Book: Отыгрывать эльфа не просто. Дилогия



Леонид Владимирович Кондратьев

Отыгрывать эльфа не просто. Дилогия

Название: Отыгрывать эльфа не просто. Дилогия

Автор: Кондратьев Леонид

Издательство: Альфа-книга

Страниц: 748

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Скажете, что отыгрыш роли эльфа это ерунда? Тогда отыграйте ее в настоящем теле дроу в реальности 1941 года. Да, магии почти нет, но у вас есть знания современного человека и навыки трехсотлетнего эльфа-диверсанта. Задача ясна? Тогда вперед! Все — на защиту Родины от немецко-фашистских захватчиков!

ОТЫГРЫВАТЬ ЭЛЬФА НЕ ПРОСТО

ГЛАВА 1

Главное — хвост!

Одна умная ящерица

26.06.2009

Отыгрывать эльфа непросто, еще сложнее отыгрывать эльфийского разведчика. Но то, что предложил мне мастер на отыгрыш в будущей ролевке, сперва вызвало сильное недоумение: как отыграть разведчика-дроу, отправленного для исследования поверхности? Нет, ну допустим, волосы я покрашу, благо длиной могу гордиться — с первого курса института отращивал, — конечно, до копчика не дотягиваются, но только чуть-чуть. С красными глазами без белков тоже проблем не будет — контактные линзы еще никто не отменял. Но вот что делать с черной кожей? С помощью лома, такой-то матери, ударной дозы трех видов автозагара и найденной в обувном ящике ваксы фабрики «Красный большевик» образ немного офигевшего темноэльфийского разведчика был почти создан. Дополнил его самолично сшитый в прошлом году на базе костюма разведчика «леший» маскарадный костюм «гилли», псевдоэльфийский плащ из масксети и шелковой основы, наикрутейший берестяной, обшитый хэбэшной масксетью колчан и купленный на нечестно закалымленные деньги блочный лук. Как я его буду отыгрывать, я не знаю, но таскать с собой самоделку из «полена» ниже моего достоинства. В принципе до начала игры оставалось еще три с половиной часа и где-то сорок два км расстояния до места проведения, так что смывать с таким трудом наведенную маскировку я не стал — накинул капюшон плащ-палатки поглубже, положил в карман паспорт, охотничий билет и чинно прошествовал мимо обалдевшего кота в прихожую. Когда-то давно, еще в десятом классе, я заинтересовался изготовлением индейских мокасин и теперь, после кучи запоротых кож, порезанных дратвой рук и проколотых сапожной иглой пальцев, являлся единственным в городе владельцем предмета зависти всех знакомых ролевиков. Зашнуровавшись и включив в плеере тихую жизнеутверждающую музыку (сегодня это была «Мельница»), быстро спустился во двор. Испытав, как всегда, тихое шипение агентов ЦРУ (это я о бабушках, обсидевших ближайшие к подъезду лавочки), быстрым шагом двинулся в сторону ж. д. вокзала в надежде успеть на электричку. Быстрая пробежка по улице в «гилли», с луком в руке и колчаном на спине является, с моей точки зрения, компромиссом между активным поиском милиционеров и попыткой добить окружающих обывателей танцем. Поднявшись по эстакаде на вторую платформу и убедившись в отсутствии электрички, в ожидании прибывающего состава принялся от нечего делать прогуливаться вперед-назад по перрону, с учетом не особо солнечного утра и замечательной температуры в двенадцать градусов поглубже натянув капюшон и засунув руки в карманы. Светить наращенными акриловыми ногтями с кинжальной заточкой не особо хотелось — до сих пор вспоминаю свои ощущения после взгляда девушки-мастера в салоне красоты, — по-моему, несмотря на попытки объяснить, что такой маникюр требуется для отыгрыша эльфа, девушка начала подозревать меня в чем-то небесно-синем. На перрон медленно подтягивались ранние дачники и просто личности неопределенной наружности, и наконец-то, после двадцатиминутного ожидания, подъехала электричка. Разместившись на лавке, прислонив лук и сняв колчан, я вытянул ноги, с наслаждением расслабился, прислонившись к стеклу, вперился взглядом в заоконную действительность и сделал музыку на плеере погромче. На следующей остановке затолкалась еще толпа дачников, и я обзавелся попутчиками — тремя тетками формата «носитель помидорной рассады стратегического назначения» и одним дедулькой с замечательной резной палкой и протертым брезентовым рюкзачком.

— Сынок, ты агрегат-то свой не подвинешь? — обратился ко мне дедуля, пытаясь устроиться на оставшемся кусочке лавки, как-то неловко вытягивая правую ногу.

— Да, дед, никаких проблем, — ответил я, сдвигая колчан в угол и ставя лук между ногами. — Что ж я, совсем зверь, что ли?

Крайняя тетка непонятной наружности в мохеровой кофте резко возмутилась:

— Значит, женщинам он место от своей хреновины освободить не захотел. У нас, может, рассада нежная, ее на полу держать нельзя, двинет какой-нибудь ногой, и сколько труда насмарку!

— Женщина, ваша рассада может постоять и на полу, — буркнул я. — А вот лук могут и стукнуть, а он денег стоит. — Тут я понял, что пропал, видно, день у этих дам в связи с ранней побудкой не задался с самого начала и им срочно требовалось на ком-то оторваться.

— Развалился тут как фонбарон, а женщины разместиться не могут, совсем молодежь оборзела, обвешался какой-то хренью, как бомж, расставил на весь вагон железок, да еще и выступает!

— И вообще, спрятал харю свою и приличных женщин оскорбляет! — булькнула вторая соседка с корзинкой на коленях, из которой выглядывала тщедушная рассада а-ля чернобыльская конопля.

— Да пьяный он, вот и морду прячет! — поддакнула последняя жертва приусадебного хозяйства.

— Вы уверены, что хотите увидеть мое лицо? — уже начиная внутри истерически подхихикивать, замогильным голосом произнес я.

— Что, с похмелья-то хари стесняешься? Вот молодежь, нажрутся самогонки, а наутро харями-то синими да похмельными светят, пьяни несусветные!

Достав из кармана руки, я протянул их к капюшону, с тихим шелестом шелковой основы плаща в полумраке вагона сгустившейся тенью проявились кисти рук, на которых мрачно блеснули отполированные, черные, в тон коже, кинжальные когти. Потянув за края капюшона, стянул его с головы, обнажив молочно-белые волосы и иссиня-черное лицо. Раскрыл алые, без белков и зрачков глаза и произнес:

— С добрым утром, садоводы-огородники! — широко улыбнувшись увеличенными в прошлом месяце у знакомого стоматолога клыками.

ГЛАВА 2

Пурум-пурум-пурум! Вопилки!

Небезызвестный плюшевый первопроходец и путешественник

Тогда же

— Тарам-парам! А, черт, дальше не помню!

Напевая примерно такую ахинею, я медленно двигался в сторону леска, выглядывающего из-за развалин полустанка. Видно, когда-то давным-давно уже не существующий колхоз решил подойти к строительству монументально и засандалил остановку из «м-а-а-леньких» фундаментных блоков, что положительно сказалось на ее вандало- и осадкоустойчивости. Настроение плавно колебалось между отметками «хи-хикс» и «бу-га-га», солнышко светило, но утренняя прохлада компенсировала слои одежды и препятствовала сухой возгонке организма. Если бы не убитая напрочь грунтовка и необходимость через полкилометра перейти к передвижению по свежевспаханному полю, все было бы просто замечательно. Судя по протоптанной на поле нехилой тропинке, на месте сбора уже толпа народа.

Что стоит рассказать о лесе? Лес — это не только место, где можно поставить палатку и быть съеденным наутро комарами или соседом, у которого уже три дня как закончились продукты. При желании среди деревьев есть шанс найти что-то съедобное или условно съедобное — или не найти, а подстрелить, что при наличии хотя бы рогатки проблем вроде бы не представляет. Но рогатка — это не наш метод, поэтому, пристроившись на поваленной лесине, как будто специально установленной на опушке, я открыл колчан и достал из разгрузки контейнер с охотничьими наконечниками и стал их любовно навинчивать на стрелы. (Кстати, метод одевания разгрузки под «лешего» — это нечто: жутко неудобно, но при этом ничего не видно, и мастеру привязаться не к чему!) Ничего не могу с собой поделать, — люблю красивое оружие, и в этом отношении лук стоит, по моему мнению, все-таки на первом месте. Стандартная загрузка моего колчана — пятьдесят стрел, причем все со свинчивающимися наконечниками, что обеспечивает их полную универсальность. В наличии есть целых четыре типа боевых наконечников вплоть до бронебойных, а при прикручивании резинового, как я его называю, «демократизатора» стрелы спокойно допускаются мастером на ролевку. Для различных «птичек» или «кабанчикофф» (да-да, есть такой факт в биографии, только леснику ни слова! Тссс!.. Хрум-хрум-хрум!) присутствуют широкие охотничьи срезни.

С бронебойными наконечниками связан интересный случай, начавшийся со спора со знакомым участковым, который и подписывал мне заявление на выдачу лицензии для приобретения моего красавца. Ему втемяшилось доказать мне, что лук — это, видите ли, позапрошлый век и огнестрел лучше. Напирал он в основном на утверждение, что лук хоть и является малошумным оружием, но с появлением бронежилетов его актуальность все равно исчезла, так как он не обеспечивает устойчивого поражения защищенных целей. А современные системы бесшумной и беспламенной стрельбы полностью закрывают нишу его возможного применения, обладая при этом большей, чем у лука, останавливающей способностью. Слово за слово — и договорились на примере его бронемайки второго класса по ГОСТу испытать моего красавца в увэдэшном тире. Гы-гы! Тканевый бронелифчик без дополнительных пластин, конечно, держал пулю от «Макарова», а в некоторых местах даже пулю от ТТ, но имел одну важную, на мой взгляд, особенность — в нем не было металлических броневставок. Зная, что все баллистические ткани хорошо сопротивляются разрыву, но отвратно держат разрез и прокол, в новом владельце ящика коньяка я был, ну, допустим, процентов на восемьдесят уверен. Через неделю, вооружившись своим красавцем — с усилием натяжения сорок килограммов и специально заказанным на кафедре материаловедения технического института трехгранным наконечником с глубокими долами, доведенными алмазной чашкой до микропилы, относительным удлинением один к восьми и, самое главное, изготовленным порошковым методом из карбида вольфрама (скромно улыбнувшись, могу шепнуть на ушко только один термин «победит» — и мерзко захихикать). Кстати, все это (вместе с проведенными расчетами, плясавшими от коэффициента трения кевлара) обошлось в четыре бутылки пива и хорошую компанию. Как говорится, препод преподу — друг, товарищ и смерть студенту! А аспирант — так вообще!

— Ну так вот, — насадив на тяжелую углепластиковую стрелу (массой тридцать пять граммов) мою прелесть (пятьдесят граммов) и загадочно улыбнувшись собравшейся к тому времени в тире толпе заинтересованных носителей погон, я спустил тетиву…

Ребята оказались честными — наутро голова болела у всех!

Установив пяток широких охотничьих срезней, я плавно двинулся к основному лагерю, забирая по широкой дуге влево — во-первых, вдруг что к ужину подстрелю. Во-вторых, всегда любил попугать людей, а подкрасться из леса и сказать кому-нибудь «БУ!» — это так здорово.

Сосновая опушка плавно сменялась ельником, идти становилось все неприятнее и неприятнее — мягкий ковер из иголок скрывал часто подворачивающиеся корни, а самое главное, нижний ярус ветвей располагался на высоте плеча, поэтому приходилось идти на полусогнутых. Прошагав так где-то с километр, я начал заворачивать вправо, подумал, что полянку с палатками уже обошел на достаточное расстояние и теперь можно подкрасться к ней с тыла. Пройдя еще метров триста, я повернул резко на девяносто градусов и тихо начал подкрадываться к предполагаемому месту скопления непуганого народа, предварительно накинув капюшон и маску, прикидываясь при этом большой кучей травы. Степень своего идиотизма я понял через километр, не обнаружив долгожданного лагеря и осознав, что куча жухлой травы, а именно такой раскраски был «гилли», в густом, без просветов ельнике смотрится, ну честно, по-идиотски. Скинув маску и капюшон, я попер вперед (с ориентацией в лесу у меня проблем не было никогда, я всегда знал, куда идти), но ни через километр, ни через два искомая полянка или хотя бы опушка не обнаружились. Офигев от таких заявок, я попытался сориентироваться по солнцу и обнаружил, что на высоте примерно в три человеческих роста клубится довольно неприятный серый туман и, как следствие, солнышка «немае». Такого западла я еще не ощущал. Плюнув на маскировку и планы попугать знакомых, я начал со стыдливым румянцем вопить: «АУУУ!!! НОРМАЛЬНЫЙ ПАЦАН!!! Кто-нибудь есть дома?!!» И все такое в подобном духе, что по прошествии часа ни к чему не привело, за исключением сорванного голоса. Побродив кругами еще четыре часа и окончательно выдохшись, я на все плюнул и решил сделать ход конем (с учетом того, что туман держаться до утра не будет, а утром по солнцу я смогу определиться с направлением выполза из леса) — лечь поспать. Для спанья уже давно опробована хитрая технология: выкапывается в хвое ямка с бортиками, на дно кладется пенка, на пенку трупик в «гилли», вся конструкция накрывается плащом, бортики хвои обрушиваются, и, с учетом теплой погоды и утепленности оборудования, спокойно спится до утра.

Пожелав себе спокойной ночи и предварительно хлебнув из фляжки «снотворного», я отвалился в сон. В беспокойный, беспорядочный сон про розовых бегемотов, играющих в салочки с полуголыми эльфийками на огромной цветочной поляне, где они перепархивали с ромашки на ромашку. Истерически захихикав во сне, я решил, что все нормально. И стал считать эльфиек, так как бегемоты, хотя и розовые, это не наш метод. После пятнадцатой эльфийки меня кто-то сильно схватил за ухо, выкрутил его и с криком:

— Ах ты, гад! Чего за принцессами подглядываешь?! Совсем дроу страх и совесть потеряли! — со всей силы засандалил пендель в мою многострадальную кормовую часть…

Вскочив, отбросив плащ и схватившись одной рукой за полупопие, а второй — за кончик уха, с криком:

— Какая сволочь мешает мне спать! — я резко развернулся и уставился на ствол ели, выделяющийся среди необычного серебристого полумрака, расстилающегося до пределов видимости. Потом с удивлением вытаращился на небо — судя по проступившим очень ярким звездам, стояла ночь, но вокруг было все видно. Причем видно было гораздо лучше, чем днем, — серебристый полумрак подчеркивал контрастность предметов, буквально выхватывая их из черноты и оттеняя. Взгляд скользил от ствола к стволу без напряжения, и странно было видеть в фокусе одновременно и дерево, находящееся в десяти метрах, и выглядывающий из-за него куст орешника на расстоянии ста. Хмыкнув и прищурившись, я продолжил растирать поврежденные места тушки, с каждой секундой приходя во все большее замешательство — кончик уха продолжал болеть по всей его длине. По всем его двенадцати сантиметрам?!

— А-А-А!!!



ГЛАВА 3

Ну и что, что восемь рук и три ноги, зеленая кожа и двенадцать глаз, — зато родная кровинка.

Комментарии чернобыльца в роддоме

27.06.2009

Методом ощупывания определилось, что:

А — уши есть!

Б — уши очень длинные и заостренные!

В — ощупывать их очень громко, так как они чувствительные!

Тут-то я и сел!

Попытки ущипнуть себя привели только к тому, что я чуть не проткнул свою тушку когтями. Внимательно присмотревшись к ногтевым пластинкам, начал с истерическим хохотом и всхлипываниями сдирать с себя «гилли», пытаясь добраться до тела.

Застежки «гилли» — молния разгрузки — тельняшка. Захватив когтями край тельняшки, я резко рванул ее вверх, оставив на коже царапины, на которых сразу набухли капли крови и медленно, тонким ручейком начали стекать по угольно-черной коже живота.

Дальнейшее обследование тела выявило следующие, требующие длительного обдумывания или впадения в панику, непонятки: кожа была черной везде! Вообще везде! Даже в тех местах, мысль о покраске которых мне бы и в голову не пришла. Ногти… впрочем, какие это ногти?.. Полноразмерные когти были уже явно неакриловыми, контуры ногтевых пластинок, ощущения при контакте кончиков когтей и окружающих объектов — все доказывало, что это мои родные части тела. Причем моторика и особенности захвата предметов кончиками когтей говорили, что их длина для меня привычна и не вызывает никакого дискомфорта. А ведь только позавчера после наращивания ногтей я не мог с ними нормально управляться, они вызывали бешеное раздражение, просто невозможно было манипулировать мелкими объектами, даже попытка застегнуть пуговицы рубашки оказалась изощренной пыткой!

Выставив пятерню перед собой и пошевелив пальцами, я присмотрелся к своей кисти — узкой, вооруженной полуторасантиметровыми когтями кисти руки темного эльфа.

В мозгу проносилось: «Ну как же так? Почему? Что я такого сделал?»

Нет, я, конечно, понимаю: почти каждый ролевик мечтает стать эльфом, или гномом, на худой конец, или прекрасной эльфийкой (если рассматривать девушек). Но использование аватары в виде темного эльфа вызывает очень большие проблемы в реальной жизни. Если я попал в другой мир, придется вспомнить, как к этому замечательному племени относятся окружающие, а относятся к дроу, слабо сказать, хреново. Причем сами дроу в этом и виноваты, сдирание с пленников кожи и поголовное вырезание ближайших к подземью населенных пунктов, принесение в жертву своей паукообразной богине собственных детей — это только частности, доказывающие, что темнокожие, беловолосые и красноглазые очаровашки явно не являются идеалом социально адаптированного существа. Впрочем, нет, тут я неправ — являются, но только нормы их морали и поведения остаются нормами их общества. Для всех остальных рас дроу являются не только заклятыми врагами, они рассматриваются в надземном обществе как представители ада.

Нет, положительные стороны в бытии темным эльфом есть: практически ничем (кроме пары футов стали в организме) не ограниченное долголетие, замечательное инфракрасное зрение, очень чуткий слух, прекрасная (в разы превосходящая человеческую) координация движений и самое главное — природная предрасположенность к магии. Это, как мне кажется, самое интересное для человека, живущего в нашем мире.

Но все эти плюсы сразу меркнут, если вспомнить о проблемах проживания в глубоко кастовом темноэльфийском обществе или о практически партизанском способе жизни вне этого общества. Где-нибудь на территории людей или (не дай ректор!) светлых эльфов одни затравят и сожгут, а вторые, если не удастся зарезаться самому, будут долго просвещать в крайне поэтические термины. «Зеленый лист, раскрывающийся под весенним солнцем», «лучи рассветного солнца в кронах сосен», «бурление вешних трав» — правда ведь, весьма поэтические названия для многоступенчатых и многодневных пыток?

Хотя, если принимать за предположение, что я в своем собственном мире, — тоже ничего хорошего:

— С добрым утром, садоводы-огородники!

…Громовая тишина прерывается падением ящика рассады с колен, дружным троекратным выпадением женских тушек в состояние «абонент временно недоступен» и тихим шепотом схватившегося за сердце дедушки: «Так вот ты какая — белочка…»

3-е число месяца красной луны 193 года эры Пяти династий

Маг Вейдкроу

Вейдкроу самодовольно ухмыльнулся — у него получилось. Получилось не просто попасть в слабомагический мир, это-то как раз особой проблемы не представляет, получилось попасть в него через искусственный портал. И к тому же — защищенным. Его расчеты оказались верными — хоть и очень, очень неэффективно, почти на пределе, но изобретенная защита сработала. И поэтому Вейдкроу остался самим собой, мир не смог перестроить его суть в соответствии со своими законами. А значит, помимо прочего, у Вейдкроу теперь есть дополнительное оружие: во время ближнего боя можно перенести себя вместе с противником в один из слабомагических миров, враг или погибнет в процессе преобразования, или станет подобным аборигенам и утеряет свои силы. Его даже можно будет не добивать — он навсегда останется пленником этого мира. С сожалением отметив просто чудовищную энергозатратность защиты, Вейдкроу стал собираться обратно, пробежавшись напоследок (по выработанной тысячелетиями привычке) взглядом по близлежащим окрестностям. О все демоны Хаоса! Он все-таки был слишком неосторожен и при переносе, видимо, утянул вместе с собой из предыдущего мира ухитрившегося остаться незамеченным дроу. С толикой интереса бог просканировал бывшего эльфа. Да, парню, можно сказать, повезло — процесс преобразования он перенес, даже не заметив. На дроу он теперь походил только внешне — по сути это уже был хуман, а сходство с исходным обликом обеспечивалось гримом и другими театральными ухищрениями.

В целях сохранения тайны изысканий Вейдкроу, насколько это было возможно, затер след искусственного межмирового пробоя. Его отнюдь не обрадовало бы, если бы, разыскивая пропавшего сородича, дроу обнаружили, что тот перенесся в другой мир через искусственный портал, и привлекли бы к этому факту внимание богини дроу — Ллос (Lloth) — Королевы Пауков. Поэтому он и намеревался провести процесс обратного преобразования своего невольного попутчика. К сожалению, Вейдкроу не знал точно, каким изначально был дроу, но это его не смущало — парочка архивных копий аур в памяти всегда присутствовала. А взяв их за основу, он вернет дроу в достаточно близкое к изначальному состояние. Тогда при поиске все будет выглядеть так, будто тот сам попал в другой мир через естественный портал. Попеняв себе за невнимательность, бог взялся за дело…

За прошедшую ночь процесс обратного преобразования из хуманса в дроу был благополучно завершен, а значит, замести следы своей деятельности хоть и с трудом, но удалось. С чувством облегчения Вейдкроу добрался до ближайшего естественного межмирового портала и, активировав его, покинул этот мир. Он не подозревал, что переосторожничал, что изначально дроу и был хумансом, который только играл роль темного эльфа.

…Вернувшись, Вейдкроу от души выругался: новоизобретенная защита на основе регрессии тела во временном потоке преподнесла сюрприз — оказывается, он «провалился» в прошлое…

Число и год неизвестны

…Начнут проявлять пристальное внимание различные органы внутренних и внешних дел, всевозможные медицинские, военные и полувоенные лаборатории, где меня с большим удовлетворением нарежут ломтиками, засветят рентгеном, заклеят в четыре слоя датчиками, а оставшееся после плодотворных опытов (до которых светлым эльфам еще учиться и учиться) сожгут в спектрографе и прогонят через диализную колонку, после чего пятьдесят докторов подпишут окончательный вердикт: «Зверушка была знатная, но что это было, сказать не можем, выборка нерепрезентативна, поймайте нам еще десяток на опыты».

Уж поверьте человеку, проведшему не один десяток месяцев во всяческих лабораториях:

— Наши ученые — это такие звери, им даже оружие не выдают!!!

Как выражался ректор нашей альма-матер:

— Кандидат технических наук имеет в среднем интеллект в три раза ниже, чем у старшины, — такие в армии не нужны!!!

Поэтому самое главное, что я сделал после выхода из глубин случившейся со мной истерики, уселся обратно на пенку, закутался в плащ и принялся с остервенением ждать утра.

Про себя думая следующим образом: «Если я в нашем мире, тогда эта ролевуха запомнится моим друзьям надолго. Где они еще настоящего дроу возьмут для отыгрыша? Если в другом, так черт с ним, будем действовать по обстоятельствам, все равно до появления солнца и возможности ориентироваться на местности двигаться нерационально». Для возможной самообороны вытащил из разгрузки и установил на древках десять бронебойных наконечников, прижался спиной к шершавому стволу ели, воткнул стрелы в хвою, положил лук на колени. Если кто попытается наброситься, обнаружу я его (благодаря своему инфракрасному зрению и замечательному слуху) метров за двести; это означает, что любой недружественный объект при попытке подкрасться к моей тушке обзаведется парой дополнительных твердых тел в организме. Даже если рассматривать вариант Средневекового мира, бронебойный наконечник прошьет любую из известных мне систем бронирования средневекового личного состава. Ну, может, кроме готического максимилиановского доспеха позднего рыцарства. Только вот представить ползущего на карачках в попытке ко мне подкрасться рыцаря, дребезжащего и громыхающего многочисленными деталями лат, было выше моего представления о дурдоме. Так что тактическая вводная до утра была следующей: сидеть, не дергаться и ждать восхода солнца, при попытке посторонних товарищей наковырять в моем нежно любимом тельце дополнительные (не согласованныя с генеральным планом строительства) отверстия — отстреливаться, не вступая в ближний бой. В случае если начнут подкрадываться офигевшие с похмелья рыцари или наступать обожравшийся мухоморами гномий хирд, брать ноги в свои свежекогтистые лапы и быстро-быстро шуршать тапочками куда-нибудь подальше (разбираться по месту). В таком положительном ключе я и остался изображать из себя подберезовик под елью…

ГЛАВА 4

Кто ходит в гости по утрам?

Утренние мысли небезызвестного кролика

(слово «сволочь» пропущено)

Число и год неизвестны

Ссешес Риллинтар

Утро, окрасившее нежным розовым цветом верхушки елей и разбудившее весь наличный состав принявшихся с радостью чирикать пернатых дивизий, вызвало в моем случае громкий мат.

Мало того что чвик каждой птички бил по ушам не хуже отбойного молотка и хотелось заняться геноцидом всего живого в радиусе слышимости, так еще и слабые лучи солнца, вызвавшие оживление в природе, ослепили меня почти полностью.

Сразу вспомнилось замечательное ночное зрение и строки из литературы, описывающие дроу как абсолютно не переносящих дневной свет созданий, идеально приспособленных к полной темноте подземелий.

Громко зашипев, я выдал:

— Ssussun! Ssussun pholor dos!

И остолбенело застыл. В мозгу пронесся не перевод — нет, я точно знал значение данной фразы. Знал и помнил, как перекатываются на языке шипящие звуки темноэльфийского наречия.

С помощью небольшого усилия вытолкнул из своего теперь уже явно не приспособленного для этого горла:

— Ссвет! Ссвет тебья ссабери!

Слова русского языка ощущались как нечто выученное и давно забытое. В мозгу проносились предложения, куски текста и имя — имя, такое родное, знакомое, но вместе с тем вызывающее странное отторжение частички души, ответственной за воспоминания.

Перекатывая на языке звуки этого имени, я продолжил сидеть на коленях, покачиваясь из стороны в сторону от изумления и закрывая руками глаза.

— S’seshes Ril’lintar.

Ссешес Риллинтар.

Громко захохотав, я поднялся с колен и подставил лицо встающему солнцу, сквозь сомкнутые ресницы ощутив прикосновение нежных утренних лучей, вызывающих у меня одновременно страх, присущий темному эльфу, и наслаждение, понятное каждому человеку…

— Если мастер требовал на игру дроу — он его получит! Он получит даже нечто большее, чем хотел, — он получит настоящего дроу!

Пока не стало очень светло, я решил провести окончательную ревизию изменений в собственном организме. Помимо замеченного ранее окраса кожи обнаружил изменение ее структуры и поверхности — кожа стала плотнее и вместе с тем как-то шелковистее. На руках пропала пара шрамов, заработанных в голоштанном детстве. Перевернув кисти ладонями к свету, я ожидал увидеть розовый цвет, как у негроидной расы, но фокус не удался — кожа была идеально черной.

Расстегнул разгрузку, «лешего» и, сняв тельняшку, осмотрел тело. В принципе почти никаких изменений, кроме окраски и более легкого костяка с парой лишних ребер (по результатам ощупывания), выявлено не было. Все то же знакомое с детства тело, только подвергнутое легкому неуловимому тюнингу, но при взгляде на него сразу становилось понятно, что перед тобой эльф, и хоть об стену разбейся, вывод будет тем же.

Одевшись, плюнул на непонятки, откопал в разгрузке солнечные очки и, нацепив их, сориентировался по солнцу (до этого уже довольно сильно раздражавшему глаза). Глубоко натянул на голову капюшон плаща и медленно двинулся в сторону предполагаемой опушки, с небольшой надеждой все-таки встретить по пути поляну с еще или уже пьяными ролевиками. Примерно через пять километров до меня донеслось слабое потрескивание костра впереди. С каждым шагом оно усиливалось, а еще через двести метров к нему добавился запах разогреваемой на костре тушенки.

Прокравшись через кусты, я снял очки, выглянул и увидел следующую картину: на маленькой полянке горел костерок, на краю которого была установлена банка тушенки с уже обгоревшей этикеткой, рядом валялся какой-то мешок, а по другую сторону находился сидящий на корточках парень деревенского вида. В кирзачах, хэбэшных выцветше-зеленых брюках и с голым торсом.

Судя по всему, парень из ближайшего села. Я раздвинул ветви кустарника, вышел на поляну и произнес:

— Vendui!

Чшортсс!

Я преветсствую тебья!

27.06.1941

Сергей Корчагин

…Сергей пошел на действительную службу в тысяча девятьсот тридцать девятом году, когда ему было двадцать лет. Перед тем, после семилетки, по направлению, закончил в Бобруйске районную колхозную школу. Стал бригадиром полеводческого звена. Ожидая призыва на службу и мечтая попасть в танковые войска, выучился на вечерних курсах водить автомашину. Добился еще одного направления на учебу — в Ковыльскую МТС, чтобы овладеть трактором.

Трактором Корчагин овладел, а в танковую часть не попал. Его направили служить в разведбатальон в Белоруссию. Там Корчагин и встретил войну. Незадолго до ее начала, пятнадцатого мая тысяча девятьсот сорок первого года, их полк ушел в направлении Бреста, в отдаленные белорусские леса, на учебные тактические занятия. Проводили их и двадцать второго, и двадцать третьего июня, не зная, что уже идет война. Когда узнали, выход из леса оказался заблокированным крупным немецким десантом, выброшенным за много километров от советской границы. Сначала пытались вырваться из окружения полком. Но попали под сильный обстрел и бомбежку. И решили расчлениться на группы. На четвертые сутки непрерывных перебежек по лесу из отряда Сергея в живых остался только он один, последнего своего сослуживца с проникающим осколочным ранением кишечника он нес в течение всего вчерашнего дня, а ночью его пришлось похоронить в так кстати подвернувшемся выворотне. Из еды осталась только одна банка тушенки, сберегаемая как НЗ, но живот подхватывало уже не по-детски, и он наконец решил остановиться и поесть. Сняв гимнастерку и отложив в сторону винтовку, собрал мелкого сушняка, запалил небольшой бездымный костерок и пристроил к нему предварительно открытую штыком банку.

Вдруг соседние кусты раздвинулись, из них высунулась фигура, чем-то похожая на вставший на дыбы куст травы, произнесла какую-то белиберду, а потом, чертыхнувшись со странным акцентом, прибавила:

— Я преветсствую тебья!..

Число и год неизвестны

Ссешес Риллинтар

В ответ на приветствие деревенский парнишка выхватил из травы штык-ножи и с совершенно идиотским криком: «Умри, фашист!» — попытался проделать во мне дополнительные вентиляционные отверстия. Резко крутнулся вокруг себя, пропустил его неуклюжий выпад вдоль тела, еле успел остановить свой охотничий тесак, неведомо каким образом оказавшийся зажатым обратным хватом в правой руке. Парень неуклюже перекатился и с утробным рычанием опять рванул ко мне, беспорядочно размахивая штыком. Моментально получив в лоб удар кулака, утяжеленный зажатой в нем рукоятью тесака, как сломанная кукла, упал мне под ноги.

Вдруг появившиеся рефлексы — это, конечно, приятная вещь. Но сесть за превышение необходимой самообороны как-то не входило в мои ближайшие планы. Поэтому, засунув тесак в ножны на предплечье, я покопался в разгрузке и стал связывать буйного незнакомца капроновым шнуром. В процессе упаковки мои же действия вызвали у меня многочисленные вопросы: тело как будто само знало, как кантовать пленника, как скользящими узлами перетянуть запястья, сколько шнура выделить для фиксации ног.



Да я в жизни никого не связывал! Тем более таким изуверским способом, превращающим человека в подобие хорошо перетянутого кулька и препятствующим любому движению тела — при попытке двинуться горло пленника перетягивается от его же действий.

Успокоив таким образом клиента, я с удивлением посмотрел на свои руки и решил, что с этим надо разобраться — мало того что чуть не убил придурка, так еще и связал его на полном автомате, да так, как и в самых крутых боевиках не видел.

Решив, что разборки с подсознанием пока подождут, я надумал осмотреть нового знакомца на предмет проверки на вшивость — кто, откуда, что в карманах.

Новоприобретенные рефлексы радовали меня все сильнее и сильнее — резким рывком я упер пленника головой в грунт и моментально обшмонал. Причем даже сам почти не заметил, как это сделал — руки действовали почти без участия мозга. Сами фиксировали тушку за горло, чуть проткнув кожу когтями, сами стягивали кирзачи и срезали с тела одежду.

Ровно через две минуты на поляне наблюдались кучка бывшей одежды плюс голый, еще не пришедший в себя пленник и я, с удивлением рассматривающий черно-белую фотографию группы молодых людей на фоне старинного трактора с натянутым на шестах полотнищем «Даешь пятилетку за четыре года», судя по штемпелю фотоателье, сделанную двенадцатого марта ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ПЕРВОГО года…

Последняя находка выбила меня из реальности просто моментально, усевшись на пятки, я со страшным скрипом начал шевелить мозгами.

Есть два варианта: первый, самый безопасный вариант заключается в том, что я отловил сошедшего с ума реконструктора. В пользу этого работало наличие в нашем городе целых трех клубов реконструкторов, занимающихся Второй мировой войной. Минусом данного предположения было наличие этой самой фотографии и отсутствие красноармейской книжки. Книжки ввели только в конце лета тысяча девятьсот сорок первого года, по поводу этого из прочитанной когда-то литературы я помнил, что как раз на таких документах попадались немецкие диверсанты в начальный период войны — на поддельных книжках металлические скрепки были нержавеющими, немецкие специалисты по подделке документов имели слишком хорошее мнение о доблестной Красной армии.

Второй вариант вызвал уже ставший привычным истерический смешок и пульсирующий в мозгу возглас: «ДОКОЛЕ!!!»

Предположим! Я сказал только предположим, что для полного комплекта какая-то сволочь — без разницы какая: Бог, случай, планида или просто какая-то гадина — не только превратила меня в дроу, но и провернула вот такую хреновую шутку со временем и я действительно нахожусь сейчас во временном потоке Второй мировой войны. За это предположение говорило слишком много фактов, чтобы просто отмести их, как мусор, — фотография, исторически правильная одежда пленника, его крики при попытке меня убить.

Разобраться в своих предположениях я решил радикальным способом — резко развернул пленника к себе лицом, привел его в чувство довольно увесистыми пощечинами, уверенно, действуя на рефлексах, всадил коготь большого пальца в подключичную ямку и задал вопрос, спотыкаясь в звуках языка, ставшего мне с недавних пор неродным:

— Кхакой ссечассс гход?..

ГЛАВА 5

В бурном море людей и событий,

Не щадя живота своего,

Совершите вы массу открытий,

Иногда не желая того.

К/ф «12 стульев»

27.06.1941

Ссешес Риллинтар

— Кхакой ссечассс гход?..

В ответ, кроме сдавленного бульканья и хрипа, не донеслось ничего. Внимательно посмотрев на пленника, я немного расслабил затяжную петлю на его горле, еще раз сфокусировал его внимание хлестким ударом по губам и повторил вопрос:

— Кхакой ссечассс гход?.. Хумансс!

В ответ раздалось:

— Пусти, сука! Ничего тебе не скажу, фашистская гадина! — совмещенное с истерическими попытками порвать связывающий его шнур.

Сознание привычно отметило, что объект паническими действиями чуть-чуть — и перепилит петлей себе глотку, а столь быстрая потеря источника информации нежелательна, поэтому быстрым ударом под дых «лишние» движения тела были остановлены.

После быстрого перебора вариантов, учитывая то, что, по данным акустической разведки, в зоне слышимости вероятный противник отсутствовал, был выбран экспресс-метод. Резким движением поставил пленника на колени, лицом ко мне. Сняв капюшон и очки, приблизил свои глаза к глазам пленника и начал следить за размером зрачков. Левая кисть привычно легла на правое запястье, начала передавать данные о пульсе, а правая резко воткнула когти в мышцы его руки.

— Xunizil usstanphuul quarthen, lueth dro!

Отвечаешсь на мои вопроссы — шивешь!

Кхак тьебя софут, хумансс?

Зрачки объекта резко расширились, он произнес:

— Ничего я тебе не скажу, фашистская морда! — и попытался плюнуть.

Громко зашипев в ответ на такие действия хуманса, я провернул в ране когти, чувствительно проведя кончиком большого пальца по кости плеча. Вырвав когти из руки, поднес кисть руки к его лицу, демонстративно слизнув кровь, тихо прошептал:

— Я тхебе мосгх съем, если не ответишь на мойх вопроссс, грязный хумансс!

Кхакой ссечассс гход?..

Кхак тьебя софут?

Пульс объекта резко ускорился, зрачки расширились почти до пределов радужки, послышались булькающие звуки, и вокруг разнеслось легко идентифицируемое зловоние…

— С-сорок первый… Корчагин! Сергей Корчагин! — на этом допрашиваемый упал в обморок…

Занеся руку для приведения пленника в чувство, я резко остановился:

— Что это со мной!

Что это за нафик!

Я, который мухи не обидел, вел себя как заматерелый эсэсовец и, самое главное, не только не сочувствовал пленнику — наоборот, мне нравилось причинять боль этому грязному хумансу, мне хотелось слышать, как он будет верещать, словно свинья. Фактически я уже присмотрел пару аппетитных вырезок, которые можно было бы по мере проведения допроса слегка поджарить на костре и съесть.

После такой мысли я, ужаснувшись, попытался представить, как буду есть чуть поджаренное человеческое мясо с кровью на глазах своего пленника, для облегчения дальнейшего разговора.

Ощутив сильное бурление в желудке и буквально хлынувшую в рот слюну, резко отвернулся от пленника, и меня вырвало желчью. После порядка десяти спазмов на сознание опустилась ласковая пелена беспамятства.

Очнувшись через несколько минут, я утерся рукавом, медленно шатаясь, так и не разогнувшись, двинулся к костру, но не успел пройти и трех метров, как до меня донесся запах сгоревшей тушенки — явно с большим содержанием мяса.

Меня вырвало вновь.

Кое-как, сдерживая многочисленные позывы к рвоте, выкатил из костра кстати подвернувшейся веткой банку и выбросил ее в кусты. Через несколько минут мне полегчало, поднявшись, я двинулся к пленнику, отстегивая по пути с предплечья тесак…

Подойдя к красноармейцу, я перерезал шнуры везде, кроме ног, поудобнее положил парня на траву и прикрыл остатками брюк. Судя по резко изменившемуся в полукилометре уровню крон деревьев, преобладанию лиственных деревьев и, самое главное, чуть виднеющейся в просвете верхушке ивы, недалеко был ручеек. Я подумал, что, как только парень придет в себя и успокоится, надо попытаться с ним поговорить, но первым делом придется все же отправить это остро пахнущее чудо подмыться.

Отступив от пленника на пару шагов, споткнулся о неприметно лежавшее в траве СВТ с оптическим прицелом. Причем с довольно неплохим прицелом ПЕ, который был явно новым, не с хранения, вкупе с винтовкой и документами. А чуть дальше на небольшом кустике сохла мокрая солдатская гимнастерка. Это еще раз подтверждало историческую идентификацию красноармейца. Оттянув затвор и сунув свой любопытный нос внутрь, я обнаружил сильный запах сгоревшего пороха и отсутствие боеприпасов. Судя по всему, парень недавно очень хорошо пострелял.

Теперь осталось просветиться по следующему параноидальному вопросу: либо я попал в 1941 год, либо парень попал вместе со мной куда-то еще?

Прикинув, что в данный момент просветиться по этому поводу мне не светит, решил ускорить пробуждение своего спящего красавца.

Подошел к уже бывшему пленнику (съесть пару ломтиков его мяса мне расхотелось — и слава ректору!), сдержал какой-то садистский порыв привести его в чувство сильным пинком под дых. Покопавшись в разгрузке, достал клапан мягкой фляги, набрал полные ладони теплой, нагревшейся от моего тела воды, вылил на красноармейца.

Эффект превзошел все ожидания — взвыв, парень одним рывком поднялся в вертикальное положение и, попытавшись бежать к краю поляны, упал как подкошенный, громко матерясь.

Про себя я отметил, что оставить связанными ноги было здравой идеей, а вот поливание открытых ран подсоленной водой — плохой. Дело в том, что при длительных кроссах по пересеченной местности организм теряет с потом не только влагу, он еще и очень много соли. А при нарушении солевого баланса организм очень быстро приходит в негодность и выдыхается, поэтому в «Медузе», установленной у меня в разгрузке, находилось почти два литра соленой воды.

Подойдя к парню и обнажив нож, я произнес:

— Не дергхайсся!

Перепилил сдерживающий его ноги шнурок, спрятал тесак и, протянув ему фляжку с коньяком, выдал:

— Исфини, парень, обосналсся!..

Красноармеец отполз от меня метра на два, поджал под себя колени и довольно бодро произнес:

— Если ты, сволочь, так обознался, что же будет, если ты не обознаешься?!

— Я вхроде уше исфинился. Я тут недафно, нушна была информация, и я ее получил. Так что исфини са методы, сорфался.

Выхлебав мою флягу целиком, парень немного успокоился, все же четыреста граммов коньяка на пустой желудок сказались, и спросил заплетающимся голосом:

— Ты вообще кто? Негр небось какой-нибудь? Что у тебя с ушами? Ты за наших или за немцев?

— Потошди, чхелофек! Не такх быстро.

Широко ухмыльнувшись и окончательно сняв капюшон, я привычным жестом вытащил из-под плаща волосы и, пошевелив ушами, ответил:

— Са наших, са наших, не беспокойся. Уши абссолютно обычхные тля моегхо вида. Я не негхр и вообще не человек, я — дроу.

— Это ты что, марсианин, что ли, как у инженера Лося в «Аэлите»?

Вот и попытайся объяснить молодому комсомольцу теорию множественной вселенной, допускающей существование параллельных миров. А главное, надо как-то помягче сформулировать, что кроме хумансов есть еще много различных веселых существ. Про себя я уже прикинул, что если допустить существование дроу, то не означает ли это, что где-то есть и дварфы, орки, гоблины, драконы? Решив пока не парить молодому человеку мозг, я сделал замечательное предложение:

— Такх! Сергхей, сейчасс мы идьем кх воде, потом едим, а после этогхо я усстрою тебье лекхцию по сстроению веселенной и роли васс, хумансов, в мироссдании.

За деревьями действительно оказался небольшой лесной ручеек глубиной по колено со светлым песчаным дном. Сергей довольно долго возился в воде, а потом, злобно чертыхаясь и временами поглядывая на меня, перетянул бинтами свою слегка покалеченную лапку.

Все это время я сидел на берегу с глубоко надвинутым капюшоном. Щурился от невозможно яркого дневного света, все равно проникающего в мои чувствительные глаза, продумывал линию дальнейшего поведения и легенду, с которой я буду дальше жить в этом непростом времени. Последним штрихом, убедившим меня в суровой фронтовой реальности, стала артиллерийская канонада, отзвуки которой доносились с востока…

ГЛАВА 6

Легкое сумасшествие у дроу так же обычно, как у людей насморк!

Особенности расовой психологии дроу.

Справочник практического психолога, т. 2, под редакцией Лориэль Фиаларени.

27.06.1941

Ссешес Риллинтар

Окончательно вымывшись, Сергей вылез на берег, достал из сидора катушку ниток с иголкой и принялся штопать остатки своей одежды, не прекращая одновременно задавать сакраментальные вопросы:

— Так откуда ты? И что здесь делаешь?

Внимательно посмотрев в его бесхитростную харьку, я прищурился и, все же нацепив солнечные очки, начал лекцию:

— Если рассматхривать обычный трехмерный кхонтинуум какх отдельный объект, то при предположении существования другхих измерений, невидимых нам, какх жителям именно трехмерного кхонтинуума, можно задкхуматься о возможности инкапсулирования в, четырехмерном например, мире бесконечного множества трехмерных кхонтинуумов. Приняв тезис о бесконечной изменчивости вселенной и такхим образом изменчивости физическхих кхонстант, мы приходим к такой ортодоксальной мысли, что в других кхонтинуумах могхут существовать различные виды носителей разума, вплоть до небиологическхих. Какх вы, молодой человекх, могли догадаться из моих репликх, я какх раз не принадлежу к человеческому виду и отличаюсь от вас, хумансов, довольно сильно. В частности, строением скхелета — присутствуют дополнительные слепые ребра и пара лишних шейных позвонкхов. Так же ясно видимым отличием являются гхлаза моего вида, приспособленные искхлючительно к ночному образу жизни, и даже полное отсутствие освещения не является для них преградой, так какх кроме известных вам, людям, семи цветов я вижу еще два. Так же явно заметно различие в строении пальцев, ротовогхо аппарата и ушных ракховин наших видов. Самоназвание моей расы — дроу. Ну и в зафершение своей речи могху скхазать, судя по твоей реакции на мое лицо, я нахожусь в кхонтинууме, отличном от моегхо…

Даже в бытность преподавания в вузе такого эффекта я не видел никогда — полуоткрытая челюсть, замутившиеся зрачки без малейшего признака интеллекта и рука, сжимающая наполовину продетую в ткань иголку, довершала картину с названием: «Дядь! Ну честно — понял только предлоги!»

Чертыхнувшись и щелкнув пальцами перед носом впавшего в прострацию тела, я недобрым словом помянул про себя советское образование довоенного периода.

— Объясняю для кхрасноармейцев. Я из другхого мира. Там таких, кхак я, зовут дроу. Не человекх. Понятхно?..

Пятнадцатисекундная пауза привела все же к положительному эффекту, добившему меня танцем:

— Ну, так бы и сказал, что инопланетянин! Товарищ инопланетянин, а вы к нам для контакта прилетели? А у вас там коммунизм?

— Ssussun pholor dos! Вхашу мать! Дха! Инопхланетянин! Пхопал ссюда сслучайно, какх верхнуться, нхе знаю. Кхоммунизма у нас нет — правят жрицы Паучьей Кхоролевы и маги.

— Как жрецы? Ведь доказано, что Бога нет! И магии тоже! Дурят вам там головы, а вы и подчиняетесь. Давно, значит, надо по-нашему, по рабоче-крестьянски, подняться всем миром и скинуть богачей с попами, как вот у нас сделали! И сразу, значит, как завещал Владимир Ильич Ленин, можно начинать строить коммунизм! — выдал молодой парень и в непонятках посмотрел в мою сторону.

ТАК я не смеялся очень давно! Буквально катаясь по бережку и истерически рыдая, я представлял процессию с красными флагами и транспарантами с надписями: «Уходи, противная! Тебя не существует!» — двигающуюся к храму Ллос стройными рядами. Бред, подобный видению революционных матросов на зебрах в психической атаке!

Нет, вы просто представьте такую ситуацию: дедушка Ленин с гвоздичкой в петличке кургузого пиджачка — на щите, удерживаемом двумя дварфами-самоубийцами, пытается доказать разозленному Личу материалистическую модель вселенной и невозможность существования его, как конкретно взятого объекта, в рамках работ Маркса и Энгельса. Возмущенный, быстро прервавшийся крик: «Батенька, но это же аргхиважно!» — и звук кастуемой цепной молнии!

Выражение глаз красноармейца явно доказывало, что тезис: «Легкое сумасшествие у дроу так же обычно, как у людей насморк!» — выполняется на все сто процентов. Немного обиженное, непонимающее лицо с буквально нарисованной на лбу фразой: «А чё?» — вызвало у меня уже просто судороги.

Отсмеявшись и вытерев слезы, обильно проступившие на глазах, я произнес:

— А по пховоду магии мы сейчас проверим!

И начал с усердием копаться в разгрузке. Все же на предстоящей игре мне нужно было по мастерскому произволу отыгрывать мультикласс воина-мага, для отыгрыша именно магической составляющей я записал в склерозник несколько псевдомагических заклинаний, в частности «Лечащее касание».

Прикоснувшись к забинтованной руке объекта, я стал читать заклинание, с каждой минутой ощущая все усиливающееся ощущение где-то внутри организма:

KEN

ULOWARAH VY

KYPONODJC

IDLOR VY JC

XYPONODJC

Uk VY

ARASISJC ES ULO kurec

LAOC VY IVILOC

XEN

С последним словом мою кисть и часть плеча парня окутало зеленоватое свечение, длившееся не более секунды. Резкое ощущение слабости вдруг охватило меня, и я упал на колени, в последний момент успев упереться руками в землю. Ощущения, прокатившиеся по организму, можно было сравнить с работой мясорубки, засунутой во внутренности и медленно засасывающей и перемалывающей кишки. В глазах неприятно потемнело, а тело начали бить довольно сильные конвульсии — судя по ощущениям, в тканях резко стало не хватать чего-то нужного. Одновременно с этим я ощутил какой-то легкий ветерок, обдувающий меня со всех сторон очень слабо и очень медленно, ощущение внутренней пустоты начало исчезать. Кое-как, борясь со страшной головной болью и головокружением, с помощью Сергея я поднялся и вопросительно на него посмотрел.

В ответ он удивленно уставился на меня, потом странно затих, прислушавшись к чему-то внутри себя, и с изумленным видом начал разматывать забинтованную конечность. С каждым витком бинта на его лице все сильнее и сильнее выступало выражение крайнего удивления, достигшее максимума при обнаружении розовых заживших шрамиков на плече, по внешнему виду как минимум месячной давности.

Если до этого он еще как-то поддерживал меня, то после неожиданного открытия его тоже отказались держать ноги, каким-то надломленным движением он опустился на землю.

— Это что же получается — магия существует?

— Ссутя по тхому, кхак мне ссейчасс хренофо — у фас ее нет или так мало, что мошно не принимать в расчет.

— А Бог есть? Ведь если есть магия, как ты говоришь, значит, может быть и Бог?

— Слушай, хумансс! Мне ссейчхас очень плохо — чегхо ты хочешшь? Чтобы я шертвоприношение Ллос — Кхоролефе Паукоф сделал? Тогта с тебья как минимум тфа хумансофских млатенца и пещера под храм.

— Какие младенцы! Ты что, совсем с ума сошел! Садист проклятый! То меня съесть пытался, то младенцев ему подавай! Вы там, у себя, все такие?

— Исфини, не обишайся! Просто фот такхие у насс хренофые богхи! А по отношению к вам, хумансам, я еще лояльно себя феду!

…И, смотря на внезапно побелевшее лицо собеседника, подумал: «Может, оттого, что пока еще могу войти в его положение? И еще очень хорошо помню, как это — быть человеком. Хотя по поводу адекватности своей собственной психики я уже на все сто процентов могу быть уверенным: крыша съехала далековато. Судя по симптомам, пациент засветился ярко выраженным раздвоением личности на базе прогрессирующей шизофрении. Ведь вспоминая свою прошлую жизнь, я уже сейчас видел ее как в тумане — полуразмытые картины детства, отдельные кадры юности и студенчества, все по ощущениям было не моим — далеким и чужим, не относящимся к текущему „я“».

— Слушай, солдат, а гхде мы сейчас находимся?

— Где-то около села Высокое. Южнее находится город Брест. Северо-восток занят лесами. На севере город Белосток. Судя по канонаде, западные районы уже захвачены противником — значит, мне надо встретиться с отступающими частями. И тогда, собравшись в единый кулак, мы им так ответим — бежать замучаются!

— А с кхем воюем?

— С немцами. Ведь говорили же погранцы, что у них уже второй месяц провокация на провокации. Командиры наши все кричали: не поддаваться на провокации! А тут настоящая война случилась. Верхи все клювом щелкали, война уже третий день идет, а подразделение в прифронтовой полосе только удосужились уведомить — козлы! Наш батальон пятнадцатого мая в леса под Брест кинули, на учебные тактические занятия. Вот захотелось командиру перед начальником полка повыпендриваться — мол, гляди, какие мои орлы. А двадцать третьего июня примчался гонец из штаба Четвертой армии и доложил, что фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз.

Сергей начал рассказывать чуть сухо, но постепенно алкоголь высвободил зажатые чувства и переживания. Парень явно пытался выговориться — выплеснуть пережитые шок и ужас…

— Когда узнали, мы из леса на соединение двинули, а там десантники немецкие, вот и прижали нас. Сначала пытались всем батальоном прорваться. Да только вот пушек у немцев до черта оказалось, и с самолетов почти непрерывно бомбили. А нашу колонну они вначале прямо на марше взяли… Понимаешь, у меня на глазах Кольку Сафонова на куски разорвало. Вроде только что вместе бежали, а потом… Ногой его… оторванной… меня приложило… Гады! Гады! Ненавижу! Он такой… такой парень был… комсомолец… мы с ним… А потом… Потом разделиться решили… Решили малыми группами к своим пробираться… Из нашего отряда нас двое осталось — остальные все полегли. Я да Сашка Ивкин… А потом, в овражке, где отлеживались, смотрю, а он за живот держится, стонет, а на гимнастерке пятно растет… От бомбы осколок в живот попал… Перевязали, думал, дотянем до своих, а там госпиталь — вылечат… Он у нас лучше всех в роте на гармони играл… Не судьба. Вчера вот похоронил его…

Из глаз парня текли слезы, и он машинально несколько раз вытер их рукой. Наконец Сергей договорил и замолк, уткнувшись взглядом в землю…

Минут пятнадцать спустя поднял глаза, сказал:

— Сейчас на восток лесами идти надо — обойти немцев, а там и наши подтянутся. Ты вообще что делать думаешь?

Для вида почесав кончик носа когтем, я, будто раздумывая, ответил:

— С тобой, наверное, пойду. Вдвоем нам проще будет — посменно спать можно. А то кто знает, сколько сейчас патрулей немецких по окрестностям ходит?

А в голове чей-то ехидный голос добавил: «Но это уже их проблемы. И причем — большие!»

— Это верно, — согласился красноармеец, и мы оба одновременно стали оглядывать окрестности.

Внезапно Сергей резко повернулся ко мне, его глаза прямо-таки засветились, и он серьезным голосом определившегося с чем-то главным для себя человека сказал:

— Слушай, а вместо младенцев тебе фашисты не подойдут?..

ГЛАВА 7

Семен Семеныч!

К/ф «Бриллиантовая рука»

Тогда же

Ссешес Риллинтар

«С прискорбием могу сообщить, что я недоволен!» — примерно такие мысли раздавались в наших желудках к полудню. Передвигаться вдвоем оказалось довольно неудобно — мало того что Сергей постоянно спотыкался о всевозможные корни, застревал в кустах, так он еще пыхтел как паровоз, заглушая практически все окружающие звуки. С учетом того, что из-за яркого света зона видимости у меня не превышала десяти метров, я ощущал себя очень непривычно. Отойдя от места предыдущей стоянки примерно пятнадцать километров, я решил, что так дальше дело не пойдет, и скомандовал привал. Сняв плащ и пристроив его на кусте таким образом, что получился маленький шалаш, открыл колчан и начал проводить ревизию боеприпасов. В наличии на текущий момент наблюдалось пятьдесят стрел, к ним двадцать бронебойных наконечников, тридцать охотничьих «листиков», десять широких серповидных срезней и пятьдесят резиновых демократизаторов. Внимательно осмотрев лук и дополнительно смазав эксцентрические блоки силиконовым маслом из масленки, я начал подготавливать охотничий комплект. Дело в том, что мой лук позволяет непосредственно на нем крепить пять дополнительных стрел, это дает возможность не таскать с собой на короткие вылазки из базового лагеря колчан и повышает мобильность, что особенно важно при охоте в зарослях. Комментарии некоторых стрелков — что, мол, стрел мало — отметаются простым правилом: лук — это оружие одного выстрела, если промазал, то цель уйдет и лишних двадцать-тридцать стрел в колчане ничем не помогут. Подготовив один срезень, два «листа» и на всякий случай две бронебойные стрелы, я закрепил их на луке, застегнул разгрузку, поднялся, попрыгал и заявил Сергею, наблюдавшему за этой сценой с полностью офигевшим видом:

— Я пойду еды подстрелю.

— А эта конструкция — это что? Ты из нее стрелами стрелять будешь? Это что — лук?

Внимательно посмотрев парню в глаза и поняв, что он не издевается, я выдал:

— Да, лук. Фактически это вершина конструкции лука — так называемый блочный лук. Он мощнее обычного лука примерно в три-четыре раза, убойная дальность при стрельбе по человеку достигает четырехсот метров, и самое главное — он полностью бесшумен. А сейчас не мешай мне, а лучше подготовь сушняк для костра. Скоро буду.

— А как тебя зовут?

— S’seshes Ril’lintar — Ссешес Риллинтар.

— Семен, значит, по-нашему? А меня Сергей, Сергей Корчагин.

«Ну вот, уже адаптировали. Комсомольцы-интернационалисты, сссвет!»

Передвижение по местности в «гилли» без шумного напарника и в новом эльфийском теле доставляло просто неземное наслаждение, легкая зеленая тень буквально проносилась между стволами деревьев, просачивалась сквозь густой кустарник и в некоторых случаях быстро перепархивала с ветки на ветку — все это проходило полностью беззвучно. Буквально через двадцать минут бега, покрыв расстояние порядка пяти километров, я услышал вдали тихое хрюканье, подкравшись, увидел сквозь ветви орешника маленькую полянку, на которой паслись мамаша и пять смешных полосатиков. Прикинув порядок действий и оценив степень бесшумности своего передвижения, закинул лук на спину, отстегнул тесак и, дождавшись, когда мамаша отойдет на максимальное от меня расстояние, скользнул к ближайшему поросенку.

Всадив с тихим хрустом нож в еще довольно мягкую затылочную кость черепа, я подхватил поросенка и, не выдергивая нож, чтобы не оставлять кровяной дорожки, быстро и тихо исчез в зарослях.

Через полторы минуты и примерно сто пятьдесят метров расстояния до меня донесся разъяренно-удивленный визг мамаши.

Отбежав в обратном направлении еще около километра, я срубил ударом ножа на высоте груди ветку орешника с развилкой. Насадив черепом поросенка на косой срез и зафиксировав его таким образом, быстро распотрошил его, оставил тушку на некоторое время для того, чтобы стекла кровь, и с удовольствием съел печень. Нарвал травы, обтер тушку, запихал траву внутрь, связал шнуром копытца и получил, таким образом, маленькую сумочку из свинятины. Подхватив данный агрегат в левую руку, бодрым шагом двинулся в сторону лагеря.

Обнаружил по приходу уже разведенный маленький бездымный костерок, распластал тушку вдоль на две полтушки, обсыпал солью и, насадив каждую на ветку, вручил одну Сергею, а другой занялся сам.

Уже через сорок минут на поляне находились два довольных жизнью желудка и маленькая кучка обглоданных костей.

— Сергей, у меня предложение! Давай передвигаться ночью. Просто днем мне слишком ярко и я практически слепну. А ночью вижу очень хорошо и могу заметить любую засаду.

— Угу, а я вот ночью ничего не вижу — значит, буду еще сильнее шуметь и спотыкаться. Ты мне сегодня своими злыми взглядами чуть заикание не устроил, а что ночью будет?

— Ладно, догховоримся следующим образом: бежим вперед с рассвета до десяти часов утра, потом стоянка, еда и поспать, в четыре часа вечера бежим дальше, до тех пор, пока ты не станешь спотыкаться.

— Договорились! Значит, сейчас спать?

— Спать.

Сергей нарвал для себя охапку травы, а я, в свою очередь, просто раскатал пенку. Пристроившись в импровизированном шалаше, мы с чистой совестью отрубились.

Я наконец-то понял, почему дроу такие злые — вы, блин, попробуйте поспать, если от каждого птичьего крика или шебуршения ежа в кустах, находящихся за пятьдесят метров, организм говорит сознанию: «ПОДЪЕМ! РЯДОМ ОПАСНОСТЬ!» И впрыскивает в кровь такую дозу адреналина, которой хватит для того, чтобы полностью взорвать зоомагазин — ну или хотя бы отдел с хомячками.

И самое обидное, что рядом спит этот сволочной хуманс, не обращает ни на что внимания и раскатисто храпит! Ssussun!

Помучившись таким образом до четырех часов вечера, я поднялся и, сдержав гигантское желание пнуть эту человеческую скотину, просто проорал ему на ухо: «ПОДЪЕМ!»

Следующие пятнадцать секунд заставили меня сложиться пополам от хохота — такой юморной картины, как еще не полностью проснувшийся красноармеец, выставивший перед собой пустую винтовку и от страха ничего не соображающий, я вынести не смог. Через некоторое время Сергей все же включился в сознательную деятельность и, чертыхнувшись, выдал:

— Ну у тебя и шуточки!

Оставив это чудо приходить в себя, я решил все же разобраться с вновь приобретенным телом и рефлексами применительно к владению луком. На противоположном краю полянки, на расстоянии порядка шестидесяти метров от меня, находилась тоненькая, в пятьдесят миллиметров у комля, отдельно стоящая березка. Прикинув, что для проверки на меткость достаточно, я установил перед собой раскрытый колчан, привстал на колено и не глядя схватил первую стрелу…

Тогда же

Сергей Корчагин

Дрянь, так по-зверски нас даже сержант в учебке не будил — прямо в ухо рявкнул, зараза. И морда довольная, как у кота, что сметану стрескал. Ничего, еще сочтемся, товарищ инопланетянин.

Поставив перед собой колчан, инопланетянин начал очень быстро, одну за другой, вынимать из него стрелы. Все это сопровождалось какими-то странными тихими щелчками и шипением. Присмотревшись внимательно, я увидел с каждой секундой тающую березку на другой стороне полянки — стрелы то втыкались в ее тонкий стволик почти у самой земли, то отрезали от ствола на высоте полуметра ровненькие сантиметровые кругляши. Перенеся взгляд на дроу, я попытался проследить путь стрелы, моментально выхватываемой из хранилища — резким, но вместе с тем каким-то плавным движением. Удерживая в пальцах за хвостовик, он не глядя наживляет стрелу на тетиву, продолжением этого же движения натягивает лук и сразу берет следующую стрелу. В течение пятнадцати секунд, которые занял расстрел всего содержимого колчана со стрелами, я так и не смог увидеть полета ни одной стрелы — казалось, они мгновенно вырастают из комля березки, березка сама режется тонкими ломтиками — просто сезон такой наступил. Отстрелявшись, Ссешес — вот, блин, имечко, хрен выговоришь! — будет Семеном, решено, — бесшумно закинул лук за спину, подхватил колчан и странным стелющимся шагом, как призрак, прокрался к мишени.

Вот вопрос — как он умудряется так тихо передвигаться? Ведь даже в густых зарослях кустарника с его стороны не раздавалось не то чтобы шуршания — вообще ничего, хотя было видно, что от солнечного света он почти ничего не видит и идет в основном на ощупь и на слух. Пару раз, когда я засматривался себе под ноги или спотыкался, умудрялся терять его из виду даже на расстоянии десять метров — эта странная одежда с неровными расплывчатыми краями и полная бесшумность буквально вырывали его из действительности, казалось, что это просто воображаемая фигура, которая может сложиться из веток и листьев, передвигается впереди меня.

В тот же день

Ссешес Риллинтар

Вернувшись со сбора урожая стрел, я никак не мог прийти в себя от выданной мной скорострельности, по прикидкам составившей не менее восьмидесяти выстрелов в минуту, и от сознания: я не только мог так быстро стрелять — в процессе выстрела я, вынимая из колчана стрелу, одновременно взвешивал ее, распознавал тип наконечника и в зависимости от него переносил прицел. Время как бы замедлялось, зацеп пяткой стрелы и перехват пальцами непосредственно тетивы были до такой степени прописаны в моторике пальцев руки, что я не обращал на это внимания. Глаза даже при таком освещении умудрялись одновременно держать в фокусе и совершающие привычные, не связанные с сознанием действия, и удаленную мишень, с каждым широким охотничьим срезнем становившуюся все короче.

Дойдя до шалаша, я аннулировал его, переведя в состояние плаща, и произнес, глядя на задумавшегося красноармейца:

— Ну пошли, солдат, пора в дорогу.

Закинул привычным жестом колчан, взял в левую руку лук, развернулся и двинулся на восток, мурлыкая про себя:

Мне больно видеть белый свет,

Мне лучше в полной темноте!

В спину донеслось:

— Ну пошли, Семен!

ГЛАВА 8

Наипервейшим принципом долголетия конечно же является правильное планирование.

Краткий справочник молодого дроу, том 1, глава 1

28.06.1941

Ссешес Риллинтар

Как много могла бы помочь нам эта белорусская лесная и болотная земля в тысяча девятьсот сорок первом году и как обидно мало помогла она на деле! В том не ее вина. Героические, но необстрелянные, не подготовленные к мобильной войне войска, обученные по нормам позиционной Первой мировой войны, состоявшие из вот таких молодых, были захвачены врасплох сильным и неожиданным ударом врага, потеряли почти всю технику, штабы, управление, и вскоре оказались деморализованы непрерывными поражениями.

В этих условиях они не смогли использовать преимущества белорусских лесов и болот. Противнику удалось очень быстро преодолеть все естественные препятствия на пути.

Но если вы думаете, что стратегическое значение белорусских лесов и многочисленных болот на этой прискорбной ноте закончилось, — вы ошибаетесь! Этот живописнейший край как будто самой природой создан для партизанской деятельности. Малое количество транспортных артерий, их растянутость в пространстве, отсутствие или очень малое количество опорных пунктов вдоль важнейших путей переброски войск и боеприпасов позволяли с помощью незначительных сил оттянуть с линии фронта большое количество подразделений для защиты мягкого подбрюшья наступающей армии.

Сильно пересеченная лесная и болотистая местность позволяет маленьким мобильным отрядам в пять-десять человек просачиваться сквозь любые кордоны и пускать в ход в любом месте транспортных артерий врага его величество тол!

Отсутствие в партизанских отрядах грамотных специалистов по минной и контрминной борьбе, особенно в начальный период войны, было в дальнейшем исправлено — в действующие партизанские отряды направили обученных за линией фронта специалистов. Но время было потеряно. Время — это не только пущенные под откос эшелоны с боеприпасами, это две-три дивизии врага, отозванные с передовой.

С запоминающейся внешностью и очень шаткой легендой выходить из окружения в армейский фильтр являлось изощренной формой самоубийства. Хлипкая легенда дроу, подготовленная для отыгрыша, не выдержит даже минимальной проверки соответствующих органов. Таким образом, врастание в окружающую действительность требовало довольно гибкого подхода, самым лучшим способом являлось создание партизанского отряда и окончательное врастание в белорусские леса. Отношение советской власти можно смягчить удаленностью от центра и относительным самовластием в отношении выбора боевых задач. Подготовив ядро специалистов, необходимо не повторять ошибок большинства партизанских отрядов — не увеличивать численность до момента потери мобильности и с осторожностью относиться к приказам Москвы о проведении самоубийственных атак на узловые пункты противника. Малая мобильная группа в состоянии прокормить себя и не связана с местными жителями или населенными пунктами. Для объявления рельсовой войны или расстройства проводных линий связи в принципе хватит и одного человека, но для организации более мощных диверсий необходима команда, даже просто для переноски взрывчатки и создания огневой поддержки.

Для начала партизанской деятельности ядро боевого отряда уже наличествует. Из необходимого нужны: взрывчатка, средства взрывания и хотя бы примерная карта местности. Также необходимо выяснить ВУС Корчагина Сергея для дальнейшего рассмотрения его роли в своих планах. Хорошим подспорьем было бы приобретение любыми методами радиостанции с достаточным радиусом действия, это позволило бы синхронизировать работу рассматриваемого партизанского отряда с соседями и руководством армии.

Вопросом использования радиостанции и розыском обученного радиста можно заняться в ближайшее время.

Единственной проблемой является ведение тонкой игры с центром для обеспечения снабжения спецсредствами, с одной стороны, а с другой — необходимость как можно мягче отказываться от прямого управления центром. В принципе на первый период времени первое не обязательно, а второе можно обойти использованием тактики микротерроргрупп численностью не более десяти человек. Скорее всего, высокое московское начальство не снизойдет до управления такой мелочью — им, как я помню из курса истории, подавай крупные партизанские соединения размером полторы — две тысячи человек. При необходимости увеличить личный состав логичнее будет выделить из уже обученного отряда зародыш нового, двух обученных бойцов-универсалов с радиостанцией.

Создание целой плеяды таких микроотрядов позволит действовать на громадной территории, согласовывая действия и нанося таким образом буквально шоковый удар транспортной системе противника.

Да, и почти забыл — надо как-то разыграть в начальный период свою техническую неграмотность, поставить этим большой жирный плюс в своей легенде об интернациональном добровольце-инопланетянине.

— Сергхей!

— Да!

— Как у вас тут воюют? Скорее всего, способ отличается от используемого на моей родине?

— Ну в основном ружьями. Еще танки есть. Самолеты тоже используются — я же тебе рассказывал, как я из окружения выходил.

— Если честно, я не особо что понял из твоей речи пару вопросов уяснить хочу. — Ты в состоянии разговаривать?

Отдуваясь после кросса по пересеченной местности, Сергей прислонился к дереву. Вытер пот рукой и сгрузил на землю вещмешок с винтовкой.

— Двужильный ты, что ли! Даже не вспотел! Давай свои вопросы — постоим, поговорим, я заодно малость оклемаюсь.

— Самолеты, как я понял, это что-то летающее и сбрасывающее разрывающиеся на земле снаряды, по типу алхимических взрывчатых зелий?

— Да, это машины такие, там еще двигатель внутри и пилот, они не только бомбы сбрасывают, на них еще пулеметы стоят.

— Угу, тогда следующий вопрос: пулемет — это что за зверь? И давай ты мне все в процессе передвижения объяснять будешь — просто пойдем медленнее.

До конца светового дня я узнал много «нового» о вооружении и тактике Красной армии в начале военных действий. Была выяснена и ВУС доставшегося мне попутчика — в белорусских лесах я умудрился подцепить снайпера, что уже хлеб, причем с тонким слоем масла.

После обучения меня азам военной грамотности и торжественного показа вершины человеческой мысли — самозарядной винтовки Токарева с наикрутейшим оптическим прицелом, буквально перед учениями выданной Сергею, мне был устроен допрос о моем мире и ведении боевых действий там:

— Так, говоришь, танков у вас нет?

— Ну, были иногда примеры использования слонов с дополнительным бронированием. Просто у нас из-за большой распространенности магии в основном в ходу магические конструкты.

— Что за конструкты? Это что-то техническое?

— Да нет! Исключительно магический термин — примером являются големы, анимированные доспехи, зомби, ожившие скелеты. Понимаешь, гораздо легче поднять пару соседних кладбищ при наличии некроманта или оживить пару тонн глины при наличии обычного мага, чем возиться с вашими железками, которые все равно не переживут первого удара молнии или фаербола.

— Ну а воздушные силы, что у вас там — небось воздушные шары и ковры-самолеты?

— Знаешь, ни того, ни другого никогда не видел. Есть драконы, виверны, на грифонах еще летают, вот в принципе и все — но, поверь, хватает. Если недостает боевой мощи, обычно поступают следующим образом: сажают на дракона мага посильнее, и тогда все, кто не спрятался на земле, начинают закапываться.

— А с магией у вас тут полный швах, я амулет познания местного языка применил, он едва сработал и тут же пеплом рассыпался, — я сначала думал, что мне хреновую одноразовку всучили. Да ты сам видел, как меня от самого обычного малого лечебного заклинания скрутило, так что вам тут, с одной стороны, повезло — магической чумы не увидите, и драголичей тоже, а с другой стороны, скучно! — продолжал я развешивать лапшу Сергею.

Почти на закате, передвигаясь по небольшому овражку, мы вышли к проселочной дороге. Еще за три километра от нее я услышал рев двигателей и топот лошадиных подков. Обговорив с Сергеем возможные неожиданности, прокрался к дороге и в лучах закатного солнца, через клубы пыли, поднимаемые ногами солдат, колесами грузовиков, копытами коней, увидел серую колонну, бесконечной гусеницей продвигающуюся на восток…

ГЛАВА 9

Немец — это не только оружие и гранаты, но еще и штаны!

Мысли красноармейца.

29.06.1941

Ссешес Риллинтар

Вернувшись и рассказав Сергею о наличии колонны людей в отличающейся от его форме, я начал подбивать клинья к первому бойцу уже созданного в моем уме партизанского отряда.

— Сергей, вот мы сейчас идем на соединение с твоей отступающей армией. Но ведь мы и в тылу противника можем сделать ему много пакостей. Причем прямо сейчас, а не в отдаленном будущем. Насколько я понял, таких, как ты, сейчас в окрестных лесах очень много, и в связи с этим возникает мысль: как ты отнесешься к созданию партизанского отряда под моим командованием?

— Так у нас даже оружия, кроме ножей, твоего лука и СВТ без патронов, нет. И почему это под твоим командованием? Меня обучали, я единственный кадровый военный среди нас, да и постарше званием, может, кого найдем.

Он удостоился снисходительного взгляда, пронизанного доброй отеческой хитринкой:

— Ну, по поводу оружия — это дело наживное, как говорят жрицы Ллос: «Будет ночь, будут и жертвы». А по поводу командования — просто у меня немного больше опыта партизанских и военных действий, поэтому моя кандидатура представляется более эффективной в связи с хотя бы большим жизненным опытом.

— Большой жизненный опыт? Да не смеши меня! Ну сколько тебе, лет двадцать пять, тридцать? На большее не выглядишь, и опыт партизанской деятельности — года два, причем в твоем мире, с вашей магией и драконами. А тут все серьезнее.

— Знаешь, я родился в девятьсот шестом году по летосчислению долин, в подземье под Долиной Теней, в тот же год волшебница Ашаба с помощью союзных отрядов людей и эльфов вытеснила дроу из крепости Искривленная башня, захватив при этом долину. Тем самым она лишила мой народ возможности осуществлять свою политику в отношении близлежащих регионов. В течение всей моей юности меня готовили как разведчика поверхности, для того чтобы когда-нибудь вернуть Долину Теней под руку Ллос. Диверсиями и партизанской войной в составе отрядов, во главе отряда и в одиночку я занимался с девятьсот двадцать восьмого года до текущего времени, пока не попал в твой мир. Так что опыта подобных мероприятий у меня достаточно.

— Ну и сколько ты этим занимался? Какой сейчас у вас год? Года два, наверное, прошло, а расхвастался на все тридцать.

— Чуть больше. Сейчас на поверхности идет тысяча триста семьдесят пятый год…

— Ну и что? Здесь вашей магии, ты сам говорил, почти нет. Так что сдуйтесь, товарищ инопланетянин.

— Я воин! И трупы обычно делаю не магией, а честной сталью в темноте! Хотя и магией тоже много чего натворить могу.

— Тем более! Много ты своими острыми железяками против автоматов и пулеметов навоюешь. С такими темпами я от старости умру, а мы все еще воевать будем! В общем, отсталые у вас там методы, нам они не годятся.

— Тогда, хуманс, вопрос о главенстве оставим до первой проведенной операции. И по ее итогам решим — кто из нас прав!

— И какая это операция будет, если каждый сам по себе действовать начнет? А если мы ее вместе спланируем и выполним, то опять: как решать, кто командовать должен?

— С учетом отсутствия у тебя на данный момент оружия, действовать буду я один, а ты будешь помогать! В меру твоих сил, хуманс. Заодно и убедишься, чего мой опыт стоит.

— Ничего, мне хотя бы патронов двадцать раздобыть, а там я тебе покажу, как нас воевать учили…

Первую операцию договорились не откладывать. Решено было дождаться хвоста колонны и попытаться снять охранников, которые по всем правилам должны чуть отставать.

Для нападения выбрали резкий поворот с замечательными зарослями, полностью перекрывающими видимость ушедшим за поворот отрядам.

Сам процесс ожидания прохождения отряда затянулся почти до полной, по человеческим меркам, темноты — приятный серебристый полумрак, затягивающий окрестности, ласковым лечебным бальзамом подействовал на мои уставшие от яркого дневного света и постоянного прищуривания глаза.

В хвосте колонны, на расстоянии примерно восьмидесяти метров, передвигался мотоцикл с коляской, оснащенной пулеметом. При виде такой заманчивой цели у меня руки буквально зачесались от нетерпения. Расположившись в зарослях у дороги на расстоянии ста двадцати метров до поворота, я вытащил пять стрел с листовидными наконечниками (бронежилеты на вооружение немецкой армии в сорок первом году, судя по прочитанной литературе, не поступали, а останавливающее действие у листовидных наконечников было в разы выше, чем у бронебойных). Под постоянный бубнеж солдата: «Ну давай! Чего ты ждешь? Уйдут ведь!» — рассчитал время таким образом, чтобы хвост колонны скрылся из виду за поворотом, а мотоцикл поравнялся со мной и чуть проехал вперед, и спустил тетиву.

Проникающее ранение грудной клетки длинным твердым предметом, к которым, если вы догадались, относятся стрелы, обычно препятствует попыткам привлечь к себе внимание громкими криками. В случае с солдатом, находившимся в коляске, и из-за непосредственного контроля пулемета стрела, вошедшая в правый бок под углом десять-пятнадцать градусов, судя по всему, прошла сердечную мышцу и позволила ему только клюнуть носом на ближайшей кочке. Следующая стрела попала не так удачно, как хотелось. Скорее всего, как раз из-за той же кочки. Мотоцикл уже проехал некоторое расстояние, и угол вхождения стрелы в спину был далек от оптимального. Попав в цель в районе правой лопатки, она привела к довольно громкому вскрику, слава Ллос, заглушённому стрекотанием работающего двигателя. Бросив руль и попытавшись схватиться за стрелу, водитель упал с мотоцикла, который проехал еще метров десять и заглох, уткнувшись в кустарник.

Быстро выбежав на дорогу, мы с красноармейцем метнулись к ползущему в пыли телу, все еще пытающемуся дотянуться правой рукой до древка стрелы. Что-нибудь крикнуть из-за наполняющихся кровью легких немец даже не пробовал. Остановив Сергея, уже нацелившего штык винтовки для добивания противника, я приказал:

— Не здесь!

Подхватив раненого и вызвав у него сильные судороги из-за рывков при переноске, мы оттащили его в придорожные кусты. Раненого я оставил с Сергеем, дал задание разобраться. Метнувшись к мотоциклу, вывел его на середину дороги, выволок из него пассажира, не вынимая из тела стрелы.

Вернувшись, застал Сергея увлеченно снимающим с немца штаны. Рыкнул на товарища за сломанную при переворачивании на спину стрелу, быстро помог освободить труп от амуниции и боеприпасов. Потом кивнул хумансу на второго клиента. Закончив с вещами, перекатил труп спиной вверх и двумя узкими и глубокими разрезами тесака вынул стрелу — незачем помогать военной полиции в расследовании.

Пока Сергей с брезгливым видом медленно вытягивал стрелу, подхватил из новоприобретенного имущества одну гранату всем известного по фильмам вида и метнулся к мотоциклу, по пути вынимая из разгрузки кусочек капроновой нити.

Положив лук на землю около мотоцикла, я снял с крепления пулемет и поместил его рядом. Откинув сиденье пассажира, сунул нос в багажный отсек — судя по всему, немцы мне попались основательные. Сгрузил на дорогу два свертка и котелок, снял деревянный ящик с инструментами, установленный на багажнике мотоцикла, и присоединил его к пулемету. Проверив две притороченные к мотоциклу канистры с бензином, решил их не брать — тяжелые как сволочи!

Плюхнулся под мотоцикл на спину, быстро прикрутил гранату к раме в неприметном снаружи месте и, открутив колпачок, привязал нить к фарфоровому шарику запала. Воткнув в землю под колесом рогульку, привязал к ней нить, идущую от гранаты, щедрой рукой зачерпнув дорожной пыли, засыпал рогульку и нити крепления гранаты на раме.

Подхватил сгруженное добро, накинул на одно плечо лук, а на другое — пулемет и, как вьючный верблюд, побежал к придорожным кустам, на место встречи с напарником.

Вывалился на полянку и застал Сергея пучками травы оттирающим от крови свои гимнастерку и лицо. Впрочем, ему это не особенно удавалось, горло раненому он перехватил со страху аж до позвоночника и при этом уделался, как поросенок. Презрительно хмыкнув и быстро обобрав оставшийся труп, занялся упаковкой трофеев. Быстро заныкал три гранаты в петли разгрузки и перетянул освободившимися портупеями свертки и ящик с инструментами, потом повесил получившуюся седельную сумку себе на плечо, подождал, пока Сергей подхватит карабины, и двинулся в глубь леса, забирая в сторону движения колонны.

Пройдя примерно два километра, мы услышали прозвучавший на месте нашего гоп-стопа взрыв.

— Что это там?

— Да так, я там подарок один оставил. — Широко ухмыльнувшись, я протянул Сергею измятую инструкцию с картинками по снаряжению и использованию Stielhandgranaten 24, найденную на дне багажного отсека коляски. И захваченную, кстати, исключительно для отмаза, ведь свой образ инопланетянина надо холить и лелеять! — Я ведь правильно догадался: если привязать эту штуку к самобеглой коляске, а вот этот шнурок удлинить и закрепить чем-нибудь на земле, при попытке сдвинуть коляску произойдет взрыв?

— Да… — с удивленным видом произнес красноармеец. — Эта штука называется граната, а самобеглая коляска, как ты ее обозвал, является мотоциклом, опять-таки с коляской. КАК?!! Как ты догадался такое сделать? У вас там минно-взрывное дело преподают, что ли — ваших этих… големов взрывать?

— Ну, можно сказать и так. Закладка магических и алхимических мин входила в программу моего обучения. Многое потом на практике узнал, а до некоторых вещей сам додумался — во всяком случае, мой способ взрывать лошадей с помощью трехкомпонентного алхимического зелья, подкладываемого в корм лошадям в течение трех ночей, был оценен главой Дома по достоинству. Атакующая конница, в строю которой то и дело раздавались мощные взрывы, калечащие и убивающие всех на расстоянии до трех ваших метров, надолго всем запомнилась, как с нашей, так и с противоположной стороны.

Сергей посмотрел в сторону дороги и с огорчением в голосе произнес:

— Знаешь, Семен, мы ведь лопухнулись.

— Хм… ты думаешь, нам мотоцикл пригодился бы? Так нам с ним не скрыться. А те металлические фляги из-за алхимического зелья в них так воняют, что нас по запаху выследят.

— Нет. Надо было вторые брюки тоже взять.

— А к чему? Я в их форме все равно за своего не сойду, в отличие от тебя.

ГЛАВА 10

Здравствуйте, я ваша тетя!

К/ф «Здравствуйте, я ваша тетя!»

30.06.1941

Ссешес Риллинтар

Как хорошо обладать ночным зрением и как плохо тащить за собой наполовину слепого в темноте напарника! Примерно такие мысли преобладали в моей голове при попытках вести по ночному лесу человека. За два километра до описываемых событий мы расстались со всем наличным запасом сильно пахнущих предметов, пытаясь спастись от возможного преследования с собаками. Еще через километр вышли на небольшую полянку и расположились на ночлег. Уступив вконец умотавшемуся красноармейцу пенку и плащ, я занялся костром. Вырезал ножом квадрат дерна, выкопал в освободившемся грунте ямку, в которой с помощью собранных здесь же сухих сосновых шишек развел костер. С учетом небольшого наклона почвы и наличия в углу полянки углубления, буквально заполненного шишками, сознание сделало заключение, что с дровами проблем быть не должно. Усевшись у костра, я стал потихоньку его подкармливать, прислушиваясь к звукам окружающего леса, периодически прерываемым богатырскими руладами Серегиного храпа. Наступило замечательное время распаковывать подарки.

Начать решил со свертков — судя по запаху, в одном из них содержалось что-то съестное. Как оказалось, немцы были не дураки пожрать — набор из кульков пшенки, гречки и сухого гороха, запас соли, лаврового листа и примерно двухкилограммовый шмат сала с чесноком, явно стыренный в каком-то ближайшем селении.

В другом свертке находился явно армейский рацион в виде кулька с сухарями, пакетика молотого кофе, двух банок мясных консервов и куска жесткой как подметка копченой колбасы. Почти на самом дне свертка, завернутая в три слоя вощеной бумаги, лежала маленькая пачка чего-то похожего на маргарин.

Желудок довольно громко потребовал свою долю. Слегка умиротворив его каменным сухарем, я приступил к священнодействию — приготовлению походной каши с сальцем. Употребив на ее приготовление примерно половину содержимого мягкой наспинной фляги, я разместил трофейный котелок над костром и принялся с довольным видом рассматривать содержимое ящика с инструментами, доставшегося в наследство. Нет, эти мотоциклисты были явно Плюшкиными: запасы всевозможной проволоки, четыре отвертки, пассатижи, кусачки, как ни странно, ножовка по металлу с запасными полотнами, ну и, как обычно, горстей пять различных болтиков, шайбочек и гаечек.

С учетом маленького размера костерка, каша обещала готовиться долго. Поэтому, сложив инструменты обратно, я уселся на ящик, чтобы не сидеть на голой земле, и принялся смотреть в огонь.

Потрескивание горящих шишек действовало успокаивающе, глаза уже сами собой начали закрываться, как вдруг со стороны чащи послышались странные звуки. Вдали кто-то пробирался через ночной лес, то и дело спотыкаясь, роняя что-то тяжелое и затравленно дыша. Быстро растолкав Сергея, решил выдвинуться в разведку — скорее всего, это окруженцы, немцы по ночному лесу, да еще с такими звуками, вряд ли передвигаются.

Еще не очнувшийся Сергей подхватил один из карабинов и, передернув затвор, настороженно спросил:

— Что такое?

— Рядом кто-то двигается, пойду проверю, если красноармейцы — сюда вести?

— Ты с ума сошел! Конечно, сюда! Наверное, тоже окруженцы.

— Понял. — А ты пока присмотри за кашей, мы, оказывается, у немцев довольно много продуктов увели.

Конфисковав у Сергея плащ, я накинул капюшон и выдвинулся в направлении неясных звуков, неся в левой руке лук. Пройдя примерно полтора километра, увидел в серебристом свете группу из трех человек довольно живописного вида. Два окровавленных и перебинтованных несвежими бинтами молодых хумана лет двадцати несли на руках третьего — на первый взгляд немолодого уже мужика с перебинтованным бедром. Шатаясь от усталости, они прошли еще пятнадцать метров и, зацепившись за низкий куст, со стоном упали на землю. Не высовываясь, я осмотрел их на наличие вооружения — на первый взгляд был виден только «дегтярь» с расщепленным прикладом.

— Товарищи красноармейцы! Вы случайно есть не хотите?

В ответ один из группы попытался резко перекатиться в мою сторону, ткнул на голос пулеметом, выпустил короткую очередь из двух патронов, завершившуюся сухим стуком затвора и задыхающимся от усталости матом.

— Хумансы! Ssussun pholor dos! Вам помотсчь хочешь, а вы сопротивляетесь.

В ответ раздалось:

— Не подходи! Стрелять буду!

— По-моему, у тьебя кончились патроны? И, кстати, пойдемте все же к костру, а то каша может подгореть.

Со стороны окруженцев раздался осторожный голос:

— Так ты не немец?

— Не немец, успокойтесь, и все же предлагаю переместиться к моей стоянке, там и поговорим.

— Так не видно ничего, покажи, куда идти.

Подняв глаза, я присмотрелся к ночному небу — оно действительно было затянуто тучами, и, значит, для человеческого глаза сейчас стояла темень — глаз выколи. Выйдя из-за сосны и неслышно подойдя вплотную к этим горе-воякам, дотронулся до одного из них и произнес:

— Поднимайтесь, я вас проведу…

30.06.1941

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

Старшина Дроконов хорошо помнил момент, когда на колонну с военнопленными из-за опушки леса вылетело звено немецких штурмовиков и отработало по ней шестью бомбами. Мгновенно поднялась паника, колонна стала разбегаться, несмотря на тщетные попытки дезорганизованной охраны остановить людей. Тогда он и заработал этот злосчастный осколок в бедро, а два рядовых, которые несли его сейчас, — многочисленные мелкие осколочные ранения в спину. Все время, пока они двигались от разбомбленной колонны, им очень везло. Сперва натолкнулись на проселочную дорогу, идущую в восточном направлении, потом обнаружили место боя, на котором удалось разжиться бинтами и найти «Дегтярев» с разбитым пулей прикладом и всего с двумя патронами в диске. Пытаясь как можно дальше уйти от немцев, пробирались весь день и продолжили идти ночью, несмотря на почти полную темноту. Ближе к середине ночи небо затянули тучи, идти стало невозможно, передвигались исключительно на ощупь. Постоянные падения и натыкания на невидимые в темноте деревья привели к тому, что отряд заблудился…

…Передвигаться по ночному лесу и вести за ручку троицу раненых — то еще удовольствие. Почти подойдя к поляне, наш провожатый громко крикнул:

— Сергхей! Не стреляй — свои!

— А что там за выстрелы были?

Выведя из зарослей на поляну бойцов, провожатый ответил:

— Да вот потеряшки испугались и пытались отстреливаться…

Наш провожатый, одетый в какой-то зеленый балахон с глубоко надвинутым капюшоном, вывел нас из леса к маленькому костерку с установленным на нем котелком, пахнущим так, что от голода сводило не только желудок, но и мозг (ели мы в последний раз четыре дня назад). Провожатый отступил в темноту, сгустившуюся за пределами светового круга костра, и произнес:

— Вот, могу вам представить красноармейца Сергея Корчагина и пригласить присоединиться к нашему позднему ужину или раннему завтраку.

На противоположной стороне костра на какой-то зеленой пластине сидел молодой парень в гимнастерке, немецких серых штанах и с немецким карабином в руках, настороженно вглядывался в нашу компанию. По очереди мы стали представляться:

— Старшина Дроконов Валерий Сергеевич.

— Рядовой Онищенко Геннадий.

— Рядовой Железко Юрий.

Из темноты сухим, чуть хрипящим голосом сказали:

— Прошшу к нашему огню, давайте приступим к пище, да избавит ее Ллос от яда.

Переглянувшись с рядовыми и ощутив себя довольно неуютно, я попросил:

— А наш проводник не хочет представиться? Просто ни его лица, ни его имени мы не знаем, а, судя по голосу, он явно не русский, что вызывает вопросы.

При этих словах Сергей Корчагин как-то странно дернулся и с таинственным выражением лица начал нас пристально рассматривать, особенно вглядывался почему-то в лица.

Из темноты выступил высокий стройный силуэт в странном плаще, покрытом листьями, и, сняв черными с когтями руками капюшон, произнес…

30.06.1941

Ссешес Риллинтар

— Приветствую вас, хумансы!

И дальше пошпарил прямо по легенде, выученной для игры:

— Старший сотник наземной разведки Дома Ril’lintar — S’seshes Ril’lintar к вашим услугам.

Вытаращенные глаза и явно ничего не понимающие лица заставили Сергея вклиниться в разговор:

— Да он инопланетянин, как у инженера Лося в «Аэлите», — сами посмотрите, у немцев черного цвета кожи не бывает, да и глаза с ушами явно нечеловеческие. Мужик хороший, проверенный, мы с ним сегодня вечером двух немецких мотоциклистов убили. Хотя и очень странный.

Зло посмотрев на Сергея и заставив его резко прекратить перемывать мне кости, я произнес:

— Давайте сперва вы покушаете, а я с вашими ранениями разберусь. Как я понял, самое серьезное у тебя, старшина, значит, с тебя и начнем.

Со стороны Сергея донеслась почти зрелая мысль, вызвавшая у новых знакомых удивленное и заинтересованное выражение на лицах.

— Ты уверен? Сам же говорил, что в нашем мире магии очень мало, вспомни, как тебя тогда ломало.

— А что ты предлагхаешь? У него оскхолочное ранение верхней части бедра — разрублены мышцы, скорее всегхо, повреждена суставная сумка — понимаешь, его сюда несли, и в ближайший месяц сам он ходить не сможет. Значит, такхая обуза для нашего отряда не нужна. Вывод: либо я пытаюсь его лечить магхией, как это ни неприятно, либо мы его сейчас прирежем, для тогхо чтобы не расходовать на него еду и чтобы он не смогх разгхласить врагхам наш состав, вооружение и направление перемещения. Хочешь сделать это сам или мне доверишь, хуманс?

Выражение полного и дикого остолбенения на лице Сергея и на лицах окружающих бойцов при виде протянутого тесака могло соперничать только с удивленно-испуганными глазами старшины, до которого начало доходить, что его могут прирезать.

— Я так и думал. Значит, будем лечить.

Тогда же

Сергей Корчагин и прибывшие бойцы. У костра

…Сползающиеся на глазах края раны, выталкивающие из тела гной, сукровица и кусочки раздробленных костей — довольно неприятное зрелище. Вот тонкой белесой рыбкой показался осколок металла и выскользнул на землю, еще миг, и края раны сомкнулись, оставив тонкий розовый шрам, зигзагом прошедший по коже бедра…

Сложившаяся фигурка в лохматом мешковидном костюме, дергающаяся в судорогах и скребущая землю когтями, вызвала у красноармейцев недоумение, немного разбавившее удивление от волшебного, на их глазах случившегося заживления раны.

— Что это с ним? Как он это сделал? Кто это? — буквально забарабанили по Сергею вопросы.

— Да сам не знаю. Но явно не человек. Да вы сами сейчас слышали. Он когда меня в первый раз увидел, чуть на ломтики не порезал и не съел. Спрашивал, кто я и какой сейчас год. Потом извинился и сам вот так же вылечил. Абсолютно бесчувственный, очень злой и, по-моему, не особо любит людей. Почти постоянно шутит или говорит то, что он считает шутками, иногда очень сильно меняется, как будто в нем просыпается кто-то другой. А крутит его, потому что, как он говорит, у нас в мире очень мало магии, и когда он колдует, его вот так ломает…

— Это получается, что ему…

— Ну да, четыреста шестьдесят девять сезонов.

— Так люди же столько не живут!

— Я тебе сколько раз повторять буду: он дроу. А не какой-нибудь хуманс.

— Слышь, Серега, инопланетянин-то твой того. Может, его прирезать, пока он нас не прирезал?

— Он же вас не прирезал, вылечил, накормил, а ты сразу — того. Старшина, ты это, заканчивай! Я тебе как комсомолец говорю! Нельзя так. Мужик он умный, беспредела творить не будет. Он тут трезвую мысль о создании партизанского отряда высказал. Да и, по его словам, у него военного опыта поболе, чем у нас всех, вместе взятых. Так что за него держаться надо. Видели бы вы, как он вчера немцев валил, безо всякого выражения лица, как мух — хлоп-хлоп, и два трупа, да и потом такую ловушку с мотоциклом сделал — ни в жизнь не догадаешься. Так что мужик он нужный, а что странный, так это у всех бывает.

— Он что, инструктором в Испании воевал?

— Нет, он у себя на родине где-то лет триста в постоянных боях провел, ну, по его словам.

— Сколько? Сергей, лапшу-то не вешай.

— Да он сам так сказал — ему, значит, четыреста шестьдесят девять лет сейчас…

ГЛАВА 11

Дайте, что ли, карты в руки — погадать на короля!

М/ф «Бременские музыканты»

01.07.1941

Ссешес Риллинтар

Коридоры, коридоры, покрытые пылью, — коридоры памяти. Как много находится в их гулких тоннелях — мгновения смеха, грусти, равнодушия. Крупицы воспоминаний перекатываются в закромах разума, всплывая и показывая себя. Вот первая прочитанная книга пролетает, оставляя за собой вкусный шлейф запаха бабушкиных «печенек» — ты ел их не глядя, не в силах оторваться от приключений Мумми-тролля и его друзей. Вот миг радости первой, окончившейся победой поездки на велосипеде. Картины спешат — они наслаиваются друг на друга, переплетаются, показывают фантасмагорические кадры — первая учительница, выпускной, бойня в каком-то подземелье, приемная комиссия, расчлененные человеческие тела, и над всем этим шепот, шепот «Lloth kyorl dos!» — Ллос хранит тебя!

Воспоминания… от них не спрятаться, не убежать, они, как самая лучшая ищейка, найдут тебя и мигом превратятся в самого страшного из палачей — картины пыток, ощущение рукоятки кинжала, вонзающегося в податливую, еще живую плоть. Разум понимает, что это не твое, это не ты! Но память… память, как самый страшный зверь, бьет когтистой лапой, утверждая: «Ты! Это все ты! Помни!»

Судороги бьют беззащитное, скорчившееся тело, выдавливают из хрипящего горла странные для окружающих людей фразы: «Jiv’elgg lueth jiv’undus phuul jivvin!», «A’dos quarth!».

Перед открытыми бессмысленными глазами раз за разом встает картина человеческой деревни с выпотрошенными и разрубленными жителями, валяющимися на улицах, гордость за свое мастерство — ровные разрезы, не потерявшие своих идеальных линий. Терпкий запах начинающей сворачиваться крови…

…Через час он очнулся и, обведя взглядом затихших людей, собравшихся на поляне, улыбнулся:

— Кажется, я окончательно сошел с ума. И знаете, как ни странно, мне это нравится!

Ужасающая гримаса, долженствовавшая быть улыбкой, мелькнула на иссиня-черном лице дроу.

Утро накрыло всех липким холодным туманом, сковывающим члены и заставляющим содрогаться от бесплотных попыток согреться. Утренний марш не задался. Люди шли медленно и как-то неуверенно — вчерашняя сцена буквально давила на их разум и вызывала кучу вопросов, отвлекающих от наблюдения за окрестностями.

— Семен! Ссешес то есть, подожди, вопрос есть.

— Ну, Валерий Сергеевич, спрашивай.

— Тут Сергей сказал, что тебе лет под пятьсот? И вроде лет триста войной занимаешься?

— Есть такое дело.

— А если не секрет — против кого вы там воюете?

— Да не особый секрет — против всех.

— Всех — это кого?

— Гномов, эльфов, орков, ну и вас, людей, до кучи. Мы вообще-то народ добрый…

К вечеру вопрос о карте или языке встал ребром, дальше идти в пустоту было нельзя. Единственный способ заполучить нужного человечка заключался в активной охоте на клиента на большой дороге. Хотя вероятность получить пулю или осколок вместо клиента и карты присутствовала. Но в текущем состоянии команду вести в бой было просто нельзя. У старшины плохо работала нога — организм еще не привык к резкому выздоровлению и периодически напоминал о себе, — во всяком случае, опирался на ногу старшина с опаской.

Поэтому я занялся подготовкой к мероприятию. Отправив ребят за дровами, мы со старшиной принялись разбираться с вооружением. Если старшина занимался чисткой карабинов, то я принялся из гранаты, стрелы и такой-то матери сооружать вундервафлю. Оказывается, если открутить от гранаты ручку и снять терочный запал, оставив детонатор, внутренний диаметр трубочки детонатора оказывается замечательно подходящим для стрелы с обмотанным изолентой древком без наконечника. В итоге при ударе гранатой о твердый предмет стрела окончательно входит в детонатор и вызывает взрыв, в отличие от штатного способа использования, мгновенно. Да понятно, что использование самоделок безо всяких предохранительных устройств — очень опасное дело. Но они имеют много плюсов, начиная с большой дальности использования, по моим прикидкам, под восемьдесят — девяносто метров, и мгновенного срабатывания, в отличие от пяти — семи секунд базовой гранаты. Подготовив таким образом три стрелы с сюрпризом и аккуратно их разобрав на всякий пожарный, я обратился к старшине:

— Валерий Сергеевич, приказ на сегодня такой: становимся лагерем, окончательно долечиваемся и разбираемся с оружием. Мне надо понять, на какие возможности ориентироваться при планировании следующей операции.

— Сделаем, командир.

Достав пулемет, я с озабоченным видом начал его рассматривать. В комплекте были три пятидесятипатронные ленты и футляр с запасным стволом, в принципе — стандартный MG-34, но проблема состояла в том, что, кроме названия и внешнего вида, я о нем ничего не знал, а старшина об оружии вероятного противника знал еще меньше моего. Методом научного тыка мы со старшиной нашли предохранитель, над спусковой скобой в верхнем положении стояла буковка А, в нижнем — S. При нажатии защелки крышка приемника откинулась. Вынув ленту, мы потом очень долго пытались ее правильно вставить обратно, но вроде бы разобрались. Передернув затвор, поставив предохранитель в положение S, старшина нажал спусковой крючок — выпавший патрон и тишина подтвердили наше предположение.

— Командир, а старший сотник — это сколько человек в подчинении?

— Порядка двухсот. Наземная разведка выполняет довольно специфические задачи для наших правителей.

— Это, наверное, типа нашего осназа. Значит, по нашему уставу, ты майор осназа. Сработаемся, значит, товарищ майор.

До обеда, обследовав оставшихся раненых, я выяснил скорость наполнения своего магического резерва — порядка суток на простейшее лечебное заклинание. Данный факт меня не особо порадовал. Но в принципе оставшиеся раны не требовали немедленного вмешательства — были поверхностными, так что их решили залечивать естественным методом.

По поводу применения лечебных заклинаний у меня состоялся довольно содержательный разговор с Сергеем. Молодой, теоретически подкованный комсомолец просто физически не мог смириться с использованием магии:

— Нет, ну, может, в вашем мире вы это колдовством и называете, магией там всякой… Но мы-то точно знаем, что колдовства нет, а все непонятные явления можно объяснить научно. Так что это, должно быть, излучение какое-то, у нас еще не открытое. Обнаружили ведь ученые излучение от распада радия, например, и рентгеновское излучение. А они на человека влияют, науке это известно, так вот и это тоже влияет, по-особенному. Да, многое еще науке неизвестно, но в суеверия впадать не нужно. Сегодня неизвестно — завтра будет известно. Наука на месте не стоит, а особенно наша, коммунистическая.

В ответ на этот монолог я лишь пожал плечами, а старшина, растирая место недавнего ранения рукой, с трепетом в голосе выдал:

— А не все ли равно — хоть пусть от черта! Все нам в помощь, а это главное! Да и, командир, спасибо тебе за ногу. Я уж думал, отбегался. С такой раной, как у меня была, либо от гангрены помирать, либо из-за нее же в лучшем случае напрочь ногу в госпитале коновалы отрежут. Так что, если тебе для твоей магии чего-то надо — травок там каких или кошку сварить, — ты обращайся, поможем! Все больше парней спасем!

На следующий день отъевшиеся окруженцы выглядели повеселевшими, что не могло меня не радовать. У старшины наконец-то разработалась нога, и поэтому я решил выдвинуться восточнее. К десяти часам утра остановились на дневку. Пообедав кашей и сварив котелок кофе, на который ушла последняя вода из фляг мотоциклистов, мы определили очередность охранения и поспали до четырех часов вечера. Через восемь километров натолкнулись на проселочную дорогу, по которой, судя по следам, недавно перемещалась крупная войсковая группа. С удобством разместившись на высоте пяти метров в развилке разлапистой сосны со сломанной верхушкой, я приготовил спецбоеприпас, поместив его в слоты быстрого заряжания на луке. Старшина с бойцами разместился на этой же стороне дороги в придорожных кустах, за поваленной лесиной. После более чем трех часов ожидания мои уши услышали приближающийся с запада звук одинокого двигателя. Сделав знак приготовиться, я натянул тетиву с первой стрелой. Из-за поворота на дорогу выехал четырехосный монстр с маленькой длинноствольной пушкой. Особенно меня порадовала рамочная антенна, огибающая его корпус, — это давало надежду на наличие командного состава. Брезентовая крыша данного чуда просто просила чего-нибудь взрывающегося. Первая стрела ударила в середину брезентового тента и, отрикошетив, без взрыва упала на дорогу. Чертыхнувшись, я схватил вторую. В это время из-под тента показалась голова в немецком шлеме. При попадании по центру тента взрывом эту любопытную голову просто оторвало и отбросило в кювет. Всадив в максимально возможном темпе последнюю стрелу во внутренности бронеавтомобиля, я добился остановки восьмиколесного агрегата.

Выбежавшие из придорожных кустов бойцы, дождались моего подтверждения об отсутствии шевеления в бронемашине, перелезли через борт и открыли боковые дверки.

Авральный шмон силами пяти человек занял порядка трех минут. Разжились двумя карабинами, двумя МР-40, двумя пистолетами и ящиком гранат. Так же из-за разбитой рации был извлечен оглушенный язык с планшетом, в котором обнаружили долгожданную карту. Связав языка и подхватив ящик с боекомплектом от разбитой пушки, мы быстрым шагом удалились в северном направлении. Предварительно я подобрал несработавшую стрелу и аккуратно ее разобрал — потом пригодится.

03.07.1941

Неизвестный немецкий офицер

Словно гром среди ясного неба мы воспринимаем известие о нападении на Советский Союз. В Гайе выслушиваем обращение Адольфа Гитлера, в котором он объясняет свое решение угрозой распространения большевизма. И вот, с дурным предчувствием того, что повторяем судьбы солдат тысяча девятьсот четырнадцатого — тысяча девятьсот восемнадцатого годов, мы выдвигаемся на восток.

Ранним утром двадцать пятого июня тысяча девятьсот сорок первого года наш батальон переходит Вислу и к девяти часам утра выходит к русской границе. Между тем наши основные войска уже успели значительно продвинуться на восток. В нашу задачу входит наступление мобильными силами на Минск и блокирование крупной группировки русских в районе города Белосток. Наступление проходит до такой степени решительно, что отсутствует четкое разграничение сил противника и наших. В нескольких километрах от нас сражаются пехотинцы, что же касается русских, они севернее и южнее нас. Командование все больше и больше запутывается в текущей обстановке. Наш разведбатальон уже раздергали по ротам для подавления и захвата стихийно образующихся очагов сопротивления русских. После напрасных попыток выяснить более-менее ясную картину обстановки в голову приходит только одна мысль: «Враг для нас везде!» Многослойный пирог из окруженцев, заблудившихся русских и немецких батальонов, сводит с ума. В нескольких километрах восточнее Вельска у железнодорожной линии мы проезжаем последние посты охранения пехотного батальона. По обеим сторонам проселочной дороги, по которой направляемся на восток, простираются дремучие леса. Успеем ли мы добраться вовремя, чтобы оказать посильную помощь в захвате моста через реку Нарев, или его захватят без нас? Водитель все больше и больше насилует двигатель нашей четырехосной БМР, пытаясь выжать из него все, что возможно. Прищурившись от ветра, дующего в лицо, я слежу за пролетающей мимо действительностью этой войны. Справа и слева у дороги искореженные, сгоревшие русские танки, грузовики и телеги без лошадей. В одном месте обнаружили замаскированную противотанковую пушку, но Ганс Майер, наш башнер, резко повернув башню, палит из своей двухсантиметровой пушки, пробивая щит орудия и уничтожая прислугу. В этот раз нам повезло, и я надеюсь, что наше везение не оставит нас и в дальнейшем. Связавшись по радио со штабом, я выяснил, что мост еще не взят, так как отряд, отправленный его захватить, встретил на дороге сильное сопротивление из порядка десяти русских танков Т-26. Фактически мы остались единственной силой, которая может предотвратить взрыв или захват русскими моста. Вообще этот лес действует на меня угнетающе, держит нервы на пределе — это не светлые, приветливые леса Эльзаса. Нет, эти русские чащи, как будто вышедшие из-под кисти Босха, своими корявыми стволами и черными провалами теней сводят нас с ума, заставляя со все большим страхом оглядывать окрестности.

Внезапно в крышу нашей БМР-232 что-то ударило. Ганс высунул голову, попытался рассмотреть, что это было. В этот момент раздался взрыв, и меня охватила тьма…

ГЛАВА 12

Как правильно тянуть за язык.

Краткий справочник молодого дроу, том 4, глава 2

3.07.1941

Сергей Корчагин

Допрос немецкого офицера не удался с самого начала. Оказывается, никто из нашей группы не знает немецкого языка. Дроу на вопрос об использовании магии напомнил мне о сломавшемся языковом амулете (вот никогда не привыкну к этим средневековым терминам!). Жестикуляция в области переговоров помогала мало — офицер то и дело начинал орать и вырываться. Из всей его речи в принципе были понятны только многочисленные «шайсе», «тойфель» и «руссише швайне». При приказе показать на карте наше местонахождение эта сволочь попыталась порвать и скомкать карту. Многочисленные предложения расстрелять этого гада посыпались со всех сторон после полутора часов безуспешных мероприятий с пленным.

Окончательно озверев, дроу стянул капюшон и начал ругаться на своем языке. Реакция немца не заставила себя долго ждать, он с большим любопытством осматривал допрашивающего и прислушивался к звукам незнакомой речи. Командир отозвал старшину в сторону, о чем-то с ним посовещался и отправил нас на поиски воды, выделив трофейные фляги и захваченную в бронеавтомобиле канистру. Сам же со старшиной остался на поляне с пленным. Довольно долго поплутав, мы натолкнулись на небольшой овражек с влажными глинистыми стенами. Выкопали на дне яму глубиной по колено и дождались момента, когда вода, просочившаяся через грунт, отстоится, напились и, наполнив емкости, двинулись в обратный путь.

Еще вчера я перезнакомился с ребятами. Парни оказались компанейскими — причем оба из одной деревни, да и на службу пошли вместе. Понарассказывали они мне о плене такого! Как раненых, которые в колонне идти не могли, прикладами забивали, как днями пить не давали, а о еде — так вообще разговор не шел. Про зверства эти парни с простым белорусским говором тихо рассказывают, а сами все белые и желваки на скулах так и играют. Поведал я в ответ, как из окружения с ребятами выходил, как друга своего в лесу хоронил. И хорошо вдруг стало на душе, выговорились мы.

Почти подойдя к поляне, увидели старшину, волокущего большую охапку сухих веток. На невысказанный вопрос, появившийся в наших глазах, старшина пожал плечами и произнес:

— Попросил принести. Зачем-то ему там дров побольше понадобилось…

Если бы в это время на стоянке присутствовал сторонний наблюдатель, он увидел бы следующую картину: вся поляна расчерчена линиями, по краям дымят три костерка, а в середине находится дроу. С какой-то детской, застенчивой улыбкой он медленно достает из привязанного к колышкам немца внутренности и аккуратно, в каком-то сложном порядке, раскладывает. При этом струйки крови, обильно выливающиеся из разреза на животе, моментально впитываются в землю и без следа исчезают…

Через некоторое время земля мелко задрожала, и тело все еще живого офицера, в распахнутых глазах которого застыл вопль приносимой в жертву души, стало медленно в нее погружаться. Когда немца и его внутренности уже наполовину засосало в ставшую вдруг податливой, как кисель, почву, в кустах зашуршало, и на поляну вывалились красноармейцы…

Ну тут, скажу, вывернуло нас не по-детски, все ведь видели — и руки с ногами оторванные, и как бойцы шевелящиеся кишки себе в живот засунуть пытаются. Но от такой мирной, идиллической картины в закатных лучах продрало нас до самых печенок. Сидит этот дроу на корточках около немца, а тот на глазах в землю проваливается, как в болото, засасывает его, и на лице такое — словами не передать, только мурашки по всему телу пробежали от выражения его глаз. А от дроу отблеск зеленоватый такой исходит, и на поляне воздух как будто искривляется. Побросали мы фляги, да и отбежали подальше. А ведь интересно, хоть и страшно до жути. А когда дроу петь тихим голосом начал, так вообще думали — от страха в землю врастем. Голос-то, он, конечно, тихий, да и слова непонятные, а красиво-то как — не передать. Не у каждой девки голосок-то такой будет, и выводит тонко-тонко. Да главная жуть не в этом состоит — подпевают ему, да так тихо, что с первого раза не поймешь кто.

Подпевают-то деревья, листвой шелестя и ветками поскрипывая, трава и та в такт голосу подрагивает и как бы сама к центру поляны тянется. И нам самим на сердце так легко-легко стало, как будто дед мой покойный к себе на колени посадил, курчавой своей бородой затылок щекочет и говорит ласково: «Ну что, внучек, опять коленку-то расшиб, негодник ты мой!» Смотрим то зверство, на поляне творимое, а у самих на глазах слезы стоят. Как потом из шепота древесного голос складываться стал, так вообще и бежать раздумали. Он, голос этот, как будто со всех сторон слышался, куда голову ни повернешь. Мы с парнями, пока разговор длился, извертелись все. Да причем головами вертим — глаза испуганные, а на лицах выражение счастья, как будто в отчий дом после долгой поездки вернулись. Поговорили они там, на поляне, всего минут пять, а я смотрю — у ребят царапины на лицах сами заживают. От немца-то к концу разговора одни колышки остались, в землю он втянулся. Ну а как голос-то говорить перестал, так мы на поляну вышли…

03.07.1941

Ссешес Риллинтар

— Ну что, хумансы? Расскхажу я вам старую былину, кхоторая в вашем мире случилась. Как «леший» гховорит, тысяч десять лет назад мир ваш ничем не отличался по уровню магхии от моего. И существовало мощное островное гхосударство магов — Атл, со столицей в городе Аталгард. В процессе естественного развития ледникхового периода льды все ближе и ближе подступали к гхраницам богхоизбранной империи Атл. Напугханные наступлением ледникхового периода магхи решили провернуть амбициозный проекхт по конвертации магхической энергхии в тепловую, для разогхрева атмосферы. Ну и с радостными воплями колданули, как метко сказал Дух Леса: «Пеньки трухлявые, лучше бы их ростки короед пожрал!» Сейсмическую акхтивность — землетрясения по-простому и вулканы разные — они до этого уже пару тысяч лет закхлинаниями в узде держали. А как то проклятое заклинание развернулось и уровень магии резко вниз скакнул — грохнуло, да так грохнуло, что от материка тогхо только верхушки гор в океане остались. Да если бы те гхады только себе жизнь попортили… После резкогхо падения уровня магии магхические существа как мухи умирать стали. Пракхтически сразу закхлинание пожрало все локхальные источники магхии и принялось за магхический фон планеты. Вот, например, пуща эта раньше от одногхо океана до другхого простиралась, а как магхия исчезать стала, так до текущих гхраниц скукожилась, да и люди потом своими топорами добавили. Тысяч пять лет назад в этих лесах собрались последние из выживших волшебных созданий, да и потихоньку вымерли. Дольше всех оборотни держались, они по своей природе толькхо способность оборачиваться утратили. Но к текхущему времени из-за частых браков с волками от них тоже ничего не осталось. Последние три существа, когда уровень магхии упал ниже уровня, обеспечивающего выживание, решили уснуть, в надежде, что когда-нибудь уровень магхии вернется к своему первоначальному значению. Но им не повезло: закхлинание выпило магхию на этой планете ниже критического уровня. Когда уровень магхического фона упал настолько, что на самоподдержание закхлинания энергии уже стало не хватать, оно саморазрушилось. Но было поздно — все локальные источники магхии «пересохли». Поэтому магхия, выделяющаяся на этой планете, незначительна, и ее не хватило для пробуждения существ.

Причиной, изменившей ситуацию, явилось мое недавнее появление в этом мире — просочившейся магхии хватило, чтобы перевести дух этого леса из летаргхии в состояние неспокойного сна. А когда офицерик немецкий нам в помощи откхазал, решил я из его смерти силы потянуть, как раз на ваше долечивание хватило бы. Единственный метод добывания магхии в вашем мире — это реакция преобразования жизненной силы в магхическую. Но проблемой в этом случае является первоначальный магхический импульс для запуска этой реакции. То есть, если в тебе изначально нет магхии, можешь хоть гекатомбы жертв городить, все равно даже магхический огонек не запалишь. Да тут как раз проснувшийся нахлебник свою долю потребовал, вот и получилась вместо обряда преобразования жизненной энергии в махгическую ритуальная пытка, жертвоприношение Духу Чащи. Ваши предки его еще Лешим звали. На жизнь ему сейчас естественного магхического фона хватит, а вот пошалить старичок пока не сможет — и слава Ллос!

Хотя мужик он хороший, добро помнит. Вот вас подлечил. Надо будет потом с ним еще посидеть, поговорить, когда он тело себе вырастит. С поляной и деревьями как-то странно разгховаривать…

…С ориентацией на местности решили поступить следующим образом: выдвинуться вдоль дороги до встречи с каким-либо легко идентифицируемым географическим объектом и привязаться к нему. Пройдя еще десять километров, устроились на ночлег. Непонятки с моей психикой достали меня до мозговых колик. Стоило появиться более или менее серьезной проблеме, как из меня начинал лезть этот долбаный дроу. В принципе при текущей раскладке организм с психикой дроу имеет большие шансы на выживание в тактическом плане. Но в стратегическом — это полный гаплык. И ведь не объяснишь подсознанию, что светиться нельзя, — на лабораторные смывы пустят. Да что там уж говорить, вон как на меня красноармейцы после сегодняшнего мероприятия смотрят. То ли молиться начнут, то ли в жертву Сталину живьем принесут, как я — немца.

От нечего делать принялся разбираться с двадцатимиллиметровыми снарядами к пушке. Вещь, как вы можете догадаться, знатная, вот только как ее пристроить?

ГЛАВА 13

Ох, рано встает охрана!

М/ф «Бременские музыканты»

05.07.1941

Фельдфебель Хельмут Гейне

— Нет, все-таки в России хорошо! Ведь сперва в эту варварскую страну очень страшно было ехать. Разговоры отца о страшных «касаках» и армадах русских солдат вызывали просто ужас. А в реале все рассказы о страшных русских оказались надутым пузырем, который лопнул от железной поступи Германии. Взять хотя бы этот мост, который в бескрайних русских лесах он был вынужден охранять вместе со своими солдатами. Да, его охраняли русские, но, даже не дождавшись солдат великого вермахта, они разбежались, бросив караулку и блиндажи. Причем не попытались взорвать железнодорожный мост, по которому теперь на восток каждый день шли эшелоны с солдатами и боеприпасами. Вспоминается тридцать девятый год, когда наши победоносные войска маршем прошли по всей Европе. Великий фюрер просто гений — Россия тоже с самого начала сложилась как карточный домик к нашим ногам!

Короче, жизнь удалась! Нормальная караулка, в которой разместились все солдаты, под боком теплая речка, и самое главное — вокруг тишина. На других постах, как рассказывают ребята, периодически шалят окруженцы или пытаются контратаковать недобитые русские части. А у нас уже вторую неделю тишь и гладь, что не может не радовать. Устоявшаяся теплая погода ублажила моих ревматиков, усевшихся на лавочках перед караулкой, как русские «кумусшки». Даже Готлиб с его постоянной язвой прекратил ныть и с удовольствием наигрывал на своей губной гармошке «Августина». Рихард и Вальтер неспешной прихрамывающей походкой передвигались, то и дело стреляя сигареты и огонек, с одной стороны моста на другую. Райский денек грозил плавно перетечь в такой же вечер. Парило. В связи с этим была просто необходима порция кофе, так как клонить ко сну стало неумолимо. Отправив нашего язвенника с кофейником к реке за водой, одновременно убил одним выстрелом двух зайцев — сделает кофе и прекратит жестоко фальшивить. После чего сдвинул фуражку на лицо и, пристроившись на скамейке, с легким сердцем прикрыл глаза…

…Солнце медленно клонилось к закату, температура воздуха была такой, что даже мухи никуда не спешили и медленно, неохотно кружили в области полевого туалета.

Проснувшись, фельдфебель потянулся, поправил фуражку, ремень и принялся громко звать Готлиба с перечислением его предков до десятого колена и описанием действий по приведению этой язвенной сволочи в состояние, достойное солдата великого рейха. Как ни странно, в ответ не раздалось ни звука. Кинув злой взгляд на медленно приподнимающихся с завалинки солдат, фельдфебель не спеша принялся выяснять причины долгого отсутствия кофе. В итоге выяснилось — Готлиба нигде нет. Вместе с ним пропал кофейник. На берегу реки, в подсохшей от жаркого солнца глине следов спуска к воде не наблюдалось. Возникло ощущение, что человек просто испарился.

Наорав на всех окружающих и заставив их долго и нудно звать Готлиба, фельдфебель пообещал себе, что, когда этот эльзасский хряк вернется, он устроит ему хорошую головомойку. Через час все попытки найти солдата провалились, и фельдфебель был вынужден отчитаться по телефону начальству об исчезновении одного из бойцов. Дежурный майор устроил форменный разнос, орал, что свинячьи жандармские морды, скрывающиеся за спинами доблестных солдат вермахта, охренели, и он лично проследит за достойным наказанием для расслабившегося в тылу фельдфебеля. Сорвав зло на подчиненных, фельдфебель весь вечер нервировал себя размышлениями, куда мог подеваться этот Готлиб Кармейер, с учетом того что его порошки от язвы остались в казарме. Так ничего и не придумав, проверив перед сном часовых, фельдфебель с неспокойной душой отошел ко сну.

Утро началось с истерического крика в караулке — одного из бойцов не было на его месте. При опросе часовых выяснилось, что рано утром они видели бойца направляющимся к отдельно стоящему туалету с перекинутым на плечо полотенцем, но, по их отзывам, от туалета он не возвращался. Подняв бойцов в ружье, фельдфебель обследовал туалет, на гвоздике у умывальника висело полотенце солдата, больше никаких следов его присутствия не наблюдалось. Поиски и прочесывание близлежащих зарослей не привели ни к каким результатам.

Висящее на гвоздике полотенце было сухим…

Фельдфебель настроился на неприятный разговор, отзвонился и получил непривычную дозу песочка от вышестоящего офицера, обозвавшего его заспанной косоглазой свиньей и сравнившего с лысой обезьяной в таких образных выражениях, что фельдфебель даже заслушался. Офицер, впрочем, пообещал к вечеру роту для прочесывания окрестных лесов, высказав предположение, что подчиненные этого свинского фельдфебеля просто ушли в соседнюю деревню к «русским маткам».

Прибывшая через пять часов на мотодрезине рота жандармерии со служебными собаками проверила ближайший лес на глубину пять километров, но так ничего и не обнаружила. К вечеру по посту поползли разные слухи, один страшнее и поразительнее другого. Вспомнили и страшных русских медведей, и неуловимых «касакоф». Венцом предположений стала мысль о наличии под этим мостом тролля. Причем была выдана идея, что русские и убежали от него, а не от наступающей германской армии.

В приказном порядке разогнав всех по койкам, фельдфебель присел на крылечко караулки и в наступающих сумерках принялся рассматривать медленно прохаживающихся по мосту охранников и огоньки сигарет пулеметчиков на том и этом берегу. С реки начинал подтягиваться вечерний туман, медленно заполняющий чашу берегов. Его гибкие полупрозрачные руки медленно ласкали опоры моста, поднимались все выше. Почти такой же туман стоял на берегу Рейна, когда они с Мартой в первый раз неуклюже пытались поцеловаться. Вспомнились ощущение сладостной дрожи и холодный камень, на который они перед этим присели. Поудобнее прислонившись к стойке крыльца, фельдфебель вынул из портсигара сигарету и, мечтательно, медленно поднеся ее ко рту, закурил. Воспоминания из далекого детства смягчили иссеченное морщинами лицо, заставили появиться робкую и вместе с тем застенчивую улыбку — никто из знающих фельдфебеля Гейнса вообще не поверил бы ее появлению на этом волевом лице…

Туман продолжал подниматься…

Вдруг со стороны противоположного берега раздался испуганный крик часового.

Экстренно вскочив, застучав с криком в стену караулки, фельдфебель вместе с одним из часовых, расхаживавших по мосту, побежал к месту переполоха. На противоположной стороне моста, у пулеметного гнезда, стоял часовой и с побелевшим от страха лицом вглядывался в окружающий лес, стискивая в руках винтовку. В пулеметном гнезде было пусто — только одинокая сигарета дымила, аккуратно пристроенная на станину пулемета.

С реки вдруг потянуло резким холодом и сыростью, фельдфебель передернулся и ощутил мурашки, внезапно пробежавшие по спине в разных направлениях. Прибежавшим солдатам было немедленно приказано в дополнение к керосиновым фонарям развести около пулеметных гнезд костры и поддерживать их всю ночь. Из оставшихся незанятыми людей выделили два пулеметчика и в добавление к ним на мост выдвинули дополнительную мобильную команду из восьми человек.

Экстренный звонок командованию закончился истерическими воплями в телефонную трубку, так как в ответ на панические крики фельдфебеля о том, что до утра их тут всех перережут, руководство отвечало: мобильная группа прибудет только утром, потому что на соседних участках железнодорожных магистралей участились случаи диверсий и подрывов составов. И он, герр майор, не понимает, как сиволапый фельдфебель умудрился потерять уже четырех подчиненных без единого выстрела на заставе, оснащенной двумя пулеметами. И что утром прибудут специалисты из армейской разведки и прочешут окрестный лес полностью, и горе будет фельдфебелю, если его подчиненные обнаружатся в ближайшем селе, упитые русским деревенским шнапсом.

Утром абсолютно невыспавшиеся солдаты жандармерии с серыми от страха лицами встречали своих спасителей из разведбата СС. Переговорив с фельдфебелем, майор Нитке с презрительным видом постучал стеком по голенищу своих сапог и высказал мысль о необходимости замены этих несчастных, ни разу не нюхавших пороха жандармов на нормальных фронтовиков. Прочесывание леса опять не выявило никаких следов, вообще никаких. Только пропал один из солдат разведбатальона, оставленный для моральной поддержки жандармов. Никто не помнил, куда он отошел, но при обнаружении его пропажи произошла неприятная сцена. С дикими криками: «Это тролль! Это точно тролль! Этот мост проклят!» — один из дежуривших в эту ночь жандармов заперся в караулке и на призывы выйти орал, что будет стрелять, истерически рыдал и звал маму…

Майор Нитке устроил форменный скандал, заявил, что в данных лесах находится как минимум диверсионное подразделение русских и что он выведет всех, здесь находящихся, на чистую воду, причем начнет это делать с фельдфебеля. Нужно еще проверить, не состоит ли фельдфебель в сговоре с этими русскими свиньями и не с его ли помощью у него, майора, исчез отличный солдат.

Спятившего солдата с большим трудом связали и пару раз окатили водой из реки, что, впрочем, не помогло. От него удалось добиться только истерического хихиканья и бессвязных фраз: «Это тролль! Это точно тролль!»

С красным от злости лицом майор отправился в караулку и долго беседовал по телефону с командованием. Вернувшись, майор приказал перерыть здесь все. И его солдаты с увлечением принялись это делать: были подняты все лавки, вскрыты доски пола, полностью переворошен чердак. Особо ответственные даже переложили и проверили мешки пулеметного гнезда, чем вызвали стойкое недоумение у фельдфебеля. В итоге проверки потерянный солдат так и не обнаружился. Второе прочесывание леса также не привело ни к чему, за исключением того, что собаки начали очень сильно нервничать и странно себя вести. По отзывам следопытов, такое случается, если рядом находится какой-то дикий зверь типа волка или медведя. С учетом того что доблестные германские солдаты вытоптали в округе все, вплоть до мелкого кустарника, вопрос о следах завял сам собой.

Также на всякий случай была проверена речка. Обнаружившимся в караулке багром с помощью срубленного на скорую руку плотика было переворошено дно реки на двести метров по обе стороны от моста. Кроме большого количества тины и трех топляков, ничего не обнаружили. Хотя при осмотре опор моста были найдены куски бикфордова шнура. Но фельдфебель быстро объяснил встрепенувшемуся майору, что это следы русской попытки взорвать мост и что взрывчатка давно снята и хранится в караулке. Он с удовольствием покажет ее господину майору за вечерним кофе.

Перерыв до вечера все в радиусе десяти километров, эсэсовцы наконец выдохлись. Майор приказал расставить на подступах к заставе противопехотные мины, обезопасив таким образом солдат на ночь, и высказал мысль об установке дополнительного поста в районе туалета. Основные посты были удвоены, а на мост загнали дрезину с пулеметом и усиленным расчетом из восьми человек.

Следующая ночь обещала быть интересной…

ГЛАВА 14

…Без ясного, продуманного идейного содержания агитация вырождается в фразерство.

В. И. Ленин Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 47, с. 74

05.07.1941

Ссешес Риллинтар

Самая большая проблема в белорусском лесу состоит в том, что трупы абсолютно некуда прятать. Сперва тащишь труп, как проклятый, километров пять, а потом придумываешь, что же с ним такое сделать. И это если один, а если два? Тогда проблема просто неразрешима без помощи напарника. К счастью, Сергей оказался не таким уж маменькиным сынком, и обязанности переносчика трупов выполнял на «пять». Правда, сперва он очень громко чихал от запаха дикого укропа, которым мы натерлись буквально с ног до головы для того, чтобы сбить со следа собак. Но потом привык и, если не принимать во внимание постоянные попытки промыть мне мозги коммунистической идеологией, стал идеальным напарником. Во всяком случае, из всех доставшихся мне бойцов он лучше всего передвигался по лесу — даже почти не спотыкался на каждом шагу. В принципе разделение нашей группы имело две цели. Первая заключалась в отвлечении внимания немцев от действий старшины с бойцами и уже успешно выполнялась. Вторая состояла во временной изоляции юного комсомольца от остального коллектива. Если бы я его оставил с остальными, еще неясно, чем бы это кончилось, а так он сушил мозги мне, и никому другому. Но это так доставало, что с каждой минутой мне все больше и больше хотелось его уложить в том же овражке, в который мы стаскивали гитлеровцев.

— Ссешес, а зачем мы трупы уносим? И почему мы так помалу убиваем? Надо было их всех ночью перерезать, а потом мост взорвать.

— Во-первых, убиваю я, ты только носишь и маскируешь. Во-вторых, чем мы будем взрывать мост? Все гранаты, кроме двух, мы отдали ребятам, им нужнее. В-третьих, если ты не забыл, наша главная задача — отвлечь как можно больше немцев от тех участков железнодорожного полотна, где орудуют ребята. А для этого нам нужно как можно сильнее запугать немцев здесь.

Перехватив взваленного на спину немца, я прикрикнул на Сергея:

— Пошли давай, нам еще два километра пилить!

Вообще, если разобраться, с этим овражком нам повезло. Фактически это был не овражек, а карстовая воронка с выходом в глубокую карстовую полость — почти вертикальный штрек, пробитый когда-то просочившимися водами в мягком известняке. Прелесть данного природного образования заключалась в очень узкой горловине и бешеной глубине порядка десяти — пятнадцати метров. Судя по звукам, раздававшимся при падении тел, и постоянному журчанию воды, под этим холмом находилось маленькое подземное озерцо или глубокий ручей. Самым большим плюсом являлся постоянный ток воздуха в дыру, что полностью исключало попытки с помощью собак установить местонахождение трупов. Для закрытия промоины я сплел из травы небольшую циновку, и после осуществления очередных «торжественных» похорон мы закрывали отверстие и тщательно засыпали циновку песочком, организуя идиллическую картину пустой песчаной выемки на вершине холма, в которую не то что лезть, и смотреть-то нечего…

05.07.1941

Рядовой Железко Юрий

Нет, Сергей скоро точно выведет нашего командира из себя. Ну чего он к нему пристал с вопросом, как тот относится к марксизму-ленинизму? Да и тот тоже хорош — додуматься ответить, как это он по-заумному сказал: «Венерическими заболеваниями, характерными для устоявшейся группы человеческих особей, не болею и в принципе заболеть не могу…» Причем ссылался на каких-то Ген. Мы ему впятером еле-еле смогли объяснить идеи классовой борьбы и интернационализма. А при обсуждении идей межклассовых противоречий, разрешимых, как сказал Сергей, только с помощью вооруженного восстания рабочих и крестьян, командир выказал сильное оживление и заявил, что полностью поддерживает данную методику применительно к человеческой расе и готов обеими руками помочь в этом нелегком деле.

Агитировали мы его сильно, я думаю, даже наш политрук Знойко не смог бы за такое малое время заставить командира проникнуться идеями интернационализма и пообещать помочь в нелегкой борьбе против мирового капитализма. В первую очередь командир при обсуждении классовой борьбы сильно заинтересовался количеством буржуев в капиталистических странах. Получив развернутый ответ, торжественно пообещал всеми силами приближать наступление коммунизма на Земле и в первую очередь заняться немецкими оккупантами, без предупреждения напавшими на Советский Союз. Рассказал, что точно так же, вероломно, эльфы с помощью наемников из числа людей напали на его родную крепость Искривленная башня, захватив при этом Сумеречную долину, где дроу жили исключительно мирно и, подобно нашему государству, пытались построить коммунистическое общество дроу. Ссешес заявил, что он приложит все силы для того, чтобы как можно больше немецких оккупантов осталось гнить в нашей земле. При этом он так улыбнулся, что мы все дружно не позавидовали немцам…

Тогда же

Ссешес Риллинтар

Со старшиной договорились следующим образом: я отдал ему все гранаты и по-быстрому прочитал лекцию по разрушению железнодорожных путей. Чем вызвал удивленные взгляды.

— Так, товарищи красноармейцы, вводная такая: имеющиеся у нас заряды алхимической взрывчатки, судя по размерам применяемых рельсов, никуда не годятся.

— Командир, взрывчатка в гранатах не алхимическая, а химическая.

— Сергей, в кого ты такой умный, у тебя в роду гномов не было? Какая разница, если все равно не хватает для гарантированного перебития шейки рельса. Но! У нас есть пилка по металлу, с помощью которой мы можем предварительно надпилить головку рельса и таким образом ослабить его. А установленный заряд нужно будет дополнительно обложить грунтом, желательно плотной глиной, притрамбовав таким образом к рельсу.

— Так это ж сколько пилить надо? Да и вообще, зачем рвать рельсы, по которым никто не ездит? У нас же полотно железной дороги шире, чем у немцев?

— Хм… А те самобеглые вагонетки, которые мы видели сегодня утром, — это был коллективный бред? Сергей, с учетом захвата всей западной части Белоруссии немцами, я думаю, к ним в руки попало достаточно ваших паровозов и вагонов. Да и пилить много не надо — максимум полтора-два миллиметра, только для создания концентратора напряжений. По этому надпилу рельс-то и рванет.

Почесав подбородок, старшина тоже вставил свои пять копеек:

— Так ведь даже если гранатой-то мы по твоему способу жахнем — рельс-то не весь перебьет, поезд может и с рельсов не сойти? Смысл тогда какой? Только внимание немцев привлечем.

— В этом-то и смысл! Чем больше немцев мы отвлекаем здесь, тем лучше для фронта. Это раз. А во-вторых, рельс не перебьет — ваша правда, но головку рельса повредит. А это значит, что потребуется замена рельса. Пока привезут, пока старый снимут да пока новый установят — часов на пять задержим транспортировку сил врага. И вообще, Валерий Сергеевич, у тебя глаз опытный, в наборах инструментов, которые с броневика и от мотоциклистов остались, гаечные ключи, подходящие к болтам рельсовых накладок, наличествуют?

— Пара штук есть.

— Ну, значит, наши молодые люди научатся скоростной разборке рельсов в боевых условиях. Я среди трофеев ломик присмотрел — как думаешь, если накладку рельса открутить и рельс сантиметров на пять вбок сдвинуть, ваш паровоз дальше поедет? Накладку вместе с болтами надо подальше выкинуть, пусть помудохаются с ремонтом.

— Доброе дело, доброе. Откуда, командир, ты столько про рельсы-то знаешь? Али все же в Испании воевал?

Старшина явно не оставлял попыток мягко прощупать мое прошлое. Мужик он был основательный, осторожный и поверить в рассказ незнакомца, даже предъявившего довольно необычные доказательства, просто так не мог. Так легенду я не с пустого места брал и в дальнейшем отбрехиваться собирался только по ней. А уж перечитано фэнтези было просто немерено, поэтому о своем воображаемом мире я мог диссертации писать, начиная от экономических, заканчивая политическими аспектами магического фэнтезийного мира.

— Да есть у меня на родине любители железнодорожного транспорта — бородатые такие и постоянно с топорами ходят, дварфами зовутся. Сволочи еще те — подозрительные до невозможности. Честному дроу рядом даже пройти нельзя, сразу окрысятся, топоры на изготовку возьмут и смотрят так подозрительно-подозрительно. Правда, до паровозов не додумались — вагонетки они по пещерам исключительно сами толкают. О, как раз мысль возникла: судя по всему, так же как на подземных железных дорогах дварфов, на местных железных дорогах головка рельса дополнительно закалена. Мы дварфам периодически подлянки делали: распалим костер на рельсах, а при четырехстах — четырехстах пятидесяти градусах головка рельса отпускается, и все — потом либо меняй рельс сразу, либо жди момента, когда колеса вагонеток мягкий участок в хлам разобьют. Старшина, там среди наших трофеев топор, годный для валки деревьев, есть?

— Найдется, мы с броневика сняли.

— Значит, так: когда кончатся гранаты, валите пару сушняков и разводите над стыком двух рельсов хороший такой костерок. И самое главное — быстро оттуда сваливайте.

— А зачем? Смысл-то какой? Ну, сгорит пара шпал, и что?

— При нагреве закалка с головки рельса пропадет, причем сразу на двух рельсах, если палить костер на стыках. А незакаленный рельс долго нагрузку от транспорта не держит и его надо менять — это повышает нагрузку на ремонтников врага и увеличивает время простоя транспортной магистрали.

Тогда же

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

Вот, блин, и хочется и колется. Подозрительный этот тип — командир-то наш. Вроде все гладко рассказывает, да и доказательства предоставляет убедительные, а что-то все равно не верится. И лук у него странный, не из дерева сделанный, а стрелы так вообще… я одну у броневика подобрал и потом долго рассматривал — там оперение как из резины сделано, а хвостовик с вилкой вообще из чего-то на мягкую кость похожего. Что следопыт он хороший, сразу понятно было, когда он к нам ночью подкрался, да так, что мы его не видели и не слышали. Оказывается, он еще и хороший специалист по взрывчатке, хотя, по его же словам, немецкие гранаты видит впервые. А когда он с помощью стрелы и немецкой гранаты разобрался с фашистским броневиком, я просто в это поверить не мог. Да и последнюю лекцию про диверсии на железной дороге он так выдал, как я даже в армейской учебке не слышал. Мысли по поводу немцев и дальнейших действий тоже правильные выдвигает. Ведь правду сказал: мы в тылу врага таких дел наделаем, что немцам на передовой жарко станет. Вообще, человек он странный до невозможности, но вроде за нас. Ведь как, стервец, по лесу идет — в двух шагах не слышно. Хотя днем он немного неуверенно себя ощущает, заметили — как только солнце в полную силу входит, он сразу капюшон на голову надвигает и передвигается медленней. А на привале от солнца постоянно голову отворачивает и шипит при этом громко — не нравится ему солнечный свет, что тоже странно. А вот в темноте видит великолепно, даже когда тучи натягивает и полная тьма наступает. Да и одежда его странная, что плащ, как кучка травы выглядящий, что комбинезон с нашитой кучей тряпочек. А жилет, который он разгрузкой называет, так это вообще вещь вроде простая да удобная, но не делают у нас такого — хоть убей. А тот случай, когда он комбинезон распахнул — так там тельняшка была, обычная тельняшка, какие наши моряки носят. Короче, неоднозначный человек, и по-приглядывать за ним стоит — ну, думаю, сперва Сергей справится, а потом разберемся.

ГЛАВА 15

Расовые плюсы и минусы.

Из перечня удивленных мыслей Ссешеса

06.07.1941

Ссешес Риллинтар

В одном дроу быть плохо — очень чувствительные уши мешают нормально пользоваться огнестрельным оружием. Поэтому в темноте из густых кустов, привольно раскинувшихся на круче берега ниже моста по течению, торчала темноэльфийская голова со вставленными в уши кусками ваты, придававшими ей довольно идиотский вид. Над медленно текущей рекой неподвижно висели перистые облака, загораживающие кокетку-луну, лениво роняющую слабый свет на идиллическую картину — настороженные немецкие солдаты нервно ходят на своих постах. С одной стороны, их можно понять: уже несколько дней на постах охраны — сущий ад. Нервные солдаты теперь стреляют не только в то, что движется, но и просто на звук или движение листвы от ветра. Окрестные заросли вытоптаны до такой степени, что срочно доставленные собаки уже не только не берут какие-нибудь следы, они вообще не понимают, что тут можно вынюхивать, ибо в радиусе двух километров от моста явно пробегала пара стаек мамонтов во главе с монголо-татарским игом, и не по одному разу. Вчера, например, пара особо ярых следопытов умудрилась подорваться на минном поле, установленном днем раньше, причем невзирая на предупредительные таблички, густо натыканные в траве и закрепленные на близстоящих деревьях. Ну, впрочем, о мертвых либо хорошо, либо никак. Правда, комментарии майора еще долго разносились по окрестным берегам, ибо голос у него уверенный, громкий, а кружева словесных конструкций достойны Шиллера или даже самого старичка Гете. Общая паранойя охранников моста вылилась в просто циклопические сооружения из бревен и мешков с песком, по какому-то недоразумению называемые пулеметными гнездами. В комплектность к ним все подступы к мосту были многократно усилены столбами с колючей проволокой и навешенными через каждую пару метров жестяными банками, изображавшими импровизированные колокольчики. И все это густо посолено противопехотными минами. Эффект от внешнего вида данного укрепрайона превосходил все возможные ожидания — во всяком случае, глаза солдат третьего Рейха, проезжающих сие великолепие в поездах, спешащих на запад, выглядят удивленно и испуганно — наверное, считают, что это оборона от «дер безе руссише бэр».

Выстрел из карабина — довольно громкое дело, но выстрел из карабина рядом с эльфийскими ушами… Да что там говорить, суньте голову вместо языка церковного колокола и со всей дури ударьте по нему кувалдой — эффект будет равнозначный! Вот! А для полного комплекта одновременно просуньте в это виртуальное ведро фотовспышку, и пусть она сработает вам прямо в глаза. После первой попытки пристрелять халявный карабин мой вид вызвал просто гомерический хохот находившегося рядом этого phlith хуманса. А уж мне было хреново до такой степени, что перед глазами замелькали красные пятна и во рту почувствовался стойкий привкус крови. Все же это чудовищное изобретение человечества, огнестрельное оружие, не для длинных эльфийских ушей и, самое главное, не для чувствительных темноэльфийских глаз — язык огня, вырвавшийся из ствола карабина, почти полностью меня ослепил. Вот такая это была картина — ржущий как лошадь красноармеец и сидящий на корточках с закрытыми глазами, из которых капают слезы, трясущий головой дроу, перед которым валяется выроненный при выстреле карабин. После первого неудачного испытания процесс осваивания огнестрельного оружия был поставлен на научную основу. На роль основных факторов, препятствующих использовать огнестрел, были выдвинуты чрезмерная чувствительность слухового аппарата и мое нежно взлелеянное тепловое зрение, для которого язык огня, вырывающийся при выстреле из ствола винтовки, полностью покрывал всю видимую действительность ровным слоем «попугаев» засветки. С учетом отсутствия штатного глушителя в наших трофеях я принялся сооружать импровизированный — с помощью лома, такой-то матери и Сергея — первый вариант «типа глушителя». Обжатое дульце латунной гильзы от двадцатимиллиметрового снаряда, дополнительно распиленное вдоль для лучшего прилегания, было любовно закреплено на стволе карабина с помощью хомутика из стальной проволоки. Донышко гильзы было предварительно прострелено из этого же карабина — в принципе для этого как раз и применялся Сергей, постоянно лезущий под руки со своими идиотскими вопросами: а что? а зачем? а для чего? Получившаяся конструкция должна была немного гасить звук, но основным ее предназначением являлось пламегашение, с чем она обязана была справляться. Незаметно распотрошив в кармане разгрузки упаковку ваты — ибо нефиг светить оберткой с русскими буквами и особо палящим годом выпуска, — я, любовно скатав два тампона, принялся вставлять их себе в уши, вызвав при этом очередной обвал улыбок на лице своего напарника.

С использованием данной экипировки и получившейся домашней заготовки «Брамита» процесс пристрелки карабина был продолжен. В быстро наступившей темноте сам процесс пристрелки сопровождался комментариями Сергея следующего характера:

— Ссешес, а куда ты вообще стреляешь? Темно ведь и ничего не видно?

— А? Подожди, сейчас. — И, вытащив вату из ушей, уточнил: — Что ты сейчас спросил?

— Говорю, темно, не видно ничего — куда ты стреляешь?

Поудобнее устроившись на пенке, я повернул голову в направлении напарника и в непонятках задал вопрос:

— Сергей, а ты вообще меня хоть иногда слушаешь? Я же рассказывал, что ночью довольно хорошо вижу, да ты и сам был свидетелем моего ночного зрения. Стреляю в сосенку на расстоянии примерно шестисот шагов, ну, где-то четыреста пятьдесят ваших метров. Кстати, вроде бы попадаю, только разброс у карабина большой, из десяти пуль в ствол толщиной с человеческую голову попало только семь. Да и грохочет эта железка просто невозможно. Надо будет что-нибудь еще сотворить с глушителем. Кстати, спасибо за лекцию о работе огнестрельного оружия и устройстве глушителя. Сразу видно, что на занятиях по оружейному делу ты не спал, а слушал учителя.

— Да я этот глушитель на занятиях один раз видел. А ты тут из гильзы его за час сделал. Только все равно он не сильно глушит-то. Пламени не видно — это да. Ты что, решил прям сейчас по немцам пострелять? Мы, вообще, ночью когда-нибудь спать будем? То трупы носим, то мины таскаем, ни хрена не видно, постоянно спотыкаешься, а за спиной постоянно ты подгоняешь. Уже как совы — днем спим, ночью бегаем.

— А ты подумай о другом. Если мы днем отсыпаемся, то враги и днем не спят, как ты думаешь, им это приятно? И вообще, заканчивай с диспутами, давай лучше попробуем к донышку гильзы глушителя еще одну гильзу приделать — может, получше работать будет.

Провозившись в уже полной темноте еще пару часов, мне все же удалось объединить в одно целое две гильзы. Правда, для этого пришлось из третьей вырезать широкую полоску латуни и раззенковать тесаком пробитые пулями донышки гильз. Приложив гильзы донышками друг к другу и обернув получившийся пакет полоской латуни, я с помощью двух скруток из сталистой проволоки и плоскогубцев соединил их намертво, предварительно просунув кусочек кожи для обеспечения более плотного прилегания. Получившийся двухкамерный глушитель после осмотра был установлен на ствол карабина. Сергея отправил на пенку спать (в обнимку с получившейся вундервафлей). А я выдвинулся в сторону немецкого «укрепрайона», принесшего нам в последнее время много вкусного. Пристроившись в густых кустах на противоположном от караулки берегу реки, ниже по течению, я высунул свою любопытную голову и стал осматривать фронт работ на завтрашнюю ночь, на сегодня у меня было запланировано тихое исчезновение еще одного охранника…

06.07.1941

Майор Нитке

Фортификационные усилия майора Нитке были неведомым доброжелателем оценены буквально на следующую ночь. Несмотря на усиленные дозоры, выставленные во всех направлениях, снова случился переполох, вынудивший майора буквально выскочить из казармы в одних подштанниках. Утихающее эхо взрыва, садящие длинными очередями в ночь пулеметы, хаотически перебегающие солдаты — короче, локальный филиал дурдома. При опросе пулеметчиков и часовых поста, расположенного напротив казармы, выяснилось: буквально несколько минут назад сработавшая противопехотная мина осветила размытую фигуру, тащившую на спине немецкого солдата. После срабатывания мины нарушитель бросил солдата на колючку и длинными прыжками бесшумно метнулся в лес, напоследок блеснув красными глазами и длинными развевающимися белоснежными волосами из-под откинувшегося капюшона. На крики часового пулеметчики начали подавляющий огонь в сторону леса, судя по отсутствию трупов, не приведший ни к какому результату. Истерические крики часового с просьбой не стрелять, чтобы не задеть солдата, продолжавшего неподвижно висеть на заграждении, были пулеметчиками полностью проигнорированы, так как общая психологическая обстановка на заставе оказалась хуже некуда — солдаты уже дергались от любого шороха и боялись оставаться одни даже днем. В приказном порядке прекратив беспорядочную стрельбу, майор объявил перекличку и направил группу для снятия и транспортировки солдата.

Рядовой Хельмут Крюгер, не обнаруженный на перекличке, мирно и безучастно висел на колючей проволоке. При попытке его снять два солдата чуть было не подорвались на установленной днем ранее мине. Освободив Крюгера от объятий проволоки, отнесли его за ноги за руки к караулке и положили на расстеленную плащ-палатку. Обследование выявило у рядового сломанную шею, несколько осколочных ранений от сработавшей противопехотной мины и порядка пяти пулевых ранений от пулемета. Судя по всему, пулеметчики показали чрезмерную быстроту реакции и выдали пристрелочную очередь прямо по засветке от мины. Как показало проведенное на месте случившегося расследование, рядовой Крюгер, вопреки прямому приказу начальства, в одиночку, ночью, где-то в два — два тридцать, удалился совершать моцион с желанием подышать ночным воздухом. Это был последний раз, когда его видели живым. К моменту получения ран от противопехотной мины и пулемета, по всем признакам, он был уже мертв, на данное обстоятельство указывало почти полное отсутствие крови. Таким образом было выяснено, что рядовому сломали шею непосредственно вблизи казармы и потом уже мертвого пытались вынести из охраняемого периметра. Данное обстоятельство вызвало у майора сильную тревогу: нарушитель находился за охранным периметром и повел себя очень нелогично и неожиданно — так никто не поступает, русские или немецкие диверсанты уже давно бы перерезали часовых и взорвали мост. Поведение этого беловолосого нелогично — так есть смысл поступать, только если у него не имеется оружия и взрывчатки и диверсант вынужден убивать доблестных немецких солдат голыми руками, но это же варварство — так и вопило возмущенное сознание майора.

Во избежание паники майор приказал всем разойтись по постам и разразился речью о повышении бдительности. Немного вздрючив подчиненных, уделил большую часть своего внимания пулеметчикам. Нитке с плохим ощущением отправился докладывать начальству о непонятном беловолосом красноглазом существе, терроризирующем подотчетное ему подразделение и о своих предположениях…

Тогда же

Ссешес Риллинтар

Два осколка в спине — это очень приятное ощущение, особенно когда с выпученными глазами, полуоглохший, спотыкаясь, бежишь по лесу. Ну и какого ляда — кто знал, что немцы не поленятся и вдобавок к колючке поставят еще и противопехотные мины! В серебристом ночном освещении я, конечно, увидел натянутые проволочки и аккуратно через них перешагнул, стремясь как можно скорее схватить очередного гансика за нежное горлышко. Плавно скользя в ночной тиши и контролируя направление взглядов так называемых «охранников» из хумансов, я тенью подобрался к одиноко прогуливающемуся солдату, аккуратно свернул ему шею, взгромоздил его на себя. Переноска трупов — еще то удовольствие. Хотя в последнее время я малость попривык к данному виду деятельности. Проблемы начались на обратном пути через колючую проволоку — перебегание с грузом по вершинам столбов (минуя встречающиеся на колючке жестяные банки) закончилось тем, что нога этого переносного удобрения зацепилась за кусок проволоки и довольно сильно его дернула. Отцепившись, плеть колючки спружинила обратно и задела шнур противопехотной мины. Как говорится, слава Ллос, что из-за большой скорости передвижения во время срабатывания мины я был уже на расстоянии порядка пяти метров от эпицентра взрыва и на мне висел импровизированный бронежилет. И все равно пару осколков я, чувствуется, схлопотал. После близкого взрыва и последовавшего за ним сильного удара в спину мне пришлось скинуть труп немца и длинными прыжками, изображая сумасшедшего тушканчика, направиться к лесу. Напоследок я услышал многочисленные комплименты своему сольному выступлению в виде панических и беспорядочных пулеметных очередей.

Отбежав на расстояние порядка семи километров, я расстегнул «гилли», снял разгрузку с тельняшкой и приступил к составлению перечня повреждений. Два без труда пальпируемых неглубоких осколка в левой лопатке, легкая контузия — вот и весь перечень подарков от немецкого командования на сегодня. В довершение всего осколки порвали медузу, интегрированную в разгрузку, и вытекшая кровь полностью изгваздала тельняшку, при осмотре которой мне вспомнился настороженный взгляд старшины, который он кинул как раз на эту часть моей экипировки. Устроившись в корнях ближайшего дерева, приложил ладонь к ране, при этом чуть не сломал себе шею, так как до раны было трудно дотянуться. Уже привычно зашептал заклинание исцеления и провалился в обморок. Последняя мысль, промелькнувшая в угасающем сознании, гласила: «А ведь так и убить могло!»

ГЛАВА 16

Моем-моем трубочиста, чиста-чиста, конкретно-конкретно.

«Мойдодыр» в новорусском исполнении

07.07.1941

Ссешес Риллинтар

Жить в лесу летом очень хорошо — тепло (днем), ну и, если плащ есть, тепло ночью. Проблема заключается в таких замечательных вещах, о которых обычно не пишут в книгах: все тело чешется от грязи, волосы свалялись и вместо белоснежных стали грязно-серыми, приобрели вид замученных макаронин, что вызывало во мне просто зубовный скрежет. Да и этот хуманс рядом раздражал с каждым днем все больше и больше. Запах… запах давно не мытого человеческого тела просто выводил меня из себя. Дело дошло до того, что я стал держаться от Сергея подальше и на моем лице самопроизвольно появлялось такое многозначительное выражение, от которого красноармеец моментально пытался прикинуться ветошью. А прикопав на всякий случай продырявленную тельняшку, я вдобавок остался только в «гилли», что было не очень удобно. Когда я, пошатываясь, все же прибрел на место стоянки, обнаружил довольно приятную картину: вернулись наши казаки-разбойники — старшина с бойцами.

Заросшие, чумазые, как трубочисты, но в глазах скачут радостные чертики и на лицах до такой степени ехидные выражения, что мне в этот момент, несмотря на небольшую контузию, стало завидно. Увидели меня шатающимся и измазанным своей же кровью, стали тормошить и искать раны. Кое-как отбившись и объяснив, что уже подлечился и шатает меня просто от контузии, присел рядом с ближайшим деревом и, прислонившись к стволу, произнес:

— Ну, воины, рассказывайте, как провели время и почему у вас лица такие довольные?

Валерий Сергеевич начал хвалиться своими свершениями — выходило довольно неплохо. В общем, судя по рассказам перебивающих друг друга солдат, пошумели они знатно — разобрали и утащили в лес вдоль железнодорожного полотна около пятнадцати рельс, взорвали две стрелки и, как самое приятное, оставленное напоследок, поведали, что умудрились расстрелять разъезд немцев на мотодрезине, прибарахлившись при этом еще одним пулеметом.

Вообще, сводное вооружение нашего отряда уже начинало доставлять нам проблемы — три пулемета на пятерых человек, не учитывая остальной переносимый груз, серьезно снижали мобильность. К тому же запасливый, как сурок, старшина подразграбил брошенную в придорожных кустах эмку, разжившись немалым запасом обмундирования, кипой довоенных газет на самокрутки и ценнейшей в нашем положении вещью — свертком с восемью кусками мыла. Как рассказал надувшийся от собственной хомячности старшина, сперва он думал, что ему повезло и они наткнулись на взрывчатку — ведь по размерам и окраске толовые шашки от кускового мыла не особо отличаются. Но потом, по маркировке, они с бойцами сошлись на том, что это все же не менее дефицитный в военное время продукт — мыло. Как только было произнесено это волшебное слово «мыло», у меня начала чесаться кожа. Поэтому, временно плюнув на военные действия, я объявил банно-прачечный день и самолично отправился на разведку подходящего места с дополнительной мыслью о необходимости охоты или похода в ближайшую деревню за едой, ибо к этому времени мы успели полностью подъесть все припасы, оставшиеся от мотоциклистов и обнаруженные в бронеавтомобиле. К слову, эсэсовцы на еду оказались гораздо беднее, чем первые, — каких-то несчастных пять банок тушенки и одна банка сгущенного молока на четырех человек. Как в таких условиях жить бедным партизанам? Мы-то с Сергеем периодически перебивались содержимым сухарных сумок перетаскиваемых трупиков немцев, хотя один раз это содержимое чуть не довело меня до нервного приступа — в обнаруженном белом пакетике безо всяких надписей находился белый порошок, чуть сладковатый на вкус. Покумекав и посовещавшись с «глубоким знатоком» земных вещей, Сергеем, мы пришли к выводу, что это какой-то вид немецкого сахарозаменителя и как подсластитель для кофе — пойдет. Тем более и кофейничек так удобно организовался — в комплекте. Сварив из последних запасов кофейку, мы уконтропупили каждый порядка полулитра и блаженно растянулись на земле…

Первым почувствовал недоброе я: в животе что-то взбулькнуло, и организм экстренно запросил маскировки в ближайшей растительности формата — куст обыкновенный, и погуще. Итогом данного происшествия стало очень осторожное отношение к вещам, стыренным у вероятного противника.

В связи с этим, прежде чем удалиться на поиски ближайшей укромной заводи, я уточнил у старшины:

— Валерий Сергеевич, вы точно уверены, что это мыло?

— Командир, что ж я, мыло не отличу? Да и мылится оно — мы с ребятами в придорожной луже один кусок попробовали — точно мыло!

— Ну, тогда Ллос с тобой, хуманс, — вон у Сергея спроси, как мы тут обманулись…

07.07.1941

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

Хорошо сходили, мало того что железку попортили, так еще дрезину немецкую сожгли. Да и оружием запаслись знатно, это какая ж мы теперь силища — целых три пулемета. Нам бы еще патронов поболе, да и народу человек десять — мы бы и на дороге посерьезнее пошуметь могли бы. А когда гранаты да еда закончились, двинулись на соединение с Сергеем и этим беловолосым. Он ведь как по учебнику все расписал, все тихо прошло, даже странно — никаких разъездов на железной дороге, никто нас даже ловить не пытался — видно, пошумели они там с Сергеем замечательно. Как и договаривались, вернулись на место лагеря, а там Сергей с карабином сторожит и сразу к нам с вопросом: вы, мол, командира не встречали? А то пошел он, как всегда, немцев пощипать — часа в два ночи, и до сих пор не появился, хотя уже утро давно наступило. Тут мы ему небольшой допрос устроили, как они тут без нас действовали. А он и давай рассказывать, да, по его словам, командиру памятник конный при жизни ставить надо, мол, он тут уже немцев совсем запугал. Как трупы они в промоину почти каждую ночь таскали, как глушитель самодельный к винтовке делали. Только разговорился, как из кустов Ссешес вываливается, причем не бесшумно, как обычно, а напрямик — ветки ломая. Да и шатает его, буквально вензеля ногами выписывает, и одежда лохматая кровью измазана. Мы его сразу уложить попытались, да и с ранами разобраться — перевязать там, а он руки наши стряхнул, сполз по сосне спиной и сказал, что уже вылечился, а шатает его потому, что миной оглушило. И что немцы около моста вообще с каких-то дварфов скоро пример брать будут — окопались по самые уши, мин понаставили, честным дроу и не пройти теперь спокойно…

07.07.1941

Ссешес Риллинтар

Все же легкая контузия замечательно прочищает мозги. Пока я медленно передвигался по лесу в сторону реки, в моей голове наконец-то заработал мозг — я только сейчас понял, что избежал провала только волей Ллос. Начать с той самой тельняшки, так не вовремя попавшейся на глаза старшине, а закончить содержимым карманов — если это содержимое попадет на глаза ближайшего сотрудника НКВД, быть мне английским, немецким и вдобавок китайским шпионом. Хотя нет, скорее всего, объявят каким-нибудь зулусским — вроде бы как вспоминается из уроков истории, — у Германии и Англии были владения в Африке, так что надо поосторожней. Отойдя от места стоянки примерно на три километра и не обнаружив за собой хвоста, я сделал небольшой крюк в сторону и принялся проводить инспекцию содержимого карманов разгрузки.

Итогом сей операции явилось разложенное на плаще богатство в виде огнива, распотрошенной упаковки ваты, двух бумажных упаковок со стерильными бинтами, лейкопластыря, двух пачек китайских макарон (ну просто много места не занимают, а кушать хочется всегда), упаковки галет, двух сникерсов, натовского армейского котелка (благо без маркировки и давно уже украшенного псевдоэльфийской гравировкой), рыболовного набора (самодельного и без надписей), пары горстей кубиков «Магги», упаковки сублимированного мяса (очень удобно, кстати, мало весит и при наличии воды всегда можно поесть горячего бульончика) и пакетика сублимированного картофельного пюре — в общем, передо мной лежал мой стандартный походный набор на два дня. Переворошив раскиданное богатство, я добрым словом помянул разбитый накануне игры сотовый телефон (могли бы посчитать еще и корейским шпионом) и принялся со слезами на глазах потрошить упаковки. Кубики вместе с мясом пересыпал в кожаный поясной кошель, не испортятся, галеты, немного подумав, засунул туда же. Упаковку бинтов вместе с самыми вкусными частями шоколадок — враплей (как говорил один жутко продвинутый хакер Винни-Пух), закопал под аккуратно приподнятым дерном. Потом с большим удовольствием принялся спарывать многочисленные бирки на одежде. Также с большим сожалением прикопал завернутый в пластик плеер — батарейки в нем все равно сели. Где-то через двадцать минут на небольшой полянке стоял идеал шпиона, при обследовании моих вещей вопросы теперь может вызвать только металлическая молния разгрузки и находящиеся на ней липучки, но тут я решил валить на гномов и держать морду кирпичом — слишком удобная вещь, чтобы от нее избавляться.

И уже с легким сердцем отправился к реке, чуть притормозив от промелькнувшей на краю сознания мысли о том, что проще было бы вообще не связываться с этими хумансами. Всю дорогу до реки я с затаенной тревогой прислушивался к себе, но больше подобных мыслей не появлялось, хотя где-то на горизонте сознания мелькало слабое, расплывчатое недовольство сложившейся ситуацией. Искомая заводь нашлась быстро — небольшой обрыв, с правого бока поваленное в воду дерево и замечательный, хотя и маленький, песчаный пляж. В принципе идеальное место для небольшой постирушки с учетом того, что старую форму, на ходу распадавшуюся на плесень и липовый мед, старшина просто предложил выкинуть — грузовичок с обмундированием попался просто как по заказу.

Перемещение всего барахла вместе с бойцами заняло порядка полутора часов. Поэтому к банным процедурам приступили уже почти в полдень. Поговорив со старшиной, решили потратить для собственных нужд только два куска мыла, а остальное использовать как обменный фонд для торговли с селянами. Воткнув тесак в дерево, я повесил на него лук, колчан и продолжил раздеваться, слушая восторженные вопли, с которыми ребята с разбегу прыгали в реку — прямо с обрыва. Рядом сидело боевое охранение в виде старшины с МГ, осторожно осматривающего окрестности. С ним договорились очень просто: после помывки я его заменю и в свою очередь посторожу ребят. Раздевшись, я медленно вошел в воду, черт его знает, как новое тельце отреагирует, вдруг с удержанием на воде проблемы будут, развязал шнурок на волосах и принялся с наслаждением намыливать свою гриву…

07.07.1941

Рассказывает старшина Дроконов Валерий Сергеевич

Сижу я, значитца, с пулеметом — народ караулю. А сам одним глазом на командира посматриваю, все же не оставляет меня мысль проверить этого «инопланетянина». Да и одежда его странная, теперь хоть полностью посмотрю его экипировку, может, что необычное увижу. Нижнее белье о человеке многое сказать может.

В принципе ничего особо странного при осмотре вещей не обнаружилось — подробно осматривать не было времени, а запомнившуюся мне тельняшку в этот раз я не увидел.

Но все равно, ведет он себя странно, ребята от воды просто на седьмом небе от счастья — носятся, ныряют. А он с видом английской королевы в воду зашел и своими волосами занимается, причем с каменным лицом — блин, как будто не мужик, да и волосы в распущенном виде почти до копчика. А вот уши при намокших волосах над головой выступают — у жеребенка и то поменьше будут. Особых шрамов на теле не видно, да и кожа-то темная, не разглядишь. А вот что не обрезан, точно — значит, не мусульманин и не еврей. Правда, что-то странное промелькнуло — нет, точно, точно инопланетянин!

И тут над берегом реки раздался удивленный голос старшины:

— Ссешес, а что у тебя с яйцами? Бандитская пуля или их действительно три?..

Нет, тому неведомому генетику надо срочно оборвать все щупальца! Мало того что старинная хохма про эльфов оказалась правдивой, так еще и дроу, оказывается, от смущения не краснеют, а сереют — причем очень заметно. Так что картина маслом: стоит по колено в речке дроу, весь серый от смущения, и, значит, из-под мокрых волос глазами на ржущих хумансов стреляет. Причем, как ни странно, трупов вокруг не наблюдается.

Тогда же

Ссешес Риллинтар

Ну не ожидал я от своего нового организма такой подлянки, не ожидал, да еще старшина этот глазастый до невозможности. Я, значит, уже вторую неделю такой и почти каждый день в туалет хожу, но не заметил, а он, видите ли, с одного взгляда углядел. Ржач, поднявшийся над рекой, спугнул с соседних деревьев всех птиц. И привел меня в состояние бешенства. Нет, ну какого ляда! Кто они такие, чтобы надо мной смеяться?! Да еще, сволочи, так заливисто хохочут. Но при плохой игре надо всегда делать хорошую мину, поэтому, развернувшись к старшине, я абсолютно спокойным голосом спросил:

— Нет, не пуля, у нас, дроу, так организм устроен.

— Ну ерш твою медь! Значит, у всех ваших мужиков так?

— Да. А что, завидно, хуманс?

Надо было видеть физиономию старшины. Как он не свалился с обрыва — это можно объяснить только Божественным вмешательством. Во всяком случае, пулемет он уронил и стал цвета хорошо проваренной свеклы. А вдобавок с реки раздался голос Сергея:

— Товарищ старшина, зависть — плохое чувство, да и девушки, я думаю, не поймут!

Старшина в ответ поперхнулся и окончательно выпал в осадок. Последней каплей оказался задумчивый голос рядового Онищенко, прозвучавший во внезапно наступившей тишине:

— С другой стороны, зарядов, наверное, больше…

Тут уж, как говорится, легли все…

…Закончив мыться, народ с помощью офицерского несессера, доставшегося нам в комплекте к офицеру, начал приводить себя в порядок. Как говорится, борода — это признак настоящего партизана, но летом в ней жарко. Глубокомысленно посмотрев на главного брадобрея в лице старшины, вооруженного опасной бритвой, я погладил свой подбородок, покрытый идеально гладкой кожей, и ухмыльнулся с видом глубокого превосходства. За что сразу был подколот бойцами:

— А что, борода у вас не растет? Так до гроба, как молокососы, без бороды и усов ходите? А для баб хорошие усы — это ж первое дело! Ничего, командир, ты не переживай. Я после войны тебя со своим знакомцем сведу, волосы подстрижем, а усы он тебе такие сделает — от настоящих не отличишь. Красавцем станешь, а то сейчас тобой наших баб тока пугать можно. Вот тогда дополнительный боезапас-то и пригодится.

…Громко помянув на темноэльфийском наречии этих хумансов, я отвернулся в сторону и принялся расчесывать волосы. Руки буквально сами собой заплетали сложный узор из белоснежных волос, сходящийся в одну толстую косу, переплетенную кожаным шнурком. В это время мой взгляд блуждал по стене прибрежных кустов, то и дело выхватывая мельчайшие подробности лесной жизни. Пара сломанных веточек — видно, кто-то из ребят развешивал на них белье. Греющаяся на соседнем листике маленькая, нежно-голубая, почти прозрачная стрекоза. Широкий ствол дерева, покрытый темно-зеленым мхом и мелкими вьющимися растениями. И составленное из этого мха и листьев лицо, с ехидцей подмигнувшее мне…

ГЛАВА 17

Как правильно подставить ближнего.

Краткий справочник молодого дроу.

Том 3, глава 1

07.07.1941

Майор Нитке

Отчет майора Нитке, отправленный на следующее утро начальству, судя по всему, понравился. Молодцевато отрапортовав в телефонную трубку, майор сообщил буквально следующее:

«По результатам вчерашнего встречного ночного боя на вверенном мне участке железнодорожного полотна было установлено следующее. Ответственность за исчезновение солдат и за недавний расстрел мотодрезины можно смело возложить на группу или группы диверсантов неустановленной численности, базирующиеся предположительно на каком-то армейском резервном объекте. Вполне вероятно, что это диверсионное подразделение только недавно отправлено на разрушение захваченной нами инфраструктуры и основной целью его является как раз срыв транспортировок техники и солдат в Минском направлении. При обследовании места ночного боя были обнаружены тела восьми диверсантов и значительный запас взрывчатки, более чем достаточный для полного разрушения моста. Смерть русских наступила в результате подрыва на минном поле, установленном днем ранее силами саперного взвода. В отличие от двух основных минных полей, прикрывающих мост по обе стороны реки, данное поле было установлено по моему приказу на расстоянии двух километров от охраняемого объекта и прикрывало самую удобную дорогу к близкорасположенному болоту. Судя по результатам, данный метод минирования себя оправдал. Единственное недовольство вызывает отсутствие при обнаруженных трупах радиостанции и средств взрывания — это гарантированно доказывает, что некоторая часть диверсантов уцелела. Утренние поиски с привлечением собак ничего не дали. В связи с неудовлетворительной работой кинологов прошу прислать еще двух специалистов с собаками — для организации полномасштабного прочесывания лесного массива. Доказательством наличия нескольких групп противника может являться факт одновременного срабатывания минного поля с западной стороны реки и сторожевого поля с восточного направления».

Немного истории…

24 июня 1941 года — Постановление СНК от 24 июня 1941 года «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами в прифронтовой полосе».

24 июня 1941 года — Постановление СНК от 24 июня 1941 года «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов».

29 июня 1941 года — Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года определяла основные направления партизанской борьбы. В ее пятом пункте говорилось: «В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д.».

1 июля 1941 года — Директива НКГБ СССР № 168/6939 от 1 июля 1941 года о задачах органов Госбезопасности в условиях начавшейся войны с Германией.

3 июля 1941 года — Постановление ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу германских войск».

5 июля 1941 года — Приказ НКВД СССР № 00882 от 5 июля 1941 года о создании Особой группы НКВД СССР (начальник — комиссар Госбезопасности 3-го ранга П. А. Судоплатов) для ведения разведывательно-диверсионной работы в тылу немецких войск. При Особой группе формируется Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (позднее реорганизуется в самостоятельный 2-й отдел НКВД в непосредственном подчинении Лаврентия Берии), в состав которой входит более 2000 иностранцев (т. н. 1-я бригада войск Особой группы НКВД).

05.07.1941

Комиссар Госбезопасности П. А. Судоплатов

— Капитан Кадорин, вашей группе поручается, десантировавшись в ночной период в районе реки Нарев, обеспечить любыми средствами подрыв железнодорожного моста через реку для облегчения положения Красной армии в Белостокском и Минском направлениях. Также перед вашей группой Верховным командованием и руководством НКВД поставлены следующие задачи:

В области разведывательной деятельности приказано сосредоточиться на сборе и передаче командованию Красной армии по линии НКВД разведданных о противнике:

— дислокации, численном составе и вооружении его войсковых соединений и частей;

— местах расположения штабов, аэродромов, складов и баз с оружием, боеприпасами и ГСМ;

— строительстве оборонительных сооружений;

— режиме политических и хозяйственных мероприятий немецкого командования и оккупационной администрации.

Для обеспечения передачи данных вам выделен частотный диапазон и позывной, непосредственный радиоконтакт вы будете держать с 153-й ОРС ОСНАЗ, находящейся в Киеве, время выхода на связь и шифроблокнот получите после завершения вводной.

В области диверсионной деятельности следует добиться:

— нарушения работы железнодорожного и автомобильного транспорта, срыва регулярных перевозок в тылу врага;

— вывода из строя военных и промышленных объектов, штабов, складов и баз вооружения, боеприпасов, ГСМ, продовольствия и прочего имущества;

— разрушения линий связи на железных, шоссейных и фунтовых дорогах, узлов связи и электростанций в городах и других объектах.

Специалиста по минно-взрывной технике и противопоездным минам я выбил в 5-й отдельной инженерной бригаде лично у Ильи Григорьевича Старинова, так что с подрывом моста у вас, я думаю, проблемы не возникнет. Специалист прибудет с пятью секретными противотранспортными минами МЗД-2, так что постарайтесь лично убедиться в их срабатывании и в том, что они не попадут в руки фашистов. Срок действия группы в тылу противника — двенадцать суток. Эвакуация будет проводиться воздушным способом с лесного аэродрома, координаты места посадки и время передадите по радио. Вопросы?

— Никак нет! Товарищ комиссар Госбезопасности! Разрешите приступить к заданию?

— Разрешаю!

И уже за закрывшейся за спиной капитана дверью тихо раздалось:

— Ни пуха, Андрей!

06.07.1941. Вечер

Капитан Кадорин Андрей Геннадьевич

Ночное десантирование прошло не особо удачно. Летуны умудрились выбросить нас точно в центре небольшого болотца. Перемазанные тиной, под брань особенно извращенно матерящегося минера — мы уже второй день уныло брели по лесу в направлении главной цели. Судя по карте, до этого злополучного моста оставалось еще порядка десяти километров. Задачей на сегодняшний день являлось скрытое перемещение к мосту и проведение визуальной разведки. Летний тихий вечер медленно передавал свои права ночи, а мы, как проклятые, брели в направлении цели. Ребята в группе попались проверенные — большинство работало еще в Испании, на них можно было положиться. Наибольшие вопросы вызывал связист из 153-й ОРС с радиостанцией «Север». Как объяснял по пути этот молодой, безусый парнишка, на вооружение ее уже приняли, но в серию она еще не пошла. Очень долго и с придыханием рассказывал, какая это конфетка — на четыреста км связь без проблем держит. С батареями — всего девять килограммов веса. По пути подготовили резервную лежку и сбросили в нее излишек груза в виде запасного комплекта батарей к радиостанции, порядка сорока килограммов взрывчатки, еды и всех комплектов секретных мин. Кстати, очень неудобная в транспортировке вещь — объемная и ухватиться сложно. Пока несли с места посадки, одну чуть не утопили — сапер позеленел от страха.

Полная луна, выглядывающая с довольным видом из-за небольшой тучки, немало помогает при передвижении по лесу. До моста осталось около трех километров, и поэтому я тихо приказал бойцам усилить бдительность и идти потише. Поудобнее перехватив ППД, обратился к радисту:

— Олег, держись поближе ко мне. В случае чего ты — наша единственная связь с руководством, так что поосторожнее.

— Так точно, товарищ капитан!

Выйдя в небольшой распадок, решили пойти дальше по нему. Первые метров триста не вызвали никаких проблем, но на душе почему-то стало тревожно. С вопросом посмотрел на Мишку Скворцова — тот всегда нутром чуял проблемы, — но он только пожал плечами и двинулся вперед. Мое настороженное состояние все же передалось бойцам. Ребята стали напряженно оглядываться по сторонам, и растянувшаяся группа приняла компактный вид. В голове промелькнула мысль: «Опять, как коровы, сгрудились. И ведь опытные бойцы — ну что с ними делать!»

Вдруг впереди прозвучал взрыв, тишину леса разорвал злобный лай пулеметных очередей. Быстро махнув головой в сторону ельника и знаками показав ребятам направление перемещения, я нащупал в кармане пакет махорки с перцем и щедрой рукой принялся посыпать наши следы. Внезапно впереди расцвел багровый цветок взрыва, мгновенно показав темные фигуры бойцов. Схватив за руку медленно оседающего радиста, я закричал:

— Стоять! Мины!

Открывшаяся моим глазам картина будет сниться мне еще долго. Шесть тел, лежащих на земле изломанными куклами. Мишка, медленно и как-то странно двигающийся в луче лунного света в моем направлении, придерживающий руками клубок кишок, лезущих из распоротого живота. Его бледные губы, шепчущие что-то из последних сил. Минер, катающийся по земле, держащийся руками за залитое кровью лицо и не обращающий внимания на почти полностью отсутствующую коробку черепа, как гильотиной, срезанного над бровями. В этот момент Мишка делает еще один нетвердый шаг вперед, и за его спиной расцветает еще одно темно-багровое солнце…

Тогда же

Радист Олег Камбулов

В себя я пришел где-то минут через пять, лежал лицом в листве и ощущал на себе, кроме рации, еще что-то тяжелое. В голове стоял туман, все кружилось, меня тошнило. Правую руку при попытке на нее опереться резануло дикой болью, и она отказалась держать тело. Кое-как, отпихнув неизвестный объект, я оперся на левую руку и поднял голову — на мне, оказывается, лежал капитан. Безжизненное лицо, порванная и залитая кровью гимнастерка, и вдобавок все вокруг буквально покрыто кусочками мяса и залито темной, почти черной в сумерках кровью. Перевалив капитана на спину, я прислушался — сердце билось. В мертвенно-бледном свете луны стоял едкий, с кислинкой, запах взрывчатки, удушливо пахло свежей кровью и разорванными внутренностями. Судя по состоянию тел, перевязывать в этом аду уже никого не надо было. В глаза бросилась полусрубленная осколком ветка ели, на которой висела осклизлая гирлянда чьего-то кишечника. Страшно заорав, я схватил капитана здоровой рукой и, нечеловеческим усилием вскинув его на плечо, поволок, не разбирая дороги, не обращая внимания на все возрастающую боль в груди…

Тогда же

Капитан Кадорин Андрей Геннадьевич

Очнулся я от чьего-то всхлипывания рядом. Кое-как заставил себя раскрыть глаза, через мутную красную кашу увидел радиста, скорчившегося рядом со мной и с ног до головы покрытого кровью. На его молодом, безусом лице белели широко открытые бешеные глаза, парень, обняв себя за колени левой рукой, покачивался вперед-назад и постоянно шептал: «Ребята! Ребята!» Попытка хоть немного приподняться не увенчалась успехом — в груди резко резануло, и из горла сам собой вырвался тихий стон. Мгновенно развернувшись и бросившись передо мной на колени, Олег начал меня трясти, истерически рыдая и шепча: «Товарищ капитан! Вы живы!.. Только не умирайте!.. Они все мертвы!.. Ребята все мертвы!.. Товарищ капитан!»

ГЛАВА 18

Внешний вид воина Дома и некоторые особенности прически.

Краткий справочник молодого дроу.

Том 2, глава 5

07.07.1941

Ссешес Риллинтар

С точки зрения дроу, плетение волос является процессом чуть ли не интимного характера — во всяком случае, ощущение от взглядов солдат было довольно неприятным. Да еще этот старичок не вовремя образовался — короче, достали! Как говорила одна прелестная Сида, пошли они все лесом, полем да торфяником. Перетопчатся все — у меня ответственный процесс. Тем более хумансы, уже вымывшись, затеяли процесс коллективного бритья. Старшина с загадочным видом правил бритву на ремне, перекинутом через ветку ивы, и периодически пессимистично проверял ногтем остроту лезвия. Сергей, как самый ответственный и уже побритый, сидел с пулеметом — пара порезов украшала его физиономию, как выяснилось на практике, бритва была все же туповата. Закатанные галифе, снятая гимнастерка и наличие пулемета придавали ему вид коммандос (мэйд ин РККА) на отдыхе.

Отвернувшись к реке, с гордым, независимым видом, не обращая на чужие взгляды внимания, я принялся сооружать на своей многострадальной голове нечто. Почти без участия сознания из разгрузки достается несколько длинных кожаных шнурков, пять бронебойных наконечников и один листовидный. На глазах притихших зрителей когтистые пальцы осторожно разбирают по прядям отмытые белоснежные волосы и начинают заплетать необычную прическу. Туго стянутые пятью косицами волосы на черепе сходятся на затылке в единую толстую косу, плотно переплетенную кожаными ремешками и завершающуюся листовидным наконечником от стрелы, вплетенным непосредственно в последние пять сантиметров косы, практически полностью состоящих из кожи. Вся эта красота, сооруженная буквально за несколько минут, конечно, вызвала некоторое удивление у присутствующих, но самый большой вопрос читался во множестве человеческих и в паре древесных зрачков относительно пяти узких ромбических наконечников от стрел, вплетенных в косу перпендикулярно ей на равном расстоянии друг от друга, образуя в комплекте с волосами подобие остистых выступов на хребте дракона. Если, конечно, собравшиеся вокруг любопытные хумансы представляют, как выглядит дракон (в отношении духа леса я не сомневался — старичок за свою жизнь видел и не такое). Осторожно мотнув головой из стороны в сторону и убедившись в том, что наконечники прочно закреплены в волосах, я резко наклонил голову вправо, чуть вывернув при этом шею, коснулся подбородком ключицы. Дружный треск столкнувшихся при сгибании косы наконечников явился аккомпанементом тихому свисту кончика косы, срубившему тоненькую веточку ивы, до сих пор маячившую перед моим лицом. Удовлетворенно хмыкнув, я развернулся к затихшим спутникам и принялся одеваться. К этому моменту я уже достаточно высох.

— Ссешес, а зачем вообще ты это заплел?

— Каждая часть тела является оружием, так почему бы не сделать оружием волосы? Почти все эльфийские воины, вне зависимости от приверженности свету или тьме, предпочитают носить вот такие боевые прически — удобно, смертоносно и всегда под рукой. Так что, Валерий Сергеевич, в ближнем бою с эльфом нужно опасаться не только его ножа — когти, клыки и даже волосы замечательно дополняют любой арсенал.

— Хм… А я-то, дурак, тебе еще постричься предлагал.

Застегивая разгрузку и надевая солнечные очки, я задумчиво произнес:

— Ты бы еще предложил когти состричь и зубы спилить.

Глаза старшины резко блеснули, и уровень его подозрительности вдруг резко превысил сто процентов — потянувшись рукой к моим солнечным очкам, он в лучших традициях чекистов выдал фразу:

— Командир, а что за очки у тебя такие интересные — можно глянуть?

В непонятках и на автомате я снял и протянул ему очки, и только тут до меня докатило — идиот, упаковку прятал! Бирки спарывал! Ну не могу я от них отказаться — не могу. Иначе днем, как крот, буду передвигаться, в очках и то приходится щуриться, несмотря на надвинутый капюшон и поляризованные стекла. А если не могу отказаться, значит, буду мазаться толстым слоем вранья. За отмазы по технике у меня отвечают кто? Правильно — дварфы. Значит, будем сейчас нашему Шерлоку Холмсу мозги канифолить! После обучения в аспирантуре, думаю, уж это я умею на достаточно высоком уровне. В груди тревожно забухало сердце, все быстрее и быстрее набирая обороты. Надпочечники впрыснули в кровь бешеное количество адреналина, и видимый мной мир начал задергиваться чуть красноватой дымкой. Сознание стало кристально чистым, и все тревоги относительно возможного разоблачения показались вдруг такими незначительными… Как вообще эти хумансы могут меня в чем-то подозревать? Да они должны быть горды только оттого, что я позволил им находиться в своем обществе и они еще живы! Ssussun! Ssussun pholor dos! Да какого света я вообще должен оправдываться перед ними?

В это время старшина с большим интересом вертел в руках очки и пытался обнаружить на них «шифровку агента мирового троцкизма». Очки были из стекла, с металлической оправой. На ушках когда-то имелся логотип производителя, но это было давно и неправда. В процессе осматривания старшина убрал очки с прямого солнечного света, и продвинутый хамелеон послушно стал прозрачным — данное превращение вызвало у сержанта приступ удивления, и он еще несколько раз повторил этот фокус — то пряча, то выставляя линзы на солнечный свет. Наконец, наигравшись, с сожалением обманувшегося в своих предположениях контрразведчика протянул очки обратно и задал заковыристый вопрос:

— Что ж за стекла такие странные — на свету непрозрачные, а в темноте прозрачные? Как такое сделано?

Надев оптику на глаза и с наслаждением выдохнув, я прошипел этому чрезмерно любопытному хумансу:

— Ихх дварфы телаютх. Секретх за четыреста летх еще никхому укхрасть не удалось. Если сможешь догхадаться, какх это сделано, гхарантирую от имени моегхо Дома — Дома Ril’lintar столькхо золота, скхолько ты весишь, хуманс.

Сержант немного оторопел от такого заявления — он явно ожидал, что я буду оправдываться, и не ожидал такого наглого перевода стрелок. Поэтому он почесал затылок и вернулся к прерванному занятию.

Устроившись поудобней на траве в позе лотоса, что вызвало приступ удивления в первую очередь у меня самого — раньше мое тело так не гнулось, — я принялся наблюдать за процессом бритья, периодически комментируя про себя действия брадобрея. Данное времяпрепровождение позволило мне в кратчайшие сроки успокоиться. Мне уже не хотелось подтолкнуть старшину под руку, чтобы посмотреть, как он полоснет кого-нибудь по горлу, и полюбоваться на красивый фонтан артериальной крови. Впрочем, вру — причем вру даже самому себе, где-то в уголке сознания это желание оставалось и, несмотря на попытки отвлечься, не спешило полностью покидать мою сумасшедшую длинноухую голову.

Примерно минут через двадцать, когда столь ответственное действо, немного смахивающее на жертвоприношение, закончилось и ребята начали надевать новую форму, я с задумчивым видом произнес в пустоту:

— Да, кстати, тут старичок наш образовался, надо сходить поговорить. Старшина, не составишь компанию?

В ответ на данную фразу бойцы как по команде дернулись, и раздался осторожный, чуть заикающийся голос Сергея:

— Какой старичок?

Не вставая, я откинулся спиной на траву, предварительно перекинув косу на грудь, и произнес:

— Ну… не знаю. У нас с вами много общих знакомых старичков? Конечно же я веду разговор о Духе Чащи. Кстати, старый хрыч уже полдня подсматривает, чем мы тут занимаемся, как будто дел у него других нет.

Старшина встрепенулся, поудобнее перехватил пулемет и выдал мысль, явно стоившую ему почти всего запаса смелости:

— Так чего он прячется? Пусть выходит, поговорим.

Внезапно окружающие деревья со скрипом резко наклонили вершины в нашу сторону, создав довольно значительную воздушную волну, опрокинувшую ребят на землю, и скрипящий, шелестяший бесчисленными листьями и травинками голос леса произнес:

— Я-то выйду, тока ты, милай, в портки-то не наделай с испугу. Размахался, значица, громыхалкой-то своей. Раздухарился. Старшого, значит, ни уважить, ни в пояс поклониться, а громыхалку в руки — и вылазь, мол. Чином не вышел мне приказывать! Не будь я вам обязан, не стерпел бы, да показал, как со старшими разговаривать должно. Сейчас выйду, сейчас. Я ж немолодой, уж мильона четыре как стукнуло, — быстро-то не могу. Минутки-то через четыре подойду — уважу вас, неразумных.

Все резко затихло, вершины деревьев разогнулись, и только клацанье Серегиных зубов немного нарушало пасторальные лесные звуки — легкий шелест ветерка в листьях и журчание воды у поваленного в речку ствола дерева. Старшина прокашлялся и с опаской спросил:

— Да как к нему обращаться-то? Чуть что, из себя выходит. Бешеный какой-то.

И тут же моментально пригнулся, уклоняясь от прилетевшей из кроны ближайшей сосны еще зеленой и липкой от смолы шишки.

Поднявшись одним движением на ноги и перекинув косу за спину, я с видом дедушки, открывающего своему внуку тайну прикопанной до революции крынки с золотыми червонцами, выдал офигевшим хумансам ценнейшую мысль:

— А не хрен на духа чащи, причем такой большой, без пары свитков с заклятием «Огненный дождь» доломит крошить. У вас что, как у дварфов, под шлемами мозги заплесневели? Так у тех хотя бы на шлемах рога есть, чтобы сразу видно было — тупые, как лоси. Да и ты, дедуля, — не пыли тут. Они магии и магических существ уже сто веков не видели и не слышали. А ты как проснулся, так сразу права качать. Народ тут темный, о духах леса и знать не знает. Если только в легендах старых слыхали.

Сергей, осматриваясь по сторонам, осторожно спросил:

— Так этот Дух Чащи случайно не Леший?

В ответ в соседних кустах зашуршало, и выступившая на поляну высокая анимированная коряга с длинными сучьями, торчащими по бокам, и с с выложенным мхом и листьями на коре лицом проскрипела:

— Леший. Предки ваши вроде так меня звали, хотя Дух Чащи по смыслу ближе. Я ж чего пришел. Тут рядом два человечка в одеже, на вашу похожей, под деревом лежат, траву-мураву мне рудой кровянят. С одной стороны, хорошо — грибы на той поляне на следующий год знатные уродятся, да и семейству волков, что тут недалеко ребятишек растят, полегче с едой-то будет.

Немая сцена продлилась несколько секунд, пока я сердобольно не подобрал с земли веточку и не кинул ее в рядового Онищенко. Гена моментально очнулся и, вернувшись к действительности, посмотрел на «лешего» взглядом увлеченного патологоанатома и осторожно спросил:

— А поближе посмотреть можно?

Леший от такого предложения просто остолбенел. Несколько секунд тишины были приняты деятельным молодым человеком за разрешение, и он с деловым видом принялся рассматривать импровизированное тело лесного духа, периодически тыкая в него пальцами и пытаясь отковырнуть кусочек мха. За что был моментально удостоен высочайшего подзатыльника со старческим комментарием:

— Ишь охальник, что делает-то! Я ж тебе не дева красная, чтоб меня щупать.

Старшина почти сразу после этой сцены пришел в себя, поднявшись, молодцевато отдал честь и выдал:

— Разрешите представиться — Дроконов Валерий Сергеевич.

Коряга, плавно передвигая корнями, развернулась к нему, и на выложенном листьями лице сложилась добрая отеческая улыбка.

— Уважил старика. Но все ж своих-то забирать будете? А то я им применение-то быстро найду. Я ж их подлечить-то уже не могу — тут на болоте рощице березовой с утра помогал, силы-то порастратил. Так пойдем, что ль?..

07.07.1941. Ближе к вечеру

Радист Олег Камбулов

Капитан опять потерял сознание. Несмотря на перевязку, дела у него и у меня были плохи, больше половины ранений без медицинской помощи приведут с закономерному исходу. Короче, дела были не фонтан. Сам я уже трижды терял сознание, очнувшись в последний раз, буквально минуты две назад, с удивлением обнаружил, что день уже перевалил за середину. Попытавшись в очередной раз приподняться, опять откинулся на землю. Головокружение и черные пятна, плавающие перед глазами, явно доказывали, что оставаться в сознании осталось недолго. С тихим шелестом корни, выглядывающие из соседних кустов, вдруг начали шевелиться и, плавно переступая, начали выносить из чащи обломанный ствол дерева, покрытый мхом и листьями. В мозгу проскочила истерическая мысль: предсмертные галлюцинации принимают интересные формы. Коряга медленно наклонилась ко мне, с тихим треском сучья по бокам согнулись и, легко приподняв меня, поднесли к участку коры, на котором мхом и листьями было выложено улыбающееся человеческое лицо. Вдруг от этого странного создания я услышал добрый отеческий голос:

— Ничаго, милай, потерпи немного — сейчас твои-то подойдут, помогут…

ГЛАВА 19

Хорошая легенда всегда пригодится.

Краткий справочник молодого дроу.

Том 1, глава 4 «Дезинформация»

08.07.1941

Рассказывает капитан Кадорин

Приход в сознание приветствовал болью во всем теле, сильным головокружением и позывами к рвоте. Моему взору открылась необычная картина — на меня с тревогой и сочувствием смотрели красные, как у альбиносов, глаза…

Сквозь вату контузии, до сих пор окутывающую голову, до меня донеслось:

— Товарищ капитан, как вы? Ответить можете?

Слегка кашлянув и тут же сморщившись от буквально прострелившего голову разряда боли, я посмотрел в преданные, красные от лопнувших сосудов глаза радиста Олега. Кроме «замечательных» глаз он мог похвастаться почти синим от подкожных кровоизлияний лицом и заметным тиком правого глаза.

— Олег… Из наших кто еще есть?.. Как ребята?

— Ребята все там остались… Я только вас вытащить смог, меня тоже зацепило, и если бы не новые знакомые, мы бы с вами уже не разговаривали. Меня тут уже подлатали. Впрочем, как и вас, товарищ командир. — Виновато потупив глаза, он добавил: — У вас, товарищ командир, четыре проникающих ранения было, ну и у меня пара дырок в легких — долго бы не протянули.

— Олег… ребята… надо проверить… может, кто еще выжил… — Попытавшись подняться, я был остановлен Олегом и еще каким-то старшиной лет сорока, мягко придержавшим меня за плечи.

— Капитан, вам еще двигаться рановато. Наш командир, перед тем как его опять судороги бить начали, сказал, чтобы минимум часа два даже ушами не шевелили. — Подоткнув мне под голову вещмешок, старшина молодцевато поправил на себе гимнастерку и представился: — Старшина Дроконов Валерий Сергеевич. Командир еще не очнулся после вашего лечения, а ребят я к речке за водой отправил.

В голове у меня буквально молнией пронеслись воспоминания о своих ребятах — улыбки, дружеский смех, последний день перед выброской, проведенный на аэродроме. Попытки сапера подбивать клинья к официантке в аэродромном буфете, одновременно не выпуская из поля зрения вещмешок с деталями «абсолютно секретной мины». Комментарии Мишки, раздававшиеся под всеобщий смех, о том, что наш сапер все же встретил свою царь-бомбочку. Официантка была довольно плотной хохлушкой, и стихийно родившийся образ подходил ей до невозможности. Поморщившись от боли и прервав таким образом воспоминания, я тихо спросил у Олега, периодически замолкая от головокружения:

— Олег… ты… ты… точно уверен насчет ребят… может, кто-нибудь выжил… Ведь ты же не всех видел… Ведь так?

Радист виновато опустил плечи и, подняв с земли сосновую шишку, уже опробованную белками, принялся нервно вертеть ее в руках.

— Товарищ капитан, тех, кого я видел, было уже не спасти. Вы же помните, мы дальше всех стояли — и то осколков нахватали, а ребята почти в центре взрывов были. Да и местный житель потом сказал, что, кроме нас, там выживших больше не было.

— Олег… сколько времени прошло… Сколько мы тут валяемся? Срок, поставленный командованием для подрыва моста, прошел? Радиостанция цела?

Внезапно лежащая чуть поодаль куча листьев зашевелилась, и чей-то странный голос произнес:

— Кхапитан, не нервничай. Времени многхо не прошло. А мост я бы и сам взорхвал, но у нас взрывчатхки только пару гхоблов взорхвать хватит, да и то без гхарантии…

08.07.1941

Ссешес Риллинтар

Отплевываясь, с гадостными ощущениями на языке, я с большим трудом повернулся к пациентам, борясь с замечательными ощущениями, привычно сковывающими тело после использования магии в нашем самом замечательном из миров. В принципе я все больше и больше понимал «лешего» — конечно, куркуль еще тот, пару человек ему вылечить влом было, экономил, сволочь лесная, — но больно уж хреново после исчерпания резерва магии и потом, в процессе выдавливания по каплям ее из окружающего мира. В принципе, судя по ощущениям, процесс накопления магии в организме и размер магического резерва после нескольких использований лечебного заклинания претерпел значительные изменения. Сегодня меня хватило на три малых лечебных заклятия и, судя по изменению ощущений, расход магии на эти заклинания уменьшился — таким образом, кажется, я начал прогрессировать в нелегкой и необычной магической науке.

Вообще, надо бы остановиться и заняться ревизией своих магических умений — я ведь до сих пор не понимаю, по какой причине работают псевдозаклинания, подготовленные мной для игры. В принципе система магии для игры была разработана на основе объектно-ориентированного языка программирования с добавлением классов, описывающих взаимодействие с воображаемой магической составляющей мира. Но с нашими постоянными перебежками по лесам и с периодически подкидываемыми кокеткой-судьбой подарочками — например, в виде этих вот горе-диверсантов — свободного времени не оставалось абсолютно.

Магия! Блин, да я всю сознательную жизнь хотел ей научиться. Вы просто представьте, что можно было бы сделать с помощью простейших магических заклинаний в обычной жизни. Дожелался — теперь магические умения есть, а обычной жизни нет. Короче, полный облом. Да и магия оказалась совсем не такой, какой описывалась в ролевых системах. Никакого запоминания заклинаний, никакого «исчезновения из памяти» после прочтения. И самое главное — никто не говорил о магическом голоде, который возникает, когда естественный запас магии в организме падает ниже определенного уровня. И ни одна сволочь в прочитанных книгах и правилах ролевых систем не заикнулась о довольно болезненном процессе отката при использовании заклинаний. Так что, если бы не необходимость периодического использования лечебных заклинаний, фиг бы кто меня заставил колдовать при трезвом уме и ясной памяти. Как я вообще понял из своих попыток колдовать, заклинание — это просто программа своему подсознанию объявить объект, наделить определенными свойствами и триггерами на внешние события и насытить его магической энергией. В «нормальных мирах» магическая энергия берется непосредственно из магического фона. Но так как наш участок метавселенной является филиалом большого дурдома и с магическим фоном у нас напряг, то при формировании объекта «заклинания» его энергетическое наполнение достигается непосредственно из внутреннего резерва колдующего, а он в свою очередь медленно пополняется из остатков магического фона планеты и «собственного производства», то есть из преобразования жизненной энергии колдующего в магическую. Вот данный процесс и вызывает у меня такие замечательные ощущения во всем теле. А сам текст заклинания «малое лечение», находящийся в моей записной книжке волшебника и написанный на псевдомагическом языке, является по своей сути простейшей программой. Таким образом, составляя заклинание, я в первую очередь занимаюсь самогипнозом — подсознание почему-то уверенно воспринимает команды на этом языке как команды к действию и покорно перекачивает энергию из моего магического резерва в заклятие. Так что на данный период мне остается только принять идиотский факт и порадоваться, что я не поленился записать в свой «спеллбук» еще стопку справочного материала по созданию заклинаний и небольшой словарик магических терминов. Во всяком случае, я теперь представляю значение основных триггеров и некоторых свойств объекта «заклинание». Например, при лечении капитана из-за сильных проникающих ранений в брюшину мне пришлось вносить небольшие изменения в саму структуру «лечилки», была изменена непосредственно область действия — увеличена и углублена, а сила воздействия уменьшена — для того чтобы пациент только-только выжил, а я не умер от истощения. Нет, потом надо все же засесть за практическое написание заклинаний — хотя… вдруг наэкспериментируюсь до смерти от магического истощения?..

Короче, эксперименты с магией, я думаю, необходимо отложить до удаленного светлого будущего. А сейчас придется непосредственно заняться нашими гостями, просто не верится, что это простые окруженцы. За это говорит наличие рации и, самое главное, излишне большой запас взрывчатки и средств взрывания в вещмешках, просто подумать страшно — десять килограммов тола на двоих, пять детонаторов в пенале и целых восемь метров огнепроводного шнура — явно многовато для простых солдат, да и не будут простые солдаты взрывчатку из окружения тащить.

Вопросы капитана, как раз очнувшегося после сеанса маготерапии, навели меня на замечательную мысль: эти братцы-акробаты явно являются остатком диверсионного отряда, закинутого в тыл противника для разрушения его транспортной инфраструктуры. Таким образом, я вижу перед собой свою идею об организации малых террористических групп, только непосредственно в исполнении государства. И если бы не мои идиотские действия, вызвавшие многократное усиление бдительности на участке охраны этого железнодорожного моста, не исключено, что уже вчера ночью он бы красиво взлетел на воздух, организовав тем самым дополнительные проблемы немецко-фашистским захватчикам. Ну, со мной всегда так: хотел как лучше — получилось как всегда.

Ну уж если я виноват, значит, нужно мне и исправлять ситуацию.

— Кхапитан, не нервничай. Времени многхо не прошло. А мост я бы и сам взорхвал, но у нас взрывчаткхи только пару гхоблов взорхвать хватит, да и то без гхарантии.

Медленно распрямившись, я придвинулся к раненому, с тревогой спросил старшину:

— Валерий Сергхеевич, какх там раны — затянулись?

Старшина в ответ показал на перевязанного, как мумия, капитана и охарактеризовал его состояние:

— Ну, вроде кровить перестали, да и вид теперь у вояки более радостный, даже порозовел слегка. А ведь когда нашли, был белый как смерть. Только, командир, как отойдешь — еще б разок его пролечить… Вот Олег уже на ногах нормально стоит.

— Старшина, ну ты сравнил — скхолько дырокх в кхапитане и скхолько в этом молодом хумансе. Я после лечения кхапитана сам чуть кх Ллос не отправился.

Слушая нашу беседу, капитан начал беспокоиться и принялся нас рассматривать, периодически кидая вопросительные взгляды на своего подчиненного. В ответ Олег разразился целой тирадой, исходя из которой я понял, что, пока я валялся в отключке, они тут со старшиной успели довольно плотно побеседовать. Благодаря своим чувствительным ушам я довольно хорошо слышал его сбивчивый тихий шепот, которым он пытался донести до своего начальства текущую обстановку.

— Товарищ капитан, это окруженцы. По лесам тут партизанят. За главного — вот этот, в балахоне с капюшоном на голове. Лица не видел, разговаривает с акцентом. Зовут как-то странно — Ссешес, а фамилия вообще ни на что не похожа — Риллинтар. Он нас и вылечил, меня вот в грудь задело и в руку, так все минуты за три затянулось. А с вами он полностью не справился — свалился, его даже судороги бить начали. Наверное, это шаман из якутов, ну, не знаю, чем еще можно такое быстрое излечение объяснить. Вот посмотрите, что от моих ранений осталось.

Олег распахнул ворот гимнастерки и обнажил правое плечо, на котором виднелся примерно пятисантиметровый бугристый, розовый шрам. Подождав, пока капитан налюбуется на результаты лечения, я неслышно подошел к его беспомощному телу, кстати лежащему на моей родной пенке, уселся в позу лотоса и, откинув капюшон, произнес:

— Задавай вопросы, кхапитан. Не скхажу, что смогу полностью на них ответить, но постараюсь…

Выражение лица капитана явно показывало, что версия о якутском шамане только что отправилась на дно и на горизонте ярко зажглась версия шамана африканского. Но капитан оказался мужиком твердым, судя по тому, как он держался и задавал вопросы, несмотря на то что сам дышал через раз и задыхался.

— Ссешес — правильно?.. Ты случайно не из коминтерновских? Из Африки небось на учебу приехал?

Первые шаги знакомства с капитаном НКВД требовали не только железобетонной легенды, но и стальных нервов в моем исполнении — ибо от этого зависела вся моя дальнейшая жизнь на территории СССР. Поэтому, немного успокоившись, я решил озвучить проработанную мной в свободное время легенду появления в этом мире. В подсознании яркой лампочкой горела мысль, что, если не прокатит забить баки, придется всех вырезать по-быстрому и придумывать легенду получше — для следующей группы окруженцев.

— А считай, что хочешь. Достало объяснять — кхто я.

В глазах капитана мелькнуло плохо скрываемое любопытство, и пока он не принялся обвинять меня во всех смертных грехах, я продолжил свою мысль:

— Это ты, кхапитан, сам уже придумывай. Дроу я. В ваш мир случайно попал. Ребятам я подробно не рассказывал, а вот тебе, как представителю командного состава, вижу, придется поподробнее доложить.

Выражение лица капитана немного поменялось, и, чуть поморщившись, он спросил:

— В Испании, наверное, воевал?.. А тут что делаешь? — От напряжения на его лице выступили крупные капли пота.

Широко улыбнувшись и показав таким образом клыки, чем привел капитана в еще большее недоумение, я чуть наклонил голову влево и, проведя кончиком когтя указательного пальца по подбородку, ответил:

— Я даже не догадываюсь, что такое Испания, а попал сюда следующим образом. Кхоманда из пяти разведчиков со мною во главе по приказу матроны Дома Ril’lintar выдвинулась для захвата эльфийского поста в Долине Теней. По мнению штаба, на этом посту находилось не менее четырех боевых магов и взвода охраны, была вероятность осуществления магической поддержки главного удара объединенных эльфийских сил в направлении входа в Подземье. Приказ матроны звучал следующим образом: скрытно выдвинуться в расположение противника, нейтрализовать охрану и вывести из строя магов, желателен захват пленного. По окончании операции произвести отступление с помощью одноразового амулета телепортации. Резервный путь эвакуации — восточный вход в Подземье.

С каждым моим словом глаза окружающих все больше и больше заполнялись удивлением — даже Сергей, с которым мы довольно подробно беседовали о моем мире, не ожидал такого подробного рассказа. С точки зрения любого бойца, я сейчас делал что-то странное — рассказывал незнакомым лицам о своем задании и его выполнении. Впрочем, это не мешало мне продолжать, формируя перед внутренним взором окружающих стройную картину своего появления в этом мире:

— Задача была моим отделением выполнена почти полностью — охрана нейтрализована, но живым ни одного из двух эльфийских и четырех хумансовских магов взять не удалось. Активировав амулет телепортации, мы приготовились переместиться в колдовские покои Дома для доклада матроне. Но при формировании воронки заклинания произошел сбой: сформировавшаяся воронка чрезмерно долго не капсулировалась и имела нестабильные границы. К сожалению, прервать заклинание силами отряда не представлялось возможным — мы с бойцами находились непосредственно в зоне сжатия. Сработав с задержкой в полторы минуты, амулет выкинул нас в зоне почти полной безмагии. Мы находились в каком-то деревянном строении, битком набитом хумансами. Извне доносился громкий треск пламени, из щелей сильно тянуло гарью и дымом.

Внимательно фиксируя вазомоторные реакции окружающих, и в особенности капитана, я продолжал описывать события как можно подробнее, пытаясь перекрыть все направления возможных вопросов:

— Распределив бойцов и оценив ситуацию, пришел к выводу, что данное строение намеренно подожжено снаружи — по команде двойка бойцов проверила ворота, они были заперты. Отогнал в сторону местных хумансов и разместил алхимическую взрывчатку в одном из углов строения, мои бойцы по команде, направленным взрывом, пробили нам выход наружу. Выскочив из строения, мы подверглись обстрелу из неизвестного типа оружия — форма хумансов, расстреливающих мой отряд, и выбегающих за нами пленников была мне незнакома. Странным было также отсутствие доспехов — черная форма солдат напоминала парадную форму гвардейцев некоторых хумансовских королей.

Посмотрев капитану в глаза, я произнес:

— Теперь я понимаю, что это были немцы, а тогда, извините, ребята, особой разницы между вами и вашими врагами я не видел. Но эти уроды стреляли по моим солдатам!

Голос Сергея, раздавшийся справа, заставил меня отвлечься от наблюдения за реакцией капитана.

— Ссешес, а немцы они что, действительно хотели наших людей живьем сжечь?

Это предположение вызвало бурную реакцию солдат, по лицам пробежало выражение сильного негодования. Старшина громко помянул фашистов по матери, а капитан побледнел еще сильнее.

— Не знаю, Сергей. Перед зданием горел сильный костер, возле соседнего дома лежало несколько трупов в форме, похожей на вашу. Меня в тот момент больше интересовали мои парни и те уроды, которые в нас стреляли. Видимо, наше появление застало их врасплох, поэтому стреляло только несколько человек, но с вашим чудовищным оружием, палящим очередями, этого хватило.

Скорострельность и громкость неизвестного оружия поражала, правда, меткость хумансов потрясала, как обычно, еще сильнее. Первые выстрелы положили несколько пленных, выбежавших первыми, и первую двойку дроу, вырвавшихся из пролома для расчистки пути эвакуации. Выбравшись на оперативный простор, мы нейтрализовали стрелков с помощью духовых трубок и холодного оружия. Дальнейшие события напоминали выборы вождя у гоблинов — все было так же быстро, громко и безумно. Местные, ломанувшиеся толпой в направлении близлежащего болота, яркий солнечный свет, лежащие кругом тела — все это сводило меня с ума.

Вытащив из ножен клинок, я начал нервно ковырять лесную подстилку, пытаясь таким образом показать, что нервничаю. Ведь все, что рассказываешь с каменным лицом, не особенно воспринимается окружающими. Надо было показать немного эмоций для капитана и других внимательных взглядов, буквально ощупывающих меня.

— Подхватив своих мертвых, мы двинулись вместе с недавними пленными в болото, прикинули, что в этой местности они лучше знают, где спрятаться. Передвигались почти по горло в трясине, с телами, которые мы были вынуждены нести на руках, ибо остановиться и вылечить не представлялось возможным. Выстрелы и крики людей в черной форме быстро приближались со стороны покинутой нами деревни. Это вынудило нас быстрее удаляться в глубь болота. Попытки объясниться с кем-нибудь на знакомых языках вызывали только непонимание. Через несколько минут мы выбрались на небольшой островок суши, чуть выступающий над поверхностью болота, и с облегчением остановились.

Вдруг старшина прокашлялся, ударил себя кулаком в грудь — во время моего рассказа он задержал дыхание и поэтому чуть не задохнулся. Этим он вызвал многочисленные взгляды, в которых было крупными буквами написано что-то непечатное. Воспользовавшись невольной паузой, я посильнее насупился, всем своим видом показывая состояние уныния, как будто бы охватившего меня. После превращения в дроу моя психика приобрела три полярных состояния: полное спокойствие, дикую ярость и сверхъехидность, обычно просыпавшуюся при посещении немцев за очередным псевдосамоходом. Поэтому я имел возможность с ледяным спокойствием оценивать реакции окружающих и одновременно качественно отыгрывать свои. Глубоко вздохнув и распрямившись, продолжил рассказ:

— Пока бойцы занимались лечением легких ранений, я достал из разгрузки языковой амулет и, приложив его к голове ближайшего хуманса, активировал. Амулет сразу рассыпался в прах. Из-за почти полного отсутствия магического фона энергию, необходимую для обучения меня языку аборигена, амулет получил из процесса своего разрушения. Но поговорить с окружающими меня хумансами не удалось. Внезапно со стороны деревни раздался легкий хлопок, и последовавший за ним взрыв погрузил меня в беспамятство.

С приглушенным рычанием я резко вонзил клинок в землю перед собой, заставив вздрогнуть и отшатнуться окружающих бойцов. Широко расширившиеся зрачки капитана доказывали, что мое театральное представление проходит в нужном русле. Низко склонив голову и сдерживая рычание, продолжил:

— Очнулся через некоторое время, обнаружил себя лежащим на какой-то кочке в трясине, на расстоянии почти двадцати локтей от островка. Впрочем, островка-то уже и не было. Вместо него виднелось жуткое месиво из разорванных тел и перемешанной с кровью и внутренностями болотной жижи. И над всем этим висело блюдо вашей луны, освещая пейзаж. Кинул на нее взгляд, сразу понял, что при ошибке телепортации попал в другой мир — владычица ночи, расположившаяся на небосклоне, ничем не напоминала двух ночных сестер нашего мира. Осторожно осмотревшись, убедился в отсутствии черномундирников на горизонте. Дальнейшие два часа переползаний по болотной жиже выявили почти полный комплект конечностей, внутренних органов и частей тел моих бойцов — я остался один в этом странном мире, где только одна луна и почти отсутствует магия.

Повисшая над поляной тишина, заструившаяся в воздухе после окончания моего рассказа, была прервана слабым голосом капитана:

— А деревенские?.. Что с ними?..

Подняв голову и одновременно провернув тесак в земле, я тихим злым шепотом, больше похожим на шелест, произнес:

— Живых, кроме меня, там не осталось.

Старшина негромко прошептал:

— Минометами, сволочи, работали, — и отвернулся.

Последовавшая за этим примерно получасовая беседа ничем особенным в плане оригинальности не выделялась — в принципе уже стандартное, опробованное на моих бойцах объяснение существования меня — такого красивого и доброго. Правда, с небольшими корректировками, которые я ввел почти в самом конце разговора, ну не хотелось мне быть отловленным НКВД и до конца войны принудительно, день за днем, убивать свое здоровье в военных госпиталях — еще неизвестно, как на моей тушке скажется продолжительное магическое перенапряжение при постоянном использовании способностей. Количество раненых бойцов в первые дни войны и в ее течении явно превосходит мои скромные лечебные возможности. В связи с этим капитану была выдана немного отредактированная версия, гласящая, что после перенапряжения я минимум месяц в плане магии буду представлять полный ноль. В принципе капитан держался достойно — пальцами не тыкал, креститься не порывался и теорию о множественности миров принял, в общем, благосклонно. Заинтересовался тактической ситуацией в районе моста и особо — моими действиями относительно контингента охраны данного объекта.

Пришлось колоться — подсознание, конечно, периодически предлагало прирезать грязного хуманса, но я стойко сдерживал благие порывы.

— Ссешес… так первый взрыв… что мы услышали… это ты на минном поле подорвался?

— Ничего, капитан, от тебя не скроешь, да и скрывать не хочется; если бы не немец на спине, мы бы тут не разговаривали. Ты бы на этой полянке от ран умер, а меня в качестве трупа нелепой зверюшки уже немцы бы рассматривали. Да ты пока поосторожнее разговаривай — у тебя легкие час назад все в дырках были, и неизвестно, как там дело после лечения.

— Ссешес… согласись, ты все-таки подвираешь… ну не может человек так тихо перемещаться, как ты описываешь… Я, обученный диверсант, такого не могу… а ты, значит, смог?

Как говорится, тут он меня достал. В мозгу пронеся просто ураган ярости: КАК ЭТОТ ХУМАНС МОЖЕТ СОМНЕВАТЬСЯ В МОИХ СЛОВАХ?

— Oloth plynn DOS! Kyorl jal bauth, kyone, lueth lil quar-val-sharess xal balbau dos lil belbol del elendar dro! Хуманс, какх ты можешь сомневаться в моих словах? Да я кхаждую ночь с этих постов по хумансу убивал и утаскхивал, чтобы следов не оставалось. А если мне не веришь, так скхоро Сергхей вернется, у него спросишь — он трупы прятать помогал.

Глаза капитана вдруг странно блеснули, и он вкрадчивым голосом сказал:

— А вот все равно не верю! Ночью мост заминировать можешь? Или только хвастаться получается?

Мгновенно успокоившись и внимательно всмотревшись в его лицо, я ответил:

— Мост, говоришь? Ты со своими обученными до него даже не дошел. А с моими ребятами, думаешь, я лучше справлюсь? Если слушать меня будут, шансы, конечно, есть. Я свои сотни лет не в детские игрушки игрался. Только ты же сам понимаешь: дроу тут никто. И даже своими командую на птичьих правах. — Я многозначительно посмотрел на капитана.

Развернувшаяся подготовка к ночному фейерверку коснулась всех бойцов нашего маленького отрада. Часть ребят вместе с Олегом была отправлена к месту промежуточного склада диверсантов для транспортировки оставленного там имущества на место нашей постоянной стоянки. Мы вместе со старшиной соорудили носилки из срубленных жердей, аккуратно уложили на них капитана и медленно двинулись к нашей стоянке, стараясь его не растрясти. Состояние капитана, несмотря на проведенное лечение, оставляло желать лучшего. Ненадолго вернувшийся румянец сменился бледностью, на лице выступил холодный пот, стоило нам пронести его всего лишь полкилометра. Кстати, произошло это, скорее всего, по вине старшины — не с человеческим вестибулярным аппаратом заниматься переноской тяжелораненых, — плавно перемещающийся в пространстве темноэльфийский конец носилок смотрелся островком спокойствия на фоне бури, бушующей с человеческой стороны. Место дислокации капитан встретил уже в бессознательном состоянии, поэтому оперативное планирование предстоящей операции мы со старшиной решили провести без него.

ГЛАВА 20

Херр бригадир, может, все же не будем дробить селитру динамитом?

Германия, г. Оппау, 1921 г.

Последняя фраза неизвестного перестраховщика

09.07.1941

Майор Нитке

Поезд вырвался из лесного коридора и, пыхтя трубой, покатился к виднеющимся впереди фермам железнодорожного моста. Широкие, мощные металлические балки, обгаженные лесными птицами, выглядывали из маскирующих их зарослей. Кусты обильно росли по берегам речки, пересекающей нити железнодорожного полотна. Железнодорожный путь недавно расчистили, четыре черные нитки рельсов тянулись далеко вперед, сливаясь воедино где-то в таинственном лесном тоннеле. Старый паровоз, натужно дыша, тащил за собой перегруженные вагоны. Восточный фронт, как прожорливый младенец, вошедший во вкус, требовал все больше и больше боеприпасов. Приграничные склады представляли собой в этот момент мечту прапорщика: даже при строгом немецком учете и педантичности узнать местонахождение и направление перемещения грузов было непростой проблемой. Еще большей проблемой являлась эта самая, не к ночи будет помянутая, ширина русских рельсов. Перегрузка с нормальных немецких вагонов на творение сумрачного восточного гения являлась необходимой мерой зла, так как процесс изменения железнодорожного полотна под стандарт великого рейха на этой ветке только начался и, судя по темпам работ, должен был закончиться как раз к взятию столицы этих славянских варваров.

Жаркое июльское небо, подобно лоскуту шелка нависшее над лесами, казалось, выпивало жизнь из всего живого, не спрятавшегося в тень. После вчерашнего переполоха и последовавшей за ним бурной реакции начальства майор Нитке вымотался морально и физически и поэтому, несмотря на относительно бодрый вид, воспринимал окружающую действительность слегка, если можно так сказать, трансцендентально. Это, впрочем, не помешало ему осуществить плановое утреннее вздрючивание подчиненных на предмет повышения морального духа, напомнив окружающим, что рядом в лесах бродят оставшиеся в живых русские диверсанты. Осуществив плановую проверку постов и отправив мотодрезину для проверки западного направления следования, майор приступил к завтраку, предусмотрительно накрытому денщиком в тени караульного помещения. Ибо, несмотря на то что солнце только начало свой неспешный бег по небосклону, в помещении находиться было просто самоубийственно. Утренний кофе, яйца всмятку и немного зачерствевший хлеб с маслом были по достоинству оценены майором и заняли законное место в его желудке. Майор делал последние глотки кофе, растягивая удовольствие в преддверии очередного тяжелого дня, когда был прерван вестовым с докладом об очередном поезде с боеприпасами, следующем в восточном направлении. Грузовой состав, поприветствовав доблестных немецких солдат гудком, шустро въехал на мост.

Внезапно настил вблизи восточного края моста вспух огромным взрывом, подбросив паровоз и буквально фрагментировав проходящих мимо часовых. Одного из солдат, находившихся ближе к месту взрыва, разорвало в клочья. Второго, размозжив кости ударной волной и содрав с него одежду, подобно пушинке метнуло на ферму моста.

Человеческое тело, как безвольная кукла, ударилось о металлоконструкцию моста и, отброшенное ударом, упало в воду. Залитые кровью меркнущие глаза часового увидели только начальный акт развернувшейся трагедии — трофейный русский паровоз, подталкиваемый в спину тяжелыми вагонами, слетел с рельсов, обрывающихся в реку, и подобно чудовищному метательному снаряду вонзился в восточный берег русской реки со странным для немецкого слуха именем — Нарев. Хлопок треснувшего от удара котла и дикое шипение и клокотание пара, сопровождающееся жуткими криками сварившихся заживо пулеметчиков восточного пулеметного гнезда, были заглушены какофоническим скрежетом сминаемых вагонов. Грузовые вагоны неумолимой инерцией громоздились один на другой, подобно моделькам в руках ребенка-великана. Буквально через несколько секунд волна деформации докатилась до конца состава, везущего столь ожидаемый люфтваффе груз фугасных авиабомб. Размещенные для безопасности в конце состава, авиабомбы недолго сопротивлялись волне пластических деформаций. Неизвестно в какой из шестидесяти тонн авиабомб сдетонировал сминаемый ударом заряд взрывчатки, но последовавший за этим взрыв прозвучал как раз над центральным быком моста, буквально испарил несущую ферменную конструкцию и поднял в воздух остальные вагоны. Хотя, скорее всего, детонация началась в первых трех вагонах, доверху забитых снарядами и зарядами для дивизионных гаубиц. Но что толку разбирать, где она началась, если в конце концов она охватила весь состав, в немалой степени благодаря размещению снарядов даже в вагонах с амуницией: жестокий снарядный голод, вызванный несовершенством транспортной сети Иванов, заставлял службы рейха забивать каждый свободный вагон доверху.

Волна детонации, пробежавшая по вагонам, сложившимся в гигантскую кучу, превратила окружающую действительность в ад. Если бы глаза машиниста, привезшего этот смертоносный груз на станцию, могли еще видеть, его взору предстала бы чудовищная картина — окрестности моста перестали существовать. Скрученные взрывом ажурные фермы представляли собой чудовищный цветок, покрытый копотью и пеплом. Оси вагонов и вагонные тележки, отброшенные взрывом на двести — триста метров, срезали по пути полуметровые в диаметре сосны и зарывались глубоко в песчаную лесную почву. Гигантский котлован на месте караульного помещения навевал мысли о хранимом там немалом запасе взрывчатки, что не могло не сказаться на окружающей местности и строениях. Расположенные вокруг заграждения из колючей проволоки, закиданные поднятым взрывом мусором и исковерканными телами, перемежались воронками от сработавших противопехотных мин. Кустарник моментально потерял от ударной волны всю листву и протягивал оголенные плети к затянутому черным дымом, подожженному происшедшим титаническим взрывом небу.

Кровавое месиво из еще несколько секунд назад живых людей покрывало все доступные деревья, поврежденные взрывом. Тяжелые зазубренные осколки легко пробивали мешки пулеметных гнезд, безжалостно убивали и калечили немецких солдат, прошивали мягкое человеческое тело, ломали кости, отрывали руки и ноги…

Впрочем, живых там уже не было.

После того как земля перестала сотрясаться, наступила тишина…

И только на западной стороне реки, из-под воздвигнутого взрывом нагромождения досок, балок и кусков бетона, доносился дикий вой обожженного существа с переломанными конечностями, которое еще недавно было человеком…

09.07.1941

Ссешес Риллинтар

Халява — как много в этом слове скрывается для темноэльфийского уха, впрочем, для человеческого в нем точно много вкусного. Как еще можно назвать состояние, охватившее меня, когда бойцы осчастливили отряд ни много ни мало почти центнером взрывчатки и большим количеством разных вкусностей.

Происходящее дальше можно охарактеризовать одним словом — день рождения. Раздача пряников и, самое главное, объяснение принципа действия этих самых пряников с почти пошаговыми инструкциями по установке и использованию заставили меня просто лучиться от удовольствия. Возможность потискать и покрутить в руках различные принадлежности для взрывных работ, осознание того, что взрывчатки теперь хватит не только на слабый хлопок противопехотной гранаты, а на большее — на много большее. Загоревшееся в моих глазах недоброе пламя при рассмотрении сейсмических замыкателей и электрохимических замедлителей привело к тому, что Олег стал одной рукой аккуратно отодвигать от меня бруски взрывчатки, а другой намертво вцепился в коробку детонаторов.

Находящийся рядом с нами старшина, непосредственно участвовавший в процессе потрошения заначек диверсантов, отнесся к сцене довольно спокойно. Он просто задал один умный вопрос:

— А сколько взрывчатки надо для подрыва этого моста?

Ответом была громкая тишина, снизошедшая на наш небольшой и почти дружный коллектив.

Окинув всех собравшихся глазами, я сделал непосредственно для себя важный вывод: более или менее обращаться со взрывчаткой кроме меня умеет только капитан, но в связи с серьезным упадком сил после ранения, временным отсутствием сознания и нежелательностью его скорого подъема на ноги остаюсь только я. Проблема заключалась в следующем: показать умение работать с данным, явно не фэнтезийным, типом взрывчатки и средствами взрывания будет просто преступно по отношению к моей текущей легенде и, самое главное, к моему нежно любимому тельцу. В связи с этим нужно было срочно придумывать какой-нибудь хитрый план, позволяющий использовать данную взрывчатку и не открывающий моего явного знакомства с техническими новинками этого мира.

Естественный порыв попытаться привести капитана в сознание для выдачи нам, сирым, «цеу», был задушен мной в зародыше — незачем представляться в его глазах полным неумехой, неспособным на самостоятельные действия и добычу информации.

Отодвинувшись от груды вещей, я аккуратно срезал кусок дерна и разровнял дно получившегося углубления, приготовив таким образом импровизированную чертежную доску. Навыки черчения, намертво вбитые в меня на курсе начертательной геометрии и графики в институте, позволили примерно через полчаса с помощью заостренной с одной стороны палочки, этакого импровизированного стилуса, изобразить в изометрической проекции наш уже осточертевший мост. Последовавший за этим почти двухчасовой мозговой штурм принес некоторые результаты. Оказалось, что все же некоторые знания о взрывчатке в головах окружающих меня солдат бултыхались. С горем пополам и совместным коллегиальным собранием, на основании предоставленного мной чертежа сечения элемента металлоконструкции фермы моста мы пришли к выводу: для подрыва одного элемента фермы необходим сосредоточенный заряд из порядка десяти килограммов тринитротолуола, доставшегося нам на халяву. Таким образом, для полного и гарантированного вывода моста из строя перерубанием верхнего и нижнего пояса фермы моста, разрушением приопорных участков балок фермы нам необходимо ни много ни мало количество взрывчатки, исчисляемое тоннами.

Замечательное предложение, озвученное Сергеем при негласной поддержке старшины, рассматривали чуть дольше. Сутью предложения было размещение одного массивного сосредоточенного заряда взрывчатки на центральном быку моста. При полном разрушении его мост должен был просесть, деформируя металлоконструкцию фермы. В принципе данный вид взрыва вызывал только некоторые вопросы с обеспечением герметичности заряда взрывчатки и способом его гарантированного подрыва в подводных условиях.

Вовремя проснувшийся капитан, несмотря на чрезмерную бледность и периодически закатывающиеся глаза, потребовал поднести его к «чертежной доске» и, недолго ее рассматривая, задал вопрос о геометрических размерах быка. Получив высоконаучнейший ответ, показанный в попугаях, прошептал:

— Нет, не хватит… Всего, что у нас есть, не хватит…

Данная реплика полностью ввергла присутствующих в уныние. Фактически мы рассмотрели все возможные способы взрыва этого моста с наличествующими материалами. Возникшее предложение Олега о вызове по рации звена бомбардировщиков ТБ-3 было на корню задушено только одним вопросом старшины:

— Так чего вас тогда направили?

Наступившую тишину прервал тот же старшина, с немного виноватым видом он продолжил:

— Видно, нельзя бомбами или самолетов мало. Ведь самолеты… они-то на самой линии фронта нужнее, там сейчас ребятушкам помощь ох как необходима. А мы, значит, обязаны своими силами что-нибудь придумать.

Решив не брать быка за рога, я попытался уточняющими вопросами выяснить необходимую степень разрушения моста, в надежде обойтись малыми силами и наличествующим количеством взрывчатки. Но слабый прерывающийся голос капитана поставил на моих надеждах жирный крест:

— Минимум, чтобы дней пять… по нему ни одна собака проехать не смогла…

Эта фраза поставила жирный крест на моих планах обойтись малой кровью — сказанное означало, что мост фактически нужно было снести с лица земли, ибо время строительства временного деревянного моста как раз и составляло искомые пять дней. Конечно, саперам и строителям противника можно ухудшить жизнь большим количеством невосстановимых металлоконструкций и ночным противопехотным минированием, но это лишь временные меры, и ни к чему хорошему они не приведут.

Внезапно на горизонте забрезжила лампочка одной знатной мысли: а что, если не полностью разрушить мост, а только устроить на нем завал из вагонов? Разбирать его саперы будут довольно долго. Озвученная мысль внезапно вызвала поддержку у капитана, от волнения он даже немного приподнялся и одной фразой довел эту мысль до совершенства:

— Эшелон с боеприпасами!

От такого решения нашей проблемы все резко замолчали, ведь действительно у нас мало взрывчатки для полного разрушения моста, так пусть противник сам ее подвезет и упакует. Даже если часть боеприпасов не сдетонирует, все равно приятной работу по разбору завалов сделает обязательно. Единственный и самый жирный минус данного способа уничтожения транспортной артерии врага заключался в необходимости точного времени подрыва и размещении заряда непосредственно в зоне пристального контроля оккупантов. Поверить в то, что немцы дадут осуществить ночное минирование полотна железной дороги, непосредственно находящейся на мосту, и, самое главное, не обнаружат заряд утром при плановом осмотре, было просто нереально.

Обсуждение покатилось по второму кругу. Разглядывая чертеж нашего яблока раздора, я присмотрелся к приопорному участку восточного берега. Дело в том, что довольно высокий восточный берег был дополнительно укреплен каменной забутовкой, на которую уже в свою очередь опирались береговые концы правой и левой фермы. Между настилом моста и забутовкой обязательно должна была существовать щель. Прикинув, что для перебития металлоконструкции и разрушения настила там необходимо сформировать довольно большой сосредоточенный заряд, я уже чуть было не отказался от этой идеи. Но в голове вдруг пронеслась следующая мысль, вызвавшая у меня легкий приступ паники пополам с недоумением:

— Недостойно ilythiiri решать все грубой силой. Если перед тобой препятствие, не надо разрушать его — обойди его или сдвинь!

Похоже, моя персональная шизофрения продолжала шириться буквально на глазах. Холодный пот, резко выступивший на лбу, усилившееся сердцебиение, расширившиеся глаза — все это заставило окружающих замолчать и обратить внимание на меня. Раздался участливый голос Сергея:

— Командир, что — хреново? Может, тоже полежишь, ты же сегодня на лечение выложился, да и раненый недавно был?

Протестующим движением руки я отверг предложенную помощь и вкрадчивым низким голосом произнес:

— А зачем перебивать мост взрывом? Давайте его просто сдвинем.

Последовавшее за этим получасовое обсасывание мушиных лапок плана было уже не так интересно. Единственное, могу заострить внимание на предложенном старшиной способе подрыва — детонацией от попадания пули в шашку. Сергей в свою очередь предложил использовать для этих целей переделанный мной карабин с самодельным ПБС.

Гена с Юрой, моментально разобравшиеся в тематике, предложили сформировать заряд с помощью брезента и шпагата и дополнительно обеспечить его водонепроницаемость с помощью сосновой смолы. Тротиловые шашки в тканевой оболочке — распределенный удлиненный заряд. Все как в старинном учебнике минно-взрывного дела, это вызвало у меня такую добрую отеческую улыбку, что окружающие люди невольно отшатнулись…

— Я тучка, тучка, тучка, я вовсе не карась — тьфу! В смысле — я карась, я карась!

Занимаясь таким аутотренингом, я толкал перед собой притопленный привязанным хорошим камнем и спецкарабином пакет взрывчатки. Конечно, способ обеспечения водонепроницаемости, предложенный нашими Чуком и Геком, в смысле — Геной и Юрой, работал на все сто процентов. Но главное тут в том, что к рукам эта гадость липла страшно и вызывала дикие порывы ее бросить и сразу заняться мытьем рук с песком и мылом, ибо чувствовалось: просто мыло в моем случае уже не поможет. Любовно укутав голову надерганными со дна водорослями, я, прикидываясь дохлым карасиком, медленно плыл по течению реки, чуть загребая в восточную сторону. На мосту плавно и настороженно прохаживались объекты моих ночных тренировок. Судя по всему, посещения плодотворно сказались на бдительности часовых. Следуя без остановок по полотну моста и внимательно вглядываясь в малейшие подозрительные тени, Гансы буквально радовали меня качеством дрессировки. Тихо причалив под мостом, я в первую очередь осмотрелся: конечно, освещено было почти все, но и оставшихся клочков тени должно было хватить для моего плана. Отсоединив камень и притопив его вместе с карабином в приметном месте, принялся поудобнее пристраивать взрывчатку. В конце концов, плюнув и просто взвалив на себя сверток, окончательно при этом перемазавшись в смоле, я, как черный, обросший водорослями паук, принялся подниматься по бутовой, каменной стенке, благо клали ее все же русские люди, а это означало присутствие больших, качественных щелей из-за повальной экономии раствора. Аккуратно взобравшись и протиснувшись под настил, я принялся высматривать место, достаточно близкое к опоре балки, не видное с моста и хорошо просматриваемое с противоположной стороны реки. Последнее условие было жизненно необходимо для обеспечения подрыва.

Наконец-то разместив свою ношу на приопорном участке, неслышной темной тенью соскользнул в воду. И тут оказалось, что я умудрился посеять карабин. Стоя раком в черной холодной ночной воде, освещаемой качающимися отсветами от немецких фонарей, и слыша своими чувствительными ушами переговоры часовых, я, подобно сборщикам устриц, перебирал ил руками, пытаясь найти вожделенный агрегат. Почти на грани паники ощутил легкое прикосновение кончика веревки, связывающей карабин с камнем, и с облегчением извлек на воздух своего красавца. Отвязав его от камня, принялся медленно, по диагонали, переплывать реку. Спустившись по течению примерно на двести метров, пристроился в промытом рекой углублении под нависшими кустами ивняка. Укрытие подбиралось мной по следующим признакам: кусты были почти полностью прозрачны по отношению к предметам, находившимся за ними на берегу, но скрывали находившееся в воде благодаря опущенным в воду густым ветвям. Прикинувшись кучкой водорослей, запутавшихся в ветвях, я притаился и принялся ждать рассвета.

Уже через несколько часов я проклял этот мост, этот карабин, этих немцев и самое главное — эти долбаные водоросли вместе с покрывающей мою кожу смолой. От водорослей жутко чесалась голова. К смоле липли все проплывающие мимо предметы и листва, к рассвету я представлял собой пример из учебника по маскировке — завернутый в брезент и промазанный смолой карабин; туловище, руки, часть лица — все это было покрыто стандартным плавающим в лесной речке сором. Уже в десяти шагах принять меня за разумное человекоподобное существо стало просто невозможно. Дошло до того, что на утренней заре я заметил карасика, пытающегося объесть с меня какие-то рыбьи вкусности и нимало не обращающего внимания на то, что перед ним вообще-то дроу. Поэтому рассвет я встретил просто как избавление, еще чуть-чуть, и я бы просто сорвался и начал расстреливать прогуливающихся по мосту часовых — просто так, из-за накопившейся злости, требующей выхода. В робких проблесках рассвета я распаковал карабин и аккуратно продул ствол, большое внимание уделив скопившейся в самодельном глушителе воде. Тихо и медленно передернув пару раз затвор, принялся вставлять по одному патроны — из имеющегося арсенала мною были выбраны бронебойно-зажигательные в надежде на то, что они надежнее сдетонируют взрывчатку. Накинув на ствол несколько прядей водорослей и установив его на заранее воткнутую в грунт рогульку, я принялся ждать появления клиента. Примерно в восемь — восемь тридцать с запада послышался тихий перестук колес.

Наведя прицел на густую тень, скрывающую мой подарочный сверток, осторожно скосил глаза на мост, пытаясь сразу увидеть и определить тип состава. Появившийся бодрый паровозик, тянущий за собой товарняки, порадовал меня, как подарок на день рождения. Дождавшись, когда сей агрегат проедет три четверти моста, я выстрелил. Громкий взбульк (обычно такой можно услышать при курении кальяна), и поднимающееся над глушителем облако пара — вот все, что случилось при нажатии на курок. Поле зрения вдруг резко окрасилось красным, и из горла раздался низкий клокочущий рык. Чертова самоделка! Ллос ее залюби! Вскочив во весь рост и сбив глушитель ударом о комель куста, я передернул затвор и выстрелил…

Полуоглушенный от выстрела и последовавшего за ним взрыва, без сил откинулся на берег, как вдруг со стороны моста раздалась череда сильных взрывов, окончившаяся одним титаническим, погрузившим меня в беспамятство и швырнувшим мое безвольное тело дальше на берег…

Тогда же

Сергей Корчагин

— Сергей, ты уверен, что это тут?

Два силуэта медленно передвигались в дыму, устилающем берега реки.

— Товарищ старшина! Ну мы же с ним вместе позицию выбирали, я ему еще предложил карабин тут оставить, чтобы с собой не тащить. А он отказался — сказал, что ночью неизвестно куда течение может вынести, искать потом до утра будет. Да вот смотрите, заводь знакомая, тут где-то.

На ободранном взрывом склоне, забросанном различным мусором и кусками дерева, старшина вдруг увидел торчащую из кустов окутанную водорослями черную руку со знакомыми когтями. Крикнув Сергею, со всех ног побежал к находке… Побитое тело с многочисленными ссадинами и рассеченным лбом, из которого медленно сочилась густая, почти черная кровь, было аккуратно перенесено на самодельные носилки. Уже удаляясь в сторону леса, Сергей оглянулся и бросил взгляд на лунный пейзаж, сменивший вчерашнюю идиллическую картинку. Сказал:

— Вот ведь гады! Это сколько ж надо взрывчатки в поезд затолкать, чтобы капитана почти за триста метров так зацепило!..

ГЛАВА 21

Истинность суждения, как и понятия,

определяется его соответствием объективной действительности.

Истинные — это такие суждения, в которых связь понятий

правильно отображает реальные свойства и отражения предмета мысли.

Из реферата «Логическое суждение»

10.07.1941

Боевая характеристика на командира партизанского отряда «Кощей»

Риллинтара Ссешеса Сабраевича [1] 1472 г. рождения

Командир партизанского отряда «Кощей» Риллинтар Ссешес Сабраевич, родился на планете Торил, материке Фаэрун, в области Теневая долина, поселении Искривленная башня.

Национальность — дроу.

Образование: высшее. В 1484 году окончил семейную школу Дома Риллинтар. В 1502 году — высшую Мензоберанзанскую академию магии — специальность «Боевая магия и ядоведение», тема диплома — «Многокомпонентные алхимические яды». В военных действиях на стороне войск РККА участвует с 27.06.1941 г. Наград от Советского правительства не имеет. Документально подтвержденных ранений не имеет. Воинское звание — старший сотник наземной разведки Дома Риллинтар. Удостоверения личности или иных бумаг при себе не имеет.

Находясь в тылу немецко-фашистских войск с первых дней войны и создав партизанский отряд, тов. Риллинтар показал себя знающим командиром. В исполнении принятых на себя обязанностей командира отряда настойчив, энергичен и инициативен. Организовал множественные нападения на личный состав противника. Совместно с рядовым Корчагиным Сергеем Владимировичем уничтожил двенадцать гитлеровцев. В составе отряда взорвал бронеавтомобиль противника. Организовал и лично осуществил подрыв эшелона с боеприпасами и железнодорожного моста через реку Нарев на участке Вельск — Пружаны. При выполнении боевых действий отряд под командованием тов. Риллинтара потерь ранеными и убитыми не понес.

Требователен к себе и своим подчиненным. Дисциплинирован. В период боевых операций в тылу противника быстро и умело организовал обучение личного состава. Свой большой практический опыт в диверсионной и минно-взрывной работе неуклонно передает подчиненным. Над повышением своих знаний работает.

Неуклонно работает над повышением политической грамотности, морально устойчив.

Вывод: занимаемой должности соответствует.

Командир отдельного диверсионного отряда НКВД капитан Кадорин А. Г.

10.07.1941

Личное дело

Командира партизанского отряда «Кощей»

Риллинтара Ссешеса Сабраевича

1. Ф.И.О.

Риллинтар Ссешес Сабраевич.

2. Год и месяц рождения: 1472 г.

3. Место рождения:

Планета Торил, материк Фаэрун, область Теневая долина, поселение Искривленная башня.

4. Какой национальности: дроу.

5. Какой язык считает родным: илиитири.

6. Каким иностранным языком владеет и в какой степени: разговорный русский.

7. Социальное положение (до поступления в РККА): воин Дома Риллинтар.

8. Занятие родителей:

а) До 1917 г.

Отец — воин Дома Риллинтар.

Мать — магистр магии в Мензоберанзанской академии.

б) После 1917 г.

Отец — воин Дома Риллинтар.

Мать — магистр магии в Мензоберанзанской академии.

в) Местонахождение родителей: планета Торил, материк Фаэрун, область Долина Теней, поселение Искривленная башня.

9. Лишены ли по суду избирательных прав родители, или родители жены, или ближайшие родственники (братья и сестры), за что, когда и где, их фамилии, имена и отчества.

Избирательных прав никто не имеет. Т. к. не являются гражданами СССР.

10. Был ли осужден, когда, кем, за что и на сколько:

Осужден не был.

11. Семейное положение:

Холост.

10.07.1941

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

«Н-да-а-а… Командира приложило знатно. Вона, даже из ушей кровь сочится. — Передвинув руку на липкой от смолы сосновой жердине носилок, старшина продолжал обдумывать происшедшие сегодня события, заставившие отряд в спешном порядке отходить северо-западнее, в направлении деревни Рудня. Во всяком случае, на карте капитана эта деревня называлась именно так. — Вот и довоевались! Оба начальника с контузией. Один посильнее, второй послабже, но все равно не бойцы. Капитан хоть иногда в сознание приходит. Еды дней на пять еще есть. Боеприпасов и оружия завались. Только нашумели мы сильно — теперь немец точно на уши встанет».

Обернувшись и немного сбившись при этом с шага, старшина прикрикнул на немного отставших бойцов с носилками капитана НКВД и с тревогой продолжил начатый с самим собою диалог:

«Непонятно, что делать-то сейчас. Попугали мы немца знатно. Как бы теперь он нас гонять не принялся. — Он пошевелил губами и дернул головой в надежде отогнать комара от приглянувшегося тому правого уха. — Твари летучие, вообще озверели. Болота тут везде, вот они и разлетались.

Черт с ними, с комарами с этими. Тут другая история на подходе — в Гражданскую на такое уже насмотрелся. Как очнутся оба наших героя, так пойдут власть делить. И тут уж как бы шило на мыло не поменять. Наш-то хоть и непонятный, но головой сам рискует и за все время, что под ним ходим, никого даже не поцарапало. А капитан-то своих всех положил, пусть случайно, но все равно боязно с таким командиром на фрица идти. А ведь придется, наверное. У него ж бумага из самой Ставки, да и чинов немалых. Вроде мы в отряде Ссешеса находимся, а вот что капитан прикажет — вообще неясно. Ладно — очнутся, пусть сами разбираются, мое дело малое — помалкивай себе, и пусть все само устаканится».

Сильно пересеченная местность и большое количество груза заставляли бойцов передвигаться челночными рейдами: пять километров с ранеными, устроить их, потом рейс назад, забрать оставшееся оружие и взрывчатку.

В итоге в конце светового дня из солдат было выжато все, включая пот и волю к жизни. На небольшую лесную полянку, где под охраной молодого радиста разговаривали уже немного оклемавшиеся командиры, старшина вывалился буквально язык на плечо. Впрочем, это не помешало ему почти полностью перестать дышать при первых звуках услышанного разговора.

— От лица советского народа и от своего говорю большое спасибо за осуществление такого ответственного задания. Честно, сперва не поверил вообще ни одному твоему слову. Слишком складно все было, неопределенно и никаких доказательств. А вот теперь, товарищ Риллинтар, после выполнения ответственного задания и получения подтверждения о выполнении, можно и попредметнее поговорить.

«Ну вот, началось!» — пронеслось в голове старшины, и он попытался прикинуться деревом, случайно растущим на краю поляны.

— Как глава Дома Риллинтар в этом мире, я хочу предложить твоему Дому разделить смерть наших врагов. Мой Дом обязуется действовать согласно положению о союзниках Дома. Правило мародера без изменений. Как представитель Дома, озвучь свой ответ.

«Хм… это ж надо, так с представителем НКВД разговаривать! Следовало бы Ссешесу на ухо шепнуть, объяснить, что к чему. Хорошо хоть, что обоим хреново — до мордобоя не дойдет».

— Что за правило мародера?

— Это означает, что все совместные трофеи делятся поровну на участников команды.

«А вот это, значит, уже интересно. Это что ж получается, если мы обоз захватим, то… Хватит мечтать, лучше дальше послушаю». — При этих мыслях старшина начал медленно, буквально по шажочку, приближаться к беседующим, вслушиваясь в продолжающийся разговор.

— Товарищ Риллинтар, организованный тобой партизанский отряд сделал немало полезного советскому народу, и я лично не против иметь такого союзника. Поэтому могу утвердить тебя, товарищ дроу, на должность постоянного командира созданного тобой партизанского отряда. Но, извини, в эту липу про магию и инопланетян не верю.

«А-а-а! Он же, когда его лечили, без сознания был и ничего не видел. Понятно! Да я и сам бы не поверил, если бы мне кто такое рассказал. Да и командир после лечения выдохся, сейчас даже себя вылечить не может. А то бы сейчас показал!»

— Давай договоримся. Как немного отойду или «леший» в гости зайдет — покажем мы тебе магию. А сейчас давай лучше старшину позовем, а то он скоро листвой покроется — так активно прикидываться березкой не каждому дано…

Ну подошел я, послушал, о чем они там продолжили разговаривать, пару раз ответил на наводящие вопросы капитана. Они разговорились не на шутку — капитан буквально на пальцах Ссешесу доказывал, что, если он в Центр шифровку пошлет о пятисотлетнем инопланетянине в белорусских лесах, его сумасшедшим сочтут. А тот, как дурак, на своем настаивал. Нет бы согласиться — и тогда вообще никаких проблем. Вот капитану не повезло, сидят, как кумушки, чуть ли не в обнимку, и ругаются о содержимом телеграммы. Уже и планшетку радист притащил, и второй лист бумаги испохабили. Но ничего устраивающего обе стороны пока написать не смогли. Капитан под конец уже на крик сорвался:

— Ссешес, блин! Ну не поверят там! И я не верю! Ты что, не представляешь, какие специалисты у нас работают — какой на хрен инопланетянин! Какая магия! Да максимум тебя негром из какой-нибудь Зимбабвы сочтут, а с твоей историей — сумасшедшим негром!

Тут Ссешес страшно посерел, в глазах засветилась такая ярость, что у меня ажио мурашки по спине пробежали. Ладонь под нос капитану протянул, а на ней огонек мерцает, как живой. Будто в ладони зажигалка бензиновая спрятана. Огонек вдруг форму меняет и, сворачиваясь шариком, зависает над ладонью. Потом резко гаснет. Одновременно с этим командир теряет сознание и безвольно откидывается на землю. Тут я не выдерживаю:

— Товарищ капитан, ну зачем вы его из себя вывели? Он еще после вашего лечения полностью выложился, потом контузия. Ну и что теперь с ним делать? Убедились? Увидели? А он, может, сейчас коньки отбросит.

Впрочем, капитан сам выглядел не особо красиво, видно, и ему демонстрация, да на свежую контузию, здоровья не добавила.

— Старшина, не трави душу, сам не понимаю, что в Центр отправлять. Вот теперь придется про магию писать. А там ведь тоже не дураки сидят, скажут — свихнулся Кадорин от контузии. А по-другому не могу. Ну не могу я в Центр такое отправить!

Вздохнув, капитан подтянул к себе планшетку, закусил кончик карандаша и вопросительно посмотрел на меня:

— Ну что, поможешь боевую характеристику на вашего командира составить или мне одному отдуваться?

— Что ж хорошему человеку не помочь-то? Только давай Сергея еще позовем, он с командиром подольше моего по лесам бегает и знает о нем поболе. А как Ссешес очнется, пусть проверит, может, еще что дополнит. Вот тогда-то можно цедулю в штаб отправлять. Не бери в голову, капитан, — пусть начальство само решает, как дальше быть. С чистой совестью-то и жизнь веселее кажется.

— Эх, старшина, старшина, все у тебя просто решается! А если в штабе не поверят — решат, что капитан Кадорин А. Г. из-за большой психологической нагрузки сломался и теперь строчит абсолютную ахинею в надежде, что его заберут обратно за линию фронта? Что тогда? Как мне про эту вот магию писать?

— Капитан, ну как дите малое, ну напиши руководству о том, что встретил партизанский отряд товарища Ссешеса, ну там напиши, как сражаются. Можешь дописать: мол, человек он непонятного племени, по собственным словам, лет ему под пятьсот. Да и вообще, по его словам напиши, как он рассказывал. Ну какая разница Москве, кто у нас капитаном, да хоть чукча — лишь бы врагов не жалел да командир был хороший. Ну а в конце можешь добавить: мол, шаман он. А уж Москва пусть сама думает. А потом органы разберутся — у тебя делов, окромя родословной командира, и так навалом.

— Действительно. Я его в деле проверил? Проверил. От вас отзывы положительные получил. Да и на операцию он сам пошел, никого вместо себя не послал, хотя и мог, — значит, хороший человек. Подготовка к тому же у него соответствующая, такие таланты — редкость большая. Для партизанского дела вообще золотой самородок.

— Ну так в чем дело, капитан? Утверждай его на должность командира отряда и радируй в Москву: мол, есть проверенный человек, оказал большую помощь при выполнении задания. Тебя ж, капитан, по голове за потерю отряда не погладят? А так получится, задание ты выполнил, несмотря на потери и собственное ранение. А подробности… да кому в Москве эти подробности нужны? Очнется Ссешес — заполни с его слов личное дело. Словесный портрет можешь прям сейчас составить. И отправляй спокойно в Москву. Мы же тут не в тылу прохлаждаемся, а вона уже сколько немцев положили. Так что самая важная проверка, проверка кровью, нами уже пройдена.

Капитан внимательно посмотрел мне в глаза, перевел взгляд на бессознательного дроу, и внезапно двинул в мою сторону планшет с карандашом:

— А-а-а! Черт с ним! Уговорил, языкастый! Значит, так. Пиши: «Боевая характеристика». Точка. С новой строки. «На командира партизанского отряда». Двоеточие. «Риллинтара Сешеса…»

ГЛАВА 22

Дроу преданны злу метафизически.

У них нет даже метаний в духе вампиров,

которые должны пить кровь, чтобы выжить.

Они просто творят зло «патамучта».

Краткий справочник эльфа.

Том 1. «Опасные существа», глава 1, эпиграф

10.07.1941

Радиограмма партизанского отряда «Кощей» — Центру

«Объект уничтожен. Дополнительно взорван эшелон с боеприпасами. Имею потери в количестве восьми человек из-за плотных минных полей вокруг объекта. „Подарок“ еще не подарили. Вступил в контакт с партизанским отрядом в составе шести человек. Отрядом уничтожено более двадцати немцев, дрезина, броневик и мотоцикл. По данным отряда, за последние три дня на участке трассы Вельск — Пружаны прошло не менее двадцати эшелонов с войсками.

Командир партизанского отряда — Риллинтар Ссешес Сабраевич (Кощей)».

11.07.1941

Радиограмма Центра партизанскому отряду «Кощей»

«Кощею. Благодарим за отличную работу. Совместно с партизанским отрядом переместиться к железной дороге Брест — Минск и организовать вручение „подарка“. В дальнейшем действовать на участке Оранчица — Жабинка — Кобрин для проведения разведки и диверсий на железной дороге.

Хозяин».

11.07.1941

Ссешес Риллинтар

Темнота. Ласковая, теплая темнота. Шелест листвы и легкий ветерок, обдувающий лицо, — все это заставляет чувствовать себя живым. Значит, тем взрывом меня не убило. Ну и слава Ллос — буду жить дальше. Раскрываю глаза и в серебристом ночном полумраке оглядываю расположенный вокруг хумансовский лагерь — нет, ну кто так делает? Мало того что всего один часовой, так он еще и сидит лицом к костру, обняв пулемет, как первокурсник девушку — неумело и осторожно. У него ведь теперь сетчатка засвечена — за пределами светового круга костра минимум минуты две ничего не увидит. За это время его минимум пять раз зарежут и восемь раз застрелят — блин, охранничек! А все остальные развалились и спят себе, как будто не во фронтовом лесу на территории противника, а у себя в саду во время пикника. Да еще и храпят, как стадо пьяных кабанов на привале, одно слово — хумансы. Как-то это все скучно и неживописно. Надо попробовать немного украсить окружающую действительность — все равно делать до утра нечего.

Начнем с часового, а то еще заорет, забегает, всех разбудит и испортит мне уже подготовленный холст. Все! Решено! Это будет картина — картина, которая раскрасит действительность новыми веселыми красками. До рассвета слишком долго и скучно ждать — так почему бы и нет?

Медленно, бесшумно встаю и на полусогнутых ногах стелюсь к хумансу, он меня пока не видит из-за того, что моя лежанка располагается вне зоны его зрения — чуть правее и дальше от костра. Легко касаясь кончиками когтей ножен, проверяю наличие тесака на предплечье. Аккуратно и тихо вытащив его, бесшумной черно-зеленой тенью вырастаю за спиной хуманса. Добрая, чуть смущенная улыбка пробегает по моим губам — извини, ты не станешь шедевром, если моих навыков не хватит на то, чтобы проделать все тихо, пока не проснулись остальные, прости меня.

С легким шелестом сталь входит в теплое тело, перерубает размеренно бьющееся, ничего не подозревающее сердце. Правая рука в это время с легким хрустом ломает гортань, протыкает нежную белую кожу когтями. Как все же некрасив первый штрих будущей картины! Хотя… можно рассматривать это только как подготовку фона — да, успокойся, это только грубые мазки грунтовки, оттеняющие будущий шедевр. Аккуратно усадив тело и подперев его пулеметом, я с тревогой присмотрелся к получившейся композиции — нет, все же чего-то не хватает, точно, он слишком серьезен и не понимает оказанной ему чести быть составной частью моего будущего шедевра. Это надо обязательно исправить — унылое выражение лица просто не подходит для лицезрения будущей картины, предстающей перед застывшим взглядом ее первого участника. И я это исправлю. Кстати, интересно, как я успел так быстро перебросить лезвие из правой руки в левую — даже сам не заметил. Перекинув мелькнувший серебристой рыбкой клинок обратно, я легким касанием рисую новую, радостную улыбку. Чуть отойдя и наклонив голову вправо, окидываю часового взглядом и понимаю, что, несмотря на исправление, он все равно еще слишком серьезен. Но в моей голове уже забрезжила идея, как придать ему больше веселья: запустив кисть руки в легко раздавшийся разрез, я вытащил наружу язык, заставив мертвеца кривляться в беззвучном хохоте. Да, так гораздо лучше.

Теперь перейдем к фону, фон в композиции должен нести не меньшую смысловую нагрузку, чем центральные фигуры. Но в качестве фона мне придется использовать довольно некачественный материал — двух молодых хумансов и одного старика. Нет, красиво и беззвучно оформить задник мне не удастся, хотя и не хочется, но все же некая топорность в моей картине будет — не по правилам, но фон я буду оформлять уже холодным. Быстрая, блестящая бабочка, мотылек из стали, ласково перепорхнула в моих руках от одного тела к другому. Руки уверенно придержали статистов, чтобы своими судорогами и тихим хрипом они не разбудили центральных действующих лиц моего шедевра.

Вот теперь можно приступать непосредственно к главным фигурам картины.

Я назову ее: «Наблюдение за полетом орла».

Самое главное — полностью передать внутренний мир орла и наблюдателя. Незамутненные чувства и чистота переживаний — вот секрет моего будущего шедевра. Наступил самый решающий акт творения. Сейчас или никогда. Буквально через несколько секунд выяснится, будет ли это картина, достойная руки мастера, или безграмотная мазня студиозуса. Первый удар должен быть точен — нужно аккуратно перерубить спинной мозг и, не убив хуманса, вызвать у него паралич. Да не просто паралич — мимические мышцы должны работать, а голосовые связки нет.

Первый удар. Быстрое перемещение ко второй цели — второй удар. Шипение судорожно выдыхаемого легкими воздуха, не нарушенное ничем. Тишина — божественная тишина. Теперь проверить мимику — да! Все получилось — на лице хумансов застыло выражение удивления и вместе с тем страха. Все правильно, они сейчас не ощущают тел и поэтому не ощущают боли.

Так, все вроде получилось, теперь, пока краски основных мазков сохнут, займусь временно оставленным фоном, ведь нельзя оказывать неуважение даже мельчайшей части полотна — настоящий мастер и в незначительных деталях должен быть совершенным. Усадив и прислонив друг к другу тела, я отошел и внимательно присмотрелся к фону — они у меня будут символизировать скалу, к которой прислонился наблюдатель. Конечно, маловато их для нормальной скалы, впрочем, будут маленьким утесом — я непривередливый.

Теперь наблюдатель — его поза должна выражать благородство и быть совершенной в каждом изгибе. Но как? Ну скажите, как можно благородно разместить это корявое человеческое тело, оно просто физически для этого не приспособлено. Но ничего, ничего — мой наблюдатель, мой милый наблюдатель, я знаю, как можно избежать зажатости твоей позы. Провожу кончиками когтей по щеке этого молодого хуманса, уже покрытой слезами от красоты моего будущего шедевра, и, вглядываясь в его широко раскрытые зрачки, шепчу:

— Не переживай, ты займешь одно из главных мест в моей картине, в твоей ложе будет самый лучший вид, мой милый наблюдатель.

С этими словами я легко касаюсь губами трепещущих от волнения век наблюдателя и по очереди, подцепив их когтями, отрезаю — моему прелестному наблюдателю ничто не должно загораживать божественный вид, который вот-вот откроется перед ним. Дальнейшая работа по раздроблению костей конечностей и приданию наблюдателю возвышенной позы на фоне утеса не заняла у меня много времени и позволила немного успокоиться перед началом работы с центральной фигурой композиции…

…Два точных, выверенных удара — только два. Мера высшего мастерства…

И вот в полутьме догорающего костра, перед скалой, у которой лежит наблюдатель, в извечном полете распростер свои кровавые крылья орел. И дорожки слез, бегущие по щекам наблюдателя, точно такие же, как и на моих щеках, показывают, что шедевр удался — шедевр с скромным названием: «Наблюдение за полетом орла».

Улегшись на пенку, я еще долго смотрю на эту картину, залитую нежным трепещущим светом догорающего костра. Смотрю, пока в один момент не закрываю глаза…

Темнота. Ласковая, теплая темнота. Шелест листвы и легкий ветерок, обдувающий лицо, дополняются самозабвенным чириканьем какой-то пташки, показывающей всему окружающему миру свое хорошее настроение и готовность отловить кого-нибудь с целью спаривания. Какой хороший сон мне сегодня приснился! С самого момента пробуждения мне очень весело и приятно на душе. Улыбнувшись окружающему миру, я пытаюсь открыть глаза. Команда правому глазу — открыться. Отклик — фигушки. Команда левому глазу — попробовать открыться. Отклик — жалюзи заклинило. Команда правой руке — протереть глаза.

Протираю глаза. В расчете на вчерашнюю контузию медленно приподнимаюсь, прислушиваясь к организму — вдруг плохо станет. Нет, все вроде нормально. Хм… даже странно — вчера чуть копыта не откинул, а сегодня только подташнивает и голова чуть кружится. Судя по всему, регенерация у дроу получше, чем у человека.

— Ссешес, ты как себя ощущаешь? Есть будешь? Мы твою порцию оставили. Гречка, конечно, холодная, но есть можно. — Радостное лицо Сергея, высовывающееся сбоку, отвлекло от разглядывания неба, покрытого перистыми облаками.

— Знаешь, Сергей, а быть наблюдателем тебе бы пошло…

Вот так медленно и размеренно начался день одиннадцатого июля тысяча девятьсот сорок первого года для командира партизанского отряда, простого советского дроу, товарища Риллинтара С. С.

Холодная гречневая каша по рецепту «без никто», по-моему, является шедевром кулинарной мысли, и этому есть несколько доказательств:

Первое — ее все же можно есть.

Второе — с голодухи она такая вкусная.

И самое главное, хорошее утреннее настроение не исчезало, а только дополнительно расцвечивалось новыми теплыми оттенками. Даже яркое утреннее солнце, иногда злым буравчиком проникающее под капюшон, не могло испортить наслаждения таким замечательным блюдом; возникающее раздражение немедленно захлебывалось в волнах радости — как же сегодня хорошо!

Даже лица хумансов, приветливо улыбающиеся мне, не вызывали какого-нибудь сильного раздражения и желания залить их улыбки кровью. Еще чуть-чуть, и можно будет представить, что это простой семейный обед в кругу воинов Дома, правда, не хватает настороженных взглядов, приятной перчинки какого-нибудь яда в пище и добрых, сочащихся медом улыбок…

Стой! Какие улыбки! Какой яд! Я человек! Нет, я точно человек!

В моем мозгу мгновенно промелькнула сцена утренней побудки, вспомнилось замечательное настроение из-за прекрасного сна.

Прекрасного! Сна!

Застыв и не донеся ложку с кашей до сжавшегося в страшной гримасе рта, я гигантским усилием воли сдержал волну зарождающейся паники и продолжил медленно пережевывать моментально опостылевшую кашу. И даже панические вопли желудка о необходимости его наполнить не отвлекали меня от осмысления случившегося: Я. Только. Что. Радовался сну, в котором убил и подверг пыткам всех своих напарников. После этого сна у меня было отличное настроение. По-моему, мне явно пора в дурку, я становлюсь опасен для окружающих. В мозгу мелькнуло: спокойно, все хорошо, тебя окружают союзники — опасности нет.

Кинув взгляд на старшину, я с большим усилием воли сдержал вырывающееся из горла рычание и елейным, добрым голосом произнес:

— Валерий Сергеевич, я тут пройдусь немного, надеюсь, за время моего отсутствия ребята лагерь не разнесут, — и профессионально изобразил на лице добрую улыбку, немного испорченную проступившими за контуры губ клыками.

— Товарищ командир, вы как себя ощущаете? Все нормально? Может, с вами кто сходит? А то что-то бледновато выглядите, аж посерели весь. Тошнит, наверное, после контузии завсегда так. Меня в Гражданскую, когда гаубичным снарядом в госпиталь уложило, тоже потом где-то с неделю поташнивало и еда в глотку не лезла. Так, может, Юрку с вами отправить — просто на всякий случай?

— Не беспокойся, вроде пока живой и по-малому сходить без чужой помощи способен. Ты лучше скажи, как там капитан? Оклемался уже?

Старшина перенес взгляд на накрытого плащ-палаткой капитана, разместившегося на противоположном краю полянки, и немного изменившимся голосом произнес:

— Железный мужик. До сих пор не оклемался, а все равно молодцом держится. Вот сейчас телеграмму из Москвы с радистом приняли, поел и уснул. Сила воли у человека бешеная.

— Телеграмма — это как вестник? В смысле почтовая птица или ящер?

Вытаращенные глаза и странное выражение лица старшины немного подняли мне настроение, все же при живом общении я способен адекватно воспринимать окружающих меня людей, и это радует.

— Ну, это они по радио письмо получили, а вчера, когда ты, командир, без сознания валялся, в Москву отчет о проделанной работе отправили. Вот можно вопрос? Почтовых голубей видел, даже у самого голубятня по детству была. А почтовые ящеры — это как? Как они хоть выглядят-то?

Загоревшиеся глаза ярого голубятника не спутаешь ни с чем. Старшина был явным маньяком в этом отношении и, судя по засиявшим глазам и чуть изменившемуся тембру голоса, когда-то в его карманах явно обретались большие запасы зерна, вымоченного в водке. Уж с такой физиономией не особо верится в покупку или честный обмен пернатыми сокровищами. Эта картина немного успокоила мой вскипевший разум, уж если окружающие люди слегка сходят с ума на каких-то мелочах, то мне сам ректор велел быть немного не от мира сего, самое главное — держать себя в рамках просчитанной линии поведения и при дружеской улыбке «прятать клыки».

— Тьфу, гоблин! Уговорил! Пошли, проконтролируешь на всякий случай и, может, компанию составишь, а я тебе как раз лекцию по хроматовым почтовым дракончикам устрою…

Солнечный день, шелест листвы от легкого ветерка, щебетанье лесных пичужек и задумчивый голос, доносящийся из-за куста орешника на фоне бодрого журчания:

— В корне неверно считать самыми быстрыми гонцами вульгарных миниатюрных виверн. Ну скажите, какой любитель гонок почтовых ящерок обратит внимание на эту несуразную животинку? Где грация, где совершенство изгиба шеи? Просто представь, как выглядит эта несчастная виверна при посадке — змея с крылышками, да и только. А миниатюрный дракончик, являющийся полной уменьшенной копией Драко-нобилис, особенно хроматовые подвиды, — это само совершенство. Напряженные лапы, оснащенные внушительными когтями, готовые сорвать тело в прыжок, переходящий в стремительный, ломаный росчерк полета, маленький огонек рассерженной пасти, которым так удобно расплавлять сургуч для запечатывания посланий. Правда, это относится только к обученным особям. Обратившись к чужому вестнику за подобной услугой, можно остаться без послания и с опаленными пальцами…

ГЛАВА 23

Особенности передвижения по местности.

Краткий справочник эльфа.

Том 4, глава 1, «Помет животных»

12.07.1941

Ссешес Риллинтар

Ну кто назвал это Пущей? Нет, деревьев вокруг много, но проблема заключается в комплектации этих деревьев. Посудите сами, зачем совмещать вроде бы красивый лес с таким уродливым болотом? Вот и я не знаю. И пилить по этому болотцу надо до самой станции Оранчица, замечательной только тем, что в ней пересекаются два железнодорожных полотна: линия от Пружаны и трасса Брест — Минск. Заштатная в общем-то станция, ну домик смотрителя, бак-накопитель для воды, домов двадцать жителей и пара запасных путей. Короче — глушь небесная. И вот к этой-то глуши мы и чешем — больно место хорошее. Охраны там много быть не должно, даже в связи с недавними событиями. Все, что есть у противника в наличии, сейчас должно ловить диверсантов в районе взорванного мной мостика. Пятна болотистой местности, перемежающиеся с довольно просторными участками лиственного леса, звонкий гул комаров и обреченное хлюпанье солдатских сапог, сдержанный мат нагруженных боеприпасами бойцов и беспощадное летнее солнце — красота!

Единственное, что вызывало у меня странные ощущения, это то, как мои бойцы умудряются так изгваздываться на вроде бы не особо грязной местности — даже болотца, которые нам встречались, были почти пересохшими и не представляли особо больших проблем. Вот почему я так не измазался? Ведь идем цепочкой, самый жестокий «чемеряжник» я стараюсь обходить, ступают почти нога в ногу и все равно грязные, как чучундры. Угу, не только грязные, но и потные.

Да и вообще, дроу быть гораздо приятнее. Взять хотя бы комаров. Почти все сокамерники, в смысле соратники, из-за близости болот жестоко покусаны комарами и слепнями и представляют собой довольно унылую картину. На стоянке и во время марша периодически раздаются шлепки и сдавленные ругательства. А после того как окружающие наконец-то заметили мой иммунитет к летающим гадам, спину периодически жгут завистливые взгляды. Вроде бы небольшое различие в физиологии, но сколько приятных моментов оно доставляет! Вот, например, качественный, откормленный овод на форсаже движется в мою сторону, ну что, поможем животинке — закатываю рукав «гилли» и, пока мои первопроходцы выбираются из очередной найденной на пустом месте лужи, наблюдаю интересную картину. Овод с наглым хозяйским видом подлетает к коже на расстояние пары миллиметров и уже вытягивает лапки для обеспечения мягкой посадки, между прочим, при этом он сильно смахивает на «Мрию» — такой же несуразный, толстый и важный. Но вдруг как будто натыкается на невидимый барьер, резко втягивает шасси и с недовольным гудением отправляется в сторону грязных, потных, но таких вкусных солдатиков. И, судя по количеству летающих объектов, буквально вьющихся над страдальцами, этой же мысли придерживается сегодня добрая половина всей летающей нечисти на соседних болотах.

Нет, если бы не чрезмерная чувствительность слуха и зрения, жизнь была бы прекрасна…

Сосны… сосны… ой, дубочек! Сосны… сосны… Да когда, блин, этот лес закончится! Хумансы плетутся, как… ну я не знаю, что может так плестись. Обижать черепах не хочу. Идем в час по чайной ложке. Двое носилок — одни с капитаном, другие с кучей барахла. Плюс то, что навешано на тушки. И поверьте, навешано немерено. Короче, табор, сбежавший из сумасшедшего дома, на выгуле. Цыганок только не хватает…

Ближе к полудню решили устроить привал. Выбрали полянку посуше, нарубали лапничка и с комфортом разместили нашего контуженного — кстати, он сегодня уже довольно шустрый. Сознание, во всяком случае, не теряет, а что бледный, как вампир, и сосуды в глазах полопавшиеся, так это пройдет. Судя по скорости излечения и силе воли, капитан на ногах будет уже завтра-послезавтра. Вот тогда-то проблемы и начнутся. Если уж сейчас он вопросами закидывает, то что будет, когда полностью оклемается и бегать начнет? Сейчас, если сильно надоедает, можно хоть отбежать подальше и притвориться, что сильно занят — обычно помогает. А с занятостью проблем-то в последнее время не бывает. Хоть Сергеич (это который старшина) — идеальный начальник АХЧ, но некоторые вопросы решить не может. Основная проблема, которая стоит перед нами в полный рост, — это проблема еды. Шестеро здоровенных лбов и один очаровашка-дроу изничтожают провизию просто в нереальных количествах. Во всяком случае, от немецких трофеев уже ничего не осталось, и теперь мы планомерно уничтожаем красноармейские запасы. Кстати, оные по вкусовым ощущениям не особенно отличаются от немецких. Единственное, после консервов и пшенки мяса хочется до умопомрачения. Обычного, жареного, шкварчащего и истекающего жиром на костре мяса. Как вспомню ту свинку, которую с Сергеем заточили, — душа кровью обливается. Да и ребята добавляют — то с одной стороны, то с другой доносятся крики возмущенных желудков. Короче, так дальше жить нельзя, надо срочно что-то решать. Но сперва нужно заняться устроением привала, а для этого необходимо посовещаться. Подозвав старшину и вместе с ним подойдя к сидящему на носилках капитану, я озвучил результат моих размышлений:

— Может, не будем приближаться к району будущих действий, а устроим базовый лагерь здесь? Место хорошее, а что болота близко, так там можно резервную захоронку сделать, так — на всякий случай. Ты как, капитан, к этому отнесешься?

Внимательно посмотрев вокруг и нащупав взглядом планшетку, капитан положил ее себе на колени и принялся расстегивать застежку. Но то ли застежка была тугая, то ли к рукам еще не вернулась сила, этот процесс, производимый дрожащими пальцами при абсолютно бескровном лице, затянулся. Через несколько минут, наконец-то распахнув вместилище нашего на текущий момент главного сокровища — карты-километровки, капитан принялся ее разворачивать, с нашей, конечно, помощью. Окончательно развернув и после некоторых поисков определив наше приблизительное местоположение, он высказался:

— В принципе место хорошее. Тут как раз край болота выступает и охватывает, как языком, этот выступ леса. Если обследовать болото на предмет тропок и действительно присмотреть на одном из островков в глубине место под схрон, лучшего и не придумаешь. Валерий Сергеевич, ты человек опытный, как, по-твоему, болото пройти можно?

Глубокомысленно почесав начавшую отрастать щетину, старшина задумался:

— Ну, это… мы ведь только по краю проходили, а в глубине… да черт его знает, что там, в глубине, творится. Может, там вообще зыбун провальный шагов через сто начнется. Да сами видели — по левую сторону, как шли, сосенки редкие да кривые, мха целые пласты и очесы отдельными кустами. Там еще пробраться можно. А вот дальше…

Подойдя поближе и усевшись в позу лотоса, я уткнулся носом в карту и принялся аккуратно водить когтем, пытаясь найти на ней что-нибудь полезное.

— Андрей Геннадьевич, не подскажешь, я в ваших картах и символах не особенно разбираюсь. Мы, как я понял, вот тут. А болото, которое прошли?

— Ну что тут непонятного? Видишь, штриховка и границы обведены — значит, болото. Вот тут, где находимся, значок леса, причем хвойного вперемешку с лиственным.

— А вот это?

— Ну, это озерцо маленькое, и вот ручеек из него вытекает.

Тут в нашу беседу вклинился старшина со своими пятью копейками:

— Озерцо, говорите? Так это ж вообще копец. Если тут по краю уже вода из-под ног хлестала, то к озерку-то во мху окна появляться могут, да и зыбуны точно есть. Сходить проверить-то можно, но, чует мое сердце, хрен там пройдешь. А вот правее, да чуток впереди, там хотя по карте болото шире, но озер не видать. Значит, там можно попробовать пройти.

В моем мозгу забрезжила идейка пошляться ночью по округе и примерно прикинуть, куда можно, в случае чего, рвать когти. Ежели озерцо действительно такое гиблое место, то оно-то как раз мне будет подходить на все сто. Только присмотреть там островок какой или холмик посуше, все удобнее вещи хранить. Можно, конечно, бревен тут нарубить и на озерце плот собрать. Потом на него шалашик, мхом сверху замаскировать — даже с воздуха хрен догадаются. И кстати, так удобнее будет — можно причаливать к любому бережку. Только вот озерцо-то маленькое — скорее всего, это просто большое окно в трясине. Если это так, мы фактически находимся на берегу одного большого древнего озера, полностью заросшего и превратившегося в болото, хотя какое в этом случае, к чертям, болото — самая настоящая топь. Причем наверняка почти бездонная — метров двадцать затхлой воды и плюс столько же жидкого ила, перемешанного с отмершим мхом, корнями растений и гниющими тушами неосторожных животных. Короче — филиал ада, прикидывающийся с воздуха веселенькими, ярко-зелеными полянками, кустиками деревьев и множеством маленьких бочажков.

— Я ночью схожу, проверю, что там да как. Может, действительно место хорошее найти можно будет. На всякий случай. После нашего шума враги должны носом землю вокруг рыть. Поэтому запасное логово нужно как воздух. Только продумать, что с влажностью можно сделать. Вы, хумансы, зверьки нежные до невозможности, чуть что, чихнете — и к Ллос в гости здравур пить.

Капитан в ответ на мою тираду пронзительным взглядом посмотрел мне в глаза, а старшина начал махать руками и почти цензурно изъясняться:

— Да какого… Лешего, командир. Да там, на хрен, полк утонет и еще место останется, а ты ночью попрешься! Темнота — глаз коли, ни хрена не видно, под ногами трясина… Бррр! Да это самоубийство чистой воды. Может, сразу пулю в лоб — хоть мучиться меньше будешь?

— Да, действительно, Ссешес… забыл, как тебя по отчеству? — прекратил меня разглядывать капитан.

— У нашего народа по имени матери величают, так что Ссешес, воин Дома Риллинтар, сын Сабрае.

— Значит, Ссешес Сабраевич, черт — язык сломаешь. Ведь действительно лучше днем пойти — хоть видно будет, куда ступаешь. Да и как одному идти? Может, лучше ребят возьмешь, все спокойней будет — если что, вытянут.

Поглубже надвинув капюшон на голову и со значением поправив перед этим темные очки, я изобразил добрую улыбку во все клыки и голосом учителя младших классов произнес:

— Капитан, ты-то хоть не знаешь, а вот тебе, старшина, стыдно. Ты вспомни, какое освещение было, когда я вас в лесу нашел?

При этих словах на лице старшины медленно начало появляться выражение понимания. А капитан, наоборот, с вопросительной интонацией в усталых, красных глазах посмотрел сперва на старшину, потом на меня:

— Валерий Сергеевич, о чем это Ссешес Сабраевич говорит? При чем здесь освещение?

Этих слов я все же не выдержал и с раздражением выпалил:

— Капитан Дома Кадорин, Андрей, сын Геннадия. Ллос прошу — не уродуй мое имя, сам язык ломаешь и мне уши корежит. Если официально хочешь обратиться, обращайся по имени Дома — Ссешес, воин Дома Риллинтар. А сейчас, когда в походе, Ссешес, и все.

Моя эскапада, судя по смутившемуся капитану и как будто проглотившему ежа старшине, удалась.

— Извини, Ссешес. Только тогда уж и ты мое имя и звание не коверкай. Я капитан армии Дома Союз Советских Социалистических Республик. В походе, да и накоротке, можно Андрей. Официально — Андрей Геннадьевич.

Медленный полупоклон с моей стороны и официально звучащая фраза:

— Мир между нами, Андрей.

Чуть удивленный голос капитана, будто пробующий на вкус непривычную ему фразу:

— Мир между нами, Ссешес. Так что там с освещением было? Чего у старшины глаза при упоминании об этом загорелись и выражение лица стало, будто он в бане на лавке голым задом на гвоздь сел?

Вместо ответа я снял и протянул капитану очки. Он покрутил их в руках и, ничего не поняв, так как линзы оказались в тени и были не особо темными, произнес:

— Ну и что? Обычные чуть затемненные очки.

Вдруг сбоку донеслось ехидное покашливание, и раздался голос старшины:

— А ты, капитан, их к солнцу поднеси, сразу увидишь. Я, когда в первый раз увидел… да что я рассказываю — попробуй. А по освещению темнота была, глаз выколи. Даже звезд на небе видно не было, а Ссешес не только что-то видел, но и нас из леса к костру вывел. Мы ведь сперва сдуру на голос стрелять принялись.

— Угу! Подтверждаю, садили в мать темноту, как в соседа на пиру. Я же ведь не дурак — спрятался предварительно за дерево, так они даже в дерево не попали. Ты думаешь, Андрей, я из-за прихоти такие очки ношу и капюшон так сильно надвигаю?

Уже наигравшийся в хамелеона капитан с затаенной завистью в голосе спросил:

— Так ты что, действительно в полной темноте видишь? Вот повезло — как разведчику тебе цены нет. Я бы за такое умение ничего не пожалел. Разведчик, он ведь как филин — ночью самая кормежка. По Испании помню, ползешь по нейтралке, луна за облаками — ни хрена не видно, но безопасно. А чуть выглянет, видно все, и пулю получить — как плюнуть.

Забирая назад свое сокровище и с облегчением надевая на уже слезящиеся глаза, выдаю на-гора следующий правдивый комментарий:

— Все это, конечно, красиво — только днем я как крот, почти ничего не вижу. Все ярко, глаза режет. Да и уши у моего народа очень чувствительные, когда впервые из вашего оружия выстрелил — чуть в обморок, как светлая эльфийка при виде зомби, не упал. Так что, капитан, из меня хороший разведчик, хороший убийца — но только ночью, рано утром или глубоко вечером.

В голове промелькнуло игривое воспоминание об одной очень веселой книге, и поэтому я тут же добавил:

— Да, чуть не забыл — ушами я шевелить могу.

Тут настал черед прорваться удивлению у старшины:

— А при чем здесь уши?

Стянув капюшон и поиграв ушами вперед, назад, в стороны и вразнобой, накинул капюшон обратно, зацепившись при этом за наконечник, торчащий из свернутой на шее косы:

— Ssussun pholor dos! — поправил капюшон и как ни в чем не бывало продолжил: — Просто это первое, что обычно спрашивают люди, увидевшие эльфа, и нет никакой разницы, темный он или светлый.

— Ладно, все это лирика. Сейчас надо разобраться с типом базового лагеря и его местоположением. Ваши предложения?

Старшина в ответ почти сразу предложил:

— Так, может, просто землянку выроем? Да и замаскируем получше?

В этот момент мы с капитаном синхронно посмотрели на старшину, причем выражения наших лиц для стороннего наблюдателя были бы абсолютно похожи.

— Сергеич, ты тут копать пробовал? Тут, если ты не заметил, болотце небольшое и земля влагой пропитана. — Логическая выкладка капитана явно привела старшину в ступор.

— Ну, еще сторожку срубить можно? Или шалашей наделать.

Тут уже и я внес свои пять копеек в разгром радужных планов:

— Капитан, ты не подскажешь, что у вас тут зимой творится? Снег? Морозы сильные? А сторожка не подходит по причине демаскировки — ее видно будет, как… да я даже не знаю, с чем сравнить. Я же вас, хумансы, знаю — все вокруг щепками забросаете, пеньков останется немерено, и пока бревна таскать будем, все вокруг перетопчем. Да за такой скрытый лагерь любой эльф в глаза плюнет.

— Н-даа… нестыковка получается. Зимы у нас действительно суровые. В лесу, конечно, потеплее будет, чем на открытой местности, но все равно — в шалашах замерзнем. А со срубом тоже верно — демаскировка полная. Что тогда предлагаешь? Ведь не поверю, что у тебя идей нет — уж слишком выражение лица предвкушающее.

— Нет, капитан, с тобой положительно невозможно работать. Вроде знаешь меня только пару дней, и уже научился разбираться в моей мимике на довольно высоком уровне. Какой же дроу, да без извращенного плана — конечно, идея есть. Только для ее осуществления придется вокруг побегать, поискать кой-чего. Вот сейчас метнусь на охоту — отловлю чего-нибудь мясного да пожирнее, а то мне наши каши с тушенкой поперек горла встали. А пока я по лесу бегать буду, Сергеич, организуешь ребят на разведку? Только, чур, далеко пусть не отходят. Пускай ивняка поищут и холмик какой-нибудь повыше, желательно песчаный. Сделаешь?

— Да не вопрос, командир.

Капитан вопросительно посмотрел в мою сторону и, чуть переместившись на лежаке — видно, нога затекла так сидеть, — поинтересовался:

— Ссешес, так что ты задумал? Не поделишься? Охоться поосторожнее — выстрел далеко слышен. Вроде у нас в оборудовании один Брамит для мосинки был, он на СВТ тоже крепится нормально — может, пусть с тобой Сергей пойдет?

С абсолютно серьезным видом я завел руку за спину и, откинув клапан колчана, пробежался подушечками пальцев по концевикам стрел. Вычитанная мной однажды идея о различных видах концевиков для различных стрел уже не раз приносила плюсы при быстрой стрельбе в лесу и на полигоне — просто, не доставая и не видя стрелу, можно было по одним тактильным ощущениям выбрать тип боеприпаса — жутко удобно. Достав широкий охотничий срезень, я позволил древку стрелы проскользнуть между пальцами, сжав их только перед наконечником. Резким движением закрутил стрелу, как волчок, заставляя полированный наконечник отбрасывать веселые зайчики отражений в глаза окружающим. Тихий шелестящий шепот вырвался из моего горла, заставляя окружающих передернуть плечами, кстати, с чего бы это?

— Ссачемм шшуметь? Ссмерть всегхда долшна приходить тихо. А от ваших шелезяк столько шума и лязга — обойдусь своими средствами…

Я шел на охоту в лесу — не в современном лесу, где животные остались только в заказниках и считаются дикими постольку-поскольку. Ну вот представьте себе «диких» кабанов, которым лесники каждую неделю комбикорма из ближайшего колхоза возят. Или, что особенно меня поразило, летние работы по заготовке сена для подкормки косуль и лосей зимой. Судя по всему, через некоторое время волков и медведей китайскими макаронами кормить начнут, причем из пластика «со вкусом, идентичным натуральному». А зайцам и бурундукам — раздавать пайки из вакуум-пакетов с семечками и сублимированной капустой.

Тут пока, слава Ллос, до такого ублюдства не скоро докатятся и с живностью особых проблем нет. Единственное, заметил, что, когда идешь с хумансами, лес будто вымирает. А стоит отойти одному и подальше, сразу появляются животинки, птицы начинают нагло, не опасаясь, чирикать. Может, это из-за общей бесшумности моего передвижения и маскхалата, но насчет этого меня гложут глубокие сомнения — по-моему, животные и сам лес просто не воспринимают меня как человека, не видят во мне чего-то чужого или инородного. И кстати, это очень сильно радует, о таком вкусном прянике я даже не мечтал.

На охоту я, как особо продвинутый пользователь блочного лука, выдвинулся только с пятью стрелами и своим любимым тесаком. Кстати, называю я его тесаком из-за чрезмерной, по мнению всех моих знакомых, толщины лезвия. Наверное, все же восьми миллиметров стали с глубинной слоистой закалкой ТВЧ и азотированием многовато для ножа, но зато никаких проблем с вероятностью поломки высокоуглеродистого лезвия я не испытываю. Может, конечно, некоторые ценители предпочитают исключительно кованые клинки из булатной стали и ведут длинные и нудные беседы о различных видах хорасанского узора и о его влиянии на характеристики клинка. Нет, я, конечно, с большим удовольствием подержу в руках булатный клинок, он замечательно будет смотреться на полочке, но на ум сразу приходят, кроме положительных сторон таких клинков, еще и их отрицательные стороны. Во-первых, не стоит забывать о том, что максимальная твердость кованого булатного лезвия равна твердости компонентов, из которых и состоит узор клинка. Фактически булат, являясь механической смесью высокоуглеродистой и низкоуглеродистой стали, не так уж прочен, как представляют современные ценители. А во-вторых, как любая механическая смесь, даже учитывая кузнечную сварку и диффузию слоев металла, булат содержит в себе такое количество концентраторов напряжений, что длительные ударные нагрузки и агрессивная внешняя среда ему просто противопоказаны. Особенно это относится к так называемым «новоделам». Часто на клинках, особенно с крупным узором, из-за электрохимической коррозии, возникающей во влажной среде по причине разности потенциалов металла с различным содержанием углерода, появляются довольно глубокие язвы, и иногда коррозия, продвигаясь между слоями узора, буквально проедает клинок изнутри. Лично я видел один такой клинок — буквально убитый плохим обращением и коррозией.

Современные легированные высокоуглеродистые стали давно уже переплюнули по своим прочностным характеристикам дедовские булаты и дамаски, но в связи с тем, что для полного раскрытия их свойств требуется нормальная термообработка, а найти сейчас нормального термиста практически невозможно, до всего приходится доходить своим умом и обкладываться справочниками. Если бы вы знали, сколько нервов и испорченных заготовок стоил мне мой тесачок — трехступенчатая обработка ТВЧ для обеспечения ступенчатого роста твердости по направлению к поверхности и отпущенной мягкой сердцевины, являющейся демпфером для ударных нагрузок и препятствующей развитию микротрещин… Ну и окончательная доводка азотированием на глубину порядка трехсот микрон превратила мой тесачок в скромное произведение собственного извращенного искусства. Раздающиеся периодически комментарии о том, что мой ковыряльник можно только вместо стамески использовать, пропускаются мной обычно мимо ушей. Да — толстое лезвие, да — узкое, миллиметров двадцать семь в самом широком месте. Но при этом длина лезвия в триста миллиметров заставляет его смотреться довольно изящно, и я не боюсь использовать его ни вместо топора (понимаю, что изврат, но экономлю порядка двух килограммов клади), ни вместо монтировки — один раз пришлось открывать заклинившую после удара дверь машины. И самое главное! Я точно знаю, что он не сломается, ударившись в позвонок или в ребро, — проверено на свиньях в гостях у бабули…

Лес у нас, конечно, не особенно густой — болото все же рядом, но, судя по всему, погоды стоят сухие и зеленой, сочной травой можно разжиться только в этих краях. Это я понял примерно после получаса бега по лесу. Как все же приятно стелиться в скользящих бесшумных прыжках, уклоняясь от ветвей деревьев и кустарника, ощущение, как в компьютерной игрушке, — я чувствую все большее и большее удовольствие от обладания таким быстрым и гибким телом. Во всяком случае, с координацией движений у эльфов нет никаких проблем — они даже обезьянам фору дадут. Так, о чем я — а, о животных!

Первым признаком наличия животных оказалась громадная куча катышков, как от гигантского кролика, в которую я чуть не вляпался на полном ходу, выныривая из кустарника на небольшой пригорок. Вот представьте себе — какая-то зараза специально навалила кучу, причем огромную, точно под небольшим обрывчиком, проходящим за вершиной холма. Судя по всему, часть дерна весной просто сползла с южного склона из-за того, что он уже оттаял под действием веселого весеннего солнца, а грунт, лежащий ниже и пропитанный замерзшей водой, еще нет, и поэтому образовался такой небольшой разрыв.

Ну так вот — несусь я, значит, во весь опор, а обрывчика из-за травы не вижу, уже опускаю ногу, чтобы наступить, и замечаю краем глаза, куда сейчас вступлю — как в партию. Резким рывком пытаюсь забрать вправо и, не удержав равновесие, перехожу в перекат, благо уже за пределами этой кластерной, противодровной мины.

Тут меня аж перекосило! Да я эту скотину сейчас просто порву на клочки! Судя по запаху и свежему виду, этот засранец еще где-то рядом. Прислушавшись и покрутив головой, я услышал вдалеке слабый хруст, доносящийся из зарослей молодых березок. Медленно, на цыпочках, сдерживая остатками воли бешеную ярость, застилающую мой взор кровавым светофильтром, осторожно приблизился к зарослям. Поднырнув под ветку, почти уперся в громадную задницу, флегматично уставившуюся на белый свет.

Маленький хвостик, периодически отмахивающийся от слепней, и капельки «боеприпаса», еще свежие и не застывшие, доказывали, что я нашел этого долбаного партайгеноссе. В молодом березняке стоял громадный лось и с видимым наслаждением точил зеленую, сочную листву, периодически закусывая пучками травы, вырывая их чуть ли не с корнями.

Обведя глазами окружающие заросли, я тихо поднял с земли примерно восьмикилограммовый обломанный сук и со всей дури запустил в так удобно подставившуюся цель:

— Пиндык тебе, сволочь парнокопытная!

ГЛАВА 24

Не бойся сказки, бойся лжи,

А сказка? Сказка не обманет:

Тихонько сказку расскажи —

На свете правды больше станет.

М/ф «Про домовенка Кузю»

От Советского информбюро

Утреннее сообщение 12 июля

В течение ночи на 12-е июля существенных изменений в положении войск на фронтах не произошло.

Наша авиация в ночь на 12-е июля продолжала наносить сокрушительные удары по танковым и моторизованным частям противника, совершала налеты на его аэродромы и бомбардировала нефтяные базы в Плоешти.

За 11-е июля наша авиация сбила 65 немецких самолетов, потеряв 19 своих.

12.07.1941

Ссешес Риллентар

Погоня — погоня за быстрой и сильной жертвой, сопротивляющейся до последнего, — наслаждение, достойное бога. Бег без оглядки, без сожаления, без мыслей — только наслаждение от ветра, овевающего лицо, и хриплого, уже обреченного дыхания бегущей впереди из последних сил добычи. Безумная улыбка, полная неземного наслаждения, хриплое рычание, вырывающееся из распаленного бегом горла, и звонкий, счастливый смех, раздающийся на фоне треска раздвигаемых ветвей, шума «выстрелов» ломаемых молоденьких сосенок и полного ужаса мычания испуганного животного. Крупные клочья пены, вырывающиеся из раскрытого храпа, испуг, застывший в гигантских расширенных зрачках, уши, развернутые назад в немом вопросе: где, на каком расстоянии это чудовище, этот бесшумный убийца? Стекающие из множества порезов кровавые ручейки, смешивающиеся с покрывающим шкуру потом и оставляющие широкие, размазанные кровавые отметки на листве, стволах, на взорванном копытами в безнадежной попытке скрыться мху.

Прекрасна эльфийская охота, точнее, темноэльфийская, еще точнее — прекрасна она только в глазах самих дроу.

Тогда же

Рядовой Железко Юрий

«Ну вот, направили нас отцы-командиры на поиск приключений на нашу задницу. Где в этом болотистом лесу можно найти холм, причем песчаный, причем „особо не отдаляясь“? Командирам хорошо — посовещались, и все, а нам по лесу шляться. Хотя чего я жалуюсь? В последнее время жизнь явно удалась — если уж и рискуем, то не на дуру, а со смыслом и ради видимого результата. Только вот, по моему мнению, лучше под немецкими пулями бегать, чем с окружающим гнусом общаться — совсем загрызли, сволочи. Вчера старшина чахлый кустик полыни обнаружил, так мы его буквально в пыль по своей коже растерли — целых два часа не кусали. А потом опять понеслось. Мое мнение, конечно, сторона, но, блин — какого лешего мы в этих болотах делаем? Капитан этот, он ведь приказ Москвы явно озвучил: передвинуться южнее к железке. Ведь можно было по нормальному лесу передвигаться — нет, блин, поперлись самым болотом».

Раздвинув колючие ветви молодой елочки и провалившись по колено в скрывавшуюся в траве ямку, заполненную почти черной, стоячей водой, рядовой громко чертыхнулся, помянув в четыре прогиба этот лес, эти болота и отцов-командиров, из-за которых ему теперь выливать грязную жижу из сапог и выжимать портянки. Солнце, раскаленной сковородкой висящее над плечами, удостоилось не менее восторженной тирады — стоявшая уже несколько дней удушающая сухая жара не добавляла приятных ощущений. Потная, хоть выжимай, форма, прилипшая к телу, страшно чешущиеся укусы насекомых и еще эта лужа — все, буквально все стало последней каплей терпения для рядового. Плюнув, он разулся, подобрав сухую ветку достаточной длины, надел на нее связанные голенищами сапоги и накинул расправленные портянки, предварительно подумав о том, что насекомые пусть хоть от запаха подохнут. Взвалив получившуюся конструкцию на плечо и выдернув из зеленого кустика травы самую на вид вкусную травинку, Юра медленно зашагал вперед. Буквально через несколько шагов он был вынужден остановиться и поправить ветку — обвалившаяся кора открыла под собой парочку острых выпуклостей от когда-то засохших сучков.

«Ходить кругами по лесу — еще то удовольствие. Да и жарит невозможно — дышать нечем. А на небе ни облачка. Может, тут вообще холмов нет, а мы носимся — ищем…» — примерно такие мысли носились в голове Юры, когда при входе на очередную маленькую полянку он буквально столкнулся с щупленьким сгорбленным человечком, опирающимся на узловатый, полированный посох. В принципе этого старичка, а именно старичком этот незнакомец и выглядел, можно было принять за жителя какой-нибудь соседней деревеньки, если бы не странный зеленый цвет волос и текстура кожи, коричневой, покрытой мелкими чешуйками, слегка смахивающими на чешуйки молодой сосновой коры. Взаимное разглядывание и напряженная тишина длились недолго. Насупившийся дедок ударил посохом в землю и внезапно звонким, совсем не старческим голосом начал высказывать, что он думает о человеках, шляющихся по его лесу и распугавших половину живности.

В мозгу у Юры забрезжили странные, очень странные и непривычные для комсомольца мысли: «Это что — леший, что ли? Так ведь он в прошлый раз совсем по-другому выглядел? Может, это лесник из беловежского лесхоза? Правда, карлик. Откуда у нас тут карлику появиться — может, из цирка разгромленного, в лесах заблудился? Надо проверить — может, это вообще шпион?»

Попытка скинуть с плеча винтовку и одновременно ветку с сапогами привела к падению того и другого. Покраснев и подобрав с земли винтовку, рядовой передернул затвор и громким голосом приказал:

— Стоять на месте, руки вверх! Стрелять буду!

В ответ старичок странно хрюкнул и немного изменившимся голосом, теперь отдававшим сильной хрипотцой давно курящего человека, спросил, абсолютно не обращая внимания на зрачок дула, направленный ему прямо в грудь:

— Знакомых не узнаешь? Вообще человеки совесть потеряли. — И почти неслышно, буркнув себе в бороду, похожую по цвету и структуре на хороший клок мха, добавил: — И страх, видимо, тоже.

Юре вспомнились голоштанное детство и седой как лунь дед Степан, сидящий на завалинке, попыхивающий трубкой и вещающий: «Ты, внучок, как по грибы в лес или с ребятами в ночное пойдешь, так в котомку али корман-то горбушку хлеба положь, на всякий случай. Ништо, горбушка в кормане много места не занимает. А вот пригодиться, если заплутаешь, может. Поклонишься лесу, положишь горбушку, потом отвернешься и дядьку лешего попросишь до дому вывести, да с уважением, а то знаю я вас, сорванцов. Запомни, внучок: в лесу, кроме Лешего, власти нет, он с человеком всякое сделать может».

— Чегой-то, сынок, да по лесу один шляешься? Ты ж вроде в команде длинноухого — своих, что ль, потерял? Да и не стыдно тебе, охальник ты этакий, такими словами разбрасываться, у меня чуть уши не засохли.

Покрасневшие уши и немного смущенное выражение лица рядового дополнилось чуть опустившимся стволом, но в целом Юра, уже не сомневающийся в том, кого именно встретил, все равно держался настороженно. С появлением в жизни окруженцев нового командира всякой чертовщины Юра насмотрелся достаточно, но чертовщина эта напрямую его не касалась или происходила на достаточном расстоянии. Но вот так, в упор, разговаривать со сказочным персонажем рядовому приходилось впервые. Юра по жизни не рвался в первые ряды, почти всегда находился старший, на мнение которого можно положиться. Поэтому разумная осторожность так и сквозила в каждом его дальнейшем слове.

— За ругань извиняюсь — ноги просто неожиданно замочил. А вы, дедушка, что тут делаете? Извиняюсь, но вынужден вас задержать и препроводить к начальству. Только не злись, дедушка, я ж ведь солдат, правила у нас такие. Я в разведке — и, значит, по уставу, всех неопознанных личностей должен препроводить непосредственно к начальству, до выяснения.

— Милай, ты хоть знаешь, в какой стороне-то твое начальство? Я ж вас, людей, изучил как облупленных, стоит вам хоть на полвершка от хаты отойти, так сразу плутать принимаетесь. И самое главное, всегда в этом меня обвиняете — мол, леший заплутал, закружил, а что сам дорогу не запомнил и ногами своими корявыми постоянно противосолонь забирал — это они не понимают. Ну, так уж и быть, пойдем к твоему начальству, поздоровкаемся. Хоть побеседую с кем спокойно. А то я тут недавно с одними чудиками в серой форме поговорить хотел — молочка попросить али хлебушка, — так они, ироды, стрелять удумали! Покружат они теперь у меня, покружат. Может, через недельку к опушке-то выпущу, если уважение окажут да шапку поломать не погнушаются. А иначе — что ж, не повезло им. Неча по моему лесу без разрешения шляться.

Примерно через двенадцать минут они вошли в лагерь — опирающийся на посох маленький старичок с волосами цвета подсохшего мха и конвоирующий его рядовой, на плече которого лежал вымпел из сапог и уже почти сухих портянок…

Тогда же

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

«Ребят в разведку отправили, сам сижу с пулеметом, охраняю стоянку, за капитаном присматриваю да и думку гадаю — что на обед сегодня изображать? Из наличных запасов четыре банки тушенки, килограммов пять перловки, ну и НЗ из двух банок сгущенки и пары плиток шоколада — хорошо у нас диверсантов кормят. Хотя командир обещал к вечеру с мясом быть — да только тут в округе дичь вся, наверное, пуганая». Примерно такие мысли перебегали в уже седой голове старшины, рассматривающего окружающие деревья и с тревогой прислушивающегося к шумам. Еще утром, когда бойцов направляли в разведку, в голове старшины брезжила мысль, что немцы просто так взрыв моста не оставят и обязательно начнут прочесывать окружающие леса. Натолкнуться сейчас на отделение жандармов — еще один синоним слова «смерть».

«А при отходе наследили мы достаточно, как командир нас ни ругал, как ни пытался вести так, чтобы поменьше следили, все равно — собак пустят и найдут. Рано или поздно найдут. Командир тоже хорош — конфисковал последнюю махорку у бойцов, да и у диверсантов сигареты забрал. Ну, посыпал он наши следы, но на сколько той махорки хватило? Пустят собак веером и чуть попозже на наш след выйдут — делов-то. Нет, правильно мы потом болотом пошли. В лесу нас уже догнали бы. А ребята так, видимо, и не поняли, почему мы болотом поперлись — вон Сергей с Геной перед сном все чертыхались, мол, командир уже совсем озверел по болоту переться. Эх, молодежь!»

Приближающиеся шаги и неспешный разговор заставили старшину встрепенуться и перехватить пулемет. Бросив взгляд на спящего капитана, он принялся напряженно вглядываться в сторону непонятного шума. Раздвинув ветви кустов, на поляну вышла необычная процессия — странный старичок с посохом, конвоируемый рядовым Железко, держащим в руках карабин и балансирующим веткой с висящими на ней портянками и сапогами. Один конец ветки захлестнут оружейным ремнем, а середина лежит на правом плече. Подталкивая стволом, Юра подвел старичка к старшине и, скинув ветку с сапогами на землю, как ни в чем не бывало отрапортовал:

— Мной был обнаружен подозрительный гражданин и отконвоирован в лагерь. Валерий Сергеевич, он утверждает, что является нашим знакомым — Лешим. И, похоже, не врет…

В тот же день

Ссешес Риллинтар

«Да как эту скотину завернуть в лагерь? Четвертый круг, четвертый круг пробегаем, и каждый раз, несмотря на уколы и порезы, этот тупой лось, чувствуя приближение к человеческой стоянке, отворачивает в сторону!»

Как оказалось, бег по лесу — довольно веселое дело. Самое главное — уклоняться от всех возможных ветвей и сучьев, правда, для этого приходится иногда делать рискованные пируэты. Но все равно скорость передвижения получается сумасшедшая. А вот лось такого делать то ли не хочет, то ли не умеет и, снося все на своем пути, реально теряет скорость, позволяя обгонять себя и корректировать направление перемещения с помощью незначительных уколов лезвия или тонких, красивых порезов, теперь уже во множестве змеящихся по шкуре.

«Все, надоело! Как ни хотелось покрасоваться, придется валить здесь. Метров семьсот ребята тушу протащат, а потрошить можно и здесь».

В тот же день

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

К разговору с Лешим подключился и капитан, с почти детским удивлением рассматривающий персонажа сказок и изредка задающий заковыристые вопросы об отношении товарища лешего к немецко-фашистским захватчикам. Подтянулись и остальные разведчики, судя по их огорченному виду и жестикуляции, свою задачу они тоже не выполнили.

— Товарищ капитан, может, чайку сообразим? И для разговора оно полезней будет, и горяченького попьем?

— Организуй, Валерий Сергеич. У нас там еще кусковой пиленый сахар оставался — давай вприкуску. Только вот стаканов у нас на всех нет, придется по очереди.

При этих словах леший встрепенулся и со старческим кряхтением поднялся на ноги:

— Эх, человеки, что бы вы без леса делали-то!

Ступив два шага под пристальными взглядами красноармейцев и моментально напрягшегося капитана, положившего руку на кобуру нагана, висящую на правом боку, ожившая сказка провела изменившейся на глазах кистью руки с маленькими, но очень острыми когтями по стволу березы и подхватила другой ладонью освободившийся из древесного плена пласт бересты.

— Лес, ведь он как мать, и накормит и напоит, да и оденет при желании.

Его руки буквально зажили своей жизнью, разрезая, сворачивая и формируя выстраивающийся ряд одинаковых конических берестяных стаканчиков.

Немного истории

В это время за пределами Беловежской пущи и окружающих ее болот творилось следующее:

С начала войны фронт переместился от западных границ СССР на триста пятьдесят — шестьсот километров к северо-востоку и востоку и проходил по линии Пярну, Тарту, Псков, Дрисса, Витебск, к югу по реке Днепр до Речицы, далее через Новоград-Волынский, Житомир, Бердичев, Старо-Константинов, Каменец-Подольский, Леово, реки Прут и Дунай до Черного моря. Противник оккупировал Литву, Латвию, значительную часть Эстонии, Украины и Молдавии. Создалась угроза прорыва его войск к Ленинграду и Киеву.

10.07.1941

Девятнадцатый день войны

Войска финской Карельской армии вторглись на территорию Карелии и повели наступление на Петрозаводск и Олонец. Началась оборона Карелии войсками Северного фронта, Северного и Балтийского флотов, Беломорской, Онежской и Ладожской военных флотилий.

С рубежа реки Великая противник перешел в наступление на Ленинград. Началась ленинградская оборонительная операция войск Северо-Западного, Ленинградского и Карельского фронтов, Северного и Балтийского флотов.

Войска группы армий «Центр» и части группы армий «Север» с рубежа Днепр — Западная Двина перешли в наступление на Москву. Началось Смоленское сражение с участием войск Западного, Резервного, Центрального и Брянского фронтов.

11.07.1941

Двадцатый день войны

Войска противника захватили Витебск, плацдарм южнее Орши и севернее Нового Быхова.

Контрудары войск Юго-Западного фронта в районе Бердичева и восточнее Новоград-Волынского вынудили противника приостановить наступление на подступах к Киевскому укрепрайону.

Танковые соединения противника вышли к реке Ирпень (пятнадцать — двадцать километров западнее Киева).

12.07.1941

Двадцать первый день войны

А сегодня, 12 июля 1941 года, на двадцать первый день войны, пока дроу бегает за сошедшим с ума от страха лосем вокруг лагеря, леший пьет чай с партизанами, стараясь прикидываться недалеким лесным жителем, капитан Кадорин изображает из себя железного Феликса и пытается сагитировать несознательного местного, скорее всего кулацкого (судя по говору и поведению) элемента, на помощь в боевых действиях — происходит следующее:

В Москве заинтересованными товарищами подписывается глобальная бяка Гитлеру — соглашение «О совместных действиях правительства СССР и Великобритании в войне против Германии».

Но пока что гитлеровцам до этого документа нет дела, ибо на Смоленском направлении страшная мясорубка, и события развиваются в положительном для немцев ключе.

Там два шустрика, Гот и Гудериан, вырвавшись на оперативный простор, ощутили себя как минимум полубогами.

Основные силы 3-й танковой группы (39-й мотокорпус в составе трех танковых и двух моторизованных дивизий), преодолев сопротивление 19-й армии (И. С. Конев) в районе Витебска, начали продвижение на восток. Остальные силы 3-й танковой группы (57-й мотокорпус в составе 19-й танковой и 14-й моторизованной дивизии) с плацдарма в районе Десны западнее Полоцка нанесли удар в направлении Невеля.

Одновременно с этим 2-я танковая группа двумя клиньями форсировала Днепр севернее и южнее Могилева. Севернее Могилева действовали 47-й мотокорпус (две танковые и одна моторизованная дивизия) и 46-й мотокорпус (10-я танковая дивизия и мотодивизия СС «Das Reich»), южнее — 24-й мотокорпус (две танковые и одна моторизованная дивизия).

Но вернемся к более близким и нужным событиям. Где-то рядом, в белорусских лесах, пробегал 43-й армейский корпус 4-й армии группы «Центр». Пробегал, конечно, не весь, а только небольшой, заинтересованной частью 31-й пехотной дивизии — в частности, 82-м пехотным полком. Ну если быть совсем честным, то только первый батальон этого полка действительно крутился в означенной местности, дивизия в описываемой истории подойдет к Смоленску с двухдневным опозданием.

С учетом привлечения специалистов-кинологов из полицейских частей Ваффен СС, шмон в районе взорванного моста через Нарев стоял знатный. Обследование следов взрыва и отчеты покойного майора Нитке (к слову, от него остался только обгоревший портфель, пробитый железнодорожным костылем) привели немцев к довольно обоснованным выводам — с наглой диверсионной группой русских надо как можно скорее разобраться, пока в столь важном транспортном районе не образовался локальный филиал ада. В целях скорейшей поимки или уничтожения диверсантов и обеспечения сохранности транспортных артерий в рассматриваемом районе как раз и был выделен этот пехотный батальон и начальственным пинком направлен в белорусскую чащу с приказом: «Разобраться».

12.07.1941

Леший и красноармейцы

— Вот спасибо, уважили старичка! Сроду такой скусноты не едал — как говоришь, сынок-то, зовется эта скуснота? Угущенка?

Вид мирно беседующего Лешего, отхлебывающего из пробитой штыком банки сгущенку, по кусочку, по крошке, как божественное лакомство, поедающего обычный армейский сухарь из НЗ и запивающего все это богатство чаем из помятой алюминиевой кружки, уступленной старшиной, навевал мысли о доме. Старшина с удовольствием потягивал чай из берестяного, не накаляющегося от жидкости стаканчика.

— Товарищ Леший, это сгущенное молоко с сахаром, обычно говорят «сгущенка».

Судя по немного прибитому виду капитана, он сейчас про себя вспоминал весь список известных ему сказочных существ, и перед его внутренним взором мерцала страница из Большой советской энциклопедии со списком малых народов севера, к которой теперь явно придется добавлять параграф — «малые магические народы Евразии».

В общем, примерно минут через двадцать разговора мнения о Духе Чащи у красноармейцев сложились положительные. Различались только оттенки отношений. Если молодые бойцы приняли старичка как обычного, чуть недалекого лесного жителя, то старшина и особенно капитан понимали, что не все так радужно в этом существе. Слишком уверенно он себя вел, даже не обращал внимания на оружие, возникало ощущение, что дед относится к окружающим, как пчеловод к своим пчелам — с легкими покровительством и опаской.

Внезапно со стороны леса раздался шум ломаемых веток и громкий топот, перемежающийся трубным, жалостливым ревом. Красноармейцы моментально похватали оружие и настороженно уставились в две стороны: в одну — сторону шума — с опаской и в другую — сторону Лешего — с невысказанным вопросом во взорах. Старичок пожал плечами, огорченно вздохнул и, не забыв отхлебнуть сгущенки, высказался:

— Да не беспокойтесь! Это у вашего длинноухого гон начался. — Дед с ехидцей подмигнул капитану.

Тот поперхнулся и задал планомерный вопрос:

— В смысле — гон?

— Да за лосем он бегает. Сейчас кто первым устанет, тот и выиграл. Правда, на месте лося я бы посопротивлялся.

Чуть ли не малиновый Сергей, опустив дуло «дегтяря», высказался:

— А почему за лосем?

— Ну, сам, паря, подумай — ему в принципе разницы особой нет. Может и за тобой побегать.

Вытянувшиеся лица окружающих и взбледнувший на лицо Сергей немного повеселили старичка, и он продолжил:

— Дроу вообще-то никакой разницы, кого загнать и съесть. Но лось, согласитесь, поупитанней будет, чем ты, паря. — И с отеческой улыбкой леший потыкал Сергея концом посоха по ребрам.

Минут через пятнадцать оглушительные звуки разрушаемого на корню леса исчезли, и сидящий около костра Леший, вылизывающий банку от сгущенки неожиданно длинным и раздвоенным языком, приподняв голову и прислушавшись, выдал:

— Ну вот, отмучилась животина. Сейчас ваш длинноухий вернется.

И действительно, буквально через несколько минут из окружающих зарослей бесшумно проявилась, как на кинопленке, фигура дроу. Первое, на что обратили внимание окружающие, — счастливое выражение на запыхавшемся лице и пара свежих царапин на правой щеке. Прислонив лук к куче вещей, сложенных в углу поляны, Ссешес проскользил к собравшимся индивидам и произнес:

— Здравствуй, Дух Чащи. И с какими это делами ты нас посетить решил?

Выражение лица старичка немного изменилось, причем явно не в лучшую сторону, скулы резко обтянулись кожей, в образовавшейся на полудревесном лице улыбке тихо блеснули клыки…

В тот же день

Ссешес Риллинтар

«А ведь старичок не так прост, как кажется. Если вспомнить классические описания духов леса, да из того же Фаэруна, то окажется, что добренькими лесными дедушками, как в народных русских сказках, они никогда не были. Судя по поведению старичка, ему просто что-то сильно от нас надо. Если я правильно догадываюсь, даже не от нас, а именно от меня. И надо до такой степени сильно, что он даже соблаговолил спокойно разговаривать с солдатиками и, прикидываясь божьим одуванчиком, попивал чаек. Нет, это неспроста. Разумные существа Духом Чащи воспринимаются только в двух видах — в виде удобрения (чаще всего так и происходит) или в виде полностью интегрированных в лесную экосистему существ, примером которых могут являться лесные эльфы. Высшие эльфы как раз этим и отличаются от лесных, что в симбиотической системе лес — эльф главными являются высшие эльфы. Так что старичка явно прихватило, если его лесное величество соблаговолило приблизиться к нашему костерку, особенно зная врожденную ненависть таких духов к главному убийце деревьев — огню». Примерно такие мысли пробежали в моей голове при вице разместившегося у костра Лешего. Положив лук и поприветствовав старичка, я быстро организовал с помощью старшины поход за мясом, выдав бойцам направление и комментарии: «Не промахнетесь, эта скотина там такой стадион вытоптала — главный зал в Мензоберанзанской академии магии поменьше размерами будет. Да, не обращайте там внимания на некоторые вещи — просто этот лось меня сильно вывел из себя».

Удалившиеся рядовые и старшина позволили мне расслабиться и, поудобнее устроившись около костра, задать сакраментальный вопрос нашему общему знакомому:

— Ну и чему обязаны?

— Да так, по-соседски пришел в гости.

— Да не верится, что просто так в гости пожаловал. Так что давай по-серьезному поговорим. Осталось как раз только начальство, ты, я и капитан как представитель государства, на территории которого располагается твой лесок.

— Много государств-то на моей памяти приходило и еще много уйдет, а чаща моя как стояла, так и стоять будет. Людские государства-то для чащи как былинка однодневная, а вот для них чаща завсегда кормильцем выступала, да и защитником от ворогов.

— Да мне от твоего леска и не надо ничего. А вот по поводу былинок ты поосторожнее.

Лешего в ответ на эти слова передернуло, и он сразу высказал свое отношение к ситуации:

— Во-первых, не лесок, а додревняя пуща. Сам-то, детство у него заиграло, носится по молодой поросли, как щенок неразумный, только что из логова вылезший. Ты за собой-то когда следить начнешь? Да если бы не я, вас бы уже сегодня к полудню отряд друзей в сером обнаружил. Я к тому же еще тебе внушение за порчу леса не сделал. Кто мне деревья попортил и рыбу в реке поглушил — потише, что ль, со своими игрушками в войну не мог?

Встрепенувшийся капитан резко бросился выяснять ситуацию с отрядом немцев:

— Какой отряд, какая численность, когда будут здесь?

— Да не беспокойся, капитан, в моем лесу они еще долго поблуждают. Ведь с собаками шли, почти след в след, отставали только на полдня. А как вы на стоянку устроились, так приближаться начали. Тут я их кругами-то ходить и отправил. Силы, конечно, уже не те, но денька два кружения гарантирую. А человеков там не особенно много — две дюжины, да еще две собаки. Кобель один вообще дурной, а вот суку я думаю в лесу оставить. Можно будет волкам породу чуть улучшить, хорошо зараза след держит — загляденье.

Слушая рассуждения Лешего об улучшении породы волков, я медленно обдумывал дошедшую до меня серьезную ситуацию. Ведь если разобраться, я до текущего момента воспринимал окружающую действительность как игру, игру, непосредственно связанную с отыгрываемой мной легендой. И только сейчас в мой сумасшедший мозг начала доходить свежая, объективная информация о том, что вокруг не игра, и мне действительно тут жить, и я волей-неволей отвечаю за доверившихся мне людей. Ведь действительно мне захотелось позабавиться взрывом моста. Это воспринималось мной как веселая необычная игра, и даже полученная контузия не разрушила радужную картинку, сформировавшуюся перед моим взором. Ведь я знал, догадывался о том, что такую крупную диверсию в своем тылу немцы не простят, поднимут на поиски диверсантов всех, кого смогут. А ведь могут они много. Но в тот момент я играл — играл в очередной фэнтезийный квест. Да и сегодня, вместо того чтобы тихо зарезать бедного лося, устроил целое представление и наследил так, что теперь любой «Шторьх» — а ведь, скорее всего, парочку таких самолетиков уже подняли в воздух — увидит эти следы даже в густом тумане.

Так что мне нужно определиться в том, что окружающая действительность не является фэнтезийным игровым миром и тут действительно убивают. Изменения моей психики, видимо, настолько серьезны, что в обычном человеческом обществе мне теперь будет довольно непросто устроиться.

Фактически единственным козырем, на который я мог рассчитывать в текущий момент, являлась магия. А вот с запасами магической энергии и, самое главное, отработанных, проверенных заклинаний у меня беда. Ведь точно — заигрался мальчик. Еще бы чуть-чуть, и побежал бы на поиски ветряных мельниц, начал бы спасать принцесс в соседней деревне.

— Спасибо, конечно, за отвод глаз, но тогда задаю более важный вопрос: у тебя магией разжиться нельзя?

— Так я сам-то на голодном пайке сижу, все, что из человечка того получил, ушло на пробуждение. А фона магического на планетке-то не осталось. Так что тут я тебе ничем помочь не смогу.

Капитан до такой степени явно грел уши во время нашего разговора, что и мне и Лешему было чуточку смешно. Но так как пошли серьезные разговоры, я решил приучать капитана к мысли о магии как о стратегической вещи. Пусть послушает — ему полезно будет.

— Ты бедным и несчастным-то не прикидывайся. Не верю я, что все у тебя так плохо обстоит. В связи с этим давай начистоту. Твоя чаща на режим самообеспечения по магии вышла или нет? Вопрос, я понимаю, шкурный, но он и меня касается: чем больше магии будет вырабатывать твой лес, тем приятнее мне будет, ведь утечек при преобразовании у тебя немерено — на потребление в личных целях этих утечек я и нацелился. Просто преобразование личной жизненной энергии в магическую — это слишком большое извращение, на мой взгляд.

— Хм… по-серьезному? Значит, по-серьезному. Минимум функционирования я сейчас поддерживаю. Даже на охранные системы энергии нет — просто поддержка моей жизнедеятельности и небольшой аварийный запас. Генераторы магической энергии — мэллорны я уже высадил. Но без дополнительной подпитки они будут развиваться еще не менее пятидесяти лет до выхода на рабочий режим. А тут еще ты со своими войнушками. По лесу народу шляется — как муравьев в муравейнике. У меня уже дохлую человечину на территории леса скоро заготавливать можно будет. Да если бы они просто шлялись или на животных охотились! Так нет — взрывают, поджигают. Сносят деревья и кустарники своими железными коробками. Да что там, от леса остались рожки да ножки — животных считай что нет. Пара-тройка стай волков. Несколько медведей. Лоси, ну и мелочь всякая, типа зайцев и белочек. Такую пущу угробили! Стоило заснуть — туров выбили, от оленей воспоминания остались. А ведь сколько животины было. У меня не только кабаны под дубками желуди точили, парочка пещерных медведей обреталась, ну так — про запас. У меня даже махайрод был — правда, старый уже, на охоту почти не ходил. Я его магически поддерживал, шерсть седая, клыки стерлись, но все равно, как рыкнет, в радиусе верст пяти даже трава шелестеть от страха прекращала.

Так что с энергией у меня тоже не все в порядке — обычная растительность преобразование жизненной энергии в магическую обеспечивает только в процессе гибели, растительные генераторы магического фона — мэллорны — вымерли еще в ледниковый период. А те восемь ростков, которые я высадил, вырастут еще не скоро. Вот тут-то нам всем и поговорить следует — как дальше жить и что делать…

Углепластиковые стрелы — это, конечно, очень хорошая вещь, но вот отыскать им замену в лесной местности довольно непросто. Ну, допустим, лишние наконечники у меня есть, причем в наличии даже несколько кованных «под старину». Перьями поделилась пролетавшая в зоне досягаемости ворона в качестве прощального дара. Зачем ей в загробном мире оперение? Олег, правда, пытался доказать, что вороны несъедобные, и долго укоризненно смотрел на процесс ощипывания тушки. Но после выкидывания оной в ближайшие кусты и аккуратного упаковывания заохоченных перьев успокоился и даже не спросил, зачем, собственно, перья. За что и удостоился укоризненного взгляда и легкого кивка в сторону лука. Десяток прямых ореховых прутьев — выбирал или вообще засохшие, или стремящиеся к этому — был отправлен в колчан дожидаться того часа, когда до него дойдут руки. Каким образом обеспечивать сушку этого богатства в походе, я просто не представлял, но в крайнем случае решил что-нибудь похимичить на ближайшем привале. Правда, когда местность стала плавно переходить в болото, мне улыбнулась удача, и я вспомнил о существовании такого материала для стрел, как камыш. Поэтому в колчан отправилась еще пара десятков сухих камышин.

ГЛАВА 25

Дипломатия — это вопрос выживания в будущем столетии.

Политика — вопрос выживания до следующей пятницы.

Джонатан Линн и Энтони Джей

Все то же 12.07.1941

Ссешес Риллинтар

— Ну так что, до чего договорились? Давай, капитан, озвучь окончательный вариант.

Скульптурная группа из дроу, Лешего и капитана НКВД, расположившаяся на заросшей осокой полянке в окружении кучи вещей, которыми рано или поздно обрастает любая вооруженная группа независимо от расы и вероисповедания, выглядела диковато.

— Если я правильно понял гражданина Лешего, получается такой расклад: он обязуется оказывать Дому Риллинтар в твоем лице, Ссешес, помощь в борьбе с врагами Дома. Союзники Дома являются также и союзниками Чащи, если это не касается случаев умышленного нанесения Чаще вреда. В свою очередь Дом Риллинтар обязуется вернуть магический фон к нормальному уровню и представлять интересы Чащи перед людскими племенами.

— Стой, стой, вот тут давайте уточним. Не обязуется вернуть, а постарается вернуть, я еще сам не знаю, что тут и как.

— Так у меня ж наметки есть, куда корни-то растить! Не на пустом месте работать нужно, я ведь помню, где в додревние времена источники магические находились. Так тебе, Ссешес, там делов-то с комариный чих, заставить их заработать. Меня же разбудил — значит, и источники проснуться заставишь. Там ведь только первоначальный сильный магический импульс нужен, а потом все само заработает. А я, к сожалению, могу только с той магией работать, которая отношение к лесу имеет, так что тут только ты помочь можешь. Это ведь и тебе выгодно, да и я в союзниках — сила немалая, особенно если хоть один источник в пуще-то моей запустим.

Внимательно посмотрев на Лешего и на напрягшегося капитана, я решил все же озвучить некоторые скользкие вопросы, заставляющие представителя Союза Советских Социалистических Республик так нервничать:

— Ну, Дух Чащи, а тогда почему ты непосредственное общение с окружающими хумансами отдаешь моему Дому на откуп? Какая тебе в этом выгода, почему бы не самому с ними общаться? Кстати, вот рядом с нами представитель государства, на территории которого твоя чаща находится.

— Да, действительно, гражданин, почему вы не хотите вести переговоры о сотрудничестве с Советской властью? Зачем вам посредник в лице Дома Риллинтар, состоящего вообще из одного человека?

Резкое передергивание ушами и тихий скрежещущий шепот, раздавшийся с темноэльфийской стороны:

— Дроу, капитан, дроу. В экстренных случаях правилами допускается принятие в Дом хумансов или дварфов, но только в случаях, когда существование Дома стоит под угрозой. И если мне встретится существо, достойное восполнить собой ряды Дома Риллинтар, то ты, капитан, узнаешь об этом первым.

— Прошу прощения. Но все же, уважаемый Леший, почему вы не хотите вести дела непосредственно с представителем Советской власти?

— Капитан, вот ты вроде очень умный человек. Ответь мне на один вопрос: сколько лет существует твое государство? А потом задай такой же вопрос сидящему рядом с тобой длинноухому.

Немного отвлекшийся на арифметические действия капитан довольно быстро ответил:

— Пока что двадцать четыре года.

Дальнейшую тираду о просвещенности коммунистического строя Леший прервал вопросом, обращенным непосредственно ко мне, причем сама постановка вопроса заставила Андрея изменить выражение лица:

— Сколько тысячелетий существует Дом Риллинтар?

Арифметических операций я не проводил, так как историю Дома предварительно зубрил для игры, поэтому сразу, с честным выражением лица озвучил цифру, заставившую капитана поморщиться, как от сильной зубной боли:

— Письменная история насчитывает порядка двадцати трех тысячелетий. Просто часть летописей была уничтожена в междоусобицах и войнах. Но согласно эльфийским хроникам, Дом Риллинтар упоминается среди пятнадцати родов, покинувших поверхность из-за несогласия с политикой Совета и, в частности, правящего Дома Серебряных листьев. Точной датировки этого события история не сохранила, но примерно на семьдесят тысячелетий рассчитывать можно.

Прервавшись и решив немного разбавить потемневшую атмосферу (Андрей и так уже сидел мрачный и надувшийся, диверсант из капитана явно лучший, чем дипломат), я попробовал зайти с другой стороны:

— Так получилось, что мы являемся союзниками. Так давайте подумаем, чем мы можем помочь доблестному советскому народу, кроме непосредственно военных действий — это мы и так уже делаем. Нужно показать себя надежными и ценными союзниками, а для этого нам необходимо определиться, что мы на текущий момент можем предложить и что заинтересует твое руководство, капитан…

Тогда же

Капитан Кадорин Андрей Геннадьевич

Сама картина беседующих, как он себя называет, дроу и Лешего, как будто вышедшего из бабушкиных сказок, вызвала у меня чувство нереальности происходящего.

«Как я это все буду в Москве докладывать? Ждут меня желтый дом и рубашка с длинными рукавами. А скорее всего, просто уютная камера, как и большинство моих бывших коллег в тридцать седьмом году. Ведь как все начиналось? Под личным патронажем Берии — особый отдел, да за место в нем такие драки шли — не перечесть, сколько человек на это самое место готовилось. Вспомни, да если бы не кореш твой закадычный Серега, ничего бы тебе не светило. А как радовался — лейтенант особого отдела НКВД, как первые дела раскручивал, от азарта неделями не спал! Да одну только мадам Жюли, которая под прикрытием гипноза клиентов обворовывала, вспомни. Да если бы не тот же Серега и не подвернувшаяся вовремя возможность оказать интернациональную помощь испанскому народу, сидеть бы тебе, Андрюша, в бараке где-нибудь под Соликамском. А вернее всего, лежать в общей могиле с пулей в затылке, как чрезмерно много знающему о провале этого самого особого отдела. Мне ведь еще повезло, когда начальство специалистов для той злосчастной экспедиции в Тибет собирало. Грипп, батенька, он ведь, оказывается, для организма бывает жутко полезен. Из тех ребят, которые в эту экспедицию ездили, уже через год в живых никого не осталось. Ведь того, ради чего отдел создавали, по миру в экспедициях шлялись, так и не нашли. Ну, пару десятков бабушек-шептуний, парочку гипнотизеров одесского разлива — и все. А материалов гору перевернули, закрытые фонды почти всех музеев перерыли.

В январе, помнишь, с Галочкой в Эрмитаж соизволили зайти — так даром что в гражданском, при одном виде моего лица директор в стойку встал и побледнел. Видно, вспомнил, как мы его ночью вместе с частью экспозиции в подвал морга на Никитинской привезли, была тогда идейка, что магические проявления нужно в рентгеновских лучах заснять и посмотреть, какие из вещичек в фонде музея следует изъять для дальнейшего изучения. Толку, правда, в этом никакого не оказалось, единственное, что нашли, — обнаружили, что большинство икон писалось странно: сперва, значит, на одной обнаружили четкий контур Божьей Матери с младенцем, хотя поверху какой-то мужик с копьем нарисован был. На некоторых рассмотрели, что головы уже потом дорисовывали. А с одной иконой вообще смех получился: в доске, как рентген показал, прямо напротив глаз, углубления, чем-то темным заполненные. Директор музея как увидел, так сразу руками замахал, зенки раззявил и кричать стал, что это, мол, находка века, новое слово в анализе и исследовании исторических ценностей. И что он теперь понял, почему эта икона после реставрации и покрытия лаком кровоточить перестала. Тут уж наши спецы к нему головы повернули и ласково так под микитки взяли. Потрусили немного — вот из него информация и посыпалась, даже особо не запирался. Оказывается, очень часто при реставрации или даже просто при перемещении в другое помещение так называемые „мироточивые“ или „плачущие кровью“ иконы, которыми попы приманивали верующих, переставали работать. Теперь, благодаря этому рентгеновскому снимку, ему все понятно: под слой белил, которым покрывается доска, нанесен слой каких-то квасцов, судя по цвету потеков, оставшихся в углах глаз этого святого, скорее всего, это красная кровяная соль. После покрытия краской такая икона может стоять столетиями, но как только церковникам нужно очередное чудо, они просто протыкают слой краски в уголках глаз или в местах размещения стигмат иголочкой — и вуаля. Через некоторое время влага, содержащаяся в помещении, впитывается обезвоженными квасцами и выступает на иконе в виде кровавых потеков.

Как потом он за эту икону и снимок держался, но мы ему быстренько объяснили, что реквизируем данное произведение изобразительного искусства для дальнейшей проверки и чтобы он, интеллигентишка драный, лапки-то свои разжал по-хорошему.

История эта нервов потрепала — не счесть. Да вспомни только лицо патологоанатома Лаврицкого, вроде так его звали, когда на прозекторский стол под рентген-аппарат из деревянных ящиков иконы выкладывать стали. Он ведь по старой памяти уже и шланг приготовил кровь смывать.

Нет, вовремя я в Испанию интернациональный долг исполнять отправился. С кучей людей познакомился и, самое главное, попал под крылышко Судоплатова. Ведь если бы он по возвращении на родину к себе не перетащил, неизвестно, как бы дальше судьба повернулась. А он за своих всегда держится и за ребят горой стоит.

Вот представь, появишься к нему пред светлы очи да и начнешь правду рассказывать. Выслушать он, конечно, выслушает и вопросы наводящие задавать начнет, да вот только чем свои слова подтверждать будешь? А? Разведчик-дипломат, особист хренов.

А теперь давай, напрягай извилины, что по Испании помнишь и на что в особом отделе напирали, что там для Москвы поважнее да поубедительней будет…»

В тот же день

Ссешес Риллинтар

— Ссешес, мне тут по Испании некоторые моменты вспомнились, вот твоему лечению кого-нибудь научить сможешь? Думаю, наше руководство очень сильно бы этим заинтересовалось. Скорость заживления ран просто невероятная.

— С магическим фоном проблемы. Даже если я хумансу заклинание по буквам разжую, с чего бы оно в его исполнении сработало? Магии в хумансовской тушке нет ни капли, а окружающий фон почти на нуле. Я думаю, по этому вопросу надо Духа Чащи потрошить.

Странное, ничего не понимающее выражение, образовавшееся на лице Лешего, быстро дополнилось недоуменным скрипящим басом:

— Чего со мной делать надо? Ты, трау, за говором своим следи. Не дам я себя потрошить, да и смысла в этом нет, тело это фактически целиком из древесных волокон состоит, внутренностей в нем нет.

Леший многозначительно посмотрел в мою сторону, с невысказанным прозрачным намеком на толстые обстоятельства. В ответ дипломатической почтой был отправлен не менее многозначительный взгляд. Вот ведь мерзавец, это он так слегка намекает, что мои прототипы, трау или драу, в этом мире засветиться и до потопа успели, и засветиться довольно неплохо.

— Про потрошение сказано было образно. Я к чему разговор-то веду, помнится, ты проговорился, что мэллорны высадил? В моем мире светлоэльфийские лекари часто листья данных сорнячков как лечебное средство используют, причем с довольно хорошими результатами. Даже небольшое количество растолченного в пыль листа в рану — та гнить перестает и излечивается почти на глазах. В этом мире эффект, конечно, пожиже будет, но думаю, эти листики все равно поработают, магия содержится прямо в них и внешней подпитки не требует. Правда, о побочных эффектах ничего сказать не могу — не моя специализация. Думаю, поставки такого хорошего лечебного средства будут заметным вкладом в зарождающийся союз между нашими Домами.

— Сердце Чащи людишкам на лечение обдирать!

Выражение искреннего возмущения, прорисовавшееся на лице Лешего, доставило мне просто небесное удовольствие и сильно обеспокоило капитана, настолько, что он с тревогой начал всматриваться в наши лица.

— Так никто не говорит о том, что обдирать нужно именно сейчас. Ты на ростки небось весь запас магии угрохал и, наверное, даже резерв? Дай догадаюсь — сейчас они, мэллорны твои, они же Сердце Чащи, как ты поэтически высказался, размером с человека примерно или чуть больше?

Понурый кивок Лешего был как бальзам в чашку с кофе. Вот почему старичок такой покладистый и тихий. Он вообще на голодном пайке — не рассчитал, видать, и после пробудки вбухивал магию налево и направо, тело вот себе соорудил. А потом, видно, решил шикануть и сразу восемь мэллорнов высадил. Нет, ну не дурак? Ведь заработают без подпитки только лет через пятьдесят, а подпитку-то брать неоткуда — вот и пришлось к дроу да хумансам на поклон идти. Нет, посадил бы одно деревце, подпитал бы до полного развития, и с уже работающим источником магии высаживал бы другие. Ну не дурак он после этого?

— На зиму листва с них все равно опадать будет, конечно, не вся — эти растеньица, как я помню, вечнозеленые. Так вот, давай прикинем: лечебная доза на одно серьезное ранение — примерно одна восьмая листа, но можно использовать и меньшими дозами, просто процесс выздоровления затянется. С восьми-то деревьев за зиму тысячи полторы листьев соберется. Заметь, ничего обдирать не надо, берем только то, что само упало. А это уже порядка пятнадцати — двадцати тысяч выживших безнадежных больных. Капитан, у ваших медиков гниль в ранах часто встречается?

— Да, от заражений ран умирает чуть ли не больше бойцов, чем от самих ран. И антисептики используют, а толку? По Испании помню, доставили бойца в лазарет, рана вроде маленькая, да пулей туда грязи загнало, потом в окопе добавило, он там почти полдня валялся. И все, готовь могилу для парня. Смотришь доктору в глаза, а там сразу приговор, края раны уже вспухли и посинели, да и запашок пошел. А если уж в кишечник ранение, так шансов вообще мало.

Радостно потираю руки и продолжаю свою наглядную агитацию:

— Во-о-от! Тогда продолжим рассуждать. Если не привередничать и выжидать не полного излечения, а только исчезновения гнили в ранах, пусть потом долечивают хумансовскими методами, то расход листьев можно еще уменьшить. И прекрати на меня, как бихолдер, пыриться, Дух Чащи называется, жлобится, как последний дварф. Ничего с твоими любимыми мэллорнами не станется, сам будешь листву опавшую собирать, никто хумансов к ним не подпустит, сам знаешь, какие из них садовники. А с подпиткой, чтобы росли побыстрее, мы потом что-нибудь решим. Отдельно попозже сядем и поговорим по-нормальному, без нервов.

В тот же долгий день

Рядовой Онищенко Геннадий

Ну, скажу я вам, командир с этим несчастным лосем и побегал. Вытоптано все, вплоть до небольших деревьев, как будто трактор из соседнего мехдвора на полдня взяли и вокруг нашей стоянки кругами ездили. Старшина, правда, сразу объяснил, что здесь к чему. Сергеич, он ведь мужик умный да в свои-то годы уже разного навидался. Вот и сейчас, посмотрел на эту катавасию и сразу сказал: так, мол, и так, Ссешес его к нашей стоянке гнал, а тот ни в какую, вот они кругами и бегали, пока командиру это не надоело.

Нашли мы этого лося, тушища, конечно, знатная. Ну, благо все мужики нормальные, поросят и телят разделывать умеем, приступили. Разница-то только в размерах. С ливером особенно заморачиваться не стали, благо ни условий, ни оборудования для приготовления свойских колбас не было. Так что ободрали шкуру, выпотрошили, откопали яму поглубже и туда — кишечник, содержимое желудка, ну и Сергеич голову зачем-то тоже выкинул. Правда, высказался перед этим, что если кому-то надо аппетит на недельку испортить, то вот топор, вот голова, пусть вдоль разрубит, но он лично на это смотреть не будет и отойдет подальше. Тут наш комсомолец Серега очнулся, он как раз тушу топором вдоль позвоночника разрубал. Мол, что там такого страшного? Мозги, мол, они и в Африке мозги, да если их в котелочке пожарить, да в мучке перед этим обвалять, то, как говорила лучшая подруга его мамы, тетя Соня: «Это такой цимес будет! Пальчики до самых локтей оближем!»

Сергеич при этих словах аж позеленел. И на такую мать-перемать его пробило, я аж заслушался, у нас в деревне только мельник дед Гриша так завернуть мог. Если пропустить весь мат, то рек наш старшина следующее. Когда он еще молодой был, в Гражданскую, с ребятами из его роты лося, контуженного после артобстрела, подбили. А охотников в роте тоже не было, все из крестьянских семей, дичину-то в глаза считай что и не видели. Точно так же выпотрошили, в лагерь принесли и с ребятами из соседних рот, чтобы мясо не пропадало, ухомячили всю тушу. А посля одному тоже мозгов, в мучке обжаренных, захотелось. Он на пенек голову-то лосиную поставил, топором взмахнул, а потом вся рота дружно в кусты блевать побежала и фельдшера звать кинулась. Благо из соседнего окопа сибиряк один высунулся да и объяснил, что черви эти, что у лося в черепе живут, они, мол, незаразные и человеку от них ничего не случается. А потом, сволочь, добавил, что эвенки у оленей таких же за лакомство считают и сырыми едят. От тех слов кто уже из кустов вылез, обратно побежали. Фельдшер потом объяснил, что это овода личинки, и ни лосю, ни человеку от них ничего не случается.

Нас с ребятами от такого объяснения дружно передернуло. Серега, тот вообще позеленел, ему, судя по виду, сразу мозгов, в мучке обжаренных-то, расхотелось.

Ну, потом оклемались немного. Срубили две сухостоины, привязали за копыта полутуши распластанные, а в шкуру ливер завернули. Так до лагеря и пошли. Впереди старшина с шкурой на плече. За ним Серега с Олегом. Ну а опосля них и мы с Юриком под весом тушки шатаемся. Хоть аппетит нам Сергеич-то подпортил, но все равно, как представлю шкварчащий кусок мяса, да с прослоечкой сала, чтобы не особо сухой да жесткий был, так слюна изо рта хуже чем у бешеной собаки льется. Да и Юрик вон тоже, судя по всему, слюну сглатывает…

Тогда же

Рассказывает капитан Кадорин Андрей Геннадьевич

«Ну, если с таким раскладом, да и листья эти действительно таким уж чудесным средством окажутся, то, может, сразу в дурку-то не упекут. Только все равно не то это, не то, нашему руководству эти пестики-тычинки, чую, легковатыми покажутся. А уж если до Берии или до Самого дойдет… Тут надо что-то поубедительней, поубойнее…»

— Ссешес, а что из твоей магии, да поубойнее, можно в Москве показать, чтобы, так сказать, ты один раз вышел, продемонстрировал, и все сразу поверили?

По лицу дроу при моих словах пробежала целая гамма чувств, правда, из-за большой скорости смены выражений лица я смог разобрать только последнее — выражение крайнего возмущения.

— Поубойнее, гховоришь, в Москхве, гховоришь? Андрей, мешду нашими Домами покха никхакхих договоренностей нет. И ты уж извини, все гхарантии моей неприкхосновенности, кхоторые ты можешь дать, кхак кхапитан армии своегхо Дома, смотрятся довольно бледно. Покха нет никхаких дипломатических отношений между Домом Риллинтар и твоим Домом. Я ведь не дварф, упившийся гхрибной настойкой, никхуда я не поеду, самоубийцы и особо доверчивые долгхо не живут. Потом, кхогда наши Дома будут связывать более тесные узы и мы окхажем друг другу некхоторые услугхи и докажем обоюдную полезность, тогхда — да, поеду. А пока, кхапитан, извини.

— А мне так вообще путешествовать не получится, я ж ведь в каждой травинке своей чащи живу, и поэтому переместить меня никак нельзя. А вот коряга эта очеловеченная, которая с вами сейчас разговаривает, ну, может, версты две за пределами леса и продержится, а вот потом, звиняйте, я ей управлять не смогу, упадет пень-пнем, только на растопку.

Тут уж у меня в мозгу что-то немного перемкнуло — посмотрел я так подозрительно-подозрительно на Лешего, у самого шарики за ролики заходят, и спрашиваю:

— Это получается, что сейчас я не с тобой говорю? И это не твое тело?

Леший в ответ так глазками своими захлопал с абсолютно непонимающим выражением лица, но мне-то что, я в НКВД, в особом-то отделе, и не таких художников видел, мне мозги канифолить такие зубры пытались, что этот гражданин Леший еще слабо выглядит. Ну как таких хлыщей колоть, мне уже не раз показывали, да вон начальник отдела — незабвенный Семен Петрович… попробуем по его методе. Улыбочку на лице нарисовал добрую такую, душевную, постарался по-отечески прищуриться и спрашиваю:

— И с кем-же мы сей разговор ведем, если не с Лешим, что за гражданин тут сидит и с представителем Советской власти беседует?

И по лучшей Серегиной методе… как в ухо заору, тут уж завсегда клиент из равновесия выходил и лишнее начинал выбалтывать:

— Имя! Звание! С какой целью прикидываешься Лешим?

Смотрю, а у него лицо оплывать начинает, медленно так, а вокруг словно потемнело. Будто тучка на небе солнце загораживает. И шелест такой, со всех сторон доносящийся, в слова складывается:

— Ты на кого, человечек, голос-то повышаешь! Да я сейчас тебя на корм травам пущу!

Тут как-то мне страшновато стало, выхватываю наган и пытаюсь вскочить, а у самого в голове мысль бьется: «Хм… чревовещатель хренов, кого испугать собрался! Да я после пяти лет работы в органах ни черта, ни Бога не боюсь. Сейчас я тебе пилюльку от невнимания пропишу. Серегина, кстати, разработка — этот шутник у клиента над ухом любил стрелять, говорил, что пациент потом внимательный-внимательный становится, правда, немного глуховатый. Но ничего, в крайнем случае переспросит. В Испании методика пригодилась на все сто: один раз какого-то Хуана поймали, молчал как убитый, а от Серегиной пилюльки от невнимательности расчирикался, что твой соловей!»

А вот подняться мне как раз и не удалось, дергаюсь, встать пытаюсь, а толку никакого — взгляд опускаю, а меня по пояс травой опутало, и травинки, как живые, расти продолжают. Я их начинаю стволом отрывать, руками что-то не хочется. А они, сволочи, хоть и рвутся, но расти продолжают, да так быстро — стоит мне плеть оторвать, в другом месте уже две выросли и по гимнастерке к портупее тянутся…

Все тоже 12.07.1941

Ссешес Риллинтар

— Так, дварфы вы мои парнорогатые! Ша! Баста! Такхизис твою за ногу! Бихолдера в зрачок палантиром, да с тройным переворотом через Минас-тирит. У одного все мысли через одно место — только о врагах родины и шпионах думает. А второй тоже хорош — достойно ли Духу Чащи, как молоденькому оленю, брыкаться? Так, оба успокоились, ты, Леший, траву-то свою убери, а ты, капитан, громыхалку тоже спрячь. Уж поверь, ею ты только навредить себе можешь.

Прохаживаюсь между нашими горячими грузинскими парнями и про себя думаю: вот послал ректор союзничков!

У одного еще детство в одном месте пару миллионов лет играет, второй на всю голову энкавэдэтнутый. Вообще-то для молодого Советского государства с его развитым коллективизмом и всеобщей уравниловкой будет очень большим шоком столкнутся с возможностью существования магически одаренных индивидов. Так сказать, сам себе жнец, на дуде игрец и апокалипсец. Попробуй такого раскулачь — как кастанет цепную молнию, вот и нет больше председателя колхоза со всей партийной верхушкой. Ведь действительно, фактически государственность поддерживается только страхом члена общества перед наказанием, а что будет твориться в социалистическом обществе, если там появятся маги, да еще, не дай ректор, уровня хорошего архимага? Ну да ладно, данный геморрой пусть разгребает ЦК, а я в сторонке постою и посмотрю, чем дело кончится. Лишь бы меня не трогали.

— Ладно. Как dalharen себя ведете. Заканчивайте. Ты, капитан, пойми: он — ДУХ Чащи. Дух — понимаешь?

Посмотрев в немного вытаращенные, испуганные глаза капитана и не обнаружив в них признаков интеллекта, попытался разжевать поподробнее:

— Дух Леса — это энергетическая сущность, обитающая в совокупности растительного мира данной чащи.

В глазах капитана огонька понимания так и не зажглось, поэтому я продолжил:

— Все, что ты сейчас вокруг видишь, — все это вмещает в себя Дух Чащи, а это чучело он просто создал, чтобы удобнее было с нами общаться, понятно?

Капитан, с удивлением покосившись на медленно опадающие пряди травы и вновь ставшее отчетливым лицо Лешего, произнес:

— Так это что, аналог телефонной трубки?

12.07.1941

Рядовой Онищенко Геннадий

Выходим мы, значит, с мясом на поляну. А там наша троица сидит напыжившаяся. Капитан с Лешим почему-то друг на друга дуются, а Ссешес между ними вперед-назад бегает и что-то втолковывает. Нас увидел, рукой на них махнул — и к старшине сразу. Говорит: мол, ты, Сергеич, давай пока костерок организовывай, а я пойду за травками разными пользительными пройдусь, видел тут недавно, когда за лосем этим придурочным бегал. Да и, может, успокоюсь немного. Правда, зачем-то лук свой взял и в лесу, как всегда, истаял. Ну а мы с ребятами развернулись, тушу пока на траву положили, Сергеич дерн разметил и с Серегой начал его аккуратно так снимать и по краю бортик выкладывать. А под дерном — слой землицы сероватой, а потом песок белый-пребелый, такой только на болотах встречается, как будто с щелоком вымытый. И вот этим песком мы края этой выемки и обсыпали. Старшина нас потом всей толпой за сушняком отправил, добавил, чтобы без ольхи или орешника не приходили. Сам взял штык-нож, тарелку из немецких да кусок брезента и к болоту почесал. Ну и вдогонку Юрке крикнул, чтобы тот жердей штук восемь срубил да чтоб тушу выдержали и пошире ямы были. Ну, с ольхой, конечно, были проблемы, но ма-аленькую такую горку орешника, дуба и березок мы сообразили. Тащимся, значит, через кусты и видим картину: два наших мыслителя все разговаривают, правда, теперь уже спокойно, а старшина на брезенте кучу глины откуда-то притаранил и любовно так ямищу обкладывает. Отдельно песочек горкой громоздится. Порубили мы тушу, ребра в одну сторону, шею и грудинку в другую, а окорока старшина чуть ли не грудью закрыл и говорит:

— Ну, ребята, сейчас вы у меня отведаете копченой лосятины по-походному. Все мы сразу все равно не съедим, а в копченом-то виде дольше храниться будет, да и повкуснее, чем просто жареное.

Я, конечно, у бати коптильню видел, да и сам с ней работал, но конструкция старшины все равно восхищала. Сперва мы распалили в ней костер и прогрели слой глины до покраснения. Она даже потрескивать от жара стала, и из земли по краям получившейся глиняной ванны слабый парок пошел — видно, вода из земли испарялась. Потом старшина угли выгреб и началось священнодействие. Чурбачки из орешника порубили, положили на запекшуюся глину, и не просто так, а в шахматном порядке, решеточку такую изобразив, просыпали их слоем щепок, а на них окорока взгромоздили.

Пока чурбачки из орешника рубили, щепок куча образовалась, вот как раз их и оприходовали. Мы, значит, с парнями все это раскладываем, а старшина где-то все же надыбал веточку ольхи. Ну, веточка — это так, слабо сказано. Хороший такой сук. И пока мы возились, он его сперва в ершик превратил, а потом вообще в щепу перевел. Вот окорока мы этими щепочками и подзасыпали слегка. Потом на всю эту конструкцию положили слой веток орешника, причем с листвой, а на них уже слой глины, где-то пальца два толщиной. Серега при этом все Сергеича пытал, не будет ли дыма много, нам ведь сейчас светиться-то не с руки. А тот ему в ответ: «Все будет, как в лучших ресторанах, и без дыма». Сам при этом не отрывается и края глиной промазывает, чтобы никаких щелок не оставалось.

А вот опосля началось самое жестокое — поверх глины из сушняка кострище запалили. От первого костра углей навалили, сверху сушняком обкладывать начали. Сперва, конечно, подымило немного, но потом глина подсохла, прихватилась и дымить перестала. Тут только успевай дрова подкидывать. Сушняку все равно приволокли мало что не гору. Мы пока с ребятами дрова подкидывали, старшина по-быстренькому рогулек нарезал, ивовых прутиков для мяса нарубил, ошкурил и печенку с сердцем и легкими к костру-то пристроил — неча жару пропадать. А с другого края костра бочину лосиную на вертеле организовал. Серегу, как самого любопытного, под это дело и реквизировал — стоит теперь, ворочает, слюнями мало что костер не заливает. Иду, значит, за очередной порцией дров из кучи, нагибаюсь, чтобы взять, потом поднимаю глаза — глядь, а у костра уже командир образовался, довольный, аж светится. Сгрузил старшине стопку какой-то зелени. Лук свой положил и побрел опять к нашим мыслителям, думку думать. Ну а тут как раз Серега семафорит — мол, мясо уже готово. Старшина брезент мокрой стороной к земле перевернул и давай на нем лопухи раскладывать, а что — вместо тарелок завсегда использовали, как на покос идем, удобная вещь и мыть не надо. Серега с Юриком бочину жареную притащили, а с нее такой духмяный запах, да мы еще с утра, считай, почти и не ели — у меня живот подвело, и он так квакнул, что командиры даже обернулись. Олег, сволочь, рядом печенку жареную положил и по спине как врежет — мол, не дрейфь, боец, сейчас хавать будем.

Тут и командиры подтянулись — правда, без старичка этого странного, тот в лес ушел, ну и черт с ним — нам больше достанется…

Тогда же

Леший

— Успокоились?

— Успокоились. Вот Андрею рассказывал, как листья правильно сушить и обрабатывать.

— Да, я тут уже половину блокнота исписал, не ожидал столь подробной лекции. Даже о побочных эффектах поговорили.

— Ну и что ж там, в побочных-то эффектах? Даже самому интересно? Вдруг, не дай Ллос, лечиться придется.

— С тобой, трау, и с любым другим эльфом ничего не случится. А вот с хумансом, если чрезмерно часто употреблять будет, посложнее выйдет.

— Что, шесть суток поноса и смерть от обезвоживания?

— Да нет, ничего смертельного, неделя глубокого сна и в одном случае из дюжины пробуждение лесным эльфом.

— Э… э… э… нда… по-моему, лучше уж понос… ненавижу этих любителей зеленого цвета…

ГЛАВА 26

Сны, навеянные луной в теплую августовскую ночь.

«Особенности расовой психологии».

Справочник практического психолога,

том 3, «Примеры клинических случаев»,

под редакцией Лориэль Фиаларени

12.07.1941. Ночь

Ссешес Риллинтар

Тихая музыка ночного ветра в кронах деревьев, потрескивание углей в костре, загадочный блеск звезд в небесах. Грусть. Грусть, мягкой пушистой лапкой ласкающая мою душу, лапкой, скрывающей острые коготки. Луна, зависшая в перьях облаков, ее серебристый свет, проходящий через мои протянутые пальцы. Почему мне так грустно… О серебристая дева Луна, ответь… все ведь хорошо, ты льешь тихую музыку ночи на заснувшую чащу, но мне хочется выть… слезы стоят в моих зрачках… Почему мне так больно… Ответь, странница ночи… Ответь мне!..

Тишина, тихое посапывание хумансов, нежащихся в тепле раскаленной коптильни. Струящиеся ленты лунного света, спускающиеся с небес. Лица спящих, проплывающие мимо в тихом лунном хороводе. Нет… они спят. Это я… кружусь на поляне, кружусь в водопаде лунного света и пытаюсь вспомнить… вспомнить и понять… усыпить этого теплого демона по имени Грусть…

Люди, они такие разные и вместе с тем похожие… раскидавшиеся во сне и, наоборот, сжавшиеся в позу эмбриона… открытые, беззащитные лица, омываемые луной… Лица, за которыми скрываются нерассказанные истории, чувства, переживания, страхи. Боль и ненависть… смех и радостные слезы… Люди… уйди от меня, мой безжалостный демон Грусть! Я понял… я вспомнил… руны грусти, обвивающие лучи лунного света, теперь открыты моему взору…

Сны… какие только сны не снятся на природе, у гаснущего костра, людям! Иногда веселые, иногда страшные. Некоторые, даже объевшись перед сном жирного мяса до состояния полного изумления, снов не видят из принципа и только, тяжело переваливаясь во сне с одного бока на другой, тихо постанывают от обжорства, как, например, этот веселый парнишка с рязанской внешностью, курчавыми волосами цвета прошлогодней соломы и задорно оттопыренными ушами, кажется, его зовут Сергей, да, точно — Сергей Корчагин.

А вот другой пример: раскидавший во сне конечности молодой индивид, спящий с выражением глобальной ответственности на лице, бисеринки пота, проступившие на его висках, уже серебрящихся паутинками ранней седины, и бледное настороженное лицо явно доказывают, что кошмар, привидевшийся этому молодому капитану НКВД, находится в самом разгаре. И если сейчас заглянуть в его неспокойный сон, можно увидать много интересного, абсурдного и вместе с тем почти не страшного постороннему наблюдателю. Посудите сами, ведь страхи они, как вкусы, абсолютно индивидуальны. Особенно страхи людей…

…Один из безликих кабинетов Кремля. Приглушенно горящие абажуры ламп на стенах, ряды стульев, стоящие вдоль стен, и старый, покрытый истершимся зеленым сукном, длинный стол для совещаний, вдоль которого выстроились люди… Хм… Почти люди…

Во главе строя стоит бледнеющий и краснеющий Андрей, который чувствует себя настолько не в своей тарелке, что воротник форменного френча давно уже перехватил не только дыхание, но и пищевод. Только это и спасает капитана от надвигающихся от страха позывов к рвоте. Многочисленные сосущие спазмы внизу живота тоже не добавляют капитану уверенности. Он боится… боится до такой степени, что сам страх уже почти материализовался.

Перед подобравшимся строем, держа перед собой раскрытую серую папку с растрепанными матерчатыми завязками, передвигается воплощение капитанского ужаса, из-за спины которого виден притулившийся у стены Судоплатов, вытирающий широким клетчатым платком обильный пот, проступивший на лице…

Перед строем, периодически заглядывая в папку и останавливаясь, нервно шагал интеллигентного вида, лысый, в аккуратных круглых очочках, гражданин.

— Ну-с, подведем итоги, капитан Кадорин Андрей Геннадьевич. Отправив вас на столь ответственное задание, партия и весь советский народ ожидали немного другого эффекта. Конечно, основное задание ви виполнили и сформировали ядро високоэффективного партизанского отряда. Но у товарищей возникают некоторые сомнения в вашем подборе кандидатур. Давайте еще раз пройдем по списку отряда и непосредственно познакомимся с товарищами бойцами вблизи. Вот этого странного зеленого гражданина с бородой представьте, пожалуйста.

— Дух Чащи, рабочий псевдоним Леший. Помощник главы партизанского отряда. Специалист по маскировке и запутыванию следов.

— Так, пойдем дальше. Вот этот худой гражданин в черных доспехах кем является?

— Псевдоним Кощей. Начальник диверсионного отдела. Специалист по проведению похищений высокопоставленных лиц.

— Похвально-похвально, молодой человек. Но вот подскажите-ка, что тут делает эта гигантская собака.

Почувствовав, что о нем говорят, представитель семейства люпусов склонил свою голову размером с хороший тазик набок и, ощерившись в идиотской клыкастой ухмылке, которая получается только у особо умных животных, с ехидцей посмотрел огромными влажными янтарными глазами.

— Серый. Ну в смысле Серый волк — сотрудник диверсионного отдела. Лучший специалист по спасению высокопоставленных лиц и транспортным операциям.

Уже не белый, а красный, с покрытым какими-то бурыми пятнами лицом, Андрей судорожно попытался поправить воротник, запуская таким образом в свой измученный организм еще несколько глотков внезапно спертого и почему-то влажного воздуха.

— Так, смотрим далее. Вот гражданка с метлой. Что она делает в вашем отряде? Вы что, уже совсем с ума посходили — дворников личных заводить? И это в тот момент, когда вся страна напрягает силы и возможности для отражения вероломного нападения немецко-фашистских захватчиков?! Я, конечно, не умаляю твоих заслуг перед трудовым советским народом, капитан, но думаю, товарищи вправе знать, зачем наша краснознаменная армия и, в частности, ее лучшие и самые секретные подразделения держат в своих рядах, не побоюсь такого слова, уборщицу.

Побелевший за спиной Берии Судоплатов пытается что-то произнести и отвлечь таким образом огонь начальственного гнева на себя.

— Товарищ нарком, разрешите, я объясню…

Но прерванный внезапно ожесточившимся голосом Лаврентия Павловича, в котором резко зазвенела сталь, затих.

— С вами, товарищ Судоплатов, и с возглавляемым вами подразделением ми еще разберемся. А сейчас пусть молодой человек отвечает, а ми его послушаем и в тесном товарищеском кругу винесем свое жесткое, но вместе с тем справедливое решение.

— Это вот… Баба-яга… ну… командир звена авиаподдержки нашего отряда… имеет богатый опыт уничтожения стратегических объектов противника в глубоком тылу.

— И позвольте уточнить, молодой человек, кто же входит в состав вашего, как ви висказались, «звена авиаподдержки»?

Рванув резко сжавшийся воротник гимнастерки и пытаясь схватить мгновенно пересохшим ртом хоть несколько глотков спасительного воздуха, капитан прошептал, уже заваливаясь в спасительную тьму обморока:

— Змей Горыныч…

Но давайте пока отвлечемся от кошмаров молодого человека, у нас есть еще несколько секунд, перед тем как он вскочит, обливаясь холодным потом и обводя окружающих бешеными, испуганными, как у загнанной лани, глазами. Давайте потратим их с большей пользой и окинем взором оставшихся любителей поспать при полной луне.

Вот с абсолютно серьезным лицом лежит старшина — Валерий Сергеевич. Или, как его часто называют, Сергеич, крестная мама и папа нашего отряда. Если бы не его организаторские способности и умение «надыбать» нужные вещи из воздуха, то, боюсь, хумансы бы окончательно завшивели и оголодали. Седой сорокалетний мужчина с волевым лицом, покрытым мелкими оспинками шрамов, как он однажды обмолвился на вопрос Олега — трофей с Гражданской, на Перекопе каменной крошкой посекло, снаряд рядом в скалу ударился и не взорвался — повезло.

А вот нам не повезло… хрипя и глотая судорожно сведенным горлом прохладный ночной воздух, с лежанки резко вскочил капитан…

— Что такое, Андрей?

Абсолютно бешеные, не узнающие никого глаза пытаются на мне сфокусироваться, из горла рвутся пока еще не контролируемые фразы, являющиеся продолжением кошмара:

— Товарищ нарком, колхозные поля под Рязанью он жечь не мог и комсомолок из Петрозаводска не воровал…

— Тихо, Андрей, успокойся… это сон… это всего лишь страшный сон… обычный человеческий сон…

— Что? Где я? А… Фу…х! Ну и приснится же такое…

Несколько минут блаженной тишины, пока капитан пытается прийти в себя и сдержать дрожь уже уходящего страха. Несколько минут тишины, залитой лунным светом. Тихий шелест листвы и хриплое, загнанное дыхание хуманса рядом…

— Андрей, как у вас зовется эта небесная странница, так щедро льющая свой ласковый серебристый свет?

— Что?.. А!.. Ну… это луна.

— Луна… Спи, капитан, спи… теперь ты уснешь без сновидений, и пусть тебя разбудит первый радостный лучик веселого летнего солнца… а я еще погрущу… Спи…

Спи…

Qu’ellar Ril’lintarkyorl dos…

D’ja…[2]

ГЛАВА 27

Чунга-Чанга, весело живем!

Чунга-Чанга, песенку поем!

Один старый мультик

12.07.1941

Рядовой Клаус Майне

…эти восточные бесконечные леса и болота — шайсе!

Сумасшедшие местные жители, не понимающие ни слова на нормальном немецком языке. Эта мошкара размером с мизинец, звереющая от присутствия нормального немецкого солдата. Компас, стрелка которого крутится, как безумная. Герр лейтенант утверждает, что это потому, что в болоте много железной руды. Сам он до войны жил в Руре и поэтому, думаю, знает, о чем говорит. Одно радует — собаки довольно плотно держат след и ведут себя все уверенней. Скоро мы нагоним этих диверсантов и отомстим им за гибель немецких солдат!

Отодвинув стволом винтовки мешающую еловую лапу, Клаус заметил какую-то вспышку, мелькнувшую в закатных лучах справа от края растянувшегося цепью отряда…

Тихий ветерок, потянувшийся от болота, ласково перебирал черное как смоль оперение стрелы, вонзившейся в правый глаз рядового, овевал грани наконечника, теперь нагло проклюнувшегося из коротко стриженного немецкого затылка, чуть приподняв при этом каску и залихватски надвинув ее на уже бессмысленные глаза, в которых отражался — впрочем, кому какая разница…

— Клаус! Рядовой Майне! Где ты!

Встревоженные голоса, далеко разносящиеся над болотистой белорусской землей, переполошили любопытную белку, уже два часа пытающуюся своим куцым умишком дотумкать, зачем этим людям ходить кругами по вроде бы ровной, пусть и заросшей местности. И самое главное: когда эти двуногие сволочи уйдут от ее заначки, любовно припрятанной в дупле дерева, стоящего в середине вытаптываемого пространства?

Ефрейтор Вальтер Кляйн уже в который раз с надеждой обратил взор на свою собаку Лайзу, все так же трусливо жмущуюся к его ногам. Эта странная и загадочная страна Россия. Немецкому мозгу страшно даже представить существование столь дикой местности, буквально целиком состоящей из гигантских деревьев, непроходимого, дикого, как монголы, подлеска и странной, пружинящей под ногами почвы, покрытой слоем густого влажного мха.

Вдруг собака встрепенулась и с тревогой зарычала на высокие деревья, величественно чернеющие на фоне молодой поросли. Некоторые из этих гигантов были давно уже мертвы и тянули к небу голые, безжизненные ветви. Некоторые, наоборот, являлись домом для огромного количества птиц, сейчас потревоженных близким присутствием человека и беспокойно перепархивающих с ветки на ветку.

Лейтенант сразу вошел в суть дела и быстро уточнил:

— Вальтер, что, по твоему мнению, могла учуять Лайза? Может, это наконец-то проклятые русские партизаны?

— Нет, герр лейтенант, судя по реакции собаки, это, наверное, какое-то животное, но стопроцентно гарантировать я не могу.

Чтобы ни на минуту не прерывать погоню, лейтенант направил первое отделение вместе со вторым кинологом по следу неуловимых русских. Хотя, по мнению самого Кляйна, толку от собак в такой влажной местности, в сущности, никакого. Запах партизан, даже если бы он был, все равно рассеивался из-за влаги раньше, чем собаки успевали взять след. Благо война в Польше позволила Вальтеру и его напарнику Гюнтеру научиться неплохо разбираться в следах, с учетом того, что русские оставляли за собой довольно четко видимый след из примятого мха, сломанных веточек на кустах и отметин от рук и обуви на краях бочажков, в которые явно проваливались русские свиньи. Так что метод преследования заключался в простом прочесывании местности на предмет оставленных следов и потом — следование им, пока не пропадут, и все то же изнурительное прочесывание местности.

Лейтенант вместе с Вальтером и вторым отделением аккуратно выдвинулись в сторону подозрительной группы деревьев. Не пройдя и пары шагов, они были остановлены резко взлетевшими птицами, буквально взорвавшимися возмущенными криками. Птицы явно чего-то испугались, испугались намного серьезнее, чем обычно пугаются какой-то группы незнакомых людей. Почти подойдя к зарослям молодых елочек, любовно укутывающих подножия лесных великанов этаким колючим зеленым пледом, Лайза резко рванула вперед, зашлась в истерическом лае. Последовали за собакой, зашли в глубь группы деревьев буквально на десять метров, тут отряду пришлось остановиться. Обычно молчаливая овчарка бросалась на дерево с густой кроной, пыталась вскарабкаться по стволу и, соскальзывая, громко лаяла на что-то находящееся в кроне.

Попытки определить с земли, что же скрывается в густой листве, не увенчались успехом, и лейтенант, буркнув, что сумасшедшая собака явно лает на белку или еще на какого-нибудь варварского русского зверя, приказал продолжить преследование и догнать первое отделение.

Не успев проговорить последних слов и развернуться в обратную сторону, лейтенант застыл как вкопанный и тихо, почти шепотом, приказал остановиться и приготовиться к бою. Медленно и по возможности неслышно передернув затвор МП 38, он прошептал:

— Там, в ветвях, явно не белка.

И глазами показал на каплю крови, застывающую на его рукаве.

Обследование ствола дерева и его ветвей не принесло никакого результата, нашли только множество кровавых потеков и кусочков мяса, в беспорядке раскиданных на широких ветвях и прилипших к стволу. Только-только начавшие кружиться над ними мухи и свежий вид крови означали: что бы тут ни происходило — это произошло недавно.

Забравшийся на дерево лейтенант выдал предположение, что на одном из горизонтальных сучьев, поблизости от ствола, буквально несколько минут назад кто-то сидел и занимался самым странным, на его, лейтенанта, взгляд, делом — резал мелкими кусочками свежее мясо. Только вот зачем? И кто?

При обследовании ближайших к месту обнаружения крови зарослей опять отличилась Лайза. Буквально в пяти метрах от этого злополучного дерева, укрытый от посторонних взглядов разросшимся папоротником, лежал человеческий труп.

— Герр лейтенант, это рядовой Майне! Только что с ним?

Бледные лица окружающих с застывшим на них выражением ужаса и омерзения были обращены в сторону тела и склонившегося над ним лейтенанта.

— Так вот что там строгали. Только… зачем? В этих лесах русские дикари совсем с ума сходить начали? Ведь это сделало явно не животное — слишком ровные разрезы. И самое главное — посмотрите, чем его убило. Это же стрела. Русские и монгольские варвары действительно не достойны занимать эту землю. Наш фюрер, безусловно, прав в том, что славянские варвары должны быть стерты с лица планеты…

13.07.1941

Ссешес Риллинтар

Глубокие, волнующие звуки флейты, веселой песенкой раскатившиеся над потухшим кострищем и скукожившимися во сне от утренней прохлады бойцами. Кому-нибудь, более знакомому с репертуаром советского кинематографа, в последующие полвека эта развеселая мелодия сразу бы напомнила замечательный мультик «Чунга-Чанга». Но медленно просыпающиеся красноармейцы, хотя и были ценителями прекрасного (особенно прекрасного ужина, завтрака и обеда), комментировали побудку в крайне отрицательных тонах. Правда, только про себя.

Все же хорошо-то как! Настроение просто великолепное. Оказывается, для того, чтобы сохранять нормальный цвет лица и хорошее настроение, дроу, и в частности вашему покорному слуге, необходимо просто кого-нибудь или качественно доставать, или, что еще более весело, убивать. Как показал вечерний и сегодняшний ночной опыт, убивать веселее. Вчера, после того как меня достали эти два ирода, в голову все же стукнула мысль не пылиться в лагере и не мешаться под ногами у воинов, а по-быстренькому пробежаться назад, по нашим следам, и попробовать на ком-нибудь свежеизготовленные стрелы. Ну жалко мне с углепластиком расставаться, их и осталось всего ничего, и пополнения не предвидится. А вот самоделок не жалко. Мешочек наконечников все равно на игру волок, чтобы продать, а видишь — пригодились для другого. Правда, с изготовлением стрел у меня всегда туговато было, но вот нужда заставила. Первые две, правда, вышли страшные, как жизнь репера в квартале скинхедов. Но зато прямые, ну почти. Потом вроде приноровился — даже пятки начал трофейным надфилем аккуратно выпиливать. Вспомнил, как правильно свободный конец нити при креплении перьев под витки прятать. А вот комментариев, что перья только на примотке и неклееные, — не надо. Сделайте в лесу, на коленке, лучше — тогда и комментируйте. В итоге получилось пять стрел вполне себе средневекового образца. Думаю, правда, что средневековый мастер-лучник мне бы руки поотбивал за такое чудо, но, как говорится, особых ценителей рядом нет, а мое ОТК, зажмурившись конечно, продукт аттестовало…

Ничто так не прочищает мозги после ругани, как пробежка. Ну и что, что бежит дроу и по густому лесу — все равно успокаивает. Ведь если Дух Чащи не свистел, то эти самые пока не несчастные немцы должны быть где-то рядом. Вот я и решил пробежаться до соседей по лесу. В гости, так сказать, забрести, и если не зарезать, то хоть в карман наложить — так сказать, для душевного успокоения. Без огонька, но с подарками.

Бежать особо много не пришлось, преддверие болота распахнуло свои зудящие насекомыми объятия. Две стены леса, с востока и запада, обнимали громадную, будем считать, поляну, заросшую ивняком, березками, молодыми дубами и осиной в просто нереальных количествах. И по всему этому благолепию кто-то долго и упорно топтался — этак с радиусом разворота в полтора километра. Многочисленные петли и окружности, вытоптанные в этом диком уголке природы, явно доказывали работоспособность методик Духа Чащи. Так уговаривать гостей не покидать радушного хозяина может только он.

А вот и гости — ходят! Чтоб у них ходилки сломались! Скучные до невозможности. Даже собаки какие-то нерадостные. Ну и Ллос с ними!

Ехидно улыбнувшись, я принялся аккуратно, не спеша, с большой любовью к ближнему, выбирать первого пациента для испытания своих самоделок.

Первой в деле надо испытать чудо моего сумрачного гения — «стрелу почти прямую из орешника». С тоской посмотрев на свой блочник и на эту, с вашего позволения, хрень, я, почесав оперением кончик носа, наложил стрелу на тетиву. В процессе натягивания меня особо порадовали эволюции, совершаемые наконечником при перемещении стрелы на упоре. Почему-то сразу стало понятно, что траекторию полета именно этой стрелы можно совместить со всем, кроме мишени. Наведя стрелу на находящийся от меня на расстоянии ста метров неровный строй покорителей русских болот и тихим, не злым словом помянув ректора, Ллос и чудо американского ракетостроения — «Пэтриот», спустил тетиву…

Первый показатель хорошего блочника и некривых рук у лучника — это почти полная бесшумность выстрела, максимум тихий, ласковый шелест хорошо смазанных блоков.

Сравнение с «Пэтриотом» себя оправдало на все сто процентов. Не пролетев и десяти метров, это чудо авиастроения клюнуло наконечником и благодаря высокой скорости полностью скрылось в мягком, болотистом грунте. Простившись с геройски утонувшим уродцем, я вытащил из колчана образец номер три, со вторым не менее кривым образцом было решено не позориться.

Растянувшаяся цепь, уже прошедшая мимо моей позиции, позволяла с большим удобством выбирать любого в качестве мишени. Но для пресечения ранних воплей я присмотрел самого крайнего из хумансов и, аккуратно прицелившись в плечо, спустил тетиву. Все же нет сомнения — паранормальные способности у хумансов существуют, — иначе откуда тогда он знал, что на него смотрят, и почему повернул голову? Странно! Но с этим вопросом как-нибудь попозже. После выстрела выяснились следующие моменты. Первое — камышовые стрелы значительно лучше деревянных. В частности, они просто прямее. Второе — они, сволочи, гораздо легче углепластика. Даже если учитывать кованый наконечник. Поэтому траектория полета имеет более длинный пологий участок. Все это и поворот головы опытной мишени привело к замечательному попаданию прямо в чрезмерно любопытный глазик. Тушка мягко и тихо сложилась и замерла, привольно раскинувшись на белорусской земле. И самая большая прелесть заключалась в том, что остальная шеренга даже не заметила исчезновения крайнего бойца. Очень густые заросли и чрезмерно растянутый строй делали визуальный контакт между солдатами непостоянным, а накопившаяся усталость резко уменьшила частоту переклички.

Тихонечко, почти на цыпочках, подкрался к месту падения тушки, для оценки непосредственно повреждений от стрелы МК-2. Как оказалось, долговечность и прочность не входят в перечень достоинств камышовых древок. Стрела умудрилась мало того что сломаться в двух местах, она еще расщепилась практически по всей длине. Хотя — череп хумансу пробила на загляденье. Когда я с умилением смотрел на безвольно раскинувшееся тело, в моей сумасшедшей голове возникло неудержимое желание пошалить. Буквально такое же по накалу желание возникало у меня в далеком-далеком детстве перед тем, как мы с ребятами шли в крестовый поход на соседский сад. Подхватив тело и взвалив его себе на спину, неслышно растворился в зарослях. Отойдя буквально на полкилометра и только пару раз уронив тело, был остановлен знакомым шепотом трав и листвы:

— Зачем убил? Только зазря жизнь человечишки потратил.

— Хм… Захотелось. Вот стрелу новую опробовать решил. Да и, может, еще чего с тушкой сделаю.

— Да что из этих хумансов полезного заохотить-то можно? Мясо? Ну, вроде, все. Кожа никакая — непрочная, тонкая, тянется сильно.

— Вот давай сейчас и посмотрим. Кстати о делах наших скорбных. Сколько хумансов примерно потребуется для источника? Надеюсь, не толпа?

— Да нет. Максимум один-два. Там только контур магией запитать и потом вздохов десять удерживать, а дальше-то он уж заработать должон.

— Ну, тогда эти вот страдальцы все нам и без надобности. Я тут еще вечерком стрелы поиспытываю, ну а оставшихся, чтоб посговорчивее были, денька три еще поводи.

Часть самых слабых можно потом отпустить — пусть своих попугают. Если всех убить, воспитательный момент пропадет. И вообще, не мешайся, у меня мысль появилась. Хотя нет, стой! У тебя муравейник, да побольше, рядышком найдется?

В туже ночь процесс испытания стрел был продолжен.

Посидел для приличия у костра — погрустил. И что-то так хреново мне стало. Вспомнилось и ночное развлекалово, и процесс вырезания заготовок для флейты. И то, что эти заготовки ожидают меня в муравейнике, обитатели коего, простимулированные Лешим, стахановскими методами очищают человеческую бедренную кость… Левую… Правую я испортил, когда в процессе вырезания во мне что-то сильно перемкнуло и вдруг стало очень плохо на душе. Но, впрочем, это быстро прошло… Почти…

Лучшее средство от хандры, как показала практика, прогулка. Прогулка под полной луной с полным колчаном стрел. И игра в прятки — прятки со смертью. Нет, не той, больничной, накрахмаленной, худенькой, бледной девочкой Смертью. И не с разложившимся окопным скелетом дамы по имени Смерть. На залитой луной местности в прятки играли две статные девы — затянутая в фельдграу фрау Тодт и закутанная в тончайшие паутины шелка таинственная темноэльфийская jalil Elghinn,[3] очаровательно прикусывающая в волнении клычком свои бледные губы с блуждающей на них страшной и притягательной улыбкой, полной неземного наслаждения…

Счет: ноль — шесть… четверых раненых не засчитали…

Результаты испытания… как бы это сказать… поражали. Точность, конечно, до углепластика не дотягивала ни в коем ракурсе. Бронепробиваемость тоже не особо. Хотя тут можно возложить вину на наконечники из ковкого железа, сделанные абы как. Так я ж не для себя делал — для продажи. Каску с расстояния в сто метров не пробивает. И навесом тоже. Стрела от такого разлетается буквально в пыль.

Кружиться в стремительном танце вокруг подвывающих от страха хумансов, но не показываясь и не приближаясь к ним ближе все той же сотни метров, оказалось восхитительно, волшебно! Первоначальные попытки определить, откуда прилетела бесшумная смерть, попытки стрелять в темноту. Команды их командира, из последних сил и сорванного горла пытающегося организовать круговую оборону. Истерический лай и скулеж запуганных насмерть собак. Свист пролетающих где-то в стороне этих нелепых, слепых железяк — пуль. Впрочем, это мельтешение скоро очень сильно надоело. Оставив страдальцев караулить рассвет, я отправился к уже знакомому муравейнику и, подхватив заготовку, вернулся к костру.

Кожаный ремешок, посыпанный мелким, искристо белым песком, стремительно скользил по кости, отгоняя мысли, желания, воспоминания. Монотонная, успокаивающая работа, тихий скрип разрезаемой кости, треск затухающих углей, уже подернутых серым саваном пепла.

Самое сложное при обработке кости, особенно в походных условиях, — правильно ее высушить. С этим всегда проблемы, ведь, если сушить на костре, есть опасность неравномерного нагрева и растрескивания. Если оставить как есть и к тому же плохо очистить, через пару дней обращаться с изделием можно будет только в противогазе, причем изолирующем. Поэтому нет ничего более успокаивающего, чем аккуратно, медленно и вместе с тем равномерно прогревать свежеотполированную кость над жаром углей, прислушиваясь к ночной тишине.

Час перед рассветом, собачья стража. Когда-то давно это время, когда ночная прохлада сменяется холодом раннего утра и над травой появляется молочная пенка тумана, не замечалось мной. Я либо спал без задних ног в палатке, либо лежал на своем любимом диванчике в квартире, придавленный весом спящего на груди или на животе кота. Теперь я почти не сплю, дрема, заволакивающая мой разум, разве это сон? Нет, ну как может быть сном состояние, в котором слышишь, что происходит вокруг. Даже можешь думать о чем-нибудь отвлеченном, правда, очень медленно и неторопливо. Сюрпризы доставшегося мне тела — когда они закончатся? Да и прогрессирующая шизофрения, на которую я стараюсь не обращать внимания, чтобы не сойти с ума… Нет, она полезная, очень полезная, можно даже сказать, полезная для выживания, но из-за нее меня бросает в такие мрачняки, что просто жуть. Через минуту мне хочется хихикать, как ненормальному, или хохотать во весь голос. Вот как сейчас — во мне опять зашебуршился маленький проказливый чертенок — я тут, значит… не сплю. А эти сволочи хрючат. Сейчас я им устрою пионерскую побудку! Та-а-ак! За водой далеко идти. Посыпать их углями, пока еще горячие? Не-э! Орать будут. Громко и немузыкально. Музыкально! Точняк! Инструмент почти высох — досушу потом, не развалится. Так-с, подберем репертуар. Что-нибудь бодренькое и желательно… О! Точно! Про каннибалов!..

Веселая детская песенка, раскатившаяся над потухшим кострищем и скукожившимися во сне от утренней прохлады бойцами. Замечательная и вместе с тем чуточку наивная. Что поделать — побудка! Ректора ее!

ГЛАВА 28

Каждое действие требует осмысления.

Умный человек никогда не производит его постфактум.

Народная мудрость

14.07.1941

Ссешес Риллинтар

Утренние хлопоты громкой шумной волной прокатились по лагерю и разбились о волнолом невозмутимости старшины. Остановив суматошное движение подчиненных, он моментально организовал извлечение мяса из коптильни и приготовление завтрака. С помощью ударов прикладов глиняная крышка коптильни была разбита, и на поляну хлынул оглушительный запах копченостей.

Слушая четкие команды старшины и глубоко надвинув капюшон для защиты от безжалостного летнего солнца, выглянувшего из-за верхушек деревьев, я задумался об этих радующихся близкому завтраку людях.

«Что же держит нас вместе? Фактически в текущий момент в нашем отряде существует три центра власти — я, капитан и старшина. И самое главное, сложилась странная, парадоксальная ситуация: старшина, который в обычных условиях должен подчиняться капитану, подчиняется необычному, можно сказать, человеку. Капитан, который мог бы переложить на себя бремя власти одним своим присутствием, не смог этого сделать по следующим причинам. Первой причиной было ранение. Он уже в недееспособном состоянии вошел в сформированный коллектив, подчинявшийся довольно толковому командиру. Этот командир показал себя компетентным специалистом и довольно грамотным руководителем, под командованием которого отряд уже выполнил ряд операций, причем без потерь. Кормило власти окончательно перешло в мои руки в момент удачно запланированного и выполненного задания диверсионной группы, главой которой являлся капитан. Так как перед этим капитан показал свою несостоятельность, фактически потерял свою группу, даже не вступив в боевое столкновение с противником, возникло недоверие личного состава к организаторским и руководящим качествам капитана Кадорина. Ему просто не повезло. Так что на текущий момент главой отряда являюсь я, но, вынужден признать, создание и нормальное функционирование нашего отряда — это в большой степени старшины.

А ведь если бы не старшина, отряда, как такового, бы не было. Именно он служит мостиком, соединяющим меня и окружающих людей. Он обеспечивал быт, обеспечивал выполнение даже невысказанных и невнятно сформулированных приказов. Ведь до сих пор временами ловлю на себе странные, непонимающие взгляды. Я так и не стал по-настоящему своим и, самое главное, даже не пытался к этому стремиться, дистанцировался от окружающих меня людей, воспринимая их ботами супернавороченной компьютерной игры с сумасшедшим эффектом присутствия. Мог ли я, простой аспирант из российской глубинки, представить, что я буду управлять отрядом хумансов в их крупнейшей в истории мясорубке… Хумансов?! Изучение тактики и стратегии и применяемого вооружения в данной войне будет полезно Дому Риллинтар. Это не наши средневековые разборки в Сумеречной долине, которые я изучал при подготовке квэнты на игру. Сам невероятный масштаб боевых действий может существовать только в случае полного отсутствия архимагов и запрещенных свитков заклинаний тотального уничтожения, например Армагеддон, или при полном отсутствии у сражающихся сторон атомного оружия. Стоп. Какого?! Какое атомное оружие?.. Атомное?! С чего бы я, воин Дома Риллинтар, стал рассуждать об атомном оружии, ведь я не какой-нибудь дварф, чтобы увлекаться столь извращенными технологическими изысками…

Да, не дварф, обычный человек. И что там интересного — строение атомной бомбы я и так знаю и новостями о радиации меня не удивишь… Человек?! Какой человек?! Я дроу!.. Минуточку, дроу я по квэнте и зовут меня… Как меня звали? Я ведь точно помню даже лист квэнты, в который сам вписывал свое имя, и не только игровое, но и настоящее, они стояли рядом — человеческое вверху, а игровое строкой ниже… Человеческое, не игровое имя… Как меня звали?! Кто я такой!.. Что я такое! Почему я знаю алхимию, упоминаний о которой в квэнте не было… какая к Ллос квэнта, зачем мне, Риллинтару Ссешесу, старшему сотнику Дома Риллинтар, какая-то легенда, объясняющая мое существование?.. Слава Ллос, я и так прожил четыреста лет без этих человеческих сказок.

Четыреста лет?! Какие четыреста лет, мне же скоро должно быть двадцать пять, как раз на следующей неделе хотел отмечать с друзьями первый юбилей… Какой юбилей в столь детском возрасте?! Да в двадцать пять лет щенок-щенком, и какие к Ллос друзья — что это такое… ну как же, посидеть с друзьями на природе, отметить годовщину, выпить с ними пива и поесть шашлычка… Пива!.. Эту дварфийскую мочу… которую можно применять только как маскирующий состав для некоторых ядов. И в компании хумансов я что, резко перестал хотеть жить?! Конечно, хумансов, а кто еще может прийти ко мне на день рождения, ведь, кроме людей, на старушке Земле больше никто не живет… Людей?! Ну так остальные только в сказках встречаются!.. В сказках?!! (Ругательство дроу.) А я кто — неужели я персонаж сказки?! Нет, непохоже, вокруг реальная жизнь, реальные люди и реальная смерть… А кто я тогда, неужели бред хумансовского разума? Нет, вокруг слишком достоверная действительность, и боль, и ранения реальны, но вместе с тем магия тоже есть, и она тоже реальна… Так кто же я? Я уже не та человеческая личность, отправившаяся на игру… и не воин Дома, попавший в эту захолустную реальность и участвующий в человеческой войнушке… Во мне опыт и знания обеих личностей… Следовательно, я — новая личность…»

— Ссешес, ты есть будешь?!

Вздрогнув от резкого оклика старшины и предложения позавтракать, я, не поднимая капюшона, повернул голову на голос и произнес:

— Благодарю тебя, воин. Но тело мое сейчас не примет пищу. Поешьте без меня.

Немного удивленным голосом старшина протянул:

— Ну ладно. Но если захочешь, то подходи. Сейчас как раз чай будет готов.

— Чуть позже подойду. Извини, Сергеич.

Этой фразой я добился странного, немного удивленного взгляда старшины. А ведь он практически никогда не видел меня серьезным и никогда не слышал от меня нормальной, спокойной речи.

Старшина, видя мое отсутствие в этом мире, негромко произнес:

— Подходи. Ждем. — И тихо удалился к костру.

Уставив глаза в землю и рассматривая пробегающего по сломанной травинке мураша, явно привлеченного запахом копченого мяса, я медленно проваливался в себя. Окружающие звуки гасли и доносились до меня через толстый слой ваты. Вкусный духмяный запах, еще недавно вызывавший просто водопад слюны, отошел на задний план, и мой мозг успокоился в ласковых ладонях медитации. Перед затуманенным взором, устремленным в глубь моего «я», проносились картины прошедших событий, разворачивались пейзажи пройденного отрядом леса. Всплывали странные деревья и кустарники. Запах — нет, запахи леса, запахи деревьев, трав, грибов. Все они вызывали в моем успокоившемся разуме поток картин и мыслей. Мыслей о том, что лес — это бескрайняя кладовая и было бы кощунством не использовать его возможностей. Ведь буквально сегодня ночью, по дороге в лагерь, я видел великолепный экземпляр el’Tras’sha, из которого можно получить замечательный энергетик практически безо всяких побочных эффектов. Ухватившись за эту ниточку, мозг продолжил распутывать тугой клубок мыслей…

Алхимкомпоненты. Трав было в этом лесу до такой степени много, что возникала мысль, что их никто не собирает. А это означало полное забвение благородного искусства алхимии в этом мире. Ведь для того, чтобы подтянуть моих бойцов и сделать из них команду, опасную для противника не только на словах, мне хватит буквально парочки отваров. Ну, во-первых, зелье кошачьего глаза. Без него просто никак. Ведь его применение сразу позволит производить массовые ночные операции с участием всех членов команды. Во-вторых, уже восстановленный в памяти состав энергетика, он просто жизненно необходим, так как хумансы физически менее выносливы при передвижении по пересеченной местности. И обязательно добавить им на кости еще парочку килограммов мяса — то есть нужна смесь хорошего анаболика с анестетиком, чтобы, с одной стороны, вызвать ускоренный рост мышц, а с другой — блокировать неприятные ощущения на следующий день после сильной физической нагрузки. Где-то рядом я видел необходимые грибочки, значит, сегодня будем творить.

Легко поднявшись, я проследовал к костерку с булькающим над ним котелком, уже распространяющим запах свежезаваренного чая со свежими листиками земляники. Немного потеснив раздвинувшихся при моем приближении капитана со старшиной, я уселся в свою любимую позу лотоса и, несмотря на яркий свет, откинул капюшон… Это мои люди, мой коллектив… значит, я буду в него врастать и заботиться о нем в меру возможностей своей длинноухой личности. А потом… посмотрим, что будет потом, ведь это так интересно… Жизнь — самая азартная игра в мире.

— С добрым утром, воины. Покормите усталого сторожа?

Широкая улыбка на лице старшины, протягивающего еще теплый кусок копченого мяса, лежащий вместо тарелки на отмытом листе лопуха, была мне ответом.

— Вот, командир, попробуй, что у нас из твоего трофея получилось.

— Спасибо. Сейчас оценим. Кстати, надо будет после завтрака капитаном заняться — не дело, что он до сих пор в таком состоянии. Как раз листья мэллорна и опробуем.

С этими словами я вонзил зубы в восхитительно пахнущее мясо и даже зарычал от удовольствия, вызвав прилив гордости у старшины. Откусил от жадности слишком большой кусок, тщательно его пережевал и, с натугой сглотнув, выдал заслуженную похвалу повару:

— Сергеич — божественно! Как ты думаешь, на сколько нам этого мяса хватит?

— Ну, примерно на неделю, если экономить.

— Это хорошо! С нашим хвостиком из немцев я сегодня ночью немного разобрался, так что насчет погони можно не беспокоиться. Значит, подлечим капитана, и надо будет устроить что-нибудь громкое, по возможности с максимальным количеством трупов в рядах врага.

— Разобрался? Один? — Вклинившийся в разговор капитан не удержался от скептической шпильки.

— Не со всеми, но запугать запугал, так что в ближайшее время они будут хотеть только одного — вернуться к своим и никогда, никогда не заходить в эти леса ночью. И детям своим закажут. Из двадцати двух хумансов — шесть трупов и четверо раненых, какое, к Ллос, преследование? Если только раненых прирежут — но, судя по воплям, вряд ли.

— А если командир прикажет? Десяти человек тоже хватит, хотя и почти на равных будем.

— Вот командира у них уже нет, поймал горлом стрелу — слишком громко командовал. И собак, кстати, тоже. Одну застрелил, а вторую Леший увел — ему она приглянулась.

Притихший капитан на некоторое время задумался, осмысливая про себя свежеполученные сведения. Старшина и бойцы тоже временно отвлеклись на процессы пережевывания и глотания. Через несколько секунд почти одновременно раздались два голоса — мой и капитана:

— Может…

— Если…

— Давай, Ссешес, что хотел сказать?

— Да я вот о чем подумал: надо ребят потренировать, а то слишком уж зеленые. Ну и физические кондиции им подправить. Стыдно кому сказать: какая-то жалкая пробежка с раненым и грузом — и они уже язык на плечо высунули. А ты что хотел?

— Хм… как раз тоже хотел предложить — с ребятами позаниматься. Просто у меня сроки поджимают, а если говоришь, что меня подлечишь, операцию надо проводить как можно быстрее.

— Тогда договорились, пробуем на тебе листья мэллорна, ну а для ребят я парочку алхимических зелий сварю. Думаю, «кошачий глаз» пригодится, и мышцы им подправить надо.

В предвкушении грядущего опробования на них какой-то неизвестной гадости солдаты зашевелили челюстями активнее и с тревогой стали поглядывать в мою сторону.

— Только вот методики обучения у меня рассчитаны не на хумансов. С этим как быть?

— В смысле, в чем различие? Неужели так уж отличается?

— Начнем с того, что у вас просто ниже болевой порог. И менее эластичны связки.

— Ну и к чему это?

— Растяжка.

Вопросительный взгляд старшины и блеск понимания в глазах капитана подсказали, что такой краткий ответ их не устроит.

— Главная проблема с нашими бойцами — отсутствие гибкости и низкая выносливость. Если с выносливостью еще можно что-то сделать благодаря различным алхимическим препаратам, то с гибкостью труднее — допустима только разработка суставных сумок и растяжка сухожилий. Как вы все могли догадаться, процесс этот долгий.

— И что, никак нельзя ускорить?

— Как ты, капитан, правильно догадался, ускорить можно, но возникает проблема низкого болевого порога — придется выламывать и растягивать суставы, и даже в случае применения болеутоляющих средств велика вероятность того, что… ну как бы это помягче сказать… цветок жизни ученика может не выдержать и завянуть в самый неподходящий момент…

Вовремя отловленный лось позволил создать запас еды примерно на неделю. А это и поджимающие капитана сроки означало, что с рейдом к железке следует поспешить. Единственное, что мешало немедленно отправиться на столь увлекательное мероприятие, как фейерверк на рельсах, это отвратительное физическое состояние Андрея. Поэтому тем же утром с появлением Лешего на капитане поставили первый опыт по лечению с помощью листьев мэллорна. Со слезами на глазах один зеленый листик Дух Леса скормил больному. Правда, тот чуть не подавился, увидев, каким взглядом сопровождает Лешак ничем не приметный листик. На следующее утро капитан, конечно, не скакал молодым козликом, но стабильно держался на ногах и головные боли, мучившие его, отступили.

В этот день случилось еще много интересного. Чего стоила только сценка отбирания у старшины своей командирской волей единственного котелка, правда, с клятвенными заверениями о возврате, но, судя по выражению лица Сергеича, он в это не особенно верил. Вернувшийся из леса через почти три часа дроу обложился просто гигантским набором грибов, листьев, метелок каких-то трав и стал с упоением химичить, периодически отвечая на заинтересованные вопросы окруживших его бойцов. Иногда эльф сбивался в объяснениях на свой непонятный окружающим язык, но довольно быстро сам поправлялся и продолжал рассказ. Разносившийся от костра гомон периодически прерывался речитативом заклинаний и слабыми вспышками. Капитану, расположившемуся неподалеку, на подстилке этого самого дроу, все это напоминало интересную лекцию, совмещенную с показом лабораторных опытов в каком-нибудь институте. Если не принимать во внимание отсутствие стен, потолка и кафедры, с которой вещал преподаватель. Также пришлось временно закрыть глаза на лабораторное оборудование в виде походного котелка. Ну и на применение профессором магии, после которого он бледнел и с трудом удерживался на ногах. Впрочем, каждый ученый в чем-то волшебник. Картина получалась довольно занятная — этакая лекция зулусского профессора в институте имени Баумана, не хватало только парочки генераторов Ван де Графа, мирно искрящих в уголке.

Алхимическая лаборатория — как много таинственного и возвышенного в этом словосочетании! Но походная алхимическая лаборатория быстро низводит романтику до обыденного котелка и пары-тройки емкостей для хранения получившихся смесей. В качестве емкостей дроу реквизировал у того же старшины три походные алюминиевые фляги и теперь постепенно их заполнял отвратительными даже на вид настоями, обладающими, кроме довольно приличных положительных свойств, не менее внушительным списком отрицательных.

Например, зелье «кошачьего глаза» гарантировало при использовании довольно приличную видимость в почти полной темноте в течение двух суток, но из-за этого днем испробовавший состав абсолютно ничего не видел. Но главным побочным эффектом зелья являлась прогрессирующая перестройка зрачков и глазного дна при постоянном использовании. Алхимическое средство гарантировало примерно через полтора года обретение кошачьих зрачков и ночной образ жизни до конца дней.

Энергетик, составленный из целой палитры поганок, работал почти без побочных эффектов — незначительные боли в мышцах обычный дроу мог спокойно перетерпеть.

А вот последний состав отличался просто демоническим коварством. Полностью блокируя ощущение усталости в мышцах, он заставлял мышечные волокна выкладываться на полную. Это, по словам дроу, очень часто приводило к переломам и смерти от истощения попробовавших чудо-эликсир. Дополненный анаболиком, он в короткие сроки вызывал значительный прирост мышечной массы. Поэтому применение данного препарата можно было проводить только малыми дозами и под присмотром.

После завершения работы «алхимического цеха», развернутого на поляне, решили провести совещание на предмет выполнения задач Центра.

Вне зависимости от состояния капитана, на следующий день постановили выступить к станции Оранчицы в следующем составе: Ссешес как следопыт и командир отряда, капитан Кадорин в качестве подрывника и Сергей в качестве штатного носильщика и снайпера…

14.07.1941

Немецкий полковой врач

— Герр доктор! Герр доктор! Тут раненых привезли! Идите скорее.

Задерганный полковой врач, не спавший уже вторые сутки, с видом сомнамбулы развернулся в сторону взволнованного санитара.

— Что такое, Ганс? Сам отсортировать и перевязать не можешь? Вы мне дадите поспать хоть час?! Или там тяжелые?

— Герр доктор, тяжелый там только один — проникающее в кишечник и два легких. Но там такие странные раны, я просто не знаю, что с ними делать.

— Ганс, ну что там такого странного может быть? Ранения огнестрельные? Осколочные? Или химические ожоги? — Быстро передвигаясь к устроенному в деревенской избе импровизированному перевязочному пункту, интересовался врач.

— Нет, герр доктор. Ни за что не догадаетесь. Я сам впервые такое вижу. Вот поглядите сами. — С этими словами санитар забежал чуть вперед и открыл перед доктором дверь.

Картина, представшая перед глазами врача, привела того в остолбенение. Впрочем, к его чести, длилось оно недолго.

Лежащий на импровизированных носилках из жердей и плащ-палаток раненый выглядел абсолютно нормально — такой среднестатистический пехотинец третьего рейха — за исключением стрелы, торчащей у него из живота, и растекающегося по форме громадного кровяного пятна. Рядом с ним, прислонившись к столу, сидел другой пехотинец со стрелой, торчащей из-под левой ключицы. Еще один раненый, осторожно баюкающий перевязанную посеревшими от грязи и пота бинтами руку, находился у небольшого окошка и с тоской смотрел на своих товарищей.

— Так! Ганс, наша машина уже вернулась?

— Так точно, герр доктор.

— Это хорошо!

Ход мыслей доктора, промелькнувших в его голове при первом поверхностном взгляде на доставшихся ему раненых, можно охарактеризовать следующей тирадой: «Да эти русские что, уже совсем в дикарей превратились? Ни одно, повторяю, ни одно цивилизованное государство не применяет в войне стрелы — только эти восточные варвары сподобились…»

Взяв ножницы и осторожно разрезав одежду солдата на животе, доктор внимательно рассмотрел место проникновения стрелы и принюхался к ране. Посмотрев на белое от боли лицо бойца и расширенные, ничего не видящие зрачки, приподнял его руку и нащупал пульс. После этого обратился к санитару:

— Когда он был ранен?

— Семь часов назад. Болеутоляющее ему кололи дважды.

Внимательно посмотрев в глаза санитара, доктор убедился, что тот понял невысказанную мысль.

— Ганс, этому болеутоляющее. Сейчас я с другими разберусь.

Вошедшие по крику Ганса солдаты осторожно подхватили носилки и аккуратно уложили их в кузов стоящего у порога старого, полуразбитого на русских дорогах грузовичка «мерседес».

Переключившись на другого раненого, доктор попросил его приподняться и пересесть на деревянный табурет, как и все у русских, сделанный предельно топорно. Аккуратно поддерживая раненого за правую руку, врач усадил его и принялся за осмотр. Стрела, выполненная из какого-то материала, напоминающего высушенный толстый стебель травы, была длиной около метра и обладала металлическим наконечником и оперением черного цвета. Наконечник и кусок древка, высовывающийся из выходной раны на спине, были почти полностью покрыты кровью.

Поманив к себе вернувшегося с улицы Ганса, доктор приказал ему ввести раненому болеутоляющее. При осторожном обследовании стрелы было выяснено, что материал древка довольно непрочный и легко поддается ампутационной пиле, движения которой вызвали у раненого страшные гримасы боли, несмотря на уже начинающий действовать морфин. Немного подумав, врач еще выстриг ножницами остатки пропитанной кровью и грязью гимнастерки вокруг обеих ран. Отпилив хвостовую часть стрелы вместе с оперением на расстоянии трех сантиметров от кожи на груди пациента, доктор попросил Ганса и еще двух санитаров зафиксировать раненого — и резким движением вытащил стрелу сзади. Громкий крик и брызнувшая из раны струйка крови явились результатом сего действа.

Прислонивши голову к спине солдата, доктор прислушался и попросил пару раз глубоко вздохнуть. Потом кивнул сам себе и, обращаясь к раненому, произнес:

— Вот и все! Извлекли. Сейчас тебя до госпиталя доставят, там быстренько прооперируют, вытащат остатки, и все. Через месяц бегать будешь.

После этих слов искаженное болью лицо солдата разгладилось, и он смог улыбнуться и прошептать:

— Спасибо, герр доктор.

Тем временем санитар осторожно обработал входное и выходное отверстия, закрыл их тампонами, закрепил и в завершение залил особым дезинфицирующим и герметизирующим составом из целлюлозы. Сделав дополнительный болеутоляющий и противостолбнячный укол, раненого плотно укутали на носилках одеялом и аккуратно погрузили в санитарную машину. Во время погрузки доктор залихватским движением вытащил из-за уха химический карандаш и крупными, чуть кривоватыми буквами заполнил карточку ранения. В ней значилось: «Проникающее ранение верхней части левого легкого, необходимо рассечение и извлечение инородных тел. Примечание: ранение не огнестрельное, остатки извлеченной стрелы прилагаются».

ГЛАВА 29

И тут подрывники суетятся!..

Заложили килограммов по пятьсот тола и тротила… его знает!

Михаил Жванецкий,

«Рассказ подрывника»

15.07.1941

Ссешес Риллинтар

Три гуманоида быстро перебирают ногами по ночному лесу, пронизанному слабым лунным светом. Перебежка идет практически беззвучно, и только тяжелое дыхание двоих последних и периодические шелесты лесной подстилки вздымают полог тишины. На каждом из бегущих навьючен плотно набитый вещмешок, выпирающий в некоторых местах чем-то прямоугольным…

Бег по ночному лесу. Как же я его полюбил, по-моему, нет ничего более увлекательного, чем нестись в полной тишине и уклоняться от еловых лап, протискиваться под низкими сучьями и перепрыгивать гигантскими прыжками подлесок. Бег в составе боевой тройки еще более впечатляющее и завораживающее зрелище. Бег… контроль фронтального сектора… определение маршрута следования… осознание того, что бегущие чуть сзади и по бокам воины беспрекословно подчиняются выбранному тобой направлению и контролируют каждый свой сектор… Бег боевой тройки дроу…

15.07.1941

Рядовой Железко Юрий

Ну и мерзость эта магическая микстура! Прополис, разведенный бабкиным самогоном, настоянным на курином помете, и то приятнее на вкус. Уже больше трех часов по лесу бежим, и все равно во рту мерзостный привкус. Но действует на удивление — вроде ночь, да и с вечера тучи подтянуло, а все равно все видно. Конечно, не так, как днем, все в каком-то сером свете, но деревья отчетливо видно. И вот по лесу бежим, не спотыкаемся. Командир, правда, перед отправлением объяснил, чтобы не сильно напрягались при беге — вроде его микстура нам сил прибавлять будет, и бежать мы сможем гораздо дольше обычного человека. Ну, может, действительно чуть меньше устал. Кстати, командир сегодня довольно подробно все описал. Обычно он такого не делал, а теперь собрал, объяснил, что, куда и кому. И тон приказов изменился.

Чувствуется, он нас теплее, что ли, воспринимать начал, причем совсем недавно. И общается теперь так, как нормальный командир должен — ровно и доходчиво.

Вот, например, бежим мы сейчас по лесу — он впереди, справа я, слева капитан. Ссешес дорогу выбирает, беззвучно командует, куда заворачивать. Сперва-то мы не догадывались, что эти легкие движения руками — это команды, но после парочки недоумевающих взглядов примерно разобрались. И, кстати, очень удобно оказалось. Особенно если принимать во внимание, что бежим мы в полной темноте. Со стороны нормальному человеку только звуки наших шагов слышны, а так как нам практически все видно, дорогу командир выбирает так, чтобы шуметь поменьше — завалы сушняка обходим и стараемся в густой подлесок не лезть. Если бы еще не наши сапоги, то вообще бы бесшумно бежали. Вот у Ссешеса обувка — загляденье. Я к его сапогам уже дня четыре присматриваюсь. Выглядят как кожаные чулки с тонкой подошвой. Он в них по лесу даже не идет — стелется. И с портянками у него проблем нет. То ли ноги не потеют, то ли магией какой пользуется. Когда он их у костра снимает на просушку — характерного запаха нет. Завидно до невозможности. А вот мы когда портянки-то у костра развесим — от запаха даже комары исчезают. Правда, позавчера командир какой-то травки притащил и в приказном порядке после просушки заставил портянки на ночь переложить. И действительно, помогло — вонять стало поменьше и между пальцами зуд почти прошел.

Ну вот, пока я тут о командирских сапогах мечтал, справа в кустах что-то зашуршало. И резко рвануло в сторону, прямо через кусты. Замираю, перехватываю винтовку и осторожно так раздвигаю стволом кусты. И тут сзади к правому плечу кто-то прикоснулся. Резко разворачиваю голову, а там командир что-то знаками показывает и вопросительно смотрит. Да как эти знаки понять-то — нет, я, конечно, понимаю, что он свой беззвучный язык разумеет, но я-то в нем ни бум-бум. Он еще раз повторяет последовательность жестов и вопросительно смотрит. Пытаюсь выражением лица показать, что не понимаю ничего. В ответ раздается шепот на его непонятном языке. Пожимаю плечами и шепчу в ответ:

— Что-то зашуршало и убежало вон в том направлении.

— Почему не подал знак о возможной опасности из твоего сектора ответственности? — как всегда, заумным языком спросил командир, не переставая оглядывать окрестности.

Мои попытки объяснить, что его языка жестов я не знаю, а орать на весь лес как-то не с руки, были прерваны подошедшим капитаном:

— Что случилось?

В ответ Ссешес развернулся и прошептал злым голосом:

— Ну а ты, капитан, почему свой сектор наблюдения оставил? Подходи, кто хочешь, — бери нас голыми руками? Воины, вы что, меня до сумасшествия довести хотите? Один спугнул косулю в кустах и, не предупредив, полез в одиночку разбираться. Второй вместо охраны и наблюдения тоже решил потрафить своему любопытству.

Видок у нас с капитаном стал довольно унылый, ругает-то за дело и в общем-то прав.

Конечно, понимаю, что с начальством спорить неуместно, но не сдерживаюсь и спрашиваю:

— Командир, так твоего языка жестов мы не понимаем. По дороге еле разобрались, как ты повороты обозначаешь, а уж как тебе подать сигнал о шуме, как ты выражаешься, в моем секторе ответственности, тем более не знаем.

Выражение лица командира начало резко меняться — недоумение, удивление и, наконец, прочно угнездившееся понимание волной пробежали по его темному лицу.

— Извиняюсь. В какой-то момент забыл, что вы хумансы, и воспринимал вас частью темноэльфийской диверсионной тройки. Постараюсь, чтобы такого не повторилось. А теперь давайте продолжим путь.

Дальше мы бежали уже без остановок и без неожиданностей. Видимо, запас оных на сегодняшнюю ночь был уже нами выбран. Почти в четыре ночи, по капитанским часам, наконец выбрались из леса на железнодорожный путь, судя по карте, где-то между Кобрином и станцией со странным названием Оранчица. Мощная железнодорожная насыпь поднималась над уровнем лесной почвы на приличную высоту в почти два метра. Ну подошли мы к ней, осмотрелись — тишина мертвая. Да и кому тут шуметь-то в такую рань?! Сумасшедших, кроме нас, ночью по лесу шляться-то нет. К этому времени содержимое моего наплечного мешка, обложенное при беге большим количеством нехороших слов, воспринималось мной исключительно в матерном ключе. И поэтому, когда капитан сказал, что место подходящее, я с большим наслаждением бросил мешок на землю и вознамерился отвесить ему пинка — так, в отместку за свою спину. Остановил меня громкий мат капитана и резкий прыжок с перекатом в отдаленные кусты Ссешеса. За что и удостоился чуть попозже двух подзатыльников и дружного шепота, из которого узнал, что всю дорогу тащил на себе порядка десяти килограммов взрывчатки и коробку с детонаторами. В ответ на такие новости смог только судорожно хватануть ртом воздух и как стоял, так и сел. В голове проносились мысли о том, что еще чуть-чуть, и мозгами бы я пораскинул знатно. Меж тем Кадорин, не отвлекаясь на мой прибитый вид, отстегнул малую саперную лопатку и приступил к раскопкам железнодорожной насыпи между двух шпал. В это время командир с большой сноровкой собирал из вытащенных из вещмешка деревяшек, проводов и каких-то деталек адскую машину. Судя по всему, он уже не раз тренировался это делать, так как никакого справочника или схемы перед ним не лежало и все творилось по памяти.

Распотрошив и мой многострадальный мешок, Ссешес споро начал набивать толовыми шашками собранный деревянный ящик. Вытащив деревянный пенал с детонаторами, он вставил один в шашку и аккуратно поместил внутрь адской машины. Подхватив ее на руки, подошел к капитану и тихим шепотом произнес:

— Готово, давай устанавливать.

— Точно? Давай я лучше перепроверю. Все же ты с нашими техническими бомбами не общался.

— Да что там сложного-то. Ни опознавания по ауре, ни дублирующих цепей подрыва — так, примитивная алхимия, ну и электричество ваше, конечно. Не боись, ставь, на всякий случай можешь проверить, чем Ллос не шутит, и устанавливай. А я пока следующую соберу.

— Зачем следующую? Потом ее тащить невесть сколько придется. Лучше уж потом на месте соберем.

— Ничего ты, капитан, не понимаешь. Вот давай я тебе мозг погрызу следующими рассуждениями, а ты пока все же ее поставишь. Согласен?

Пыхтящий капитан, склонившийся над рельсами в довольно многозначительной позе, пристроил отрезок доски в довольно глубокой ямке между шпал, буркнул что-то утвердительное и с подозрением начал рассматривать содержимое собранной мины.

— Вот посуди, взорвется на этой мине ваша железная колесница…

— Паровоз. Кстати, собрал правильно — даже странно.

— А ты сомневался! Так вот, паровоз взорвался, вагоны покатились под откос — насыпь тут вроде достаточная. Все равно путь будет разрушен, и прилично, — правильно рассуждаю?

Возвышающаяся над рельсами кормовая часть капитана попыталась было воспроизвести кивок головы, но в связи с отсутствием актерских данных не смогла, поэтому из глубины земляной норы раздался чуть приглушенный голос:

— Ну, допустим.

— Так вот, для нашей цели блокирования перемещений вражеских войск самыми злейшими врагами являются, по моему мнению, ремонтники. Вот поэтому вторую мину мы поставим метрах в четырехстах от первой и настроим прибор кратности на взрыв от второго проходящего поезда. Как тебе мои рассуждения?

Вынырнувшая из-под рельса голова капитана с припорошенной песком шевелюрой имела очень странный вид, на лице одновременно было написано выражение крайнего удивления и восхищения.

— Блин, Ссешес, снимаю шляпу. С такой стороны подойти к этой задаче — я до такого даже не додумался.

Капитан принялся с наслаждением вытряхивать из шевелюры землю. И при этом, зараза, углядел меня, с интересом прислушивающегося к беседе.

— Юра, мать твою! Ты где обязан сидеть? Кто должен за окрестностями наблюдать? Вот вернемся, наряд на кухне тебе гарантирован.

Настроение у меня тут же упало и, ругая себя за излишнее любопытство, я принялся с усердием вглядываться в обе стороны лесного коридора, в котором находилась насыпь. Но внезапно раздался голос Ссешеса:

— Капитан, позволь мне самому наказывать своих бойцов, спасибо, конечно, но я постараюсь сам разобраться.

Ну не знаю, о чем они там потом говорили, так как перешли на шепот, да и я уже далековато отошел, но легче на душе у меня не стало. Наряд вне очереди — это знакомо, а вот что командир может придумать — черт его знает. Ну да ладно, Бог не выдаст, свинья не съест.

15.07.1941

Ссешес Риллинтар

Электрохимические замедлители — это такая приятная вещь, такая приятная, блин, я даже не знаю, с чем сравнить. Вроде маленький бакелитовый грибочек с отвинчивающейся пробкой, ну что там может быть интересного — ан нет! Маленькая батарейка, подпружиненный ударник, кусочек проволоки и ампула с кислотой. О, забыл самое важное — резистор!

И все это в сумме обеспечивает замедление замыкания контактов на срок от двенадцати часов до двадцати суток. Электрический ток, проходя через ограничивающий резистор, растворяет в кислоте медную проволочку, которая удерживает ударник. И как только она порвется, освободившись, он либо замыкает контакты, либо накалывает капсюль детонатора, в другом варианте исполнения. Вчера, перед выходом, капитан устроил мне ликбез по этим самым химическим замедлителям, детонаторам, батарейкам и взрывчатке. Ничего нового, конечно, я не узнал, но зато послушал интересную лекцию. Даже в конце сунул свои пять копеек по поводу изготовления самодельного прибора кратности. Оказалось — чего проще, берем все тот же химический замедлитель, отвинчиваем крышку и на держатели сопротивления кладем хороший такой гвоздь. Правда, вершина технологии? Секрет в том, что гвоздь покрыт тонким слоем парафина и поэтому не замыкает контакты. А как только над миной пройдет первый поезд, рельс осядет и вставит гвоздь на место штатного сопротивления, одновременно сняв с него импровизированную изоляцию. А с учетом того, что сопротивление двухмиллиметрового гвоздя стремится к бесконечно малой величине, переделанный таким образом электрохимический замедлитель сработает буквально через двадцать — тридцать минут, приведя мину в боевое положение. Между прочим, своей идеей по улучшению этого устройства я очень сильно удивил капитана. Еще чуть-чуть — и спалился бы. Но удалось отмазаться рассуждениями о том, что с электрическим током мой народ знаком уже очень много лет и в связи с наличием магии не особенно придает ему значение. В довесок описал устройство древнеегипетской батарейки из кувшина, железного стержня, медной пластины и энного количества уксуса. Вроде поверил. Ну так к чему это я? А, вспомнил. Бежим мы, значит, по лесу в сторону Оранчицы. Правда, странное название? А за спиной в железнодорожной насыпи спят два подарка, любовно прикопанные, присыпанные песочком и гравием. Ну и для эстетического наслаждения и передачи привета немецким кинологам — парочка кустиков полыни. Через десять часов они как раз немного подвянут, ну а после того, как под ними сдетонирует пять килограммов тола, взлетят в воздух красивым погребальным веночком… Вообще-то странное ощущение — почти как в детстве, когда учительнице на стул канцелярскую кнопку положил. Впрочем, думаю, возможностей впасть в детство у меня будет еще предостаточно. Это увлечение взрывчаткой осталось с еще человеческих времен, и ощущения при ее использовании тоже оттуда. Впрочем, если разбираться, темноэльфийские части моей психики тоже не лежат мертвым грузом, взять хотя бы сегодняшние воспоминания — когда бежали по лесу, мне так мозги переклинило, как еще никогда ранее. Померещилось, что бегу в составе тройки дроу, на полном серьезе принялся раздавать команды жестами. Да и капитан с Юркой хороши: в некоторых словах темноэльфийского боевого языка жестов разобрались и поддерживали мою уверенность почти четыре часа. И если бы не эта косуля, так бы до самого утра считал, что рядом дроу. Хотя и в этом есть свои положительные стороны — восприятие этих людей как моего отряда прогрессирует.

Почти под самое утро вышли к этой самой железнодорожной станции. Скажу я вам, давно не видел такого захолустья — домик путевого обходчика, пара сараев непонятного назначения, водокачка для питания паровозов, маленький огородик, угольный сарай — кстати, совсем покосившийся. И мощные заросли кустов и травы вокруг. Судя по всему, со дня начала войны в руки косу тут не брал никто. Небольшой деревянный рассохшийся перрон и целых четыре охранника, с сонным видом прохаживающихся по этому творению инженерного гения. Из систем освещения в наличии целых три керосиновых железнодорожных фонаря в жестяных корпусах, с окошками, забранными стеклом. Атмосфера запустения и сна буквально витала над этим местом. Побродив вокруг примерно полчаса и убедившись в отсутствии собак, что, кстати, было странно, решили отойти поглубже в лес и посовещаться. После того как мы остановились, Юра буквально размахался руками и начал, захлебываясь от восторга, доказывать, что это замечательный случай, при таком количестве немцев мы их обязательно должны убить. С отеческой улыбкой мы с капитаном посмотрели на красноармейца, Андрей сделал приглашающий жест рукой, в ответ на который я улыбнулся и покачал головой, предоставив, таким образом, капитану пальму первенства в разъяснении.

— Рядовой Железко, смирно!

Вот чем хороша армия — рефлексы вбивает в подкорку, чуть ли не до уровня безусловных. Моментально вытянувшийся во фрунт Юра вынужденно прекратил свои рассуждения и, самое главное, больше не размахивал руками.

— Так, рядовой, вы нам объясните, чего мы добьемся, уничтожив этих немцев?

— Ну как же, товарищ капитан, ведь это же враги!

— Тогда подумай своей головой, вот мы буквально пару часов назад что делали?

— По лесу шли. А что?

— Кхм… Допустим. А потом?

— Ну, мины устанавливали.

Тут в процесс издевательства над излишне импульсивным рядовым включился и я:

— А как ты думаешь, если сейчас перерезать весь этот пост и взорвать стрелки, немцы пути проверять не пойдут? На предмет заложенных мин и взрывчатки?

— Ну а как же, вообще вот так и оставить? Пусть живут?

Капитан положил руку Юре на плечо и сказал:

— Не беспокойся, сюда мы придем попозже, обязательно придем.

В эту же секунду рефреном прозвучал мой голос:

— И живые позавидуют мертвым…

А на обратном пути мы обнаружили «рояль в кустах». Такой маленький, компактный рояль, притулившийся под кронами густых елей на маленькой овальной полянке. Рояль марки «У-2». Сперва, увидев торчащее из подлеска крыло, я даже не остановился и без интереса последовал далее. Просто, как ни странно, вымотался за эту ночь порядочно. И под утро меня начало клонить ко сну. Даже нет, не так, мне просто стало абсолютно безразлично, что творится вокруг. И поэтому я даже не подумал, что в самолете может быть что-нибудь ценное. Но матерный возглас капитана, раздавшийся за спиной, быстро вернул меня в окружающую действительность. Я другим взглядом обвел лесную поляну, перепаханную следами приземлившегося самолета, по-другому посмотрел на срубленные пропеллером сосенки и орешник. Судя по всему, летчик сажал машину из-за состояния полной безысходности. Просто на эту поляну мог сесть только явный самоубийца. Подойдя к машине, в свете разгорающегося утра мы увидели следующую картину: под еловым шатром стоял, чуть наклонившись, «У-2». Почти целый, если не считать нескольких пулевых отверстий в кабине и немного разлохмаченного попаданиями хвостового оперения. Сунувший в кабину нос Юра прошептал, что внутри кровь. Почему-то на этой поляне была такая атмосфера, что громко говорить казалось просто невозможным. Поднявшаяся густая трава, оплетающая шасси самолета, медленно покрывалась капельками росы от тонкой прослойки тумана, лижущего голенища наших сапог. Внимательно осмотрев кабину и прилегающие заросли, мы все же обнаружили пилота. Обрывки формы, изгрызенная портупея и планшетка дополнялись несколькими ребрами и буреющим в траве черепом с ошметками сгнившего мяса. Также была обнаружена простреленная кобура с искореженным ТТ. Ни сапог, ни крупных костей ног обнаружить не удалось — все же вокруг лес и тут слишком многие хотят есть. Судя по всему, раненый летчик тянул до аэродрома, сколько мог, и лишь потом сел на вынужденную. Заглянув в кабину и примерно сопоставив по пулевым отверстиям треки от пуль, я с большим почтением бросил взгляд на череп пилота. Суметь с такими ранами посадить самолет — этот человек обладал просто чудовищной силой воли. Он не только посадил своего воздушного коня, но и вылез из кабины, попытался дойти до своих. Тут, похоже, его и остановил поцелуй jalil Elghinn. Все остальное довершили лесные звери и теплая летняя погода.

Пока я занимался разглядыванием самолета, капитан по-шустрому осмотрел планшетку и извлеченные из нее документы. В некоторых местах они, конечно, были забрызганы кровью и поэтому немного попахивали сладковатым запахом разложения, но прочитать их было можно. Что капитан и сделал:

— Лейтенант Молчанов. Двадцать четыре года. Тридцать третий ИАП. Аэродром базирования — Пружаны. Совсем немного парень не долетел. Где-то километров пятьдесят не дотянул.

— Это и есть ваши летающие устройства? Если правильно помню, Сергей их еще самолетами называл?

— Да, это связной биплан из тридцать третьего истребительного авиаполка. Наверное, в первые дни войны был подбит и сел вот тут. Парня жалко — совсем молодой, надеюсь, долго не мучился.

— Ладно, ты, капитан, лучше скажи, как у вас обычно похоронный обряд происходит. Судя по количеству крови в этом самолете, парень сажал его только на силе воли и злости. Настоящий воин. Такой достоин хорошего посмертия и правильного погребения.

Поиски костей, разбросанных по поляне, выкапывание неглубокой могилы у корней дерева и прощание с отважным летчиком много времени не заняли. Уже через сорок минут мы, как муравьи, ползали по самолету. Агрегат оказался почти целым и, самое главное, с неповрежденными двигателями, почти полными баками. Видно, парня подловили на взлете, и поэтому много топлива он сжечь не успел. Скорее всего, картина того воздушного боя выглядела следующим образом: по взлетевшему с аэродрома У-2 отработала пара немецких истребителей и погналась за ним. Но, удалившись от катавасии над аэродромом, скорее всего, получили приказ не связываться с одиночным, выходящим из боя самолетом, тем более таким, и прикрыть свои штурмовики, разносящие в клочья аэродром русских. А молодой парень, выплевывая заполняющую легкие кровь на приборную панель, из последних сил искал на земле площадку, способную принять его воздушного коня. Он до последнего спасал — нет, не себя, спасал свой самолет.

После обследования выяснилось следующее. В самолете наличествует парашют, правда, залитый кровью и с пятью сквозными пулевыми отверстиями. На этом краткий перечень находок закончился. Кстати, обследовавший двигатель и шасси капитан высказался в таком ключе, что все вроде в рабочем виде. Посмотрев на Андрея внимательней, я вдумчиво задал начавший мучить меня вопрос:

— Капитан, ты что, в самолетах разбираешься?

— Ну, не так уж и хорошо, но летать летал. Правда, на УТ-2 с инструктором. Не так много, как хотелось, но взлететь, а потом сесть смогу.

— Нет, хумансы, вы все же странные существа. Ну, на драконе, ну, Ллос с ним, на грифоне — это я понимаю, но на этом?!

— Да ладно, очень надежная конструкция, и для взлета всего метров сто надо. Я тут уже посмотрел, надо срубить мелкую поросль и в том конце поляны деревья повалить, чтобы был коридор для взлета. Вот и все. Правда, топлива всего две трети бака, это, если не ошибаюсь, километров на триста — триста пятьдесят.

— Угу, тогда вопрос: до линии фронта сколько?

— А вот этого я тебе не скажу, вечером сеанс связи с Москвой, отрапортую об установке подарков и предложенном тобой методе двойного минирования, вот тогда можно и спросить. А зачем тебе расстояние?

— Капитан, единственным более или менее высоким чином вашего государства у меня на примете являешься ты. Дипломатические отношения с твоим государством мне устанавливать надо? Надо! Вывод: вручить тебе послание к главе твоего Дома, кучу подарков в виде листьев мэллорна, да и зелье «кошачьего глаза», думаю, пригодится, и отправить тебя на этом агрегате к руководству.

— Так Леший же плакался, что у него мэллорны — еще ростки-ростками и срывать с них листву сейчас смерти подобно?

— А вот с этим я в ближайшее время разберусь. Есть методы. В этом случае самолет и организация переговоров с руководством о твоей встрече — все на тебе. А чтобы даже случайно информация о союзе наших Домов не попала в руки противника, письмо придется писать таким образом, что прочитать его можно было только в твоем присутствии.

— В смысле?

— Потом, капитан, все потом. Кстати, тебе не жалко будет на благое дело маленького стаканчика крови?

ГЛАВА 30

Не кочегары мы, не плотники,

Но сожалений горьких нет как нет.

К/ф «Высота»

16.07.1941

Ссешес Риллинтар

По прибытии в лагерь мы моментально разбрелись в разные стороны, даже не отвлекаясь на предложенный старшиной завтрак. Капитан с головой залез в ящик с инструментами, доставшийся нам в наследство от мотоциклистов, и принялся там копаться с видом заправского стоматолога. Видно, его собственное утверждение о том, что самолет в порядке, немного не соответствовало действительности. Особенно меня насторожили отложенная в сторону ножовка по металлу и хорошие такие клещи. Но в здравом уме капитана я решил не сомневаться и предоставил ему полный карт-бланш на любые действия с самолетом. Подозвав старшину, попросил его помочь капитану с ремонтом новообретенной техники. Нет, у меня конечно же не было сомнений в техническом мастерстве капитана, но мозг грызла маленькая червивая мыслишка о том, что у старшины ремонт получится как минимум аккуратнее и шансов благополучно долететь до своих у капитана станет больше.

Прихватив от подвешенного на дереве окорока хороший такой кусок — все же пока не дух святой, кушать хочется — я удалился из лагеря.

Мне предстояло совершить действия, которые не особенно приветствуются человеческой моралью. Впрочем, это еще слабо сказано — совсем не приветствуются.

Но для дальнейшего выживания, видимо, сделать это придется — рефлексировать будем потом.

Отойдя примерно на пару километров от лагеря, я вышел на маленькую полянку с лежащим поперек нее поваленным деревом, на котором, удобно пристроившись в развилке растопыренных, скрюченных корней, сидел Дух Чащи и смотрел в мою сторону с серьезным выражением глаз.

— Здравствуй, Дух Чащи.

— И я приветствую тебя, valsharen Ril’lintar.

— Пока весь Дом состоит из одного меня, я не достоин так именоваться.

— Думаю, если у нас все получится, недолго славное имя Qu’ellar Ril’lintar будет оставаться в тени.

— Ты уже подобрал место?

Леший поманил пальцем пролетающего мимо воробья и, усадив его себе на вытянутый вперед палец, принялся всматриваться в тревожно моргающие бусинки птичьих зрачков и, не поднимая взгляда, глухо произнес:

— Конечно, подобрал, лучшее место в этом проклятом богами лесу — Мертвое Сердце Додревней Пущи. Место упокоения многих волшебных существ. Там до последнего сохранялась магия, она медленно истекала оттуда по капле, растягивая агонию собравшихся. Теперь это болото — черная, зовущая трясина, покрытая осокой. И только вершины когда-то гордых мегалитов чуть приподнимаются над вонючей жижей, прикидываясь простыми, покрытыми тщедушным мхом камнями. Пошли, valsharen Ril’lintar, я отведу тебя к вместилищу моей грусти и боли.

16.07.1941

Газета Velkischer Beobachter, фрагмент статьи

«…под мощнейшими ударами наших доблестных войск Красная армия, лопнувшая как мыльный пузырь в первые дни войны, продолжает отступать, теряя города, людей и технику. Примером того положения, в котором находятся эти неотесанные славянские варвары, может служить случай, произошедший на Восточном фронте не далее чем на прошлой неделе: в полковой госпиталь были доставлены немецкие солдаты, в которых эти красные варвары стреляли из лука! До какой степени варварства нужно дойти, чтобы использовать такое, не побоюсь этого слова, доисторическое оружие?! Это еще раз доказывает, что войска Красной армии полностью разгромлены доблестным вермахтом. У них нет ни достойного вооружения, ни патронов. Единственное, что они сейчас могут делать, — это массово сдаваться в плен или пытаться такими вот дикими методами противостоять нашей несокрушимой, стальной лавине…»

Тогда же

Ссешес Риллинтар

Или Леший вел меня по быстрой тропе, или старое сердце чащи действительно находилось так близко от нашего лагеря, но на месте мы оказались буквально через несколько минут.

Большая зеленая поляна, покрытая разными травами и седеющими проплешинами мха, открылась моему взору. Обогнав Лешего, я собирался перейти через поляну, но схватившая мое левое запястье древесная рука резко остановила меня:

— Стой! Присмотрись получше, а потом, если захочешь, иди.

Присев на корточки и наклонив голову, я принялся внимательно разглядывать эту идиллическую поляну, ярко освещенную солнечным светом и украшенную перепархивающими насекомыми. На первый взгляд это была обычнейшая поляна, ну, может, с травами чуть зеленее и сочнее окружающих. Этому могло быть множество объяснений. Но мои рассуждения и сомнения были рассеяны в один миг, когда недалеко от меня на травяной ковер приземлилась брошенная Духом Чащи тяжелая ветка. Кустики травы буквально разошлись, и вверх плеснула коричнево-черная, мерзкая даже на вид жижа. Медленные, тягучие волны прокатились по идиллическому травяному покрову, еще недавно выглядевшему так мирно. Красота скрывала под собой смерть — медленную, мерзкую болотную смерть, после которой даже тело не обретает покоя, а так и остается тысячелетиями гнить, погребенное пластами зловонного ила.

Передернув плечами от прокатившейся по коже волны омерзения, я обернулся и спросил:

— И где же обещанные мегалиты?

— Не беспокойся, недалеко. Вон впереди, на расстоянии буквально десяти метров, виднеется маленькая кочка, покрытая рваным одеялом серого мха, видишь?

— Да, только уж слишком она маленькая. Вон, кстати, еще и еще. Сколько их и почему не видны полностью?

— Девять. Девять камней силы, образующих контур. Когда-то они возвышались над поляной на высоту в два человеческих роста, но после того, как обвалился свод пещеры, находившейся под ними, вся эта местность превратилась в болото. И камни начали медленно погружаться в размытую болотной жижей почву. Еще тридцать — сорок лет, и на поверхности топи уже не осталось бы этого памятника былому величию.

— А мэллорны? Если тут было сердце леса, точно рос хотя бы один.

— Гниют. Гниют в этой черной жиже. Они не смогли пережить источник.

— Так. Разобрались. Значит, мне надо доставить жертв непосредственно к камням и запитать контур магией? Так?

— Тогда вопрос: как я до этих камней доберусь? Какая тут глубина?

— Местами до семи метров жижи и еще примерно два-три метра ила.

— Понятно, заболоченная карстовая воронка. Значит, когда твоя пещера обрушилась, грунт просел и образовалась аккуратная такая ямища. Ее заполнило водой, а потом она заросла, сперва ряской, потом тонким травяным покровом. Так и образовалась эта идеальная ловушка.

— Трау, изумляешь ты меня, откуда ты такие вещи-то знаешь? С твоими сородичами я раньше общался, им и в голову бы не пришло задуматься о таких «глупостях». Неужели в вашем мире трау у дварфов хлеб отбивать начали? Это я по поводу горного дела, если ты не понял.

— Нет, горным делом в моем мире дроу не занимаются. Это я вот такой уникум. Кстати, Дух Чащи, ты тоже меня удивляешь — ловко притворяешься перед хумансами. Чтобы тебе подобные, да спокойно подошли к костру, да еще и общались с его зажегшими! Ну не поступают так духи чащ, слишком уж ты разумно себя ведешь.

— Ну я-то понятно. Тут, когда с магией нелады твориться начали, с каждым днем все хуже и хуже становилось. Сперва мелочь всякая поисчезала, а вот потом, когда за крохи магии всеобщая резня началась, выяснилось, что в драке одними инстинктами не обойдешься, пришлось ставку не на силу да ярость делать, а на разум и логику. Альянсы заключать, с разными двуногими общаться. А в чужом разуме много полезных идей нахватать можно, только вот, чтобы применять их, уже самому сходно думать надо. А так как идеи в основном человеческие были (уж слишком хорошо это племя в интригах да войне разбираться приспособилось), то и сам не заметил, как потихоньку словно человек думать научился. Много нового, ранее совсем мне ненужного узнал, а теперь-то и остановиться никак не могу. Ты думаешь, я только ради магии с вами контакт наладил? Нет, мне и просто так пообщаться с умными существами интересно — как еще что нового, не касающегося твоего леса, узнать можно? Я ведь перед тем, как в спячку лечь, пока совсем худо не стало, в своем лесу со многими мудрецами приятельствовал. Это потом среди них одни только люди остались. А знания, как я понял, в такой долгой жизни, как моя, лишними не бывают. Такая вот философия.

— Философия? С греками случайно общаться не приходилось?

— Это с эллинами-то? И они забредали.

В моем мозгу медленно начали всплывать расплывчатые сведения из школьного курса истории, и среди них молнией проскочила мысль: это когда ж он в спячку-то впал? Может, он и знаменитую заварушку в Иудее застал? А может, и про первые крестовые походы от очевидцев слышал? Тогда становится понятно, почему в русских сказках образ Духа Чащи такой человечный.

— Послушай, философ, так ты, получается, Лешего и не играл?

— О чем ты, трау?

— О сказках хумансов, в которых ты так хорошо засветиться успел.

— Да, необычный ты трау, это когда же ты здешние людские сказки узнать-то успел?

— Вечерком с моими бойцами побеседуй, узнаешь о себе много нового или старого, с какой стороны посмотреть. Ну и посмеешься заодно. А насчет моей необычности, я тут часть человеческой жизни уже прожил…

Осмотр берегов полянки привел меня к неутешительным выводам. Для того чтобы добраться до камней, придется или городить наплавной мост, или перекидывать длинные бревна с берега до верхушки ближайшего мегалита, а потом соединять их мостками. Работа предстояла муторная и, самое главное, тяжелая. По всему, придется привлекать старшину с бойцами, в одиночку с таким объемом строительных работ не справиться. Да и не сильно-то хотелось. Вот только потом их надо будет отправить подальше — так, на всякий пожарный.

Повернув голову к задумавшемуся философу, я решил разобраться с самой важной из насущных проблем — проблемой стройматериалов.

— Слушай, философ, тут небольшая проблемка образовалась. Зная, как твое племя к вырубке леса относится, задаю шкурный вопрос: на благое дело запуска маг генератора десятка три бревен не одолжишь?

— Трау, как есть трау. Все норовите по живому резать… Одолжить, говоришь? Очень уж строение фразы знакомое — ты случайно большую часть прожитого тут времени не под стенами Иерусалима провел?

С самолетом все оказалось не так радужно, как расписывал капитан. Расчалки на стабилизаторе мы закрепили, это у нас проблем не вызвало. А вот с обшивкой оперения и, самое главное, с тремя из шести нервюр киля были большие проблемы — для растопки они подходили идеально. Хорошо в самолете обнаружился высокотехничный набор для ремонта — пара кусков парусины, клубок дратвы с воткнутой в него толстой кривой иглой и универсальное средство от головной боли — молоток с маленьким мешочком гвоздей.

Рядом нашелся и хороший такой сосновый сушняк. Но сам процесс вырубания из него ровного чурбачка, потом раскалывание этого чурбачка на более или менее ровные бруски, что, кстати, удалось только старшине, и то не с первого раза, представлял со стороны странную картину. Особенно если учитывать блеск любопытных глаз Духа Чащи, замеченный мной на исходе второго часа мучений. В итоге, переведя на щепки энное количество древесины и получив наконец три тонкие плоские плашки, почти подходящие под нервюры, старшина принялся совершать преступление, за которое в детстве я уже огребал от деда мощный подзатыльник, — нецелевое использование ножовки по металлу. Выпилили пазы, прибили к лонжерону гвоздями до состояния «хрен оторвется» и принялись обшивать парусиной. А уж тут пальму первенства пришлось взять в свои руки: посмотрев на первые стежки старшины и на выражение лиц окружающих, отобрал инструмент и принялся сноровисто шить, иногда помогая себе пассатижами. Просто на своих мокасинах я уже натренировался по самое не могу. Так что теперь с гордостью могу сказать: с кройкой и шитьем у меня проблем нет. Примерно через полчаса варешкообразный чехол для киля был готов. Чуть разогнули дюралевый обод, поврежденный пулями, и принялись закреплять это чудо портновского искусства гвоздями, одновременно натягивая. В конце концов выглядеть стало почти нормально, а лишнее после натяжки мы обрезали. Конечно, по цвету наше произведение отличалось от родной обшивки, ну и лаковой гидроизоляции не было, но на пару полетов должно было хватить, как всегда у русских — сурово и не особенно красиво, но зато работает.

Другая и самая страшная проблема заключалась в перебитом пулей нижнем лонжероне фюзеляжа, из-за чего корпус самолета немного провисал в нижней плоскости, смахивая на беременного пескаря. Старшина оперся руками о край пассажирской кабины и покачал корпус, вызвав такой жалобный скрип треснувшего лонжерона, что мои чувствительные уши чуть не свернулись в трубочку. А когда аккуратно оторвали боковой лист фанеры, обнаружили очень неприглядную картину — мало того что балка лонжерона была перебита, так эта сволочь еще и треснуть вдоль на миллиметров семьсот умудрилась. И, как назло, в наличии ни дрели, ни коловорота. Так бы просверлили пяток отверстий, наложили бы брусок для усиления и стянули болтами, благо запас оных у нас в наличии. Если честно, не болтов, а каких-то шпилек под резьбу М-8, длиной где-то миллиметров сто двадцать. Зачем их хомячные немецкие мотоциклисты с собой возили, это, конечно, отдельный вопрос. И самое главное — где они их свинтили? Но так как с оборудованием для сверления отверстий у нас проблемы, пришлось выкручиваться по-другому. Взяли ствол сухой березки длиной полтора метра и, обтесав его с одной стороны, приложили к лонжерону, а потом в дело вступил мультяшный принцип конструирования — на веревочках с бантиками. Или, как сказала бы небезызвестная Сова, — «на шдудочках». Плотно перетянутый шпагатом по всей длине, лонжерон держался довольно прилично — во всяком случае, под весом старшины не прогибался и почти не скрипел. Конечно, фигуры высшего пилотажа после такого ремонта делать будет только полный самоубийца, но для горизонтального полета с минимумом перегрузок машинка сгодится. Потом прибили фанерный борт обратно, предварительно натянув внутренние растяжки фермы. И приступили к мелочам — там правая качалка управления рулем высоты была погнута пулей и с нее оборван нижний трос, идущий к оперению. С этой ерундой разобрались за несколько минут, и старшина под взглядами окружающих гордо похлопал по фюзеляжу со словами:

— Ништо! Полетает еще машинка. А что корпус весь в дырках — так, как говорится, нам с лица воду не пить.

После проведения ремонта самолета и последовавшего за ним обеда я решил озадачить окружающих еще более интересной конструкторской проблемой. Взяв с собой старшину с бойцами, топор и хороший моток веревки, повел их напрямую к месту нашего с Лешим последнего разговора. Придя на берег обворожительной зеленой полянки, устроил мастер-класс метания веток в трясину для обозначения разумных границ безопасности. И тут из кустов выступил Дух Чащи:

— Здравствуй, трау. И вам, люди, здравствовать.

— Да и тебе не хворать. Подготовил деревья?

Скривившись, Леший неопределенно махнул в сторону леса:

— Да тут рядом сухостоя полно. Как этот участок леса заболачиваться начал, сосны одна за другой сохнуть стали. Эти неженки, чуть что не так, особенно с влагой, сразу либо гнить начинают, либо засыхать. Да и дубы тоже. Вот березки в этом отношении получше, даже на болоте нормально растут.

— Тогда бери ребят. Идите за бревнами. А мы пока с Сергеичем попробуем прикинуть — что тут и как.

Удаляющийся Леший в окружении немного озадаченных рядовых — между прочим, прикольная картинка — быстро скрылся в зарослях ивняка. Оставшись вдвоем со старшиной, я обратился к нему, пытаясь пояснить ситуацию:

— Короче так, Сергеич. С магией в вашем мире швах. А помагичить хочется — и не только мне одному. Сам помнишь, как я тебе рану заращивал и осколок вытягивал. Ведь помнишь?

— Помню, командир, я, что ль, ирод какой — добра не помнить.

— Ну так вот, Леший поскреб по своим сусекам и показал местонахождение старого источника магии. Если его запустим, с магией получше будет — во всяком случае, после каждого лечения меня ломать перестанет. Ну и заклинания помощней можно будет использовать. Кстати, интересно будет из кустов фаерболом по паровозу засандалить — что в итоге получится? А вот для того чтобы запустить этот источник, к нему надо пробраться. Ты сам видел, какая тут топь. Вон те камни покрыты мхом, видишь? Это и есть источник. Надо как-то умудриться организовать там помост и отсюда к ним мост, что ли…

— Так, вроде понял. Для моста пару лесин можно кинуть и с той стороны связать, только с глубиной тут как? Сваи бы поставить.

— А вот со сваями тут, Семеныч, проблема, глубина тут местами метров пять — семь, и еще метра под три ила. Если только у берега забить можно, а вот дальше смотреть надо.

— Ну ладно, командир, сейчас что-нибудь соорудим.

Недалеко раздавались ритмичные удары топора по сухому дереву — это красноармейцы под присмотром Лешего предавались пороку лесозаготовки. В течение двух часов на берег болотца было вытащено порядка двенадцати стволов длиной от семи до четырнадцати метров. С последним четырнадцатиметровым бревном пришлось помахаться как ни с каким другим. Благо на болотистой местности сосны, хоть и вымахали ввысь, оставались тонкими и тщедушными. Думаю, в сыром виде мы бы это бревно не то что не подняли — даже не сдвинули бы.

Идея, предложенная старшиной, на первый взгляд казалась полным идиотизмом — не заморачиваться ни с какими мостками, а просто соорудить длинный узкий плот и такой же кольцевой плотик вокруг верхушек камней, благо диаметр окружности, по которой они располагались, составлял всего метров пять. Почесав себе капюшон (а что вы думаете — день и эта зараза на небе светит), я согласился с таким планом. Немного дополнив его установкой тонких свай в тех местах, где сможем достать дно, просто так, для фиксации всего сооружения. А то еще расплывется — и кукуй на камешке, как идиот.

Вот тут-то как раз старшина и развернулся — показал, как говорится, себя во всей красе. Впервые в жизни видел, как в руках у человека мелькает топор. Пазы в бревнах он вырубал если не со скоростью света, то уж точно со скоростью звука. Первый, самый длинный плот соорудили из трех бревен, положенных комлями в разные стороны и соединенных перемычками. Тут как раз пригодилась взятая с собой веревка, так как гвоздей нужной длины у нас не было, а обнаруженные в самолете из-за своей длины годились только для прибивания вражеских ушей к стене уборной.

В итоге плотик получился хороший, если не считать щелей сантиметра в три между бревнами. Но тут старшина высказался в том ключе, что зато пошире будет и не так опасно ходить. Хотя концы трех поперечных бревен где-то на два метра выступали по обе стороны основного настила, этой здравой мыслью решили не пренебрегать.

Спуск на воду конструкции оказался довольно сложным делом, ведь в собранном виде эта сволочь весила немало. Но с этим вопросом, как ни странно, помог Леший. Посмотрев пару минут на упирающихся, пыхтящих хумансов и матерящегося дроу, он предложил не надрывать пупок, а попробовать использовать рычаг. И действительно! С помощью двух рычагов и катков, подложенных под бревна, плот бодро сдвинулся с места и заскользил к краю болота, величаво раздвинув обтесанными концами бревен покров травы, скрывающий черную болотную жижу, сперва нырнул передней частью под собственным весом, а потом величаво закачался на поднятых волнах.

Подождав, когда все успокоится, я аккуратно ступил на сосновую поверхность, вооружившись шестом. Под моим весом конец конструкции немного, на пару миллиметров, просел и чуть накренился влево.

Буквально через пятнадцать минут с помощью красноармейцев, топора и длинных сухих шестов плот был прочно заякорен и утыкался одним концом в берег, а другим — в виднеющуюся в болоте верхушку ближайшего мегалита.

Наступил черед самих камней. Подозвал Духа Чащи и посовещался с ним о высоком, причем шепотом, чтобы окружающие не услышали.

Потом отловил старшину и предложил ему подумать, что можно сделать для создания помоста в середине кольца камней. Тот даже особенно и не задумывался, сказал:

— Ну, командир, нашел, в чем проблему искать. Сейчас организуем плот внутри — и все дела.

В ответ на эти слова я, недоумевая, задал вполне логичный вопрос:

— А как мы его туда затащим? На руках мы его не пронесем — тяжелый слишком. Если только вплавь с берега — так камни не дадут внутрь круга затащить.

— А зачем затаскивать? Командир, мы его просто по бревнышку с берега принесем, а соберем уже внутри.

— Тут глубина знаешь какая, бултыхнешься — долго гнить придется.

— Ништо! Веревкой обвяжусь — вытащите.

Нарубив на берегу четырех-пятиметровых бревен и подготовив шесты для перемычек, мы принялись за сооружение вершины деревянного зодчества. Переноска бревен на руках, по качающемуся под этим весом плоту, довольно интересное и андреналиновыделяющее занятие. К чести хумансов и моей заодно, никто купаться не отправился, конструкция держалась крепко, только иногда поскрипывала под ногами. Накидав бревен внутрь круга, мы все с удивлением и опаской принялись следить за действиями обвязанного веревкой Сергеича. Сперва, вооружившись длинной жердью, он принялся ощупывать дно, как ни странно обнаружившееся на глубине всего двух с половиной метров. Правда, когда старшина, стоя на вершине одного из мегалитов, попробовал с силой надавить на жердину, оказалось, что к этой глубине нужно прибавить еще порядка метра ила, только потом жердь уперлась во что-то твердое. Вытащив жердь, старшина принялся жонглировать плавающими бревнами, сгоняя их в плотный пакет. Подогнав к себе несколько бревен, положил поперек них заранее подготовленный шест и принялся связывать конструкцию веревкой, при этом опасно наклоняясь к воде. Для того чтобы не упасть, его вдвоем держали за пояс красноармейцы. Связав таким образом четыре бревна, Сергеич принялся жердиной разворачивать их к себе другой стороной. Буквально через два часа, уже на закате, в середине круга мегалитов стоял прочный помост, покоящийся на вбитых в ил бревнах. С настилом решили не мудрить, просто настелили жердей, обвязав их остатками веревки.

ГЛАВА 31

Ключ на старт!

Любимая фраза ракетчиков

16.07.1941

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

Однако командир со своими каменюками что-то скрывает. Вот сердцем чую, что-то не так, то ли недоговаривает, то ли еще что-то. Вот сегодня на стройке какой-то дерганый был, задумчивый. Да и с Лешим шептался о чем-то. Нет, надо будет все же посмотреть, что он на этом болоте делать будет. А так как он парень осторожный, да со слухом и зрением у него все хорошо, надо что-то придумывать. Просто так за ним не пойдешь — засечет. Надо что-нибудь похитрее. Хорошо бы его у того болотца подловить. Только забраться подальше, чтобы не заметил. Вот так и сделаю. Как только он уйдет, — подожду чуток, а потом сразу к болотцу. Луна вон вовсю светит. Да и идти не так уж далеко.

Отрядивши сам себя в первую смену часовым, я принялся скучать в ожидании дальнейших действий командира.

После позднего ужина умаявшиеся за этот показавшийся бесконечным день бойцы уснули моментально. Капитан, правда, еще немного с Ссешесом поговорил о зельях, но потом тоже вырубился. А примерно через полчасика командир ко мне подходит и говорит:

— Сергеич, я тут пойду пройдусь, погуляю. Когда буду возвращаться, не знаю. Как сам ложиться станешь — предупреди следующего часового.

Ну я, не будь дурак, головой-то киваю:

— Есть, товарищ командир, будет сделано. Не сомневайтесь.

А сам про себя: «Ничего! От моего любопытства тебя, командир, не убудет. Хоть и не раз мне говорили, что из-за него я в разные истории влипаю, но тут, как говорится, ничего поделать не могу. Натура, видать, такая, да и меняться уже поздно. Все-таки пятый десяток пойдет». Ну, так вот, отправил я командира, разве что только вслед платочком не помахал. А как только он ушел, принялся ждать. И до того мне это ожидание встало — как серпом по одному месту. Еле-еле полчаса выждал. Взял да разбудил Генку — он парень вроде спокойный, размеренный. Передал ему пулемет и приказал сторожить. Сказал, что командир отошел по делам побродить, и я тоже сейчас отойду…

— Как возвращаться буду, крикну, а командира сам знаешь — нарисуется из темноты за спиной и поздоровается. Это он называет тренировкой бдительности. Сам однажды от такого чуть в штаны не наложил. И ведь даже не усмехается, зараза, все на полном серьезе говорит. Так что повнимательнее…

Подождал, пока Гена освоится, немного глаза протрет, и по-тихому, чтоб еще кого ненароком не разбудить, потрусил в сторону знакомого болотца. Ну, в темноте мне ходить-то не привыкать. В разведку в свое время немало походил. Да и какое тут расстояние — пара километров от силы, да и луна стоит над лесом, как надраенный мелом самовар.

Быстро дойдя до болотца, старшина обошел его по правой стороне и пристроился в густых кустах ивняка под разлапистой ольхой, неведомо как затесавшейся в окружающие дубки. Внимательно осмотрев место, поудобнее переставил отложенный вчера аккуратный, сухой сосновый чурбачок и принялся осматривать залитые серебристым светом луны окрестности. Хотя прутья ивняка и загораживали поле зрения, для большей маскировки старшина решил их все же не трогать. Командир — человек бывалый, вдруг заметит разницу, а что в темноте он видит, да и считай, что получше, чем на свету, случаев убедиться у Сергеича было уже предостаточно.

И куда эти немцы сховались? Ведь уйти они из этого круга не могли. Не могли… Значит, где-то тут. Сейчас надо по-тихому подкрасться, оглушить и связать парочку, ну а остальным — не повезло.

Примерно такие мысли проносились у меня в голове после того, как я оставил старшину охранять покой спящих соратников. В принципе к этому времени железные солдаты рейха должны были уже размягчиться или покрыться коррозией. Шутка. Просто отсутствие командиров, бесконечные попытки выйти из заколдованного леса, до кучи, — думаю, в прошедшие ночи они если и спали, не больше пары часов. Как говорится, психофизическое состояние подопытных стремится к оптимальному.

О! Вот и первый кролик! Правда, почему-то мертвый. Внимательно рассматриваю скрючившееся на земле тело и с удивлением узнаю следующие факты из его биографии. Во-первых, перед смертью доблестный солдат вермахта успел обгадиться, и, видимо, не по одному разу. Во-вторых, умер он, как ни странно, от собственной руки — располосовал себе запястья и отбросил коньки от потери крови. Причем так как оружия, за исключением валяющегося рядом маленького перочинного ножичка, при трупе не наблюдалось, это навело на определенные мысли.

Дальнейшее обследование выявило многочисленные порезы и синяки, покрывающие тело, замечательно гармонирующие с прокушенными в нескольких местах губами. Все это вместе с довольно непрофессионально перепиленными запястьями вызвало у меня скептическую усмешку и сильные опасения в сохранности оставшегося поголовья немцев. Неужели всего несколько ночей в нашем гостеприимном лесу смогли так повлиять на человеческую психику? Хотя… какая мне разница?

Перемещаясь по заросшему молодой порослью старому торфяному болоту, я все больше и больше выходил из себя. Причем не яркой, алой от крови человеческой яростью, а кристально чистой, смешанной с пещерным эхом и тьмой ночи темноэльфийской.

— Ssussun! Ssussun pholor dos! — беззвучно, одними губами прошептал я в темноте.

Нет, иногда такое среди рабов, предназначенных в жертву Ллос, случается, но тут-то они из-за чего с ума сходить начали? Ну постреляли в них из темноты, ну не могут они из этого места выйти — это же не повод кончать жизнь самоубийством?

Громко зашипев от досады, я продолжил поиски. Буквально через триста метров в небольшой ямке, образованной двумя громадными, в полметра каждая, кочками, обнаружил скрюченную фигуру, одетую в ошметки фельдграу. Причем лежал немец, судорожно вцепившись в карабин с примкнутым штыком. Подойдя ближе и внимательно осмотрев хуманса, я убедился в его относительно хорошем состоянии и пригодности для моих целей. Во всяком случае, данный индивидуум соответствовал следующим критериям для проведения предстоящего мне опыта с высокими энергиями. Во-первых, он дышал. Во-вторых, на первый взгляд переломов на тушке не наблюдалось, а значит, тащить его не надо — сам как миленький пойдет. Самое главное тут — подобрать аргумент поизящнее. Хм… Ладно, вроде уже решил и не обращать внимания на извороты своей психики, но тут не прикольнуться сам над собой просто не могу. Если бы поехал на игру троллем или орком, то фраза, которую я только что подумал про себя, звучала бы примерно так: «Самое главное тут — подобрать аргумент поувесистей». Кстати, с постоянным менторским тоном надо будет попробовать что-то сделать. Хотя на фоне всего остального моего сумасшествия это такая мелочь, что ею можно пренебречь.

А вот винтовка меня заинтересовала, и причем сильно — не только погнутым дулом и расщепленным обо что-то прикладом. Нет — не только! Самое главное, на что я обратил внимание, — стойкий запах крови и покрытый темными, уже застывающими разводами штык-нож. Аккуратно присев рядом и принюхавшись, я осторожно, чтобы не потревожить спящего хуманса, провел пальцем по лезвию. Внимательно изучив оттенок уже начавшей сворачиваться крови и попробовав ее на вкус, с досадой покачал головой. Нет мерзкого металлического привкуса, как у гномов и драконов, на гоблинскую тоже не тянет. Скорее всего, или человеческая, или орочья. Хотя какие тут орки — так бы они и дали себя заколоть. Блин! Опять подсознание прикалывается — откуда мне знать, какова на вкус и как пахнет орочья и тем более гномья кровь? С человеческой понятно — кто из нас, хумансов, порезавшись, не тянул палец сразу в рот? Блин! Опять! Ну да ладно. На текущий момент важнее порча ценного лабораторного материала. Если так пойдет дальше, придется как-нибудь выкручиваться, а это всегда ведет к нервам, беготне и плохому аппетиту.

Аккуратно, стараясь не шуметь, кладу лук на землю, извлекаю из ножен клинок и перехватываю его за лезвие. Неожиданно звонкий звук соприкосновения твердого предмета с не менее твердым черепом заставил меня с интересом присмотреться к этому немцу. А, понятно — у него во сне челюсть была открыта, и поэтому такой звук был, как по пустому стучишь. Ведь сперва даже мысль проскочила, что тут до меня иллитид пробежал. Хотя после их пиршества жертвы долго не живут, да и на поверхность их никаким калачом не заманишь.

На этом участке местности, очерченном Духом Чащи, кроме немцев, никого быть не должно. Это означает, что солдатик прирезал кого-то из своих. Надеюсь, хоть одного? Вроде только трое суток прошло, а вон как крышу у хумансов рвать начало. Ну ничего — для обряда и сумасшедшие пойдут, от них даже выход энергии больше. Как там, на лекции по термагу, звучало? «Дестабилизированная душа из-за сильного потрясения или пыток при жертвоприношении выделяет в разы больше энергии, чем в спокойном, уравновешенном состоянии. Таким образом, для увеличения КПД обряда есть два пути — либо использовать длительные пытки для достижения нужной степени дестабилизации энергетических оболочек ауры, либо с самого начала использовать более качественный материал — в частности, сумасшедших».

Тихо помянув ректора ласковым, незлым словом, я высказался сквозь зубы тирадой со следующей смысловой нагрузкой: «Блин, я думал, что хоть вторая половинка моего „я“ избежала в свое время промывания мозгов в вузе или хотя бы обучение там не было таким же муторным. Ага, щщаз! А ведь как хорошо в фэнтезийных книжках пишут. Не учеба, а один только праздник — маши себе волшебной палочкой и заклинания длиной максимум в два слова разучивай. А на самом деле — такое же мозговыносительство, как термех и матан».

Ну да ладно. Взял в руки карабин, отсоединил штык, тщательно почистил его, воткнув пару раз в землю и воспользовавшись для протирки начисто формой пленника. Открыл затвор и, сунув любопытный нос в магазин, увидел там фигу. Закрыл затвор. После чего тихо положил карабин на землю, ибо минутное нерациональное желание выкинуть этот агрегат подальше все же удалось придушить в зародыше. Кстати, очень жизнеутверждающее выражение, и возникающий в разуме образ — вполне в духе канонических дроу. Видимо, все же на этой грешной земле не обошлось без присутствия нас — таких добрых и пушистых. Хотя — если вспомнить прожитую допопаданскую жизнь обычного хуманса и телевизионные выпуски новостей (особенно про оказание различнейшей «гуманитарной» помощи в поддержке демократии — этим у нас как раз парочка стран профессионально страдала), то, сравнивая, понимаешь, что средневековые методы дроу меркнут перед торжеством демократии на старушке Земле. Ведь как? По меркам Фаэруна, пара тысяч трупов — это уже стра-а-ашная резня. А на Земле? Да в мое время, если я правильно помню, от голода ежедневно тысячи три-четыре умирало — и ничего, никто панику не поднимал…

Со следующим клиентом мне не особенно повезло: во-первых, он был в сознании, во-вторых, вооружен пистолетом-пулеметом. Наверное, тем, который был у их командира. И к тому же он оказался буйным, очень буйным. Во всяком случае, за мой человеческий отрезок жизни я никогда не видел буйных сумасшедших, а вот тут удалось. Кстати, не особенно красивое зрелище. Мне даже интересно стало: что это с ними со всеми случилось? Вроде я их только одну ночь посещал, да и то максимум на два часа. Леший, что ли, глумился? Так зачем? Ну да ладно.

Посмотрел я на это чудо, скачущее по поляне с пеной из оскаленной пасти, — по-другому назвать не могу. И решил не связываться. Тут, думается, одновременно сработали смесь брезгливости и нормальное человеческое опасение за свою шкурку: черт его знает, вдруг у него еще патронов вагон?..

Но, отойдя буквально на пару шагов, остановился…

Тогда же

Ссешес Риллинтар

Танец, позвольте пригласить вас на танец. Танец огня и стали. Танец в темноте.

Переливом клинка скользить по поляне, уворачиваясь от нелепой тарахтящей громыхалки в руках хуманса. Шаг… Взгляд… Еще шаг… Впившиеся в руку, держащую оружие, когти… Поворот… Рывок… Удар… Удар нелепой, скомканной фигурки человечка о мягкую, но вместе с тем моментально ставшую твердой болотистую почву… Тихое шипение выбитого из легких воздуха и разочарованное рычание темной тени, только что закончившей стремительный танец… Так быстро и вместе с тем банально! — Первый неловкий поцелуй — поцелуй jalil Elghinn, оборванный из-за своей банальности и отсутствия настоящего чувства… Стремительный росчерк вставляемого в ножны клинка и негромкий бряк презрительно отброшенного в кусты шмайсера.

Хуманс… только он мог так испортить танец, танец с прекраснейшей и загадочной jalil Elghinn. Дева — дева Смерть, иногда бросающая загадочный, зовущий взгляд из темноты на танцора, посмевшего предложить ей танец, танец смерти. Прости меня…

Тогда же

Старшина Дроконов Валерий Сергеевич

Через час старшина начал потихоньку замерзать. От болота тянуло сыростью и непередаваемым запахом гнили. Плети ночного тумана медленно вставали над топью. Еще раз передернувшись от холода, энергично потер плечи и устремил взгляд на сооруженный вчера плот, ведущий к верхушкам камней, скрытых ночной тьмой. Золотистые сосновые бревна, подсвеченные яркой луной, резко выделялись на темном ковре болотных трав. Ветра не было, и поэтому струи тумана, ветвящиеся в воздухе, выглядели застывшими. Вдруг, буквально на секунду, с противоположной стороны топи раздался тихий вскрик. Внимательно присмотревшись, Сергеич увидел несколько фигур, медленно приближающихся к плоту. Из этой троицы знакомой старшине показалась только последняя, вооруженная луком и ножом. Идущие впереди две фигуры выглядели странно, но через несколько минут, когда они приблизились, странности прояснились. Старшина впервые видел таким необычным образом связанных людей. Перехваченные несколько раз почти невидимыми нитями, о наличии которых он догадался только по следам, оставляемым ими на телах пленных. Особенно его удивили семенящая походка, неестественно закинутые назад головы и осанка, которая обычно бывает, если проглотить хороший лом. По мере приближения на белеющих в темноте под светом луны телах Сергеич рассмотрел тонкие черные шнуры, хитроумным способом связывающие пленных. Подобный шнур он видел у командира — его использовали для ремонта самолета. Тогда старшина думал, что разорвать такой тонкий шнурок не составит никаких проблем, но попытка проверить это на практике с треском провалилась — он чуть не порезал себе руки. Так что сейчас он примерно представлял, какие ощущения испытывают немцы, а ведь это действительно были они — о чем говорили остатки измазанной грязью формы, четко видимой в серебре лунного света.

Подгоняя пленных уколами клинка, командир вел их по наплавному мосту в сторону круга камней. Медленно переваливаясь на бревнах нелепой семенящей походкой, немцы приближались к сердцу болота. Шаг. Еще шаг. И вот первый из них, чуть пошатнувшись, но все же сохранив равновесие, переступил с одного настила на другой. Второй. Спустя полминуты на круглом настиле находилась уже вся троица.

От любопытства и внезапно проснувшегося предвкушения причастности к тайне Сергеич буквально высунулся из кустов, впрочем, при этом он не забыл аккуратно придержать тугие, неподатливые ветви. Чтобы не шелохнулись и, зашуршав, не выдали командиру незапланированного участника событий.

Впрочем, как ни высовывался, как ни всматривался, многого все равно не увидел — слишком неудобный ракурс и большое расстояние для наблюдения ночью. Вот знал бы он заранее — забрался бы на эту ольху и тогда бы точно все видел. Но, как говорится, хорошая мысля, сами знаете, когда приходит. Пока старшина предавался сожалениям и рассматриванию недостижимой сейчас площадки для наблюдения, со стороны камней начал доноситься тихий и вместе с тем пронизывающий все тело гул. Гул, от которого кишки старшины принялись странно шевелиться в животе…

Хаотическая пульсация гула постепенно нарастала, начинала складываться в какой-то чудовищный, низкий голос, проговаривающий мерный непонятный речитатив на языке, звуки которого явно не предназначались для человеческого горла. В лучах лунного света плети тумана, покрывающие поверхность топи, вдруг ожили и принялись извиваться в такт этому голосу. Неожиданно туман будто обрел плотность и вес — под прикосновениями его мерзко белесых щупалец начал проминаться травяной покров, покрывающий темную, влажную пасть болота. Медленные, тягучие волны прокатились от кольца камней во все стороны. На берег поляны обрушился мерный прибой, рефреном повторяющий слова речитатива. Маслянисто-черные волны, схлынув, оставляли после себя ил и куски дерна, еще недавно надежно скрывающего влажные глубины болота. Движения туманных щупалец все ускорялись и ускорялись, сплетались в странные фигуры, вызывающие дрожь и омерзение. Эти фигуры и их движения будили внутри старшины что-то мерзкое, постыдное, можно сказать, звериное, то, что спало веками и никогда не должно было просыпаться. Происходящее вызывало желание убежать, скрыться или хотя бы зажмурить глаза, лишь бы больше не видеть всю эту мерзость. Но вместе с тем она и притягивала. Так может притягивать только сладковатый запах разложения разорванного близким взрывом человеческого тела. Тела, перемешанного с землей и остатками обмундирования, пролежавшего на расстоянии вытянутой руки от окопа, в котором уже пятый день скрываешься от обстрела белогвардейской артиллерии.

Застывший в небе прожектор луны безучастно освещал безымянную топь, затерявшуюся в глухих белорусских лесах, серебрил верхушки деревьев, кустов, пряди травы и отражался в широко раскрытых от ужаса зрачках уже совсем не радующегося своему любопытству хуманса.

Между с тем окружающее пространство начало претерпевать более глобальные изменения. В местах, где виднелись островки камней, начало разливаться мертвенное, зеленоватое свечение, выхватывая из темноты две скрюченные фигурки, находящиеся в центре, и одну тень, стоящую с раскинутыми руками, обнимающими что-то громадное, и вздрагивающую от конвульсий. Яркость сияния продолжала увеличиваться, и в какой-то момент от фигурок людей, распростертых на помосте, до старшины начал доноситься утробный вой. Вой, вызывающий ассоциации с зубовным скрежетом и треском выламываемых на живую суставов. Одновременно с ярчайшей зеленой вспышкой, озарившей округу, гул, издаваемый камнями, прервался, и только бесконечный заунывный вой продолжал расти в темноте страшной ночи. Яркость свечения увеличивалась, и уже было просто невозможно смотреть на это зеленое море, бушующее над камнями. Постепенно цвет свечения изменился, вместо зеленых оттенков начали преобладать коричневые. Поддавшись своему болезненному любопытству, Сергеич опять обернулся к камням. Сразу же стало понятно, почему изменился цвет: все так же светящиеся зеленым верхушки камней продолжали лить безжизненный мертвенный свет на поверхность трясины. Но из самой топи, наполненной гнилью, мерзостью и застарелой смертью, тоже прорывалось свечение. Светилась вода, хотя нет — светилась черно-коричневая болотная жижа, окрашивая пробивающийся из недр трясины свет в гнилые, грязно-коричневые тона.

В этот момент раздавшийся со стороны камней вой, мало похожий на тот, который может исторгнуть человеческое горло, достиг своего апогея и внезапно прервался. В моментально наступившей тишине медленно начал нарастать тот самый знакомый гул, свечение камней начало уменьшаться. Все это длилось буквально секунду. Раздался влажный, мерзкий, даже не звук — хлопок, и окружающее заполнилось новым воем, эхом раскатившимся по окрестностям. Воем, исторгающимся явно из другой глотки. На фоне этого бившего старшине по черепу (от чего у того двоилось в глазах) звука начавшийся мелкий моросящий дождь казался целебным бальзамом. Человек откинул голову назад и со всей силой сжал ее руками, пытаясь как можно плотнее закрыть уши и не слышать взлетевшего в вышину вопля. Прохладные маленькие капли ласковыми пальчиками пробегали по закинутому лицу. В какой-то момент сознание старшины помутилось, а перед глазами все пространство заполнил чуть погрызенный диск луны. Через некоторое время сознание вернулось благодаря какому-то знакомому запаху, принесенному дождем.

Внезапно раздался гулкий удар, больше похожий на взрыв полутонной авиабомбы. В поле зрения насмерть испуганного наблюдателя появилась гигантская колонна зеленого света, уходящая в бесконечность и подсвечивающая редкие облака. Окружающее подернулось рябью, от колонны начали отделяться струи свечения. Они раскидывались в небе громадной паутиной и, падая вниз, медленно гасли. Воздух звенел и искажался, как над костром, в этих зеленоватых переливах старшину настигали грезы. Грезы, основанные на обрывках воспоминаний о детских сказках, на историях, рассказанных командиром, на расплывчатых образах гибких чешуйчатых тел…

Мощный толчок, выбитое дыхание, шелест падающей на старшину листвы, сорванной ударной волной. Несколько секунд беспамятства — и старшина Дроконов Валерий Сергеевич вновь открывает глаза. Вокруг темнота, мягкая темнота, залитая лунным светом. И запах, этот знакомый запах, вдруг ставший понятным…

Проведя рукой по лицу и подставив ладонь под луч лунного света, разбитый тенями листьев на серебряную мозаику ночной жизни, старшина еще долго прислушивался в наступившей тишине к падению мелких капель крови на кроны деревьев, окружающих поляну…[4]

ГЛАВА 32

Два разговора в тишине болот…

Мысли автора

17.07.1941

Ссешес и старшина Дроконов Валерий Сергеевич

Трудный разговор в человеческом стиле

Раннее утро, подернутое болотным туманом и подсвеченное первыми робкими лучами солнца.

Поляна, на которой вольготно расположились вокруг горящего костра спящие люди. Две дрожащие от холода фигуры, пристраивающие мокрую одежду поближе к благословенному теплу костра. Накинутые на голое тело рубашки не особенно спасают от утренней прохлады, и поэтому фигуры покрыты крупными мурашками — одна белыми, а вторая черными.

Как вы уже догадались, перед костром сидят и сохнут два знакомых индивидуума — старшина (с белыми мурашками) и я (щеголяю особо крупными черными). В дополнение ко всему могу похвалиться потеками крови, продолжающей сочиться из ушных раковин, и замечательнейшими, разноцветными пятнами перед глазами. В-о-о-т! Могу еще похвастаться волшебным, неземным ощущением растекающейся по телу магии, наполняющей меня буквально по самые гланды. Во всяком случае, уже не ощущаю того сосущего чувства внутренней опустошенности, которое постоянно испытывал до этого в новом теле. Единственное, в чем состоит проблема на текущий момент, — предстоящее объяснение со старшиной. Этот — даже не знаю, как его охарактеризовать, хуманс умудрился подглядывать за процессом запуска источника и схлопотать полный комплект впечатлений об особо гуманных и человечных методах своего командира. Правда, польза от него все же была несомненная. После обряда, когда я потерял сознание, плот, на котором все творилось, стал разъезжаться, еще бы чуть-чуть — могилу бы мне копать не пришлось. А так старшина, как сам оклемался, меня вытащил. Правда, промокли все, как цуцики. Хотя, когда первого немца из-за флюктуаций магического поля в кровавые брызги превратило и по округе разметало, все вокруг знатно уделало. Вроде отчетливо помню, что, когда за второго взялся, — от покрывающей пленки крови и мелкодисперсных кусочков мяса руки скользили страшно. Так что и хорошо, что промокли. Зато к стоянке пришли почти чистые, хотя и замерзшие. А там как раз Генка носом клюет — облокотился на пулемет и спит себе. Носом только посвистывает. Сергеич его даже ругать не стал — отправил досыпать. Из сухой одежды, правда, только рубашки нашлись. Так что сидим, греемся. То я на старшину периодически глаз скошу, то он на меня. И самое главное — никто первым разговор начинать не решается. Я после ритуала еще в себя не пришел — на душе от содеянного немного муторно и, если по-честному, поташнивает. А старшина — тот вообще притихший, как валенком из-за угла саданутый. Причем специальным энкавэдэшным валенком, это в который кирпич засунут. Оба чувствуем, что от разговора увильнуть не получится…

— Ссешес, а зачем надо было так страшно с немцами-то? — Старшина даже передернулся от воспоминаний.

— Не особенно и страшно. Противно, мерзко — это да. А если по-серьезному, ошибся я, да и Леший тоже, в оценке количества энергии, необходимой для запуска генератора. В одном хумансе энергии не хватило, а процесс было не остановить. Поэтому, пока я додумался и второго подтащил, первого откатом заклинания… да что там рассказывать — ты все видел.

— Да нет. Далековато сидел. Да и из твоих объяснений не понял ни фига. Что за генератор? Да и зачем немцы для его запуска?

— Так я же рассказывал! Нет? А! Вспомнил! Это я капитану рассказывал. Короче, тут Дух Чащи сведениями поделился. Правда, старичок молчал до последнего. А поделился вот чем — местонахождением старинного заглушённого источника магии. Это те камни, к которым помост строили. Абсолютно рабочий источник, только завести надо было.

Прикинув про себя, какая аналогия будет более понятна старшине, продолжил:

— Представь себе плотину, а на ней мельницу — представил?

— Ну, видел я такое, и не раз.

— Так вот, если ты такое видел, то уже проще будет объяснять. Когда уровень магии упал почти до нуля, канал, который вел к колесу, зарос и забился, и льется из него теперь жалкая струйка, которой не хватает, чтобы провернуть заржавевший вал. А эти две жертвы сработали, как пара тонн воды, сдвинувшие лопасти с мертвой точки. Правда, чтобы запустить заржавевшую древность, пришлось не струйкой лить, а со всего размаху плескать. Теперь хоть примерно понятно, что ты видел?

— Примерно понял. Скажу я тебе, хорошо, что не видел, как ты там немцев расплескивал. Мне хватило того, что слышал. А как потом дождь из крови пошел, так я вообще сперва не понял, что это такое. Когда понял — не поверишь, как новобранец какой, харчи на землю-матушку метал. А чем кончилось-то? Неужто не получилось?

— Почему не получилось? Все получилось! Заработал источник. Вон во мне сейчас магии — только из ушей не льется.

В подтверждение своих слов я сформировал небольшой сгусток пламени над раскрытой ладонью. И с интересом на него уставился. Странные ощущения — одновременно страшное удивление и гордость — вот что я теперь могу, и презрение — как будто такие фокусы достойны только балаганных актеров. Впрочем, заинтересованно-восторженный взгляд старшины, устремленный в недра этого плазменного образования, быстро подлил масла в первое ощущение и немного притушил второе. Но Сергеич не был бы Сергеичем, если бы упустил такую возможность укузьмить ближнего:

— Угу! Это у тебя из ушей, значит, магия льется! Если не ошибаюсь, когда в последний раз долбануло, ты, командир, контузию себе заработал. Голова как? Не кружится? Блевать не тянет? — И подмигнул, сволочь, ехидно так.

Все так же продолжая рассматривать сгусток пламени и находясь сознанием где-то вдали, я машинально ответил:

— Нет, Сергеич. Чувствую себя так, будто меня всего через мясорубку пропустили — все, что может, ноет. Но контузии нет. А ты как — не задело?

— Живой! Что со мной сделается. Хотя перетрухнул знатно. И как тут ребята не проснулись? Ведь нашумели мы сильно, особенно в конце. И зарево на полнеба было. А как сюда пришли — все спят, тишина и благодать.

— Так перед тем, как я обряд-то проводил, Дух Чащи на мегалиты заклятие наложил, теперь это место захочешь — не увидишь. Только если способности к магии есть. Так что потом надо будет, старшина, тебя помучить — неспроста ты на место обряда прокрасться смог.

Про себя подумалось: а действительно, надо будет старшину проверить на умение манипулировать магической энергией или еще какие таланты. В моем положении нельзя отбрасывать ничего и никого, могущего принести пользу мне любимому. Кстати, о себе любимом. А чего это я страдаю? Сам же сказал — магии полно. О! Как раз и проверим, как теперь обстоят дела с восполнением магического резерва. Оттарабанил уже заученный, как «Отче наш», текст лечебного заклинания — стало полегче. Повторил еще раз и застыл. Застыл от накатившей волны, которую можно сравнить только… да черт его знает, с чем это можно сравнить! С прохладными струйками дождя, льющегося на перегревшееся тело? Нет, не то! С первым глотком колодезной воды после длинной и пыльной дороги под жарким летним солнцем. И теперь я понял, какая задница тут творилась с магией. Мне просто не с чем было сравнивать, а сейчас понимаю, что в этом теле до сегодняшнего дня я ощущал себя, как выброшенная на берег рыба. И самое грустное, я серьезно считал, что это нормально — выкручивающее внутренности ощущение, с которым клетки моего тела буквально по капле выдавливали из себя магию. Я тогда просто не знал, какое это счастье, когда магия не только плещется маленькой пересохшей лужицей внутри тела, но заполняет его так, что ощущаешь ее биение даже порами кожи. Магия, струи магии, подобно умелой любовнице, ласкающие кожу. Мурашки, крупные черные мурашки пробежали по моему телу — нет, не от холода. Холод давно отступил, и от разогретого неосознанным импульсом силы белья потянуло паром. Как же хорошо! Здравствуй, сила, здравствуй, магия! Как мне тебя не хватало! А теперь, теперь наконец-то гуляем!

Накладываю еще одну лечилку на Сергеича и, подмигнув слегка обалдевшему от неожиданности хумансу, вскакиваю на ноги. Оглядываю окружающее меня сонное царство и, захохотав, с залихватским криком: «Подъеоом!» — кидаю все еще горящий в правой руке сгусток пламени в костер.

Итогом сего бездумного действия были мощная вспышка и гигантский столб пепла и искр, вырвавшийся из разваленного кострища.

От этой иллюминации и звукового сопровождения спящий до сих пор наличный состав моментально поднялся и принялся сбивать искры с сушившегося обмундирования.

— Твою ж мать! Командир! Ну какого ляда! — словосочетания, вырвавшиеся из глотки старшины, не принадлежали к числу произносимых в приличном обществе, но зато точно охарактеризовали происшедшее и отношение к нему Сергеича.

Я, продолжая громко смеяться и схватив старшину за плечи, закружился с ним по поляне в подобии танца.

— Живем, Сергеич! Вот теперь наконец живем! Ты понимаешь? Магия появилась! Мне не надо экономить каждую каплю! Теперь сможем любому врагу показать, как драконы завтрак готовят!

Андрей, вскочивший вместе с бойцами, при виде открывшейся ему картины опешил, но потом, осознав отсутствие непосредственной опасности, опустил взятый на изготовку ППД. Поправил сползшие подштанники и, дернув отлеженной правой щекой, на которой отпечаталась складка плащ-палатки, сплюнул, задав после этого правомерный вопрос, мучивший в тот момент не только его одного, но и всех проснувшихся:

— Ну ничего себе, товарищи, у вас и методы побудки! Вы что это тут, танцы в исподнем устроили? А чего костер раскидали?..

17.07.1941

Ссешес и Леший.

Трудный разговор в темноэльфийском стиле

(Незадолго до жертвоприношения)

— Здравствуй, Дух Чащи.

— И тебе здравствовать, трау. Вижу, собрался наконец.

— Да, собрался. Напомнить тебе о нашем прошлом разговоре?

— Помню, все я помню, трау. В вашей привычке ближнего за глотку-то держать. Никогда без этого не могли, за это вас и не любил никто.

— Так сам посуди — запущу я источник… Зачем я тебе потом нужен буду? Свидетели, они, знаешь ли, долго не живут. Тем более у тебя волков некормленых по Чаще мно-о-го бегает. Трезво проанализировав ситуацию, я пришел к выводу, что только два пути позволяют мне выжить после запуска источника и восстановления уровня магии в этом районе. Хочешь проследить путь рассуждений?

— Давай, трау, даже интересно.

— Рассмотрим первый и несущий минимум опасности для меня вариант. Расположение мегалитов я уже знаю. Запасы магии у тебя небесконечны, без подпитки извне посаженные тобой мэллорны не вырастут. Ведь так?

— Допустим.

— Продолжим. Зная примерные запасы магии после одного жертвоприношения и примерно прикидывая затраты на посадку восьми саженцев мэллорна, я пришел к выводу, что на текущем пайке ты, Дух Чащи, протянешь максимум месяц. Магии для того, чтобы лечь обратно в спячку, у тебя нет. Даже если ты сгноишь ростки — все равно максимум протянешь месяца два. А потом тихо вымрешь. Ведь я прав?

— Я ведь говорил уже, трау, род твой первое место по хитрости и интригам занимает. Ничего нового к моему отношению к вам, детям тьмы, ты не прибавил.

— Хорошо! Значит, ты со мной согласен. Итак, первый вариант — подождать два-три месяца и, запустив источник, знатно попировать на твоих костях.

Добрая отеческая ухмылка внезапно озарила блеском клыков тьму под капюшоном.

— Но я, наверное, неправильный трау! Поэтому хочу предложить тебе вариант номер два!

— И в чем же он заключается? Знаешь, ты меня заинтриговал. Не ожидал от тебя.

— О-о! Поверь, я много чем могу удивить тебя, Дух Чащи. Но — не буду. Вот такой я странный зверек. Белый и пушистый! Болею, наверное. А предложить я тебе хочу следующее: Вступление в Дом Риллинтар.

— Совсем, трау, с ума сошел! Да чтобы я под чью-то руку пошел!

— Не буянь, пища огня, родитель золы! Высокую клятву нарушить только с помощью богов можно, и то не всегда. Да и предлагаю я тебе не низкую клятву полного подчинения. А Высокая клятва, она, знаешь ли, не только на тебя обязанности налагает. Дом Риллинтар тоже перед своим членом обязанности имеет: хранить и защищать — всей силой Дома, тьмой и эхом пещер, текущей кровью и последним дыханием, до конца времен. Не жалкой клятвой верхних соклинаться ведь предлагаю. Началом и концом мира, первородной тьмой и ужасом безвременья клясться придется. Как друг — другу, как брат — брату! Как глава Дома — члену Дома. Подумай, стоит ли минутная выгода нарушения такой клятвы. Сам подумай, как поднимется уровень магии в этом мирке, так пойдут хумансы опять заклятиями направо и налево разбрасываться — вспомни! Вспомни, чем в прошлый раз дело закончилось!

— Помню! Как не помнить…

Дух Чащи слушал доводы дроу, спорил с ним, соглашался, а сам, удивляясь про себя необычному для темных эльфов поведению своего собеседника, пристально всматривался в его ауру — она буквально «звенела», будто внутри ее бушевала невиданная по силе буря…

— А вот теперь представь, что новые маги тебе обязаны уже как своему наставнику и не просто как какому-нибудь духу места, а как представителю Великого Дома. Сам знаешь, какое отношение у магов к духам места — подай, принеси, отвали и не отсвечивай. Смогут ли твои ученики даже подумать о таком отношении к тебе? Да и поддержка Дома в деле защиты от хумансов и расширения границ чащи лишней не будет. Заметь, я и так невероятно для самого себя великодушен и просто неприлично щедр.

— Трау! Как есть трау! Все равно ведь за горло держать будешь, хоть даже и Высокой клятвой.

— Какой есть! Изменяюсь, конечно, потихоньку, приспосабливаюсь к окружающему — куда без этого. Как, согласен?

— Да, гниль тебя побери! Сейчас клясться?

Пристально вглядываюсь в глаза анимы Духа Чащи и, скрывая грозящую вот-вот уничтожить меня яростную битву двух половин, заставляю себя произнести эти невероятно тяжелые, как гири, слова:

— Доверие за доверие… После запуска…

ГЛАВА 33

И силой нельзя, и отступать нельзя…

Надо, чтобы и победа была, и чтоб без войны.

Дипломатия, понимаешь.

Борис Ельцин («Итоги», 1996)

17.07.1941

Ссешес Риллинтар

— Слушай, Ссешес, мне надо проверить факт срабатывания заложенных противопоездных мин и запротоколировать эффект применения. Потом составить отчет для руководства. Судя по таймерам, должно было сработать или вчера вечером, или сегодня ночью. Теперь посмотреть надо, что на наш крючок попалось.

— О, кстати, действительно. Давай по-тихому сходим, проверим. Только толпу с собой не потащим, вдвоем пойдем — как раз к вечеру обернемся. Да и Олег с твоим руководством договорится о месте встречи. Ты еще не забыл, что скоро на своей чудо-птице полетишь? Все равно не поверю, что она без заклинаний летает, пока сам не увижу.

— Ну, если Москва подготовиться успеет, уже сегодня ночью. Как раз под покровом темноты над линией фронта пройду. Тут ведь надо особистов на аэродромах предупредить — в том районе, куда я собираюсь. Точно я на аэродром ночью не выйду, но приблизительно сориентироваться можно. В темноте все же лететь буду.

— Как это не сориентируешься? А зелье «кошачьего глаза» на что? Ведь с видимостью проблем не будет. Да и карта у тебя есть.

— Я все же не профессиональный штурман, и с воздуха, особенно при другом освещении, земля будет выглядеть совсем по-другому, чем днем, — несмотря на твое зелье. Ну и перестраховаться тоже надо.

— Понятно, тогда собирайся, подожди только минутку, я для тебя коктейль приготовлю, чтобы нормальный темп выдержал…

И вновь нежно любимая станция Оранчица. Хотя нет — на этот раз ее решили обойти западнее, во избежание возможных эксцессов. Вроде всего лишь три часа сумасшедшего бега без остановок по лесу, и уже на месте прошлой пакости. Почти на месте — при всем моем сумасшествии и лихости капитана сразу в наглую лезть не стали. Бежали, кстати, интересным макаром — впереди капитан, так как он нормально видит дорогу, за ним я, в очках и натянув капюшон по самое не балуйся. Причем смотрел только под ноги и ориентировался на звук — от капитана его достаточно. Замедлили темп передвижения и последние километра полтора почти крались, активно прикидываясь лисицами, подбирающимися к соседскому курятнику, вчера уже обнесенному нами же. Подкрадывание и маскировка оправдали себя скоро — мои уши услышали звук работы каких-то механизмов, а через некоторое время в носу начало свербить от стойкого запаха гари с легким оттенком паленого мяса. Аккуратно подойдя и пристроившись в подлеске, мы принялись внимательно рассматривать немного изменившуюся с прошлого посещения местность.

Насыпь. Рельсы. Тщедушные кусты и замученного вида трава, пробивающаяся из гравийной обсыпки. Правда, все это дополнено инфернальным сооружением из сгоревших теплушек, разбросанных колесных пар и нескольких, как будто вскрытых гигантским консервным ножом, цистерн. Все это вдобавок покрыто густой, жирной смесью из пепла, пыли и копоти. Конструкция замерла, как подобие гигантского кукольного театра: нелепо и беззащитно торчащие колеса, раскрытые и искривленные ребра сгоревших вагонов, и трупы — множество трупов, обожженных из-за длительного пребывания в аду пылающего горючего и просто переломанных, выброшенных из навалившихся друг на друга вагонов. Короче — это было такое занимательное зрелище, что оторваться от него мне удалось только после того, как капитан принялся тормошить мое плечо. Кстати, никогда не замечал за собой столь странной реакции на большое количество трупов. Отойдя поглубже в лес, мы остановились и начали делиться друг с другом результатами наблюдений:

— Н-да… Вагонов двадцать с солдатами угробили. Хорошо получилось. И сработало как часы — ты заметил, как в месте взрыва рельсу перебило и развернуло?

— Андрей, заметь, какая тут почва, и посмотри, как расположены вагоны. Они почти все стоят на ровном киле. И если бы не те две цистерны с кровью недр и открытая платформа с какими-то бочками, судя по всему с той же кровью, жертв было бы гораздо меньше.

— Что за кровь недр? Там в цистернах горючее было. Оно потом и горело — действительно, повезло с горючкой.

Ассоциативная цепочка нефть — крекинг — горючее вызвала мысль о том, что сейчас наклевывается хороший способ показать капитану, насколько технологически развит мой мир. Покопавшись по сусекам памяти и припомнив кучу прочитанной литературы, начиная от учебников по органической химии и заканчивая фэнтези, я начал «достоверно» вещать.

— Кровь недр? Ну, черная такая маслянистая жидкость, иногда в пещерах попадаются трещины, из которых она капает. Великолепнейшее сырье для алхимии. Фактически из нее можно получить все — от ядов до лекарств. Да и в многокомпонентные зелья входят ее составляющие. Правда, некоторые, типа свихнутых на технике дварфов, сей ценный алхимкомпонент умудряются просто по-дикарски разбазаривать. Обычно используют в светильниках. Поверхностные кланы дварфов иногда на ее основе делают зажигательные снаряды для катапульт. Продают по грабительским ценам, золотых триста — четыреста за выстрел. Но наземные правители берут охотно: водой эта мерзость не тушится и горит красиво. Одно попадание — и целую фалангу хумансов можно хоронить, если магов нет. Ерунда, конечно, даже отделением более легковоспламеняемых и горючих фракций не занимаются. И загустители не используют, одно слово — дварфы!

— А, так ты о нефти говоришь! Так горючее из нее и делается. У нас на нем двигатели внутреннего сгорания работают — внутри цилиндра под давлением сгорает смесь воздуха и горючего и, расширяясь, крутит вал двигателя.

— Н-да… Хреново, что у вас с магией такой напряг. Значит, дикари вы поневоле — нет у вас возможности нормальных големов создавать, вот и приходится всякую хитро закрученную механику делать, чтобы слабое подобие голема получить. Да настолько ограниченное, специализированное, что диву даешься — столько трудов для того, чтобы в конечном счете получить вещь узкого направления, ни на что иное не годную. И по мощности — пшик с дымком! Вот взять, например, тяжелого стенобитного голема — дракона порвет и не заметит! Да что стенобитного, обычного грузового — и по прямому назначению, как перевозчика грузов, можно использовать, и построить что, а при необходимости вооружить и в военном деле применить. А техника ваша что может? Только груз возить? И все? Так видел я одну такую тарахтелку, даже вблизи щупал. У нее проходимости никакой — в кусты уткнулась, и все, дальше не поехала. Вонючее дерьмо тролля это, а не военный транспорт!

— Так по проходимости у нас не только легкая техника есть. Есть еще танки — это коробки такие железные, с броней и на гусеницах, они через лес пройдут, деревья и кустарник для них не преграда.

— Хм! Интересно посмотреть, что потом с этим танком Дух Чащи сделает. А теперь вернемся к нашим дварфам, в следующий раз надо будет попробовать не перебивать рельс, а распределенными зарядами выбить из-под шпал грунт — организовать хороший такой крен проезжающего состава, пусть сам опрокидывается. Или вообще Духа Чащи попросить — пусть корнями профиль насыпи поменяет. Думаю, ему это большого труда не составит. И взрывчатку сэкономим. Она у вас гораздо сильнее тех алхимзарядов, с коими на родине общаться приходилось. Правда, до магических закладок на основе кристаллических накопителей недотягивает. Ну да ладно. Пошли посмотрим, что там на второй закладке творится? Интересно ведь, как мое предложение сработало.

Ехидно хихикая про себя, я с гордым видом проследовал в сторону местоположения второго заряда. Думаю, когда капитана примутся потрошить в Москве и раскладывать по полочкам все те сведения, которые я ему выболтал, специалисты немного одуреют. Во-первых, големостроение — новая отрасль науки, причем непосредственно связана с кибернетикой и проблемой искусственного интеллекта. От одной мысли об этом у допущенных к допросу капитана ученых должны остатки волос дыбом встать и глаза засветиться в лучших вампирских традициях. Во-вторых, мысль о кристаллических накопителях и бомбах на их основе не даст спать спокойно военным. Только надо будет потом, когда устаканится мой статус и наладится нормальный диалог, разъяснить местным меднолобым, что мощность такой закладки пляшет от размеров и совершенства используемого кристалла. Да и прочность камушка большое значение имеет. Если взять изумруд и алмаз одного размера, то окажется, что при равной массе и размере в алмаз влезет как бы не в разы больше энергии. Думаю, потрошить Алмазный фонд Гохрана им не дадут. Хотя…

17.07.1941

Капитан Кадорин Андрей Геннадьевич

Четыреста метров по лесу — это совсем не то, что те же четыреста метров по дороге. Да и передвигаться приходится медленно и осторожно — судя по всему, вокруг немцев скоро будет как собак нерезаных.

Аккуратно выглядываю из кустов и вижу картину — развороченное зарядом полотно, и в кювете валяются мотодрезина и две платформы. Все это густо присыпано шпалами и рельсами, наваленными беспорядочной кучей. Все, как говорил Ссешес — поехали чинить и не доехали. Еще две платформы, правда, остались на полотне, но, судя по просевшим в грунт по оси колесам, убрать их будет очень непросто. Чем в принципе сейчас и занимается железнодорожный кран с паровым приводом, подогнанный сюда немцами. Да какой там кран, целый ремонтный поезд: аж два паровоза, шесть платформ с инвентарем, шпалами и рельсами. А еще два пассажирских вагона — любят, сволочи, уют и тепло. Ну и пыхтящий кран, цепи от которого ремонтники как раз и пытаются завести под сошедшую с рельс платформу, для того чтобы поставить ее назад.

Довершают картину две открытые платформы с брустверами из мешков с песком, оснащенные спаренными зенитными артиллерийскими автоматами (судя по всему — двадцатимиллиметровыми). Вокруг места крушения суетится железнодорожная прислуга, выставлен караул. Лично я насчитал два отделения. Еще по отделению размещено на платформах с зенитками. В общем, охрана достаточная для того, чтобы отогнать небольшой отряд окруженцев или партизан, скрывающихся в лесах. Единственное, странно, почему на месте первой аварии пока нет никого, а на месте второй — вон как суетятся. Хотя, может, уже все обследовали с утра и решили, что трупы могут подождать. Пока я предавался рассуждениям, немцы довольно споро подвели под платформу цепи и, натужно пыхтя, кран начал приподнимать ее над насыпью.

Еще секунда — и обода чугунных колес вышли из вспаханного ими грунта. Хоть расстояние было велико, все равно было хорошо видно, как ссыпается земля с забитых при сходе с рельс пустот вагонных тележек. Вдруг рядом со мной раздалось раздраженное шипение, знакомый насмешливый голос произнес:

— Ух ты, какая кракозябра! Нет, я просто не могу позволить этим сволочам портить столь занимательный пейзаж!

Разворачиваясь к Ссешесу, я уже понимал: сейчас произойдет что-нибудь непоправимое. Поздно!

С низким рыком, больше подходящим какому-нибудь дикому животному, чем разумному существу, Ссешес взмахнул разгорающимися красным пламенем ладонями и с резким выдохом кинул в сторону немцев сотканный из ярких переливающихся нитей огня шар. Шар — размером с хороший кочан капусты. Оторвавшись от поверхности ладоней, тот со скоростью хорошего скакуна полетел к крану.

Следующие несколько минут, наверное, я буду помнить до конца моей жизни. Шипение и треск разгорающихся между черных ладоней огненных шаров. Низкий гул, раздающийся при их полете в сторону противника. Взрывы. Взрывы, по ощущениям похожие на работу чемоданов дивизионного калибра, и гул пламени, смешанный с шипением пара, вырывающегося из развороченных паровозных туш. Вставший дыбом паровоз, опрокидывающийся на тендер. Скрученная взрывом стрела, отлетающая в сторону от полотна. Разбегающиеся в стороны, подобно муравьям, фигурки. Голос, переливающийся обертонами счастья, рычащий слова на незнакомом языке:

— L’alurl gol zhah elghinyrr go![5]

И улыбка — счастливая, острозубая улыбка, выглядывающая из-под сползшего капюшона.

На четвертом огненном шаре Ссешес пошатнулся и, схватившись за меня в качестве опоры, прошептал уставшим, безгранично счастливым голосом:

— А теперь, как говорят дварфы, нагрузившись драконьим золотом, надо побыстрее валить, иначе все выйдем через задний проход!

Как мы потом бежали — так я никогда в жизни не бегал. Ссешес на мне тряпкой болтается — мало что не висит. Сзади доносится дробный перестук уцелевшего зенитного артавтомата и хаотические выстрелы оцепления. Но все это было каким-то неубедительным и беспорядочным — судя по всему, преследовать нас на полном серьезе никто не собирался. Слишком уж грозно звучали недавние взрывы. Да я бы и сам не стал связываться с противником, способным тихо подтащить какое-то странное, никем не виданное вооружение и тихо, бесследно отступить. Это получается, что мы сработали не хуже чем дивизионная гаубица — четыре выстрела, и все — ремонта там теперь не на один день. Крану точно хана, и первому паровозу тоже, он, бедный, аж на дыбы встал. Еще пару платформ поперек путей раскорячило, да, и один пассажирский вагон вроде тоже зацепило.

В общем, погони не было, но до лагеря мы так и неслись, как бешеные лоси — без остановок. Я с языком на левом плече, на правом — Ссешес болтается, и откуда только силы взялись. Но ничего — добежали…

17.07.1941

Ссешес Риллинтар

Вот и наступил вечер этого насыщенного событиями дня. Запасы магии, кстати, восстановились очень быстро. Буквально пара часов — и резерв вновь полон. Да причем какой резерв! Только теперь оценил, к чему привело мое нахождение в эпицентре запускаемого источника. Те крошечные запасы магии, которые раньше могло удержать мое тельце, когда-то виделись мне огромными — это же надо, целых три малых лечебных заклятия. Архимаг, тролль!

Теперь я могу сравнить текущую величину запасов и предыдущую. Если бы полностью не опустошил магический резерв, так бы и был уверен, что три лечилки — это мой предел. А тут оказывается, что я без пяти минут ходячая гаубица плюс передвижной госпиталь в мокасинах. Скорее всего, в процессе первичного пускового импульса энергоструктура моего тела подверглась сильному воздействию, и, чтобы не отбросить копыта, организм научился работать с энергиями большой мощности и запасал их до тех пор, пока полностью не заполнился — тогда-то меня и вырубило. Этакая халявная плюшка и экспириенс при выполнении квеста «Запуск источника». С утра на радостях создал небольшой, не до конца сформированный фаербол, потом подлечился, резерв магии от этого только чуть-чуть уменьшился, тут детство заиграло — веселую побудку ребятам устроил. Сразу пальцы веером, сопли пузырями — круче меня теперь только яйца, да и то вареные вкрутую. Ничего, жизнь, она такая штука — обломала сразу. Как только внаглую начал из себя артиллерию изображать — так и обломала. Это только в игрушках выбежал из леса, двинул серией фаерболов, и ходи тушки обирай на предмет лута и дропа. А в жизни, если бы не Андрей, хрен бы я оттуда убежал. Рэмбо недоделанный! Конечно, на целых четыре фаербола меня хватило. Да таких, что самому страшно стало. Эффект от попаданий до сих пор перед глазами, вставший на попа, окутанный паром, развороченный паровоз — это, я вам скажу, внушает. У меня даже темноэльфийская часть сознания варежку от удивления разинула. Просто размер фаербола уж очень большой получился и эффект применения явно непропорциональный затраченной энергии. Путем логических рассуждений пришел к выводу, что, скорее всего, дело в разнице магического фона. Воспоминания, с которыми сравнивалось воздействие моего фаербола, относились к другому континууму и гораздо более сильному естественному фону. Тут можно провести аналогию с воздушным шариком — если надувать его при низком атмосферном давлении, например, в горах, то его размер будет гораздо больше, чем обычно. Это же относится и к силе взрыва, рвались шарики, как хороший чумадан тола. Без обжатия внешним магическим полем неконтролируемое расширение энергооболочки фаербола происходит быстрее (считай по аналогии с ВВ — скорость детонации), и радиус разлета оболочки перегретой плазмы увеличивается. Таким образом, бизантность и фугасность фаербола в нашей реальности значительно превосходят свои значения в магически насыщенных мирах. Что не может не радовать. Единственное, что портит настроение, — это то, что процесс восстановления резерва начался только после того, как мы вошли в зону действия источника. До этого я просто болтался тряпочкой на плече капитана.

За такими рассуждениями я и провел почти час. Никогда раньше не понимал субъективного течения времени. То оно как сонное болото, то несется, сшибая собой события, как Кам Аз с пьяным водителем — дорожные знаки. А планы на сегодня еще не все выполнены. До ночи надо качественно запудрить капитану мозг, написать письмо руководству СССР и отправить его вместе с кучей подарков на этом чуде советского авиастроения. Надеюсь, долетит. Иначе такая интрига медным тазиком накроется. Я для нее два дня назад у Лешего какую-нибудь магическую цацку из запасников выпрашивал. У старичка, оказывается, по лесу много чего прикопано. Правда, у магических цацек за давностью времен даже остаточный фон исчез, но металл, из которого они изготовлены, да и камушки времени не поддались. Вот перстенек один я и присмотрел — для задуманного мной дела он годился на все сто. Во-первых, символика родная до невозможности, очень приятный паук, охватывающий своими лапками палец носителя. Во-вторых, судя по весу — платина, что для столь старинного украшения (по словам Лешего, заначке было лет этак тысяч двенадцать), очень даже странно. В-третьих, брюшко этому паучку заменяет хороший такой рубин или гранат. Непонятно. Он ведь даже не огранен — просто хорошо отполирован. В общем, как символ власти в темноэльфийском исполнении подходит. Покрутил я его в руках, покрутил и отдал обратно Лешему. И потом долго по вечерам тренировался делать иллюзии: затраты магии минимальные — и студенческие годы вспоминаются. Самое главное — лицо посерьезней и не заржать на самом интересном месте. Как подумаю о том, какая катавасия сейчас закрутится, страшно становится. Легитимность моей власти не проверить никак, а если качественно развесить лапшу и поперчить ее иллюзией, можно самого себя сделать главой Дома. И никто даже слова не скажет. Тут самое главное, что за руку меня схватить никто не сможет. Концы обрубаются только так. Хотя чего этих хумансов бояться? Зато интрига будет — достойная главы эльфийского Дома. Для начала нужно отвести в сторонку капитана. Тем более он как раз беседует с радистом в углу поляны под разлапистыми кустами.

Капитан, кстати, после возвращения в лагерь периодически бросает на меня странные взгляды — видимо, все же зацепилось чуткое ухо энкавэдэшника за наукоемкую речь. Ну ничего, перетопчется, отмаз у меня давно придуман — отбрешусь, не впервой.

Подойдя поближе, обратился к Андрею:

— Что-то наша сегодняшняя пробежка навела меня на мысли. Капитан, а жидкие горючие смеси на основе порошков металлов у вас делают? Я тут подумал: рецепт в принципе старый, но чем мать Тьма не шутит, хумансы вечно либо что забудут, либо пропустят. Ну как? Есть или нет?

«Вот теперь пусть уже он у себя в голове копается. Огнеметы, конечно, у хумансов на вооружении уже есть. Их вроде немцы еще в Первую мировую использовали. А вот металлические порошки в горючее вроде не добавляли…» Ответ на мою мысль прозвучал довольно быстро и был произнесен очень удивленным голосом:

— Нет, не делают, а что, свойства хорошие? Ну подскажи вообще, что за вещь.

— У немцев на шеях жетоны висели, вроде из алюминия. Так вот! Если алюминий или, что еще лучше, какой-нибудь щелочной металл превратить в коллоидный раствор в горючем, вязкость огнесмеси резко возрастет, и при выливании ее, с грифона например, она меньше разбрызгивается и образует более устойчивое пятно горения. Да и температура горения, и его время резко возрастают. К тому же есть один давно уже не секретный состав, часто использующийся в Подземье. Судя по доставшемуся мне после применения амулета языковому запасу, у вас его тоже знают. Термит называется. Так вот, в пещерах его любят применять как раз из-за того, что не требует воздуха и продолжает гореть даже в воде. Обычные огнесмеси в замкнутом объеме быстро выжигают кислород и гаснут. Поэтому уже давно против различных подземных монстров используются жидкие огнесмеси на основе коллоидных взвесей термита с щелочными металлами — обычно натрием. Его проще всего сделать. Вещь получается хорошая. А если на этот ваш танк хотя бы пара горстей попадет — прожжет к Ллос. Хотя там броня на крыше толстая?

— На некоторых — до трех сантиметров стали. Правда, на крыше моторного отделения еще жалюзи воздухозаборника есть.

— Три сантиметра? Тогда действительно пары горстей хватит, а может, и того меньше. Эта гадость не только вязкая, она еще и липкая, как зараза, если в нее смолы добавить. Попадет на крышу — просто так не смахнешь, только отскребать. Хотя… я бы не стал. Ты как к своим попадешь, попробуй сделать рацпредложение. Думаю, в войсках будут рады. Да и врагов позабавите до слез. Как иногда говорят драконы, крики заживо сгорающих хорошо сносит ветром, особенно если побыстрее махать крыльями.

Ну и тут капитан, качественно прикидываясь плинтусом, с простодушным видом спросил:

— Слушай, а почему ты так хорошо по-русски разговариваешь, да и словарный запас приличный — у нас не каждый боец слова-то такие знает: термит, щелочные металлы, коллоидная взвесь?

«Началось — как я и предполагал, НКВД в лучшем варианте. Ну ничего, капитан! В студенческую бытность и не таким зубрам баки забивали!»

— Так я же рассказывал — на болоте языковой амулет к местному жителю применил.

— А кого ты своим языковым амулетом на болотах осчастливил?

— Не знаю, мы не знакомились, предполагаю, что либо архивариус, либо книгочей — очки у него были. А у вас, у хумансов, только такая категория глаза себе постоянно портит, да причем так, что магическое лечение слишком дорого обходится. Вот и щеголяют в очках.

Отвлекшись, обратил внимание на греющего уши радиста и, прикинув про себя, что дальнейшее его присутствие тут явно лишнее, обратился к Кадорину:

— Капитан, есть серьезный разговор.

Многозначительный взгляд делает свое дело, капитан отправил Олега на другую сторону поляны.

— Да?

— Просто перед тем, как отправиться к главе своего Дома, ты должен кое-что узнать. Когда запустили источник магии, я воспользовался последним одноразовым амулетом связи, который у меня оставался, и соединился со своим руководством.

Судя по выражению глаз капитана, это его очень сильно обеспокоило. Видимо, он уже полностью просчитал все плюсы и минусы моего наличия на карте мира, а тут я со своими новостями.

— И какие новости?

— А ты как думаешь, что могут сказать командиру, положившему весь свой отряд и оставшемуся при этом в живых? Правда, задание я все же выполнил, это, кстати, и спасло мне жизнь — иначе живьем бы сожрали. А так — устроили разнос. Предложили два варианта. Или ждать спасения, когда у них руки дойдут. А это может случиться и через пятьдесят, и через сто лет. Маги у нас неторопливые. Да и срок жизни подождать позволяет. Или второй вариант.

Выражение лица Андрея стало вопросительным. А мои лицевые мышцы буквально принялись разрываться от боли — волевые усилия по поддержке спокойного выражения лица были просто чудовищные.

— Ну и каков второй вариант?

— Дом принял мою отставку с поста сотника наземной разведки. И, с благословения Ллос, предложил занять пост главы Дома Риллинтар в этой реальности.

С этими словами и абсолютно серьезным лицом я продемонстрировал капитану качественную иллюзию перстня, лежащую на ладони моей правой руки. Причем не просто лежащую, после включения моего извращенного воображения колечко немного поменяло внешний вид. Брюшко паука теперь светилось изнутри пульсирующим красным светом, а лапки… лапки находились в постоянном движении, смещаясь буквально на пару миллиметров и возвращаясь обратно. Особую гордость вызывали оскаленные хелицеры, зазывно ощупывающие воздух. Дополнительное удовольствие принесло мне выражение ужаса и брезгливости на лице Кадорина. Ага, хуманс-то у нас паучков боится!

Каких усилий мне стоило задушить жестокую ухмылку, прорывающуюся на мое лицо, — не знает никто. С предельно серьезным видом я протянул руку в сторону капитана и торжественно произнес:

— L’elamshin d’lil Ilythiiri zhah ulu har’luth ja.[6]

Небольшое усилие воли — и иллюзия разжала лапки, поднялась на них, начала двигаться. Чуть пошатываясь при ходьбе, иллюзорная тварь подошла к основанию безымянного пальца и аккуратно обняла его лапками. Махнув в сторону покрывшегося холодным потом, побелевшего лица капитана хелицерами и издав тихий скрежещущий звук, подобный звуку пенопласта по стеклу, иллюзия поудобнее ухватилась лапками, переползла тельцем на внешнюю сторону фаланги и, покрутив там брюшком, устроилась поудобнее. Дождавшись, когда я переверну ладонь, эта тварь покровительственно скрежетнула и медленно, размеренно замерцала камнем в такт биению моего сердца.

— Капитан Дома СССР, Кадорин Андрей Геннадьевич, глава Дома Риллинтар приветствует тебя.

Несколько секунд тишины и почти слышимое шуршание шестеренок в голове у Андрея. Все же озадачил я его знатно. Но, к его чести, он быстро опомнился и взял себя в руки.

— Так, значит, тебя можно поздравить?

— Угу, поздравить, — скептически хмыкнул я. — Было бы с чем. Связался на свою голову с родиной.

— А что такое? Вроде даже повысили? Ты же ведь, если не ошибаюсь, старшим сотником был? А теперь вон — глава. Это, если сравнивать с нашим миром, чуть ли не глава Республики.

— Да ссылка это, Андрей, — почетная ссылка. Старший сотник наземной разведки — это прямое подчинение главе Дома. Фактически правая рука. Тут интрига почище — навязали мне в отряд одного специалиста. Подсидеть коллеги решили. А отбрыкаться от него не получилось. Так вот, когда мой отряд пропал при выполнении задания, та же команда на совете Дома Риллинтар такой вой подняла… Мол, подрыв обороноспособности, сговор с эльфами, шпионаж в пользу хумансов. Все припомнили. Хоть послужной список у меня чистый, но все равно грязи накопали. Благо в совете моих людей больше было — кое-как отбились. А тут и я нарисовался. Мне предложили поправить свою репутацию, организовав отделение Дома Риллинтар в этом мире. Просто потеря отряда, да и сам факт того, что меня в ваш мир затянуло, все это нанесло очень серьезный удар по моей репутации. Мне даже намекнули, что две-три человеческие жизни пред темные очи Совета Дома мне лучше не появляться. Да и с этой должностью без пакостей не обошлись: назначение на эту должность без высланной в помощь жрицы для работы с подчиненными, коих, кстати, тоже не прислали, — это нонсенс. Ну, подчиненных я в принципе найду, подвижки к этому уже есть. А как, скажи на милость, без жрицы защиту от враждебных богов обеспечить? А… Ссвет! У вас же богов нет… Ну, хоть тут повезло.

— Н-да… Ситуация… Мне почти то же самое предстоит. Как подумаю, как начальству всю эту историю объяснять буду…

— Кстати, ты готов?

— К чему?

Тогда же

Ссешес Риллинтар и капитан Кадорин Андрей Геннадьевич

Письмо Сталину

Недоуменный взгляд капитана попытался проникнуть под тьму капюшона, скрывшего лицо дроу.

— Как — к чему? Ты к своим собираешься? Собираешься. Обо мне докладывать ведь тоже будешь? Вот. А у нас ситуация изменилась, я теперь у вас не просто гость, а представитель возможного союзника. Это значит, что надо устанавливать дипломатические отношения с руководством твоего Дома. Самый безопасный вариант в моем случае — написать письмо. Или у вас дела по-другому делаются? Материал я уже подготовил. У Духа Чащи восьминогие работники всю ночь старались, свиток делали. Зато смотри, какая красота получилась.

С этими словами дроу развернул перед капитаном до той поры скрываемый за спиной свиток. Свиток матово-черного цвета, чем вызвал удивленный взгляд Андрея. Все же на старушке Земле привыкли к немного другой цветовой гамме посланий.

— Это что?

— Основа для письма. Самый лучший шелк в этом лесу, кой-какие травки и чуток магии. Ну что ты такой скептик, капитан? Ты вот посмотри, как сделан. Ни одного хвоста нитей, причем плетение не плоское, а объемное. Вон на просвет попробуй.

Настороженно пыхтящий капитан, осторожно взяв в руки плотный, поглощающий свет материал, принялся его осматривать. Следов плетения он действительно разглядеть не смог, как, впрочем, и любых других следов. Даже край листа выглядел не обрезанным, а каким-то странно закругленным. Из-за почти отсутствующего веса возникало ощущение, что в руках находится неведомым образом выкроенный кусок первородной темноты. Обладающий при этом текстурой и толщиной, причем, по мнению капитана, чрезмерной. Что он и не замедлил озвучить.

— Так чего ж он такой толстый, это ведь даже не бумага, а картон какой-то получается. Да и мягкий очень, писать будет неудобно. И что за восьминогие работники? А шелк в этом лесу откуда?

В ответ дроу разразился следующей тирадой:

— Ну хумансы, ну вы даете. Обычный шелк. Его пауки делают. Их Дух Чащи согнал, вот они и расстарались. Обычное дело. А текст ты как писать собираешься — неужели на поверхности, чтобы все видели? Так тогда нашу переписку только ленивый прочитать не сможет. Ты думаешь, капитан, зачем я у тебя недавно крови просил? Вот сейчас как раз и узнаешь. Есть что подложить?

Удивленный и одновременно заинтригованный Кадорин без промедления выдал планшетку и уже собирался сказать о карандашах, находящихся внутри, но Ссешес цепким взглядом окинул его и, поморщившись, сказал:

— Вот и наступил момент, ради которого я просил у тебя крови.

— Хм… — недоуменно заморгал капитан и уставился на дроу.

— Вот уже и стаканчик для письма подготовил, и перо заточил. Ожидаю только крови. Послание же нужно к тебе привязать, чтобы никто подделать не мог. А это достигается одним очень старым, но вместе с тем надежным ритуалом.

— Нужна именно моя кровь? А твоя не подойдет?

— Угу. И потом с письмом вместо тебя мне ехать бы пришлось. Ты сам посуди — письмо же не простое. Это не как у вас, хумансов, — накарябаете чернилами на телячьей шкуре писульку, да и в качестве защиты от подделки печать какую шлепнете из сургуча. Ну, может, еще корявку поставите — подпись, мол. А потом удивляетесь, что документ подделан и написано там было совсем другое. Ан поздно — война уже началась. Эх, какое времечко было… Не отвлекайся, Андрей. Давай руку.

Молнией блеснувший нож промелькнул над рукой капитана, и в берестяной стаканчик весело закапала кровь.

Через некоторое время на поляне раздался мерный речитатив малого лечебного заклинания и довольный голос дроу:

— Все же хорошо-то как. Без дрожи вспоминать не могу, как в вашем мире при нулевом магическом фоне заклинания читал. А сейчас за милую душу, даже не устал ни капли — почти как на родине. Вот еще раз в двадцать уровень магического фона поднять — и можно будет жить припеваючи. Ну, давай продолжим. Вот тебе перо. Вот тебе чернила. Пиши, а я диктовать буду.

— А сам?

— Капитан, Свет тебя забери! Мне языковой амулет только знание разговорного языка дал. Я по-вашему писать не умею. Да и текст послания должен быть тобой написан — условие такое у заклинания. И, кстати, твоей кровью. Так что бери перышко и пиши. Ты же ведь жить хочешь? Сам подумай, припирается из глухого леса капитан Кадорин — отряд весь положил, несет какую-то чушь про магию. У вас ведь магии нет — какая реакция твоего руководства? Да даже если ты им листья мэллорна предъявишь и рюмочку зелья «кошачьего глаза» нальешь — все равно не поверят. И светит тебе, капитан, только жертвенник во славу богов. Тьфу ты — Свет! В этом долбаном мире даже богов нет. Ну не знаю тогда, что у вас с сумасшедшими делают — сам представь, да желательно в красках. Ведь даже слушать не будут — листья на помойку, содержимое фляжек в парашу. Тебе, капитан, верительную грамоту надо такую иметь, чтобы только от одного ее вида сразу ясно было: магия есть, а капитан Кадорин Андрей сын Геннадия с ума еще не сошел. Понятно теперь, капитан, чего я добиваюсь?

— Теперь да.

Немного оторопевший от такой проповеди Андрей ошалело принялся перебирать пальцами вверенное ему перо.

— Кстати, как вашего правителя зовут?

— Иосиф Виссарионович Сталин.

— Mzilst Malla Iosif Vissarionovitch Stalin, Valuk d’lil Riwin d’Qu’ellar SSSR…

— Ссешес! Это что за дичь?! Ты по-русски диктуй! А то я чуть было эту белиберду писать не начал.

Выражение недоумения на лице дроу довольно быстро прошло, и он исправился:

— Извини. Это стандартное начало дипломатического письма. Видимо, до такой степени в мозг въелось, что даже забыл на ваш язык перевести. Давай теперь на русском. Ну, продолжим: «Уважаемый Иосиф Виссарионович Сталин, Правитель людей Великого благородного Дома СССР! Дом Риллинтар приветствует тебя. Да примет Мать Тьма тебя в свои объятия! Волею судьбы Дом Риллинтар простер свою длань над древними лесами, расположенными на западе Великого Дома СССР. Но только стоило воинам нашего Дома ступить на землю Додревней Пущи, как на них вероломно напали воины Дома Германия. Этим они переполнили чашу терпения, и посему Дом Риллинтар объявляет начало войны Дому Германия. С большим огорчением Дом Риллинтар узнал о нападении Дома Германии на Великий дом СССР. В связи с этим Дом Риллинтар предлагает объединить усилия и стать союзниками в священном деле мести. Дом Риллинтар доводит до сведения Великого Дома СССР следующие сведения: в связи с низким уровнем магического фона на этой планете Дом Риллинтар успешно запустил первый и пока единственный источник магической энергии.

В знак признания Дома СССР Домом Риллинтар и дальнейшего сотрудничества, а также зная положение с магией, Дом Риллинтар предлагает следующее:

В рамках своей компетенции представитель Великого Дома Риллинтар совместно с союзниками организовывают обучение и тренировку сил Великого Дома СССР в пределах возможного для человеческой расы.

Дом Риллинтар безвозмездно передает лекарственные средства магической природы для уменьшения потерь СССР в военных действиях (перечень свойств препарата можно уточнить у сопровождающего лица — капитана Кадорина).

Дом Риллинтар безвозмездно передает представителям Дома СССР алхимическое зелье „кошачий глаз“ (перечень свойств препарата можно уточнить у сопровождающего лица — капитана Кадорина) в количестве тысяча двести (1200) доз.

Дом Риллинтар на все время ведения совместных боевых действий готов производить поставки различных магических и алхимических препаратов, оказывать консультационную помощь в их применении, включающую в себя возможность обучения людей. Для необходимого уточнения вида и размеров возможной помощи предлагаем согласовать состав делегации СССР для дальнейшего сотрудничества».

Вид напряженно застывшего капитана, вооруженного пером, вызвал на лице дроу веселую улыбку.

— Вот и почти все, капитан. Ставь сегодняшнее число и дай мне свиток — подпишусь под этим текстом.

Уже протягивая перо и разворачивая планшетку с распростертым на ней письмом, капитан пробурчал:

— Это как же ты подписываться будешь — ты же по-нашему писать не умеешь, ведь сам только что сказал?

— Не беспокойся, капитан. Проблем с подписью не возникнет. Смотри.

Капля темноэльфийской крови, подобно маленькой каракатице, распростерла свои щупальца на листе. Как будто боясь, что она убежит, ее моментально накрыла узкая черная ладонь с длинными, нечеловечески острыми когтями. В просвете между ладонью и черным как смоль листом послания медленно разгорелось зеленое свечение. Оно неторопливо начало вытекать из-под ладони и тягучей волной, выбрасывающей хаотические отростки, прокатилось к краям листа. Полностью захватив всю поверхность, сияние мигнуло и резко пропало, оставив после себя мерцающие призрачным зеленым светом буквы, еще недавно отбрасывавшие маслянистые отблески подсыхающей человеческой крови. На глазах изумленного капитана дроу оторвал от листа ладонь, скрывающую под собой сложный гриф, как и остальной текст, сияющий странным свечением, встречающимся только у болотных гнилушек, да и то не у всех.

— Ну а теперь секрет, который, впрочем, давно уже перестал быть секретом.

С этими словами дроу зачерпнул из принесенного с собой мешочка горсть просушенного, снежно-белого болотного песка и щедрой рукой рассыпал по поверхности послания.

В наступившей изумленной тишине песчинки вдруг завибрировали и шустро, как намагниченные, принялись расползаться по тексту, притягиваясь к каждой букве, к каждому штриху. Буквально через несколько секунд зеленое свечение полностью исчезло, сменившись искрящимся в дневном свете переливом песчинок… Снежно-белые буквы на матово-черном фоне — стандартная высококонтрастная схема для чтения в условиях плохого освещения. В темноте пещер черные буквы на белом фоне требуют гораздо большего напряжения зрения, чем белые буквы на черном фоне.

Но подивиться на необычное цветовое решение не пришлось. Не прошло и пяти секунд, как текст начал таять и буквально впитываться в материал свитка. Через несколько секунд о том, что на поверхности листа когда-то что-то было написано, напоминали лишь несколько белых сиротливых песчинок, одиноко лежащих на угольно-черной поверхности листа. Смахнув тыльной стороной ладони эти жалкие остатки, дроу встряхнул лист и протянул капитану:

— Вот, оцени!

На автомате взяв за края послание, Кадорин устремил взгляд на чистую поверхность листа и после нескольких секунд внимательного изучения, вплоть до попытки посмотреть на просвет, взглянул поверх края листа на довольно улыбающегося дроу.

— Ну и где текст? И как это в Москве читать будут?

— Эх, хумансы, ну что с вас взять! Андрей, клади послание, приложи к нему ладонь.

Осторожно опустив свиток на планшетку, Кадорин опасливо, будто боялся обжечься, прижал правую ладонь к черной поверхности письма…

Несколько мгновений ничего не происходило, напряженный взгляд Андрея оторвался от письма и сфокусировался на лице дроу. Буквально в тот же момент подошедший старшина издал изумленный вздох…

Под поверхностью письма начал разгораться свет. Не мертвенный болотно-зеленый свет, а веселый искристо-белый с жемчужными отблесками. В глубине матовой тьмы свитка медленно разгорались буквы…

Часам к девяти вечера, наконец-то покончив с нелегким трудом дипломата, я сидел перед почти потухшим костром и потягивал из берестяного стаканчика слабенький, почти прозрачный чаек с земляничными листьями. Между прочим — творение Гены. Он, оказывается, хоть парень тихий, но и руки растут откуда надо, и с травками нормально общается. Правда, его бурду со зверобоем, которую он остальным хумансам в качестве лечебного отвара на всякий случай впаривает, я не то что пить — нюхать даже не стану. Вот, значит, сижу я, чаи гоняю, старшина с бойцами оружием занимается, а Кадорин, как настоящий энкавэдэшник и как большой ребенок, вертит в руках послание и тренируется его показывать. Дите малое — все не наиграется!

Не успел я допить чай, как он все же наигрался, тщательно упаковал послание в планшетку и присел рядом…

— Спросить хочу — магией кидаться, вот как ты сегодня, научиться можно? Уж больно оружие хорошее получается. Хоть и летит медленно, но если попадет — да такие ямы только пятидюймовая гаубица оставляет!.. Правда, при установке взрывателя на удар.

— А вот это, Андрей, и будет главным вопросом на переговорах с твоим руководством. Тут дела такие: чтобы с магией работать, в организме должен быть хотя бы небольшой ее уровень. А в вашем мире магии вообще ни у кого нет, а для того, чтобы в организме магия накапливаться начала, его сперва инициировать надо, да и обучить хоть чуть-чуть. А для инициации у самого учителя запас магии должен немаленьким быть, да и процесс перестройки энергооболочки тела, ауры — для работы с магической энергией — длительное и муторное занятие.

Правда, в процессе инициации у хумансов отсев большой — дохнут почему-то.

— А самому научиться магией пользоваться, без инициации, можно?

— В принципе самоинициация при наличии мощного магического импульса возможна — только органов управления магией у такого самоучки нет. Если учитель энергооболочку тела не перестроит, в большинстве случаев такому несчастному грозит довольно неприятная смерть. Магия вырабатывается, а накапливать ее и управлять ею нечем, и в итоге несчастный просто сгорает или еще того хуже — мутирует во что-нибудь не особо прекрасное. Только вот для самоинициации такой импульс нужен, что выгоднее легион нежити поднять, да и вероятность выжить при этом — один к тысяче или того меньше.

Выражение лица капитана мне очень понравилось. Так загрузить человека мне удалось впервые! Хотя за ту белиберду, которую я сейчас нес, мне бы при встрече оторвали ноги все знакомые ролевики и дээндэшники (нет, не те, которые с нарукавными повязками по улицам ходят!). А за оставшуюся часть тушки устроили бы хорошую драку родственники моего текущего тела. Короче, хорошо развлекся!

ГЛАВА 34

Самая искренняя улыбка — от лицезрения удавшегося замысла.

Чем замысел темнее, тем она искренней.

Народная темноэльфийская мудрость

18.07.1941

Ссешес Риллинтар

Сам процесс отправки капитана на чуде советского самолетостроения запомнился мне своей сумбурностью: получение почти в самый последний момент из Москвы примерного коридора полета, попытки по имеющимся картам разобраться, к каким естественным ориентирам привязываться и, самое главное, что из них будет видно ночью, конечно учитывая применение зелья «кошачий глаз», которого, к слову, упаковали целых пять фляжек. Просто больше герметически закрывающейся тары не было. Потом долго ждали, когда Дух Чащи соизволит явиться. Он у старшины вещмешок взял и надолго пропал в лесу. Появился в последний момент — жутко недовольный, но с полным мешком. Протянул капитану и выдал следующую фразу:

— Потеряешь или разбазаришь — тем, что от тебя останется, даже черви побрезгуют.

От таких слов и, самое главное, от тона, которым это было сказано, капитана даже передернуло. Во всяком случае, вцепился он в мешок, как утопающий в спасательный круг.

Самолет к тому времени был уже подготовлен и находился в начале длинной и узкой поляны, огражденной плотно стоящими стволами деревьев. Еще день назад эта местность выглядела по-другому, но, пока мы с капитаном прогуливались до места своих пакостей и рассуждали о высокой политике, сюда наведался старшина с бойцами и топором. Но, судя по отсутствию следов вырубки и взглядам, бросаемым рядовыми в сторону Лешего, поймать на горячем он их успел. И не замедлил реорганизовать процесс по-своему. Стоящие рядком и прижавшиеся к краю леса молодые сосенки недавно явно дислоцировались на других местах. Что поделать, как говорится, пока враг рисует карты, наши бойцы вручную меняют рельеф местности. Старичку было явно жалко подлеска — вот он его и пересадил. Кстати, надеюсь, не на глазах солдат, а то им опять кошмары сниться начнут. Мне в прошлый раз Андреевых хватило.

Так вот. Загрузили капитана, потом старшина долго дергал винт агрегата в попытке завести мотор. И наконец, через несколько минут мучений, треща всеми пятью цилиндрами и оплевывая окружающих маслом, «пепелац» взлетел. И довольно быстро растворился в вечернем небе, плавно переходящем в ночное…

Дальше? Дальше было не особенно интересно. Вернулись в лагерь. Олег отбил шифровку о том, что капитан успешно вылетел, и повторил сообщение о районе встречи и маршруте следования. А старшина принялся изображать из себя повара. Во всяком случае, получилось у него довольно съедобно. Единственное «но» — на поздний ужин я лично впервые ел гречневую кашу с мясом, состоящую почти из одного мяса, причем копченого. Ничего — прижилось и в желудке не шевелилось. После ужина отправил всех спать, вызвавшись сторожить первым. День был просто до такой степени насыщен событиями, что на разговоры не потянуло даже Сергеича, не говоря уже о рядовых. Видимо, им на этот день хватило впечатлений от действий Духа Чащи, а я набегался и наговорился так, что ощущал себя хорошим таким, ошкуренным березовым поленом. Не знаю, отчего в моем перегруженном мозгу возник такой образ, но, судя по ощущениям, подходил он на все сто.

Честно отсидел половину ночи, вслушиваясь в лесную тишину и периодически морщась от писка пролетающих летучих мышей. Пару раз неподалеку пытался поухать филин, но запущенные в примерном направлении, на слух, три сосновые шишки заставили пернатого Шаляпина перенести место концерта. С трудом дождавшись конца своей смены, я растолкал Юрика и, всучив ему пулемет, с чистой совестью отрубился…

Утро началось отвратно до невозможности — мне было так хреново, что хоть стреляйся. Нет, тело не болело, болело что-то такое, чему я даже не мог подобрать название. Представьте, что боль занимает не только внутренности, но и слой воздуха над телом на толщину сантиметров десять. И к тому же сильно болит голова. Причем так, что глаза открыть больно. Да еще это солнце… Хумансы вокруг шебуршатся, старшина раздает утренние подзатыльники и отправляет всех толпой на заготовку дров. Выслушиваю утреннюю перебранку и про себя желаю всем провалиться сквозь землю. Кое-как переворачиваюсь на правый бок и поглубже накидываю на голову капюшон плаща. И так хреново, а еще эти… Полежать удалось не больше минуты. Старшина — Свет его забери, участливый наш! Решил выяснить, что это с командиром. Не видит, что ли, что человеку, тьфу — дроу, хреново. Так нет, надо потормошить, спросить, как себя чувствую! Если бы не было так фигово, если не сказать жестче, прирезал бы скотину и сказал бы, что сам на нож тридцать семь раз упал. А с чего это меня так ломает? Нельзя ли поправить ситуацию? Отмахиваюсь от суетящегося старшины и кое-как встаю на колени. Сорванным от боли шепотом читаю лечебное заклинание… Еще раз… И еще раз… С каждым разом мне становится все хуже и хуже. Хоть мне и больно до такой степени, что перед глазами плывет красный туман, я все равно начинаю ржать, как ненормальный, захлебываясь смехом и слезами. Просто на ум пришел старинный бородатый анекдот про лося: «Я пью и пью — а мне все хуже и хуже!»

Резко оборвав дикий смех, кстати сильно напугавший старшину, я громко высказался:

— В центр мирового равновесия через тролью задницу! Только хуже стало!

Откуда-то пришло ощущение, что обычная лечилка тут не поможет, только усугубит ситуацию. Внимательно прислушавшись к своим ощущениям, я очистил разум от всяческих мыслей и в каком-то закоулке памяти натолкнулся на расплывчатое воспоминание о том, что так ощущается перенапряжение энергооболочки. С одной стороны, это хорошо — по аналогии с мышцами, она накачивается. Но с другой — боль в мышцах можно хотя бы унять массажем, горячей водой или лечебным заклятием, а эту — фигушки. Любое применение магии только усугубляет положение. А я, идиот, не разобравшись, еще заклятиями раскидывался.

Никакие лечебные заклинания здесь не помогут, только некоторые отвары, в частности травяные чаи, слегка приглушат болезненные ощущения. И самое поганое, что спать нельзя, сознание терять нежелательно — может максимальный объем маг-резерва уменьшиться. Хочешь, не хочешь — двигаться надо. Дополнительно зашипев на старшину, я поднялся на ноги и поковылял к костру, одновременно пытаясь копаться в разгрузке в поисках заначенных в процессе поиска алхимкомпонентов травок и взглядом ища котелок. Котелка у костра не оказалось, и, порывшись в отчаянии в наваленных рядом вещах, я обернулся к старшине, пытаясь сквозь мутную кровавую линзу боли вытолкнуть из себя слова человеческого языка.

— Стархшина! Ссвет тебья сабери! Гхде кхотелокх?

Немного испуганным и одновременно озадаченным голосом он ответил:

— Командир, так это… я его ребятам поручил почистить — с утреца Гена обещался чайку сотворить. Что с тобой такое? Может, помочь чем?

— Ссвет! Чхем ты мне поможешь. Откат это — перенапрягся я вчера с магией. Вот теперь хреново мне — очень! Отвар поможет, но некоторые — Свет! — хумансы — Рррр! Как мне хреново! — отправили других — Ллос их залюби! — хумансов мыть этот — котелок!!!

На последних фразах я уже полностью сорвался на крик. Усевшись спиной к костру, обхватил голову ладонями и сильно сжал — так хоть чуть-чуть, но было легче.

После моей тирады засуетившийся старшина начал пчелкой порхать в груде сложенных вещей и буквально через минуту появился с алюминиевой кружкой. Победно ее вскинув, скороговоркой высказался:

— Ничего, голь на выдумки хитра — сейчас выкрутимся.

Налив в кружку воды и пристроив ее рядом с костром, сел на корточки и принялся раздувать угли.

— Сейчас, сейчас! Потерпи, командир, сейчас сделаем мы твой отвар.

Кое-как распалив остатки костра, Сергеич пристроил кружку и, засыпав протянутые ему дрожащей черной рукой травки, пристроился рядом со мной на земле.

— Подожди минутку.

Ответом ему стал мой тихий голос, прошипевший сквозь зубы:

— Подошду, если раньше не сдохну…

Процесс ожидания был неожиданно скрашен серьезными мыслями, зашевелившимися на фоне головной боли.

Логически рассуждая, получается следующая неприглядная картина:

В отношении самоизбранного главы Дома — Дом из двух членов? Звучит-то, конечно, красиво, но, так как меня понесло в политику, это принесет довольно большие проблемы. Организация стоянки маленького партизанского отряда — это одно, а столица темноэльфийского Дома — это совсем другое. Там нет не только людей, нет зданий, нет чиновничьего аппарата, нет законов, из всех атрибутов государственности в наличии только глава. Кажется, мальчик еще не понял, в какую каку ввязался.

СССР — конечно, очень хороший союзник, если соизволит им стать. Несмотря на аховое положение в начале войны и всеобщие панические тенденции, просто так, своими руками, отрезать от себя кусок территории? Даже занятой врагом? Причем передать ее какому-то марионеточному фокуснику, скрывающемуся в лесах? Нет, на это Сталин никогда не пойдет. Даже если поверит в истинность доказательств, привезенных Кадориным, то, скорее всего, просто станет использовать вслепую, а по окончании военных действий попросит: «на выход». Если не попытается устроить силовой вариант. Что тоже вполне реально. Сталин и ЦК отлично поймут после анализа всего того, что вытрясут из Андрея спецы НКВД, что все, что они знают о наглом одиночке-инопланетянине, теоретически подтвердить не может никто. Да еще надо проверить — инопланетянин ли это? А методы проверки с применением валенок и напильников в кабинетах Лубянки лишь немного уступают Флейтам боли.

Демонстрация возможного боевого применения магии, проведенная в присутствии капитана, — неплохой козырь для дальнейшего диалога с СССР. В принципе как раз описываемые события можно проверить с помощью высотного фоторазведчика. Но, даже если факт разрушения поезда будет подтвержден и Ставка заинтересуется практическим применением магии, вбухивать людей и ресурсы в разработку такой мутной темы они не будут.

Фигурантов при рассмотрении вопроса о магии, по мнению НКВД и его главы, будет всего два — маскирующийся под инопланетянина негр (по всей вероятности, немецкий шпион — учитывая владения Германии на Черном континенте и Пустынного Лиса, нагибающего англичан на северном побережье Африки) и какой-то непонятный для нормальных коммунистов Леший (скорее всего, банальный чревовещатель, надо еще проверить его национальность и принадлежность к Белому движению!).

Учитывая, что чей-то длинный язык сдал имеющийся в наличии единственный на данный момент магический источник, возникает соблазн полностью его контролировать. Кадорин вряд ли страдает географическим кретинизмом, и на картах Генштаба уже сейчас стоит жирная точка с подписью мелким шрифтом — «Источник». То, что эта черномазая обезьяна может «обучить» других магов, конечно, неплохо. Но можно ведь попробовать использовать шаманов, многочисленные рецепты и рекомендации магических гримуаров, для этого растрясти закрытые фонды Ленинки, вытащить на свет материалы, накопанные в свое время специалистами Глебушки Бокии. Да и припрячь тибетских монахов — по слухам, умеющих что-то такое и без прямой подпитки из магического источника. Как раз и проверят, что они смогут при наличии магического фона.

То есть моя уникальность в этом плане, в глазах того же Сталина, еще под вопросом. Могут вообще попытаться выловить «золотую рыбку» и поспрошать хорошенько. Да и немчуре, если что, не достанется…

Под эти жизнеутверждающие выкладки мне начали вспоминаться кидаемые на меня в последнее время взгляды радиста. Олежек явно либо что-то скрывает, либо ему уже маякнули телеграммкой из Москвы. И только Ллос знает, что ему прикажут в следующей. А против прямого приказа Народа и Партии никто из ребят даже не дернется, Сергеич тоже — навалятся ночью всем гуртом, захомутают и передадут кому надо в праздничной упаковке с бантиком.

В начавшейся большой игре мне нужно быть о-о-о-чень убедительным для «отчуждения Пущи». С одной стороны в этом вопросе — самозваный глава Дома, а с другой — многомиллионная страна, в которой кровь льется еще легче, чем в описываемых книгами средоточиях тьмы и ужаса — темноэльфийских городах.

Так что надо быть поосторожнее, по возможности точнее просчитывать свои дальнейшие действия, а не надеяться на русское «авось». Тем более мне оно теперь может и не помочь.

Да и с утра что-то очень тревожно. Мало того что от боли порвать кого-нибудь хочется, так еще и подозрительно мне отсутствие бойцов. Да и старшина какой-то слишком уж суетящийся, услужливый.

Медленно повернул голову вбок и чуть искоса посмотрел на Сергеича — явно от чего-то отвлекает. Что эти хумансы замыслили? Я что-то пропускаю, чего-то не вижу? Чего-то находящегося рядом, буквально на глазах. Иначе зачем остался старшина? Он явно меня отвлекает. А остальные хумансы в это время… Свет меня побери! Как не вовремя навалилась эта магическая усталость… Точно… магия! Вот от чего они меня отвлекали!.. Медленно, буквально по волоску в секунду, стараясь не глядеть в сторону старшины и ничем не привлекать его внимание, снимаю свои ладони, сжимающие многострадальную голову, и медленно завожу назад. Аккуратно, стараясь ничем не подать вида, тяну пальцы к рукояти клинка. Нащупав, медленно перебираю по ее поверхности когтями, стараюсь поскорее дотянуться до фиксатора ножен… Магия!.. Фон магии резко упал!.. Вот от чего меня отвлекают!.. Леший! Старый хрыч! Он явно нашел способ обойти клятву! И не только это, он явно умудрился каким-то способом переключить основную мощность источника на себя. И, если я не ошибаюсь, взял хумансов под ментальный контроль. Или, что еще хуже, сговорился за моей спиной с ними. Вот почему Олег был такой загадочный, вот какие телеграммы он отбивал в Москву! Значит, старый пень меня побоку и хумансам на опыты, а сам весь в черном и на троне?.. Дурак трухлявый! Они же его сами потом на щепки разберут, как только с магией обращаться научатся… Р-ш-ш-ш-ш! Голова!.. Так! Успокоиться! Сейчас самое главное — сразу положить старшину, а потом быстро выйти за пределы действия источника, пока Дух Чащи за меня не взялся… Ничего! Переживу и без внешнего магического фона. Буду ловить хумансов и обрядом преобразования жизненной энергии пополнять резерв магии… Я еще станцую на их костях!..

Свет!.. Свет их ссабери!.. Разрушить такие планы!

Иногда для того, чтобы события пошли совсем другим, неожиданным путем, нужна какая-то малость — громко хрустнувший сучок, внезапно взлетевшая птица, осечка верного пистолета или обычная застежка — обычнейшая, правда, очень тугая застежка на ножнах.

…На поляну, буквально залитую зловещей тишиной, нарушаемой только потрескиванием углей, и до предела заполненную усиливающимся запахом отвара, с мрачно-торжественным видом и тихим шелестом раздвигаемых кустов вышел Дух Чащи.

Подойдя ближе, он произнес с легким поклоном головы, при этом глаза его странно сияли:

— Здравствуй, глава! И тебе здравствуй, Валерий сын Сергея!

Подняв на него заполненные болью глаза, на дне которых плескалось отчаяние: проклятая застежка, пока с ней возился, упустил время и момент, а теперь против Лешего все мое оружие — лук, нож — бессильно. Разве что магия? Ха, магия! Что такое пара жалких огнешаров против Духа Чащи, подпитываемого целым источником?

Ну что ж, леди Elghinn, я уже чувствую мускат и амбру твоего дыхания, прикосновение тончайших шелков твоего одеяния на своей коже. Обворожительная jalil Elghinn, не стоит очаровательно краснеть в преддверии нашего танца, последнего танца самозваного Valsharen Ril’lintar, молодого, увлеченного выдуманными мирами и событиями, наивного хуманса и одновременно старого, желчного сотника S’seshesa…

Скоро я закружусь с тобой в танце, своем последнем танце, а пока позволь… позволь мне договорить с этими двуличными тварями, недостойными благословения твоего поцелуя…

Я выдавил из себя ответ, сдобренный изрядной каплей яда:

— Какое своевременное пожелание! И тебе здравствовать! Зачем я тебе понадобился?

Пожав плечами, Дух Чащи ошарашил меня началом своей фразы:

— Глава, сообщаю, что временно, до конца дня, вся вновь вырабатываемая магия идет на рост мэллорнов.

Повернувшись к Сергеичу, он продолжил:

— Но вообще это не главная причина моего прихода… Я, собственно, к тебе, Валерий… Вот!..

И протянул ему на ладони сплетенное из сухой травы и серых перьев гнездо с тремя пятнистыми яйцами.

Ошарашенный вид старшины, его изумленно разинутый рот:

— Что это?

— Как что? Твои яйца!..

Робкие, слабые удары, с каждой секундой усиливающиеся и обретающие настойчивость…

Первая трещина, пробежавшая по пятнистой поверхности…

Внезапно откинувшийся кусок скорлупы…

Радостный лучик веселого летнего солнца, впервые в жизни отразившийся от двойного ряда белоснежных зубов, скользнувший по еще влажной, мягкой чешуе и провалившийся в клубящуюся тьму вертикального зрачка…

Голос! Чужой голос, немного неуверенным вопросом вдруг прозвучавший в голове старшины, заставивший его побелеть как простыня и схватиться за сердце…

— МАМА?!

ТОВАРИЩ ССЕШЕС

Отыгрывать? — Жить!

Ссешес Риллинтар

Глава 0

ПАРА СЛОВ ОТ АВТОРА

Все это напоминает полиморфное психическое расстройство или группу психических расстройств, связанных с дезинтеграцией процессов мышления и эмоциональных реакций.

Из диалога с одним из консультантов

01.01.2010 г. Утро

Как можно вкратце рассказать эту историю? Во-первых, я не знаю, где она начинается. Во-вторых, я не уверен, что она закончилась, и в-третьих, даже если бы у нее был конец, это ничем не поможет мне, потому что я совсем не понимаю ее начала.

Наверное, можно рассказать историю так: давным-давно за болотами да за чащей густой жил-поживал дроу. Вида он был незлобивого, душегубствовал токмо по душевному призванию, а не по наущению дьявольскому…

Нет, что-то не получается…

Тогда так: в этой истории я поведаю тебе, о мой любезный читатель, о происшедших в глубине белорусских лесов событиях, пошатнувших мировоззрение и здоровье многих людей. Впрочем, главному фигуранту этого романа реакция окружающих всегда была не особенно-то интересна, так как вопрос выживания стоял для него на первом месте. Официальная версия попадания представителя народа иллитири (или, как их еще называют, дроу) на занятую немецко-фашистскими оккупантами территорию СССР до сих пор вызывает у историков и представителей иностранных разведок такой вал вопросов, что и школьнику становится понятно, что что-то тут не так.

Надеюсь, наполнение текста официальными документами, которыми автор старался закрыть лакуны в информации о творящихся вокруг Додревней Пущи (да и в ней самой) делах, не сильно вгонит тебя в скуку, о читатель. Ведь некоторые из этих документов, несмотря на свой сугубо официальный вид, до такой степени интересны и занимательны, что в описываемом в этой книге мире за возможность бросить на них хотя бы один взгляд некоторые чрезмерно любопытные личности (не будем называть имена и страны, на которые они работают!) отдали бы душу.

Нет, о читатель, автор ни в коем случае не собирается брать с тебя подписку о неразглашении. Но если к тебе придут коллеги товарища Иванова, автор тут ни при чем, ссылаться на меня не надо, и вообще — тебе это все приснилось.

Глава 1

ОБЗОРНАЯ

Вы слишком много знаете. Вас будут хоронить с почестями после автомобильной катастрофы.

Шелленберг. Т/ф «Семнадцать мгновений весны»

21.07.1941 г. Лес, поляна. Ссешес Риллинтар

…Три умильные мордашки, устроившиеся на животе у старшины и посапывающие во сне, заставляли меня щуриться от удовольствия, а вид прибитого столь необычной жизненной коллизией Сергеича поднимал настроение до уровня стратосферы.

Стараясь не разбудить только что накормленных кусочками мяса малышей, старшина повернул голову и тихо, почти одними губами, спросил:

— Ссешес, можешь ответить на вопрос?

Ухмыльнувшись, я протянул руку и осторожно погладил мелкие чешуйки между двух маленьких, пока еще почти прозрачных рожек. Вздрогнув во сне от прикосновения, дракончик слегка заскулил, завозился, поудобнее пристраиваясь на теплой и мягкой кроватке, которой на время согласился побыть старшина. Прижавшиеся к дракончику с обеих сторон самочки, не просыпаясь, недовольно зашипели. Лежащая справа, ближе к лицу старшины, громко зевнула. С наслаждением клацнула молоденькими белыми зубками и на секунду показала окружающим красный, гибкий раздвоенный на конце язычок. При этом заставила Сергеича невольно вздрогнуть.

— Я даже догадываюсь, о чем ты хочешь спросить. У тебя ведь сейчас все мысли только о малышах?

— Тут уж сложно не догадаться. — Уровень скепсиса в словах старшины зашкаливал. — Объясни ты мне, чего они меня мамкой кличут? Я пытался сказать, что я не их мамка. Так они сразу хныкать начали. А вот эта зевунья так вообще в три ручья плакать принялась. За что мне такое наказание? Ну какая из меня мамка?

Глаза старшины, смотрящие на малышей, представляли собой озера, заполненные скрытой застарелой болью и умилением. Он по очереди ласково, почти не касаясь, гладил драконят по сложенным на спине перепончатым крыльям и вздыхал. Вздыхал непередаваемым вздохом человека, обретшего для себя что-то родное и когда-то давно потерянное. Вдруг, резко заморгав, Сергеич заговорил чуть сдавленным голосом:

— Меня мамкой-то поначалу дочка моя Варюшка звала. Я ведь у нее один остался, когда при родах моя Марфа умерла. И был я ей и мамкой, и папкой кровиночке-то моей. А с год назад в феврале испанка свирепствовала, будь она проклята, — Варюшка за неделю сгорела как свечка, как огарочек. Вот я и остался один на белом свете. А тут эти пострелята. Ну не могу я слышать, когда они меня мамкой кличут-то, не могу. Душа разрывается. Все Варварушка моя перед глазами стоит. Богом прошу, сделай что-нибудь. Ведь не железный-то я. Не железный!

— Тише, Сергеич… тише… не разбуди дракончиков…

— Что ж вы за нелюди такие, как почтовых птиц их используете — они же как люди, говорить могут. Это получается, как детей на лесоповал гонять. Рабовладельцы проклятые.

Громко скрипнув зубами, так, что дракончики вздрогнули и завозились в беспокойном сне, я отвернулся и, устремив взгляд на стену кустарников, обрамляющих поляну, глухо произнес мертвенным, злым голосом:

— Разговаривают они только с тобой… Если ты заметил, вслух ничего не произносят. Ведь слова звучат в глубине твоего мозга? Ведь так? Ведь так, хуманс! Дети! О детях он вспомнил! Стайные хищники с зачатками телепатических способностей. Да, они говорят, но говорят только с тем существом, которого увидели первым в своей жизни. Разумны ли они? Имеют ли они душу? Теперь — да! Именно эти — да… Это часть твоей души… малая часть, но им хватает… Высшая степень симбиоза! Полуразумные стайные хищники-симбионты… Ты часть их стаи, их родитель… базовое ядро общей психики… их мать, отец, предводитель и защитник — в общем, тот, кто несет ответственность за них всех. И вашу связь не разорвать — умрешь ты, умрут и они. А насколько они будут разумны, зависит от тебя — ты базовое ядро их разума. А они твои дополнительные руки, ноги, глаза, уши и крылья. Больно им, больно тебе, и наоборот. Так что сам решай — рабовладелец ты или нет…

Оставив старшину размышлять о нелегкой ноше, свалившейся на его плечи, я удалился в лес в надежде подстрелить что-нибудь свежее — копченое мясо уже стояло поперек горла. Не успел сделать и десяти шагов за пределы поляны, как в мою голову робко постучалась мысль: а ведь Сергеич воспринимает их как детей, как своих собственных детей. Не удивлюсь, что именно та часть его души, которую до сих пор терзает боль из-за потери семьи, стала общей у старшины и малышей. Не скрою, я сегодня впервые увидел его именно с этой стороны — как любящего отца. Каждый человек в глубине души скрывает грустные и веселые моменты своей жизни. Сегодня мне приоткрылась частица внутреннего мира этого старого вояки, покрытая болью и кровью частица. Надеюсь, юные крылатые сорванцы, сорвавшие своим появлением запекшуюся корку со старой раны, смогут уменьшить душевную боль, терзающую этого человека. Да и сам я с чего это так расклеился? Какое мне дело до переживаний старого солдата? Хотя теперь многие его поступки и умения стали понятны. Только хуманс, растивший в одиночку три года ребенка, тем более девочку, может так профессионально организовать быт и управляться с великовозрастными дуболомами. И самое главное — осторожно сглаживать углы в общении со столь ненадежным и взрывоопасным индивидуумом, как я. Если бы не любопытство, был бы Сергеич идеальный снабженец, а так на текущий момент у меня наличествует идеальный кастелян для замка, которого, впрочем, нет. Его еще на наличие магического таланта проверить необходимо, просто так сквозь защиту, установленную Духом Чащи, знаете ли, не проходят. Даже с учетом того, что защита была так себе — в тот момент Дух из себя на магию последние капли выжимал. Но ведь была же? Была! Значит, Сергеич не просто так, а ого-го! Хотя какой из хуманса маг? А впрочем… Даже если пару заклинаний выучит, все помощь будет. Только перед обучением надо обязательно полную ученическую клятву с него взять — во избежание, так сказать. Оно мне надо — нож под ребра или пригоршню яда в травяной настой? Хотя о чем это я? Это ж ведь Сергеич, старшина. С какого ляда он меня травить будет или, того хуже, кинжалом под ребра тыкать? Ведь он же свой. Свой? Когда это хумансы своими стали? А чьими? Не скажешь ли, глава Дома из двух членов? Но не хумансы же!.. А кто тогда? Пушкин? Какой еще Пушкин?.. Он же тоже хуманс… Так, кроме них, никаких кандидатов в члены Дома вокруг нет. Вот и будем исходить из этого, а свою спесь пока придушим… Нет, кажется, я все убыстряющимися темпами схожу с ума — надо срочно развеяться!

Тем более обещал Сергею. Да и сам взбодрюсь. Ночная пробежка, пара трупов, какая-нибудь подстроенная врагам пакость в завершение. Да у меня после такого моциона дня два настроение будет отличное — уже подметил за собой. Кстати, в заначке имеются четыре немецкие «лягухи», я их около моста снял, у меня тогда приступ хомячности разыгрался — куда там старшине. Вот одну из них и пристроим. Только надо придумать что-нибудь поинтереснее и с мощным психологическим эффектом. Насвистывая под нос песенку величайшего ходока по гостям и просто скромного любителя меда, я с улучшающимся с каждым шагом настроением двинулся в глубь леса в поисках будущего обеда для всей нашей разношерстной компании.

Центральный архив НКВД

Дело № 1234567/41, папка 2 (материалы по операции «Тополиный пух»).

Совершенно секретно. Особая папка

Результаты исследования образца № 1, в сопроводительных документах названного «Письмо»

(Выдержки из материалов)

…В процессе обследования изделия «образец № 1» (письмо) было подвергнуто следующим видам анализа:

Химический анализ (проводился силами привлеченных специалистов химического факультета МГУ)

Результатом проведенного анализа можно считать единогласный вердикт специалистов об органической природе обследованного образца. По химическим и физическим свойствам, а также по результатам проведенной микроскопии срезов волокон обследованный образец более всего схож с сырым шелком тутового шелкопряда и шелком пауков средней полосы России. Единственное, и самое главное, различие между обследованным образцом и образцами шелка, находящимися в распоряжении экспертов, — химический состав красителя, которым пропитано изделие, краситель этот не поддается анализу в связи со своей высокой химической стойкостью. Образец полностью химически нейтрален и не несет опасности при соприкосновении и даже употреблении в пищу.

Почерковедческий анализ

Результатом анализа, проведенного специалистами четвертого отдела НКВД, является решение о полной идентичности предоставленного образца почерка № 2 с почерком текста на изделии «образец № 1»…

Физический анализ

В процессе исследования изделия были выяснены следующие факты: спектр испускаемого образцом свечения полосовой, сходный со спектром катодной люминесценции сульфида цинка, активированного серебром, иттрием и европием. Излучение объекта к тому же является поляризованным. Данный спектр излучения и поляризацию существующими в настоящее время средствами в настолько малом объеме создать невозможно (в пользу этого свидетельствует единогласное мнение специалистов четвертого отдела совместно с привлеченными экспертами физического факультета МГУ). Обследование образца с помощью счётчиков Гейгера — Мюллера, ионизационной камеры и сцинтилляционных детекторов показало отсутствие радиоактивности, превышающей естественный фон. Подъема радиационного фона во всех режимах работы объекта замечено не было. Механизм проявления надписи при помещении руки или иной части тела испытуемого к объекту до сих пор полностью непонятен и требует дальнейшего исследования. На основании проведённых опытов можно предположить, что воздействие испытуемого на образец имеет электромагнитную природу. В частности, оно экранируется металлическим листом, но не экранируется непрозрачным для видимого света диэлектриком такой же толщины. Рентгеновское обследование привело к нахождению в глубине объекта хаотически расположенных уплотнений, меняющих свое расположение после каждого включения. Более детальный анализ обнаруженной внутренней структуры не представляется возможным в связи с большой вероятностью повреждения образца…

Для дальнейшего анализа внутренней структуры и определения принципа работы образца № 1 необходимо разрешение на применение методов исследования, могущих привести образец в неработоспособное состояние.

Центральный архив НКВД

Дело № 1234567/41, папка 2 (материалы по операции «Тополиный пух»).

Совершенно секретно. Особая папка

Результаты исследования образца № 2, в сопроводительных документах названного «Зелье кошачьего глаза»

(Выдержки из материалов)

Химический анализ (проводился силами привлеченных специалистов Первого московского медицинского института)

Результатом проведенного анализа можно считать единогласный вердикт привлеченных специалистов об органической природе обследованного образца.

…На основании результатов анализов эксперты единогласно утверждают, что предоставленный им образец представляет собой сгущенную вытяжку из растительного и животного сырья, включающего в себя Atropa belladonna, Papaver somniferum, Strychnos nux-vomica, плазму крови млекопитающих и белок птичьих яиц. Предполагается наличие других алкалоидов, поскольку действие препарата невозможно объяснить действием одних только идентифицированных веществ. Точный состав исходного сырья и технологию его обработки установить не представляется возможным.

…Действие препарата проявляется в форме специфического возбуждения только одного отдела нервной системы — зрительного тракта. Симптомы — повышение остроты зрения на одну ступень по таблице Головина-Сивцева, повышение чувствительности к видимому свету в два-четыре раза, появление чувствительности к инфракрасным лучам диапазона 7800–8500 ангстрем. Испытуемые с наибольшей индивидуальной чувствительностью к препарату приобретали возможность видеть в абсолютной темноте тела других людей и окружающие предметы, на небольшом расстоянии используя для подсветки тепло своего собственного тела… Данный эффект необъясним с позиций классической физиологии зрения и требует более продолжительных и масштабных исследований…

Центральный архив НКВД

Дело № 1234567/41, папка 2 (материалы по операции «Тополиный пух»).

Совершенно секретно. Особая папка

Результаты исследования образца № 3, в сопроводительных документах названного «Листья меллорна»

(Выдержки из материалов)

Химический анализ препарата, изготовленного из образца № 3 (проводился силами привлеченных специалистов химического факультета МГУ)

Результатом проведенного анализа можно считать единогласный вердикт привлеченных специалистов об органической природе обследованного образца. В связи со сложным многокомпонентным химическим составом и отсутствием на данный момент методов, позволяющих произвести тонкую сепарацию компонентов, определение точного химического состава и выделение действующего начала являются невозможными при текущем уровне развития науки…

Специалистами кафедры ботаники МГУ на основании обследования предоставленного им образца № 3 в его естественном виде было сделано следующее заключение:

Обследованный лист неизвестного растения имеет ланцетную форму. Край листа круглозубчатый. Жилкование сетчатое с большой плотностью. Размеры листовой пластинки: длина (от конца черешка) — пятнадцать миллиметров. Ширина — восемь миллиметров. Длина черешка — восемь миллиметров. Диаметр черешка — полтора миллиметра. Сравнение с существующими описаниями листьев известных науке растений совпадений не выявило. В связи с тем что сетчатое жилкование типично для двудольных растений, можно сделать вывод о принадлежности растения к классу двудольных. Микроскопия листа выявила следующие интересные факты — значительный слой эпидермальных (или двигательных) клеток в наружном слое листа. Это позволяет говорить о большой гибкости листовой пластинки и значительных перепадах температур в местах произрастания растения, которому принадлежит данный лист. Многочисленные капилляры, окруженные группами двигательных клеток (причем по всей глубине капилляров), позволяют выдвинуть предположение о значительном уровне тепло- и влагорегуляции данной листовой пластинки, сравнимой по своим свойствам с листьями эвкалипта. На основании чрезмерного диаметра черешка для такой незначительной поверхности листовой пластины было выдвинуто предположение, что данное растение относится к вечнозеленым.

Совокупность полученных фактов говорит о том, что данное растение является двудольным, вечнозеленым и предположительно растет в местностях с континентальным климатом и значительным суточным ходом температуры. Очень толстый слой эпидермиса позволяет сделать выводы о высокой морозоустойчивости растения…

Центральный архив НКВД

Дело № 1234567/41, папка 2 (материалы по операции «Тополиный пух»).

Совершенно секретно. Особая папка

Результаты медицинского применения химического препарата «Листья меллорна», далее проходящего под шифром «образец № 3»

(Выдержки из отчета главного хирурга Красной Армии Н. Н. Бурденко, посвященного применению нового препарата)

В связи с большим наплывом раненых в период крупных оборонительных боев в районе Ярцево под мою личную ответственность было принято решение о широком клиническом применении недавно доставленного мне для полевых испытаний препарата «Mellorni foliorum extract». Как показало время, это решение было правильным. Дефицит антисептиков в войсках усугубил проблему сепсиса раневых каналов огнестрельных и осколочных ран. Многочисленные случаи газовой гангрены и особенно перитонита при ранениях брюшной полости вызывали высокую смертность среди раненых. Новый препарат сразу же дал впечатляющие результаты. У получавших его раненых не было отмечено случаев вторичного сепсиса. Положительная динамика наблюдалась даже у самых тяжелых пациентов с генерализованным сепсисом или разлитым перитонитом. Анализы показали, что плазма крови пациентов, принимавших экстракт листьев меллорна, приобретала бактерицидные свойства в отношении золотистого стафилококка, клостридий и синегнойной палочки. После однократного приема препарата бактерицидные свойства проявлялись спустя один-два часа, достигали максимума спустя сутки и сохранялись, ослабевая, в течение одной-двух недель. Также мною были зарегистрированы случаи ремиссии газовой гангрены на стадии начального некроза тканей, это означает, что данный препарат имеет не только антибиотическое действие, но и каким-то неизвестным советской медицине образом увеличивает регенеративные способности человеческого организма. Проверки на самых тяжелых больных с сепсисом и ранениями выявили явные положительные результаты применения препарата (даже в тех случаях, когда обычное лечение не давало результатов). Также было выяснено, что разбавление препарата ниже приведенной в сопроводительных документах концентрации или попытки вводить пациентам половинную дозу ведут к почти полному исчезновению лечебного и антибиологического эффектов. В связи с ограниченным объемом имеющегося в наличии средства и сильным накалом военных действий мною было выдано распоряжение использовать лекарство только в случаях, гарантирующих скорейшее возвращение раненого в строй…

Самым важным фактом, выявленным при применении данного препарата, является случайно обнаруженная способность вызывать регенерацию нервных клеток, и не только периферийных. Были зарегистрированы случаи значительной регенерации клеток спинного и головного мозга, что полностью противоречит широко известному медицинскому тезису об отсутствии процесса регенерации у нервной ткани. Так, рядовой Кошин С. С., тысяча девятьсот одиннадцатого года рождения, поступивший с осколочными ранениями грудной клетки и повреждением крестцового отдела спинного мозга, после применения препарата уже на четвертый день смог самостоятельно передвигаться и вызвал изумление у всего лечащего персонала…

В связи со столь великолепными характеристиками данного препарата и все возрастающим количеством раненых бойцов я считаю, что нужно срочно увеличить производство крайне необходимого сейчас средства, позволяющего во много раз сократить боевые потери и увеличить процент возврата бойцов после лечения в действующую армию. Поставки в войска любого возможного на сегодняшний день количества данного лекарственного средства рекомендую начать немедленно…

20.07.1941 г. Кремль. Два очень занятых человека

Положив перед собой на стол затянутую зеленым сукном папку с только что прочитанными вслух документами, мужчина устало откинулся на спинку стула. Вопросительно посмотрев на сидящего перед ним во главе стола человека, с независимым видом пододвинул папку к нему.

Второй мужчина после услышанного медленно поднялся и, подхватив со стола курительную трубку, мерно измеряя кабинет шагами, принялся ее набивать.

Чиркнув спичкой и сделав первую затяжку, негромко пробурчал себе под нос сквозь густые усы:

— Маймуно виришвили!

Сделав еще пару шагов и определившись про себя с чем-то важным, повернулся к сидящему мужчине и задумчиво произнес:

— Вместе с водой выплеснули и ребенка. Лаврентий, внимательно изучи все полученные ранее данные. Разузнай, кто из старых фигурантов остался в живых, найди их и обеспечь новой работой.

— Об этом я уже подумал и соответствующие указания дал. Вопрос в другом: что предпринять в отношении так называемого Дома Риллинтар? Ведь, с одной стороны, это перспективы, а вот с другой… получается, что кусок нашей территории, занятый Германией, пытается отторгнуть какой-то чародей, называющий себя главой неизвестного государства. А в нашем положении нужно рассматривать все предположения.

— Что говорят аналитики?

— Не исключают…

— Чего не исключают?

— Ни того, что это действительно представитель другого мира, ни того, что это ловко маскирующийся шарлатан. Ничего, в общем, не исключают. Единственное, в чем сходятся все, — при текущем состоянии науки воспроизвести попавшие в наше распоряжение «цирковые фокусы», связанные с посланием, мы не можем. А предоставленные препараты действительно очень полезны и крайне востребованы, особенно в военной области. Бурденко тот вообще весь выданный ему запас лекарства использовал и уже две докладных написал на мое имя о предоставлении дополнительного количества. Испытания «Зелья кошачьего глаза» — объекта № 2 — еще не закончили, но начальник ПВО Москвы уже доложил о восьми сбитых бомбардировщиках противника, и это за одну ночь! Правда, пилоты жалуются на ослепление вспышками собственных выстрелов, но все равно, по отзывам, стреляли в полной темноте, как в тире. Неоднозначно все, в общем. Велика вероятность того, что сообщенное нам — правда. Но нельзя исключать и возможности того, что это провокация. На текущий период из-за острой нужды в подобных препаратах предлагаю временно закрыть глаза на остальные непонятные моменты и постараться любыми возможными путями заполучить в свои руки рецепты.

Глубоко затянувшись и выпустив клуб ароматного табачного дыма, Иосиф Виссарионович произнес:

— Знаешь, Лаврентий, а устрой-ка ты проверку этому инопланетчику. Ведь твои специалисты и не таких кололи…

21.07.1941 г. Андрей Геннадьевич Кадорин

Жесткие стулья в Кремле. Очень жесткие, особенно когда в голове от мыслей ломота. И сидишь ты, ожидая вызова непосредственного начальства. Да не просто сидишь, а находишься под бдительным конвоем из четырех, можно так сказать, коллег. А ведь начиналось все довольно радужно…

У-2, как ни странно, не развалился в воздухе, что предрекал скептически настроенный Ссешес. С определением на местности тоже проблем не возникло. В Москве кто-то умный высказал предположение, что ночное зрение ночным зрением, а самым нормальным ориентиром ночью является река. Потому по-тихому, не форсируя мотор, стараясь экономить горючее, я тарахтел на высоте примерно метров двести на юго-восток. И примерно через десять минут увидел на сером фоне ночного леса блестящую змею реки. Кстати, эффект, возникающий после приема зелья ночного видения, при полете на самолете совсем другой, чем на земле. Представьте, что капот двигателя светится интенсивным красным светом, а за самолетом тянется быстро гаснущий темно-бордовый шлейф. Да ещ