Book: Кукла (СИ)



Кукла (СИ)

Павлова Александра Юрьевна

Кукла


   Аннотация:


   ОНА напугана жизнью и ее резкими поворотами. Раз за разом на нее обрушиваются неприятности и проблемы. ОНА боится всего. Всего и всех. А ЕГО больше остальных. Но ОН хочет ее. И добьется. Обязательно. Только какой ценой? Через что ЕЙ придется пройти, чтобы ОН понял, чего боится сам?..

   (Хочу поблагодарить Галину Прокофьеву за обложку! И вас, дорогие читатели! Мне было очень важно ваше мнение и отзывы о книге. Ваши комментарии помогали не потерять вдохновение и закончить роман. Надеюсь Вам понравиться! Приятного чтения!)

   ( РОМАН ЗАВЕРШЕН И ОТРЕДАКТИРОВАН)


   Кукла


   - Это не я! - протестовала девушка, стирая слезы с глаз кулачками. - Я не брала ничего! Не воровала! Это не я!

   - Тебя видели! - жестко припечатала директриса, злобно глядя на стоящую перед собой воспитанницу. - Сразу несколько человек. Нечего отнекиваться!

   - Это не я, - упорно продолжала утверждать Аня, заведомо зная, что бессмысленно пытаться что-то доказать.

   Женщина размахнулась и залепила хрупкой девушке пощечину.

   - Заткнись и иди собирать вещи! Немедленно! - выпалила, шипя, Ангелина Викторовна.

   Аня схватилась ладошкой за горящую щеку и с горечью и жгучей обидой смотрела на стоящую перед ней безжалостную женщину. Она прекрасно знала, что директриса не отличается добротой и справедливостью, но впервые столкнулась с этим лицом к лицу. А ведь вышло все так глупо. Ее просто подставили. Свои же. Это и было самым обидным.

   Она выросла вместе с этими ребятами в этот самом детском доме. Вместе с ними терпела побои и небрежность персонала. А они так легко отказались от всего, что их объединяло. И от этого было больней всего. Только на подобии дружбы и держалась вся эмоциональность Ани, поскольку ничего другого она не видела. А теперь и этого не было. Все было затоптано и забыто.

   Но она не винила никого. Не смела. Другим здесь живется так же плохо, и каждый сам за себя. Она наверно просто наивная дурочка, которая одна из всех живущих в приюте детей верила в добро и счастливый конец. Откуда в ней это, она не знала. Ей самой порой казалось, что она слишком мягкая и даже изнеженная для той, кто вырос в детдоме. Но ничуть не жалела о своей слабости. Так она хотя бы на человека походила, а не на зверя, какими здесь были все - начиная от младших детей и заканчивая персоналом.

   Их детский дом находился в глухой, забытой деревне. И доживал свое. Никто не интересовался тем, что происходит в его стенах. Здесь не было правил, не было комфорта и минимальной заботы о брошенных детях. Здесь не было закона. И Аня понимала, что слова Ангелины о том, чтобы она собиралась и уматывала отсюда, были не пустым звуком. Да, ей еще не исполнилось шестнадцати, и никто не имел права выгонять ее раньше времени из этого места, которое было слабым подобием дома. Все знали это правило, но кто его соблюдал? Никто. Вот и она стала изгоем.

   А Аня не хотела уходить. То есть хотела, но было не куда. Так же как и многим другим, ей было некуда податься, только поэтому она оставалась здесь и не сбежала, как сделали многие отчаянные ровесники годами ранее. А ведь это было легко - никто никого не контролировал. А иногда она видела, как воспитатели облегченно вздыхали, стоило какому-нибудь подростку "уйти" раньше срока. Но Аня была слишком слаба для такого отчаянного шага, и теперь просто стояла и смотрела на директрису, пытаясь придумать, что бы сделать, чтобы остаться.

   Но как бы она не молила и не просила, никто не поверил и не посочувствовал ей. И уже через час, девушка стояла за воротами двора, со слезами на глазах глядя в злобные лица детей в окнах, что смеялись над ней. Она не могла отвернуться, поскольку так оставался еще один миг понимания, что ты еще здесь своя. А стоит отвернуться и посмотреть на пустынную дорогу и все - назад пути не будет. Но его и так не было. И девушка знала это, только никак не могла отвернуться и все смотрела. Смотрела долго, пока зрителям не надоело и они не поотходили от окон. Тогда она смотрела в тускло светящиеся в темноте светлые пятна на стенах.

   - Шла бы ты, дочка, - сказал ей со вздохом старый дедушка-охранник. - Стоишь тут полдня и не шевелишься.

   Аня только головой покачала, продолжая крепко сжимать в онемевших уже руках хлипенький пакет со всеми своими вещами, что успела взять, прежде чем ее вытолкали за ворота.

   - На вот, возьми, - старик сунул Ане в руку пятьдесят рублей. - Хватит на автобус до города. Авось там работенку какую сыщешь.

   - Спасибо, - хрипло прошептала девушка, крепко-крепко сжимая в руке бумажку.

   Это была первая в ее жизни доброта к ней. Даже Ангелина Викторовна не подумала о том, что ей надо на чем-то доехать хоть куда-то. По щекам опять потекли слезы.

   - Иди. Еще успеешь на последний автобус. Он через двадцать минут отъезжает,- поторопил Аню дедушка, знавший, что еще чуть-чуть и директриса выйдет и оттолкает девочку подальше со своих глаз.

   Аня сделала последний судорожный глубокий вдох и повернулась спиной к дому, где прожила практически с рождения, в последний раз взглянув на здание в сгущающихся сумерках. Здесь она прожила всю свою жизнь, ужасную и несправедливую. Но то, что было впереди, страшило ее не меньше того, что она оставляла позади.


   Аня успела попасть на последний автобус. Кроме нее в город ехала старушка - утром продать молоко городским. И больше никого. Все деньги девушка отдала за проезд. Села в самый дальний угол и, подложив под голову пакет, постаралась заснуть, чтобы больше не плакать и не думать хоть чуть-чуть о том, что ее ждет по приезде. В желудке уже довольно долго сердито ворчал голод. Но к его присутствию Аня уже привыкла - часто приходилось буквально бороться за кусок хлеба с товарищами - и могла продержаться день-два. А вот что будет потом, она не знала. А думать не хотелось.

   В два часа ночи автобус прибыл на шумную конечную остановку. Громкое скрипение и шуршание автобуса во время пути ни разу не потревожило сон девушки. А вот городская суета сразу же разбудила. Аня, затаив дыхание, смотрела на толпу людей на остановке. Ей было удивительно все: начиная от света городских огней и заканчивая таким количеством людей в столь поздний час. Она ни разу не была где-то за пределами деревни. Их никогда не возили никуда, кроме болотистой речки летом, когда в приюте ограничивали поступление воды, которой едва хватало на готовку повару.

   Крепко прижимая к себе пакет с вещами, Аня широко распахнутыми глазами смотрела по сторонам, выйдя из автобуса. Люди толкались и куда-то спешили, а она все стояла и смотрела. Все казалось ей сказочным и нереальным. И пусть здесь было не меньше грязи и пыли чем в деревне, пусть была та же погода, но жизнь здесь была другая. Новая и интересная. И Аня поглощала ее с таким восторгом, что на миг забыла обо всех своих заботах.


   Но заботы не забыли о ней. И уже через два дня после приезда в город, глаза девушки не сверкали восторженностью и любопытством. Она устала, была голодна и почти не спала все это время. И по самой банальной причине - негде было. Пару часов она подремала в парке в ночь приезда. Но утром, когда кругом закопошились люди, ей пришлось уйти, чтобы не попасть на глаза кому не стоило. А на следующую ночь так же пару часов проклевала носом на вокзале, пока ее не попросили уйти, явно сочтя за лицо без определенного места жительства, проще говоря - за бомжа. Но ведь так оно и было...

   И сейчас к концу второго дня, Аня была в отчаянии. Эта два дня девушка потратила на то, чтобы найти себе хоть какую-то работу. Но все безрезультатно. Ей не было шестнадцати, что подтверждал паспорт в руках, а брать на работу младше этого возраста никто не хотел - это уголовная ответственность. О ее внешнем виде вообще не стоило упоминать. Тощая, в потасканной, не отстирывающейся одежде, с грязными, спутанными волосами, убранными кое-как на макушку, она привлекала отнюдь ни нужное внимание. Ее не взяли даже мусор выносить в туалетах на автовокзале. Возможно, где-то в большом городе, все же нашлось бы хоть что-то. Но перемещения девушки были ограничены по двум простым причинам: во-первых, она не знала города, а во-вторых, не было денег, чтобы проехать вглубь и поискать что-нибудь там.

   На улице темнело, а Ане снова некуда было идти. По щекам струились привычные за короткую жизнь слезы, вытирать которые уже не было ни сил, ни желания. Девушка подняла глаза к небу и просто смотрела на сгущающиеся ночные облака, не в силах что-либо изменить. Хотелось просто закрыть глаза и никогда больше не открывать.

   Неожиданно внимание девушки привлек шум чуть в стороне. Аня опустила глаза и увидела невдалеке от лавочки, где сидела, старушку, которая, кряхтя, пыталась подняться на ноги. Рядом валялась тяжелая по виду сумка, которая видимо и свалила бабушку с ног. Мимо нее равнодушно проходили люди, не торопясь помочь, будто и не замечая вовсе человека под ногами.

   Аня, не раздумывая, встала с лавочки и подошла к бабушке. Потихоньку помогла ей встать с коленей и подала палку, что отлетела в сторону.

   - Спасибо тебе, деточка, - искренне произнесла старушка, на вид лет семидесяти пяти. - Сама бы я не справилась.

   - Не за что, - пожала плечами Аня, поднимая тяжелую сумку с земли.

   То ли она слишком ослабла, то ли сумка и вправду была очень тяжела, но девушку буквально повело под ее весом.

   - Как же вы такую тяжесть потянете? - спросила Аня.

   - Сама о том же думаю, - вздохнула бабулька. - Меня баба Таня зовут.

   - Аня, - представилась девушка.

   - Анна. Красивое имя, - улыбнулась беззубо старушка. - Мою маму Анной звали.

   Девушка выдавила из себя улыбку.

   - Вы далеко живете? Может помочь донести? - спросила Аня, в глубине души надеясь на то, что возможно доброе дело аукнется чем-то хорошим для нее.

   Вдруг по дороге к дому бабы Тани она найдет место, где смогла бы сегодня прикорнуть? Мало ли лавочек во дворах домов.

   Баба Таня безумно обрадовалась предложению помочь и потихоньку пошла в сторону дома. Дорога была не длинной, но из-за медлительности старушки и тяжести сумки они шли около получаса. Ане показалось, что за это время она ослабла еще больше. Живот уже давно не просил еды, видимо понимал, что бесполезно, а ноги заплетались. Всю дорогу бабулька жаловалось на то, какой "нынче народ злой" и какие люди безразличные. Аня лишь в нужное время кивала головой - большего и не требовалось.

   Возле нужного дома баба Таня повернула в сторону своего подъезда.

   - Почти пришли. Я на втором этаже живу.

   Сначала Аня отнесла на площадку сумку, а потом вернулась помочь женщине, заслужив улыбку на лице и слезы в глазах от старушки.

   - Спасибо тебе, деточка.

   - Не за что, - вымученно улыбнулась Аня и, пожелав спокойной ночи, повернулась, чтобы уйти.

   - Погоди, - остановила ее баба Таня. - Заходи. Я тебя хоть чаем напою.

   У Ани даже слюни потекли, и живот сразу заурчал. И предложение было столь манящим, что она не нашла в себе сил отказаться, хотя делала все это не для того, чтобы напроситься на подобную благодарность.

   На маленькой кухне бабы Тани, Аня очень медленно пила горячий чай и так же медленно жевала печенье, чтобы желудок не взбунтовался после долгого перерыва. Тепло кружки в руках и сладость на языке казались сейчас истинным благословением.

   А пока девушка пила чай, Татьяна Игоревна внимательно рассматривала свою спасительницу и гостью. И снова слезы на глаза наворачивались. Девушку явно жизнь не баловала. Грязная, истощенная и с потухшими, но по-прежнему красивыми зелеными глазами. Старушка видела, как трепетно она делает каждый глоток и как жадно смотрит на тарелку с галетными печеньями, не решаясь взять еще одно. У женщины сердце сжималось от тоски и боли за девочку. А потому она не выдержала, села напротив и сказала:

   - Рассказывай.

   Аня сразу поняла, чего от нее хочет бабулька. Она никогда в жизни ни разу никому не жаловалась на судьбу и несправедливость. Но сейчас было так трудно, что держать в себе все это больше не было сил. И она выложила как на духу всю свою жизнь. А под конец рассказа уже рыдала на плече доброй женщины, а та в свою очередь тоже тихонько плакала, поглаживая девочку по волосам.

   - Вы не подумайте, что я жалость пытаюсь вызвать или еще что, - всхлипывала Аня, - просто...

   - Прекрати, - осадила ее Татьяна Игоревна. - Хватит с тебя на сегодня слов. Давай-ка лучше иди, прими ванну, да я тебе на диване постелю. Сегодня у меня останешься.

   - Нет, - затрясла девушка головой. - Я не могу.

   Ей было жутко стыдно. Казалось, что она рассказала все это в надежде получить подобное предложение. Но ведь это было не так, и девушка стремилась это доказать. Вот только старушка все это и так знала. Видела, что не будет Аня врать и изворачиваться. Не такая она.

   С огромным трудом Татьяна Игоревна убедила Аню принять предложение. А обессиленная девушка, в конце концов, согласилась.

   Лежа в горячей воде, девушка была почти счастлива. Она жестко соскребала с тела грязь и смывала с волос пыль, впервые за долгое время наслаждаясь чистотой. Зимой в приюте это было редким явлением - горячая ванна. А летом и подавно. Все что имели воспитанники это речка, где и купались. В воде, в которой Аня искупалась, она постирала все свои грязные вещи, надеясь, что к утру они высохнут.

   Когда гостья вышла из ванной комнаты, Татьяна Игоревна и не узнала бы в этой девушке Аню, если бы ни глаза. Чистая, умытая, с расчесанными, как оказалось длинными и густыми, русыми волосами, Аня не походила на ту оборванку, что встретилась ей на улице. Девушка была невысокого роста, излишне худа и смущена. С дрожащих губ без перерыва срывались слова благодарности, а у старушки сердце сжималось от жалости к этому несчастному созданию.

   Прервав благодарственный лепет, баба Таня отвела девушку в комнату, где рядом со своей кроватью разложила хлипенький диван и застелила его чистым бельем. Стоило голове Ани коснуться подушки, как она тут же уснула. А женщина, постояв над изможденной девушкой еще минуту, легла к себе.


   Проснулась Аня только к вечеру следующего дня. Она так сильно устала, что проспала почти сутки, и от этого чувствовала себя неловко перед Татьяной Игоревной. Старушка отмахнулась от смущенного извинения девушки и позвала ее за стол. Это был первый нормальный ужин за последнее время, который съела Аня. И это при том, что на столе только и были макароны с жареным яйцом.

   - Сама понимаешь, пенсия у меня не большая, поэтому, чем могу...

   Аня неловко прервала теперь уже смущенную старушку. В молчании они доели нехитрый ужин, а потом баба Таня спросила:

   - И что собираешься делать?

   - Не знаю, - тихо ответила Аня. - Попробую работу найти.

   - Да куда ж тебя такую возьмут, - сочувствующе вздохнула старушка.

   Аня даже не хотела думать об этом. Да, она привела себя в порядок, но вряд ли чистота такой уж большой критерий для приема на работу.

   Неожиданно Татьяна Игоревна встрепенулась.

   - Вот я старая карга! - хлопнула себя по лбу женщина, почти счастливо глядя на ничего не понимающую Аню. - Сиди, сейчас приду.

   Аня проводила удивленным взглядом бабу Таню до двери из квартиры. Через пару минут старушка вернулась с еще одной гостьей.

   - Анечка, это Тамара, моя соседка.

   - Очень приятно, - вымолвила девушка, разглядывая женщину.

   Тамаре на вид было около сорока. Высокая, крепкая, даже мужеподобная женщина, с суровым лицом, но добрыми глазами.

   - Анечка, - закряхтела баба Таня, - Тома работает на Центральном продовольственном рынке. И она может помочь тебе найти работу.

   - Правда?! - неверяще воскликнула Аня, вскакивая на ноги и нервно сжимая руки.

   Ее и без того огромные глаза стали еще больше, а в них сверкала дикая радость и почти счастье.

   - Правда, - улыбнулась Тамара. - Нужен продавец на овощи. Только у нас полный рабочий день, без выходных.

   - Я согласна! - тут же выпалила девушка.

   - Вот и хорошо. Завтра утром я тебя забираю с собой и все покажу и расскажу.

   Аня как болванчик закивала головой в знак согласия. Соседка напоследок улыбнулась не менее довольной бабе Тане и, пожелав спокойной ночи, ушла к себе.

   - И как я раньше не вспомнила о Томе, - причитала бабулька, сидя на стуле, пока Аня убирала со стола.

   - Спасибо вам большое, - не в силах сдержать слез, снова начала благодарить Аня.

   Она не знала, что еще говорить, но что-то сказать было необходимо. Эта женщина стала буквально благословением на ее пути. А она даже отблагодарить ее никак не могла.

   Очень рано утром за девушкой зашла соседка Тамара и повезла ее с собой на рынок. Ане было очень стыдно, что она не может оплатить даже проезд за себя, но женщина успокоила ее и попросила забыть об этой мелочи. По пути к новому месту работы Тамара посвящала девушку в детали.



   - Не воровать, продукты без разрешения не брать. Место без присмотра не оставлять.

   Таких коротких реплик за дорогу было много. Как только женщина вспоминала какую-то деталь, сразу же говорила об этом.

   - Там же на рынке есть вагончик для тех, у кого нет жилья. За проживание там из зарплаты вычитают, но совсем немного. В туалете есть несколько душевых. Ты, как я поняла, не собираешься оставаться у Татьяны Игоревны?

   Девушка отрицательно покачала головой. Сегодня утром она твердо решила не обременять пожилую женщину своей компанией. О чем и сообщила ей. Баба Таня была возмущена, но переспорить девушку не смогла.

   - Как знаешь, - только и вздохнула старушка. - Но ты хоть не забывай меня. Приходи в гости.

   Аня не знала, где будет ночевать, но на дворе было лето, а спать под открытым небом она привыкла. А к осени надеялась найти что-нибудь по зарплате. И тут такая удача.

   - Значит, я договариваюсь о месте в вагончике? - уточнила Тамара.

   Аня благодарно закивала головой. Тамара чуть заметно улыбнулась девушке. Еще вчера днем ее соседка поведала о невеселой судьбе Анюты, и женщина очень сочувствовала этой девочке. Потому и согласилась сразу же на просьбу бабы Тани помочь с работой.

   - Запомни, - по пути от маршрутки до рынка, продолжала наставления Тамара, - старайся и не отлынивай. Если хозяин заметит - выгонит без вопросов. Он у нас достаточно неприятная личность. А лучше вообще не попадаться ему на глаза после сегодняшнего дня, - посоветовала женщина.

   Глеб Романович, хозяин рынка и большинства павильонов, был человек жестокий, злой и жадный. Платил мало, требовал много, а на недовольство просто закрывал глаза. Тамара работала на рынке много лет лишь благодаря своему терпению. А за девушку очень переживала, хотя и понимала, что Аня сделает все, чтобы задержаться на этой работе подольше. Ей, несовершеннолетней, некуда было идти. А таких мест как этот рынок, где брали всех подряд, в городе было мало. И Ане повезло, что совсем недавно освободилось место.

   - Сейчас пойдем к Глебу Романовичу. Стоишь и помалкиваешь, опустив глаза, - напутствовала Аню Тома, - я сама все скажу и расскажу. Беру тебя под свое попечительство, так что уж не подведи. Намудришь ты - спросят с меня. Поэтому не стесняйся и спрашивай все, что надо. Поняла?

   Аня кивнула и принялась осматриваться по сторонам, так как они пришли непосредственно на место работы. Рынок был крытым, было душно и многолюдно. Павильоны стояли один к одному, где продавалось все - от овощей и фруктов до молочных продуктов и мяса. Тамара уверенно двигалась сквозь толпу. Ей, с ее ростом и телосложением, это давалось легко. А вот Аню все время толкали и шпыняли, почти не замечали. Девушка с трудом не потерялась, опять-таки благодаря заметной фигуре Томы. По пути к месту обитания хозяина заведения, женщина показала, где находятся туалет и места, где жили работники.

   - На ночь рынок прикрывают, есть охрана, так что можешь не бояться по этому поводу. А вот в вагончике присмотрись к соседкам. Есть воровитые, а есть и неплохие. Прячь деньги к себе поближе, чтоб не украли. Продуктов много не покупай - пропадут. Купи, что надо и сразу же съешь - холодильника личного у вас нет.

   Аня послушно кивала головой и все запоминала - она очень рассчитывала продержаться здесь подольше.

   Кабинет владельца рынка находился у складов. Большое просторное помещение, с большим столом и не менее большим хозяином за ним. Глеб Романович был приблизительно ровесником Тамары. Среднего роста, грузный, можно даже сказать жирный. С плешью на голове. Остатки волос непонятного мышиного цвета, глаза глубоко посажены и блеклы, водянисты. С первого взгляда этот мужчина вызывал брезгливость и отвращение, по крайней мере, у самой Ани. Она по совету Томы опустила глаза и не смотрела на работодателя.

   Тамара кратко представила Аню, открыто взяла ее на поруки и заверила Глеба Романовича в ее работоспособности, потому как мужчина, глядя на хрупкую девушку, усомнился в этом.

   - Она справиться, - твердо сказала Тома.

   - Ладно. Присмотри за ней. Все покажи и объясни, - согласился мужчина, все еще с сомнением глядя на Аню.

   Девушка тихонько поблагодарила мужчину и вышла из кабинета вслед за женщиной.

   Тамара показала девушке место работы, которое было почти по соседству с ней, что вселяло в несколько опешившую девушку уверенность. Она так же объяснила, как принимать товар, сдавать наличку и все в подобном роде. Аня была не глупой девушкой, с математикой дружила и во все быстро вникла. А потому через пару дней перестала задавать Тамаре вопросы. А та, уверившись, что девушка во всем разобралась, расслабилась и вздохнула свободно.

   Поначалу Ане было нелегко привыкнуть к напряженному графику. Но ее упорность и понимание неизбежности быстро помогли ей. Она научилась рано вставать, чтобы подготовить товар для покупателей, научилась поздно ложиться, завершив к вечеру все подсчеты. Выручку девушка сдавала каждый день Тамаре и та уносила ее домой, чтобы никто не украл. А в конце каждой недели девушка отчитывалась перед Глебом Романовичем или чаще всего перед его помощником - Владом. Так же как и Глеб, этот молодой человек не вызывал в Ане приятных чувств. Вертлявый, хитрый и не чистый на руку. Прожив с подобными ему в детском доме много лет, Аня с первого дня определила суть этого человека. И он ей не нравился. Ей вообще мало кто здесь нравился. А тихая, забитая девочка так же мало в ком вызывала симпатию. Соседки по вагончику приняли девушку в штыки. Почти не разговаривали, оскорбляли и шпыняли из угла в угол. Но, опять-таки благодаря детскому дому, Аня привыкла к подобному и не стала заострять на этом внимание - ей и самой по себе было не плохо. Но одна из женщин, довольно-таки молодая Мария, невзлюбила девушку больше всего. О причинах Аня не догадывалась. А поняла только спустя время.

   Через пару недель работы на рынке, поздно вечером к ним в вагончик нагрянул Глеб Романович и увел с собой довольную Марию. Умная Аня сразу поняла, куда и зачем. А товарки Маши только доказали ее предположение, весь вечер обсуждая роман молодой женщины с начальником.

   - Повезло бабе, - в один голос утверждали женщины-соседки.

   Аня только вздрагивала про себя - такого везения и врагу не пожелаешь. Хотя, судя по всему, Мария была довольна. А вот сама Аня не представляла себя в такой ситуации - спать с таким отвратительным мужчиной было выше ее понимания.

   Но во всем девушка старалась находить лучшее, как и прежде. Самым главным и важным было для нее то, что есть крыша над головой и питание. Хоть крыша была худенькой, а пропитание еще худее, все же лучше чем в приюте. Она ела каждый день, спала каждый день и потихоньку умудрялась откладывать деньги, понимая, что через несколько месяцев осень, а значит холода, а у нее кроме пары футболок и стареньких брюк из теплого ничего нет. Она не позволяла себе ничего лишнего, но опять-таки - не страдала от этого по привычке. Никакой зависти не испытывала, когда соседки раз в неделю устраивали себе вечер с пивом и водкой, расслабляясь таким образом после тяжелой трудовой недели. Не смотрела с желанием на всякие вкусности на их совместном столе, за который ее не звали. Она просто старалась выжить. До всего остального ей не было дела.

   Через два месяца Аня была почти своей. Она ко всему приспособилась, не обращала внимания на недостойное его, и потихоньку строила планы на будущее. Только одно заставляло ее хмуриться - соседка Мария. Женщина совсем обезумела и даже озверела. Без причины кричала на Аню, поднимала руку и стала жаловаться Владу. Аня совершенно не понимала причин такого поведения. Она же тише воды, ниже травы! Что не дает покоя этой Маше?

   Девушка попыталась перевестись в другой вагончик, еще один определенный для женщин. Но никто не захотел с ней поменяться, так что пришлось и дальше терпеть непонятное поведение Заводиной.

   Просветление пришло, когда в один из дней к ее палатке подошел Глеб Романович и стал внимательно интересоваться делами Ани, при этом не спуская сального взгляда с ее тела под коротким дряхленьким сарафаном.

   Вот тут девушка и поняла причину ненависти Марии - женщина видела в ней конкурентку. А Аня испугалась. Испугалась того, что могло последовать за этим откровенным приглашением со стороны хозяина. Ведь не просто так он у всех на виду уделил ей внимание, как раньше это случалось с ее соседкой.

   В тот же вечер состоялся грандиозный скандал в вагончике. Все как одна встали на сторону обиженной и униженной Марии, которой Глеб так открыто предпочел другую, более молодую, свежую и красивую...

   - Да не нужен мне твой Глеб! - кричала девушка. - Мне смотреть на него противно! Я не виновата, что он подошел ко мне!

   - Не виноватая я! Он сам ко мне пришел! - кривлялась Мария. - Дуру из себя не строй! А то я не вижу, как ты ноги свои показываешь, да жопой крутишь перед ним!

   Аня ошалела от такой несправедливости и вранья. Да она всеми силами старалась избегать начальника, как посоветовала ей с самого начала Тамара! Женщина наверняка знала о похождениях Глеба, вот и предупредила ее не высовываться. И она не высовывалась. Вот только все равно привлекла внимание. Но хоть убей - не знала почему. На ее собственный взгляд она во многом уступала довольно красивой, пусть и потрепанной немного жизнью, Маше. У нее не было ни такой шикарной фигуры, ни больших красивых губ и уж тем более не было того опыта, что имела Заводина.

   Девушке невдомек было, что она сама намного превосходит эту уже не молодую женщину, действительно потрепанную жизнью. Аня набрала свой вес, округлившись в нужных местах для своего возраста. Из-за регулярного теперь ухода за собой и нахождения на воздухе ее кожа приобрела нежный персиковый оттенок, на щеках всегда играл румянец. Волосы, и без того всегда густые и длинные, стали красивыми и блестящими. А родинка над губой слева придавала ей очень пикантный и соблазнительный вид.

   Аня не замечала всего этого за огромным количеством работы. Она никогда не смотрела на себя в зеркало как на молодую привлекательную девушку. Не задумывалась даже о том, что она женщина. А вот Глеб Романович все это заметил, потому и обратил внимание на нежную молоденькую девушку, которой стервозная Мария уступала во всем. Мужчину в девушке привлекала скромность, честность и красота. Ее кроткий нрав и покорность судьбе. Последнее буквально заставляло его кровь закипать. В голове было столько всего, что можно было бы сделать с такой вот покорной Аней, что хотелось начать немедленно. А потому он первым же делом избавился от самого главного - Марии. Он не любил скандалов, а эта потаскуха наверняка будет закатывать их часто и со смаком. И в один прекрасный день эта женщина просто исчезла с рынка. Никто не знал где она и что с ней. А в вагончик подселили другую, занявшую ее место за прилавком. Но каждый догадывался, кто приложил к этому руку. А потому Аня подверглась более пристальному вниманию окружающих.

   Все замечали, как часто Глеб стал крутиться около девочки. Замечали его горячие похотливые взгляды в ее сторону. Только Аня всего этого не видела. Она не обращала внимания ни на что, кроме работы. Перешептывания за спиной она не слышала, и взгляды не видела. Ничто не предвещало беды.

   Глаза ей открыла Тамара. Аня безумно испугалась грозных прогнозов женщины. Она стала присматриваться к тому, что было вокруг, и заметила, что действительно стала пристальным объектом внимания владельца рынка. Любой другой здесь это польстило и стало бы попыткой выбраться из того дерьма, где все они находились. Но для Ани это было проблемой. Она не готова была к такому повороту. Она никогда в жизни не была объектом чьего-то, а уж тем более мужского, внимания. Всегда тощая и грязная, она не привлекала даже парней в детдоме. Все ее ровесницы к ее возрасту имели по нескольку романов, если так можно было назвать то, что происходило в жизни таких как она. А она всегда оказывалась за пределами этой жизни, чему, несомненно, была рада. А потому теперь все это пугало вдвойне. Она не знала как себя вести и что делать, чтобы избежать того, что все пророчили. И она выбрала тактику неведения. Она снова не обращала внимания ни на что, в том числе и на внимание Глеба Романовича, которое теперь было для нее очевидным. Он сам лично каждую неделю принимал у нее кассу, каждый день прогуливался мимо ее места работы. А однажды принес девушке цветы. Растерянная Аня приняла их и вежливо поблагодарила, хотя внутри был полный хаос - страх и тревога забили в колокол. Огромный такой колокол. Но как избежать неминуемого, девушка пока не знала.

   И тут случилось то, что буквально оборвало этот самый колокол тревоги - у Ани обнаружилась крупная недостача.

   Как такое могло произойти, девушка не знала. Она всегда была предельно внимательна, по нескольку раз пересчитывала товар и деньги. На приеме овощей лично следила за всем. И тут такое...

   Долго гадать о том, почему все так случилось, Ане не пришлось. В тот же день к ней подошел довольно усмехающийся Влад и намеками объяснил, чьих рук это дело и что ее ждет. Он отвел девушку к Глебу и ушел, оставив их наедине.

   - Не ожидал я от тебя такого, Анечка, не ожидал, - растягивая слова, начал Глеб Романович сочувственно и с жалостью, однако в глубине водянистых глаз было необычайное довольство сложившейся ситуацией.

   - Я ничего не крала, - уверенно заявила девушка, глядя в некрасивое отталкивающее лицо начальника. - Я не знаю, как это получилось.

   - Никто никогда не знает, как это получается, - пожал плечами Глеб, вставая из-за стола.

   Его грузное тело было до того отвратительным и отталкивающим, что даже смотреть было противно. А тут это тело еще и движется в твою сторону. Ане пришлось заставить себя стоять на месте, а не пятиться от этого мужчины.

   - И что мы будем делать? - останавливаясь перед девушкой и окидывая ее открытым хитрым взглядом, спросил начальник.

   - Я ничего не брала и не крала. Нужно еще раз все проверить, - старалась говорить спокойно девушка, глядя ему в глаза.

   Но спокойствие было показное. Внутри все замирало от страха и паники. Она не знала, что делать и что говорить. Да и догадывалась, что никакие слова не изменят ситуации. Все это наверняка сделано для того, чтобы привлечь ее к тому, от чего она упорно бегала последние два месяца.

   - Все уже проверено, - недовольно заворчал мужчина. - Как будешь расплачиваться? - вкрадчиво спросил Глеб, еще раз окидывая ее похотливым взглядом с ног до головы.

   - Я... отработаю, - дрожащим испуганным голосом пролепетала девушка, опуская, наконец, глаза.

   - Это понятно. Как именно?

   - Что значит - как именно? - испуганно вскинула глаза Аня.

   Она хоть и ожидала, что поступит подобное предложение, но не так же открыто.

   - Есть два варианта, - откровенно радуясь, начал Глеб, возвращаясь за свой стол. - Ты работаешь без зарплаты и за год возвращаешь долг.

   - Год?! Так долго?! - не смогла скрыть удивления девушка.

   - Или ты приходишь ко мне каждый вечер, а я благодушно списываю с тебя долг, - оскалился мужчина.

   Его желтоватые, местами подгнившие зубы еще больше усилили е отвращение к нему.

   - Нет, - решительно замахала головой Аня, делая шаг назад.

   С лица Глеба тут же слетело подобие улыбки, и он зло посмотрел на нее.

   - А у тебя нет выбора! - прорычал мужчина, снова вставая на ноги.

   - Но... вы же сказали...год...

   - Я передумал, - легко заявил Глеб. - Либо так, либо...

   Было даже страшно представить это самое многообещающее "либо..."

   - Вы не имеете права, - дрожащим испуганным голосом лепетала Аня.

   Глеб гнусно усмехнулся и достал что-то из ящика в столе. А потом помахал маленькой книжечкой перед ее носом. В этой книжечке девушка узнала свой паспорт.

   - Вы украли его! - выдохнула девушка. - А меня называете воровкой!

   - Докажи, - рассмеялся Глеб, снова пряча документ к себе в ящик. - А вот я могу доказать твое воровство. Сдам тебя ментам. А для таких крошек как ты, к тюряге припасено особое место.

   Аня стояла и в ужасе смотрела на этого мужчину, не зная, что делать и что предпринять. Ей буквально не оставили выбора. Но она не хотела! Не могла! Как такое вообще возможно! Почему ей всегда достается в жизни именно такое дерьмо?


   Эта угроза, о тюрьме, была лишь еще одним способом запугать девочку. Глеб, конечно же, не отдаст ее ментам. Самому нужна. Как же мужчине нравилось видеть страх в ее глазах, это понимание неизбежности и ужас от того, что ее ждало. Он любил таких - юных и запуганных. Они становились такими покорными с ним, такими ласковыми и нежными. Он мог делать с ними все, что угодно. И они будут молчать и терпеть. Мария, его последняя любовница, была добровольной, а потому скучной и быстро надоела. Ему нравилось причинять боль, ломать и унижать. А она терпела все это с удовольствие, что не доставляло ему никакого удовлетворения. А эта девочка, что стояла сейчас перед ним, была именно тем, что ему нужно.




   Если бы Аня догадывалась о том, какие мысли бродят в голове этого мужчины, она дрожала бы от ужаса. Но она не могла знать этого, а потому ощущала просто страх и отвращение. А еще осознание того, что выбора у нее действительно нет.

   - Сегодня вечером я жду тебя здесь,- заявил Глеб и принялся за свои дела, не обращая больше на девушку внимания.

   Аня поняла, что может уйти и незамедлительно сделала это. Она вернулась к себе в павильон и принялась за работу. Только вечером, когда она зашла в вагончик, на нее навалилось полное осознание и понимание случившегося. Целый день в голове было пусто, зато теперь все разом. Страх, отвращение, понимание ситуации, последствия и далеко не радужное будущее. Девушка могла смело сказать, что такой гаммы отрицательных моментов у нее не было еще ни разу. Ей казалось, что хуже этого и быть не может. По сути, так оно и было.

   Сдерживая слезы, Аня вышла из вагончика и направилась в душевые. Ей была противна мысль, что она готовиться к такому невообразимому вечеру и ночи. Она дрожала с ног до головы, глаза горели от невыплаканных слез, и дышать было трудно от страха. Но деваться некуда. Защитников у нее нет, денег тоже. И даже сбежать она не может - у него ее документы. Да и куда ей бежать?

   Эти мысли все же заставили девушку отпустить слезы на волю. Она стояла под струями воды и бесшумно плакала.

   С трудом уняв рев через несколько минут, Аня вышла из душа и кое-как привела в порядок волосы и оделась. Стараясь сдерживать предательские слезы, девушка направилась к кабинету Глеба. Она шла медленно, пытаясь оттянуть неизбежное, обхватив себя руками. Под крышей рынка было как всегда душно, но она дрожала, кожа была холодной и липкой и ног почти не чувствовалось.

   Подойдя к кабинету Глеба, девушка еле слышно поскреблась в дверь.

   - Входи, - раздался явно довольный голос мужчины из-за двери.

   Аня вошла в кабинет, опустив глаза и не желая смотреть на Глеба.

   - Проходи.

   Она сделала только еще один шаг вперед, по-прежнему не решаясь поднять глаз. По звуку она поняла, что мужчина встал из-за стола и направляется к ней. Дыхание снова перехватило, и Аня буквально заставляла себя выталкивать из легких воздух.

   - Ты такая красивая, - произнес Глеб, поднимая ее личико рукой вверх. - Нежная и юная. Мне будет хорошо с тобой.

   Он говорил это таким довольным тоном, таким приторным голосом, что девушке становилось плохо. А его жирные пальцы касались ее щек, лба и губ. Потом пухлая ладонь переместилась на шею и вдруг резко и сильно сжала ее. Аня в ужасе распахнула глаза, задыхаясь от невозможности ни вдохнуть, ни выдохнуть. Она подняла дикий взгляд на лицо мужчины и уцепилась рукой за его запястье, удерживающее ее горло. Глаза Глеба горели фанатичным, ужасающим огнем, даже безумием. А на губах играла довольная улыбка. Он почти с благоговением смотрел на задыхающуюся девушку и только что не смеялся от восторга.

   - Ты же будешь послушной девочкой, правда? - вкрадчиво шептал Глеб, приближая свое лицо к уже покрасневшему Ани.

   Ей ничего не оставалось, кроме как едва заметно покивать.

   - Умничка, - довольно протянул Глеб и отпустил ее шею.

   Аня тут же закашлялась и схватилась руками за саднящее горло, глядя на мужчину со смесью ужаса и надвигающегося безумия. Не успела она прийти в себя, как мужчина занес руку и наотмашь ударил ее по лицу. В голове зазвенело, и девушка не устояла на ногах, падая на бетонный пол и больно, до крови, ударяясь коленями. Слезы снова струились по бледным щекам, губы дрожали, а в голове было только одно - ужас.

   Глеб подошел к сидящей на земле Ане и, схватив больно за волосы, запрокинул ее лицо вверх.

   - Плач, девочка, плач. Мне нравятся твои слезы. Со мной ты будешь плакать всегда. Уж я постараюсь, - лихорадочно шептал Глеб, наклонившись к ее лицу и обдавая ее своим отвратительным дыханием.

   Продолжая удерживать ее за волосы, мужчина снова замахнулся, а Аня только и смогла, что всхлипнуть и закрыть глаза.

   Но неожиданно для них обоих дверь в кабинет Глеба распахнулась без стука, и внутрь вошли трое мужчин. Аня открыла глаза и со страхом и смотрела на вошедших. Первая мысль была о том, что Глеб позвал зрителей - полюбоваться на представление. А вторая о том, что не только полюбоваться. Но когда мужчина отпустил ее волосы и сделал шаг назад, Аня подняла на него глаза и увидела на его лице удивление и даже испуг.

   - Мы помешали? - с холодной улыбкой спросил первый мужчина, стоявший чуть впереди двух остальных.

   - Макс? Что ты здесь делаешь? - залепетал Глеб.

   От бравады и довольства в его голосе не осталось и следа. Аня ничего не понимала в происходящем, но одно знала точно - ей дали отсрочку. Голова гудела, и она мало что слышала, лишь умоляюще смотрела на неожиданных гостей. Те же не обращали на девушку у ног никакого внимания, лишь равнодушно окинули взглядом, как только вошли, и продолжали свой разговор, будто ее здесь и не было вовсе.

   - Я пришел за деньгами, - сказал молодой мужчина по имени Макс.

   - Как? Уже? Я же получил отсрочку, - запаниковал Глеб.

   - Это ты подумал, что получил отсрочку. Босс же ничего об этом не говорил. И сегодня последний срок.

   - Но у меня нет денег! - почти завопил истерично Глеб.

   От того самонадеянного и властного изверга, что издевался над Аней, не осталось и следа. Сейчас, как казалось девушке, он был такой же жертвой, как и она сама. Но никакого удовлетворения ей это не приносило. А еще она была уверена, что за это Глеб наверняка оторвется на ней, когда гости уйдут.

   - Это твои проблемы, - пожал плечами неизвестный Макс. - Деньги я должен забрать сейчас. Или же...

   Эта многозначительная пауза напугала Глеба еще больше, хотя казалось что уже некуда. Мужчина схватился за горло, будто ему было трудно дышать, а водянистые глазки бегали из стороны в сторону, от одного лица к другому.

   - Но у меня нет денег! - почти взвизгнул Глеб. - Где я вам их возьму?!

   Макс лишь пожал плечами. А потом его взгляд неожиданно обратился вниз, на Аню. Он присел на корточки рядом с девушкой, оглядывая ее с ног до головы.

   - А кто у нас здесь?

   Аня отодвинулась от этого мужчины насколько смогла, вызвав на его лице лишь усмешку. Она смотрела на него чуть испуганно, но в этот человек не вызывал в ней того ужаса, что вызывал Глеб Романович. Один внешний вид Максима был приятен. Достаточной молодой мужчина, крепкого телосложения и приятной внешности, заставлял девушку лишь слегка побаиваться его, по большей части из-за равнодушных глаз.

   Двое других мужчин тоже перевели свои взгляды на Аню.

   - Ты себе завел новую игрушку? - спросил один из них у Глеба.

   Аня не услышала ответа и не видела жеста, потому как настороженно следила за рассматривающим ее Максимом. Она понимала, что эти люди ничуть не лучше Глеба, раз знаются с ним. Но что-то в них было другое. Да, они были опасны и непредсказуемы. Но в их глазах, по крайней мере, не было безумия, которым мог похвастаться Глеб.

   - Как тебя зовут? - спросил Макс.

   - Аня, - кое-как прохрипела девушка.

   Горло ужасно болело, и говорить было сложно. Голова гудела, а щека занемела - наверняка будет синяк на пол лица.

   - И что ты здесь делаешь, Аня?

   - Она... - начал Глеб.

   - Я не тебя спрашиваю, - перебил его Макс, бросив в сторону мужчины холодный взгляд.

   Глеб тут же умолк.

   - Работаю, - все так же с трудом выдавила девушка.

   Она не знала, зачем ей задают эти вопросы и каков будет итог. Она просто отвечала, честно и не думая.

   - Добровольно?

   Аня бросила дикий испуганный взгляд на разъяренного Глеба и кивнула головой.

   - А почему ты работаешь именно так? - обведя взглядом всю обстановку, продолжал спрашивать Макс.

   - Она должна мне денег, - выдал Глеб, заслужив недовольный гневный взгляд допросчика.

   - Это правда?- снова повернулся к девушке Макс.

   Аня покачала головой.

   - Он меня подставил, - тихо прошептала девушка.

   Макс кивнул головой и поднялся на ноги.

   -Ты как всегда в своем репертуаре, - насмешливо бросил мужчина Глебу. - Неужели ума не хватает бабу найти? И с каких пор тебя на детей потянуло?

   Глеб сдавленно сглотнул, не зная, что говорить. Об Ане он не собирался разговаривать в любом случае - у него есть проблема поважней.

   - Ей шестнадцать уже есть, - только и ответил он.

   - Детка, - снова обратился мужчина к Ане, наклонив голову, - да ты смело можешь подать заявление!

   Аня только головой покачала.

   - У него мой паспорт.

   Девушка прекрасно знала, что за такие признания ее по голове не погладят, когда эти мужчины уйдут. Но разве может быть хуже?

   - Так что с деньгами? - резко сменил тему Макс, будто потеряв интерес к девушке на полу.

   - У меня нет, - повторил Глеб, падая на кресло перед столом.

   - И что будем делать? - опираясь ладонями о стол, спросил Макс, нависая над мужчиной.

   - А мы девчонку заберем, - сказал неожиданно один из тех, кто стояли за Максом.

   - Что?! - вскочил Глеб на ноги. - Но... она же... я

   - Отлично, - холодно улыбнулся Макс, хлопнув ладонью по столу, от чего Глеб снова резко сел. - Нет денег - нет развлечений. Анечку мы забираем. Если в течение недели не приносишь деньги, она остается у нас. Как только будут деньги - получаешь назад свою куколку.

   Аня слушала и понимала, что попала из огня да в полымя. Да, ее в какой-то мере спасли от Глеба. Но кто знает, что потребуют от нее эти мужчины взамен? И если начальник не отдаст свой долг, что будет с ней?

   Одни из мужчин, чьего имени она не знала, помог ей подняться на ноги и поддержал, когда закружилась голова. А потом и вовсе взял на руки. Она задрожала, не зная даже от чего - от страха или головной боли.

   - Не бойся, не съем, - хмыкнул парень, прижимая ее к себе.

   На вид ему было лет двадцать пять, такой же крепкий как Макс и второй парнишка помоложе.

   - Паспорт, - потребовал Макс у Глеба.

   - Но...

   Хватило еще одного холодного взгляда, и Глеб тут же достал требуемый документ и отдал Максиму.

   - До встречи через неделю.

   Мужчины повернулись и вышли из комнаты, унося с собой Аню. Никто из них не видел, как яростно и раздраженно Глеб смотрел им вслед, жутко злясь на то, что у него забрали девочку. А он так рассчитывал расслабиться сегодня! Но уже через пару минут он понял, что так даже лучше. За неделю он не найдет требуемую сумму денег, а вот новую куколку запросто. И если они хотят вместо денег девчонку, то он не против.

   А Аня и не подозревала о том, что ее жизнь делает очередной крутой поворот, ведущий в новую неизвестность. Правда, в голове в данный момент не было ничего - ни страха, ни возможных предположений. От ударов мозги кипели, и думать не хотелось. За мгновение на нее навалилась и усталость двух месяцев, и жуткое напряжение сегодняшнего дня. А руки, несущие ее, были самым надежным за последнее время. И она позволила себе на мгновение насладиться этим. А потом, попросту не заметила, как то ли потеряла сознание, то ли уснула.


   Просыпалась Аня медленно. Голова раскалывалась, и колени почему-то ныли. Она не сразу смогла вспомнить причину. А когда дошло, резко села и распахнула глаза. Она была в большой незнакомой комнате, чистой и похожей на кабинет. Здесь стоял стол, кресло, компьютер, столик посередине и диван рядом, на котором она, собственно, и лежала. Напротив нее во всю стену было панорамное чуть затемненное окно. За спиной две двери.

   Девушка поднялась на ноги и подошла сначала к окну. Как оказалось, она была на втором этаже, а внизу, на первом, судя по всему, был клуб. Большая танцплощадка, бар, сцена с шестами и столики с диванами по всему периметру. И не было ни души - ни служащих, ни гостей.

   Аня отошла от окна и подошла к одной из дверей. За ней оказалась еще одна комната. Здесь был маленький бар, несколько кресел и стеллаж с папками. А дальше еще одна дверь. К удивлению девушки там была ванна. Такая же большая, как две предыдущие комнаты.

   Девушка вернулась в первую комнату и попыталась открыть вторую неизвестную дверь, но она оказалась заперта. Вздохнув, Аня вернулась на диван и села, потому как делать что-то еще не было ни сил, ни возможности. В комнате было тепло, но девушка все равно обхватила себя за плечи и слегка дрожала. Она боялась, голова болела и щека горела. Она аккуратно пощупала лицо и поняла, что одна его половина напухла и наверняка посинела, судя по болевым ощущениям.

   Аня просидела в одиночестве еще около получаса, прежде чем в замке повернулся ключ и в комнату вошел Максим. Она тут же подскочила с дивана и настороженно смотрела на приближающегося парня.

   Молодой мужчина только хмыкнул, увидев реакцию девушки на свое появление.

   - Боишься? - спросил он, останавливаясь перед ней.

   - А не надо? - хрипло спросила Аня.

   Голос до сих пор хрипел, поэтому говорила девушка тихо.

   Максим только плечами пожал.

   - Пойдем, Анна, поговорить надо.

   - С кем? - не двигаясь с места, спросила девушка.

   - С тем, кому ты теперь будешь долг Калинина отрабатывать.

   - Большой долг?

   - Очень большой, - хмыкнул мужчина и пошел к двери.

   Аня сглотнула и поплелась следом за ним.

   - Я Максим, - представился, наконец, как положено, молодой человек, идя по длинному темному коридору. - Можно Кот.

   - Аня. Некрасова, - пробормотала девушка.

   - Валерьевна. Я знаю, - бросив на нее веселый взгляд, сказал Макс. - В паспорт заглянул. Откуда ты, Аня?

   - Из детдома.

   - Чего-то подобного я и ожидал. От хорошей жизни к Калинину не идут.

   Этот странный разговор пришлось прервать, потому как Максим остановился перед второй на этаже дверью и вошел внутрь без стука.

   - Проходи, - кивая головой за собой, сказал мужчина.

   Аня на секунду замялась, но шагнула внутрь.

   Комната была похожа на ту, откуда ее привели - еще один кабинет. Но не такой строгий, как первый. Видно было, что здесь больше отдыхали, чем работали - мягкий ковер под ногами, темные обои, приглушенный свет и более удобная мебель.

   В комнате помимо девушки и Макса, который уже с удобством устроился в одном из кресел, продолжая рассматривать Аню, был еще один мужчина. Он сидел за столом и говорил по телефону, бросив на гостей лишь короткий взгляд. Его внимание было приклеено к чему-то на мониторе компьютера, поэтому у девушки была возможность внимательно рассмотреть его.

   Высокий, хотя для Ани все были высокими, русоволосый. На вид ему было около пятидесяти. Серьезный взгляд, глубокие глаза и твердая линия губ. На нем был деловой костюм, волосы убраны чуть назад, на руке дорогие, даже Аня это поняла, часы.

   Девушка неловко переминалась с ноги на ногу и тайком поглядывала то на мужчину, то на парня. Она не знала чего ждать и опасаться. Глеб сразу и четко сказал, что ему от нее нужно, а эти двое нагнетали напряжение своим молчанием.

   Наконец, мужчина закончил разговор и поднял на вошедших глаза. Он внимательно, с ног до головы, рассмотрел девушку и скривился.

   - Это она? - спросил мужчина у Максима.

   - Да.

   - И что прикажешь с ней делать?

   - Это возврат долга от Глеба, - хмыкнул Макс.

   - Ты же дал ему неделю, чтобы найти деньги.

   - По нему видно было, что искать он их не будет.

   - А с нее что взять? - бросил на Аню еще один беглый взгляд, мужчина.

   - Отработает, - пожал плечами мужчина.

   - Как? Ей даже швабру страшно давать - сломается.

   - Она на рынке продержалась почти три месяца. Так что со шваброй справиться.

   - Кот, со шваброй она долг до конца жизни не отработает. А на сцену ее не выпустишь. Верни ее назад и дай Калинину две недели.

   - Не надо! - вдруг выпалила Аня едва слышно. - Я все отработаю, правда. Только не везите меня к нему!

   Мужчина удивленно посмотрел на девушку. Голос дрожал, а на больших зеленых глазах наворачивались слезы.

   - Ты хоть знаешь, сколько Глеб должен? - спросил Макс у Ани и назвал сумму.

   Девушка чуть не заревела в голос. Чтобы отработать такую сумму ей и двух жизней не хватит. От отчаяния она так сильно закусила губу, что почувствовала вкус крови во рту. Но возвращаться назад она не хотела.

   - Пожалуйста, - тихонько прошептала девушка.

   Она готова была умолять, в ногах ползать, но не возвращаться к Глебу. Тот так сильно напугал ее, что сейчас ей казалось, что ничего хуже уже быть не может и ей лучше будет здесь.

   - Кот, сходи за Вероникой, пусть посмотрит на девочку.

   Максим встал и вышел из кабинета, подмигнув при этом Ане. В этом не было и намека на пошлость, скорее подбадривание. Это несколько удивило ее. Не видела она еще в жизни ни одного бескорыстного человека. Ну, разве что бабу Таню.

   - Садись, - неожиданно предложил мужчина, вздыхая и указывая на одно из кресел.

   Девушка послушно выполнила приказ.

   - Аня, верно?

   Девушка кивнула.

   - Я Дмитрий Борисович. Хозяин клуба.

   Аня снова лишь кивнула.

   - Вероника директор. Она посмотрит и определит тебе место работы. Жильем обеспечит. Из зарплаты буду вычитать восемьдесят процентов. Как только отработаешь долг - можешь идти на все четыре стороны. Это ясно?

   - Да, - тихо ответила девушка.

   Дмитрий Борисович замолчал и снова начал кому-то звонить. Через пару минут вернулся Максим. Вместе с ним была красивая молодая женщина. Стройная брюнетка с длинными волосами, идеальным макияжем и костюмом. На ногах туфли на длинной шпильке, в руках планшет. Она окинула Аню несколько брезгливым взглядом и поджала накрашенные алой помадой губы. Максим только хмыкнула на такую реакцию. Потом брюнетка бросила вопросительный взгляд на начальника и, дождавшись кивка, вывела Аню из кабинета. В коридоре она поставила Аню перед собой и еще раз осмотрела с ног до головы.

   - Я Ника. Ты у нас...

   - Аня.

   - Аня. Значит так, Аня, - начала девушка, продолжая осматривать ее, - судя по всему, ты здесь надолго, так что запоминай, - Ника направилась дальше по коридору, кивком позвав за собой Аню. - Работаешь неофициально, потому как несовершеннолетняя. Делаешь все, что скажу. На ближайшее время ты у нас уборщица и подсобный работник на кухне. То есть моешь посуду и все такое прочее. Ясно?

   Аня кивнула. Ника вдруг остановилась и снова присмотрелась к девушке.

   - Так, судя по всему, когда с лица сойдет эта роспись, - Ника неопределенно провела ладонью у лица Ани, - ты будешь очень даже ничего. Волосы у тебя красивые, рост немного подкачал, да и формы не те, но сойдет, - махнула рукой Ника и продолжила путь дальше по коридору.

   - Для чего сойдет? - несколько настороженно спросила Аня.

   - Долг ведь большой? А мытьем полов и посуды ты его никогда не отработаешь. Так что через пару месяцев выйдешь на сцену, - ошарашила девушку Вероника.

   - Как на сцену? Я танцевать не умею, - несколько растерянно пробормотала в ответ Аня.

   - Научишься, - легко пожала плечами молодая женщина.

   Аня сразу же вспомнила сцену внизу.

   - Танцевать... стриптиз? - глухо спросила она.

   - Нет. На сцене у нас только эротическое шоу. Стриптиз танцуют по желанию в приват-комнатах. За отдельную плату от клиента. Если тебя захотят - можешь попробовать. Деньга за приват не входят в зарплату.

   Аня судорожно переваривала информацию. Все это несколько пугало ее, но не настолько сильно, как могло показаться. Просто все так резко меняется в ее жизни, что она не успевает привыкать и понимать.

   - Жить негде? - спросила Ника, когда они подошли к лестнице и стали спускаться непосредственно на первый этаж в зал.

   - Нет.

   - Ладно. Нашим девочкам шеф снимает квартирки. Там тесновато, зато бесплатно и есть компания. Место должно быть.

   А вот эта новость стала, пожалуй, самой лучшей из всех. И не затмевала собой лишь ту, что ее не вернут Глебу Романовичу.

   - Так, дальше, - вздохнула Ника и задумчиво уселась на один из высоких стульев у пустого бара. - Одежда есть? - осмотрев оборванный сарафан и содранные колени Ани, спросила девушка.

   - Нет. У меня нет ничего вообще, - глухо призналась Аня, краснея от стыда.

   Вероника заметила это и сочувствующе улыбнулась, чего Аня не ожидала от холодной на вид красавицы.

   - Не волнуйся, не ты первая, кто здесь долги отрабатывает.

   - А что это за место? - решилась спросить Аня. - Кто такой Дмитрий Борисович?

   - Со временем узнаешь кто такой Рокотов.

   Аня поняла намек и больше не спрашивала.

   - Так, пойдем в гримерку девочек, там подберем тебе что-нибудь из одежды и белья. А завтра я отправлю с тобой кого-нибудь по магазинам.

   - Но... у меня же нет денег.

   - Все пойдет в долг. Отработаешь.

   Аня только кивнула. Она вообще заметила, что в последнее время только и делает что кивает. Видимо, другое просто не успевает - настолько быстро все вокруг меняется.


   Как только за девушками закрылась дверь, Кот обратил внимательный взгляд на начальника.

   - Жалость взыграла? - хмыкнул он.

   - Вроде, - скривился Рокотов.

   - Это из-за одного места жительства в детстве?

   - Кот, заканчивай с сантиментами, - закончил неприятную для себя тему Дмитрий Борисович. - Что там с Султановым?

   - Потихоньку продвигаемся.

   - А надо бы пошустрей. Мне нужен этот парнишка, - задумчиво протянул мужчина.

   - Знаю. Он обдумывает наше предложение. Скоро даст ответ.

   - Умный, зараза, - проворчал мужчина. - И где таких только берут...

   Макс только хмыкнул в ответ...


   Аня шла вслед за Никой и крутила головой по сторонам, запоминая, что где находиться, потому как уже завтра она должна будет приступить к работе. Молодая женщина указывала на двери и говорила, что за ними.

   - А эта гримерка наших девушек, - открывая одну из дверей, сказала Ника.

   Они вошли в большую комнату. Кругом была уйма туалетных столиков со всеми присущими женщине вещами - косметика, грим, парики и всякие мелочи. Было несколько шкафов со сценическими костюмами и откровенным бельем. На полу мягкий ковер, а на стенах почти сплошь зеркала.

   Вероника за пару минут нашла девушке пару новых комплектов самого простого белья, чтобы не смущать и без того краснеющую Аню, и дала чьи-то джинсы и кофту, чтобы она переоделась.

   - Завтра все купим, а эти вещи вернешь сюда.

   Аня кивнула и начала переодеваться. Ника тактично отвернулась, чтобы не задевать тонкую натуру новой сотрудницы, думая о том, что совсем скоро девочка разучиться краснеть и тушеваться. А иначе здесь ей не выжить.

   - Так. Подожди меня здесь. Я улажу пару вопросов и отвезу тебя на квартиру, познакомлю с соседками.

   Девушка кивнула и проводила взглядом уткнувшуюся в планшетник Нику. Эта женщина вызывала в Ане двоякое чувство. С одной стороны это была уверенная в себе молодая самодостаточная личность, на которую хотелось походить. А с другой, было в ней что-то холодное и жесткое. Может, работа сделала ее такой?

   Аня села на один из диванов и приготовилась ждать. А потом не заметила, как уснула.

   Проснулась девушка от того, что кто-то тормошил ее за плечо.

   - Вставай, красавица, - раздался знакомый голос над ухом.

   Аня резко раскрыла глаза и встретилась взглядом со слишком близким взором карих глаз Максима. И хоть взгляд был по-прежнему холоден, была в нем какая-то мягкая искра.

   - Пойдем.

   - Куда? - тут же испугалась девушка, отодвигаясь от него.

   - Отвезу тебя на квартиру.

   - А Ника?

   - Занята. Да не бойся, - хмыкнул парень, - не съем.

   Аня сомневалось в этих словах, но деваться некуда. Она встала с дивана и пошла вслед за Котом на улицу. Выйдя из клуба, девушка с любопытством смотрела по сторонам, потому как не помнила, как попала сюда. Судя по всему, клуб с названием "Маска", находился в центре города. Аня не была здесь ни разу, но по широким улицам, и насыщенному движению вокруг это был понятно. Дальше по улице девушка заметила несколько витрин магазинов, кафе и ресторанов. А еще дальше виднелся зеленый парк.

   Максим привел девушку на парковку недалеко от клуба и посадил в машину. Аня не знала ни марки, ни модели, но это была большая и явно дорогая машина. Внутри пахло сигаретами и мужскими духами.

   - И куда тебя Ника определила? - полюбопытствовал парень, выводя машину с парковки.

   - Пока убирать и мыть посуду на кухне, - тихо ответила Аня, глядя с восхищение в окно.

   Сейчас судя по всему, была середина дня, а значит, девушка проспала всю ночь и утро. Она давно уже не чувствовала себя такой отдохнувшей. А потому все вокруг казалось лучше, чем есть на самом деле. Она с легкой, едва заметной улыбкой смотрела на улицу, пытаясь уловить все возможное.

   - Пока? - уточнил Макс, бросив быстрый взгляд на девушку.

   - Ника сказала, что я буду танцевать. Через пару месяцев.

   - А сможешь? - с сомнением глядя на запуганную девушку, хмыкнул парень.

   Аня только плечами пожала в ответ. Она и сама сомневалась, что потянет нечто подобное. Но с другой стороны - лучше попробовать, чем отказаться из-за глупости и страха. А Максим сомневался еще и по другой причине - девочка отнюдь не блистала внешностью. Худющая, невысокого роста, фигуры почти никакой. Понятно, что синяки и ссадины сойдут и заживут, но... Хотя Веронике видней. Эта девочка уже не его забота.

   Через полчаса Максим остановился в одном из дворов и повел Аню к многоэтажному дому. Квартира была на седьмом этаже. Они поднялись на лифте, и Макс позвонил в дверь.

   Открыли далеко не сразу, что Кот аргументировал тем, что у девочек работа ночная, поэтому большую часть дня они спят. Так оно и было, потому как девушка, открывшая им дверь, была в пижаме и жутко заспанная.

   - Тебе чего, Кот? - пытаясь разлепить глаза, спросила она.

   - Доброе утро, красавица, - улыбнулся вовсе тридцать два молодой мужчина. - Привел к вам новую соседку.

   Он махнул рукой на Аню за своей спиной. Девушка, открывшая дверь, не выказала ни удивления, ни чего-либо еще, просто отступила в сторону, позволив им войти.

   - Лиза, - представилась симпатичная на взгляд Ани, девушка, ведя их за собой на кухню.

   - Аня.

   Они вошла в небольшую светлую кухню и Лиза щелкнула чайник. А Максим по-хозяйски полез в холодильник.

   - Чего стоишь? Садись, - сказала Лиза, чуть улыбнувшись Ане.

   Девушка села и несмело посмотрела на сожительницу. Лиза была среднего роста брюнеткой, с красивыми большими темными глазами. Фигура стройная и гибкая, что сразу определило ее как одну из танцовщиц клуба.

   - Значит так, Лизка, - начал Максим, садясь за тот же стол с бутербродом в руке. - Раз ты первая дверь открыла, то и вся ответственность за Анечку на тебе.

   Лиза только хмыкнула на такое нахальство молодого человека, но, тем не менее, дружелюбно посмотрела на гостью.

   - Должница? - угадала Лиза.

   Аня только кивнула в ответ и порадовалась тому, что никто не стал углубляться в подробности.

   - Твоя задача на сегодня - пройтись с Аней по магазинам и купить все самое необходимое. Вот деньги, - Максим достал из кармана конверт.

   - Да не вопрос, - пожала плечами Лиза и разлила по чашкам чай.

   У Ани, от пряного аромата даже в животе забурчало. Громко и требовательно, к ее стыду. Максим даже жевать перестал.

   - Ты чего не сказала, что голодная? - возмутился он, передавая ей свой бутерброд.

   И сделал он это с таким искренним возмущением, которого стоило ожидать от близкого человека, а не от незнакомого и чужого. Аня с трудом понимала, как у такого, в принципе нормального человека, могут быть такие холодные глаза. Этот образ совсем не вязался с вполне приемлемым поведением парня. Обычно первое впечатление о человеке складывается по взгляду, а взгляд Кота понять было невозможно.

   Аня покраснела, но бутерброд приняла.

   - Так, топал бы ты отсюда, - начала выпроваживать Лиза Максима. - Дальше я как-нибудь сама разберусь.

   Парень что-то поворчал, но пошел на выход. Лиза проводила его и вернулась на кухню, с любопытством разглядывая новую соседку. Девушка была очень молода, постоянно краснела и смущалась, взгляд затравленный. Таких она видела часто, проработав в "Маске" пару лет. Но такую юную еще ни разу.

   - Тебе сколько лет-то?

   - Шестнадцать.

   Лиза сразу задалась вопросом, чем же Аня сможет заниматься в клубе в таком возрасте, да и с таким лицом тоже. О чем и спросила. Аня объяснила ей задумку Ники. Лиза покивала головой.

   - Так, надо бы что-то с твоим лицом сотворить. А то и в магазин не пустят, - вздохнула девушка. - Ладно, сиди ешь, а я пока сама соберусь.

   Аня проводила Лизу взглядом и подумала о том, что легко сможет найти общий язык с этой девушкой. Она не казалась стервозной или заносчивой. Через полчаса Лиза занялась лицом Ани. Нанесла легкий грим, чтобы скрыть синяк на пол лица, а перед этим помазала какой-то мазью для снятия опухоли.

   - Ух, эта твоя родинка над губой, - весело усмехнулась Лиза, глядя на результат. - Будет сводить мужиков с ума на раз.

   Аня только едва заметно улыбнулась.

   - Это хорошо?

   - Это замечательно. Будет много клиентов, значит много денег.

   - У меня будут восемьдесят процентов из зарплаты вычитать.

   - Но приваты ведь твои будут.

   - Не думаю, что смогу раздеваться, - с сомнением поделилась Аня, когда девушки выходили из квартиры. - Я и так с трудом представляю себя на сцене, а тут...

   - Поживем-увидим, - пожала плечами Лиза.

   Домой девушки вернулись только через несколько часов. Они купили для Ани все, начиная от белья и заканчивая курточкой и шапкой. Все было не очень дорогим и модным, но хорошего качества.

   - На первое время этого хватит, - сказала Лиза, занося пакеты в квартиру. - А через месяц другой купим что-нибудь к зиме.

   Аня направилась за Лизой к одной из трех комнат, где спала сама девушка и еще Катя, ее подруга. Там же стояла кровать и для Ани. В большом общем шкафу Лиза пообещала выделить полки под одежду, а в ванной - для средств по уходу за собой.

   - А где все? - удивилась Аня тишине в квартире.

   - Все уже в клубе на репетиции, - сообщила Лиза. - Я тоже сейчас убегу, а ты пока осваивайся.

   Лиза ускакала уже через двадцать минут, а Аня принялась раскладывать вещи в шкафу. А когда закончила, просто легла спать. Бродить по квартире она не стала. Лиза поделилась тем, что большинство ее соседок не очень дружелюбны, потому к ним лучше не соваться и в комнаты не заходить, а то будет скандал.

   - В этой квартире только я и Катя более или менее спокойные, остальные такие стервы - мама не горюй, - хмыкала Лиза.

   - А как ты оказалась в клубе? - полюбопытствовала Аня.

   - Не ты одна оказалась там по причине долга, - невесело хмыкнула девушка. - Хотя большинство девушек работают потому, что им нравиться. Плюс могут снять клиентов.

   - Проститутки? - шокировано прошептала Аня.

   - Да, - поджала губы Лиза. - Рокотов разрешает такого рода услуги, но за пределами клуба.

   - И... они водят клиентов на квартиру?

   - Нет. Тут Дмитрий Борисович тоже строг. Ему не хочется, чтобы его обвинили в причастности к подобному бизнесу. Да, он разрешает девочкам "подрабатывать" таким образом, но подальше от себя и "Маски".

   - Ты долго там проработала?

   - Уже два года.

   - И сколько осталось?

   - Примерно столько же.

   Аня не стала спрашивать о том, откуда у девушки такой большой долг - если захочет сама расскажет. Ведь и Аня пока не делилась подробностями того, как оказалась там же.

   - А что потом будешь делать? - спросила Аня.

   - Наверно, останусь в клубе, - невесело сказала Лиза. - Я кроме как танцевать не умею ничего.

   - А если попробовать?

   Лиза только носик сморщила, и Аня не стала расспрашивать дальше.

   Поздно ночью, уже даже ближе к утру, Аня проснулась от шума в коридоре. Это вернулись девушки с работы. В комнату забежала Лиза и поволокла сонную Аню знакомить с соседками. Помимо Лизы, ее подруги Кати и самой Ани, было еще четыре девушки - Таисия, Соня, Олеся и Инна.

   В то время как девушки рассматривали новую сожительницу, Аня рассматривала их. Красивые, высокие, агрессивно накрашены и стервозные даже на вид. Трое из них, были танцовщица, Соня - официанткой.

   - А завтра я тебя познакомлю с остальными в клубе. Они живут в квартире в доме напротив, - уже к спальне сказала Лиза, устало улыбаясь.

   Катя так же улыбнулась Ане, и обе работницы улеглись спать. За полчаса в квартире стихли все звуки - девушки отдыхали после тяжелой ночи. А вот Аня уже выспалась, тем более что ей уже через час нужно было собираться и идти в клуб - приступать к своим обязанностям. Поэтому она тихонько оделась и вышла и спальни. На кухне девушка приготовила себя легкий завтрак и вышла из квартиры.


   За две недели Аня полностью влилась в график работы и свои обязанности. Она приезжала в "Маску" около шести утра, через час после закрытия. Помимо нее уборщицей в клубе была немолодая женщина - Валентина Игоревна. Очень быстро девушка нашла общий язык с этой женщиной и сработалась. Через неделю работы, девушка перестала удивляться тому количеству мусора, что собирала каждое утро. В первый день она была поражена больше всего. На кухне было проще: все, что она делала - это мыла посуду. В клубе не подавали серьезных блюд, только легкие закуски, а потому большую часть посуды она элементарно загружала в посудомоечные машины. Где-то около трех часов дня девушка заканчивала свою работу. А еще через час клуб уже снова был открыт. В дневное время работал только бар, и девушки репетировали выступления, если была такая необходимость. В основном же в это время здесь были только Дмитрий Борисович, редко Кот и постоянно Ника. Аня до сих пор не понимала, как Вероника успевает бывать в клубе и утром, и днем, и вечером, и тем более ночью. Ей порой казалось, что директриса живет здесь.

   Сложнее дела обстояли с квартирой, в которой Аня жила. Как и предупреждала ее Лиза, нормальными там были только она и Катя. Остальные были очень заносчивы, высокомерны и стервозны до невозможности. Первое время девушки обходили стороной Аню, потом стали цеплять и издеваться. Они смеялись над всем, чем могли - над ее одеждой, внешним видом и скромным поведением. Аня не обращала на их выпады никакого внимания. Ей вполне хватало общества соседок по комнате, потому она всячески избегала встреч с остальными квартирантками.

   - Не обращай внимания, - советовали ей Катя и Лиза.

   - Я и не обращаю, - пожимала в ответ плечами Аня.

   А вообще по большей части ей и не приходилось прилагать особых усилий, чтобы избегать их. Большую часть дня девушки спали, а Аня работала. Наоборот было ночью. И виделись они только тогда, когда Аня приходила домой из клуба, а девушки в это время просыпались и собирались на работу. В эти часы Аня просто не выходила из комнаты без надобности.

   Свободное время девушка посвящала тому, что читала. В детском доме у нее не было такой возможности. А у Кати был ноутбук и подключение к интернету, где Аня и выбирала себе чтиво. Там же она искала рецепты и потихоньку училась готовить, пока девушки были на работе. К ее огромной радости у нее получалось вполне сносно - по крайней мере, Лиза и Катя постоянно нахваливали ее стряпню. Так же девушки складывались и покупали продукты питания на троих, из которых, в основном Аня, готовили обеды.

   Аня была безумно рада тому, что у нее появились подруги в лице соседок по комнате. Никогда раньше она не знала понятия "дружба", о чем теперь искренне сожалела. Она рассказала девушкам свою историю жизни. Они сделали в ответ то же самое.

   Как оказалось, Лиза отрабатывала долг своей матери-алкоголички. Каким-то образом женщина заняла у одного человека несусветную сумму денег и пропила ее за несколько месяцев. А потом просто отдала свою дочь взамен.

   - Долг выкупил Рокотов и забрал меня к себе в клуб. Меня, так же как и тебя, Максим нашел случайно.

   А Катя работала в клубе потому, что ей это просто нравилось. Девушка пришла в клуб прямо со школьной скамьи. Неблагополучная семья и все в этом роде требовало от нее найти работу. Первое время, она как Аня была уборщицей, а потом перевелась в танцовщицы. Ее все устраивало. Она работала в "Маске" примерно столько же сколько Лиза - около двух лет.

   Примерно через три недели после того, как девушка начала работу, Ника попросила ее приходить вечерами в клуб и наблюдать, как танцуют девочки. С лица и тела Аня уже сошли синяки, но пока Вероника просила только смотреть. Ей просто не нравилось то, что Аня еще слишком худа и ей нужно немного набрать вес.

   А еще через месяц девушка приступила к тренировкам. В этом ей очень помогали Катя с Лизой. В свободное время они приходили с Аней пораньше в клуб и учили танцевать. Как ни странно, но у Ани очень неплохо получалось. Она была гибкой и грациозной, быстро училась и все схватывала налету. А еще ее очень прельщало то, что все работники клуба - танцовщицы, официантки и бармены - работали в масках, закрывающих глаза и часть щек. Этот атрибут придавал девушке уверенности. Так она казалась защищенной от взглядов из зала.

   - Когда танцуешь, делай вид, что танцуешь для себя. Что в зале никого нет, и никто не раздевает тебя взглядами. Есть ты и музыка - и больше никого, - советовали ей девочки.

   На репетициях Аня так и делала. И очень скоро научилась расслабляться, от чего ее движения становились мягче и изящнее. Когда девушки выступали, сцена освещалась больше всего, поэтому не было видно большей части зала, а только те места, что были ближе к сцене. Все это так же помогало абстрагироваться от происходящего вокруг.

   Когда Аня начала посещать репетиции, то заметила, что к ней стали относиться еще хуже. Постоянно старались задеть и поязвить.

   - Бесятся, сучки, - почему-то довольным тоном шептала Лиза ей на ухо, насмешливо глядя на товарок.

   - Я слышу в твоем голосе удовольствие? - удивилась Аня, старательно игнорируя косые взгляды.

   Она сидела перед столиком в гримерке и училась наносить макияж.

   - А почему нет? - хмыкнула сидящая рядом Катя. - Ты даже танцевать не научилась, а они уже тебе завидуют.

   - Да чему завидовать? - фыркнула Аня, разглядывая свое отражение в зеркале.

   Ей казалось, что у нее банальная внешность. Ростом она была меньше среднего, худая, без таких аппетитных форм, как у многих здесь. Единственной своей гордостью она считала волосы - живые и искрящиеся, длинные, густые, темно-русого цвета.

   - Это все твоя родинка, - махала пальцем Лиза, широко улыбаясь.

   Аня только головой качала, слегка улыбаясь. Вот эта родинка - никак не дает покоя Лизе! Она все намеревалась купить себе мушку и посмотреть, что получиться.

   - А глазищи твои? - усмехнулась в этот раз Катя.

   Глаза, по мнению Ани, тоже были самыми обычными. Да, большие. Но ничего особенного. Цвет самый банальный - зеленый. И что, что ресницы густые? Все равно накладывать искусственные придется.

   - И еще не забывай того, как хорошо ты танцуешь, - напомнила Катя.

   Вот тут Аня немного смутилась от похвалы. Уже давно она поняла, что у нее все получится. И когда Ника, впервые посмотрев как она танцует, высказала свое искреннее восхищение, была очень довольна, почти счастлива. А когда это сделал Кот, случайно оказавшийся в клубе во время репетиции, она даже покраснела от удовольствия. Не зря она три месяца крутилась вокруг шеста каждый день по нескольку часов!

   Но как бы она не была уверена в себе, все равно боялась выходить на сцену перед полным клубом. А это предстояло сделать уже через неделю, о чем ей сообщила Ника. Она так же сказала, что девушка может прекратить свою предыдущую работу и сосредоточиться на оттачивании мастерства.

   - Приходи сюда пораньше и танцуй побольше, чтобы была уверена в себе, - посоветовала директриса девушке.

   А теперь вот Аня училась наносить грим. Ей казалось, что все слишком ярко и вульгарно, но из зала это смотрелось именно так, как надо. Поэтому она старательно накладывала побольше теней и румян, как учила ее Катя.

   Неожиданно для гомонящих девушек в гримерку вошла Вероника.

   - Так, в малом зале сегодня вечеринка. Нужна пара добровольцев на всю ночь.

   - А кто там? - спросила одна из девушек.

   - Рокотов с друзьями.

   - А что за друзья?

   - Так, вы работать будете или вопросы задавать? - недовольно нахмурилась Ника, оглядывая толпу полуголых девушек. - Султанов там.

   Тут же вокруг взвизгнули почти все девушки, стараясь быть выбранной для вечеринки.

   - В чем дело?- спросила Аня у Кати, не понимая происходящего.

   - В Султанове дело, - хмыкнула Катя, весело глядя на орущих девиц. - Ни разу не слышала?

   Аня только головой покачала в недоумении.

   - Он бывает тут пару раз в месяц. Щедрый, богатый, красивый. И молодой. Чуешь соль? - хмыкнула девушка.

   Аня снова кивнула головой. Большинство клиентов клуба были богатыми и состоятельными людьми - все-таки заведение не из дешевых. Но большая часть этого большинства была людьми отнюдь не молодыми. Это были бизнесмены, политики, бандиты и многие другие. Как таковой, клуб был именно для таких людей. И в порядке вещей было то, что такими людьми были те, кто уже много лет добивается этого статуса, а значит, уже далеко не молод. Так же весомую часть посетителей составляла "золотая молодежь" города. Но эти молодые люди приходили сюда не для того, чтобы тратить деньги на местных красавиц. Они делали это в других местах и бесплатно.

   Поэтому появление в клубе такого человека, как этот неизвестный Султанов, вызвало такой ажиотаж.

   - Помимо этого, - продолжала Катя, - Руслан далеко не последняя личность в городе. Я слышала, Рокотов уже давно добивается его.

   - Зачем?

   - Кто знает, - пожала плечами Катя, - но дело явно в больших деньгах. Насколько я слышала, Султанов приемник самого крупного местного воротилы. А захомутать такого мечтает каждая.

   - Ты же не мечтаешь.

   - Я знаю, что такой человек как он, никогда не опуститься до таких как мы. Поэтому не вижу причин выпрыгивать из собственных штанов ради него, - пожала плечами Катя, насмешливо глядя на мельтешащих вокруг девушек.

   Тут в гримерку после выступления вернулась Лиза.

   - Что за шум, а драки нету? - запыхавшись, спросила она, плюхаясь за свой столик.

   - ПрЫнц местный появился, - хмыкнула Катя.

   - Султанов что ли?

   - Ага.

   - Да, я видела, как его биг-босс вел в малый зал.

   - Ты тоже относишься к нему равнодушно? - спросила Аня подругу.

   - Я же не дура, чтобы тратить время на то, что в любом случае не осилю, - пожала плечами Лиза. - А на одну ночь я не согласна. Хотя... - задумалась Лиза, - нет не согласна. Какой бы он ни был красавчик - это не мое.

   - А что твое? - вдруг спросила Катя, хитро глядя на девушку. - Кот твое?

   - Кот? - удивленно улыбаясь, спросила Аня.

   - Тише вы, - зашипела на них Лиза.

   Аня с Катей переглянулись и рассмеялись еще веселей.

   - И давно это у тебя? - спросила Аня, сквозь улыбку.

   - Что "Это"? - проворчала Лиза.

   - Любоффф давно? - подразнила ее Катя.

   - Да ну вас, - обиделась Лиза и даже, как показалось Ане, покраснела.

   Катя с Аней снова переглянулись, но не стали наседать на смутившуюся Лизу. Если бы Маркова сейчас не намекнула на чувства Лизы к Максу, Аня наверно еще бы не скоро заметила все это сама. Зато теперь кое-что сложилось в голове в одну картинку: как Лиза время от времени упоминает в разговоре Максима, ищет все время кого-то в толпе. Как чаем его поит, когда он наведывается к ним в квартиру. Теперь так же Аня поняла, почему это Кот иногда посещает их обитель. Раньше она думала, что просто от скуки. Тут же девочки, есть с кем пофлиртовать и подмигнуть. А оно вон оказывается что!

   Когда Ника выбрала девушек, в комнате чуть-чуть потише стало. Подруги послушали еще пару минут недовольное ворчание отвергнутых красавиц и заговорили о своем.

   В свой первый вечер в качестве танцовщицы, Аня была на взводе. Она волновалась, боялась, что не сможет и струсит - убежит со сцены. Было немного противоречиво, но то, что на нее будут смотреть, вызывало в ней и содрогание и предвкушение. Да, было не очень приятно, что глядя на тебя, люди будут думать только об одном. Но с другой стороны - когда еще женщина имеет большую власть, чем в тот момент, когда мужчина думает только о ней, пусть и в определенном ключе. И это опьяняло. Только ради того, чтобы это почувствовать стоило рискнуть и выйти на сцену.

   Перед выступлением Аня сама выбрала музыку и платье. Катя помогла ей нанести макияж и немного успокоила тем, что сегодня не очень много людей. За полчаса до выступления, Аня стояла в гримерке перед своим столиком и придирчиво осматривала себя в зеркало.

   Из отражения на нее смотрела стройная девушка в облегающем гипюровом платье телесного цвета в мелкой блестке, под которым просматривалось очертание белья и чулок. Волосы были завиты в крупные пряди и передние пряди убраны на затылок, струясь по обнаженной спине. На ногах были босоножки такого же цвета, что и платье, на высокой шпильке. Ане казалось, что научиться ходить на каблуках, было сложней, чем танцевать. Но она освоила и это. Не обошлось, конечно, без пары вывихов, но сейчас она вполне уверенно стояла и танцевала на высокой шпильке. На лице был боевой раскрасс: темные тени, чтобы подчеркнуть большие глаза, румяна на скулах и алая помада. Последним штрихом была матовая маска чуть темнее оттенка кожи девушки. Ленту от нее Аня спрятала под копной волос. И, конечно же, родинка, которую Лиза выделила поярче черным карандашом.

   - Ну что, готова? - широко улыбаясь, спросила она.

   - Наверно, - нерешительно улыбнулась в ответ Аня.

   - Все будет хорошо, - подбодрила ее Катя, - главное не смотри на людей. Тем, более их там почти нет - только начало вечера.

   Наконец, настала очередь Ани и она, сделав пару глубоких вдохов, вышла из гримерки. По коридору впереди она увидела Нику, идущую ей навстречу с подбадривающей улыбкой. Она нерешительно улыбнулась в ответ.

   - Готова?

   - Угу, - только и смогла выдавить из себя Аня.

   Вероника проводила девушку за кулисы позади сцены и пожелала ей удачи. Когда заиграла ее музыка, Аня решительно выкинула все из головы и вышла на сцену.

   Ее движения были плавными и соблазняющими. Девушка была грациозна и привлекала внимание своей легкостью и нежностью. Из нее так и лилась жизненная сила и юность.

   За весь танец Аня ни разу не посмотрела в сторону зала, а потому не видела ни восхищенных взглядов мужчин, ни их заворожено открытых ртов. Она полностью отдала себя музыке, а потому была еще привлекательней для окружающих. И только уходя со сцены, она рискнула посмотреть в зал. И ей безумно понравилось то, что она оставляла за собой. Кроме, пожалуй, похоти. Это вызвало в ней легкую тошноту и отвращение к себе. Не хотела она смотреть на лица, искаженные именно ею. Но она стала на эту дорожку и смогла сделать первый шаг. Значит, дальше будет уже легче.

   В гримерке ее встретили довольные Катя с Лизой и в большинстве злющие другие девушки. Подруги нахваливали ее и убеждали в том, что она была великолепна. Но это Аня уже и сама поняла. К ней пришло чувство удовлетворения от того, что она смогла это сделать. И сделать хорошо.

   На сегодня это был ее первый и последний танец - Ника решила не напрягать ее в первый день. Поэтому Аня сразу же стала переодеваться. Но она успела только разуться. Когда в гримерку вошла Ника и подошла к ней.

   - Есть приглашение на приват. Согласишься?

   Аня не ожидала такого в первый же вечер. И краем глаза заметила, что никто вокруг этого не ожидал, потому как взгляды в ее сторону стали еще злее и холоднее.

   - Нет. Я не готова пока.

   - Как знаешь, - пожала плечами Вероника. - Но на будущее подумай - это весьма неплохой заработок.

   Аня только губы поджала в ответ, старательно игнорируя шипение за спиной.

   Девушка не стала ждать подруг, потому как не хотела всю ночь слушать "дифирамбы" в свой адрес и поехала домой.


   Жизнь Ани вошла в свою колею и уже не делала таких резких и пугающих поворотов, как раньше. Девушка уже пару месяцев танцевала на сцене, обзаводилась поклонниками среди клиентов и врагами в женском коллективе. Как и предсказывала Лиза, ее родинка стала почти легендой. Ника уже много раз приходила к ней с приглашениями от клиентов на приват "с девушкой с родинкой". За это ее ненавидели и завидовали - она "уводила" постоянных клиентов от других танцовщиц. И пусть Аня неизменно отказывалась от предложений подобного рода - всеобщей любви не заслужила. Но и не стремилась, просто была не готова быть так близко от тех, кто будет смотреть на нее похотливо и сально. Катя все время посмеивалась над ней по этому поводу.

   - Ты уже два месяца танцуешь эротику, а до сих пор краснеешь, слушая комплименты и похвалу. От мужиков шарахаешься, как от прокаженных.

   Аня только язык показывала подруге в ответ. Она и вправду не особо раскрепостилась, даже работая в таком месте. По-прежнему не смотрела на зрителей, когда танцевала, отказывалась от приглашений за столик и от стриптиза. Ей предлагали деньги, подарки и свое общество - ни на что из этого она не обращала внимания.

   Все, что ее волновало, так это ее работа и долг. С вычетом в восемьдесят процентов зарплаты, Аня получала вполне приличную сумму. Этих денег хватало и на пропитание, и на модную одежду и на такси до дома поздно вечером. Девушка примерно посчитала, какую сумму Вероника вычитает из ее заработка и радовалась, что за два года сможет отдать весь долг.

   А потому позволяла себе такую роскошь, как подумать о будущем. Уже этим летом девушка хотела попробовать поступить в колледж. Поэтому все свободное время посвящала занятиям. Она накупила массу учебником и корпела над ними каждую свободную минуту. Соседки по квартире все время посмеивались над "этим детством". Но ведь Аня и была, по сути, ребенком, ей даже семнадцати еще не было. Зато Катя и Лиза всячески поддерживали подругу.

   Аня нашла подходящий колледж, выбрала факультет и упорно занималась по необходимым предметам. У нее был аттестат о девяти классах, и она рассчитывала, что вступительные экзамены потянет. Так же девушка предполагала, что во время учебы будет продолжать работать в клубе. А когда получит диплом - попробует начать все с чистого листа.

   Все эти радужные мечты заставляли девушку радостно улыбаться, стоило только подумать о них. Но, тем не менее, она не настраивала себя слишком уж оптимистично - мало ли что может случиться в ее жизни - уже научена этому. Но отказаться от своих задумок все равно не была готова, лелея их в глубине души.

   После того, как девушка приобрела в клубе более или менее устойчивое положение, она решила наведаться с подарками к тому человеку, который первым протянул ей руку помощи - бабе Тане. Аня накупила гору продуктов и отправила к старушке. Она немного волновалась и переживала - как встретит ее Татьяна Игоревна.

   Когда девушка позвонила в знакомую дверь, даже затаила дыхание. На той стороне послышало кряхтение и бубонеж. А уже меньше чем через минуту дверь открылась. Когда старушка узнала стоящую перед ней девушку, на выцветших глазах заблестели слезы.

   - Анечка, - дрожащими губами прошептала баба Таня.

   Девушка сама не смогла сдержать слез и улыбнулась в ответ. А потом и вовсе бросила пакеты и кинулась обнимать бабульку. Через час девушка сидела на тесной кухоньке бабы Тани и рассказывала о том, что произошло в ее жизни после того, как Кот забрал ее у Глеба. Все до этого момента ей рассказала Тамара, и баба Таня просто не находила себе места, все это время переживая за девушку. Зато теперь немного успокоилась. Видя ее перед собой - здоровую и невредимую.

   Аня не стала рассказывать Татьяне Игоревне всех подробностей своей работы. Сказала лишь, что ей хорошо платят, предоставляют жилье и все в этом роде, не упоминая, кем именно работает. А счастливая баба Таня и не спрашивала.

   К вечеру Ане пришлось попрощаться со старушкой и идти на работу. Но она пообещала, что теперь будет часто наведываться в госте и передала привет Тамаре.

   - Буду тебя ждать, внученька, - провожая Аню до двери, сказала баба Таня. - Приходи почаще, а то ведь мне скучно одной.

   - А дети? - вдруг спросила Аня.

   - Нет у меня никого, детка, - грустно ответила женщина, снова сверкая слезами на сморщенных щеках.

   Аня не стала ничего расспрашивать, решив, что еще успеется, и попрощалась до следующей встречи.


   Приближался новый год. В клубе на эту ночь готовилось большое выступление и праздник. Рокотов приглашал в "Маску" всех своих друзей, знакомых и компаньонов. От девушек требовалось первоклассное шоу и развлекательная программа.

   - Вы выходите к гостям в зал, и скрашиваете их досуг, - объясняла Ника в гримерке за неделю до праздника.

   - Это мы умеем! - смеясь, ответили несколько девушек.

   А вот Аня напряглась, что не скрылось от подруг.

   - Не волнуйся, - успокоила ее Катя. - Мы тебя отмажем от этого.

   - Как? - сдавленным от испуга голосом, спросила Аня.

   - А это уже к Лизе, - переводя взгляд на Пахомову, сказала Катя.

   - В смысле? - не поняла Лиза.

   - Попроси Кота, - быстро сообразила Аня и умоляюще посмотрела на девушку.

   Лиза недовольно поджала губы, но кивнула. И Аня была благодарна девушке за помощь. Она знала, что отношения между этими двумя достаточно напряженные. И Аня и Катя видели, что Кот и Лиза не равнодушны друг к другу. Но одна слишком уперта и боится начинать отношения с таким ветреным и непостоянным человеком, как Максим. А второй не спешит добиваться расположения Лизы - ему хватает тех, кто без всяких усилий идет к нему в руки. Но при этом он упорно смотрит только на одну лишь Пахомову, постоянно появляется возле нее, раздражая девушку своей глупой и необоснованной ревностью.

   - Ходит все вокруг да около, - ворчала время от времени Лиза, - а предложить что-то серьезное боится! Но при этом считает, что я должна ждать, когда же он нагуляется и придет ко мне!

   Аня с Катей с трудом понимали всю эту ситуацию. В душу к Лизе они не лезли, а сама она лишь отделывалась общими фразами. Так уж у них повелось - пока ты не захочешь рассказать что-то сама - подруги не будет доставать тебя вопросами и строить пустые домыслы.

   И Аня не очень хотела толкать Лизу в сторону Максима, но она действительно не видела другого выхода. Просить кого-то еще бессмысленно, а делать, как все девушки вокруг - так легко относиться к своей работе - она еще не была готова.


   В тот же вечер, как Аня попросила ее об одолжении, Лиза пошла к Максиму. Она видела его во время выступления в зале и нашла в кабинете, который он обычно занимал, если работал в клубе.

   - Можно? - заглядывая в кабинет, спросила Лиза.

   Максим удивился приходу Лизы, но кивнул, с любопытством глядя на девушку, стоящую перед ним и теребящую пояс халата.

   - Эээ, - нерешительно начала Лиза, не глядя на парня, сидящего за столом и вольготно откинувшегося на спинку кресла, - у меня есть к тебе просьба.

   Кот удивленно вскинул бровь. Лиза всегда немного шугалась его, а тут вдруг сама пришла. Да еще и с просьбой.

   - Я хотела попросить за Аню. Не мог бы ты договориться, чтобы она не участвовала в новогодней вечеринке? Это немного не для нее, - бросив быстрый хмурый взгляд на парня, спросила Лиза.

   Максим понимал, что двигало Лизой. Он и сам сомневался, что Аня справиться с тем количеством людей вокруг себя. Зная ее натуру, он был уверен, что она просто впадет в панику.

   - Хорошо, - кивну Кот. - Я поговорю с Никой, чтобы она не напрягала Некрасову.

   - Спасибо, - выдохнула Лиза и повернулась, чтобы уйти.

   - Погоди, - остановил ее голос Макса, и она снова повернулась к нему лицом. - А за себя ты не хочешь попросить? - хмыкнул парень.

   - Нет. Я привыкла к подобной обстановке, - равнодушно пожала плечами Лиза.

   - То есть тебя устраивает, что весь вечер ты помимо танцев будешь еще и мужиков обслужить? - прошипел Кот, медленно вставая на ноги и опираясь ладонями о крышку стола.

   Он смотрел на Лизу зло и раздраженно. Впрочем, как всегда.

   - Я не буду никого обслуживать, - сквозь зубы, произнесла Лиза, гневно глядя на молодого мужчину. - Я буду просто развлекать.

   - А то ты не знаешь, чем заканчиваются эти развлечения!

   - Нет, не знаю! Потому как ни разу в них не участвовала, - фыркнула Лиза.

   Максим только недоверчиво прищурился. И это очень разозлило девушку. Если он такого мнения о ней, то какого черта он вообще ошивается возле нее уже полгода? Если думает, что она такая же как большинство здешних девиц, то почему раз за разом его взгляд обращается неизменно именно в ее сторону? Это противоречие в нем раздражало и бесило Лизу. И как бы сильно он ей ни нравился, а терпеть подобное отношение она не собиралась, потому и не подпускала его слишком близко. Все надеялась, что он перестанет смотреть на нее со смесью нежности, желания и отвращения.

   - А придется попробовать, - выходи из-за стола, сказал Максим, складывая руки на груди и опираясь бедрами о край стола.

   - В смысле?

   - Должна же ты отплатить чем-то за мою услугу, - равнодушно пожал плечами парень, глядя на нее насмешливо и в то же время злобно. - Поэтому отплатишь собой. Проведешь весь праздник со мной. А после него уедешь со мной же. Устраивает? - широко улыбаясь, спросил Кот, а в глазах по-прежнему холод и гнев.

   Вот только на кого: на себя, непроходимого идиота, который боится серьезных отношений, или на ту, которая знает это и высмеивает его страх?

   - Ублюдок! - прошипела Лиза. - Какая же ты скотина!

   - Так ты согласна? - продолжая фальшиво улыбаться во весь рот, уточнил Кот.

   Лиза могла смело отказаться. Но ведь она не могла так подставить подругу. И потом, что-то в душе ликовало. Было немного не по себе от этого. Но он ведь действительно нравился ей. Так может, стоит рискнуть и провести с ним хотя бы одну ночь? Возможно, после этого Макс пересмотри свое отношение к ней. А возможно и наоборот - станет еще хуже: он увериться в своем глупом заблуждении, что она такая же продажная как и большинство здесь.

   - Договорились, - выпалила Лиза, пока не передумала и быстро вышла из кабинета, не заметив очередной противоречивости в карих глазах.

   С одной стороны Макс был доволен тем, что получит, наконец, эту девушку. А с другой - злился на нее за то, что она согласилась, а не стала спорить. Будь на его месте другой, поступила бы она так же? Согласилась бы?

   Парень провел рукой по лицу и хмуро посмотрел на закрывшуюся за девушкой дверь. А потом сел за стол и продолжил работать с бумагами.


   В гримерке Лизу ждала взволнованная Аня.

   - Ну как?

   - Все в порядке. Он поговорит с Никой, - выдавив из себя улыбку и пряча злость, сказала Лиза.

   Личико Ани озарила такая довольная улыбка, что Лиза не смогла удержаться от такой же искренней в ответ. Стоило согласиться хотя бы ради этого счастья в глазах девочки. Лиза искренне полюбила Аню, как подругу, даже как младшую сестру, и готова была на многое, чтобы помочь ей и облегчить и без того нелегкую жизнь.

   Аня же радовалась тому, что для нее все остается по-прежнему. Она даже не подозревала, что сделала ради этого подруга. А даже если бы и знала, то наверно не отговаривала бы. При всей своей наивности и невинности, Аня понимала, что Лиза должна попробовать построить что-то с Максимом. А этот момент мог стать толчком.

   Но Аня не знала, потому и не задумалась о подобном.

   А поняла только тогда, когда во время праздника со сцены заметила красное платье Лизы в толпе людей перед сценой. И уже из-за кулис она выглянула и увидела, у кого на коленях сидела подруга.

   Сначала Ане стало стыдно за то, на что Лиза пошла из-за ее нелепого страха перед мужчинами. Но потом, разглядев на лице девушки лишь легкую хмурость, а не отвращение ко всему вокруг, успокоилась. Может, это действительно станет неким сильным толчком к тому, чтобы эти двое уже разобрались в своих отношениях раз и навсегда, и либо оставили друг друга в покое, либо смирились с недостатками и были вместе как пара.

   - Ну Лизка дает! - воскликнула Катя, залетая в гримерку поправить макияж.

   Тут кроме них двоих не было никого. Сюда приходили лишь, чтобы переодеться перед очередным танцем или подправить внешний вид. В остальное же время девушки развлекали гостей Рокотова.

   - Давно пора, - согласилась с ней Аня, хотя было немного неудобно от того, что подруга делает это не по собственному желанию.

   - Тебе тут не скучно? Может, хотя бы в бар выйдешь? Выпьешь чего-нибудь.

   Аня только отрицательно покачала головой в ответ.

   - Ну как знаешь. Не скучай, - послав подруге воздушный поцелуй, Катя выбежала из комнаты, оставляя Аню в одиночестве.

   А девушка радовалась тишине. Сегодня был очень суматошный день. Девушки с самого утра были здесь, готовясь к вечеру, поэтому гомон стоял невообразимый. Большая часть танцовщиц были в веселом предвкушении вечера. Они открыто обсуждали своих клиентов и планы на ночь.

   Аня слушала все это вполуха, потому как уже привыкла к таким откровенным разговорам. Девушки без всякого стеснения обсуждали мужчин, их кошельки и достоинства, как любовников. Для Ани подобные темы были дикостью, но она уже привыкла не обращать на них внимания. Каждый живет, как хочет.

   Вот и сейчас две вошедшие пару минут назад девушки открыто обсуждали своих сегодняшних кавалеров.

   - Повезло все-таки Таньке, - отнюдь не с сожаление к себе, а с откровенной завистью, сказала одна из них. - Ухватила Султанова и сидит довольная, млеет рядом с ним.

   Аня услышала знакомую фамилию и почему-то навострила слух. Все время, что девушка работает в клубе танцовщицей, она слышит на устах товарок это имя. Султанов Руслан. Молодой, красивый и невероятно притягательный для здешних дам. К собственному удивлению, Аня еще ни разу не видела этого мужчину сама. Знала лишь по приблизительному описанию. Да и как бы ей его увидеть: в зал она не выходит, приваты не танцует, даже не смотрит со сцены вниз, когда выступает. И постепенно в девушке все-таки проснулось любопытство - взглянуть бы хоть раз на этого мужчину. Неужели он действительно такой весь из себя, что по нему сходит с ума половина здешних работниц?

   Сама Аня, хоть убей, не понимала, чем может привлекать женщин такой человек, как этот Султанов. Да, он богат, красив. Но все вокруг знают, что он будущий хозяин города, что он связан с торговлей оружием, подделками и многими подобными делами. Все в курсе, как опасен и непредсказуем этот мужчина. И что стоит держаться подальше от таких. Может, их притягивает опасность? Вероятно.

   И неожиданно для себя Аня решилась посмотреть в зал при следующем выступлении, чтобы хоть мельком взглянуть на этого загадочного мужчину. Вряд ли она, конечно, сможет его разглядеть, но стоит попытаться.

   Вот только зря она это сделала. Никого похожего по описанию на Султанова она не увидела. Зато прекрасно рассмотрела, с каким животным возбуждением мужчины смотрят на то, как она танцует у пилона. Стало так противно, что девушка с трудом закончила танец и пулей вылетела со сцены.

   В гримерке она села за свой столик и попыталась отрешиться от того, что увидела. Ей было так противно от себя самой, что тело начало мелко дрожать. Все-таки не было того чувства женского могущества, что описывали девушки, когда смотришь на то, как сильно тебя хотят. У Ани это вызвало лишь отвращение. К себе. Ведь это она причина этих горячих, липких взглядов. Ее тело облапывают глазами каждый вечер. Хотелось встать под душ и смыть с себя все это ощущение грязности.


  - Кто это танцует? - спросил молодой мужчина у сидящей рядом девушки.

   Девушка перевела взгляд на сцену и тут же злобно сощурилась.

   - Да так, ничего особенного, - положив ладошку на плечо Султанова, ответила Татьяна.

   - Я не спрашивал твоего мнения о ней, - холодно взглянув на нее, ледяным голосом произнес Руслан. - Я спросил кто это.

   Он чеканил каждое слово, давая понять, что красавица не угодила ему.

   - Некрасова, - сумела выдавить из себя Татьяна, чуть испугавшись взгляда серых глаз. - Аня. Новенькая. Работает тут всего пару месяцев.

   - Сколько она стоит?

   - Что?! - подавилась вопросом Таня.

   Этот мужчина проводит вечер с ней, а спрашивает, сколько стоит другая?!

   Это так сильно разозлило Таню, но показать этого, она не смела - себе дороже.

   - Она не занимается этим, - презрительно сказала девушка, будто Аня не делала чего-то хорошего, а ни не занималась проституцией, как многие в "Маске".

   Больше мужчина не спрашивал о девушке, и Татьяна успокоилась, затаив злость на Аню до другого случая. Сейчас же она хотела сосредоточиться на Руслане.


   После большого праздника Рокотов закрыл клуб на несколько дней, давай всем отдохнуть. Все это время Аня провела либо отдыхая, либо занимаясь предстоящими экзаменами, и лишь раз выбралась из квартиры навестить бабу Таню. Соседки бегали по магазинам, гуляли и развлекались, как могли в свои редкие выходные. Не было лишь Лизы. Она как ушла после праздника с Котом, так и не появлялась последние три дня. Только позвонила первого числа и до не приличия довольным тоном сказала, что с ней все нормально и чтобы они не беспокоились. Аня с Катей похихикали над подругой и пожелали счастья.

   Но выходные закончились очень быстро и наступили трудовые будни. В зимние каникулы клуб был переполнен людьми и работы было очень много. Несколько девушек подхватили грипп и слегли по домам. Поэтому остальным приходилось работать и за них. Выступлений стало на несколько танцев за вечер больше у каждой из девушек, что очень их выматывало. А потому они были злыми и раздраженными. И естественно, что срывали они свою злость на козле отпущения - Ане. Катя помогала девушке отбиваться от нападок девиц, но по большей части Аня просто не обращала на все это внимания.

   В один из таких моментов в гримерку зашла Вероника. Она обвела пышущих жаром девушек недовольным взглядом и прищурилась. Женщина уже так устала от вечных склок своих работниц, что не знала, что еще предпринять. Она сама была женщиной и знала их натуру, поэтому давно перестала разговаривать на эту тему - бесполезно. В основном старалась наказывать вычетами из зарплаты. Но иногда даже это не останавливало темпераментных красавиц. А сегодня, после напряженных дней работы, ее терпению пришел конец, и она действовала крайне жестко, по мнению девушек.

   - Так, - решительно начала Ник, гневно переводя взгляд с одного личика на другое. - Рокотов ужинает в малом зале с новыми партнерами. Со мной идут Пахомова, Маркова и... - Ника обвела взглядом комнату, - Некрасова.

   - Куда? - тут же насторожилась Аня.

   - Все как обычно, - тут же поторопилась успокоить Катя девушку. - Только людей меньше. Просто не смотри.

   Аня только и смогла, что кивнуть головой. Она еще ни разу не танцевала так близко к публике, как это было на подобных ужинах в малом зале. Но выбора нет - Ника ясно высказала свое предпочтение и уже ушла. Только вот она не поняла, что таким образом накалила ситуацию в женском коллективе еще больше. Все знали, что новым партнером Рокотова был Султанов - ожившая мечта дам. И снова Аня в эпицентре событий.

   Сама девушка постаралась принять эту ситуацию, как возможность избежать назревающего скандала, зная, что потом он все равно будет. Но сейчас не было ни сил, ни желания спорить и отбиваться от нападок других танцовщиц. Поэтому она быстро вышла из гримерки вместе с подругами. Уже на подходе к малому залу, к Ане вернулась нервозность.

   - Успокойся. Обычно на таких ужинах, на нас почти никто не смотрит - они обсуждают свои дела. Мы так - для фона, - немного успокоила Лиза подругу.

   Аня благодарно улыбнулась Пахомовой и чуть успокоилась. Ведь она по-прежнему может просто не смотреть на людей.

   Малый зал был раза в три меньше главного. Здесь сцена была ниже и не было танцпола. Только несколько больших круглых столов с белыми скатертями, за одним из которых и сидели мужчины. Они не обратили на вошедших девушек никакого внимания, продолжая обсуждать свои дела. Ну, разве что Кот не удержался и весело и ободряюще подмигнул смущенной Ане и жадно окинул взглядом довольную Лизу. Та послала ему воздушный поцелуй в ответ. Парень остался доволен и отвел от них взгляд, возвращаясь к разговору.

   - Котик не будет ревновать, что ты танцуешь здесь? - прошипела хитро Маркова Лизе на ухо, улыбаясь при этом Ане.

   - У нас условие: он ни слова не говорит о моей работе, а я думаю над его предложением переехать к нему.

   - Вот это да! - восторженно прошипела Катя. - И ты молчала?

   - И ты еще думаешь? - так же удивленно в один голос с ней, воскликнула Аня.

   Это перешептывание немного отвлекало ее от мужчин за спиной.

   Лиза показала подругам украдкой язык и довольно улыбнулась, выходя на сцену.

   Здесь, так же как и в главном зале было три пилона, поэтому девушки танцевали вместе. Они не ставили какую-то программу, просто каждая двигалась под музыку, как умела. По совету девушек, Аня не смотрела в сторону стола с десятком мужчин за ним и от этого чувствовала себя вполне уверенной и раскрепощенной. Она танцевала для себя, не более того. Только что-то все равно тревожило ее, доставляя дискомфорт. Она не решалась посмотреть в сторону стола, догадываясь, что причина именно там. Боялась увидеть очередной сальный взгляд и снова испугаться. А ведь ей танцевать еще пару часов.

   Но не удержалась. Девушка помнила, что кто-то из присутствующих мужчин и есть легендарный Султанов. И любопытство победило. Она быстро-быстро скользнула взглядом по столу и неожиданно наткнулась на пристальный, равнодушный взгляд серых глаз на красивом лице, который, как оказалось, и не давал ей покоя. Девушка невольно сглотнула, понимая, что это и есть Руслан, потому как никого другого подходящего возраста за столом не было, ну кроме Макса.

   Аня отвела взгляд и с приятным удивлением задумалась о том, почему этот мужчина оказался исключением и не смотрел на нее так, как она помнила, делали все остальные в тот единственный раз, что она осмелилась взглянуть в зал во время танца.

   Первая, и самая глупая, мысль была о том, что Султанов гей. Но девушка тут же осекла себя: какой гей, когда она каждый день слышит рассказы о его похождениях?! Так может этот мужчина счастливое исключение? Может именно поэтому он обращает на себя такое пристальное внимание окружающих его женщин? Думать над этим можно было долго и нудно. Но Аня просто выбросила это из головы. Тем не менее, не переставала ощущать на себе его взгляд - который, как оказалось, и не давал покоя с самого начала. А потому она время от времени позволяла себе отвечать на него. Мельком и не пристально. Но сколько бы раз она не смотрела на Султанова, его ответный взор всегда, неизменно, был прикован к ней.

   Вот тут-то девушка и почувствовала впервые притягательность своего тела и танца. Именно такой взгляд можно было расценивать как власть над мужчиной. Не пошлый и полный низменного желания, а такой - пристальный и цепкий, загадочный и неотводимый. Полный интереса не сексуального характера, а самого банального - узнать кто она такая.

   Аня не заметила, как ее губы растянулись в едва заметной легкой и почти счастливой улыбке. А танец стал еще мягче и нежнее.


   Зато этот изгиб пухлых, бледно-розовых губ заметил Руслан. И не мог не любоваться этим намеком на улыбку. Он не знал, чем привлекла его эта девушка. Еще в тот первый раз, в новогоднюю ночь, она завладела его вниманием на все время своего волшебного танца. Никогда прежде он не замечал за собой такого интереса к женщине. Он был равнодушен к их красоте, потому как привык. Не велся на их уловки и зажимки, потому что не видел в них искренности. Но эта девушка была особенной. Даже ее танец не был пошлым и соблазняющим, призванным завлечь и пасть к своим ногам. Нет, он был притягателен своей мягкостью, нежностью и чистотой, как бы странно это ни звучало. Ее тело было совершенным, грациозным и манящим. Но никак не вульгарным. В меру небольшая грудь, тонкая талия, не стянутая корсетом, едва округлые бедра, стройные длинные ножки. Она была очень юна. Это было видно, если присмотреться. И эта юность так же привлекала к ней. Сразу понимаешь, что она не прожженная жизнью и развратом стерва. То, как она опускает глаза, волнительно прикусывает губу и краснеет - это видно даже под маской - все это заставляло сконцентрировать все свое внимание только на ней. Что Руслан и сделал. Он даже из разговора выпал, глядя на сцену, где извивались под музыку тела.


   На протяжении всего вечера Аня ощущала на себе взгляд серых глаза. А время от времени глядя на мужчину в ответ, девушка подробно рассмотрела его.

   Он сидел напротив Максима и был на полголовы выше парня, из чего девушка сделала вывод, что ростом он очень высок. Стой он рядом, ей пришлось бы задирать голову вверх даже на каблуках. И по ширине он был раза в два больше. Поджарый и спортивный. На нем был деловой строгий костюм стального цвета, под стать ледяным глазам, который очень ему шел. Темные волосы, почти черные, густые и едва вьющиеся у шеи. Стильная стрижка. Пухлые губы и легкая двухдневная щетина по краю подбородка, скул и вокруг губ. Прямой нос и брови вразлет. На вид ему было чуть меньше тридцати - может двадцать восемь или девять лет.

   Руслан был очень красив. Но красота была мужской, без женственных черт и повадок. Время от времени он закуривал сигарету или подносил к губам бокал с напитком. И каждый его жест, поворот головы или затяжка были полны мужественности и уверенности в себе. Он чувствовал себя королем здесь. Был уверен в себе как никто другой. И при этом не был грубым мужланом.


   После того, как ужин закончился, и гости ушли, Вероника пришла за девушками и отпустила их домой.

   - Хватит на сегодня с вас танцев,- улыбнулась она благодарным уставшим работницам.

   В гримерке девушек, как и ожидалось, встретили злыми и завистливыми взглядами. Подруги, не обращая внимания на остальных, переоделись и пошли на выход. На улице Лизу перехватил Макс и увез с собой. Аня с Катей пожелали им спокойно ночи, хитро улыбаясь, и сели в такси.

   - Ух, как же я устала! - протянула со стоном Маркова, разваливаясь на своей кровати. - Давно я столько не танцевала.

   - Угу, - только и промычала Аня, следуя примеру Кати.

   - И как тебе Султанов? - спросила через пару минут девушка Аню.

   - Никак, - пожала плечами Аня. - Да, красивый, привлекательный. Но не вижу с чего такой дикий переполох в наших рядах, - честно ответила девушка.

   - Просто ты еще слишком мала, чтобы понять, - засмеялась Катя.

   - Так объясни, - хмыкнула Аня.

   - Ну, Султанов тот мужчина, ради которого женщины готовы пойти если не на все, то на многое.

   - Что в нем есть кроме красоты и денег? - задала закономерный вопрос не понимающая рассуждений подруги Аня.

   - Забей, - со смехом посоветовала Катя Ане.

   Девушка только пожала плечами.

   - А знаешь, во мне Султанов вызывает не только интерес, как привлекательный мужчина, - вслух рассуждала Катя. - Я его боюсь.

   - Боишься? - удивленно посмотрела на подругу Аня.

   - У него глаза такие холодные. По ним не видно о чем он думает, чего хочет. Страшно смотреть в них и видеть пустоту, - Катя даже поежилась от собственных слов. - Редко встречаешь людей, которых нельзя прочитать по лицу.

   Аня задумалась над словами подруги. Да, возможно она права. Страшно смотреть человеку в глаза и видеть в них похоть, злость, ярость или ненависть. Но еще страшнее не видеть ничего и гадать, чего ждать от такого человека. Девушка сама вздрогнула от этого понимания. И тут же постаралась выкинуть эти неприятные мысли из головы.


   После того, как Аня с подругами танцевали на вечере Рокотова с партнерами, на них окрысились буквально все. А Лизе доставалось еще и по поводу отношений с Максимом.

   - Что, рассчитываешь таким образом долг сократить? - насмешливо спрашивала Олеся Пахомову.

   Лиза злилась и едко отвечала, но Аня видела, что ей очень обидно. И из-за этой скрытой обиды у них с Котом начались скандалы. Они ссорились прямо в клубе. Лиза не могла объяснить ему своего поведения - она стала его избегать и отказывалась переехать. Парень злился от того, что не понимает поведения раздражительной девушки. Просил ее рассказать, в чем дело и объяснить причины. Но Лиза просто разворачивалась и уходила.

   О причинах Кот узнал совершенно случайно. Услышала, как в курилке танцовщицы обсуждали его и Лизу. Смеялись над ней и издевались. Максима это дико разозлило. И в первую очередь он злился на Лизу - за то, что молчит и позволяет такое в свой и их адрес.

   В тот же вечер Кот как ошпаренный влетел в гримерку, остановился перед столиком ничего не понимающей Пахомовой, поставил перед ней раскрытую коробочку с кольцом и спросил:

   - Выйдешь за меня?

   Лиза во все глаза смотрела на парня, шокированная и донельзя удивленная. Она никогда не думала, что их отношения дойдут до такого серьезного шала. Тем более так быстро.

   Вокруг стояла мертвая тишина. Все ждали решения девушки. А Лиза просто сидела и смотрела снизу вверх на парня.

   - Соглашайся, - прошипела ей на ухо Катя, но услышала вся гримерка.

   Максим только хмыкнул и подмигнул Марковой.

   - Ладно, - нерешительно и робко ответила Лиза.

   Максим довольно усмехнулся и надел на палец девушки колечко. Лиза посмотрела на свою руку, а когда подняла взгляд на Кота, в глазах блестели слезы. И счастье. Парень хмыкнул, горячо и быстро поцеловал ее и вышел их гримерки.

   Тут же кругом запылал разговор, а Лиза все смотрела на кольцо и улыбалась. Подруги переглянулись и поздравили девушку с помолвкой. Они были безумно рады за нее.

   А еще через полчаса, снова пришел Кот и увел с собой Лизу. На следующий день, девушка пришла домой и стала собирать вещи под бдительным взглядом Кота.

   - Я переезжаю жить к нему, - сказала Лиза, когда Макс вышел ответить на звонок.

   - Да мы уже поняли, - хмыкнула в ответ Катя, помогая ей укладывать вещи.

   - А еще он выплатил мой долг.

   - А почему ты так грустно говоришь об этом? - спросила Аня.

   - Потому что чувствую себя теперь обязанной ему.

   - Ты была бы обязана согласиться на его предложение, если бы он заплатил за тебя до того, как позвал замуж. Но все наоборот. Считай это свадебным подарком.

   - Вот и он так сказал, - вздохнула Лиза.

   - Так в чем проблема? - удивилась Катя.

   - Я боюсь, - выдаивал из себя невеста, садясь на кровать.

   - Чего? - спросила Аня, усаживаясь рядом и беря девушку за руку.

   - Поверить, что все так хорошо.

   - А ты думай о том, что хуже, чем раньше, уже быть не может. Так что если ничего не получиться, то все будет более или менее в норме, - странным образом ободрила девушка Катя.

   - Ну, спасибо, - с сарказмом хмыкнула Лиза.

   - Все будет хорошо, - уверенно улыбаясь ей, сказала Аня.

   - Определенно все будет хорошо, - раздался с порога уверенный и недовольный голос Кота.

   Он смотрел на невесту с легким укором, отчего Лиза немного смутилась. Он подошел к ней, сел на корточки и взял ее ладошки в свои руки. Поцеловал каждую и нежно посмотрел на Лизу. Впервые Аня видела такой взгляд у этого парня. Он всегда прятал свои эмоции за холодом и равнодушием. А Лиза заставляла его открываться. Так что это, если не любовь?

   Несмело невеста улыбнулась в ответ, получив в ответ от Кота счастливую улыбку.

   - Готова? - многозначительно спросил Максим.

   - Да как сказать, - вздохнула Лиза, но решительно поднялась на ноги.

   Девушки проводили подругу, а вернувшись к себе... расплакались. Они искренне желали ей счастья, и по белому завидовали немного. Лизе очень повезло. Редко кто выбирается таким образом из того дерьма, где все они находились.


   После того, как Лиза приняла предложение Кота и ушла из клуба, это стало самой обсуждаемой темой. Многие злорадствовали и насмехались над наивностью Лизы, думая, что Макс наиграется и бросит ее. Катя с Аней просто не обращали на это внимания. Но поскольку это было самой главной темой разговоров и девушки успокоились по поводу того вечера, когда подруги танцевали на ужине, они не возражали.

   Но длилось это недолго. Ровно до того момента, как девушки заметили, что вездесущий Султанов приходит в клуб каждый вечер, чего раньше не случалось никогда. И все обратили внимание, что он остается здесь до тех пор, пока Аня не станцует. Потом он уходил.

   Аню не радовали постоянные косые и злые взгляды девушек. И она боялась того, что может значить такое пристальное внимание мужчины к ее персоне. Сначала, она подозревала, что это просто случайность и не верила злым домыслам товарок. Но две недели подряд... - это не могло не доказать обратного. Тем более что девушка рискнула посмотреть в зал во время танца и тут же наткнулась на внимательный пристальный взгляд серых глаз, которые были у самой сцены. И этот взгляд не мог не подтвердить, что он приходит сюда только для того, чтобы посмотреть на нее, Аню.

   И если раньше девушка считала такой взгляд - равнодушный и ничего не значащий - хорошим знаком, то сейчас стала этого бояться. Те слова Кати о его глазах только добавляли ей испуга. Ведь действительно страшно не знать, что он хочет и о чем думает, когда смотрит на тебя. И каждый вечер, тайком ловя этот взгляд со сцены, Аня практически мечтал увидеть там хоть что-то, пусть даже это будет желание или страсть, которые были ей отвратительны. Но лучше уж они, чем ничего вообще.

   Чем больше проходило времени, тем чаще и резче Аня подвергалась нападкам со стороны конкуренток за внимание мужчины. И Аня рада бы убедить их в том, что не претендует на Руслана, только кто ее послушает - все говорит об обратном.

   - Держись, пожалуйста, от Султанова подальше, - посоветовала ей однажды Лиза, когда пришла в гости к подругам. - Макс мне про него такого наговорил, что самой страшно стало.

   - И ты туда же! - разозлилась на подругу Аня.

   - Она не давала никакого повода, - хмуро сказала Катя в поддержку Ани.

   - Может тебе перерыв взять в работе? Отпуск? - спросила Лиза. - Я могу поговорить с Максимом.

   - Боюсь даже предположить, что тебе придется дать взамен, если за один только новогодний вечер тебе пришлось провести с ним все выходные, - смеясь, сменила Аня тему разговора.

   - Как минимум двойню, - хихикнула Катя.

   - Да ну вас, - фыркнула Лиза, но все равно улыбнулась. - А за тот раз, я тебе еще и спасибо должна сказать. Кто знает, сколько бы еще ходили вокруг да около.

   Аня только улыбнулась.

   - А может Лиза права? - снова навела на больную тему Маркова. - Отдохнешь недельку?

   - Я подумаю, - сказала в ответ Аня.

   Но долго думать не пришлось. В тот же день девушка пошла навещать Татьяну Игоревну. И к своему ужасу застала там скорую помощь и взволнованную Тамару.

   - Что случилось? - с ужасом глядя на бледнее обычного, бабу Таню, воскликнула Аня.

   - Сердце прихватило, - так же взволнованно ответила Тома, заламывая руки.

   К облегчению девушки и соседки, госпитализация не понадобилась. Но следовало приобрести уйму дорогостоящих лекарств. Врач выписала длинный рецепт и оставила его на столе. После того, как Тамара ушла, а баба Таня уснула, Аня пошла в аптеку. Ее поразило, сколько стоит все лечение, назначенное врачами. С собой у девушки не было денег даже на одну пластину таблеток, не говоря уже об ампулах с лекарством для уколов. А по общим подсчетам не хватит даже тех денег, что девушка откладывала на всякий случай.

   Но она была решительно настроена обеспечить старушке лечение. Поэтому ни о каком отпуске не шло и речи. И уже сегодня девушка снова выходила на сцену под пристальным взглядом серых глаз.

   А после танца в гримерку вошла Ника и сказала, что Султанов хочет от нее приват. Аня уже решительно готова была покачать головой, как делала всегда. Но тут же перед глазами всплыла сумма денег, необходимая на лечение.

   - Деньги будут сразу? - спросила Аня, бесконечно удивляя всех вокруг.

   Все давно привыкли, что она не танцует стриптиз.

   - Да, - чуть растерянно ответила Вероника.

   - Я согласна, - решительно выпалила девушка, боясь передумать.

   Ника качнула головой и вышла из гримерки. Катя в удивлении смотрела на подругу. Мало того, что она согласилась на приват, так еще и перед кем!

   - Ты уверена? - поджав губы, спросила Катя.

   - Да, мне нужны эти деньги.

   Подруга только головой кивнула, зная ситуации Ани. Через пятнадцать минут девушка выходила из гримерки под злобное шипение и взгляды остальных. Но сейчас ей было больше всего плевать на то, что о ней буду говорить. Ситуация требовала от нее именно этого.

   Аня с некоторой дрожью шла по коридору до приват-комнаты. Ее волновали сразу две вещи. Первой был непосредственно сам танец. Она еще ни разу не танцевала приват и не раздевалась перед мужчиной. Второй волнительной мыслью было то, перед кем именно она будет танцевать. Страх перед этим мужчиной никуда не делся, стал только больше. Не зря же он раньше просто смотрел издалека, а сейчас захотел поближе.

   Уже перед самой дверью легкая дрожь переросла в панику.

   "Что я делаю?! Почему согласилась!?"

   Она уже собралась развернуться и уйти, но тут же подумала о том, что пара таких танцев - и у нее есть деньги на лекарства для Татьяны Игоревны. Купить их со своей зарплаты, вернее ее остатков, она все равно не сможет. Даже если перестанет покупать еду! А так у нее появиться возможность уже в ближайшее время обеспечить старушке должное лечение. Поддерживая себя именно этой мыслью, а не сомнениями в правильности происходящего, Аня нажала на ручку двери.

   В комнате был приглушен свет. Очень ярко освещался только пилон в центре. Аня тут же поняла, что так будет намного легче сконцентрироваться на самом танце, а не на ситуации. Тем более что на лице по-прежнему маска. И она может, как всегда, представить себе, что есть только она и музыка. Что нет зрителей, откровенных раздевающих взглядом и похотливых улыбок. Что не сидит на диване, откинувшись на спинку и провожая ее взглядом серых глаз, самый красивый и пугающий мужчина, которого она когда-либо видела.

   Для себя Аня решила, что этот танец будет попыткой избавиться от мерзкого чувства страха, что преследовало ее по жизни. Если она переборет это чувство конкретно к этому мужчине, то с остальным справиться в любом случае.

   Поэтому сделав глубокий, незаметный вдох, Аня спокойно подошла к музыкальному центру и включила музыку. Она подошла к пилону и закрыла глаза, начиная двигаться под плавную мелодию. Ее движения были выверены, спокойны и уверены, полны грации и соблазна - все как надо. Но все это было до тех пор, пока она не вспомнила о том, что пора бы начать раздеваться. Очень-очень медленно девушка потянула за молнию на платье, все так же продолжая держать глаза закрытыми, чтобы случайно не увидеть реакции на это в глазах мужчины. Она утешала себя тем, что на ней по-прежнему оставалось белье. Но когда пришла пора двигаться в его сторону, ей все же пришлось открыть их. Тем не менее, она старательно пыталась не смотреть конкретно в его глаза. Она смотрела ему за спину, на широкие плечи и грудь, но не в лицо. Боялась, что просто впадет в панику, стоит увидеть его взгляд. А ведь еще придется снять верх комплекта...

   Аня медленно стала наклоняться над мужчиной, потираясь грудью о его колени. Ее глаза были на уровне его шеи, и она видела, как бьется пульс под загорелой кожей. Продолжая танцевать над его телом, она провела ладошкой по его груди, потом животу и уже двумя руками по бедрам и ногам, заставляя его раздвинуть их, чтобы встать на колени между ними. Держась ладонями за его ноги, девушка взмахнула волосами и выгнула спину, предоставляя его взору свое тело. Она буквально чувствовала, как его взгляд скользит по ней. И не удержалась - перевела взгляд на его лицо.

   Она не знала, зачем сделала это. Может в попытке увидеть в них то, что видела обычно? Может, чтобы узнать, что он не пялиться на ее грудь, а смотрит только на лицо? И смотрит как раньше - спокойно и равнодушно?

   Она ошиблась.

   Он смотрел на ее грудь, прежде чем перевести взгляд на лицо. И глаза его горели, не меньше чем у остальных, желанием и похотью.


   Руслан видел, как девушка вздрогнула, когда посмотрела ему в глаза. Видел, как прикусила пухлую губку, и почувствовал, как задрожали ее руки на его коленях. Но и сдерживать себя более он не мог. Он знал, что последует подобная реакция на его горячий взгляд, но сдерживать этот огонь он больше не мог. И будь на ее месте другая, он бы не показал того, что чувствует и чего хочет. Да и не было бы того, что чувствует и хочет сейчас. Но это была она, Аня, девочка, которая заводила его буквально с пол-оборота. А теперь, она стоит перед ним на коленях, такая близкая и почти обнаженная. И это было выше его обычной сдержанности в отношении нее. Он и так слишком долго смотрел на нее издалека, чтобы не пугать. Но и его терпение было не безграничным.

   Буквально через пару мгновений Аня взяла себя в руки, но он видел, что она все равно напугана, как бы ни пыталась скрыть это. Ее взгляд под маской бегал из стороны в сторону, лишь бы не смотреть на него. И его это разозлило, даже взбесило.

   Руслан резко выставил руку и схватил Аню за подбородок, заставляя повернуться в его сторону. А пальцами другой развязал ленту на маске и отбросил ее в сторону, желая, наконец, рассмотреть ее личико.

   Девушка испуганно тихо ахнула, но тут же прикусила губу, опуская взгляд. Она замерла перед ним, казалось, что даже дышать перестала.

   - Смотри на меня, - тихо, но резко приказал Руслан. - Я хочу, чтобы ты смотрела мне в глаза.

   Девушке потребовалась целая минута, чтобы перевести, наконец, свой взгляд безумно красивых зеленых глаз на него. Она смотрела испуганно и в ожидании дальнейшего шага. А он рассматривал ее пристально и внимательно.

   Она была очень красива. Красива и юна. Ей вряд ли было больше восемнадцати. Совсем ребенок. Но даже это не ослабило того желания, что он испытывал к ней с первого взгляда. А этот взгляд - умоляющий отпустить, напуганный и сверкающий - стал тем, что завело его еще больше. Этот взгляд давал над ней такую власть, которую каждый мужчина хочет иметь.

   И он сорвался. Просто сорвался, стоило ей оказаться так близко и при этом просто посмотреть ему в глаза. В мгновение секунды он резко подался вперед и впился в ее губы жадным поцелуем. Одной рукой он продолжал удерживать ее за подбородок, а другую запустил в ее роскошные волосы, сжимая их в кулак, чтобы чувствовать ее совсем близко.


   Аня впала в ступор. Так сильно и властно он прильнул к ее губам, что она даже испугаться не успела. Просто широко распахнула глаза и замерла на месте от удивления и шока. Вот в эту секунду, самую первую, когда он коснулся ее, не было ни страха, ни паники, ни чего-либо подобного. Она по-прежнему упиралась ладонями ему в колени, запрокинув голову к его лицу, как того требовали его руки. Даже дышать перестала. Но стоило его языку коснуться ее губ, как дыхание восстановилось, сразу же став прерывистым и трепетным. Она сама не поняла, как и зачем, но чуть приоткрыла губы. И этого ему было достаточно, чтобы углубить поцелуй, сделав его не только неожиданным, но и дико откровенным и эротичным.

   Аня не знала, что с ней происходит и почему. Все тело дрожало, и она подозревала, что не только от страха. Она боялась, она испугалась, и она не хотела, чтобы он останавливался. Все было настолько новым и ярким, что хотелось продлить это как можно дольше. Ведь это ее первый поцелуй. И сразу столько эмоций, до ужаса противоречивых.


   Господи, она была именно такой сладкой, как он и представлял себе! Руслан с такой яростью впивался в ее ротик, что поражался сам себе. Он не мог насытиться ее вкусом и нежностью. Он знал, что действует грубо и слишком резко, но по-другому не мог. Мужчина чувствовал, как сильно впились ему в ноги ее ноготки, чувствовал, как она сдается ему в этом поцелуе, как, не то, что бы расслабляется, но дает себя попробовать. Ее запах, ее близость и влажный рот буквально свели его с ума. Он уже не понимал, где находиться. Было важным лишь ощущать ее рядом, быть в ней всеми возможными способами.


   Аня не поняла, как оказалась сидящей на нем верхом. Но вот она, обхватывает ногами его бедра, пока одна его рука продолжает удерживать ее голову, а другая уже скользит вниз по шее, ключицам и останавливается над ее грудью. Ей трудно дышать от напора его поцелуя, а горячая ладонь опускается все ниже. Она не знает зачем, но знает что так нужно, и упирается ладошками ему в грудь. Но не делает попытки оттолкнуть. Она не чувствует страха, лишь смятение и невероятные ощущения во всем теле, особенно там, где он касается ее.

   Она не может сдержать стона то ли удовольствия, то ли удивления, когда его ладонь крепко сжимает одно из полушарий ее груди. Он глотает ее стон и стонет в ответ. Он уже так долго не ощущал чего-то подобного - дикого и первобытного, что почти забыл каково это, вот так.


   Руслан понимает, что слишком торопиться, что слишком напорист и резок. Он понимает, что буквально поедает ее рот, что слишком сильно сжимает грудь, но остановиться не может. Эта девочка - его безумие. Рядом с ней он полностью теряет контроль. Поэтому уже в следующее мгновение она оказывается под ним, тесно прижатая его телом к прохладной коже дивана.

   И этот холодок вмиг приводит девушку в себя. А еще ощущение его твердой плоти между ног, что так настойчиво прижимается к ней. В одну секунду вернулись страх и оцепенение. Аня замерла на месте, широко распахивая глаза и в ужасе гладя на его красивое лицо так близко. Слишком близко.

   Руслан в ту же секунду понял, что что-то не так. Девушка под ним из податливой превратилась в камень. Он оторвался от ее губ и взглянул в глаза, полные страха и ужаса, в глаза, на которых наворачивались слезы отчаяния.

   - Твою мать! - прорычал Руслан и резко вскочил на ноги.

   Он бросил на Аню последний, раздраженный и неудовлетворенный взгляд и, бросив на пол пачку денег, вылетел из комнаты.


   Аня еще несколько минут пыталась прийти в себя. Слезы текли не переставая. Она не поняла, чего испугалась так сильно. Просто в одно мгновение ее накрыл ужас всей ситуации. Она почувствовала себя настолько грязной и отвратительной, что слезы потекли с новой силой. И уже через минуту ее сотрясали рыдания. Она свернулась калачиком на диване и ревела в голос. А когда немного успокоилась и села, ее взгляд упал на деньги на полу. Было дикое желание подобрать их и разорвать на кусочки. Но они были ей необходимы. Поэтому, глотая слезы отвращения к самой себе, она подняла все купюры и забрала с собой.


   Руслан хмуро смотрел в стену и никак не мог сосредоточиться на работе. На столе перед ним лежала кипа бумаг, требующая его внимания, а он никак не мог взяться за нее. Уже третий день он не может выбросить из головы Аню. Он до мельчайших подробностей помнил их поцелуй, ее тело в своих руках, волосы в кулаке и то, что последовало за этим - ужас в ее глазах.

   Он не знал, в чем было дело, что ее так напугало, и почему она вообще его боялась. Да, он знал, что не является тем, кто с первого взгляда располагает к себе. Но что могла знать о нем Аня, что так сильно его боится? Или это подсознательно? Уж лучше так...

   Руслан догадывался, что она элементарно испугалась близости. Но, черт возьми, она работает в ночном клубе, танцовщицей и стриптизершей! Ее априори не должен пугать близко находящийся мужчина! И тут такой ступор в его руках. Да, он был настойчив, но не настойчивость же так напугала ее? Тогда что?

   Все это непонимание раздражало Руслана и заставляло слишком много думать о ней. Решив, что проще всего не гадать, а прямо спросить, он взял в руку телефон и набрал номер Кота.

   - Есть минутка?

   - Да, - несколько удивленно ответила Макс.

   - Подъезжай, поговорить надо.

   Закончив разговор, Руслан все-таки уткнулся носом в дела, чтобы отвлечься до приезда парня.

   Через час Кот уже был у Руслана в кабинете.

   - В чем дело? Какие-то проблемы? - тут же перешел к делу Максим.

   - Нет. Расскажи мне подробно об Ане.

   Макс удивленно посмотрел на Султанова.

   - Ты серьезно? И ты за этим позвал меня в другой конец города? А по телефону не судьба? - возмущенно пробурчал Максим, поймав в ответ хмурый взгляд Руслана. - И с чего вдруг она опять тебя заинтересовала?

   - Не твое дело, - пробурчал мужчина себе под нос, вызвав на лице Макса хитрую усмешку.

   - Понравилась? - улыбаясь во все тридцать два, спросил парень Султанова.

   - Кончай скалиться. Рассказывай.

   Максим только хмыкнул в ответ.

   - Некрасова отрабатывает в клубе долг. Сперва работала на кухне, только пару месяцев как стала танцевать. Девочка тихая, скромная, я бы даже сказал забитая. Полная противоположность большинства наших девиц. В зал не выходит, приваты не танцует - ты был исключением, - хмыкнул Кот, - клиентов не снимает.

   - Долг большой?

   Макс назвал сумму.

   - Где она так вляпаться успела? - удивился Руслан.

   - А это не она, - пожал плечами Кот и рассказал подробную историю того, как Аня оказалась в клубе. - В общем, попала девочка, куда не следовало, - сделал вывод Макс.

   - Ясно,- задумчиво произнес Султанов.

   Теперь понятна вся эта постоянная смущенность, отвод глаз и трепет рядом с ним. Ясно, почему она так отличается от тех, кого он раньше видел в "Маске". Большинство девочек клуба далеко не так невинны, как Аня. Потому она и привлекла его внимание. И потому так испугалась вчера - не привыкла еще за пару месяцев к подобному поведению клиентов. А уж если действительно впервые танцевала приват - то и подавно.


  - Некрасова, тебе приглашение на приват, - сказала Ника, заходя на следующий день в гримерку после выступления Ани.

   При слове "приват", Аня даже поморщилась.

   - Сейчас приду, - ответила девушка.

   Вероника кивнула и вышла.

   - Уверена? - с сомнением спросила сидящая рядом Катя, озабоченно глядя на Аню.

   Подруга вчера в слезах пришла после своего первого стриптиза, сжимая в кулаке деньги. А сев за стол, отбросила их от себя, глядя на купюры со злостью и отвращением. Катя тогда вывела девушку в туалет, где Аня рассказала о том, что случилось. А сейчас, на следующий день, уже снова соглашается на танец перед мужчиной.

   - Да, мне нужны деньги, - решительно уверила Аня, скорее себя, чем подругу.

   Катя только кивнула, по-прежнему с тревогой глядя на Аню.

   - Что, Некрасова, осмелела после Султанова? - хмыкнула одна из девочек рядом. - Понравилось?

   - Не твое дело, - рыкнула в ответ Аня, поправляя макияж на лице и думая о том, как бы пережить еще пару танцев, набрать нужную сумму и снова смело отказываться от этой мерзости.

   Немного успокаивало то, что в этот раз за дверью будет стоять охранник, чтобы какой-нибудь ретивый клиент не обидел девушку. Об этом Олега попросила Катя, волнуясь за подругу. Хотя и понимала, что если Аню опять пригласит Султанов, никакая охрана не решиться ему помешать взять то, что он хочет. Но в этом Маркова надеялась на благоразумие Ани - девушка теперь вряд ли согласиться танцевать именно перед этим мужчиной.


   Сегодня Руслан снова пришел в клуб и сел за свой обычный столик перед сценой. Его взгляд снова был равнодушен, когда он смотрел, как танцует Аня, хотя внутри все закипало при воспоминании о том, какими сладкими были ее губы и каким податливым может быть ее тело.

   Руслан не знал, что собирается делать: уйти из "Маски" или пойти к ней. Но зачем? Что он хотел? Продолжить начатое? Определенно хотел. Но вот пугать девушку не желал. А одно без другого, как он предполагал, невозможно.

   Султанов уже встал из-за столика после танца Ани и повернулся к двери, когда заметил, что один из клиентов также поднялся со своего места подходит к Веронике, о чем-то говорит ей. Девушка кивнула и пошла в сторону двери за сценой, а мужчина остался на месте. Руслан догадывался, в чем дело, и ему это не нравилось. Он нахмурился и двинулся в его сторону. Но не успел дойти, потому как вернулась Ника и повела мужчину за собой. Они вместе зашли в дверь, которая вела к комнатам для вип-клиентов, желающих посмотреть стриптиз.

   Руслан не стал догонять пару, а пошел к двери, что вела за сцену. За ней стоял охранник, но хватило одного взгляда, чтобы тот не мешал ему пройти дальше. Он остановился недалеко от гримерки, в ожидании - оправдаются его подозрения или нет.


   Аня уже заканчивала с подготовкой к танцу, когда в гримерку вошла Лиза. Девушка время от времени забегала сюда проведать подруг и поболтать пару минут, прежде чем за ней приходил Кот и забирал домой. А вообще девушки по большей части встречались со счастливой невестой у себя на квартире.

   - Привет, - радостно улыбаясь, поприветствовала Катю и Аню Лиза. - Чего такие хмурые?

   Катя поджала губы и стрельнула обеспокоенным взглядом на Аню, которая переодевалась за ширмой. Пока она меняла платье, Маркова рассказала Лизе о вчерашнем происшествии и о том, куда Аня собирается сейчас.

   - Так может ей денег дать, которых не хватает?

   - Ты думаешь одна такая умная? - невесело хмыкнула в ответ Катя. - Я предлагала. Но ты же знаешь Аню.

   Лиза только недовольно вздохнула и поджала губы. Да, предлагать Анне деньги было бесполезно.

   - Аня, может... - начала Лиза.

   - Нет, - решительно покачала головой девушка и пошла на выход.

   - Упрямая коза,- проворчали подруги в один голос и грустно улыбнулись друг другу.

   Аня вышла из гримерки в узкий коридорчик и повернула на право, но тут же уткнулась носом в чью-то грудь. Она по запаху узнала, кто перед ней, даже голову не пришлось поднимать. Девушка крепко стиснула кулачки, чтобы не вздрогнуть и не показать в очередной раз своего страха.

   - Далеко направляешься? - раздался над головой недовольный голос Руслана.

   - Работать, - ответила Аня, решаясь, наконец, поднять голову и посмотреть страху в глаза.

   Сейчас, не танцуя перед этим мужчиной и не раздеваясь, она чувствовала себя более уверенно. Но все равно поежилась от пронзительного взгляда серых глаз на красивом лице, который недовольно окинул ее с ног до головы. Как девушка и предполагала, ей пришлось задирать голову очень высоко, чтобы смотреть ему в глаза. А от этого она чувствовала себя не очень удобно, как физически, так и эмоционально. Он подавлял ее одним своим ростом и шириной плеч. Поэтому она предпочла отвернуться.

   - Разрешите пройти? - спросила Аня, глядя в сторону.

   - А если нет? - вкрадчиво спросил мужчина, заставляя ее вскинуть на него тревожный взгляд.

   - Мне нужно работать, а вы мне мешаете, - стараясь сдержать дрожь в голосе, ответила девушка.

   Руслан поморщился от ее слов. Это ее "вы" заставляло его чувствовать себя стариком рядом с ней.

   - Осмелела? - хмыкнул мужчина, не давая ей пройти и с любопытством ожидая ее дальнейших действий.

   Он прислонился плечом к стене и сложил руки на груди, не отрывая от девушки чуть насмешливого взгляда.

   Аня покраснела под этим взглядом. Но решительно подняла голову.

   - Да, опыт уже есть, - прищурилась девушка.

   Она по-прежнему боялась этого мужчину и с трудом сдерживала себя, чтобы не убежать подальше от его пронзительного взора.

   - Понравилось? - продолжал издеваться Руслан над девушкой.

   Его раздражали ее попытки храбриться. Он предпочел бы покорность. Но в какой-то степени ему это нравилось: она боится, но не лебезит.

   - Хочешь повторить?

   - Да, - еще более решительно заявила Аня. - Только не с вами.

   Она не понимала, откуда в ней эта глупая смелость и догадывалась, что до добра это не доведет. Но так она хотя бы не чувствовала себя безмолвным кроликом перед удавом - может он и съест ее, но пусть хотя бы подавиться.

   А вот это уже разозлило Руслана не на шутку. Только не показал он своей злости, чтобы не испугать ее. Но черт, от одной мысли, что она будет проделывать то же самое, что делала вчера с ним, перед кем-то другим, доводила его до белого каления. Он хотел эту девочку только для себя. А ведь вчера он даже не дал ей закончить танец. А сегодня она обнажиться до конца перед кем-то другим?

   - Не хочу тебя разочаровывать, но раздеваться ты будешь только передо мной, - спокойно и медленно произнес мужчина.

   Он специально выбрал эту формулировку, чтобы насладиться румянцем на щеках девушки. Ему нравилось ее смущение - это было лишним напоминанием того, что она собой представляет - чистая и невинная девочка.

   Аня стушевалась от этой фразы и не сразу сообразила, что он имеет в виду всего лишь приватный танец.

   - С какой стати? - возмутилась Аня.

   Вот только ее возмущение было слишком дрожащим и неуверенным. Она боялась, и он это знал.

   В этот момент дверь гримерки открылась и в коридор вышла Лиза. Она сразу же оценила ситуацию и встала рядом с Аней.

   - Что-то случилось? - спросила брюнетка, переводя обеспокоенный взгляд с девушки на мужчину перед ней.

   Никто из них двоих не успел ответить - появилось еще одно действующее лицо. Максим. Он тоже быстро оценил ситуацию. Вот только не знал, что делать. Хотелось и Аню защитить, и Султанову не насолить.

   - Лиза, пойдем, - решительно уводя за собой девушку, сказал Кот, решив, что Руслан не обидит Аню.

   Лиза даже не успела возмутиться, как он вывел ее из коридора. Аня лишь бросила тоскливый взгляд в сторону ушедшей парочки. Она не винила Кота за то, что тот не стал вмешиваться. Она снова перевела взгляд на Султанова. Он по-прежнему не двигался с места, не давая ей пройти. Прочитать что-то по его лицу было невозможно.

   - Сколько тебе заплатить, чтобы ты танцевала только для меня?

   Вопрос удивил Аню безмерно. И разозлил. Она ясно видела, что этот мужчина пытается сделать - навязать ей свои условия. А еще считает, что ее можно купить. Возможно, такое впечатление складывалось - оба прекрасно знаю, что из себя представляют большинство девушек ее профессии. Но продаваться конкретно этому мужчине Аня не собиралась.

   - Я буду танцевать исключительно для вас только в том случае, если вы не будете ко мне прикасаться, и я не буду раздеваться, - выпалила Аня, рассчитывая на то, что ему не понравятся условия и сам факт того, что она смеет их ставить.

   - Договорились, - неожиданно для нее, ответил мужчина.

   Аня не скрывая удивления, смотрела на него. Она была вполне готова к тому, что последует какое-то ответное условие. Но он молчал.

   - И никакого подвоха? - спросила Аня, все еще не веря в это.

   - Никакого.

   Руслан не знал, зачем идет ей на уступки, но почему-то не жалел об этом. Пусть с большой сцены на нее смотрят все, но танцевать отдельно она будет только для него. Красавица смотрела на него с сомнением, но все же согласно кивнула.

   В этот момент в коридор зашла Вероника, чтобы поторопить задержавшуюся девушку. Она даже не успела открыть рот, как Руслан все доходчиво ей объяснил.

   - С этого дня Аня танцует только для меня.

   Ника перевела взгляд на девушку, дождавшись кивка. Вопросительно вскинула бровь, но ждать ответа не стала и ушла. Она давно поняла, что рано или поздно, даже самая невинная овечка опускается до уровня остальных. По ее мнению, Аня еще даже неплохо продержалась. И волновалась лишь о том, как новость воспримут ее конкурентки за внимание Султанова. Явно неадекватно, а это скандалы и проблемы на ее, Вероники, голову.


   Руслан сдержал свое обещание. Во время танца он не сделал в сторону Ани ни одного лишнего движения. Стойко терпел ее прикосновения, хотя и чесались руки. И все же поставил одно условие - она танцует без маски.

   А Аня радовалась тому, что так легко отделалась. Она почти ничего не теряла. Разве что только спокойствие, когда смотрела, каким взглядом Руслан следит за каждым ее движением. Не было в его взгляде похоти или чего-то такого же отталкивающего по силе. Но та властность в его глазах, с которой он смотрел на нее, пугала не меньше. В такие минуты ей казалось, что она рабыня на коленях перед своим хозяином. Но уже после трех танцев для него, она перестала заострять на этом свое внимание.

   Обстановка во взаимоотношениях Ани с коллективом, после того, как все узнали, что она фаворитка Султанова, накалилась до предела. И хоть Руслан приходил не каждый день и даже не каждую неделю, доставалось девушке регулярно. Казалось, что всем вокруг не так уж и важно, что сама девушка не в восторге от своего положения. И радовалась, что осталась всего пара танцев для этого мужчины и она может помахать ему ручкой - нужные лекарства для Татьяны Игоревны почти все уже есть.

   Каждое утро после того, как она отрабатывала свои деньги перед Султановым, она шла в аптеку, а потом к бабе Тане, тщательно пряча чеки на лекарства. Старушка была безмерно благодарна девушке за внимание и заботу. А сама Аня радовалась тому, что в ее жизни появилась Татьяна Игоревна - самый близкий ей человек после Кати и Лизы. Но у Лизы уже почти семья, а Катя все чаще стала задумываться над тем, чтобы сменить работу. В "Маске" ее не держали ни долги, ни превосходные условия. Да, ей нравилось танцевать. Но ведь можно попробовать и что-то другое. Ане было грустно при мысли, что Катя съедет с квартиры, оставив ее одну. Но она желала ей всего самого хорошего, а потому гнала от себя эти эгоистичные мысли.


   Сегодня Аня танцевала предпоследний танец для Руслана. Правда, он еще об этом не знал. Как всегда после мужчина отдал ей деньги и сразу же ушел. Аня не совсем понимала, почему он каждый раз так быстро уходил. Она думала, что он будет делать попытки сблизиться с ней или что-то в этом роде. Нет, она не была разочарована, просто гадала, в чем подвох.

   Ей было невдомек, что Руслан просто бежит от нее и от самого себя. Ему безумно хотелось схватить ее и прижать к себе, целовать пухлые губы и родинку над ними. Хотелось снова ощутить под собой ее стройное маленькое тело. А чтобы не напугать ее раньше времени он просто торопливо уходил, пока мог. Он хотел усыпить ее бдительность, чтобы она расслабилась, не шугалась и не смотрела на него с подозрением. Ему было трудно, но он справлялся. При этом поражаясь собственной выдержке. Никогда прежде он не добивался ни одну женщину так долго и кропотливо. Но никто еще и не бегал от него с таким упорством. А это заводило и интриговало. При этом он прекрасно понимал, что девушка не играет, таким образом, пытаясь его приманить своей недоступностью. Нет, она на самом деле такая - недоступная и боязливая.

   По пути в гримерку Аня мысленно проверяла, верны ли ее подсчеты, и следующий танец станет последним. Да, было именно так. И это заставило ее улыбнуться широко и счастливо.

   - Довольна? - неожиданно раздался шипящий голос сзади.

   Аня удивленно и испуганно повернулась и наткнулась на Татьяну, тоже танцовщицу. За спиной девушки стояли Таисия и Женя. Все трое злятся и сверкают дикими глазами.

   - Что надо? - не слишком вежливо ответила Аня, поворачиваясь и намереваясь снова идти дальше по коридору.

   Но и с этой стороны стояли еще двое - Юля и Олеся. Слишком поздно девушка поняла, что она в ловушке.

   Удары посыпались один за одним. Ее были кулаками, ладонями и пинали ногами. По лицу, груди и животу. Уже через две минуты Аня лежала на полу, глотая кровь и заглушая крики кулачком. Болело и кровоточило все тело, но останавливаться они не собирались. А еще через пару минут Аня перестала чувствовать свое тело и потеряла сознание.


   Приходила в себя Аня медленно и болезненно. Ее разбудили встревоженные и сердитые голоса. Среди них она различила испуганные Катин и Лизин. Так же рядом был злющий Кот и обороняющаяся от нападок Ника.

   Голова болела жутко, и глаза не открывались, но Аня прекрасно слышала суть спора. Подруги твердили, что необходимо вызвать скорую и показать ее врачу. Ника утверждала, что сюда вызывать скорую нельзя - Аня несовершеннолетняя и не может работать в таком месте как "Макса", а по этому поводу будут вопросы, которые не нужны никому. Кот был согласен с этим утверждением, вызывая недовольство невесты. Но при этом распекал Нику за то, что она не досмотрела за своим "курятником".

   Аня выдала себя тихим стоном и кое-как раскрыла напухшие глаза. Над ней с тревогой на лицах и слезами в глазах склонились Катя и Лиза. Обе боялись прикоснуться к ней, чтобы не сделать больно.

   - Так, я сейчас привезу своего врача, и он ее осмотрит, - решительно заявил Кот, направляясь к двери.

   - Дмитрий Борисович... - начала Вероника.

   - ...ничего не узнает. И проблем у него не будет, - перебил ее Максим, с тревогой глядя на Аню, лежащую на диване у него в кабинете.

   Он поймал благодарный взгляд невесты и вышел из комнаты.

   - Что случилось? - спросила Катя, глотая слезы.

   - А то ты не знаешь, - проворчала Лиза, утирая свои. - Ты помнишь, кто это сделал?

   Аня помнила, но говорить не собиралась. Ей работать здесь еще очень долго. Поэтому едва заметно отрицательно качнула головой. Девушки, судя по упрекающим взглядам, ей не поверили. Но промолчали.

   Через час приехал Кот с врачом. Мужчина констатировал несколько сильных ушибов и сотрясение мозга. Порекомендовал госпитализацию, но после нескольких поджатых губ выписал лекарства и назначения, подробно объяснив Кате, которая собралась выхаживать Аню дома, что и как делать. После этого доктор ушел, а Кот сделал попытку поднять Аню на руки, чтобы отнести в машину, а потом отвести домой. Благодаря тому, что врач сделал обезболивающий укол, девушке стало легче, но все равно было очень больно. Все тело ныло и тянуло. Она громко застонала, но все же кивнула на вопросительный взгляд парня. Мужчина как можно осторожней поднял ее на руки, девушки завернули Аню в одеяло и двинулись к выходу.

   Всю дорогу домой Аня радовалась тому, что у Макса большая машина, в которой почти не чувствовалась дорога. Иначе она стонала бы без перерыва. Пару раз девушка теряла сознание, но ее тут же приводили в себя, боясь, что что-то не так. Врач предупредил, что она обязательно должна уснуть, а не потерять сознание, иначе это могло грозить комой.

   Дома подруги выпроводили Максима и помогли Ане принять прохладную ванну, чтобы смыть кровь. При этом девушки постоянно плакали, потому как, смывая потеки с тела Ани, они открывали своим глазам ужасающие синяки и ссадины по всему ее телу. Потом они с удобством устроили Аню на двух совмещенных кроватях, и пошли на кухню.

   - Узнаю, кто это сделал - придушу собственными руками, - рычала сквозь слезы Катя.

  - Долго гадать не придется. Максим обещал узнать, кто это, - делала то же самое Лиза. - Завтра же их выгонят из клуба.

   Катя только кивнула. Они обе прекрасно понимали, что сама Аня никогда не скажет, кто это сделал, боясь последствий. Зато, если эти последствия просто устранить, то все будет замечательно. И больше никто не посмеет обижать девочку.


   Аня проспала почти два дня. А когда проснулась, чувствовала себя еще хуже. Болело все тело, и спасалась девушка только уколами, что делала ей Катя. Питалась девушка только бульонами, а с кровати вставала лишь для того, чтобы сходить в туалет, с помощью все той же Кати. В комнату к девушке никто не заходил. Как потом узнала Аня, это Кот напугал всех девиц, когда выгнал из клуба тех, кто устроил ее избиение. Аня не хотела ничего подобного, но все же была благодарна за такую заботу - теперь вряд ли кто-то решиться сказать ей хоть слово против. Все-таки хорошо, когда твоя подруга выходит замуж за Кота, второго человека в месте, где ты работаешь.

   Когда голова у девушки перестала кружиться при каждом шаге, она отправила Катю из дома, дав ей адрес бабы Тани и деньги на лекарства.

   - Купи все необходимое ей, а на остальное оплати мои таблетки, - сказала Аня подруге.

   Почти все деньги Ани ушли на лекарства старушке. Но и сама девушка не осталась без средств помощи здоровью. Катя заплатила из своих денег, выбросив по пути домой чек. Ане же сказала, что во все уложилась. Девушка посмотрела на нее с большим сомнением, но промолчала, недовольно поджав губы.

   После того, как Аня немного пришла в себя, сразу же отказалась от няньки. Катя скрепя сердцем отправилась на работу. Аня даже вздохнула свободно - приятно, конечно, когда за тобой ухаживают. Но при этом ты чувствуешь себя младенцем, что не очень приятно. Но не успела девушка порадоваться одиночеству, как пришла Лиза.

  Аня разгадала заговор подруг, но спорить не стала. Так и проходило время: днем с ней была Катя, а вечера скрашивала Лиза, иногда вместе с Максом.


   Руслан не был в клубе больше недели. И уже безумно соскучился по Ане. Никогда прежде он не думал, что дойдет до такого. Но он уже давно перестал удивляться собственным ощущениям и желаниям рядом с этой девочкой. Она была другой, значит вполне нормально, что и он чувствует себя рядом с ней по-другому. В чем-то это ему нравилось, но по большей части раздражало - он никогда не был привязан ни к одной женщине так сильно. Даже к матери в свое время. А тут какая-то куколка, которая уже сниться ему ночами. Черт, да под ним шлюха стонет, а он представляет на ее месте Аню и думает о том, как это будет с ней! Он не думал о том, что если это будет, только представлял себе как. Потому что давно знает, что рано или поздно эта девочка будет его. Пусть она пока боится его, все равно окажется там, где он хочет - в его постели, под его телом.

   А сегодня вечером он планировал просто насладиться ее танцем. Ему нравилось, как она двигается, нравилось следить, как извивается ее тело вокруг шеста. Нравилось ловить момент, когда она смотри на него своими зеленными глазами, прикусывая при этом губку. Нравился вызов в ее взгляде, робкий и заводящий. Она сама не понимала, что бросая его, делает лишь хуже себе самой. И явно рассчитывала на то, что рано или поздно ему надоест терпеть ее закидоны, что только подчеркивало ее наивность. Она бы наверняка удивилась, узнай, что так только сильней заводит его азарт.

   Руслан подошел к бару и заказал себе виски. Увидев в толпе Нику, он направился к ней, чтобы она привела к нему Аню. Но как только девушка увидела направляющегося в ее сторону Султанова, тут же растворилась в толпе. Мужчина с непониманием посмотрел в ту сторону, где только что стояла молодая женщина. Это она сейчас от него убежала или ему показалось?

   Он нахмурился от этой мысли и пошел в толпу, намереваясь найти-таки Нику. Он поймал ее у бара, откуда она снова пыталась убежать.

   - Стоять, - хватая ее чуть выше локтя, протянул Руслан. - В чем дело? Ты от меня бегаешь?

   - Эээ...

   Руслан с непониманием смотрел на замявшуюся женщину. Обычно она была бойкой и расторопной - работы обязывала. А тут дар речи потеряла.

   - Где Аня? - тут же спросил Султанов, чувствуя подвох именно здесь.

   Не дай бог, если эта девчонка сбежала от него! Достанет из-под земли и прикует к кровати без лишних вопросов!

   - Дома, - слишком поспешно на взгляд молодого мужчины выпалила Ника.

   - Она заболела? - нахмурился Руслан.

   - Да.

   Мужчина видел, что она врет. Или не договаривает.

   - А если я поеду и проверю? - вкрадчиво и грозно спросил Руслан.

   Ника сглотнула, подтвердив подозрения Султанова.

   - В чем дело? - с расстановкой произнес мужчина.

   - Кое-что случилось и в ближайшую пару недель Аня танцевать не будет, - продолжая увиливать, ответила Вероника.

   Руслан отпустил руку девушки, которую сжимал уж слишком сильно, судя по тому, как Ника поморщилась и потерла то место. Потом он развернулся и ушел - бесполезно продолжать разговор, девушка так и будет увиливать. Проще всего поехать и самому узнать, в чем дело.

   Уже в машине Руслан набрал Максима и спросил адрес квартиры, где жила девочка.

   - Аня на больничном, не стоит тебе туда ехать, - попытался его остановить и Кот.

   - Адрес,- с напором произнес мужчина сквозь зубы - ему уже надоело, что его водят за нос.

   Макс вздохнул и продиктовал требуемое Султановым.

   - Тебе не понравиться то, что ты увидишь, - предупредил Кот.

   - Я уже понял.

   Только гадал, что же такого случилось, что девочку так прячут и паникуют при ее упоминании. Уже через полчаса Руслан звонил в дверь квартиры. Судя по времени, Аня должна быть одна - все девочки еще на работе. Но она была не одна. Дверь открыла та брюнетка, что в последний раз пыталась защитить, как ей самой казалось, от него Аню. Невеста Кота, насколько он знал. В ее взгляде мужчина увидел и удивление, и испуг, и намек на панику. Но она тут же постаралась взять себя в руки и закрыла собой проход.

   - Что тебе нужно? - спросила девушка, складывая руки на груди.

   - Я бы сказал, что мне нужно, да боюсь, ты не потянешь, - не смог не съязвить Руслан, но тут же посерьезнел. - Где Аня?

   - Спит.

   - Я взгляну?

   - Не стоит, - уперлась ему в грудь дрожащей ладошкой Лиза.

   Руслан прищурился и легко сдвинул с пути хрупкую брюнетку. Лиза попыталась что-то сказать, но не решилась разбудить спящую Аню. Ей по-прежнему требовались силы на восстановление, и она с трудом уговорила девушку лечь пораньше.

   Одну за другой мужчина открывал двери, пока не увидел в темноте силуэт на кровати. Он тихо подошел к ней и включил настольную лампу на тумбочке. То, что предстало его взгляду, было далеким от того, что себе представлял мужчина.

   Все лицо Ани было покрыто синяками в разной степени схожести и царапинами. Губа разбита, а ладошка, которой она подпирала щеку во сне, распухшая. Он осторожно стянул с девушки одеяло и оглядел все ее тело. Та же ситуация, что и с лицом, если не хуже. Все тело Ани, не скрытое пижамой, было желто-черно-сине-зеленого цвета из-за покрывавших его синяков. Так же много царапин и порезов. Все это уже подзажило, из чего можно было сделать вывод, что прошло чуть больше пары дней с того момента, как ее избили.

   Руслан знал, как выглядят следы избиения, поэтому не сомневался что это именно оно. Не авария, ни падение. Жестокое избиение.

   Он так же осторожно укрыл ее снова и вышел из комнаты, на пороге которой стояла взволнованная Лиза.

   - Кости целы? - сквозь зубы спросил мужчина.

   - Да, - глухо ответила девушка, закрывая дверь в спальню. - Сотрясение и множественные ушибы.

   Руслан покрепче стиснул зубы, чтобы прямо тут не взорваться от ярости, что кипела в нем. Ему невыносимо было думать о том, что чувствовала тогда и что чувствует сейчас Аня. Руки сжимались в кулаки от желания сделать все то же самое с теми, кто сотворил с ней подобное. И он сделает. Обязательно. Как только узнает...

   - Кто? - почти прорычал мужчина, напугав своим дико холодным и яростным голосом Лизу.

   - Это ты виноват! - выпалила злобно брюнетка, удивив его без меры. - Из-за тебя ее избили! Прямо после того, как она станцевала для тебя в последний раз! А знаешь за что? За то, что ты обратил на нее внимание! Поэтому она сейчас такая! Из-за того, что ты выбрал ее, а не кого-то еще! Ее - слабую и беззащитную!

   Руслан холодно посмотрел на шипящую девушку. Еще сильней стиснул зубы и вышел из квартиры, не сказав ни слова в ответ.

   Что ж, в чем-то девушка права, пришлось согласиться Руслану, когда он садился в машину. Аня действительно слабая и не в состоянии отвечать под стать окружающим. Потому и оказалась в этом положении. Но она не беззащитная. Теперь нет.

   Султанов резко вырулил со двора и поехал в "Маску". Там он пошел прямо в кабинет Рокотова, проигнорировав Кота, пытавшегося с ним поговорить. Руслан влетел в кабинет мужчины без стука, следом за ним - Макс.

   - В чем дело? - встал из-за стола Дмитрий Борисович, нахмурившись.

   - Сколько она еще должна?

   Пожилой мужчина с не пониманием посмотрел на двоих влетевших к нему в кабинет молодых людей.

   - Кто?

   - Некрасова, - уточнил Кот, хмуро глядя на взбешенного Султанова.

   Ну, чего-то подобного стоило ожидать от такого как он - собственника. И Аня уже давно стала его собственностью. Все вокруг это понимали, кроме нее самой. Но ей так лучше. Было. До поры до времени.

   Рокотов назвал сумму, не до конца понимая происходящее. Да, он был в курсе, что новенькая стала последним увлечением Султанова. Но он не думал, что таким серьезным, раз Руслан готов выложить за нее эти деньги. Понятно, что для них это была копеечная сумма. Но для самой девушки, да и многих других, это были большие деньги. Значит, тут все серьезней, чем он предполагал.

   Руслан вытащил из кармана деньги и бросил их на стол со словами "я забираю девочку". Потом развернулся и ушел.

   - Объясни в чем дело, - потребовал Дмитрий Борисович у подчиненного.

   Кот коротко объяснил ситуацию.

   - Почему сразу не сказал? - разозлился мужчина. - Он же теперь весь клуб разнесет!

   - Не разнесет. Найдет девиц и все дела. Нас это уже не касается - я их убрал отсюда. А не сказал из-за Ники.

   Рокотов нахмурился при упоминании директора. Эта женщина в последнее время слишком легкомысленно относиться к своей работе. Допускать подобное она не имеет права.

   - Позови ее, - недовольно приказал мужчина Коту.

   Парень поджал губы и вышел. Да, Нике влетит. Но с другой стороны она заслужила. Как он и говорил ей - сама виновата, что довела до такого.


   После того, как Руслан вышел из клуба, он снова сел в машину и поехал к Ане домой. Он намеревался прямо сейчас забрать девушку к себе. Но тут же подумал о том, что она сейчас спит, а отдых ей необходим. И пугать ее среди ночи своим появление и требованием ехать с ним, тоже не жаждал. Потому решил потерпеть до завтрашнего дня. По дороге домой, он позвонил Коту и попросил завтра с утра привезти к нему документы девушки, которые в качестве залога были у Рокотова.


   Утром, не успела Аня проснуться, как в дверь позвонили. Кроме нее все спали, поэтому девушка сама похромала открывать дверь. И в шоке застыла, увидев на пороге квартиры Султанова. Тот осмотрел ее с ног до головы, не выглядя, как ожидала Аня, удивленным. Только злым и недовольным.

   - Хорошо спала? - спросил мужчина.

   - Не очень, - растерянно, а потому честно ответила Аня.

   Спросонья она не сразу поняла, как и зачем оказался здесь этот мужчина. Только через минуту до нее дошло, что он узнал о случившемся. Не то, что бы девушка собиралась прятаться от него. Просто знала, что он будет зол и разгневан. Она давно поняла, что этот мужчина питает к ней усиленный интерес. Поэтому вполне логично, что будет озабочен ее непоявлением на рабочем месте. И от этого невольно разливалось тепло по всему телу - она не безразлична кому-то кроме подруг. И пусть она до сих пор побаивается его и не знает чего ожидать, ей не все равно.

   - Собирай вещи, мы уезжаем, - сказал Руслан, сдвигая ее бережно в сторону от двери, чтобы пройти в квартиру.

   За его спиной стоял еще один мужчина, в темном костюме и очках на глазах. Его девушка видела впервые, но сразу поняла, что это, скорее всего, охранник.

   - Куда? - растерянно спросила Аня первое, что пришло в голову, переводя взгляд на Руслана.

   - Ко мне. Я выплатил твой долг, - сразу пояснил мужчина, чтобы было поменьше вопросов. - Теперь ты будешь отрабатывать его мне.

   - И каким же образом?!- разгневанно прошептала Аня, сложив руки на груди и глядя на него почти без привычного уже страха.

   Ей просто надоело, что все распоряжаются ее жизнью на свое усмотрение, не спрашивая ее мнения. Какое они все имеют право командовать ею? Она что, рабыня? Почему каждый считает своим долгом указывать, что и как ей делать?

   - Я еще не решил, - хмыкнул мужчина, глядя на злую девушку с насмешкой.

   Почему-то ее злость всегда заставляла его веселиться. Когда Аня была недовольна, ее глаза блестели, а пухлые губки поджимались. Плюс - она смотрелась весьма комично при этом, учитывая ее рост и состояние здоровья. И если в прошлый раз она имела небольшое преимущество в виде высоких каблуков, то сейчас была босиком и едва доставала макушкой ему до подбородка. Что никак не мешало ей смотреть на мужчину свысока. И при этом в глазах по-прежнему был страх и неуверенность в себе и своих силах.

   - А если я просто отдам вам деньги?

   - У тебя есть такая сумма?

   - Я заработаю, - сквозь зубы выдавила Аня.

   - В "Маске"? Хочешь вернуться туда?

   - А если хочу!? - задиристо фыркнула девушка.

   - Теперь я решаю, как ты будешь отрабатывать деньги, которые я заплатил за тебя, - непреклонно заявил Руслан.

   Его начинало раздражать ее упрямство. Да, ситуация не совсем обычная, но ведь он не предлагает ей ничего постыдней того, что она уже делала. Пока что. И это глупое и бесполезное упорство девушки не даст ей ничего. О чем он не преминул сказать ей прямо сейчас.

   - Собирайся, - закончил он высказывать свои доводы, доведя Аню до слез и жгучей обиды.

   - Но я не могу... так просто... - растерялась Аня под его недовольным взглядом и градом высказанных причин, почему она должна делать то, что ей велят.

   Ей, как всегда не оставили выбора, решив все за нее. Она уже так устала от этого, но разве она могла что-то изменить? Нет, как и всегда. Ей иногда казалось, что вся ее жизнь будет такой: ей скажут - она сделает.

   Опустив, наконец, глаза, не в силах и дальше выдерживать взгляд ледяных глаз мужчины, Аня поплелась к себе в комнату. Глотая слезы, девушка тихо собирала свои вещи, чтобы не разбудить Катю. После долгой ночи, подруга спала как убитая. И все что Аня оставила ей - это письмо, где коротко объяснила суть своего исчезновения.

   За этим занятием ее и нашел Руслан, вошедший в спальню. Он легко подхватил ее полупустую сумку и пошел на выход. В прихожей отдал сумку своему спутнику, помог Ане надеть куртку и повел ее за собой.

   - Идти можешь? - с сомнением спросил мужчина, глядя, как хромает и морщится Аня.

   - Да, - тихо ответила девушка.

   Но как только лифт остановился на первом этаже, Руслан подхватил девушку на руки. Аня только испуганно вздрогнула, но тут же автоматически обвила руками его шею. Она была такой маленькой и легкой, что Руслан почти не чувствовал ее веса, пока нес к машине. Он усадил ее на заднее сиденье и сел рядом. Впереди сидел водитель и охранник с ее сумкой в руках.

   Аня отодвинулась от Султанова как можно дальше, что заставило его недовольно нахмуриться, и смотрела, как за окном пролетают улицы. Ей было страшно и грустно. Первое было уже привычным чувством, как бы сильно она не пыталась избавиться от него. Она боялась того, что ее ожидает, не знала чего ожидать.

   - Давайте определимся, - набравшись смелости, начала Аня.

   Руслан высказал свое удивление только чуть насмешливым взглядом и вскинутой темной бровью.

   - Чего вы от меня хотите?

   - Для начала, - сморщился мужчина, - чтобы ты прекратила мне "выкать".

   Аня поджала губы, но перефразировала вопрос.

   - Чего... ты от меня хочешь?

   - Уже лучше, - хмыкнул Рус. - А насчет того, что я хочу - боюсь, ответ тебе не понравится.

   Аня догадывалась, что услышит нечто подобное, но не смогла сдержать испуганного сглатывания комка в горле.

   - Но можем начать с малого. Будешь помогать моей домохозяйке и уборщице. Устраивает?

   - А что потом? - тихо спросила Аня. - Когда я выплачу долг?

   - Не торопись. До этого еще далеко, - едва заметно, холодно улыбнулся Султанов.

   Аня поняла, что дальше лучше не спрашивать. Для собственного же спокойствия.

   - Почему я? - все же не удержалась от давно мучившего ее вопроса Аня, снова повернувшись к окну.

   - Потому что ты, - только и ответил мужчина, глядя на ее четкий профиль.


   Через сорок минут машина выехала за пределы города, а еще через пятнадцать въехала в элитный коттеджный поселок. На въезде пост охраны, пропустивший машину Султанова без единого вопроса и проверки документов. По обеим сторонам широких улиц огромные дома и особняки, от двух- до четырехэтажных, с огромными прилегающими садами и парками. Вся эта красота была скрыта массивными заборами и охранной почти у каждого дома.

   На все это Аня смотрела с тоской и грустью. Вряд ли она теперь когда-нибудь сможет выйти отсюда. Ей просто не дадут этого сделать. Она прекрасно знала, что не везет ее Султанов к себе, чтобы дом убирать. И пусть он не хотел ее пугать с порога, она и сама прекрасно знала, что ее ждет. Боялась, чувствовала себя игрушкой и не знала, как прятать слезы. Клетка. Ее везут в клетку. Пусть и золотую, как бы банально это ни звучало.

   Мужчина смотрел, как она плачет, и впервые не знал, что сделать или сказать. Никогда еще женщины не рыдали от отчаяния, въезжая в подобное место. Наоборот - стремились сюда попасть всеми силами. А Аня плачет. Заставляя при этом его, Руслана, чувствовать себя последней скотиной. Поэтому он перестал думать об этом, чтобы не вызвать в себе то, что всегда всплывало в присутствии этой девочки - жалость, сожаление или сочувствие.

   - Пойдем, - сказал Руслан, когда машина въехала в гараж, где стояли еще три не менее шикарные машины, чем та, на которой они приехали. - Я тебе все покажу.

   Дом был трехэтажный, просторный и светлый. Все стильно и дорого. Комнаты обставлены со вкусом, что не мешало быть им не уютными.

   По мере продвижения в дом, Руслан рассказывал, что где находиться. На первом этаже были две гостиных, бар, кухня, столовая и кабинет Султанова. В подвале был спортзал, бассейн и тир, наличие которого весьма удивило девушку. На втором большая библиотека, его спальня и еще три свободных. На третьем было еще две спальни для гостей, остальную часть занимали комнаты прислуги. Здесь работали кухарка, домработница и садовник. Первая жила здесь постоянно, двое других приходили на пару дней - привести в порядок дом и сад. Помимо них в доме была куча охраны, водитель и бог еще знает кто. Все эти мужчины жили в отдельном домике за садом, чтобы не докучать хозяину своим присутствием. Помимо наличия такого большого количества людей, охраняющих персону Султанова, этим же занимались видеокамеры по всему дому, которых девушка не видела, но о которых рассказал Руслан.

   - Вы это сказали с намеком на то, чтобы я не пыталась что-то украсть? - не сдержала едкости в своих словах Аня.

   Руслан только бросил на нее недовольный взгляд и повел ее на кухню, знакомить с Натальей Дмитриевной, домохозяйкой. Кроме нее никого в доме сегодня не было. Пожилая женщина с удивлением и шоком рассматривала представленную ей Аню. Девушка не знала чем конкретно это вызвано - ее убогим внешним видом, побитым телом или же вообще присутствием в этом доме.

   После краткого знакомства, Руслан повел девушку на второй этаж, где показал ее комнату.

   - Разве я не должна жить там, где остальная прислуга? - не заходя в спальню, спросила Аня, глядя на мужчину.

   Тот снова поджал губы.

   - До тех пор, пока ты не поправишься, в этом доме ты на правах гостьи.

   - Значит, я могу уйти?

   - Тебе есть к кому? - вскинул бровь Руслан.

   - Да. У меня есть подруги и...

   Девушка замолчала, не желая упоминать Татьяну Игоревну. Она планировала и дальше помогать пожилой женщине, но не собиралась ставить своего нового "хозяина" об этом в известность.

   Руслан же по-своему понял ее недоговоренность и вполне однозначно. У Ани кто-то есть. И этого кого-то она прятала от его внимания. Он прищурился, глядя на внезапно замолчавшую и покрасневшую девушку, но промолчал. Это лишь вопрос времени - когда он узнает то, что прячет от него девочка.

   - Будешь уезжать только с охраной,- предупредил мужчина.

   Это Аня восприняла как своего рода надежду. От охраны всегда можно сбежать при желании. Главное вернуть документы.

   Руслан не понял, почему так резко загорелись глаза девушки, но он никогда не понимал ее.

   А Аня в уме уже составляла план побега отсюда.


   Девушка не думала, что жизнь в этом доме будет скучной. Первые два дня она шарахалась от каждого шороха за дверью своей спальни. Особенно ночью. Она упрямо ждала, что вот сегодня придет Руслан и потребует возврата долга. Аня почти не выходила из комнаты, не желая сталкиваться ни с ним, ни с кем-то из его мрачных людей. Еду ей приносила Наталья Дмитриевна. Приносила и сразу же уходила. Не то чтобы Аня стремилась к разговору, но все равно - было немного странно, что женщина не проявляет элементарного любопытства. Или может она не первая здесь такая? Может этот особняк что-то вроде замка Синей Бороды?

   На следующий день после того, как она поселилась в доме Султанова, приехал врач и внимательно осмотрел девушку на предмет повреждений и травм.

   - Меня уже осматривал врач, - пыталась воспротивиться Аня.

   - У меня приказ,- только и сказал немолодой мужчина.

   Аня поджала губы и позволила себя еще раз прощупать. Доктор выписал необходимые лекарства, отличавшиеся от тех, что пила Аня до этого, лишь ценой и производителем. Все импортное и безумно дорогое. Те препараты, что она привезла с собой, врач забрал.

   После того, как прошло пару дней, а Аня так и не увидела Руслана, даже мельком вблизи своей комнаты, она решилась выйти. Сидеть в спальне без дела было невыносимо. Она предложила свою помощь кухарке, а затем горничной, но от обеих получила в ответ лишь "не велено".

   "Не велено", "приказано"!? Она что, живет в доме феодала?!

   Поджав губы, девушка пошла искать библиотеку - заняться хоть чем-то было просто необходимо. А она как назло забыла забрать учебники из квартиры. Библиотека была большой и на удивление девушки укомплектована по высшему классу. Она не думала, что хозяин дома собирал ее сам - вряд ли он читает книги по кулинарии, пусть это и были подарочные и эксклюзивные экземпляры. А тем более он не будет читать фэнтези или любовные романы, которых тут было наравне с остальными. Скорее всего, решила девушка, библиотека это очередное творение дизайнеров. А еще подумала о том, что вряд ли занятый Султанов часто заходит сюда. Поэтому практически все время она стала проводить именно здесь.

   По мере того, как прошла неделя, Аня все больше удивлялась тому, что не видит Руслана. Вообще. И если бы не шаги за дверью по коридору к его спальне каждую ночь, которые она слышит сквозь сон, она бы решила, что он здесь и не живет. А вот утром Аня не слышала даже шагов, решив, что он очень рано просыпается.


   Жизнь в доме текла своим чередом. Аня жила здесь уже почти две недели. Никуда не выезжала, потому как разрешения не у кого было спросить - Султанова она по-прежнему ни разу не увидела, даже издалека. Девушка так же не решалась позвонить - вдруг нельзя. Хотя руки очень чесались взяться за телефон и набрать подругам или Тамаре, чтобы узнать, как там баба Таня. Старушка наверняка переживает по ее поводу. И Аня надеялась на то, что Катя или Лиза догадаются успокоить старую женщину какой-нибудь сказкой.

   Синяки, порезы и ссадины полностью сошли с тела Ани. Она почти перестала хромать и головные боли ее не беспокоили. Но даже после того, как она поправилась, к работе в доме ее никто не допустил. Кухарка, по-прежнему почти не обращавшая на девушку внимания, не разрешала себе помогать. А горничная старательно избегала гостью.

   Это начинало злить и раздражать Аню. И она поставила себе цель выловить Руслана и добиться от него хоть какой-то конкретики о ее положении в этом доме. Свои вопросы по поводу его постоянного отсутствия дома, она решила задать единственно возможной кандидатуре - Наталье Дмитриевне.

   Женщина уже привыкла к тому, что в доме есть Аня, потому немного расслабилась и позволила себя разговорить.

   - А когда...эээ, - немного растеряла Аня, не зная как назвать Султанова, - Руслан бывает дома?

   - Редко, - пожала плечами женщина, ставя перед девушкой чашку с чаем и садясь за стол напротив нее. - Поспать только приходит на пару часов. В основном его нет здесь.

   - А когда с ним можно встретить? Мне нужно кое-что обсудить с ним.

   - Либо дождаться его вечером, или ночью. Либо поймать утром, что совсем уж редкая удача.

   Аня кивнула и решила уже сегодня встретить мужчину у порога. После ужина девушка перебралась в первую гостиную, в которую вел главный вход. Она села перед телевизором, и все время поглядывала на дверь, почти не глядя на экран. Но уже через несколько часов непрерывное мельтешение картинок перед глазами заставило девушку устало закрыть глаза и уснуть.


   Руслан приехал домок как всегда за полночь. Отправив ребят к себе, он вошел в дом. И первое, что увидел, была Аня, спящая на диване перед телевизором. Она как всегда подложила под щеку ладошку и слегка раскрыла губки. Ноги поджаты к груди, а сверху легкий плед.

   Мужчина невольно улыбнулся увиденному. Для него смотреть на спящую Аню, уже стало привычкой, от которой он не мог избавиться. Каждую ночь, что он проводил здесь, перед тем как идти к себе, мужчина тихо заходил в ее комнату и любовался спящей девушкой. Позволяя себе иногда коснуться пальцами ее щеки или густых волос.

   Это все, что он мог пока позволить себе в отношении нее. И эта боязнь ее напугать уже раздражала его. Никогда прежде он не делал чего-то подобного: избегал, старался не спугнуть и не задеть. Но по-другому он не представлял себе возможность расположить Анну к себе. А этого он хотел пока больше всего остального. Нет, желание прижать ее как можно ближе к себе, целовать ее губы и держать хрупкое тело в своих руках никуда не делось. Казалось, стало еще сильней, по мере того, как она все дольше находилась в опасной с ним близости - всего лишь следующая дверь после его спальни. Но и привязать девушку к себе казалось не менее желанным и важным.

   Руслан догадался, что девушка наверняка ждала его. Кухарка уже пару раз говорила ему о том, что Аня рвется работать. Вот только он не для того привез ее в свой дом, а потому не торопился сказать ей, что изменил свое решение насчет ее участия в работе по дому, предпочитая оставлять Аню в неведении. Но он также понимал, что долго она не вытерпит. И если честно - то уже последнюю пару дней ждал чего-то подобного. Вот только не готов был пока начинать наступление в ее сторону. Потому-то и не появлялся дома большую часть времени.

   Он развлекался, работал, делал что угодно, чтобы не думать о ней и накручивать себя из-за нее же. Когда он приезжал в клуб, чтобы посмотреть, как она танцует, он мог хоть как-то контролировать себя. Здесь же, где ничто не могло сдержать его, он предпочитал не появляться. Это был прямо-таки какой-то замкнутый круг: чтобы она могла к нему привыкнуть, ему нужно было быть рядом, а сделать этого без вреда для их отношений, пусть и своеобразных, было почти невозможно. Вот он и старался удовлетворять все свои потребности на стороне. И делала это в таких объемах, чтобы придя домой было лишь одно желание - спать. Но даже так он не мог удержаться от того, чтобы просто не взглянуть на Аню. Поэтому в ближайшее время хотел натрахаться на неделю вперед, чтобы спокойно провести это время с ней.

   Руслан присел на корточки перед диваном и пару минут смотрел на девушку. Она была такой красивой. Сейчас, когда все ушибы и синяки сошли, и на ней не было того ужасного грима для выступлений, она казалась совсем ребенком. Пушистые ресницы отбрасывали тень на щеки, а один из густых локонов лежал на ее лице, касаясь кончиком уголка губ и родинки, к которой так хотелось прижаться губами и коснуться кончиком языка.

   Мужчина даже встряхнул головой, чтобы выбросить из головы эти картины. Он встал на ноги и осторожно, чтобы не разбудить, взял Аню на руки. Во сне девушка доверчиво прижалась к нему, утыкаясь носом в шею, и как-то даже расслабилась. Руслан чуть опустил голову и вдохнул запах ее волос. Он, казалось, никогда и ни с чем не спутает ее аромат - нежный, едва заметный. И безумно соблазнительный.

   Вдохнув еще раз, мужчина направился к лестнице. Он тихонько внес Аню в комнату и положил на кровать. Девушка тут же повернулась на бок и обхватила руками подушку, утыкаясь в нее лицом и удовлетворенно вздыхая. Только тут Руслан понял, что принес Аню к себе. Тихо чертыхнувшись, мужчина вышел из спальни. Бросив последний взгляд на дверь, направился в ее комнату, где, раздевшись, лег спать. Он последовал ее примеру и уткнулся носом в подушку, которая пахла ею. Невольно улыбнувшись этому, он закрыл глаза и мигом уснул.


   Аня несколько испугалась, когда проснулась не в своей комнате и не помнила, как оказалась здесь. Вместо светло-голубых тонов ее спальни, девушку окружала мрачность бордового и коричневого цветов. Окна завешаны тяжелыми бархатными портьерами и в комнате царит полумрак. Так что она не смогла разглядеть ни одного предмета, по которому можно было бы определить, где она находиться. Ну разве что запах, но спросонья Аня не сразу сообразила чем пахнет. Она встала с кровати и вышла из комнаты, тут же очутившись в знакомом коридоре. Недолго она считала, чтобы сообразить, что ночевала сегодня в комнате Султанова. Дольше гадала над тем, где в это же время был хозяин спальни. А когда открыла дверь в свою комнату - перестала. Потому как мужчина преспокойно развалился на всю ее кровать.

   Аня невольно сглотнула, глядя на эту живописную сцену. Как бы сильно она ни боялась этого мужчину, а не смотреть на него с восторгом не могла. Он был красив, как бог. И если раньше она думала об этом, глядя лишь на лицо, то теперь могла сказать, что и все остальное не хуже. Широкие плечи и грудь с рельефными мускулами под едва загорелой кожей. Плоский живот с кубиками. Сильные руки и шея. Все, что ниже пояса - было спрятано под простынею, что несомненно радовало и без того смущающуюся Аню. Спокойное расслабленное лицо, без вечно холодных глаз и легкого прищура, выглядело моложе, как раз на свой возраст - двадцать девять. Легкие морщинки в углах глаз и губ расслабились, делая лицо почти юношеским.

   Девушка не заметила, как подошла впритык к кровати, чтобы рассмотреть мужчину. Она уже собралась уйти, но тут же решила, что не успеет заметить, как он снова исчезнет. Поэтому она аккуратно и тихо присела на край кровати, решив сейчас дождаться-таки его пробуждения. А не прозевать его появление, как вчера ночью.

   Неожиданно, мужчина резко повернулся на бок, оказавшись в опасной близости от Ани. Его лицо было почти рядом с ее ногой, а рука с другой стороны. Девушка чуть испугалась, поэтому попыталась тихо встать. Но не тут-то было. Стоило ей только пошевелиться, как сильные руки обхватили ее за талию и уложили девушку рядом с мужчиной. Она даже пискнуть не успела, как оказалась тесно прижата спиной к его широкой груди, которая равномерно и спокойно поднималась и опускалась, из чего девушка сделала вывод, что Руслан сделал все это во сне.

   Испытывая неловкость, Аня начала пытаться выбраться из его захвата, но руки на ее талии лишь сильней сжались, а на шее сзади она почувствовала очень близкое и горячее дыхание. Невольно поежилась, чувствуя, как бегут мурашки по всему телу. Впервые она находилась так близко от мужчины, в его объятьях. Это было даже ближе, чем тогда, когда во время привата Руслан ее целовал, укладывая спиной на диван. Было тепло и уютно, что заставило Аню задуматься - так ли сильно она боится этого человека, если рядом с ним чувствует себя в безопасности и почти спокойно, если не считать расшалившихся нервов и гормон.

   По мере того, как Аня лежала спокойно, руки Султанова немного ослабили свой захват. Но стоило пошевелиться, как она снова оказалась в крепких тисках. Оставалось лишь ждать, когда он проснется и отпустит ее сам.

   "Если отпустит" - мелькнуло в голове Ани, прежде чем она сама начала дремать под воздействием тепла и спокойствия.


   Сквозь сон Руслан чувствовал рядом очень знакомый и приятный запах. Он придвинул голову чуть ближе к этому аромату и вдохнул полной грудью. Аня. Его девочка. Так близко, как не была еще никогда. Его руки чувствуют под собой ее тонкую талию, а бедра прижимаются к округлой попке. Естественно, что такая близость в одну секунду завела его. Он еще теснее прижался к желанному телу, а его руки тут же заскользили по ее животику, чтобы найти край одежды и скользнуть под нее. А когда ладони легли на нежную кожу, он даже простонал от удовольствия чувствовать под пальцами ее быстрое дыхание. Его губы на ощупь нашли кусочек обнаженной кожи и тут же стали ласкать ее - нежно касаться, слегка покусывать и облизывать языком. Одна рука по-прежнему крепко обхватывала девушку поперек талии, а другая двинулась вверх, чтобы обхватить маленькую, но упругую грудь и приласкать пальцем сосок, который тут же среагировал на это.

   По-прежнему думая, что все это сон, Руслан пошел дальше. Он ловко и резко перевернулся, подминая под себя хрупкое тело. Его губы все так же вслепую нашли нежный изгиб шеи Ани и стали покрывать его поцелуями, легкими и нежными. Одна рука скользила в волосах, удерживая голову девушки, а друга вновь была под одеждой на животе, спускаясь в этот раз вниз, а не вверх.

   В ту же секунду тело под ним окаменело.

   "Черт! Даже во сне я не могу сделать все так, как мне хочется!" - мысленно ругался Руслан. И чтобы дальше не мучить свое воображение, он открыл глаза.


   Аня, уже почти проваливаясь в сон, почувствовала, как мужчина зашевелился. Она уже собралась было попросить, чтобы ее отпустили, как ее сжали ее крепче и стали ласкать. Нежно, удивительно приятно и так же пугающе. Девушка не знала, что делать. Не получалось и слова вымолвить - настолько она была ошарашена таким резким поворотом событий. А ласки тем временем становились все настойчивее. К своему ужасу она почувствовала, как рука мужчины забралась ей под футболку, коснулась живота, а потом груди, которая тут же болезненно напряглась. Губы ласкали ее шею сзади. И так это было необычно и сладко, что Аня позволила себе на мгновение расслабиться и наслаждаться происходящем, забыв обо всем и чувствуя только нарастающую негу во всем теле, описать которую она не смогла бы никогда.

   Но стоило ей оказаться под ним и почувствовать, как сильная ладонь скользит вниз по животу, Аня будто пришла в себя и снова застыла. Тело продолжало мелко дрожать от того, насколько приятны ей были эти ласки. А вот разум взбунтовался.

   Мужчина будто почувствовал это и резко распахнул свои горящие серые глаза. Мгновение он просто смотрел на нее. Потом нахмурился и непонимающе окинул их обоих с ног до головы.

   - Черт! - рыкнул Руслан и резко подскочил с кровати.

   Он едва успел поймать простынь у талии, чтобы не остаться голым перед покрасневшей Аней.

   - Ты что здесь делаешь?!

   - Это вообще-то моя комната, - сказала Аня тихо, но ее голос почти не дрожал.

   Она села и отвела смущенный взгляд от мужчины, поправляя низ футболки. Только теперь до нее дошло, что все только что случившееся мужчина воспринимал как сон. И явно был удивлен тем, что это не так. Это давало девушке определенную надежду на то, что у нее еще есть время. Она-то думала, что время расплаты пришло.

   - Я же отнес тебя в свою спальню?

   - Я проснулась и пришла к себе, - по-прежнему не поднимая взгляда, объяснила Аня. - А потом решила дождаться вас. Мне нужно поговорить.

   - И дождаться решилась лежа рядом? - не удержался от язвинки Султанов.

   - Нет, - тихо прошептала Аня, краснея еще больше. - Вы меня обняли и уложили около себя. И встать я не смогла.

   - Почему не разбудила? - хмыкнул мужчина.

   Ему казалось, что краснее уже быть не может, но опущенное личико Ани стало почти свекольного цвета.

   - Я задремала, - призналась девушка.

   Руслан только головой покачал.

   - Попроси приготовить завтрак. Там и поговорим.

   Ане не нужно было повторять дважды, она пулей вылетела из спальни.

   Руслан же, глубоко вздохнув, глянул вниз, где, казалось, еще вчера уставший орган, вновь требовал своего. Жестко и твердо. Кое-как натянув брюки, мужчина вышел из спальни Ани, направляясь к себе - принимать холодный душ.


   Было несколько неловко вот так сидеть за один столом с мужчиной, который вызывал в ней противоречивые чувства и желания. Аня по-прежнему боялась Руслана. Он всем своим видом подавлял и смущал ее. Его, снова нахмуренно, лицо как всегда ничего не выражало.

   - Я бы хотела съездить к подругам, - решилась начать разговор девушка, когда кухарка поставили перед ней чай, а перед мужчиной большую чашку черного кофе.

   - Сегодня?

   - Наверно, - пожала плечами девушка.

   - Я сам тебя отвезу.

   Аня была несколько растеряна, но ничего не сказала.

   - Когда я могу приступить к работе? - задала она еще один мучивший ее вопрос.

   - Не торопись, я еще не решил, какую именно ты будешь выполнять работу, - глядя в чашку, сказал Руслан.

   - Что?! Но вы же...

   - "Ты"! - поправил ее недовольно мужчина.

   - ...говорили...

   - Я передумал, - сказал спокойно Султанов, глядя в широко распахнутые глаза Ани. - Отдыхай пока, - только и сказал мужчина, вставая из-за стола. - Будь готова через пару часов.

   Аня в замешательстве смотрела на спину удаляющегося мужчины. Вот опять он поставил ее перед неизвестностью. И девушку это стало раздражать. Приступил бы он уже сразу к тому, чего хотел, а не мучил бы ее ожиданием. И хоть Аня невольно содрогалась от этой мысли, все равно была уже мысленно готова к этому. И не понимала, чего ждал он. Если не считать сегодняшнего случая, и то случайного, он старательно избавлял девушку от своего общества.

   Через пару часов, как и попросил Руслан, Аня была готова ехать. К ее удивлению, и не меньшему со стороны охраны, Султанов сам сел за руль и не взял с собой телохранителя. Начальник его СБ Игорь только недовольно поджал губы, глядя на удаляющуюся машину.

   А Аня немного расслабилась от того, что не было рядом мрачных и угрюмых сторожей Султанова.

   - Вы... - начала Аня, но осеклась под предупреждающим взглядом, - ты всегда ездишь с эскортом?

   - Почти.

   - Зачем?

   - Лучше тебе не знать, - не совсем весело хмыкнул мужчина, бросив на Аню быстрый взгляд.

   Собственно, чего-то подобного Аня и ожидала. Девушка изначально знала, что примерно из себя представляет личность Султанова. Он был сказочно богат, при этом - не имея почти ничего легального, что заставляло задуматься. Повсюду ездил с охраной и водителем, который тряслись над ним, как над президентом. Дом его походил на крепость - только стражи не хватало, но ее успешно заменяла видеосъемка и бог еще знает что. Плюс ко всему, Аня еще помнила обрывки разговоров в клубе, когда девушки горячо обсуждали его персону. Но, как ни странно, все это пугало Аню меньше, чем сам мужчина. Да, Руслан наверняка связан с подпольным бизнесом, криминалом и прочим. Но пугал он девушку отнюдь не своим положением. Будь он нищим, она боялась бы его не меньше. Сама аура этого человека заставляла всегда быть в напряжении. Кроме, пожалуй, тех моментов, когда он ласково и нежно касался Ани, прежде чем она успевала испугаться.

   Одной этой мысли хватило, чтобы девушка снова покраснела, что не укрылось от взгляда мужчины.

   - В чем дело? - спросил он, бросив любопытный взгляд в ее сторону.

   - Ни в чем, - покачала головой Аня.

   - Скажи, - попросил Руслан, но в голосе слегка чувствовался приказ.

   Аня поджала губы, но неожиданно сказала правду, впрочем - она всегда говорила правду.

   - Я вас боюсь.

   - Чем я тебя пугаю? - спокойно спросил мужчина.

   - Сама не знаю, - ответила Аня, глядя в окно.

   - Я разве тебя хоть раз обидел?

   - Вы мужчина, который имеет власть и положение. А я научена тому, что для таких людей рамки намного шире, чем для остальных. Это и пугает.

   - Тебе нечего бояться, - серьезно ответил мужчина, сосредоточенно глядя на дорогу.

   - Чего вы от меня хотите? - прямо спросила Аня, переводя взгляд на идеальный профиль мужчины.

   - А ты не знаешь? - хмыкнул мужчина.

   - Догадываюсь. И все же?

   - Тебя, Аня, - переводя свой взгляд на ее лицо, четко ответил мужчина. - Я хочу тебя. В своем доме, в своей постели. И пока в своей жизни.

   Аня сглотнула и покраснела от его откровенных слов.

   - А потом? - смогла выдавить из себя девушка. - Что будет, когда вам захочется чего-то нового?

   - Не думаю, что это случиться так скоро, как этого хочешь ты.

   - Я хочу, чтобы это вообще не начиналось, - тихо ответила Аня, снова отворачиваясь к окну.

   - Это решать не тебе, - ответил Руслан, снова поворачивая лицо на дорогу.

   Аня грустно усмехнулась.

   Когда машина Султанова въехала в знакомый двор, Аня немного повеселела.

   - Я отъеду на пару часов. Будь добра никуда не деться, - предупредил ее мужчина.

   Девушка только кивнула. Был очень удачный момент, чтобы сбежать, но ведь у нее еще нет документов. И она даже не знает, где он их хранит. Поэтому она только вздохнула и вышла из машины. Руслан не уехал, пока она не зашла в подъезд.

   Квартира встретила ее тишиной, как и всегда в это раннее, по меркам танцовщиц, время. Девушка осторожно прошла в свою бывшую комнату, где спала Катя. Аня тихонько разбудила подругу. Сначала Катя не поняла, что происходит, но стоило проснуться и понять, кто перед ней, как она тут же подскочила с кровати и кинулась обнимать смеющуюся Аню.

   Девушки так громко выражали свой восторг от встречи, что не заметили, что уже не одни. На пороге спальни стояли несколько других соседок.

   - Что, Некрасова, к нам вернулась? Так быстро? - ехидно произнесла одна из девушек. - Уже надоела Султанову?

   Катя так же перевела вопросительный взгляд на подругу, потому как сама еще не успела спросить, почему Аня оказалась здесь.

   - Нет. Я просто приехала в гости, - сдержанно ответила Аня. - Руслан привез меня. А когда через пару часов заберет - убедишься сама, что все замечательно, - слащаво улыбаясь, ответила гостья.

   Девицы фыркнули и вышли из спальни.

   - Всё правда так замечательно? - с сомнением глядя на подругу, спросила Катя.

   - Нет, - вздохнула Аня и рассказала в деталях о том, что случилось с ней, начиная с того момента, как Султанов пришел за ней в эту квартиру, и заканчивая сегодняшним разговором в машине.

   - Он действительно так противен тебе?

   - Что?! О чем ты вообще говоришь? - воскликнула Аня, поражаясь тому тону, с которым Катя задала этот вопрос.

   - Успокойся, - примирительно улыбнулась Катя. - Просто послушай. Султанов далеко не самый худший вариант из того, что могло тебя ждать. У него есть деньги, власть. Ты можешь быть за ним как за каменной стеной. Да, он пугает. Своим взглядом и стилем жизни. Но ты уверена, что тебя могло ждать что-то лучшее? К тому же, к тебе он питает определенную слабость. Так почему не воспользоваться этим?

   Аня не была уверена, но и в этом ключе никогда не смотрела на свою жизнь. У нее были радужные планы, но ведь действительно не факт, что они бы воплотились в реальность - с ее-то везением! Но сейчас она не хотела думать об этом. Вместо этого она предложила воспользоваться моментом и съездить к бабе Тане. Она сомневалась, что Руслан узнает об этой поездке, потому готова была рискнуть.

   И уже через полчаса подруги выходили из подъезда, чтобы пойти на остановку. Аня безумно радовалась тому, что вырвалась хоть на пару часов. Она даже по воздуху соскучилась, потому как в доме Султанова даже в сад не решалась выходить без разрешения. Девушки сели на автобус и направились в сторону дома Татьяны Игоревны.

   Старушка с диким восторгом встретила потерявшуюся Анну. Девушка рассказала бабе Тане туже историю, что неделю назад Катя - она подхватила бронхит и отлеживалась дома. Девушка поинтересовалась тем, как чувствует себя женщина. Та тут же прослезила в благодарность за то, что Аня спонсировала ее лечение. А девушка просто радовалась, что не напрасно решилась на это - более или менее здоровая бабушка этого стоила.

   Время от времени Аня поглядывала на часы, чтобы успеть вовремя вернуться домой. Татьяна Игоревна тут же заметила это и не стала слишком задерживать спешащих красавиц. Девушки попрощались с ней до следующей встречи и ушли. Но как оказалось - все равно опоздали. У подъезда их уже ждал разъяренный Султанов.

   - Позволь узнать, где ты была? - невероятно спокойным голосом спросил мужчина, когда Аня боязливо подошла к нему вместе с Катей.

   - Мы ездили к моей больной родственнице, - тут же нашла, что сказать Катя. - Это я попросила Аню составить мне компанию.

   Руслан бросил один единственный взгляд на Катю, и та тут же умолкла, с сожалением и даже сочувствием глядя на подругу.

   - Садись, - распахивая дверь машины, приказал Руслан Ане.

   Девушка коротко попрощалась с Марковой и села в машину. Всю дорогу до дома она наблюдала за тем, как сильно стискивает руль рука мужчины. Он явно злился.

   - Ты боишься, что я сбегу?

   - Я боюсь того, что последует за этим. Потому как я найду тебя в любом случае.

   Немая угроза в этих словах тут же привела девушку в оцепенение. Вот тебе и каменная стена. Стоило только его вывести из себя неповиновением приказу, как он тут же меняет свою симпатию на угрозы. И даже думать не стоит о том, что посоветовала подруга - расслабиться и попробовать смириться со своим положением. Смириться ей придется в любом случае - он ясно сказал, что найдет ее везде, а не верить ему у нее не было причин. Но вот расслабиться, после этих слов, она точно не сможет. В душу снова заполз холодок, покрывая ее сердце корочкой страха.

   Как только они вернулись домой, Руслан сам отвел Аню в ее комнату. И следом же сел в машину и уехал. Аня видела в окно, как резко и зло сорвалась его машина с места, оставляя за собой стоящих в пыли охранников и водителя с недовольными лицами.

   Сегодня для Ани открылось две стороны этого мужчины. Он может быть очень нежным и ласковым. И следом же может поразить своей яростью и холодом серых глаз. И она не знала, чего бояться больше. Его нежность грозила ее душевному равновесию. А его ярость заставляла подниматься страх с новыми силами.


   Руслан гнал по городу, как бешеный. Ярость затопила его, как никогда раньше. И опять из себя его выводит эта девчонка. Но он никогда не ожидал, что взбеситься так сильно. Тот факт, что она наплевала на его приказ, да еще скрылась за лживыми - а в этом он не сомневался - объяснениями подруги, поднял в нем бурю злости. Он не хотел даже думать о том, куда могла ездить Аня. Но ему в голову упорно лезла одна мысль - мужчина. У нее кто-то есть. И это жгучее, неизвестное раньше ему чувство ревности сбивало его с толку. Ему хотелось отвести Аню в душ и смыть с нее его прикосновения, которые он наверняка позволял себе. А еще этот факт - мужчина в ее жизни - объяснят ее постоянную зажатость рядом с ним. В первый миг, стоило ему прикоснуться к ней, она расслаблялась. Но уже в следующий отталкивала его, не подпуская ближе. И это было непонятно. Она очень чувственная - даже поцелуя и легких ласк хватило, чтобы понять это. А в ее возрасте, когда гормоны бурлят больше всего, эту чувственность необходимо куда-то девать. И она воспользовалась первым же шансом расслабиться. И судя по довольному лицу, которое у нее было до того, как она заметила его, ей это удалось.

   Мужчина катался по городу и за его пределами несколько часов, не жалея скорости. Когда он немного остыл, решил вернуться домой. Телефон уже разрывался от звонков охраны и Игоря. Но он взял трубку только на подъезде к поселку.

   - В чем дело?

   - С вами все в порядке? - это всегда был первый вопрос в таких случаях.

   - Да. Что-то срочное?

   - Да как сказать, - слегка замялись на том проводе. - Сегодня бой, а боец подкачал - нажрался, празднуя будущую победу.

   Руслан громко и со смаком выругался.

   - В чувство привести не пробовали?

   - Он под дозой.

   Еще одно громкое ругательство их уст Султанова.

   - Где должен проходить бой? - спросил он, уже разворачивая машину.

   Мужчина назвал адрес, по которому Руслан и направил свою машину.

   - Я сам выйду на ринг, - сказал он в трубку. - Твоя задача обеспечить мне отход. Ясно?

   - Да.

   Руслан сбросил звонок и поехал в бойцовский клуб.


   Весь оставшийся день, вечер и большую часть ночи, Аня не находила себе места. Ей все время казалось, что она разочаровала Султанова. И это чувство не давало ей покоя. И хоть убей - она не понимала почему. Она ему никто, разве что должница. А он смотрит на нее как на свою вещь, которой вправе распоряжаться. И это чувство вины перед ним мешало ей уснуть. Девушка сходила в библиотеку и взяла книгу. Села с ней на подоконник и читала до поздней ночи. Она уже собралась ложиться в кровать и попытаться уснуть, как на улице распахнулись главные ворота, и во двор въехала машина Султанова.

   Мужчина даже не завел ее в гараж, а сразу заглушил двигатель. Открылась дверь и Руслан вышел из иномарки. И тут же пошатнулся, хватаясь за капот. Около минуты потребовалось ему, чтобы восстановить равновесие. При этом рядом стояли двое охранников, готовые в любой момент ему помочь, но от помощи которых, мужчина раздраженно отмахнулся. Он, шатаясь и хромая, пошел к дому.

   Аня смотрела на все это непонимающе. Он что, пьян? Но если он выпил так много, что его шатает, он бы никогда в жизни не смог сесть за руль.

   Девушка отложила книгу и подошла к двери. Но тут же одернула себя. Что она вообще делает? Зачем? Почему волнуется? Аня закусила губу, продолжая держаться за ручку двери и не решаясь выйти. Ну, выйдет она, и что дальше?

   Вместо этого, девушка стала прислушиваться к шагам за дверью. Но там было тихо. Когда через полчаса так никто и не прошел мимо ее двери, Аня все же вышла из комнаты. Прислушиваясь к звукам, она стала спускать на первый этаж. А когда оказалась в первой гостиной, услышала громкие ругательства, доносившиеся из кухни. Опять-таки не зная зачем, Аня пошла в ту сторону. Она не решилась сразу же обозначить свое присутствие, поэтому просто заглянула туда.

   Руслан сидел за кухонным столом. Один. Перед ним стояла аптечка, зеркало и бутылка водки, уже полупустая. Сам внешний вид мужчины заставил Аню испуганно округлить глаза. Он сидел за столом в одних джинсах, что позволяло рассмотреть в подробностях его великолепный торс, сейчас избитый и покрытый кровью. Костяшки пальцев на его руках были стесаны до костей, губа разбита и синят на скуле. Но хуже всего выглядела глубокая рана на брови, которую, даже на неопытный взгляд, стоило зашить как можно скорее. Чем Руслан и собирался заняться, судя по тому, что доставал из аптечки нитки и иглу.

   - Чего стала на пороге? - неожиданно произнес мужчина, даже не поворачивая головы в ее сторону, чем напугал девушку до жути. - Иди сюда - поможешь.

   Аня сглотнула, но послушно шагнула к нему. Вблизи он выглядел еще ужасней. Весь помятый и потрепанный.

   - Что случилось? - смогла спросить девушка, останавливаясь в паре шагов от него.

   Руслан в ответ только скривился. Вместо ответа он потянулся к бутылке и сделал большой глоток прямо из горлышка. Поморщился от того, как водка обожгла поврежденную губу.

   - Шить умеешь? - спросил мужчина, бросив на девушку хмурый, короткий взгляд.

   Аня снова невольно сглотнула. Это он сейчас намекает на то, чтобы она зашила ему бровь?!

   - Ну? - потребовал ответа мужчина.

   - Да, - смогла выдавить из себя девушка.

   - Тогда действую, - поворачиваясь к ней лицом, сказал Руслан.

   Аня молча взяла протянутую иглу с вдетой уже ниткой.

   - Промыть нужно, - тихо сказала она, рассмотрев порез.

   Султанов подвинул к ней бутылку с водкой. Аня достала из аптечки вату и смочила ее жидкостью из бутылки. Потом осторожно начала обрабатывать глубокую рану. Кровь текла не переставая, но все же девушке удалось кое-как обмыть вокруг, чтобы нормально видеть, куда вдевать иглу. Перед тем, как она приступила к работе, Руслан сделал еще пару глотков, как поняла Аня - для того, чтобы снизить болевой порог. Руки дрожали, и она до боли прикусила губу, чтобы не развернуться и не убежать. Уже через минуту ее пальцы были в крови, но она сделала-таки один стежок. Мужчина даже не поморщился, когда игла прокалывала кожу, только делал один глоток за другим из быстро пустеющей бутылки.

   Ане казалось, что прошло пару часов, прежде чем она закончила накладывать швы. Ее всю трусило, а вот мужчина был абсолютно спокоен. Только взгляд его становился все мутнее из-за выпитого.

   Девушка обработала рану еще раз и принялась за руки мужчины, хоть он и не просил этого. Она также промыла их и смазала мазью из аптечки. Ее движения были легкими и невесомыми.


   Руслан смотрел на все это почти заворожено, не забывая при этом прикладываться к бутылке. Ему нравился резкий контраст его грубых и сильных рук с ее маленькими нежными дрожащими ладошками. А еще нравился запах от ее волос, которые были так близко от его лица. Хотелось зарыться руками в эти локоны и прижать ее ближе.

  Голова болела нещадно от полученных во время боя ударов, но даже это не мешало думать о том, как же близко находится сейчас его девочка. Достаточно протянуть руку и взять. И выпитая почти целиком бутылка водки, плюс бешеный адреналин после боя сделали свое - он протянул руку и взял.


   - Что вы делаете?! - тихо, но испуганно воскликнула Аня, когда Руслан резко привлек ее к себе, держа руками за талию и зажимая ее бедра коленями.

   - "Ты"! Скажи мне "ты"! - прорычал мужчина, прижимая ее все ближе к себе, пока не уткнулся носом в ее волосы за ушком.

   Аня попыталась оттолкнуть его, но тут же вспомнила о синяках на его теле, которые наверняка болели нещадно. А потому просто уперлась ладошками ему в плечи. Что никак не помешало ему притянуть ее вплотную, так, что она упиралась в его торс всем телом. Одна его рука скользнула в волосы и слегка сжала ее шею сзади, привлекая ближе ее лицо. Кожу Ани за ухом опалили горячие губы мужчины, заставляя ее как всегда замереть на месте и почти не дышать.

   Девушку окутала, легкая пока, дрожь страха. А потом захлестнула целиком, от осознания того, что происходит. Господи, он же пьян! Его же ничто не остановит - ни ее мольбы, ни сопротивление. Он просто не обратит на все это внимания! Если он в трезвом виде с трудом себя сдерживал, то сейчас все рамки сняты.

   Эта мысль тут же вывела Аню из ступора, и она попыталась отодвинуться. Естественно бесполезно - он был слишком силен.

   - Расслабься, - прошептал мужчина ей на ухо, опаляя его своим горячим дыханием и заставляя тело Ани невольно отвечать трепетной на этот раз дрожью во всем теле.

   - Не надо, - только и смогла прошептать в ответ девушка, чувствуя, как слезы бегут по щекам.

   Руслан тоже заметил это, но не остановился, снимая горячие соленые капли губами и языком.

   Аня терялась в своих ощущениях. Он был очень нежен и нетороплив, но при этом его руки слишком сильно и властно удерживали ее на месте. Если бы он ее сейчас отпустил - она бы ни секунды не раздумывая, воспользовалась этим шансом. Но он не отпускал. А она молча проклинала свое тело, которое млело под настойчивостью мужчины, под его губами и сильными руками.


   Руслан совершенно не понимал того, что девушка по-прежнему пытается его оттолкнуть, плачет и шепчет ее отпустить. В его голове сейчас властвовали алкоголь и низменная, первобытная похоть. И эта дикая смесь не давала разуму даже шептать, не то, что кричать о том, что ему нужно немедленно остановиться и отпустить Аню. Что ее нельзя пугать и не стоит принуждать. Но не было даже отголоска этих мыслей, когда он ласкал губами ее личико, слизывая с него соленые капли.

   Она была так близко, в его руках, и ее тело явственно дрожало не только от страха. Это он мог понять даже сквозь пары алкоголя. Эта чувственная, едва заметная, дрожь в ее теле выдавала с головой то, что она не только боится, но и хочет этого, пусть пока только подсознательно.


   Аня без остановки просила и молила ее отпустить. До тех пор, пока нежные до сих пор губы не накрыли ее ротик далеко не нежным поцелуем. В эту ласку мужчина вложил все свое желание, силу и властность. Он жадно ласкал ее рот, не замечая того, что она не отвечает. Его язык напористо раскрыл ее губы и зубы, чтобы жадно пробраться глубже. Чтобы пробовать ее вкус и влажность. Чтобы заставить ее мольбы смолкнуть. С каждой секундой поцелуй становился все горячее, а захват его рук на ее теле крепче. Аня чувствовала во рту привкус спирта и соли от слез и крови из растревоженной лаской губы Руслана. А еще ощущала, как сама пьянеет от происходящего. И хоть разум был тверд и до сих пор противился происходящему, тело начало сдаваться.

   Казалось, что только этого Руслан и ждал. Стоило Ане лишь слегка сбавить напряжение, как он тут же отпустил ее губы, чтобы начать ласкать ее шею, ключицы и подбородок. Беспрестанно его губы скользили по нежной коже, пока руки все крепче, почти до боли, сжимали хрупкое тело девушки.

   Резко поднявшись на ноги, Руслан снова завладел ротиком Ани, запрокидывая рукой ее голову вверх, к своему лицу. Вторая ладонь скользнула под просторную футболку и потянула ее вверх. Ни секунду он оторвался от губ девушки, чтобы стянуть с нее эту преграду. И снова страстный поцелуй, который Аня лишь терпела, а не отвечала. Но ему, казалось, этого и не нужно. Достаточно того, что она просто сдалась.

   Аня не успела даже ахнуть, как оказалась усажена на стол, а мужчина стоял между ее ног, крепко прижимая к своим бедрам ее. А еще через несколько секунд, девушка уже лежал спиной на столешнице, в то время как губы Руслана пустились в путешествие по ее телу. Он жарко ласкал губами ее шею, ключицы, спускаясь все ниже. А девушка который раз уже проклинала свое тело за то, что оно так явно отзывалось на происходящее. Ладони мужчины жадно скользили по талии, животу и ногам Ани, скользнули ей под спину и расстегнули застежку на белье, отбрасывая его в сторону. Глаза Руслана загорелись при виде идеальной небольшой и упругой груди с розовыми напряженными сосками, которые бесстыже выдавали реакцию тела девушки на его ласки. Рукой он легко сжал одно округлое полушарие, а другое накрыл ртом, вырвав из горла Ани невольный, приглушенный стон, заставивший его самого буквально зарычать от триумфа. Он яростно ласкал грудь Ани губами и языком, легонько прикусывал соски зубами, заставляя ее извиваться под собой и с удовольствием наблюдая за ее смущенным лицом.

   По лицу Ани все так же текли слезы. Только теперь она не была уверена, чем это вызвано: страхом, изумлением, желанием или отвращением к себе. Но взгляд Руслана говорил ей о том, что последнее можно смело вычеркивать. Такой горячий и обожающий, каким она не видела его еще никогда. Даже в прошлые моменты близости. Сейчас в них был такой восторг от того, что он видел перед собой, что это заставляло ее забыть о том, как можно испытывать отвращение к чему-то, на что смотрят так.

   Руки мужчины спустились вниз по ее животу, а ловкие пальцы в одну секунду расстегнули ее джинсы. Его губы заскользили вниз по ее животику, заставляя его вздрагивать от этих легких поцелуев. Влажным языком он обвел ее пупок и скользнул внутрь, заставляя Аню выгибаться себе навстречу.

   - Какая же ты сладкая, - шептал мужчина, касаясь этим шепотом ее кожи на груди и шее, прежде чем снова жадно ее поцеловать.

   И хоть Аня снова не отвечала, тем не менее немедленно распахнула губы, позволяя ему углублять и без того горячий поцелуй. Руслан снова посадил Аню и положил ее руки себе на шею. Девушка тут же невольно коснулась пальцами его темных волос, там же и оставив их. Ее глаза томно закрылись, а тело невольно льнуло навстречу его телу.

   Руслан крепко прижимал к себе девушку, чувствую грудью ее соблазняющие изгибы, которые вновь хотелось покрыть поцелуями и попробовать на вкус. Но не здесь. Он хочет ее в кровати, под собой, голую и влажную. Поэтому он заставил Аню обвить ногами его бедра и легко подхватил ее под попу, двигаясь в сторону лестницы. Он забыл о боли в избитом теле, забыл о том, что сильно хромает. Сейчас он думал лишь о том, чтобы как можно скорее оказаться в спальне и овладеть, наконец, этой девушкой, что уже несколько месяцев сводит его с ума.

   Не переставая касаться ее своими губами везде, куда мог дотянуться, Руслан подошел к своей спальне и распахнул ногой дверь, не желая спускать с рук Аню ни на секунду. Он опустил ее на кровать, тут же прижимая своим телом, и вновь жарко целуя ее припухший ротик. Но уже через несколько секунд он оторвался от нее, чтобы привстать и одним умелым резким движением стянуть с нее джинсы вместе с трусиками. Он, возвышаясь над ней, смотрел так жадно и с такой страстью, что Аня не только покраснела от смущения, но и задрожала еще больше. Но стоило ему потянуться руками к своим джинсам и начать расстегивать ремень, как девушка снова запаниковала. Она с возрастающим ужасом смотрела, как он раздевается перед ней. Невольно приподнялась и попыталась отползти подальше. Но тут же была перехвачена его твердой рукой на лодыжке.

   - Нет, моя сладкая, - как безумный прошептал Руслан, снова нависая над ней и отбрасывая в сторону ее вновь упирающиеся ему в грудь ладошки. - Теперь я тебя никуда не отпущу.

   Аня с удвоенным рвением принялась отбиваться от него, пока он не завел ее руки вверх, удерживая их одной своей, а другой скользя вниз по ее телу: по груди, мягко сжав один из холмиков, по животу, бедру и ноге к колену, чтобы сжать его и заставить ее раздвинуть ножки. Девушка задохнулась, когда почувствовала его напряженное естество напротив своего раскрытого тела.

   - Не надо! Пожалуйста! - всхлипывала Аня, с трудом видя сквозь слезы лицо мужчины. - Я не хочу!

   - А если я проверю? - вкрадчиво зашептал Руслан ей в губы.

   Девушка даже не смогла выразить протест, как он жадно приник к ним, и одновременно скользнул свободной ладонью вверх по внутренней стороне бедра, пока не ощутил пальцами влагу ее женственности. Очень нежно он касался кончиками пальцев ее горячего, истекающего соками естества. Не это ли лучшее подтверждение того, что она хочет его не меньше, чем он ее? И это ощущение на его пальцах стало последним, что он смог вытерпеть. Все так же, не отрываясь от ее губ и удерживая ее руки над головой, мужчина резко подался вперед и одним резким, мощным движением вошел во влажное тело девушки.

   Аня громко закричала ему в губы, но он не обратил на это ни малейшего внимания. Так же как не обратил внимания на то, что она очень узкая, на то, как сильно сжалось ее тело под ним от боли. На то, как слезы градом покатились по ее лицу, а ладошки сжались в кулаки, чтобы вытерпеть боль первого вторжения. Ничего этого Руслан не заметил, поглощенный триумфом и собственным наслаждением. Он не замечал того, что двигается слишком резко и грубо, что уже не целует, а кусает ее губки, что оставляет синяки на хрупких запястьях слишком сильным неконтролируемым захватом. Он мог чувствовать только собственное наслаждение и удовлетворение. Алкоголь и желание настолько заволокли его разум, что он не думал ни о чем, кроме собственного удовольствия, позволяя своему телу получать его в полной мере. Каждое его движение было сильным, резким и безжалостным. Аня только и могла, что сжимать кулаки покрепче и веки посильнее, чтобы не видеть перед собой предательски красивого лица. И хоть первая режущая боль прошла, внутри все саднило и жгло от слишком грубого проникновения раз за разом. Все отголоски удовольствия выветрились из ее тела, оставляя за собой только боль и слезы, обиду и унижение.

   Ане казалось, что это никогда не закончиться. Она чувствовала себя грязной, использованной куклой, когда Руслан скатился с ее тела и уснул в одно мгновение, не сказав ни слова и даже не посмотрев на нее. Девушка лежала, не шевелясь и не пытаясь уйти, не думая о том, что стоило бы прикрыться. От кого? И зачем? Что от этого измениться? Чище она себя не почувствует. Стискивая зубы, Аня легла на бок и поджала под себя ноги, обнимая колени. Не было сил возвращаться к себе прямо сейчас. Она не боялась, что Руслан проснется и захочет продолжения - слишком пьян и вымотан он был. Поэтому она просто закрыла глаза и позволила жалости затопить себя. А потом не заметила, как уснула, продолжая обливаться слезами.


   Руслан медленно приходил в себя. Голова болела - сказывалось похмелье и вчерашний бой. Болело все лицо, нога и грудь. Мужчина на ощупь прикоснулся к брови. И тут же вспомнил, кто ее зашивал. И вспомнил, что произошло потом. Он резко сел и посмотрел на кровать рядом с собой.

   Аня лежала на краю широкой кровати, сжавшись в комочек. Красивое личико было заплаканным, закрытые веки напухшими, а губы искусаны в кровь. На запястьях синяки от его пальцев, а на бедрах кровь, как и на простыне. В одно мгновение перед ним всплыло все, что он вчера делал. Вспомнил, как вырывалась из его рук девушка, как просила и умоляла ее отпустить, вспомнил, как грубо овладел ее телом, не подозревая о том, что у нее это впервые. Он ведь был в полной уверенности, что у нее кто-то был. И эта уверенность добавляла ему злости, ревности, с которыми он вчера вбивался в ее покорное тело.

   От всех этих воспоминаний Руслана стало тошнить. Никогда в жизни он не позволял себе подобного - принуждать девушку к близости. Никогда не считал себя способным на это. И тем более не думал о том, что Аня станет той, кто в полной мере ощутит на себе это безумие.

   Мужчина протянул руку и хотел коснуться заплаканного личика. Но именно в этот момент Аня открыла глаза. И столько там было ужаса, страха и презрения - к нему или самой себе он не понял - что он невольно отдернул руку.


   Аня смотрела на мужчину и не знала чего еще ждать. Но то, что она увидела в его глазах, было неожиданным - там была боль и искреннее сожаление. Но это никак не уменьшало того страха и отвращения, что она питала теперь к этому человеку. Он сделал самое ужасное из всего, что мог бы. Она готова была бы стерпеть близость с ним, но не такую как вчера - унизительную в самой крайней степени, грязную и отвратительную. А ведь она знала, каким мог быть Руслан, не смотря на свой нрав и характер - нежным и ласковым. Он мог бы заставить ее захотеть его, мог бы помочь ей захотеть себя так же сильно, как хотел сам. Но вместо этого он поддался самому низменному в себе - похоти, нетерпению и эгоизму.

   И он это осознавал, что немного успокоило девушку. Она молча, как бы ни хотелось застонать от тянущей боли между ног, встала с кровати, закуталась в простынь и вышла из спальни, не глядя на мужчину. У себя в комнате Аня пошла в ванную, включила душ и села пол, позволяя каплям воды смывать с себя всю грязь сегодняшней ночи, а слезам омывать свое разочарование и унижение.


   Как только за девушкой закрылась дверь, он понял в полной мере, что натворил, как сильно обидел и унизил. Он заметил, как ее испуганный взгляд сменился пустым и равнодушным. Уж лучше бы там была злость и ярость, чем ничего.

   Его взгляд упал на ту сторону кровати, где спала Аня. А конкретно - на кровавое пятно - следствие его грубости и беспощадности. Руслан провел рукой по лицу и отвернулся. Встал с кровати и пошел в душ, желая смыть всю злость на себя и свое поведение. Мужчина прекрасно понимал, что то, что он сделал, навсегда изменит отношение Ани к нему. Оно и раньше не отличалось особым доверием, а теперь девочка будет шарахаться от каждого движения в ее сторону. И это полностью его вина. Он не знал, как ее искупить. Но для начала стоило попросить прощения.

   Руслан оделся и вышел из спальни. Он тихо постучал в дверь спальни Ани, но не услышал ответа. Нахмурился и вошел. В комнате ее не было, но он услышал звук воды в ванной. Быстро направился в ту сторону, боясь неизвестно чего.

   Он увидел девушку сидящей на полу под душем. Она равнодушно смотрела на стену, не замечая его, обхватив колени и положив на них подбородок. Руслан выключил воду и присел перед девушкой, заворачивая ее в большое полотенце. Как только он коснулся ее - она резко отпрянула от него. Он сжал зубы, матеря себя как только можно, и сделала еще одну попытку.

   - Не бойся, я не обижу.

   Она смотрела на него как затравленный зверек, красными от слез глазами. В них было сомнение, и даже насмешка. Руслан понимал все это и принимал. Но все же она позволила взять себя на руки. Он отнес ее в спальню, усадил на кровать и, встав рядом на колени, начал вытирать, бережно и осторожно, чтобы не испугать ее резким движением. Он с дикой злостью на себя стирал капли воды с ее рук, глядя на следы свои пальцев на тонких запястьях. Старательно отводил глаза, чтобы не смущать девушку и не прикасался ни к чему лишнему. Он тщательно вытер ее волосы, и укутал в одеяло. Он осторожно и медленно приблизил руку к ее лицу и поднял его вверх, чтобы посмотреть в настороженные глаза.

   - Мне жаль.

   Аня ничего не ответила на это своеобразное извинение. Но он и не ждал. Встал на ноги и двинулся к двери.

   - Мой долг уплачен? - остановил его ее спокойный голос, когда он взялся за ручку двери.

   Руслан застыл на месте, как вкопанный. До боли сжал зубы и зажмурил глаза.

   - Да, оплачен, - сказал мужчина, как бы противно ни было это произносить.

   Он никогда не собирался забирать с девушки долг, тем более таким образом, что бы он так не говорил ранее.

   - Я могу уйти? - так же ровно спросила Аня.

   - Нет, - резко сказал мужчина и вышел из комнаты, не заметив горькой усмешки на красивом личике.

   Руслан спускался вниз и думал о том, что сказал Ане. Он не мог отпустить ее. Не хотел, а значит - не мог. Эта девочка его. И он обязательно добьется ее, искупит свою вину и загладит мерзкий поступок.


   Первое, что сделал Руслан - так это избавил Аню от своего присутствия. Он не показывался ей на глаза, не заходил к ней в комнату, даже чтобы просто взглянуть на нее. Он почти не ночевал дома, занимая себя делами и развлечениями, чтобы не думать о том, что натворил. Мужчина и не подозревал, что его совесть так остра. Но то, что он сделал с Аней, не давало ему покоя ни днем, ни ночью. Он постоянно вспоминал ее запуганный и одновременно пустой взгляд. Вспоминал, как она дрожала от страха, а возможно и отвращения, к его прикосновениям. Он не мог не думать обо всем этом. Занимая себя работой и делами днем, вечером мужчина ехал в первых встречный кабак, где напивался и снимал шлюху. Вез ее в гостиницу и срывал свое раздражение и злость на ее покорном теле. А через пару часов выгонял, не в силах выносить непритворно довольный взгляд и стоны удовольствия, которые не смог подарить своей девочке, зато раздаривал направо и налево всем встречным. Он старался забываться, как мог - пил, участвовал в боях вместо своих ребят, позволяя избивать себя, а потом почти убивая в ответ своими ударами. Гонял на бешеной скорости по городу, наплевав на правила и не боясь расшибиться в лепешку.

   Казалось, что злость никогда не стихнет. Но по прошествии пары недель он успокоился. И появился, наконец, дома. Его встретила встревоженная Наталья Дмитриевна, своими словами заставив его беспокоиться. Аня почти ничего не ела все это время, не выходила из своей комнаты, все время лежала на кровати и молчала.

   Руслан, услышав все это, тут же стремительно повернулся к лестнице и пошел наверх. Он тихо вошел в комнату девушки, застав ее спящей поверх покрывала. Она как всегда сжалась в комочек и поджала под себя ноги. Мужчина лихорадочно впитывал в себя ее образ, попутно отмечая, как осунулось ее личико, появились круги под глазами и излишняя бледность. Она казалась сейчас такой крошечной, что он невольно стиснул зубы, вспоминая, что посмел обидеть ее.

   Протянув руку к ее лицу, он нежно коснулся содранными костяшками пальцев ее щеки. И тут же удивленно и невольно отдернул руку, когда заметил, как Аня во сне потянулась за этим прикосновением. Это немного сбивало с толку. Вряд ли она переборола свой страх и отвращение к нему. Возможно, ей просто одиноко и холодно? И никого нет рядом, кто бы поддержал и помог.

   Руслан скинул с плеч пальто, бросив его на пол, и осторожно лег рядом с девушкой, аккуратно и заботливо обвивая ее руками и прижимая к себе поближе. Аня безотчетно прильнула к нему всем телом и уткнулась носом в грудь. А на губах мужчины впервые за долгое время расцвела улыбка, легкая и едва заметная. Он вдыхал такой родной и любимый запах Ани, который успокаивал его не хуже алкоголя или драки. Вот сейчас, рядом с ней, он был спокоен. Хотя и боялся того, как отреагирует на его близость Аня, когда проснется и поймет, кто рядом с ней.


   После того, как Руслан вышел из комнаты, сказав свое веское "нет", девушка просто завалилась на кровать и закрыла глаза. Слез уже не было. Ничего, по сути, не было. Было холодно, пусто и одиноко. И почему-то сейчас воспринималось это все как никогда прежде ужасно. Она всегда была одинока, всегда было холодно и пусто. Но сейчас, когда у нее отняли последние крохи желания жить, стало просто невыносимо. Она устала быть игрушкой, куклой и товаром для торговли. Устала ощущать себя бесправно рабой, униженной и позволяющей делать с собой все, что угодно. Но и что-то изменить было не в ее силах. Поэтому она просто сдалась. Она устала бояться и плакать, устала бороться и пытаться что-то изменить. Теперь она просто будет плыть по течению своей жизни.

   Следующие несколько недель Аня тонула в своем отчаянии и пустоте. У нее пропал аппетит, напала меланхолия. Почти все время она была у себя в комнате и спала. И радовалась тому, что может это делать так часто и много - иначе просто сошла бы с ума.

   Но сейчас что-то было по-другому. Она впервые за последнее время чувствовала спокойствие, умиротворение и надежность. Было тепло и уютно. Аня открыла глаза и поняла в чем дело - рядом спал Руслан, заботливо укрыв их одеялом и бережно обнимая ее.

   Девушка не могла понять того противоречия, что чувствовала рядом с этим мужчиной. Сейчас он внушал ей доверие и надежность, но она еще слишком хорошо помнила ту ужасную ночь и помнила его безумные глаза. Она не знала, как объяснить то, что боится его и одновременно с этим чувствует себя спокойно в его руках.

   Стокгольмский синдром. Так, кажется, это называется.

   Аня рассматривала красивое лицо и думала о том, что его сожаление было искренним, потому как явно его терзала совесть. Он очень мало спал, что было видно по синякам под глазами. Черты лица стали резче, на щеках жесткая недельная щетина. И он снова избит. Не так сильно, но все же видно, что он снова дрался.

   Руслан пошевелился, но не проснулся, лишь крепче прижал ее к себе. Она позволила, чувствуя, как по телу разливается тепло. Ей не хотелось сейчас думать над этими странностями своего разума и поведения. Поэтому она закрыла глаза и снова уснула, вдыхая неповторимый запах мужчины.


   Руслан проснулся, чувствуя на шее сопение девушки. Она все так же была в его руках, близко и обнимая его за талию. Он снова невольно улыбнулся этому. Осторожно высвободил руку и глянул на часы. В желудке урчало, и он не сомневался, что Аня тоже голодна. Вот только тревожить ее не хотел - боялся увидеть в ее глазах страх и сомнение в его намерениях. Боялся, что испугается, стоит ей только понять, кто рядом.

   Но через минуту девушка сама заворочалась и проснулась. Он не увидел того, что боялся. Она просто прямо смотрела в его глаза. Ее взгляд ничего не выражал, но отчаянной пустоты в нем не было. Так же как и страха и испуга.

   - Голодная? - спросил Руслан.

   Аня только кивнула. Мужчина нехотя разжал руки и встал с кровати, потягиваясь своим ноющим телом. Кое-что болело, а кое-что просто устало. Он вымотал себя за две недели основательно. Но все равно повернулся и уверенно взял девушку на руки. Она попыталась что-то сказать, но под его укоряющим взглядом умолкла и просто обвила тонкими руками его шею, утыкаясь в нее носом.

   Никто из них не заговорил о странности всего этого. Мужчина просто принес ее на кухню и усадил за стол. Потому как была ночь, никто кроме них самих их обслужить не мог, поэтому Руслан подошел к холодильнику и начал доставать еду. Перед девушкой на столе появились холодное мясо, несколько йогуртов, творог и молоко. Так же Руслан достал вилку. Одну. Аня не успела спросить ничего, как он снова подхватил ее на руки, посадил к себе на колени и начал кормить ее сам. Девушка чуть покраснела, что вызвало на его лице веселую усмешку, от чего она смутилась еще больше.

   - Открой рот, - приказал мужчина.

   Аня послушно раскрыла губы и сняла с вилки кусочек мяса. Так он и кормил ее и внимательно следил, как она жует. Девушка же не знала, куда взгляд девать. Когда он закончил с мясом, принялся за творог и йогурт, потом поил ее молоком с рук.

   - Наелась?

   - Угу.

   - Больше голодовать не будем?

   - У-у, - покачала головой девушка, стыдясь того, что ее упрекнули в этом.

   Только после этого мужчина принялся есть сам, все так же не спуская Аню с рук. Его ладонь уверенно лежала на ее талии, а сама девушка держалась за его плечи и шею. Руслан замер на миг, когда почувствовал, как пальчики Ани стали перебирать его волосы на затылке. Но при этом у нее был несколько отстраненный взгляд, что выдавало этот жест как бессознательный. И все равно он наслаждалась этим, пытаясь растянуть минуты.

   Когда с едой было покончено, Руслан отнес Аню в ее комнату, уложил в кровать и укутал в одеяло. Потом ушел к себе.

   Девушка проводила мужчину задумчивым взглядом и быстро уснула. А Руслан зашел к себе в спальню, едва заметно улыбаясь. Он быстро разделся, принял душ и уснул так же быстро, как Аня.


   Странным было то, что происходило между Русланом и Аней. Мужчина больше не избегал девушку, наоборот - старался, чтобы она привыкла к его присутствию. Они всегда вместе завтракали, обедали и ужинали. Он приходил в библиотеку, когда она там читала, и просто наблюдал за ней. Ему нравилось, как время от времени она бросает на него робкий смущенный взгляд - ей явно не по себе было от такого молчаливого внимания. А еще он завалил ее подарками. Вместе с упирающейся девушкой и как всегда молчаливой охраной он поехал в торговый центр, где накупил Ане немыслимое количество одежды, обуви, аксессуаров и всего в этом роде. Девушка лишь поражалась тому, как он хорошо знает потребности и интересы женщин. И это вызывало на лицах изумленных продавщиц жгучую зависть. Они смотрели на Руслана и разве что слюни не пускали, одаривая при этом Аню презрением и непониманием. Вначале всего этого, Аня еще пыталась как-то протестовать и возмущаться, говорить, что ей ничего не нужно и у нее все есть. Но потом просто молча ходила в примерочную и мерила все, что выбирал Руслан. Снова мелькнула мысль, что он одевает ее, как куклу. Но она быстро испарилась под начавшим возрастать восторгом от происходящего.

   А Руслан просто пытался немного развеять скучающую девушку. Ему нравилось смотреть, как она смелеет, как улыбается ему, чуть смущенно, но довольно. Нравилось, как привыкает к тому, что он всегда рядом. Но иногда он все же замечал, как она резко отдергивается от него, если он появляется рядом слишком неожиданно или делает излишне резкое движение рядом с ней. Тогда в ее глазах вспыхивала виноватость, отчего он чувствовал себя неловко - это он перед ней виноват, а не она. И, тем не менее, девушка явно пыталась бороться с собой. Это поражало его. Ему казалось, что она никогда не сможет простить его. А порой он думал о том, что возможно она просто смирилась. Но он не хотел этого смирения. Он хотел, чтобы Аня воспринимала его не как тюремщика, а, по крайней мере, как друга. Это конечно сильно сказано, но ему хотелось именно этого.

   Несколько недель мужчина провел в тесном контакте с девушкой. Наблюдал за ней, пытался разговорить и поближе узнать. Она смотрела на него несколько настороженно, но постепенно стала открываться. Она рассказала о своем детстве, рассказала о том, как попала в "Маску". Все это в общих чертах было ему известно, но слушать рассказ из ее уст и видеть, как она до сих пор переживает каждый момент, было совсем другим делом. У него руки чесались ответить всем, кто посмел обижать его девочку. Но он тут же думал о том, что сам обидел ее больше всех остальных и заставлял себя успокаиваться.

   Аня рассказывала ему о своей жизни, но при этом умудрялась прятать от него большую часть своих эмоций и переживаний. Она просто излагала факты. Он радовался уже и этому, но хотелось ощущать ее доверие. Естественно, об этом было еще рано думать. И говорила она только тогда, когда он спрашивал, не интересуясь им в ответ. Но он и сам не торопился делиться секретами своей жизни.

   И пока этого было достаточно. Но все равно очень часто Руслан ловил себя на том, что смотрит на Анины губы, когда она не видит. Пытается украдкой вдохнуть ее запах, коснуться рукой. И сдерживать себя становилось все трудней. Он видел, что еще слишком рано делать какие-либо попытки сближения. Ведь в ее глазах по-прежнему мелькает сомнение и настороженность. Но как же хотелось. И постепенно это желание становилось все сильней.

   И чтобы снова не случилось как в прошлый раз, Руслан в один из вечеров отправился на поиски необременительного знакомства и безумной ночи в объятья доступной красавицы. Дома он появился лишь под утро. И только глупец не смог бы понять, чем он всю ночь занимался. Вот и Аня это поняла, когда столкнулась с ним в первой гостиной, где проспала всю ночь в ожидании его - боясь, что ему снова понадобиться помощь. Но мужчина, хоть и выглядел усталым, в помощи явно не нуждался. И девушка мысленно называла себя глупой дурой, когда бежала к своей спальне.

   - Твою мать! - сквозь зубы выругался мужчина, глядя, как убегает Аня.

   Но идти за ней он не собирался. Она сама не знает, чего хочет: вроде и бояться его перестала, но по-прежнему не подпускает к себе. Только смотрит и краснеет, когда он позволяет себя едва более смелый взгляд, чем обычно. Он ведь не мальчик - не может ждать, когда она соизволит расслабиться и не напрягать по этой теме.

   Руслан хмуро посмотрел в сторону лестницы и пошел следом. Он не зашел в ее комнату, даже не остановился у двери. Просто прошел к себе, где тут же завалился спать - ночь была выматывающей, как он, собственно, и хотел.


   Аня не понимала того, что почувствовала, когда увидела Руслана утром, возвращающегося от другой женщины. На это указывало все: удовлетворенное выражение на его лице, расслабленность во всем теле и, элементарно - запах женских духов, и следы поцелуев на его шее.

   Все это время, что девушка позволяла мужчине приближаться к себе, она видела, знала, чего он хочет. И как бы сильно он ни старался этого не показывать - она не слепая дурочка. Но дать ему это девушка еще не могла. Боялась, обижалась и не знала, чего ждать потом. И пока он позволял ей не думать по этому поводу, она могла немного расслабиться. Но ведь должна же она была понимать, что если она так желанна для него, это не значит, что у него не может быть кого-то еще. И с одной стороны она понимала, а с другой было вот это неясное чувство обиды. Аня не могла сказать, что ревновала. Но что-то похожее на это было.


   После того, как Аня застала его возвращающимся от другой, Руслан чувствовал себя немного виноватым. И не мог понять почему. Может, этот ее обиженный детский взгляд? Но уж лучше так, чем она снова оттолкнет его, когда он попытается к ней приблизиться. И он снова окажется очень далек от нее. Но он решил не гадать, а прямо спросить об этом Аню. Да, возможно она смутиться, но не испугается в любом случае.

   Он увидел девушку за обедом. Она не посмотрела на него, когда он сел напротив и вперил в ее макушку любопытный взгляд. Девушка уткнулась в свою тарелку и старательно не поднимала головы. Руслан решил отложить разговор, тем более, что Наталья Дмитриевна очень внимательно смотрела на них двоих.

   - Спасибо, - как всегда поблагодарила Аня кухарку за обед и торопливо пошла к двери.

   Руслан только усмехнулся и, так же кивнув в знак благодарности пожилой женщине, поспешил догнать Аню. Он перехватил ее на лестнице.

   - Погоди, - хватая ее за руку, сказал мужчина. - Надо поговорить.

   Аня недовольно поджала губы и кивнула. Руслан, все так же держа ее за руку, пошел дальше по лестнице, а потом к ее комнате. Он усадил Аню на кровать и присел перед ней на корточки, пытаясь поймать ее бегающий взгляд. Она упорно не смотрела на него. Тогда он легонько ухватил ее за подбородок и заставил посмотреть на себя.

   Девушка не знала, куда глаза девать от смущения. Она догадывалась, что он собирался обсудить, и не совсем была готова к этому разговору.

   - В чем дело, Аня? - спросил Руслан, когда удостоверился, что она смотрит на него, пусть робко и смущенно, но смотрит.

   - Что ты имеешь в виду?

   - Не стой из себя дурочку, - хмуро сказал Рус, заставив Аню бросить на себя недовольный взгляд. - Скажи честно: тебя зацепило то, что я не ночевал сегодня дома? Ты поэтому убежала?

   Девушка покраснела под его пристальным взглядом и снова отвела глаза.

   - Почему? - спросил Руслан, хотя и догадывался, но услышать ответ хотел из ее уст.

   - Не знаю, - пробормотала Аня, глядя в сторону и прикусывая нижнюю губу.

   Руслан тут же отвел взгляд, чтобы не поддаться соблазну и не сжать ее своими зубами. Она даже не подозревала, как действует на него. А ведь он всю ночь сегодня не спал, терзая чувственное тело под собой. А ей стоит только сделать этот вполне невинный жест, как он чувствует себя человеком, который минимум полгода соблюдал целибат.

   - А если подумать? Тебе это не понравилось?

   - Нет, - честно ответила Аня. - Не понравилось.

   - И ты готова заметить их собой? - в упор спросил Руслан.

   Аня испуганно подняла на него глаза, и он уже знал ответ - нет, не готова.

   - Ты боишься, - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес мужчина.

   - Я не знаю, - снова повторила девушка.

   - Вот когда разберешься - тогда и поговорим, - сделал вывод Руслан, поднимаясь на ноги.

   - Ты опять пойдешь к другой? - вырвалось у Ани, прежде чем он дошел до двери.

   Она смотрела на его напряженную спину.

   - К другой? - хмыкнул мужчина, поворачиваясь и пристально глядя ей в глаза. - Почему к другой? Разве у меня есть кто-то, чтобы была "другая"?

   Аня смутилась и опустила глаза. Руслан только хмыкнул и вышел из ее спальни. А она снова прикусила губу и смотрела на закрывшуюся дверь, теряясь в своих чувствах. Он прав - она еще не разобралась, чего хочет и на что готова. Но того, чтобы он снова уходил к другой женщине, она не хотела определенно. Эта мысль заставляла кривиться, а перед глазами сразу же появлялась картинка: Руслан держит в объятьях красивую девушку, целует и ласкает ее так, как она, Аня, еще не познала - нежно, осторожно и трепетно. И она хотела бы попробовать, но неприятные воспоминания и страх все еще жили в ней, что вполне объяснимо. Сложнее было понять то, что она так легко забывала об этом.


   Этим же вечером Руслан снова уехал, к глухому раздражению Ани. Она видела в окно, как он выезжает со двора. Ее ту же затопили те же неизвестные чувства, все больше походившие на ревность. Но она не имела права его ревновать. Он ей не муж, и даже не любовник. И разве не этого она хотела - чтобы он оставил ее в покое? Как оказалось не совсем этого.

   Аня ругала себя, на чем свет стоит. Она упорно пыталась думать о том, как оказалась здесь, как была унижена и оскорблена. Пыталась вызвать в себе прежнюю уверенность в том, что все не правильно, не так, как должно быть. Как она могла так быстро расслабиться и дать себя запутать?

   Девушка терзалась противоречиями до поздней ночи, не в силах заснуть, не разобравшись, наконец, в себе. Потому и не заметила, как Руслан вернулся домой. А вот мужчина еще со двора увидел свет в ее окнах и понял, что она до сих пор не спит.

   Аня вздрогнула от резкого стука в дверь. А когда на пороге появился Руслан, не смогла сдержать облегчения - он дома!

   - Почему не спишь? - спросил он, не отходя от порога.

   Аня только плечами пожала.

   - Ложись, уже поздно, - сказал мужчина и повернулся, чтобы уйти.

   - Руслан! - неожиданно для самой себя, остановила его Аня.

   А мужчина замер на месте, впервые услышав свое имя из ее уст.

   - Да? - он вопросительно обернулся к ней, глядя, как она робко опускает глаза от собственной смелости.

   Аня стояла молча, не говоря ни слова и даже не глядя на него. И он понял, что она сама испугала и растерялась, да и не знает - зачем остановила его.

   - Хочешь поцелуй на ночь? - усмехнулся мужчина в шутку, надеясь смутить ее еще больше и посмотреть, как сильно она покраснеет.

   Но Аня бросила на него такой испуганный взгляд, что он понял, что угадал ее мысли. Она тут же покраснела как свекла и снова опустила голову.

   - Спокойно ночи, - промямлила девушка и повернулась к кровати, начиная стягивать покрывало.

   Она думала, что он уйдет, поэтому вздрогнула от неожиданности, когда повернулась, а он стоит прямо за ней и внимательно вглядывается в ее лицо. Аня снова попыталась опустить голову, но он не дал, успев перехватить подбородок пальцами.

   Руслан смотрел, как несмело Аня отвечает на его взгляд. И она снова прикусила губу. Ему понадобилась вся сила воли, чтобы тут же резко не прильнуть к ее ротику. Но он сдержался и стал очень медленно наклоняться, удерживая ее взгляд.

   Девушка смотрела на него широко распахнутыми глазами. Она замерла и боялась даже дышать, наблюдая за тем, как все ближе он наклоняется к ее лицу. Она знала, что за этим последует. И хотела. Вопреки всему хотела.

   Мужчина нежно, осторожно коснулся ее губ своими, едва заметно скользя по ним. Он не давил и не принуждал. Просто ждал. И когда Аня медленно закрыла глаза, сделал поцелуй чуть тверже. И только лишь когда она слегка раскрыла ротик, он позволил своему языку пройтись по контуру ее губ и слегка проникнуть внутрь. И тот миг, когда Аня стала отвечать - робко, несмело - стал для него самым долгожданным и желанным. Ему до безумия хотелось крепко прижать ее голову к себе, зарывшись руками в волосы, но все, что он позволил, так это ласкать пальцами ее личико. Хотелось жадно, напористо скользнуть языком глубоко в ее сладкий ротик, снова чувствовать ее вкус и влажность. Но вместо этого он отпустил ее губы и посмотрел на нее. Аня медленно открыла глаза, слегка затуманенные и удивленные.

  - Спокойной ночи, - прошептал Руслан и быстро вышел из ее комнаты.

   Аня проводила его взглядом, касаясь пальцами своих губ. Было такое ощущение, что это был ее самый первый поцелуй. Нежный и легкий, ни к чему не обязывающий, просто дарящий наслаждение и не пробуждающий тело.

   Еще с минуту Аня касалась своих губ, потом покраснела от осознания этого и залезла в кровать. Уже через некоторое время она спала, мягко улыбаясь.


   Руслан считала себя почти героем за то, что смог уйти. Для него это поистине геройский поступок. Аня была такой сладкой, а совсем рядом кровать. Хотелось толкнуть ее и лечь сверху. Но они это уже проходили - и не слишком удачно. Поэтому он решил повременить.

   На следующий день, стоило ему только бросить взгляд на Аню, как она тут же отвела глаза и покраснела. И снова он заметил, как она стала избегать его. Но так же он был уверен, что это от всё того же вездесущего стеснения, а не боязни его. В течение нескольких дней, он старался не напрягать Аню своими взглядами, частым присутствием и намеками на поцелуй. Вместо этого он пригласил девушку на прогулку. На улице было очень тепло, не смотря на то, что был только апрель. Выехать куда-то далеко Руслан не мог - слишком много работы, а вот прогуляться по саду время было. Он нашел Аню в библиотеке и, взяв за руку, повел за собой в сад.

   Они медленно бродили по извилистым тропинкам между начинающих зацветать деревьев. Он все так же держал в руке ее маленькую ладошку, поглаживая большим пальцем запястье. Ему нравилось, какой нежной была ее кожа, нравилось чувствовать под пальцами едва заметный учащенный пульс. Подул ветер и Аня поежилась. Руслан тут же скинул с плеч пиджак и укутал ее, запахивая его на ее груди. Да так и остался стоять, обнимая ее за плечи. А потом попросту привлек ее к себе и обнял, утыкаясь носом в ее макушку.

   Аня слегка отстранилась и посмотрела ему в лицо. Она понимала, что таким образом буквально компрометирует его действовать. Но она хотела этих действий. И даже подалась навстречу его губам, когда он стал наклоняться.

   Поцелуй был таким же нежным и осторожным как прошлый. Но Руслану этого было уже мало. Он оторвался от ее рта и посмотрел в глаза Ани. В них не было страха или испуга, поэтому он снова склонился к ее губам, на этот раз в более смелом поцелуе. Его язык с напором ласкал ее губы, заставляя раскрываться их и отвечать. Одна его рука скользнула в густые распущенные волосы, чтобы осторожно сжать в кулак пряди и почувствовать их густоту. Безумно хотелось запрокинуть ее голову еще сильней, открывая своим губам ее тонкую шею. Но губы были так податливы и сладки, что он не нашел в себе сил оторваться от них.

   Руслан чувствовал, как ласка губ становиться все сильней и горячее. Аня по-прежнему отвечала на поцелуй, так же откровенно и жарко. И он снова потерял голову, а вместе с ней контроль. Крепко прижал к себе девушку, давая почувствовать какой силы желание она разожгла в нем своим ответом. И снова пугая ее своим напором, потому как она тут же замерла и перестала дышать. В ее глазах, когда он оторвался от губ, была паника, пусть и легкая пока что. Но усугублять ее не стоило, как бы ему ни хотелось пойти еще дальше.

   - Иди в дом, - отпуская ее из своих рук и делая шаг назад, хрипло сказал Руслан.

   Аня знала этот горячий взгляд, поэтому тут же последовала его совету-просьбе-приказу.


   После того как Аня ушла, Руслан вернулся к себе в кабинет и сел работать. Но дело не двигалось. Он не мог думать ни о чем, кроме ее сладких губ и несмелого ответа на его поцелуй. Она была такой нежной, такой ранимой и слабой, что он боялся одним лишним жестом или словом испугать или обидеть ее. Он и так уже постарался на этом поприще, да так, что до сих пор чувствует себя последний скотиной и кем похуже. Поэтому не хотел больше причинять ей боль. Но и отступить не мог.

   Руслан чертыхнулся и взъерошил волосы на голове. Он ни о чем не мог думать, кроме этой девочки. Никакие дела и мысли не шли в голову. Поэтому он бросил попытки заняться работой и пошел в спортзал, поиздеваться над грушей.

   Тренировка заставила его сосредоточиться и немного расслабиться. Но как только он вышел из зала, в голове снова была Аня. Мужчина нахмурился и отправился в душ. А потому, бросив бесполезные попытки выкинуть ее из головы, двинулся в сторону ее комнаты. Он тихонько приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Аня спала, свернувшись клубочком на самом краю огромной кровати. Ладошки подложены под щеку и ротик слегка приоткрыт. Руслан тихо подошел, стянул футболку, оставшись в спортивных брюках, и лег рядом с девушкой. Медленно и тихо приблизился к ней вплотную, обнял ее рукой и уткнулся носом в ароматные волосы. Стало так хорошо и легко, что он не заметил как уснул рядом с ней, все крепче прижимая ее к себе во сне.

   "Это скоро станет привычкой - вот так засыпать рядом с ней" - отстраненно подумал мужчина.


   Аня просыпалась и чувствовала себя несколько необычно. Было очень жарко и немного неудобно и тесно. Как только сон окончательно слетел, она поняла причину. Осторожно приоткрыла глаза и посмотрела на спящего рядом Руслана. Они лежали лицом к лицу, ее голова была на одной его руке, а другой он обнимал ее за талию. Как ни странно, первый испуг быстро прошел, и Аня просто смотрела на спящего мужчину. Красивые черты его лица были расслаблены, брови не нахмурены как обычно, а губы не сжаты от почти постоянного недовольства чем-то. На эти самые губы она буквально засмотрелась. Она очень хорошо помнила вчерашний поцелуй, как нежны, осторожны и в то же время страстны были его губы. А потом, она не заметила, как и зачем, но протянула руку и осторожно коснулась их пальцами. В тот же миг Руслан открыл глаза. И смотрел так, как будто не спал вовсе. Твердо и осмысленно.

   Аня тут же резко отдернула руку и покраснела от смущения. Руслан едва заметно улыбнулся и перехватил ее ладонь. И, поднеся к своим губам, коснулся пальчиков поцелуем. Аня покраснела еще больше, но руку не пыталась забрать. Просто смотрела в серые глаза.

   Руслан отпустил ее ладошку и коснулся ее лица, обведя его контуры. Скользнул пальцем по складке на лбу, носу и остановился на губах. Его взгляд был прикован к ним же. Аня же просто смотрела, ничего не делала и не говорила. А он, видя ее такой нежной и сонной, не удержался и подался вперед, касаясь ее губ своими, легко и нежно. Девушка невольно приоткрыла ротик, делая вздох - то ли удивления, то ли удовольствия. А он не мог не воспользоваться этим немым приглашением. Поцелуй стал чуть крепче. Его язык заскользил по нежным губкам и ласково и медленно проник внутрь. Его рука скользнула в ее спутанные мягкие волосы и сильней прижала к себе ее голову. Тем не менее, он был готов ее отпустить в тот же миг, если бы почувствовал сопротивление. Но его не было. Девушка еще раз глубоко вздохнула и прикрыла глаза.

   Медленно и нежно Аня стала отвечать на его поцелуй, разжигая в его крови огонь и желание. Как ему сейчас хотелось перекатиться на нее, раздвинув коленом стройные ножки и с удобством устроиться между ними. Но все, что он себе позволил, это скользнуть рукой по ее талии и нежно прижать девушку к себе ближе.

   Но как бы он ни старался, сдержать свои мужские инстинкты не мог. Рука на талии стала медленно двигаться, скользнула на ее животик и погладила его поверх майки пижамы. На мгновение ему показалось, что Аня напряглась, но лишь показалось. Девушка по-прежнему отвечала на поцелуй, который медленно становился все откровенней и горячее.

   Ладонь Руслана скользнула Ане на спину и мягко и ненавязчиво пробралась под ее майку. Девушка даже выгнулась под ощущением горячей руки на обнаженной спине. А мужчине до безумия хотелось опустить руку вниз, а не вверх, как он это сделал. Хотелось сжать в руке ее попку и крепко прижать ее бедра к своим, давая почувствовать дикое желание мужского тела. С трудом, но он сдержался, чтобы не сделать подобную глупость. Вместо этого он прервал поцелуй, потому как его продолжение грозило не тем, чего он добивался, и что готова была принять девушка.

   - С добрым утром, - прошептал Руслан, глядя в затуманенные глаза Ани, вынимая руку из-под ее одежды.

   - С добрым, - хрипло ответила девушка, глядя на него смущенно и слегка краснея.

   Ему нравилось смотреть на нее такую. В такие моменты она совершенно не походила на ту, кого он увидел в первый раз - сексуальную танцовщицу у пилона на сцене. В такие моменты она вызывала в нем не дикое желание или страсть, а нежность и желание заботиться и защищать.


   Никто из них двоих не заметил, что Руслан стал проводить в комнате Ани каждую ночь. Он приходил поздно, когда она уже спала, тихо ложился рядом, обнимал льнущую к нему девушку и засыпал. Для обоих это было просто незаметным шагом чуть вперед в их сложных отношениях. И каждое утро начиналось с легкого поцелуя. Руслану было невозможно трудно сдерживать себя, особенно по утрам. Но это была его маленькая месть самому себе за все, что Аня вытерпела от него - теперь его очередь терпеть. И он терпел, очень долго. Не позволял себе ничего кроме поцелуя и легких ласк.

   Аня уже совершенно не напрягалась от его близости, не вздрагивала, и во взгляде не было и следа страха. Она привыкла к тому, что каждое утро просыпается в его руках и получает свой поцелуй. И стыдно признать - но она готова была уже и на большее. Вот только сказать не знала как, да и боялась. Не хотелось бы в самый ответственный момент все испортить своим страхом. И все же постепенно девушка уверилась, что Руслан не причинит ей вреда. Он был терпелив, ненавязчив и внимателен к ней, как никогда ранее. Почти каждый день они гуляли посаду, взявшись за руки. Он дарил ей подарки, которые смущали ее, но неизменно вызывали на лице улыбку. Это были мягкие игрушки, книги, духи и цветы. Когда он впервые принес ей одиннадцать кремовых роз, девушка целый день не выпускала из рук букет, зарываясь в него носом и вдыхая нежный аромат. А вечером, когда Руслан пришел к ней, она неловко покраснела, потому как букет изрядно вытрепался от того, как она стискивала его в руках. Мужчина только улыбнулся, заметив это. И на следующий день снова принес розы, чтобы он опять целый день таскала их за собой и думала о нем каждую минуту. Он так прямо об этом и сказал ей, заставив засмущаться.

   - Люблю, когда ты краснеешь, - сказал мужчина, наблюдая за румянцем на щеках.

   - Почему?

   - Кто знает, - пожал плечами Руслан, чуть улыбаясь.


   Постепенно все это - внимание, забота, легкость и нежность - заставили девушку окончательно успокоиться и прийти в себя. Она открыто улыбалась мужчине, первая тянула губы, чтобы он поцеловал ее, приходила к нему в кабинет и наблюдала за тем, как он работает, держа в руках книгу, чтобы в нужный момент уткнуться в нее и сделать вид, что читает.

   Со временем Аня стала узнавать Руслана поближе. Он не был слишком откровенен, особенно когда вопросы касались его работы. Он лишь говорил, что не стоит ей этого знать. Девушка не была дурой, помнила разговоры танцовщиц, да и сама замечала детали, чтобы сделать выводы. У Султанова был вполне легальный бизнес, о котором он говорил не скрываясь. Но помимо него была и темная сторона его жизни, где были камеры наблюдения, строгая система охраны дома, телохранители с оружием под строгими пиджаками, постоянные взгляды по сторонам. Еще были звонки, во время которых Руслан уходил в другую комнату, либо просил выйти Аню. А так же люди, которых девушка видела только в окно, и которые не вызывали доверия не смотря на презентабельный вид.

   Но обо всем этом Аня старалась не думать. Все чаще все ее мысли концентрировались исключительно на Руслане. И он, к ее некоторому сожалению, видел это, не стесняясь этим пользоваться. Он всегда держал девушку рядом с собой, на виду. Они вместе ели, он работал, а она была рядом. Он ходил тренироваться в зал, а она сидела в сторонке, восхищенно наблюдая за его великолепным сильным телом. Он сам лично возил девушку к подругам. Аня даже рассказала к кому ходила в тот раз, когда ушла без его разрешения из квартиры, где жила раньше. В тот же день он отвез ее к Татьяне Игоревне, которая снова распереживалась от того, как долго Аня пропадала. Девушка оставила номер телефона дома Султанова, чтобы женщина могла звонить в любое время, если что-то случиться или ей понадобиться помощь. Так же Руслан организовал еженедельную доставку продуктов в квартиру бабы Тани, за что Аня была безмерно благодарна.

   - Почему ты сразу не сказала к кому ходила? - спросил Руслан, когда они ехали домой от Татьяны Игоревны.

   - Хотела хоть что-то оставить для себя. Чтобы что-то было лишь моим, - немного грустно ответила Аня.

   Руслан нахмурился от ее слов, но ничего больше не сказал и не спросил.


   С каждым днем Аня все больше уверялась в том, что ее жизнь, наконец, пошла в спокойном, пусть и необычном, русле. Она избавилась от многих своих страхов и предубеждений. Научилась расслабляться и доверять. Ей нравилось, как терпелив был Руслан. Нравилось, как относился к ней и ни на чем не настаивал. Она перестала чувствовать себя игрушкой и пешкой в чужих руках. И пусть в какой-то мере все еще жила в клетке, с каждым днем прутья в ней становились все тоньше, давая ей свободно дышать.

   Но жизнь как всегда распорядилась по-своему, решив наказать Аню очередным разочарованием и болью. В один из дней Руслан как всегда уехал в город по делам до самого вечера, о чем сказал Ане. С ним же и большая часть охраны. Поэтому, гуляя днем по саду, девушку удивилась тому, что ворота неожиданно открылись, и во двор въехала незнакомая ей машина. Никогда прежде не было здесь гостей во время отсутствия хозяина дома. Это удивляло. Но еще больше Аня удивилась, когда водитель вышел из машины, открыл дверь, и помог выйти женщине. Это была красивая, молодая рыжеволосая девушка лет двадцати пяти. Высокая и стройная. На ней было элегантное дорогое платье, дизайнерские туфли и сумочка. И весь вид ее говорил том, что она чувствует себя хозяйкой жизни. А еще хозяйкой этого дома, потому как никто не остановил и не спросил у нее ни слова, когда она спокойно прошла по двору и вошла в дом. Один из охранников очень даже любезно распахнул перед ней дверь. Эта женщина явно была здесь частой гостьей, решила Аня. Ее снедало любопытство - кто она?

   Когда Аня зашла в дом, сразу же попала под прицельный взгляд рыжеволосой красавицы.

   - И кто же у нас здесь? - протянула девушка, окидывая Аню с ног до головы пренебрежительным взглядом, сидя на диване в гостиной и медленно потягивая кофе. - Очередная куколка?

   Аня нахмурилась от этих слов.

   - Что-то упали у Руслана критерии, - продолжала язвить гостья, насмешливо глядя на девушку. - Ты явно не дотягиваешь.

   - До чего не дотягиваю? - спросила Аня первое, что пришло в голову.

   - До его среднестатистической игрушки, - хмыкнула девушка.

   - Вы кто? - спросила Аня, хмурясь все больше от слов гостьи.

   Она в ответ насмешливо улыбнулась.

   - Этот вопрос должна задать я. Но не задаю, потому что знаю ответ - ты очередная шлюха моего мужа.

   Аня даже дышать перестала, осмыслив слова этой женщины.

   - Мужа? - выдавила из себя Аня.

   - А он тебе не сказал? - взмахнула руками девушка в наигранном удивлении. - Хотя чего это я - конечно не сказал. А зачем? Так ведь проще. Я Кристина, жена твоего любовника.

   Жена! Он женат!!

   - Я вижу, ты удивлена, - хмыкнула Кристина, вставая с дивана и нависая над Аней. - Что ж, рада открыть тебе глаза.

   Аня с трудом понимала, что говорила эта девушка. Все мысли лихорадочно метались в голове, мешая воспринимать реальность. Столько было вопросов и непонимания, что она просто растерялась, не в силах отвечать на язвительность Кристины.

   - Но как...

   - Легко, - легкомысленно пожала плечами госпожа Султанова. - Он всегда так делает. Я уже привыкла. Не ты первая его игрушка. Знаешь, сколько таких было. А сколько еще будет...Ммм...

   В голосе красавицы скользило почти сочувствие к ней, Ане. Но в глазах не было и грамма его. Только презрение, жалость и насмешка.

   - А ты что, - рассмеялась Кристина, - думала, что та самая "одна единственная"? Не смеши меня! Ты кем себя возомнила? Ни кожи, ни рожи, а метишь на это место?

   Аня молча слушала оскорбления, не понимая совершенно ничего. В голове по-прежнему кричала только одна мысль: Руслан женат!!!

   - А где мой муженек?

   - Уехал, - отстраненно ответила Аня, проходя мимо женщины к лестнице.

   Она уже поставила ногу на первую ступеньку, когда до нее снова долетели слова Кристины.

   - Мой тебе совет - беги пока он сам тебя не вышвырнул. Поверь - так будет лучше. Тебе в первую очередь.

   Аня только коротко посмотрела на женщину и пошла дальше.

   Никогда в жизни Аня не подумала бы, что Руслан женат. Ни разу не слышала разговоров об этом или упоминаний от кого-либо в доме. Но вот же она, его жена - сидит в гостиной и пьет кофе, как у себя дома. И будь это не так - никто бы так не расшаркивался перед ней по приезде.

   Стало так больно и обидно. Ничего оказывается, не изменилось - она, как была куклой, игрушкой, так ею и осталась. А все остальное лишь иллюзия, напущенная Русланом для того, чтобы расслабить ее и покорить. И ведь у него почти получилось. Она готова была поверить, что не безразлична этому человеку, к которому испытывала если не любовь, то привязанность. Но как можно быть небезразличным, когда у него такая жена - красивая, сногсшибательная, под стать ему. Разве это не доказывает, что она просто очередное развлечение? Таких, как Кристина, не меняют на таких как она.

   Было немного странно, что жена позволяет Руслану такие "развлечения". При этом она явно не страдает от ревности. Но если эта девушка испытывает к Руслану какие-то чувства, он может запросто ставить свои условия в этом браке. Вот ему явно было наплевать на мнение супруги, выбирая себе развлечения. Он просто брал, что хотел.


   Когда Руслан вернулся домой, Кристина уже уехала, видимо не дождавшись его. Аня видела в окно, как выезжает со двора ее машина незадолго до приезда Султанова. Девушка не стала выходить из комнаты, чтобы встретить его, как делала всегда.

   Руслан заметил это, когда вошел в дом, а Аня не ждала его почти на пороге. Он тут же нахмурился и двинулся наверх, в ее комнату. Он нашел Аню сидящей на подоконнике с книгой. Тут же подумал, что она просто увлеклась чтением и не заметила его возвращения.

   - Привет, - сказал мужчина, когда Аня свесила с подоконника ноги и посмотрела на него.

   Мужчина подошел к ней, чтобы поцеловать. Но Аня увернулась и, спрыгнув с окна, подошла и села на кровать - подальше от него.

   - В чем дело? - нахмурившись, спросил Руслан, опираясь спиной о подоконник и пристально глядя на Аню, опускающую глаза.

   - Я хотела поговорить, - сказала девушка, по-прежнему не глядя на него.

   - Я слушаю.

   - Когда ты отпустишь меня? - посмотрев прямо ему в глаза, спросила Аня твердо и решительно.

   - В каком смысле "отпущу"? - прищурился мужчина.

   - Когда я смогу уйти отсюда?

   - Что за вопрос? - хмурясь все больше и больше, спросил Руслан.

   - Вполне закономерный, - пожала спокойно плечами Аня. - Учитывая, что рано или поздно ты все равно наиграешься, и мне придется уйти.

   - Почему ты думаешь, что я играю?

   - А разве нет?

   - Нет.

   Аня невесело усмехнулась.

   - Тогда кто я для тебя? - внимательно глядя на него, спросила Аня. - Кто если не игрушка?

   - Прекрати употреблять это слово! Что за навязчивая идея?

   - Это не навязчивая идея, это факт.

   - Ладно. Спрошу по-другому: почему я должен тебя отпускать?

   - А разве не так ты поступал со всеми остальными?

   - С кем со всеми?! - вышел из себя Руслан и почти прокричал это. - Ты первая, кого я привел в этот дом.

   - Да? А как же твоя жена?! Ее ты сюда никогда не приводил?! - все так же спокойно, но холодно спросила Аня, глядя его разгневанные глаза.

   - Вот значит как, - выдохнул Руслан. - Кристина была здесь?

   - А почему бы твоей жене не приехать в свой дом? - не удержалась от сарказма Аня.

   - Во-первых, потому, что это не ее дом. А во-вторых, она мне не жена. Уже два года, - холодно и раздраженно сказал Руслан, глядя на Аню недовольно и даже разочарованно.

   Пожалуй, еще больше удивить Аню было невозможно. Если они уже не женаты, что за представление устроила здесь эта девушка?

   - Ты только поэтому хотела уйти? Из-за того, что наговорила тебе Кристина? - снова прищурившись, спросил Руслан.

   И неожиданно Аня поняла, что не только. Сегодня она в который раз убедилась, что рядом с этим мужчиной ее жизнь никогда не войдет в размеренный ритм жизни. Учитывая его характер, поведение, манеры и многое другое, Аня представляла себе, во что превратиться ее жизнь - в сплошной поток нервотрепки, разочарований, злости и догадок. С этим мужчиной никогда нельзя быть уверенной ни в чем. А от своей жизни она хотела именно этого - размеренности и уверенности. Рядом с Русланом она всегда будет на грани - любви, ненависти и недоверия. Всегда ей будет не хватать того, что мог быть дать ей любой другой мужчина - уравновешенности, спокойствия и надежности. Да, она знала, что никто не даст ей такого чувства напряженности, с которым интересно жить, никто не удивит ее больше, чем это делал он. Ни с кем, она подозревала, она не почувствует ничего подобного, что чувствовала когда рядом был именно этот мужчина. Но всем этим она готова была пожертвовать, чтобы почувствовать себя просто спокойно.

   - Нет, не только, - сказала Аня через минуту, опуская взгляд.

   Руслан не думал, что услышит подобное. Он ведь все делал для того, что Аня привыкла, расслабилась и смогла принять его. И всего этого оказалось недостаточно, чтобы удержать ее. Но на большее он был просто не способен.

   - Тебе есть куда идти? - холодно спросил Руслан, глядя на нее как раньше - равнодушно и отстраненно. - Тебе здесь плохо? Тебе чего-то не хватает? Так скажи - я все тебе дам! - последние слова Руслан почти кричал, нависая над девушкой.

   Он резко поднял ее подбородок, заставляя смотреть на него.

   - Что тебе нужно? Чего не хватает? Я все дам, все!!

   - Тогда отпусти меня, - тихо сказала Аня, глядя на его красивое лицо и холодные серые глаза. - Мне больше ничего не нужно.

   Руслан резко отпустил ее и отошел на шаг, глядя на нее так холодно, как никогда раньше.

   - Уходи. Я не стану больше держать, - сказал мужчина и торопливо вышел из комнаты.

   Аня смотрела на закрывшуюся дверь, а на глазах почему-то выступали слезы. Она медленно встала и стала собирать свои вещи. Она не взяла ничего из того, что купил ей Султанов. Только то, что привезла с собой. Бросая вещи в сумку, Аня утирала слезы, беспрестанно бегущие по щекам. Она так сильно запуталась, что не понимала, как разобраться во всем этом. Было так легко следовать чьей-то указке. Но она ведь жаждала этой свободы, а теперь оказывается - не знает, что с ней делать!

   "Нужно время" - подумала Аня, выходя из комнаты.

   Девушку беспрепятственно выпустили из дома и за ворота. Никто не сказал ей ни слова, никто не остановил. Она повернулась в ту сторону, где находился выезд из поселка, и поплелась вперед.


   Руслан в бешенстве влетел в свой кабинет. Подошел к бару и налил себе бокал виски. Но, не поднеся его даже ко рту, резко отшвырнул в сторону. Бокал с силой влетел в стену и рассыпался на кусочки.

   - Дура! - прорычал мужчина. - Маленькая, глупая дура!

   Он не заметил, как начал сметать все на своем пути. На пол и стены полетели графины, бокалы, книги и компьютер. Все было вдребезги уничтожено за несколько минут. Руслан остановился только тогда, когда не осталось ничего, что можно было бы разбить. Он часто и неглубоко дышал, чувствуя, как гнев сходит на "нет". И все же он злился. Очень злился. И как всегда эту злость просто необходимо было куда-то выплеснуть. Он вылетел из кабинета и пошел в зал, сбрасывая на ходу одежду и начиная голыми руками колотить грушу. Ему понадобился час и сбитые до костей руки, чтобы успокоиться и прийти в себя. Он был весь в мыле и часто-часто дышал. Волосы мокрые от пота, а по рукам текла кровь, которую он будто и не замечал.

   Руслан последний раз толкнул грушу, прищурился, сжал зубы и быстро пошел в сторону двери. Он не остановился ни на первом этаже, ни во дворе. Влетел в гараж, запрыгнул в машину и пулей вылетел за ворота дома. С бешеной скоростью он несся по прямой дороге, разглядывая в сгущающейся темноте хрупкий силуэт. И через пару минут он уже догнал Аню. Девушка понуро брела по улице, опустив голову и не замечая проезжающих мимо машин. Поэтому и на машину Руслана она обратила не больше внимания, чем на все остальные. И только когда эта машина резко затормозила чуть впереди, визжа шинами, она подняла голову, чтобы увидеть, как злющий Руслан выскакивает из нее и быстро идет ей навстречу, сжимая кулаки. На нем были только брюки, он был весь мокрый и босой. И источал просто-таки животную опасность. Но Аня уже давно переборола свой страх этого мужчины. Поэтому спокойно смотрела, как он приближается, затаив дыхание. Она впитывала в себя его образ, будто впервые увидела. И была восхищена его грацией, силой и мощью.

   Руслан не сбавил ни шага, ни силы, когда сгреб Аню в жесткие объятья и впился в ее губы жадным, властным поцелуем. Он почти до боли стискивал ее шею и талию сильными руками. Требовательно раздвигал ее губы своим языком до тех пор, пока не почувствовал ее ответ. Аня лихорадочно сжимала пальцы на его шее и волосах, с легкостью раскрывая рот под напором его грубой ласки.

   - Не отпущу, - прохрипел Руслан ей в губы, едва оторвавшись от них, чтобы посмотреть ей в глаза. - Никогда не отпущу. Никому не отдам.

   И не дав сказать ей ни слова, снова поцеловал. А Аня и не хотела ничего говорить. Сейчас она чувствовала необъяснимую легкость от того, что не нужно принимать решение. Она так спешила и хотела все делать сама, но не понимала, что еще не может, не готова и не умеет. А так все сделали за нее, чему она была впервые рада.

   - Поехали, - оторвавшись от ее губ, резко сказал Руслан и повел ее за собой к машине.

   Он усадил Аню рядом, сел сам и развернулся к дому. Бросил машину во дворе и все так же за руку повел за собой ее. Он не остановился ни на первом этаже, ни около двери в ее комнату, целенаправленно двигаясь к своей спальне. Он устал ждать. Ему надоело терпеть. И он больше не видел в ней никаких преград тому, чего хотел изначально.

   Как только дверь в спальне захлопнулась, он резко притянул к себе Аню, сильно впечатывая ее в свое тело.

   - Погоди,- прерывисто дыша, прошептала Аня, - у тебя все руки в крови, нужно...

   - Плевать, - прорычал мужчина, накрывая ее рот диким поцелуем.

   И уже через несколько минут наплевать стало и ей. Быстро и лихорадочно Руслан буквально срывал с нее одежду, желая добраться до обнаженной плоти. Он уже не боялся напугать или обидеть девушку. Он знал, что она больше не оттолкнет его. Собственное тело дрожало от напряжения и желания, но все же он старался сдерживаться, как мог. Но трудно было контролировать себя, когда он уложил ее обнаженную на кровать и стал рассматривать, заставляя краснеть.

   Она была прекрасна, совершенна. Такая маленькая и такая хрупкая перед ним, что он невольно содрогнулся от того, какую боль наверняка причинил ей в первый раз. С ней нужно было обращаться нежно и осторожно. И он понимал это. Но даже сейчас не мог сдерживаться. Хотелось всего и сразу. В голове замелькало столько картинок того, что бы он хотел сделать с ней, что трудно было не растеряться и выбрать с чего же начать.

   Стараясь не торопиться, Руслан навис над Аней, опираясь о кровать руками и коленом. Его горячий взгляд скользил по ее телу без перерыва, вызывая в девушке желание прикрыться. Что она, собственно и попыталась сделать, положив руки на грудь.

   - Не надо, - отвел Руслан в сторону преграду, - не прячься от меня. Я хочу на тебя смотреть.

   Девушка безбожно покраснела от его горящего взгляда и откровенных слов.

   - Ты очень красива,- шептал Руслан ей на ушко, начиная ласкать его губами и языком. - Я так много хочу сделать с твоим телом.

   Аня ухватилась ладошками за его влажные плечи, дыхание становилось безумно хаотичным, а все тело ныло от желания, удовольствия и смущения.

   - Хочешь послушать? - лукаво и страстно глядя ей в глаза, спросил мужчина.

   Аня отрицательно замотала головой, краснея еще больше.

   - Я все равно тебе расскажу, - прошептал он, вновь начиная касаться губами ее уха, шеи и лица, спускаясь все ниже и ниже. - Я хочу облизать тебя с ног до головы. Хочу почувствовать вкус каждой клеточки твоего тела. Я буду смотреть, как ты краснеешь, когда начну сосать твою грудь, когда возьму в рот сосок и сожму его зубами.

   Руслан тут же приступил к выполнению своих желаний. Его язык жадно скользил по нежной коже шеи, ключиц и груди, пока не начал обводить кругами ареолы. Он не отрывал взгляда от лица Ани, а вот сама девушка не могла смотреть на него и просто закрыла глаза, прикусывая губу от невероятно острых ощущений.

   - Смотри на меня, - резко приказал Руслан.

   А она не смогла ослушаться, поэтому распахнула глаза и шокировано наблюдала за тем, как его губы и язык с зубами ласкают ее чувствительную плоть. Она встретилась взглядом с глазами Руслана и прочла в них такую страсть, удовольствие и желание, что задышала еще чаще. Он смотрел на нее, ни на миг не прекращая своих ласк и наслаждаясь тем, как все сильней мутнеет ее взгляд.

   - Тебе нравиться? - хрипло шептал Руслан. - Расскажи, что ты чувствуешь.

   Аня снова отчаянно замотала головой, вновь прикрывая глаза, чем вызвала его хриплый смех, который жарким дыханием пронесся по ее коже. Но когда он стал спускать губами еще ниже, девушка снова распахнула глаза. По его взгляду она поняла, что он хочет сделать сейчас.

   - Нет! Не надо! - пытаясь отодвинуться от него, зашептала Аня.

   - Почему? - хмыкнул Руслан. - Я хочу попробовать тебя там.

   - Нет! Пожалуйста! - отчаянно краснея и крепко сжимая колени, на которые он уже положил руки и хотел раздвинуть, просила девушка. - Не сейчас. Когда-нибудь... потом...

   Руслан только рассмеялся, успокаивающе поглаживая ее по ногам и бедрам.

   - Хорошо. Но я ловлю тебя на слове.

   Аня тут же закивала головой. Мужчина резко приподнялся вверх, одновременно с этим раздвигая коленом ее ножки, чтобы устроиться с удобством, и жарко прижался губами к ее рту. Одной рукой он продолжал упираться в кровать, а вот другая стала медленно и умело ласкать тело Ани. Ладонь прошлась по ее шее, груди, где пальцы сжали напряженные вершины. Скользнула по плоскому, дрожащему животику и спустилась вниз. Легкий стон Ани, призывающий его остановиться, он проглотил губами, когда пальцы коснулись самого сокровенного. Там было так влажно, что он сам не сдержался и гортанно застонал.

   Руслан умело и осторожно возбуждал Аню. Его пальцы легко порхали над мокрым лоном, нажимая туда, куда нужно. И уже через минуту девушка громко и откровенно стонала. А он смотрел на ее лицо, охваченное желанием и удовольствием. Он мог бы часами держать ее в таком положении и любоваться ею. И в другой раз он так и сделает. Сейчас же хотелось просто взять ее, проникнуть глубоко и сильно, почувствовать, как она сжимает его напряженную до боли плоть своими тугими мышцами.

   Его губы снова оказались на ее груди, когда средний и указательный пальцы легко проникли в нее. Аня выгнулась ему навстречу всем телом, забывая о том, где она и кто. Сейчас все ее внимание было сконцентрировано только на губах и руках этого мужчины, который так умело управлял ее телом. Руслан жадно ласкал ее грудь, пока его пальцы двигались в ней, чтобы подарить ей удовольствие и подготовить ее для себя.

   И лишь подведя ее к грани, он немного убавил пыл, чтобы снять с себя оставшуюся одежду. Пока он раздевался, неотрывно смотрел на извивающуюся перед ним от нетерпения девушку. Ее глаза были широко распахнуты, но смотрели почти слепо от поволоки наслаждения. Густые длинные волосы рассыпались вокруг ее головы и тела, а руки безвольно лежали у плеч.

   Больше не тратя ни мгновения, Руслан опустился на девушку. И, завладевая ее губами, стал медленно проникать внутрь, растягивая ее своей силой и мощью. Аня до боли впилась зубами в его губы. Он не смог стерпеть этого молчаливого требования и резко погрузился в нее одним глубоким толчком. Одного этого, хватило, чтобы довести Аню до ее первого оргазма. Девушка громко застонала и выгнулась под ним. А Руслан с дикой жаждой смотрел на нее в момент самого яркого удовольствия, которое может быть. Он чувствовал, как пульсирует ее плоть вокруг его члена, и только огромным усилием воли сдержал собственное удовольствие - не для того, он ждал так долго, чтобы так быстро насладиться этим моментом. Нет, он будет оттягивать его столько, сколько сможет.

   Аня распахнула глаза и посмотрела на мужчину с долей удивления и отголосков наслаждения.

   - Понравилось? - хрипло спросил Руслан, касаясь губами ее щеки и по-прежнему не шевелясь.

   Аня только и смогла что кивнуть. Она никогда не ожидала чего-то подобного. Слушала, стыдясь, рассказы подруг и не верила, что такое возможно. Но вот оно - еще лучше, чем можно было представить.

   Рука Руслана скользнула ей под поясницу и слегка приподняла Аню, чтобы он мог проникнуть еще глубже. Шею девушки опалил горячий поцелуй, и он начал двигаться. Медленно и плавно. С каждым толчком внутри томительно нарастало напряжение. Оно было так сильно, как не было до этого никогда. И его было безумно мало. Девушка невольно захныкала, пытаясь податься навстречу его движениям, но мужчина рукой удержал ее.

   - Не торопись, - не своим голосом прошептал Руслан ей на ухо.

   В ответ девушка снова захныкала, вызывая на его лице довольную, но напряженную усмешку. Ему не меньше чем ей хотелось большего: больше движений, больше ритма и больше силы. Но в ней было так хорошо, что он хотел продлить этот момент как можно дольше.

   Продолжая одной рукой поддерживать Аню под спину, Руслан встал на колени и свободной рукой начал ласкать ее животик, грудь, шею. Он крепко, но нежно сжал ее подбородок, заставляя ее смотреть на него и не отворачиваться. Большой палец заскользил по губам, нажимая на нижнюю, и требуя раскрыть ротик. Как только она распахнула губы, его палец тут же скользнул внутрь.

   - Соси, - приказал Руслан, с такой дикостью глядя на нее, что ей впору было испугаться.

   Но от этого взгляда, откровенного, властного и притягательного, стало только горячее. Он не переставал двигать бедрами, погружаясь и выходя из ее тела, глядя при этом на ее губы, обхватывающие его палец.

   Аня не знала, откуда в ней смелость и подобная раскрепощенность. Но то удовольствие, что он дарил и оттягивал, заставляло ее идти на все, чего бы он ни пожелал. Ей было так хорошо, как никогда прежде. И она знала, что если покориться, то ей будет еще лучше. Поэтому она сильно всасывала в рот его палец, лаская его языком и прикусывая зубами.

   Взгляд Руслана становился все темнее и темнее по мере того, как толчки в ее теле учащались, а сила ее губ становилась все больше. Он с резким рыком вытащил палец из ее рта и сильно сжал ее грудь, заставляя ее выгнуться еще больше и громко простонать. Его влажный палец стал с силой массировать напряженную вершину, а взгляд по-прежнему не отрывался от ее лица, чтобы замечать каждую эмоцию и желание. Ее податливость, покорность и нежность окончательно заставили его потерять голову. Ему было хорошо так, как никогда в жизни. Ни одна из женщин - будь она такая же невинная как Аня или же опытная как шлюха - не доставляла ему и доли того наслаждения, что он получал, держа в объятьях свою девочку. Его движения становились все резче и сильнее. Он двумя руками удерживал ее бедра, чтобы вбиваться в них со всей своей мощью и желанием.

   И снова Аня прикусывала свою губку, сводя его с ума и сдерживая крики, отпуская на волю только приглушенные стоны. Его пальцы снова оказались на ее подбородке, чтобы выпустить из плена зубов нежную плоть.

   - Кричи, не сдерживайся, - шептал Руслан. - Хочу слышать, как ты кричишь.

   В тот же момент Аня сильно напряглась под ним, а потом громко закричала. Его рука, лежавшая на ее горле, почувствовала этот крик, который прошелся по его собственному телу взрывной волной. Руслан крепко стиснул зубы, чтобы не застонать самому и в полной мере насладиться финальным криком Ани, которого он так долго ждал.

   Медленно и плавно его руки соскользнули с ее тела, и он обессилено упал рядом с девушкой, тесно прижимая податливое расслабленное тело к себе вплотную. Он часто поверхностно дышал, перебирая рукой влажные пряди ее волос у себя на плече. А сама Аня все еще подрагивала от пережитого удовольствия.

   Руслан был счастлив, если так можно назвать то чувство эйфории, которое он испытывал сейчас. Так было всегда, когда он добивался чего-либо. Но с Аней это превосходило все ранее пережитое. Такого подъема, спокойствия и удовлетворения он не испытывал уже давно.

   Аня же не знала о чем думать. Казалось, что мозги расплавились и есть только тело, млеющее от испытанного наслаждения. Постепенно нега сходила, но чувство, что все так, как и должно было быть, оставалось.

   - Ничего не болит? - спросил мужчина.

   - Нет, - чуть улыбнулась Аня, поднимая голову и кладя подбородок на свои ладошки у него на груди.

   Руслан улыбнулся и коснулся кончиком пальца ее носика, а потом родинки над губой.

   - Эта родинка сведет меня с ума.

   - Еще не свела? - смело спросила Аня и тут же покраснела.

   - Наверно ты права, - хохотнул Руслан. - Когда ты перестанешь краснеть?

   - Тебе же нравится.

   - Да. Поэтому и спрашиваю - хочу успеть насладиться, - хмыкнул он. - Буду смущать тебя при каждом удобном случае.

   Аня только улыбнулась в ответ.

   - Расскажи мне о Кристине, - неожиданно попросила Аня.

   - Ты хочешь говорить о ней сейчас?

   - Почему нет?

   - Ну, я могу назвать как минимум несколько причин. Я голоден. Мне нужно в душ. Тебе нужно в душ. И я снова тебя хочу. В душе, - хитро сверкая глазами, перечислил Руслан.

   Аня, как и ожидалось, снова покраснела.

   - Пойдем.

   - Вместе? - удивилась Аня, когда он поднялся с кровати и протянул ей руку.

   - Это одна из названных мной причин. Помнишь? - хмыкнул мужчина, поднимая ее с кровати и окидывая горячим взглядом ее тело.

   Девушка неловко отвела взгляд, а Рус только хмыкнул и повел ее за собой. Он не стал доводить до конца свою "причину", а просто вымыл Аню. Ему понравилось мыть ей волосы и намыливать тело. А еще больше понравилось, когда то же самое несмело захотела сделать она. Он наслаждалась тем, как ее ладошки скользят по его телу. И сразу же представил, как они будут ласкать его в постели, когда девушка немного осмелеет и раскрепоститься.

   Руслан закутал Аню в полотенце и вынес из ванной. Усадив на кровать, вытер ее, наблюдая за ее легкой улыбкой. Он дал ей свою футболку, и они пошли на кухню. Там мужчина снова кормил ее с рук. Только в этот раз она уже не смущалась так, как в прошлый, а смело обнимала его за шею и открывала рот. На ее лице постоянно была легкая улыбка, которой Султанов откровенно наслаждался. Кажется, Аня счастлива.

   Потом девушка обработала его израненные битвой с грушей руки и все же напомнила о своем вопросе.

   - С Кристиной я познакомился на одном из приемов. Она дочь моего бывшего сейчас партнера. Девушкой она была смелой, красивой и без комплексов. Поэтому уже в тот же вечер я с ней переспал. Она стала моей любовницей. Никогда ничего не просила, не требовала на ней жениться. Даже подарки не принимала. Мне это было удобно. Я расслабился. А через три месяца после начала нашей связи она пришла ко мне с известием, что беременна.

   Руслан рассказывал все это спокойным, холодным тоном. Не было в этом ни ностальгии, ни чего-либо подобного.

   - Я дураком не был и отвел ее к врачу. Беременность подтвердилась. Срок небольшой - всего пару недель. И Кристина, а вернее ее отец, потребовал свадьбы. Она не хотела выходить замуж с животом, поэтому свадьбу устроили уже через две недели. Я был не особо против - у меня будет красивая жена, с которой не стыдно выйти в свет. У меня будет фирма ее отца, которую он обещал подарить на свадьбу. У меня будет семья, а вместе с ней презентабельность. Тем более ни я, ни она не собирались ограничивать свободу действий друг друга. Нас обоих все это устраивало. Через неделю после свадьбы Кристина попала в больницу с выкидышем. Но впоследствии оказалось, что она просто сделала аборт - я нашел чек за процедуру. Когда я потребовал объяснений, открылось ее истинное лицо. Она кричала о том, что не собирается портить фигуру и жизнь. Что забеременела только для того, чтобы выйти замуж. Что с самого начала спланировала все это. Я бы стерпел все. Но то, что она убила моего ребенка я не смогу простить ей никогда. Развестись на тот момент я не мог по нескольким причинам. Поэтому прожил в так называемом браке год. Потом развелся. Скандала не было, я просто подписал документы, подтверждающие то, что я продолжаю обеспечивать Кристину еще в течение нескольких лет взамен того, что она не будет требовать ничего другого.

   Аня внимательно выслушала рассказ Руслана. Она была поражена, но не особо удивлена.

   - А то, что ты попалась под руку Кристине - чистая случайность.

   - Ты хочешь детей? - спросила Аня, внимательно глядя на мужчину.

   - Уже нет, - резко сказа Руслан, холодно и коротко улыбнувшись. - Поэтому с завтрашнего дня ты начнешь пить таблетки. А я буду это контролировать.

   Это замечание несколько покоробило Аню, но она благоразумно промолчала, решив подумать об этом потом.

   - И еще, - неожиданно жестко глядя на девушку, начал Руслан, - если ты попытаешься меня обмануть - реакция последует незамедлительно.

   Аня даже сглотнула, настолько грозно и угрожающе выглядел мужчина. Таким она его еще не видела.


   Аня по-своему была счастлива. Ее место в жизни Руслана было четко и ясно определено. И она была им вполне довольна. После того, как она стала любовницей Султанова, он немного сбавил тиски. Она могла в любой момент выйти из дома, не спрашивая его разрешения и поехать, например, в магазин или к Кате с Лизой. Пахомова вовсю готовилась к свадьбе, к чему тут же привлекла и Аню. А вот Маркова все-таки ушла из "Маски" как и хотела. Теперь она работала официанткой в хорошем ресторане и снимала квартиру. Лиза без перерывал моталась по магазинам, салонам и ресторанам, желая сделать свое торжество идеальным. Кот только посмеивался над невестой, которая совсем недавно отнекивалась от отношений с ним.

   - И как тебя это не раздражает, - ворчала Лиза, когда они с Аней сидели в кафе после того, как ходили в свадебный салон на примерку платья.

   - Что именно?

   - Бугай этот в машине.

   - Это водитель.

   - Больше на сторожа похож.

   Аня только плечами пожала. Руслан сразу предупредил девушку, что она может ездить, куда ей заблагорассудиться только вместе с водителем. И не сказать, что бы это напрягало Аню.

   - До сих пор не могу понять, как все это получилось, - снова вздохнула подруга. - Ты и Султанов.

   - Как сказала Катя - к этому все шло изначально.

   - Да, наверно. Просто я боюсь за тебя, - глядя на Аню несколько расстроено, произнесла Лиза.

   - У меня все хорошо, - успокоила ее девушка. - Правда.

   Лиза только губы поджала.

   - Не может быть хорошо с таким как Султанов. Ты не хуже меня знаешь, что спокойствие это последнее что тебе грозит рядом с ним. Это просто не тот человек, с которым можно расслабиться.

   Аня знала все это. Знала, что Руслан обладатель не только сложного характера, но и не менее сложной жизни. Он не подпускал ее настолько близко к себе, чтобы она знала все нюансы его "работы". Но она прекрасно была осведомлена об этом в общем. И теневая жизнь этого мужчины пугала ее не меньше, чем переживающую подругу. Вот только Аня просто старалась закрывать на это глаза. Она была уверена в том, что Руслан не допустит, чтобы она зря тревожилась или переживала, и за него и за себя.

   Но сомнения по-прежнему присутствовали в ее жизни. Но ими она не могла поделиться даже с подругами, предпочитая, чтобы те не волновались хотя бы по этому поводу. Дело было в том, что Аня не была уверена в том, как долго все это будет продолжаться. Она знала о непостоянстве Султанова. И даже то, что он так много приложил к тому, чтобы добиться ее, не означает, что все это так сильно важно для него, как для нее. Да, она была ему интересна. И причину этого интереса видела лишь в том, что оказалась не как все - не вешалась на него, не старалась привлечь к себе внимание. Но теперь, когда он добился, чего хотел, надолго ли хватит его интереса?

   Аня наслаждалась каждой минутой внимания этого мужчины, но подсознательно ждала момента, когда он просто позволит ей уйти. Да, он говорил, что не отпустит ее, говорил, что она только его. Лихорадочно шептал об этом каждую ночь ей на ухо, когда жадно набрасывался на ее тело. Только это - его страсть и желание - поддерживали в ней уверенность, что пока все так, как было в начале. И она знала, что как только увидит, что он охладел к ней, насладился сполна, ей стоит ожидать слов о том, что она вольна идти, куда ей заблагорассудиться.

   Девушка предпочитала не думать о том, что тогда будет с ней. Глубоко в себе она уже видела ростки чувств к этому человеку. Он привлекал ее, притягивал и завораживал. Поэтому был лишь вопрос времени, когда же все это перерастет в любовь. И она очень боялась этого. Потому что уйти тогда будет просто невозможно. Она уже так сильно привязана к нему, что ревнует к его работе и постоянным разъездам. А что же будет дальше?


   Руслан был удовлетворен. Он получил Аню в свое полное владение. И теперь мог расслабиться и вернуться к прежнему ритму жизни. Он снова стал уделять много внимания работе и своим делам, с исключением на то, что в его жизни теперь есть Аня. Эта девочка по-прежнему была желанна для него. И теперь у него была возможность наслаждаться этим в любой момент, не боясь, что что-то пойдет не так и она забьется в свой угол и не подпустит его ближе допустимого. Девушка полностью раскрепостилась. Она счастливо улыбалась ему при каждой встрече, податливо млела от его поцелуев и трепетно отдавалась ему в постели. Он мог лепить из нее, все что хотел. И он делал это, не забывая о том, что не хочет потерять ее индивидуальность. Он полностью настроил ее на свою волну, сделав ее зависимой от себя. Стоило ему позвать - и она уже была рядом. Стоило уехать, и он знал - она будет ждать его в первой гостиной, скучая и не находя себе места. А когда он вернется, кинется ему в объятья, раскрывая губы под напором его поцелуя. Он мог попросить ее быть рядом с ним, когда он работал дома. И она будет. Сядет в кресло, и все время будет смотреть на него.

   Все это ему безумно нравилось. Тем более, что покорность и даже раболепие Ани позволяли ему вернуться к прежнему образу развлечений. Он спокойно ехал в клуб, ресторан или бар, боулинг или бильярд, находил себе компанию на вечер и развлекался, как было угодно его душе. Он не думал о том, что дома в своей постели лежит Аня и ждет его, когда жадно целовал красавицу, сидящую на его коленях. Он не думал об Ане, когда стоя в укромном коридоре, наблюдал за быстро двигающейся головой у своего паха. И уж тем более он не думал о ней, когда яростно вбивался в податливое тело незнакомки на вечер, прижав ту к стене все в том же коридоре. Он не сожалел о своем поведении и уж тем более не стыдился его. А Ане вовсе не обязательно знать об этом. Руслан всегда был полигамен, поэтому не видел в таком поведении и образе жизни ничего сверхъестественного. Да, с Аней ему было так хорошо, как ни с кем и никогда. Но при этом он не готов был отказаться от других. С ними он мог быть таким, каким не будет с Аней никогда - грубым, циничным, эгоистичным и даже жестоким. Все это было его сутью, которая очень часто прорывалась наружу. Он мог бы выливать все это на свою девочку, вот только не был уверен, что хочет этого. Ему нравилось то, что он читал в ее глазах, когда она смотрела на него. Там были восхищение, одухотворенность и полная уверенность в его всевластии и непогрешимости. Аня готова была закрывать глаза на все его пороки. И ему нравилось знать это. Так он чувствовал себя на высоте. И хоть на миг мог забыть о том, какая он сволочь и моральный урод. А если он перенесет все эти пороки на Аню, в ее глаза наверняка не останется ничего кроме пустоты и разочарования. А видеть все это именно в ее глазах он был не готов.


   Все свободно от Руслана время Аня проводил со счастливой невестой и ее дружкой - Катей. Девушки целиком и полностью погрузились в подготовку к свадьбе. Но так как подруги работали, а Аня большую часть времени проводил дома, все шло медленно. Но торопиться было не к чему - Лиза планировала свадьбу на конец августа.

   - А за две недели до свадьбы отпразднуем твой день рождения, - широко улыбалась подруга.

   Ане даже стало неловко, что Лиза задумала праздник - у нее еще никогда его не было. И она не привыкла к такому ажиотажу по этому поводу. Чаще всего она даже не вспоминала о своем дне рождении, лишь где-то на краю сознания отмечая, что он уже был.

   Напоминание об этой дате невольно сказало о том, что прошло уже два месяца лета. Что уже почти полгода Аня живет у Руслана. И несколько месяцев является его любовницей. Девушка совершенно выпала из реальности, деля ее на время с Русланом и без него. Для нее не было ни дней, ни недель, ни тем более месяцев. И это удивляло. Она настолько привыкла к этому, что уже не помнила, как это по-другому. Она совершенно забыла о том, что планировала в этом году колледж, уже не считая нужным туда поступать. И почему-то именно эта мысль дала толчок, чтобы задумать - а как долго еще это будет продолжаться? Как долго в ее жизни будет лишь Руслан? И что она будет делать, когда он уйдет - а она не сомневалась что рано или поздно это произойдет - из ее жизни? Что останется ей, кроме воспоминаний о нем? У нее нет работы, нет образования, нет даже денег, которые она могла назвать своими и с которыми могла бы уйти из дома Султанова. Все, что у нее было, ей давал этот мужчина.

   Аня невольно задумалась о том, что с ней стало. Она всегда стремилась к самостоятельности, всегда была одна и ни от кого не зависела. Да, она не умела принимать решения и делать правильный выбор. Но ведь когда-то же придется сделать это, а она оказывается не умеет и не пыталась учиться! Это осознание немного отрезвило девушку. И она робко завела разговор на эту тему.

   - Руслан,- лежа на его плече поздно ночью и все еще пытаясь восстановить дыхание, начала Аня.

   - Ммм? - лениво спросил мужчина, перебирая руками ее волосы, что давно стало привычкой - ему нравилось, как шелковистые пряди скользят сквозь пальцы.

   - Я хочу работать,- сказала Аня и замерла, ожидая его реакции.

   - Зачем? - спокойно спросил Руслан. - Тебе что-то нужно? Чего-то не хватает? Скажи, я дам денег.

   - Не в этом дело, - немного неловко поднимая на него взгляд, протянула девушка. - Мне просто нужно чем-то себя занять. Я устала от безделья.

   Аня не решилась сказать ему истинную причину того, для чего ей нужна работа, боясь вызвать его гнев и недовольство. А это, она уже знала, не грозит ничем хорошим. Когда Руслан злился, доставалось всем. Ну, кроме нее, конечно. И, тем не менее, в ярости этот человек был страшен. И давать ему лишний повод оторваться на подчиненных она не хотела - те и так достаточно страдают от его крутого нрава.

   Руслан нахмурился, слушая ее объяснение - слишком простое на его взгляд. Его проницательность убежденно говорила, что не в этом дело. Но сейчас, в эту секунду, когда он расслаблен и удовлетворен, он не хотел думать об этом.

   - Или я бы могла пойти учиться, - сделала еще одно предположение Аня.

   - Ты хочешь учиться? - казалось, Руслан удивился.

   - Почему нет? - пожала плечами девушка.

   - Ты уже умеешь все, что мне нужно,- опрокидывая ее на спину и нависая над ней, хрипло сказал Руслан, окидывая ее тело уже привычным горячим взглядом.

   - Руслан! Я же серьезно! - не смогла сдержать улыбку Аня, игриво упираясь руками ему в грудь.

   - А уж как я серьезен, - хмыкнул мужчина, потираясь об нее своей "серьезностью".

   Он не дал Ане закончить этот разговор и не дал ответа, вновь жадно сминая губами ее губы, а тело руками.

   После этого разговора прошло пару дней, прежде чем Аня напомнила о своем желании.

   - Я не хочу пока об этом говорить, - на сей раз, раздраженно отмахнулся Руслан.

   Девушка удивилась этому - она всегда получала, что хотела без всяких разговоров и уговариваний. А тут он явно не хочет даже думать на эту тему.

   - Но почему?

   - Все, закрыли тему, - решительно сказал Руслан и ушел, оставляя растерянную девушку в кабинете одну.

   Больше Аня не решалась упоминать об этом. Только тайком просматривала варианты работы и учебы в интернете. Она уже опоздала на вступительные экзамены, но вполне могла пойти на курсы или тренинги. С работой же вообще не было проблем - была масса вариантов как раз для ее возраста, начиная от курьера и заканчивая разносчиком пиццы в кафе.

   За этим занятием ее нашел Руслан, вошедший к себе в кабинет, где сидела Аня и увлеченно смотрела на монитор. Она даже не заметила его присутствия, вчитываясь в текст, поэтому он смог спокойно подойти к ней со спины и заглянуть на экран. Он тут же нахмурился.

   - Мы разве не обсудили этот вопрос? - резко спросил Руслан.

   Аня вздрогнула и вскрикнула от неожиданности и испуга, резко поворачиваясь к нему лицом.

   - Господи! Как ты меня испугал! - прижав руку к горлу, растерянно пробормотала Аня.

   - Прости, - коротко и равнодушно улыбнулся мужчина, глядя на нее сверху вниз. - Я задал вопрос.

   - Мы, по-моему, ничего не обсуждали. Ты не высказал мне не своего мнения, ни решения.

   - Так я выскажу его сейчас, - начал недовольно мужчина. - Я не хочу, чтобы ты работала или училась.

   - Но почему?! - не выдержала его давления и встала на ноги девушка.

   И хоть добавила себе преимущества в росте, все равно чувствовала себя букашкой перед ним.

   - Я устала сидеть дома и ничего не делать! Устала быть игрушкой, которую ты наряжаешь и целуешь на ночь! Я чувствую себя никчемной и пустой! Я не могу так!

   - Займи себя чем-нибудь кроме всего этого, - раздраженно взмахнул рукой Руслан, скривив лицо. - Сходи по магазинам, прогуляйся с подругами, я не знаю! Но ни работать, ни учиться ты не будешь!

   - Почему? - продолжала гнуть свою линию Аня.

   Она уже давно поняла, что Руслан никогда ее не обидит и не сделает ничего плохого, поэтому не боялась высказывать свое мнение. Просто раньше для этого не было повода. Потому сейчас мужчина с удивлением смотрел на проявление смелости и упрямства Ани. Он настолько привык к ее покорности, что и забыл, как может быть уперта эта девочка.

   - Во-первых, я хочу, чтобы всегда, когда я прихожу домой, ты была здесь - ждала меня и встречала.

   - Это ты будешь говорить своей жене, - не сдержала язвительного ответа Аня.

   - Это намек? - грозно прищурился Руслан.

   - Нет. Я тебе, по сути, никто. Не думаю, что все твои предыдущие любовницы выслушивали от тебя подобное.

  - Никого из предыдущих любовниц я не приводил в свой дом, - пытаясь сдержаться и не повысить голос, припечатал Султанов.

   Он принимал Аню такой, какая она есть. И ее упрямство в том числе. Но никто не говорил, что он не будет бороться с тем, что его в ней не устраивает. Это сейчас он и делал. Он не злился, он был просто раздражен тем, что Аня не понимает его доводов.

   - Во-вторых, я не хочу, чтобы вокруг тебя увивались малолетние студенты и пускали слюни на то, что принадлежит мне.

   Аня широко распахнула глаза. Это ревность или собственнический инстинкт? Она не смела надеяться на первое. Но второе ее напрягало. Он сам множество раз убеждал ее в том, что она не кукла, и он ею не играет. Но сейчас она определенно видела, как он пытается привязать к ней ниточки и управлять ею как кукловод.

   - Да кому я нужна?! - попыталась воспротивиться Аня этому глупому, на ее взгляд, доводу.

   Руслан только хмыкнул и, кажется, немного расслабился. Он подошел к Ане вплотную, коснулся рукой ее личика, глядя на нее чуть насмешливо.

   - Ты себя недооцениваешь. Эта родинка, эти глаза, пухлые губы и невинный взгляд сведут с ума не только меня, если позволить. Что уж говорить о твоем теле.

   Аня покраснела от такого откровенного комплимента. Но все равно не понимала этого.

   - Но я же твоя, - тихо сказала Аня. - Только твоя.

   - Да. И я не собираюсь делить тебя даже взорами с кем-то еще.

   - Руслан...

   - Давай мы просто отложим этот разговор. Учиться ты не пойдешь однозначно. А насчет работы я подумаю.

   Ане ничего не оставалось, как только послушно кивнуть головой - спорить с ним не имело смысла. Девушка заслужила нежный поцелуй и ушла к себе, чтобы не мешать Руслану работать.


  - Что-то ты к нам зачастила, - открывая перед Аней дверь своей квартиры, усмехнулся Кот.

   - Ты не рад? - улыбнулась девушка, заходя внутрь.

   - Нет, наоборот. Я счастлив, - с искренним восторгом сказал Максим. - Меня Лизка скоро с ума сведет своими идеями, - заговорщицки прошипел парень, театрально закатывая глаза.

   Аня только усмехнулась - да, Лиза это умела.

   - Сам напросился, - сказала со смешком Аня.

   - Да уж, - вздохнул. - Надо было без всяких вопросов просто притащить ее в ЗАГС и поставить перед фактом росписи.

   - Терпи - чуть-чуть осталось, - хмыкнула Аня.

   Аня прошла в квартиру и нашла подругу в зале - девушка запечатывала приглашения. Аня тут же вызвалась помочь, заработав почти счастливый взгляд Кота, которого невеста соизволила отпустить на работу.

   - У тебя все хорошо? - неожиданно спросила Лиза, не глядя на Аню, через некоторое время.

   - Да. Почему ты спрашиваешь? - удивилась гостья такому вопросу.

   Лиза поджала губы.

   - А с Русланом у тебя как дела?

   - Все нормально. Все как раньше.

   - А как было раньше?

   - Да что случилось? Что за вопросы? - не выдержала Аня, глядя на чем-то обеспокоенную подругу.

   - Просто ответь: как было раньше и как есть сейчас.

   Аня нахмурилась и уже открыла, было, рот, чтобы сказать, что все одинаково, как тут же задумалась. А одинаково ли? Кот правильно заметил, что в последнее время Аня очень много времени проводит с подругами, даже засиживается до поздна, помогая Лизе или гостя у Кати. Все чаще и чаще Руслан пропадает вечерами и ночами, чего раньше не случалось так часто. А ей даже в голову не приходило спросить, с чем это связано. Его по-прежнему было очень много в ее жизни, но, тем не менее, она поняла это только сейчас - его стало все же меньше чем раньше. И казалось, что с каждым днем становиться так.

   - С чего эти вопросы? - спросила Аня, внимательно глядя на подругу.

   - Я тут недавно в "Маске" была, с Котом - у него там были дела. И видела Султанова, - внимательно глядя на подругу, начала рассказывать Лиза. - Спросила у Ники, как часто он там бывает. Она сказала, что не особо - время от времени заходит. А совсем недавно Макс проболтался о том, что довольно часто видит Руслана в городе. В клубах, ресторанах. И с ним его друзья, партнеры...

   В словах Лизы была недосказанность.

   - И?

   - И женщины, - сочувствующе добавила Лиза.

   Аня нахмурилась и задумалась. Да, женщины вполне могли быть в их компании. Но Руслан наверняка обходился без их общества. Или нет?


   Разговор с Лизой заставил Аню обратить внимание на эту ситуацию. И она с трудом могла понять, как раньше она не замечала того, что Руслан отдалился от нее. Он больше не звал ее к себе в кабинет, когда работал. Не ездил с ней гулять. Почти не разговаривал и иногда не ночевал дома. Но он по-прежнему, почти каждую ночь был с ней, ласкал ее и занимался любовью. Поэтому все свои переживания Аня просто свалила на занятость мужчины. А упоминание о женщинах совсем выкинула из головы. Женщины окружали Руслана всегда - нечему было удивляться.

   Немного позже эта тема снова всплыла в разговоре с подругами, но Аня уверила их, что все в порядке. Лиза только губы поджала, но ничего не сказала в ответ. На целую неделю подруги перенесли все свое внимание со свадьбы на день рождения Ани. Они спрашивали у нее, что она хочет в подарок, где собирается отмечать. А когда немного растерянная Аня захлопала ресница, как всегда деятельная Лиза взяла все в свои руки.

   - Тебе только приехать в указанное место - все остальное мы сделает сами, - заявила девушка.

   Аня только кивнула. Девушка с затаенной радостью ждала этого праздника - первого в ее жизни. Она была безмерно счастлива, что у нее есть такие замечательные подруги, которые смогли привнести в обычный день столько счастья и веселья.

   Катя с Лизой не стали устраивать огромного торжества, как и попросила их Аня. Они приготовили для нее праздничный стол во главе с тортом дома у Кати. Кот привез на праздник Татьяну Игоревну. И они впятером провели вечер. Аня была безумно счастлива, и все торжество смеялась и искрилась от счастья.

   - А что тебе подарил Султанов? - спросила неожиданно Катя.

   Этот вопрос поставил Аню в тупик. И сразу же настроение пошло на убыль - Руслан наверняка не знает о том, что у нее сегодня день рождения. Во всяком случае, он никак этого не показал сегодня днем и утром. И вряд ли можно предположить, что он не сказал ни слова потому, что по приезде домой ее ждет сюрприз. Нет, Руслан просто не озаботился этим вопросом - узнать, почему Аня в последнее время такая довольная и вся в предвкушении.

   А когда девушка приехала домой, его даже не оказалось там. Вмиг все настроение упало, и она понуро побрела к себе в комнату. Поставила цветы, что ей подарили сегодня, в вазу у изголовья и с легкой грустной улыбкой смотрела на них, пока засыпала в одиночестве.

   Руслан появился только утром, когда девушка уже встала и позавтракала. Он выглядел уставшим и измученным. Аня тут же мысленно нашла оправдание его незнанию о ее дне рождении - он устал и заработался. Она не стала ему ничего говорить и тем более упрекать. Получила свой легкий торопливый поцелуй и смотрела, как Руслан поднимается по лестнице, чтобы пойти к себе и лечь спать.

   Аня не знала чем себя занять, а потому сделал то, что всегда делала в таких случаях - поехала к Лизе помогать со свадьбой. Домой Аня вернулась только к вечеру. И почти на пороге ее ждал раздраженный, и даже злой Руслан.

   - Где ты была? - спросил мужчина, глядя на Аню холодно и серьезно.

   - У Лизы, - несколько удивленная таким несвойственным ему поведением, ответила Аня.

   - А вчера вечером?

   - У Кати.

   - Цветы тебе тоже Катя подарила? - прищурился мужчина.

   А Аня разозлилась. Он даже не удосужился спокойно спросить, а сразу набросился на нее с подозрениями и обвинениями.

   - Представь себе, - стараясь скрыть сарказм, ответила Аня, но его нотки все равно проскользнули, заставив его еще больше стиснуть челюсть. - Тем более, ты прекрасно можешь спросить моего сторожа о том, где и с кем я была. И увериться в правоте моих слов.

   - Не волнуйся, - холодно улыбнулся Руслан, - я обязательно спрошу. Но сначала ты сама мне скажешь правду.

   - Я сказала тебе правду. Цветы мне подарили Катя, Лиза и Максим. Еще они подарили мне мобильный телефон и электронную книгу. А еще календарь, но это уже для тебя - чтобы ты красным цветом отметил, когда у меня день рождения!

   Аня не кричала. Ее голос был спокоен, почти равнодушен. Но она очень злилась. А еще была жгучая обида на этого мужчину, который даже растерялся от ее нападок. Но Аня не стала наслаждаться этой растерянностью. Она просто обошла стороной Руслана и пошла наверх, к себе.

   Мужчина догнал ее у самой двери.

   - Почему ты не сказала мне? - уже спокойно и даже виновато спрашивает он, удерживая ее за предплечье.

   - Зачем? - спокойно, даже холодно, сказала Аня, но все равно были слышны нотки горечи. - Чтобы попросить подарок? Он мне не нужен. Чтобы привлечь к себе внимание? Я не смогу этого сделать, пока ты сам не решишь оказать его мне.

   Пожалуй, настолько виноватым Руслан не чувствовал себя давно. Последний раз был, когда он изнасиловал свою девочку. И мысленно чертыхнулся, понимая, что снова Аня оказалась причиной этой вины. Она раз разом оказывалась тем, что выбивало его из колеи и не давало мыслить разумно. Когда он увидел сегодня в ее спальне цветы, тут же взбесился. Первой мыслью было то, что у Ани появился кто-то. Он не подумал о том, что будь это так, Стас - ее водитель - непременно сообщил бы ему о чем-то подобном. И не понял, что будь это так, она бы не выставила внимание другого напоказ ему. Злость затмила ему разум, и он думал лишь о том, кто посмел посягнуть на то, что принадлежит ему. Но все оказалось куда прозаичней, что отнюдь не уменьшало его вины.

   - Прости меня, - прошептал Руслан, прижимая Аню к себе и вдыхая ее запах.

   - Все нормально, - сказала Аня, но, тем не менее, шмыгнула носом.

   Руслан тут же принялся собирать ее слезы губами, шепча ласковые слова и нежности. А девушка вцепилась в него, как утопающая за плот. Сейчас, в это мгновение, ушли все обиды и сожаления. Да, он был невнимателен, несправедлив и слишком категоричен. Тем не менее, за его поцелуи и ласки она готова была простить ему все. Когда он был рядом, так близко, она забывала обо всем - сомнениях на его счет, подозрениях и глупых предположениях. Ей было просто хорошо.


   Чтобы загладить свое свинство, Руслан не только преподнес Ане подарок, но еще и провел несколько дней только с ней. Они вместе поужинали в ресторане, он отвез ее на пикник далеко от дома, чтобы побыть только вдвоем. И каждый день дарил ей цветы. Не было шикарных букетов - просто одна чайная роза в день, нежная и чистая, как сама девушка.

   Аня и не подозревала, что в Руслане есть скрытый романтик. Но она наслаждалась этим как могла.

   И именно за эти дни она особенно остро поняла, как далек стал от нее этот мужчина. Он проводил с ней лишь крупицу своего времени, а она не замечала, что с каждым разом даже эта крупица становиться все меньше. И, в конце концов, все это вылилось в то, что Руслан приходил к ней только ради секса. Вот что действительно осталось неизменным. Как бы мало времени он не уделял ей, секс по-прежнему был фееричным. Руслан был страстен, внимателен и ненасытен. Он, как и раньше, любил ее всю ночь напролет, заставлял кричать от наслаждения и стонать от томления. Был нежен и осторожен. Ей порой казалось, что слишком осторожен. Но эта мысль лишь мелькала время от времени в ее сознании, утопая в удовольствии, которое он низменно ей дарил.


   Подготовка к свадьбе была завершена, и оставался лишь один неисполненный пункт.

   - Девичник!!!! - верещала Лиза, скача по своей квартире под смех подруг. - Завтра же пойдем в клуб! Я заказала столик. А еще стриптиз, - соблазняюще говорила девушка, подмигивая подругам.

   - Кот не заревнует? - хмыкнула Катя.

   - Ты сомневаешься, что и у него будет стриптиз? Не смеши меня, - фыркнула невеста. - А потому и я имею право!

   Отговаривать Лизу было бесполезно, поэтому девушки только переглянулись и согласно кивнули.

   Следующим же вечером Аня приехала в указанный клуб. В один момент девушка испугалась, что ее просто не пропустят внутрь из-за возраста. Но грозно маячивший за спиной Стас стал убедительным доводом.

   Клуб был похож на "Маску", за тем исключением, что здесь танцевали именно стриптиз, а не эротику. Танцы были как мужские, так и женские. В первый же момент, обратив внимание на извивающегося вокруг шеста парня, Аня подумала о том, что знай Руслан куда она поехала отмечать девичник - запретил бы. Девушка не делала из этого тайны. Просто она не видела Руслан со вчерашнего вечера, когда вернулась домой. На звонки он не отвечал, поэтому Аня спокойно отправилась на это сомнительное торжество. Она знала, что он наверняка рассердиться. Но ведь с ней же был охранник, так что все возможно будет не так уж серьезно. В конке концов, думала девушка, она хотела ему рассказать. Не ее вина, что не смогла этого сделать.

   Столик для подруг был на втором этаже. Здесь было относительно малолюдно и спокойно можно было общаться. Этаж был сделан в виде балкона по всему периметру помещения, поэтому можно было легко наблюдать за тем, что происходит на сцене и танцполе.

   Когда Аня нашла подруг, те были уже навеселе. Перед ними стояло несколько стопок текилы и уйма уже пустых рюмок и бокалов от выпитых коктейлей. Опоздавшая присоединилась к подругам и выпила штрафную. Аня сильно закашлялась, глотая алкоголь, а Катя с Лизой только посмеивались, отпуская комментарии по поводу того, что не умеет она пить. Собственно, после этой первой рюмки Аня пила только сок, что не уменьшало ее хорошего настроения и веселости. А вот подруги все время отмечали последние холостятские дни невесты именно алкоголем. Они не пьянели так сильно, как рассчитывала Аня, следя за количеством выпитого. Им просто было весело и хорошо. Когда же к их столику подошел заказанный "пожарник", их развезло на веселье с дикой силой. Смущенная же Аня отошла в сторону, давая девушкам простор, чтобы облапать парня. Ей было немного некомфортно в этой ситуации, поэтому она отошла подальше, к поручням балкона и просто рассматривала толпу внизу.

   Ее взгляд скользил по лицам и телам на танцполе. Потом по тем столикам, что на другой стороне балкона. Она отстраненно всматривалась в лица, пока ее взгляд неожиданно не зацепился за знакомое. Руслан.

   Он сидел за столиком в компании таких же презентабельных и молодых мужчин. На столе перед ними стояли напитки и тлели сигареты в пепельницах. И в объятьях почти каждого из них была девушка. Свою Руслан держал на коленях, яростно лаская ее рот своим.

   Аня до боли стиснула руками поручень балкона, не в силах оторвать взгляд от этого зрелища. Внутри бушевал ураган злости, ревности и обиды. Она смотрела, как он целует эту девушку. И целует так же горячо и страстно как ее, Аню. Смотрела, как в ласке его ладони скользят по талии и бедрам красавицы. Видела, как та в ответ что-то шепчет на ухо мужчине, заставляя его смеяться, запрокидывая голову назад. И ей казалось, что она слышит его смех - свободный и слегка хриплый.

   - Это ведь Султанов? - раздался рядом голос Кати.

   - Да. Это он, - сказала спокойно Аня, не выдавая своих эмоций и обиды.

   - Мне жаль, - искренне сказала подруга.

   Аня чуть заметно улыбнулась ей, отрывая напряженный взгляд от отвратительного зрелища.

   - Все нормально.

   Девушки вернулись за стол. Лиза тут же заметила кислые лица подруг и спросила в чем дело. Катя рассказала ей, глядя, как Аня выпивает две рюмки текилы подряд. Когда она взялась за третью, подруги в один голос ее остановили.

   - Хватит.

   Но для непьющей Ани хватило и этого. Тем более на пустой желудок. Она тут же почувствовала, как слегка закружилась голова. Но никакой алкоголь не смог помочь ей отрешиться от того, что происходило на той стороне балкона за ее спиной. А еще она неожиданно почувствовала на себе сочувствующий взгляд Стаса, который заметил присутствие хозяина в клубе. Аня грустно улыбнулась мужчине, благодаря его за жалость. И это, пожалуй, стало последней каплей в море сомнений, обид и разочарований. И судя по всему, подруги заметили что-то в ее взгляде, потому как Лиза тут же предложила уйти в другое место.

   - Нет. Я не хочу уходить, - решительно сказала Аня. - Я хочу танцевать.

   Катя с Лизой переглянулись, а девушка уже встала со своего места и двинулась к лестнице. Ее попытался остановить Стас, сказав, что это не благоразумно. Девушка только фыркнула в ответ и юркнула в толпу. Она не хотела танцевать со всеми в толпе, где никто ее не увидит и не оценит. Поэтому целенаправленно двигалась к сцене, за которой нашла дверь в сторону гримерки. И тут же нашелся администратор клуба.

   - Вы что-то хотели? - спросила Аню женщина, очень напоминая тон Ники.

   Может все работники таких мест имеют такой однотипный тон голоса?

   - Да. Я хотела бы станцевать.

   Женщина несколько удивленно посмотрела на девушку.

   - Эээ, мы не практикуем подобного.

   Железным аргументом стало несколько стодолларовых купюр, извлеченных из рук маячившего за спиной Ани Стаса. Мужчина немного растерялся и с трудом соображал, что творит девушка. Но и перечить не стал - такого приказа не было. Женщина забрала купюры и проводила Аню за кулисы. Девушка так же попросила объявить ее номер определенным образом.

   - Дамы и господа, - начал говорить ди-джей, - сейчас на этой сцене будет танец для одного из наших гостей. А именно для Султанова Руслана. Просим мужчину обратить внимание.

   Как только заиграла музыка, Аня вышла на сцену, вновь вливаясь в тот ритм, что успела позабыть после того, как ушла из "Маски". Она уже давно не тренировалась, но не потеряла ни гибкости, ни умения красиво себя подать. На девушке было короткое платье и туфли на шпильке, поэтому она тут же привлекла взгляды тех, кто еще не посмотрел на нее. Она не снимала с себя одежду, но вызывала в глазах, в которые смотрела смело, не меньше огня чем те, кто делал это. И впервые в жизни Аня делала это специально - распаляла и заводила, призывно улыбаясь и двигая телом у шеста. Она намеренно вызвала своим танцем похоть на лицах и в глазах мужчин, чтобы Руслан увидел и разозлился от понимания того, что все хотят то, что принадлежит ему. Что она танцует не для него, а для всех, кроме него.

   Аня не знала, что придало ей храбрости смотреть на тех, перед кем она танцует - злость на Руслана или алкоголь на голодный желудок. И не смотрела девушка лишь туда, где чувствовала самый горячий взгляд. Только когда прозвучали последние аккорды песни, она резко подняла взгляд, чтобы встретить с леденящими душу серыми глазами. В них было столько гнева, огня, бешенства и обещания расправы, сколько она и хотела вызвать. Ей было плевать на последствия, она хотела задеть хотя бы его самолюбие, которое сейчас пострадало больше всего. И это лишь малая доля от того, что задел в ней он своим поступком. А потому она не боялась ничего - все самое страшное уже случилось. Она влюбилась, а ей разбили сердце, растоптав его в ошметки плоти и боли.

   Она смело встретила его взгляд, глядя на него с болью и яростью. А потом просто отвернулась и сошла со сцены, под восторженные крики толпы, от которой ее пытался отгородить Стас. Аня не стала возвращаться к подругам, а вышла на улицу и села в машину. Водитель молча завел двигатель. А она смотрела на вход клуба, спрашивая себя - хочет ли, чтобы он вышел и посмотрел на нее. Но он не вышел, чего бы ей не хотелось. Аня кивнула охраннику, и он повез ее домой.

   Только у себя в комнате девушка позволила слезам покатиться по щекам. Она не ревела и не рыдала. Просто спокойно оплакивала свою гордость и самоуважение. Смеялась над той уверенностью, что питала в отношении Руслана. Она свернулась калачиком в кровати, не имея сил ни раздеться, ни принять душ.

   Она не спала до раннего утра, томясь в ожидании и горе. Но он не приехал. Не сделал для нее даже такую малость. И когда Аня поняла, что уже не имеет смысла ждать, что он не придет, она обессилено закрыла глаза и уснула.


   Руслан не помнил, был ли он когда-либо злее, чем сейчас, когда смотрел, как танцует Аня. Глаза застилала красная пелена ярости и безумия. Он так сильно стискивал поручень балкона, что тот гнулся под его пальцами. Он следил за каждым, сводящим с ума всех находящихся здесь, жестом Ани на сцене. Но еще большую ярость он испытывал от того, как на нее смотрели другие. Грязно и похотливо. Но судя по всему, именно на это она и рассчитывала, выверяя каждое свое движение. Он знал, зачем это представление. Знал и поражался тому, что его спокойная, покорная и безвольная девочка способна на подобное. Никогда в жизни он не видел в ее глазах столько боли и ярости. И эта была не та боль, что он видел в прошлые два раза. Эта сводила ее с ума и доводила до отчаяния.

   А еще он восхищался. Восхищался тем, как она тонко знает его. Умеет надавить на самое больное и при этом не боится расплаты - это явно читается в ее смелости и откровенности движений. Он восхищался тем, что она выпустила коготки, но при этом был безумно раздражен. Но с ней всегда так - куча противоречий. Он уже даже привык.

   Когда Аня сошла со сцены, он лишь проводил ее взглядом, не двигаясь с места. Он просто боялся, что своими же руками задушит эту чертовку, если сейчас догонит ее. Но от расплаты ей все равно не уйти. Осталось лишь спустить пары, чтобы действительно не убить ее в порыве ярости.


   - Какого черта ты вытворяла!?- разбудил Аню дикий крик Руслана, влетевшего в ее комнату, едва она проспала пару часов.

   Она чувствовала себя такой убитой и уставшей, что не было сил даже встать. Поэтому просто открыла глаза и посмотрела на взбешенного мужчину.

   - Тебе не понравилось? - спокойно спросила девушка в приторном удивлении.

   - Понравилось, - прорычал Руслан, нависая над кроватью. - И не мне одному!

   - Я рада, - холодно и коротко улыбнулась Аня.

   - Что ты вообще забыла в этом гребанном клубе?!

   - Там был девичник Лизы.

   - Почему ты не предупредила меня о том, куда идешь?!

   - Я хотела. Но тебя не было дома, и дозвониться я не смогла. Наверно в это время ты уже развлекался с той рыжей сукой, которую весь вечер тискал у меня на глазах! - от спокойствия Ани не осталось и следа. - И потом, что бы это изменило? Ты бы развлекался с ней в другом месте?!

   Она злилась, и всю злость выливала в слова и гневный взгляд.

   - Не тебе указывать, как мне развлекаться! - холодно отчеканил Руслан, глядя на нее с ледяным спокойствием.

   - Тогда и не тебе говорить, что мне можно, а что нельзя! - рыкнула в ответ Аня, вставая все-таки на ноги. - Я как дура жду тебя дома по ночам, а ты в это время спишь со всеми подряд! А потом еще смеешь приходить ко мне! И целовать меня так же, как только что целовал другую!

   По щекам Ани катились слезы ярости и обиды. А в глазах уже не было напускного спокойствия и холодности. Все ее чувства были как на ладони.

   - Я до последнего не верила, что ты поступаешь так со мной! - кричала Аня, злясь еще больше от того, каким спокойным и отстраненным был взгляд мужчины. - Ты так много приложил к тому, чтобы добиться меня, а как только получил, тут же вернулся к своей прежней жизни. Я согласилась остаться с тобой, веря в то, что ты ко мне хоть что-то чувствуешь. А я как была для тебя игрушкой, так ею и осталась! Хочешь - приласкаешь. А хочешь - растопчешь, как букашку под ногой. Я не могу так!

   Руслан был предельно спокоен, слушая горячую речь Ани. Он не испытывал ничего, кроме раздражения. Ни сожаления, ни вины, ни раскаяния. Он жил так, как привык. И меняться ради нее не собирался. Да, она была ему нужна. Ему было с ней хорошо. Но он предпочтет сломать ее и пользоваться дальше, а не ломать себя и идти на уступки. Пусть лучше она потеряет часть себя, и останется с ним, чем уйдет совсем.

   - Отпусти меня! Дай мне уйти! - просила и умоляла Аня, хватаясь руками за отвороты его пиджака и почти с безумием глядя ему в глаза.

   - Нет! - отчеканил Руслан, отрывая от себя ее руки.

   Аня до боли прикусила губу и закрыла ладонями лицо, обессилено опускаясь на пол перед ним. Он смотрел на нее сверху вниз и понимал, что ее слезы, ее боль и отчаяние не трогают его совершенно. Даже более того - он хочет ее даже такую - всю в слезах, униженную у его ног. И он никогда не думал, что сможет быть такой сволочью именно для нее. Раньше она сдерживала в нем все его пороки хотя бы на время, которое проводила с ним. Теперь же он снова был тем безжалостным циником и эгоистом, который однажды решил, что это девочка будет его.

   - Почему? Почему ты такой? - поднимая к нему заплаканное лицо, шептала Аня.

   - Я всегда был таким.

   - Нет. Не правда!

   - Ты действительно думаешь, - начал с неким презрением Руслан, - что я такой, каким был с тобой? Спокойный, добрый и уравновешенный? Запомни, милая, я ласков только с тобой. Только для тебя я претворялся тем, кем не был никогда.

   - Нет! Не правда! В тебе есть все это!

   - Разве вчерашний вечер не доказал тебе обратного? Что еще ты должна увидеть, чтобы понять, что все не так, как тебе кажется?

   - Но почему ты притворялся?! Почему?! Я приму тебя всяким, любым! - плакала девушка, уже не стирая с лица слез.

   - Ты уверена? - жестко усмехнулся Руслан, опуская руку и захватывая ее подбородок пальцами. - Ты готова ко мне настоящему? Жестокому, безжалостному, дикому? Готова принять меня таким в свою постель? Именно таким, а не ласковым и заботливым каким я был до сих пор с тобой?

   - Да!

   - Нет! Не готова! И я знаю это! И лучше тебе поверить мне на слово! Все эти шлюхи, с которыми я развлекаюсь - вот кто готов терпеть меня таким. Мне не хватает того, что я могу взять от тебя. Ты слишком хрупка и невинна, чтобы с тобой я был таким, какой есть. Ты просто не выдержишь того, что мне нужно.

   - Откуда ты знаешь?! Ты пытался?

   - Я не буду пытаться! Чтобы ты снова забилась в угол, боясь подпустить меня к себе? Нет. Ты мне нужна. Я хочу тебя. И не позволю снова отдалиться из-за глупого страха и боязни.

   - Да чем таким ты можешь напугать меня?! - кричала Аня. - Чем?!

   - Я не извращенец и не мазохист, если ты это имеешь в виду. Это ты слишком чиста и невинная для меня. В тебе причина. Ты же краснеешь каждый раз, когда я смотрю на тебя! Ты глаза опускаешь, когда я раздеваюсь! Господи, да ты даже сейчас покраснела! - воскликнул Руслан.

   - Ты же любишь это, - с упреком всхлипнула Аня.

   - Да, люблю. И поэтому не хочу, чтобы ты стала, как все остальные. Я хочу тебя именно такой.

   - А мне что ты прикажешь делать? - глядя на него с такой болью и страданием, спросила Аня. - Что? Ждать тебя, когда ты натрахаешься на стороне, а потом тебе захочется нежности, и ты придешь ко мне? Пускать тебя в свою постель, после того, как ты только что выбрался из другой?

   - Но ведь пускала же все это время, - холодно и жестко сказал Руслан, не поведя даже бровью.

   Аня отчаянно замотала головой и прикрыла рот рукой, чтобы не рыдать в голос и не кричать от обиды, что ранила и без того растоптанное сердце.

   - Я же на все готова ради тебя! - шептала Аня, глядя в пол. - На все! А ты просто не хочешь взять это! Я предлагаю себя так, как тебе нужно, а ты отворачиваешься!

   - Ты просто не знаешь, о чем говоришь, - покачал Руслан, поднимая, наконец, Аню на ноги и удерживая за плечи.

   - Так покажи мне! - снова кричала девушка, глядя ему в глаза с мольбой. - Покажи! Что мне нужно сделать, чтобы ты отказался от них всех? Что?!

   -Дура! Маленькая, глупая дура! - прорычал Руслан, отталкивая от себя рыдающую Аню и выходя из комнаты.

   Девушка снова обессилено рухнула на пол, сотрясаясь в рыданиях. Она сжалась в комочек от жалости к себе. Именно жалости, ведь понимала, что даже все это не заставит ее уйти. Просто взять и уйти. Она навсегда привязана к этому мужчине. И даже если он вдруг сейчас передумает и разрешит покинуть дом, она не сделает этого. Наоборот, будет умолять и просить его оставить ее здесь. И это понимание окончательно растоптало всякую гордость и самоуважение Ани.

   Он сделал это - сломал ее, как дети ломают игрушки. А потом просто забросил ее в угол комнаты, где она будет валяться в пыли.


   В течение недели Руслан не появлялся дома. Сама же Аня бродила по пустым комнатам и коридорам, как приведение. Ей было плохо, одиноко и грустно. Она снова почти ничего не ела, ничего не делала и никуда не ездила. И с огромным трудом заставила себя пойти на свадьбу Лизы. Целый день она старательно избегала слишком близкого контакта с ней и Катей, чтобы не портить ей праздник своей натянутой улыбкой и кислым лицом. И как только появилась возможность сразу же уехала, не попрощавшись ни с кем.

   Прошло больше недели с того дня, как Аня поссорилась с Русланом. Девушка сидела в гостиной и отстраненно смотрела в телевизор. Перед ней стоял нетронутый ужин, который принесла обеспокоенная Наталья Дмитриевна. Домохозяйка очень переживала за эту девочку, которая за полгода стала ей как родная. Женщина видела, как страдает и мучается Аня от своей любви и жестокости Руслана. Видела и ничем не могла помочь.

   Ане надоело смотреть в телевизор, поэтому она выключила его и встала с дивана. И с удивлением увидела на пороге комнаты Руслана. Он, видимо, стоял здесь некоторое время и смотрел на нее. Его взгляд показывал лишь легкую задумчивость и не более. В нем не было ничего из того, что бы хотела увидеть Аня. Это разочаровало ее, пусть она и догадывалась, что будет именно так. Не было произнесено ни слова за несколько минут, поэтому девушка просто развернулась и пошла к себе.


   А Руслан смотрел вслед уходящей Ане и думал о том, как же ему не хватало ее все это время. Он пытался отрешиться от чувства вины, которое все же проснулось в нем в тот вечер, когда он поругался с ней. Но те способы, которыми он делал это, только еще больше усугубляли эту самую вину. И сейчас, посмотрев в пустые глаза Ани, он понял, что зря так сильно обидел ее. Она больше не ждала его, не кидалась с поцелуями и не улыбалась. Оказывается, все это было неизменной частью того, что он хотел получать от своей девочки. Ему было мало ее покорности, на которой он так настаивал в их последний разговор. Ему была нужна и эта улыбка, и ожидание в ее глазах, и радость от встречи с ним.

   Мужчина пошел к себе в комнату, принял душ и, переодевшись в спортивные брюки и майку, пошел в зал - терзать грушу. Он провел внизу несколько часов, пока не выдохся. В горле пересохло, и он пошел на кухню, выпить воды. Несмотря на поздний час, там горел свет. А за столом сидела Аня и отстраненно ковырялась в банке с йогуртом. На звук его шагов она повернула голову и посмотрела на Руслана. В ее глазах проскользнуло удивление, а потом ее взгляд заскользил по его большому потному телу. И этого хватило, чтобы Руслан тут же потерял голову от ощущения своей власти над ней.

   Аня снова подняла взгляд и тут же неловко опустила его, заметив насмешку в серых глазах.

   - Не буду мешать, - пробормотала девушка, вставая из-за стола и торопливо проходя мимо него.

   И Руслан не стал ее удерживать.

   Он догнал ее у самой двери в спальню. Резко развернул к себе и жадно приник к ее сладким губкам, прижимая Аню всем телом к стене. Она тут же раскрыла рот под его напором. Рядом с ним это уже стало рефлексом. Да и руки, обвивающие его шею, тоже действовали скорее автоматически, чем по желанию хозяйки. Но это был бы не Руслан, если бы не заставил ее тело отвечать на свои ласки не подсознательно, а вполне осознанно.

   Аня лишь смирилась с тем, что как бы ни вел себя этот мужчина, она никогда не сможет ему противиться. Она любит, она скучает, и она безумно его хочет - видеть, ощущать под пальцами влажную от испарины кожу, чувствовать напор его губ и сильную ласку рук.

   С глубоким выдохом ему в губы, Аня просто сдалась на милость этого мужчины и себя самой.

   Руслан подхватил Аню на руки и понес к себе в спальню. Он тут же накрыл ее тело своим, прижимаясь к соблазнительным изгибам, и поражаясь тому, какая же она все-таки маленькая по сравнению с ним. Маленькая, хрупкая и нежная. Все это вкупе дарило ему небывалые ощущения и эмоции.

   - Я так соскучился,- шептал Руслан ей в губы.

   - Тогда не уходи больше, - просила в ответ девушка.

   - Ты знаешь, что я не могу.

   - Знаю, - выдохнула Аня.

   Она знала, что он все равно уйдет к другой или даже другим. А он знал, что все равно вернется к ней. И ни один из них не был готов мириться с тем, что зависел от второго. Руслан видел в этом слабость, а Аня - окончательное разрушение своей жизни и сердца. Он боролся с этим, как мог. А вот она не знала, что ей делать. Она была слаба, беспомощна и не представляла себе, что когда-нибудь сможет изменить его.


   В течение месяца Аня смотрела на то, как Руслан приходит к ней из другой постели. Он прекратил это скрывать или прятать, но и не выставлял напоказ. Только наученная девушка и без этого прекрасно все видела и понимала. Это раньше она слепо закрывала глаза на все. Теперь же трудно было не понять, где он пропадает несколько ночей в неделю. Почему возвращается уставший и вымотанный, и сразу же идет спать. Почему почти не разговаривает и не общается с ней.

   Но вот одного она все же не могла понять - зачем она ему. Нет, она уже не стремилась уйти. Просто хотела знать, почему он не может ее отпустить. Он не любит, не уважает и тем более не нуждается в ней. Так в чем причина его маниакальности ею? Аня терялась в догадках. А Руслан естественно не собирался ее просвещать по этому поводу. Не мог он признаться в том, что стал зависим от ее тела, от улыбки, голоса и родинки над губой. Не мог сказать, что рядом с ней чувствует себя иначе - чище что ли. Не мог объяснить, что только она, ее близость и нежность доставляют ему небывалое наслаждение и удовлетворение. Это не была любовь, это было что-то сильнее, сложнее и не так прекрасно. Это было какое-то безумие или даже отчаяние.


   Когда Аня выбралась, наконец, из дома, решив развеяться, она поехала к счастливой новобрачной. Девушки не общались толком с того вечера в клубе, где она застала Руслана с другой женщиной. Аня была поглощена своими эмоциями, а Лиза с Котом ездили отдыхать за границу - в свадебное путешествие.

   Девушка сразу же пожалела о том, что пришла именно к Лизе. Та была такая счастливая и окрыленная, что Аня чувствовала рядом с ней свою ущербность. Тем более она не хотела нагружать подругу своими проблемами и заботами. Но подруги они на то и подруги, чтобы все замечать и стараться поддержать.

   Увидев кислое лицо Ани, Лиза тут же позвонила Кате и позвала ту к себе. Уже вдвоем они заставили ее пооткровенничать. А когда Аня выплеснулась из себя все, что накопилось, ей стало так легко и свободно, что она даже расплакалась от облегчения. Подруги ни слова не сказали о том, что она глупая дура, что нужно думать о себе. Нет, вместо этого они тут же стали придумывать план по завоеванию Руслана. Аня лишь с сомнением качала головой:

   - Вы не знаете его. Руслана просто невозможно изменить и подстроить под себя.

   - Да, мы не знаем. Но его знаешь ты. Ты просто должна понять, как вывести его на эмоции, как заставить поверить в то, что ты можешь быть для него единственной, - сказала Катя, а Лиза согласно кивнула в подтверждение.

   Аня только головой покачала. Но все же слова подруг заставили ее задуматься. Может действительно, ей нужно просто доказать ему то, в чем он сомневается? Не просто уверять словами и мольбами, а доказать на деле? Но как? Руслан ведь прав, утверждая, что она до сих пор очень зажата и скована. И девушка очень сомневалась, что когда-нибудь сможет перебороть себя. Но неужели не стоит даже попытаться ради собственного если не счастья, то хотя бы спокойствия? Можно ведь попробовать?

   Лиза с Катей видели, как загорелись глаза у Ани и довольно улыбнулись ей. Эти две девушки всегда были оптимистками, не в пример самой Ани. И если она в силу своего возраста еще не видела и не понимала многих вещей, то эти двое все прекрасно видели. Они видели, что Руслан не может отпустить Аню, и понимали причины. Да, он не любит ее. Но будь он к ней совершенно равнодушен, уже давно бы отпустил. Султанов не был тем человеком, что церемониться и тянет резину. Он бы прямо и четко сказал о том, чего хочет, если бы сам знал. Аня явно не была тем, в чем он мог с легкостью разобраться. И это давало определенный шанс на счастье подруги.

   Над тем, что и как следует сделать, девушки не думали долго. Они сразу же поняли, что необходимо. А когда рассказали Ане, привели ее не то что в смущение, а буквально загнали в краску.

   - Я не смогу! - залепетала девушка, широко распахнув глаза от удивления.

   - Пара стопок водки и храбрость тут как тут, - пошутила Катя. - А если серьезно, то попытаться ты должна. В любом случае - хуже не будет.

   - Это да, - закивала головой Лиза.

   - Но где все это можно сделать? С кем? Как все устроить и организовать? И... это же еще репетировать нужно! - в ужасе воскликнула Аня.

   - Так, все по порядку. Организацию мы берем на себя, - начала Лиза. - Я уговорю Кота, и он просто привезет Руслана в нужное место.

   - Руслан меня убьет за такую самодеятельность! - горестно протянула Аня.

   - Но сначала как следует оттрахает!

   - Лиза! - в один голос возмущенно воскликнули Катя с Аней.

   - А что сразу "Лиза!"!

   - Жизнь с Котом не идет тебе на пользу,- помахала пальцем перед носом подруги Катя.

   - Да ну вас! - отмахнулась девушка. - Именно на это и весь расчет. Ваш Руслан на стороне именно трахается, поэтому от Ани требуется довести его именно до этого состояния. Слушай, - неожиданно нахмурилась Лиза, - а ты сама-то уверена в том, что потянешь его темперамент?

   - Да, - твердо сказала Аня, хотя внутри мелькали сомнения.

   - Ладно. Репетиции беру на себя, - сказала Катя. - Будешь приходить ко мне и тренироваться. Партнера я тебе найду. Есть у меня один знакомый... - хитро сверкая глазами, добавила Маркова.

   - И как это должно будет выглядеть в глазах твоего знакомого? - с сомнением спросила Аня.

   - Нормально, - легко пожала плечами Катя. - Я ему просто расскажу всю задумку.

   - Не резковато ли? - скривила нос Лиза. - Вдруг испугается грозного взгляда Султанова и убежит?

   - Этот не испугается, - прыснула девушка, - скорее уж разомлеет. Он у меня по мальчикам.

   Аня с Лизой переглянулись и расхохотались. Так легко и свободно Аня не чувствовала себя уже давно. И в который раз уже поблагодарила немилосердную судьбу за этот весьма щедрый подарок.


   Аня боялась того, что собиралась сотворить. Вся эта задумка изначально не вызвала в ней восторга. Но хуже уже действительно не будет. С каждым днем Руслан отдалялся от нее все больше. И она не знала причин. Мужчина был постоянно раздражен, зол и почти не бывал дома. Но, тем не менее, неизменно дарил ей свое внимание и нежность. Аня по-прежнему радовалась каждой минуте рядом с ним, старательно не думая о том, что отравляет эти минуты - ревность, гнев, сомнения и обида.

   Еще раз девушка попыталась поговорить с Русланом на волнующую ее тему. Но получила лишь хлопок двери, когда он вышел из комнаты. Это стало последней каплей, и она уже с большим рвением приступила к подготовке вечера, когда попытается доказать Руслану, что он не прав, предпочитая ее остальным.

   Почти каждый день Аня ездила к Кате, где подруга и Денис, ее знакомый, помогали составить танец для нее и парня. Это выступление было ужасающе откровенно и агрессивно. Аня без остановки краснела и смущалась, чувствуя, как рядом извивается чужое мужское тело. Радовало лишь то, что Денис был абсолютно равнодушен к ней, ее движениям и вообще всему происходящему. Просто его авантюрная натура радовалась происходящему - поэтому он, собственно, и согласился им помочь.

   На то, чтобы решиться и подготовить танец, Ане потребовалась неделя. Она все еще сомневалась в правильности своего решения, но отступать не собиралась.


   Руслан почти с сожалением смотрел на то, что сотворил с Аней. Девушка была погружена в себя, почти не улыбалась и не смеялась. Она смотрела на него так затравленно, как не смотрела в самые худшие времена. Но для нее эти самые времена были именно сейчас, о чем он даже не подумал. Но мужчина был рад тому, что она больше не поднимает разговор на тему его развлечений, других женщин, своей учебы и работы. Она стала той, кого он хотел видеть рядом.

   И все же что-то не давало ему покоя. Возможно, глубоко засевшее сомнение в правильности его действий? Может, не стоило так ломать ее? Может, стоило отпустить, когда она просила? Да, возможно так оно и есть. Вот только Руслан по-прежнему не был готов сделать это. Она была его, для него. И только.

   В один из вечеров Руслану позвонил Кот и пригласил отдохнуть.

   - Не слишком ли ты быстро убегаешь от жены?- хмыкнул Рус в трубку.

   - Ты вкладываешь в это понятие не то, что вкладываю я, - только и сказал в ответ Максим.

   Ани до сих пор не было дома, поэтому мужчина охотно принял приглашение парня. Он приехал по указанному адрес, и несколько удивился тому, что остановился у закрытого сейчас ночного клуба.

   - Мы здесь одни будем? - спросил мужчина, приветствуя Кота.

   - Можно сказать и так. И охрану можешь оставить за порогом.

   Руслан только глаза прищурил.

   - Поверь мне на слово, - невесело хмыкнул Макс, - ты не захочешь, чтобы они увидели то же что и ты.

   Мужчина ничего не понял, но все же последовал совету парня. Клуб действительно был закрыт. Все столики с поднятыми на них сиденьями стульев, кроме одного. На столе стояла бутылка виски и пара бокалов. Лучше всего освещала сцена с огромной клеткой на ней.

   Ничего не понимающий Руслан сел за столик, вопросительно глядя на Кота.

   - И что все это значит?

   - Давай выпьем, - вместо ответа сказал парень.

   Руслан снова вопросительно вскинул бровь, но промолчал. Кот залпом выпил свой бокал, а потом...ушел, почему-то напутственно пожелав Руслану удачи. Тот проводил парня недоумевающим взглядом. Какое-то нервное напряжение сковало все его тело. А потом заиграла музыка, и он посмотрел на сцену.


   Аня знала, что увидит на лице Руслана, когда войдет в клетку и начнет танцевать. Там, несомненно, будут удивление, непонимание. Он нахмурится и стиснет зубы, потом прищуриться и начнет следить за каждым ее жестом, пытаясь понять, что и зачем она делает. А уж когда на сцене за ней появиться Денис, не было никаких сомнений, что на его лице появиться злость, ярость, бешенство и бог еще знает что. Для этого и была подобрана подобная декорация - клетка. И по сути это было не просто декорация - клетка была настоящей, с учетом того, что Руслан непременно захочет стащить ее со сцены раньше времени. А это было не безопасно, в особенности для ее партнера.

   Подруги были правы, когда сказали, что она очень хорошо выучила повадки и характер мужчины. Все было именно так, как она предполагала. И только когда появился Дэн, Руслан не сделал того, что ожидала Аня. Вместо этого он спокойно продолжал смотреть и медленно пить свой напиток. И только глаза выдавали всю степень угрозы, если она немедленно не прекратит этот фарс.

   Весь танец представлял собой имитацию секса. Жесткого, грубого и буквально животного. Но при этом это не смотрелось как секс. Это смотрелось как произведение искусства. Казалось, что Денис управляет каждым движением и жестом девушки. Своими руками он заставлял ее принимать ту или иную позу. И все было настолько реалистично, что не оставалось сомнения в мастерстве танцоров.

   Во время всего танца девушка неотрывно смотрела в глаза Руслана, молча пытаясь сказать, что хотела. Пытаясь заставить его поверить в то, что она достойна того, чтобы он сделал ее одной единственной. Что она одна может быть всем, что ему нужно. Что она сможет стать такой, какой он только пожелает ее видеть.

   Аня смотрела как все злее и горячее одновременно становиться взгляд серых глаз. Видела, как он учащенно дышит, когда Денис ставит ее на колени. Видела, как сжимаются его кулаки и лопается бокал в руке, когда ее партнер по танцу так же становиться на колени за ее спиной и, схватив за волосы, заставляет ее выгнуться себе навстречу. Видела, как сильно сейчас Руслан хочет оказаться с ней вместо Дэна. Чтобы вот так же жестко сжимать ее горло одной рукой, а другой заставлять извиваться от удовольствия.


   Руслан не знал чего в нем сейчас больше - желания поиметь, или желания убить ее. Наверно и того и другого поровну. Он мог бы сделать сначала первое, а потом и второе. Он понял, что хотела показать этим выступлением девушка. Вот только она не учла одного - что его просто не хватит на то, чтобы успокоиться и действительно не свернуть ей шею голыми руками. Это желание было равным по силе тому, что разрывало его тело от возбуждения. На Ане было надето что-то смутно напоминающее белье, но настолько откровенное и бесстыдное, какого даже он со своим опытом еще не видел. Но при этом в Ане не было и грамма пошлости - все ощущение порока сводил на "нет" жгучий румянец на ее щеках. Одного этого было достаточно, чтобы свести его с ума.

   То, что происходило на сцене, было реально жестко. Именно так, как он хотел бы сделать с Аней, но не смел. Что ж, теперь его вряд ли удержит хоть что-то. Он готов был показать ей на деле, чего она добивается. Плевать уже на все.


   Аня видела немое обещание в глаза Руслана. И оно, к ее огромному стыду и радости одновременно, так сильно ее завело, что она почувствовала, как тело откликается на один только такой взгляд. Ее дыхание, и без того неровное, стало еще прерывистей. Тело стало мелко дрожать, и руки с ногами с трудом удерживали ее. Губы пересохли, и она облизала их языком, невольно представляя себе, как это будет делать Руслан.


   Мужчина видел, что с ней происходит. И всеми силами желал и надеялся, что это от того, что он смотрит на нее, а не из-за парня рядом с ней. Если он поймет, что это не так, он действительно не сможет сдержаться, чтобы в первую очередь разделаться с ним, а потом и с ней.


   Обоим казалось, что прошла вечность, прежде чем закончилась музыка. Денис удивительно быстро и незаметно испарился со сцены. Его не было даже в клубе уже через минуту. Все это время Аня сидела в клетке и смотрела на Руслана, не в силах восстановить дыхание и побороть дрожь в теле. А он все так же сидел на своем месте и просто сверлил ее взглядом. Таким горячим и яростным одновременно, что она уже и не была уверена, что дрожит только от желания.

   Когда Аня смогла, наконец, пошевелиться, с места сдвинулся и Руслан. Пока девушка ползла к кулисам, где был выход, мужчина встал со своего места и двинулся туда же. Они встретили в узком коридоре. Аня испуганно пятилась от него, а он намеренно медленно шел за ней.

   - Боишься? - прищурился Руслан, делая очередной шаг.

   - Нет.

   - Зря, - только и сказал мужчина, ускоряя шаг.

   Аня не боялась, просто не знала чего ожидать, а потому рванула от него дальше по коридору. Но он был быстрей. Догнал, резко схватил за руки и прижал ее лицом к стене своим телом.

   - Ты не знаешь, что нельзя убегать? - шептал Руслан ей на ухо, поднимая ее руки вверх над ее головой и удерживая их одной своей. - Не знаешь, что мужчин заводит сопротивление?

   - Знаю, - неожиданно прохрипела Аня, резко подаваясь бедрами назад, чтобы упереться ими в его пах, где скопилось все его напряжение.

   - Играешь с огнем, детка, - рыкнул Руслан, опуская вторую руку ей на живот и крепче прижимая ее к себе.

   - Знаю, - повторила девушка, чувствуя горячую ладонь на обнаженной коже живота.

   Она обжигала и распаляла ее и без того сильное желание. Она чувствовала за спиной его большое тело и млела от того, как сильно он хочет ее. Она чувствовала его ответную дрожь, горячее дыхание на шее и напряжение в бедрах.

   Аня вскрикнула, когда его ладонь резко скользнула вниз и накрыла ее пульсирующее лоно.

   - Ты уже мокрая, - удовлетворенно произнес мужчина, лаская ее пальцами сквозь белье.

   А потом он резко дернул и сорвал с нее трусики. Тут же его пальцы оказались в ней, заставив ее протяжно застонать и задвигать бедрами ему навстречу. Ане было очень хорошо, но при этом румянец все также не сходил с ее щек. Ей было неловко от того, где и как все это происходит. Неловко от того, как откровенно ласкает ее Руслан, наслаждаясь ее беспомощностью и готовностью на все.

   А Руслан понимал, что ему нравиться делать все это с Аней. Ее смелость и раскованность поразили его. Он всегда был готов к сексу, когда она рядом. Но вся эта ситуация, ее смелость, жадность до его рук и покорность - заводили его как никогда раньше. Да, он по-прежнему хотел сохранить в ней невинность и наивность - она понравилась ему именно поэтому. Но и такая Аня была безумно привлекательна. Теперь она стала всем, что ему нужно. А ведь это только начало.

   По его пальцам текла ее влажность, от ощущения которой хотелось немедленно войти в нее и почувствовать ее готовность во всей красе. И раньше он бы так и сделал. Однако все это заставило его быть откровенным с ней, впервые с того дня, как они стали близки.

   Руслан вытащил пальцы из ее лона и поднес их к ее губам.

   - Попробуй себя, - приказал он, проводя рукой по ее губам.

   Аня простонала и лизнула влажные пальцы кончиком языка, а потом втянула их в рот.

   - Ты такая сладка, правда? Тебе нравиться пробовать себя?

   Аня знала, что покраснела как никогда прежде. Все ее лицо и шея горели от того, что она делала и слышала. Но, боже, как же ей это нравилось! Она только сейчас поняла, что нежность и забота Руслана в постели приелись ей. И что вот такой он - настоящий и не сдерживающий себя - желанен для нее еще больше.

   Резко Руслан отпустил Анины руки и развернул ее к себе лицом, чтобы тут же накрыть ее губы своими. Он буквально вылизывал ее рот, собирая остатки ее вкуса.

   - Ммм, как вкусно, - протянул Руслан, отрываясь от ее губ и заглядывая ей в глаза.

   Он тут же хрипло рассмеялся, увидев краску на ее личике.

   - А тебе ведь нравиться все это.

   - Я говорила, что мне будет нравиться все, что ты захочешь мне дать, - прошептала в ответ Аня.

   - Уверена?

   - Да.

   - А если я хочу дать тебе свой член? В рот, - вкрадчиво спросил Руслан.

   Аня всего на секунду растерялась. Никогда еще он не просил о подобной ласке. Но эта мысль никогда не была отталкивающей. Лишь слегка смущающей, впрочем, как и все остальное.

   Вместо ответа Аня медленно опустила на колени перед Русланом, не отрывая взгляда от его лица. Ей даже показалось, что она заметила в его глазах некоторую растерянность. Впрочем, она быстро исчезла, давая место нарастающему напряжению во взгляде мужчины.

   Дрожащими руками девушка расстегнула ремень на брюках, потом пуговицу и молнию. Она не боялась, просто не была уверена, что сделает все правильно. Когда перед ее глазами появилась его напряженная плоть, Аня сглотнула и тут же поняла, что хочет сделать это. Хочет попробовать его на вкус, как часто делал он с ней. Хочет ощутить на языке его нежность и пульсацию. Только немного растерялась от всего этого, а потому замерла, просто разглядывая его.

   Руслан запустил руку в ее волосы и привлек ближе, заставляя раскрыть губы себе навстречу. Из его груди вырвался стон, когда ее влажный рот оказался на его плоти. Он спокойно и умело направлял движения Ани, с каждым разом заставляя взять себя глубже. Глаза закрылись от нежной и неумелой ласки, и он откинул голову назад, опираясь затылком о стену и позволяя ей действовать дальше самостоятельно. Вот только его хватило ненадолго. Взгляд скользнул к ее губам, и это зрелище заставило его задрожать от предвкушения наслаждения. Он резко оттолкнул от себя девушку и поднял ее на ноги.

   - Хватит, - прохрипел он, глядя в ее довольные глаза.

   - Мне понравилось, - таким же голосом сказала Аня.

   Руслан как-то обреченно застонал, приникая к ее губам. Она сведет его с ума! Так же резко мужчина оторвался от ее рта и снова повернул девушку спиной к себе, заставляя опереться ладонями о стену и выгнуть спину. Его руки легки на выставленную назад попку, и он резким движением вошел в нее на всю свою длину. Аня громко застонала, чувствуя, как он тут же начинает двигаться в ней, мощно и резко. Он буквально насаживал ее на себя, следя за тем, как его плоть погружается в нее. Одну руку он запустил ей в волосы, резко запрокидывая ее назад, заставляя Аню снова простонать.

   Как же ему было хорошо! Сейчас он был собой в полной мере. Он не боялся напугать Аню своей страстью и желаниями. Он не боялся, что она оттолкнет его и убежит. Ей нравилось! Он никогда не мог предположить что ей, такой невинной и чистой может нравиться все это - грубость, резкость и даже жесткость. Но как же сладко она стонала, как сильно извивалась под ним, как подавалась навстречу каждому толчку! И сейчас, в эту минуту, он называл себя болваном от того, что раньше сдерживался, боясь напугать ее своим темпераментом. Что променял ее, вот такую, на всех тех пресных шлюх, что имел, унижая Аню.

   Финальный крик Ани стал тем, что подтолкнуло его к собственной грани с хриплым стоном на губах. Он крепко прижал к себе расслабившееся тело девушки, все еще находясь в ней. Уткнулся ей в волосы и глубоко втянул запах. Она пахла, как и раньше, но сейчас в ее запахе появилась примесь порока. И она была так сладка, что трудно было не радоваться ей. Руслан удовлетворенно улыбнулся и покинул тело Ани, подхватывая ее на руки. Девушка обессилено обвила руками его шею. Мужчина вынес ее из узкого коридорчика и сел на свое прежнее место в зале, ожидая, когда она немного придет в себя.

   - Тебе было хорошо? - спросила Аня тихо.

   - Мне всегда с тобой хорошо, - чмокнул ее в макушку Руслан.

   - Я не это имела в виду.

   Мужчина только хмыкнул.

   - Больше не будет других? - с надеждой спросила девушка, заглядывая ему в глаза.

   - Нет, - пообещал Руслан.

   Еще несколько минут они просидели в тишине, потом мужчина поднялся на ноги.

   - Надень, - протягивая ей свой пиджак, сказал мужчина, - а то мои орлы слюной всю парковку зальют.

   Аня смутилась своего вида. На ней только и остался верх комбинации, в которой она танцевала. Но плотоядный взгляд Руслана, несомненно, радовал. Она закуталась в его пиджак, который доходил ей до середины бедра, и пошла вслед за ним.

   Водитель и охранники Руслана, с некоторым удивлением посмотрели на девушку и ее растрепанный вид, который ясно давал понять, чем она только что занималась. Это по Руслану не скажешь, что у него только что был секс. По нему это будет видно только после долгой ночи подобного времяпрепровождения.

   - Закрыли рты и сели по местам,- рявкнул Султанов, помогая Ане забраться в одну из двух машин.

   Он сел рядом с девушкой и тут же привлек ее в свои объятья. Водитель занял свое место, и машина тронулась с парковки клуба.

   Девушка почти уснула под мерное движение машины, когда горячая ладонь Руслана пробралась ей под пиджак, поглаживая бедро.

   - Что ты делаешь? - зашептала Аня, бросив тревожный взгляд на водителя впереди.

   Руслан только хмыкнул в ответ, пробираясь пальцами выше по ноге. Аня судорожно стиснула колени, чтобы не пустить его дальше.

   - Руслан, водитель...

   - Ничего не увидит, - зашептал мужчина ей на ушко. - Ты сидишь прямо за ним, так что расслабься.

   - Но...

   Девушке не дали договорить, заткнув губы страстным поцелуем. Она тут же растаяла от этой ласки и немного расслабилась, чем тут же не преминул воспользоваться Руслан, раздвинув ее ножки своей сильной рукой. Его пальцы стали легонько ласкать влажные створки лона Ани, а губы ловили ее стоны, погашая их.

   Вся эта ситуация - они не одни, на них в любой момент могут обратить внимание - завела обоих не на шутку. И если Руслана это устраивало, то Аня была смущена сверх меры. Она со всей силы сдерживала свое тело, но он знал его как свои пять пальцев, поэтому уже через пару минут девушка извивалась рядом с ним от томления и желания.

   - Останови машину и выйди, - резко приказал Руслан водителю.

   Аня даже не успела ничего сказать, как приказ был тут же исполнен.

   - Что ты делаешь?! Он же знает, что мы будем делать!! - в шоке, почти ужасе Аня смотрела на вполне спокойного Руслана.

   - Да, и слышать он тоже будет, - равнодушно ответил мужчина, резко укладывая ее на спину - благо машина была с большим салоном.

   Аня даже сказать ничего не успела, как Руслан распахнул на ней створки пиджака.

   - Откуда это у тебя? - глядя на остатки роскоши - то есть ее белье - спросил он.

   - Лиза дала, - хрипло ответила Аня. - А ты испортил. Придется купить и отдать.

   - Да, придется. А когда будешь покупать - возьми и для себя. Хочу видеть тебя такой.

   - Какой? - спросила Аня, заворожено глядя в его горящие глаза.

   - Порочной и соблазняющей.

   Девушка зарделась от этого сомнительного комплимента.

   - Хочу приходить домой, заходить к себе в спальню, а там ты - на моей кровати в таком виде, - наклоняясь над девушкой, шептал Руслан. - Я буду срывать с тебя эти лоскутки, и любоваться тем, как ты краснеешь.

   Мужчина разорвал то, что на ней еще было, чтобы добраться до ее упругой груди и тут же жадно прижаться к ней губами и ртом.

   Это походило на безумие. Руслан торопливо ласкал Аню, прежде чем усадить ее на себя сверху и заставить двигаться. Девушка сидела на нем верхом, уже не думая о том, что о ней подумают и что услышат стоящие на улице люди. Ей было так же хорошо, как и некоторое время назад в том узком коридоре.

   Потом она обессилено упала на сиденье, мужчина прикрыл ее своим пиджаком и пересел вперед, чтобы самому повезти машину. Во дворе своего дома, он осторожно вынес уже спящую Аню на руках и отнес к себе в спальню. Девушка не проснулась, даже когда Руслан снимал с нее подобие одежды. Лишь тесно прижалась к нему, когда он так же разделся и лег с ней рядом. И впервые за долгое время на лицах обоих были довольные улыбки.


   Жизнь Ани стала походить на сумасшествие, безумие. Она превратилась в нескончаемую череду наслаждения и удовольствия. Если раньше девушка думала, что Руслан ненасытен, то теперь она в полной мере ощутила насколько именно. Его страсть и желание затмевали все то, что она видела и ощущала раньше. Он напугал ее тогда тем, что все это не для нее. И сейчас в какой-то мере она была согласна с ним. Но отступать она не была намерена. Ее все устраивало, ей было хорошо. И не важно, что она до сих пор очень зажата и скована. Руслан упорно над этим работает. Тем более что он ясно дал ей понять, что если уж она согласилась на это - то отступать поздно.

   Он больше не ночевал вне дома, не приходил уставшим и измотанным от другой женщины. Он пах только ею, Аней. Он целовал и прикасался только к ней. И он стал очень требователен. Но эта требовательность только еще больше распаляла желание девушки угодить любимому человеку и стать для него единственной.

   А Руслан расслабился. Он перестал бояться, что может напугать Аню своими напором и желаниями. Перестал думать о том, чтобы контролировать свои порывы. Она ясно дала понять, что готова на все. И это было ее решение, которое пришлось ему по вкус. Ему стали не нужны все те, кем он пытался заменить ее. Она стала для него всем и даже больше. Он боялся, что она потеряет свою прелесть и наивность, когда поймет всю силу того, что он от нее хочет. Но нет. Аня все так же смотрела на мир широко открытыми глазами, невинными и притягательными. Она краснела и смущалась всякий раз, когда он смотрел на нее в предвкушении. И в ее взгляде по-прежнему было немое обожание к нему. Ему казалось, что ничто не способно изменить этого, даже его поведение, даже его порочность и похоть. Она по-прежнему была самым чистым и светлым созданием. И испортить ее могло только его пренебрежение, его обиды и невнимание к ней. Только тогда огонек в ее глазах потухал, уступая место боли и ранимости.


   Гром грянул, как всегда неожиданно. Через пару месяцев мирного и беззаботного существования, Аня поняла, что ждет ребенка. Она не знала, как это могло случиться, но факт был лицо. Первое, что заполнило все ее существо - паника. Слишком хорошо она помнила резкое "нет" на вопрос о том, хочет ли Руслан детей. А еще поняла, как отреагирует на это известие мужчина. Он взбеситься, обвинит ее в корысти, в том, что доверился ей, а она обманула его. И бесполезно будет приводить доводы - в своем безумии и ярости он не способен будет их услышать. Только спустя время, когда он остынет и подумает, он сможет понять, что натворил. Вот только что будет тогда с ней? Он ведь снова растопчет ее. А собрать себя по кусочкам опять она больше не сможет - сил не хватит.

   И единственное решение, которое видела в этой ситуации Аня - аборт. И пусть тело замирало при мысли об этом, другого выбора она не видела. Она не готова была потерять Руслана и его доверие. Когда Аня решилась на это - ей понадобились все силы на то, чтобы спрятать свое горе и жалость к тому существу, что носила под сердцем.

   Аня не знала, как скрыть все это от Султанова. И была почти счастлива, когда он объявил о том, что на несколько дней едет заграницу. И в этой новости Аня почему-то увидела правильность своего поступка. Она стыдилась его, и ей было больно при мысли о том, что она готова пойти на это. Но другого выхода действительно не было.

   - Что с тобой? - спросил Руслан, заметив ее унылый вид.

   - Ты уезжаешь, - нашлась с ответом девушка.

   - Я всего на несколько дней.

   Аня только грустно улыбнулась. Руслан уехал, а на следующий день она поехала к Кате за помощью. Она рассказала подруге о том, что случилось и что собирается делать. Маркова была в ужасе от этого.

   - От тебя я ожидала этого меньше всего! - потрясенно сказала девушка.

   - Я не могу по-другому! - тихо плакала Аня. - Я не могу потерять Руслана.

   - Это безумие - выбирать мужчину, а не ребенка, - пыталась уговорить ее Катя, но девушка была непреклонна.

   - Ты поможешь мне?

   - Да, - выдохнула недовольно Катя, после того, как не смогла отговорить подругу от этой затеи. - Завтра поедем в больницу. Своему скажешь, что ходила со мной за компанию.

   Аня поблагодарила подругу и поехала домой. Она всю ночь проплакала, ненавидя себя за то, что собирается сделать. Да так и уснула - обхватив плоский животик руками.

   Рано утром девушка поехала к Марковой. Через полчаса после того, как она зашла туда, подруги вышли вдвоем. Аня попросила Стаса отвезти их в больницу.

   - Что-то случилось? - тут же нахмурился водитель.

   - Нет. У меня просто запланированный прием, - сказала Катя, улыбаясь ему. - Аня со мной за компанию.

   Мужчина успокоился и вырулил со двора.


   Руслан с хмурым видом зашел в дом. Настроение было ни к черту. Сорвалась крупная сделка, он два дня зря потратил, уговаривая партнеров подписать его контракт. Из-за этого и приехал раньше - не уговорил.

   - Где Аня? - спросил Руслан у домоправительницы, когда не нашел девушку в доме.

   - К подруге поехала.

   Руслан тут же набрал номер водителя Ани.

   - Ты где?

   - В больнице.

   - Что случилось!?!

   - Да все нормально, - успокоил охранник начальника. - Аня с Катей за компанию приехала. У той прием какой-то.

   Интуиция заставила Руслана нахмуриться.

   - В какой больнице? - тихо и спокойно спросил он, пытаясь списать свое волнение на плохое настроение.

   - Женская консультация.

   Жуткое предчувствие охватило его целиком. А он никогда не игнорировал подобное.

   - Адрес, - вылетая из дома, потребовал Руслан в телефон.

   Уже через час мужчина был на парковке, где стояла машина Стаса.

   - Они еще не пришли? - спросил Султанов у подчиненного.

   - Нет. Что-то случилось?

   - Посмотрим, - пробурчал Руслан и пошел к входу.

   В регистратуре он тут же спросил о назначенном приеме для Марковой.

   - Не положено, - ответила вредная тетка.

   Пару шелестящих купюр сразу же открыла перед мужчиной все двери.

   - Нет в списках такой на прием, - пробурчал женщина, пощелкав клавиатурой.

   - А Некрасова? - спросил Руслан, боясь услышать ответ.

   - Такая есть. На аборт записана.

   Эти слова выбили почву из-под ног мужчины. Он даже пошатнулся от неожиданности. А потом его накрыла волна бешенства. Такого яркого и ослепляющего, что глаза застилала красная пелена. Он до боли стиснул кулаки и зубы, идя туда, где был врач, на прием к которому была записана Аня. Перед ним в испуге разбегался персонал и беременные дамочки, когда он целенаправленно двигался по коридору.


   Аня стискивала руки, ожидая, когда в смотровую придет врач. У нее были такие холодные пальцы, что она даже не чувствовала их. Зубы стучали, а все тело колотило в ознобе. В больших глазах стояли слезы. Она не боялась боли. Она боялась того, что собирается сотворить. Аня сидела на голой, холодной кушетке и глотала горький комок в горле раз за разом. Ей было так противно от себя самой, что приходилось прикусывать губу, чтобы не закричать в голос.

   - И как это понимать?! - резко и неожиданно раздался знакомый, леденящий душу, голос у двери.

   Девушка резко вскочила на ноги, повернулась лицом к Руслану, и тут же сделала несколько шагов назад, испугавшись того, что увидела в его глазах.

  - Ты объяснишь мне, что происходит? - спокойно спросил Руслан, надвигаясь на нее грозной волной ярости и безумия.

   Аня не выдержала, и слезы заструились по ее щекам.

   - Я делаю это ради тебя, - прохрипела девушка, глядя на него со страхом и отчаянием.

   - А меня ты спросить не хочешь?! - крикнул Руслан, резко хватая ее выше локтя и встряхивая с силой и злостью.

   - Тебе не нужен этот ребенок! - закричала в ответ девушка, забыв о страхе от того чувства стыда и обиды, что поглотило ее. - Ты ясно выразился по этому поводу! Что мне оставалось делать?!

   - Прийти ко мне! - рыкнул ей в лицо мужчина, вновь с силой дергая ее за предплечье на себя. - Прийти ко мне и сказать правду!

   - И что бы ты ответил мне?! - резко вырвавшись из его захвата, сказала Аня, отходя на шаг. - Ты бы обвинил меня в том, что я сделала это специально, нарочно, чтобы связать тебя! Чтобы показать свою власть над тобой! Разве не так?! Я бы стала для тебя второй Кристиной! Ты бы возненавидел меня в ту же секунду! - уже рыдала Аня.

   - Я и сейчас тебя ненавижу! Презираю! Ты говоришь, что не хотела уподобляться Кристине, но именно это ты и сделала, собираясь убить моего ребенка! - кричал мужчина, хватая рукой ее за лицо и поднимая его к себе. - Ты сделала худшее из того, что могла!

   Он так резко отпустил ее, что Аня упала на пол. А Руслан развернулся и быстро покинул комнату. Девушка лежала на холодной полу и рыдала в голос. Было так больно! Но никого кроме себя она не могла винить в этой боли. Лишь она сама сделала это с собой. Она оттолкнула от себя любимого человека еще дальше, чем предполагала. И Аня знала, что этого Руслан не простит ей никогда. И всю оставшуюся жизнь ей придется жить с тем презрением и отвращением, что она увидела в его глазах.


   Руслан пулей вылетел в пустой коридор. Он со всей силы впечатал в бетонную стену кулак несколько раз. Ему было плевать на боль от разодранной кожи и хруста в кисти. Ему было плевать на все, кроме того, что едва не сотворила Аня.

   Она предала. Предала так жестоко и так безжалостно, как он мог ожидать от кого угодно, кроме нее. Она же знала, как он отреагирует на все это когда узнает! Так почему солгала? Зачем было строить из себя невинную и беспомощную жертву, когда на деле она оказалась самой подлой тварью из всех?

   Впервые в жизни на глазах мужчины выступили слезы.

   Он не плакал, когда на его руках погибли родители пятнадцать лет назад после автомобильной аварии. Он тогда вытащил их полуживые тела из машины и смотрел, как они умирают, медленно и мучительно.

   Он не плакал, когда в четырнадцать лет остался без всего, потому что ушлые родственник быстро отобрали у него все, что было.

   Он не плакал, когда впервые в жизни убил человека годом позже. Это было условие для того, чтобы его взяли в банду каких-то отморозков, которые были единственными, кто приютил его. Он смотрел тогда в глаза такому же ребенку как он сам и решительно нажимал на курок. Раз за разом.

   Он не плакал, когда его избитого и сломанного зашивали на живую после жестокого боя в каком-то подвале.

   И он не плакал, когда узнал о том, что его ребенка нет.

   Но сейчас слезы катились по лицу, пусть и слабо и медленно, но они катились. Это были слезы разочарования, обиды и боли, которую он никак не ожидал получить от женщины. Тем более от своей девочки. Перед ней он открыл свою душу, как никому и никогда прежде. Он показал себя настоящего. И был счастлив от того, что она принимает его таким. Но все перечеркнуло это. Он сам не ожидал, что так сильно отреагирует на случившееся. Но вот они - соленые капли на щеках. Он поймал их пальцами и смотрел, как на восьмое чудо света. А внутри, свет, который внесла в его жизнь Аня, превращался в тлеющий уголек. Уголек страданий и боли, презрения и отвращения.

   Руслан раздраженно смахнул с глаз ненужные капли и пошел на выход. На улице он приказал Стасу найти Аню и доставить ее домой. Более того - запереть в спальне. А потом сел в машину и поехал, куда глаза глядят.


   Аня провела взаперти почти неделю. Но и особого желания выходить у нее не было. Еду ей приносили в комнату. Книги точно так же. Но аппетита почти не было, а читать не получалось. Целыми днями она пролеживала на кровати, обхватив руками живот и прося прощения у своего малыша. Глаза постоянно были на мокром месте, а губы искусаны до мяса. И вина давила так сильно, что было трудно дышать. И вина не только перед ребенком, но и перед его отцом.

   Руслан не приходил к ней. Она даже не слышала его шагов по коридору. Что означало только то, что его просто не было дома. И где он пропадал, девушка догадывалась. И это снова заставляло ее обвинять себя во всех смертных грехах.

   Аня не знала, что теперь с ней будет, но не ждала ничего хорошего. Она сама себя не могла простить, и знала, что и Руслан не сможет, и даже не захочет. Осталось лишь предполагать. И самое худшее из того, о чем она думала, так это то, что Руслан дождется, когда она родит, а потом просто выставит ее за дверь, отняв ребенка. Такое развитие сюжета пугало ее больше всего. Она готова была стерпеть все, кроме расставания с любимым мужчиной и своим уже любимым малышом. И если потребуется, она на коленях будет умолять Руслана о милости.

   Но когда Аня все-таки узнала, что ее ждет, она была просто шокирована.

   Девушка и не ожидала в ближайшее время, что Руслан придет к ней. Но в один из дней в замке повернулся ключ и вошел он. Его взгляд был так холоден и равнодушен, что Аня просто не знала чего ожидать.

   - Пойдем,- приказал Руслан.

   - Куда?

   - Задавать вопросы ты больше не имеешь права, - только и сказал мужчина, выходя из комнаты.

   Девушка молча последовала за ним. Они спустились на первый этаж, и пошли к дальней гостиной. Мужчина распахнул перед девушкой дверь и пропустил ее вперед. Аня даже зажмурилась от той белизны и блеска, что увидела. И даже не сразу поняла, что видит. А когда сообразила, резко повернулась к Руслану. Он стоял за ее спиной, скрестив руки на груди, и только и сказал:

   - Выбирай.

   Аня снова посмотрела вперед, не веря своим глазам и ушам. Такого она не ожидала совсем. Перед ней на диванах, креслах и столах были разложены самые разные и прекрасные свадебные платья, что она когда-либо видела.

   - Что это значит? - тихо спросила девушка, вновь повернувшись к мужчине лицом.

   - А разве ты не этого добивалась?

   - Нет!! Как ты можешь так думать!?

   - А что я должен думать? - спокойно спросил Руслан.

   - Руслан...

   - Хватит! - резко оборвал он ее. - Выбирай и готовься к свадьбе. Она через две недели, - сказал мужчина и вышел из комнаты.

   Как только за ним закрылась дверь, к ней тут же подбежали две женщины, до этого молчаливо стоявшие в сторонке, и принялись нахваливать тот или иной наряд. Здесь так же была масса обуви, по несколько вариантов для каждого платья. Были фотографии букетов, ресторанов и украшений для всего, что только можно придумать.

   Аня с трудом смогла сконцентрировать внимание на без умолку болтающих женщинах. В голове по-прежнему не укладывалось, что это все действительность, а не ночной кошмар. Почему кошмар, а не сон? Да потому, что это было худшим сном, который могла увидеть девушка. Она никогда не хотела чего-то подобного, никогда не стремилась к статусу жены. Даже глядя на счастливую замужнюю Лизу, она не думала о том, какого это было бы стать супругой Султанова. Она просто не смела заходить в своих мечтах так далеко. А если и смела, то не так все это представлялось в ее подсознании.

   Уже через полчаса у Ани разболелась голова от трескотни организаторш. Все, на что оказалась способна девушка - это выбрать платье. Оно было самым простым. Без рукавов и плеч, с прямым декольте и кружевным верхом, не очень пышной юбкой и мелкими аксессуарами под него, в виде маленьких бриллиантовых сережек и браслета. Так же отделанные кружевом туфли.

   Выбор всего остального девушка свалила на нанятых для этого "торжества" работниц, уверив их, что готова положиться на их вкус. Руслан не нанял бы непрофессионалов, так что она могла смело сбросить все это на них. Участвовать самой в этом фарсе у Ани не было ни малейшего желания. Поэтому, тыкнув пальцем в платье, девушка удалилась к себе.


   За все время, прошедшее до свадьбы, Аня не видела Руслана. Если он и появлялся дома, то девушка с ним не сталкивалась. Большую часть времени она по-прежнему проводила в своей комнате, хоть и не была больше заперта. Ее все время клонило в сон из-за беременности, а еще проснулся аппетит. Поэтому Аня выходила только для того, чтобы взять на кухне очередную вкусняшку, приготовленную для нее Натальей Дмитриевной. Остальное же время она проводила в постели, находясь в постоянной полудреме. И раз в день выходила на свежий воздух минут на двадцать. Это ей посоветовала врач, которую Руслан приставил к ней для наблюдения за беременностью. Пожилая женщина приходила к девушке раз в неделю, осматривала ее и давала рекомендации. Не с первого взгляда Аня заметила озабоченный взгляд женщины.

   - Что-то не так? - взволнованно спросила девушка, когда Галина Вячеславовна пришла во второй раз.

   - Пока все в порядке. Просто не думаю, что тебя ожидает легкая беременность.

   Женщина описала Ане все, что могло случиться с ней, начиная от токсикоза и заканчивая выкидышем. Девушка не испугалась, просто попросила более внимательно следить за собственным состоянием. Она хотела этого ребенка и не готова была отказать от борьбы за него. Доктор сказал, что сделает все, чтобы с Аней и малышом было в порядке.


   Руслан не знал, зачем жениться. Просто это казалось ему самым идеальным выходом из положения. Он вполне мог и не делать этого, вот только не хотел, чтобы ребенок родился вне брака. Да, Руслану была почти не знакома мораль и условности, но здесь он был строг в своем решении. Тем более это было гарантией того, что Аня по-прежнему будет принадлежать ему, теперь уже на законных основаниях.

   Как бы он ни был зол на девушку, он не собирался ее отпускать. Да, он не испытывал к ней тех теплых чувств, что раньше. Вот только это не мешало тому, что она по-прежнему сводила его с ума. Он не видел ее по нескольку дней и даже недель, и впадал от этого в отчаяние. Он заставлял себя не приходить домой и не идти к ней, чтобы прижать к себе, поцеловать сладкие губы. Он пытался забыться в объятьях красивых шлюх, но думал о ней каждую секунду. Он ласкал чужие тела, а скучал за тем, как делал это с ней. Он смотрел, как отзываются на его ласки женщины под ним. И все это было не тем, что он хотел. А хотел он свою Аню.

   Руслан не знал, как в нем уживаются презрение к ней и такое дикое желание. Не понимал этих противоречий, хоть убей. Но бороться с этим не собирался - знал, что бесполезно.

   Когда к нему перед самой свадьбой пришел доктор Ани, к этим чувствам добавилось еще и переживание и волнение. По словам врача, беременность предстояла нелегкая.

   - Девочка очень слабая. Ей противопоказаны малейшие негативные эмоции и переживания. Нужно лишь спокойствие, правильное питание, сон и еще неплохо бы сменить климат. Отправьте ее на юг.

   - Исключено, - заявил мужчина.

   Он не сможет быть вдали от девушки.

   - Есть какая-то альтернатива?

   Врач поджала губы, но проинструктировала Руслана. Выписала для Ани витамины и специальную насыщенную диету, чтобы девушка прибавляла в весе. И подробно расписала режим.

   Мужчина все внимательно выслушал, кивая головой.

   - Анне я рассказала то же самое. Вам остается лишь проследить за выполнением предписаний.


   В день свадьбы в комнату Ани с самого утра завалилась куча народа. Сначала Наталья Дмитриевна с плотным завтраком и фруктами, чтобы девушка поела, как следует перед долгим утомительным днем. И только во взгляде этой женщины за все последнее время Аня увидела жалость и сострадание к себе. Все остальные, казалось, не замечали "счастья" в глазах невесты.

   После домоправительницы пришли визажист, парикмахер и все те же организаторши свадьбы. Они очень детально описали, что хотят увидеть на лице и голове Ани.

   - Волосы убрать наверх. Макияж поярче, чтобы убрать все следы усталости.

   - Нет! - решительно заявила Аня, вызвав искренне недоумение. - Волосы оставить распущенными, а макияж естественный. Нечего из меня фарфоровую куклу делать!

   Голос девушки был пропитан холодом и властностью, что удивило всех нанятых работниц, которые за все две недели только и увидели, как она молча ткнула пальцем на платье и туфли. Но они не посмели что-либо сказать.

   Через два часа Аня была готова. На ней было ее великолепное платье, элегантное и подходившее ее хрупкости как никакое другое. Длинные волосы были завиты и отброшены на спину. По крупным локонам то и дело сверкали разноцветные стразы. На лице естественный макияж, подчеркивающий ее юность и красоту. В ушках серьги с мелкими бриллиантами, а на запястье тонкий браслет, усыпанный ими же. Тонкая шея была открыта, не нуждаясь в каком-либо украшении кроме природной грации. Хрупкие плечи смело развернуты, а подбородок гордо вскинут.

   И все равно Аня походила на неживую куколку. Излишне худая, бледная и с пустыми глазами. Лишь на губах улыбка. И та пропитана фальшью.

   Когда все вышли из комнаты, девушка села на кровать и уставилась в стену. Да, не так бы она хотела представлять себе свою свадьбу, если когда-нибудь решилась бы на подобный шаг. Рядом не было даже ее подруг - Руслан приказал забрать у нее телефон в тот же день, как ее доставили домой после больницы. Поэтому она не смогла связаться с ними. Она лишь рассчитывала, что девушки в курсе происходящего - все-таки Султанов довольно таки известная личность, чтобы подобное событие в его жизни осталось тайной.

   Через полчаса одиночества, за Аней пришла одна из женщин, чтобы отвезти к машине. Она что-то бубнила и рассказывала, что будет дальше по плану. Невеста просто пропускала все это мимо уха. В голове не было никаких мыслей. И шла она чисто автоматически.

   Ане помогли сесть в большой внедорожник, просто и легко украшенный ненавязчивыми лентами, и Стас сел за руль. Когда они подъехали к Дворцу Бракосочетаний, мужчина неожиданно сказал:

   - Поздравляю.

   - Спасибо,- в голосе Ани было так же мало радости, как и в его собственном.

   Она поймала его жалостливый взгляд в заднем зеркале машины.

   - Не нужно меня жалеть, - тихо сказала девушка.

   - Это не жалость, это сочувствие.

   - Спасибо, - уже более мягко сказала девушка. - Только мне от этого не легче.

   - Все образуется.

   - Вряд ли.

   Больше они не сказали ни слова друг другу. Открылась дверь машины и Аню тут же обступили охранники. За их спинами девушка увидела вспышки фотоаппаратов и услышала вопросы журналистов. Очень быстро ее сопроводили до дверей, где наступила тишина. Девушка даже вздохнула от облегчения.

   Ее снова схватили за руку, и повели к двери, за которой должна была состояться церемония. В руки впихнули букет кроваво-красных роз. А когда распахнулась дверь, она медленно пошла вперед, стискивая его ладошками.

   Никого из находящихся здесь людей Аня не знала, кроме, пожалуй, Рокотова, владельца "Маски". Все смотрели на нее с любопытством, восхищением и оценкой в глазах. Спутницы мужчин окидывали ее более цепкими взглядами. Они оценили и дорогое дизайнерское платье, и фирменные украшения. Оценивали, достойна ли она стать госпожой Султановой.

   И только в глазах будущего мужа не было ничего. Он смотрел на нее прямо и спокойно. Не было ни восхищения, ни радости. Ничего. Так же как и в ее собственных глазах.

   Аня смутно запомнила церемонию. Она лишь помнила свое тихое и более смелое "да" Руслана. А потом его руки на ее холодной ладошке, когда он надевал кольцо ей на палец. Помнила, как дрожали собственные, когда делала то же самое. Но лучше всего она запомнила, как его руки легли ей на лицо, поднимая его для поцелуя. И сам поцелуй, горячий и страстный, не смотря на холод в глазах. И когда он оторвался от ее губ, она заметила в равнодушном сером взгляде искорку довольства.

   Потом на них посыпались куча поздравлений и оваций. Аня заставляла себя улыбаться всем этим незнакомым людям. Ее обнимали и целовали чужие губы и руки, а она покорно принимала все это, чувствуя на талии железный захват руки мужа.

   Снова была ладонь, тянущая ее за собой, и вспышки фотоаппаратов. Но четче всего Аня запомнила хлопья снега, что полетели на них, когда Руслан вел ее к машине. Аня не чувствовала ни декабрьского холода, ни ледяного ветра. Только снег, превращающийся на ее коже в слезы.

   Муж помог девушке забраться в машину и тут же сел рядом.

   - Замерзла? - впервые мужчина обратился непосредственной к ней за последние две недели.

   - Нет, - тихо ответила Аня, глядя в окно.

   Он не поверил ей и стянул с плеч пиджак, укрывая ее голые плечи, прикрытые лишь волосами. Девушку окутал его аромат, и она сделала глубокий вдох, стараясь впитать его в себя. Как же она скучала по его запаху, близости и большому крепкому телу! Сейчас он был так близко - протяни руку и прикоснись. Но она не смела.

   К ресторану они приехали уже через полчаса. Здесь так же поджидали журналисты, но охрана как всегда была на высоте. Счастливых молодоженов уже встречали гости. Снова поздравления и череда ничего не значащих объятий. Кроме самых последних, когда девушку обняли теплые знакомые руки. Аня, не поднимавшая головы и не смотревшая ни на кого, тут же узнала эти объятья.

   - Катя! - радостно прижимая ее к себе, воскликнула девушка.

   - Да! - улыбнулась подруга. - Я не одна.

   Следом за ней к Ане подошли Лиза с Максимом. А за ними Аня увидела Татьяну Игоревну. Старушка плакала от счастья. Как и сама Аня впрочем. Когда любимые и знакомые люди отошла от нее, она с все еще сияющим лицом повернулась к Руслану.

   - Спасибо! - искренне поблагодарила его девушка.


   Руслан жадно впитывал то счастье, что было на лице его жены. Он уже отвык от того, какое это впечатляющее зрелище. И он скучал по нему, хоть и не хотел это признавать.

   - Не за что, - скупо ответил Руслан.

   По его лицу трудно было сказать что-либо. Оно не выражало ничего. Он об этом позаботился. Оно не выражало восхищения, когда он увидел свою девочку в свадебном платье, не выражало удовольствия, когда он надевал на тонкий пальчик колечко. И сейчас не выражало того желания, что он испытывал к ней. В этом платье, с распущенными волосами она была пределом его желаний. Такой невинной и нежной, что совсем забывалось то, что она собиралась сотворить совсем недавно. По этой принцессе не скажешь, что она коварная и жестокая до той степени, что он увидел.

   Руслан по-прежнему был уверен в правильности своих выводов. И ничто, казалось, не могло его убедить в том, что Аня просто совершила ошибку, каких он сам сделал в жизни немало. В нем еще кипели злость и гнев. Поэтому все, что он показывал ей, было равнодушие.

   Эта свадьба не напоминала ничего из того, что Аня видела на празднике своих друзей. Не было веселья, задора и радости. Все чинно и спокойно, как и должно быть на свадьбе, такого человека как Султанов. И люди пришли сюда не для того, чтобы отдыхать. Они пришли работать. Руслан то и дело подходил то к одному, то к другому человеку. Представлял свою жену, а потом заводил разговор о делах. То же самое делали, подходя к нему - вежливо поздравляли и сразу же меняли тему. Аня чувствовала себя лишь дополнением ко всему этому. Хотя она и не ожидала чего-то другого - все было предсказуемо. И лишь всего на пару минут, она осталась с мужем вроде как наедине - во время танца. Он осторожно прижимал к себе ее хрупкое тело. Его дыхании шевелило волосы у нее на виске. И в эти минуты Аня могла представить себе, что рядом нет никого, кроме него.

   К середине дня Аня напоминала себе выжатый лимон. Она устала, ее клонило в сон, и она почти ничего не съела. Подруги заметили ее состояние и отвели невесту в гостевую комнату, чтобы девушка смогла прилечь хоть на пару минут.

   Катя с Лизой ничего у нее не спрашивали, просто дали ей время прийти в себя. Девушка поблагодарила их молчаливым взглядом. Подруги грустно улыбнулись и оставили ее одну.

   Аня не заметила, как задремала. Разбудило ее осторожное прикосновение к щеке.

   - Устала? - спросил Руслан, когда девушка открыла глаза и посмотрела на него.

   - Немного, - хрипло ответила девушка, любуясь склоненным к ней лицом.

   А пальцы мужчины продолжали рассеяно касаться ее щеки, а взгляд был отстраненным. Аня не знала, о чем он думает в этот момент, но готова была продлить эту уютную тишину навсегда. Но Руслан поднялся на ноги и легко подхватил Аню на руки. Девушка уткнулась носом в его шею и прикрыла глаза, наслаждаясь его такой близкой близостью. Муж не понес ее к гостям, а направился к черному ходу, где во дворе ресторана уже стояла машина с водителем. Он усадил Аню на заднее сиденье и приказал Стасу отвезти ее домой.

   - А ты? - спросила девушка, прежде чем он закрыл дверь.

   - У меня еще дела, - только и сказал Руслан.

   Дома девушка первым делом направилась на кухню, где под одобрительным взглядом домработницы накинулась на еду. И только после того, как утихомирила взбунтовавшийся желудок, пошла к себе. У нее не осталось сил ни принять душ, ни снять украшения, ни даже платье. Она только скинула туфли и, не заботясь о сохранности наряда, упала на кровать и накрылась теплым пледом, тут же засыпая.


   Уже поздно вечером Руслан стоял над спящей Аней и с легкой улыбкой наблюдал за ней. Она спала, положив одну ладошку под щеку, а другой, накрывая плоский еще животик. В этой позе было столько слабости и силы одновременно, что постороннему сложно было бы представить себе характер девушка. Только самые близкие знали, что на самом деле она и слаба и сильна одновременно. В ней было море доброты, наивности и невинности, которые делали ее беззащитной перед многими. Но при этом она столько перенесла в своей еще такой короткой жизни, сколько не перенесли бы многие.


   Аня проснулась от того, что ее подняли на руки.

   - Куда ты меня несешь? - спросила девушка у хмурого мужа.

   - К нам в спальню. Теперь ты живешь со мной.

   Аня растерялась и не знала, что сказать. Она не ожидала от Руслана такого консервативного взгляда на то, как должны жить супруги. И не знала - радоваться ей или же наоборот.

   А тем временем Руслан поставил Аню на ноги перед кроватью и осмотрел с ног до головы. Девушка замерла под этим взглядом - абсолютно равнодушным - не зная, чего ждать. Но уж страстного объятья и не менее горячего поцелуя она не ждала точно.

   Руслан набросился на нее словно изголодавшийся по ласке мужчина, в чем она сильно сомневалась - уж чем-чем, а плотским голодом он наверняка не страдал. Но Ане было невдомек, что он изголодался именно по ней. Он безумно соскучился по ее губам, по ее телу и по несмелым ласкам в ответ. Он до безумия хотел свою жену в их первую брачную ночь. Он хотел ее всегда, но сейчас это было тем, что окончательно заклеймит за ними новый статус.

   Очень быстро Аня пришла в себя и стала отвечать на его ласку. Она крепко обхватила руками его шею и запустила пальчики в густые темные волосы. Она скучала не меньше чем он, и была несказанно рада тому, что он не отталкивает ее сейчас, в эту минуту. В эту ночь.

   Руслан так крепко прижал к себе тело Ани, что ей было трудно дышать. Но быть хоть на миллиметр дальше она не желала. Мужчина оторвался от ее губ, резко повернул ее к себе спиной и стал покрывать шею и плечо медленными, нежными поцелуями, ловкими пальцами распуская шнуровку на корсете. И хоть он не был затужен слишком сильно, как только ослаб совершенно, девушка впервые за день смогла вдохнуть всей грудь. Платье белой волной упало вокруг ее ног, оставляя девушку лишь в белье и чулках такого же белоснежного цвета.

   На миг, оторвав от Ани свои руки, Руслан сбросил с себя рубашку и прижался голым торсом к спине девушки, вжимая ее тело в свое. Его руки легли ей на живот и нежно касались, будто хотели почувствовать жизни внутри. Глаза девушки заслезились, и она положила свои руки поверх его.

   - Прости меня, - прошептала Аня.

   Руслан промолчал, да она и не надеялась на ответ. Ей было довольно того, что он не оттолкнул ее и, кажется, рад тому, что успел вовремя, тогда, в больнице. Его пальцы долго скользили по коже, он будто наслаждался пониманием того, что под ними растет жизнь.

   Руки мужчины скользнули назад, прошлись по ее спине и расстегнули застежку на лифе, который, не поддерживаемый бретельками, свободно упал на пол. Большие ладони поползли вниз, поглаживая тело Ани, пока пальцы не зацепили трусики. Мучительно медленно он избавил ее и от них, оставляя на ее теле лишь чулки.

   Девушка учащенно дышала, чувствуя за спиной сильное большое тело любимого человека, руки которого так нежно и дразняще скользили по ее телу. Ане казалось, что еще никогда он не был так осторожен и нетороплив.

   Руслан вновь подхватил Аню на руки и уложил на кровать, нависая над ней. Он склонился к ее животу и стал покрывать его поцелуями. На ее глазах снова выступили слезы, когда она увидела, с какой нежностью он смотрит на него.

   Губы мужа стали спускаться вниз, на ее бедро, потом ножку, пока не дошли до кружева чулка. Его пальцы подцепили капрон и стали спускать его вниз, а вслед за ней двигались и его губы. То же самое он сделал и с другой ногой Ани.

   Девушка зарделась от того, каким горячим стал взгляд мужчины. Это были первые эмоции в его глаза за последнее время. Он хотел ее! Хотел как раньше - горячо и страстно.

   Снова его губы на ее животе, груди, на ее губах. Томительно долгий поцелуй, неторопливый и глубокий, поражающий своим желанием изучить каждую часть ее ротика.

   Аня уже отвыкла от той нежности, с которой любил ее тело Руслан этой ночью. Она так жаждала видеть его настоящим - диким и неукротимым, что позабыла как хорошо таять в его неторопливости и заботе.

   За все время, что они не спали этой ночью, Руслан не сказал ни слова. Лишь хрипы и стоны вырывались из его горла. Он был очень осторожен в каждом движении и ласке, боясь причинить вред ей или ребенку. Но и остановиться не мог, как бы устало ни выглядела девушка. Он так соскучился по ней, что просто не мог оторваться. И как же ему хотелось накинуться на нее со всей накопившейся страстью и дикостью, что он сдерживал в себе с огромным трудом! Как хотелось заставить ее извиваться от желания и криков под собой! Как хотелось резко врываться в податливое тело, сильно сжимая его руками! Но он не мог. Просто боялся. Слова врача оказали на него слишком сильное воздействие. Он даже ни разу не вошел в нее до самого конца! И это сводило с ума. Уже завтра он намеревался подробно допросить доктора о состоянии Ани и возможностях ее организма. Иначе он действительно рехнется, или же на весь срок беременности ему придется избегать близости с собственной женой. А этого не хотел ни один из них.

   Только под утро молодожены уснули, измотанные и опустошенные. И, тем не менее, неудовлетворенные. Им обоим одинаково хотелось большего, но теперь им придется думать не только о себе.

   Аня заснула в руках мужа, сложившего свои ладони на ее животе в защитном жесте. А Руслан молча смотрел, как она сопит, едва заметно устало улыбаясь.


   Аня не рассчитывала, что первая брачная ночь, исполненная нежности и ласки, изменит общее положение вещей. Руслан за пределами спальни по-прежнему смотрел на жену равнодушно, а иногда и со злостью и раздражением. Он почти не разговаривал с ней, ничего не спрашивал, кроме того, как чувствуют себя она и малыш.

   Но приобретение статуса супругов кое-что все же изменило. Теперь на все мероприятия, на которых обязан был появиться бизнесмен Султанов, его сопровождала Аня. Так же как и в день свадьбы, она чувствовала себя не в своей тарелке в этом обществе. На нее смотрели с любопытством, неприязнью, интересом и презрением. Не было ни одного спокойного или даже располагающего взгляда. Она была здесь чужая, заняла место, которое мечтала получить большая часть незамужних женщин и девушек. Ее радовало только то, что Руслан сразу и ясно дал понять, что не потерпит пренебрежения к ней или косых взглядов. А еще то, что не так уж часто требовалось ее присутствие: то ли вечеров было так мало, то ли муж не хотел слишком часто утомлять ее.

   Невыносимо было терпеть молчание Руслана. Аня сходила с ума от того, что он отталкивает ее. Она уже тысячу раз покаялась за все, пыталась поговорить с ним об этом, но он упорно избегал подобных разговоров. По большей части Аня видела его только тогда, когда он приходил к ним в спальню и, либо ложился спать, либо занимался с ней любовью. Но даже это не служило утешением для девушки. Это был лишь факт того, что он хочет ее как раньше, не больше и не меньше. Он по-прежнему был пылок и страстен, тем более что состояние Ани и ее беременность пока проходили спокойно и хорошо, что позволяло любить ее так, как он хотел - сильно, яростно и дико. А она так же страстно отдавалась ему.

   Но в целом брак превратился в кошмар. Руслана никогда не было рядом, он не позволял уезжать из дома, когда ей заблагорассудиться - нужно было спросить его разрешения, прежде чем покинуть пределы особняка. Все это давило и тяготило девушку. Она была грустной и апатичной. Пропал аппетит, и она просто запихивала в себя еду, зная, что это нужно ребенку. В начале весны Аню свалил грипп, и девушку положили в больницу во избежание проблем с беременностью, так как возникла угроза выкидыша. Но даже в этот момент Руслан, как казалось девушке, интересовался ею из чистой вежливости. Он ни разу не приехал в больницу, лишь каждый день присылал фрукты и цветы корзинами. Очень скоро ее палата была завалена всем этим. От одиночества Аню спасал лишь ее ребенок. Ее животик стал вырисовываться, она уже чувствовала, как шевелиться малыш. Только это и заставляло ее улыбаться.

   Когда после болезни Аня вернулась домой, оказалось, что Руслан переселился в ее старую комнату. В этом она увидела, что он стал еще дальше. Больше он не прикасался к ней. Да и виделись они лишь раз в несколько дней.

   А беременность, как и предсказал доктор, очень быстро перетекла в проблемную и тяжелую. Будущую маму постоянно тошнило, причем от всего - еды, запахов, высокой скорости и высоты. Она даже на балкон не могла выйти. А Стас ездил как черепаха, когда ей нужно было куда-то выехать. Но это бывало очень редко. Большую часть времени девушка принимала гостей у себя. К ней приезжали подруги, она просила водителями привозить к ней Татьяну Игоревну. И пару раз заглядывал Кот. Но даже близкие люди не могли развеселить постоянно грустную Аню.

   Не смотря на то, что девушка придерживалась диеты, она стабильно теряла вес. И доктор уже всерьез опасался за ее состояние.

   - Ей нужно в теплый климат, больше положительных эмоций и радости, - высказывала Галина Вячеславовна мужу своей пациентки рекомендации.

   А Руслан только хмурился. Его угнетало состояние жены, пусть он и не показывал этого. Он вообще мало что показывал Ане. Ни того, что скучает, ни того, что ему не хватает ее, ни того что, она нужна ему. Он почти не разговаривал с ней и даже не виделся. Ему было отвратительно смотреть в ее большие пустые глаза. Да, он осознал, что погорячился, когда так резко изменил ее жизнь после несостоявшегося аборта. Да, он понимал, что сам немало совершил плохого, и Ане в первую очередь. Но простить до сих пор не мог. Он видел, как страдает и мучается его девочка, но помочь не мог. Ей нужна была его ласка и забота, внимание и нежность, а дать ей все это он пока не был готов. Поэтому и старался даже не показываться ей на глаза, завалив себя работой.

   Тот факт, что он теперь не один, что у него есть жена, появиться ребенок и ответственность, заставили его задумать над тем, какой образ жизни он ведет. Слишком опасный. И для его семьи в первую очередь. Поэтому все последнее время он уделял тому, чтобы легализовать весь свой бизнес и как можно безболезненней уйти с опасной колеи. Но это было не так легко - бросить то, чем он занимался. Для этого ему было нужно много платить, искать себе приемника или другого партнера для своих клиентов, чем он и занимался. Он часто ездил за границу, улаживал дела и конфликты. Все это очень выматывало его, а теперь еще и критическое состояние Ани.

   - Хорошо, - вздохнул Руслан. - Я отправлю Аню на юг. Надеюсь, вы понимаете, что едите с ней?

   - Конечно, - кивнула врач. - И еще я думаю, что как только девочка родит, нужно будет еще пару месяцев дать ей на восстановление.

   Руслан поджал губы.

   - Об этом поговорим потом.

   Сказать жене о том, что она уезжает, мужчина решил сам. Он пошел в свою бывшую спальню и тихо зашел в комнату. Он не видел Аню около недели, но даже за это время она сильно изменилась. Она выглядела такой уставшей и вымотанной, что сердце сжималось от тоски. Лицо осунулось, под глазами залегли тени, коленки выпирали и запястья просвечивались.

   Девушка стояла у окна, где все это было видно четко и ясно. Мужчина застыл на несколько минут, не привлекая к себе внимания, чтобы впитать в себя этот плачевный образ и понять, что он не хочет видеть ее такой. Он тихонько подошел к ней и опустил руки ей на плечи. Аня вздрогнула от неожиданности и резко повернулась к нему. Тут же зашаталась и едва не свалилась с ног. Руслан подхватил тело жены, поражаясь тому, что и без того хрупкая девушка стала как пушинка. Она тут же доверчиво прижалась к нему, обвив слабыми руками его шею.

   Мужчина сел на край кровати и прижал ее к себе, наслаждаясь такой желанной близостью. Он перебирал пальцами потускневшие волосы Ани и гладил рукой маленький животик. Он не мог еще почувствовать шевеления, а вот она смогла и тут же счастливо улыбнулась.

   - Что?

   - Он шевелиться, - прошептала девушка, глядя ему в глаза счастливым взглядом.

   - Я не чувствую, - удивился Руслан.

   - Еще рано.

   Так он и гладил ее живот, пока она не начала дремать в его руках.

   - Не спи, - попросил мужчина, коснувшись губами ее лба. - Я пришел поговорить.

   Аня раскрыла сонные глаза и посмотрела на него.

   - Твой врач советует тебе сменить климат. Через пару дней я организую тебе поезду за границу на какой-нибудь курорт.

   - А ты поедешь?

   - Я не могу.

   Аня только кивнула, опуская глаза.

   - Но я буду приезжать, - вздохнув, пообещал мужчина.

   - Правда? - с надеждой спросила девушка.

   - Правда, - искренне за последнее время улыбнулся Руслан. - Я скучал, - неожиданно для себя признался мужчина.

   Аня в этом признании увидела его прощение. Оно же было в его чистом, открытом взгляде на нее. Она даже не заметила, как растянулись губы в усталой, но счастливой ответной улыбке.

   А Руслан понял, что эта улыбка за мгновение стерла с души грязный налет обиды и злости. Вот чего, оказывается, ему не хватало - простить.

   Мужчина наклонился и осторожно прижался к губам Ани в самом целомудренном поцелуе за все время, что они были вместе. Сейчас, держа в руках свою изможденную жену, он чувствовал к ней только нежность. Не было дикого желания, не было гнева и ярости. Была именно нежность и желание заботиться и защищать. И если признаться - его немного испугали эти ощущения. В них он видел что-то большее, чем просто внимание к девушке.

   - Тебе нужно поспать, - перекладывая Аню со своих рук на кровать, сказал Руслан.

   - Останься со мной, - попросила девушка.

   Он кивнул и лег рядом, осторожно привлекая ее в свои объятья. Впервые за долгое время, Аня уснула умиротворенно и с улыбкой на лице.


   Следующие несколько дней прошли в сборах. Аня потихоньку складывала вещи, которые собиралась взять с собой. В этом ей помогала Наталья Дмитриевна, сетуя на то, кто же теперь будет кормить ее девочку.

   - В доме, что снял Руслан Сергеевич, есть и повар и домработница, - утешала домоправительницу Галина Вячеславовна.

   За несколько месяцев эти женщины сдружились, вместе заботясь о госпоже Султановой.

   - А если я попрошу Руслана отправить вас со мной, - неожиданно предложила Аня, - вы поедите?

   - Конечно!!! - тут же возликовала женщина, но уже через секунду загрустила. - Он не отпустит, тут же без меня весь дом придет в упадок.

   - Отпущу, - неожиданно за спинами женщина раздался голос Султанова.

   Он чуть заметно улыбнулся довольно жене, стоя в дверях спальни.

   - Желание беременной жены - закон.

   Женщина обрадовалась и тут же захлопотала на тему того, что нужно составить список того, что брать с собой.

   Она забрала с собой доктора и поспешила вниз, оставив супругов наедине.

   - Спасибо, - искренне поблагодарила девушка мужа.

   - Не за что, - сказал Руслан, подходя к ней и обнимая.

   Аня уткнула ему в грудь носом и вдохнула любимый запах.

   - Стас тоже поедет со мной? - спросила девушка.

   - Да. Он и еще несколько человек. Ты будешь в полной безопасности.

   - Говоришь так, будто мне что-то угрожает, - хмыкнула Аня, не разжимая объятий.

   Поэтому она не заметила, как напряглось лицо мужчины.

   - Не хочешь взять с собой свою подругу? - неожиданно спросил Руслан. - Катю.

   Аня подняла голову и удивленно посмотрела на него.

   - Ты...

   - Да, я предложил ей поехать с тобой. И она согласилась, - улыбнулся жене мужчина, глядя, как она расцветает прямо на глазах.

   - Спасибо!!! - крепко-крепко прижимая его к себе, воскликнула девушка.

   Руслан только беззаботно рассмеялся, глядя на эту дикую радость.

   - Предпочитаю благодарность иного вида, - хмыкнул он, чуть отодвигая Аню от себя и приподнимая ее личико к себе.

   Он нежно и неторопливо поцеловал жену, не замечая, как ласка становиться все горячее. И вот он уже подхватывает ее на руки и укладывает на кровать, осторожно накрывая своим телом.

   - Руслан... - предупреждающе шепчет девушка.

   - Я знаю, что нельзя, - отвечает мужчина, лаская губами ее шею. - Я просто прикоснусь к тебе.

   Было мучительно оставить ее обнаженной и не иметь возможности ласкать и прикасаться так, как хочется. Но Руслан старался наслаждаться тем, что имеет. Он нежно и осторожно касался ее тела и любовался им. И пусть оно было не таким как прежде, прекрасней его он не видел. Ее очень украшал маленький аккуратный животик и располневшая грудь, которую он не смог обделить лаской своих губ.

   Аня стала очень чувствительной, и это сводило его с ума. Она так сладко стонала под ним, что он терял рассудок от того, что не мог удовлетворить свои желания. Но удовлетворить ее он мог. Ему понадобились все силы, чтобы довести Аню до кульминации и при этом остаться одетым. А когда она, минутой позже, уснула, обессилевшая и разомлевшая, он пулей вылетел из спальни, успев только набросить на нее одеяло.

   Все тело было сковано диким, непреодолимым желанием. И Руслан знал, что ни тренировка, ни холодный душ не приведут его в норму. И как бы сильно ему сейчас ни хотелось остаться дома, он поехал искать себе ту, кто поможет справиться с собственным телом.


   Аня проснулась несколькими часами позже. Она счастливо улыбнулась от того, что вспомнила, как заснула. Уже давно стемнело, но спать ей пока не хотелось. Она спустилась вниз, чтобы попросить Наталью Дмитриевну разогреть себе поесть. Но кухарки не было. Только на столе лежала записка о том, что все на плите, а сама она поехала в город, чтобы успеть кое-что купить до отъезда завтра утром.

   Девушка разогревала себе еду, когда услышала в дальней гостиной шум. Она нахмурилась и вышла из кухни, посмотреть, в чем дело.

   Руслана не было дома, а кроме него и Натальи Дмитриевны никто шуметь не мог - охрана внутрь почти не заходила. Бывали, конечно, исключения, но не в этот раз, потому что перед Аней стояли двое незнакомых ей мужчин, с оружием в руках и бездыханным телом Стаса у себя под ногами. А под телом ее водителя на белом ковре растекалось пятно крови.

   Аня зажала себе рот руками, но крик прорвался наружу. Она смотрела на труп и не верила своим глазам. Внутри все замерло от страха.

   - Так-так-так, - протянул один из мужчин, с жуткой улыбкой глядя на застывшую столбом Аню, - а это у нас супруга хозяина дома, если не ошибаюсь.

   Девушка стояла на месте, все так же прижимая ладони к лицу. По щекам текли слезы, а в глазах стоял неописуемый ужас. Незнакомцы двинулись к ней, а она не смогла сделать даже шага от них. Мужчина вплотную подошли к ней.

   - Красивую себе женушку нашел Руслан, - снова хмыкнул тот же мужчина. - Хоть и потрепанную немного. Ба! Да она же беременна!

   Чужая ладонь по-хозяйски легла Ане на живот. И только тогда девушка смогла сдвинуться с места. Но шансов убежать у нее не было. Ее быстро перехватили поперек плеч и развернули лицом к себе.

   - Куда же ты убегаешь! - похабно усмехнулся один из мужчин. - Ты нам еще нужна. Покажешь кое-что?

   Кое-чем оказался сейф Руслана в его кабинете. Аню приволокли туда и потребовали, чтобы она открыла его.

   - Я не... знаю кода, - заикаясь, говорила Аня, вытирая слезы и все время пытаясь отодвинуться от опасных незнакомцев.

   Ей было так страшно, что она дрожала всем телом. Лица мужчин были такими угрожающими, что не оставалось сомнений в том, что ее участь будет не лучше той, что была уготована охране в доме. Ведь не только Стас пострадал, раз никто не пришел на помощь Ане. Голоса грабителей были еще страшней - хриплые, мерзкие и режущие слух. А взгляды также не предвещали ничего хорошего.

   - Хватит заливать! - начал злиться тот, кто все время разговаривал с ней, тряхнув ее за плечи.- Открывай!

   - Но я, правда, не знаю! - всхлипнула Аня.

   Взметнулась тяжелая ладонь и наотмашь ударила девушку по лицу. Аня вскрикнула и упала на колени, тут же хватаясь рукой за живот, чтобы хоть как-то защитить. Она не успела вздохнуть, как оказалась грубо поднята на ноги.

   - Говори! - кричал мужчина, вновь занося руку и нанося удар.

   Только теперь он держал девушку, не давая ей упасть. А она даже не пыталась укрыть лицо, все силы приложив к тому, чтобы закрыть живот, если этим людям придет в голову ударить ее туда. Но раз за разом удары сыпались только на лицо, чему она была рада, как бы глупо это ни звучало.

   Аню резко толкнули к сейфу и снова приказали открыть. Плача, Аня стала наугад вбивать цифры - дата рождения Руслана и ее день рождения. Но ни одна из двух не была нужной, в каких бы вариациях она не вносила цифры. Пальцы дрожали, а тело сотрясалось от рыданий.

   - Я не знаю, - прохрипела плача девушка, когда ничего не подошло.

   Мужчина грубо выругался и оттолкнул ее. Аня снова упала на пол и тут же поспешила отодвинуться куда-нибудь в уголок.

   Почему?!! Почему никто не приехал?! Почему никто не знает, что в дом проникли чужие люди!!?? Почему Руслан оставил ее?! Где он, когда так нужен?! Где все??!!

   Аня сидела в углу и тихо плакала, обхватив живот руками и поджав к груди колени, всеми возможными способами стараясь спрятать свое дитя.

   - Черт! Черт! Черт! - врезаясь кулаком в отчаянно пищащую панель с цифрами, кричал мужчина, когда и ни одна из его попыток открыть сейф не удалась.

   - Надо убираться, - сказал другой мужчина. - Скоро сюда кто-нибудь заявится.

   - Я не могу уйти без этих бумаг! - прорычал в ярости взломщик. - Если Султанов вытащит их на свет, мне конец!!! Как ты не поймешь этого?!!

   Резко его бешеный взгляд метнулся на сжавшуюся к углу фигуру девушки.

   - Ну ладно, - хрипло протянул мужчина, отходя от сейфа, - если мне и предстоит сдохнуть из-за этого гада, я посмеюсь ему в лицо, прежде чем сделаю это. Вставай! - дергая Аню больно за волосы, крикнул мужчина.

   Аня сморщила от боли и застонала. Ее руки по-прежнему лежали на животе.

   - Да не трону я твоего ублюдка! - рычал грабитель ей в лицо, заставляя ее голову опрокидываться назад, вырывая при этом клочья ее волос. - Ты лучше о себе подумай, красавица!

   Аня закричала и начала отбиваться, когда мужчина начал рвать на ней одежду, попутно нанося удары по лицу, шее и плечам.

   - НЕТ! НЕ НАДО!! - кричала и рыдала Аня, не имея сил сопротивляться.

   Голова кружилась от боли и страха, сил почти не осталось, а в низу живота стала скапливаться режущая боль.

   - Прошу вас - прекратите!!!

   Мужчине надоело ее сопротивление, и он приказал своему помощнику держать девушку, пока заканчивал то, что начал.

   - И, правда - красавица, - похабно глядя на обнаженное перед ним тело, сказал мужчина.

   Аня рыдала, уже не в силах шевелиться и вырываться из сильных рук, что удерживали ее собственные. Глаза застилала пелена боли, унижения и страха. Но больше всего она боялась того, что случиться, когда этот ублюдок начнет действовать. Низ живота уже разрывало от боли, и девушка знала, что это значит.

   - Пожалуйста!! - рыдала Аня. - Не делайте этого!! Не надо!!

   Все ее тело скрутило от нового витка боли. Поэтому она даже не смогла оттолкнуть мужчину, когда он уложил ее на стол и навис сверху, а второй удерживал ее руки над головой. Она могла только кричать, чувствуя, как по ногам потекла горячая кровь, когда насильник с силой вошел в ее тело и начал двигаться. Она не чувствовала ничего кроме того, что жизнь ее малыша потихоньку покидает уставшее тело. Она не помнила, когда все это закончилось, а потом началось заново. А затем еще раз и еще. Помнила лишь еще одни болезненный удар, когда упала на пол, прежде чем потерять сознание. И это забвение она встретила с радостью - ведь там она могла бы увидеть своего малыша, обнять его в защитном жесте и уверить, что больше никому не позволит его обидеть.


   Руслан понял, что что-то не так, когда они только подъезжали к воротам. Уже издалека он увидел, что они открыты нараспашку. Ком встал в горле, когда он с охраной подъехал к ним, а дорогу ему преградили два трупа охранников. Мужчина выскочил из машины, лишь краем глаза замечая лужи крови и осколки внешних камер наблюдения, что валялись под ногами. Он быстро бежал по двору к дому, так же отстраненно отмечая тишину и вдалеке видя еще один труп. Следующий был уже в доме, на самом пороге. Стас.

   - АНЯ!!! - кричал Руслан, взбегая наверх по лестнице.

   Он не слышал окриков охраны, что сначала они должны проверить безопасно ли в доме, не слышал ничего, кроме гулко бьющегося сердца в груди и имени Ани в горле. Ни в одной комнате наверху девушки не было.

   - Она здесь, - раздался приглушенный голос одного из охранников, когда Руслан пулей слетал по лестнице вниз.

   Одного взгляда на его лицо хватило Руслану, чтобы понять, что то, что он сейчас увидит, будет незабываемо. Страх застыл в горле, мешая дышать, когда он вошел в разгромленный кабинет, где на полу, в луже растекающейся крови лежала его Аня - обнаженная, избитая и изломанная.

   Мужчина тяжело рухнул на колени, не видя перед собой ничего кроме расплывчатого силуэта, из-за слез, застилающих глаза. Его руки дрожали, когда он протягивал их к ней, боясь прикоснуться.

  - Нет! Нет! - только и шептал Руслан, проводя рукой в миллиметре от ее кожи. - НЕТ!!!

   Его крик сотряс весь дом, когда он все же коснулся ледяной кожи. Он рыдал, скользя руками по крови на полу, когда склонялся над ней. Его слезы падали на белоснежное лицо, а руки крепко стискивали безжизненные ладони.

   - Она жива! - донесся до него резкий окрик начальника его охраны, который незаметно для него приблизился и коснулся пульса на шее Ани.

   Руслан посмотрел на него, как безумный.

   - Да! Жива! - скидывая с плеч пальто, сказал Игорь, укутывая тело девушки.

   Только тогда Руслан заметил, как едва поднимается и опускает грудная клетка Ани.

   Начальник СБ уже во всю выкрикивал приказы, а Руслан быстро снял свое пальто и так же укрыл жену.

   - Не трогайте ее! - предупредит его кто-то, когда он уже вознамерился взять Аню на руки. - Только хуже сделаете!

   Поэтому все, что осталось ему, это уткнуться в измазанные в крови волосы своей девочки и шептать слова прощения и мольбы к Богу, чтобы он сохранил ей жизнь. Он беспрестанно касался ее лица, едва заметно проводя по нему пальцами, боясь причинить вред. Его слезы стекали по лицу, капая ей на бледные губы и щеки.

   Руслана пришлось силой оттаскивать от Ани, когда приехала скорая. Он вырывался изо всех сил, пока кто-то умный не вырубил его, чтобы он не мешал медикам.


   Мужчина пришел в себя и резко сел. Он огляделся по сторонам, пытаясь понять, где находиться.

   - Мы в больнице, - сказал Игорь, ждавший пробуждения Султанова.

   - Что с Аней? - резко спросил Руслан, вскакивая с кровати.

   - Она в реанимации, - глухо сказал пожилой мужчина.

   Ему, так же как Руслану, было больно от того, что он увидел. У него была дочь такого же возраста, и он не представлял, что было бы с ним, поступи с его Женей кто-нибудь подобным образом.

   - Ее оперируют - пытаются спасти ребенка.

   Руслан обессилено сел на кровать и закрыл лицо ладонями. Перед глазами так и стоял его кабинет - разгромленный, с клочками одежды Ани и ее белым телом в луже крови. Он еще не знал, что и как случилось, но злость уже завладела им всецело.

   А еще отвращение к себе. Ведь в тот момент, когда насиловали его жену, он развлекался в своей городской квартире с очередной безымянной красавицей! Когда она стонала под ним от наслаждения, его собственная жена кричала от боли! Когда он ласкал другую, его Аню избивали! И он проклинал себя за то, что оставил ее! Оставил ради того, чтобы избавить собственное тело от сексуального напряжения! Оставил на растерзание тем, кто все это сотворил!

   - Вы просмотрели камеры?

   - Да. Все кроме тех, что в кабинете.

   Руслан только кивнул, благодаря начальника СБ за понимание. Он сам все просмотрит, не позволит кому-то другому видеть то, что творили с его женой. Не позволит разделить свою боль с кем-то еще. Он сам будет мучиться о того, что там увидит.

   - Все охранники убиты. Домоправительницы в доме не было. Горничной тоже. Проникшие в дом не знали о внутреннем наблюдении, поэтому лица отчетливо видно.

   Мужчина снова кивнул и вышел из комнаты. Коридоры больницы были пусты и безлюдны. Он подошел к двери, что вела в реанимацию - заперто.

   - Туда нельзя, - сказал медсестра на посту, заметив, как он подергал ручку.

   - Долго идет операция?

   - Чуть меньше часа. Скоро должны закончить.

   Руслан ждал, не отходя от двери, и надеялся лишь на то, что с Аней все будет в порядке. Ему было стыдно за то, что он не переживал так за своего ребенка. Стыдно, что жена была для него в приоритете, даже не в одинаковой степени, а именно в приоритете. А в голове все время вспыхивали картинки его кабинета и того, что, он мог себе представить, делали с его Аней. Кулаки сжимались до хруста костей, а зубы до боли в деснах. Слезы уже не текли, и он понимал почему - его девочка была жива.

   Тогда, когда он думал, что сжимает ее мертвую руку, он понял, что любит. Так сильно и всем сердцем, что оно разрывалось от боли и понимания того, что не уберег. Именно предполагаемая смерть Ани довела до его разума то, что он так долго не мог или не хотел понимать. Что любит. Так сильно и так безумно, что в ту минуту готов был малодушно последовать за ней и своим ребенком. Готов был бросить все и остаться с ней. Именно от любви он бежал каждый раз к другой женщине - боялся понять, что это такое на себе. Боялся увидеть, что и ему не чуждо это чувство. Что и его черствая душа способна на подобное.

   Но сейчас он был готов принять это и даже бороться: за ее жизнь, за ее любовь и за свою месть! Он отомстит так жестоко и так страшно, как никогда не было больно и страшно его девочке!


   Руслану казалось, что прошла вечность, прежде чем дверь распахнулась, и из коридора реанимации вышел врач. Он не стал ждать вопросов по поводу своей пациентки, а сразу отчитался.

   - С ней все более или менее в порядке. Обширная кровопотеря. Малыша мы спасли. В реанимации она пробудет еще пару дней. Потом переведем в терапевтическое. Она спит. И я прослежу, чтобы проспала пару дней - ей это нужно.

   Врач сказал последние слова и отошел от Султанова. Мужчина даже не понял, что задержал дыхание, ожидая ответа о состоянии Ани. И камень с души упал, когда понял, что с ней все будет в порядке. Он тут же резко развернулся и пошел на выход из больницы. За ним молчаливой тенью шел Игорь.


   Руслан думал, что самое трудное было в том, что он увидел, когда вошел к себе в кабинет. Но сейчас, когда он сидел в одиночестве в маленькой комнате для видеонаблюдения, он понимал, как ошибался.

   Он смотрел запись без фонового шума. Для него было бы невыносимо слышать еще и звук: звук ударов по телу Ани, ее криков и болезненных стоном. А еще мольбы жены о том, чтобы ее отпустили и остановились. По щекам снова текли слезы, но он их не замечал, вглядываясь в лица на мониторе. Он узнал тех, кто сотворил это с его женой сразу, как только увидел лица. Но не выключил запись. Он хотел увидеть все, что сделали с Аней, чтобы обратить все это против них самих, но в гораздо большем объеме. Он с болью смотрел на то, как кривилось лицо девушки, как бежали по нему слезы, и как оно расслабилось, когда ее грубо спихнули на пол, оставив умирать. Смотрел как смеются ее насильники, раз за разом овладевая ее безвольным телом.

   А когда все это закончилось, он промотал на тот момент, когда вошел в кабинет. Он смотрел на себя и пытался запомнить то отчаяние, что испытал тогда. Запомнить на всю жизнь, чтобы жить с этим и не забывать той любви, что он питает к своей жене. Не забывать, как горько было ее потерять на те несколько минут, когда он думал, что она мертва.

   А когда запись закончилась, мужчина разгромил комнатку на атомы. Он сломал все диски и носители, уничтожил компьютеры и мониторы. Не оставил и следа от того, что заставило его испытать такое адское отчаяние, когда он все видел, а изменить ничего не мог.

   Это не успокоило его. И когда он вышел из комнаты, был по-прежнему в бешенстве.

   - Найти и привезти ко мне. Живыми, - прорычал Руслан Игорю.

   Мужчина тут же кивнул и, взяв с собой ребят, поехал за теми, кого впереди ждал ад.

   А Руслан пошел на кухню в бар, где залпом выпил три бокала виски. Только после этого он увидел, что не один. За столом с потерянным видом сидела Наталья Дмитриевна и тихонько плакала.

   - Это я виновата, - прошептала женщина. - Оставила ее одну.

   Руслан только невесело усмехнулся. Если кто и виноват, то только он один. Из-за него эти люди пришли в его дом. Из-за него, похотливого животного, с его женой сделали подобное, тогда как он спокойно развлекался.

   - Собирайте вещи, Наталья Дмитриевна. Мы переезжаем.

   Руслан не мог привезти Аню сюда после того, что сделали с ней в этом доме. И он в том числе. Свою любимую женщину он хотел привести в чистый, новый дом, не оскверненный насилием, принуждением, обидами и болью.

   Женщина, утирая слезы, последовала совету и пошла к себе. Ее как раз вывозили за пределы поселка, когда навстречу пронеслись машины, где в багажниках были те, кому жить осталось считанные часы.

   Эти подонки не успели убежать. Они явно рассчитывали на то, что успеют скрыться до того, как Султанов поймет, кто был в его доме. Им невдомек было, что люди Руслана с самого начала знали, кого искать и уже сидели у них на хвосте. Не знали, что все их зверства были записаны, и что их ожидает кое-что похуже.

   Все это им объяснил сам Руслан, когда они стояли перед ним на коленях в крови его девочки, связанные и беспомощные, избитые и с отрезанными языками. Это мужчина сделал собственноручно, когда один из них начал с упоением рассказывать о том, что делал с его Аней. Они, кажется, не понимали во всей мере, что их ожидает. Но уже очень скоро на себе ощутили весь гнев Султанова.

   Так жесток и безжалостен Руслан не был еще никогда. И все что он делал с ними, делал со спокойным, ничего не выражающим лицом. Они кричали, захлебывались в собственной крови, а он не мог остановиться.

   Когда все закончилось, Руслан выходил из кабинета по локоть в крови. А лицо было спокойно и даже умиротворено. Он прошел в ванную, смыл с себя чужую кровь и вышел из дома. Когда он и его оставшаяся охрана отъезжали от дома, за их спинами начало алеть пламя пожара. Из дома Руслан забрал лишь необходимые документы и кое-что из личных вещей. А еще в машине рядом с ним лежало свадебное платье Ани. Он не знал точно, почему из всех ее вещей забрал именно его. Но для него оно, наверно, было тем, что означала чистоту и невинность его жены. Она не потеряла всего этого после всех этих событий - он был уверен в этом. Но белоснежная ткать была лишним ему напоминанием.


   Следующие несколько дней Руслан по-прежнему не появлялся в больнице. Аня все еще спала под воздействием успокоительных и снотворного. Жизни ребенка ничего не угрожало. Поэтому мужчина спокойно занялся покупкой нового дома для своей семьи. И только когда ему позвонил врач и сказал, что его жена очнулась, он рванул в больницу.

   На пороге палаты его встретил хмурый доктор.

   - В чем дело? - тут же заподозрил неладное Руслан.

   - Понимаете, - начал издалека мужчина, - у вашей жены оказалась серьезная психическая травма.

   - Что?! - потерянно воскликнул Султанов. - Вы хотите сказать, что она сошла с ума?!

   - Нет. Наверно, не в полном смысле этого слова. Просто ваша супруга, как оказалось, не выносит присутствия мужчин рядом с собой. Сегодня утром, когда я пришел осмотреть ее, она впала в истерику, не давая к себе даже прикоснуться. И позволила сделать это только женщине.

   Не сказать, что Руслан был удивлен подобным поведением Ани.

   - Ясно, - ответил он, собираясь пройти дальше.

   - Постойте, - остановил его мужчина. - Боюсь, что и ваше присутствие приведет к похожему результату.

   - Но я ее муж!

   - Не имеет значения, - покачал с сожалением головой врач.

   Руслан нахмурился и, отодвинув в сторону уже не сопротивляющегося эскулапа, открыл дверь в палату жены.

   Аня полулежала на высокой кровати, отстраненно глядя в сторону на стену. Ее хрупкие ладошки лежали на округлом животике в защитном жесте. Лицо было в синяках, но врачебный уход снял большую часть опухоли и синюшного цвета. Девушка была бледна и явно обессилена.

   - Аня, - тихо позвал ее Руслан, делая шаг вперед.

   Ее взгляд резко метнулся к нему. У него горло перехватило от того, что он увидел в них. Такой страх, такой ужас и панику, каких не видел никогда.

   - Аня...

   - Нет! Не подходи! - слабо закричала его жена, пытаясь отодвинуться как можно дальше к спинке кровати.

   Ее движения были такими слабыми, но желание сбежать помогало ей. По бледным щекам потекли слезы, а руки все крепче сжимались на животе.

   - Вам лучше уйти, - раздался сбоку строгий женский голос ее няни.

   Руслан смотрел на жену и не мог поверить в то, что и его она боится не меньше чем всех остальных. Он так растерялся, как никогда прежде.

   - Аня...

   - Нет!! Уйди! Уйди! - кричала как безумная Аня, глядя на него широко распахнутыми глазами.

   Мужчина сжал кулаки и вылетел из палаты, слыша за спиной рыдания девушки.

   - Это пройдет? - спросил он у доктора, что ждал его в коридоре.

   - С этим вопросом лучше обратиться к психологу, - посоветовал пожилой мужчина. - Но думаю, что со временем все наладиться.

   - И как долго?

   - Месяцы в любом случае, - поджал губы врач. - Вашей жене не обойтись без профессиональной помощи. Я могу посоветовать нескольких специалистов.

   Руслан только кивнул и покинул больницу.

   С этого дня он мог видеть Аню только когда она спала. Тогда он заходил к ней, смотрел на нее и едва касался руки, чтобы не разбудить. С врачами из больницы сотрудничала и Галина Вячеславовна. И она по-прежнему советовала отправить Аню отдыхать, как только это позволит ее состояние. Руслану не оставалось ничего другого, как последовать этому совету.


   Уже через две недели Аня сидела в частном самолете и летела в Испанию, на виллу, которую купил для нее муж. С ней была охрана, куча врачей и Катя. Девушка замкнулась в себе, почти ни с кем не разговаривала и только и делала, что прятала живот руками, как могла. Все смотрели на нее с таким сочувствием и жалостью, что очень скоро она стала избегать компании, все время стараясь оставаться одной.

   Аня была сломлена. Сломлена своей жизнью, обстоятельствами и жестокостями судьбы. Спасал ее только ребенок. Ради него она и продолжала жить. Девушка ни с кем не общалась, даже Катя не смогла ее разговорить. А когда поняла, что и в дальнейшем ее не ждет успех - вернулась домой. С Аней остались Наталья Дмитриевна, Галина Вячеславовна и Татьяна - психолог.

   Эта женщина поистине стала находкой. Даже сама Аня понимала это. Доктор была очень корректной, тактичной и душевной. И за несколько месяцев добилась того, что Аня немного пришла в себя. Девушка разговорилась и выплеснула из себя все страхи и ужасы собственной жизни. Она стала более спокойной и уравновешенной. Вот только ночные кошмары не оставляли ее в покое, мешая окончательно прийти в себя. Но спокойная и расслабленная жизнь вдали от привычной обстановки помогла преодолеть и их. Не до конца, конечно, но теперь Аня не просыпалась с криком в горле каждую ночь.

   Была середина лета, когда впервые к ней приехал муж. Аня гуляла по пляжу, когда увидела Руслана, спускающегося к ней от виллы. Она смотрела, как он медленно приближается к ней и не могла понять своих чувств. Не сказать, что бы она скучала, но была, наверно, рада видеть его. А вот всепоглощающего чувства любви, как раньше, в ней уже не было. Всю свою любовь она отдавала малышу.

   Муж остановился от нее в паре шагов и смотрел настороженно и одновременно откровенно, разглядывая ее. И не было, как раньше, в его взгляде одного лишь жгучего желания. Только нежность и даже боязнь. А когда взгляд опустился к ее большому уже животу, в них засветилась и тоска.

   А Аня, рассматривая его, все же уверилась, что скучала. Его красивое гордое лицо и серые глаза как всегда приковывали к нему взгляд. Мощная высокая фигура подавляла. И даже его запах, что принес ветер, остался по-прежнему притягательным.


   - Привет, - сказал Руслан, поедая глазами Аню.

   Как же он скучал по своей девочке! Каждый день он порывался поехать к ней и прижать к себе сильно-сильно. Но ее психолог не давала сделать этого, уверяя, что Аня еще не готова к встрече с ним. И он не понимал почему. Почему она так сильно боится его? Ведь не он сотворил все это с ней! Да, он не смог защитить ее. Но она ведь именно боится его, а не упрекает! За что? И почему?

   И вот он наконец дождался того момента, когда ему позволили увидеть ее не только на фото и украдкой издалека, когда он все же приезжал, чтобы хоть мельком посмотреть на нее. Он так хотел бы быть рядом с ней, смотреть, как медленно растет ее живот, прикасаться к нему и чувствовать толчки своего ребенка под рукой. Хотел бы смотреть, как она нежно улыбается, глядя на это. Он много чего хотел бы. Но не смел просить, а тем более требовать.

   - Привет, - тихо сказала Аня.

   Ее руки невольно легли на живот в защитном жесте. Но она тут же одернула себя и заставила их опуститься. Руслан не причинит вреда ни ей, ни малышу. Она знала это, но подсознательно был еще жив страх за жизни их обоих. И все же работа Татьяны дала результат - Аня перестала бояться появления в жизни мужа. Да и почему бы ей делать это? Не он причина того, что с ней произошло. Возможно, косвенно и он виноват, но это лишь превратности судьбы.

   - Можно? - спросил осторожно Руслан, делая шаг ей навстречу и протягивая руку к животу.

   - Да, - переборов легкую панику, ответила Аня.

   Муж медленно подошел к ней, и его рука легонько коснулась ее. Аня невольно вздрогнула и тут же бросила виноватый взгляд на Руслана. Он сделал то же самое и резко отдернулся руку. Но Аня смело перехватила его ладонь и вернула на прежнее место. И как раз в этот момент малыш зашевелился. Девушка внимательно следила за реакцией мужчины и едва заметно, грустно улыбнулась, когда на его губах расцвела поистине мальчишеская, счастливая улыбка. В следующую секунду Руслан оказался на коленях, а его губы касались ребенка под тонкой кожей. Аня блаженно прикрыла глаза и зарылась пальчиками в густые темные волосы, прижимая его к себе крепче. И не столько она радовалась тому, что он рядом, сколько тому, что и он, кажется, любит их ребенка не меньше чем она. Раньше в этом уверенности не было: интерес Руслана был скорее вежливым, чем искренним. По крайней мере - ей казалось именно так.

   Мужчина жарко стиснул в руках чуть располневшую талию жены и наслаждался этой робкой близость. Под ухом он слышал биение двух любимых сердец, а в руках держал любимую женщину.

   - Я так соскучился,- глухо прошептал Руслан, продолжая покрывать поцелуями ее живот.

   Аня промолчала. Впервые за долгое время она не могла сказать того же с той же искренностью и неподдельностью. Но Руслан и не ждал подобного. Его сразу же предупредили, что он уже не увидит прежнюю Аню - нежную, добрую и влюбленную. Он увидит лишь пустоту в глазах, отстраненность и возможно даже нежелание его присутствия рядом. Татьяна сказала, что ему придется очень постараться, чтобы добиться от нее хотя бы искренней счастливой улыбки. А чтобы он увидел прежнюю любовь в ее глазах - нужно действительно многое. И в первую очередь подарить эту любовь самому.

   Вот только Руслан сомневался - готов ли рискнуть. Да, возможно, это эгоистично с его стороны так поступать - просить всё и ничего не давать взамен. Но по-другому он не умел. Он всегда лишь брал то, что преподносили на блюдечке и никогда не считал нужным особо напрягаться. Но ведь ради Ани он старался с самого начала. Так неужели эти старания должны пройти впустую? Неужели он не может пойти на большее чем просто постараться, ради той, которая добилась от него ответа на свои чувства?

   - Поехали домой? - попросил Руслан, не понимая головы.

   Аня ожидала чего-то подобного. Вот только не знала, готова ли.

   Готова ли и дальше жертвовать собой? Готова терпеть и унижаться? Готова страдать и быть никем, пустым местом в жизни любимого человека?

   - Мне нужно подумать, - разрывая прикосновения, прошептала Аня.

   Они в тишине вернулись на виллу, где девушка тут же отправилась к себе отдыхать и размышлять. А Руслан отправился на кухню, где три женщины молча дожидались его появления.

   - Как все прошло? - с волнением спросила Наталья Дмитриевна.

   Руслан только неопределенно пожал плечами.

   - Она позволила коснуться себя? Обнять? - тут же засыпала мужчину профессиональными вопросами Татьяна.

   - Да, позволила. Только все равно боится.

   - Она не вас боится. А себя, - удивила его ответом мозгоправ.

   - Что?

   - Себя. Боится своих чувств, своих желаний, боится за ребенка. Она запуталась.

   - Разве не для того я вас нанял, чтобы вы помогли ей распутаться? - раздраженно спросил мужчина, хмуро глядя на Татьяну.

   - Это не так быстро, как вы думаете. Скажите спасибо за то, что ваша жена так добра и милосердна. Будь немного иначе и на подобные успехи ушли бы годы, - не менее недовольно ответила женщина.

   - Я лишь хочу, чтобы она не шарахалась от меня при каждом моем движении в ее сторону!

   - А вот это уже будет зависеть от вас. Все что могла сделать я - я сделала. Дальше вы действуете сами. Проявите терпение, заботу, внимание и осторожность. И ни в коем случае не торопите и не давите.

   Руслан только вздохнул и с задумчивым видом вышел из кухни. А затем и из дома. Он не собирался жить на вилле, предпочтя гостиницу. Не хотел торопиться и напрягать Аню своим слишком близким присутствием. Пусть она пока просто освоиться с мыслью, что он рядом, ближе, чем был ранее.


   Аня согласилась вернуться домой, только после того, как прошла осмотр в клинике, где удовлетворенные состоянием ее здоровья и организма доктора позволили ей поехать в Россию. Все время полета девушка проспала, немного обессиленная сборами и дорогой. Казалось, что больше всех возвращению домой радовалась Наталья Дмитриевна. Она уже составила план того, что ей предстоит сделать в новом доме, который лишь совсем недавно Руслан обустроил к приезду жены.

   Это был такой же большой особняк за городом, вдали от остальных домов в поселке. Он был более светлым и уютным, не такой напыщенный и искусственный. А еще более безопасный. Там было в два раза больше охраны и защиты - Руслан хотел быть уверен на двести процентов в том, что его семье не будет угрожать ничто из того, что он мог предотвратить.

   За время, что Аня прожила за границей, Руслан более или менее завязал со всем криминалом и теневым бизнесом. Это не далось ему легко и без потерь. Он заплатил многие миллионы за то, чтобы безболезненно выйти из этой среды. Но расстаться с этим навсегда он не сможет никогда - такова уж особенность подобных дел. Именно поэтому было такое огромное количество охраны. Он многим перешел дорогу или не дал проложить собственный путь за свой счет, когда так резко и неожиданно для всех начал обрывать все ниточки, что связывали его с этим миром. И хотя та жестокая расправа, что он учинил в день, когда напали на его дом, не осталась незамеченной и многие стали откровенно избегать Султанова, и до этого не славившегося добрым нравом, все равно он предпочел прослыть параноиком, а не глупцом и наивным дураком.

   Аня к красивому новому дому отнеслась равнодушно. Как только она переступила порог, сразу же спросила где ее комната и ушла туда, оставив за спиной хмурого мужа.

   Ни новый дом, ни смена обстановки не изменили напряжения между супругами. Аня по-прежнему вздрагивала, когда Руслан прикасался к ней или подходил незаметно. И хоть она старалась одергивать себя каждый раз, все равно не всегда это получалось.

   Муж молчал и никак не высказывал своего волнения или недовольства, прекрасно понимая ее состояние. Он не хотел ее торопить. И все же его не меньше не радовало такое состояние Ани. Он скучал по ней, хотел прикасаться, целовать и засыпать рядом с ней. Но отчужденность жены не давала все это почувствовать. Тогда Руслан погрузился с головой в новый бизнес и дела. Опять приходил домой поздно и старался не попадаться Ане на глаза лишний раз. Но быть вдали от нее все время не мог, поэтому каждую ночь, как она засыпала, он приходил к ней в комнату, ложился рядом и несколько часов кряду смотрел на нее. Потом с сожалением уходил к себе. Но в один из наиболее загруженных дней он просто уснул рядом с женой, крепко прижимая к себе ее хрупкое тело.


   Ане снился кошмар. Ее держали, не давали убежать, не пускали и причиняли боль. Все ее тело было сковано страхом и чужими руками. Она не могла кричать, только плакать. Резко и неожиданно девушка вырвалась из сна. И тут же ощутила на себе крепкий, удушающий захват сильных рук. Она лежала в темноте, не могла пошевелиться и убежать. Не могла сообразить, что и как. Отголоски страха от кошмара перемешались с реальностью. Она запаниковала и закричала, вырываясь из рук.

   Аня отбивалась от объятий, кричала и звала на помощь. А Руслан не мог понять, в чем дело. Он пытался сказать ей, что все в порядке, что он рядом и не причинит ей вреда. Но казалось, что его не слышат. Тогда он просто отпустил ее и резко поднялся с кровати, включая свет.

   Только когда девушка поняла, кто был рядом, перестала кричать и пытаться выбежать из комнаты. Она просто плакала и смотрела на ничего не понимающего мужа.

   - Мне кошмар приснился, - испытывая вину, начала оправдываться Аня.

   - Похоже, что твой самый страшный кошмар это я, - ответил Руслан, устало проводя рукой по лицу.

   Он сделал шаг в сторону двери, возле которой стояла Аня, чтобы уйти. Но ту же остановился, заметив, как подобралась девушка. Он горько усмехнулся.

   - Я просто хочу выйти.

   Аня неловко отступила в сторону, все так же виновато глядя на Руслана мокрыми глазами. Она понимала, как это глупо и обидно. Но ничего с собой поделать не могла.


   Руслан вышел из комнаты, понимая, что у него нет больше сил и терпения смотреть, как он него шарахаются как от прокаженного. Его это раздражало и нервировало. Да, он во многом виноват. Но он хочет ей помочь! Хочет, чтобы она стала прежней! Он ведь не давил на нее, ничего не просил. Он просто ждал. Но ждать вечность не мог. Ему было больно понимать, что любимый человек смотрит на него со страхом, а порой и отвращением. И пусть все это не направленно именно на него, пусть это все подсознание девушки, от этого не легче. Руслан знал, что так же Аня ведет себя со всеми мужчина поблизости. Он даже нанял женщину-охранника специально для нее, чтобы она чувствовала себя комфортно, выезжая за пределы дома. Только все без толку.

   Все это давило на Руслана и не давало рационально мыслить. И единственный выход он увидел в том, чтобы еще больше погрязнуть в работе. Не видеть испуга в любимых глазах, не смотреть, как от него отодвигаются, стоит только сделать лишний шаг навстречу. Он стал пропадать на работе почти круглые сутки, забываясь в делах. Домой приходил только на пару часов поспать.

   А Аня воспринимала поведение Руслана по-своему. Она не подумала о том, что все это он делает ради нее. Она считала, что ему просто надоело ждать и стараться. И не могла винить его в этом. Понимала прекрасно, что ее психи, истерики и все такое прочее уже явно излишни. Понимала, что за это долгое время пора бы уже прийти в себя. Но вот взять себя в руки не могла. Татьяна уверяла ее, что все нормально, и даже лучше чем у многих в такой ситуации. Вот только саму Аню это не успокаивало и не удовлетворяло. Сейчас, когда Руслан был рядом, она снова стала нуждаться в нем. Привыкла к тому, что видит его каждый день. И снова начала питать к нему прежние яркие чувства. Она видела, что он изменился ради нее. Видела, что стал спокойней, терпеливей, что в глазах уже не привычный холод, а тоска и грусть. А ей, любящей его, было трудно смотреть на это. Тем более что она понимала, что сама является причиной всего этого.


   В день совершеннолетия Ани Руслан устроил для жены праздник. К ней приехали подруги, Кот и Татьяна Игоревна. И впервые за долго время Аня улыбалась. Пусть и не была счастлива абсолютно, все равно ей было хорошо и спокойно рядом с близкими людьми. Вот только мужа в этот день рядом не было. Руслан посчитал лучшим не мешать Ане наслаждаться своим днем.

   - Как у вас дела? - спросила Лиза Аню, когда вечером они остались втроем с Катей в комнате девушки.

   - Не знаю, - вздохнула девушка в ответ. - Я запуталась.

   - Это нормально, - попыталась успокоить ее Катя.

   - Нет. Не нормально, - нахмурилась Аня, расхаживая по своей комнате из угла в угол. - Я скучаю по нему, - признала девушка.

   - Так в чем проблема?

   - Не могу перебороть себя. Это подсознательное. Стоит ему прикоснуться ко мне, как меня тут же бросает в дрожь. И я знаю, что это неправильно. Он заботится обо мне, старается не сделать лишнее движение, а я его боюсь! - с отчаянием воскликнула Аня. - Что мне делать?

   Подруги лишь невесело переглянулись. Они не знали. Никто не знал. Но все понимали, что нужно время. А ждать было тяжело - всем.


   Руслан сидел в офисе за компьютером, старательно пытаясь не уснуть и вникнуть в дела, когда зазвонил его мобильный.

   - Аня рожает, - сказала в трубку Наталья Дмитриевна.

   В одну секунду сон как рукой сняло. Он подскочил с кресла и вылетел из кабинета. Уже через полчаса был в больнице, куда привезли его жену. Дальше коридора его не пустили. Поэтому следующие четыре часа он как бешеный носился туда-сюда, ожидая новостей. Пиджак от костюма валялся в одном углу, галстук в другом. Серые глаза сверкали как у сумасшедшего, а волосы всклокочены от того, что он все время запускал в них пальцы.

   Никогда еще в жизни Руслан так не переживал. И напряжение отпустило его только когда вышла медсестра и сказала, что Аня с малышом уже у себя в палате. Мужчина даже не спросил, кто родился, а пулей полетел туда, куда указала молодая женщина. Перед дверью палаты, он остановился, пытаясь привести себя в порядок и успокоить дыхание. Он осторожно повернул ручку и тихо вошел.

   На кровати спала Аня, уставшая и измученная. А рядом с ней стояла высокая кроватка. Затаив дыхание, Руслан подошел к младенцу и посмотрел на него. Он был такой крошечный и хрупкий, что мужчина вмиг подумал о том, что не возьмет его в руки, пока тот не подрастет. Но даже в таком маленьком сморщенном личике можно было рассмотреть его точную копию.

   - Возьми, не бойся, - неожиданно раздался слабый голос Ани, которая уже с минуту наблюдала за нерешительностью на лице мужа.

   Руслан растерянно посмотрел на жену и снова перевел взгляд на младенца. Он пару раз сжал и разжал кулаки, пытаясь сбросить напряжение, и только после этого решился прикоснуться к маленькому свертку. В его руках ребенок стал еще меньше. Он нежно и осторожно прижал его к груди, чувствуя едва заметное шевеление под пеленками.


   А Аня смотрела на них и не верила тому, что видит в глазах Руслана. Любовь. Такую чистую и светлую, какую мечтала увидеть всегда. И не важно, что она направлена не на нее, а на их малыша. Не важно, что он ни разу не посмотрел на нее так, как смотрит на ребенка. Ей пока было достаточно знать, что он просто способен на это чувство. Способен дарить ее их общему ребенку. Достаточно было того, что они оба испытывают одно и тоже.

   Руслан подошел к ее кровати и сел на край, не переставая смотреть на малыша.

   - Кто это? - спросил мужчина.

   - Мальчик, - чуть улыбнулась Аня.

   - Как ты хочешь назвать его? - касаясь пальцем пухлой щечки сына, произнес Руслан.

   - Матвей.

   - Мне нравится, - улыбнулся Руслан, все так же не отрывая зачарованных глаз от сына. - Как ты себя чувствуешь? - переводя тревожный взгляд на жену, спросил мужчина.

   - Устала, - ответила Аня.

   Ей было приятно, что муж за нее волновался. Было приятно, что он рядом сейчас. Было приятно чувствовать его рядом с собой с ребенком на руках.

   И она не боялась. Уже нет. Резко и неожиданно ее накрыло понимание того, что она боялась не его, не других мужчин, не их прикосновений. Да, был страх после того, что с ней сделали. Но только сейчас она поняла, что больше всего боялась за ребенка. Именно он был причиной того, что она так сильно пугалась. Она еще очень хорошо помнила, как едва не потеряла его. Помнила, что сама хотела убить. Ее грызла совесть за то, что она выбрала Руслана, а не малыша. И это обостренное чувство вины заставляло ее так сильно опекать его. Аня осознала, что все защитные рефлексы были направлены не на свою защиту, а на защиту сына под сердцем.

   И теперь, когда она дала ему жизнь, видит его на руках любимого мужчины, она успокоилась. Теперь его будет защищать отец, теперь она может сбросить с плеч этот тяжкий груз и расслабиться, зная, что Руслан никогда не даст в обиду своего сына.

   Аню накрыло такое облегчение, что на губах расцвела счастливая улыбка. Она с нежностью смотрела на своих мужчин и уверялась в том, что теперь все будет хорошо, что все наладиться и устаканится.

   Неожиданно для Руслана малыш стал хныкать. Мужчина растерялся и почти с ужасом посмотрел на Аню.

   - Что случилось?!

   - Он голодный, - объяснила девушка с улыбкой, забирая из рук мужа сына.

   Она прижала его к себе, поцеловала в лобик и стала наблюдать, как жадно малыш сосет грудь. Она с умилением смотрела на него, не отрывая взгляда, поэтому не видела, как смотрит на них Руслан. А если бы видела - не поверила бы тому, что именно было в глазах мужа. Любовь. И не столько к ребенку, сколько к ней. Она была такой сильной и такой чистой, что наверняка навернулись бы слезы на глаза. Но Аня не видела, а Руслан очень быстро взял себя в руки. Он все еще боялся этой любви, которая давила и подавляла его всего целиком. Боялся того, что подарит, а в ответ не получить ничего. Боялся делать то, что всегда делала Аня - отдавать, не требуя взамен ничего. Боялся, что будет страдать так, как страдала его девочка. И пусть это было эгоистично, но принять такое своеобразное наказание за все еще не был готов.


   Аня провела в больнице почти неделю. И когда возвращалась домой вместе с сыном на руках, была полностью уверена в том, что теперь все будет хорошо. Она окончательно поняла смысл своего страха и поняла, что ему пришел конец. Что она переборола его и готова начать все сначала.

   В доме, рядом с их спальнями Руслан сделал большую светлую детскую. Там было все, что нужно и не нужно. И это заставило Аню улыбаться, тем более что Наталья Дмитриевна поведала о том, что Руслан Сергеевич самолично все выбирал и покупал.

   Аня была счастлива, так полно и так абсолютно, что даже не верилось, что все может быть настолько хорошо. Матвей не доставлял ей никаких проблем - много спал и просыпался лишь для того, чтобы покушать. Заботы о малыше и привыкание к новому ритму жизни несколько обескуражили девушку. И только через несколько дней она поняла, что что-то не так. Причина была в Руслане.

   Муж по-прежнему почти все время пропадал на работе. А если был дома, то приходил только к сыну. Он купал его, укачивал на ночь и менял подгузники. Он делал все, что мог и старался как мог. И Аню это радовало. Вот только от нее он был по-прежнему далеко. Все это поначалу она списывала на то, что Руслан просто не заметил, что она пришла в порядок. Она не стала ничего говорить, просто показывала, что пришла в норму. Вместе с ним купала Матвея, прикасалась к нему как бы между делом, разговаривала, задавала вопросы и вела себя почти как раньше. Даже своим чувствам позволила выйти наружу - глаза светились любовью и ожиданием, радостью, когда он приходил и грустью, когда уходил.

   Но Руслан не замечал всего этого. Все свое внимание он уделял только ребенку, почти не смотрел на Аню и скупо разговаривал. Девушка не понимала в чем дело, а поэтому загрустила.


   Руслан действительно не заметил того, что Аня пришла в норму. Он по-прежнему много работал, почти не появлялся дома. А если и появлялся, то только для того, чтобы побыть с сыном. В своем ребенке он видел возможность быть ближе к его матери. Только сын позволял ему находиться рядом с любимой женщиной. Когда Аня не видел, он украдкой смотрел на нее, любовался ею. А еще видел, что она грустит. Он не замечал ни радости в глазах, когда приходил, ни улыбки на лице, потому что старался не смотреть на нее - боялся, что снова увидит страх.

   А еще потихоньку сходил с ума от того, какой стала его жена. Беременность и роды нисколько не испортили ее фигуру, не добавили полноты или некрасивости. Только женственности и соблазна. А когда мужчина смотрел на то, как Аня кормит Матвея - ему казалось, что он просто свихнется. Его мучил такой дикий голод, какого он не испытывал никогда прежде. То, как пухлая ладошка мальчика лежала на полной груди матери, то, как его губки обхватывали сосок, заставляло Руслана пулей вылетать из комнаты, чтобы не напугать Аню бешеным желанием в глазах. Как же ему хотелось сделать то же самое, что позволялось его сыну! Касаться рукой упругой плоти, обхватывать губами и языком напряженные вершины...


   Вот так они и ходили вокруг да около друг друга. Ни один не мог понять другого. Руслан по-прежнему был уверен в том, что Аня не готова к тому, чтобы сблизиться с ним. А девушка думала, что просто напросто стала не интересна мужу. Она не понимала, что он может не замечать того, что она показывает ему. А еще безумно расстраивалась от того, что Руслан старался как можно быстрей уйти из комнаты, когда она начинала кормить Матвея грудью. Она была уверена в том, что стала отвратительна ему после того, как родила. Иначе, почему она никогда не может поймать его взгляд в свою сторону? Почему он перестал рассматривать ее, как раньше? И снова ревность. Она прекрасно понимала, что за время ее отсутствия и беременности, родов и восстановления после них, Руслан не вел монашеский образ жизни. Понимала и снова плакала в подушку по ночам. А еще с ужасом понимала, что ревнует не только к его вниманию к другим женщинам. Она ревновала его и к сыну! К своему любимому малышу, своей радости и счастью! Ревнует дико и безумно! Ведь именно ему муж уделял все внимание и заботу, именно с ним он тихонько разговаривал и нежно касался его личика своими пальцами. И в этом она завидовала своему ребенку. Завидовала и ругала себя за это.


   Прошло два месяца после того, как Аня родила, но девушка по-прежнему не добилась внимания мужа к себе. И от этого она становилась все грустнее. А еще злее. Да, она злилась. Злилась так сильно и так страстно, что порой было трудно сдерживать себя. И предел ее злости наступил очень скоро.

   В один из дней, когда Аня спустилась на кухню позавтракать, она обратила внимание на прессу на столе. И как раньше она бы прошла мимо, если бы не фото мужа на первой полосе одного из журналов. И даже не оно привлекло внимание. Привлекла внимание женщина на фото рядом с ним, которую он обнимал за талию и улыбался ей. Сердце защемило от того, как больно было видеть это. Это было почти так же, как тогда в клубе на девичнике. Но сейчас это казалось более ужасным от того, что все это Руслан делал, имея официальную жену и делал так открыто. Это было явным пренебрежением к ней - откровенным и унижающим.

   Но это фото в журнале оказалось не самым ужасным за этот неудачный день.

   Настроение Ани было ниже нуля, и она решила развеяться прогулкой с сыном в саду. Но не успела девушка выйти из дома, как дверь открылась и в холл вплыла - иначе не скажешь - Кристина.

   Аня уже совершенно забыла о первой жене Руслана, а потому не радовалась ее приходу. И почему ее впустили? Что она опять здесь забыла?

   - Кого я вижу! - воскликнула патетично рыжеволосая красавица, насмешливо оглядывая Аню. - Я смотрю, ты здесь задержалась.

   - Не в пример тебе, - спокойно ответила Аня.

   В этот момент Наталья Дмитриевна принесла Матвея, которого одевала наверху.

   - Да-да, - протянула Кристина, хищно глядя на Аню, берущую на руки сына. - Смотрю, ты умней меня оказалась и не избавилась от ребенка.

   Аня не стала говорить о том, что едва не совершила подобной ошибки. Просто холодно посмотрела на женщину, прижимая к себе копошащийся сверток. Она заметила, как скривилась бывшая жена Руслана, глядя на малыша. И матери безумно не понравился этот взгляд.

   - И как, не жалеешь о том, что оставила это? - кивая головой на Матвея, спросила презрительно Кристина.

   - Матвей мой сын, а не "ЭТО", - холодно и жестко ответила девушка, крепче сжимая ребенка. - Зачем ты пришла?

   - Обсудить кое-что с бывшим муженьком, - хмыкнула женщина.

   - Его нет дома. Говори - я передам, - хмуро сказала Аня, желавшая как можно скорей избавиться от присутствия Кристины.

   - Он перестал мне платить отступные, - нагло сказала гостья, усаживаясь на диван и оглядывая остановку дома. - Я смотрю, Руслан хорошо постарался, свивая тебе гнездышко!?

   Голос молодой женщины был пропитан ядом и завистью.

   - Насколько я знаю, - начала Аня, не желая поддерживать "светскую" беседу, - срок, на который Руслан обязывался оплачивать твое существование, закончился.

   - Тогда я хотела бы обсудить его продление, - спокойно возразила Кристина. - Не буду же я бесплатно обслуживать Султанова. Хотя, - задумчиво протянула женщина, - за такого как он я готова платить сама.

   Аня сглотнула, сообразив, что сказала собеседница.

   - Что значит - обслуживать? - глухо спросила девушка, глядя на гостью с долей страха и шока.

   Рыжеволосая красавица откровенно рассмеялась, глядя на обескураженную Аню.

   - А то ты не знаешь!

   Аня не знала, что ответить.

   - Но как...

   - Легко, - хмыкнула Кристина. - Не думаешь же ты, - презрительно окинув ее взглядом с ног до головы, - что Руслан позариться на то, что представляешь собой ты? Ты и до родов то не блистала, а теперь...

   Женщина не знала, что задела самое больное. Не знала, как сильно обижала своими словами. Но ведь Аня и сама думала об этом. Вот только слышать это от соперницы было слишком унизительно.

   - Знаешь, не думаю, что то, что ты оставила ребенка, лучше того, что я от своего избавилась, - вставая с дивана и подходя к Ане, начала рассуждать Кристина, заглядывая в конверт и морща носик. - Итог один и тот же - в свое время я стала не нужна Султанову, а теперь и тебя постигла та же участь. За исключением того, что ты сохранила статус жены. И как? От этого легче?

   Улыбка женщины была пропитана язвительностью и превосходством.

   - Но в результате я еще и в выигрыше осталась, - довольно усмехнулась Кристина.

   Аня не знала, что сказать. Она уже однажды поверила тому, что наговорила ей эта женщина. И ни к чему хорошему это не привело. Так может она и сейчас пользуется положением, чтобы побольней ужалить ту, что заняла ее место?

   - Ты утверждаешь, что Руслан твой любовник? - стараясь взять себя в руки, спросила Аня.

   - Да.

   - А почему я должна тебе верить? Ты в прошлый раз сказала, что его жена, а оказалось, что нет. Так может, и сейчас лжешь?

   Кристина только улыбнулась, как показалось Ане - сочувственно.

   - Глупенькая дурочка. Зачем мне врать? Можно подумать, что этому мужчине не свойственно обманывать и изменять.

   Вот тут Кристина была права. Да, Руслану это было свойственно. Поэтому не верить словам этой женщины Аня не могла.

   - Ладно. Мне пора. Передавай мужу привет. И скажи, что я его жду.

   И Кристина ушла, оставляя за собой, как и в прошлый раз, пустоту и сомнения.

   Аня окончательно почувствовала себя разбитой и уставшей. Идти гулять уже не было ни сил, ни желания. Она попросила кухарку вынести сына на прогулку и пошла к себе.

   Она пыталась, всеми силами пыталась не плакать и не думать обо всем, что увидела и услышала сегодня. Все это время девушка предпочитала не встречаться с фактами измен мужа лицом к лицу. Но игнорировать подобное - журнал, приход его любовницы - было глупо. А что не было глупо? Ее любовь? Ее ревность? Казалось, что вся ее жизнь была одной сплошной глупостью.

   У Ани уже не было сил: сил ждать, просить, любить и не видеть взаимности. Она устала от пренебрежения, невнимания и нелюбви. Лишь один Матвей спасал ее от одиночества. Но его было так мало. Она хотела и любила Руслана. Ждала ответа на свои чувства. Вот только была уверена, что никогда не увидит его. Неужели она готова прожить вот так всю жизнь - рядом с ним и одновременно так далеко?!

   Да, готова! Уж лучше так, чем без него вообще.

   Но попытаться все изменить еще раз Аня все же решилась. Уже сегодня вечером она хотела поговорить с мужем и четко и ясно определить свое место в его жизни, чтобы дальше не испытывать ложной надежды. Если он скажет, что все будет как сейчас, то она просто примет это как должное. Да, будет тяжело и трудно. Но так она хотя бы перестанет строить иллюзии. А в другом случае все будет хорошо, на что девушка, честно признаться, уже не надеялась.


   Руслан вернулся домой очень поздно, поэтому удивился тому, что Аня ждала его в холе, расхаживая из угла в угол. Мало того, что она вообще его ждала, так еще и с явным нетерпением. Это раньше вот такое ее поведение было нормальным, но не сейчас. Поэтому он тут же напрягся.

   - Что случилось? - спросил мужчина, прерывая ее хождения по комнате.

   Аня чуть вздрогнула, испугавшись его тихого появления.

   - Почему ты думаешь, что что-то случилось? - останавливаясь перед ним, спросила девушка.

   Руслан сдвинул брови, заметив на лице Ани следы слез. Он невольно протянул руку и хотел коснуться ее, как резко остановил свой порыв.

   - Что? Противно? - язвительно спросила девушка, глядя на него с горечью.

   - Что? - не понял мужчина ее слов.

   Он еще больше нахмурился, замечая, что Аня зла, раздражена и напряжена. Он давно не видел столько эмоций сразу на ее личике и в глазах. Даже отвык от того, что она способна не только на грусть и испуг.

   - Прикасаться ко мне противно? - уточнила Аня.

   Мало того, что Руслан был обескуражен тем, что девушка решила с ним поговорить, так еще и не понимал сути этого разговора.

   - Что за бред? Объясни толком, что случилось, - раздраженно скидывая с плеч пальто, спросил мужчина, глядя на жену.

   Аня грустно усмехнулась.

   - А ты не понимаешь? Не видишь в чем дело?

   - Нет, - честно ответил Руслан, пожав плечами и стягивая галстук с шеи.

   - Сегодня сюда приходила Кристина.

   - И что она наговорила тебе в этот раз? - усаживаясь в кресло, недовольно спросил Руслан.

   - Она приходила за деньгами.

   - Срок выплат отступных закончился.

   - Она просила деньги за свои услуги, - объяснила Аня терпеливо, хотя внутри все негодовало от того, как спокойно Руслан говорил об этой женщине.

   - Какие услуги? - не понял мужчина, вопросительно глядя на девушку.

   - Тебе видней, - раздраженно ответила Аня, глядя на него гневно и даже презрительно.

   А Руслан, хоть убей, не понимал причину ее злости.

   - Когда ты перестанешь обращать внимание на бред, что она несет? Прошлый раз тебя ничему не научил? - стал раздражаться мужчина.

   Да, он хотел общаться со своей женой, хотел разговаривать. Но не на подобные темы, ни тем более в таком настроении.

   - А это тоже бред? - бросив ему на колени журнал, спросила Аня, стараясь держать себя в руках.

   Руслан хмуро посмотрел на девушку и взял в руки издание, переводя взгляд на обложку.

   - И что тебе не нравиться? - спросил он, как ни в чем не бывало, глядя на Аню.

   - Ты издеваешься надо мной?! - вскрикнула Аня, снова начиная плакать.

   А он с все большим удивлением смотрел на нее, не понимая абсолютно ничего. Доктор предупреждал его о том, что возможна послеродовая депрессия, плюс последствия случившегося весной. Но сейчас ему казалось, что даже это не объяснение тому, что происходит с Аней.

   Но неожиданно Руслан присмотрелся к тому, что было в глазах девушки. Боль. Опять. Но, черт, он же вел себя как ангел! Что могло случиться такого, что в ее глазах опять все то же самое!?

   Потом он снова бросил взгляд на фото в журнале и резко до него дошел смысл того, что происходит.

   - Ты ревнуешь!? - удивленно воскликнул Руслан, не скрывая шока.

   - Нет! Не ревную! Мне просто больно! - яростно стирая с лица слезы, кричала Аня.

   А Руслан... засмеялся. Весело и счастливо, сверкая глазами. Теперь уже она смотрела на него в недоумении.

   - Ты читала статью? - спросил Руслан, почему-то довольно глядя на Аню.

   Девушка нахмурилась. Мужчина хмыкнул и, встав на ноги, протянул ей журнал. За целый день, что она тискала его в руках, она ни разу не обратила внимания на подзаголовок статьи. И сейчас мысленно обзывала себя дурой.

   "Влиятельный бизнесмен Султанов Руслан стал самым крупным спонсором на благотворительном вечере, организованном супругой мэра Татьяной Власовой" - гласил заголовок под фотографией, где ее муж обнимал эту самую супругу мэра.

   - А Кристина? - вскидывая глаза и уже с надеждой глядя на мужа, тихо спросила девушка.

   - Что она рассказала? - устало вздохнул Руслан.

   - Что ты спишь с ней.

   - И ты поверила?

  - А почему нет? - горько спросила Аня.

   Мужчине оставалось лишь поджать губы. Да, в этом плане он не был тем, кому можно было доверять, и сам это знал.

   - Я не спал ни с одной женщиной с той самой ночи, когда нашел тебя на полу в луже крови у себя в кабинете, - признался Руслан, подходя к бару и наливая себе выпить.

   Он не смотрел на Аню, когда говорил. Его взгляд был устремлен в те воспоминания, еще такие болезненные и горькие. А голос пропитан такой болью и тоской, какие трудно представить.

   - Я когда увидел тебя тогда, думал, что опоздал. Ты лежала на полу, бледная, вся в крови и синяках. Кожа была холодной, ты едва дышала. И я решил, что ты мертва. Я смотрел и не понимал, почему так больно. Смотрел и не верил в то, что вижу. Что не уберег, не защитил. Я кричал, долго и громко. Я плакал! - горько усмехнулся мужчина, все так же опустив голову и глядя в барную стойку. - Уже второй раз ты заставляла меня проливать слезы, на которые у меня никогда не находилось времени и слабости. А ты стала этой слабостью. Слабостью, которой я страшился и избегал. И мне это не нравилось никогда. Но когда я увидел тебя "мертвой", я готов был принять что угодно, лишь ты была жива. Только тогда я понял, как сильно люблю. Когда думал, что потерял навсегда.

   Аня слушала, не в силах сдержать слез от того, с какими чувствами и болью в голосе рассказывал все это Руслан, как была напряжена его спина. Слушала и плакала, то ли от сочувствия, то ли от счастья.

   - Я проклинал себя за то, что оставил тебя тогда. Проклинал свою похоть за то, что она толкнула меня в чужую кровать, тогда как ты находилась в руках этих скотов, - горечь из голоса мужчины исчезла, сменяясь злобой и яростью. - Я нашел их в ту же ночь. Нашел и собственными руками казнил. Они мучились так, как никто и никогда. Я постарался. Но это не отменяло того, что я был виноват больше них.

   Руслан повернулся и посмотрел, наконец, на безмолвно плачущую Аню.

   - Когда я пришел к тебе, а ты прогнала меня, я поклялся, что больше никогда не дам тебе повода сделать это еще раз. Я отпустил тебя, позволив уехать за границу. Надеялся, что ты придешь в себя, и мы сможем начать все сначала. Но когда спустя время ты вернулась домой, все осталось по-прежнему. Ты боялась меня, вздрагивала каждый раз, стоило мне коснуться тебя. Не разговаривала, отворачивалась и избегала. Я пробовал достучаться, был осторожным. Но все осталось как прежде. Тогда я просто загрузил себя работой. Чтобы не докучать тебе, чтобы не мучить себя. Не было других женщин. Ни разу с той самой ночи.

   Аня верила. Правда верила. Он смотрел ей в глаза и говорил правду, ту которую она так ждала и просила. Видела в серых омутах то самое чувство, которое уже отчаялась когда-либо увидеть. Он страдал. Пусть не так, как она, по-другому, но так же сильно. А она не замечала. Как и он не замечал того, что страдает она. Они смотрели друг на друга и просто видели то, что привыкли видеть. Она - отчужденность, холодность и невнимание. Он - страх и отвращение. И никто не видел того, что было на поверхности. А ведь достаточно было просто открыть глаза и внимательно вглядеться в лица друг друга.

   Они стояли и смотрели друг на друга, взглядами показывая свои души. По щекам девушки текли слезы, а в глазах мужчины стояла тоска.

   - Неужели ты не видел того, что я изменилась? Что пришла в себя? - с обидой в голосе спросила девушка.

   - Не видел. Потому что почти не смотрел - боялся, что снова увижу страх и отвращение к себе. Поэтому избегал тебя. Я уделял так много времени Матвею по большей части лишь для того, что только так мог быть рядом с тобой. Украдкой поглядывать на тебя, чтобы ты не замечала, - невесело усмехнулся Руслан.

   - Я думала, что ты избегаешь меня из-за того, что тебе надоело все это. Что я стала противна тебе, - говорила Аня, затаив дыхание в ожидании ответа.

   - Я избегал тебя только по тем причинам, что назвал. Ну и еще... - несколько замялся мужчина, отводя взгляд.

   - Что? - глухо спросила девушка, боясь услышать все-таки подтверждение своих слов и размышлений.

   - Потому что хотел, - ответил мужчина, поднимая взгляд и показывая Ане, что именно.

   Девушка даже задохнулась от того, что увидела. Огонь - яркий, сжигающий и сильный. ТАК он не смотрел на нее никогда!

   - Я наблюдал, как ты спускаешь с плеч халат, чтобы покормить Матвея, а в голове тут же возникали картинки того, как я сам буду делать это, чтобы так же как сын прижаться губами к твоей груди. Ты стала такой красивой после родов. Материнство украсило тебя так, как ничто другое не смогло бы. И это сводило меня с ума! Я смотрел и понимал, что не могу прикоснуться, заявить свои права.

   Аня слушала, а видя пламя желания, что все сильнее разгоралось в любимых глазах, понимала, как сильно ошибалась. Она-то действительно была уверена, что он избегает ее потому, что больше не интересуется ею как женщиной. А оказалось все наоборот. И это понимание окончательно затопило девушку счастьем и радостью. Больше ей ничего не нужно было. У нее все есть - любовь и желание мужа, здоровый сын и уверенность в том, что теперь все действительно будет хорошо.

   - Я приходил к тебе по ночам, - продолжал говорить Руслан, нежно глядя на нее и делая легкий шаг вперед. - Становился у кровати и несколько минут смотрел, впитывая в себя твой образ.

   Мужчина подошел к девушке и осторожно, почти невесомо коснулся костяшками пальцев ее щеки. Было чуднО видеть, что она не отшатывается и не вздрагивает от этого. Наоборот - прикрыла глаза и подалась навстречу его руке.

   - Ты так и осталась той девочкой, что свела меня с ума, танцуя на сцене. Я хотел тебя все так же сильно. Смотрел все так же жадно. И руки чесались от желания касаться и ласкать тебя. Но я сам себе поставил условие "без рук", как когда-то это сделала ты. И я только смотрел. Но тогда мне было легче. Тогда я еще не знал, как страстно ты отвечаешь на мои поцелуи, как млеешь под моими руками, как сладко стонешь, как громко кричишь и просишь "еще".

   От того, каким хриплым был голос Руслана, Аня невольно покрылась мурашками предвкушения. Его пальцы касались ее лица, а дыхание было так близко! Она даже боялась открыть глаза, чтобы не сгореть в том пламени, что наверняка сияет в его собственных. Все тело томилось по тому, о чем говорил мужчина. Дыхание сбивалось, и было все трудней выталкивать из легких воздух.

   - Тогда я смотрел и лишь представлял себе, как это будет. А сейчас, кода познал все это, но не имел права просить, а тем более требовать, я просто сходил с ума. Я почти не спал, чтобы не видеть тебя в эротических снах. Старался не смотреть в твою сторону, чтобы не выдать своим взглядом одолевающих меня желаний. И уж тем более я стал убегать, когда ты брала на руки сына и прикладывала к груди. Но я никогда, ни разу за все это время не был с другой. Я хотел только тебя.

   - А сейчас? - тихо спросила Аня, распахивая глаза и показывая ему собственное желание.

   - Ты даже не представляешь как, - хрипло прошептал Руслан.

   - Покажи.

   Черт, как же это было сладко стиснуть в руках любимую женщину и жадно прижаться к ее губам! Так долгожданно и так томительно, так страстно и так безумно нежно! Хотелось показать ей всю силу своей любви. Но он так долго был лишен физического контакта, что просто не мог сделать этого именно сейчас, в эту минуту. Силы воли хватало лишь на то, чтобы не порвать, а более или менее аккуратно снять с нее одежду. Не было долгих прелюдий и сносящих мозг ласк. Были только дикость, желание, сила и решительность. Они даже до дивана не дошли, опустившись на толстый ковер прямо там, где стояли. Сильными руками Руслан стискивал тело жены под собой, жадно и грубо лаская ее рот. Он убедился в том, что Аня хочет его и без дальнейших промедлений заполнил ее собой. Двойной громкий стон разнесся по комнате. Им обоим хватило лишь нескольких резких движений, чтобы дойти до грани и вместе шагнуть к ее краю.

   Руслан так и не выпустил Аню из объятий, беспрерывно касаясь ее тела и кожи, заново вспоминая любимые очертания и изгибы. Его лицо было в ее волосах, вдыхая их запах так близко и перебирая их пальцами.

   - Прости, что так быстро, - прошептал мужчина через несколько минут. - Я не смог дольше.

   Аня только довольно улыбнулась в ответ, приникая к его груди.

   - Еще вся ночь впереди, - прошептала девушка, целуя его колючий подбородок и глядя на него сверкающими глазами.

   - Нет. Еще вся жизнь впереди, - поправил ее Руслан, нежно улыбаясь. - Я так сильно люблю тебя.

   Девушка подалась вперед, прижимаясь губами к его рту, чтобы вдохнуть в себя эти слова и сохранить навсегда в своем дыхании, в своем крови и сердце.

   - Я люблю тебя, - тихонько прошептала Аня, оторвавшись от его губ.

   - Люби меня, - просил мужчина, обхватив ладонями ее лицо и заглядывая ей в глаза. - Люби всегда. Без этого я не смогу больше жить. А я буду любить тебя.

   - Всегда?

   - Еще дольше, - прошептал ей в губы Руслан, приникая к ним и вливая в поцелуй все свои чувства.


   Конец!

  

   (Продолжение следует...)



home | my bookshelf | | Кукла (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 60
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу