.

– Один хрен…, – зло буркнула Женька.

– Ну, прости, а? Они ругались…да я уже и не помню, почему сказала. Я ж не думала, что она вспомнит, особенно сейчас, на фоне всех моих «несчастий».

– Ла-а-а-адно уж, – пробубнила подруга. Я улыбнулась. Мы еще минут тридцать поболтали и она поехала домой. Родители больше меня не трогали. Папа дрых у телика, который орал так, что перебудил всех соседей, наверное. Я сделала потише, а мама мылась в ванной. Я набрала Димку. Он взял трубку, но говорил заспанным голосом. Так что почти и не пообщались. Стало совсем грустно. Короче, настроение мое зависело от него.

***

За четверг ничего примечательного не произошло. Совсем. Мне звонили, приглашали на собеседование. Я даже сходила на два, как всегда обещали перезвонить. Димка звонил, но был вежливо-кратко-лаконичный. Сказал, что сейчас на деловой встрече, так что говорить не может. Я уже придумала себе, что все деловые встречи заканчиваются саунами, расстроилась и совсем закисла. Потом меня набрала Женька и сообщила, что ей позвонил-таки бармен. Я еще раз в деталях, каких помнила, рассказала историю обмена номерами. Она сказала, что сходит сегодня на встречу с ним, а то вдруг это ее судьба. Вот так все ее приключения на ж…, на одно место и начинаются. В поисках судьбы, блин…

Димка позвонил только вечером, весь день на мои звонки он говорил сухо о том, что ему некогда. Я даже не привожу нашу вечернюю беседу здесь, т.к. и рассказать-то особо нечего. Он был очень уставшим, разговаривал со мной почти засыпая. Вагоны они там, что ли разгружают???

Родители, вернее мама, почти смирилась с моей выходкой по работе. Но по поводу Димки отзывалась по-прежнему не очень лестно. На что мой папа сказал – давай сначала познакомимся с ним, а потом уже будем обсуждать его, хорошо?

Короче, ничего не изменилось. И я ждала пятницу…

***

Утро. Я одевалась на очередное собеседование, когда вдруг позвонила Женька.

– Привет, дорогая! – поздоровалась я с ней. Настроение было суперским, ведь сегодня приезжает Димка.

– Приве-е-е-ет!!! Короче, этот Вовка – моя судьба!

– Ты чего? У него двое детей и жена!

– Да не наш одноклассник, балда! А бармен мой!

– Аа-а-а-а, так это…у тебя все всегда судьбе в первые месяцы, а потом они козлами оказываются…

– Не-е-ет, на этот раз все серьезно! Тебе не кажется, что у нас много общего?

– Ну, по крайне мере в плане одеваться вы точно нашли друг друга, – сказала я, вспоминая неформального бармена, – и что еще? Кроме этого? Почему он твоя судьба?

– Нет, тебе значит можно без объяснения причины объявить, что Димка – твоя судьба, а мне нельзя?

– Я так не говорила!

– Фу, фигня, ну почти так! Ты ж по-любому считаешь, что у вас все с первого раза и навсегда? Вот и я так считаю!

– Обалдеть…Ладно, давай я приеду к тебе после собеседования, и ты мне обо всем расскажешь, хорошо?

– Договорились!

Я минут через пять набрала номер Димки, телефон был отключен. Набрала местный номер – то же самое. Странно. Наверное, он едет сюда, поэтому в дороге нет связи.

– Доченька, не опоздай на собеседование, – сказала мама, просунув голову в дверь, будто чувствуя, что я звоню ему.

– Да, мамочка, иду.

Собеседование длилось почти час. Директор был похож на энергетического вампира, я вышла от него, как мочалка. Господи, чего он только у меня не спросил. Такой сурьезный дядечка лет сорока, оказалось, что он разбирается в экономике. И вообще, когда создавал свою компанию – был и продавцом, и бухгалтером, и директором. Компания занималась оптовой продажей кондитерских изделий, причем не только своих. Компания мне очень понравилась, во-первых, представительный офис, все в униформах, сшитых по заказу директора, это уж он мне сказал. Самое главное, что здесь конкурс на место. Пока нас было пять претендентов. Потом он выберет троих и снова пригласит их на собеседование. И уже из этих троих выберет одного. Вот это я понимаю! И зарплата приличная, причем вся «белая». Короче, шла я в приподнятом настроении к Женьке, потому как уже губу раскатала. Что позовут меня сюда работать.

Что касается мой подруги, то ничего нового я не услышала об этом Вовке, кроме того, что он «просто лапочка» и что «мы очень похожи». Чем уж там, кроме внешнего вида, конечно, они так похожи, вообще не ясно…Ну, да ладно. Лишь бы она была счастлива.

Потом мне позвонила наша староста, напомнила, что завтра к Вовке на дачу. Чтоб не потеряться, встречаемся на остановке Сад «Химик» в 11:00, а оттуда уже все потопаем вместе.

Дома мамочка собиралась на дачу. Они с папой у меня вообще жить там готовы, но он пока еще работает, поэтому мечта остается мечтой. Но на все выходные уезжать туда ничто не мешает.

Я помогла приготовить ужин, собрать сумку с продуктами им на два дня. Но, конечно, все мои мысли были о нем. О том, что я его увижу. Я уже представляла, как это будет, что я скажу, что сделаю. Под вечер ручки начали трястись. Набрала его номера, оба вне зоны.

Пришел папа с работы.

– Девчонки!!! Ну что, едем на дачу?

– Па, я ж завтра с классом иду…

– А, точно…А как там собеседование на конфетки?

– Как всегда, сказали, что перезвонят.

– М-м-м-м…

Чтоб сменить тему, я рассказала, что заходила к Женьке.

– Ну что там у нее? Нашла себе третьего мужа? – спросил папа.

– Пока нет, но кандидат уже имеется!

– Ох, Женя-Женя, вздохнула мама. Такая девочка хорошая и так не везет с парнями.

– Да ладно, мам, она взрослый человек, сама знает, что и кто ей нужен!

Мы еще немного поболтали, я помыла посуду. Вообще-то было уже восемь вечера, а Димка все не звонил.

Чуть позже проводила родителей и ломанулась в комнату одеваться и краситься. Нет, ну он же позвонит, мы же договорились. И нужно одеться нормально, накраситься…Я сходила в душ, достала светлые брюки, белую маечку. Все это время, пока я собирала волосы в хвост, наносила макияж, выбирала одежду – я набирала номер Димки. Вернее, оба номера. И оба были отключены.

Все, я начала гнать. Что с ним? Почему он так делает? Он же обещал? Ведь уже девять вечера? Зазвонил телефон…я побежала к нему, снося все на своем пути. Жесть, домашний номер Женьки! Я ж поставила на ее мобильник танец маленьких утят, чтоб не было таких моментов!

– Да! – гаркнула я.

– Здрасьти! У меня на мобильнике деньги закончились, поэтому звоню с домашнего! Ну, что? Как встретились? Что там за тайна мирового масштаба?

– Да никак, никак мы еще не встретились! У него телефон вне зоны! – гаркнула я снова.

– Оу…тогда пардоньте меня за мой звонок…позвоню позже, – и положила трубку. Бедная Женька. Хотела помочь, а тут я истеричка…

Я села на свою кровать в ажурном белье, накрашенная, пахнущая «дольче габбана лайт блю"и разревелась. С чего я вообще взяла, что это все серьезно? Разве так делают, если хотят серьезных отношений? Во время очередного раза, когда я пошла ванную сморкаться, и разревелась еще больше, увидев себя с опухшими глазами и потекшей косметикой в зеркале, зазвонил мобильник. Я, не веря глазам своим, уставилась на дисплей с надписью Димка Гордеев.

– Да, – спросила я гнусавым зареванным голосом. В трубе был какой-то фон…Какие-то всхлипы, шумы…

– Маш, я сегодня не смогу с тобой увидеться, нужно решить кое-какие дела.

– Ч…что?

И тут раздалась какая-то возня, вскрики и истерический женский голос:

– Что тебе непонятно? Он не сможет с тобой увидеться!!! – и короткие гудки. Минуты три я пребывала в ступоре. Потом до меня дошло…Это же Галя, это ее голос! То есть он приехал и сейчас с ней? А я думала, что у меня уже закончились слезы.

Не буду описывать свое состояние…Я просто не знала что делать! Зачем? Зачем он дал мне надежду, что все серьезно? Ну что, сложно было сказать, что он хочет только секса? Было бы не так обидно и больно. Я набрала Женьку.

– Ну и чё там?

– Женька, – икая и глотая слезы, сказала я, – приезжай, а? Родители на даче…

– Оо-о-о-о…ща, тока возьму чего хряпнуть…

– НЕ НАДО!

– Надо!

Через двадцать минут она прикатила. В каком-то лазурно-багровом сарафане и желтых сандалиях на пробковой подошве. Под мышкой она держала бутылку водки, а под другой – коляску колбасы. Я еще хотела сказать про то, что неужели вина не нашлось? Чего это мы градус повышаем? Но в это время зазвонил мобильник. Димка. Я стояла и не знала что делать. Разум подсказывал мне взять трубку и выслушать его, тогда все встанет на свои места. Но моя обиженная часть не желала слышать его голос. Хотя это может казаться смешным, ведь никаких отношений, по сути, между нами не было. Но была еще Женька, которая сразу же поняла в чем дело, взяла и отключила нафиг мой мобильник.

– Все, пошли пить водку, там и расскажешь свою историю…

– Где там? – тупо спросила я.

– Там, за бутылочкой…

Ооооо, эта ночь была длинной. Женька нашла банку огурцов соленых и с победным кличем индейцев открыла их. Мне было не так весело. Сначала, а потом я ничего не помнила. Потому что Женька меня тупо накидала водкой. Сначала я ей все рассказала, хотя чего там рассказывать-то? Последнее, что я помню – моя мысль, что так можно спиться. Такими темпами.

***

Утро было просто КОШМАРНЫМ. Моя чокнутая подруга трясла меня так, что чуть все огурцы не вытрясла. Водку я пила последний раз на курсе третьем, наверное. Потом мне было так паршиво, что с тех пор она в мой алкогольный рацион не входила.

– О Боже…не тряси меня…

– Вставай! Мы опаздываем!

– Куда, блин?

– На дачу к Вовке?

– Какая дача? Совсем что ли? У меня ни физического желания, ни морального туда идти…

– Срать на твои желания!

– Чего-о-о-о?

– Понимаешь, – моя подруга присела на кровать рядом со мной, она была ужасно лохматой, похожей на Нафаню и почему-то в папином халате…Интересно, почему не в мамином?– нужно сходить, и тебе отвлечься и им показать, что тебе насра…ть.

– И как я это покажу с опухшим лицом и запахом перегара?

– Ну, ты же умеешь намазать лицо так, что як наче нычего не було…Зря что ль курсы визажиста заканчивала?

– Жень…а чего это ты папин халат нацепила?

– А он пах вкусно мужскими духами что ли…или гелем для душа…не знаю.

– Фу, маньячка…

– Я женщина, а не маньячка!

– Ладно, женщина, слушай. Идти туда я не хочу. Да и Галя с Димкой вряд ли туда явятся. Ну, если явятся, то это уже совсем…, – мой голос дрогнул.

– Не ной. Не придут, так время хорошо проведем. Искупаемся, шашлык поедим, хрпянем…

– Фу-у-у-у-у, не говори мне больше это слово…Пожалуйста. Я больше никогда не буду с тобой хряпать…

– Неважно, это ты сейчас так говоришь, а пройдет пара дней, очухаешься и снова с удовольствием хряпнешь. Давай вставай, нам надо два купальника.

-Почему это два?

– Второй мне, я ж не поеду за ним домой, итак опаздываем!

Ой, короче, она мне просто мозг вынесла. Даже не дала погрустить толком. Затащила в душ, нашла купальник, причем старый, у которого лифчик полинял во время стирки с фиолетовым полотенцем. Я ни в какую не согласилась его надеть, зато Женька объявила, что это очень «миленько» и что фиолетовый оттенок – ее цвет. Короче, как я ее не отговаривала, она надела разноцветный линялый купальник и с видом полного счастья натянула свое разноцветное тряпье сверху. Жесть просто.

Я надела белый купальник. Заплела волосы в колосок. Отек с глаз немного спал. Краситься я не стала. Не было ни сил, ни желания. Нацепив сверху легкое платьице и сланцы, я вышла из квартиры под руководством подруги.

Конечно, пока мы добрались до нужной остановки, там никого уже не было. Все люди жарили шашлы на даче. Женьке позвонила староста и поручила купить соус и кетчуп. Потому что круглый Вовка о них напрочь забыл. На въезде в данный поселок стоял небольшой магазинчик, где мы и приобрели указанные продукты. В это время мой Женьке позвонил ее странный парень, пригласил вечером в театр. Я просто офигела. Женька и театр. Сразу представила обезьяну из Мадагаскара, которая пришла в театр, шокируя всех своим видом и напевая «ай лайк ту мувет мувет»…Даже улыбка появилась на лице. Нет, моя подруга любит ходить в театр драматичекский, оперы, балета. Если она бывает в крупном городе. То обязательно посещает такие места. Не потому что она в этом что-то понимает. Просто это клево, это престижно, ну это она так считает. Но если в театре ей нравится и интересно, я имею ввиду драматический, то с оперой проблемы. Один раз она там уснула и даже всхрапнула, чем привела в неописуемый ужас бабушку в вечернем платье и с веером.

– А что, ему очень нравится театр?

– Ну, он просто спросил что я люблю, я рассказала, вот он ради меня туда пойдет…

– Боюсь, что в нашем городке все будут смотреть не на сцену, а на вас с Вовкой!

– Не такие мы уж и необычные…

– Поверь мне, очень необычные…

Пока мы так разговаривали, добрались до дачи. Правда два раза не туда повернув , но хорошо, что есть такие люди как наша староста. Которая всегда на связи всегда терпеливо объясни как правильно идти.

Конечно, я шла туда с тайной надеждой увидеть Димку. А двруг он хочет меня видеть? Ведь он же звонил вчера! Когда утром мы с Женькой включили мой сотовый, от него было пять пропущенных вызовов. Мог бы приползти с букетом роз…И попросить прощения…Номер телефона ведь где-то нашел, значит и адрес мог бы найти. Хотя вчера после возлияний я была не в том состоянии, чтобы общаться.

Когда мы подошли к даче, у меня сердце просто замерло. Наши сидели в деревянной беседке, Вовка прыгал с картонкой вокруг мангала. Рядом с ним стояла девушка, похожая на колобка. Жена его, точно! И две девчонки в трусах сидели в небольшом надувном бассейне по шею в воде.

– Привее-е-е-ет! – крикнула Женька.

– О-о-о-о-о, опоздавшие! Приве-е-е-ет! – раздался нестройный хор.

Наталья Алексеевна был тут же, в беседке, и отчитывала Полинку за нехорошие слова. Чего уж там такого Полинка сказала, я не поняла, потому что увидела Галю. Она смотрела на меня из подлобья. Выглядела неплохо, конечно. В шортиках, маечке, макияж…Все, как нужно. Я не знала что делать, куда щимануться. Димки, если правильно окинула взглядом территорию, не было. Нас стали усаживать за стол. Я отказалась, потому что в меня пока не лезла еда. А про пиво я вообще молчу. Жена Вовки – Катя, оказалась очень милой девушкой. Она гордо повела по территории, показывая какие у нее в этом году лилии шикарные, помидоры и все остальное. Потом мы с ней собрали ведро огурцов, помыли и порезали на стол. Спасибо ей, конечно, она меня отвлекла. Хоть немного.

– Вове очень повезло с женой, – сказала я.

Она улыбнулась:

– А мне повезло с ним! Я рада, что его одноклассники собрались сегодня здесь!

– А …Димы нет?

– Гордеева?

– Да…А ты его знаешь?

– Конечно, с ним он общается с самой школы. Не могу сказать, что Димка лучший друг мужа. Но отношения у них хорошие. Даже на рыбалку вместе ездят.

– Кать…, – я только открыла рот, чтоб спросить о нем…ну, где он, что там за тайны такие, вдруг она знает? И тут увидела его. Мы стояли на террасе, за круглым столом, намывая огурцы. Он вошел в калитку. В шортах. Без футболки. Господи…Несмотря на все мо сопли-слюни, я по-прежнему не могла удержаться…Как же я его хочу. Я шумно вдохнула воздух…Он увидел меня и пошел к нам, не оглядываясь по сторонам, не отвечая тем, кто приветственно кричал ему привет. Я увидела, что Галя замерла, как цапля, глядя на него.

Он зашел на террасу. Его лицо было таким…Я даже испугалась. Оно было мрачно-злым.

– Маш, пошли, поговорим. Пятнадцать минут. И ты все решишь сама.

Катя удивленно смотрела то на меня, то на него. Но видимо знала его характер, поэтому встревать не стала. Я, молча, подошла к нему, он взял меня за руку и повел за калитку. Чуть поодаль стояла его машина, сейчас я рассмотрела, что это был мицубиси лансер. Очень важная деталь в настоящий момент, конечно. Мы молча подошли к машине. Он открыл заднюю дверцу, я думала для того. Чтобы я села, но оттуда выкарабкался очень милый мальчишка, лет пяти.

Он был одет в шортики, футболку, сандалики, а на голове у него была ужасно смешная бейсболка с длиннющим козырьком.

– Дим, – обратился мой Димка к малышу. Познакомься, это Маша.

– Маш, это мой сын Дима.

Знаете, не скажу, что я удивилась, я просто ОХРЕНЕЛА. Но не от того, что у Димки оказывается есть сын, а от того, что я не могла догадаться раньше. Ведь он всегда был … любил девчонок. Это, получается, ему было двадцать два – двадцать один, когда он стал папой…Ничего удивительного, бурная молодость…

– Привет, – как-то потерянно сказал я малышу.

– Привет, – по-детски, но очень серьезно сказал он. По ходу дела ему было наплевать на какую-то там Машу, потому что он тут же повернулся к папе и спросил: – а когда купаться, па?

– Сейчас! Пошли, я отведу тебя на дачу…там есть бассейн…

– А на озере не будем купаться? –разочарованно протянул он.

– Будем, но позже. Маш. Я его сейчас быстро отведу, а ты стой тут…Это еще не все…

– А у тебя еще есть дочь? – неудачно пошутила я, что значит не все? Сейчас он откроет машину с другой стороны и оттуда вылезет еще ребенок?

– Нет. Только сын. Но ты же знаешь, что у них бывают и мамы. Вот об этом я хочу поговорить…

– Па, а где мама? – спросил малыш, услышав о ней.

– Здесь сынок, – сказал мой Димка, не отрывая взгляда от меня.

И тут у меня в голове что-то щелкнуло. Галя. Галя была с ним вчера, когда он звонил. Галя с первого же вечера предупреждала, что не отдаст его. Мама этого малыша, как две капли воды похожего на Димку, была Галя. Вы не поверите, но я как всегда ляпнула первое, что пришло в голову:

– Хорошо, что губы у него не мамины, а твои…

Мне показалось, если б не серьезность ситауции, Димка просто расхохотался бы. Точно.

– Я сейчас, Маш. Не уходи.

Я промолчала. Он скрылся за калиткой. У меня в руках зазвонил мобильник, родители. Я от звонка аж подпрыгнула.

– Дочка, как дела?

– Хорошо, ма! – фальшиво-бодрым голосом объявила я, – на даче, шашлыки жарим. А вы?

– А мы с папой купаты жарим!!!

Наша дача находилась в другой стороне, слава Богу. А то. Зная маму, она бы придумала сюда прийти, чтоб посмотреть на Димку.

– Когда тебя ждать с твоим ухажером? Сегодня или завтра?

– Мам…я…я тебе позвоню, Хорошо? Просто я пока не знаю!

– Но вы же придете знакомиться? Мы с папой вас ждем!!!

Капец. Это было сказано таким тоном…В это время Димка вышел с дачного участка и ко мне.

– Конечно, приедем, мам, только время пока не могу сказать. Я позже тебе позвоню и скажу, хорошо?

– Ну, ладно, согласилась нехотя она.

Я нажала отбой и подняла на него глаза.

Он взял меня за руку и повел в сторону обрыва. Я знала это место еще с детства, когда мы с родителями приезжали на дачу к друзьям нашей семьи, тете Тамаре. Мой папа и муж теть Тамары, дядя Костя, ходили на этот обрыв, чтобы нырять с него. Тут было красиво. Обрыв был небольшой, метра четыре, внизу озеро, оно так блестело на солнце, что глазам было больно. Сама площадка, на которой мы стояли, заросла зеленой травой. А на другом берегу виднелись дачные домики. Вкусно пахло речкой. Хотелось скинуть платье и нырнуть в озеро.

Димка сел на самом краю обрыва. Я села рядом.

– Маш, я не девчонка, не могу говорить долго интересно и красиво, как вы это умеете. Мне был двадцать один год. Я окончил университет…учился на юриста…В моем ВУЗе учились еще трое из нашей школы (Димка учился в областном центре, многие поступали именно там, это и крупные ВУЗы и сравнительно недалеко от дома), одна из них Галя. Ты же помнишь по школе…Я не встречался с ней, ну заигрывал, как и со всеми девчонками…

Я хотела ляпнуть: «Кроме меня», но не стала встревать, он продолжил:

– Но когда ты далеко от дома, то начинаешь общаться с земляками, а тем более с одноклассниками. Мы получали дипломы в один день…И…Сначала каждый со своей группой отметил, потом созвонились, собралась компания, человек десять…На квартире у Мишки. Это мой одногруппник. Так вот…Мы там пили и…Маш, мы с ней переспали. Причем, как бы это страшно не звучало, но я обещал быть тебе честным, я даже не помню, как это было…Вернее, очень смутно…А потом началось. Через два месяца, когда был здесь, у родителей. Она пришла и сказала, что беременна. Я…я предложил ей сделать аборт. Она не захотела. Иногда я думаю – а почему она не захотела? Я не буду говорить, что она плохая, а я хороший. Оба виноваты, мозгов просто не было. Но вряд ли тогда она оставила его из-за него же, у нее была цель – добиться меня. И она это делала. Мои родители заставляли меня жениться на ней. Говорили, что так надо, ради ребенка. Не понимаю, чем ребенку будет лучше, если его родители буду жить как собаки, если они не любят друг друга? Если они не знают друг друга? Разве можно это делать ради ребенка?

– Вы поженились?

– Нет.

– НЕТ????

– Нет. Со мной моя семья не общалась где-то …ну, пока она не родила. Я сказал, что буду заботиться о нем, буду помогать материально и я это делаю уже пять лет…Был период, когда она поняла, что я люблю сына, угрожала мне, требовала свадьбы. Не вышло. Тогда стала требовать денег…Потом был период, когда у нее был богатый ухажер. Самое золотое время для меня. Димка просто жил у меня, ей он был не нужен. Просто девчонка не нагулялась, видимо. А тут сын…

– Это не зависит от возраста…

– Маш, я не хочу совсем ее грязью поливать, она мать его все же…Я и так поступаю, как глупый пацан, когда позволяю тебе прикалываться над ее внешностью…

Я кивнула.

– А потом я открыл свое дело, ее мужик с ней расстался, и я снова ей понадобился, как и сын. Но сейчас роли поменялись. Теперь я шантажирую ее. Суд легко может отдать ребенка мне, у нее нет своей квартиры, она живет с родителями, нет работы. Да я могу вообще насобирать видео и фото, которые докажут, что она не может быть хорошей матерью. Но я не делаю этого ради него. У ребенка есть мать, даже если я считаю ее никчемной, она все-таки его мать. Сначала она не скрывала кто отец ребенка, но Слава Богу из класса ни с кем не общалась…Потом, когда встретила ухажера богатого, если встречала наших общих знакомых, делала вид, что не знает ничего обо мне, все думали, что Дима сын этого борова. А сейчас все так, как я скажу. /а я сказал, что не хочу, чтобы на встрече выпускников она трепалась о нашем сыне…

Эти слова меня задели…наш сын…несмотря на их ужасные отношения у них есть нечто общее…И это их сын…

– Попросту говоря, я угрожаю ей, говорю, что отберу ребенка и лишу источника денег, я ведь плачу и ей, и ему. Я вел себя, как свинья, когда в ту ночь увез тебя на стройку…и…и ничего не объяснил, но я не думал…Маш, я думал просто секс и все. А ты…ну, не смог я остановиться, думал о тебе. Номер мой в Екате я ей дал. Вернее я с него звонил, чтобы поговорить с сыном. Вчера не смог приехать, потому что Димка отравился, я сразу с вокзала сразу к нему…к ним…Когда говорил с тобой, она трубку выхватила…Я пока с ней ругался, пока Димке желудок промывали…Короче, позвонил тебе, а ты трубку не брала, а потом и телефон отключила. А может и хорошо, что так сделала. Как бы я тебе все это по телефону рассказал?

Он судорожно вздохнул. Я сидела, сжимая траву в кулаки…Я слушала его и понимала, что люблю его. Очень-очень-очень. Когда это я успела? И хочу его. Как всегда…Как и много лет назад, в школе.

– Маш, я …я тебя увидел в школе…Ты такая…Ты же была совсем другой, я тебя и не замечал, а тут…Знаешь, я тебе все рассказал. Теперь ты будешь решать сама. Я больше не буду звонить тебе, искать…я хочу, чтобы ты сама приняла решение. Если не захочешь быть со мной – я приму твое решение. Теперь я знаю каково это, когда к человеку ничего не чувствуешь, а он за тобой бегает, домогается и мешает жить.

Он поднялся на ноги. И пошел обратно в сторону дачи. Я осталась сидеть на обрыве. Я даже не заметила, а у меня по щекам текли слезы…И когда я успела разреветься? И чего я плачу? Я закрыла глаза. Было так пусто. Потому что его не было рядом. Потому что он ушел. Машка, да признайся, что тебе не важно, что там было с Галей. Если честно, будь он даже сейчас женат…я бы согласилась быть его любовницей. Да что угодно, только чтобы быть с ним!

Я подскочила и побежала в ту сторону, где он скрылся.

– Дии-и-и-има-а-а-а!!! Ди-и-и-и-им!!! – он уже подходил к машине, когда услышал мой вопль. Обернулся, я бежала к нему, слезы мешали, было похо видно, еще и под носом потекло, прекра-а-асно, вот тебе и романтичный момент.

Он сделала шаг навстречу, потом еще один, потом побежал…Я налетела на него, и уже рыдая в полный голос, повисла на нем, как сосиска. А он смеялся, обнимал меня и гладил по спине.

– Ну, все, успокойся, все…

– Я с.с..с…, – от таких рыданий я даже заикаться начала, как в детстве.

– Что такое?

– Я сопливая, – сказала я, вытерев под носом, дворовый пацан один размазыванием кисти.

Он захохотал и прижал меня к себе, целуя в макушку.

– А…а…

– Что? – смеясь, спросил он.

– А когда мы поедем к моим родителям? Они уже звонили…

– Да хоть сейчас!

– ДА????

– А почему нет?

– Нет, давай лучше завтра…а то страшно…

– Мышонок, ты еще мою маму не знаешь…там вообще…тяжелый случай… – я сразу вспомнила высказывание моей мамы о его родителях. По ходу дела полный попадос.

***

СЕНТЯБРЬ ТОГО ЖЕ ГОДА…

– Да где, блин, Женька? – психовала я, пока парикмахер прикалывала мне фату к волосам, – Свидетельница, блин…

Взволнованная мама носилась рядом, дом был полон гостей, друзей, все ждали жениха, готовили выкуп. А свидетельница как в лету канула. Вы не поверите, но мне платье мы выбрали за половину дня. А вот свою подругу я одевала всю неделею. Вернее мы ходили по магазинам и никак не могли найти, что устроило бы и меня, и ее…Чуть не разругались. В итоге нашли какое-то сиреневое платье и белые босоножки. Она вся скуксилась, когда их примерила, но, по крайней мере, не обматерила меня, как было до этого. Я набрала ее номер:

– Жень! Ты где? Уже Димка скоро приедет!

– Да еду я!!! Это все Вовчик виноват, он в честь твой свадьбы красил на голове зеленые перышки…

– Ёб… тво…, какие еще перышки?

– А в пригласительном не писали, что ему тоже нужно одеться, как квелая капуста…

Короче, эта парочка вместе и по ходу дела надолго…Я рада за нее, но их одежда…

Сказать, как у нас дело дошло до свадьбы?! Ну…мы познакомились с моими родителями. Все прошло вполне хорошо. Но приехала я знакомиться с двумя Димками. Чтоб родители сразу знали всю правду. Мама, конечно, была в шоке. А папа посадил маленького Димку себе на шею, а большого повел показывать рыболовные снасти, обсуждая рыбу, которая водится в нашем озере. Ну, все как всегда, папа принял мой выбор, причем он сказал, что ему нравится Димка, вернее оба. А мама позже смирилась, наверное, с этим. Хотя теперь она говорит, что из зятя можно сделать хорошего мальчика. А мы с папой прикалываемся над этим.

А вот с родителями Димы были проблемы. Вернее с его мамой. Раиса Пална такая женщина, очень уж любит, чтоб ей льстили, нравится ей чувствовать себя незаменимой и лучшей. Никого не напоминает? Иногда мне кажется, что Димка пошел этим в нее, но у него все это не так ярко выражено. А папа Димы – Дмитрий Иваныч очень классный дядька, прикалывается над Раисой Палной, называет ее моя королева и ваше высочество. Они оба на пенсии, но Раиса Пална до сих пор всем напоминает, что более сорока лет из своего стажа работала на руководящих должностях. Когда она так говорит нужно отвечать: «Да вы что??? Вот это да-а-а-а!«. Даже если вы об этом слышали уже раз двадцать. И тогда есть шанс с ней подружиться.

С того самого вечера субботы, как я все узнала про Гордеева, мы живем у него дома. Домик старенький, нужно там все ремонтировать, перестраивать, но нам нравится! Я работаю в кондитерской компании, меня все-таки взяли! Каждые выходные у нас гостит Дима маленький. Насколько я знаю, Димка стал больше платить Гале, чтоб она отпускала сына к отцу, ну и, конечно, пригрозил, наверное. Пока она нас не трогает. Я очень хочу, чтоб она нашла себе богатого ухажера, и мы жили спокойно…

Внизу сигналили машины.

– Ма! Уже Дима тут, где Женя???

– Она приехала, выкуп начала проводить, выскочила из машины в последнюю минуту!

Я сидела в комнате, тряслась от волнения и слышала хохот из подъезда и традиционные вопли: «Я люблю тебя, Машка-а-а-а». Хотелось плакать…

Минут через тридцать жениха перестали мучить и пустили в комнату. Я не видела толпы гостей, которая тут же защелкала фотоаппаратами, не видела слез родителей. Видела только его. Опять заболело внизу живота. Блин, в туалет утащить его что ли??? Я улыбнулась, он подошел и поцеловал меня, все аплодировали и улюлюкали. Чуть погодя он спросил:

– Ты же говорила, что прилично оденешь Женьку?

– Ну да! Мы купили ей сирене…

– А это тогда что?

Я повернула голову. В дверном проеме стояла моя свидетельница в желтой майке, красной юбке, с зеленым, ярко-зеленым широким лакированным поясом и в белых босоножках, что мы ей купили…Увидев мои бешеные глаза, эта полоумная сказала:

– Только не ори! Я итак надела твои отстойные белые сандалии!


Конец.


home | my bookshelf | | Мой вечер встречи выпускников! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу