Book: Земной круг



Земной круг

Марков Сергей Николаевич

Земной круг

Посвящаю моей жене Галине Петровне Марковой

Земной круг

Книга о землепроходцах и мореходах

Земной круг

Предисловие

Сергей Николаевич Марков написал новую книгу, в которой рассказывается о нашей Родине, о Средней Азии, о Сибири, о Дальнем Востоке, книгу о героическом прошлом русского народа, о землепроходцах глубокой древности и международных связях русского народа, о географических открытиях русских, совершенных на обширнейших территориях Европы и Азии в средние века.

С. Н. Марков — писатель и ученый. Широк круг его интересов, но история географических открытий — любимое научное занятие автора. В художественном изложении в книгах С. Н. Маркова воспеваются подвиги выдающихся русских географов, моряков, исследователей природы. Он написал книги о Н. М. Пржевальском, Н. Н. Миклухо-Маклае, Л. А. Загоскине. Роман «Юконский ворон», в котором все чисто, цельно и правдиво, выдержал несколько изданий, переведен на румынский, чешский, польский и другие языки. Его издания достигли уже полумиллионного тиража.

Тематика северо-востока Азии и русских исследований в Аляске продолжена в «Подвиге Семена Дежнева» и в «Летописи Аляски». В недавно вышедшей книге «Идущие к вершинам» С. Н. Марков рассказал не только о жизни и деятельности исследователя Средней Азии Чокана Валиханова. В повести подробно и правдиво говорится об исследовании Тянь-Шаня в XIX столетии русскими путешественниками, в особенности П. П. Семеновым-Тян-Шанским. В ней освещаются взгляды географов, и в частности Гумбольдта и Риттера, на проблемы географического изучения Центральной Азии, много места уделяется воззрениям средневековых географов на горные системы Тянь-Шаня, Алтая, Памира.

Новая книга С. Н. Маркова «Земной круг» — это монументальное научно-художественное историко-географическое повествование, умная, хорошая, во всех отношениях полезная книга. Основная линия повествования — эволюция представлений о географической изученности Сибири и Дальнего Востока, великие дела русских людей на крайнем северо-востоке Азии — раскрыта автором правдиво и художественно, на большой научной основе. Автор использовал огромное число архивных материалов. Поэтому в книге много историко-географических открытий, смелых научных предположений, которые помогут ученым продолжить поиски в указанных направлениях.

С. Н. Марков неопровержимо доказал, что легендарный Родион Ослябя уцелел после Куликовской битвы (1380). Автор прослеживает его дальнейшую жизнь. Пожалуй, впервые читатель имеет возможность полно познакомиться с Мамаем, узнать подробности о русском полку в Ханбалыке (Пекине), выслушать чудесную историю Каталонской карты, с интересом прочитать о предках поэтов Тютчева и Блока. Много любопытных вещей, интересных сведений в книге С. Н. Маркова.

Этих сведений настолько много, что подчас бывает трудно следить за обилием фактов, трудно держать в уме единую линию книги, улавливать взаимосвязь явлений, событий, фактов. Только в конце чтения начинаешь понимать всю грандиозность собранного С. Н. Марковым материала.

Некоторые взгляды автора можно оспаривать. Но это не умаляет больших достоинств книги, несмотря на то, что в ней относительно мало упоминаний о последних исследованиях советских ученых.

Но, с другой стороны, автора можно понять: книга писалась несколько лет, и уследить все эти годы за всей выпускаемой литературой очень трудно.

Книга С. Н. Маркова — это кладезь географических знаний о Сибири, Средней Азии и Дальнем Востоке, кладезь смелых научных предположений, интересных, заманчивых, увлекательных. Книга написана так, что для любого читателя она окажется полезной, каждому даст много нового: начавшему изучение истории географических исследований — хорошую, подробную картину этой истории, а специалисту — новые материалы, архивные находки и, наконец, догадки автора.

Академик Д. И. ЩЕРБАКОВ

I. СКИФСКОЕ ВРЕМЯ


Земной круг

Пантикапейские монеты

Земной круг

Однажды в пору цветения космей Клондайка, в мой сад вошел неизвестный человек в морском кителе, с золотыми нашивками на рукавах.

Он молча достал из кармана большой бумажник и вынул из него один за другим пакетики, каждый размером не более спичечного коробка.

У меня мелькнула мысль: уж не принес ли он мне в подарок редкие цветочные семена?

Но на широкой ладони незнакомца появилась монета.

Гость назвал себя, и я быстро вспомнил о полученных недавно письмах с Камчатки, великолепно отпечатанных на пишущей машинке «Олимпия». В них содержались новости по изучению края, в частности о находке следов экспедиции Беринга.

Камчатский ихтиолог К. И. Панин увлекался собиранием монет, бумажных денежных знаков и прочих предметов нумизматики. Однажды ему удалось найти «деньги» Российско-Американской компании, ходившие в XIX веке на Аляске. Тогда он и обратился ко мне с первым письмом, просил совета при определении пергаментных «марок» Русской Америки.

Потом К. И. Панин писал мне, что на Камчатке наступило полное затишье, ценных находок давно не было. Только однажды кто-то принес позеленевший медный кружок с изображением трех огнедышащих гор, но он оказался всего-навсего расплющенной пуговицей с гербом Камчатской области.

Но вот последовала совершенно удивительная находка.

На среднем течении реки Камчатки, в двухстах километрах от устья, есть примечательное озеро Ушки. Говорили, что оно не замерзает и поэтому считается прибежищем зимующих лебедей-кликунов. Увлекшись, мой собеседник стал уверять, что Ушки с древнейших времен было местом стоянки и зимовки кораблей, приплывавших туда из дальних стран. Правда, он еще не решался прямо и безоговорочно связать теплое камчатское озеро с Боспором Киммерийским и Пантикапеем.

И надо же было рыбоводу О. И. Орехову рассмотреть в каменной осыпи одного из мысов озера Ушки сначала один медный кружок, а вслед за ним еще три монеты!

Орехов передал их К. И. Панину, одержимому искателю древностей. Камчатский нумизмат, несмотря на весь свой богатый опыт, не смог самостоятельно определить ореховские находки. Собиратель составил научное описание ушкинских монет, сделал с них оттиски при помощи карандашного графита.

«Монета № 1 (круг диаметром 16 миллиметров) имеет на одной стороне изображение лука с натянутой тетивой, стрелы и трех букв: две — „А“ и „К“ — не вызывают никаких сомнений, третья похожа на русское „П“, но с удлиненным первым вертикальным штрихом.

Все изображения рельефные, на плоском фоне. Оборотная сторона имеет выпуклый рисунок, не поддающийся расшифровке…»

Да, действительно, все было именно так: и натянутый лук, и стрела, обращенная вправо, как бы к востоку, с хорошо обозначенным острием, и три буквы под стрелою.

Чтобы больше не томить меня, Панин сослался на заключение известного ученого-нумизмата из ленинградского Эрмитажа: сам И. Г. Спасский сказал, что «монета № 1» была чеканена в Пантикапее, в третьем веке до нашей эры! Следовательно, на ладони Панина лежала современница Ганнибала и Архимеда.

Древнегреческий город Пантикапей, как известно, был основан там, где сейчас находится Керчь, на берегу пролива, который назывался Боспором Киммерийским.

Старинные географы и писатели нередко проводили по Боспору границу между Европой и Азией.

Я вспомнил, что доводилось мне читать о Пантикапее.

Там любили изображать на монетах грифона, а внизу него хлебный колос или осетра. На рисунке же монеты из ушкинского клада — скифский лук и в придачу к нему двуперая стрела.

Вторая пантикапейская монета, как утверждает И. Г. Спасский, была выбита в 17 году нашей эры, когда Пантикапей превратился в столицу Боспорского царства.

На медном кружке ее было изображение царя Рискупорида Первого; на обратной стороне монеты намечался профиль римского императора, всего вернее Тиберия, правившего в 14–37 годах нашей эры.

Позже я узнал, что боспорские цари носили титул «Друг цезарей и друг римлян» и на своих монетах чеканили изображения императоров Рима.

Две другие монеты были восточного происхождения. На одной из них («монета № 2») различались арабские буквы, похожие на крючки или серпы, по левому краю монеты лепились один к другому выпуклые кружочки или зернышки, напоминавшие колос без усиков.

Это был пул, составлявший 1/32 серебряной теньги, чеканенный в Хорезме. Даты изготовления монеты И. Г. Спасский установить не смог.

Последняя монета была сильно расплющена и стерта. На ней с трудом можно было рассмотреть остатки арабской надписи. Эту монету К. И. Панин связывал тоже с Хорезмом.

Я ничего не мог ответить собирателю. Ведь есть же на свете еще неразгаданные вещи.

Попробуйте решить, когда и какими путями древние монеты с берегов Черного моря и из Средней Азии попали в самую глубину Камчатского полуострова!

К. И. Панин простился со мной, взяв с меня слово, что я при первой возможности помогу ему в решении загадки клада на озере Ушки.

Я пошел в издательство Главного управления Северного морского пути, к М. Б. Черненко, показал ему описание ушкинских монет и оттиски с них. Вскоре появилась моя статья «Находка древних монет на Камчатке»; она была сопровождена рисунками — монеты со скифским луком и хорезмского пула с одиннадцатью «зернышками», расположенными вдоль его левого края [1] .

Через какое-то время мне позвонили и посоветовали посмотреть последний номер газеты на французском языке, издающейся в Москве. Оказалось, что эта газета перепечатала мое сообщение об ореховской находке.

Постепенно история ушкинских монет стала достоянием научной литературы.

В 1950 году вышла книга А. В. Ефимова, члена-корреспондента Академии наук СССР, — «Из истории великих русских географических открытий в Северном Ледовитом и Тихом океанах». Ссылаясь на «Летопись Севера», А. В. Ефимов подробно рассказал о кладе озера Ушки. Этим примером он подкреплял свои мысли о возможных древних связях Америки с окраиной Азии и, в свою очередь, о сношениях Камчатки с внешним миром.

Через четыре года был издан большой труд Н. Н. Зубова «Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов». Н. Н. Зубов, упоминая о кладах, содержащих древние иранские и арабские монеты, рассказывает об ореховской находке на Камчатке, придерживаясь моего описания в «Летописи Севера».

Я заложил нужные страницы книг А. В. Ефимова и Н. Н. Зубова. Кто знает, может быть, настанет время, когда тайна ушкинского клада будет раскрыта и историки назовут имя нового Аристея, проникшего так далеко на северо-восток от берегов лазоревого Понта.

История с пантикапейскими монетами на Камчатке заставила меня сделать первый шаг к изучению отношений Сибири и Дальнего Востока с античным миром.

Я узнал об Аристее, о сторожащих золото грифах, о замечательных находках в Пазырыкских курганах Алтая и могиле хуннского вождя Учжулю-шаньюя.

Все эти свидетельства, по существу своему, представляют раннюю историю Сибири, в те времена ни разу не названной этим именем.

С этого я и начинаю свой «Земной круг».



Путь Аристея

В те годы, когда я увидел панинские монеты, мне еще не была доступна книга Рихарда Хеннига «Неведомые земли». Русский перевод первого ее тома вышел лишь в 1961 году. Теперь, заглянув в труд Хеннига, я узнал о том, как современная историческая география устанавливает границы эллинского влияния на Северо-Востоке.

Рихард Хенниг, приводя отрывки из Аристея, Эсхила, Геродота, Страбона, Плиния, утверждает, что еще около шестого века до нашей эры некто, кого древние авторы привыкли называть Аристеем, «сумел перебраться через Урал и проникнуть в Западную Сибирь».

Аристей из Проконнеса, отправившись с берегов Понта, достиг страны длинноволосых исседонов. Рихард Хенниг говорит, что эту страну надо искать на берегах реки Исети — притоке Тобола.

Черное море — устье Дона — перешеек между Доном и Волгой — Кама — Уральские горы — Исеть… Таков был путь Аристея — «стихотворца, бывшего во время Креза, короля лидиского, и Кира Великого Персидского», как называет этого древнего странника Василий Татищев.

Решая загадку местонахождения исседонов, Хенниг изучал и русские источники, например труд академика К. М. Бэра «О древних уральских дорогах во Внутреннюю Азию» (1873), но обошел молчанием такую выдающуюся книгу, как «История Российская» Василия Татищева, немало писавшего об исседонах.

Находясь одно время в «стране исседонов», Василий Татищев прилежно изучал Геродота, Птолемея, Плиния, делал извлечения из их творений, ставя перед собою цель отыскать зерно истины, отождествить древние названия стран и народов с современными.

Так «иперборейские скифы» Геродота и Плиния, по мнению Василия Татищева, обитали на берегах Тобола, Иртыша и Оби.

Начав отыскивать сведения об исседонах, аримаспах и гипербореях, я погрузился в мир загадок и противоречий. Откуда об исседонах узнал еще примерно в 670 году до нашей эры величайший лирик древности Алкман, бывший спартанский раб? Ведь в то время и в помине не было эллинского города Ольвии при устье Буга, не говоря уже о Пантикапее и Танаисе. Древние греки тогда еще не были приближены к просторам Скифии.

Спартанский лирик Алкман мог пользоваться лишь изустной вестью о длинноволосых исседонах, потому что поэмы Аристея еще не существовало в природе.

Исседоны были известны великому географу Гекатею Милетскому. Он первым из ученых древнего мира сообщил о далекой Индии. Соображаясь с аристеевским временем, в котором жил Гекатей (546–480 гг. до нашей эры), можно предположить, что он уже знал о существовании поэмы «Аримаспея».

Об аримаспах, соседях исседонов, писал Эсхил, создатель «Прикованного Прометея». Эсхилова трагедия была создана около 475 года до нашей эры, когда Геродоту было от роду всего девять лет.

Исследователи полагают, что на Эсхила уже прямым образом повлияла созданная лет за пятьдесят до этого поэма, приписываемая Аристею Проконнесскому.

Эсхиловский Прометей указывал путь для бегства Ио — той самой Ио, возлюбленной Зевса, превращенной по мифу в корову ревнивой и мстительной Герой. Спасаясь от преследования, Ио бежала через области, где грифы стерегли золото, а одноглазые аримаспы проносились на бешеных конях по диким просторам Азии.

По воле Эсхила беглянка Ио переплывала Боспор Киммерийский, видела скифов у Меотийского озера, пробегала по земле амазонок, может быть оставляя слева от себя Каспийское море, — все для того, чтобы достичь истоков Нила и спасительной страны эфиопов!

Геродот, прослышавший о существовании поэмы Аристея из Проконнеса, пришел к познанию «Аримаспеи» сложным путем.

Как известно, Геродот сам побывал на Понте. И вот в те годы, когда он прислонил свой страннический посох к стенам Ольвии, ему стала известна одна старинная периэгеса, содержащая описание дороги «из Причерноморья в Закаспийские страны».

Историк Л. А. Ельницкий в книге «Знания древних о северных странах» (1961) говорит, что эта периэгеса не дошла до нас. Но в свое время она успела повлиять на поэму «Аримаспея» Аристея из Проконнеса, чудесного скитальца, волшебника и поэта.

Периэгеса обогатила Геродота сведениями о племенах, обитающих к северу от Каспийского моря. Из нее Геродот узнал об иирках(впоследствии в них видели угров, упомянутых в «Начальной летописи» — первой истории Руси).

Только после знакомства с периэгесой Геродот, пребывая у врат Скифии, открыл поэму о гипербореях и исседонах. Он и ввел в научный оборот сведения, приписываемые Аристею из Проконнеса.

Вслед за Геродотом о дальних странах на востоке писал Дамаст Сигейский. Его имя увековечено в географическом словаре Стефана Византийского.

Дамаст трудился над переработкой ионийской карты мира. О нем мне больше, ничего не удалось узнать. Вот что писал Дамаст Сигейский:

«Выше Скифов живут исседоны, еще выше этих — аримаспы, за аримаспами находятся Рипейские горы, с которых дует Борей и никогда не сходит снег, а за этими горами живут Гипербореи до другого моря…» [2]

Я нарочно написал последние слова в разрядку, ибо в них скрыт чрезвычайный смысл. Дамаст Сигейский утверждал поистине ошеломительную истину: существует другое море, граничащее с местопребыванием гипербореев.

На что указывает Дамаст? Возможно, он говорит о продолжении Ледовитого океана к востоку или даже имеет в виду Тихий океан?

Приблизительно в 150 году до нашей эры было написано знаменитое «Географическое руководство» Клавдия Птолемея.

В нем исседоны Аристея и Геродота вдруг неожиданно переместились из Западной Сибири в теперешний Восточный Туркестан. Птолемей поселил свой «великий народ исседонов» в области, лежащей к югу от реки Тарим. Более того, александрийский географ твердо уверовал в существование двух городов — Исседона Скифского и Исседона Се́рского. Первый из них находился, возможно, на месте современного города Куча, второй надо отыскивать в области Хотапа. Так, по крайней мере, предполагал известный ориенталист Василий Григорьев.

Свидетельство Птолемея вначале обескуражило меня. Могли ли древние греет досягать Кашгара? — подумал я. Почему свидетельство Птолемея противоречит данным Геродота? Чем объяснить, что Птолемей, рассказывая об исседонах, совершенно умалчивает о легендарных аримаспах, соседствовавших с исседонами? К тому же Василий Григорьев, комментатор Птолемея, подчеркивал, что Птолемеевы исседоны «не имеют ничего общего с исседонами Геродота». А между тем Клавдий Птолемей имел под руками весьма надежные источники того времени в виде дорожников, составленных бывалыми купцами, проникавшими далеко на восток. И Василий Григорьев был вынужден сделать оговорку, что у Птолемея, несомненно, были какие-то основания для того, чтобы поместить исседонов в Восточном Туркестане, а не в Западной Сибири. Но Григорьев оставил вопрос открытым, так как не смог найти определенного источника, которым пользовался Птолемей, когда указывал на места расселения исседонов. А места эти находились, как писал Птолемей, за Имавом, то есть за высоким горным хребтом Азии. Некоторые ученые видят в северной части Имава Алтайские горы или же Тянь-Шань. Итак, Птолемей поселил исседонов не за Уральским хребтом, а за Алтаем и Небесными горами!

После Птолемея я перешел к замечательным свидетельствам Кая Плиния Секунда, творца «Естественной истории». Я даже выписал из книги седьмой Плиния следующий отрывок:

«…Недалеко от места возникновения Аквилона и так называемой его пещеры, называемой Гекмитрон (то есть „земная дверь“ или „земной запор“), обитают уже упомянутые аримаспы, отличающиеся одним глазом по средине лба; они будто бы постоянно воюют из-за рудников с грифами, которых предание представляет в виде крылатых зверей, выкапывающих в подземных шахтах золото, причем и звери с удивительной алчностью берегут золото и аримаспы похищают; об этом писали многие, а особенно знаменитые Геродот и Аристей Проконнесский…»

Так писал Плиний Секунд [3] . Его исседоны обитали в Джунгарии, Восточном Туркестане и даже Тибете.

Древние писатели уверяли, что одноглазые аримаспы были всегда соседями исседонов. Значит, Земная Дверь, указанная Плинием, находилась неподалеку от мест обитания этих народов. В том случае, если они действительно жили в Джунгарии и Кашгарии, Гекмитрон, или Земную Дверь, можно отождествить с Джунгарскими воротами. Там сквозь каменную горловину прорывается страшный по своей силе ветер, поднимающий с земли мелкий щебень и повергающий наземь караваны. Неистовый вихрь Джунгарских ворот мог быть уподоблен Плинием Аквилону.

Свидетельство Плиния заставляет предположить, что до него каким-то образом дошли вести о гранитных твердынях Джунгарского Алатау, стороживших самую удобную дорогу, ведущую из стран западного мира в Китай. «Аримаспея» была создана, как известно, в VI веке до нашей эры, Плиний жил в 23–79 годах нашей эры. Ко временам Плиния многое в Азии переменилось, а античная наука первого столетия получила новые сведения от еще неведомых нам скитальцев с Запада, продолживших путь Аристея.

Рихард Хенниг убежден, что Аристей проник в Западную Сибирь и там повстречался с длинноволосыми исседонами — где-то сразу за Уральскими горами.

Пока я писал эту главу, мне удалось отыскать новые, неизвестные Хеннигу сведения, касающиеся уже не Зауралья, а Алтая, как места находки древних монет, в том числе и одной боспорской.

Лет тридцать назад я сам проезжал через Усть-Чарышскую пристань, что к югу от Барнаула, где в Обь вливается ее левый приток Чарыш. Я узнал, что Чарыш славится курганами и пещерами со следами жизни древних людей, местами добычи чудесной коргонской яшмы. Река, текущая со склонов Коргонских белков, местами течет меж порфировых и яшмовых берегов.

Но я не мог тогда знать, что усть-чарышский крестьянин Копаницын сделал замечательное открытие. На приречных песках, где-то возле сельского кладбища, он нашел несколько монет. Одна из них была выбита в 111–105 годах до нашей эры, вторая — в 324 году нашей эры, третья — в VI веке, четвертая была отнесена к X столетию нашей эры. Находка Копаницына попала в Бийский музей, а затем стала известна археологам С. Киселеву и А. Зографу. Из их печатных сообщений я узнал, что Копаницыну посчастливилось найти монету, выбитую в 324 году нашей эры в Боспоре, при последнем царе из династии Рискупоридов [4] .

Известный археолог М. П. Грязнов, исследователь древних погребений Алтая и Казахстана, узнав о находке Копаницына, поспешил на Усть-Чарышскую пристань. Грязнов опросил население, осмотрел приобские пески, собрал сведения о прошлом этой местности. Многие обстоятельства показались ему загадочными.

Тем не менее главного отрицать было невозможно: на Алтае в 1923 году были найдены античные монеты, Боспор, пусть даже не без участия каких-либо посредников, так или иначе вошел в соприкосновение с берегами далекой Оби!

Если мы пойдем в сторону Гекмитрона — Земной Двери, описанной Плинием, то знаки Боспора обнаружатся «в северной части Западного Тянь-Шаня», как говорит об этом известный востоковед Поль Пелльо. Его труд, изданный в 1933 году, оказался недоступным мне, но свидетельство Пелльо я нашел у Хеннига, во втором томе книги «Неведомые земли». Там черным по белому написано, что в Западном Тянь-Шане были найдены монеты, выбитые в Боспоре в 400 году до нашей эры, то есть всего через двадцать пять лет после смерти Геродота. Вот куда шагнули продолжатели скитаний Аристея Проконнесского!

Эллинов мог овеять пронзительный ветер «юйбэ» или Плиниев Аквилон, вырывавшийся из гранитной Земной Двери: неподалеку от Джунгарских ворот были найдены шестнадцать пантикапейских монет. Об этих находках сообщил немецкий ученый E. Dichl в 1923 году.

Пантикапейские клады лежали неподалеку от озера Сайрам-нор. К северу от Сайрам-нора встает хребет Борохоро, устремивший свои отроги в сторону озера. Там же простирается долина Бороталы; поперек ее проходит дорога из Кульджи в Чугучак. Путь этот, южнее Сайрам-нора, поднимается на Талкинский перевал. Все эти места находятся в Западном Китае.

Мимо юго-восточного побережья альпийского озера уходит на восток дорога, ведущая в Шихо и Урумчи. Короче говоря, Сайрам-нор находится в непосредственной близости от проходов из долины Или в Джунгарию, почти возле самых Джунгарских ворот. Если принять их за Плиниеву Земную Дверь, то этим будет облегчена задача поисков области, где жили исседоны во времена Плиния. Тогда исседонов можно узнать в усунях, о которых столько написано разными исследователями.

Усуни, выходцы из степей к западу от излучины Желтой реки, к 139 году до нашей эры уже обитали в Семиречье. В то время произошло одно примечательное событие, свидетельствующее о связях Средней Азии со странами далекого Запада.

В 101 году до нашей эры китайский полководец Ли Гуан-ли ходил войною на Давань (Ферганская долина). Он осадил даваньскую столицу Кушан, причем имел случай убедиться, что среди осажденных находились иноземные мастера, прибывшие туда из Дацини (так назывались китайцами тогда страны Запада — Рим и Эллада).

Проникновение эллинов или римлян в Фергану за сто лет до нашей эры было удостоверено китайскими историками. Так потомки Аристея впервые соприкоснулись с китайцами.

Но вернемся снова к усуням. В науке уже были попытки отождествить их с исседонами. Советский исследователь А. Н. Бернштам еще в 1941 году в своем «Археологическом очерке Северной Киргизии» утверждал, что исседоны составляли один из союзов сакских племен; усунь — лишь китайская транскрипция слова исседон.

Лет через шесть, возвратившись снова к этому вопросу, А. Н. Бернштам заявил, что исседоны или асии античных писателей в Китае назывались усунями, а у древних иранцев — кушанами. Историк вспоминал при этом и Аристея Проконнесского, замечая, что тот в рамках своего времени мог отождествить исседонов VI века до нашей эры с массагетами, то есть с теми же саками или азиатскими скифами. Собственно, об усунях еще не было упоминаний в китайских летописях. В те времена синеокие и золотобородые усуни уживались вместе с юэчжами в стране между западным изгибом Желтой реки и Кукунором: в еловых дебрях Наньшаня, на берегах Эдзин-гола пылали усуньские костры.

Только в 165 году до нашей эры усуньские орды после долгих скитаний осели на берегах Или, и Семиречье стало их второй родиной. Вскоре они смешались с народом юэчжи и саками, унаследовали некоторые обычаи своих предшественников в стране Семи рек. Поэтому стали закономерными те или иные приметы юэчжи и саков, перенесенные на усуней.

У саков, например, издревле был принят обычай украшать себя рогами. Об этом свидетельствует знаменитая героическая поэма «Махабхарата». В ней изображены «саки, тохары и канка, люди, заросшие волосами, с рогами, прикрепленными ко лбу». Как тут не вспомнить длинноволосых исседонов!

Как объяснить их одноглазость, о которой впервые поведал миру Аристей Проконнесский? Кстати, надо сделать оговорку, что Геродот, в отличие от Аристея, одноглазыми объявил аримаспов, и с тех пор античные писатели дружно последовали за Геродотом; в их представлении скифские циклопы связаны только с аримаспами. Страбон однажды разъяснял, что великий Гомер своих одноглазых «киклопов» мог заимствовать из преданий Скифии.

Но раз Аристей Проконнесский сообщил про исседонов, что «каждый из них имеет один глаз на прекрасном челе», то у нас нет никаких оснований отнимать у них эту, пусть сказочную, но присущую им особенность.

Объяснить одноглазость исседонов или аримаспов можно только путем изучения совершенно достоверных примет времени.

На моем столе, когда я пишу эту главу «Земного круга», которую, кстати сказать, мне все время приходилось расширять и дополнять по мере своих разысканий, лежит целая стопа выписок из различных источников.

Настораживает известие о том, что в иньский период истории Китая, лет за 1400 до нашей эры, изображения человеческих глаз были положены в основу узоров, украшавших различные изделия. Среди изделий могли быть и головные уборы. Может, здесь начало начал сказок об одноглазых людях Азиатской Скифии? Были же рога у саков и тохаров!.. А знаменитые зеркала из бронзы? Рассматривая бронзовые зеркала в музеях, я не раз замечал, что они имеют отверстия для привешивания. Почему же не допустить мысли, что их прикрепляли к головной ленте?

Из мглы веков встает во весь рост Дуа-Цохор, древнейший монгольский циклоп со сверкающим глазом во лбу. Видел он на расстояние трех дней конного пути. Это, пожалуй, намек на отражательные способности глаза Дуа-Цохора, прародителя Темучина.



Любопытно, что от одноглазого чудища, вернее, от племянника его, пошел род сероглазых людей — борджиген. Родиной борджиген считается Онон, а вот где обитал их одноглазый пращур — никто не знает. Мы вправе предполагать, что сказка о его глазе связана с представлением о бронзовом зеркале или даже о зажигательном диске, собирающем солнечные лучи.

Надо думать, с какой тщательностью кочевые племена Азии хранили такие предметы. Вот уж действительно «глаз во лбу»!

В погребениях Восточного Казахстана нередко находили круглые пришивные бляхи с изображениями солнечных лучей.

В долине Абакана еще в прошлом столетии в древних могильниках тоже отыскивались золотые бляхи, лежавшие рядом с черепами погребенных.

«Один глаз на прелестном челе», как выражался Аристей Проконнесский, определенно имели так называемые ананьинцы, древние обитатели берегов Камы и Чусовой, имевшие связи со скифским миром. Они любили украшать свои секиры изображениями причудливых грифов, подобно исседонам изготовляли чаши из человеческих черепов. Если бы мог встать из гроба римский географ Помпоний Мела, то, взглянув на предметы, добытые из ананьинских могил, он поклялся бы, что именно здесь жили одноглазые аримаспы! Ананьинцы, носившие на лбах круглые бронзовые бляхи с изображением солнечных лучей, любили украшать себя раковинами, принесенными с берегов Средиземного моря. Так устанавливается связь камских исседонов пли аримаспов с современниками Аристея Проконнесского.

Земной круг

Но возвратимся в область Земной Двери, к илийским и джунгарским исседонам и аримаспам, угаданных нами в саках и усунях.

Сколько преданий было у причерноморских эллинов о грифах, сторожащих золото! И в наши дни кружатся над кручами снежные грифы-кумаи, которым не страшен никакой Аквилон.

«Кумай — огромная хищная птица, упоминаемая и китайскими писателями», — сказал величайший знаток жизни горных орлов, путешественник Н. А. Северцов.

Эта птица, по-видимому, и есть живой прообраз удивительных и грозных чудовищ, стерегущих золотые недра Азии. Грифы древних находятся в вечной борьбе с одноглазыми аримаспами, мешают циклопам, и добытчикам золота приходится вырывать драгоценный металл прямо из страшных когтей крылатых зверей. Так говорили греческие предания.

Когда-то усуни, уткнувшись светлыми бородами в огненные очаги, следили за плавкой золота. Потом выковывали мерцающие пластины и чеканили на них изображения человека-птицы, восседающего верхом на горном баране, крылатого всадника, небесного тигра. Так они разукрасили Каргалинскую диадему.

Об этой диадеме я говорил с семиреченским историком Г. С. Мартыновым. Он дал мне свою рукопись о верненских древностях. К ней были приложены прекрасно выполненные снимки различных находок, в том числе знаменитого Большого Семиреченского алтаря. Рогатые саки и исседоны изобразили шествие тридцати крылатых собак, вышагивающих одна за другой по краям четырехугольной чаши. Вы спросите, какое отношение имеют эти псы к кумаям, самым древним снежным грифам мира, образовавшим свой отдельный вид еще в ледниковое время?

Когда-то давно я записал для памяти преданье о том, что гриф-кумай выводит из яиц щенят. Легенда эта сохранилась, как я слышал, у кара-киргизов Тянь-Шаня. Вскоре выяснилось, что и у казахов существует поверье о большой птице «Ит-ала-каз», высиживающей щенят, из которых вырастают гончие псы. В беседе со мной казахский писатель Зеин Шашкин подтвердил, что в сказаньях его народа до сих пор жива крылатая собака Кумай…

«Берегись остроклювых, безгласных псов Зевса, грифов и одноглазой конной рати аримаспов…» — так сказал Эсхил в своем «Прикованном Прометее», созданном около 475 года до нашей эры.

Разумеется, ни в Сицилии, ни в Афинах, ни в родном Элевсине он не мог встречаться с людьми, знавшими страну аримаспов и крылатых собак. Но, участвуя в битвах при Марафоне и под стенами Платеи, Эсхил видел смуглых людей в остроконечных шапках, с луками или сверкающими секирами в руках. Они отважно сражались на стороне персов. Это были саки-тиграхауда, обитавшие в Азии: Тянь-Шане, Семиречье, близ западных отрогов Алтая, на низовьях Чу и у берегов Балхаша. Там была родина снежных грифов и крылатых псов.

Историки и археологи проследили родословную греческого грифона, происшедшего от собаки-птицы. Но в самой Азии крылатых собак сменили грифы.

Изображениями грифов наполнены курганы и могильники Сибири.

Однажды судьба столкнула меня с одним из самых знаменитых охотников за азиатскими могильными грифами.

Сначала я подумал, что человек этот — не от мира сего. Он даже сыну своему дал имя в честь скифского вождя!

Новый знакомый, конечно, не подозревал, что в моих заметках к «Земному кругу» давным-давно лежат записи о том, что он родился в Березове, в 1902 году, и перечень его научных работ.

Многие из них мне приходилось просматривать, и все — из-за одноглазых аримаспов и исседонов!

Часть его трудов и сейчас стоит на моих книжных полках, а некоторые я выписывал на дом из Исторической библиотеки.

Его статьи в «Сибирской советской энциклопедии» были для меня драгоценным пособием. Я связывал его имя с образом каменных баб с кубками в руках, которые красовались на страницах этого словаря, ставшего теперь библиографической редкостью.

Охотник за грифами

Охотник за грифами оказался вполне земным, приветливым и спокойным человеком. В то время он завершил одну из своих экспедиций, и в часы досуга мы ходили с ним в горы Алатау, отыскивая семена и черенки растений, которые он намеревался переселить в свой сад, на Лесной, 20, в Петродворце.

Однажды в Алатау разразился нежданный снегопад. Деревья превратились в сияющие дворцы, цветы были погребены в сугробах. Когда вновь засветило солнце, пчелы стали отыскивать цветочные чаши. А над голубыми зубцами горных вершин закружились снежные грифы. Мне так хотелось, чтобы они попали в объектив фотоаппарата! Знаток золотых грифов делал снимки и в эти мгновения был похож на аримаспа. Его циклопий синеватый глаз искал вокруг неповторимые подробности.

Вскоре я узнал, что искатель золотых грифов выпустил замечательную книгу о своих открытиях [5] . Михаил Петрович Грязнов описывал сокровища Пазырыкских курганов.

Отыщите на карте Алтая лазоревое Телецкое озеро, может быть, знакомое вам по фильму кинохроники. С юга в сторону озерной чаши текут реки Чулышман и Башкаус. Между ними, как бы в треугольнике, находятся река Улаган и село того же названия. Всего в двух километрах от селения и стоит курган, сложенный из каменных обломков, — «Первый Пазырык», описанный М. П. Грязновым. (Впоследствии были изучены еще четыре кургана.) Одна за другой были раскрыты тайны Пазырыка. В погребальных срубах, наполненных вечной мерзлотой, лежали останки людей и тела гнедых и золотистых коней в богатой сбруе.

Древние обитатели Алтая украшали себя татуировкой. Вот как было разрисовано тело одного из них.

На правой ноге от колена до ступни красовалась длинная кругломордая рыба, а ниже ее хвоста — грифоновое чудовище.

Правая рука пазырыкца была испещрена изображениями рогатой кошки и оленей. Концы оленьих рогов заканчивались головами птиц. Грифы и грифоны!

Они были видны на ремнях уздечек, на покрышках седел и налобных масках «небесных» коней Пазырыка.

Вот борьба грифона с тигром. Крылья и голова сказочного зверя сделаны из кожи, покрытой золотом и серебром, разукрашены конским волосом, выкрашенным в кровавый цвет. Чудище, увенчанное рогами антилопы, схватило за горло золотого тигра.

Другая хищная птица поднимает на воздух… лося. А вот грифон терзает горного козла.

Навершие, искусно сделанное из рога и войлока, изображало голову оленя, зажатую в клюве грифона. На одной из седельных покрышек изображена борьба орлиного грифона с львиным грифоном, увенчанным рогами антилопы. Грифон орлиный проник сюда с далекого Запада, со стороны Эллады и Черного моря, а крылатый лев вышел или, лучше сказать, вылетел из древнеиранского мира. И вот они сошлись на земле Алтая и вступили в смертельную схватку друг с другом!

Читаю «Древнюю историю Южной Сибири» С. В. Киселева и нахожу в ней строки о происхождении пазырыкских грифов.

У них есть знаменательные особенности! Грифоны пазырыкских лиственничных гробниц имеют над глазами рог; на затылке и шее у них явственно виден гребень.

Эти приметы роднят алтайских чудовищ с грифонами Греции и Скифии. Самые древние грифоны были без рога, но в IV веке до нашей эры в Элладе появились их изображения вот с таким «пазырыкским» гребнем и загривком.

С. В. Киселев даже указывает на своеобразного предка гребневого грифона, не менее сказочное чудовище, — гиппокампа. Изображение его было найдено на одной из ваз, относившейся ко временам Перикла [6] .

Так протянулся незримый мост связей через Сибирь, Урал, Волгу, Дон, Черное море — к родине Аристея Проконнесского.

А вот еще свидетельство влияния Эллады на искусство Пазырыка. Через руки М. П. Грязнова прошла бляха с пазырыкской сбруи. На бляхе изображено человеческое лицо — пухлая, чувственная маска, окаймленная густой бородой, с завитками волос около висков. Это — Бес, бог веселья, покровитель рожениц, певцов и танцовщиц, широко известный в эллинистическом Египте и на Кипре. Изваяние его уже находили в Сибири, но оно принадлежало к образцам чисто египетского искусства. А вот Бес Пазырыкский был отмечен печатью древнегреческого мастерства. Автор «Древней истории Южной Сибири» считает, что на Алтай в свое время проникли художественные изделия мастеров Древней Греции. Они повлияли на местных художников, создавших своего Беса с азиатским разрезом глаз на плоском лице.

Древние греки в свое время уверяли, что грифы стерегли золото. В Пазырыке они сторожили его, но уже тогда, когда оно лежало в могильных курганах вместе с самими крылатыми чудовищами и телами их владельцев.

А при жизни пазырыкских воинов грифы помогали им в добыче золота.

Рослые люди, жившие на берегах Улагана, садились на кровных «небесных» скакунов, увенчанных масками в честь грифонов. Греческий лик бога Беса, мощные клювы полуптиц-полузверей сопровождали пазырыкских всадников во время набегов. Всадники врывались на прииски древних старателей и набивали седельные сумы драгоценной добычей.

Историки указывают места разработок золота в то время — в Калбинском хребте, в горах Восточного Казахстана, Кузнецкого Алатау, на Енисее и в верховьях Абакана.

«Пазырыкское время на Алтае представляется каким-то золотым веком, когда золото было доступно, в различных, правда, количествах, всем группам населения. Племена Алтая в то время могли бы послужить сюжетом для новой легенды о грифах, стерегущих золото», — пишет С. В. Киселев [7] .

Он говорит, что в течение трех последних столетий до нашей эры золото в огромных количествах шло с Алтая на Юго-Запад. Сначала оно попадало в руки бактрийских купцов, которые перепродавали сибирское золото древним иранцам и скифо-сакским кочевникам.

Иногда течение золотого потока от Алтайских гор к пределам Бактрийского царства прерывалось военными событиями, и в Средней Азии ощущалась нехватка драгоценного металла.

Однажды Евтидем Первый, царь бактрийский (225–189 годы до нашей эры), даже задумал пойти в Сибирь, чтобы вооруженной рукой добыть для своей страны золотые запасы рудных гор. Ему была известна дорога в страну грифов. От Ферганы он двинулся на северо-восток, поднялся до Иссык-Куля, но почему-то не пошел дальше этого озера, а склонился к востоку, чтобы выйти на берега Тарима, где извивалась северная Шелковая дорога. По ней нередко возили золото из Китая в Бактрию. Это было в те годы, когда бездействовала «Золотая дорога» с Алтая в страны Средней Азии.

Исследования Пазырыкских курганов пролили свет на вековую загадку, заданную Геродотом и Аристеем о грифах, сторожащих золото.

На Алтае был золотой век, стражами его были грифы, эллинское влияние достигало Алтая. Сибирские сокровища, скопившиеся на Алтае, вывозили в греческие города на Азовском и Черном морях, в Бактрию, Иран, в скифские степи [8] .

Могила хуннского вождя

Иду по следу Аристея, а крылатые грифоны не дают покоя, преследуя меня на просторах Сибири.

Из окна вагона вижу надпись на здании вокзала — «Вагай». Эта станция расположена на берегу одноименной реки.

Вспоминаю, что на берегах Вагая однажды нашли тяжелые железные шлемы, высокие, как колпаки, склепанные из отдельных пластин. На шлемах сияли изображения грифонов, выкованные из тонкого листового золота. Находка была сделана на месте древнего языческого святилища. Там до времени таилась и изваянная из серебра Артемида с позлащенной головой и золотыми запястьями, — может быть, сверстница Золотой Бабы, о которой мы еще будем говорить [9] .

Вагай находится на старинной дороге, ведущей в Среднюю Азию. От Вагайского перевоза караваны шли на Ишимские пади, Каменный брод, горы Улутау, к реке Сары-су. На Сары-су был узкий проход в горах. Потом начиналась песчаная степь, а за ней — синие горы Каратау. Перевалив через них, путники вскоре выходили к Сыр-Дарье.

Этой дорогой, надо полагать, и пришли на Вагай бактрийская серебряная Артемида и азиатские шлемы с золотыми грифонами.

Вагайский путь в сторону Сыр-Дарьи надо запомнить, потому что в дальнейшем будет идти речь о том, как старинные русские люди в поисках «человецев незнаемых» сведывали Иртыш от Обской губы до Зайсана. Поднимаясь по Иртышу, они не могли миновать вагайского устья — окна в Среднюю Азию.

В Красноярске мне вспомнилось, как в XVIII веке русские ученые нашли здесь в недрах древнего кургана серебряное зеркало с изображением грифа.

На берегах Енисея, в бывшей стране кыргызов, предков хакасов, стоят чаатасы — могильные курганы давних времен. Там советские археологи нашли золотые сосуды. На одном из них изображены грифоны, держащие в клювах рыб. Кувшин с грифонами был сделан местными мастерами. Но он заставил историков вспомнить о далекой Греции и древних азово-черноморских городах, где орел, терзающий рыбу, был распространен как геральдический знак.

«Ольвия познакомила с ним наше Причерноморье», — пишет по этому поводу С. В. Киселев [10] .

И вот из Сибири снова протянулась нить к греческим поселениям на берегах Понта!

Надо сказать, что сторожащие золото грифы не страшили русского «бугровщика» по прозвищу «Селенга». Именно среди кыргызских чаатасов в Копенах сухорукий Селенга искал золото и серебро, скрытое в древних погребениях. В 1739 году этого Селенгу видели ученые-путешественники Г. Ф. Миллер и И. Ф. Гмелин. Селенга не скрывал, что он добыл из могил множество серебра и золота не только в изделиях, но и в слитках. Увечье нисколько не мешало Селенге в его поисках. Он рассказал Миллеру и Гмелину, что вот уже десять лет, как добывает драгоценности, привязывая заступ к левой руке и наваливаясь на него всей грудью. Сколько золотых грифов выкопал он из минусинской земли? Селенга был потомком тех русских искателей «закамского серебра», о которых мы будем говорить, когда коснемся времен Ивана Калиты и Дмитрия Донского.

Минусинский край, как и Алтай, был предельно насыщен древним золотом и ископаемым серебром. Их хватало на целые столетия! Даже в XVIII веке «бугровщики» превратили в промысел хищнические поиски драгоценностей в курганах и могилах сибирской чуди.

От аримаспов и исседонов мне никуда не уйти и здесь, на берегах Енисея!

Наверное, Селенга не раз опускал в свой мешок и золотые бляхи, найденные возле черепов в могилах, — знаки, отличавшие сибирских исседонов и аримаспов.

Еще в так называемое Карасукское время (1200–700 лет до нашей эры) в Сибири в соседстве с грифами возникали каменные изваяния. На гранитной личине был явственно виден глаз на лбу статуи.

В Тагарскую эпоху (700–100 лет до нашей эры), соответствующую условному времени Аристея Проконнесского, обитатели Восточной Сибири повязывали головы узкими ремешками. Повязки эти украшались металлическими бляхами. Люди с бронзовым «глазом» на лбу выковывали боевые топоры, украшенные изображениями грифов.

В музее Иркутска можно увидеть топоры из нефрита, похожие на те, что были в руках телохранителей богдыхана в Ханбалыке (Пекине).

В музейных залах я отыскивал изваяния богини Гуань-инь, милосердной покровительницы плавающих и путешествующих. И нашел ее сидящей с младенцем на руках на лотосе, среди морских волн, воплощенной в древний фарфор.

Довольный своими находками, идя по улице, я снова встретился с охотником за грифами. Земной круг тесен! Михаил Петрович Грязнов, как оказалось, делал раскопки на Байкале. Археолог был озадачен следующим обстоятельством. В одном из погребений на устье Селенги он нашел шесть мужских костяков, лежащих с поднятыми коленями. Мертвецы были без голов! Их черепов не было найдено в могилах, хотя М. П. Грязнов все обыскал вокруг.

Удачей своей он считал находки изделий из нефрита, в том числе и топоров. Зеленый, белый, желтоватый нефрит Прибайкалья издревле проникал в Китай, и М. П. Грязнов рассказал мне, как все это происходило.

Я снова вернулся в мир аримаспов и пошел дальше по затерянному следу Аристея.

Живший в Иркутске профессор Б. В. Варнеке еще в 1931 году спорил со знаменитым немецким знатоком исторической географии Рихардом Хеннигом. Варнеке критиковал своего ученого противника, приводил свои доводы об одноглазых аримаспах, но доклад советского исследователя так и остался ненапечатанным.

Историю легенды о грифах, исседонах и аримаспах изучал в Иркутске в те годы и профессор М. П. Алексеев. Его исследования оставили свой след на страницах книги «Сибирь в известиях иностранных путешественников и писателей».

Побывав в Иркутске и на Байкале, я тем самым приблизился к знаменитым курганам Ноин-Ула.

В иркутском музее хранились первые находки, сделанные в горах Ноин-Ула (Цзун-модэ) еще в 1912 году. Эти горы находятся к югу от Байкала, неподалеку от дороги Кяхта — Улан-Батор. Горы Ноин-Ула сложены из гранита, пронизанного золотоносными жилами кварца.

На значительной высоте — более тысячи пятисот метров над уровнем моря, — в падях, заросших лесом, лежали три могильных поля. Теперь они имеют определенные названия, нанесенные на планы, составленные археологами.

Начало раскопок было положено техником одного общества по добыче золота Е. Баллодом. В 1912 году, увидев впервые курган, впоследствии названный его именем, Е. Баллод решил, что нашел отвал, оставленный старинными искателями золота. Не жалея сил, Баллод стал сооружать деревянный сруб. Когда он был готов, исследователь опустился на самое дно своего колодца и очутился сначала на кровле, а потом внутри покоя, сложенного из сосновых бревен. Прорубив стену, Баллод перешел во второе подземное помещение, тоже бревенчатое, и понял, что находится в огромной древней могиле, скрытой в недрах золотых гор.

Находок в Баллодовском кургане было немного. Ныне в Государственном Эрмитаже хранятся тринадцать золотых украшений, обрывок шелковой кисеи, частица колесного обода, два янтарных изделия, кости человеческого черепа, пучок волос. Наиболее ценной, по-видимому, была янтарная бусина в виде львиной головы. Баллод нашел еще золотую пластину с выбитой на ней фигурой лежащего крылатого коня.

Прошли годы. Баллода уже не было в живых, когда в Ургу (ныне Улан-Батор) прибыла Монголо-Тибетская экспедиция. Начальник ее Петр Кузьмич Козлов разговорился с одним человеком, знавшим Е. Баллода, и узнал о баллодовском срубе в горах Ноин-Ула.

В последних числах февраля 1924 года из Урги на север выехал участник экспедиции С. А. Кондратьев, посланный П. К. Козловым для разведок.

Исследователь, углубившись в гранитные горы, отыскал Баллодовский курган, затерявшийся в пади Цзурумтэ. Археологи Г. И. Боровка и С. А. Теплоухов начали раскапывать курганы гор Ноин-Ула.

Люди проникли в мир грифонов и всадников, коней с гибкими, как у лебедей, шеями, крылатых волков, тигров, черепах и рыб. Все это скрывали в себе высокогорные могильные поля.

Погребения Ноин-Улы были похожи на курганы Пазырыка. И тут и там усыпальницы сооружались из бревен. Властелином могильных полей Ноин-Ула по праву считается курган № 6 (как значится он в списках первых исследователей), который находится в пади Суцзуктэ. Историки считают, что в этой усыпальнице, в сосновом гробу, покрытом слоем лака, погребен предводитель азиатских хуннов Учжулю-шаньюй. Он умер в 13 году нашей эры. Установить все это помогла маленькая китайская чашечка, найденная в кургане, на которой указана точная дата изготовления. Чашечка была предназначена для дворцового парка в Шан-лине, где в первом году до нашей эры китайский император Айди виделся с Учжулю-шаньюем. Император подарил ее хуннскому князю, и он владел чашечкой до дня своей смерти.

Учжулю-шаньюй, живший в согласии с Айди, впоследствии не пожелал подчиниться узурпатору Ван Ману, захватившему в 9 году нашей эры китайский престол. Хунны выступили против войск Ван Мана и нанесли им поражение.

В самый разгар этой войны и умер обладатель чашечки из дворца Шан-лин.

…По кровле бревенчатой усыпальницы было расстелено покрывало с узорами, напоминающими полосы на шкуре тигра. На покрывале виднелись тигровые головы.

Прежде чем поставить сосновый гроб на дно могильного сруба, на землю положили войлочный ковер, разрисованный изображениями чудищ. Грифы когтили оленей, рогатый лев устремлялся на яка. У льва на конце хвоста была видна голова грифа.

В могилу положили алую ткань с грифоном, китайский шелк с изображениями крылатых всадников на конях, оленей, вырезанных из листового серебра.

Крылатый волк, вышитый на шелку, китайский дракон, серебряный як были видны среди этого скопища звериных изображений.

Все находки, сделанные в кургане № 6, перечислить невозможно. Но среди них были предметы, которые озадачили наших ученых и заставили их обратиться к другим образцам древнего искусства, чтобы сравнить с ними некоторые находки в гробнице хуннского вождя.

Среди наследства Учжулю-шаньюя были обнаружены полосы шерстяной ткани с геометрическими узорами. Почти все ее приметы совпадали с тканями, найденными в свое время в Керчи, то есть в былом Пантикапее, и на Таманском полуострове. Об этом говорили «Отчеты Археологической комиссии за 1878–1879 гг.», где на таблицах были воспроизведены керченская и таманская находки.

Таманская ткань была обнаружена в гробнице вместе со скифской остроконечной шапкой из войлока.

Тут весьма кстати вспомнить свидетельства Страбона. Он писал о том, что эллины привозили к устью Дона ковры для продажи скифам.

Лазорево-пурпуровые ковры греческого происхождения были найдены в погребениях Пантикапея и Тамани. Известен красивый шерстяной ковер, на котором явственно видны изображения коней и всадников. Он был поднят из праха Семибратних курганов, что в низовьях Кубани. На их месте когда-то стоял значительный боспорский город.

Учжулю-шаньюй унес с собой в могилу замечательную пурпуровую ткань. Она постепенно разрушалась временем, изменяла свой цвет, и от нее остались одни куски. Они найдены в различных местах подземной усыпальницы. Надо думать, что вначале этот тонкий шерстяной ковер висел на стене первого внешнего сруба, внутри него. Именно там найден обрывок с замечательными изображениями всадников.

Скифские всадники

Я смотрю через увеличительное стекло на репродукции ноин-улинской ткани и различаю очертания четырех чистокровных скакунов. Они не похожи на приземистых лошадей Северо-Востока: гибкие шеи, стройные, легкие ноги напоминают знаменитых «небесных» коней Ферганской долины.

Конь, что изображен справа, пользуясь тем, что поводья ослаблены и брошены на луку седла, нагнул голову, чтобы схватить клок травы. Над ним, у самого края шерстяного обрывка, угадывается голова второго коня.

Третий виден на самой середине пурпурового лоскута. Слева от него, повернув сухую, изящную голову, четвертый скакун.

Три коня, что находятся справа, до половины заслонили собою всадника, рядом с которым стоит во весь рост его товарищ, а еще левее видны лишь рука и часть туловища последнего наездника. Голова его осталась на утраченной части лоскута.

Древние мастерицы тщательно вышили узоры на одежде владельцев коней — ромбы, трилистники, квадраты. Эти три человека кажутся великанами по отношению к их скакунам. У всадников гордые и уверенные лица с крупными чертами. На лбу у каждого пучок волос, выпущенный из-под шапки, плотно облегающей голову. По виду это не хунны, не китайцы, а представители какого-то европейского племени. Кайма на этом обрывке ковра, расположенная под ногами всадников и коней, вышита растительным пальмовым орнаментом и цветами арацеи. В хуннском мире ее можно было видеть только на рисунке.

Арацея — растение Южной Азии, Африки, берегов Средиземного моря. В натуре оно выглядит так: из черенка стремительно поднимается стреловидная пластина, соседствующая с крылом соцветия нежной окраски.

Если бы не раздельная черта вверху каймы, могло казаться, что конь, нагнувший голову, тянется к арацейному цветку.

Если на лоскуте с конями и всадниками есть «всадник без головы», то на другом обрывке ковра мы видим лишь половину фигуры человека от пояса до ног. Видны узоры на одежде, ножны кинжала с окончанием в виде грубого креста.

Трудно решить, имеет ли это изображение какую-либо связь с всадниками и конями, но на кайме под ногами сохранившейся половины фигуры вышиты те же цветки арацеи и пальмовый узор.

Вот на куске шерстяной ткани вышит цветок. На дне его чашечки изображен юный воин с трезубцем в руке. Прикрываясь щитом, мальчик мечет трезубец в орла. Хищная птица — вся в движении, готова ринуться, взлететь над молодым охотником и его ненадежным убежищем.

Эта картина повторяется на другом обрывке шерстяной ткани, с той лишь разницей, что сцены охоты на орла окружены изображением цветов.

На такой же ткани вышиты два грифона. На одном обрывке, в соседстве с цветами и усами винограда, вышагивает великолепный львиный грифон с рогами. Он разинул пасть, высунул язык, грозит кому-то лапой. Грифон в грозной решимости направил на невидимого врага острые концы своих крыльев. Вторая вышивка изображает ушастого грифона, не менее свирепого.

Изображения орлов, цветов, мальчика с трезубцем — все это ведет нас в греческие города на Черном море, к образцам античного искусства той поры.

С. И. Руденко сравнивает ноин-улинские вышивки с пурпуровой тканью, найденной в Павловском кургане на юге России. Она была вышита разноцветными нитками. Растительные узоры павловской вышивки очень похожи на ноин-улинские. С. И. Руденко вовсе не утверждает, что арацея или пальметка проникли в страну хуннов непосредственно из Пантикапея или Ольвии. Он говорит, что при дворе хуннского властелина могли находиться иноземные мастера, выходцы из Парфии и Бактрии.

Что же сказать о куске ковра с изображениями загадочных всадников?

Еще в 1925 году, в кратких отчетах экспедиции П. К. Козлова, археолог Г. И. Боровка утверждал, что ноин-улинские всадники — творение греческих мастеров, живших у Черного моря. Они постоянно общались с кочевниками, учитывали запросы скифского рынка. Ольвийские или пантикапейские художники хотели угодить вкусам будущих владельцев тонких ковров, вышив фигуры скифских воинов и их боевых коней.

Камилла Тревер в 1940 году писала, что шерстяные вышивки Ноин-Ула совпадают с образцами греко-бактрийского искусства и, следовательно, сделаны в эллинистической Средней Азии.

Рихард Хенниг в первом томе своего труда «Неведомые земли» горячо отстаивает черноморское происхождение ноин-улинских всадников.

В книге Л. Н. Гумилева «Хунну» высказана чрезвычайно любопытная мысль о причинах перехода хуннов на Запад.

Юн соглашается с Г. И. Боровкой, считая, что родину ноин-улинских тканей следует искать на берегах Черного моря, и полагает, что скифы были посредниками между понтийскими греками и суровой страной азиатских хуннов.

«А, как известно, с вещами приходят нередко и сведения о тех странах, где они сделаны, и поэтому нет никаких оснований полагать, что хунны не знали, что ожидает их на западе», — пишет Л. Н. Гумилев [11] .

Прежде чем идти на запад, говорит он далее, азиатские хунны все взвесили и продумали, иначе говоря — знали, куда и зачем им двигаться.

Таким образом, Учжулю-шаньюй в первых годах нашей эры уже имел представление о странах, где растут виноград и яркие цветы. А на своей дикой родине хуннский вождь видел лишь бурьян, клубы перекати-поля да лиловые шишки колючего репейника, пристающие к одежде всадников.

Соболий рукав

Баллод, устраивая колодец в горах Ноин-Ула, не мог заранее знать, что именно увидит он в толще разноцветной глины.

Когда я начал пробивать свой воображаемый шурф сквозь слои данных, накопленных исследователями, мне и в голову прийти не могло, что я нападу на следы связей хуннов с Камчаткой!

Мысленно опустившись на дно могилы Учжулю-шаньюя, осмотрим коридор, разделяющий оба сосновых сруба. Там, прямо в земле, был найден пучок светло-коричневой шерсти с хвоста камчатского соболя.

В восточной части коридора археологи обнаружили обшлаг шелкового рукава. Он был оторочен мехом камчатского бобра.

Неподалеку от бобрового меха снова попался светло-коричневый пучок шерсти камчатского соболя. Тут же был поднят шелковый лоскут с остатками меха соболя из иркутской тайги.

Иркутским соболем был обложен войлочный головной убор, прекрасно сохранившийся. Его можно увидеть на таблице XVII в книге С. И. Руденко.

Кафтан из шелка рубинового цвета тоже отделан собольим мехом. Из меха выкроены наплечники вроде погон, оторочка воротника и рукавов. Иркутский соболь пошел также на отделку особого пристяжного воротника, подобного тому, что был на одной старинной китайской картинке, изображавшей хунна.

Наконец, в погребальной камере, там, где по земле был расстелен знаменитый войлочный ковер, валялся обрывок овчинного рукава, отороченный мехом соболя с Камчатки. Просмотрев списки находок во всех раскопанных курганах Ноин-Ула, я увидел, что собольи меха и остатки бобрового меха находились только в усыпальнице кургана № 6. Это служит лишним доказательством того, что в ней погребен именно вождь хуннов, носивший богатую одежду, украшенную драгоценным мехом.

Возвращаюсь к замечательной мысли Льва Гумилева о вещах и вестях, привезенных из дальних стран.

Получая бобров и соболей с Камчатки, хунны собирали сведения о северо-восточной окраине Азии.

Между страной хуннов и побережьем Восточного океана лежали страны Илэу, Фуюй, Воцзюй, как называются они в старинных источниках.

Прежде чем рассказать о них, замечу, что китайцы, поддерживая торговые связи с северо-восточными иноземцами, прибегали к услугам переводчиков с девяти языков. Это напоминает известное свидетельство Геродота о том, что древние эллины, отправляясь в Азию, уже в области аргипеев были вынуждены доставать семь переводчиков, сопровождавших понтийцев в дальнейшем пути.

Страна Илэу в более ранние времена называлась Сушэнь. Через нее протекал могучий Хэшуй, а на востоке Илэу подходила к Большому морю.

Составители «Цзиньшу» в главе девяносто седьмой рассказывают, что древний народ Илэу, проникая на лодках в земли соседних племен, занимался грабежами. Пираты возвращались домой лишь осенью.

Эти обстоятельства заставили народ страны Воцзюй быть осторожным. Перед весенним половодьем все воцзюйцы, от мала до велика, поднимались на высокие горы и поселялись в заповедных пещерах. Речные разбойники, появляясь со стороны Илэу, тщетно искали воцзюйцев на берегах реки и ее притоков. Но как только наступал ледостав, беглецы, спустившись с гор, спешили к своим жилищам и со спокойной душой начинали зимовку, зная, что люди из страны Илэу не пройдут через леса и горы, не протопчут троп по высоким сугробам. Все это очень напоминает Геродотов рассказ о людях, погружающихся в долгий зимний сон.

Страна Илэу была богата соболями. Восточные летописи не раз отмечали высокое качество илэуских соболей.

Люди Илэу славились как искусные мастера, изготовлявшие стрелы из древесины чернокорой березы. Кроме того, они разрабатывали какую-то гору, содержавшую удивительно крепкую породу. Из «камня, проникающего в железо», вытачивали наконечники длинных стрел. Луки и стрелы с каменными остриями, принесенные из страны Илэу, издревле ценились в Китае. Возможно, речь идет о нефрите?

Страну Воцзюй, в которую так часто вторгались владельцы каменных стрел, следует искать на Уссури и Сунгари. Восточная окраина ее тоже примыкала к Большому морю.

Те воцзюйцы, что жили у моря, хранили память о событиях, свидетельствовавших о связях их страны с землями, лежащими в Большом море. Из одного предания явствовало, что воцзюйские рыбаки были занесены бурей к берегам неведомого острова, где люди говорили на непонятном языке.

Однажды на берегах Воцзюя увидели выкинутое морем судно. На нем, как уверяли очевидцы, был иноземец со вторым лицом на шее. «Второе лицо», точнее личина, было не чем иным, как маской, известной в военном быту некоторых тихоокеанских народов.

Человек, выкинутый морем, не понимал языка воцзюйцев. Он отказывался от пищи и вскоре умер. Люди Воцзюя уверяли, что земля, откуда приплыл иноземец, находится к востоку от их страны.

Этот случай, наводящий историка на многие размышления, описан в главе тридцатой «Вэйши», или истории царства Вэй. Известие о человеке с «лицом на шее» было получено на морском побережье Воцзюя. Около 240 года нашей эры китайский чиновник Ван Ци записал сказания о связях Воцзгоя с дальними странами и народами.

К югу от Воцзюя лежала страна Фугой. Китайские купцы хорошо знали «дяо-на», как назывались лучшие меха, приобретенные у фуюйских звероловов. Там жили удачливые охотники на соболей, добытчики жемчуга и владельцы отличных коней.

Эта страна и ее народ пользовались особым покровительством императоров Китая. В первом тысячелетии нашей эры был издан указ, предписывавший китайским чиновникам разыскать среди рабов, проданных в Китай, всех уроженцев страны Фуюй, чтобы даровать им свободу. Продажа или покупка фуюйских рабов была запрещена. Освобожденные невольники поселялись на земле Шаньси и Хэнани.

Соболи с Камчатки, проникавшие в страну хуннов, не могли миновать трех стран — Илэу, Воцзгой и Фуюй. Жители этих стран, очевидно, были посредниками между северо-восточными племенами, хуннами и китайцами. Соболий мех был известен в Древнем Китае еще до того времени, в котором жил властитель хуннов Учжулю-шаньюй. В сочинении «Спор об управлении соли и железа», написанном, вероятно, лет за сто до нашей эры, сказано:

«За кусок обыкновенного китайского шелка можно выменять у хуннов предметы стоимостью в несколько золотых и тем самым уменьшить ресурсы врага. Мулы, ослы, верблюды проходят границу, направляясь к нам непрерывной чередой. Лошади всех пород и видов поступают в наше распоряжение. Меха соболей, сурков, лисиц, барсуков, цветные и разукрашенные ковры наполняют наше казначейство» [12] .

Из последних строчек явствует, что дорогие товары Азии, прежде чем появиться в Китае, попадали в руки хуннов. В ту пору был открыт северный шелковый путь из Китая в страны Запада. Он действовал бесперебойно до начала царствования Ван Мана в Китае.

Учжулю-шаньюй жил в годы расцвета торговых связей. Разными способами хуннский вождь добывал для себя бобров и соболей с Камчатки, китайские зеркала, черноморские ткани, изделия бактрийских мастеров.

Итак, культуры нескольких народов, живших в разных углах земного шара, разделенных огромными расстояниями, вошли в соприкосновение друг с другом. Но меня поразила не только эта истина. Учжулю-шаньюй правил хуннами с 8 года до нашей эры по 13 год нашей эры. В то время далеким Пантикапеем владел боспорский царь Рискупорид, изображенный на монете, найденной на Камчатке. Тиберий, имя которого тоже связано с камчатской находкой, взошел на римский трон всего через год после смерти Учжулю-шаньюя. Следовательно, император Рима, боспорский царь и хуннский властелин были современниками.

Это обстоятельство дает заманчивую возможность предположить, что монеты Рискупорида Первого и Тиберия, найденные на Камчатке, и греческая шерстяная ткань, пролежавшая одну тысячу девятьсот одиннадцать лет в хуннском кургане, — своеобразные ровесники.

Камчатский соболь, очутившийся в могиле Учжулю-шаньюя, в свою очередь, может быть ровесником боспорской монеты и греческого ковра с изображениями всадников.

Я прекрасно понимаю, что еще рано говорить об одновременном проникновении всех этих предметов в те места, где их потом нашли. Но о времени, в течение которого они начали свой путь, стоит подумать.

Если камчатский соболь лег в землю страны хуннов рядом с черноморским ковром, то уже не через руки ли тех же хуннов и их северо-восточных соседей прошла и пантикапейская монета перед тем, как затеряться в каменном хряще на берегу камчатского озера Ушки?

Когда все находки, о которых я говорил, будут датированы с предельной точностью, можно начать сопоставление знаменательных фактов более уверенно.

А теперь от легенд и сказаний о грифах, сторожащих золото в горной сокровищнице Сибири, от скифских ковров в хуннских курганах перейдем к истории похода из Китая в Багдад [13] .

II. НАЧАЛО ВЕЛИКИХ ДОРОГ


Земной круг

Уйгурские странники

Земной круг

Около 1278 года началось удивительное путешествие двух уйгуров — Саумы и Маркоса.

Оба они были уроженцами Китая, принадлежали к христианам несторианского толка. Превратившись в пустынников, они жили в вырытой их руками пещере неподалеку от Ханбалыка (Пекина).

До своего отшельничества Саума находился в Пекине, где успешно изучал разные науки, особенно церковные. Затем он принял участие в делах несторианской общины, получил должность звонаря и вскоре стал смотрителем несторианского храма в Пекине. У него были связи и знакомства с европейскими обитателями Ханбалыка, в том числе и с русскими людьми, объединявшимися по религиозному признаку.

Саума, смотритель несторианской церкви, не мог не знать о русской пекинской епархии, существовавшей с 1269 года и, к слову сказать, основанной гораздо ранее учреждения папского архиепископства в Китае.

Мы не знаем, видел ли Саума трех приезжих европейцев, невольно привлекавших внимание населения Ханбалыка. Это были Никколо, Маффео и Марко Поло, появившиеся в Китае за три года до начала похода Саумы и Маркоса на Запад.

Даже находясь в своем глиняном затворе, на расстоянии одного дня пути от Ханбалыка, наши путешественники не порывали связей с внешним миром. Жители Пекина и его окрестностей приходили к Сауме и Маркосу для собеседований, передавали им различные новости. Как бы то ни было, года через три после появления венецианских путешественников в Ханбалыке уйгуры Саума и Маркос решили идти на далекий Запад с намерением в конечном счете добраться до Иерусалима. Они покинули свою пещеру у чистого ручья и явились к ханбалыкским христианам только для того, чтобы проститься с ними.

Странники направились к городу Кошангу (Качиан-фу), где жили родители Маркоса. Город стоял при повороте Желтой реки на восток. Он славился обилием шелка и мастерскими для изготовления златотканых товаров. Обитатели Кошанга тепло встретили уйгурских странников, а местные правители щедро одарили Сауму и Маркоса конями, одеждой и золотом.

В стране тангутов путешественников тоже всячески обласкали и проводили в путь в сторону горькой пустыни, лежавшей между Тангутом и Восточным Туркестаном. Когда Саума и Маркое достигли Лутана (возможно, это был Хотан), они оказались в самом пекле войны. В страну вторглись войска, восставшие против великого хана. Шесть месяцев пришлось провести путникам за стенами Лутана, и лишь после этого они отважились пойти в Кашгар и вступить в этот брошенный и разграбленный город.

От Кашгара путь монахов пролегал на Талас, куда они благополучно прибыли, чтобы представиться хану Кайду, могущественному и упорному сопернику Кубилая. Кайду в то время главенствовал над всеми монгольскими улусами в Средней Азии. Его власть распространялась и на Восточный Туркестан. В Таласе уйгурские странники получили охранную грамоту, чтоб никто не смел тронуть их, пока они будут проходить по землям Средней Азии.

Мы ничего не знаем о том, как путешественники шли дальше — к Сырдарье, как пересекали водораздел между нею и Амударьей, как достигли Ургенча. Из Хорезма они направились в Хорасан и вскоре появились в стольном городе Тусе и нашли себе приют в одном из монастырей, где жили их единоверцы. Отдохнув там, уйгурские странники покинули родину Фирдоуси и двинулись к персидской области Азербейджан, где на склонах гор среди садов и виноградников раскинулся город Марага. В нем когда-то жил Гулагу, сын Чингисхана.

Там путники встретились с католикосом мар Денхой, главой несторианской церкви, и он отпустил их в шумный и великолепный Багдад.

Не только в Багдаде побывали странники из Ханбалыка. Их видели на берегах Тигра, в ставке «царя Абаги», сына Гулагу. На пришельцев из далекого Китая дивились жители армянского города Ани и обитатели страны Гургайе (Грузии).

Но пекинские скитальцы так и не добрались до Иерусалима. Им предстоял долгий и опасный путь возвращения на родину.

В 1280 году Маркос и Саума получили в Багдаде высокие звания. Их назначили верховными руководителями несторианской церкви в Китае и выдали им грамоты. Перед самым их отъездом в Ханбалык была получена тревожная весть, что путь в Китай закрыт: на берегах Амударьи кипит война.

Оба уйгура навсегда остались на чужбине.

К тому времени Маркос был возведен на трон патриарха несторианской церкви.

Новый монгольский хан, Аргун, задумав поход в Палестину и Сирию, решил направить посла к европейским государям, чтобы заручиться их помощью.

Маркос указал на Сауму, как на человека, которому можно доверить посольские дела. И Саума предпринял необыкновенное путешествие в «Землю ромеев» то есть в Западную Европу.

Весной 1287 года он достиг Черного моря, где посольство взошло на корабль. Византийский мореход повел судно в Константинополь. Недавний обитатель пещеры в глинистой горе близ Ханбалыка был принят в роскошном дворце императора Андроника Второго. Сауме показали Царьград — храм Софии, древние усыпальницы, изваяние — все, что было дорого сердцу пекинского несторианина.

Когда он отплыл от Константинополя и находился уже в открытом море, его поразил вид горы, извергавшей огонь и дым. По-видимому, это был вулкан Этна.

Саума видел живую лазурь Неаполитанского залива.

В Неаполь путешественник прибыл в то время, когда корабли Иакова Арагонского столкнулись с неаполитанским флотом в жестоком сражении в виду самого Неаполя.

Затем верхом на коне, подаренном ханом Аргуном, уйгур Саума въехал в ворота вечного города Рима. Там он узнал о смерти папы Гонория Четвертого. Двенадцать кардиналов в огненного цвета одеждах выслушали рассказ приезжего о землях монголов, тюрок и китайцев.

Дивился Саума и виноградным полям Тосканы, по землям которой ехал к Генуе. Генуэзцы с почетом встретили гостя из Ханбалыка. К тому времени они уже знали дорогу к богатой Каффе на Черном море, откуда начинался путь в глубины Азии — на Волгу, Яик, Ургенч, Или, Желтую реку до самого Ханбалыка. В первое свое путешествие, совершенное вместе с Маркосом, Саума ознакомился с восточной частью этого пути, когда шел от Желтой реки до Амударьи.

Жителям Генуи было о чем расспросить и старца Сауму, и Фому Анфузского — Банхринуса, Угето — толмача, «знатного мужа Сабадина», и других спутников посла-уйгура. Ведь в то время при дворе хана Аргуна жили генуэзцы. В их числе находился ханский телохранитель Мусхэрил-Хурчи, «Мусхэрил, Носитель лука», — так называли его монголы.

Это был Бускарель, тесно связанный с торговым домом Иакова Гизульфо в Генуе и принимавший деятельное участие в делах этой фирмы. Возможно, именно Бускарель, отложив в сторону свой перевитый жилами лук и колчан с выточенными из березы стрелами, однажды написал от имени генуэзцев проект, поданный Аргун-хану.

Проект предлагал монголам захватывать торговые корабли на морском пути из Индии в Египет и заворачивать их к Ормузу. Через Ормуз генуэзцы надеялись перевозить в Индию дорогих азиатских коней, а из Индии — получать индиго и другие товары.

При жизни Аргун-хана, — следовательно, не позже 1291 года, — генуэзцы уже построили две галеры. Их собирались отвести в Басру и Ормуз для крейсерской службы на морских путях в Индию. Но среди генуэзцев начались раздоры, и это помешало завершить начатое дело [14] .

Бускарель де Гизульфо лично знал Сауму. Носитель лука присутствовал однажды на богослужении, которое Саума совершал в походной часовне самого хана Аргуна.

Во время пребывания Саумы в Генуе родные и знакомые Бускареля могли расспрашивать монгольских послов о том, как живет их земляк, телохранитель Аргун-хана. Впрочем, Бускарель вскоре получил возможность побывать на своей родине.

От башен Генуи посольство Саумы двинулось в Ломбардию.

И вот настал день, когда Саума и его спутники вступили в Париж. Гордый король Филипп Красивый встал при появлении уйгурского странника, когда королевские «эмиры» ввели его в дворцовые покои.

Больше месяца провели в Париже азиатские послы. Их водили в школы, где юноши изучали богословие и учение о звездах.

А однажды сам король показал гостю ларец из берилла редкостной красоты и прозрачности.

Из Парижа старый уйгур поспешил в Бордо, где в то время находился Эдуард Первый, король английский, в свое время совершивший путешествие в Палестину. Представляясь королю, «послы, прибывшие с восточных морей», заявили о желании монгольского хана Аргуна идти на завоевание Палестины и Сирии.

Король Эдуард, вспомнив дни, проведенные в Иерусалиме, обрадовался словам Саумы и принял из рук послов грамоту монгольского хана.

Зиму 1287/88 года уйгурский путешественник решил провести в Генуе, но новый папа, Николай Четвертый, поспешил вызвать Сауму в Рим. Он отвел гостю удобные покои и стал всячески ублажать приезжего из далекого Китая. Наверно, уже тогда у папы зародилась мысль превратить монгольского императора в своего духовного сына.

Папа не хотел отпускать от себя Сауму и предлагал ему навсегда остаться в Риме, но престарелый уйгур вернулся ко двору монгольского хана Аргуна.

Так закончились скитания Саумы. Он проехал на кыпчакском скакуне по полям Европы, взбудоражил своими рассказами воображение пытливых генуэзцев, римлян и парижан. Одежду старца, достигшего излучины Гаронны, шевелил ветер, летевший с Атлантики.

Оставшись наедине с собой в келье, старец Саума привел в порядок записи о своих путешествиях. Писал он по-персидски. Заметки эти до нас не дошли, но легли в основу сочинения неизвестного сирийца — современника Саумы и Маркоса. Сириец написал книгу «История мар Ябалахи III и раббан Саумы». Русский перевод «Истории» появился лишь в 1958 году. Эта книга дала нам возможности для новых разысканий, сопоставлений и догадок.

Звенья единой цепи

Саума возвратился из Рима в 1288 году, а весною следующего года ему пришлось немало потрудиться. Без сомнения, как посол он принимал участие в составлении письма Аргуна к Филиппу Красивому — огромной грамоты длиною в шесть с половиной футов, написанной по-монгольски, но уйгурскими буквами. На ней трижды оттиснута киноварная почать Аргуна.

Мусхэрил-Хурчи (Бускарель) взял с собой этот свиток и двинулся по следу Саумы в Рим и Париж.

В Риме генуэзец представлялся папе.

Свиток с красными печатями был вручен королю Филиппу Красивому. В грамоте сообщалось, что Аргун-хан готов выступить в поход для завоевания Иерусалима; монгольское войско придет к Дамаску, где будет ожидать прибытия союзников — крестоносцев из Франции и Англии.

Бускарель не только повторил, но и продолжил путь Саумы. В самом начале 1290 года ханский луконосец переправился на берег Альбиона и вступил в Лондон, где предстал перед королем Эдуардом, видевшимся с уйгуром Саумой в Бордо.

Снова начались разговоры о совместном походе крестоносцев и монголов в Сирию и Палестину. Эдуард Первый говорил Бускарелю, что Англия склоняется к союзу с монголами и Аргун-хан будет уведомлен о сроке выступления английских войск.

Появление Бускареля в Лондоне не могло остаться незамеченным для английских ученых. В то время был еще жив гениальный вольнодумец Роджер Бэкон, занимавшийся собиранием сведений о странах Азии. Он был лично знаком с Гильомом де Рубруком, знал о путешествии Плано Карпини. После своего освобождения из заключения Бэкон еще мог узнать о недавнем приезде посла монгольского хана в Лондон. Возможно, знаменитый старец услышал и о том, что английский король принимал у себя Сауму — человека, пришедшего в Западную Европу из страны великого хана.

Приблизительно в то время, когда Бускарель ездил в Париж и Лондон, Аргун-хан ожидал возвращения своих посланцев из Ханбалыка. Каким путем они шли в Китай — не установлено до сих пор. Известно только, что послов Аргуна звали Улатай, Апушка и Коджа. Аргун-хан поручил им доставить ему невесту, прекрасную княжну из племени баяут, по имени Кукачин или Кокечин.

Великий хан Кубилай с радостью взялся за сватовство, доставил невесту в Ханбалык и показал послам Аргуна. Она понравилась, и монголы стали собираться в обратный путь.

Тем временем в Ханбалык возвратился «из Индии из-за многих морей» неутомимый Марко Поло. Он познакомился и даже подружился с тремя послами Аргун-хана. Когда послы начали собираться в обратный путь, то слезно просили Кубилая отпустить вместе с ними умных и бывалых латинян — Никколо, Маффео и Марко Поло.

Великий хан дал милостивое согласие и пожаловал Поло свои дщицы — пайзы с надписями.

Кубилай дал Марко Поло поручения к папе Римскому, к королям Франции, Арагона, а может быть, и Кастилии и Леона и — что самое примечательное — к английскому королю [15] .

Итак, мы приходим к выводу, что Кубилай и Аргун-хан, как будто сговорившись между собой, сделали шаг к установлению связей с Западом, в том числе с Англией, причем Аргуну это дело вполне удалось.

Марко Поло отправился на родину. Плыл он из Китая морем до Персидского залива и высадился там, чтобы препроводить ко двору Аргун-хана не только его прекрасную невесту, но и не менее привлекательную китайскую принцессу, которую прочили в жены брату Аргуна. Принцессу эту Поло, по-видимому, взял с собой уже после выезда из Ханбалыка, на пути к кораблям, на которых он начинал сбой путь из Южного Китая.

Когда Поло прибыл на землю Ирана, он узнал, что Аргун-хана уже нет в живых. Монгольскую княжну пришлось отдать сыну покойного хана — Газану. Китайскую принцессу взял себе в жены брат Аргуна, новый хан Гейхату.

Марко Поло пробыл в Монгольском Иране не менее девяти месяцев. Это было в 1293 году. В то время еще был жив Саума. Он «устал от сурового образа жизни монголов и пребывания в пустынях», как писал его биограф. Саума жил тогда в городе Мараге, что близ озера Урмия, где высилась знаменитая обсерватория и находилась богатейшая библиотека.

Когда Марко Поло со своими спутниками искал Газана, чтобы передать ему из рук в руки привезенную из Ханбалыка княжну Кокечин, венецианцы были не очень далеко от Мараги, в городе Абхаре.

Находясь в державе иранских монголов, Марко Поло, по-видимому, был осведомлен о таких событиях, как поездка Бускареля в Париж и Лондон и посещение Тебриза монахом-миноритом Джиованни Монтекорвино.

В этих краях Монтекорвино побывал еще в 1288 году. Возвратившись в Рим, он готовил себя к более трудному походу в Китай — приводить в христианскую веру хана Кубилая. В письме папы Николая Четвертого к великому хану говорилось, что в свое время посольство Саумы хлопотало об отправлении католических священников в Китай. Поэтому папа просил Кубилая любить и жаловать Монтекорвино. С таким посланием и поехал калабриец-минорит в Персию, чтобы оттуда отправиться в хорошо знакомый Марко Поло Маабар — Великую Индию. Знаменитый венецианец, описывая Маабар, рассказывал, что люди там умеют заколдовывать рыб, добывают лучший в мире жемчуг, не жалеют никаких средств для приобретения коней, которых привозят туда из Ормуза.

Задержавшись на год с лишним в Индии, Монтекорвино двинулся в Китай, куда и прибыл в 1293 году. Следовательно, он прошел в обратном направлении путь Марко Поло. Приходится только сожалеть, что они нигде не встретились, хотя такая встреча и могла бы состояться.

Где же был во время приезда Марко Поло в Тебриз генуэзец Бускарель де Гизульфо?

Известно, что в 1291 году он снова ездил в Западную Европу с посольскими поручениями.

В те годы Мусхэрил-Хурчи, столь близкий к Аргун-хану знал о существовании одного важного чертежа, непосредственно касавшегося деятельности генуэзца как путешественника. Сняв с правой руки нефритовое кольцо для натягивания тетивы лука, Бускарель водил пальцем по карте. Это был «чертеж моря Магриба и заливов и берегов его, включавший в себе множество северных и западных стран»; он был представлен Аргун-хану знаменитейшим персидским ученым Кутб-ад-дином Ширази. Одно время ученый был послом Аргуна в Мисре (Египте). Ширази собирал сведения о Яве и Индии, обращал свой взор и на Запад.

Кутб-ад-дин Ширази составил свой чертеж в 1289 году, то есть за год до путешествия Бускареля ко дворам западных государей.

Карту «моря Магриба» персидский мудрец вручал Аргун-хану в срочном порядке. Ради этого Кутб-ад-дин выезжал в область озера Ван и там ожидал проезда хана со стороны гор Аладаг, когда тот возвращался с летнего отдыха.

Среди событий 1293 года хочется отметить еще приезд посланцев Кончи (Коничена) в Персию в то время, когда там, возможно, еще находился Марко Поло. Великий путешественник был хорошо наслышан о Кончи, которому потом посвятил целую главу своей книги.

Кончи, как поведал Марко Поло, был потомком Чингисхана, не имевшим ни городов, ни замков. Народ, которым правил Кончи, жил на больших равнинах, в долинах высоких гор. В его владениях было много коней, верблюдов, быков и овец. Подданные Кончи не знали, что такое хлеб; пища их состояла из молока и мяса. В землях Кончи водились белые медведи, черные лисицы, соболи, драгоценные горностаи и дикие ослы.

Но самое удивительное в царстве Кончи было то, что на тринадцать днищ пути пролегала страна, где нельзя пройти коню по льду и гиблым трясинам. Люди додумались, как лучше ездить по этим местам, писал Марко Поло. В области льда и болот устроили они тринадцать стоянок (по числу путевых днищ) и на каждой стоянке запасли по сорока сильных, больших собак. Запрягут шестерку таких псов в сани, покрытые медвежьей шкурой, сядет в них царский гонец — и собаки помчат его по снегу и льду до следующей стоянки, где уже приготовлены свежие упряжные псы ростом чуть ли не с осла каждый. Погонщики собак знали самую прямую дорогу между стоянками. Любой путник за две недели мог проехать всю эту гиблую страну.

На север от царства Кончи лежит страна Тьмы, где и царя-то нет. Там живут белые, рослые люди, добытчики драгоценных мехов. В сумеречную страну наведываются татары, чтобы грабить охотников, отнимать у них черных лисиц и горностаев. Великая Росия примыкает с одной стороны к стране Тьмы — свидетельствовал Марко Поло.

Где же находилось «царство» Кончи?

Ставка Коничена, сына Сартактая, правителя Синей Орды, была возле Балхаша или Алакуля, а его владения охватывали степи и горы, простирались до Иртыша, а далее терялись в просторах Севера, доходя чуть ли не до побережья Ледовитого океана. Примечательно, что от Кончи зависели также и далекие области на юге — Бамиан и Газна, близкие к Индии, которыми правили наместники Синей Орды.

Почему-то все свое внимание Марко Поло сосредоточил на северной части страны Кончи, где люди ездили на собаках и добывали черных лисиц и соболей.

Посольство 1293 года пришло из прибалхашских степей в Тавриз с дарами Севера. У европейцев, живших при дворе монгольских ханов Ирана, появился повод к расспросам о соболиных угодьях царства Кончи. (К слову сказать, в свое время и уйгурские странники Саума и Маркое не миновали ставки Кончи, когда шли от Кашгара к Таласу.)

Так скрестились пути-дороги самых разных людей на персидской земле.

Вот мы уже и связали звенья длинной цепи. В ней — Ханбалык, Марага, Византия, Рим, Париж, Лондон; затем снова Ханбалык, Индия, Ормуз, Иран; Ормуз, Великая Индия, Ханбалык; Семиречье, Тебриз.

Но это еще не все звенья.

Марко Поло, пробыв девять месяцев в Иране с отцом и дядей, собрался ехать домой, по-видимому уже не помышляя о поездке ко двору английского короля или в Кастилию.

Путникам пожаловали золотые пайзы с изображениями льва и кречета. Они пустились в дорогу и, как известно, вернулись в Венецию в 1295 году.

Теперь мы перенесемся на четыре года назад.

Историки считают, что в Западной Европе узнали о странах Восточной Азии только по возвращении Марко Поло в Венецию.

А как быть с Саумой? Ведь из его уст папа и короли Франции и Англии еще в 1287–1288 годах услышали рассказы о далеком Ханбалыке! Мусхэрил, Носитель лука, столь близкий к Аргуну и другим ханам, прекрасно осведомленный о связях Тебриза с Севером и Дальним Востоком, тоже не отставал от Саумы в распространении новых для европейцев сведений о далеких странах. Земляки Бускареля, генуэзцы, жадно ловили каждое его слово; ведь в их руках были ключи от Средиземного моря. Незадолго до этого генуэзец Оберто Дориа успел прославиться как победитель пизанцев — давних соперников генуэзцев в борьбе за обладание морскими путями. Когда Оберто Дориа в 1284 году пустил ко дну вражеские корабли и власть Генуи простерлась на западную часть Средиземноморья, другой представитель этой фамилии или рода, Бальдо Дориа, сделался одним из первых обитателей Каффы на Черном море.

Здесь у нас появляется повод для отдельного повествования об этом Бальдо. О Бальдо Дориа впору романы писать. По-видимому, после своего появления в Крыму Бальдо попал в плен к мамелюкам и, по выражению И. Ю. Крачковского, оказался «клиентом» эмира Бахадура. Судьба свела «генуэзца Балбана» с дамаскинцем Шихаб-ад-дином ал-Омари, составителем огромного сочинения о странах земного шара. Ал-Омари знал о Китае, Индии, Золотой Орде. Советчиком же его по части описания Генуи, Венеции, Флоренции был пленный генуэзец Балбан (Дориа).

В Генуе жил еще один Дориа, по имени Тедизио, — современник, а может быть, и личный знакомый Мусхэрила, Носителя лука. Тедизио имел касательство к морским делан, и у него были собственные корабли.

Наступил 1291 год. К тому времени Бускарель успел побывать в Лондоне и насмотреться на карту западных-морских просторов, составленную в Персии многоопытным Кутб-ад-дином.

В Генуе же творились не совсем обычные дела. Тедизио Дориа и два брата Вивальди в компании с несколькими генуэзцами решили осуществить удивительное предприятие. В гавани в полной готовности стояли две трехъярусные галеры. Их нагружали провиантом, запасами питьевой воды и всем необходимым для возможно долгого плавания в неведомых водах.

Современники засвидетельствовали, что в марте 1291 года братья Вивальди и Тедизио Дориа, а также два молодых монаха, состоявшие при руководителях плавания, покинули гавань Генуи и вышли в Константинополь для дальнейшего следования к Гибралтару.

Галеры направились в Индию — и исчезли!

Тайна их гибели не раскрыта до наших дней. Знаменитый ученый Пьетро из Абано в самом начале XIV века писал, что корабли Дориа и Вивальди миновали Геркулесовы столбы.

Судьба братьев Вивальди и Дориа впоследствии волновала умы Агостино Джустипиани, генуэзского историка Умберто Фолиеты и многих других исследователей.

Вокруг этого необычного дела создавались легенды. Некоторые ученые были склонны думать, что генуэзские галеры достигли Канарских островов. Другие отрицали это. Были решительные возражения против самой возможности избрать западный путь для плавания в Восточную Азию в 1291 году, то есть в такое время, когда в Европе еще ничего не знали о Китае.

Но, повторяю, к тому времени были получены сведения Саумы, составлен чертеж, на котором, без сомнения, был обозначен Гибралтар, а генуэзский уроженец Бускарель, живший в Иране, знал многое о дальних странах и сделал это достоянием своих земляков — генуэзцев.

Вот тогда-то в гавани Генуи и началось оснащение двух вместительных галер Тедизио Дориа. Какой бы путь ни намечал в 1291 году предприимчивый генуэзец, ясно одно: он хотел проплыть «через океан в индийские страны и купить там прибыльные товары», как поведали об этом Тедизио Дориа и Вивальди исчезли в океане вечности. Умберто Фолиета также подтверждал, что «они прошли через Геркулесов пролив в западном направлении. Какая судьба постигла этих мужей и каким был исход их великих намерений, об этом слух никогда до нас не доходил» [16] .

В «Дышющем море»

Земной круг

Древние новгородцы не подозревали, что они были своеобразными соперниками отважных генуэзцев.

Василий, архиепископ Новгородский, «старчище-пилигримище», облаченный в «крещатые ризы», умер в 1352 году.

Известный ранее в миру под именем и прозвищем Григория Калики, Василий строил в Новгороде каменные стены, собственными руками чинил мост через Волхов.

Он в свое время побывал в Царьграде. Перу Василия принадлежит «беседа» о Царьграде, о его достопримечательностях и памятниках прошлого, составленная около 1323 года.

В 1347 году Василий закончил одно из своих посланий. В нем описывались дальние морские путешествия новгородцев. Произведение это было включено в «Степенную книгу», Никоновскую и Первую Софийскую летописи и другие старинные русские сборники.

«…Много детей моих новгородцев видоки тому: на дышющем море червь не усыпающий, и скрежет зубный, и река смоляная Могр», — писал Василий [17] .

Из этих слов явствует, что мореходы, плававшие по «Дышющему морю», были современниками Василия. Он лично общался с ними и слышал изустные рассказы об опасностях и муках, которые и «ныне суть на Западе», как выражался он в своем «Послании».

Где же побывали отважные новгородцы?

Перед нами открывается необъятная Северная Атлантика.

«Червь неусыпающий» — морской слизняк «Clio borealis», которым кишат воды Шпицбергена, Ян-Майена и Исландии.

«Река смоляная Могр» — мощные потоки черной лавы исландских вулканов.

И с чем же, как не со «скрежетом зубным», можно сравнить звуки от непрестанного трения льдин друг о друга?

Откуда новгородцы могли начать свое плавание?

К тому времени на «Дышющем море» уже более столетия существовало новгородское поселение Кола, колыбель древних русских мореходов.

В летописях Норвегии и исландских сагах я нашел подтверждение тому, что в 1316 году русские мореплаватели доходили до Галогаланда.

Это северная оконечность Норвегии.

Далее расстилался страшный «безбрежный океан, опоясывающий всю землю», как говорил немецкий историк XI века Адам Бременский.

В 1318 году новгородские удальцы снова пошли «за море» и, обогнув Скандинавский полуостров, достигли Ботнического залива.

Через два года новгородские «повольники» Лука и Игнат оглядывали со своих судов побережья крайнего севера Норвегии.

В 1323 году исландские летописцы занесли в свои свитки свидетельства о том, что русские мореплаватели снова появлялись в Галогаланде.

Около 1326 года, — следовательно, тоже на памяти архиепископа Василия, — новгородцы и двиняне опять ходили морем в Скандинавию. Они тогда уже держали в своих руках огромный участок Северного морского пути от Скандинавии до устья Печоры.

«Видоки» — новгородцы, «дети» Василия, очевидно, были участниками одного из морских походов в Скандинавию, совершенного в промежуток между 1316 и 1326 годами. Они прошли из Колы к Мурманскому носу (Нордкапу), обогнули его, побывали в Галогаланде и после этого были отнесены жестокими штормами к северо-западу.

В 1339 году Василий Новгородский отправлял своих послов «за море» к Магнусу, королю Шведскому. Посольство исколесило всю Скандинавию, отыскивая Магнуса, находившегося в то время в Людовле (так новгородцы называли Лунд). Подробности этого большого путешествия русских неизвестны.

В том же послании 1347 года Василий Новгородский рассказал о втором походе отважных новгородских мореплавателей, но уже на Северо-Восток. Он даже называет их имена: Моислав Новгородец и сын его Яков. У них были три судна, снабженные мачтами — «щеглами».

«…И всех было их три юмы, и одна из них погибла, много блудив, а две их потом долго носило ветром, и принесло их к высоким горам», — повествует Василий Новгородский.

Он рисует величественную картину северного сияния, к которой были прикованы взоры Моислава, Якова и их спутников.

«…И свет бысть в месте том самосиянен, яко не мощи человеку исповедати: и пребыша долго время на месте том, а солнца не видеша, но свет бысть многочасный, светлуяся паче солнца».

Из этого отрывка мы можем заключить, что долгая полярная ночь застала отважных новгородцев в их скитаниях.

По свидетельству древнего писателя, Моислав и Яков трижды посылали своих спутников на высокую гору — «видети свет».

В этом нет ничего сказочного, противоречащего действительности; в науке известны северные сияния, горящие на сравнительно небольшой высоте от земли, когда создается впечатление, что до них, что называется, «рукой подать».

Один из новгородцев умер. Моислав и Яков «побегоша вспять», ибо им не дано было «дале того видети светлости тоя неизреченные».

Вернувшись на берега Волхова, отважные мореплаватели рассказали о том, что они видели на дальнем Северо-Востоке.

Картину северного сияния, вдохновенно нарисованную Василием Новгородским, можно считать древнейшим описанием этого явления, отысканным мною в русской литературе.

«…А тех, брате, мужей и нынче дети и внучата добры здоровы», — заключал свое сообщение Василий Новгородский.

Писал он это, как уже указывалось, в 1347 году.

Легко высчитать, что поход Моислава и Якова состоялся в последнем десятилетии XIII века или около 1300 года.

Источники, известные мне, содержат и другие свидетельства пребывания новгородцев на Севере в XIV веке.

В 1315 году знатный новгородец Своеземцев управлял северной Важской областью.

В 1328–1340 годах новгородский наместник Печорской стороны Михаил выходил на судах в Ледовитый океан добывать дорогую моржовую кость и меха.

В одном из таких предприятий, возможно, и участвовали Моислав Новгородец с сыном Яковом, завороженные зрелищем северного сияния, раскинувшегося над дикими скалами северного лукоморья.

Высокие горы, упомянутые Василием, напоминают Новую Землю или другие острова Ледовитого океана.

Любопытный памятник древнерусской литературы, «Послание» Василия Новгородского содержит достоверные свидетельства о приключениях бесстрашных мореходов Новгорода Великого, исследовавших «Дышющее море» до соколиных гор Югры.

Остается сказать несколько слов о знаке Китовраса, связанном с именем Василия Новгородского.

Однажды он соорудил в новгородском Софийском соборе медные, вызолоченные Васильевские ворота. На этих воротах, а также на огромных светильниках красовались изображения сказочного полузверя — Китовраса.

Этот кентавр, увенчанный зубчатой короной, нередко украшал и медные зеркала — те, что в разное время были обнаружены в областях нашего Северо-Востока, в непосредственной близости к побережьям Ледовитого океана.

Знак Китовраса сопровождал древнерусских мореходов!

Отрывок из Абу-л-Фиды

После возвращения Марко Поло в Венецию земляки узнали от него о богатствах Севера, в том числе и о дорогих мехах.

К тому времени в некоторые страны Востока — к примеру, в Египет — уже привозили шкуры белых медведей. Об этом еще около 1250 года обмолвился Ибн-Саид ал-Магриби, уроженец Гранады.

«Есть у них белый медведь, который ходит в море, плавает и ловит рыбу», — писал ал-Магриби. «Шкуры таких медведей мягкие; их дарят в египетские страны».

Речь, по-видимому, шла о монгольских посольствах, посещавших Египет и привозивших дары султанше Шагаредор.

Об Ибн-Саиде ал-Магриби нелишне знать, что он, преодолев премудрости наук в Севилье, пустился в странствия. Начиная с 1240 года пытливый гранадец побывал в Африке, Египте, Сирии, Багдаде, Басре, о которой мы недавно упоминали как о начале одной из морских дорог в Китай.

Ибн-Саид уже был наслышан о Ханбалыке, столице великого хана. Это могло произойти под конец жизни гранадского странника, во всяком случае не ранее 1271 года. Он составлял географические карты. Одна из них, помеченная 1270 годом, хранится в библиотеке Оксфорда.

Гранадский путешественник написал труд по географии «семи климатов». Арабисты, например И. Ю. Крачковский, считают, что это творение Ибн-Саида полностью до сих пор не изучено и известно лишь по двум извлечениям. Одно из них — «Книга распространения земли в долготу и ширину» — хранится в Париже, среди сокровищ Национальной библиотеки. Эта книга побывала в руках Абу-л-Фиды. Отсюда я и начну свой рассказ об отрывке из его труда «Упорядочение стран», приведенном в книге Д. Флетчера «О государстве Русском», изданной А. С. Сувориным [18] .

В 1905 году в Эртелевом переулке в Петербурге с печатной машины сошли листы книги: «О государстве Русском. Сочинение Флетчера». Ныне это издание стало библиографической редкостью. В нем на странице 132 я шел такие многозначительные строки:

«Особое замечание, извлеченное отличным венецианским космографом Г. Джоном Баптистом Рамузием из арабской географии Абильфады Измаэля, касательно направления океана от Китая на север, вдоль по берегу Татарии и других неизвестных стран, а потом на запад, по северным берегам России и так далее к северо-западу».

На полях книги типографским путем была воспроизведена заметка: «Китай. Пределы крайних татар. Некоторые неизвестные страны. Северные берега России. Северо-запад».

Я начал свои разыскания с целью пролить свет на историю происхождения и значение отрывка из Абу-л-Фидий.

Знаменитый советский востоковед, арабист, академик И. Ю. Крачковский немедленно откликнулся на мою просьбу и вскоре прислал мне сделанный им новый перевод этого отрывка непосредственно из арабской рукописи Абу-л-Фиды.

Отрывок гласил, что океан «берет направление на восток, пока не поравняется с пределами земли восточной открытой, а там страна Китай».

Затем океан поворачивает в сторону севера, до тех мест, где находится «преграда» Яджуджа и Маджуджа. Поравнявшись с нею, океан вновь поворачивает, окружает «земли неведомые по своим обстоятельствам» и уходит на запад, «оказываясь к северу от земли».

Затем он «равняется со страной Русов, минует ее, поворачивает на запад и на юг (юго-запад), окружая землю, и оказывается уже в западной части» [19] .

В этом переводе явственно встает очертание морского побережья от Китая, Камчатки, Берингова пролива до Скандинавии и «Дышющего моря» древнерусских сказаний.

Что за «преграда» Яджуджа и Маджуджа или Гога и Магога библейских повествований? Этой преградой могли быть и проливы каменистых Курильских островов, и узкие ворота теперешнего Берингова пролива между северо-востоком Азии и берегом Северо-Западной Америки.

«Земли, неведомые по своим обстоятельствам…» — вероятно, вся полоса сибирского побережья Ледовитого океана. Далее к западу начиналась уже известная Абу-л-Фиде «страна Русов», а за ней лежало знакомое арабам Северное море. В отрывке из Абу-л-Фиды достоверно было все, за исключением Яджуджа и Маджуджа, о которых упоминалось в Коране.

Это — покрытые шерстью страшные существа, четырехглазые дива, не то шипящие, как змеи, не то свистящие, подобно птицам. Древние арабы поселяли этих чудовищ на самом северном краю земли.

Но кто же был Абу-л-Фида?

Он жил в 1273–1331 годах. Отечеством Абу-л-Фиды был Дамаск, куда его родители бежали во время нашествия монголов на Сирию и где на берегах Оронто стоял окруженный садами город Хама. Там и княжил отец будущего ученого. Потомок курда Эйюба, он принадлежал к роду тех правителей Египта, что продержались в Каире вплоть до захвата власти мамелюками.

Юный Абу-л-Фида пошел на службу к мамелюкам. Одно время его покровителем считался египетский султан ал-Мансур, о котором ходила молва, что он был тевтонским крестоносцем, когда-то перебежавшим на сторону сарацин.

В самом начале XIV столетия Абу-л-Фида приехал в Каир и явился ко двору султана, сменившего ал-Мансура, Вскоре сирийскому князю был возвращен эмират Хама, и Абу-л-Фида поселился в стране отцов. Из окон своего замка он видел цветущую долину Оронто, стремившегося к Средиземному морю.

Сирийский эмир «распространил путешествиями свои познания», как сказал о нем его русский биограф в XIX века, и занялся науками и писательством.

В разные годы Абу-л-Фида создал «Начертание истории человеческого рода», жизнеописание пророка Магомета и другие произведения.

Но самым важным творением эмира Хама было «Упорядочение стран» или «Таблицы земель» («Таквим-ал-бул-Дан»), а в просторечии — «География». На русском языке этот труд никогда не издавался, о чем приходится лишь сожалеть.

Раскрыв бронзовый пенал, сохранившийся, по свидетельству арабистов, до нашего времени, Абу-л-Фида прилежно трудился над «Упорядочением стран», не раз дополняя свои черновики новыми сведениями. Он описал около тридцати областей («климатов») земли, в том числе Китай, Индию, острова Восточного моря, Магриб, Андалусию, Атлантику, Среднюю Азию…

В основном книга Абу-л-Фиды была готова в 1321 году? Лет десять ушло на дополнения, поправки и сверку рукописи, к которой сирийский ученый не раз возвращался, не расставаясь с ней до самой смерти.

Абу-л-Фида писал о том, как русы в 843–844 год прошли со стороны Черного моря к берегам Андалусии ворвались по Гвадалквивиру в Ишбилию (так называлась тогда богатая и шумная Севилья).

Абу-л-Фида вызвал из глубины веков образы славян Масуда и Сериба. Они водили свои корабли к берегам Ад рики и, обосновавшись там, начинали оттуда дальние морские походы. Происходило это в начале X века.

Абу-л-Фида знал творения великого хорезмийца ал-Бируни, который первым назвал Северное море морем Славян, описал Индию и показал пути, по которым сияющий славянский янтарь попадал в Хорезм и Аравию.

Абу-л-Фида приводил сведения об устье Волги, знал Волжском Булгаре [20] . Около 1300 года он повстречался человеком, побывавшим у берегов Северного моря, и записал его рассказ о торговле между приезжими купцами и обитателями Севера. Это был знаменитый способ «немого торга», когда купцы, выложив товары в условленном месте возвращались к месту стоянки каравана. Люди Севера в свою очередь приносили пушнину и клали ее рядом с товарами. Тогда купцы вновь приходили к торжищу и забирали шкуры. При этом ни приезжие купцы, ни продавцы дорогих мехов никогда не видели друг друга. Более того, Абу-л-Фиде рассказывали, что где-то за «городом Арба» люди Севера беспощадно расправляются с пришельцами в заповедную страну и даже пожирают их. Где находился город Арба? На этот вопрос трудно ответить. Может быть, это теперешний Арбаж, что к югу от Котельнича?

Встречи с бывалыми людьми, разговоры с пленными монголами, славянами, рассказы арабских купцов о стране Мрака, лежащей за Волжским Булгаром, — вот откуда Абу-л-Фида мог почерпнуть сведения для наброска морского пути из Тихого океана в Атлантику.

Как бы оставляя эту стезю для будущих поколений, рассчитал расстояния других сообщений с Китаем.

По сведениям Абу-л-Фиды выходило, что от Красного моря до Китая — двести дневных переходов по суше. Весь путь был разделен на участки. К примеру, от Красного моря до Ирака надо было идти два месяца. На переход от Ирака до Балха требовалось тоже шестьдесят дней. Между Балхом и Ферганой было двадцать переходов. Далее лежали страна карлуков и область огузов. Пройти их можно было за три месяца и оказаться на «берегу моря, омывающего берега Китая». Читатель уже знает по знаменитому отрывку, что океан у восточной части Китая поворачивает в сторону севера.

Сады Хама не заслоняли от Абу-л-Фиды видений дальних стран. Склоняясь над своими таблицами, в которых он размещал сведения об областях земного шара, Абу-л-Фида не раз размышлял даже о возможности кругосветных плаваний.

И. Ю. Крачковский писал о суровых заботах сирийского эмира, построившего для себя гробницу возле Змеиной мечети в Хама. Там в действительности и покоится прах Абу-л-Фиды — Отца спасения, как можно перевести этот почетный титул арабского ученого.

Творения ал-Идриси

Продолжим путешествие в глубь столетий.

Мне хотелось узнать, кто повлиял на Абу-л-Фиду, когда он описывал «поворот» океана к северу от Китая.

Академик И. Ю. Крачковский, принявший близко к сердцу всю эту историю с загадочным отрывком, приведенным в книге Д. Флетчера, ободрял меня в моих разысканиях. Маститый советский арабист указал мне на один источник, возможно и вдохновивший Абу-л-Фиду. Это творения знаменитого ал-Идриси. Он прожил долгое время в Сицилии, при дворе норманского короля Рожера Второго в Палермо [21] .

По приказу своего покровителя ал-Идриси изучал обобщал сведения о странах мира, собранные подданных короля Рожера.

Сицилийский король посылал в окрестные стране опытных путешественников и искусных художников. Возвращаясь в Палермо, они докладывали Рожеру о том, что им удалось увидеть, услышать и зарисовать. Так продолжалось пятнадцать лет. Все эти годы ал-Идриси трудился над обработкой доставленных ему сведений. С железным циркулем в руках он склонялся над картами своих предшественников, проверяя достоверность составленных прежде чертежей, заглядывал в старинные рукописи, сопоставляя их данные с новыми, полученными от посланца норманского короля.

Ал-Идриси много путешествовал сам. До переезда в Палермо он посещал Малую Азию, Лиссабон, Англию, Францию, Испанию. Образование получил в Кордове.

До нас дошли свидетельства о том, как трудился ал-Идриси в Палермо.

Рожер Второй не жалел ничего для своего ученого гостя.

Однажды ко двору короля была доставлена целая гора серебра, выплавленного для изготовления чудесных предметов. Арабский мудрец построил серебряное подобие небесного свода. Потом для ал-Идриси из того же благородного металла отлили большой круг. Искусные мастера, руководимые арабским ученым, нанесли на выпуклую поверхность мерцающего диска изображения семи климатов земли, «с их странами и областями, берегами и полями, течениями вод и впадениями рек».

Если верить цифрам, приведенным в предисловии самого ал-Идриси к его книге, и более позднему сообщению ас-Сафади, на палермский земной диск ушло не менее шестидесяти тысяч килограммов серебра, а на изготовление небесной сферы — около четырех тысяч двухсот пятидесяти килограммов [22] .

Напрашивается мысль, что для установки круга и сферы потребовалось особое помещение. Им могла быть уже существовавшая к тому времени в Палермо норманская башня — та, что и пять столетий спустя оказалась пригодной для устройства обсерватории.

Король Рожер страдал неизлечимой болезнью, но не хотел умирать, не дождавшись завершения труда ал-Идриси. А этот труд заключался не только в создании двух серебряных диковин.

Потомок малагских эмиров торопился закончить книгу, дополняющую сведения «Круглого чертежа». Норманский король еще успел взять в руки манускрипт — «Развлечение истомленного в странствии по областям» или «Китаб Руджжар» («Книга Рожера»). Но он уже не смог осилить семидесяти отдельных карт, приложенных к рукописи. Составленные вместе, они превращались в карту мира. Круглая всемирная карта тоже была приложена к книге ал-Идриси.

Серебряные сооружения ал-Идриси около 1160 года погибли самым неожиданным и обидным образом.

В Палермо начались беспорядки, вызванные недостойным поведением нового норманского короля Вильгельма Дурного. Заговорщики, ворвавшись в хранилище, где находились сооружения из серебра, разрушили и растащили их по частям [23] .

Ал-Идриси не только пережил это несчастье, но и продолжал свои великие труды. Он написал для Вильгельма Дурного вторую географическую книгу — «Сад приязни и развлечение души» — и составил еще семьдесят три карты.

Созданные им творения заставляют о многом размышлять, удивляться трудолюбию и безграничной пытливости ученого XII века, решившего окинуть своим взором мир от Гибралтара до загадочного «острова» Сила на крайнем Востоке, где на псах звенели золотые ошейники. Сила, по мнению исследователей ал-Идриси, — это Корея или Япония.

Сказочные подробности, не чуждые впоследствии и таким мастерам географических описаний, как Марко Поло, лишь оттеняют множество достоверных сведений, накопленных ал-Идриси. Он, например, уверяет, что Гибралтарский пролив вырыт человеческими руками, знает не только Северную Двину, но и Енисей, Байкал, Амур и даже Или. На одной из его карт изображены грифы, пожирающие пленников. Крылатые чудовища приурочены, по-видимому к Алтаю. Сказка сказкой, а советские археологи рассказывают об изображениях грифов, найденных в курганах Алтая!

Перечислить все, о чем знал и писал ал-Идриси, невозможно. Достаточно привести лишь некоторые примеры, важные для нашего повествования.

Палермский ученый знал о Сибири, не называя ее. Он писал о Кимакии и в одном месте даже подчеркнул, что ему был известен писатель Джанах ибн-Хакан ал-Кимаки.

А кимаки — это обитатели обширной области, распложенной частично в Сибири, между Иртышом и Енисеем, где Кимакия граничила со страной Мрака. На юге кочевья Кимакии достигали Сырдарьи. В Кимакии был лишь один город. Среди этого народа и нашелся писатель, приковавший к себе внимание создателя небесной сферы в Палермо [24] .

Ал-Идриси обратил свой взгляд в сторону Сибири и Китая. Здесь он в чем-то перекликается с Абу-л-Фидой. Выше я говорил о «преграде» Яджуджа и Маджуджа с которой, как писал Абу-л-Фида, равняется океан, прежде чем поворотить на север, окружить неведомые земли поравняться со «страной Русов».

Эта «преграда» есть и у ал-Идриси. Только она, начинаясь на земле Китая близ побережья моря Тьмы, принимает образ высокой горной цепи и устремляется в просторы Азии. Проследив направление этого хребта, немецкий историк Рихард Хенниг пришел к выводу, что «горы Куфайя» обозначены у ал-Идриси как раз там, где проходит Великая Китайская стена!

Доктор Рихард Хенниг обратил особенное внимание на одну драгоценную строчку ал-Идриси: «Китайское море — это рукав океана, который и есть море Тьмы».

«На нашем языке это означает, что Китайское море представляет собой залив Атлантики!» — восклицает по этому поводу Хенниг.

Он говорит, что ал-Идриси уверенно высказал «гипотезу, с которой выступили позже Тосканелли и Колумб, а именно, что Атлантический океан на западе омывает берега страны Катай (Китая)» [25] .

Мне не пришлось сожалеть, что решил обратиться к трудам ал-Идриси. Ведь я узнал о его знакомстве с Сибирью, об удивительной для того времени убежденности ал-Идриси в том, что Китая можно достичь «западным путем» — через Атлантику, по морю Тьмы.

Абу-л-Фида дополнил это потрясающее свидетельство палермского ученого своим, кратким до предела, очерком морского пути от Китая до Атлантики.

Второй том «Неведомых земель» Рихарда Хеннига, изданный на русском языке в 1961 году, содержит большую главу «Арабские купцы на севере России». В примечаниях к одному из отрывков из Абу-л-Фиды, напечатанных на стр. 257, упомянута и моя скромная статья «Известия о Севере арабских географов» в сборнике «Летопись Севера» в 1949 году. Следовательно, мне удалось ввести в научный оборот забытое свидетельство Абу-л-Фиды.

В статье своей я попытался проследить, каким образом и для каких целей венецианец Джиованни Баттиста Рамузио, издатель большого собрания путешествий, в середине XVI века получил доступ к одной из рукописей Абу-л-Фиды.

Я напал на след Льва Африканского — араба Хасана ибн-Мухаммеда, привезенного в Рим около 1520 года. Впоследствии Рамузио издал рукопись Льва Африканского. Выяснилось, что, работая над этой книгой, Рамузио изучал творения ал-Идриси, ал-Бекри и Масуди. Общение Рамузио с Львом Африканским и натолкнуло ученого венецианца на поиски рукописи Абу-л-Фиды. И Рамузио ее нашел!

Прошло несколько десятилетий. Рамузио уже не было в живых, когда знаменитый космограф Герард Меркатор в письме к Ричарду Хаклюйту вновь потревожил тень сирийского эмира Абу-л-Фиды. Речь шла о том же отрывке с описанием Северного морского пути. Перевод отрывка уже лежал на столе Хаклюйта, английского собирателя и издателя.

Все это происходило в то время, когда в Англии шла подготовка к плаванию в Китай мимо берегов Московии. Тогда «Энитоме», отрывок из Абу-л-Фиды, приобрел исключительное значение. Он подтверждал предположения о том, что из Ледовитого океана есть свободный проход в Тихий океан.

Еще во время работы Джильса Флетчера над книгой «О государстве Русском» рукопись побывала в руках Хаклгойта. По-видимому, он и вписал во флетчеровскую книгу «Эпитоме» Абу-л-Фиды.

Так, в меру своих сил, я проследил весь путь отрывка — от Сирии до Венеции, от Венеции до Лондона. Путь этот был начат более шестисот лет тому назад. Русскому читателю «Эпитоме» стало доступно лишь в 1905 году по причинам, уже мною описанным [26] .

Нам еще придется вернуться в мир арабских рукописей. А сейчас я расскажу, как название «Сибирь» впервые прозвучало в средневековой Венгрии.

Письмо о стране Сибур

Венгерские монахи не раз пускались в дальние странствия. Путешественники искали на Северо-Востоке «Старейшую Венгрию». Там обитали восточные венгры — язычники. Происходили они от одного корня с теми венграми, которые в IX веке нашей эры двинулись в путь на Запад, прошли Суздальскую и Киевскую земли, перевалили через Карпаты и достигли Паннонии. Западные венгры узнали о своей далекой прародине, читая древние летописи.

В XIII веке на Северо-Восток отправились венгерские монахи-доминиканцы. Трое из них погибли в далеких землях, один же — брат Отто — возвратился из Великой Венгрии и умер от изнурения через неделю после приезда, на I перед смертью успел поведать о пройденных им путях к Волге.

Вслед за Отто на поиски Великой Венгрии двинулся брат Юлиан. После многих приключений он достиг страны восточных венгров, питавшихся волчьим мясом и молоком кобылиц.

Юлиан побывал в Киеве, Чернигове, Рязани, Нижнем Новгороде, Владимире-на-Клязьме и Суздале. Он встречался с русским князем, по-видимому, Юрием Всеволодовичем, вскоре сложившим голову в страшной битве на реке Сить.

Путешествия Юлиана относятся к 1235–1238 годам. Во время скитаний брат Юлиан соприкоснулся с монгольским миром. Но он ничего не говорил о стране Сибур — Сибири.

Продолжателем дела Юлиана был брат Иоганка — монах, облеченный в грубую серую одежду и перепоясанный веревкой.

В 1320 году «в татарском лагере близ Баскардии» было составлено письмо о стране Сибур. Автором письма и был венгерский монах-минорит Иоганка.

По-видимому, около 1314 года он в сопровождении двух монахов-венгров и англичанина по имени Вильгельм добрался до Баскардии (Башкирии). Два монаха почему-то расстались со своими спутниками, и Иоганка с Вильгельмом обрекли себя на беспокойную жизнь в чужой стране. Они спорили с несторианами и язычниками Баскардии, доказывая преимущества католичества.

Иоганка и англичанин шесть лет тщетно пытались обратить в католическую веру самого «государя всей Баскардии» и его подданных. Уральские «сарацины» не только уклонялись от крещения, но и не раз грозили монахам смертью.

После долгого пребывания в темнице, лишь случайно вызволенный оттуда, Иоганка с горя начал собирать различные сведения об окрестных странах и народах. Вот тут-то он и обмолвился о стране Сибур.

«Когда мы еще были в Баскардии, — рассказывал Иоганка, — пришел некий посол из страны Сибур, которая окружена Северным морем. Страна эта обильна съестным, но зима там жесточайшая до такой степени, что из-за чрезвычайного количества снега зимой почти никакие животные не могут ходить там, кроме собак: четыре большие собаки тащат сани, в которых может сидеть один человек с необходимой едой и одеждой…» [27] .

Далее Иоганка рассказывал о некоторых обычаях коренных жителей страны Сибур.

Пристального внимания заслуживает краткое, но очень точное свидетельство венгерского монаха о том, что уже в те времена в стране Сибур находились русские люди.

Однажды в стране Сибур началось моровое поветрие, и волхвы стали прорицать, что гибели избегнут лишь те, кто примет обряд крещения. Тогда сибурцы поспешили к какому-то местному «русскому клирику»; он окрестил их, но оказался неискусным в наставлении своей паствы, и она вскоре вновь обратилась в язычество.

Иоганка уверял, что «посол из страны Сибур» привез в Баскардию особое послание от сибирского татарского наместника: Иоганку и брата-англичанина звали в страну снегов для того, чтобы показали пример нерадивому «русскому клирику». Монгольское начальство в Сибуре брало на себя все расходы по содержанию монахов, обещало выстроить для них жилища, обеспечить Иоганку и Вильгельма всем необходимым, если они согласятся сопровождать сибурских кочевников во время передвижений по степям.

Но Иоганку, испытавшего горести и печали в Баскардии, не устраивало путешествие в страну Сибур, где, как он сам уверял, существовал обычай поклонения человеческим скальпам.

И вот, находясь в лагере монголов, монах-венгр написал одно из первых в западноевропейской литературе сказаний о стране Сибур — Сибири.

«Письмо брата Иоганки Венгра, ордена Миноритов, к генералу Ордена бр. Михаилу из Чезены» — так называется это донесение.

Оно хранится теперь в библиотеке Кембриджской академии. Трудолюбивый советский историк С. А. Аннинский впервые перевел на русский язык послание брата Иоганки и напечатал его в «Историческом архиве» (т. III, 1940).

О какой же стране Сибур рассказывал венгерский минорит?

Речь шла о двух больших владениях — улусах — в Сибири, вначале принадлежавших братьям Батыя — Орда-Ичену и Шайбану. Оба улуса на севере примыкали к Ледовитому океану.

Современник брата Иоганки, хан Узбек (1312–1342) сумел поставить эти сибирские улусы в полную зависимость от Золотой Орды.

О северной части сибирских владений Золотой Орды и рассказал в своем письме венгерский монах.

Что же касается «русского клирика», о котором писал папский миссионер, то это, видимо, один из потомков бесчисленных русских пленников, поселенных на землях, завоеванных татаро-монголами.

Бельгийский лекарь Жан де Бургонь

Важные обстоятельства заставляют нас снова возвратиться в арабский мир. Пока я писал об Абу-л-Фиде, отыскался его современник Ибн-Фадлаллах ал-Омари ад-Димашки. Он был на двадцать восемь лет моложе Абул-л-Фиды и пережил его на восемнадцать лет.

Ал-Омари, уроженец Дамаска, связал свою судьбу с мамелюкскими правителями Египта. Там он был сначала судьей, а потом сумел возвыситься до должности секретаря султана египетского, ан-Насира Калавуна.

Здесь каирские розы соседствовали со шкурами белых медведей, на которых возлежали знатные египтяне.

В Каире при жизни ал-Омари успело появиться посольство из Китая.

Я уже упоминал о том, что ал-Омари приятельствовал с «генуэзцем Балбаном», настоящая фамилия которого была Дориа. Как можно предполагать, Дориа тождествен с носителем той же фамилии и тоже генуэзцем, имевшим отношение к основанию генуэзской Каффы в Крыму.

Знакомства ал-Омари с пленными европейцами, жившими в Египте, ввергали меня в великий соблазн. Я стал раздумывать о том, уж не знал ли ал-Омари пресловутого обманщика, присвоившего потом имя сэра Джона Мандевиля. Ведь сроки пребывания лже-Мандевиля в Египте совпадают с годами жизни ал-Омари в Каире.

Сопоставление событий во времени — великая вещь. Наукой с полной достоверностью установлено, что лже-Мандевиль появился в Египте в 1327 году, долго жил в Каире и вынырнул лишь в 1343 году в Льеже. Там, по-видимому, он и начал сочинять, а вернее, списывать у множества авторов свою столь нашумевшую впоследствии книгу.

В Египте же мнимый сэр Джон был известен как бельгийский лекарь Жан де Бургонь или Жеан де ла Барб (Бородатый). Пребывание его при дворе египетского султана в Каире установлено исследователями беззастенчивого «творчества» псевдо-Мандевиля и закреплено на страницах энциклопедий [28] .

Мамелюкским правителем Египта при Жане де Бургонь и ал-Омари был ан-Насир Калавун. Он был покровителем Абу-л-Фиды именно в то время, когда трудолюбивый сирийский эмир работал над своей замечательной книгой.

Судите сами, мог ли государственный секретарь Египта ал-Омари ничего не знать о придворном враче, франке Жане де Бургонь. Ведь ал-Омари водился с менее известным «генуэзцем Балбаном», любителем географии и бывалым человеком.

Трудясь в то время над своей энциклопедией «Пути взоров по государствам крупных центров», ал-Омари в числе множества собранных им источников имел рукописи или выдержки из произведений Абу-л-Фиды и ал-Идриси.

Китай привлекал внимание каирского ученого. О далекой стране он знал не только из рукописей исследователей, но и из устных рассказов людей, побывавших в глубинах Азии.

В сочинениях ал-Омари содержатся драгоценные сведения о севере нашей страны. Честь открытия их принадлежит Владимиру Тизенгаузену, русскому историку, археологу и исследователю древних монет. Его «Сборник материалов, относящихся до истории Золотой Орды» (1884) до наших дней остается вместилищем сокровищ.

В. Тизенгаузен нашел у ал-Омари строки, где каирский араб описывает «страны Сибирские и Чулыманские».

«В землях Сибирских и Чулыманских, — писал ал-Омари, — сильная стужа; снег не покидает их в продолжение шести месяцев. Он не перестает падать на их горы, дома и земли. Вследствие этого у них очень мало скота. Приезжает к ним мало людей, а пищи у них мало… Купцы наших стран не забираются дальше города Булгара; купцы Булгарские ездят до Чулымана, а купцы Чулыманские ездят до земель Югорских, которые на окраине Севера. Позади них уже нет поселений, кроме большой башни, построенной Искендером на образец высокого маяка; позади нее нет пути, а находятся только мраки… пустыни и горы, которых не покидают снег и мороз; над ними не всходит солнце; в них не растут растения и не живут никакие животные; они тянутся вплоть до Черного моря; там беспрерывно бывает дождь и густой туман и решительно никогда не встает солнце…» [29] .

Так рассказывал ал-Омари о землях Сибирских, пользуясь сведениями купца Бадр-эд-дина ал-Хасана ал-Руми, выходца из Малой Азии (Рума), судя по окончанию его имени. Больше об ал-Руми ничего не известно. Ходил он сам к таинственной башне, построенной Александром Македонским, или об этом ему поведали его знакомцы из тех же купцов?

В другом месте ал-Омари снова вспоминал «Области Сибирь и Ибирь», загадочный Чулыман, за которым сибирские границы уже «прикасаются пределов Хатайских». Он даже высчитал, что караванный путь от «Сибири и Ибири» до «Хатайских земель» займет не более пяти месяцев. Люди Чулыманских и Сибирских земель красивы и приглядны, продолжал свое повествование ал-Омари. Они замечательно сложены, отличаются белизной лиц, голубоглазы. Среди множества иноземных невольников можно сразу же узнать этих людей по одному их виду.

Не будем увлекаться и угадывать Чулыман в дальних сибирских реках Чулыме и Чулышмане! Чулыман ал-Омари находился гораздо западнее этих рек, ближе к земле башкиров. Просматриваю указатели к атласам, путешествую по карте — Чулымана нет ни на Каме, ни на Урале!

Но это не меняет сути дела. Пусть ал-Омари допускал неточности, но он уже знал о Сибири и догадывался о ее связях с Китаем. По времени каирский ученый был первым образованным арабом, закрепившим на бумаге слово «Сибирь». Он повторил это название вслед за венгерским братом Иоганкой и, подобно последнему, тоже удостоверил соседство Сибири со страною башкиров.

Теперь мы вернемся к бородатому льежскому лекарю, врачевавшему султана Египта ан-Насира Калавуна и пережившему своего повелителя.

После смерти султана Жан де Бургонь решил возвратиться в Льеж. Там он засел за работу и к 1355 году закончил большую книгу. Написана она была от лица английского рыцаря сэра Джона Мандевиля, уроженца Сент-Олбанса, где издревле процветал промысел — плетенье шляп и циновок из соломы.

По каким-то причинам сэр Джон спешно оставил соломенный Сент-Олбанс и осенью 1322 года направил свои стопы во Францию. Отсюда он поехал в Каир и поступил на службу к мамелюкскому султану. Через некоторое время Мандевиль пробрался в Персию, очутился в Ормузе, а оттуда приплыл на корабле в Индию.

Он уверял в своей книге, что вся Индия еще при Альфреде Великом была взята на щит скандинавским викингом Отером. Будучи уже на Яве, сэр Джон увидел, что подвиги Отера увековечены и там: на стенах яванского дворца красовались фрески в честь северного витязя.

С острова Ява морская дорога привела сэра Джона к окраине «страны пигмеев». Через эту страну он прошел в Китай и вступил в Камбалу (Ханбалык) или Пекин.

Потом он решил навестить пресловутого «попа Ивана», властителя страны Пентоксирии.

Странствующий рыцарь добрался до заповедных владений венценосного попа, и тот устроил в честь пришельца из Альбиона пышный прием с участием двенадцати архиепископов и двадцати епископов Пентоксирии.

На ходу Мандевиль сочинил сказку о земле Кадилья к востоку от Китая, затем соблазнился чужой выдумкой о живом растении «баранце».

Посетив за время всех своих скитаний не менее двадцати стран Европы, Азии и Африки, в том числе Русь, Татарию, Сарматию и Литву, сэр Джон стал двигаться к родным местам. Он снова очутился в Персии и Сирии, добрался до Средиземного моря и приплыл во Францию.

В Льеже он заболел и был вынужден на время прервать свой путь. Наконец он высадился на берегу Альбиона и вскоре закончил отчет о своих странствиях, посвященный воинственному английскому королю Эдуарду Третьему.

Но почему рукопись английского сэра Джона Мандевиля появилась впервые не в Англии, а в Льеже в 1355 году? Еще сто лет тому назад о ней сообщали, что она хранится в Берне.

В 1371 году по рукам любознательных парижан начал ходить второй список книги Мандевиля, сопровожденный рисунками. Жеан де Барб или Жан де Бургонь был еще жив. Он возревновал к славе сэра Джона. Вполне возможно что сам Жан де Бургонь незадолго до своей смерти, приключившейся осенью 1372 года, сочинил эпитафию.

«Здесь покоится благородный господин Иоанн де Мандевиль, именуемый также де ла Барб» — так начиналось последнее произведение бывшего лекаря египетского султана.

В эпитафии содержится известный вызов: Мандевиль носит второе имя — де ла Барб! И все же эта эпитафия продолжает настаивать на том, что рыцарь Мандевиль в действительности существовал. Надпись на могиле гласит, что Мандевиль — уроженец Англии, рыцарь, профессор медицины, красноречивый оратор и путешественник, объехавший почти весь свет.

Одну из своих тайн Мандевиль — де ла Барб — унес в могилу. По понятным соображениям он не пожелал рассказать, как работал над своей книгой. Ведь для того, чтобы ее написать, он, как это потом было установлено, имел доступ к творениям Эратосфена, Плиния, Павла Орозия, Вонсана де Бове, Марко Поло, Одорико из Порденоне, Вильгельма Больдензейле, Плано Карпини и других древних и средневековых авторов.

Где он брал все эти редкие рукописи? Как к нему, например, попала в руки хроника Павла Орозия, переведенная и дополненная английским королем Альфредом Великим около 890 года? Ныне рукопись короля хранится в библиотеке Британского музея. Когда Альфред Великий дополнял Орозия, он вставил туда рассказ о викинге Отере, доплывшем в 875 году до Белого моря. Пусть читатель запомнит это обстоятельство, потому что к Отеру нам еще придется вернуться.

Эратосфен, живший в III веке до нашей эры, спорил с Геродотом не только насчет местопребывания гипербореев. Он утверждал, что из Испании можно проплыть в Индию, и даже предсказывал, что между Европой и Азией могут быть открыты новые земли. Его творения были известны в передаче Страбона. Как видим, бородатый льежский лекарь не случайно тянулся к Эратосфену.

Собирая данные для своей фантастической книги, Мандевиль — де ла Барб, может быть, бессознательно останавливается на тех свидетельствах, которые относятся к возможности совершить кругосветное плавание, открыт морской путь в Индию и Китай.

В путешествии Мандевиля черным по белому написано, что он, сэр Джон, еще в годы своей нежной юности слышал о подвиге одного путешественника, который отплыл из Англии и достиг морским путем Индии и Китая. Затем, направив бег своего корабля к востоку, мореплаватель закончил путь в Скандинавии, обойдя таким образом весь свет. Обойти мир на корабле, говорил Мандевиль, можно двояким способом — «вверху» и «внизу», то есть высоких и в более южных широтах, и при этом никак не упасть в небосвод. Конечно, простой человек, современник сэра Мандевиля, не поверит его рассказу, но дело обстоит именно так, писал Жан де Бургонь.

Но все его качества невероятно образованного для своего времени человека и неутомимого собирателя источников пошли насмарку. Настало запоздалое, но грозное возмездие потомков. Оказалось, что Жан де Бургонь списывал целые страницы из Одорико, Вильгельма Больдензейле и других авторов. Он не постеснялся ограбить и того обманщика, который в свое время подделал известное письмо «пресвитера Иоанна» к византийскому императору. Из списка этого подложного документа, где-то разысканного им, Жан де Бургонь взял описание стола, изваянного из смарагда, покоящегося на аметистовых колоннах, за которым «пресвитер Иоанн», окруженный иерархами Трех Индий, принимал сэра Джона Мандевиля.

Беззастенчивый плагиатор и лжец отыскал и изучил множество рукописей только для того, чтобы приписать себе странствия и приключения, о которых вычитал у Одорико и других путешественников.

Но какой полет мысли был у Жана Бородатого!

Он не зря читал про плавание Отера из страны норманнов в Биармию, к устью Северной Двины. Лже-Мандевиль послал викинга Отера по Ледовитому морю дальше на восток и довел его до Индии и Явы. Не прообраз ли Отера имеет в виду обманщик, когда пишет, что ему рассказывали о кругосветном мореплавателе, вернувшемся из Индии в Норвегию? Источники не названы, следы заметены… Никто не мог, особенно в те времена, упрекнуть Мандевиля. А цель достигнута, и просвещенная часть человечества начинает жить идеей, которую, как искру в стог соломы, заронил великий лжец сэр Мандевиль из Сент-Олбанса!

А как объяснить то обстоятельство, что лже-Мандевиль посвятил свою книгу именно английскому королю? Ведь Эдуард Третий знал, что Альфред Великий поощрял Отера к плаванию из Скандинавии в Биармию. И ему, королю Англии, преподносится ошеломительная весть, что какой-то северный викинг в годы молодости сэра Джона возвратился на родину из Индии!

Стоит вспомнить и историю поисков магнитной горы, предпринятых Эдуардом Третьим в 1360 году, к тому времени, когда книга лже-Мандевиля уже получила известность и один из ее списков действительно мог попасть в руки Эдуарда.

Мандевиль, начитавшись сказок о магнитной горе, без зазрения совести заявил, что он сам встречался с нею во время своих скитаний. При этом знаменитый обманщик уверял, что гора состояла из алмазов, обладавших магнитным свойством. Как впоследствии оказалось, сэр Джон стащил эти алмазы из поддельного письма «священника Иоанна» и «Истории монголов» достославного Плано Карпини.

Как бы с целью проверки слухов о магнитной горе Эдуард Третий и послал к «северным уединенным островам» какого-то ученого священника или монаха. Вооруженный астролябией, тот проплыл в ледяном море до крайних пределов, где дальнейшее путешествие стало уже невозможным из-за страшных водоворотов.

Этот мореход написал книгу «Счастливое открытие». В ней было упоминание о магнитной горе, окруженной «Янтарным морем». Рукопись была преподнесена королю английскому Эдуарду Третьему. Есть сведения, что один из ее списков был отправлен норвежскому королю Гаквину. Все это происходило еще при жизни лже-Мандевиля.

Ни одна из рукописей «Счастливого открытия» не дошла до нашего времени, как не сохранился и старинный путеводитель, описывавший плаванье в сторону магнитной горы.

Но в свое время какие-то сведения о плавании 1360 года дошли до Джона Ди, алхимика и математика. Он был известен и у нас на Руси. Есть свидетельства о том, что даже предполагал приехать в Москву.

В 1580 году, когда англичане собирались проплыть к берегам Китая, через Северный Ледовитый океан, Ди написал наставление мореходам. Именно тогда был отыскав и переведен отрывок из Абу-л-Фиды, о котором мы здесь уже не раз говорили.

Абу-л-Фида, лже-Мандевиль и безвестный искатель магнитной горы понадобились тогда для лучшего познания морской дороги от Скандинавии до Китая.

«Книга познания» и «Практика торговли»

При жизни бельгийского лекаря появилась еще одна рукопись. Она всего лет на пять старше пресловутого сочинения лже-Мандевиля.

Если верить ее сочинителю, он еще до Мандевиля начал путешествие по белу свету. Молодой, лет двадцати шести, францисканец в сером одеянии вышел из ворот Севильи и направился в сторону Португалии.

По подсчетам Рихарда Хеннига, севильскому монаху потребовалось бы не менее двадцати лет, чтобы без особых осложнений посетить такое множество стран и областей. Перечислять их полностью вовсе не обязательно. В длинном списке мы отметим лишь Русь, Черное море, Татарию, Фергану, Китай, Монголию, Тибет, Каспий, острова Тихого океана и пресловутое «царство священника Иоанна».

К слову сказать, севильский францисканец впервые поместил Иоанново царство в Эфиопии и Нубии. Там, в большом городе с изысканным названием Грасиона, якобы владычествовал сказочный христианский владыка. Его чернокожие подданные рассказали странствующему севильцу о том, что они в свое время спасли от гибели генуэзца-морехода, потерпевшего кораблекрушение.

Помните братьев Вивальди и Тедизио Дориа, отплывших в сторону Магриба — страны Заката — из Генуи?

Так вот эта сказка из «Книги познания» прямым образом относится к двухъярусным галерам Дорна и Вивальди.

Даже через полвека после исчезновения кораблей с гербом Генуи пытливые кастильцы ищут следы отважных мореплавателей, дерзнувших проведать новую дорогу в Индию! Наш странник отважно заявил в «Книге познания», что он с острова Ява отправился прямиком в царство Армалек, а оттуда прошел в Ханбалык и Оргу. Под названием Армалека скрывается Алмалык в области реки Или, на пути в Китай. Ханбалык, как уже знает читатель, — Пекин. А Орга? Это, по-видимому, Ургенч в знойном Хорезме, где генуэзцы, монголы и русские делали передышку для дальнейшего следования в сторону Армалека или Сарайчука-на-Яике.

Севильский брат-францисканец знал о некоторых городах, расположенных на Великом шелковом пути от Каффы до Ханбалыка. Но в то же время он верил, что Каспий имеет связь с Восточным океаном. Кастилец, конечно, не обошелся без Гога и Магога. Зачем-то изменив правописание этих зловещих слов, он объявил, что своими глазами видел страну Гота и Магота или Моголин. Там он нашел какой-то замок и остался в нем на некоторое время ради того, чтобы наблюдать ежедневно «поразительные вещи» и собирать не менее удивительные рассказы. Здесь сквозь покров дремучей сказки пробился какой-то росток истины: сочинитель, сидя в Испании, упоминает о Моголине — Монголии. Остальное остается на его совести. И он продолжает уверять на страницах «Книги познания», что во Внутренней Татарии есть крепость Гота и Магога и в ее врата не раз стучался Александр Македонский, принудивший местные народы переселиться в Готию и Ирканию, по-видимому в Скандинавию и прикаспийские страны.

Работая в стиле сэра Джона Мандевиля, составитель «Книги познания» сопроводил ее цветными рисунками. Это целая радуга, состоявшая из гербов и флагов стран и городов, известных усидчивому составителю «Книги познания». Таким образом, она превращается как бы в наглядное пособие.

Жаль, что «Книга познания» не могла сообщить никаких достоверных сведений о Руси, потому что гость из Кастилии не был в русской стране ни при Иване Калите, ни при Симеоне Гордом. Но какие-то рассказы о Руси все же доходили до Кастилии в те времена, когда бородатый севильский монах уверял своих соотечественников в том, что сумел обойти почти весь земной круг.

Писать об Алмалыке (Армалеке), сидя в Севилье, было не только легко, но и вполне безопасно. Другое дело — самому побывать в стенах Алмалыка в то время! Да и как пройти туда через пески и горы Азии?

Ответ на это нам дает вполне достоверный путеводитель, составленный флорентийцем Франческо Бальдуччи Пеголотти, очень бывалым человеком, служившим в торговом доме Барди. Он ездил в Антверпен, Лондон, года на три задерживался на острове Кипр. Затем Пеголотти исчез. О нем ничего не было слышно до 1335 года, когда он после восьмилетнего отсутствия вновь появился на Кипре.

Пеголотти написал труд «Практика торговли». Федор Аделунг так перевел заголовок этой книги: «Сочинение о делениях земель, торговых мерах и других предметах, сведение которых необходимо купцам всех стран».

Рукопись Пеголотти хранилась в библиотеке Риккарди во Флоренции. Она долго дожидалась печатного станка, опубликована была лишь в 1766 году и не может идти ни в какое сравнение с нашумевшей книгой лже-Мандевиля или с «Книгой познания» монаха из Кастилии.

В путеводителе Франческо Бальдуччи все достоверно. Большинство исследователей считает, что человек, написавший эту книгу, самолично совершил все путешествие от Таны, что в устье Дона, до Гамалека (Ханбалыка).

Двадцать пять дней ехал флорентийский скиталец на волах от Таны до Джутархана (Астрахани). Из Астрахани в Сарай он плыл по реке, а затем, возвратившись в Каспий, восемь дней шел водою до яицкого устья, входил в Яик и поднимался по нему до Сараканко (Сарайчука). А там уже были готовы арбы с упряжными верблюдами. Они довезли флорентийца до Оргапчн (Ургенча) за двадцать дней. Сорок дней скрипеть колесам верблюжьих арб, пока впереди не покажется Отрарре (Отрар), еще хранящий следы страшного опустошения полчищами Чингисхана.

От Отрара до Армалека (Алмалыка) к яблоневым рощам Илийского края товары перевозили на вьючных ослах.

Так и ехал Бальдуччи, закутавшись в войлочную кыпчакскую епанчу, по пустыням и через ущелья великих гор, сменив ослов на коней, до китайской реки. Там было рукой подать до Кассая (Ханчжоу), где производили размен серебра на бумажные деньги. Через тридцать дней Бальдуччи Пеголотти вступил в славный город Ханбалык.

Вот и все драгоценные сведения о пути в Китай, столь скупо изложенные уроженцем Флоренции.

Неистовый брат Пасхалий

Когда Пеголотти возвратился на Кипр, в сторону Алмалыка направились францисканские братья, во главе с епископом Армалекским Рикардом из Бургундии.

Среди них находился неистовый в своем фанатизме брат Пасхалий из Виттории, что на севере Испании, едва ли не баск по происхождению.

Неизвестно, в каком году он появился в Тане и от Азовского моря двинулся в Сарай. Испанец ступил на сизую солончаковую землю столицы Золотой Орды. Аланы (асы), кыпчаки, черкесы, русские люди встречались в ту пору в Сарае Берке с арабами, сирийцами, пришельцами из страны пирамид.

Здесь не так давно побывал Иван Калита в своем тяжелом одеянии — собольем «бугае» с оплечьями из самоцветов.

Где было знать испанскому монаху, что чуть ли не вчера по сарайскому рынку прошел смуглый пришелец из страны Заката, принявший решение проникнуть в страну Мрака. Это был знаменитый арабский путешественник Ибн-Баттута.

Человек из Танжера, Иби-Баттута, побывал в Сарае два раза.

Впервые он пришел сюда по льду Волги со стороны Астрахани, по-видимому, в 1333 году. Неотложное дело заставило путешественника съездить в Константинополь.

Весной пришелец снова появился в Сарае и нетерпеливо стал собираться в Булгар. Проводник-татарин повел его вверх по Волге.

«Пробыл я там три дня, — обмолвился всесветный скиталец. — Захотелось мне пробраться в страну Мрака. Вход в нее через Булгар и между нами 40 дней пути. Путешествие туда совершается не иначе, как на маленьких повозках, которые возят большие собаки, ибо в этой пустыне везде лед, на котором не держатся ни ноги человеческие, ни копыта скотины; у собак же когти, и ноги их держатся на льду. Проникают туда только богатые купцы, из которых у иного по сто повозок или около того, нагруженных его съестным, напитками и дровами, так как там нет ни дерева, ни камня, ни мазанки» [30] .

Так писал о стране Мрака великий странствователь Ибн-Баттута.

Рассказать о всех его путешествиях я не берусь, а коротко поведаю о том, как он двинулся из Сарая в сторону Бухары.

Колеса его повозок застучали по настилам огромного плавучего моста, переброшенного через Яик на дороге к Сарай-чуку. Оттуда до Ургенча путник ехал тридцать дней — гораздо тише, чем Пеголотти, проделавший этот отрезок своего пути за двадцать дней.

Читатель уже знает, что от Ургенча китайская дорога шла на Отрар и Алмалык. Ибн-Баттуте же надо было свернуть на Фергану и Бухару.

В Ургенче скрестились пути Пеголотти, Ибн-Баттуты, а позднее и испанского монаха Пасхалия. Мы его оставили в Сарае.

Брат Пасхалий считал себя великим провидцем. Он уверял, что видел, как разверзаются небеса, предрекал бедствие в Сарае, пострадавшем от наводнения, пророчил разорения и смуты в Алмалыке.

Но он был очень неосмотрителен в своих поступках. До него мог дойти слух о том, что в Булгаре была еще жива память о загадочном иноземце, пришельце из дальних стран Феодоре, убитом «за веру» мусульманами. А в Сарае, чуть ли не во время пребывания там самого Пасхалия, был умерщвлен Стефан, юный монах — проповедник из Венгрии. Он перешел в магометанство, потом одумался и стал отрекаться от своей новой веры. Тогда сарацины Сарая убили молодого венгерца.

Брат Пасхалий нашел себе наставников и с помощью их выучил уйгурские письмена и тюркский язык настолько, что мог проповедовать без помощи толмача. Испанский пришелец начал яростные обличения сарацинских заблуждений и несторианской ереси. Он называл своих противников мошенниками, разоблачал Магомета и не стеснялся в выражениях, когда порицал несториан.

Брат Пасхалий уверял, что сначала сарацины хотели его задобрить, сулили ему золото, прекрасных рабынь, лучших коней, земельные наделы, тучные стада и цветущие вертограды.

Но испанский монах стоял на своем. Тогда мусульмане стали его всячески преследовать и мучить и, наконец, привезли Пасхалия в Алмалык.

Отдышавшись, он уселся сочинять послание своим собратьям в монастырь, что близ Виттории.

Это письмо вышло за пределы Джагатайского улуса и стало достоянием исследователей. На нем стоит дата — 10 августа 1338 года.

Неутешный брат Пасхалий писал своим землякам, что не надеется на встречу с ними на этой грешной земле. Увидит он их лишь в раю. Однако он вместе с другими францисканцами не отказывался от земных благ в Алмалыке, когда правитель страны Казан-султан оделил их угодьями.

Вместе с Пасхалием в Алмалыке жили его собратья: Рикард-бургундец, Франциск — из Алессандрии, Раймунд-провансалец, два белых священника — Лаврентий и Петр. Толмачом при них состоял Иоанн, выходец из Индии. Торговыми делами общины ведал купец Гилотт.

Казан-хан оказывал покровительство иноземцам. Недругом их был сарацин, местный мусульманин Алисольда (Али-султан?), ханский сокольничий. С ним неистовый Пасхалий не раз препирался о делах веры.

…Журчала вода в арыках, весь Алмалык был наполнен запахом золотых яблок. Но товарищи брата Пасхалия тревожно слушали его гибельные пророчества и откровения.

Из Ханбалыка в Авиньон

Читатель помнит о том, как два пекинских уйгура продожили путь до Багдада, и один из них, Саума, достиг области, овеянной ветрами Атлантики.

Теперь настала очередь аланам Ханбалыка заботиться о путешествии из Китая в Авиньон, чтобы пригласить к себе католических духовников.

Первые упоминания об аланах в Китае относятся к 1223 году и содержатся в истории монгольской династии «Юаньши». Рослые и сильные аланы были замечательными наездниками, знали ремесла, занимались торговлей и любили путешествовать. Их видели даже в Александрии, не говоря уже о Венгрия, Византии, стране дунайских болгар.

На родине аланов, на левом берегу Терека, стоял славный ясский город Дедяков. Там высился расписной каменный храм, остатки которого были найдены лишь в наше время.

По-видимому, средневековый путешественник Плано Карпини имел в виду Дедяков, когда писал, что монголы двенадцать раз осаждали стойкую аланскую крепость. Монголы покорили аланов полностью лишь в 1277 году, когда град Дедяков был предан огню, а напротив, на другом берегу Терека, построен новый монгольский город.

Еще тогда, когда монголы встретились с асами в первых боях, аланские пленники неисчислимой вереницей потянулись к черным стенам Каракорума. Хан Угедэй приказал создать из асских кольчужников гвардейский полк. Происходило это в 1229–1241 годах.

Об асах писал в «Живой старине» (1894) русский доктор Э. В. Брейтшнейдер, знаток истории Китая. Он называет имена аланских полководцев, служивших ханам Мангу и Кубилаю. Николай и Илиебагадур, Арселан, Юваши, Кюрджи (Георгий), Дмитрий — так звали их.

Юваши, сын Илие, во времена Марко Поло дошел до суровой страны Ши-би-р.

Судьба привела аланов сначала в Каракорум, а потом — в Ханбалык, где к 1336 году скопилось значительное количество аланского населения. Асские князья Фодим Иовенса, Хиаиса Тонги, Хембога и другие стали просить великого хана, чтобы он затребовал в Пекин католического духовника.

И безвестный алан по имени Тогай стал собираться в дальний путь. Сотоварищем его по путешествию «через семь морей» оказался Андрей Гуйлельно де Нассио, о котором мы знаем только, что он был франк.

Великий хан Тогон-Темур, он же Толкамут и Шунь-ди, часто проводивший время в забавах с заводными куклами или с живыми фаворитками, на время оторвался от своих любимых занятий для того, чтобы подписать послание на имя папы.

«Силой всемогущего бога Император императоров приказывает!» — так начиналось это письмо. В нем говорилось, что франк Андрей со свитой из пятнадцати человек отправляется в страну, где заходит солнце. Андрей испросит благословение великому хану, и пана начнет молиться о здравии Шунь-ди и его верных слуг — аланов. Дальше шла деловая просьба — прислать в Ханбалык коней и другие ценные дары.

Подписав грамоту на имя папы, великий хан Шунь-ди снова принялся за свои игры и стал катать перламутровую черепаху по мраморному полу ханбалыкского дворца.

Посольство франка Андрея и алана Тогая отправилось из Ханбалыка в год Мыши (1336). Путь посольства неизвестен. Возможно, что оно село на корабль в одной из гаваней Южного Китая и поплыло к берегам Персии.

Так или иначе ханбалыкские путешественники в начале 1338 года достигли своей цели.

Франк Андрей и алан Тогай предстали перед папой Бенедиктом Двенадцатым, стремившимся к установлению связей своего престола с дальними странами и народами. Он принял послов в замке, стоявшем на склоне белой известняковой горы.

Такое событие, как приезд гостей из страны великого хана, всколыхнуло всю Авиньонскую округу. В том году близ знаменитого Воклюзского источника, неподалеку от Авиньона, в уединенном домике обитал Франческо Петрарка, сочетавший поэтическое творчество с разысканиями по части истории. Лет за пять до этого Петрарка решал вопрос о том, где находится северный остров Туле. Он хранил заветную рукописную книгу, приобретенную у какого-то знатока половецкого языка, — драгоценный «Кодекс куманикус», впоследствии внесенный великим поэтом в его завещание.

Летом, когда авиньонские жители занялись сбором ягод крушины в окрестностях города, ханбалыкские послы стали собираться домой.

Осенью же в ворота Авиньона въехал вызванный Бенедиктом Двенадцатым из Флоренции епископ Джиованни Мариньола. Он был не лишен учености в духе того времени: отрицал существование антиподов, но верил в то, что земная суша разделяет океан на четыре части, в виде креста: две четверти этого крута можно обойти на кораблях, а две четверти остаются недоступными для мореплавателей.

В замке папы вдумчивый Мариньола узнал, что ему придется ехать в Ханбалык, где его ожидают аланские князья и великий хан, которым он вручит дары папы. Бенедикт Двенадцатый надеялся на то, что Мариньола посеет на ниве сердца хана семя жизни и снимет богатый плод. Так вычурно были изложены в папском послании цели поездки Мариньолы.

Вскоре папский посол держал под уздцы рослого вороного коня, до половины скрытого под кольчужным покровом. Это был дар, предназначенный великому хану Шунь-ди.

Папский посол Мариньола

В декабре 1338 года епископ Мариньола покинул Авиньон и к рождеству прибыл в Неаполь. Там он пробыл до марта следующего года. За это время папские послы успели провести совещания с Робертом Анжуйским, королем Неаполитанским, поэтом и философом. Оторвавшись от своих терцин, Роберт приказал написать позлащенную грамоту к великому хану и приготовить дары. Таким образом, Мариньола превратился также и в посла Роберта Анжуйского.

Весной 1339 года епископ Джиованни Мариньола появился в Каффе, где его встретил генуэзский правитель. Можно считать, что только здесь начинался уже достаточно изведанный и описанный Франческо Пеголотти путь к Ханбалыку.

Вскоре Мариньола добрался до Сарая и остался там до весны 1340 года. В Сарае сидел могущественный хан Узбек, правивший Золотой Ордой уже более четверти века. Он расширил свои владения: подчинил сибирские улусы, наложил тяжелую руку на Синюю Орду, получил возможность властвовать над дорогами, ведущими на север и в глубину Средней Азии. Эта сторона его деятельности была отражена на китайской карте, составленной в 1331 году в Ханбалыке. Карта свидетельствовала, что хану Узбеку подчинялись Крым, области аланов и черкесов, Русь, Волжский Булгар, Хорезм, земли у Сырдарьи, прииртышские степи. Он заключил договор с франками на черноморскую торговлю. При Узбеке в Золотой Орде появлялись посольства египетского султана, купцы из Андалусии. Если бы путешествие лже-Мандевиля было в действительности совершено, то он в 1332 году побывал бы в Сарае одновременно с Ибн-Баттутой, на которого произвел большое впечатление большой и богатый город Сарай, устроенный стараньями хана Узбека.

Епископ Джиоваини Мариньола, живший в подворье для иноземцев, приезжавших в Сарай, был подавлен могуществом хана. Авиньонский посол называл Узбека императором. Францисканцы с удивлением разглядывали дворец властителя Золотой Орды, над кровлей которого светилось огромное изображение полумесяца.

Не зря Узбек горделиво писал египетскому султану, что знамя ислама утверждено на пространстве от границ Китая до пределов западных стран. Хан Узбек преследовал волхвов, шаманов, буддийских жрецов, но терпимо отнесся к католическому епископу.

В конце октября 1339 года Джиованни Мариньола был свидетелем одного из страшных событий, не редких в тогдашнем Сарае. По приказу хана были замучены — разорваны по частям, а затем обезглавлены — тверской князь Александр Михайлович и его сын Федор. Они были оговорены Иваном Калитой, незадолго до этого посетившим дворец с золотым полумесяцем. При казни князей тверских присутствовали два сына Калиты, оставленные им в залог его верности Узбеку.

Весной 1340 года Мариньола выехал из Сарая. «Через три года, после того как покинули папский двор, прибыли мы к границе Армалека…» — писал брат Джиованни.

Он напоил вороного коня водой из серебряной реки Хоргос. Заветный Алмалык стоял за песчаной грядой. Мариньола искал встречи с братьями-миноритами и первым епископом Армалекским, Рикардом из Бургундии. Но их не было в живых.

Оказалось, что сарацины обратили свою ярость на епископа Рикарда, Пасхалия, индийского толмача Петра, купца Гилотта.

Свидетели этой расправы рассказали, что Алисольда-сокольничий, захвативший власть в Алмалыке, приказал своим подручным умертвить пришельцев из страны Заката. Рассказчики уверяли, что и сам Алисольда не долго прожил после этого страшного дня. Он был убит, а дом его сожжен. К власти возвратился преемник прежнего правителя Алмалыка, и в городе воцарилось спокойствие. Мариньола на некоторое время задержался там, отъедаясь илийскими фазанами. Он готовился к переходу через песчаную область Циоллоскагону, за которой лежал, по его уверению, «жаркий пояс земли».

Черный копь в кольчужной попоне прошел по вьючным тропам через пустыни и горы. В 1342 году Мариньола вступил в Ханбалык, и 19 августа великий хан Шунь-ди милостиво принял авиньонское посольство в своем дворце.

Мариньола позаботился о том, чтобы окружить свое появление внешним блеском. Он держал в руках позлащенное письмо короля Роберта, впереди папского посла несли сверкающий крест, освещенный огнями восковых свечей, сизый дым ладана струился из серебряных кадил. Мариньола, приблизившись к великому хану, запел духовный гимн, подхваченный спутниками епископа. Это произвело впечатление на хана. А вороной авиньонский конь — подарок хану — нетерпеливо ржал у подъезда ханского дворца.

Шунь-ди пришел в восторг от этого живого дара. Придворный художник Чжоу Лан уже делал наброски для будущей картины, изображавшей могучего скакуна. Прекрасные придворные куртизанки вместе со своим царственным покровителем внимали стихам, поспешно сочиненным в честь чудесного «фуланского» коня.

Папские посланцы в свою очередь тоже были довольны приемом, оказанным им в Ханбалыке. Особенно радовались они католическому собору, стоявшему напротив ханского дворца. Над храмом возвышалась звонница с тремя колоколами. Собор был выстроен в 1305–1308 годах силами архиепископа Джиованни Монтекорвино и купца Пьетро из Лукалонго. Кроме них в Ханбалыке в то время жили французский монах Арнольд, родом из Кельна, и какой-то лекарь-хирург, ломбардец по происхождению.

Авиньонцы узнали, что архиепископ Монтекорвино «снял богатый плод с нивы сердца» предшественника Шунь-ди, великого хана У-цзуна: в одно прекрасное время окрестили его! Но хан имел необыкновенное пристрастие к крепким напиткам и вскорости так запил, что его духовному отцу с трудом удалось вложить У-цзуну в рот предсмертное причастие. Преемники У-цзуну креститься никак не хотели. Наоборот, веселый Шунь-ди вдруг захотел принять магометанство и с этой целью отправил посольство в Египет к мамелюкскому султапу. Великий хан просил прислать ему священные книги и ученого мужа, постигшего все тонкости богословских паук. В ожидании приезда этого египтянина великий хан проводил время в беседах с каким-то факиром в белой чалме.

Мариньоле удалось очаровать великого хана. Шунь-ди долго не отпускал от себя авиньонского вестника, взял с него слово, что тот вернется в Ханбалык после того, как передаст папе богатые ответные дары.

Монаху-путешественнику в 1346 году был указан путь через Южный Китай, где он должен был сесть на корабль, чтобы повторить путь Марко Поло, когда великий венецианец сопровождал монгольскую царевну в плавании к берегам Персидского залива.

Восемь лет добирался Мариньола обратно в Авиньон. Он на два года задержался в Италии. Естественно, что его потянуло в родную Флоренцию. Там он ходил по улицам, держа в руках вывезенную из Индии трость с козырьком для защиты от солнца.

Едва ли я ошибусь в своем предположении, что Джиованни Мариньола виделся во Флоренции с Боккаччо. Великий писатель был связан тесными узами с Робертом Неаполитанским, возложившим на Мариньолу обязанности посла к великому хану. Боккаччо, как и Петрарка, уделял большое внимание истории путешествий, разыскивал рукописи и географические карты, опрашивал людей, возвратившихся из дальних странствий, увлекался рассказами мореплавателей.

Мне хотелось бы, чтобы эти строки нашли отклик у современных биографов Боккаччо и Петрарки. Возможно, в архивах этих писателей сохранились данные, позволяющие связать их имена с Мариньолой.

После возвращения в Авиньон в 1353 году Джиованни Мариньола получил епископство в Калабрии и поселился на самом «носке» итальянского «сапога» — в Бизиньяно. В своей калабрийской резиденции Мариньола и сочинил отчет о своих скитаниях по земному кругу.

Папа Иннокентий Шестой и император Карл Четвертый оказывали Мариньоле свое покровительство. Епископ не раз появлялся в Праге, при дворе Карла. В беседах с людьми, расспрашивавшими о его путешествии, Мариньола охотно рассказывал: находясь на Востоке, он был так близко от земного рая, что слышал чутким ухом хрустальное пенье райских рек. Там, «на вершине мира, напротив рая», он даже воздвиг мраморный столп, начертав на нем папский герб и свой собственный родовой знак.

Семена, брошенные Мариньолой, падали на благодатную почву: ученые монахи наносили на свои карты земной рай, помещая его на Востоке.

Карта братьев Пицигано

Вот что удалось узнать мне относительно одной очень красивой карты, составленной в 1367 году венецианцами Доминико и Франческо Пицигано.

Она описана Федором Аделунгом в 1840 году, вскоре после того, как копия карты была прислана в Россию великой герцогиней Пармской.

Серой краской на чертеже Пицигано был показан океан; опоясывающий Землю. Острова были золотыми и алыми, реки — лазоревыми, города и горы — коричневыми. В кругах на краях карты красовались изображения стран света и главных ветров. Тут были старец с золотою звездой в руке, бегущий по лону морскому; старец, сидящий в языках пламени; русалка с распущенными волосами и другие аллегорические рисунки.

Ф. Аделунг сразу же обратил внимание на то, что составители карты знали Русь, имели сведения об истоках Дона и Волги. Пицигано изобразили при донском устье город Тану, осененный крылатым львом — знаком Венеции. На Волге же Пицигано показали большой город «Сара». Это Сарай, где светился золотой полумесяц хана Узбека.

В моей картотеке нашлась и выписка из трудов В. Бартольда. Он отмечал, что на карте Пицигано более подробно, чем когда-либо, было показано Каспийское море.

Но вот сейчас, когда я пишу эти строки, ко всем прежним данным об этой карте прибавились новые важные сведения.

В Саранске живет историк Магамет Сафаргалиев, написавший очень ценный труд «Распад Золотой Орды» (1960). Раскрыв эту книгу на 85-й странице, я прочел: «На карте братьев Пицигано (1367) и Каталонской карте того времени, кроме Samara, отмечены следующие города: Bulgar, Carnbdom, Sibir, Tora — Тура — Тюмень». В другом месте М. Сафаргалиев подчеркивает, что название «Sibir» Пицигано относится не к стране, а к городу.

Напомню, что Мариньола возвратился в Италию в 1351 году, а карта Пицигано была закончена лет через пятнадцать после этого. Не послужил ли словоохотливый авиньонский посол живым источником для венецианских картографов? Так или иначе Сарай, Булгар, Сибирь и Тура (Тюмень) в 1367 году появились на древнеитальянской карте.

А теперь — несколько слов о безвестных современниках Пеголотти, Мариньолы и других моих героев — итальянцах Матфее и Андрее, чьи следы навеки замела печорская метель.

О них я узнал из грамоты, составленной между 1363 и 1389 годами.

«Се аз Князь Великий пожаловал есмь Андрея Фрязина Печорою, как было за его дядею за Матфеем за Фрязином» — так начинается она.

Грамоту эту Дмитрий Донской посылал печорянам, велел им слушаться во всем Андрея Фрязина, ибо он их блюдет. Далее великий князь приказывал жителям Печоры продолжать весь тот порядок, который был там установлен Иваном Калитой и поддерживался при Симеоне Гордом и Иване Втором. По смыслу грамоты это имело связь с начальным пребыванием фрязина Матфея на Севере. По-видимому, Матфей находился на Печоре еще при Иване Калите, затем служил его преемникам. Пришло время, когда Андрей Фрязин — вероятно, по смерти дяди — вступил в управление Печорской стороной.

Возможно, тайна Матфея Фрязина была открыта, потому как о нем кое-что знал Д. И. Языков, ориенталист и издатель «Собрания путешествий к Татарам». Он пообещал читателям второго тома «Энциклопедического лексикона» А. Плюшара (СПб., 1835, стр. 290–291) дать заметку о Матфее Фрязине в этом словаре, но издание «Лексикона» прекратилось на букве «Д». Таким образом, Дмитрию Ивановичу Языкову не удалось поведать о Матфее. Если кому-либо из современных историков очень понадобятся сведения о генуэзцах, правителях Печоры в XIV веке, исследователям придется потревожить языковский архив.

Холопий городок

Рачительный Иван Калита, сидя за дубовыми стенами Москвы или в сарайской палате хана Узбека, не забывал о делах Севера. Ведь из северных областей шли соболи, моржовая кость, шкуры белых медведей!

Калита посылал грамоты в Холмогоры двинскому посаднику о том, чтобы он не препятствовал печорскому наместнику ходить на море для промысла. Позже Калита, презрев слово, которое он давал новгородцам, — пытался взять на щит всю Двинскую землю, но московское войско не смогло с ней справиться.

Калите не давало покоя и «закамское серебро», поступавшее в Новгород с Северо-Востока. Он опять, нарушая крестное целование, грозил новгородцам войною и требовал серебро.

Владыка Василий, покровитель мореходов и обладатель Знака Китовраса, собрав своих «детей новгородцев», решил обороняться от Калиты и с этой целью стал даже обновлять крепостные стены Новгорода Великого. Василию удалось откупиться от неистового вымогателя какой-то частью сокровищ, привезенных из Перми и Югры.

До самой смерти Калита лелеял мечту о захвате путей, ведущих на Северо-Восток, зарился на двинские земли. Ему удалось открыть торжище на берегу Мологи, где стоял Холопий городок, находившийся верстах в пятидесяти от устья реки.

С этим Холопьим городком у историков было много забот. До сих пор о нем нет никаких точных сведений. В русских летописях он никогда не упоминался, а между тем о нем писали и С. Герберштейн, и Н. Карамзин, и Тимофей Каменевич-Рвовский, и А. Мусин-Пушкин, и М. Бережков и М. Алексеев, наш современник.

О Холопьем городке я читал все, что имеется, пользовался краеведческими советами мологжан и рыбинцев, в том числе и Н. А. Морозова-Шлиссельбуржца. Я сам ездил в Мологу накануне ее затопления водами нового моря, видел с береговой кручи огромный луг у самого моложского устья. Туда при Иване Третьем была перенесена ярмарка из Холопьего городка. Сам же загадочный городок находился к северо-западу от города Мологи, на той же Мологе-реке. Уже это обстоятельство вызывает недоумение. Зачем так далеко, за пятьдесят верст от Волги, надо было выбирать место для первой на Руси ярмарки? Что представлял собой Холопий городок? Герберштейн обмолвился, что там когда-то была крепость, стояла церковь. Но знаменитый путешественник преподнес нам сказку в духе Геродота. Герберштейн уверял, что новгородские холопы однажды захватили жен своих господ, когда те находились в походе. Разгневанные мужья выгнали холопов из Новгорода, и рабы обрели себе защиту в стенах Холопьего городка. Потом там и открылось огромное меновое торжище, куда сходились московиты, шведы, ливонцы, татары и другие приезжие на восточных и северных стран.

Т. А. Каменевич-Рвовский уверял, что Холопий городок давал ежегодно сто восемьдесят пудов серебра от одних только торговых пошлин.

Ярмарка стала еще богаче и люднее, когда ее перенесли на устье Мологи. На просторном лугу стояли разноцветные шатры, войлочные кибитки, покрытые яркими узорами. Азиатские скакуны в серебряной сбруе ржали у волжского водопоя.

Исследуя историю торжищ на Мологе, я пришел к мысли, что первая по времени ярмарка, возможно, не зря находилась в самой глубине былой страны Весь.

Но нужны новые разыскания и уточнения для того, чтобы решить вопрос: не был ли связан Холопий городок водным путем с Балтийским морем? Ведь по Мологе — Чагодоще — озеру Сомино — Сяси можно было пройти в озеро Нево (Ладожское), откуда открывался путь в Балтику. На всем протяжении водной дороги был пятиверстный во́лок, переход от реки Волчина в озеро Лебедино. Именно по этому волоку впоследствии прошел один из каналов Тихвинской системы.

Среди торговых гостей Холопьего городка и устья Мологи были шведы и ливонцы. Н. Костомаров прибавляет к ним еще поляков, литовцев, греков и итальянцев. Им было сподручнее приходить к Холопьему городку со стороны Балтийского моря, а волоки между реками, как мы знаем, не были непреодолимым препятствием для плавающих и путешествующих.

Насчет Холопьего городка у меня есть и свои соображения.

Иван Калита купил Белозерское княжество у внука Глеба Васильковича, Романа. А Глеб Василькович замечателен был не только тем, что ходил в Каракорум. Читатель помнит, как монголы громили аланский (ясский) город Дедяков на Тереке. Глеб Василькович в этом деле участвовал.

В 1278 году, вернувшись из-под стен Дедякова, он пригнал с собою столько пленных алан (ясов), что не знал, куда их девать. В Белозерском княжестве, в земле Ростовско-Суздальской существовало поселение Осетин. Возникнуть оно могло лишь после похода Глеба Васильковича в страну ясов, когда он свой «полон мног» вынужден был где-то разместить. Для содержания пленников князь мог отвести одну из уже существовавших крепостей. С такого рода обстоятельствами и могла быть связана история Холопьего городка на Мологе.

Я, разумеется, не настаиваю на том, что «поселение Осетин» надо отождествить непременно с Холопьим городком на Мологе. Но ясы или аланы появились в земле Веси в качестве военнопленных и были помещены во владениях Ростова и Белоозера, в особом поселении для «холопов».

Когда Иван Калита приобрел Белоозеро, он овладел Холопьим городком. В руки московского князя перешел и Осетин, если он к тому времени еще сохранял именно такое название.

И в Холопьем городке, на великом торжище, зазвенело столь любимое Калитой закамское серебро — древние сасанидские монеты, блюда и восточные сосуды, привезенные из Великой Перми.

Русский полк в Ханбалыке

Теперь мы перенесемся в Ханбалык, где царствует последний монгольский великий хан Шунь-ди или Тогон-Темур, известный своим рассеянным образом жизни.

У него появился новый повод для развлечений: он уже не раз принимал парад русского полка.

Сейчас я по порядку расскажу об этом полке и о своеобразном «холопьем городке», расположенном к северу От Ханбалыка.

«В Юаньши, гл. XXIV, записано под 1330 г., что император Вэнь-цзун (1329–1332), правнук Кубилая, создал русский полк под начальством темника. Название полка — Сюан-хун — У-ло-се Ка-ху вей цинкюи — Вечно верная русская гвардия…»

Так писал Э. В. Брейтшнейдер в своей статье «Русь и Асы на военной службе в Пекине» в «Живой старине» за 1894 год (№ 1, стр. 68).

Преемником Вэнь-цзуна стал Шунь-ди (Тогон-Темур) царствовавший с 1333 по 1386 год. К нему по наследству и перешла русская гвардия.

Э. В. Брейтшнейдер, по существу, лишь подтвердил данные, открытые и обнародованные еще в 1863 году тружеником русской науки Палладием (Кафаровым), который прожил в общей сложности в Пекине тридцать одна год, ровно половину жизни.

Палладий так и видится мне в тиши библиотеки Русской миссии, с хрустальной увеличительной чечевицей в руке, читающим древние письмена.

Он искал свидетельства старых связей Китая с нашей страной. Из «Истории Западных стран» он извлек сведения о переселении туркестанского винограда и клевера на почву Китая. Русский ученый открыл китайские рукописи, посвященные Бухаре, Самарканду, Сибири.

В Петербурге в 1858–1876 годах издавался еженедельник «Духовная беседа». На страницах этого журнала, в № 27 за 1863 год, и затерялась драгоценная статья Палладия «Русское поселение в Китае в первой половине XIV века».

Она представляла собою «Извлечение из Юаньши, или истории дома чингисханидов в Китае». Палладий указывал, что он пользовался старым изданием «Юаньши», ссылался на главу тридцать четвертую и перечислял ее одиннадцать параграфов, содержащих удивительные известия о русских людях. Легко сказать! Ведь Палладию, прежде чем найти эти жемчужины, пришлось терпеливо просмотреть двести десять томов «Юаньши». Это был лишь один из его подвигов во славу русской науки.

Статья Палладия начиналась словами: «Русский дух издавна витал в Поднебесной Империи…»

Затем он рассказывал, что однажды ему довелось найти старинную китайскую карту, где было показано государство русских — алосов — сразу же после стран, населенных аланами (асами) и кыпчаками.

Итак, в 1330 году, по свидетельству Палладия, в Китае был создан русский отряд с затейливым названием: «Охранный полк из русских, доказывающий всему свету верноподданность». Начальство над отрядом принял монгольский темник третьего разряда. «Тьмою», как известно, назывались десять тысяч.

Ведать делами русского полка было поручено непосредственно Высшему военному совету в Ханбалыке.

Отряд находился в особом поселении к северу от Ханбалыка, где русским людям были отведены сто тридцать «больших» китайских десятин земли.

В этом «холопьем городке», стоявшем «между Великой стеной и Пекинской равниной», русские занимались кроме военных дел землепашеством, охотой и рыбной ловлей.

1331 год. «Отменено темничество русского полка и учреждено командирство с пожалованием серебряной печати… эта перемена в управлении присоединяла русский отряд к ближайшим ханским», — пишет Палладий. Ему лучше знать все эти тонкости и различия между темничеством и командирством! Он их не разъясняет, полагая, что читателю понятно, что речь идет о возрастании значения русского полка. В том же году к полку приписывают шестьсот новых солдат. Русские и аланы несут пограничную службу в Китайской империи.

Под 1332 годом Палладий нашел три записи «о доставлении русских» в Ханбалык.

В первой луне этого года какой-то князь Джанчи пригнал сто семьдесят русских людей. За это он получил, видимо, немало: семьдесят два «дина» серебром и пять тысяч «динов» бумажными деньгами.

«Тогда 1000 русских снабжены были платьем и хлебом» — эта запись относится тоже к 1332 году, но остается без разъяснения.

В 1332 году, в седьмой луне, Яньтемур доставил в Ханбалык две с половиною тысячи русских людей. В следующей луне князь Аргиянили пригнал в столицу тридцать взрослых и сто три подростка русского происхождения. Через два года «знаменитый временщик Баян» был назначен начальником гвардии, составленной из русских кыпчаков и монголов.

«Это есть последнее указание о русских в Пекине, в истории дома Юань», — пишет Палладий.

Я обратился к надежному источнику — известной книге Э. Паркера «Китай, его история и торговля», СПб., 1903, и на странице сто семьдесят восьмой прочел:

«…Мы встречаем немного сведений, относящихся к довольно странному факту: вплоть почти до 1340 года часто упоминается о существовании русской стражи при дворе монгольской династии в Пекине, следовательно, факт этот относится к тому времени, когда династия эта уже безусловно клонилась к упадку в Китае и не могла иметь поэтому никакого политического влияния на Россию».

Как видите, бывший королевский консул в Цзюнчжоу пытается объяснить причины столь удивительного появления русской стражи у ворот мраморного дворца великого хана.

Никаких подробностей о русском поселении больше мы не имеем.

Нас не спасает и упоминание о временщике Баяне. По времени он не может быть знаменитым Стоглавым Баяном, завоевателем Южного Китая.

Стоглавый Баян, в действительности командовавший аланами, действовал еще во времена Кубилая, в восьмидесятых годах XIII века.

Был еще Баян, по возрасту моложе своего стоглавого тезки. Марко Поло знал этого второго Баяна, как главного ловчего великого хана, начальника псарей, облаченных в лазоревые и алые одежды.

Через сорок с небольшим лет после отъезда Марко Поло главный псарь Баян мог быть еще жив. Передача русской гвардии под начало к Баяну не противоречит особенностям ханского быта. Ведь русские, поселенные к северу от Пекина, как говорит «Юаньши», занимались и охотой. Где было можно найти более опытных кречетников и сокольников, как не в поселении русских людей?

Именно на Пекинской равнине, по берегам рек, текущих к морю, в болотистых низинах великий хан и устраивал свои охотничьи забавы. К небу устремлялись беркуты, соколы и кречеты, сверкающие прикрепленными к лапам серебряными бляхами.

При переездах хана за ним всюду следовали кречетники с ловчими птицами. Охотничья ставка находилась в Модун Хотоне, или Лесном городе, в двух днях пути от Ханбалыка, неподалеку от морского берега. Туда, очевидно, не раз ходил русский полк. Не по своей воле тверской или кашинский пленник достигал теплого моря!

Что же касается стражи, охранявшей дворец великого хана, в составе которой, по словам Э. Паркера, были русские люди, то до нас дошли некоторые подробности. В 1330 году в ханских чертогах ежедневно несли службу четыреста человек, составлявших охрану властелина. Возле него неотлучно находились два телохранителя. Они держали в руках нефритовые топоры с выпуклыми лезвиями, добытые в древних погребениях Китая.

Первое упоминание о русском полке в Китае относится, как мы видим, к 1330 году.

Три же года назад, в августе 1327 года, Иван Калита был очень озабочен событиями в Твери. События эти достаточно освещены нашей историей. Они заключались в том, что в богатую Тверь нежданно пришел ордынский царевич Шевкал или Щелкан, как произносили это недоброе имя наши предки.

Он занял княжеский двор, стал творить всякое насильство. Одному из татар понравилась кровная кобылица дьякона Дюдко, и щелкановские люди попытались отнять ее у дьякона. Тот стал сзывать тверичей на помощь, кто-то ударил в сполошный колокол, и народ накинулся на ненавистных пришельцев, умертвил Щелкана, перебил его людей…

Иван Данилович Калита наскоро затянул на себе свою калту́ и поспешил в Сарай — к хану Узбеку [31] .

Во дворце, увенчанном золотым полумесяцем, Калита выслушал приказ Узбека — идти для наказания мятежной Твери.

Пять самых свирепых ордынских темников вторглись в Тверь и залили кровью повстанцев ее заснеженные улицы. Всю зиму 1327 года неистовствовали монголы в Тверской земле, попутно проникли в принадлежавший новгородцам Торжок и там тоже никого не пощадили.

После тверского разорения пять темников вместе с Иваном Калитой пошли в Сарай и повели туда полонных людей. Незадолго до этого ордынец Ахмыл пригнал в Сарай немало ярославцев. К ним прибавились тверские пленники. В Сарае они появились в начале 1328 года, и от воли хана Узбека зависело, куда девать своих новых холопов. Как ревностный мусульманин, он пополнял азиатскими невольниками войска мамелюкских султанов в Египте, а русских, аланских и черкесских рабов зачислял в свои отряды. Об этом писал современник Узбека, уже знакомый нам ал-Омари.

Появление русского полона в Ханбалыке в 1330 и последующих годах я связываю с разгромом Твери монголами и Иваном Калитой.

Китайские источники после 1340 года ничего не говорят о пребывании русских в Китае. Но это молчание еще не есть отрицание существования поселения наших предков в стране великого хана и во второй половине XIV века.

Русские невольники разделяли с китайским народом все те тяготы, которым он подвергался во время правления хана Шунь-ди.

В частности, они пережили бедствия 1334 года, когда погибло не менее тринадцати миллионов душ.

И кто знает, может быть, русские люди принимали участие в освободительных восстаниях против монгольского владычества в Китае? Ведь Тогон-Темур (Шунь-ди) в конце концов доигрался. На тридцать шестом году правления, бросив все свои забавы, он бежал из Ханбалыка в просторы монгольских пустынь. Кончилось владычество чингизидов в Китае.

Русские люди были свидетелями свержения ненавистного господства дома Юань в Китае.

Может быть, последний великий хан увел с собою своих русских невольников? Ответить на этот вопрос пока невозможно.

Но не здесь ли скрыта и вековая загадка Беловодья? Вспомните, как еще лет сто назад бородатые алтайские кержаки искали свою страну обетованную в пределах Западного Китая, в Монголии, пробирались к озеру Лобнор? Какие жизненные корни имела старая сказка о заповедном Беловодье, о звоне русских колоколов в самой глубине Центральной Азии? Может быть, привлекательная для русских раскольников легенда была основана на вполне жизненных событиях далекого прошлого?

О русских людях, живших в Каракоруме еще в XIII веке, рассказывали европейские путешественники. Когда столица дома Юань была перенесена в Ханбалык, там вместе с аланами появились и русские полонянники. Тверская соха в 1330 году, возможно, не впервые прошлась по земле Китая!

Но только ли одна глава в «Юаньши» — истории дома Юань, найденной Палладием, — повествует о русских людях в старинном Китае? По-видимому, предстоят новые открытия; исследователями еще не найдены все источники юаньского времени, рассказывающие о судьбах наших предков в Ханбалыке.

Китайские ученые, жившие в XIV веке, например Ван Хой и Юй Тан-цзя, даже пытались выяснить историческое прошлое русского народа. Они писали, что алосы не кто иные, как потомки древнего народа усунь.

Более поздние историки Китая, разделяя эту точку зрения, удивлялись выносливости русского человека. Когда стрелы попадут в тело, говорили они, русские спокойно вытаскивают их, потом смотрят друг на друга и смеются!

Такую память оставили о себе наши предки в далеком Китае.

Наследство Ивана Калиты

Иван Данилович Калита умер в 1341 году, в последний день марта, и перед смертью слышал великопостный звон церкви Иоанна Лествичника, возвышавшейся над дубовым Кремлем.

Из наследства, оставленного Иваном, нам наиболее важными представляются северо-восточные земли и пути, ведущие оттуда.

Завладев Костромой, Иван получил возможность держать в узле своенравных новгородских ушкуйников, ходивших через Кострому в Двинскую землю и на Волгу.

Приобретая Галич, Калита думал, конечно, не о знаменитых «ершовых пирогах» Галича-Мерского, а о горностаевых мехах и дороге, которая открывается оттуда в Поморье. От устья Мологи и Холопьего городка можно было пройти на север, вплоть до синей Ладоги и крепкого Орешка, воздвигнутого еще в 1323 году братом Калиты Юрием.

Белоозеро тоже вполне устраивало Калиту, потому что он знал, что водой и волоками — по Шексне и Кубенскому озеру — издревле ходили в Северную Двину. Заволочье всю жизнь не давало покоя Калите. Углич лежал на пути из Москвы к Белоозеру.

Так Иван Калита наметил будущие связи Москвы с Северо-Востоком.

Чего только не навидался он в своей жизни!

В узбековском Сарае он был в тот год, когда туда приезжали послы из Каира, чтобы взять с собою монгольскую невесту мамелюкского султана.

Во время посещения Сарая всесветным странником Ибн-Баттутой Иван Калита находился в столице Узбека.

В 1339 году Калита мог видеть там Джиованни Мариньолу, ехавшего из Авиньона в Ханбалык.

У Ивана Даниловича был даже советник по делам Запада — Матфей Фрязин, ведавший потом московской прибылью в Печорской стороне.

Заглянем в сороковые годы XIV века… Напомню, что из моих героев еще жив Джиованни Мариньола, задержавшийся в Китае до 1346 года.

…Василий, архиепископ Новгородский, уговаривавший Ивана Калиту не грабить «закамское серебро», сочиняет знаменитое послание в Тверь, в котором рассказывает о морских плаваниях «детей новгородских» в Югру и в Северную Атлантику.

Еще жив и многомудрый ал-Омари, знавший о Сибири. Кстати, пока я писал эти главы, мне удалось отыскать новые свидетельства ал-Омари о Руси. Он знал, например, о том, что льняные ткани, вывезенные из Русской земли, очень ценятся в далеком городе Дели, в Индии.

Просвещенная Европа восторгается записками Мандевиля, а бессовестный обманщик Жан де ла Барб сидит в своем Люттихе.

Московский стол держит сын Калиты — Симеон Гордый.

В Золотой Орде царит хан Джанибек. Он ведет войну с венецианцами и генуэзцами. Под стенами Таны (Азова) и Каффы появились войска Золотой Орды. Они ворвались в Тану и погромили венецианцев.

В Каффе Узбеку не повезло. Генуэзские арбалетчики сделали внезапную вылазку, разрушили и сожгли стенобитные тараны монголов и умертвили пять тысяч золотоордынцев. Это произошло в феврале 1344 года.

Через год папа Климент Шестой объявил крестовый поход против монголов.

Лишь незадолго до этого возвратившийся из Сарая папский посланец, венгерский брат Илья, донес о гибели пылкого испанца Пасхалия и других миноритов в Алмалыке.

Из крестового похода ничего не вышло. Венеция сама стала просить Джанибека о мире.

Симеон Гордый, будучи в Орде в 1347 году, мог быть свидетелем приезда туда венецианских послов Барбазелло и Райкерио. Они выиграли дело. При подписании мирного договора Джанибек приказал «сеньору» Секиз-бею, правителю Таны, снизить таможенные сборы на товары из Венеции. Более того, Золотая Орда подтвердила свое решение продолжать сделки с венецианскими купцами. В те годы страшная черная смерть шла по дорогам Востока, прикасаясь своими перстами к кочевьям и домам Азии. О ней под 1346 годом сообщили русские летописи.

Через год чума опустошила Сицилию, приморские города Италии, прошла по улицам Марселя, добралась до острова Майорка. Потом ее увидели в Испании, Франции, Англии и Германии, а в 1349 году она считала свои жертвы в Швеции, Норвегии и Польше.

Черная смерть, избрав свои начальный путь от Ургенча к Крыму, в 1346 году обошла Русь стороной.

Зато через пять лет она застучала своей костлявой рукой в слюдяные окна Новгорода и Пскова. В числе ее жертв оказался Василий Новгородский, а потом и сам великий князь Симеон Гордый.

Принято считать, что черная смерть, опустошившая полмира, зародилась в Китае. Через Среднюю Азию она двинулась к Черному морю и Дону, а в Западную Европу приплыла, держась за мачты генуэзских кораблей, со стороны Египта и Сирин.

Но новгородский летописец под 1352 годом сообщил, что «тот мор пошел из Индейских стран от Солнца-града».

Древний историк пользовался изустными сведениями; дошедшими до Новгорода.

Солнце-град! Да ведь это дословный перевод названия города Сринагара, стоящего в благодатной Кашмирской долине, среди садов, наполненных запахом шафрана.

Так неожиданно отыскалось свидетельство о том, что новгородцы в XIV веке пусть по причинам бедственным и нежданным, но вспомнили об Индии, о чудесном Солнце-граде. Не был ли причиной этому добротный новгородский лен, столь ценимый на индийских базарах?

Черная смерть оставила на Великом шелковом пути десятки тысяч своих жертв. Но постепенно торговые и иные связи между странами, опустошенными чумой, вновь оживились.

Уже в 1357 году через Москву и Крым к себе домой из Орды прошли торговые гости — сурожане. В том же году новгородцы, внуки Моислава и Якова, очутились в Югорской земле. Самсон Кован с дружиной пал в бою с югрою. Ушкуйники разгуливали по Волге и Каме, не боясь ни бога, ни хана Хидыря.

В Орде царили смуты и раздоры. Много ли времени прошло с тех пор, как наиболее видный хан, Джанибек, «разболелся и взбесился» и родной его сын, Бердибек, прекратил мучения отца, накинув на его шею черный волосяной аркан? Потом и Бердибека убили, а за ним к власти пришел Кульпа со своими сыновьями Иваном и Михайлой. Через каких-нибудь полгода Кульпа и его сыны были умерщвлены Наврузом, захватившим престол.

Но скоро и до Навруза дошла очередь. Его схватил и казнил Хидыр, пришедший из Синей Орды и похитивший власть в Сарае.

Он вскоре был тоже убит, причем собственным сыном…

Новгородцы воспользовались этими неслыханными раздорами, потрясавшими Орду, и бесстрашно устремились к Великому Булгару. Они взяли на щит и дочиста разграбили город Жукотин.

Булгарские князья бросились просить защиты у Хидыра. Хан прочел их челобитье и отрядил послов во Владимир, Ростов и Нижний Новгород. Русским князьям было велено сыскать новгородцев, ходивших на Жукотин, и выдать их ордынским послам.

Три князя скрепя сердце пошли ловить ушкуйников. Ведь на лбу не написано, кто из новгородцев действительно громил Жукотин! Может, новгородцев хватали и наугад, лишь бы успокоить Хидыря.

Кто же «к небу полымем пустил» Жукотин на Каме?

Это было дело рук Анфала Никитина. Он самовольно ушел из Новгорода, утвердился в крепком городке Орлеце на Северной Двине, откуда и сделал набег на камский город ради овладения его сокровищами.

Когда Хидырь был убит, в 1362 году город Жукотин вновь потрясло нашествие русских удальцов. На этот раз на булгар напали уже не новгородцы, а костромичи. Подробности этого похода до нас не дошли.

1364 год был ознаменован значительным событием: новгородцы побывали в Сибири.

Летопись скупо повествует, что в зиму 1364/65 года «с Югры Новгородци приидоша, дети боярьскиа и молодые люди, и воеводы». Часть новгородского войска «воеваше по Обе реки до моря», а другая половина рати «на верх Оби воеваша».

Вот, по существу, и все, о чем поведал нам летописец. Его владимирский собрат, составлявший местную летопись, подтвердил: «Новгородцы поидоша из Югры…»

Обращаюсь к С. В. Бахрушину, с которым я был знаком в те годы, когда мне приходилось хлопотать о сооружении памятника Афанасию Никитину в Калинине (Твери). Знаменитый историк рассказал, что новгородцы, ходившие в Югру, в 1365 году построили в Новгороде на Редятиной улице каменную церковь Троицы. Она была «патрональной святыней» особого объединения, известного под названием «Югорщины».

Получив в руки конец этой нити, я продолжил свой поиск и установил имена строителей храма Троицы. В числе этих радетелей «Югорщины» оказались воевода Александр Абакумович и Степан Ляпа, упоминающиеся в некоторых источниках.

Они и осуществили сибирский поход 1364 года, добыв в Обской земле богатые дары для церкви Троицы.

В Сибирь новгородцы проникли через Сухону и Печору. Перейдя Каменный пояс, ушкуйники сыскали реку Сосьву и по ней пошли в Обь неподалеку от нынешнего Березова. Там войско разделилось. Часть новгородцев повернула к морю и сплыла до Обской губы. Никто не знает, каких пределов достигли те, что двинулись к югу, вверх по великой реке.

Андрей Фрязин, ведавший в ту пору Печорской стороной, был свидетелем похода новгородцев в Сибирь. Может быть, впоследствии он нашел возможность передать в свою Фряжскую землю — в Геную или Венецию — весть о новгородской рати, проникшей за суровые Рифейские горы.

Я уже говорил, что на карте Пицигано, составленной в 1367 году, был показан город Сибирь.

Остается сказать о дальнейшей судьбе предводителя сибирского похода, воеводы Александра Абакумовича.

Ему приписывают не только набег на Жукотин, совершенный в 1366 или 1367 годах, но и нападение на татар и купцов из Хорезма, приплывших со своими товарами под стены Нижнего Новгорода.

Александр Абакумович не пощадил ни людей, ни иных судов «бесермен», а, захватив товары, пустил речные корабли ко дну. Потом он повел полтораста своих ушкуев, нагруженных добычей и людским полоном, обратно в Новгород.

В 1372 году Александр Абакумович очутился в Торжке в качестве новгородского наместника. На Торжок покушался князь Михаил Тверской, уже не раз подступавший к воротам города. Александр Абакумович ринулся в бой. 31 мая 1372 года герой сибирского похода погиб под тверскими мечами.

В связи с набегами новгородцев и костромичей на волжские и камские города в шестидесятых годах XIV века мне хочется упомянуть и об Арском поле. Я не раз встречал известия о нем. Они заключались в том, что на Волге, рядом с нынешней Казанью, которая, возможно, уже и тогда существовала, ежегодно устраивалась огромная ярмарка.

В июне под боком у синего Арского бора, уходившего на север, в лесную Вятскую сторону, на большой равнине появлялись неисчислимые караваны, великое множество повозок. «…Сюда стекались купцы из внутренней Азии, Сибири, Китая и самой Индии, из Москвы, Новагорода Великого, Пскова…» Так пишет историк И. Д. Соколов, приурочивая возникновение ярмарки к самому началу XIV века [32] .

Следовательно, новгородцы во время своих набегов на монгольский Булгар не оставили без внимания и Арское поле с его великим азиатским торжищем, соперничавшим с Холопьим городком.

Арским лугом ведали золотоордынские наместники, сидевшие в городе Аре. Они правили Арской даругой, как называлась область, подчиненная монголам. Она, как и Вятская земля, ранее принадлежала булгарам.

Замечу, что в землях Арской и Вятской жили потомки выходцев из Сибири, обитателей берегов Енисея — аринцы. Они, очевидно, вместе с монголами в XIII веке пришли в землю булгар и постепенно продвинулись к северу, в лесные вятские края. Там аринцы встретились с вятчанами или хлыновцами, отважными поселенцами из Новгорода Великого, основавшими свои городки на реке Вятке.

Насколько сильны были вятчане! В 1331 году они снарядили девяносто насадов — больших лодок, — сели в них и поплыли по Вятке и Каме прямо к городу Булгару. Вятчане разгромили булгарскую столицу, а потом захватили Сарай-на-Волге, натешились там, сколько хотели, и возвратились в свои брусничные леса.

Пользуясь невиданной «замятней» в Золотой Орде, ушкуйники не давали покоя ни Булгару, ни всей торговой Волге. Однажды они, как бы по пути, взяли Ярославль. Впоследствии выяснилось, что ушкуйники не брезговали сделками с восточными купцами и продавали им своих пленных. Не диво, если русский человек попадал куда-нибудь «в бухары» или в Ургенч, ибо есть свидетельства, что торговые гости из этих мест в те годы были замечены на рынках Нижнего Новгорода.

В 1374 году удальцы на девяноста ушкуях снова прорвались на привольную Волгу. В каком-то месте они разделились. Пятьдесят лодок помчались в сторону Сарая и Булгара, а сорок ушкуев понесли часть повольников на другой поиск. Этот второй отряд очутился за Сурой-рекой, пограбил Маркваш. Потом ушкуйники вернулись к Волге, пересели на коней и пошли на север, вдоль Ветлуги. Эта область входила в Вятскую землю. Поживившись в велужских поселениях, ушкуйники повернули коней к реке Вятке. Добычей бородатых кентавров должен был стать главный вятский город Никулицын, окруженный земляными валами. Вятская земля, стоявшая в глубине необъятных лесов, имела, однако, выход к Студеному морю. На северо-западе от Никулицына извивалась река Юг, по которой можно было приплыть к стенам Великого Устюга, связанного Северной Двиною с Беломорьем.

Ушкуйники не раз тревожили своими набегами Устюг Великий, где хранились богатства, привезенные из Югры.

Те из них, что достигли Булгара, взяли там большой откуп — триста рублей. Предводитель их, Прокоп, торжествуя победу, считал серебряные слитки. Когда он дошел до Сарая, там были все признаки ордынской «замятии» и смутных дел. Золотоордынцы утратили власть над Булгаром, а сам Сарай был отнят у Мамая астраханским владетелем Хаджи-Черкесом. С боевыми топорами, заткнутыми за вышитые пояса, ушкуйники расхаживали по Сараю, приглядывая, где что взять.

На обратном пути в Новгород ушкуйники не могли рассчитывать на неожиданную встречу с таким же отчаянным, как и они, искателем приключений.

Мы давно не упоминали об иноземцах, время от времени появляющихся на пути Карфа — Золотая Орда — Китай.

В эти беспокойные годы путешествия в сторону Ханбалыка, конечно, были очень затруднены. Однако какой-то Найекулун, имя которого так походит на Никулу или Николу, в 1367 году благополучно добрался до Ханбалыка, где еще царствовал незадачливый Тогон-Темур. Найекулун прожил в Китае четыре года, занимаясь торговыми делами.

Когда он собрался обратно, великий хан вручил европейцу послание, которое тот доставил по назначению. Кому писал Тогон-Темур (Шунь-ди) — осталось неизвестным. Об этом письме лишь коротко сообщали китайские источники того времени.

Если Найекулун привез ханское послание в Авиньон к папе в 1371 году, то оно никак не могло повлиять на решение послать в Ханбалык ответное посольство.

Ведь за год до возможного приезда ко двору папы загадочного Найекулуна из Авиньона уже были отправлены в Китай католические монахи. Во главе их был поставлен апостольский легат, прославленный парижский богослов профессор Гильом Дюпре. О нем после его отъезда в Ханбалык никто и никогда больше не слышал. Он пропал без вести вместе со всеми своими спутниками.

С кем же могла встретиться двухтысячная рать предводителя ушкуйников Прокопа летом 1374 года?

Жаль, что я никогда не был и, наверное, не буду в Генуе и не смогу там, в Публичной библиотеке, попросить принести мне на рабочий стол рукопись «Itinerarium Antonii» («Дневник Антония»), в которой содержится описание похода генуэзца Луккино Тариго.

В 1374 году он жил в Каффе, где гавань была переполнена кораблями. На них грузили лен, лес, пеньку, сносили дорогие меха, сгоняли невольников для Каира и Судана.

Однажды Луккино Тариго осенила мысль попробовать счастья вооруженной рукой добыть себе богатство. Собрав отряд, Тариго пошел по Дону на лодках к во́локу, перебрался на Волгу и стал спускаться вниз по ней, грабя торговые корабли. Подробности похода этого пирата нам неизвестны, потому что генуэзская рукопись никогда не была издана. Мы узнали о ней лишь после сообщения А. Аделунга.

Обратно в Каффу Тариго шел преимущественно степью, а не водой. Часть богатой добычи у него кто-то отбил, но кое-что он успел доставить в Каффу. На отрезке пути от Каспия до волго-донского волока Луккино Тариго и мог встретиться с грозным Прокопом, скрестить с его мечом генуэзскую шпагу.

Настал 1375 год, и Прокоп вместе с каким-то Смольянином вновь сели в свои ушкуи и во главе полутора тысяч удальцов появились у Костромы.

Напрасно воевода Плещеев пытался оборонить город силою пяти тысяч воинов! Прокоп опустошил Кострому, а потом двинул свои ушкуи к Нижнему и озарил его полымем пожаров.

В Булгаре новгородцы продали людской полон. Побывав в Сарае, отчаянные молодцы объявились в Астрахани, где их с льстивой лаской принял местный «князь» Салчей. Он выкатил для гостей бочки с медом, упоил новгородских дружинников, а потом перебил всех до одного, оставив себе богатую добычу, захваченную ими на Волге и Каме.

Так кончил свою беспокойную жизнь Прокоп-новгородец.

Великий князь Дмитрий Иванович в 1376 году послал московское ополчение вместе с воинами Суздаля в Булгар. Русская рать начала сокрушать «зимовища», селения и корабельные пристанища на Волге. В Булгаре тогда сидели царевич Мамет-Салтан и князь Асан. В последнем некоторые из исследователей видят Хасан-оглана, потомка Шайбана, следовательно — выходца из восточных ордынских улусов, в которые входила и часть Сибири.

Хасан-оглану уже приходилось приносить русским и свое «моление», и челобитную, и дары. Он даже согласился с тем, что нижегородцы однажды посадили в Булгаре нового правителя по своему выбору.

Ранней весной 1376 года, еще задолго до половодья, москвичи и суздальцы не стали возвращаться домой, пока не взяли откупа с Хасан-оглана и Мамет-Салтана. Булгарским правителям пришлось выложить драгоценные слитки и монеты с надписью «Султан правосудный Хасан-хан». Их Хасан-оглан чеканил еще в Сарае после того, как выгнал оттуда Мамая. Потом Хасан сбежал в Булгар и объявил его независимым владением.

Московские и суздальские воины поставили Хасану условие — принять в Булгар постоянного таможенника из Москвы. Так Булгарская земля была поставлена в зависимость от великого князя Московского. В ней стал сидеть русский представитель — «даруга».

А сейчас с Арского поля мы перенесемся в Арагонское королевство.

III. ПАЛЬМА, НЕПРЯДВА, ОБЬ


Земной круг

В городе Пальме

Земной круг

В то время на далеком острове Майорка (Мальорка) шло составление знаменитой Каталонской карты.

Город Пальма находился на юго-западном берегу острова, у залива, глубоко вдавшегося в сушу. Пальма была прикрыта крепостью Белльвер.

Столетия, как вереница облаков, прошли над Балеарскими островами. Об их первонасельниках остались лишь смутные сказания.

Древние балеарцы славились как искусные метатели камней. Этих сильных и ловких пращников видели в войсках Ганнибала: они шли вслед за боевыми слонами, поражая врагов из пращей.

Финикияне и карфагеняне попеременно владели этими островами, пока в первом веке до нашей эры римлянин Квинт Метелл Целер не завоевал Балеары [33] .

Квинт Метелл Целер поселил на Балеарских островах южных испанцев. Они-то и основали город Пальму.

Вандалы, пизанцы, мавры владели Пальмой и всеми Балеарскими островами. Мавры были изгнаны арагонцами, основавшими королевство Майорка. Оно, в свою очередь, полностью подчинилось королю Педро Четвертому Арагонскому.

При этом короле на Майорке не раз снаряжались корабли для плаваний к Канарским островам и открытий в Западном море.

В Пальме жили искусные генуэзские мореходы. Однажды там появился один из представителей вездесущей фамилии Дориа. В Каталонии и на Балеарских островах в самом начале XIV века стали изготовлять портоланы — пергаментные карты для мореходов, покрытые расходящимися, как лучи, линиями, — обозначениями компасных румбов. Карты были щедро раскрашены и зачастую покрыты причудливыми изображениями.

Знаменитый философ, алхимик и путешественник Раймунд Луллий, живший на Майорке, гордо заявлял, что именно он изобрел компас. Еще в 1295 году он создал замечательное руководство для мореплавателей, основы которого были незыблемы в течение двухсот лет после смерти составителя.

Раймунд описал астролябию и, как известно, пытался открыть механический способ безошибочного решения всех задач науки того времени. Для этого он прибегал к «систематическому сочетанию наиболее общих основных понятий», затем построил особую машину, при помощи которой надеялся получить ответы на множество вопросов.

Из других занятий, которые особенно приближают его к нашему времени, следует упомянуть исчисление расстояний от Земли до Луны и других светил или определение длины земного меридиана.

Землю Раймунд Луллий считал шарообразной. Отсюда один шаг до заманчивой мысли о том, можно ли ее обойти кругом, до мыслей о протяженности материков, о тайнах Западного моря, о еще неведомых странах. Луллий указывал на то, что на нашей планете есть еще неоткрытые земли. По-видимому, он догадывался и о возможности достичь окраины Азии, пустившись через Атлантику на запад.

В самом начале XIV века Луллий видел в Пальме выходцев с берегов Волги и Сырдарьи, Черного и Каспийского морей. Этих людей он успел узнать задолго до того злосчастного дня, когда в 1315 году был побит камнями во время своего последнего путешествия в Тунис.

Отрываясь на время от своей удивительной машины, с помощью которой старался найти ту или иную истину, алхимик и философ из города Пальмы уделял внимание людям, рассказывавшим ему о полынных степях, кочевых шатрах Востока, о великих просторах Севера.

В Полном собрании сочинений Раймунда Луллия, изданном в Майнце в 1721–1742 годах, возможно, затерялись упоминания о поселенцах Майорки, привезенных туда на невольничьих кораблях из «Скифии».

Но вот пришло время, когда загадочные страны были положены на карту, составленную на Майорке.

Каталонская карта

Лепестки бледно-розовых цветов, летевшие с миндальных деревьев, падали на большой стол, заваленный рукописями и рисунками.

Смуглый человек сдунул лепестки, чтобы продолжить работу над изображением Камбалека (Ханбалыка). Рядом с китайской столицей был виден рогатый грифон, раскрывший перегородчатые крылья.

Рисунки — один удивительнее другого — постепенно заполняли собою поверхность карты. Пестрые флаги и гербы; сирена, держащаяся за хвосты двух дельфинов; огромные птицы — по виду аисты, — нападающие на людей; всадник под высоким балдахином; восточные владыки, восседающие на престолах, дромадер с лебединой шеей; парусные корабли — чего только не было на Каталонской карте!

Зловещие слова «Гог и Магог» были тщательно выписаны возле изображения «стены Гога и Магога», расположенной за горами «Каспис», на северо-востоке Азии. Гористая грань земного круга отделяла «Гог и Магог» от «моря-океана». В нем лежали острова. Надпись возле них гласила:

«На этих островах много хороших кречетов, которых ловили для великого хана».

И кречеты были там изображены, как бы стоящие во весь рост на лапах, с обращенными к югу головами.

К слову сказать, северные ловчие птицы уже не раз поднимались к небу Арагонии. Однажды Иаков Второй, король Арагонский, счел возможным отправить трех белых соколов в подарок султану Египта. Соколы, по-видимому, были доставлены в Испанию из Каффы.

От «Гога и Магога» можно было свободно пройти на кораблях в «море индийских островов». Следовательно, острова кречетов и архипелаги Индии имели между собою связь.

Составитель Каталонской карты намного точнее, чем его предшественники, изобразил очертания Черного моря. В самом начале Великой сухопутной дороги в Китай на карте стояла Тана. Следуя дальше, согласно описанию Пеголотти, мы находим Ургенч, Иссык-Куль и загадочный Лоб.

Иссык-Куль с «монастырем армянских братьев» и Лоб были нанесены на карту впервые, причем каталонский космограф сообщил, что Лоб известен вожатым караванов, идущих в Китай.

Однажды, когда до этого дошла очередь, каталонский ученый вывел на своей карте слово «Sebur». Это произошло между 1375 и 1377 годами в Пальме.

За последние годы история создания Каталонской карты заметно подвинулась вперед. В Барселоне в 1930 году вышла книга X. Репараса, посвященная морской истории Каталонии. Репарас рассказывает, что португальский инфант Жуан, будущий король, начиная с 1373 года, стал проявлять заботы о составлении большой карты мира. На Майорке отыскался человек, которому поручили это важное дело. Его звали Авраамом Крескесом.

Он по меньшей мере два года не знал ни отдыха, ни покоя. Великолепный образ мира, представлявшийся умному взору Авраама Крескеса, был выполнен им к 1378 году.

Прошло года три, и чудесная карта была отправлена во Францию, к королю Карлу Шестому. Она украсила собою стены Лувра.

Некоторые исследователи впали в ошибку, считая, что Каталонскую карту держал в руках Карл Пятый. Если он даже в действительности заказывал через принца Жуана карту мира, то не дождался ее. Карл Пятый умер в 1380 году, а доставлена карта в Париж была осенью 1381 года, когда французский престол занимал Карл Шестой, прозванный впоследствии Безумным.

Авраам Крескес умер в 1387 году, через десять лет после того, как дал жизнь своему детищу — чудесной Каталонской карте.

Сын Крескеса Иегуда, он же Жауме Рибес, принял из рук отца циркуль и кисть и стал продолжателем его дела.

Крескес-сын был приглашен на службу к принцу Генриху Мореплавателю. Последний, как известно, был сыном Жуана, поощрявшего Крескеса-отца, когда тот составлял Каталонскую карту.

Карта, составленная на Майорке, была издана лишь в 1742 году в Париже.

Знаменитый польский историк и революционер Иоахим Лелевель, находившийся вдали от родины, в голоде и нужде, к 1852 году составил описание Каталонской карты.

По всей вероятности, он видел ее в подлиннике, в числе тех ста семидесяти пяти карт средневековья, которые отыскал и внимательно изучил.

Работа над пятитомной «Географией средних веков» отняла у Лелевеля зрение и ввергла его в недуги.

Составив полный список всех старинных источников, где была хоть раз упомянута страна Гога и Магога или знаменитая стена, закончив подробное исследование о карте ал-Идриси, Лелевель в беседах с друзьями говорил, что «География средних веков» дала ему средства на кусок хлеба и свечу. Он уже не будет каждый день думать о хлебе и свете! Этот герой науки отдал немало сил Каталонской карте.

Чертеж мира, составленный на Майорке, никогдау нас в России не издавался. Мы знаем Каталонскую карту лишь по плохим воспроизведениям отдельных небольших ее частей. А ведь о ней помнили и Петр Семенов-Тян-Шанский, и Чокан Валиханов, открывая для мира лазоревый Иссык-Куль. О Каталонской карте писали и пишут десятки исследователей, но ее нет перед глазами. И это при всех наших возможностях и средствах!

Думаю, скоро настанет день, когда на свет появится издание Каталонской карты, целиком воспроизводящее творение искусного мастера с острова Майорка.

Но нам надо снова возвращаться в мир древних парусных кораблей, миндальных садов, узких улиц города Пальмы.

Когда Авраам Крескес приступил к работе над Каталонской картой, на острове Майорка царила беспощадная черная смерть. После того как она ушла с пальмового острова, на Майорке повторилась та же история, что была в 1348 году: самые знатные женщины Пальмы, потерявшие мужей в объятиях чумы, стали выходить замуж за рабов.

За год до этого губернатор острова Ольфа де Проксида получил указ короля Педро Арагонского. Король гневался на рабов Майорки и приказывал губернатору принять крайние меры. В 1374 году на одного испанца, обитавшего на Майорке, приходилось от десяти до пятидесяти невольников. Рабы свободно расхаживали по всему острову, занимались грабежами и разбоями. Когда им это удавалось, невольники устраивали побеги, перебираясь с острова в Берберию.

Ольфа де Проксида ввел жесточайшие наказания, начал перепись рабов, чтобы часть их продать куда-нибудь в другие страны.

Но черная смерть властно внесла свои поправки: в богатых домах Пальмы, в поместьях Майорки зазвучала речь русских, булгар, тюрок — мужей балеарских матрон.

Каким образом русские люди попали на Майорку?

Каждый поход золотоордынцев, каждое усмирение восстаний, поднятых в землях, подвластных монголам, давали им множество пленных. Немало слез было пролито на солончаковой земле Сарая, на площадях Каффы, Флоренции и других городов!

В Каффе невольников выставляли на рынке в одних кыпчакских войлочных колпаках и принуждали обнаженными ходить перед покупателями, чтобы те могли выбирать наиболее здоровых и хорошо сложенных людей. Генуэзский нотарий скреплял своей подписью письменные сделки на куплю и продажу невольников.

Во Флоренции, куда рабов доставляли из Каффы, их было так много, что в 1368 году городские власти решили избавиться от этого беспокойного люда и стали отправлять пленников в Африку и Испанию. Замечу, что именно в эти годы итальянские космографы нанесли на свои карты названия, связанные с Волгой и даже Сибирью.

Так, по-видимому, получилось и на Майорке, когда Авраам Крескес чертил удивительную Каталонскую карту, впервые испещренную рисунками и надписями многих местностей, о которых раньше не слышал ни один европейский ученый.

На Майорке говорили об Иссык-Куле, Ургенче, городе Лоб и Себуре!

Рассказывая о выходцах из Руси в Пальме, я опираюсь на надежный источник — труд М. Ковалевского.

В восьмидесятых годах прошлого столетия знаменитый русский ученый Максим Ковалевский, профессор государственного права, поехал в Барселону, Валенсию, Герону и Пальму.

Он углубился в изучение древних бумаг. Историк Квадрадо, архивариус города Пальмы, открыв двери своего хранилища для русского ученого, показал М. Ковалевскому грамоту XIV века. В ней мелькали имена — «Аксинья», «Катерина», «Ольга». Некоторые из них сопровождались коротким примечанием: «de natione russorum» — «народа русского». Этот документ был составлен еще при жизни Раймунда Луллия.

В других старинных актах, хранившихся в Archivio de la Audienca, упоминались татары, булгары, армяне, греки, черкесы.

Однажды синьор Квадрадо, беседуя с гостем из Москвы, припомнил одно важное обстоятельство. Ему встречались архивные свидетельства о том, что «в течение всех средних веков» на острове Майорка существовал госпиталь «Rossorum» — Русский госпиталь, как можно было заключить из этого названия.

Вернувшись в Россию, Максим Ковалевский напечатал в журнале «Юридический вестник» (1886, февраль) содержательную статью «О русских и других православных рабах в Испании».

Я заимствовал из этого труда лишь те данные, которые относятся к XIV веку — ко времени составления Каталонской карты, чтобы увязать историю ее создания с пребыванием русских рабов и выходцев из Азии на далеких Балеарских островах.

Максим Ковалевский в статье ничего не пишет о своем соотечественнике и ученом предшественнике, побывавшем в городе Пальме еще между 1700–1708 годами. Это был пламенный последователь учения Раймуида Луллия, киевлянин Иоаким Богомолевский. На Майорке он был вольнослушателем академии, когда-то основанной в Пальме самим Раймундом Луллием.

Возможно, в свое время до пытливого Богомолевского и дошли старые балеарские сказания о русских людях, закинутых судьбою за тридевять земель, на Балеарские острова.

Русский воспитанник луллиевской академии на Майорке кончил свою жизнь в монастырской темнице, где-то в Вятской епархии. Лишь после смерти в 1741 году с него были сняты железные оковы, в которых он содержался около десяти лет.

Как видите, жизнь его не совсем обыкновенна. Если читатель захочет найти более подробные сведения о русском последователе Раймунда Луллия, он должен прочесть труд Савицкого «Русский гомилет начала XVIII в. Иоаким Богомолевский», изданный в Киеве в 1862 году.

Свой рассказ о «холопьем городке» на Майорке, появлении названия «Сибирь» на карте Авраама Крескеса и живой цепи, протянувшейся от Ханбалыка через Среднюю Азию, Сарай и Каффу до Балеарских островов, я хочу закончить словами Рихарда Хеннига.

«Почти непостижимо, — пишет он, — что при этих обстоятельствах в XIV в., когда самые тесные в средние века связи с Китаем, завоеванным монголами, продолжались вплоть до 1368 г., не было попыток добраться до Восточной Азии казавшимся тогда коротким путем через Атлантический океан» [34] .

Лаврентьевский список

Четырнадцатого января 1337 года Лаврентий, ученый монах одного из суздальских или нижегородских монастырей, затворившись в своей келье, принялся за упорный и благодарный труд.

Заглядывая в «книги ветшаны», лежавшие на его рабочем столе, он переписывал полууставом древние сказания и сводил их воедино в новую книгу.

В основу ее ложилась древняя «Повесть временных лет», начатая в Киеве в 1112 году.

Почти наугад я беру из своей картотеки карточки, относящиеся к началу XII века, просматриваю их, чтобы восстановить некоторые события, окружающие историю создания «Повести временных лет».

Вот в 1102 году погиб от ран, полученных в крестовых походах, Гуго Великий, сын русской королевы Франции Анны Ярославны.

Проходит года четыре, и игумен Даниил в сопровождении киевских кольчужников появляется среди воинов Балдуина Первого, входит в ворота Акры, Дамаска и Иерусалима.

В 1107 году в Новгороде живет неведомый человек «греческие земли», знающий кроме родного языка латынь и русскую речь.

Посадник Павел, закладывая каменные стены детинца в Ладоге, как бы ненароком рассказывает о том, что ладожские «старые мужи» ходили «за югру и за самоядь в полунощные страны». Этот разговор происходил в 1114 году. Ладожские стены имели уши!

Рассказ Павла-посадника дошел до нас благодаря Ипатьевской летописи. Там он был записан под 1114 годом.

Собеседник ладожанина Павла в том же году встречался и с Гюрятой Роговичем, новгородцем. Это он около 1092 года посылал своего отрока в Печору к людям, что дают дань новгородцам. Из Печоры посланец пошел в югру, у которой «язык нем». Все же он понял, что ему рассказывали там о чудесной стране, где горы заходят в морскую луку. Горы эти поднимаются до небес, в горах слышны говор и крик. И кто-то сечет гору, все хочет из нее высечься. В горе пробито оконце, и неведомые люди говорят оттуда на незнаемом языке, показывают на железо, что видят в руках у югры, просят каждый для себя нож или секиру в обмен на звериные шкуры…

Труден путь к тем горам; его обступают леса и снега. Не всегда югра доходит до лукоморья, но есть и еще один путь — дальше на север… [35]

Тут целая повесть! По изложению Д. С. Лихачева [36] получается, что собеседник Павла, смотря на каменную стену Ладоги, вдруг вспоминает о югре, заключенной в лукоморской горе, и вызывает Павла на рассказ о путешествии в полунощные страны.

После этого, повстречавшись с Гюрятой Роговичем в Новгороде, пытливый собиратель сведений о югре разъясняет Гюряте, что неведомые люди — это народы, которых когда-то заклепал в горах Александр Македонский.

При этом начитанный толкователь вразумляет Роговича, советуя ему прочесть сочинение византийца Мефодия Патарского; там все сказано насчет подвига Александра. Сочинение это называлось «О последних временах и о страшном суде». Его хорошо знали русские книжники. Нашествие монголов они потом недаром связали с мрачным пророчеством Мефодия; заточенные в горах дикие народы, получив свободу, ринулись для покорения мира.

Собеседник ладожанина Павла и Гюряты Роговича — не кто иной, как киевский ученый монах Сильвестр, продолжатель «Начальной летописи» при Владимире Мономахе.

Так «Начальная летопись» открывала для наших предков северный мир, указывала дорогу к лукоморью, найденную ладожанами и новгородцами.

Первый летописец начала XII века, по-видимому, уверен, что известное ему Варяжское море шло на восток, к волжским булгарам. На севере море встречало мощную горную преграду, упиралось в нее и рождало обширный залив. Так горы заходили в луку моря.

Из примечательных событий, относящихся ко времени начального составления первой русской летописи, для нас важен поход Юрия Долгорукого на волжских булгар (1120).

Об этом событии знал пришелец из далекой страны Заката.

В 1136 году в Булгаре побывал Абу-Хамид ал-Андалуси ал-Гарнати, уроженец Гранады, с берегов Волги трижды ездивший в Хорезм.

Он рассказал о том, как югра охотится на огромных морских «рыб» — мечет в них гарпуны, а потом, подплывая к лежащей на мели добыче, вырезает из «рыбы» огромные куски. Этими кусками потом наполняют целые склады.

В стране булгар гранадский скиталец видел исполинские «зубы» неведомых зверей. Эту кость, найденную в земных недрах, вывозили на продажу в Хорезм.

Побывал ал-Гарнати и в хазарском городе Саксине, где жилища для защиты от зимней стужи были обиты войлоком. Он поведал о людях из страны Весь.

Булгары не разрешали веси входить в волжские города, опасаясь того, что северные пришельцы принесут с собой лютую стужу. Но это не мешало булгарским торговцам вывозить из Веси бобров, соболей и связки беличьих шкурок.

В «Начальной летописи» весь была упомянута, как народ Севера, наряду с заволочскои чудью, печорой и пермью. И еще писал гранадец ал-Гарнати, что в городе Булгаре живет дивная великанша, сестра исполина Дафки, и для нее булгары даже построили особую баню.

В булгарском городе Биляре ал-Гарнати свел знакомство с ученым мужем, историком Якуб-бен-эль Номаном и почерпнул у него множество полезных сведений о стране, — конечно, более достоверных, чем сказка о великанше. Впоследствии, находясь уже в Мосуле, ал-Гарнати написал сочинение «Подарок умам и выборки диковинок». Там есть данные об Индии и Китае, полученные гранадским скитальцем от человека, побывавшего в этих странах [37] .

Как бы перекликаясь с ал-Гарнати, киевский составитель «Начальной летописи» или «Повести временных лет» писал о путях в Индию. Мысленно он шел туда по Волге до Булгара, потом — в «Хвалисы» (Хорезм) и «жребий Симов» (Персию и Бактрию). За ними лежала Индия! Еще в то время восточные торговые гости везли на Русь перец, камфару, алоэ и мускус.

В Лаврентьевский список 1377 года, как известно, кроме древнейшей «Повести временных лет» вошли и более поздние летописные известия. Их постарался передать потомству монах Лаврентий. Они касались северо-восточной Руси и заканчивались на событиях 1304 года.

Когда Лаврентий завершил свой чудесный труд, повествующий о начальной истории нашей Родины, о ее народах, племенах и дальних языцах, о морях и реках, о дорогах в Индию, Царьград и Рим, — ордынская туча вновь нависла над Русью.

Незадолго до этого царевич Арапша (Араб-хан), пожаловавший к Мамаю из Синей Орды, появился в Сарае, где успел выбить свою монету. Однако он, как и многие из недолговечных ханов того времени, без оглядки бежал из золотоордынской столицы.

Захватив Наровчат, что в земле мордвы, Арапша в жаркий августовский день напал на русскую рать возле реки Пьяны.

Москвичи и суздальцы понадеялись на лесные засеки и слишком поздно узнали, что Арапша ухитрился обойти стороной древесные завалы.

Положив доспехи на обозные телеги, русские воины бражничали, веселились, устраивали охотничьи ловы в полях.

Арапша появился нежданно и обрушил на безоружных людей пять своих конных полков. Он истребил всех, кого мог, а тех, кто случайно избежал смерти, побрал в полон.

Празднуя легкую победу, Арапша, дыша кумысным перегаром, дня через два подступил к Нижнему Новгороду.

Черные бунчуки развевались под Верхним городом, где стояла новая каменная башня с крепкими воротами. Башня не остановила Арапшу, и он, ворвавшись в город, пять дней грабил и жег Нижний.

Как только уцелела тогда «Начальная летопись»! Ведь вне зависимости от того, где именно трудился над ней монах Лаврентий — в Суздале или в самом Нижнем Новгороде, — она была закончена 20 марта 1377 года.

Лаврентий должен был сразу же передать ее покровителям своего труда — суздальско-нижегородскому князю Дмитрию Константиновичу и епископу Дионисию. Набег Арапши подвергал прямой опасности искусное творение Лаврентия-мниха.

Но рукопись, выполненная прилежным полууставом, видимо, чудом уцелела при набеге черного царевича Арапши!

До нас сквозь столетья, сквозь дым и пламя бесчисленных пожаров, из глубины веков донесся голос вещего Олега.

Пламя, встававшее над Нижним Новгородом, пощадило первую книгу по истории и географии Руси — «Начальную летопись» или «Повесть временных лет», обновленную в трудном для нижегородцев 1377 году.

А Арапша? От него не осталось ничего, кроме недоброй памяти. Через год этот волк зауральских степей безвестно сгинул, да так, что о нем с тех пор не упоминает ни одна наша летопись. Может быть, его уложила на месте длинная стрела с березовым древком…

Черный темник Мамай

Вскоре после того, как черная смерть прошлась по просторам Азии, Золотая Орда извергла из своих недр Мамая.

Кто такой он был в своей юности, откуда пришел в Крым? — насчет этого мы не находим никаких свидетельств истории.

Известно одно: в пятидесятых годах XIV века он появился в монгольских: войсках, размещенных в Крыму.

Постепенно Мамай дослужился до чина темника — начальника над десятью тысячами клинков.

Можно утверждать, что уже в те времена Мамай был вхож в покои генуэзского и венецианского консулов в Каффе, Тане (Азове) и Судаке (Суроже). Не раз он проезжал по улицам Каффы, мимо башни святого Климента, к генуэзскому замку, где монгольскому военачальнику был всегда уготован богатый и пышный прием. (Мамай мог носить под халатом западный панцирь с «гусиной грудью».) В будущем мы увидим, насколько крепко связал себя Мамай с иноземными обитателями Крыма. Он достиг неслыханной власти, когда ему ничего не стоило посадить на трон нового хана, а через месяц прирезать его, как овцу, чтобы возвести на царство другого потомка Чингисхана.

Сам Мамай никаким чингизидом не был и поэтому не мог рассчитывать на то, что его поднимут на белой кошме.

Лишь однажды в непомерной гордыне, воспользовавшись смутой в Орде, он дерзнул выбить монету со своим именем, но вовремя опомнился и прекратил выпуск денег с надписью: «Мамай — царь правосудный».

Он особенно возвысился при хане Бердибеке. В 1357–1359 годах Мамай получил титул гургена, зятя ханского.

Бердибек был извергом, хладнокровно умертвившим отца и всех своих братьев, не пощадившим самого младшего из них — восьмимесячного младенца.

Два года пробыл Бердибек на троне.

Возможно, Мамай, как знаток крымских дел, оказал влияние на исход хлопот венецианцев относительно их торговли в Судаке. Бердибек разрешил венецианцам посещать этот морской порт и дал им торговые льготы. Венецианцам позволили начать торговлю и в крымском порту Правант. Генуэзцы же, не желая отставать от своих вечных соперников, заняли прекрасную бухту Чембало (Балаклаву).

Мамай в то время находился в Сарае. Оттуда он отправил послов в Москву, действуя от своего имени, хотя его царственный тесть был еще жив. Вскоре во дворце, увенчанном золотым полумесяцем, неизвестные заговорщики умертвили Бердибека и его «темных и сильных» доброхотов и князей. Но царев зять остался жив. Мамай сразу же помчался в Крым и Тану, забрал там все в свои руки и стал приглядывать подходящего царевича для своей большой игры.

Когда он захватил Тану, монгольский наместник побежал оттуда куда глаза глядят, попал каким-то образом в Мордовскую землю и где-то возле Пьяны-реки «обрывся рвом», чтобы оборониться от возможного преследования.

Этого ханского наместника в Тане звали Секиз-беем. Он умел ладить с венецианцами, и те называли танского вельможу «отличным и могущественным мужем». После сидения за пьянским рвом Секиз-бей (Черкиз) «выбежал» в Москву, принял русскую веру и стал служить великому князю Дмитрию Иоанновичу. Лучшего знатока венецианских и генуэзских дел, чем Секиз-бей, было трудно найти.

Одновременно с Секиз-беем на московскую службу поступил недавний ордынец Алабуга. (Слово «алабуга» означает «окунь». Не знаю, почему его так звали.)

В Золотой Орде творилось нечто несусветное. Один хан сменял другого, каждый из них не мог продержаться более месяца. Сарайские вельможи резали синеордынских эмиров; выходцы из Синей Орды и Сибири упорно оспаривали право на обладание престолом.

Мамай из Крыма вдохновлял ханов на расправы и убийства. Наконец вместе с царем-отроком Абдуллахом он сам направился в Сарай. Навстречу им вышел хан Тимур-Ходжа. Вскоре и тот был умерщвлен, а Мамай со своим ставленником расположились в ханском дворце.

Отрок не выручил Мамая. У Абдуллаха появились соперники.

Мамай начал ломать им хребты и побил многих саранских вельмож. Вскоре царевич Мурат, враг Абдуллаха, «изгоном приде на Мамая».

Тучный темник едва нашел ногою чернское серебряное стремя, чтобы взобраться на коня, и бежал со своей ордой на запад от Сарая.

Впоследствии он не раз повторял набеги на Сарай, но никогда не мог там долго продержаться. Сопровождал Мамая в этих походах повзрослевший Абдуллах.

О жизни Мамая после его вторичного бегства из Сарая в Крым и к устью Дона мы знаем очень мало. Через год после того, как он перевернул вверх дном Азак (Тану), там — по-видимому, от огорчений — безвременно отошел в лучший мир Жиакомо Корнаро, граф Арбэ, посланник Венеции в Тане и «во всей империи Газарии».

Венецианский консул не дожил до того времени, когда генуэзцы в 1365 году внезапно заняли Сурож (Судак) и, подняв свой флаг на высокой башне, стали вести дозор за лазоревым морем [38] .

С приходом к власти Мамая в отношении работорговли в Крыму ничего не изменилось. Наоборот, на первые годы его власти приходятся самые крупные сделки по продаже невольников. Именно тогда началось беспокойство в Италии. Предвидя, что черноморские рабы могут поднять восстание, власти больших городов решили перепродать свой живой товар в Арагон.

Крылатый лев Венеции исчез.

Кончились времена, когда

…Века три или четыре,

Все могучее и шире

Разрасталась в целом мире

Тень от львиного крыла…

Последние две строчки у Федора Тютчева напечатаны вразрядку.

После захвата генуэзцами Сурожа Мамай с Абдуллахом вновь устремились к столице Золотой Орды. Тайные сторонники черного темника убили сарайского хана Азиза. Его тело еще не успело остыть, когда Абдуллах и Мамай, отряхнув степную пыль с булгарских сапог, с плетками в руках вошли в тронный зал, покинутый ими лет шесть назад.

И вновь темник Мамай возвел своего воспитанника на шаткий сарайский трон. Но вскоре появился Асан или Хасан-оглан, царевич из рода Шайбана, происходивший от сибирских потомков Батыя, которые уже не раз заявляли о своих правах на Сарай, не раз приводили с собой на Волгу полки, составленные из сибирских племен.

Как Хасан-оглан сумел сжить Абдуллаха — неизвестно, но Мамай со своим молодым ханом вскоре вынуждены были бежать в Крым, обгоняя коршунов в небе и бурые клубки перекати-поля, мчавшиеся по пути изгнанников.

С тех пор Абдуллах исчез, а Мамай обзавелся новым ханом — «Мамет-Салтаном», как говорили русские летописцы. Это был Мухаммед-Буляк.

Владея от имени этого подставного царька почти всей западной половиной Золотой Орды, Мамай заставил Москву и Тверь платить «выход» — привычную ордынскую дань и вообразил себя полновластным хозяином «Русского улуса».

Однажды он отправил послов в Нижний Новгород. Их сопровождала тысяча воинов. Но нижегородцы перебили незваных гостей, начиная от посла по имени Сарай до последнего рядового лучника. Вот тогда-то Мамай и двинул на Нижний свирепого Арапшу, связавшего свою судьбу с западными улусами.

Настал 1378 год, и Мамай дал наказ своему любимцу Бегичу идти громить Русь.

В просторах земного круга, как серебряная нить, упавшая на луга и рязанские мхи, затерялась река Во́жа. Она впадает в Оку выше города Рязани, успев до этого прихватить с собою приток — речку Мечу.

Воже было суждено навеки войти в историю нашей страны.

Когда Дмитрий Иоаннович узнал, что Бегич вступил в Рязанскую землю, отыскивая старую Батыеву дорогу для удара на Коломну и Москву, русское войско подошло к берегу Вожи.

Одиннадцатого августа нетерпеливый Бегич, вспенив своим конем вожский брод, с криком ринулся вперед, увлекая за собой ордынскую силу. Но строй русских не двинулся с места. Посредине его стоял сам великий князь, а в полках правой и левой руки были Даниил Пронский и окольничий Тимофей.

Настало мгновение, когда московские полки внезапно ринулись на монголов, смяли их и обернули лицом к Воже-реке.

Уничтожение Бегичевой рати длилось до вечера. Когда взошло солнце, победители не нашли вокруг ни одного живого врага. Вожа была запружена телами пришельцев. На прибрежных лугах ржали брошенные скакуны, ревели верблюды. Всюду были видны арбы, нагруженные походным имуществом и награбленным в пути добром, складные шатры, осадные орудия и множество луков, мечей и пик, увенчанных конскими хвостами.

Мамаевы конники были истреблены. В бою при Воже погиб сам Бегич и испытанные во многих походах ордынские эмиры Коверга, Карабулук, Хаджибей.

Осенью голодные волки растащили тела ордынцев, лежавшие на берегу Вожи. А летом 1379 года на лесной реке снова расцвели купавы.

Такого поражения монголы еще не испытывали за все сто пятьдесят четыре года своей власти над русским народом.

Наши летописцы, рассказывая о битве на Воже, говорят, что Мамай, получив известие о гибели войска Бегича, заскорбел. Он разодрал на себе пышные одежды, крича, что русские князья предали его стыду и срамоте, сотворили поношение и поругание и он не знает, чем избыть это бесчестие.

Мамай жаждал мести. Подчинив Северный Кавказ, а чуть позднее Астрахань, он предпринял новые набеги на Рязанскую землю и княжество Нижегородское.

Мамай изучает сказания о Батые и всячески порицает его недальновидность. Он, Мамай, не поступит, как Батый. Захватив Русь, не покинет ее, а сядет в прекрасном городе Москве, чтобы владеть и ведать всей Русью.

Мамай не зря зарился на Москву, где сходились сухопутные и речные дороги.

Крым, Кавказ, Западный берег Каспия были теперь в его руках.

В Астрахань свозили пряности, шелк и другие товары Востока, заканчивавшие свой путь в Италии, куда их доставляли на галерах из Каффы и Таны. Мамай в то время, по-видимому, еще ничего не знал, что происходит в странах, лежащих за Каспием, на Великой караванной дороге в Бухару и Китай.

Потомок хана Джучи, честолюбивый Тохтамыш, бежавший к Тамерлану, получил от Тамерлана Ургенч, Сыгнак, Сауран и Отрар. Через Отрар проходил путь из Ургенча в Алмалык и далее — в Китай. Сыгнак имел связь с Сибирским юртом. Но Тохтамышу не сиделось в Синей Орде. Он устремлял свой взгляд на Запад, надеясь покорить Сарай на Волге и утвердить свою власть в Золотой Орде, не допустив туда Мамая.

Подсчитывая в уме астраханские барыши и будущие московские выгоды, Мамай принялся за дело. Он объявил набор среди асов (алан), черкесов, буртасов и других покоренных им народностей, привел в порядок монгольские части, заключил союз с литовским князем и слабодушным Олегом Рязанским.

В это время в Каффе еще мог находиться тот самый пират Луккино Тариго, что в 1374 году предпринял грабительский набег на Волгу. В таком случае он был свидетелем союза своих земляков с Мамаем. Это самая загадочная страница в истории Куликовской битвы.

Возможно, когда-нибудь из тайников Ватикана и хранилищ Генуи будет извлечен и опубликован договор Мамая с крымскими итальянцами. Не простое дело — заключить военный союз с иностранной державой. На слово верить друг другу было нельзя. Генуэзцы могли требовать от Мамая торговых преимуществ, которые должен был предоставить им «московский хан» после того, как он вступит в ворота Кремля.

Как ко всему этому относился Ватикан, издавна мечтавший о духовном подчинении Руси?

Где смогли достать консулы Каффы и Судака отряд генуэзской пехоты? Гарнизоны крепостей в Крыму состояли из двух десятков солдат, барабанщика и трубача да еще нескольких конных полицейских — аргузиев, закутанных в длинные плащи.

Отдать всех этих людей Мамаю не имело смысла. Остается предположить, что каффинцы объявили сбор добровольцев для битв под косматыми знаменами Мамая или даже вызвали арбалетчиков из самой Генуи.

Мамай, собираясь в поход, между делом убил ненадежного «Мамет-Салтана» — Мухаммед-Буляка вместе со всеми преданными ему людьми, а ханом провозгласил Тулук-бека. Тулук-бек был совершенно ничтожной личностью и признавался, что живет «Мамаевой дядиной мыслию».

Вместе с этим недоумком Мамай сидел на вершине кургана и смотрел из своего шатра, как из пыльной степи к его ставке со всех сторон подходят конные и пешие отряды.

Но вот заблестели шлемы и металлические самострелы: со стороны Дона двигалась генуэзская пехота…

Лебеди Непрядвы

Когда венецианские братья Поло в первый раз шли на Восток, к ним присоединился попутчик — итальянский купец Дудже. Он прошел с ними от Судака до Сарая, пробыл там некоторое время, а затем отправился на Русь, всего вернее — во Владимир-на-Клязьме.

Неизвестно, в тот ли приезд он навсегда связал свою судьбу с русским народом, только вскоре Дудже превратился в Тютчева и дал начало той русской фамилии, к которой впоследствии принадлежал замечательный поэт Федор Тютчев, воспевший в 1850 году «тень от львиного крыла».

Накануне Куликовской битвы великий князь Дмитрий Иоаннович призвал к себе «избранного своего слугу, довольна смыслом Захария Тютчева». Дав ему двух толмачей «половецкого» языка, великий князь приказал своему любимцу ехать к Мамаю с дарами: может быть, Мамай, получив золото из рук Тютчева, оставит Москву в покое?!

Верный Тютчев двинулся в путь и в Рязанской земле узнал, что князь Олег уже встал под Мамаевы бунчуки.

«…Уже поганые татарове на поля наши наступают, а вотчину нашу у нас отнимают, стоят между Доном и Днепром, на реце на Мече» — так сказано в «Задонщиие» о движении Мамаевых полчищ.

И Меча здесь названа вовсе не случайно, а для того, чтобы современник вспомнил, как русские воины громили Бегича на Воже, в которую впадает Меча. Древний писатель намеренно ставит в один ряд собственно Мечу и Красивую Мечу — светлые реки Рязанской земли. Он упоминает еще реку. Тихую Сосну, на юге от Красивой Мечи. Таи побывали дозоры Дмитрия Иоанновнча задолго до Куликовской битвы.

Участник великого сражения на поле между Непрядвой и Доном, вещий князь, воевода Дмитрий Боброк-Волынский, слышавший чутким ухом плач Донской земли, прославил свой меч победой над Волжским Булгаром еще за четыре года до Куликовской битвы и заставил Хасан-оглана платить дань Дмитрию Иоанновичу.

Стоя на Дону, Боброк закрывал от Мамая пути к Булгару, не говоря уже о подступах к Рязани, Коломне и Москве.

Выбор Куликова поля как места сражения не был случаен. Здесь не только решалась судьба Московской Руси: у берега Непрядвы, у известняковых берегов начинался поединок за обладание великими дорогами, ведущими на Восток, путями к Черному морю.

Дмитрий Иоаннович привел с собою на Дон десять бывалых гостей-сурожан, связанных постоянно с Судаком и другими генуэзскими крепостями на Черном море. Он крепко наказал им запомнить все события, свидетелями которых они будут: обо всем, что произойдет на Куликовском поле, они потом расскажут в дальних землях.

Среди будущих вестников победы был сурожекий гость Константин Блок.

Пусть читатель также запомнит имя могучего Родиона Осляби, былого боярина из калужского городка Любутска. Мы вскоре увидим, что он прославился не только как участник битвы меж Доном и Непрядвой.

Когда его товарищ, чернец Пересвет, готовился начать свой поединок со страшным «печенегом» Челубеем, Ослябя успел сказать:

— Брате Пересвет, уже вижу на тели твоем раны тяжкие, уже голове твоей летети на траву ковыль, а чаду моему Якову на ковыле зелене лежати на поли Куликови…

Из этих слов можно сделать вывод, что под знаменем великого князя погиб Яков, сын Осляби. Но не только народная молва, а многие из наших историков считали, что и сам Ослябя-отец сложил свою голову в памятный день 8 сентября 1380 года…

В «Задонщине» и «Сказании о Мамаевом побоище» подробно описана величайшая битва за Русь.

…В осеннем небе раскачивается огромное черное знамя Великого полка, и тень от него ходит из края в край Куликова поля.

Вещий Бобров в самое трудное для русских мгновение грянул на Мамая из своей дубравной засады.

«Стязи ревут, а погании бежат», — сказано в «Задонщине». Напрасно Мамай взывал о помощи сразу к четырем богам — Перуну и Салфату, Раклю и Гурсу, вспоминал «великого пособника Махмета». Они остались безучастными к судьбе «московского царя» Мамая.

Неуготованными дорогами татары бежали к лукоморью. Они скрежетали зубами, раздирали себе лица.

Когда битва окончилась, русские воины стали возвращаться в строй.

Костромичи Федор Сабур и Григорий Холопищев нашли великого князя под березой, утомленного боем. Он возвратился под свое знамя, и вскоре Куликово поле услышало медные голоса победных труб.

Двенадцать дней продолжались скорбные труды на берегу Дона. Триста тридцать высоких холмов выросли над братскими могилами, где спали вечным сном москвичи и новгородцы, ярославцы и муромцы, белозерцы и брянцы, псковичи и серпуховичи, коломенцы и переяславцы, костромичи и можайцы, рязанцы и дмитровцы…

Что же сталось с Мамаем?

Он бежал с Куликова поля лишь с четырьми своими князьями и, влачась по степям, добрался до Крыма.

Мамай еще хотел мстить Дмитрию Донскому, идти на него и всю Русскую землю и стал собирать новое войско.

На помощь генуэзцев он, видимо, уже не надеялся: ведь в Каффе и Судаке ожидали, что святой Георгий пошлет богатую добычу — русских рабов, дорогие меха, московское серебро. А весть о втоптанных в землю Куликова поля генуэзских латниках встревожила европейских обитателей Крыма.

Мамай пошел вновь в сторону Москвы, но где-то возле Ворсклы, в литовских пределах, Мамаево войско завидело на востоке тучу, пронизанную блеском железа и стали. Это были азиатские полчища Тохтамыша. Они вышли из Синей Орды, успели взять Сарай и теперь шли по Мамаеву душу.

Мамай бежал.

В те дни консул Каффы грелся у камина в зале, где стояла машина для пыток, а на стене висел герб города Генуи.

Ему донесли, что Мамай бродит в окрестностях города и просит убежища.

Возможно, в консульском замке и состоялась последняя встреча «московского царя» с его иноземными союзниками. Он им был больше не нужен.

Софоний, старец-рязанец, творец «Задонщины», уверял, что «фрязове», то есть генуэзцы, вели с Мамаем приблизительно такой разговор. Почему ты, поганый Мамай, спрашивали они, посягнул на Русскую землю? В давние времена была Залесская орда, но тебе не быть Батыем. У него было четыреста тысяч воинов, он с ними Русскую землю завоевал, от востока до запада попленил всё, потому что Бог наказал русских за их грехи. Вот и ты, Мамай, пришел на Русь с девятью ордами и семьюдесятью князьями. А теперь ты бежишь с девятью спутниками в лукоморье, тебе даже не с кем зимовать в степи. Видно, хорошо тебя угостили русские князья, что с тобой теперь нет ни твоих князей, ни воевод. Крепко же они захмелели на куликовских ковылях. Так беги, поганый Мамай, от нас через Залесье!

Тут мы поправим старца-рязанца Софония. Генуэзцы ни в какое Залесье Мамая не отправляли. Они вдруг вспомнили, что когда-то он выживал их из приморских и горных деревень, суливших большие выгоды каффинцам.

К воротам Каффы уже подступили тохтамышевцы. Консул приветливо встретил их. Тут и решилась судьба Мамая.

Каффинцы, очевидно, дали понять победителям, что беглец будет немедленно выдан, если стороны договорятся насчет судьбы этих крымских деревень.

Тохтамыш согласился с условиями генуэзцев и, более того, отдал им еще девять цветущих поселений южного берега.

Один из русских летописцев ошибся, повествуя о том, что Мамая убили сами каффинцы. Нет, он не попал в руки кавалерия, начальника над консульскими полицейскими, получавшего сдельную плату за каждого, казненного им. Просто каффинские а ргузиив широких плащах свели тучного Мамая по ступенькам замка и отдали его в руки нетерпеливых палачей из Синей Орды.

Он был казнен на рыночной площади Каффы, там, где обычно выставляли на продажу рабов. Это произошло 28 ноября 1380 года.

Весть о великой победе Дмитрия Донского вскоре разнеслась по свету.

«…Шибла слава к Железным вратам, к Риму и к Каффе по морю, и к Торному и оттуда к Царюграду на похвалу. Русь великая одолеша Мамая на поле Куликове», — писал старец Софоний.

Гости-сурожане сдержали слово, данное Дмитрию Донскому: в иных землях и народах узнали о Мамаевом побоище. Вскоре после 1380 года в одной немецкой летописи, например, были даже указаны потери Дмитрия Донского и монголов.

Вспоминая Константина Блока, бывшего в числе вестников победы, раскрываю заветный томик Александра Блока на странице, заложенной серебристым стеблем ковыля.

Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:

Не вернуться, не взглянуть назад.

За Непрядвой лебеди кричали,

И опять, опять они кричат…

В земном круге тесно человеческим судьбам!

В лесах Великой Перми

Три года прошло со времени Куликовской битвы, но каких три года!

Русь навсегда избавилась от Мамая.

Его сменил хищный Тохтамыш. Он пограбил русских торговых гостей в Булгаре, отнял у них лодьи и насады, переправился через Волгу и 26 августа 1382 года предательски взял Москву.

Тохтамыш разорил Владимир, Коломну, Звенигород, Можайск и другие города, захватил большой полон.

Москва медленно приходила в себя после страшного Тохтамышева нашествия. Осенью 1382 года к великому князю прибыл думный Карачинового хана, передавший Дмитрию Донскому тяжкие условия, поставленные Тохтамышем. Хан требовал золота и серебра, как будто ему было мало всей московской казны, захваченной в августовские дни.

В 1383 году в Москве появился пришелец с Севера, ниспровергатель идолов неистовый Стефан Пермский.

Я считаю, что он был первым распространителем вести об удивительной Золотой Бабе.

Стефан, уроженец Великого Устюга, с молодых лет отличался пытливостью и любовью к наукам. На устюжском торжище он не раз видел пермяков, живших тогда на Вычегде, Выме, Сысоле, Печоре, Ижме и на Верхней Мезени.

Мог он там встречать и полонную югру, захваченную устюжанами или новгородцами во время северных походов.

Постигнув начала пермяцкого языка, Стефан Храп, как его прозвали в Устюге Великом, удалился в Ростов-Ярославский и предался там научным занятиям. Он составил азбуку из двадцати четырех букв, приноровившись, очевидно, к пермяцким бытовым меткам и знакам, с этой азбукой поспешил в Москву и за год до Куликовской битвы получил согласие духовного начальства на отъезд в землю пермяков.

Сначала Стефан пробыл некоторое время возле устья Вычегды (в то время по ней новгородцы и устюжане ходили в сторону Каменного пояса).

Но особенно по сердцу ему пришлась Игла-река, Ем-ва, которую русские называли Вым. Она зарождалась в известняковом кряже между верховьями Мезени и Печоры, падала с камней и начинала свое быстрое течение к югу. На ее пути встречались пороги, но она, преодолевая все преграды, широко и светло мчалась дальше, раздвигая хвойные леса. Завершив трехсотверстный бег, Вым вливался в Вычегду.

Холмы и овраги окружали устье Выма. Здесь и обосновался былой Стефан Храп, решивший посвятить себя борьбе с язычеством. Обув высокие бахилы, он пошел по лесам и болотам, отыскивая места мольбищ и жертвоприношений.

Пермяцкие идолы были окутаны свивальниками из тонких белых полотей. Возле кумиров стояли серебряные чаши с неведомыми узорами и лежали или висели самые дорогие меха — соболей, куниц, рысей, черных лисиц.

Стефан не щадил своих жертв, обращаясь с ними, как с живыми врагами. Он обрушивал секиру на сосновое темя лесного бога, отсекал ему руки и ноги, повергал на землю, метал останки в огонь, а пепел развеивал по белому мху — ягелю…

Выше Усть-Выма, у нижнего конца речной излучины, обращенной к востоку, стоял Княж-погост. Впоследствии там находили следы древних укреплений, остатки земляных рвов. Там жил самый знаменитый, убеленный сединами волхв Пам-сотник.

В древнерусской литературе очень красочно описан знаменитый поединок между Стефаном и Памом.

Стефан предложил волхву вдвоем войти в пламенный костер, но Пам-сотник устрашился огненного шума. Он будто бы стал причитать, что не дерзает прикоснуться к огню, к этому множеству пламени, не смеет ввергнуться в него, ибо он, Пам, даже не растает, как воск пред лицом огня, а в одно мгновение исчезнет в нем. Какая же будет польза в гибели Пама, если он снидет в нетление? Волшебство его перейдет к другому, дом волхва будет пуст и не останется ни единого из живущих в Княж-погосте!

Этим Пам-сотник показал всю свою немощь, обличил собственную суету и прелесть, чем и укрепил Стефана в сознании его правоты.

Кудесник нашел время поведать Стефану Пермскому о пушном рынке здешней земли. Дорогие меха, говорил он, вывозят отсюда и в Царьград, и в немцы, и в Литву, и в иные прочие грады и в дальние языцы…

После знаменитого препирательства у костра Пам-сотник ушел из Княж-погоста на Обь, где горы заходят «в луку моря», и поселился на Оби — там, где впоследствии возникли Атлымские юрты.

Некоторые историки полагают, что именно Усть-Вым, где жил Стефан, в свое время был сердцем древнейшей Великой Перми и что только впоследствии пермяцкая столица переместилась в Чердынь.

После победы над Памом-сотником Стефан путешествовал по пермяцким землям от Лузы до Печоры, поднимался по Выму.

В этих лесных краях верховья рек близко подходили друг к другу. В верховьях быстрого Выма был короткий волок на Ухту-реку. На поверхности темной ухтинской воды павлиньими перьями переливались радужные пятна.

Ухта была связана с Печорой, а от Печоры начинался «Черезкаменный путь», приводивший к Оби.

О всех чудесах Пермской земли Стефан и рассказывал в Москве, во время первой своей побывки там в 1383 году.

Обласканный Дмитрием Донским, сокрушитель идолов возвратился к вымским холмам. Он прожил на Севере еще тринадцать лет и приехал в Москву уже при князе Василии Дмитриевиче.

Прошло два года, и в Софийской первой летописи появилась заметка о смерти Стефана, наступившей 25 апреля 1396 года.

Историк писал, что Стефан Пермский жил «посреде неверных человек, ни Бога знающих, ни закона ведящих, молящеся идолом, огню и воде, и камню, и Золотой Бабе, и вълхвам и древью» [39] .

Это — первое письменное сообщение о загадочном идоле Великой Перми.

Слово о Золотой Бабе

О Золотой Бабе написано множество статей учеными России, Польши, Германии, Англии и других стран. Ее изображения украшали старинные карты.

Самую подробную справку с перечнем литературы о Золотой Бабе можно найти в книге М. П. Алексеева «Сибирь в известиях иностранных путешественников и писателей» (Иркутск, 1941, стр. 116–121). Более полной библиографии, посвященной северному золотому идолу, я не знаю. Эти чудесные страницы из книги М. П. Алексеева подобны компасу для всех исследователей увлекательной легенды.

М. П. Алексеев установил замечательную подробность: Золотая Баба — если она существовала в единственном числе, а не воплощалась в нескольких истуканах — сначала находилась в областях к западу от Урала. Затем она очутилась уже за Каменным поясом, в обском лукоморье. Там она появилась в образе женщины, держащей на руках младенца.

Это подтверждала и сибирская Кунгурская летопись. Древняя богиня, «нага с сыном на стуле седящая», принимала дары от северных охотников.

Сигизмунд Герберштейн в своей книге «Записки о Московитских делах», изданной в 1549 году, описывая Золотую Бабу по данным какого-то «Русского дорожника», переданного путешественнику, замечал, что в утробе обского золотого идола был виден ребенок, а в нем — еще один младенец.

Загадка Золотой Бабы так и не решена до нашего времени. В обширных примечаниях к С. Герберштейну в книге М. П. Алексеева, о которой я только что упоминал, перечислены все источники, содержащие попытку объяснить происхождение Золотой Бабы.

В самых последних строках примечаний М. П. Алексеев указал, что английский, историк Д. Бэддли в своей книге «Россия, Монголия, Китай» (Лондон, 1919) «отождествляет Золотую Бабу с тибетской и китайской богиней бессмертия Kwan In».

В середине пятидесятых годов мне посчастливилось найти подлинник дневника путешествия в Тибет, совершенного нашим востоковедом Г. Ц. Цыбиковым [40] . Ради этого я ездил в далекую Агинскую степь, покрытую сопками и цветущим багульником. Там-то я и познакомился с богиней Гуань-инь. Она сидела в буддийском храме с золотым младенцем на руках, и огни светильников отражались в ее глазах.

Несколько упростив сложнейшие понятия буддизма, могу сказать, что Гуань-инь — лишь форма выражения извечной сути бодисатвы Авалокитешвары, одного из высших существ, достойных с течением времени достичь степени Будды. Но бодисатва сам отказался погрузиться в нирвану ради того, чтобы помогать грешному миру.

Отличительное качество Авалокитешвары — безграничное милосердие. Оно нашло свое воплощение в изваянии, изображающем женщину с ребенком. Это и есть Гуань-инь.

В Лхасе, в знаменитом храме Ра-мочэ, есть «бирюзовое» изображение Гуань-инь. Оно создано было не позднее 650 года нашей эры, потому что этот храм был построен именно в это время женой тибетского царя Срон-цань-гамбо, бывшей китайской принцессой по имени Цзинь-чен.

Это событие были ознаменовано сооружением изваяния Авалокитешвары. При этом царь Срон-цань-гамбо приказал, чтобы внутрь изображения бодисатвы была вставлена меньшая статуя того же божества, вырезанная из сандалового дерева.

Но и этого было мало для благочестивого тибетского царя. В год Железной Собаки (650 г. нашей эры) сам Срон-цань-гамбо вместе со своими двумя женами чудесно проник внутрь золоченого кумира и навеки слился с ним.

Если Золотая Баба по своему происхождению как-то связана с Гуань-инь, то пребывание мнимого «ребенка» в ее утробе в особом объяснении не нуждается. Изучение буддийских статуй подтвердило, что изваяния зачастую содержали в себе идолов меньших размеров. Попади северный истукан под беспощадную секиру Стефана Пермского — и из недр Золотой Бабы, возможно, выпал бы ее двойник, малая Баба с крошечным ребенком на руках…

Изучая тибетский дневник и архив Г. Ц. Цыбикова, я вскоре снова столкнулся с богиней Гуань-инь. В моем небольшом тибетском собрании есть драгоценное письмо. Оно было послано в Агинскую степь 7 мая 1893 года из далекого города Тарсандо (Данцзян-лу), с окраины Восточного Тибета. Ученый бурят Будда Рабданов (1853–1923) писал Г. Ц. Цыбикову о своем участии в экспедиции Г. И. Потанина, Рабданов в этом послании рассказывал о том, как он с Потаниным совершили трудный поход в город Уми-сян — ради того, чтобы подняться на заоблачную вершину Оми-шань. Там путешественники осмотрели одни из буддийских монастырей, где на высоте в три тысячи триста пятьдесят метров стояло изваяние Гуань-инь. Она считалась заступницей и спасительницей всех тех, кто подвергался опасности при плаваниях по морям и в походах через высокие горы.

Потанину приходилось не раз читать о Золотой Бабе. Он занимался также изысканиями по азиатской мифологии.

Изваяния Гуань-инь, высеченные в диких скалах, нависших над бурным руслом реки Тсангпо, видел в 1904 году английский путешественник Аустин Уоддель, когда шел к столице Тибета.

«Госпожа милосердия» охраняла также крутую, высокую скалу, на которой стояла крепость Джиантсе.

Уоддель заметил, что зачастую Гуань-инь была для тибетцев дороже, чем таинственное заклинание «Ом-мани-падмэ-хум». Гуань-инь властвовала среди божеств — покровителей Джиантсе, воплотившись во множество изображений, размещенных у подножия скалистого утеса [41] . Здесь она также считалась благодетельницей путешественников.

Вот еще известие о поклонении ей в Китае: в 984 году нашей эры в честь Гуань-инь был устроен особый павильон в храме Ду-лэ-сы, что в области Хэбэй.

Особенным почетом имя Гуань-инь было окружено на островах Чжоушань в Ханчжоуском заливе. У академика В. М. Алексеева мне удалось найти некоторые подробности о том, как создавался там культ Гуань-инь [42] .

Вначале бодисатвой Авалокитешвары было мужское божество. Его называли Великим мужем Южного моря. В его честь было воздвигнуто восемьдесят шесть монастырей на небольшом каменистом острове Путошань. Но еще в древние времена Великий муж Южного моря превратился в богиню Гуань-инь. К ней перешло покровительство и защита всех плавающих и путешествующих.

Много веков подряд лепестки путошаньских магнолий осыпаются на золотые плечи морской богини. Первая кумирня, посвященная Гуань-инь на Путошане, была построена еще в IX веке на краю крутой скалы, о которую разбивались морские волны.

Храмы, воздвигнутые в честь Небесной Супруги, известны в местах, связанных с историей деятельности мореплавателя XV века Чжэн Хэ в гавани Люцзяхэ и устье реки Минь. Там делались памятные надписи, посвященные морской богине. В них были увековечены подвиги китайских мореходов.

В Фучжоу, на реке Минь, хранилась священная раковина Ю-суань-бай-лэй, имевшая прямое отношение к Гуань-инь.

Я приберег до времени еще одно свидетельство Сигизмунда Герберштейна о таинственных трубах, окружающих изваяние Золотой Бабы в устье Оби.

«Кроме того, будто бы она там поставила некие инструменты, которые издают постоянный звук наподобие труб», — писал Герберштейн [43] .

С чем же перекликается это известие?

След ведет снова к покровительнице путешественников.

В одном из храмов тибетской столицы во время служения лам перед статуей Гуань-инь звучала труба, сделанная из драгоценной белой раковины Ю-суань-бай-лэй. По-тибетски она называлась дун-кар-яй-чил или е-шиль-дун-кар. Отличительным признаком ее были завитки, расположенные по движению часовой стрелки. Раковина якобы обладала чудодейственными свойствами: когда в нее трубили, изваяние Гуань-инь начинало излучать еле зримое, мягкое сияние, облекавшее богиню таинственным светом.

Еще одну такую раковину в свое время видел англо-индийский «изыскатель» Сарат Чандра Дас. Он отыскал ее под золоченой кровлей храма Лхакан чэньпо в монастыре Сакья, на дороге, ведущей из Тибета в Индию. Эта раковина была подарена великим ханом Кубилаем тогдашнему главе буддийской церкви Пагме.

Все дун-кары в китайско-тибетском мире были наперечет. Ценность их была огромна; их приравнивали к алмазам. Китайцы считали, что завитые направо белые раковины были обиталищами духов, властителей морских бурь. Поэтому, отправляясь в особо важные плавания, мореходы брали с собой раковину, — надо полагать, ту, что хранилась в Фучжоу, в храме Гуань-инь. Не эта ли раковина считалась спасительницей китайского пилигрима Фа-сяня, когда он, возвращаясь на родину с Цейлона, попал в морскую бурю? Фа-сяня выручил Авалокитешвара: небесный бодисатва укротил разгневанное море, вовремя явившись, возможно по зову белой перевитой трубы.

Вот сколько у нашей Золотой Бабы примет, роднящих ее с буддийскими изваяниями! Ребенок на ее руках, мнимый младенец в утробе, звуки таинственных труб — все это ведет к богине Гуань-инь, владычице сизых гор Тибета и лазоревых волн Южного моря.

Трудно ответить на вопрос, через каких посредников совершилось удивительное перемещение буддийской статуи на далекий Север.

В древние времена уже существовало несколько волоков, связывающих Старую Пермь с Печорой. От берегов Печоры, в свою очередь, шли волоки на великую реку Обь [44] .

Лет сто с небольшим тому назад известный исследователь русского Севера М. К. Сидоров осмотрел один из таких путей. Он начинался у печорского села Оранец, проходил мимо высокой вершины Сабля и достигал Ляпина, что на реке Сыгве. Сыгва впадала в Сосьву — приток Оби.

М. К. Сидоров уверял, что таких проходов между Печорой и Обью было немало, и в древности они хорошо были известны купцам из восточных стран. Проходы через междуречье Печора — Обь были нанесены на старинные карты. Из низовьев Оби открывался сплошной водный путь до озера Зайсан и Черного Иртыша. На берегах озера, по-видимому, была конечная остановка караванов, приходивших из Восточного Туркестана и Китая.

О реках Оби и Черном Иртыше в X веке нашей эры знал арабский историк и путешественник ал-Масуди. Упоминая о них, он писал, что оттуда привозят дорогие меха.

Золотая Баба могла проникнуть из стран буддийского мира на далекий Север именно этой дорогой ее сплавляли по Иртышу и Оби почти до теперешнего Березова, а дальше везли в Великую Пермь через темные лесные волоки.

Что же заставило пермян перенести свою золотую святыню на восток, в ледяное лукоморье?

Золотой Бабе угрожали новгородцы, искавшие добычу в языческих святилищах. До нее рано или поздно дошел бы Стефан Пермский, сокрушитель идолов. Поэтому вполне допустимо, что лесные волхвы были вынуждены прятать Золотую Бабу с ее волшебными трубами то в пещере на Сосьве, то в дремучем лесу на берегах Ковды, пока для нее не нашли наиболее недоступное место в обском устье.

Кто знает, может быть, настанет такой день, когда Золотая Баба будет найдена!

Судьба Родиона Осляби

Я обещал рассказать о судьбе могучего инока Осляби, пророчествовавшего близкую гибель своему другу Пересвету на Куликовом поле. Но для этого нам снова придется вернуться к закамскому серебру, вспомнить о беспокойных новгородцах, грабивших сокровища Востока на Волге и Каме.

Тохтамыш после своего волчьего набега на Москву в 1382 году потребовал огромной дани, причем ее надо было выплачивать золотом.

В свете этого не трудно предположить, с каким вниманием слушал Дмитрий Донской рассказы о Золотой Бабе в вычегодской Перми.

Но куда ближе был Новгород с его закамским серебром и узорочьем, столь нужным для опустевшей московской казны!

Дмитрий Иоаннович дожидался дня, когда сможет рассчитаться с новгородцами. Набеги на Кострому, Нижний Новгород, Арскую землю, Вятку, продажа людского полона торговым гостям из Хорезма и Бухары, самовольные походы в Булгар — все припомнит ушкуйникам Дмитрий Донской.

Зимой 1387 года он стал собирать войско. Двадцать девять городов Руси дали ему воинов. С особой радостью пошли на Новгород устюжане: им хотелось отомстить вечным своим врагам и соперникам — ушкуйникам, не оставлявшим в покое богатый Устюг Великий.

Перед самым рождеством Дмитрий Донской по хорошей санной дороге, раззолоченной конским навозом, двинулся к Новгороду.

Как полагалось в таких случаях, архиепископ Новгородский вышел навстречу великому князю с изъявлением покорности и кротости. Так бывало и при Калите, когда ушкуйники и купцы сразу же начинали с разговоров о закамском серебре, не дожидаясь требования.

Но Дмитрий Донской отверг переговоры и заявил о своем решении взять город. Лишь после третьего появления смятенных новгородских послов великий князь сменил гнев на милость и принял откуп от своих недругов.

Три тысячи рублей новгородцы выложили тут же, не сходя с места, а пять тысяч поклялись отдать в своих заволочских владениях.

Полновесный новгородский рубль, самый тяжелый на всей Руси, содержал тогда гривенку (около полуфунта) чистого серебра. Сосчитайте, сколько пудов восточных монет, слитков, сосудов и разных других изделий легло на чаши новгородских весов, чтобы в конечном счете составить эти три тысячи рублей! О том, как московское войско взыскало остальное серебро в Заволочье, мы не знаем, но надо думать, дело было доведено до конца.

После этого из Царьграда была получена весть, что императорский двор находится в бедственном положении. Москва решила послать в Царьград часть серебра из великокняжеской казны. Исполнение этого важного дела было поручено Родиону Ослябе.

Я глазам не верил, когда прочел свидетельство летописи: ведь русские историки в учебниках, в энциклопедических словарях похоронили инока Ослябю, убедили нас в том, что он пал в битве между Доном и Непрядвой [45] .

Но однажды я принялся за работу с Софийской второй летописью, где, кстати сказать, в приложении напечатано знаменитое «Хожение за три моря» Афанасия Никитина, и на странице 130 прочел:

«…Тогда же князь великий Дмитрий Иванович и с братьею послаша в Царьград много милостыни, оскудения их ради, с черньцом Родионом Ослябятем еже был боярин Любутьскый, такоже и князь Михайло Тферский с протопопом Даниилом; царь же и патриарх благодариша их по-велику, и прислаша к великому князю икону чудну, на ней же есть написан Спас в ризице белой…»

Летописец об этом событии поведал почему-то под 1398 годом. А в то время Дмитрия Донского уже не было в живых. Ошибка или описка летописца в данном случае значения не имеет. Путешествие Осляби в Царьград состоялось при жизни Дмитрия Донского, то есть не позднее 1389 года.

В этом случае «хожение» Осляби надо связать с поездкой митрополита Пимена. Он был первым русским путешественником по Дону.

Поскольку Ослябя не оставил после себя никаких записок, нам пришлось обратиться к дневнику похода Пимена. Он дает полное представление о дороге Москва — Дон — Азов — Царьград.

Пимен отправился из Москвы 13 апреля 1389 года. От Рязани до берегов Дона он двигался сушей. Три струга и насад — большая лодка — были поставлены на колеса. Караван двигался мимо Непрядвы, которая оставалась с правой руки, мимо могильных холмов Куликова поля и устья Красивой Мечи.

В Чур-Михайловых насад и весельные струги впервые коснулись донских струй. Пимен поплыл вниз по Дону, мимо Тихой Сосны, Червленого Яра, Дивьих гор… На его пути вставали горы Высокие, горы Каменные Красные и другие места с проникновенно-поэтическими названиями.

Страшно было русским людям плыть по стране, разоренной монголами. Спутник Пимена писал в дорожном дневнике, что вокруг не видно было ни града, ни села. А здесь еще недавно процветали древние грады в прекрасных просторах, ныне опустошенных. «Нигде бо видети человека точию пустыни велика», — сокрушался человек, взыскующий Царьград.

За горами Каменными Красными путешественники увидели «перевоз» — по-видимому, волок между Доном и Волгою, где было множество татар. Между Великой Лукой и горами Червлеными лежал «царев Сарыхозин улус». Ордынцы обступали там оба берега Дона. Потом был улус Бекбулатов с бессчетными стадами верблюдов, волов, отарами овец и косяками коней…

От гор Червленых пименовские струги пошли почти прямо на юг, потом повернули на юго-запад, и 26 мая 1389 года обитатели Таны, или Азака, «города фряжского и немецкого», встретили людей, впервые приплывших по Дону со стороны Москвы.

В те годы старостой италийских купцов в Тане был венецианец Пьетро Миани. Во всяком случае, позже, в 1395 году, во время нашествия Тимура, этот Миани хлопотал перед монголами о безопасности торговцев из Генуи, Венеции, Каталонии и Бискайи, находившихся в Тане.

В 1389 году в городе на Сурожском море было еще спокойно. Венецианцы под сенью своего крылатого льва перегружали на галеры шелк и пряности Востока, доставленные в Тану из Астрахани. Только вряд ли в то время Тана принимала товары из Средней Азии и Китая: на Великом шелковом пути кипела война.

Тимур сровнял с землей богатый Ургенч и приказал посеять ячмень на развалинах города.

Тохтамыш грабил и жег сырдарьинские города. Восстав против Тимура, он сразу же протянул руку к Сибири и прекратил выход драгоценной пушнины на караванную дорогу к Черноморью.

Пимен со своими спутниками, в числе которых мог быть и Родион Ослябя, перешли в Тане на морской корабль и отправились в Царьград. Туда они прибыли 20 июня 1389 года.

«…Приидоша к нам Русь, живущая тамо. И бысть обоим радость велия», — записал в своем дневнике участник поездки Пимена, любознательный Игнатий Смольнянин [46] .

Кто были эти русские обитатели Царьграда? Вероятнее всего, Пимена встречали торговые гости, вышедшие из Руси и на время связавшие свою судьбу с Византией. Вспомните, как Пам-сотник в далекой Перми рассказывал Стефану о вывозе северных соболей и куниц в Царьград.

Великая битва на Куликовом поле открыла прямую дорогу для русской торговли на рынках Византии.

Вместе с тем от внимания историков не ускользнула и такая примечательная подробность: после Мамаева побоища торговцы из арабских стран перестали посещать наш Север [47] .

Знаменитый Ибн-Баттута около 1354 года еще успел сообщить, какие бешеные деньги платили в Индии за горностаевый мех: четыреста динаров за одну шкурку!

С тех пор исторические источники молчат о проникновении арабов в Булгар и на кран страны Мрака.

Попробую сделать свою догадку. Мне как-то встретилось свидетельство о том, что на Куликовом поле видели нубийскихверблюдов. Выходит, что на стороне Мамая была верблюжья кавалерия из Египта! В таком случае Мамай заключал военный союз не только с генуэзцами, но и египетскими мамелюками. Каирские султаны, как известно, покупали рабов в Каффе. Трогательное согласие мамелюков с Мамаем может быть объяснено их взаимными корыстными целями.

После разгрома монголов на куликовских лугах Дмитрий Донской, узнав об участии египтян в Мамаевом нашествии, естественно, запретил арабским купцам поездки на Север. К этому у победителя Мамая были все возможности. Напомню, что в Булгаре был поставлен русский таможенный надсмотрщик, и до набега Тохтамыша вся Булгарская страна была в полной зависимости от Москвы. Вместе с тем усилились торговые связи Руси с Царьградом.

В то время, когда Пимен был там, в столицу Византии — возможно, сам по себе, а может быть, и вместе с Пименом — приехал русский торговый представитель, дьяк Александр.

«Аз диак Александр приходихом куплею в Царь-град», — обмолвился о себе этот видный чиновник великого князя.

Александр изучал и описывал Царьград. Его сведения были занесены в летопись.

Поездка Пимена на берега Босфора была увековечена одним примечательным рисунком, помещенным в «Летописи Остермана».

Вот Пимен плывет по Дону на тех самых трех стругах, которые шли на колесном ходу до донского берега. Пимен в белом клобуке сидит на втором струге; рядом с митрополитом находятся старец, весь в сединах, и два чернеца. Который из них Родион Ослябя? — невольно думаю я.

Но самое главное в этом рисунке — изображения зверей и птиц.

Вверху нарисована картина лукоморья. Каменные пласты постепенно переходят в высокие горы. На вершинах сидят соколы и кречеты. Явственно видны морские льды. Тюлени, медведи, олени с семиконечными рогами, еще какие-то лукоморские звери заполняют всю верхнюю часть рисунка. Над ними простерлись языки северного сияния. Это, вероятно, первое русское изображение полунощных стран!

Внизу, на юге, в свою очередь, нарисованы птицы, похожие на фламинго и лебедей. Две из них сидят парой, как Сирин и Алконост, на большом дереве.

Хорошо бы иметь этот рисунок в цвете, чтобы ощутить краски северного сияния, лукоморских льдов, серебряный мех белых медведей. Но все это я видел в одной краске [48] .

Так Русь после Куликовского сражения искала путь по Дону к Тане (Азаку) и дальше — к сказочному Царьграду.

В этом важном деле участвовали митрополит Пимен, дьяк Александр и чудесно воскрешенный Софийской летописью инок-воин Родион Ослябя.

Удары Тимура

В том же 1389 году сын Дмитрия Донского Василий двинул московские силы на Булгар. Москвичи взяли города Булгар, Жукотин, Керменчук.

В то время Тимур, выслеживая Тохтамыша, переправился через Сырдарью и там напал на своего противника. Об этом русские могли узнать от приближенных Тохтамыша, перебежавших на сторону Руси. Все три переметчика были ходжами, а главным среди них был «царев постельничий» Бахыт-ходжа.

Но где было удержать Булгар за Москвою, когда в 1391 году Тимур пересек верховья Яика, вышел к Волге и на Кондурче, что севернее Самарской луки, нанес тяжкое поражение Тохтамышу!

Тимур погромил Булгар, ворвался в Сарай и с победой ушел в Самарканд, уведя в полон Мамаева сына.

Еще не улеглась пыль от Тимуровых полчищ на заволжских дорогах, как новгородцы и устюжане, воспользовавшись удобным временем, напали на булгарские города и, пройдя по Волге, пограбили торговых гостей с Востока.

Вести о событиях в Азии, о борьбе Тимура с Золотой Ордой докатывались до далекой Андалусии, тревожили Бискайю. Там стали задумываться о поисках новых путей на Восток. По-видимому, у испанцев уже не было особых надежд на торговлю через Каффу, Тану и Судак (Сурож). В Андалусии была создана торговая компания, поощрявшая разведывание новых морских дорог в Азию.

Тимур занес удар над великими торговыми путями. Разве случайно в 1395 году он произвел набег на Русь? Но бил не по Москве, а по придонским землям, возможно ставя своей главной целью прервать путь русских к Азовскому и Черному морям. Он дошел, как известно, до Ельца, стоявшего на притоке Дона — Быстрой Сосне. Она была судоходной от Ельца до устья.

Добычей Тимура стали золото, серебро, холст, антиохийские ткани, вьюки с мехами соболей и бобров, горностаев и белок, красных лисиц и рысей [49] .

Захват пушнины, уложенной в дорожные вьюки, указывает на то, что она была приготовлена для перевозки или даже находилась в пути. Дело происходило в августе, когда путь по рекам был возможен. Поневоле напрашивается мысль, что Тимур захватил товары, предназначенные к вывозу в Каффу, Тану, Судак и Царьград.

Кроме Ельца Тимуровы полчища разорили и разграбили город Карасу, принадлежавший русским, как свидетельствует Шараф-ад-дин Йезди. Карасу — это, по-видимому, Карачев…

Кроме Карасу и Ельца от Тимура пострадали города Урус и Урусчук. Названия их не поддаются отождествлению.

Много загадочного в этом походе Железного Хромца! Ведь он, разбив Тохтамыша на Тереке, пошел к Сараю, а от реки Узы круто повернул в русскую сторону и из всех городов выбрал в качестве основной жертвы именно Елец. Затем он подвинулся к рубежам Рязанской земли, простоял там две недели и внезапно обратил свой тыл к московским полкам, стоявшим на Оке. Он поспешил к Азовскому морю.

Вскоре генуэзцы, венецианцы, бискайцы и каталонцы, бывшие в Тане, взмолились о пощаде. Но Тимур разграбил и разрушил Тану.

Не пощадил он и Каффы, а зимой того же 1395 года по глубоким снегам, которые приходилось утаптывать усилиями передового отряда, пришел к стенам Хаджи-Тархана (Астрахани).

Сарай, Астрахань, Каффа, Тана, Елец долго не могли оправиться после зловещего года Свиньи.

Разорение этих городов перекроило всю карту восточной торговли. Венецианцы вскоре были вынуждены изменить направление торгового пути в Индию и перенести свою деятельность в Сирию и Египет.

А борьба русских за овладение страной сокровищ — Булгаром — не прекращалась, несмотря на эти тяжелые годы. Сколько ни грозили Москве Мамай, Тохтамыш, Тимур, она не хотела никому уступать своих прав на Волжскую Булгарию.

В 1399 году почти одновременно с присоединением Двинской земли к московским владениям был совершен новый большой поход на Булгар.

Юрий, сын Дмитрия Донского, три месяца пробыл со своим войском в Булгаре, и летописи отметили, что русские полки еще никогда не проникали так глубоко во владения татар.

Под 1399 годом русские летописцы уже упоминают Казань.

К Оби, реке великой…

Я уже говорил, что в очень давние годы Великая Пермь, Печора и другие области Севера были связаны с Обью и оттуда начинался путь в дальние страны — в Сибирь, Среднюю Азию и Китай.

Начиная обзор примечательных событий XV века, я расскажу прежде всего о древнерусском сочинении «О человецех незнаемых в восточной стране…».

В каком именно году оно было написано — установить невозможно, но возникновение этой повести обычно относят к XV столетию.

Блестящее исследование о ней принадлежит Д. Н. Анучину. На этот надежный источник я и опирался [50] .

Повесть «О человецех незнаемых в восточной стране…» написана каким-то северянином — новгородцем пли жителем Двинской земли, потому что она чаще всего встречается в новгородских рукописях.

Лучший список был обнаружен в сборнике, поступившем из Соловецкого монастыря в библиотеку Казанской духовной семинарии.

В Казани жил историк Н. Н. Фирсов (1864–1933), изучавший прошлое Сибири.

Однажды в его руки попал «Соловецкий сборник», и Н. Фирсов решил включить сказание «О человецех незнаемых в восточной стране…» в одно из своих сочинений [51] .

В 1887 году А. Оксенов перепечатал древнюю статью по фирсевскому тексту в четвертом томе «Сибирского вестника».

Это был большей толчок к дальнейшим исследованиям, и в 1890 году появился труд Д. Н. Анучина, где были указаны все известные ему списки повести «О человецех незнаемых в восточной стране…».

Одновременно в том же году повесть была напечатана А, А. Титовым в сборнике «Сибирь в XVII веке», причем за основу была взята рукопись из погодинского собрания.

Так произведение безвестного северного сочинителя получило выход в свет, если не считать, что оно еще в XVI веке стало известно англичанам, посещавшим русский Север.

В этой повести пли путеводителе, который в конечном счете приводит в землю «вверху Оби», истина перемешана с вымыслом. Но ведь сказку всегда можно отличить от правдивых сведений. Нередко даже самые баснословные рассказы о чудовищных людях объясняются особенностями быта, причудливым видом одежды, присущим племенам, впервые встреченным путешественниками. Поэтому не приходится удивляться, если древнерусский писатель, никогда не знавший Геродота, не слышавший об Аристее, в сказании «О человецех незнаемых…» упоминает о людях, у которых рты расположены «межи плечми», а глаза находятся в «грудех».

Более важны другие подробности, приведенные в повести.

Безвестный ее составитель сначала ведет нас в восточную страну, за Югорскую землю, где над морем живут «люди Самоядь». Люди эти ростом невелики, но очень подвижны. К тому же они хорошие стрелки-лучники. Они ездят на оленях и собаках, носят одеяния из собольих и оленьих шкур. Товар их — соболи.

Составитель сказания знал и о загадочной доныне земле Баид, «вверху Оби, рекы великыя», где не было лесов, а люди жили в земляных обиталищах, ели мясо соболей. Соболи в той стране были отменные — крупные и очень черные.

Баидинцы иной одежды, как соболья, не знали. И рукавицы и ноговицы — все это было из меха соболей.

Среди незнаемых людей Сибири упоминались и те, что имели «очи в грудех». Они метали стрелы при помощи железных трубок. Люди эти жили где-то на Оби.

Но вот самое важное место в рукописи «О человецех незнаемых в восточной стране…»

«Вверхь тоя же рекы великия Оби есть люди ходят по под землею иною рекою день да нощь, с огни. И выходят на озеро. И над тем озером свет пречуден и град велик, а посаду нет у него. И кто поедет к граду тому и тогда слышити шюм велик в граде том как и в прочих градах и как придут в него и людей в нем нет и шюму не слышити ни которого ни иного чего животна, но во всяких; дворах ясти и нити все много и товару всякого кому что надобе и прочь отходят и обрящется паки на своем месте и как прочь отходят от града того и шюм пакы слышете как и в прочих градех» [52] .

В этом отрывке все замечательно. Сколько свидетельств сошлось в нем!

Сначала речь идет о верхнем течении Оби. Полагаю, что автор сказания имел в виду приток Оби, «стороннюю реку», как выражались в старину, когда говорили, что люди «ходят по под землею иною рекою». Иной рекой по отношению к Оби мог быть Иртыш. Что же касается людей, ходивших с огнем под землей, то это рудные добытчики Алтая. Несколько лет назад в недрах Джунгарского Алатау был найден светильник XI века — спутник чудского рудокопа. С подобными светильниками ходили под землей и древние горняки рудного Алтая.

Сказание говорит, что носители огней «выходят на озеро». Надо понимать, что эти люди вообще появляются на озере — в том смысле, что приходят туда с места своих работ. Для этого вовсе не обязательно, чтобы подземные ходы были поблизости от озера и великого града, стоящего на его берегах. На озере происходила знаменитая «немая» торговля. За этим и «выходили» туда в числе других обитателей этого края люди, проводившие часть своей жизни под землей.

Но что это за озеро?

В более поздних свидетельствах оно обычно называется «Китайским». Это, конечно, не означает того, что там жили китайцы. Туда могли приходить — да и, по-видимому, приходили для меновой торговли — караваны из Восточного Туркестана и Китая.

Следы ведут к озеру Зайсан.

И совершенно не случайно впоследствии Золотая Баба была связана с «Китайским озером». Золотую Бабу, как я уже говорил, помещали в устье Оби, а истоки великой реки отождествляли с озером Китайским, то есть с Зайсаном. При этом Обь и Иртыш зачастую считали единой рекой.

Но неизвестный составитель сказания «О человецех незнаемых в восточной стране», как мы уже имели случай убедиться, называл Иртыш «иною рекою», и это соответствовало действительности.

Таков был трудный, но прямой путь от снежного обиталища Золотой Бабы в самую глубь Азии, к грифам, сторожащим золото, к людям с глазами на груди, к носителям подземного огня.

Новгородцы, видимо, знали не только о дорогих рудах, но и о сказочных богатствах чудских могильных курганов Алтая. Это было одной из причин стремления к озеру, где стоял великий град без посада — место торгового сборища.

Не там ли происходил главный сбыт «закамского серебра»?

Как ни труден был грандиозный водный путь по Оби и Иртышу, он, вероятно, считался более безопасным, чем караванные дороги через пустыни и степи.

События XIV века — войны Тохтамыша и Тимура — заставили наших предков обратить взор на лукоморье, на Обь, где начинался известный еще в древности путь в далекие страны.

Загадочный рассказ Мендеса Пинто

Существует одно предание, которое позволяет предполагать, что около 1400 года было совершено какое-то путешествие со стороны Руси в Китай.

Это предание было записано в XVI веке португальским пиратом Мендесом Пинто (Мендише Пинту), всесветным странствователем.

В нем было кое-что от пресловутого Мандевиля. Пинто, например, уверял, что побывал в Абиссинии у «матери попа Иоанна» [53] .

Он был определенно неравнодушен к китайской богине Гуань-инь, о которой нам приходилось говорить в связи с Золотой Бабой.

В сороковых годах XVI века Пинто вместе с другим пиратом устроил набег на тот самый остров Путошань, где находились монастыри, возведенные в честь Гуань-инь. Он искал там золотые сокровища.

Около 1544 года Мендес Пинто побывал в каком-то китайском городе, стоявшем возле реки. Город был небольшой, но его окружали рвы и зубчатые стены с башнями. Пинто был поражен, когда увидел незнакомые ему приборы, похожие на большие насосы, стоявшие, по-видимому, на крепостных стенах. Португалец обратился за разъяснением к «татарским» послам, вместе с которыми он прибыл в этот город. Послы сказали, что деревянные орудия приспособлены для стрельбы на большое расстояние. Этот ответ еще больше разжег любопытство португальца.

«Когда я спросил у посланников, кто изобрел этот способ стрельбы, они отвечали нам — люди, называемые Alimanis из страны, называемой Muscoo, прибывшие сюда через озеро соленой воды, очень глубокое и обширное, на 9-весельной лодке, в обществе женщины-вдовы, владетельницы местности, называемой Cuaytor, которую, как говорили, король датский изгнал из ее страны», — писал Мендес Пинто об изобретателях загадочных орудий [54] .

Он добавлял, что три сына этой вдовствующей северной владетельницы, прибыв в Китай, женились на родственницах «татарского короля». От этих браков произошли самые знатные татарские (читай монгольские) роды в Китае.

Все это происходило при прадеде «нынешнего татарского короля», как уверяли Пинто его собеседники. Взяв условно общую продолжительность жизни трех людских поколений, легко высчитать, что приезд людей из «страны, называемой „Muscoo“», мог произойти около 1400 года, во всяком случае в первой четверти XV века.

Предание, записанное Мендесом Пинто, предельно загадочно. Надо надеяться, что рано или поздно эта тайна будет раскрыта, если исследователи терпеливо просмотрят китайские летописи того времени. Но вот что нужно помнить на всякий случай.

В 1419 году скандинавы действительно нападали на новгородские владения на Севере — Завотскую пятину.

Вторжение норвежцев вызвало бегство части населения из Беломорья. Но ставить при этом своей конечной целью Китай поморские беглецы, разумеется, не могли.

Тем не менее, если в то время существовали связи Восточной Азии с северными странами, слухи о событиях на Северо-Западе могли достигать Китая по живой цепи народов, связанных между собою торговлей сокровищами Севера.

Где же находился город, в котором Пинто видел орудия, установленные загадочными пришельцами?

Английский историк Д. Бэддли, отождествлявший северную Золотую Бабу с богиней Гуань-инь, считает, что город, в котором побывал Мендес Пинто, находился возле Пулисангина.

Это сразу вызывает в памяти свидетельства Марко Поло.

Пулисангин — название огромного моста, лучшего в свете, по мнению Поло. Выстроенный из чудесного серого мрамора, украшенный изваяниями львов, этот мост покоился на двадцати четырех сводах. Мост был переброшен через реку Юндинхэ, приток Бэйхэ, и находился совсем неподалеку от Ханбалыка (Пекина), к юго-западу от китайской столицы. Впоследствии он был разрушен, но заменен новым мостом, широко известным и ныне под названием Лугоуцяо.

Во времена Мендеса Пинто ближним к мосту Пулисангин городом был Фоучен. Там португальский пират и видел оборонительные орудия, сделанные людьми из страны Muscoo. Но что за «озеро соленой воды», через которое переправлялась на пути в Китай отважная северная княгиня вместе со своими сыновьями и загадочными московскими немцами?

По-видимому, это действительно обширное озеро Лобнор. По-китайски оно называлось Янь-цу — Соленое озеро или Соляное болото, а также Пучан-хай — море Пучан.

Мы помним, что мимо Лобнора проходили караваны по великой дороге от Каффы до Ханбалыка. Зачем тогда неведомым путешественникам с Запада надо было переплывать Лобнор? В предыдущей главе я рассказывал о Великой водной дороге в Азию от Обской губы до озера Зайсан в обход железного заслона Тамерлана.

Не спутали ли монголы, рассказывавшие Пинто о появлении людей из страны Muscoo, Лобнор с Зайсаном?

Если наши предки еще в начале пятнадцатого столетия столь дерзостно проникли в Сибирь со стороны обского лукоморья, Обью и Иртышом, нам следует посмотреть, что было в Сибири в то время.

Там появился Тохтамыш. До этого он неудачно воевал в Крыму с Едитеем, бегал к литовскому князю Витовту. Тохтамыш сумел добиться военного союза с Литвою и втянуть Витовта в борьбу против Едигея.

Но Едигей разгромил литовские полки и тохтамышевские отряды в известной битве при Ворскле. Он вошел в большую силу и, подобно Мамаю, стал править Золотой Ордой и возводить на престол принцев из рода Джучи.

Тохтамыш же после побоища на Ворскле бежал. Он появился в Сибири в 1398 году и начал создавать там самостоятельное ханство, отхватывая для него новые земли на Северо-Востоке. Он перенес границы своего улуса за Обь, включил в него Томь и Чулым.

Усилившись в Сибири, Тохтамыш стал еще более опасным для Золотой Орды. Ставленник Едигея хан Шадибек стал предпринимать один поход за другим в сторону Туры, где Тохтамыш окопался.

Сам неистовый Едигей почти каждый раз возглавлял эти походы в Сибирский юрт.

От большой беды избавилась Северная Русь, когда судьба заставила уйти Тохтамыша в Сибирь. Ведь всего за два года до этого, отсиживаясь от Тимура где-то в булгарских дремучих лесах, Тохтамыш замышлял набег на русское северное Поморье и даже ходил в ту сторону, грабя золото и серебро, где удавалось.

Но не так-то легко разгадать замыслы Тохтамыша. С какой целью он хотел нанести удар поморским городам? Зачем ему вдруг понадобились, к примеру, Галич-Мерский, Великая Пермь, крепости на Вятке, Устюг Великий? Ради чего он так рвался из Булгара в сторону Печоры и Югры?

Старый волк не смог удержаться в Булгаре. Каким-то образом он пробился оттуда на юг и вскоре очутился под стенами Каффы, озадачив этим генуэзцев, еще не оправившихся после разорения их Тимуром.

Там, в Крыму, Тохтамыш и потерпел поражение от ордынского временщика Едигея. В итоге незадачливый завоеватель северного Поморья и черноморской Каффы сбежал в Сибирь и, сидя за частоколами и рвами Туры, стал готовить новые козни.

Исторические источники, в том числе и наши летописи, очень скупо говорят об этом удивительном времени.

В меру своих сил я попытался связать в единую цепь разрозненные звенья сведений о неудавшемся завоевании Поморья, о бегстве Тохтамыша в Сибирь, о создании повести «О человецех незнаемых в восточной стране», о таинственных путешественниках из страны Muscoo, поднявшихся по мраморным ступеням на львиный мост Пулисангин.

IV. ПО ЗЕМНОМУ КРУГУ


Земной круг

Русский холст и алмазы Голконды

Земной круг

В самом начале XV века русские люди уже посещали богатый Самарканд, который был больше Севильи, встречались там с купцами из Индии и Китая и везли на Русь восточные товары.

В 1404 году богатства Китая, доставленные в Самарканд, видел своими глазами испанский рыцарь Руй Гонсалес да Клавихо из Севильи.

Он был послан ко двору Тамерлана Генрихом Третьим Больным, королем Кастильским и Леонским. Король хотел заключить с Тамерланом военный союз против турок.

Клавихо встречал русских людей и на площадях Самарканда и в Испании, где, как мы уже упоминали, жили русские пленники, проданные в рабство европейцам.

Во время набега Тамерлана на Русь его конники были ослеплены богатствами страны, красотой и силой русских людей, сделавшихся добычей завоевателей.

Шараф-ад-дин Йезди, написавший в 1424–1425 годах свою «Книгу побед» и умерший через тридцать лет после этого в Ширазе, так перечислял сокровища Руси:

«…Оказалось столько драгоценностей, что им не видно было счета: и рудное золото, и чистое серебро, затмевавшее лунный свет, и антиохийские домотканые ткани, наваленные горами, как горы Каф… блестящие бобры; черных соболей также несметное число; горностаев столько связок, что их не перечтешь; меха рыси, освещающие опочивальни, как родимое пятно ночи, упавшее на лицо дня, блестящие белки и красные, как рубины, лисицы, равно как и жеребцы, не видавшие еще подков…»

«…Что я скажу о подобных пери русских женщинах — как будто розы, набитые на русский холст» — так писал своим тростниковым пером Шараф-ад-дин Йезди [55] .

Этот поэт-историк упоминал также, что Тохтамыш, восстав против Тамерлана, собрал войско из представителей разных народов, в том числе русских, волжских булгар, мордвы, башкир. Известно, например, что Тохтамыш, готовя поход на Самарканд, привел к себе дружину Бориса Константиновича, князя Суздальского.

В год Свиньи (1395) Тохтамыш был разбит неподалеку от страны Мрака, как говорит Шараф-ад-дин Йезди. Из двух походов на Тохтамыша и набега на Русь Тамерлан привел в Самарканд русских военнопленных и обратил их в невольников.

Кроме пленных в Самарканде жили и торговцы с Руси. Они были «наравне с купцами Индии и Китая: следовательно, их торговля была почтенна» [56] .

В 1404 году кастильский рыцарь Клавихо узнал, что в Самарканд прибыл караван из «Камбалу Хан-Балык, что в Китае». Восемьсот верблюдов были нагружены вьюками с самоцветами, шелком и ревенем [57] .

Путь от Самарканда до Пекина совершали за шесть месяцев.

Об этом мы знаем по такому примеру. Посольство Шах-Руха, властителя Герата, в 1419 году проходило в Китай через Самарканд. Дорога пролегала на Ташкент, плоскогорье Юлдус и земли теперешнего Западного Китая, устремлялась к Турфану, пересекала пустыню Гоби и приводила к порубежному китайскому городу Со-чеу (Суч-жоу) с его многочисленными торговыми площадями и складами. Он стоял у западного конца Великой Китайской стены. О Сочеу писал Марко Поло в книге первой своего «Путешествия».

От этого города шестнадцати рынков было девяносто девять дневных переходов до Ханбалыка (Пекина). Путешественники дивились чудесам, открывавшимся им на пути в Пекин. Вращающаяся башня и идолы города Камчу, огневые сигналы, сторожевые вышки высотою в шестьдесят аршин — все это можно было видеть на дороге в столицу Китая [58] .

Купцы из Средней Азии могли тогда встретить в Китае представителей племен из страны Пу-Ни, расположенной на северном побережье Борнео. Три короля этого острова в 1417 году привезли богдыхану золотой лист с приветственными письменами, щиты черепах и отборный жемчуг.

Русские люди, жившие у изразцовых дворцов Самарканда, знали о Ханбалыке, знали и о дороге в Индию.

Прохладные холсты из льна, выросшего на тверских и ярославских полях, северные меха шли в Самарканде в обмен на «пряные овощи» и драгоценные камни Голконды. Теперь пойдет речь о людях из Западной Европы, которые были собирателями и распространителями вестей о Руси и странах Азии. Люди эти видели Псков и Новгород, Волгу и шатры Золотой Орды, Самарканд и преддверие Тибета.

Скитания Иоганна Шильтбергера

В то время, когда кастильские послы ехали ко двору Тамерлана, на службе у Железного Хромца находился пленник — баварский солдат Иоганн (Ганс) Шильтбергер, родом из окрестностей Фрейзинга. Было Шильтбергеру тогда не более двадцати пяти лет от роду.

Свою страдную воинскую жизнь он начал еще подростком, оруженосцем, когда попал в плен к турецкому султану Баязиду и под его знаменами ходил в Египет.

Заметим попутно, что в Египте баварец мог слышать чистейшую тюркскую речь и встречать кыпчаков, татар, а также грузин, черкесов и армян. Это были мамелюки, военнопленные с Кавказа и из стран Азии; среди них находились и отдельные русские. Достаточно известно, что в Каире жили тогда и представители племен, населявших низовья Дона [59] .

Тамерлан, разгромивший Баязида в битве при Ангоре (1402), увез своего пленника с собой на носилках с решетчатыми стенами и кровлей.

Баварский солдат Иоганн Шильтбергер по июльскому зною последовал за своим новым повелителем.

Так немецкий оруженосец попал в Самарканд. Он пережил Тамерлана и после его смерти попал в Герат, к сыну Тимурову, Шах-Руху — тому, что отправлял впоследствии своих послов в шелковый Китай, так и не завоеванный Железным Хромцом.

Шильтбергер служил сыновьям Тамерлана, жил и у его внука Абубекра, владевшего Персией и Арменией.

При Абубекре тогда находился беглый ордынский царевич Чекре, еще надеявшийся на то, что он взойдет на престол Сарая.

Всесильный золотоордынский временщик Едигей, сменявший ханов чаще, чем свои сапоги из цветного сафьяна, позвал Чекре к себе.

Незадолго до этого Едигей вначале снарядил посольство в Москву, а потом внезапно нагрянул под ее стены и ушел лишь тогда, когда от него откупились.

Седобородый темник разорил Русь от предместий Москвы до Дона, от Рязани до Белоозера и Галича-Мерского и угнал в Орду связанных русских пленников — нижегородцев, дмитровцев, юрьевцев, ростовцев, верейцев…

Там их и встретил Шильтбергер.

После 1408 года он с четырьмя товарищами из числа пленных европейцев отправился в далекий путь. Шестьсот всадников сопровождали Чекре и Едигеевых послов «в Великую или Белую Татарию».

Шильтбергер и его товарищи по плену видели сады Грузии, Железные ворота и Астрахань, разрушенную набегом Тамерлана.

Пятеро спутников Шильтбергера, выходцев из Западной Европы, понимали, что разорение Астрахани надолго закрывало путь для товаров из Индии к устью Дона, а оттуда — в Венецию. В Сарае тоже были видны следы разрушения, причиненного полчищами Тимура. Завоевав Индию, Тимур ударил по узлам торговых дорог, ведущих из Индостана к Каспию, Черному и Азовскому морям.

Из Сарая дорога Чекре и Шильтбергера проходила, по-видимому, на Яик, а затем на теперешние казахские степи, Сырдарью и Ургенч. Едигеев улус в те годы находился в десяти днях езды от Хорезма.

Отряд Чекре нашел Едигея где-то «в полях». Приезжие узнали, что беспокойный старец собрал людей для похода в страну Сибирь. Беглый царевич присоединился к Едигею, и они двинулись в путь, к Сибирскому юрту.

Два месяца ехал Шильтбергер с Едигеем и Чекре.

Баварец потом поведал, что в стране Сибирь есть «гора Арбус», протянулась она на тридцать два дня пути. За горой простирается пустыня. Она доходит до края света. Пустыня страшна зверями и гадами, и человек не может жить в ней. Ее еще никто не отважился пройти. На горе Арбус обитают дикие волосатые люди, питающиеся листьями и травой. Так уверял Шильтбергер.

Владетель страны Сибирь подарил Едигею двух человек из волосатого племени — мужчину и женщину, пойманных на горе Арбус, а также двух диких коней. Лошади эти водились тоже на горе Арбус.

В стране Сибирь есть большие, ростом с ослов, собаки. Их зимой запрягают в сани, а летом — в повозки.

Затем Иоганн Шильтбергер упоминал уйгуров, молящихся на изображения Христа, описывал погребальный обычаи племен страны Сибирь и замечал, что там вовсе не едят хлеба, сеют же одно просо.

«В стране этой и при всем этом я был сам и все видел собственными глазами, когда находился при вышеупомянутом королевском сыне по имени Чекра», — заключал баварский оруженосец [60] .

Но что это за «гора Арбус», где, возможно, побывал Шильтбергер, сопровождавший Едигея и ордынского царевича в их походе в Сибирь и соседние области?

Ответа на этот вопрос исследователи не давали. Урал, Алтай, горные цепи Восточной Сибири? Нет, это все не то.

Прочитав отрывок из записок Шильтбергера, перебрав в памяти многое, я вспомнил: ведь мне самому не раз доводилось читать о «горе Арбус», когда я изучал историю первого похода Н. М. Пржевальского в Центральную Азию.

«Гора Арбус» — горный хребет Арбус-ула. Он простирается между Ордосом, окаймленным северной лукой Желтой реки, и пустыней Ала-Шань. Оттуда было недалеко и до цветущих садов Китая, двенадцатиярусных башен области Гань-су. За хребтом Арбус-ула действительно лежит безжизненная пустыня. К этим горам примыкают страшные пески Кузипчи. По поверью степных племен, вершина Арбус-ула служила вместо наковальни сказочному кузнецу, состоявшему при Чингисхане.

Трудно сказать, что влекло Едигея и Чекре на Желтую реку.

«По покорению Сибири Едигей и Чекре вступили в Болгарию, которая ими также была завоевана», — обмолвился Шильтбергер [61] . Он пробыл еще долгое время у Едигея и Чекре, причем так и неясно, кому из них он принадлежал как пленник.

Неизвестно также, что делал Чекре после похода на булгар.

Долго ли держался он в Волжском Булгаре? В первой четверти XV столетия там были выбиты монеты с именем Чекре. Возможно, что Чекре царил одно время в Казани, и баварец находился при дворе этого недолгого властителя Булгарии.

Когда же Чекре погиб в борьбе с одним из сыновей Тохтамыша, баварец попал в руки Маншука, недавнего советника Чекре.

Этот Маншук метался, стараясь пробраться в Крым, где к тому времени старый Едигей успел основать отдельное ханство. Каффа давно не давала Едигею покоя. Он побывал под ее тройными стенами еще в конце XIV столетия.

Едигей, овладев Крымом, сам смог давать приют своим старым друзьям вроде Маншука.

Баварец доехал вместе с Маншуком до Черного моря.

Шильтбергеру удалось сбежать от своего последнего хозяина и покровителя. Это произошло в Мингрелии, куда Маншук пришел из Каффы через теперешнюю Абхазию.

Скитания Шильтбергера воистину удивительны!

Он упоминал, что на пути к родному Мюнхену побывал в Батуме, Константинополе, Килии, Аккермане, Лемберге (Львове), Кракове, Бреславле (Вроцлаве), Регенсбурге, Фрейзинге и на родину возвратился в 1427 году.

Считают, что лет десять Шильтбергер прожил при дворе герцогов Баварских и умер около 1440 года, возможно в Фобурге. Кто-то записал его рассказы о тридцатилетних странствиях по трем частям света [62] .

Если бы Шильтбергер был более образованным человеком, о многом он рассказал бы по-другому.

Кто заполнит белые пятна его нехитрого повествования и проследит шаг за шагом все путешествия баварского оруженосца?

Человек, видевший Тимура, спавший в кочевьях Едигея, знал мир от Сирии до Желтой реки, от Герата до Кукунора, от Египта до страны Сибири, в которую он включил и Крайний Север, где люди ездят на собаках, и область обитания уйгуров, и Восточный Туркестан, и страну, где высится дикий хребет Арбус-ула.

Шильтбергер явно имел представление о северных пределах монгольского господства в Азии. Что же касается его упоминания о «Великой или Белой Татарии», откуда он отправился в Сибирь, то он, вероятно, имел в виду Белую Орду. Едигей был выходцем из этой Орды, кочевавшей между Волгой и Сырдарьей.

Жестоко обучали географии русский народ монгольские ханы, темники и баскаки! Наши пращуры были в неволе и у Тохтамыша и у Едигея, когда оба они скитались по великим просторам — от Каффы до Сибири и Моголистана.

Русские летописцы под 1406 годом сообщили: «Тое же зимы царь Шадибек уби Тохтамыша в Сиборской земле» (Софийская вторая летопись).

Здесь нужна небольшая поправка: убийцей Тохтамьь ша был его заклятый враг Едигей.

В другой летописи земля названа вполне точно «Сибирской».

Это первое упоминание о Сибири в старинных русских источниках. Составители летописей были осведомлены о Сибири более, чем Шильтбергер, узнали о ней ранее баварского оруженосца.

Место гибели Тохтамыша приурочивали к Тюмени, но, разумеется, не к городу, основанному много позднее, а к сибирской реке того же названия, где в те времена стоял татарский город Чинги-Тура.

Медное зеркало Борджиа

Современницей Тимура, Тохтамыша, Едигея, Шильтбергера и Семена Суздальского была так называемая «Карта Стефана Борджиа».

Подлинник ее был создан в 1405–1410 годах и лишь лет через четыреста попал в руки Борджиа.

Этот кардинал был страстным собирателем древностей. Владея домашним музеем в Веллетри, что в Римской области, он продавал свое имущество, вплоть до столового серебра, и ел из оловянных тарелок только ради того, чтобы купить очередной свиток, рукопись или картину.

Он был секретарем Конгрегации пропаганды веры — Управления зарубежными делами Ватикана. Отправляя миссионеров в страны Азии, Борджиа приказывал им собирать редкости для музея в Веллетри.

Неизвестно, сколько кубков, чаш и блюд из серебра ушло на приобретение «Карты», но в 1788 или 1797 году (источники указывают срок по-разному) старый кардинал с увлечением рассматривал доставленное ему изображение мира.

Он приказал своему племяннику Камиллу Борджиа изготовить медный круг и перенести на него редкостный чертеж начала XV века.

Внутри круга диаметром в два фута среди причудливых начертаний морей, рек и гор были расположены надписи и чудесные рисунки.

Первый составитель Борджиевой карты обозначил Россию и Тартарию рядом с Пруссией. В просторах Азии он показал озеро Иссык-Куль, а к западу от него — Ургенч.

Лучники, бьющиеся со всадниками, азиаты в остроконечных шапках, шатры кочевников и их четырехколесные кибитки, верблюжьи караваны — всему этому было тесно на светлой поверхности Борджиева круга.

Вот изображения всадника верхом на олене, полярного сокола, белого медведя, лося… Они в какой-то мере относятся к нашей стране.

В медном зеркале Стефана Борджиа отразились представления о мире, сложившиеся к началу XV столетия. Сведения круглой карты созвучны простым рассказам Шильтбергера, а изображения на ней созданы как будто нарочно для книги баварского оруженосца.

Иоганн Шильтбергер при остатке дней своих, по мнению исследователей, читал дневник путешествия кастильского рыцаря Руй Гонсалеса да Клавихо и записки Марко Поло. Эти сочинения могли быть вполне доступны Шильтбергеру, если он находился при дворе герцогов Баварских.

Недавний посол к Тамерлану, Клавихо был в то время еще жив и находился в Мадриде.

Полную возможность ознакомиться с книгой Клавихо имел и бургундский кавалер Гильберт де Ланнуа, посетивший Испанию в 1410 году.

Современник Жанны д Арк

Рыцарь Гильберт де Ланнуа родился во Фландрии, принадлежавшей герцогу Бургундскому, где на реке Слёйсе стоял родовой замок Ланнуа.

Начертав на своем гербе слова: «Для спасения души», Гильберт де Ланнуа в 1399 году начал воинские походы, богомольные путешествия и посольские поездки. Перед посещением Испании он успел побывать впервые в Палестине, затем воевал под знаменем Иоанна Бесстрашного, герцога Бургундского.

Посетив Мадрид, де Ланнуа получил возможность увеличить там свои познания за счет сведений Клавихо, касающихся пути к Каффе, что впоследствии весьма пригодилось бургундскому кавалеру.

В то время образованная Франция уже читала свитки сочинения Пьера д’Айи, астролога и епископа в Камбрэ, знавшего не только о Понте и Танаисе, но и о безграничных просторах Монгольской державы.

О татарах, русских и других обитателях Северо-Востока де Ланнуа был наслышан задолго до первого путешествия туда.

Еще при жизни Иоанна Бесстрашного де Ланнуа собрался в далекий путь. В красных штанах в обтяжку, в коротком камзоле с разрезными зубчатыми рукавами, спускавшимися ниже колен, со щитом, на котором были написаны слова о спасении души, появился он на берегах прохладного янтарного моря.

В мариенбургском замке великого магистра Тевтонского Ордена де Ланнуа предложил немецким рыцарям свой меч. Они воевали тогда с Владиславом польским и одним из князей Поморья. В те годы на стороне поляков находился Джелал-ад-дин, или Зелени-салтан, сын Тохтамыша.

Побывав в Поморье, изящный бургундский рыцарь направился в Новгород, где пробыл девять дней, затем в Псков, а оттуда проехал в сильно укрепленный замок Динабург на Западной Двине.

В цветущем городе на Волхове де Ланнуа мог видеть отчаянных новгородских мореходов, лишь недавно вернувшихся из похода «на мурманы» в составе заволочской флотилии. Он не оставил без внимания богатства Новгорода Великого — югорских соболей, голубых песцов, шкур белых медведей. Но о мехах Севера, привезенных им из Новгорода, он рассказал в другом месте, когда описывал свое второе путешествие к полякам, литовцам и татарам. Вильна, куда прибыл Ланнуа, показалась ему длинным и узким городом, как бы сползающим с песчаной горы, на которой высился княжеский замок.

«Герцог» литовский Витовт принимал там гостей, поднимая в их честь огромный турий рог в золотой оправе. «Рог Гедимина» в свое время видел и Тохтамыш, когда он укрывался от Тамерлана за стенами Вильны.

К Вильне вели дороги из дальних стран. Однажды Витовт где-то возле Азова захватил целый улус монголов. Этих пришельцев из глубин Азии он поселил в окрестностях своей столицы, вместе с пленными мусульманами. Татары занимались земледелием, жили в особых селах и совершали свои «сарацинские обряды». Де Ланнуа встречал много татар в Троках — былой столице Литвы. Там он посетил зверинец, где видел наряду со зверями Севера диких лошадей, пойманных в азиатских степях.

От внимания де Ланнуа не укрылось, что в великом княжестве Литовском звучала русская речь, жило много русских людей.

Рыцарь с зубчатыми рукавами вернулся из холодной Сарматии к себе на родину и сразу же попал в пекло битвы при Азенкуре (1415 год).

Увязая в размытых дождями пашнях у дороги в Калэ, де Ланнуа бился с лучниками английского короля Генриха Пятого. Бургундский кавалер попал в плен и лишь случайно избежал кровавой расправы; узкие улички села Мезонсель были залиты кровью нескольких тысяч французских пленных, перебитых британцами.

Вскоре судьба забросила де Ланнуа в дикие вересняки Корнуэльса и горы, овеваемые ветрами Атлантики. Ему ничего не оставалось делать, как делиться с герцогом Корнуэльским свежими воспоминаниями об узкоглазых монголах, золоченых куполах Новгорода Великого, диких конях, белых медведях и светлых ночах русского Севера.

Но рыцаря выкупили французы, отдав за него тысячу двести золотых и боевого коня. Богомольный де Ланнуа поспешил отправиться на поклонение мощам святого Патрикия, после чего поспешил домой.

Вскоре наш путешественник был назначен губернатором пограничной области Эклюз и стал сторожить проходы в Юрских горах.

В то время Бургундией правил Филипп Добрый. Генрих Пятый английский, втоптавший французских рыцарей в кровавую грязь на полях Азенкура, взявший затем Руан и Париж, сблизился с властителем Бургундии.

Ланнуа начал служить англо-французскому королю и своему бургундскому повелителю.

В 1421 году вечный странник вновь собрался в далекий путь. Ему поручили посетить польского короля, князя литовского, валахского владетеля, греческого императора.

Подобрав зубчатые рукава, рыцарь де Ланнуа шагал по улицам Данцига, отыскивая дом, где находился Михаил Кухмейстер, великий магистр Тевтонского ордена, считавшийся покровителем Ганзы — знаменитого торгового союза.

Данцигу подчинялась ганзейская торговля в Лифляндии, Эстляндии, Пруссии и на острове Готланд. С «Готского берега» купцы издревле ходили в Новгород, как и новгородцы плавали к Висби.

Ганзейцы обогащались от вывоза соболей, бобров и горностаев, воска, меда и кож из Новгорода в Брюгге, на родину де Ланнуа. Все то, что ложилось на весы в новгородском подворье Петерсгоф, вскоре оказывалось на торговых складах Фландрии.

В беседах с великим магистром посол из Парижа, как и в первый свой приезд, не мог оставить в стороне вопросы торговли с Севером и Востоком.

Затем крепкий миланский панцирь де Ланнуа видели в Лемберге (Львове), где жили выходцы из Армении, возившие свои товары в Каффу и Константинополь и хранившие воспоминания о поездках в Индию и Египет.

Армянские купцы вывозили из Руси меха, а их лари в Москве ломились от жемчуга, индиго и благовонных товаров Востока.

Предки этих людей были рассеяны по лицу земли плетями монголо-татар. Золотая Орда поселила армян в Сарае, Астрахани, Нижнем.

Армяне не раз восставали против татар в самой Золотой Орде и Волжской Булгарии. Усмирив восставших, победители гнали своих пленников в Каффу, былую Тмутаракань и Судак.

Эти переселенцы, как и русские люди, проходили огромный путь от Каракорума и Пекина до тройного ряда стен Каффы.

Из Львова де Ланнуа ездил за пятьдесят миль в Каменец, тоже город восточной торговли, где в 1421 году находился Витовт литовский со своим двором.

Заезжий рыцарь видел там «сарацинского князя Татарии», вероятнее всего — царевича Бетсабула. Витовт, призвав царевича в Вильну, возложил на него знаки ханской власти и объявил Бетсабула властителем Дешт-и-Кыпчака. Но царевич вскоре после этого был убит одним из сыновей Тохтамыша.

Тут мы снова встречаемся с коварным и беспокойным Едигеем. Рассказывая о приключениях Шильтбергера, мы упоминали о том, что золотоордынский Кощей перебрался в Крым. Его, по существу, прогнал туда Зелени-салтан.

В 1421 году де Ланнуа вдруг загорелся желанием ехать с подарками Витовта к Едигею. Года за четыре до этого старый ордынский бродяга, вдосталь наиздевавшийся когда-то над Витовтом перед битвой на берегах Ворсклы, помирился с князем литовским и отправил к нему послов.

Пока бургундский рыцарь собирался в путь, к литовскому двору прибыли представители Новгорода и Пскова. В связи с этим де Ланнуа написал в своих дорожных заметках, что новгородцы и псковичи привезли Витовту восточный шелк, шкуры куниц, дорогие шубы, меховые шапки и «зубы рыбьи куракские».

Последнее название связано с двинским Севером — с Куростровом, Курцевом и Подракурьем, из которых образовались Холмогоры. В начале XV века они уже упоминались как города в летописях.

В Холмогоры свозили тюлений и моржовый жир с Мезени, кость и пушнину с Печоры и из Югры. Эти товары шли на Русь, занимали большое место в торговле с Ганзой.

Первая четверть XV столетия на Севере отмечена борьбой москвичей и вятчан с заволочекими новгородцами.

Были и такие смелые предприятия, как поход с Северной Двины на Каму, когда «задними водами» было послано полтораста речных судов с целью смирить князей Булгарии и распространить московскую власть от Поморья до закамских стран.

В 1411 году двинской воевода Яков Стефанович повоевал «мурман» и как ни в чем не бывало вернулся в Заволочье из Скандинавии с богатой добычей.

Через восемь лет заволочане дали отпор «мурманам», когда «мурманский» отряд в пятьсот человек на бусах и шнеках прорвался в русские владения сквозь горло Белого моря. Пришельцы были разбиты, две шнеки пущены ко дну.

В 1410 году на двинском взморье, у Подужемского устья вырос Никольский Корельский монастырь. Этот морской Никола, одиноко стороживший пустынные просторы, был путеводным маяком поморов и бельмом на глазу у иноземных пиратов. В набег 1419 года «мурманы» разорили эту беломорскую обитель, и она не скоро поднялась из развалин.

В летописях XV века среди новгородских владений на Севере перечисляются погост Корельский на Варзуге, монастырь святого Николы, Нёнокса, Конечный погост, Яковля Курья, Ондреянов берег, Кигостров, Чиглоним, Кярь-остров.

Оттуда в Новгород и Псков и привозили наравне с мехами «зубы рыбьи куракские», которые де Ланнуа видел среди подарков, поднесенных Витовту гостями из Руси.

Витовт щедро одарил своего неожиданного посла к Едигею. Бургундец получил «русские мешки», — вероятно, переметные сумы, дорогую восточную монету, что носили на шее, татарский саадак с колчаном и стрелами и, наконец… вышитые русские рукавицы! Их подарила великая княгиня Московская, гостившая при дворе Витовта, своего отца.

Герой битвы при Азенкуре взял с собой три грамоты Витовта на русском и татарском языке и на латыни. Русские, волохи и татары были отправлены для сопровождения де Ланнуа в долгой дороге через Подолию, Валахию и Дикое поле.

Де Ланнуа пишет, что он был во «втором Каменце», принадлежавшем Витовту, затем видел правителя Малой Валахии, от которого получил подмогу для проезда в порт Монкастро.

Монкастро — это будущий Аккерман. Тиверцы и угличи называли его Белгородом. Город перебывал в руках финикиян, даков и римлян, антов и половцев, пока его не облюбовали генуэзцы. Оттуда они выдвинули свои замки в глубь Молдавии — к Бендерам и Сороке.

Заполняя белые пятна в повествовании бургундского рыцаря, расскажем о том, что он узнал насчет генуэзской торговли в Белгороде, связанном деловыми узами с Вильной и Каффой.

От Витовта в Каменце де Ланнуа получил сведения, что Литва старается выйти к Черному морю, занимает Дикое поле. Черный город и Качукленов (Очаков и Одесса) уже были под властью Витовта.

Там стояли замки, возведенные Витовтом. Бойницы их были обращены в сторону Черного моря.

Из Подолии, откуда двигался де Ланнуа, в Крым тянулся Королевский шлях, приводивший путника к Перекопу.

Генуэзцы, валахи и армяне, населявшие Белгород (Аккерман), мирно спали, когда наш путешественник поздней ночью подъезжал к городу. У самых ворот Аккермана на де Ланнуа напали разбойники.

Они сорвали с рыцаря парижский камзол с верхними зубчатыми рукавами, пояс и, звеня его дорогим миланским панцирем, скрылись в ночной темноте.

До рассвета пробыл несчастный посол привязанным к дереву, пока его не освободила городская стража.

Утром он уже осматривал город, стоявший на высоком берегу Овидиева озера.

Зеркало Днестровского лимана разрезали генуэзские галеры. Дома из белого известняка были окружены высоким земляным валом.

Исполинской крепости и цитадели в Белгороде тогда еще не было; их построили лет через пятнадцать после приезда бургундца в это гнездо генуэзцев.

Изучив белгородскую торговлю, де Ланнуа двинулся дальше. Восемнадцать дней он ехал через степи Татарии, остановился у Днепра и нашел там какого-то «татарского князя» Жамбо. В те времена на днепровском Таванском перевозе стояла таможенная застава, где досматривались товары, идущие в сторону Крыма из Руси и Литвы. Об этой заставе де Ланнуа ничего не говорит: возможно, он ехал южнее ее.

Через Днепр он переправлялся на однодеревных лодках. В проводниках у рыцаря был какой-то «татарин Грзоилос».

Вскоре странствующий рыцарь шел по огромному и богатому городу Солкату, где он надеялся представиться Едигею.

Этот город мы теперь называем Старым Крымом. Солкат стоял в широкой долине, сплошь покрытой луговыми цветами, окруженный крепкими стенами. Солкатские эмиры зависели от Золотой Орды. Во время бесконечных смут в крымский город бегали золотоордынцы, спасаясь здесь от недругов и соперников в борьбе за шаткий трон Сарая.

Татары считали, что в Солкате находится могила Мамая. Город был так обширен, что всадник на хорошем коне едва мог объехать улицы Солката в течение половины дня.

Окно в Египет

Де Ланнуа, бывавший в Египте, ничего не говорил о знаменитой мечети Бибарса в Солкате. А ведь в этом, пожалуй, вся суть.

Бибарс Первый, султан египетский, выходец из Дешт-и-Кыпчака, по согласию с Золотой Ордой, построил в Солкате великолепную мечеть, украшенную мрамором и порфиром.

Солкат — окно в Египет! Из Солката в страну пирамид везли белых северных соколов и кречетов, седые и черные меха Булгара и Югры.

В свою очередь мамелюкские посольства в Золотую Орду не могли миновать шумного Солката. Обмен посольствами обогащал золотоордынцев сведениями о Китае и Индии, ибо мамелюки не раз посылали туда своих представителей.

Де Ланнуа узнал, что Едигея уже нет в живых: в тот год, когда Едигей помирился с Витовтом, неугомонный эмир был убит одним из тохтамышичей близ Сарайчика-на-Яике.

Так кончил свои дни «лукавый и злохитрый» старый смутьян, ездивший когда-то с Чекре и Шильтбергером в страну Сибирь, к подножию Арбус-ула.

К востоку от Солката раскинулась цветущая Каффа, где генуэзские консулы утверждали свои гербы на стенах мощных башен. В зелени садов звенели фонтаны. Загорелый в дороге киевлянин, приведший в Каффу караван с пушниной, утолял жажду у источника, струившегося из пасти медного дракона. В Каффе де Ланнуа ждал прихода венецианских галер из устья Дона.

Генуэзцы владели соседним Судаком (называвшимся еще Солдайей, а по-русски — Сурожем), а также Отузом, Калиерой и другими городами Черноморья. Связки соболей и горностаевые меха привозили сюда от устья Дона.

Знал ли де Ланнуа о Куликовской битве?

Не прошло и половины века с того дня, когда Мамай выставил против русских ратей не только татар, но и панцирный строй крымских итальянцев. На Куликовом поле, видимо, были также и египетские мамелюки.

В Солкате, Каффе и Тане в 1421 году могли еще жить свидетели великой битвы, в которой сверкали сирийские кинжалы, фряжские и египетские шлемы и золоченые доспехи генуэзцев.

В те годы шла ожесточенная борьба за Черное море, Волгу и Дон.

В Каффе и Тане бывал генуэзский пират Луккино Тариго.

Я уже рассказывал, как он собрал отряд, переволокся с Дона на Волгу и пустился по ней, грабя речные караваны с восточным шелком и северными товарами.

В Каффе на склонах горы Тете-Оба незадолго до приезда туда де Ланнуа жил учитель латинского языка А. Альфиери, изучавший Каффу, ее связи с дальними странами.

В 1421 году его рукопись была издана книгопродавцем Черутти в Генуе. К тому времени в Италии появились пергаментные карты с изображениями белых медведей и русских телег.

Флорентиец Горо Дати, государственный муж, астролог и поэт, воспевал в своих октавах горы Великой Азии, страну холода и обитающих в ней татар. Он упоминал также большую реку, несущую свои воды сквозь всю страну холода к соленому морю.

Река эта верховьями своими касалась «Земли шелковичного червя». Так Горо Дати называл Китай. Какую реку он имел в виду — трудно сказать. Поэт оговаривал, что река эта зимой замерзает. Такие слухи о дальних странах исходили из Каффы и Таны.

Мореходы, прибывшие на галерах с Танаиса, могли описать бургундскому рыцарю подробно весь привычный путь от устья Дона до Китая. Вот как он проходил.

С Таны до Астрахани купцы ехали на русских крытых телегах или арбах, потом плыли Волгой до Сарая. Оттуда верблюжьи караваны, качая горбами, брели до Ургенча и Отрара, где умер Тимур. С Сырдарьи торговцы пробирались в Алмалык, в долину Или, оттуда двигались к Лобнору. Преодолев Гоби, путники направлялись к излучине Желтой реки. От нее до столицы Китая караваны шли в течение одного с небольшим месяца.

Если Шильтбергер с Едигеем действительно побывали в Ордосе, то они пользовались частью этого Великого доно-азийского пути, возможно от Сырдарьи до Хуанхэ.

Гильберт де Лаинуа приплыл из Каффы в Царьград. Он вручил «старому императору Мануилу» и его сыну Иоанну мирные грамоты королей Англии и Франции. Рыцарь встретился также с послами папы Римского — кардиналом де Сент-Анжем и генералом ордена францисканцев Антоном Массано. Монахи-францисканцы часто посещали Каффу.

Хожение Зосимы

В Царьграде при де Ланнуа побывал русский человек.

Зосима, иеродиакон Троице-Сергиевской лавры, посетил Царьград дважды — в 1414 и 1420–1421 годах.

Впервые Зосима ездил к Мануилу по такому поводу. Владыка Византии уже предчувствовал закат своей державы и надеялся лишь на помощь из Москвы. Лишенный средств для содержания государства и войска, он сидел у Босфора и ждал погоды.

Великий князь Московский помог Палеологу и послал ему денег. Серебряный груз был отправлен в 1389 году с митрополитом Пименом, впервые проплывшим по Дону до моря и встретившим генуэзцев и венецианцев.

Получив московское серебро, Мануил захотел упрочить связи с богатым и могущественным соседом: Палеолог решил женить своего сына Иоанна на дочери великого князя. В 1414 году Зосима сопровождал внучку Дмитрия Донского в Царьград.

Зосима пошел от Троицы-Сергия к Киеву. Потом он смело углубился в «поле Татарское» и вскоре увидел привольный Днестр. Зосима ранее бургундского рыцаря успел побывать в Белгороде и осмотреть «Овидиево озеро».

Он упоминал о «фонаре» в устье Днестра, где было главное корабельное пристанище. Это высокий маяк, построенный генуэзцами в порту Белгорода.

Прибыв в Царьград и прожив там «половину зимы и одно лето», Зосима еще мог застать де Ланнуа при дворе Мануила.

Русский путешественник был весьма любознателен.

Разглядывая изваяние императора Юстиниана, Зосима отметил, что перед византийским властелином стоят изображения сарацинских царей, держащих в руках дань. «Столп» близ Студитского монастыря, как говорил Зосима, был «весь подписан что на свете есть».

Из Царьграда иеродиакон ездил в Палестину, где «подъях раны довольны от злых Арапов». На Мертвом море он едва не был убит.

Путник побывал на «Египетской дороге». В Палестине Зосима видел несториан, слышал о мамелюкском султане Египта — не в пример де Ланнуа, как воды в рот набравшему относительно египетских дел.

Зосима смело перенес название лукоморья с югорского Севера на морские окрестности Родоса, когда писал о встречах с крестоносными рыцарями. Зимуя в Царьграде, он продолжал писать свои заметки [63] .

С путешествием Зосимы в Царьград совпало появление на Руси одного из списков «Сказания об Индейском царстве».

«В лето 6929 (1421. — С. М.) сказание об Индейском… (Пропуск. — С. М.) Царь Мануил греческий послал посла своего во Индейскую землю, к царю Иоанну Индейскому и послал ему дары честные царские» — так начинался список, включенный в сборник № 2072 из собрания А. С. Уварова [64] .

Речь шла здесь не о том Мануиле, которого видели Зосима и де Ланнуа, а о Мануиле Первом, царствовавшем в Византии в 1143–1180 годах.

Дело было так. В 1165 году папа Александр Третий и ряд европейских властителей, в том числе и Мануил, получили подложное письмо от Иоанна — воображаемого христианского повелителя «Трех Индий». Через двенадцать лет магистр Филипп искал от имени Ватикана страну, где царил пресвитер Иоанн.

Мануилу тоже приписывали попытки найти заповедное христианское царство в Азии. Сказание, сложившееся в Византии, говорило, что посол Мануила достиг владений Иоанна.

Зосима и де Ланнуа могли лицом к лицу столкнуться и в Царьграде и в древнем Иерусалиме, ибо их путешествия туда были совершены в одно и то же время.

Из Палестины бургундский аргонавт в поисках золотого руна проехал в Египет, где царствовала вторая династия мамелюков — Борджитов. Следы де Ланнуа теряются среди розовых садов предместий Каира, где проводили время султаны. Там когда-то при дворе мамелюков служил лекарь Жан Бургундский, который дальше Египта никогда не ездил. Страну «попа Иоанна» он открывал, сидя в Каире!

В Западную Европу рыцарь-скиталец де Ланнуа вернулся, очевидно, только в 1423 году. Он преподнес свое сочинение в трех списках Филиппу Доброму, герцогу Бургундскому, и английскому королю-ребенку Генриху Шестому.

Так в Париже, Дижоне и Лондоне узнали о бесконечных скитаниях де Ланнуа.

Филипп Добрый не забыл заслуг своего подданного. Когда бургундский герцог учредил орден Золотого Руна, в том же году де Ланнуа был вручен один из первых знаков этого ордена.

Прошло еще десять лет, и мы видим рыцаря Гильберта в числе участников Базельского собора, на котором обсуждался вопрос об изучении Руси и Литвы и уже собирались сведения об этих странах. В таком случае де Ланнуа сказал там свое слово.

Кавалер со знаком Золотого Руна и с золотоордынской гривной на шее находился во Франции в тот год, когда английские латники, отвратив лица от жаркого пламени, концами длинных пик подвигали еще не сгоревшие поленья под ноги Жанны д’Арк.

В 1450 году бывший посол к Едигею ездил зачем-то в Рим. Лет за пять до этого он вновь посетил Палестину и, надо полагать, Константинополь, еще не захваченный турками.

«При римском дворе с напряжением следили за отважными экспедициями и войнами, отличавшимися жаждою приключений», — пишет о тех годах историк Г. Фойгт [65] .

Ватикану имело смысл выслушать воспоминания де Ланнуа о его пребывании у ворот богатой Московии, как имело смысл записывать рассказ веронского монаха, только что вернувшегося с верховьев Дона и высланного оттуда неучтивыми московитами.

Апостолический секретарь Поджио Браччиолини выправил и напечатал в то время отчет венецианца Никколо де Конти, обошедшего Юго-Восточную Азию, скитавшегося по Индии, Цейлону и Индокитаю.

Среди осведомителей папского двора в те годы был и русский митрополит Исидор, царьградец по происхождению. Бежав из Чудова монастыря в Литву, он перебрался в Рим, а затем странствовал по Италии и Испании. Экспедиция, посланная папой около 1445 года на северо-восток Руси, вероятнее всего, был затеяна Исидором.

Под конец жизни рыцарь Гильберт де Ланнуа считался владетелем Санта, Виллерваля, Троншиена, Вагени и Бомона.

Местонахождение их уточнить нам не удалось.

Во Франции не менее трех Бомонов. Если речь идет о Бомоне-на-Жимоне, нельзя не отметить, что округ, в котором находился этот городок, называется Кастельсарразин, что значит: Сарацинская крепость. Связано ли это с временем крестовых походов, или в таком названии повинен сам де Ланнуа, столь долго бродивший по разным «сарацинским» землям?

Гильберт де Ланнуа умер в 1462 году, в преклонном возрасте. Книга о его странствиях долго не видела света.

Лишь в 1840 году Констан-Филипп Серрюр, писатель и издатель старинных хроник и поэм Фландрии, решился взять с полки своей библиотеки рукопись современника Жанны д’Арк и передать ее одному типографщику в Монсе. Сто экземпляров книги де Ланнуа начали свою жизнь. К изданию были приложены карта и какой-то словарь; содержание их нам неизвестно.

Для России де Ланнуа был открыт П. С. Савельевым и Ф. К. Бруном в 1850 и 1853 годах [66] . Одесский ученый Ф. К. Брун не успел заполнить многих белых пятен в сказании рыцаря Гильберта, и мы постарались сделать это, связав жизнь бургундского странника с судьбами многих других людей — его современников. Не лишним звеном в этой цепи оказался даже коварный и беспокойный Едигей.

Для историка же будет ясно, что в хранилищах Вильнюса, Варшавы, Кракова, Львова, в архивах Румынии и Молдавии, в старинных библиотеках Франции и Италии должны находиться на первый взгляд неожиданные данные о людях, проходивших мир по гигантской дуге — от Мадрида до бассейна Желтого моря. Только ради этого мы тревожили тени Шильтбергера, Едигея и рыцаря Гильберта, не забывая и о безвестных странниках из Вереи и Рязани. Монгольский волосяной аркан вел их по страшным и неведомым землям, уводя в такие пределы, о которых не имели никакого представления космографы европейских университетов.

Нам приходится в последний раз вспомнить рыцаря в камзоле с зубчатыми рукавами и вот по какому поводу.

Через десять лет после смерти де Ланнуа в Татарию и Русь спешил новый посол герцога Бургундского. Он стремился в преддверие Индии. Это был болонский монах Людовик.

По следам Афанасия Никитина

Земной круг

В Индии же к тому времени успел побывать в 1469–1472 годах Афанасий Никитин, узнавший там о Цейлоне, Китае, стране Пегу (Бирме) и о других дальних землях. Афанасий изучал рынки города Бидара и великое торжище в Алланде, где продавались татарские и арабские кони, шелк и другие товары. Пять месяцев он прожил в алмазной области Райчур, где русского странника видели на улицах Голконды.

Нет нужды излагать подробно все «хожение» нашего предка; лучше отослать читателя к последнему изданию записок Афанасия Никитина, сопровожденному замечательными примечаниями [67] .

Собравшись идти на Русь, Афанасий добрался до порта Дабул, затем поплыл к Ормузу.

Проходя Персию, неутомимый тверитянин посетил ставку туркменского завоевателя Западного Ирана, основателя могущественной «Белобаранной» державы, Узун-Гассана. При дворе его жил тогда венецианский представитель Джосафат (Иосафат) Барбаро, большой знаток русских дел.

Мы взялись рассказать о том, как скрещивались пути разных людей на великих просторах от Черного моря до тихоокеанских стран и от янтарного балтийского побережья до ворот Индии. Поэтому надо вспомнить о скитаниях Барбаро, Контарини и некоторых других их современников.

Джосафат Барбаро прибыл из Венеции в Тану при устье Дона в 1436 году. Единственным путеводителем для Барбаро могла служить карта его земляка Андреа Бианко, где на Севере были показаны чудовищные люди, а истоки Дона помещены чуть ли не в полярных областях.

Прожив в Тане шестнадцать лет, венецианец завел широкие знакомства с татарами. Он был известен у них под именем Юсуфа. Его приятелем был Джиованни да Балле, построивший корабль для пиратских походов по Каспию и торговавший осетровой пкрой.

Однажды Барбаро получил известие, привезенное из Каира мамелюком Гульбедином, — о сказочном кладе, зарытом аланским князем на одном из притоков Дона. Венецианец упорно искал этот клад, разрыл курган Контеббе, но обнаружил в нем лишь каменные сосуды, рыбью чешую и глиняные бусы.

Джосафат Барбаро принял в подарок от ордынца Эдельмуга, родича хапа Кичи-Ахмета, восемь русских пленных. Конечная судьба этих несчастных неизвестна.

Был этот случай в 1438 году, когда Кичи-Ахмет преследовал брата своего Улу-Махмета, бежавшего с Волги к городу Белёву.

Кичи-Ахмет подошел к Тане. Венецианский консул послал Джосафата Барбаро подносить хану дары и чашу с медовым русским пивом. После этого Барбаро и подарили незольников.

Русских пленных Барбаро мог отправить тогда в Венецию. В год появления Кичи-Ахмета ордынцы гнали для продажи в Италию гурты быков. Их ревом оглашались дороги Польши, Валахии, Трансильвании и Германии.

У Барбаро были возможности переправить своих рабов в Венецию хотя бы с одной из подобных оказий.

На торговлю людьми венецианцы смотрели весьма просто. Тучный францисканский монах Терин, выходя из ворот Таны в степь, расставлял сети и ловил в них жирных дроф. Потом он продавал добычу, а деньги обращал на покупку невольников.

Никто не знает, сколько русских пленников было перепродано татарами венецианцам и где сложили свои кости эти двойные рабы.

По приезде на родину Джосафат Барбаро однажды в винном погребе на Рпальто увидел двух людей в оковах, сидевших возле дубовых бочек. Торговец вином сказал, что это люди, когда-то проданные каталонцам и бежавшие из полона на лодке. Владелец погреба перехватил беглецов в море. Один из этих невольников оказался татарином, когда-то служившим в Тане у сборщика ханских налогов. Какой же путь по Средиземному морю проделал этот пленник!

Наряду с русскими рабами у европейцев были татары, черкесы и другие «сарацины».

Барбаро перед путешествием ко двору Узун-Гассана был губернатором одной области в Албании, но прожил там недолго.

Ватикан, Венеция и Литва за спиной московского правительства, тайно от него, старались заключить военный союз с Золотой Ордой, поставить на свою сторону и государя туркменской «Белобаранной» державы Узун-Гассана. К Длинному Гассану везли веницейские пушки и миланские панцири. В 1471–1479 годах Барбаро и жил всем этим. Находясь у Узун-Гассана, венецианец ездил по Востоку, разведывая пути вплоть до Самарканда и пределов Индии. Он-то уж не упускал из вида русобородого тверского странника Афанасия, возвращавшегося из страны алмазов через царство Белого барана!

В 1473 году к Узун-Гассану из Венеции был отправлен посланник Амброзио (Амвросий) Контарини. Заметим, что еще до этой поездки на Восток Контарини написал на холсте карту, украшавшую один из дворцов Венеции. На карте была показана Россия.

Контарини следовал через Германию и Польшу, ехал на Люблин, Житомир и Киев, покуда не достиг Каффы. Только шесть месяцев назад Афанасий Никитин «божиею милостью приидох в Каффу».

Контарини знал о приезде русского, возвращавшегося из Индии.

В ноябре 1472 года след Афанасия Никитина исчез с лица земли. Русский современник через несколько лет записал: «А сказывают, что иде и Смоленска не дошед умер…» Но ведь нельзя одного забывать: из Каффы Никитин шел по чужой земле, через Дикое поле, мимо литовских укреплений на Киев, которым правил наместник — пан Мартин. И златоглавый Смоленск был тогда тоже под литовской властью. Литва грозила Москве войною, звала на помощь к себе ордынского хана Ахмета.

В Каффе в тот год генуэзцы пограбили русских гостей, отняли у них товары. Московский посол Никита Беклемишев потребовал у каффинского консула Генуи возместить убытки от этого грабежа.

Это был тот самый Беклемишев, в доме которого в Москве до 1473 года содержался под стражей еще один посол Венеции, Д. Б. Тревизан, тайно пробиравшийся в Золотую Орду под видом купца и утаивший от московитов грамоты дожа Николая Троно.

Крымским и азовским итальянцам надо было находить выход из тупика. Захват Царьграда турками заставил их искать прочного союза с Золотой Ордой и «Белобаранной» державой. Ведь Длинному Гассану платил дань владетель Ормуза, возглавлявший торговлю с Китаем и Индией, Египтом и Аравией, Сирией и Золотой Ордой, Месопотамией и Средней Азией.

Итак, Амброзио Контарини вступил в «Белобаранную» державу, где в то время еще не остыл след Афанасия Никитина, о котором, несомненно, знал Барбаро, встретивший Контарини в Испании.

В Тавриз вернулся в это время посланник Узун-Гассана в Египте. Стоит упомянуть, что при нем находились два русских раба, подневольных путешественника в Каир.

В Тавриз вскоре прибыл болонский монах Людовик, именовавший себя патриархом Антиохийским (?).

Это и был посол герцога Бургундского, ради которого мы так долго не могли расстаться с памятью де Ланнуа. Бургундией тогда правил Карл Смелый, мечтавший об императорской короне. По честолюбию своему он давно хотел выйти из-под власти короля Франции.

Как будущий великий государь, Карл размахнулся очень широко. Он обрек монаха Людовика на скитания и лишения с единственной целью: перекинуть мост прочной связи между Дижоном и Тавризом с его крытым рынком Кайсарийэ, которым и любовались европейские послы в 1474 году.

Представитель Бургундии был признан «Белобаранной» державой, и Узун-Гассан снарядил ответное посольство к Карлу Смелому.

Москва, в свою очередь, старалась закрепить за собой подступы к Индии со стороны Волги. Среди иноземных представителей в столице «белобаранного» государя в 1474 году мы видим московского посланника Марка.

Бургундский посол Людовик Болонский присоединился к Марку московскому и Контарини, чтобы двинуться вместе в обратный путь. На Кавказе они узнали, что турки, обрушившись на Крым, разгромили итальянские колонии.

Возможно, несколько позднее к Джосафату Барбаро явился беглый генуэзец Антонио да Гуаско. Он рассказал, что предатель Анцолин Скварчиафико впустил турецких головорезов в Каффу. Благодаря ему семьдесят тысяч генуэзцев, валахов, армян, черкесов и мингрельцев уже гремят цепями на невольничьих рынках Леванта. Среди пленников были и русские купцы, что отмечает под 1475 ходом «Архивская» летопись.

Людовик Болонский сказал, что ему уже был знаком путь через землю черкесов и Татарию на Русь. Марк московский пошел на Шемаху отдельно от Контарини, но через некоторое время снова встретился там с венецианцем. Контарини и Марк зазимовали в Дербенте, где посол Венеции собрал сведения о каспийских тюленях и местных кораблях, сколоченных деревянными гвоздями.

Весной 1476 года Амброзио Контарини отправился из Дербента на Астрахань по синей Хвалыни.

Корабельщики везли в Астрахань рис и шелк для обмена на русские меха. Хан Касим Астраханский, в свое время ограбивший Афанасия Никитина, увидев Контарини, задумал продать его на городском рынке. Венецианцу пришлось умолять русских купцов, ехавших к Москве, дать ему денег, чтобы откупиться от Касима.

Контарини вместе с Марком московским и астраханским послом к великому князю выступил из Астрахани, стараясь как можно скорее миновать волго-донской волок.

Венецианца сопровождала какая-то русская попутчица. Русские гребцы перевозили послов через Волгу. Триста русских людей и татар московской службы шли с послом Марком к рубежам родной земли.

Контарини пил мед в лесных деревнях на пути к Рязани, окруженной деревянными стенами. Перед Москвой была Коломна, где путнику почему-то запомнился укрепленный городской мост.

В Москве венецианец сначала был поселен в Кремле в одном доме с Аристотелем Фиораванти (Фрязином). Последний только что возвратился из поездки на север Руси, после чего отправил Галеаццо Мариа Сфорца, герцогу Миланскому, двух белых кречетов.

По земле Москвы расхаживал и Людовик Болонский, посол Бургундии. Он сумел один пройти через Татарию и теперь отдыхал на посольском дворе.

Приезжие изучали московский меховой рынок, собирали сведения о пушном торге в Великом Новгороде.

Великий князь в парчовом кафтане на соболях принял венецианца и бургундского посла, по рождению земляка Аристотеля Фрязина.

В январе 1477 года Людовик Болонский отбыл в долгий путь ко двору Карла Смелого. Застал ли он в живых повелителя Бургундии? В том же году герцог, мечтавший об императорской короне, пал жертвой своей честолюбивой мечты, и мстительный Людовик Одиннадцатый, бывший пленник Карла, вскоре двинул в Бургундию свои войска.

В архивах города Дижона и в самом Париже, может быть, сохранились пергаментные листы с описанием путешествия Людовика Болонского в Тавриз и Московию. В этих архивах могут быть сведения поважнее, например, посольские донесения о пребывании Афанасия Никитина у Узун-Гассана.

Контарини, получив в подарок от Ивана Третьего серебряную чашу для меда, отбыл из Москвы вскоре после отъезда Людовика в Бургундию.

Казимир Четвертый Ягеллон, властитель Польши и Литвы, стал ловить Контарини еще на дороге и звать венецианца к себе в Троки. Такое нетерпение станет понятным, если припомнить одно обстоятельство.

К тому времени неугомонный Тревизан, прощенный великим князем и выпущенный из беклемишевской людской, сумел добраться до Золотой Орды и привезти оттуда в Венецию двух татарских послов — темника Тамира и какого-то Брунахо Батыря. Ордынцы раскатывали по каналам Венеции и вымогали у дожа подарки — самоцветы, дорогую одежду и звонкие дукаты, которые особенно были им по душе.

Татары клялись, что они готовы пойти на Царьград с целью его освобождения от власти турок, и… продолжали свои вымогательства.

Венецианская сеньория приказала Тревизану снова ехать в Орду сопровождать татарских послов, но по дороге задержаться в Польше и Литве. Оказывается, Казимир Ягеллон как огня боялся своих ордынских союзников и умолял: если они уж и пойдут на Царьград из Сарая, то пусть изберут такой путь, который не заденет польско-литовских владений. Контарини, вернувшийся с Востока, и выступил в роли советчика при дворе Казимира.

Тут появляется новое лицо, о котором мы еще будем говорить в нашей книге. Это римский ученый Филиппо Каллимах (Буонаккорси), соединявший ученость гуманиста с неукротимостью и крайней решительностью нрава.

Когда-то папа Павел Второй, нарумяненный и набеленный, как блудница, подверг Каллимаха и его товарищей по первой Римской академии жестокому преследованию за вольнодумство, излишнее увлечение древней историей и непочтительные отзывы о Ватикане. Каллимах успел убежать от жаровни и клещей палача. Ученый скитался в рощах Родоса и по улицам Царьграда, а потом поехал в Польшу, где Казимир Четвертый назначил Каллимаха наставником наследника престола.

Папа не раз требовал выдачи ненавистного ему Каллимаха, но из этого ничего не получалось.

Этот любитель русской браги, привыкший завершать ученые споры тяжелой суковатой палкой, трудился в Польше над историей Аттилы, писал стихи и изучал архивы и древние чертежи.

Каллимаху были доступны редкостные рукописи, вроде той, что нашли потом в Варшаве. При «Варшавском» манускрипте Птолемея 1467 года находилась карта северных стран с очертаниями Гренландии и Исландии; на ней было указано место обитания гиперборейцев.

Филиппо Каллимах знал мир по Птолемею. Римский изгнанник в Гиперборейских горах узнавал горы венедов и аланов. Он обращал также свой взор на Балтику, разыскивая там загадочные для нас реки Херсиник и Фурсту. Каллимах описывал священные рощи литовцев и могучих лосей сарматских лесов.

Живя в Польше с 1468 года, Каллимах видел там русских, татар и других иноземцев, проезжавших через владения Казимира. Контарини определенно указывает на Филиппо Каллимаха, как на своего знакомого, правда не называя имени наставника королевского сына.

Контарини и Каллимах виделись в 1473 году. На обратном пути из Азии венецианец мог уже не застать Каллимаха в Польше.

Многоопытный Филиппо Каллимах в начале 1477 года сам выехал в Венецию и Рим. И не только потому, что был помилован Сикстом Четвертым.

Тревизан со своими ордынскими батырями сидел в Польше и ждал приказа из Венеции. Там же в то время бушевал неукротимый Каллимах.

Едва не стуча своей палицей Геракла по зеркальному полу сената, Филиппо настаивал на прекращении затеи с освобождением Царьграда при помощи Золотой Орды. Он добился отмены решения сеньории и вернулся в Польшу. Тревизан был немедленно отозван, а саранские послы поехали на Волгу одни, увозя то, что они успели выманить у своих венецианских союзников. Но зато Венеция получила от них богатые сведения об Азии.

Филиппо Каллимах, принятый Сикстом Четвертым в 1477 году, уже мог поделиться новостью, которая не могла не взбудоражить польский двор, так наслышанный в этих годах о жемчужном Ормузе и алмазной Индии. Он должен был рассказать о плавании Яна из Кольно.

Уроженец Польши занялся поисками морской дороги в Индию! Мореход Ян из Кольно в 1476 году был отправлен датским королем в северные моря — плыть к западу с целью сыскать индийский берег. Каллимах любил подобные новости. Об этом можно судить по тому, что спустя несколько лет он доносил в Рим об открытии огромного полярного острова русскими людьми.

Известие о Яне из Кольно дошло до нас в более поздних печатных источниках.

В наше время профессор Болеслав Ольшевич во Вроцлаве напечатал две работы — «О Яне из Кольно» и «Польша и открытие Америки». Жаль, что они не переведены на русский язык!

Ян Кольненский в поисках новых стран доходил до Исландии, Гренландии и Лабрадора. Он открыл пролив, который посчитали за проход в Индию.

Как бы то ни было, мы видим здесь известную связь с данными карты «Варшавского» манускрипта 1467 года, отразившей полярный мир. И что побудило Яна из Кольно пуститься в такой далекий поход через полярные моря?

Если при польском дворе знали о Яне из Кольно, то Казимир Четвертый и Каллимах, естественно, ожидали тогда новых вестей из Дании.

Чем закончился этот поход кольненского мореплавателя?

Ян из Кольно, сам не зная о том, был последователем Афанасия Никитина, отыскавшего дорогу в Индию.

Когда Контарини вернулся из Москвы в Венецию, там уже около года жил Джон Кабот, принятый в число граждан республики. Есть предположение, что до этого он побывал в Мекке, прослышал там о странах, где родятся пряные плоды, и явился в Венецию для изучения космографии и мореплавания.

Жюль Берн, ссылаясь на Авезака, предполагает, что Кабот обращался за советами к ученому флорентийцу Паоло Тосканелли.

В 1474 году Тосканелли составил свое знаменитое письмо с начертанием западного пути к Индии и Китаю.

Всем известно, что ученый непомерно удлинил Азиатский материк, отнес его окраину далеко на восток, чем намного и приблизил свой «Катай» к Лиссабону и Геркулесовым столбам.

Но о том, что «Павел-врач» во Флоренции виделся с людьми из Московии, обитавшими близ истоков Дона, известно очень немногим.

У нас есть ценный свидетель — Кристофоро Ландино, профессор поэзии и красноречия во Флоренции. Этот автор комментариев к «Божественной комедии» сам присутствовал при встрече Тосканелли с пришельцами из глубин «Скифии». О такой встрече Ландино сообщил в 1487 году, не указав времени самого события [68] .

«Скифские» гости не зря привлекли внимание Тосканелли. От кого, как не от них, он мог выслушать рассказы об Азии, начинавшейся за Доном, согласно воззрениям того времени? Именно они исходили все протяжение исполинской дуги, по которой осуществлялись связи с загадочным Китаем. Они знали и о путешествиях русских людей в сторону Индии [69] .

Все же Паоло Тосканелли видел русских людей задолго до обмолвки Кристофоро Ландино. Кто же были эти люди?

Суздальцы за Альпами

Перенесемся в 1438 год.

Исидор, митрополит Московский, выходец из Византии, узнал, что в Италии созывается вселенский церковный собор.

Византиец отпросился на собор под предлогом необходимости вести споры с «латинами» в пользу русского дела.

Сто москвичей, суздальцев и тверяков двинулись в Италию. Среди спутников Исидора были Авраамий, епископ Суздальский, тверской посол Фома Матвеев и ученый монах Симеон из Суздаля.

Они перевалили через Северо-Тирольские Альпы — «Полонины горы» и вступили во «Фряжскую землю» в великом и крепком городе Падуе, откуда проехали в Феррару, а затем проследовали во Флоренцию.

В дорогой одежде, подбитой соболями, русские, считая ступени, поднимались на вершину мраморной башни Санта-Мария дель Фиоре, чтобы оттуда окинуть взором всю Флоренцию, окруженную стеною длиной в шесть поприщ [70] .

Приезжие русские знакомились с лечебными заведениями Флоренции, в том числе с большой больницей, очевидно госпиталем Санта-Мария Нуова. Об этом должен был знать «Павел-врач», Тосканелли, искавший встреч с путешественниками и гостями из дальних стран.

Любознательность Симеона Суздальского была неистощима. Он записывал в свой дневник заметки о кедрах и кипарисах столицы Тосканы, о шелковичных червях, о флорентийском зверинце и «великих божницах» Флоренции.

На пути в Италию Симеон посетил любекское хранилище, где лежало около тысячи редчайших рукописей. Можно думать, что он не оставил без внимания и библиотеку города Флоренции. Она была собрана гуманистом Никколо Никколи. В сундуках из железа лежало его наследие — восемьсот драгоценных рукописей и чертеж земного шара.

Хранителем этих железных ларей был врач, космограф и астроном Паоло Тосканелли ди Поцци.

На Флорентийском соборе присутствовал друг Тосканелли — немецкий гуманист, философ и историк Николай Кребс, более известный под именем Николая Кузанского.

Впоследствии, в 1460 году, он составил «Новую карту Сарматии или Венгрии, Польши, России, Пруссии». Уже после смерти Кузанского карта эта, вырезанная на меди, была издана в 1491 году в Эйхштадте. Для ее составления были необходимы русские данные. Часть их Николай Кузанский мог получить во Флоренции от гостей из Москвы, Твери и Суздаля, приехавших в свите Исидора.

Николай Кузанский был одним из первых ученых Западной Европы, писавших о России. Но его сочинения, посвященные Руси, не отысканы, хотя этими поисками прилежно занимался Н. М. Карамзин.

Среди громад Этрусских Апеннин, пройденных Симеоном Суздальским и его спутниками, в горных лесах затерялась обитель Камальдоли. В ней жили аскеты из ордена камальдулистов. В числе их был космограф фра Мауро из Венеции, в честь которого еще при его жизни была выбита медаль, прославляющая труд апеннинского монаха. Он почти одновременно с Николаем Кузанским в 1459 году закончил работу над круглой картой мира. В то время папа Пий Второй (Эней Сильвий) усиленно занимался русскими делами, и каждое новое известие о Руси привлекало внимание Ватикана.

Политики, купцы и путешественники оживленно обсуждали мнение, высказанное фра Мауро о границах Азии и Европы. Он считал, что этот рубеж удобнее проводить по Волге, а не по Дону, как учили отцы древней науки.

Земной круг брата Мауро

На земном круге фра Мауро были видны просторы России, правильное изображение Каспия, Ургенч, Сарай, Самарканд и — что весьма удивительно — даже теперешняя Илецкая Защита с рисунком соляной горы и надписью: «Тут добывается много соли».

К северо-востоку от Норвегии фра Мауро поместил обширную страну Пермию. Она простиралась вдоль берега Ледовитого океана по верхней части земного круга до Страны Тьмы. Устье большой реки, стремящейся в океан, было северной границей между этими странами.

Северо-восточный угол Азии был занят страной Монгул. Ее окраина оканчивалась мысом, обращенным к востоку. Против мыса лежал остров.

Фра Мауро писал, что в Пермию купцы ездят на повозках без колес, в каждую из них запряжено по шести собак. Белолицые, сильные и мужественные пермяне, питающиеся мясом соболей и горностаев, продают купцам шкуры северных зверей.

Страна Сибирь (Sibir), перерезанная поперек зубчатыми горами, лежала как бы в ногах Страны Мрака, у юго-восточного рубежа Пермии.

На северо-восток от Каспия находилось «озеро Катай», а возле него стоял Ханбалык (Пекин). Это и есть «Китайское озеро» более поздних русских сказаний, но без Оби, которой нет у фра Мауро. В «озеро Катай», по воле космографа из обители Камальдоли, впадала… Амударья. Когда брат Мауро в часы ночных бдений, как это полагалось истинному аскету, приближал огонь светильника к своему чертежу, на нем были видны причудливые изображения ворот Ургенча, церквей Руси, крепких стен Астрахани [71] . Затем шли рисунки азиатских повозок, минаретов ордынских городов, садов Поволжья.

Кто внушил эти образы монаху-космографу, жившему среди мраморных теснин италийских гор?

На рабочем столе фра Мауро лежали карты мореходов короля Альфонса Африканского, присланные в Венецию из Португалии венецианским посланником Стефано Тривиджано. Работая над изображением круга земного, брат Мауро пользовался португальскими сведениями, данными де Конти. Но космограф не забывал и новых, неведомых доселе источников о Руси и «озере Катае», о слепящей соляной горе, высящейся среди татарских степей.

Всего каких-нибудь восемнадцать лет лежат между временем, когда Симеон Суздальский прибыл из Флоренции в Венецию, и тем днем, когда венецианец фра Мауро взял в руки кисть для того, чтобы провести первую черту на пергаменте, запечатлевшем образ мира.

Судьбы суздальских князей

Если допустить догадку, что на составление карты фра Мауро повлияли данные, привезенные в Италию Симеоном Суздальским и его товарищами, то возникнет вопрос: откуда владимирцы и суздальцы черпали сведения об Азии?

След ведет к суздальским князьям.

В 1402 году в Вятской земле умер Семен Дмитриевич, князь Суздальский. За пять месяцев до смерти он был прощен и возвращен в лоно отчизны.

О его прошлом выразительно говорит Вторая Софийская летопись:

«…Служил же сей в Орде четырем царям 8 лет, Тахтамышу, Темир-Аксаку, Темир-Кутлую, Шадибеку; а все добивався своей… (пропуск — С. М.) и рать поднимая на великого князя».

В своем челобитье князь Семен писал, что он трудился все дни живота своего, не знаючи покаяния, принимая много истомы, не опочивая в Орде, поднимая рати и «погубляя хрестьянство».

Он с молодых лет мечтал о власти в Нижнем Новгороде, куда с 1350 года перенесен княжеский стол из Суздаля.

В 1377 году двадцатидвухлетний Семен Дмитриевич в сопровождении можайского боярина Федора Свибла повоевал Мордовскую землю, бывшую под властью татар, после чего вся она «сотворилась пуста».

По времени это почти совпало с победой, которую одержали москвичи и суздальцы над Волжской Булгарией в 1376 году. Они взяли пять тысяч рублей откупа и заставили Мамет-Салтана и Оссана, булгарских правителей, принять к себе русского таможенного голову.

1382 год застает Семена Суздальского в полчищах Тохтамыша. Вместе со своим братом Василием, прозванным Кирдяпой, Семен Дмитриевич был послан навстречу Тохтамышу, когда тот, побив русских людей в Булгаре, переправился через Волгу и двинулся в сторону Москвы.

Братья перехватили след Тохтамыша на урочище Сернач и догнали хана только в Рязанской земле. Неизвестные доброхоты, жившие в ордынских пределах, успели предупредить Москву о грозной опасности.

Спалив Серпухов, татары подступили к Москве. Оба суздальских князя от имени татар стали уговаривать москвичей отворить ворота города, обещая жителям пощаду и татарскую милость.

Когда ворота распахнулись, ордынцы хлынули на улицы и площади Москвы, предавая ее огню и мечу, истребляя все живое на своем пути.

Татары разграбили казну великого князя. В руки Тохтамыша попала драгоценная жемчужина Дмитрия Донского, рожденная в глубинах Индийского океана. Были истреблены книги, хранившиеся в неисчислимом количестве в московских храмах.

Русских, уцелевших от резни, татары похватали в полон, чтобы отдать «в работу поганскую». Завершив московское разорение, Орда кинулась на Владимир, Звенигород, Можайск, Волок-Ламский, Переяславль, Юрьев и страшный погром завершила в Рязанской земле.

После этого Тохтамыш отпустил Семена Суздальского, а брата его Кирдяпу увез с собой в Орду, где продержал около пяти лет. Вместе с Кирдяпой в ханской ставке находились тогда Василий, сын Дмитрия Донского, Борис Городецкий, Михаил Тверской и сын его Александр. Последний ездил из Орды в Царьград. На долю сына Дмитрия Донского после того, как ему удалось бежать от Тохтамыша, выпали скитания по Молдавии, Польше и Литве.

Многое видели и о многом слыхали эти русские заложники, успевшие в Орде узнать и о конце владычества монголов в Китае (1386).

В 1389 году Тохтамыш двинулся к рубежам Персии для войны с Тамерланом и повел с собой множество русских пленных вместе с крымскими и донскими итальянцами, аланами и булгарами.

В год Барана (1391) Тамерлан пошел из-за Тобола через верховья Яика к Волге, нетерпеливо ища схватки с Тохтамышем. Железный Хромец разгромил силы противника, и русские люди сменили один плен на другую неволю. Полонянников погнали за Яик, и вскоре в их глаза ударило раскаленное солнце Отрара.

В 1393 году великий князь Московский согнал Семена Дмитриевича и Василия Кирдяпу с Суздаля и велел им княжить в Шуе. Братья немедленно кинулись за помощью к Тохтамышу, добиваясь у него ярлыка не только на Суздаль, но и на Нижний и Городец.

С тех пор Семен Суздальский и стал «принимать истому» у ордынских царей.

Служа у Тохтамыша, он мог побывать на Тереке, где тохтамышевцы вновь были разбиты Тимуром. Суздальский изгнанник, очевидно, не миновал Вильны, когда Тохтамыш скрывался там у Витовта. Русские дружинники Семена Дмитриевича вынуждены были скитаться вместе с Тохтамышем по крымским берегам.

Как оборотень, рыскал мстительный суздальский неудачник по диким степям в поисках покровителей и союзников.

Князь Семен, стремясь захватить Нижний с помощью татар, не пожелал или не смог унять своих диких соратников, разграбивших город в 1395 году.

Через четыре года он унизился перед «казанским царевичем» Ентяком, выпросив у него подмогу для нового похода к Нижнему.

Трое суток Семен с Ентяком осаждали нижегородский кремль, но взять приступом его не смогли. Тогда Семен Суздальский дал клятву в том, что не причинит зла нижегородцам. Но когда татар впустили в город, они учинили грабеж.

В те годы Нижний был полон богатствами Персии, Бухары, Хивы, Кавказа и северных стран.

Пограбив дорогое узорочье и меха, татары две недели владели Нижним, пока не услышали, что на них идет большая московская рать. Семен Дмитриевич и Ентяк бежали. Воины великого князя гнались за врагами до самой Казани, но захватить их не смогли.

Московские конники обрушили свой гнев на Волжскую Булгарию, из чего можно заключить, что «царевич» Ентяк считался тогда ее владетелем.

Дым окутал развалины Казани; были разбиты и Булгар Великий, и Керменчук, и Жукотип. Три месяца пробыло московское войско в самых глубинах Булгарии. Летописцы отметили, что русские впервые проникли так далеко в татарские владения. Познания об этих обширных областях были увеличены за счет опроса пленных, во множестве приведенных в Москву.

Семен Дмитриевич переметывался от Тохтамыша к Темир-Кутлуку. Если суздальский клятвопреступник участвовал в битве при Ворскле, то неизвестно даже, на чьей стороне он находился. Своих покровителей и хозяев он называет в том порядке, в каком они царствовали. У Тамерлана суздальский князь, надо полагать, появился уже после похода Тимура на Индию. Следовательно, до слуха Семена Дмитриевича и его русских спутников дошли рассказы о взятии Кашмира и Дели.

Злонравного и коварного Едигея, о котором мы немало рассказывали, Семен Суздальский должен был хорошо знать. Едигей был дядей Темир-Кутлука и зятем Шадибека, что, впрочем, не помешало Едигею в удобное время свергнуть Шадибека с ордынского тропа.

Так или иначе, суздальцы, нижегородцы, жители Городца и Шуи, сопровождавшие Семена Суздальского, были обречены на восьмилетние скитания. Копыта их копей попирали пыльную дорогу между Волгой и Яиком, шедшую на Хорезм, Бухару, Отрар, Самарканд, Ходжент, Кашгар и далее — на Китай. Где как не в Сарайчике-на-Яике, можно было прослышать о большой «соляной горе»? Мир, который впоследствии был отражен на карте фра Мауро, окружал русских скитальцев 1395–1402 годов.

Надо полагать, после смерти Семена Дмитриевича в Вятской земле в 1402 году его недавние спутники или разбрелись в разные стороны Московского государства, или возвратились в суздальские, шуйские и городецкие села.

Василий Кирдяпа, бегавший не меньше своего брата по ордынским землям, тоже, получив прощение великого князя, вернулся в Городец, где и умер в 1403 году.

Семен и Кирдяпа знали содержание Лаврентьевского списка «Начальной летописи», выполненного в 1377 году и хранившегося у их отца. Они, разумеется, читали пергаментные страницы этой первой русской географии. Жизнь, полная скитаний по диким странам, раздвинула перед суздальскими братьями границы мира, очерченные Лаврентьевским списком.

О многом могли бы они написать! Но Семен Суздальский в челобитье лишь обмолвился о своем страшном опыте служения четырем ханам, — опыте, который не может встретить ни понимания, ни оправдания, ибо был вызван забвением родины.

Но историк должен учесть несомненную пользу устных сказаний суздальских воинов о Тамерлановом царстве в годы, когда оно готовилось поглотить Индию и Китай.

Эти сказания бытовали в Суздальско-Нижегородской земле и стали достоянием любознательных и образованных людей.

Суздальские участники Флорентийского собора этими рассказами обогатили космографов Италии, и в первую очередь брата Мауро и Паоло Тосканелли.

Восторженный Помпоний Лэт

Венецианец Стефано Тривиджано доставил в Лисабон чертеж фра Мауро. Португальские мореходы увидели на этой круглой карте мира и Русь, и глубины Азии, и Три Индии. В то время в Лиссабоне мечтали о поисках Индии и «страны пресвитера „Иоанна“», собирая сведения о путях, которые вели туда морем и сушей.

Было бы полезно выяснить, кем именно доводился достославный самозванец Тревизан (Тривиджано) венецианскому послу при португальском дворе Стефано Тривиджано. Видимо, они принадлежали к одному и тому же роду Тривиджано, строившему мраморные дворцы в Венеции. Представители этого рода вели торговлю с Востоком и путешествовали по дальним странам.

Анжело Тривиджано, например, первым описал наружность Христофора Колумба, Доменико Тривиджано был послом Венеции при дворе мамелюкского султана в Каире.

Через двенадцать лет после рождения карты фра Мауро Джан Баттиста Тревизан начал свои похождения в Москве, Золотой Орде и Польше, о чем нами было рассказано выше. Даже сам П. Пирлинг, знаток ватиканских дел, которому были открыты недоступные для русских исследователей архивы, так и не узнал, куда исчез Тревизан после того, как распростился с ордынскими послами в Польше, проклиная буйного Каллимаха, закрывшего венецианскому проходимцу путь к Индии.

В 1472 году итальянский историк Маффеи де Вольтерра, иногда называемый Волатераном, описал богатое посольство «князя Белой России» к папе Римскому [72] . Московские послы подарили Сиксту Четвертому шубу и два сорока соболей.

Было что дарить! Незадолго до этого русские взяли богатую дань с Казани, а устюжанин Василий Скряба заставил югру нести соболей к русским сборщикам пушнины. Одновременно вятчане захватили Сарай-на-Волге и овладели всеми его богатствами, в том числе и мехами.

Отряды из Москвы продвигались все дальше и дальше на северо-восток, подчиняя себе новгородские поселения.

Вести о русских открытиях все чаще стали проникать в Западную Европу.

Римский гуманист Помпоний Лэт, уверявший, что он слышал пенье лебедей в просторах «Скифии», рассказывал своим ученикам о большом острове на Севере — Шпицбергене или Новой Земле.

Восторженный Лэт оставил множество заметок о «Скифии».

«Так рассказывали мне люди, живущие у истоков Танаиса», — писал он в своем убогом домике на Квиринале.

Помпоний Лэт поведал о юграх, ведущих торговлю с жителями Заволочья, рассказал о мамонтовых бивнях, которые он называл «змеиными зубами».

Он считал, что «Скифию» замыкают с востока высокие Рифейские горы, идущие на север до Ледовитого океана. Горы эти — обитель соболей, белок и куниц. Севернее водятся песцы и белые медведи. Лэту уже была известна Сибирь. Но в то же время он полагал, что Индия начинается за Рифейскими горами. Зато у Помпония Лэта были вполне достоверные описания кожаных лодок, саней, тюленьих шкур, русских осетров и бобров [73] .

Но почему Помпоний Лэт так сближал Индию со «Скифией» и иногда даже отождествлял Сибирь с Верхней Индией?

Вероятно, это было основано на известиях о проникновении индийских товаров на русские рынки.

В те годы, когда Помпоний любовался донскими струями, устье Танаиса было открыто только для русской торговли. Турки после того, как захватили Царьград и изгнали генуэзцев с Азовского и Черного морей, пускали туда лишь купцов с Руси. Они по-прежнему доставляли в Азов меха северных зверей и дорогую кость.

Индийские товары, в свою очередь, шли через Бассору-на-Евфрате, Шемаху, Баку, Астрахань, волго-донской волок и Дон прямо до Азова.

Если Паоло Тосканелли мечтал о достижении Индии морским путем, лежащим на запад от берегов Европы, то его великий современник Леонардо да Винчи обратил свой пристальный взор на страны, раскинувшиеся за Доном.

В одном из своих манускриптов Леонардо да Винчи рассматривал путь от Гибралтара до Дона. Гибралтар, Африка, Португалия, Испания, Англия, Франция, Фландрия, страны Средиземного моря, Черное и Азовское моря тяготели к этому огромному морскому пути, приводившему да Винчи к устью реки, за которой лежали необъятная «Скифия» и Верхняя Индия.

Гибралтар — Дон — Каспий — Индия — вот какой путь намечал Леонардо да Винчи. Он сам немало бродил по свету.

«Писать Бартоломео Турку о приливе и отливе в Понте (Черном море) и узнать про прилив и отлив в море Ирканском, иначе „Каспийском“», — пометил однажды Леонардо да Винчи на одном из листов Атлантического Кодекса [74] .

Если наша догадка верна, то Бартоломео Турок не кто иной, как итальянец Бартоломей, как его звали русские. Он поступил на службу к великому князю Московскому и принял обычаи нашей страны. Его видели под стенами Казани, где он командовал русской батареей. Кстати, и Аристотель Фрязин (Фиораванти) ходил по Волге в сторону Казани.

В 1479 году Джосафат Барбаро, которого еще не успел забыть читатель, возвращался из «Белобаранного» царства в Венецию.

Изменив первоначальный путь, он двинулся на Шемаху и Дербент, откуда пошел на Московию.

Барбаро узнал важнейшие новости — о покорении Новгорода и походе на Казань. С присоединением Новгорода великий князь Московский стал владеть Заволочьем и всеми путями в Югру.

За год до приезда венецианца Барбаро в Москву великий князь послал воевод Василия Образца и Бориса Слепца-Тютчева «казанских мест воевати». Незадолго до этого Ибрагим, царь казанский, получил ложное известие о гибели великого князя под Новгородом. Осмелев, Ибрагим напал на Вятскую землю, захватил пленных и укрылся за стенами Казани. Тогда Иван Третий приказал Образцу наказать вероломного казанца.

Бывалый и решительный Образец в то время находился в личном полку великого князя, ходившем на Новгород. За широкими плечами воеводы осталось много дорог. Всего шесть лет прошло с того дня, когда Образец с тем же Борисом Слепцом-Тютчевым, устюжанами и вятчанами разгромил близ устья Шиленги на Северной Двине двенадцать тысяч новгородцев и овладел парчовой хоругвью Новгорода. Битва при Шиленге решила судьбу Северной Двины, Мезенского Поморья и всей Вологодской земли, перешедших под власть великого князя Московского. Под знаменами Василия Образца было тогда всего четыре тысячи воинов [75] .

В 1478 году Образец со Слепцом устремились на волжских судах к Казани и заставили Ибрагима просить о мире. Казанский царь не раз клялся в миролюбии и дружбе, по всегда нарушал свое слово, и Казань дорого стоила Москве. Под казанскими стенами полегло много русских людей. Там когда-то был сражен и Василий Папин, посол к шаху Ширвана, видевшийся в Дербенте с Афанасием Никитиным.

В замиренную Образцом землю Казанскую входили собственно Казанская земля и Башкирская, Вотяцкая, Костятская, Беловоложская, Сыплинская, Черемисская и Камская земли.

Русские неусыпно следили за этой огромной страной. Пути к ней начинались в Муроме, Владимире и Нижнем, Галиче-Мерском и Устюге Великом. Особенно трудно было идти к Казанской земле из Галича «лесами без пути», через дебри Унжи и Ветлуги. Московские полки ходили под Казань Окой и Волгой, на Бечеву и Чебоксары.

Из своего путешествия по Руси Джосафат Барбаро вывез ценные сведения о казанской торговле. Он узнал, что Казань снабжает мехами всю Русь, а также Польшу, Персию и Фландрию.

Побывав в Москве, Барбаро двинулся в Польшу.

Там по-прежнему жил и трудился Филиппе Каллимах, свидевшийся в том же 1479 году со своим другом по Римской академии, гордым бедняком Юлием Помпонием Лэтом, ходившим в нумидийской чалме и старинных котурнах. К устью Дона в тот год Лэт ехал через Польшу — большой торговой дорогой вдоль Днепра. Часть этой дороги была пройдена Афанасием Никитиным, если он успел добрести живым хотя бы до Таванского перевоза или Киева.

Римский путешественник Лэт видел грозные днепровские пороги и встречал на Днепре ловцов бобров. С меньшим знанием дела, чем Каллимах, Лэт, однако, тоже писал о русской браге и медах, а также о толокне и пшенице. Он слышал, как «скифы», сидя за своими дубовыми столами, провозглашали здравицы в честь своих гостей. Лэт даже записал несколько славянских слов.

Живший восторгами и мечтами странник в котурнах размышлял о судьбе зауральских «югров». Лэт думал, что они, громя Рим и учреждая свое государство в Панпонии, частью вернулись к Ледовитому океану и привезли туда медные статуи Вечного города. Может быть, здесь перекличка со сказанием о Золотой Бабе, которое так тревожило воображение путешественников?

В «Скифии» поклонник Вергилия Лэт, закутавшись в одеяло из тюленьих шкур, ездил в русских санях. Он слышал о белых соколах Севера и описывал животных «скифских» лесов и степей, ловил вести о далеких странах на Востоке, о сказочных деревьях Индии и лесах страны Серов, приносящих шерсть, о хане азиатских «скифов», живущих близ Индии.

Так он шел к устью Дона, а потом к Черному морю, изгиб которого Лэт уподоблял скифскому луку. На берегах Понта этот ученый-поэт грезил незакатным солнцем и холодными просторами Ледяного моря, раскинувшегося от страны югры до острова Туле — крайнего предела северных обретений. Это уже много для человека, безвыездно прожившего в Риме.

Вернувшись туда в 1480 году, Юлий Помпоний Лэт стал рассказывать своим ученикам о Заволочье, взятом на щит Василием Образцом. О большом полярном острове ему говорили русские люди, жившие у истоков Дона, прямо по соседству с Москвою.

Юлий Помпоний Лэт не обнародовал в Риме потрясающей вести об освобождении Руси от татарского ига. Но в «Скифии» ему уже рассказывали о могущественном царе и самодержце московском.

Зато Джосафат Барбаро, издав в 1487 году, одновременно с Контарини, описание своих путешествий, сообщил, что русские, еще четверть века назад платившие дань татарскому хану, «ныне сами завоевали город Казань» [76] .

Барбаро каким-то образом с необычайной быстротой узнал о событиях у стен Казани.

О казанских делах коротко расскажем следующее.

Вероломный Ибрагим после того, как его образумил Василий Образец, прожил еще восемь лет. Казанцы без согласия Москвы возвели на престол Ибрагимова сына Алегама (1486 год). Он весь пошел в отца и за год своего правления причинил Руси много беспокойства.

Между тем в Москву привезли Мегмет-Аминя, самого младшего сына Ибрагима. Великий князь приберег казанского малолетка для важного дела.

В самый день пасхи 1487 года князь Данила Холмский, Федор Ряполовский, Семен Ярославский двинули на Казань конницу и судовые рати.

На ильин день затмилось солнце. Но в Москве, несмотря на это, был великий праздник. Федор Хрипун примчался из Казани с вестью о том, что город взят, а Алегам пленен. По всей Москве звонили в колокола. Вскоре недолгий властитель Казани был привезен в Москву и отправлен на житье в Вологду, а на казанский трон русские возвели Мегмет-Аминя.

Из Москвы летели гонцы с вестью о казанской победе. Один из них, обогнав Алегама, влачившегося в Вологду, прискакал к подножию двух холмов, на которых раскинулся «владычный городок» Усть-Вымский. Он стоял близ слияния Вычегды и Выма.

Здесь впервые прозвучало сказание о Золотой Бабе.

Из Усть-Вымского с «шильниками» и устюжанами в 1481 году прорвался в Великую Пермь, а затем потревожил покой тюменских татар Андрей Минтаев.

Прошло еще два года, и Иван Салтык-Травин с Федором Курбским-Черным устремились к устью Пелыма и оттуда вышли в Сибирскую землю мимо Тюмени.

По мутным водам Иртыша землепроходцы двинулись «в низ воюючи», а потом достигли Оби, реки великой.

Уходя из Югры, Курбский и Салтык-Травин взяли с собой главного князя Молдана.

Леваш, «владычный слуга» и северный летописец, в 1483 году ходил из Усть-Вымского городка к вогульскому князю Юмшану с великокняжеской грамотой. Через год этот Юмшан, вогулич Калпа и югорский владетель Пыткей пришли, чтобы ударить челом великому князю. Челобитчиков, в том числе «большого князя» югорского, Молдана, и сибирского князя Ляпина пожаловали и отпустили в их владения. Они согласились платить меховую дань Москве, а не шибанским татарам и не отдавать рухлядь для ордынского торжища.

Среди землепроходцев Усть-Вымского городка тогда был товарищ Леваша — «вычегодский сотник» Алексей Казак, заключавший мирный договор с кодскими и вымскими князьями.

Мастер длинного копья

Появление югорских, сибирских и вогульских князей в Московском Кремле не укрылось от внимания Западной Европы.

В 1486 году в Москву приехал странствующий рыцарь Николай Поппель, представлявший интересы Фридриха Третьего из дома Габсбургов, в то время изгнанного из Вены и скитавшегося по Германии.

Поппель, подобно бургундскому рыцарю де Ланнуа, тоже объездил половину мира. Англия, Франция, Испания и Португалия видели его тяжелое и длинное копье, с которым рыцарь никогда не расставался. Он гордо называл себя «мастером копья».

По некоторым данным, Николай Поппель был чешским уроженцем Силезии, «вельможей из Лобховиц». Во время одного своего представления великому князю рыцарь разговаривал с Иваном Третьим без переводчика.

Перенесемся на запад земного круга, в Лиссабон, где только что побывал Николай Поппель.

Когда он, меряя ратовищем своего страшного копья каменные мостовые города, оглядывал португальскую столицу, там происходили такие события.

Некто Христофор Колумб, успевший до этого побывать на Мадейре и у берегов Гвинеи, подал королю Иоанну проект достижения Индии со стороны Лиссабона. Колумб хотел плыть в сторону заката солнца.

Но Иоанн Совершенный, как известно, придерживался другого мнения. Король португальский был убежден в том, что гораздо дешевле, надежней и выгодней проложить путь к Индии мимо берегов Мавритании, обогнув знойную Африку. Вероятно, тогда же наметилось будущее направление сушей — на Каир, Суэцкий перешеек, Красное море, с выходом к Индийскому океану. При этом учитывалась и необходимость поисков страны «попа Иоанна».

Живя в Лиссабоне, Колумб зарабатывал себе хлеб издательской работой, выпуская земные карты, мореходные пособия, книги о путешествиях [77] . Он также торговал книгами, хорошо знал книги о путешествиях Марко Поло и лже-Мандевиля.

Лиссабонские книгопродавцы, учитывая запросы мореходов и космографов, выписывали из Рима латинского Страбона (1471), ставили на свои полки Павла Орозия, записки баварского солдата Шильтбергера (1477), Птолемея, напечатанного в Риме (1478), труд Альберта Великого римского и падуанского тиснения (1478–1479).

Роскошно изданный Пьер д’Айи (1480) привлекал внимание самого Колумба. В том же 1480 году типографщики Милана и Лиона выпустили книгу о похождениях рыцаря Джона Мандевиля, а через год эти записки бургундского лжеца увидели свет в Аугсбурге. Четверокнижие Птолемея и сразу два Мандевиля — венецианский и страсбургский — вышли в свет в 1484 году.

Вот какие книги продавал Колумб ко времени приезда рыцаря Николая Поппеля в Лиссабон.

Легко представить — а воображение нередко помогает исследователю, если оно не расходится с точными сведениями, накопленными в его кладовой, — такую картину. Рыцарь Поппель, прислонив свое копье к книжному прилавку, перелистывает продолговатый томик, отыскивая в нем описания «Скифии» и гиперборейских стран. Он собирается в Москву.

Христофор Колумб знал один из чертежей мира, о котором мы уже говорили. На карте брата Мауро, полученной в Лиссабоне, благодаря заботам Стефано Тривиджано, уже был показан путь в Индию вокруг Африки. Это окрыляло сторонников восточного пути в Индию в годы, когда еще не был открыт мыс Доброй Надежды.

Колумб знал круглый образ мира фра Мауро с его «Тремя Индиями», «озером Катаем», Пермией, Сибирью и Русью времен Василия Темного. Этой подробности жизни Колумба, познакомившегося с Россией и Китаем по произведению монаха из обители Камальдоли, никто и никогда еще не отмечал.

О возможных русско-татарских источниках, полученных фра Мауро, мы уже сказали в своем месте, проследив эту тонкую шелковую нить, протянутую из Суздаля через «Полонины горы». Теперь владимиро-суздальская шелковинка легла на кровли лиссабонских дворцов. Ветер вечности подхватил ее и опустил, как паутину, в угол скромной книжной лавки, затерявшейся в стороне от мраморного чертога Иоанна Совершенного.

Вернемся к Николаю Поппелю, жадно внимающему вестям о Великой Пермии, принесенным из Усть-Вымского в Москву югро-сибирским посольством 1484 года.

Летописцы уже упоминают Сибирское царство, где кочует тюменский хан Ивак, убивший золотоордынского князя Ахмета. Под Тюменью бродит Муса, внук злочестивого Едигея. Ханы и мурзы тюменские и яицкие зависят от власти Москвы и снаряжают туда свои посольства наравне с вогуличами и юграми.

Рыцарь с длинным копьем разузнал все, что мог, о том, как Русь открыла заиндевевшие на югорском ветру ворота Сибири.

«Николай Поплев» поспешил в Германию к своему покровителю. Нищий Фридрих Третий не оставлял своей мечты о всемирном могуществе Габсбургов, совмещая эти свои заботы с астрологией и занятиями алхимией.

Мастер длинного копья доложил Фридриху об открытии страны вогуличей и югры. Разговор этот состоялся в Нюрнберге. С тех пор Фридрих не переставал расспрашивать Поппеля о Руси.

В самом конце 1488 года император-астролог подписал в Ульме грамоту к великому князю Московскому.

Вскоре рыцарь Поппель вновь появился в Москве. Здесь он получил известия о падении Казани и плене Алегама, ибо виделся с самим героем взятия Казани — Данилой Холмским.

Поппель очень неудачно сватал дочерей великого князя за саксонских принцев и маркграфов Баденского и Бранденбургского, предлагая женихов на выбор.

В Набережных сенях Кремля силезский рыцарь, умоляя о соблюдении тайны, от имени германского императора обещал пожаловать великого князя в короли. Но Поппель получил полный достоинства ответ, что Иван Третий такое «поставление» может принять только от одного бога. Николаю Поппелю ничего не оставалось, как взять свое копье и раскланяться. Он покатил по каким-то важнейшим делам Фридриха в Швецию и Данию, но вскоре снова дал знать о себе в Москве.

Соболь с золотыми когтями

В 1488 году московские гонцы были отправлены в Венецию, Рим и Милан для объявления вести о падении Казани и Великой Булгарии.

Семьдесят дней пробыли в пути Дмитрий и Мануил Ралевы (Палеологи), находившиеся на русской службе с 1484 года.

Они держали речь перед Венецианским сенатом и говорили больше всего о всевеликой казанской победе, исчисляя перемолотую русскими татарскую силу в сто десять тысяч всадников.

Прибыв в Рим, московское посольство присутствовало на папской мессе в Ватикане.

Когда же братья Ралевы представлялись Иннокентию Восьмому, он, подозвав одного из них к себе, предложил ему взойти на ступени трона [78] .

Братья-византийцы щедро одарили римлян соболями.

Юлий Помпоний Лэт, которому пошел восьмой десяток, с юношеским пылом стал ниспровергать Плиния и Птолемея, греческих космографов и легковерных поэтов, писавших о Севере и «Скифии».

Он спорил с тенью Валерия Флакка Сетина Бальба, римлянина, жившего в I веке нашей эры, так и не успевшего дописать большую поэму об аргонавтах.

Помпоний не соглашался с Флакком в вопросе о том, где рождается свирепый Борей. Воздух Севера спокоен, говорил Лэт, имея в виду полярную окраину Руси.

Он воевал с учением о пяти поясах земного шара. Учение это гласило, что на Крайнем Севере люди жить не могут. А югры, придвинувшиеся к самому берегу Ледовитого океана? — спрашивал Помпоний Лэт.

Он издевался над философами, утверждавшими, что Каспийское море пресно, как вода в Тибре, а звезды пьют воду Северного океана; изобличал поэтов в том, что они «выдумали небывалых гипербореев», тогда как на Севере жили, по мнению Лэта, пермяки и обитатели Заволочья.

В 1488 году у Помпония Лэта были под рукой живые справочники о юграх и вогуличах — братья Ралевы, нанимавшие в Италии ученых, строителей и рудознатцев для службы на Руси.

В то же самое время посол Василий Карамышев доставил королю венгерскому Матфею Корвину редкостный подарок. Это был большой черный соболь с когтями, выкованными из чистого золота и украшенными двадцатью отборными новгородскими жемчужинами.

В грамоте, которую Карамышев вез с собой в Будин и Вену, Иван Третий уже именовался великим князем Югорским и Пермским.

В Венгрии много говорили о Югории.

Король Матфей, считая северную югру племенем, родственным мадьярам, даже собирался отряжать послов в Московию — звать югру переселиться на венгерские земли.

Янош Туроц, составлявший тогда свою хронику, писал о лесной стране, раскинувшейся от северного моря до Суздалии. В ней водятся грифоны и ловчие кречеты. Он уже удостоверял, что обитатели «Скифской Венгрии» платят Москве богатую пушную дань.

С легкой руки Федора Курицына, впервые ездившего к Матфею Корвину, слово «кречет» перекочевало в мадьярский язык.


В 1489 году великий князь Московский решил раз навсегда покончить со своевольством обитателей Вятской земли.

Вятчане не давали спокойно жить Устюгу Великому, занимались грабежом на Каме и Волге и были полновластными хозяевами земель, раскинувшихся между Камой и Югом, Вяткой и Сысолой. Они разгуливали на своих легких лодках в Великой Перми и в Волжском Булгаре.

К Хлынову (Вятке) двинулись князь Данила Щеня и Григорий Морозов с огромным по тому времени войском в шестьдесят четыре тысячи человек. Тверяки, устюжане, двиняне, жители Ваги, каргополы, белозерцы, вологжане, вымичи, сысоличи и даже семьсот казанских татар шли пешком, ехали на конях и плыли в речных судах к Вятской земле.

Даниле Щене и Морозову нельзя было отказать в решительности. Осадив Хлынов, они окружили его плетнями со смолой и берестой.

Вятчане отворили ворота и выдали с головой зачинщиков неподчинения власти Москвы.

Заодно московские рати взяли на щит Арскую землю между Казанью и Хлыновом, где жили выходцы с далекого Енисея — идолопоклонники, имевшие своих шаманов. Арские князья были привезены в Москву, но затем отпущены после того, как согласились платить дань.

Так шло быстрое продвижение московских сил на северо-восток, к «Верхней Индии» римлянина Помпония Лэта.

Соболь с золотыми когтями бежал по Западной Европе вестником всех этих побед.

«Птица папагал» в Москве

В 1489 году Константин Аксентьев, Иван Халепа и Юрий Траханиот прибыли во Франкфурт-на-Майне, где происходил имперский сейм. Максимилиан, король римский, сын Фридриха, получил драгоценные меха из великокняжеской казны. Приветствуя русское посольство, король сходил на нижние ступени трона, сажал приезжих возле себя на скамье или разговаривал с ними стоя.

Надо было успевать овладевать сокровищами, таящимися в стране Золотой Бабы, в сибирском лукоморье. Русь уже искала руды дорогих металлов, которые при всем желании не мог получить Фридрих в своих ретортах.

Траханиот и Халепа нанимали в Германии мастера, умеющего «от земли разделити золото и серебро», и серебряника для ваяния и чеканки больших сосудов.

Тут вскоре и подал о себе весть рыцарь Николай Поппель, внимательно слушавший в Москве рассказы о новых землях. Он учинил неприличный, с точки зрения московитов, поступок.

Мастер длинного копья прислал своего слугу с письмом, составленным «не по пригожу», как великим князьям вообще не пишут, да еще частные лица.

Поппель просил подарить Фридриху… «одного гогулятина, которые едят сырое мясо», а если этого почему-либо нельзя сделать, то достать для императора нескольких живых молодых лосей.

Ни гогулятина — вогула, ни лосей для Фридриха ловить не стали, а письмо Поппеля вообще оставили без ответа. Вдумчивый посольский дьяк Федор Курицын, астролог и чернокнижник, увлекавшийся чтением «Шестокрыла», выпроводил Поппелева слугу к его господину. Так Фридриху и не удалось ничего узнать о стране, где живут гогуличи-сыроядцы.

К 1490 году относится примечательное событие. Оно свидетельствует, насколько Москва была приближена к воротам Индии. Из Герата, стоявшего на каменной груди Хорасана, прибыл посол потомка Тимура — султана Хуссейна-Мирзы.

Посла звали Урусом-богатырем. Он просил Ивана Третьего «о дружбе и любви» и союзе с богатым Гератом. Хуссейн-Мирза в то время пополнял свое собрание драгоценных рукописей, строил дворец Тахти-Сефер на горах, увенчивающих Герат — «Жемчужину мира» — в оправе из кипарисовых садов и зарослей шафрана.

Изразцовые плиты, вывезенные из Китая, украшали стены Герата. На гератские рынки пригоняли десятки тысяч коней; отсюда их вели в Индию. Дорогие руды и бирюза лежали в недрах Хорасана.

Подробности переговоров Уруса-богатыря с московским правительством до нас не дошли. Неизвестно, одаривали ли в Москве гератского посла соколами и кречетами.

Зато о кречетах известно другое. Лет через пять французский король Карл Восьмой, находясь в Туре, получил подарок из рук Андрея Палеолога, дважды до этого побывавшего в Москве.

Этот презираемый всеми несчастный потомок властителей Византии, обращенный в ислам константинопольским султаном, ездил по Европе с целью уступки своих прав на Царьград и Трапезунд. Тогда-то Палеолог и подарил югорского кречета Карлу, объяснив, как и где ловят этих дорогих птиц. Когда русское посольство шло ко двору Максимилиана, Костя Сокольник из Москвы неусыпно следил за клеткой с кречетом. Он сопровождал птицу до Колывапи (Ревеля). Еще один крылатый вестник Севера совершал путь в немецкие земли.

Тут произошел своеобразный обмен. Максимилиан отправил в Москву ответного посла Юрия Делатора (Георгия фон Турна), того самого, которому в Москве вскоре пожаловали золотую цепь и позолоченные шпоры. Делатор, представившись великой княгине, поднес ей попугая.

Трудно сказать, где именно взял заморскую птицу Максимилиан. Но стоит вспомнить, что незадолго до приезда Турна в Москву в Нюрнберг возвратился Мартин Бехайм. До этого он жил в Лиссабоне, плавал к Гвинейскому заливу, устью Конго и на Азорские острова. С его недавней деятельностью, скорее всего, и была связана история появления говорящей «птицы „папагала“» в покоях великой княгини Московской. Было это еще за три года до того, как Христофор Колумб привез в Западную Европу четыре десятка попугаев и других редких птиц.

«Земное яблоко»

Раз мы уже упоминали имя Мартина Бехайма, то надо рассказать и о знаменитом «земном яблоке», которое он изготовлял именно в те годы. Этот космограф и мореход, закованный в панцирь, писал о себе, что он совершил плавание вокруг одной трети мира.

О связях Западной Европы со странами Азии и Севером он знал по своей службе во Фландрии.

Мартин Бехайм смог еще застать русского выходца Михаилу Глинского при дворе Максимилиана. Московские же послы, шествовавшие в германские и италийские страны, не миновали Нюрнберга, стоявшего на их обычном пути. Рано или поздно московиты увидели глобус Бехайма.

«Земное яблоко» было сооружено в Нюрнберге летом 1492 года, когда Бехайм еще ничего не знал об открытиях Колумба. Дерево, а по другим сведениям, картон составляли основу нюрнбергского шара, оклеенного пергаментом. Размеры глобуса историки указывают по-разному: одни определяют его диаметр в один фут восемь дюймов, другие не скупятся на некоторую прибавку.

Мартин Бехайм не пожалел черных, красных и желтых чернил для описания морей, стран и островов, изображенных на его «земном яблоке».

Он обозначил Северный полярный круг, тропики и экватор, завершив свой глобус чертой Южного полярного круга. На «земном яблоке» были видны леса и горы, подступающие к Северному полярному морю. Западнее их простиралась «Лифляндия тартарская», а юго-восточнее находилась собственно Тартария с ее островерхими шатрами.

Шатры с распахнутыми входами стояли и на окраине Азии, где Бехайм обозначил царство Тангут, заключенное между Большими и Тартарскими горами, а южнее его — царство Тибет. Западнее и юго-западнее находились Кайтария и «Катай».

Тропик Рака перерезал «Катай» и «остров Чипангу». Последний находился на месте нынешней Мексики.

Там, где мы привыкли видеть Колорадо и Калифорнию, чуть ли не до границы Канады нюрнбергский космограф обозначил множество мелких островов, щедро рассыпав их по океану и к югу от Чипангу — до широты теперешнего Рио-де-Жанейро. Возле Чипангу на глобусе были написаны небылицы о сиренах и чудесных рыбах.

Бехайм сообщал и о великанах высотой в четыре человеческих роста, о владениях пресвитера Иоанна, выдвигал к экватору баснословный остров Св. Брандана, честно повторяя и даже умножая все ошибки своих ученых современников.

Но все же Бехайм правильно указал на своем глобусе путь из Западной Европы в Индию. В одной из надписей он рассказал, что жители Явы скупают пряности на ближних островах и везут их к Золотому Херсонесу (Малакка). Там дорогой товар попадает в руки арабских купцов и совершает путь в Аден, а затем в Каир.

Бехайм подарил свое «земное яблоко» родному городу, после чего отправился в Португалию. Оттуда он поехал в Нидерланды, но по дороге его перехватили англичане.

В Англии космограф пробыл недолго. Ему удалось бежать.

Двенадцать лет его жизни не вполне известны. Есть сведения, что он нанес на карту пролив между океанами, якобы открытый португальцами еще до Магеллана. Этот «пролив» на самом деле оказался устьем Ла-Платы [79] .

Император Максимилиан присвоил Бехайму звание величайшего путешественника. Создатель «земного яблока» умер в 1507 году. Его глобус бережно хранили граждане Нюрнберга, где вскоре после 1492 года побывали Юрий Траханиот, Михайло Кляпик Еропкин, Дмитрий Герасимов, Данила Мамырев, Дмитрий Ралев, Митрофан Карачаров. Они слышали о заморской говорящей птице, привезенной в Москву златоносным рыцарем Делатором из Нюрнберга.

Желание узнать, откуда попугай появился в Баварии, привело их к «земному яблоку», на пергаментной кожуре которого можно было прочесть надписи о зверях и птицах тропических стран.

В 1491 году два мастера из немцев или «фрязей», Виктор и Иван, с сыновьями боярскими Иваном Болтиным, Иваном Брюхом-Коробьиным и Андреем Петровым в сопровождении Мануила Ралева отправились на печорский Север для поисков дорогих руд.

Это было огромное по тем временам предприятие. Сто жителей Северной Двины, сто пермяков, вымичей, вычегжан и усоличей, шестьдесят устюжан и восемьдесят человек с берегов Пинеги были немалой силой.

Эти поиски были основаны на устных сведениях о богатствах северных недр. Месяца через четыре рудознатцы нашли серебро и медь на берегах Цильмы. Залежи были прослежены на пространстве в десять верст.

Донесение Филиппо Каллимаха

Между 1484 и 1492 годами папа Иннокентий Восьмой получил донесение о важном русском открытии на Севере.

Весть эта исходила от уже известного нам, неукротимого Филиппо Каллимаха, так и не вернувшегося в Рим из Польши. Он написал там «Жизнь Аттилы» и «Венгерскую историю», в которой частично отдал дань и географии Восточной Европы.

Каллимах не остался равнодушным к вестям о северных странах.

О письме Каллимаха папе мы знаем по выдержке из книги дубровницкого ученого Мавро Орбини, умершего около 1614 года. Книга его вышла впервые в 1601 году, а при Петре Великом была переведена на русский язык [80] .

Мавро Орбини работал в библиотеках герцогов Урбини, в хранилищах Дубровника.

Где и когда он отыскал записку Каллимаха — трудно решить, но установить это было бы очень полезно для дела.

Вот что писал Мавро Орбини, находясь у лазурной Адриатики:

«Россияне, плавающие по Северному морю, открыли около ста семи лет назад остров, дотоле неизвестный, обитаемый славянским народом и подверженный (по донесению Филиппо Каллимаха папе Иннокентию Восьмому) вечной стуже и морозу. Они назвали остров сей Филоподиа, он превосходит величиною остров Крит и показывается на картах под именем Новая Земля…» [81] .

Здесь достоверно все, кроме странного названия Филоподиа, которое остается на совести Мавро Орбини или самого Каллимаха.

Связано же это название, очевидно, со стремлением противопоставить северный остров антиподам, о которых в старое время так много говорили и писали.

Но знаменательно то, что старые друзья по Римской академии — Юлий Помпоний Лэт, видевший струи Танаиса, и Филиппо Каллимах, живший при польском дворе, — почти одновременно и в один голос заявили об огромном северном острове. Что это было — Новая Земля или древний Грумант?

О возможных источниках Лэта насчет Руси и Югры здесь уже говорилось. Филиппо Каллимах в свою очередь тоже мог пользоваться устными сообщениями: русские послы усиленно посещали Польшу.

Михайло Степанов Кляпик Еропкин, например, побывал там в 1488, 1489, 1490 годах. Посольства к королю польскому возглавляли Ф. И. Палецкий (1488), Андрей Карамышев, Г. А. Путятин (1489), М. Зворыкин (1490), И. Н. Беклемишев-Берсень (1492) [82] .

Почти все они в числе главных дел, порученных им, вели хлопоты по освобождению московских, новгородских, тверских и других гостей, шедших из Каффы и задержанных Литвой и поляками у Таванского перевоза на Днепре. Русские купцы, продавшие северные меха в Каффе, безвинно томились в литовских и польских темницах, как преступники, в оковах. Русских пленных в Польше даже продавали неведомо куда.

Москва так не поступала. Когда ордынцы стали возвращать польских и литовских пленных, дьяк Федор Курицын сообщил польскому послу, что эти давние невольники отпускаются в свое отечество.

Дракон Золотой Орды издыхал. Он медленно влачил свое тело по диким просторам, боясь попадаться на глаза русским ратям и конникам хана Крымского. Но вместе с ордынцами скитались и их рабы, уроженцы Кракова и Трок, Варшавы и Вильны. По возвращении на родину они давали показания о своих странствиях по «Скифии».

Русские пленники в Литве и Польше, знавшие о том, где добываются меха, проданные ими в Каффе, московские послы, выручавшие торговых гостей из неволи, не укрылись от настойчивой любознательности Филиппо Каллимаха. Он мог проведать у них об открытии северного острова и об обретении руд на Цильме.

В Германии и Австрии быстро узнали и об этой удаче московитов.

Немчин Михаил Снупс

В Любек прибыл незнакомец, спешивший в Москву. Он предъявил грамоту от Максимилиана и от его дяди Сигизмунда, эрцгерцога Австрийского.

Немецкое письмо было переведено для московских послов книжным печатником Бартоломеем Любчанином, поступившим на русскую службу. Из этого послания узнали, что приезжего немчина зовут Михаилом Снупсом. Едет он в Московию единственно для того, чтобы «земли видети и чюдных речей смотрети, которые тамо есть и могут быти, о которых нам часто всказывают» [83] .

Снупс пошел из Любека на Колывань (Ревель), Псков, Новгород и Тверь и вскоре достиг Москвы. Там он прожил несколько месяцев. Вначале хорошо принятый великим князем и посольскими дьяками, немец стал просить, чтобы его обучали русскому языку и позволили разъезжать по Руси с целью ознакомления с жизнью и бытом московитов.

Кое что Снупс, конечно, успел разузнать от некоторых иноземцев, живших уже третий год в Москве, и в первую очередь от римского серебряника Христофора, пушечного мастера Якова, Альберта из Любека и капеллана Ивана Спасителя. Они-то знали, что у Тиманских гор уже пылают печи, в которых плавится руда печорских недр.

Михаил Снупс, довольный хорошим приемом, собрался ехать в самые дальние земли Московии, лежащие «под встоком на великой реце Оби». Но такое желание немчина вызвало у московского правительства решение вернуть незваного гостя обратно в Инсбрук.

В ответном письме Максимилиану и эрцгерцогу Сигизмунду было очень вежливо сообщено, что Снупс на Обь не был отпущен «за великое расстояние далечего пути». Как, мол, можно это сделать в то время, когда бывалые русские люди, собирающие дань на Оби, и те с огромными трудами достигают дальних земель!

Кое-что здесь можно было прочесть между строк. Так великий князь заявлял свои права, именуя себя в бумагах «государем всея Руси и многих иных земель от севера до востока».

Михаил Снупс почему-то решил избрать обратный путь из Москвы в Тироль через Литву и Польшу или Турцию, но ему в этом было отказано.

В январе 1493 года незадачливый исследователь Оби выехал из Москвы в Тверь на казенных подводах в сопровождении пристава Сеньки Зезевидова. До самой ливонской границы Снупсу на русских ямах давали по курице да по два калача в день, не считая говядины и свинины.

В Новгороде Великом посол Максимилиана еще имел возможность видеться с ганзейскими немцами, посетить их гостиные дворы и «божницу».

Торговцы из немецких городов сидели в своих лавках у бочек с медом, соляных кулей и полок, заваленных фландрскими сукнами. Через два года великий князь ударил по ганзейской торговле в Новгороде, да так, что Ганза долго не могла опомниться.

Ганзейцы, сидя в подворьях у Волхова, пересчитывали соболей и моржовые зубы, которые они должны были отправить по весне во Фландрию, а Снупс расспрашивал у них о том, чего еще не успел узнать в Москве, — насчет «земель под встоком».

Зачем же Михаил Снупс так стремился на берега Оби? Почему великий князь не пустил туда посланца Максимилиана и Сигизмунда?

«Вероятно, что Иоанн опасался сего немца как лазутчика и не хотел, чтобы он видел наши северо-восточные земли, где открылся новый источник богатств для России», — писал Н. М. Карамзин [84] .

Сигизмунд, эрцгерцог Австрийский, живший в Инсбруке, у отвесных стен Северо-Тирольских Альп, упорнее своих предшественников занимался поисками и разработкой серебряных руд и меди в Тироле. Надо полагать, тирольские рудники быстро истощались.

В 1490 году, перед поездкой Михаила Снупса в Московию, Сигизмунд решил передать область Тироля своему племяннику Максимилиану. Король Римский стал преобразовывать и увеличивать новое владение, не оставляя без внимания и рудокопное дело. Для войны с Францией и усмирения непокорных подданных Максимилиану были нужны и серебро и медь.

В то время серебряные руды были открыты также в Скандинавии. Вероятно, этим можно объяснить то обстоятельство, что мастер большого копья Николай Поппель, посетив Русь, отправился в Данию и Швецию. Туда же поспешил и Делатор-златопосец, звеневший русскими шпорами при дворах северных правителей.

Мы не можем проститься с Михаилом Снупсом, не вспомнив еще одного обстоятельства. В наше время советский исследователь М. П. Алексеев пытался разыскать старинные иноземные бумаги об этом госте Московии.

«Проф. Otto Stolz, директор Исторического архива в Инсбруке и лучший в настоящее время знаток тирольской истории, по моей просьбе, любезно произвел тщательные поиски в этом архиве, но каких-либо следов имени Снупса в нем не нашлось», — пишет М. П. Алексеев [85] .

Снупс затерялся в истории своей страны, зато о его незадачливом походе на Обь довольно подробно рассказывают московские «Дела цесарские».

Русские послы в Милане

Красный кречет, которого привезли Максимилиану Кляпик Еропкин и Траханиот, уже кружился в небе Верхнего Эльзаса. Московские послы, кочуя по Западной Европе, отыскали Максимилиана на «рубеже высокие Бергонии, в граде Колбергу».

Кречет был лишним поводом к тому, чтобы вспомнить о судьбе предприятия Максимилиана, ждавшего вестей о Снупсе, посланном королем Римским в страну Золотой Бабы.

Пробыв у Максимилиана в Кольмаре более двух месяцев, Кляпик и Траханиот услышали при его дворе разговоры об открытии неведомых стран, лежащих, как думали тогда, «близ Индии».

В 1493 году письмо Христофора Колумба, переведенное в мае 1492 года, было уже напечатано и в достаточной мере распространено и «в немцах» и «во фрязях».

Рассказывают, что юный душой Юлий Помпоний Лэт, узнав о великом событии, с трудом сдержал восторженные слезы.

В октябре 1493 года друг Лэта Петр Мартир, живший в Барселоне, сообщал в своем письме:

«…Некто Колон дошел до западных антиподов, до самого индейского берега, как он полагает. Он открыл много островов: это, как думают, те же самые, о которых упоминается у космографов, как о принадлежащих к Индии за восточным океаном» [86] .

Вести о каравеллах, достигших Индийского берега, слышали Данила Мамырев и Михаил Докса, находившиеся в Италии осенью 1493 года.

Данила Мамырев — однофамилец, если не родственник кремлевского дьяка Василия Мамырева, оказавшего неоценимую услугу нашему отечеству.

Василий Мамырев был одним из первых читателей записок Афанасия Никитина. Неизвестные торговые гости когда-то привезли к нему в Москву записки тверского странствователя.

Где купцы достали их? У Таванского перевоза, в Черкассах, Киеве, Каневе, Чернигове или Брянске — на опасном пути из Каффы в Смоленск?

Из рук Василия Мамырева рукопись Афанасия Никитина перешла к неизвестному составителю «Львовской летописи». Из предисловия летописца видно, что в 1475 году он нашел «написание Офонаса тверитина купца, что был в Ындее 4 годы». Древний историк стал наводить справки о сроках путешествия Афанасия и о его судьбе.

Василий Мамырев в то время был жив. В 1475 году ему было сорок два года. Важную должность великокняжеского дьяка он занимал уже свыше трех лет, был свидетелем похождений Тревизана, приезда других иноземцев в Москву, собиравших данные о Северо-Востоке.

При Мамыреве состоялись походы на Казань, в Югорскую, Печорскую, Двинскую земли, произошел разгром русскими ордынского Сарая и другие события, о которых уже знает читатель.

Мне удалось проследить жизнь Василия Мамырева [87] .

В числе прочих дел он занимался даже градостроительством: в 1486 году им был «срублен град Володимер». В связи с этим невольно приходит мысль о том, что Мамырев знал и Аристотеля Фиораванти (Фрязина), столь прилежно изучавшего прекрасные здания Владимира-на-Клязьме и посылавшего ловчих птиц в Милан.

Василий Мамырев имел какие-то заслуги перед русскими северо-восточными землями, ибо самая подробная заметка о его смерти была помещена в Вологодско-Пермской летописи [88] .

В год своей смерти (1490 или 1491) Василий Мамырев постригся в монахи у Троицы-Сергия и принял имя Варсонофия. Инок Варсонофий не унес с собой в могилу тайну записок Афанасия Никитина.

Чем объяснить такое совпадение? Великий историк Николай Карамзин именно в библиотеке Троице-Сергиевского монастыря разыскал эту жемчужину, таившуюся, как в створках, в листах старинного сборника, названного И. М. Карамзиным «Троицкой летописью».

Троицкий список «Хожения за три моря» считается самым древним. Он выполнен в XVI веке.

Не завещал ли инок Варсонофий монастырю свой личный, наиболее старый и близкий к подлиннику список «тетратей», не разысканный до сих пор так же, как и своеручные записи Афанасия Никитина и его проезжие грамоты?

В «Троицкую летопись» и мог быть включен мамыревский список «Хожения».

Через два года после того, как тело черноризца Варсонофия было предано земле в стенах Троицы-Сергия, Данила Мамырев спешил в город Медиолан (Милан).

Герцог Миланский Лодовико Сфорца сам посетил русских послов и получил от них белого сокола, семьдесят соболей, дорогую саблю, лук с колчаном и стрелами и очень похожий на слоновую кость «рыбий зуб».

О московитах в Милане в 1493 году повествовали бумаги старой флорентийской ратуши, среди которых лежало донесение посла республики Флоренции при дворе Сфорца [89] .

В честь людей из Москвы была устроена охота. Кречеты взмывали над долинами Тичино наперерез лучам альпийского солнца. Герцог Сфорца с трудом напрягал «скифский» лук со стрелами, украшенными перьями степных орлов.

Послы Московии держались с большим достоинством. Их пригласили на торжество по поводу брака Бианки Сфорца с Максимилианом Первым, в том же году увенчавшим себя императорской короной.

Но Данила Мамырев и Догса покинули праздник, когда узнали, что им отводят место вслед за послами цесаря и королей Испании и Франции.

Все это происходило поздней осенью, а еще в середине года испанский посланник при дворе папы Александра Шестого Бернардин де Карвахаль выступил с речью об открытии новых земель, «лежащих близ Индии». Мог ли Данила Мамырев оставить без внимания оживленные разговоры о чудесах далекой страны!

Из Милана Данила Мамырев поехал в Венецию, где еще был в живых старый Джосафат Барбаро, хранивший воспоминания о Волге и Москве.

Послы присутствовали на заседании Венецианского сената.

По возвращении в Москву Данила Мамырев продолжал заниматься государственными делами. Вскоре он вместе с дьяком Василием Жуком учинил расправу над ганзейскими купцами в Новгороде Великом.

Лев, терзающий змею, был изображен в те годы на печати Ивана Третьего. Данила Мамырев наложил эту грозную печать на товары новгородских немцев. Предметы торговли были оценены в миллион гульденов!

Семьдесят три германских города молили Москву об освобождении ганзейцев.

Недавний посол в Милан и Венецию был одним из хранителей сокровищ великого князя. Д. Мамырев стерег ларцы, запечатанные знаками Льва и Змеи.

В московскую казну впадал серебряный поток из новых рудников Пермской земли.

Исследователи еще не занимались изучением истории жизни Василия и Данилы Мамыревых. Заняться же этим стоит хотя бы ради того, чтобы распутать клубок из нитей индийского жемчуга и светлого северного серебра.

Оба Мамыревы были современниками Афанасия Никитина и Христофора Колумба, больше других знали об этих открывателях и рассказывали о них на Руси.

Московиты в Дании

Много поучительного можно извлечь из истории московского посольства в Данию в 1493–1494 годах.

В Москву явился датский представитель по имени Иван, капеллан короля Иоанна Второго. Он предложил русским договор «о любви и братстве», намекнув на военный союз против Швеции и желательность прекращения деловых отношений с ганзейскими городами.

Надо сказать, что за год до этого Кляпик Еропкин и Траханиот, проезжавшие через Данию, доносили, что «Дацкой король» уже воюет с Любеком и напускает на Ганзу корсаров. Любчане в свою очередь тогда снарядили и послали в море вооруженные корабли.

Посол Иван был отпущен с честью «в свою землю» в сопровождении Дмитрия Зайцева и Дмитрия Грека Ралева — одного из Палеологов, ездивших в Рим с объявлением вести о казанской победе.

Пребывание московских послов при дворе Иоанна Датского наводит на размышления: какие сведения они могли раздобыть там в то время, когда к берегам Дании особенно часто стали приходить корабли из Бристоля? Бристольские мореходы добивались от Дании прав на торговлю с Исландией, которые они вскоре и получили.

От бристольских корабельщиков датские ученые, купцы и мореходы узнавали новости об открытиях англичан на севере Атлантики.

Еще в 1480 году самый бывалый и искусный мореплаватель Британии, по имени Лойд, покинул пристань Бристоля с тем, чтобы отыскать загадочный остров Бразиль, лежавший, как уверяли, к западу от Ирландии. Но оба корабля попали в бурю, и их пригнало обратно к берегам Альбиона. Вероятно, это и были те самые корабли, в отправлении которых принимал такое живое участие Джон Джей, купец и шериф Бристоля.

Затем бристольцы начали искать Антилию. Ей полагалось находиться на широте Лиссабона, на пути к славному острову Зипангу. В существование Антилии верили Тосканелли, Бехайм, Андреа Бианко и другие космографы.

Некоторые смешивали Антилию с не менее сказочной островной страной Семи Городов, где будто бы жили потомки христиан, еще в VIII столетии бежавших в синие океанские просторы от мечей мавров.

В XV веке находились мореходы, уверявшие, что они своими глазами видели дикую окраину Тартарии, возникающую из водной пустыни к норд-весту от Ирландии. Это страна великого хана.

Вот где бы сбывать без посредников английское сукно, а из Китая, Индии и Тартарии вывозить пряности, дорогие сплавы, шелк и самоцветы!

После того как Христофор Колумб открыл «Индийский берег» и весть об этом достигла Англии, — бристольцы снова стали пробовать силы в поисках морского пути в Китай. Они надеялись подняться в высокие широты, чтобы, плывя оттуда более коротким путем на запад, коснуться восточной окраины Азии. Там «Канбалык», «Катай», Великая Тартария!

Антилия и Бразиль были отставлены. Плясать приходилось от скандинавской печки. У этого очага бристольцы грелись уже со времен Яна из Кольно и северного похода Колумба, если великий открыватель действительно в 1477 году плавал в водах Исландии. Во всяком случае, Колумб однажды обмолвился о бристольских купцах на северном острове. Он упомянул и об окраине Тартарии за Ирландией.

Бесспорно, что посещения Дании и Исландии наталкивали бристольцев на какие-то новые мысли о поисках дальних стран. Скандинавы хранили в своей памяти древние сказания о Винланде. Семнадцать же лет не такой срок, чтобы можно было забыть поход Яна Кольненского, распахнувшего северную дверь в Индию.

В 1493 году Джон Кабот со своими сыновьями жил в Бристоле в предместье с выразительным названием «Катай». Этот Китай-город на берегах Эвона населяли выходцы из Генуи и Венеции, помнившие торговлю с Китаем через Каффу и Тану. Они-то уж знали, что потребуется стране великого хана: цветное «лундское» сукно, добротное оружие, изделия из металла, зеркала и многое другое.

Дмитрий Зайцев и Дмитрий Ралев, находясь в Копенгагене и обсуждая права Руси и Дании на Севере, не обошли молчанием успехи русских людей на Ледовитом море.

Иноземные космографы стали уже догадываться о том, что корабли могут проплыть от Скандинавии до устьев Северной Двины, Мезени, Печоры и Оби, что у окраины Московии находится большой полярный остров. Эти истины дошли до сознания бристольских купцов, ловцов и скупщиков трески, посещавших датские морские владения.

Но Джон Кабот тогда еще не был захвачен мыслью о северо-восточном пути. Он по-прежнему устремлял свои взоры на запад.

Некоторые историки берут под сомнение этот срок, другие же соглашаются с тем, что 24 июня 1494 года, в пять часов утра, Джон Кабот впервые увидел на западе таинственную землю — Terra de prima Vista [90] , как предполагают — Лабрадор или Кап-Бретон.

Тщетно Кабот и его спутники искали приметы Китая в облике этой суровой страны. Им пришлось вернуться в Бристоль, в стены Китайского предместья, чтобы начать подготовку к новому плаванию.

В 1910 году В. Н. Семенкович обратил внимание на весьма забавную подробность. Каботова Terra de prima Vista, судя по ее описанию, была очень похожа на нашу Новую Землю [91] .

В. Н. Семенкович, конечно, знал, что Джон Кабот плыл не на северо-восток, а на запад. Тем не менее русский историк первым заметил такую странность и сказал, что плавание Кабота «недалеко ушло от саг и легенд».

Если Семенкович прав в своих выводах, удивительное перемещение Новой Земли на запад по воле Джона Кабота представляется совершенно необъяснимым.

Но оба Кабота знали о существовании Новой Земли. После похода 1491 года Себастьян Кабот составил полярную карту. В надписи на ней были показаны Новая Земля и Обь!

Чертеж этот украсил стены Дворца Дожей в Венеции. Он был помещен на видном месте, над дверью главного входа [92] .

Соображаясь со временем и обстоятельствами, можно думать, что весть об Оби и Новой Земле вышла в 1493 году из Москвы, через Колывань достигла Копенгагена, а оттуда была привезена в Бристоль к бравому шерифу Джону Джею и Джону Каботу с его тремя сыновьями.

Помпоний Лэт, Филиппо Каллимах и Себастьян Кабот на протяжении каких-нибудь пятнадцати лет будоражили мир от Рима до Бристоля дружными сообщениями о северном острове, открытом русскими.

Что же касается Дмитрия Зайцева и Дмитрия Грека Ралева, то они на деле доказали возможность морского путешествия из Стокгольма в устье Северной Двины. Но произошло это не в 1494 году, как указывает Н. Н. Зубов, а несколько позже [93] .

Действительно, послы пришли на Русь из Дании в 1494 году, но тем же путем, каким они и отправлялись в Копенгаген, — через Колывань (Ревель).

Это происходило еще до открытого столкновения Москвы с колыванскими немцами, повлекшего за собой разгром ганзейской торговли в Новгороде в 1495 году.

А когда произошел этот разрыв с Колыванью и Ганзой, то встал вопрос: как отправить в Данию посла короля Иоанна, прибывшего в Московию с Дмитрием Зайцевым? В Литву поскакал гонец Семен Ступишин с поручением — узнать, можно ли пройти на бусах или кораблях в Копенгаген от Жмудского поморья [94] .

Датского представителя сопровождали русские послы. Архангелогородский летописец свидетельствует под 1497 годом, что они вернулись «на Двину около Свейского королевства, и около Мурмонского носу морем Акияном, мимо Соловецкий монастырь, на Двину».

Забегая вперед, скажем, что в 1500 году из Дании к нам снова пришел «каплан именем Иван», то есть тот же посол, что и в 1493 году. Весной Иван был отпущен к своему королю с ответным посольством, во главе которого были Юрий Старый Траханиот и Василий Третьяк Далматов, будущий покоритель Пскова.

Пробыв в Копенгагене до лета 1501 года, русские, взяв с собой датского посла Давыда Коккера, поплыли на кораблях к устью Северной Двины и благополучно обогнули Скандинавию и Кольский полуостров. При этом любопытно, что Третьяк и Траханиот «с собою привели Якова разбойника Немчина». Кто это был — выяснить не удалось. Возможно, ганзейский корсар, взятый вместе с кораблем.

Ганза и Ливонский орден мстили за уничтожение немецкой торговли в Новгороде. Балтийские купцы, отложив в сторону аршины, брались за мечи, готовясь напасть на русские порубежные земли.

Московские послы не раз возили датских дипломатов «морем Акияном» от Северной Двины до Гафнии (Копенгагена) и обратно к Белому морю.

Это не могло укрыться от внимания представителей европейских дворов и неизбежно привлекло внимание купцов, космографов и мореходов к Северному морскому пути.

Обмену сведениями между Москвой и Копенгагеном в те годы помогло довольно длительное пребывание Григория Истомы при дворе короля датского, где Григорий успешно изучал латынь.

Это было, очевидно, задолго до знаменитого плавания Истомы из двинского устья в Тронхейм.

В Скандинавии трижды побывал Дмитрий Герасимов. Толмач Власий тоже был вхож в копенгагенский дворец.

Впоследствии послы не раз рассказывали не только о Дании, Норвегии и Швеции, но и о Гренландии и Исландии. Это они проложили путь из Москвы на Ростов Великий, Кострому, Северную Двину, Великий Устюг, Холмогоры, Белое море, Мурманский нос к Гафнии, как русские на латинский лад называли Копенгаген.

Вокруг Мурманского носа

Лучшее представление о подвигах русских дает плавание Григория Истомы, совершенное в 1496 году, одновременно с морским походом русских ратей в Каянскую землю по тому же пути.

Григорий Истома, вероятно, шел по пенистому следу этого большого флота. Так или иначе, побывав в Холмогорах и у монастыря святого Николая, Истома на четырех вновь построенных ло́дьях двинулся к Белому морю.

Вначале он шел под Зимним берегом. По правую руку тянулись унылые серые пески. Лишь на завороте берега возникли глинистые Зимние горы. Здесь Истома повернул влево и стал пересекать горло Белого моря. Теперь он плыл под Терским берегом, направляясь к знаменитой Воронке, этому кладбищу кораблей.

В старину поморы, даже самые бывалые, не отваживались огибать Святой нос. Говорили, что суло́й у этого мыса кишит морскими червями, протачивающими корабельные днища. Мыс старались обходить сторонней губой, волоком, и путь на запад морем продолжать уже по ту сторону Святого носа.

Истома смело миновал беломорские ворота и поравнялся со Святым носом. Здесь лодьи попали в водоворот и едва не были поглощены пучиной.

Так встретило Истому необозримое Студеное море. Лодьи шли к древней Коле и Рыбачьему полуострову.

Вот тут действительно Истома решил сократить путь морем и найти для этого удобный волок. Лодьи заскользили по глади Мотовской губы. В ее водах отражались крутые гранитные берега. От одного из малых заливов начинался волок в Варангер-фиорд, куда и перетащился Григорий Истома [95] .

Датское королевство сторожили пушки крепости Вардегус, стоявшей на маленьком острове неподалеку от входа в огромный незамерзающий залив.

Впереди уже возвышались черные стены Мурманского носа, полярного сторожа Западной Европы. Григорий Истома обогнул Нордкап.

Вскоре ветер Атлантики наполнил паруса двинских лодей.

Над Альстенскими островами светились снежные вершины — горы Трех сестер.

Поморские кормщики ввели лодьи в длинный фиорд. В глубине его, на полуострове, стоял город Дронт, как называли русские Тронхейм, основанный в 1016 году Олафом Святым, былым гостем Руси. Здесь находилась и гробница Олафа.

Когда-то Тронхейм ведал делами Гренландии, Исландии и острова Мэна. Отсюда Гаральд, супруг Елизаветы Ярославны, уходил в поход для поисков северных пределов океана.

Так закончилась часть путешествия Истомы, приплывшего из Холмогор в Дронт.

В Тронхейме русские наняли быстроногих оленей. Перегрузив поклажу на нарты, Истома помчался к Бергену — через медные горы и темные леса, где бродили дикие олени.

За девяносто девять лет до посещения Истомой этого города Берген был местом пребывания норвежских королей. Кальмарская уния, а потом и Бергенский договор 1450 года отдали Берген, как и всю Норвегию, во власть Дании.

Немецкая Ганза владычествовала в Бергене с 1340 года. Она занимала несколько улиц города, по существу — целое предместье, лежавшее к востоку от гавани.

Григорий Истома не миновал немецких торговых рядов, где видел заезжих исландцев и людей с Оркнейских островов, делавших закупки у ганзейцев.

Из Бергена московское посольство выехало на конях, а затем пересело на корабль, отправлявшийся в Копенгаген из одной гавани Южной Норвегии.

Гость датской столицы читал там книги местных ученых, написанные латынью, как было принято в то время.

В Копенгагене уже был университет, и датский ученый мир едва ли оставил без внимания такое событие, как приезд русских людей, приплывших из-за Нордкапа.

К тому же у Григория Истомы в Гафнии были старые знакомые в среде латинистов и грамматиков.

Вне всякого сомнения, Истома слышал в Дании рассказы об исследованиях на севере Атлантики. Его путешествие по времени совпадало с лабрадорским походом Кабота. Если эти пути объединить с морской дорогой из Бристоля в Скандинавию и изобразить одной чертой, она протянется от берега Северной Америки до голубых рукавов привольной Северной Двины.

Григорий Истома был обделен славой по сравнению с Каботом или Ченслером, «открывшим» впоследствии Мурманский нос — Нордкап.

Истома из своего замечательного плавания вывез ценные данные, касающиеся природы многолетнего льда в океане, морских течений, особенностей быта лопарей. Он высчитал продолжительность летнего дня для Дронта и Бергена.

Если принять на веру слова Герберштейна, которому потом Истома рассказывал о своих приключениях, то русские послы вернулись из Дании через Любек и Колывань.

Куда же в таком случае девались четыре новых русских лодьи, оставленные в Дронте?

Возможно, ими воспользовалось другое русское посольство, плывшее из Дании «около Мурмонского носу» в 1497 году, как повествует о том «Архангелогородский летописец».

Первыми покорителями Студеного моря были братья Иван и Петр Ушатые. Их корабли не остановил ни сулой, кипящий у Святого носа, ни противные ветры у Семи островов. Весной 1496 года они обошли Мурманский нос и высадили войска на берегах каменных фиордов, устремленных южными концами в сторону Ботнического залива.

Так у шведов была взята обширная область, лежащая между Торнео и Ледовитым океаном.

Григорий Истома в своих утверждениях шел дальше и уверял, что сборщики дани великого князя Московского достигали самого Дронта.

В самом конце XV века Москва беспрестанно поддерживала связи с датским двором, о чем красноречиво свидетельствуют приведенные примеры. В городах Скандинавии русские люди могли столкнуться лицом к лицу с корабельщиками из Бристоля.

Между тем в Италию, Испанию и другие страны летели донесения о первых открытиях Джона Кабота. В Венеции о них узнали еще осенью 1497 года. Ходили слухи, что Джон Кабот, недавний бедняк, вырядился в самые дорогие шелка и англичане всячески ублажают его, ибо Кабот открыл для них дорогу в страны Востока.

Так гласили сообщения, поступившие в семью венецианца Паскуалиго, дипломата, находящегося в Португалии.

По Лестнице Великанов

Читатель помнит, что Иван Третий не только не скрывал от Западной Европы взятия Казани, Булгарии, похода к Иртышу и Оби, но, наоборот, распространял известия об этом всюду, где только мог.

Надо думать, что наш старый знакомый Дмитрий Ралев (Палеолог), прибывший в 1499 году в Рим вместе с Митрофаном Карачаровым, не имел нужды скрывать известий о многократных плаваниях вокруг Мурманского носа, о грозном походе в Каянскую землю и других подвигах русских людей на Студеном море.

Карачаров видел Александра Шестого, гнусного и развратного убийцу в папской тиаре, разделившего Новый Свет между португальцами и кастильцами и тем оставившего свой след в истории великих открытий. Папа Александр Шестой знал о начинаниях Кабота, ибо Испания уже начала оспаривать у Англии право на обладание новыми землями.

Карачаров и Ралев побывали в Венеции, где в то время находился Леонардо да Винчи, погруженный в мысли о Танаисе, «Скифии» и странах за Каспием.

Московским послам оказывали «честь и жалованье». Их верительные грамоты были бережно положены на полки венецианского архива. Пребывание московитов в Венеции описал историк Марино Сануто.

Они с большим достоинством поднимались по ступеням Лестницы Великанов во Дворец Дожей. Узнав, что на одном из больших торжеств первые места рассчитывают запять послы Людовика Двенадцатого, русские отказались от участия в празднике.

Карачаров и Ралев видели вереницу кастильских кораблей, приплывших для помощи венецианцам в их войне с турками. Офицеры испанского флота уже знали о третьем походе Колумба.

Русское посольство нанимало в Италии пушечных мастеров, серебряников и зодчих. Вряд ли Карачаров и Ралев миновали Морской арсенал в Венеции, где отливали корабельные пушки и тысячи мастеровых трудились у дышащих огнем горнов.

На долю Митрофана Карачарова и Дмитрия Палеолога выпало провести на чужбине около пяти лет. Военные обстоятельства задержали их возвращение на родину.

Кремлевские башни они увидели вновь только в 1504 году. Пять лет — достаточный срок, чтобы вобрать в себя все то, чем жила Западная Европа за это время.

В это пятилетие Гашпар Кортириал (Гаспар Кортереаль) успел открыть неведомую землю на северо-западе и вслед за этим сам исчез.

Пьетро Паскуалиго, венецианский посол, сообщал из Лисабона, что мореходы Кортириала привезли с собой обитателей новой страны — похожих на цыган кротких и боязливых людей с раскрашенными лицами. Их нагота была едва прикрыта шкурами зверей.

Они жили в стране лососевых рек и корабельных лесов. На берегах одной из этих рек люди Кортириала нашли обломок шпаги с итальянской позолотой и серебряные серьги из Венеции. Значит, вновь открытая земля — восточная окраина Азии. Так заключал Паскуалиго, явно намекая на права Венеции за океаном.

Пьетро Паскуалиго полагал, что обитатели вновь открытой земли будут «неутомимыми работниками и превосходными рабами».

Письмо об открытиях Кортириала дипломат Паскуалиго прислал своим братьям в Венецию. Оно попало в руки Марино Сануто, трудолюбивого историка, знавшего Карачарова, Ралева и Дмитрия Герасимова.

Сануто вел запись событий, начатую им в 1496 году. И если под 1500 годом Сануто рассказывал о соболях и моржовой кости, привезенных русским посольством в Венецию, то через год он включил в свою летопись повествование Пьетро Паскуалиго о новых открытиях Гашпара Кортириала.

О них писал также и некий Альберто Кантино, уполномоченный герцога Феррары, живший в Лиссабоне. Кантино сообщал: он своими ушами слышал, что рассказывал португальскому королю капитан одной из кортириаловских каравелл в октябре 1501 года.

Во вновь найденной стране водятся большие олени с длинной шерстью и соболи. Там летают стаями, как воробьи (так и писал Кантино), прекрасные соколы. На берегах широких рек растут могучие сосны, стволы которых выше и толще мачт самых больших кораблей мира.

О лосях, соболях и соколах в Италии знали преимущественно по рассказам русских людей. Вполне естественно, что письмо Альберто Кантино и присланная им отлично раскрашенная карта плаваний Кортириала дали повод для всяких сравнений и догадок относительно новой соболиной страны.

Герцогом Феррары в то время был Альфонс д’Эсте, муж преступной Лукреции Борджиа, дочери папы Александра Шестого.

При феррарском дворе жил Пьетро Бембо, один пз ученейших мужей Италии. Мы еще встретимся с ним на страницах этой книги, а пока заметим, что письмо Кантино к герцогу Феррары не миновало рук Бембо. Он стал еще ревностнее собирать устные и письменные известия о диких людях, одетых в шкуры и когда-либо занесенных морскими течениями к берегам Европы.

Поскольку найденные Каботом и Кортириалом земли и побережья в Западном полушарии все еще принимали за восточную окраину Азии, то ученые Италии, как это уже не раз бывало, неизбежно обращались за всякими справками прежде всего к приезжим «скифам».

Америго Веспуччи, Ла-Коза, Васко да Гама, Кабрал — эти имена звучали тогда в городах италийских стран.

В 1502 году по Венеции расхаживал Иосиф Индеец, армянин из Кананора, приплывший недавно на кораблях Эскадры Кабрала из Индии в Лисабон. Он дал сведения об отношениях между Индией и Китаем.

Венеция уже года три не могла прийти в себя. Она была объята страхом за свою судьбу с тех пор, как узнала, что рынки Лиссабона завалены пряностями, доставленными португальцами морем из Индии.

Итальянские ученые и бывалые люди обращали свои взоры в сторону Каира. Если бы был прорыт путь через Суэцкий перешеек, средиземноморская торговля была бы спасена.

Не в те ли именно годы Леонардо да Винчи пустился в путешествие по Востоку?

Точное время этих скитаний не установлено. Некоторые исследователи указывают на 1500–1501 годы. Но в бумагах великого сына Италии были найдены карта Суэцкого перешейка и рисунки, изображающие людей Востока, верблюдов, а также описание Армении и чертежи Тавра и Антитавра. Полагают, что Леонардо какое-то время служил у мамелюкского султана в Египте. Там он имел возможность слышать рассказы о закаспийских областях, к которым одно время было приковано внимание этого исполина, мечтавшего о плавном течении Дона и видевшего Евфрат, прорывающий теснины Тавра. Обе реки были дорогами для вывоза сокровищ Индии.

Да Винчи изобразил способы лова жемчужин и алых кораллов Индийского океана, и никто до сих пор не установил источника, откуда Леонардо да Винчи почерпнул эти знания [96] .

Христофор Колумб, с которым переписывался да Винчи, в свое время предлагал открыть путь в Индию сушей. Он мечтал о дороге, которая начнется у Александрии и протянется к Мекке, пересечет Счастливую Аравию, выйдет к Персидскому заливу, откуда стоит только переправиться на Малабарский берег, чтобы достичь Каликута.

Мы знаем, что о Каликуте писал в 1442 году Абдар-реззак Самарканди. Афанасий Никитин хоть и коротко, по очень толково поведал, что «Колекот» — пристанище всего Индейского моря и в нем родятся перец, имбирь, мускат, циннамон, корица, гвоздика. В Каликуте продают черных рабов и рабынь.

Впоследствии все это было подтверждено показаниями Вартемы.

В 1502 году Лодовико Вартема, родом болонец, отправился из Венеции сначала в Египет и Сирию, а оттуда — в Мекку. Он выдавал себя за мусульманина.

Вартема рассчитывал достичь Пряных островов, что ему и удалось через два года после того, как он покинул Венецию.

Знали ли что-нибудь тогда о Вартеме русские послы Карачаров и Ралев?

Ответить на этот вопрос, конечно, невозможно. Но известно, что посещение предприимчивым болонцем Мекки было отражено в русских переводных сочинениях.

«Сказание о месте Мизгит, идеже глаголют быти гробу Махметя прелестника и лжепророка» — так озаглавлена повесть в сборнике № 2053 из собрания графа А. С. Уварова [97] .

«…Ходил до Медиские земли муж Римлянин именем Людовик», — читаем мы в начале сказания о будущем открывателе Пряных островов.

«Людовиком Римлянином» мог быть только Лодовико Вартема.

Я узнал, что когда-то в Смоленске жил С. П. Писарев (1846–1904), основатель местного историко-археологического музея. У него хранилась неизданная «Всероссийская летопись», а в нее было включено «Путешествие Людвига Римлянина», причем в числе стран, им посещенных, назывались Азия и Африка.

В «Сказании о месте Мизгит» неправильно указан год путешествия Вартемы — 1500-й.

В писаревской «Всероссийской летописи» этот срок был убавлен на семь лет и странствия Вартемы перенесены на… 1493 год.

Где же писаревская рукопись? Я с нетерпением ожидал ответа от работников Смоленского музея.

В 1949 году краевед-историк А. Минкин прислал мне обстоятельную справку о С. Писареве и его печатных трудах. Но архива Писарева в Смоленске не оказалось, и судьба его вообще неизвестна. И никто не знает о том, где находится «Всероссийская летопись».

Вскоре академик И. Ю. Крачковский подарил мне свою замечательную книгу [98] .

Я сразу же стал искать по указателю имя Лодовико Вартемы.

На стр. 28 было упомянуто «Сказание о месте Медийском, идеже глаголют гробу быти Магмета прелестника». В сказании говорилось, что «некто муж римлянин, именем Людовик, а по нашему Логгин» ездил из Венеции в Каир, Медину и Мекку.

И. Ю. Крачковский тоже отождествил «римлянина Людовика» с Лодовико Вартемой. По его утверждению, это сказание было включено в «Хронограф» 1617 года, как дополнение к научной статье «О Магмете волхве и еретике». Как видим, рассказ о Мекке распространялся в рукописных сборниках и в XVII веке.

Вартема странствовал по свету до 1508 года. Кроме пяти Пряных островов — Тернати, Тидор, Мортир, Макиан и Бачиан — он посетил просторы Счастливой Аравии, Аден, Индию, Персию.

Болонец стремился в Китай, но не смог пройти туда из Индии. Он хотел достичь также Самарканда и Бухары, но и это Вартеме не удалось, хотя он добрел до Герата. Ведь оттуда, как мы уже знаем, начиналась дорога на Самарканд, Турфан, Гоби, Сучжоу и Хан-балык, освещенная вращающимися огнями дорожных маяков.

«Людовик Римлянин» дал первые сведения о городе Малакке, где собираются корабли из Китая и Сиама, Явы и Японии, Аравии и Бенгалии. Португальский вице-король Альмейда посвятил Вартему в рыцари за услуги, оказанные завоевателям Индии.

Около 1508 года Вартема вернулся в Западную Европу через Лиссабон.

Записки его, как известно, были напечатаны Ж. Б. Рамузио только в 1550 году в Венеции, в первом томе знаменитого сборника «Плавания и путешествия».

Но, как мы увидим дальше, Григорий Истома и Дмитрий Герасимов еще в первой четверти XVI века были прекрасно осведомлены насчет Пряных островов.

Следовательно, об открытиях Вартемы они узнали весьма быстро из каких-то устных рассказов.

Я хочу лишний раз обратить внимание будущих исследователей на такой важный источник, как «Дневник» Марино Сануто, в котором содержатся рассказы о русских людях, посещавших страны Запада в конце XV и начале XVI веков.

Вот что писал О. Пешель о Марино Сануто.

«Венецианцы, говорит он, побуждали султана мамелюков Кансу Гхаври(разрядка моя. — С. М.) изгнать португальцев из Индии. Однако погибавшее царство мамелюков уже не в силах было спасти александрийскую торговлю, этот источник жизни египетского государства». Внизу страницы О. Пешель дает набранное мелким шрифтом, но весьма ценное примечание:

«2) О поисках венецианцев ожидаются еще важные разъяснения от рукописного дневника младшего Марино Сануто из 58 фолиантов. Великий историк К. Ланц (?), сделавший из него извлечения, которые, вероятно, скоро напечатаются, известил меня письмом, что „сеньория с самого начала весьма тревожно следила за открытиями португальцев и через посредство египетских султанов пыталась поддержать арабов против напора португальского могущества“ [99] ».

К этому надо прибавить, что еще Марино Сануто-старший, предок современника Карачарова, составил в 1306 году круглую карту, на которой была изображена Русь. Сануто-старший, прозванный Торселло, занимался египетскими делами. Не от каирских ли мамелюков он получил вести о стране русских?

Известен еще третий Сануто, по имени Бернгард, возможно — сын Марино Сануто-младшего. Бернгард в 1511 году в Венеции составил карту мира и написал примечания к творениям Птолемея.

Надо думать, что время объединило фолианты, пергаменты и чертежи всех трех Сануто в единый архив, представляющий собой подлинную летопись эпохи великих открытий.

Что же касается Кансу Гхаври, последнего мамелюкского султана Египта, то о нем прекрасно знали наши предки. Они называли его «князем Черкасским Гаврилой». Известна даже повесть о том, как египетский Гаврило пал жертвой турок, когда они утвердили свое владычество в Каире.

Вот какие переклички Москвы с Венецией, да, пожалуй, и со всем миром открываем мы, сравнивая отдельные, на первый взгляд совершенно разные, свидетельства далеких веков.

Леонардо да Винчи, Марино Сануто, князь Гаврило, римлянин Логгин, Митрофан Карачаров… Какие неожиданные звенья находим мы в этой цепи!

Сказания еврейских путешественников

В то время, когда Карачаров и Ралев скитались по европейским странам, на Руси произошли знаменательные события.

В 1500 году русскими был завоеван Путивль, стоявший на дороге к Черному морю. В том же году московский посол Андрей Лапенок сплыл по Дону до самого Азова.

Паруса русских кораблей отражались в донских водах.

В 1502 году Менгли-Гирей вывел из Крыма двадцать пять тысяч конников и поставил их против золотоордынской силы, собравшейся на другом берегу Дона, в урочище, отмеченном светлыми названиями Тихой Сосны и Дивьих гор. Менгли-Гирей в нетерпении ожидал помощи от Москвы, говорил, что русские могут прислать пушки водою.

Князь Василий Ноздроватый собрал судовую рать, погрузил снаряды огненного боя и пошел на помощь султану двух материков и хану двух морей, как именовал себя Менгли-Гирей. Но Ноздроватый опоздал, и дым московских пушек не заволок Дивьих гор.

Судьба Золотой Орды решилась в том же году. Весть от этом привез в Москву посол Федор Киселев, перед которым были широко распахнуты железные двери дворца Менгли-Гирея в Салачике (Киселев пробыл в Крыму около года).

Менгли-Гирей, рассказывал Киселев, обрушился на истощенное золотоордынское войско, скитавшееся по степям, разгромил его и погнал Шиг-Ахмета в ногайские пределы. Те, кто уцелели от первых ударов, погибали в пылающем ковыле и чернобыльнике: Менгли-Гирей окружал врагов огненным кольцом степных пожаров.

Шиг-Ахмет пробрался в Литву, чтобы бежать в Царьград, но его былые друзья — литовцы — схватили последнего властителя Золотой Орды и заковали в кандалы как заложника. На него делали ставку в большой игре с Москвой и Крымом.

Крымские всадники устрашали Краков, Львов и Бреславль.

Менгли-Гирей прислал Ивану Третьему чудодейственный подарок — перстень с частицей рога зверя — кергеденя, что водится в Индустанской земле. Перстень этот, если прикасаться к нему языком перед началом трапезы, должен был охранить великого князя от любого яда.

Два таких кольца хранились в казне у какого-то хана Дыкара, и Менгли-Гирей посылал гонцов к счастливому обладателю амулетов, столь необходимых неограниченным властителям.

Позднее рогом индийского зверя отделывали кубки и чаши; такие сосуды якобы издавали шипенье, если в них наливали отравленный напиток.

Рог кергеденя стал соперничать с югорской моржовой костью, ибо из него делали рукоятки для сабель и кинжалов.

Радея о славе предков, Иван Третий заставил крымскую царицу Нурсалтан вернуть в Москву знаменитую «Тохтамышеву жемчужину», похищенную в 1382 году татарами из казны Дмитрия Донского.

Более столетия это сокровище Индии скрывалось в ордынских тайниках, ходило по нечистым рукам ханов и, наконец, возвратилось под кровлю кремлевского дворца.

У Менгли-Гирея хранилась еще одна драгоценность Востока — пламенеющий при свете красный лал, как называли тогда рубины.

Сверкающие самоцветы привозили в Москву через Крым.

В Каффе в конце XV века жили богатые еврейские торговцы Скарья и Хозя Кокос, поддерживавшие тесные связи с московским двором. Кокос содействовал сближению Ивана Третьего с Менгли-Гиреем и султаном каффинским Махметом Шихзаде, сыном османского государя Баязета Второго.

Надо полагать, что Скарья и Хозя Кокос были тесно связаны с еврейскими купцами — знатоками самоцветов и торговцами пряностями. Многие из них в те годы бежали из Испании и Португалии в Турцию, Италию, Литву, Польшу и другие страны, спасаясь от костров, зажженных по приказу Великого Инквизитора.

Еврейская ученость уже тогда успела обнаружить себя в Киеве и Новгороде Великом, где лет двадцать прожил известный ересиарх Схария, выходец из Крыма. (Возможно, Скарья и Схария — одно и то же лицо.)

Свитки «Шестокрыла» и «Аристотелевых врат», сочинения по астрологии и космографии и другие сокровенные книги были духовной пищей некоторых новгородцев, а затем москвичей, в том числе вечного путешественника Федора Курицына и «крестового дьяка» Истомы.

Это, по всей вероятности, не кто иной, как наш знакомый Григорий Истома, латинист и открыватель пути из Холмогор в Атлантику. Дело в том, что и Дмитрий Герасимов во время первой поездки в италийские страны (1491–1493) еще не был послом великого князя. Он служил по ученой части у новгородского архиепископа Геннадия. Герасимов обучался для этого в Ливонии. Григорий Истома, как мы помним, тоже проходил латынь, но в Дании. Другой латинист — Власий — до своей чисто посольской деятельности трудился как книжный переводчик при дворе архиепископа в Новгороде. Пути Истомы, Герасимова и Власия тесно переплетаются между собой. Все три грамотея, по-видимому, были знакомы с новгородским ересиархом Схарией, человеком очень образованным.

Схария знал сочинения древнееврейских путешественников. Среди них угадываются описания скитаний Эльдада Данита, Вениамина Тудельского и Петахии из Регенсбурга.

Вот Эльдад-бен-Махли (га-Дани), торговый человек из страны Куш в Эфиопии, живший в IX веке нашей эры. Он уверял, что пришел однажды на корабль за каким-то делом, но вдруг налетел ураган, и судно унесло в открытое море. Корабль носился по водной пустыне, пока его не выкинуло на берег, где жил народ Рум-Рум, занимавшийся людоедством.

Рум-румцы посадили Эльдада, потомка Дана, на крепкую цепь и стали насильно откармливать, чтобы он накопил побольше жира. Но вскоре на людоедов напали какие-то огнепоклонники и увезли Эльдада в свою страну, где он пробыл всего несколько дней.

Затем люди, поклонявшиеся огню, поехали в Китай («страну Нин»). Там Эльдад-бен-Махли случайно увидел своего соплеменника. Тот, отсчитав четыреста золотых, выкупил скитальца из плена.

Эльдад поплыл из Китая морем, пока не добрался до жилищ племени иссахара, жившего «в конце персидской и индийской земель» и говорившего на кедарском языке.

Кедарская земля, о которой говорил Эльдад, — это Хазария.

Эльдад добрался до Африки, потом посетил Испанию. Он всюду вдохновенно рассказывал о своих приключениях. Израильтяне из города Каирвана, что в Северной Африке, послали гонца к академику Цемах-бен-Хаиму с запросом: можно ли верить потомку Дана?

Есть ли зерно истины в этом рассказе странствователя 889–896 годов? Как он попал из Китая в Хазарскую землю?

Эльдад, между прочим, обмолвился о реке Саббатион в стране Куш, то есть в Эфиопии, где он жил. За Саббатионом, если верить Эльдаду, якобы обитали потомки затерянных колен Израилевых, о которых говорила «Книга Ездры» [100] .

О Саббатионе говорил не кто другой, как… Афанасий Никитин.

Откуда же он знал о сочинениях еврейских путешественников?

Вот место из его «Хожения за три моря» в переводе Н. С. Чаева:

«…А что Шабат евреи считают своим, еврейским, — и то лгут. Шабаитяне не евреи, не бусурмане, не христиане — иная у них вера, индийская. Ни с иудеями, ни с бусурманами не пьют и не едят, а мясо никакого не едят», — писал Афанасий [101] , имевший возможность в Каффе видеть израильтянина Хозю Кокоса.

Страну Шабат тверской странник помещал где-то между Цейлоном и Китаем, наполняя ее шелком, фарфором, жемчугом, сандалом и слонами, которых почему-то «продают на локоть».

Местопребывание затерянных колен Израиля все время перемещалось. На известном глобусе Шенера (1515 год) «заточенные иудеи» указаны к северу от «Катая», где-то у Восточно-Сибирского моря.

Через столетие исчезнувшие десять колен были помещены на северной окраине Таймыра!

Схария и Хозя Кокос могли изучать и рукописную книгу путешествия ученого иудея Петахии из Регенсбурга. Этот современник Василия Буслаева и Садко в 1175–1185 годах побывал в Праге и Киеве, проник в землю кенаров за Днепром, посетил Крым, видел Сиваш и Тмутаракань, был гостем Грузии и Армении.

Посещение Петахией Южной Руси по времени совпало с победоносным походом Святослава на половцев.

Иетахия добрался до Багдада, где получил сведения о земле Магог, простирающейся до Темных гор. Алеппо, Дамаск, Иерусалим — все это видел регенсбургский странник. Он ходил по восточным рынкам, заваленным пряностями, слоновой костью, ладаном и жемчугом.

Еврейские путешественники нередко ездили и в Северную Русь. Они привозили в Новгород камфару, алоэ, мускус и корицу.

«Это известие подтверждает грамота Всеволода 1117 г.; в ней означено брать в Новгороде пошлину с низового гостя перцем», — пишет Н. Аристов [102] .

Ибрагим ибн-Якуб, врач-израильтянин, еще около 965 года говорил о стране русов. Его сведения впоследствии были включены арабом ал-Бекри в сочинение «Пути и страны» [103] .

В X веке, около 960 года, царь хазарский вел переписку с еврейским врачом и визирем калифа Абдуррахмана Хасдай ибн-Шафрутом. Шафрут жил в огромной и шумной Кордове с ее мраморными чертогами, университетом и богатейшей библиотекой.

С устьев Волги на берега Гвадалквивира было доставлено письмо, содержащее краткий очерк Хазарского царства. В нем были упомянуты русы, приходящие на кораблях к Итилю, за которыми надо смотреть в оба, так как иначе они опустошат земли израильтян до самого Багдада.

Такова связь Кордовского калифата с хазарским Итилем, осуществленная через еврейских ученых тогдашней Испании.

К 943–944 годам относится еще один образец еврейско-хазарской переписки. Он был найден в Каире и потом поступил в библиотеку университета в Кембридже.

Письмо повествует о Хельгу, «царе русов», повоевавшем у хазар Тмутаракань, затем бившемся четыре месяца на море с константинопольскими греками и, наконец, предпринявшем поход по Каспию. Хельгу (Олег) ошибочно назван здесь царем. Это не «вещий Олег», которого к тому времени уже не было на свете, а вассал князя Игоря, подчиненный ему полководец, в действительности побывавший со своими дружинниками на Каспийском море.

Примером широкого общения с миром служат плавания еврейских купцов-«раданитов» от Западного моря до берегов Египта, их переходы сушей в Суэц и следование снова морем — до Индии и Китая.

Такой путь описал араб Ибн-Хордабег в IX веке. Он также говорил, что еврейские торговцы обучались языку славян и, постоянно посещая их земли и страну хазар, привозили со стороны заката солнца меха, мечи, златотканые одежды, дорогие ткани и другие товары.

Значительное еврейское население Крыма и Хазарии, поддерживая связи с соплеменниками, приходившими к ним морем, способствовало распространению рассказов о долгих и подчас опасных странствиях от Итиля до Китая.

Кастильский посол

Мы оставили Карачарова и Ралева во фряжских и иных землях. После долгой разлуки с родиной они прибыли в 1504 году в Каффу.

Затем послы пересекли Дикое поле за Перекопом и вышли к Путивлю, уже зависевшему от власти Москвы. Вскоре ему суждено было превратиться в твердыню, защищавшую Русь от Дикого поля, и в крупное складочное место для северных мехов и других ценностей, шедших на Крым и Царьград.

Карачаров и Ралев узнали, что год назад папа Римский присылал в Москву своего уполномоченного, хлопотавшего о перемирии русских с немецким Орденом и Литвой. Вероятно, эта поездка тоже служила поводом к обмену сведениями об открытии новых стран.

За два года до смерти Христофора Колумба в Москве появился посол императора Максимилиана и его сына — Филиппа Красивого, принявшего в свои руки корону Кастилии после смерти королевы Изабеллы.

Максимилианов посол именовался императорским кречетником и в русских бумагах был упомянут, как «Юдок Кантирьгор». Ему надлежало привезти из московских «господств и стран» несколько белых кречетов.

Гартингера сопровождал наш старый знакомый Григорий Истома.

В Кремле цесарскому кречетнику были вручены отборные ловчие птицы. Их привез сокольничий Михайло Кляпик Еропкин, уже известный нам по путешествию к «рубежу высокой Бергонии» в 1492–1493 годах. Былой его спутник Юрий Траханиот, разбитый недугом, в 1504 году мог ездить только в тележке, на которой его заносили по лестнице Красного крыльца.

Три сокольника повезли клетки с белым и красными кречетами до Ивангорода.

Через год тот же Гартингер объявился в Ругодиве и прислал князю Константину Ушатому в Ивангород грамоту. Император и Филипп — «архидукс Аустрии и Испанийский начальник» — молили «только об едином белом кречете». Они также просили отпустить на волю сорок «нарочитейших мужей» из числа ливонских пленных.

Цесарско-испанский посол сообщал, что Филипп Красивый повоевал все «кралевство Неапольнское», взял Бугию и Калабрию, а цесарь собрал «великую раду» в Констансии [104] .

В Ивангород был отправлен Власин-толмач, знаток латинской речи. Он вез грамоты на имя испанского короля. До приезда Власия с иноземным посольством виделся Дмитрий Щербатый. Так Москва впервые установила связи с Испанией, жившей толками о последнем путешествии Колумба.

Осенью 1505 года умер Иван Третий, успевший в своем завещании сговорить права Руси на «Дикую Лапландию».

Во время его царствования русские люди встретились с жителями Индии, вогуличами и югрой, лопарями, египтянами, скандинавами, римлянами и венецианцами.

Ветры Атлантики, Ледовитого океана и Средиземного моря, казалось, скрещивались над башнями Московского Кремля, колебля парчовые знамена Русской державы. Знаки Единорога, Льва и Орла отметили жизнь Ивана Третьего и его людей, бесстрашных открывателей новых дорог в двух океанах, югорской тундре, темных лесах Перми Великой.

Григорий Истома и Власий летом 1506 года пустились снова в дальний путь. Они везли в Копенгаген грамоту о смерти великого князя.

К тому времени их товарищ, вечный странствователь по чужим землям, Михайло Кляпик Еропкин находился в казанском плену.

Вот как это произошло.

Летом 1505 года неожиданно «заворовал» Мегмет-Аминь, царь Казанский. Он дождался дня Ивана Предтечи, когда в Казани открылась большая ярмарка с участием русских купцов, привезших множество серебра. Казанцы напали на торговых гостей и учинили кровавую расправу. Уцелевших от смерти русских погнали на продажу в ногайские улусы.

Мегмет-Аминь пограбил столько серебра и самоцветов, что заполнил ими особую палату. Вся Казань оделась в дорогой шелк.

Торговля и связи Москвы со странами Востока были поставлены под угрозу, пока Мегмет-Аминь, успев натворить немало вреда, сам не запросил о мире и дружбе. Михайло Кляпик Еропкин был избавлен от постылого плена и вернулся в Москву, чтобы вскоре отправиться по посольским делам в Литву.

Пути и дороги Михаилы Глинского

В те годы с двором Максимилиана поддерживал связь князь Михайло Глинский-Дородный. Жизнь его достойна внимания и пристального изучения, хотя не следует забывать, что он запятнал свое имя изменой московским знаменам.

Предок Глинского, считавший себя потомком Мамая, когда-то пришел к Витовту в Литву и остался там.

Известно, что он основал Глинск, Полтаву и другие города. Глинские превратились в самых могущественных князей Литовской Руси.

Сам Михайло Дородный получил образование при венском дворе, затем отправился в Италию. В Риме он отошел от православия и уклонился в латинство, что по русским понятиям являлось тяжким проступком.

Он служил Максимилиану Первому, когда тот еще был королем Римским, то есть между 1486 и 1493 годами. Максимилиан больше всего жил в Нидерландах. Надо полагать, что тогда там и находился Глинский. Вскоре король попал в руки граждан города Брюгге и был заточен в замке, окруженном глубоким рвом. Один из верных рыцарей хотел выручить короля и доставил пленнику плавательный пояс. Но потревоженные рыцарем лебеди подняли крик, и побег не был осуществлен.

Когда Максимилиан освободился из своего узилища, усмирение фламандцев было поручено Альбрехту Решительному, герцогу Саксонскому.

Михайло Глинский служил и у Альбрехта, когда тот был наместником Нидерландов и подчинял Фрисландию. Могучий конь нес Михаилу Глинского по гулким мостам Брюгге, фрисландским вереснякам и ледяному лону каналов, по которому мчались на сверкающих коньках свободолюбивые фризы.

Бельгия, виноградники саксонского Мейсена, холмы Рима и сады Вены — все это прошло перед взором Глинского. Есть сведения, что он побывал и в Испании.

Около 1492 года Михайло Дородный появился в Литве, при дворе Александра Ягеллона, заняв место среди самых знатных вельмож государства.

Вскоре ему пришлось отправиться в новое путешествие.

Менгли-Гирей задумал строить крепость Кара-Кермен на месте Очакова, считавшегося литовским владением. Глинского послали в Крым для переговоров с ханом, но тот насильно задержал у себя князя Михаилу. Великий князь Московский, обрадовавшийся случаю, просил крымский двор выдать Глинского, но Менгли-Гирей не согласился на это.

В 1500 году Глинский был министром двора у Александра Ягеллона, вскоре получившего королевскую корону. Потомок Мамая владел домами в Троках, Турове, Вильне, Рай-городе, носил титул наместника Утенского, Вельского и иных городов польско-литовского государства.

Он вошел в такую силу, что последний властелин Золотой Орды Шиг-Ахмет за год до своего падения отправлял к Глинскому послов с дорогими дарами.

Года через четыре Менгли-Гирей, решив обратиться к польскому королю, прежде чем сделать это, сносился с могущественным князем Михайлой. К Глинскому стекались вести из Крыма, с Яика и, может быть, даже из Сибири и страны хивинских татар.

В 1506 году Глинский оказал большую услугу королю, разгромив татарские полчища, вторгшиеся в Литву. Александр Ягеллон уже дышал на ладан. После его смерти стал царить Сигизмунд. С ним Глинский не ужился и начал искать покровительства Москвы. Он лелеял честолюбивые мечты насчет княжения в Киеве, где воеводой был его брат Иван, более известный под прозвищем Мамая.

В 1508 году Глинский поднял свой меч против Литвы. Он заключил союз с крымскими татарами, господарем Молдавии и стал звать московские рати. Побивая литовских вельмож, Глинский захватил Гомель и Мозырь в Белой Руси, собирался ударить по Ковно, чтобы освободить из темницы несчастного царя Золотой Орды.

Но московские войска не вступили в битву с Сигизмундом, и Глинский, уже присягнувший на верность Василию Третьему, явился в Москву. Там его щедро одарили азиатскими скакунами, дали костромских и галицких ратников, пожаловали Малоярославцем и Боровском.

Михайло Глинский тотчас же стал убеждать великого князя установить связь с императором Максимилианом и вызвался отправить грамоту цесарю. Есть намеки на то, что Глинский сам ездил к цесарскому двору.

Так или иначе, бывалый и образованный Михайло Дородный явился для Москвы живым географическим справочником. Изъездив столько стран Западной Европы и наслышавшись там рассказов об открытиях португальцев и испанцев, повидав при дворе Максимилиана путешественников и космографов, князь Глинский не скрыл своих познаний от московитов.

Ведь когда он был у Ягеллонов, то еще застал в живых Филиппо Каллимаха. Великий коронный секретарь Ян Лаский, злейший враг Глинского, в ту пору занимался изучением Руси и вообще увлекался географией. Михайло Дородный имел полную возможность встречаться с такими учеными, как Ян Стобницкий или Матвей Меховский. Последний упоминал о Глинском в своей книге.

Короче говоря, мы вправе утверждать, что через Глинского образованные московиты узнали о многих событиях, которые произошли в странах Западной Европы в 1480–1506 годах, в годы жизни и подвигов открывателей далеких стран.

В 1510 году Михайло Дородный побывал в Пскове, где в то время жил дьяк М. Г. Мисюрь — Мунехин, путешествовавший в Египет.

Через четыре года потомок Мамая изменил Московскому государству. Участвуя во взятии Смоленска, князь Глинский уже видел себя владетелем всей Смоленской земли. Но Василий Третий и не думал отдавать ее Глинскому. Тогда бывший ландскнехт Максимилиана бежал в сторону Орши. Но изменник был пойман и привезен в Дорогобуж, где находился тогда Василий Третий. Михайло Глинский был закован в кандалы и увезен в Москву. Его должны были казнить, но он отрекся от латинства и запросился обратно в русскую веру. Узник был пощажен, однако свободы не получил.

Тщетно просил о его освобождении император Максимилиан. Он давал зарок в том, что Глинский никогда не обратит своего меча против Руси, а будет отправлен на службу в Испанию к Карлу Пятому. Но этого не произошло, и Михайло Глинский добрых двенадцать лет продолжал звенеть цепями в московской темнице. Его спасло лишь то, что великий князь женился на Елене Глинской, и она вымолила прощение своему дяде.

В 1530 году Михайло Глинский уже был в числе московских воевод, посланных смирять Сафа-Гирея, царя Казанского. Казанцы вновь нарушили клятвенные обещания, оскорбили русского посла и приготовились к встрече русской рати. Они перекопали рвами Арское поле, выдвинули новый острог на подступах к городу, поставили каменные надолбы.

Но эти укрепления были взяты, и казанцы, как это бывало уже не раз, сами запросили о мире.

Кажется, это был последний поход Михаилы Глинского, если не считать его выездов на соколиные охоты с великим князем. Василий Третий приблизил к себе былого завоевателя Фрисландии. Князь Глинский пережил Василия и был одним из свидетелей его смерти.

В годы вдовства и правления Елены Глинской князь Михайло обличал зазорный образ жизни своей племянницы и жестоко поплатился за это. Его обвинили в заговоре против правительства и заточили в ту самую темницу, где он до этого уже провел двенадцать лет.

Через какой-нибудь месяц, осенью 1534 года, Глинский окончил свой жизненный путь.

Вехами этого пути были Рим, Вена, Дрезден, Брюгге, Краков, Вильна, Москва, Казань и многие другие города, о которых мы пока не знаем.

V. НОВЫЙ МИР


Земной круг

«И ныне тамо новый мир…»

Земной круг

Первым об открытии Америки русскому читателю поведал Максим Грек.

Сведения об открытии Нового Света он получил в 1500–1515 годах в Венеции, Флоренции и Париже и уже с этими вестями появился на горе Афон. Оттуда он отправился в Московию.

В эти годы состоялись заморские походы Америго Веспуччи, Гашпара Кортириала, Кабрала, Васко да Гамы, Лодовико Вартемы и других путешественников. Максим Грек, знавший Савонаролу и писателей-гуманистов, друживший с издателем Альдусом Мануциусом-старшим в Венеции, изучал научные первоисточники своего времени.

Живя на Руси и трудясь вместе с такими знатоками северных стран, как Дмитрий Герасимов, Власий, Вассиан Патрикеев-Косой, общаясь с Семеном Курбским, Максим Грек отчетливо представлял себе все величие вновь разведанных русскими просторов от Мурманского носа и Лапландии до Югры.

В 1532 году, «в темнице затворен», Максим Грек написал киноварью и вязью первые строки послания великому князю Московскому — «самодержцу всея Русии и многих иных Океянских язык господину…».

Последние слова стоит печатать вразбивку. Ведь это первый пример определения Руси как океанической, морской державы. До Максима Грека так еще никто не писал.

Около 1530 года Максим Грек, находясь в стенах темницы тверского Отроч-монастыря, составлял свое сочинение об Америке — «Инока Максима Грека сказание отчасти недоуменных неких речений в слове Григория Богослова».

Казалось бы, такое произведение не могло иметь никакого отношения ко времени Колумба!

В 379 году нашей эры Григорий Богослов произносил надгробное слово в память своего друга, крупного деятеля древнехристианской церкви Василия Великого. В сочинениях Василия, например в толкованиях на «Шестоднев», встречались упоминания о Каспийском море. Оба эти бывших отшельника из Малой Азии много путешествовали.

В 1514 году ученый дьяк Василий в псковском Елеазаровом монастыре перевел и переписал полууставом пятьсот семьдесят листов книги «16 слов Григория Богослова».

На листе двести семьдесят втором было помещено «Слово 9 створено на погребение св. и великого Василиа, архиепископа Кесариа Каподачьска». Вот этим-то сочинением и занялся Максим Грек, считая, что в темнице у него хватает времени для ученых трудов и размышлений.

«Через Гадир нет пути» — так начал он свое толкование на «Слово» каппадокийского отшельника и далее приводил свои объяснения:

«Эллинские мудрецы называют Гадир концом земли на весеннем закате. Здесь море узко и течение быстрее, чем у реки. Оба берега очень высоки, как горы; их называют столпами Геракловыми, ибо Геракл, сильный и знаменитый из храбрых эллинов, дошел до этого места, освобождая всюду всю вселенную от всякого зверя лютого и разбойника и злодея. Древние люди не умели плыть через Гадир, или, скорее, не дерзали. Нынешние же люди, португальцы, испанцы, выплывают со всякими предосторожностями на больших кораблях. Они начали (плаванья) недавно, лет 40 или 50 тому назад, по окончании седьмого тысячелетия, и нашли много островов, из коих одни обитаемы людьми, а другие пустые, и, кроме того, обширнейшую землю, называемую Куба, конца которой не ведают живущие там. Нашли же еще, обойдя кругом южную страну вплоть до зимнего восхода солнца — до Индии, семь островов, называемых Молуккскими (Молукиды), где роднтся корица и гвоздика и иные благовонные ароматы, которые до того не были известны никому из людей. И ныне тамо новый мир и ново составление человеческо», — заключал Максим Грек свое толкование.

Так звучит оно в переводе с церковнославянского, сделанном академиком Л. С. Бергом.

Берг обратил внимание исследователей на то, что Максим Грек объединил в своем сообщении вести об открытии Кубы, Индии и Молуккских островов. Все эти события происходили с 1492 по 1514 год [105] .

Краковский звездочет Матвей Меховский

Московские послы, бывавшие в Кракове, вели там беседы об открытиях португальцев и испанцев.

До сих пор не решена загадка, откуда польский ученый Ян Стобницкий получил сведения для того, чтобы разделить Землю на два полушария. Это он сделал в 1512 году на карте, приложенной к «Введению в Птолемееву Космографию».

Стобницкий изобразил Северную и Южную Америку, соединенные перешейком. В своем «Введении» он ввел в научный оборот название «Америка».

В Польшу вели следы из далеких стран.

Любопытна, например, история Гаспара. Сын выходца из Познани, он совершенно неожиданно для европейцев явился на корабль Васко да Гамы, когда тот поравнялся с Лаккадивскими островами.

Гаспар, хотя и порядочный проходимец, был искусным лоцманом и кормчим. В молодости он был невольником, но выслужился и сделался чиновником мусульманского наместника в Гоа.

Васко да Гама не без основания заподозрил этого Гаспара в намерении напасть на европейские корабли и, задержав его у себя, не пожалел для ренегата десятка плетей. После этого Гаспар стал разговорчивей и рассказал подробно, куда плавал из Индии.

Он возвратился с Васко да Гамой в Европу в 1499 году. Увидел ли Гаспар Познань, мы не знаем, но слух о нем мог дойти до Польши, так же как и весть об Афанасии Никитине, посетившем мусульманское государство Декан, которому служил Гаспар, лет за двадцать пять до встречи Васко да Гамы с познанским чиновником страны бахманидов.

В Польше, как и в других странах, никогда не забывали и об открытиях русского народа.

Ян Стобницкий на своей карте, как бы «обрубив» северный материк Нового Света на 50° с. ш., по существу, указал этим свободный морской путь к «Катаю», «Верхней Индии» и «части Азии». В то же время в Кракове, в тиши своей огромной библиотеки, трудился астролог и историк Матвей Меховский. Он прилежно изучал географию Московии. В эпоху Колумба пристальное внимание к «Скифии» или к Великой Татарии не было случайным.

Историк деяний Колумба, капеллан Великого Инквизитора Андрее Бернальдес, современник Матвея из Мехова, пытался определить положение Великой Татарии и указывал, что она лежит у окраины «Рушии» — России. Бернальдес пробовал наметить направление пути от Андалусии до Великой Татарии.

К 1515 году Матвей Меховский закончил часть своей «Хроники», которая обнимала время с 1480 по 1506 год. В ней, между прочим, был упомянут и князь Михайло Глинский-Дородный.

Рассказывая об Иване Третьем, краковский ученый говорил:

«…Он завоевал и привел под иго покорности разноплеменные и разноязычные земли Азиатской Скифии и широко простирающиеся к Востоку и Северу…»

Через два года краковский издатель Иогани Галлер выпустил новый труд Матвея Меховского, «Трактат о двух Сарматиях», — небольшую книжку, в которой насчитывалось немногим более тридцати страниц.

«Южные края и приморские народы вплоть до Индии открыты королем Португалии. Пусть же и северные края с народами, живущими у Северного океана к востоку, открытые войсками короля Польского, станут теперь известны миру», — писал Меховский [106] .

Он искренне считал, что польская армия, начавшая войну с Москвой, «открыла» Русь и прилегающие к ней страны, хотя не мог не знать при этом, что русские победоносно возвратили себе Смоленск.

Оставим на совести Меховского «открытие» поляками или литовцами русского Севера. Важнее обратить внимание на другое.

Меховский пытался связать в единую цепь звенья великих открытий, совершенных разными народами, от Индии до снежной Югры.

Гремя цепями, которые они носили с 1514 года, русские пленные сидят перед прославленным каноником церкви святого Флориана, членом совета города Кракова, королевским протомедиком и звездочетом, седым Матвеем из Мехова. Он ведет опрос узников, и они рассказывают ему о Кореле, Югре и Перми, покоренных великим князем Московским.

Эти области с населяющими их одноименными народами Меховский помещает в «Скифии», а границей ее на востоке считает Вогульскую землю. Он прикидывает длину путей от Смоленска до Москвы и от Москвы до Владимира, Вологды, Устюга Великого и Югры.

Меховский узнал, что корела и югра бьют китов, ловят рыбу, добывают тюленей, которых он называет морскими собаками.

Писал он и о добыче моржовых клыков, о продаже их московитами в Татарию и Турцию.

Меховскому стало известно, что Дон, Днепр и Волга берут начало в собственно Московии, а не в баснословных Гиперборейских, Рифейских или Аланских горах, упоминаемых древними писателями. Он узнал, что никаких благословенных Елисейских полей близ Северного океана нет, как нет и сладкой амброзии, которой питаются жители Крайнего Севера. Меховский поведал о Югре — «самой северной и холодной „скифской“ земле у Северного океана, отстоящей от Московии, города Мо́сков, на пятьсот больших германских миль к северо-востоку». Такие сведения он мог почерпнуть только из русских источников!

В польском плену томились тогда Иван Пронский, Дмитрий Булгаков, Иван Челяднин и другие знатные русские воины, взятые под Оршей. Кому, как не им, надлежало знать героев присоединения Северо-Западной Сибири к Московскому государству?

Князь Семен Курбский, подчинивший Москве суровую Югру, был «воеводой в правой руке» во время смоленского похода. Русские пленники в Польше и Литве помнили своего боевого товарища. Именно после посещения Челяднина в его темнице Сигизмунд Герберштейн, попав в Москву, поспешил отыскать Семена Курбского и расспросить его о Югре.

Рать Семена Курбского

От узников польских и литовских темниц западные ученые после 1514 года узнали о подвигах русских на Севере, о замечательном походе на Обь.

В год возвращения Васко да Гамы в Европу (1499) огромная рать в пять тысяч воинов под начальством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого-Бражника вышла на северо-восток. Под знаменами Москвы были двиняне, пинежане, устюжане, вологжане, вятчане, а также мордовские, татарские и вотяцкие воины. Им предстояло оградить югорские области от посягательств сибирских татар и утвердить власть великого князя Московского.

Отряды Семена Курбского пошли по разным направлениям к Печоре, основали Пустозерский острог и оттуда устремились к подножию Полярного Урала. Уже тогда Семен Курбский предпринял попытку взойти на одну из северных вершин — на Саблю, Тельпос-Из, или Народную, как мы сейчас называем эти горы.

Пробившись через засыпанные снегом ущелья, войска двигались по просторам Северной Азии.

Вскоре московское знамя взвилось над стенами укрепленного городка Ляпина. В Ляпин со своими войсками пришли югорские «князья» с самых низовьев Оби и добровольно отдали себя под власть и покровительство Москвы.

Из Ляпина московские воины продвинулись в глубину Югорской земли и заняли более тридцати укреплений. Дойдя на лыжах до Оби и, может быть, переправившись на ее восточный берег и заняв его, отряды Курбского, Ушатого и Заболоцкого-Бражника вновь сошлись в Ляпине.

Один из руководителей похода — князь Петр Ушатый — мог подвести итог своим скитаниям.

Не прошло и пяти лет с тех пор, как он видел скалы Мурманского носа, встающие из тумана по левую руку от пути корабля. Это был ошеломительный для недругов Руси поход в Каянскую или Гайскую землю; В. Патрикеев-Косой и Ушатый подчинили берега восьми рек близ Ботнического залива.

Для этого нужно было проплыть «с Двины морем Акияном да через Мурмонский нос», как говорил под 1496 годом северный летописец.

Петр Ушатый со своими онежанами, устюжанами и двинянами углубился в теперешнюю Северную Финляндию и прошел по морскому берегу от Торнео до Калаиоки. Вернулся он на Северную Двину тоже морем — «около Свейского королевства».

Таким образом, русские корабли дважды обогнули Скандинавию. Было что вспомнить Петру Ушатому, оставившему свой след на скалах Норвегии и в обских тундрах!

Весной 1500 года Москва встречала колокольным звоном войско, вернувшееся из Югры. Приказные дьяки включили в титул Ивана Третьего звание князя Югорского, Обдорского и Кондийского. Чем это не повелитель океанских народов, как написал потом Максим Грек?

Между 1500 и 1517 годами участники югорского похода уже могли составить «Указатель пути в Печору, Югру и к реке Оби».(Впоследствии эта книга попала в руки Сигизмунда Герберштейна). Из этого дорожника явствовало, что на Оби уже существовали значительная, по-видимому главная, обская крепость и торговые городки.

Из Югры русские люди снова принесли сказание о Золотой Бабе. Золотая Баба как бы передвигалась все далее на северо-восток по мере того, как русские шли туда.

Русские пленники, беседуя с Меховским в Кракове, поведали ему и о Золотой Бабе. Рассказ их в передаче краковского звездочета впервые попал на страницы западноевропейской научной книги.

Свой труд Матвей Меховский поднес императору Максимилиану, и тот поручил послу Франческо да Колло собрать дополнительные сведения о Севере.

Разговор в Аугсбурге

«Фрянчушка де Колла из Конияна» — Франческо да Колло — следовал на Русь в сопровождении Григория Истомы, отважного исследователя морского пути из устья Двины в Данию.

Истома возвращался из Инсбрука, от двора Максимилиана, где русский посол «сидя в колпаке речь говорил», а Истома «толмачил стоя».

Московское посольство проездом побывало в Аугсбурге, где была сосредоточена торговля пряностями и склады ломились от шафрана, привезенного из Сарагосы и Барселоны. Немцы, жившие в Лиссабоне, везли в вольный город Аугсбург благоухающие товары Индии.

В 1518 году аугсбургский гуманист И. М. фон Экк закончил перевод «Трактата о двух Сарматиях» Матвея Меховского. Естественно, что в кругу ученых Аугсбурга начались оживленные разговоры о новых странах русского Севера. Поэтому Истома должен был быть готовым к тому, что обитатели Аугсбурга забросают его вопросами.

Так оно и получилось. Когда у русского гостя спросили, доступно ли Ледовитое море для кораблей, он ответил, что этим морем можно пройти в Восточную Индию.

Как свидетельствует историк географических открытий Баттиста Рамузио, московит показал изумленным слушателям карту Руси и ее владений на Северо-Востоке и наметил по ней возможный путь к Индии и островам Пряностей.

Когда Истома привез посла да Колло в Москву, «Фрянчушка из Конияна» начал собирать последние сведения о Югре.

В Москве стало известно, что некий Угрим Баграков, находившийся в опале у великого князя, исследовал Югорские горы, а его брат взошел на одну из величайших вершин. До него это пытался сделать князь Семен Курбский, как мы уже говорили.

Да Колло видел братьев Баграковых в Москве, так как с Угрима к тому времени опала была снята. Баграковы, встретившись с да Колло, с разрешения великого князя рассказали послу Максимилиана о своих открытиях в соколиных Югороских горах. От да Колло вряд ли ускользнуло и сообщение Истомы, сделанное им в Аугсбурге. Вероятно, иноземный посол расспрашивал Баграковых и о берегах Ледовитого океана за Югрой, о народах, живущих на северо-восток от Оби. О Баграковых узнали даже в Кенигсберге, и магистр Ливонского ордена делал в Москву запросы об исследователях Югры.

Одновременно в Кенигсберг проездом в Москву прибыл генуэзский капитан и космограф Паоло Чентурионе. Он надеялся уговорить великого князя Московского открыть торговый путь в Индию через Москву — Астрахань — Каспий, с тем чтобы вывозить индийские товары в Ригу.

Сообщения Истомы и Баграковых, конечно, дошли до Чентурионе, и земляк Колумба, мечтавший достичь Индии новыми дорогами, не зависящими от бдительного надзора со стороны португальцев, с одинаковым вниманием слушал рассказы о Югре и Астрахани.

Знакомый с историей плавания Истомы в Данию, Чентурионе вскоре предложил королю датскому Христиану Второму создать товарищество для торговли Скандинавии с Россией.

Так возникало западное звено исполинской цепи, другой конец которой должен был опуститься на благовонные берега Индии и Малакки [107] .

Именно вскоре после выступления Истомы перед аугсбургскими космографами и торговцами шафраном и гвоздикой второй Чентурионе, по имени Гаспар, задумал пройти в Индию морским путем со стороны Прибалтики. Гаспар Чентурионе, отплыв из Италии, уже достиг Нормандии, но по военным обстоятельствам был там задержан. Так оба Чентурионе и не прошли в Индию и Китай через владения Московии.

Есть сведения, что генуэзец Бенедетто Скотто, приятель Паоло Чентурионе, наслушавшись его рассказов, составил записку на двух языках, в которой доказывал возможность открыть северо-восточный морской путь в Китай, но осуществить своего намерения не смог [108] .

Для нас бесспорно одно: как только наши предки заняли побережье Ледовитого океана, до Оби, в их сознании родилась мечта о сквозном плавании вдоль морских берегов в Китай и Индию.

Весть о Магеллане

Когда Дмитрий Герасимов в 1491 году работал в библиотеке Ватикана, там трудился Мартин Алонсо Пинсон, известный корабельщик из города Палоса, что близ Севильи. Пинсон склонялся над картами, и ватиканский книжник приносил на стол морехода старинные рукописи.

Пинсону перевели тогда отрывок из одного древнего свитка о том, как царица Савская, повидавшись с царем Соломоном, прибыла в финикийский город Таршиш. Таршиш стоял на месте современного Кадиса, на родине Алонсо Пинсона. Оттуда она поплыла на корабле в сторону заката солнца.

Между севером и югом царица нашла огромную и богатую землю.

На другой карте, которую Пинсону показал книгохранитель Ватикана, был изображен «золотой остров» Зипангу, лежащий в океане тоже на запад от Испании. Земля царицы Савской и остров Зипангу с его золотыми сокровищами были соединены Пинсоном в одно целое.

Вскоре он пустился вместе с Колумбом искать эту благодатную морскую землю.

Если Пинсон и Дмитрий Герасимов встречались у стола «книгохранителя» Иакова, то русский книжник впоследствии должен был с особым вниманием следить за первыми печатными известиями о плавании Колумба и Пинсона.

Поражает быстрота, с которой наши предки узнали и об открытии Магеллана.

Уже при дворе Василия Третьего появилась рукопись «О Молукицкихъ островехъ и иныхъ многих дивныхъ, ихъ же новейшее плаванiе кастеллановъ, рекше испанскихъ…».

«Возвратился есть въ дняхъ сихъ единъ отъ пяти корабль оныхъ» [109] , — повествует рукопись.

Она была составлена «Максимилианом Трансильваном», как указал безвестный русский переводчик, может быть толмач Власий. Речь идет о Максимилиане Трансильванском, секретаре Карла Третьего, повелителя Германской империи и короля Испании. Карл снаряжал Магеллана в поход. Королевский секретарь первым поведал миру о возвращении спутников Магеллана в письме к одному кардиналу, и это письмо, изданное в Кельне, было немедленно переведено московскими толмачами.

Следы и здесь ведут к Дмитрию Герасимову. В 1525 году в Риме он познакомился с монсиньором Франческо Чьерикати, «епископом Апрутинским и принцем Терамским».

Всего лет за пять до этой встречи Чьерикати был папским представителем в Барселоне. В его свите состоял рыцарь Родосского ордена Антонио Пигафетта из Виченцы. Этот молодой ломбардец пустился вместе с Магелланом в плавание и возвратился в Европу на корабле «Виктория».

Незадолго до приезда русского посла в Рим Пигафетта под кровлей Ватикана докладывал папе Клименту Седьмому об открытии Магелланова пролива.

Нельзя представить себе, что Герасимов не расспросил монсеньора Чьерикати об итогах плавания Магеллана.

В Венеции же, во Дворце Дожей, Дмитрий Герасимов видел летописца Марино Сануто, который хорошо знал Пигафетту и читал еще в рукописи книгу о его скитаниях в лазурных морях.

Сануто описал величавого седобородого «скифа» в черно-красной одежде, подбитой отборными соболями.

Но это еще не все. Проследив за путешествиями московских послов при Василии Третьем, мы узнаем, что вскоре после того, как корабль «Виктория» бросил якорь в порту Севильи, ко двору короля испанского прибыли гости из Московии. В составе посольства были Иван Засекин-Ярославский и пытливый толмач Власий.

Несколько слов о русском посольстве в Испанию 1524–1525 годов.

Во-первых, сведения об Испании собирались на Руси еще в конце XV века.

В 1490 году архиепископ новгородский Геннадий писал митрополиту Зосиме: «Сказывал ми посол цесарев про шпанского короля, как он свою очистил землю; и из тех речей и список к тебе послал…» [110] .

В 1524 году, как известно, Испания находилась в состоянии войны с Францией за Италию. Габсбурги относились неприязненно к французскому королю, и поэтому московские послы не могли следовать в Испанию через Францию. Новые подробности касательно выбора пути установлены лишь в недавнее время.

Оказывается, венецианец Марино Сануто, о котором только что была речь, следил за движением московских послов, так же как и за пребыванием Дмитрия Герасимова в Италии.

Сануто указал, что русские двинулись из Вены на Фландрию. Но в Венском архиве хранится письмо к Карлу Пятому от его брата Фердинанда. Австрийский историк Г. Юберсбергер, видевший эту бумагу, еще в 1906 году заявил, что люди из Руси ехали в Испанию через Фландрию и Англию.

Посещение Англии русскими людьми в 1524 году оставалось неизвестным до… 1954 года, когда Я. С. Лурье выступил с небольшой, но весьма содержательной статьей [111] .

Речь идет о морском путешествии от Голландии до Испании, с заходом в Англию. Значит, Осип Непея не был в 1556 году первым русским человеком, отправившимся в Британию после мнимого «открытия» Московии Ченслером!

Путь к Пряным островам

Теперь мы остановимся на тех сведениях, которые были получены учеными Западной Европы от московитов и немедленно введены в обиход.

И. И. Засекин-Ярославский, называемый Герберштейном почему-то Посеченем, С. Б. Трофимов и толмач Власий, побывав при дворе Карла Пятого, возвращались через Австрию в Москву.

Фердинанд, инфант Испанский, эрцгерцог Австрийский и герцог Бургундский, приказал ученому епископу венскому Д. Иоганну Фабру записать рассказы русских людей.

Во время этих бесед толмач Власий переводил речи своих товарищей на немецкий язык и латынь. Кроатские и далматинские переводчики, присутствовавшие при собеседованиях, без особого труда понимали русских. Опрос послов происходил 23 августа 1525 года [112] .

Иоганн Фабр записывал рассказы о Ледовитом море, обширнейшее побережье которого уже находилось под властью Москвы. При этом упоминались имена Гекатея, Плиния, Амония Историка и других ученых и пиитов древности, делались сравнения Ледовитого моря с морем Черным.

Засекин-Ярославский и дьяк Трофимов говорили, что азиатские области Московии намного пространнее ее европейских земель. Они рассказывали о белых медведях, бобрах, соболях, куницах. Это дало Иоганну Фабру повод к размышлению, отчего у полярных медведей именно белые шкуры.

«Причиной того весьма можно почесть господствующий на севере холод, производящий всегда белизну, как учит философия», — писал Иоганн Фабр.

Он замечал, что русские меха — самые лучшие и дорогие в мире и за ними приезжают торговцы из самых отдаленных стран.

Менее чем через месяц после встречи с русским посольством венский епископ закончил работу над своим донесением, отправленным Фердинанду. Уже в 1526 году эту записку издали отдельной книгой, и ученые Западной Европы, в том числе Англии, Испании и Фландрии, где только что побывали русские послы, узнали о Ледовитом море и северных народах, живущих на его побережье.

Через год англичанин Роберт Торн, живший в Испании, предложил английскому королю Генриху Восьмому снарядить поход к полюсу и берегам ледяной Тартарии [113] . Торн принес британскому послу в Испании, Эдварду Лею, карту, где явственно был показан свободный морской путь вокруг Азии.

Торн надеялся достичь Китая, Малакки, Индии, обогнуть мыс Доброй Надежды и возвратиться в Западную Европу, но не смог осуществить своей мечты, так как умер в Севилье в тот год, когда вручил свою карту Эдварду Лею.

И Лей и Торн, без сомнения, знали о приезде московских послов в Испанию и читали не только Иовия, но и книжку венского епископа, где приводились русские сведения о необозримом побережье Ледовитого или Кронова моря, уходящем на восток от Московии.

Дмитрий Герасимов и Истома высказали мысль о возможности достижения Пряных островов и Китая Северным морским путем. В Риме в 1525 году Герасимов говорил Павлу Иовию, что в древности китайцы плавали не только в Индию, но и в «Золотой Херсонес» — Малакку, куда они привозили собольи меха. Где же китайцы брали соболей, как не на берегах холодного Скифского моря? Значит, Китай лежит где-то неподалеку от скифских берегов.

Дмитрий Герасимов смело начертал будущий морской путь в Китай. Путь этот можно было начать от устья Северной Двины. Вот что написал со слов русского посла римский ученый Павел Иовий Новокомский (Джьози):

«Достаточно известно, что Двина, увлекая бесчисленные реки, несется в стремительном течении к северу и что море там имеет такое огромное протяжение, что по весьма вероятному предположению, держась правого берега, оттуда можно добраться на кораблях до страны Китая, если в промежутке не встретится какой-нибудь земли…» [114] .

Так Герасимов прокладывал еще никем не изведанный путь от Северной Двины до берегов Китая. Дмитрий Герасимов рассказывал и об огромном участке морского побережья к западу от двинского устья, ранее разведанном Герасимовым, Истомой и Власием, вплоть до Дании.

Эти люди знали и об огнедышащих горах Севера, извергающих дым и пламя. Речь идет о вулканах Исландии. Русские послы-путешественники говорили также, что на Севере лежит «земля Енгранеланд», которая «прежде была подвластна новгородцам», как пометил в своих записях Герберштейн.

Не так уж и важно, что именно русские называли «землей Енгранеланд» — собственно Гренландию или Шпицберген, который часто считался ее восточным продолжением. Гораздо важнее то, что в Западной Европе к тому времени успели забыть об открытой Гренландии и русские люди напоминали о ней западноевропейским ученым.

Толмач Власий, бывавший в Дании и Испании, прекрасно понимал, что от Геркулесовых столпов до страны Золотой Бабы можно пройти морским путем, держась близ западных берегов Европы, огибая Скандинавию и Лапландию.

Так русские люди в XVI веке изучали просторы мира и волей-неволей наметили исполинский восточный водный путь от крайнего запада Европы до полуострова Малакки.

Мечта Герасимова, известие о плавании Истомы нашли отклик у Себастьяна Кабота. Через два года после выхода в свет книги Павла Иовия два корабля из Бристоля отправились в поход к берегам Северной Тартарии.

Мореходы устремлялись к Китаю и «Золотому Херсонесу».

Загадочный Аниан

Древний римский географ Помпоний Мела говорил, что путь через Северный океан приводит в Восточное море, мимо земли, обращенной к востоку. За этот землей, за необитаемыми странами и областями возвышается мыс Табин. Он стоит у моря. Табин сделался хотя и призрачным, но все же путеводным маяком на пути в «Пряные страны».

Русские книжники, бывавшие в Западной Европе, познакомились с творением Помпония Мелы еще по первому печатному изданию 1471 года. Но стоит помнить, что уже в первой половине XVI века на Руси появился перевод: «Космографiя Понъпонiя Меле».

Матвей Меховский подвергал сомнению описание Севера у Мелы и замечал, что римский географ сообщает «подробности, как будто виденные во сне».

Сведениям Мелы не верили после устных русских рассказов о Югре. Но мыс Табин долго существовал в воображении иноземных ученых, хотя никто в точности не знал, где он находится. Древние помещали его сначала в Индийском океане, затем мыс-скиталец стал постепенно перемещаться на север и северо-восток. Нечто подобное происходило и с Золотой Бабой.

Дмитрий Герасимов еще был жив, когда на картах мира появился пролив Аниан, и у космографов мира родилась догадка о том, что именно этим проливом можно пройти к берегам Америки, Китая, что Аниан — страж морского пути в Индию и к Пряным островам.

Дряхлый Дмитрий Герасимов жил в Новгороде. В те годы составитель карты Московии космограф Баттиста Аньезе на своих чертежах уже постарался связать Атлантику с Восточным океаном, показав между ними на севере сплошную водную полосу.

В 1538 году Герард Меркатор первым провел на всемирной карте раздельную черту между материками Азии и Америки, опровергая этим самым мнение о том, что Новый Свет является восточным полуостровом Азии.

Через два года Себастьян Мюнстер, издавая в Базеле творения Птолемея, нанес на карту пролив между Азией и Америкой. В то время Мюнстер имел под рукой «портоланы» — морские карты Баттисты Аньезе. На Мюнстера повлияли также рассказы Меховского о Кореле и Югре. Базельский космограф уже знал о «городе Сибири», Оби и Золотой Бабе. В 1540 году широкий пролив между восточным берегом Азии и Америкой появился на одном из глобусов, изготовленных в Нюрнберге. Через два года испанец Мендоза Коронада — разумеется, без всякого успеха — отыскивал проход из Атлантики в Тихий океан.

«Открыл» Анианский пролив не кто иной, как Джиакомо Гастальди, составитель «Новой карты Московии» 1548 года, выходец из Пьемонта, живший в Венеции. Он обозначил на карте 1562 года пролив Аниан между Азией и Америкой. Но в том же году Гастальди выпустил вторую карту мира, где уже никакого Аниана не было: Азия и Америка вновь соединялись в одно целое.

Заметим, что этот космограф кроме Аниана знал очертания Белого моря, Двины, Мезени, Печоры и Оби, лежавших на пути к мнимому Аниану. Минуло всего четыре года с того времени, как Гастальди открыл и тут же закрыл Аниан, а Болоннини Зальтерио выпустил в Венеции карту Северной Америки. На чертеже красовался узкий пролив, отделявший Америку от Азии.

Зальтериева карта в свое время была открыта в «Германском музеуме» в Нюрнберге. Герард Меркатор в 1569 году на карте всего света изобразил и Аниан и мыс Табин.

«Зрелище вселенной» — так назывался атлас Абрагама Ортелия, выпущенный в 1570 году. На одной из карт мы видим мыс Табин с выступом, обращенным на северо-запад, а восточнее Табина — Stretto di Anian — пролив Аниан.

По проливу под всеми парусами плывет двухмачтовый корабль. Еще восточнее простирается край огромной земли с надписью «часть Америки или Нового Света». Называется карта эта «Изображение Татарии или царства великого хана». Ортелий помещал Аниан под 60° северной широты. Карта Ортелия считается в то же время одним из первых чертежей Сибири. Космограф знал и о Новой Земле: он положил ее на всемирную карту в виде огромного острова.

Легенды досужих лжецов

Вокруг Аниана, «открытого» кабинетными учеными, уже шла борьба. Тут было немало забавных историй, наглого обмана, бахвальства и легкомыслия. Нередко Аниан открывали задним числом. Вот некоторые из примеров.

В Западной Европе был пущен слух, что еще в 1555 году, то есть до всякого открытия Аниана в кабинете Джиакомо Гастальди, португалец Мартин Хак плыл у берегов Индии. Западный ветер наполнял паруса корабля Хака. Этот ветер задержал мореплавателя у индийского побережья. Затем судно было отнесено далеко к северу. Его влекло ветром между какими-то островами, вдоль берега Северной Америки и наконец пригнало в пролив на 59° северной широты. После многих приключений Мартин Хак очутился в водах к юго-западу от Исландии и оттуда благополучно дошел до Лиссабона. Находился даже какой-то британский лоцман, уверявший, что он своими глазами видел в 1567 году в Лиссабоне печатное сообщение о походе Мартина Хака.

Так была сочинена сказка о сквозном плавании северным путем из Тихого океана в Атлантику.

За этой выдумкой последовала новая.

Спустя четыре года после того, как над Северной Двиной выросли деревянные башни и частоколы Архангельска, в 1588 году мореход Мальдонадо якобы посетил воды пролива Аниан. Существовал даже отчет об этом плавании, написанный на испанском языке и сопровожденный рисунками и чертежами. Эту рукопись обнаружили в XVIII веке в одной из библиотек Милана, а в первой четверти следующего столетия директор этой библиотеки Карло Аморетти впервые напечатал незадачливое сочинение Мальдонадо.

Лоренсо Феррер Мальдонадо, если он вообще существовал на свете, заявлял, что он отправился в феврале из Ньюфаундленда на северо-запад и, обогнув потом Америку, достиг входа в пролив Аниан под 60° северной широты. Здесь Мальдонадо пробыл с начала апреля до половины июня. Досужий лжец описывал реку, впадающую в Аниан. Берега ее были покрыты высоким и густым лесом. Плоды с этих деревьев можно было снимать круглый год. На привольных лугах паслись буйволы и кабаны. У самого входа в пролив с северной стороны на американском берегу находилась прекрасная гавань, готовая вместить до пятисот вымпелов. На волнах Аниана покачивались корабли, груженные сокровищами Китая. Люди на кораблях говорили по-латыни. Но с каких пор архангелогородцы с их окающим, певучим говором стали объясняться на языке Овидия или Цицерона?

Мальдонадо уверял, что корабль, плывший к северу от Аниана, направлялся из Китая в Архангельск.

Лоренсо Феррер Мальдонадо оповестил мир о том, что он, открыватель Аниана, уже в июле 1588 года возвратился тем же путем в Атлантический океан.

Третьим вольным или невольным, по выдающимся лжецом был грек Апостолос Валерианус, мореход испанской службы, принявший имя Жуана де Фуки.

Он служил у вице-короля Мексики и в 1592 году был якобы послан для поисков морского пути в Индию.

Уверяли, что Жуан де Фука, отправившись из Акапулко, проплыл мимо берегов Калифорнии до 47° или 48° северной широты и там открыл врата заветного Аниана.

Вход в Аннан лежал под прикрытием большого острова, а сам пролив был связан с морскими путями, которые шли на восток и юго-восток, на северо-восток и на северо-запад. Гладь Аниана была усеяна островами. Жуан де Фука без малого месяц плыл по Анианскому проливу и вскоре вообразил, что находится уже в Атлантике. Он вернулся в Акапулко в полной уверенности, что открыл Анианский пролив.

По следам Жуана де Фуки в 1595 году пошел испанский мореход Себастьян Серменьо. Он хотел подняться к северу вдоль западного побережья Америки, но не мог пройти дальше теперешней Британской Колумбии.

Аниан продолжал существовать лишь в воображении географов и мореплавателей.

Баренц и его спутники верили в существование мыса Табин и Аниана.

«Когда он будет обогнут, то, надо думать, мы должны будем попасть в пролив Аниан, а отсюда могли бы свободно плыть к югу, сообразно с протяжением земли», — писал один из спутников Баренца.

В 1594 году спутник Баренца Корнелий Най, дойдя до Вайгачского пролива, вообразил, что находится на самых подступах к мысу Табин. Най решил, что совершил великое открытие, и повернул обратно.

В том же году призрачный Аниан возник на круглой карте Уайтфлайта, поместившего на земле Северной Америки надпись: «Америка или Новая Индия».

Джузеппе Розаччио из Порденоне к 1599 году составил очерк всеобщей географии, который должен был войти в венецианское издание сочинений Птолемея. Розаччио отважно нанес Аниан на карту мира, но убрал пролив с другой карты.

Этот подражатель Гастальди погружался в размышления и о границе Европы и Азии. Он провел этот рубеж на севере по Скифскому морю и мысу Табин. Рассматривая Америку, космограф возле 60° северной широты сделал надпись: «Страны севернее доселе неизвестны».

Но, помещая на одной из карт Аниан как пролив между Азией и Америкой, Розаччио на другом чертеже вновь соединяет великие материки и именно на месте их слияния ставит заманчивую надпись: «Terra incognita».

Аниан снова закрыт!

У Великой Китайской стены

Что же открывали наши предки? Где побывали они в XVI веке? Какие новые вести о Северо-Востоке принесли они к подножию Московского Кремля?

В то время, как западноевропейские странствователи только мечтали о проникновении в Китай и Индию морем и сушен, русские люди уже побывали под гулкими сводами ворот Великой Китайской стены.

Португалец Мендес Пинто (Мендише Пинту) [115] , свирепый пират, проливавший человеческую кровь на двух океанах, после 1540 года пробрался к берегам Китая. Пинто осквернил древние могилы и храмы, надеясь найти в них золотые клады. Он попал в руки китайцев, был высечен прутьями и приговорен к каторжным работам.

Пинто ворочал камни на починке Великой Китайской стены. Там он, к немалому удивлению, встретил русских людей. Они, как говорил пират, попали в Китай, испытали там какую-то беду, но были спасены дружелюбно настроенными монголами.

Вторично Пинто видел московитов в Северном Китае, в одном из городов, где властвовал монгольский хан. Ко двору хана прибыли в составе посольства некоего Корао московиты, облаченные в кафтаны, подбитые мехом соболей.

Пинто и в третий раз встретил русских. Это были тоже послы к монголам. Русское посольство поражало своим великолепием.

Пинто не имел возможности заглянуть в китайские летописи. Если бы он прочел иероглифы историков того времени, он узнал бы, что сибирский народ «югуры» — югра — платит русским дань соболями. Уже тогда, задолго до походов Ермака, пекинские летописцы включали во владения Руси области Сибир и Кашань — Сибирь и Казань!

Сигизмунд Герберштейн, современник Мендеса Пинто, в 1549 году выпустил свой труд о Московии, основанный на сведениях, полученных им от русских людей.

Если пират Мендес Пинто не раз слышал в Китае о большом «озере Москобия», то Герберштейн писал о «Китайском озере», из которого якобы вытекает Обь. Пожалуй, это был действительно, как предположили потом русские историки, Зайсан-нор.

Обь — Иртыш — озеро Зайсан — Черный Иртыш — вот вполне возможный торговый путь в самое сердце Азии.

Русские в начале XVI века знали, что на берега Зайсана приходят «черные люди» и приносят жемчуга и самоцветы. Жемчужные зерна Индийского океана переходили в руки северян, добытчиков соболей, ловцов полярных соколов, торговцев «рыбьим зубом».

Награды Ивана Грозного

Между 1551 и 1557 годами в Москве жил какой-то итальянец — «фрязин», как должны были называть его на Руси. Кто именно он был — не установлено до сих пор. Но достоверно одно, что он читал рассказы Дмитрия Герасимова в передаче Павла Иовия и, подобно Паоло Чентурионе, хотел проложить через Московию путь для вывоза пряностей из Индии.

Гость из Италии написал «Донесение о Московии».

Списки этого «Донесения» легли на полки Ватиканской библиотеки, книгохранилища Ватичелли в Риме, попали в Британский музей и Королевскую библиотеку в Берлине.

В «Донесении о Московии» черным по белому было написано, что великий князь Московский «назначил большие награды» мореплавателям за открытие водного пути в Индию и Китай.

«Все очень рады и возлагают большие надежды», — писал составитель «Донесения» [116] .

Этот неизвестный писатель, как видно из его труда, немало бродил по свету.

Он побывал в Нормандии и Норвегии. В первой из этих стран якобы видел людей, живущих в воде и пожирающих сырую рыбу. В Норвегии ему довелось видеть косматого юношу из племени сетрипонов, одетых в медвежьи шкуры.

«Сетрпионы — не серпоновцы ли это Герберштейна?» — спрашивает М. П. Алексеев, разбирая «Донесение о Московии» [117] .

Как известно, серпоновцами Герберштейн называл племя, жившее близ «крепости Серпонова, лежащий в лукоморье за рекой Обью». Если сетрипоны действительно соответствуют жителям сказочного лукоморья, то, возможно, здесь скрыт намек на доступность Северного морского пути. Иначе как же могли сетрипоны, жители Северной Азии, попасть к берегам Норвегии?

В качестве отступления, небесполезного для читателя, приведем несколько других известий, подобных сообщению неизвестного итальянца.

В 1508 году французские мореходы в Немецком море встретили лодку, в которой находились семь человек необыкновенного вида. На них были одежды, сшитые из рыбьих шкур. Они пили кровь, ели сырую говядину. Из этих сыроядцев выжил только один, самый молодой по возрасту. Его довезли до Орлеана, где в то время находился король французов Людовик Двенадцатый, бывший герцог Орлеанский.

Этот случай был приведен в «Истории Венеции» кардинала Пьетро Бембо, напечатанной в 1552 году.

В 1552–1553 годах в Сарагосе вышла в свет книга испанского историка Франсиско Лопеса Гомары, посвященная великим открытиям. В ней он сообщал о том, что «индийцы» во времена Барбароссы были занесены морскими течениями к побережью Любека.

Далее Гомара вспоминал, что однажды в Болонье и Венеции он имел беседу с ученым шведским епископом Олаем Магнусом.

О нем мы в свою очередь знаем, что Олай лет через пятнадцать после встречи Дмитрия Герасимова с Иовием в Риме прилежно трудился над составлением карты Северной Европы. Епископ показал на ней просторы от Гренландии до Лапландии и от Шотландии до Новгорода.

Изображения полярных соколов, соболей, горностаев, белых медведей, тюленей, оленьих нарт и даже панорама Ледового побоища украшали эту карту.

Под влиянием Герасимова и Иовия епископ Олай ограничил Скандию и Лапию Скифским океаном.

Был еще случай, когда Олай Магнус, окружая тайной свое пребывание в Испании, добился в Севилье свидания с Себастьяном Каботом. В беседах с ним Олай предлагал знаменитому мореходу начать плавание в Китай вдоль побережья Скифского океана. Ту же мысль Магнус высказывал и при встрече с Гомарой.

Гомара каким-то образом связал предложения Олая насчет Китая с данными об «индийцах», подобранных на любекском берегу чуть ли не пятьсот лет назад. Об этих «индийцах» Гомара знал вот откуда.

В 1509 году в Париже была издана «Космография» папы Пия Второго (Энея Сильвия). На листе втором Пий писал:

«Я сам читал у Оттона (епископа Фрейзингеиского), что во времена германских императоров был пригнан бурей к германским берегам индийский корабль и индийские торговцы.

Гонимые неблагоприятным ветром, они прибыли с востока, чего не могло бы случиться, если бы, как многие утверждают, северное море замерзало сплошь», — размышлял папа-космограф [118] .

Налицо представление о том, что Ледовитый океан не есть преграда для пути к востоку, в сторону Индии.

Возможно, это место изложено именно так не самим Пием, а издателем его «Космографии» в 1509 году, то есть уже после открытия морского пути в Индию.

Оттон фон Фрейзинг, на которого ссылался Эней Сильвий, жил в 1114–1158 годах. Настоятель монастыря в Бургундии, участник крестового похода Конрада Третьего в 1147–1149 годах, Оттон около этого же времени написал свою хронику, вероятно дополнив ее впоследствии, так как случай с «индийским» кораблем в Любеке произошел несколько позже, как принято считать — при Барбароссе, в последние годы жизни Оттона, а точнее — между 1152–1158 годами. В то время Оттон жил в Фрейзинге, что в Верхней Баварии.

Итак, Пьетро Бембо и Гомара, как будто сговорившись, хотя один из них находился в Бергамо, а другой в Сарагосе, почти одновременно сообщили в своих книгах о случае в Немецком море и об «индийском» корабле, выкинутом близ Любека в 1152–1158 годах.

Надо заметить, что Бембо знал оба этих события, тогда как Гомара говорил только о любекском происшествии.

В 1554 году Гильом Ронделэ в книге «Физика моря» поведал, что в XVI столетии в Норвегии после большой бури были пойманы какие-то морские чудовища. Это уже прямая перекличка с известием о сетрипонах неизвестного итальянца, писавшего о них около 1557 года.

В Московской Руси этот итальянский путешественник собирал сведения о северных племенах. Самыми отдаленными обитателями мира он считал каких-то чябаней, стегаев и тегаев. Он писал о пушных сокровищах Московии и пытался установить, где находится «конец твердой земли» московитских владений. Есть предположение о том, что он состоял на русской службе.

В этом писателе, дополнившем сведения Павла Иовия, а следовательно, и Дмитрия Герасимова, обычно видят посла венецианской республики Марко Фоскаринн, посетившего Русь в 1537 году.

Но я, пожалуй, не ошибусь, если укажу на другое лицо, как на вероятного сочинителя «Донесения о Московии». Этот флорентийский агент Джиованни Тетальди, проживший на Руси, начиная с 1551 года, без малого пятнадцать лет.

Историю жизни Тетальди изучал профессор Е. Ф. Шмурло (1853–1935), живший одно время в Дерите (Юрьеве).

Я надеялся на то, что можно отыскать архив Шмурло, где могли храниться подробные данные о Тетальди. Но, увы, бумаг русского историка не оказалось ни в Тарту, ни в Ленинграде.

Все его наследство надо искать в Риме, где Шмурло жил после 1903 года в звании корреспондента Петербургской Академии наук. Он весьма прилежно изучал историю связей Москвы и Рима, работал в архивах Ватикана.

«Донесение о Московии» писалось около 1557 года — в те времена, когда Аника Строганов посылал два отряда для исследования Сибири и московиты уже успели побывать по ту сторону Великой Китайской стены.

Марко Фоскарини или Джиовании Тетальди написали «Донесение о Московии»? Будем надеяться, что этот вопрос будет рано или поздно выяснен.

Но давайте попробуем разрубить гордиев узел истории происхождения Аниана.

Ведь Неизвестный около 1557 года сообщает, что Московский великий князь «уже прежде»,то есть еще до плавания Чинслера, назначил награды тем, кто пройдет морским путем к берегам Китая и Индии.

Много позже, в 1560, 1562 и последующих годах, итальянские космографы впервые обозначили Аниан на своих картах.

Этих фактов никто не сопоставлял во времени. Русские землепроходцы никак не могли отвечать за пьемонтских, венецианских или генуэзских ученых, заимствовавших, как пишет Л. С. Берг, название «Аниан» у Марко Поло [119] . Как пролив ни называть, о его существовании наши предки знали, очевидно, ранее, чем ученые Западной Европы.

Весь вопрос об Аниане требует пересмотра.

То, о чем мечтал Олай Магнус, в 1554 году хотел осуществить Густав Ваза, король шведский. Он вел переговоры с французским политическим писателем Юбером Лангэ, лишившимся своей родины. Ему предлагалось возглавить морской поход на Север, чтобы установить, можно ли проплыть в Китай и Восточную Индию. Но какие-то обстоятельства помешали Густаву Вазе послать свои корабли к Скифскому океану.

Юбер Лангэ, друг Меланхтона, лет через пять оказался при дворе Августа Саксонского. Путешествовал Лангэ с тех пор лишь в качестве посла Августа.

Французский гуманист написал «Мнение о России» [120] .

К «странам новым и диким», к льдам Скифского океана Юбера Лангэ, как он сам признавался, уже не тянуло, и ему были больше по душе Виттенберг и Дрезден.

VI. ПОД СЕНЬЮ МОРСКОГО СКИПЕТРА


Земной круг

Москва — Китай — Индия…

Земной круг

Большой жизнью дышало Ледовитое море. Русские ло́дьи качались на его студеных волнах. Мореход Федор из Холмогор плыл от устья Колы на Печору, и его судно с двадцатью парами весел опережало корабль Стифена Барроу.

Барроу отплыл на русский Север, напутствуемый Себастьяном Каботоы.

В 1556 году Стифен Барроу тянулся за лодьей зверобоя Гаврилы до Мезенской губы. Гаврила двинулся дальше, куда шло двадцать восемь быстрых поморских лодей. Англичане же у Новой Земли стали искать других провожатых. Они, конечно, нашлись в лице отважного помора по прозвищу Лошак и его спутника, встретивших иноземцев у берегов Новой Земли. Эти поморы хорошо знали путь к Оби и на восток от нее. Лошак рассказывал Барроу о горных вершинах Новой Земли, сравнивал их с высотами Полярного Урала, обнаруживая большие знания природы Севера.

Еще замечательней был холмогорский кормчий Федор — тот, который подарил Барроу калачи и горшок каши при встрече в Коле.

В щедром кормчем некоторые историки видят землепроходца Федора Товтыгина, считая, что он и передал английским мореходам древнее сочинение «О человецех незнаемых в восточной стране». В нем уже упоминались обитатели Мангазейской области.

Спутник Барроу шкипер Ричард Джонсон перевел на английский язык рассказ Федора, прибавив, что Товтыгин сам не раз посещал страну самоедов, живущих на морском побережье за Обью.

В донесение Ричарда Джонсона были включены данные одного пермского жителя, который ходил в Китай через Бухару, «а также другим путем ближе к морскому берегу». Этот другой путь начинался от Двинской земли, шел на Печору, с Печоры на Обь водою, а зимой — на оленях.

С Оби следовали на юго-восток до земли желтых и черных калмыков.

Куда вела эта дорога — в Монголию, теперешнюю Туву или современный нам Западный Китай? Бесспорно лишь одно: наши предки, достигнув Оби, сразу же начали устанавливать связи с Китаем через Сибирь и разведывать Северный морской путь для этой же цели.

Вести с Севера стекались в Москву. Знатный итальянец Рафаэль Барберики, занимавшийся коммерцией, находясь в Москве, своими глазами видел обитателей дальнего Севера. Они привезли обычную дань русскому государю. Любопытно, что как только разговор зашел про Обь, начались рассказы о дорогах к «Китайскому озеру» и славному городу Ханбалыку. Барберини записал «слышанное от других обо всем достопримечательном около Сибири и Китая».

«Сведения же эти собирал я от тех, которые там были», — свидетельствовал Рафаэль Барберини [121] .

Явившись в снежную Московию с доверительными письмами английской королевы и Филиппа Испанского, Барберини настойчиво, насколько это позволяло ему положение незваного гостя, расспрашивал о северных странах и дорогах, ведущих на Северо-Восток.

В больной голове Филиппа Второго жила мечта о мировом господстве, которую он вынашивал вместе с кровавым герцогом Альба де Толедо. Уже тогда они напряженно следили за жизнью Московии: в руках ее были ключи от узорчатых ворот Китая и Индии.

Рафаэль Барберини не мог спокойно спать на московских пуховиках, пока не разузнал о Полярном Урале, который он по старинке отождествлял с Рифейскими горами. Он даже отыскал сына одного из участников похода Семена Курбского и Петра Ушатого и расспросил его о первых попытках взойти на рифейские вершины. Затем он слушал рассказы о югорских белых соколах, Золотой Бабе, охоте на соболей, загадочной реке Таханин, струящей свои воды в области за лукоморьем.

Как только Барберини вернулся в Италию, папский библиотекарь немедленно затребовал от путешественника его записки о Московии.

Не мудрено! Ведь всего года за два до этого на картах Азии впервые появились Молгомзея к востоку от Оби и пресловутый Аниан на крайнем северо-востоке Азии.

В одно время с Барберини в Москву заявился столь известный впоследствии Генрих Штаден, о котором речь впереди. По недосмотру он попал, как козел в огород, прямо в Посольский приказ, где собирал данные о путях на Северо-Восток.

В Западную Европу летели донесения других иноземных соглядатаев.

Они изумлялись размаху, с которым Иван Грозный укреплял одно из своих «окон» в страны Севера — красивую и многолюдную Вологду. В 1566 году на постройке вологодской крепости работало ежедневно десять тысяч человек. Стены крепости в окружности должны были иметь две тысячи четыреста саженей. Так было решено охранять пути к Двине, Печоре и Югре.

Вскоре через Вологду проследовали на Северо-Восток двадцать отважнейших русских людей «для проведывания земель соседских царств и язык». Им было приказано составить «доезд» своим будущим скитаниям в малоисследованных областях.

Затеи Генриха Штадена

В 1574 году Генрих Штаден появлялся в Вологде, Белоозере, Каргополе и Коле. До этого он то пристраивался в опричники к Ивану Грозному, то молол зерно в Рыбинске, а иногда не брезговал и грабежом на больших дорогах.

Штаден быстро сообразил, что в русском Поморье скрещиваются пути из «еуропских стран», ведущие в Индию, Китай, Шемаху, Персию, Бухару и Хиву.

Кола, Холмогоры, Каргополь, Вологда были важнейшими торговыми складами на узле этих дорог. Амбары Вологды ломились от соболей, которых привозили туда из-за Каменного пояса.

Года два бродил Генрих Штаден по Поморью. Он вошел в доверие к главному сборщику соболиной дани в Пустозерске — Петру Вислоухому.

О том, какие люди встречались в Поморье, дает представление такой случай. В Коле, где побывал Штаден, жил кормщик Павел, которого иноземцы на свой лад называли Нишецем. Павел Нишец не раз хаживал на своей лодье в Вардегус, его хорошо знали бюргеры Тронхейма. В Вардегусе, в свою очередь, жил начальник местной крепости Мунк, который однажды поклялся датскому королю Фридерику Второму отыскать вновь Гренландию, на долгие годы отрезанную от внешнего мира.

После клятвы Мунка прошло около пяти лет, а дело не двигалось: в Гренландию никто из скандинавов плыть не хотел.

Тогда Фридерик приказал Мунку пригласить Нишеца из Колы, потому что русский кормщик знал дорогу в Гренландию. Это происходило в 1576 году, когда Генрих Штаден собирался покинуть Колу [122] .

Время не сохранило дальнейшие известия о русском искателе Гренландии.

Современником Павла Нишеца и, возможно, его знакомым был Федор Чудинов из Кандалакши, написавший историю Лапландии и Карелии и создавший впервые письмена для карелов. Жил тогда в Поморье и Трифон Печенгский, носивший вместо пояса железный обруч и бывший «грозным для врагов воином». Эти суровые люди держали в своих руках земли от Печенги до устья Северной Двины. С такими знатоками Севера и старался сблизиться Генрих Штаден.

В то время когда Павел Нишец собирался плыть в Гренландию от деревянных настилов Кольского пристанища, далеко на востоке первые землепроходцы, посланные Строгановыми, собирали сведения о Тахчее, Тоболе, Иртыше.

Григорий и Яков Строгановы были приняты Иваном Грозным. Царь пожаловал им грамоту, чтоб они «имели старание» в покорении Сибирского царства под власть Русской державы [123] .

Успехи русских тревожили иноземцев и усиливали их стремление к наживе за чужой счет. На русский Север зарились короли, купцы, пираты, мореходы… Кого тут только не было, каких только патентов и привилегий не получали различные искатели приключений!

Свидетельства герцогини Пармской, открытые листы бургундского двора, патенты Филиппа Испанского, письма французского посла в Дании, указы датского короля, устав торгового дома «Симонсен и К о» в Антверпене — все эти пышные бумаги вручались иноземцам при отправлении их к берегам Северной Руси, освоенным трудами нашего народа.

По мере продвижения русских открывателей все далее и далее на восток вдоль Ледовитого океана к догадкам о возможности достижения Китая и Индии стали присоединяться и мысли о том, что Московия может где-то граничить с Америкой.

Такое предположение было высказано в 1575 году французским географом Андрэ Тевэ, не раз писавшим о России, в его книге «Всемирная Космография» [124] .

В этом большом фолианте были помещены описания Печоры, Щугора, Каменного пояса, Оби, Тюмени. Тюмень, как свидетельствует Тевэ, к 1575 году уже зависела от власти Москвы и платила ей дань. Дорога от Тюмени до Китая занимала шестьдесят дней. Но вот какие слова обронил Тевэ насчет Нового Света: «Страны, расположенные ниже, ближе к Америке, гораздо холоднее; ими владеют и повелевают вышеупомянутые московиты…»

Вскоре об Америке заговорил и Генрих Штаден. Его мы оставили в Поморье. Наслышавшись в Коле рассказов о Гренландии, Печоре и Оби, Штаден покинул Русь и поспешил в Голландию. Там он выполнял самые темные поручения: собирал сведения о приезжих русских торговых людях, на которых, после их отъезда на родину, должны были напасть европейские пираты.

Потом этот соглядатай, отъевшийся на русских хлебах, поехал в Германию и Швецию, стараясь получить там проезжие грамоты в Московию.

Он предлагал свои услуги императору Рудольфу, гроссмейстеру Немецкого ордена и Стефану Баторию.

Наконец Штаден добрался до Люцельштейна, что в Вогезах, где жил пфальцграф Георг Ганс.

Этот князек встретил Штадена с распростертыми объятьями, так как испытывал болезненную ненависть к Московии и, не считаясь со своими возможностями, грозился уничтожить великое государство. Пфальцграф прочил себя в адмиралы пиратского флота, с помощью которого надеялся победить «московита». Георг Ганс повторял слова герцога Альбы о всемирной московской опасности.

В тот год, когда Генрих Штаден, находясь на полном содержании у вогезского правителя, сочинял донесения о Московии, при мадридском дворе шли хлопоты о посылке людей в Москву для изучения торговых путей на Восток.

Аниан вновь появился на карте Мартинеса.

Штаден уже располагал русскими данными о стране Мангазее, Новой Земле, Тунгусии, Китайском озере.

Что же он писал в замке Георга Ганса, подкрепляясь знаменитой вогезской вишневкой и форелями?

Штаден составил «Описание правления и страны Московитов», а также план захвата русского Севера, перечислял имена пиратов, его дружков в Антверпене, Гамбурге и Бергене, которые вели разведку на Руси. Они должны были поступить под начало сиятельного вогезского морского разбойника. Вогезский покровитель Штадена отправил письмо к гроссмейстеру Немецкого ордена. Это послание Георга Ганса хранилось в Государственном тайном архиве в Берлине.

Люцельштейнский пфальцграф сообщал, что на протяжении тысячи миль к востоку от Мезени по берегу моря живут «язычники и дикие народы».

«Из Оби-реки можно проплыть в Америку, причем два рейса из Колы или Оби в Америку равняются одному тому, который можно сделать туда из Испании», — писал Георг Ганс.

Такую ошеломительную истину привез из Колы московский опричник, рыбинский мукомол и международный разведчик Штаден. «Затем через окрестные страны можно будет пройти до Америки», — уверял он, изложив свой план захвата русского Севера [125] .

Алферий-голландец у Строгановых

Трудами русских мореходов и открывателей стремились воспользоваться иностранцы. Сообщая врагам Московии список мореходов и пиратов, которых можно привлечь для борьбы со страшным «московитом», Штаден упоминал о Симоне Ван-Салингене, жившем в 1578 году в Гамбурге.

Здесь к нам в руки попадает конец нити, которая связывает Штадена не только с Ван-Салингеном, но и с небезызвестным Оливье Брюнелем.

Оба эти голландца почти одновременно прибыли в Печенгу и Колу на кораблях антверпенской компании Симонсена.

Эти корабли пришли в Печенгскую губу в 1565 и 1566 годах, где их встречал препоясанный железным обручем Трифон Печенгский.

Оливье Брюнель, перейдя на поморскую лодью, прибыл в Холмогоры, где засел за русский букварь. Но он успел пройти только азы. Доучивать русскую грамоту пришлось в ярославской темнице, куда Брюнель был ввергнут по обвинению в излишней любознательности, которую успел проявить в Северной Руси.

Брюнель убедил Якова и Григория Строгановых в том, что он был облыжно обнесен «английскими гостями» из торговой зависти.

Могущественные покорители Севера вывели Брюнеля из-за тюремных решеток. Голландец перебрался в строгановские владения.

Из Соли-Вычегодской или из Перми Великой Брюнель предпринимал от имени своих хозяев далекие странствия. Ему были известны русский дорожник путей в Сибирь и карта Антона Вида, составленная со слов московского окольничего Ивана Ляцкого. На карте этой уже были показаны Обь, город Сибирь, Тумен Великий.

Алферий-голландец (так звали в России Брюнеля) ездил на Обь сушей и поднимался вверх по великой реке, очевидно до самого устья Иртыша. Мощный приток Оби, как думал Брюнель и как доносил об этом Строгановым, имел связь с «Китайским озером». На этой реке видели большие корабли с драгоценными товарами. Кораблями управляли смуглые или черные люди, обитавшие близ «Китайского озера». О «Китайском озере» шли дивные слухи. Брюнелю рассказывали, что на озере раздается звон невидимых колоколов. Эти вести Алферий слышал и в 1576 году, когда на строгановском корабле дошел до Оби морем. С ним был русский вожатый, который хорошо знал ход через новоземельские проливы.

Брюнель не раз ездил в Нидерланды за товарами для Строгановых. Он побывал там вскоре после того, как эту страну посетил Генрих Штаден.

В Антверпене шли оживленные разговоры о морском пути на Северо-Восток. Брюнель сманил ехать в Московию своего знакомого Яна ван дер Балле, известного потом под именем голландского немчина Ивана Деваха-Белоборода, о котором в дальнейшем нам еще придется сказать несколько слов…

В 1581 году, в ту пору, когда Ермак Тимофеевич оглядывал сокровища, доставшиеся ему в брошенном Кучумом городе Искере, Алферин-голландец по приказу Строгановых вновь спешил в Нидерланды. По пути он заехал в город на острове Эзель, что в Рижском заливе. Там жил голландец Иоганн Балак, хороший знакомый известного космографа Герарда Меркатора, столь отчетливо изображавшего на своих картах мыс Табин и пролив Аниан.

Балак дал Брювслю письмо к Меркатору в Дуйсбург [126] .

Оливье Брюнель, беседуя с Балаком, а впоследствии и с Меркатором, рассказал о замыслах Строгановых, которые строили на Северной Двине два корабля для плавания в Китай. Брюнель не прочь был принять участие в таком походе, но с непременным условием, чтобы в числе команды кораблей были «некие хорошо известные русские» — из тех, что каждый год ездили к устью Оби.

Строгановы — именно они, а не их голландский наемник Алферий — предполагали вести опись побережья, исследовать печорское устье и входы в Обь с моря и надеялись, что их корабли могут подняться вверх по Оби до возможного места встречи с восточными купцами. Короче говоря, ими было задумано плавание морем и реками к «Китайскому озеру».

Когда Брюнель проезжал через Вологду, он стал свидетелем загадочных морских приготовлений Ивана Грозного.

Тысячи вологжан любовались большими кораблями, красовавшимися на реке против города. Изображения единорогов, слонов, драконов и львов, сверкая золотом и серебром, украшали эти, дотоле невиданные, отечественные морские корабли.

В 1581 году было построено двадцать таких великолепных судов с рисунками сказочных зверей восточных стран.

Иван Грозный надеялся в короткий срок вдвое увеличить новый флот.

Куда посылал эти корабли Грозный — никаких сведений нет до сих пор. Но одно загадочное известие стоит внимания.

В 1583–1584 годах в Москву был привезен «сибирский царевич Маметкул» (Магмет-кул), Кучумов племянник, старый враг Строгановых, которого они когда-то прогнали за Полярный Урал.

Маметкул рассказал в Москве, что года за два до этого в Сибири побывал корабль, пришедший на Обь с Северо-Запада.

Кораблем управляли белые люди, на нем были пушки, порох и различные припасы. Один англичанин, слышавший рассказ Кучумова племянника, добавлял, что этот корабль, захваченный татарами или северными племенами, разыскивал дорогу в Китай [127] .

Земной круг

Таинственный корабль появился близ устья Оби именно тогда, когда пищали ермаковской дружины гремели за Северным Уралом, а в Вологде был приготовлен отряд морских кораблей Ивана Грозного. Строгановы в то же время искали мастеров для постройки двух кораблей, чтобы послать их на Северо-Восток почти одновременно с отрядом Ермака Тимофеевича.

Не настало ли время решить совершенно новый, на первый взгляд неожиданный, но вполне назревший вопрос: не преследовал ли Ермак в числе своих задач поисков и закрепления за Русью путей в Китай по Оби, Иртышу, Зайсану, Черному Иртышу — через Восточный Туркестан? Ведь до сих пор остался совершенно невыясненным вопрос, какие именно «бухарцы» торговали во времена Строгановых и Ермака в Сибири. «Малой Бухарией» назывался Восточный Туркестан, а путь туда шел именно по Иртышу и Зайсан-нору. Ермак оказался в своей зыбучей и студеной могиле из-за того, что, готовясь встретить мирный «бухарский» караван, не выставил ночной охраны.

Караван этот мог быть отправлен в Сибирь из Яркенда, Кашгара, Хотана. Ермак же обеспечивал безопасность продвижения каравана к устью реки Вагай [128] .

Между тем Оливье Брюнель, затратив строгановские средства, не вернулся к Строгановым, а поселился в 1583 году в Бергене, где жили некоторые пираты из числа дружков Генриха Штадена. Строгановский наемник предложил датскому королю Фридерику Второму свои услуги по отысканию пути в Гренландию, может быть вспоминая при этом рассказы о Кольском кормщике Павле Нишеце.

Но через год Брюнель оказался не у берегов Гренландии, а близ суровых скал Новой Земли. Уже на деньги принца Оранского он плыл на Северо-Восток, но не мог пройти дальше Югорского Шара.

Что же касается открывателей Гренландии из Бергена, то в то самое время, когда Брюнель находился на Новой Земле, русские служилые задержали там бергенца Георга Гойерса, уверявшего московитов, что он ищет «Зеленую Землю», а в северные воды Московии попал по чистой случайности.

Этим объяснениям русские, однако, не вняли и отправили незадачливого искателя Гренландии в ссылку.

Отпор со стороны русских получило и появление датского корабля в 1585 году в устье реки Мезени.

Эти случаи показывают, насколько крепко русские охраняли от вторжения иностранцев новоземельские проливы и самую Новую Землю.

Иван Грозный в разговоре с «ангилейским послом» Ерекеем Боусом высказал мысль, что русские владения вдоль берега Ледовитого океана простираются по крайней мере на три тысячи верст к востоку от устья Северной Двины.

В 1584 году над берегом Северной Двины поднялась крепость, обведенная с трех сторон глубоким рвом. Близ острога выросли гостиные дворы. Двинской город вначале был назван Новыми Холмогорами.

Так по указу Ивана Грозного был заложен Архангельск — будущая твердыня русского Севера.

Между тем поморы все увереннее и упорнее обживали северо-восточные области и прокладывали новые пути.

В 1584 году печорские грамотеи-землепроходцы написали свиток-путеводитель к устью Оби. Из этого свитка видно, что печорцы знали туда не одну дорогу.

Весною вслед за речным льдом русские шли на ночах вверх по Печоре, а затем вниз по Усе, проходили волок или, пользуясь половодьем, попадали, не сходя с кочей, прямо в Обь. По берегам Оби стояло четыре укрепленных городка, а ближе к устью находилась крепость Надежная.

Ходили к Оби и морем, мимо Вайгача и Новой Земли. Точно было высчитано, сколько дней занимал морской путь от Канина носа до Печоры, Кары и Оби.

Хорошо разведана была дорога через Маточкин Шар, разрезавший поперек Новую Землю. На северном берегу этого пролива была устроена морская застава. Служилые люди зорко следили за кораблями, идущими на восток, чтобы взять с них установленную пошлину. Вероятно, эти новоземельские таможенники и изловили незадачливого искателя Гренландии, бергенца Георга Гойерса.

Поморы прекрасно знали особенности плавания через проливы между двумя полярными морями: уровень воды в них, опасные для кораблевождения течения под островом Белым.

Все эти данные были присвоены агентами английской «Московской компании».

Иноземцы собирали на Руси драгоценные сведения.

За Обью — Теплое море!

Иван Грозный имел своего личного переводчика, англичанина Фрэнсиса Черри, которого на Руси звали Фрянчишкой Чиреем.

Русских людей Фрянчишка, к его чести, не позорил, а называл великими путешественниками. Когда Черри ездил на Северо-Восток, то не раз слышал от наших землепроходцев, что за Обью находится Теплое море. Это весть о Тихом океане, донесенная с Востока на берега Оби.

От Фрянчишки Иван Грозный и мог услышать русские сказания о Теплом море.

Мог ли государь оставаться равнодушным к таким рассказам?

В кремлевских покоях царь, облокотясь на стол, читал книгу. Рядом стоял редкостный посох из бивня морского единорога, осыпанный самоцветами Индии. Грозный в конце своей жизни мечтал о русской морской державе, о ее распространении на Восток и читал перевод сказания об открытии стран в Западном полушарии.

В то время некий Амброзии Брежевецкий перевел на русский язык извлечения из обширной «Хроники всего света» Мартина Вельского, польского современника Ивана Грозного. Вельский бывал в Червонной Руси, знал русский язык, писал «о народе московском или русском». Его «Хроника» издавалась в 1551, 1554, 1564 годах. Уже тогда передовые русские книжники читали ее в подлиннике. Девятая и десятая части книги Вельского в исправленном издании 1564 года содержали известия о Руси и повествования об открытии Америки [129] .

Вельский был знаком с сочинениями Павла Иовия, а следовательно, и с рассказами Дмитрия Герасимова, а также с трудом Герберштейна о Московии. Его «Хроника» не могла быть не замеченной московскими читателями, да еще такими, как сам Иван Грозный.

Упоминание об Америке впервые было сделано у нас на Руси при жизни Ивана Грозного одновременно с вестью о Теплом море.

Есть сведения, что именно в царствование Ивана Грозного русские открыватели проникали на рубеж Ледовитого и Теплого морей и достигали не только Чукотки и Камчатки, но даже берегов Северной Америки.

В 1941 году в США на русском языке была выпущена книга «Двухсотлетие открытия Аляски». Составители из «Русского исторического общества в Америке» писали в этой книге:

«Упоминание о самом первом появлении русских на Аляске содержится в книге архимандрита Тихона „Под щитом веры“. Недавно найденные документы в Библиотеке Американского Конгресса с несомненностью устанавливают, что первые русские поселенцы появились в Америке в 1570 году».

Эти слова переносят нас во времена Строгановых, о которых мы только что рассказывали, напоминают нам рассуждения Генриха Штадена и Андрэ Тевэ о близости Америки к Северной Московии [130] .

Через пять лет после выхода книги «Двухсотлетие открытия Аляски» в американском журнале «Славянское и восточное обозрение» (октябрь, 1946) появилась статья «Затерянная колония Новгорода на Аляске». Историк, написавший эту работу, указывал на найденное в США письмо русского отшельника Германа, жившего на Аляске с 1795 по 1837 год.

Герман в 1795 году был убежден, что первые русские поселенцы на Аляске были новгородцами, пришедшими туда морем около 1570 года. Известно также, что в 1937 году межевые чиновники из министерства внутренних дел США открыли на Аляске древнее поселение, основанное по ряду примет русскими людьми.

Задолго до того, как кадьякский отшельник Герман погружался в размышления о новгородцах, впервые увидевших снежные вершины Северной Америки, русская печать указывала на заслуги Ивана Грозного в изучении Северо-Востока. В 1769 году в журнале Российской Академии наук была напечатана статья о древних открытиях русских на севере Тихого океана. В ней говорилось о том, что Иван Грозный посылал исследователей для установления границ Сибири на Северо-Востоке.

Землепроходцы возвратились на Русь после смерти Грозного, уже в царствование Федора Иоанновича (1584–1598). Эти люди будто бы прошли морем до Чукотского мыса, до Камчатки.

Много воды великих рек утекло с тех пор в Ледовитое море! И много тайн еще хранит история нашей Родины. Напомним снова о знаменательном обстоятельстве, что пресловутый пролив Аниан появился на карте Гастальди только после того, как Иван Грозный назначил награды за открытие Северного морского пути в страны Востока.

Какие воды пенились под форштевнем корабля, построенного вологодскими плотниками и украшенного знаками Дракона и Единорога?

В неудержимой фантазии Мальдонадо было зерно предвосхищения какой-то истины. У берегов Аниана, как уверял этот испанский лжец, он видел корабль, направлявшийся в Архангельск. Это отголосок напряженного внимания, с которым иноземцы — в частности, слуги испанской короны — следили за распространением русского влияния далее на Северо-Восток, за ростом нового города у Белого моря. Незадолго до мнимого путешествия Мальдонадо, король датский грозился захватить остров Кильдин и сжечь «башню святого Николая» в устье Северной Двины.

Архангельск уже торговал со Скандинавией, Голландией, Англией, Францией. Жан Соваж, мореход из Диеппа, своими глазами видел на архангельских складах «большие исландские кожи». Заодно Соваж изучил укрепления города и нашел превосходным главный бревенчатый «замок» Архангельска.

По архангелогородским деревянным мостовым ходили и Фрянчишка Чирей, и Иван Девах-Белобород — тот самый «голландский немец» ван дер Балле, которого Оливье Брюнель пригласил ехать на Русь.

Вероятно, уже тогда здесь между бочек с ворванью бродил и загадочный «посол» принца Оранского, известный впоследствии под прозвищем Саввы Фрянчуженина, с которым мы еще встретимся.

Эрик Мунк из Вардегуса, мечтавший об открытии Гренландии трудами русского кормщика из Колы, по приказу датского короля не раз пытался пробраться к Коле и устью Северной Двины для измерения глубин и зарисовки берегов. Две королевские галеры прикрывали судно Мунка во время его походов.

Слухи о связи Ледовитого моря с Теплым морем будоражили воображение иностранцев.

В год мнимых открытий Мальдонадо англичане, жившие в Московии, стали доказывать, что для поисков прохода в Теплое море русским никак не обойтись без услуг Джона Ди, алхимика, чернокнижника и астролога, приближенного королевы Елизаветы.

Ди давал советы при снаряжении кораблей Пэта и Джекмэна. Ничего путного из этих наставлений получиться не могло, ибо Ди переместил Ханбалык (Пекин) на широту озера Ханка и заставлял мореходов идти в китайскую столицу по легендарной реке Эхардес.

Все это перекликалось с рассказом о плавании Мальдонадо, тем более что чернокнижник Ди помещал за северо-восточным выступом Азии «область Аншо».

В Московию Джон Ди не поехал, возможно убоявшись участи Бомелия, «лютого волхва» и предсказателя из Лондона, плачевно окончившего свою жизнь в Москве за связи с Баторием.

Московское правительство уверенно распоряжалось дорогой на Восток. Так, например, Москва объявила, что она будет беспрепятственно пропускать «в Сибирь и в великое Китайское государство, в котором родится всякий дорогой камень», польских и литовских купцов, если Польша перестанет бряцать оружием и подпишет договор о союзе с Московским государством.

Западная часть Северного морского пути была прочно освоена. Это видно хотя бы из того, что послу германского императора Николаю Варкочу русские указывали путь в Москву морем — через Скандинавию, Лапландию и Архангельск, но посол убоялся такого путешествия.

Богатства, которые добывались на Севере, были неисчислимы. Варкочу во время его второго приезда на Русь в 1593 году приготовили подарки для императора Рудольфа Второго. Окольничий М. Вельяминов увез в Вену 40 360 соболей, 3000 бобров, 20 760 куниц, 337 235 белок и 120 драгоценных черно-бурых лисиц. Тайный архив в Вене, архивы папы и Филиппа Второго хранят донесения об этих сокровищах Московии.

Русские послы в свою очередь сообщали, что западноевропейские дворы «изначала николи такой великой казны и таких дорогих соболей или лисиц не видели».

Венские царедворцы засыпали русских гостей вопросами о странах, где были добыты эти меха, и получали ответ: «…в Сибирском царстве близко Оби реки великой от Москвы болши пять тысяч верст…»

Сибирь выходила на мировую арену.

Увы, ни Мальдонадо, ни Жуан де Фука, ни действительно существовавший Баренц не смогли открыть миру такой страны северных сокровищ. На расспросы о заселении Сибири послы из Москвы неизменно отвечали, что Сибирь — «искони вечная вотчина» русских государей, что в ней живут «государевы воеводы и люди многие», что там поставлены города, крепости, воздвигнуты русские церкви.

Стоит вспомнить о ныне забытых путях русских людей XVI века.

Безвестный Леонтий Юдин — возможно, представитель чухломского рода Юдиных — около 1596 года проник сушей в жаркую Бухару и заветную Индию.

А вот московский служалый везет «к государю бухарские земли» двадцать пять отборных северных кречетов.

Англичанин Еремей Горсей, пробывший на Руси без малого двадцать лет, вернувшись на берега Темзы, удостоверил, что он не раз встречался с русскими людьми, посещавшими Китай. Рассказывая об этом, он тут же пускался в рассуждения о сибиряках, самоедах и «скифских татарах».

Иоганн Вундерер из Страсбурга будоражил обитателей Западной Европы повествованием о богатствах Московии.

Древний Псков и славный Новгород были связаны с Севером и Индией. Вундерер ходил по Пскову и диву давался. Город показался ему не менее Рима: Псков разделялся на несколько частей, окруженных стенами, и каждая часть была похожа на отдельный город.

Вот свидетельства И. Вундерера о связях Пскова с северными странами. Трон из слоновой кости в псковском кремле; зверинец, где содержались белые медведи; моржовые клыки на псковских рынках, соболи и песцы, быстрые соколы Югорских гор. Всему этому дивился Вундерер.

В торговом подворье у берегов реки Великой он видел повозки армянских купцов, отправлявшихся в Индию. Вместе с ними Вундерер поехал «на восход солнца». В другой раз где-то на Севере, за Онегой, странствующий страсбуржец встретил караван с товарами из Калькутты.

Наконец Вундерер повстречал московских купцов, которые были ему попутчиками до самого Вардегуса. Они показали своему спутнику лапландцев.

Другие источники говорят о твердо установившемся торговом пути из Каира и Александрии через Константинополь в Москву.

Но обратимся снова к Северу.

«Москвитин Лука гость с товарищами» в самом конце XVI века на трех кочах ходил «проведывати Обского устья». На каждом из таких кораблей могло поместиться десять — пятнадцать мореходов. Значит, Лука был предводителем трех или четырех десятков отважных мореходов, но из них в живых осталось лишь четверо.

Уцелел ли в их числе сам Лука? Это очень важный вопрос, потому что в будущем мы снова встретимся с «капитаном Лукой», начальником новых обширных исследований на Севере. Возможно, он тождествен с «проведывателем» обского устья.

Вереницей проходят перед нами образы наследников морских дерзаний Грозного.

Семнадцать раз плавал в северных водах земляк и современник Павла Нишеца, Кольский «поморенин» Афанасий.

Афанасий в Самаре «сказывал про многие морские дивные чудеса», как он «ходил в темную землю, а тамо тьма стоит, что гора темная; издали поверх тьмы тоя видать горы снежные в красный день».

Афанасий рассказывал, что он знал немчина Белоборода, тоже стремившегося к «темной земле». Можно предположить, что Белобород и Афанасий ходили туда вместе.

Не был ли Кольский «поморенин» проводником на голландских кораблях? И что это за «темная земля», виденная Афанасием? Ею могли быть уже известный поморам Грумант (Шпицберген) или более дальний край, куда хотели послать кормщика Павла Нишеца, — заповедная, но в какой-то мере приближенная к Коле ледяная Гренландия.

К могучему Енисею

В конце XVI столетия началось движение русского народа в сторону Енисея. «Ислендь река за Обью» была известна землепроходцам еще во время первых сибирских разведок Строгановых. В те годы Иван Грозный уже именовал себя повелителем всей Сибирской земли и обладателем северных стран.

Поморы, встретив в 1595 году голландских мореплавателей у Югорского Шара, рассказывали иноземцам, что холмогорские торговые люди каждый год ходят за Обь, к устью новой большой реки.

«Самоедский король», который беседовал с голландцами несколько дней спустя, подтвердил известие поморов и прибавил, что за Обью действительно есть две реки и мыс, стерегущий проход в огромное море. Этим морем можно пройти в теплые страны.

Через три года из Москвы отправился отряд Федора Дьякова «для проведывания Мангазейской страны даже до реки Енисея».

В том же 1598 году туда двинулись землепроходцы с реки Выма, главою которых был Василий Тарабукин.

Богатая, уже известная промышленным и торговым людям страна простиралась от Туры и Таза до Енисея. В нее проникали открытым морем, огибая Ямал и оставляя остров Белый в левой руке. Плыли и через самый Ямал по реке Мутной, перенося суда волоком в реку Зеленую.

Восточнее Обской губы простиралась Тазовская губа, вполне достойная названия Мангазейского моря. На этом заливе всегда властвовали жестокие ветры. К его восточному побережью и примыкала страна Мангазея. На ее землях задолго до построения города Мангазеи были возведены русские становища и городки. Новую область оставалось только объявить владением московской короны.

В те времена у трона русского царя стоял огромный глобус, отлитый из чистого золота. На исходе XVI столетия это изображение земли можно было бы украсить новыми названиями, впервые прозвучавшими на весь мир.

Тюмень, Тобольск, Тара, Пелым, Березов, Сургут, Нарымский, Томский и Кетский остроги были построены в суровой Сибири в невероятно короткий срок.

Оглянитесь на северо-запад, на другие твердыни, которые, как маяки, указывали путь к Лапландии: Пустозерск, Мезень, Архангельск, Великий Устюг, Соль-Вычегодская, Холмогоры, Вологда, Каргополь, Соловки, Кандалакша, Кола, Печенга… Все они сторожили великий путь от Лопской земли до могучего Енисея.

Но для открывателей было еще неясно — когда, за каким новым студеным устьем для них откроются просторы желанного Теплого моря.

Как и когда начиналась борьба за обладание Енисеем? Ответ на этот вопрос я нашел на страницах сочинений Исаака Массы [131] .

Между 1584 и 1605 годами было совершено несколько последовательных и хорошо подготовленных походов на енисейские берега. Во всех этих путешествиях принимали участие, вероятно, одни и те же люди, среди которых был и «капитан Лука», о котором упоминалось выше.

При царе Федоре Иоанновиче, как повествует нидерландец Исаак Масса, русские исследователи переправились через Обь и пошли на северо-восток. При этом был пересечен и Енисей.

Надо думать, путешественники достигли реки Попигай, впадающей в Хатангский залив, где бывали подземные пожары каменного угля. Землепроходцы в один голос говорили о «горящих горах» на Северо-Востоке.

Вместе с русскими в этом походе участвовали служилые татары и проводники-тунгусы, часть которых осталась на новых местах для овладения наречиями северных племен.

В Москву были доставлены жители тундр. Северяне удивляли московитов меткой стрельбой из луков.

Между 1598 и 1605 годами семьсот открывателей двинулись за Обь и Енисей. К этому времени относятся удивительные рассказы об их встречах с неведомыми смуглыми людьми Востока, все время повторявшими слово «Ом», слухи о парусных кораблях, виденных на северо-восточных реках, сказания о незримых колоколах, звучавших в просторах вновь обретенной страны.

В 1604 и 1605 годах по приказу сибирского воеводы (а в то время нм был Никита Пушкин) были построены морские суда для плавания к устью Енисея. Эти корабли повел вниз по Оби «капитан Лука». Одновременно к устьям Оби и Енисея двинулись сухопутные отряды. Исаак Масса на основе русских рассказов писал, что Лука умер во время этого похода. Но его люди достигли Енисея, встретились там с теми, кто шел сушей, и возвратились вместе с ними в Тобольск.

Открытия, сделанные обь-енисейскими отрядами, были настолько важны, что тобольский воевода выехал в Москву для личного доклада царю.

Несмотря на то, что уже шла война с первым Самозванцем, Борис Годунов нашел время заняться сибирскими делами.

Подробное описание походов на Обь и Енисей и в области, лежащие к востоку от этих рек, было сдано для хранения «среди сокровищ государства».

Львы, изваянные из золота и серебра, стоявшие у кованых дверей московской сокровищницы, стерегли эту летопись подвигов первых исследователей Енисея.

Сибирский доклад бесследно пропал, очевидно в страшные годы Смутного времени. Исаак Масса, знавший о существовании этой рукописи, зловеще предсказывал исчезновение драгоценного свитка.

Недобрые гости Московии

Среди недобрых гостей, посетивших Московию перед появлением первого Самозванца, были люди, побывавшие до этого в Южной Америке, на Филиппинах и в Индии, путешествовавшие по Теплому морю.

Глубокую разведку Московии надеялся провести «Гишпанские земли чернец» Николай Мело. При обыске у него были отобраны послания шаха персидского к папе и королю испанскому.

Мело, португалец по происхождению, с 1578 года жил в Мексике. В городе Пуэбло-де-Лос-Анжелос, близ побережья Мексиканского залива, Мело поступил в орден нищенствующих монахов-августинцев.

На пятом году жизни в Мексике отец Николай получил новое назначение. Из страны, столь прославившей имя Жуана де Фуки, «гишпанский чернец» отправился на Филиппины, где прожил до 1599 года. Там он сблизился с молодым японцем, принявшим католичество под именем Николая, и решил везти этот живой трофей в Европу.

Николай Мело тащил японского «брата» Николая за собой в Мадрид.

«Отец» Мело и «брат» Николай на пути заехали в Гоа, столицу Португальской Индии, и через Ормуз прибыли во владения персидского шаха. Там они пристроились к свите английского искателя приключений Антонио Ширли, собиравшегося ехать послом от шаха в Венецию, Мадрид и ко двору императора германского.

Вскоре Ширли и Мело со своим крещеным японцем вступили в Московию, собирая, каждый по своим способностям, сведения о русских крепостях, рынках и путях сообщения.

В свое время Филипп Второй и Альба обращали особое внимание не только на Колу и Архангельск, но и на Волгу на всем ее протяжении.

В числе чипов персидского посольства Ширли находился некий Урудж-бек, который, едва успев доехать до Мадрида, крестился и превратился в Дон-Хуана Персидского.

Вскоре Дон-Хуан поднес Филиппу Третьему книгу, в которой весьма старательно были описаны русские крепости от Астрахани до Архангельска. Дон-Хуан писал, что Московское государство простирается до Оби. Ему удалось подробно изучить Вологду, Тотьму, Устюг Великий, Холмогоры, Архангельск…

С этими людьми — Ширли и будущим Дон-Хуаном из Персии — и ехал по Руси «отец» Мело. Но в Москве он сбежал от своих спутников, заявив, что Антонио Ширли отнял у него, бедного нищенствующего монаха, тысячу золотых и около сотни алмазов.

Московские власти, задержав Мело и молодого японца на дворе лекаря-фрязина из Милана, подробно исследовали причины появления столь дальних гостей на Руси. В итоге Мело и «брат» — японец были отправлены в ссылку на Соловецкие острова. Там они пробыли шесть лет, убеждаясь в добротности крепостных стен, одетых новым камнем в год основания Архангельска.

Мело и японец Николай были первыми выходцами из Южной Америки, Филиппин и Японии, появившимися на Руси. Их не только видели, но и, разумеется, подробно допрашивали в Москве. Рассказы Мело должны были дополнить сведения о Западном полушарии, которые наши предки черпали из переводных космографии.

Любопытно, что на Руси «гишпанский чернец» составлял описание своего пребывания в Америке.

Чтобы не возвращаться больше к этому недоброй памяти испанскому и папскому соглядатаю, скажем несколько слов о его дальнейших приключениях.

В 1606 году Самозванец узнал, что Мело со своим «индейцем», как называли японца Николая, находится за стенами Соловков. Лжедимитрий приказал освободить Мело и отправить его с грамотами в Мадрид.

Когда Мело с японцем ехали в Москву, они попали в руки людей Василия Шуйского. Филиппинские монахи были снова отвезены в заточение — в Борисоглебский монастырь, что близ Ростова Великого.

Когда «двор» Марины Мнишек жил под надзором в Ярославле, Николай Мело вступил в тайную переписку с самозваной царицей Московии. Его письмо от 12 июля 1607 года содержало историю пребывания «Гипшанской земли чернеца» в Америке.

Монах сумел разжалобить Маринку-самозванку, и она стала принимать меры к освобождению «отца» Мело.

Это удалось лишь в 1612 году, когда она разыскала монаха в Нижнем Новгороде. Там он был заточен после пребывания в ростовском монастыре.

Что же касается японца Николая, то Мнишек спасти его не успела: он в 1611 году был казнен в Нижнем.

Слуги папы Римского впоследствии пытались сделать из японца католического мученика, распуская слух, что «брат» Николай за отказ принять православие был заживо сожжен страшными московитами.

Николай Мело метался, как загнанный зверь, от Коломны и Лебедяни до Воронежа и Астрахани. Вместе с Мнишек и Иваном Заруцким он убежал на Яик, где в 1614 году был поймай и закован в кандалы.

Так кончились похождения папского посланца, прошедшего путь от Мексики и Манилы до Москвы. Без сомнения, русские еще при Годунове узнали от Мело о Мексике, Японии и Филиппинах, о морских путях, связывающих эти страны Теплого моря. Только поэтому пришлось вспомнить этого старого волка, побывавшего под знаменами вице-короля Мексики и в таборах «воровских казаков» атамана Ивана Заруцкого [132] .

В Смутное время на Руси в неисчислимом количестве появились искатели наживы.

И кого только не было среди них!

Первый Самозванец носился с мыслью о том, что он завоюет Татарию, оказывал покровительство купцам и искателям приключений, разведывавшим Север и Восток.

Джон Меррик, посол британской короны, был приглашен к Самозванцу в его лагерь в Коломенском под Москвой. Лжедимитрий ободрил Меррика, предоставив англичанам торговые льготы на Севере.

В надежде на милости Самозванца в Москву с Севера возвратились ссыльные поляки. Один из них, Юрьевич, пришел из Березова и Тобольска с огромным запасом сведений о торговле и путях сообщения Сибири.

Такие вести больше всего нужны были англичанам, обласканным Лжедимитрием. Иноземцы мечтали о многом.

Вот описание свадьбы Самозванца и Марины Мнишек, составленное одним услужливым придворным Лжедимитрия.

На свадебный пир явились лучники-японцы, жившие «около Индии у Ледовитого моря». Они ездили на оленях и платили дань царю Московскому.

«Расстояние от Москвы до Японии так велико, что на проезд надобно употребить целый год», — писал этот приближенный будущего завоевателя Татарии.

«Японцы» будто бы подносили Самозванцу дары — рысьи меха и белые шкуры.

Теперь-то мы знаем, что единственный бывший тогда на Руси и первый по счету японец сидел за соловецкой решеткой. «Японцами» же на поверку оказались… лопари. Но мы видим и другую сторону всего этого дела: стремление изобразить Самозванца владыкой морской державы, граничащей с Индией, которому подносят дары японские данники. И недавний холоп Вишневецкого подписывал для иноземцев грамоты на свободный проезд через Московию в страны Востока.

Бросается в глаза множество итальянских и других иностранных торговцев драгоценными камнями и гранильщиков, прибывших на Русь вместе с воинским сбродом Лжедимитрия. Самоцветы Индии не давали им покоя.

Очевидно, в этом были повинны слухи о доступности дорог из Московии в Индию и Китай, о Теплом море, о кораблях, идущих по сибирским рекам.

Когда Самозванец шел на Москву, в его палатке часто можно было видеть карты земного шара. Их раскладывали перед ним на походном столе.

«Склонясь над картою, он показывал путь в Индию через Московское царство. Он сравнивал его с морским путем, огибающим мыс Доброй Надежды, и отдавал предпочтение первому» — так свидетельствует историк [133] .

Трудно угадать пособие, бывшее в руках у Лжедимитрия в 1605 году. Возможно, это плоскошария Джузеппе Розаччио, изданные в 1599 году в Венеции и приложенные к географии Птолемея. В таком случае Самозванец знал и об Аниане и о мысе Табин.

Пирлинг упоминает именно о плоскошариях. Самое близкое к 1605 году издание их и было осуществлено Джузеппе Розаччио из Порденоне [134] .

Сургут торгует с Китаем

В годы Смутного времени, когда первые обитатели города Мангазеи уже достигли берегов Нижней Тунгуски, «голландские немцы» безуспешно пытались пройти через пролив Югорский Шар. Впоследствии об этой неудаче Мельхиора ван Кергавена сокрушенно рассказывал русским людям в Тобольске неугомонный Савва Фрянчуженин, самозваный посол «князя Руляка Францужские земли». В 1606–1610 годах он вторично появился на Руси.

Никто не знает, сколько личин сменил этот Савва. Был ли он в числе отребья из роты Маржерета, охранявшей Самозванца, жил ли в рваном шатре у Тушинского вора, бродил ли по голубым от изморози северным лесам с польскими шайками?

Но все это не суть важно. Гораздо важнее то, что все эти разорители Руси брали богатства нашего Севера на дальний прицел. Используя неурядицы Смутного времени, английские купцы пробрались в 1611 году в Пустозерск и зазимовали там благодаря гостеприимству одного поляка, который зачем-то очутился на Печоре.

Купив у самоеда обломок мамонтова бивня, приняв его за слоновую кость, англичане вообразили, что находятся в преддверии теплых стран, и жадно расспрашивали население о местах, где встречаются «слоновые зубы».

При свете плошки с моржовым салом пустоверские поморы слушали рассказы людей, вернувшихся с Востока. Путешественники рассказывали о неведомых белокаменных городах, о людях, одетых в железо, о диковинных копытных животных с длинной шерстью. Это неясные образы Монголии, Китая или даже Тибета, описания могучих яков азиатских плоскогорий. Бывалые люди вспоминали о встречах с загорелыми странниками, повторяющими слово «Ом». Им начинается таинственное буддийское заклинание: «Ом-мани-падмэ-хум».

Были рассказы об огромной реке за Тунгуской, по которой ходят корабли.

В ту пору в жарко натопленной пустозерской избе сидел русский человек, по прозвищу Волк, один из первых исследователей Мангазеи, успевший побывать там дважды [135] .

Этот землепроходец однажды пустился в плавание по Енисею и шел вверх по реке недели три.

Он из Мезенской земли ходил в страну тунгусов и на реку Гету. Путешествовал Волк не один, а с целым отрядом важан и печорцев, которые остались жить на берегах Геты.

Это неведомое русское поселение было основано в первом десятилетии XVII века. В те годы был открыт грандиозный путь от Мезени через Печору, Ямал, Мангазею, Туруханск, Нижнюю Тунгуску и далее — к верховьям реки Куты. Только с ней следует отождествить загадочную Гету. Именно на Куте надо искать следы древнейшего поселения товарищей отважного Волка.

Мне кажется, что я правильно решил вековую загадку. Задолго до известных нам сроков, около 1610 года, русские проникли по Нижней Тунгуске на Куту, основали там поселение и этим значительно приблизились к рубежам Китая.

Англичане, бывшие в Пустозерске, записали русское сказание о реке Catonga, которая «течет из Китая». Исследователи, в том числе и советские историки нашего времени, считали, что рассказы землепроходцев о Хатанге — досужий вымысел. Но все дело в том, что Catonga вовсе не Хатанга, впадающая в Ледовитый океан. Это та же Нижняя Тунгуска или Катанга Дальняя, обозначенная под этим двойным названием на листах «Атласа командира РККА», изданного в 1938 году. От верховьев Катанги Дальней до областей, поддерживающих торговые связи с Китаем, было не так уж и далеко. Пустозерцы сообщили совершенно правильные сведения об области истоков Нижней Тунгуски или Катанги Дальней. Позднейшие же исследователи отнесли все эти известия к Хатанге. Таким образом, было поставлено под сомнение открытие огромного внутреннего пути от Белого моря до Тунгусского хребта.

Честь и слава отважному Волку, суровое имя которого должно войти в летопись важнейших открытий наших землепроходцев!

«За землей тунгусов находится также река Гета» — так было сказано в заметке, отправленной в Англию Джоном Мерриком [136] .

Землепроходцы из Мезени и Мангазеи искали дороги для связей с Китаем. Поэтому неудивительно, что на развалинах древней Мангазеи наши ученые находят черепки дорогого китайского фарфора.

«Осенью 1930 года, собирая подъемный материал на размываемом рекою Тазом берегу у развалин Мангазеи, я обнаружил осколки фарфора, очевидно китайского происхождения. Как мне казалось, он выпадал не из верхнего слоя, что позволило предположить о раннем его происхождении», — пишет один из сибирских историков [137] .

В 1610 году двинский мореход Кондратий Куркин (Курочкин) исследовал устье Енисея. Он решил, что заморские немцы, если захотят, смогут пройти морем до Енисейского залива и следовать дальше вверх по течению реки. Но ес