Book: Назови меня женой



Назови меня женой

Майя Бэнкс 

Назови меня женой

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Беременна.

Несмотря на теплый солнечный день, по коже Марли Джеймсон пробежал холодок, когда она уселась на лавочке в маленьком саду, всего в нескольких кварталах от дома, где они поселились вместе с Крисандером Анетакисом.

Ее знобило, и жаркие лучи солнца не помогали. Ставрос вряд ли обрадуется, обнаружив ее исчезновение. И вряд ли обрадуется Крисандер, когда Ставрос сообщит ему о том, что она не соблюдает необходимые меры безопасности. Но Марли не хотелось тащить на прием к доктору своего навязчивого стража. Крисандер все равно узнает о ее беременности еще до того, как она придет домой и сама сообщит ему об этом.

Как он отреагирует на новость? Несмотря на то что они предохранялись, Марли была уже на третьем месяце. Возможно, это случилось, когда он вернулся из длительной командировки. Крисандер был ненасытен. Как, впрочем, и она.

Яркий румянец окрасил щеки Марли, когда она вспомнила «ту самую» ночь. Он снова и снова ею овладевал, шепча на ухо какие-то греческие слова — теплые и нежные, заставлявшие вздрагивать ее сердце.

Она взглянула на часы и тоскливо поморщилась. Крисандер скоро придет домой, а она все сидит здесь и дрожит от страха. Нужно снять эти потертые джинсы и футболку, которые она носила лишь в его отсутствие.

Марли заставила себя встать на ноги и направилась к шикарному зданию, в котором находились апартаменты Крисандера.

— Вот дура, — пробормотала она себе под нос, приближаясь к входу. Швейцара ее появление в таком виде явно удивило, но, не сказав ни слова, он пропустил Марли в холл.

Она вошла в лифт и погладила рукой свой еще плоский живот. Волнение возрастало с каждым этажом. Когда двери лифта открылись, Марли, прикусив нижнюю губу, направилась в гостиную.

Она бросила сумку на диван и почувствовала, что страшно устала и испытывает лишь одно-единственное желание — прилечь. Но ей надо было готовиться к выяснению отношений с Крисанде-ром.

Она страстно любила его, и он, казалось, целиком отдавался ей, когда они были вместе. Это была фантастика — заниматься с ним сексом. Но теперь предстояло подумать о ребенке. И от мужчины, которого Марли любила, она хотела гораздо большего, чем просто потрясающий секс раз в несколько недель — когда позволяло его расписание.

С трудом волоча ноги, она вошла в большую спальню, которую он занимал, и вздрогнула, когда из ванной появился Крисандер — в одном полотенце, обернутом вокруг бедер.

На лице его медленно расцвела улыбка. Каждый раз, когда Марли видела его, ей казалось, что это впервые. Дрожь прошла по ее телу, и огонь зажегся в крови.

— Т-ты так рано, — с трудом вымолвила она.

— Я ждал тебя, малышка, — произнес он хрипловатым низким голосом.

Полотенце упало на пол, и Марли сглотнула, увидев, как он возбужден. Крисандер быстро шагнул вперед — как хищник, готовящийся к атаке, — схватил женщину за плечи и жадно прильнул к ее губам.

Марли издала тихий стон, и колени ее подогнулись. Крисандеру было достаточно прикоснуться к ней, и тело начинало пылать.

Он целовал ее подбородок, шею, а пальцы в нетерпении сжали край футболки. Она, словно под гипнозом, запустила руку в волосы Крисандера, прижав к себе его голову.

Худощавый, мускулистый, стройный. Красивый хищник. Движения его были грациозными, он мастерски обращался с ее телом.

Она обхватила его шею руками, когда он понес ее в постель.

— На тебе слишком много одежды, — пробормотал Крисандер, снимая с нее футболку.

Марли понимала, что им надо остановиться, надо поговорить, но она так скучала без него. Так страстно его желала. И в глубине души жаждала этого момента.

Он расстегнул ее бюстгальтер, и тело Марли содрогнулось, когда его пальцы нащупали ее

напрягшиеся соски. Теперь они стали более темными, и ей хотелось, чтобы он заметил это.

— Ты скучала по мне?

— Ты ведь сам знаешь, — задыхаясь, промолвила она.

— Я хотел бы услышать это от тебя.

— Я скучала по тебе, — сказала она, и улыбка появилась на ее губах.

Крисандер отбросил ее джинсы в одну сторону, бюстгальтер полетел в другую. А затем он навис над ней.

Марли выгнулась навстречу ему, вцепилась в него — и страсть их была горячей и всепоглощающей.

Крисандер прошептал что-то по-гречески, крепко сжав ее руками, и оба они достигли пика наслаждения. Марли прильнула к нему, расслабленная и удовлетворенная.

Должно быть, она уснула, потому что, открыв глаза, обнаружила рядом с собой Крисандера, положившего руку ей на бедро. Он лениво рассматривал ее, и его золотистые глаза сыто поблескивали.

Ну, вот и настало время для разговора. Лучшего случая больше не представится. Но почему же мысль о выяснении отношений наполняет ее страхом?

— Крисандер, — тихо начала она.

— В чем дело? — спросил он, и глаза его сузились. Неужели он уловил волнение в ее голосе?

— Мне надо с тобой поговорить.

Он сладко потянулся и слегка отодвинулся,

чтобы лучше видеть Марли. Она затрепетала, когда он собственническим жестом положил руку ей на грудь.

— О чем ты хочешь поговорить?

— О нас, — сказала она просто.

Зазвенел звонок, и она вздрогнула. Крисандер выругался и, протянув руку, нажал кнопку селектора.

— В чем дело? — спросил он коротко.

— Это Рослин. Могу я войти?

Марли сжалась, услышав голос его секретарши. Был уже поздний вечер, и все же Рослин хотела прийти в апартаменты, которые, как ей было известно, он занимал вместе с Марли.

— Я очень занят, Рослин. Давай решим этот вопрос завтра утром, в офисе.

— Простите, сэр, но контракт должен быть подписан к семи часам утра.

И снова Крисандер тихо выругался.

— Тогда заходи.

Он спустил ноги с кровати и встал. Подошел к полированному шкафу красного дерева, вытащил брюки и рубашку.

— Почему она так часто приходит сюда? — тихо спросила Марли.

Крисандер с удивлением взглянул на нее.

— Она моя помощница. И это ее работа — находиться рядом со мной.

— Даже в твоей персональной резиденции?

Он покачал головой, застегивая рубашку.

— Я вернусь через минуту, и мы поговорим.

Марли смотрела, как он уходил, и сердце ее заныло. Следовало бы отложить этот разговор, но пора сказать ему о том, что она беременна. И, главное, необходимо выяснить, что он думает об их будущем. Это надо сделать сегодня.

Минуты шли, и тревога ее возрастала. Наконец послышались шаги Крисандера. Ее губы дрогнули в улыбке.

— Все в порядке?

Он небрежно махнул рукой:

— Ничего серьезного. Я просто не поставил подпись на одном экземпляре.

Он склонился над кроватью, и в глазах его вновь появился голодный блеск.

— Крисандер... мы все же должны поговорить.

На лице его мелькнула досада, но затем он покорно вздохнул. И сел рядом с ней на кровать.

— Я слушаю, Марли. Что тебя беспокоит?

Его близость лишила ее душевного равновесия. Она быстро вскочила с кровати и встала перед ним.

— Мне хочется знать, какие чувства ты испытываешь ко мне и что думаешь о нашем будущем, — нервно выпалила она.

Губы его твердо сжались.

— Ах, вот до чего дошло... — Он поднялся, сделал к ней шаг и приподнял ее лицо за подбородок. — У нас нет никаких отношений. Ты — моя любовница.

Почему ей показалось, что он ударил ее? Она взглянула на него широко открытыми глазами.

— Любовница? — с трудом выговорила Марли. Возлюбленная, Подруга. Девушка его мечты. Он мог использовать любое из этих определений. Но любовница? Женщина, которой платят за секс?

К горлу Марли поступила тошнота.

Она оттолкнула его руку и отступила назад. Крисандер, похоже, немного смутился.

— Я действительно для тебя только любовница? — выдохнула Марли, все еще не в силах поверить в его слова. — Л-любовница?

Он нетерпеливо вздохнул.

— Ты немного не в себе. Сядь, и я налью тебе чего-нибудь. У меня была тяжелая неделя, и, думаю, этот разговор нам сейчас совершенно ни к чему.

Крисандер заставил ее сесть на кровать и широкими шагами направился на кухню. Он несколько раз пытался вычислить человека, предавшего его, и меньше всего хотел сейчас истерических объяснений со своей любовницей.

Крисандер налил Марли сока, а себе — изрядную порцию виски. Возвращаясь с подносом в спальню, он с улыбкой заметил туфли Марли, оставленные возле лифта. Потом увидел сумочку, брошенную на диван.

Она всегда любила порядок. Что же с ней произошло? Возможно, она себя не очень хорошо чувствует и надо проявить к ней особое внимание. Он поморщился при этой мысли. Но ведь Марли всегда была готова помочь ему расслабиться после долгих деловых поездок или напряженных встреч. Секс с неи возглавлял список его приоритетов.

Крисандер уже собрался войти в спальню и постараться исправить ситуацию, когда увидел листок бумаги, выглядывавший из сумочки Марли. Нахмурившись, он поставил поднос на кофейный столик, и мрачное предчувствие сжало его сердце. Не может быть!

Крисандер вытащил документы, быстро их пролистал, и его охватила бешеная ярость. Марли, его Марли — предательница?!

Ему не верилось в это. Хотелось скомкать бумаги и выбросить прочь. Но доказательства были в его руках, кололи глаза. Фальшивые документы, которые он состряпал этим утром в надежде поймать за руку человека, продававшего его секреты конкурентам, были украдены Марли. Она не тратила время зря.

Неожиданно все прояснилось. Бизнес-планы Анетакиса стали рушиться с тех пор, как Марли поселилась вместе с ним в апартаментах. Она работала в компании Крисандера, но после того, как он убедил ее оставить работу, все равно в любое время могла заходить в его офис. Какой же он глупец!

Крисандер вспомнил звонок Ставроса, который сообщил ему, что Марли появилась в офисе, а затем исчезла на несколько часов. Он все время просил ее соблюдать осторожность, а оказывается, осторожность должен был соблюдать сам. И теперь вот документы оказались в ее сумочке.

Крисандер с гневом сжал бумаги и направился в спальню, где Марли все еще сидела на кровати. Она повернула к нему свое заплаканное лицо, но он мог думать только об одном: как ловко она обманывала его!

— Даю на сборы тридцать минут, — сказал он ровным голосом.

Марли в шоке взглянула на него. Может, она ослышалась?

— Я не понимаю, — запинаясь, проговорила она.

— У тебя есть тридцать минут, чтобы собрать свои вещи, прежде чем я вызову охранника.

Марли вскочила на ноги. В чем дело? Она даже не успела сообщить ему, что беременна.

— Крисандер, что случилось? Почему ты разозлился на меня? Тебе не понравилась моя реакция на то, что ты назвал меня любовницей? Но ведь я думала, что значу для тебя гораздо больше, чем любовница.

— У тебя осталось двадцать восемь минут, — холодно произнес он и поднял руку с несколькими смятыми листами бумаги. — Что ты скажешь насчет этого, Марли? Неужели ты считаешь, что я спокойно отнесусь к предательству? Я ненавижу мошенников и лгунов, а тебя, дорогая, можно отнести и к тем, и к другим.

Кровь отхлынула от ее лица.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь. Что это за бумаги?

Крисандер презрительно усмехнулся.

— Бумаги, которые ты украла у меня. Радуйся, что я не вызываю полицию, но если увижу тебя снова, то сделаю это обязательно.

— Украла? — Голос ее сорвался от волнения. Она выхватила бумаги из его рук. Слова и графики расплылись перед глазами. Однако адрес электронной почты принадлежит ей. Секретная информация. Детальные планы строительства крупнейшего отеля международного класса. Фотокопии чертежей.

Марли подняла голову и взглянула прямо в его глаза. Ей казалось, что мир рушится.

— Ты думаешь, что я это украла?

— Бумаги были в твоей сумке. Не надо мучить нас обоих и все отрицать. Я хочу, чтобы ты исчезла. — Он демонстративно взглянул на часы. — У тебя осталось двадцать пять минут.

Комок застрял в горле, и Марли не могла вымолвить ни слова. Молча она направилась к двери, даже не пытаясь собраться с мыслями. Ей лишь хотелось скорее уйти. Напоследок она взглянула на Крисандера. Лицо его было суровым.

— Как ты мог подумать обо мне такое? — прошептала она.

Словно слепая, Марли вошла в лифт. Еле сдерживая рыдания, на первом этаже направилась к выходу. Швейцар с сочувствием посмотрел на нее и предложил вызвать такси. Она молча отмахнулась от него и нетвердыми шагами двинулась по тротуару.

Теплый вечерний ветерок обдувал лицо. Слезы на щеках холодили кожу, но она совсем не замечала их. Крисандер должен был выслушать ее. Это какая-то ужасная ошибка.

Охваченная смятением, Марли не заметила человека, шедшего следом. Внезапно кто-то вцепился в ее руку, и она, не успев закричать, почувствовала, как на голову ей надели бумажный мешок.

Марли отбивалась изо всех сил, но бесполезно. И скоро с отчаянием она осознала, что лежит на заднем сиденье какого-то автомобиля. Хлопнула дверца, раздались тихие голоса, и машина тронулась.





ГЛАВА ВТОРАЯ


Три месяца спустя

Крисандер сидел в своих апартаментах, погруженный в задумчивое молчание. Его компании сейчас уже ничто не угрожало, но от этого ему не становилось легче. Он смотрел на кучу документов, лежавших перед ним. Голос диктора бубнил сводку вечерних новостей.

В Нью-Йорке он пробудет недолго. Завтра ему надо вылететь в Лондон, чтобы встретиться с братом Тероном на церемонии открытия их роскошного отеля. Этого отеля не было бы, если бы Марли удалось добиться своего. Иронический смешок застрял в его горле. Надо же, главный директор «Анетакис интернэшнл» был обманут и обворован женщиной. Они с братом два раза проиграли в борьбе с конкурентами, прежде чем он обнаружил предательство. Следовало бы сдать Марли властям, но он был слишком потрясен, слишком слаб, чтобы пойти на такие меры.

Крисандер даже еще не уложил ее вещи. Думал, она вернется, чтобы их забрать, в глубине души надеясь на то, что сможет тогда спросить ее, почему она это сделала. Настало время, однако, окончательно выбросить ее из головы.

Когда он услышал ее имя, ему показалось, что оно прозвучало в его смятенных мыслях, но имя прозвучало снова, и Крисандер в ярости повернулся к телевизору.

Репортер из службы новостей стоял возле какой-то больницы, и Крисандер не сразу понял, о чем тот говорит. Внезапно на экране появились снятые ранее кадры: из полуразрушенного дома вытаскивали носилки, на них лежала женщина. Крисандер рванулся вперед, лицо его исказилось от изумления. Это была Марли.

Крисандер вскочил из-за стола, сделал звук громче. Он был так ошеломлен, что едва разбирал слова.

Марли была похищена, и теперь ее освободили. Она находилась в плену достаточно долгое время. Он напрягся, ожидая, что скоро, возможно, прозвучит и его имя, но с какой стати? Ведь они хранили свои отношения в строгом секрете. И после ее предательства он наглядно убедился в том, что поступал весьма осмотрительно. Она одурачила его, но об этом было известно не всему миру, а только ему.

Когда камера приблизилась к ее бледному, измученному лицу, Крисандер почувствовал, как внутри что-то больно сжалось. В тот вечер, когда он уличил ее в обмане, она выглядела такой же — бледной, потрясенной и уязвимой.

Но то, что репортер сказал дальше, заставило Крисандера похолодеть. Состояние матери и будущего ребенка не вызывает опасений, и пребывание в плену не повредило беременности. Ее предположительный срок, сообщил репортер, четыре или пять месяцев. Дальнейшая информация была изложена схематично. Никого не арестовали, потому что похитители исчезли.

— Боже мой, — пробормотал Крисандер, пытаясь осознать услышанное.

Он встал и, взяв мобильный телефон, широкими шагами направился к выходу. Водитель уже ждал его.

И только усевшись в автомобиль, Анетакис набрал номер больницы, в которую поместили Марли.



— Ее физическое состояние удовлетворительное, — сказал доктор Крисандеру. — Но эмоциональное меня беспокоит.

Крисандер ворвался в больницу и потребовал отчет сразу же, как только оказался в приемном покое. Но, лишь уверив всех в том, что он — ее жених, добился кое-каких результатов. Крисандер настоял на том, чтобы Марли поместили в отдельную палату и пригласили к ней специалиста. И теперь он выслушивал объяснения врача, горя от нетерпения увидеть ее.

— Но ведь ей не причинили никакого вреда, — заметил Крисандер.

— Я этого не говорил, — пробубнил доктор. — Я сказал, что ее физическое состояние не вызывает беспокойства.

— Тогда прекращайте ходить вокруг да около и говорите все напрямую.

Доктор изучающе смотрел на него секунду, затем положил медицинскую карту на стол.

— Мисс Джеймсон перенесла серьезную душевную травму. Я не могу точно сказать, насколько она была велика, потому что мисс Джеймсон не может вспомнить того, как ее похитили.

— Что? — Крисандер недоверчиво и потрясенно взглянул на доктора.

— Хуже того, она не помнит ничего. Только свое имя — и все. Даже беременность явилась для нее шоком.

Крисандер провел рукой по волосам и выругался сразу на трех языках.

— Не помнит? Вообще ничего?

Доктор покачал головой.

— Боюсь, что нет. Она чрезвычайно уязвима. Очень слаба. Поэтому крайне важно, чтобы вы не расстроили ее. Она перенесла суровое испытание, и ей надо оправиться от него.

Крисандер издал нетерпеливый рык.

— Конечно, я не расстрою ее, но мне с трудом верится, что она ничего не помнит.

Доктор покачал головой.

— Думаю, травма была такой тяжелой, что мозг включил защитную реакцию. Настанет время — и она придет в себя. Нам надо проявить терпение и ни в коем случае на нее не давить.

Крисандер снова выругался.

— Я понял. Могу я увидеть ее?

Врач колебался.

— Можете. Но прошу вас, не пытайтесь выяснять подробности ее похищения.

Крисандер, нахмурив брови, мрачно взглянул на доктора.

— Вы хотите, чтобы я солгал?

— Я всего лишь хочу, чтобы вы не расстраивали ее. Можете напомнить ей детали ее жизни. Рассказать о повседневных делах. О том, как вы встречались. Но — никаких вопросов о похищении! Ее нельзя волновать.

Крисандер неохотно кивнул. Врач говорил разумные вещи, но Анетакиса мучил вопрос — что же произошло с Марли? Он взглянул на часы. Еще предстояло встретиться с полицией, но сначала — Марли.

Доктор сказал:

— Сейчас сестра отведет вас к ней.



Марли казалось, что голова ее окутана плотным туманом. Она с трудом открыла глаза. Ей совсем не хотелось видеть этот мир. Погрузиться в темноту, окунуться в забвение было единственным желанием.

Ее жизнь превратилась в черную дыру. Оставалось только имя, лежавшее на поверхности сознания. Марли.

Она повернула голову на подушке, мечтая вновь оказаться в утешительной пустоте, когда к ней прикоснулась чья-то твердая рука. Страх пронзил ее, но тут же она вспомнила, что спасена и находится в больнице. И все же Марли отдернула руку, тяжело дыша.

— Тебе не надо больше спать, дорогая моя. Пока не надо.

Марли посмотрела на мужчину. Может быть, она знала его? Или он знал ее? Может, это отец ее ребенка, которого она носит под сердцем?

Рука ее машинально потянулась к округлому животу.

У него была внушительная внешность. Высокий, стройный, с янтарными глазами, в которых блеснула угроза. Он не был американцем. Марли чуть не рассмеялась при этой мысли. Она понятия не имела, кто он такой и зачем сюда пришел, и все же была уверена в том, что он не американец?

— С нашим ребенком все в порядке, — сказал он, взглянув на ее руку, прижатую к животу.

Марли напряглась.

— Кто вы? — спросила она шепотом.

Что-то мелькнуло в его золотистых глазах, но лицо оставалось невозмутимым. Может, он обиделся оттого, что она его не узнает? Она представила себя на его месте. Что бы она чувствовала, если бы отец ребенка вдруг не узнал ее?

Он пододвинул стул к кровати и опустился на него, затем взял Марли за руку, и на этот раз, несмотря на инстинктивное желание отнять ее, она не сделала этого.

— Я Крисандер Анетакис. Твой жених.

Она вгляделась в него, ища подтверждения правоты его слов, но лицо Анетакиса было спокойным, без единой эмоции.

— Простите, — пробормотала она и сглотнула, когда голос ее сорвался. — Я не помню...

— Я знаю. Я говорил с доктором. Но сейчас это не важно. Поправляйся, и тогда я отвезу тебя домой.

Она облизала губы, запаниковав.

— Домой?

Он кивнул:

— Да, домой.

— А где дом? — Собственно, ее это не интересовало. Ей ненавистна была мысль о том, что вот она лежит здесь и разговаривает с совершенно незнакомым человеком. Нет, знакомым! Это был кто-то, с кем она занималась любовью. Они были обручены, и она забеременела от него. Ведь что-то шевелится внутри нее?

— Пожалуйста, не пытайся ничего вспоминать, дорогая моя, — мягко сказал он. — Я вижу, как напряглось твое лицо. Не торопи события. Доктор уверяет, что постепенно память к тебе вернется.

Марли вцепилась в его руку.

— Правда? А если нет? — Страх поднялся в груди, больно сжал горло.

Крисандер нежно коснулся ее лица.

— Пожалуйста, успокойся, Марли. Тебе вредно волноваться.

Так странно было слышать свое имя из уст незнакомого человека.

— Ты можешь рассказать что-нибудь обо мне?

— У нас еще будет масса времени поговорить, — успокоил ее Крисандер. Он погладил лоб Марли, откинул назад прядь волос. — А теперь отдыхай. А я подготовлюсь к тому, чтобы забрать тебя домой.

Уже во второй раз он упомянул о доме, но все еще не сказал ей, где тот находится.

— Где наш дом? — спросила она снова.

Губы его сжались всего лишь на короткий миг, но затем на лице появилось облегчение.

— Дом у нас — здесь, в городе. Но я хочу отвезти тебя на свой остров, как только ты поправишься.

Марли устало прикрыла глаза и кивнула. Он постоял возле нее секунду, а затем она услышала его удалявшиеся шаги. Когда дверь затворилась, женщина открыла глаза и ощутила влажные следы слез на своих щеках.

Казалось, она должна была испытать облегчение после прихода жениха. Но ей стало еще страшнее, и она не могла объяснить — почему.

Марли плотно закуталась в одеяло и закрыла глаза, желая вновь погрузиться в мирное забытье.

Когда она проснулась, рядом стояла медсестра с подносом в руках.

— О, прекрасно! — весело сказала она. — Я принесла вам обед. Вы хотите кушать?

Марли покачала головой. Мысль о еде вызывала у нее тошноту.

— Оставьте поднос. Я прослежу, чтобы она поела.

Марли удивленно подняла глаза и увидела Крисандера. Медсестра с улыбкой похлопала ее по руке.

— Вам повезло, что у вас такой заботливый жених, — заметила она, собираясь уходить.

— Да, повезло, — пробормотала Марли и удивилась, почему ей неожиданно захотелось разрыдаться.

Крисандер снова придвинул стул к ее кровати. Потом поставил перед ней поднос.

— Ты должна поесть.

Она нервно покосилась на него:

— Мне не хочется, — и отвернулась, надеясь скрыть свое лицо от его внимательного взгляда.

— Ты напугана. И это понятно.

Марли с надеждой спросила:

— Ты не злишься, что я боюсь тебя? Честно говоря, я испытываю ужас. Не помню тебя и не помню ничего из своей жизни. Я забеременела, но ума не приложу, как это произошло! — Она сжала край простыни и, как бы защищаясь, потянула ее на себя.

— Ты не помнишь меня, но я постараюсь заслужить твое... доверие. — Последнее слово Крисандер произнес, казалось, с отвращением, но лицо его по-прежнему оставалось невозмутимым.

— Крисандер... — Она нараспев произнесла его имя, но оно не пробудило в ней никаких воспоминаний.

— Да, дорогая?

Марли моргнула, понимая, что он ждет продолжения.

— Что случилось со мной? Как я попала сюда?

И снова Крисандер взял ее за руку, и ей стало легче.

— Ты не должна торопить события. Сейчас для тебя и нашего ребенка главное — не тревожиться. Со временем ты все узнаешь.

Марли судорожно вздохнула, понимая, что он не уступит.

Холодный пот выступил у нее на лбу, и она страшно побледнела. Как же ей не испытывать страх, если скоро она будет выброшена в неизвестный мир и окажется наедине с совершенно незнакомым мужчиной?



Крисандер стоял в полутемной комнате и смотрел на спавшую Марли. В висках он ощущал тупую боль.

Грудь ее вздымалась от легкого дыхания, но даже во сне напряжение не покидало ее лицо. Он подошел поближе и тихо коснулся рукою лба женщины.

Она была красива, как всегда, даже в болезненном состоянии. Иссиня-черные локоны рассыпались по подушке, они стали еще длиннее, чем прежде. Кожа утратила свой матовый блеск, но он знал, что после выздоровления она станет прежней. Какой красивой была Марли, когда испытывала счастье!

Крисандер выругался и отошел от кровати. Это все уловки. Она никогда не была счастлива. По-настоящему счастлива. Все время, пока они были вместе, Марли строила против него козни.

Несмотря на то что Крисандер считал ее любовницей, он никогда не ставил Марли в один ряд с другими. Но в конце концов их отношения свелись к деньгам и предательству. Как и всегда.

И все-таки он хотел ее. Она все еще зажигала его кровь, и от этой зависимости он не мог избавиться. Крисандер мрачно покачал головой. Марли носит под сердцем его ребенка, и это главное.

Теперь их жизни связаны. Но он не собирался отдавать ей всего себя — лишь свое покровительство и свое тело.

Он сделает все, чтобы обеспечить ее и ребенка, но никогда не сможет ей доверять. Больше она от него ничего не получит.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Через два дня Марли сидела в кресле-каталке, нервно теребя пальцами плед, которым медсестра укрыла ее колени. Крисандер стоял рядом, внимательно выслушивая наставления доктора. И сестры, и врачи были очень добры к ней, и Марли боялась расстаться с ними и вступить в незнакомый ей мир.

Получив инструкции, Крисандер взялся за ручки кресла-каталки и повез Марли к выходу. Она заморгала, когда яркое солнце осветило ее лицо. Сверкающий лимузин уже ожидал возле подъезда, и Крисандер быстро направился к нему. Через несколько минут они отъехали от больницы.

Марли смотрела в окно, на оживленные улицы Нью-Йорка. Город был ей знаком. Она могла вспомнить некоторые улицы. Но ведь Крисандер сказал, что где-то здесь их дом. Именно это ей не удавалось припомнить. Она чувствовала себя художником, уставившимся на пустое полотно, не способным написать портрет.

Они остановились возле современного стильного здания, и Крисандер помог ей выйти из машины.

Нетвердой походкой Марли направилась к входу, и талию ее поддерживала сильная мужская рука.

Когда открылись двери лифта, что-то внутри дрогнуло и память напряглась, пытаясь прорваться сквозь пелену тьмы.

— Я здесь когда-то была... — пробормотала Марли.

— Ты помнишь? — живо спросил он. Она покачала головой.

— Нет. Просто ощущаю это... знакомым.

Его пальцы крепко сжали ее руку.

— Мы живем здесь....

Лифт остановился, и они вышли в холл. К удивлению Марли, в большой гостиной их ожидала какая-то женщина. Марли слегка опешила, когда высокая молодая блондинка дотронулась до руки Крисандера и улыбнулась.

— Рада вашему возращению домой, мистер Анетакис. Я положила на ваш рабочий стол документы и также отчет о поступивших телефонных звонках. Кроме того, я распорядилась принести сюда обед. — Она окинула Марли оценивающим взглядом, и та почувствовала себя неприметной и незначительной. — Думаю, после таких трудных дней вам не захочется выходить на улицу.

Марли нахмурилась, потому что слова девушки звучали так, будто это Крисандер подвергся суровому испытанию, а не она.

— Спасибо, Рослин, — сказал Крисандер. — Тебе не надо было беспокоиться. — Он повернулся к Марли и крепче прижал ее к себе. — Марли, это Рослин Чамберс, мой личный помощник.

Марли натянуто улыбнулась.

— Рада снова вас видеть, мисс Джеймсон, — сладко произнесла Рослин. — Давно вы не были у нас.

— Рослин... — предостерегающе произнес Крисандер. По-прежнему улыбаясь, та невинно посмотрела на него.

Марли с тревогой переводила взгляд с жениха на его секретаршу. Эта девушка, похоже, чувствовала себя здесь весьма комфортно, но ведь Крисандер назвал эти апартаменты их домом...

— Я оставлю вас, — сказала Рослин с любезной улыбкой. — Думаю, вам обоим есть о чем поговорить. — Она повернулась к Крисандеру и еще раз дотронулась до его руки. — Позвоните мне, если я вам понадоблюсь. Я сразу же приду.

— Спасибо, — пробормотал Крисандер. Элегантные каблучки звонко зацокали по итальянскому мрамору. Высокая блондинка направилась к лифту. Напоследок она обернулась и снова улыбнулась боссу.

Марли облизнула внезапно пересохшие губы и отвела глаза в сторону. Крисандер замер, ожидая ее реакции. Но Марли не собиралась спрашивать о чем-то прямо сейчас. Позже она задаст ему миллион вопросов, которые крутились в ее воспаленном мозгу.

— Пойдем, тебе надо прилечь. — Крисандер обнял ее за плечи.

— Я достаточно належалась в кровати, — заявила она твердо.

— Тогда, может быть, устроишься на диване? Я сейчас принесу тебе чего-нибудь поесть.

Есть. Спать. Потом опять есть. Этот диктат, казалось, успокаивал Крисандера. Она вздохнула и позволила ему отвести себя к дивану. Он усадил ее на мягкое кожаное сиденье, прикрыл пледом. Затем вышел из комнаты и вскоре вернулся с подносом, который поставил на кофейный столик. Над тарелкой с супом поднимался пар, но Марли не хотелось его попробовать. Ее не оставляли тревожные предчувствия.

Крисандер сел на стул напротив нее, но через несколько секунд поднялся и стал расхаживать по комнате, словно хищник, не знающий усталости. Пальцы его ослабили узел галстука, затем он расстегнул воротник своей шелковой рубашки.

— Твоя помощница... Рослин... сказала, что оставила тебе бумаги на подпись?

Он повернулся к ней, брови его нахмурились.

— Работа может подождать.

Марли вздохнула:

— Ты хочешь нянчиться со мной целый день? Все будет в порядке, Крисандер. Если у тебя есть дела, занимайся ими.



Нерешительность мелькнула в его взгляде.

— Да, мне надо кое-что сделать до нашего отъезда из Нью-Йорка.

Ее охватил приступ паники. Марли сглотнула комок в горле и постаралась изобразить спокойствие:

— Мы скоро уезжаем?

Он кивнул:

— Я думаю, что через несколько дней тебе будет гораздо лучше и тогда мы сможем уехать. Мой самолет доставит нас в Афины, а затем мы отправимся на остров. Там все готово к нашему приезду.

Марли с тревогой взглянула на него.

— Неужели ты так богат?

Его удивил этот вопрос.

— Моя семья владеет сетью отелей.

Имя Анетакис всплыло в ее памяти, затем возникли картины роскошных отелей, расположенных в центре города. В «Империал-Парк» останавливались звезды шоу-бизнеса, королевские особы, видные политические деятели. Но разве он может быть тем самым Анетакисом?!

Марли побледнела и сцепила пальцы, чтобы унять дрожь.

— И как же... как же... ты и я... — Она не смогла сформулировать — мысль. Затем нахмурилась. Может, она тоже родилась в состоятельной семье?

Внезапная слабость охватила ее, и она прижала руки к вискам. Крисандер мгновенно оказался рядом. Он подхватил Марли на руки, словно пушинку, и отнес в спальню.

— Отдохни, девочка, — заботливо и нежно произнес он, укладывая ее на кровать.

Марли кивнула и свернулась калачиком под теплым одеялом, в изнеможении закрыв глаза. Ей трудно было думать. И попытки припомнить что-то отнимали последние силы.



Крисандер опустился на стул и провел пальцами по волосам. Он просмотрел список телефонных звонков и увидел имя своего брата Терона. От другого брата, Пирса, также поступило сообщение.

Крисандер напрягся, поерзав на стуле, и понял, что долго скрываться от них не сможет. Но как объяснить им эту запутанную ситуацию, а также то, почему он взял к себе женщину, которая пыталась нанести ущерб их семейному бизнесу?

Поморщившись, он набрал телефон Терона.

— Ну, наконец-то, Крисандер! — сухо бросил брат. — А я уже думал вылететь к тебе, чтобы получить вразумительные ответы. — (Крисандер вздохнул и что-то проворчал.) — Подожди, я сейчас позову Пирса. Он тоже хочет послушать тебя.

— Значит, я должен отчитываться перед своими младшими братьями? — рявкнул Крисандер.

Терон тихо рассмеялся, и через секунду послышался голос Пирса. Тот не сдерживал своих эмоций:

— Крисандер, какого черта! Что происходит? Я получил от тебя сообщение, что ты не собираешься появиться в Лондоне! С чего это ты засел в Нью-Йорке?

Крисандер прикрыл глаза.

— Сдается мне, что вы хотите стать дядями.

В ответ наступило молчание.

— Ты уверен, что он твой? — наконец спросил Терон.

Крисандер скорчил гримасу.

— Она на пятом месяце беременности, а пять месяцев назад я был единственным мужчиной, который делил с ней постель. Это точно.

— Точно так же, как то, что она украла у нас документы? — возразил Пирс.

— Заткнись, Пирс, — тихо прервал его Терон. — Сейчас главный вопрос — что ты собираешься делать? На эту женщину явно нельзя положиться. А что она сама говорит?

— Тут сложная ситуация, — пробормотал Крисандер. — Она ничего не помнит.

Два брата разом издали изумленный вскрик.

— Очень кстати, да? — вымолвил Пирс.

— Она морочит тебе голову, — с презрением заявил Терон.

— Я с трудом верю в это сам, — признался Крисандер. — Но я видел ее. Она здесь... в нашей... в моей комнате. И утверждает, что потеряла память. — Мысль о том, что Марли плохо, очень тревожила его. Но ведь она заслужила страдание, так как заставила страдать его.

Пирс грубо выругался.

— И что ты собираешься делать? — поинтересовался Терон.

Крисандер решился открыть свои карты.

— Я собираюсь отвезти ее на остров, где она сможет пожить вдали от посторонних глаз и поправиться.

— Не лучше ли поместить ее куда-нибудь, пока она не родит ребенка, а затем избавиться от нее? — требовательно спросил Пирс. — Мы потеряли из-за этой девицы два двухмиллиардных заказа, и конкуренты воспользовались нашими проектами.

Что он мог ответить брату? Крисандер был ослеплен женщиной, с которой спал, значит, виноват не меньше, чем она.

— Я не могу оставить ее сейчас, — осторожно начал Крисандер. — У нее нет семьи. Никого, кто мог бы позаботиться о ней. Она вынашивает моего ребенка, и я не брошу его на произвол судьбы.

— А что говорят в полиции о ее похищении? — поинтересовался Пирс.

— Я коротко пообщался со следователем в больнице, а завтра с ним еще раз встречаюсь, — мрачно произнес Крисандер. — Надеюсь кое-что узнать.

Пирс неопределенно хмыкнул, но в этот момент вмешался Терон:

— Поступай как знаешь, Крисандер. Мы с Пирсом управимся с делами. Но, как бы то ни было, поздравляем тебя с тем, что ты готовишься стать отцом.

— Спасибо, — пробормотал Крисандер и повесил трубку.

Разговор с братьями не принес ему облегчения. Он еще более отчетливо осознал сложность возникшей ситуации. Марли действительно ничего не помнила, и ее смятение наглядно свидетельствовало о том, что она не притворялась.

Значит, он будет заботиться о ней и поможет выздороветь. И на время забудет о своем гневе, вызванном ее предательством.



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


На следующее утро Крисандер сидел напротив Марли и смотрел, как она завтракает. Он одобрительно кивнул, когда ей удалось доесть приготовленный им омлет, а потом уговорил ее выпить стакан сока.

Несмотря на нервозность и состояние неопределенности, Марли нравилось ощущать заботу этого мужчины. Он был очень внимателен к ней, но в то же время соблюдал определенную дистанцию.

Она прикусила нижнюю губу. Конечно, ей совсем не хотелось выходить замуж за человека, который обращался с ней чересчур вежливо, как с посторонней женщиной.

Все же они оставались незнакомцами. По крайней мере он был для нее таковым. Марли прониклась к нему сочувствием. Как ужасно, должно быть, любить женщину и собираться на ней жениться, когда та совершенно не помнит тебя! Она не могла представить себя на его месте.

Крисандер внимательно наблюдал за Марли, и она понимала, что он видит ее тревогу. Однако он молчал до тех пор, пока не помыл посуду и не отвел женщину в гостиную.

— Что тебя тревожит, Марли? — спросил Крисандер, усадив ее на диван.

— Я подумала, что тебе со мной очень нелегко.

Он вопросительно поднял брови, как будто совсем не ожидал такого ответа.

— Что ты имеешь в виду? — Она опустила глаза, внезапно смутившись. Он приподнял рукой ее подбородок, и она встретила его взгляд. — Почему ты считаешь, что для меня это тяжело?

— Я попыталась представить себя на твоем месте, — печально сказала Марли. — Представила, что человек, которого я люблю, совершенно забыл меня. — (Он тихо провел пальцем по ее губам, и дрожь прошла по ее телу.) — Я почувствовала бы себя... отвергнутой.

— Ты боишься, что я чувствую себя отвергнутым? — Легкое изумление мелькнуло в его глазах, уголки губ изогнулись.

— А разве нет? — спросила женщина. Щеки ее вспыхнули, и она еще больше растерялась.

Неужели она боится его? Марли чуть вздрогнула. Нет, не боится. Ее пугала мысль о том, что она была близка с этим мужчиной и не помнит этого. Как можно забыть такое?!

— Что случилось со мной, Крисандер? — В голосе ее прозвучали умоляющие нотки. Руки задрожали, и Марли сцепила пальцы.

Он вздохнул.

— С тобой произошел... несчастный случай, дорогая. Доктор уверил меня, что память к тебе вернется, и главное сейчас — не перенапрягаться.

— Я попала в автомобильную аварию? — Она оглядела себя, пытаясь найти на теле повреждения. Но не обнаружила ни синяка, ни царапины. Женщина ощущала лишь усталость и апатию, которым не находила объяснения.

Он на секунду отвел глаза.

— Да.

— О! Она была серьезной? — Марли машинально стала ощупывать свою голову.

Он мягко опустил ее руку вниз, на колено.

— Нет, ничего страшного.

— Тогда почему... я потеряла память? Ведь голова моя не получила никаких повреждений.

— Причина не в этом.

Марли с изумлением взглянула на него:

— А в чем?

— Врач сказал, что таким образом ты справляешься с травмой, полученной в результате несчастного случая. Это защитная реакция. Она оберегает тебя от болезненных воспоминаний.

Марли наморщила лоб, сдвинула брови, пытаясь прорваться сквозь густое облако тьмы, окутавшее ее мозг.

И вдруг появилась внезапная мысль. Она выдернула руку.

— Может быть, пострадал кто-то еще?

Крисандер потянулся к ней и снова взял за руку.

— Нет, — сказал он, нежно целуя ее ладонь. Марли вздохнула с облегчением:

— Мне так хочется все вспомнить! Но когда я делаю усилия, у меня кружится голова.

Крисандер нахмурился.

— Именно поэтому я и не хочу обсуждать с тобой то, что случилось. — Он приложил другую руку к ее животу. — Тебе не надо волноваться, это повредит нашему ребенку.

Ребенок пошевелился под пальцами Крисандера, и изумленное выражение возникло на его просветлевшем лице. Марли, нахмурившись, взглянула на него, и он снова положил руку на ее живот.

— Это изумительно, — прошептал он.

Крисандер выглядел таким потрясенным, что она улыбнулась. Ведь он никогда прежде не ощущал шевеления ребенка.

— Я часто уезжал в командировки, — как бы читая ее мысли, произнес он немного сконфуженно.

Марли перевела дух. Если они какое-то время находились в разлуке, это многое объясняет.

Зазвонил домофон, и Крисандер широкими шагами направился к трубке, висевшей на стене. Марли напряглась, прислушиваясь к его голосу, но так и не поняла, кого он пригласил войти.

Он вернулся, сел рядом с ней и взял за руки.

— Это сиделка, которую я нанял для тебя. Через час состоится деловая встреча, мне нельзя ее пропускать.

Глаза Марли расширились.

— Но, Крисандер, мне не нужна сиделка. Я вполне могу побыть одна, пока ты будешь отсутствовать.

Он еще крепче сжал ее руки.

— Пожалуйста, не расстраивай меня, Марли. Иначе я буду нервничать.

Она улыбнулась, уловив настойчивость в его голосе.

— Ты надолго уедешь?

Он встал, услышав шум приехавшего лифта.

— Подожди здесь. Я встречу сиделку.

Марли расслабленно откинулась на спинку дивана. Ее трогала его забота, пусть даже чрезмерная.

Через минуту Крисандер вернулся с приятной пожилой женщиной, одетой в слаксы и свитер. Она остановилась возле дивана и улыбнулась Марли.

— Вы Марли? Я очень рада познакомиться с вами. Я миссис Кахилл, но вы можете звать меня Патрисия.

Марли не могла не улыбнуться в ответ. Крисандер взглянул на часы.

— Я проинструктировал миссис Кахилл — обеспечить тебе покой. А теперь, к сожалению, мне надо идти. Когда я вернусь, пообедаем вместе.

Он наклонился и поцеловал Марли в лоб. Она неотрывно смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду.

С усилием оторвав глаза от закрытой двери, Марли перевела взгляд на Патрисию.

— На самом деле со мной все в порядке, — объяснила она. — А Крисандер представил меня полным инвалидом.

Патрисия улыбнулась и подмигнула:

— Он мужчина. Они горазды на такое. Но все-таки отдых совсем не повредит, да? Поспите, а затем я организую чашечку чая.

И прежде чем Марли поняла, что происходит, миссис Кахилл повела ее в спальню. Она заморгала, когда Патрисия ловко уложила ее в кровать и укутала одеялом.

— У вас это так хорошо получается, — слабым голосом произнесла Марли.

Патрисия хохотнула:

— Побуждать моих подопечных к тому, чего они не хотят, — это часть моей работы. А теперь отдыхайте, чтобы ваш мужчина был доволен и вами, и мной.

Патрисия вышла из спальни, и Марли взглянула на камин, расположенный у другой стены. Крисандер вчера разжег его, но больше для уюта, чем для тепла, потому что в апартаментах не было холодно. Даже полы были с подогревом, что ей очень нравилось, так как она любила ходить по квартире босиком.

Эта мысль пронзила ее. А что еще она может вспомнить о себе? Марли напрягла память, но это лишь вызвало головную боль. Вздохнув, она вернулась к настоящему моменту. И к своему будущему. Замужество и ребенок...

Марли задремала, а когда проснулась, то взглянула на настенные часы и увидела, что прошел целый час. Накинув на себя шелковый халат, она вышла в гостиную и увидела там Патрисию.

Улыбнувшись сиделке, Марли уверила ее, что чувствует себя хорошо, и та одобрительно кивнула. Наверное, Патрисия поняла, что Марли хочется побыть одной, поэтому вскоре незаметно удалилась.

Марли воспользовалась этой возможностью и стала бродить по апартаментам. Она переходила из комнаты в комнату, знакомясь со своим домом. Но только не чувствовала, что это ее дом. Она ощущала себя гостем, оказавшимся в чужой квартире.

Когда Марли вошла в комнату хозяина, ей показалось, что она совершает какие-то противоправные действия, поэтому, нахмурившись, женщина поспешно покинула ее. Рядом находился большой рабочий кабинет Крисандера. Строгая мебель в темных тонах, книжные полки вдоль стены и большой стол красного, дерева. Ноги Марли утонули в пушистом ковре, когда она вышла на середину комнаты.

На столе стоял компьютер, и она уселась перед ним в мягкое кожаное кресло. Марли нажала на кнопку, и монитор вспыхнул. Надо же! Она не такой уж бесполезный овощ и не утратила основы знаний.

Марли тряхнула головой и попыталась отыскать информацию в Интернете. За полчаса она нашла массу противоречивых сведений, но от этого у нее только заломило в висках.

Марли обессиленно откинулась на спинку кресла. Надо все-таки расспросить Крисандера. Боже мой, ведь он ее жених, отец ее будущего ребенка! Если бы она могла вспомнить те события, то чувствовала бы себя более уверенно.

— Что ты здесь делаешь?

Голос Крисандера был настолько резким, что Марли вздрогнула от неожиданности и испуга. Она обернулась — он стоял в дверях, искры гнева сверкали в его глазах. И прежде чем она успела ответить, он стремительно направился к ней.

— Крисандер, ты так меня испугал. — Марли прижала руку к груди, пытаясь успокоить биение сердца.

— Не трогай ничего в моем кабинете, — сказал он коротко и строго, отключая компьютер.

— Прости, — запинаясь, проговорила она. — Я всего лишь пыталась найти информацию о том, что случилось со мной....

По щекам ее потекли слезы. Она вскочила на ноги и выбежала из комнаты.

Крисандер тихо выругался, взглянув ей вслед. Он провел рукой по волосам, затем снова включил компьютер. Быстро проверив файлы, он убедился в том, что она не смотрела его рабочие документы.

Крисандер снова выругался. Да, он действительно грубо повел себя с Марли, но в тот момент, когда он увидел ее за компьютером, у него возникло подозрение. Не собирается ли она вновь его предать?

Мужчина опустил голову на руки. Встреча со следователем ничего не прояснила. У них было очень мало информации, а единственный человек, который мог бы обо всем рассказать, утратил память.

Марли никто не спасал, как писали газетчики. Похитители просто оставили ее в полуразрушенном доме, и случайный прохожий позвонил в полицию.

Так много вопросов. И так мало ответов.

Крисандер ожидал, что полиция будет возражать против отъезда Марли из страны, но они согласились с тем, что это наилучшее решение, однако просили сообщить, если к Марли вернется память. Крисандер оставил следователю номер своего телефона.

Надо было подготовиться к отлету. Он уже уведомил службу охраны — как здесь, так и на острове. Предстояло сделать еще множество телефонных звонков. Слезы Марли и боль в ее голосе на время, лишили его сил, но он взял себя в руки. Главное — это безопасность Марли, неважно, расстроена она или нет.

С этой мыслью Крисандер решительно поднялся из-за стола и направился за ней.



* * *


Марли стояла возле раскрытого шкафа и невидящими глазами смотрела на развешанную в нем одежду. Она вытерла слезы тыльной стороной руки и попыталась сконцентрироваться на сборах.

Марли перебрала множество вещей, но ничто ей не подошло. Нахмурившись, она повернулась к полкам, и взгляд ее упал на стопку потертых джинсов и аккуратно сложенных футболок.

Она достала джинсы, решив, что именно это ей и нужно. Однако джинсы не годились для беременной женщины. Марли взглянула на свой круглый живот. В талии они сойтись не могли. Значит, ей нечего надеть?

Она ощутила присутствие Крисандера, когда он еще не сказал ни слова. Она медленно повернулась и увидела, что Крисандер стоит возле шкафа. Лицо его смягчилось, когда он заметил, как Марли украдкой всхлипнула.

Он сделал шаг вперед и взял ее за руку.

— Марли, прости меня.

Она напряглась и вздернула подбородок.

— Я не собираюсь копаться в твоих вещах. — Женщина указала на шкаф, набитый одеждой. — Очевидно, мы живем совершенно разной жизнью.

Он мрачно нахмурился и с удивлением взглянул на нее.

— О чем ты говоришь? Какой «разной жизнью»?

Она безразлично пожала плечами.

— Это настолько очевидно, что только идиоту нужны объяснения. Ты поселил меня в отдельной комнате. Наши вещи лежат раздельно. Каждый спит на своей кровати. Удивительно, как это я забеременела, — криво усмехнувшись, добавила Марли. Сглотнув комок в горле, она наконец задала вопрос, который мучил ее: — Почему ты решил жениться на мне, Крисандер? Неужели я — распутная девица, заманившая тебя в свои сети?

Она понимала, что ведет себя как истеричка, но неопределенность положения, в котором она оказалась, наполняла ее невыносимой болью.

— Господи! Иди сюда.

И прежде, чем Марли успела возразить, Крисандер усадил ее на кровать.

Марли, поежившись, огляделась вокруг.

— Где Патрисия?

— Я отпустил ее, когда вернулся, — сказал он нетерпеливо. — Она поедет вместе с нами на остров и останется там столько, сколько будет тебе нужна.

— Но, Крисандер, она мне совсем не нужна.

— Ты беременна, Марли, — напомнил он, и голос его стал мягким, — и для меня очень важно, чтобы ты была здорова.

Она медленно кивнула. Крисандер сел рядом с ней.

— Мы будем жить вместе, одной жизнью. Ты не заманивала меня в ловушку, и я больше не хочу слышать об этом. — Он помедлил и вздохнул. — Я решил, что ты побоишься оказаться в одной кровати с незнакомым мужчиной, поэтому отвел тебе эту комнату. Я не хотел на тебя давить.

Плечи ее поникли, и она тяжело вздохнула.

— Я думала...

— Что ты думала, дорогая?

— Я думала, что ты не хочешь меня, — произнесла Марли, запинаясь.

Он тихо выругался и обхватил ладонями ее лицо. И долго смотрел ей в глаза. Затем наклонил к ней голову. Его дыхание коснулось ее шеи, и губы приблизились к ее губам.

И неожиданно Марли страстно захотела его, и больше всего на свете жаждала, чтобы он ее поцеловал. Когда их губы встретились, ее тело содрогнулось, будто от электрического тока, и огонь зажегся в крови.

Она обняла Крисандера, запустила пальцы в его волосы. И необычайное чувство умиротворения охватило ее.

Он тихо застонал и отпрянул. Дыхание его было прерывистым, в глазах мерцало пламя.

— Твое тело помнит меня, дорогая, даже когда разум отказывается делать это.

— Мне нечего надеть, — выпалила Марли, но сразу же вспыхнула, осознав неуместность своих слов.

Он удивленно приподнял бровь.

— Почему у меня нет никакой одежды для беременной женщины? — спросила она. — Неужели я ничего не покупала?

Крисандер нахмурился.

— Прости, я не подумал об этом. Конечно, ты теперь не сможешь ходить в джинсах. — Он улыбнулся медленной чувственной улыбкой. — Даже если мне нравится, как ты в них выглядишь.

Она склонила голову набок. Он улыбнулся и добавил, прижавшись к ее соблазнительному телу:

— Уверяю тебя, ты будешь выглядеть прекрасно и в свободном платье, если надумаешь его надеть.

Щеки ее зарделись от удовольствия, когда она услышала этот комплимент. Крисандер погладил ее лицо, и на секунду ей показалось, что он снова поцелует ее.

— Прости меня, Марли. Я был груб с тобой и не подумал о твоих нуждах. Надо срочно это исправить. — Он встал. — Сейчас займусь заказом одежды для тебя.

Она удивленно заморгала.

— Разве мы не пойдем в магазин?

Он нахмурился.

— Ты не в том состоянии, чтобы ходить по магазинам. Мы уезжаем завтра утром, сразу после посещения доктора.

— Завтра? — словно эхо, повторила Марли. — Так скоро?

Крисандер кивнул.

Она взглянула на его лицо и поняла, что сейчас он прикажет ей отдыхать.

— Если ты заявишь, что я снова должна отдохнуть, я закричу. — (Глаза его сузились, он собирался ей возразить.) — Пожалуйста, Крисандер. Я чувствую себя хорошо. И вздремнула, когда тебя не было. Ведь ты обещал пообедать вместе со мной. Я умираю от голода.

Он снова выругался и сжал кулаки.

— Конечно. Я стал такой рассеянный. Иди садись за стол. Я сейчас принесу что-нибудь поесть.



ГЛАВА ПЯТАЯ


На следующее утро Марли надела платье, присланное ей из бутика, специализировавшегося на одежде для беременных, и они с Крисандером направились к акушеру-гинекологу.

К ее удивлению, им не пришлось ждать в приемной ни минуты. Молодая медсестра сразу же проводила их к доктору.

После обычных расспросов и обсуждения ее состояния врач взглянул в медицинскую карту и произнес:

— Мне хотелось бы провести ультразвуковое исследование, чтобы убедиться, что все в порядке.

Крисандер нахмурился.

— У вас есть причины для беспокойства?

Доктор покачал головой.

— Нет, из чистой предосторожности. Учитывая тот факт, что вы уезжаете в другую страну, и то, что мисс Джеймсон недавно перенесла травму, я считаю необходимым взглянуть на ребенка.

Крисандер кивнул и взял Марли за руку. Когда доктор вышел из комнаты, он повернулся к ней.

— Я буду с тобой, дорогая. Тебе не о чем волноваться.

Она улыбнулась и сжала его руку.

— Я не волнуюсь. Ведь физически я совсем не пострадала, поэтому с ребенком должно быть все нормально.

Лицо Крисандера стало непроницаемым.

Через несколько минут вернулся доктор и проинструктировал Марли, как вести себя при обследовании. Когда зонд коснулся ее живота, на экране появилось изображение, по форме напоминавшее каплю. Крисандер склонился над Марли, напряженно вглядываясь в монитор.

— Хотите узнать, кто у вас будет: девочка или мальчик? — спросил доктор, широко улыбнувшись.

Крисандер взглянул на Марли, и у нее на секунду перехватило дыхание.

— Да, — прошептала она. — А ты?

Он улыбнулся и поднес ее руку к своим губам.

— Как ты пожелаешь, дорогая.

Марли повернула голову к врачу:

— Пожалуйста, скажите нам.

Она смотрела, как менялось изображение на экране, становясь то четким, то расплывчатым. Через несколько секунд картинка обрела ясные очертания и застыла на месте.

— Поздравляю, у вас мальчик.

Марли перевела дыхание.

— Неужели мальчик? — прошептала она, видя две ножки и две круглые ягодицы.

— Конечно, мальчик. Красивый дьяволенок, не так ли?

— Прекрасный малыш, — хриплым голосом произнес Крисандер. Он коснулся губами щеки Марли. — Спасибо, родная моя.

Марли улыбнулась ему, и Крисандер помог ей встать. Через несколько минут они уже сидели в лимузине.

Она застенчиво взглянула на него.

— Ты счастлив, что у нас сын, Крисандер?

Похоже, его обескуражил этот вопрос. Он притянул ее к себе, нежно погладил округлый живот.

— Разве я дал тебе повод думать обратное?

Она покачала головой:

— Нет, я просто спросила.

— Я счастлив, что у нас будет сын. Но я так же горячо любил бы и нашу дочь.

— И я тоже. — Она вздохнула. — Сегодня такой хороший день. Но мне хочется вспомнить, как я любила тебя.

Глаза его потемнели, и в них мелькнуло нечто, заставившее Марли вздрогнуть.

— Может быть, ты заново научишься любить меня, — помедлив, произнес он.

Марли улыбнулась.

— Тебе легко меня научить. — Успокоенная, она прижалась к нему и, погрузившись в сладкие ощущения, совсем не заметила, как они приехали в аэропорт.

Крисандер помог Марли выйти из машины, и она заморгала от яркого солнечного света. Дул легкий ветерок, и она поежилась от холода.

Крисандер обнял ее за плечи. Они направились к ожидавшему их самолету. Внутри было тепло и очень уютно.

Он провел ее к сиденью и сообщил:

— В заднем отсеке находится кровать. Когда мы взлетим, ты можешь поспать.

— Звучит очень заманчиво, — сказала Марли с улыбкой, усаживаясь в мягкое кресло. Она выглянула в иллюминатор и увидела людей из службы охраны Крисандера, поднимавшихся по трапу.

— Крисандер, зачем тебе столько телохранителей?

Она почувствовала, как он напрягся.

— Я очень богатый человек. И кое-кто желает навредить мне... или тем, кто мне дорог.

— О, и эта опасность очень велика? — спросила она.

— Над этим и работают мои люди — устраняют любую опасность. Не волнуйся, Марли. Я позабочусь о тебе и нашем ребенке.

Они приземлились на маленьком аэродроме в Коринфе после долгих часов перелета, и Крисандер помог ей сойти по трапу на бетонную посадочную полосу. В нескольких сотнях метров их ожидал вертолет. Когда Марли вопросительно взглянула на Крисандера, он наклонился к ней и сообщил:

— Через пятнадцать минут мы будем уже на острове.

Когда они взлетели над морем, Марли залюбовалась сверкающей голубой гладью, но вскоре вдалеке заметила маленькое пятнышко.

— Это остров? — (Крисандер кивнул.) — А у него есть название?

— Анетакис, — ответил он. Марли рассмеялась.

— Я сама могла бы догадаться. — Она покачала головой. Ей казалось нереальным, что Крисандер владеет целым островом. А вот то, что остров называется Анетакис, ее нисколько не удивило. Самолюбие и гордость были неотъемлемой чертой характера бизнесмена.

Вертолет сел на маленькую площадку, расположенную неподалеку от роскошного особняка. Холодный ветерок дул с моря. Марли с надеждой огляделась, но в голове не возникло никаких воспоминаний. Зато появилось ощущение, будто она оказалась в райском уголке, но он не был ее домом. И это пугало.

Крисандер с беспокойством дотронулся до ее лица — и выругался, когда она вздрогнула.

— Я никогда здесь не была, — пробормотала Марли и вопросительно взглянула на него, как бы ища подтверждения.

Он кивнул:

— Так оно и есть. Ты в первый раз на Анетакисе.

— Я не совсем понимаю, — еле слышно произнесла она. — Мы обручены, а я никогда не была в том месте, которое ты называешь домом.

Он твердо сжал губы.

— Мы жили в Нью-Йорке, Марли. Я говорил тебе об этом.

Марли растерялась. Неужели они здесь ни разу не были? Она позволила Крисандеру взять ее за руку, и они направились по длинной извилистой дорожке к особняку. Когда они приблизились к калитке, Марли увидела прозрачную воду, поблескивавшую в бассейне. За домом обнаружился большой внутренний двор.

Большой зал на первом этаже был поделен на три функциональные части: гостиную, кухню и столовую, — плавно перетекающие одна в другую.

Взор Марли обратился к стеклянным дверям, ведущим в патио, где был расположен еще один бассейн, с видом на океан. И вдруг она вздрогнула от неожиданности — на пороге появилась женщина в бикини.

Марли узнала в ней секретаршу Крисандера, но почему та здесь? Кроме того, на улице слишком холодно, чтобы купаться в таком виде.

Рослин взглянула на них, и Марли стало понятно, что она совсем не ожидала увидеть хозяев. Не потрудившись надеть на себя халатик, который держала в руке, секретарша поспешно бросилась к Крисандеру:

— Мистер Анетакис, я ждала вас только завтра!

Ее длинные светлые волосы соблазнительно спускались на спину, и Марли судорожно вздохнула, когда увидела, что трусики купальника практически ничего не скрывают.

— Я надеюсь, вы не будете возражать, что я поплавала в бассейне? — поспешно сказала Рослин, прикасаясь наманикюренными пальчиками к его руке.

— Конечно, нет, — мягко произнес Крисандер. — Я не раз говорил тебе, делай что хочешь. Ты подготовила для меня рабочее место?

— Конечно. Ничего, если я останусь здесь еще на одну ночь? Я не успела предупредить пилотов — вертолет улетел.

Широко раскрытые наивные глаза Рослин не могли обмануть Марли, и она почувствовала, как у нее начинают болеть виски. Марли отошла в сторону, чтобы больше не слышать его секретаршу.

— Пожалуйста, оставайся, Рослин. Надеюсь, ты поужинаешь с нами, — вежливо предложил Крисандер, а Марли между тем поднималась по ступенькам.

Она сама не знала, куда идет, но ей хотелось спрятаться где-нибудь подальше. Она почти поднялась на самый верх, когда Крисандер остановил ее.

— Тебе следовало подождать меня, — укоризненно произнес он. — Мне не нравится, что ты одна идешь по лестнице. А что, если ты упадешь?

Марли открыла рот.

— Ты серьезно?

Он нахмурился, ему явно не понравился ее недоверчивый тон.

— Я всегда говорю очень серьезно, поскольку речь идет о твоем благополучии и благополучии нашего ребенка. А в будущем тебя будет кто-нибудь сопровождать — вверх и вниз.

— Я не желаю жить здесь словно в тюрьме, когда кто-то будет водить меня туда и обратно. — Она скрестила руки на груди и грозно взглянула на него.

К ее удивлению, Крисандер расхохотался.

— Что же тебя рассмешило? — требовательно спросила она.

— Ты, дорогая. Ты сейчас говорила со мной, как прежде. Марли Джеймсон всегда спорила со мной и обвиняла меня в том, что я настаиваю на своем.

— Ну, хорошо. Тогда объясни, что делает здесь эта женщина, которая разгуливает почти нагишом?

Обвинения, увы, не получилось. В ее голосе явно звучала ревность.

Крисандер холодно бросил:

— Ты никогда не любила ее.

Марли подняла бровь.

— Никогда? А тебя не интересовало, почему? — Она отвернулась от него и подошла к окну, из которого были видны бассейн и сад. — Почему она находится здесь и чувствует себя так комфортно?

Руки Крисандера обхватили ее плечи.

— Рослин часто ездит вместе со мной, но ее присутствие не должно беспокоить тебя. — Губы его коснулись ее виска.

Марли молча повернулась и, обняв Крисандера, уткнулась лицом ему в грудь.

— Я просто очень расстроилась, когда увидела ее в таком откровенном купальнике.

— Уверяю тебя, что я совсем не заметил ее прелестей. — В голосе Крисандера послышалось удивление, но Марли лишь еще больше разозлилась.

Она попыталась вырваться, но он крепко прижал ее к себе. Глаза его блеснули, и Марли почувствовала, что внутри ее что-то дрогнуло. Она нервно облизнула губы, и он, застонав, склонился к ней.

Она крепко вцепилась в плечи Крисандера в поисках опоры и силы, и когда его пальцы коснулись ее груди, соски стали выпуклыми и твердыми. Он проник под ее кофточку, расстегнул бюстгальтер и прежде, чем она успела опомниться, уже ласкал большим пальцем напрягшийся сосок.

Дрожь пробежала по телу Марли, когда она ощутила на своей шее прикосновение его губ. Потом Крисандер еще ниже нагнул голову, и она непроизвольно вздрогнула, поскольку он крепко обхватил губами другой сосок.

— Пожалуйста... — взмолилась Марли.

Он вскинул голову и потрясенно взглянул на нее.

— Господи! Я раздеваю тебя здесь, а не в спальне! — произнес он с досадой, быстро застегнул ее бюстгальтер и поправил кофточку.

Марли прикоснулась дрожащей рукой к своим припухшим губам. Каждая клеточка ее тела сгорала от желания. Это напугало женщину. Как легко она вспыхнула — ему стоило лишь прикоснуться к ней!

Крисандер дотронулся до ее подбородка.

— Через пять минут приедет доктор. Он осмотрит тебя.

— Похоже, меня отвергли, — с горечью прошептала она.

Он рванулся к ней так быстро, что она даже не успела моргнуть.

— Не надо путать мои сомнения с отсутствием интереса, — сказал Крисандер тихим угрожающим тоном. — Уверяю тебя, как только доктор подтвердит, что у тебя все хорошо, ты окажешься в моей постели. — Он медленно отпустил Марли, и она нетвёрдой походкой отступила назад. — Кажется, я слышу шум вертолета. Это прилетели врач и миссис Кахилл. Пожалуйста, приведи себя в порядок и успокойся.

Марли тупо кивнула и, как только Крисандер ушел, опустилась на кровать, сцепив дрожавшие пальцы. Ее влечение к нему было так велико, что ей стало страшно. Всего лишь за несколько мгновений она потеряла голову — и теперь с трудом могла прийти в себя.

Раздался стук в дверь — и Марли вскочила на ноги. Появился Крисандер в сопровождении пожилого мужчины. За ними следовала Патрисия, которая с улыбкой взглянула на Марли.

Крисандер подошел к ней, поднес ее руку к губам и поцеловал в ладонь.

— После того как доктор закончит, советую тебе принять ванну и отдохнуть перед обедом. Я приду за тобой.

Она кивнула, и золотистые глаза Крисандера победоносно блеснули. Он повернулся и вышел из комнаты, тщательно прикрыв за собой дверь.



ГЛАВА ШЕСТАЯ


Марли нежилась в теплой ванне, и на какое-то время ей удалось забыть о Рослин. И когда Крисандер предложил ей обед, она приветливо улыбнулась ему.

Он остановился и некоторое время смотрел на Марли не отрываясь. Затем нежно коснулся ее губ.

— Ты выглядишь прекрасно. Цвет лица стал гораздо лучше. Теперь вижу, что ты отдохнула.

— Доктор сказал, что у меня все в порядке. Поэтому нет повода для беспокойства.

— Замечательно, дорогая.

Он взял ее под руку, и они направились к лестнице. Спустившись вниз, Марли увидела Рослин, стоявшую возле входа в столовую.

Марли напряглась. Помощница Крисандера была одета в изысканное платье, подчеркивавшее каждый изгиб ее стройного тела. Марли взглянула на свои очень простенькие брюки и свободную блузку, предназначенную для беременных. Она почувствовала внезапное желание умчаться наверх и переодеться.

— Если бы я знала, что мы обедаем по-домашнему, не стала бы наряжаться, — сказала Рослин. Она жестом указала на обтягивавший ее грудь корсаж, чтобы привлечь к нему особое внимание. — Ведь вы обычно устраивали официальные обеды, — обратилась она к Крисандеру.

Тот обнял Марли за талию.

— Самое главное для меня сейчас — чтобы Марли чувствовала себя комфортно. Поэтому — никакой официальности! Пойдем, дорогая. Нас ожидают миссис Кахилл и доктор Кароунис.

Они прошли мимо Рослин, та последовала за ними. Марли чувствовала, как секретарша сверлит ее спину злобным взглядом.

Обед, как Марли догадывалась, был превосходным, но она не ощущала вкуса блюд. Однако старательно улыбалась до тех пор, пока у нее не стали болеть скулы, и одобрительно кивала в ответ на реплики доктора и Патрисии. Но все ее внимание было сосредоточено на Крисандере и Рослин, которые вели меж собой тихий разговор.

Лицо Крисандера было напряженным. Когда принесли десерт, он не обратил на него никакого внимания и продолжал беседовать с секретаршей, которая сидела слишком близко к нему. Марли отбросила салфетку и встала.

Крисандер мгновенно заметил это.

— Все в порядке?

— Да, все замечательно, — сдержанно произнесла она. — Не буду вас больше беспокоить. Пойду наверх. — И прежде, чем он успел ответить, Марли повернулась и вышла из столовой — невозмутимо, насколько могла.

Когда она достигла лестницы, ее догнала Патрисия.

— Мистер Анетакис не желает, чтобы вы поднимались по ступенькам одна, — сказала она, беря Марли под руку.

Та повернулась — но не увидела Крисандера. Значит, он не настолько обеспокоен, чтобы лично проводить ее. Конечно, в компании Рослин ему гораздо интереснее.

Усталость охватила ее, когда она вошла в спальню Крисандера, а Патрисия вернулась вниз. Теплая ванна, которую Марли приняла перед обедом, успокоила ее, но после обеда вновь вернулась тревога, и Марли понимала, что теперь ей не удастся уснуть.

Она посмотрела в окно — на бассейн и сад, залитые лунным светом. Он, наверное, обладал каким-то магическим свойством, потому что Марли вдруг захотелось прогуляться под луной.

Натянув на себя свитер, Марли стала спускаться по лестнице. Она крепко держалась за перила, тихо ругая Крисандера за то, что он превратил ее своей неусыпной заботой в параноика.

Марли услышала голоса, доносившиеся из столовой, когда тихо проходила по холлу. Повернув налево, она поспешила к стеклянным дверям, ведущим в патио.

Дул прохладный ветерок, от которого мурашки побежали по ее коже. Вдалеке шумело море. Марли прошла по извилистой дорожке и, к своему восторгу, обнаружила фонтан, подсвечивавшийся разноцветными фонариками.

— Тебе не следовало выходить на улицу.

Она вздрогнула, услышав голос Крисандера, и почувствовала, как он взял ее за плечи. В глазах его горел гнев, губы были плотно сжаты.

— Как тебе удалось так быстро найти меня? — спросила. Марли.

— Секретные камеры наблюдения расставлены по всей территории, — спокойно произнес он.

Она, нахмурившись, огляделась вокруг, но ничего не заметила.

— Тебе не стоит одной спускаться по лестнице и тем более бродить в темноте без меня.

— Ты был очень занят разговором со своей персональной помощницей, — сухо вымолвила Марли. Она пыталась сдержать эмоции, но в ее голосе прозвучала боль.

— Я уделял тебе мало внимания за обедом, прости. Но мне надо было обсудить с Рослин несколько вопросов перед ее отъездом.

Крисандер прижал ее к себе, и она почувствовала, что слабеет. Ревность была ненавистна Марли, и ей хотелось думать, что она не ревнивая женщина, но можно ли быть в этом уверенной?

Марли прильнула к его груди и закрыла глаза. Она почувствовала его особенный запах, перекрывавший соленый запах моря и аромат цветов. Ее окутало тепло.

— Прости меня, — прошептала она. Крисандер слегка отодвинул ее.

— Обещай мне больше не делать этого.

Она смотрела в его глаза — в них медленно разгорался огонь желания. У Марли перехватило дыхание, она не могла вымолвить ни слова и только кивнула в ответ. Ей нестерпимо захотелось, чтобы он ее поцеловал.

— Я разговаривал с доктором Кароунисом, — хрипловатым голосом произнес он и нежно провел пальцем по ее подбородку, по щеке, по губам.

— И что он сказал? — затаив дыхание, спросила она.

Крисандер подхватил ее на руки.

— Он сказал, что нам можно заниматься любовью. Это нисколько не повредит ни тебе, ни нашему ребенку.

— Ты спрашивал его об этом? — воскликнула Марли.

Он тихо рассмеялся и широкими шагами, неся ее на руках словно пушинку, направился к патио.

Крисандер распахнул ногой застекленные двери и прошел в дом. Когда он нес ее вверх по лестнице, Марли охватил страх. Она жаждала, но вместе с тем боялась того, что сейчас должно было произойти.

Реакция на его прикосновение сводила ее с ума, делала уязвимой. И пока она не вспомнит всего, что было между ними, нельзя отдаваться своим эмоциям.

Крисандер положил Марли на кровать и взглянул на нее мерцающими глазами. Он дотронулся до ее щеки, потом погладил живот, затем нагнулся и нежно прикоснулся к нему губами. И в этом чувствовалась такая нежность, что сердце ее сжалось от сладкой боли.

Марли подалась к нему, подставляя лицо для поцелуя. Он завладел ее ртом, и она отчаянно вцепилась в его плечи.

— Я хочу тебя, — прошептала она. Крисандер встал и начал медленно расстегивать рубашку. Губы ее задрожали. Сердце бешено забилось.

Рубашка упала на пол, и он стал снимать брюки. Эти движения показались ей очень знакомыми, и Марли чуть не задохнулась. Ведь он когда-то делал так. Дразнил ее, раздеваясь перед ней. Сводил с ума, пока она совсем не теряла голову.

— Ты делал так раньше, — пробормотала она. Хищная улыбка искривила его губы, когда брюки вслед за рубашкой тоже упали на пол.

— Ты когда-то наслаждалась этим зрелищем — по крайней мере говорила мне об этом.

Марли не могла отвести от него глаз. Крисандер был великолепен. Мощный, мускулистый, стройный — воплощение мужской красоты. Он протянул к ней руку.

— А теперь ты разденься.

В панике Марли прижала руки к груди. Вдруг она покажется ему некрасивой?

Он нежно взял ее за запястья и, заведя ей руки за голову, прижал к кровати.

— Не прячься от меня. Ты очаровательна. Я хочу увидеть тебя всю.

Она почувствовала, как он целует ее в шею, и комната закружилась перед глазами. Марли стало трудно дышать. Он приподнял ее, уложил на подушки посередине кровати и крепко прижался к ней всем телом.

— Крисандер! — судорожно выдохнула она, прогнувшись навстречу ему.

Тело ее напряглось и вздрогнуло, когда губы его обхватили ее твердый сосок, а пальцы коснулись крошечного комочка нервов между ног.

— Я очень хочу тебя, — прошептал он. — Мне так этого недоставало. Отдайся мне. Подари мне наслаждение.

Марли обвила его руками, и он вошел в нее.

Но даже когда он ею овладевал, Марли старалась сберечь свой живот, не позволяла сильно давить на него, чтобы охранить ребенка.

Крисандер вознес ее на небеса, и в этот момент, впервые за долгое время, она почувствовала себя как дома. Слезы хлынули по ее щекам, когда он содрогнулся и медленно опустился на нее.

Когда он пошевелился, она слабо запротестовала.

— Я слишком тяжелый, — пробормотал Крисандер, садясь рядом с ней. Он обнял Марли и прижался подбородком к ее голове.

Долгое время они молчали. Сладкая дремота охватила Марли, и веки ее отяжелели.

— Крисандер?

— Да?

— Так было всегда? — тихо спросила она.

Он замер, прижавшись к ней.

— Нет. На этот раз... было гораздо лучше.

Улыбка появилась на ее губах, и она еще теснее прижалась к нему, ощущая его тело, его запах.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Утренние лучи солнца проникли в спальню и ярко осветили кровать, где лежала Марли. Она открыла глаза и еще плотнее закуталась в одеяло. Однако Крисандера рядом не было.

Марли нахмурилась, присела на кровати. С улицы послышался шум вертолета. Она подошла к окну.

Крисандер стоял с Рослин, держа ее за руку. Затем девушка, кивнув головой, поспешно забралась в вертолет. Через несколько секунд тот поднялся в воздух и направился к материку. Марли облегченно вздохнула.

Постояв возле окна, она направилась в ванную. Приняв душ, натянула халат и вернулась в комнату. Крисандер уже ожидал ее.

Она увидела, что он нервничает, и плотнее закуталась в халат.

— Пожалуйста, переодевайся, — коротко распорядился он. — Через полчаса зайдет миссис Кахилл, чтобы проводить тебя вниз.

Не сказав больше ни слова, Крисандер повернулся и вышел из спальни. Марли охватила тревога. Он вел себя так, словно и не было этой прекрасной ночи.

И зачем он посылает за ней Патрисию? Вскинув голову, Марли направилась к гардеробу. Она не собирается сидеть здесь, как маленькая собачка, и ждать, когда за ней придут. Это смешно!

Марли была на середине лестницы, когда увидела Крисандера, стоявшего у подножия. Челюсти его были крепко сжаты, в глазах горели гневные огоньки. Она споткнулась, но тут же крепко ухватилась за перила. Конечно, было по-детски конфликтовать с ним по такому мелкому поводу, но ей хотелось настоять на своем.

Она с вызовом встретила его взгляд, но он, взяв ее под локоть, не сказал ничего. Решительно отодвинув его руку, женщина направилась в столовую.

Они ели в молчании, и ей кусок не лез в горло. Марли хотелось встать и убежать.

Несколько раз она открывала рот, чтобы спросить его, в чем дело, но не могла вымолвить ни слова. В конце концов, притворившись, что наелась, она отодвинула тарелку.

Крисандер неодобрительно взглянул на нее.

— Тебе надо хорошо есть.

— Мне очень трудно это делать, когда над столом сгущаются черные тучи, — процедила Марли.

Глаза его сверкнули. Он хотел ответить, но вдруг снаружи раздался гул пропеллера приближавшегося вертолета.

— Сегодня здесь прямо аэропорт, — пробормотала она.

Крисандер встал, отбросив в сторону салфетку.

— Должно быть, это ювелир. Я сейчас приду.

Ювелир? Марли, смутившись, проводила его взглядом, и голова у нее пошла кругом. Какого черта ему понадобился ювелир?

Она встала, огляделась вокруг и решила выйти на улицу. Очутившись на террасе, она насладилась дуновением свежего морского ветерка и теплыми лучами солнца.

Марли отправилась на прогулку по каменистой тропинке, спускавшейся к морю, и вскоре оказалась на пляже. Она сняла сандалии и пошла вдоль берега. Ласковые волны плескались у ее ног, море было таким синим, что у Марли, когда она смотрела на него, перехватывало дыхание. Это был рай на земле. Парадиз. И им владел Крисандер.

Она глянула в сторону дома, но никого не увидела, поэтому продолжала идти вдоль берега. Ласковый плеск волн успокаивал, и напряжение, скопившееся в теле, стало постепенно ослабевать. Здесь она ощущала спокойствие и, более того, чувствовала себя в безопасности. Прежде ее не оставляли панические страхи.

— Ты теряешь разум, — шептала Марли. — Ты почти уже потеряла его. Может быть, впереди тебя ожидает безумие.

Марли увидела вдалеке выброшенное на берег бревно и направилась к нему. Усевшись, она умиротворенно вздохнула и стала слушать тихий рокот моря. Было тепло, и она бы искупалась, но боялась, что недалеко могут скрываться охранники Крисандера. Не хотелось бы устраивать перед ними шоу.

Краем глаза Марли заметила какое-то движение и, повернув голову, увидела Крисандера, шедшего по пляжу. Она тихо выругалась, когда он приблизился к ней.

— Я вижу, что ты не оставишь без работы ребят из службы безопасности, дорогая. — (Она пожала плечами, но ничего не ответила.) — Что ты делаешь здесь? — мягко спросил он.

— Наслаждаюсь этим пляжем. Здесь так хорошо...

— Обещаю, мы вернемся сюда, а сейчас пойдем со мной. Нас ожидает ювелир.

Марли искоса взглянула на него.

— Зачем он сюда приехал? Ведь люди, если им надо, обычно сами посещают ювелирные магазины...

Крисандер высокомерно взглянул на нее и протянул руку. Она покорно подала свою.

— Я пытаюсь изменить твое мнение обо мне.

Они пришли в библиотеку, где за столом сидел седовласый пожилой человек. Перед ним были разложены маленькие шкатулки, обитые бархатом. Увидев Марли, старик просиял.

Марли увидела потрясающие кольца, украшенные бриллиантами, и восхищенно вскрикнула. Она изумленно повернулась к Крисандеру.

— Сейчас мы выберем себе кольца, — невозмутимо произнес он.

— Я не понимаю, — запинаясь, пробормотала она.

Крисандер приподнял ее левую руку и поднес пальчики к своим губам.

— Для меня очень важно, чтобы ты носила мое кольцо. Мы не успели сделать это до того, как с тобой произошел... несчастный случай.

— О! — единственное, что она могла вымолвить.

— Вот, посмотри, — сказал Крисандер, указывая на кольцо в дальнем правом углу.

К удивлению Марли, ювелир взял то самое кольцо, на которое она сразу обратила внимание, и протянул его Крисандеру. Тот надел его ей на палец, и кольцо прекрасно подошло по размеру. Камень был небольшой, да и оправа совсем простая, но вещица очень нравилась ей. Темно-синий бриллиант сверкал на ее пальце, и она вдруг почувствовала, что не хочет его снимать.

— Тебе нравится это кольцо? — улыбнулся Крисандер.

— Да, очень, — прошептала она.

— Мы его берем, — сказал он ювелиру.

Через несколько минут Крисандер пошел проводить старика к вертолету, велев Марли оставаться на месте.

Она хихикнула — и отправилась на кухню, потому что очень захотела есть.

Через несколько минут, не успела она открыть дверцу холодильника, появился Крисандер.

— Почему ты не осталась там, где я велел тебе? — грозно спросил он.

Она повернулась и нежно улыбнулась ему.

— А почему ты не попросил меня по-доброму?

Он тихо засмеялся, и этот чувственный смех вызвал дрожь в ее теле.

— Я велел вертолетчику вернуться сюда через час. Если ты чувствуешь себя хорошо, то мы осмотрим античные развалины и другие достопримечательности Коринфа.

— О, как я рада! — Она забыла о еде, бросилась к Крисандеру и крепко обняла его.

Он наклонился и прильнул к ее губам. Марли растаяла в его объятиях, и тихий стон вырвался из ее груди.

— Ведь я заслужил награду, не так ли? — прошептал он.

Она облизала припухшие губы.

— Да, конечно, — срывающимся голосом произнесла она.



Через несколько часов они уже бродили среди античных руин. Он рассказывал ей историю этих мест, но она едва слушала его. Стоял чудесный осенний день, и они были одни. Никаких навязчивых личных помощниц, никаких докторов и сиделок, никаких деловых звонков. Это было прекрасно.

— Ты совсем не слушаешь меня, — будто сквозь пелену, в ее сознание прорвался удивленный голос Крисандера.

Марли вспыхнула и взглянула на него.

— Прости. Мне просто очень хорошо. Правда.

— Ты желаешь вернуться на остров? — поинтересовался он. — Я тебя не утомил? — Удивление в его голосе сменилось беспокойством.

— Расскажи мне о твоей семье, — попросила она. — Ты ничего о них не говорил.

— А что конкретно ты хочешь узнать?

— Все. Твои родители живы?

В глазах его мелькнула боль, и Марли сейчас же пожалела о своем вопросе.

— Они погибли несколько лет назад, когда плыли на яхте, — сказал он.

Она сжала его руку.

— Прости.

— Все уже в прошлом. — Крисандер пожал плечами.

Марли собиралась продолжить беседу, когда он, нахмурившись, засунул руку в карман и вытащил оттуда мобильный телефон.

— Рослин, — бросил он коротко, взглянув на Марли.

Та вздрогнула и выпустила его руку.

Когда Крисандер слушал Рослин, то смотрел на Марли, но ей казалось, что он смотрит сквозь нее. Он нахмурился.

— Здесь все нормально, — бросил он. — Выясни у Пирса, как идут дела в Рио-де-Жанейро, и сообщи мне об этом. — Затем последовала долгая пауза. — Я не знаю, когда мы вернемся в Нью-Йорк. — Крисандер снова взглянул на Марли, и она догадалась, что Рослин говорит о ней. — Нет, конечно, нет, — сказал он успокаивающим тоном. — Я сразу же сообщу тебе, как только соберусь покинуть остров.

Марли с досадой отвернулась. Через несколько минут Крисандер захлопнул крышку телефона и засунул его обратно в карман. Как она и ожидала, лицо его стало еще более угрюмым. В глазах мелькнула подозрительность, но она не могла понять, почему.

— Извини, что прервал с тобой разговор, — произнес он холодно-учтивым тоном. — Так о чем мы говорили?

— Расскажи мне, пожалуйста, о твоих отелях, — произнесла она бодро, желая отвлечь его от тревожных мыслей.

Лицо Крисандера окаменело.

— О каких именно?

Марли нашла место, откуда можно было любоваться высокими античными колоннами, и они присели.

— Я не знаю. О чем-нибудь. Где расположены твои отели? «Империал-Парк» в Нью-Йорке — это твой? — (Он кивнул.) — Я слышала, ты что-то говорил о Рио-де-Жанейро. Там тоже у тебя отель?

Крисандер нахмурился, и это поразило ее. Почему он не хочет разговаривать о своем бизнесе?

— Наши отели расположены в крупнейших городах мира. Самые большие находятся в Нью-Йорке, Токио, Лондоне и Мадриде. А сейчас мы хотим открыть отель в Рио-де-Жанейро.

— А почему не в Париже? Мы могли бы туда приезжать! — Марли игриво улыбнулась ему.

Улыбка немедленно исчезла, поскольку глаза его стали холодными и жесткими. Она вздрогнула и сжалась в комочек. Кажется, Крисандер разозлился. Нет! Он был разъярен.

У нас нет отеля в Париже.

Он сказал это таким резким голосом, что Марли отпрянула от него.

— Прости... — Она даже не знала, за что просит прощения. Его настроение поменялось в одно мгновение. Из-за чего? Она выбрала очень неудачные темы для обсуждения: сначала — родители, потом — бизнес. О чем же им говорить?

Марли встала.

— Возможно, ты прав. Наверное, нам надо возвращаться. — Она резко повернулась, направившись к машине, и вдруг все закружилось вокруг нее. Колени подогнулись — и сознание померкло.



Когда Марли пришла в себя, она услышала разгневанный голос, что-то кричавший по-гречески. Открыв глаза, она обнаружила себя на больничной койке.

— Крисандер, — слабым голосом произнесла она.

Крисандер, общавшийся с врачом, поспешно направился к ней.

— С тобой все в порядке? — с тревогой спросил он, вглядываясь в ее глаза. — У тебя ничего не болит?

Марли попыталась улыбнуться, но у нее это плохо получилось.

Доктор подошел к Крисандеру и встал рядом с ним.

— Когда вы ели в последний раз, мисс Джеймсон? — Он изучающе посмотрел на нее, и Марли почувствовала, что щеки ее вспыхнули. Она опустила глаза.

— Я не завтракала, — призналась женщина. Крисандер тихо выругался.

— Кроме того, ты плохо поужинала накануне вечером! И я не проследил за тобой!

— Это не твоя вина, Крисандер. Я просто сделала глупость — не поела как следует перед нашей поездкой.

Доктор прокашлялся и с улыбкой взглянул на них.

— Ну, ничего страшного. Надо хорошо кушать — и тогда все будет нормально.

— Я лично прослежу за этим, — решительно заявил Крисандер.

Марли вздохнула. Она знала, что теперь он будет твердо следовать этим курсом.

— Можно отвезти ее домой прямо сейчас? — спросил Крисандер доктора.

Тот кивнул:

— Только проследите за тем, чтобы она хорошо поела, а потом как следует отдохнула.

Когда лопасти вертолета завертелись, Марли уютно прижалась к груди Крисандера. Машина поднялась в воздух.

Он явно успел сообщить об их прилете и отдать массу распоряжений, потому что, когда они вошли в дом, их уже ожидала Патрисия с готовым обедом и доктор Кароунис — с намерением проверить состояние Марли.

— Теперь я лично прослежу, чтобы ты съела все, — укоризненно произнес Крисандер, садясь за стол.

— Я, конечно же, не оставлю ничего на тарелке, — сказала она. Затем, повертев в руках ложку, отложила ее в сторону. — Объясни, пожалуйста, почему ты так разозлился, когда мы бродили по руинам?

Лицо Крисандера оставалось невозмутимым, но Марли поняла, что ему не понравился этот вопрос.

— Я не злился. Я просто задумался о работе, — бросил он, явно не желая вдаваться в подробности.

Она с сомнением взглянула на него, но не стала развивать эту тему. Когда они закончили есть, Крисандер подхватил ее на руки и понес вверх по лестнице в спальню.

Он неспешно раздел Марли и уложил на кровать.

— Крисандер, — прошептала она, — останься со мной. Может, мы поспим вместе?

Марли изо всех сил старалась не рассмеяться, наблюдая за тем, как он пытался противостоять ее просьбе. В конце концов Крисандер стал медленно расстегивать свою рубашку, неспешно разделся и улегся в кровать рядом с ней.

Когда он крепко обнял Марли, усталость ее словно рукой сняло. Его тепло вливалось в ее тело. Он шептал какие-то греческие слова, она не могла их понять, но они так успокаивали ее!

Она не закрыла глаза, даже когда услышала ровное дыхание Крисандера. Он уснул.

Марли любила его. И это ее не удивило. Очевидно, чувство существовало на каком-то глубинном уровне.

Крисандер был сложным человеком, и это нельзя отрицать. Твердым и скрытным. Но если ей когда-то удалось преодолеть все барьеры, то она, конечно, преодолеет их еще раз.



ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Теплые губы коснулись ее плеча, изгиба локтя, руки... Марли пошевелилась и увидела темную голову Крисандера, склонившуюся над ней.

— Замечательно так просыпаться, — прошептала она.

Он поднял голову, и она увидела золотистый блеск его глаз.

— Как ты себя чувствуешь, дорогая моя?

Она откинулась на спину и запустила пальцы в его волосы.

— Гораздо лучше. Я поела и поспала. Что еще нужно беременной женщине? Будем вставать, Крисандер?

Он сел на нее верхом и взглянул ей в лицо. В глазах его мелькнул вожделеющий огонек.

— Ты хочешь вставать? А зачем? Я бы продержал тебя в постели до следующего утра, — пробормотал Крисандер.

Размазня. Она становилась полной размазней в его руках. Когда он так смотрел на нее, она просто таяла. Марли обняла Крисандера за шею и жадно прильнула к его губам. Она ощущала его восставшую плоть, упиравшуюся в низ ее живота, и понимала, что хочет его так же страстно, как он — ее.

С большим усилием Крисандер оторвался от Марли и встал с кровати. Она смущенно взглянула на него. Почему он оставил ее?

Он прикоснулся рукой к ее волосам, убрав завиток со щеки.

— У тебя сегодня были суровые испытания, моя любовь. Я больше не хочу тебя утомлять.

Крисандер, кажется, удивился даже больше, чем Марли, когда столь нежное признание сорвалось с его губ. Повернувшись, он широкими шагами направился в ванную комнату.

Он назвал ее «моя любовь», и Марли затрепетала от этих слов. Но почему он по-прежнему отстраняется от нее? Потому, что она потеряла память? Не опасается ли Крисандер, что она не может любить его по-настоящему, так как он все еще остается для нее незнакомым мужчиной?

Если бы только она могла все вспомнить! Если бы только могла уверить Крисандера, что любит его всем сердцем — независимо от того, что испытывала к нему в прошлом!



Крисандер сидел в своем кабинете и смотрел в окно на пляж. Марли стояла возле воды, волны омывали ее босые ноги, широкое платье колыхалось. Крисандер не оставлял ее без присмотра — он велел своим охранникам неусыпно следить за нею.

Несколько минут назад он разговаривал с главным следователем, который вел дело Марли. До сих пор никто не был арестован. Люди, похитившие ее, по-прежнему разгуливали на свободе. И по-прежнему существовала угроза — для нее и их ребенка. Это было недопустимо.

Детектив обещал оставаться на связи и информировать его о всех новостях, но Крисандера это мало удовлетворяло. Он желал услышать о результатах. Он хотел, чтобы люди, которые похитили Марли, понесли заслуженное наказание.

Крисандер снова взглянул на нее. Она все еще стояла на берегу и смотрела вдаль. Затем откинула рукой волосы с лица, подняла голову и рассмеялась.

Марли была красивой и беззаботной. Такой естественной! Крисандер вспомнил прошлое. Они были счастливы. Тогда он не мог это оценить. Но их отношения — а теперь он признал сей факт — были открытыми и свободными.

Так зачем же Марли предала его? Он, пожалуй, предпочел бы, чтобы она изменила ему с другим мужчиной. Но Марли нанесла большой урон его семье, его братьям. И разве он может ей это простить?

Его охватили сомнения. Он по-прежнему злился на Марли, но в глубине души был готов забыть о том, что она сделала, и начать жизнь сначала. Может быть, она никогда и не вспомнит прошлое. Честно говоря, ему было бы только легче.

Крисандер перевел взгляд на охранника, который стоял в отдалении. Похитители Марли еще на свободе, и это забывать нельзя. Она — его женщина. Неважно, предала она его или нет. Он допустил, что она попала в руки злоумышленников, так как позволил своим эмоциям возобладать над разумом.

С досадой Крисандер обернулся на звонок телефона. Оторвав взгляд от Марли, он прижал трубку к уху.

— Мистер Анетакис? — раздался голос Рослин.

— Здравствуй, Рослин. Ты говорила с Пирсом насчет отеля в Рио-де-Жанейро?

— Да, сэр, он просил вас позвонить ему, и тогда он сам расскажет, как обстоят дела.

Крисандер хохотнул.

— Узнаю своего младшего брата.

— Кроме того, ваше присутствие очень желательно на конференции, которая состоится завтра вечером, в семь часов по местному времени. Терон и Пирс будут там, но мистер Диего хотел побеседовать лично с вами.

— Я все понял, — сказал Крисандер.

— А как у вас идут дела? — немного нерешительно спросила Рослин. Крисандер нахмурился и взглянул в окно на пляж, где стояла Марли. — К ней еще не вернулась память? — продолжала секретарша.

— Нет, — ответил он коротко.

Возникло секундное молчание, и Крисандер услышал прерывистое дыхание Рослин, будто она собиралась, но не решалась что-то добавить.

— У тебя все? — поинтересовался он, желая закончить разговор.

— А не считаете ли вы, что она притворяется? — выпалила Рослин.

— Что?

— Подумайте об этом, — нетерпеливо вымолвила секретарша. — Не лучший ли способ избежать вашего гнева — это притвориться, что ничего не помнишь? И вы уверены, что ребенок — ваш? Она несколько месяцев находилась в плену. Неизвестно, что произошло за это время.

Холодок прошел по спине Крисандера.

— Все, достаточно, — прервал он ее.

— Но...

— Я сказал — достаточно.

— Как пожелаете. Я позвоню вам, если будут какие-то изменения.

Крисандер повесил трубку и снова взглянул на пляж. Но Марли не было видно. Неужели Рослин права? Интуиция подсказывала ему, что это не так, но ведь он уже ошибся один раз. Если бы кто-то полгода назад предсказал, что она его предаст, Кисандер плюнул бы ему в лицо.

Крисандер прикрыл глаза, и в этот момент послышался звук открывшейся двери. Марли появилась в его кабинете с лучезарной улыбкой на лице. Глаза ее светились... счастьем.

И тотчас же он успокоился. Смятенные мысли исчезли из его головы.

Он встал из-за стола.

— Как ты себя чувствуешь? Не устала?

— Со мной все в порядке, Крисандер. Ты излишнеe беспокоишься обо мне. Меня не надо баловать. Ведь я не первая беременная женщина на свете.

— Ты первая женщина, которая носит моего ребенка, — сказал Крисандер.

Она засмеялась.

— Только поэтому я и терплю твою чрезмерную опеку. Когда у нас будет следующий, думаю, ты поведешь себя более разумно.

Каждый мускул его тела напрягся, и тень пробежала по лицу. Еще один ребенок? Это предполагает постоянство. Длительные отношения. Да, Крисандер хотел предложить ей — не очень настойчиво — выйти за него замуж, но не задумывался о том, что последует дальше.

Может, его брат был прав? Может, следовало поселить Марли в отдельной квартире, нанять работников, которые обслуживали бы ее, а после рождения ребенка расстаться с ней навсегда?

— Крисандер? Что-то не так?

Он поднял глаза, увидел, что она с беспокойством смотрит на него, и выругался про себя. Нельзя волновать ее.

Крисандер протянул к ней руку.

— Нет, дорогая. Ничего особенного.

Марли нерешительно постояла на месте, затем обошла стол и села к нему на колени, прикусив нижнюю губу.

— Ты разве не хочешь еще детей? — спросила она.

Он склонил голову набок, стараясь принять небрежный вид.

— Я пока не думал об этом. Пусть сначала родится наш первый сын.

Марли кивнула.

— Я понимаю. Я просто предположила, что, раз у тебя есть братья, ты захочешь иметь большую семью.

Не в силах вынести ее расстроенный вид, Крисандер прижал губы к ее лбу.

— Не беспокойся об этом заранее. У нас впереди масса времени. Сначала тебе надо выйти за меня замуж.

Сияющая улыбка появилась на ее лице, и у него перехватило дыхание.

— Я счастлива слышать это от тебя, — выдохнула Марли. — Ведь у меня никогда не было семьи. Порой я чувствую себя очень одиноко.

— Ты не одинока, — возразил он мягко. — У тебя есть я, и у нас есть наш сын.

Эти слова прозвучали словно клятва.

— А теперь иди отдыхай, — распорядился Крисандер. Он все еще не решался полностью сблизиться с женщиной, которая причинила ему такое зло.

Марли нахмурилась. Она встала с его коленей.

— Я вполне отдохнула, Крисандер. Прогулка по пляжу придала мне сил.

— И все же небольшая передышка тебе не помешает, — сказал он. — У меня есть работа, которую надо закончить. Я приду к тебе, когда управлюсь с делами, и мы вместе пообедаем.

Марли разочарованно кивнула головой и молча вышла из комнаты.

Она прикрыла дверь и увидела Патрисию, шедшую навстречу.

— Как у вас дела? — спросила с улыбкой Патрисия.

Марли вздохнула.

— Честно? Я бы стукнула Крисандера подушкой по голове — он все время настаивает на том, чтобы я отдохнула!

Патрисия с трудом сдержала смех.

— Не хотите ли выпить чашку чая на террасе вместо предписанного им отдыха?

Марли немедленно просияла:

— Звучит заманчиво.

Они с Патрисией направились к застекленным дверям. Когда Марли вышла наружу, в лицо ее подул прохладный соленый ветерок.

— Не возражаете, если к нам присоединится доктор Кароунис? — (Марли заметила, что щеки Патрисии при этом немного порозовели.) — Мы каждый день пьем здесь чай.

— Конечно, нет, — ответила Марли, усаживаясь за маленький столик.

Патрисия ушла готовить чай, а Марли задумалась. Каждый раз, когда между Крисандером и ею возникала близость, он немедленно отступал назад, будто считал это недопустимым.

— Уверяю вас, дела не так уж плохи, — успокаивала ее Патрисия, ставя на столик поднос. — А вы выглядите так, будто на плечах у вас лежит огромная тяжесть.

Марли вымученно улыбнулась.

— О, ничего серьезного. Я просто задумалась.

Пришел доктор Кароунис и раскланялся с Марли.

Несмотря на свою тревогу, Марли улыбнулась, взглянув на двух пожилых людей. Они явно наслаждались легким флиртом. Приятно было смотреть на это.

Марли вздохнула и поднесла к губам чашку. Она любовалась прекрасным садом. Может быть, ей хочется получить слишком много за слишком короткое время. Может быть, она давит на Крисандера и тем самым вынуждает его отстраняться от нее.

Но ведь ей во что бы то ни стало надо достучаться до его сердца. И она придумает, как это сделать.



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


Дни шли за днями и превратились в обычную рутину, зато ночи были божественными. Каждую ночь они занимались любовью. Крисандер овладевал ею с такой страстью, что Марли, теряя сознание, возносилась на небеса, но утром он всегда уходил рано, пока она еще не проснулась.

Марли потом искала его, беспокоясь, и часто находила в библиотеке или в кабинете за компьютером. Он отрывался от документов, когда она появлялась, и глаза его вспыхивали в первый момент, но затем лицо Крисандера становилось непроницаемым, и, пробормотав учтивые приветствия, он снова возвращался к работе. А Марли снова была полностью предоставлена самой себе.

Утро она проводила в одиночестве или в компании Патрисии и доктора Кароуниса, которым, кажется, очень нравилось общество друг друга.

Крисандер, к его чести, все же уделял время Марли. Она ухитрялась уводить его на пляж, хотя он ворчал из-за холодного ветерка и говорил, что она утомляет себя. Но именно в эти недолгие часы он, казалось, утрачивал свою обычную настороженность.

В одну из таких прогулок Крисандер усадил ее на бревно, где она часто сидела, любуясь морем.

Минуту он смотрел в синюю даль, затем повернулся к Марли, лицо его было серьезным.

— Мы скоро поженимся.

Она покрутила пальцем обручальное кольцо и подумала, что это можно было бы сказать более радостным тоном.

— Когда именно?

— Как только я все приготовлю. Больше нельзя ждать. Я не хочу, чтобы наш сын был незаконнорожденным.

Марли нахмурилась и взглянула на него. Предложение Крисандера о женитьбе нельзя назвать романтическим заверением в любви и преданности. Ей вдруг захотелось более цветистых речей.

И чем больше он говорил, тем меньше ей хотелось выходить за него замуж.

Он приподнял ее лицо за подбородок и взглянул в глаза.

— О чем ты задумалась?

Марли не хотела говорить ему правду.

— Да, — прошептала она. — Я выйду за тебя замуж, как только ты все организуешь.



Вечером, когда Марли готовилась ко сну, Крисандер подошел к ней сзади и обнял за талию. Он провел губами по ее плечу и шее, нежно поцеловал чувствительное место возле уха.

— Не надевай ночную рубашку, мне нравится видеть тебя обнаженной, — пробормотал он.

Неожиданно в памяти вспыхнуло какое-то смутное воспоминание. Крисандер стоит перед ней, не спуская с нее горящих желанием глаз, и говорит те же самые слова. Марли попыталась напрячь память, но видение исчезло так же быстро, как и появилось.

Она с горечью закрыла глаза, в то же время наслаждаясь его прикосновениями. Он гладил ее бедра, груди, и губы его снова прильнули к ее шее. Большими пальцами он стал ласкать ее набухшие соски, слегка покусывая мочку уха.

— Я хочу тебя, — произнес Крисандер сдавленным голосом. — Ты так прекрасна. Пойдем в постель.

Как легко забыть о своих сомнениях и страхах в его уютных объятиях! Когда они занимались любовью, то становились одним целым. Рушились все барьеры, исчезало напряжение и недовольство. Марли жила в эти мгновения полной жизнью.

Слезы навертывались на глаза. Она не могла дышать от счастья. Если бы так было всегда! Слова не были нужны, и она чувствовала себя желанной и любимой.

Так началась и эта ночь. Марли изнемогала от блаженства. Едва она успевала прийти в себя, достигнув пика наслаждения, как Крисандер начинал ласкать ее снова. Он был силен и не знал усталости. Он возбуждал ее столь искусно, что у Марли перехватывало дыхание.

Они не спали всю ночь и только перед рассветом, изнеможенные, заснули.

Однако сон Марли был некрепок. Впервые за все время она увидела что-то знакомое в том, как Крисандер занимался с ней любовью. Погрузившись в полузабытье, Марли словно пыталась открыть запертую дверь. Она толкала ее, стучала, в отчаянии обливаясь слезами.

В конце концов ей удалось приоткрыть щелочку, и вдруг из нее хлынул яркий, ослепительный свет. И Марли охватил страх. Она не желала видеть то; что находилось за дверью!

В шоке она отпрянула назад, и дверь с шумом захлопнулась. Марли, дрожа, прислонилась к холодной деревянной панели. Нет! Ей надо знать. Кто она была и что случилось с ней?

— Марли... Марли! — в ее сознание вторгся тревожный голос Крисандера. — Очнись. Это всего лишь сон. Тебе ничто не угрожает. Ты со мной.

Она открыла глаза и увидела тревожное лицо Крисандера, склонившегося над ней. Он включил лампу возле кровати, и она была ему благодарна за это.

Марли ощутила влагу на своих щеках и поняла, что плакала во сне. Сердце все еще бешено стучало, и она не могла избавиться от охватившего ее дурного предчувствия.

Марли пыталась сказать Крисандеру, что с ней все в порядке, но лишь сдавленно всхлипнула. Он прижал ее к себе, и она разрыдалась.

— Марли, успокойся.

Она долго не желала отпускать его, но в конце концов ей удалось взять себя в руки. Крисандер опустил ее на подушку.

— Что так испугало тебя, малышка?

На нее снова нахлынули образы из сна, но теперь Марли уже могла справиться с приступом паники.

— Это была дверь, — запинаясь, произнесла она. — И я понимала, по другую сторону находится моя память. Но я не могла открыть ее, как ни старалась. Наконец дверь чуть-чуть приоткрылась, и тогда...

— Что тогда? — мягко спросил он,

— Меня охватил страх, — прошептала она. — И я вновь захлопнула дверь.

Крисандер лег рядом с ней и прижал к себе.

— Это был всего лишь сон. Он не мог тебе повредить. Ты боишься неизвестности. И это естественно. — Она снова стала успокаиваться. Он погладил ее спину, и ладони его были теплыми и ласковыми. — Постарайся уснуть. Боюсь, что слишком долго не давал тебе спать.

Сладко зевнув, Марли уткнулась в его грудь и крепко уснула — без всяких сновидений.



На следующее утро Крисандер встал на рассвете. После того как Марли успокоилась, он лежал без сна, глядя на потолок, и размышлял над сложившейся ситуацией. Она становилась все более тяжелой.

Стараясь не разбудить Марли, он тихо оделся и ушел на пляж. С моря дул холодный ветерок, но Крисандер, не замечая этого, стоял у самой кромки берега и смотрел на набегавшие волны.

Прошлое Марли, их прошлое, угрожало ей во сне. И что ему делать, если к ней вернется память?

Его мучили ужасные противоречия. Он должен был злиться и временами действительно злился. Но в то же время гораздо легче обо всем забыть.

Здесь, на острове, вдалеке от всего мира, можно притвориться, что существуют только он и Марли, а также их не рожденный ребенок. И не было никакого предательства, никакой лжи и обмана.

Крисандер засунул руки в карманы и задумчиво склонил голову. Когда она вспомнит то, что было с ней, все бесповоротно изменится.

Господи, что же делать? Крисандер хотел ее, и этого нельзя было отрицать. Его влекло к Марли, несмотря на то что он знал о ее преступлении. Она беременна от него, но вот вопрос — если бы она не носила под сердцем его ребенка, он расстался бы с ней?

Маленькие руки обняли его за талию, и теплое тело прижалось к спине. Он обернулся и увидел Марли. Она смотрела на него любящими и радостными глазами.

— Доброе утро, — сказал Крисандер, не в силах справиться с искрой желания, вспыхнувшей в нем.

— Я заглянула в твой кабинет, но не нашла тебя. И забеспокоилась, — объяснила она, отступив назад.

Он вскинул голову.

— Забеспокоилась?

— Ты всегда сидишь в кабинете, — тихо добавила Марли. — Я подумала... Я подумала, что ты уехал.

Он успокаивающе сжал ее плечи.

— Разве могу я уехать, не предупредив тебя?

— Ты не хочешь, погулять со мной? — спросила она. — Я всегда брожу по пляжу, когда ты работаешь.

Он взял ее руку и поднес к губам.

— Может быть, ты отдохнешь?

В глазах ее мгновенно вспыхнул гнев. Она выдернула руку.

— Послушай, Крисандер, я больше не могу слышать эти слова. Я не устала. Оставь эту излишнюю опеку. Мне кажется, таким образом ты пытаешься уйти от ответов на мои вопросы.

Он хотел было возразить, но остановился. Ведь в какой-то степени она права.

— Почему я так боюсь своего прошлого? — прошептала Марли. — Прошедшая ночь ужаснула меня. Я проснулась этим утром с ощущением испуга, и не потому, что не могу вспомнить, но потому, что страшусь этого. — Она взглянула на него, в глазах ее была мольба. — Скажи мне, Крисандер. Я должна знать. Какие у нас раньше были отношения? Как мы познакомились? Действительно ли мы любили друг друга ?

Он отвернулся к воде и засунул руки в карманы.

— Ты работала у меня, — ответил он угрюмо. Она встала рядом с ним, не прикасаясь к нему, но он чувствовал ее прерывистое дыхание.

— Я? В твоем отеле?

Крисандер покачал головой.

— В головном офисе. Ты была моей секретаршей.

Марли в шоке смотрела на него.

— Но твоя секретарша — Рослин, и она, похоже, очень уверенно чувствует себя в этой должности. Будто занимала ее много лет.

Он выдавил из себя улыбку.

— Ты не долго была моей секретаршей. Я торопился затащить тебя в свою постель и убедил уволиться и жить со мной. Ты слишком отвлекала меня от работы.

Марли, казалось, не понравились его слова. Она нахмурилась, скривив губы.

— Значит, ты уже привык обращаться со мной так, как тебе удобно, — пробормотала она.

Крисандер тихо выругался, но снова вынужден был признать правоту ее слов.

— И я позволила это сделать? — спросила она. — Оставила работу?

Он пожал плечами.

— Похоже, ты была очень довольна, как, впрочем, и я.

Марли нахмурилась и прижала руку к животу.

— Мы планировали завести ребенка?

Крисандер насторожился:

— Я бы этого не сказал, но тем не менее мы обрадовались.

Марли, опустив голову, отвернулась от него, скрывая навернувшиеся на глаза слезы. Он вздохнул и обнял ее за плечи.

— Почему ты так опечалилась, дорогая моя?

— Не избегай меня. Перестань скрывать наше прошлое. Ты не имеешь на это права.

Крисандер сжал губы.

— Я забочусь о твоем... здоровье, поэтому имею на это право. — Он внимательно посмотрел на нее. Прежде Марли не была такой решительной, наоборот, она всегда была застенчивой и робкой. — Я хочу, чтобы ты была счастлива, Марли. Я очень этого хочу. И если мне не удается убедить тебя в том, что ты мне дорога, я буду доказывать тебе это каждую минуту.

Улыбка озарила ее лицо и согрела Крисандера. Словно солнце встало над горизонтом. Марли взяла его за руку.

— Пойдем погуляем, — предложила она.

Не в силах противиться ей ни в чем, он прижал ее к себе — и они побрели вдоль пляжа.



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Марли, стоя на четвереньках, выдергивала сорняки из клумбы с цветами. Она нашла для себя занятие, если Крисандер работал по утрам, — к большому неудовольствию садовника, приходившего два раза в неделю.

Когда Крисандер однажды обнаружил ее в такой позе, он побагровел. Схватив в охапку, он отнес ее наверх, снял запачканную одежду и усадил в ванну.

Она хихикала, глядя на его хмурое лицо, и, выслушивая нотации, обещала больше так не делать, однако, если он был занят, снова отправлялась в сад.

Это превратилось в игру, но веселилась только Марли, а Крисандера ее непослушание нисколько не забавляло.

И вот она возилась с цветами и, затаив дыхание, ждала, когда он придет.

Наконец Марли услышала вздох за своей спиной, и тут же сильные руки подняли ее в воздух.

Она прильнула к твердой груди Крисандера и улыбнулась.

Широкими шагами он направился к дому, ворча всю дорогу.

Как и прежде, Крисандер снял с нее одежду и опустил в уже наполненную ванну. Он сердито смотрел на нее, она смеялась и все глубже погружалась в воду. Желание блеснуло в его глазах.

Марли неспешно протерла губкой тело и, закончив, невинно взглянула на него. Он навис над ней, словно туча. Она подарила ему свою самую очаровательную улыбку, но он не изменил позы.

— Твоя привлекательность тебя не спасет, дорогуша, — заявил он.

— По крайней мере я привлекательна, — дерзко ответила она.

— Почему ты продолжаешь сердить меня? Если мои волосы станут седыми, то это будет всецело твоя вина.

Она взглянула на его черные волосы и не заметила ни проблеска седины.

— Ты просто ребенок, — подняв бровь, произнесла Марли. — Неужели ты не можешь справиться с маленькой беременной женщиной?

— Я докажу тебе сейчас, что я взрослый мужчина, — прорычал Крисандер, вытаскивая ее из ванны.

Не дав Марли обсохнуть, он отнес ее в спальню и уложил на кровать. Глаза ее расширились, когда он начал срывать одежду со своего мускулистого тела.

Крисандер всегда контролировал себя, когда они занимались любовью, но на сей раз ей захотелось нарушить этот порядок. Свести его с ума так, как он сводил ее.

Марли взяла его за плечи и, слегка надавив на них, побудила лечь на спину. Она раздвинула его ноги и, увидев шок на лице, озорно усмехнулась.

— Я хочу потрогать тебя, Крисандер, — сказала она тихо.

Огоньки, которые тлели в его глазах, ярко вспыхнули.

— Конечно, потрогай меня, малышка.

Немного волнуясь, Марли прикоснулась к его восставшей плоти и почувствовала, как Крисандер вздрогнул. Слегка приободрившись, она нежно погладила пальцем самый кончик.

Стон вырвался из горла Крисандера, и она увидела испарину на его лбу. Он был прекрасен. Мужественный и мощный. В каждой мышце ощущалась сила.

Марли нагнулась и поцеловала его упругий живот, а потом стала подниматься вверх, к плоским соскам.

Крисандер обхватил ее за бедра. Потом легко приподнял и уложил на себя. Она закрыла глаза, когда он проник внутрь.

— Ты убиваешь меня, любимая, — выдохнул он. — Боже, как мне хорошо. Ты такая сладкая.

Ободренная этими словами, Марли принялась целовать его грудь, а он тем временем поддерживал ее бедра, равномерно двигавшиеся вверх и вниз.

Тело Марли затрепетало, и она поняла, что близка к завершению, но хотела испытать блаженство только вместе с ним. Крисандер напрягся под ней, и вдруг его руки судорожно сжали ее ягодицы. Он выгнулся, послышался крик, и мир взорвался.

Марли рванулась вперед, но он нежно остановил ее. Плавно опустив на свою широкую грудь, он гладил ее волосы, и дыхание их постепенно стало успокаиваться.

Затем Крисандер осторожно положил ее рядом с собой. Она прижалась к его горячему и расслабленному телу.

— Ты мною доволен? — тихо спросила Марли, уткнувшись в его грудь.

Он затрясся от смеха, дернул ее за нос и поцеловал.

— Ты мне сегодня очень понравилась. Так понравилась, что я разрешаю тебе завтра отправиться в сад.

Она округлила глаза и сонно зевнула. Он провел рукой по ее щеке.

— А теперь спи. Я разбужу тебя к обеду.

— Я не хочу спать, — проворчала Марли, но сладкая дремота уже охватила ее.



Не желая прослыть предсказуемой, Марли на следующий день не пошла в сад, а отправилась в теплый бассейн. Она смотрела на него с вожделением постоянно, и, кроме того, ей не терпелось примерить новый купальник.

С некоторыми усилиями, изгибаясь в разные стороны, Марли натянула на себя бикини и взглянула в зеркало. Результат ее удовлетворил. Бюстгальтер плотно облегал ее маленькие груди, подчеркивал их красивую округлую форму. Нижняя часть купальника... Марли улыбнулась, повернувшись к зеркалу спиной. Трусики, конечно, не «стринги», но ягодицы в них смотрелись вполне, привлекательно.

Снова повернувшись лицом, Марли погладила рукой свой выпуклый живот. Крисандер, казалось, наслаждался ее беременностью. Он часто гладил и целовал ее живот, и Марли надеялась, что он найдет купальник очень сексуальным.

Осознав, что она слишком задержалась, Марли накинула на себя шелковый халат. Вряд ли кто-то еще увидит ее в этом соблазнительном наряде. Он предназначен лишь для одного Крисандера.

Марли спустилась по лестнице и незаметно проскользнула через гостиную. Затем она прошла в небольшой зал, где находилась закрытая часть бассейна. Оценит ее Крисандер или нет — в конце концов, неважно. Она просто жаждала искупаться.

Сбросив халат, Марли приблизилась к краю бассейна и попробовала ногой воду. Она была восхитительно теплой. Марли по ступенькам осторожно опустилась в бассейн.

О, это было потрясающее ощущение! Ей хотелось нырнуть под заградительный навес и оказаться в открытой части бассейна, но снаружи дул прохладный ветерок.

Некоторое время женщина лениво нежилась на поверхности, раскинувшись на спине, затем перевернулась и нырнула. Она плыла под водой долго, насколько хватило дыхания, а затем поднялась к бортику, судорожно глотнув воздух. И увидела перед своими глазами пару кожаных мокасин.

Она взглянула вверх — на нее смотрел Крисандер. Ноги его были широко расставлены, руки скрещены на груди.

Невинно заморгав, Марли улыбнулась и поздоровалась с ним. Он присел и приподнял ее лицо за подбородок.

— Наслаждаешься, дорогая?

— Да, от всей души, — ответила она.

— А ты не подумала, что я ищу тебя в саду?

Лицо вспыхнуло, когда Марли вспомнила, что произошло вчера. Она спросила:

— Поможешь мне выйти?

Крисандер протянул ей руку, она схватилась за нее, уперлась ногами в нижний бортик бассейна и изо всех сил потянула его вниз.

Изумленно вскрикнув, Крисандер рухнул в воду и стал барахтаться, подняв фонтан брызг.

Марли на секунду испугалась, что он сейчас разозлится, но Крисандер, выбравшись наружу, взглянул на мокрую одежду и рассмеялся.

И тут она вспомнила о своем купальнике. Оттолкнувшись от края бассейна, поплыла в другой конец, рассекая воду широкими взмахами, затем обернулась и увидела его восхищенный взгляд.

Когда Марли вышла из воды, она специально повернулась так, чтобы Крисандер мог хорошо рассмотреть ее купальник спереди. И услышала, как он судорожно вздохнул. Она медленно направилась за своим халатиком.

— О, не надо, — прорычал он. — Ты такая соблазнительная.

Марли рассмеялась. Смех замер в ее горле, когда Крисандер начал раздеваться. Сначала на пол полетела рубашка, скрывавшая его мускулистую грудь. Затем он скинул ботинки и рывком снял мокрые носки. Когда Крисандер взялся за ремень брюк, Марли покраснела, но не отвела взгляд в сторону.

Он подхватил ее на руки и прыгнул вместе с ней в бассейн.

— Такие купальники надо запретить, — заявил Крисандер, проведя губами по ее шее.

— Тебе, он не понравился? — невинным голоском спросила она. — Я могу выбросить его.

— О, очень понравился, — пробормотал он. — Но лучше его снять.

Марли высвободилась из рук Крисандера, нырнула под воду и поплыла от него как можно скорее. Через несколько метров она вынырнула, но не увидела его. Когда Марли взглянула вниз, было уже слишком поздно. Под нею поблескивало его мощное тело. Он схватил ее за ноги и потянул вниз;

Его губы прикоснулись к ее губам, и их обоих выбросило на поверхность. Она обвила его шею руками, запустила пальцы в мокрые волосы. Блаженный стон вырвался из груди Марли, когда Крисандер со страстью ответил на ее поцелуи.

Его восставшая плоть упиралась ей в живот. Жар охватил тело Марли, заставив ее покраснеть с головы до ног. Она хотела его. Безумно хотела.

— Отнеси меня в спальню, — прошептала она, а его губы, соскользнув с шеи, начали ласкать ее грудь.

С шумом хлопнула дверь, и они разом вздрогнули. Крисандер отпустил Марли. Она напряглась, увидев Рослин.

Удивление Марли мгновенно сменилось гневом. Эта женщина вторглась в ее личную жизнь, не потрудившись сообщить, что собирается прилететь на остров. Они даже не слышали гула вертолета.

— Что ты здесь делаешь? — холодно спросил Крисандер.

— Простите, что прерываю вас, мистер Анетакис, — сказала Рослин, хотя лицо ее не выражало раскаяния. Она окинула Марли победоносным взглядом. — Есть несколько дел, которые требуют вашего пристального внимания, и я подумала, что лучше изложу их вам лично, а не по телефону.

— Подожди меня в кабинете, — холодно распорядился Крисандер.

— Да, конечно, мистер Анетакис. Еще раз извините за беспокойство.

Марли поежилась, ей внезапно стало холодно.

— Прости. — Крисандер укрыл ее плечи полотенцем. — Я отведу тебя наверх, переоденься во что-нибудь теплое. Я скоро вернусь.



Крисандер вошел в кабинет, его хорошее настроение улетучилось, и сейчас он испытывал одно лишь раздражение, а потому мрачно взглянул на Рослин.

— Мне не нравится это вторжение, — резко бросил он. — Без всякого звонка, без предупреждения, без разрешения приехать на остров. — (Рослин побледнела, глаза ее расширились.) — Это мои частные владения, а не офис.

— Да, сэр, — процедила она сквозь зубы.

— А теперь выкладывай, в чем дело? — потребовал он.

— Я обнаружила, что у нас украли еще один проект, — сказала она тихо.

— Что? — Проклятие сорвалось с его губ. Он покачал головой и уперся руками в стол. — Какой проект? Рассказывай все.

— Это первоначальный проект отеля в Рио-де-Жанейро. Должно быть, она продала этот проект Марселли вместе с другими, потому что отель, который возводится в Риме, имеет очень схожие черты. Я видела его собственными глазами всего лишь пару дней назад.

Крисандер разъярился.

— Мои братья знают об этом?

Рослин покачала головой.

— Я подумала, что лучше вы сами поговорите с ними.

Он кивнул и закрыл глаза. Каждый раз, когда ему казалось, что он примирился с предательством Марли, прошлое выплывало наружу — коварно и безжалостно.

Крисандер пытался понять, каким образом Марли могла получить доступ к проектам отелей. На работе он был бдительным и осторожным, но рядом с ней расслаблялся и ничего не скрывал.

И вот теперь Крисандер Анетакис собирается связать свою жизнь с женщиной, которой не может доверять?! Однако нет сил забыть, как она смотрела на него в тот момент, когда он предъявил ей эти украденные документы. Шок и ужас отразились на ее лице. Эти чувства вряд ли можно было так искусно изобразить.

— Крисандер, — тихо сказала Рослин. — (Глаза его сузились, когда он услышал свое имя.) — Ведь ты не позволишь ей снова навредить тебе?

Он прямо взглянул ей в глаза.

— Нет, этого больше не случится, — заявил Крисандер твердо, и в нем вскипел гнев. — Но я считаю, что это не твое дело. Я сам разберусь с Марли.

Рослин вздрогнула от его жесткого тона.

— Прошу прощения. Эта компания, эта работа очень важна для меня. Я трудилась для вас, не покладая рук, сэр.

Крисандер, сделав глубокий вдох, немного умерил свой гнев.

— Ценю твою заботу, Рослин. Но все-таки это не твое дело. Я вызову вертолет, и он доставит тебя на материк.

Казалось, она хотела возразить, но потом кивнула.

Через полчаса Крисандер проводил Рослин на взлетную площадку и, как только вертолет поднялся вверх, широкими шагами направился к дому.

Его гнев улетучился, когда он вошел в спальню и увидел Марли, сидевшую на кровати, по-прежнему завернутую в одно лишь полотенце. Она была печальна и задумчива.

Он опустился перед ней на колени и дотронулся о щеки.

— В чем дело, малышка? С тобой все в порядке?

Она улыбнулась, но в глазах по-прежнему оставалась грусть. И ему захотелось, чтобы эти прекрасные голубые глаза снова заискрились от меха.

— Я нахожусь в невыносимой ситуации, — призналась Марли.

Он удивленно приподнял брови.

— Объясни, — мягко предложил он, погладив ее по щеке.

Она посмотрела ему в глаза.

— Мне не нравится, что твоя секретарша вторгается в нашу жизнь. Это наш дом. Я хочу свободно заниматься с тобой любовью, не боясь, что кто-нибудь нас увидит. Но если потребую, чтобы она не появлялась здесь, то окажусь злобной стервой. — Марли опустила глаза, затеи снова взглянула на него. Ее переполняли эмоции. — Как только эта женщина появляется здесь, притворяясь, что приехала по делу, ты сразу отдалишься от меня. И это становится невыносимым.

Слезы заблестели в ее глазах, и Крисандер вынужден был признать: она сказала правду. Он крепко прижал руку Марли к своим губам.

— Прости, дорогая. Она больше не приедет сюда. По крайней мере без предварительного телефонного звонка.

— Я могу смириться с присутствием, но не могу смириться я с тем, что ты становишься другим при ее появлении. Мне кажется, она старается испортить нашими отношения.

Крисандер обнял ее, не зная, что сказать в ответ. Возможно, Рослин и хотела отдалить его от Марли. Она знала о том, что Марли украла документы, а ведь Рослин предана его компании. А теперь он узнал, что еще один проект Анетакисов будет воплощен Марселли.

Невыносимая ситуация. Удивительно, но в первый момент ему захотелось защитить Марли и отчитать Рослин за то, что та наговаривает на нее. Но Рослин, к сожалению, права.

Он не мог зачеркнуть прошлое, но чувствовал, что хочет того же, что и Марли, — больше не видеть Рослин.



ГЛАВА ОДИННАДЦТАЯ


Крисандер, поморщившись, опустил телефонную трубку и откинулся на спинку кожаного кресла. Заложив, руки за голову, он уставился в потолок.

Ему надо ехать в Нью-Йорк. Он должен сообщить Пирсу и Терону о том, что у них украден еще один проект. Понятно, что они придут в ярость. И как братья отреагируют на известие о том, что в скором времени он собирается жениться на Марли?

Крисандер разрывался между желанием взять ее с собой доставить в безопасности, на острове. В любом случае она должна все вспомнить.

Крисандер почувствовал, что у него начинает болеть голова. Он понимал, что, когда к Марли вернется память, отношения между ними бесповоротно изменятся.

К стыду своему, он признал тот факт, что почти забыл о тяжелом уроне, нанесенном ему и его братьям. Он хотел, чтобы все сейчас оставалось так, как есть.

Крисандер припомнил время, проведенное с Марли до этого ужасного предательства. Он не оценил ее по достоинству — просто воспринимал как что-то само собой разумеющееся, но теперь понимал, как она важна для него.

Марли была веселой и беззаботной. Нежной и любящей. Именно такой Крисандер хотел видеть мать своего сына.

Но она предала его!

— Крисандер?

Он поднял глаза, услышав ее нежный голос. Марли стояла в дверях, опершись рукой о косяк. Крисандер встряхнулся, отогнав от себя невеселые мысли, и постарался изобразить беззаботный вид. С тех пор как Рослин побывала на острове, между ним и Марли возникло напряжение. Он сожалел об этом, но ничего не мог поделать.

— В чем дело, дорогая?

— С тобой все в порядке? — Рука ее упала, и она нерешительно шагнула вперед.

Наверное, он выглядел невеселым.

— Иди сюда. — Он протянул к ней руку, усадил к себе на колени, неожиданно захотев ее близости. — Мне надо ехать в Нью-Йорк.

Лицо ее омрачила тень.

— Когда?

— Утром. Позвонил мои брат. В наш нью-йоркский отель приедет чиновник, занимающийся проектами.. Пирс и Терон думали что сами решат с ним все вопросы, но он желает видеть нас троих.

Марли, услышав эти слова явно расстроилась, и Крисандер, взглянув не неё неожиданно предложил:

— Ты можешь поехать со мной.

Глаза ее засияли.

— А я не помешаю?

Он нахмурился.

— Ты никогда мне не мешаешь. Все будет хорошо, я думаю. Мы сможем объявить о нашей помолвке. Мои братья будут рады познакомиться с тобой, — добавил он, чтобы ее успокоить — Сыграем свадьбу в Нью-Йорке, в кругу семьи, а потом вернемся сюда.

Крисандер решил, чем скорее они поженятся, тем будет лучше.

— Думаю, доктор Кароунис может вернуться в Афины. Он нам больше не нужен.

На лице ее расцвела улыбка.

— А Патрисия? Кажется они с доктором очень подружились. Может быть, она тоже захочет поехать в Афины?

— Я предложу ей этот вариант, — сказал Крисандер с улыбкой.

— О, тогда я с удовольствием поеду в Нью-Йорк. — Марли порывисто обняла его и поцеловала в губы. Но прежде, чем он успел ответить на ее поцелуй, она соскочила с колен. — Я пойду укладывать вещи!

Крисандер засмеялся и схватил ее за руку.

— У тебя масса времени.

Но она уже исчезла за дверью. Крисандер радовался тому, что они скоро поженятся, но все-таки не мог избавиться от тревожного чувства, сжимавшего его сердце.



Частный самолет Крисандера приземлился на взлетно-посадочной полосе нью-йоркского аэропорта в конце дня. Когда Крисандер с Mapли спустились по трапу, то увидели в стороне ожидавший их лимузин. Возле машины стоял высокий мужчина внушительной наружности. Когда они подошли к нему ближе, Марли обнаружила явное сходство между ним и Крисандером.

Терон, — обратился к нему Крисандерер. — Я не ожидал, что ты приедешь нас встречать. Это сюрприз.

Терон слегка улыбнулся.

— Почему бы мне не встретить своего брата?

Крисандер обнял Марли за талию и чуть подтолкнул вперед.

— Терон, это Марли. Марли, это мой младший брат Терон.

Она улыбнулась.

— Очень рада познакомиться с вами.

Брат окинул ее бесстрастным взглядом, глаза у него были холодные. Улыбка медленно сползла с лица Марли, когда она увидела его каменное лицо. Инстинктивно она крепче прижалась к Крисандру.

— Тебе следует быть более приветливым, — тихо сказал Крисандер. Но Марли уловила железную нотку в его голосе.

— Рад познакомиться с вами, — сдержанно произнес Терон, хотя вид его свидетельствовал об обратном. Он повернулся на каблуках и направился к другому автомобилю, припаркованному неподалеку.

Марли в замешательстве взглянула на Крисандера.

— Что все это значит?

— Ничего, малыш. Сожалею, что он был груб. Больше это не повторится.

— Но почему он был, груб? — Неожиданно Марли осенило: — Мы раньше встречались? Конечно, да. Ведь он твой брат. Может, я когда-то обидела его? Он всегда не любил меня?

Крисандер усадил ее в автомобиль и сел рядом с ней.

— Нет, вы не встречались. Не беспокойся ни о чем. Терон всегда так ведет себя.

Однако Марли не поверила ему.

Зазвонил телефон, и Крисандер поспешно достал его. Марли сжала губы и погрузилась в молчание. Она ничего не понимала. Его брат невзлюбил ее с первого взгляда? И почему они раньше не встречались? Неужели она, будущая жена Крисандера и мать его ребенка, ни разу не общалась с Анетакисами?

Когда они приехали в нью-йоркскую квартиру Крисандера, Марли увидела Рослин. Настроение еще больше омрачилось. Неужели у нее такая горькая судьба — постоянно видеть эту женщину в своем доме?

Рослин приветливо улыбнулась при встрече, но Марли отметила, что улыбка предназначалась исключительно Крисандеру. Докладывая о расписании дня, телефонных звонках и намеченных встречах, Рослин говорила тихим соблазнительным голосом и постоянно дотрагивалась до его руки. Она чарующе засмеялась, когда босс что-то сказал, и совершенно не замечала присутствия Марли. Если бы Марли не была беременна, она бы вытолкала эту бесстыдницу за дверь.

Наконец Рослин ушла, и Марли облегченно вздохнула. Но когда та входила в лифт, из него вышел мужчина, тоже очень похожий на Крисандера.

— В нашей квартире сегодня явно не будут закрываться двери, — заметил Крисандер, и Марли показалось, что он прочитал ее мысли.

Второй брат с откровенной враждебностью взглянул на Марли.

— Позволь перекинуться с тобой парой слов, — сказал Пирс сквозь зубы.

— Не буду вам мешать. — Марли повернулась и направилась в спальню.

Но, даже закрыв дверь, она услышала разговор на повышенных тонах. Но разобрать, о чем спорят братья, было невозможно. Вздохнув, она стала осматривать комнату, в которой поселил ее Крисандер после возвращения из больницы.

Не зная, чем заняться, Марли скинула туфли и уселась на кровать. Поездка не была утомительной, но ей все равно хотелось забраться под одеяло. Начинала болеть голова, и если она полежит, ей, может быть, станет лучше.



* * *


Проснувшись, Марли обнаружила себя в другой кровати. Стряхнув остатки сна, она поняла, что находится в спальне Крисандера. Марли сладко потянулась, радуясь тому, что голова снова стала ясной и свежей.

Она села и увидела Крисандера, смотревшего на нее. И почему-то смутилась.

— Должно быть, я устала больше, чем предполагала, — сказала она беззаботно. — Я даже не почувствовала, как ты перенес меня сюда.

— Ты должна спать в нашей комнате, в нашей кровати.

Марли заморгала.

— Да, конечно. Я просто не подумала.

Он подошел к ней и сел рядом.

— Твое место здесь. Со мной.

Она взъерошила его волосы.

— Твои братья не одобрили меня.

Лицо его стало каменным.

— Мои братья никак не повлияют на наши отношения. Я объявил им о свадьбе. Она состоится через неделю.

Ах, вот как, подумала Марли. Законы здесь устанавливает Крисандер Анетакис. Он наклонился и поцеловал ее.

— Почему ты не одеваешься? Сейчас мы пойдем в ресторан.

— Лобстеры? — радостно воскликнула она. — Я так их люблю!

Он снова поцеловал ее.

— Да, дорогая, я специально заказал их для тебя.

Когда они сидели в ресторане, Крисандер с улыбкой взглянул на нее.

— Ты о чем-то задумалась. Могу лишь надеяться, что именно я занимаю твои мысли.

Она посмотрела на него через стол — его загорелая кожа казалась бронзовой в матовом свете горевших свечей.

— Я мечтаю провести с тобой Рождество. Я вспоминаю сейчас, как любила праздники.

— Похоже, к тебе возвращается память, — сказал он, но в голосе его не слышалось радости.

Марли грустно улыбнулась.

— Не так быстро, как мне хотелось бы. Некие обрывки — то здесь, то там.

— Память восстановится. Тебе надо немного потерпеть.

Марли кивнула, но ей все равно было невесело. Решив не портить себе остаток дня, она заставила себя больше не думать о его братьях и секретарше и продолжать наслаждаться изысканной едой и общением с ним.

— Ты хочешь завтра пройтись по магазинам? — спросил Крисандер.

Этот вопрос прозвучал очень неожиданно. Марли не могла представить, что Крисандеру может нравиться это занятие.

— Ты уверен, что хочешь пойти со мной?

— Но ведь тебе надо выбрать свадебное платье, а также множество других вещей.

Марли глотнула воды, чтобы унять внезапно охватившую ее дрожь.

— Ну, хорошо. — Она вспыхнула.

Он протянул руку через стол и сжал ее пальчики.

— Ты моя женщина, дорогая. И мне хочется тебя баловать.

— Тогда отвези меня домой — и будем заниматься любовью, — прошептала она.



ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ


На следующее утро Крисандер встал очень рано. Он тихо поцеловал ее в лоб и сказал, что зайдет за ней днем. Марли сонно зевнула, потом перевернулась на спину и снова заснула.

Когда она пробудилась через несколько часов, в глаза ей светило солнце. Она взглянула на будильник и поняла, что до обеда еще много времени. Но Марли совсем не хотелось сидеть взаперти.

И вдруг ей пришла в голову идея. У Крисандера было много охранников, и, конечно, кто-нибудь из них помнил, где она любила гулять и чем ей нравилось заниматься.

Ободренная этой мыслью, Марли поспешила в душ. Через тридцать минут она вошла в лифт и спустилась в холл. У выхода она увидела крепкого мужчину и признала в нем одного из телохранителей, которого звали Ставрос.

— Мисс Джеймсон, — произнес он с сильным греческим акцентом. — Я могу вам чем-то помочь?

Она заметила, что при этих словах Ставрос загородил собою выход, и чуть не рассмеялась.

— Я полагаю, Крисандер говорил вам о том, что я... потеряла память. — (Он кивнул, и лицо его смягчилось.) — О, замечательно! Тогда прошу вас мне помочь. Мне хочется прогуляться, но я не знаю, куда пойти. Вы, без сомнения, следовали за мной повсюду до того несчастного случая и, может быть, покажете мне, где я любила гулять.

Мужчина помедлил секунду, затем достал мобильник и набрал номер. Быстро сказал что-то на греческом языке, затем кивнул несколько раз, потом протянул ей телефон.

— Мистер Анетакис хочет с вами поговорить.

Она услышала смех Крисандера.

— Что ты придумала, малышка?

— Я хотела немного, пройтись. А к обеду вернусь, обещаю.

— Конечно, прогуляйся. Если ты не будешь успевать к обеду, пусть Ставрос мне позвонит — и я подъеду к тебе.

Через несколько секунд подкатил автомобиль, и еще один охранник открыл для нее дверцу. Ставрос усадил Марли на заднее сиденье, а сам сел впереди.

— Куда прикажете вас отвезти, мисс Джеймсон?

— Я не знаю, — улыбнулась она. — Туда, где я обычно гуляла.

Он кивнул, и они поехали по шумным улицам Нью-Йорка.

Сначала машина остановилась возле маленького кафе. Посетители болтали и смеялись, и Марли почувствовала себя здесь уютно. Наверное, она бывала в таких местах, но у нее не возникло никаких воспоминаний. Вздохнув, она повернулась к Ставросу и сообщила, что готова ехать дальше.

Когда Ставрос привез ее на маленький рынок, она с удивлением взглянула на него.

— Вы любили готовить для мистера Анетакиса, и мы приезжали сюда за продуктами, — объяснил он с улыбкой. Марли старалась хоть что-нибудь вспомнить — но опять безуспешно. — Поехали дальше?

Они посетили библиотеку и маленький художественный салон — тоже никаких воспоминаний. Когда машина остановилась перед парком, Марли охватила паника.

— С вами все в порядке? — с тревогой спросил Ставрос. Он стоял возле открытой дверцы. — Наверное, нам надо вернуться. Мистер Анетакис ожидает вас к обеду.

— Нет, — сказала она поспешно и вышла из машины. Это место почему-то пробуждало в ней страх.

Марли брела по дорожке, плотно закутавшись в плащ. На самом деле на улице не было холодно. Полуденное солнце было ласковым и теплым, но Марли пробирала дрожь.

Взгляд ее упал на каменную скамью, стоявшую перед статуей, и Марли направилась к ней, не понимая, почему эта скамья так притягивает ее.

Она уселась на скамью и дотронулась рукою до холодного камня. Внезапно Марли охватила грусть. Она поняла, что сидела здесь когда-то раньше, ощутила страх и закрыла лицо руками.

Кто-то дотронулся до ее плеча, послышался тревожный голос Ставроса:

— С вами все в порядке? Мне позвонить мистеру Анетакису? Или вызвать «скорую»?

Она покачала головой и подняла глаза.

— Нет. Не надо. Я была здесь раньше. Я чувствую это.

Ставрос кивнул, хотя лицо его оставалось тревожным.

— Вы часто говорили, что в этом месте вам хорошо думается.

— Ставрос, пожалуйста, не сообщайте ничего мистеру Анетакису. Он заставит меня лечь в постель.

— Где вам, возможно, и надо быть, — заметил грек.

Она состроила гримасу.

— Не надо так шутить. Мне предстоит поход по магазинам. Покупка свадебного платья по крайней мере. И я не смогу это сделать, лежа в постели.

Крисандер ожидал ее в ресторане. Он спросил, как она провела утро, и Марли рассказала ему о том, где побывала.

Марли съела немного пасты с морепродуктами и отодвинула тарелку в сторону.

— Все очень вкусно, но мне нельзя много есть.

— Тебе надо поправиться. Ты слишком худенькая.

— Пойми, скоро я не влезу ни в одно платье, которое ты захочешь мне купить. — Она взглянула на свой круглый живот. — Разве делают стильные платья для беременных женщин?

Крисандер успокаивающе похлопал ее по руке.

— Положись на меня, Марли. Мы найдем тебе что-нибудь подходящее.

Они вышли из ресторана и уселись в ожидавший их автомобиль.

И вскоре выяснилось, что он действительно умеет выбирать наряды. Крисандер увидел это платье сразу. Из белого шелка, очень простого покроя. С классическим корсажем и тонкими бретельками, оно красиво облегало животик Марли.

— В нем я выгляжу... очень беременной, — сказала она, повернувшись к Крисандеру.

— Ты выглядишь очень изысканно, — пробормотал он. — Думаю, любая беременная женщина мечтала бы выглядеть так, как ты.

Платье подчеркивало ее положение настолько изящно, что Марли чувствовала себя прекрасной и женственной. И взгляд Крисандера это подтверждал.

К ее удивлению, вместо того чтобы вернуться к машине, они направились в соседний зал, где находился ювелирный магазин. Затаив дыхание, Марли смотрела на то, как Крисандер выбирает для нее бриллиантовые серьги и колье. Они прекрасно подходили к белому шелковому платью.

— А позже, малышка, я хочу увидеть тебя лишь в этих украшениях, без всякого платья, — прошептал он ей на ухо.

Лицо ее вспыхнуло, и она стыдливо огляделась — не заметил ли кто ее красных щек.

— Ты избалуешь меня, Крисандер, — заявила Марли, когда они вышли из ювелирного магазина.

— Я имею право баловать свою женщину, — бросил он, пожав плечами.

Когда они сели в машину, она порывисто обняла Крисандера и одарила долгим поцелуем. Он сжал ее руки.

— Спасибо за сегодняшний день, — сказала Марли. — Ты доставил мне столько радости.

Он погладил ее волосы.

— Мне самому это доставило удовольствие.

Она вскинула голову.

— Скажи, я хороший повар?

На лице его отразилось удивление.

— Не понял...

— Повар. Ставрос сказал, что я часто готовила для тебя и сама ездила на рынок за продуктами.

Странное выражение появилось на его лице.

— Да, действительно. Готовила. Но время от времени. Ведь я часто уезжал по делам. И мы иногда целыми неделями не видели друг друга.

— Не могу себе этого представить, — прошептала Марли. — Я скучала по тебе даже этим утром, хотя не видела всего несколько часов.

Он снова поцеловал ее.

— И я скучал по тебе, дорогая моя.

Машина ехала к дому, и Марли уютно прижалась к Крисандеру. Она немного устала, но не хотела ему об этом говорить. День был прекрасным, а впереди их еще ждал вечер.



ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ


Марли поправила перед зеркалом платье. В ушах ее поблескивали бриллианты, ожерелье украшало обнаженную шею. Обернувшись, она увидела Крисандера. В прекрасно сшитом черном костюме, в белой рубашке, подчеркивавшей его загорелую кожу и золотистые глаза, он был просто великолепен.

Она приподнялась на цыпочки и поцеловала его.

— Я готова.

Они подъехали к отелю, и Марли увидела несколько лимузинов, припаркованных у входа. Она нервно сглотнула комок в горле, увидев изящно одетых людей, выходивших из машин. Внезапно женщина решила, что она невзрачна и плохо одета.

Когда они вошли в огромный зал, сердце ее замерло. У дальней стены тихо играл джаз-оркестр, официанты сновали с подносами, предлагая гостям шампанское и легкие закуски.

Оглядывая зал, Марли мысленно застонала. Терон, Пирс и Рослин! Она знала, что они должны прийти сюда, но все-таки надеялась избежать встречи с ними. Однако надежды ее не оправдались. Терон тут же направился к Крисандеру.

Марли собралась было извиниться и скрыться в дамской комнате, но Крисандер крепко сжал ее руку.

— Привет, Крисандер, — бросил Терон, затем скользнул взглядом по Марли и коротко ей кивнул.

Она слушала, как братья обменивались любезностями. Потом Терон жестом указал в сторону Пирса и какого-то благородного господина, стоявшего рядом с ним. Марли осталась на месте, когда Крисандер направился к брату, но он потянул ее за собой.

Пирс нахмурился, едва Марли с Крисандером подошли к нему. Пожилой господин широко улыбнулся и вежливо поздоровался с Крисандером. Дама, стоявшая рядом с ним (по-видимому, его жена, подумала Марли), тепло приветствовала их.

— Сеньор и сеньора Васкес, позвольте вам представить Марли Джеймсон. Марли, эти господа приехали из Бразилии по поводу бизнеса, — сказал Крисандер, обращаясь к ней.

Марли улыбнулась новым знакомым и обменялась с ними приветствиями.

Крисандер сделал шаг вперед и продолжил:

— Марли согласилась стать моей женой. Мы хотим устроить свадьбу здесь, в Нью-Йорке. Приглашаем вас всех на наше торжество.

За спиной Крисандера послышался тихий вскрик, и Марли обернулась. В двух шагах от них стояла Рослин, и шок отражался на ее лице. Она быстро взяла себя в руки, но Марли не поняла, почему это заявление так ее поразило. Лишь Васкесы радостно восприняли новость.

Пирс и Терон, казалось, тоже были в шоке. Однако их изумление через мгновение сменилось явной неприязнью. Крисандер бросал на братьев предостерегающие взгляды, а Марли была потрясена. Она дрожала, прижавшись к Крисандеру, и он крепко держал невесту за руку, понимая ее желание скорее отсюда уйти.

Разве их помолвка явилась для всех новостью? Ведь они собиралась пожениться еще до того, как с ней произошел несчастный случай, но все вели себя так, будто впервые узнали об этом.

Разговор перешел к будущему строительству отеля в Рио-де-Жанейро, и Марли хранила молчание. Крисандер по-прежнему не отпускал ее руку.

Банкет продолжался, и все больше людей поздравляли Марли и Крисандера с помолвкой. Вскоре весь зал жужжал, обсуждая новость.

Хотя Рослин и братья Крисандера обращались с ней как с прокаженной, большинство гостей были так любезны и доброжелательны, что Марли в конце концов стала наслаждаться праздничной атмосферой, несмотря на шокирующее начало банкета.

Вечер близился к концу, когда Крисандер приник к ее уху и прошептал:

— Мне надо поговорить с братьями. Ты можешь продержаться без меня некоторое время?

— Конечно, глупыш, — сказала она с улыбкой. — Я посещу дамскую комнату.

Он поцеловал ее, затем широкими шагами направился к своим братьям. Марли, уединившись в дамской комнате, расслабилась. Здесь можно было отдохнуть от беспрестанной болтовни и мрачных взглядов, которые кидали на нее родственники Крисандера.

Распрямив плечи, Марли наконец открыла дверь и вышла наружу. Проходя мимо комнаты переговоров, она услышала голос Крисандера. Марли остановилась в нерешительности, не зная, идти ли ей дальше или подождать его.

— Черт возьми, Крисандер, тебе не надо жениться на ней. Посели ее где-нибудь, пока не родится ребенок. А затем вычеркни из своей жизни.

Марли потрясенно приоткрыла рот, вникнув в злобные слова Пирса.

— Это мой ребенок, — холодно парировал Крисандер. — И я решил жениться на ней. И это не ваша забота.

Марли придвинулась ближе к двери, совсем не беспокоясь, увидят ли они ее. Какое право имеет Пирс так разговаривать с Крисандером?

— Ты забыл, что она обокрала тебя?! — послышался визгливый голос Рослин. — Что она пыталась разрушить твою компанию? Если тебе нужны доказательства, взгляни на новые отели, которые построены в Париже и Риме. Это твои отели, Крисандер. Только они носят имя твоего конкурента.

Разум Марли заволокло туманом. Воспоминания, словно жужжащие пчелы, стали роиться в голове. И вдруг они прорвали плотину. Запертая дверь, которую она с таким трудом пыталась открыть, широко распахнулась. И потоком хлынуло прошлое.

Марли ухватилась за дверной косяк. Ее замутило. И моменты прошлой жизни стали лихорадочно сменять друг друга.

Крисандер в ярости обвинил ее в воровстве. Он приказал ей покинуть его дом, его жизнь. Ее похитили, и долгие месяцы она, мучаясь от страха, надеялась, что Крисандер выкупит ее. Но он игнорировал требования похитителей.

О боже! Кажется, она сейчас потеряет сознание.

Он оставил ее. Выбросил, как какой-то ненужный хлам. Полмиллиона долларов — пустяковая сумма для Крисандера, но он не захотел платить.

Все — ложь! Он лгал безостановочно с тех пор, как она очнулась в больнице. Он не любил ее и не хотел. Он презирал ее.

Полмиллиона долларов для него дороже.

Сердце Марли больно сжалось. Он не пытался спасти ее.

Крик вырвался из груди женщины. Марли зажала рукою рот, но было уже поздно. Все обернулись и увидели ее. Терон вздрогнул, на лице Пирса появилась растерянность. Марли встретила взгляд Крисандера — и увидела, что он все понял.

Он пошел к ней через комнату, и она попятилась назад. Сквозь выступившие слезы она с трудом могла разглядеть его.

Марли помчалась по коридору к выходу. Крисандер бросился за ней. Он звал ее по имени, изрытая на ходу проклятия.

Марли уже была в дверях, когда перед нею выросла гора. Ставрос схватил ее за руку, и она в отчаянии стала колотить охранника в грудь. Ей удалось вырваться, но, споткнувшись, она упала. Ставрос бросился к ней — и Марли поняла, что попалась.

Боль пронзила ее тело. Она закрыла глаза — и почувствовала сильные руки Крисандера. Он с тревогой спрашивал, не ушиблась ли она, но Марли, свернувшись калачиком, обессиленно молчала.

Крисандер взял ее на руки и приказал кому-то вызвать доктора. Он отнес ее в пустой номер и уложил на кровать.

Она вздрогнула, когда он дотронулся до ее руки. Его прикосновение было нежным и заботливым.

— Перестань плакать, малышка. Ты можешь заболеть.

Она уже была больна. Сердце ее изранено. Марли закрыла глаза, но слезы, не переставая, текли по ее щекам, хотя Крисандер постоянно вытирал их.

Ей хотелось исчезнуть. Укрыться там, где никто не мог бы причинить боль. Словно сквозь туман, она слышала голос Крисандера, что-то говорившего доктору. Через секунду она ощутила укол в руку, но никак не отреагировала на это. Сознание стало меркнуть — и Марли постепенно погрузилась в сладкое забвение, где не существовало злобы и предательства.



Крисандер ходил взад-вперед возле кровати Марли, глядя на сидевшего возле нее доктора.

— Все в порядке? — спросил он, когда врач встал. — Что с ребенком?

Доктор отвел его в дальний угол комнаты.

— Физически она здорова. У нее душевная травма. Если вы правильно угадали и к ней вернулась память, то именно воспоминания причинили ей страшную боль.

Крисандер нетерпеливо дернулся.

— Чем мы можем помочь?

— Надо отвезти ее домой, в знакомую обстановку, и вызвать специалиста. — Лицо врача светилось сочувствием, и он положил руку Крисандеру на плечо. — Возможно, вам будет очень тяжело, но все-таки хорошо, что память восстановилась.

Крисандер устало взъерошил волосы. Он не мог забыть крик Марли — этот звук разрывал его сердце. Тяжелое чувство охватило его. Ведь она могла вспомнить такое, о чем он сам не хотел бы вспоминать.



ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ


Марли с трудом осознавала, что происходит вокруг. Кажется, ее несли в машину. Где-то вдалеке раздавался приглушенный голос Крисандера.

Затем она почувствовала, что лежит в кровати. Затем к ней вернулось сознание, а вместе с ним — мучительная боль.

Крисандеру не надо было делать это. Привозить ее туда, где они вместе жили и откуда потом он выгнал ее. Марли присела на кровати и увидела стул возле окна, на фоне которого прорисовывался силуэт Крисандера. Он спал, уронив голову на руки, одежда его была помятой, подбородок зарос щетиной.

Она ожидала, что сейчас ее охватит гнев или ярость, но вновь ощутила какое-то оцепенение и желание скрыться.

Марли встала, решив переодеться, однако побоялась разбудить Крисандера. Она прикоснулась к обручальному кольцу и сняла его с пальца. Осторожно положив его на тумбочку возле кровати, неслышно ступая босыми ногами, она вошла в лифт. Гневные обвинения Крисандера звенели в ее ушах. Как он мог?!

В холле Марли остановилась, осознав, что охранники Анетакиса не выпустят ее отсюда.

Она повернулась и поспешно направилась к заднему входу. Но и там стоял охранник! Тогда женщина быстро нырнула в коридор, ведший в служебные помещения. Пройдя мимо прачечной и кухни, она направилась к еще одному входу, через несколько минут открыла дверь и растворилась в предрассветной мгле.



Крисандер проснулся от неудобной позы — затылок ломило от боли. Он хотел бы провести эту ночь вместе с Марли, заключив ее в объятия, но она упорно отталкивала его.

Взгляд его упал на кровать, и Крисандер тотчас же вскочил на ноги. Марли там не было. Когда он увидел ее обручальное кольцо, лежавшее на тумбочке, сердце его больно сжалось. Крисандер выбежал из спальни. Он обыскивал, комнату за комнатой, но Марли исчезла.

В панике он бросился к лифту, вытаскивая свой мобильный телефон. Выбежав в холл, Крисандер чуть не сбил с ног Ставроса.

Схватив его за воротник рубашки, он грозно спросил:

— Где она?

Ставрос удивленно заморгал:

— Мы не видели, ее, сэр. Она должна быть с вами.

Крисандер с силой оттолкнул его и. выругался.

— Она сбежала. Сообщи своим людям. Найдите ее немедленно.

Господи! Куда она могла уйти? Марли не в том состоянии, чтобы разгуливать по Нью-Йорку. А люди, которые похитили ее, до сих пор находятся на свободе.

Крисандер направился к выходу, намереваясь искать ее, и столкнулся в дверях с Тероном.

— Крисандер, привет! — сказал тот. — Я решил зайти к тебе. Как Марли?

— Она сбежала, — мрачно ответил Крисандер. Терон поднял брови.

— Сбежала? Но каким образом?

— Я не знаю, — с отчаянием произнес Крисандер. — Исчезла, и все. Я должен ее найти.

Терон твердо взял Крисандера за плечо.

— Мы найдем ее, брат.

— Я многого не понимаю в этой ситуации, — вздохнул Крисандер. — Что-то здесь не так. Я не увидел никакого раскаяния на ее лице, когда она все вспомнила. На нем отразились растерянность и недоумение, будто не она предала кого-то, а ее предали. Марли была настолько потрясена, что ей требовалась помощь. Но когда я пытался приблизиться к ней, у нее начиналась истерика. Куда же она пошла?

— Я помогу тебе, Крисандер. Не волнуйся. Мы найдем ее, — тихо повторил Терон.



Дрожа всем телом, Марли опустилась на холодную каменную скамью и обхватила себя руками. Она взглянула на свои босые ноги — ей и в голову не пришло, что надо обуться, когда она убегала. Все ее мысли были обращены в прошлое.

Именно здесь, на этой скамье, она долго сидела в тот день, охваченная сомнениями и страхом, и мучилась, не зная, как отнесется Крисандер к ее беременности. Страхи оказались не напрасными. Он не доверял ей. Он не любил ее. И бросил на произвол судьбы, отказавшись платить выкуп похитителям.

Неужели он мог быть таким холодным и равнодушным? Будто совершенно незнакомый человек. И она была дурой, если влюбилась в него — да не один, а два раза!

Тихий стон сорвался с ее губ, и она прикрыла глаза. Никогда Марли не чувствовала себя такой несчастной, такой отвергнутой.

Она обхватила руками живот, и слезы, которым так долго не давали выхода, хлынули потоком по ее щекам.

Неужели Крисандер способен на презренный обман? Он знал, что в конце концов она вспомнит все, и тем не менее неделями ухаживал за ней, занимался любовью. Притворялся. Зачем?

Может быть, таким извращенным способом он хотел наказать ее? Заставить страдать еще больше? Как это жестоко!

Марли сидела на скамье, раскачиваясь взад и вперед, прикрыв руками живот. Дул холодный ветер, но она не замечала его.

— Марли?

Ее имя прозвучало где-то вдалеке, но, когда она подняла глаза, прямо перед ней стоял мужчина, с тревогой глядя на нее. Она узнала его. Терон. Неудивительно, что он был против их свадьбы. Он считал ее воровкой, как и Крисандер. И этого Марли не могла вынести. Она еще больше сжалась и опустила глаза, не желая, чтобы он видел ее слезы.

Терон присел перед ней и дотронулся до ее руки.

— Я хочу отвести тебя домой. Тебе не следует здесь сидеть, — сказал он мягко.

Марли вздрогнула от неожиданности, услышав его ласковый тон. Она покачала головой и отдернула руку.

Он взглянул на ее босые ноги и тихо выругался.

Она отодвинулась на дальний конец скамьи — шершавый камень цеплялся за тонкую рубашку.

— Марли, подумай о своем ребенке! — воскликнул Терон. — Позволь мне отвести тебя домой. Холодно.

— Я не хочу возвращаться в эту квартиру, — с отчаянием бросила она и встала, готовясь бежать.

Терон взглянул на нее с сожалением.

— Я не позволю тебе скрыться. Ты явно не в себе и одета не по погоде.

Слезы наполнили ее глаза.

— Почему вас это заботит? Я обокрала вас. Разве вы не помните? — с горечью произнесла Марли.

Лицо Терона смягчилось.

— Если я пообещаю не отводить тебя в эту квартиру, пойдешь ли ты со мной? Я не могу оставить тебя здесь, Марли.

Она покачнулась, и он, подхватив ее на руки, широкими шагами направился к дороге. Марли взмолилась:

— Пожалуйста, не трогайте меня.

— Я не могу сделать это, моя маленькая сестра.

— Я всего лишь распутная женщина, любовница вашего брата, — с тоской пробормотала она.

Он еще крепче прижал ее к себе.

— Господи! Никогда больше не говори так!

Она прижалась лицом к его плечу, и слезы потекли по ее щекам.

— Это правда, — прошептала она.

Марли закрыла глаза, прокляв тот день, когда к ней вернулась память.



ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ


Крисандер вошел в «Империал-Парк», кивнув персоналу, встречавшему его. Лифт уже ожидал, и Крисандер поднялся на самый верхний этаж.

Через несколько секунд он был в роскошных апартаментах, предназначенных для приема высокопоставленных гостей. Там его встретил брат.

Крисандер нахмурился, взглянув на него.

— Почему ты не отвез ее домой? — сурово спросил он.

— У нее начиналась истерика, как только я об этом упоминал, — объяснил Терон. — И мне пришлось пообещать, что я не отвезу ее туда.

Крисандер выругался и закрыл глаза.

— Она на грани нервного срыва, — тихо добавил Терон. — Вызови своего психотерапевта — может, та сумеет помочь.

Крисандер испытующе посмотрел на брата:

— Похоже, ты заботишься о ней.

— Ведь она будет матерью моего племянника. — Терон пожал плечами. — Марли ведет себя так, будто испытывает глубокую душевную боль. И мне вдруг захотелось сделать все возможное, чтобы избавить ее от этой боли.

— Как она? — поинтересовался Крисандер.

— Спит, — откликнулся брат. — Она спала всю дорогу сюда и не проснулась даже тогда, когда я поднял ее на лифте и уложил в постель.

Крисандер направился в спальню. В приглушенном свете он разглядел бледное лицо Марли. Даже во сне на нем лежал отпечаток страданий. Он наклонился и дотронулся до ее щеки. Она не пошевелилась.

Крисандер вернулся в гостиную, достал мобильный телефон и вызвал психотерапевта. Затем обратился к Терону:

— Где ты ее нашел?

— В парке, в нескольких кварталах от твоих апартаментов. — Он налил Крисандеру воды. — Она была босой, без теплой одежды и, казалось, не понимала, где находится.

Крисандер выругался.

— Это произошло сразу же после того, как к ней вернулась память. Не знаю, что делать. — Он никогда не чувствовал себя таким беспомощным.

— Ты до сих пор веришь в то, что она виновна? — тихо спросил Терон.

— Не знаю, — вздохнул Крисандер. — Иногда я думаю, что это уже не имеет значения.

Удивительно, но Терон взглянул на него с пониманием.

— Когда я увидел ее на скамье, для меня это тоже перестало иметь значение, — мягко сказал брат.

Через пять минут пришла психотерапевт, и Крисандер рассказал ей все. Об инциденте, который произошел у него с Марли несколько месяцев назад, и о том, что случилось после.

Врач, к его удивлению, осталась невозмутимой. Она выслушала информацию и спросила, можно ли поговорить с Марли.

— Она отдыхает, но вы можете войти и подождать, пока она не проснется.

Крисандер провел врача в спальню, а сам, выйдя за дверь, остался возле нее, чтобы услышать все.

Потянулось долгое молчание, затем комнату наполнили тихие голоса. Сначала говорила врач, старавшаяся успокоить Марли. Через некоторое время Крисандер услышал дрожавший голос Марли и еще теснее приник к двери.

— Я пошла к врачу в тот день, когда Крисандер должен был вернуться из зарубежной поездки. Узнав, что беременна, я была потрясена. Мне надо было поговорить с Крисандером и спросить, как он относится ко мне.

— Продолжайте, — ободрила ее психотерапевт. Теперь Крисандеру стали понятны вопросы, которые Марли задавала ему в тот давний вечер. А затем он вздрогнул, услышав ее следующие слова:

— Он сказал, что у нас нет никаких отношений. Что я — его любовница. Женщина, которой он платит за секс, — произнесла Марли глухим голосом.

Крисандеру захотелось войти в комнату и сказать, что это неправда — он никогда так не относился к ней.

— А потом он обвинил меня... — голос Марли сорвался, и он услышал тихий всхлип.

— Все хорошо, Марли, — успокоила ее врач.

— Крисандер заявил, что я украла у него документы. Он утверждал, что я похитила проект одного из его отелей и передала конкурентам. И велел мне убираться.

— А вы действительно похищали эти документы?

— Вы первый человек, который меня об этом спрашивает, — грустно произнесла Марли.

Крисандер вздрогнул. Она права. Он ни разу не спрашивал — лишь обвинял ее.

— Я была потрясена. И до сих пор ничего не понимаю. Я никогда не видела документов, которые он швырнул мне в лицо.

Ее измученный голос терзал сердце Крисандера. Ужас охватил его. Что он наделал?!

— А потом... — Марли всхлипнула. Возникла еще одна пауза, во время которой врач пыталась успокоить свою пациентку.

— Скажите, что случилось потом, Марли?

— Я ушла, но хотела вернуться на следующий день, когда он немного успокоится, и все ему объяснить.

— И что же случилось? — мягко спросила терапевт.

Крисандер прильнул к двери, весь превратившись в слух.

— Кто-то накинул мешок мне на голову и потащил к машине. Меня отвезли в какое-то незнакомое место и сказали, что будут требовать выкуп. Я была в ужасе. Ведь под угрозой оказалась не только моя жизнь, но и жизнь моего ребенка. — (Крисандер сжал кулаки, пытаясь сдержать рвавшийся наружу гнев.) — Они дважды выдвигали ему требования, — прошептала Марли. — И Крисандер два раза отказался платить. Он оставил меня в руках этих бандитов. О боже! Я не стоила полмиллиона долларов!

Рыдания вырвались из ее горла. Крисандер не мог поверить своим ушам. Матерь Божия! Ему никто не предъявлял никаких требований! Он повернулся и прижался лбом к стене. Слезы текли по его щекам, но он не торопился вытереть их.

Через несколько минут психотерапевт вышла из спальни и взглянула на Крисандера. Он ожидал увидеть в ее глазах осуждение, но обнаружил искры симпатии.

— Я успокоила ее. Она была на грани истерики. Больше всего сейчас ей нужен покой. Пожалуйста, проявите терпение и понимание. Сильно не давите на нее. — Врач похлопала его по руке и направилась к двери. — Позвоните мне, если потребуется. Я сразу же приеду.

— Спасибо, — хриплым голосом произнес Крисандер.

Когда врач ушла, Крисандер тяжело опустился на диван.

— Боже мой... — потрясенно вымолвил он.

— Я все слышал, — сообщил Терон.

— Марли ничего не похищала. — Крисандер закрыл глаза и запустил руку в волосы. — Она думает... она думает, что я бросил ее на произвол судьбы, пожалев полмиллиона долларов.

Терон с сочувствием сжал плечо брата.

— Нам надо выяснить, как это произошло.

Крисандер кивнул. Он мучительно пытался вспомнить подробности того вечера.

И вдруг понял, что произошло, и тут же проклял себя, поскольку не попытался сопоставить отдельные факты раньше.

— Рослин! — вырвалось у него. Терон приподнял бровь.

— Твоя помощница?

— Она была там. Как раз перед тем, как я нашел документы в сумке Марли. Возможно, она подложила их.

И еще одна мысль осенила его. К горлу подступила тошнота. Любое требование о выкупе должно было поступить в офис. Адрес его квартиры хранился в секрете. Значит, требования были перехвачены. Рослин!

Крисандер встал и повернулся к своему брату.

— Оставайся здесь, с Марли. Присмотри за ней. Я скоро приду.

Терон тоже встал.

— Куда ты собрался?

— Я хочу выяснить, насколько правильны возникшие у меня подозрения.

— Крисандер, подожди. — (Он остановился.) — Тебе надо позвонить в полицию. Если ты добьешься от нее признания, то у тебя не будет свидетелей.

Крисандер сжал кулаки, но понял, что брат прав. Он не собирался прощать Рослин. Она должна понести наказание.



Крисандер расхаживал по кабинету, ожидая прихода секретарши. Он думал о Марли. Ее состояние не улучшилось. Она оставалась безразличной и подавленной, будто пытаясь укрыться в каком-то неведомом месте, где он больше не мог причинить ей боль.

Крисандер прикрыл глаза и постарался сосредоточиться на актуальной задаче. Услышав, как вошла Рослин, он напрягся. Ему стоило немало сил, чтобы не броситься на нее и не сломать ее хрупкую шею. Она натянуто улыбнулась.

— Вы хотели видеть меня? — тихо спросила Рослин.

— Да, — пробормотал Крисандер и окинул ее с ног до головы оценивающим взглядом.

Глаза Рослин загорелись, и она немедленно приняла соблазнительную позу.

— Я только сейчас понял, насколько страстно ты хотела добиться моего внимания, — процедил он, усмехнувшись. — Мужчины — толстокожие существа, как говорите вы, женщины, но я, кажется, самый толстокожий из всех.

Смущение промелькнуло на ее лице, и она попыталась напустить на себя невинный вид. Рослин пока не догадывалась, к чему ведет шеф, но скоро все прояснится.

— Почему ты не говорила, что хочешь меня? — промурлыкал Крисандер. — Это избавило бы нас от многих неприятностей. А вместо этого я был втянут в отношения, которых совсем не хотел, однако ценю твои усилия избавить меня от этой проблемы.

Рослин расслабилась, и холодная улыбка появилась на ее лице. Очень странно, но Крисандер никогда не замечал, насколько отвратительна эта женщина.

— И как тебе удалось устроить все это? — поинтересовался он льстиво.

И с ужасом услышал все подробности гнусной проделки. Похитители оказались очень кстати и сделали эту историю еще более убедительной. А когда в офис поступило требование о выкупе, Рослин решила избавиться от Марли раз и навсегда.

Она очень старалась доказать свою преданность Крисандеру и не сразу поняла, что выдала саму себя. Ведь именно Рослин продала его проект конкурентам.

— Значит, именно ты украла документы и передала их Марселли. — Тон его был ледяным, и Рослин вздрогнула. Лицо ее побледнело, когда она поняла, что проговорилась. — Ты не только очернила Марли, но и убрала со своей дороги, чтобы занять потом ее место.

Рослин открыла и закрыла рот, осознав, что разоблачена, но быстро оправилась.

— Ты никогда не докажешь это, — презрительно бросила она».

— А я и не собираюсь доказывать, — сказал он тихо и нажал кнопку вызова. — Вы можете войти, детектив.

Рослин вздрогнула, когда в комнату вошли следователь и двое полицейских.

— Ты не сделаешь этого, Крисандер! — воскликнула она. — Я люблю тебя!

Крисандер покачал головой и отвернулся. У него не было никакого желания выслушивать ее. Он мечтал только о Марли.

— Прости меня, душа моя, — прошептал он.



Когда Марли проснулась на следующий день, она почувствовала, что голова у нее легкая и ясная и туман, окутывавший ее воспоминания, полностью рассеялся. Но вместе с этим вернулась прежняя боль.

Она понятия не имела, сколько прошло времени: ей казалось, что она спала целую неделю. Тяжело вздохнув, женщина спустила ноги с кровати и осмотрелась. Комната была просторной и светлой, но совсем незнакомой. Марли прошла в ванную, и глаза ее расширились, когда она увидела роскошное джакузи.

Поднявшись на ступеньку, она склонилась над раковиной, чтобы умыть лицо, и, подняв глаза, увидела Крисандера, стоявшего в дверях. Марли вскрикнула от неожиданности.

Он немедленно бросился к ней и схватил ее за руку.

— Прости, что испугал, дорогая. Но я заглянул в спальню и не нашел тебя.

— Я просто собиралась принять ванну, — объяснила она.

— Мне не хочется оставлять тебя здесь одну, — сказал он. — Я пригласил сюда миссис Кахилл, так что ты можешь вызвать ее в любой момент.

Марли на секунду закрыла глаза и глубоко вздохнула. Затем твердо заявила:

— Пожалуйста, Крисандер, давай не будем больше лгать друг другу. Не притворяйся, что я нужна тебе...

Лицо его помрачнело.

— Ты мне очень нужна.

И прежде, чем Марли успела ответить, он вышел из ванной комнаты, а через секунду там появилась Патрисия. Она помогла Марли раздеться и погрузиться в теплую пузырившуюся воду.

— Где мы? — спросила Марли.

— Мы находимся в загородном доме мистера Анетакиса. В часе езды от города, — пояснила Патрисия. — Здесь тихо, и мистер Анетакис решил, что вам это пойдет на пользу.

Слезы навернулись на глаза Марли. А она-то думала, что выплакала их. Оказывается, у Крисандера есть загородный дом, и это еще одно доказательство того, что она не занимала важного места в его жизни.

— Что мне делать? — прошептала Марли, ни к кому не обращаясь. Какой она была дурой, когда ради него бросила все и, ослепленная любовью, поверила в их радужное будущее!

— Пора выходить из ванны, — мягко напомнила Патрисия. — Вам надо переодеться и идти завтракать.

Крисандер ожидал ее в столовой. Яркие лучи солнца проникали через застекленные двери, выходившие в красивый, ухоженный сад.

Крисандер поставил перед ней тарелку, наполненную едой, и уселся напротив. Марли взяла вилку и стала вертеть ее в руке, избегая его взгляда.

— Нам необходимо поговорить, Марли. Мне надо многое тебе сказать. — Голос его был каким-то странным: тихим и подавленным. — Но сначала как следует поешь.

Марли снова склонила голову. Прожевав первый кусок, она поняла, что страшно голодна.

Когда Марли допила сок, она услышала, как хлопнула дверь, и, повернувшись, увидела входившего в столовую Терона с мрачным выражением лица.

И прежде, чем он успел заговорить, Крисандер остановил его:

— Пожалуйста, подожди, пока Марли не закончит завтракать.

Горло Марли перехватило от гнева. Они не желают разговаривать в ее присутствии? Неудивительно — ведь она обокрала их!

Она резко встала и отбросила в сторону салфетку.

— Марли, не уходи, — попросил Крисандер. Она повернулась и пронзила его взглядом.

— Терпеть не могу вмешиваться в чужие дела. Кроме того, вы вряд ли захотите, чтобы ваш разговор услышал тот, кто вас предал.

— Господи боже мой! Марли, подожди!

Но она, не слушая его, выбежала из комнаты.

Крисандер, взглянув ей вслед, отчаянно выругался. Она ненавидит его, и имеет на это полное право. Он повернулся к Терону:

— Что случилось?

Терон достал из кармана свернутую газету и бросил ее на стол перед Крисандером.

— Вот, смотри.

Крисандер развернул газету и снова выругался — на четырех языках. На первой полосе была помещена фотография Марли, которую нес на руках Терон, в день ее побега из дома. Ниже были фотографии Крисандера и Рослин и подробное изложение, в духе «мыльной оперы», его отношений с Марли.

Крисандер с яростью швырнул газету в угол.

— Это дело рук Рослин. Никто из моих людей не стал бы общаться с прессой.

Терон согласился:

— После своего ареста она, вероятно, решила, что ей больше нечего терять, и вздумала устроить вокруг тебя публичную шумиху.

Крисандер подпер руками голову.

— Я проклинаю день, когда принял эту женщину на работу. Я сделал страшную глупость. Марли могла погибнуть.

— Ты любишь ее.

Это не был вопрос — просто утверждение. Да, он любил Марли. Но умудрился убить ее любовь не один, а целых два раза!

Крисандер кивнул.

— Я не буду винить Марли, если она не простит меня. И как она может меня простить, когда я сам не могу простить себя?

— Пойдем к ней, Крисандер. Вам пора поговорить начистоту.

Крисандер встал. Да, время настало.



ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ


Марли стояла в спальне и невидящим взглядом смотрела в окно. К несчастью, Крисандер по-прежнему имел над ней власть.

— Марли.

Она резко обернулась и увидела Крисандера, стоявшего в дверях. Он выглядел усталым, лицо его осунулось.

Немного нерешительно он сделал шаг вперед.

— Нам надо поговорить.

Она отвернулась, но все-таки кивнула. Да, им надо поговорить и покончить с этим.

Он мягко взял Марли за подбородок и повернул ее лицо к себе.

— Пойдем сядем.

Он усадил ее на кровать и сел рядом. Неожиданно она почувствовала, что не может больше ждать. В ней вскипел гнев.

— Ты лгал мне, — взорвалась Марли. — Каждое твое слово было ложью. Завлекая в постель, ты презирал меня и все же занимался со мной любовью, притворялся, что заботишься обо мне.

Она содрогнулась и закрыла лицо руками.

— Ты не права, — тихо сказал Крисандер, взял ее руку и прижал ладонь к губам. — Я не презирал тебя. И не лгал. — Глубокая печаль светилась в его глазах. — Выслушай меня, прошу. Я не получал требований от похитителей. Я бы перевернул землю, чтобы освободить тебя. И не пожалел бы никаких денег. Я не знал, что тебя похитили.

Марли потрясенно взглянула на него.

— Как ты мог не знать?

Глаза его потемнели.

— Рослин уничтожила послания бандитов. Ты справедливо не любила ее, а я, игнорируя твои чувства, подверг тебя ужасной опасности.

Голова у Марли закружилась. Она прижала дрожавшую руку ко рту.

— Я думала... что ты ненавидишь меня, — прошептала она, — и отказываешься платить, так как я обокрала тебя.

Со стоном Крисандер прижал ее к себе.

— Я дурак. Я напрасно обвинил тебя.

Марли отпрянула и пристально взглянула на него.

— Ты уже не думаешь, что я воровка?

Он решительно покачал головой.

— Нет. Это сделала Рослин. Она подсунула бумаги в твою сумку. — Его рот скривился. — В тот вечер, когда ты спрашивала меня о наших отношениях... я был напуган.

Марли подняла брови. Мысль о том, что Крисандера могло что-то испугать, казалась смехотворной.

— Я подумал, что ты недовольна и потребуешь от меня гораздо больше, чем я тебе даю, — признался он. — И разозлился. А потом увидел те бумаги в твоей сумке. Меня охватила ярость. Я не мог поверить, что ты способна на воровство.

— Но все же поверил, — с болью произнесла она.

Он снова обнял ее и прижал к себе нежно и трепетно.

— Я люблю тебя, Марли. И хочу доказать тебе это. Выходи за меня замуж. Пожалуйста.

Марли в смятении покачала головой.

— Ты по-прежнему хочешь, чтобы я стала твоей женой?

Он прижал губы к ее лбу.

— Можешь сейчас не отвечать. Но дай мне шанс, Марли. Ты не пожалеешь об этом, клянусь.

У нее помутился разум. Крисандер держал ее в своих объятиях, говорил о своей любви. И теперь между ними не было лжи.

Крисандер встал, будто догадавшись о ее желании остаться одной. У двери он обернулся и еще раз посмотрел на любимую.

Марли долго сидела на кровати, глядя на закрытую дверь. Руки ее дрожали, желудок судорожно сжимался. Неужели он любит ее?

В конце концов она вздохнула и легла, свернувшись калачиком.

— Что мне делать? — прошептала Марли. Она боялась снова влюбиться в Крисандера. И боялась остаться без него.



Теперь Крисандер не спускал с нее глаз, выполнял каждое ее желание, бесконечно баловал. И снова говорил, что любит.

Через два дня Крисандер вновь сделал Марли предложение, когда в гости приехали оба его брата. И она, преодолев смятение и неловкость, согласилась.

Темный огонь вспыхнул в его взоре. Он взял ее за плечи и посмотрел прямо в глаза.

— Да? — произнес он хриплым голосом. Она кивнула. Крисандер прижал ее к себе и долгое время не шевелился.

— Ты выйдешь за меня?

Она нервно облизала губы.

— Мне хочется сыграть тихую свадьбу. Никакой пышности и шумихи.

Он приподнял ее лицо за подбородок.

— Как скажешь.

— И еще я хочу... — Марли отвернулась и прикусила нижнюю губу.

— Скажи, что ты хочешь, душа моя. Я все исполню.

— Давай вернемся на остров.

Лицо его посветлело.

— Мы вылетим туда сразу же, как только поженимся.



Крисандер энергично принялся за подготовку свадьбы. Он пересмотрел свое рабочее расписание и сделал распоряжение о покупках, хотя свадебное платье у Марли уже было.

Теперь, когда к ней вернулась память, она дала показания следователям, проведя в полиции несколько изнурительных часов и подробно излагая детали похищения. Бандиты не причинили ей вреда и даже проявили особую чуткость, когда увидели, что она беременна. Они следили за Марли, зная о ее близких отношениях с Крисандером, и похитили при первой же возможности, причем запросили небольшую сумму. А не получив никакого выкупа, они избавились от Марли, бросив ее в разрушенном доме.

Именно в тот момент, когда Марли узнала, что Крисандер отказался платить за нее выкуп, она и потеряла память — не смогла вынести страшного потрясения. Ее предали.

Марли рассказывала об этом с такой болью, что Крисандер испытывал мучения, слушая ее. Ведь она страдала из-за него.

Марли записала телефоны следователя, чтобы в случае поимки бандитов приехать на опознание.

Через два дня они поженились. На свадьбе присутствовали Терон и Пирс, а также Патрисия. После церемонии венчания Пирс сдержанно поздравил новобрачных, а Терон тепло и сердечно обнял.

— С тобой он будет очень счастлив, маленькая сестренка, — тихо шепнул он ей на ухо.

Марли улыбнулась, однако понимала, что Терон говорит серьезно.

Вскоре братья Крисандера уехали. Терон отправился в Лондон, а Пирс улетел в Рио-де-Жанейро, курировать строительство нового отеля. Патрисия вернулась в Афины, где ее ждал доктор Кароунис.

Марли же мечтала скорее оказаться на острове, где она была счастлива, хотя и недолгое время. Нью-Йорк вызывал у нее слишком много тяжелых воспоминаний, и ей хотелось покинуть его.

В самолете Крисандер уговорил ее немного поспать. Поздно вечером они приземлились в Греции, и вскоре вертолет доставил их на остров.

Дорога была нелегкая, но Марли почувствовала облегчение — она наконец-то дома.

Крисандер привел жену в дом и помог подняться по лестнице. В спальне он усадил ее на кровать, раздел и уложил под одеяло.

Затем улегся рядом с ней и осторожно обнял, словно боялся навредить. Марли нахмурилась. Решительно встав, она включила лампу.

— Марли, что случилось? — спросил Крисандер.

— Давай заниматься любовью, — прошептала она.

Глаза его потемнели, в них вспыхнули искры. Он судорожно вздохнул.

— Ты уверена в этом, любимая? Я не хочу принуждать тебя.

— Я уверена.

Мучительно застонав, Крисандер притянул Марли ближе и склонился над ней. Каждый поцелуй, каждое прикосновение были необыкновенно нежными. Он гладил и ласкал жену с проникновенным чувством.

Она содрогнулась от желания, когда он сбросил трусы. И тут же ощутила тяжесть его тела — напряженного и горячего. Волны удовольствия захлестнули Марли, когда Крисандер обхватил губами ее сосок. Затем он покрыл поцелуями ее грудь, шею, лицо...

— Душа моя. Ненаглядная, — шептал он таким страстным, таким срывающимся голосом, что слезы выступили у Марли на глазах.

Она расплакалась.

— Пожалуйста, — молила женщина, — я хочу тебя.

Он медленно слился с ней, движения его были размеренными и осторожными. Но Марли это не было нужно. Она выгнулась навстречу ему и обвила ногами его бедра. Из горла вырвались рыдания, блаженные и страстные, и впервые Марли забыла о тяжких, мучительных воспоминаниях. Существовали только она, а также мужчина, любивший ее.

Она словно растворилась в его объятиях. Она нуждалась в этом. Нуждалась в Крисандере.

— Не отпускай меня, — прошептала Марли.

— Никогда, душа моя, — поклялся он, поглаживая ее волосы, спину, округлый живот, когда она тихо отходила ко сну. И, уже засыпая, женщина услышала его слова: — Я люблю тебя, Марли!



Марли соскользнула с кровати и накинула на обнаженное тело халат. Крисандер все еще крепко спал, откинув в сторону руку, будто пытаясь дотянуться до жены.

Они занимались любовью всю ночь и уснули, уставшие, только перед рассветом. Ее тело все еще горело от его прикосновений. И, взглянув на него, Марли поняла — больше не будет мучений. Все сомнения и страхи остались в прошлом.

Она спустилась по лестнице, прошла в кухню, выпила стакан сока и направилась в гостиную, откуда открывался изумительный вид на море.

Именно здесь и застал ее Крисандер. Он приблизился, обхватил ее руками и поцеловал в изгиб шеи.

— Ты рано проснулась, малышка.

— Здесь хорошо размышлять, — пробормотала

Марли, повернулась и встретила его встревоженный взгляд.

Они долго смотрели друг другу в глаза, и Крисандер наконец произнес хрипловатым голосом:

— У меня когда-нибудь будет шанс заслужить твою любовь, Марли? Или я навсегда потерял ее?

Сердце Марли снова сжалось от любви, переполнявшей ее. От любви и прощения.

— Я уже люблю тебя, — тихо сказала она.

Изумление появилось на его лице, но он все же сомневался.

— Я всегда любила тебя, Крисандер. С того момента, как я встретила тебя, для меня перестали существовать все другие мужчины.

— Ты любишь меня? — воскликнул он, и надежда вспыхнула в его глазах.

— Я не могла сказать тебе раньше, — объяснила Марли. — Мне не хотелось говорить об этом в суматохе дел. Моя цель — вернуться сюда, где я была счастлива. И начать нашу жизнь сначала.

Крисандер обнял ее и прижал к себе. Голос его срывался, когда он стал шептать что-то на греческом языке. Путался и переходил на английский, рассказывая, как сильно он любит ее и как мучается оттого, что причинил ей боль.

Затем он подхватил жену на руки и отнес наверх. И тела их снова слились в порыве нежной и страстной любви. А затем они лежали рядом, тесно прижавшись друг к другу, и он тихо гладил ее волосы.

— Я люблю тебя, дорогая. Я не заслужил твою любовь, но так благодарен тебе за нее. И всю оставшуюся жизнь буду холить и лелеять тебя, клянусь!

Марли прильнула к нему.

— Я люблю тебя, Крисандер. Очень люблю. Мы будем счастливы вместе. Я все для этого сделаю.



ЭПИЛОГ


Смешно, но Марли не смогла спуститься по лестнице. Она дошла до половины и остановилась. Схватившись за перила, женщина почувствовала, будто что-то сжалось внутри.

Ей захотелось рассмеяться. Судьба, казалось, наказывает ее за то, что она не выполняет настойчивые пожелания Крисандера. Он просил ее не ходить одной по лестнице еще на ранних стадиях беременности, а сейчас, к концу девятого месяца, она все-таки пошла одна.

Марли стояла на ступеньках, держась за перила и глубоко дыша. Она бы позвала кого-нибудь, если бы у нее не перехватывало дыхание. Кроме того, Крисандер был очень занят: он вел бесконечные телефонные переговоры с Тероном, который находился в Нью-Йорке. Они часами обсуждали вопрос о мерах безопасности, потому что ее похитители все еще были на свободе.

Когда Марли услышала шаги наверху, она выпрямилась и постаралась напустить на себя самый непринужденный вид. Виновато взглянув наверх, она увидела Крисандера.

Он поспешно бросился вниз, ругаясь на ходу по-гречески.

— Что мне делать с тобой, непокорная? — с тревогой спросил он, приблизившись к ней.

— Отвези меня в больницу! — тихо сказала она.

— Марли! Господи! Началось? — Крисандер даже не стал ждать ответа. Схватив жену на руки, он понес ее вниз, громко зовя пилота вертолета, который неотлучно находился на острове последние две недели.

— Не волнуйся, дорогая моя. Мы мгновенно довезем тебя до роддома.

— Дорогая? — Она засмеялась, а потом испустила стон. — Мне больно, Крисандер.

— Дорогая моя, — прошептал он ей на ухо. — Моя малышка, моя женщина, моя любовь.

Пилот совершил посадку прямо возле больницы, где их уже ожидал чуть ли не весь медицинский персонал.

И буквально через час на свет появился Дмитрий Анетакис — к великой радости его матери и отца.

— Он прекрасен, — заявил Крисандер, склонившись над матерью и ребенком. Дмитрий спокойно спал у материнской груди, и Крисандер с восхищением смотрел на него.

— Он замечательный! — потрясенно произнесла Марли. — О, Крисандер, все у нас замечательно!

Он трепетно поцеловал жену, любовь к ней переполняла его сердце.

— Я твой навсегда, любимая.

Она обхватила его лицо руками и улыбнулась.

— И я люблю тебя, Крисандер. И я твоя навсегда.


КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Назови меня женой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 28
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу