Book: Скелет в старой башне



Скелет в старой башне

Annotation

Скелет как бы проснулся, зашевелился и засветился изнутри. Затем он поднялся на ноги и стал шагать от окна к двери и обратно. Время от времени он издавал нечеловеческий рев и в отчаянии заламывал руки.

У Энн свело левую ногу, и она попыталась сменить позу. Дерево под ней скрипнуло. И тут одна из балок, которую подрубил Джон, прогнулась и раскололась. С криком девушка упала вниз.

Какое-то мгновение она лежала на полу, окаменев от ужаса. Скелет двинулся на нее. В его глубоких глазницах горели мерцающие зеленые огни. Костлявые руки ее схватили. У Энн было ощущение, что ее стиснули огромные стальные клещи. Девушка в ужасе закричала.

Она пыталась вырваться из страшных объятий, но он крепко держал ее. И тут Энн услышала леденящий душу смех. Казалось, он идет из глубины могилы…


Орландина Колман

Читайте в следующую среду, 30 октября


Орландина Колман


Скелет в старой башне


В полнолуние лучше не выходить из своей комнаты

Скелет как бы проснулся, зашевелился и засветился изнутри. Затем он поднялся на ноги и стал шагать от окна к двери и обратно. Время от времени он издавал нечеловеческий рев и в отчаянии заламывал руки.

У Энн свело левую ногу, и она попыталась сменить позу. Дерево под ней скрипнуло. И тут одна из балок, которую подрубил Джон, прогнулась и раскололась. С криком девушка упала вниз.

Какое-то мгновение она лежала на полу, окаменев от ужаса. Скелет двинулся на нее. В его глубоких глазницах горели мерцающие зеленые огни. Костлявые руки ее схватили. У Энн было ощущение, что ее стиснули огромные стальные клещи. Девушка в ужасе закричала.

Она пыталась вырваться из страшных объятий, но он крепко держал ее. И тут Энн услышала леденящий душу смех. Казалось, он идет из глубины могилы…

В надежде согреться Энн еще плотнее завернулась в одеяло. Когда же, наконец, ее тело, привыкшее к теплу Австралии, приспособится к суровому шотландскому климату?

С первого же дня, как она приехала в этот старинный замок, девушка постоянно мерзла. Ледяной ветер и влага от туманов проникали даже через самые толстые свитеры.

Серебряный лунный свет лился в комнату через гардины, и, казалось, от него в комнате становится еще холоднее. Энн закрыла глаза и попыталась опять заснуть. С тоской она вспомнила залитые солнцем пляжи Австралии. «Почему я там не осталась? Тут мне никогда не будет так же хорошо!»

Но разве она могла обидеть родителей? Ведь она так любила их, да и они в ней – их единственном ребенке – души не чаяли. Мать Энн провела детство и юность в Шотландии, отец – только детство. Потом они со своими родителями уехали в Австралию.

Девушка грустно вздохнула. Она понимала, как отцу и матери после смерти родителей захотелось вернуться в страну своего детства. Чем старше они становились, тем сильнее становилось это желание. Но Энн родилась на далеком континенте, там она чувствовала себя прекрасно. Австралия была ее родиной.

Заснуть никак не удавалось. Она встала с постели и включила отопление посильнее. Затем она отодвинула занавеску в сторону и посмотрела вниз на парк, залитый призрачным лунным светом. Луна, похожая на огромную круглую лампу, висела в небе, по которому плыли обрывки облаков.

Полнолуние! Неудивительно, что Энн не может заснуть! Вот уже много лет в полнолуние ее мучила бессонница.

Тут она заметила странный свет, передвигавшийся между кустов. Она взглянула на часы и удивилась – кто это мог в полночь бродить по парку с фонариком? Может быть, вор?

Продолжая наблюдать за загадочным свечением, девушка вдруг услышала какой-то шум. Он доносился от входной двери, находившейся внизу, сбоку от ее окна. Если бы она открыла окно, то, вероятно, могла бы увидеть, что происходит внизу. Но что-то остановило ее – вдруг в дом действительно пытался проникнуть кто-то чужой?

Входная дверь захлопнулась. Нет, это не мог быть вор! Он бы вел себе более осторожно. Значит, это был кто-то из домашних.

Только сейчас девушка заметила, как замерзла, встав с постели. Дрожа всем телом, она опять залезла под одеяло и стала растирать ноги, чтобы хоть чуть-чуть их согреть. Вдруг она замерла – ей почудилось, что по лестнице кто-то идет. Затаив дыхание, девушка прислушалась. Шаги приближались…

«Я не заперла дверь!» – с ужасом вспомнила Энн. Мгновенно вскочив с кровати, девушка бросилась к двери. Но было поздно! Ручку уже кто-то поворачивал. В панике Энн юркнула под кровать еще до того, как дверь открылась. Она затаила дыхание. Только бы ее не нашли! Но тот, кто, шаркая ногами, вошел в комнату, не проявлял к ней никакого интереса.

Все еще лежа на полу, Энн тихонько придвинулась к краю кровати, но все равно не смогла рассмотреть вошедшего. А тот тем временем принялся что-то искать в ее письменном столе. Девушка только слышала, как он выдвигает ящики и шуршит бумагами. Значит, это все-таки вор!

Тут шаги приблизились к кровати. Энн быстро отпрянула к стене и почти перестала дышать. Она увидела длинное белое одеяние, закрывавшее ноги вошедшего.

«Это женщина!» – пронеслось в голове Энн. В этот момент девушка ощутила на себе холодное дуновение. Оно исходило от грязной белой ткани одеяния, пахнущего сыростью и тленом. Энн поняла также, что это был за странный зеленоватый свет – он исходил от женщины. Казалось, что она светится изнутри.

Сердце девушки билось так сильно, что она испугалась, как бы его не услышала незваная гостья. Она холодела при мысли, что та ее найдет и что-то с ней сделает.

Но странное существо повернулось и направилось назад к двери. Медленные шаги удалялись по коридору. Заскрипела лестница. Затем опять воцарилась мертвая тишина.

Тяжело дыша, Энн выбралась из-под кровати. В тусклом свете луны комната выглядела, как и прежде. Ящики письменного стола были закрыты. «Уж не приснилось ли мне все это?» Нет! Дверь была настежь открыта, значит, происшедшее не было плодом ее воображения.

Девушка бросилась к двери, чтобы ее запереть, но вдруг поскользнулась и упала навзничь. Несколько мгновений она лежала на полу, не понимая, как это произошло, и только потирая ушибленный локоть. Под собой она почувствовала что-то мокрое. Она осторожно встала и зажгла свет. С изумлением она увидела на натертом до блеска паркете большую лужу. На ней-то она и поскользнулась.

Дрожа от холода, Энн опустилась на кровать и стала рассматривать свою пижаму. Что это за зеленые пятна? Трава? Нет! Это были следы от каких-то водорослей – скользких и липких. Ночная гостья, наверное, явилась из морских глубин…Энн содрогнулась. Что-то необъяснимое и таинственное вошло в ее жизнь. Может быть, она только что видела привидение? А что, сегодня полнолуние, а оно пробуждает призраков… «Я сошла с ума! Это всего лишь лужа на полу! А я напридумывала себе, бог знает что! Вообразила, что это утопленница. Но женщина, только что побывавшая в комнате, двигалась!»


* * *

Энн вытерла лужу и надела чистую пижаму, но о сне можно было забыть. Все ее мысли сосредоточились на таинственной гостье. Мокрые следы на ковровой дорожке в коридоре и на лестнице указывали на путь, по которому шло странное существо. Мокрыми были и перила.

Из комнаты рядом с лестницей вдруг раздались стенания. Энн испугалась и прислушалась. Звуки доносились из комнаты ее матери. Уж не заболела ли она? Девушка подошла к двери и приложила к ней ухо.

В комнате кто-то стонал и на что-то жаловался. Но голос звучал как-то странно и не был похож на материнский. Кто бы это мог быть? Энн тихонько постучала. Никакой реакции не последовало. Девушка забеспокоилась еще сильнее. Осторожно нажав на ручку, она вошла в комнату, свет решила не включать – мать, скорее всего, стонет во сне и испугается, если вдруг яркий свет разбудит ее.

Энн на цыпочках подошла к кровати и наклонилась над спящей матерью. «При полной луне и мама спит плохо», – подумала девушка. Возможно, ей снится что-нибудь страшное. Может быть, все-таки разбудить ее?

Девушка осторожно погладила руку матери. Миссис Поттер вздрогнула и широко раскрытыми глазами уставилась на дочь.

– Тихо, мама, тихо! – прошептала Энн. – Тебе приснился плохой сон.

Миссис Поттер глубоко вздохнула и кивнула головой:

– Это было ужасно. Ко мне приставала старая женщина…

– Ты стонала и жаловалась на что-то…

Анабель Поттер отрицательно покачала головой:

– Нет, я не жаловалась.

– Да нет, мама. Это было во сне. Но у тебя был какой-то очень странный голос, я его даже не узнала…

Женщина боязливо оглянулась и прошептала:

– Она ушла?

– Кто, мама?

– Та старуха! Это она стонала и жаловалась…

– Тебе это только приснилось, мама! В комнате никого не было.

Но мать никак не успокаивалась:

– Она наклонилась надо мной. Я почувствовала на лице ее холодное дыхание. Это было ужасно…

– Хорошо, что я разбудила тебя. Теперь тебе не надо бояться никаких старух. Здесь никого нет, кроме меня.

Энн погладила мать по щеке:

– Попытайся все забыть. Если тебе страшно спать одной, то иди к папе!

Девушка подошла к двери в смежную спальню, где спал отец.

– Дверь приоткрыта, мама! – сказала она.

Анабель удивленно покачала головой:

– Ничего не понимаю. Я плотно ее закрыла, после того как пожелала отцу спокойной ночи.

Энн ничего не сказала, а лишь заглянула в комнату отца и услышала, как глубоко и спокойно тот дышит во сне.

– Постарайся уснуть, мама! – сказала она.

Как только она произнесла эти слова, из коридора раздался звук тихо закрывающейся двери.

Пару мгновений девушка стояла неподвижно и прислушивалась. Затем посмотрела на мать и с облегчением поняла, что та звуков из коридора не слышала. Поколебавшись немного, она подошла к двери. Сердце бешено билось, Энн потянулась к ручке, рука ее дрожала.

Выйдя в коридор, девушка оглянулась по сторонам – никого и ничего. Дверь могла закрыться от сквозняка. Но призрак-то она видела… Что это могло значить?

Погруженная в мысли, Энн вернулась в свою комнату и присела на кровать. Что-то странное творилось в этом доме. Девушка твердо решила выяснить, что стоит за этими таинственными явлениями. Но только не сегодня ночью.

Тут она опять вздрогнула от страха – кто-то поднялся по ступеням к входной двери, заскрипела тяжелая дверь. Теперь шаги раздались в вестибюле. Входная дверь захлопнулась…


* * *

Энн посидела еще какое-то время неподвижно на краю кровати, прислушиваясь к странным шумам в доме. Интересно, что же все-таки творится здесь этой ночью?

На цыпочках она вышла из комнаты и пошла по коридору. Перегнувшись через перила, она посмотрела вниз в холл, но ничего необычного там не обнаружила. Энн стала медленно спускаться по лестнице на первый этаж и вдруг замерла, судорожно стиснув перила. То, что она увидела, повергло ее в ужас.

Какое-то призрачное существо только что вошло в боковой коридор. Грязное коричневое одеяние свисало тяжелым мешком с его костлявых плеч и волочилось по полу. Длинные мокрые волосы лежали на сутулых плечах.

Энн неотрывно смотрела на удивительное существо, пока таинственный зеленоватый свет, исходящий от него, не исчез в коридоре. Девушка бросилась назад в свою комнату и достала из письменного стола мощный карманный фонарь. Она твердо решила проследить за привидением!

Посветив фонарем в холле, она увидела на полу грязные скользкие следы. Коричневые пятна были повсюду и указывали, куда двигалось таинственное существо – от входной двери через холл в боковое крыло замка.

Энн пошла по этим следам и оказалась в той части замка, где еще никогда не бывала. Но призрака нигде не было.

Вдруг она замерла – странные звуки раздались за спиной! В двери, мимо которой Энн только что прошла, медленно поворачивалась ручка. Девушка быстро выключила фонарь и спряталась в нише в стене. Сердце бешено билось. Энн не спускала глаз с двери.

Та медленно отворилась. Сначала показались две белые костлявые руки, с большим трудом они толкали дверь, чтобы открыть ее шире. Затем появилась третья рука, такая же прозрачная и бледная, как и первые две, и обхватила край двери. Фосфоресцирующий свет озарял страшную картину.

В проеме двери показалась голова старой женщины. Энн увидела ее печальные глаза. Иссохшая кожа обтягивала скулы. Впавший рот придавал лицу страдальческий вид. Вслед за головой появилось и все изможденное тело женщины. Когда дверь открылась полностью, Энн увидела женщину в широком саване.

За ней в двери показалось второе призрачное существо. В тусклом свете, исходящем от привидений, Энн увидела молодую женщину со следами страдания на лице. У нее были такие же темные глаза, как и у старухи. Но вместо седых прядей на ее костлявые плечи ниспадали пышные черные локоны.

Взявшись за руки, женщины медленно пошли по коридору. Железная дверь с шумом захлопнулась за ними. Эхо прокатилось по погруженному в ночную тишину замку.

Энн, затаив дыхание, осталась стоять в нише, затем тихонько пошла за призраками на некотором удалении от них. Когда она проходила мимо той самой железной двери, из-за которой появились призраки, ее одолело любопытство. Недолго думая она открыла дверь. Луч фонаря осветил широкую каменную лестницу, ведущую в какой-то большой зал.

Девушка осторожно спустилась по ступеням и оказалась в просторном сводчатом подвале. Тут пахло запустением и тленом. Она осветила фонарем стены и увидела массивные дубовые гробы, стоящие в глубоких нишах. Девушка внимательно прочитала надписи на гробах, из них явствовало, что тут покоятся останки представителей нескольких поколений графов Меллингтонов.

Подойдя к двум последним гробам, Энн замерла. Их тяжелые крышки были открыты! Кусок темно-красного бархата, которым был обит изнутри один из гробов, свешивался через край. Похоже, кто-то недавно вылез оттуда. «Те самые женщины!» – пронеслось в голове у девушки. Но этого же не может быть! Прошло пару минут, прежде чем ей удалось унять бившую ее дрожь. Девушка взяла себя в руки, наклонилась и прочитала надписи на гробах:

Леди Джульет Меллингтон

2.3.1871–17.9.1940

На втором гробу значилось:

Леди Эвелин Меллингтон

25.1.1909–19.9.1940

Значит, призраки были именно этими двумя женщинами – матерью и дочерью, предположительно последними из рода Меллингтонов, умершими друг за другом!

Погруженная в мысли, Энн покинула семейный склеп. Она прошла на кухню, включила свет и ахнула. Дверцы шкафов были распахнуты, из открытой хлебницы торчал кусок белого батона, вокруг хлеборезки валялись крошки.

Уж не привидения ли устроили тут такой хаос? Может, они искали съестное или просто хотели устроить беспорядок – все равно по какой причине? На глаза Энн попался чайник. Она взяла его в руку и хотела наполнить водой. Но вдруг с удивлением обнаружила, что чайник был теплым!

Проходя по вестибюлю, она опять увидела темные следы, которые, правда, уже подсохли, образовав на полу комья глины. Покачав головой, Энн пошла по следам до входной двери. Открыв ее, девушка выглянула во двор.

Луна освещала сад, и он казался призрачной театральной декорацией, состоящей только из света и тени. Не чувствовалось ни ветерка. Энн уже хотела было вернуться в дом, как вдруг вдали раздалось ржание, оно приближалось. Девушка прислушалась. Кто это решил прокатиться на лошади посреди ночи?

Стук копыт становился все явственней. Через пару секунд на широкую подъездную дорогу перед замком выбежала белая лошадь. Развернувшись, она понеслась вдоль правого крыла замка. Девушка наклонилась вперед и успела увидеть, как переливающаяся в свете луны лошадь завернула за угол бокового крыла здания.

Все произошло буквально за несколько секунд. Тем не менее Энн увидела, что на лошади не было всадника!

Дрожа, девушка вернулась в дом.

Ей все-таки хотелось узнать, куда исчезли призраки, и она отправилась в темный главный коридор замка. Вскоре она дошла до места, где коридор разделялся натрое. Энн посветила фонарем в левый коридор, но следов привидений там не обнаружила. То же самое и в коридоре, ведущем прямо. Но когда она посмотрела направо, то тут же увидела глинистые следы – точно такие же оставила одна из женщин в холле.

Энн смело пошла по следам, и те привели ее к какой-то приоткрытой двери. За ней в свете карманного фонаря девушка увидела винтовую каменную лестницу, ведущую высоко наверх. Энн поняла, что в башню замка.

Поднявшись ступенек на пятьдесят, девушка в изнеможении остановилась. Она уже хотела повернуть назад, как ужасающий вой буквально ошеломил ее.

«Бежать отсюда!» – подумала она, дрожа всем телом. Но затем, устыдившись своей трусости и собрав всю волю в кулак, она опять стала подниматься по лестнице, не обращая внимания на бешено бьющееся сердце.



Спустя пару минут нечеловеческий вой опять заставил ее замереть на месте. Сил уже почти не было, но Энн продолжила подъем. Она решила, что просто обязана выяснить, что тут происходит. Может быть, кому-нибудь срочно нужна помощь?

Луч фонаря осветил какую-то открытую дверь. Лестница заканчивалась. Еще двадцать ступеней, и она у цели. Из последних сил Энн одолела оставшиеся ступени и остановилась перед открытой дверью. Голова кружилась. Девушка судорожно ухватилась за косяк двери, чтобы не упасть вниз.

Когда прошло головокружение, Энн в темноте осторожно сделала пару шагов вперед, но опять включить фонарь не решилась. Постепенно глаза привыкли к темноте. Откуда-то из глубины лился слабый свет. Касаясь рукой левой стены, девушка двинулась в его направлении.

Вскоре коридор закончился, и она увидела источник света.

Это были свечи, горящие в трехрожковом подсвечнике. Его держала молодая женщина-призрак. Пряди ее длинных волос были мокрыми. Грязно-белое длинное одеяние – тоже насквозь мокрое – прилипло к ее худому телу. Казалось, она только что вышла из воды. Рядом с ней стоял второй призрак.

Старую женщину с прилипшими волосами теперь можно было рассмотреть лучше. Ее лицо было измазано грязью, коростой покрывавшей впалые щеки, лоб и изможденную шею. Она выглядела настолько отталкивающе, что, несмотря на свой несчастный вид, не вызывала у Энн никакой жалости.

Старуха наклонилась и заглянула в замочную скважину двери, рядом с которой стояла. Спустя какое-то время она со стонами вновь выпрямилась. Ее жесты выражали отчаяние.

Ее дочь постучала костлявыми пальцами в дверь. Но никто ей не открыл.

Что могло быть за этой дверью? Почему женщины так стремятся туда попасть?

Только сейчас Энн заметила, какие предметы стоят и лежат на полу: графин, кастрюля, чашка и корзина с торчащим из нее куском хлеба.

Тут в голову Энн пришла ужасная мысль. Может быть, за этой железной дверью томится человек, умирающий с голоду? Иначе с чего бы вдруг этим призракам стоять тут с едой? И почему они не могут попасть внутрь?

Когда женщины на минуту перестали плакать, девушка вдруг услышала вой, доносящийся из-за двери.

Объятая ужасом, Энн услышала голос, полный ярости и отчаяния. Сомнений не было: в комнате за дверью находился мужчина.

Женщины-призраки горестно посмотрели друг на друга, развернулись и пошли назад.

Испугавшись, Энн отпрянула в сторону. Прижимаясь к стене, она тихо двинулась по коридору, пока не дошла до лестницы.

Ее первой мыслью было, как можно быстрее побежать по ступеням вниз. Но потом она поняла, что если будет спешить, то ее заметят призраки. Она осторожно прошла мимо двери и скрылась в другом ответвлении коридора. Лучше подождать, пока женщины первыми спустятся вниз.

Призраки вышли в дверь, и та захлопнулась за ними. Тут Энн как жаром обдало. Вдруг в эту дверь вставлен один из тех старинных замков, которые сами собой запираются?

В этот момент из-за железной двери опять раздался ужасный вой. Отчаяние охватило девушку. В самых мрачных красках она нарисовала себе страшную картину: тут ее никогда не найдут, и она погибнет рядом с неизвестным узником, от криков которого она сойдет с ума.

Еще какое-то время они прислушивалась к удаляющимся шагам призраков, затем подошла к двери и нажала на ручку. Ручка поддалась, и дверь открылась.

От облегчения девушка разрыдалась. Но будет ли и вторая дверь – та, что внизу – тоже открытой? Энн хотела как можно скорее побежать вниз и выяснить это. Но тут вой вновь напомнил ей об узнике за железной дверью.

Какая-то невероятная сила повлекла ее назад к таинственной комнате. Фонарь Энн включала лишь время от времени. Дойдя до двери, она выключила его и наклонилась к замочной скважине.

Сначала она увидела лишь слабое зеленоватое свечение, заполнявшее комнату. Но затем вдруг прямо перед замочной скважиной возникла рука скелета. Девушка окаменела от испуга. На какое-то мгновенье она даже забыла, что от ужасного узника ее защищает тяжелая железная дверь.

Со сдавленным криком она бросилась прочь.


* * *

Энн спала крепко, без снов и проснулась поздно. Открыв глаза, она подумала, что ночью ее мучили кошмары. Она вспомнила бесконечную винтовую лестницу, темные коридоры и склеп с открытыми гробами. Конечно, это был сон! Что же еще?

В комнату заглянула миссис Портер, она выглядела озабоченной:

– Что с тобой, детка? Уж не заболела ли ты?

– Я видела ужасные сны, мама. Из-за полнолуния я никак не могла заснуть. И задремала лишь под утро…

– Я тоже! И меня мучили кошмары, после которых я глаз не могла сомкнуть…

– Знаю, мама. Я же была у тебя ночью в спальне. Ты так стонала…

Лицо миссис Поттер приняло задумчивое выражение.

– Если бы я знала, что означает этот сон… – пробормотала она.

– Думаю, мне пора вставать, мама. Перестань ломать голову. В таком мрачном старом замке фантазия может сыграть с человеком злую шутку. Неудивительно, что тут иногда сны принимаешь за реальность.

– Кстати, – повернулась Анабель к дочери, уже стоя в дверях, – ты выходила сегодня ночью во двор?

Энн, которая собралась было вставать, замерла:

– Я? Почему ты так подумала?

– Откуда тогда взялись грязные следы в холле и в коридоре?

У девушки все похолодело внутри от страха. Но она быстро овладела собой, и мать ничего не заметила.

Энн вскочила с кровати и быстро надела шлепанцы. Вдруг она заметила, что под ее кроватью валяется маленькое полотенце. Как оно там оказалось? Горничная Бетти не могла просто так оставить полотенце в таком странном месте. Может быть, сама Энн что-то им вытерла. Но что?

Девушка подняла полотенце и внимательно его рассмотрела. Оно было влажным и покрыто зелеными пятнами от водорослей.

Медленно в голове Энн ожили воспоминания о луже рядом с ее постелью. Ее взгляд упал на стул, на котором валялась ее вчерашняя пижама. Почему она поменяла ее ночью?

Она взяла пижаму, на ней были те же самые пятна от водорослей, что и на полотенце. Энн ощутила запах, исходящий от ткани, – она пахла морем.

Девушка все поняла: возможно, она что-то и видела во сне, но часть ночных событий произошли в реальности, хотя в это трудно было поверить…

Она взяла фонарь и отправилась в склеп. Девушка тут же узнала этот большой подвал – вот своды, вот ниши, а вот и гробы с надписями.

Она решила себя проверить. Если надписи, которые она запомнила, совпадут с теми, что она прочитает на гробах, то сомнений быть не может – все, что было ночью, произошло в реальности!

– Леди Джульет Меллингтон, леди Эвелин Меллингтон, – прошептала она. – Обе умерли в 1940 году с разницей в два дня.

Она подошла к гробам и удостоверилась, что верно запомнила надписи на них. Девушка стала неотрывно смотреть на плотно закрытые крышки гробов. Ночью они были открыты настежь. Острое желание открыть крышки овладело Энн. Она решительно протянула руку. Казалось, что к гробам давно никто не прикасался. Изнутри их открыть невозможно – такое бывает только в фильмах ужасов.

Противный холодок пробежал по спине Энн. Но она справилась со страхом и без труда открыла металлические замки на первом гробе.

Отвернув лицо в сторону, она приподняла крышку, а затем решилась заглянуть внутрь. В гробу она увидела бледное лицо одной из женщин, которых видела ночью!


* * *

Сделав страшное открытие в склепе, Энн поняла, что не в состоянии пойти и в башню.

Она пошла на кухню и попросила у экономки коньяк.

Та подала ей бутылку:

– Рюмки в столовой, – сказала она и вдруг замерла. – Постойте! А куда подевалась бутылка виски? Она стояла вот тут, рядом с ромом!

Энн перебила ее:

– Вы верите в привидений?

– Что… что вы имеете в виду? – пролепетала та.

– Ну, я думаю, что в замке творятся странные вещи.

– Я… я право не знаю, мисс Поттер. Но кое-что действительно странно. Например, эта пропажа бутылки с виски. Кто-то побывал ночью на кухне. Вот и хлебница была неплотно закрыта…

Энн не спускала с женщины глаз:

– Поэтому я и спрашиваю, верите ли вы в привидений?

Серые глаза экономки наполнились страхом, а розовое лицо побледнело.

– Я… я не знаю, – прошептала она.

– Что вы знаете об этом замке и его прежних владельцах, миссис Хадсон? – спросила девушка.

– Да разное тут болтают… – уклончиво ответила женщина.

– Что именно?

– Семью лорда Меллингтона преследовали несчастья.

– Пожалуйста, расскажите!

Миссис Хадсон опустилась на стул:

– Однажды лорд Меллингтон пропал. Его везде искали. Но полиция прекратила поиски. Говорят, что у старого господина был скверный характер. Возможно, он был даже немножко… того…

– Но не может же человек просто так взять и исчезнуть!

Экономка кивнула:

– Семья считала, что он куда-то уехал в момент временного помешательства.

– А что сталось с другими членами семьи?

– Старшая леди Меллингтон очень переживала из-за исчезновения мужа, вскоре слегла и как-то ночью умерла от инфаркта.

Миссис Хадсон замолчала и стала задумчиво смотреть в одну точку.

– Но у нее же была дочь… – продолжала расспрос Энн.

– Даже две! Леди Сара и леди Эвелин.

Невольно у Энн вырвалось:

– Я видела гроб леди Эвелин.

Голос миссис Хадсон понизился до боязливого шепота:

– Вы были в семейном склепе?

– Да, недавно.

– А зачем?

– Из чистого любопытства, – призналась девушка.

– Ох, молодежь, молодежь! Ничего-то вы не боитесь!

Энн ничего не сказала на это. Миссис Хадсон нахмурила лоб:

– Не могу забыть, с каким лицом вы заявились сегодня на кухню…

– А… а почему другая дочь – Сара – не покоится в склепе? – спросила девушка.

– Говорят… ну, что леди Сара бросилась в море.


* * *

– С чего бы это леди Саре бросаться в море? Она же была красивой и богатой, – стала расспрашивать Энн старого садовника, к нему она отправилась после разговора с экономкой.

– Кто это вам рассказал? – удивился старик. – Леди Сара погибла в результате несчастного случая. Леди Эвелин упала с лошади, а леди Сара погибла в море.

Так некоторые ночные события начали хоть как-то проясняться. Без сомнения, в спальню Энн вчера явился дух леди Сары. Иначе как можно объяснить лужу перед кроватью?

Оставалось выяснить, что искал дух в ее комнате. Что там было спрятано? Возможно, Сара жила раньше в этой комнате? И как она погибла в море?

Энн взяла карманный фонарь и отправилась на поиски коридора, ведущего в башню. Она твердо решила разгадать тайны старого замка.

К счастью, в этой части замка еще никто не убрал следы, оставленные ночью. Скорее всего, их даже никто еще и не видел.

Но скоро следы затерялись в путанице коридоров. Энн опять одолели сомнения. Многое из вчерашней ночи могло произойти на самом деле. А что если события в башне были все-таки сном? Не находилась ли она после встречи с двумя привидениями, пришедшими из склепа, в шоке? Может, она вернулась в свою комнату и легла в постель?

Да, нет же! Потом она еще была на кухне. Или она была там до того?

Нужно сначала раздобыть план замка, а уж потом пускаться на поиски входа в башню. Энн хотела уже повернуть назад, как вдруг в свете фонаря увидела светлое пятно на полу. Девушка нагнулась и обнаружила, что это пятна воска. Итак, она на правильном пути! В подсвечнике, который держала одна из женщин, были свечи!

До следующей развилки путь был ясен. Но свет фонаря становился все слабее и слабее, так что поиски пришлось прервать. Вздохнув, девушка пошла назад.

Когда Энн шла по холлу, открылась дверь гостиной и из нее вышла ее мать:

– У нас гости, Энн. Наши соседи, семья Вилкинг из Мидоу Корта!

Девушка вошла в гостиную и поздоровалась с гостями.

– Это мистер Вилкинг, миссис Вилкинг и их сын Джон, – представила соседей миссис Поттер.

Энн кивнула, задержав взгляд на привлекательном лице молодого человека, который также с интересом и симпатией рассматривал ее.

– Ты где была? – прервала миссис Поттер неловкую паузу, возникшую после представления гостей. – Мы звали тебя.

Энн смущенно улыбнулась:

– Я понемногу обследую замок. Поэтому отошла отсюда довольно далеко и не слышала вас…

Джон Вилкинг рассматривал Энн с все большим вниманием:

– Да что вы! Вы обследуете замок?

– Я была в западном крыле. Там коридоры все время то соединяются, то разъединяются. Просто настоящий лабиринт!

Глаза молодого человека загорелись:

– Как интересно! Это, наверное, захватывающее занятие! Каждый старый замок хранит множество тайн.

– О да! Один семейный склеп Меллингтонов чего стоит!

Миссис Вилкинг поморщилась:

– Такие вещи не для меня! Просто жуть берет!

– Тебя никто и не заставляет туда идти, – сказал ее муж с иронической улыбкой.

– А вот я бы с радостью туда заглянул! – воскликнул Джон, его лицо порозовело от возбуждения. – То есть если, конечно, вы позволите.

Энн улыбнулась:

– Почему бы и нет? Я буду только рада.

Она сама удивилась, что сказала подобное человеку, с которым познакомилась всего пару минут назад. Но Джон сразу показался очень симпатичным.

– Большое спасибо, мисс Поттер! – сказал он.

Девушка проигнорировала осуждающий взгляд матери.

– У меня сели батарейки в фонарике, поэтому я и вернулась. Нужно вставить новые. Если хотите, мы можем как-нибудь вместе осмотреть старую башню, – предложила она.

Джон с восторгом кивнул:

– По мне – так хоть сейчас!

Мистер Вилкинг откинулся на спинку кресла:

– Да, молодым людям не сидится на месте. Все-то им хочется разузнать! Завидую им. Хотя сам предпочитаю в тиши и покое выпить свой виски.

Его жена согласно кивнула и с некоторой опаской посмотрела на сына:

– Только будь острожен!

Миссис Поттер обратилась к дочери:

– Ну, коли вам так хочется, то ради бога! Но будьте осторожны. Западным крылом давно никто не занимался. Как знать, что в нем сейчас творится? Там ведь много лет никто не жил.

– Мы будем внимательны, мама. Ведь я уже не ребенок.


* * *

Энн прошла со своим гостем в правое крыло замка и показала ему старый фамильный склеп, умолчав о том, что произошло тут прошлой ночью. Ей казалось, что еще не время посвящать молодого человека в свои тайны. Сначала она хотела выяснить, поверит ли он ей вообще.

Джон с интересом рассматривал многочисленные гробы, стоящие в склепе, и с серьезным лицом читал надписи на них.

– Вы что-нибудь знаете о последнем поколении Меллингтонов, мистер Вилкинг? – спросила Энн.

Молодой человек отрицательно покачал головой:

– Я здесь нечасто бываю. Учусь на юриста в Эдинбурге. Кроме того, мы вообще живем не так давно в Мидоу Корте.

– От местных жителей трудно что-нибудь узнать. Они такие скрытные.

Джон кивнул:

– Это от того, что они живут изолированно друг от друга. Ну, и суровый климат играет не последнюю роль. Люди в Эдинбурге более открытые и дружелюбные.

– Охотно верю. Ведь это большой город, да еще и столица Шотландии. Я хочу со следующего семестра начать учиться там в университете.

Молодой человек оживился:

– Вы приедете в Эдинбург? Вот здорово!

Вдруг он вспомнил, где находится, и что обстановка не соответствует теме разговора:

– Может быть, нам лучше вернуться наверх, мисс Поттер? Вы могли бы мне рассказать о своих планах.

– В мои ближайшие планы входит осмотр угловой башни, – объяснила Энн. – Я хочу познакомиться с замком, в котором живу. Но я тоже считаю, что вести тут разговоры о будущем неуместно.

Молодые люди покинули склеп и поднялись по лестнице к главному входу.

– Вам уже расхотелось осматривать наше средневековое пристанище? – спросила девушка с легкой иронией.

Джон остановился у одного из окон и посмотрел на парк.

– Я пойду с вами, – сказал он и глубоко вздохнул. – Внизу в склепе было немножко жутко. Но и интересно.

Энн показала рукой налево:

– Вот тут начало бокового коридора. Чуть дальше начнутся многочисленные разветвления, там легко запутаться.

Энн и Джон нашли правильный путь, потому что каждые пару метров на полу были видны следы от воска. Наконец, они дошли до двери в башню.

– Вы уже тут были? – спросил Джон.

– Да, вчера ночью. Из-за полнолуния я не могла уснуть, и тогда… – она в нерешительности замолкла.

– И тогда вы, как привидение, пошли бродить по замку? – пошутил молодой человек.

– Я услышала какие-то странные звуки в холле. Потом мне показалось, что я вижу свет… – попыталась объяснить она.

– И вы пошли за этим загадочным светом? Этот свет был от свечи? Я спросил, потому что мы шли, ориентируясь по пятнам воска.

– Свечи были в трехрожковом подсвечнике. И кроме того…



Джон напряженно посмотрел на девушку:

– И кто его нес?

– Я… я не знаю… – пролепетала она.

От внимания Джона не ускользнуло, что Энн все время поглядывает на тяжелую дверь, ведущую в башню. И ему показалось, что он видит страх в глазах девушки.

Незаметно он глянул на часы. Сколько у него еще есть времени? Торопить девушку ему не хотелось. Кажется, для нее было очень важным раскрыть тайны замка. Хотя Энн старалась казаться уверенной в себе, но идти дальше одна она явно побаивалась.

– Боюсь, что мне пора возвращаться. Мои родители наверняка уже собираются назад в Мидоу Корт. Мать придает большое значение тому, чтобы обеды и ужины подавались в одно и то же время.

Джон увидел, что девушка расстроилась, и добавил:

– Если хотите, я приду сегодня опять во второй половине дня…


* * *

Энн смотрела вслед спешащему прочь молодому человеку. Джон Вилкинг разочаровал ее – увильнул от дела под надуманным предлогом!

В принципе она может обойтись и без него. Путь к башне она нашла и может продолжить поиски самостоятельно. Его обещание прийти после обеда Энн не приняла всерьез. Но так как она и сама проголодалась, то повернула назад. Родители уже сидели в столовой.

Миссис Хадсон как раз подавала еду. Энн начала с аппетитом есть, хотя еще злилась на Джона Вилкинга.

– Приятный молодой человек, – начала разговор миссис Поттер. – Вы хорошо пообщались?

Энн пожала плечами:

– Нормально… Пока он вдруг не сбежал от меня – якобы боялся опоздать к обеду.

– Миссис Вилкинг действительно очень торопилась. Как она сказала, нехорошо заставлять прислугу ждать.

Эти слова настроили Энн на примирительный лад.

Около трех часов она опять отправилась к башне. Путь туда уже не казался ей таким неизведанным и мрачным, но все равно за пятнами воска на полу она следила внимательно.

Когда Энн уже собралась открыть дверь в башню, она услышала шаги за спиной. В испуге она обернулась, и в глаза ей ударил яркий свет карманного фонаря, его держал в руках Джон.

– А вот и я! – сказал молодой человек.

– Господи! Как вы меня напугали! – вскрикнула Энн.

– А я-то думал, что вы ничего не боитесь, мисс Поттер! Ну что? Будем подниматься? Я сгораю от любопытства. А вы?

Девушка кивнула и вдруг с ужасом подумала о том, что они могут обнаружить наверху.

Винтовая лестница опять показалась ей бесконечной. Но сейчас идти было все-таки легче, ведь она была не одна. Джон шел впереди, и его присутствие действовало на нее успокаивающе.

– Вы видите пятна воска, мистер Вилкинг?

– Да. Действительно, кто-то поднимался по лестнице до нас.

– Конечно! Я, например. Но свечей у меня не было. Я светила себе вот этим карманным фонарем.

Джон резко остановился:

– Так вы уже были наверху?

– Вчера ночью. Я же сказала вам, что шла за светом.

Молодой человек осуждающе покачал головой:

– Как можно быть такой неразумной! Во-первых, вы могли попасть в лапы преступника, во-вторых, упасть с этой крутой лестницы и сломать себе шею.

– Но ничего же такого не произошло… – сказала Энн. Но при мысли о привидениях у нее все похолодело внутри. Хорошо, что Джон не видел, как она дрожит. Парень вновь зашагал вверх.

Наконец, они поднялись на верхний этаж. Здесь было темно и жутко, пахло сыростью и тленом, везде висела густая паутина. Сердце Энн билось как сумасшедшее. Что-то они обнаружат сейчас?

Джон испуганно оглянулся, когда тяжелая дверь с шумом захлопнулась за ними.

Энн успокаивающе улыбнулась:

– Я вчера подумала то же самое, что и вы. Но будьте спокойны, мы выйдем отсюда без проблем.

Она первой подошла к железной двери. Вещи, оставленные привидениями, все еще были на полу.

– Это еще что? – удивился Джон. – Это вы сюда принесли?

– Нет, не я. Я тоже теряюсь в догадках. Вы считаете меня ненормальной?

Он заколебался с ответом на секунду:

– Честно говоря, я действительно в какой-то момент засомневался в вашем рассудке. Но ведь я пришел опять. Значит, воспринимаю вас всерьез.

Девушка улыбнулась:

– Ну, хорошо. Надеюсь, вы не думаете, что именно я притащила сюда эту еду и напитки?

Молодой человек покачал головой:

– Нет, иначе мне пришлось бы считать вас психопаткой.

Энн не решилась рассказать ему о привидениях. Вдруг он все-таки ей не поверит?

Джон внимательно стал рассматривать вещи на полу:

– Вино, виски, хлеб, масло, яблоки… Что бы это могло значить? Вы можете хотя бы предположить, для кого все это предназначалось?

Девушка заколебалась, а затем тихо произнесла:

– Если я вам это скажу, вы будете считать меня сумасшедшей…

– Я никогда не буду считать вас сумасшедшей. Что бы вы ни сказали…

– Ловлю вас на слове, Джон!

– Идет! Ну, а теперь не мучайте меня больше и рассказывайте все!

Энн наклонилась и заглянула в замочную скважину:

– К сожалению, я ничего не вижу, хотя в комнате есть окошко, и она худо-бедно освещена. Если бы нам удалось открыть дверь, мы бы узнали больше.

– Вы увиливаете от ответа. Только что вы намекнули мне, что кое-что знаете…

Энн прямо посмотрела в глаза молодому человеку:

– Если не ошибаюсь, в этой комнате – пропавший лорд Меллингтон.

И она рассказала молодому человеку все о привидениях…


* * *

Как Энн и Джон ни старались открыть железную дверь комнаты, это им не удалось. Поэтому пришлось оставить дальнейшие попытки. На следующий день Джону нужно было возвращаться в Эдинбург. На прощанье он взял с нее обещание, что она одна ничего не будет предпринимать, а дождется, когда он приедет на выходные в Мидоу Корт. Энн такое обещание дала.

Но она не смогла запретить себе думать о загадочных призраках и начала изучать старые планы замка. Правое крыло сильно пострадало от пожара в 1810 году, но постепенно было восстановлено. Подвальные помещения огонь не затронул.

Энн с трудом подавила в себе желание продолжить исследования. Но она помнила об обещании, данном Джону. Его забота тронула ее. Ведь это было явным признаком того, что он к ней неравнодушен.

О Джоне она думала c нежностью: «Какой он милый! Я так скучаю по нему! И все время ловлю себя на том, что считаю дни, оставшиеся до его приезда».

Но долго сидеть без дела она не могла. Попытаться разузнать хоть что-то ведь не значит нарушить обещание. Возможно, в деревне ей удастся выяснить что-то о семействе Меллингтонов.

Первым делом Энн отправилась в единственный деревенский паб. Он находился прямо рядом с церковью, и после службы прихожане охотно туда захаживали. Она заказала чашку чая и стала ждать подходящего момента, что завязать разговор с хозяином паба мистером Пибоди. Однако тот был, как видно, невысокого мнения о людях, заказывающих только чай. Поэтому девушка заказала виски, чтобы завоевать его доверие.

– Никогда раньше не пила виски, – начала она. – Я приехала сюда лишь две недели назад из Австралии к родителям. Мы живем в Меллингтон Кастле.

Пибоди только кивнул. Было ясно, что это для него не новость. Но напрасно Энн ждала, что он из вежливости продолжит разговор. Тогда она сделала вторую попытку:

– Вы ведь очень давно живете здесь, мистер Пибоди?

– Всю жизнь, – буркнул тот и отвернулся.

– А вы знали кого-нибудь из графов Меллингтонов?

– Покойный лорд – дай бог, чтобы он был покойным – часто наведывался в наш паб, мисс. А я мальчишкой помогал отцу прислуживать гостям.

– Я слышала, что у старого графа был непростой характер…

– Не мне судить.

– Я слышала это от многих людей.

– К сожалению, ничем не могу вам в этом помочь, мисс!

– Вот вы сказали о лорде: дай бог, чтобы он был покойным. Что вы имели в виду?

Мистер Пибоди почувствовал, что его загоняют в угол.

– Ну… ведь его так и не нашли, – пробурчал он.

Девушка кивнула:

– Это вообще странная история. Наверное, леди Меллингтон очень переживала! А потом еще она потеряла обеих дочерей…

– Вот тут вы ошибаетесь, мисс. Только ее сын умер раньше, чем она, или пропал. А обе дочери…

– Так у них еще был и сын? – удивилась Энн. – То есть и сын исчез? Вместе с отцом?

– Да вы что! Они терпеть не могли друг друга!

– И о сыне больше никто ничего не слышал?

Трактирщик покачал головой:

– Нужно оставить мертвецов в покое…

– Но вы же не знаете, умер ли он!

Тут в трактир зашел новый посетитель, и Пибоди, что-то бормоча себе под нос, отошел от Энн.

Вошедший был старым мужчиной, со вздохом облегчения он уселся за соседний стол. Заказывать он ничего не стал, так как трактирщик, ничего не спросив, уже и так нес ему двойной виски.

Энн решила не останавливаться на достигнутом:

– Мистер Пибоди, можно мне еще чашку чаю? Виски – это все-таки не для меня.

Старик за соседним столом сделал глоток из стакана и обратился к Энн:

– Да уж! Виски – напиток не женский!

Когда трактирщик принес чай, она предприняла еще одну попытку его разговорить:

– Вы как раз собирались рассказать мне кое-что о молодом лорде…

Это было неправдой, но сбило Пибоди с толку.

– Да не знаю я ничего! Спросите вон лучше мистера Бессинга! – он махнул рукой в сторону старика. – Он уже пятьдесят лет как служит в церкви…

Бессинг почувствовал себя польщенным:

– Да, я его хорошо знал, беднягу Эдварда.

– Пожалуйста, расскажите мне что-нибудь о его загадочном исчезновении! Это так интересно! Я живу в Меллингтон Кастле, и мне хочется все узнать…

– Да, это очень печальная история, мисс. Молодой граф был милым молодым человеком, ко всем относился очень хорошо.

Энн терпеливо подождала, пока старик сделает еще один глоток виски и продолжит рассказ.

– Эдвард влюбился в племянницу моей жены. Девочка гостила тут на каникулах, как вы. Почти каждый день Эдвард наведывался к нам. Но как только старый граф об этом прознал, то запретил сыну ходить в деревню, – старик печально усмехнулся. – Наша племянница была якобы неровней его сынку, бедняжка!

– И что, Эдвард вот так просто с этим смирился?

– А что ему оставалось делать? Граф пригрозил, что лишит его наследства. Сами знаете, как к этому относятся в тех кругах.

– А что же сталось с вашей племянницей?

– Она еще была молодая. Слава богу, она это пережила. Каникулы кончились, и она вернулась домой. Позже она вышла замуж за хорошего трудолюбивого парня.

Энн сочувственно улыбнулась:

– Наверное, так было даже лучше для вашей племянницы.

Старик кивнул:

– Мы тоже ей все время об этом говорили. С Меллингтонами жизнь у нее была бы несладкой. Даже если бы старый граф и смирился с их браком…

– Ну, а молодой человек? Как он пережил всю эту историю?

– Он тоже успокоился через пару месяцев. К ним приехала погостить его тетка, леди Полтри, с дочерью Белиндой. И молодые люди по уши влюбились друг в друга.

Мистер Бессинг задумался на минуту:

– Они были очень красивой парой…

– А что было дальше? Старый граф согласился на брак?

– Нет, мисс. Леди Полтри, его свояченица, была бедной вдовой. Она не могла дать дочери никакого приданого.

Энн недоверчиво покачала головой:

– Только из-за денег?

Мистер Бессинг презрительно скривил рот:

– Старый лорд думал только о богатстве и знатности. У него были большие планы на сына. Эдвард должен был жениться на богатой девушке из высшего общества и сделать карьеру в политике или дипломатии.

Девушке стало невероятно жалко несчастного Эдварда. Теперь даже ужасный конец старого лорда в башне стал казаться ей вполне заслуженной карой. Не исключено, что кто-то запер его – из ненависти, из желания отомстить…

– Да, это очень печальная история, – продолжил рассказ старик. – И до сих пор не известно, что стало с обоими молодыми людьми.

– Они просто исчезли… как старый лорд?

– Да. Однажды они исчезли. Вероятно, тайно куда-нибудь сбежали. С тех пор никто о них ничего не слышал. Неудивительно, что вся семья ненавидела старого деспота. Он угнетал их всех, – подвел итог мистер Бессинг.

Энн кивнула:

– Двое молодых людей на его совести. Он разрушил их счастье… И страшно подумать, может быть, даже стал причиной их смерти…

Старик удивленно на нее посмотрел:

– Вы откуда знаете?

– Знать я ничего не знаю. Только предположила…

– И мы в деревне так думали. Ведь столько лет от них не было ни весточки…

Бессинг внимательно посмотрел на девушку:

– Вас очень тронула эта история, не правда ли? Неудивительно! Ведь вы такая молоденькая! А живете в доме, в котором случились такие вещи…

Глаза Энн вопреки ее воле наполнились слезами:

– Правда, прямо успокоиться не могу. А матерей-то как жалко! Как леди Полтри пережила это?

– Она пропала на болоте. Может, она заблудилась там или нарочно искала смерти. Только тело ее так и не нашли. Чего удивляться! Если уж болото кого поглотило, то назад не отдаст…


* * *

Трагическая история двух влюбленных не выходила у Энн из головы.

Она постоянно пыталась представить себе, что же произошло на самом деле в ту ночь, когда они исчезли. Поскольку все попытки их обнаружить ни к чему не привели, как утверждает мистер Бессинг, то, скорее всего, они от замка далеко не ушли.

Возможно, они вообще его не покидали. Что если жестокий старый лорд выследил их? Может быть, встреча с ним привела к смерти молодых людей? Или в отчаянии они покончили с собой в море?

Но если им все-так и удалось бежать из замка, то как? Может быть, они воспользовались подземными ходами, которые наверняка есть в замке? Энн часами изучала старые планы и отмечала на них места, в которых теоретически могли быть такие ходы. Целыми днями она внимательно осматривала полы во всех помещениях и коридорах первого этажа и подвала, но не нашла потайных входов. Девушка даже простучала там все стены, но безуспешно.

Тогда она вспомнила один фильм ужасов, в котором подземный ход играл важную роль. Он вел из одной из спален замка на втором этаже прямо в подвал, проходил под замком и заканчивался среди скал у моря. Энн занялась комнатами на втором этаже, но и тут ничего не нашла.

Тогда ей пришло в голову, что подземный ход мог начинаться в фамильном склепе. Она сантиметр за сантиметром обследовала весь пол, каждый угол и каждую стену склепа. Наконец, за одним из саркофагов девушка обнаружила таинственную стальную плиту. На ней была какая-то надпись, но оказалось, что она не относится ни к одному из гробов.

Она осмотрела края плиты и поняла, что та не зацементирована, а с одного из боков было что-то вроде петель. Может быть, это дверца и ее можно открыть? Энн тут же попробовала потянуть плиту на себя. Но пальцам было не за что ухватиться, и она оставила это занятие. Девушка отправилась на кухню и попросила экономку дать ей отвертку, якобы ей нужно кое-что отремонтировать в машине.

Миссис Хадсон удивленно посмотрела на девушку:

– Но, мисс Поттер, это не занятие для молодой леди. Мы можем вызвать механика из деревни.

Энн засмеялась:

– Дорогая миссис Хадсон! Если бы вы знали, сколько всего мне пришлось чинить самой, когда мы жили в Австралии! Механиков там можно ждать вечность!

Экономка неодобрительно покачала головой, как бы показывая, что молодые дамы так себя не ведут. Тем не менее она кивнула на угловой шкаф, где хранились всевозможные инструменты.

Энн подобрала для себя пару приспособлений – все, что могло ей пригодиться. Вежливо поблагодарив экономку, она выбежала из кухни. Энн вернулась в склеп и принялась опять возиться с плитой. Но она недооценила ее вес. Отделить плиту от стены никак не удавалось.

«Я действительно не в своем уме. Завтра из Эдинбурга приедет Джон. Он поможет мне. Но я умираю от любопытства!»

И тут плита поддалась. За ней оказалась крутая лестница, ведущая вниз, дальше виднелся подземный ход. Лестница была очень узкой, от затхлого запаха сырости и гнили у Энн перехватило дыхание. На влажных стенах рос мох, внизу что-то прошуршало. Может быть, крысы?

Сердце девушки бешено билось. Мысль, что, возможно, она нашла подземный ход, ведущий из замка, привела ее в такой восторг, что у нее даже закружилась голова. Азарт первооткрывателя заставил ее забыть об осторожности. Девушка почувствовала в себе такие силы, что была готова на любые приключения.

Энн стала медленно спускаться вниз по бесконечным ступеням. С каждой новой ступенью она все больше и больше погружалась в неизвестность. На мгновенье она остановилась – ей опять стало страшно.

И тут случилось непоправимое! Прогнившая ступень под ней разломилась, и, вскрикнув, девушка провалилась в темную пустоту. Прежде чем потерять сознание, она услышала, как наверху захлопнулась плита…


* * *

Энн медленно очнулась, не зная, где находится. В голове гудело, спина болела, левую ногу она не чувствовала.

«Я сумасшедшая! – сказала она сама себе. – Ну почему я не дождалась Джона?! Теперь я лежу тут одна, и ни одна живая душа не знает, где я… Я умру от голода и холода»

Превозмогая боль, она попыталась встать, но сил не хватило.

Голова Энн лихорадочно работала. Она вспомнила, что в руках у нее был фонарь, который выпал во время падения. Нужно его найти! Девушка стала ощупывать пол вокруг себя. Но ее пальцы натыкались только на острые камни и песок. В изнеможении Энн прислонилась к холодной стене и заплакала.

Вдруг сквозь пелену слез она увидела вдали свет – очень слабый и почти призрачный. Постепенно в темноте она рассмотрела огромную кучу камней, из которой и исходил таинственный свет. Тут возник силуэт человеческой фигуры. Казалось, что он состоит из светящегося тумана и парит в воздухе. Вслед за ним появилась еще одна фигура.

Энн со стоном поползла вперед. Теперь она могла рассмотреть обе фигуры более четко. Это был молодой мужчина и прекрасная девушка с длинными темными локонами, обрамляющими нежное, казавшееся прозрачным лицо.

Молодой человек, который теперь повернулся к своей спутнице, казался бесконечно несчастным. Он нежно обнял хрупкую девушку, и они долго стояли, прижавшись друг к другу. Потом девушка освободилась из объятий юноши, взяла его за руку и потянула за собой.

Энн неотрывно смотрела им вслед. Вместе с ними исчез и таинственный свет. Какое-то время казалось, что она еще видит странные фосфоресцирующие отблески. Затем все опять погрузилось в полную тьму.

Она попыталась привести свои мысли в порядок. Есть ей не хотелось совершенно, значит, она провела здесь немного времени, возможно, пару часов. И в замке ее, скорее всего, пока не хватились и начнут искать еще не скоро…

Кто же сможет догадаться, где она находится? Надежда была только на то, что завтра приедет Джон. Он будет искать ее в башне и в склепе. Он услышит ее крики… А если нет?

«Нужно искать выход», – решила Энн. Возможно, ей удастся подтянуться на последнюю целую ступень лестницы и открыть стальную дверь. Но главное сейчас – найти фонарь!

Энн вновь сантиметр за сантиметром ощупала пол. Наконец, ее пальцы наткнулись на что-то гладкое и круглое! Это был ее фонарь! Его слабый свет несказанно обрадовал ее в первое мгновенье. Но радость была недолгой: батареек надолго не хватит – пользоваться фонарем можно только в самом крайнем случае.

Энн посветила вверх и увидела обвалившуюся лестницу. Стало ясно, что до последней целой ступеньки ей не дотянуться. В бессилии она рухнула на пол и провалилась в забытье.

Когда она очнулась, то начала громко звать на помощь. Ее крики отозвались гулким эхом. Энн понимала, что никто не услышит ее крики, только если не придет в склеп. Интересно, а завтра уже наступило? Сегодня суббота? Джон приехал? Он уже ее ищет?

Она понятия не имела, сколько сейчас времени – ее часы разбились при падении.

Энн на короткое время включила фонарь и опять посветила вверх. Осторожно держась за боковую доску лестницы, он подтянулась и встала на ноги. Но как только она выпрямилась, от доски отвалился большой кусок сгнившего дерева. Выбраться наверх по лестнице больше не представлялось возможным.

Идти по коридору в полный рост было нельзя. Да Энн и так не смогла бы стоять на ногах – было больно ступать на левую ногу.

На четвереньках она поползла вперед. Острые камни царапали ей колени и ладони, но она не обращала на это внимания. Главное, чтобы батарейки в фонаре продержались еще какое-то время. Наконец, она доползла до кучи камней, из которой появились привидения. Что бы это могло значить? Может быть, под этими камнями погребены люди? А она видела их души?

Кто нашел здесь смерть? Кого завалило камнями?

С ужасом Энн поняла, что никто иной, как Эдвард и Белинда, были погребены здесь. Безжалостная судьба настигла их, когда они спасались от старого графа.

– Бедная Белинда! Бедный Эдвард! – прошептала Энн, как будто мертвые могли ее услышать. – Вы так и не смогли вырваться на свободу! Вам не суждено было обрести счастье.

Она глубоко вздохнула. А она найдет выход из подземелья? Или ее ждет та же судьба?

С огромным трудом ей удалось протиснуться между стеной коридора и кучей камней. Фонарь светил уже еле-еле. Энн одолела еще несколько метров, и он погас совсем. Глубокая тьма вновь окутала ее.

Ход казался бесконечным. Силы оставляли Энн. Она уже хотела лечь и ждать смерти. Но тут вдали она увидела тусклый свет. В первый момент она подумала, что это опять привидения. Но потом поняла, что этот свет отличался от их зеленоватого свечения.

Сердце ее забилось, она уже не верила своим глазам. Неужели это дневной свет, льющийся через небольшое отверстие?

Надежда вселила в нее новые силы. Тяжело дыша, она опять стала пробираться дальше. Она действительно увидела отверстие и в отчаянии остановилась. Это не был выход. Это была щель, пролезть в которую было невозможно. Она выглянула на улицу. Острые скалы загораживали ей обзор. Внизу должно быть было море – она слышала шум прибоя.

Значит, вот где заканчивался ход. Он вел к прибрежным скалам. Идеальный путь для побега! Но не для нее – проход был засыпан камнями.


* * *

Несколько минут Энн смотрела на скалы. Время от времени она принималась громко звать на помощь, хотя и не надеялась, что кто-то услышит и освободит ее.

Наконец, она замолчала. Горло сильно болело. Ей ничего не оставалось, как попытаться разобрать завал.

Энн принялась за работу. Несколько часов расцарапанными в кровь руками она вынимала из завала один камень за другим. Пот заливал глаза. Но отверстие все же становилось шире. Сантиметр за сантиметром она приближалась к свободе.

Когда солнце стало клониться к закату, она расширила отверстие настолько, что смогла выбраться наружу. С жадностью она вдохнула свежий воздух.

Из последних сил девушка поплелась к замку. Колени у нее подгибались, но все-таки она дошла…

В замке царил страшный переполох. В холле ей навстречу бросился Джон. Он едва сумел подхватить ее на руки, когда она, увидев его, упала в обморок.

Энн не почувствовала, как он нежно поцеловал ее в лоб, отнес в гостиную и осторожно положил на диван.

Когда она пришла в себя, то первое, что увидела, были голубые глаза Джона, полные тревоги, сострадания и симпатии.

– Что… случилось? – прошептала она. – Мне приснилось что-то ужасное?

– Тебе это не приснилось, Энн. Это ужасное произошло с тобой на самом деле. Но мы еще не знаем, что именно. Где ты была?

– Меня засыпало… в подземном ходе…

Джон обомлел:

– В подземном ходе?! Где?!

– Под склепом… Я… упала с лестницы вниз… Стальная плита захлопнулась надо мной… Я оказалась… в ловушке…

Постепенно Джон выудил из нее всю страшную правду. Энн не умолчала ни о чем, но попросила его никому не говорить о привидениях из подземелья.

– То есть ты сама не совсем уверена, что видела их?

– Я знаю, что видела. Но не хочу, чтобы меня считали сумасшедшей. Я даже не знаю, что ты думаешь об этом…

– Я верю тебе, дорогая! И когда ты отойдешь от шока, мы вместе расследуем это дело, – тут он вздохнул. – Но ты должна обещать, что больше не предпримешь ничего одна.

Энн улыбнулась:

– Думаешь, у меня хватит смелости?

– Так я могу на тебе положиться?

Девушка кивнула:

– Без тебя я больше ничего делать не буду. Хватит того, что со мной произошло только что.

В последующие десять дней она не могла ничего предпринять по вполне объективным причинам: за ночь, проведенную в холодном подземелье, она простудилась, да и царапины и ссадины тоже нужно было подлечить. Вывихнутая ступня болела.

Но по мере того как она набиралась сил, Энн начала строить новые планы.

Она попросила Джона подумать, как бы им попасть в комнату наверху башни. Конечно, проще всего было вызвать слесаря. Но они договорились, что будут хранить их общую тайну, пока не узнают, что скрывается за дверью таинственной комнаты.

Наконец, Джон нашел гениальное решение. Комната в башне имела потолок под скатами крыши. Таким образом, над комнатой имелось пространство, напоминавшее чердак. Джон решил забраться туда, проделать в потолке отверстие, через него они по стремянке могли бы попасть в комнату. Энн была в восторге.

Вооружившись всем необходимым, молодые люди опять отправились в башню. Энн еще заметно хромала, но была полна решимости. С волнением она наблюдала, как Джон проделывает отверстие в потолке.

Увидев то, что было внутри, они какое-то время молчали потрясенные, хотя и ожидали обнаружить нечто подобное.

На грязной постели лежал скелет, истлевшая одежда клочьями свисала с него. В умывальном тазу стояла грязная вода, от которой исходил смрад. По всей комнате были разбросаны тарелки и стаканы, большинство из них были разбиты.

– Ужас! – прошептала потрясенная Энн. – Кажется, он умер с голоду. Неужели, он сам себя тут запер?

Молодой человек внимательно осмотрел дверь:

– Ключа нет. Давай я спущусь по лестнице вниз и…

Энн вцепилась в него:

– Только не это! Если бы ты слышал ужасный вой ночью…

– Но сейчас не ночь, дорогая!

Девушка еще сильнее сжала его руку:

– Я боюсь, Джон! Давай сначала все хорошенько обдумаем.

Молодой человек кивнул:

– Как хочешь. Но одно мне ясно: если ты слышала, как он выл, то, значит, он хотел выйти. То есть эти женщины заперли его.

– Не знаю, Джон. Они принесли ему еду и очень горевали, когда не смогли попасть в комнату.

– Нам нужно позаботиться о том, чтобы этого человека вынесли отсюда и похоронили, Энн.

Девушка кивнула.

– Но сначала нужно положить конец этим странным явлениям, – Энн запнулась на мгновенье. – Ты знаешь, что сегодня ночью – полнолуние?

Юноша удивленно посмотрел на нее:

– Я об этом не подумал. Ты считаешь, что…

– Да. Сегодня ночью они опять придут. Мы должны выяснить, почему они никак не успокоятся.

– Ты права. Нам нужно подождать, что будет ночью, – он взял девушку за руку. – Пошли, Энн.

Энн осторожно стала спускаться за ним по лестнице. Совершенно обессиленная, она упала в своей комнате на кровать и простилась с Джоном. Она обещала в одиннадцать ночи открыть ему входную дверь, чтобы они вместе могли понаблюдать за привидениями.

Но когда большие напольные часы в холле пробили одиннадцать и Энн открыла дверь, Джона за ней не оказалось.

Расстроенная, она подождала еще минут десять, все время поглядывая на подъездную аллею, но затем, расстроенная, вернулась в дом. Дверь, правда, она не стала запирать на случай, если Джон все-таки придет.

В замке царила полная тишина. Она спряталась в нише напротив входа в склеп. Но ничего не происходило. Она решила пойти в башню и ждать там. Поднявшись в башню, Энн тихо подошла к двери и припала к замочной скважине. В комнате все было спокойно. Она осторожно поднялась по стремянке, оставленной Джоном, и затаилась над комнатой со скелетом.

В комнате под ней все еще ничего не происходило. Бледным пятном светился череп старого лорда.

Вдруг скелет как бы проснулся, зашевелился и засветился изнутри. Затем он поднялся на ноги и стал шагать от окна к двери и обратно. Время от времени он издавал нечеловеческий рев и в отчаянии заламывал руки.

У Энн свело левую ногу, и она попыталась сменить позу. Дерево под ней скрипнуло. И тут одна из балок, которую подрубил Джон, прогнулась и раскололась. С криком девушка упала вниз.

Какое-то мгновение она лежала на полу, окаменев от ужаса. Но потом вскочила на ноги и уставилась на скелет, неподвижно стоящий перед ней. В комнате воцарилась тишина, вой прекратился.

Что произошло дальше, Энн не забудет до конца своих дней. Привидение двинулось на нее. В его глубоких глазницах горели мерцающие зеленые огни.

Энн бросилась к окну, но в отчаянии вспомнила, что через него бежать не удастся. Если Джон не явится в ближайшие секунды, она пропала.

Костлявые руки схватили ее. Энн никогда бы не предположила, что в них заключена такая сила. У нее было ощущение, что ее стиснули огромные стальные клещи. Девушка в ужасе закричала.

Она пыталась вырваться из страшных объятий, но привидение крепко держало ее. И тут Энн услышала леденящий душу смех. Казалось, он идет из глубины могилы…


* * *

Энн стояла, как парализованная. Ужасный смех вдруг оборвался. Скелет прислушивался к звукам, доносящимся из-за двери. Там кто-то плакал и жаловался.

Девушке удалось высвободить одну руку. Она хотела оттолкнуть от себя скелет, но тот вдруг отпустил ее сам и посмотрел наверх. Оттуда через дыру в потолке спускались женщины-призраки.

Они поставили тарелки и рюмки с едой и напитками на пол и окружили скелет, который тут же жадно набросился на еду. Энн с отвращением наблюдала за движениями его костлявых рук и слышала, как стучат его зубы. На нее никто не обращал внимания, и она надеялась, что страшный обитатель комнаты о ней забыл.

Наконец, довольно вздохнув, он улегся на постель и замер. Женщины-призраки сделали друг другу несколько непонятных для Энн жестов и затем медленно вылетели через отверстие в потолке.

Энн осталась одна, не зная, что делать дальше. Как ей выбраться из комнаты? Почему не пришел Джон? Ведь тогда бы с ней ничего не случилось! Однако она понимала, что сама нарушила данное ему обещание и опять подвергла себя смертельной опасности. Она даже представить себе боялась, что случилось бы, не появись вовремя призраки с едой и питьем.

Энн со страхом бросила взгляд на скелет. Фосфоресцирующее сияние все еще исходило от его бледных костей, смешиваясь с бледным светом луны.

«Как же мне выбраться, – спрашивала себя девушка. – Потолок слишком высок, дверь заперта. Может быть, ключ все-таки спрятан где-то тут?»

Двигаясь на цыпочках, она стала обыскивать комнату. Но в свете луны было видно немного, поэтому ей приходилось действовать на ощупь. Энн подошла к окну. Там тоже ничего не было. Тут она случайно задела локтем графин, он упал и разбился.

Энн в ужасе замерла. К счастью, скелет даже не пошевелился. Каким образом он просыпается от своего мертвого сна? Только когда хочет есть? Ну так сейчас он сыт.

Тем не менее девушка не решилась пошарить в карманах его лохмотьев. Она содрогалась от одной мысли, что придется прикоснуться к этому чудовищному созданию. Кроме того, что-то подсказывало ей, что и там она ключа не найдет. Ведь иначе привидение давно бы себя освободило.

Тут Энн услышала шаги за дверью и затаила дыхание. Уж не вернулись ли призраки? Или это все-таки пришел Джон, который ее ищет.

Она не решалась закричать, боясь разбудить призрака, и напряженно вслушивалась в звуки. Кто-то поднимался по стремянке! Со страхом Энн посмотрела наверх:

– Джон! – выдохнула она с облегчением.

Молодой человек озабоченно смотрел на нее сверху:

– Господи! Энн! Подожди, я сейчас тебя вытащу!

Его голова исчезла, и девушка услышала скрежет – это Джон затаскивал стремянку наверх. Затем он спустил ее через проем внутрь комнаты.

– Осторожно поднимайся! Так, так! Еще чуть-чуть, и ты наверху! – подбадривал он Энн сверху.

Со вздохом облегчения девушка упала в его объятья:

– Ах, Джон! Ты себе представить не можешь, что я пережила!

Молодой человек прижал ее к себе:

– Прости, что не пришел вовремя. Моей матери стало плохо, и я ездил за врачом.

Он мог бы и не извиняться, Энн и так знала, что без уважительной причины Джон не мог не прийти.

– Пошли отсюда. Я больше не могу здесь находиться!

Джон втянул стремянку наверх и переставил ее так, что они смогли спуститься на площадку перед комнатой. У железной двери Джон остановился и прислушался еще раз.

– Все спокойно. Утром я заделаю дыру в потолке, чтобы больше ничего страшного не случилось.

Спускаясь по винтовой лестнице, Джон все время поддерживал Энн, у нее от усталости подкашивались ноги.

В холле он нежно обнял девушку еще раз:

– Обещай мне, что ляжешь в постель и больше не будешь ни о чем думать. После этих волнений тебе нужно как следует отдохнуть.

– Побудь со мной еще немного! – попросила его девушка со слезами на глазах. – Мне нужно отвлечься от всего этого. Может, выпьем по чашке чая?

Джон улыбнулся:

– С радостью! Я останусь с тобой, насколько ты хочешь.

Они пошли на кухню, где опять царил хаос – все шкафы и ящики были открыты.

– Как видишь, привидения тут вновь похозяйничали, – покачала головой Энн. – Миссис Хадсон будет завтра вне себя.

– Так давай быстренько уберемся – предложил Джон. – А потом спокойно попьем чаю.

Когда полчаса спустя они сидели перед камином в гостиной, Энн чувствовала себя несравненно лучше. Присутствие Джона, его спокойствие и уверенность в себе действовали на девушку так, что она почти забыла ужасные события этой ночи.

Молодой человек посмотрел на нее:

– Но теперь никаких самостоятельных розысков! Я настаиваю!

Энн кивнула. Она еще находилась под таким сильным впечатлением от пережитого, что готова была обещать что угодно.

– Энн, а что нам делать дальше? Нам нужно позаботиться о том, чтобы мертвеца из башни убрали.

– Но привидения на этом не успокоятся, Джон, – ответила она. – Мы сначала должны разгадать все их тайны. Иначе призраки будут вечно бродить по замку.

– Ну, хорошо. Но нужно сделать все побыстрее. Я не хочу, чтобы ты окончательно испортила себе нервную систему.

– Что бы я без тебя делала, Джон! – вздохнула Энн.

Юноша скромно улыбнулся:

– Мне нравится то, как ты это сказала.

Он взял ее руку в свою и крепко пожал. Энн ответила на его пожатие и с улыбкой посмотрела в его глаза:

– Я не хотела уезжать из Австралии. Но теперь рада, что приехала сюда.

– Я тоже. Иначе бы мы не встретились.

Он опять обнял Энн, и она от счастья закрыла глаза:

– Теперь мне намного лучше.

Они допили чай, и Джон решил, что ей пора в кровать.

– Проводить тебя наверх? – спросил он.

Девушка улыбнулась:

– Ты все еще мне не доверяешь? Думаешь, я опять побегу в башню?

Джон только покачал головой:

– Ты преподнесла мне столько сюрпризов, что я действительно сомневаюсь, можно ли тебе доверять.

– Теперь все будет по-другому! Можешь на меня положиться!

– Ну, тогда все в порядке! Утром я приду и заделаю дыру в потолке. Выспись как следует, дорогая!

Джон вновь обнял девушку, а затем быстрым шагом направился к входной двери. Энн пошла за ним, чтобы запереть дверь на ночь.

Молодой человек распахнул дверь и замер на пороге. Затем он медленно сделал пару шагов назад. Энн подошла ближе и тоже оцепенела.

Через открытую дверь в замок проскользнули два призрака – юноши и девушки. Они озарили темный холл таинственным светом. Держась за руки, они исчезли в коридоре, ведущем в башню…


* * *

На следующее утро Джон пришел опять. Он казался посвежевшим и отдохнувшим, в то время как Энн чувствовала себя совершенно разбитой. Ночью она почти не спала.

Появление призраков двух несчастных влюбленных лишило ее покоя. Она боролась с искушением еще раз подняться в башню и посмотреть, что они там делают. Она подумала, что призраки влюбленных еще никогда не были в башне. Ведь выход из подземелья был засыпан. Это она, Энн, освободила проход и тем самым дала им возможность выйти на свободу.

Что они хотят делать в башне? Попытаться открыть дверь? Отомстить старому лорду? Наказать его за то зло, которое он им причинил?

Но ночь прошла, и Энн не решилась что-нибудь предпринять. Теперь она была рада, что не поддалась порыву. Вместе с Джоном они продолжат розыски, и впереди у них целый день.

Она рассказала Джону, что видела призраки влюбленных в подземелье. Держась за руки, они поднялись в башню. К своему ужасу, они обнаружили, что скелета не было больше на кровати! Он, что, вылез через отверстие в потолке? Или Эдвард отомстил своему отцу?

– Тебе нельзя заделывать дыру, Джон! – произнесла потрясенная Энн.

Молодой человек вопросительно посмотрел на нее:

– А что же мне тогда…

– А вдруг он захочет вернуться? Подумай также о женщинах-призраках! Если они захотят опять принести ему еду во время следующего полнолуния…

– Ты права, Энн! Но все это мне не нравится.

Девушка еще раз заглянула в отверстие. Тут она издала громкий крик:

– Смотри! Там, в углу!

В дальнем углу комнаты на корточках сидел скелет, положив костлявые руки на лицо. Вся его поза выражала отчаяние.

– Наверняка Эдвард угрожал ему, – прошептала Энн. – Ужасно, что эти несчастные молодые люди не могут обрести покоя. Мы действительно должны сделать все, чтобы их останки как можно быстрее похоронили.

Джон согласно кивнул:

– Давай спустимся в подземелье и откопаем их останки из-под завала. Потом поедем в деревню и сделаем заявление констеблю.

– Да, и, наверное, нужно хотя бы положить его назад в постель, – она кивнула на скелет. – Но одна мысль, что нужно к нему прикоснуться, наводит на меня ужас.

– Пошли отсюда! Я заделаю дыру, и пока нам здесь делать нечего. Следующее полнолуние через месяц…

Джон положил на отверстие пару досок и приколотил их гвоздями. Стремянку он оставил на прежнем месте.

Спустившись вниз, Энн отвела Джона в склеп и показала ему ту самую стальную плиту. Рядом все еще лежала большая отвертка, с помощью которой она подняла плиту.

– Как ты только решилась спуститься туда одна? – изумился Джон, заглянув в подземелье. – Лестница ведь насквозь прогнила от сырости!

– Я горько поплатилась за свою глупость, – виновато кивнула она.

– Нужно найти канат, иначе вниз никак не спуститься.

– Я спрошу у садовника.

– Тогда вперед! И захвати пару лопат! Хотя подожди. Я пойду с тобой. Ты все это одна не дотащишь.

Найти садовника им не удалось. Но в сарае они самостоятельно раздобыли все, что им было нужно.

Джон придумал привязать канат к замку гроба, ближайшего к входу в подземелье. Затем молодой человек спустился вниз.

Энн передала ему лопаты и оба карманных фонаря, а затем и сама спустилась в темный, холодный и влажный подземный ход. Оказавшись внизу, молодые люди осветили фонарями кучу камней и убедились, что работы им предстояло немало.

В какой-то момент Энн в ужасе замерла.

– Посмотри! – вскричала она.

Хотя морально она и была готова к тому, что увидит что-то ужасное, но все-таки бледная костлявая рука, показавшаяся из кучи камней, испугала ее. Потрясенная, она прошептала:

– Это, наверное, Белинда.

Без сомнения, это была женская рука. Искусно ограненный бриллиант блеснул в свете фонарей на ее пальце.

Постепенно они расчистили весь скелет, тесно прижавшийся к другому.

– Нам нельзя разъединять их силой, – прошептала Энн. – Они должны остаться вместе, как в момент смерти.

Тело Эдварда лежало у самой стены, и в то время как они расчищали его, сверху все время падала земля, затрудняя работу.

– Осторожно! – вдруг закричал Джон.

Но было поздно! Земля и камни обрушились на них.


* * *

Когда Энн пришла в себя, первое, что она почувствовала, была тяжесть лежащей на ней теплой руки. «Слава богу! – подумал она. – Джон жив».

– Джон! Ты меня слышишь? – спросила она.

– Да, Энн! Ты не ранена?

Тут молодой человек застонал:

– У меня что-то с левой ногой. Похоже, она сломана.

Девушка с трудом выбралась из кучи земли и камней.

– Как же нам теперь выбираться? – спросила она.

– Как-нибудь выберемся! – попытался ободрить ее Джон.

Энн огляделась. Только сейчас она оценила весь масштаб катастрофы, которой они чудом избежали. Ход был почти полностью засыпан землей и камнями. Пришлось бы, наверное, неделю расчищать его лопатами.

Девушка тяжело вздохнула:

– Нам остается только вернуться назад и попытаться выйти через люк. А вдруг и там произошел обвал. Тогда… тогда мы умрем здесь, как Эдвард и Белинда…

Джон с трудом выбирался из завала. Но его левая нога, скорее всего, действительно была сломана.

Со страхом Энн смотрела на его мертвенно-бледное лицо, искаженное от боли.

– Я не могу стоять, – выдавил он из себя и со стоном опустился на кучу земли.

– Так, лежи здесь! – проговорила она решительно. – Не двигай ногой! Я пойду за помощью.

Прихрамывая, она двинулась к лестнице, ведущей в склеп. Дойдя до лестницы, девушка ухватилась за канат и стала подниматься наверх, слегка опираясь на еще не сгнившие ступени.

Энн была почти у люка, когда одна из ступеней под ее ногами разломилась. В это мгновение канат начал сползать вниз. Девушка с ужасом посмотрела наверх – уж не оборвался ли он?

Едва она нащупала ногой какую-то опору, как увидела, как что-то большое и темное закрыло люк. У нее перехватило дыхание. Это был гроб! Под тяжестью ее тела он просто подвинулся, закрыв выход. Привязав канат к замку гроба, молодые люди загнали в ловушку самих себя…

– Джон! – простонала она. – Кажется, я не могу подняться. Гроб, к которому ты привязал канат, сдвинулся с места и закрыл собой люк.

Из темноты раздался его голос:

– Черт! А я лежу здесь и не могу тебе помочь! Я подсажу тебя.

Юноша мог стоять только на одной ноге. Он оперся о стену и ободряюще улыбнулся Энн. Он посветил наверх, и оба они облегченно вздохнули.

– Смотри, гроб загородил не весь люк! Осталась узкая щель. Но ты такая худенькая, наверняка пролезешь.

– Да, Джон! Не беспокойся. Я попробую еще раз и справлюсь!

Девушка не сказала ему, что ее ладони от скольжения по канату были стерты в кровь. Сантиметр за сантиметром она поднималась все выше и выше. Джон подталкивал по мере сил снизу. Энн тяжело дышала, время от времени у нее темнело в глазах от напряжения.

Наконец, она добралась до самого верха. Теперь ей предстояло сделать самое трудное. Несколько раз ее пальцы соскальзывали, когда она пыталась подтянуться и пролезть через узкое отверстие между стеной и гробом. Ее сердце билось как бешеное, тело дрожало от напряжения.

Наконец, собрав последние силы, она рывком подтянулась и замерла, лежа на полу.

– Джон! – прокричала она. – Все в порядке. Я пошла за помощью. Потерпи совсем чуть-чуть…

Девушка, шатаясь, встала на ноги и пошла к двери, ведущей из склепа в коридор. Из последних сил она добрела до холла замка. В этот момент экономка миссис Хадсон как раз шла куда-то из кухни. Энн только успела сказать, что нужно спасать Джона, и упала без чувств.


* * *

Несколько недель Энн провела в постели. У нее было сотрясение мозга. Ее особенно угнетало, что она не может съездить в больницу, где Джон лежал со сломанной ногой.

Молодым людям пришлось довольствоваться письмами, в которых они поддерживали друг друга и писали о взаимной любви. После всего пережитого они были уверены, что их судьбы теперь связаны навсегда.

Энн ужасно тосковала по Джону. В минуты опасности она поняла, как сильно любит его. До сих пор он был для нее скорее хорошим товарищем, с которым можно было отправиться навстречу любым приключениям. Но теперь все было по-другому!

Останки Эдварда и Белинды подняли из подземного хода и похоронили в семейном склепе Меллингтонов.

– Почему ты не хочешь рассказать мне, каким образом наткнулась на этот подземный ход? И что вообще заставило тебя искать его? – в очередной раз спрашивала миссис Поттер дочь.

Но девушка все время уходила от ответа:

– Да так, просто пришло в голову…

– Я не верю тебе. И откуда ты узнала, что там лежат тела этих двух несчастных?

Энн очень хотелось рассказать матери всю правду, но ей никто бы не поверил. Никто, кроме Джона.

Больше всего девушка любила разговаривать со старым врачом, который навещал ее через день. Доктор Линдсей еще хорошо помнил семью графов. Постепенно Энн узнала от него многое о людях, призраки которых теперь бродили по замку. Она расспросила его и о смерти леди Меллингтон. Так она узнала, что старая дама могла со своим больным сердцем прожить до глубокой старости, если бы не…

– Леди Меллингтон должно было что-то ужасно взволновать. Думаю, она пережила настолько сильный шок, что сердце ее остановилось.

– Как вы думаете, что могло так сильно испугать ее? – спросила взволнованная Энн.

Доктор только покачал головой:

– Я расспрашивал прислугу и дочерей. Но никто не смог назвать мне причину.

Девушка задумалась, а затем, собравшись духом, спросила:

– А в ту ночь случайно не было полнолуния?

Доктор нахмурил лоб:

– Почему вы спрашиваете?

– Просто так. Многие люди становятся очень беспокойными в полнолуние. Я, например…

Мистер Линдсей перебил ее:

– Теперь, когда вы спросили, я вспомнил. В ту ночь, когда меня вызвали в замок, действительно было полнолуние. Но, к сожалению, я не смог помочь несчастной леди Меллингтон…

– Я, например, в полнолуние не могу заснуть. И начинаю бродить по дому…

– Но от этого инфарктов не случается, дитя мое!

– Я знаю, но в полнолуние и другие могут просто так бродить по дому, не находя покоя…

– Что вы имеете в виду?

Энн улыбнулась:

– Моя мама тоже не может нормально спать в полнолуние. А в таком замке, как Меллингтон Кастл…

– А вот оно что… Да, действительно, кое-что тут рассказывают…

Энн оживилась:

– Что вы имеете в виду? Привидения?

– Вы что же, верите в привидений, мисс Поттер? Такая современная молодая девушка?

– А вы разве нет, доктор? Вы ведь с самого детства тут живете, не так ли?

– Ну, да, если не брать в расчет годы учебы в Эдинбурге…

– Тогда вам наверняка должно быть известно многое из того, что тут рассказывают. Неужели вы не знаете ни одной старой истории о привидениях?

– Ну, признаюсь, кое-что дошло и до моих ушей. Во всяком случае, я не исключаю, что существуют явления, которые человеческий разум постичь не может…

– Тогда вы не будете считать меня сумасшедшей, если я скажу, что и в этом замке наблюдаются подобные явления. Я видела привидений.

– Дорогая мисс Поттер! Вы пережили тяжелый шок, у вас сотрясение мозга. Поэтому меня не удивляет, что вам что-то привиделось.

Энн разозлилась:

– Но это было до несчастного случая в подземелье. Я точно знаю, что видела!

Доктор примирительно поднял руки:

– Я не хотел вас обидеть, дите мое! Но после таких потрясений, которые пережили вы, память иногда отказывает. Бывает, что человек начинает воображать себе невесть что! Вещи, которых никогда не было…

– Я всегда считала себя трезвомыслящим человеком, доктор Линдсей! – холодно возразила девушка. – Я ничего не придумываю. Спросите Джона! Он тоже видел этих призраков!

– Каких призраков?

– Эдварда Меллингтона и Белинду Полтри! Во время последнего полнолуния они вошли в замок, держась за руки…

– Мистер Вилкинг тоже пережил шок. И поэтому я могу понять…

– Что он тоже выдумывает? Это вы хотите сказать?

Напористость Энн не вывела доктора Линдсея из себя:

– Я не то хотел сказать. После ужасного случая в подземелье вы стали всего бояться. Вы страдаете от мании преследования. А в этом случае грань между реальностью и фантазией настолько же размыта, как и разница между сном и явью.

– Подождем следующей ночи в полнолуние, – предложила Энн примирительно. – Надеюсь, что смогу предоставить вам доказательства. Но вы мне должны пообещать не говорить ни слова моей матери о нашем сегодняшнем разговоре!

Доктор поднялся со стула. Он колебался, но потом кивнул головой:

– Можете на меня положиться, мисс Поттер!

– Спасибо, доктор. А что касается леди Меллингтон, то я уверена, ее до смерти напугал дух мужа!


* * *

Наконец Энн почувствовала себя достаточно окрепшей, чтобы покинуть замок. Конечно, она сразу же направилась к Джону, который все еще лежал в больнице.

– Энн! Наконец-то! Не знаю, сколько бы еще мог вытерпеть без тебя. Мне даже приходила в голову мысль удрать отсюда!

– Ну что ты! Нога должна правильно срастись.

Девушка положила большой букет красных роз на одеяло перед Джоном, затем присела на край кровати и взяла его руки в свои.

– Как я рад, что вижу тебя живой и здоровой, – произнес молодой человек. – Ах, Энн, я только о тебе и думал все это время.

– А я о тебе, – вздохнула она. – Какой ужас был в этом подземелье! И если бы тебя не было рядом, не знаю, чем бы все кончилось.

– Но на этот раз ты спасла нас! – сказал он и улыбнулся.

Они болтали о том и о сем, но чувствовали, что чего-то не договаривают. Они знали, тайны Меллингтон Кастла не раскрыты, и это будет вечно омрачать их жизни.

– Тебя что-то мучает, – сказал Джон. – Что с тобой?

– Я думаю о следующем полнолунии, – она прямо посмотрела ему в глаза. – Это будет уже послезавтра. Я буду внимательно за всем наблюдать, но подвергать себя опасности больше не намерена. Обещаю тебе.

– Ты себе представить не можешь, как ужасно лежать тут без дела.

Энн наклонилась и поцеловала его:

– Я знаю, Джон. Через две недели ты будешь дома.

– Когда я поправлюсь, мы доведем это дело до конца. Потерпи еще чуть-чуть, дорогая!

– Ну, пока, дорогой мой! Послезавтра я расскажу тебе, что произошло в замке.

Вернувшись в замок, Энн увидела в парке старого садовника:

– Добрый день, мистер Джонсон! Как хорошо, что я вас встретила! Я давно хотела извиниться перед вами за то, что невольно испортила ваши инструменты.

Садовник на секунду отвлекся от работы:

– Ничего. Мистер Поттер уже распорядился купить новые.

– Дело не только в лопатах. Вы наверняка не любите, когда кто-то приходит в ваш сарай и хозяйничает там, не спросив вашего разрешения.

Старик пробурчал что-то в знак согласия. Однако не проявил ни малейшего желания дальше разговаривать на эту тему.

Но Энн не успокоилась. Нужно же было как-то разговорить старика!

– А знаете, я вас тогда везде искала. А потом подумала, что очень скоро верну лопаты на место.

– Ничего страшного, – пробурчал садовник и повернулся к девушке спиной.

Тогда Энн решила спросить его напрямик:

– Доктор Линдсей и я считаем, что в замке водятся привидения. Как вы относитесь к этому, мистер Джонсон?

Садовник посмотрел на нее испуганно и в смущении быстро отвернулся.

– Ваша реакция доказывает, что и вы того же мнения. Почему вы не хотите помочь несчастным душам, которые не могут найти покой?

– Как я могу помочь? И кого конкретно вы имеете в виду?

– Вы знаете, кого. Во время полнолуния привидения ночью бродят по замку. Например, эти двое молодых людей, которых засыпало в подземелье и которых наконец-то похоронили. Вероятно, они хотят отомстить старому лорду.

Старик пробормотал что-то нечленораздельное.

– Почему леди Полтри пошла на болото? От горя, что пропала ее дочь? Я не могу себе этого представить. Ведь любая мать всегда надеется, что ее дитя вернется к ней. Она ведь не могла знать, что Белинда мертва, не так ли?

Всем своим видом садовник показывал, что ему неприятны эти расспросы. Но как верный слуга своих – пусть и бывших – хозяев он не мог терпеть, когда о них говорили плохо:

– Леди Полтри не ходила на болото, мисс. Она просто была в отчаянии. Сначала смерть мужа, затем разорение, и наконец, исчезновение дочери…

– Но она все-таки покончила с собой?

– Нет, мисс. Она была сильно не в себе. И все время… боялась чего-то…

– Боялась? Чего?

Джонсон, похоже, уже пожалел, что сказал лишнее. Его лицо приняло неприступное выражение.

– Мистер Джонсон, – стала просить Энн. – Помогите мне, пожалуйста! Этим вы поможете и несчастному семейству Меллингтонов. Чего боялась леди Полтри? Может быть, духа лорда Меллингтона?

Старик даже рот раскрыл от удивления:

– Кто вам это сказал, мисс?

– Никто. Сама догадалась. Леди Меллингтон умерла от инфаркта, потому что кто-то ее смертельно напугал. Жаждущий мести призрак лорда Меллингтона наверняка являлся и к леди Полтри.

Садовник был так напуган, что перестал сопротивляться.

– Я думал, что никто об этом не узнает, – прошептал он.

– Я это все же выяснила.

Джонсон хотел было сказать что-то в свою защиту, но потом, подавленный, замолчал. Энн стало его жалко. Как, наверное, он страдал все эти годы, зная, что на самом деле произошло в замке, и не сказав никому ни слова!

– Я вовсе не считаю, что вы сделали что-то плохое, мистер Джонсон. Но вы все знали…

Старик тяжело вздохнул:

– А что я мог сделать? Я не мог рассказать…

– Так сделайте это сейчас! Прошло ведь уже сорок лет! Что совершили эти две женщины? Почему им являлся призрак старого лорда?

Садовник боязливо оглянулся:

– Старого лорда все ненавидели. Он все время мучил кого-нибудь из членов семьи. В конце концов они не смогли терпеть…

– И заперли его в башне, где он умер в муках, – закончила Энн.

Старик удивленно на нее взглянул:

– Вы и это знаете? Но, поверьте, я тогда не знал об этом. Иначе я, конечно, освободил бы его. Много позднее, когда он уже был мертв, я узнал все от старой экономки.

– То есть экономка все знала и молчала?

Садовник кивнул:

– Лорд Меллингтон очень плохо к ней относился. Кроме того, она обожала леди Белинду. И когда она узнала, что смерть этой прекрасной девушки на совести графа, то решила молчать. Кроме того, она не знала, что женщины намерены уморить лорда голодом.

Энн кивнула и задумалась. Ей стало ясно, почему женщины-призраки не могут найти покоя и надеются загладить свою вину, принося своей жертве еду и питье.

– А почему экономка рассказала все вам?

– Она тяжело заболела. Когда она почувствовала, что умирает, то решила довериться хоть кому-нибудь.

Девушка поежилась. Какая ужасная история!

– Теперь мне многое стало понятным. Но одного я не понимаю, почему эти женщины не чувствовали раскаяния?

– Леди Джульет раскаялась очень скоро, мисс. Нужно отдать ей должное. Старая экономка частенько подслушивала ее разговоры с леди Полтри. Но было поздно, мисс. Ключ к комнате в башне исчез. Не могли же они позвать слесаря! Тогда бы все открылось.

– Конечно, они боялись скандала. И кроме того: что бы сделал с ними лорд, если бы выбрался из башни?

– Он бы жестоко им отомстил. И потом полиция…

– Они бы попали в тюрьму, – перебила его Энн.

– Конечно, теперь вы понимаете, как они боялись.

– И на этой почве леди Полтри помешалась?

Джонсон кивнул:

– Однажды ночью она с криком выбежала из дома. Я уже лежал в постели и не сумел одеться достаточно быстро. А ночь была очень холодная. Наверное, она заплутала и попала в болото. Там и погибла.

Какое-то время они стояли, погруженные в свои мысли. Собираясь уходить, девушка сказала старику:

– Огромное вам спасибо, мистер Джонсон. Хорошо, что вы мне это рассказали. Давайте будем надеяться, что эти бедные безутешные души скоро обретут покой, как Эдвард и Белинда.


* * *

Когда Энн вошла в холл замка, из гостиной ей навстречу вышла мать. Анабель Поттер явно нервничала:

– Зайди сюда, Энн! Отец хочет с тобой срочно поговорить.

Отец сидел в одном из массивных кожаных кресел. Девушка сразу увидел, что он чем-то озабочен.

– Сядь, детка, – начал он довольно дружелюбно.

Энн присела на диван и посмотрела на отца.

– Тебе пора образумиться, Энн! Мама и я больше не намерены безучастно наблюдать, как ты все больше погружаешься в нечто, что я считаю полным бредом.

Она хотела что-то возразить, но отец энергичным жестом остановил ее:

– Ты вбила себе в голову, что этот дом полон призраков. Думаешь, что находишься в опасности, что тебя кто-то преследует…

– Неправда, отец! Это случилось после несчастного случая. Доктор Линдсей говорит, что это легко объяснить.

– Возможно, что с тех пор твое состояние несколько улучшилось. Но мы же видим, что ты себе места не находишь. Ты стала рассеянной, нервной. Ты, которая всегда была такой жизнерадостной и уравновешенной…

Энн сочла разумным согласиться:

– Признаю, что я еще не успокоилась до конца. Но это, правда, лишь последствия пережитого шока.

– Энн, – вступила в разговор мать, – сейчас ты лукавишь. Я точно знаю, что ты продолжаешь заниматься трагической историей семьи Меллингтонов.

Девушка виновато улыбнулась:

– Я этого и не отрицаю. Конечно, меня интересует, что с ними произошло…

Мистер Поттер нахмурился:

– Тебе мало двух скелетов из подземелья? Что тебе неймется, Энн?

Миссис Поттер строго посмотрела на дочь, хотела что-то сказать, но замолчала, когда муж в ярости ударил кулаком по подлокотнику кресла.

– Прекрати заниматься ерундой! Это мой дом, и я не потерплю…

– Кристофер, – попыталась утихомирить его жена, – пойми ее правильно! Она жалеет эти несчастные… создания…

– Эти «создания» мертвы! Если ты намекаешь на то, дорогая Анабель, что они являются с того света…

– Они никак не могут упокоиться, отец!

Лицо мистера Поттера побагровело:

– Эти создания существуют только в твоей фантазии, Энн! Думаю, что самое время отправить тебя к психиатру.

– Мне не нужен психиатр. И я к нему не пойду!

Она вскочила и вышла из гостиной. В холле она остановилась и прислушалась к разговору родителей.

– Зачем ты так с ней, Кристофер? – услышала она голос матери. – Бедный ребенок и так многое перенес. Дай ей время!

– Я не потерплю истеричек в моем окружении. Я здравомыслящий человек.

– Я знаю. Но раньше ты всегда был таким терпеливым…

– Терпение тут ни при чем. Как я уже сказал: истерички…

– Энн не истеричка, Кристофер! А если ты и меня считаешь истеричкой, то…

– Я этого не сказал, Анабель! Хотя я и за тобой стал замечать кое-какие странности.

– Странности? Поясни, будь любезен!

– В последнее время ты стала крайне нервной. Иногда мне кажется, что в мыслях ты где-то далеко-далеко…

– Возможно. У меня тоже есть некоторые проблемы. Но я бы не стала называть мое поведение странным.

– А каким же еще? Ты сильно изменилась с тех пор, как мы поселились в Меллингтон Кастле. Иногда ты мне кажешься совершенно чужим человеком.

– Мне очень жаль. Я и сама страдаю от этого состояния.

– То есть ты и сама замечаешь в себе перемены?

– Да, Кристофер. А вот ты… Только потому, что ты не чувствуешь, какие странные вещи происходят в твоем доме, ты считаешь других сумасшедшими.

– Анабель, прошу тебя! О тебе я ничего подобного не говорил. Но теперь я действительно думаю, что и тебе нужно обратиться к психиатру. А твои кошмары? Не проходит и ночи, чтобы ты не стонала во сне и не металась в постели. Иногда ты даже кричишь и на что-то жалуешься.

– Да, это правда, я вижу ужасные сны, Кристофер. И в этом виноват этот дом! В Австралии я всегда спала спокойно и, как правило, вообще не видела снов.

– Именно поэтому я и советую тебе обратиться к врачу.

В этот момент Энн услышала звук отодвигаемого кресла и приближающихся шагов. Она отскочила от двери и взбежала по лестнице к себе в комнату.

Через несколько минут она услышала шаги в коридоре. В дверь постучали.

– Войдите! – крикнула Энн.

В комнату вошла мать. Ее покрасневшие глаза говорили о том, что она только что плакала:

– Энн! Мне очень жаль, что отец был так несдержан с тобой.

– Садись, мама. Ничего, я как-нибудь переживу.

– Ты ведь знаешь, что он здравомыслящий человек.

– Знаю, мама. Поэтому от него и нельзя ждать другой реакции. Я на него не обижаюсь. Мы с тобой просто более чувствительные натуры.

Миссис Поттер кивнула.

– Но только поэтому нас нельзя считать сумасшедшими, – сказала она с горечью.

– Ну, тебя-то уж точно нельзя, мама. Ты же не видела привидений, так ведь?

Анабель вздрогнула:

– Привидений? Не видела ли я их? Нет! Но эти ужасные сны! Ко мне во сне постоянно приходит старая женщина. Порой мне кажется, что она и правда где-то в моей комнате. А иногда я вижу во сне старика, он заперт в какой-то комнате и ужасно кричит: то жалуется на кого-то, то бушует, то воет, как зверь. Кошмар!

– Это лорд Меллингтон. Его жена, которую ты видишь во сне, испытывает ужасное чувство вины. Она заперла мужа в башне и уморила его голодом. В этом замешаны она, ее сестра и две дочери. Поэтому теперь их души и не могут найти успокоения.

Анабель в ужасе закрыла лицо руками:

– Какой кошмар! Неудивительно, что меня мучают такие страшные сны!

– И никакой врач тебя от них не избавит. До тех пор, пока не будет устранена причина всех этих явлений.

Мать опустила руки и уставилась на Энн:

– А как она может быть устранена?

– Призраки должны примириться друг с другом. Тогда они наконец обретут покой.

– Призраки, ты говоришь? При чем тут призраки? Я считаю, что на нас так ужасно действует атмосфера этого дома. И мы не можем этому противостоять.

– Нет, мама! Я видела призраков своими собственными глазами.

Миссис Поттер недоверчиво покачала головой:

– Ты внушила это себе, детка! Это случай в подземелье и таинственная атмосфера замка так действуют на тебя.

– Да нет же, мама! Джон может подтвердить, что призраки существуют! Как ты думаешь, откуда я знаю, что старый лорд находится в башне?

Анабель уставилась на дочь:

– Он… действительно там, наверху? Кто тебе это рассказал?

– Я сама это обнаружила. Джон и я видели его там.


* * *

Большая и круглая луна стояла на ночном небосклоне. Время от времени пелена облаков закрывала ее, но затем исчезала вновь, растворившись в ночи.

Энн одетая лежала на кровати и неотрывно смотрела на оконный переплет, который четко выделялся на фоне неба, залитого серебряным сиянием луны, и по форме напоминал крест. В замке царили тишина и покой. Меллингтон Кастл ждал, когда наступит час привидений.

Энн взглянула на часы. Всего лишь десять! Придется ждать целую вечность!

Она встала, вышла из комнаты и пошла к матери.

– Мама! Это я! – сказала она.

– Господи, детка! Как ты меня напугала!

– Извини, мама! Я просто хотела проверить, спишь ли ты.

– Надеюсь, что отец ничего не слышит. Иначе он подумает, что мы и правда не в себе.

Какое-то время они напряженно слушали тишину, но из комнаты отца доносилось только его спокойное и равномерное дыхание.

– Я не могу больше сидеть в своей комнате и ничего не делать.

– Но ты же обещала мне ничего не предпринимать, Энн, – упрекнула ее мать.

– Я только хотела посмотреть, не появятся ли опять привидения.

Миссис Поттер призналась, что и ее разбирает любопытство:

– Я бы тоже хотела во всем разобраться. Тогда бы я убедилась, что ты права, Энн.

– Будь осторожна, мама, – предупредила ее девушка. – Ты можешь очень сильно испугаться.

– Это что, так ужасно? Я имею в виду, эти привидения выглядят так страшно?

– Они действительно довольно жуткие. Их окружает странный свет…

Энн запнулась, увидев, как побледнела мать.

– Не знаю, как я отреагирую на них.

– Тебе и не нужно на них смотреть. Оставайся в своей комнате.

– Останься со мной, Энн! Пожалуйста! Не оставляй меня одну этой ночью. Я боюсь.

– Но мама! Ты же не веришь в привидений!

– Я уже не уверена в этом, детка. После всего, что ты рассказала…

– Может быть, лучше разбудить отца. Пусть он сам убедится, что в замке нечисто.

Миссис Поттер покачала головой:

– Если я только попрошу его об этом, он решит, что я сошла с ума.

– Ты права. Не будем его звать. Но тебе нечего бояться. Оставайся в комнате, можешь запереть дверь. Так ты будешь чувствовать себе в безопасности. Я потом зайду к тебе. Обещаю.

Сказав это, девушка вышла в коридор.


* * *

Энн опять спряталась в нише и стала наблюдать за входом в склеп. Время тянулось медленно. Ничего не происходило. Тогда девушка решила спуститься в склеп.

Она осторожно отворила тяжелую железную дверь и шагнула в темноту, но зажечь захваченный с собой карманный фонарь не решилась. Постепенно ее глаза привыкли к темноте, и она стала различать нечеткие силуэты предметов. Но только спустя пару минут она осознала, что они видны лишь благодаря едва различимому свету.

Энн стала приближаться к источнику света, который, как казалось, шел из одного из гробов. Уж не гроб ли это леди Меллингтон? А вот тот рядом, из щелей которого также льется слабый зеленоватый свет, не принадлежит ли он леди Эвелин?

Призрачный свет становился все ярче. Энн попятилась и укрылась в нише. Затаив дыхание, она стала смотреть, как медленно открылась крышка гроба. Из него показалась прозрачная костлявая рука. Белая фигура поднялась и перешагнула через край гроба.

Энн плотнее прижалась к стене. Как зачарованная, она смотрела на загадочное существо в широком развевающемся одеянии. От холодного дуновения, исходящего от привидения, у нее побежали мурашки по телу.

Тем временем открылась крышка и второго гроба. Зеленоватое сияние окружало второе привидение. Энн сразу узнала его. Это была старая леди Меллингтон. Вдруг она протянула свои костлявые руки в сторону Энн.

Девушку объял ужас. Бежать было некуда. Но призрак вдруг начал медленно поворачиваться вокруг своей оси, как будто ощупывая все вокруг. Тут к нему навстречу двинулось второе приведение. Несчастная леди Эвелин!

Призраки взялись за руки и направились к двери.

Энн уже хотела последовать за ними, как вдруг шорох рядом заставил ее в ужасе остановиться. Призраки обернулись и уставились на массивную крышку последнего гроба. Из него поднялись две фигуры. Девушка вспомнила, что было решено не разлучать Эдварда и Белинду и их похоронили вместе. Взявшись за руки, призраки влюбленных прошли по склепу, открыли дверь, за которой исчезли женщины, и поднялись по лестнице.

Энн на цыпочках последовала за ними. Девушка увидела, как обе женщины свернули в коридор налево, в то время как Эдвард и Белинда пошли направо. Пару мгновений она стояла в нерешительности. Но потом услышала легкие шаги на лестнице. Уж не отправилась ли старая леди наверх, к матери? Энн бросилась за привидением.

Она увидела, как призрак остановился перед комнатой матери…


* * *

Минуты казались Энн вечностью. Привидение постояло какое-то время перед дверью спальни миссис Поттер, а затем повернулось и устремилось к лестнице.

Энн на цыпочках прокралась за призраком назад в холл и прислушалась к звукам, которые доносились из кухни. Там, скорее всего, готовили еду для старого лорда. Тут она вспомнила, что Джон забил досками отверстие в потолке. Как же теперь привидения попадут в комнату к лорду?

Нужно им помочь! Это ее долг! Если она успеет подняться в башню первой, то, возможно, сумеет убрать доски! В свете карманного фонаря она опять увидела бесчисленные ступени лестницы, ведущие наверх. Она бежала по ним. Совершенно обессиленная, она, наконец, добралась до самого верха.

Еще открывая дверь, Энн услышала жуткий вой.

Она подошла поближе, взялась дрожащими руками за стремянку и посмотрела наверх, затем решилась и поднялась на пару ступеней.

Теперь она могла увидеть пространство между крышей башни и потолком комнаты. Рядом с заколоченным отверстием сидели Эдвард и Белинда и смотрели через щели вниз. Костлявыми руками Эдвард обхватил одну из досок, которыми Джон заделал отверстие в потолке.

Энн быстро спустилась со стремянки. Тут она уже ничего не могла поделать. Отдирать доски на глазах у привидений было бы полным безумием!

Но, с другой стороны, хорошо, что Эдвард и Белинда не могут попасть в комнату лорда. Ведь они явились сюда явно не с добрыми намерениями.

Энн стояла и не знала, что делать дальше. Она выключила фонарь и стала ждать. Заскрипели ступени стремянки. Окруженные зеленоватым светом призраки влюбленных проскользнули к двери и исчезли на лестнице. Когда железная дверь за ними захлопнулась, Энн облегченно вздохнула. Она прислушалась к удаляющимся шагам. Потом наступила тишина. Из комнаты лорда не доносилось ни звука. Лишь через замочную скважину лился бледный призрачный свет.

Энн включила фонарь, влезла по стремянке наверх и осмотрела доски. Если инструменты еще лежат здесь, то оторвать две доски не составит труда. Но инструменты куда-то исчезли. Вероятно, Джон все-таки захватил их с собой.

«Мне нужно сходить за клещами, – подумала девушка. – Если я потороплюсь, то, может быть, еще успею». Она спустилась по стремянке, подошла к лестнице и начала спускаться. Но сначала на всякий случай посветила вниз. Ничего не было видно. Энн казалось, что она слышит лишь удаляющиеся шаги. Она выключила фонарь и еще раз посмотрела вниз. Слабый свет удалялся.

Слава богу! Эдвард и Белинда уходили! Теперь Энн нужно было спешить.

Девушка помчалась вниз по ступеням. И тут она услышала, как заскрипела ржавая дверь. Что это значит? В башню вошли другие призраки?

Она перевесилась через перила и с ужасом увидела, как приблизительно в десяти метрах ниже нее на нижнюю площадку башни упал яркий отблеск свечей и показалась жуткая процессия, которая стала медленно подниматься по винтовой лестнице.

Эдвард и Белинда тоже повернули назад и стали подниматься перед остальными. Энн увидела их бледные лица. Она тоже побежала вверх. Девушка дрожала всем телом, казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет у нее из груди.

Наконец, она добралась до верхней двери, встала от нее справа и совершенно обессиленная прислонилась к стене. Сердце бешено билось. Ноги подгибались…

Дверь открылась. Появились призраки.

Не выходя из темноты, Энн подвинулась ближе к комнате. На первый жалобный стон женщин старый лорд ответил отчаянным воем. Как долго будет продолжаться этот кошмарный концерт?

В этот момент леди Полтри отвернулась от двери и с горестным выражением лица направилась вниз.

Энн показалось, что за отчаянием леди Полтри кроется какая-то особая тайна. Она решила незаметно последовать за ней – если потребуется, то и в болото.


* * *

Энн держалась от леди Полтри на должном расстоянии. Она шла за призраком по парку и остановилась в изумлении, когда увидела, как привидение наклонилось над колодцем. Затем леди Полтри погрузила руку в воду и оставалась в таком положении пару минут. Затем она вынула руку из воды, но в ней ничего не было.

Что искала эта женщина в колодце? Может, там спрятано что-то?

С удивлением Энн наблюдала, как призрак – явно расстроенный – отвернулся от колодца и шаркающей походкой направился дальше.

Леди Полтри вышла из парка. Девушка в нерешительности остановилась. Стоит ли ей и дальше преследовать призрак? Кажется, что леди Полтри хранит какую-то тайну. Энн хотелось узнать, какую. Может быть, именно в ней кроется разгадка всему происходящему…

Луна спряталась за пеленой облаков. Но Энн не боялась темноты. Перед ней был зеленоватый призрачный свет, указывающий дорогу.

«Дорогу куда?» – вдруг спросила она себя. Почва стала колебаться под ногами девушки. Каждый ее шаг сопровождался чавкающими звуками. Болото! Как она могла быть такой легкомысленной! Ведь она же знала, как погибла эта несчастная женщина.

Приблизительно в пятидесяти метрах от Энн появилась группа деревьев, одиноко торчащих среди бескрайнего болота. Это были три чахлых кривых дерева, которые, как казалось, шатались от легкого дуновения ветра.

«Но этого же не может быть! – подумала Энн. – Ветра нет! Значит, шатаются не деревья, а почва под ними ходит ходуном!»

Она в ужасе остановилась. «Ни шагу больше! – приказала она себе. – Неважно, куда идет привидение. Мне нужно возвращаться в замок!»

В этот момент призрачный свет погас, привидение исчезло. Болото погрузилось во тьму.

Энн поняла, что попала в отчаянное положение. Она находилась посреди огромного болота!

Она стояла, не зная, что делать, и ждала, когда луна вновь появится из-за облаков. Ночной туман медленно обволакивал ее. Девушке стало холодно. Только не двигаться! Любой неверный шаг может оказаться последним! С отчаянием она подумала о Джоне, увидит ли она его вновь? Простит ли он ей когда-нибудь, что она – в который уже раз – нарушила данное ему обещание?

Никто не узнает, что она утонула в болоте. Никто не видел, куда она пошла за привидением.

Мучимая раскаянием Энн дала волю слезам. «Если только я выйду отсюда живой, то никогда больше не буду вести себя так глупо! – клялась она самой себе. – Я забуду обо всех привидениях, и пусть даже они никогда не обретут покой!»

В этот момент луна показалась из-за облаков. В ее тусклом свете Энн прямо перед собой увидела три дерева. Значит, ей нужно развернуться и идти в обратную сторону.

Она осторожно сделала несколько шагов. Ноги то и дело погружались в топкую жижу. Туман сгущался. Энн уже почти не видела тропинку.

Вдруг она споткнулась обо что-то и начала падать. Правая нога провалилась в болото. «Вот это и случилось!» – подумала Энн. Она бросилась вперед и упала на колени. Пару секунд она лежала без движения, а потом с огромным трудом вытянула ногу из густой жижи. Она на четвереньках поползла дальше, ощупывая землю руками.

Энн не знала, как долго ползет. Вдруг она увидела что-то большое. Это были деревья!

Слезы хлынули из ее глаз.

– Я больше не могу! – простонала она. – Я все это время кружила на одном месте!

Неудивительно, что леди Полтри тут заблудилась. Вероятно, что так же, как и Энн, она не смогла найти дорогу в тумане.

Опять Энн подумала, что все пропало. От усталости она почти не могла двигаться. Может быть, лучше остаться здесь и дождаться рассвета? Тогда она сможет увидеть, где находится, и, возможно, кто-нибудь услышит ее крики о помощи…

В этот момент появилась луна, и Энн поняла, что перед ней только два дерева. Это были не те деревья, рядом с которыми исчез призрак леди Полтри!

Тяжело дыша, Энн подползла к деревьям и прислонилась к ним спиной. В изнеможении она закрыла глаза. Сейчас ей хотелось только спать…


* * *

Ее разбудило конское ржание. Где-то поблизости скачет всадник? Может быть, он услышит ее крики?

Она закричала что есть силы. Но безрезультатно.

«Это лошадь-призрак!» – осенило Энн. Она ее уже видела на подъездной дороге к замку. Может быть, животное выведет ее отсюда?

Белая лошадь-призрак остановилась метрах в пятидесяти от Энн, ее ноздри нервно раздувались. Животное подняло голову – казалось, что оно к чему прислушивается.

Энн решила действовать. Она решительно двинулась в сторону лошади. Периодически ей казалось, что таинственное животное отдаляется от нее, но потом она опять видела его в непосредственной близи.

Последние метры были особенно мучительными: ноги все время погружались в липкую жижу, и она с трудом вытаскивала их.

Наконец, Энн вышла на тропу. Но она была не похожа на дорожку, ведущую к замку. Можно ли рискнуть и отправиться по ней домой?

Лошадь нетерпеливо била копытом. И тут в голову Энн пришла смелая идея: зачем идти за лошадью-призраком, когда можно сесть на нее? Усталость как рукой сняло. Она запрыгнула на спину лошади и похлопала ее по гриве.

С громким ржанием лошадь сорвалась с места. Энн крепко держалась за ее густую гриву, но страха не испытывала. В этой дикой скачке было что-то завораживающее. Девушке казалось, что все это ей только снится и она вот-вот проснется… Но это был не сон.

Вдали она увидела очертания Меллингтон Кастла и облегченно вздохнула. Совсем скоро она будет у цели.

Но лошадь проскакала мимо замка, повернула направо и галопом понеслась по открытому полю. По узкой тропе она мчалась вверх по склону холма. На горизонте показались острые скалы!

Энн уже слышала бушующее внизу море. Сейчас она рухнет вниз!

Вдруг лошадь резко остановилась, а затем повернула назад. Теперь она опять неслась во весь опор к замку. Энн с трудом удавалось не соскользнуть с ее спины. С ужасом она вспомнила, что эта лошадь сбросила с себя несчастную Эвелин…

Башни Меллингтон Кастла показались в тумане. Лошадь помчалась к правому крылу и так резко остановилась перед маленькими окошками семейного склепа, что Энн перелетела через ее голову и упала на живую изгородь. В глазах у нее все померкло…


* * *

Первое, что она увидела, очнувшись, было лицо склонившегося над ней человека.

– Где у вас болит, мисс Поттер? – спросил добрый голос.

Энн узнала голос старого врача:

– Это вы, доктор Линдсей? Кто вас вызвал?

– Никто. У меня тут были дела.

Энн попыталась подняться, но со стоном опять легла:

– Спина…

– Будем надеяться, что ничего серьезного не произошло, дите мое. А что с ногами? – врач ощупал их – Правая опухла. Она болит?

Энн вскрикнула:

– Ступня! Ужасно больно!

– Возможно, это вывих, – доктор попытался пошутить, – надеюсь, вы не сломали ногу, чтобы составить компанию Джону Вилкингу?

Девушка улыбнулась:

– Если бы я о нем думала, то ничего бы не случилось.

– Как же это произошло?

Может ли она довериться доктору? То, что с ней произошло, было настолько невероятным, что он наверняка примет ее за сумасшедшую.

– Вы не хотите рассказывать? Или сами не знаете, как оказались в этой живой изгороди?

– Вы мне не поверите, доктор!

Старик понимающе улыбнулся:

– На этот раз поверю. Ведь кое-что я и сам видел, дитя мое!

– Вы? Что же?

– Ну, например, как вы галопом мчались на какой-то странной лошади.

– Вы видели лошадь?

Старый врач кивнул:

– Вы пронеслись мимо меня на расстоянии всего лишь нескольких метров. Я видел, как вы летели по воздуху.

Девушка огляделась:

– А куда подевалась лошадь?

– Лошадь стояла некоторое время рядом с вами и ржала. Я поспешил к вам. Но когда я оглянулся, ее уже не было.

Энн кивнула:

– Так было и в первый раз. Лошадь стояла перед окнами склепа и жалобно ржала.

– Да, точно. Это же семейный склеп Меллингтонов, – доктор на мгновенье задумался. – Теперь мне становится многое ясным. Леди Эвелин упала с лошади. Кажется, что и лошадь не может найти покоя…

– На этот раз она спасла мне жизнь, я заблудилась на болоте…

Врач удивленно поднял голову:

– На болоте? Господи, детка! Что вы там делали ночью?

Энн виновато поглядела на старика:

– Я пошла за призраком леди Полтри.

Врач только покачал головой:

– Какое легкомыслие! Что на это скажет Джон?

– Нам не обязательно ему об этом рассказывать…

– От меня он ничего не узнает. Ну, а сейчас попробуем отнести вас в замок. Тут довольно прохладно.

Энн попыталась подняться, но у нее ничего не получилось.

– Я приведу кого-нибудь на помощь, мисс Поттер. Лежите спокойно!

В ожидании доктора Энн спросила себя, а что, собственно, он делал ночью рядом с замком.

Небо стало постепенно светлеть, возвещая о приближении нового дня. Белой и неподвижной казалась луна, висящая над Меллингтон Кастлом. Время привидений закончится, когда ее внесут в дом.

Доктор Линдсей не заставил себя долго ждать. Его сопровождали садовник и отец Энн. Они принесли шезлонг и осторожно положили на него девушку. Все вместе они понесли ее в замок.

Энн была благодарна отцу за то, что он ничего не спросил. Но в холле ей навстречу выбежала мать.

– Мое бедное дитя! – воскликнула она. – Что с тобой? У тебя на лице кровь!

– Это всего лишь царапины, мадам! Они быстро заживут, – стал успокаивать ее врач. – Будем надеяться, что нет более серьезных повреждений.

– Я останусь с тобой, дорогая! – пообещала миссис Поттер, когда Энн положили в постель.

Доктор Линдсей осмотрел Энн еще раз и не нашел серьезных повреждений.

– Завтра мы отвезем ее в больницу на рентген. Если повезет, то там она и останется, – он подмигнул Энн. – Джон будет этому очень рад.

– Но он не должен ничего узнать, – тихонько попросила его девушка.

– Не беспокойтесь об этом! Но даже если мы не сможем утаить от него ваше небольшое приключение… Ведь он любит вас, не так ли?

Этот аргумент успокоил Энн.

– Кстати, доктор Линдсей, последний вопрос: что вы делали ночью перед замком?

Старик улыбнулся:

– Наш недавний разговор навел меня на кое-какие размышления. Я сказал себе: такая современная и здравомыслящая барышня, как вы, не могла просто так выдумать все эти истории о привидениях. Поэтому я решил понаблюдать за замком в полнолуние. К сожалению, я не увидел, как вы пошли на болото. Наверное, в это время я был у другого крыла замка. Иначе бы я вмешался…

Энн кивнула:

– Я вам так благодарна!

Когда врач ушел, миссис Поттер осталась с дочерью:

– Ты, наверное, смертельно устала, дорогая. Но все-таки, может быть, ты расскажешь мне, что произошло. Тогда и я тебе расскажу, что пережила этой ночью.

Энн удивленно посмотрела на мать:

– Уж не значит ли это, что и ты стала верить в привидений?

– Да, Энн. Мне очень жаль, что я не сразу приняла всерьез твои слова.

– Все в порядке, мама, – ответила девушка и рассказала матери обо всем, что случилось этой ужасной ночью.

Анабель слушала ее с широко раскрытыми от ужаса глазами:

– Господи, детка! Как ты все это вынесла? Нужно было дождаться Джона! Ты же нам обещала…

– Знаю, мама. Мне ужасно стыдно. Но теперь ты расскажи, что с тобой произошло.

Миссис Поттер набрала воздуха в легкие и начала свой рассказ:

– Прошло совсем немного времени, после того как ты ушла, как я вдруг услышала шаги на лестнице. Сначала я подумала, что это ты вернулась. Хотела открыть дверь, но потом передумала. Ты ведь наверняка бы постучала. Тогда я посмотрела в замочную скважину и увидела странный призрачный свет. Через минуту это зеленоватое свечение отошло от двери, и я увидела фигуру женщины. С ее бледных костей ниспадало светлое одеяние. Женщина пошла в сторону лестницы.

– Это была леди Меллингтон! Я видела, как она постояла у тебя под дверью, а затем повернула назад. Я была уверена, что больше она тебя беспокоить не будет.

– Ах, Энн! Чуть позже она вернулась! Я долго тебя ждала и поэтому подумала, что это ты, и отперла дверь, а сама спряталась под одеялом и притворилась, что сплю. Привидение подошло к шкафу и стало там рыться. Затем проделало то же самое с комодом, секретером и, наконец, с моей тумбочкой. Это было особенно ужасно, потому что призрак стоял совсем рядом со мной.

– Бедняжка! Как ты только это вынесла!

Миссис Поттер закрыла лицо руками:

– Но потом произошло нечто совершенно жуткое! Женщина наклонилась надо мной и вдруг подняла матрас. Я чуть не упала на пол!

– Ужас, мама!

– Но, вероятно, и под матрасом она не нашла того, что искала. И тогда она сунула руку под подушку…

Миссис Поттер не могла дальше говорить. Она дрожала от ужаса.


* * *

Несмотря на страшную усталость, Энн несколько часов не могла уснуть. У нее не шло из головы то, что рассказала мать.

Что искала леди Меллингтон в ее комнате? Что могло там находиться? Почему это не давало призраку покоя?

Вдруг она вспомнила леди Полтри. И она, как казалось, что-то отчаянно искала. Если бы Энн могла выяснить, что именно. Интуиция подсказывала ей, что это могло бы стать ключом к разгадке всех тайн замка…

Энн замерла. Ключ! Как она сразу не догадалась? Они искали ключ! Завтра нужно обследовать колодец! Может быть, так они найдут ответ на все вопросы!

Под утро девушка заснула. Ей снились кошмары…

Энн проснулась в холодном поту и удивленно оглянулась. Яркий солнечный свет наполнял комнату. Начинался на редкость хороший день.

Солнце прогнало дурные сны. «Надо вставать! – сказала себе Энн. – Есть еще много открытых вопросов. Например, нужно обыскать колодец».

Тихий стук в дверь прервал ее мысли.

– Войдите! – крикнула Энн.

Вошел доктор Линдсей. Энн встретила его заговорщической улыбкой.

– Ну, мисс Поттер? Как вы себя чувствуете?

– Все очень болит. Но я должна быть рада, что…

– Конечно, дитя мое, – старик внимательно ее осмотрел. – На спине у вас ссадины и синяки. Необходим рентген. Нога выглядит лучше. Я все еще думаю, что это вывих.

– Надеюсь, что так, доктор. Вы уже вызвали скорую?

– Да, она скоро будет.

В этот момент в дверь постучали, и вошел Джонсон.

– Пожалуйста, пусть кто-нибудь обследует дно колодца. Я предполагаю, что там лежит ключ от комнаты в башне, – обратилась к нему Энн. – И скажите, кто раньше спал в комнате моей матери?

Старик на минуту задумался:

– Если я не ошибаюсь, там жила леди Полтри, а в смежной комнате – мисс Белинда.

– То есть не леди Меллингтон и ее муж?

Садовник энергично покачал головой:

– Нет! Что вы! Лорд и леди Меллингтон занимали четыре комнаты в другом конце замка.

Энн поблагодарила старика. Она была очень довольна. Когда садовник ушел, доктор полюбопытствовал, что значат все эти вопросы.

– Я все время спрашивала себя, что так отчаянно ищет леди Меллингтон в комнате моей матери. Сначала я исходила из того, что раньше это была ее комната и в ней спрятано что-то важное.

– Пожалуй, эта мысль напрашивается – задумчиво произнес врач.

– Конечно! Но если это была комната ее сестры, то, спрашивается, что она там ищет? Ответ может быть только один: ключ от комнаты в башне. Она, вероятно, предполагает, что его спрятала леди Полтри.

– И поэтому вы распорядились обследовать колодец, предполагая, что ключ там.

– Да, доктор. Это бы объяснило поведение леди Полтри.

Их разговор прервало появление санитаров, которые приехали забрать Энн в больницу…

Рентген показал, что серьезных повреждений у Энн нет, кроме вывихнутой правой ступни и кисти левой руки.

Отец забрал ее из больницы и отвез домой. Подъезжая к замку, Энн увидела двух рабочих у колодца.

– Остановись, папа! Мне не терпится узнать, нашли ли они ключ.

Ничего не понимая, тот с удивлением на нее взглянул. Энн пришлось все объяснить.

– Когда ты, наконец, успокоишься? Тебе мало неприятностей?

– Конечная цель всего этого как раз и состоит в том, чтобы я наконец успокоилась, отец. Если они найдут ключ…

В этот момент один из рабочих поднял что-то в руке, показал другим, а затем передал предмет Джонсону.

Старик подошел к машине:

– Смотрите, мисс Поттер! Вот это рабочие нашли на дне колодца! – он с гордостью протянул девушке большой ключ, покрытый ржавчиной.

– Чудесно, мистер Джонсон! Как вы думаете, вы сможете его отчистить, чтобы открыть дверь?

– Попробую, мисс!

Когда садовник закончил работу с ключом, Энн буквально сгорела от нетерпения:

– Теперь в башню!

Старик вопросительно посмотрел на мистера Поттера.

– Да ради бога, – пробурчал тот. – Если моя дочь без этого не успокоится. Только я пойду с вами.

Никогда еще Энн не приходилось терпеть такую боль. Каждый шаг причинял ей ужасные страдания. Наконец, они достигли верхней площадки башни и подошли к двери в комнату. Джонсон наклонился и вставил ключ в замочную скважину.

– Ключ, кажется, подходит. Но не поворачивается! – сказал он.

– Может, нужно смазать замок? – предложила Энн.

Садовник улыбнулся:

– Я уже подумал об этом.

Он достал из кармана масленку и смазал замок и ключ. После нескольких попыток дверь открылась.

Скелет мужчины лежал на грязной постели. Миски и тарелки, кувшины и стаканы валялись на полу. В комнате висел удушливый запах запустения и тлена.

Какое-то мгновенье все трое стояли молча. Постепенно они осознали всю полноту разыгравшейся здесь человеческой трагедии.

Мистер Поттер первым взял себя в руки:

– Как, наверное, страдал этот несчастный!

Энн кивнула:

– Ужасно! Быть приговоренным к смерти собственной семьей!

Садовник покачал головой:

– Он был очень плохим человеком. Но даже он не заслужил подобной смерти.


* * *

Лорд Меллингтон и леди Полтри, останки которой обнаружили в болоте, были похоронены через несколько дней.

Джон увел Энн с похорон. Взявшись за руки, они направились к замку. Было чудесное солнечное утро, как будто специально созданное для длинной прогулки.

– Пошли к морю, Джон! Сегодня такой прекрасный день! – предложила Энн.

Ей было немного стыдно – ведь она опять кое-что скрыла от любимого…

Они шли по пологим холмам, поросшим сочной травой, на которых паслись бесчисленные овцы. Тропа становилась все круче. Время от времени молодым людям приходилось останавливаться, чтобы перевести дух. Наконец, они оказались перед прибрежными скалами, сильно заросшими кустарником.

Завернув за очередную скалу, молодые люди увидели скелет лошади.

Энн сразу узнала это место. Именно сюда принесла ее лошадь той страшной ночью.

– Как сюда попала лошадь? – удивился Джон. – Она что, дикая?

– Нет, Джон. Это та самая лошадь-призрак. Она привезла меня к этому месту той ночью…

Джон обнял ее:

– Как подумаю, что тебе пришлось испытать…

Энн прижалась к нему:

– Но у меня же был ангел-хранитель…

– Думаю, что это призраки тебя оберегали. Ведь они знали, что ты хочешь им помочь.

Энн подошла к краю обрыва и посмотрела вниз на море.

Джон схватил ее за руку:

– Осторожно! Нельзя всю жизнь рассчитывать на помощь Меллингтонов.

Энн засмеялась:

– Ты прав. Теперь я буду вести себя осторожнее.

– Тогда прямо сейчас и начинай, – он посмотрел вниз на береговую линию. – Да, тут очень высоко.

– Не волнуйся. Я не боюсь высоты. Я только хотела посмотреть… У меня такое предчувствие…

Джон застонал:

– Что опять?!

Энн успокаивающе положила ему руку на плечо:

– Не волнуйся, я стала очень благоразумной. Но только я неспроста пришла сюда именно этой дорогой. Я надеялась найти следы моей ночной скачки. И как видишь…

– Я тебя понимаю. Но, по-моему, у тебя еще что-то на уме…

– Только не сердись. Я подумала, а вдруг мы найдем что-нибудь на берегу?

– Что именно?

– Говорят, что леди Сара пропала в море. Она – последняя из этой несчастной семьи, останки которой еще не нашли, Может быть…

– Только без меня! – решительно заявил Джон. – Если ты мне сейчас предложишь спуститься вниз по скалам…

– Нет, Джон! Этого делать не надо. Посмотри, что там внизу.

На одном из выступов скал, омываемых прибоем, он увидел что-то белое:

– Там лежит кусок белой ткани. Он, наверное, зацепился за скалу.

– Это не просто кусок ткани, Джон. Я знаю, это платье, и знаю, что в нем – скелет леди Сары.

Джон обнял ее за плечи:

– Давай возвращаться! Ты сделала все, что могла. Пусть теперь другие позаботятся о том, чтобы и последняя женщина из рода Меллингтонов обрела вечный покой.

Читайте в следующую среду, 30 октября 


Скелет в старой башне

Джулия Уолш

Колдовской источник

Капля мистики в море любви

Лицо Свена внезапно окаменело, дыхание почти остановилось. С тяжелым стоном он поднялся и на негнущихся ногах поплелся к мольберту, как дряхлый старик. На портрете Мелинды, а именно на ее левой щеке, растеклось безобразное багровое пятно, точно такое же, как у Евы. «Мелинда! – закричал он в отчаянии. – Убирайся ко всем чертям! Оставь меня, наконец, в покое!». Дрожащими пальцами он провел по уродливому пятну – краска не была свежей! Это не могло быть делом рук человека!

www.miniroman.ru


...

№ 019, 23.10.2013

Издание выходит еженедельно

Главный редактор:Максим Попов

Адрес редакции:Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон:+7 (920) 335-23-03

Для писем:241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E-mail: [email protected]

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя:Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 от 14.03.2013 г.

Отпечатанный в этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.


home | my bookshelf | | Скелет в старой башне |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу