Book: О природе ума



О природе ума

Калу Ринпоче

Купить книгу "О природе ума" Ринпоче Калу

О природе ума


Устные наставления –


О природе ума


«О природе ума»: Ориенталия; Москва; 2012

ISBN 978-5-91994-020-3


Аннотация


Калу Ринпоче (1905–1989) — известный учитель тибетского буддизма, один из высочайших лам традиции Кагью. «О природе ума» — шестая книга из серии «Устные наставления». Она посвящена взгляду и практике буддизма Алмазного пути (Ваджраяны). Автор проясняет понятие природы ума — сути Учения Будды — и указывает на необходимость ее осмысления. Подробно освещается цель буддийского пути, ступени и средства ее достижения. Текст снабжен примерами и поучительными историями.


Калу Ринпоче. О природе ума


Редкая удача


Как существа на этой особенной планете Земля, мы обрели условия для человеческого перерождения, получили это драгоценное человеческое тело со всеми свободами и благоприятными обстоятельствами, которое оно нам дает. Теперь мы стоим перед выбором: либо извлечь действительную пользу из потенциала человеческого тела и достичь более высоких состояний или даже Просветления, либо продолжать блуждать в круговороте существования, позволить уму опуститься в низшие состояния и переживать все больше запутанности и страдания. Именно сейчас мы находимся на перепутье и можем решить, куда идти — вверх или вниз.

Состояние Будды — это совершенное пробуждение, в котором реализованы всеведение и способность видеть все аспекты действительности. Когда Будда Шакьямуни описывал различные сферы существования, он делал это благодаря всеведению. Он объяснял, что в сансаре есть шесть миров: три низших — ады, миры голодных духов и животных, и три высших — миры людей, полубогов и богов. Таким образом, родившись людьми, мы достигли состояния высшего перерождения, которое по сравнению с другими мирами выглядит очень благоприятно.

Какие условия требуются для человеческого перерождения? В общем можно сказать, что, будучи людьми, мы все разделяем определенную долю позитивной кармы. Эту карму мы накапливали и укрепляли в прошлых жизнях, совершая десять позитивных действий, и она привела нас в эту особенную сферу существования. Это — карма, общая для всех нас. Но в индивидуальной структуре каждого человека есть также элементы негативной кармы: у одних больше, у других — меньше. Из-за различных пропорций между позитивными и негативными кармическими впечатлениями люди обладают разными качествами и талантами, по-своему воспринимают жизнь в мире людей. У одних обстоятельства более благоприятные, чем у других. И положительные переживания в целом счастливого человеческого бытия, и трудности не столь удачливой жизни — все это коренится в нашей позитивной или негативной карме.


И положительные переживания в целом счастливого человеческого бытия, и трудности не столь удачливой жизни — все это коренится в нашей позитивной или негативной карме.


Грубо говоря, человечество можно разделить на три группы. Эта классификация основывается на том, сколько истинной пользы извлекается из потенциала человеческого существования.

Существует множество людей с однозначно негативными наклонностями. Они проводят жизнь, совершая негативные поступки и тем самым причиняя вред самим себе и другим. Такие люди безвозвратно проматывают свои благоприятные обстоятельства, и единственно возможная участь для них — это перерождение в низших мирах, которые характеризуются великим страданием и запутанностью. Их ум будет и дальше блуждать в круговороте перерождений и не освободится, пока человек будет продолжать совершать негативные поступки. Во всем, что касается духовного развития, это — впустую растраченное человеческое существование.

Большинство людей живет скорее заурядно — они не особенно используют эту драгоценную возможность достичь пробуждения. Не плохие и не хорошие, они не делают ничего, что имело бы серьезные последствия, негативные или позитивные. Их жизнь проходит весьма посредственно, и неудивительно, что результат — тоже посредственный. Перерождение, к которому стремится такой ум, тоже не будет ни чрезвычайно плохим, ни слишком хорошим, и вряд ли об этом можно много сказать.

Кроме того, есть люди, которые сознают, какую уникальную возможность предоставляет человеческое развитие. Они понимают: родившись человеком, можно достичь полного Просветления, если действительно этого захотеть, — и не только для самих себя, но для блага всех чувствующих существ.

Такие люди интересуются Учением Будды и настроены применять его на практике. Они действительно используют свой человеческий потенциал наилучшим способом. Только о таком человеке, который осознает этот потенциал и реализует его, говорят, что он обладает действительно драгоценным, особым человеческим рождением. Вы все, слушающие эти наставления, располагаете этим сверхценным человеческим телом, со всеми его свободами и преимуществами. Это очевидно просто потому, что вы, придя сюда, проявляете свой интерес к Дхарме.

Что означает быть буддистом? Это значит следовать Учению Будды. Будда достиг полного пробуждения, совершенно освободившись от всякого неведения, заблуждений, всех эмоциональных конфликтов и завес, всяческой негативности, которые затемняют природу ума. Когда устранены все омрачения, беспрепятственно проявляется истинная природа ума, ничем не ограниченная. Такое освобождение — от всех негативных, мешающих и ограничивающих факторов ума, и полное раскрытие невероятных качеств ума, которые при этом обнаруживаются, — и есть состояние Будды. Будда — тот, кто уже достиг Просветления, а обычный буддист стремится к этому.


Когда устранены все омрачения, беспрепятственно проявляется истинная природа ума, ничем не ограниченная.


Тибетцы называют наставления Будды «внутренние поучения». В комбинации «тело — ум» мы можем выделить внешний уровень физического тела и материального мира и внутренний уровень ума. В поучениях буддизма основное внимание уделяется уму и распознанию его истинной природы. Если мы следуем Дхарме Будды, мы изучаем эти наставления. Поэтому тибетцы считают буддийские наставления внутренним Учением.

В традиционных текстах человеческому существованию приписываются восемь свобод и десять благоприятных обстоятельств. Описать их все займет довольно много времени, поэтому я предлагаю, так как вы — образованные люди, прочитать об этом самим в соответствующих текстах и изучить эту тему более подробно. Классический труд, в котором описаны восемь свобод и десять благоприятных обстоятельств, — «Драгоценное украшение Освобождения» Гампопы[1].

Каждому, кто хочет знать об истинных признаках драгоценного человеческого существования, следует прочитать этот или подобные тексты. Важным здесь является следующий постулат: получив человеческое тело, действительно используйте его, практикуя духовный путь, который поможет полностью реализовать человеческий потенциал. Это путь практики Дхармы, выполнять которую можно, лишь родившись в теле человека. Это — самое важное, к чему действительно нужно серьезно отнестись и поступать соответствующим образом. Как говорит индийский буддийский мастер Шантидэва[2], сейчас у нас есть драгоценная возможность, но нам будет не так просто снова обрести ее, если мы не используем ее правильно. Хотя мы и получили сейчас драгоценное человеческое тело, нет никакой гарантии, что это случится и при следующем перерождении. Существование в мире людей — на самом деле большая редкость. И потому, если сейчас упустить этот шанс, вполне вероятно, больше у нас его никогда не будет.

В этом мире мы выражаем себя посредством действий тела, речи и ума. Когда мы говорим, что от негативных действий усиливаются негативные кармические тенденции, а от позитивных действий — позитивные, мы имеем в виду наши мысли, слова и поступки.

Важный момент нашей практики — убежденность в законе кармы: мы хорошо понимаем, что между нашими действиями и переживаниями есть причинно-следственная связь. С этой уверенностью у нас появляется основа для принятия решений: мы различаем, какие поступки полезны, а какие вредны. Иметь такую основу очень важно; понимание кармических процессов — это ключ к нашим действиям.


Три драгоценности


Если мы хотим сделать практику буддизма своим духовным путем, то первый шаг здесь — принятие Прибежища. С этой минуты, принимая Прибежище снова и снова, мы создаем фундамент для развития. Это действительно важно, поскольку сущность принятия Прибежища заключается в доверии к Трем драгоценностям — Будде, Дхарме и Сангхе. Прежде всего, если у нас нет доверия к Будде как Учителю и к его состоянию как цели духовного пути, у нас не будет также и доверия к тем наставлениям, которые давал «этот» Будда. Без доверия к его поучениям мы не будем их практиковать, а даже если и будем, то ничего не добьемся и не получим никакой пользы. Поэтому особенно важно обладать доверием к тому, что Три драгоценности — это источник вдохновения и пользы. Доверять Будде — очень хорошо, ведь более благородного и великого объекта доверия просто нет.

Рассмотрим аспекты, которые выражают Просветление Будды. На уровне тела Будда обладает ста двенадцатью различными знаками совершенства, большими и малыми, которые отличают его тело от обычной человеческой или даже божественной формы. Речь просветленного существа обладает шестьюдесятью качествами и является совершенным инструментом для духовного общения, для объяснения Дхармы. Ум Будды обладает тридцатью двумя качествами, которые отражают просветленное сознание и от-дичают его от сознания обычных существ. И мы доверяем этому богатству качеств и возможностей, принимая Прибежище в Будде.

Будда — первая из Трех драгоценностей. Вторая — Дхарма, все богатство поучений, которое проявил Будда Шакьямуни из своего состояния всеведения, сознавая эмоциональную запутанность живых существ. Чтобы помочь им, испытывающим очень сложные состояния неведения, Будда давал глубокие поучения. Традиционно считается, что было дано восемьдесят четыре тысячи собраний поучений в качестве лекарства от восьмидесяти четырех тысяч заблуждений, причиняющих страдания всем живущим. Эти поучения, следуя которым мы растворяем запутанность и достигаем пробуждения, — драгоценность Дхармы. Таким образом, принимать Прибежище в Дхарме означает использовать эти ценные поучения.

Третья драгоценность — Сангха. Здесь мы различаем два вида сообщества практикующих. Обычная Сангха — это люди, применяющие Учение и в определенной степени постигающие его. Поэтому они служат другим учителями или советчиками. Другой вид — так называемая благородная Сангха — это высокоразвитые практикующие, благодаря своей практике достигшие определенных ступеней постижения, то есть ступеней Бодхисаттвы (санскр. бхуми).

Когда мы принимаем Прибежище в Будде, Дхарме и Сангхе, мы принимаем Прибежище в вышеописанных духовных аспектах. Это действие приносит великую пользу, и в то же время для нас — тех, кто принимает Прибежище, — в этом не заключается никаких опасностей, ограничений или сложностей.

Три драгоценности — это источник сочувствия[3] и благословения, они излучают материнскую заботу, какую мать проявляет к своему единственному ребенку. Только это сочувствие и благословение не ограничивается одним или несколькими существами, но включает в себя всех. Оно всегда есть, его можно ощутить. Мы могли бы сравнить такое сочувствие с крючком. Единственное, что требуется, — чтобы практикующий с доверием открылся этому сочувствию. Эта открытость — как кольцо, за которое может зацепиться крючок. Без доверия невозможно создать связь. Мы создаем ее, принимая Прибежище впервые, и укрепляем, продолжая принимать его с настроем доверия. Тем самым мы открываемся благословению. Прибежище не только помогает избежать страдания и боли в этой жизни, но также оберегает наш ум от падения в низшие миры, ведет к высшим состояниям и в конце концов к достижению совершенного Просветления. Полезные последствия подлинной открытости, возникающие с первого мгновения, воистину необычайны на разных уровнях, как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе.


Прибежище не только помогает избежать страдания и боли в этой жизни, но также оберегает наш ум от падения в низшие миры, ведет к высшим состояниям и в конце концов к достижению совершенного Просветления.


Принятие Прибежища не таит в себе никаких опасностей и не несет ограничений, ни внешних, ни внутренних. Оно не стесняет нас в нашей повседневной деятельности. По существу, речь идет о том, чтобы развивать доверие к источнику сочувствия и благословения. И также неправда, что принявшему Прибежище запрещается доступ к другим духовным традициям. В этом мире существует множество духовных поучений. Будда говорил, что все традиции следует рассматривать как активность просветленного состояния ума, которое по-разному выражает себя в зависимости от различных потребностей существ. Это признают все буддисты. Все религии истинны в своем контексте. И когда мы принимаем Прибежище, от нас не ожидают, что мы начнем отрицать истину других духовных течений, говоря: «Только это Учение верно, все остальные — нет. Мы не хотим иметь с ними ничего общего». Это совершенно не тот случай. После принятия Прибежища вполне допустимо иметь доверие к другой религиозной системе и даже практиковать ее, понимая, что каждая религия преследует свою цель. Таким образом, человек, приявший Прибежище, не испытывает никаких новых трудностей или ограничений. Это просто не является частью Прибежища. Единственное, что действительно важно, — это доверие к Трем драгоценностям.




Из Индии через Тибет на Запад


Особые условия в современном мире привели к распространению Дхармы Будды в странах, традиционно не буддийских. Мы видим: сейчас так происходит во всем мире. В трех странах готовность к восприятию кажется наиболее высокой: в США, Франции и Германии[4].

В них Дхарма стала особенно популярна. Когда мы говорим о тибетском буддизме, очень важно помнить: это не что-то новое, что изобрели и предлагают в качестве буддизма какие-то умные тибетские ламы, но — подлинная передача Учения, восходящая к Будде Шакьямуни в Индии. Будда проявился как полностью просветленная Нирманакайя среди людей, всю жизнь помогал существам и учил полной системе Сутры и Тантры, чтобы освободить всех от запутанности. Эта подлинная непрерывная передача буддизма была перенесена в Тибет в том виде, в каком она существовала в Индии и сохранилась там.

Во времена распространения буддизма в Индии Тибет еще не отличался духовностью — напротив, это была скорее страна варваров. Многие люди в своем развитии не превосходили животных. Взгляните на слонов, лошадей и коров — они умеют только есть, пить, спать. Они заботятся о своих основных потребностях, но никогда не думают о чем-то большем. Они никогда не думают о карме, о прошлых и будущих жизнях, у них никогда не возникает стремления достичь Просветления. Это им просто недоступно. Так же и тибетцам это было недоступно в то время, они были фактически варварами. Однако в определенный момент развития духовные ценности буддизма достигли тибетцев и стали пропитывать их культуру. Это происходило в течение долгого времени благодаря усилию множества выдающихся людей. Некоторые из них — просветленные властители тибетского народа — были Бодхисаттвами. Они перерождались среди людей, чтобы распространять духовные учения и их ценности. Другие — переводчики; получив в Тибете буддийское образование, они отправлялись в Индию изучать буддизм и затем приносили Дхарму в свою страну. Третьи — это индийские мастера и ученые. Их приглашали в Тибет, где они вместе с тибетскими учеными и переводчиками работали над пошаговым процессом усвоения и адаптации буддизма в Стране снегов. Так постепенно весь спектр буддийских поучений был принесен в Тибет и утвердился в тибетской культуре. Тибет стал страной с культурными и духовными ценностями, чего не было ранее.

После того как Дхарма пришла в Тибет, такой известный йогин, как Миларепа, смог достичь полного Просветления за одну жизнь. Он был не единственным. Число людей, которые благодаря этим поучениям обрели высокую степень постижения или даже полное Просветление, очень велико. Также было много ученых, высокообразованных и сведущих в мирских и духовных областях знания. Такие мастера, как Сакья Пандита[5], олицетворяют идеалы духовной практики с точки зрения всех трех колесниц: Хинаяны, Махаяны и Ваджраяны. Элементы Хинаяны, Малой колесницы, — это внешний уровень дисциплины и самоконтроля, выраженный в образе жизни. Элемент Махаяны, Великой колесницы, — это внутренний уровень бескорыстной мотивации и сочувствия. А элемент Ваджраяны, Алмазной колесницы — тайный уровень личного опыта, который пробуждается благодаря тантрической практике. Таким образом, в Стране снегов закрепилось все богатство буддийских поучений.


Число людей, которые благодаря этим поучениям обрели высокую степень постижения или даже полное Просветление, очень велико.


В определенный момент новой истории обстоятельства изменились: с одной стороны, стало заметно уменьшение заслуги тибетцев, с другой — увеличение заслуги и восприимчивости у западных людей. Ламы тибетских буддийских традиций были вынуждены бежать из своей страны, поскольку политические условия препятствовали распространению Учения. Военное вторжение в Тибет привело к изгнанию тибетцев. Под предводительством учителей Далай-ламы, Шестнадцатого Гьялвы Кармапы, Дуджома Ринпоче и Сакья Тризина Ринпоче[6] многие тулку и ламы покинули Тибет и нашли свободу для духовной практики и учительской деятельности в пограничных странах — Непале, Индии и других.

Затем последовало распространение буддизма в западном мире. Чтобы объяснить это явление, прежде всего необходимо принять во внимание кармический аспект. Это важнейший фактор; он позволяет понять, что в настоящее время на Западе не только накоплено достаточно заслуги, благодаря позитивным кармическим тенденциям из прошлых жизней, но и проявляется очевидная кармическая связь с Дхармой Будды.

Также следует учесть влияние христианства, которое невероятно обогатило западную цивилизацию. Оно подарило ей такие понятия, как вера (в данном случае в бога] и доверие, а эти качества — основа духовного развития. Кроме того, оно способствовало развитию основ сочувствия и гуманной, альтруистической мотивации. Христианская традиция передавала представления о морали и нравственной дисциплине, щедрости и благотворительности. Многие фундаментальные ценности христианства совпадают с буддийскими. Во множестве случаев речь идет об одном и том же, но в разных формах. Иногда все похоже настолько, что кажется одинаковым. Все это тоже способствует распространению буддизма на Западе, так как умы людей уже открыты.

К этому добавляется также высокий уровень западного образования и культурного воспитания. Люди в странах современного Запада обладают большим количеством знаний. Они больше знают о мире, в котором живут, на основе получаемой информации им проще принимать решения. Когда они встречаются с учением буддизма, то впечатляются тем, насколько точно, с точки зрения просветленного существа, описаны основа пути, сам путь и его плод. Это учение выглядит не сказкой, а действенными методами, которые можно проверить на собственном опыте. Это впечатляет и привлекает людей, ведь они понимают, что соприкоснулись с чем-то действительно полезным. Это еще одна причина распространения буддизма на Западе.


Природа ума


Во время нашей встречи здесь мы будем в основном заниматься объяснениями и практикой медитационных фаз концентрации ума (тиб. шинэ, санскр. шаматха) и интуитивного глубокого видения (тиб. лхагтонг, санскр. випашьяна). Также вкратце мы рассмотрим взгляд Махамудры и ее опыт. Важно сознавать, что любая духовная практика или медитация, любая техника будет действенной, только если мы понимаем, что такое природа ума. Ведь процесс медитации или духовной практики переживается именно умом. Чем лучше мы вникли в его природу, тем более действенной будет практика. Медитировать без элементарного понимания ума — все равно что срывать листья с чужих деревьев, вместо того чтобы выращивать собственное. Если ухаживать за корнями и стволом своего дерева, то листья появляются сами, их нигде не нужно искать. В нас тоже заложена солидная основа. Говорится, что объяснения кармы — одно из основополагающих наставлений Будды Шакьямуни. Но еще более существенно понимание природы ума: без него трудно обрести убежденность в действенности кармического процесса. Нам будет очень сложно достоверно объяснить истину кармы даже самим себе, если мы не понимаем природу ума, который эту карму осознает. Поэтому знание природы ума очень полезно даже на теоретическом уровне и, тем более, для практики медитации.


Медитировать без элементарного понимания ума — все равно что срывать листья с чужих деревьев, вместо того чтобы выращивать собственное.


Объяснить сансару — колесо перерождения — можно разными способами. В своем «внешнем» значении сансара — это круговорот существования. В него включены различные состояния высших и низших рождений, которые являются результатом позитивных или негативных действий; а также непрерывное и бесконечное перерождение ума в шести сферах существования. «Внутренний» аспект сансары описывается как «двенадцать звеньев взаимозависимого возникновения». Они начинаются с основополагающего неведения ума, которое ведет к кармическим тенденциям. Под воздействием этих тенденций развивается сознание двойственности, «себя» и «других», из него образуется структура органов чувств, через которые по-разному воспринимаются явления. Поэтому между умом и воспринимаемым объектом возникает контакт, который, в свою очередь, приводит к появлению ощущений и отношения к ним (желание). Из желания в уме развивается цепляние, которое ведет к побуждению становления, то есть стремлению перерождаться, и далее к рождению. В физическом теле ум подвержен процессам старения, умирания и смерти. Со смертью круг замыкается, и ум опять впадает в основополагающее неведение — источник всей цепочки.

Рассматриваем ли мы сансару, то есть круговорот обусловленного или непросветленного существования, с ее внешней или внутренней стороны, всегда остается сам ум, осознающий все эти аспекты. Поэтому понимать природу ума принципиально важно.

Мы все обладаем «чем-то», что осознает — тем, что мы называем умом. Мы имеем о нем смутное представление: «Да, у меня есть ум, мой ум». Но мы никогда по-настоящему не пытаемся осмыслить, чем же этот ум является или не является. Понимаем ли мы его природу? Есть ли у нас непосредственный опыт истинной сущности ума? Пока его нет, будут возникать всевозможные проблемы. Корень всех проблем заключен в отсутствии прямого опыта. Это также относится и к практике медитации. Если мы упражняемся в медитации без элементарного понимания ума, польза от нее будет очень ограниченной. Представьте человека, который мерзнет в очень холодном доме. Желая согреться, он выходит наружу и разводит костер. Теперь человеку тепло, он стоит у огня, но дом остался нетопленным. Он ищет не там и делает не то, что нужно в его положении. Так же ведет себя всякий, у кого нет внутреннего постижения. Упражняясь в медитации, он как будто ищет где-то в другом месте то, что на самом деле свойственно природе ума. «Драгоценное украшение Освобождения» Гампопы состоит из шести частей. В первой Гампопа объясняет, что Будда-природа — просветленная природа ума — неотъемлемо присутствует во всех существах как причина и потенциал Просветления. В сутрах Будда говорит, что все без исключения живые существа обладают просветленной природой. Она составляет самую сущность ума; мы не только работаем с ней в медитации — она лежит в основе всего нашего опыта. Поэтому понимание природы ума очень полезно во всех ситуациях, будь то формальная медитация или повседневные действия и явления.


Ум по своей истинной сути — пустой и неосязаемый. Он не обладает никакими ограниченными параметрами, с помощью которых его можно было бы описать.


Словом «ум» мы обычно называем и то, что имеет представление о «себе», когда мы говорим «я счастлив» или «я опечален», и то, что переживает это счастье или печаль, как и все остальные чувства. Мы считаем, что ум — только это. Мысли и чувства — это содержимое ума, но как описать сам ум? Ум по своей истинной сути — пустой и неосязаемый. Он не обладает никакими ограниченными параметрами, с помощью которых его можно было бы описать. У него нет ни формы, ни размера, ни цвета, он не находится в каком-либо определенном месте. Это все совершенно не относится к уму. Мы можем только сказать, что ум есть пустота. Это специальный термин, который используется в буддизме. Но на этом мы не останавливаемся: мы говорим, что он пуст, как пространство, ведь он явно превосходит все, что мы о нем знаем. Также уму свойственна «ясность» или «свечение». Под «свечением» здесь понимается не тот видимый свет, который исходит от солнца, луны, лампочки или свечки. Ум ясен и лучезарен в том смысле, что он обладает способностью осознавать. Когда мы говорим о природе ясности ума, речь идет о том, что в уме проявляются любые мысли, чувства и переживания. Но и это еще не все. Мы описали природу ума еще не настолько точно, насколько это позволяют ограничения языка. Нужно также понимать, что ум не только способен выражать себя — он и в самом деле себя выражает. Он выражает себя как сознание. Неважно, называем ли мы это сознанием, восприятием или познанием, — это неограниченное, активное качество, самопроявление ума. Итак, когда мы описываем природу ума, мы говорим о его пустотной сущности, природе ясности и безграничном активном выражении как сознания. Сочетание этих трех аспектов и составляет понятие «ум».

Эта пустотная, ясная и активная природа ума не подвластна рождению и смерти. На этом уровне мы говорим не о вещи, которая когда-то появилась и однажды умрет. Природа ума всегда была и будет. В этом смысле мы можем сказать, что ум — постоянен и вечен, он вне рождения, смерти и изменений. Непостоянство, которое мы испытываем, — рождение, смерть и перемены — это поверхностный слой спроецированных в уме проявлений. Непостоянство относится не к истинной сущности ума, а скорее к поверхностному уровню иллюзорных проявлений и проекций, которые ум осознает.

Пустотная, ясная, чистая и неограниченная природа ума называется Будда-природой или потенциалом Пробуждения. В ней сокрыты все качества совершенного Просветления. Полное осуществление состояния Будды описывается как постижение трех «кай», или трех «тел»: Дхармакайи, или абсолютного уровня пустоты вне формы, Самбхогакайи, или уровня чистых проявлений, и Нирманакайи, или уровня преходящего физического проявления. Пустая, неосязаемая сущность ума есть источник невероятного потенциала и неотъемлемых качеств Дхармакайи, природа ясности ума — ключ ко всем качествам Самбхогакайи, и в динамичном неограниченном сознании — самовыражении ума — заключено все богатство Нирманакайи. Таким образом, все качества полного Просветления уже присутствуют в природе ума как таковой.

Но если у нас уже есть природа Будды, эта пустая, ясная и безграничная суть ума, подобная чистейшей кристальной воде или сияющему на небесах солнцу, почему же мы не просветлены? Почему мы не знаем ее? Какие виды запутанности и омрачений удерживают нас от Просветления?

Первый уровень (вид) запутанности — фундаментальное неведение, отсутствие прямого опыта, когда ум по какой-то причине не видит сам себя, не воспринимает свою природу. Из-за отсутствия прямого осознавания своей истинной сути, то есть из-за неведения, или не-распознавания, возникают дальнейшие искажения. Вместо того чтобы переживать свою пустотность, ум ошибочно воспринимает что-то прочное — эго или субъект. Поскольку от ума ускользает прямой опыт природы его ясности, он создает проекцию «других». Это привычная тенденция ума — воспринимать «себя» и «других», субъект и объект как две совершенно независимые и отдельные друг от друга сущности. И так было всегда: ум всегда все так переживал и продолжает это делать. Этот уровень запутанности описывается в буддийских поучениях как двойственное цепляние, или привычные тенденции, потому что ум имеет эту привычку думать в понятиях «себя» и «других». После изначального неведения это — второй уровень запутанности, который мы выделяем — искаженное восприятие в двойственной рамке «субъекта» и «объекта».

Поскольку ум воспринимает свою пустотную природу как «я», или «субъект», а свою природу ясности как «других», или «объекты», его безграничная активность выражается в эмоциональных реакциях на отношение субъекта к объектам. Он переживает приятные чувства, влечение или желание, если воспринимаемое кажется ему соблазнительным или привлекательным. На то, что уму представляется неприятным или угрожающим, он реагирует отвращением и отталкиванием. В то же время в игре всегда участвует несознательность или замутненность, потому что ум не воспринимает то, каким все является; он «ведет» себя так, будто субъект, объект и эмоции — это реальность. Уму неведомо, что он искаженно воспринимает свою пустотную, ясную и безграничную природу. Таким образом, мы различаем три первичных мешающих чувства: неведение, привязанность и неприязнь. Естественно, этой троицей дело не ограничивается: из привязанности возникают алчность и скупость, из неприязни — недоверие и зависть, а из неведения — гордость и высокомерие. И вот, не успели мы оглянуться, как уже появилось шесть эмоциональных шаблонов, из которых складываются еще более сложные комбинации. Тексты говорят, что одна только привязанность принимает много различных форм: привязанность к самому себе, к кому-то другому, к форме, звуку, запаху, вкусу и фактуре. Она может также по-разному выражаться. Традиционные тексты говорят, что существует по двадцать одной тысяче всевозможных видов привязанности, отвращения и неведения, и еще двадцать одна тысяча сочетаний этих трех мешающих чувств. Таким образом, получается огромное множество состояний эмоциональной запутанности, которыми мы (как непросветленные существа) и являемся. Эти состояния — третий уровень омрачений ума, завеса эмоционального конфликта, препятствующая прямому опыту природы ума.



Под воздействием смешанных чувств мы совершаем негативные поступки телом, речью и умом: убиваем и крадем, обманываем, говорим то, что ранит других или сеет раздоры, и вынашиваем негативные мысли. Из-за этого создаются и усиливаются привычные шаблоны, и такой процесс называется кармой. Тенденции, возникающие при совершении действий, определяют наш будущий опыт. Это кармический процесс, причинно-следственная связь между поступком и последующим опытом, которая поддерживает в движении круговорот обусловленного существования. Взаимодействие всех созданных нами кармических тенденций производит всевозможные состояния и переживания, которые мы — непросветленные существа — испытываем в шести мирах сансары.

Чтобы объяснить, как все эти уровни запутанности связаны между собой и основываются друг на друге, представим себе структуру человеческого тела. Назовем туловище изначальным неведением, тогда плечи будут двойственным цеплянием, руки от локтя до запястья — смешанными чувствами; а кисти и пальцы рук — разнообразными кармическими тенденциями, возникающими из-за чувств. Этот пример ясно показывает, что все уровни напрямую зависят друг от друга. Если появляется один, то возникают и поддерживают друг друга и все остальные.

Каким образом и когда этот чудесный ум и его пустотная, ясная и безграничная природа позволили вовлечь себя в эту запутанность? На этот вопрос нет ответа. Невозможно найти точку отсчета, вычислить, когда все началось. Так было всегда. Сколько существует ум, столько же существует и изначальное неведение, привязанность, смешанные чувства и карма. Все это не имеет начала, как и сама природа ума. К тому, что и природа ума, и неведение безначальны, больше нечего добавить. Мы можем для наглядности сравнить ум с золотом. На золоте иногда образуется патина, — это происходит из-за химического состава примесей золота. И мы не можем отделить золото от появившейся на нем патины. Еще нагляднее можно объяснить это, сравнив ум с глазами. Глаза видят всевозможные вещи, могут разглядеть даже очень мелкие детали. Они видят все, кроме самих себя. Они никогда не могли видеть себя и никогда не смогут — просто таково строение глаза. Так же устроен и наш ум в нынешней ситуации: он не видит сам себя и никогда раньше не видел. Цель всех практик, ’техник и методов Учения Будды — растворение четырех уровней запутанности и омрачений ума: базового неведения, дуалистического цепляния, смешанных чувств и кармы. Это сопровождается пониманием, что природа ума с ее неизмеримым и неотъемлемым потенциалом проявляется абсолютно свободно, когда удалены все эти завесы. Когда исчезают облака, солнце беспрепятственно освещает все, так как больше ничто не стоит у него на пути. Оно может полностью проявлять свое неотъемлемое качество теплоты и светоносности.

Всеведущее осознавание, высшее сочувствие, эффективные действия и способность быть Прибежищем — качества, присущие состоянию Будды, — неотъемлемо содержатся в природе нашего ума.

Когда мы описываем путь пробуждения, мы говорим о пяти путях: накопления, соединения, видения, медитации и совершенства, или необучения. Есть также десять уровней (на санскрите «бхуми»), которые проходит Бодхисаттва в своем развитии до Просветления. Это довольно грубое разделение на пять путей и десять ступеней призвано показать, что чем больше мы сумели растворить омрачения четырех уровней, тем свободнее проявится потенциал ума. Благодаря проникновению в суть ума, природу Будды — даже если оно очень поверхностное — развивается наше доверие к качествам состояния Будды, или просветленного ума, поскольку мы понимаем, что эти качества присущи природе нашего собственного ума. Всеведущее осознавание, высшее сочувствие, эффективные действия и способность быть Прибежищем — качества, присущие состоянию Будды, — неотъемлемо содержатся в природе нашего ума. Понимание этой природы дарит нам все больше доверия к цели пути — состоянию Будды, оно также порождает и укрепляет сочувствие к другим существам, у которых такое понимание еще не возникло. Мы сознаем, что недостаток понимания и есть причина всех страданий и принципиальная ошибка, которую совершают все живущие. Здесь становится ясно, как из неведения возникает страдание, и сочувствие растет в нас само по себе. Таким образом, чем лучше мы знаем природу ума, тем активнее пробуждается в нас доверие к его потенциалу и сочувствие к другим.


Шинэ, лхагтонг и Махамудра


Если мы упражняемся в медитации с таким основополагающим пониманием природы ума, природы Будды, наша медитация будет намного более действенной. Первая фаза медитации — фаза сосредоточения ума, по-тибетски — шинэ. Этот термин означает спокойствие и стабильность. Благодаря сосредоточению уменьшается рассеянность, вызванная обилием мыслей и чувств, и однонаправленный ум способен покоиться безмятежно и радостно. Вторая фаза медитации — это проникновение в суть, по-тибетски — лхагтонг, что иначе переводится как «глубинное видение». Благодаря спокойному и стабильному состоянию ум лучше видит свою подлинную сущность. В идеальном случае это приводит к опыту Махамудры[7], высшему из всех возможных состояний. Метод Махамудры подразделяется на три аспекта: основа, путь и плод. Махамудра основы достигается, когда практикующий получает и удерживает первый опыт природы ума. Это может быть всего лишь мимолетным взглядом на природу ума, но он не забывается и становится важным элементом личного опыта. Сохранение, совершенствование и углубление такого опыта — это Махамудра пути. Она подразделяется еще на четыре ступени, каждая из которых, в свою очередь, состоит из трех этапов, так что все вместе они образуют двенадцать уровней опыта. Четыре ступени Махамудры пути называются «однонаправленность», «простота, или неискусственность», «единый вкус» и «немедитация». Каждая из них в зависимости от уровня интенсивности переживания содержит три этапа — начальный, средний и высший, на котором практикующий переходит на следующую ступень. Это традиционное описание того, как Махамудра пути раскрывается перед практикующим и ведет к «плоду», или результату, который и есть окончательный опыт совершенного Просветления. Каждый из нас, без сомнения, может достичь полного Просветления, поскольку у всех нас есть основа для работы — Будда-природа нашего ума в качестве потенциала состояния Будды. Все, что мы делаем, практикуя шинэ, лхагтонг и Махамудру, есть осуществление этого потенциала.


Каждый из нас, без сомнения, может достичь полного Просветления, поскольку у всех нас есть основа для работы — Будда-природа нашего ума в качестве потенциала состояния Будды.


Если сравнить просветленную природу нашего ума — это открытое, ясное и безграничное осознавание — с чистой, прозрачной водой, то уровни запутанности, о которых я говорил, предстанут как глина, размешанная в воде. Она замутняет воду, не позволяет увидеть ее чистоту и прозрачность. То, что мы воспринимаем, есть смесь чистоты и загрязненности, смесь истинной природы ума и всех слоев омрачений. Но это довольно сложная тема, касаться которой сегодня мы не будем.


Наставления по медитации


Первый Кармапа Дюсум Кхьенпа[8] говорил: «Если хочешь, чтобы твой ум пребывал в естественном состоянии, начинай с правильного положения тела». Тело и ум тесно связаны, поэтому правильная поза с прямой спиной очень важна, особенно вначале, чтобы научиться хорошо медитировать. Гампопа говорил: «Ум в неискусственном, непринужденном состоянии счастлив, он как кристально чистая вода, не бурлящая и не мутная». Просто позвольте уму покоиться в себе, расслабленно и без надуманных усилий. Вам не нужно искать то, чем является ум. Не направляйте внимание ни внутрь, ни наружу — пусть ум просто покоится в своей природе. Если мы позволим ему расслабиться и пребывать в своем естестве, нам наверняка удастся узнать его истинную природу. Она уже здесь, и мы можем постичь ее, если позволим уму непринужденно оставаться в своем естественном состоянии.

Ум не должен быть притупленным или неясным, как будто не осталось ни одной искры осознавания. Опыт природы ума — не только пустой и неосязаемый по сути, но он пронизан светом и чистым сиянием. Поэтому он искрится осознаванием.

У этого опыта нет никаких осязаемых качеств: ум не имеет цвета, размера или чего-то, что могло бы служить описанием самого ума. Сущность ума — пустота. Но он не только пустой, но и обладает ясностью. Этот аспект лучезарной ясности означает, что ум может создавать любые виды опыта, видеть формы, слышать звуки и обдумывать мысли. Эта способность к переживаниям и есть лучезарная ясность ума.

Пребывая в этом состоянии осознавания, пустотном и ясном одновременно, ум может по-разному выражать себя: видеть формы, слышать звуки, иметь мысли. Эта способность к самовыражению — аспект неограниченности или активности ума.

Открытое, ясное и безграничное осознавание — собственно и есть природа самого ума. Буддисты называют его Будда-природа или лоно таковости. Вначале мы переживаем лишь мимолетные мгновения или легкое дуновение природы ума. Как будто бы пытаемся разглядеть издалека, как выглядит приближающийся к нам человек, но он еще так далеко, что мы не можем толком увидеть, что это. Но он постепенно подходит, и мы узнаем: судя по форме, это, скорее всего, человек. Возникает первое мимолетное понимание. Это ступень, на которой сейчас все мы более или менее находимся. Первый очень короткий взгляд на то, что действительно существует. И если продолжать совершенствовать медитацию, очищаясь от омрачений и негативности, которые препятствуют непосредственному видению, мы сможем узнать природу ума. Как будто человек подошел совсем близко, и мы говорим: «А, он выглядит так-то и так-то, я его знаю». В этот момент возникает лхагтонг в истинном смысле слова, действительное глубокое видение природы ума. Так мы совершаем первый шаг на пути Махамудры. Прежде чем закончить сегодняшнюю лекцию посвящением заслуги, я хочу отметить: эта концепция о природе ума очень важна, ее стоит запомнить и держать в уме. Распознать природу ума чрезвычайно важно. Будда в «Сутре Высшего Освобождения» говорил: «Если кто-то из моих учеников в будущем найдет возможность говорить другим об истинной природе ума, мои усилия будут полностью вознаграждены».


Кармический процесс


Природа ума, о которой мы подробно говорили на вчерашней лекции, — это открытое, ясное и безграничное осознавание, не подверженное рождению или смерти. Природа ума существовала всегда. Но до сих пор на основе своих позитивных и негативных кармических тенденций наш ум переживает круговорот обусловленных перерождений, который мы также называем сансарой. Многие не верят, что ум переходит из одного существования в другое, не верят в прошлые и будущие жизни. Свой взгляд они обосновывают так: мы не можем видеть, как все взаимосвязано, у нас нет никаких практических доказательств этой взаимосвязи. Попробуем разобраться: все осознается и переживается умом, пустым и неосязаемым. Ум переживает все радости и страдания. Если мы не видим сам ум, то нас не должно удивлять, что мы не видим и кармические процессы, переходящие из жизни в жизнь. Невозможность видеть эти процессы нельзя приравнивать к их отсутствию.


Если мы не видим сам ум, то нас не должно удивлять, что мы не видим и кармические процессы, переходящие из жизни в жизнь.


Будда говорил, чтобы понять, какие действия мы совершали в прошлом, достаточно взглянуть на нашу жизнь в этом теле. Связи, которые мы создали своими позитивными или негативными поступками, определяют тенденции, созревающие в этой жизни, а также то, что мы воспринимаем сейчас. Рождение в человеческом теле, которое считается довольно высокой сферой перерождения, говорит о преобладании позитивной кармы в нашем потоке сознания с широчайшим спектром переживаний. Благодаря позитивным действиям в прошлых жизнях, например, щедрости и защите чужой жизни, в этой жизни мы наслаждаемся здоровьем, счастьем и долголетием. Негативные поступки, такие как убийство или воровство, приводят к короткой жизни со многими болезнями, страданиями и бедностью. Корень всего опыта — наши поступки в прошлых жизнях. Будда советовал наблюдать за своими поступками прямо сейчас, тогда можно понять, что наш ум будет переживать в будущем. По состоянию, в котором мы пребываем, можно «считать» информацию о наших прошлых поступках; по поступкам в этой жизни нетрудно предсказать наши будущие ощущения. Это возможно, так как существует связь между кармическими тенденциями, которые мы сейчас развиваем и усиливаем, и переживаниями нашего ума в будущих перерождениях.

Истинная природа ума, открытое, ясное и безграничное состояние осознавания, описывается на санскрите термином «алайя» (хранилище), а на тибетском — понятием «кюн жи», что означает «основа или источник всего». Это — чистая неизменная алайя — источник просветленного опыта. То, что мы переживаем сейчас, — все уровни неведения и эмоциональной запутанности, о которых мы уже говорили, — так называемая нечистая, или загрязненная алайя. Чистая алайя сравнивается с ясной, прозрачной водой, а загрязненная алайя — с грязью в воде, замутняющей ее ясность. Так и наш ум — это смесь чистой алайи с запутанностью и неведением, которые замутняют истинную природу ума. Одна из функций нечистой алайи — сохранять все впечатления как скрытые кармические тенденции. Когда мы действуем телом, речью и умом, эти поступки создают впечатления или тенденции, которые сохраняются в «хранилище» запутанного сознания и остаются там до тех пор, пока под воздействием соответствующих условий не проявятся как сознательный опыт. То есть когда мы однажды совершаем какой-либо поступок, впечатление от него сохраняется на бессознательном уровне, пока не возникнут условия, необходимые для превращения этого «семени» в осознанные переживания. Это — кармический процесс, который означает, что карма безошибочна, и мы не можем надеяться на то, что впечатления от совершенных действий где-то потеряются или забудутся и нам не придется переживать результаты наших действий. Этого не произойдет. Поскольку карма безошибочна, подходящие условия обязательно возникнут для засеянных впечатлений и затем созреют до осознанных переживаний. Будда говорил, что любая кармическая тенденция, возникшая в результате наших действий, не исчезнет даже через тысячи эпох. Она исчерпает себя, только став сознательным опытом, соединившись с соответствующими условиями. И пока они не проявились на поверхности нашего сознания, не стоит надеяться, что они забудутся или растворятся. Существует прямая связь между действиями и опытом. Поэтому ясность в вопросе позитивных и негативных действий очень важна для нас. Какие действия создают позитивные тенденции, ведущие к счастью и осуществлению? А какие — негативные, приводящие к страданию и запутанности?


Существует прямая связь между действиями и опытом. Поэтому ясность в вопросе позитивных и негативных действий очень важна для нас.


Будда говорит, что все чувствующие существа — Будды, и только поверхностные завесы омрачают это состояние. Как только эти завесы устраняются, наш потенциал становится опытом Пробуждения. Это означает, что уровень постижения напрямую зависит от того, насколько мы смогли очистить ум от неведения и запутанности. Например, разные уровни постижения Бодхисаттвы можно соотнести с четырьмя основными завесами ума: базовое неведение, дуалистическая привязанность, эмоциональная запутанность и карма. Первая ступень Бодхисаттвы достигается, когда устранена кармическая завеса, уровень грубой внешней запутанности. Тот, кто достиг этой ступени, преодолел завесу кармических омрачений. И наоборот, преодолев завесу кармических омрачений, мы достигаем первой ступени Бодхисаттвы. Это взаимозависимо. С достижением седьмой ступени Бодхисаттвы полностью растворяется слой эмоциональной запутанности, который до этого становился все тоньше. Для Бодхисаттвы седьмого уровня он — больше не препятствие на пути к пробуждению.

С восьмой до десятой ступени Бодхисаттвы, которые также называются тремя чистыми ступенями, становится все тоньше и полностью растворяется дуалистическая привязанность — тенденция ума воспринимать себя и других отдельно друг от друга. Но только при достижении состояния Будды, иногда называемого одиннадцатой ступенью, или по-тибетски «свет везде», потому что это состояние — за пределами всех десяти, устраняются все, даже самые тонкие уровни запутанности или неведения. Тогда истинная природа ума может свободно выражать себя. Итак, наше духовное развитие происходит в той степени, в которой мы способны растворять омрачающие завесы базового неведения, двойственной привязанности, эмоциональной запутанности и кармы.


Тенденция ума переживать тело, когда его нет, — это феномен, который в переводе с тибетского означает «ментальное тело промежуточного состояния».


Физическое тело, которое мы переживаем в сознательном состоянии, — это кристаллизация определенных кармических тенденций, полностью созревших в этой жизни. В нашем случае, так как мы родились в драгоценном человеческом теле, — эти тенденции в основном позитивные. Кроме того, у нас есть определенная связь с Дхармой Будды и Тремя драгоценностями. Возможно, мы слышали наставления или существовал какой-то другой контакт с Дхармой — все это оказало влияние на наше нынешнее проявление, на физическую основу с сознанием, характерным для нашего состояния ума. Но ум переживает и другие состояния, самое значительное из них — состояние сна. Когда мы спим и видим сны, наш ум воспринимает другое тело, не имеющее физической составляющей, и другой мир явлений, который тоже не имеет материальной основы. Наше спящее тело лежит, а ум переживает другую телесную форму, в которой он пребывает в мире снов. Состояние сна обусловлено двумя факторами. Первый — это очень тонкая тенденция ума воспринимать все в двойственных понятиях «себя» и «других», субъекта и объекта. Второй фактор — более явно действующие склонности, привычки, модели поведения и мышления, развитые в этой жизни. Они проявляются и во снах. Иначе говоря, в сновидениях обнаруживаются два вида привычных тенденций — тонкие (то есть двойственная привязанность) и грубые (опыт этой жизни, создающий определенные шаблоны). В состоянии сна у нас нет телесной формы, и тем не менее ум переживает тело как нечто реальное. Когда мы умираем, тело и ум отделяются друг от друга. Тело больше не является частью опыта ума. В промежуточном состоянии после смерти у ума нет физического тела, но ум по-прежнему ведет себя так, как будто тело все еще есть. Тенденция ума переживать тело, когда его нет, — это феномен, который в переводе с тибетского означает «ментальное тело промежуточного состояния».

Физическое состояние бодрствования, состояние сна и ментальное тело — это три фазы, которые определяют круговорот сансары. Существа в сансаре переживают одну за другой все три фазы и ощущают их как совершенно реальные. Проекции ума переживаются им, будто являются чем-то отличным от него самого. Ум убежден, что все его переживания в состоянии бодрствования, сна и в промежуточном состоянии совершенно реальны и истинны. Он не понимает, что это — всего лишь его собственные проекции. С позиции абсолютного уровня все состояния реальны только относительно, включая опыт состояния бодрствования. Возьмем для примера существ, пребывающих в адах: их ум воспринимает все переживания как объективно существующие. Но проекции ума в любом состоянии пусты по своей природе, как и сам ум. Пустотный и неосязаемый по своей сути ум не может породить что-либо реальное и независимое, только нечто столь же нереальное. Но, находясь в аду, ум этого не видит. И существа переживают все страдания и тех, кто причиняет эти страдания, как абсолютную реальность, не осознавая, что это впечатления в уме, всплывающие в виде болезненного опыта. Индийский мастер Шантидэва говорил: «Кто изготовил это оружие, которым мучают существ, и почему? Кто создал расплавленную железную почву? Откуда появляются все эти языки пламени? Это и все остальное — наш собственный ум. Так учит Будда». Никто не создавал эти ады и не упрятывал туда существ. Существа сами создают свои собственные ады: негативные кармические тенденции производят впечатление адов, которое переживается как реальное. В действительности же оно не более реально, чем любое другое состояние. Эта иллюзия обладает только относительной реальностью для существ в определенном месте в определенное время.


Пустотность ума


Как можно понять выражение «ум пустой»? Что указывает на его пустоту? Когда в утробе матери происходит зачатие, родители не сразу узнают об этом. В момент зачатия, когда сознание соединяется с материальной основой в материнском теле, ни одна из матерей не думает: «О, я беременна, скоро у меня будет ребенок». Она не видит, как сознание проникает внутрь ее тела и соединяется с материальной основой, процесс становится очевидным гораздо позже, когда проявляются физические признаки беременности. Это — один из признаков того, что ум по своей сути — неосязаемый и пустой. Невозможно зафиксировать момент зачатия в материнском лоне.

Мы все умрем, но когда сознание покинет тело, никто не скажет: «О, вот выходит сознание». Никто не видит, когда сознание покидает тело. Буквально за мгновение до этого мы были живым существом, а теперь — только труп. А где ум? Никто не видит, куда уходит ум. Это — еще один признак того, что ум по своей сути неосязаемый и пустой.

Сейчас в зале находится несколько сотен людей. У каждого есть ум, и каждый знает свой ум. Но никто из нас не знает ум другого, не знает, какими свойствами обладает чей-то ум. Мы даже не можем сказать, как выглядит собственный ум, потому что не можем посмотреть на него и описать: «Мой ум выглядит вот так, у него такая вот форма, цвет и размер». Невозможно очертить четкие контуры ума. Он пуст и неосязаем по своей сути и не может быть заключен в рамки таких качеств.


Невозможно очертить четкие контуры ума. Он пуст и неосязаем по своей сути и не может быть заключен в рамки таких качеств.


Тем не менее делать вывод, что все неважно и нереально, раз ум неосязаем и пуст, отрицать принцип причинно-следственной связи — кармы — это большая ошибка, которую иногда совершают люди. Думать, что ничто не имеет никакого значения, потому что является пустым по своей природе, — неверно. Будда говорил: «Те, кто приписывает явлениям окончательную реальность, — глупы, как осел, но те, кто отрицает действительность, намного глупее». Эта тема подробно рассматривается в Сутрах «Праджня-парамиты», текстах о совершенности мудрости. В них говорится, что, воспринимая пустоту неверно или упрощенно, мы отсекаем или ограничиваем собственную мудрость и препятствуем возможности проникновения в суть вещей. Поэтому очень важно знать, что включает в себя выражение «ум пустой» и на что направлены мои слова. Пока мы полностью не постигли пустотность ума и всех явлений, существует причинно-следственная связь между действием и нашим опытом. Взаимозависимость всех аспектов опыта по-прежнему остается истинной, действительной и безошибочной. Приведем пример: все мы провели какое-то время в школах и университетах, многому научились, развили определенные навыки и накопили множество знаний. Но результаты этого процесса обучения невозможно увидеть извне. Они не хранятся где-то в этой стране, нет такого места, где содержались бы эти всеобщие знания. Мы не держим их дома в сундуке. Знания также не сохраняются где-то в теле, так, чтобы это было видно всем, они — в нашем уме. И когда бы ни понадобились нам, у нас есть к ним доступ, мы можем ими воспользоваться. То есть они существуют на самом деле, хотя по своей сути — пустые и неосязаемые. Хороший автомеханик, например, может устранить любую поломку в автомобиле. Он не думает постоянно о том, как ремонтировать машины, но «считывает» свое знание в момент, когда требуется. Ему не обязательно непрерывно об этом думать, потому что, оказавшись в ситуации, когда необходимо что-то отремонтировать, он сразу знает, что нужно делать, и делает это. Настолько действенна связь между владением ремеслом и его применением. И хотя ничего из этого не видно и не за что ухватиться, — все в полной мере действенно и истинно.

Если мы понимаем значение и обладаем непосредственным опытом пустоты, мы идем по следам Миларепы, который говорил: «Страх смерти загнал меня в ретрит. Там я беспрестанно медитировал о непостоянстве и смерти. И теперь я познал бессмертную природу ума и избавился от всех страхов». Миларепу мотивировало исключительно здоровое осознавание того, что его весьма негативная карма[9] приведет к перерождению в низших сферах существования. В его положении это было очень правильное и точное наблюдение. Страх перед последствиями негативной кармы заставил его медитировать. Благодаря медитации он в конце концов достиг уровня, на котором познал бессмертную природу ума. Он узнал природу переживающего ума и всех его переживаний. С этого момента Миларепа был свободен от обычных ограничений, выражающих природу материальной действительности. Он мог принимать одну или множество форм, летать, проходить сквозь твердые объекты. Его ум достиг такого состояния сознания, когда над ним оказались не властны обычные ограничения. Он увидел, что все эти проекции ума иллюзорны по своей сути, как радуга, как изображения в зеркале, как отражение луны в воде, — хотя и проявляются очень ясно, но не обладают окончательной сущностью. Из этого состояния постижения Миларепа показывал так называемые чудеса, то есть совершал нечто, что полностью взрывало жестко определенную нами реальность. Это было для него возможным, потому что он распознал иллюзорную природу всех явлений и не приписывал им истинности, которую приписываем мы.

Наш опыт в круговороте перерождений определяется тремя представлениями, присущими нам, и в корне неверными.

Первое заключается в том, что мы все время ищем что-то действительно существующее и приписываем вещам реальность, которой они не обладают. Мы не понимаем, что мир явлений, который мы воспринимаем, — это проекция ума, считаем его абсолютно реальным и отличным от ума, совершенно независимым от ума, потому что считаем что-то истинным, что таковым не является.

Второе — это наше нежелание видеть, какое страдание сокрыто в нашем способе восприятия мира. Мы переживаем страдание и разочарование в разных формах, от грубой до очень тонкой, потому что постоянно ищем непреходящее счастье там, где счастья в истинном смысле на самом деле нет. Этот непрестанный поиск переживания такого счастья не в том месте — наша вторая ошибка.

Третье неверное представление — считать нечто совершенно непостоянное неизменным, стабильным, тем, на что можно положиться. Мы постоянно ищем какую-то опору в том, в чем никакой опоры нет.

Таким образом, мы становимся жертвами этих трех основополагающих заблуждений. Мы считаем: а) нечто совершенно преходящее абсолютно истинным; б) нечто, содержащее страдание и разочарование, приносящим счастье; в) непостоянное — непреходящим. С этими тремя суждениями мы непрерывно переживаем сансару, круговорот перерождений, переходим из одного состояния в другое и рассматриваем все как реально существующее, постоянное и способствующее переживанию счастья. Считать себя очень удачливыми мы можем лишь тогда, когда начинаем понимать наш способ восприятия и видим, что явления — всего лишь проекции ума.


Считать себя очень удачливыми мы можем лишь тогда, когда начинаем понимать наш способ восприятия и видим, что явления — всего лишь проекции ума.


В дхармических наставлениях мы часто слышим это великое слово «Махамудра», которое на самом деле является термином для обозначения постижения пустоты. Миларепа так объяснял Махамудру: «Мудра» — санскритское слово, которое переведено на тибетский как «чаг гья». Первый слог «чаг» — ключевое слово для обозначения пустоты, а второй — «гья» — означает «пространный» или «дальний, обширный». В данном контексте соединение указанных двух слогов подразумевает, что не существует никакого опыта, возможного за пределами пустоты. Опыт пустоты — всеобъемлющий, и нет ничего, что выходило бы за пределы базового осознавания. Это — определение понятия «мудра». «Маха» по-тибетски — «ченпо», и означает «великий» или «высокий, благородный». Таким образом, говорится, что не существует никакого опыта, который превосходил бы опыт пустоты. Пустота — наивысшее и величайшее из возможных переживаний. И потому термином «Махамудра» обозначается постижение пустоты, включающее в себя любой аспект опыта.

Так как мы не осознаем, что истинная природа ума по своей сути пуста, мы вместо нее переживаем реально существующее «я» или «личность». И это — самая большая наша ошибка, с которой начинается все страдание. В поучениях говорится: «я» и привязанность к «я» — величайший «демон» вселенной. И это правда. Этот эгоцентризм — демоническая сила, причина всех трудностей и страдания. Постижение Махамудры — это постижение пустоты ума. Когда мы больше не считаем «я» или «личность», как и проекции ума, истинно реальными, мы достигаем постижения Махамудры. Это состояние еще называется «отсутствие „я“» и характеризуется как распознаванием отсутствия личности, так и пустотной природы всех явлений. То есть всех аспектов опыта. В этот момент ум освобождается от всего страдания и негативных влияний привязанности к «я». Для процветания страдания больше нет плодородной почвы.

И даже если этот опыт еще не является частью нашего непосредственного восприятия и мы еще не постигли опыт пустоты, одно только интеллектуальное понимание пустоты невероятно полезно. Просто представление о том, что ум пуст и неосязаем и не имеет ни цвета, ни формы, ни размера, — очень полезно. Хотя это, конечно, никакой не опыт, только идея, но зато очень ценная идея.

Чтобы понять, насколько полезно понимание пустоты, мы можем пронаблюдать ситуацию в странах Европы и Северной Америки с таким уровнем комфорта и высоким материальным благосостоянием, что в глазах людей из бедных частей света такая жизнь выглядит как миры богов сферы желаний. Большая часть страдания в развитых странах — не физическое страдание. От голода, эпидемий и подобных проблем жители экономически развитых стран страдают меньше других существ, населяющих Землю. На Западе люди страдают на духовном уровне. Они лелеют представление о «я» или «личности», не осознают пустотность своего ума. И это основная причина страдания. Однако существует и сопутствующая причина, заключающаяся в том, что любой опыт сопровождается эмоциональной запутанностью, и все эмоции воспринимаются как реальные. Люди обращаются со своими мыслями и чувствами так, как будто у них есть реальное «я», и поэтому все время находятся в их власти. Поэтому запутаны и страдают. Если мы понимаем пустоту, то распознаем также пустоту мыслей и чувств, возникающих в уме. Однажды достигнув понимания пустоты и неосязаемости ума, мы приходим к выводу, что мысли и чувства, возникающие в нем, должны иметь ту же природу. Они не могут быть реальнее, чем сам ум. Они не могут быть более осязаемыми, чем сам ум. Это означает, что они совершенно неосязаемы. С этим понимаем мы перестаем воспринимать желание или злость как абсолютную реальность и более не следуем им. Мы словно наливаем холодную воду в кипящую — и все волнение вдруг успокаивается. Это происходит благодаря пониманию, что чувство не существует само по себе, и нам не обязательно, как мы думали раньше, считать его чем-то реальным.


Однажды достигнув понимания пустоты и неосязаемости ума, мы приходим к выводу, что мысли и чувства, возникающие в нем, должны иметь ту же природу.


Независимо от вида, медитация становится более действенной, если мы понимаем пустотность ума, его открытую, ясную и безграничную природу, пусть даже пока только интеллектуально. Когда мы применяем методы для концентрации ума, например, медитацию на дыхание, на форму шара из энергии и света или какую-то другую форму, с пониманием природы пустоты, ум легче успокаивается, освобождается от рассеивающего влияния мыслей и чувств и пребывает в однонаправленном сосредоточении. Способность к концентрации можно развить до такой степени, что она позволит направить ум куда угодно и оставаться сосредоточенным на объекте столько, сколько захотим. Ум больше не подвержен рассеиванию, но способен, не отвлекаясь, оставаться сосредоточенным в любой ситуации. Таково наивысшее осуществление, которого мы достигаем, применяя практику шинэ — медитацию успокоения ума. Оно сопровождается прекрасным физическим и духовным самочувствием, и это ощущение значительно больше всего, что мы можем себе представить сегодня. Опыт глубокого покоя и концентрации ума может также сопровождаться появлением особенных физических сил и ясновидения.

Благодаря интенсивной медитации и возникновению покоя и концентрации в качестве основы, у практикующего развивается более глубокое проникновение в суть природы ума. У него также может появиться прямой опыт открытого, ясного и безграничного осознавания, который невозможно описать словами и понять интеллектуально. Это действительное прямое видение называется по-тибетски «лхагтонг», что в переводе означает «глубокое проникновение в суть». Развиваясь, оно достигает своей вершины в опыте Махамудры, в совершенном растворении в истинной природе ума и растворении всех явлений. Но для того чтобы это стало возможным, нам необходимы две вещи: во-первых, наши собственные усилия, чтобы очиститься, накопить заслугу, развить и углубить мудрость; во-вторых, благословение высокореализованного учителя. Так говорится в одном тексте о Махамудре и добавляется, что все остальное — только пустая трата времени. Нам необходимо усердно очищаться от негативности и неведения, а также накапливать заслугу и развивать чистое осознавание. Кроме того, следует доверять и быть преданными подлинному мастеру, чтобы мы были способны получить его благословение. Тогда возможно окончательное постижение Махамудры.


Обычные существа, Бодхисаттвы и Будды


В какой-то момент на пути Махамудры открытая, ясная и безграничная природа ума становится для практикующего постоянным переживанием. Путь Махамудры разделяется на четыре ступени: однонаправленность, «неискусственность» (или простота), «один вкус» и не-медитация. И каждая из этих ступеней разделяется в свою очередь на малую, среднюю и большую. Непреходящий опыт открытой, ясной и безграничной природы ума начинается на второй ступени «неискусственности» и достигает высшей точки в узнавании природы ума, которое еще не является совершенным Просветлением, но тем не менее — глубоким видением истинной сущности ума. С этим видением практикующий достигает первой ступени Бодхисаттвы, которую также называют «высшая радость», и переживает такое блаженство и такую радость, которая не идет ни в какое сравнение с обычной радостью, доступной нам сейчас. Эта радость полностью спонтанна и не зависит ни от каких внешних условий. Она — просто часть природы ума, и когда ум узнает свою собственную сущность, он переживает эту невероятную, совершенно поразительную радость. И это — причина, по которой эту ступень называют именно так.

Это состояние постижения характеризуется определенными качествами, которые показывают, что ум освобождается от своих ограничений и может разнообразно выражать себя. Достигший первой ступени Бодхисаттвы может одновременно пребывать в ста медитационных состояниях. Когда мы медитируем и концентрируемся, например, на дыхании, каком-то предмете или на луче света, на каком-либо Будда-аспекте или пустоте, то в каждый момент времени мы делаем что-то одно, потому что наш ум ограничен. На первой ступени Бодхисаттвы ум может в одно мгновение провести сотни таких медитаций, при этом ничего не упустив и не вступив в противоречие с чем-то другим. Ум способен в одно мгновение переживать сотни состояний самадхи[10]. Он свободен и может проявлять себя в сотне излучений, он больше не ограничен одной телесной формой. Он свободен и способен переживать сто различных чистых сфер опыта, встретить сто Будд, одновременно слышать сто разных наставлений, способен помнить сто предыдущих жизней, видеть на сто жизней вперед и так далее. Традиционно перечисляются двенадцать таких способностей, соединенные соответственно с числом сто. Поэтому иногда говорят о двенадцати сотнях, но, по сути, это число просто указывает на возросшую свободу выражения ума, которая возникает на первой ступени Бодхисаттвы.

Достигший первой ступени Бодхисаттвы может одновременно пребывать в ста медитационных состояниях.


Мы говорим о десяти ступенях Бодхисаттвы, на которых ум продолжает развиваться и достигает все более глубокого видения сути и все большей свободы. Когда ум переходит с первой ступени Бодхисаттвы на вторую, вышеописанные качества, дюжина сотен, увеличиваются в десять раз. И мы говорим о тысячах вместо сотен, тысячах состояний медитации и так далее. С каждой следующей ступенью качества удесятеряются, и на десятой ступени Бодхисаттвы мы говорим не о сотнях или тысячах, а о возможных миллиардах одновременных медитационных состояний, миллиардах излучений и так далее. Совершенное пробуждение, состояние Будды за пределами десятой ступени, невозможно описать ограниченными числами. В них нет никакого смысла на этом уровне. Здесь речь идет о безграничном осознавании, безграничных возможностях и безграничном сочувствии. В состоянии полного Просветления ум никак не ограничен в способности проявлять себя, он полностью свободен. Состояние Будды по определению — прекращение всех ограничений. Ум в состоянии Будды — это тоже наш ум. Состояние Будды — не за пределами ума. Нам не нужно нигде искать его, кроме как в природе собственного ума. В «Уттара-тантра-шастре», которой учил Бодхисаттва Майтрейя, говорится, что разделение на обычных существ, Бодхисаттв и Будд основывается на степени очищенности их ума: загрязненный, очищенный и полностью очищенный. У нас, непросветленных существ, ум еще сильно загрязнен неведением, запутанностью, негативностью. На ступенях Бодхисаттвы эта загрязненность становится все тоньше, и только при полном Просветлении она полностью исчезает. Это — единственный критерий, по которому можно различить заблуждающихся чувствующих существ, Бодхисаттв и Будд.


Состояние Будды — не за пределами ума.

Нам не нужно нигде искать его, кроме как в природе собственного ума.


Человеческое существование


Совершенное Просветление состояния Будды — это цель нашей практики Дхармы. Чтобы понимать, с чего мы начинаем, нужно по достоинству оценить нашу ситуацию — ситуацию человеческого перерождения в круговороте существования. Ум, который мы в этом перерождении воспринимаем как человека, перерождался бесконечное количество раз. Он принимал разные формы одну за другой, пока в какой-то момент не сошлись условия, которые привели к человеческому перерождению. Его мы теперь и переживаем. До этого был просто ум после смерти в промежуточном состоянии, последовавшем за нашей предыдущей жизнью, в какой бы то ни было сфере существования. Из этого состояния ум из-за своих кармических тенденций притянулся к человеческому рождению. Одна из особенностей бардо заключается в том, что ум обладает способностью к ясновидению. Это — не какое-то особенное качество, но определенный опыт, просто проявляющийся в уме. Когда ум под влиянием своих кармических тенденций направляется к человеческому перерождению, он видит своих будущих родителей в сексуальном союзе и чувствует к ним влечение. Ум реагирует на отца и мать в союзе бессознательным импульсом, который основывается на кармических тенденциях и определяет пол будущего ребенка. Если ум перерождается в женском теле, то он будет больше привязан к отцу. А если ум перерождается в мужском теле — он будет испытывать больше привязанности к матери. Эта эмоциональная реакция — часть процесса зачатия, которое происходит, когда сперма соединяется с яйцеклеткой и сознанием существа из состояния бардо.


Когда ум и оплодотворенная яйцеклетка соединились, потенциально появляется и человеческое существо, хотя пока оно — только одна клетка.


То есть необходимы два физических элемента и один духовный. Когда ум и оплодотворенная яйцеклетка соединились, потенциально появляется и человеческое существо, хотя пока оно — только одна клетка. Соединились сознание со всем своим потенциалом опыта человеческого существования и физический потенциал человеческого тела. Когда это происходит, появляется центральный канал энергии — первое проявление ума на материальном уровне. Это значит, что проявление ума на телесном уровне начинается с появлением центрального энергетического канала на эмбриональной стадии. Кроме того, есть сознание и жизненная энергия развивающегося существа, которые за девять месяцев беременности создают все физические и духовные аспекты будущего ребенка. На материальном уровне процесс очевиден: клетки делятся, возникает овальная форма, растут конечности, развиваются органы чувств, внутренние органы и так далее. И на духовном уровне происходит непрерывное развитие, пока ребенок полностью не сформируется и не созреют кармические тенденции, вызвавшие зачатие и развитие эмбриона. Тогда подходит срок родов, до которых ребенок питается через пуповину матери. Еда и питье матери кормят и ребенка. Но развитие зародыша происходит под влиянием кармических тенденций в потоке сознания ребенка, пока во время родов ребенок не выталкивается из чрева матери и приходит в мир людей как полностью сформировавшийся индивидуум. Это, конечно, еще крошечное существо, но у него присутствуют все органы и способности, необходимые для восприятия в мире людей. Мы все прошли через этот процесс, прежде чем оказались здесь. Можно еще очень долго заниматься исследованием физического тела: из чего оно состоит, как оно образуется и как оно неизбежно распадается, какие базовые качества характеризуют тело, как развиваются разные органы чувств и так далее.

Здесь достаточно сказать, что у нас есть тело и оно появилось определенным образом. Мы были зачаты, прошли процесс развития зародыша, родов, потом были детство и юность. Мы все достигли взрослого возраста, некоторые еще молоды, другие вошли в средний возраст, кто-то уже стар. Этот процесс невозможно остановить. С момента зачатия до смерти постоянно происходят рост и изменение. Старость приносит с собой телесную дряхлость и недомогание. Тело начинает распадаться, потому что карма, которая поддерживала его существование, постепенно заканчивается, что рано или поздно приводит к смерти, после чего составляющие это тело разные элементы растворяются и в процессе растворения сливаются друг с другом, ум навсегда отделяется от тела. Когда заканчивается процесс умирания, наступает смерть, и ум после смерти в первое время впадает в изначальное бессознательное состояние. Затем следует фаза сознательного восприятия, когда ум переживает радость и страдание, не имея материальной основы. И в конце концов это состояние прекращается силой кармического процесса, который диктует следующее зачатие и перерождение в человеческой или какой-либо другой сфере существования. Это — то будущее, которое ожидает наш ум: непрерывный круговорот в сансаре, из одного состояния в другое, и так без конца.


Родившись в мире людей, мы получили свободы и благоприятные обстоятельства, позволяющие достичь Просветления.


Перерождение в теле человека знаменательно тем, что предоставляет возможность вырваться из колеса перерождений и постичь состояние полного пробуждения вне колеса сансары с его страданиями и несвободами. Это — состояние истинного счастья и подлинной свободы. Родившись в мире людей, мы получили свободы и благоприятные обстоятельства, позволяющие достичь Просветления. Ни в одном другом состоянии мы не обладаем столькими возможностями. В одном классическом тексте говорится, что наше тело может стать лодкой, которая перевезет нас через океан страдания на берег Просветления, но может стать и камнем на шее, который утащит нас на дно этого океана. Тело — слуга ума. Если ум направляет тело в позитивную сторону, то и тело ведет себя позитивно. Если же ум наполнен негативностью, то и тело совершает негативные поступки. Действиями тела, речи и ума мы накапливаем карму, которая определяет, попадем ли мы в более высокие сферы перерождения, достигнем ли Освобождения или переродимся в низших сферах существования с еще более сильным страданием и большей запутанностью. Все зависит от нашего выбора. Возможность выбора в наших руках, и мы можем пойти по одному или другому пути. Мы действительно находимся на перепутье, и можем пойти либо вверх, либо вниз. Этим я заканчиваю лекцию и посвящаю всю заслугу от наставлений благу всех чувствующих существ.


Все меняется каждое мгновение


Сейчас мы переживаем особенно удачное состояние перерождения в мире людей. У нас есть драгоценное человеческое тело, обладающее восемью свободами и десятью преимуществами, благодаря которым наше тело становится совершенной основой для духовной практики. Мы свободны практиковать то, что хотим, и способны применять поучения в нашей жизни, чтобы с их помощью достичь Просветления. При этом мы должны помнить, что эта драгоценная человеческая жизнь закончится. Она не будет длиться вечно, она непостоянна и может оборваться в любой момент.

Что значит «мир, который мы переживаем, непостоянен»? Будда по-разному описывал непостоянство мира. Он говорил, что каждое рождение заканчивается смертью, за каждой встречей следует расставание, все накопленное опять рассеивается, а все построенное — опять разрушается. Ничто во вселенной, внешней или внутренней, не вечно. Все наши переживания и опыт соединились в какой-то момент и когда-то опять распадутся. Это относится к нашему физическому телу и ко всему остальному, поскольку непостоянство имеет «мгновенную» природу: от мгновения к мгновению мы стареем и движемся от рождения к смерти.


Ничто во вселенной, внешней или внутренней, не вечно. Все наши переживания и опыт соединились в какой-то момент и когда-то опять распадутся.


Существа меняются миг за мигом. От момента зачатия до смерти ничто не остается тем же самым. Изменения не происходят «вдруг». Не бывает так, что человек рождается маленьким ребенком, но в определенный момент вдруг становится взрослым, а потом в одно мгновение превращается в старика. Если наблюдать поверхностно, то все может показаться одинаковым, но если приглядеться, мы увидим — все постоянно меняется. Это можно сравнить с рекой: наблюдая издалека, можно подумать, что река — это нечто целостное, что есть всегда. Но, приблизившись, мы увидим, что река течет капля за каплей и никогда не бывает той же самой. Миг за мигом — это другая, новая река. Также и все остальное — всегда другое и новое.

Можно думать так: пока мы молоды, нужно добиться успеха и приобрести какую-то стабильность. А когда станем старше, у нас появится больше времени, тогда и будем практиковать Дхарму. Такой ход мыслей был бы неплох, будь у нас уверенность в долгой жизни. Но этого мы не знаем. Одно из качеств мира людей — отсутствие гарантии продолжительности жизни. Некоторые умирают еще в чреве матери, другие рождаются мертвыми или умирают сразу после рождения. Кто-то умирает в детстве, юности или едва повзрослев. Конечно, есть те, кто доживает до старости и умирает в почтенном возрасте. Но ни у кого из нас такой гарантии нет, поэтому рассчитывать на нее нельзя. Изучение Дхармы и ее применение очень важно, когда мы понимаем, что условия для практики могут скоро закончиться. Следует использовать свою счастливую возможность прямо сейчас.


Сделать практику Дхармы частью жизни


В европейских и североамериканских обществах в настоящее время очень тяжело всю свою жизнь посвятить Дхарме, полностью уйти из мира и заниматься только Учением: телом, речью и умом. Даже при большом желании было бы непросто найти подходящее место, достаточно еды и так далее. Для такого вида практики нет никакой поддержки. Но это не означает, что практика Дхармы на Западе — безнадежный случай. Мы можем успешно включать ее в повседневную деятельность. Существует такое выражение: «Говорить и работать руками — действия, которые могут быть позитивными, ходить и сидеть — негативными, все зависит от нашего настроя и мотивации». С правильным настроем, с осознанием непостоянства и мыслями о свободах и преимуществах человеческого рождения мы научимся естественно встраивать практику Дхармы в жизнь. Это получается, несмотря на то, что наши обязательства в мире по-прежнему требуют времени и энергии.


С правильным настроем, с осознанием непостоянства и мыслями о свободах и преимуществах человеческого рождения мы научимся естественно встраивать практику Дхармы в жизнь.


Можно каждое утро, сразу после подъема подумать о Прибежище и со всей преданностью, идущей от сердца, принять Прибежище в Учителе и Трех драгоценностях, несколько раз с полным доверием повторив формулу Прибежища. Это поддерживает нашу связь, дает нам благословение и защиту Трех драгоценностей, мы открываемся источнику вдохновения и счастья. Можно развивать Просветленный настрой (бодхичитту)[11], обещая совершать все действия, будь то практика Дхармы или повседневная активность, с любовью и сочувствием на благо всех существ. Можно произнести: «Что бы я ни делал телом, речью и умом, пусть это служит этой цели». Если начинать каждый день принятием Прибежища и развитием Просветленного настроя, любое наше действие будет позитивным, даже если мы просто сидим. Это так, потому что пронизано духом пути к Просветлению. Каждый вечер, перед сном полезно вспомнить медитацию и все позитивные действия, совершенные за день, и посвятить все хорошее благу всех существ. Мы не оставляем ничего только для себя, но говорим, что это — для блага всех существ. Посвящение хороших впечатлений — очень важный аспект практики и обширная тема, если объяснять ее подробнее. Если говорить коротко, мы посвящаем все позитивное благу всех, следуя примеру Будд и Бодхисаттв, которые посвящали всем существам свою заслугу и достигли Просветления.

Начиная каждый день с принятия Прибежища, развития Просветленного настроя и заканчивая его разделением заслуги и пожеланиями развития для всех существ и нас самих, мы увидим, как постепенно самая мирская деятельность приобретает дхармические качества. Мы почувствуем действенность практики Дхармы, и ценности Учения будут пронизывать все, что мы делаем. С этого момента наша мирская активность — больше не препятствие, но средство практики Дхармы. А если при этом осознавать непостоянство и помнить о смерти, у нас всегда будет достаточно энергии и мотивации для формальной практики. И мы будем использовать для нее каждую возможность.

Но если все откладывать на будущее, говоря: «Я могу сделать это позже», то жизнь наполнится суетой и отвлечениями, у нас никогда не будет достаточно времени, энергии и мотивации для практики Дхармы. Нам будет очень тяжело. В Тибете говорят: «Не думай о будущем слишком много, иначе будешь, как отец Давы Драгпы». Чтобы выражение было понятным, я коротко расскажу эту историю.

Все началось с одного ламы, который совершал паломничество в Тибете и переходил от одного святого места к другому. В конце концов он прибыл в местность, где жил один нищий. У разных людей ему удалось выпросить миску ячменя — целое состояние для такого бедняка. Изо всех сил он заботился, чтобы ячмень не украли или не съели мыши. Поэтому привязал миску веревкой и привесил ее к потолку своей хижины. Он спал прямо под ней, следя за тем, чтобы ночью никто не вошел и не украл его сокровище. Лама, медитировавший неподалеку, в медитации увидел следующее: бедняк лег спать и задумался, как смелет из ячменя муку, продаст ее и с прибыли купит еще больше ячменя, намелет еще больше муки, получит еще больше прибыли и так постепенно разбогатеет. Он лежал и думал, как станет богачом, потом женится на хорошей женщине и будет с ней счастлив. Сначала у них родится сын. Тут бедняк стал размышлять об имени для сына, и решил в конце концов назвать его Дава Драгпа, Знаменитая Луна[12]. Как раз в момент, когда несчастный решил дать сыну это имя, мышь перегрызла веревку под потолком, миска с ячменем упала на сердце бедняка и убила его.

Так появилась поговорка: «Не думай о будущем слишком много, а то будешь как отец Давы Драгпы». Лама присутствует в этой притче, потому что в своей медитации он увидел всю историю а потом рассказывал ее, как пример бессмысленности размышлений о будущем. Так поговорка стала известной в Тибете.


Доверие, сочувствие и мудрость


Существуют три уровня, на которых мы действуем: тело, речь и ум. Самый важный из них — это ум, именно настрой ума определяет, будут ли действия тела и речи позитивными или негативными. Если мы развиваем в уме такие качества, как открытость и доверие, сочувствие и мудрость, все наши действия будут позитивными. Тело и речь будут просто следовать этому позитивному настрою.


Если мы развиваем в уме такие качества, как открытость и доверие, сочувствие и мудрость, все наши действия будут позитивными.


Как в истории про маленького мальчика, который, идя по улице, ел одну за другой сухие горошины. По дороге он встретил Будду, который как раз ходил от дома к дому, прося подаяние. Как только мальчик увидел Будду, он почувствовал огромное чистое доверие и вмиг бросил ему весь оставшийся у него в руке горох. Четыре горошины упали в чашу для подаяния, некоторые попали в Будду на уровне сердца и одна — прямо ему в лоб. Это полное доверия действие послужило причиной перерождения ума мальчика вселенским монархом, чрезвычайно богатым и влиятельным властелином четырех больших континентов. Это было кармическим результатом попадания четырех горошин в чашу для подаяния Будды. Горошины, попавшие в область сердца, стали причиной кармической тенденции, результатом которой стало господство этого великого царя не только в мире людей, но и богов. А горошина, угодившая Будде в лоб, послужила причиной духовного развития царя, и он смог достичь Пробуждения.

Для маленького мальчика бросание гороха было незначительным действием, но его преданность и доверие были настолько сильными, что поступок привел к мощным кармическим результатам. Такие качества, как доверие, сочувствие и мудрость, влияют позитивно на все, что мы делаем, и придают нашей активности огромную силу. Какие кармические последствия имеет незначительное действие, совершенное с сочувствием, иллюстрирует следующая притча.

Во времена Будды жил царь Саджа, один из самых богатых и могущественных царей Индии. Он был настолько богат и влиятелен, что многие считали его скорее богом, чем человеком. Однажды кто-то спросил Будду: «Какие причины привели к тому, что король Саджа в этой жизни стал таким богатым и могущественным? Какую карму он накопил, чтобы приобрести такое перерождение?». Будда ответил: «В одной из прошлых жизней Саджа переродился человеком и однажды встретился с бедняком, страдающим от голода. Он испытал глубокое сочувствие, абсолютно чистое и искреннее, и дал нищему горсть риса. И из-за того что сочувствие Саджи было чистым и искренним, этот малый жест созрел в потоке его сознания до мощной кармической тенденции, она и привела к перерождению царем в Индии в этой жизни».

Сочувствие, подлинное и искреннее участие приводит к созреванию самых незначительных действий до больших кармических плодов. Если мы обладаем доверием и сочувствием, то можем делать неограниченно много хорошего и накапливать заслугу, все зависит от нашей мотивации. Для наглядности расскажу про случай, который произошел во время ретрита сезона дождей, его проводил Будда для своих пятисот монахов.

Царь Саджа был главным покровителем ретрита, он предоставлял еду, место для медитаций и ночлега и давал все, в чем Будда и его ученики нуждались во время этих трех месяцев отшельничества. Каждое утро после завтрака Будда посвящал заслугу благу всех существ и особенно чествовал короля за его доверие и щедрость, говоря: «Сегодня мы разделяем заслугу и все хорошее, что возникло из нашей практики со всеми существами и особенно с царем Саджей».

В этой местности проживало много нищих, в том числе пожилая женщина, очень бедная и, конечно, не имеющая никакого социального статуса. У нее было благородное сердце, она искренне восхищалась, видя медитирующих Будду и его монахов, и без тени зависти в уме радовалась щедрости и заслуге короля, который делал это возможным. В тот день, когда в ее уме возникла эта искренняя радость, Будда спросил короля: «Стоит мне посвящать заслугу вашему благополучию или я могу посвятить ее одному человеку, чья заслуга еще больше, чем ваша?». Король удивленно огляделся и подумал: «У кого заслуга может быть больше моей? Но Будда наверняка знает лучше». Он ответил скромно: «Если есть такой человек, посвятите заслугу его благополучию». Тогда Будда произнес: «Сегодня мы разделяем заслугу и все хорошее, что возникло из нашей практики, со всеми существами и особенно с этой пожилой бедной женщиной». Все удивились, но ничего не сказали. С этого дня Будда каждое утро упоминал нищенку во время подношения заслуги. Король был сбит с толку и не мог понять, как кто-то, находясь в таком бедственном положении, мог иметь большую заслугу, чем он. Это же он был щедрым покровителем, давал пищу и кров. И вдруг про него как будто забыли.

Один из министров, от которого не укрылось настроение Саджи, был умным, но недружелюбным человеком. Он решил восстановить положение с помощью нехитрого трюка. Призвав слуг, которые приносили еду Будде и его монахам, он приказал им: «Когда понесете поднос с фруктами мимо ворот, где все время стоят нищие, как бы нечаянно уроните его. Нищие наверняка набросятся на фрукты, но вы не позволяйте их брать, а гоните и бейте, но особенно пусть достанется этой старухе». Он показал на нее еще раз и повторил: «Если старая нищенка захочет взять что-то, пинайте, бейте и гоните ее, ни на миг не оставляя в покое». Слуги последовали приказу министра и уронили поднос с фруктами у ворот. Как и ожидалось, все нищие бросились к нему, стараясь ухватить хотя бы что-то. Слуги встретили их пинками и побоями, особенно жестоко обращаясь со старой женщиной. От этой жестокости она так разъярилась, что утратила чистое, без зависти восхищение царем, наполнив свой ум гневом на него и его слуг. Царь, однако, не знал ничего о плане министра. В этот день после завтрака Будда сказал: «Сегодня мы разделяем заслугу и все хорошее, что возникло из нашей практики со всеми существами и особенно с царем Саджей».

Присутствующие были удивлены больше, чем в первый раз, и спросили Учителя, почему тот изменил посвящение заслуги? Будда объяснил: «Сначала самая большая заслуга была у царя, он действовал сочувственно и с доверием. Но эта пожилая женщина обладала такой чистотой ума, что абсолютно искренне восхищалась его действиями и без всякой зависти радовалась его заслуге. Этим она накопила больше заслуги, чем сам король. Но, к сожалению, сегодня утратила этот взгляд, и опять король Саджа обладает наибольшей заслугой».

Благодаря этим поучительным словам все поняли: в любых действиях главное — мотивация. Очень жаль, что женщина не удержала свой абсолютно чистый взгляд, благодаря которому она накапливала невероятно огромную заслугу.

Когда мы говорим о позитивном или негативном поведении, плохих или хороших действиях, имеется в виду не внешнее действие, а внутренняя мотивация, стоящая за ним. В сравнении с мотивацией внешнее действие — всего лишь тень. Кто-то может выглядеть очень щедрым, потому что дает много денег или делает богатые подношения. Внешне это выглядит очень благоприятным действием. Однако человек совершает его, желая получить признание или еще больше разбогатеть, и поэтому делится своим богатством. Если за действием стоят личностные, эгоистичные интересы, кармическая сила такого поступка будет невелика. В таком случае действие не является позитивным поступком. Даже незначительное действие, совершенное с чистой мотивацией, может быть несравненно сильнее с кармической точки зрения. Создание позитивной или негативной кармы зависит в основном от нашей мотивации. Если она позитивная, то любое действие, большое или малое, будет иметь огромное позитивное воздействие. Вместе с тем, если мотивация не чиста, то действие будет иметь такой же сильный, но негативный результат.


Когда мы говорим о позитивном или негативном поведении, плохих или хороших действиях, имеется в виду не внешнее действие, а внутренняя мотивация, стоящая за ним.


Третье качество — это мудрость, и ее совсем непросто понять. Существует три вида мудрости: интеллектуальная мудрость — способность воспринимать и понимать концепции и контексты; мудрость размышления (созерцательная) и мудрость, возникающая посредством медитации. Когда мы слушаем наставления, и учитель говорит о страдании, карме, круговороте существования, пути Освобождения или качествах просветленного ума, для понимания нам необходима интеллектуальная мудрость, она позволяет ясно воспринять эти мысли и понять их значение. Следующий шаг — переварить услышанное. Мы задаем вопросы, выясняем, что подразумевается под этим и тем, и размышляем, правда все это или нет. «Я понимаю идею, но понял ли я истину?» Мы исследуем все глубже, чтобы прийти к неразрушимому проникновению в суть. Оно — все еще на концептуальном уровне, но уже гораздо глубже, чем простое теоретическое понимание. Это — мудрость, возникающая посредством глубокого размышления (созерцания). Третий вид мудрости проявляется во время медитации, когда вместо идеи и концепции мы переживаем и воспринимаем все непосредственно. Какая бы область духовной практики ни оказалась затронутой, мы всегда используем эти три вида мудрости. Это работает и в нашей ситуации, когда мы практикуем две фазы медитации: шинэ и лхагтонг. Сначала мы развиваем интеллектуальное понимание, потом глубокое проникновение в суть с помощью размышления, или контемпляции. И в конце концов в медитации у нас появляется прямой опыт.


Мирские и высшие накопления


Шинэ — первая ступень медитации, когда мы развиваем спокойствие и концентрацию ума. В настоящий момент природа нашего ума омрачена базовым неведением и эмоциональной запутанностью. Наш ум полностью рассеян и не может находиться на одном месте неотвлеченно и спокойно. Он подобен обезьяне, прыгающей в джунглях с дерева на дерево, или избалованному ребенку, который без малейшего понятия о дисциплине носится от одной вещи к другой. Наш ум в этом смысле «испорчен», у него нет ни силы, ни свободы неотвлеченно пребывать в каждой ситуации. Он поневоле постоянно отвлекается, а нам очень тяжело медитировать и быть однонаправленными в медитации. Независимо от вида медитации сначала мы стараемся сконцентрировать и успокоить ум. Опыт шинэ заключается в том, что наш ум успокаивается. Все рассеивающие влияния отступают, и ум способен покоиться в любой ситуации. Ему теперь не нужно постоянно гоняться за одним и за другим.


Опыт шинэ заключается в том, что наш ум успокаивается. Все рассеивающие влияния отступают, и ум способен покоиться в любой ситуации.


Существует мирская практика шинэ и практика шинэ, выходящая за пределы мирского, которая может привести нас к Просветлению. Когда мы упражняемся в медитации шинэ и развиваем спокойствие и концентрацию ума, у нас могут возникнуть разные опыты и переживания. Например, переживания радости, опыт ясности и лучезарности ума или опыт пустотности — состояние ума, свободное от концепций.

Эти состояния — знаки работы медитации. Они, однако, становятся проблемой, когда мы привязываемся к этим переживаниям и считаем их окончательной целью. Привязанность к опытам радости может привести к перерождению в мире богов сферы желаний. Привязанность к опытам ясности и лучезарности ума влечет за собой перерождение в сфере формы, а привязанность к пустоте, неконцептуальному состоянию сознания — в сфере без формы. Если медитация развивается неправильно, а ум притуплен и сонлив, то в крайнем случае это может привести к перерождению в мире животных. Вполне возможно, что наша медитация будет очень ограничена и послужит лишь причиной нашего дальнейшего пребывания в сансаре.

С другой стороны, практика шинэ может привести практикующего к проявлению проблесков глубокого видения природы ума — лхагтонг. Если это происходит, это — путь к Просветлению. Все зависит от того, насколько мы развили медитацию шинэ. Если мы остановились до того, как достигли полного результата, шинэ будет только причиной для дальнейшего перерождения в сансаре. Если же мы полностью ею овладели, то для нашего ума — это первый шаг к преодолению круговорота существования.

Поэтому любой нашей практике медитации, используем ли мы мирские или духовные техники, стоит придавать неконцептуальное качество. Какую бы технику мы ни применяли, важно осознание нашей цели — совершенного пробуждения. Достижение Просветления имеет две грани. С одной стороны, мы сами получаем большую пользу, реализовав Дхармакайю — Состояние истины — абсолютный уровень опыта Просветления без формы. И мы наслаждаемся этим совершенным постижением. Но совершенное пробуждение имеет и второй аспект — это принесение пользы другим существам, когда из опыта Просветления проявляются Состояния формы: Самбхогакайя (Состояние радости) и Нирманакайя (Состояние излучения). Принесение абсолютной пользы как другим, так и себе — совершенное Просветление — это наша цель.


Медитация с ведущим


Очень важно каждый раз начинать практику с принятия Прибежища и развития Просветленного настроя ума — Бодхичитты и заканчивать разделением заслуги и хорошими пожеланиями. Если всегда начинать и заканчивать практику правильным образом, то мы на прямом пути к пробуждению, независимо от того, используем ли мы мирские методы или очень глубокие. Когда мы принимаем Прибежище, развиваем бодхичитту и произносим пожелания, разделяя заслугу, мы можем быть уверены, что не собьемся с пути.


Когда мы принимаем Прибежище, развиваем бодхичитту и произносим пожелания, разделяя заслугу, мы можем быть уверены, что не собьемся с пути.


Итак, каждую практику мы начинаем с принятия Прибежища, и сейчас, перед совместной медитацией также начнем с этого. Мы представляем, что перед нами в пространстве появляются Три драгоценности и Три корня[13] — источники Прибежища. Мы медитируем и несколько раз повторяем строки Прибежища: мы и все чувствующие существа отныне и до Просветления принимаем Прибежище в Трех драгоценностях и Трех корнях — источниках Прибежища. Мы просим их благословения, чтобы преодолеть все страдания и ограничения сансары и достичь Просветления для блага всех существ. Этот настрой очень важен во время принятия Прибежища.

Затем мы развиваем бодхичитту, пробуждая сочувствие и бескорыстную мотивацию. Мы думаем о бессчетном количестве существ, пребывающих в шести сансарических сферах со всеми их страданиями, отчаянием и ограничениями. Уму каждого из них недостает знания и непосредственного опыта своей истинной природы, и по этой причине ум считает свои иллюзорные проекции действительными. Это базовое непонимание, базовое неведение в уме существ служит причиной всей запутанности и страдания в сансаре. Мотивация нашей практики Дхармы — помощь всем запутанным существам. Мы даем обещание достичь пробуждения не только для нас самих, но желаем, чтобы все существа освободились от неведения, эмоциональной запутанности и возникающего из-за них страдания и достигли Просветления. С таким настроем мы развиваем Бодхичитту.

Первый Кармапа Дюсум Кхьенпа однажды сказал: «Если хочешь увидеть далекую гору, смотри на нее с ближней к тебе. Если хочешь понять пустоту, познай мир явлений. Если хочешь иметь сосредоточенный ум, дисциплинируй тело в правильной позе». Это означает, что все взаимосвязано. Если мы хотим, чтобы ум был спокоен, мы должны принять правильное положение тела. Это — очень важная часть улучшения медитации. Хорошо ли мы владеем важными аспектами позы медитации, например, можем ли сложить ноги в так называемой полной «ваджрной позиции», — зависит от нашей гибкости. Самое важное, однако, сидеть прямо и держать вытянутым наш позвоночник. В фазе развития шинэ можно применять различные методы: сосредотачивать ум на каком-нибудь конкретном объекте, на воображаемых формах или чем-то бесформенном. Существуют различные способы развития концентрации ума. В текстах описываются девять ступеней концентрации и покоя ума. Первая заключается в сосредоточении ума на каком-то объекте, вторая в возвращении ума в состояние сосредоточения, как бы он ни отвлекался. Развитие шинэ описывается очень детально, и всего ступеней — девять. Здесь мы рассмотрим только короткое введение в практику шинэ.

Как уже говорилось, природа ума — это открытое, ясное, безграничное и активное осознавание. Так как ум по своей природе пустотный и неосязаемый, то и опыт ума не имеет никакого осязаемого вкуса: у него нет цвета, формы, размера, его невозможно найти ни в каком месте, он — пустотный и неосязаемый, как пространство. Но нельзя просто сказать, что ум — это пространство, потому что он в своей способности переживать проявляет свою природу ясности. Способность все переживать и воспринимать — это лучезарная ясность ума. Также ум обладает качеством неограниченного и активного проявления. Ум может выражать себя как мысль или ощущение: это то, а это — это, это — хорошо, а это — плохо. Это — так и так, и так далее. То, что ум может осознавать все это — его безграничная природа. Все это вместе — это природа ума — это открытое, ясное и безграничное осознавание, и совершенно не нужно что-то «делать» с умом, чтобы получить этот опыт. Это уже — присущая уму природа. То есть нам не нужно никуда «направлять» ум, просто расслабленно позволить ему пребывать в собственном естественном осознавании, открытом, ясном и безграничном.

Этот метод, который мы могли бы описать как «смотреть на пустоту», заключается в пребывании в состоянии осознавания. Самый важный пункт здесь — не следовать появляющимся в уме мыслям и чувствам, в том числе и хорошим мыслям, таким как доверие и сочувствие. Любые мысли, даже хорошие, являются здесь отвлечением. Важно пребывать в состоянии чистого осознавания, отпустив любую возникающую мысль или эмоцию. Поскольку естественное расслабленное пребывание ума в своем естественном состоянии и естественная расслабленность тела не являются опытом, к которому мы привыкли, у людей часто возникают умственные или телесные трудности, когда они медитируют. Могут появляться головные боли, напряжение или дрожь в теле, медитирующий может чувствовать себя неуверенно и нестабильно. Это происходит от непривычки к полной расслабленности тела и ума. Это — нечто, к чему мы еще не готовы, но чтобы помочь себе в такой ситуации, можем применять следующий метод: представляем себе, что перед нами восток, независимо от того, где он расположен географически. Затем мы «продлеваем» наше открытое, ясное и безграничное осознавание на тысячи миль перед нами на «восток». Мы просто направляем ум в этом открытом состоянии ясного осознавания, свободном от отвлечений, вперед, на восток. Мы концентрируемся на этом.


Любые мысли, даже хорошие, являются здесь отвлечением. Важно пребывать в состоянии чистого осознавания, отпустив любую возникающую мысль или эмоцию.


Теперь за нами в нашей системе координат представляем запад. И направляем наше сознание на тысячи миль назад на «запад». При этом мы сохраняем это открытое, безграничное состояние осознавания на тысячи миль за нами. Какое-то время концентрируемся на этом.

Справа от нас — юг, а слева — север. Теперь направляем наше сознание ясного осознавания на тысячи миль направо от нас на «юг» и на тысячи миль налево на «север» и оставляем наш ум в этом состоянии непосредственного опыта, открытого безграничного осознавания. Мы концентрируемся на этом некоторое время.

Мы можем применять этот метод для всех частей света, востока, запада, юга и севера.

Существует одна проблема, которая может возникнуть в медитации, — склонность нашего ума становиться неясным, терять энергию или становиться вязким, когда мы начинаем засыпать. В худшем случае мы действительно засыпаем. У всех нас есть такой опыт: ум становится «тупым», тяжелым, вязким, удерживать состояние ясного осознавания практически невозможно. Если такое случилось, можно применить ту же технику и направить ум на тысячи миль вверх. При этом мы сохраняем состояние ясности и безграничности осознавания, пока наш ум направлен на огромное расстояние в пространство над нами. Мы концентрируемся на этом какое-то время.

Во время медитации ум может стать очень диким. Это происходит в основном, когда мы уже какое-то время медитируем и привыкли к этому. Ум наполнен мыслями, очень возбужден, и его тяжело удерживать сосредоточенным, он постоянно мечется за всеми своими мыслями.

Тогда мы применяем этот способ, чтобы улучшить положение, направив наше сознание вниз. Мы по-прежнему сохраняем состояние ясного безграничного и бесформенного осознавания, но направляем ум на тысячи миль под нами под землей. Мы концентрируемся некоторое время таким образом.

Здесь можно протянуть наше осознавание во всех направлениях: на четыре основных и промежуточных части света, а также вниз и вверх — во все десять направлений одновременно. Мы просто распространяем наше сознание на тысячи миль во всех направлениях одновременно. И сосредотачиваемся некоторое время на этом.

Мы можем применять этот метод, переходя от ступени к ступени. Эту или любую другую технику можно применять, потому что ум по своей сути пустотен и неосязаем и обладает способностью к проявлению. Поэтому нет никакой причины думать, что медитировать невозможно. Это очень даже возможно. Ум совершенно свободен в своем выражении. Визуально ум выражает себя в способности видеть всевозможные формы. Благодаря слуху он выражает себя, воспринимая всевозможные звуки. То же касается запахов, вкусов и тактильных ощущений. Ум сам производит мысли, идеи, концепции и впечатления. Ум обладает способностью выражать себя этими разнообразными способами. То же относится и к медитации. Ум способен медитировать, он может медитировать любым способом, как бы мы ни пожелали. Когда мы это понимаем, весь процесс медитации становится легче и непосредственней.

С безначального времени ум воспринимает себя как отдельное «я», или ум в ограниченном смысле. Жизнь за жизнью существовало впечатление, что он — ум — в теле. Мы привыкли воспринимать ум как маленькое плотное «нечто» где-то в теле, в голове или в сердце. Если начинать медитировать с такими «исходными данными», у нас неизбежно появятся проблемы. Мы, как ребенок в утробе матери, который не может вытянуть ни руки, ни ноги, не может свободно двигаться, потому что «окружен» телом матери. Однако все это относится к телу ребенка, ум же не имеет физической природы, а следовательно, нет причин так к нему относиться. Но мы делаем именно это, думая, что наш ум находится где-то в теле и ограничен им. Не удивительно, что у нас появляются головные боли и боли в спине, напряжение, чувство недомогания или сердцебиение, когда мы начинаем медитировать. Чтобы избежать этого, нам нужно понимать: ум на самом деле неосязаем и нематериален, нет никакой необходимости обращаться с ним как с маленьким мячиком жесткого сознания. Мы жизнь за жизнью укрепляли привычку воспринимать его так. На самом же деле у нас есть выбор: медитировать, как мышь в клетке, которая не может никуда убежать, или как птица в открытом небе, свободная лететь в любом направлении.

Эти поучения я хотел бы завершить хорошими пожеланиями и разделить все хорошее, что из этого возникло, на благо всех существ.


Обещание Бодхисаттвы


Следующая тема, которую мне хотелось бы рассмотреть — обещание Бодхисаттвы и лежащий в его основе настрой — бодхичитту. Считается, что бодхичитта незаменима для достижения Просветления. Без сочувствия и бескорыстной мотивации невозможно достичь полного пробуждения. И это так, и никак иначе. Когда Будда Шакьямуни еще не достиг состояния Будды и даже не начал путь Бодхисаттвы — путь, который в конце концов привел его к цели, — он был обычным человеком, таким как мы с вами. В одной из жизней ум будущего Будды переродился в одном из адов и очень сильно страдал от кармических тенденций, господствующих в мирах адов. Демоны в адах заставили его в паре с другим существом тянуть телегу с тяжелейшим грузом, которую невозможно было сдвинуть с места. Демоны подгоняли их ударами плеток и пинками. В один такой момент существу, впоследствии ставшему Буддой, пришла на ум мысль: «Почему мы должны страдать оба, достаточно и меня одного, тогда мой напарник сможет освободиться от страданий». Он обратился к демону: «Отпустите его, я один потащу эту телегу». Предводитель демонов разъяренно закричал: «Как ты собираешься тянуть ее один, когда вы и вдвоем еле двигаетесь!» Он схватил топор и рассек голову существа пополам. Ум, таким образом, мгновенно освободился из ада и благодаря своему сочувствию обрел в следующем перерождении драгоценное человеческое тело. Это было первое проявление бодхичитты в уме существа, ставшего впоследствии Буддой. С этого момента началась длинная цепь перерождений, пятьсот жизней в низших и пятьсот в высших сферах существования, пока наконец этот Бодхисаттва не достиг Просветления как Будда Шакьямуни. Но без этого первого проявления сочувствия такое развитие никогда бы не началось.


Без сочувствия и бескорыстной мотивации невозможно достичь полного пробуждения.


Спонтанное пробуждение сочувствия, конечно, имеет огромную пользу, но польза будет еще больше, если мы даем обещание духовному учителю в присутствии всех Будд и Бодхисаттв работать на благо всех существ и развивать любящую доброту и сочувствие. Благодаря этому обещанию интенсивность нашего намерения становится гораздо сильнее, а благоприятные последствия, наполненные благословением Будд, гораздо глубже. Во время церемонии обещания Бодхисаттвы мы «официально», в присутствии духовного учителя, Будд и Бодхисаттв десяти направлений обещаем работать на благо всех существ.

Обещание Бодхисаттвы связано с линией передачи, которая от наших дней восходит к четвертому Будде нашей эпохи, Будде Шакьямуни. Существует два главных потока. Одна линия идет от Будды Шакьямуни к Будде Манджушри[14], потом — к индийскому буддийскому мастеру Нагарджуне и его ученику Арьядэве[15] и так далее в непрерывной до сегодняшнего дня линии преемственности. Эта преемственность называется «линией глубокого видения». Второй поток линии передачи идет от Будды Шакьямуни к Бодхисаттве Майтрейе[16], потом к буддийским мастерам из Индии Асанге и Васубандху[17] и так далее до наших дней. Эта линия называется «линией широкой активности».

Обе линии доступны и сейчас. Практикующие могут дать обещание Бодхисаттвы в «линии глубокого видения» или «линии широкой активности». Существует, однако, разница в практическом применении, поскольку обещание по «линии широкой активности», которая идет к нам от Майтрейи, традиционно дается тем, кто проходит посвящение в сан, будь то мирские обеты, обеты послушников, монахинь или монахов. Таким образом, оно несколько ограничено. «Линия глубокого видения» напротив, доступна всем: тем, у кого есть основополагающее доверие к Дхарме Будды, и тем, кто принял Прибежище. Они могут получить формальную передачу в истинном смысле слова. Единственная предпосылка для принятия обещания Бодхисаттвы в «линии глубокого видения» — доверие к Трем драгоценностям: Будде, Дхарме и Сангхе, и сочувствие ко всем существам. Это — дух этого обещания.

В качестве подготовки к получению передачи необходимо накопить много хороших впечатлений (заслуги) и осознавания. Мы уже накопили огромное количество заслуги, иначе у нас не было бы драгоценного человеческого тела. Уже одно это свидетельствует, что в прошлых жизнях мы совершили много позитивных действий и накопили множество хороших впечатлений. Как следствие — усилились кармические тенденции, которые привели к нынешнему драгоценному человеческому рождению. Это накопление не заканчивается нашей сегодняшней ситуацией, но будет расти и развиваться дальше, особенно после принятия обещания Бодхисаттвы. В нашу мировую эпоху появится тысяча Будд, четверо из них уже появились. Будда Шакьямуни — четвертый Будда из тысячи.


В нашу мировую эпоху появится тысяча Будд, четверо из них уже появились. Будда Шакьямуни — четвертый Будда из тысячи.


Все эти Будды в определенный момент в прошлом впервые пробудили в своем уме Бодхичитту — когда-то у них впервые появилось желание работать на благо других. Когда-то они формально приняли обещание Бодхисаттвы в присутствии Будды. Это послужило толчком к процессу развития, которое в конце концов в течение этой мировой эпохи приведет к Просветлению. Некоторые, состоятельные и могущественные, подносили в дар свои королевства, свою власть, чтобы получить обещание Бодхисаттвы. Другие были бедны и не могли дать ничего, кроме пригоршни травы или связки дров. Они подносили только это и получали обещание Бодхисаттвы. Чистота сердечных намерений — самое важное. В Тибете существовал обычай: люди, желавшие получить обещание Бодхисаттвы, собирались за три дня до церемонии, совершали подношения, делали простирания, помогали Сангхе, чтобы накопить заслугу и подготовить себя к получению передачи. Мы не сможем растянуть сегодняшний вечер на три дня, но осознавая важность настроя ума, мы делаем подношения в уме и накапливаем хорошие впечатления таким образом. Правильной мотивации достаточно, чтобы подготовить себя к принятию обещания Бодхисаттвы.


Относительная и абсолютная бодхичитта


Мы должны понимать, в каком контексте дается обещание Бодхисаттвы. Обещание Бодхисаттвы связано с таким качеством ума, которое мы называем бодхичитта или Просветленный настрой. Бодхичитта имеет несколько аспектов. Первый — это бодхичитта желания, когда мы, например, желаем принять обещание Бодхисаттвы, практиковать Дхарму и во всем, что мы делаем, концентрироваться на благе всех существ. Второй аспект — это применение этого желания, когда в любой активности, во время медитации мы прилагаем все усилия, чтобы действительно претворить в жизнь это желание. Вначале очень важно понимать оба аспекта: бодхичитту желания работать для блага всех существ и привести их к Просветлению и бодхичитту применения, действительного претворения желания в жизнь.

Для наглядности можно привести такой пример: если мы хотим поехать в Индию, то вначале думаем: «Я хочу поехать в Индию». Это — наше желание. Затем оформляем визу, копим деньги, бронируем билеты и так далее. Потом начинается путешествие, и это — применение. Оба этих аспекта необходимы для каждого действия: сначала возникает желание что-то делать, а затем мы можем реализовать его.

Говоря о бодхичитте, мы имеем в виду относительный и абсолютный аспекты. Относительная бодхичитта — это сочувствие по отношению ко всем существам. Абсолютная, или окончательная, бодхичитта — это переживание пустоты, истинной природы ума и явлений. Кому-то может показаться, что вначале следует говорить об относительном аспекте сочувствия, так как сочувствие обладает сильным облагораживающим действием. Чем больше мы углубляем сочувствие ко всем существам, тем больше очищаем накопленную в уме за многие кальпы негативность, все затемнения и запутанность. Чем больше мы таким образом облагораживаем наш ум, тем более способны видеть его истинную природу, его пустотность. Итак, с одной стороны, можно сказать, что сочувствие ведет к пониманию пустоты. Но можно все повернуть и утверждать, что, проникая в природу ума, мы развиваем все больше сочувствия ко всем существам, которые не знают истинной природы своего ума. В той же степени, в какой мы узнаем природу ума, мы понимаем, что неведение в уме существ препятствует непосредственному переживанию пустоты и является первопричиной всей запутанности и страдания. Это пробуждает еще большее сочувствие. Так одно обуславливает другое, поэтому говорится, что относительная и абсолютная бодхичитта помогают и опираются друг на друга.


Абсолютная, или окончательная, бодхичитта — это переживание пустоты, истинной природы ума и явлений.


Абсолютная, или окончательная, Бодхичитта означает узнавание истинной природы ума. Третий Кармапа Рангджунг Дордже говорит в своих пожеланиях Махамудры: «Природа ума не существует, так как даже Будды не видят ее, но, с другой стороны, она существует, потому что является основой сансары и нирваны, а также источником всего просветленного и непросветленного опыта». При этом заявление, что ум существует и не существует не противоречиво. Ум одновременно существует и не существует, не будучи ни одним, ни другим. И это — Срединный путь, или Срединный взгляд, когда мы избегаем того, что заставит нас впасть в одну или другую крайность. Мы не можем сказать, что ум существует, потому что нет ничего, что можно было бы увидеть. С другой стороны, он является источником сансары и нирваны. Поэтому заявления о существовании и несуществовании ума — утверждения неверные. Он и существует и не существует одновременно. Мы можем описывать его, но ни одно из описаний не будет точным. Единственное, что можно утверждать, — по своей сути ум пуст.

Поняв, что ум имеет природу пустоты, мы начинаем воспринимать проекции и переживания, которые проявляются в нем как часть той же самой неосязаемости и пустоты. Это имеется ввиду в текстах, когда говорится, что нужно воспринимать все явления без привязанности и видеть, что они подобны отражению луны на воде и не обладают собственной сущностью. Символ луны на воде используется как очень наглядный пример одновременного существования и не существования. Никто не будет искать луну в воде, но все же она там есть, очень отчетливо проявляется, и ее легко увидеть.

Это касается всех объектов нашего сознания. Все воспринимаемое нами очевидно для ума, но не обладает собственной абсолютной действительностью. Никто не стал бы искать несуществующую вещь, которая всего лишь проявляется в уме и из-за определенных обстоятельств кажется ему очевидной. Итак, мы постепенно начинаем привыкать к тому, что все воспринимаемое умом — иллюзорно или подобно сну. С возрастающим узнаванием природы ума и всех явлений растет и наше сочувствие к другим существам, у которых нет этого понимания. Мы видим, что в этом причина многих страданий и запутанности. Если мы поняли иллюзорную природу ума, нет никакой необходимости и далее оставаться в сансаре, страдать и испытывать последствия этого процесса. Но сочувствие к тем, кто пойман этой иллюзией, будет автоматически расти. По-другому и быть не может. Теперь мы увидели, в чем заключаются проблемы, и потому аспект сочувствия развивается автоматически и спонтанно с развитием абсолютной Бодхичитты.


С возрастающим узнаванием природы ума и всех явлений растет и наше сочувствие к другим существам, у которых нет этого понимания.


Это понятие, «сочувствие как относительная Бодхичитта», требует более подробного объяснения, его часто понимают неправильно. Говоря кому-то с прискорбием: «Ах ты, бедняга!», мы не обязательно выражаем сочувствие. Если мы сами бедны, занимаем низкое положение в обществе, но говорим кому-то богатому и могущественному: «Ах ты, бедняга!», это вряд ли будет чистым сочувствием, потому что у этого человека есть все преимущества. Сочувствие в буддийском смысле основывается на понимании общей ситуации существ, будь то великие или обычные существа, большие или маленькие, в каком бы положении они ни находились. Существует несколько фундаментальных ошибок, которые мы все совершаем, они и являются причиной страдания. Первая ошибка заключается в восприятии себя, нашего эго как существующего на самом деле, хотя эго не имеет никакой истинной природы. И из необходимости защищать и оберегать это эго возникает страдание. Мы страдаем также и из-за того, что считаем вещи действительные, только в относительном смысле обладающими абсолютной истинной сущностью. Все наши опыты и переживания подобны снам и иллюзиям. У них нет никакой истинной сути, потому что они не существуют сами по себе, так же как и сон. Когда мы просыпаемся ото сна, он исчезает. У него нет никакой собственной окончательной сущности. Когда мы умираем, исчезает и весь этот мир, потому что он тоже не существует в абсолютном смысле. Но мы приписываем всем вещам это абсолютное существование, обращаемся с ними так, как будто они существуют сами по себе. И это еще один источник наших страданий и запутанности. Кроме того, мы воспринимаем все время меняющиеся вещи как непреходящие. Все, что мы воспринимаем, мимолетно, непостоянно и изменчиво. Все возникает, растворяется и умирает. Но мы обращаемся с вещами, как будто они абсолютно неизменны и являются чем-то, на что можно положиться. Этот взгляд тоже источник страдания.

Понимание общей ситуации непросветленных существ в сансаре становится основой для сочувствия. Это происходит естественно, потому что мы видим страдание, заключенное в нашем восприятии «я» как чего-то отдельного, хотя его на самом деле нет, в нашей уверенности в реальность того, что не реально, и неизменность того, что на самом деле мимолетно и постоянно меняется.

Независимо от нашей личной ситуации мы все совершаем эти ошибки и страдаем из-за их последствий. Но с пониманием, что это касается всех существ, развиваем истинное сочувствие.

Кроме того, среди бессчетного количества существ во всех шести сферах сансарического существования нет ни одного, кто в одной из жизней не был нам матерью или отцом. В бесконечном круговороте перерождений каждое отдельно взятое существо не единожды бывало нам матерью или отцом. Но наше неведение не позволяет этого увидеть. Родители не узнают своих детей, а дети — родителей. Из-за своего неведения мы ограничены и не видим эту кармическую связь. Но она тем не менее существует.


В бесконечном круговороте перерождений каждое отдельно взятое существо не единожды бывало нам матерью или отцом.


Один из самых знаменитых учеников Будды был архат[18] Катаяна. Однажды, прося подаяния, он увидел сидящую в палисаднике рядом с домом молодую женщину. Она качала на руках младенца и ела рыбу. К ней подошла собака и, учуяв запах рыбы, стала выпрашивать у женщины еду. Та собрала кости и остатки рыбы, бросила собаке и отругала ее. Собака залаяла в ответ, но съела кости и остатки рыбы. Катаяна был уже настолько реализован, что мог видеть кармическую связь между участниками увиденной им сцены. Он увидел, что ум недавно умершего отца молодой женщины переродился этой рыбой, ум ее матери — собакой, а ум ее злейшего врага переродился ее ребенком. И Катаяна подумал про себя: «Женщина качает на руках своего злейшего врага так, как будто она его любит всем сердцем, ест мясо своего отца, ругает свою мать, жена пережевывает кости своего мужа. Когда я вижу все это, мне становится совершенно ясно, что сансара абсолютно нелепа».

Если мы понимаем, что все существа были нашими родителями, у нас есть основа для сочувствия. Еще больше сочувствия у нас появляется, если мы понимаем кармический процесс. Чем люди влиятельней и богаче, тем больше они нуждаются в нашем сочувствии. Власти всегда сопутствует коррупция и приносящие вред действия. Очень тяжело быть во власти и оставаться чистым. Чтобы захватить и удержать власть, людям приходится накопить много негативной кармы, это значит, в будущем ум этих существ будет переживать еще больше страдания и запутанности. И хотя в настоящий момент кажется, что все прекрасно, глубокое понимание их кармической ситуации вызывает сочувствие. То же относится и к богатству. Там, где богатство, всегда присутствует жадность. Очень тяжело скопить и сохранить богатство, не будучи скупым и жадным.

Во времена Будды в местности, известной сейчас под названием Варанаси, жил монах, равнодушный к мирским богатствам. Он был полностью сосредоточен на своей духовной практике. Однажды кто-то подарил ему великолепную драгоценность, стоившую целое состояние. Монах подумал: «Что мне с ней делать? Такая вещь мне точно не пригодится, лучше отдать ее тому, кому она действительно нужна». Он вспомнил всех бедняков и нищих в этой местности, пытаясь понять, кому из них лучше всего подарить драгоценность. Но так и не решил и пошел к Будде спросить совета. «Мне подарили удивительную драгоценность, но она не нужна мне, я не хочу ей обладать, а желаю отдать тому, кто в ней действительно нуждается». «Отдай ее королю Садже», — ответил Будда. Монах удивился, ведь король Саджа был самым богатым в той местности. И наверняка последним, кто нуждался еще в одной драгоценной вещи. Но Будда настаивал: «Нет-нет, отдай ее королю Садже. Он — тот человек, кто нуждается в этом больше всех». Монах подумал: «Будда знает, что говорит». И отнес бриллиант королю, который несказанно удивился, получив такую дорогую вещь от неимущего буддийского монаха. «Как попал к тебе этот камень и почему ты отдаешь его мне?», — спросил он. Монах отвечал: «Это подарок, но мне он не нужен. Я спросил Будду, кому больше всех может быть необходима драгоценность, и он посоветовал отдать камень вам».

Удивленный король попросил Будду встретиться с ним. В разговоре он поинтересовался, почему Будда решил, что именно он, король, больше всех нуждается в драгоценности. Будда ответил: «Естественно, это вы. Хотя вы и самый богатый, но одновременно и самый жадный во всей округе. Ваше богатство делает вас все более жадным и скупым, и вы стремитесь иметь все больше и больше. В вашем уме нет никакой удовлетворенности, потому я сказал монаху, что вы нуждаетесь в сокровище больше всех».

Состоятельность вовсе не означает благополучия, ведь в процессе накопления и сохранения благ мы создаем много негативной кармы. Богатые и могущественные люди имеют с мирской точки зрения более высокий статус, но это не значит, что им не нужно наше сочувствие. На самом деле оно необходимо им больше, чем остальным.


Богатые и могущественные люди имеют с мирской точки зрения более высокий статус, но это не значит, что им не нужно наше сочувствие.


Все существа испытывают тонкие уровни страдания, а именно: страдания жизни, нахождения в физическом теле. Само по себе это — форма страдания, которого мы не в силах избежать. Все существа подвержены ему. В зависимости от сферы существования, в которой перерождается существо, оно испытывает различные формы страдания, характерные для этой сферы. В сфере адов или параноидальных состояний господствует страдание, которое выражается в нестерпимой жаре или страшном холоде. В сфере голодных духов это — голод, жажда и ощущение потери. В мире животных основное страдание в непрерывной борьбе за выживание, животные становятся жертвами и пожирают друг друга. В мире людей преобладает страдание рождения, старости, болезни и смерти. В сфере полубогов страдают от раздоров и борьбы. Страдания богов связаны с падением в низкие сферы бытия, когда их хорошая карма заканчивается. Среди людей существует страдание, обусловленное человеческой природой: ощущение беспокойства, постоянной суеты и нехватки чего-то. Эти ощущения возникают у всех. Всем знакомо чувство, что вам нужно что-то другое, не то, что есть, или имеющееся недостаточно хорошо для вас. Место, где мы живем, то или другое, все не так, как нам хотелось бы. Мы не удовлетворены. Из-за этого возникает беспокойство и суетливость, невротическое поведение, заставляющее нас удовлетворять все эти потребности. Это чувство постоянного желания и жажды чего-то, кажущееся таким естественным для человеческого существования, — это тоже причина страдания. Чтобы развить сочувствие ко всем существам, необходимо знать, каким страданиям они подвергаются и понимать, что они действительно страдают.


Все существа находятся в одной и той же ситуации, все хотят жить и быть счастливыми. Все стремятся к счастью.


Все существа находятся в одной и той же ситуации, все хотят жить и быть счастливыми. Все стремятся к счастью. Причины для счастья — позитивные действия и позитивные кармические тенденции как результаты этих действий. Но это понимают очень немногие. С одной стороны, существа не хотят быть несчастными, а с другой, они не делают ничего, чтобы избежать страданий и достичь счастья. Причины страдания — негативные действия и следующие за ними негативные кармические тенденции. И это тоже понимают лишь немногие. Большинство существ находится в ситуации, когда их действия и желания противоречат друг другу. Они не знают, как достичь счастья, к которому так стремятся, И создают всевозможные условия для еще большего страдания и запутанности. Их действия идут вразрез с целью.


Обладая истинным сочувствием и желанием помочь существам, мы понимаем: единственный действенный способ быть полезными — самим достичь Просветления.


Осознавая это, мы развиваем еще больше сочувствия к другим. Обладая истинным сочувствием и желанием помочь существам, мы понимаем: единственный действенный способ быть полезными — самим достичь Просветления. Чем больше мы реализуем значение Дхармы и приближаемся к Просветлению, тем эффективнее можем помогать другим. Сочувствие мотивирует нас стремиться к Просветлению и практиковать Дхарму.

С такой мотивацией: пробудить великое сочувствие и выразить его в активности Бодхисаттвы, в безбрежном океане активности Бодхисаттвы, которая приведет к Просветлению всех существ и нас самих, мы даем обещание Бодхисаттвы.


Биография Калу Ринпоче


Калу Ринпоче родился в 1905 году в районе Трешо Гангчи Рава, что находится в области Хор в Кхаме (Восточный Тибет). Эта гористая местность на границе с Китаем прославилась независимостью характеров населяющих ее жителей. Отец Калу Ринпоче Карма Легше Драянг (тиб. ka rma legs bshad sgra dbyangs)  — тринадцатый Ратаг Палзанг Тулку, обладал знаниями в области медицины, литературным дарованием и мастерством в практике медитации традиции Ваджраяны. Он и его жена Долкар Чунг Чунг (тиб. sgrol dkar chung chung)  — мать Ринпоче — были учениками Джамгона Конгтрула Лодро Тхае (тиб. 'jam mgon kong sprul blo gros mtha' yas), Джамьянга Кхьенце Вангпо (тиб. 'jam dbyangs mkhen brtse dbang po) и Мипама Ринпоче. Эти ламы основали движение Римэ (тиб. ris med), оживившее религиозную ситуацию в Тибете конца XIX века. Римэ сохранило поучения разных традиций, подчеркнуло общность их основ и акцентировало внимание учеников на важности медитации.

Будущие родители Ринпоче посвятили себя практике и сразу же после свадьбы удалились в медитационный ретрит. Во время отшельничества они мало виделись друг с другом, но однажды ночью им приснился одинаковый сон: их посетил Джамгон Конгтрул — великий ученый и мастер медитаций. Он заявил о своем намерении остаться с ними и попросил, чтобы для него подготовили комнату. Вскоре Долкар Чунг Чунг обнаружила, что беременна.

Этот сон оказался благоприятным знаком. Беременность протекала легко и без осложнений. Долкар Чунг Чунг продолжала работать вместе с мужем, собирая целебные травы. В один из дней она поняла, что скоро придет время рожать. В спешке возвращаясь домой, семейная пара увидела множество радуг в небе.

В соседней местности этот знак был воспринят как предзнаменование рождения особого воплощения. Обычно ребенка-тулку как можно раньше отделяли от семьи и отправляли на воспитание в монастырь. Но Карма Легше Драянг отказался от этого. «Если окажется, что мальчик не является высоким воплощением, то обучение будет напрасным, — сказал он, — а если ребенок действительно тулку, то сам сможет найти подходящих учителей и получить образование». Именно так он и поступил.

С ранних лет юноша, в котором пробудились превосходные добродетельные привычки, оставил заботу об имуществе и удовольствиях жизни и стал бродить по безлюдным горам и ущельям, скалам и утесам. В нем возникло неодолимое стремление и решимость обучать практике Дхармы. Ринпоче беспрепятственно путешествовал в горных районах, повторяя мантры и благословляя животных, рыб и насекомых, которые встречались на его пути.

Домашнее образование мальчика проходило под строгим руководством отца. Овладев начальными знаниями по грамматике, письму и медитации, в возрасте тринадцати лет Ринпоче приступил к формальному образованию в монастыре Палпунг (тиб. dpal spungs). Одиннадцатый Тай Ситу Ринпоче — Пема Вангчо Гьялпо (тиб. pa dma dbang mchog rgyal po)  — принял у него обеты послушника и назвал молодого монаха Карма Рангджунг Кунчаб (тиб. ka rma rang byung kun khyab). Приставка «карма» свидетельствует о том, что Ринпоче является практикующим в традиции Карма Кагью, а «Рангджунг Кунчаб» означает «самовозникший», «всепронизывающий».

В монастыре Палпунг и повсюду в Кхаме Ринпоче изучал поучения, содержащиеся в сутрах и тантрах, и получал наставления и посвящения от множества великих лам. В возрасте пятнадцати лет во время традиционного отшельничества, которое со времен Будды Шакьямуни проводится в сезон дождей (тиб. dbyar gnas), Ринпоче прочитал перед собранием из сотни монахов и мирян содержательную лекцию с наставлениями о трех обетах.

В шестнадцать лет Ринпоче прибыл в центр отшельничества (тиб. sgrub khang) под названием Кунзанг Дечен Осал Линг, основанный Джамгоном Конгтрулом Лодро Тхае. Это одно из двух мест отшельничества, связанное с монастырем Палпунг. Пройдя традиционное трехлетнее отшельничество под руководством коренного Ламы (тиб. rtsa ba'i bla ma), досточтимого ламы Норбу Дондруба (тиб. nor bu don sgrub), он получил полную передачу традиций Карма Кагью и Шангпа Кагью.

В возрасте двадцати пяти лет Ринпоче удалился в длительное одиночное отшельничество в безлюдных горах Кхама. Он бродил, не имея имущества, находил кров там, где мог, и не искал общения с людьми, не нуждаясь в нем.

Так он прожил двенадцать лет, доводя до совершенства свою практику и делая всевозможные подношения, чтобы развить беспристрастную любовь и сочувствие ко всем существам. «Нет более высоких сиддхи, чем сочувствие», — сказал его коренной Лама. Он с удовольствием продолжил бы такую жизнь, но Ситу Ринпоче в конце концов сообщил, что настало время вернуться в мир и передавать поучения.

Калу Ринпоче прибыл в Палпунг и приступил к исполнению обязанностей ответственного за проведение трехлетних отшельничеств (тиб. sgrub dpon ). В то время Рангджунг Ригпе Дордже, Шестнадцатый Гьялва Кармапа, признал Калу Ринпоче излучением активности (тиб. 'phrin las sprul) Джамгона Конгтрула Лодро Тхае[19]. Это признание совпало с предсказанием Джамгона Конгтрула о том, что излучение его активности станет мастером традиции Римэ и посвятит себя работе по распространению практики и проведению отшельничеств.

В 1940 году Ринпоче начал поездки по всему Тибету, посещал монастыри и традиционные центры, принадлежащие многим школам и линиям передачи. Во время визита в Лхасу он дал поучения регенту молодого Далай-ламы.

В 1955 году, за несколько лет до того, как Китай осуществил полный военный захват территории Тибета, Ринпоче поехал в Цурпху и посетил Гьялву Кармапу. Кармапа попросил его покинуть Тибет и подготовить в Индии и Бутане место, куда можно будет совершить неизбежный исход. Ринпоче отправился в Бутан, основал там два центра отшельничества и принял обеты у трехсот монахов. Далее, двигаясь по направлению к Индии, он совершил длительное паломничество по всем великим буддийским местам. В 1965 году в Сонаде близ Дарджилинга Калу Ринпоче основал монастырь Самдруб Дардже Линг (тиб. bsam sgrub dar rgyas gling), где находится его резиденция. Несколько лет спустя после основания монастыря Ринпоче организовал при нем, а также в других регионах Индии, места для проведения трехлетних отшельничеств.

С 1971 года Калу Ринпоче совершил четыре путешествия по Европе и Северной Америке, где основал центры для практики Дхармы и места, где западные люди могут проходить традиционные трехлетние отшельничества. В 1983 году в Сонаде в присутствии четырех великих сыновей сердца (тиб. thugs sras) Гьялвы Кармапы, то есть его близких учеников и преемников, а также тысяч тулку, лам, монахов, монахинь и мирян Калу Ринпоче передал великий цикл посвящений, называемый «Ринчен Тердзё» (тиб. rin chen gter mdzod). Это одна из «Пяти великих сокровищниц» поучений и посвящений (тиб. mdzog chen rnam par nga), собранных Джамгоном Конгтрулом Лодро Тхае.
















1

Гампопа (1079–1153) был одним из важнейших учеников великого йогина Миларепы, великим мастером медитации и ученым. Труд «Драгоценное украшение Освобождения» переведен на русский язык Б. Ерохиным и издан в 2005 году в Санкт-Петербурге. — Здесь и далее прим. ред.


2

Шантидэва (VII–VIII вв.) жил в Индии. Его самый известный труд — «Бодхичарья-аватара». Это классический текст, который изучают во всех тибетских традициях и высоко ценят до сих пор. Он переведен на многие европейские языки. На русском языке, в переводе Ю. Жиронкиной, он вышел в Санкт-Петербурге в 2000 году.


3

Одна из современных концепций перевода буддийских текстов на западные языки предполагает нахождение слов, максимально близких по смыслу к исходным санскритским или тибетским терминам. Иногда авторы настоящего перевода отступают также от общепринятых в российской буддологии оборотов. В частности, санскритское слово «karuna» мы переводим как «сочувствие», а не «сострадание», поскольку каруна не подразумевает «совместного страдания». Напротив, важным аспектом буддийского сочувствия является радость.


4

Утверждение относится к тому времени, когда давались эти поучения (1982 г.).


5

Сакья Пандита (1182–1251) был одним из пяти великих мастеров, которые основали линию преемственности Сакья — одну из четырех главных линий преемственности тибетского буддизма.


6

Эти четыре мастера были главами четырех основных линий преемственности тибетского буддизма: Гелуг, Кагью, Ньингма и Сакья, соответственно.


7

Махамудра (санскр.). «Маха» значит «великий», а «мудра» — «жест». Постижение истинной природы ума и всех явлений — это величайший жест, который ведет к полному Просветлению.


8

Дюсум Кхьенпа (1110–1193) был одним из главных учеников Гампопы и основателем линии преемственности Карма Кагью.


9

До того как прийти в буддизм, Миларепа практиковал черную магию и с ее помощью убил много людей.


10

Самадхи (санскр.) означает глубокую концентрацию ума.


11

Бодхичитта (санскр.) — Просветленный настрой. Здесь «бодхи» означает «пробуждение» или «Просветление», а «читта» — это «ум» или «настрой ума».


12

Дава (тиб.) — «луна», драгпа (тиб.) — «слава, известность».


13

Три корня — это Лама, Йидам и защитники Дхармы. Лама (тиб.) — это духовный учитель, через которого мы получаем передачу Дхармы. Йидамы (тиб.) — это медитационные формы, представляющие различные аспекты Просветления. Защитники Дхармы защищают нас от всех негативных, разрушающих Дхарму, влияний.


14

Манджушри (санскр.), дословно «благородный и кроткий», — это Бодхисаттва различающей мудрости.


15

Нагарджуна и Арьядэва жили во II–III вв. н.э. и основали философскую школу Мадхьямака, Срединного пути.


16

Майтрейя (санскр.), дословно «Любящий», — это символ всеобъемлющей любви.


17

Асанга и Васубандху были братьями и жили в IV–V вв. н.э. Они были основателями школы Йога-чары, которая также называется школа «только ум».


18

Архат (санскр.) — тот, кто преодолел круговорот сансары, обусловленного существования, но еще не достиг состояния Будды.


19

В это же время было еще четыре излучения Джамгона Конгтрула: его тела, речи, ума и качеств. Из этих четырех лам излучение ума, Джамгон Кхьенце Озер, был резидентом-тулку монастыря Палпунг. Наряду с этим Джамгон Кхьенце Озер был учителем и другом Калу Ринпоче так же, как и Джамгон Пема Тримэ, который был еще одним из пяти эманаций Джамгона Конгтрула и учителем в монастыре Шечен, принадлежащем традиции Ньингма.



















Купить книгу "О природе ума" Ринпоче Калу

home | my bookshelf | | О природе ума |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу