Book: Лицо в тумане



Лицо в тумане

Мэрилин Мерлин

Лицо в тумане

В уже темном кинозале они нашли всего одно свободное место. Дэвид прошептал девушке, чтобы она заняла его, а сам встал в проходе. Едва Джулия села в кресло, начался фильм. Дэвид исчез где-то в темноте, и она даже не потрудилась посмотреть, куда он ушел, – фильм увлек ее с первых же минут.

Публика ревела от восторга и заливалась смехом, девушка тоже поддалась этой радости и на время забыла о своих проблемах. Она зачарованно смотрела на экран и не сразу заметила, как что-то тонкое упало ей на голову. Джулия даже вымолвить ничего не успела, потому что у нее на шее затянулась петля. Кто-то в темноте с силой тянул петлю назад, пытаясь ее задушить.

Джулия цеплялась руками за петлю, которая все туже затягивалась на ее шее. Она хотела закричать, но не могла даже захрипеть. Перед глазами у девушки заплясали желтые звездочки.

Затем свет и шум померкли…

Плотный туман укутывал гавань Саутгемптона, когда в сентябрьский полдень 1912 года пассажирский корабль «Кардония» отчалил от причала. Мрачный пейзаж точно соответствовал настроению мерзнущей Джулии Рэймонд, наблюдавшей за исчезающими в серой пелене тумана портовыми огнями.

Прелестной особе было всего двадцать два года, но именно в этот момент ей казалось, что жизнь больше не предложит ей никаких счастливых моментов. Ее отец устроил это путешествие, чтобы прекратить роман дочери с молодым Дэвидом Шэйном.

Дэвид… чем он сейчас занимается? Наверное, сидит за своим письменным столом в офисе большой фирмы по производству текстиля, в которой он работает. Джулия даже не могла предположить, сколько времени ее родители планируют провести в Америке. Может, пару месяцев, а может, и пару лет. Она не ждала, что Дэвид будет ждать ее все это время, и поэтому безо всякого сомнения считала свою любовь потерянной.

Девушка вздрогнула от звука горна и заметила в паре шагов от себя фигуру человека. Это был высокий худой мужчина в коричневом дождевике. Сначала она видела его только со спины, но когда он обернулся и улыбнулся девушке, то она ужаснулась, потому что его лицо больше напоминало обтянутый кожей череп.

– Впечатляет, не правда ли? – произнес он звучным низким голосом. Улыбка не сходила с его лица, в то время как глубоко сидящие глаза внимательно смотрели на девушку.

Джулия попыталась скрыть свою неприязнь и ответила:

– Да, выглядит захватывающе. Я впервые путешествую на корабле.

– Ну, тогда для вас все будет в новинку, – сказал мужчина. – К вибрации от двигателей вы привыкнете, а если повезет, то нам предстоит спокойное плавание. Через шесть дней мы окажемся в Нью-Йорке.

– Так долго находиться на борту! – воскликнула Джулия, но ее худой собеседник покачал головой.

– Это еще недолго, например, паруснику потребуется от тридцати до ста дней, чтобы преодолеть то же расстояние, – сказал он и повернулся к гавани. – Уже ничего не видно. Вот мы и в открытом море.

Мужчина продолжал изучающе разглядывать Джулию. И хотя она знала, что на корабле сотни людей, в эту минуту ощущала странную изоляцию и одиночество.

– Позвольте вам кое-что сказать, – прошептал он и слегка наклонился к ней, так что Джулия невольно отшатнулась. – Я один из тех немногих, кто выжил после гибели «Титаника».

– Вы были на «Титанике», когда он тонул?

Он кивнул:

– Я до сих пор чувствую ледяную воду на своей коже и слышу крики и стоны беспомощных людей. Мое здоровье с тех пор так и не восстановилось.

– И, несмотря на это, вы снова плывете через Атлантику? – удивилась девушка.

– Да, – ответил он. – Но я бы предпочел, чтобы это осталось нашей тайной. Многие люди суеверны и решат, что мое присутствие на «Кардонии» – это дурной знак.

– Я никому об этом не скажу, – пообещала Джулия мужчине.

– Спасибо, – ответил он. – Мой врач сказал, что мне осталось жить примерно год, и в этом кроется печальная ирония. Меня спасли, хотя мне все равно скоро умирать. А вокруг тонули молодые, здоровые люди. Такова судьба… Я медиум, знаете ли. Иными словами, обладаю сверхъестественными способностями. Часто получаю предложения о работе из Америки и поэтому постоянно мотаюсь туда-сюда.

Девушка кивнула; с каждой минутой мужчина казался ей все интереснее.

– Вы проводите спиритические сеансы и общаетесь с мертвыми? – поинтересовалась она.

– О да, – ответил он, – я провожу такие процедуры регулярно. При этом я контактирую с мужчиной, который более ста лет назад покончил жизнь самоубийством. Он является моим связным с миром мертвых. С его помощью я уже смог обратиться ко многим умершим, дав им возможность пообщаться с их живыми близкими.

– Вам не приходило в голову, что мертвых не нужно тревожить суетными проблемами?

Незнакомец ухмыльнулся:

– Это интересное замечание. Но если бы я принял вашу точку зрения, то мне пришлось бы бросить свою работу. Кстати, я уже переговорил с капитаном. Когда мы будем проплывать рядом с тем местом, где затонул «Титаник», я проведу на палубе спиритический сеанс. Я постараюсь обратиться к духам бедолаг, нашедших покой на дне океана. И, возможно, до конца путешествия я смогу немного познакомить вас со своей деятельностью.

– Благодарю, но я не думаю, что мне это интересно.

– Позвольте для начала представиться, – сказал он невозмутимо. – Профессор Чарльз Мэйнард.

– А я – Джулия Рэймонд, – ответила она вежливо. – Я путешествую со своими родителями.

– Ах вот как, – сказал он. – Ваш отец в командировке?

– Нет, – смущенно ответила Джулия. – Это… исключительно частная поездка.

Мужчина в коричневом дождевике понимающе кивнул.

– Для меня было большим удовольствием с вами пообщаться, мисс Рэймонд, – сказал он. – Я уверен, что мы с вами еще не раз встретимся.

С этими словами профессор исчез в клубах тумана. Девушке расхотелось стоять в одиночестве посреди пустой палубы, и она отправилась в свою каюту.

Но не прошла она и десяти шагов, как встретила своих родителей, которые шли ей навстречу.

– Мы тебя везде обыскались, – сказал отец с упреком в голосе. – Уже начали беспокоиться.

Отец был коренастым мужчиной, с круглым серьезным лицом. Рыжеватая борода придавала ему респектабельный вид.

– Я хотела еще немного посмотреть на Англию, – ответила девушка.

– Я пока не знаю, останемся ли мы в Нью-Йорке или поедем в какое-нибудь другое место в Штатах.

– Мне все равно, куда мы поедем жить, – сказала Джулия. – Я бы предпочла остаться в Лондоне…

– … чтобы продолжать встречаться с этим молодым человеком, – проворчал мистер Рэймонд. – Но выкинь это из головы. Я никогда не позволю, чтобы ты сближалась с этим юношей, и ты прекрасно знаешь, по какой причине.

– Пожалуйста, мои дорогие, – вмешалась в разговор Хелена Рэймонд. – Давайте не будем опять это обсуждать. И уж тем более не здесь. Пойдемте лучше в каюту и распакуем вещи.

Джулия убирала багаж, когда в каюту вошла ее мать. У полноватой Хелены были светлые волосы и приятное, открытое лицо.

– Почему вы не отправились в Америку вдвоем и не оставили меня в Лондоне? – рассердилась Джулия.

Хелена вздохнула и погладила девушку по плечу:

– Потому что отец тебя любит, Джулия.

– Но без Дэвида я никогда не стану счастливой.

Хелена обняла ее.

– Когда-нибудь ты это переживешь, – сказала Хелена и вышла из каюты.

* * *

Джулия вспомнила историю, которую рассказала ей мать, когда дочери исполнилось семнадцать лет. Это было до того, как она вышла замуж за ее отца, в то время ее еще звали мисс Хелена Симпсон.

– Твой отец – единственный сын очень богатого и влиятельного человека, – рассказала тогда она. – Я жила с родителями недалеко от его дома и влюбилась в Глендона Рэймонда. Я всегда надеялась, что он ответит взаимностью на мою любовь, но он влюбился без памяти в актрису по имени Корлисс Белл. И, ко всеобщему изумлению, женился на ней.

– А потом?

Лицо Хелены помрачнело.

– А затем случилась трагедия. Пару лет после свадьбы Корлисс и твой отец были счастливы. Но потом выяснилось, что она не может иметь детей. И поэтому они взяли из приемного дома маленького ребенка. И этот ребенок – ты. Но отец очень тебя любит! А трагедия не в этом…

– А почему же он тогда все эти годы не заботился обо мне?

– К тому времени появилась я, – спокойно продолжила Хелена. – Но давай все по порядку. У твоего отца был приятель-компаньон по имени Арчер Шэйн. Как-то раз на одной вечеринке Глендон представил ему свою жену Корлисс, и, судя по всему, молодые люди быстро нашли общий язык.

– И?

– Твоему отцу в то время приходилось много ездить. Как-то раз, вернувшись из командировки, он узнал, что его жена использовала их загородный дом для встреч с Арчером Шэйном.

– Разве Корлисс не любила моего отца? – поинтересовалась Джулия.

– Этого я не могу тебе сказать, – ответила Хелена. – В любом случае, она была ему неверна. Когда твой отец застал Корлисс в постели с Арчером, между мужчинами завязалась драка. Твой отец схватил кухонный нож и зарезал своего компаньона.

– Мой отец… мой отец убийца?

– Да, – спокойно ответила Хелена. – И все эти годы он провел в тюрьме. Через пару месяцев он вернется.

– А что стало с Корлисс?

– О, она снова вышла замуж и снова развелась, насколько мне известно.

– Что случилось потом?

– Твой отец был на грани помешательства, оставшись наедине с трупом. В бессмысленной попытке скрыть преступление он поджег дом. Он, потеряв голову, бродил по улицам, пока сам не пришел в полицейский участок и не признался в содеянном. Когда его посадили в тюрьму, Корлисс поспешила с ним развестись, чтобы вскоре выйти замуж за богатого старика. Тот, как и предполагалось, вскоре умер. Так она стала богатой вдовой, разъезжающей по всему миру и меняющей любовников. А тебя отдали мне.

Для Джулии после этого рассказа наступил тяжелый момент: она должна была осознать то, что Хелена не ее родная мать, что ее отец – убийца, что он скоро вернется и что она должна его, несмотря ни на что, полюбить. Слишком много новостей в день семнадцатилетия.

За день до того, как его должны были выпустить, Хелена узнала кое-что новое о Корлисс.

– Представляешь, – взволнованно сказала она Джулии, – Корлисс, оказывается, больна. При этом она себя сносно чувствует – во всяком случае, так говорит, но ее лицо, видимо, жутко изменилось. Теперь она на публике всегда носит черную вуаль.

– Это я называю справедливостью, – безо всякого сожаления произнесла девушка.

– Тем не менее за ней до сих пор увиваются молодые люди. В данный момент это какой-то актер по имени Стивен Гринлоу. Конечно, она платит ему за то, чтобы он ее везде сопровождал. Весь мир об этом говорит.

А потом вернулся Глендон Рэймонд, и Джулия полюбила этого серьезного и приветливого человека как своего отца. Через год она окончила школу, а поскольку девушка интересовалась искусством, то было решено отправить ее учиться дальше – изучать историю искусств в Лондоне. Уже во время первого семестра она познакомилась с Дэвидом Шэйном, и молодые люди полюбили друг друга. Но однажды выяснилось, что Дэвид – один из двух сыновей того самого Арчера Шэйна!

Дэвид завил, что прошлое не имеет ничего общего с его нынешней жизнью. Ведь они оба были еще детьми, когда Глендон убил его отца.

– Я не имею ничего против твоего отца, – пытался убедить Джулию Дэвид.

Аргументы молодого человека убедили Джулию: она продолжала с ним встречаться и строила планы на будущее. Но когда через некоторое время она сказала родителям, что хотела бы представить им жениха, начались неприятности. Ее отец был вне себя от гнева. Более того, он вскоре объявил о своих планах переселиться в Америку, и его слова вызвали у Джулии настоящую панику.

– Я не могу тебя просто взять и отпустить, Джулия, – повторял Дэвид, но другого выхода у него не было.

– Мы будем переписываться, Дэвид.

Но молодой человек печально качал головой:

– Это не поможет. Твой отец хочет развести нас в разные стороны, и у него это получится, если ты уедешь.

Их прощание было бурным и сопровождалось рыданиями и клятвами верности.

Воспоминания вызвали у Джулии поток слез. Она со вздохом поднялась со своей кровати и, чтобы развеяться, решила зайти к родителям. Она открыла дверь каюты и вышла в темный коридор. Как только она переступила порог, ее охватил необъяснимый страх. Страх, который сковывал и лишал рассудка. Джулия переборола себя, прошла несколько шагов до соседней каюты и подняла руку, чтобы постучаться. В ту же секунду ее сзади схватили чьи-то сильные руки и потащили от двери. Одна рука крепко зажала ей рот, а другая железной хваткой сжала горло…

* * *

Чья-то рука сжимала ей горло все сильнее, и она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Она отчаянно пыталась вдохнуть живительную порцию воздуха и в последней попытке привлечь внимание дотянулась ногой до двери в родительскую каюту. К счастью, этот стук возымел действие. Раздался голос ее матери, и дверь открылась. Хватка на шее девушки мгновенно ослабла, ее отпустили, и она без сознания упала на пол.

Очнулась Джулия в кровати в каюте родителей. Они с озабоченным видом сидели рядом.

Глендон заговорил первый, когда Джулия, моргая, приоткрыла глаза:

– Джулия, дорогая, что с тобой случилось? У тебя морская болезнь? Мы же даже не успели толком отплыть!

– Нет… – прохрипела она.

– Мы услышали шум за дверью, а когда открыли ее, то нашли тебя на полу в коридоре.

– Я хотела зайти к вам, но кто-то набросился на меня сзади и хотел задушить.

– Тебя? Задушить?

– Дитя мое, о чем ты говоришь? – удивленно спросила Хелена. – Ты это серьезно?

Джулия села в кровати и кивнула.

– Ты… ты разглядела нападавшего? – после затянувшегося молчания поинтересовался отец.

– Нет. Он набросился сзади, но это должен быть очень сильный человек. У него руки – как железные щипцы.

Глендон поднялся и подошел к иллюминатору. Он все еще сомневался в словах дочери:

– Меньше всего я хотел на этом корабле публичности и повышенного внимания, – проворчал он. – Если сейчас начать выяснять, кто это сделал, то вскоре всем на корабле станет известно, кто я и вся моя история.

– Ты не можешь сейчас думать только о себе, – строго сказала Хелена. – На Джулию напали.

– Это я знаю, – нехотя произнес Глендон. – Я сейчас думаю, что лучше всего сделать в этой ситуации. То есть ты понятия не имеешь, кто мог на тебя напасть, Джулия?

– Нет.

– Не понимаю, – сказал Глендон. – Должно быть, на борту имеется сумасшедший, потому что ни у одного нормального человека нет никакой причины на тебя нападать.

– Ты прав, – согласилась с ним Хелена. – Помнишь того высокого худого мужчину с головой, похожей на череп, которого мы встретили на палубе? Того, в коричневом плаще. Весьма странный тип.

– Это верно. Но нельзя подозревать человека только за то, что он странно выглядит.

– Кстати, я общалась с этим человеком, – отозвалась Джулия. – Его имя Мэйнард, профессор Чарльз Мэйнард. Да, он странный, но вполне дружелюбный.

– Я считаю, что мы должны сообщить о нападении, – решительно заявила Хелена. – Кто знает, как будут развиваться события.

– Ты права, – со вздохом согласился с ней муж. – Но это означает конец нашей анонимности.

Он пригласил в каюту помощника капитана, и девушка рассказал ему о нападении. О загадочном профессоре Чарльзе Мэйнарде девушка упоминать не стала. Однако ее отец думал по-другому, и, когда Джулия закончила свой рассказ, он тут же перевел разговор на профессора Мэйнарда. При упоминании его имени старпом тут же оживился:

– Ах, этот, – сказал он, – оставшийся в живых пассажир «Титаника»!

– Да, именно. Наверное, он немного не в своем уме?

– «Немного» – это мягко сказано, – отозвался старпом. – Я думаю, что после той катастрофы он перестал дружить с головой. В течение полугода после того, как затонул «Титаник», он уже два раза проплывал тем же маршрутом на «Кардонии». Видимо, он одержим какой-то идеей, которая заставляет его снова и снова возвращаться на место трагедии.

– Как вы полагаете, он мог напасть на мою дочь? – поинтересовался Рэймонд.

Тут в разговор вмешалась Джулия.

– Я считаю это маловероятным, – сказала она. – Мы все знаем, какой он худой. К тому же он рассказал мне, что ему осталось жить около года. Сомневаюсь, что он обладает такой силой, с которой схватили меня.

Коренастый старпом обещал предупредить матросов и сохранить происшествие в тайне. Джулия и родители отправились обедать.

Пока Рэймонды ждали смены блюд, они заметили вошедшую в зал женщину, сразу привлекшую внимание большинства присутствующих. Ее отличали королевская осанка и изысканное платье с дорогими украшениями. Однако ее лица не было видно, потому что она носила широкополую шляпу с вуалью. Ее сопровождал привлекательный молодой мужчина, судя по виду, дипломат или артист.

Хелена тихо спросила стюарда, когда тот принес следующее блюдо:

– Кто эти люди, только что вошедшие в зал?

– Вы имеете в виду даму в шляпе и ее спутника? Это миссис Корлисс Гейнор и Стивен Гринлоу. Кажется, он актер.

Глендон сидел к вошедшим спиной, но, услышав слова стюарда, побледнел.



– Лучше бы я не спрашивала, – прошептала Хелена. – Теперь понятно, почему она носит вуаль. Ходят слухи, что болезнь обезобразила ее лицо.

Отец Джулии решительно взял в руки вилку с ножом и склонился над тарелкой.

– Давайте не будем об этом больше говорить, – предложил он.

После обеда они решили найти кают-компанию. Джулия заметила, что ее отец испуганно озирается перед тем, как зайти в зал. Наверное, боится встретить Корлисс.

Глендон подвел Хелену и Джулию к нескольким стоявшим чуть в стороне глубоким кожаным креслам, где и разместилась вся семья. Взгляд Джулии бесцельно скользил по лицам присутствующих в кают-компании. Она потеряла Дэвида, и все ее мысли сейчас были заняты именно им.

В мрачном настроении она сидела и с отрешенным видом просто смотрела перед собой. В этот момент она увидела нечто и даже подумала, что у нее галлюцинации. В нескольких шагах от нее стоял мужчина, которого она приняла бы за Дэвида Шэйна, если бы не знала, что тот сейчас в Лондоне. Двойник походил на оригинал даже в мелочах. Он улыбался так же, как Дэвид, у него были такие же густые и черные волосы, такая же фигура и похожая одежда.

Затем мужчина отошел на пару шагов, развел в сторону руки и закричал:

– Джулия!

Тут она поняла, что это не галлюцинация и не двойник Дэвида. Это был самый настоящий Дэвид Шэйн! Именно здесь, на борту «Кардонии», по пути в Америку! От радости девушка вскочила с кресла и бросилась молодому человеку на шею:

– Дэвид! Я не верю своим глазам!

– Я хотел сделать тебе сюрприз, – ответил он и поцеловал ее.

– И это тебе удалось, – ответила она и повернулась к своим родителям. Хелена выглядела удивленной и даже обрадованной, а лицо ее отца было красным от гнева.

– Отец, это Дэвид, – представила Джулия юношу.

– Я уже догадался. Что вы здесь делаете?

– Я решил, что не хочу оставаться в Лондоне без Джулии. Поэтому я уволился с работы и купил билет на этот корабль.

– Мы покинули Лондон, чтобы прекратить пагубную связь между Джулией и вами, – закипал Глендон. – Разве вам это не ясно?

Джулия заметила, что люди вокруг стали с любопытством оглядываться на их компанию, и умоляюще посмотрела на отца:

– Пожалуйста, папа, давай поговорим позже и в другом месте.

Как обычно, ей на выручку пришла Хелена. Она взяла мужа за руку и потянула в сторону:

– Джулия права, это не самое подходящее место, чтобы…

Однако Глендон с раздражением отстранился от нее.

– Я бы не хотел, чтобы ты вмешивалась в эту ситуацию, – прикрикнул он.

– Но в этом случае я должна вмешаться, – резко возразила женщина и повернулась к Дэвиду. – Сходите с Джулией в бар. Там вы сможете спокойно пообщаться. Но не задерживайтесь допоздна и обязательно проводите ее до двери каюты.

Лицо Дэвида просветлело:

– О, благодарю, миссис Рэймонд! Вы можете на меня положиться.

Как только молодые люди скрылись из поля зрения родителей, Джулия снова бросилась на шею своему спутнику.

– Я все еще не могу поверить! – воскликнула она с сияющим от счастья лицом.

Дэвид обнял Джулию и нежно поцеловал ее.

– Я решил, что ничто на свете не должно нас разлучить, – сказал он, и молодые люди снова слились в страстном и долгом поцелуе.

В большом салоне публика танцевала, они зашли в помещение и заказали напитки.

– Боюсь, твой отец никогда не примет меня в качестве возможного зятя.

Джулия печально кивнула.

– Ведь он отсидел пятнадцать лет за убийство твоего отца, – произнесла она. – Один твой вид или упоминание твоего имени приводит его в бешенство. Где-то я могу его понять.

– Но ведь он не может обвинять меня в том, что сделал мой отец! – вспылил Дэвид. – Я не имею к этому никакого отношения!

– Я знаю. И, поверь, я сама постоянно стараюсь ему это объяснить. Но пока он не может переступить через свою неприязнь.

– Возможно, твоя мать сможет его переубедить.

– Возможно, – с тихим вздохом ответила девушка. – Но возникла еще одна трудность. На борту корабля оказался еще один человек, который напоминает моему отцу о его преступлении. Это его бывшая жена Корлисс, ее сопровождает какой-то молодой актер.

Лицо молодого человека помрачнело.

– Ты не мог этого знать, – успокоила его Джулия. – Но теперь ты здесь, и это самое главное.

Наконец, Дэвид улыбнулся:

– Я никогда не забуду твоего удивленного лица! Ты смотрела на меня, как на привидение. Но скажи, почему твои родители так волнуются за тебя?

– Ну… кое-что сегодня утром случилось… – медленно произнесла Джулия и рассказала про нападение в коридоре.

– Мне это совсем не нравится, – мрачно произнес молодой человек.

– Слава Богу, теперь ты здесь и сможешь меня защитить, – сказала Джулия и улыбнулась.

– Так и будет, можешь быть в этом уверена.

Зазвучали первые такты новой мелодии. Дэвид встал перед Джулией и поклонился, приглашая ее на танец. С закрытыми глазами девушка наслаждалась близостью и объятьями любимого человека. Затем она прошептала ему на ухо:

– Надеюсь, твой отъезд из Лондона не был опрометчивым. А то потом выяснится, что ты сделал большую ошибку.

– У меня в кармане лежит рекомендация для одной фирмы в Нью-Йорке, которая сотрудничает с нашей фирмой. Если повезет, то у меня будет работа.

– Я верю в тебя, – ответила Джулия.

Когда они снова вышли на палубу, начал моросить дождь. Заметно похолодало, и сгустился туман. Джулия взяла Дэвида под руку и прижалась к нему. Она безуспешно пыталась побороть в себе смутное чувство страха.

– Ты вся дрожишь.

– Холодно, – ответила она, хотя точно знала, что дрожит совсем по другой причине.

– Тебе стоило сразу после нападения обратиться к врачу.

– Я в порядке.

Они покинули палубу и вошли в один из коридоров, ведущих к лифтам. Коридор оказался слишком узким, чтобы идти рядом, поэтому Джулия пошла впереди, а Дэвид последовал за ней. Когда они проходили мимо темной ниши, из нее вынырнула фигура и ударила юношу. Он упал на пол и остался лежать без движения. Из его разбитой головы на пол закапала кровь.

– Дэвид! – в ужасе закричала девушка и упала перед ним на колени.

Фигура нависла над ней, и Джулия поняла, что теперь пришел и ее черед. Все это произошло в считанные секунды, и она была настолько ошеломлена, что не могла в этот момент ясно думать. Она лишь подняла руки, чтобы защититься от нападавшего. Когда он замахивался на нее каким-то продолговатым предметом, девушка смогла на долю секунды увидеть его лицо, и именно это вызвало у нее еще один спасительный крик.

Джулия увернулась от первого удара и услышала голоса и шаги, которые быстро к ним приближались. Нападавший резко повернулся и быстро скрылся в темноте. В этот момент Дэвид пошевелился, тихо застонал и даже попытался облокотиться на руки, чтобы подняться. К нему подоспели два члена команды и старший помощник капитана Адам Браун.

– Итак, дорогая мисс Рэймонд, что с вами приключилось на этот раз?

– Дэвид… мой друг… помогите ему! – запинаясь, произнесла она.

– Кто-то ударил меня по голове, – пояснил молодой человек. – Ты видела, кто это был, Джулия?

– Нет. Все произошло слишком быстро.

– Но ты же должна была видеть его лицо! – Дэвид ошеломленно посмотрел на нее.

Старпом Браун вмешался в разговор:

– Ну, по крайней мере, мы знаем, что это был мужчина. Это уже кое-что. Судя по всему, на борту сумасшедший. Уже второе нападение за день, и оба раза вовлечены вы, мисс Рэймонд. Честно говоря, я пока не знаю, что об этом думать.

– Вероятно, у меня есть враг.

– Видимо, да, – произнес мистер Браун и повернулся к Дэвиду. – Пойдемте в госпиталь, нужно осмотреть вашу рану. Выглядит она ужасно.

* * *

Когда Джулия открыла дверь своей каюты, к ней вышла Хелена.

– Слава Богу, это ты, Джулия! – воскликнула она с облегчением. – Твой отец уже отправился тебя искать. Ты с ним не встретилась?

Джулия медлила с ответом, она просто не знала, как об этом рассказать матери. Ведь в нападавшем она узнала своего отца, Глендона Рэймонда!

Хелена почувствовала, что Джулия скрывает что-то важное.

– Что такое, Джулия? – спросила она. – Что-то случилось?

– Да, – сказала девушка. – На Дэвида напали.

– На Дэвида? – поразилась Хелена. – Он ранен?

– У него рана на голове, его отвели к врачу.

– Боже, как это случилось? – воскликнула женщина.

– Дэвид как раз собирался отвести меня в каюту, и в коридоре из темной ниши на него набросился человек. Меня потом спрашивали, не опознала ли я нападавшего, но я ответила, что нет. Но тебе я расскажу. Это был отец, я его узнала.

– Ты, наверное, ошиблась, моя девочка! Твой отец такого бы не сделал!

– Но я уверена, что это был он.

В этот момент в каюту вошел Глендон Рэймонд. На нем уже была пижама, поверх которой он накинул серый дождевик. Когда он увидел дочь, то недовольно скривил лицо.

– Наконец-то ты решила отправиться в постель, – проворчал он и стянул с себя плащ.

– Да. Прости, что я так поздно пришла, папа, – с серьезным тоном ответила Джулия.

– Почему ты на меня так уставилась? – спросил Глендон дочь, но ей не дала ответить Хелена.

– Дэвид хотел проводить ее до каюты, и в коридоре на него напали, – сообщила она. – Кто-то бросился на него из темноты и ударил по голове.

– Какой-то больной хочет уничтожить мою семью, – ошарашенно произнес мужчина. – Как только я увидел Корлисс, то понял, что возникнут неприятности. За этой женщиной беды и несчастья следуют по пятам.

На следующее утро, войдя в лифт, Джулия увидела Стивена Гринлоу, того самого актера, который сопровождал Корлисс. Его идеальная стрижка и тонкие усики выглядели слишком правильными, даже неестественными. Мужчина выглядел так, будто только что вышел из театрального гардероба.

Двери лифта распахнулись.

– Доброе утро, мисс Рэймонд! – раздался у нее за спиной мужской голос. Девушка обернулась и увидела симпатичного вахтенного офицера, помогавшего вчера Дэвиду.

– О, доброе утро! – поприветствовала его Джулия. – Я вас едва узнала.

– Могу понять, – ответил он. – Наша вчерашняя встреча была, к сожалению, слишком коротка. Тем не менее я вас так быстро не забыл.

Джулия смущенно улыбнулась:

– Сожалею, что стала для вас дополнительной обузой.

– О, нет, напротив, – возразил офицер. – Этот случай – хоть какое-то разнообразие в рутинной корабельной жизни. Мне предстоит разгадать эту загадку.

– Тогда желаю вам в этом успехов, – ответила девушка и огляделась. – Я как раз ищу своих родителей.

Позже, устроившись в шезлонге рядом с родителями, она как бы невзначай сказала:

– Кстати, я только что видела в лифте этого актера. Ну, вы поняли, спутника Корлисс. Мне он кажется каким-то не настоящим.

– Корлисс на палубе я еще не видел, – проворчал Глендон. – Но если она появится, я сразу же уйду в каюту.

– Ты что, ее боишься?

– Боюсь? Почему ты меня об этом спрашиваешь?

– Потому что я не совсем понимаю твою реакцию. Это уже все давно в прошлом.

– Не для меня, – ответил он со странным напряжением в голосе. – Для меня это никогда не закончится. Ты меня, наверное, вряд ли поймешь.

– Нет же, вполне понимаю, – возразила Джулия. – Но почему ты свой гнев выливаешь на Дэвида? Он же не виноват, что его отец и Корлисс… я хочу сказать, если Дэвид не имеет к тебе никаких претензий, то почему ты его ненавидишь?

– Например, потому, что ты только что об этом сказала.

– Вот этого я не понимаю.

– Ну, если бы не было Дэвида Шэйна, если бы он не оказался на этом корабле, то никто бы не вел никаких разговоров о моем преступлении и даже не думал об этом. И его присутствие всегда мне будет об этом напоминать. Всегда! Ты окажешь мне большую услугу, если до конца путешествия будешь стараться избегать его, Джулия.

– Я не могу. Я люблю его.

– Чушь! – фыркнул отец, затем снова откинулся на шезлонг и уставился в голубое небо. Джулия попросила у него разрешения на прогулку, и тот, помедлив, согласился.

Девушка завернула за угол и, как назло, заметила идущего ей навстречу профессора Чарльза Мэйнарда. Тот увидел Джулию, остановился и улыбнулся:

– А, мисс Рэймонд, вот мы и снова встретились.

– Да. Вам нравится наше путешествие?

– О, да, даже очень! – заверил ее профессор. – Это очень интересное плавание. Должен вам признаться, что вчера, когда мы расстались, меня посетило хорошо мне знакомое чувство. Я почувствовал некие вибрации, которые указали мне на присутствие поблизости духовной субстанции. И она удалилась вместе с вами, так что я думаю, что в потустороннем мире за вами кто-то присматривает.

– Я не знаю, кто бы это мог быть, – ответила девушка немного язвительно.

– Возможно, вы захотите как-нибудь провести сеанс. Я бы с удовольствием познакомился с вашими психическими возможностями.

– Меня никогда не интересовали подобные вещи.

– Тогда вы допускаете большую ошибку. Жизнь по ту сторону является лишь продолжением нашей жизни, только в другой форме. То, что здесь на земле ошибочно называют «смертью», всего-навсего переход на другую ступень сознания. Если вы игнорируете это, то лишаете себя важного опыта.

– Прошу прощения, но я как-нибудь обойдусь без этого.

– Подумайте над моими словами, – посоветовал профессор. – Мои друзья в потустороннем мире сообщили мне, что скоро «Кардонию» ожидают неприятности. Лучше вам быть к ним подготовленными.

Его улыбка была какой угодно, но только не веселой:

– Мне сообщили, что на этот корабль опустится темное облако. Примерно такое же чувство у меня было на «Титанике», но никто не захотел меня слушать. Возможно, катастрофу можно было бы предотвратить.

– Я думаю, вы не должны так говорить, – произнесла Джулия уже с раздражением.

– Я лишь ищу правду, – спокойно произнес профессор, попрощался и ушел.

Вот сумасшедший! Он что, действительно верит в то, о чем говорит? А может, он шарлатан, который пытается заработать на трагедии «Титаника»? Трудно сказать.

Джулия отправилась в госпиталь.

К ней вышел доктор Хакетт.

– Это вы спрашивали о Дэвиде Шэйне? – поинтересовался он.

– Да, – ответила она, немного смутившись. – Я была с ним вчера… когда… когда это случилось.

Врач откровенно изучал девушку, глядя на нее поверх очков:

– То есть вам известны все подробности происшествия?

– Да.

– Помощник капитана попросил меня крайне тактично отнестись к этому случаю. Но поскольку вы в него и так вовлечены, могу вам сказать, я осмотрел молодого человека. Пока он останется здесь, поскольку ранения головы могут вызвать осложнения.

– Но ему уже лучше? – взволнованно спросила Джулия.

– Гораздо лучше, – подтвердил врач. – Настолько лучше, что он постоянно ругается из-за того, что мы его здесь держим. Но так лучше для него. Вы хотите его навестить?

– Если можно…

Дэвид листал газету, когда девушка в сопровождении врача вошла в палату. Увидев Джулию, молодой человек бросил газету на пол и возмутился:

– Меня держат здесь, как заключенного!

– К вечеру мы вас выпустим, – сообщил врач. – А пока юная дама составит вам компанию.

Он кивнул в сторону Джулии и оставил молодых людей наедине.

Поцеловав девушку, Дэвид спросил:

– Что ты обо всем этом думаешь?

– Я считаю, что тебя здесь держат для твоего же блага.

– Я думаю по-другому, – возразил юноша. – Они держат меня здесь, чтобы я никому не смог рассказать о случившемся. Но я бы очень хотел знать, кто это сделал. Ты действительно не видела его лица?

– Нет, – соврала Джулия.

– Жаль, – вздохнул Дэвид. – Ты была моей единственной надеждой.

– По крайней мере, тебя уже скоро отпустят, – Джулия попыталась перевести разговор. – Хотя я не думаю, что у нас потом будет возможность увидеться. Ведь я должна сидеть за столом с родителями.

– Знаешь, о чем я думаю? Если бы не подоспели офицеры, то этот незнакомец напал бы и на тебя. Иными словами: я убежден, что ты и была его целью. Я просто оказался у него на пути.

Джулия задумчиво кивнула.

– Но для чего? – произнесла она. – Я никому не сделала ничего плохого.

Перед ее глазами стояла фигура отца, сжимавшего в руке палку, которой он бил Дэвида по голове.

– Моему отцу кажется, что на корабле есть кто-то, кто хочет уничтожить нашу семью, – сказала она и отвела глаза.

– Он подозревает кого-то конкретно?

– Сложно сказать. Ты же знаешь, насколько непредсказуемым он может быть. Я списываю это на годы, проведенные им в тюрьме. Если честно, то я думаю, что он уже искренне раскаялся в убийстве твоего отца.

– Я был бы этому рад, – тихо ответил Дэвид. – Хотя вину со своего отца я не снимаю. Я вырос, считая, что мой отец погиб в результате несчастного случая. Мне было шестнадцать или семнадцать лет, когда мать рассказала всю правду. Да и то рассказала только потому, что была больна и знала, что скоро умрет. Я воспринял это относительно спокойно, а вот мой брат был взбешен. Вскоре после этого он уехал в Австралию, наверное, он не хотел больше находиться в стране, где это произошло.

– То же самое происходит и с моим отцом сейчас, – сказала Джулия. – Поэтому он хочет в Америку.

– Когда я смогу тебя снова увидеть, Джулия?

– Ты можешь сегодня зайти за мной, и мы погуляем. Приходи в восемь.

Девушка вышла из палаты и снова оказалась в приемной, где в растерянности остановилась. Корлисс Гейнор, дама в черной вуали, стояла перед столом медсестры и беседовала с той. Джулия едва могла поверить, что эта женщина когда-то тоже была ее мачехой. Замешкавшись, она прошла мимо них, и в этот момент разговор прервался.



– Вы уже уходите, мисс Рэймонд? – осведомилась медсестра.

– Да, я ухожу, – подтвердила Джулия и заметила, как Корлисс вздрогнула при упоминании ее имени. Знала ли бывшая актриса, кто сейчас перед ней?

На полпути из госпиталя Джулия остановилась перед витриной магазина с одеждой. Внезапно рядом с ее отражением возникло юношеское лицо вахтенного офицера.

– Здравствуйте, мисс Рэймонд! – дружелюбно поприветствовал он ее. – Любите разглядывать витрины?

– Точно, – ответила она. – Привыкла в Лондоне.

– Если у вас есть время, мы можем совершить обзорную экскурсию, – ненавязчиво предложил офицер. – Даже ваши родители не будут против этого, ведь так я смогу за вами присматривать.

– Отлично! – рассмеялась Джулия. – Тогда я могу прогуливаться со спокойной душой.

Вскоре она выяснила, что «Кардония» является прекрасно оснащенным кораблем. Помимо госпиталя, с которым она уже ознакомилась, здесь имелась также небольшая больница для детей и даже детский сад. Была также диетическая кухня, места для выгула собак, различные салоны, сад на крыше, солнечные террасы, бассейн, магазины и множество других мелочей для комфорта пассажиров.

– Даже не верится, что все это находится на одном корабле, – произнесла удивленная Джулия. – Если бы не вибрация от двигателей…

– … которая как раз мне напомнила, что я еще не показал вам машинное отделение! – прервал ее офицер. – Пойдемте!

Экскурсия по внутренностям корабля была не менее интересной, чем прогулка по пассажирским палубам. Здесь кипела активность, работали люди, пахло машинным маслом, углем, гарью и потом. Джулия словно попала в другой мир.

Когда они снова выбрались на свежий воздух, офицер Легер спросил девушку:

– Теперь вы лучше знаете корабль?

– Еще бы! – с восторгом ответила Джулия. – Благодарю вас за такую экскурсию!

– О, это еще не все, – сказал Легер. – Если хотите, я могу отвести вас на капитанский мостик. Еще вы не видели наши электрические краны для спуска спасательных шлюпок. Должен вам сказать, что «Кардония» – самое быстрое и безопасное судно такого класса, существующее сейчас в мире. Она практически непотопляема.

– То же самое говорили о «Титанике», – заметила девушка.

– Не каждый корабль натыкается на огромный айсберг, – аргументировал офицер. – И, конечно же, я говорю о предвидимых происшествиях.

– Это важное уточнение.

– Мне кажется, вы пообщались с профессором Мэйнардом, – предположил с веселой улыбкой Легер. – Он всем рассказывает про то, что выжил на «Титанике». А когда он замечает, что его собеседник уже достаточно удивлен, обязательно добавляет, что и этому кораблю грозит беда.

– У нас на борту примерно три тысячи человек, верно? – сказала Джулия. – Вот и представьте себе такую катастрофу.

Офицер Легер кивнул.

– Три тысячи человек, но из всех них лишь ваше присутствие радует меня больше всего, – произнес он, используя все свое обаяние.

– Видимо, кое-кого мое присутствие не сильно радует, – заметила Джулия. – Иначе бы на меня не напали.

– Я не думаю, что это нападение связано непосредственно с вами, – стал откровенничать молодой человек. – Старпом и я, мы полагаем, что речь идет о каком-то ненормальном.

– О профессоре Мэйнарде, например? – спросила она.

– Откуда вам это известно? – удивился офицер.

– Вы сами пару минут назад упоминали его имя, – сказала она. – Так что я думаю, что его кандидатура крутится у вас в голове.

– Верно, – согласился он, – мы присматриваем за ним.

– Я начинаю нервничать при его виде, – призналась Джулия. – Он странно выглядит и говорит странные вещи.

– Мужчина однозначно не в порядке, – энергично произнес офицер. – Вопрос только в том, опасен он или нет. Но давайте лучше поговорим о вас. Вы обручены с тем молодым человеком, которому вчера не повезло, верно?

– Нет, не обручена, – честно ответила девушка и почувствовала, как ее щеки наливаются румянцем. – Но нас многое связывает.

– Вы хотите выйти за него замуж?

– Если не произойдет ничего из ряда вон выходящего, мы поженимся в Америке, – торжественно заявила Джулия.

Вахтенный офицер внимательно посмотрел на девушку.

– А вы уверены, что этот мужчина для вас самый подходящий? – поинтересовался Легер.

– Ну и вопросы у вас… Но полагаю, что да.

– Вы должны не полагать, а точно знать.

– Хорошо, тогда я точно знаю.

– Жаль, – вздохнул приветливый молодой человек.

– Жаль? Почему это?

– Потому что я холостяк и пресытился плаванием по морям. Думал, найду себе работу на суше, буду зарабатывать нормальные деньги. Да, и частью этой мечты, конечно же, должна быть женщина, с которой можно все это осуществить.

– И вас это сделает счастливым? – осторожно спросила Джулия.

– Да, – ответил он, – но всякий раз, когда я думаю, что нашел подходящую для себя девушку, выясняется, что у нее уже есть мужчина.

– Мне очень жаль.

Джулия вдруг почувствовала себя уставшей и решила отправиться в свою каюту, чтобы немного вздремнуть.

* * *

Девушка открыла дверь каюты и хотела войти, как в ужасе замерла. Она всегда возила с собой кожаную рамку с фотографиями своих родителей. Эта рамка стояла у нее на ночном столике. Но как теперь выглядели фотографии! Кто-то изрезал ножом кожаный чехол и разорвал фотографии на мелкие кусочки.

Сначала Джулия испытала шок, затем приступ ярости и, наконец, отчетливый страх. Она собрала рассыпанные по полу клочки фотографий и положила их рядом с изрезанной рамкой. Затем осмотрелась и выяснила, что все ее личные вещи остались нетронутыми.

Что лучше всего сделать в такой ситуации? Рассказать сначала родителям или сразу сообщить об этом старпому? Она выбрала старпома, которого вскоре привел в ее каюту стюард.

– Когда вы это обнаружили?

– Только что.

– А где сейчас ваши родители?

– Думаю, наверху, на палубе.

– И они об этом ничего не знают?

– Нет.

– Очень хорошо.

– Что же в этом хорошего? – удивилась Джулия. – Вы полагаете, что я не должна им об этом рассказывать?

– Пока нет. С вашей стороны было очень умным решением сначала обратиться ко мне. В будущем поступайте точно так же. А сейчас пойдемте в мой кабинет, где мы сможем спокойно побеседовать.

Девушку удивило его предложение, но она согласилась. Офис старшего помощника капитана располагался на главной палубе.

– Офицер Легер считает профессора Мэйнарда главным подозреваемым, – задумчиво произнес упитанный старпом. – Я тоже считал так, но должен вам сказать, мое мнение на этот счет стало меняться.

– Почему? – поинтересовалась Джулия. – Что же изменило ваше мнение?

– Пара вещей, которые я узнал, а именно кое-что о ваших родителях, – он неопределенно махнул рукой. – Суть в том, что вы не являетесь законным ребенком Рэймондов.

– Разве это важно? – спросила Джулия. – Для меня Рэймонды всегда останутся родителями.

– Хотя Хелена Рэймонд значит для вас гораздо больше, чем ее муж, не так ли? Ведь это она о вас заботилась, пока ваш отец находился в тюрьме?

– Одна из главных причин отъезда из Англии – его прошлое. Он не хотел оставаться в стране, где его считают убийцей.

– Я могу понять его чувства. Но он не должен ставить свою гордость превыше вашей безопасности. Вчера вечером, когда на вас в первый раз напали, вы видели, как ваш отец выходил к вам из своей каюты, чтобы вам помочь?

Джулия растерянно посмотрела на офицера, пытаясь уловить, к чему он клонит.

– Я… думаю, нет, – ответила она, запинаясь. – Кажется, я слышала его голос, но сейчас точно не могу этого сказать. В конце концов, я тогда боролась за свою жизнь!

– Понимаю вас, – сочувственно произнес мужчина. – Другими словами, вы не можете с уверенностью утверждать, что ваши отец и мать в тот момент находились в своей каюте?

– Думаю, что они были в своей каюте, – смущенно возразила она. – Ведь они оба пришли ко мне на помощь!

– Правда? Но вы только что мне сказали, что ничего не можете с уверенностью утверждать, потому что боролись за свою жизнь. К тому же вы потеряли сознание сразу же. И пришли в себя только в постели в каюте своих родителей.

– Так и есть, – подтвердила сбитая с толку Джулия.

– Так что, видите, я помню все подробности, – медленно произнес Адам Браун. – Я постепенно начинаю убеждаться в том, что тот мужчина, который напал сначала на вас, а потом на вас и вашего спутника, был одним и тем же человеком – вашим отцом Глендоном Рэймондом.

Джулия задохнулась от неожиданности:

– Вы ведь это не серьезно?

– О, нет, вполне серьезно.

– Но для чего ему это делать?

– Потому что ваш отец, по моему мнению, и есть сумасшедший, а ваша мать его покрывает.

– Это серьезное обвинение, – с трудом выдавила из себя Джулия. – Надеюсь, вы осознаете значение своих слов.

– Я полагаю, что Глендон Рэймонд страдает душевным расстройством – раздвоением личности. В период обострения болезни он совершает поступки, о которых совершенно не помнит в нормальном состоянии.

– Такое возможно?

– О, да, некоторые люди состоят из двух совершенно разных людей, – пояснил Браун. – Вероятно, шизофрения началась у вашего отца в тот момент, когда он убил Арчера Шэйна. В полицейском рапорте, который мне передали, сказано, что после совершения преступления он несколько часов бродил по улицам в невменяемом состоянии. А когда снова вошел в фазу нормального состояния, то сразу сдался полиции.

– Но он помнит о своем преступлении! – заметила Джулия.

– Не факт. Но, во-первых, он увидел горящий дом, а во-вторых, его жена Корлисс могла рассказать ему, что произошло на самом деле, хотя и сказано, что она сбежала с места преступления, чтобы скрыться у своих друзей.

– То есть вы полагаете, что его шизофрения за эти годы прогрессировала? – спросила Джулия с нескрываемым скепсисом в голосе.

– Годы, проведенные им в тюрьме, бесследно не проходят. И вот он возвращается, он свободен. Ваша мать, которая все эти годы его ждала, разумеется, счастлива, пока не обнаруживает… – он сделал почти драматическую паузу, – … что на самом деле стало с ее мужем. Ей удается вести себя так, чтобы вы не заметили этой болезни. Вас ведь отправили учиться в Лондон, не так ли?

– Правильно, – подтвердила Джулия.

– В Лондоне вы познакомились с молодым человеком и полюбили его. Ваши родители с этим не согласились, и ваш отец решил переехать в Америку. Это могло не только разрушить вашу связь с Дэвидом, но и дать Глендону возможность начать все с начала.

– Пока мне ваша история кажется маловероятной, – сказала девушка.

– Возможно. Остальное вы и сами хорошо знаете. Вы отправились на «Кардонии» в Америку, на вас напали, чуть не задушили. Вы не знаете, ни кто на вас напал, ни кто спас. Когда вы пришли в себя, над вами заботливо склонялись родители. И, конечно, они утверждали, что не видели нападавшего.

– Они и правда его не видели, – защищала родителей Джулия.

Старпом серьезно посмотрел на девушку.

– Предположим другой вариант, – сказал он. – Ваша мать была одна в каюте. Ваш отец странно занервничал и куда-то ушел. Затем ваша мать услышала шум в коридоре. Она открыла дверь и обнаружила, что ваш отец пытается вас задушить.

– Никогда! – тут же запротестовала Джулия.

– Погодите! Ваша мать бросилась на вашего отца и оттащила его в сторону. В этот же момент его приступ прошел. Он с ужасом смотрит на то, что только что сам натворил. Ваша мать заставляет его занести вас к ним в каюту и положить на кровать. Затем вы пришли в себя, и все стали утверждать, что на вас напал неизвестный. Эту историю рассказали мне, когда позвали помочь в расследовании.

– Теоретически это возможно… Но я в это не верю.

– Мы еще не закончили, – продолжил старпом. – Когда напали на Дэвида Шэйна, вашего отца не было в своей каюте.

– Как вы это узнали?

– Вы сами это только что подтвердили, – ответил он и хитро улыбнулся.

– Это нечестно! – запротестовала Джулия.

– Но я и так это предполагал, – сказал он. – И предполагал, что вы все-таки смогли рассмотреть нападавшего. Не может быть, чтобы вы его совсем не видели. Видимо, есть причина, по которой вы заявили, что не рассмотрели мужчину.

– Я… хотела помочь своему отцу, – вырвалось у Джулии. – Я думала, он лишь хочет проучить Дэвида. Не верю, что он мог бы сделать ему что-то серьезное.

– И тем не менее Дэвид оказался серьезно ранен, – заметил Адам Браун.

– Если следовать вашей логике, то это именно мой отец вломился ко мне в каюту и изрезал фотографии? – предположила Джулия.

– Конечно, это очень удобно. У вас двойные каюты. И смежную дверь можете открыть только вы и ваши родители. Вам нужны еще доказательства?

Джулия тряхнула головой.

– И что мы можем сделать? – тихо спросила она.

– Думаю, мы должны найти неопровержимые доказательства, пока его безумие не привело к печальным последствиям. Разумеется, о нашей беседе никто не должен знать.

– Договорились, – согласилась Джулия.

– Офицеру Легеру я бы тоже этого не стал рассказывать, – сказал он. – Не хочу оказывать на него давление. Пусть он подходит к расследованию объективно, насколько это возможно.

* * *

После ужина Глендон сообщил, что на корабле устраивается концерт и капитан любезно всех на него приглашает.

– Мы должны принять это приглашение, – сказал он.

– У меня болит голова, – быстро ответила Джулия. – Я бы предпочла прилечь, наверняка вы прекрасно обойдетесь без меня.

– Нет, не обойдемся, – решительно возразил отец. – Я настаиваю, чтобы ты поприсутствовала хотя бы на половине концерта. А в антракте сможешь уйти, если головная боль к тому времени не пройдет.

Сидя в зале, Джулия в отчаянии думала о Дэвиде, который сейчас наверняка стучит в дверь ее каюты, но ему никто не отвечает. Возможно, он догадается, что ее что-то задержало, и тоже придет в салон.

За секунду до того, как пианист опустил свои тонкие пальцы на клавиши рояля, Джулия заметила, как в салон вошел Дэвид и стал глазами выискивать ее среди зрителей. Когда он ее увидел, то показал жестами, что после концерта будет ждать ее снаружи. Девушка кивком дала понять молодому человеку, что поняла его, а когда обернулась, то поняла, что Глендон наблюдал за ними.

– На этом корабле уже ничем нельзя спокойно наслаждаться без того, чтобы не видеть этого парня, – проворчал он.

– Тихо! – шикнула Хелена. – Концерт уже начался.

Джулия едва дождалась, пока не затихнут финальные аплодисменты, и вышла из салона на палубу. Было темно и прохладно, ей встретились всего несколько человек, но Дэвида среди них не оказалось. Она уже собиралась вернуться к родителям, как вдруг из темноты вынырнул Дэвид.

– Джулия!

– Дэвид!

Она бросилась в его объятья; молодым людям было безразлично, что в этот момент за ними наблюдали несколько человек.

– Пойдем потанцуем?

– Только не сегодня, Дэвид, – ответила Джулия. – Уже поздно, и мои родители будут волноваться. Мы поболтаем немного, а потом ты отведешь меня в мою каюту, ладно?

Дэвид не стал развивать эту тему и, как только девушка собралась уходить, довел ее до дверей каюты, нежно поцеловал на прощание и дождался, пока она закроет дверь изнутри. После этого он отправился к себе.

Джулия быстро приняла душ и легла в постель. Вскоре она забылась беспокойным сном.

* * *

Рано утром девушку разбудил громкий стук в дверь. Это был старший помощник капитана:

– Мисс Рэймонд, могу я с вами поговорить?

– Минуту, я только оденусь.

Ее колени тряслись. Голос мистера Брауна в такое раннее время не предвещал ничего хорошего. Ее подозрения подтвердились, когда она через пару минут открыла дверь и увидела его серьезное лицо.

– Простите, что так рано вас потревожил, мисс Рэймонд, – начал он. – Но я должен сообщить вам неприятную новость.

– Что случилось?

– Этой ночью Глендон Рэймонд убил свою жену.

Ноги окончательно перестали слушаться Джулию, и она села на кровать.

– Когда стюард сегодня утром принес в их каюту завтрак, то нашел вашего отца, сидящего в полной апатии рядом с трупом.

– Нет! Я не могу в это поверить! Они же так любили друг друга…

Затем она увидела своего отца, и его вид тронул ее до глубины души. Неподвижный, бледный и погруженный в себя, он сидел, скорчившись, в кресле, все еще одетый в пижаму и халат. Его сторожили два матроса. За письменным столом напротив него сидел капитан Праут.

Со слезами на глазах Джулия опустилась на колени перед отцом. Она с трудом заставила себя не разрыдаться и, проглотив комок в горле, спросила дрожащим голосом:

– Отец, это ты сделал?

Его взгляд прошел сквозь нее, затем его побелевшие губы зашевелись.

– Это был дух, – пробормотал он.

– Какой дух? – спросила она тихо.

– Дух Арчера Шэйна.

Его глаза теперь с отчаянием смотрели на Джулию:

– На рассвете он возник в каюте. Твоя мать проснулась первой, и я услышал во сне ее крик. Когда я проснулся и открыл глаза, то увидел его, стоящего посреди каюты с большим кухонным ножом в руках. Он выглядел точно так же, как в ту ночь, много лет назад, когда я его убил. У него была такая же густая рыжая челка на лбу и такая же издевательская усмешка на лице.

– Отец, тебе это привиделось…

– Нет, это был Арчер Шэйн. Твоя мать его узнала и успела выкрикнуть его имя. Затем он замахнулся ножом, а я… я бросился к нему, чтобы это предотвратить.

Глендон закрыл лицо руками.

– Сначала мне удалось отогнать его от Хелены, – продолжил он через какое-то время, – но затем он вцепился в меня и швырнул об стену каюты. Я, видимо, обо что-то ударился, у меня потемнело в глазах. А когда я пришел в себя, Хелена лежала на полу в луже крови, и нож валялся рядом.

– Если кто-то вломился в каюту, чтобы убить Хелену, то это должен был быть живой человек, – неожиданно хладнокровно произнесла Джулия. – Отец, ты же не думаешь, что мы поверим, что Хелену убил призрак?

Глендон Рэймонд беспомощно пожал плечами.

Вскоре после этого девушка разговаривала с капитаном Праутом.

– Я могу понять, что вся эта история является для вас шоком, – сказал он. – Тем не менее вы должны попытаться посмотреть на вещи с рациональной точки зрения. Труп вашей матери нашли в ее каюте, и вашего отца рядом с ним. Орудие убийства спокойно лежало там же на полу. Судя по всему, ваш отец около двух часов просидел рядом с телом своей жены и даже не попытался кого-то позвать на помощь. Я неоднократно сталкивался с преступлениями во время плаваний, мисс Рэймонд. И должен признать, что ни одно из них не было настолько ясным и очевидным, как нынешний случай. Отрицая вину своего отца, вы не делаете одолжения ни ему, ни себе.

– Но я не могу согласиться с тем, во что я не верю! – с негодованием воскликнула Джулия.

– Мне сообщили, что с начала плавания на борту уже произошло два мелких происшествия, – капитан нетерпеливо вздохнул. – Происшествия, в которых были замешаны именно вы, мисс Рэймонд, и которые я могу объяснить только безумными выходками вашего отца. Все они однозначно привели к последнему преступлению.

– Но нет никаких доказательств… – упрямо сказала Джулия.

– Если бы я раньше знал о душевном состоянии Глендона Рэймонда, я бы приказал присматривать за ним, – перебил ее капитан.

– Но вы не должны с ним обращаться как с убийцей! – потребовала Джулия.

– Нет? – с сарказмом отреагировал капитан.

– Нет. Когда мы приплывем, я найму лучшего адвоката, которого смогу найти.

Капитан глубоко вдохнул, чтобы воздержаться от жестких комментариев.

– Если позволите, я дам вам совет: это будет весьма большой ошибкой, – произнес он ледяным тоном. – В любом случае, я буду обращаться с вашим отцом, как с опасным сумасшедшим, которым он без сомнения и является.

– Мой отец не единственный человек, которого можно подозревать в этом убийстве.

– Правда? И кого же еще?

– У вашего старшего помощника по этому поводу гораздо больше мыслей, и он при случае мог бы с вами поделиться.

– Боюсь, что в этом случае меня не интересуют теории моих офицеров, – парировал он.

После разговора девушка вышла на палубу. В ее голове царило полное смятение, и она надеялась, что свежий воздух благотворно скажется на ее состоянии. Она казалась себе маленькой и потерянной. Она должна была признать, что история, рассказанная ее отцом, действительно походила на рассказ сумасшедшего. Странность заключалась в том, что он смог так подробно описать этого «призрака».

В любом случае, ей нужно было разыскать Дэвида и рассказать ему о том, что случилось. Она решительно направилась к лифту, но вдруг испуганно остановилась. Из тумана навстречу ей вышла женщина с закрытым вуалью лицом.

* * *

– Я хотела с вами поговорить, – сказала Корлисс Гейнор.

– Мне не о чем с вами разговаривать.

– Я знаю то, что случилось, – продолжала женщина. – И я пришла сюда, чтобы вам помочь.

– И я должна вам поверить? – резко спросила Джулия.

– Вам нужно поверить.

– С какой стати? Вы не особо хотели мне помогать, когда мой отец сидел в тюрьме.

– Но ведь вас удочерили, – печально произнесла актриса. – Меня так шокировал поступок Глендона, что я была не в состоянии взять на себя за вас ответственность.

– Вы меня ненавидели!

– Это неправда!

– Иначе вы бы не отдали беспомощного ребенка чужим людям.

– Я знала, что Хелена хорошо к вам относится, – сказала женщина. Судя по ее голосу, она была готова расплакаться. – Потому что она любила Глендона и знала, сколько вы для него значите.

– Ну да. В любом случае, сейчас уже поздно об этом говорить, – сказала девушка.

– Какие бы глупости и грехи я ни совершала, я за них сполна расплачиваюсь. Поверьте мне.

– Оставьте меня в покое, – резко ответила Джулия.

– Пожалуйста, я бы не хотела, чтобы мы расстались с озлобленностью в сердце. Я поэтому и разыскала вас, чтобы поговорить. Прошу вас, не считайте меня врагом. С Глендоном мы были красивой парой, но не более того. А Арчер был таким привлекательным. Я пыталась сопротивляться своим чувствам, но это не помогло, и я влюбилась в него.

– Это уже не имеет никакого значения, – сказала с нетерпением Джулия.

– Нет, для меня имеет, – ответила женщина и неожиданно перешла на ты. – Я хочу, чтобы ты поняла, каким человеком был твой отец. Он мог бы по-другому отнестись к той ситуации. Не было никакой нужды убивать Арчера Шэйна, так же, как и Хелену. В любом случае, я уже давно заметила у него склонность к насилию и безумию. В некоторые моменты он совершенно не может себя контролировать.

– Что вы хотите этим сказать?

– То, что я не злая ведьма, какой ты меня предпочитаешь видеть, – ответила она. – Я бы хотела тебе помочь. Мне кажется, ты могла бы воспользоваться этой помощью.

– Вы очень мне поможете, если оставите меня в покое, – непримиримо ответила девушка.

– Ты понимаешь, насколько ты жестока?

– Я ненавидела вас всю свою жизнь! – вырвалось у Джулии. – Вы подтолкнули моего отца к совершению преступления и оставили меня в беде.

– Я пытаюсь объяснить, – сказала Корлисс. – Глендону не нужно было убивать Арчера. Глендон всегда был больным и склонным к насилию человеком. Все-таки я знаю его дольше, чем ты.

– Пожалуйста, уходите, – оборвала ее Джулия.

– Будь же милосердна! У меня много денег, я бы могла помочь тебе и оплатить хорошего адвоката.

– У моего отца достаточно денег.

– Правда? Ну, тогда бы я могла поддержать тебя каким-нибудь другим способом.

– Эту возможность вы упустили много лет назад, – безо всякого сожаления ответила Джулия.

– Ну, тогда сама посмотри! – закричала женщина и сорвала с лица вуаль.

Джулия непроизвольно вскрикнула. Лицо бывшей актрисы превратилось в страшную морщинистую гримасу, опухший нос был лилово-красного цвета, налитые кровью глаза вылезли из орбит. Девушке пришлось отвести взгляд.

– Теперь ты меня видела, – спокойно сказала Корлисс. – Теперь ты знаешь, с чем мне приходится жить. Тебе и сейчас меня не жалко? Когда-то я была такой же молодой и красивой, как ты. Твой отец часто говорил мне, что я самая красивая женщина на свете. И я спрашиваю себя, что бы он сказал сегодня, если бы увидел меня в таком виде.

– Я расскажу ему, что вы предлагали мне вашу помощь, – пообещала Джулия.

– О, ты хотя бы это сделаешь для меня?

– Да.

– Тогда скажи ему, что я хочу сделать для вас все, что в моих силах. Мои врачи дают мне не так много времени, и у меня уже нет ни гордости, ни тщеславия.

– Но есть вещи, которые вы просто не можете изменить, – сказала Джулия. – Вы не можете вернуть моему отцу пятнадцать лет, проведенных им в тюрьме.

– Он убил Хелену не из-за того, что просидел пятнадцать лет в тюрьме, а потому, что он склонный к насилию человек, – уточнила Корлисс. – Я все время пытаюсь тебе это объяснить. Иногда он просто не замечает, что творит.

Разговор двух женщин своим появлением прервал Стивен Гринлоу, актер и нынешний друг Корлисс Гейнор. Он заботливо взял ее за руку и увел с палубы, объясняя это тем, что туман вреден для ее здоровья.

Джулия снова осталась одна. Густые клубы тумана создавали вокруг пугающие образы. Девушка присела на влажный шезлонг; ей совсем не хотелось сейчас находиться среди веселившихся в кают-компании людей.

Ей было любопытно, как быстро по кораблю разнесется эта новость. Она заметила две фигуры, направлявшиеся к ней сквозь туман. В одной из них она опознала старпома. Его сопровождал невысокого роста человек в твидовом пальто, казавшийся в тумане прямо-таки крохотным. Твидовая шляпа на его маленькой голове, того и гляди, грозила придушить своего владельца.

Оба мужчины остановились рядом с Джулией, и Адам Браун с любезной улыбкой представил девушке своего спутника:

– Моя дорогая мисс Рэймонд, разрешите представить вам Чарльза Паддока, нашего корабельного детектива.

Джулия с нескрываемым удивлением смотрела на маленького Паддока. Его лицо можно было описать одним единственным словом – невыразительное. Однако у маленького человечка оказался неожиданно сильный и приветливый голос.

– Рад с вами познакомиться, мисс Рэймонд, – произнес он.

– Честно говоря, я еще никогда не занимался расследованием убийства на борту корабля, я ведь раньше работал в Скотленд-Ярде.

– Сожалею, что доставляю вам так много неприятностей.

– Но расследование я буду вести так же, как и на суше, – продолжил инспектор. – Для начала, мисс Рэймонд, расскажите мне о себе, о своей жизни и о самом происшествии.

Он не прерывал ее до тех пор, пока она сама, рассказывая о преступлении, не спросила:

– Откуда взялся этот нож?

– Из буфета, – ответил он. – Такие ножи обычно кладутся рядом с тарелками.

– Иными словами: любой пассажир этого корабля может взять такой нож.

– Теоретически, да. Но нож был найден в каюте вашего отца.

– Но это не означает, что именно он совершил им убийство, – с раздражением заметила Джулия.

Паддок предупреждающе поднял руку.

– Я понимаю ваше возмущение, мисс Рэймонд, – мягко сказал он. – Предположим, ваш отец не убийца, и, конечно, забудем эту историю о призраке. Кого тогда можно подозревать? Вы знаете кого-нибудь на корабле, кто хотел бы поквитаться с вашим отцом.

Джулия ответила отрицательно.

– Мм, – инспектор Паддок потер свой острый подбородок. – Может, тогда поговорим о Дэвиде Шэйне?

– Дэвид?

– А почему бы и нет? Во-первых, ваш отец запрещает вам общаться с Дэвидом, во-вторых, он сын Арчера Шэйна, и уже только по этой причине он мог поквитаться с вашим отцом. Извините за каламбур, одним ударом он мог убить двух зайцев.

– Вы заблуждаетесь! – запротестовала Джулия. – Дэвид не испытывает никакой неприязни к моему отцу. Он много раз мне об этом говорил!

– Тем не менее мотив имеется.

– С таким же успехом вы можете приписать это преступление Корлисс Гейнор.

– Сожалею, но не могу в этом с вами согласиться, – заявил Паддок. – Ее мотив для меня не достаточно существенный. Мисс Рэймонд, у вас есть еще какая-нибудь информация, которая может оказаться полезной в моей работе?

Она вспомнила об изорванных в клочья фотографиях и рассказала об этом.

– Я спущусь с вами вниз, в каюту, и возьму эту кожаную рамку, надеюсь, мне удастся обнаружить пару пригодных отпечатков пальцев.

Когда инспектор ушел, Джулия легла на кровать, чтобы спокойно обо всем подумать. Вскоре она задремала. А когда проснулась, в каюте было уже темно. Девушка собиралась принять душ и переодеться, как вдруг зазвонил телефон. Это был Дэвид.

– Боже мой, Джулия! – начал он. – Как ты? Как твой отец?

– В соответствии с ситуацией, – ответила она. – Нам нужно многое обсудить, Дэвид.

– Мы можем встретиться в ресторане, – предложил он. – Мне за тобой зайти, или мы встретимся наверху?

– Давай встретимся лучше у входа, – сказала она. – Я буду через десять минут.

К своему удивлению, девушка выяснила, что перед каютой ее отца никого не было. Она предположила, что матрос зашел внутрь. Дверь оказалась незапертой, что тоже вызвало у Джулии недоумение. Она приоткрыла дверь и просунула в каюту голову. Ее отец был один и спал. Никого рядом не было…

В ней проснулось любопытство. Почему убрали охранника? Ей было важно, чтобы отец сейчас находился под защитой, и она решила сразу же переговорить об этом со старпомом или инспектором Паддоком. Тихо, чтобы не разбудить отца, она прикрыла дверь и решительным шагом направилась по коридору в сторону лифта.

Ей стало жутко: в этой части корабля она была, судя по всему, в полном одиночестве. Остальные пассажиры ужинали. Девушка непроизвольно ускорила шаг, надеясь побыстрее добраться до лифта. За следующим поворотом она снова обнаружила безлюдный коридор, скудно освещаемый несколькими лампами.

В следующий момент она остановилась как вкопанная. Кто-то приближался к ней. Или что-то, потому что это мог быть только призрак. Ведь Арчер Шэйн был мертв, а перед ней был именно он! Она сразу же узнала его по рыжей прическе и надменному выражению лица, которое хорошо знала по фотографиям.

* * *

Когда через пару секунд онемение Джулии прошло, она издала истошный крик и бросилась бежать в обратном направлении. Панический страх гнал ее вперед, ее ноги двигались автоматически, а по щекам текли слезы. В таком состоянии она добежала до каюты отца. Ворвалась туда и захлопнула за собой дверь.

– Джулия! – заспанный Глендон поднялся с кровати.

– Отец! – закричала она и бросилась ему на шею. – Я только что видела призрака!

– Какого призрака?

– Арчера Шэйна! Он был в коридоре и шел прямо на меня. Теперь я знаю, что ты говорил правду. На борту есть фантом, и это фантом убил Хелену!

Отец скептически посмотрел на дочь:

– Ты же не выдумала это, чтобы мне помочь?

– Нет, я его действительно видела! Это было ужасно!

– Но тебе никто не поверит, так же, как и мне, – понуро произнес он. – Теперь ты понимаешь, в какой странной ситуации я оказался. Когда я вчера ночью проснулся, Хелена лежала на полу, а фантом стоял над ней с ножом в руках. Я бросился к нему, но он и меня сбил на пол. Остальное ты знаешь.

В этот момент дверь в каюту распахнулась, и вошел вахтенный офицер. Он удивился, увидев в помещении Джулию.

– Я только хотел сказать, что мы были вынуждены ненадолго отозвать матроса, – сказал он с дружелюбной улыбкой. – У нас случился небольшой инцидент… пожар в каюте неподалеку отсюда. Но возгорание устранено, и охрана возвращается на свое место.

Джулия и ее отец одновременно кивнули.

– Вы бы не могли сопроводить мою дочь до ресторана, мистер Легер? – попросил Глендон.

Молодой офицер кивнул.

В ресторане Джулию уже с нетерпением ждал Дэвид. Пока он обсуждал с официантом заказ, девушка решила внимательно разглядеть его. Похож ли молодой человек на своего отца или нет? Она констатировала, что никакого сходства нет.

Когда официант ушел, юноша удивленно посмотрел на девушку.

– Ты чего меня так внимательно разглядываешь? – спросил он.

– Нет, ничего, – смутилась она и покраснела.

– А где ты была весь день? Я пытался тебя разыскать, думал, может, тебе понадобится моя помощь.

– Очень мило с твоей стороны, – пробормотала она. – Сегодня действительно был тяжелый день. Наверное, самый тяжелый в моей жизни.

– Охотно верю, – сказал Дэвид и положил свою руку на руку девушки. – Зачем же твой отец так сделал?

– Он не делал этого.

– Нет? – удивился молодой человек. – Но все говорят, что это именно он. Говорят, что он сошел с ума.

– Если он сошел с ума, то и я тоже, – ответила Джулия спокойно. – Я видела того же призрака, что и он. Это был призрак Арчера Шэйна!

– Что? Ты говоришь о призраке моего отца? Где ты его видела?

– Сейчас, внизу в коридоре. Я поэтому и задержалась.

– Он напал на тебя?

– Я не дала ему такой возможности. Когда я его увидела, то с криками убежала.

Дэвид растерянно покачал головой:

– Кто-то на этом корабле устроил жуткий маскарад, – произнес он. – Но кто бы это ни был, у него явный талант.

В этот момент в салон вошли два пассажира – это была Корлисс Гейнор и ее друг-актер.

– Артистический талант? – переспросила Джулия. – Тогда я могу показать тебе одного из подозреваемых. Обернись.

Дэвид коротко посмотрел на Стивена Гринлоу и сказал:

– Но у него же нет никакого сходства с моим отцом.

– Талантливый актер может легко решить эту проблему. Для чего существуют маски, грим и парики?

– А какой у него мотив?

– За этим может скрываться Корлисс, – предложила свою версию девушка. – Она ненавидит моего отца и, возможно, пообещала актеру хорошее вознаграждение, если тот сыграет для нее роль ангела-мстителя.

– А что, это вариант, причем вполне реалистичный, – согласился Дэвид. – Нам стоит сразу после ужина поговорить с детективом.

Они нашли невзрачного детектива в баре. Девушка попросила Дэвида оставить их наедине. Беседа затянулась, и когда Джулия вышла на палубу, Дэвид уже извелся от нетерпения:

– Сейчас внизу в кинотеатре будут показывать фильм. Если мы поторопимся, то успеем к самому началу.

Юноша был так настойчив, что Джулия не смогла отказать ему. В уже темном кинозале они нашли всего одно свободное место. Дэвид прошептал девушке, чтобы она заняла его, а сам встал рядом. Едва Джулия села на стул, начался фильм. Дэвид исчез где-то в темноте, и она даже не потрудилась посмотреть, куда он ушел, – фильм увлек ее с первых же минут.

Публика начала сразу же реветь от восторга и заливаться смехом, девушка поддалась этой радости и на время забыла о своих заботах и проблемах. Она зачарованно смотрела на экран и не сразу заметила, как что-то тонкое упало ей на голову. Джулия не успела рассмеяться, потому что у нее на шее затянулась петля. Она слишком поздно поняла, что кто-то сейчас в темноте пытается ее задушить и с силой тянет петлю назад.

Джулия пыталась руками уцепиться за петлю, которая все туже затягивалась на ее шее. Она хотела закричать, но не могла даже захрипеть. Перед глазами у девушки заплясали желтые звездочки.

Затем свет и шум померкли.

* * *

У нее было ощущение, что она долгое время провела в абсолютной тишине. Вокруг было так тихо, и колющие боли в легких улеглись. Джулия открыла глаза. Ее взгляд сразу же выхватил фигуру мужчины в белом кителе, склонившегося над ней. За ним стоял Дэвид с белым как мел лицом, а рядом с ним старпом и детектив Паддок. Сначала с ней заговорил врач:

– Хорошо, что вы решили вернуться к нам. Как ваша шея?

– Болит, – ответила девушка.

– Меня это не удивляет, – врач снова склонился над ней. – Сейчас я вам сделаю укол, чтобы вы могли поспать. Когда проснетесь, будете себя чувствовать лучше.

Перспектива снова оказаться в бессознательной темноте напугала ее.

– Дэвид! – вскрикнула она и протянула к нему руки.

– Все в порядке, моя дорогая, – сказал он и нежно погладил ее по волосам.

Девушка почувствовала укол в руку. По ее телу стало разливаться приятное тепло, после чего она быстро уснула.

Ей приснился странный сон. Будто бы только что утонул «Титаник» и она вместе с другими уцелевшими пассажирами борется за свою жизнь в холодной морской воде. А рядом с ней плавает профессор Чарльз Мэйнард. Его похожее на мертвый череп лицо то и дело выныривало из темной воды. Ему не достался спасательный жилет, но рядом с ним в воде плавала молодая женщина, которая собиралась надеть на себя ярко-оранжевый жилет. Джулия видела, как Чарльз Мэйнард вырвал его из рук женщины и быстро натянул на себя. Он и глазом не повел, когда беспомощная женщина пошла ко дну. Позднее Джулия оказалась вместе с другими пассажирами в спасательной шлюпке, и когда туда втащили профессора Мэйнарда, то все посмотрели на него с нескрываемым презрением и упреком.

Когда Джулия проснулась с тяжелой головой, она увидела перед собой приятное лицо молодой медсестры.

– Хорошо, что вы пришли в себя, – сказала она. – Вы кричали во сне. Я помогу вам умыться, перед тем как вас осмотрит доктор, а потом вам надо поесть.

Вскоре появился улыбчивый врач.

– Не говорите ничего, – понимающе произнес он. – Пощадите ваше горло. Я на ближайшие сутки оставлю вас здесь, в госпитале.

Девушка протестующе замотала головой, но врач спокойным и не терпящим возражения тоном сказал:

– Вы все равно ничего не пропустите. Туман еще больше сгустился, и корабль плетется со скоростью улитки. Вы найдете в себе силы принять пару посетителей? Вам не нужно будет говорить, только слушать. Ваш друг Дэвид, конечно, очень спешил вас увидеть, но его опередил наш усердный Шерлок Холмс. Я могу его впустить?

Джулия согласилась и встретила щуплого детектива улыбкой. Он рассказал ей о том, что произошло, когда она потеряла сознание.

– Зажегся свет, и у людей началась паника, когда они увидели вас, – сообщил он. – К счастью, недалеко от вас стоял Дэвид и он позаботился о том, чтобы вас как можно быстрее осмотрел врач. Позднее, когда вы уже лежали в постели, я внимательно осмотрел кинозал и нашел платок под стулом, на котором вы сидели. Скорее всего, злоумышленник использовал именно его, вот посмотрите.

Он протянул ей светлый шелковый платок. Джулия вся сжалась, когда в одном из его уголков обнаружила вышитые инициалы А. Ш.

– Я знаю, о чем вы подумали, – сказал детектив и улыбнулся. – Эти инициалы совпадают с именем Арчера Шэйна, но платок может принадлежать кому угодно.

Джулия яростно затрясла головой.

– Знаю, знаю, согласен с вами, – со вздохом произнес детектив. – Но это значит, что на вас напал призрак. Либо тот, кто хочет, чтобы вы думали, что это призрак Арчера Шэйна.

Девушка кивнула.

– Я тоже так думаю, – сказал Паддок. – На этом корабле плывет ваш смертельный враг. Нам нужно выяснить, кто это. Ваша теория по поводу Корлисс Гейнор в данном контексте выглядит все более убедительной, но в этом будет сложно убедить старпома и капитана.

Джулия снова понимающе кивнула.

– Кстати, это происшествие изменило мое мнение о вашем отце, – заявил бывший инспектор, и это была лучшая новость, которую он мог сообщить девушке. – Я хочу переговорить с капитаном и убедить его предоставить вашему отцу полную свободу перемещения по кораблю.

– Хорошо, – прохрипела она.

– Хотя, может, не стоит, – задумался Паддок. – Ведь это может быть для него опасно.

Последующие визиты Дэвида и старпома Брауна так утомили девушку, что она снова заснула и проснулась лишь на следующее утро. После тщательного осмотра врач сообщил ей, что теперь он может ее отпустить.

Она пошла навестить отца. Они долго стояли, обнявшись, прежде чем Глендон прервал молчание:

– Джулия, то, что ты жива…

– Это было ужасно, отец, но нет худа без добра. Ты свободен. Теперь известно, что на корабле кто-то пытается играть роль Арчера Шэйна. Детектив и остальные теперь по-другому относятся к твоим показаниям.

– Ты так думаешь? – с горечью спросил отец. – Думаю, что они меня выпустили, чтобы посмотреть, что я натворю в следующий раз. Но я их разочарую и останусь в своей каюте.

– По крайней мере, тебе нужно хоть немного гулять, – заботливо произнесла Джулия. – Ты выглядишь очень больным.

Они встретились взглядами, и девушка увидела в глазах отца бесконечную боль.

– Жизнь без Хелены для меня не имеет никакого смысла, – сказал он.

– Ты должен с этим справиться, – Джулия взяла его руку в свои ладони. – Ты нужен мне!

– В этом я сомневаюсь, – угрюмо проговорил Глендон. – Ведь ты, наоборот, собираешься выйти замуж за сына моего смертельного врага. И твоего смертельного врага, кстати.

– Отец! Дэвид был еще ребенком, когда это произошло. Кроме того, врагов у тебя наверняка больше, чем один. Корлисс Гейнор, например. Она недавно разговаривала со мной и сказала, что всегда считала тебя сумасшедшим человеком, склонным к насилию.

– Это так похоже на нее. Она действительно так ужасно выглядит, как говорят?

– Я видела ее лицо! – многозначительно произнесла Джулия. – Это кошмарное зрелище.

– Корлисс не имеет для меня никакого значения. Для меня теперь важнее всех ты. Скажи честно, Джулия, были моменты, когда ты во мне сомневалась? Ты тоже, как и все остальные, думала, что это я убил Хелену?

– Я тебя с первой же минуты считала и считаю невиновным, – ответила девушка.

– Я благодарен тебе за это, – со вздохом произнес мистер Рэймонд.

Джулия вышла от него с обещанием вместе прогуляться после обеда на свежем воздухе и направилась на палубу, где встретила вахтенного офицера. Он сообщил ей о бале-маскараде, который устраивается сегодня после ужина.

– Через полчаса после ужина, – уточнил офицер. – Чтобы у гостей было время надеть костюм.

– У меня нет никакого костюма, – сказала Джулия.

– Об этом уже позаботились, – успокоил ее офицер Легер. – Внизу есть помещение, в котором лежит множество костюмов. Мы устраиваем такой маскарад во время каждого плавания, знаете ли. Но перед балом скажите мне, под какой маской мне вас разыскать.

– А вы тоже пойдете? – удивилась девушка.

– Да, но я буду в своей форме, ведь я на службе, – пояснил он. – Я не упущу возможности с вами потанцевать.

Его молодое лицо стало серьезным:

– Надеюсь, вы знаете, что вам нужно быть острожной. Я бы рекомендовал вам не появляться одной на балу. И я могу с удовольствием сопровождать вас.

– Я еще вернусь к этой теме, – ответила она уклончиво. – Сначала мне нужно поговорить с отцом.

Она не стала говорить, что сначала хотела бы выяснить у Дэвида, пойдет он на бал или нет. В последнее время он стал периодически куда-то пропадать.

После того как офицер Легер проводил Джулию до складских помещений и оставил ее там одну, она решила в числе многих желающих покопаться в коробках с костюмами. Чуть в стороне от себя она заметила актера Стивена Гринлоу.

– Извините, пожалуйста, вы случайно не Стивен Гринлоу? – начала Джулия разговор. – Я видела вас в Лондоне в одной постановке. Как же она называлась…

– Вы имеете в виду «Бурю в ночи»? – спросил он, не подозревая подвоха.

– Да, точно! – поспешно согласилась девушка. – Вы были великолепны в своей роли.

Как и многие артисты, Гринлоу оказался падким на похвалу, и Джулия заметила, как его начало распирать от гордости. Она использовала паузу, чтобы воспользоваться еще парой комплиментов. Они также достигли своей цели, и улыбка уже не сходила с лица актера.

– Кстати, мы знакомы, – сказал он, понежившись в лучах славы. – Моя подруга мисс Гейнор рассказала мне о вас. Она потрясена событиями на борту, но, к сожалению, сама находится не в самой благополучной ситуации.

– Я знаю.

– Сегодня ей даже хуже обычного, – продолжил Гринлоу, и его ухоженное лицо приняло озабоченный вид. – Она не выходит из своей каюты, и ее уже навещал врач.

– Весьма сожалею, – ответила Джулия. – И именно сегодня устраивается бал-маскарад.

– Да уж, – актер пожал плечами, – я тоже был бы рад на него пойти, но, судя по всему, я и Корлисс не будем принимать в нем участия. Если ее состояние не улучшится, то мне придется остаться с ней. А вы пойдете?

– У меня как раз тоже совсем не праздничное настроение, – ответила девушка. – Но, возможно, мне не повредит небольшая смена обстановки.

– Вот это правильное отношение к жизни, – констатировал актер. – Возможно, я поступлю так же, и тогда мы с вами сможем увидеться.

– Но как же мы узнаем друг друга под масками? – спросила она со смехом.

– Насколько я знаю, ровно в полночь все снимают маски, – ответил он.

– Я была бы рада пообщаться с вами, – сказала Джулия, и Гринлоу, польщенный, улыбнулся.

Они расстались, и девушка продолжила поиск подходящего гардероба. Когда она присмотрела себе пеструю юбку, то увидела в зеркале отражение Дэвида.

– Дэвид! – воскликнула она и подбежала к молодому человеку. – А ты здесь что делаешь?

– Я хотел бы тебя спросить о том же.

– Я тебя не дождалась за обедом.

– Знаю. Честно говоря, я подумал, что тебя не отпустят. Прости, что я не пришел. Ты собираешься идти на маскарад?

– Почему бы нет? – ответила она.

– Хорошо, что ты стараешься держаться, – сказал он и взял ее за руку. – Пойдем, мы вместе найдем тебе подходящий костюм.

Почти с ребяческим удовольствием они стали рыться в коробках с нарядами. Джулия выбрала светло-голубое платье с подходящей шляпкой. В этот момент в помещение вошла женщина, которая с восторгом стала рыться в коробках с маскарадными платьями. На ней была шляпа со светло-лиловой вуалью, закрывавшей все лицо. Однако ничто в ее движениях и поведении не говорило о том, что эта женщина так больна, как недавно описал Стивен Гринлоу. Зачем актер соврал ей о состоянии Корлисс Гейнор?

* * *

Однако это оказалось лишь одним из событий, испортивших девушке предвкушение от маскарада. Второе произошло, когда она вернулась в свою каюту. Уже на пороге ею снова овладело знакомое чувство страха. Вскоре в темноте каюты она увидела человека. Девушка быстро щелкнула выключателем, и неоновая лампа осветила лысый череп профессора Мэйнарда. Его желтое пергаментное лицо растянулось в улыбке.

– Как вы смеете вламываться в мою каюту? – возмутилась Джулия.

– Я не вламывался, дверь была не заперта.

– Как бы вы сюда ни попали – немедленно уходите!

– Послушайте, у вашего отца и у вас возникла серьезная проблема. Вы должны забыть о своей глупой гордости и обратиться ко мне за помощью.

– Я не верю вам и не верю в ваших потусторонних мертвецов.

– А вам бы стоило поверить! – прошипел он и схватил ее за руку своими костлявыми пальцами. – Придет день, когда вы в отчаянии будете искать спасения.

– Ну, уж точно не у вас, – крикнула Джулия и вырвала свою руку.

Его глаза сузились:

– Я великодушно предлагаю вам помощь, а вы ее отвергаете!

– Уходите! Я с минуты на минуту жду появления вахтенного офицера.

– Вы от меня просто так не отделаетесь, – с ледяной злобой проговорил он. – Мы проведем сеанс, и я обращусь к душам тех бедных людей, которых поглотило море. И вы будете присутствовать при этом. Я жду вас после ужина.

Это прозвучало как приказ, не требовавший ответа. Одержимый профессор быстро вышел из каюты.

Джулия опустилась на свою кровать. Она вдруг поняла, что легко могла стать жертвой этого сумасшедшего старика. А в его невменяемости девушка не сомневалась. Джулия решила сразу же обсудить это с отцом.

Все еще трясясь от пережитого, девушка вышла в коридор и постучала в соседнюю каюту. Когда ответа не последовало, она дотронулась до дверной ручки и удивилась, что дверь оказалась едва прикрытой. Она вошла в каюту, та оказалась пустой. На столе лежала раскрытая книга, горела настольная лампа, а в пепельнице еще дымилась полуистлевшая сигара.

«Где же отец? – испуганно подумала Джулия. – Неужели Арчер Шэйн нанес новый удар?»

Она быстро вернулась в свою каюту и набрала номер детектива Паддока. К ее радости тот быстро поднял трубку.

– Моего отца нет в каюте! – взволнованно закричала она в трубку.

– Я сейчас приду.

Минуты через три бывший инспектор Скотленд-Ярда уже стоял перед ее каютой.

– Мой отец! – всхлипывала Джулия. – Я боюсь, что что-то случилось. А еще этот шарлатан Мэйнард!

– Успокойтесь, мисс Рэймонд, – деловито сказал маленький детектив и усадил трясущуюся девушку в кресло. – Расскажите мне все по порядку. И при чем здесь профессор Мэйнард?

Он все внимательно и спокойно выслушал, после чего отправился осматривать каюту Глендона.

– Ничто не указывает на то, что вашего отца насильно увели из каюты, – сказал он, вернувшись. – Возможно, он просто прогуливается. Успокойтесь, а я позабочусь об остальном. Вы собирались пойти на маскарад?

Джулия кивнула.

– Так и сходите, – посоветовал Паддок. – Я дам о себе знать.

С этими словами детектив вышел из каюты.

Прошло около четверти часа. Джулия как раз собиралась на ужин, когда зазвонил телефон.

На другом конце провода раздался сильно приглушенный голос:

– Джулия?

– Отец!

– Ты одна?

– Да. Ты где? Я ужасно переживаю за тебя.

– Мне нужно было исчезнуть, – прошептал он. – Я знаю, что они хотят меня убить. А когда они доберутся до меня, то ты следующая на очереди.

– Отец, тем, что ты прячешься, ты лишь подтверждаешь свою вину, – сказала она вместо этого.

– Наоборот. Это может оказаться единственной возможностью доказать мою невиновность, – возразил он. – Ты только верь в меня, Джулия, – с этими словами он повесил трубку, и она даже не успела выяснить, где он прячется.

Без особой радости и переполняемая мрачными мыслями девушка стала готовиться к маскараду. Она немного повеселела, когда позднее, проходя под руку с Дэвидом по залу, разглядывала веселящуюся публику. В большинстве случаев действительно было сложно угадать, кто скрывался за той или иной маской.

Всеобщее настроение было очень радостным и непринужденным, но Джулия не могла его разделить. Ей казалось, что в воздухе присутствует какое-то напряжение, которое никак не гармонирует с царящей на маскараде эйфорией. В какой-то момент она потеряла Дэвида в этой красочной толпе, и это тоже ее беспокоило.

Вдруг кто-то схватил ее и стал кружить под звуки музыки. Незнакомец был весьма странно одет – в клоунский костюм и с маской обезьяны на голове.

Джулия рассмеялась при виде этой забавной маски и представила, кто же из пассажиров может скрываться за ней. В прорезях маски на нее смотрели сверкающие глаза, производившие на нее жутковатое впечатление. Хотя маска и развеселила ее, девушка уже не могла дождаться, когда танец закончится.

Но музыка все звучала и звучала, а незнакомец продолжал без остановки кружить свою партнершу с таким рвением, что Джулия вскоре уже с трудом переводила дыхание.

– Я больше не могу, мне нужно отдохнуть, – еле проговорила она.

Но мужчина крепко держал ее в своих руках и вел ее в сторону палубы. Джулия не успела оказать сопротивления, как они уже кружились на опустевшей палубе. Из салона едва доносилась приглушенная музыка.

У перил танцор неожиданно отпустил девушку, и ей пришлось схватиться обеими руками за металлические поручни из-за кружившейся головы. Плотный туман снова обступил корабль, и кроме девушки и клоуна на палубе никого не было.

– Как хорошо подышать свежим воздухом, – с опаской произнесла Джулия и поняла, что за все время ее странный партнер по танцу не произнес ни слова.

Он и сейчас ничего не сказал, лишь его глаза недружелюбно сверкали в прорезях маски. Девушка непроизвольно отступила от него на пару шагов; страх, который она до этого в себе подавляла, вдруг обдал ее горячей волной.

В этот момент клоун схватился за маску обезьяны и резко сорвал ее с головы. На Джулию смотрело злобно ухмыляющееся лицо Арчера Шэйна.

* * *

Его искаженное гримасой лицо не изменилось, когда он шагнул в сторону девушки. Она хотела увернуться, но он быстро протянул руку, схватил ее за шею и яростно затряс.

Она закричала, но второй рукой Арчер Шэйн тут же зажал ей рот. Его лицо вплотную приблизилось к ней, и девушка не отрываясь смотрела в сверкающие безумием глаза. Этот взгляд был последним, что увидела Джулия, прежде чем закрыть глаза и прекратить сопротивление.

Однако хватка нападавшего ослабла. Возможно, он подумал, что его жертва потеряла сознание. Это принесло девушке небольшое облегчение, но она ни единым движением этого не выдала. Наоборот, сделала вид, что она и правда потеряла сознание, и стала ждать, что произойдет дальше. Она почувствовала, что Арчер Шэйн берет ее на руки и поднимает. Достаточно высоко, чтобы перекинуть через ограждение и бросить в океан!

Когда Джулия это поняла, она вдруг стала так яростно барахтаться и махать руками, что Арчер Шэйн от неожиданности выпустил ее. Его ярость выдал громкий животный рык. Затем он снова вцепился в Джулию, и она упала на палубу и свернулась в комок.

Внезапно она услышала быстро приближающиеся шаги. Затем над ней кто-то склонился.

– Мисс Рэймонд! – она узнала голос Чарльза Паддока. – Что с вами?

– Призрак, – всхлипнула она. – Арчер Шэйн…

– Я видел, как в тумане исчезла фигура, – сказал детектив. – Вы не заметили, кто это был?

– Арчер Шэйн, – повторила она и попыталась подняться.

Детектив помог девушке встать.

– Будет лучше, если я отведу вас в кабинет старшего помощника, – сказал он. – Там спокойно, и мы сможем поговорить. А пока расскажите мне, что случилось.

Джулия поведала ему о странном танцоре в маске обезьяны. Рассказ девушки подошел к концу как раз у дверей в кабинет старпома. Помещение пустовало. Детектив включил свет и предложил Джулии расположиться в кресле.

– Нужно ли вызвать врача? – заботливо спросил он, но она отрицательно покачала головой.

– Не нужно, – ответила она. – Я сделала вид, что потеряла сознание, и тогда он, слава богу, отпустил мою шею.

– Вы до сих пор думаете, что это призрак? – поинтересовался детектив.

– Вывод напрашивается сам собой, – сухо ответила Джулия. – Это Арчер Шэйн, который пятнадцать лет как мертв. Так кем он еще может быть?

– Ну, скажем, его двойник, – задумчиво предположил сыщик. – Возможно, мы еще ближе приблизились к разгадке. У Арчера Шэйна имеется очень похожий на него двойник. А кто может настолько хорошо сыграть его двойника, как не хороший актер? Думаю, надо всерьез заняться кандидатурой этого Стивена Гринлоу.

– Не знаю, – сказала Джулия. – Он ни капли не похож на этого актера. У него совсем другая фигура…

– В такой ситуации можно и ошибиться… – заговорил Паддок, но его прервало появление старпома.

– Что случилось? – с удивлением произнес он.

– Мисс Рэймонд снова чуть не лишилась жизни, – сказал бывший инспектор Скотленд-Ярда и поделился с ним новыми обстоятельствами. – Мы как раз обсуждали, что этот актер Стивен Гринлоу мог бы быть нашим человеком. Мне стоит сейчас пойти в зал и последить за ним. По возможности я передам Дэвиду, что вы сейчас находитесь здесь. Хорошо, мисс Рэймонд?

– Очень мило с вашей стороны.

Как только детектив вышел из кабинета, старпом подошел к шкафу и достал оттуда два бокала, которые затем наполнил.

– Коньяк, – коротко пояснил он. – Лучшего качества. Вам сразу полегчает.

– Мне очень жаль, что я доставляю вам так много хлопот.

– Вы ни в чем не виноваты, – попытался утешить ее офицер Браун. – Слава богу, мы через три дня уже будем в Нью-Йорке… Но вернемся к вам. Кто на корабле может знать о прошлом вашего отца и поэтому ненавидеть его?

– Вы ищите мотив, верно? – поинтересовалась Джулия. – Ну, Корлисс Гейнор, например.

– Правильно, – согласился Адам Браун. – Но мисс Гейнор смертельно больная женщина. Если бы у нее имелись намерения отомстить, то ей обязательно понадобился бы сообщник. И будто бы случайно ее сопровождает тот, кто умеет перевоплощаться и носить маски.

– Именно на этом мы и сошлись, мистер Паддок и я, – сказала Джулия. – Возможно, он застанет Гринлоу в зале. Если на нем будет тот же самый костюм, то тогда наши догадки могут оказаться верными. Маску обезьяны он наверняка выкинул, если это вообще был он.

Браун кивнул и задумчиво повертел бокал в своих толстых пальцах:

– Кстати, мы обыскали весь корабль, насколько это возможно, но вашего отца так нигде и не нашли. Надеюсь, что он…

– … не прыгнул за борт?

Старпом пожал плечами:

– Но ведь где-то же он должен находиться!

Джулия сидела в кресле, понурив голову, и пыталась сдержать слезы. В этот момент вошел Паддок.

– Я обнаружил Корлисс Гейнор и ее спутника, – сообщил он. – Она была одета, как испанская леди с привычной вуалью, а актер переоделся в цыгана.

– Может, он уже успел за это время переодеться? – спросила Джулия с надеждой.

– Об этом я тоже подумал, – сказал невзрачный детектив. – Гринлоу утверждает, что он весь вечер находился в бальном зале, и мисс Гейнор, разумеется, это подтверждает.

– А Дэвид?

– Дэвида я нигде не нашел.

– Но ведь он должен быть в зале.

– Если вы себя хорошо чувствуете, то мы можем вместе его поискать, – предложил детектив.

– Я в порядке, – заверила она его и поднялась.

– Лично я считаю это безумной идеей, отправляться с мисс Рэймонд снова в зал, – вмешался в разговор Адам Браун. – Если с мисс Рэймонд снова что-то случится, то предупреждаю – за это будете отвечать лично вы, мистер Паддок!

Детективу удалось убедить старпома. Браун отправился на поиски клоунского костюма и маски обезьяны, а Джулия с Паддоком – в маскарадный зал.

Когда Джулия снова окунулась в веселую суету бала, она не могла поверить, что совсем недавно испытала здесь смертельный страх. Некоторое время она стояла рядом с оркестром и наблюдала за танцующими, а потом к ней протолкнулся молодой человек в монашеском одеянии. Он сдвинул на лоб маску. Это был Дэвид.

– Ты где была, Джулия?

Она рассказала ему о событиях последних минут, и молодой человек сразу же стал упрекать детектива в том, что расследование так медленно продвигается.

– Хорошо, что вы мне об этом напомнили, – холодно заметил Паддок и коротко поклонился Джулии. – Могу ли я со спокойной душой оставить вас наедине с вашим другом?

– Конечно! – ответила она.

– Что-то мне уже расхотелось тут веселиться, – сказал Дэвид. – Может, лучше пойдем в какое-нибудь место поспокойнее? Как насчет бара в первом классе?

– Честно говоря, я устала, – сказала она и едва не зевнула.

Дэвид проводил девушку до каюты и попрощался с ней нежным поцелуем. После чего она осталась одна, но даже тот факт, что она заперлась изнутри на все замки, не дал ей ощущения безопасности. Однако, забравшись в постель, она мгновенно уснула.

Джулия не могла сказать, сколько проспала. Она резко проснулась и обнаружила, что дверь в ее каюту открыта и из коридора в нее просачивается мягкий свет. Девушка не успела удивиться, каким образом дверь в ее каюту оказалась открытой, как вдруг в дверном проеме возникла фигура.

– Отец! – воскликнула Джулия.

Однако Глендон, казалось, не услышал свою дочь. А затем он исчез так же быстро и бесшумно, как и появился. Как будто Джулия увидела призрака. Она вскочила с кровати и выбежала в коридор. Он был пуст.

Девушка решительно схватилась за трубку телефона и набрала номер детектива Паддока. Она вкратце рассказала заспанному детективу о том, что произошло, и он пообещал как можно быстрее прийти. Через пять минут щуплый Паддок стоял у нее в каюте.

– Я совершенно не знаю, что об этом думать, – сказала Джулия. – Я уверена, что это был мой отец, но он вел себя странно, как призрак.

– Странно, что он не сказал вам ни единого слова.

– Это точно, – согласилась Джулия. – Я тоже над этим думаю.

– А как оказалась открытой дверь?

Девушка беспомощно пожала плечами.

– В данном случае есть всего два варианта, – предположил детектив. – Либо у вашего отца есть универсальный ключ, либо мы имеем дело с чем-то сверхъестественным.

– И что же нам теперь делать?

– В первую очередь, я позабочусь, чтобы в коридоре у вашей каюты дежурила охрана, – решил бывший инспектор. – Было неразумно с нашей стороны не сделать этого раньше. А вам я посоветую попытаться снова уснуть.

Рано утром ее разбудил звонок телефона. Старпом сообщил, что хочет ее видеть у себя в кабинете.

– Ситуация стала принимать неожиданный оборот, и об этом я бы хотел с вами поговорить, – пояснил он. – Речь о вашем отце.

Он даже не мог представить, в какое состояние привели Джулию его слова. Пока она трясущимися руками умывалась и одевалась, в ее голове пульсировала одна-единственная мысль: а что, если ночью она видела не своего отца, а его дух? Может быть, Глендон Рэймонд все-таки утонул, как поговаривают все вокруг?

Словно огромный камень свалился у девушки с плеч, когда старпом сообщил ей обратное.

– Сначала самое главное, – начал он с улыбкой. – Ваш отец жив, и он все еще на корабле. – Он жив, – продолжил Адам Браун, и улыбка быстро слетела с его лица, – и некоторые пассажиры смогли ночью в этом убедиться. Он выбрался из своего укрытия и стал везде бегать. Сначала он появился у каюты мисс Гейнор. Как рассказала нам женщина, он жутко ее напугал, а перед тем как покинуть ее каюту, он выволок мисс Гейнор из постели и вышвырнул ее в коридор. Сейчас она находится под наблюдением врача.

– Но… но я не могу себе представить, что мой отец способен совершить такое, – пробормотала Джулия.

– Мисс Гейнор весьма точно описала вашего отца, мисс Рэймонд, – сказал Браун. – Но это еще не все. Он пробрался в каюту другой женщины, постарше, и стал оскорблять ее непристойными предложениями. А когда она попыталась защититься, дал ей оплеуху.

Джулия недоверчиво качала головой:

– Я не знаю, как это прокомментировать.

– Зато я знаю, – повысил голос старпом. – Ваш отец однозначно сошел с ума.

– Почему-то мне он всегда казался вменяемым, – пробормотала она.

– Да? И сегодня ночью? – ехидно поинтересовался лысый старпом. – Паддок рассказал мне, что у вас тоже состоялась сегодня ночью встреча с Глендоном Рэймондом. Он вам и в этот раз показался нормальным?

Джулия опустила глаза и промолчала.

– Полагаю, в этом нет никаких сомнений, – подытожил мистер Браун и вышел из-за стола. – Капитан и я считаем, что у нас на борту находится крайне опасный сумасшедший, которого мы обязаны немедленно разыскать всеми возможными способами и взять под стражу. А если он окажет сопротивление, то мы применим средства, которые его образумят.

– Я считаю эти методы совершенно излишними, – стала защищать отца Джулия. – Отец не безумный и не опасный. Он никого не трогает!

– А как насчет обеих дам этой ночью? – спросил мистер Браун, и девушка смутилась. – Поверьте, мне крайне неприятно сообщать вам подобные новости. Могу вам пообещать, что в случае захвата вашего отца я сделаю все возможное, чтобы он остался в целости и сохранности. Но мы должны его сначала найти и изолировать.

– Это я понимаю.

– Хорошо. Я буду держать вас в курсе событий.

С этими словами он отпустил Джулию, которую беседа со старпомом мало утешила. Она отправилась на палубу, где увидела Дэвида.

– Джулия! Я тебя обыскался, – молодой человек сиял от радости.

– Браун меня вызвал к себе, – пояснила она. – Ты слышал о том, что произошло сегодня ночью?

Дэвид мрачно кивнул.

– Но я не могу в это поверить! – воскликнула девушка. – О, Дэвид! Я так хочу помочь отцу, только не знаю, как.

– Ты сейчас ничего не можешь сделать, только ждать.

– Этого недостаточно, – нетерпеливо возразила она. – Я как раз вспомнила, что старпом собирался поискать костюм клоуна и обезьянью маску. Но об этом он даже не упомянул.

– Может, он об этом забыл на фоне остальных происшествий? – предположил Дэвид.

– Может, но для меня сейчас это важно. Мне нужно знать. Пойдем, Дэвид, мы сами все выясним.

Они направились к складским помещениям. Продавщицы из магазина одежды как раз проверяли костюмы и выясняли, все ли из них пассажиры вернули.

Девушка обратилась к одной из миловидных продавщиц:

– Простите за беспокойство! Вы не могли бы мне сказать, кто из пассажиров брал костюм клоуна и маску обезьяны?

– Сейчас посмотрим, – ответила она. – Комбинация, конечно, была необычной, я даже примерно запомнила этого человека. Так, вот он. Имя написано немного неразборчиво, но полагаю, что его зовут Мэйнард. Профессор Мэйнард. Да, сейчас я его вспомнила. У него еще такая странная внешность. Кстати, он до сих пор не вернул костюм.

Джулия и Дэвид вышли со склада.

– Как тебе такой поворот? Этот костюм взял напрокат профессор Мэйнард! Очевидно, это он со мной танцевал, но тот, кто снял с себя маску обезьяны, был Арчером Шэйном!

– Действительно странно, – растерянно произнес Дэвид. – Я вообще не могу представить, чтобы он был одет в костюм и присутствовал на балу.

– Я тоже, – ответила Джулия. – И все же он взял костюм. Может, он передал его кому-нибудь другому?

– Это возможно, – согласился молодой человек. – Теоретически это мог быть любой человек на борту. И кем бы он ни был после нападения, он наверняка выкинул костюм за борт. Как будто ты действительно имела дело с призраком.

– Призрак вряд ли будет брать напрокат костюм, – возразила Джулия. – В любом случае, мы должны рассказать об этом детективу Паддоку.

Выслушав рассказ девушки, сыщик удивленно потер подбородок.

– Вы не находите, что следует обыскать профессора? – спросил Дэвид, и Джулия в очередной раз отметила, что молодой человек не особо доверяет способностям бывшего инспектора Скотленд-Ярда.

– В принципе, вы правы, – согласился детектив. – Но сейчас я бы предпочел остаться с поисковой группой. Я хотел бы быть с ними, когда обнаружат Глендона Рэймонда. Боюсь, что иначе дойдет дело до телесных повреждений и ненужного насилия.

– Я тоже этого опасаюсь, – сказала Джулия, – и потому не смею вас больше задерживать. Но мы должны выяснить, зачем Мэйнард брал костюм и кому он его передал.

– Все верно, – кивнул Паддок. – Кстати, я его сегодня еще не видел. А вы?

– Я тоже нет, – ответила Джулия. – Может, что-то произошло?

– Пожалуй, я загляну к нему в каюту, – решил детектив.

– Мы можем пойти с вами? – спросила Джулия и обрадовалась, когда детектив согласился.

Каюта профессора Мэйнарда располагалась на палубе «С», так что компании пришлось воспользоваться лифтом, а потом некоторое время искать его каюту в лабиринте длинных, слабо освещенных коридоров. Наконец, троица остановилась перед одной из дверей.

– Это здесь, – сказал Паддок и нажал на кнопку звонка.

Когда ему никто не ответил, он постучал в дверь. Тишина.

– Думаю, в данных обстоятельствах это достаточный повод для осмотра каюты, – сказал Паддок и выудил из кармана брюк ключ. – Кстати, я получил от капитана универсальный ключ.

В каюте было темно, и они включили свет. Первое, что увидела Джулия, была скомканная, пустая кровать и клоунский костюм с маской обезьяны.

– Я позвоню старпому и попрошу его объявить поиски профессора Мэйнарда, – сказал детектив и взял в руку трубку телефона.

Он дозвонился до Адама Брауна и сообщил ему о новых подробностях. Судя по всему, тот также сообщил Паддоку какую-то важную новость, поскольку на лице детектива отразилось беспокойство.

– Браун мне сообщил, что только что на дне бассейна обнаружено тело. Он не знает, чье – ему самому только что доложили. Он спешит туда. Будем надеяться, что это не ваш отец…

– Нет! – в ужасе закричала Джулия.

– Я сейчас же иду туда.

Они молча поспешили к лифту и поднялись на следующий этаж, где располагались гимнастический зал и плавательный бассейн.

Джулия думала, что у нее остановится сердце, когда сеть с трупом показалась на поверхности. Но за этим последовал вздох облегчения. Из воды выловили не Глендона Рэймонда, а профессора Мэйнарда. Его и без того отпугивающее лицо было обезображено гримасой ужаса. Рядом с ним в прозрачной голубой воде плавал спасательный жилет, на котором вместо букв «S.S. Caldonia» было намалевано «S.S. Titanic».

* * *

С каменными лицами они собрались в кабинете старшего помощника.

– Я не верю в то, что мой отец убил Мэйнарда, – твердо заявила Джулия. – На мой взгляд, речь идет о самоубийстве. Думаю, на корабле найдется немало людей, которые думают так же. Имя на спасательном жилете он мог и сам изменить, ведь он с утра до вечера только о «Титанике» и говорил.

Детектив беспокойно поерзал на стуле.

– Я должен согласиться с мисс Рэймонд, – произнес он к большому удивлению Джулии. – Я тоже полагаю, что профессор покончил жизнь самоубийством. Он выжил в катастрофе, но, очевидно, это отразилось на его психике. Видимо, его окончательно замучили воспоминания. И чувство вины.

– А с чего вдруг ему испытывать чувство вины? – поинтересовался Адам Браун.

– Думаю, он совершил что-то ужасное, чтобы спастись, – ответила Джулия. – Мне приснился сон, будто бы во время крушения «Титаника» он отобрал жилет у молодой женщины, и она утонула.

– Пожалуйста, мисс Рэймонд, – с раздражением произнес Браун. – Вы же не думаете всерьез, что мы будем рассматривать сны в качестве неопровержимых улик? А что касается ваших предположений, господин Паддок, то я их считаю столь же ошибочными, как и теорию мисс Рэймонд. Вы должны признать, что кто-то мог схватить профессора, засунуть его головой в бассейн и держать до тех пор, пока он не захлебнется.

И тут в дискуссию вмешался Дэвид:

– С какой стати вы обвиняете в этом преступлении Глендона Рэймонда? У вас нет никаких прямых доказательств его вины. Теоретически любой на корабле мог утопить Мэйнарда, если речь вообще идет об убийстве.

Старпом посмотрел на Дэвида почти с сожалением.

– Молодой человек, – начал он сдержанно и мягко, – могу пояснить, на чем основывается мое убеждение. Глендон Рэймонд – единственный человек на борту, который уже подозревается в одном убийстве. А также единственный, кто от нас прячется, и единственный, кто способен совершить еще одно преступление.

– А что с клоунским костюмом? – спросила Джулия. – Мы до сих пор не знаем, кому его передал профессор.

– Видимо, он сам его и носил, – предположил Браун.

– Нет, – запротестовала девушка. – Человек, которого я видела под маской, был Арчером Шэйном. Или его призраком.

На этом разговор был исчерпан, и кабинет офицера опустел.

Утренние события словно высосали из девушки все силы. Джулия попросила Дэвида отвести ее в каюту, чтобы немного отдохнуть до ужина. У двери юноша пообещал, что своевременно зайдет за ней и они вместе отправятся в ресторан. Девушка зашла в каюту и прямо в одежде легла на кровать. Она хотела уснуть, но мертвое лицо профессора Мэйнарда постоянно всплывало у нее в памяти и не давало успокоиться. К тому же ей постоянно мерещилось злобно-безумное выражение лица Арчера Шэйна.

Мучимая тяжелыми мыслями, Джулия уснула. Когда она проснулась, то уже стемнело, и пора было собираться на ужин.

В дверь постучали, и она впустила в каюту Дэвида. Вместе они отправились в ресторан.

К их удивлению, к ним подошел стюард и сообщил, что они приглашаются за столик капитана. Они знали, что это большая честь для любого пассажира, и с радостью приняли приглашение.

Капитан в белоснежном кителе и с кислым лицом сидел за столом. Он приподнялся, приветствуя молодых людей.

– Мисс Рэймонд, ваше очарование, ваша красота и ваш широчайший кругозор являются истинным украшением этого дня, – поприветствовал он девушку. Та улыбнулась, уже зная его манеру витиевато выражаться.

– Итак, мисс Рэймонд, что вы скажете по поводу печальных событий, произошедших на моем корабле? – поинтересовался он.

– Они меня не очень радуют, сэр, – ответила она.

– Должен вам сказать, что меня тоже. Еще ни в одном плавании у меня не случалось столько неприятностей. И я, не колеблясь, возлагаю всю вину за эти события на вашего отца.

– Хотелось бы, чтобы в данном случае вы не были столь уверены, – возразила Джулия.

– Я в этом нисколько не сомневаюсь, – сказал он. – Кто еще может быть виновен в этих жутких убийствах?

– Именно! Это вопрос, на который еще предстоит ответить. Что в первую очередь является задачей детектива Паддока.

Капитан заерзал на стуле.

– Вы затронули еще одну неприятную тему, – медленно проговорил он. – Если честно, то ни я, ни мой старпом недовольны успехами детектива Паддока.

– Мне кажется, он очень способный сыщик.

Слава богу, и этот ужин закончился. Джулия с Дэвидом под каким-то предлогом сбежали на палубу до того, как капитану пришла идея пригласить их еще и на коктейль.

– Если это честь, – с тяжким вздохом Джулия обратилась к Дэвиду, – то в следующий раз я предпочти уступить ее кому-нибудь другому.

– Думаю, в такую затруднительную ситуацию ты больше не попадешь, – весело сказал молодой человек. – Капитан сам был не в восторге от нашего общества.

– Его предвзятость может кого угодно вывести из себя, – вспылила Джулия.

Юноша шел рядом с ней и смотрел на чистое ночное небо, усыпанное звездами.

– В любом случае, мы должны быть рады тому, что развеялся этот чертов туман.

– Но синоптики предсказывают дождь.

– Тогда, возможно, в Нью-Йорке нас встретит хорошая погода, – сказал Дэвид. – Во всем можно увидеть положительную сторону.

– Я бы тоже хотела ее увидеть, – грустно сказала Джулия. – Когда мы отправлялись в это плавание, то моя мать была жива, а отец был полон надежд на новую жизнь. Кроме того, я еще понятия не имела, что ты тоже плывешь на этом же корабле в Америку. Сначала все было чудесно, особенно когда ты неожиданно появился. А сейчас поездка превратилась в один нескончаемый ужас…

– Ты должна преодолеть свои страхи, – попробовал утешить ее Дэвид. – В конце концов, я все еще с тобой и готов во всем помочь.

– Это верно, – ответила Джулия и с благодарностью прижалась к Дэвиду. – Но я ужасно волнуюсь за отца. Еще две ночи на корабле… Может, он сдастся добровольно до прихода в порт?

– Сам надеюсь на это, – отозвался Дэвид. – Я рассчитывал за время этого плавания заключить с ним мир. А сейчас он, наверное, еще больше будет меня игнорировать. А как насчет танцев?

– Я не знаю, – сомневалась Джулия. – Мне кажется, что на фоне всех этих неприятных событий с нашей стороны будет некорректно веселиться и танцевать.

– Но танцы ведь не изменят положение вещей, – аргументировал Дэвид. – Никто не будет из-за этого лучше или хуже думать о тебе. Ну, что, идем?

Они так и сделали. Дэвид отлично танцевал, и Джулия с удивлением почувствовала, как в руках любимого человек и под приятную музыку она быстро забывает о своих невзгодах. Вдруг ее взгляд случайно упал через плечо Дэвида, и она вся сжалась от неожиданности. В дверном проеме стоял Арчер Шэйн!

– Что с тобой? – спросил Дэвид и проследил за взглядом девушки, но Арчер Шэйн к тому времени уже исчез.

– Там, – пролепетала она, – в дверях… я видела Арчера Шэйна.

– Снова призрак? – недоверчиво спросил Дэвид и решительно махнул рукой. – Так, мне нужно посмотреть самому.

Джулия последовала за Дэвидом, когда он энергичным шагом направился к двери. Снаружи как раз начался дождь, и девушка сразу прижалась к стене. Дэвид отправился на поиски и исчез в темноте, но она не могла решиться – следовать за ним или нет?

– Никого, – сообщил он, вернувшись. – Кстати, тебе не стоит в таком легком платье гулять под дождем.

– Пожалуйста, отведи меня в мою каюту, – попросила она.

Он довел ее до дверей каюты, перед которой стоял широкоплечий матрос. Закрыв дверь, девушка сразу легла спать.

Она проснулась от громкого стука в дверь и, с трудом соображая, села на кровати.

– Кто там?

– Детектив Паддок, – раздался знакомый голос. – Откройте, пожалуйста, дверь, мисс Рэймонд.

– Один момент! – заспанная Джулия встала с кровати, надела халат и открыла дверь.

Как только она увидела его лицо, то поняла, что случилось что-то ужасное. Детектив обошелся без вступительной речи.

– Сегодня ночью снова видели вашего отца, – начал он, едва переступив порог каюты. – В одном из коридоров он избил молодую женщину и серьезно ранил ее.

– Нет!

– Это еще не все, – продолжил Паддок с мрачным лицом. – Сегодня утром Корлисс Гейнор нашли мертвой в своей каюте. Ее зарезали таким же ножом, как и вашу мать.

Джулия закачалась и упала бы, если бы щуплый детектив не подхватил ее. Он усадил ее на край кровати, а сам сел на стул напротив.

– Мне очень жаль, что приходится рассказывать вам столь скверные новости, – сказал он с сожалением. – Но пусть лучше вы это узнаете от меня, потому что от меня вы можете ждать хоть какого-то сочувствия.

– Спасибо…

– Как вы сами видите, ситуация для вашего отца складывается плачевной, – негромко произнес детектив. – Завтра в это же время мы прибываем в Нью-Йорк. Капитан уже сообщил о происходящем нью-йоркским властям. Девушка, на которую напали, точно описала Глендона Рэймонда. Откровенно говоря, за десятилетия своей службы мне еще ни разу не попадалось дело с такими очевидными доказательствами вины.

– То есть теперь и вы убеждены в его виновности, – констатировала Джулия.

– Праут и Браун настроены отправить вашего отца на виселицу.

– Я знаю.

– У нас остается один день и одна ночь, чтобы найти настоящего преступника, если им не является ваш отец, – подытожил Паддок.

Джулия с горечью понимала, что другого выбора у них нет. Через какое-то время в дверь постучал старпом.

– Вы что-то выяснили? – с надеждой спросила у него Джулия. Но тот отрицательно покачал головой:

– Я не понимаю, почему мы до сих пор не можем найти вашего отца. Видимо, он всегда прячется в разных местах. Но мы должны его найти до прибытия в порт.

– Вы ничего больше не выяснили по поводу костюма? – поинтересовалась девушка.

– Костюм? – удивленно спросил он. – А что с костюмом? Костюм клоуна, вы имеете в виду?

Девушка кивнула:

– Профессор Мэйнард взял его напрокат, но мы не знаем, кто его в ту ночь носил.

– Мэйнард, конечно же! Почему вы вообще в этом сомневаетесь?

– Потому что я видела профессора Мэйнарда в ту ночь без костюма, – ответила девушка. – Могу поклясться, что он не принимал участия в маскараде.

– Я не понимаю, какое это вообще имеет значение, мисс Рэймонд, – резко сказал старпом.

– Важно все, что может хоть как-то облегчить участь моего отца, – пояснила Джулия.

– Вы правы, – неожиданно согласился Адам Браун. – Простите, что я оставил этот след без внимания. Я поговорю с Паддоком. Может, он сможет что-то разузнать дополнительно.

Остаток дня она провела наедине со своими мучительными мыслями в каюте, пока перед ужином за ней не зашел Дэвид.

– Если присмотреться, то вдалеке уже можно увидеть огни Лонг-Айленда, – взволнованным голосом сообщил он, но Джулия не могла разделить его восторга. После ужина молодой человек предложил ей выпить перед сном пару коктейлей в баре, но девушка попросила отвести ее обратно в каюту.

– Ты так сойдешь с ума, если будешь день и ночь сидеть в тесной каюте, – заметил Дэвид. – Пойдем, тебе нужно сменить обстановку.

Однако она не дала себя уговорить и снова осталась одна в четырех стенах. Она уже собиралась лечь в кровать, как позвонил Адам Браун.

– Мисс Рэймонд, я должен вас попросить зайти ко мне в кабинет, – настойчиво произнес он. – Офицер Легер уже по дороге к вам, он вас отведет.

Ее нервы натянулись до предела, когда она с Легером почти забежала в кабинет Брауна. Чарльз Паддок сидел там же.

– Если покороче, мисс Рэймонд, – без любезностей начал лысый мистер Браун, поднимаясь из-за стола, – то минут двадцать назад нам сообщили, что на одной из палуб разбушевался некий мужчина, и когда мы, то есть детектив Паддок начал выяснять, в чем дело, то оказалось, что мужчина жестоко избил одну пассажирку. Паддок сразу же опознал вашего отца, мисс Рэймонд. Между ними завязалась драка, в ходе которой вашему отцу удалось вырваться. Детектив выхватил пистолет и выстрелил ему вдогонку. Попал.

– Он мертв?

– Да, – ответил старпом. – Рухнул как подкошенный. Умер сразу. В любом случае, это был не ваш отец.

– Не мой отец? – у Джулии перехватило дыхание. – А кто же?

– Это был актер Стивен Гринлоу. У него были фальшивая борода и маска, что делало его очень похожим на вашего отца. Вероятно, он неоднократно уже играл эту роль и хорошо в нее вжился.

– Стивен Гринлоу! – с облегчением воскликнула Джулия. – Так это он во всем виноват?

– Возможно, – осторожно ответил Адам Браун. – Мы должны все тщательно проверить.

– Я всегда говорила, что за всем этим стоит Корлисс Гейнор, – пылко воскликнула Джулия. – Она заплатила ему за все эти преступления…

– Корлисс Гейнор мертва, – напомнил ей старпом. – И как мы объясним появление призрака Арчера Шэйна?

– Конечно, Гринлоу мог сыграть и эту роль, – сказала девушка. – Мы нашли серийного убийцу!

– Мы его не только нашли, но и убили, – сухо заметил старпом. – А это явное препятствие в процессе против Глендона Рэймонда.

– Но мой отец невиновен! – вскрикнула Джулия.

– Тогда почему он прячется?

– Я думаю, мы должны успокоиться, – дипломатично вмешался в разговор детектив. – В любом случае, мисс Рэймонд, ваш отец остается под подозрением, пока мы сами не сможем с ним побеседовать.

– Если он будет знать, что он в безопасности, то он появится, – уверенно заявила девушка.

Детектив Паддок отвел Джулию обратно в каюту, и впервые за последние дни она почувствовала себя немного лучше. Она разделась, приняла душ и легла в постель в надежде поскорее уснуть.

Девушка не могла сказать, сколько проспала, и не поняла, что ее разбудило. Но она резко проснулась и в ту же минуту ощутила необъяснимый страх. Она села на кровати и осмотрела каюту. И тут она услышала легкий скрип своей двери и увидела луч света, проникающий из коридора в постепенно раскрывающуюся дверь. Джулия была слишком напугана, чтобы сразу закричать или вообще хоть как-то отреагировать. Она просто сидела и не отрываясь смотрела на фигуру, которая протискивается в ее каюту. Джулия разглядела хорошо знакомое высокомерное выражение лица Арчера Шэйна.

Он напал на нее, когда ей удалось выйти из своего оцепенения и закричать. Джулия закричала слишком поздно – его крепкие пальцы уже сомкнулись на ее многострадальной шее. Одной рукой он держал девушку, а другой нащупывал защелку большого иллюминатора. В ту же секунду она с ужасом поняла, что нападавший собирается с ней сделать. Если она потеряет сознание, то он выкинет ее через иллюминатор в океан.

Однако все произошло иначе. В каюте неожиданно вспыхнул свет, и фантом издал непроизвольный крик. Когда Джулия поняла, что происходит, фантом уже лежал на полу, а над ним склонился невзрачный детектив Паддок.

– Вы не ранены? – спросил он у Джулии, и та замотала головой.

– Кто это? – прохрипела она.

– Вот, он носит парик, – деловито произнес детектив и поднял над головой рыжий парик. – Я его хорошо приложил. Он без сознания. Посмотрите сами.

Джулия не сразу решилась посмотреть на лежащую на полу фигуру. От удивления у нее даже приоткрылся рот. Она увидела гладковыбритый череп, густые рыжие усы…

– Старший помощник капитана… – растерянно пролепетала она. – Это Адам Браун!

– Арчер Шэйн, – с легкой улыбкой поправил Паддок. – Все эти годы он ждал момента, чтобы отомстить. Не только он, но и Корлисс, которая вместе с ним и устроила этот ужасный розыгрыш. Она взяла с собой на борт актера, который обеспечивал Шэйна подходящим гримом и масками для исполнения роли Адама Брауна.

– Но ведь Арчер Шэйн погиб пятнадцать лет назад! – воскликнула Джулия. – Мой отец его убил, а потом сжег труп в загородном доме.

– Не спрашивайте меня, как ему это удалось, но он выжил в той переделке. Сейчас уже невозможно установить, чей именно труп был найден в сгоревшем доме. Тело сгорело почти полностью, и лишь ваш отец заявил, что это и есть Арчер Шэйн. А сейчас, мисс Рэймонд, вызовите вахтенного с нарядом, пока наш «герой» не пришел в себя.

* * *

Несколькими часами позднее, посреди ночи, они собрались в каюте капитана Праута: сам капитан, Джулия, Паддок, Дэвид и Глендон Рэймонд. Отец Джулии выглядел бледным и измученным, но пребывал в добром здравии.

– Если я вас правильно понял, то все это время вы знали, где находится Глендон, – капитан строго посмотрел на детектива. – Это вы помогали ему скрываться?

– Да, сэр, – скромно ответил Паддок. – Я взял на себя риск, потому что с самого начала считал его невиновным и предполагал, что его жизнь в опасности. Я рад, что мой риск оправдался.

– Что ж, мистер Паддок, удача оказалась на вашей стороне, – проворчал капитан. – Впрочем, это не меняет того факта, что я шокирован поведением своего старпома. Он уже много лет плавает на «Кардонии», и я готов был за него руку отдать.

– Я знаю это на своем опыте, – спокойно сказал Паддок. – Опасные преступники часто ничем не отличаются от обычных людей. Шэйн никогда не мог простить Рэймонду то, что тот хотел его убить. Он смог выбраться из горящего дома до того, как рухнула крыша. Тело, которое позднее нашли в руинах, принадлежало, скорее всего, бродяге, нашедшему временное пристанище в часто пустовавшем доме. После того как Арчер Шэйн залечил свои раны, он начал новую жизнь под именем Адама Брауна. При этом он никогда не терял контакт с Корлисс Гейнор, которая его продолжала по-своему любить.

– А что с этим Стивеном Гринлоу? – спросил капитан.

– Эти двое его только использовали, – ответил детектив. – Когда он это понял, то убил Корлисс Гейнор и стал угрожать Арчеру Шэйну разоблачением. Поэтому Браун-Шэйн ловко подстроил так, чтобы я столкнулся с Гринлоу и убил его. Видимо, он не мог предположить, что я попаду в него, иначе бы он вел себя по-другому и не действовал согласно плану, состряпанному старпомом. Профессор Мэйнард, кстати, тоже был заодно с Шэйном и Гейнор. А когда он стал для них обузой, они его устранили. Смерть бывшей актрисы не стала большим ударом для Шэйна, поскольку в ее завещании он указан как единственный наследник. Но в тюрьме он этими средствами воспользоваться не сможет.

– Откуда вы все это знаете? – удивился капитан, и это был вопрос, который сейчас больше всего занимал Джулию.

– Мозаика складывалась постепенно, – ответил Паддок. – А остальное мне рассказал Шэйн перед тем, как я сюда пришел. Он во всем признался.

Затем капитан повернулся к Дэвиду.

– А вы, значит, его сын? – не без упрека спросил он.

– Да, – спокойно ответил Дэвид. – Но я никогда не поддерживал с ним никаких отношений. Так что он для меня, по сути, чужой человек.

– В данном случае отношения между сыном и отцом могут оказаться весьма выгодными, – многозначительно произнес капитан, и его улыбка уже была не такой кислой, как прежде. – Надеюсь, вы знаете, молодой человек, что вам с этой юной особой… – он указал на Джулию – … откровенно говоря, улыбнулась удача.

– Я знаю это, сэр, – ответил Дэвид и посмотрел на подругу.

– Ну, не буду вас больше задерживать, – решил капитан. – Нам всем нужно хотя бы немного поспать.

Перед тем как разойтись по своим каютам, Джулия подошла к маленькому детективу.

– Спасибо, – искренне поблагодарила она его. – Я никогда не забуду то, что вы для нас сделали.

– Это я вас должен поблагодарить, – дружелюбно ответил Паддок. – У меня еще никогда не было столь запутанного и напряженного дела.

Дэвид, Джулия и ее отец вышли из каюты капитана. На палубе Глендон остановился и протянул юноше руку.

– Я ошибался в вас, – заявил он. – Надеюсь, вы меня простите.

Дэвид торжественно пожал протянутую руку.

– Вы просидели пятнадцать лет за убийство, которого на самом деле не было, – сказал он. – У меня вы можете не просить прощения.

Глендон понимающе кивнул и, повернувшись к дочери, крепко ее обнял.

– Ты знаешь, как сильно мне не хватает Хелены, – тихо произнес он. – Но я надеюсь, что вы иногда будете находить и для меня время.

– Всегда, отец, – пообещала Джулия, и слезы сами потекли у нее из глаз. – Я ни на минуту не сомневалась в твоей невиновности.

Глендон оставил молодых людей одних на палубе и отправился в свою каюту. Рассвет медленно выползал из-за горизонта, и в сером, тусклом свете стали проявляться силуэты Лонг-Айленда.

Дэвид и Джулия подошли к ограждению и обнялись.

– После этого путешествия мы уже никогда не станем такими же, как неделю назад, Дэвид, – серьезно сказала Джулия и задумчиво посмотрела на возникающее из темноты побережье. – Прежняя жизнь закончилась, и начинается новая.

– Так и есть, новая жизнь, – подтвердил Дэвид. – Наша совместная жизнь. Ты боишься будущего, Джулия?

– Больше нет, – уверенно ответила она и прижалась к любимому человеку. – И не буду бояться, пока ты со мной.

Читайте в следующем номере

Лицо в тумане

Полина Чернова Роковая находка доктора Холлингса

Незнакомец обладал неимоверной силой. Он схватил девушку за шею и принялся душить. Роза поняла, что пришел ее смертный час. Красные круги поплыли у нее перед глазами. В следующий момент все померкло…

Как ни странно, Роза почувствовала, что злодей отпустил ее, и она осела на пол. Почему она не умерла? Она услышала, что злодей отошел на пару шагов. И тогда до нее дошло, что она будет не единственной его жертвой!

Поняв это, она попыталась подняться. С огромным трудом, она смогла подтянуться, опираясь о спинку кровати.

– Отец… – прошептала она едва слышно, – отец, услышь меня…

Цепляясь за кровать, она подошла к ночному столику. Ее руки дрожали так сильно, что она никак не могла чиркнуть спичкой и зажечь лампу. Это удалось ей лишь с третьей попытки. Она перевела взгляд на кровать и увидела, что незнакомец исчез, и что она в комнате одна. Одна с мертвецом!

www.miniroman.ru

...

№ 037, 26.02.2014

Издание выходит еженедельно

Главный редактор: Максим Попов

Адрес редакции: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон: +7 (920) 335-23-03

Для писем: 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E – mail: [email protected]

Распространение: Андрей Ефимов, телефон: 8 (499) 394-01-05,

e-mail: [email protected]

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 от 14.03.2013 г.

Отпечатанный в этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.

Лицо в тумане


home | my bookshelf | | Лицо в тумане |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 1.5 из 5



Оцените эту книгу