Book: О чем мечтают феи



О чем мечтают феи

Часть 1.

Не нужные дети.

Глава 1.

Бастард Его Величества.

О чем мечтают дети? Смотря какие. Те, у кого есть и деньги, и родители - о свободе выбора и новых игрушках, те, у кого есть только родители - о том, что не придется снова голодать или мерзнуть зимой. Что никто не будет болеть.

А о чем мечтают те, у кого есть деньги, игрушки, платья и лучшие лекари?

О том, что однажды приедет папа, обнимет, прижмет к себе и скажет, что он очень-очень любит и всегда будет рядом.

Вот такие глупые мечты у этих детей.

Быть королевским бастардом в человеческих землях было, естественно, достаточно выгодно. Особенно, когда ребенок был не просто девочкой или мальчиком с милым личиком и стандартным даром мага, а еще и носителем редких кровей лесного народа.

Если бы речь шла о дриадах или нимфах, которых так или иначе, был много, на Шантэль (так звали девочку-бастарда) внимания обращали бы даже меньше, чем на остальных. Полукровок мало любили, скорее терпели.

Но она была на половину феей.

Кто такие эти самые существа? Нет, не крохотные малыши с крыльями бабочек - роста феи хоть и были невысокого, но вполне человеческого. Они поголовно обладали идеальными телами, яркой, необычной внешностью, причудливыми узорами на все тело и волосами, по сравнению с которыми, даже шелк был слишком грубой тканью.

И среди них никогда не было мужчин.

Для размножения, феи выбирали особей преимущественно с человеческой кровью, чтобы избежать отклонения в отпрысках - все знали, что кровь смертных не могла спорить с бессмертной. Детей всегда забирали и воспитывали так, что даже отголоска от рода отца не оставалось в малышах.

Но толи Шантэль была тем самым браком, от которого даже мать отказалась, толи что-то еще...

Ее оставили отцу.

Девочка с детства знала свое место на шахматной доске Его Величества. Рано или поздно её ждал выгодный для отца брак и роль подстилки под высокорожденным мужем. Его она, скорее всего, переживет и будет снова сослана в далекое имение, с несколькими слугами.

И останется жить там долгие столетия, видя, как рождаются, растут и умирают все вокруг нее.

Потому, что она уродка - бессмертное дитя Его Величества.

Если бы Шантэль родилась страшненькой - проблем стало бы заметно меньше, но малышка оказалась диво как хороша. Ростом она была не выше полутора метров, худенькая, с круглыми бедрами, тонкой талией и высокой полной грудью. Изящные щиколотки, узкие ладошки с длинными пальцами... В остальном Шайли так же была невероятно красива - большие, серебряные глаза с черной обводкой радужки, узкое лицо с тонкими аристократическими чертами и аккуратными пухлыми губами. А еще волосы - длинные, до колен мягкие кучеряшки, нежного розового цвета. Они никогда не путались, но и заплести их, скажем в косу, было настоящим испытанием. Если сама девушка не хотела такой прически, прядки как живые вырывались из чужих рук, а все плетения мгновенно распадались.

От матери-феи Шайли досталось еще одна особенность - всю правую сторону тела, кроме лица, покрывал травяной узор в виде стеблей неизвестного растения с резными листиками насыщенного зеленого цвета.

С детства, когда было хорошо или грустно, фея постоянно танцевала, причем так, что старая нянечка или учителя, замирали, любуясь легкости движений и грациозности еще не до конца сформировавшегося тела.

Шайли не была проблемным ребенком. Она послушно ела кашу, прилежно училась и никогда не хамила взрослым. Бессмысленность побега из дома поняла довольно рано, когда осознала, что каждый раз на прогулке за ней следят, однако саму идею не оставляла, просто решила, что нужно к такому серьезно подготовиться.

И она готовилась.

На праздники король часто дарил девушке украшения, ценность которых зависела только от значимости торжества. Шайли быстро смекнула, что к чему и, договорившись с садовником, начала продавать их целиком или заменять камни на стекло, откладывая деньги на секретный счет в банке дворфов. Молодой мужчина, работавший в доме, естественно каждый раз брал высокую плату за эти аферы, но относился серьезно к поручениям и выполнял все честно. По договоренности, фея должна была предупредить его о побеге, чтобы садовник успел спрятать свои деньги и не выдал таким образом секрета молодой госпожи.

Жизнь в большом, светлом доме была не плоха по любым меркам и Шали всегда четко понимала, что бежать стоит лишь в крайнем случае. Там, за стенами, ее ждало существование за счет личных сил, а не слуг и денег Его Величества.

На пятнадцатый день рождения в молодой принцессе проснулась сила к лунной магии. Каждый раз, стоило ночи спуститься на землю, Шайли училась контролировать растения, общаться через них и даже открыла в себе дар управлять людьми. С каждым годом, тренируясь так, чтобы этого никто не заметил, девушка ощущала себя все ближе к своей расе, все крепче связанной с природой.

Затем она поняла, что ее дар больше не так сильно завязан на времени суток и полнолунии. Вырастить куст роз или заставить созреть яблоко она могла по желанию хоть в разгар дня, и это окрыляло своими возможностями. Частично скрыть все эти способности помогало то, что когда ей было лет шесть, в дом прибыл старый, седой маг, который заставил девочку опустить руки на прозрачную сферу, затем вынес вердикт: магии в ней почти не было, даже блокировку ставить бессмысленно.

Вот так, и в этом она тоже была бракованной.

Размеренная жизнь королевского бастарда дала трещину в день, когда принцесса Имани сбежала из родного дома, поступив в университет магии в нейтральных землях и, впоследствии, выйдя замуж за нелюдя - короля Ильриха Пятого. Будучи второй по старшинству, Шайли быстро поняла, что это значит для нее лично и была права.

На следующий день, после того, как ей исполнилось семнадцать, к дому подъехал гонец, который объявил указ Его Величества.

Принцесса-бастард Шантэль Доуская, должна была выйти замуж по распоряжению отца и прибыть для этого ко двору не позднее, чем через неделю.

Весь мир маленькой девочки раскололся в один момент.

***

- Вы уверены, Ваше Величество? - садовник, довольно молодой мужчина с простым, невыразительным лицом и умными карими глазами, задумчиво мял в руке ножницы, которыми час назад подстригал кусты.

- Полностью, Берн, полностью. Я ухожу сегодня, как только на небе взойдет луна. Спасибо еще раз за вещи, которые ты купил и за деньги - без всего этого я бы едва ли смогла провернуть побег. Запомни - иди спать как обычно, а лучше, посиди на кухне как можно дольше, тогда прислуга подтвердит, что ты ни при чем.

- Но Ваше...

- Берн, называй меня просто Шайли, сколько можно говорить? Все, я пошла готовиться, никто не должен ничего заподозрить. Еще раз большое спасибо, я рада, что именно тебя наняла моя кормилица.

- Спасибо Вам, - мужчина грустно вздохнул, - если бы не Вы, лишение работы было бы смертным приговором моей семье.

- Я рада, что мы оба были полезны друг другу, - Шайли еще раз улыбнулась мужчине и, подхватив юбки, быстро пошла в сторону дома.

Сегодняшний день был тем самым моментом, который был обязан поменять жизнь девушки. Или она сможет сбежать и возьмет свою судьбу в свои руки, либо завтра отправится в карете на событие, которое воспринимала хуже смерти.

Слуги вокруг не понимали настроения молодой хозяйки - что плохого она увидела в браке? Все шептались за ее спиной, обсуждая сплетни, одна смешнее другой и успокаивали девушку, говоря, что она полюбит своего мужа, что он молод и хорош собой.

Шайли только смеялась. Те, кого слепо отправляют под венец, по ее мнению делились на три категории: первые романтично верили, что найдут любовь всей жизни и ожидали увидеть рядом с алтарем молодого, красивого мужчину, который подарит им счастье. Вторые относились крайне плохо к подобному вопросу, с ужасом думая о том, что окажутся в постели либо с извращенцем, либо со стариком. Сама же принцесса-бастард относила себя к девушкам, реально смотрящим на мир. Ее жених мог быть вполне молод и хорош, но это все равно останется брак по договоренности. Со временем они просто привыкнут друг к другу, Шайли будет воспитывать детей, муж, возможно, менять любовниц каждую неделю, но ужинать исправно со своей семьей.

Вот и все.

Мысли обо всем этом терзали сердце девушки, и она мучительно кусала губу, чтобы не заплакать от обиды - почему ее жизнь такая? Ведь она могла быть сейчас с матерью и беззаботно танцевать в лесах под полной луной...

Девушка сердито тряхнула головой, отгоняя подобные мысли. Могло быть, не могло... к чему эти глупые мечты? Реальность такова, что либо нужно бороться, либо плыть по течению, ожидая, пока найдется рыбак, что поймает легкую добычу.

Шайли быстро зашла в комнату и закрыла дверь. Она проверила заранее собранную сумку с едой, кошельком, наполненным монетами небольшого достоинства, картой, сменной одеждой, огнивом и парой бутылочек с лекарствами. Под одеялом лежал костюм для побега в виде простых шерстяных брюк, льняной рубашки и шапочки. Еще фея заготовила несколько метров ткани нарезанной полосками, что бы обмотать грудь и талию, делая фигуру бесформенной, уголь из камина и маленькую плошку с землей. Все на месте, ничего не забыто, оставалось только ждать ночи.

Как ни в чем не бывало, Шайли спустилась за общий стол, поужинала, перебросившись парой отвлеченных фраз с остальными людьми, затем пожаловалась на усталость и раннюю дорогу с утра, и направилась к себе, наверх.

Последним штрихом, после того, как ей помогли раздеться, стал браслет дворфов, дающий право Шайли воспользоваться личным счетом. Тонкая стальная полоска, не привлекающая лишнего внимания, сжала запястье.

Как положено забравшись под одеяло, фея старательно изображала сон до того самого момента, как солнце ушло за линию горизонта. После этого, она быстро встала, оделась, измазалась в грязи и саже, убрала волосы как можно выше и натянула бесформенную шапку. К поясу девочка привязала сумку и в таком виде подошла к двери. Вспотевшие от волнения пальцы на секунду замерли у ручки, но потом Шайли все же потянула ее на себя и, танцуя, вышла в коридор.

Обычно феи завлекали зевак в свои хороводы, заставляя двигаться и плясать с ними до самой смерти, не чувствуя усталости, однако девушка на такое еще не была способна, а потому первая же встреченная служанка не пошла вслед за принцессой и не начала повторять ее движения, а замерла, расширенными глазами смотря на хозяйку. Следующей жертвой лунной магии стала экономка, вышедшая из комнаты, чтобы что-то спросить. Старая чопорная женщина так же замерла, ничего не видя и не слыша. Шайли чуть расслабилась, заглушив волну адреналина, из-за которой сердце забилось где-то в районе горла, и направилась вниз по лестнице. На первом этаже под ее силу попали еще две служанки и новый начальник охраны, присланный месяц назад, затем еще трое стражей и вот он - путь наружу.

Улица встретила тишиной ночного леса и полной луной, покрывающей серебряным цветом сад и дорогу. Шайли еще немного продолжила двигаться, танцуя, но потом резко остановилась и перешла на бег. В лес! Ее там не найдут - она это точно знала, как и то, что с первыми лучами солнца, ее магия развеется как наваждение. Пропажу обнаружат не сразу, люди ничего не вспомнят об этом вечере, а когда станет ясно, что Шайли нет на территории дома, поднимется паника. Но к этому моменту, фея будет уже далеко.

***

Утро четвертого дня побега встретило девушку в лесу, скрытой от чужих глаз низкими ветками старой ели. Принцесса потянулась, наслаждаясь и холодной землей и одеревеневшими мышцами и болью в шее. Все происходящее было для нее сказкой, она не замечала укусов насекомых, холода, усталости, думая только об одном: она справилась, она смогла это сделать! Она сбежала от отца и его службы безопасности, и теперь осталось только покинуть земли людей. Шайли еще не до конца знала, как это провернет, но у нее были деньги, а подобное решало многие проблемы. Впереди находился первый большой город из всех, что ей предстояло преодолеть на пути к порту - Вердок. Надеясь на свою, не самую выдающуюся на данный момент, внешность, принцесса собиралась пройти в него, хотя бы для приобретения еды. Свои запасы хлеба и колбасы девушка уже израсходовала. Винить в таком можно было лишь себя - будучи ребенком, воспитанным в достатке, фея мало понимала, что нужно брать с собой в такие походы и искренне полагала, что собрала свою сумку идеально.

Тяжело пыхтя, Шайли выползла из-под своего укрытия и вытащила заметно полегчавший дорожный мешок. Быстро проверила, скрыты ли волосы шапкой, не выглядит ли она слишком женственно и, засунув свободную руку в карман грязных и даже уже местами порванных штанов, двинулась дальше, ориентируясь частично по солнцу, частично по собственному чутью, дарованному кровью матери.

К Вердоку она вышла через пару часов, с интересом рассматривая открывшуюся картину. Город был стандартным для человеческих земель: высокие стены, торчащие из-за нее крыши зданий... и вполне приличная очередь людей на вход. Шайли вытащила медную монетку и уверено направилась к толпе. Браслет на ее запястье был надёжно скрыт, а если ее вещи решат перерыть, ничего кроме еще пары медяков все равно не отыщут. Девушка понимала, что если у такого мальца, которого она изображает, найдут большую сумму денег, точно арестуют, обвинив в краже. Или просто все заберут, пользуясь властью. Да и мало ли, сколько воров скрывалось за стенами Вердока.

Встав в конце очереди, девушка задумчиво стала разглядывать толпу людей. Тут были и довольно зажиточные крестьяне и такие же оборванцы, как она на данный момент. Кстати один такой же сейчас пытался пройти через ворота. Мужчину, одетого в грязную, местами порванную рубашку, грубым тычком остановили стражники, в латах.

- Куда прешь, отребье? Плата один медяк.

- Но у меня нет денег! Я рассчитывал заработать в городе!

- Много больно вас таких, умных, - сплюнул мужик, - а на кой ляд вы нам дались? Проваливай отсюда и пока деньги не заработаешь, даже не думай возвращаться!

Мужчину пинком отправили в лужу с грязью под громкий хохот стражников.

Шайли вздрогнула от такого. Живя у себя в доме, девушка хоть и слышала разные истории про мир за пределами, но не сталкивалась никогда с настоящей жестокостью. Девушка уже хотела было помочь упавшему, но потом резко отдёрнула себя. Да, пусть у нее есть деньги, да, пусть у нее есть возможность. Однако же - мальчик с таким как у нее сейчас внешним видом, раздающий кровно заработанные, привлечёт внимание. А последнее ей было не нужно - если отец уже узнал о побеге дочери, то значит вся стража предупреждена. Спасает только то, что портреты, которые высылались королю после каждого дня рождения Шантэль, сильно отличались от реальной внешности феи, например, глаза всегда делали мягче. Её собственные слишком пугали тех, кто пытался в них заглянуть - было что-то совершенно не человеческое и чужое в малышке. От чего даже бывалые воины вздрагивали.

Шайли закусила губу и медленно двинулась вместе с очередью. Больше никто не оспаривал сумму, за которую их пропускали в город. Когда сама принцесса оказалась перед стражем, она трясущимися руками протянула ему монету, смотря в пол.

Мужчина замер, потом сплюнул и сказал.

- Проходи так - еще детей-сирот обирать не хватало.

Девочка даже не поверила сначала тому, что услышала, и, низко склонившись, рысцой ломанулась в город. Вот так вот... значит не такие уж они плохие? А почему она вообще решила что стражники - зло во плоти? Не пропустили бродягу? А что этому самому бродяге мешало заработать медный? Сумма-то смехотворная, он мог ее получить, даже просто помогая кому-нибудь, скажем, воду натаскать, или вещи дотащить. Так что же и правильно, что пьяницу оставили за пределами стен?

Шайли с головой погрузилась в эти мысли. Она по-детски считала, что в этом мире все делится только на добро и зло и сейчас впервые задумалась о том, так ли это.

За такими мыслями девочка шла между торговых лавок, почти не замечая ничего вокруг. И опомнилась только тогда, когда в толпе взвыли:

- Держи вора!

Кто-то сбил ее с ног, и Шантэль упала прямо на неровные камни, вскрикнув от боли. Тот, кто налетел на нее, был на вид парнишкой лет семи-восьми. В огромной странной рубашке, подпоясанной куском веревке и низко натянутой кепке. Мальчик ловко вскочил на ноги сам, подобрал кусок кожаного кошелька и, сверкая голыми пятками, понесся дальше. Мимо Шайли пробежал огромный, краснолицый пузатый мужчина лет сорока, с густой, коротко обстриженной бородой и заметной лысиной на голове.

- Ушел гаденыш, - мужчина сплюнула, поправил кожаную жилетку, одетую поверх красной рубашки и быстро зашагал в обратную сторону.



На фею так никто внимания не обратил.

Девушка неловко поднялась на ноги, морщась от ссадин на ладонях, которыми она пробороздила землю. День начался совсем не так, как в своей голове его представляла юная принцесса.

С другой стороны, произошедшее вывело ее из того странного состояния, в которое она ушла, и заставило вспомнить цель, ради которой девушка проникла в город. Нужна была еда.

Собственно именно при попытке ее купить девушка столкнулась с еще одной проблемой - Шайли просто не воспринимали всерьез. Продавцы не отвечали на ее вопросы, окружающие норовили оттолкнуть девочку от прилавков или вовсе сбить с ног, как незаметную и назойливую муху. Обида больно обожгла, заставив слезы навернуться на глаза. Все-таки реальность оказалась куда более жестокой для маленькой принцессы, чем в ее вымышленных представлений о путешествии.

С горем пополам, она купила сухого мяса, крупы и сладостей, без которых не представляла своей жизни. Сумки получились неожиданно тяжелыми, но фея была сильнее своих чистокровных человеческих сверстников, а потом она лишь сжала губы и потащилась дальше. Собственно мысль переночевать в городе так же пришлось оставить на уровне мечтаний - кто бы пропустил сироту, даже с деньгами? Более того, девушка краем глаза уже успела заметить, сколько воров было в городе - ее они не трогали, но почему-то остаться на постоялом дворе стало страшно - она поняла, что не представляет угрозы ни для кого, и обокрасть девочку было бы просто.

За такими мыслями Шайли вышла к центральной площади и замерла, услышав потрясающую музыку. Принцесса огляделась по сторонам и тут же увидела барда, после чего она удивилась еще сильнее - это был самый настоящий тролль. Тролль в человеческом городе.

Мужчина (а был это именно он) сидел прямо на земле, прикрыв глаза и держа в руках гитару, огромного размера и кажется с не меньше чем сотней струн. Сам тролль был вполне обычный - с зеленой кожей, огромный, с голым торсом, демонстрирующим ровный набор мышц. Черные волосы мужчины были длиной до лопаток, с набором длинных и совсем коротких прядей, а еще с кучей тонких косичек, заканчивающихся бусинами. Лицо тролля было вполне симпатичным, хотя и грубым - широкий квадратный подбородок, глубоко посаженные глаза и прямой нос. Он ловко и как-то фантастически быстро перебирал пальцами правой руки, скользя левой по грифу. Музыка, которую творил бард была потрясающей. Шайли впервые слышала нечто такое, и по ее коже пробежались мурашки от непонятного чувства: смеси восторга и огромного удовольствия. Ноги сами начали двигаться в такт, но Шайли себя остановила - образ танцовщицы и тот образ, который она пыталась поддерживать, были кардинально разными, а потому фея могла позволить себе только подойти поближе, чтобы с не менее восторженными зеваками, смотреть на данную сцену. Какая-то непонятная, находящаяся в теле девушка внезапно вышла вперед и начала странно, неуклюже двигаться под музыку. Ее попытки смутили Шайли - фея впервые в жизни испытала желание сломать кому-то ноги, на столько оскорбляющим искусство было то, что делала "пышка".

Внезапно в общую идиллию ворвались другие звуки - совсем рядом тяжело загремели стальные латы. Чьи-то сердитые крики смешались с громогласной командой одного из стражей:

- Расступитесь!

Шайли удивленно повернулась и поняла, что происходящее не было просто случайностью. Группа из пяти мужчин, вооруженных и экипированных двигалась прямо к троллю. Бард, сидевший все это время с закрытыми глазами, тоже понял, что происходит нечто-то грозящее опасностью, и поднял взгляд на стражей. То, с какой скоростью сразу после этого тролль подскочил на ноги, свидетельствовало о том, что он сразу понял, чем ему грозит встреча со служителями короля, однако не смотря на это, бард все же опоздал - его уже окружили.

- Вы арестованы именем короля!

Публика быстро стала разбегаться, оставляя эту часть площади безлюдной. Только Шайли продолжала стоять, смотря на происходящее. Девочка лишь сейчас поняла, насколько тролль был огромным - минимум два метра! И больше метра в плечах!

- Я ни в чем не виноват! - низкий голос барда не произвел никакого впечатления на стражу, а вот фея вздрогнула и втянула голову в плечи.

- В тюрьме будешь рассказывать! - один из закованных в латы стражей извлек со звоном меч из ножен, видимо опасаясь реакции мужчины.

Дела барда обстояли плохо - его явно собирались посадить в темницу и Шайли, уже успевшая понять, что идеальный мир, в котором она жила, не похож на реальность, считала, что ничем хорошим для тролля это не закончится. Скорее всего, мужчина просто не выйдет оттуда, бесследно исчезнув в одной из камер - слишком уж не любили в человеческих землях представителей других рас, которые к тому же не защищены указом короля.

Мужчина сжал губы и тихо зарычал.

Внезапно Шайли поняла, что не может не вмешаться. Пусть её схватят, пусть вернут к отцу, но бард, способный творить такое чудо, будет жить!

- Эй, - фея подняла камень и швырнула его в говорившего стража, явно назначенного на эту операцию главным, угодив ровно в шлем.

Мужчина резко повернулся и зло выматерился.

- Проваливай, чернь, пока не выпороли!

Девушка в ответ на это топнула ногой и из-под земли дружными рядами вынырнули побеги трав, оплетая ноги страже.

- Беги!!! - Шайли быстро подскочила к троллю и дернула его за руку, в сторону улицы.

Дальнейшее развивалось быстро.

Бард мгновенно сориентировался в том, что происходит и, рывком подняв Шайли вместе со всеми сумками, бросился в сторону. Стража поняла, что жертва ускользает и, обрезав свои путы, рванула вслед за беглецами. Шайли судорожно подумала о том, что все, что она сделала на самом деле - лишь раззадорила нападавших и теперь расплата должна была стать еще серьезнее.

- Не бойся, малыш! - тролль нырнул в узкий переулок и, тут же перемахнув через забор, начал изображать петляющего между домов зайца.

Шайли, которая при этом висела на плече у барда, судорожно зажмурилась, но быстро поняла, что это не спасает ни от страха, ни от укачивания, даже делает все хуже.

- Мы сейчас вынырнем окружными путями из города, - сообщил тролль, - не бойся!

Не бояться не выходило - Шайли казалось, что вся недолгая жизнь пронеслась у нее перед глазами, прежде чем дома внезапно закончились и они оказались прямо посреди леса.

- Уф, теперь все, - бард скинул с себя девушку, которая мешком упала на землю, тяжело дыша и пытаясь не потерять остатки завтрака, находящегося в желудке.

Тролль потянулся, хрустя затекшей шеей и рассмеялся.

- Ну парень, ну даешь! Я уже думал, что все - пришел конец! Меня Кориан зовут, а тебя? - мужчина повернулся к девушке и замер. - Баба?!

Шайли только сейчас поняла, что шапка, скрывающая ее волосы сбилась и теперь розовые кудри тачали из-под нее во все стороны. Девушка растеряно попыталась спрятать их обратно, но потом плюнула и сказала:

- Да, девочка я, девочка.

- Ну нихрена же себе, - тролль замер, смотря на спасительницу, - а ты кто вообще?

- Фея, - Шантэль наконец-таки справилась со своим организмом и смогла уже нормально воспринимать мир вокруг.

- Так, только не говори, что ты та принцесса, которую все королевство ищет? - Кориан кажется даже побледнел и сел на землю.

- Не скажу, раз не хочешь, - буркнула девушка, - спасибо бы хоть сказал.

- Это да, это ты извини. Спасибо, - тролль все пытался понять, во что вляпался, и чем теперь ему грозит встреча с властями, а потому его мыслительный процесс явно тормозился.

- Не за что, - девушка подошла к своим сумкам, с тоской думая о дороге впереди. Как-то теперь она менее радужно воспринимала свое путешествие.

- И что ты сейчас планируешь? В смысле - тебя искать же будут.

- Хочу смыться с территорий папочки. И вообще - давай вместе? Ну путешествовать, - эти слова сорвались с губ Шантэль даже до того, как она их полностью осознала. - У меня есть деньги и вообще я... я.. фея в общем.

- Не шутишь? Фея? - тролль удивленно посмотрел на девушку. - Это как? И вообще, каким образом ты видишь МЕНЯ путешествующего с ТОБОЙ?

- Молча, - фыркнула Шантэль, - ты будешь играть, а я - танцевать. Кто угадает, что разыскиваемая девочка-бастард, и танцующая девочка - одно лицо?

- Спрятать там, где видят все, - хмыкнул Кон, - что ж, по-моему вполне неплохо. А вообще... уж извини, конечно, но мне и одному-то тяжело в пути, а с тобой...

- Ну и не надо, - голос Шантэль дрогнул. Почему-то стало страшно и одиноко.

- Да успокойся ты... - Кон встал и подошел к фее, опуская огромную руку ей на плечо, - что я, изверг что ли, ребенка оставлять в такой ситуации. Только изменим тебя немного. А ты танцевать то вообще умеешь?

- Умею! - гордо ответила девушка, - сыграй и сам посмотришь.

- Ну ладно. Не понравится - не возьму тебя в напарницы, будешь деньги с толпы собирать.

- Договорились.

Кон улыбнулся такой настойчивости. Он бы в любом случае взял бы с собой малышку - без него она сто процентов пропадет. Вообще не понятно, как принцесса вообще сюда добралась.

Тролль скинул с плачей гитару, сев на землю, быстро подстроил инструмент и провел пальцами по струнам. Обычно он закрывал глаз и никогда не играл дважды одну мелодию, но ему было интересно, на что способа девушка, а потому решил посмотреть от начала и до конца ее танец, выбрав красивую, но давно переставшую нравиться ему самому мелодию.

Едва первые ноты разорвали тишину леса, руки девушки начали подниматься в такт. Она изогнулась, двигаясь еще робко, словно знакомясь с музыкой, но через секунд тридцать стоило ритму измениться, став куда быстрее, закружилась уже в полную силу. Ее танец... это было что-то невообразимое. Не смотря на нелепую одежду, на грязь, она выглядела как маленький ангел, внезапно оказавшийся на лесной поляне. Ее волосы, словно живые двигались в след телу, а сама Шантэль будто предугадывала следующую ноту, то замедляясь, то ускоряясь, то замирая вообще.

Если бы Кон не знал, что эту музыку писал он сам, и фея никак не могла ее слышать раньше, сделал бы вывод о том, что она готовилась или просто уже когда-то танцевала под нее, но это было невозможно!

Едва последние ноты сорвались со струн и Шантэль замерла, с легкой улыбкой глядя в небо, тролль потрясенно выдохнул.

- Это было великолепно...

- Спасибо, - девушка покраснела от смущения, - возьмешь меня с собой.

- Да, - кивнул Кон, - только надо спрятать твои волосы...

- Ой, они против будут, я их едва уговорила под шапкой сидеть...

- Они у тебя что, живые? - тролль потрясенно смотрел на девушку. Вот интересно - сколько вообще она скрывает тайн...

- Ну да, они не говорят, но иногда сами двигаются и очень не любят сидеть в прическе, - Шантэль с любовью провела по розовым кучеряшкам и те, прямо на глазах Кона изогнулись, слово наслаждаясь лаской.

- Так, понятно. Что мне еще нужно знать о тебе?

- Не знаю, - честно ответила девушка, - я только начинаю знакомиться со своими силами, так что плохо представляю, на что способна.

- Ладно... так, с тебя тогда как минимум придумать себе новое имя. Если я стану тебя называть Шантэль...

- А я уже придумала, - радостно улыбнулась девушка, - Шаяна. Мне к такому будет просто привыкнуть и проблем с откликом не возникнет.

Кон поморщился от того, на сколько схоже звучало старое и новое, однако была и своя справедливость в таком выборе - если девушка не будет отзываться на свое собственное имя, это будет проблематично.

Хорошо, в общем, зовут меня Кориан, как я уже говорил, но ты можешь сокращать до Кора или Кона. Вот это, - тролль с любовью провел по гитаре рукой, - моя возлюбленная Ливиса. Ее не трогать даже пальцем.

- Кон, слушай, а как тролль вообще... ну оказался в таком месте? - девушка с интересом посмотрела на мужчину.

- Ох, долгая история. В общем, сама понимаешь - у троллей не слишком хорошо относятся к бардам и прочим творцам искусства, а потому дома мне жизни не было - вот и ломанулся гулять по миру. В итоге оказался случайно среди людей. Тут, по сути, не плохо, разве что иногда смотрят косо... зато в остальном - платят даже больше. Ладно, сидеть тут нет смысла - пошли уже, нам предстоит длинная дорога...

Глава 2

Свобода быть.

- И все-таки я совершенно не понимаю, для чего ты сбежала из дворца, - Кон следил за тем, как фея ловко прятала свои розовые кучеряшки под русым париком с прямыми волосами.

Они пришли в один из самых крупных городов и культурных центров человеческих земель - Сантар-Диок вчера вечером и сразу же пришлось воспользоваться деньгами, которая девочка-бастард откладывала во время жизни в своем доме, дабы снять нормальный номер. На следующее утро троллю опять пришлось просить девушку выдать ему довольно приличную сумму, чтобы купить подходящие для нее костюмы и парик - все-таки Шаяну искали, и светить столь выделяющимися чертами, как копна розовых кудрей, было нельзя.

Так же пришлось приобрести несколько банок с краской для тела и кисточки - все-таки еще одной опасной деталью стал рисунок на теле феи. Закрашивать его было нельзя, а вот дополнить... тут все оказалось на много проще.

Сейчас же тролль наблюдал за тем, как уже переодевшаяся в свободную легкую юбку и короткую кофточку с длинными разрезанными рукавами ярко-зеленого цвета, Шаяна прячет великолепие своих волос под блеклый и такой нелепый парик, пусть даже на стенде он казался лучшим из того, что продавалось. Поправив густую светлую челку, девушка повернулась к Кону и радостно улыбнулась.

Тролль задумчиво смотрел на нее и удивлялся тому, как изменилась Шаяна. Теперь, когда внимание не отвлекали волосы необычного оттенка, только серые глаза с черной окантовкой радужки притягивали внимание на вполне обычном, хоть и приятном лице. Кон понял, что если бы не кровь фей, девушка была бы милой, но не красавицей.

И все же было в ней что-то такое, от чего даже его, троллье, сердце замирало, от чего хотелось быть рядом с феей все время, пусть даже пальцем не прикасаясь, но быть. Защищать от мира, от всех, кто попытался бы использовать это маленькое чудо. Как вообще ее можно было использовать? Тем более в корыстных целях? Она же чудо - настоящее, маленькое чудо с сердцем и душой чистого, наивного ребенка.

- Любой птице, даже без крыльев, хочется хоть один раз увидеть небо, не через прутья решётки, - такая взрослая фраза в устах малышки, звучала странно, словно это кто-то другой сказал слова с помощью ее губ.

- Если бы не брак, который тебе навязали, ты бы осталась? - Кон встал и поправил волосы.

- Не знаю... нет наверное. А вообще, давай закроем тему. Для меня на много важнее сейчас то, что у меня на голове настоящее кладбище мертвых волос.

Тролль громко рассмеялся, после чего оценивающе оглядел силуэт танцовщицы:

- Надо еще будет нарисовать дополнительные веточки и цветочки. Постой смирно, я сейчас все сделаю.

- Ой, ты еще и рисовать умеешь? - девушка удивленно посмотрела на тролля. Свыкнуться с тем, что он играет на собственно созданном инструменте так, как никто другой, она смогла, а вот с тем, что у этого зелёного громилы еще и такой таланта - было слишком.

Шаяна даже подумала о том, что рождение таких существ - это нечестно. Кому-то из талантов не достаёте ничего, а другим - все и сразу.

К горячей коже прикоснулась мягкая, упругая кисть с холодной краской и заскользила, вырисовывая листья яблони. Затем раздался стук о края баночки с водой и новая порция грима начала ложиться на кожу. Кон потратил не менее полутора часа вырисовывая травы и цветы на теле феи, Шаяна словно завороженная наблюдала за тем, как меняется лицо тролля в процессе, едва он оказался перед ней. Он то хмурился, то как и она сама - закусывал губу, то довольно улыбался своим мыслям. В конце концов, когда принцесса повернулась к зеркалу, она от удивленного ахнула - почти все ее тело расцвело потрясающими цветами, частично заходящими даже на лицо. Однако, не смотря на всю реалистичность, не смотря на потрясающий дар художника, который продемонстрировал Кон, перекрашенные природные метки Шаяны, стали теперь всего лишь явным рисунком - и не более того. Что ж, это ведь и было нужно, разве нет?

- Вот теперь ты готова. Значит так, мы будем выступать на улице, и точно кто-нибудь особо бойкий попытается тебя полапать. Отвешивать пощечины не стоит - попытайся просто вывернуться и отойти в другую сторону, но если будут слишком наглеть - окрикни меня и я решу все проблемы. Стража к нам цеплять не должна, тут вообще спокойно относятся к представителям других рас.

- Хорошо, - кивнула девушка, - я все запомнила.

- Тогда пошли, - Кон встал на ноги, быстро взял свою "Ливису", повесил ее за спину и направился к дверям, - думаю, нас ждет хороший заработок!

Шаяна только робко улыбнулась - ей было немного страшно, ведь сегодня должно было состояться первое представление для феи.



Как только они вдвоем вышли на чистые, светлые улицы Сантар-Диока, девушка пугливо отошла за спину тролля, чувствуя его своей стеной, отделяющей от толпы. Город не был похож на все то, что до этого видела фея - здесь были красивые, похожие на настоящее произведение искусства дома, отсутствовали уличные прилавки - только аккуратные магазины, некоторые из которых были подобием крытых рынков, разделенные по типам товаров. Везде были пестрые клумбы и стройные, подстриженные деревья.

Шаяна и Кон шли не так долго - скоро дома расступились, открывая небольшую площадку с фонтаном. Вот туда и направился тролль. Вальяжно садясь на белый мраморный бортик и кладя на колени свою "гитару", Кон хитро подмигнул девушке, пока та робко озиралась по сторонам. Фея стеснительно поставила небольшую миску для денег, затем почти силой заставила сердце перестать выпрыгивать из груди. Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем в уличный шум ворвались новые звуки. И с этого момента весь ее страх, все переживания отошли на второй план. Как только мужчина провел пальцами по струнам, застенчивый угловатый ребенок исчез, а на его месте появилась гибкая танцовщица, которая скинула легкий плащ, представ перед прохожими в своем костюме. Сосредоточиться на музыке оказалось трудно, Шаяна кожей чувствовала липкие взгляды окружающих, оценивающие ее почти идеальную фигуру, которой могла позавидовать любая эльфийка. Особенно сейчас, когда и без того полную грудь придерживал жесткий лиф, расшитый золотыми бусинами, плоский живот был открыт на общее обозрение, а длинная широкая юбка держалась так соблазнительно низко... Почти силой девушка заставила себя успокоиться, расслабиться и, закрыв глаза, позволила музыке начать течь через ее тело. Первые мягкие движения, еще зажатые, затем шаг и... и тут внутри словно что-то раскрыло крылья. Внезапно фея осознала, что ей плевать, где она, плевать, кто ее видит - она танцевала для себя, танцевала для того, чтобы почувствовать пьянящую свободу птицы, первый раз окунувшейся в небо.

Странно, это было похоже на настоящее чудо - Шаяна и Кон в этот странный момент творчества слились в одно целое, предчувствуя друг друга, как на той поляне. Она знала когда он изменит ритм, он понимал, что конкретно сейчас было нужно ей. Когда музыка замерла, фея остановилась, испытывая почти физическую боль от желания танцевать дальше. Тролль это тоже понял и тут же его пальцы заскользили по грифу, творя новое чудо.

Сколько всего они пробыли у фонтана, если считать часами, Шаяна не знала. Первый рабочий день прошел удивительно быстро и легко: не смотря на все то, о чем предупреждал ее друг, никто и не пытался начать приставать к танцовщице, словно даже для самых опьяневших и пустоголовых мужиков казалось грешно помешать фее. В итоге, когда Кон поднялся с бортиков и накинул легкий плащ на плечи Шаяны, солнце уже заметно сползло к горизонту, а в заранее поставленной чаше была внушительная сумма денег. Вообще по уму нужно было убирать монеты каждый раз, когда в деревянной пиале оказывалась более-менее приличная сумма, однако оба так сильно были увлечены процессом творчества, что просто забыли о такой мелочи.

Зеваки, видя что представление закончилось, попытались окружить пару, но Кон, заметивший, как устала девушка, как она вымоталась даже не физически, а морально, постарался закрыть ее от посторонних, быстро отвечая на вопросы о том кто они и где будет следующее представление. Тоном, не терпящим возражений тролль отказался выступать в тавернах, даже не объяснив причину и, подняв на руки Шаяну, понес ее в сторону постоялого двора. Девушка краем глаза следила за происходящим вокруг, но не проронила ни слова, до того как они не оказались в своей комнате.

- Ты молодец, - довольно улыбнулся тролль и положил девушку на кровать.

- Почему ты отказался от контрактов и выступлений в тавернах и других заведениях?

- Невозможность быстро уйти оттуда в случае опасности - основная причина, - ответил тролль и сам с наслаждением вытянулся на соседней койке.

Комната на постоялом дворе с названием "Аркан", была довольно большой. В ней стояли две чистые кровати с мягкими матрасами, на стене напротив было зарешеченное окно, рядом с которым стоял стол, еще в помещении были две прикроватные тумбочки. Шаяна немного полежала, смотря в белый потолок, а после вновь повернулась к мужчине.

- А что мы сегодня делать будем дальше?

- Дальше ты переоденешься, смоешь краску, и мы спустимся вниз - нужно поесть и заодно послушать, что местные говорят. Сплетни - самый лучший способ узнать правду о том, что происходит в стране и в ближайших землях.

- Я слышала краем уха, когда мы поднимались по лестнице, что в городе какой-то странствующий рыцарь. Мол он будет вечером выступать, рассказывая истории своих подвигов.

- Да чушь полная - вот увидишь, это будет самое скучное, что когда-либо знало это место.

- Ну не знаю, я никогда не видела рыцарей и мне интересно.

- Он - просто очередной актер, который будет пытаться выторговать бесплатную еду, комнату и выпивку. А в идеале, еще и женщину.

- Мерзость какая, - девушка сморщилась, - а еще говорят, что тут выступают ведуньи и ведуны.

- Тоже ложь - лишь маги недоучки.

- А в чем они отличаются? - Шаяна подперла лицо руками, переползя так, что оказалась лежащей поперек кровати.

- Ведуньи и ведуны имеют знания от этого мира. Их мощь выше, чем у любого мага, и рождаются они только у человеческой расы. Из-за того, что они видят куда больше любых других разумных двуногих, эти люди живут в отдалении от городов и сел. У них пустой, тяжелый взгляд, чем-то похожий на твой, когда ты задумываешься, а еще они никогда не показывают свою силу. Им это не нужно. По сути ведуньи и ведуны могли бы править миром, но не считают власть среди людей стоящей. Ведь в каком-то смысле, у них и так весь мир - родной дом. Им кланяются травы, их не обжигает огонь.

Чем сильнее их настоящая суть, тем дальше они от живых, потому, что со временем сила выжигает все эмоции.

- Откуда ты столько знаешь?

- Я один раз столкнулся с ведуньей. Она не отказалась дать мне ночлег, и даже накормила. В общем, ничего не предвещало беды... а потом, среди ночи, к ней привели маленькую девочку, видевшую призраков. Я решил, что ребенка отдадут на обучения, однако ведунья помогла заблокировать этот дар, и когда я спросил ее почему, ответила - это очень тяжело и опасно быть такой. Когда ты начинаешь видеть тех, кого не видят остальные, ОНИ начинают лучше видеть тебя. Если честно - никогда в жизни я так не пугался, как в ту ночь.

- А как ведуны рождаются? Ну, мужья, жены?

- Для большей части таких людей неприятны физические прикосновения. Но они могут выбрать любого ребенка в деревне, в ком видят силу и научить их всему тому, что знаю сами. Это тяжело, очень и, когда ведунья устает от мира и уходит из него, выбранное дитя занимает ее место.

- Кошмар, я не хотела бы так жить, - мрачно сказала Шаяна.

- Когда у тебя нет дома, и ты голодаешь, а все родные погибли, возможность стать ведуньей или ведуном становится пределом мечтаний. Однако тех, кто ищет силы и приходит за ней ведуньи всегда прогоняют.

- Было бы интересно познакомиться с кем-нибудь таким, - мечтательно протянула девушка, - ну да ладно, я уже немного отдохнула и теперь требую законного мяса.

- Всегда считал, что феи едят ягоды и фрукты, - рассмеялся Кон.

- Какие сказки такие и феи, - фыркнула девушка и поднялась с кровати, быстро начиная скидывать костюм.

То с какой бесхитростностью фея снимала с себя одежду, абсолютно не стесняясь наготы даже смутило Кона, однако он понимал, что девушка вовсе не пытается его соблазнить, просто она почему-то на столько доверяла троллю, что не верила в наличие дурных мыслей у него.

Мужчина вздохнул и, налив немного воды из графина на тряпочку, терпеливо начал вытирать следы грима на белоснежной коже девушки. После того как последний искусственный цветок превратился в расплывчатую кляксу на хлопковой ткани, Шаяна быстро натянула нижнюю сорочку и поверх, легкое серое платье. Перед самим выходом она поправила парик, который явно сильно ей мешал и повернулась к так же успевшему переодеться Кону.

- Ну что?

- Да иду уже, иду.

Вниз спускались они по очереди - сначала шел тролль, который сразу же прикинул, насколько безопасно тут сегодня будет для молодой танцовщицы, а потом уже Шаяна. Девушка с улыбкой прыгала по ступенькам, словно маленький ребенок, то на одной ноге, то на другой. Смотреть на нее с серьезным лицом было невозможно, зато такой поступок сразу как-то расположил посетителей нижнего зала к малышке.

Сев за небольшой круглый стол, находящийся рядом с помостом на котором должен был выступать некий странствующий рыцарь, Кон заказал жаренного гуся, яблочный сок для феи и пиво для себя. Расплатился он сразу, такое было обусловлено тем, что если этим двоим придется быстро сматываться с постоялого двора, лучше если при этому у них не будет долгов.

Собственно главный персонаж вечера появился в тот момент, когда Шаяна, уже сыто жмурясь от удовольствия, допивала свой бокал. Это был среднего роста мужчина, с короткой стрижкой, открывающей шрамы на лице и голове, одетый в кольчугу, с ржавчинной между звеньев, с явно дешёвым мечом, торчащим из вычурных, но так же ничего не стоящих ножен. "Рыцарь" шел, расправив плечи и смотря только перед собой, его серые наигранно спокойные глаза, словно ничего не видели вокруг. Он был довольно молод не более двадцати пяти лет, с правильными чертами лица и только сломанный нос портил общее впечатление о весьма симпатичном юноше.

Едва ноги, обутые в кожаные сапоги с металлическими носами, ступили на помост, мужчина резко развернулся, заставив полы черного плаща подняться, привлекая внимание.

- Доброго вечера, друзья мои! - голос у "рыцаря" оказался довольно приятным и хорошо поставленным. Кон даже подумал, что вообще парень молодец, хорошо научился обманывать людей. Хотя кого тут обманешь? Разве то таких вот девочек, как Шаяна. Остальные платили деньги просто за возможность поржать да узнать то, что происходит в других городах.

Тролль скосил один глаз на фею, но не увидел следы обожания на лице у девушки. Скорее удивление, вперемешку с иронией.

- О прекрасные девы и храбрые воины! Сегодня я хочу поведать историю моего подвига во имя принцессы Имани, когда я убил дракона, чтобы доказать ей, что даже отсутствие королевской крови в моих жилах, не делает меня ниже дворян!

- И зачем принцессе его голова? - удивленно спросила Шаяна у тролля, но мужчина не успел ответить, так как "рыцарь" тоже услышал реплику малышки.

- Что вы, милая дева, этот дракон грозился похитить принцессу, и все королевство тряслось от страха...

- А заем дракону принцесса? - с еще большим удивлением спросила фея.

Рыцарь немного растерялся, видимо не привыкший к таким вопросам от девушек, однако быстро ответил:

- Мне было бы стыдно рассказывать столь юной красавице...

- Если вы о том, что он хотел с ней спариться, - Кон шумно подавился пивом, смотря в шоке на фею, - то боюсь это анатомически не возможно. Либо Боги жестко поиздевались над драконами, сделав их такими большими и такими маленькими одновременно.

Зал взорвался смехом, а рассказчик покраснел.

- Либо принцесса была столь велика, что даже дракон мог...

- Принцесса была миниатюрна и красива как богиня!

- Ну значит этот вариант мы отметаем. Тогда возможно дело в золоте? Выкуп?

- Да! Именно! - возликовал рыцарь, получивший подсказку.

- Тогда назревает другой вопрос, - девушка улыбнулась тому, что оппонент сам загнал себя в ловушку, - если король не хотел его платить, он бы нанял армию и магов, а так как он этого не сделал, то следовательно не хотел убивать представителя и без того вымершего вида, сохранив на своей стороне живого дракона.

Публика уже откровенно наслаждалась разворачивающейся сценой, а вот рыцарь быстро терял свою сдержанность - его глаза нервно бегали, пытаясь придумать выход из ситуации.

- Кстати, я слышала, что в пещере у драконов много золота, вы случаем не для этого пошли поперек воли короля?

- Нет! Мой подвиг не имел корыстной цели.

- Ну ладно, допустим это так. А вообще с чего вы решили, что голова бедного, явно больного дракона, скорее всего успевшая стухнуть за время пока вы добирались до замка, поможет вам в отношениях с принцессой? Не знаю как ей, а мне было бы просто банально жалко такое красивое создание, зверски запиленное явно тупым мечом, висящим у вас в ножнах на бедре.

- Он остер как никогда! Мой меч - Рассекатель Камней! Великое произведение!

Девушка с сомнением осмотрела рыцаря и озорно улыбнулась

- Проверим?

- Женщинам не понять истинную суть оружия и не отличить искусный клинок от кухонного ножа...

- Зато мы поймем, - заорали мужские голоса из зала.

Рыцарь покраснел словно помидор. Шаяна же решила, что хватит издеваться над мужчиной и примирительно подняла руки.

- Наверное вам пришлось оставить свой меч королю, когда он отказал вам в руке свой дочери, так ведь делают все, кто уходят со службы.

- Да! именно! - мужчина явно не учился на своих ошибках и снова сам полез в ловушку. А фея же просто не выдержала.

- И правда, зачем менять вполне свежую руку королевской особы на стухшую драконью голову?

Зал снова взревел от восторга, даже Кон не выдержал и рассмеялся, хотя внутри он не одобрял язвительность девушки, которая сейчас должна была заработать себе врага.

- А вообще, сэр Рыцарь, присоединяйтесь к нашему столу и выпейте за принцессу Имани, которая, увы, пусть и не с вами, но счастлива.

Сказатель сначала растерялся, но потом все таки спустился и сел за их стол, а Кон, сразу понявший, зачем девушка так поступила, распорядился принести не самое дорогое, но и не дешёвое вино.

- Не злитесь на меня, - фея подала руку ладонью вниз и рыцарь ее поцеловал, все еще находясь в немного растерянном состоянии, - я сначала говорю гадости и лишь потом понимаю, на сколько они могут быть жестоки для других.

- Что вы, леди, - мужчина взял бокал с вином и уже вполне по-доброму улыбнулся девушке, - я не злюсь на вас, было даже отчасти приятно найти столь прекрасного партнера для словестной дуэли.

Шаяна улыбнулась, однако тролль, уже научившийся читать по ее глазам, понял, что она ведет себя так исключительно, чтобы свести к минимум возможность конфликта. Рыцарь был противен ей, и она без сомнения разнесла бы его в пух и прах, перед глазами окружающих, однако врожденная дальновидность королевского рода, не позволяла ей оставить за спиной врага.

Остальной вечер прошел вполне дружелюбно. К облечению и Шаяны и Кона - "рыцарь" быстро ушел к другим посетителям, осознав, что больше чем на две чаши вина ему рассчитывать не на что. Сама же фея сразу после этого предложила идти спать - девушка устала и, не смотря на то, что она действительно повеселилась сегодня, страх того, что ее кто-то узнает по портретам висящим на каждом доме, не давал жить спокойно.

- Если тебя так все это гложет, может не стоит танцевать завтра? - тролль как всегда без проблем прочитал по лицу девушки то, о чем она думала.

- Я не позволю своему страху забрать у меня мою главную любовь, - девушка улыбнулась Кону, - иногда мне кажется, что если я когда-нибудь потеряю возможность танцевать... это будет хуже смерти. У меня нет крыльев как у моей матери, а в те моменты, когда я кружусь под музыку, я ощущаю полет.

Кон не знал, как на это отреагировать и просто обнял малышку.

- Давай спать, нас завтра ждет очередной день и не известно, что он принесет нам.

- Давай, - кивнула Шаяна и со вздохом отошла от тролля, быстро скидывая платье и ложась на кровать.

Кон тоже снял одежду и, подойдя к столу, задул свечи.

***

Следующий день начался так же, как и предыдущий - тролль нанес грим на тело девушки, помог надеть парик. Они оба переоделись в "рабочую" одежду и отправились выступать. Первым тревожным звоночком стало то, что на этот раз в толпе было несколько людей, которые явно относились к местной власти, а едва Шаяна станцевала третий танец, раздался цокот подкованных копыт по выложенной камнем улице.

Фея прислушалась ко внутреннему голосу, часто сигнализирующему об опасности, но он молчал. В конечном счете, если бы их хотели арестовать - все происходило бы быстрее, да и мало ли, кто решил посмотреть на представление двоих уличных актеров?

Сначала появившаяся из подъехавшей кареты дворянка, в лице странной женщины с убранными в косу длинными черными волосами и в темно-красном платье, сопровождаемая десятком стражников, не предпринимала ничего в адрес выступающих, однако едва музыка четвертого номера смолкла, с глухим звоном положила в пиалу целый кошель с деньгами.

Шаяна удивленно подняла голову, смотря на незнакомцев, затем все-таки спросила:

- Добрые господа, что вы хотите от простых уличных артистов?

- О, это всего лишь плата за ваш удивительный дар, - женщина чуть вышла вперед, приветливо улыбаясь фее.

Девушка отстранённо подумала, что на вид ей не меньше сорока пяти, однако все, что выдает возраст - взгляд. Кожа была идеальной, черты лица были все столь же тонки и прелестны, как если бы ей было восемнадцать, а в волосах не было и намека на седину.

- Тогда спасибо, - Шаяна слегка склонила голову в жесте почтения и уже почти собиралась вернуться к танцу, но тут женщина сказала:

- Мое имя леди Риэлия, и я хотела бы пригласить вас в мой замок, естественно только на добровольной основе. Мне нужно, чтобы вы выступили перед моими гостями с одним единственным танцем, после чего вас накормят, уложат спать в гостевых покоях и щедро заплатят.

Кон чуть отодвинул гитару, и они с феей переглянулись. Оба они понимали, что такое предложение было хоть и заманчивым, но весьма опасным. Однако, сама Шаяна все так же не чувствовала ничего плохого в этой незнакомке и чуть кивнула, вопросительно смотря на друга.

- Мы согласны, - сказал Кон, поднимаясь во весь свой немалый рост.

- О, я рада такому! Вы даже не представляет, как спасаете меня! Извините, как мне вас называть?

- Мое имя - Кон, а девушка - Шаяна.

- О, великолепно, - женщина хлопнула в ладоши, улыбаясь, - надеюсь вы, Кон, не будете против, если вы поедете на лошади, а мы с леди Шаяной - в карете? Мой дом находится не так далеко, однако я не хотела бы терять ни одной минуты.

Тролль вопросительно посмотрел на фею, но та лишь пожала плечами - угрозы девушка по-прежнему не чувствовала, а потому - почему бы не прокатиться вместе с незнакомкой? Заодно эта самая Риэлия расскажет, зачем ей конкретно нужны были уличные артисты.

Как только женщины вдвоем уселись в карете из золотисто-коричневого дерева, обитого внутри синим бархатом, а процессия двинулась в направлении к дому, леди и правда сразу же повернулась к Шаяне и сказала:

- Мне нужно объяснить причину моего поступка, который я думаю не мало удивил вас с вашим другом. Думаю, вы не можете понять, зачем аристократке приглашать первых встречных уличных артистов к себе в замок? Я права?

Фея чуть поморщилась от трактовки, но кивнула.

- Видите ли, вы вроде как второй день только в городе, а слава о вас уже прошлась по всем окрестностям. Такое много стоит, да я и сама убедилась, что все услышанное мною, было правдой. У меня во дворце гостят трое эльфов... вы наверняка не знаете, но они те еще твари и жутчайшие гордецы. Лорды осмелились в споре со мной заявить, что люди никогда и ни в чем не смогут превзойти их расу. Естественно я вспылила! - женщина чуть повысила голос, изливая искреннее возмущение всем происходящим, - по моему приглашению прибыли гениальные художники, поэты и музыканты! И они все! Все они уступили на столько сильно, что я даже спорить не могла. И вот последнее - танцы! Я пригласила саму Огненную Эльту, однако эта дуреха сломала ногу и сейчас не может танцевать! И я узнала об этом вчера, когда времени на поиск кого-то другого, у меня не осталось!

Я не знаю, сможете ли вы обыграть эльфов... но... это просто мой жест отчаянья.

Женщина ссутулилась и опустила глаза.

Шаяна с трудом удержала улыбку в которой начали растягиваться губы, понимая, что ни она ни Кон людьми по сути не были и едва ли смогут спокойно участвовать в этом шоу, не нарушая правил. Однако ее интересовало не это, а кое-что более загадочное.

- А что вы поставили на кон в этом споре? - фея тонко улыбнулась леди Риэлии.

- Ох, вы бьете по самому болезненному, - женщина сморщилась, - но я все-таки скажу вам. Если мне придется признать поражение, они заберут подарок одного мага, который поддерживает мой внешний вид. Вы же уже заметили, что я старше, чем выгляжу. Зачем этим эльфам такой артефакт - ума не приложу, скорее всего просто из вредности. Они поступают абсолютно бесчеловечно, хотя чего еще ожидать от бессмертных. Я в отчаянье.

Шаяна смотрела на женщину с интересом. Она действительно едва сдерживала слезы, хотя возможно это было лишь специально разыгранное шоу - все-таки подобная знать могла легко оплатить себе десяток камней такого типа. Наверное.

- Но зачем вообще нужно было спорить?

- Я немного вспыльчива, - легкий румянец разлился по белым щекам, - и спонтанна. Сначала говорю или делаю, а потом уже приходится разгребать последствия.

Шаяна с трудом удержала очередную неуместную улыбку. Вообще-то встреча с эльфами была не слишком желанна для нее, однако с другой стороны ей так хотелось их увидеть! Девушка никогда не встречалась с этим народом, а ведь они были весьма близки по силе к феям. Согласиться на всю эту затею можно было исключительно ради подобного опыта.

Карета остановилась довольно внезапно и двери распахнулись.

- Танцевать надо будет прямо сейчас? - Шаяна с интересом посмотрела на лакея, одетого в строгую форму, открывшего дверь.

- Да, увы время на исходе. Если вам что-то нужно...

- Я бы хотела попить воды немного.

- Да, естественно! - леди первая приняла заботливо предложенную руку и вышла на улицу из полутемной повозки.

Когда Шаяна последовала примеру и вышла из кареты, первое, что она увидела, был довольно красивый дом, похожий на небольшой дворец, с белыми стенами, обвитыми плющом и красной черепичной крышей. Вокруг был потрясающе красивый сад с аккуратно подстриженными лужайками и фигурными кустами.

К Шаяне подошел Кон:

- Она сказала, в чем дело?

- Да, нужно перед эльфами станцевать, - пожала плечами фея, наблюдая за тем, как Риэлия отдает приказы слугам, - прямо сейчас.

- Ого, интересная публика. Ты как?

- Да нормально, в принципе, - Шаяна пожала плечами, - интересно даже.

- Так, - к троллю и девушке подошла Риэлия, - пойдемте в вишневый сад. Кон, извините, вам нужно будет сесть чуть в отдалении, так как основным действующим лицом должна быть леди Шаяна. Это нормально?

- Да почему бы и нет? - тролль пожал плечами, - воды только дайте - в горле пересохло.

- Именно воды? Может чего-то...

- Мы не пьем даже легкий алкоголь, пока на работе.

- О, ну тогда ладно! Идемте, я вас провожу.

Кон с Шаяной переглянулись и пошли вслед за женщиной. Эльфов они изначально не увидели, оказавшись на полянке с тремя беседками, выкрашенными белой краской, одна из которых была прикрыта полупрозрачной тканью, и ее оплетал виноград. Парочке сразу же принесли воду. После этого девушку взяли под руку и повели в сторону той самой закрытой беседки, сам же Кон остался у второй, на расстоянии десяти метров.

- Лучше не говори с ними - они так кичатся своим бессмертием... вести беседу даже для идеально воспитанного человека, настоящий кошмар!

Шаяна только кивнула. Она с интересом рассматривала силуэты трех мужчин под тканью, а ее воображение рисовало картину идеальных созданий, со внешностью, от которой сойдет с ума любая женщина и, как только полог был откинут, фея едва сдержала выдох разочарования - да, они были красивы, но почти одинаковы и слишком... пресные. Трое эльфов с правильными чертами лица, миндалевидными глазами серого, голубого и зеленого цвета, со светлыми, почти белыми прямыми волосами и острыми ушами. Похожие как трое братьев-близнецов.

Близнецы тем временем рассмотрели с явным презрением на лицах Шаяну и зеленоглазый усмехнулся:

- Акт отчаянья? Подобрали дворовую танцовщицу?

Сердце феи пропустило один удар, а зубы скрипнули. Как они ее назвали?!

Шаяна хищно прищурила глаза и повернулась к Риэлие:

- Леди, я могу уже начинать? А то у вас тут как-то неуютно и пахнет странно - толи крыса где-то в кустах сдохла, толи садовник с навозом переборщил.

Повисшая тишина была такой оглушительной, что стало слышно, как эльфы тяжело дышат, явно пытаясь понять, что сделать с наглой девочкой, которая толи серьезно говорила, толи пыталась их оскорбить. Ситуацию успокоила сама фея, которая легко выскользнула на поляну за беседкой, а ткань, словно под действием невидимого ветра поднялась, дабы эльфы видели все, что происходит снаружи.

Кон правильно понял движение феи и провел пальцами по струнам.

Шаяна замерла и... начала раздеваться. Танцуя, она развязала ленточки на лифе, затем пробежалась пальцами по завязкам юбки. Большая, пестрая бабочка сорвалась с куста и подлетела к фее, мгновенно заняв то место, с которого начала соскальзывать ткань. Затем еще одна и еще...

Когда короткая кофточка оказалась на земле, а с ног соскользнула юбка, девушка упала, сжавшись в комочек, скрывая от глаз посторонних свое тело, а над ней начала кружиться целая стая ярких, необычных насекомых. Миг - Шаяна резко поднялась, и все бабочки оказались на ее теле, образуя пестрое платье. Фея закрыла глаза, слушая музыку и начала двигаться так, что до нее донесся восхищённый выдох одного из эльфов.

И что самое главное, при каждом движении, каждом повороте, бабочки, сидевшие на ее теле, поднимались и начинали кружиться, открывая часть кожи и одновременно не давая увидеть ничего лишнего. А сама фея... она уже забыла о том для чего она тут, почему начала танцевать. Ее душа словно раскрыла крылья, и радость, бурлящая, искрящаяся наполнила сердце Шаяны. В какой-то момент девушка рассмеялась, кружась среди бабочек, а под ее ногами начали расцветать маргаритки.

Когда последние ноты прозвенели в воздухе и начали угасать, фея еще некоторое время стояла подняв лицо и улыбаясь. Затем почти удивленно огляделась, ойкнула глядя на цветущую поляну и бабочек, быстро подхватила одежду и ломанулась в третью беседку, находящуюся в тени дерева.

В тот момент, когда она уже завязывала последние веревочки на лифе, зашла Риэлия, выглядевшая немного ошарашенной и смущенной.

- Зря вы не сказали мне о том, что не чистокровный человек. Хотя в связи с тем, что кровь моего вида в тебе все-таки есть, уговор работает. Эльфы были в шоке, один из них попытался даже пойти к тебе, я еле смогла его остановить! Вот это танец! Я никогда ничего такого не видела - сама еле стояла на месте.

Шаяна вздрогнула. Она осознала, что если бы сейчас была ночь или девушка еще немного сильнее ушла бы в себя, все видевшие ее танец не смогли бы сопротивляться ее магии...

- Леди Риэлия, я хотела бы с другом поесть и уже уйти отдыхать. Оплату так же желательно получить сейчас.

- Господа хотели бы познакомиться с вами поближе...

- Передайте мои извинения, но я слишком устала, для того чтобы общаться с эльфийскими лордами, - девушка потерла виски и вздохнула, - распорядитесь пожалуйста о том, чтобы нас проводили в комнату.

- Одну на двоих? - женщина удивилась и бросила быстрый взгляд в ту сторону, где Кон ожидал свою спутницу.

- Да, одну, но желательно с двумя кроватями - я не ставлю под сомнение безопасность вашего дома, однако так мне будет проще.

- Странная просьба, но я сделаю, так как вы скажите.

Женщина вышла из беседки, что-то сказала стоящему рядом слуге и уже через минуту к фее подошёл одетый в простой, но довольно дорогой камзол из темно-коричневого бархата слуга.

- Пойдемте со мной, - мужчина чуть отступил в сторону и Шаяна вышла на свежий воздух, почти сразу же столкнувшись с зеленоглазым эльфом.

- Леди, нас не представили друг другу, к великому моему сожалению. Мое имя - Эльтариан, я младший князь эльфийского рода.

Фея едва удержалась от того, чтобы поморщиться - ей не нравилось то, с каким вниманием смотрел на нее мужчина.

- Шаяна, - девушка чуть склонила голову, - извините, князь, однако я сильно устала за сегодняшний день и хотела бы отдохнуть со своим спутником. Надеюсь, вы не обидитесь, решив, что я просто не желаю с вами общаться, - от иронии в голосе девушка не смогла полностью избавится, да и не старалась.

- Вы знаете, кем являетесь? - мужчина чуть сжал губы, Эльтариан явно не привык к такому общению.

- Я смесок человека и феи, князь.

- Вы знаете как могло случиться, что такая как вы, осталась среди людей? - тонкая улыбка скользнула по губам мужчины - он явно понимал, что осведомленность девушки ниже среднего, а потому снова начал ощущать свое превосходство.

- Нет, - Шаяна спокойно смотрела на эльфа.

- Для того, чтобы ребенок, особенно женского пола, остался с отцом, фею ловят и приковывают особыми цепями, держа в заключении до момента рождения малыша. А затем - убивают, потому что в противном случае мать рано или поздно находит способ, как вернуть себе свое дитя.

Внутри у Шаяны все оборвалось. Знать, что где-то на свете есть ее мать, пусть даже оставившая ребенка, было проще, чем принять факт того, что у нее остался только отец, которому девушка была нужна только как разменная монета.

- Вижу, вы не знали о такой особенности вашего рождения.

- О таком я предпочла бы не знать и дальше, - сухо ответила девушка.

- Вы уникальны по всем меркам, и я хотел бы, чтобы вы покинули территории людей и отправились с нами в вечный лес, - эльф проигнорировал неприязнь девушки, - ваша сила по своей сути - свет. Живя так, как сейчас вы не просто можете ее лишиться, но убить саму суть феи внутри. Поверьте, для вас это станет хуже смерти.

- Мы с моим другом не рассчитывали жить среди людей, - все тем же сухим тоном ответила девушка, - однако у нас своя дорога, и я не рассчитываю на данный момент заканчивать ее в ваших лесах.

- Это довольно глупое решение, - заметил Эльтариан, - вы и так уже значительно старше, чем возможно для нормального обучения. Однако по меркам бессмертных - все еще не совершеннолетняя. Стоит ли говорить, что я теоритически без особых проблем могу занять место вашего опекуна?

- Стоит ли мне говорить, что эльфы подвержены моей магии не хуже людей? Скажите, как долго вы сможете танцевать? Неделю? Может быть даже больше... но явно меньше, чем я.

Эльф чуть прищурил глаза, явно не ожидав от девушки угроз такого типа. Однако не понять, что Шаяна говорит серьезно, было невозможно.

- И все же мое приглашение остается в силе.

- Если случится то, с чем я не справлюсь, я приму его. Однако до тех пор я предпочитаю оставить все как есть.

- Хорошо, - эльф чуть склонил голову и быстрым шагом пошел обратно - туда, где сидели остальные ушастые.

- Что это было? - Кон подошел к Шаяне, чуть потягиваясь.

- Прошу за мной, - все тот же слуга сделал пригласительный жест в сторону дома, и девушка с троллем направились в указанном направлении.

- В комнате окажемся - расскажу, - тихо сказала Шаяна. Фея физически ощутила пристальный взгляд эльфов, и хотелось как можно быстрее покинуть зону их видимости.

Дом внутри был светлым и довольно уютным - везде лежали ковры, стены проходных комнат были обтянуты тканью тепловых оттенков, деревянная мебель была подобрана изысканно и без вычурности. На окнах с большими подоконниками висели легкие кружевные занавески, и стояли вазочки с аккуратными и не пошлыми букетам по большей части полевых цветов или тюльпанов.

Странно, но стандартного для такого места количества слуг тут не было - кроме провожатого пока, они шли по дому, им встретилась только одна девушка в скромном платье из коричневого хлопка и в белом переднике, вытиравшая пыль с помощью перьевой кисточки.

Комната Шаяны и тролля была довольно просторной, с огромным окном и двумя кроватями, разделенными широким столом-тумбочкой.

- Ну, так что там с твоими эльфами случилось? - едва сопроводивший их мужчина покинул помещение, Кон снял гитару и поставил рядом со столом.

- Не моими - эльфы, достояние общественности. Князь их, зеленоглазый который, хотел забрать мня к себе в вечные леса. Якобы для обучения.

- Так и чего плохого? - тролль стянул рубашку и сел на кровать, - иди сюда, надо грим смыть.

- Вот сам посуди отношения эльфийских земель и человеческих, какие? - девушка послушно села рядом с троллем, взяв предварительно со столика серебряный графин полный воды.

- Ну, вроде мир у вас с ними.

- Скорее нейтралитет. Люди не любят эльфов, эльфы - людей. Торговля с ними у нас идет через пень колоду. Налоги, которыми облагаются товары с их земель, столь высоки, что бессмертные лишены возможности получать хотя бы двадцать процентов от той выручки, которую могли бы. Ну а ответным плевком в душу людей является то, что сами эльфы не принимают готовый товар сделанный нами - по сравнению с их умельцами, людские мастера - обезьяны с палками. А вот изначальное сырье скупают за копейки, зато большими партиями. Теперь представь - у них окажется незаконная дочь короля людей. Как думаешь, воспользуются ли они таким рычагом давления? Даже если отец заявит, что я ему не на столько уж нужна, остается факт того, что, судя по всему, он поймал, держал в заточении и убил мою мать. Фею. Существо изначально находящееся под защитой советов. Так что у них будет рычаг давления под названием: закон об охране магии и магических существ. Да, никакие смертельные и прочие приговоры не являются актуальными, а вот экономическая блокада станет неприятным ударом.

Тролль начал мягко стирать грим с кожи девушки.

- Мне кажется, ты преувеличиваешь опасность.

- Я не хочу рисковать - не для того сбежала с одной шахматной доски, чтобы оказаться на другой.

- Господа, мы принесли еду - можно войти? - раздался тихий женский голос за дверями.

- Да, заходите, - кивнула Шаяна.

Невысокая девушка со светлыми волосами зашла в комнату, неся огромный поднос с едой и графином чего-то неизвестного.

- Приятного аппетита, - девушка поставила все на стол и быстро ушла.

- Как думаешь, эльфы отстанут от тебя или нет? - продолжил Кон, едва дверь закрылась снова.

- Мне показалось, что на данный момент, они не станут ничего предпринимать, разве что, когда мы покинем дом - закон гостя для них очень важен.

- Тогда нам надо будет сразу после того, как мы отсюда выйдем - убегать со скоростью зайца, за которым гонится волк.

- Это само собой, - девушка вздохнула, - Кон, я устала. Ты там все?

- Да, стираю последний цветок. Кушаем и сразу спать?

- Угу, - девушка сонно зевнула и, как только тролль закончил свои махинации, встала и пошла к столу на котором был поднос, - мы нормально заработали?

- Да, вполне. На закупку продуктов и нескольких мелочей, нужных нам для пути - хватит с избытком. Хочу взять как можно больше - многие из городов, которые мы пройдем, будут излишне... недружелюбными к представителями иных рас, так что нужно будет обходить их стороной.

- Угу, - девушка кивнула головой и отправила в рот продолговатую ягодку винограда, затем разделась с ножкой зажаренного гуся и вздохнула, - все, ты как хочешь, а я - спать...

- Волосы главное свои держи подальше от меня, - хмыкнул тролль, - а то ты во сне автоматически хватаешь ими все вокруг, толи чтобы точно закрепиться, то ли уничтожая возможную опасность.

- У всех свои способы защищаться, - пожала плечами фея и запустила пальцы в русые волосы парика, вытаскивая все шпильки и с наслаждением освобождая розовое великолепие, - сладких снов, Кон.

- И тебе, моя малышка, - тролль улыбнулся и, отдав поднос ждущей за дверью служанке, так же начал снимать остатки одежды, чтобы лечь на кровать.

***

Проснулись они ночью. Точнее проснулся именно Кон, из-за того, что рядом началась непонятная возня, вперемешку с шипением и матами. Когда тролль смог разглядеть происходящее, не удержался и начал смеяться так громко, что даже Шаяна, спавшая обычно невероятно крепким сном, начала ворочаться.

Ночью, как только все разошлись по комнатам, все те же ушастые эльфы, в количестве двух штук, попытались видимо выкрасть фею, наплевав на все правила и законы и поплатились за это самым забавным способом. Стоило мужчинам подойти к кровати, на которой мирно посапывала Шаяна, как ее волосы спеленали обоих мужчин и уложили рядом, причем попутно видимо душа свои жертвы.

- Что тут происходит? - в комнату запрыгнул зеленоглазый князь эльфов и замер, с удивлением смотря на общую картину.

- Да вот, ваши собратья, уважаемый, видимо не знаю законов дома, где они лишь гости, как и мы, и попытались украсть мою подопечную. Как видите - реакция у Шаяны оказалась вполне боевой, так то теперь я с интересом посмотрю, как вы разбудите ее и не попадетесь в ту же ловушку, что остальные эльфы. Скажу сразу - она спит невероятно крепко и крайне не любит, когда ей это мешают делать.

Князь сжал губы и тихо рыкнул. Мужчина сложил руки лодочкой и через секунду на фею и остальных эльфов полилась ледяная вода.

Тролль вовремя успел скатиться с кровати, скрываясь от гнева своей подруги. А вот князь сделать ничего не успел, потому как сразу после своей магии, оказался не просто схвачен озлобленными волосами, но еще пару раз приложен лицом об пол, а его друзья как мячики отлетели к ближайшим стенам.

- Кон, нам вставать пора? - девушка села на кровати, зевнула и потерла глаза кулачками. Выглядело это так мило и одновременно с этим так комично, что тролль зашелся в еще одном приступе дикого смеха, а вот эльфам было не до этого.

- Ой, - девушка растеряно оглядела мужчин, которые с матами вставали на ноги, слегка пошатываясь. - Меня, кажется, хотят похитить?

Волосы зловеще изогнулись, словно клубок змей.

- Нет! - поспешно заверили ее эльфы и сделали шаг назад.

- Прошу простить моих друзей, леди, - князь с трудом встал и даже попытался улыбнуться, - они решили, что имеют права определить за вас ваш дальнейший путь.

- Я надеюсь все тут осознали, что делать так не стоит? - Шаяна встала с кровати и скептически оглядела свою мокрую ночную рубашку, - господа, мне кажется неприличным принимать в комнате такое количество незнакомых мужчин. А еще мне стоит напоминать о том, что сейчас ночь и моя сила близка к понятию безгранично?

- Мы уже уходим, леди, - эльф склонил голову и зло бросил взгляд на своих сородичей.

Ретировались они быстро, даже как-то слишком. Шаяна молча подошла к окну и закрыла ставни, - Кон, я сплю у тебя - эти дураки не высушили мной матрас.

- Хорошо, - все еще посмеивающийся тролль выполз из-под кровати и довольно потянулся, - а ты хорошо их сделала. Никогда не видела, чтобы довольное выражение лица так быстро превращалось в испуганное.

Фея тоже не выдержала и прыснула смехом, затем упала на кровать к троллю и, закрыв глаза, быстро провалилась глубокий сон, попросив на последок волосы не трогать спящего рядом мужчину. Они сделали вид, что согласились, но уже через минуту спеленали Кона, как свою законную добычу.

Глава 3.

Вершки и корешки.

Утро в поместье началось на самом деле куда как приятно. Во-первых, леди Риэлия объявила о том, что эльфы предпочли покинуть с рассветом ее дом, оставив напоследок письмо для Шаяны и Кона. Фея с троллем переглянулись, но молча взяли мягкий, пахнувший ландышами конверт. Письмо несколько удивило обоих, но они постарались не подать вида.

"Леди Шантэль, прошу простить нам наше поведение, которое на самом деле было спровоцировано врожденным желанием защищать светлых созданий. Надеюсь мое предложение вы не отвергните только из-за произошедшего ночью. Для вас это действительно единственный способ выжить и сохранить себя.

Кстати, советую как можно быстрее покинуть гостеприимный дом, где мы с вами встретились. Леди Риэлия милая женщина и великолепная хозяйка, но у нее есть свои цели и определенная слава среди таких существ, как мы с вами. Не стоит пренебрегать такими вещами, особенно той, кто не имеет защиты.

Надеюсь, до скорой встречи. Младший князь эльфийского рода РРРРР"

Шаяна мрачно посмотрела на Кона и тот кивнул, поняв мысли девушки. Они в любом случае собирались покинуть как можно быстрее это место. Даже если бы эльфы не оставили подобного сообщения.

- Прошу к столу, - леди Риэлия мило улыбнулась, - я понимаю, что вы скорее всего собирались сразу же уехать из нашего города, но давайте хотя бы позавтракаем? Моя кухарка готовит замечательные пирожки, а еще лучше она делает блинчики и оладушки. Да и земляничного варенья осталось еще много с того года.

На последнем Шаяна поняла, что уйти отсюда просто так не сможет точно.

Сладкое было тем, что она любила на столько, что это чувство даже перекрывало инстинкты самосохранения.

Да и вроде было тут все так же приятно и спокойно как вчера. Черепа на стенах не появились, отпечаток какой-нибудь злобной магии, творимой здесь - тоже. Риэлия по-прежнему выглядела милой и доброжелательной. Нет, это все конечно не показатель того, что с феей и Коном внезапно не может произойти какая-нибудь гадость... но ведь им предложили земляничное варенье! Злые люди не могут предлагать гостям земляничное варенье!!!

В общем Шаяна даже забыла про сообщение эльфов.

Гостиный зал был просторным и светлым, с тремя витражными окнами и легкими, полупрозрачными зелеными кружевными занавесками. Длинный, золотисто-шоколадный стол с накрахмаленной белоснежной скатертью находился ровно в центре помещения. Везде стояли цветы в вазочках, приятно пахло сиренью. Сама леди Риэлия была как всегда хороша - длинные черные волосы были заплетены в сложную косу с небесно-голубой шелковой лентой в тон закрытому платью с длинными узкими рукавами.

- Вы нормально спали? - женщина села во главу стола и кивнула головой слугам чтобы те начинали подавать еду.

Шаяна и Кон сели по разным сторонам от хозяйки.

- Да, спасибо, - фея с трудом сдержала смех.

А потому вынесли блюда с блинчиками, от запаха которых начала кружится голова, а желудок предательски заурчал. Весь мир сразу отошел на задний план. А уж когда перед каждым поставили серебряные тарелочки с вареньем, Шаяна разомлела окончательно. Разговор как таковой возобновился только когда последний кружевной блинчик был съеден, а к столу подали легкое розовое вино.

- Я вот что хотела предложить вам, за спасение меня от эльфов, - леди Риэлия чуть покрутила в руках бокал с напитком и подняла глаза на Кона, - может останетесь у меня на еще пару дней? В городе как раз ожидается праздник весны, приедут разные артисты и будет очень красиво. В нашем городе умеют гулять.

Шаяна хотела было сказать, что им нельзя задерживаться, но тут тролль выдал:

- Да, я думаю это хорошая идея. Все-таки дальнейшая дорога станет еще сложнее, чем раньше, и было бы здорово отдохнуть перед ней. К тому же Шаяна ни разу не видела нормальных праздников, так что это станет хорошим опытом.

Фея открыла и закрыла рот. С одной стороны ей было действительно интересно погулять по городу во время подобного торжества, но с другой - странно на сколько быстро Кон изменил свое отношение к данному вопросу.

Хотя - изменил так изменил.

- Кон, тогда чем займемся сегодня? Я так понимаю, к празднику город только готовится... - Шаяна вопросительно посмотрела на своего друга.

- Слушай, - мужчина хитро поднял взгляд от своего бокала, который весьма странно смотрелся в широких зеленых ладонях тролля, - может ты себе сегодня отдых устроишь? Ну там - в саду погуляешь и все такое? Мне по делам надо смотаться, но по таким, что тебя нельзя брать с собой.

Фея удивленно посмотрела на друга - с каких пор ее стараются дома оставить?

Леди Риэлия чуть покраснела и повернулась к девушке.

- Я думаю ваш друг имеет в виду решение его, чисто мужских, вопросов, в квартале с красивыми красными фонариками.

Шаяна сначала не поняла о чем говорила аристократка, а потом до нее дошло и густой румянец разлился по щекам. Она посмотрела на друга и, улыбнувшись, кивнула:

- Хорошо, я и правда хотела получше рассмотреть местную растительность, кажется тут есть крайне интересные виды цветов.

- Мой сад в вашем полном распоряжении, -кивнула Риэлия, - я сама, кстати, тоже вынуждена покинуть дом и едва ли буду раньше ночи. Меня пригласили мои хорошие друзья - у них случилось великое счастье, рождение наследника. Надеюсь вас это не обидит? - женщина посмотрел с тревогой на фею.

Шаяна улыбнулась и покачала головой:

- Я не боюсь одиночество и, в какой-то степени, даже люблю его.

- Вот и славно! Я распоряжусь, чтобы слуги не мешали вам, но исправно подавали обед и ужин, если я задержусь.

- Спасибо, - кивнула девушка и отвернулась, задумчиво глядя в окно.

Бывает такое состояние, когда вроде и хорошо все и беспокоиться реально не о чем, однако в душе пробегает такой неприятный холодок. Словно совсем рядом прошло что-то плохое и слегка коснулось спины. Шаяна тряхнула головой, отгоняя эту мысль, и сделала небольшой глоток персонально принесенного чисто для нее сока.

***

После завтрака все дружно засобирались и буквально в течении часа, дом опустел. Фея зябко поежилась, глядя на пустой зал и снова подумала о том, как мало в таком особняке слуг. Хотя, наверное, взамен них тут куча чистящих заклинаний, так что хозяйка просто экономит.

Шаяна немного побродила по коридорам, затем все же вышла на улицу. Сегодня был довольно прохладный день, даже не смотря на яркое солнце, однако девушка еще с утра побеспокоилась об этом вопросе, а потому на ней было светло-сиреневое тонкое шерстяное платье. Да и парик грел лучше любой шапки, на самом деле.

Сад, знакомство с которым вчера было весьма поверхностным, сегодня просто поражал воображение. Девушка с восторгом ходила от одной клумбы к другой, рассматривая не просто красивые пестрые цветы, а еще к тому же приправы и лекарственные растения. Жаль, что время года такое, что семян нет, но в дальнейшем Шана твердо решила приобрести их в ближайшей лавке - разве не здорово, просто брать и выращивать нужное, во время стоянки? Это куда как проще, чем менять структуру растений, чтобы у него были нужные для феи свойства - такое она вообще только по полнолуниям могла.

В общую идиллию вмешался внезапный аромат дыма курительной смеси.

Шаяна подняла голову и замерла. На одном из раскидистых деревьев в саду, сидела девушка неопределенного возраста. Ей можно был дать и семнадцать, и двадцать пять, и тридцать - ни одной морщинки на идеальной, ровной коже светло-кремового цвета не было, и все же странный отпечаток времени остался в глубине холодных, голубых глаз, которые почему-то не имели зрачков. Девушка была красива: у нее был тонкий, прямой нос, пухлые губы аккуратной формы и раскосые большие глаза в опушении длинных темных ресниц. Волосы у нее были пепельно-серые и в виде двух кос свисали вниз, явно намекая на то, что когда девушка стояла, их кончики находились ниже ягодиц. На незнакомке была странная одежда в виде на столько широких темно-серых штанов, что они сначала показались юбкой, и короткая белая жилетка сверху, вальяжно расстегнутая на груди, далеко не маленького размера, кстати. В руках женщина держала длинную, тонкую трубку с миниатюрной чашечкой на конце и, болтая босой ногой в воздухе, она периодически делала выдохи, во время которых, пускала белые колечки дыма.

- Привет, - незнакомка улыбнулась фее, с интересом рассматривая Шаяну, - а я все думала, найдешь ты меня или нет...

- А я должна была? - девушка отступила чуть назад, пытаясь понять, кто на самом деле перед ней и для чего.

- Ну как сказать, - голубоглазая дернула одним плечом, - наверно да, а может и нет. Ну ты нашла, а значит не будем думать об остальных вариантах.

- Кто ты? - фея все больше чувствовала себя не в своей тарелке. Почему-то на нее морально довило присутствие этой женщины, словно перед ней на самом деле сейчас было не просто существо, а нечто на столько древнее и сильное, что волосы на голове начали шевелиться.

- Давай так, маленькая фея, ты ответишь на три моих вопроса, а я после этого на любые два твоих и исполню одно желание, договорились? - девушка быстро переползла по ветке и почти упала, в последний момент зацепившись ногами и повиснув вниз головой. Оказавшись в такой позе, она как ни в чем не бывало, продолжила курить.

- Ну уж нет, я лучше пойду отсюда, - Шаяна начала пятиться, окончательно убедившись, что ничего хорошего такое знакомство ей не принесет. Особенно когда эта странная женина назвала ее феей.

- Быть бессмертной и не любопытной - скучно, - вздохнула девушка, - быстро устаешь от жизни и все становится в тягость. Секреты - это ведь здорово! Ты не бойся меня, кстати, я тебя и пальцем тронуть не собираюсь - так, помочь даже. Ответы на мои вопросы спасут тебе жизнь и очень, очень скоро. Ну что, выслушаешь?

Шаяна замерла. С одной стороны чувство самосохранения в ней всегда пересиливало любопытство, с другой, ей ведь действительно ничем вроде не угрожают...

- Задавай, - осторожно кивнула она.

- Вот и славно, - девушка отцепилась полностью от ветки и, как кошка перекрутившись в воздухе, приземлилась на ноги. - Первый: случайны ли случайности? Второй: почему у леди Риэлии нет в комнате вазочки с цветами? Третий: почему самое интересное растение этого места, прячут в подвале?

Шаяна поперхнулась.

- Откуда мен знать?

- А ты узнай, - странная девушка подмигнула голубым глазом, - узнаешь и тогда я исполню одно твое желание и отвечу на два вопроса. Не разочаруй меня, малышка.

И, после этих слов, незнакомка просто исчезла.

Оставив фею удивленно хлопать глазами, глядя на место, где раньше стояла женщина. И что это была за чертовщина? А главное - что за странные вопросы? Хотя... Шаяне ведь с самого начала казалось странным то, что за ними лично приехала леди Риэлия, ее история про артефакт молодости... а еще Кон, который буквально сразу после завтрака изменил отношение к вопросу дальнейшей дороги. Может надо действительно прислушаться к своим предчувствиям?

Фея мрачно вздохнула и пошла к дому. Никого, кроме слуг там не было, а потому можно было спокойно исследовать личные покои хозяйки дома, а потом и в подвал заглянуть. Не смотря на странность в формулировках, вопросы заданные незнакомкой явно намекали на необходимость такого.

Шаяна зашла в дом и первым делом пошла на кухню, чтобы налить себе травяной чай. Оказавшись в отведенном для этого помещении, девушка увидела одну, спящую на кресле пожилую женщину в переднике и с волосами убранными в узел. Снова фея подумала о том, что слуг тут все таки слишком мало.

Девушка тихо прошла к большому котлу над магическим очагом и набрала оттуда серебряной чашкой светло-желто-зеленую жидкость. Немного подув на горячий напиток, Шаяна сконцентрировалась и позволила узору на теле расцвести, одновременно с этим делая маленький глоток. Все - заклинание феи теперь содержалось в воде и любой, кто бы не попил из ее рук, попадет под влияние. С этим Шаяна покинула кухню и пошла искать слуг. Всего в доме она обнаружила лишь трех представителей этой профессии, кроме поварихи, которая и так была в отключки - двух девочек-уборщиц и все того же лакея-дворецкого. Заставить их попить было не сложно - девушка просто с надрывом в голосе рассказала про аллергию на мяту и о том, что кухарка спит и не может ответить на вопрос о том, есть она в отваре или нет. Учитывая, что это растение легко чувствовалось даже в маленьком количестве, Шаяна без проблем упрашивала каждого слугу сделать глоток. И все собственно - теперь ее никто не мог остановить на пути к комнате и подвалу, даже помогли отыскать нужное место.

Комната леди Риэлии была, как ни странно, на первом этаже, но в настолько укромном месте - за целой сетью пустых помещений и коридоров, что казалось женщина пряталась от кого-то. Еще одним странным фактом стало то, что двери оказались стальными с посеребренными ручками, а еще, снаружи, Шаяна обнаружила крепления для засова. Она что, просит себя закрывать?

Внутри комната была такой, что холодок прошелся по спине феи. Во-первых, тут не было ни какой мебели, кроме кровати. Во-вторых, на небольшом, явно специально заложенном до середины камнями окне, была решетка. В-третьих, все стены были в следах не то от когтей, не то от удара мечом. Изнутри так же были крюки для засова.

Шаяна нервно сглотнула. Пока самое логичное было предположить, что леди Риэлия - проклятый оборотень, и что так она борется с желанием убивать, запираясь в полнолуние в этом месте, однако же, царапины на стенах не были похожи на следы от удара когтистой лапы...

Фея сделала шаг внутрь и тут же споткнулась обо что-то. Опустив глаза, девушка увидела странную не то ветку, не то корень, торчащую из пола и видно этот самый пол пробившую.

"Почему самое интересное растение прячут в подвале" - вспомнила Шаяна третий вопрос и повернулась к прислужнику:

- Отведи меня в подвал.

- Первый или второй этаж? - отстранено-равнодушно спросил очарованный мужчина.

- Сначала первый, - кивнула головой фея.

Два этажа? Зачем делать в таких домах целых два подвальных этажа?

Кто бы сомневался, что дверь в подземную часть дома была совсем рядом с дверью в покои леди Риэлия? Никто? Вот и фея не удивилась, когда ее отвели чуть в сторону, и раздался звук проворачивающегося ключа. Открывшиеся ступени вниз напугали тем, что оказались покрыты все теми же странными корнями-ветками с небольшими резными листиками. По узким каменным стенам расползались причудливые бугристые рисунки и трещины, а освещалось все это множеством магических шаров.

Мужчина-прислужник молча пошел вниз, уверенным шагом и Шаяне ничего не оставалось, кроме как идти следом, старательно не наступая на странную растительность. В голове вспыхнула мысль, что стоит вообще уйти отсюда и покинуть дом как можно быстрее, однако фея не знала, где находится Кон, как его найти, и не случится ли с ним после ее побега беда - все указывало на то, что леди Риэлия не просто так пригласила в свой дом барда и танцовщицу и вполне могла наложить своеобразные чары на друга девушки. Это, кстати, полностью объясняло резкое изменение в настроении тролля.

Когда лестница кончилась, Шаяна оказалась на просторной каменной площадке, справа и слева от которой были двери - одна маленькая и деревянная, а еще одна - огромные ворота из стали и кажется серебра, высотой почти три метра.

- Откройте их, - фея напряженно смотрела на странный, явно дворфовский замок.

Лакей молча провернул узорчатый ключ и толкнул сталь рукой.

Открывшаяся картина заставила онеметь от удивления даже Шаяну, которая редко проявляла подобные эмоции, предпочитая более сдержанные (ее с детства учили, что королям нельзя показывать нечто подобное открыто).

В комнате, упираясь кроной ярко-зеленых листьев в высокий потолок, стояло дерево. Оно было огромным - обхватить его даже бы Кон не смог. Корням этот монстр уходил в пол, легко пробивая каменное основание. Всю эту странную картину освящали бегающие вокруг по стенам магические светлячки.

Странно, но свет от них или каменная поверхность пола ну никак не моги считаться достаточными условиями для роста такой громадины - скорее очень даже наоборот. Ни о какой питательности или спектра света, соответствующего солнцу, тут и речи не было. Однако дерево все равно росло. И явно не испытывало никаких проблем.

Шаяна выдохнула воздух (она только сейчас поняла, что задержала дыхание глядя на всю эту картину) и пошла к дереву. Ноги она старательно ставила так, чтобы либо вообще не наступать на корни, что было затруднительно в подобных условиях, либо хотя бы избегать основные и самые толстые. Когда до грубого, темно-коричневого ствола оставалось всего лишь пара шагов, новая волна ужаса накрыла фею с головой. В коре, среди множества бугров, она четко разглядела человеческое лицо, искривленное от ужаса и боли. На самом деле это был почти скелет, с легким намеком на мышечную массу, с темными провалами глаз и скошенным носом. И все же... когда-то... это точно был человек, мужчина, попавший в дерево против своей воли и ставший одним целым с ним...

Шаяна отшатнулась в сторону, тут же споткнувшись о корень и упав на спину.

- Я даже рада, что вы сами нашли это место, - фея резко повернула голову и увидела леди Риэлию с грустными лицом наблюдающей за девушкой, - хотите знать, кто это?

- Да, - Шаяна попыталась сесть и тут поняла, что на ее спину лег тяжелый корень придавливая ее к полу, а руки и ноги обматывают более мелкие. Страх затопил сознание и только спокойный голос женщины не давал впасть в истерику - если она так реагировала, может все хорошо? Может ее не собираются убивать?

Угу. Может.

- Это был мой сын, - женщина грустно вздохнула и пошла по полу, где ожили все корни, копошась, словно змеи, - мой единственный и любимый сын. Наверное я была плохой матерью, - узкая белая ладонь легка на лоб вросшего в дерево человека, - я так его любила и баловала, что он вырос не зная слова "нет". Первый и последний раз его сказала ему дриада, которую он полюбил. Ну почему эту глупая дрянь не могла просто один раз переспать с моим мальчиком? Они же не отличаются нравственностью, им же все равно... но она отвергла его и даже высмеяла. Кто бы сомневался, что мой мальчик придет на следующий день с топором... он срубил дерево этой шлюхи и сжег его. Ну и еще парочку тех, кто рос вместе с ней..

Вот теперь Шаяна действительно поняла, что случилось. Но пугаться сильнее было уже некуда...

- Его прокляло ее племя и обратило деревом на века. Моего бедного, маленького мальчика... Я сама выкопала его и посадила сюда, надеясь, что хоть кто-то сможет нам помочь, - голос Риэлии сорвался, и она, всхлипнув, сползла на колени, обнимая ствол дерева, - но они все, все отказались. Кто-то потому, то сочли его грех непростительным, кому-то просто не хватило сил... Глупые существа, они все поплатились или еще поплатятся за содеянное, я клянусь!

А потом пришла она - это была молодая ведьма, которая обладала закрытыми от остальных знаниями, и она поведала нам, что обряд на крови сможет постепенно вернуть сначала разум моему мальчику, а потом и тело. Первую кровь пришлось пролить мне - на его корни... А потом случилось чудо - я начала его слышать! Он стал приходить ко мне по ночам, начал вселяться в мое тело и с его помощью заманивать сюда людей, приезжих, скармливая их своему дереву, а следовательно - себе. Я испугалась. Очень. Только существа подобные тебе, то есть связанные со стихией земли, могли на самом деле помочь ему, остальные были просто едой. Я не хотела, чтобы нас раскрыли раньше времени, а потому пришлось начать его ограничивать. Но потом появились вы. Мы сразу осознали, сколько силы в твоем теле. Крови, что бежит по твоим венам, должно хватить для того, чтобы окончательно вытащить моего мальчика из дерева. Ты ведь поможешь мне, правда? Я осыплю твоего друга золотом - он никогда не будет ни в чем нуждаться.

- Нет, - всхлипнула Шаяна, которая была уже полностью спеленована корнями, -пожалуйста, не надо!

Она никогда в жизни так не боялась, как сейчас. И никогда не была так беспомощна. Даже если бы тут был тролль - он никак не смог бы помочь фее, никто не смог бы. Это конец.

Страшно... как ей хотелось жить сейчас, на сколько это желание затопило разум...

- Нам надо начинать, - вздохнула леди Риэлия и встала на ноги, - милый мой, отнеси ее вниз.

Корни пришли в движение, перехватывая фею и постепенно перемещая куда-то в сторону. Шаяна почти ничего не видела от слез, которые хлынули из ее глаз. Казалось все происходящее было не по-настоящему, что это просто сон, и только боль в связанных руках и ногах, безжалостно говорила: нет, это реальность. И ты сейчас умрешь.

Нижний этаж подвала был картиной куда как более страшной, чем комната, где росло дерево-монстр. Это было даже не классическое помещение, а настоящая пещера, которую от обрушения сдерживали толстые корни, оплетающие каждый камень. В центре они образовывали настоящий алтарь, причем, как только девушку поднесли к нему, концы веток поднялись, словно острые колья в ожидании жертвы. Боль, резкая,, всеохватывающая, затопила сознание, едва девушку уронили на стол, вдавливая в острия. Раны от них не были смертельными, потому как целью обряда была не быстрая смерть жертвы, а полное обескровливание ее, охваченную ужасом и болью.

И тут, внезапно, тело охватило странное спокойствие, боль отступила сменившись лишь легким неудобством. Раздались странные хлопки-аплодисменты где-то в районе дверей.

- Браво, красиво вы тут все обустроили.

Шаяна открыла глаза, и увидела (благо голова была не зафиксирована) ту самую незнакомку, которую она встретила в саду.

- Шантэль, ну так что - пройдемся по вопросам? - девушка улыбнулась, выпуская кольца тумана и смотря только на фею.

"Псих" - подумала девушка, но уже абсолютно спокойно и трезво - теперь она не боялась. Совсем. Это было странно и не нормально, но казалось, что в данный момент, все происходящее вокруг, лишь спектакль и никто ее убить не сможет.

- Кто вы? - взревела леди Риэлия, но ее проигнорировали.

К незнакомке потянулись хищные корни, но та даже не дернулась, лишь дунула в их сторону и хищное дерево мгновенно стало прозрачными, как стекло, а от легкого прикосновения почему-то когтистого пальца женщины, все сразу пошло трещинными и осыпались. Растение затряслось и бросилось с куда большей агрессией на незваную гостю, однако эффект остался тот же.

Леди Риэлия с криком, сжимая в руках нож, метнулась к девушке, и получила сильный, четкий, удар в солнечное сплетение, отлетев к стене и затихнув.

- Случайны ли случайности? - продолжая спокойно отбиваться от корней, спросила незнакомка.

Шаяна невольно улыбнулась, смотря с восхищением на незнакомую магию.

- Иногда да, иногда нет -со вчерашнего дня не было ни одной реальной случайности.

- Хорошо, второй вопрос?

- Потому, что находясь в ярости из-за того, что мать запирается в комнате, сын громил все, до чего только мог дотянутся, а еще потому, что окно заложено камнями и там не подоконника.

- Третий?

- Потому, что этот урод опасен для окружающих и любой, кто его бы увидел на самом деле, поспешил бы уничтожить.

- Молодец, подготовилась, - странная женщина повернулась к Шаяне и улыбнулась, демонстрируя клыки. - Итак, твое желание?

- Спаси меня! - фея поняла, что девушка тянет время, в ожидании этой команды. Хитрая ведьма с самого начала не планировала выполнение никакого другого желания.

- Будет сделано!

Черты лица и общий силуэт тела незнакомки исказились - она стала выше, рук длиннее, а лицо странным образом чуть вытянулось. Рот стал больше, а нос наоборот, уменьшился, делая женщину похожей на змею.

Она уничтожала корни легко перерубая их длинными когтями, а стоило ей дунуть на какой-нибудь из них и он мгновенно становился стеклянным. В мгновение ока девушка оказалась в основании полтолка, левитируя, а после замерла. Шаяна не сразу расслышала то, что говорила эта странная женщина, так как в помещении стоял настоящий гул - корни шевелились, разрывали камни и практически рушили помещение, пытаясь добраться до голубоглазой.

- Ты плохо себя вел. Очень. Такая магия не должна доставаться таким существам, да и любым другим тоже. Знаю, что тебе больно, но это сейчас пройдет.

С последней фразой, женщина выкинула вперед руку, туда, где было начало всех корней и словно бы прошла сквозь древесину, ища что-то внутри. Все вокруг окончательно сошло с ума. Корни уже погребли под камнями тело леди Риэлии, завалили напрочь вход и бились сейчас в конвульсиях по всему помещению. Как-то отстранено Шаяна осознала, что ее саму уже вообще ничего не держит и шипов, на которых она лежала, нет. Однако дергаться куда-то фея не собиралась, заворожено наблюдая за тем, что творит незнакомка. А она в это время уже нашла то, что искала и резко дернула рукой вниз, скидывая на пол, рядом с феей, фактически уже высохшие останки молодого мужчины.

- Теперь это место станет твоей могилой. Ты свободен, доброго пути твоей душе, - произнесла женщина и быстро огляделась, - черт. Сейчас тут будет жарко.

Говорила она это не просто так - стены уже пошли такими трещинами, что казалось одного щелчка хватит, чтобы все вокруг сложилось, даже пол од Шаяной начал мелко трястись.

- Нам пора, - голубоглазая резко подняла фею и шагнула в открывающийся телепорт. Оказались они в саду, где раньше встретились, - я уже залечила твои раны, - незнакомка положила Шаяну на землю, - теперь готова ответить на два твоих вопроса.

- Кто ты? - фея попыталась сесть. Это вышло с трудом, но без ожидаемой боли, просто слабость поселилась во всем теле, голова кружилась, а руки тряслись.

- Я - дракон, можешь назвать меня Эшария, - девушка гордо подняла лицо и в ее руках матерелизовалась все та же трубка, - хрустальный дракон. Мы что-то типа стражей этого мира, следим за тем, чтобы ни одна раса не получила силу большую, чем может потянуть. Однако, нам запрещено вмешиваться в дела смертных, они как бы сами по себе.

- Именно по этому ты меня заставила идти в подвал? - Шаяна нахмурилась.

Драконеса довольно улыбнулась.

- Да, ты ведь не просто не человек, но еще и фея, да и помечена Богом, такие как вы вообще на особом счету.

- О чем ты? - не поняла Шаяна.

- Эээ, это уже больше чем два вопроса, - Эшария щелкнула по носу фею, - мы еще встретимся, малышка, и я тебе расскажу все, что ты захочешь. Просто не сейчас, ты еще маленькая слишком и не готова к такому. И вообще, я тебе сейчас часть воспоминаний уберу - точнее то, что ты ощущала. А то мало ли еще, какие страхи разовьются на фоне произошедшего. Кону кстати не говори лучше, а то он сейчас только от ворожбы покойной хозяйки дома отошел, и совесть его загрызет. Пусть лучше думает, что эта леди Риэлия психованный оборотень. Убеди его быстро собрать вещи и покинуть город - мало ли кто на вас выйти может по следам, которые остались.

- Хорошо, - кивнула фея и теперь снова легла на траву, наслаждаясь той энергией, что потекла в нее из родной стихии. Драконеса провела пальцами по ее голове (парик где-то потерялся в процессе) и запела. От ее голоса, магия вокруг словно сгустилась, обволакивая Шаяну и мгновенно восполняя ее силы:

Там за горой, ты сможешь отыскать

Мир, где цепей, не принято ковать.

Мир, где в тюрьму, не смеют заключать.

Там в небесах, расправив два крыла

Ветры сплелись с силами огня.

Там молнии пляшут среди кристаллов льда.

И если в твоей душей царит покой,

Если не ищешь ты почести людской,

Всю жизнь не хотел идти простой тропой,

Ты сможешь найти, ты сможешь отыскать,

Мир, где мечты умеют оживлять.

Вот - новый дракон. Он учится летать.

Когда девушка снова открыла глаза, она ни сколько не удивилась тому, что незнакомки уже не было. Текст песни был знаком Шаяне, но смутно. Странно было слышать её от Эшарии. Хотя... по сравнению с остальными событиями дня - песня девушки была самым обычным и нормальным. Кстати она действительно исполнила свое обещание и никакого страха в душе у феи при воспоминании о произошедшем - не было. Шаяна улыбнулась: странные эти существа - драконы. Но теперь ей явно будет о чем рассказать внукам.

***

Как только ноги стали нормально подчиняться, Шаяна встала и побрела к дому. Она бы не стала этого делать, если бы не одно "НО", а именно - все вещи остались в комнате, где они с Коном ночевали прошлую ночь. В принципе, конкретно сейчас, бояться было нечего - главная тварь уничтожена, леди Риэлия, тоже. Слуги как оказались все еще ходили под магией феи... или дракона или кто там еще ворожил в этом доме? Но все же хотелось как можно быстрее покинуть это место.

Шаяна поднялась наверх, собрала вещи, затем быстренько забежала на кухню, нагло заталкивая в мешки еду, которая попадалась на глаза. Затем фея вышла из дома, и остановилась у ворот. Ждать Кона стоило здесь - рано или поздно вернется все-таки.

Тролль и правда появился, хотя и ближе к вечеру, довольный, немного правда помятый. Заметив Шаяну, стоящую на фоне дорожных мешков, тролль чуть притормозил.

- Что случилось?

- Да так, нам надо очень и очень быстро уматывать отсюда. Ну прямо очень быстро.

- Шаяна, ты меня пугаешь, - Кон внимательно посмотрел на девушку.

- Ну, скажем так, Леди Риэлия - больной на всю голову проклятый оборотень. Я ее усыпила, но не знаю на долго ли - уматывать нам, говорю, надо очень и очень быстро.

Тролль потрясенно выдохнул. Он быстро взял с земли почти все мешки, кроме одного - личного Шаяны и кивнул в сторону ворот:

- Пойдем, пока не закрыли выход. Блин, я даже не понял почему вообще согласился на то, чтобы остаться здесь еще на несколько дней. Не хотел же.

- Она тебя околдовала чем-то. Наверное вином - я же одна не пила его.

- Черт, - выругался тролль, - она тебя как, не зацепила?

- Неа, - девушка покачала головой, - все нормально. Да ничего страшно не случилось - так, я ее цветами спеленала и пару раз приложила головой о стену.

Да уж ничего страшного... совсем.

Кон потрепал фею по голове, мысленно же испытывая самые скверные чувства - как он мог подвергнуть ее такой опасности? Как вообще позволил всему произойти?

Однако Шаяна вроде никаких проблем из-за произошедшего не испытывала, а потому тролль постепенно успокоился. Зачем переживать о том, что не случилось? Лучше переживать о том, что может случится, когда Риэлия придет в себя.

Шаяна же в этот момент думала о другом. А именно - голубоглазая назвала ее помеченной Богом, что ли... что это значит? Хотя... кто поймет этих драконов. Может речь идет об их личных, никому другому не понятных, заморочках? В любом случае - она обещала, что однажды они с феей встретятся, и тогда Эшария все объяснит. Главное чтобы встреча была более спокойной, иначе ну ее... Шаяна как-то обойдется в этом случае своими догадками и домыслами.

Фея тряхнула головой, посмотрела на небо с ярко-красным закатом и тихо напела:

" Там в небесах, расправив два крыла

Ветры сплелись с силами огня.

Там молнии пляшут среди кристаллов льда"

Глава 4.

Танцует фея!

- Шаай, вставай.

- Нет.

- Шааай, я без тебя сейчас съем все мясо вяленное.

- Ешь, - феечка зевнула, потягиваясь и морщась от солнечного света. Она абсолютно не выспалась после забега длиною в несколько дней почти без отдыха и теперь глаза просто не открывались.

- Шай, нам правда надо уже выдвигаться - мало ли кого занесет сюда.

- Кооон, я так устала...

Тролль только вздохнул, поднимаясь на ноги. Мужчина отряхнул мусор с брюк, собрал вещи, затушил остатки костра и подошел к мирно спящей девушке. Разбудить фею на самом деле - невозможная задача. За три дня путешествия Кон перепробовал все: холодную воду, неожиданный крик, даже тряс Шаяну, но все было безрезультатно - если девушка спала, то спала как покойник. А в случае, если тролль проявлял чрезмерную настойчивость, его просто спелиновывали ее волосы.

Мужчина тяжело вздохнул, взял фею поперек тела и забросил на плечо. Шаяна только поморщилась и перебралась удобнее, обвив шею тролля как меховой воротник. Благо разница в массе позволяла девушке хоть на голову мужчине лечь.

Кон поморщился только в тот момент, когда волосы феи обвили часть его тела, подстраховывая девочку от падения.

Утро было чудесным, хоть и немного холодным - солнце уже полностью поднялось над горизонтом, начиная согревать землю вокруг. Дул легкий прохладный ветер, заставляя деревья шелестеть листьями. Пели птицы, а в ближайшем болоте истошно вторили им лягушки. Тролль с наслаждением вдохнул полной грудью свежий воздух и чуть не споткнулся, когда рядом с шумом ломаемых веток выбежал неизвестный мужчина с огромным двуручным мечом. Одет незнакомец был в шлем, явно большой для него, стандартную рубашку косоворотку из льна, обшитую тесьмой, в свободные брюки и знатно поношенные кожаные сапоги.

- Стой, мерзкое чудище! Отпусти прекрасную деву и с честью прими смерть от руки великого Чеона Лорского!

Кон поперхнулся и с удивлением остановился, смотря на чудо. "Чудо" между тем взяло разбег с места, и помчалось к парочке, с явным усилием стараясь не уронить огромный меч на себя. До тролля он кстати так и не добежал, споткнувшись на ходу о торчащий корень и кубарем покатившись по лесной дороге. Когда полет Чеона остановился, мужчина резко повернул шлем, который сполз на бок, демонстративно отряхнулся и с явным трудом поднял свое оружие, пыхтя и тужась.

- Дрожишь, тварь? - громко спросил человек, однако его подвел собственный голос, сорвавшийся на высокие ноты в конце.

- Дрожу, - честно ответил тролль, и не выдержав, начал громко ржать, сгибаясь пополам.

Чеон с криком (видимо дабы побороть страх в самом себе) снова ринулся в бой, нанося удар сверху в низ, надеясь видимо дотянуться до головы тролля. Спасение девушки явно отошло для "героя" на второй план, так как в случае попадания Шая оказалась бы разрубленной пополам.

Кон сделал шаг в сторону, пропуская удар мимо. Двуручный меч со звоном воткнулся в землю, а сам Чеон едва не упал на колени. Однако вновь попытался подняться, вытаскивая бедное и явно настрадавшееся, судя по зазубринам на лезвии, оружие.

- Что тут происходит? - Шаяна подняла лицо, и потерла заспанные глаза ладошкой.

- Не бойся, милая девушка, я спасу тебя от этого порождения темных богов!

- Кориан, это что за дурень? - фея чуть подалась вперед , чтобы посмотреть в лицо своего друга.

- Не знаю - спасать тебя приперся.

- Леди, он ваш друг? - Чеон замер, опустив двуручник. Мужчина явно устал от сражения и теперь пытался восстановить силы.

- Леди? - Шаяна с интересом подняла хорошенькое личико к незнакомцу, - да, он мой друг, а вам что надо?

- Я хотел спасти вас! Но теперь понял, что ваше сердце уже совращено темным отродьем! Но я зна...

Договорить мужчина так и не смог, потому что его весьма бойко оплели травы, заворачивая в плотный кокон.

Фея со вздохом спрыгнула на землю и направилась к Чеону.

- Вот вы можете мне объяснить - почему всем так натерпится спасти чью-то душу? - Шая замерла напротив пленного, с интересом смотря ему в глаза, - разбудил вот, обхамил, ковырялкой своей размахиваешь... Что ты вообще в лесу делаешь, чудо?

Один из стеблей оплел шлем и сдернул его с головы. Открывшееся несколько... удивило путников. Это был человек лет двадцати-двадцати пяти, с выжженным клеймом на лбу в виде круга, разбитого надвое.

- Оп-па, изгнанник из церкви святого Дивидора... И за что тебя?

Шаяна чуть отпустила стебли, освободив рот Чеона. Мужчина смачно сплюнул зеленую слизь, из прокушенного растения и зло посмотрел на парочку. Тролль подошел ближе к фее, с интересом рассматривая находку.

- Что пялитесь? - мрачно буркнул мужчина, пиля взглядом своих мучителей.

- А за что тебя так? - Кон с любопытством смотрел на клеймо.

- Не смог экзамен сдать, - выкрикнул бывший послушник, - не прошел испытание на веру!

- Понятно, - с серьезным видом сказал тролль, - а зачем на нас напал?

- Если я докажу, что во мне нет страха и я достоин стать вином Дивидора, то клеймо сведут и меня примут обратно!

- А просто у целителя шрам свести? - Шая явно не понимала проблему мужчины. Будучи воспитанной далеко не самыми верующими людьми, фея никогда не сталкивалась с фанатично настроенными индивидуумами.

- Если он это сделает, то потеряет последний шанс вернуться в храм Дивидора, - нравоучительно сказал девушке тролль.

- Поняла, - серьезно ответила фея, - чудо, я тебя сейчас отпущу, но ты после этого просто уйдешь по своим делам дальше - а мы по своим. Договорились?

- А как же спасение? - робко спросил послушник уже осознавший, что убивать его все-таки никто не собирается.

- Ну вот им я тебе и предлагаю заняться - спасением самого себя. Ну честно - мы не убийцы, конечно, с большой дороги, но даже мне показалось, что ты себя покалечить можешь, в таком темпе.

- А что мне еще делать? - чуть не взвыл мужчина.

Растения начали отпускать своего пленника.

- Искать беду где угодно, но подальше от нас, - спокойно ответил тролль, - Шай, нам пора с тобой.

Фея последний раз посмотрела на неудачливого послушника и кивнула:

- Да, пойдем. Кстати, чудо, а ты откуда вообще? Ну в смысле города.

- Из Дибрена, - гордо ответил мужчина.

Фея и тролль мрачно переглянулись. Их дорога вела именно туда и возможности обойти не было - припасы заканчивались, а охотиться ни Кон, ни Шаяна, не умели, да и нечем было.

- Может обойдется? - фея задумчиво шла рядом с зеленым великаном и слегка пританцовывала по привычке.

- Едва ли, - честно ответил тролль, - у них видимо сейчас пора испытаний, а в городе находится один из центральных храмов.

- Так почему мы вообще этой дорогой пошли? - девушка удивленно посмотрела на друга, - неужели заранее нельзя было проложить путь в обход таким точкам?

- Мы и так обошли почти все священные города Богов, - буркнул Кон, - только чем дальше территории от короля, тем сильнее в них вера в кого угодно.

- И что делать будем? - Шая прикусила нижнюю губу, еды у них было еще на пару дней, как не растягивай. Можно было конечно попытаться закупаться в селах, но сейчас была весна, и крестьяне потребуют либо огромную плату за остатки скудных припасов, либо просто откажутся. До следующего же крупного города было почти две недели пути по коротким тропам, прокладываемым феей, да и там могло быть не лучше.

- Думаю, попробуем. Оденься только нормально, волосы прикрой. Я тоже плащ натяну на сколько возможно - авось не заметят кто я.

- А если?..

- А если заметят - будем решать в процессе, - тролль ласково провел огромной зеленой рукой по голове девушки, - если что, будем танцевать.

Шаяна звонко рассмеялась и закружилась по поляне, поднимая руки к уже высоко стоящему в небе солнцу. Никаких действительно плохих предчувствий у нее не было, потому фея была свято уверена - даже если случится беда, они справятся.

До города они дошли ближе ко второй половине дня, даже скорее к вечеру. Шаяна сразу переоделась в глухое шерстное платье серого цвета, упросила волосы заплестись в высокую прическу и замотала голову платком. Кориан натянул на мускулистое светло-зеленое тело плотную льняную рубашку, сверху накинул грубый темно-коричневый плащ, закрыв капюшоном большую часть лица.

Разница в росте у пары была такая, что Шаяна, подумав, решила: прикрытие отец-дочь, самое надежное. Девушка вяла мужчину за руку и так они пошли к воротам.

Очереди на вход почти не было - в связи со временем года, мало у кого были товары на продажу, а купцы, занимавшиеся торговлей перекупленного, обычно старались приехать утром, а не вечером.

- Заходим, покупаем все, что нужно и уходим, - шепнул тролль.

- Хорошо, - фея сжала ладошкой руку друга. Шаяна немного побаивалась идти в человеческий город, как и всегда на самом деле - мало ли куда "папочка" нагрянуть решит. Он, не видевший дочь взрослой, едва ли ее узнает, но все же надеяться на чудо было нельзя.

Они вместе спустились вниз, к городу, и подошли к огромным двустворчатым воротам. Страж на входе оглядел фею с троллем.

- Кто такие, что нужно здесь?

После предварительного совета, было решено, что говорить должна была Шая - Кон изображал немного и изуродованного.

- Добрые люди, мы пришли к стенам вашего город, закупить еду для нашей семьи. За зиму съели все припасы и теперь, после того, как мы засеяли поле, просто нечего кушать.

- Много вас в этом году, зима слишком задержалась, - кивнул мужчина в латах, - проходите. А чего это - отец твой, что ль? - страж внимательно оглядел двухметровую махину тролля.

- Да, только он у меня того - головой повредился два года назад. Немой полностью, да и в целом - не очень умный, зато, когда вдвоем идем - никто не трогает, все боятся, - Шая хихикнула в кулачок.

- А чего тебя одну отпускают-то? - не унимался охранник.

- Дак у меня мама осталась в селе, а с ней два братика - возрасту по три года каждому. Я с ними никак справиться не могу - оба простыли и лежат лежнем. А я что - авось и мужа себе тут найду, плохо что ли за городского замуж выскочить? - Шая довольно улыбнулась.

- А что ж, почему и не найти такой хорошей девушке, - заулыбался стражник, - ладно, идите. Если скучно будет - подходи, поговорим еще.

- Спасибо, обязательно, - фея радостно улыбнулась и потянула за руку "отца".

В общем, в город они вошли без проблем и тут же ринулись в торговые ряды. Покупок было много, благо деньги, которые девушка копила за время своей невольной жизни, были далеки от конца. Скоро останется надеяться только на то, что бард и танцовщица зарабатывали своим трудом. Оба надеялись, на то, что ближе к морю, в относительно вольных городах, удастся нормально выступать - в холодных землях средней полосы нравы жителей были куда более жесткими.

Первой покупкой стал мешок черных сухарей - стоили они копейки, и спросом пользовались только у самых бедных жителей, однако в дороге хорошо спасали от голода, когда заканчивались основные припасы. Затем фея и тролль отправились за более дорогими продуктами - зерновыми и бобовыми. Цена их превышала даже сухие овощи и высушенную рыбу - все-таки в отличие от них, подобное можно было еще и сажать. Мешок гречневой крупы, пшёнки, чечевицы, кукурузного рубленного зерна и фасоли. Небольшой мешок картошки, на развес немного моркови, сухого перца, соли, сахара. Дальше почти самое дорогое и нужное - сушёная в печи рыба и вяленное мясо. Тролль был по физическим параметрам сильнее любого взрослого мужчины и потому все нарастающее количество мешков тащил спокойно и без возражений. Дальнейшая дорога была куда как серьезной и долгой, потому брать нужно было соответственно. Последними покупками стали крепкий самогон, пара новых рубашек для мужчины, и тонкая легкая ткань небесно-голубого цвета для Шаяны - костюмы она шила для себя сама и давно уже планировала седлать что-то особенное. Потому в придачу она приобрела еще и множество бусинок, нитки под цвет, серебряную тесьму, набор разных цепочек, дешёвую бижутерию и прочие мелочи. К моменту, когда все было закуплено, начинало заметно темнеть. Тролль потянул за рукав увлёкшуюся фею.

- Пора уходить, - одними губами шепнул он.

Однако они не успели. Чья-то рука резко сдернула платок с головы девушки и знакомый голос огласил на всю улицу:

- Вот они! Тролль и его блудница!

Это был Чеон. Все так же странно выглядящий человек, с клеймом на лбу, а рядом с ним стояли в ряд одетые в латы послушники церкви Бога Истинных Рыцарей.

На улице мгновенно повисла тишина. Кон дернулся, но поймал взгляд спутницы, как будто говорящей ему: "Все хорошо, я со всем разберусь". Странное спокойствие охватило тролля. Он лишь кивнул и расслабился

- Я невинная дева, пришедшая сюда купить еды, - Шаяна гордо подняла голову и полностью повернулась к зевакам, - могу пройти любые освидетельствования по этому поводу, так что статус блудницы для меня оскорбителен.

- Врет она, - взвизгнул мужчин, - девка еще и ведьм темная. Я сначала так же купился на невинную внешность и хотел спасти ее, но они вдвоем жестоко избили меня - чудом ноги унес!

Толпа зло загудела вокруг. И что самое неприятное - стражники потянули мечи из ножен. Тролль скрипнул зубами и тут же свистнувшая удавка опустилась на его шею - новичков страховали опытные бойцы.

Чеон как-то излишне быстро оказался рядом с феей и дернул на себя ткань ее платья.

- Разденьте ее и вы увидите метку темных богов!

Изношенная шерсть треснула по швам, обнажая грудь и руку с рисунком трав. Кон попытался ринуться на помощь к девушке, но вторая удавка с другой стороны откинула мужчину на уличный песок.

Шаяна отскочила в сторону и фыркнула.

- Тела женского хотите? Да пожалуйста, - она быстро скинула разорванное платье. Волосы живым полотном опустились до самих колен, окутывая фею розовым покрывалом. Толпа испуганно ахнула, кто-то поспешно отвернулся, кто-то закрывал глаза.

- Блудница! - вызревала публика. Послушники потянулись к веревкам на поясах, а сама фея даже не пыталась убежать. Она мягко качнула бедрами, словно в такт музыке, которую слышала лишь сама, затем хлопнула в ладоши.

Под ногами Шаяны начала трескаться земля и побеги, показавшиеся на свет, быстро оплели ее тело, одевая фею в платье из листьев и цветов. Происходило это так стремительно, что люди даже не успели осознать, как девушка оказалась уже полностью одета в столь странный наряд, и сорвалась в танец. Странно, но первое время зеваки могли только безвольно наблюдать за действиями феи - она кружилась, изгибаясь всем телом, ее волосы, развивались на невидимом ветру. Вот - первые ряды робко двинулись вслед за Шаяной, танцуя под ее неслышную музыку, вот и вторые ряды последовали за ними. Через пять минут танцевала вся улица, включая послушников, которым явно было тяжело в латах, они громко дышали, звенели металлом, но остановиться не могли. Даже их учителя, в силу того, что никогда ранее они не сталкивались с подобной магией, не избежали участи молодых.

Только Кон оставался неподвижной фигурой в этом балагане. Тролль, с трудом дыша, кашляя и матерясь, встал на ноги и снял с себя удавки. Он поднял черные глаза на танцовщицу, за которой словно привязанные, следовали все, попавшие под магию. Девушка была сейчас похожа на полноценную фею, случайно оказавшуюся в каменном городе. Многие знали, что эти девы мастера магии внушения и подавления психики, все деревенские жители рассказывали сказки о том, как лесные существа затягивали в свои танцы случайно увидевших их. Заканчивалось это почти всегда смертью от потери сил, но тогда речь шла лишь об одном, максимум двоих путниках, а эта малышка, вовлекла почти весь город.

Шаяна подошла плавно к троллю и шепнула:

- Уноси меня отсюда - они до последних лучей солнца не смогут остановиться.

Дважды говорить Кону не надо было - мужчина поднял невесомую фею, подхватил все сумки и быстрым шагом направился к выходу - толпа за их спинами продолжала танцевать.

Вылетели они из ворот бегом - стражники попытались что-то предпринять при виде двухметрового шкафа летящего на них, но от первого же удара ногой разлетелись во все стороны, матерясь и явно мечтая о новой работе.

Оказавшись за стенами, Кон не стал сбавлять скорости, отмечая краем глаза заходящее солнце и смакуя момент, когда все оставшиеся в городе люди, придут в себя. Мысль о том, какой охотой закончится данное шоу, тролля не грела, но найти фею в лесу не на много проще поиска иголки в сене. Последнее хотя бы поджечь можно и покопаться в пепле, а с родной стихией этой малышки так не поступить. Да и искать ее, едва ли будут тщательно - сам тролль в такой ситуации скорее молился бы о том, чтобы даже случайно не выбрести на их пару

Губы мужчины сами собой растянулись в довольной улыбке - надо будет Шаю стриптизу обучить в большем масштабе, чем она показывала эльфам, тогда их побеги приобретут отдельную пикантность.

С последними лучами солнца, беглецы наконец-таки прекратили свое сумасшедшее движение. Девушка мирно посапывала у Кона на руках и явно просыпаться не собиралась, по крайней мере, как только тролль попытался ее разбудить путем скидывания с рук, волосы феи снова оплели, спеленали мужчину коконом и "мягко" уронили на землю. Именно так Кон и понял - дальше они бежать уже не будут.

Лежать оказалось мягко говоря не удобно - волосы Шаяны не слишком задумывались над тем, что вместе с "кроватью" они упаковали еще и все вещи, а потому тролль лежал на мешках с картошкой, мясом и сухарями, смотря на звездное небо. Девушка между тем поудобнее улеглась, в который раз игнорируя то, что ее спутник вообще-то был мужчиной и, сладко причмокнув, тихо засопела.

- Бедным будет тот, кто тебя в мужья возьмет, - морщась от боли пробормотал Кон, - ты его после первой брачной ночи задушишь во сне от чистой любви.

Однако Шая этого не слышала, а потому реплика ушла в темноту.

***

- В общем так, если я все правильно понял, первое правило: не смотреть на тебя, когда ты ТАК танцуешь. Второе: никогда не брать у тебя еду и не пить из одной чаши, если у тебя на узоре цветы распускаются. Третье: не целовать и не давать к себе прикоснуться в такой же ситуации, - тролль задумчиво смотрел на девушку, уплетающую кашу напротив.

- Ага, вчера было не видно, но каждый раз, когда я в таком состоянии - у меня весь узор расцветает цветами, похожими на яблоневые.

- Ну и делаааа, - Кон задумчиво изучал Шаяну, переодевшуюся в привычное, жутко кроткое (до колен) платье жемчужно-серого цвета. - Удобно выходит - и никто сопротивляться не может?

- Если ночью или на закате танцую - никто, - кивнула девушка, - а вот днем или на рассвете все на много сложнее.

- Значит магия все-таки темная, - задумчиво протянул тролль.

- А ты слышал когда-нибудь о том, чтобы феи пленяли при ярком свете прохожих?

- Нет, но мало ли что о вас говорят. А вообще ты как, с рождения о свои особенностях знаешь, или методом проб изучила?

- В саду цветы рассказывали, - беспечно отмахнулась девушка, - мне всегда казалось, что мама чрез них со мной общается.

- Странно вообще все это, - заметил тролль и запустил руку в черную гриву из спутавшихся волос и косичек, - обычно феи своих детей-девочек никогда не оставляют, ладно мать, но остальные...

- Слушая, давай закроем эту тему, - Шая сделала несколько глотков из бурдюка с водой, - мне эльфы рассказали кое-что, но думать о таком не хочется.

- Слушаюсь, Ваше Величество, - Кон иронично склонился в лёгком поклоне и тут же в него полетела ложка, измазанная кашей. Она с громким "шлеп" попала в волосы и повисла на них, как украшение на праздничном дереве.

- Я тебе вчера жизнь спасла, так что посуду моешь ты, - смеясь, заявила фея и, быстрее, чем успел среагировать наигранно злой тролль, убежал в сторону речки, рядом с которой они остановились.

Девушка не стала говорить Кону, что вчера сама чуть не ушла в танец, вместе с теми людьми. Ее душу в момент магии раздирала музыка. Сотни звуков, сливающихся в одну мелодию, уговаривали покинуть этот мир, оставить его и уйти с ними - правда куда, Шаяна так и не поняла. Но испугалась.

Фея скинула платье и, морщась, залезла в ледяную воду быстрой реки. Холод отрезвил сознание и несколько успокоил душу девушки. Она быстро начала тереть кожу, мгновенно ставшую красной, промыла волосы и, замерев, пробежалась пальцами по изгибу трав на теле.

- Что же со мной творится? - тихо спросила Шая в никуда. Девушка как всегда, когда нервничала, нахмурилась и прикусила нижнюю губу. Страшно было даже не от того, что с ней произошло, а из-за того, что ей это понравилось. Ее душа до сих пор стремилась туда, на свободу, прочь из тела.

- Ты там себе ничего не отморозишь? - крикнул из-за кустов, растущих вдоль реки, тролль.

- Уже выползаю, - ответила девушка и тут же начала подниматься из воды.

Оделась она быстро - просто накинув нижнюю сорочку и платье сверху. Волосы сами выжили из себя воду и легли на спину тугими спиральками. Шаяна повернулась реке и поклонилась ей.

- Спасибо тебе.

После этого, быстро побежала к уже собравшемуся и так же успевшему помыться Кону.

Дорога продолжилась.

- Мы выступать пока вообще не будем? - девушка, привычно пританцовывая, шла по дороге рядом с троллем. Взглядом она рассеяно скользила по деревьям и травам вокруг. Мужчина никогда не понимал, что именно видела фея в такие моменты, и ему очень часто хотелось взглянуть на мир ее глазами.

- С твоими дорожками, мы за пару недель дойдем до первого города с более свободными порядками. Шэгон - там единственная беда, это ворье местное. Да только мы ведь не собираемся жить в нем - так, побудем пару дней, поживем нормально и дальше - до порта доберемся, а там уже в свободные земли. Влюбишься, замуж выйдешь и оставишь старика снова одного, - Кон шуточно потрепал девушку по волосам. Они уже давно перестали зло реагировать на мужчину, кусая руку не слабее раздраженной осы.

- Скажешь тоже, - девушка смешно поморщилась и, закрыв глаз, с наслаждением вдохнула свежий воздух, - не подумай неправильно, но мне плохо становится от любых прикосновений, кроме твоих. Мерзко, как будто меня испачкали. Да и от тебя сначала шарахалась - сам помнишь. Это сейчас уже привыкла.

- Да найдешь ты еще себе мужика - будет на руках носить, и целовать, - тролль с некоторой печалью улыбнулся в спину не видящей его Шае.

- Скорее ты себе девушку такую отыщешь, - звонко рассмеялась фея, - а мне вообще рано еще. Только-только семнадцать, я по любым меркам еще даже не совершеннолетняя. Не хочу замуж, не хочу чтобы на руках носили и цветов не хочу - это вообще по моим меркам мерзость несусветная - убивать растение, приносить его девушке, дабы она продлила их конвульсии, поставив в воду и каждый день любовалась муками и разложением. Гадость.

- Ну тебя, - мужчина невольно рассмеялся, - ты о них говоришь, как об убийстве человека.

- А ты не смейся, - фыркнула девушка, - разница не столь велика, особенно если учесть, что многие, когда с поля рвут, прямо с корнями выдирают из земли. В общем, к чему я это - не отделаешься ты от меня так просто, даже не надейся.

Тролль только пожал плечами.

Вообще Кон был благодарен всем Богам за то, что они свели их вместе. Раньше тролль и не осмелился бы на такое путешествие - денег не было, земли знал плохо, да и тяжело это - одному по холодным и опасным лесам идти, где его каждый рад обезглавить и как трофей на стену повесить. Сейчас же, с Шаяной, мужчина знал точно - им и море по колено. Маленькая фея вела своими тропами лучше, чем самый опытный провожатый, они не сталкивались с нежитью, на них не нападала нечисть, и даже любая погоня мгновенно теряла след этой пары. Умом тролль понимал, что рано или поздно их дороги все равно разойдутся - девушка оставалась дочерью короля, и где-то ее наверняка искал и отец и жених. Да и не дело это - просто так превращать свою жизнь в вечный балаган. Не для феи такая судьба.

Восемь следующих дней прошли без приключений для этих двоих - монотонные остановки, обеды, ужины и завтраки. Девушка готовила, тролль мыл посуду, в общем - ничего особого. Главные проблемы начались на девятый, когда грязные, хмурые и уставшие они вышли к небольшой деревушке, через которую вел основной торговый путь местных земель.

- Я хочу в баню, - вздохнула Шаяна, тоскливо рассматривая с пригорка ровные деревянные домики, из труб большей части которых, шел дым.

- Хорошая идея, - кивнул тролль, - а то вода из озер это конечно хорошо, но не слишком спасает.

- Давай я схожу, договорюсь? - фея вопросительно посмотрела на друга, - правда лучше, если я сначала одну пойду - сам понимаешь, люди на зеленое двухметровое чудо отреагируют соответственно.

- Не хочу тебя без защиты отпускать, - нахмурился мужчина, - а если что случится?

- А если что-то случится, то мне и подавно будет проще одной, - наставительно ответила Шая, - если услышишь мой крик, то уходи в лес как можно быстрее. Я, как только разберусь - сразу к тебе.

- Слушай, ну это вообще меня не устраивает, - тролль скрестил руки, нависая над феечкой, - значит пока ты там спасаешься, я должен убегать? Милая, я тебя в два раза больше и раза в три старше - мне такой вариант не особо нравится.

- А толку от того, что ты такой? - фыркнула Шаяна, - скоро начнет темнеть, моя магия войдет в полную силу, и я легко избавлюсь от противников. Но если ты пойдешь со мной - я буду заботиться о тебе и ограничивать себя. Знаешь, как не просто контролировать воздействия? Воот, а я - знаю, - девушка подошла вплотную к троллю, обнимая его за руку.

- Мне все равно не нравится твое предложение. Может ну его - к лешему эту баню? Лично мне не лень просто лишний раз почесаться.

Шая брезгливо сморщилась:

- Я вообще-то девушка, я хочу быть чистой.

-Ты как-то произвольно вспоминаешь факт своей половой принадлежности, - фыркнул тролль, - ладно, тепай на разведку, однако, если заметишь хоть что-то подозрительное - сразу дуй обратно. Мало что ли деревень впереди - хоть замыться можно.

- Хорошо, - серьезно ответила фея, - но помни, если я закричу - ты должен уматывать. Обещаешь?

- Обещаю, - сморщившись, сказал Кон.

Шаяна отошла от тролля, накинула на плечи длинный плащ из темно-зеленой ткани и, быстро заскользила с пригорка вниз, приводя в движение множество мелких камешков, с шуршанием осыпавшихся вниз.

Девушка не слишком боялась заходить в это поселение, города ей казались куда более серьезными источниками беды, чем небольшие деревушки. Однако, первый тревожный колокольчик зазвонил внутри, едва она заметила четверых мужчин, в легких доспехах, держащих под уздцы лошадей. Были это явно не местные жители, и что подобным индивидам нужно в богами забытом месте - фея не понимала. Еще ей не понравилась странная крытая повозка, которая стояла чуть в стороне, но так же явно принадлежала непонятным воинам.

Девушка закусила губу и нерешительно направилась к ближайшему дому, рядом с которым стояла аккуратно сложенная бревенчатая баня. Шаяна зашла во двор и постучала пару раз в рассохшуюся деревянную дверь.

- Иду-иду, - раздался скрипучий старушечий голос за нею, - чего надо?

На свет появилась невысокая бабушка лет семидесяти примерно. Узкое морщинистое лицо, резко выдающийся вперед подбородок, узкие губы, как бы запавшие внутрь из-за отсутствия зубов - в общем, ничего особенного по меркам людей. На голове женщины был темно-красный платок, явно из числа праздничных и простое платье из шерсти.

- Доброго дня, - как можно мягче сказала Шаяна, улыбаясь старушке, - мы с отцом сейчас проезжаем вашу деревню, хотели вот узнать, можно ли в баньку у кого сходить? Мы заплатим пару медяков за это.

- Только баньку? - прищурила и без того маленькие глаза женщина, - баньку можно - она и сейчас еще горячая и вода там есть. Платите монеты и идите - хоть упарьтесь там.

- Спа...

То, что сейчас произойдет нечто плохое, Шаяна поняла по ознобу, пробежавшемуся по спине. Фея почти успела сделать два шага назад, как из дверей, ведущих во хлев, появился мужчина. Среднего роста, с темными волосами, слегка подвивающимися на висках, карими глазами и узким, хищным лицом. Одет он был как и остальные воины, которых девушка видела на улице минутой раньше. Но плохо было не это, а то, что перед Шаей стоял ее бывший охранник - Тимир Гориан.

- Какая встреча, леди принцесса, - мужчина явно соображал быстрее девушки. Он расплылся в широкой улыбке и сделал шаг на встречу Шаяне, - а мы как раз вас ищем!

Краем глаза девушка увидела, что ее уже окружили. Все, что смогла сделать маленькая фея - истошно закричать.

И мир погрузился во тьму.

Глава 5.

Рогатый сюрприз.

Пробуждение было неприятным и это весьма мягко сказано. Шаяна со стоном открыла глаза, смотря в темный потолок. Руки и ноги феи оказались связанными, попытка сесть, рывком подняв тело, закончилась таким приступом головной боли, что из глаз начали течь слезы. Девушка закусила губу и все-таки смогла переместиться в вертикальное положение.

- Там принцесска проснулась что ли? - крик раздался за пределами повозки, а вот ответили ей уже откуда-то рядом.

- Ага, очнулась девка.

Шая с трудом повернула голову к говорившему и столкнулась со слегка поблескивающими в темноте глазами.

- Попить можно? - хрипло спросила девушка, даже не узнав изначально своего голоса.

Мужчина начал двигаться (в темноте проследить за ним фея не смогла), затем раздался звук открывающейся фляжки и губ коснулся холодный металл.

"Добрый" тюремщик не заметил, что на теле и руке девушки в движение пришел рисунок. На тонких зеленых стеблях стали напухать бутоны и в тот момент, когда Шаяна сделала несколько глубоких глотков, они расцвели.

Мужчина отнял фляжку, как только девушка чуть подалась назад и так же сделал пару глотков. Как только он опустил руки, фея поймала его взгляд и тихо, едва раскрывая губы сказала:

- Развяжи меня.

Охранник замер, еще пытаясь бороться с магией Шаяны, но потом все-таки достал нож и послушно перерезал веревки.

- С ней там все нормально? - поинтересовался все тот же мужской голос.

- Да! - послушной марионеткой ответил тюремщик.

Фея быстро огляделась вокруг. Повозка внутри была проста до невозможности - деревянные стены и пол, куча соломы и еще одно обездвиженное тело в углу. Потратив пару секунд на раздумья, девушка потянулась к собрату по несчастью и тут же поняла - жив. Это был мужчина, на ощупь одетый в дорогую шелковую ткань, с длинными мягкими волосами, но самое странное - у него были рога и тонкая полоска чешуи по вискам. "Такхар" поняла Шаяна. Что тут делал представитель такой расы, фея не знала, но была более чем уверена, что оставлять мужчину нельзя. Она не знала, за какие грехи он попал в такую ситуацию, однако вариант: "враг моего врага - мой друг" был как никогда актуален.

Осталось только понять, как проще всего отсюда смыться.

В течении часа Шаяна приводила себя в порядок. Голова быстро перестала гудеть от каждого движения, однако мышцы знатно затекли за время лежания в связанном виде. По своим ощущениям, девушка решила, что провела так не менее четырех часов без сознания. Добраться до Кона было сейчас второй главной задачей сразу после побега, фея очень боялась, что друг не послушался ее просьбы и ломанулся на помощь, как только она закричала. А даже если и нет - то, скорее всего нервов он потратил уже не мало, придумывая как всегда страшные варианты ее смерти.

Внезапно телега начала сбавлять ход и полностью остановилась.

- Привал! - раздался крик, - все обустраивайте лагерь, Барт - ты пока оставайся на охране.

По тому, как дернулся мужчина рядом, девушка поняла - обращение было направленно к нему. Чуть отпустив контроль, фея заставила стражника выбраться из повозки и, потянувшись, встать на охране. Как только звуки вокруг сообщили о том, что выход из телеги никто кроме контролируемого мужчины не видит, Шаяна ухватилась за своего нового знакомого и потянула его наружу. Весил такхар раза в два больше феи как минимум, однако помимо того, что девушка не была человеком, она еще и танцами всю жизнь занималась, а это были на самом деле далеко не слабые нагрузки.

С тихим шумом тело мужчины упало на сухую землю дороги. Шаяна замерла, слушая, не вызвало ли это интереса окружающих, но последние были слишком заняты обустройством лагеря и готовкой. Девушка закусила губу и спрыгнула вниз сама. Быстро закинув руки незнакомца на плечи, она сначала на животе поползла в лес, затем встала и низко пригибаясь, побежала в темноту.

Мысли феи метались между двумя жесткими необходимостями - запутать преследователей и найти тролля. В темноте она очень плохо видела, а потому, даже то, что дорога перед ней открывалась сама, не спасало от падений, ушибов и веток деревьев, больно бьющих по лицу. Не смотря на все это и на острую головную боль, Шаяна упрямо шла вперед, хоть и сбавив темп. Ей сильно мешало то, что она тащила на спине такхара, однако ни разу в ее голове не проскользнула мысль бросить его. Пару раз пришлось устраивать небольшие остановки, во время которых, фея жадно пила воду из небольших ручейков или прямо из лесных луж, но потом побег продолжался. В какой-то момент острый приступ некой безысходности сдавил грудь, требуя выплеснуть его и заставляя слезы наворачиваться на глаза, но Шаяна откинула в сторону это чувство - не сейчас, сейчас даже минута промедления могла быть фатальной. Нет, фея знала, что ее преследователи не смогут уже их найти - леший не даст им совершить подобное, но там, где-нибудь рядом с деревней, мог умирать ее друг.

Последние силы покинули Шаяну ближе к рассвету, когда черное небо стало покрываться розовыми бликами. Именно тогда, преодолев последние метры, фея, грязная, в ссадинах и синяках, с торчащими во все стороны волосами и в разорванной одежде, вывалилась на поляну, где у костра, с неподвижным от напряжения лицом, сидел Кон.

- Папа, я пришла! - громко объявила девушка и провалилась в обморок.

***

На этот раз пробуждение было куда как приятнее. Голова совсем не болела и только мышцы немного ныли, ругаясь на нерадивую хозяйку, которая так напряглась вчера ночью.

Шаяна немного позволила себе полежать с закрытыми глазами, но потом все-таки села, с наслаждением потягиваясь и зевая.

- О, проснулась! - радостно объявил Кон, садясь рядом с феей и смотря ей в лицо своими черными глазами, - доброе утро, спящая красавица.

- Доброе, - девушка улыбнулась другу и тут вспомнила о такхре, - что с тем, кого я притащила? С рогатым?

- Рогатый чувствует себя хорошо, - раздался рядом ироничный голос незнакомого мужчины.

Шаяна удивленно повернулась на звук. Такхар действительно выглядел вполне нормально и даже успел помыться. Его внешность поразила девушку до глубины души - длинные, до лопаток прямые волосы были ярко-фиолетового, чуть отдающего синим, цвета, глаза же оказались светло-фиалковыми. У мужчины было очень красивое, правильное лицо со светло кожей и странные, не похожие на стандартные для этой расы рога - они изгибались назад, охватывая голову и чуть загибались вверх на самых кончиках. Одет спасенный был в явно большую для него рубашку тролля не застегнутую на груди и широкие штаны черного цвета. Образ оказался весьма и весьма ярким, а что самое главное, вызвал неожиданные эмоции в Шаяне, от чего она тут же залилась легким румянцем, поспешно отворачиваясь.

- Рада, что с вами все хорошо, - быстро сказала фея, - мое имя Шаяна.

- Рих, - представился такхар, - ваш друг сказал, что вы спасли меня, но сам я ничего не помню. Как вышло, что я оказался обязан жизнью такой красивой девушке?

Неожиданный комплимент прошелся волной тепла по телу феи и она невольно улыбнулась.

- Меня, как и вас, видимо, приняли за кого-то другого наемники и, связав, кинули в повозку. Выбралась я чудом и решила, что нельзя оставлять, пусть и незнакомого, мужчину в беде. В общем, когда я смогла сбежать - утащила вас за собой. К сожалению, дорога заняла чуть больше времени, чем я ожидала, и тащить вас пришлось не самыми чистыми путями.

- Вы несли меня? - такхар подавился, - сколько же было от места побега до этой поляны?

- Километров десять, - девушка задумалась, привычно кусая губу, - плюс минус три.

На поляне повисла тишина.

- Никогда бы не подумал, что такая хрупка девушка способна тащить такого как я, - тихо сказал Рих.

- Она у меня сильная, - рассмеялся тролль и потрепал по голове смущенную Шаяну.

- Извините за вопрос, - все также кусая губу сказал девушка, - но кто вы и за что вас схватили?

- Я учитель магического университета нейтральных земель, - обворожительно улыбнулся Рих, скрывая клыки, - к людям я попал по работе - что-то типа обмена опытом. И вот, на обратном пути, случайно наткнулся на наших общих с вами знакомых. Среагировать не успел - меня приложили по голове и кинули в повозку. Скорее всего, как и вас, просто приняли за другого, - сказано это было с явной иронией, но ни тролль ни фея не обратили на подробное внимание.

- Рада, что смогла вам помочь, - улыбнулась Шаяна и поднялась на ноги,- Боги, какая я грязная... так, Кон - я пошла мыться. Надеюсь, у нас есть что покушать?

- Конечно, - почти обиделся тролль, - я же знаю, какой у тебя волчий аппетит. Давай, дуй приводить себя в порядок и жду к столу.

Девушка кивнула, быстро вытащила и сумки новую нижнюю сорочку и платье, после чего быстрым шагом направилась к полосе леса, за которой блестело в лучах солнца внушительного размера озеро. Требовалось срочно охладиться после разговора - такхар неожиданно вызвал непонятную, незнакомую для феи реакцию тела. Что это было, девушка не понимала, но почему-то знала, времени на разбирательство с собой, еще будет много.

Холодная вода немного отрезвила фею. Она быстро смыла кровь и грязь, качая головой при виде ободранных и саднящих коленок, покрытых тонкими порезами рук и ступней. Волосы уже избавились сами от листьев и веточек - хоть это радовало.

Платье было разодрано полностью и восстановлению не подлежало. Девушка застирала его как могла, потом плюнула и решила оставить на всякий случай - вдруг потребуется ткань?

Быстро одевшись на берегу, посвежевшая и чувствующая себя куда более уверенно, Шаяна направилась обратно - к месту их стоянки, однако с каждым шагом, в ней снова просыпалась робость, а сердце билось все быстрее. "Что это со мной" - молча спросила саму себя девушка и, с закусив уже болящую от таких издевательств губу, шагнула к мужчинам.

- Наплавалась, мавка? - улыбнулся Кон и махнул на стоящую рядом с костром деревянную тарелку, - давай быстрее, каша остынет.

Девушка кивнула и, стараясь не смотреть на такхара, подошла к тлеющему очагу.

- Слушай, если не выражаешь, я хотел бы перейти на "ты", - внезапно сказа Рих. Девушка только кивнула, спешно набивая рот гречкой с мясом, - Кон сказал, что вы двигаетесь к портовому городу, я хотел бы с вами - не возражаешь? Там должны быть артефакты связи, через них я смогу сообщить о том где я и что со мной все в порядке.

- Без проблем, - проглотив очередную порцию, сказала фея, - только мы через лес идем, без остановок в городах. Тебе было бы проще по дороге зайти в любое крупное поселение и установить контакт оттуда.

- Проще, - кивнул такхар, - только после пропажи принцессы Шантэль, все нервными стали, к любым нелюдям относятся... мягко говоря недоброжелательно.

Фея старательно изобразила понимание, а Кон даже бровью не повел

- Скоро успокоятся, - прокомментировал тролль, - у короля бастардов женского пола столько, что можно оптом замуж выдавать.

- Говорят что та - была какой-то особенной, - пожал плечами Рих, - вроде полукровка с особым даром. Потому именно ее и выбрали в жены какому-то там правителю.

- Придется выбрать другую, - все также равнодушно ответил Кон, - первый раз что ли таки ситуации получаются. Вон - принцесса Имани вообще от отца сбежала в ваши нейтральные земли и за вашего короля вышла замуж вопреки всем. И ничего - не умер никто.

Рих пожал плечами.

- Ну тут ситуация другая. Говорят, что правитель, кому жену готовили, в ярости был, чуть ли не войной угрожал.

- Ну и дурак, - философски парировал тролль, - из-за бабы мир рушить. Он же наверняка ее даже в глаза не видел. Не думаю, что мужик такой осел, что сразу за меч схватиться.

Шаяна сидела молча. Она ела кашу, даже не чувствуя ее вкус, а в голове крутились слова такхара. Девушка не думала, что ее побег принесет столько беды в родные земли. Вернуться может? И что - стать жертвенным барашком?

Собственные желания и долг разрывали внутри фею, но этого не замечали ни такхар ни тролль, продолжая обсуждать большую политику.

- Может за меч хвататься и не будет, - задумчиво согласился Рих, - а вот мирного договора не будет точно. Говорят, что мужик согласился вообще только потому, что девочка была смеском, причем смеском относительно чистым и бессмертным.

- А ты много знаешь, - задумчиво сказал тролль, - может, и что это за правитель подскажешь?

- Я знаю только то, что знаю все, кто не проводит в лесу большую часть жизнь, - хмыкнул такхар, - а кто это конкретно... черт его знает - слухи разные, фактов ноль. Говорили и о князе оборотней и даже о моей расе, но последнее сомнительно - правитель уже в почетном возрасте и жена у него есть, так что - все это вилами по воде и не более того.

- Понятно, - протянул тролль - Шая, там, в котелке отвар твой любимый. Выпей горячего и надо собираться.

- Хорошо, - кивнула девушка и послушно потянулась за "чаем".

***

Дорога продолжилась спустя пару часов после пробуждения девушки. Всю посуду помыли, очаг замаскировали от возможных преследователей и троица двинулась дальше. Перед самим выходом, Кон отвел девушку в сторону и тихо просил:

- Мне кажется, Рих - нормальный мужик. А тебе как?

- Я еще в повозке поняла, что зла нам от него не будет, - кивнула девушка.

- Кстати насчет этого. Ты больше никогда не пойдешь одна. Поняла?

- Кон, - девушка устала уткнулась носом в широкую грудь, - был бы ты со мной тогда, не стоял бы здесь сейчас. Мы с тобой не воины, способные драться и сокрушать армии, и если я им была нужна, то ты - нет.

- И все равно как-то гадко все это. Я чуть не поседел, пока тебя ждал. Если бы ты не спаслась...

- Кон, - девушка грустно улыбнулась, - давай не будем думать о таком. Мы оба живы - все хорошо. Пошли?

Тролль только покачал головой, но согласился. Плохие мысли приводят к плохим вещам.

Рих терпеливо ждал странную на любой взгляд пару и, когда они вышли, скользнул внимательным взглядом по грустному лицу феи, после чего кивнул в сторону леса.

- Вы прямо так идете? В обход дорогам?

- Не совсем, - хитро улыбнулся тролль, - сейчас Шая немного поколдует и лес сам нас выведет к нужной тропке.

Такхар с удивлением повернулся к девушке, но та лишь подмигнула ему и, привычной танцующей походкой, направилась к деревьям.

Нет, последние не стали расступаться перед малышкой и ее спутниками, но уже через пару метров, внезапно появилась вполне утоптанная и чистая дорожка, виляющая между елей и берез. Фея шла привычно впереди, и казалось не слышала и не видела ничего вокруг.

- Это нормально? - тихо спросил Рих, зачарованно смотря на миниатюрную девушку.

- Да, - кивнул тролль, - она сейчас простраивает нам дорогу и пока пытаться с ней говорить - бесполезно. Сам первое время пугался.

- А сколько вы уже так... путешествуете?

- Да пол года уже примерно, - пожал плечами тролль, - она меня в одном месте спасла от стражи, так и познакомились. Теперь вот ходим по городам - она танцует, я играю.

- Странная у вас компания, - хмыкнул такхар, - уж извини, но о троллях бардах я никогда не слышал. А уж твоя гитара...

- Когда остановимся, устроим маленькое представление, - с улыбкой, предвкушающей грядущий шок, сказал Кон, - она - настоящее чудо.

- Мне кажется или Шая совсем молода? Не совершеннолетняя, если говорить точнее.

- Есть такое, - кивнул тролль, - я ей отца по сути заменил.

- То есть вы не...

- Нет, что ты, - тролль даже споткнулся от такого предположения, - Шаяна приличная девушка. Она к себе никого не подпускает, даже прикасаться не дает. И это, кстати, предупреждение - будешь распускать руки, я их тебе оторву, не посмотрю, что маг.

- Понял, - такхар виновато улыбнулся, - просто странно это - уж извини, конечно. Танцовщицы обычно - женщины другого типа.

- И барды - тоже, - заметил Кон, - вот такие мы не правильные.

- Не могу не согласиться и не порадоваться, что именно к таким "неправильным" я попал, - улыбнулся неожиданно довольный Рих.

- Все, - к ним повернулась Шаяна, улыбающаяся светлой и чистой улыбкой, - путь проложен, займет дней шесть.

- Это хорошо, - кивнул Кон, - еды хватить должно.

- Да, в случае чего я даже охотник сейчас весьма и весьма сомнительный, - вздохнул такхар.

- А мы и того хуже, - улыбнулась девушка, - но если что - я все-таки частично лесной житель, так что с голода мы не умрем, хотя одними ягодами и грибами тяжело питаться.

Мужчины только улыбнулись.

День и ночь особо ничем не были примечательны. Так как вышла троица, когда солнце было уже в зените, прошли они не так много до темноты. Быстро поужинали и легли отдыхать. Караулы выставили чисто символические. Так как теперь мужчин было двое, Шаю отправили спать сразу же и до самого утра не беспокоили. Фея пыталась сопротивляться, но потом только рукой махнула - пусть делают, что хотят.

Утром быстро позавтракали и продолжили путь. Ближе к вечеру, Шаяна внезапно объявила:

- Рядом с нами крупный город Гартак, там относительно вольное настроение в плане рас, так что, Рих, ты можешь сейчас спокойно отправиться туда.

- Ну уж нет, - мужчина покачал головой и при виде этого фея едва сумела сдержать выдох облегчения, - я лучше с вами до порта.

- Уверен? - Кон хитро улыбнулся - тролль уже давно заметил, как рогатый смотрит на девушку, когда считает, что этого никто не видит, да и сама фея поступала так же.

- Полностью. К тому же, не думаю, что моя помощь будет для вас лишней, когда вы решите отправляться в плаванье.

- В смысле?

- В прямом - мало ли за кого еще раз примут девушку, а если и не примут, то она в любом случае слишком красива, - улыбнулся Рих, - помощь меня как мага, да к тому же подданного другой страны может оказаться более чем полезной.

- Возможно, - кивнул тролль.

Мужчина быстр оглядел поляну, на которой они остановились, и прислушался к звукам.

- Тут рядом озеро есть - хоть солнце еще не закатилось, предлагаю остановиться.

- Поддерживаю, - кивнул Рих. Рогатый явно устал за время их путешествия, так как не привык преодолевать подобные расстояния исключительно на ногах.

- Тогда надо заняться лагерем, - кивнула Шаяна, - Рих, с тебя притащить воды, Кон - с тебя дрова.

- Есть, госпожа, - улыбнулся тролль.

Мужчины разошлись с поляны каждый в своем направлении, а фея осталась, вытаскивая картошку, крупу, сухую рыбу и специи. После этого она занялась лежанками. Первым вернулся такхар с двумя котелками воды, затем Кон с кучей валежника. Тролль быстро оглядел лагерь и тут же начал складывать костер.

Рих, видя, что так или иначе, все заняты, а для него дел пока не осталось, встал на ноги и сказал:

- Пойду к озеру, а то я себя чувствую грязным до невозможности.

- Давай, - рассеянно ответила фея, уже занявшаяся готовкой.

Небо стремительно темнело, стали появляться редкие звезды, а на небе вспыхнул круг луны. По сути началось это еще пока лагерь обустраивался, но заметила Шаяна данный факт, только когда рыбная хлебка была готова.

- Что-то долго такхара нет, - заметил тролль, принюхиваясь к еде.

- Да что с ним... полнолуние?! - девушка резко дернулась, всматриваясь в небо.

- Ну да. А что такое?

- Кроме того, что такхар не под моей защитой - ничего, - девушка вскочила на ноги, - следи пока за едой, пойду проверю не съели ли его утопленницы.

- Да он маг - едва ли поддался на их "красоту", - Кон почесал голову.

- Он в первую очередь - мужик, - мрачно ответила Шаян, - все, я побежала. Скоро буду - с ним или без него.

- Ну хотя бы рубашку мою притащи, будь другом, - тролль откинулся назад, - утопленницы же аккуратно едят, одежду не должны порвать, а она мне целых два медяка стоила!

Шая от возмущения даже не нашла что ответить, махнув рукой и побежав в темноту леса.

Озеро был не далеко. К счастью, луна лишь недавно отвоевала свои права у солнца, так что даже если такхар наткнулся на нежить, имел все шансы быть еще живым.

Фея вылетела к берегу озера, и тут же все самые плохие предчувствия оправдали свое существование. С берега было великолепно видно хорошо сложенный силуэт рогатого, который стоял по грудь в воде, а рядом с ним плавали три утопленницы, прикрытые личинами хорошеньких девушек с длинными волосами. Они гладили руками мускулистую спину, положив ладони на плечи, подтягивались и что-то шептали в уши такхару, целовали его...

На последнем Шаяна взорвалась окончательно.

- Ах вы рыбины протухшие! - зарычала фея и шагнула в воду. Водоросли - они тоже, растения. И так же растут на земле, пусть и под водой. Резко повернувшиеся твари поздно осознали истинную опасность миниатюрной девушки и, лишь когда первую из них спеленало огромное и внезапно ставшее плотоядным растение, зашлись криком и попытались как можно быстрее утащить свою жертву.

Ничто не может остановить художника, рисующего полотно. Вот и сейчас никакие силы не остановили бы фею, под магией которой, безобидные растения обращались в зубастых монстров, похожих на росянок-переростков. Кричащих, шипящих и пытающихся отбиваться утопленниц два клыкастых "бутона" поймали так быстро, что продолжавший идти вперед такхар, даже почти не успел утонуть.

Почти, потому, что к моменту, как невиданные ранее этим местом твари ушли под воду, Рих лишь минут пять дрейфовал по поверхности озера пуская пузырики.

Шаяна охнула, запоздало осознав, что она сюда пришла не только утопленницам головы открутить, но и вообще-то такхара спасти. Последним кстати заинтересовалось созданное десять минут назад растение и робко, надеясь что "мама" не видит, оно уже начинало обсасывать левую ногу мужчины.

- Цыц! - гаркнула фея и "цветочек", тихо поскуливая, уполз вниз, последний раз, с явным сожалением, погладив ногу мужчины щупальцей.

Шая ухватила уже прекратившего подавать признаки жизни рогатого и потащила в строну берега. Ему на самом деле несказанно повезло - утопленницы долго воевали с защитой такхара и не смогли сразу утащить мужчину на дно, а вот если бы он с кем-нибудь посерьезнее столкнулся - вернулась бы фея в лагерь с одной рубашкой в руках...

На берегу девушка засуетилась вкруг бездыханного тела. Из книжек Шаяна помнила, как нужно делать искусственное дыхание, но помнила весьма условно. То есть она знала, что нужно, к примеру, надавливать на грудную клетку, чтобы запустить сердце, и что при этом даже нормально сломать пару ребер... и что нужно вдыхать в рот воздух, но вот в книге, где все это описывалось, было еще что-то про положение головы, при котором исключается возможность того, что спасаемый захлебнется водой повторно...

В общем Шаяна приподняла умирающего и искренне понадеялась на то, что его регенерация позволит пережить спасателя в лице феи.

Поняв, что ждать больше нельзя, девушка начала с силой ритмично давить на грудную клетку, такхара делая через каждые десять качков вдох в его рот. Мысленно девушка молилась всем богам и обещала, что обязательно обучиться оказывать первую медицинскую помощь, если Рих выживет.

Словно знаком с выше было то, что уже на второй "вдох", теплые руки Риха скользнули по мокрой спине девушки, прижимая ее, трясущееся от холода и страха тело к его собственному. Попытка сделать искусственное дыхание переросла в поцелуй. Причем такой, от которого по телу феи мгновенно пробежала волна незнакомого тепла, а низ живота странно начало тянуть.

- Шаяна, - тихо шепнул оторвавшийся на секунду от ее губ мужчина.

Этого хватило на то, чтобы в мозгу девушки щелкнуло осознание происходящего, и она попыталась вырваться. Рих требовательно притянул ее обратно, повторно целуя, а чертовы волосы даже не пытались встать на защиту хозяйки! Фея зло сверкнула глазами и с силой прикусила губу рогатого. Мужчина взвыл и разжал руки, чем Шаяна мгновенно и воспользовалась, сползая со спасенного и шипя.

- Что это было? - она с трудом выровняла дыхание, смотря на то, как мужчина удивлённо вытирает текущую из прокушенной губы, кровь.

- Поцелуй, - такхар хитро улыбнулся девушке. Он даже не поморщился от ранки, да и зажила она уже почти.

- Какого лешего ты себе позволяешь?! - Шаяну била крупная дрожь - толи от гнева, толи от холода, толи еще от чего-то.

- Извини, просто, когда я пришел в себя, ты пыталась меня опять спасти и... я не устоял, извини, - Рих развел руками в разные стороны, делая максимально виноватое выражение лица.

- Ты... ты...

- Да, я - мужчина довольно улыбнулся, быстро поднял что-то с земли и двинулся к девушке, - а вообще извини, что так все вышло именно ТАК.

- В смысле?

- Ну, для начала я собирался сделать вот это, - мужчина подошел вплотную к сбитой с толку девушке и протянул ей ладонь, на которой лежало небольшое, сделанное из дерева колечко, - я час потратил, ломая голову о том, что тебе подарить. Цветы - так для тебя это едва ли приятно будет, что-то из живого дерева сделать - тем более. Вот искал топляк, а потом обрабатывал, когтями между прочем!

Шаяна робко потянулась вперед, разглядывая самое настоящее колечко, которое покрывала тонкая резьба из рун и переплетения цветочных стеблей. Работа была такая точная, что даже не верилось, что ее сделали без инструментов и так быстро.

- Шая, ты мне очень нравишься, разрешишь ли ты поухаживать за тобой? - мужчина аккуратно взял фею за руку и надел на безымянный палец, пока что правой руки, кольцо, затем поднес ее к губам и нежно поцеловал, наблюдая, как краснеет смущенная девушка.

- Я... ты... но... ведь...

- Успокойся, - мужчина позволил фее опустить руку, но из своей ладони не выпустил, более того чуть потянул к себе, обнимая замёрзшую девушку, - я не собираюсь тебя сразу под венец тащить, я просто хочу, чтобы ты знала, что нравишься мне.

- Хорошо, - буркнула девушка, стоя неподвижно, и почти боясь дышать. Мысли судорожно метались в голове, но как-то отрешенно Шаяна поняла одно - главное. Ей нравится ощущать близость этого странного мужчины. И она вовсе не возражала бы сейчас если он попытался ее снова поцеловать.

- Пойдём, а то Кон наверняка нас уже потерял. Меня-то ладно, а вот за тебя он точно волнуется.

- Пойдем, - улыбнулась фея, слегка отстраняясь от мужчины.

В этот вечер, при свете полной луны, в сердце Шаяны или как ее на самом деле звали - Шантэль, зародилось странное и не знакомое молодой девушке чувство.

Кто бы зал, сколько случайностей сплелись в одну картину... кто бы видел как улыбалась Богиня Дорог, глядя из ночного леса на этих двоих.

Всему было свое время.

Глава 6.

Та самая правда, которая не тонет.

Шаяна впервые была так далеко от своего дома и ей было крайне любопытно наблюдать за тем, как быстро менялся мир вокруг. Еще вчера они зябко кутались ночью в шерстяные одеяла, а сегодня уже была жуткая жара и появились незнакомые деревья вокруг, свидетельствующие о том, что путники незаметно для себя, покинули среднюю климатическую полосу . Птицы сменили оперение на более яркое, появились огромные пестрые бабочки. Еще не совсем юг, но уже почти...

До порта оставалась всего лишь пара дней пути.

После встречи с утопленницами, взаимоотношения Шаяны и Риха стали быстро теплеть. Девушка перестала шарахаться в сторону от такхара, они даже шли сейчас держась за руки, под весьма забавный взгляд Кона. Тролль явно первым понял, чем пахнет случайная встреча этих двоих и теперь не мешал, как настоящий папочка, желая дочери счастья.

Такхар относился к девушке с трепетом, после их разговора в лесу, мужчина старался окружить фею такой заботой, от которой она окончательно разомлела, светясь от чувств.

Странным поворотом в жизни троицы стал вечер перед последним днем, символизирующим окончание их пути. Расположились они на ночлег рядом с небольшим ручейком, еще до того как начало темнеть. Причина такому была проста - хотелось отдохнуть нормально и войти в город полностью готовыми. Тролль взял внезапно в руки свою гитару и провел пальцами по струнам. Прислушался, быстро подкрутил колки и провел еще раз, прикрыв глаза и чуть хмурясь.

- Я кстати так и не увидел обещанного танца, - внезапно напомнил такхар, помешивая котелок с бобовой похлебкой.

- Это костюм одевать надо, - поморщилась Шая, которая, в этот момент, стояла рядом с незнакомым деревом.

-Оправдания, - отмахнулся Рих, хитро улыбаясь.

- И правда, Шай, раз так хочет - давай устроим шоу по настоящему, - Кон улыбнулся, легко пробегая пальцами по струнам. Поляну наполнил мелодичный, переливчатый звук.

Девушка повернулась к другу, как-то загадочно улыбаясь, и снова посмотрела на дерево.

- Ну, раз так, можно и сотворить маленькое чудо посреди леса...

Рих понял, что сейчас случится что-то необычное, что-то, чего он больше нигде и никогда не увидит, а потому сел поудобнее, чтобы видеть и девушку и барда.

Внезапно подул какой-то незримый и неощутимый ветер и листья с деревьев потянулись к фее. Девушка рассмеялась, кружась под пока легкую музыку, подняв руки и запрокинув голову. Как-то неожиданно такхар осознал, что сейчас на фее не было одежды, кроме листьев, которые плотно облепили грудь, талию и сформировали что-то похожее на юбку... все это двигалось вокруг Шаи, как продолжение ее танца, кокетливо прикрывая лишь самое главное.

А Кон все играл... они творили настоящее волшебство - двое словно слились в едином порыве творчества, предугадывая желания друг друга, каким будет следующий ритм, как зазвучит следующая нота. Шаяна танцевала так, что казалось в теле девушки не был ни одно косточки, ее движения были легки и грациозны. Розовые кучеряшки волос трепал невидимый ветер, заставляя развиваться вслед движениям так, как будто они действительно были живыми. Лицо феи выражало какую-то тихую радость: глаза были прикрытыми, на губах сияла легкая, тонкая улыбка. Она сейчас была как будто частью этого мира, а мир был частью ее самой.

Когда все закончилось и прозвенели последние ноты, на поляну свалилась тишина, абсолютная, пугающая. Шаяна упала на колени и листья осыпались сверху, прикрывая все ниже талии, а сверху грудь скрыло полотно волос.

Девушка подняла взгляд на такхара и как-то странно было сейчас смотреть ей в глаза. Внезапно образ молодой, по всем законам еще не ставшей совершеннолетней, девушки соскользнул и теперь на Риха смотрела женщина, причем женщина, прожившая куда дольше мужчины, и куда больше знавшая. Ее внимательный взгляд смотрел словно сквозь, в самую глубину души.

Такхар невольно вздрогнул и отвел глаза в сторону.

И тут магия кончилась. На поляну ворвались звуки нормального мира - пение птиц, шелест листвы на деревьях, журчание ручья. Рих поднял снова взгляд, но Шая уже одевшись молча шла к Кону. На секунду такхару показалось, что он совершил какую-то ошибку, в чем-то просчитался...

- Это было потрясающе, - абсолютно честно сказал мужчина, глядя на тролля и фею.

- Спасибо, - кивнула девушка и как-то тяжело прислонилась лбом к спине неподвижного Кона.

- Надо покушать и лечь спать, - тролль развернулся и потрепал рукой девушку по голове, - нужно будет еще придумать, как нашу малышку замаскировать.

- Это точно, - кивнул такхар и снял с костра котелок с отваром, - все к столу так сказать.

Покушали как-то молча, каждый думал о своем, так что ни Кон, ни Рих, не обратили внимание на то, как кусала нижнюю губу Шаяна. Собственно девушка даже не прикоснулась к еде и отвару, поковыряв ложкой в тарелке, и незаметно вылив воду.

- Все, я спать, помоем посуду потом, - Кон зевнул, демонстрируя ровные ряды полу клыков полу обычных зубов и пополз в сторону лежанки, - Рих, разбудишь меня через часа четыре.

- Да, конечно, - кивнул мужчина.

Тролль быстро закрыл глаза и тут же ушел в глубокий, крепкий сон.

Девушка так же демонстративно потянулась, мягко улыбаясь такхару.

- Иди сюда, - мужчина сел рядом с костром и раскрыл руки.

Шаяна поднялась на ноги, сонно зевнула, прикрыв рот ладошкой, после чего подошла к Риху и опустилась вниз, мгновенно оказываясь в объятьях. Мужчина нежно прижал к себе фею, держа ее как ребенка и легко целуя в губы.

- Спи, моя фея, спи.

Шая закрыла глаза, кутаясь в тепло и нежность такхара. Глаза предательски защипало от того, что девушка увидела сразу после танца, в момент, когда ее силы были на своеобразном пике. Нет, этого не может быть...

Как только Рих убедился в том, что фея спит, аккуратно переложил девушку на лежанку и встал на ноги. Быстро прислушавшись к звукам, мужчина кивнул сам себе и пошел в темноту леса.

Шаяна немного полежала, а потом направилась следом, неслышно ступая босыми ногами по холодной земле.

Преследовать мужчину пришлось не долго. Он остановился рядом с ручьем, опустил руки в воду и резко выдернул их, читая заклинание. Жидкость поднялась, принимая очертания овала. Свет месяца начал преломляться этой тонкой поверхностью и она засветилась, после чего где-то внутри воды стал формироваться образ незнакомого рыжего такхара. Рассмотреть его лицо девушка не могла со своего места, зато отлично слышала разговор. Точнее то, что отвечал Рих незнакомцу.

- Да, знаю. Я тоже рад видеть.... Да, все нормально... Представляешь - нашел. Да, случайно столкнулись... ничего - хорошенькая, наивная девочка. Светлая совсем, чистая.... Да, полная противоположность Тивии, как она там кстати?.... понятно, теперь у нее два малыша... Знаешь что мне больше всего не нравится? Она танцовщица.... Да нет - вроде девственница... сам в шоке!.. не знаю - какая из нее королева? Мало того, что ребенок, так еще и поведения такого, что если бы не был уверен в ее невинности, послал бы ее отца к чертовой бабушке с его дочкой... да ладно - мне нужен наследник, а до этого времени, можно и под замком подержать... нет, не знает... влюбилась конечно... не знаю. Она слишком маленькая...во всем - я не педофил...

Дальше Шаяна слушать не стала.

Каждое слово вбивало гвоздь в сердце девушки. Она с трудом заставляла себя дышать сквозь горло, сжатое спазмом. В глазах плыл туман слез, она тихо развернулась и быстро побежала к лагерю. Пальцы с силой сжались в кулаки, впиваясь короткими ногтями в мягкую кожу ладони.

Девушка резко остановилась, замерев рядом с кустом, затем быстро сорвала веточку и поклонилась растению, направившись дальше. Главное чтобы Кон услышал то, что фея ему скажет...

На место стоянки Шаяна вылетела почти ничего не видя перед собой. С размаху опустилась рядом с троллем.

- Кон...

Мужчина не двигался, только дернувшиеся глаза под веками сообщили о том, что он ее слышит, просто не может выйти из сна, в который его погрузил Рих.

- Я ухожу, оставляю тебе под лежанкой веточку - каждый раз во время полнолуния, клади ее под подушку и я смогу с тобой связаться. Такхар не тот, кем мы его считали, он охотиться за мной - не говори ему ни о чем и уходи, как только сможешь. За меня не волнуйся, - голос девушки дрогнул, а самое плохое, она услышала, что Рих уже возвращается в лагерь. Шаяна всхлипнула и, быстро поднявшись на ноги, бросилась в лес.

По лицу бежали слезы, девушка держалась из последних сил, слепо направляясь туда, куда вел ее лес. Ветки хлестали по лицу, отрезвляя болью, и, как только опасность отпустила ее сердце, Шаяна упала на колени больше не пытаясь удержать рыдания. Как-то в полусне она вытянула руку и начала сцарапывать с пальца деревянное кольцо. Едва оно соскользнуло, фея даже почти выбросила его, но остановилась, сжав крепко грязными пальцами.

Это было глупо, но так хотелось верить, что однажды он найдет ее, объяснит все, скажет, что она неправильно услышала... и тогда Шаяна покажет это кольцо... покажет, что сохранила его...

Девушка зло тряхнула головой и застонала от обиды... но тут же обида переросла в ярость и стон закончился рыком. Шая резко поднялась на ноги, чуть качнувшись от сильного головокружения.

Принцесса расслабилась, закрыв глаза и, почти сливаясь с лесом, прошептала:

- Хватит. Больше никаких слез.

Успокоив себя таким образом, она просто пошла дальше. Сутулясь впервые в жизни и изредка всхлипывая, но пошла.

***

Только на третий день монотонного побега Шаяна осознала, что возвращается на север. Это было странно, но раз такова оказалась воля леса - спорить было глупо. За все это время танцовщица почти не спала и не ела: первое заканчивалось кошмарами и если удавалось забыться, то только под утро, когда усталость брала свое, а второго не хотелось. Шая почти силой заставляла себя жевать найденные корешки и ягоды, оставшиеся еще с зимы, один раз она даже натолкнулась на первые белые грибы и съела их сырыми, почти не ощущая сладкого привкуса на зубах.

Очередным днем она вышла к небольшому лесному озеру и, подойдя к воде, почти не узнала себя в отражении: девушка сильно исхудала, под глазами появились темные круги, все тело было покрыто грязью и кровью от новых ссадин и царапин, часть которых успела воспалиться. Подобная картина стала отрезвляющей, Шая сжала кулаки и скрипнула зубами.

- Все у меня закончится хорошо. А если не хорошо, значит это еще не конец.

Только сейчас стал понятен настоящий смысл того, что говорила когда-то нянечка:

- У тебя все будет как в сказках про фей. Вот увидишь.

- Но я не похожа на героин этих историй, - упрямо отвечала Шантэль.

- Просто есть книжки про выдумку, а есть, про быль. В твоем случае можно сказать: какие сказки, такие и феи. Вот увидишь, милая, ты будешь еще счастлива.

Шая скинула платье и залезла в холодную воду, быстро начав смывать с кожи слой грязи и стирая уже почти одеревеневшую ткань. Пока девушка приводила себя в порядок, в голове постепенно все отчищалось от пережитого ужаса и приходило четкое осознание того, что было нужно делать.

На том месте, где раньше разгоралась любовь к Риху, а потом была такая болезненная рана вырезанного чувства, осталась лишь пустота. Глухая, острая...

Первый настоящий урок реальной жизни девушка собиралась запомнить и больше никогда так не ошибаться.

Если же окончательно перестать думать о рогатом, и вспомнить насущные проблемы, то ситуация следующая: нужно было переждать где-то месяц. До следующего полнолуния. Шаяна очень надеялась на то, что Кон услышал ее слова и девушка сможет связаться лунной магией с другом. От него она рассчитывала узнать что ей по сути делать дальше. Если Рих оставит в покое друга Шая надет способ к нему вернуться и продолжить дорогу. Есть много земель, где она могла не бояться преследования такхаров - их далеко не везде любили и пускали, к тому же, ничего не мешало уговорить друга на свадьбу... нет, консумировать брак она не собиралась, оставив себе лазейку для будущего, однако Рих ничего не сможет в этом случае предъявить паре, даже если поймает.

Но нужно пережить где-то целый месяц...

Вариант с людскими деревнями отпадал сразу. Там она окажется легкой добычей для наемников, услуги которых видимо оплачивает папочка. Можно было найти лесничие домики... но они так же редко находились далеко от сел и там часто оставались охотники или кто-то еще.

Шая задумчиво сидела на береге озера, смотря на переливающуюся гладь и впервые действительно не знала, что ей делать. Изменить внешность? Она не маг и делать этого не умела. Отстричь волосы - тоже не вариант, ее локоны такого не позволят. Хуже всего, то, что Рих точно сохранил ее ауру и теперь стоит ей оказаться вне защиты леса, ее найдут так быстро, как того потребует дорога от места где будет такхар, и до нее.

- Помогите найти дом, - тихо шепнула Шаяна и встала на ноги.

Все, на что ей оставалось надеяться, это лес.

Дорога постепенно забирала все севернее, а ночь отвоевывала свои права у дня. Сегодня голод впервые с момента побега действительно начал мучать Шаяну, а еще ей стало холодно. Очень холодно. Девушка с паникой подумала о том, что не представляет, как без всего, развести костер и согреть себя. У нее не было не плаща, ни пледа. Когда она бежала, ей казалось, что так и нужно, что все само решится, а теперь вот приходилось расплачиваться за собственную глупость.

Внезапно мысли девушки оборвал... детский плачь. Плакал маленький ребенок, может и не новорожденный, но явно еще не самостоятельный. Шаяна замерла не на долго, после чего бегом ломанулась на звук. То, что она увидела, как только деревья расступились, повергло ее в шок. На земле, без какой-либо одежды или хоть куска тряпки, лежала девочка лет двух, с длинными рыжими волосами. Она была такой худой, что казалось странным, что она вообще еще жива - сплошные кости, обтянутые белой кожей.

- Боги! - прохрипела Шаяна и опустилась на колени рядом с малышкой. Трясущимися руками фея взяла на руки ледяного ребенка и прижала к себе.

Девочка громко кричала, она так промерзла, что ее била крупная дрожь, а губы посинели. У Шаяны не было того, чем можно было согреть малютку не в ущерб себе, а потому она быстро сняла с себя шерстяное платье, оставшись в тонкой сорочке и закутала найденыша. Так же, не придумав что-то еще, она упросила волосы и те обернулись вокруг, создавая хоть какой-то эффект тепла.

Шаяна сама не заметила, как начала раскачиваться, напевая колыбельную забытого детства. Малышка постепенно начала успокаиваться, крики перешли в просто плачь, плачь во всхлипы, а потом прошли и последние. Ребенок засунул в рот большой палец и тихо причмокивая, наконец заснул.

- Боги, что теперь делать?

Девушка сидела в одной тонкой сорочке, чувствуя как у нее самой зуб на зуб не попадает и абсолютно не понимала, куда теперь бежать.

Магия...

Пусть королевский маг и сказал, что сил у нее почти нет, но часть все равно ей досталась! Иного выхода нет - она должна была попробовать, или они умрут тут, просто замерзнув.

Воспользовавшись волосами, как колыбелькой, девушка быстро начала собирать сухой валежник и ободрала кору с березы, вернувшись на полянку, собрала маленький костерок. После этого Шаяна замерла, поняв, что даже примерно не знает, что делать дальше. Пытаясь успокоить рвущуюся панику, она занесла руки над костром и максимально четко постаралась представить себе огонь.

Ничего не вышло.

Еще минут двадцать Шаяна старалась хоть как-то обратиться к жалким крохам сил внутри: она говорила спонтанные слова, приходящие сознание, она представляла искры, тепло, но ничего не выходило. Паника, затопившая разум привычно сменилась злостью и фея почти закричала

- Да гори ты, гребанный костер!

Как ни странно, но после таких слов, по рукам пробежали искры, они упали на бересту и та медленно, словно издеваясь над замершими людьми, начала загибаться и тлеть. Затем, робко, словно не уверенный в том, что все делает правильно, появился огонек. Шаяна чуть не заплакала от облегчения, начав подкладывать сначала тоненькие веточки, а затем более серьёзные дрова в разгорающийся очаг.

Костер оживал очень медленно, но, не смотря на все это, его, пусть даже еще слабое, тепло стало самым большим счастьем для замерзшей девушки. Она протянула трясущиеся руки, почти опустив их на горящие дрова, и прикрыла глаза от удовольствия.

Постепенно очаг стал вполне себе серьезным и, ярко осветив поляну, начал согревать продрогших до костей. Шаяна счастливо улыбалась и смотрела на то, как постепенно проходит пугающая синюшность с детского лица, ощущала, как перестает трястись тело малышки.

- Теперь все будет хорошо, - уверенно сказала фея и впервые за этот вечер, действительно расслабилась.

Шаяна не знала, сколько времени провела в таком состоянии легкого транса, постоянно подбрасывая на полном автомате дрова в огонь, так как больше всего на свете боялась того, что он погаснет. В какой-то момент ее вывело из дремоты шевеление на руках. Девушка опустила глаза и увидела, что на нее внимательно смотрят два желтых, чуть сверкающих от света, глаза малышки.

- Мама? - Шаяна вздрогнула от двух вещей сразу - от тихого голоса ребенка и от клыков в ее рту.

Внезапно до девушки дошла простая истина - на ее руках было не человеческое дитя. И более того, даже не эльфа или такхара или оборотня.

Это была нечисть.

- Милая, - девушка отогнала волну страха смешанного с удивлением и провела рукой по лицу малышки, - ты как?

- Кушать хочу, - ребенок говорил еле слышно, оно и понятно - сил у нее не было ни на что.

- Я могу ягодок вырастить, ты будешь?

- Я мяса хочу, - еще тише прошептала девочка.

- Милая, у меня нет мяса, а меня есть нельзя. Так что на выбор - ягоды или грибы.

- Ягоды, - задумчиво ответила девочка, - и много.

Шаяна прикрыла глаза и позвала лес. Выращивать то, чего изначально не было, всегда приравнивалось к чуду даже у магов земли, но сейчас фея была готова на многое.

Почва вокруг тихо зашелестела и сквозь нее начали пробиваться кустики брусники (она тут и так была, но совсем чуть чуть), они покрылись цветами, затем на глазах созрели пузатые красно-белые ягоды. Земля после такого еще долго будет пустой и безжизненной, зато спасет от смерти двух путников, или хотя бы отсрочит ее.

Девочка аккуратно выбралась из своей "кроватки" и, кутаясь в платье Шаяны, поползла на коленях, трясущимися руками обирая кусты ягод. Сердце феи от такого обливалось кровью. Как малышка оказалась тут? Почему одна? Отец не ожидал рождения маленького монстра? Мать умерла во время родов? Это все не оправдывало жестокости - даже убить было более милосердно, чем оставлять малышку медленно умирать от голода и холода. Как кто-то мог уйти, слыша эти крики? И что, путь она хоть проклятой будет - Шаяна понимала, что даже в этом случае просто не сможет оставить девочку одну.

- Еще хочу! - ребенок замер, оглядывая в раз опустевшую поляну.

- Милая, маме тоже нужно отдохнуть, она тебя долго искала и сильно вымоталась, - вымученно ответила Шаяна и улыбнулась.

Девочка подняла грустные желтые глаза.

- Маме холодно?

- Есть немного, но главное, чтобы ты согрелась.

- Мама, забери платье, - девочка подползла и оставила рядом с коленями Шаяны ткань, затем выгнула как-то странно голову и начала быстро покрываться шерстью.

- Ну по крайней мере, она не проклятый оборотень, - философски вздохнула фея, так сильно уставшая, что сил на то, чтобы пугаться не было.

Рядом с нею, тряхнув темно-рыжей шкурой, сел небольшой, размером с дворовую собаку, щенок волколака.

Чудесно.

Шаяна подняла теплую шерстяную ткань и быстро оделась.

- Иди сюда, - она улыбнулась замершему в ожидании щенку, - у костра вдвоем теплее.

Ей показалось, или волколак попытался ей улыбнуться? Выглядело, правда, это очень страшно, но фея заставила себя не вздрогнуть. Она дождалась момента, когда девочка оказалась рядом и, легко подхватив худое тело, перенесла ее себе на колени.

Волколак, не знавший видимо до этого ласки, замер, когда пальцы Шаяны пробежались по костным наростам, начинающимся от носа и идущим до хвоста, на котором еще и три шипа было. Во всем остальном монстр, кстати, мало отличался от обычного волка. Только морда шире, клыки больше и когти острее. А в остальном, очень-очень большой волк.

Шаяна мягко поглаживала щенка волколака и автоматически напивала колыбельную. Тот факт, что "малышка" могла прямо сейчас перегрызть горло "маме", девушка попыталась забыть и расслабиться. Все идет так, как должно... наверно.

***

Утро началось с того, что лицо Шаяны тщательно вылезали. Девушка невольно рассмеялась и отпихнула от себя морду волколака.

- Добре утро, - она потянулась и сграбастала в объятья игривого щенка, - оборачиваться не хочешь?

Рыжик отрицательно покачала головой.

- Ну и фиг с тобой. Значит так, я твоего имени не знаю, но думаю тебе подходит Асирия. Нравится?

Утвердительный кивок.

- Вот и отлично. А теперь, дистрофик ты мой - мы идем до ближайшего озера и будем ловить рыбу. Это проще всего для меня, учитывая что охотник я никакой, а тебе нужны силы.

Волколак ни сколько не спорил, внимательно смотря на мать. Шаяна как-то отвлечённо подумала, что сегодня девочка выглядит как-то взрослее... хотя кто их знает - может вчера не разглядела, а может и правда выросла за ночь.

Как бы там ни было, но вопрос со слабостью остался. Малышка шаталась на тонких лапах от любого ветра и все время спотыкалась, потому Шаяна быстро подняла ее на руки и понесла туда, куда вела дорога.

Идти пришлось долго. Шаяна привычно кусала губу, пытаясь придумать, как безболезненно для себя накормить маленького волколака. Словно отвечая на этот вопрос, перед девушкой открылось потрясающее огромное озеро, вода в котором мягко шелестела о камни, сверкая на солнце, словно драгоценные камни. Шаяна мягко опустила на землю волчонка и пошла к берегу, прикидывая, как лучше будет наловить рыбу. Ответ пришел сам и сразу, видимо сейчас настал период нереста и все мелководье было покрыто черными длинными спинами, трущихся о камни своим брюхом, рыб. Это была настоящая удача. Самок было сразу видно - они выглядели больше, к тому же за них цеплялись плавающие рядом самцы, которые параллельно с тем, как она метала икру, сбрасывали молоку. В такой момент охота была максимально простой. Обычно Шаяна резко протестовала против истребления рыбы во время нереста, но сейчас от этого зависела жизнь, а не заработок.

Девушка быстро нашла более-менее плотное дерево, обломала его так, чтобы был острый угол и, сжав поудобнее древко, нанесла удар в основание черепа крупной самки, рывком вытаскивая ее на берег, затем нанесла второй удар уже в самца.

Это было проще, чем обидеть ребенка: за двадцать минут почти семь длинных, широких рыбин темно-зеленого цвета с белыми крапинками по бокам, весом не менее пяти килограмм каждая, забились на берегу. Хищники прыгали, разевая клыкастые пасти, и силясь сделать вдох, однако волколак уже поняла свое счастье и, проявив инстинкты настоящего зверя, начала разгрызать головы, усмиряя тем самым добычу.

Шаяна выбралась из воды и с улыбкой увидела, как худой щенок впивается клыками в восхитительно живую плоть рыбины. Самой питаться таким вот образом, мягко говоря, не хотелось, а потому фея вздохнула и решила попытать счастье еще раз, собрав на скорую руку сухой валежник и стараясь возродить вчерашнее ощущение магии. Получилось опять таки далеко не сразу: почти пол часа девушка тужилась над горкой бересты, прежде чем она начала тлеть и потрескивать. Затем девушка быстро раздула угольки и стала аккуратно подкладывать ветки. К тому моменту, как Шаяна справилась с очагом, Асирия уже развалилась на земле, грея под солнышком набитое брюхо. Круглый шар посреди тощего тела, смотрелся крайне умилительно. Вообще Шаяна даже удивилась, как в маленького волколака вместилось целых четыре огромных рыбины вместе со всеми потрохами. Сама девушка выбрала себе самую маленькую рыбку, и, разделив ее плоским камнем, промыла и насадила на ветки, расставив вокруг костра. Икру фея съела прямо сырой, давя внезапный рвотный порыв - они не на отдыхе были, а пытались выжить, тут не до разборчивости в плане еды.

Ближе к вечеру девушка сумела собрать небольшое подобие лежанки и даже шалаш, прикопав в землю крепкие ветки и обложив их сверху еловыми лапами. Уходить пока с этого места смысла не было - до деревень людских далеко, охотиться проще некуда...

Асирия наконец перекинулась в девочку, выглядя теперь правда не на два года, а лет так на пять. Ручки уже перестали казаться спичками, лицо заметно округлилось... вот так скорость! Вроде только покушала...

Девочка приползла к огню и легла на руки к Шаяне, блаженно щурясь и, почти сразу заснула, привычно сося большой палец. Фея как-то отстраненно поглаживала голову ребенка и думала, куда им теперь деваться. За нею охотятся и люди и такхары и еще фиг-знает-кто, малышка - волколак, что автоматически делает ее врагом всего разумного...

Не было бабе горя, купила баба порося...

В какой-то момент Шая поняла, что начинает засыпать. Она сложила в плотную горочку угли, обложила их крупными поленьями так, чтобы с утра был шанс не разводить с нуля костер тужась выдавить искры, а просто раздуть то, что осталось с ночи. Оставшуюся рыбу фея зарыла, завернув в листья. После всего этого она поняла, что сил больше ни на что нет, а потому повалилась на собранную сухую траву и тут же заснула крепким здоровым сном, прижимая к себе Асирию.

Всего на берегу озера они провели почти два с половиной дня. Шаяна в итоге перешла на питание ягодами и орехами, поняв, что рыбу больше видеть не может. Асирия же от новой диеты вес набирала на глазах, превращаясь из скелета в полноценного круглощёкого ребенка.

Неприятности начались под вечер третьего, когда малышка резко замерла, напряженно вглядываясь в лес.

- Что-то случилось? - Шаяна хмуро подошла к ребенку.

- Там кто-то есть. Смотрит на нас, - Асирия пугливо схватила фею за юбку и спряталась за ее спиной.

Фея вытянула руку, на которой мгновенно пришел в движение рисунок, расцветая розово-белым.

- Покажись, иначе будет поздно.

На поляну, абсолютно неслышно, вышел мужчина. На вид ему было лет сорок, тёмно-русые волосы средней длины, с легкой сединой на висках. Узкое лицо с большими светло-карими глазами, ярко выделяющимися на фоне темной от загара кожи. У мужчины был голый торс, открывающий широкие плечи, мощную мускулатуру и целую кучу шрамов, тёмно-коричневые брюки и полное отсутствие оружия.

Шаяна даже засмотрелась на него, но об опасности не забывала ни на секунду.

- Добрый день, леди, - мужчина мягко улыбнулся, не открывая губ.

- Добрый, - трава под босыми ногами пришла в движение, хищно изгибаясь и демонстрируя то, что один лишний шаг... и мужчину ждут большие неприятности...

- Даже так? - незнакомец с интересом посмотрел на творящееся вокруг, затем его взгляд упал на руку девушки, покрытую цветами, - неужели вы... фея? Никогда не видел ваш народ в живую.

- Всякое может случится, - хмуро ответила Шаяна, - что вам надо?

- Мама, он тут не один, - тихо шепнула Асирия, дергая фею за руку.

- Мама? - мужчина поднял одну бровь, - леди, отойдите от этого ребенка. Мы благодарны той доброте, которую вы проявили к чужой девочке, но вы понятия не имеете кто она. И вам будет безопаснее, если она пойдет с нами.

- Безопаснее??? - в голосе Шаяны прозвучала злость, - а не вы ли тот папочка, который оставил маленького ребёнка в лесу? - трава начала оплетать ноги.

- Не я, и все же, - мужчина оскалился демонстрируя клыки, - не стоит с нами спорить.

- Забирайте своих волколаков и уматывайте куда угодно, но как можно дальше от нас, - Шаяна уперла кулаки в бока и, чуть не рыча двинулась на мужчину, закрывая собой напуганную Асирию, - моя девочка останется со мной.

- Да! - рыжая малышка смела вышла вперед и нагнув голову низко зарычала, начав покрываться шерстью.

- Аси, не надо, - Шаяна положила руку на голову волчонка и девочка послушно остановила трансформацию, последний раз рыкнув на мужчину.

- Как вы это сделали? - незнакомец удивленно поднял брови, теперь с куда большим интересом смотря на фею, - как вы остановили ее оборот.

- Она обращалась от страха, а я ее успокоила, - гордо подняв голову, ответила девушка, - МОЯ дочка знает, что МАМА не даст её в обиду никому.

- Извините, - мужчина внезапно низко поклонился застывшей паре, - ваша духовная сила поражает. Я не знал, что вы не только приняли девочку, но еще и знали кто она. Прошу простить мою грубость. Меня зовут Тайвар, я вожак местной стаи волколаков. Несколько дней назад мы услышали зов брошенного волчонка и пытались найти малышку, но оказалось, что ее забрали. Леди, вы умеете хорошо путать следы.

- Не без этого, - немного расслабившись, кивнула Шаяна.

- И все же, я бы попросил пойти с нами - у нас тут не так далеко отсюда есть деревня: обычная во всем, кроме жителей. Обещаю, вас там никто не тронет.

- А если мы откажемся? - напряженно спросила девушка.

- Это просто приглашение, - улыбнулся мужчина, - вы не можете не понимать, что ваша малышка должна развиваться в стае, иначе она вырастит неуравновешенной. Я не вру. У нас вы будете в полной безопасности

Шаяна косо посмотрела на девочку. Асирия как и она кусала губу, ей явно было интересно и страшно одновременно..

- Хорошо, - спокойно сказала фея, глядя на мужчину, - мое имя Шаяна, а моя дочь - Асирия.

- Рад с вами познакомиться.

Часть 2.

Темной стороной.

Глава 1.

Фея и семеро волколаков.

Проснулась Шаяня посреди ночи, на мягкой кровати, в уже как год ее доме. На дворе было темно и полный круг луны пробивался сквозь тонкие кружевные занавески. В комнате было тихо, а вот за стенами раздавалось множеств переливчатых волчьих воев. Девушка выругалась сквозь зубы и, мрачно опустив ноги на остывший деревянный пол, рывком встала. Она прошла к массивному столу и быстро нашарила на сене рядом с ним внушительный половник. После этого, не заботясь о том, что одета была только в длинную сорочку белого цвета, фея направилась к дверям. На улицу Шаяна вышла быстрым злым шагом и тут же замерла. На ее дворе, посреди перерытых клумб и грядок, замерли семь волколаков, шесть из которых были размером с теленка, а седьмой - как стандартный взрослый волк.

- Ах вы, гады! - взвыла фея и с размаху влепила поварешкой по черному, влажному носу ближайшего к ней существа, - мои клумбы! Моя морковка! Мой горох!

Трое волколаков заинтересованно двинулись к новой игрушке, но девушка была на стороже, быстро орудуя своим половником.

- Мать вашу за ногу! Вы мне весь забор сломали! - получивший еще один удар по нежному носу монстр, заскулив, упал на брюхо, - вы мне еще и девочку плохому учите! Асирия, брось немедленно бедного вырытого тобою крота! Иначе завтра не будет никаких пирожков с мясом!

Маленький рыжий волколак послушно сплюнул на землю обслюнявленного, но все еще живого грызуна.

Со спины к фее подобрался самый крупный из этой компании монстр и прыгнул, заваливая ее вперед. Мокрый, холодный нос уперся в шею. Шаяна зарычала не хуже нечисти и ее волосы мгновенно спеленали "песика" отшвыривая его в сторону.

- А кто, леший вас дери, пометил мой сарай!!!

После последнего вопля волколаки осознали, что пора ретироваться, но фея уже выдернула из земли лопату и понеслась к зубастым озорникам.

За последнее время деревня нечисти видела все, но миниатюрная девушка, бегающая за стаей волколаков с лопатой и орущая "выпорю тварей" или "я вас научу в плошечку, как болонок, писать", тут было новым шоу. Жаль посмотреть было некому - остальная стая, как и было положено, время луны проводила далеко от родных стен.

- Я вам дам гадить на мой дом (удар лопатой по ближайшей пушистой заднице и визг обиженного волка), я вам покажу, моих кур гонять по деревне (удар по следующей жертве).

Наконец-таки Шаяна догнала основного зачинщика, огромного черного волколака и с удовольствием опустила лопату на его голову. Металл звякнул по костным наростам и заметно прогнулся. Нечисть упала на живот, скуля и ползя на брюхе. Девушку этот раскаянный вид не убедил, она ухватила зубастого за хвост и потащила к своему дому, забросив погнутую лопату на плечо. Остальная стая робко шла следом, гадая, что на этот раз сделает девушка.

Шаяна дотащила волколака до сарая, и, схватив огромную голову за уши, ткнула в знатно воняющий угол здания.

- Кто это сделал? (удар лопатой по задние), я спрашиваю, кто это сделал? (игнорирование невинного грустного взгляда щенячьих глаз), плохо так делать! (удар лопатой по все той же покрытой костными наростами пятой точке), нельзя!

Избивание вожака этой банды наблюдала вся стая хулиганов, замеревшя вокруг. Наблюдала и тихо подвывала от ужаса, при мысли, что фея сейчас возьмется и за них тоже.

Наконец Шаяна отпустила свою жертву и обвела глазами остальных волколаков.

- Асирия - домой.

Нечисть быстро ретировалась на расстояние нескольких метров от младшей рыжей волчицы. Девочка заскулила, жалобно смотря на Шаяну.

- Ладно, можешь еще погулять, но увижу вас в деревне - до следующего полнолуния у меня из туалета не будете выходить!

Угроза напугала всех. Фея еще за первый месяц сумела подобрать травы, которые действовали даже на волколаков и продемонстрировала их работу в первое же полнолуние, когда особо наглые жители деревни, решили поохотиться за двуногим мясом. Кто ж знал, что для отравления жертвы, фее совсем не нужно было поить или кормить? Достаточно кинуть щепотку мелкой травы в нос или закурить трубку...

Собственно все, пытавшиеся нападать на девушку, становились сразу же подопытными кроликами и потом мучились по несколько недель от различных побочных или прямых эффектов. Образ феи, курящей трубку, стал приметой больших неприятностей.

Заваливаться вот так посреди ночи к ней осмеливались только вот эти семеро обалдуев, некогда взявшихся обучать Асирию переворотам. На самом деле никто не обижал фею не только потому, что она была вполне способна постоять за себя, но и потому, что Тайвар, который был вожаком местных волколаков, торжественно пообещал ошкурать любого, оскалившего пасть на мать волченка. Да к тому же было в Шаяне что-то такое, что заставляло огромных монстров, пусть и не охотно, но признавать ее силой большей, чем они.

Хотя шкодить при всем этом они не переставали. Хорошо хоть каждый раз на утро честно восстанавливали порушенное за ночь.

Шая с грустью поставила погнутую лопату, подобрала с земли знатно поврежденный половник и оглядела место боевых действий. Ну и что ей теперь с посадками делать? Сколько же сил уйдет на то, что бы все обратно прижилось и успокоилось? Внезапно тень легла на лицо девушки, и она себя отдёрнула - прошло уже достаточно времени и пора было уходить из деревни. Не вечно же тут она оставаться собирается. Да, ей нравились местные... хммм... люди, но будущего среди них у девушки все равно не было. Ей уже давно объяснили принцип, по которому представительница другого вида никогда не смог бы связать свою жизнь с мужчиной-волколаком. Нет, они могли быть вместе и даже жить счастливо, но никогда у них не родился бы ребенок - иначе случалось тоже самое, что было с родившей Асириею женщиной. Мать умирала на пятом-шестом месяцах беременности от внутренних травм. В случаях как с малышкой Шаяны, то есть, когда женщина попадалась с хорошей регенерацией, она могла дожить до седьмого-восьмого, однако дальше ограним не выдерживал. Рожденный ребенок был слаб и редко выживал, тем более, что в девяноста процентах случаях, отец волколака либо не знал вообще о беременности, либо так ненавидел своего же ребенка, что просто убивал.

То, что Шаяна нашла Асирию - было чудо. А еще большим чудом стал факт того, что малышка дожила вообще до встречи с феей и не разорвала ей горло.

На самом деле, глубоко внутри, под ненавистью к тому, кто оставил маленького ребенка умирать в лесу, Шаяна так же испытывала благодарность.

Отец Асирии по крайней мере не убил её.

Фея знала, что остальная стая волколаков искала его. Этот мужчина своим поступком совершил одно из самых страшных преступлений для любого разумного существа. Правда вот нашли его или нет, Шаяна не знала - девушке просто не хотелось думать об этом и тем более - спрашивать.

Еще раз грустно оглядев место боя, Шаяна зашла в дом и закрыла дверь за собой. Рассвет ожидался через три часа - времени на сон было достаточно, как и на то, чтобы попытаться связаться с троллем. Она целый месяц ждала полнолуние и вчера просто не уследила за тем, как заснула, хотя должна была поговорить с другом. Большим счастьем оказалось то, что тролль все-таки услышал шепот девушки, когда та убегала с поляны. Первая их связь прошла уже в деревне. Оказалось, что по возвращению Рих поднял настоящую погоню за Шаяной, однако она ожидаемо не принесла никаких результатов. Кона долго допрашивали на тему того, что случилось, но мужчина лишь пожимал плечами, отвечая, что спал и сам понятия не имеет. Еще полгода за ним следили, надеясь, что девушка вернется к другу, но потом потеряли и эту надежду. Такхар ходил мрачнее тучи, но в отличие от Кона, Шаяна не верила, что причиной подобного настроения стало искреннее раскаянье за свои слова и нежные чувства к фее. Скорее всего, по гордости рогатого неприятно ударило то, что он не смог поймать свою невесту, которая была под самым носом. А ведь он был свято уверен в том, что она по уши влюбилась и теперь будет бегать как собачка - все время рядом.

В обычные ночи связаться с Коном было очень и очень тяжело, в полнолуние же, сил у феи становилось больше, да и тролль никогда не забывал перед сном класть под подушку подаренную девушкой веточку.

Шаяна закрыла глаза, сосредоточившись на образе друга и тихо позвала его:

- Аууу, есть кто живой? - тролль ушел в своих видениях очень глубоко, а потому его пришлось вытаскивать. То есть заставлять его просыпаться внутри сна, так как иначе для феи было сложно с ним общаться. Мужчина хуже бы запомнил их диалог, либо вообще он остался для него чем-то типа легкого наваждения.

- Шая? - подсознание Кона уже плело новый сон и вот они стоят в лесу, на берегу озера, высоко в небе светит солнце и лишь легкая нечеткость силуэтов деревьев выдает то, что все окружающее не реально.

- Привет, - девушка улыбнулась и обняла друга. Одет тролль был как всегда - голый торс, прямые штаны до щиколоток, на ногах короткие ботинки.

- Привет, чудо, я думал, ты сразу как луна появится, придешь.

- А я заснула просто, потом меня мои разбудили.

- Твои? - тролль хитро прищурил глаза, после чего легко, как пушинку поднял девушку и, опустившись на землю, усадил себе на колени.

- Ну, я же говорила, что живу с хорошими... существами. Они меня не обижают, я тоже стараюсь... в общем все хорошо, но думаю, пора идти дальше. Как там у тебя месяц прошел? Что об этом гаде рогатом слышно?

- Так и не простила? - как-то грустно спросил тролль.

- Даже не собираюсь, - резко ответила Шаяна, но сердце внутри все же защемило, - я была бы готова пойти на попятную, но только если была бы гарантия, что после нашей встречи, меня не закроют в замке, оставив право только на то, чтобы дышать и есть то, что принесут.

- По-моему ты слишком серьезно относишься к словам, сказанным из ревности и даже не тебе.

- Если бы он их сказал мне - было бы хотя бы честнее, - скривилась Шаяна, - а так, для меня сюрпризом стало бы прибытие в первый же город. Скажи лучше, он искать продолжает?

- Еще как, - кивнул Кон, - на самом деле он, по-моему, уже тысячу раз успел себя обматерить за слова, которые сказал.

- Не за слова, а за то, что не проверил, кто их еще слышит, - фея демонстративно дернула плечами и резко отвернулась от тролля. Он знал, что эти двое идиотов влюбились друг в друга и весь вопрос был лишь в том, наступит кто-то из них на свою гордость, или так и будут мучиться.

- В любом случае он не останавливается и даже привлек некую кэяль - Тивию Эданталь. Начали лес прочёсывать, в котором ты от нас смылась.

Желудок девушки свернулся от страха. Если они найдут ее, найдут и деревню, а значит волколаки окажутся в опасности.

- Сам-то ты сейчас где?

- В вольных землях, - хитро улыбнулся тролль, - городе Лесод. Ко мне собираешься?

- Да, пора бы. Надеюсь, выдавать не собираешься рогатому?

- За кого ты меня принимаешь? - мужчина удивленно посмотрел на фею, - я, между прочем, даже в обе стороны успел сбегать, пока ты у себя сидела. Деньги были, купил камень единичной телепортации в вольные земли и зарыл вот на этой поляне, где мы сидим сейчас. Найти сможешь?

- Да без проблем, - кивнула Шаяна и теперь куда с большим интересом стала разглядывать пейзаж.

- Рядом вон с тем поваленным деревом, - кивнул Кон на упавшую березу, - ты одна будешь или?..

- С девочкой, скорее всего, - сказала фея, - маленькой, на вид лет тринадцать, на самом деле меньше чем полтора года. Волколак - говорю сразу. У них развитие не по дням а по часам идет, умная, хорошенькая...

Тролль издал мученически стон и уткнулся носом в затылок девушки.

- Даже не сомневался, что ты себе приключения найдёшь на пятую точку. Солнышко мое, а волколака-то в город пустят?

- А я ей оберег сделаю - никто и не поймет, что она нечисть, - Шаяна повернулась к мужчине, - вот увидишь, все хорошо будет. Я, конечно, попробую ее тут, в безопасности оставить, но у нее привязка на меня, боюсь не согласятся.

- Только не говори, что ты живешь среди...

- Волколаков? Живу - они милые, только по полнолуниям достают. Уже все сковородки извила на них и сегодня - последнюю лопату.

- В смысле? - не понял Кон.

- А что еще делать, когда эти твари мне весь огород перерывают в поиска непонятно чего? - с возмущением спросила Шаяна, упирая кулачки в бока, - вот и приходится лупить всем, что под руку попадется.

Тролль потрясенно смотрел на фею. Но слов так и не нашел.

- Ладно, мне пора, с утра оглоеды припрутся забор ставить, надо пирогов успеть напечь, - Шаяна поднялась на ноги и улыбнулась другу, - а Асирия тебе понравится, вот увидишь.

Мужчина только рукой махнул и его образ начал таять, расплываясь вместе с окружающим пейзажем.

Вернувшись в свое тело, фея некоторое время лежала молча, прислушиваясь к тишине дома. Асирия уже вернулась и теперь тихо посапывала в соседней комнате, привычно причмокивая и сося палец. Эта привычка, оставшаяся со времени, когда ребенок голодал, до сих пор оставалась у нее, вызывая острый приступ злости у феи. Как можно было оставить маленького волчонка в пустом и страшном лесу?

Шаяна вздохнула и села на кровати. Солнце уже на половину поднялось над горизонтом и пора было начинать готовить - тесто еще подняться должно было, да и мясной фарш, приготовленный еще вчера и лежащий в холодном погребе, нужно было чуть обжарить с морковкой и луком.

За такими мыслями фея начала еще один день в Волчьем Логе.

***

Шаяна привычно занялась своими делами. В соседней комнате сладко посапывала приемная дочка, на улице заливались пением птицы. Фея задумчиво огляделась и принялась замешивать тесто. Самым интересным открытием после прихода в Волчий Лог стало то, что у них тут все-таки обитал домашний скот. Крайне флегматичные коровы и овцы были толи специально выведенными для жизни среди нелюдей, толи в пятом поколении просто перестали реагировать на запах волков, в истерике они не бились и с собой покончить не пытались даже в полнолуние, когда каждый житель обращался в огромного монстра и вслед за Тайваром уходил в лес. Контролировать обращения в эти дни, люди не могли, к тому же у них вырывался не просто заверь, а все дикие инстинкты, которые подавлялись во все остальное время. Первые разы фея сильно пугалась подобного, однако тот факт, что в этом виде волколаки даже не пытались на нее нападать, стало приятным открытием. Тайвар говорил, что дело в силе духа девушки, что именно благодаря нему когда-то и Асирия приняла ее за мать, не пытаясь съесть. Конечно, от всех травм это не спасало, ибо игривый взрослый волколак все равно весил пол тонны и обладал острыми когтями, но зато у феи возросла реакция, позволяющая уворачиваться или бить первой.

В целом ее приняли на самом деле хорошо. Когда они с Тайваром только пришли в деревню, многие скалились и ругались с мужчиной, но, поняв кто перед ними, а потом и узнав историю того, как фея, зная что Асирия волколак, спасла ребенка от голодной и холодной смерти, успокоились и даже стали помогать. Все вместе они подняли и отремонтировали знатно прогнивший дом, собрали из кирпичей новую печку вместо почти развалившейся старой, поставили баньку, помогли распахать грядки. Даже скот домашний по началу выделили в лице одной козы, пяти кур и телочки, однако тут произошла первая сложность и во время луны, все те же сорванцы забрались в хлев. Трогать крупный скот они не стали почему-то, а вот птиц погнали по всей деревне, радуясь истошному воплю наседок и летящим во все стороны перьям.

В общем совместным решением животные вернулись к прежним хозяевам, а девушка просто выменивала на разные вещи у них молоко и яйца.

Насчет обмена кстати произошла отдельная история. Шаяна сначала думала, что будет полностью бесполезна в деревне волколаков, однако и тут она нашла чем заняться. Во-первых, оказалось, что местные абсолютно не умею контактировать с остальной нечистью, а потому проблемы и с банниками, и с домовыми, и с кикиморами, а у некоторых даже с лешим, были остры и актуальны. Фея, которая не просто видела, но та же умела нормально общаться с этими существами, быстро находила и решила проблемы, не спасая, конечно, жизни, но все же упрощая быт. Кроме того, девушка научилась делать настойки такого качества и крепости, что даже волколаки, организм которых мгновенно выводил весь алкоголь, упивались с бутылки до состояния щенячьего визга. Благо у них не было проблемы с алкоголизмом - употребляли тут только по настоящим праздникам, ну или максимум раз в неделю, стопочку.

К тому же нечисть питалась не только мясом, а благодаря дару феи, Шаяна легко вместе с Асирией набирала немыслимое количество грибов и ягод, делала из вторых компоты, сушила, варила, а первые еще и солила. Все избытки, как и пряные травы выращиваемые на грядках, шли на обмен. В общем, устроились девушки, более чем хорошо.

В дверь робко постучали в тот момент, когда Шаяна доставала из натопленной печи первую партию румяных пирожков с мясом.

- Кто?

- Это Дорк, мы тут это... молока принесли и забор пришли чинить.

Фея невольно улыбнулась, нелюди тут жили действительно хорошие, никогда не бегали от того, что сами натворили, и каждый раз честно приходили разбираться с погромом, который устраивали.

Шаная вытерла руки, покрытые мукой, о передник и, потянувшись, толкнула тяжелую дверь. В проеме показалась светло-русая голова парня лет двадцати на вид, держащего два бидона с молоком. Как было принято в этом месте, он был с голым торсом, открывающим внушительные мышцы и одет в широкие брюки, которые было легко снять для превращения. Сначала девушка безумно стеснялась, когда поняла, что вот эта тряпочка - единственная одежда мужчин, но потом привыкла.

- Ставь на стол. Долго возиться будете?

- До вечера считай, - Дорк робко опустил глаза. Девушка сразу представила у него длинный хвост, который в данный момент наверняка был бы поджат.

- Хорошо, я тут пироги допеку и пойду с банником договорюсь, попаритесь после работы.

- О, вот за это спасибо, - баню Шаяны знали и любили все местные. В отличие от остальных жителей, со своим домовым и банником девушка общалась не только по делу, но и просто так, все время принося каждому по чашке молока и капая туда чуть самогона. За это оба старались на славу.

- А где, кстати, сейчас Тайвар? Мне с ним поговорить хорошо было бы, - Шаяна протянула горячий пирожок Дорку.

- Да там кто-то сарай повалил. Сначала на нас хотели свалить, да только мы другим заняты были - пожал плечами мужчина и с благодарностью взял в широкие мозолистые руки угощение.

- Ага - у меня шкодили, - хмыкнула девушка.

- Ну, есть такое,- клыкасто улыбнулся парень, - ну вот он сейчас работу контролирует. Думаю, тоже немало там провозится.

- Спасибо, - Шаяна взяла один из бидонов, вытащила с печки чугунок и кивнула, - топленое молоко будете?

- Да, не откажемся, - довольно улыбнулся парень, - ну я того, пойду, в общем.

- Иди, - кивнула фея и начала переливать белое, жирное коровье молоко.

Сейчас прежняя жизнь казалась девушке каким-то сном. Как только они оказались в деревне, пришлось как-то быстро и резко взрослеть. Теперь Шаяна была в ответе не только за себя, у нее появилась дочка, которая первые полгода зависела от феи полностью. Девушка почти все время стояла у плиты, так как ребенок, быстро набирающий вес, постоянно хотел кушать. Ночью малышку не просто мучали кошмары, она плакала и частично превращалась, выпуская в Шаяну когти и даже кусая. Фея прятала раны, быстро накладывая повязки и нося закрытую одежду - малышке вовсе не нужно было знать, что она творила, пока находилась в полусне. Затем пошло воспитание. Новоявленная мама старательно объясняла ребенку, как нужно сидеть за столом, как держать ложку и вилку, как нужно общаться с домашними животными и все прочее. Это было сложно, утомительно, но постепенно Шаяна справилась.

Частично благодаря поддержке Тайвара.

Мужчина не навязывался, но как-то незаметно находился все время рядом, чтобы в тот момент, когда своих сил девушке просто переставало хватать, помочь и тут же вновь раствориться в тени.

Фея была очень благодарна ему и всем местным за то, как они окружили своим теплом мать с молодым волчонком, за объяснения как лучше сделать, за то, что все массово несли продукты и готовили вместе с ней, убирались в доме и даже засеяли некоторые грядки.

Через полгода стало проще.

Дети волколаков растут быстрее обычных. Один год у них идет за десять, а потому, сейчас Асирии было примерно тринадцать лет, она была уже почти самостоятельной, хотя острая связь с матерью оставалась на месте. У стаи вообще святое отношение к тем, кто воспитывал щенка, тем более что те рождались крайне редко, особенно женского пола.

И все же, не смотря на то, что девушка искренне любила Асирию, усталость и не посильность новой роли дала свои, далеко не самые приятные плоды. Шаяна стала более жесткой, спокойной, рассудительной. Она научилась стоять за себя, так как теперь за ее спиной была дочка, верящая как все дети в то, что мама может все. Сил внезапно стало как-то больше, травы раскрывались и говорили с феей громче чем когда-либо, лес принимал ее уже не как глупое создание, а как часть себя.

Только вот танцевать не хотелось.

Совсем.

Шаяна достала котелок, молоко в котором покрылось румяной корочкой и начала разливать горячую жидкость по чашкам. В две отдельные она налила свежего, прилично подлив самогона, одну оставила на печке, где почти всегда прятался домовой, а одну взяла с собой и вышла на улицу.

Все шесть взрослых волколаков занимались ремонтом сломанного забора, пыхтя, уже явно устав, но не халтуря.

- Ребят, там на столе пирожки с мясом и с черникой остывают, а еще молоко стоит, - крикнула им Шаяна, - идите, покушайте, а я пока баню затоплю. Последит кто за ней?

- Да конечно! - волколаки подняли улыбающиеся лица на фею. Вообще это страшно - шесть скалящихся клыкастых представителей нечисти, которые синхронно смотрят на кого-то. Однако, для девушки картина выглядела вполне привычно - она и страшнее за этот год видела

Фея прошла к небольшому деревянному срубу и открыла дверь в темное, освещенное маленькими окнами, помещение.

- Митрофай, я к тебе с угощением пришла, - с улыбкой объявила Шаяна и, поставив чашку на лавочку, села рядом с печкой.

- Доброго утречка, Шантэль, - рядом с девушкой появился небольшой старичок с длинной до пола бородой, в валенках и тулупе. Всем домашним сущностям, фея называла настоящее имя, так как придуманное могло смертельно обидеть, их, говоря, что хозяин не доверяет своим помощникам, - ты никак баньку топить решила?

- Да, воду еще вчера ведь притащили, вот, хочу использовать. Я кстати с Асирией уеду скоро, может на год, может на два, а может и на подольше.

- К своему другу собралась? - банник взял чашку и сделал глоток, щурясь от удовольствия.

- Да, к тому же, ищет меня такхар этот проклятый, неспокойно мне от этого - если отыщет, всем беда будет.

- И то верно, - кивнул Митрофай, - ну ты езжай, Лирис тебе в помощь будет. А мы пока с Евларием (это домовой) последим за твоим имуществом, никого лишнего не пустим, сгнить не дадим.

- Спасибо большое, - девушка улыбнулась старичку и быстро начала складывать дрова в печь, затем привычно положила руки на бересту и парой искр растопила огонь. Эта слабая магия девушкой была тщательно отработана для всевозможных поездок, мало ли что случится. Память о том, как она чуть не умерла от холода, была еще свежа.

Девушка открыла дверцу поддувала и встала ноги, слушая, как бойко шумит разгорающийся огонь.

- Прикроешь, когда дрова схватятся? - спросила девушка у банника.

- Конечно, чего жар зря спускать, - кивнул Митрофай, - иди девонька по делам. Надеюсь, не забудешь перед отъездом нам с Евларием пару подарков оставить? - старичок хитро прищурил глаза.

- Конечно, не забуду, за кого меня принимаешь? - удивленно спросила Шаяна, - ладно, я дальше побегу. Нужно еще поговорить с соседями перед отъездом, а то не хорошо будет, если не попрощаюсь, после всей той помощи, которую нам оказали.

- Удачи, милая, - кивнул дедушка и продолжил сидеть на лавке, попивая молоко.

Шаяна вышла быстрым шагом и направилась обратно в дом. Волколаки уже занимались приведением себя в порядок после тяжелой работы, обливаясь водой. Все знали правило феи: в дом, тем кто покрыт слоем грязи, прохода нет.

Девушка взяла специально отложенное блюдо с пирожками и снова вышла.

- К вожаку идете? - спросил все тот же Дорк.

- Да, поговорить надо.

- А, ну понятно.

Шаяна только улыбнулась - любопытство было главной чертой характера всех волколаков. Поголовно.

Деревня проснулась еще не вся. Где-то блеяли козы, мычали еще не выпущенные на свежий воздух коровы, бегали мальчишки лет пяти на вид, но основные жители продолжали валяться в кроватях после тяжелой ночи. Фея шла со все той же улыбкой: ей нравилось жить в Волчьем логе и она почти не сомневалась, что однажды вернется сюда, но какой? Вот в чем вопрос.

Вытоптанная дорога привела Шаяну к большому, с еще не до конца восстановленными стенами амбару. Тут хранилось зимой общее зерно для посадок, хорошо хоть что сейчас лето, а то могли бы лишиться посевов.

Тайвара девушка увидела сразу. Мужчина стоял чуть в стороне, громко матеря волколаков, которые ходили, опустив голову и не смея поднять глаз. Видимо нашли виноватых все же.

- Привет, - Шаяна подошла к мужчине и робко застыла.

Вид вожака всегда вызывал в ней странные эмоции, она знала, насколько он ее старше (ну примерно) и сильнее... и хоть они могли зваться друзьями, в его присутствии она всегда нервничала.

- Привет, Шай, - мужчина повернулся и, тепло улыбаясь девушке, спросил, - ты чего-то хотела?

- Да я пирожков принесла, а вообще нужно обговорить несколько важных вопросов. Я, конечно, понимаю, что ты занят, но дело достаточно срочное.

- Хм, ну ладно - пошли в дом.

Мужчина еще раз рыкнул в сторону волколаков и направился к стоящему рядом строению раза в два превышающему избушку девушки.

Шаяна зашла в светлую теплую комнату, бывшую тут прихожей, и протянула вожаку тарелку.

- Ты наверняка опять не позавтракал, так что кушай.

- Опять ты меня раскусила, - засмеялся мужчина, но послушно вял первый пирожок, с наслаждением откусив от него. Тайвар толкнул следующую дверь, и перед глазами Шаяны открылась большая, светлая комната с печкой, столом, несколькими шкафами с посудой и диваном.

- У меня два серьёзных вопроса, - девушка вздохнула и села на стул .

- Чай будешь? - вожак поставил тарелку с пирожками и снял с плиты большой чайник.

- Да, - кивнула Шаяна, - ну так все же. Первый довольно простой и скорее не вопрос, а факт: мы через день-два покинем деревню. Сейчас лучшее время - до полнолуния месяц еще, а ждать больше нельзя, меня найти могут.

- Совсем плохо? - помрачнел мужчина, разливая по чашкам светло-зеленый отвар.

- К сожалению, да, - кивнула Шаяна и, взяв чай, сделала глоток, - Рих привлек каких-то магов и теперь есть реальный шанс, что они найдут деревню. У меня плохое предчувствие, а слушать его нужно.

- Понятно. У Асирии через три года будет совершеннолетие, да и в полнолуние лучше ей оказаться под контролем стаи...

- Мы вернемся, - уверенно ответила фея, - разберусь со всеми проблемами и сразу обратно.

- Так, с этим мы разобрались, теперь второй вопрос, - мужчина с удовольствием откусил еще раз от пирожка с мясом и хитро посмотрел на девушку.

Шаяна замялась, кусая губу, но потом все-таки собралась с силами и выдала:

- Подари мне обручальное кольцо.

Волколак подавился, тяжело закашляв и пытаясь выбить из груди кусок теста.

- Прости, что я к тебе с такой просьбой, но это сильно бы облегчило ситуацию. Разорвать помолвку мы сможем в любой момент, но в случае необходимости, если меня поймает такхар, я окажусь под защитой клятвы.

- Мдааа уж, женщина, ты бы предупреждала сначала, прежде чем такое выдавать, - Тайвар сделал пару глотков чая, после чего выдохнул, - вообще идея мне нравится, но ты же понимаешь, что скрыто такое не провернуть? Нужны подношения Богам, чтобы клятва действительно вступила в силу.

- Знаю, - кивнула девушка, - если ты не против, можно до отъезда организовать все, и тогда я покину деревню под твоей защитой.

Вожак тяжело вздохнул, глядя в окно. С момент их встречи Тайвар почти не изменился: все та же седина и едва заметные морщинки в районе глаз, все те же короткие волосы, и умопомрачительное тело... Волколаки не были бессмертными, они жили примерно двести пятьдесят - триста лет, а потом мгновенно старели и умирали буквально за один день. Мужчине было уже больше сотни, по словам окружающих. Странно, но за это время, он никогда даже не пытался найти себе партнершу, готовя на место себя одного из волколаков стаи. Красивый мужчина, гордый и очень, очень сильный как волк и как человек, он, не задумываясь, отдал бы жизнь за своих.

Тайвар встал и напарился в соседнюю комнату. Через несколько минут он вернулся с небольшим деревянным ларцом, достал оттуда простое, сделанное из светло-серебряного металла кольцо и, взяв немного напуганную фею за руку, надел ей его на безымянный палец.

- Ты согласна стать моей невестой, отмеченной богами?

Шаяна нервно сглотнула, а потом сказала:

- Да.

Следующей взяла кольцо девушка.

- Согласен ли ты стать моим женихом, отмеченным богами?

- Да.

Шаяна как-то рассеянно опустила глаза и поняла одну странность - кольцо было идеально по размеру пальца. Простой металлический кружок, на котором была выдавлена волчья лапа.

- А теперь главный момент, - хмыкнул вожак и, быстрее, чем Шаяна успела испугаться, притянул ее к себе и поцеловал.

Сердце предательски сорвалось на сумасшедший ритм, ноги ослабели, а по всему телу прошлась волна жара. Такой реакции на вожака девушка от себя никак не ожидала, мгновенно заливаясь пунцовым румянцем, едва мужчина остановился.

- Видимо я еще не на столько стар, - несколько хриплым голосом сказал волколак, - кольцо это не простое, где бы ты не была, тебе остаточно его перевернуть рисунком внутрь и сжать пальцы, думая обо мне - тебя сразу перенесет в деревню, в этот дом.

- Спасибо, - тихо сказала Шаяна, как-то запоздало понимая, что ее все еще держат руки Тайвара, - ну, я пойду?

- Иди, - улыбнулся мужчина и, слегка наклонившись, поцеловал девушку в кончик носа, - я оповещу стаю.

Глава 2.

Странные изгибы жизни.

То, с каким рвением вся деревня начала помогать с приготовлением торжества, фею откровенно пугало. Она вообще не собиралась что-то отмечать, считая, что происходящее должно было оставаться если не тайной, то, как минимум, простым деловым соглашением. Однако же на деле все вышло несколько... иначе. Хотя волколаков можно было понять - по правилам помолвка действительно мало отличалась от свадьбы, потому как стоило после принесения клятв и жертвы Богам побыть вместе как муж с женой и расторгнуть такой союз уже нельзя. И все же размах бедствия пугал до дрожи в коленях.

Во-первых, все почему-то начали поздравлять Шаяну с фразой, что они уже и не ждали такой радости, во-вторых, откуда-то вытащили полноценное платье невесты из белого шелка, с кружевным верхом, закрытым под горло, но без рукавов. В-третьих, на улицы сразу вытащили ряды столов, а все вокруг начали украшать цветами. Со всех уголков Волчьего Лога несли еду и алкоголь, даже нашли в закромах музыкальные инструменты, что совсем уж повергло в шок Шаяну.

Асирия так же откуда-то достала яркое, зеленое платье, длиной чуть выше колен и с радостным смехом помогала расставлять приборы и блюда с едой.

Фея смотрела на происходящее вокруг со все большим ужасом и мыслью о том, что где-то она очень сильно ошиблась. Вопрос - где.

Тайвара она почти не видела и это почему-то немного успокаивало. В какой-то момент, уже ближе к вечеру, Шаяна попыталась тихонько уйти в лес, почти не думая о побеге по крайней мере осознанно (подсознание с самого начала приготовлений кричало о том, что кольцо уже на пальце, так что время сваливать), однако ее неожиданно поймала Асария и в компании еще двух женщин - волколаков (страшная сила), начала одевать, чесать и даже красить (!!!) фею. Затем ее, даже не посмотревшую на себя в зеркало, выпихнули во двор, где Шаяна замерла, глядя в глаза Тайвара, стоявшего все это время напротив входа. Мужчина был одет в легкую шелковую рубашку белого цвета и в свободные черные брюки. Он держал в руках букет белых ландышей (откуда только взял), и смотрел так, что... в общем Шаяна никогда не видела, чтобы на нее так смотрел мужчина. С нежностью, теплом и даже гордостью. Девушка замерла и молча шагнула к нему, принимая букет цветов и беря волколака под руку. Она как-то совсем внезапно перестала бояться, словно оказалась отделена от общей суеты нерушимой стеной в виде руки Тайвара.

Само празднование было хмельным и громким. Все смеялись, танцевали и поздравляли молодоженов. Шаяна вздрогнула при двух вещах, первое: когда среди тостов главной темой стало то, что никто уже и не надеялся на то, что вожак все-таки сделает предложение фее (он что собирался сделать нечто такое сам?!) и второе, когда закричали "ГОРЬКО!". Сначала поцелуи были довольно чопорными - девушка робко прижималась губами к губам Тайвара, но уже после пятого стакана неизвестного напитка, эти моменты потеряли хоть какие-то намеки на целомудренность. Волколак целовался великолепно, нежно, слегка покусывая покрасневшие губы феи, а его руки лежали на ее спине так, словно она именно для этого и была создана.

- Шаяна, - тихо шепнул мужчина, глядя в глаза своей молодой жене, - не хочешь сбежать отсюда на часок-другой?

- Всеми лапами - "за"! - улыбнулась фея.

Они тихонько ускользнули со своих мест, пользуясь тем, что большая часть упившихся гостей танцевала, и Тайвар потащил Шаяну в лес.

- Не так все было и страшно, - фея даже споткнулась, пытаясь понять, кому была сказана эта фраза ей, или мужчина сам с собой говорил.

Они остановились на берегу озера, освященного серпом месяца, и волколак снова притянул к себе девушку. На этот раз их поцелуй был уже не на публику, а для них самих. Долгий, нежный они наслаждались друг другом и как-то отстранённо Шаяна поняла, что все-таки это была хорошая идея... а еще... а еще может никуда не ехать? У них вроде как медовый месяц еще должен быть...

Словно почувствовав ее мысли волколак улыбнулся:

- Может останешься?

- Лучше сейчас съезжу быстро, отведу погоню, а потом вернусь, - голос девушки был низким и тихим, похожим на шелест листьев.

- Я буду тебя ждать, - он коснулся пальцами щеки Шаяны и она чуть прикрыла глаза, - возвращаемся или?

От многозначности вложенной в "или" девушка залилась краской и быстро покачала головой:

- Надо возвращаться, нас наверняка потеряли.

- Трусишка, - улыбнулся Тайвар.

Шаяна только фыркнула и, поспешно подобрав юбку платья, направилась в обратную сторону.

***

Утро, как ни странно, девушка встретила хоть и в кровати волколака, но одна. Несколько смущал факт того, что сейчас на ней было не платье, а длинная рубашка из хлопка, а вот кто ее переодевал - оставалось вопросом, ибо память подсказывать отказалась. Вообще с момента их возвращения с озера и до утра, в голове у феи были бооольшие пробелы. Пытаться их ликвидировать она перестала в тот момент, когда разум услужливо напомнил, как они вдвоем с мужем упали на эту самую кровать и как его руки...

Девушка снова залилась краской и поспешно встала, оглядывая простое помещение, с деревянными стенами, двумя окнами, большой кроватью, и самое неожиданное - тремя книжными шкафами (как-то Шаяна не думала о том, на сколько Тайвар образован) и большим столом. На последнем, кстати, стоял тазик, кувшин с водой и лежало белое полотенце.

- Доброе утро, - в комнату вошел волколак с привычно обнаженным торсом.

Девушка невольно скользнула глазами по его телу и снова залилась краской.

- Доброе, - буркнула Шаяна и почувствовала восхитительный запах мяса...

На стол рядом опустился поднос с едой и графином брусничного морса.

- Я умоюсь только,- быстро сказала она и почти бегом понеслась к окну, надеясь, что вода остудит ее горящие щеки, но уже в момент, когда она начала вытираться, девушка осознала, что стоит в мужской рубашке, едва прикрывающей пятую точку.

- Кушай пока, женушка, а я придумаю, что тебе одеть, - улыбнулся волколак, безошибочно поняв, почему Шаяна замерла, стоя спиной, а ее сердце отбивает ритм раза в три быстрее обычного.

- Спасибо, - поспешно ответила она и, как только дверь за Тайваром закралась, вернулась на кровать, судорожно думая о том, во что все-таки она вляпалась.

С мученическим вздохом, она принялась за еду, стараясь перевести мысли на тему дальнейшего путешествия. Найти место, где Кон оставил артефакт, трудной задачей не было - достаточно сосредоточиться на нужной картинке и ноги сами поведут туда.

Осталось только собрать одежду и еду.

На этот раз Тайвар зашел, предварительно постучавшись, а потому фея успела залезть под одеяло, дабы скрыть ноги.

Волколак улыбнулся такому, и положил рядом с девушкой прочные льняные штаны и рубашку.

- Я немного позаботился о вашем дальнейшем пути и подготовил одежду для тебя и дочери.

- Спасибо, - Шаяна улыбнулась и взяла неожиданный подарок.

- Не забудь, что к полнолунию Асирии лучше оказаться здесь. Я подготовил артефакт для тебя и дочери - где бы вы не оказались, перенесетесь на расстояние пяти километров от границ первых щитов. Кольцом пользоваться лучше в самом крайнем случае, оно рассчитано только на того, кто его носит.

- Спасибо, - улыбнулась девушка, - мы вернемся сразу, как я найду Кона.

- Я знаю, - ответил Тайвар, - как переоденешься, выходи - там остальные волколаки уже скоро гору из еды для дороги, соберут.

- Ой, - Шаяна поняла, что мужчина не шутит и даже испугалась, представив, что там творится.

Едва волколак вышел, девушка быстро переоделась и выскользнула из помещения. На улице и правда стояло уже мешков шесть разных продуктов. Тащить все, было мягко говоря... бессмысленно. А потому еще часа два Шаяна потеряла на то, что разбирала поклажу и собирала из всего этого две небольшие, но увесистые сумки. А еду все приносили... в общем в какой-то момент девушка просто сбежала от дружелюбных волколаков к себе домой, где и закончила сборы в тишине и спокойствии. Выходить нужно было уже с рассветом - луна пока убывала, так что времени до момента возвращения было еще много, однако ни дня терять не хотелось.

Асирия вернулась домой под вечер и как-то очень уж хитро смотрела на Шаяну, явно порываясь спросить про первую брачную ночь, но слава Богам - так и не решилась.

До конца дня девушки просидели в своем убежище, скрываясь от глаз окружающих. Тайвар их не беспокоил, а потому Шаяна даже как-то успела забыть о том, что происходило вчера. Напоминало о событиях только кольцо на безымянном пальце.

Мать и дочь поужинали и легли спать, как только на улице начал сгущаться сумрак, а встали, едва небо окрасилось бледно-голубым.

На улице двух заспанных и зевающих девушек уже ждал Тайвар. Мужчина был одет в жилетку и брюки, в целом выглядя так, словно он вполне себе выспался, чем вызвал раздражение и у матери и у дочери.

- Ну что, дамы, готовы к путешествию? - волколак загадочно улыбнулся и, получив растерянные кивки, подхватил сумки девушек и кивнул в сторону леса. - Веди нас, фея.

Шаяна посмотрела в глаза своего мужа и снова почувствовала, как по щекам разливается краска. Она поспешно сконцентрировалась на картинке того места, куда им было нужно и пошла вперед. Асирия за ее спиной хихикнула и, кажется, подмигнула Тайвару.

Шли они довольно долго. Быстрый темп, который изначально взяла Шаяна, через пару часов перешел в медленный шаг.

- Как это - всегда знать, куда нужно идти? - Тайвар, рядом с которым теперь плелась фея, с интересом рассматривал лес вокруг.

- Не знаю, - честно ответила девушка, - я ведь с этим родилась и сравнивать мне не с чем. Я просто... просто иду и всегда это заканчивается нужным мне местом. А если при этом я хочу чтобы меня не нашли, то путь складывается так, что я обхожу всех живых двуногих. Ну и нежить никогда не может меня найти - ее лес ведет кругами и не дает взять след.

- Удобно, - хмыкнул волколак, - странно тогда что мы вообще вас выследили.

- Мне кажется, лес понимал, что вы не причините мне зла, да и помощь была нужна - чего уж скрывать. Вот он и позаботился. Наверное я буду права, если скажу, что такие места меня воспринимают своим ребенком, потому и защищают там, где я сама не могу.

- Интересный вариант. Кстати, сколько нам вообще идти?

- Мне кажется не более часа-полтора.

- Не хочется вас, если честно, отпускать. Уж извини, милая, но вы обе... не слишком внушаете уверенность в том, что с вами ничего не произойдет. Скорее наоборот. Совсем наоборот.

Шаяна споткнулась, пытаясь понять, на что ей сначала реагировать, на то, что ее назвали "милой" или на конец фразы.

- Зато мы располагаем к себе людей, - довольно сообщила Асирия, на шее которой уже висел маленький узелок из трав, скрывающий истинную сущность, - мать и дочь, без защиты...

- А еще разбойников и последователей различных культов - мало того, что у Шаяны волосы розовые, так еще и скрыть наличие весьма необычной магии у вас двоих простыми артефактами нельзя.

- Я парик куплю, - буркнула девушка.

- До того, как вы окажетесь в ближайшем городе у вас будет, скорее всего, путь не меньше чем пять дней. И будьте уверены - разбойников на этот промежуток более чем достаточно. Вы вообще знаете, что из себя представляет материк так называемых "вольных земель", куда вы отправляетесь?

- Земли без единого короля, - начала вспоминать Шаяна, - почти в каждом городе свои князья или как их там... Часть материка почти всегда - пустыня, часть - плодородна долина, часть - степи. В зависимости от времени года там разливается река, в результате чего все или расцветает, или тонет. Как-то так.

- Ну не совсем уж плохо, но и не совсем хорошо, - улыбнулся волколак, - во-первых, обычных представителей человеческой расы там много, но почти все - изгои (то есть воры и убийцы) места, где мы сейчас находимся. И многие из них, не оставили свой образ жизни. Много, очень много нечисти и еще больше нежити. В тех районах, где ее нет, там одни сплошные охотники за всем, что отличается магией и формой ушей. В степях живут эльфы - в отличие от лесных, они менее высокомерны, но более кровожадны. Людей терпят, но волколака в Асирии могут заметить, а после этого начнут охоту.

Шаяна вздрогнула и поморщилась - перспектива не радостная.

- Ну, нежить я не боюсь, нечисть тем более. Основная опасность в степях и пустынях - я там не смогу колдовать нормально... но думаю, мы пробьемся - не так страшен черт, как его малюют.

- Твой позитив, конечно, радует, однако отпускать вас хочется еще меньше. Если что, сразу переноситесь - я пока не могу покинуть Волчий Лог, но думаю, быстро разберусь со своими проблемами и в следующем месяце мы отправимся вместе.

Шаяна кивнула:

- Мы не самоубийцы, так что, как только запахнет жаренным - перенесемся.

- Зная тебя, мама, - вмешалась Асирия, - мы смоемся только когда не жаренным пахнуть будет, а уже откровенно сгоревшим.

- Молчи уж, мелкая.

- Я может и мелкая, но через пару лет скорее всего даже перегоню тебя. Так что увы...

Шаяна еще раз споткнулась.

Место, где Кон спрятал артефакт, появилось внезапно. Лес расступился, открывая гладь лесного озера и на глаза сразу же попалось упавшее дерево, под котором был оставлен камень.

Шаяна быстро подошла к березе и опустилась на колени, ища среди мха и травы артефакт. Холодный, влажный камень оказался сразу под вывернутой корневой, едва заметно прикрытый комьями глины. Фея вытащила его и победно улыбнулась дочери и мужу. Осталась только одна проблема, связанная с активацией. Шаяна не была знакома с такой магией, а потому еще минут десять они потратили на то, чтобы Тайвар обучил девушку не слишком сложному процессу активации энергетических потоков.

Едва воронка телепорта открылась, фея повернулась к волколаку, в глазах которого застыло беспокойство. Мужчина явно не хотел отпускать девушек.

- Я вернусь, мы вернемся, - Шаяна подошла к мужу и замерла рядом, робко смотря на Тайвара.

- Надеюсь, - волколак сам обнял девушку, прижимая к себе, - прошу тебя... ни во что не вляпайся.

- Постараюсь, - робко улыбнулась фея, - я на самом деле удачливая и вообще...

- И вообще - лучшая, наивная только, - тихо рассмеялся Тайвар и поцеловал ее.

Шаяна закрыла глаза, наслаждаясь невероятным чувством, расцветающим внутри, и испытала настоящее сожаление, как только все закончилось.

- Иди уже, малышка. Иначе не отпущу.

Фея рассмеялась и, подхватив сумки, последний раз подмигнула мужу и почти вбежала в воронку телепорта вместе с дочерью.

Странное чувство вспыхнуло внутри. Не совсем любовь... но... но внезапное осознание того, что теперь у нее есть дом. Настоящий дом, куда хочется вернуться.

И где ее будут ждать.

Глава 3.

Феи бывают разными.

Змеегорье оправдывало свое название по всем пунктам. Шаяна не ожидала, что их забросит конкретно сюда, но вообще была рада такому повороту. Девушки стояли на серых камнях, за их спинами ввысь поднимались неприступные скалы, которые по слухам скрывали такое количество разных тварей, что ни она больная фантазия не выдумала бы, впереди простилались луга, которые сейчас, словно пестрым ковром, были покрыты цветущими тюльпанами.

- И куда двинемся? - задумчиво спросила Асирия, разглядывая пейзаж.

-Ну, насколько я помню карту, первым ближайшим городом является Зимирон, путь до него займет где-то около четырех-пяти дней по степям на восток, там можно будет попробовать купить лошадей и двинутся снова в дорогу. Вообще город, где находится Кон, на расстоянии примерно месяца от нас, если пешем ходом. На лошадях, естественно, будет куда быстрее, но я вот не знаю, как коняшки отреагируют на волколака на спине.

- Ты же сказала, что прикрываешь меня в плане сущности, - задумчиво произнесла девушка.

- Прикрываю, - кивнула Шаяна, - но животные ощущают все куда острее глупых, не разумных людей и прочих представителей магического мира. Так что посмотрим, чем все это закончится. Ладно, пойдем, утро тут только наступило, так что впереди нас ждет долгая дорога.

Асирия только кивнула и вместе с феей, двинулась вперед, через красивое пестрое поле.

День медленно тек, принося душную жару с полным отсутствием ветра, заем неожиданно холодный вечер и ночь. Девушки, почти не останавливаясь, двигались до самого заката, после чего все-таки подобрали подходящую для ночевки поляну (собственно подошла первая же, рядом с которой нашелся маленький, но все-таки пруд) и занялись обустройством лагеря.

Шаяна привычно взяла на себя обязательства по готовке ужина, а Асирия отправилась искать все, что подходило для костра, параллельно проверяя местность на наличие тех, кого девушки не хотели бы встретить

- Место выглядит крайне неспокойным, - вынесла мрачный вердикт рыжая нечисть, вернувшись спустя пол часа, - кто конкретно тут хозяйничает, я не скажу, но много источников разложения, причем кажется не звериных. К тому же я нашла застаревшие метки волколака-самца. Есть, конечно, существенный вариант того, что он уже покинул территорию, но нужно быть начеку.

- Неприятно, - мрачно ответила Шаяна. Девушка уже привыкла к общению с волколаками, но на территории людей, это были "воспитанные" существа, которые выросли в стае вменяемых старших. Относится ли к такому же числу местный самец, было неизвестно. В любом случае Асирия может быть в опасности - самки ценны, так как их мало рождается, а потому напасть могут чисто из-за нее.

За такими мрачными мыслями Шаяна взяла тарелки и быстро разложила по ним горячую кашу с мясом. Готовила она всегда больше, чем нужно, чтобы утром можно было не беспокоиться о завтраке - мало ли сколько может оказаться времени на сборы.

- Мам, я так и не поняла, ты после встрече со своим другом, куда собираешься? - Асирия быстро разделалась со своей порцией и теперь выжидательно смотрела на фею.

- Будем смотреть по обстоятельствам, - уклончиво ответила та и тоже отложила в сторону пустую тарелку, - возможно, к феям. Сама понимаешь - тебя я с собой взять не смогу, так что, скорее всего, отправлю обратно, в Волчий Лог.

- Думаешь, твои родственники в штыки воспримут волколака в своих лесах? - девушка быстро собрала грязную посуду и направилась к пруду.

- Не знаю, но рисковать не хочется. Если повезет и все обернется хорошо я могу на долго загоститься у них и, возможно, даже проведу обряд посвящения. Отказ от человеческой крови по всем традициям позволит освободиться от влияния "отца". Я перестану быть принцессой и бастардом. Из возможных проблематичных нюансов скорее всего всплывет то, что мне и двадцати нет. У бессмертных взросление и совершеннолетие наступает только в пятьдесят лет.

- Ого, - удивленно воскликнула девушка и повернулась, - то есть эмоционально тебе где-то десять лет примерно?

- Ну, по сути даже немного меньше, - фея улыбнулась и подмигнула своей дочери, - проблема только в том, что воспитывали меня как человека, требуя соответствующих реакций. Так что у меня немного странное состояние - мне как бы еще хочется прыгать, бегать и танцевать, а с другой я уже вполне готова стать женой и все в таком духе.

- Это по крайней мере объясняет некоторые твои реакции, - задумчиво протянула Асирия и тут же схлопотала комочком грязи в лоб,- мааам! Что ты делаешь? - девушка возмущенно уставилась на Шаяну.

- С родителями не спорят и их ошибки не вспоминают, - наставительно ответила фея и не успела увернуться от комка ила и глины, который быстро успела набрать в руку девочка.

- Война грязью! - радостно закричала Шаяна и понеслось...

В общем, в тот момент, когда на поляне появилась представительница так называемой нечистой силы, две милые девушки похожие на жутких монстров, способных и нежить напугать простым присутствием рядом, замерли в нерешительности.

Уже одно то, что перепачканные глиной и илом волосы Шаяны шевелились вполне конкретными змеями заставило бы убежать даже проклятого перевертыша, поскуливая от ужаса.

Вот и внезапно материализовавшаяся рядом с костром, ярко горящим в спустившихся сумерках, туманница, замерла в нерешительности.

По сути, это существо, как и все его родственники, было средней степени опасности. Внешне, на первый взгляд, они мало отличались от людей, разве что обладали идеально белой кожей, так как на солнце не выходили никогда. Одежда, в которой они являлись путникам, была не более чем иллюзией, так как на самом деле ходили туманники в голом виде. А чего им было стесняться? На территории размером в десять километров жила только одна семья, не более чем из четырех-пяти существ, а инцест у них не существовал даже в намеке. Дети взрослели и по возможности перебирались в другие места вместе с выбранной парой, которую искали специально, выходя за ореол привычного обитания. Днем туманники, представляющие собой магическую смесь двух стихий - воды и воздуха, и пребывали в спящем состоянии, в виде капли росы, или даже облачка. Жили они исключительно во влажных местах, так как перемещаться могли только с помощью тумана (отсюда и название).

Собственно последнее стало основной причиной сильного удивления Шаяны - степь, это далеко не то место, где обычно встречаются данные существа.

- Добрый вечер, - сплюнув грязь, сказала фея, глядя на туманницу.

Девушке на вид было лет двадцать, у нее были белые, развивающиеся даже при легком ветре волосы и резко контрастирующие с ними черные глаза. Как у всех туманниц, эта особь отличалась красотой и почти идеальной фигурой, а еще, естественно, полным ртом клыков. Они вообще-то как любая нечисть могли охотиться и питаться чем угодно, но в таких местах путники встречались куда чаще, чем животные достаточного размера, да еще и хотя бы в половину столь медлительные.

- Добрый, - голос девушки был мягким, шелестящим и каким-то ну очень не человеческим - до нервной дрожи.

- Чем обязаны? - Шаяна со вздохом заползла в неглубокий пруд и начала мыться. Асирия повторила её маневр, старательно делая вид, что незнакомка не напрягла девочку своим появлением.

- Вы странные путники, - тихо протянула туманница, - а знаешь ли ты, полуфея, кто твой спутник? Какая жажда плоти терзает ее?

- Жажда плоти? - Шаяна повернулась к дочери, - ты что, не наелась? Так там еще каша есть.

- В меня больше не влезает, - фыркнула девушка, - может у нее того... воображаемый друг есть?

Туманница нахмурилась.

- Эта девушка волколак.

- Да ты чтооооо, - с максимально наигранным удивлением протянула Шаяна, - а я все пыталась понять, почему у дочери такие острые зубы, большие уши и шерсть периодически растет ото всюду. Вроде подростковые гормоны не таким образом влияют на растущий организм.

Асирия булькнула, давя смех.

- Этот монстр - не твоя дочь, - упрямо гнула свое туманница.

- А как же родинки? - округлила глаза фея, - у нас с ней одинаковые родинки на правом полупопии, Асирия, может быть ты... моя сестра?

- Бабушка, - хохотнув, поправила девушка.

- Ты можешь мне не верить, фея, но я просто пыталась тебя предупредить...

- Слушай, извини, конечно, - Шаяна выбралась на берег и, подойдя к костру, начала развешивать свою одежду, - но степень нашего родства с девочкой мне известна и так, ибо в непорочное зачатие я не верю, да и сомневаюсь, что забыла бы роды, то, что она волколак, я так же в курсе, но за предупреждение, спасибо. Кушать хочешь?

Туманница впала в ступор. То есть на некоторое время она просто перестала дышать и как будто исчезла из реальности.

- Может я была не права, когда говорила, что опасность идет именно от этой девочки, но бойся, фея, скоро тень зверя ляжет на твою судьбу...

- Так ты будешь есть или нет? - Шаяна с любопытством смотрела на новую знакомую. То, что туманницы любят предрекать беду путникам, она знала, как и то, что по большей части именно высказанные вслух, эти пророчества начинают на самом деле работать. Эмоциональные люди начинают без остановок думать о том, что им сказали и, сами того не замечая, подстраивают события.

- Ты странная, - еще раз протянула туманница, - почему ты не боишься ни меня, ни волколака?

- А почему должна? - вопросом на вопрос ответила Шаяна, - ты на меня не нападаешь, сердце вырвать не клянешься, а насчет Асирии, так ту я и в зверином облике скалкой била не раз, а в человеческом и подавно справлюсь.

Девочка громко фыркнула, но промолчала, так же выбираясь на берег и развешивая одежу рядом с костром.

- У нас сегодня гречневая каша с мясом, если голодна - садись, как будет удобно.

Туманница еще немного подумала, но потом послушно опустилась на землю, расположившись в тени - чуть дальше, чем остальные девушки, относительно костра. Не яркий свет бросал причудливые тени на ненормально белую кожу, нечисть выглядела скорее как статуя, неизвестным образом появившаяся на стоянке, чем живое существо.

- Так что там про зверя? - Шаяна наложила большую порцию каши (путь лучше лишит их завтрака, чем жизненно важных органов или конечностей), - интересно просто, как у вашей расы работает принцип предсказания.

Туманница взяла в руки тарелку и неловко, как ребенок лишь учащийся правильно есть, зачерпнула содержимое ложкой.

- Раз в месяц, первый увиденный мною путник с момента полнолуния, получает предсказание о ближайшей неделе и беде, что его ждет. Я вижу отдельные образы, символы, ничего конкретного.

Девушка отправила в рот первую порцию и закрыв глаза, неожиданно издала звук, подозрительно похожий на мурлыканье, после чего густо покраснела.

- Никогда не ела такой пищи? - осторожно поинтересовалась Асирия, с любопытством смотря на незнакомку.

- Мы не готовим, - кивнула туманниа, - огонь для нас смертелен. Иногда доедаем то, что оставляют путники...

- Путники часто оставляют после себя еду? - не поняла волчица. Шаяна ткнула ее в бок, но фраза уже была сказана.

- Обычно мы не даем им время на то, чтобы убрать лагерь, - туманница резко подняла голову, смотря на Асирию.

Что конкретно эти существа делают с путниками было понятно и так. На самом деле питание разумными двуногими для них было близко к необходимости, но не как у нежити, просто в таких вот местах очень часто люди и прочие расы подобного типа, оказывались единственной доступной пищей.

Но Асирия, воспитанная по правилу - еда это то, что не может с тобой вступить в спор, не знала данного нюанса, а потому тут же задала еще один вопрос, который Шаяна относила к списку нежелательные.

- А зачем вы едите людей? Вы же не нежить, почему не поохотиться на животных или рыбу, или нормально не начать выращивать еду?

- Ты мало знаешь о нас, дитя луны, - туманницы криво и как-то грустно улыбнулась, - мы не можем находиться под солнцем, у нас нет возможности возделывать поля, да и негде тут - в степи на пустом месте нельзя развести сады. К тому же, люди медленно бегают и сталь их мечей не может нам навредить. Если встречаются такие как вы - мы их не трогаем, даже преподносим дар пророчества. Но если путники пытаются нам навредить, они переходят в категорию "ужин".

На некоторое время повисла тишина. Асирия выросла в деревне вменяемых и любящих трудиться волколаков, а память о том, как ее бросил отец, несколько сгладилась. Потому наивный маленький ребенок не сталкивался еще с жесткостью тех, для кого она не относилась к числу разумных рас, а была приравнена к нежити и подлежала немедленному уничтожению. То, что рассказывали ей старшие, проходило еще мимо сознания, как простая, пусть и страшная, но все-таки сказка.

Шаяна поежилась от холодного ветра, пробежавшего по голой спине и потянулась к сумке, где находилась сменная шерстяная рубашка.

- Почему вы живете здесь? - как бы между делом спросила она, - воды мало, еды тоже. Большая часть тебе подобных обитает в болотистых землях, где туманы не редкость.

- Моя семья появилась тут еще до того, как магические эксперименты особо умных магов привели к опустыниванию земель, - уклончиво ответила туманница, - сейчас же мы просто не в силах покинуть эти места. Шесть моих родственников вместе со мной оказались заперты, на высыхающей земле.

- А помочь вам никак нельзя? - осторожно поинтересовалась фея. Детский принцип - разумные существа не должны проходить мимо чужого несчастья, еще глубоко сидел в подсознании.

- Уходить в неизвестность - страшно, - ответила девушка, - тут мы уже смогли методом проб и ошибок устроить свое существование, но что будет в других землях... риск не всегда оправдывает себя.

Шаяна только кивнула, она понимала взгляд туманницы - чем ближе к воде, тем проще жить, но так же, тем больше людей. И больше магов, которые знают, как убивать таких как это существо.

- Тут много запахов смерти, это ваша работа? - внезапно поинтересовалась Асирия.

- Не только, - туманница отложила пустую тарелку, - около двух недель назад тут шли повозки с хорошей охраной. Внутри были люди, которых везли силой. В одну из ночей на них напал волколак, больше и сильнее, чем ты. Он пытался спасти кого-то из тех, кто находился в повозке, и зверь почти смог это сделать, но среди охранников оказался странный маг. Он пах гнилью и смертью, его магия оказалась какой-то странной и неправильной. Волколак нанес ему жуткие раны, но маг перед смертью наградил нечисть проклятьем, от которого тот сошел с ума. Это было страшно, зверь рвал всех, кто был рядом с ним, и менялся. Я никогда такого не видела. Маг кстати все-таки умер и его тело мгновенно разложилось. Потом пришли эльфы, они нашли несколько выживших, но волколака и след уже простыл. С тех пор он бродит по этим землям в поисках новых жертв. Разум оставил его и теперь, это лишь зверь, гонимый жаждой крови и плоти.

Асирия вздрогнула, а Шаяна нахмурилась, закусив губу. Ей очень сильно не понравилось то, что рассказала туманница. Все звучало странно, почти фантастически, но девушке было незачем врать путникам, да и первоначальное пророчество как-то не радовало.

- Вас ждет завтра сложный день, - внезапно сказала туманница, - ложитесь спать, я посторожу сон и разбужу, если кто-то появиться рядом.

Асирия вопросительно посмотрела на мать, но девушка лишь кивнула. Фея и сама легко проснется, если на расстоянии километра появиться какая-нибудь тварь - она перестала спать как покойник, когда ночевала не в безопасном месте, да и туманница абсолютно точно не планировала нападение - тут Шаяна ни сколько не сомневалась.

- Спасибо тебе, - фея встала, разминая немного затекшее тело, - если все же передумаешь насчет путешествия, скажи.

- Я подумаю, - кивнула нечисть, - спасибо. За еду и вообще за то, что не такая, как остальные.

- Да не за что, - улыбнулась Шаяна, - Аси, дуй ко мне, спать вдвоём теплее.

- Кому как, - буркнула девочка, - тебе, да, а вот с меня ты опять всю ночь будешь оделяло стаскивать.

- Маме можно, она у тебя существо хрупкое и требующее заботы.

- Мам, ну вот честно - не актуальная фраза, особенно после последней сцены с избиением волколаков лопатой.

- Я себе, между прочем, тогда спину сорвала!

- Так нечего было размахивать ею.

- А чем еще? Если я о вас, шалопаев, две сковородки погнула, три половника и в щепу разломала скалку!

Туманница тихо хрюкнула в попытке сдержать смех.

Девушки переглянулись и покатились по земле от хохота.

***

Утро было вполне стандартным по походным меркам. Небо затянуло тонкой дымкой облаков, было относительно не жарко, а приятный ветер отгонял тучу насекомых. Девушки проснулись, когда солнце уже полностью поднялось и от туманницы не осталось и следа.

Сборы заняли чуть больше времени, чем Шаяна и Асирия планировали, но все-таки через два часа, позавтракавшие и умывшиеся, они двинулись в путь. Неприятностей вроде ничего не предвещало, ни разумных двуногих, ни волколака рядом не было, так что фея разрешила дочери обратиться и побегать пока - девочке нужно было размяться и поохотиться, к тому же, в таком виде она могла лучше понять, где находится возможный враг и предупредить маму.

Шаяна легко взяла мешки с вещами и пошла дальше, напевая под нос мелодию и слегка пританцовывая.

Первым тревожным колокольчиком стало четкое осознание того, что впереди к фее движутся существа. Около пяти голов. По связи через оберег с девушкой мгновенно связалась Асирия.

- Кажется, впереди нас ждут и, кажется, это эльфы засаду готовят. Что делать?

- Не приближайся пока, если будет критично - я скажу. Хорошо?

- Ага.

Когда до ушастых оставалось около десяти метров, Шаяна воспользовалась растущими кустами крапивы и, чуть изменив концентрацию яда и длину колючек, вырастила целый лес под эльфами. Может те и были детям природы, но крик поднялся знатный. Естественно, добрых чувств по отношению к фее лопоухие испытывать не начали, мгновенно окружив девушку красными, уже заметно опухающими физиономиями с длинными волосами самых разных цветов.

"Надо было еще и репейник вырастить", - подумала девушка, - "было бы забавно посмотреть, как они его из волос доставать стали".

- Мерзкий некромант, - меч одного из эльфов, со светло-зеленой копной прядей разной длины, одетого в простой кожаный доспех без каких-либо украшений, уставился в сторону Шаяны, - где твой зверь?

Фея, честно говоря, даже поперхнулась.

Она оглядела ровный ряд почти одинаковых мужчин, выглядящих так, будто они ночевали лицом в муравейнике и тихо поинтересовалась:

- А вы пока к нам ползли по траве, на коноплю случайно не натыкались?

- Не заговаривай нам зубы, нам доложили, что тебя сопровождает волколак. Призови его, или мы вырежем твое черное сердце.

- Да вы поэты, ребята, - восхищенно протянула Шаяна, которая всегда становилась не в меру наглой, если ее пугали, - но я серьёзно, белена там, дурман? Нет? Если нет, то тогда - вот.

Девушка быстро вскинула руку рассыпая по ветру семена, и эльфы даже среагировать не успели, как их скрутили мясистые ветки конопляных "елочек".

- Вообще хорошее растение, - доверительно произнесла фея, - веревки там делать, или скот кормить. Можно конечно и не так использовать, но вам кажется природных наркотических средств и так выше крыши. Повесите пока, подумайте о смысле жизни. А я пойду, у меня там дочка беспокоится.

Дочка не беспокоилась, она сидела на дороге, открыв пасть от удивления. Смотрелось это комично, но вид спеленованных, краснолицых эльфов, вполне банально рычащих матом, выглядел еще смешнее.

- Вот, Аси, это степные эльфы, - тоном учителя начала Шаяна, подойдя к дочери, - от обычных их отличают клыки - слышишь, как рычат? А еще цвет кожи, но этого мы пока не увидим. Ребят, мы дальше пойдем, вы, как проветритесь, можете приходить еще раз. Я добрая, правда. Только у меня нервный рефлекс при виде режуще-колющего оружия. Удачи.

Шаяна как ни в чем не бывало пошла дальше, положив руку на загривок миниатюрному волколаку. Эльфы сзади притихли.

- Мам, а если они в следующий раз стрелами атакуют?

- Будет плохо, - пожала плечами фея, - но я думаю, они осознали степень своей неправоты. Я конечно раньше с эльфами не общалась, но они вроде как не нападают на маленьких девочек. Наверное, приняли тебя за ту тварь, о которой нам туманница рассказывала. Кстати, как там с метками?

- Свежее, - кивнула девушка, - он тут дня два назад пробегал.

- Ну и пусть бегает дальше, - кивнула фея, которой идея схватки с непонятным созданием совсем не нравилась. Это пусть рыцари подвиги совершают, ну или на худой конец - просто любые другие мужики. А она, Шаяна, девушка слабая, защищаться не умеющая... может и делов натворить из чистого страха.

Асирия полностью обратилась в человека и оделась. Как раз вовремя, кстати, к моменту появления эльфов. Мужчины были мрачными, местами теперь еще и в зеленом соке конопли, но явно готовые к конструктивной беседе.

- Просим прощения, госпожа фея.

Пять разноцветных голов склонились в жесте почтения.

- У всех бывают тяжелые дни, - кивнула Шаяна, - я так понимаю, ваши дома подверглись нападению некой твари... которую вы обозвали волколаком. Я права?

- Правы, - кивнул все тот же, опухший (что это у него за регенерация такая? Ааааа точно, крапива же была модифицированной) эльф, которого Шаяна обозвала для себя зеленкой, - отсюда и агрессия, нацеленная на вашу спутницу.

- Ну, теперь, кода вопрос решен, думаю, можем разойтись своими дорогам - вы продолжите искать свой бегающий меховой половичек, а мы даже не будем мешать.

Асирия стояла рядом, с интересом наблюдая за ведением политических переговоров. Шаяна мысленно отметила, что ребёнку нужно будет объяснить, что так на самом деле НЕ стоит говорить с потенциально древними существами. Она как бы и сама рада остановиться, но страх от того, что пять минут назад от феи мог остаться только утыканный стрелами ежик с розовыми волосами, мешал здраво рассуждать.

- Мы с великой радостью поможем вам в вашем пути и даже дадим вам лошадей, если вы захотите, но нам нужна была бы помощь вашей спутницы.

Ну почему нет на свете бескорыстных существ, которые помогают без "НО".

- И что вы хотите от моей ДОЧЕРИ, - Шаяна вытащила из кармана трубку и демонстративно набила ее травой. Асирия сделала шаг назад, быстро сориентировавшись в плане ветра.

- Самец волколака отреагирует на наличие самки, стоит ей только оставить пару своих меток, - невозмутимо ответил Зеленка, - в момент, когда он появится, мы среагируем уже сами.

Хммм....

- Асирия, ты как?

- Да я согласна, в принципе, - пожала плечами девушка, - сама-то уверена?

Шаяна уверена не была и уже хотя бы потому, что предсказание туманнцы было достаточно свежо в ее памяти. С другой стороны, если оно действительно точное, то сбежать не получится и лучше встретить меховое безумство рядом с пятеркой воинов...

- Тогда мы не откажем вам в вашей просьбе, однако в замен вы предоставите нам двух хороших лошадей, - спокойно сказала фея. - Сейчас же предлагаю выбрать место и разбить лагерь. Заодно я исправлю содеянное мной.

- Благодарим за понимание, - кивнул эльф, - тут, не далеко от этого места, есть подводный ключ, искупаться в воде не получится, а вот напиться очень даже. Насчет животных - думаю это разумная плата за вашу помощь.

- Хорошо, - кивнула девушка, - и раз уж мы решили объединиться, то я думаю, стоит познакомиться. Меня зовут Шаяна, а это, - девушка кивнула на волколака, - моя дочь, Асирия.

- Мое имя Лантарэль, можно просто Лант. Надеюсь, вас это не обидит, но имена моих спутников вам знать не обязательно.

Шаяна пожала плечами:

- Мне не слишком это важно, ну что ж, Аси, давай тогда, отправляйся помечать территорию, а мы пока лагерь разобьем.

- Главное чая побольше сделайте, - хмыкнула девушка и быстро начала раздеваться, благополучно не обращая внимание на стремительно краснеющие уши эльфов. Педофилы.

Шаяна подняла с земли одежду дочери и мешки, краем сознания отметив, что лопоухие даже не попытались помочь девушке. Ну и фиг с тобой, золотая рыбка.

До места стоянки добрались довольно быстро, где-то за минут тридцать. Шаяна, ни сколько не сомневаясь, решила припрячь эльфов к обустройству незапланированного лагеря. Ушастые, корчащие страшные гримасы, были вынуждены под страхом новой ворожбы от феи, принести дрова, набрать воду и даже собрали подобие лежанок. Сама девушка быстро подобрала подходящие для лечения травы, залила их небольшим количеством горячей воды, настояла, и начала тщательно протирать опухшие лица эльфов. На самом деле в тот момент, когда краснота начала сходить с лица первого мужчины, обладающего свело-серыми волосами, Шаяна удивленно поняла, что он на удивление красив, даже слишком. Да и остальные были не хуже скорее всего. У всех были правильные черты лица, выразительные глаза, ровная кожа разных оттенков серого и коричневого, вполне приличное телосложение, хотя тут они все-таки проигрывали тому же самому Тайвару.

Смоченный в настое кусочек ткани мягко скользил по светло-кремовой коже очередного эльфа, убирая следы ожогов от крапивы. Внимательные, почти черные глаза следили за девушкой, словно мужчина считал, что она может в любой момент попытаться его убить. Фея мысленно улыбнулась такому и, как только последняя красная тока превратилась в крохотное пятнышко светло-розового цвета, опустила руки.

- Все, теперь ты почти как новенький, - Шаяна потянулась и, не выдержав, зевнула, - прошу следующего занять место.

Эльф все так же сидел напротив девушки, внимательно смотря на нее, словно пытаясь заглянуть в душу феи.

- Что-то не так? - девушка вопросительно посмотрела на мужчину. Тот внезапно взял ее руку и слегка коснулся губами кожи. Шаяна замерла, удивленно смотря на серого. Легкая волна смущения пробежалась по телу, щеки залились краской.

Эльф улыбнулся и тихо сказал:

- Эльран, можно просто Ран. Будет нужна помощь, просто позови.

- Шаяна, - девушка робко потянула свою руку назад, - спасибо.

Затем она быстро опустила ладонь на землю и под пальцами вырос кустик вереска. Шаяна сорвала одну веточку и протянула мужчине.

- Ночью, если буду нужна, положи под голову перед сном.

Ран взял подарок и снова улыбнулся, потом встал и отошел в сторону, сев так, чтобы не потерять фею из вида. Подобное проявление внимание было непривычным для Шаяны, она знала, что такое липкие похотливые взгляды, с которыми сталкивалась, пока танцевала, но сейчас тут было нечто другое.

Следующий эльф с белыми волосами и светло-зеленой кожей был более сдержан и, как только процедура была закончена, сразу отошел в сторону.

Через час примерно ушастые полностью пришли в норму, хотя на фею почти все косились мрачно и осторожно. Девушка никак не реагировала на такое, поставив вариться кашу и котелок с травами. В какой-то момент вернулась Асирия, которая запыхалась и, под любопытными взглядами эльфов, которые до этого момента не видели в близи волколаков, легла, вывалив огромный розовый язык.

Шаяна с нежностью провела пальцами по жесткой, густой шерсти темно-рыжего цвета, затем налила в широкую плошку отвар и поставила дочери.

- Как получилось, что у феи дочь волколак? - Лант подошел к девушкам, с интересом рассматривая пьющего зверя.

- Шутка судьбы, - с нежностью в голове ответила Шаяна, - если видеть не только плохое в тех, кто не похож на нас, можно неожиданно обрести счастье там, где его не ждешь.

- То есть вы в принципе не различаете нечисть и нормальные расы? - Лант удивленно поднял брови и его уши забавно дернулись следом.

- Почему, различаю. Только не в пользу "нормальных рас", - Шаяна грустно улыбнулась остолбеневшему мужчине, - например на меня ни разу не нападали кикиморы или мавки. Волколаки, с которыми я общалась, никогда не подняли бы руку на женщину или ребенка, и никто из них не убил бы только ради своей прихоти. А, ну еще у большей части таких существ нет возможности иметь свой настоящий дом, потому что если их находят, стремятся уничтожить любыми способами, так что те, кого вы называете "нечисть", чаще всего всю жизнь проводят в постоянных бегах и страхе за своих детей. Их жестокость - способ выживания.

Вот и вся разница.

Эльфы замерли в шоке, смотря на Шаяну, как на тяжело душевно больную и только Эльран как-то странно улыбался фее.

- Вас послушать, так мы проводим геноцид мирных существ, - подал голос мужчина с белыми волосами.

- Иногда - именно так, - кивнула Шаяна, - но далеко не всегда. Агрессия, так долго направленная на этих существ изменила их психику и теперь, они чуть более соответствуют вашему представлению о них. Ну да ладно, Асирия, если ты отдохнула, отправляйся дальше. Надеюсь, тварь не придет познакомиться с тобой раньше ночи.

- Почему ночи? - с интересом спросил Лант.

- Потому что я не уверена, что мы справимся с тем, что тут бегает без маленьких хитростей, - спокойно ответила девушка, - да и не думаю я, что волколак раньше заката выползет - в состоянии безумного зверя, эти существа автоматически скатываются на ночной образ жизни.

Эльфы никак не отреагировали на данное заявление, лишь посмотрели на девушку как на глупого ребенка и демонстративно начали выбирать места для засады.

Шаяна мысленно хмыкнула и подумала о том, что все-таки напоследок украсит шевелюры ушастых набором репейных колючек.

***

Ночь подкралась как всегда в этих краях - незаметно. Подул резкий холодный ветер и Асирия, которая уже довольно давно находилась в лагере, тревожно подняла морду.

- Чувствуешь его? - тихо спросила фея.

Волчица на секунду замерла, а потом кивнула головой. Словно подтверждая ее жест, раздался оглушительный вой, от которого холодные мурашки пробежали по спине даже у Шаяны, которая по сути привыкла просыпаться от таких звуков.

Эльфы встрепенулись, быстро рассыпавшись по заранее выбранным точкам и замерли. Фея мрачно уставилась в темноту леса, запустив пальцы в рыжую шерсть дочери. Они обе должны были послужить приманками, конечно, по сути нужна была только Асирия, но девать Шаяну тоже было куда-то нужно, да и не доверяла она умениям эльфов. Возможно, если бы днем она дважды бы не имела возможности убить всю пятёрку, девушка была бы более спокойной, ну а так - слишком не надежными они ей казались.

- Идет, - мысленно шепнула Асирия и прижалась к матери, заставив ту пошатнуться и поспешно выставить ногу в сторону, дабы вес дочери не уронил ее на землю.

Некоторое время ничего не происходило. Внезапная тишина, когда даже ветер замер, словно боясь чего-то, обрушилась на поляну, и через несколько минут раздался звук, который нельзя было спутать ни с чем.

Так даже волколаки не рычали - низкий, громкий утробный звук, внушающий ужас и у феи, и у рыжей девочки рядом. Монстр не заставил себя ждать, выходя на тусклый свет костра - огромный, больше даже чем звериная форма Тайвара, угольно черный, с шерстью торчащей неровными шипами во все стороны, и лапами толщиной с тело Шаяны, а еще, с двумя огромными лысыми хвостами, по всей длине имеющими колючки и отростки похожие на лезвия. Это был не волколак, точнее уже не был. Общие очертания в виде костных наростов на широкой длинной морде еще намекали на происхождение монстра, но во всем остальном, перед девушками было что-то новое.

И страшное.

Тварь опустила голову и громко зарычала. Странные колючки на спине поднялись дыбом, а хвосты нервно стали мести землю. "Он сейчас прыгнет" с ужасом осознала Шаяна, видя, как монстр переставляет лапы и готовится.

Эльфы не проспали момент.

Сразу три стелы попали в чудовище, одна ровно в глаз и две в шею. Собственно лишь первая принесла реальный вред существу, сбив его прыжок и заставив шарахнуться в сторону, с ревом безошибочно бросившись на ближайшего эльфа.

Еще две молнии стрел, теперь явно подкрепленные заклинаниями, глубоко засели в том месте, где на задних лапах были суставы, затем снова три и опять две.

Чудовище взревело и тут случилось то, чего никто не ожидал, он словно начал расти, передние лапы удлинились, на глазах кожа стала покрывать костными наростами, а морда вообще оказалась наглухо закрыта "броней".

Такие метаморфозы ввели в ступор не только фею и ее дочь, но и эльфов.

Чудовище резко бросилось вперед, так быстро и неожиданно, что один из пяти замешкался, тем самым подписывая себе смертный приговор. Острые когти почти выпотрошили эльфа, даже не заметив броню, которая на нем была.

Шаяна скрипнула зубами и поняла - либо сейчас, либо никогда.

В руках девушки уже была курильница, слегка покачивающаяся из-за дрожи в пальцах, а из одежды на фее осталось только легкое платье. Закрыв глаза, чтобы концентрироваться на магии, а не на творящемся ужасе, девушка быстро активировала заклинание, из-за которого травы внутри небольшой частично сделанной из керамики, частично из металла конструкции, начали тлеть. Облако дыма подхватил ветер и внезапно он закружился в такт вымученным, неловким движениям феи.

Шаяна давно не танцевала. Не было ночи, когда она не ощущала магию, зовущую ее, когда бы не слышала музыки, но странная тяжесть, легла на душу после предательства Риха. Тело казалось в этот момент деревянным, чужим, неуклюжим.

Фея тряхнула головой и силой заставила себя расслабиться. Она прогнала страх, из-за которого окаменели ноги и уже на много плавнее продолжила танцевать. Когда Шаяна открыла глаза, это была уже не она. Мир наполнился для девушки новыми цветами, а зверь, застывший в недоумении не был тем монстром, при виде которого хотелось кричать.

Эльфы попытались ринуться к девушке, но их резко остановила Асирия - если сейчас мужчины совершили бы ошибку, они сразу нарушили бы ту хрупкую связь, что дитя земли начала устанавливать с тварью.

Фея подошла вплотную к монстру и легко, танцуя, закружилась рядом. Травы в курильнице тормозили сознание и ярость бывшего волколака. Он беззвучно смотрел на хрупкую девушку, и в глазах, красных от крови и злости, постепенно просыпался разум.

Растения под лапами робко дернулись и пошли в рост, оплетая тело чудовища с каждым мгновением все более толстыми и крепкими стеблями. Шаяна замерла, смотря в глаза существа и тихо сказала.

- Все хорошо.

Образ монстра дернулся дымкой, и морда внезапно приняла почти человеческий вид.

- Убей меня, - хрипло попросила тварь и резко подняла еще не до конца преобразившуюся голову, подставляя ту последнюю часть тела, что не была защищена от удара, - убей, пожалуйста.

Шаяна вздрогнула. Она кожей почувствовала и боль, и ужас от той силы, которая захватила разум и то, что стоит отпустить магию и все снова вернется в прежнее русло. Та гадость, что изменила волколака все еще была внутри, и она лишь ждала момента для того, чтобы снова взять контроль.

- Спи спокойно, дитя луны, - тихо шепнула фея и, взяв в руки клинок из висящих на бедрах ножен, ударила снизу вверх, пробивая кости черепа и мозг.

Чудовище дернулось в последнем рывке, и, сорвав путы трав, полоснуло когтями по руке, сжимающей оружие. Девушка вскрикнула от острой боли и отшатнулась в сторону, зажимая рану. По белой коже заструилась алая кровь.

Это стало словно командой и мир вокруг снова резко стал прежним. Волколак, уже принявший облик не молодого мужчины с черными волосами, безжизненно повис в своих путах. Из его головы торчало лезвие меча. С криком страха к матери метнулась Асирия, быстро начав перематывать руку выше раны куском взятого из сумки бинта. Эльфы разделились - двое так же поспешили на помощь к раненной Шаяне, а еще двое занялись телом мертвого чудовища, решив на всякий случай обезглавить и сжечь его.

В глазах у феи все поплыло, она как-то отстранено начала понимать, что этот, последний рывок монстра, был не случайным, что с ним он передал ей что-то темное, что теперь с каждым ударом сердца разносилось по каждой клеточке тела. Девушка закрыла глаза, пытаясь отстраниться от происходящего, чтобы хотя бы как-то остановить распространение проклятья, но сознание подвело Шаяну и она провалилась в черное забытье.

Глава 4.

Плотоядные мы.

Просыпалась Шаяна медленно и с трудом. Голова гудела, во рту все пересохло, а правая рука чесалась так, словно за ночь эта конечность была единственным источником питания всего местного выводка комаров. Медленно, стараясь не делать никаких резких движений, девушка положила холодную ладонь на подозрительно горячий лоб и блаженно улыбнулась.

- Мама! - заметив движение, фею сразу же схватили за руку, заставив недовольно приоткрыть один глаз.

Рядом с кроватью, находящейся в странном подобии кожаной палатки, сидела Асирия. Девочка выглядела знатно уставшей и напуганной, ее рыжие волосы торчали во все стороны, а под глазами пролегли мешки.

- Давно я так валяюсь?

- Шесть часов, - раздался мужской голос рядом.

Шаяна чуть повернулась, чтобы разглядеть говорившего и узнала Эльрана. Эльф, как и Асирия, выглядел не самым лучшим образом, из чего фея сделала вывод, что оба не спали ни часа с момента ее отключки.

- Ничего не произошло, пока я тут валялась? - девушка попыталась переместиться в горизонтальное положение и в этом ей тут же помогла дочка, заботливо приподнявшая маму и положившая ей под спину сумку, набитую одеждой.

- Ничего, - ответил мужчина, - как вы себя чувствуете?

- Как фея, которая пробежала километров пять не останавливаясь, а потом еще десять ее тащили привязанной к лошади, - честно ответила Шаяна, - попить можно?

- Да, конечно. Асирия?

Девочка мгновенно вытащила откуда-то из-под кровати деревянную чашу и поднесла к губам феи. Вода имела странный привкус, но Шаяна решила, что проблема тут исключительно в том, что творилось во рту.

- Когда я спрашивал о вашем состоянии, я на самом деле имел в виду несколько другое, - осторожно начал эльф, - я залечил вам руку но...

- Поняли, что проклятье перешло на меня, - закончила за него Шаяна.

Мужчина кивнул головой.

- Мы раньше не знали, с чем имеем дело по сути, но теперь все встало на свои места. Эта гадость, что поразила волколака, некогда произошла... не поверите от чего. Любовные привороты, - Шаяна поперхнулась и Асирия тут же убрала чашку с водой из еще слабых рук матери, - из всех типов приворотов выделяется один, запрещенный, - продолжил эльф, смотря в глаза девушке, - его сила была настолько высока, что человек сходил с ума максимум через пару месяцев. Все эмоции, которые он испытывал, начинали бить через край. Если любовь, то всем сердцем, если ревность, то убийственной силы. Заканчивалось все всегда смертью и того кого приворожили, и того к кому. Как правило, первый из ревности убивал второго, а потом и себя. В дальнейшем данное заклинание стали использовать в военных целях. Не обошлось без магии крови, конечно. Проклятье накладывали на одного из воинов или на целый отряд и их отправляли против врага. Когда кто-то убивал носителя, активизировалась сила заклинания и забравший жизнь впадал в беспамятство, нанося удары не только по противникам, но и по своим. В дальнейшем, уже после битвы, малейшего раздражающего фактора хватало для того, чтобы спровоцировать проклятого.

После великих войн, магия крови, и данное заклинание конкретно, оказались под запретом, и очень долго ни о чем таком не было слышно. И вот, внезапно, появился этот волколак. Колдовство, под действие которого он попал, отличается от первоначальных вариантов. Оно не просто порождает в существе агрессию на месте любой вспышке раздражения, но и изменяет носителя в зависимости от того, кто нападает и общего уровня опасности. Собственно вчера мы это и наблюдали сразу после того, как волколак осознал, что против него не один противник и более того, все подготовлены. Кто бы из нас его не убил, хотя надо признать, что без вашей магии, все могло обернуться просто еще пятеркой трупов, проклятье перешло бы на победителя. Чтобы сделал эльф, осознавший, кем может стать? Самоубийство, без сомнений. Однако носителем стали вы, милая фея. На вашей стороне то, что по расе, путь вы и не чистокровная, в вас заложено меньше агрессии, чем в любом из нас. Однако никто не безгрешен, и вы должны понимать, что однажды можете очнуться среди трупов тех, кто вам был дорог. Убивать вас насильно никто не станет, мы осознаем, сколько вы сделали для нас, однако же, если вы захотите сами...

- Не захочу, - резко оборвала его Шаяна, - даже близко не захочу.

- И все-таки...

- Моя мама сказала свое слово, - грубо оборвала эльфа Асирия, - и я вам говорила тоже самое. Мы сможем справиться, а если проблема начнет выходить из-под контроля, это в любом случае будет уже не ваше дело.

Шаяна с любопытством посмотрела на дочку. Видимо, пока она была без сознания, разговор о смерти феи уже поднимался лопоухими. Вот блин, благодарность называется.

- Теперь предоставление нам лошадей еще больше в ваших интересах, - улыбнулась фея, давя в себе мгновенно вспыхнувшее раздражение и запоздалый страх того, что ее могли спокойно убить, пока она мирно спала.

- Мы не собирались отказываться от своих слов, - кивнул Эльран и внезапно улыбнулся, - я рад, что вы решили бороться. Если кому-то и под силу обуздать такое проклятье, то, несомненно, вам.

Шаяна удивленно посмотрела на мужчину. Вот интриган, фигов. И смотрит так, как будто в его голове она уже на операционном столе лежит, в окружении пробирок и разной химии.

- С вашего разрешения, я пойду, узнаю насчет транспорта.

- Разрешаю, - коротко ответила фея и, как только палатка за мужчиной закрылась, повернулась к дочери, - итак, какие есть варианты?

Асирия мрачно посмотрела на мать. По ее лицу было видно, что по сути - никаких. И все-таки, ласточкой нырять с горы или лезть в петлю, Шаяне не хотелось. Мягко так говоря. Уж лучше в таком случае сдаться Риху и тогда, она хотя бы умрет с шеей такхара в клыках...

Оп-па... а вот и мысли не совсем свойственные милому, доброму лестному народу. Хотя какому там доброму, затанцевать до смерти, накормить тем, что сломает волю, и потом бросить помирать? Если так подумать, то факт того, что феи не ели человеческую плоть, довольно слабое оправдание всему другому, что они вытворяли с разумными двуногими.

Шаяна тяжело вздохнула.

- Ты же не дашь мне никого съесть? - фея грустно посмотрела на дочку.

- Может, позовём Тайвара? - Асирия заползла на кровать к девушке и обняла ее, уткнувшись лицом в грудь.

- И что сказать? Милый, извини, твоя почти жена проклята и теперь при малейшей вспышке злости может спокойно оторвать тебе хвост и запихнуть его в эээээ... в общем не важно.

- Ну, вообще вожак действительно умный и много чего повидал. Не думаю, что тебе так просто окажется с ним справиться.

- Вопрос на самом деле не в силе ведь, - вздохнула Шаяна, - а в том, что ему в Волчьем Логе не нужна тварь, способная в следующий раз за разрытую клумбу с тюльпанами, повесить вместо флага его волколаков, или обзавестись новым ковриков перед печкой.

- Ты себя заранее переоцениваешь, - с натянутой улыбкой ответила Асирия.

- Я беру в расчет самый плохой вариант, - парировала фея, - давай так, если проклятье действительно во мне и если у меня начнет ехать крыша, мы сразу же переносимся в деревню или, как минимум, вызываем Тайвара.

- Договорились, - кивнула Асирия.

- Но у меня есть условие, - внезапно сказала Шаяна.

- Какое? - напряглась девочка.

- Если я начну действительно сходить с ума, ты держишься от меня на расстоянии, - жестко сказала фея, - я знаю, что тебе сейчас тяжело будет, если я окажусь далеко, но другого варианта нет. Будем связываться ночью. Я продумаю, как можно усилить артефакты, чтобы не только в полнолуние организовать общение, но и в остальные ночи.

- Я так понимаю, что это не вопрос? - напряглась дочка.

- Нет, - кивнула Шаяна, - если случится так, что я очнусь рядом с твоим телом, мне уже никакая сила духа не поможет в борьбе со внутренним монстром.

- Тогда я согласна. Буду бороться со звериными повадками, если ты обещаешь делать тоже самое.

- Да куда ж я денусь, - невесело рассмеялась девушка.

Пролежали в обнимку они еще не менее двадцати минут, но потом все-таки решили подняться. Асирия помогла матери одеться - хотя рука и была полностью залечена, все тело болело как после серьезной тренировки.

Эльфов вокруг палатки не было, кроме одного - все того же Эльрана. Мужчина сидел рядом с потухшим костром, а справа от него мирно щипали траву двое скакунов. Коренастые, невысокие лошади пятнистой рыже-белой расцветкой. При виде девушек, эльф поднялся с земли и выдавил из себя улыбку.

- Вот, как мы и обещали. Они невероятно быстры и ваш путь до ближайшего города сократят вдвое без проблем для себя. К тому же оба отличаются крепкими нервами, и даже ваше соседство для них не станет проблемой. Жеребца зовут Рассвет, кобылу - Дождь.

- Спасибо, - кивнула Шаяна и подошла к животным. Те и правда лишь подняли заинтересованно головы, наблюдая за новыми хозяйками, но даже не пытались рвануть в сторону или начать нападать.

- Легких вам дорог, - выдал стандартную фразу Эльран, - и не сдавайтесь. У вас сильный дух и есть те, кто поддержат, потому я уверен, что проблема с проклятьем не станет для вас концом.

- Рада, что в меня верят не только те, кому просто не хватает духа признать правду, - девушка запустила пальцы в жесткую гриву, второй рукой проводя по морде жеребца, - и вам удачи.

- Мам, может, покушаешь сперва? - Асирия осторожно подошла к Шаяне, замерев на расстоянии в пол метра.

- Не хочу, - честно призналась фея, - давай лучше как можно быстрее покинем земли эльфов, а то в любой момент они могут признать нас слишком опасными, чтобы просто отпускать.

Эльран на такое ничего не ответил, подтверждая тем самым слова Шаяны.

Асирия молча подошла вплотную и помогла матери забраться в седло. Затем перебросила сумки через спину коня и направилась к своей лошади. Девочка беспокоилась о том, что Шаяна явно все еще была очень слаба и могла свалиться в любой момент на землю. Однако, попросить маму не спешить Асирия не успела - кони были уже разогретыми, а потому, едва волчонок оказалась на спине, фея сразу же ударила своего жеребца и пустилась в легкий галоп.

***

Через три часа Асирия заставила мать закончить эту безумную гонку. Причина такого была проста и очевидна - фея почти падала от усталости, заметно начав съезжать на бок и периодически теряя стремена. Шаяна хотела начать спорить, но все же здравый разум взял свое, и девушки устроили небольшой привал.

- Ты как? - Асирия помогла матери слезть с лошади и посадила на траву.

- Паршиво, - честно ответила Шаяна, - меня жутко тошнит, кажется, поднялась температура.

Девочка помрачнела и быстро начала сооружать подобие лагеря.

- Я приготовлю суп - тебе надо попытаться покушать.

- Не думаю что смогу, - честно ответила Шаяна, - от одной мысли о чем-то таком, я с трудом давлю в себе спазм.

- Надо, мама, надо. Я по себе знаю, что когда тело слабеет, слабеет и дух. Зверю становится проще взять контроль над разумом.

Шаяна ничего не ответила. Она молча смотрела в пустоту уставшими глазами и была бледна как мел.

- Надо связаться с Тайваром, - уверенно сказала Асирия, разводя огонь, - он поможет.

- Пока я все контролирую, - хрипло ответила фея, - перестройка организма идет своим чередом и тут ничего не сможет сделать ни он, ни кто-то другой. Если я пойму, что зверь берет вверх надо мною, спорить не стану и тут же обращусь к вожаку. Все еще может обойтись.

Асирия с сомнением посмотрела на Шаяну. Девочке со стороны было очень хорошо видно и то, как пульсируют зрачки в серых глазах феи, то закрывая всю радужку, то сужаясь до точки, как выступает испарина, как трясутся руки. Волчице было безумно страшно за мать, но, на самом деле, она была права - сейчас никто бы не смог чем-то ей помочь. Оставалось только быть рядом до последнего момента.

Чтобы отвлечь себя от всей этой ситуации, Асирия отправилась на охоту, вернувшись уже через пол часа с двумя упитанными тушками похожими на зайцев. Шаяна к этому моменту вытянулась на земле, закрыв глаза, и кажется, даже задремала.

Девочка не стала трогать мать, быстро ошкурила тушки, выпотрошила, разрезала и кинула в котелок. Плохо было то, что мясо таких зверей не имело жира, однако ничего лучшего пока что не найти. Для питательности Асирия кинула в бульон кусочек подкопченного сала, затем уже закинула картошку, и самыми последними - засушенные овощи. До матери в готовке девочке было далеко, но по меркам походной еды и она кое-что могла.

Спустя еще двадцать пять минут Асирия сняла котелок и налила чуть мутный бульон в деревянную пиалу.

- Мааам, проснись. Попьешь горячего супа и будешь отдыхать дальше.

Шаяна, тяжело застонав, открыла глаза.

- Ничего не хочу.

- Надо. Не будешь сама - заставлю силой.

- Изверг, - попыталась отшутиться фея.

Асирия приподняла мать, помогая ей сесть, затем поднесла к губам чуть остывший суп. Через два глотка фея не выдержала и ее вывернуло. Девочка дала ей прополоскать рот обычной водой, но уговорила продолжить есть.

После такого испытания фея объяснила дочери, как выглядят нужные травы, и уже спустя час пила маленькими глотками целительный отвар, который притуплял боль, снимал жар и желудочные спазмы.

- Думаю, мы сегодня уже никуда отсюда не сможем уехать, - тихо сказала Асирия.

- Нам нужно покинуть территорию эльфов, иначе они решат, что мы представляем угрозу. Кони натренированы ходить в паре, так что можешь взять меня к себе и поедем вместе.

Асирия немного помолчала, но потом кивнула.

- Хорошо, тогда я сейчас тут все уберу, и отправимся дальше.

Фея только кивнула головой и снова легла, стараясь глубоко дышать и давить тошноту. Шаяне было так тяжело, что в момент, когда Асирия начала ее поднимать, девушка даже не попыталась как-то проявить себя.

Дорога продолжилась.

Спустя еще почти четыре часа девушки покинули опасную территорию и тут же разбили новый лагерь. Операция с супом и отваром повторилась, как и тошнота. Ночью температура поднялась еще выше. Шаяну трясло, жуткая боль начала терзать сознание. По ее просьбе Асирия достала из сумки самое сильное из имевшегося обезболивающее и это немного облегчило ее состояние, но ад продолжился. Закончилось все лишь с первыми лучами солнца...

Шаяна приходила в себя медленно, с трудом, но чувствовала она себя все равно в разы лучше, чем ночью. Еще одним хорошим признаком стал зверский аппетит, утолив который, девушка действительно почувствовала себя живой.

- Ну как ты? - Асирия вопросительно посмотрела на Шаяну.

- Почти нормально, - фея прислушалась к своим внутренним ощущениям и кивнула, - небольшая слабость еще есть, но в целом, беспокоиться не о чем.

- А насчет эмоций и всего прочего?

Шаяна еще раз задумалась.

-Ну, бросаться на все живое - не хочется. Хотя это пока что. Посмотрим, что будет дальше.

Асирия робко улыбнулась матери. С ее плеч словно гора упала - на столько стало легче от того, что Шаяна улыбалась и на ее щеках даже румянец появился.

- Ты готова дальше отправляться или еще отдохнем?

- Готова, - кивнула девушка, - да и мне кажется, я почувствую себя лучше только тогда, когда мы как минимум доберемся до ближайшей деревни, нормально помоемся и окажемся на мягкой кровати. Я, конечно, люблю дорогу и сон под открытым небом, но все хорошо в меру.

- И не говори, - Асирия улыбнулась, - давай тогда собираться. Я посмотрела по карте, через два дня примерно доберемся до деревеньки Ушинки.

- Никогда не думала, что буду просто мечтать оказаться среди людей...

На этот раз Шаяна почти самостоятельно залезла на лошадь и девушки двинулись в дальнейший путь. Как ни странно, но, не смотря на всю нагрузку от верховой езды, фея с каждой минутой чувствовала себя все лучше. Ощущение было такое, словно она вырвалась из душного, жаркого купола - стало легче дышать, на голову ничего не давило, и, что самое главное, Шаяну больше не трясло.

И все-таки при всем этом, фея все равно была еще не достаточно сильна и всю себя сейчас отдавала задаче не сбиться с темпа лошади, просто не замечая происходящего вокруг. А вот Асирия была на страже.

- Мам, за нами наблюдают с помощью магии.

Фея удивленно дернулась, но ничего не почувствовала.

- Как думаешь - кто?

- Не знаю, но, кажется, обычные бандиты. Что делать будем?

- Понятия не имею, - честно сказал фея, - с одной стороны я не в том состоянии, чтобы драться с кем-то, но с другой - ехать быстрее так же не вариант. Да и не поможет, если за нами наблюдают.

- Только не бойся - я тебя защищу, если что, - Асирия задумчиво смотрела вперед.

- Хахаха, это будет забавно.

Девушки переглянулись, не пряча улыбок. Кем бы ни были те, кто следили, они едва ли понимают, на какую пару наткнулись. Уж волколака-то точно увидеть не ожидают.

Еще некоторое время дорога все так же тянулась, сменяя один скучный пейзаж на другой. В какой-то момент Шаяна решила уже, что ничего не случится, и тут Асирия тихо сказала:

- Едут. Трое догоняют со спины, трое едут нам на встречу и еще два лучника ждут по сторонам от дороги впереди. Окружить хотят.

- Я ничего не могу почувствовать, - сморщилась фея. Внезапная беспомощность ее раздражала, - кто они?

- Все мужчины, смески с большим количеством человеческой крови. Потные, грязные, с перегаром, одетые в легкую кожаную броню. Разбойники, в общем.

- Давай подождём пока нас окружат.

- Уверена? Я могла бы сейчас обернуться и напасть из засады.

- Да зачем? Мы - две молодые девушки, ты так вообще - дитя дитем. От нас не ждут ничего плохого, тем более, что с ними явно едет маг. Нападать будем по моей команде, причем обязательно сначала слезем с коней и отойдем в сторону, чтобы животные не пострадали.

- Ну ладно, - пожала плечами Асирия, - только мне кажется - это напрасный риск.

- Тут тяжелее спрятаться, чем в нормальных лесах - это раз. Они уже знаю о том, что нас двое и если их маг заподозрит нас в чем-то, прикажет открывать огонь сразу, как мы окажемся в зоне их видимости и тогда, могут пострадать кони - это два. Да и вообще, если мы заранее начнем открыто действовать, можем подстегнуть их к ненужной агрессии и раньше времени выдадим то, что не настолько простые жертвы - это три.

- Ладно, - Асирия подняла руки, - ты старшая, тебе и решать.

Шаяна выдавила из себя улыбку. На самом деле внутри девушка была не так уж весела - ее пугало осознание того, что она даже близко, даже зная, что опасность рядом, не ощущала разбойников. Скорее всего, это было лишь временное осложнение после ночи, но вдруг суть зверя "задушила" фею внутри? Что тогда Шаяна будет делать?

Спустя минут пять не услышать разбойников было почти невозможно - земля мелко тряслась под копытами их коней, а от тех, кто обрезал дорогу впереди еще и поднималось облако пыли.

- Началось, - губы Асирии, адреналин в крови которой уже просто кипел, дернулись от улыбки.

Окружали их неторопливо, смакуя момент, когда две, вроде как беззащитные девушки, поймут, что бежать им абсолютно некуда. Шаяна старательно подыгрывала разбойникам, испуганными глазами рассматривая будущих игрушек дочери.

- Эге-гей! Какие милые девушки нам повстречались! - мужчины, одетые кто во что, вооруженные самым разным оружием и с поголовно замотанными в грязные тряпки лицами, затормозили коней в нескольких метрах от своей "добычи", после чего пустились по кругу, дабы как можно лучше рассмотреть жертву.

- Извините, что вам надо? - Шаяна старательно изобразила напуганный голос, - мы просто две путницы, которые едут к ближайшему городу. У нас ничего нет!

- А вас есть вы! И еще две чудесные лошадки! Парни, у нас давно не было такой замечательной добычи!

Разбойники сорвались на хохот.

- Мы отдадим все, что у нас есть! - Шаяна трясущимися руками потянулась к сумке.

- А то! Слезайте, девочки, со своих лошадок, вам скоро на другом скакать придётся. Ребят, я их первый заметил - мне рыженькую!

По это реплике, фея сразу поняла, кто был магом - самый худой из разбойников с некогда белым платком на лице.

Девушки послушно соскочили со своего транспорта и отошли чуть в сторону.

- Можно я сама разденусь? - подала голос Асирия.

Такая покорность жертвы удивила мужчин, они переглянулись и быстро слезли со своих коней, чуть ли не потирая руки в предвкушении грядущего развлечения.

- О, как славно! Я как раз не люблю, когда девушки бьются в истерике, - оскалился маг и потянулся к ремню, на котором держались брюки.

- А мне наоборот нравится! - подал голос второй верзила, у которого не было правого глаза.

- Асирия, - тихо сказала Шаяна, смотря на разбойников, - фас.

Окружающие не поняли, что произошло, но внезапно, еще детское тело девочки, успевшей скинуть верхнюю одежду, внезапно пошло буграми. Она изогнула голову на удлинившейся шее, раздался треск хлопковой рубашки и льняных брюк.

Маг первым осознал, что сулит происходящее его шайке, но Шаяна, уже успевшая разобраться в скудных остатках своих сил, вырастила травы под ногами разбойников, не давая им двигаться и отвлекая внимание.

Превращение Асирии заняло не более полуминуты и вот - огромный рыжий волколак бросился на самую главную цель - единственного мага, реально опасного для девочки. Сама Шаяна метнулась в сторону, пользуясь сумятицей возникшей в рядах врага - фея сейчас была беззащитной, хоть и не как котенок, но как кошка без когтей.

Ее маневр заметил один из верзил, с непонятным мечом, похожим на большой нож по форме, и вопреки остальным членам банды, бросился не на волколака, а на Шаяну. Фея едва успела подняться на ноги, как получила мощный пинок в грудь, из-за которого она на некоторое время забыла, как дышать, упав и корчась.

- Убью, с...ку... - фея как-то отстраненно смотрела на замах тупого клинка и сквозь страх смерти проскочила злость.

Какого, собственно говоря, лешего, все это происходит! Почему она должна была сейчас умереть?

Тело само-по-себе перекатилось в сторону, уходя от удара. Боль в ребрах прошла, сменившись горячей пульсацией, причем последняя странным образом охватывала не только травмированное место, но так же пальцы и зубы. Шаяна быстро вскочила на ноги и метнулась к немного растерявшемуся противнику. Разбойник попытался отмахнуться от феи, как от назойливой мухи, но с невиданной для нее раньше скоростью, девушка ушла в сторону, и ударила маленьким кулачком в солнечное сплетение разбойника, а ногой она пнула его в колено. Сила этой атаки была такой, что мужчина упал как подрубленный, воя и корчась. Сама же девушка быстро схватила камень с земли и ударила разбойника по голове. Один... второй... третий... Шаяна била бы и дальше, не смотря на то, что мужчина перестал подавать признаки жизни, а его лицо превратилось в кровавую кашу, но сзади на нее налетел новый противник.

- Гадина!

Лезвие ножа должно было проткнуть девушку так, как иголка протыкает бабочку, однако фея почувствовала приближение и успела уклониться, хотя и не до конца - сталь пропорола ткань рубашки и кожу на правом плече. Чувство боли лишь усилило злость Шаяны, она зарычала так, что даже сама бы испугалась, если услышала такое со стороны. Фея метнулась тенью к новой жертве, легко, словно он не был умелым воином, обошла все его атаки и сомкнула пальцы с черными когтями на шее мужчины, второй рукой схватив его за руку с ножом и одним движением сломав запястье.

Хрупкая, изящная девушка, словно тряпичную куклу уронила разбойника на землю, продолжая его душить. Когда мужчина попытался ударить ее по глазам здоровой рукой, Шаяна сжала пальцы, как бы соскальзывая когтями по голу, вырывая таким образом часть его плоти.

Третью жертву она нашла сама, прыгнув со спины на практически последнего живого разбойника. Когда мужчина по инерции упал вперед, Шаяна вцепилась в его волосы и начала рывком бить его головой о землю. Красная пелена ярости так ослепила ее, что остановиться фея смогла лишь когда на нее внезапно вылилось фактически целое ведро холодной воды.

Шаяна отпрыгнула в сторону, быстро пытаясь определить источник новой опасности, но увидела лишь заметно побледневшую, покрытую уже подсыхающей кровью Асирию.

- Мама?

Фея растеряно оглядела поле боля, все изуродованные тела и вдруг, как-то отстранённо поняла, что она только что убила троих людей. Взгляд Шаяны упал на руки, и она испуганно вскрикнула, видя черные кривые когти и кровь, которая покрывала не только их, но и почти все тело.

- Мамочки, - испуганно всхлипнула фея и потеряла сознание.

Глава 5.

Жертва или охотник?

Тело покрывала кровь, она залила все платье, странное платье из шелка и кружев серебряного цвета. На плечах лежала тяжелая накидка окантованная соболиным мехом, все с теми же красными уродливыми кляксами. Шаяна стояла на балконе, а под нею кипела людская толпа. Каждый кричал свое приветствие, приветствие королеве.

Фея судорожно пошатнулась, пытаясь понять, что происходит. Ей рады? Неужели они не видят крови на ее руках? Почему они называют ее своей королевой?

- Потому, что это твоя судьба...

Шаяна проснулась как от удара, резко сев на земле и столкнувшись лбом с Асирией.

- Мама! - девушка обняла фею, явно с трудом удерживая слезы.

Почему?..

Память возвращалась постепенно, и ужас затопил сознание феи. Она сжалась, растерянно смотря на дочь... затем взгляд скользнул по собственным рукам, но как ни странно, ожидаемых когтей девушка не увидела.

- Я давно так валяюсь? - Шаяна сама не узнала свой голос, он был низким и хриплым.

- Немного - чуть больше часа, - Асирия хлюпнула покрасневшим носом, - я за тебя испугалась! Как ты себя чувствуешь?

- Не знаю, - честно ответила фея, - я... мне страшно, очень! Я не знаю, что вчера со мной произошло, это было как наваждение. Жуткая ярость...

- То, что ты рассказываешь, очень похоже на первые обращения во время полнолуния, - тихо сказала Асирия, - нужно вызывать Тайвара, он сможет помочь справиться с этим чувством.

- Нужно, - на этот раз Шаяна не спорила, - только как?

- А ты разве не знаешь? - Асирия удивленно посмотрел на мать, - через кольцо ты можешь не только телепортироваться, но и разговаривать с Тайваром, когда захочешь.

- Даже так? - фея с интересом посмотрела на свой безымянный палец, - а как это сделать?

- Попробуй сжать кольцо и позвать. Странно, что он тебе сам этого не рассказывал.

- Может, не думал, что понадобится, - Шаяна провела кончиками пальцев по полоске металла, - я бы ведь и не подумала его о помощи просить, если бы не влипла так.

- Ладно, занимайся пока делом, а я еду приготовлю. Ты, наверное, голодна до жути?

Словно подтверждая слова Асирии, желудок феи предательски заурчал. Девочка рассмеялась и принялась хлопотать.

Сама Шаяна немного еще посидела в раздумьях, но все-таки сделала так, как посоветовала дочка, закрыв на всякий случай глаза.

-Тайвар!

Не смотря на то, что фея ощущала себя глупо и не думала о том, что все получится, ответ пришел сразу.

- Шаяна! Что случилось? Вы целы?

- Почему должно было обязательно что-то случиться? - Шаяна насупилась.

- Потому что иначе, ты бы не стала меня вызывать, - в голове раздался тихий смешок, - феи - птицы гордые.

- Я тут немного в неприятности попала, - Шаяна замялась, думая как лучше рассказать о беде, - меня немного волколак, проклятый какой-то гадостью, поцарапал...

- Шай, волколаки "немного" не царапают. Рассказывай нормально.

Фея вздохнула, но послушно начала повествование. Тайвар слушал внимательно и не перебивал, хотя каким-то шестым чувством, девушка понимала, что мужчина мрачнел с каждым её словом.

- Ясно. Рядом с вами есть какая-нибудь деревня?

- Да, и довольно близко...

- Перебирайтесь туда и ждите. Я постараюсь примчаться как можно быстрее, но пара дней на этой уйдет точно.

- Может не стоит? Я и сама...

- Ну да, ну да. Я уже понял, как ты "сама" можешь. Не высовывайтесь никуда и постарайтесь даже особо не выходить на улицу. Снимите комнаты и ждите.

- Я не на столько агрессивная, чтобы на простых селян бросаться, - хмуро сказала фея.

-Ты-то может быть и не агрессивная, - не стал спорить мужчина, - да вот только находитесь вы на границе обитаемых земель. Тут о местных князьях слышали только, как и о законах, ими созданных. Так что основная власть у духовенства. Как думаешь - долго ли будет почувствовать в Асарии волколака?

Шаяна задумалась. Она, по сути, никогда не сталкивалась с проблемами такого рода, разве что по мелочам. Сейчас же сознание услужливо нарисовало картинку возможных событий и фею передернуло. Вот даже взять хоть тот случай, когда фея с троллем случайно на выпускной рыцарей каких-то-там божеств попали... тогда она просто потанцевала и все, а сейчас? А вот сейчас Шаяна могла и горло перегрызть, особенно если что плохое с дочерью случится...

-Я поняла, так и сделаем.

- Шая...

- Да?

- Ничего не бойся. Я скоро приду и мы со всем справимся. У тебя разум - наивного и чистого ребенка. Тебя эта тварь полностью не захватит, особенно если научиться ее понемногу выпускать, чтобы облегчить давление.

- Я и не боюсь, - честно соврала фея.

Мужчина снова хрипло рассмеялся, а после ощущение близости к нему исчезло.

Шаяна открыла глаза и привычно закусила губу.

- Все нормально? - Асирия повернулась к матери, оторвавшись от котелка, висящего над костром.

- Да. Тайвар сказал, что нужно добраться до ближайшей деревни и ждать его там. Причем желательно из съемных комнат даже не выходить. Могут понять, кто мы с тобой и тогда проблемы будут.

- Да как скажешь, так и сделаем, - девочка пожала плечами, - еда почти готова. Тут рядом есть небольшая речка, может искупаешься? А то я как могла кровь с тебя смыла, да только тяжело это делать.

- Да, - немного рассеянно ответила Шаяна, - только проведи меня туда, а то я сейчас плохо соображаю.

- Конечно, - девочка поднялась и подошла к матери, - пошли.

Шаяна послушно встала, словно ничего не видя, а потом внезапно улыбнулась.

- Что такое? - Асирия с интересом посмотрела на мать.

- Да вот думаю, как я теперь называться могу. Смотри, была я на половину человек, на половину фея. А теперь я еще и волколак или что-то подобное. Представляешь, вот если обернусь полностью, буду розовым волком...

Асирия сначала удивленно посмотрела на Шаяну, а потом обе покатились от смеха. И правда ведь - цвет шерсти от цвета волос не отделим. Розовый волколак обещал стать самым жутким хищником, убивающим уже хотя бы смехом...

***

До деревни девушки добрались довольно быстро - к вечеру следующего дня. Небольшое село, с неожиданно высоким частоколом и даже рвом, имело название "Ушинки", правда в честь чего - не понятно.

- Как-то они странно смотрятся на общем фоне, - Асирия немного поежилась.

- Соседство у них не самой мирное - вот и защищаются, - пожала плечами фея, хотя ей и самой не нравилось то, как все выглядело.

Едва они подъехали к стене, тяжелые деревянные ворота открылись и они увидели двух рослых мужчин, одетых в явно не по ним сделанный латный доспех.

- Кто вы и с какой целью приехали? - неожиданно писклявым голосом спросил тот, что был чуть ниже ростом.

- Просто путники, - ответила Шаяна, - хотели переночевать у вас, а то земли тут сами знаете какие, да и говорят у вас тут с нечистью проблемы. Нас вроде как стороной все обошло, но рисковать лишний раз не хочется.

Защитники немного расслабились и кивнули. Один из них скосил глаза на руку, видимо смотря на артефакт, однако защита на девушках был такая, что, скорее всего, легкое сканирование не выдало никаких особенностей путниц, иначе нельзя было объяснить то, что их впустили.

- Пятый дом по улице - там наш постоялый двор, - один из мужчин снял шлем, открывая довольно молодое лицо с несколькими грубыми шрамами на щеке, словно от когтей.

- Спасибо, - кивнула фея и направила коня в указанном направлении.

Общее впечатление от деревни осталось более чем мрачным даже после того, как их лошадей забрал мальчик-прислужник, а самим девушкам без вопросов дали два ключа от комнат, со словами: там кровати слишком маленькие для вас обеих, а других номеров нет.

Все портило то, что в воздухе витал неприятный запах страха... возможно дело было в безумном волколаке, конечно, однако Шаяну это не успокаивало - все-таки перепуганные люди готовы на любой шаг, чтобы перестать бояться.

Девушки молча поели в общем зале похлебку из курицы и картошки, после чего ушли наверх - как-то не хотелось уж сильно мозолить глаза местным. Итак, они более чем настороженно реагировали на путников, а уж то, что это были две женщины, казалось им просто верхом странности.

Поднявшись наверх, обе девушки зашли в один номер, и устроили совет. Комнатки действительно оказались крохотными, хотя и довольно приличными. Одна узкая жесткая лежанка и маленькая тумбочка - вот все, что стояло в них. Тут даже на полу было особо не лечь, потому как негде.

Ждать здесь Тайвара было необходимо - волколак конечно мог их найти в любом месте, однако Шаяна прекрасно понимала, что еще один случай с потерей контроля, и она может окончательно уйти в состояние зверя. Асирия старалась подбодрить мать, словами о том, что все будет хорошо, однако и она знала, что без вожака, они не справятся. Это перебивало даже то, что находиться в Ушинках не хотелось абсолютно. У того вида нечисти, к которой относилась девушка, вообще было хорошее чувство опасности - оно с кровью передавалось из поколения в поколение. В итоге совместного обсуждения было принято пока заночевать здесь, однако в случае хоть каких-то проблем на горизонте, сразу же бежать.

На том и решили, разойдясь каждая по своим комнаткам и приготовившись ко сну. Обе сильно устали, а Шаяна так вообще еле на ногах держалась. Фея вымоталась даже не физически, а духовно. Ей казалось, что стоит немного расслабиться и проклятье возьмет контроль. Собственно это стало еще одной причиной, из-за которой лечь было решено по разным комнатам - Шаяна не могла гарантировать того, что не причинит вред дочери, когда уснет ее разум, и проснется зверь. Не смотря на возраст, Асирия поняла все страхи матери - все-таки девочка сама была волколаком и тему неконтролируемой агрессией знала не на теории.

Пожелав друг другу хороших снов, обе легли на свои кровати и закрыли глаза.

***

Шаяна проснулась от странного шума в соседней комнате. Сначала фея решила, что Асирия просто не сумела заснуть и тренируется - девочка довольно часто упражнялась, если ее начинали мучить кошмары. Однако в момент, когда ключ в замке ее собственной двери начал поворачиваться, Шаяна поняла - они в опасности.

Но, даже зная все это, фея ничего не успела предпринять - едва она вскочила с кровати, дверь распахнулась, и ей в плечо вонзился арбалетный болт. Со стоном боли Шаяна схватилась за место ранения, и сразу же получила удар по голове. Перед глазами все поплыло, девушка упала на пол. Ее грубо схватили за руку и потащили в коридор, где уже во всю раздавался крик Асирии.

- Заткнись, тварь, наконец-то мы тебе и твоей гребанной хозяйке отомстим за всех, кого вы пожрали.

- Мы ничего не делали, это не мы!

Слова закончились глухим звуком удара, и девочка повалилась на колени. Шаяна подняла лицо, залитое кровью, и увидела, что дочку держат за волосы, оттянув голову назад, а на ее шее блестит серебряный ошейник.

- Тащите их на улицу! Там уже начали собирать костер!

Внутри феи что-то щелкнуло. Как-то отстранённо она поняла, что перед ней твари куда хуже того же самого волколака. А еще, что она не будет чувствовать угрызения совести, если убьет их.

И тогда Шаяна просто спустила внутренний поводок.

Странно, но на этот раз она сначала сохранила полный контроль над телом. Возня коридора просто резко стала громче, тела всех нападавших четче, а движения их медленнее. Воздух наполнился новыми запахами - острыми, неприятными. Пот, кровь, металл, перегар и кожа...

На Шаяну мало обращали внимание - девушка была для окружающих без сознания и не представляла угрозы. А потому никто не заметил, как она поднялась медленно на ноги, как длинные розовые волосы взвились, словно клубок змей и начали чернеть. Лицо Шаяны исказилось, скулы стали более резкими, в глазах расширился зрачок, затопив почти всю радужку. Нежные изящные пальцы, так и не загрубевшие за время работы, удлинились, коротко подстриженные ногти стали черными изогнутыми полумесяцами когтями. Зубы заострились, превращаясь в клыки...

То, что в планы по линчеванию девушек закралась ошибка, окружающие осознали только в тот момент, когда ближайший к Шаяне мужчина, одетый лишь в плотную кожаную крутку захрипел, а из его рта потекла кровь. Когда тело нападавшего, пошатнувшись, упало лицом вперед, оставшиеся в ужасе посмотрели на тень за спиной бывшего товарища.

- Уберрррите свои лапы от моей дочерррри, - голос сорвался на рык и уже в следующий момент тварь, некогда бывшая милой маленькой феей, метнулась вперед.

Всего нападавших в коридоре было шестеро. Один из их числа оказался магом, хотя и не слишком сильным. Этот мужчина, воспринимаемый сейчас девушкой только как набор запахов и звуков, стал первым на кого она бросилась. Даже не зная, кто на самом деле перед ней, Шаяна поняла - он единственная опасность. Как только гибкое тело врезалось в нападавшего, а под когтями лопнула кожа и потекла горячая кровь, сознание решило, что хватит испытывать свою хозяйку, а потому покинуло ее, уступив место дикой, всеохватывающей звериной ярости...

***

Тайвар

Волколак двигался с немыслимой даже для него скоростью, проносясь в звериной форме по максимально короткой дороге до деревни. Он шестым чувством ощущал то, что девушки в опасности. И вот показались Ушинки.

Мужчина удивленно замер, смотря на открывшуюся ему картину. Он старался как можно быстрее добраться до "жены" и ее дочери, а потому знатно устал к тому моменту, когда перед ним оказалась деревня, где они собирались встретиться. Скорее даже не так: натренированное тело волколака ныло от перенагрузки, дыхание сбилось, а сердце заходилось в сумасшедшем ритме. Тайвар надеялся до последнего, что после такого марафона, он сможет хоть немного отдохнуть, но воздух принес ему такие запахи, которые нельзя было спутать ни с чем.

И он не спутал. А чуть позже, опасения подтвердились открывшейся картиной.

Ушинки были в огне.

Высокий частокол, который всегда был обязателен для местных деревень, находящихся рядом со степями, полными нежити и далеко не дружелюбными эльфами, а так также целыми толпами разбойников, был частично снесен. С какой силой и чем нужно было в него кинуть или ударить, мужчина даже примерно не представлял - такая защита строилась со всей ответственностью.

Играючи перемахнув через обломки стены в метр высотой, Тайвар оказался на залитых кровью улицах деревни и чуть не поскользнулся в одной из луж. Ушинки выглядели так, словно тут случился выплеск земли Искажения.

- Тайвар!

Мужчина резко поднял голову и увидел, что к нему, спотыкаясь и почти падая, бежала Асирия. Девочка была одета в одну нижнюю сорочку, покрытую бурыми пятнами частично засохшей крови.

- Что случилось? - волколак поймал малышку, прижимая ее трясущееся от страха тело к своему.

- Мама! На нас напали местные линчеватели и она взбесилась! Теперь она убивает всех, кто пытается атаковать! Это кошмар! Ее сила... даже волколаки так не могут!

- Она полностью обернулась?

- Осталась в виде человека, но у нее почернели глаза...

- Все будет хорошо. Стой спокойно, я сниму эту гадость с твоей шеи. Сама не ранена?

Асирия вздрогнула и поспешно откинула волосы, открывая ошейник:

- Со мной все хорошо - неприятно, но не более. Она меня и пальцем не тронула, даже не оттолкнула, когда я попыталась ее остановить. Только лишь рыкнула на меня и понеслась дальше.

- Ну вот видишь, у твоей мамы очень четкое осознание себя в этом мире. Даже если на время тварь внутри нее взяла вверх, это не на долго. Надо лишь подтолкнуть ее к обратной трансформации. Главное стой только за мной - мало ли что случиться может.

- Хорошо.

Как только полоска серебра соскользнула с тонкой шеи девочки, Тайвар выпрямился и прислушался к окружающему пространству. Найти в общем аду Шаяну труда не составляло - достаточно было просто идти туда, где раздавались основные крики.

Волколак чуть поддался вперед и понесся по залитым кровью улицам. Странно, но Тайвар не мог не заметить, что среди изуродованных тел, лежащих в жутких позах, и похожих на сломанных и разорванных кукол, не было женщин или детей. Только мужчины, причем явно некогда вооруженные.

Шаяну волколак заметил сразу, как только оказался на местном подобии лобной площади. Заметив фею Тавар даже замер, в невольном восхищении. Девушка была определенно прекрасна - тонкая, миниатюрная, с волосами теперь почти полностью красного от крови цвета, которые словно щупальца перехватывали тех, кто пытался на нее напасть. Она двигалась так быстро, что ее соперники, даже смески, не могли ничего противопоставить такой угрозе. Вот - в нее полетел огненный шар, но Шаяна словно почувствовала это кожей и легко ушла в сторону. Ее аура сейчас была не постоянной, словно девушка до сих пор точно не решила сама для себя, кем была, а потому набросить на нее прямое заклинание, было невозможно. Тайвар решил действовать и бросился с рыком на ближайшего мага - пока идет сражение, до девушки ему было все равно не докричаться. Остановиться по команде местные жители не могли - сейчас злость и ужас настолько затопили их сознание, что они были бы глухи для любого голоса разума.

Люди, уверенные в том, что главная их опасность перед ними, не заметили, как новый враг начал убивать линчевателей, выбирая самых сильных. В тот момент, когда осознавшие свою беспомощность противники бросились в рассыпную, вся земля вокруг была сплошным месивом из стонущих или уже мертвых тел. Посреди этого кошмара стояла замеревшая девушка, в залитом кровью платье, с целыми выдранными кусками ткани. Она немного прихрамывала - мужчина заметил это еще во время бойни, видимо один из воинов все-таки смог до нее добраться.

- Шаяна...

Тайвар медленно двинулся к застывшей твари, которая, вздрогнув, резко повернула голову. Ее лицо уже не было лицом милой маленькой феи - такой оскал волколак не видел даже у молодых обратившихся.

- Милая, все закончилось, врагов больше нет. Иди ко мне.

Девушка низко наклонила голову и зло зарычала, приподняв верхнюю губу и открывая тонкие длинные клыки. Отнюдь не волчьи - они скорее были близки к русалочьим. Такими удобно рвать вполне конкретную плоть - человеческую.

- Шаяна, это я - Тайвар.

Шаяна.

Голос незнакомого мужчины для девушки оказался неожиданностью. Она замерла, пытаясь понять, кто перед ней и какую опасность он может нести.

- Мама?

Шаяна перестала рычать и удивленно подняла брови. За спиной высокого темноволосого существа, с голым торсом и в широких коричневых брюках, стояла девочка, на вид лет десяти, с длинными рыжими волосами.

- Шаяна, это мы, все хорошо...

Мужчина с девочкой начали медленно идти на встречу к фее. Девушке не понравилось происходящее, и она сделала шаг назад, снова начав рычать.

- Хватит, - незнакомец рявкнул это так, что Шаяна замерла. Фея только сейчас ощутила, что идущее к ней существо было далеко не так слабо, как те, с кем она дралась. В нем был зверь, зверь, способный одним движением оторвать ей голову.

Девушка недовольно заворчала, не зная, как реагировать. С одной стороны она понимала, что ему от нее что-то было нужно, и он вроде не собирался нападать, с другой, Шаяне вовсе не хотелось на себе опробовать остроту его клыков.

Между тем мужчина продолжал идти к девушке, повернув руки ладонями вверх.

- Иди ко мне, моя маленькая.

Не типичность поведения возможного врага запутала Шаяну. Она сделала глубокий вдох и ощутила странный, знакомый запах мяты и хвои. Заметив смятение, Тайвар быстро, почти мгновенно преодолел расстояние между ними и обнял Шаяну. Девушка сначала дернулась, но внезапно успокоилась. Требовательно, словно ища что-то, фея провела руками по широкой голой спине, дотянулась лицом до шеи и с жаждой вдохнула запах. Тайвар странно напрягся, но потом успокоился и с нежностью обнял девушку, затем наклонился к ее лицу и поцеловал. Его губы скользнули по ее, и на секунду он слегка укусил фею, что стало последней точкой. Девушка с наслаждением зарылась пальцами в мягкие, густые волосы и ответила Тайвару со звериной страстью.

- Шаяна, возвращайся.

Девушка вздрогнула, поднимая глаза на мужчину.

- Тайвар...

Лицо феи дернулось, принимая более человеческий вид, из ее глаз начала уходить чернота.

- Да, девочка моя, это я.

Девушка вздрогнула и тряхнула головой, словно отгоняя странное видение. Взгляд ее упал на кошмар вокруг и Шаяна сжалась, сглотнув резко подступившую тошноту.

- Не смотри на них, смотри на меня, - Тайвар поднял ее лицо двумя пальцами, - все хорошо, феечка моя, все хорошо.

- Но я... кем я стала? - глаза девушки наполнились слезами, - что я теперь такое?

- Ты - это ты. Мать, которая снова защитила свое дитя. Знаешь, когда я тебя полюбил? Как только увидел маленькую девочку с розовыми волосами, которая была готова драться всеми возможными средствами, лишь бы закрыть собой ребенка волколака, который даже не был ей родным.

- Ты меня любишь? - расчет вожака был верным - ужас несколько отступил, сменившись удивлением.

- Люблю, моя девочка, люблю больше всего на свете. Я даже почти благодарен этому идиоту - Риху, за то, что мы встретились. А еще за то, что мне даже не пришлось придумывать, как сделать тебе предложение.

Шаяна робко улыбнулась, опустив глаза и уткнувшись лбом в широкую, мускулистую грудь мужчины.

- И я тоже этому рада. Но...

- Милая, ты не убила никого, кто был бы мирным жителем. Они пытались навредить тебе и твоей дочери. Ни их детей, ни тех, кто прятался в домах, ты не тронула. А еще ты даже случайно не навредила Асирии. В состоянии полной ярости, ты не потеряла разум. А знаешь, что это значит?

Девушка покачала головой.

- Что зверь внутри тебя находился под контролем все это время. Немного тренировок и ты больше никогда не впадешь в подобное состояние. Ты мне веришь?

- Верю, - фея все так же стояла, уткнувшись лицом в грудь Тайвара, а руками она обняла его за талию, стараясь прижаться каждой клеточкой своего тела.

- Тогда мы прямо сейчас покидаем деревню. Асирия, справишься с экстремально-быстрым поиском припасов и лошадей?

- Да, конечно, - девочка стояла чуть в стороне, улыбаясь от уха до уха, - минут десять и все будет.

- Отлично, мы пока доберемся до ворот и останемся там, ждать тебя.

- Хорошо, - девочка развернулась и побежала к домам.

- Куда мы теперь? - Шаяна подняла заплаканное лицо, все так же отказываясь смотреть на то, что творилось вокруг.

- Ну у тебя был какой-то друг, вот к нему и поедем, - мужчина поднял как пушинку девушку и направился к воротам.

- А мне безопасно будет так... путешествовать?

- Первое время уйдет на тренировки, а потом - да, - Тайвар улыбнулся, - только Асирии может быть безопаснее вернуться в Волчий Лог.

- А как же...

- Я подготовил вам подарок, девочки, сделал колечки, с помощью которых вы сможете общаться так же, как я общался с тобой. Так что проблем с зависимостью Асирии не будет.

- Ты обо всем подумал? - девушка тихо рассмеялась, наслаждаясь теплом мужчины.

- Ты даже не представляешь на сколько, - коварно улыбнулся Тайвар.

- Я...

- Да?

- Я не могу сказать, что люблю сейчас тебя, но я знаю, что могу полюбить.

- Я знаю, феечка, знаю. И пока мне этого достаточно. Но только пока.

***

- Обидно, что я так и не увидела Кона, - Асирия, переодевшаяся в простое льняное платье, явно великоватое ей, стояла на небольшой лесной поляне, напротив Шаяны и Тайвара.

- Немного подучитесь, и возьму вас в кругосветное путешествие, - улыбнулся волколак, хозяйским жестом прижимая к себе фею. Последняя, кстати, довольно улыбнулась на это, даже не думая сопротивляться.

- Ну вот, оставляю ее тебе, если найду по возращению хоть один новый шрам - месть будет страшной, - Асирия рассмеялась и повертела руках небольшой цилиндр камня телепортации, - если что случится - зовите.

- Естественно, - с улыбкой ответила Шаяна, - но пока меня будут учить - не беги ко мне, даже если буду ругаться на весь белый свет.

- Это я и сама знаю, Тайвар - строгий учитель, - Асирия подошла к матери и крепко ее обняла, - я буду вас ждать.

- Люблю тебя, мое маленькое сокровище.

На глазах у обоих появились слезы, и Асирия поспешно отвернулась, отходя обратно. С момента встречи они ни разу не расставались на долго, так что все происходящее воспринималось тяжело обеими.

Едва за спиной рыжей девочки закрылась воронка телепорта, Тайвар притянул к себе жену и поцеловал ее, с такой нежностью, что у феи сердце замерло, а после, забилось еще сильнее.

- Сегодня еще отдохнем, а с завтрашнего дня начнем твое знакомство с новой сущностью.

- Уже страшно, - Шаяна закинула руки на шею мужчины, встав при этом на цыпочки.

- И правильно. Бояться волков - полезно для жизни.

- Правильно - бойся. Рррррр

Этот день действительно прошел под статусом - спокойная жизнь. Все произошедшее в деревне сейчас было не более чем страшный сон.

Мужчина умело разбил небольшой, скрытый от лишних глаз лагерь, и развел костер, над которым спустя час уже варилась картошка с мясом.

- А как ты будешь меня... знакомить? - Шаяна валялась на траве, болтая ногами и смотря на своего мужа... муж - это слово было для нее чуждым и крайне непривычным.

- В твоем случае темная сторона вызывается сильными эмоциями и в первую очередь - злостью. Ты относишься к тем, кто этим чувством рефлекторно заменяет многие другие - например страх, или боль, или самое обычное раздражение от неудачи. Так что нужно будет постепенно вызывать те или иные эмоции и в связи с этим приучать тебя контролировать зверя. К тому же, хоть ты в состоянии оборота сильнее и быстрее многих, техника боя у тебя хромает. Хотя чего еще ожидать - принцесс, даже бастардов, не учат драться.

Шаяна поперхнулась, и, повернувшись, подняла глаза на мужчину.

- И давно ты знаешь?

- Милая, я старше тебя на целых двести тридцать лет. И я далеко не всегда жил в маленькой деревеньке среди волколаков. У меня большие связи. Так что, как только прошел слух о побеге-похищении некой полукровки-феи, я сразу понял, кто передо мной. Все-таки таких существ мало.

- И почему?..

- Почему я никак это не использовал? - мужчина улыбнулся, подняв голову от котелка, - во-первых, я не испытываю любви к твоему "отцу", во-вторых, я сам себя перестал бы уважать, если бы в итоге использовал молодую, напуганную девушку в своих целях. И в-третьих, как я уже сказал - влюбился в тебя с первой встречи.

- Но почему тогда ты ничего не делал? Если бы не сказал - даже не узнала бы.

- Я не мастер романтических поступков, - хмыкнул мужчина, - да и какая из меня пара для феи? Я - волколак все-таки.

- Дурень, - пожала плечами Шаяна и снова повернулась на спину.

- В общем, буду тебя учить драться по-взрослому. Плюс, нужно еще набрать мышечной массы, да и научить тебя охотиться - жажда убийств остается, как бы ты не пыталась ее перекрыть.

- Кажется, с завтрашнего дня начинается мой миниатюрный кошмар? - Шаяна бледно улыбнулась.

- Привыкай, солнышко, а я постараюсь скрасить эти дни для тебя...

Глава 6.

Последние минуты детства.

Когда Тайвар говорил о тяжелых тренировках, он совершенно не шутил. Это Шаяна поняла уже на следующий день после того, как они отдохнули. Во-первых, мужчина начал учить фею драться, причем не абы как, а на полноценных деревянных мечах, которые сделал сам и довольно, кстати, неплохо - во-всяком случае доставалось ими девушке не на много меньше, чем если бы они были настоящими - разве что плоть не рассекали, но вот вполне болезненные порезы оставляли легко.

Во-вторых, новшеством в жизни Шаяны стало то, что теперь каждое ее утро начиналось с пробежки. Причем волколак быстро понял реальные силы своей ученицы, а потому стал привязывать к ее ногам и рукам грузы, которые доводили до безумия и своим неудобством, и тем, что натирали, и тем, что прежней легкости в теле не осталось. Но Шаяна терпела. Девушка быстро поняла, чем грозит для нее потеря спокойствия и в какой-то момент она смирилась, осознав, что все, что делает ее... муж... предназначено только чтобы научить ее лучше контролировать себя. Он пытался научить девушку не впадать в злость от испуга, и для этого Тайвар начал будить ее среди ночи чем-нибудь внезапным - типа ведра ледяной воды. Правда быстро оставил это, так как помимо темной стороны у феи были еще и вполне себе живые волосы, которые после второго такого раза, спеленали мужчину и приложили его пару раз о землю. Прием Шаяна на полном серьезе после извинилась и объяснила, что никак не контролирует эту безумную растительность на голове - только о прическах и умеет договариваться. Волколак сначала не поверил, но потом осознал весь масштаб бедствия и начал искать подход к контролю еще и волос. Неудачно, конечно же, но он честно попытался.

Через неделю такого сумасшествия Шаяна внезапно осознала, что теперь иначе смотрит на тренировки. Ей нравилось и то, что она бегала почти вровень с волколаком, и то, что во время боя не только она одна получает травмы. Правда возникла новая проблема, о которой Тайвар предупреждал заранее, однако все-таки это застало Шаяну врасплох - ее темная личность была вполне себе живой и требующей удовлетворения своих интересов. Началось все с того, что стоило посмотреть на мужа, как у девушки возникали далеко не плотские желания, а мысль о том, как ее пальцы пробьют его грудную клетку, как будут царапаться сломанные ребра о кожу руки, как потечет горячая кровь... как будет биться сердце...

Шаяна каждый раз судорожно трясла головой, и отводила глаза - ей был тяжело от такого, словно каждый раз внутри что-то умирало...

Частично это было действительно так - сила девушки как феи, сильно ослабела. Вырастить что-то небольшое, не заплутать в лесу, подсознательно понять какая трава для чего... ну и очаровать мужчину с помощью еды (это девушка проверила на муже, предварительно его упросив), она все еще могла. Однако способность замуровать в живую стену или создать настоящих стражей-монстров, фея уже потеряла. Она не чувствовала больше той энергии, тех потов перехватив которые, можно было творить.

А еще в ней окончательно умерло желание танцевать.

Осознание того, что вокруг больше не звучит музыка этого мира, стало самым тяжелым для Шаяны. Она не плакала - нет... но не потому, что не хотелось, а потому, что внезапно ей стало гадко от того, что хоть кто-то может увидеть ее слезы. Даже Тайвар. Жесткая необходимость контролировать свои эмоции во всем, вывернула наизнанку внутренний мир девушки. В один вечер Шаяна не выдержала и, предупредив волколака, пошла к небольшому озеру, находящемуся в редком, но все же в полноценном лесу. Там, быстро раздевшись, девушка нырнула в воду, словно надеясь смыть с себя ту грязь, что теперь, как казалось ей, покрывала все тело. Судорожно дыша, Шаяна начала наматывать круги по озеру, сжимая зубы и доводя тело до полного изнеможения. Когда ногу скрутила судорога, фея все-таки остановилась и села на отмель, обхватив себя холодными руками и со странным безразличием смотря на поверхность воды, чуть тронутой рябью.

- И кто я теперь? - горько улыбнулась Шаяна, - не человек, потому что бессмертная и сильнее любого, не фея, потому, что есть когти и клыки, а вот крыльев нет, и не волколак, потому что не могу обернуться зверем.

- Ты моя жена и самое чудесное существо, которое я когда-либо встречал, - низкий голос Тайвара заставил девушку вздрогнуть. Она повернулась слегка к волколаку, приближение которого как всегда не ощутила.

- Существо... а раса - жена?

- Раса - чудо, - тихо рассмеялся Тайвар и, подойдя вплотную к девушке, сел в воду, легко поднимая фею и пересаживая к себе на колени. Горячая грудь волколака прижалась к совсем замершей спине Шаяны.

Девушка удивленно дернулась, но внезапно расслабилась, почувствовав мужское тело и странный уют... словно сейчас весь мир существовал отдельно и пока они вот так сидят, никто не сможет к ним и пальцем прикоснуться.

Горячее дыхание скользнуло по плечу, вызвав стаю мурашек. Тайвар зарылся лицом в мокрые волосы девушки, которые сейчас не проявляли никаких признаков жизни.

- Мне страшно, - внезапно сказала Шаяна, - мне до безумия страшно от того, кем я становлюсь. Видения, жесткость. Даже сейчас, - фея положила руку на сомкнутые в замок пальцы волколака, - я сижу с тобой, а сама еле сдерживаюсь от того, чтобы не впиться в тебя зубами, даже десна сводит от желания отрастить клыки. Или хотя бы когтями проскользнуть по твоей коже, вспарывая ее и ощущая как течет твоя кровь...

- Глупая моя, - мужчина шуточно укусил Шаяну за плечо, - я с этим всю жизнь живу. Мы уж извини, все по своей сути - те еще садисты. Это еще одна причина, по которой мы и не заводим отношений с обычными людьми, как бы не любили. Особенно если любим. Уж извини, но силу во время... хмм... совместных ночей можем не рассчитать.

- Ну, ничего, на мне теперь все как на... - девушка внезапно скуксилась и покраснела, поняв, что и кому и как она говорит.

- Мне нравится ход твоих мыслей, - мужчина хрипло рассмеялся и поцеловал девушку в шею, - хотя наш первый раз определенно будет не таким.

Шаяна покраснела еще больше.

- А как вы боритесь с желанием убивать?

- Не убивать, а мучить, наслаждаться кровью, страхом и болью жертвы, - поправил девушку Тайвар, - охота. С завтрашнего дня начнешь выпускать свое второе "я" и охотиться с ее помощью.

Мысль о таком, заставила девушку вздрогнуть, дыхание сбилось, а зрачки заметно расширились - ей понравилась эта идея и хотелось начать прямо сейчас. Однако тут же взыграла кровь феи и заставила сжаться, в очередной раз испугавшись.

- Все будет хорошо, моя девочка, все будет хорошо, - Тайвар коснулся губами головы девушки и внезапно встал, поднимая фею.

Странно, но именно уверенность мужчины успокоила Шаяну - она верила ему, верила больше, чем себе. Уже намного позже, засыпая на теплой лежанке из шкур, фея поняла - без него, без волколака ставшего ее мужем, она не выдержала бы всего этого.

Просто не выдержала бы.

***

Насчет охоты Тайвар не шутил. То, что все будет не столь радужно, как казалось вчера ночью, Шаяна поняла уже утром, когда ей не дели позавтракать, туманно намекнув, что теперь еду надо будет добывать самой. Еще одним неприятным фактом стало то, что с утра злость и жажда крови слегка отступили и лицезрение огромных, пушистых существ с белой шерстью, закрученной кучеряшками, вовсе не вызывало мысли об охоте.

- Чего ждешь? - хитро спросил Тайвар, как всегда одетый лишь в свободные брюки, - вперед. Кстати не советую думать, что они беззащитны. Это чикнаки - их так местные прозвали. На одном из древних языков означает "кровавая шерсть". А все потому, что когда они убивают дичь, не слишком аккуратно едят её плоскими мордами с огромным ртом и, соответственно, полностью пачкаются.

- А выглядят как травоядные, - с сомнением в голосе ответила Шаяна, не спуская глаз с комков шерсти, из которых торчали четыре вроде как когтистые лапы, а голова угадывалась только по огромным торчащим домиком ушам.

- Они всеядны, - ответил волколак, - сейчас травку щиплют, а через час уже антилопу загоняют.

Шаяна все так же сомневалась, а когда к ее ногам скатился малыш, размером с небольшую собаку, врезавшись в ноги и испуганно смотря черными глазами-бусинами, растерялась окончательно.

Внезапно существо подняло плоскую морду с носом-пяточком и завыло так, что уши заложило у всех.

- А вот теперь - беги, - радостно заявил сразу после этого Тайвар.

Фея сначала не поняла смысл этой фразы, но уже через секунду раздался дружный вой основного стада и все чикнаки повернулись к девушке. Черные глаза их странным образом вспыхнули красным, а губы приподнялись, обнажая острый и даже двойной ряд клыков. Как-то отстранено Шаяна поняла - они готовятся к рывку. Все стадо в лице шести голов (и это только взрослые особи) странно наклонилоь вперед, их тела напряглись и через мгновение они бросились на девушку с пугающей скоростью.

Шаяна взвизгнула и метнулась прочь, петляя как убегающий заяц. Странно, но спустя уже минуту с того момента, как началась атака, девушку охватило странное спокойствие и уже через пять, как только она поняла, что даже на максимальной скорости не сможет убежать от этих тварей, внутри проснулся азарт.

Со скоростью, которую девушка сама от себя не ожидала, Шаяна ушла в сторону от атаки одной из тварей и причем вышло это так ловко, что чикнак врезался по инерции в своего же собрата. Брызнула кровь из разбитой морды, и от ее запаха внутри что-то вспыхнуло, а зрение стало острее. Во-всяком случае боковое так уж точно, и именно потому девушка смогла тут же увернуться от массивного тела, еще одной твари. Осознание собственной безоружности подстегнуло к полностью контролируемому выпусканию своей темной стороны. Вместе с горячей пульсацией, предшествующей отращиванию когтей и зуду в деснах от перестройки зубов, пришла какая-то ненормальная радость от предвкушения грядущей бойни. Шаяна резко повернулась, пропуская несущегося чикнака, а пальцы с уже почти десятисантиметровыми когтями до боли в выворачиваемых суставах вонзилась в бок пушистого хищника, легко, словно масло, проходя плотную кожу. Эта, первая пролитая почти сознательно кровь, окончательно сорвала внутренние заслоны и на следующую жертву девушка бросилась уже сама, подныривая под крупную голову и вспарывая горло. На очередного чикнака фея запрыгнула сверху, как один из тех трюкачей, что устраивали представления с обученными животными. Однако Шаяна не была уличным циркачом, а эта тварь не была выдрессированной лошадью. И запрыгнула девушка на него не для того, чтобы вызвать восторг у публики и заработать монетку.

Шаяна "обняла" за толстую шею хищника и, выпустив когти, рванула их, почти отсекая голову от тела и тут же спрыгнула на землю, так как даже смертельно раненая тварь была крайне агрессивна и, хоть и на последних крохах жизни, но могла устроить неприятности.

Остальная бойня слилась для девушки в одно сплошное месиво. Шаяна сначала испугалась странного чувства того, что кто-то взял контроль над ее телом, и словно марионетку заставляет поворачиваться и прыгать, нанося удары, но потом фея успокоилась и даже расслабилась, осознав, что никто ею не управлял. Просто сейчас инстинкты были сильнее, чем когда-либо и именно они позволяли подсознательно избегать атак и наносить удары самой.

Когда последняя тварь в предсмертных конвульсиях забилась на земле, Шаяна уже без страха и отвращения осмотрела себя, одетую в простые брюки и рубашку, напрочь залитые сейчас кровью.

- Доволен? - фея как-то устало подняла голову на появившегося из-за деревьев Тайвара, - теперь могу покушать?

- Ну, вообще нет.

- Почему? - нахмурилась Шаяна, решившая, что волколак хочет забрать у нее ВСЮ добычу. Губы невольно дернулись в хищном оскале.

- А они отвратительны на вкус и воняют как помойная яма, - довольно улыбнулся Тайвар, - я, на самом деле, с твоей помощью один заказ выполнил, который брал пару дней назад. На уничтожение вот этих милых зверушек - они у местных целое стадо овец забили.

- Ах ты... - Шаяна подскочила к мужчине, толи шуточно, толи серьезно пытаясь цапнуть мужа, но тот ловко её поймал, привычно прижав спиной к себе и целуя в шею, от чего любые намеки на злость отошли на задний план.

- Пошли охотиться дальше - твоя задача будет наловить птичек, каких - я тебе покажу. Одно дело месить так или иначе неповоротливых чикнаков, а другое - осторожных птах. Сейчас ты должна была выплеснуть всю агрессию, чтобы уже спокойнее и терпеливее ждать мелкую дичь.

Шаяна только вздохнула - она понимала, что все, что делает Тайвар для ее пользы, однако кушать хотелось уже до безумия, особенно после предыдущей бойни.

- Мне помыться бы, - немного брезгливо подняв руку на уровень глаз, сказала фея.

- Ну, тогда мы сейчас будем не птиц ловить, а рыбу - это еще интереснее. Особенно когда она не на нересте, - хитро добавил Тайвар.

Шаяна только мучительно застонала, хотя на губах у нее уже была улыбка.

В голове мелькнула мысль о том, как бы Рих отреагировал теперь на маленькую феечку с розовыми волосами. Когда-то давно, пусть на деле меньше двух лет назад, она была для него наивной маленькой дурочкой, а теперь... а теперь она спокойно может оторвать голову такхару.

Уже может.

Наверное.

***

На месте стоянки Тайвар и Шаяна провели еще около трех дней, за время которых девушка научилась вполне ловко охотиться за самой разнообразной живностью - даже мышь могла легко поймать, с закрытыми глазами. Волколак гордился успехами своей жены, которая не спорила, не жаловалась, как он ожидал, и вполне себе прилежно выполняла все команды. Ее сила росла на глазах, а скорость как-то незаметно перешла в ту стадию, когда даже ему самому было тяжело за нею поспевать. И это при том, что девушка тренировалась без использования своей звериной сути.

Вот так.

На четвертый Тайвар поставил Шаяну перед фактом, что находиться тут больше нет смысла - тренировки можно продолжить и во время поездки, да и Волчий Лог не хорошо было оставлять на слишком большой промежуток времени без нормальной власти.

Фея даже не думала спорить, собрала вместе с мужем вещи, внезапно улыбнувшись тому, что на этот раз сумки казались ей невесомыми - мышечная масса росла на глазах, заменяя обычную полудетскую пухлость, которая не ушла даже во время путешествий с троллем - кушали они всегда хорошо.

Еще два дня прошли без приключений. Двинулись эти двое обратно - в сторону пустынных степей. По словам Тайвара, он мог активизировать местные промежуточные артефакты телепортации, так как раньше уже имел дело с подобным, а ближайший находился у одного из засохших притоков реки Ильвы - главного источника пресной воды, который протекал через этот материк. Южная часть континента вольных земель была плодородной и черноземной вне зависимости от времени года, а вот северная почти восемь из двенадцати месяцев, оказывалась покрытой засушливыми степями и иногда даже - настоящими пустынями. Притоки большой реки тут лишь весной полностью наполнялись водой, и в это время мертвая земля расцветала так пышно и ярко, как не цвели даже эльфийские поля. Сейчас тут как раз заканчивалась весенняя пора и, местами, жаркое солнце уже высушило землю, а пестрое цветное великолепие осталось только ближе к югу.

Картина более-менее густых лесов сменилась высушенной травой так быстро, словно двое оказались не в пятидесяти километрах, а на другой стороне мира. Воды становилось все меньше, коней было иногда просто нечем поить, потому в ход шла вода из бурдюков. Наконец, уже ближе к ночи, Тайвар вывел лошадей к странно выглядящему в этом месте островку яркой зелени и даже деревьев.

- Это местный оазис, - пояснил волколак, - мы будем не одни - я отсюда чувствую дым костра и голоса. Но ты не бойся - в таких местах не нападают ни на кого. И дело тут не в моральных аспектах, а еще и в том, что в каждом оазисе находятся артефакты, которые при малейшей агрессии просто уничтожают нападающего.

- Интересное место, - задумчиво протянула Шаяна, - но в любом случае ничего не мешает нагнать путников уже за его пределами. Я ведь права?

Тайвар улыбнулся.

- Есть такое. Потому ведем себя так, чтобы кто бы там не находился - желания преследовать у него не возникло.

Шаяна задумалась - у нее даже при условии существования крайне кровожадной звериной сущности внутри, ну никак не угрожающий вид. А если она будет скалиться и демонстрировать когти - их поймают просто для того, чтобы уничтожить нечисть. Значит одна надежда - Тайвар. Все-таки он тут уже не первый раз и знает, как нужно себя вести.

Расположились путники в отдалении от странных соседей. Шаяна краем глаза отметила, что едва ли стоит ожидать нападения - даже в темноте и без волчьего взгляда, были видны крыши повозок, в количестве трех штук. Десятка два охранников и парочка магов. Скорее всего, перед Шаяной и Тайваром был обычный небольшой торговый обоз и, судя по количеству охраны на единицу груза, везли что-то крайне ценное и не занимающее много места. Либо выручка либо... Додумать фея не успела - прямо рядом с ними внезапно возникла тень. Шаяна резко начала наращивать когти, но заметив это, ее сразу перехватил за руку волколак. Незнакомец, скорее всего, не увидел этого в темноте, потому как любой нормальный предпочел бы сразу уйти как можно дальше от подобной странной пары, а этот приветливо улыбнулся и потянулся к ткани, скрывающей лицо.

- Доброй ночи, - путник откинул капюшон и на свет появилась аккуратно убранная блондинистая голова женщины лет тридцати на вид. У нее было уставшее бледное лицо, темные круги под карими глазами и обветренные, чуть потрескавшиеся губы. Не смотря на все это, выглядела незнакомка все-таки весьма привлекательно.

- Доброй ночи, вот решила поздороваться с путниками, - повторила девушка, бледно и устало улыбнувшись, но ее "доброта" вызвала странную нервозность у феи. А тут еще и ветер подул, и в нос сразу ударил запах едкого, приторного парфюма, в котором незнакомка явно искупалась, - мое имя Тариа, я один из магов, сопровождающих торговый обоз.

- Мой имя Тадар, а это - Шантая, - спокойно ответил волколак, - рад, что у нас такие дружелюбные соседи.

Шаяна с трудом удержалась от того, чтобы не покоситься вопросительно на мужа - с чего он назвался другими именами? Магии что ли боится? Так ведь фею и так зовут иначе. Но спрашивать нельзя было - надо, так надо.

- Если хотите - идите к нам, - девушка перевела взгляд на Шаяну и ее глаза немного изменились. Чуть-чуть, но как-то нехорошо так, словно она просканировала сейчас фею и теперь ощутила хищный азарт.

- Спасибо за приглашение, но мы тут останемся - хочу побыть наедине нормально с женой, она впервые в эти землях и, кроме того - весьма стеснительна.

- Я вас понимаю, - задумчиво ответила Тириа и снова улыбнулась с сахарным выражением доброты, - тогда не буду мешать.

- Спасибо, - мужчина чуть поклонился и, как только ведьма скрылась в темноте, начал как-то излишне резко обустраивать лагерь.

Шаяна снова повернулась в сторону едва заметной стоянки "торгового обоза" на которую падал свет от их костра. Что-то ей не нравилось в них. Словно это был не обычный караван, а полноценный военный обоз наемников, только и ждущих возможности напасть на фею и волколака.

Внезапно из одной повозки вылез мужик и, не особо стесняясь, сказал.

- И кормить не надо!

Последовал всплеск смеха.

Если бы Шаяна не была носителем проклятья, если бы не ветер, дувший в ее сторону, она бы не услышала этой короткой реплики. И возможно тогда смогла бы относительно спокойно лечь спать.

- Тайвар, - девушка робко подошла к муже и положила руку на его напряженную спину.

- Придется тут ночевать - хотя бы сможем выспаться перед погоней, - тихо сказал волколак и, повернувшись, резко обнял девушку, усадив ее на свои колени. Это был даже не жест нежности, а необходимость, чтобы максимально тихо пообщаться.

- Думаешь, нападут? - так же едва шевеля губами, спросила фея, внезапно почувствовав, как внутри разгорается злость, - у них там рабы что ли?

- Именно, - ответил Тайвар, - и баба эта - запах почувствовала?

- Сладкий, отвратительный парфюм.

- На ней почти нет искусственных отдушек, - помрачнев, ответил волколак, - это запах разложения человеческой плоти.

- Она?.. - Шаяна онемела, и ее прошиб холодный пот. Глупая, а ведь считала себя и мужа - главными хищниками и самыми страшными тварями местных земель.

- Мертва, - мрачно закончил фразу девушки Тайвар, - но судя по всему осознанно взяла такое тело. Если ее слова на тему магии правда, а так скорее всего и есть, то она маг крови. Некроманты такого не могут.

- Но ведь эта магия запрещена? - Шаяна сказала это с робкой надеждой, потому что иначе, влипли они круто. Магия крови действительно была после последних масштабных войн запретна и все, кто ее практиковал, истреблялись - один магистр второй ступени мог не просто уничтожить большой отряд разумных двуногих, так еще и всех, кто был в родстве с ними... или не уничтожить, а превратить во что-нибудь такое, от чего у любого волосы на голове будут шевелиться. Проклятья, как то, что висело на фее... которые нельзя было снять ни какими способами.

Масла в огонь добавлял рассказ степных эльфов о том, что некоторое время назад тут уже проезжал обоз с рабами, который и разгромил волколак, попав под посмертное заклинание мага крови.

Девушке немного подурнело, она сделал судорожный вздох, и резко успокоила нервы - нужно было покурить. Волколак не очень любил, когда его жена это делала, острый нюх зверя слишком чутко реагировал на подобное, однако мужчина и не думал возражать, когда Шаяна потянулась к сумке.

- Что будем делать?

- Ночуем здесь. С утра ждем, пока эти твари уедут, я проведу разведку и, если засады не будет, двинемся дальше и очень быстро - до телепорта осталось не много.

- А если будет? - Шаяна автоматически забила трубку и, взяв одну из горящих веточек лежащих в костре, прикурила смесь. С первым же вдохом она смогла немного расслабиться и снова повернулась к мужу.

- Будем тут, пока им не надоест нас ждать, - пожал плечами волколак, - в оазисе мы в полной безопасности, иначе бы они уже предприняли действия.

- А почем ты решил, что они нападут? У них ведь уже есть добыча.

- Потому, что на тебе нет плаща, скрывающего твою внешность, а еще ты девственница и она это уже поняла. Такой лакомый кусочек не может оставить равнодушными торговцев живым товаром, - Шаяна помрачнела, - а еще не уверен, что они именно торгуют ими.

- А что еще? - фея приподняла бровь.

- Видишь ли, - Тайвар несколько замялся, но потом все-таки выдал, - для магии крови нужны жертвы. Особенно, когда речь идет о модернизации собственного тела. И тут, чем древнее и сильнее кровь...

- Плохо быть ребёнком и девственницей, - хмыкнула девушка, - девяносто девять процентов темных обрядов проходят на твоей крови.

- Истину глаголешь, - волколак явно больше всего беспокоился именно о том, как отреагирует не совсем стабильная фея на подобную информацию и, услышав, что она шутит, понял, что все в порядке. Впадать в ярость от страха Шаяна не собиралась, - а вообще странно, второй случай с магами крови, которые, не слишком прячась, сопровождают рабов, и все меньше чем за месяц.

- Мы вообще ничего не можем сделать, чтобы спасти тех, кто там, - девушка кивнула головой на повозки.

- Увы, - Тайвар развел руками, - нам двоим, нечего противопоставить такому количеству воинов, да еще и с магами. Это не банда с большой дороги - это наемники, которые не первый год работают. Как только мы окажемся в городе - сразу же сообщим властям, но сдается мне и это не принесет плоды - твари явно направляются к ближайшей точке телепортации и оттуда уже куда угодно - точнее, куда сил хватит.

Шаяна кивнула - чувство сострадания в ней никогда не пересиливало чувство самосохранения. Ну, точнее почти никогда - если речь не шла о действительно близких. Например, будь там, в одной из повозок Асирия - и фею не остановили бы даже Боги.

Девушка быстро приготовила кашу с сухим мясом (охотиться сейчас было глупо даже не потому, что ночь, а потому, что шаг в сторону от защиты оазиса и можно считать себя смертником), и обычный чайный отвар. Покушали они молча, так же без лишних слов помыли посуду и легли рядом на одну общую лежанку. Сон пришел быстро и как-то даже неожиданно. Глубокий, черный, без запоминающихся сновидений.

Утро началось как и множество до этого - проснулись, покушали, собрались... отстранённо девушка оглядела стоянку вчерашних работорговцев, но ничего по сути не нашла. Тайвар почти сразу после завтрака обежал всю ближайшую территорию и принес хорошие новости - никого рядом не было. Возможно, дело тут было в том, что маг крови не решилась прямо сейчас начинать свою охоту, будучи уже обремененной жертвами, а возможно, она почувствовала проклятье, которое висело на Шаяне, и решила, что из девушки не выйдет источника силы.

Однако расслабляться было нельзя - все-таки двигаться нужно было к телепорту, а он работал на обе стороны.

Судя по мрачному и сосредоточенному выражению лица Тайвара - мужчину посещали те же самые мысли и они его не радовали.

- Ехать будем галопом - лошади достаточно отдохнули, поели и напились, так что забег на пару часов они выдержат.

Фея только кивнула головой.

И началась гонка.

Небольшие степные лошадки неслись так, словно взяли для себя цель - обогнать ветер. Пару раз Тайвар уезжал вперед, разведывая дорогу и заставляя девушку сбавлять ход. В общем и целом до нужной точки они добрались без особых происшествий, но оба знали: телепорт - вот главный источник возможных проблем.

Но...

Как бы они не готовились, как бы не продумывали возможное развитие событий, нападение все-таки застало их врасплох.

Воронка телепорта открылась внезапно и поток силы такого уровня, что ни один щит феи не смог бы с ним состязаться, сбил как ударом огромной невидимой дубины и Шаяну, и Тайвара, и их лошадей. Девушка даже испугаться не успела - внезапно воздух и земля просто замелькали перед глазами, а падение взорвалось болью во всем теле. Как фея не лишилась сознания, она так и не поняла. Однако, не смотря на это, встать девушка не смогла - даже дышать после падения стало настолько больно, что некоторое время Шаяна лишь беззвучно открывала и закрывала рот, словно рыба, выброшенная на берег.

Чьи-то руки рывком запрокинули ее голову. По телу скользнула целительская сила, выправляющая ребра и заращивающая пробитые их осколками легкие, а в рот потекла тягучая травянистая жидкость. Дальше девушке закрыли рот и зажали нос, так что ничего кроме как глотать, Шаяне не оставалось. Да собственно она и не собиралась сопротивляться - все-таки травяные настойки на нее не действовали против ее воли, а лишние травмы сейчас, поверх уже приобретенных, явно были лишними.

Быстро определив, что ее просто пытаются усыпить, девушка послушно закрыла глаза и изобразила потерю сознания. Ей было страшно, но как-то даже не за себя, а за мужа, который ведь так до сих пор и не подал признаки жизни. Если он просто без сознания, то это было даже хорошо - его не будут добивать, но если он умер...

Шаяну рывком подняли и куда-то потащили. Через минуту последовал грубый бросок, закончившийся падением на жесткий деревянный пол, и тут же раздался крик:

- Едем!

Повозка дернулась и внезапно по всему телу прошлась волна электричества, по которой девушка поняла, что они прошли сквозь телепорт.

Все - теперь она сама по себе.

Шаяна лежала в темноте, анализируя свое состояние. Целительская волна залечила только основные травмы, грозящие смертью, а вот сломанная рука, вывих бедра и бесчисленное количество ушибов, остались не тронутыми. Собственная регенерация уже во всю работала, однако, сколько понадобится времени - фея не знала. В конечном счете, она первый раз получала ранения такого уровня...

Самой здоровой, левой рукой, девушка начала себя ощупывать и чуть не рассмеялась от счастья - ее не обыскали и потому самые убойные курительные смеси и трубка, были все еще при ней. Достать все это и уж тем более прикурить, было задачей сложной, но не невозможной. Искры выпускать из рук фея научилась давно, а сейчас они еще и как никогда хорошо ей удавались.

С трудом приподняв жутко болящее тело, Шаяна поднесла к губам деревянную трубку и с наслаждением сделала вдох, затем выпустила клуб дыма...

Как только в повозке повис густой туман такого уровня, что ближайшей стены было почти не видно, Шаяна громко вскрикнула, давая понять, что уже пришла в себя. Ее услышали. Конвоиры резко остановились, и раздался приглушенный мат. Полы открылись и внутрь заглянули двое мужчин, с коротко обстриженными волосами: один почти с черным ежиком, второй русый. У обоих были бесцветные лица и странные, почти пугающими безразличием, глаза.

От движения воздуха дым рванул на нападавших, и стоило им сделать один вздох, как зрачки у обоих расшились, и они с ревом отпрянули назад.

- Что такой, мать вашу! - взревел незнакомый хриплый бас и еще одна, на этот раз рыжая, морда заглянула в повозку.

Шаяна демонстративно дунула в его сторону и эффект не заставил себя ждать.

За несколько минут все пятеро наемников получили свою долю галлюцинаций, и судя по крикам за пределами повозки - весьма жестких.

Вправить себе ногу на место девушка не могла сама, а потому на выход поползла, цепляясь руками за дерево и с трудом удерживая стоны боли. Однако же увидев катающихся в пыли, воющих и кажется даже дружно обмочившихся наемников, Шаяна сразу же почувствовала себя частично отомщенной, и не выдержав, рассмеялась.

С трудом сев (от боли перед глазами все сразу поплыло, а желудок свернулся трубочкой), фея сжала пальцами кольцо на руке.

- Тайвар...

- Боги! Ты цела?

Услышав родной голос, фея ощутила, как губы растягиваются в глупой, счастливой улыбке.

- Не совсем. Я тут всех на пару часов вырубила, но сбежать не могу - у меня вывих бедра, я такое вправлять не умею.

- Я уже понял где вы и скоро буду.

- Сам-то цел?

- Солнышко, - мужчина тихо рассмеялся тем самым смехом, от которого сердце забилось быстрее, - мне приятно, что ты за меня беспокоишься, но я большой и злой волк.

- Очень злой?

- До безумия. Все, сейчас буду.

- Я жду тебя.

Девушка вздохнула и еще раз оглядела наемников. Теоритически нужно было срочно покушать - регенерация требовала много сил, да вот только для этого нужно доползти до сумок, а подобное уже задача повышенной сложности.

Шаяна вздохнула - она поняла, что если сейчас попытается спуститься с повозки, то может еще больше навредить самой себе - что делать со сложными травмами феяне знала, но точно помнила, что нужен покой.

Тайвар появился внезапно, выскочив размытой тенью из ряда вполне даже приличных по размеру деревьев. Мужчина на ходу обернулся в человека, натянул штаны, которые тащил в зубах и подошел к фее.

- Ты как? - горячие руки нежно коснулись лица Шаяны, стирая тонкую и уже почти засохшую струйку крови из разбитой брови. Мужчина на секунду замер, а после со странным выдохом обнял девушку.

- Я - нормально, - Шаяна робко приобняла волоклака, мысленно морщась от боли в ребрах, да и руки болели нещадно, - у меня нога вывихнута, поставишь на место?

Однако Шаяна могла этого и не говорить - Тайвар уже во всю осматривал свою жену, прикидывая какая из ее ран сейчас самая опасная. Бедро он вправил как-то быстро и совершенно безболезненно. Фея сначала дернулась от неприятного чувства, а потом на ее лице появилась блаженная улыбка - никогда раньше она не думала о том, что факт того, что у тебя ничего почти не болит, может принести такое удовольствие.

- Так, нам надо очень быстро покинуть это место - мало ли как они связь с основной группой держали. Как только окажемся на относительно безопасном расстоянии, нужно будет обработать некоторые раны и накормить тебя. Будет больно - потерпишь?

- Да куда я денусь, - грустно улыбнулась девушка.

Волколак кивнул и, поднявшись, аккуратно взял на руки фею. Лицо Шаяны словно окаменело - она изо всех сил старалась сдерживать стон боли и следующий за ней выплеск злости. Тайвар быстро дошел до лошадей и аккуратно посадил девушку в седло.

- Подожди пару минут.

Шаяна только кивнула.

Волколак направился к ползающим и воющим от страха наемникам, быстро извлек короткий чуть изогнутый меч из ножен одного из них и сразу опустил лезвие на затылок ближайшего мужчины. Голова со странным, тошнотворным звуком отделилась от тела и покатилась по песку дороги, выпучив глаза и безмолвно открывая и закрывая рот.

Тайвар направился к следующему.

Шаяна как-то отстранённо вспомнила о страшилках, которые рассказывали охранники в ее прежнем доме, о том, что корзины, в которые после казни складывали головы, часто приходилось менять, так как их просто прогрызали. Посмертный рефлекс так сказать.

Желудок угрожающей сжался, но фея сдержала порыв, отругав себя за то, что так и не привыкла к такому.

Волколак обыскал наемников и, быстро сгрузив все полезное из их мешков в один большой, затем подошел к лошади, на которой сидела девушка, и легко запрыгнул за спину Шаяны.

- Откинься и попытайся уснуть, - тихо шепнул мужчина и плавно направил коня в обратном направлении.

Фея прикрыла глаза, чувствуя как от боли во всем теле на лбу выступает холодная испарина - заснуть в таком виде было крайне тяжело, однако в какой-то момент сознание все-таки покинуло Шаю.

Глава 7.

Сладость безумия.

Очнулась девушка уже ближе к вечеру, когда Тайвар остановил лошадь и начал аккуратно снимать спящую фею с седла.

- Мы уже приехали? - голос Шаяны был хриплым, словно она простыла, но в остальном, девушка на удивление хорошо себя сейчас ощущала, особенно по сравнению с тем состоянием, в котором она была несколько часов до этого.

- До города совсем немного осталось, но, думаю, нам обоим стоит себя сперва привести в порядок.

Шаяна кивнула и только сейчас увидела, что тело ее мужа покрывали еще не до конца зажившие шрамы, а лицо сильно осунулось. Регенерация волколака была в разы лучше, чем у нее, однако даже ему удар пережить было не так уж просто. Что их ожидало в городе - Шаяна не знала, но теперь была твердо уверена, что любую неожиданность нужно встречать в хотя бы относительно нормальном состоянии.

Тайвар аккуратно положил ее на землю, в густую колючую траву и начал быстро обустраивать лагерь. Теперь, когда они находились на плодородной земле, проблем с сушняком не было, потому костер разгорелся уже через минут пятнадцать с момента остановки.

Как только над очагом повис легкий металлический котел с водой из озера, которое находилось всего лишь на расстоянии метров десяти, Тайвар вернулся к девушке и начал аккуратно снимать с нее брюки и рубашку. Фея сначала покраснела от осознания того, что сейчас предстанет в голом виде перед мужчиной, однако же, она откинула эти чувства, поняв, что ему явно сейчас не до ее прелестей. Быстрого осмотра хватило, чтобы Тайвар сделал весьма утешающий вывод: основные переломы уже зажили, хотя места где они находились, оставались еще хрупкими. Травмы внутренних органов были заживлены еще в повозке, так что основное неудобство оставалось за ушибами и растяжениями - та самая мелочь, что жизни не угрожала, но двигаться спокойно не давала долго. Сам Тайвор так же был скорее вымотанным и уставшим, чем раненным. Он помог девушке искупаться в озере, смывая грязь и приличное количество крови, заодно освежился сам. Застирывать одежду они не стали - сил на это просто не было, да и не отмывается так просто засохшая кровь - только свежая и с хорошим мылом. Из сумок наемников волколак взял чистое сменное белье, которое было для Шаяны слишком большим, зато в одной рубашке она могла спокойно ходить как в неприлично коротком, но все-таки платье.

Готовить что-то сложное никто не хотел - нужна была сытная еда, а не услада для вкусовых рецепторов, а потому Тайвар засыпал из все тех же украденных сумок в котел смесь разных бобовых, несколько кусков вяленного мяса, а еще горсть сухих овощей. Получившаяся похлебка была сметена сразу и под чистую, а сытые, уставшие, но вполне довольные путники развалились на абы как брошенной шкуре. Шаяна улыбнулась, внезапно поняв, что никогда еще не была так счастлива - сытая, лежащая под теплым солнцем и ощущающая, что наконец-то ничего не болит. Да, этого хватало для счастья с головой.

- Ты как? - мужчина перевернулся на бок, смотря на фею.

- Чудесно, - улыбнулась она, - в город сегодня будем заезжать?

- Думаю, да. Там хоть какая-то защита, а тут, под открытым небом, нет гарантии того, что нас снова не найдут. Не знаю как тебе - а мне вот совсем не нужно еще одно свидание такого типа.

- Это точно, - Шаяна помрачнела.

- Тогда давай собираться и вперед - чем быстрее мы окажемся на постоялом дворе, тем нам же будет проще.

Шаяна поморщилась немного - ей хотелось еще полежать в блаженной неге, но все же она не стала спорить и послушно начала подниматься. Тело почти пришло в норму, и только резкие движения все еще отдавались болью. Хорошо, что никто не заставлял ее драться или охотиться, по крайней мере - сейчас.

Тайвар быстро собрал лагерь, закрепил сумки на лошади и протянул руку фее. Шаяна подошла к нему и вложила в широкую, мозолистую ладонь свою - маленькую и изящную. Странно, но этот самый жест она сама воспринимала не просто как рядовой или стандартное проявление вежливости, а как что-то личное, почти интимное. В конечном счете, теперь у нее есть муж. Ее муж, в котором она была уверена больше чем в себе. Он не придаст, не обидит, он не собирается использовать ее или то, что дает брак с ней.

Любовь? Это всего лишь болезнь, она охватывает тело и затуманивает разум, но рано ли поздно - проходит. А вот такая преданность, такое тепло двух существ, умеющих ценить доброту и верность, это навсегда. Сколько бы не прошло лет - осознание того, что тебя где-то ждут, чтобы не случилось...будет согревать лучше любого очага.

Шаяна улыбнулась и внезапно даже для самого волколака, обняла его со спины, целуя в шею.

***

Город Шэрк был не слишком красивым, не слишком большим и не слишком охраняемым местом. Стражи тут скорее занималась набиванием собственных карманов, чем защитой жителей. Множество воришек сновали средь толпы, выискивая жертву, не защищенную магией. Продавцы, громкие, толстопузые, криками рекламировали свой товар, умудряясь параллельно с этим следить, чтобы никто ничего не украл, а еще быстро называли цены тем, кто к ним подходил. Звуки, запахи и сплошная масса людей оглушили на первое время Шаяну. Она терпеть не могла такие места и до всего произошедшего с ней, а сейчас, когда её чувства обострились в разы, было просто невыносимо тяжело.

Тайвар быстро понял, в каком состоянии его жена, а потому не стал заниматься экскурсией и сразу же направил лошадь к одному из постоялых дворов. Шаяна даже не пыталась разглядывать место, где они оказались - глаза на ходу закрывались, да и обстановка в нижнем зале была далеко не самой тихой и приятной. Девушка мысленно заставила себя экранироваться от окружающего мира.

Хозяин заведения без вопросов выдал ключи от комнаты, правда, взяв оплату сразу. Тайвар без разговоров выложил несколько монет и попросил принести в номер нормальное мясо средней прожарки и хорошее вино.

Шаяна тихо при этом разговоре стояла за широкой спиной мужа, изображая примерную жену. А после, так же молча пошла следом за ним, едва у волколака оказались в руке ключи. Внезапно ее взгляд зацепился за руны заклинания от нежити и нечисти на дверных проемах - странно, как они впустили ее и мужа? Или впустили, но при этом просигналили местным властям? Если так - у них могут быть неприятности, уточнить это нужно сразу, но не здесь - слишком много ушей.

Как только двери небольшой, но весьма чистой комнаты закрылись за спинами путников, фея сразу повернулась к мужу.

- На здании защита...

- Не беспокойся.

Волколак кинул на пол сумки и огляделся, рассматривая свело-кремовое помещение с одной большой кроватью, скромным окном и старым, деревянным шкафом с рассохшимися и потому не закрывающимися дверями.

- Я же рассказывал, что раньше работал среди людских рас, а потому научился прятать свою суть так, что теперь меня ни один маг не заметит, если я того не захочу.

- А меня? - фея честно не знала, кем является после приобретения проклятья и, следовательно, чего ей стоит опасаться.

- А в тебе не кровь зверя, а проклятье - такое тоже не всеми защитными заклинаниями обнаруживается, - улыбнулся Тайвар, - ну что, покушаем и спать?

Девушка кивнула, задумчиво глядя в окно.

- А завтра что? Мы вообще тут на сколько дней?

- Завтра я к местным властям наведаюсь, у меня здесь была пара знакомых, но довольно таки давно. Если еще не умерли или сбежали, то я смогу узнать информацию о том, что за кошмар происходит на этих землях, раз маги крови просто так разгуливают с рабами-жертвами и на путников нападают.

- Хорошо бы было, - фея улыбнулась и села на кровать, - я вот думаю, может ну его - путешествие наше? Я, конечно, соскучилась по Кону, но сейчас все может закончиться плохо и для нас и для него. Да и такхара я уже должна была отвести от Волчьего Лога.

- Хорошая идея, - кивнул волколак и присел напротив девушки, сжав ее ладони, - но есть предложение идти сейчас не домой, а в нейтральные земли. Мне нужно встретиться с тамошним теневым королем и поговорить на тему всего увиденного. Да и воспользоваться предложением по поселению волколаков на новую землю - человеческое племя все-таки не самое безобидное соседство.

Шаяна немного поморщилась.

- Там мне может быть не слишком безопасно.

- Тебя никто не сдаст твоему отцу, да и с замужеством такхар уже опоздал - я как-то не собираюсь тебя отпускать к этому рогатому. Разве что ровно для того, чтобы ты ему голову открутила.

Фея бледно улыбнулась и притянула к себе мужа, зарываясь пальцами в волосы и стаскивая ленту, держащую их в хвосте.

- И правда, куда я от тебя деться могу в такой ситуации, - она шепнула это ему в губы и поцеловала.

- Милая, я как бы мужчина и мне достаточно тяжело сдерживаться в такой ситуации, - хрипло сказал Тайвар, чуть отодвинувшись от феи. Зрачки в его глазах расширились, словно он готовился к атаке. Хотя может, оно так и было?

- Ну и не надо, - пожала плечами Шаяна, - муж ты мне или не муж?

- Муж, - хмыкнул волколак, и рывком повалил девушку на кровать, вдавливая ее в неожиданно мягкий и удобный матрас.

Шаяна довольно улыбнулась и закрыла глаза, изгибаясь всем телом под руками Тайвара.

***

Утро следующего дня началось с ощущения холода. Шаяна сонно потянулась и открыла глаза, повернув голову в сторону непонятных звуков и увидев, что Тайвар уже почти оделся, быстро приводя в порядок волосы.

- Доброе утро, - мужчина улыбнулся, смотря на фею, затем подошел к кровати, встал на колени рядом с нею и нежно поцеловал свою жену.

- Доброе, - шепнула она и обняла его за шею, - ты куда-то собираешься?

- Да, надо встретиться со старыми друзьями, я вчера тебе говорил о них - обсудим, с каких это пор тут спокойно разгуливают маги крови. Если хочешь - можешь прогуляться по городу, только не забредай никуда и не ищи приключений, пожалуйста.

- Даю честное фейское слово, - рассмеялась девушка, - слушай, а что насчет одежды?

- Я уже все купил, пока ты спала, так что вот, примеряй. Вроде размер должен подойти, - мужчина встал и подошел к небольшой тумбочке, поднимая с нее светло-голубое платье, простое, но вполне хорошенькое.

Шаяна улыбнулась и начала сползать с кровати, рефлекторно прикрываясь одеялом - разгуливать голой перед мужем, пусть и после совместной ночи, она еще не была готова.

Тайвар заметил это и вежливо отвернулся, позволяя жене привести себя в порядок. Шаяна быстро накинула платье, которое было немного велико в груди, затем упросила волосы заплестись в косу. Наверное, стоило снова начать пользоваться париками, да только где их взять? Фея задумчиво провела пальцами по браслету с клеймом банка дворфов, там оставалось совсем немного денег, но возможно удастся найти что-то подходящее и за вменяемую сумму.

- Если что, дозовешься до меня с помощью кольца, - волколак, заметив, что жена уже оделась, повернулся, ловко привязывая к бедрам небольшую сумку. Завершив последние приготовления к выходу, он подошел к девушке и потрепал ее по голове.

- Можешь мне не верить, но я - большая девочка.

- Ну, как я уже говорил - по меркам твоей материнской расы, ты еще ребенок и я даже не имел права заключать с тобой помолвку.

- Зато для людей, среди которых я росла - более чем взрослая.

- Солнышко мое, не обижайся, но твоя бессмертная кровь влияет куда сильнее человеческой. Отсюда некоторая специфичность твоих реакций.

Шаяна поперхнулась от таких слов с возмущением глядя на мужа.

- То есть я веду себя как ребенок?

- Ну не обижайся, просто ты и сама не можешь отрицать того, что некоторые аспекты твоего поведения слишком... слишком в общем. Ты чересчур эмоциональна и остро реагируешь на то, на что остальные бы просто не обратили внимание.

- Ты вредный, - буркнула фея, но спорить больше не стала. Частично потому, что она была согласна с Тайваром, но ему об этом знать было не обязательно. Частично потому, что по сравнению с самим волколаком, девушка на самом деле едва выползла из пеленок, даже если бы рассуждала как взрослый человек.

- К вечеру я буду точно, - мужчина еще раз поцеловал фею и потом направился к дверям, - завтрак скоро сюда принесут, так что можешь не спускаться вниз.

Девушка кивнула головой.

Еду и правда принесли сразу, едва Тайвар покинул небольшую комнату. Шаяна быстро съела чуть подгоревшее мясо с недоваренной картошкой и, запив все это кислым морсом, поднялась с кровати. Пусть город ей не слишком нравился, и гулять по нему было удовольствием сомнительным, сидеть в ожидании мужа среди четырех стен, фея не собиралась. Она вышла из комнаты, закрыла дверь и направилась вниз, по рассохшееся деревянной лестнице. Людей в нижнем зале было совсем не много, видимо остальные были заняты делами или еще спали. Шаяна помахала рукой хозяину постоялого двора и быстрым шагом вышла на улицу. Город был все таким же шумным и грязным как вчера вечером, а потому мысль о долгой полноценной прогулке пришлось оставить, ограничившись посещением травных лавок и покупкой новой сменной одежды. Все-таки носить рубашки погибших наемников было не слишком удобно, мягко говоря, а Тайвар купил ей только одно единственное платье, которое едва ли подходило для дальнейшего путешествия.

Шаяна опустила голову, чтобы лишний раз не сталкиваться глазами с прохожими. Обворовать ее никто не пытался - браслет нельзя было снять без желания хозяина, да и от лишних взглядов он был закрыт широкими рукавами простого хлопкового платья. На поясе ничего не висело, да и украшений, кроме пары невзрачных артефактов на груди и простого обручального кольца на безымянном пальце у Шаяны не было, а потому интереса девушка для местных бандитов не представляла.

Идти в потоке шумных, воняющих потом или чрезмерно сильным парфюмом людей было тяжело - как минимум из-за того, что миниатюрную девушку мало кто замечал, а потому несколько раз почти сбили с ног. Быстрому возвращению в тихую маленькую комнату постоялого двора, которая стала сейчас почти символом рая для феи, мешало главным образом отсутствие знаний о том, что и где искать. На всех лавках, расположенных по центральной улице не было никаких вывесок, похожих на то, что искала Шаяна, а если и было, то уже по тому, как выглядела витрина, девушка понимала, насколько там завышены цены. Фея великолепно знала, что как бы дорог не был магазин, на качество трав это не влияло. Скорее даже наоборот - сигнализировало о большом количестве сена вместо нормально высушенных в тени растений.

Внезапно в толпе Шаяна заметила спину того, кого она бы ни с кем не перепутала - высокий, почти два метра, с зеленой кожей и черными волосами.

- Кон! - шепнула она и ускорила шаг, пытаясь нагнать друга.

Откуда он тут - таким вопросом фея не задавалась, потому что ей все происходящее казалось чудом и возможность прямо сейчас уткнуться носом в широкую спину своего лучшего друга, было самым большим счастьем, что могли подарить ей Боги.

Тролль видимо не услышал девушку, потому что он даже не повернулся, быстро сворачивая в небольшой проулок. Шаяна прибавила шаг, почти побежав, расталкивая недовольно ругающихся на это прохожих.

- Кон! - девушка метнулась за мужчиной в темноту между домов и тут же ее голову охватила жуткая, оглушающая боль.

Шаяна пыталась закричать, но из горла вырвался лишь хриплый стон, ноги подогнулись, и тело мешком упало на сухую дорожную пыль.

- Ну вот, надо было сразу взяться за дело самой. Она еще в сознании?

- Не надолго, госпожа, - раздался низкий хриплый голос и напротив лица девушки остановились потертые кожаные ботинки.

Мир погрузился во тьму.

***

Первой, что ощутила фея после пробуждения, стала жуткая боль. Голова раскалывалась так, словно в нее вкручивали раскалённые болты, причем сразу четыре минимум.

- Я рада, что ты так быстро очнулась, - мягкий и довольно знакомый женский голос заставил открыть глаза и попытаться поднять лицо - попытаться, потому что малейшее движение вызывало еще большую боль.

Шаяна осознала, что связанна, причем так, что руки оттянуты назад, а горло перетягивает удавка, которая не дает сделать нормальный вдох. Девушка стояла на коленях, причем боль от этого была не слабее, чем головная.

- Не дёргайся, милая, не дергайся. Жаль что твой муженёк решил вступить во все свои права до того, как ты оказалась у нас, однако ты все еще остаешься бессмертным представителем стихии земли, все еще не вступившей в полную силу... Хотя вот незадача - на тебе проклятье крови... и ты не просто не сошла с ума от того, что получила зверя, становящегося сильнее от злости, но еще и приняла его... признала... Знаешь зачем я тебе все это говорю? Нет? Для того, чтобы ты поняла, почему тебя ждет все это милое время препровождения... Мне нужно, чтобы ты сама отказалась от звериной сущности. И сразу после этого я смогу очистить твою душу. Если ты не согласишься, я буду тебя пытать до тех пор, пока ты не сломаешься, и я смогу провернуть все, что мне нужно, без твоего согласия. Радуйся - ты послужишь великой цели. Кстати, мы не смогли снять твое колечко, однако связаться со своим мужем или перенестись ты не сможешь - я блокирую всю чужую магию. Есть вопросы?

- Зачем? - прохрипела девушка, каждое слово ей давалось с трудом.

- О, любопытство пересиливает остальные чувства? - невидимая для Шаяны женщина рассмеялась, - скажем так, мне нужно твое тело, твоя кровь и твоя сила. Если тебя это обрадует и поможет смириться - ты не получишь ни одной раны, у нас есть другие способы. И, когда в тебе не останется сил к сопротивлению, возможно, ты поможешь, как я уже сказала, великой цели и спасешь чью-то жизнь.

Шаяна не понимала, что на самом деле от нее хотят, и слова мага крови лишь сильнее ее запутали. Но то, что физически ее не собираются пытать стало облегчением - больше всего девушка боялась именно того, что ей будут вырывать ногти или отрезать пальцы. Кстати то, что кольцо снять они так и не смогли, радовало. Была надежда на то, что связь с мужем не смогут полностью заглушить, не смотря на всю браваду ведьмы.

А еще ей нельзя отказываться от зверя внутри. Как только Шаяна это сделает - больше ничего не будет ограничивать мага крови в плане ритуалов.

Смешно - она больше не девственница, но остается ребенком. А потому фраза о том, что на ее крови проводятся девяносто девять процентов обрядов - продолжает работать.

Ведьма последний раз оглядела девушку и вышла из камеры, сказав напоследок:

- Если ты будешь упрямиться, очень многие умрут. Их смерти будут только на твоей совести.

И дверь закрылась.

Шаяна закрыла глаза, чувствуя, как от безысходности текут слезы по щекам.

Начался ее персональный ад.

Первое время ее палачи ограничивались пассивными пытками - каменные крошки под коленями сводили с ума, но не на столько, чтобы сдаться. Вскоре их убрали, видимо, чтобы не вредить телу слишком сильно, и попробовали другой метод, чтобы вымотать фею.

Перед девушкой трижды в день ставили поднос с жаренным мясом, на том расстоянии, на каком она не смогла бы дотянуться. При этом саму Щаяну с рук кормила хлебом все та же ведьма, лица которой фея не рассмотрела, но запомнила до мелочей и запах, и голос, и манеру двигаться. Раз в несколько дней на исхудавшее, затекшее до полной потери чувствительности тело выливали ведро ледяной воды и оставляли еще больше замерзающую от такого фею на все той же привязи. Шаяна потеряла хоть какой-то счет времени, так как периодически проваливалась в странное забытье. Однажды она очнулась от того, что веревки на ее горле и руках ослабли, а плечи разминают теплые и явно женские пальцы. Боль от того, что застоявшаяся кровь снова начинает разгоняться по телу оказалась просто запредельной. Фея, едва пришедшая в себя, хрипло закричала. Она была готова броситься на ближайшего потенциального врага, но подняв глаза, увидела перепуганную девушку лет шестнадцати. Малышка выглядела изможденной и настолько тощей, что странным было то, что она вообще в сознании. На ней было рваное платье непонятного в темноте цвета, а на руках - браслеты-кандалы. Девушка явно находилась в том же статусе пленницы, как и Шаяна. Этого хватило для того, чтобы фея мгновенно прекратила чувствовать злость и обмякла на холодном полу.

- Аленса, - тихо шепнула девочка. С близкого расстояния, даже не смотря на помутившееся от слабости зрением, Шаяна увидела, что у малышки были чуть раскосые яркие голубые глаза с длинными темными ресницами. Она явно была смеском и на сто процентов, так же как и фея, должна была стать одной из жертв на обрядах.

- Шаяна, - шепнула с трудом девушка и попыталась улыбнуться.

Аленса расслабилась и продолжила разминать мышцы Шаяны, то заботливо поглаживая холодную кожу, то периодически с силой надавливая на какие-то отдельные точки.

После того, как последние процедуры были завершены, Аленса быстро начала вкладывать в рот Шаяны кусочки засохшего хлеба, явно сохраненные от ее собственного обеда. Такой странный жест затронул что-то внутри феи, и она снова ощутила, как текут слезы по ее лицу, но сил на то, чтобы поднять руку и вытереть их - у нее не было. Аленса сама поняла, что чувствует ее друг по несчастью и, недолго думая, легла рядом, прижимаясь теплым телом к окоченевшей фее. Выгнали ее через пару часов после того, как уснула Шаяна, а саму девушку снова заковали в цепи. С тех пор все это повторялось с разницей в несколько дней. За это время Шаяна сама того не ведая прикипела всем сердцем к этой маленькой девочке. Она знала, что происходящее неправильно, что это для чего-то нужно, но ничего не могла с собой сделать.

Зачем это все организовала маг крови, девушка выяснила очень жестоким способом. Однажды в ее камеру зашла та самая светловолосая женщина, которую фея когда-то видела на стоянке у оазиса. Ведьма была одета в строгое чёрное платье, за ней шли двое высоких стражников, в наглухо закрытых одеждах, которые тащили Аленсу за светлые длинные волосы. Девушка кричала, вырывалась, но после одного удара по лицу - затихла.

- Ты стойкая. Я не ожидала такого от маленькой феи, но думаю, сейчас мы все-таки подтолкнём тебя к правильному решению.

Ведьма с недоброй ухмылкой подошла к фее и накинула ей на шею амулет.

- Это чтобы ты на своей шкуре почувствовала все, что мы будем делать с твоей маленькой подружкой.

У Шаяны сердце оборвалось, когда она осознала ЧТО сейчас произойдет, тем более, что дубль такого же артефакта висел на груди Аленсы и сознание уже затопил страх, который ощущала малышка.

Фея дернулась и захрипела от удавки на шее. Она пыталась сделать хоть что-то, чтобы остановить разворачивающиеся события.

- Что? Ты готова отказаться от своего зверя?

Эти слова стали громом в сознании Шаяны. Жестокий факт того, что сейчас ей надо выбрать между своей жизнью и жизнью этой малышки что-то сломал внутри.

- Пожалуйста, - тихо простонала плачущая от страха и боли Аленса.

Шаяна закусила губу, разрываясь на части: выбрать себя или эту девушку?

И фея сделала выбор.

Она опустила лицо и закрыла глаза, чтобы хотя бы не видеть.

- Ну что ж, посмотрим, на сколько тебя хватит.

Тело взорвалось первыми импульсами боли. Шаяна кричала, она билась в цепях, не ощущая как они врезаются в ее тело, она хрипела, рыдала и молила всех Богов, чтобы ЭТО наконец закончилась. Рядом с ней, всего в паре метров то же самое делала и Аленса, чья кровь периодически попадала на фею, принося такую боль, как если бы это была кислота. В момент, когда все закончилось, Шаяна обвисла на цепях, почти потеряв сознание. Она не видела этого, но ее нежно-розовые волосы частично поседели, став целыми прядями белее снега, а из прокушенной губы лилась кровь.

- А ты снова показала себя крепче, чем я рассчитывала, - тихо рассмеялась ведьма и, подняв лицо феи, провела пальцами по губе, заживляя ее, - знаешь, после того как тело лишается души, исцелять его становится невозможно. Потому я и не пытаю конкретно тебя - слишком уж много мороки.

Шаяна смотрела безжизненными глазами на ведьму, и в голове крутилось только одна мысль - она убьет ее. Даже если для этого придется сдохнуть самой, но до этой твари, фея доберется.

- Посмотрим, сколько ты еще выдержишь, малышка. Через три-четыре таких раза мне кажется, что даже твое согласие будет уже не нужным. А?

Шаяна ничего на это не ответила. Как минимум потому, что голос ее был сорван на столько, что говорить она не могла.

- Бросьте тело ее подружки поближе, чтобы наш зверек смог до нее добраться. И ослабьте контроль над проклятой сущностью, пусть ощутит голод. И да с этого дня не кормить ее ничем, только вода.

С отвратительным, тошнотворным звуком, изуродованное пытками тело Аленсы упало рядом. Зазвенела цепь, чуть отпуская натяжение горла, и фея осела на пол, словно безжизненная кукла.

Палачи вышли, закрыв дверь.

Шаяна не знала, сколько она лежала глядя в пустоту камеры. Ее нос улавливал запах крови, валяющейся рядом девушки, и что самое страшное - внутри разгорался голод, от которого зубы изменились, превращаясь в острые клыки, а на пальцах появились когти.

Фея тихо заскулила и свернулась в комочек, закрыв глаза и пытаясь воскресить в голове воспоминания о том, как было здорово путешествовать с Коном, как она жила в Волчьем Логе... это все сейчас казалось лишь сказкой и не более того. Но она, сказка, - все, что не давало сломаться маленькой девочке...

В какой-то момент в запах плоти вмешался аромат тухлятины, сообщивший о том, что прошел далеко не один день лежания на холодном каменном полу. Внезапно в тишину вмешался звук тяжелых шагов и дверь в камеру раскрылась.

- О, она еще терпит! Ну, ничего, у нас много возможных способов развлечься.

Этот голос, который стал олицетворением всего, что так ненавидела Шаяна, вывел девушку из состояния полусна, и, как ни странно, она даже не удивилась тому, что в комнату втащили очередную девочку, лет десяти на вид, с длинными рыжими волосами, совсем как у Асирии. Только различие запахов не дало остановиться сердцу феи. Она смотрела на своих мучителей пустым, почти мертвым взглядом, зная, что сейчас будет.

Тело погибшей до этого девушки вытащили из камеры и передали кому-то за дверями, а ведьма, уже привычным жестом надела амулет на шею пленницам. Странно, но первую волну боли фея ощутила уже в тот момент, когда ведьма еще держала второй, предназначенной для маленькой девочки артефакт в руках.

- Ну что, ты готова? - на красивом лице скользнула хищная улыбка.

Шаяна наклонила голову на бок, смотря в глаза мага крови, а затем внезапно растянула губы в странном оскале и сказала:

- Ты можешь меня мучить сколько угодно с помощью других, но ведь твоя боль с тобой все время, без остановок на отдых.

Ведьма сжала губы и резко отошла в сторону, к рыжей малышке, отдавая команду палачам.

И сознание Шаяны снова опустилось в водоворот ужаса и боли.

На этот раз малышку не стали убивать до конца, оставив ее тело, бьющееся в судорогах, рядом с феей.

- И насколько тебя хватит? Милая Шаяна?

На этот раз отойти от произошедшего стало проще. Фея с трудом переместилась в горизонтальное положение и посмотрела на хрипящее тело рядом. Они уродовали ее так, чтобы ребенок мог умирать еще долго, позволяя Шаяне насладиться всеми ощущениями.

Фея подползла к девочке и опустила одну руку на слипшиеся от крови рыжие волосы, а вторую, на шею. Она не могла ее исцелить, она не могла пообещать ей, что все будет хорошо. Но она могла остановить ее страдания.

Под пальцами хрустнули шейные позвонки, и боль навсегда покинула угасающие глаза малышки.

- Спи спокойно, - бесцветным голосом сказала Шаяна и отползла в сторону.

Как не пыталась девушка себя убедить в том, что справится, что все будет хорошо, но когда она очнулась от того, что вцепилась клыками в истерзанное тело ребенка, внутри что-то окончательно сломалось.

Шаяну вывернуло - долго, мучительно. Пустой желудок разрывала боль, но она казалась слабым отголоском того, что фея ощущала до этого.

Внезапно в дверях раздался звук проворачивающегося ключа.

Девушка подняла осунувшееся лицо и увидела воровато оглядывающегося паренька в латах стража.

- Леди Шаяна!

Девушка продолжала молча смотреть на парня, которому на вид было не более восемнадцати. У него были темно-русые волосы и напуганные карие глаза. Парень быстро рванул к фее, расстегивая все замки на ее путах.

- Меня послал ваш муж, лорд Тайвар, он ожидает внизу!

Парень что-то еще шептал, быстро приводя в порядок онемевшее и не способное двигаться тело девушки. Но самое главное, Шаяна смотрела на него и точно понимала, кто перед ней и для чего он тут.

Мальчишка потянул фею за руку, помогая подниматься на ноги.

- Идемте, быстрее! Нас могут заметить!

Стражник развернулся к дверям, начав тянуть на себя ручку и открывая путь к свободе. Но уже через секунду он захрипел, падая под ноги. За его спиной стояла Шаяна, правая рука которой была в крови до середины локтевой кости.

- На тебе нет его запаха, - тихо шепнула фея, затем улыбнулась, - зато ты пахнешь мясом.

Часть 3

Сотворить мир.

Глава 1.

Смерть феи.

- Докладывайте!

- Верхние этажи зачищены. Жертвы - три такхара получили серьезные раны, несколько смесков из союзной армии убито.

- Рабы?

- Леди Шантэль не нашли, зато обнаружили почти пол сотни других похищенных.

- Ищите дальше.

Рих тяжелым взглядом обвел простое каменное помещение, где на полу лежало несколько убитых стражей замка. Рядом с ним вытирал клинок Тайвар. Такхар с неприязнью посмотрел на мужчину, который даже не пытался спрятать кольцо на пальце, символизирующее его статус и место в жизни феи. Рядом появился Шэон вместе с Корианом, довольно странно смотрящимся на общем фоне - все-таки тролль даже среди смесков представлял собой запоминающуюся картину. Красноволосый маг замер, быстро оценив напряженность момента, затем сказал:

- Я чувствую кого-то в подвальном этаже - но там творится что-то странное, много сердец и они гаснут одно за другим.

- Идем, - кивнул Рих.

Эта компания оказались тут естественно не случайно. Собственно из четверки только Шэон так или иначе не был нужен. Волколак рассказал о проклятье Шаяны и все сразу же осознали, в каком она может быть состоянии, а потому были нужны любые крючки для ее сознания, чтобы вернуть прежнюю фею, если верх возьмет зверь.

История освобождения девушки началась с того момента, когда Тайвар осознал, что Шаяну похитили и с трудом, не смотря на то, как глушили их связь, нашел место, где ее держат. Это оказался настоящий замок, расположившийся за цепью скал, называемых Змеегорьем. Из-за охраны как магической, так и физической, волколак сразу осознал, что ничего не сможет предпринять сам. Ему пришлось обращаться за помощью к старому знакомому - теневому королю нейтральных земель Шэону Эданталю. Много лет назад, Тайвар работал на этого мага, в качестве верной ищейки и ушел, сохранив нормальные отношения. Причиной такого решения стала не совесть (работа была далеко не самой "чистой") и не личные разногласия, а простое ощущение того, что волколак, в отличие от мага - не бессмертен. И жизнь уходит так быстро, что Тайвар рисковал умереть, так и не воплотив ничего из того, о чем он мечтал САМ.

Рих стал неприятным дополнением ко всей картине спасения. Увы, но волколак не знал, как конкретно выглядел такхар, который в свое время пытался наложить свои лапы на маленькую и доверчивую фею, а потому не понял, при ком он рассказал о ситуации с девушкой.

А вот такхар сразу осознал, что речь идет о Шаяне и после этого все осложнилось и упростилось одновременно. Максимально быстро собранная армия из представителей войска нейтральных земель и демонов была достаточно силой для штурма замка Черной Скалы, где и держали Шаяну, вместе с приличным количеством пленных. Только чувство того, что конкретно с феей все хорошо и успокаивало волколака, когда они проносились мимо комнат, где хранились изуродованные тела уже убитых существ. Кона, кстати, пришлось довольно долго искать - тролль научился неплохо прятаться от слежки, а еще труднее стало объяснить ему, что случилось и для чего он нужен. Тайвар даже честно стал опасаться за сохранность своей шкуры, когда двухметровый музыкант узнал, что его фея замужем за волколаком, и что сейчас она фиг-знает-где. Однако все обошлось, Кон оказался разумным существом и, не задавая больше никаких вопросов, он отправился с мужчинами в замок, где держали Шаяну, не лез на рожон и только плотно сжатые губы и потемневший взгляд говорили о том, что творилось у него внутри.

Четверка, окруженная десятком лучших воинов ломанулась вниз, в то время, как остальная армия зачищала верхние этажи замка, где еще встречалось сопротивление.

Представшую перед мужчинами дверь они просто снесли волной силы, в ужасе замерев при виде открывшейся картины: в весьма просторном зале лежало не менее двух десятков изуродованных тел в латах, разорванных почти в клочья, словно они были тряпкой, а не металлом. Черная сталь защиты была местами вскрыта, словно консервным ножом, местами прогибалась так, что явно не давала ни одного шанса на жизнь своим носителям. У одной из стен, слегка покачиваясь и кажется, напевая какую-то песенку, стояла спиной к вошедшим девушка, в напрочь залитой кровью порванной одежде, с длинными белоснежными волосами испачканными такими же уродливыми темно-красными пятнами.

- Шаяна, - потрясенно выдохнул Тайвар, делая неуверенный шаг к явно обезумившей фее.

Как ни странно, но девушка вполне спокойно, без резких движений, обычных для нее во время звериной ярости, повернулась к вошедшим, открывая их взглядам окровавленное лицо. Волколак замер, смотря в чужие глаза: один оказался полностью черным, с едва заметным белком, второй наоборот словно выцвел, и только темная окантовка обозначала конец радужки.

- Привет,- фея улыбнулась, демонстрируя испачканные кровью клыки, и внезапно швырнула что-то под ноги мужчинам.

Тайвар опустил глаза и увидел оторванную голову той самой ведьмы, которую когда-то они встретили у оазиса. Лицо женщины было искажено гримасой дикого ужаса, а рот замер в открытом состоянии.

- Милый, ты ведь не будешь против, если я заспиртую ее и поставлю на полочку в кладовке? Думаю со временем собрать коллекцию. Хотя она уже разлагается почему-то.

Шаяна или то, что от нее осталось мягко подошла к мужу, не обращая внимание на застывших в шоке остальных мужчин. В какой-то момент она нагнулась и подняла меч одного из убитых стражей, заставив окружающих дернуться. Однако они успокоились, когда поняли, что фея не собирается ни на кого нападать.

Шаяна оттянула прядь длинных белых волос и улыбнулась, словно самой себе.

- Они умерли. Представляешь - они просто умерли. Зато теперь я могу сделать вот так... - фея перекинула копну белоснежных кучеряшек и, резко дернув меч, отрезала то, что так любила в себе и чем гордилась. Отрезала почти до плеч. - О, какая легкость, - Шаяна тряхнула головой, скидывая остатки волос и снова поворачиваясь к мужу.

- Солнышко мое, - волколак осторожно, стараясь не провоцировать девушку, подошел к ней.

Оказавшись на расстоянии вытянутой руки, он мягко провел по лицу феи, игнорируя мгновенную волну злости от такхара.

- Я знала, что ты придешь, - она закрыла глаза, наслаждаясь его теплом, - просто ты чуть-чуть опоздал...

- Прости меня, - мужчина обнял девушку, прижимая ее к себе. Такую родную и абсолютно не знакомую с другой стороны.

- Я очень устала, - тихо сказала Шаяна, - отведи меня куда-нибудь, где будет горячая вода, вкусная еда и мягкая постель. И много, много алкоголя. Очень много. Мне нужно нажраться в стельку, чтобы просто ничего не помнить.

- О боги, - хрипло прошептал Тайвар, - я могу сделать так, что ты сейчас заснешь. Хочешь?

- Да, - тихо ответила девушка.

Мужчина быстро нажал несколько точек на шее Шаяны, и фея осела на руки мужа, закрыв глаза.

- Что, черт побери, тут происходит? - Рих просто кипел от злости и не мог понять почему. Картинка, представшая глазам, была вне возможностей его понимания. Он помнил фею маленькой, вечно танцующей и смеющейся, ни секунды не стоявшей на месте... Временами до ужаса наивной, временами не понимающей происходящего... Такой теплой, доброй и нежной... И сейчас, окровавленная девушка с клыками и когтями, с пустым взглядом таких странных, почти пугающих глаз... Это была не она! Она не могла стать такой...

И что самое страшное, Рих прекрасно знал, что несет прямую ответственность за все те испытания, через которые она прошла.

То, с какой нежностью девушка смотрела на Тайвара, причинило внезапно почти физическую боль.

- Кхе-кхе, извините, что прерываю картинку семейной идиллии посреди кучи разорванных тел, но мне кажется, мы спасали девочку-фею, а не...

- На ней проклятье крови, - спокойно ответил волколак, - я уже рассказывал об этом. Убийство этих тварей, - он кивнул головой в сторону тела ведьмы, - несет за собой такие вот последствия. Никто кроме нее не смог бы сохранить хотя бы частично свою личность. Особенно при учете уже второй метки.

- Интересное дело, - задумчиво пробормотал Шэон, - видимо Тивия на редкость умно сделала, когда закрыла подобную тварь в комнате для ведения переговоров, в которой просто подавляется любая магия.

- У нас такой возможности не было, - сухо ответил Тайвар, - а теперь я могу отнести свою жену туда, где она сможет хоть немного прейти в себя? Мне даже представить страшно, что они с ней сделали, чтобы она стала такой.

- Да, конечно, - кивнул Шэон и начал открывать воронку телепорта, - если что-то потребуется, обратись к Тивии - она будет ждать дома и в случае чего, сделает все, что нужно.

- Я, пожалуй, пока с вами останусь, - внезапно подал голос Кон. На тролля сейчас было страшно смотреть - он выглядел не на много лучше Шаяны по той злости и жажде убивать, что читалась в его глазах.

- Спасибо, - кивнул волколак и зашел в телепорт, мгновенно закрывшийся за его спиной.

- Пойду на верхние этажи, - хрипло сказал Кон и быстрым шагом вышел из подвала, направляясь туда, где еще звучали звуки битвы.

- Я ведь окончательно ее потерял? - тихо спросил Рих, сразу после этого.

- Знаешь, единственное, что я точно знаю о женщинах - в их жизни НИЧЕГО не бывает окончательно, - устало ответил Шэон.

Такхар лишь грустно улыбнулся.

***

Шаяна открыла глаза, сначала почти не поверив в то, что на этот раз над ее головой не темный каменный потолок, а белая ровная отштукатуренная поверхность. Фея или то кем она теперь была, задумчиво прислушалась к себе. Внутри было пусто - ни эмоций, ни чего-то еще. Словно она перегорела и теперь осталась лишь оболочка.

- Шая, - заметив, что фея открыла глаза, ее нежно взял за руку Тайвар.

Девушка наклонила голову, смотря на мужа. Волколак вздрогнул глядя в настолько изменившие глаза любимой женщины. Странно, но когда первая волна шока отпустила его, он осознал, что Шаяна смотрит на него так, словно все еще не верит, в то, что это он. Что это действительно он и он рядом. Тайвар чуть поддался вперед, целуя фею. Он не ожидал от нее ответа и был немало удивлен, когда ее руки мгновенно обвились вокруг его шеи и потянули к себе. Девушка целовала его жадно, словно ей важнее воздуха было ощутить тепло волколака, словно от этого завесила ее жизнь.

Сразу после возвращение в дом, который выделил им Шэон, Тайвар тщательно отмыл девушку, вместе с Тивией осмотрел ее тело, исцеляя немногие травмы. Это, кстати, удивило обоих - с одной стороны фею явно пытали, но никаких признаков физических увечий, даже исцеленных, не было. Каким образом можно было довести человека до такого состояния и пальцем не тронув, оставалось загадкой. Хотя речь ведь шла о магах крови - они всегда умели пытать особо изощренными способами.

Прошло не меньше двух дней, в течение которых волколак ни на шаг не отходил от своей жены, даже почти не спя. Он только в общих чертах знал, чем в итоге закончилась атака на замок Черной Скалы и, если честно, его это вообще мало интересовало.

Сейчас же, когда фея наконец открыла глаза, его раздирало два чувства - облегчение на тему того, что его любимая женщина жива и хотя бы физически здорова и ярость из-за того, что маги сделали с его вечно смеющейся девочкой.

Держа в руках ее сильно исхудавшее тело, он боялся сделать что-то такое, что заставит ее еще больше уйти в себя, однако этого не случилось. Как только они замерли рядом друг с другом, переплетя пальцы рук, она внезапно сказала:

- Не смотри на меня так. Со мной все хорошо, правда. Не так, как было раньше, но хорошо. Просто мне нужно время для того, чтобы приди в себя. Мы уедем в Волчий Лог и все будет как раньше, - Шаяна закрыла глаза и уткнулась лицом в широкую грудь мужчины, - с Асирией все хорошо?

- Да, она напугана, но жива и здорова. Думаю организовать ее прибытие сюда, тебе пока не стоит покидать дом.

- Хорошо, - просто ответила девушка, - я хочу поесть, можешь с этим помочь?

- Конечно, сейчас все будет, - Тайвар чуть сильнее сжал в руках фею, с наслаждением вдыхая аромат седых волос, и встал с кровати, направившись к небольшому столику, где стояла странная хрустальная сфера.

- Мне показалось, или там, в подвале, я видела Кона? - девушка как-то отстранённо наблюдала за действиями волколака, сильно напоминая куклу с пустыми глазами.

- Да, мы нашли его, чтобы если ты ушла в зверя, он помог тебя вытащить.

- Спасибо, - кивнула девушка, - я хотела бы с ним встретиться - ты не против?

- Конечно нет, сейчас покушаешь и я его позову. Он и на шаг от твоей двери не отходил.

Шаяна кивнула и начала подниматься с кровати, все еще пошатываясь от слабости, но уже вполне неплохо себя ощущающая.

Словно услышав последние слова Тайвара, открылся вход в комнату, но появился там далеко не тролль, а невысокая девушка с копной волос цвета морской волны, миниатюрными рожками и яркими-черно-красными глазами. Незнакомка зашла в комнату с подносом еды в руках.

- Доброго дня, - девушка улыбнулась, демонстрируя клыки, - меня зовут Тивия Эданталь, вы находитесь в моем доме.

- Шантэль, - спокойно ответила фея, не обратив внимания на немного удивленный взгляд волколака, - спасибо.

- Да не за что. Вы себя вообще как ощущаете? Не хочу вас торопить, но уходит время, когда мы могли бы найти остальных магов крови, а информация, которая у вас есть, способна нам помочь в этом.

- Сейчас утро? - внезапно спросила Шаяна, игнорируя только что сказанную речь

Женщина кивнула головой.

- Дайте мне времени до вечера - я должна немного прийти в себя, иначе боюсь, все может не слишком хорошо закончиться.

- Если что - я маг разума и могла бы сама извлечь, не заметно для вас, нужную информацию, - осторожно сказала Тивия.

- Попробуйте, - фея не удержалась от ухмылки.

Несколько минут женщины просто стояли друг на против друга, но потом рогатая все-таки не выдержала и попыталась проникнуть в разум Шаяны.

Секунда и Тивия Эданталь со стоном оседает на пол, схватившись за голову, и ее едва успевает подхватить Тайвар, который ничего не мог понять, но догадывался о том, что только что произошло.

- Ну и нафиг такое счастье, - растирая виски, сказала женщина, - удивляюсь, что ты еще не свихнулась после такого. Ладно - я поползу пока к бассейну, а вы, если что - зовите.

Тивия с трудом поднялась на ноги и, развернувшись, направилась прочь из комнаты, слегка покачивая длинным хвостом с кисточкой на конце.

- Интересный экземпляр, - задумчиво протянула Шаяна и, отвернувшись, направилась к столу, на котором стояла еда.

- Тивия - кэяль.

Шаяна на это только кивнула головой, не отрываясь от монотонного поглощения пищи. Ела она медленно и даже Тайвар не понял, что на самом деле больше всего ей хотелось с жадностью заглатывать почти не жуя и жаренное мясо и фрукты, лишь бы перестать чувствовать на губах привкус чужой крови. В какой-то момент воспоминания снова захлестнули фею, и она с трудом сдержала неожиданный рвотный рефлекс. Сделала несколько глотков сока и замерла, смотря в пустоту. Затем закрыла глаза и тряхнула головой.

- Шая...

- Муж мой, прошу не обижаться на просьбу, но можешь организовать горячую ванну и выйти из комнаты. Я хочу побыть одна, потом поговорить с Коном, опять таки, без свидетелей.

- Раньше я тебя не смущал.

- Ты меня и сейчас не смущаешь, - девушка почти не соврала, - однако у меня есть своеобразные эмоции, проявление которых я предпочту оставить без зрителей.

Волколак понял. Просто внезапно он действительно осознал, ЧТО происходит с девушкой и, кивнув, вышел.

Шаяна продолжила есть. Она как-то отстранено спросила саму себя, хочется ли ей плакать? И ответила - нет. Девушка словно оказалась в каком-то вакууме и не понимала, какие эмоции сейчас нужно проявлять. Просто сидела, в очередной раз замерев с бокалом в руках и думала.

Как оказалось, с комнатой, в которой она находилась, было смежное помещение ванной. Собственно туда девушка и отправилась, с наслаждением забираясь в горячую, почти кипящую воду. Боль... она ее чувствовала, но снова наткнулась на странное осознание того, что не знает как ей на нее отреагировать. Разум методично просчитал, что от такой температуры она не получит ожоги, а потому можно не вскакивать с криками.

Шаяна прикрыла глаза рукой и начала разбираться со внутренним миром. Ей не хотелось остаться такой... мертвой внутри. А потому девушка решилась на странную медитацию, во время которой по частям разбирала свои эмоции и что бы чувствовала она, если была бы прежней.

Странно, но все это действительно помогло - разум успокоился, и теперь девушка примерно знала, как и для чего ей надо делать те или иные вещи. Для начала нужно было прекратить пугать тех, кто ее любит. Например, Тайвар был бы белее мела, увидев в какой воде купается его жена. Но его не было, а потому можно не думать.

Шаяна тщательно помылась, не сдирая кожу мочалкой, как хотела сначала, а бережно, спокойно. Нельзя вредить своему телу - его надо любить и беречь.

Девушка поднялась из воды и медленно опустила ноги на белый кафельный пол, затем завернулась в халат и подошла к зеркалу. Собственное отражение почти напугало ее, хотя по большей части девушка даже испытывала скорее иронию. В итоге десятиминутного разглядывания себя, Шаяна решила относиться ко всему этому как к простой смене образа. Многие так делают, правда, другими способами.

Следующим пунктом стала просушка волос. Раньше девушка о таком никогда не заботилась - кучеряшки сами избавлялись от влаги, а теперь на голове было настоящее кладбище мертвых локонов, а потому без полотенца не обошлось.

В итоге решилась на встречу с Коном, фея только спустя часа два, уже переодевшись в платье.

Тролль зашел в комнату осторожно, словно ожидая того, что его сейчас прогонят. Мужчина почти не изменился с последней встрече с Шаяной, только лицо немного постарело... хотя это скорее от усталости.

- Девочка моя...

Кон был потрясен тем, кого он увидел вместо радостной феечки, которая могла довести до белого колена любого. Это была взрослая, седая женщина с чужим жестким взглядом того, кто видел смерть и сам ею был. Шаяна встала на ноги, поднявшись с коричневого кожаного дивана, и подошла к троллю, растягивая губы в улыбке, сильно похожей на оскал.

Затем резко остановилась, моргнула и...

И вдруг в ее взгляде вместо холода стали появилась радость, боль, неуверенность. Кон потрясенно замер, а потом быстро, пока эти эмоции не утонули в океане холода, обнял свою фею, прижимая худое и неожиданно мускулистое тело к себе.

- Я так за тебя боялся...

- Ты сыграешь? - девушка перевела грустный взгляд на гитару за спиной Кона.

- А ты станцуешь?

- Я уже давно перестала, - Шаяна горько улыбнулась, - как все про Риха узнала, так и перестала танцевать. А сейчас мне кажется отвратительным само желание покуситься на это искусство будучи... такой...

- Боги, неужели твои идиоты не видят, что они с тобой сотворили? С той, для кого перестать танцевать было хуже смерти?

- Они не виноваты. Никто не виноват... из тех, кто еще жив.

- Мы все причастны к этому, - тролль провел шершавой рукой по седым волосам девушки, - король, за то, что и не думал о твоем счастье, Рих, за то, что собирался сделать против твоей воли, Тайвар, за то, что допустил похищение, я, за то, что вообще позвал тебя.

Шаяна подняла глаза на тролля и покачала головой:

- Знаешь... я, наверное, в чем-то фаталист. Мне кажется, если что-то такое должно было произойти, оно бы произошло. А так, у меня было ради кого держаться. Ради кого не дать себя сломать. Сыграй, пожалуйста, я хочу снова услышать музыку.

Третий раз просить не пришлось - Кон сел прямо на пол, девушка легла рядом с ним, свернувшись калачиком и, как только струны под ловкими пальцами мужчины начали свою песню, к фее вернулось забытое чувство, близкое к полету. Она растворилась в музыке и что-то сломанное внутри начало вновь срастаться...

В конечном счете - ты можешь убегать от себя, но от своей крови тебе не убежать.

Прервали их внезапно. Дверь чуть приоткрылась и показалась голова Тивии.

- Вы меня, конечно, извините, но Шантэль очень нужна сейчас на собрании.

Фея только кивнула и быстро поднялась с пола:

- Потом продолжим?

- Конечно, - кивнул тролль.

Перед девушкой вспыхнула воронка телепорта, и она быстро шагнула в нее, мгновенно переносясь в помещение зала советов.

Кон же остался сидеть на полу и, уронив голову, продолжил играть.

- Ой, простите, а вы кто? - неожиданно раздавшийся женский голос заставил тролля вздрогнуть. Он поднял голову и увидел прекраснейшее из видений - высокую, стройную девушку с нежно-оливковой кожей и изумрудными волосами. Она был так красива, что у Кона дух перехватило. Он сначала просто молча смотрел на нее, а потом, спохватившись, ответил:

- Я тут по приглашению лорда и леди Эданталь

- А, мамы и папы - логично. Меня Лина зовут, - девушка подошла троллю и с расстояния в пару шагов, стало видно, что у нее потрясающие красивые глаза - они были почти черными, но внутри отблескивала зелень.

- Кон, - представился мужчина.

- Вы, наверное, часто это слышали, но я первый раз вижу тролля-барда, - дриада немного покраснела и, явно смущаясь, сказала, - вы очень красиво играете, я могу послушать?

- Конкретно вы, леди Лина, можете все, что захотите, - тролль чуть склонил голову, - а что не можете вы, то для вас сделаю я.

Дриада робко улыбнулась и, подойдя так близко, что мужчина ощутил легкий аромат вишни, села рядом. Когда Лина подняла глаза и столкнулась со взглядом Кона, тролль даже задержал дыхание...

Кажется, Боги решили сыграть с ним еще одну шутку. Первую, когда наделили его даром творить, вторую, когда обрекли на рождение в клане воинов, и сейчас - третью, сведя его с молодой дриадой, которая едва ли сможет полюбить тролля.

Хотя...

Мужчина улыбнулся и провел пальцами по струнам.

Он уже давно научился добиваться того, чего хочет всем сердцем.

***

Шаяна оказалась в просторном зале, светло-серого цвета, где единственной мебелью был круглый стол и ряд стульев. На первом лежала карта мира, на вторых сидели мужчины, если быть точнее - королевские особы самых разных рас.

Во главе был - Ильрих Пятый, его фея узнала по гравюрам. Блондин, с длинными прямыми волосами и чуть выпирающей от клыков верхней губой. Одет он был явно не по статусу - обычная белая рубашка, с вальяжно расстёгнутым воротом и черные брюки.

Следом шел уже знакомый для девушки теневой правитель - Шэон Эданталь. Одет он был в строгий черный цвет, выгодно оттеняющий темно-красные волосы, затем шел... Рих. Сердце девушки пропустило один удар, когда такхар поднял голову и замер, смотря в глаза той, что уже никогда не будет с ним.

Фея внезапно поняла, что не чувствует ни ненависти, ни злости, только жуткую тоску по той жизни, которую они никогда не проживут. Он ошибся, она сглупила. Боги не прощают тех, кто отвергает их дар.

Следом за Рихом шел смутно знакомый эльф. Чуть напрягая память, Шаяна узнала в нем того самого, перед которым когда-то танцевала и который пытался ее уговорить поехать с ним, в вечный лес. Эльтариан. Интересно, как бы сложилась ее жизнь, если бы она согласилась?

Мужчина так же поднял голову от стола и удивленно замер. Он тоже узнал девушку и, судя по тому, как сморщился его нос - был готов высказаться на тему того, что маленьким девочкам нужно слушать умных бессмертных, дабы не поганить свою собственную жизнь.

Следом шел незнакомый мужчина, явно относящийся к клану многоликих - среднего роста, жилистый, с коротким ежиком темно-русых волос и чуть скучающим выражением на хищном лице. У него были тонкие губы и чуть заостренный нос, белоснежная кожа и яркие, светло-желтые глаза. Его представили лордом Шагром ди Альвар.

Так же за столом был и Тайвар, который сначала был готов обнять девушку, но та вовремя его остановила, покачав головой - не здесь и не сейчас.

Тивия, которая так же прошла в телепорт, спокойным шагом направилась к свободному стулу, намекая фее делать так, как она. Девушка послушно пошла следом и, едва под ней оказалось холодное деревянное покрытие, заговорил Шэон:

- Господа, хочу представить тем, кто еще не знаком с нашей гостьей - леди Шантэль, принцесса человеческих земель, смесок с феей. Ваш муж, леди, уже рассказал нам в общих чертах о том, как вы получили проклятье и о встрече у оазиса, но нам нужны подробности вашего заточения в замке Черной Скалы. Я понимаю, что вспоминать все это крайне неприятно, но все же...

- Неприятно пить протухшую воду, лорд Шэон, - холодно ответила фея, - а произошедшее со мной относиться к разряду "кошмар, которого и врагу не пожелаешь". Но вашу просьбу я понимаю, так что прошу не перебивать меня в то время, пока я буду говорить, иначе могу сбиться и забыть важный нюанс. Надеюсь, вы уже объяснили господам, что прямое считывание моей памяти не желательно, если только у вас нет того, чей разум вам будет не жалко сжечь?

Ильрих сжал губы и кивнул.

- Ну что ж, это должно облегчить мою задачу. В общем, началось все так...

Девушка говорила долго, в деталях описывая все, произошедшее с ней. Голос ее был сух, глаза смотрели прямо в одну конкретную точку и даже не моргали, словно Шаяна ушла в свои воспоминания на столько, что потеряла возможность контактировать с окружающим миром.

Да и сам окружающий мир не слишком стремился создать контакт - сидящие за столом молчали и только то, как сбивалось дыхание и скрежетали клыки у Тайвара и Риха, выдавало живую реакцию, слушателей в комнате.

Как только фея замолчала, повисла почти оглушительная тишина. Первым отмер Ильрих, который чуть прокашлялся и спросил:

- Каково ваше собственное мнение о магах?

Шаяна задумчиво посмотрела на короля, затем сказала:

- Все они - потеряли свои тела. Как, я не знаю. Им приходиться существовать в чужих и более того, умирающих оболочках, что причиняет ежесекундную боль. Цели, которые они преследуют... вот тут я в смятении. Самое логичное - стабилизировать свои тела, но для этого они слишком много набирают жертв и слишком заметно это делают, либо они могут умереть в ближайшее время, что едва ли правда, потому как ничто не мешает переселиться в другое тело, либо у них ограниченно время для проведения какого-то ритуала, масштаба большего, чем пол сотня жертв. Есть вариант того, что они проникают в наш мир, скажем из загробного, и тогда целью будет стабилизировать портал...

- Даже если бы они смогли проникнуть из мира мертвых, в этом нет смысла, - покачал головой Эльтариан, - зачем проводить обряд, который бы успокоил такой провал, ведь тела они себе не вернули бы и боль не перестали ощущать.

- А что если разлом не между нашим миром и загробным, а с другим миром, - внезапно подала голос Тивия, задумчиво разглядывая карту.

- Вы про материк Искажения? - понял эльф и тоже погрузился в свои мысли.

- Извините, но мои знания в данной области более чем скромные, - сказала Шаяна, - я знаю только то, что некогда на этом материке проводили обряд некроманты, с целью привести новых богов, однако он прошел не удачно. В результате такого, вся разумная жизнь была стерта с той земли, а пространство истончилось на столько, что постоянно стали появляться странные твари. В итоге сейчас, материк находится под стеной из такого количества щитов, что пробиться через него невозможно.

- Ваши знания почти соответствуют реальности, - ответил Шэон, - однако есть несколько недочетов. Во-первых, обряд прошел достаточно успешно и только благодаря нашим Богам, удалось закрыть основную часть портала, оставив в напоминание истончившуюся грань. Твари, которые появляются на материке Искажения, переходят во время выплесков силы и от нападения на соседние материки их останавливают не щиты, которые, не смотря на всю свою мощность, имеют лазейки, а две крепости, куда каждый год отправляют лучших воинов и откуда лишь единицы возвращаются, отслужив по заключенному контракту тридцать лет. Люди не участвуют в сражениях там - их жизнь слишком коротка для такого, а регенерация почти нулевая.

- И все же, мне не кажется это реальным, вмешался Шагр, - если бы маги крови приходили из другого мира, они оставались бы во-первых, в своих телах, во-вторых, их бы засекли. Все-таки в крепостях служат действительно великие воины и маги.

- А если портал работает настолько не правильно, что уродует всю материю, проходящую через него? - снова вмешалась Тивия, - тогда маги предпочли бы оставлять свою настоящую личину у себя в мире, а сюда переносить только душу. Тогда заметить их было бы сложно, тем более, что ничего не мешает вселиться в тело скажем местного селянина и...

- Там еще и мирные жители есть? - удивилась фея.

- Да, - коротко кивнул Рих, - если все так, то становится понятно, почему сразу после перехода остальные твари находятся словно в состоянии дезориентации. Об этом часто говорили в докладах.

- Если маги крови переходят из другого мира, тогда, самое логичное, они попробуют повторить древний обряд некромантов, чтобы окончательно стабилизировать портал. Насколько я помню, он требовал как раз таки огромного количества жертв, - сказал Тайвар.

- Такая информация требует подтверждения, - задумчиво протянул эльф, - но если все именно так, то тогда становится понятно, почему похищают именно смесков - в некоторых случаях они становятся представителями сразу двух рас...

- В обряде использовалась боль и ужас жертвы? - спросила Шаяна, заметно мрачнее.

- Да, именно так. Есть догадки? - Тивия внимательно посмотрела на девушку.

- Скажем так... я же говорила, что во время пыток на меня вешали артефакт связывающий чувства и эмоции? А что если в этом случае, испытанная мною боль так же использовалась как энергия?

В комнате повисла тишина.

- Что ж, это звучит довольно правдоподобно и нельзя отрицать подобную возможность. Тогда получается, они могут сократить количество необходимых жертв еще больше... - Шагр нахмурился, - нужно связаться с командирами крепостей - даже не подтвержденная информация может быть решающей в случае настоящей опасности.

- Согласен, - кивнул Ильрих, - Шантэль, я очень благодарен вам за помощь. Если есть что-то что я могу для вас сделать, вам стоит только попросить. Кстати, не думаю, что это станет серьезным облегчением для вас, но теперь, с таким проклятьем, вы нечувствительны к любой магии крови. Вот такой нюанс этой силы.

Фея задумчиво посмотрела на мужчину:

- На самом деле стало. Приятно знать, что они уже своей магией ничего не смогут мне сделать. В остальном, мне нужна иллюзия, которая скроет от окружающих цвет моих глаз, а то даже вы отворачиваетесь через секунд тридцать, смотрения в них, а еще я хотела бы узнать, когда Асирия сможет оказаться тут,- губы девушки дернулись в улыбке.

- Вопрос с девочкой пока висит в воздухе - ваши маги могут засечь телепорт из нейтральных земель и тогда мы выдадим место положение Волчьего Лога, что сами понимаете, принесет волколакам много проблем.

Шаяна кинула - она и сама это знала.

- Кстати, я так понимаю, вы получили редкое и опасное проклятье? - внезапно опомнился оборотень, - как вам удается сдерживать зверя?

- А я его не держу, - пожала плечами девушка, - он не отдельная часть меня, он - это я и есть. Кстати, еще насчет помощи, - фея снова повернулась к королю, - честно, я сейчас хочу т выпить и добраться до лавки с травами.

- О, я тебе помогу и с личиной, и с алкоголем, и с магазином, - Тивия радостно подскочила и протянула руку Шаяне, улыбаясь неотразимой клыкастой улыбкой.

Фея хмыкнула. Странно, но, не смотря на то, что говорил в свое время Рих именно о ней, и тогда некая кэяль воспринималась если не как враг, то как "тварь редкостная", сейчас Шаяна не ощущала к ней злости, уловив сходство между собой и магичкой. Проскользнула даже некоторая симпатия.

- Хорошо, - девушка поднялась на ноги, - надеюсь то, что я узнала, вам хоть немного помогло.

Лорды встали и склонили головы, заставив этим девушку немного растеряться.

- Мы все признаем, что ужас, через который вы пошли, сломал бы любого. И в какой-то степени сила вашего характера пугает и вызывает уважения.

Шаяна грустно улыбнулась на реплику князя эльфов, но ничего не ответила. Она только чуть склонила голову, прощаясь с лордами, и, вместе с Тивией, покинула помещение советов через телепорт. Едва воронка закрылась, девушка оказалась в просторном помещение, которое видимо было рабочим кабинетом кэяль. Выполнен он был в голубых тонах с белой кожаной мебелью в лице дивана и двух кресел. Еще был книжный шкаф и большой круглый стол, оба сделанные из камня молочного оттенка.

- Я сделаю тебе кристалл, в котором расположу матрицу иллюзии. Ты хочешь что-нибудь еще изменить во внешности, кроме глаз?

- Верни волосам их цвет - не хочу быть седым пугалом, они были светло-розовыми - попросила Шаяна, - а в остальном нет.

- Хорошо.

Тивия усадила фею в кресло и, быстро подойдя к шкафу, вытащила из него маленький хрусталик на кожаном шнурке.

- Теперь расслабься и старайся сохранить свою фейскую ауру, не выпуская звериную часть. Мы же не хотим, чтобы все знали, что на тебе проклятье.

Шаяна снова кивнула и закрыла глаза, подавляя любые звериные всплески.

Тивия справилась где-то за полчаса, затем повесила на шею феи шнурок и довольно улыбнулась.

- Теперь ты можешь посмотреть на свое новое-старое отражение.

Девушка встала с кресла и подошла к овальному зеркалу, висящему на стене рядом. Увидеть себя почти такой, какой была когда-то, стало тяжело. Даже слишком. Фея дернулась как от удара, затем выдавила из себя улыбку и повернулась к кэяль.

- Спасибо большое. Теперь - пить. Однозначно и сразу говорю - много.

- О, это само собой. Давай только посмотрим, что там твой друг делает с моей дочерью.

- Кон? - Шаяна удивленно подняла одну бровь, - а дочь твоя...

- Дриада, Линой зовут - улыбнулась женщина, - она моя приемная дочка.

Фея даже поперхнулась от того, насколько оказывается похожи они с Тивией. У Шаяны была Асирия, у кэяль - Лина... интересно, а каким образом магичка нашла свою девочку? Точно не так, как фея - с дриадами такие истории не приключаются.

Девушки вдвоем вышли из кабинета и уже через минуту (пространство в доме было устроено так, что как только концентрируешься на месте, куда хочешь попасть - сразу там оказываешься) они стояли у комнаты, где не так давно очнулась фея. Первое, что услышали женщины, стала музыка. Кон сидел на полу, прикрыв глаза и перебирая струны, а рядом с ним лежала зеленоволосая девушка с красивыми правильными чертами лица и на ее губах сияла мягкая, теплая улыбка.

Тивия придержала Шаяну и шепнула.

- Пусть сидят. Не будем мешать двум голубкам.

Девушки быстро, пока их не заметили, покинули коридор, тут же оказавшись у входной двери. Заметив довольную улыбку на губах кэяль, фея не выдержала:

- А ты не против? Он тролль все-таки.

- Да ладно, - Тивия пожала плечами, - главное мужик хороший, а остальное - проблема вкуса. Твой муж вообще волколак, а это несколько серьезнее.

Шаяна на секунду задумалась и кивнула головой:

- Наверное, ты права. Кстати, у тебя же еще есть дети, а где они?

- У Королевы Имани, - Тивия потянулась, изгибая хвост, - она мне проспорила, что будет нянчиться с ними целую неделю, вот пусть теперь мучается. Ты даже не представляешь, какой кошмар поможет родиться от водной и огненного. Ууууухх я до сих пор подумываю о создании комнаты с непробиваемыми стенами и магической защитой максимального уровня.

- Наверное, это здорово, - грустно улыбнулась Шаяна, - я про детей.

- Когда свои появятся, поймешь на сколько, - Тивия хитро улыбнулась.

- У меня есть приемная дочь - тоже волколак, по имени Асирия, я ее воспитывала фактически с рождения, но сама знаешь, как они быстро растут. Ей совсем немного, а выглядит уже лет на тринадцать, если не больше. А насчет совсем своих... от Тайвара у меня никогда, увы, детей не будет - дети волколаков убивают матерей, если они относятся к другому виду.

- Уууу, как все запущенно. Любишь его? - девушки шли по белым дорожкам сада, мимо свободно растущих кустов роз, жасмина и сирени.

- Иногда есть чувство, которое сильнее любви, - уклончиво ответила Шаяна.

- Дааа? Я тоже так думала, пока не вышла замуж за любимого, - Тивия открыла черную кованную калитку, и фея увидела арку телепорта, - ты на Риха не обижайся. Он... дурень полный, ни раз доказывающий мне свою эмоциональную и мыслительную несостоятельность, однако все-таки хороший парень.

Шаяна грустно улыбнулась, наблюдая, как кэяль пробегается пальцами по камням телепорта, настраивая потоки на нужное место.

- У меня есть муж и этим все сказано.

- Муж, который не бессмертный, - заметила Тивия и взмахом руки открыла воронку.

- Муж, который стал для меня главным подарком в жизни, после Асирии, - сухо ответила фея и, не став тянуть время, прошла вместе с кэяль через телепорт.

Оказались они на шумной улице города, рядом с довольно простым каменным зданием, на котором висела непонятная вывеска в виде толи клыка, толи горы, толи еще чего-то.

Тивия открыла тяжелую деревянную дверь одним толчком и махнула рукой Шаяне. Они вдвоем оказались в просторном помещении таверны, в центре которого сидел бард, играющий на гитаре и поющий матерные песни, а за столами вокруг него веселились множество разных существ.

Кэяль подошла к барной стойке и плюхнулась на высокий стул.

- Эй, Амир, налей девушкам мое любимое!

- О, госпожа Тивия, давно вас не видел, - откуда-то снизу вынырнул высокий, худой парень с русо рыжими волосами и кучей веснушек, - ради вас, любой каприз!

- Шай, ты к кокосам как относишься?

- Никак, - честно ответила девушка, - я их, по сути, не пробовала.

- Оооо, думаю, тебе понравится!

***

Отдыхали, а точнее пили девушки долго. Тивия с абсолютно детской непосредственностью загорелась идеей заставить попробовать Шаяну все, о существовании чего она раньше и не подозревала, а потому утро грозило начаться с безумной головной боли, даже у такого существа как фея. То есть на регенерацию не жалующегося.

Алкоголь как всегда действовал крайне каверзно на истерзанный разум. Сначала Шаяна пила почти залпом все, что ей приносили, вне зависимости от крепости, но после неизвестно какого по счету бокала, начала сбавлять темп, чувствуя, что пьянее быть уже не сможет. К этому моменту посетителей в таверне уже почти не осталось, и две девушки оказались наедине друг с другом. Если конечно не считать хозяина питейного заведения.

- Скажи, как... как можно просто продолжать жить? После такого, - глаза Шаяны потемнели, она откинулась назад на стуле, зацепив плывущий взгляд за точку на потолке.

- Ну, знаешь, ты не у той совет просишь, - Тивия отпила из своего бокала, - мой вид в априори иначе рассматривает вопрос смерти. Уже хотя бы потому, что все, что не относилось к расе кэяль, было для нас пищей. Да и старше я тебя на оооочень много. Если попытаться вспомнить первые годы, когда я стала жить самостоятельно... да, мне было тяжело узнать что такое смерть на самом деле, и что иногда она забирает ставших дорогими мне существ. Даже не знаю, в какой момент я просто... привыкла. Чудовищное слово, когда речь идет о таком, правда? - голос Тивии стал каким-то тихим, хриплым.

Шаяна опустила взгляд и поняла, что кэяли было не на много лучше. Эта сильная, упрямая женщина, которая едва ли хоть когда-то была такой же плаксой, как фея, лишь выглядела несгибаемой, а на деле, все кого она потеряла, остались для нее немым укором. Ведь они мертвы, а она - нет.

- Мне сейчас кажется, что я осталась там, в темнице. Лежу на полу, а рядом умирает очередная девочка. Что все, что я вижу, лишь иллюзия, которую мне внушили, чтобы быстрее сломать.

- Я думаю, глупо говорить сейчас, что это не так, потому что никак иначе иллюзия бы и не сказала, а потому, раз у тебя есть такая возможность - надо уж погулять нормально, а не слюни распускать. Знаешь, мне когда-то давно сказали замечательную вещь - мы все смертны. Рано или поздно, у каждого будет шанс попросить прощения у тех, кто ради нас или из-за нас погиб. Вот до того момента и прибереги слезы с соплями, а сейчас - живи. Мсти, прощай, люби, ненавидь... делай все, что захочешь, но живи.

- А знаешь, ты права, - Шаяна тряхнула головой, отгоняя все страшные видения, - и сейчас я больше всего хочу понять, сколько у меня осталось фейских сил.

- О, звучит интригующе, - Тивия с интересом посмотрела не девушку и отставила бокал в сторону.

- Хочу попробовать вырастить цветы... а то последнее время даже это было не под силу...

- Вот это наш подход! - кэяль чуть в ладоши не захлопала. Она быстро вытащила деньги из кошелька, положила их на стол и снова повернулась к Шаяне, - чего сидим? Пошли разнообразить наш садик?

- Пошли! - пьяно рассмеялась фея и, пошатываясь, поднялась на ноги.

В общем то, как девушки шли до дома, было забавной картиной - они сильно шатались, помогали друг другу не упасть то физически, то вполне магически. Во всех клумбах, находящихся на пути у этих двоих расцвели цветы и даже деревья, в колодцах и фонтанах резко поменяла цвет вода. В общем - утро этот город должен был встретить крайне... забавно.

Каким образом при всем своем невменяемом состоянии Тивия умудрилась не перепутать координаты телепортации - вообще было загадкой. Наверное, сказалась практика.

- Ну вот, весь сад в твоем распоряжении, - кэяль демонстративно показала рукой на окружающий пейзаж.

- Урааа...

Следующий час:

- ...это точно ромашки?

- Ну, ведь они белые с желтым центром...

- Да, но у них глаза красные и три ряда клыков!

- Ну, зато мышей в саду не будет...

- И садовников тоже. А это что?

- Это розы.

- Шааая, а ты уверена в этом? Они же бегают...

- Ну и пусть побегают - скучно же сидеть на одном месте.

- А это...

- А это изначально были ландыши.

- Ну хорошо, что ты хоть здесь признаешь то, что они не те, кем задумывались... Шаяна, у тебя между прочем уже ромашки с розами занимаются... переопылением в общем.

- Да? Ой как интересно, а кто у них родится?

- Вот честно - даже знать не хочу.

- А придется!

- Пустила фею в сад...

Девушки сидели бы так и дальше, то отбиваясь от излишне ласковых цветочков, которые ластились к "мамочкам", то пытаясь рассмотреть новое творение, однако внезапно какое-то странное чувство охватило Шаяну. Фея замерла, прислушиваясь к тишине и игнорируя звуки рядом, но никак не могла понять, что же происходит.

- Ты чего? - Тивия подняла голову, заметив странное поведение девушки.

- Не знаю, - покачала она головой, - наверное, мне спать пора...

- Тогда пошли, надеюсь, твой сад тут ничего не сделает, пока мы дрыхнуть будем?

- А я сейчас их усыплю, - фея улыбнулась и махнула рукой. Цветы мгновенно успокоились и замерли, выглядя вполне нормально, если не считать того, что одна из "ромашек" уже держала в зубах половинку мышки. Вторую жевала роза.

Однако уйти спать так и не получилось. В какой-то момент голову Шаяны словно сдавил обруч. Девушка дернулась, пытаясь понять, что происходит, а потом до нее дошел тихий голос дочери.

- Мама! Мама! На нас напали! Мама! Помоги!

- Асирия?! - Шаяна резко вскочила на ноги.

- Что-то случилось? - тут же поднялась Тивия.

- Тив, ты можешь открыть портал в Волчий Лог, ориентируясь на мои воспоминания о месте?

- Да, но Ильрих...

- Тивия, там убивают мою дочь, прямо сейчас! - Шаяна почувствовала как страх затапливает сознание, страх такой, какого она не чувствовала даже будучи в плену.

- Я поняла, поняла, сейчас открою телепорт, и шагнем вместе. Остальных тоже предупрежу - пусть подтягиваются по мере сил.

- Спасибо, - шепнула фея. Она как-то странно, запоздало, осознала, что абсолютно трезва, как и кэяль - видимо женщина что-то подхимичила, как целитель и маг воды.

Телепорт женщина открыла не в саду, чтобы хоть немного скрыть точку исходных координат, а в личном кабинете.

- Может, дождемся наших? Они будут скоро.

- Догонят нас, - рыкнула фея и Тивия поняла, насколько сейчас девушка близка к состоянию полной невменяемости. Черты лица ее уже начали изменяться, не смотря на иллюзию, потому как у Шаяны сейчас искривилась аура, на которую был завязан артефакт.

Кэяль сосредоточилась и быстро зашептала слова, вырисовывая в воздухе непонятные знаки. Через минуту пространство зазвенело, и открылся провал, куда они забежали, чтобы не терять ни секунды, правда мгновенно остановились, едва перед ними предстала картинка из самых страшных кошмаров.

Волчий Лог был в огне.

Множество домов полыхали словно факелы, земля просто воняла кровью на столько, что дышать было тяжело. Но что еще страшнее - везде лежали изувеченные тела. Лошадей, людей и волколаков.

- Шаяна! - закричала Тивия, понимая, что сейчас будет.

Кэяль ударила волной магии разума, подминая под себя человеческих врагов, которые еще дрались, и тем самым, тут же привлекла в себе внимание одного из магов, который телепортировался рядом и взмахнул рукой, нанося удар.

Он не успел совсем чуть-чуть. Шаяна вообще и до проклятья умела двигаться быстро, а сейчас она оказалась в мгновение ока у человека и сжала его горло когтистой рукой.

- Что вы тут делаете, - зарычала она и с пугающей силой сбила с ног мага, вдавливая его в землю.

- Приказ короля! - захрипел мужчина, - были сведенья, что волколаки удерживают принцессу Шантэль.

- Вот как, - Шаяна быстро запустила руку под одежду и нашла горсть амулетов. Выбрать из ни камень телепортации оказалось просто - небольшой цилиндр имел герб короля и заметно вибрировал.

- Тивия, найди мою дочь, прошу тебя.

- Что ты задумала? - кэяль быстро оказалась рядом, недобро смотря на мага. В некогда черных глазах женщины горел рубиновый огонь.

- Хочу передать привет папочке, - улыбнулась фея, - хочешь жить? - маг испуганно кивнул головой. Девушка словно через пелену осознала, что он молод совсем - не больше тридцати, - я принцесса. Открой телепорт.

- Но...

Когти на руках девушки чуть дрогнули, пуская кровь.

Этого хватило - маг быстро прикрыл глаза и тут же в воздухе начала появляться воронка. Он ничем не рисковал: такой магией мог воспользоваться только человек или наследник королевской крови. В том, что девушка не принцесса, мужчина не сомневался. А зря.

- Шая...

Фея прикрыла глаза, успокаивая нервы - выдать отцу раньше времени свою настоящую суть она не хотела и, как только когти и клыки исчезли, а телепорт открылся полностью, она встала и улыбнулась кэяли.

- Рада была познакомиться.

И рванула в воронку, не забыв свернуть шею магу.

Кэяль метнулась к ней наперерез, пытаясь остановить, но сделать ничего уже не успела. Телепорт закрылся ровно перед Тивией.

Шаяна почти вывалилась в зал советов. Девушка тяжело дышала и, когда подняла глаза, увидела, что на нее обращены взгляды как минимум двадцати магов и ее "папочки" - высокого, знатно располневшего мужчины, одетого в красный бархат с золотыми застежками. На вид ему было около семидесяти, хотя на деле король был куда старше. На его седой голове с крупными залысинами, чуть сверкала в легком полумраке изящная корона, украшенная бриллиантами и рубинами.

- Папа! - выдохнула девушка и начала подниматься на ноги. Она тряслась, и никто из окружающих не понял, что под этим фея скрыла далеко не усталость и страх, а жуткую ненависть и желание прямо сейчас разорвать глотку этой твари, - мне было так страшно! Папа, спасибо, что спасли меня!

- Шантэль? - король растеряно посмотрел на магов, но один из них кивнул, подтверждая.

- Папочка! - фея неуверенно подошла к мужчине и обняла его, трясущимися руками. Король на секунду замер, не зная как реагировать, но потом все так опустил свои руки на спину дочери.

- Шантэль...

- Папа, ты ведь не мог так просто меня отпустить, гордость не позволила? - нежно шепнула на ухо королю девушка.

Отец понял, что что-то пошло не так, но сделать уже ничего не смог - когти Шаяны прошли сквозь ткань и плоть, ломая позвоночник, а уже через секунду, руки скользнули выше, сворачивая шею.

Повисла тишина.

Маги оказались в таком шоке, что просто молча смотрели на происходящее, а Шаяна быстро сняла корону с головы покойника своей окровавленной правой рукой и водрузила себе на голову. С мягким шипением вокруг нее замкнулись щиты. Древняя магия приняла нового хозяина.

Фея улыбнулась магам и тут самый пожилой из них, с длинной белой бородой и в синей мантии опомнился, и в девушку полетело заклинание, которое рассыпалось уже в полете, а самого человека размазало по стене.

Шаяна отпнула от себя мертвое тело отца и села на трон.

- Король мертв. Да здравствует королева!

Глава 2.

Цена решения.

Сказать, что действия Шаяны повергли в шок все королевство - это крайне мягко выразиться. Фея прекрасно понимала, как выглядит произошедшее в глазах всего цивилизованного мира, но даже не думала переживать по данному поводу - перевороты никогда не обходились без волнений. Особенно такие внезапные.

За ночь, когда Шаяна стала королевой, на нее было совершенно двенадцать покушений. Аристократия никак не могла смириться с тем, что девушку приняли артефакт, а потому решили, что это всего лишь ложь. Шаяну пытались отравить, зарезать, застрелить, задушить и стандартно - ударить магией. Даже если бы на голове девушки не было бы работающей короны, у нее оставалась полная невосприимчивость к растительным ядам, сочетающаяся со звериной регенерацией, хорошая скорость и реакция на любое "неправильное" движение. А потому первая ночь обещала стать самой кровавой в истории после коронаций. Только днем, когда королева торжественно пообещала, что всех, кто нападет на нее в следующий раз будет убивать вместе со всей их семьей, люди успокоились.

- Ваше Величество, - к девушке, которая с момента своего восхождения на трон, так и оставалась сидеть в центральном зале, лишь чуть подчистив одежду, подошел коротко стриженный мужчина с щегольскими усиками, одетый в темно-синий бархатный костюм. На вид ему было лет сорок, довольно симпатичный и явно обладающей магией.

- Слушаю вас, - Шаяна приоткрыла глаза (ей так и не удалось нормально поспать, а это настроение не улучшало).

- Какие будут ваши первые распоряжения...

- Наконец-то кто-то этим заинтересовался, - хмыкнула фея, - указ первый, королева-мать может по собственному желанию выбрать место дальнейшей жизни - будь то дворец или собственный замок. Она получит хорошее содержание и может взять тех слуг, которых захочет. Второе - все бастарды умершего короля становятся свободными людьми и в их владение переходят дома, где они содержатся. По желанию они должны приехать ко двору, чтобы получить титулы и предстать в высшем свете. Третье - мне необходимы точные отчеты по всем землям и городам. И говорю сразу - я буду проверять их соответствие с правдой и в случае, если найду ложь... вы сами понимаете, что бывает с теми, кто врет королям. Четвертое - мне нужны все законы королевства. Пятое - немедленно вышлите королю Ильриху приглашение, в котором должен быть камень телепортации без ограничения по персонам. Подписывать именем королевы человеческих земель Шантэль Первой. Шестое - пригласить ко мне управляющих и поваров. На данный момент все. Запомнили?

Мужчина (черт, нужно было имя спросить) кивнул и, склонившись в поклоне, вышел из помещения.

Девушка зевнула и потерла глаза. Вот интересно если бы они увидели, как она выглядит на самом деле, какова была бы первая реакция?

И началось.

Слуги и управляющие, пришедшие по требованию, тряслись просто как осиновые листы, явно страшась поднимать глаза на девушку. Это ее даже повеселило. Она улыбнулась и сказала:

- Вам первым, я хотела сказать, что бояться нечего. Только если вы не промышляли воровством и не собираетесь вступать в сговор против меня. Те, кого будут уговаривать преступить против новой королевы, а они вместо этого придут ко мне, ждет большое вознаграждение и возможность достичь в своей жизни того, на что они и не рассчитывали. Если же вместо этого, вы пойдете на поводу у заговорщиков, вас ждет смертная казнь. Уважаемые господа, не смотря на все, что вам могли рассказать обо мне - я не зверь, пожирающий младенцев, и искренне надеюсь, на то, что со временем мы найдем общий язык. Вы можете быть свободны.

Слуги с круглыми от удивления глазами, поклонились и поспешно вышли.

- Ваше Величество? - в зал робко заглянул пожилой мужчина в красном камзоле, - тут лучшие портные, они ждут возможности снять с вас мерки.

- Прямо тут? - удивилась Шаяна.

- Ну, вы ведь пока не собираетесь покидать тронный зал, а ваш внешний вид, - мужчина сам испугался своих слов и побелел.

Шаяна прыснула нервным смехом и махнула рукой:

- Давайте их сюда. А еще распорядитесь на кухне, приготовить обед на... скажем шесть персон. Основным блюдом должно стать мясо.

- Да, Ваше Величество, как прикажете.

В зал вошли пять человек - два мужчины и три женщины. Шаяна так устала, что даже не попыталась рассмотреть их внимательно - люди как люди, всем около тридцати, все хорошо, но не броско одеты и аккуратно причёсаны.

- Вы позволите снять мерки? - робко спросила девушка в темно-зеленом строгом платье.

Шаяна встала, терпеливо ожидая, пока ее обмерят.

- Какие будут пожелания, Ваше Величество?

- Никаких розовых и красных цветов, - спокойно начала девушка, - корсеты так же не нужны. Минимум рюш и прочего - одежда должна быть удобной, изящной и прочной. Я не девочка на выданье. Платья и, главное, брючные костюмы, должны как можно меньше стеснять движения, и все должно быть пошито так, чтобы я сама могла раздеться.

- Да, Ваше Величество, - люди были явно удивлены такими требованиями. Но в глазах у многих появилось одобрение.

- Так же мне нужна теплая одежда. Общие требования - те же самые. И да - обувь, без каблуков, на гибкой, удобной подошве. Теперь можете быть свободны. Насчет спешки... одно платье можете перешить из любого подходящего - оно мне нужно как можно быстрее. Остальное - как сделаете, так и сделаете. Оплата за каждую вещь будет производиться отдельно, и если меня она будет устраивать - я не стану скупиться. Все, вы свободны.

Девушке снова поклонились и ушли.

Шаяна вздохнула и решила поспать. Она поставила максимальную защиту на комнату, допуская телепортацию, если Ильрих прямо сейчас захочет сюда прийти, однако, едва хоть кто-то начнет строить телепорт - фея проснется.

Свернувшись калачиком на троне, юная королева, уставшая, голодная и что еще хуже - напуганная, заснула в первый день своего правления.

Очнулась Шаяна в тот момент, когда в дверь робко постучали. Как ни странно - состояние было уже вполне хорошим. Только кушать хотелось.

- Ваше Величество, - едва дверь перестала сопротивляться, охраняя покой королевы, в зал заглянул все тот же лакей, - по Вашей просьбе, первое платье готово. А еще я хотел сказать... тут есть секретная комната - личные покои короля... активируются короной.

- О, даже так, спасибо большое. Пригласите портных.

В зал вошли две темноволосые девушки - близняшки в темно-серых одеяниях, несущие на руках светло-голубое платье, отделанное белым кружевом. Шаяна бережно взяла простое, но очень симпатичное одеяние, со шнуровкой спереди и спросила.

- Сколько вы за него хотите?

- Разрешите принести его в дар новой королеве, - пролепетала девушка стоящая правее.

- Сами сделали за такое короткое время? - Шаяна с интересом стала рассматривать аккуратные швы, которые были почти не видны.

- Да, Ваша Светлость, - девушки синхронно кивнули, смотря с затаенной надеждой и страхом одновременно.

- Я хочу, чтобы с этого дня вы были моим личными швеями, - спокойно сказала фея, - вы идеально поняли, что мне нужно. Подойдёте завтра утром, я распоряжусь приготовить документы. Жалование в пятьдесят золотых вас устроит? - предложение было более чем щедрым.

Девочки аж просияли от радости.

- Спасибо! Ваше Величество! - обе расплылись в широких улыбках и тут же покраснели, видимо испугавшись своих реакций.

- Так, наедине вы ко мне обращаетесь по имени, при остальных - по всем правилам. Мое имя- Шантэль, но не удивляйтесь, если услышите - Шаяна. Все, до завтра и надеюсь, мы с вами подружимся.

- А, Ваше...

Шая специально кашлянула.

- Шантэль, - девушки покраснели еще больше.

- Вас-то хоть как зовут?

- Таль и Эль, - девушки еще раз улыбались безумно хорошенькими белозубыми улыбками, от которых появились ямочки на щеках, в их больших голубых глазах начало плескаться почти обожание. А это было... приятно.

Едва за малышками закрылась дверь, Шаяна позвала управляющего, ответственного за такие моменты и отдала распоряжение. На вопрос, что делать с прежними портными, девушка сказала, то пока никого не увольнять, их работы она посмотрит и решит, что делать.

Несмотря на бодрость, которую фея ощутила сразу после того, как проснулась, усталость снова начала брать свое. Требовался нормальный, полноценный отдых, а еще душ, так как кровь короля все еще оставалась под когтями девушки. Шаяна снова ощутила себя искупавшейся в грязи. Хотя странно даже - уж после всего пережитого, смерть одно-единственного человека не должна была по идее стать серьезной проблемой для совести. А нет - стала. Все-таки отец, каким бы он ни был плохим, оставался отцом.

Шаяна вспомнила, что ей говорил не так давно лакей, и встала с трона. Найти комнату не должно было быть трудно.

Фея начала обходить просторный зал советов, разглядывая узоры на камне и, в какой-то момент, среагировав на корону, одна из стен послушно отъехала в сторону, открывая взгляду потайную комнату. Едва Шаяна зашла в жуткое красно-золотое помещение, внутри все свернулось в трубочку. Пришлось в срочном порядке экспериментировать с еще не знакомой магией, меняя цвет стен на зеленый, а пол из темно-вишневого сделав черным. Шаяна убрала всю позолоту с мебели, оставив ее однотонного цвета, заменила обивку на обычный темно-изумрудный бархат. Убрала тяжелые кованные подсвечники и люстру - освещение было чисто магическим, так что подобные вещи были тут только в качестве декорации. Кучу баночек с жидкостями самого разного и зачастую эротического характера, девушка распылила, как и старую одежду короля. Последнею она сначала хотела было отдать кому-нибудь... но потом плюнула и убрала все, что ее раздражало хоть немного.

В ванной так же пришлось переделать почти половину интерьера, так как король был слишком склонен использовать семейное сочетание красного и золотого во всем, что его окружало. Зато потом, как только общая картина перестала вызывать рвотный рефлекс, Шаяна с удовольствием встала под горячую воду в светло-голубом помещении, часть которого была отведена под роскошную белоснежную ванну. Часть - под парилку.

Фея с наслаждением начала смывать всю грязь и засохшую кровь с тела. Едва чистота кожи стала соответствовать хотя бы внешне, желаемому, фея вытерлась полотенцем, надела шелковую сорочку, поверх которой натянула платье. Село оно действительно идеально - и это без предварительных примерок! А главное не стесняло совершенно движений. Девушка провела пальцами по неизвестной плотной ткани и улыбнулась: девочки действительно молоды.

Итак, последний шаг...

Шаяна вздохнула и положила пальцы на кольцо.

- Тайвар!

- Боги! Шаяна, где ты? Что за история с переворотом? О чем все говорят?

- Ммм, дорогой, давай по порядку, хорошо? С Асирией все нормально?

- Да, девочка здорова, только напугана. Сейчас спит. И все же, где ты?

- Муж мой, я очень прошу тебя не нервничать, ибо причин для этого нет, но ты теперь - король. Я вас жду в человеческих землях, в нашем дворце, на общий ужин. Приводи Ильриха, Шэона и прочих. Ты главное ничего не бойся - тут как в улье - все еще жужжит, но уже начинают признавать. Все хорошо, но мне в общем-то помощь нужна...

Ответом стала красочная матерная тирада. Приличной из всего двадцати минутного потока слов, была только одна фраза:

-Скоро будем.

Шаяна улыбнулась и вышла из комнаты обратно - в зал, где уже каким-то образом поставили огромный стол и начали накрывать. Фея вдохнула аромат еды и, улыбнувшись слугам, сказала:

- Или вы сейчас уберете все, что отравлено, или я заставлю вас съесть это, ах да... еще один такой раз и я, - девушка положила руку на одного из тех, кто следил за правильной сервировкой стола, - убью и попрошу подать к столу, - этот шепот мужчина услышал так же четко, как если бы фея говорила нормальным голосом. Его сердце забилось так, что казалось у него вот-вот будет сердечный приступ.

Однако, слуга осознал, что на этот раз смерть ему не грозит, а потому быстро начал отдавать команды. Остальные сразу поняли, кто за всем стоял, и смотрели на мужчину, как на покойника, хотя не совсем. Покойников не ненавидят, а тут эта эмоция била через край - все-таки из-за одного конкретного уникума могли пострадать многие.

И тут раздался стук. Словно в дверь стучали кулаком. С той разницей, что был он не физическим, а магическим.

- Да переноситесь вы уже, я заждалась.

Когда в зале появились Тайвар, Рих, Шэон, Тивия и Ильрих, Шаяна уже заняла снова место на троне, смотря на своих гостей с улыбкой.

- Милая, я тебя оставил без присмотра на один день. А ты уже убиваешь королей и занимаешь их место! - Тайвар мучительно схватился за голову.

- Во-первых, не надо говорить во множественном числе, король был один, во-вторых... ну плохой у меня был месяц!

- Ребят, а я всегда говорила, что светлые - опаснее темных, - довольно улыбнулась Тивия, - мы постоянно агрессию выплескиваем, но по чуть-чуть, а такие как она - терпят-терпят, а потом взрываются и уничтожают все вокруг.

Шаяна прыснула смехом, потом с максимально царственным видом спустилась к гостям и чуть-чуть поклонилась.

- Рада вас видеть.

Столкнувшись взглядом с Рихом, Шаян вздрогнула. Он смотрел на нее... так тепло, и почти нежно и при этом, настолько грустно, что сердце снова, как и прошлый раз, пропустило один удар.

- И с какой, из всего множества, целью вы нас пригласили? - Ильрих поднял одну бровь.

- Честно? - девушка быстро оглядела зал и, поняв, что никого больше нет, окружила все мощными щитами. - Я на самом деле случайно это сделала... и мне нужна помощь.

Шаяна прикрыла глаза, чувствуя, что краснеет и совсем не ожидала того, что случится в следующий момент: все без исключения начали ржать. Нет, именно не смеяться, а ржать - безумно и до слез.

- Нет, ну я не могу, Тай, ее ведь даже не отругаешь, когда она делает такой взгляд - даже мне, хочется ее обнять и успокоить, - Ильрих был уже красного цвета от смеха и вытирал судорожно лицо, по которому текли слезы.

- Ты это только сейчас заметил? - Тайвар подошел к фее и обнял ее, прижимая к себе.

- Ну что, господа, какой диагноз? - Шэон сложил руки на груди, смотря на общую картину.

- Какой-какой, - Ильрих улыбнулся, - будем воспитывать новую королеву.

- Звучит страшно, - подала голос Шаяна.

- О, мои мальчики разыгрались, - Тивия хитро подмигнула Шаяне, - так что бояться, самое время!

Все еще смеясь, все расселись за столом.

***

- Я дура? - Шаяна лежала на кровати в объятиях мужа и смотрела на то, как свет луны отражается от его кожи.

- Ну... ситуация сложная, но не смертельная, - мужчина провел пальцами по лицу девушки, - мы со всем справимся. Ты что планируешь насчет сроков?

- Выберу одного из бастардов и отправлю учиться к Ильриху, - девушка прикрыла глаза, наслаждаясь этим прикосновением, - как разгребу основные проблемы - пошлю все к чертовой бабушке. Как Асирия?

- Пока отсыпается. Тивия сказала, что устроит ее в университет - у девочки дар к стихии земли.

- Это хорошо, - кивнула Шаяна.

- Ты же понимаешь, что всем рано или поздно придётся рассказать о том, кто я?

- Угу.

- А какая будет реакция?

- Угу.

- Еще у тебя на днях бал в честь коронации.

- Ты мне решил весь сон отбить? - Шаяна недовольно поморщилась и спрятала голову под одеялом.

- Хммм... хорошая идея, но выполнять я ее буду другим способом, - Тайвар чуть потянул на себя хрупкую защиту, прижимая второй рукой к себе фею.

Собственно - королева или нет, а супружеский долг никто не отменял.

***

И началось...

Для начала, как только весть о новой королеве облетела земли, абсолютно все посчитали своей обязанностью встретиться с девушкой. Шаяна терпела, скрежеча зубами, ее спасало только то, что новость о ее замужестве не успела стать общеизвестной и мужчины, которые явно строили на девушку планы, заметно серели при виде Тайвара. Особо наглые пытались намекать на то, что не против занять менее почетную роль любовников. Еще более наглые сразу переходили к делу, как только королева оставалась одна, однако, и с этим фея разобралась быстро и, чего скрывать, с огромным удовольствием - все-таки она была физически в разы сильнее любого человека, так что пятерка переломов сбили спесь с местной знати. А после торжественного обещания делать импотентов из тех, кто будет пытаться соблазнить королеву, поток воздыхателей иссяк. Ну почти.

Мать королева уехала в свой замок, но неожиданно, перед этим, добровольно встретилась с феей. Их разговор проходил наедине и оказался намного... проще, чем ожидала девушка. Бывшая королева поблагодарила за все и особенно за то, что теперь может встречаться с дочерью - королевой Имани. Так же она неожиданно предложила любую помощь, и в ее словах не было фальши. Когда королевская карета скрылась из вида, Шаяна грустно улыбнулась:

- Ваша Светлость, отец, как вы умудрились настроить против себя всех, кто вас когда-то любил?

Еще одним испытанием стало то, что ко двору прибыли многие из бастардов. В большей своей части их привезли сюда слуги короля, которые работали с детьми, но это особого значения не имело. Шаяна исполнила своё обещание, наградив детей свободными титулами и землями, а заодно присмотрелась к тем, чей возраст не превышал бы двадцати лет. Из общего числа, фея выделала одного - парня лет пятнадцати, с правильными чертами лица, большими несколько наивными голубыми глазами и коротко отстриженными черными волосами. Парень вел себя сдержанно, но вполне дружелюбно. Эрой (так звали бастарда) вообще показался самым разумным - не хамил, не предъявлял претензий, не требовал слишком много. Он прекрасно осознавал, что жизни незаконных детей целиком в руках новой королевы и, что любой другой, не стлал бы никак помогать носителям подобной крови, более того - предпочел бы их уничтожить. В итоге, с ним девушка и поговорила, начистую выложив свое приложение и Эрой его принял, с глазами полными такого восторга, что Шаяна поняла - мальчик воспользуется шансом на все сто. Вчера он был лишь одним из бастардов, а сегодня - получил возможность стать королем.

И грянул бал...

В отличие от стандартных мероприятий, которые проводил бывший король, это оказалось межрасовым и среди обычной человеческой аристократии появились такхары, многоликие, эльфы и смески из нейтральных земель. Так же неожиданно прибыли дворфы.

Шаяна смотрела на разворачивающуюся картину торжества со все большим ощущением ужаса. В голове лихорадочно метались несколько мыслей, главная и которых звучала следующим образом: "если прямо сейчас сбежать, не найдут ли ее и не притащат ли обратно?" Что-то говорило, что притащат - просто потому, что раз уж назвала себя королевой, придется плясать до победного.

Тайвар взял тонкую ладошку девушки и ободряюще ей улыбнулся.

Мужчина выглядел сегодня великолепно - он был одет в темно-зеленую шелковую рубашку и черный пиджак, волосы были свободно рассыпаны по плечам, а на голове сиял венец власти. Обычно старший артефакт был у короля, средний у королевы и младшие у принцев и принцесс, но в данном случае, фея имела максимальную власть, а ее муж - чуть меньше. Корона выглядела как четыре переплетенных белых полосы металла, обхватывающие пять камней белого, зеленого и красного цвета. Сама Шаяна для такого праздника оделась в серебряное платье, расшитое черным узором и кружевом, а на ее голове сиял венец полной власти, который по желанию девушки выглядел как простой обруч белого металла, с кроваво-алым камнем в центре. Девушка была под привычной иллюзией, хотя прекрасно понимала, что многие из танцующих видели её настоящий цвет волос и глаз. А потому она кожей ощущала липкое внимание и с напускной веселостью реагировала на то, как отворачивались те видящие, с которыми она сталкивалась взглядом.

- Такхарский князь Рихиан дэр Амадин.

Шаяна подняла голову и увидела ЕГО. Высокого, с длинными распущенными волосами насыщенного фиолетового цвета, одетого в черную шелковую рубашку и прямые брюки. На голове мужчины сияла корона из темного металла со сверкающими бриллиантами. Он был как всегда - красив на столько, что дух захватывало.

- Рад увидеть вас в здравии, - мужчина чуть склонил голову.

Шаяна встала с трона и поклонилась в ответ:

- Так же рада видеть вас живым и невредимым, на моем празднике. Я хотела бы прямо сейчас обговорить с вами некоторые нюансы нашей политики. Не возражаете? Король Ильрих, лорд Шэон и леди Тивия, прошу вас так же проследовать со мной в кабинет совещаний. Ах, а, лорд Эрой, и вас я так же прошу оставить свои занятия и идти с нами.

Последняя персона удивила великих правителей, однако все лишь молча приняли в свои ряды молодого человека и так прошли в специально отведенную комнату

- Первым делом, хочу представить вам одного из возможных королей человеческих земель, - Шаяна положила руку на плечо парня, одетого в строгий черно-белый костюм, - Ильрих, могу ли я просить взять его на обучение? Меня вы и так гонять будете по полной, а потому, даже если я захочу, к вопросу нормального воспитания мальчика, я никак не смогу подойти серьезно.

Все с интересом посмотрели на Эроя, который несколько побледнел, осознав на что подписался, но с максимальным спокойствием ответил на пристальный взгляд Ильриха.

- А что, - Тивия подошла чуть ближе и с интересом прислушалась к своим ощущениям, - мне парень нравится и задатки хорошие. Этвик я, думаю, сам согласиться его обучать по ускоренной программе - ты ведь не знаком с магией?

- Нет, леди, - Эрой робко улыбнулся.

- Шантэль, я правильно понял, что если в итоге мы решим, что мальчик не способен стать хорошим правителем, ты выберешь другого бастарда?

Эрой вздрогнул и чуть повернул голову, смотря на реакцию феи.

- Это будет крайним вариантом, и только в том случае, если способности лорда окажутся слишком низкими, а в этом я сильно сомневаюсь. Итак? Ваше решение?

- Сколько ты собираешься править? - Шэон внимательно посмотрел на Шаяну.

- Ровно столько, сколько потребуется, чтобы спокойно передать трон следующему и быть уверенной в том, что человеческие земли получат достойного правителя.

- Я так примерно и думал, - кивнул Рих, - что ж, я думаю, мы все тут согласимся обучать юношу, особенно если учесть, какие выгоды в дальнейшем можно получить от нормальных торговых и прочих соглашений. Прошлый король не слишком любил представителей других рас.

Шаяна кивнула:

- Думаю, эти проблемы мы частично решим еще за время моего правления. Кстати, у меня есть для вас подарок, - девушка подошла к столу и взяла заранее приготовленную шкатулку из темно-красного дерева. Раскрыв ее, она по очереди выдала каждому бледно-серый цилиндр из камня, размером около десяти сантиметров, - это официальные королевские телепорты. Они настроены на главный зал, так что в случае необходимости каждый из вас может либо сам перенестись сюда, либо отправить того или иного учителя, по мою душу.

- У нас к тебе ответный подарок, - улыбнулся Ильрих и протянул такой же камень зеленого цвета, его примеру последовал и Рих и Шэон (последний выдал камень от своего дома), - в случае чего ты можешь спокойно переноситься в город или сразу во дворец.

- Лорд Эрой, я думаю, на сегодняшний день вы можете быть свободны, я обговорю с лордами, когда вам приступать к обучению.

- Большое спасибо, Ваше Величество, - парень склонился в поклоне, - и Вам король Ильрих, князь Рихиан, лорд Шэон и леди Тивия.

Получив ответные кивки, парень быстро вышел из комнаты.

- Хороший мальчик, - задумчиво протянул Шэон, - думаю, толк из него выйдет.

- Вот и я о том же, - Шаяна улыбнулась, - кстати, как там Лина и Кон?

- Как, как, - Тивия хитро улыбнулась, - до окончания обучения и практики - никак. А вообще, они очень хорошо смотрятся вместе.

- Хотя и несколько... экстравагантно, - хмыкнул Ильрих, - что ж, королева, ваше обучение начнется с завтрашнего дня, а парня я заберу на неделе. Для начала ему нужно встретиться с Этвиком, а уже в зависимости от результатов, будем плясать дальше.

Шаяна кивнула.

- Леди Шантэль, раз мы уже закончили переговоры, могу ли я пригласить вас на танец? - Рих хитро улыбнулся фее.

Сердце девушки едва не сбилось с ритма, но она вовремя себя успокоила.

- Я больше не танцую, лорд. Что ж, хорошего всем вечера, а мне нужно дальше - служить чучелом на троне.

Девушка хитро подмигнула Тивии и вышла из комнаты, вместе с Ильрихом и Шэоном.

Рих же и кэяль чуть задержались.

- Я ее совсем потерял? - такхар с тяжелым вздохом сел на стул и поднял грустные глаза на Тивию.

- Ну вот с каких пор, ты стал таким нытиком? - женщина подняла одну бровь, удивленно смотря на друга, - ты же раньше таким не был. Все вокруг, даже Тайвар, видят, как меняется ее лицо, когда она на тебя смотрит. Просто конкретно сейчас, любые твои действия столкнуться со стеной отчуждённости. Пробить такое даже твоим напором нельзя. А вот терпением...

- И сколько мне терпеть надо?

- Вот сколько нужно, столько и будешь, - резко оборвала такхара Тивия, - сам натворил дел, сам и расхлебывай. Тайвар в отличие от нас - не бессмертен. Не умаю, что Шаяна сама знает, что ему осталось сосем немного. Он только на службе у Шэона был около ста шестидесяти лет. А пришел уже не мальчиком... думаю не больше десяти лет ...

Рих вздрогнул.

- Если Шаяна об этом не знает - подобная новость станет для нее серьезным ударом.

- Не нам лезть в их дела. Просто когда это случиться... будь рядом.

- Предлагаешь воспользоваться случаем? - Рих горько усмехнулся.

- Предлагаю помочь ей в тот момент, когда умрет ее муж, - холодно ответила Тивия, - и я говорю не про то, чтобы затащить ее в постель, пока тело Тайвара еще не остыло, а не дать ей уйти в себя. Рих, вот правда, у тебя от любви и того алкоголя, что ты глушишь, мозг вообще перестает работать. Иди уже в зал, чучело рогатое. И не дергай в ближайшее время Шаяну - у нее сейчас дел будет выше ее фейской головы. Блин, я ведь еще все время забываю, что она даже несовершеннолетняя по меркам своей расы... в общем так - если совершишь еще какую-нибудь глупость масштабнее признание в любви моей особе, я твое имя из своей жизни - вычеркну. Шаяна под моей защитой и за эту малышку я тебя лично буду за рога таскать.

- Ты как всегда сурова и стараешься опекать всех и вся.

- А ты сам подумай, Рих, сколько ей? И двадцати пяти нет. Представь себя в этом возрасте и осознай, во что превращена ее жизнь.

Только сейчас до такхара дошла такая вот простая истина, и он вздрогнул.

Как только Тивия и Рих вышли в зал, они вновь оказались среди звуков музыки и толпы различных существ. К ним подошел Шэон и мягко увлек свою жену в ряды танцующих. Рих же с безразличием оглядел смотрящих на него почти с похотью девушек и вновь повернулся к трону, на котором с легкой улыбкой, но абсолютно равнодушным взглядом, сидела Шаяна. Нет, королева Шантэль. И хотя такхар знал, что не он причина ее проклятью крови, не из-за него она оказалась в плену и без его участия села на трон, он так же понимал, что, скорее всего, именно танцевать, она перестала после их встречи...

Он лишил ее крыльев...

Желание напиться привычно охватило Риха.

Глава 3

Нравится, не нравится...

5 лет спустя.

- Итак, Шаяна, в чем ошибся король Торон?

Фея мученически подняла глаза на своего учителя - пожилого мужчину с налысо выбритой головой, зато густой бородой и бровями. Звали его - Аргаш Тин и был он одним из пяти мучителей, которых Ильрих выделил для молодой королевы.

- Неточность контракта, - вздохнув, ответила Шаяна.

На самом деле ей нравилось учиться, однако конкретно история экономики ее убивала - по идее данная наука должна была помочь избежать ляпов в новых законах, однако на деле только убеждала фею в том, что если ты - идиот, тебя даже советники не спасут.

- Он поставил высокий налог на вывоз бриллиантов, но не на породу, в которой они произрастают. Эльфы же научились ускорять процесс образования кристаллов и потому спокойно за копейки стали ее выкупать. Торговцы, которые на этом зарабатывали огромные деньги, благополучно не докладывали о странных контрактах королю, прикрываясь высокими покровителями, так что следующие пять лет человеческие земли потеряли вполне приличную сумму налогов.

Учитель удовлетворенно кивнул головой.

- Вы хорошо подготовились. На сегодня, думаю, мы закончили. Ваше домашнее задание, рассмотреть последние пять законов вашего покойного отца. Подумайте о том, для чего он их создал и чем они ему обернулись.

- Хорошо, - Шаяна кивнула головой, мысленно пританцовывая от того, что наконец-таки она свободна.

Сегодняшний день обещал быть спокойным. Тайвар был занят службой безопасности, которую создали, объединив с прежней тайной канцелярией и дополнив ее существами, далекими от понятия "человек". Асирия пропадала на учебе, Тивия была занята на работе.

Шаяна поднялась с резного деревянного стула, на котором она провела последние три часа, пока ей читали лекцию, и, с наслаждением потянувшись, направилась в свою оранжерею.

Прошло уже пять лет с того момента, как новая королева оказалась на троне. Первые три года были самыми тяжелыми в жизни Шаяны - множественные восстания, покушения и заговоры. Разобраться с ними в одиночку девушка не смогла бы, даже если была бы в разы старше и опытнее, но ее спасало то, что королевство нейтральных земель стало оказывать такую помощь фее, которой не ожидал никто. Да и сама Шаяна пустить силу в ход не боялась, как и крови на своих руках.

Девушка вздохнула и потянула двери оранжереи, которую создала в начале года и с наслаждением вдохнула аромат цветущих растений.

На самом деле Шаяна могла давно отойти от власти - Эрой достаточно вырос и уже демонстрировал острый ум и дальновидность, которой у феи никогда не было и никогда не будет. Однако Ильрих просил пока подождать, мол нужно закончить некоторые проекты, довести их до логического конца, так сказать. И все же с каждым днем Шаяна все четче осознавала - она не сможет. Ну не было у девушки стремления править, не было нужного склада ума, любви к власти, желания нести ответственность за жизни других. Итогом стало то, что фея все время ходила мрачнее тучи и почти потеряла сон. Только в оранжерее, в окружении самых разных трав, деревьев и цветов, она чувствовала себя хорошо. В остальном же замке, от Шаяны не уходило чувство того, что она - редкостный зверёк, на которого приходят просто посмотреть.

Едва прошел слух о том, что королева собирается отречься от престола и передать корону лорду Эрою, люди сразу же разделились на несколько групп. Одни на самом деле искренне (что удивило Шаяну до глубины души) сожалели об этом и говорили, что лучшего правителя у них не было, вторые - наоборот радовались. Не дело это, нечести страной править. Третьи потирали руки от предвкушения - надеялись, что Эрой будет более мягким и покладистым. Ха, наивные - его Ильрих так выучил, что фея по сравнению с ним - пластилиновая.

Вообще странно, как быстро люди все-таки забывают то, что не хотят помнить. Например, как ей пришлось казнить половину наместников за воровство, убийства и рабство, назначая на их места зачастую представителей обедневших родов. Забыли, едва в казну потекли реальные налоговые выплаты, а уровень образования и нищета заметно упал. Никто уже не вспоминал, сколько бунтов пришлось остановить, зачастую лишая аристократов, их поднявших, земель, и вешая на центральной площади.

Свободное поступление женщин в магическую академию, открытие границ для других рас, запрет на уничтожение мирных представителей альтернативных магических сущностей... каждый новый закон вызывал бурю среди знати, а они уже подбивали на восстание обычных людей и начиналось...

Шаяна с мужем пошли против на столько старых устоев, что возможность их изменить никто даже не обдумывал, это было почти грешно...

Подобное выматывало больше, чем пыточная камера, потому как даже надежды на спасение не было - она сама на все подписалась.

Кстати насчет закона про магических сущностей - тут вышло все вообще крайне забавно. Не без помощи Тивии, Шаяна договорилась с нечистью в лице мавок, кикимор, леших и так далее, затем по ее распоряжению заново отстроились несколько заброшенных деревень и всем желающим дали возможность туда заселяться, да еще и с учетом полного отсутствия налогообложения. Условие было одно - люди должны были бок о бок жить с сущностями, как с равными себе. Сначала сельчане сопротивлялись, а потом - пошли. Итог уже второго года поразил всех - в деревнях сошли на нет случаи смерти в болотах и водоемах. Люди собирали невиданный ранее урожай, меньше болели и не видели ни одного представителя нежити с момента своей жизни в деревне.

Сначала все пытались отыскать подвох, даже часть территории под страхом внутренней войны потребовала создать города, куда не будет прохода нечисти, однако к всеобщему удивлению, Шаяна даже не думала оспаривать это и милостиво разрешила. Храмовники (ну кто еще кроме них на такое бы подбил местное управление) тут же организовали защиту в виде магической стены, через которую не могли пройти существа, естественно позволив фее лично увести тех представителей магических сущностей, которые на это согласились.

Результата не пришлось ждать долго.

Без мавок вода в озерах начала цвести и тухнуть, появились утопленницы. Без кикимор совсем разыгрались болотницы (вид мертвечины, которая уводила светлячками людей в топь и там поедала). И как бы не пытались храмовники убедить жителей, что все это проделки злой королевы, на долго их баек не хватило. Тем более, что особо рьяно кричащие о восстании внезапно... исчезли.

В общем, к пятому году правления ситуация на землях людей стала более-менее стабильной. Шаяна даже была вынуждена признать, что оказалась не настолько бездарной правительницей, как думала, хоть тут не обошлось без помощи более опытных личностей. Итак, сейчас почти не умирали от голода зимой, открылось очень много школ, в разы меньше стало разбойников в лесах (у нечисти было разрешение охотиться на подобных тварей). Конечно же, полностью принять новый уклад люди смогут лишь через два-три поколения, однако первые ростки уже проклюнулись, и они внушали доверие.

И все же не все было так хорошо, как хотелось бы.

Несмотря на все операции, которые проводили службы безопасности, магов крови до сих пор не удалось схватить в живом виде - ни одного. Хорошо хоть о проклятьях знали и вроде как никто не пострадал.

Шаяна тряхнула головой и взяла в руки один из множество знатно поросших мхом горшков с орхидеями, и вдруг пространство чуть изогнулась, а в оранжерее появилась Тивия.

- О, я думала, ты работаешь сегодня, - фея улыбнулась и шуточно чуть склонила голову.

- Я сбежала, - заговорщицки сказала кэяль и хитро подмигнула.

Женщина была одета в свободную рубашку синего цвета и брюки. Тивия прошла к скамейке, рядом с которой стоял стол и тяжело села на деревянную поверхность.

- Всегда нравилось это место, прямо соответствует твоему образу.

- В смысле? - Шаяна опустила глиняный горшок в воду, затем отставила его в сторону и взяла кусочек коры, на котором, цепляясь толстыми, похожими на щупальца корнями, росла очередная любимицы феи. Она вообще всем цветами предпочитала орхидеи, за их живучесть, красоту и разнообразие.

- Ну девочка-маньяк. Днем поливает цветочки, ночью закапывает трупы, - хохотнула Тивия.

- Да ну тебя, говори лучше, зачем пришла? - Шаяна демонстративно взяла с земли длинные ножницы для подстрижки кустов.

- Я с тобой на тему кактуса поговорить хотела, - Тивия поспешно подскочила и спряталась за лавку, с наиграно напуганным лицом.

- А что с ним не так? - фея даже замерла, пытаясь вспомнить, о каком конкретно кактусе идет речь.

- Что? Ну, например то, что он съел всех лабораторных мышей, - кэяль скрестила руки на груди.

- А ты разве не просила у меня его как раз для этого? - осторожно поинтересовалась девушка.

- Да, для этого. Но потом его поймали за попыткой съесть еще и местного кота, причем, когда животное все-таки забрали, твой кактус начал ругаться матом!

- Бедненький, - Шаяна всплеснула руками,- я так понимаю, после того как мыши закончились, вы его даже не думали подкармливать. А насчет мата - он же маленький совсем, ему сейчас человеческих лет восемь примерно - он всему учится и не знает, что хорошо, а что плохо...

- В общем, ты как знаешь, а я его Лине и Кону передарила - уж не знаю, зачем дочери этот монстр, но походу они умудрились договориться.

- Ты только за этим зашла-то? - Шаяна с интересом смотрела на Тивию.

- Нууу вообще не только, вот ответь сначала - Тайвар у тебя где?

- Делами занят, - фея отставила в сторону ножницы и выжидательно посмотрела на подругу. Раз разговор пошел такой, значит, все обстоит куда как серьезно.

- В общем, есть наводка на мага крови. Если еще точнее - почти что такое же логово, как то, где ты была. Опасность так себе... сама понимаешь, наши воины не пальцем деланы. Самое неприятное - проклятья, которые вешают маги. На тебя они не действуют... мы, правда, сами справились бы, если была бы возможность. Однако не получается - наши же бояться идти против этой гадости - мало ли как перепадет. Забьют опять с расстояния и будут печально слушать выговор.

Шаяна закусила губу, но потом кивнула:

- Ну почему бы и нет, раз там такое же примерно логово, то я не против наведаться туда. Тайвара правда надо будет как можно дольше в неведенье держать, он в последнее время нервный какой-то, чуть ли не пылинки с меня сдувает - раздражает прямо.

- Глупая ты, мужик о тебе заботиться, а ты, тьфу! - Тивия фыркнула, но потом резко вернула предыдущую тему, - в общем, если ты - "за", я сообщу Шэону, и он твоего мужа задержит на время. Но не на долго - нужно все же в темпе вальса двигаться. Одежду я тебе подготовила, ребята, кто идет, уже собраны и заняли боевые точки.

- Ну, тогда идем. Тряхну стариной, так сказать, - Шаяна потянулась, громко хрустнув шеей, и подмигнула кэяль, - сама будешь, если что, меня от мужа спасать.

- А то ж, - рассмеялась магичка, - ладно, пошли.

***

На самом деле логово магов крови было далеко не таким как то, где некогда содержалась сама фея. Во-первых, это был не замок, а что-то типа поселка, во-вторых, на страже тут были не люди... а нежить. Много, очень много нежити.

Шаяна мрачно рассматривала пейзаж, прикидывая, что вот если бы оказалась здесь, возможно бы сломалась быстрее. Запах тлена и магии пробуждал что-то внутри, и это что-то лениво заворочалось и чуть приоткрыло глаза.

Рядом подползла Тивия.

- Мы в третьей волне. Первая - маги снимают защиту и дезактивируют возможные артефакты, вторая - пехота отвлекает внимание оставшейся нежити. Третья - убийцы, чья задача найти всех магов, которые этих тварей держат, и избавиться от них. Тихо, быстро, а еще - обнаружить нашу главную цель. Твоя задача, когда его или ее отыщут, быть рядом и суметь намотать на шею или на руку, вот эту цепочку, - кэяль вытащила тонкую темно-красную полоску причудливо вывернутых звеньев, - она не даст колдовать. И все же, сама понимаешь - проклятья это не совсем стандартная магия, так что допрашивать урода - тебе.

Шаяна удивленно скосила глаз на подругу - вот интересно, а раньше об этом сказать было нельзя? Нет, ну фея не отказалась бы, конечно, но все же - пытки это то, о чем нужно предупреждать заранее.

Сказать в слух это ей не дали, так как на гране сознания прошла команда:

- Начали!

Первый удар намагнитил волосы на голове у феи и те пряди, что не были в косе, мгновенно поднялись дыбом. В воздухе запахло гарью и чем-то еще. Частокол, которым была окружена деревня, странно затрещал и начал рассыпаться, словно сделан он был на самом деле из трухи, удерживаемой только магией.

- Вперед!

Из леса ломанулись дружными рядами такхарские воины и смески со знаками нейтральных земель. С другой стороны в бой вышли многоликие и эльфы. Даже забавно на самом деле, как быстро один враг объединил не самых верных союзников. Хотя как быстро... первый случай с зафиксированным магом крови был более десяти лет назад, правда тогда на долгое время тишина установилась - даже похищений почти не было. Второй, прямо таки серьезный, уже произошел с Шаяной и вот тогда испугались все - одно дело, когда враг единичный и уже мертвый, другой, когда вырисовывается точная сесть, от которой уже никто не может отмахнуться.

Земля под частоколом внезапно пошла мелкой сеткой и на поверхность начали выползать угловатые, бугристые спины тварей, название которых фея не знала. У них были почти человеческие лица, правда с вытянутым черепом, ненормально резкими скулами и огромными ртами с плотным рядом длинных, острых клыков. Ростом они были около двух метров, руки почти достигали земли и обладали странными шипами на локтях, смутно напоминающими лезвия.

Со странным свистом-хрипом твари присели на жилистых ногах с вывернутыми коленями и метнулись на внезапных врагов.

У Шаяны холодок прошелся по спине, от картины того, как сражалась союзная армия с этими чудовищами. Зверь внутри требовательно попытался взять контроль над телом, от чего испарина появилась на лбу девушки, а иллюзия заметно начала съезжать.

- Не волнуйся, все хорошо, - Тивия положила руку на плечо Шаяны, - этих ребят таким существам не убить. Ты главное не прозевай третью волну - кстати, нас еще и Рих подстрахует. Ты же не против?

Фея покачала головой, так как говорить сейчас не хотелось - то, что такхарский князь будет здесь, она догадывалась, но старалась думать о нем, как о неизбежном зле.

- Вперед!

Тело отреагировало быстрее разума. Шаяна вынырнула из ямы, в которой лежала и, частично выпустив зверя, понеслась вперед. Краем глаза она заметила силуэты - Тивии и еще не менее десяти воинов страховали девушку и бежали рядом. Был среди них Рих или нет, фея не знала, да и не задумывалась - сейчас было важнее целой и невредимой пройти землю с нежитью и найти мага. Шальная мысль о том, как она пустит на ленточки тело кровавого, вызвала всплеск адреналина, но фея отогнала это видение.

Совсем рядом просвистела стрела, которая вонзилась в глаз твари, выросшей в метре от девушки. Шаяна рефлекторно резко ушла в сторону и тут же увернулась от взмаха когтистой лапы еще одной нежити. Третий удар остановила Тивия, которая без труда отрубила коротким мечом жуткую конечность монстра. Сама Шаяна старалась не контактировать с тварями - не потому, что боялась, а потому, что не была уверена, что ввязавшись в бой, сможет остановиться сама. Обычно ее Тайвар выводил из состояния ярости, а сейчас его не было.

Внезапно, сквозь звон метала, крики и рык, Шаяна почувствовала такой знакомый и такой отвратительный запах. Не смотря на то, что маги крови были все-таки самыми обычными живыми мертвецами, их тело источало не чисто гниющий аромат, а что-то более сладкое, похожее на белые лилии.

- За мной, - рыкнула фея и, перепрыгнув груду сгнившего дерева, побежала по улицам деревни. Сейчас тут везде кто-то с кем-то сражался, но девушка игнорировала окружающий хаос - ее словно мотылька на свечу, манило присутствие мага крови.

Вот, появился обычный и ничем не примечательный домик из серого камня с красивыми красочными клумбами - глядя на такой, думаешь о том, какая тут замечательная хозяйка живет, а не о монстрах.

Девушка ударила ногой по деревянной двери, но ничего не произошло - это при всей силе Шаяны. А вот Тивия действовала более тонко - она быстро начала чертить когтистым пальцем в воздухе руны, после чего дверной проем мгновенно разнесло вместе с частью стены. Благо кэяль додумалась поставить купол, который защитил девушек и тех, кто был рядом от осколков.

Внутри первое помещение было вполне стандартным по меркам таких домов - большой зал-кухня, от которого вела одна дверь с лестницей на верх и вторая - вниз. Шаяна махнула рукой в сторону последней и дверь сразу же развалилась на щепу, пропуская в темный провал нападающих - фея шла сейчас последней, так как неизвестно какие твари охраняли покой мага крови. Однако после того, как третья и последняя дверь перестала существовать, юная королева метнулась вперед уже одна, тут же получив очередное проклятье крови.

Маг оказался молод. Точнее тело, в котором он был, выглядело молодым - парнишка лет пятнадцати с большими карими глазами и чуть подвивающимися темными волосами. Он не успел понять, что заклинание, которое должно было убить фею на месте, не подействовало на нее, а потому пропустил момент, когда она внезапно оказалась рядом, нанося удар кулаком. Тело парня, как сломанная кукла, отлетело к стене и затихло. Идущая следом Тивия тут же присела на пол, разглядывая рисунок на каменном полу и быстро начиная что-то шептать, одновременно делая пасы руками. Через минуту странный набор знаков вспыхнул, и запахло гарью.

- Все, я дезактивировала его основную защиту. Даже странно, что он тут без охраны сидел, - кэяль с сомнением оглядела простое подвальное помещение без мебели и с сильно дымящими факелами на стенах.

- А вы бы без меня и не поняли, что он тут, - пожала плечами фея, - наверняка сначала бы полезли в центральное здание, которое самое защищенное. А он, - девушка кивнула на лежащего без сознания мага, - смог бы и уйти в случае чего.

- И то верно. Ну... дальше что делаем? - Тивия несколько замялась. Она явно не могла в слух спросить, нужны ли Шаяне инструменты для пыток.

Фея вытащила из кармана цепочку и, опустившись рядом с магом, начала быстро заматывать ее на горле.

- Веревку принесите, - Шаяна задумчиво огляделась, - еще нужны три палки, одна - полтора метра и две по метру.

- Сейчас будет, - кивнула Тивия и быстро вышла, вместе с остальными свидетелями.

Как только фея осталась наедине с магом, она тяжело выдохнула и села рядом со стеной, подняв голову и закрыв глаза.

- Дожила. Детей пытать собираюсь. Да вообще, каких детей - тебе, выродок, наверное больше чем мне... и все равно тошно.

Дверь открылась и зашла Тивия, замерев напротив Шаяны. В руках девушка держала палки, явно бывшие черенками от лопат или чего-то подобного.

- Помоги вставить - две в ноги, чтобы колени не сгибались и одну так, чтобы руки были вытянутыми. Ну и свяжи, соответственно.

Кэяль кивнула, и они начали подготовительные работы. К тому моменту, как последний узел был затянут, маг начал приходить в себя.

- Уходи, - коротко сказала Шаяна магичке. Та не стала спорить, быстро покинув помещение.

- Не доброго вечера тебе, маг, - фея снова села у стены так, чтобы парень мог ее видеть.

Кровавый вздрогнул и открыл еще мутные глаза. В Шаяну тут же полетело проклятье, но она лишь улыбнулась:

-Скажи спасибо одной из ваших - теперь на меня эта гадость уже не работает. Оказалось, что больше двух раз ваша магия на одного индивидуума не липнет.

Маг ничего не ответил, только прищурил глаза, и его лицо в раз потеряло детскую невинность.

- В общем так, малыш, - Шаяна улыбнулась парню такой же улыбкой, какой ей когда-то улыбалась ведьма, - я знаю, что ты не боишься боли - она при вас все время. Однако думаю потерять тело тебе не хочется... точнее не так, думаю тебе будет невероятно больно, терять его по частям? Я, знаешь ли, покопалась тут в королевских архивах и нашла одно запрещенное заклинание... ты ведь никому не расскажешь, что я таким балуюсь? Так вот, суть его в создании небольших сфер, полностью поглощающих магию. Мне рассказали, что ваше тело живо только благодаря ней, так что скоро ты узнаешь, на сколько это больно - гнить не в медленном варианте с анестезирующими заклинаниями, а быстро. Очень быстро. Но понемногу.

Парень дернулся, но ничего не сказал, только сжав губы.

Шаяна пожала плечами и создала первый шарик антимагии, направив его на кончики пальцев правой руки...

Кричал маг долго...

К тому моменту, как нежелание выдавать своих оказалось забито болевым шоком, мечтой умереть и парень все же заговорил, у него уже не осталось всей правой ноги и обеих рук. В воздухе повисла тошнотворная пелена сладкого запаха, а фея едва удерживала рвотный рефлекс. Она сама не ожидала от себя такой жестокости.

И все же это было не важно. Главную цель девушка достигла - маг заговорил.

- Ты думаешь, твоя жизнь была тяжелой, наверное? - парень прищурил глаза, - вы все ничего не знаете о том, как живут другие, в мирах, где нет Богов. Где умирает магия. Мы не всегда были такими, не всегда использовали смерть для заклинаний, но в какой-то момент это стало единственным способом, чтобы выжить. Чтобы защитить близких и любимых. Твари, которые начали появляться у наших домов становились все сильнее, появились болезни, которых никогда не было. Мы вымираем. Знаешь, каково это, когда если ты дожил до тридцати - ты уже стар? А до пятидесяти не доживает никто? Знаешь, как страшно, когда возвращаешься домой с караула и молишься о том, чтобы найти свою семью живой?

Мы устраивали похороны каждую неделю. Мы вымирали.

Когда наши маги случайно нашли портал в ваш мир, это было счастье. Он работал не полностью, слишком слабый. Мы с трудом смогли его более-менее стабилизировать, но все же, даже так, не смогли использовать и столкнулись с новой проблемой - он выворачивал наши тела, делая тварями с разумом людей и жаждой зверя. И тогда нашелся еще один вариант - мы отправляли души через пролом и здесь, уже у вас, находили тела для жизни. Когда пришли первые положительные результаты, у моей расы появился шанс! Ты не знаешь, как это, внезапно вспомнить о забытой надежде на нормальную жизнь! На то, что девочки будут играть куклами, а мальчишки гонять котов по двору, а не учиться с пеленок держать меч и произноситьь магические заклинания!

И все же ваш мир не был так гостеприимен к нам, как нам хотелось. Мы можем подселяться только в тела с извлеченной душой или уже мертвые. И в первом и во втором варианте, они начинают разлагаться и это больно! Да, тварь, это в разы больнее, чем любая жалкая пытка, которую вы можете нам устроить! И я говорю тебе это не потому, что больше не могу терпеть, а чтобы ты осознала, что шанса у вас больше нет!

Нас много!

И скоро будет еще больше.

Ваши некроманты оставили записи о том, какой обряд они провели для создания разрыва и теперь мы повторим его, навсегда соединив наши миры! И тех, кто не покориться нашей силы, мы отправим туда, где существовали сами все это время. Как будет тебе, фея, в месте, которое покинули боги?

Парень начал смеяться, хрипло и безумно.

- У нас уже все есть, осталось только время. Может завтра, а может через пять лет, но мы откроем портал и тогда утопим вас в настоящей крови. У вас только один шанс на то, чтобы выжить - помочь нам!

Шаяна слушала его молча. Забавно, но все то, что рассказывал маг, не отличалось почти от того, до чего дошла сама фея, да и совет. Однако он развеял последние сомнения, и это было важно. С одной стороны, слушая парня, девушка невольно задалась вопросом, а что бы делала она, если бы оказалась в такой ситуации? Едва ли ее поступки были иными. Однако она не на его, а на своем месте. И на этом самом, своем, месте, ей не жалко закрыть чертов мир со всеми его умирающими жителями, которые на столько довели своих богов, что те покинули созданный мир.

Потому, что она не хочет, чтобы Асирия росла в мире, который создадут эти маги.

Шаяна встала на ноги и, подойдя к притихшему магу, активировала заклинание, уничтожив голову парня.

После этого, уставшая, с гудящей головой и мерзким состоянием души, фея покинула помещение, провонявшее гнилью.

***

Кто бы сомневался в том, что встреча с Тайваром не будет приятной для Шаяны. Волколак был зол. Не так - он был на столько в ярости, что его глаза заметно пожелтели, а губы были сжаты в тонкую ниточку.

- Тайвар, это не она все задумала, - тихо попыталась вмешаться Тивия.

- А с тобой и твоим мужем, я поговорю отдельно, - спокойно ответил ей волколак, не отрывая глаз от феи, которая после всего пережившего уже успела напиться и тихонько сидела в кресле, обнимая бутылку с крепким самогоном дворфов.

- Ты сам знаешь, что без твоей жены мы бы не справились, - вмешался Ильрих, - она большая девочка, которая целой страной управляет. Ей ничего не угрожало.

- Ничего не угрожало? - Тайвар сорвался на рык, чуть не бросившись на короля нейтральных земель, - ты что, не видишь? Она с каждым таким разом в себе убивает свою суть! Она не воин и не палач, она фея жизни!

Внезапно Шаяна хрипло, пьяно рассмеялась и стянула с себя артефакт с иллюзией.

- Милый мой, ты, кажется, опоздал с таким определением. Я уже давно не невинная девица, падающая в обморок от крови - от одного убитого мага со мной ничего не будет. Но это мы обговорим позже. Итак, господа, что мы знаем о то, когда может быть проведен этот самый обряд?

Мужчины продолжали соревноваться друг с другом в беззвучной дуэли, но в целом ситуация разрядилась.

- Не раньше, чем во время следующего лунного затмения, - под голос князь эльфов, - а это лет через пять - шесть. Точнее скажу только когда окажусь у себя в лаборатории.

- Значит хоть немного, но время все же есть, - Ильрих оторвался глазам от волколака и посмотрел на фею, - нужно срочно сообщить в крепости и начать готовить армию. Хорошо будет привлечь остальные расы, населяющие этот мир.

- Главное чтобы драконов не было, - хихикнула фея, - те еще создания. Их хочется одновременно и боготворить и голову оторвать.

- Ты знакома с драконами? - Тайвар даже забыл о своей злости, удивленно смотря на жену.

- Было дело, - кивнула девушка, - потом расскажу. А вообще у меня есть сообщение для всех. Я слагаю с себя титул королевы. Пошло оно все...

Эпилог.

3 года спустя.

Лежать на кровати, пуская колечки дыма в белый потолок и знать, что сегодня и завтра никуда не надо... это было чертовски приятно.

Шаяна прокручивала на шаре связи последние новости в мире и радовалась. Самым важным для нее естественно было то, что творилось на территории людей. Уже как три года она отошла от власти и на трон взошел Эрой. Парень заметно вырос во всех смыслах, став красивым и очень умным человеком, который там, где фея пробивалась силой, проходил легко и с улыбкой. Частично это было связанно с тем, что перед тем как получить власть, он учился, а с феей все было наоборот. Частично потому, что Эрой был человеком и к нему сразу с надеждой стали относиться те, кто не желал видеть на троне бессмертную, да еще и с мужем-волколаком.

Тайвар...

Воспоминание о нем резануло по сердце острее бритвы. Её муж умер. Полтора года назад. И унес с собой ее сон. Теперь, редко забываясь кошмарными ведениями прошлого, девушка стала почти ненавидеть ночь с ее страхами.

Никто не знал, как Шаяна боялась одиночества. Пугающей пустоты четырех стен, когда кажется душа рвется из тела и заходится в крике, но разум держит ее, боясь последствий. Да, время, которое фея была на троне, не прошло бесследно, окончательно отдавив ее от столь желанной свободы... Возможно, если бы у Шаяны были дети, свои дети, она бы успокоилась, а так, дома ее ждали холодные каменные стены и память о теплых руках мужа, бывшего раньше для нее последним убежищем от этого мира. Фея много раз проклинал волколака, так и не сказавшего, сколько ему на самом деле осталось, но потом она успокоилась и поняла - он оберегал ее от возможности превратить последние годы совместной жизни в постоянный отсчет дней, с затаенным страхом того, что они вот-вот закончатся.

Хорошо, что хоть в день, когда он умер, ей не пришлось изображать из себя великую королеву, невозмутимую и спокойную.

Вообще, чертова корона, чертов отец... почему все вышло именно так? Почему из-за ее глупости, она с Тайваром не смогла жить просто вместе, раздираемая новыми обязанностями? Почему она не сложила с себя полномочия с самого начала? Ведь был шанс! А так... к моменту, когда она все же решилась...

Им на двоих осталось лишь пол года тихой жизни друг для друга.

Когда Тайвар осознал, что наступил его последний день, он просто молча ушел из дома. Шаяна, не понимавшая, что происходит, отправилась искать его лишь, когда нашла записку...

"Любимая моя фея, прости меня, но дни, которые Боги подарили мне, связав наши судьбы, подошли к концу. Наверно я был эгоистом, когда вообще решил украсть у тебя эти годы, зная, чем все закончится, но с тобой я внезапно поверил в то, что в наших силах жить вечно. Но увы...

Волки не умирают на коленях у тех, кого любили.

Я не знаю, как описать тебе то, чем ты стала для меня. Как я полюбил, как дышал тобой. Как вся моя жизнь внезапно обрела смысл, показывая, что я был раньше слеп и глуп. Живи, моя фея, живи дальше, научись снова смотреть на мир тем детским, наивным взглядом, широко раскрыв глаза. Учи детей, путешествуй по миру, совершай глупости, смейся, плачь... только живи, моя маленькая фея, живи так, словно никто в твоей жизни не умер, словно никогда не чувствовала боли.

Я люблю тебя".

Когда Шаяна дочитала записку, ее руки тряслись, а по лицу текли слезы, которых не было уже долгие года... она всю ночь искала его, надеясь пусть не спасти, но...

Но она не успела.

Девушка никогда не знала, любила ли на самом деле Тайвара, или он просто стал для нее тем, кто согревал ее душу, давая надежду на то, что как бы не было плохо сейчас, завтра все равно буде светить солнце. Что все и всегда можно изменить.

Кроме смерти.

Она не знала этого до того момента, как увидела огромного волколака, застывшего в лесу на поляне, среди высоких трав и цветов. Именно тогда она действительно осознала, КЕМ он для нее был...

Шаяна смахнула выступившие слезы и рывком села на кровати, разгоняя облачко дыма.

Она уже как пол года работала в Университете магии нейтральных земель учителем по зелье варению и, как ни странно, по физической подготовке. Гонять студентов так, как гоняла она - не мог никто. Сказалась и сила проклятья и тренировки покойного мужа.

Из главных минусов обитания в магическом университете стала прямая отчетность по всем пунктам перед Этвиком Гримгроком, которой едва узнал о том, что фея несовершеннолетняя по меркам бессмертной расы, внезапно подписал документы по опеке. У мужчины оказалось много данных по материнской линии девушки, и он не просто учил ее магии древних, но еще и устраивал ежемесячные осмотры растительного узора на поиск хоть каких-то живых побегов. По словам мага, если к пятидесяти годам ветвь не оживет, магия фей навсегда покинет Шаяну, и она останется просто человеком с проклятьем на теле. В итоге девушке было решено, что если через еще лет пять ничего не изменится, ее отправят к родственникам матери - что почти пугало.

Зато Асирия в университете окончательно расцвела и наслаждалась жизнью. У нее сейчас была практика, потому фея и было одиноко - обычно рыжая девочка почти все свободное время проводила с матерью.

Кон и Лина наконец-таки поженились. Странный, почти нереальный союз удивил всех. Мало существ поддерживало подобное кровосмешение среди дриад, однако кто бы осмелился возразить, учитывая то, что отцом у девушки был Шэон, а матерью Тивия? Таких смертников даже среди бессмертных - не было.

Шаяна вытряхнула содержимое трубки и встала на ноги. Сидеть сегодня в комнате не хотелось - день уже подходил к концу, и ощущение приближающегося полнолуния будоражило кровь.

Фея надела легкое платье серого цвета (она почти не носила других оттенков, ей просто не хотелось) и завязала лентой седые волосы. Носить иллюзий больше не было нужды, и теперь девушка пугала всех своим истинным видом. Зато ее почти никто не узнавал, кроме истинно видящих. Захватив кошелек с деньгами, и натянув туфли без каблуков, Шаяна выскочила из комнаты и, прыгая через ступеньку по лестнице, ведущей в обход всего здания, оказалась на улице. Студенты часто пробирались к фее по этому лазу и всегда с разными просьбами. В курительных смесях девушка отказывала сразу, а особо настойчивым давала порошки, от которых у них начинались такие галлюцинации, что после этого они даже думать не могли о курении. А вот дополнительные занятия Шаяна проводила без разговоров, причем даже по магии земли, которую не вела, но чувствовала так, что даже без формул могла объяснить заклинания.

Мягкие туфельки шагнули из темного коридора на улицу и тут же на Шаяну обрушились звуки окружающего мира. Первое время было как-то странно смотреть на людей, которые смеялись, танцевали и о чем-то разговаривали, без какого-либо намека на грусть. Но до феи давно дошла простая истина - смерть мужа была лишь ее грузом. И никого другого она не касалась.

Привычно выбрав маршрут, Шаяна направилась к уже полюбившемуся заведению, где они часто сидели с Тивией. Ее малыши, кстати, были очаровательные, что бы, и кто бы не говорил. Двое темноволосых мальчиков с рожками и хвостами, которые бегали без остановок, при этом швыряя в друг друга такие заклинания, что даже родители были в шоке - где только понабрались такого? Не говоря уже о том, что магия у них была всех стихий, это при том, что такое никогда не встречалось среди бессмертных.

За такими размышлениями, девушка дошла до небольшого каменного здания и толкнула дверь.

- О, леди Шаяна! - знакомы высокий и худой парень, бывший тут хозяином, помахал рукой вошедшей фее, вам как всегда?

- А то! - девушка села за высокий стул, рядом с мужчиной и потянулась, разминая спину.

На деревянную поверхность стола опустился бокал с красной жидкостью - клюквенный морс с самогоном и каплей ликера.

Девушка с благодарностью взяла его в руки и сделала глоток, прикрыв глаза от удовольствия. Учитывая регенерацию, напиться было тяжело чем-то легким, а потому Шаяна всегда предпочитала крепкий, но не сладкий алкоголь.

Уже на третьем бокале голова приятно зашумела, а тяжесть, хранящаяся где-то глубоко, отпустила сердце. Легче не было - было проще воспринимать прошлое.

Внезапно на плечо легла чья-то рука, и мир резко изогнулся в воронке телепорта. Шаяна чуть не упала на густую зеленую траву, но ее удержали.

-Что за...

Девушка резко повернулась и столкнулась с фиалковыми глазами такхара, которого она почти не видела последние годы, с болью решив, что ему все-таки надоело ждать, и он выбрал более легкие путь.

- Привет, - он улыбнулся, продолжая держать Шаяну за талию.

Мужчина ничуть не изменился с их последней встречи. На нем была любимая черная шелковая рубашка, вальяжно расстёгнутая на груди, а темно-фиолетовые волосы, немного всклокоченно, лежали на плечах.

- Привет, - Шаяна не знала, что делать или говорить. С одной стороны, она почти привычно и на автомате попыталась отойти от демона (правда он все равно не дал ей это сделать), с другой хотелось уткнуться в его грудь и закрыть глаза, просто наслаждаясь теплом...

- Потанцуем? - Рих улыбнулся такой нежной улыбкой, что в груди что-то затрепетало.

- Так ведь музыки нет? - девушка растерянно смотрела ему в глаза, не отрывая взгляд.

- А разве она нам нужна? - одна рука осталась на ее талии, второй он взял девушку за руку и мягко повел, словно над поляной звучал вальс.

Шаяна следовала за ним почти автоматически, все еще не зная, как это все произошло, и как она оказалась тут, и что делать... алкоголь начал тихонько выветриваться из головы, но на его место приходило странное опьянение происходящим. И полным кругом серебряной луны и тихим шелестом ветра в кронах деревьев и траве, методичность шуршания волн озера, на берегу которого они оказались. И дурманящим ароматом можжевельника, которым пах такхар...

Все это слилось в одну мелодию, которая охватила мужчину и женщину и вот уже Шаяна сама начала двигаться в такт, ощущая такое забытое чувство, когда внутри что-то словно раскрывает крылья. Не удержавшись, фея рассмеялась, чистым звонким смехом, вырвавшись из рук такхара и закружившись посреди травы, скидывая обувь. Рих поймал ее и притянул к себе, целуя и прижимая так, словно он боялся отказа. Но его не последовало - Шаяна обняла мужчину, наслаждаясь каждым мгновением.

- Шая, - Рих на секунду оторвался от ее губ, смотря в глаза фее.

- Где ты был? Где все это время ты был? - девушка смотрела на него, с грустью и нежностью одновременно.

- Я не хотел тебе мешать, не хотел мешать вам...

- А потом?

- А потом я знал, что тебе нужно время...

- Дурак ты, - тихо прошептала Шаяна.

- Ты выйдешь за меня?

Девушка даже поперхнулась от такого, но заметив это, Рих сделал самое простое - снова поцеловал.

- хммм, я подумаю, - пробормотала фея, и ее поцеловали еще раз, - уже почти да, - пальцы опустились на пуговицы шелковой рубашки, частично отрывая, частично растягивая их. Ладони скользнули по груди такхара, наслаждаясь теплом его кожи.

- Шая, - Рих почти прорычал это и его руки не менее ловко прошлись по застежкам на платье девушки.

- Ой, да ладно тебе, - фыркнула она, - нельзя же соглашаться на такое, не зная всех нюансов? Ты же не покупаешь лощадь, не зная, как она скачет?

- Что? Я для тебя - лошадь?

- Конь, - поправила его Шаяна и легко толкнула вперед, сбивая с ног.

- Ах ты... - мужчина рывком перевернулся, и теперь уже фея была под ним, а ткань ее платья легко соскользнул с тела и была отброшена в сторону, - кобылка.

Фея укусила его за плечо и тут же впилась поцелуем в такие любимые, такие желанные для нее губы.

***

- И как это произошло? - Этвик с интересом разглядывал руку Шаяны, на которой был некогда мертвый узор, сейчас же покрывшийся зелеными почками новых листьев, а что еще важнее - молодые побеги тянулись уже по лицу, заканчиваясь в районе виска.

- Эээм... - Шаяна покраснела, обдумывая как рассказать неожиданному приемному отцу о событиях ночи, - я тут замуж выхожу.

- А, ну слава Богам, этот такхар наконец-таки хоть что-то сделал толковое!

Девушка даже подавилась.

- Значит так, свадьба не раньше чем через пол года - надо сначала посмотреть на то, как будет развиваться твоя магия, во-вторых, отпуск даю не более чем на год - ты у меня все-таки очень важный учитель, второго такого у меня нет, третье - в отличие от Тивии, твоих детей я буду учить, как только они родятся - что будет у кэяль и огненного было примерно ясно с самого начала, а вот у почти феи, да еще с проклятьем крови и такхара, - мужчина явно задумался, потом улыбнулся и, быстро пройдя к своему столу, начала что-то писать.

Когда Этвик так уходил в себя, единственным верным действием всегда было - тихо уйти и не мешать. Все равно спрашивать его сейчас бесполезно.

Выйдя в просторный коридор, фея танцуя пошла по нему в сторону лектарного зала. В какой-то момент она поняла... она снова слышала музыку!

Она снова могла танцевать...

Это открытие так ее поразило, что на секунду она остановилась как вкопанная, затем прикрыла глаза, чуть шевеля пальцами в такт звукам, а потом не выдержала и, рассмеявшись, закружила, по коридору, чувствуя что нечто сломанное внутри, наконец стало цельным.

Горячие руки такхара обняли девушки и губы скользнули по ее шее.

- Как же я люблю тебя, моя феечка, мой маленький светлячок.

- Рих..

- Ммм...

- А я его сохранила.

- Кого? - не понял такхар.

- Твое кольцо. То, деревянное...

***

О чем мечтают дети? Смотря какие. Те, у кого есть и деньги, и родители - о свободе выбора и новых игрушках, те, у кого есть только родители - о том, что не придется снова голодать или мерзнуть зимой. Что никто не будет болеть.

А о чем мечтают те, у кого есть деньги, игрушки, платья и лучшие лекари?

О том, что однажды приедет папа, обнимет, прижмет к себе и скажет, что он очень-очень любит и всегда будет рядом.

Вот такие глупые мечты у этих детей.

А о чем мечтают феи?

О том, что у них будет дом и те, кто будут их в нем ждать. Мечтают о тех, в чьих глазах они всегда будут видеть бесконечную любовь, вне зависимости от того, как изменились феи, на сколько умудрились потерять себя.

Вот такие у них глупые и наивные мечты.

13.09.2013 4:02:26


home | my bookshelf | | О чем мечтают феи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 39
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу