Book: Стать драконом (СИ)



Стать драконом (СИ)

Краснова Ирина Евгеньевна

Стать Драконом


Краснова Ирина Евгеньевна


Стать Драконом




Стать драконом (СИ)



…Кто такие Драконы? Прекрасные, сказочные существа? Ну да, ну да. А если это не сказка? И оказывается, что Драконы не такие уж сказочные и совсем даже не прекрасные. А у их Повелителя вообще скверный характер. А если ты и сама Дракон, только об этом еще не знаешь? И характер у тебя тоже не сахар. Так что, еще не понятно, кому больше не повезло – Драконам, или тебе. И через что нужно пройти, чтобы понять, что значит быть Драконом и, что такое любовь Дракона?


Стать Драконом





Пролог




– Мы ее нашли!

– Где?

– В мире под названием "Земля". Высылать бойцов?

– Не нужно. Я сделаю это сам. Я слишком долго ждал и слишком многое поставлено на карту, чтобы доверять кому-нибудь.

– Повелитель, это очень опасно. В этом мире нет магии.

– Я сказал, что сделаю все сам. Обсуждению это не подлежит. Сколько у меня времени?

– Три – четыре дня, не больше. Мне пойти с Вами?

– Нет, я пойду один. Свободен. Я не собираюсь повторять! Не беси меня!



Не бывает так плохо,


чтобы не могло быть еще хуже.


/ NN /



Аня


Господи, как же я устала! Да что же за непруха-то такая – ни дома, ни на работе. Моя начальница из тех "

чудесных

" женщин, которые органически не переносят, если кто-то, ну хоть чуть-чуть, доволен жизнью – тут же найдет способ испоганить настроение и в очередной раз сунуть носом в дерьмо. Сегодня я имела неосторожность в ее присутствии порадоваться покупке новых туфель. К слову сказать, достались они мне неимоверной кровью, хотя того и стоили. Не могу носить дешевую обувь. Приходится копить, иногда не один месяц. Что поделаешь? Это моя слабость. Вот и на эти туфли я откладывала три месяца. Естественно, когда моя мечта осуществилась, меня распирало от гордости и довольства собой! И вот я, как последняя дурында, похвасталась своей обновкой. Мою начальственную даму как

с цепи спустили

. Придиралась она ко мне весь день. Конечно, я не выдержала всех этих наездов, кстати, по большей части несправедливых, и

показала ей зубки

. Не скажу, чтобы очень, так…, инстинкт самосохранения у меня еще пока присутствует. Но и этого оказалось вполне достаточно для того чтобы, в результате, я получила кучу замечаний, из которых следовал только один вывод – я никчемный специалист и, вообще, особа ветреная и не серьезная. К тому же, как оказалось, "

на мое место за воротами желающих пруд пруди, и все первоклассные специалисты, в отличие от меня, которую она терпит из жалости, потому как пользы от меня совершенно никакой

". Это я ее, почти дословно, цитирую. Вдобавок, она мне надавала столько заданий, что боюсь, развлекаться я теперь буду долго. Мне теперь до конца месяца будет, чем заняться, а о выходных в ближайшее время придется забыть.


Неприятностей на работе для сегодняшнего дня, видимо, было мало. Я опоздала на электричку. Но тут, наверное, надо поподробнее. Все началось еще с понедельника, когда у меня не завелась машина. Пришлось ездить на общественном транспорте. Выражение "

общественный транспорт

" звучало бы трогательно, если бы жила я не за городом. Для меня этим самым общественным транспортом является электричка. Неприятности продолжались всю неделю, с тем только различием, что происходило все понарастающей. Они просто сыпались на меня со всех сторон, но сегодня, по-моему, я иду на рекорд. С утра на работу я худо-бедно добралась, а вот вечером на свою электричку я опоздала, все-таки отсутствие навыков сказалось, и мне пришлось ехать домой по другой ветке. Остановка находится в двух километрах от поселка, причем с противоположной стороны от той, где живу я. Сейчас вот тащусь через весь поселок. И все это на шпильках, да по грунтовке. На улице, не смотря на апрель, уже жарко. Снег давно сошел, а дождей, которые бы смыли всю грязь, еще не было. Пыльно, противно… Бр-р…. Так что, настроение то еще. Домой ноги тоже не особенно идут. Ну что там меня ждет приятного? Вечно недовольный супруг? Да, надо честно признать, в мужья мне достался слабый мужчина. Ведь видела же все дура, видела, но поначалу все надеялась, что перевоспитаю, помогу, поддержу, а потом…. Да что там говорить, он оказался безнадежен. И во всех своих бедах и неудачах он обвиняет, естественно, меня.


Сегодня утром я уже заработала репутацию бессердечной и черствой жены, кстати, далеко не впервой, за то что, в очередной раз, отказалась утирать сопли и слезы своего благоверного. А нечего мне с утра

лезть под горячую руку

! Я ношусь, как сумасшедшая, в который уже раз, от безысходности, пытаясь реанимировать свой старенький Nissan, надеясь явно на чудо, денег на автосервис все равно нет, а до зарплаты как до луны, а тут – он, со своими душевными терзаниями. Ага, как раз вовремя! Я вот думаю: "

что же он все время ноет и ноет?"

Никто его бедного, талантливого не понимает, не ценит, все время все ему плетут интриги, а сам трутень обыкновенный. Есть такое насекомое, которое живет у меня дома, сидит на моей шее, да еще и требует понимания, любви и ласки. Вот я и выдала ему! Популярно объяснила, кто и что он есть на этом свете. По-моему, я переборщила. Что-то уж больно бледным стал мой дражайший супруг после порки, которой я его подвергла. Но он, зараза, имеет свойство

переобуваться

, как хамелеон. Наверняка подумал, прикинул все, благо времени у него за весь день было предостаточно, так как он, в очередной раз, уволился с работы. Сейчас будет весь вечер подлизываться. Еще бы! Мне снова придется его кормить, причем не один месяц! А мне все это терпеть, а еще, скорее всего, мне же и утешать его придется. Ага, меня бы хоть кто-нибудь утешил. Любовника себе завести, что ли, для разнообразия и повышения жизненного тонуса? Нет, мне, думаю, это не поможет. Ну не умею я изменять, совсем не умею. И что я за женщина? Сплошное недоразумение! Любовника и то ни разу не было, а ведь в моем возрасте давно уже пора. Скоро вообще поздно станет. Иду, бреду, жалею себя, аж самой противно.


Во!!!.. Опять стоит. Уже четвертый день. Так, у нас сегодня какой день недели? Четверг? Значит точно, четвертый. В одном и том же месте, в одно и то же время. И пялится…. Мужик, ну что тебе от меня надо? Ведь точно, что-то надо. А мужик, надо сказать, шикарный – высокий, даже очень высокий, под два метра, никак не меньше, стройный, но видно, что сильный. Черные волнистые волосы рассыпаны по плечам, спереди забраны в две сложные косички, в одном ухе маленькая сережка, по-моему, в виде дракона, издали не разглядеть. Глаза даже не зеленые, а пронзительно изумрудные, прямой породистый нос, острые скулы, мягкие, чувственные губы, смуглая кожа. Одет он, правда, как-то чудно. Черные кожаные брюки заправлены в высокие сапоги, коричневая куртка из мягкой кожи необычного покроя. Довершала наряд перевязь с парными клинками. Как будто мужик участвовал в ролевых играх, а еще глаза…не то чтобы страшные, но какие– то чужие, таких глаз не встретишь на улице, что-то в них пугает и притягивает, но в остальном, конечно, мужик на высоте. Одна фигура чего стоит. Сразу видно, что своим сложением он обязан не спортзалу, а образу жизни. Да, природа на нем явно не отдыхала.


Когда я увидела его в первый день, то не особо и удивилась. Возле дома наших соседей и не такое чудо можно встретить. Вообще, надо сказать, сосед у нас очень даже своеобразный. У него куча увлечений, половина из которых довольно экстравагантна. Это еще мягко сказано. Например, недавно этот чудик приобрел себе яхту. Все бы ничего, только вот более-менее приличного водоема у нас в округе не наблюдается. Нашу речушку даже с большой натяжкой водоемом не назвать. Она даже на речку-то никак не тянет. Так – ручеек. А тут – яхта! Теперь это чудо инженерной мысли покоится на крыше гаража соседа. Я вот жду с нетерпением, когда он отправиться в путешествие. Мне просто интересно, как он будет транспортировать это плавсредство, так как по размерам оно превосходит машину соседа раза этак в три? Что, кран будет вызывать с тягачом? Но это так, отступление.


Так вот, возле дома наших удивительных соседей постоянно вьются всякие чудики. Поэтому я и не обратила на мужика поначалу внимания. Нет, вру, конечно. Обратила, еще как обратила! Я не помню, когда встречала такие экземпляры. Мачо, настоящий мачо! Но поскольку мужики на таких как я не западают, то попыталась я проскользнуть мимо него, как мышка, чтобы не заработать насмешливый взгляд. Неприятно, знаете, когда на тебя так смотрят. А я, по большей части, именно такого внимания от мужчин и удостаивалась. Ничего не вышло. Как я не кралась мимо незнакомца, взгляд я все-таки заработала. Но далеко не насмешливый! Мужчина уставился на меня в упор, как будто именно меня и поджидал. Даже когда я отошла, незнакомец продолжал буравить меня взглядом. Я ясно чувствовала это спиной. Чтобы удостовериться, что мне не показалось, я обернулась и столкнулась с пронзительным взглядом зеленых глаз. От неожиданности я даже споткнулась, до того пристально на меня смотрел незнакомец.


И вот сегодня уже четвертый день, как этот красавец здесь стоит. И я же вижу, что ждет он явно меня. Вот скажите: "Разве можно так травмировать женскую психику?"


Я прохожу мимо, если точнее, то уже не прохожу, а просто крадусь. Если бы можно было пройти к дому другой дорогой, давно бы уже сделала это, но этот гад занял стратегическое положение – ни обойти его, ни объехать. Я решила, что по неприятностям для сегодняшнего дня уже перебор, потому попыталась проскочить мужика побыстрее. Всю волю в кулак, в очередной раз цыкаю на свое почти вышедшее из повиновения либидо, иду. Так, слюну подобрать и топать домой к мужу – ать-два.



– Здравствуй!

Я от неожиданности даже присела. Ого! Красавец решил почтить меня вниманием?! Не к добру это. Ох, не к добру! Иду быстро мимо, чтобы не обкапать бедного мужика слюной. М-ням, ну я же не железная, у меня от одного его взгляда коленки подгибаются, а тут заговорил!! Странная все же у женщин психология! Вот умом понимаю, что не могу я быть интересна такому мужчине, а сердце скачет: "

а вдруг

?!" Ага, сейчас, размечталась, явился к тебе принц на белом коне, коня за углом оставил. Идиотка!!!



– Здравствуй!!! Я к тебе обращаюсь!

– Это Вы мне?

– А я что, непонятно выражаюсь?! – Незнакомец не говорил, он ВЕЩАЛ, словно снисходил до такой мышки, как я.

Да… Правильно говорят, что самые классные мужики – это памятники. Стоят, молчат, не хамят, есть не просят, и смотри на них, сколько хочешь. "

Милый

", лучше бы ты стоял и молчал. Мечта о принце разбилась, можно сказать, вдребезги. "

Мужчина моей мечты

" стремительно удалялся от идеала. А сколько надменности во взгляде, эго так и выпирает, сейчас бедный лопнет. Я себе это живенько так представила и захихикала.



– Что смешного я сказал?!

Так, начинает закипать! Вот чем, собственно, недоволен? Я шла мимо, никого не трогала, он ко мне прицепился. Мужик, ну не то ты время выбрал. И так во всем сегодня непруха, еще ты тут. К тому же, не люблю хамов. И не важно, что мужчина мне очень даже понравился. Сейчас он у меня получит по полной программе, оторвусь за все сегодняшние обиды….

– Молодой человек, Вы что-то хотели? А Вас не учили в детстве, что хамить нельзя?

Незнакомец, по-моему, впал в ступор. Зеленые глаза заметно потемнели, по лицу побежали волны гнева.

– Ты уходишь со мной!

Так… Ну, вот почему мне так не везет? Встретила, понимаешь, практически "

прынца

". Что уж там говорить, мне всегда нравился такой тип мужчин – опасных, уверенных в себе, сильных. И вот, надо же, оказалось – маньяк!!! Ну, точно – маньяк. Нормальный человек не подойдет к незнакомой женщине на улице и не скажет: "

Ты идешь со мной

". Так, Нюра, спокойно…


Да, забыла представиться. Меня зовут Анна, близкие часто называют Нюрой, Нюсей… Мне тридцать лет от роду, работаю экономическим консультантом в торговой фирме, не очень крупной, так – средненькой, но зарплата неплохая, так что жить можно. Семейное положение – замужем, детьми еще не обзавелась, обзаведешься тут с таким-то супругом. Все ему что-то мешает: "

подождем, да подождем

". Вот и дождалась, до тридцати. Все чаще задаю себе вопрос: "

вот, сколько можно его терпеть

?" Дура, надо бросать. Все правильно, только говорю все правильно, а делаю…. Я, наверное, просто бесхребетная. Ну, это так, отступление.


На чем я остановилась? Ах, да – маньяк… А что – маньяк? Нас маньяком не испугать. Мы в борьбе за жизнь и хлеб насущный еще и не с таким сталкивались. Сейчас мы этому маньяку быстренько головенку открутим, забудет как маньячить.



– Мужик! Ты больной? Что ты меня сверлишь глазами? Дыру протрешь. И, вообще, ты кто такой?! Ишь, ты! " Уходишь со мной"! Я тебе сейчас так дорогу покажу, до самого конца пути оглядываться не будешь! И не зыркай так на меня, я не из пугливых. Еще не хватало бояться всяких. Ну-ка, быстро отполз и освободил мне жизненное пространство! А то без тебя тошно!

Я наступала на незнакомца разъяренной кошкой с сумкой наперевес – незаменимым оружием всех женщин, на все времена. Видимо, здравый смысл и инстинкт самосохранения, с ним за компанию, сделали мне ручкой. Или же сказалось все напряжение дня, словом, похоже, бедному "

маньяку

" придется ответить за все мои сегодняшние беды и неприятности. Отвечать за всех он явно не хотел, поэтому попятился от меня, как от чумной. Так… И кто у нас тут маньяк?! Я или он?! Стой, не уйдешь! Отказываться от расправы я явно не хотела, а по сему, продолжала теснить мужика к забору. Но, видимо, первая растерянность у него прошла, он собрал себя в кучку и собирался дать мне отпор. С минуту мы так и стояли дуг напротив друга: я – пыхтящей фурией, он – начинавшим закипать чайником. Наконец, мужчина окончательно пришел в себя. Взгляд его вдруг сделался ледяным и властным. Пронзив меня этим взглядом, как муху булавкой, незнакомец проговорил тоном, который просто даже не предполагал никаких возражений:



–Ты слишком много говоришь! Я пришел за тобой! Мы уходим! И это не обсуждается! Я не привык повторять дважды!

У меня аж мурашки по коже побежали, захотелось вдруг спрятаться далеко, далеко. На роль маньяка мужчина явно не подходил, тут что-то другое. Мне стало отчего-то не просто страшно, а жутко. Сердце забилось в самый дальний угол и наотрез отказывалось оттуда выходить. Мне показалось, что даже воздух вокруг нас сгустился и стал плотным, как туман. Звуки стали слышаться как сквозь вату, все вокруг покрылось рябью, завертелось перед глазами, и … я отрубилась. Последнее, что я увидела – это шагнувшего ко мне незнакомца, его страшные глаза, полные гнева, собственный дом невдалеке и, о, ужас,…. – подходящую к дому МЕНЯ!!!


* * *


Очнулась я стоящей посреди большого перекрестка, мощеного камнем. У нас в городе главная площадь так выложена. Ездить по ней, между прочим, очень неудобно. Трясет, как на стиральной доске. Давно бы уже положили нормальный асфальт, так нет же, реанимируют это убожество постоянно, а ты езди и страдай. Кому все это нужно?! Но это так, отступление. О чем я? А, да, я постаралась оглядеться, чтобы понять, где нахожусь. На то, что я не в своем поселке, ума у меня хватило, а вот на остальное…


Со всех сторон площадь подпирали невысокие каменные дома, довольно чистенькие и ухоженные, но максимум трехэтажные. Такие дома встречаются обычно в провинциальных городах. Ни одного ближайшего городка с такими зданиями я не припоминала. Да и стиль архитектуры не очень-то походил на современный. Скорее, что-то больше похожее на средневековье, да и, то только похожее. Да что ж такое, в самом деле? Куда я попала, в конце-то концов? Место мне было абсолютно не знакомо, более того, я не могла даже предположить, на что оно было похоже. Но не это напугало меня больше всего, а то, что на улице была НОЧЬ!!! Возвращалась я домой засветло, значит, я была в отрубоне несколько часов. И куда за это время уволок меня "

бесчуйственную

" этот злыдень – одному богу известно.


Кстати, а где же он? Оба-на, стоит рядышком, смотрит выжидающе, ждет, пока очухаюсь. Меня охватило настоящее бешенство. Ну, все! Ты меня достал, сейчас я тебе, все-таки, наподдаю! Крови я жаждала основательно. К тому же, я инстинктивно чувствовала, что крупно влипла, а сдаваться просто так я не собиралась, уж если мне суждено пропасть, то, по крайней мере, постараюсь жизнь свою продать подороже.




Незнакомец неожиданно для меня заговорил вполне спокойно и, вообще, от него не исходило никакой агрессии:



– Мы, наверное, неправильно начали наше знакомство. Вернее, я его неправильно начал. Прошу прощения за свою ошибку, – неожиданно приятным бархатистым голосом проговорил мужчина и учтиво поклонился. Вышло это у него так естественно, но непривычно, что я еще раз убедилась, что что-то в незнакомце не так. – Анна, успокойся, пожалуйста, я очень прошу, выслушай меня, постарайся не лезть в драку, я очень боюсь не сдержаться и причинить тебе вред. Тебе, так или иначе, все равно придется меня выслушать, я хочу, чтобы произошло это как можно безболезненнее и спокойнее. Пожалуйста…

Как ни странно, от его слов постепенно я начала успокаиваться, хотя в голове, конечно, была каша. Мыслей там было так много, что они просто не умещались. Еще немного и моя голова взорвется. Я опять это все представила, жуть!!! У меня явно нездоровое воображение. Так, считаю до десяти…

– Говори, я готова, но на твоем месте я бы постаралась быть, ну очень, убедительным. И, кстати, откуда, ты знаешь мое имя?

– Я предлагаю не оставаться посреди улицы, а то на нас уже обращают внимание, а зайти в заведение напротив. Согласна?

Я проследила за его взглядом. В доме напротив было, похоже, какое-то питейное заведение. Почему бы и нет, к тому же, на нас действительно стали оборачиваться редкие прохожие. Одеты они были, кстати, тоже как-то необычно. Их наряды чем-то напоминали одежду моего странного спутника. И еще, у всех было холодное оружие. Здесь что, всероссийский съезд ролевиков? Да, все "

страннее и страннее

". Ну, да деваться все равно было некуда. Ладно, "

идущие на смерть, приветствуют тебя

".



– Веди уже, маньяк.

Незнакомец неожиданно мягко улыбнулся.



– Почему маньяк?

Какая у него красивая улыбка… Нет, он все-таки мне нравился. Ну и пусть псих, ну и пусть маньяк, зато ка…к-ой красивый!!!

– Да ладно, кто же ты еще больше? Пошли.

И мы двинулись через площадь. Мужик хоть мне и нравился, но оставлять его за спиной я не рискнула, поэтому, впереди шагал он, я – следом. Заведение, как я и предполагала, оказалось действительно питейным – что-то вроде кабака, таверны, или как еще их там называют. Внутри небольшого, но довольно чистого помещения располагались классические для таких заведений деревянные столы, за стойкой стоял, я так понимаю, хозяин кабака. Мужчина в возрасте, с внимательным и хитрым взглядом, сразу срисовал нас, входящих. Мне показалось, что мой спутник ему знаком, причем очень хорошо. Даже не так, создавалось впечатление, что мой "

маньяк

" ну очень важная персона – хозяин сразу напрягся, весь подобрался и, несмотря на свой далеко немалый вес, резвым зайцем бросился нам наперерез.



– Прошу, прошу, проходите, располагайтесь, вот здесь вам будет удобно, у нас сегодня чрезвычайно удачная картошечка с мясом, и есть отличное вино, – тараторил он, практически без остановки.

Надо сказать, место он нам действительно подобрал очень удачно – стол в углу, откуда, тем не менее, хорошо просматривался весь зал и вход. Мой спутник остался предложением хозяина, вполне, удовлетворен, и жестом предложил мне сесть. Я по привычке, выработанной годами, выбрала место лицом к входу. Пока я устраивалась за столом, попыталась оглядеться и разглядеть мужика повнимательнее. Вблизи он смотрелся еще шикарнее. В ухе, кстати, сережка действительно в виде дракона. Стильно очень. А глаза вблизи – вообще удавиться и не жить, к тому же, как оказалось, меняют цвет. Я все время ловила себя на мысли, что не могу оторвать взгляд от лица незнакомца. Даже если он и маньяк, я согласна, потому как среди обычных мужиков я таких еще не встречала. А договориться я могу со всяким, даже с маньяком. Мне кажется, или действительно мой спутник, если не всем, то большинству посетителей точно знаком? На нас оборачивались, разговоры смолкали, в воздухе повисло некоторое напряжение. Но мужчина, казалось, не обращал на это никакого внимания, как будто ему было привычно такое внимание. Чем больше я на незнакомца смотрела, тем больше возникало ощущение, что он еще та птица – его выдавали поведение и жесты, властные и уверенные, чувствуется, что человек привык и умеет командовать.

Ну, да ладно, сейчас все равно все узнаю. Страх у меня уже прошел и, не смотря на абсурдность ситуации, пробудился интерес.


– Ты голодна? – Неожиданно участливо спросил " маньяк".

Да, чувствую, эта кличка к нему уже прилипла. Как я теперь буду называть его по-другому? Но ведь имя-то у него есть? Надо узнать.

– Мои сегодняшние приключения не способствуют аппетиту. Хватит размазывать кашу по тарелке, рассказывай. Для начала, может, познакомимся?


– Х-м, интересные у тебя выражения, – опять заулыбался " маньяк", – но позволь представиться – Лорд Грэммер Эрам Дэвеш, Повелитель Драконов.

Абзац!!! У меня началась самая настоящая истерика. Вначале, я просто захихикала, но потом на меня напал самый настоящий безудержный смех. Мужик даже не покраснел – он побагровел, на нас начали оборачиваться. Я все это видела, но ничего не могла с собой поделать. Все кончилось совершенно неожиданно – "

маньяк

" набрал в рот воды из графина на столе и "

пфыкнул

" все это мне в лицо. Это привело меня в чувство.



– Спасибо. И-к… И-к…

– Успокоилась? Надеюсь, теперь ты готова меня выслушать? Не надо на меня смотреть как на сумасшедшего. Это лишь говорит о твоей ограниченности и не информированности, – мой спутник выглядел уже не так благодушно. – Итак, как я уже сказал, меня зовут Грэммер и я, действительно, Повелитель Драконов. – Он посмотрел мне пристально в глаза и со значением поднял бровь – типа, ну, попробуй сказать что-то против.

Так, нужно было срочно решать, как себя вести дальше. Незнакомец был явно не в себе. Допустим, мужик – просто больной. Чем мне это грозит? Сумасшедшие, если с ними не соглашаться, могут быть довольно буйными. Вон как хозяин вокруг нас прыгал. Может, боится? Вдруг, клиент время от времени впадает в невменяемое состояние? Что делать? Мысли вошли в пике, а в голову ничего не приходило. Наверное, все мое мыслешевеление было написано у меня на лбу крупным шрифтом, потому что Грэммер посмотрел на меня ну очень уж жалостливо.

– Анна, не впадай в панику, я не сумасшедший, – голосом, каким разговаривают с детьми и больными, сказал он.

Ну да, ну да…. Какой же сумасшедший считает себя таковым? Все говорят, что они здоровы, а потом – оп, и "

палата N6

". По-моему, с ума сойду сейчас я. Я даже сказать ничего не могла, просто мычала, как идиотка.



– Можно я буду называть тебя Грэм? – Неожиданно даже для себя ляпнула я.

– Ты – потрясающая девушка! – Захохотал Грэммер, – конечно можно.

– Итак, ты – Повелитель. Чудненько. Идем дальше. Что это за место, и как мы сюда попали?

Я потихоньку начала приходить в себя. Мысль о сумасшествии Грэммера мне не казалась уже такой уж неоспоримой, как-то не очень он был похож на душевно больного. Хотя… Я ведь не специалист. Вот сколько я видела душевно больных? Правильно – ни одного. Грэммер сидел, выжидающе глядя на меня, ждал, видимо, когда я вернусь в реальность.

– Так все-таки, что это за место, и как мы сюда попали? – Я уже полностью взяла себя в руки, еще немного и привычно начну ему хамить.

– Это харчевня.

– Не старайся казаться дурнее, чем ты есть, я уже поняла, что это не баня. Я имела в виду, что это за город и страна? – Ну вот, я же говорила, что начну хамить.

Грэммер в упор уставился мне в глаза. Взгляд был не просто тяжелым, а неподъемным.


– Значит так, Анна! – С нажимом произнес он, – я и так тебе многое позволяю, но последний раз, – опять нажим на слове последний, – предупреждаю: " контролируй свою речь". Я тебе не мальчик из подворотни. Никому не позволено так со мной разговаривать. Я сказал – ты услышала!

Ой, мамочки, это уже серьезно. Кажется, я доигралась. Захотелось рухнуть под стол и отползать…, отползать…, отползать…. Но я была бы не я, если бы могла заткнуться.


– Слушай, или мы сейчас опять поругаемся, или ты мне все спокойно объяснишь. Я не знаю, может ты, взаправду, весь из себя " Великий и Ужасный", но мне это по барабану. Я сюда не просилась! Не хочешь – не терпи, а отправь обратно. Ведь как-то ты нас сюда доставил!

– Это Надэм – столица нашей страны.

Миленько! Я тут пыжусь и шиплю, как злобная кошка, а меня мордой ткнули и пошли дальше, даже не обращая внимания на мою реакцию. Я так понимаю, она ему просто не интересна. Вот это жук!

– Страна наша называется также – Надэм.

– Ты шутишь?! Я не знаю такой страны, а с географией у меня, слава богу, все в порядке.

– Мы находимся не на Земле, а в другом мире, – Грэммер пристально смотрел мне в глаза.

– Так не бывает! Это только в книжках туда-сюда ходят между мирами!

– А почему ты думаешь, что в книжках все неправда? К тому же, я бы не сказал, что межу мирами ходят туда-сюда. Все гораздо сложнее…. – Грэммер на секунду запнулся и смутился. Или мне показалось? – Но об этом позже. Теперь о том, почему ты здесь. – Он опять запнулся, немного подумал и продолжил, – Анна, я прошу, отнесись к моим словам очень серьезно и спокойно. Дело в том, что ты вернулась домой. Ты из этого мира и, если уж быть совсем откровенным, ты не совсем человек, то есть, совсем не человек.

Вот это точно абзац!!! Это даже не обухом по голове, это – у меня нет слов! Я впала в ступор. Господи, пусть мне это снится, пусть это всего лишь страшный сон! Я стала щипать себя за запястье с какой-то маниакальной сосредоточенностью. Вот, сейчас проснусь, вот сейчас. Рука уже болела, а я все не просыпалась. У меня началась паника. Мамочка, что же делать?

Грэм уж совсем как-то жалостливо посмотрел на меня, наверное, это убило меня больше всего. Я вдруг с ужасом осознала: "

а ведь он не врет

". Ну не врут с таким выражением лица. Да и какой извращенный ум надо иметь, чтобы так врать?!



– Кто я? – С трудом прохрипела я, звук никак не хотел выходить наружу.

– Ты принадлежишь к древнему и влиятельному клану Драконов – Марранэш. К сожалению, на данный момент ты единственная представительница рода. Все твои родственники погибли в последней войне.

– Что?!!! Я – ящерица?!!! Капец!!!

– Не оскорбляй свой клан! Ты являешься потомком славных воинов и магов, имеющих две ипостаси: Дракона и Человека! У Дракона с ящерицей нет ничего общего! Никогда, ты слышишь, никогда не смей называть Дракона ящерицей! – Прямо-таки рявкнул на меня Повелитель.

– Ничего не понимаю, у меня в голове уже каша! Ты можешь все нормально объяснить и рассказать? Почему я такая, и как оказалась в своем мире, если родина моя здесь, и как такое возможно, что я не человек, а ничего про это не знаю и чувствую себя человеком? И, вообще, что происходит? Почему именно сейчас ты мне решил все рассказать?

– Ну, хорошо, слушай, – обреченно покачал головой Грэм, начиная рассказ.

Выходило, что я принадлежу к правящему дому древнего рода Драконов – Марранэш. Несколько десятилетий назад в Надэме разразилась страшная и кровопролитная война – война между кланами Драконов и Дроу. Шел второй год войны, войска Дроу осаждали родовой замок клана Марранэш. Осада длилась третий месяц и это была уже агония. Число защитников таяло, речь уже шла даже не о днях, а скорее о часах сопротивления. Да, это был конец. Из правящего дома оставались в живых только глава клана Нуарэм, его супруга Элегиэм, старший сын Аирам и младшая дочь Аниам нескольких дней от роду.

Услышав это, я невольно усмехнулась. Кто бы сомневался?! Я даже родиться не смогла в нормальное время.

Глава клана и его близкие понимали, что погибнут, и вот тогда мать маленькой Аниам предприняла отчаянную попытку спасти кроху. Она устремилась в открытый проход между мирами и оставила там свою маленькую дочь, подкинув ее семье, где тоже недавно родился ребенок, предварительно наложив на нее маскирующие чары, чтобы, до поры – до времени, сущность Дракона в девочке никак не проявлялась, и ее тайна не была бы раскрыта. Сама же вернулась в осажденную крепость, чтобы разделить судьбу своего мужа и сына.

Через несколько часов все было кончено – крепость пала, правящий дом клана Драконов Марранэш перестал существовать – все погибли. А маленькая девочка росла в чужой семье, не подозревая, что ей чужая не только эта семья, но и мир.

Воображение рисовало мне жуткие картины – дым, гарь, стоны раненых. Картины страшного боя вставали перед глазами. Вот падает смертельно раненый старший брат. Отец в окружении врагов до последнего защищает свою жену и тоже падает, сраженный мечом, погибает мать, кругом пожар, а потом…. – все, лишь зловещая тишина кругом, моего дома и семьи больше нет.

И тут же память унесла меня в детство. Вот я купаюсь в речке, мама что-то мне кричит, я смеюсь и разбрызгиваю вокруг капли воды с мокрых волос. Вот папа высоко подбрасывает меня, я визжу и опять смеюсь. Вот мы с сестрой на катке, я падаю, тяну ее за собой и снова смеюсь. Все мои воспоминания о детстве пронизаны светом и смехом. Я была по-настоящему счастливым ребенком. Ни разу мои родители не дали мне почувствовать, что я не родная, меня любили, я это точно знаю. Хотя теперь понятно, почему я так не похожа на свою семью. Мои родители и сестра – кареглазые брюнеты, а у меня волосы цвета темной меди, а глаза вообще странные – зеленые с желтыми крапинками. Я всегда чувствовала, что со мной что-то не так, была какая-то отчужденность от всего мира, мне всегда было не очень уютно в компаниях сверстников, всегда чего-то не хватало. Только в семье, пожалуй, я была такая, какая есть, потому что меня действительно любили со всеми моими странностями и прибабахами.

И вот, что теперь мне делать? На фига мне эта правда о моем происхождении? Я была всю жизнь странная. Но с этим все мирились – странная и странная, что такого? А теперь? Вот что теперь делать? Зачем мне знать, что я не человек, а Дракон? Зачем меня притащили в этот мир, который для меня тоже чужой? А, кстати, зачем?

– Зачем? И почему сейчас? – Тяжело выдохнула я свой вопрос.

– Ты молодец, быстро оправилась от потрясения, – проговорил Грэм, пристально глядя мне в глаза. А ведь глаза у него чем-то похожи на мои, разве что, желтых крапинок меньше, а глаза ярче, хотя и меняют цвет также как и у меня. Я заметила, что они тоже темнеют, когда Повелитель злится.

– Ты не ответил на мой вопрос.

Ой, чувствую, что что-то не так. Если он думает, что сомнительными комплиментами сможет запудрить мне мозги и увильнуть от ответа, то мужчина очень крупно ошибается. С мозгами и самообладанием у меня все в порядке. Мне сестра Юлька всегда говорит, что я непробиваемая, и "

выбить меня из седла

" практически не возможно. Да, я такая. "

Если даже вас слопали, то все равно есть два выхода

" – это про меня. А есть еще притча про лягушку и сметану – это тоже про меня.


Так, я опять отвлеклась. Что-то наш Повелитель подозрительно молчит. Он собирается отвечать или так и будет – сопеть и сверлить меня взглядом? Так и дырку недолго просверлить.



– Ну, я жду ответа.

– Я обещал твоему отцу, – обреченно вздохнув, ответил Грэм, – а сейчас, потому что открылся проход между нашими мирами.

– Что значит – открылся?! Он что, открыт не всегда?!!! – Просто завопила я.

– Я ждал и боялся этого вопроса, – Грэм опустил глаза, что было очень подозрительно. Я почувствовала, что сердце сжалось в предчувствии чего-то страшного и неотвратимого.

– Говори же, в конце концов, – просто прохрипела я.

Грэм продолжал рассматривать что-то на полу, затем, видимо приняв, наконец, решение, посмотрел на меня в упор. Ой, как не нравится мне этот взгляд. В нем ясно читался приговор – мой приговор. В принципе, Повелитель мог уже и не отвечать, я все поняла.

Между тем он начал говорить, даже не так – он начал вколачивать гвозди в крышку моего гроба.

– Проход между мирами открывается очень редко. Чтобы найти тебя и выдернуть домой, я ждал тридцать лет. – На секунду Повелитель запнулся, но потом снова в упор посмотрел на меня и продолжил, – проход открывается на несколько дней. Я был вынужден просто похитить тебя из того мира, потому что проход должен был закрыться через несколько часов. Чтобы никто ни о чем не догадался, и чтобы сохранить равновесие, твое место заняла и-ти-ира – демон-метаморф, один из находящихся у меня на службе. Не переживай, в том мире никто не почувствует разницы, и-ти-иры не агрессивны, полностью копируют заданный объект и начинают жить его жизнью. Твоим родным и близким ничего не грозит, они даже не почувствуют разницы.



– Что?!!! – Заорала я, – все, гад!!! К тебе пришел бо-ольшой писец!!! Ах, ты, сволочь, скотина!!! А обо мне ты подумал?! Каково мне?! Тебе это не интересно?!!! Я тебя убью!!!

Все! Это был действительно "

писец

". У меня окончательно сорвало планку. Я думала, что убью его, прибью на месте. Подскочив, как ошпаренная, на стуле, я ринулась к Грэммеру с одной мысль – уничтожить этого гада. Ненавижу!!! Мужчина успел перехватить мою руку, занесенную для удара.



– Не смей, прекрати истерику, – зловеще прошипел он. – Не смей мне угрожать, успокойся. В конце концов, мы не одни. Возьми себя в руки.

На нас уже, действительно, стали обращать внимание. Но легко сказать: "

успокойся

". А как? Меня колотила мелкая дрожь. Грэммер крепко держал меня за руки, я билась как рыба, пойманная рыбаком, но силы были явно неравны. Конечно, кто бы сомневался – такой бугай! Справился, называется, со слабой девушкой. Скотина! Извернувшись, я все-таки зарядила ему коленом между ног. Получи фашист гранату!!! Повелитель зашипел от боли, но хватку не ослабил. Пока я лихорадочно пыталась дотянуться еще до чего-нибудь, он прохрипел:



– Уходим, – и потянул меня к выходу.

По пути мы снесли несколько стульев, но, вроде, никто не пострадал. Такой неразлучной парочкой мы и вывалились из кабака.

– Ах ты, маленькая мерзавка! Дрянь! Как ты смеешь угрожать мне?! Я убью тебя, если ты, еще, хотя бы раз, попытаешься поднять на меня руку! – Грэммер схватил меня за плечи и, как следует, встряхнул.

– Пусти меня, урод несчастный!

– Почему несчастный!? – Ехидно поинтересовался, красный как рак, Грэммер.

– Ага, значит, против урода ты не возражаешь?! – С радость завопила я.

– Не цепляйся к словам. Так почему, несчастный? – У Грэммера на лице заиграла улыбка.

– Отстань от меня, ненавижу!!! – Продолжала бушевать я.

– Слушай, может, хватит? Ты уже начала повторяться. – Устало проговорил мужчина, – все равно ничего не изменишь, тебе остается только смириться. Вот увидишь, тебе понравится наш мир – твой мир. Ты вернулась домой.

– Какой дом?! Ты совсем больной?! Что ты понимаешь?! Мне здесь все чужое! Кому я здесь нужна?!

Видимо, сказалось напряжение последних часов, и я банально разревелась. Слезы лились из меня потоком, который я была просто не в силах остановить. Неожиданно Грэм обнял меня и начал гладить по голове, приговаривая:

– Тише, девочка, успокойся, не плачь, все будет хорошо. Я помогу тебе, я никому не позволю тебя обидеть.

Он шептал и шептал мне ласковые слова, и постепенно поток слез начал слабеть, а затем и вовсе иссяк. Я продолжала только вздрагивать, уткнувшись мужчине в плече, но уже без слез.

Господи, ну почему все так? Ну, вот что мне теперь делать? Куда идти, как жить? Конечно, Грэммер сказал, что поможет мне. Но я не наивная маленькая дурочка. Я, конечно, могу пойти с ним, но в качестве кого – вот в чем вопрос? Прежде чем на что-то решиться, нужно расставить все точки над "и". Кроме того, не все было ясно с обещанием, которое Повелитель дал моему погибшему отцу. Надо выяснить. Да, вопросы, вопросы, вопросы…. Просто киножурнал "

Хочу все знать

" какой-то.



– Все, отпусти меня, я в порядке, – я вывернулась из объятий Грэммера, – мне нужно умыться, какие есть по этому поводу предложения? Раз уж ты притащил меня в свой мир.

– Позволь пригласить тебя в гости? И, кстати, это и твой мир тоже. – Повелитель учтиво наклонил голову.

– Не цепляйся к словам. А в качестве кого ты меня приглашаешь? – Напрямую спросила я.

А нечего тут разводить политесы, я – девочка взрослая и прекрасно понимаю, чем заканчиваются подобные игры. Мне это надо?! Не хватало еще в совершенно незнакомом мне мире, где я вообще не знаю правил игры, закрутить интрижку с их Повелителем. Я, конечно, с прибабахом, но не до такой, же степени. Не надо быть мудрецом, чтобы понимать: возможностей и власти у Повелителя вполне достаточно, чтобы скрутить меня не только в бараний рог, а вообще в ма-а-ленькую такую сушечку. Так что, держаться от него лучше подальше.

– В качестве почетной гостьи и дочери покойного друга, – спокойно, между тем, ответил Грэммер. – Анна, ты придумываешь проблемы там, где их нет. Соглашайся на мое приглашение. Тебе нужно освоиться в этом мире, узнать правила, тебе понадобятся учителя, чтобы раскрыть спящие пока способности, в конце концов, нужно время, чтобы ощутить себя Драконом, чтобы затем жить полноценной жизнью. К тому же, ты, наверняка, захочешь узнать историю своего рода, узнать все о своей семье. Я помогу тебе освоиться в нашем мире, окажу поддержку, хотя бы на первое время. Соглашайся! – Грэммер выжидающе смотрел на меня.

Что делать? При таких условиях, наверное, нужно соглашаться, выбор-то ведь не велик.

– Ну, хорошо. Я согласна быть твоей гостьей.

– Вот и отлично. Ты готова? – Грэм протянул мне руку и ободряюще улыбнулся, – смелее, не бойся, я не обижу.

Я, наконец, решилась и шагнула ему навстречу. Грэм взял меня за руку, все опять покрылось рябью, звуки исчезли, я закрыла глаза и…. мы очутились в просторной комнате. Так, кажется, начинаю уже привыкать. По крайней мере, не впадаю в панику.

– Где мы, и как мы сюда попали? – Спросила я, оглядываясь вокруг.

– Мы во дворце Повелителя Драконов. А для перемещения нас я использовал обыкновенный пространственный портал. Объясню позднее, – увидев мое недоумение, добавил Грэммер.

– Добро пожаловать, Леди Аниам Нуарэм Марранэш. – Повелитель наклонил голову в вежливом поклоне и гостеприимно сделал жест рукой. – Чувствуйте себя, как дома, это Ваша комната. Вы найдете здесь все что необходимо, если что-то понадобится, слуги готовы выполнить любую просьбу. Я Вас покину, Вам нужно отдохнуть.

Ути-пути, какие мы важные! Как будто не он хватал меня за руки и тряс, как грушу.


– Ты прикалываешься, да? Во-первых, зови меня Аней, во-вторых, не " Выкай" и, в-третьих, перестань обзывать Леди.

– Анной ты была в том мире, а здесь ты Леди Аниам Нуарэм Марранэш по праву рождения, но если хочешь, наедине я буду обращаться на "ты", но только наедине. Но к имени тебе придется привыкать – здесь тебя зовут Аниам, к тому же, это имя тебе дано при рождении твоими родителями, а их волю нужно уважать. Тебе еще многому придется научиться, имей терпение и уважай уклад нашей жизни, и все будет хорошо, – все это Грэм проговорил с выражением школьного учителя, но в уголках глаз у него, вдруг, заиграли смешинки, и он, неожиданно, расхохотался.

– Ты бы видела себя со стороны!!!

– Ах ты, гад! Да, я тебе….!!! – Все, он меня бесит! Я как подумала, как я буду выговаривать свое заковыристое имя, так чуть в обморок не упала.

– Аня – так Аня, хотя Аниам мне нравится больше, на "ты" – так на "ты". Я просто попытался соблюсти этикет. Только полное имя тебе все равно придется выучить, потому что именно так тебя будут представлять на официальных приемах. Да, еще хочу попросить, х-м…, не называй меня ГАДОМ при посторонних – все-таки я их Повелитель, и вообще, обращение ко мне по имени и на "ты" допускается только наедине. Мне-то все равно, но необходимо соблюдать этикет.

Я почувствовала, как у меня краснеют щеки. Офигеть! Повелитель жалобно просит не оскорблять его при посторонних. Вот что мне делать со своим противным характером? Все, довела мужика до ручки.

– Извини, постараюсь держать себя в руках и не портить твой имидж. – Я постаралась, как могла, изобразить раскаяние. – А как принято к тебе обращаться?

– Господин, Повелитель, – пожав плечами, ответил Грэммер, – как тебе больше нравится – так и обращайся.

– Ну, уж точно не Господин! – фыркнула я. Вот еще! Нашелся фрукт! Мне он точно не господин, и никогда им не будет.

– Ничего, привыкнешь. В этом обращении нет ничего оскорбительного, – усмехнувшись, ответил Грэммер, – может оно тебе даже понравится. Я – Правитель Государства Драконов, ты, как Дракон, теперь являешься моей подданной, а для всех подданных я Повелитель и Господин.

– А не пошел бы ты, Господин! Может еще колени преклонить? Ты опять хочешь поругаться? А что, я могу! – Я опять начала нервничать. Притащил, понимаешь, против моей воли черт знает куда, да еще и почитания требует.

– Помилуйте меня Боги, я ничего не имел в виду плохого, – Грэммер примиряюще выставил вперед руки, – я просто объясняю тебе принятые нормы поведения. Ну, чтобы ты не выделялась среди окружающих. Я не думаю, что тебе понравится излишнее внимание и интерес. Кстати, колени преклонять вовсе не обязательно. Повелителя приветствуют так: мужчины – поклоном, а женщины, приседая, склоняют голову и опускают глаза, – усмехаясь, закончил он.

– Нет, ты все-таки нарываешься, Господин Повелитель!

– Я думаю, что мне лучше удалиться, тебе нужно отдохнуть. – Засмеявшись, Повелитель направился к выходу. Если что-то понадобится – дай знать. Если хочешь есть – я распоряжусь.

– Нет, спасибо, я не голодна, а тебе, действительно, лучше удалиться.

– Тогда спокойной ночи, и до завтра.

– До завтра, буду усиленно репетировать поклоны, – язвительно крикнула я ему вслед. В ответ из-за закрытой уже двери снова раздался смех.


* * *



Так, ну что? Надо осваивать новое жизненное пространство. Я пошла изучать свои "покои". В принципе, все цивильно, даже не подумаешь, что другой мир, скорее шикарные апартаменты в элитном отеле. Комната, которую мне выделили, была ну очень большой и просторной. Два огромных окна занавешены тяжелыми шторами приятного теплого коричневого цвета. У противоположной стены – легкое канапе и два кресла, обитые мягкой тканью песочного цвета. Еще два кресла такой же обивки вплотную придвинуты к камину, в котором слабо горел огонь, справа от окон – секретер, на полу светлый мягкий ковер и…. в центре этого "

футбольного

" поля – монстробразное сооружение, которое с большим трудом можно назвать кроватью.


"

Это, для каких же таких целей предназначен этот плацдарм?

" – Подумала я и сама устыдилась своих мыслей.


Что поделать? Ну, нравился мне этот мужчина, нравился. Но, к сожалению, от интрижки с ним придется воздержаться, хотя бы пока. Естественно, кто он и кто я? Тут даже смешно и сравнивать. У него таких, как я, наверное, по дюжине на каждый день.



– Вот и ладно, вот и хватит об этом, – вздохнула я и пошла исследовать комнату подробнее.

Выдвинула и задвинула все ящики секретера, посидела на диванчике. Подойдя к камину, подбросила дров. Огонь разгорелся сильнее, сразу же стало гораздо уютнее. Я села в кресло и стала смотреть на огонь. Правильно говорят, что делать это можно бесконечно. Не знаю, сколько прошло времени, наверное, много. Мыслей в голове не было. Я вообще, неожиданно спокойно реагировала на последние события. Конечно, вначале случилась истерика – куда же без нее? Но сейчас я удивительным образом успокоилась, как будто все, так и должно быть. Хотя, если подумать, бред! Причем, полный! В детстве я, конечно, любила сказки, но, то было в детстве. К тому же, меня никто не предупреждал, что сказка когда-нибудь может превратиться в реальность. Я, знаете ли, была к такому как-то не готова. Я еще понимаю, провести так отпуск, небольшое экзотическое путешествие, для расширения познания, скажем. Но остаться здесь навсегда? Жить постоянно? Увольте! А может, все это просто прикол? Хороший, такой прикол? Ага! А как мы сюда попали? Тоже по приколу? Наркотики я не употребляю, травкой не балуюсь, вроде бы, нахожусь в ясном уме и твердой памяти. С чего бы у меня начаться глюкам? Интересно, а как сходят с ума? Может, вот оно, началось? Поняв, что мысли помчались по опасной дорожке, я решила отвлечься и продолжить исследование комнаты, благо увидела в стене дверь. Открыв ее, я обнаружила ванную. Ванная тоже была внушительных размеров, под стать размерам комнаты. Они тут что, страдают гигантоманией, или принимают в гости Драконов в их натуральном обличье? Интересно, кстати, посмотреть на этих самых Драконов. Грэммер сказал, что у них две ипостаси – Человека и Дракона, но я пока видела только людей. Или в Драконов здесь превращаются по большим праздникам, а может по определенному расписанию? Ага, например, по вторникам и четвергам. Представив себе это, я хихикнула. Так, я опять отвлеклась. Ну, что там у нас с ванной? Шагнув вовнутрь, я, как следует, огляделась. Ну, что же? Потянет, здесь тоже все цивильно и шикарно. Вся сантехника в наличии, все, как положено. Стены покрыты плиткой приятного светло-зеленого цвета с дракончиками, что меня особенно умилило. Я опять хихикнула. Купальня похожа скорее на мини-бассейн, правда, вода в ней была странного зеленого цвета, но, тем не менее, прозрачной. Я наклонилась и потрогала воду. Теплая…

Покрутив краны, я обнаружила, что есть горячая вода. Отлично, это как раз то, что нужно. Добавив в купальню горячей воды и пены из бутылочек, найденных тут же, в комнате (не знаю, что в них было, но вода вспенилась, к тому же запах был приятный, так что, будем надеяться, что я не ошиблась), я быстренько забралась в воду и с удовольствием принялась отмокать, расслабляясь и медитируя. Отмокала я там довольно долго, вода даже уже стала остывать. Потом, завернувшись в большое махровое полотенце, я забралась на кровать, накрылась теплым одеялом и неожиданно быстро уснула, видимо, сказалась перегруженность дня событиями и впечатлениями.

Мне снился дом, сестра и родители. Они сидели на лесной поляне, залитой ярким солнечным светом. Папа что-то рассказывал, мама с сестрой смеялись….

"

А где я?

" – Вдруг пронзило меня.



– А тебя нет, и больше с нами не будет, – обернулась ко мне сестра.

Мне стало жутко страшно, я закричала и… проснулась. Потрескивал камин, значит, поспала я совсем немного, дрова еще не успели прогореть, на стенах играли блики от огня, было тихо и спокойно, но сон почему-то отлетел напрочь.

Я спрыгнула с кровати, завернулась в одеяло и подошла к окну. Вдруг резко захотелось курить. Что-то нужно предпринять. Интересно, у них здесь есть сигареты?

"

Вот, дура!

" – Мысленно шлепнула я себя по лбу, – "

у меня же в сумочке все есть

".


Так, где я ее бросила? Пошла искать, двигаясь практически на ощупь – все-таки, в комнате было довольно темно. К счастью, сумочка обнаружилась довольно быстро. Достала сигареты. Класс! Так, а где тут можно покурить? Закуривать в комнате я постеснялась, пошла к окну – может окна открываются? Отдернув шторы, я обнаружила, что это не окна, а большие стеклянные двери. Так, интересно, если есть дверь, то она куда-то ведет. Двери, как, оказалось, вели в небольшой сад, или в большой, в темноте все равно ни черта не видно. Да…, с уличным освещением у них явно проблемы. Постояв немного, пока привыкнут глаза, я обнаружила, что стою на небольшом крыльце, прямо у него нашлась скамейка, к ней я и направилась.


У-ф…, наконец-то, устроилась с комфортом, можно и покурить. Я с наслаждением затянулась, в голове появилось легкое кружение.


Воспоминания о сне все никак не хотели уходить. В ушах стояли слова сестры: "

тебя нет, тебя нет

". Меня, действительно, больше нет, прежней нет. А кто я настоящая? Фиг его знает! В моей голове, похоже, не осталось мыслей. Их и так-то было не очень много, а тут вообще видимо испугались действительности и дружно покинули мою многострадальную головушку. Вот за что мне это? Ну, почему я? О-хо-хо, думай – не думай, реви – не реви, легче не будет.


Надо решать, что делать дальше. Так, нужно наметить план действий. Во-первых, нужно найти себе постоянное жилье. В доме Повелителя оставаться не хочу – ни к чему хорошему это не приведет, задницей чувствую. Я и так, от одного взгляда его улетаю, и коленки противно подгибаются, а если он, допустим, захочет меня, к примеру, поцеловать? Ну, ладно…. Я понимаю, что зафантазировалась, на фиг я ему сдалась. Ну, а все-таки, вдруг…? Вот, что тогда? Да знаю я, что тогда. Растекусь я тогда, как кисель, и крепость падет, не оказав ни малейшего сопротивления, потому как у меня никогда не было такого мужика. Вот и нечего тут мечтать – не было, и не надо пробовать. Так, с этим решили: с Повелителем соблюдаем нейтралитет и стараемся держаться подальше.


В ход пошла следующая сигарета. Во-вторых, нужно как-то кормить себя. Для этого нужна работа. На первых порах придется принять помощь Грэма, иначе не выжить и нужно срочно учиться здесь жить. Грэммер говорил, что у меня есть способности, но ими нужно научиться пользоваться – значит, нужно учиться. Надо обсудить это с ним. Ведь я даже не знаю, где им обучают и сколько это стоит. Да, проблемы, проблемы, головушка моя бедная сейчас лопнет.


Пошла еще одна сигарета. Кстати, а что я буду делать, когда кончатся сигареты? Бросать ужасно не хотелось. Выпустив сигаретный дым, продолжила разговор сама собой. В-третьих, нужно проверить то, что сказал Грэммер по поводу возвращения меня домой. Он может сколько угодно говорить, что мой дом здесь, но я-то знаю, что мой дом остался на Земле – там, где моя семья, мои друзья и знакомые, и я хочу домой. От этой мысли в горле все перехватило, и я захлюпала носом. Знаю, что не конструктивно, но что делать, если душу рвет тоска и безнадега?



– Ты много куришь…

От прозвучавшего неожиданно голоса, меня подбросило от скамейки, наверное, на полметра, сигарета выпала из рук, я захлебнулась дымом и закашлялась. Из кустов вышел Повелитель.

Вот ведь, гад, подкрался! И как давно он здесь? Интересно, а я вслух рассуждала или про себя?

– Извини, не хотел тебя пугать, – мягко сказал он, – ты, правда, много куришь. Не спится?

– Дурная привычка, – наконец, прокашлявшись, выдавила я, – не подкрадывайся больше так, пожалуйста. Мне приснился плохой сон, и я больше не смогла уснуть.

Я достала новую сигарету и скосила взгляд на Повелителя. Ишь, ты! "

Много куришь

!" Это мое дело, сколько курить. Он мне не отец, не брат, не муж. Пусть своими подданными распоряжается. В душе опять стало подниматься раздражение на Грэммера. Нервы ни к черту, совсем разобралась по запчастям. Если не возьму себя в руки, хреново мне придется. Мне и так-то придется, чувствую, не сладко, а уж с моим теперешним состоянием и подавно.



– Ну, что ты, как маленький колючий ежик? – Грэммер неожиданно обнял меня за талию и притянул к себе, – успокойся, малышка.

Упс! Вот это да! Я была права. Что делать? Разум отдавал команду оттолкнуть Повелителя и бежать, а еще съездить ему по ушам, чтобы неповадно было, а тело…, а вот тело посылало разум по известному адресу. С минуту я наблюдала за их спором, потом все-таки приняла сторону разума и попыталась вырваться.

– Нет, – как мышь, из последних сил пропищала я.

– Т-шь.

Грэм и не думал меня отпускать, вместо этого он сжал меня еще крепче и приблизился к моему лицу.

Добро пожаловать, паника! Я уперлась изо всех сил руками в его грудь и пристально уставилась на Повелителя. В голове у меня уже прояснилось, первая растерянность от его напора прошла, так что, ему сейчас придется, ой, как непросто. Совсем уже охамел! Он что себе думает?! Он за кого меня принимает?! Это что, как в кино: "

Вы привлекательны, я – чертовски привлекателен. Так чего же время зря терять?

"*. Или у них здесь нравы такие? Ничего, мы их сейчас с нашими понятиями о приличиях познакомим, а если надо, то и вобьем!



– От-пус-ти ме-ня, не-мед-лен-но, – по слогам прошипела я, изо всех сил упираясь руками.

– Извини, я не хотел тебя обидеть, – Грэммер ослабил хватку.

Я вырвалась и шипящей змеей уставилась на него. Очень хотелось просто убежать, но умом я понимала – делать этого ни в коем случае нельзя. Или мы сейчас расставим все точки над "и", или мне так и придется от него сбегать, а он будет думать, что я его боюсь.

– Ты больше никогда не прикоснешься ко мне без моего на то разрешения! – Очень четко и громко проговорила я, глядя в упор на Повелителя. – Или ты расстанешься с лишними конечностями! Все понял?!

– Кто– бы сомневался – Драконица!!! – удовлетворенно проговорил Грэм и поднял руки ладонями перед собой. – Все! Все! Понял! Я вообще-то сообразительный, – уже с улыбкой проговорил Повелитель.

Умный, зараза! И инстинкт самосохранения присутствует. Вот, так-то лучше. Мы уважать себя заставим!

– Это уже лучше, исправляешься, живи пока, – милостиво разрешила я.

– Нахалка! – Восхитился Грэм.

– Да, я такая….– самодовольно проурчала я, – к тому же, не люблю хамов. Если я захочу твоих объятий, то сама дам знать, не сомневайся, а сейчас мы можем просто поговорить, если ты не против.

– Ну, давай поговорим. Ты же не просто хочешь поговорить, ты, наверняка, хочешь задать какие-то вопросы. Я прав?

– Конечно, хочу! Вопросов у меня вагон и маленькая тележка. И так все непонятно, а еще ты тут со своими обжиманиями не ко времени.

– Ага, значит, если бы ко времени – то и реакция была бы другая? Х-м, запомню…..

Запоминай, запоминай, догадливый ты наш.



– Ну, ладно. Теперь серьезно. Что ты хочешь знать? Задавай свои вопросы.

Х-м, с чего же начать? Что для меня важнее всего? Несмотря на намеченный план действий, мне все-таки кажется, я неправильно расставила приоритеты. Во-первых, нужно было учиться, а потом уже работа, жилье и так далее. Ну, ладно, ладно…. Я уже не так категорично настроена на поиск жилья. Да, этот мужчина мне нравится. И, что?! Имею право! Это, между прочим, еще ни о чем не говорит. Я не собираюсь так легко сдаваться и бросаться в его объятия, но могу я, наконец, находиться поближе к объекту воздыхания, чтобы просто любоваться им. Во, вруша!!! Я аж восхитилась изворотливостью собственной натуры. Ага, это она, ну в смысле натура, перед разумом оправдывается. А что, нельзя? Да, я особа ветреная и легкомысленная. Видимо, вся борьба с собой у меня была написана на лице, потому что Грэммер очень уж самодовольно ухмыльнулся. Ладно, посмотрим еще кто – кого.

– Ты говорил что-то о моих спящих способностях. Какого плана эти способности? Как их будят?

– Я имел в виду магические способности, которые заложены в тебя при рождении, и способность к смене ипостаси. Понимаешь, Аниам, Драконы – магические существа. Естественно, они владеют магией и, надо сказать, очень даже не слабо.

– Так ты маг?!

– Конечно, я же Повелитель Драконов, – Грэм пожал плечами с таким видом, как будто вопрос задает неразумное дитя.

Мне почему-то стало очень обидно. Если он так будет реагировать на мои вопросы, то очень скоро я перестану их задавать. Вот вам приятно было бы осознавать себя недоумками? Вот, то-то-же. И мне не хочется выглядеть и ощущать себя дурой.

– Послушай Грэм…, – Я замялась и уставилась на небо, блин, как же неприятно все это, – ты не мог бы сдерживать свои эмоции. А то мы так далеко не уйдем в плане адаптации меня к местным реалиям. – Наконец, я опустила взгляд и посмотрела на него в упор. – Я тебя очень прошу, не надо со мной разговаривать, как с дитем неразумным. Да, я не знаю, что Повелитель Драконов в обязательном порядке маг. У нас, знаешь ли, как-то не принято, что Президент страны должен обязательно быть волшебником!

Все, началось, сейчас опять разругаемся. Ну когда я научусь сдержанности? Ведь взрослая же тетя.


– Ну что ты опять закипаешь?! Не подумал, неправ, согласен, постараюсь исправиться. Мне ведь тоже трудно. Я тоже привык к другому отношению к себе. Ты думаешь, мне все " тыкают" направо и налево? Да, а еще, каждый норовит обозвать ГАДОМ и дать в морду? Давай идти друг другу навстречу, а не закипать по любому поводу.

Кстати, по поводу мордобоя. Хочу тебя предупредить, что как Повелитель – я лицо неприкосновенное, и попытка распустить руки для тебя может закончиться плачевно. Если бы тебе удалось меня ударить, то так как это было при свидетелях, я вынужден был бы тебя отправить к палачу. Вообще-то, по нашим законам, за такое предусматривается смертная казнь. Мне пришлось бы это сделать. Единственное, чем бы я смог тебе помочь, это назначить более гуманный способ умерщвления. Я тебе не угрожаю, а просто предупреждаю, что ты не знаешь наших законов. Поэтому действуй осмотрительнее и сдержаннее. Я тебе многое могу простить и уже прощаю, понимая, что ты делаешь это по незнанию, но если что-то произойдет при посторонних, я буду вынужден действовать, как Повелитель, в соответствии с законами нашего государства.

Что касается магии, то в нашем мире – это как воздух, вода и так далее. Наверное, нужно рассказать подробнее, – Грэммер обреченно вздохнул, посмотрев на меня. – Миры, Аниам, в основной своей массе, за редким исключением, именно магические. Такие миры, как тот, из которого ты прибыла, их еще называют техногенными, – это довольно редкое явление. То, что достигается в таком мире путем сложных технических решений и истощением, в конечном счете, природных ресурсов, в магическом мире делается при помощи магии с привлечением лишь источников магической силы, которые имеют свойство восстанавливаться. Таким образом, и планете не наносится урон, и проблема решается гораздо проще, чем в техногенном мире. Вот, смотри.

Грэм вытянул руку, и на его ладони появился маленький светлячок, который очень быстро увеличился в размерах до теннисного мяча. Затем Грэм мягко подбросил его вверх, и на ладони появился следующий. Буквально через минуту над нами висело порядка десяти светящихся шаров. Вокруг стало очень даже светло. Вау! Вот это решение проблемы освещения! Я была в восторге. Класс!

– Я тоже так смогу? – У меня даже голос перехватило от волнения.

– Конечно, сможешь, это же простейшее заклинание, дети начинают с этого учиться, – Грэм искренне рассмеялся, глядя на меня.

– Ты опять?!

Я уже хотела обидеться, но Грэм неожиданно мягко привлек меня к себе.



– Все, все, не злись, я больше не буду. Хочешь, я научу ему тебя прямо сейчас?

Знает, чем соблазнить, Змей. Конечно, хочу, он еще спрашивает! Затаив дыхание, я лишь смогла закивать в ответ.

– Ну, смотри. Весь фокус в управлении потоками энергии. Плетение любого заклинания начинается именно с этого. Вот, подумай: почему на Земле нет магии?

– Не знаю, – честно призналась я.

– Да потому что, на Земле нет источников магической энергии. Нет, они, конечно, есть, но так слабы, что ими практически невозможно пользоваться. А в других мирах источники есть, и их много. Поэтому магу достаточно только найти потоки энергии и правильно ими распорядиться. Поняла?

– Понять-то я поняла. Все у тебя просто! Найти потоки… распорядиться…. А как?

– А вот этим мы сейчас и займемся. Аниам, ты – Дракон. У тебя в крови магия, даже если она заблокирована. Дай, я попробую в тебя заглянуть.

– Это как? – Я на всякий случай отодвинулась подальше.

– Не бойся, иди сюда. Что ты шарахаешься от меня, как от заразного? Сядь спокойно, расслабься. Да не пристаю я к тебе! Мне мои конечности дороги, которые, кстати, совсем даже не лишние. Да, вот так…. Теперь закрой глаза.

Я решила поверить Грэммеру и сделала все, как он просил. Повелитель положил мне руку на лоб и затих. Я украдкой приоткрыла один глаз, чтобы подсмотреть – что он там делает? Интересно же! Грэм сидел с закрытыми глазами, и, казалось, прислушивался к чему-то. Наконец, он открыл глаза и посмотрел на меня. Взгляд его был мутным и расфокусированным. Через несколько секунд он пришел в себя, теперь он выглядел уже удивленным, но мужчина быстро взял себя в руки и проговорил:

– Ну, что, все не так уж плохо. Я думал, будет значительно хуже и сложнее. Блоки, которые установила твоя мать, я тебе снял. Теперь ты сможешь видеть энергию. Ее еще называют линиями силы. Они и выглядят, как линии. Сейчас будем учиться видеть потоки энергии, ловить, удерживать их и направлять в нужном нам направлении.

– Прямо сейчас?!

– А чего тянуть-то? Все равно спать ты не хочешь. Займемся созданием искусственного освещения, к тому же, это очень легко, – с улыбкой закончил он.

Действительно, все оказалось очень даже просто. Потоки энергии, или линии силы, выглядели, как тоненькие ярко желтые ниточки. Когда я попробовала до них дотронуться, то ощутила значительное тепло. Странно, раньше я ничего подобного не чувствовала. Скорее всего, на мне, действительно, стояли блоки, которые Грэммер снял. Беспокоило меня только удивление Грэммера после того, как он покопался у меня в голове. Что же он там такое увидел? Что, совсем не обнаружил мозга? Ладно, подумаем об этом на досуге, в одиночестве, сейчас занятие есть поинтереснее. Постепенно я вошла в азарт. Мне понравилось упражняться с линиями силы. Грэммер показал, как их направлять и фокусировать, объяснил, как сконцентрировать энергию в одной точке, еще раз зажег огонь, чтобы я могла понять, за счет чего это происходит. Уже через несколько минут я сама смогла зажечь свой первый фонарик. В восторге от полученного результата, я начала зажигать фонарики снова и снова, повизгивая от восторга. Очень скоро все вокруг было увешено огнями.

– Ты чудо! – Грэммер наклонился ко мне и поцеловал в щеку.

Я мгновенно "

вспыхнула

", причем не от стыдливости. Какая уж тут стыдливость в моем-то возрасте. Просто от его прикосновения неожиданно стало жарко, и в животе проснулись пресловутые бабочки. Грэммер, гад, естественно как опытный мужчина, а то, что он опытный как-то не вызывало сомнения, сразу почувствовал реакцию моего тела, и, не дав мне опомнится, развернул за плечи к себе. Да… То, как он целовался, нужно консервировать и продавать, как наркотик. Это что-то с чем-то. Я ведь далеко не первый раз целуюсь с мужчиной, а тут вот показалось, что первый. Мягкие мужские губы дразнили, звали за собой, обещая блаженство. Грэммер играл, лаская и покусывая, искушая и соблазняя. Когда мужчина оторвался от меня, я уже вообще плохо себе представляла, где я нахожусь, и что со мной происходит. А он и не думал останавливаться, просто переключился с губ на шею. В ушах стоял звон. Когда губы прошлись легкими касаниями по шее, ключицам и двинулись ниже, я выгнулась и застонала. Неожиданно вырвавшийся хриплый стон привел меня в чувство. Что же со мной происходит? Что он делает? Что, что? Играет, как кот с мышью. Эта мысль меня окончательно отрезвила, и я попыталась оказать сопротивление. Получалось, конечно, плохо. Но, тем не менее, кое-что мне удалось. Упиралась я изо всех сил, и еще неизвестно, насколько бы хватило моего самообладания, но Грэммер, наконец-то, ослабил объятия, и мне удалось вырваться из кольца его рук.



– Почему? – Хрипло спросил он, пристально глядя внезапно потемневшими глазами. От его взгляда хотелось немедленно самой раздеться и не задавать глупых вопросов.

– Зачем? – В ответ спросила я, с трудом собирая свои глазки в кучку.

– Интересный у нас разговор, – усмехнулся Грэммер, не прекращая в упор глядеть на меня, – мне показалось, что ты не против.

Он провел пальцами по моей щеке и попытался снова прильнуть к губам. Я быстренько отодвинулась, попутно отметив про себя, что вокруг нас как-то очень уж потемнело, и фонариков не видать, и тихо как-то уж очень.

Да…, оперативно. Ка-к-ой молодец! На всякий случай, еще отодвинувшись, я тоже посмотрела ему в глаза.

– Я повторяю свой вопрос: зачем?

Я уже полностью пришла в себя после неожиданной и стремительной атаки этого искусителя и ситуация мне очень даже не нравилась. Меня просто целенаправленно соблазняли, причем делали это трезво и цинично. Ха…, не поверю, что выключил свет он в порыве страсти. Я вот даже дышать забыла от его напора, а он обо всем успел позаботиться.

– Почему бы и нет, мы же взрослые люди. Или тебе не понравилось? Мне показалось по-другому, – на губах Грэма заскользила улыбка Змея – искусителя. Он попытался пододвинуться, я отползла по скамейке еще.

"

Интересно, что я буду делать, когда скамейка кончится?

" – Лихорадочно соображала я.



– Х-м…, нет – так нет, – вздохнул Грэм, – а жаль…, – мечтательно закончил он.

– Слушай, чего ты добиваешься? Я ведь не наивная девочка, ты не просто решил заняться со мной сексом со скуки, ты меня целенаправленно соблазнял, т.е. ты изначально ставил перед собой такую цель. Так…. Давай порассуждаем… Ты отправляешься за мной в другой мир, выдергиваешь оттуда, причем, как, оказалось, ждешь этого много лет. В чем причина? Мне, почему-то, кажется, что дело не только в слове, данном покойному другу. Для этого можно было отправить кого-нибудь из своих подчиненных, а не носиться самому по чужим мирам, рискуя из-за обыкновенной смертной. Поправь меня, если я не права. В чем же дело? Ведь не воспылал же ты неожиданно страстью к иноземной женщине, ты ведь не восторженный мальчик, а, наверняка, опытный и циничный правитель. Грэм, а сколько тебе лет?

– Восемьсот, и да, ты права. Дело не только в моем обещании твоему отцу, хотя и в нем, тоже, – Грэммер упрямо заломил бровь, – обещания Повелителя должны быть исполнены. Но ты права, для этого мне необязательно было отправляться за тобой самому. Причина того, что сделал я это лично в том, что…– Грэм на мгновение замялся, но все же продолжил, – дело в том, что мы с тобой обручены. Ты будущая Повелительница Надэма и моя невеста – Принцесса Аниам Нуарэм Марранэш.

– Это кто же так решил?!

– Ты обручена со мной с момента своего рождения. Я подумал, что раз мне предстоит жениться на тебе, то неплохо было бы познакомиться неофициально, ну присмотреться там, и все такое. К тому же, в экстремальной ситуации характер раскрывается лучше всего. Должен же я знать, кого беру в жены. У Дракониц и так характер не сахар, по определению, вдруг бы ты оказалась полной дурой и стервой, – смущенно опустив взгляд, закончил Повелитель.

– И что бы ты сделал, если бы я оказалась именно такой? Прикопал бы по-тихому? Кстати, насчет дуры я согласна – это не про меня, а вот на счет стервы – я бы поспорила. К тому же, дура, в принципе, не может быть стервой, у нее мозгов на это не хватит. Так что, не повезло Вам, "жених", я – умная стерва. Ну, что, расторгаем помолвку? – Ехидно оскалилась я.

– Не-а, – улыбаясь, ответил Грэммер, – ты мне понравилась, из тебя выйдет отличная Повелительница.

– А если я – против?

– Ну и что, помолвку расторгнуть все равно могу только я, а время обаять тебя у меня еще есть. Я, вообще, обаятельный, вот увидишь – тебе понравится быть моей супругой и Повелительницей Надэма, – проговорив это с улыбкой соблазнителя, Грэм опять меня заграбастал и попытался поцеловать. В этот раз мне удалось быстро выскользнуть из его рук.

– Но-но, без рук. Смотреть смотри, но не приближайся.

– Иди ко мне, ну, не упрямься….

– Отстань, жених!!!

Грэм обиженно запыхтел. Это был какой-то театр абсурда. Бред! Какая невеста, какая Повелительница?! Я что, попала в огромный дурдом? Или это воплотились мои нереализованные желания? Но я не помню, чтобы мечтала о Драконах, тем более я не собираюсь быть их Повелительницей. Мне бы со своей головой разобраться. Мозга-то ведь нет! А тут целое государство! Если все подданные похожи на своего Правителя, то это страна психов и ненормальных. Так что, уж дудки! Тут, пожалуйста, без меня!

– Грэм, послушай, а ты не боишься со стыда сгореть с такой женой. Я же, по вашим меркам, абсолютно темная и невежественная?

– У тебя будут лучшие учителя! Как, в общем, и все – только самое лучшее! – Гордо прорекламировал себя Повелитель.

Ну и фрукт же все-таки он! Сейчас лопнет от собственной значительности и важности! Да… власть портит. Особенно, когда властвуешь долго. А в том, что он у власти долго, сомневаться не приходилось. Еще бы, возраст-то о-го-го!!!

– Расскажи мне о моей семье, – задала я следующий вопрос, по-моему, зря.

Неожиданно взгляд Повелителя заледенел, лицо вмиг утратило благодушное выражение и стало жестким. Но это продолжалось всего несколько мгновений, он быстро справился с собой и снова стал прежним, доброжелательным мужчиной.

– Мы поговорим об этом позже, Тебе все-таки нужно поспать, не торопись, все успеется. – С этими словами Грэммер поднялся со скамьи, быстро откланялся и ушел, оставив меня в недоумении.

Ой, как мне все это не нравится…. Что-то уж больно резко он свалил, больше похоже на то, что Грэммер просто сбежал, увильнув от ответа. А что такого я спросила? Последний мой вопрос был о семье. По-моему, он что-то скрывает. Неужели, с моей семьей связана какая-то тайна, или ему в тягость обязательства, которые он на себя взял по отношению ко мне? Я имею в виду обещание жениться. Так тут вообще никаких проблем. Я сама не в восторге от жениха, который свалился мне на голову. К тому же, я замужем. Вообще-то, я мечтала о любовнике, а не собиралась заводить второго мужа. К тому же, от общения с Повелителем у меня осталось ощущение, что я разговаривала с двумя разными людьми. Как-то ведет он себя странно и непоследовательно – то такой, а через минуту уже другой. Передо мной как будто все время мелькали совершенно два разных человека: один мягкий и улыбчивый, а другой жесткий и властный. Так какой же ты на самом деле, Повелитель Драконов? И что же его во мне так удивило, когда он снимал мне блоки? И почему ему так неприятны вопросы о моей семье? Вот об этом и надо подумать в первую очередь!

Но ничего, рано или поздно я во всем разберусь. Слава богу, с мозгами у нас все в порядке. Да, не удивляйтесь, мозга у меня нет, а с мозгами полный порядок. Так бывает! Вы можете спросить: "

Что это означает

?" А это означает, что жизненного ума и хитрости у меня ноль, абсолютный, а вот умение анализировать и строить логические выводы – тут, пожалуйста, сколько угодно. Так что, если это тонкая игра, ну, что же, флаг ему в руки – поиграем, отчего же не поиграть. Я тоже умею изображать глупую и наивную дурочку. Посмотрим, кто кого переиграет.


Рассуждая так, я вернулась в комнату и завалилась спать, а что – постелька мягкая и большая, а о неприятностях и проблемах мы будем думать по мере их поступления. Если у Повелителя в руках крапленые карты, рано или поздно я все равно это обнаружу. И вот тогда пусть побережется – месть моя будет страшна. Я девушка мирная, но вынести мозг и отомстить могу так, что мало не покажется. Вот, завтра, с утреца, и возьмемся за эту загадку, которую зовут Грэммер.


Уже засыпая, я вновь подумала о нем, не как о Повелителе Драконов, а как о мужчине. Все же хорош, чертяка! Определенно, хорош! Можно сказать, вообще, мечта женщины. И губы, кстати, у него мягкие и нежные. Вот, разве я не идиотка?!



Женщины, как и сны,


никогда не бывают такими,


какими их хочешь видеть


/ Луиджи Пиранделло/


Грэммер Эрам Дэвеш



"

Вот ведь зараза! Грхманш! Боги, дайте мне терпения! Ну, что за ведьма! Я – закаленный в интригах Повелитель, и она – маленькая, наивная дурочка. Ну, конечно, она – Драконица. Это нельзя сбрасывать со счетов, но все-таки, мне казалось, что план очень даже продуман, а оказалось…. Так, спокойно. Не получилось обаять ее с ходу – ничего страшного. Все равно, ей ли тягаться со мной. Кто есть она, и кто я? А ведь хороша, мерзавка! Ох, как хороша!"


Я несся в свои покои, буквально сметая все на своем пути. Испуганные подданные при виде меня прижимались к стенам и старались скорее убраться с моего пути – правильно, они хорошо знали своего Повелителя. Это пусть наивная дурочка считает меня рубахой-парнем, а остальным прекрасно известен мой нрав. По-другому нельзя, я бы не продержался у власти несколько веков, если бы был таким, каким ей показался. Б-р, до сих пор скулы сводит от глупых улыбочек. Да я за последние сто лет столько не улыбался, сколько за последние несколько часов. Вспомнив, как приходилось выдавливать из себя улыбки, я опять мысленно выругался и с досадой шибанул по очередной колонне. Посыпалась штукатурка. Нет, все-таки, надо держать себя в руках, а то по вине этой стервы еще и ремонт во дворце придется делать. Ну, ничего, ничего…. Никуда эта зараза от меня не денется, она все равно будет моей женой! Выбора нет ни у меня, ни, тем более, у нее. Мне самому все сначала показалось бредом. Жениться на дочери своего врага?! Абсурд какой-то! И, тем не менее, решение было принято. Как потом оказалось, я в очередной раз оказался прав, расчет оказался верным. И все было бы ничего, если бы ее отец не погиб. Демоны, как я был разочарован. И вот, наконец, все сложилось, но моя невеста неожиданно оказалась не наивной дурочкой, а очень даже умной и цепкой. И не поторопился ли я снять ей блоки? Я даже опешил от мощи, которую обнаружил. Эта девчонка даже не подозревает о своей силе. Боги! Ей, действительно, предназначено судьбой быть спутницей Повелителя! Но как мне обмануть ее и соблазнить, заставить потерять голову и пойти со мной к алтарю? Время поджимает! Как только я не старался! Фонарики эти, дурацкие! Даже не верится, что это я изображал только что интерес и страсть. Я! Повелитель Драконов, известный своей холодностью и расчетливостью. Нет, я не отступлюсь! Потратить столько времени и сил, чтобы, сначала, найти ее, потом, чтобы доставить сюда и сдаться?! Никогда! Или я не Грэммер из клана Драконов Дэвеш! Сыпля проклятиями, я, наконец, долетел до своих покоев. Охранник молча открыл дверь, хотя смотрел на меня круглыми от изумления глазами, в которых читался вопрос. Не задал… Умный мальчик – жизнь дороже. Ворвавшись в покои, я с досадой пнул стул, оказавшийся на пути, подлетел к шкафу и достал бутылку вина. Все! Спокойно! Нельзя превращаться в тряпку из-за какой-то девчонки!


Постепенно успокаиваясь, я с бокалом в руке сел возле камина. Надо все спокойно обдумать и скорректировать план. Ничего страшного не произошло. Время еще есть. А девочка, действительно, хороша. Закрыв глаза, я снова вспоминал наше с ней, так сказать, свидание. Перед глазами стояла ее улыбка, глаза фурии, вспоминался смех. Что это со мной? Неужели зацепила? Да ну, глупость. Я слишком искушен в женщинах, чтобы увлечься этой простушкой. Потом, через ни одну сотню лет, может быть…. А сейчас…Она слишком для меня проста и наивна. Конечно, есть в ней какая-то изюминка, непохожесть на наших женщин. Надо признать, Повелительница из нее выйдет, это видно уже сейчас – удар держать умеет, да и умна – ничего не скажешь, признаю. К тому же, магическая сила у нее соответствующая, правда в сыром, не отшлифованном виде, но это все вопрос времени, и еще не факт, что магию ее вообще нужно шлифовать, так даже лучше и безопаснее. Может все не так и плохо. Может союз наш будет удачным, хоть и иду я на него по политическим мотивам? Да и отступать уже поздно, карты Боги раздали, игра началась. Вот и нечего сомневаться и расслабляться, нужно думать.



– Шаур! – Негромко позвал я, уверенный, что охранник меня услышит, – способность Драконов слышать своего хозяина еще никто не отменял.

– Да, Повелитель, – мой личный охранник и телохранитель неслышной тенью проскользнул в комнату.

– Найди мне Маэлана. Он во дворце?

– Нет, мой Повелитель. Но за ним сейчас пошлют.

Я молча кивнул и указал на двери. Все также бесшумно Шаур направился к двери. Движения его были мягки и экономны – настоящий боец. Несмотря на молодость, мне нравился этот парень. Со временем из него выйдет настоящий, матерый боевой Дракон, а пока пусть учится. Я, если понадобится, могу прекрасно и сам за себя постоять. Моя личная охрана – это, по большей части, дань традиции. Сильнее меня Дракона в клане нет, или я бы не был их Повелителем. Таков закон Драконов – в клане правит сильнейший.

– И передай Ниалэн, что я сегодня желаю видеть ее у себя. Жду ее, как только уйдет Маэлан.

– Слушаюсь, Повелитель. – Шаур все также неслышно выскользнул за дверь.

Расслабиться мне сегодня явно не помешает, девчонка всколыхнула мою кровь, нужна разрядка. Благо фаворитки всегда к моим услугам, хоть и раздражают порой до невозможности, но это уже издержки, так сказать, дворцовой жизни. Не думаю, что разговор с Маэланом займет много времени. Я уверен, что начальник моей охраны вскоре появится – для Драконов расстояние не проблема, как только его найдут, он тут же примчится. Прости, дружище, если придется вытащить тебя из теплой постельки с подружкой! Что поделать, дела…

Маэлан явился, когда я не успел допить второй бокал. Молодец! Оперативно! И вид не растрепанный, а собранный, как всегда, так ведь за это и ценю, поганца. Хотя надо отметить, что легкий запах женских духов еще не успел выветриться. Наверняка, новая подружка. Я уже давно перестал их запоминать, настолько часто они меняются. Никакого постоянства у этого Дракона. Интересно, а он когда-нибудь женится? Навряд ли. Это не Дракон, а котяра…

– Ты хотел меня видеть? – С улыбкой проговорил он, усаживаясь в кресло напротив и наливая себе вина. И все это, практически, одновременно. Да, натура деятельная и страстная.

– Мне нужна твоя помощь.

– Все, что угодно, Повелитель! – Взгляд Маэлан сразу сделался серьезным и сосредоточенным.

– Мне нужен твой совет.

Маэлан заломил вопросительно бровь и кивком головы предложил продолжать.



– Я сегодня познакомился со своей невестой.

Заметив смешинки в глазах начальника личной охраны и, по совместительству, друга, если у Повелителя они вообще есть, я нарочито демонстративно нахмурил брови, но должного эффекта это не произвело. Кто бы сомневался! Никакого подобострастия и уважения к Повелителю, паршивец!

– Ты это все-таки сделал! Поздравляю! Ну, и как она?

– Спит в своих покоях…

– Так она здесь, во дворце?! Молодец! Надеюсь, у тебя хватило ума, не рассказывать ей все?

– Не забывайся! Если я тебе многое позволяю, то это ничего еще не значит! – Рявкнул я! Совсем страх потерял! Да, распустил я подданных, по крайней мере, одного точно. Теряю квалификацию, что ли?

– Не злись, Грэммер, я тебя слушаю. Тебе ведь нужен мой совет? Да знаю я, знаю – ты Великий Повелитель Драконов, – видя, что я все еще зол, с усмешкой проговорил этот змей, наполняя очередной бокал вином – моим, надо сказать, вином. Вод ведь, нахал! Паршивец! Но люблю его.

– Очаровать с ходу ее не удалось. Перспектива стать Повелительницей Драконов не произвела должного впечатления.

Маэлан громко расхохотался! Ну, все! Он сегодня нарвался! Соскочив с кресла, я грохнул бокал об пол и в бешенстве уставился на него.

– Тебе весело?!!! – Прорычал я, в упор глядя на него.

Внутри начала подниматься ярость и опасно приблизились признаки трансформации! Раздавлю, мерзавца! Все, хватит терпеть его выходки! Никакого уважения к своему Повелителю! Я ему, что – мальчишка?!!!

– Все, все! Успокойся! Опять придется заново комнату отстраивать! Ну, что ты сегодня такой нервный?! Я просто видел, что тебе нелегко пришлось, попытался отвлечь, а ты сразу в драку.

Волны гнева постепенно стали отступать. Действительно, не хватало еще обратиться прямо здесь. В прошлый раз пришлось неделю все здесь восстанавливать.

– Ты будешь слушать, или как? – Уже довольно спокойно спросил я.

– Давай, рассказывай, будем думать, – уже вполне серьезно проговорил Маэлан без всякого намека на смех, и мозговая атака началась…..

Неожиданно просидели мы довольно долго, советы Маэлана были мне необычайно важны, все-таки у него острый и изворотливый ум, да и женскую психологию, в отличие от меня, он знает от и до. Ну не складывается у меня как то со слабым полом. Нескончаемые фаворитки вьются вокруг, как мошки, а вот серьезного…. Ну, ничего придется научиться обаянию и галантности.

"

Тьфу, ты, чтоб всем провалиться к Аиду!

" – Мысленно выругался я.



– И главное, прошу, не торопись, имей терпение. Хотя, кому я это говорю? – Вздохнув на прощание, проговорил Маэлан, посмотрев на меня, как на безнадежно больного.

– Иди уже, дамский угодник доморощенный, – с улыбкой проговорил я, выпихивая его за дверь. Все-таки умеет этот парень и дельный совет дать, и восстановить мое душевное равновесие. Разговор получился нужный и плодотворный. В мозгах у меня прояснилось, и я снова был готов действовать

– Мне передать Ниалэн, чтобы зашла? – Уходя, спросил Маэлан.

– Не надо, я передумал.

– Ой, как все запущено, – с улыбкой прошептал он и рванул прочь, пока не огреб по полной программе.

Вот, змееныш, ну погоди у меня!


Фаворитку мне звать, действительно, расхотелось. Я так вымотался за сегодня, что просто тупо хочу спать. А мне еще нужно разобрать бумаги. Боюсь, что завтра мне будет не до этого. Буду весь день выписывать вензеля вокруг моей невесты, пытаясь ее охмурить. А кто займется счетами? Вот, то-то и оно! Дворец требует расходов на обслуживание, независимо от сердечных дел хозяина. Ладно, хоть, основные дела Государства Драконов, между прочим, не маленького, я привел в порядок заранее, текущими займется Маэлан.


Со счетами я просидел, действительно, долго. Даже сам не ожидал. Что-то, по-моему, Подруг Повелителя развелось многовато. На кой мне их столько? Половины и в глаза не видел, а их же всех надо содержать. К тому же, невеста эта, новоиспеченная. У ее национальности, как я уже знал, принята моногамия. Не поймет ведь! Хотя, мне-то какая разница? Я живу по нашим законам, вот и она пусть к ним привыкает. Но перед Советом все же надо поставить вопрос о сокращении фавориток. Нечего зря кормить такую прорву Дракониц. Мало ли, что так положено. Я так хочу, и точка! Не нравится – пусть себе забирают. Я как подумал, что выдам каждому Лорду по Подруге, так на душе сразу полегчало. Представляю, что им дома устроят жены! Люблю делать пакости этим стариканам!


А вот на содержание армии средств надо будет выбить побольше. Чует мое сердце, что все только начинается. Надо ждать подлянки от родственничка моей нареченной. Этот не успокоится, пока не останется не только без крыльев, но и без головы. Мои мысли плавно опять переключились на эту девчонку. Что-то, все же, в ней было такое, что притягивало. Не сказал бы, что она красавица, хотя довольно симпатичная, тело так вообще безупречно, это я успел рассмотреть, костюмчик ее к этому вполне располагал. А вот чем-то цепляет эта бестия! Умом, бесстрашием, своей детской непосредственностью? Не знаю, еще не понял, но что-то в ней точно есть. То, чего не найти в наших Драконицах.


Так, все, пора спать, а то додумаюсь сейчас до чего-нибудь – сам буду не рад. Завтра тяжелый день. Да здравствует борьба за доверие и любовь будущей супруги! Ну, берегись, Аниам. Тебе перед моими чарами все равно не устоять. Дракон никогда не отдаст своего!


О, женщина! Создание слабое и коварное!


/ Пьер Бомарше/



Аня


Что ж так лампочка в лицо светит, опять я забыла выключить свет?!


Блин! Это я не свет забыла выключить, а мозги забыла включить! Я совсем выпала из реальности, забыла, что не дома в своей квартире, а в "

гребаном

" дворце, в гостях у Повелителя, этих, блин, Драконов, и сама я Дракон. В свете дня эта мысль мне кажется еще бредовее, чем вчера. Хотя, я ведь вполне реально общалась с Повелителем этих самых Драконов и, даже, успела с ним поцеловаться. От мысли о его поцелуях голова моя поплыла, а воображение услужливо начало подсовывать сюжет с продолжением. А так, как воображение у меня буйное, то очень скоро я улетела в такие "неведомые" дали и пикантные подробности, что у самой аж дыхание перехватило от собственной фантазии. Меня прямо в жар бросило от собственных мыслей. Это, если после первого свидания я так разошлась, то, что будет после, скажем, второго? А десятого?


"

Милая, тебе не кажется, что ты сейчас прикидываешь, после какого по счету свидания ты окажешься с ним в койке?"

– Мысленно цыкнула я на себя.


Вот где у бабы, спрашивается, мозги? У нее тут, можно сказать, вся жизнь под откос, и еще не известно, как все сложится на новом месте. И, ладно бы, просто на новом месте, а то вообще в другом мире. А эта дура, то есть я, все о мужике фантазирует. Капец! Совсем мозги с ним в кисель превратились. Ладно, хватит маяться дурью, проснулась я окончательно, а посему надо вставать. Спрыгнув с кровати и сладко потянувшись, я подошла к дверям в сад и распахнула шторы. Вот это я поспала! За окном уже вовсю святило солнце, кстати, вполне ничего, так себе, солнышко. Немного на наше похоже, только, пожалуй, крупнее раза этак в два, а так ничего себе святило – потянет. Так, а что у нас там с небом? Ну что, тоже ничего, так себе, небо. Подумаешь, что зеленоватого цвета, всю жизнь смотрели на голубенькое, теперь посмотрим на зелененькое. Вот как небо может быть зеленым?! Чем же тогда здесь дышат, кстати, и я, вместе со всеми? Что, кроме кислорода есть еще пригодный для дыхания газ? Все! У меня скоро разовьется шизофрения! Или уже?! Блин, курить хочется, просто жуть! И кофейку бы сейчас. Без кофе, утром я – не человек. Ну, допустим, покурить тихонечко я могу, благо сигареты остались. Что я и сделала, приоткрыв дверь, чтобы "

не спалиться

" из-за запаха табака. А вот с кофе, похоже, придется подождать. Тяжко вздохнув от неудовлетворенного желания, я, задернув штору, чтобы сохранить здравый рассудок, а то вид их неба как-то не способствует здравости, отправилась в ванную, все-таки личную гигиену еще никто не отменял, неважно в каком ты мире.


Умывшись и одевшись, я задалась вопросом: а здесь кормят? Вот черт, как-то неудобно получается, есть никто не предлагает, но желудку ведь это не объяснишь. Подумав, я решила наплевать на приличия и идти искать себе "

хавчик

". В конце концов, я в гости не напрашивалась. Пригласили – извольте кормить. Выглянув робко за дверь, я огляделась по сторонам. Коридор был пуст.


Приосанившись, поправив несуществующую прическу и надев наглое выражение на лицо, я отправилась на поиски провианта. Действовать я решила логически: кухня, обычно, располагается внизу, где-то ближе к хозпостройкам – значит, для начала, нужно выбраться во двор. Так, минуточку, из моей комнаты есть же выход в сад, так чего же я поперлась через коридор, так ведь и заблудиться не долго? Пришлось возвращаться обратно. Вернувшись к своим "

покоям

", я обнаружила возле дверей "

мнущееся лицо девичьей наружности

". Увидев меня, девица склонилась в поклоне.



– Госпожа, прошу меня простить, но я пришла узнать, когда подавать завтрак?

– И в который раз ты пришла?

Девица покраснела, что называется, от корней до кончиков волос и пролепетала:

– В восьмой. Но у Вас все время было закрыто.

Вот это да! Мне стало стыдно. Окружающие, понимаешь ли, не знают, как меня накормить, а я дрыхну.

– А постучать не судьба, бедолага?

– Повелитель дал четкие указания – не беспокоить! – По-армейски отчеканила девица. Аж вытянулась в струнку вся.

Вот это дисциплинка! Уважаю! Да, похоже, здешний Повелитель не так-то прост – вон персонал, какой вышколенный.

– Как тебя зовут? – Решила я, все-таки, познакомиться

– Мариэм, Госпожа, – девица снова отвесила поклон.

– Меня зовут Анна, я хочу позавтракать, и… ты, это…, прекращай мне поклоны отвешивать, меня это напрягает, я к такому не привыкла, к тому же, не надо обзывать меня госпожой.

Девица непонимающе уставилась на меня, вытаращив глаза, потом развернулась и нарезала вдоль коридора. Да, видать зашугана "

ву смерть

". Хотя, неизвестно как разрекламировал меня Повелитель. Может, болтанул, что я страшная и ужасная ведьма? Кто его знает? Минут через десять в дверь раздался деликатный стук.


Распахнув дверь, я увидела на пороге уже знакомую девицу с подносом в руках и сопровождающую ее пожилую женщину приятной внешности.



– Добрый день, Госпожа Аниам. Меня зовут Валмэн. Я экономка Повелителя Грэммера. Мне дано указание – обеспечивать Вас всем необходимым и выполнять все Ваши желания. – Женщина слегка склонила голову в поклоне.

– Все, все? – Ехидненько поинтересовалась я

– Все, – твердо ответила Валмэн, глядя мне прямо в глаза. – Разрешите войти?

Я жестом пригласила их в комнату. Да, похоже, тетенька та еще грымза.


Служанка поставила поднос с завтраком на столик и удалилась бесшумно, как тень.



– Что-то еще, или мне можно начать завтрак? – Я вопросительно посмотрела на экономку.

– Всего один момент. Прошу прощения…, – она на секунду замялась, но посмотрев мне в глаза, уверенно продолжила, – когда к Вам удобнее прислать портного?

Не поняла, она меня хочет оскорбить или как? Но подумав, я вздохнула – она права. Прибыла я действительно налегке. И вопрос не в качестве гардероба, а в его полном отсутствии.

– Я бы хотела пообщаться с ним ближе к вечеру, а до этого я бы хотела посмотреть образцы.

– Я распоряжусь прислать все в Вашу комнату. Приятного аппетита, Принцесса Аниам. – Поклонившись, Валмэн открыла дверь.

– Анна, Валмэн, Анна, – поправила я ее.

Экономка внимательно посмотрела мне в глаза, вздохнула и согласилась.



– Анна, – она еще раз поклонилась и вышла из комнаты.

Прислугу, похоже, придется приучать к привычному для меня стилю общения, а также к моему характеру. Ох, чувствую, весело нам будет.

Я приступила к завтраку, или к обеду, это если судить по времени и по ассортименту блюд. Обожаю куриные крылышки в панировке! Хрустящие, сочные, м-ням…! Правда, я не уверена, что они куриные, но не будем портить себе аппетит. Похожи на куриные – значит куриные. На гарнир к крылышкам прилагалась моя любимая цветная капуста. А ко всему этому еще и булочки, джем, сок и непонятный десерт, но очень вкусный, чем-то похожий на тирамису. Слопав все до последней крошки, я тяжело откинулась на спинку кресла. Да…, кормят здесь, все-таки, замечательно. Надо сказать Грэммеру, что его повар выше всяких похвал. Я, подойдя к окну, снова распахнула шторы. Может, после сытного обеда и, в связи с этим, моим благодушным настроением, пейзаж за окном не будет казаться мне безумием?

Нет, цвет неба не изменился. Да…, авангардизм какой-то. Хотя…Гламурненько, в общем и целом.

В дверь раздался стук. Что, день посещений продолжается? Вздохнув, я пошла открывать. Хотя, если честно, с удовольствием побыла бы сегодня в одиночестве. Слишком о многом надо подумать.

Распахнув дверь, я увидела на пороге Повелителя. Ну, вот, нарисовался – не сотрешь. Выглядел он сногсшибательно – кто бы сомневался! Темно-зеленый камзол под цвет глаз, расшитый серебром, белая рубашка с глубоко распахнутым воротом, обнажающем кусочек груди (один вид которой заставляет сердце биться чаще), поверх рубашки медальон в виде Дракона на тяжелой цепи из белого золота, кожаные черные брюки в обтяжку, высокие мягкие сапоги. На бедрах перевязь с парными клинками. Волосы цвета смоли рассыпаны по плечам – хоть сейчас на обложку журнала. Я в своем строгом черном костюме, кстати, очень даже не плохом и стильном, рядом с ним смотрелась серой мышью, или, если быть точной, мышью черной.

– Как прошла трапеза? – На лице Грэма играла теплая улыбка

– Спасибо, все очень вкусно. У тебя отличная кухня.

Грэммер склонил голову в знак признательности за мою похвалу.



– Извини, что решил тебя побеспокоить, но я тут подумал – может, ты будешь не против небольшой прогулки при свете дня, а то мы с тобой все по ночам, да по ночам? – Он опять хитро улыбнулся и шагнул в комнату, – позволишь войти?

– Да, конечно, прости, что сама не предложила, прошу, а что касается прогулки, я не против. Куда пойдем?

– Для начала, предлагаю прогуляться в сад. Поговорим, нужно решить, что делать дальше, обсудить, чем ты займешься.

– Мой наряд не шокирует окружающих? – Ехидно заметила я, хотя все равно больше одеть было нечего.

– Ни в коем случае, у нас довольно демократичные взгляды на одежду, хотя наши наряды будут тебе более удобны. Портной к тебе еще не приходил?

– Нет, я сказала, чтобы он зашел к вечеру. Спасибо за заботу.

Грэммер удовлетворенно кивнул и улыбнулся:



– Аниам, я же сказал, что у тебя, как у моей невесты, будет все самое лучшее. Любое твое желание будет выполнено прислугой, как мое.


– Грэм, не начинай по новой, передохни, а то сдашься на полпути, – я ехидно улыбнулась и показала Повелителю язык. – Ну, я готова, " веди Сусанин".

– Кто? – Грэммер вскинул удивленно брови

– Не обращая внимания – фольклор моего мира

Грэммер непонятно фыркнул и распахнул передо мной двери в сад.



– Прошу Вас, принцесса Аниам.

Фу-ты, ну-ты, какие мы галантные. Приняв царственный вид, я величественно выплыла в сад. Грэммер за спиной хихикнул. Когда он вот так смеется, то становится похож на молодого, бесшабашного мальчишку. Мне тоже стало смешно, и я прыснула в ответ.

– Ну, ты думала над тем, чем хотела бы заняться в первую очередь? – Грэммер направился по тропинке вглубь сада.

Сад заворожил меня! При свете дня он просто поражал своей красотой! Я даже дышать забыла! Боже, какая красота! Никогда не видела таких цветов, просто буйство красок какое-то! Все немыслимый расцветки и формы, а запах…Я остановилась как вкопанная потому, что увидела, как над цветами порхают,…не знаю, как даже их назвать ….

– Это ведь не бабочки? – Зашептала я, схватив Грэммера за рукав. Он удивленно проследил за моим взглядом и улыбнулся:

– Это цветочные феи, – ответил он тоже шепотом. – Осторожно, они очень пугливы. Правда, красивые?

– Они прекрасны! – Восторженно шептала я, не в силах отвести взгляд от маленьких порхающих фигурок. – Никогда ничего подобного не видела. Они разумны?

– О, да! Потом, когда они к тебе привыкнут, сможешь с ними поговорить. Феи очень приятные собеседницы. Между прочим, они являются покровительницами влюбленных, – наклоняясь ко мне, зашептал Грэм.

Ну вот, опять! Кто о чем, а вшивый о бане! Господи, что за озабоченный Повелитель мне попался. Впрочем, чего я ожидала, мужик – он и в другом мире мужик! Отодвинувшись от Грэммера подальше, пока он опять не распалился, я все никак не могла оторвать взгляд от танцующих разноцветных фигурок. Налетел легкий ветерок, и этот разноцветный ковер рассыпался и взмыл ввысь. Послышался многоголосый, тихий смех. Чудо какое-то!

– Ты не ответила на мой вопрос. – Грэм попытался привлечь мое внимание к нашей с ним беседе. – Чем ты хочешь заняться в первую очередь?

– Я хочу учиться. Уж если я Дракон, то хочу быть полноценным Драконом, а ни не понятно чем. – Я подняла на него глаза и встретилась с Повелителем взглядом. В глазах Грэма читалось одобрение.

– Похвальное стремление. Что ж, в таком случае тебе понадобятся учителя. Сегодня мы отдыхаем и разговариваем, а завтра я представлю тебе твоих преподавателей, и вы начнете заниматься. Тебе придется изучать магию, историю, юриспруденцию, экономику, языки, этикет. Обязательно нужно включить занятия по физической и боевой подготовке. Это – основы, остальную программу скорректируем по ходу, – перечислял Грэммер, заложив руки за спину. Все-таки, как он быстро и неуловимо менялся. Только, что был пылкий юноша, и, вдруг – бац! Передо мной государственный муж, собранный и конкретный.

– Странно все это, у меня ощущение нереальности всего, как будто я сплю, еще немного и я проснусь. Бред какой– то!

Я отошла от Грэммера в тень большого дерева и уставилась прямо пред собой. Опять накатила тоска. Я закусила губу, чтобы тупо не разреветься.

– Успокойся, все будет хорошо, я тебе это обещаю. Ты вернулась домой, теперь все будет хорошо. Нужно только немного потерпеть. Доверься мне.

Грэм обнял меня сзади за талию и привлек к себе. Теперь я от него не отстранилась. На душе было так сумбурно, что захотелось опереться хоть на кого-нибудь, найти защиту и успокоение. Я откинула голову ему на плечо и закрыла глаза. Стало так спокойно и уютно. Не знаю до конца, что за мужчина рядом со мной, но мне с ним хорошо, в это мгновение мне действительно хотелось верить, что все будет хорошо. Странно, за эти два дня я ни разу даже не вспомнила о своем законном муже. Хотя, что же здесь странного? Он ведь так и не стал мне родным за столько лет. И вот теперь стою, обнявшись с мужчиной, которого знаю всего два дня, и мне хорошо с ним рядом. Абсурд какой-то, или это что-то большее?

Грэммер начал нежно целовать меня за ухом, в щеку и осторожно развернул к себе лицом.

– Чего ты боишься? – Взгляд зеленых глаз потемнел, Грэм в упор смотрел на меня. – Я предлагаю тебе руку и сердце, а также трон Правительницы, в придачу. Согласись, не самое худшее предложение. Или ты думаешь, что Повелитель Драконов разбрасывается такими словами направо и налево?

Он взял в ладони мое лицо и приник к губам. Мир снова завертелся вокруг, как и при первом поцелуе. Грэм словно пил меня, мою душу, в ответ, наполняя меня своей. Руки его начали завораживающие движения по моему телу, окончательно лишая воли. Сердце бухало в груди, как готовый взорваться котел, ноги дрожали и подгибались. Я сходила с ума, у меня не было ни сил, ни желания оттолкнуть от себя этого мужчину. Свой разум я послала по известному адресу и стала жадно отвечать на поцелуи Грэма, окончательно сдаваясь и отдаваясь вспыхнувшей страсти и плотским желаниям, а я что кукла тряпичная? Я живая женщина и желания у меня, как у живой женщины. Блин, будь, что будет! Не девочка ведь, в конце то концов!

– Ты станешь моей супругой? – Жарко прошептал Грэммер хриплым от возбуждения голосом.

Странно, но это мигом меня отрезвило. Я вообще не из тех женщин, которые в постели совершают глупости и в порыве страсти выдают страшные тайны. Как говорится: "

мухи отдельно, а колбаса отдельно

".



– Послушай Грэм, – я тоже тяжело дышала, – если ты думаешь, что таким образом ты сможешь вырвать мое согласие, то ошибаешься. Решение я буду принимать взвешенно и спокойно. Я, в большинстве случаев, именно так и принимаю серьезные решения.

Угар уже отступил, и я смогла выровнять дыхание.



– Хотя я, наверное, буду не против секса с тобой. Наверное…. Хотя…. Очень бы не хотелось пополнить ряды твоих бесчисленных фавориток. У тебя ведь есть фаворитки, а Грэм? И много их? Красивые?

Улыбнувшись, я посмотрела прямо во все еще темные глаза.



– Да, есть, – ответил он мне хриплым голосом, – но причем здесь фаворитки, кстати, официально они называются Подругами Повелителя. Я тебе предлагаю разделить со мной супружеское ложе. Я хочу не просто секса с тобой, я хочу, чтобы ты стала моей женой, будущей матерью моих детей. Это же совершенно разные вещи.

– Я ревную…, – кокетливо ответила я, не забыв состроить глазки, так, на всякий случай.

– К кому? К этим дворцовым куклам? – Грэммер были искренне изумлен, – я даже имен их практически не запоминаю, снять напряжение и только. Ни на что большее у меня с ними даже фантазия не распространяется. К тому же, по большей части, подруги Повелителя – это дань традиции. На Земле, я читал, тоже есть такое. Просто в культурах разных народов это называется по-разному.

– Это что-то типа гарема, что ли?

– Типа, типа…, – засмеялся Грэммер, – правда, не в таких количествах. Я читал, что в гаремах ваших султанов насчитывалось до нескольких тысяч наложниц. Я правильно запомнил?


– Правильно, – невольно улыбнулась я, – а сколько " Подруг Повелителя", – я ехидно выделила интонацией, – содержит твои гарем?

– Ну…, так…, пару десятков…, – замялся Грэммер.

– Ничего себе! – Я аж присвистнула. – Ну, ты даешь! А тебе еще и жену подавай?!

– Я же сказал, что это разные вещи, – Повелитель начал заметно раздражаться.

– А что, ты читал про Землю? У Вас можно почерпнуть такие знания? – Я решила сменить тему разговора, чтобы не нарваться. Видимо, тема женщин была больным местом Грэма. Странно… Он вполне видный, уверенный в себе мужчина. К тому же, Повелитель. Если подумать, то вообще мечта любой женщины.

– У нас можно почерпнуть знания обо всех мирах, – с заметной радостью подхватил смену темы Повелитель, – естественно, известных, – уточнил с улыбкой он.

– Неужели, до меня ты никого не рассматривал на роль спутницы, ни за что не поверю. Тебе ведь не двадцать лет? – Я опять решила сменить тему, так как тема информации о мирах тоже была скользкая. Судя по развитию событий и по планам Грэммера на меня, мое отбытие домой не вызовет энтузиазма, если не сказать больше. Потом разберусь, буду действовать по ситуации.

– Почему не рассматривал? Очень даже рассматривал. Я давно думаю над этим вопросом. Мы с тобой, конечно, обручены, но если бы мне не удалось выдернуть тебя из того мира, то пришлось бы вопрос с женой все равно решать. Я обязан думать о государстве и обеспечить себя наследником. Правитель не может быть без наследника, я и так непростительно затянул с этим вопросом. На меня уже давят. – Грэммер тоже уже успокоился и говорил сейчас серьезно и уверенно.

– Так вот к чему твоя эта фраза о том, что время еще есть. Что, сильно давят? – Ехидно усмехнулась я.

– Ты очень наблюдательна. Мне нужно быть осторожнее в словах, – пристально глядя на меня, проговорил мужчина.

Вот! Опять! Этот неуловимо изменившийся взгляд – холодный и оценивающий. Как будто не этот мужчина только что страстно целовал меня. Сейчас он своим взглядом меня прожигал и оценивал, как игрок оценивает свои шансы на победу, никакой страсти во взгляде, только холодный расчет. Какой же ты настоящий Грэммер? Тот или этот? Взгляд Повелителя снова изменился и стал теплым и ласковым. Какие-то мгновения – и снова другой человек. Интересно! Надо будет подумать. Я так понимаю, мне теперь часто придется действовать как на минном поле, без права на ошибку. Ну, тем интереснее игра!

– Я вообще девочка наблюдательная и умная, – с усмешкой проговорила я, взглядом бросая стоявшему напротив мужчине вызов.

– Это неплохо. Зачем мне дура?

– А стерва?

– Это я переживу, – засмеялся Грэммер и привлек меня к себе. – Пошли, я покажу тебе пруд, там можно купаться.

Беседа снова приобрела непринужденный характер. Пока мы шли по тропинке к пруду, я во все глаза таращилась на окружающую нас природу. Да…. У нас такого не встретишь даже в самом крутом заповеднике. Красота неописуемая! Деревья не просто большие, они огромные. Солнце играет в ярко зеленой листве. Причем, цвет зелени варьируется от светло-салатного до темного, цвета морской волны. В сочетании с зеленым небом эффект просто потрясающий. Нереальность окружающего пейзажа добавляли бесчисленные, непуганые птицы. Они сидели на ветках и пялились на меня, как на чудо невиданное. Оперение птиц было не просто ярким. Оно было вызывающим. А еще, они нагло пели, обворожительно нагло. Край непуганых идиотов! Они что, охотников с ружьями ни разу не встречали? Ишь, распелись, или они не поют, а обсуждают новую подружку их Повелителя? Неожиданно меня обожгла ревность. Сколько же женщин у него было? И какие они, женщины Повелителя Драконов?

– Грэм, а в чем у Вас купаются девушки?

– В присутствии Повелителя и Господина девушки купаются исключительно в голом виде. – Грэм засмеялся и привлек меня к себе. – Мы что-нибудь придумаем, а вообще для купания есть специальные костюмы. Я же сказал, что мы в отношении одежды очень демократичны.

Грэммер остановился и опять поцеловал меня. Сейчас это был не страстный, а очень легкий, нежный поцелуй.

– М-м…. У тебя очень мягкие и вкусные губы.

– Послушай, так мы никогда не дойдем.

– А мы уже пришли.

Действительно, деревья расступились, и тропа вывела нас на берег пруда. Ничего себе прудик! Да это целое озеро. Но не размеры пруда, и не ярко изумрудный цвет воды заставили меня остановиться, как вкопанную. В настоящий ступор меня ввело другое зрелище! Над гладью озера кружили…Драконы. Нет, не так! Над озером кружили ДРАКОНЫ!!! Боже как красиво!

– Что это?! – Просипела я, схватив Грэммера за руку.

– Это Драконы моего клана. Красавцы, да?

– Они великолепны! У меня нет слов! Я никогда не видела Драконов, только в сказках про них читала. Я не думала, что это так… – У меня перехватило дыхание так, что я даже не находила слов, чтобы выразить свой восторг.

Разноцветные, блестящие, величественные они парили над озером, переливаясь всеми цветами радуги и отражаясь в воде. Драконы блестели на солнце так, что на них было больно смотреть. Мне даже пришлось сложить ладонь козырьком над глазами, чтобы как следует их разглядеть. В моем понимании Драконы – это страшные, неуклюжие монстры, ужасающие своим видом. А здесь летали по-настоящему прекрасные и красивые существа. Двигались они очень грациозно, с потрясающей для их размеров координацией. Видимо услышав мои щенячьи вопли, Драконы нас заметили, зависнув прямо в воздухе и повернув к нам головы. От стаи (раз летают, то пусть будет стая) отделился крупный синий Дракон и направился к нам. Я замерла от ужаса и восторга. Даже дышать забыла как! Вот это экземпляр! Когда он опустился на поляну перед нами и предстал во все своей красе, я рассмотрела его полностью. Вблизи он оказался еще красивее. Темно синяя блестящая чешуя переливалась на солнце, и мне сразу стало ясно, за счет чего возникал такой оптический эффект. Чешуя была не однотонна, а разная: некоторые чешуйки темнее, некоторые светлее. Величественная шея заканчивалась огромной головой, ярко голубые глаза, на голове пара прикольных рожек, мощные лапы с черными когтями. Красавец! Вдруг дракона окутало белое облако, и он… превратился в молодого красивого мужчину. Незнакомец остановился возле нас и склонил голову в почтительном поклоне.

– Принцесса Аниам, позвольте представить Вам Начальника Службы Безопасности Повелителя, графа Маэлана Даугерр Шуэр. Маэлан, познакомься с моей невестой и будущей Повелительницей, принцессой Аниам Нуарэм Марранэш.

– Госпожа, я к Вашим услугам, – мужчина склонил голову в поклоне.

– Очень приятно.

Маэлан выпрямился, встряхнув шикарной шевелюрой. Я не сказала о цвете его волос? Прошу прощения, забылась. Его волосы были странного синего цвета. Несмотря на цвет волос, выглядел новый знакомый сногсшибательно – ростом чуть ниже Грэммера, но тоже идеального телосложения, ярко голубые глаза, задорный курносый нос. Своим видом он хоть и выказывал почтение, но, даю свой язык на отсечение (а что – что самое ценное, то и даю, не голову же, в самом деле, в ней все равно нет ничего ценного), подобострастия в нем нет ни капельки. Похоже, мы с ним подружимся, сразу видно, что он авантюрист и хулиган еще тот. Хотя, стоп! Как его представил Грэммер? Начальник Службы Безопасности? Это, я так понимаю, он является Руководителем Спецслужб Государства? Разведка, контрразведка и все прочие прелести? Нет, милая, этот мальчик совсем не прост, совсем. Да и кто сказал, что он мальчик? Рассуждая так, я еще раз внимательно посмотрела в глаза Маэлану. Молодой человек спокойно выдержал мой взгляд, лишь слегка иронично улыбнувшись одними губами, мол, с кем не бывает, ошиблась ты, милая, с оценкой. Грэммер заметил наши переглядки и рассмеялся.

– Опять, ты, Маэлан, со своими фокусами. Но эта девушка тебе не по зубам, вмиг раскусила, что ты за фрукт. Да, Аниам. Ты абсолютно права, не стоит обольщаться его несерьезной внешностью. Этот субъект крайне опасен и является одним из самых опытных и сильных воинов нашего клана.

– Ну, что ты пугаешь свою невесту? Опасен, но только не для нее. Мой клинок отныне принадлежит и Вам, Госпожа. – Маэлан опять склонил голову и уже серьезно и цепко посмотрел в глаза Повелителю. – Я нужен, или могу продолжить занятия с молодыми?

– Нет, ты свободен. Перенесите только свои занятия на другой конец пруда. Маэлан, не начинай, я могу позаботиться о нашей безопасности, вполне могу, – поморщился Грэммер от недовольного взгляда Маэлана на предложение переместиться от нас подальше, – давай, давай, лучше не зли меня.

– Приятного отдыха, – еще раз поклонился Маэлан и побежал, на ходу превращаясь в здоровенного, синего дракона. Дракон взмыл в небо и стал стремительно удаляться, но набрав высоту, неожиданно спикировал к самой воде и, пробороздив когтями по ее глади, снова устремился ввысь.

– Мальчишка, – фыркнул Грэммер, тем не менее, улыбаясь.

– Ты любишь его? – Тихо спросила я, понимая, что спрашиваю Повелителя об очень личном.

– Он вырос на моих глазах, – тепло отозвался Грэммер.

– Сколько ему лет?

– Четыреста, он еще очень молод, хотя и, чертовски, талантлив. К тому же достаточно опытен и умен, чтобы занимать свой пост. Когда я вступил на Престол, мне было почти столько же. Ты можешь смело доверить ему свою жизнь. Эй! Что за нездоровый интерес к постороннему мужчине? Учти у Драконов с этим строго! Я ведь тоже ревную, – зловещим шепотом закончил Грэммер.

Я удивленно вытаращила на него глаза, но тут увидела, что он с трудом сдерживается от смеха.

– Тоже мне, Отелло нашелся,– фыркнула я в ответ.

– Кто такой Отелло?

– А это – придурок один такой, ревнивый. Взял и задушил из ревности жену. Невинную, между прочим. Вот так то, ревность до добра не доводит, – нравоучительно изрекла я и направилась к воде. Что зря шли, что ли?

Мне было очень интересно посмотреть, за счет чего вода имела изумрудный цвет. Насколько я знала из ботаники, а в ней я не сильна, то зеленый цвет воде на Земле придает наличие в воде одноклеточных водорослей. Интересно, а здесь? К тому же, если наличием водорослей цвет воды еще можно было бы объяснить, то цвет неба…. Это уже явный перебор. Вода оказалась очень теплой и абсолютно прозрачной. Никакого даже намека на какие-либо "добавки". Значит она просто по цвету зеленая. Интересно тогда, какой химический состав этой воды? Но я сразу мысленно себя одернула и призвала отвлечься от подобных размышлений:

"

Я что, ученая? Вот оно мне это надо – знать из чего состоит вода? Идиотка! Что, больше подумать не о чем? Тоже мне, нашлась исследовательница чужих миров. Вода, как вода! Какая разница, какого цвета? Главное, что она чистая и теплая

".


Сразу захотелось искупаться, хотя, понятно делать этого не стоило, а то, чем совместные купания закончатся, заранее известно. Еще и охрана неподалеку вьется. Все-таки, Маэлан Драконов не увел, не смотря на недовольные взгляды Повелителя, которые он время от времени бросал в их сторону. Глядя на разноцветных Драконов, я неожиданно подумала…



– А какого цвета твой Дракон?

– Хочешь посмотреть? – Грэммер с улыбкой и нетерпением мальчишки смотрел на меня, как будто спрашивал разрешения показать мне свою любимую игрушку.

– А можно?

– Конечно, смотри….

Его фигуру окутало белое облако, и передо мной появился Дракон. Цвет его был угольно черный с красным отливом на концах чешуек. Необыкновенно красивая чешуя блестела, переливаясь на солнце так, что вновь зарезало глаза. Высокая длинная шея оканчивалась огромной, гордо вздернутой головой, на которой красовались два рога. Только, в отличие от синего Дракона, это были не маленькие, прикольные рожки, а настоящие опасные рога. Я вообще у остальных Драконов не видела таких больших рогов. Да и сам Дракон был значительно крупнее любого из увиденных мною. Дракон замер и внимательно смотрел на меня глазами Грэма, ярко изумрудными в желтую крапинку.

Мне вдруг нестерпимо захотелось погладить это чудо и, протянув руку, я шагнула к Дракону. Грэм наклонил голову прямо ко мне, и я услышала у себя в голове его голос.

"

Хочешь, я тебя покатаю?"



– Как?! – Задохнулась я от удивления.

"

Как я тебя покатаю, или как ты меня слышишь? Ты уж определись, пожалуйста, с вопросом".



– И то и другое, – промямлила я.

Грэммер смешно выдохнул мне в лицо струю теплого воздуха. Фыркнул, ну как строптивый конь. И совсем даже Драконы не зловонные, кто придумал подобную глупость? Дыхание дракона было очень даже приятное.

– Я боюсь высоты. Можно, я просто тебя поглажу?

"

Ха, Драконица, которая боится высоты, – это что-то новенькое

", – засмеялся Грэм. – "

А можно, я тебя потом тоже поглажу?"



– Пошляк, – фыркнула я и прикоснулась к его голове. Кожа Дракона оказалась довольно приятной на ощупь, только очень твердой и прочной. Я гладила его, как завороженная, обводя контуры чешуек, дотронулась до носа, потрогала ресницы, прикоснулась к рогам. Грэммер мне нисколько в этом не препятствовал. Наоборот, он наклонил свою голову, как можно ниже ко мне, замер и прикрыл от удовольствия глаза. Ну, надо же, как кот. Кто бы мог подумать, что Драконы так податливы на ласку.

"

Ну, так как, тебя покатать?

" – Дракон открыл изумрудные глаза, в голосе явно слышался смех.



– Ну, уж нет, в другой раз.

И вот предо мной снова стоит мужчина, обалденный мужчина, и почему то мои колени опять предательски дрожат, а сердце ухает где-то внизу живота. Грэммер шагнул ко мне и вновь поймал в свои объятия.

– Ну, тебе понравился мой Дракон? – Чуть хриплым шепотом спросил он, пристально глядя на меня враз потемневшими глазами.

– Да, очень, – прошептала я, не отводя взгляда.

Грэм склонился к моим губам. Все, аут!


Боже, ну вот что он со мной делает! Мне определенно нравится этот мужчина и даже очень нравится. Как я оказалась прижатой к дереву, я не помню. Да я вообще ничего не видела вокруг себя. Когда его руки вновь начали исследовать мое тело, а губы стали требовательнее и настойчивее, я окончательно потеряла самообладание и начала отвечать ему со всей страстностью. Желание разгоралось внизу живота все сильнее. Я хотела этого мужчину! Я хотела раствориться в нем без остатка, отдать себя, и…. будь, что будет.


Не знаю, чем бы все это закончилось (хотя, почему не знаю – очень даже знаю), но в этот момент за спиной Грэммера раздалось деликатное покашливание.



– Прошу прощения, Повелитель….

– Пошел вон! – Не прекращая столь приятного занятия, рявкнул Грэммер.

– Срочное донесение, Ваше присутствие крайне необходимо, – продолжал настаивать тип, столь не во время прервавший наше "тесное" общение.

Грэммер с явной досадой оторвался от меня и в упор уставился на Маэлана (а это был именно Начальник СБ Повелителя) тяжелым взглядом. Да…. Не завидую я подчиненному, если причина окажется, по мнению Повелителя, не достаточно серьезной. С таким выражение лица убивают.

– Ну?!

– Еще раз прошу прощения…

– Короче! – Рявкнул Грэммер, окончательно теряя терпение. Сейчас в его виде не осталось ничего от того приятного во всех отношениях мужчины, с которым я целовалась буквально минуту назад. Глаза застыли, как льдины. Я бы вообще сравнила их с двумя кинжалами, что пронзали собеседника насквозь. Весь вид его излучал властность и опасность.

"

А ведь его, наверное, боятся?

" – Мелькнула у меня здравая мысль.


Наконец то, разум, похоже, решил ко мне вернуться.


"

Вот, дура! Растеклась, как медуза. Посмотри на него! Это что, романтик?! Да он опаснее любого, кого я до этого встречала. Причем, этот мужчина смертельно опасен. Это же видно невооруженным взглядом! Не дай бог, встать у него на пути. Дурочка, куда же ты лезешь? Глупая, он же тебя уничтожит, пережует и выплюнет, даже не поморщится".


Грэммер, по ходу дела, заметил мою реакцию, сталь из глаз у него мгновенно пропала, лицо вновь приобрело спокойное выражение.


Как у него так получается? Секунда – и совершенно другой человек. Как будто маску надел. Стоп! Вот оно! Маска! От внезапного озарения меня прошиб холодный пот! Видимо, мои рассуждения не остались не замеченными, так как у обоих мужчин на лицах отразилось явное беспокойство. Оба, тем не менее, моментально справились с эмоциями, только в воздухе осталось витать что– то непонятное и неприятное.



– Что случилось, Маэлан? Надеюсь, на нас не напали Орки? – Повелитель уже вполне владел собой и выглядел прежним веселым и ироничным.

– Прибыл гонец с границы.

Грэммер пристально посмотрел в глаза своему начальнику охраны и, видимо, увидел там, что-то такое, что заставило его снова подобраться, а его взгляд заледенеть.

– Проводи, – коротко бросил он Маэлану и, не попрощавшись, торопливо зашагал по дорожке сада.

Я недоуменно смотрела ему вслед. Не знаю, как расценивать всю эту сцену. Хамство? Что же за новости на хвосте принесла эта сорока по имени Маэлан, что они заставили Повелителя забыть об элементарной вежливости?

Я бросила на Маэлана задумчивый взгляд, оценивая свои шансы выпытать у него что– либо полезное для себя и, встретившись с его насмешливыми глазами, поняла – бесполезно, этот орешек мне не по зубам. Его очень трудно обмануть, с ним можно только подружиться, причем искренне подружиться. Мне был знаком такой тип мужчин, с виду несерьезных и бесшабашных, но на самом деле умных и опасных. Но, зато, если такой мужчина у тебя в друзьях, то твоя спина надежно прикрыта. Значит, будем дружить.

– Прошу Вас, принцесса Аниам, – Маэлан склонил голову, пряча усмешку и пропуская меня вперед по тропинке.

Я что для него, как раскрытая книга? Тоньше надо быть, Аня, тоньше!



– А Вы не могли бы мне составить компанию, а то мы еще не закончили прогулку?

Маэлан улыбнулся еще ехиднее. Да…. Судя по тому, что он увидел, результат прогулки был ему вполне понятен. Вот дура, надо же было ляпнуть подобное! Так, нужно "

следить за базаром

". Похоже, дураки живут в соседнем государстве, а здесь с мозгами все в порядке. Что же, будем максимально честны и искренни, в конце концов, никакого ножа за пазухой у меня нет, ничего плохого я не замышляю, я просто хочу понять, в какие игры со мной играют, а что играют, я уже практически не сомневалась. Вот надо же так влипнуть! Сначала жених, теперь еще чересчур умный друг жениха, а то, что Маэлан не просто начальник охраны, я уже поняла. Слишком не формальным было его общение с Повелителем. Да и то, что прервал нас именно он, говорило о многом. Подозреваю, что для любого другого все могло бы закончиться весьма плачевно. Осознание того, что меня "

имеют

", причем имеют как малолетку неопытную, окончательно испортило настроение, мне захотелось побыть одной и подумать. Мне, я так понимаю, теперь придется много думать и, особенно, прежде чем что– то сделать или сказать. С такими интриганами, как эти двое, нужно держать ухо востро.



– Я передумала, я иду обратно. Кстати, я, вполне, могу дойти сама, – обиженно буркнула я и направилась обратно по дороге к замку.

– Аниам, подождите, не обижайтесь, – бросился следом Маэлан, – простите, я Вас чем-то обидел, я не специально. Я знаю эту свою особенность – доводить окружающих, я не хотел Вас обижать. Если Вам все же неприятно мое общество, я пойду в отдалении. Но уйти я не могу. Поймите, я должен выполнять приказы Повелителя, я ведь на службе.

Маэлан шагал рядом со мной, заглядывая мне в глаза раскаивающимся взглядом. Вот ведь змей! Как тонко играет! И сколько вины в глазах! Я бы готова была ему поверить, если бы не ирония, плещущаяся глубоко на дне этих глаз. Ну, что же, поиграем "

амиго

", от чего же не поиграть!


"

Запнувшись

", я полетела на землю. Главной трудностью было инстинктивно не сгруппироваться, все– таки годы тренировок и работы привели к тому, что при падении срабатывают рефлексы не зависимо от меня. Тем не менее, я взяла всю свою волю в кулак и шлепнулась очень живописно, ободрав при этом ладошки об песок садовой дорожки. Проклятье! Как же больно! Судя по ощущениям, я ободрала не только ладошки, моим коленям тоже изрядно досталось. Костюм был безнадежно испорчен и порван. Ну, ничего, придется потерпеть. Когда после ранения я валялась в госпитале, было значительно хуже.


Зато, какая реакция была у "

верного друга и соратника

" – закачаешься! Маэлан не просто побледнел, он стал пепельного цвета. Еще бы – не сумел сохранить невесту Повелителя в добром здравии! Бедная девушка испортила одежду и пролила свою драгоценную кровь! Я уже сделала определенные выводы о нраве их Повелителя, его искусная маска влюбленного мальчишки меня больше не обманывала – я видела достаточно, а рассуждать я умею. Да и что тут рассуждать? Судя по тому, как вышколен его персонал, Грэммер держит всех в железной узде. Я же заметила, что всех начинает трясти от страха, даже от мысли что их Повелитель будет недоволен. И он далеко не пацан, каким старается казаться. А вот почему он пытается изобразить из себя пылкого мальчика? Вот это вопрос, и, по-моему, очень серьезный вопрос!


Но я опять отвлеклась, что поделать – обожаю тайны! Так вот, имея представление о нраве Грэммера, не сложно предугадать, что ждет Маэлана за такой проступок. Смерть, не смерть, но попадет ему знатно. Так ему и надо! Будет знать, с кем связываться. Мне нужно обязательно показать этому мальчишке, что не один он крутой боец, что я тоже достойный соперник. Потому что завоевать его дружбу я смогу только, если заслужу его уважение. Иначе он так и будет относиться ко мне, как к невесте Повелителя – принцессе, а, значит, существу трепетному и несерьезному. А он мне просто необходим, как союзник, и я заставлю себя уважать любыми способами. Жалко, конечно, парня, но что поделаешь…. Зато, приобретет незабываемый, жизненный опыт.


Удачно вернулись мысли о пришедшем в негодность костюме, кстати, моем любимом костюме. На глаза навернулись слезы, и я разрыдалась, нисколько при этом не притворяясь. Замечательно! Сыграно, как по нотам! Браво!


Мои искренние слезы, похоже, добили Маэлана, и, подхватив меня на руки, он припустил к дворцу, всячески пытаясь меня успокоить.



– О боги! Принцесса, прошу Вас, потерпите! Я сейчас доставлю Вас к целителю. Какой же я болван! Ну не плачьте, прошу Вас! Все будет хорошо! Умоляю, потерпите еще чуть-чуть! – он галопом несся через сад, непрерывно меня уговаривая.

В довершение ко всему, я постаралась максимально извозюкать его слезами и соплями. Да, похоже, "

мстя

" моя будет страшна!


Наконец он притащил меня во дворец и сразу же рванул, видимо, в комнату целителя. Не буду рассказывать, как все суетились вокруг меня, как стонал и проклинал себя Маэлан – не так уж это и интересно. Гораздо интереснее было то, что случилось потом!!!


Никто не может так манипулировать


Людьми, как женщины мужчинами


/ Хомуций/


Грэммер Эрам Дэвеш



Проклятье, как не вовремя появился Маэлан! Дохлые трэмсы! Нет, я был на него совершенно не в обиде, что поделаешь – дела прежде всего, но как же обидно. Все складывалось так удачно, и на тебе – гонец, причем гонец, которого мы ждали весь прошедший день. Быстро идя по дорожке к дому, я продолжал прокручивать в уме нашу с Аниам прогулку. Было кое-что, что меня тревожило и напрягало. Вроде бы все идет замечательно – я заинтересовал девочку и, определенно, ей нравился. Меня беспокоили собственные ощущения. Похоже, она меня зацепила. Грхманш! Этого еще не хватало! Грэммер, где твоя хваленая хладнокровность? Но я ничего не мог с собой поделать – на губах был ее вкус и запах, а руки, казалось, до сих пор ощущали жар ее тела, кстати, великолепного тела – упругого, сильного, в меру округлого. Грхманш!


Я тряхнул головой, чтобы отогнать дурацкие мысли и настроить себя на предстоящий доклад гонца.


"Повелитель ты, или нет! Тряпка! Возьми себя в руки! Распустил слюни от обыкновенной смазливой девчонки!"

– Летя через сад, я ругал себя самыми последними словами.


Мне, ну никак, нельзя было в нее влюбляться! Эта девчонка – мой враг! Мой противник, над которым я обязан одержать победу, чтобы сохранить свое государство в целостности, и чувства здесь только навредят. Я должен иметь покорную, безропотную жену, у которой и в мыслях не будет пойти против меня, а для этого нужно вырвать из своего сердца любые чувства. Дурак! Заигрался! Если эта зараза поймет, что имеет надо мной власть, то считай, моя песенка спета, тем более с ее-то магической мощью. Мне и так уже тридцать лет аукается бунт, который поднял папаша этой мерзавки. Мне что, новой гражданской войны не хватает? Если бунтовщиков возглавит эта девица, то у меня будут очень большие проблемы. Нет уж! Я, прежде всего, Правитель, а потом мужчина. Ну и что, что она мне нравится? Буду наслаждаться ее телом в постели, а душу свою необходимо держать на замке. Главное, чтобы она по быстрее обеспечила меня наследником. Ну, что ж, вот над этим и будем усиленно трудиться.


Губы опять вспомнили ее вкус, и тело заныло от неудовлетворенного желания. Да чтоб тебя, вот ведь зараза какая! Аид ее забери! Просто необходимо сегодня расслабиться! В конце концов, Ниалэн хорошо знает свое дело. Вот и прекрасно, вот и хорошо! Вот на этой мысли и продержусь до вечера, вечером получу столь необходимую мне разрядку и буду снова, как новенький! А теперь все мысли в сторону! Работать!


Я стремительно влетел в кабинет, куда уже доставили гонца. Маэлан – молодчина. Знает, что я сначала захочу побеседовать с гонцом с глазу на глаз. Незачем давать Совету Лордов лишние козыри.


Молодой парень с уставшим лицом и серьезными, умными глазами тут же подскочил со стула.



– Сядь, – коротко бросил я ему, устраиваясь в кресло напротив. – Говори!

– Повелитель! – начал было он.

– Короче! Говори только по существу. Сейчас мне почитание не нужно. – Грубо оборвал его я. А нечего тут! Повелитель в нетерпении, а он тут политесы собирается разводить! Еще бы полным титулом начал величать, тогда бы одно имя мое несколько минут пришлось выговаривать. Ну, уж нет, на это у меня сегодня терпения не хватит.

– В Серебряных горах замечено скопление войска клана Марранэш. Примерное кол-во пять сотен. Продвигаются в направлении Смарэма. Идут скрытно, не привлекая внимания. Только легкая кавалерия и пешие. Не трансформируются. Разведку ведут, высылая дозорных.

– Удалось выяснить, кто возглавляет войско?

– Лорд Каркнэш, Повелитель.

– Хорошо, ты свободен, передай мой приказ накормить тебя и устроить на ночлег, завтра рано утром отправишься в Смарэм с донесением в гарнизон. Отдыхай.

Гонец бесшумно выскочил за дверь, а я задумался. И что это значит? Неужели эта старая лиса Каркнэш о чем-то пронюхал? О том, что дочь Нуарема Марранэш жива, знали только я и Маэлан. Тогда, как объяснить их возросшую активность? Эта приграничная провинция у меня, как кость в горле. Прошло тридцать лет, как мне удалось подавить мятеж, и, надо же, они опять заподнимали головы. Если новость, что принцесса клана Марранэш жива, станет достоянием оппозиции до того, как Аниам станет моей женой, это будет не просто проблема. Это будет настоящая катастрофа и грозит она расколом государства Драконов, чего я, как Правитель, просто не вправе допустить. Необходимо, как можно быстрее тащить эту девку к алтарю и не спускать глаз с клана Марранэш. И главное, нужно отсечь принцессу от любой информации об ее клане. Это значит что? Это значит, что обучением принцессы можем заниматься только мы с Маэланом, иначе информация уйдет на сторону, шпионов полно. Я скоро маразматиком стану – везде мерещатся предатели! Ну и пусть! Правители не маразматики давно лежат в земле сырой. А я собираюсь жить и править долго. Так, на том и порешим. Теперь нужно подумать, как объявить Аниам, что ее обучением буду заниматься я лично. Нужно придумать что-то позначительнее и покрасивее. Ну, это пускай Маэлан думает, он у меня специалист по закулисным играм. Так, что еще?

Стук в дверь раздался так неожиданно, что я вздрогнул. Они что, совсем страх потеряли?! Предупредил же, что занят! Ну, кому-то точно голова не дорога!

– Проваливайте! – Рявкнул я. – В ближайший час не хочу ни о чем слышать!

– Повелитель! Случилось несчастье с Вашей гостьей! – Из-за двери раздался просто крик души.

– Что?!!!

Не помня себя, я рванул двери и выскочил в коридор.



– Где она?!

– В покоях целителя, Повелитель, – бледный как полотно охранник жался к стене.

Отпихнув его в сторону, я рванул в сторону покоев целителя. Боги! Что могло случиться?! Не может мне так не везти, чтобы все рухнуло сейчас, когда я так близок к своей цели! Но даже не это сковало мое сердце страхом. Я вдруг понял, что не могу потерять эту девчонку. Всю дорогу, что я бежал, перед глазами стояло лицо Аниам. Святые боги, только пусть будет жива! Маэлан, мерзавец! Если случилось непоправимое, я его убью! Своими руками! Со всей жестокостью, на какую способен, и не способен тоже!

Влетев в комнату, я увидел лежащую на кровати Аниам и, стоявшего на коленях возле нее, бледного, как полотно Маэлана. Слава богам, жива!!!

– Я готов понести любое наказание, Повелитель, – не вставая с колен, Маэлан склонил голову в мою сторону, – это целиком и полностью моя вина.

– С тобой я разберусь позднее!

От моего взгляда Маэлан вздрогнул, но глаз не отвел.



– Что случилось? – спросил я, наклонившись к Аниам.

– Я упала, – прошептала она, виновато опустив глаза, – не сердись на Маэлана, он совершенно не виноват ни в чем. Это я дурочка, неуклюжая и кривоногая.

Аниам смущенно улыбалась, но в глазах у нее было искреннее переживание за этого оболтуса. Не скажу, что мне это понравилось. Что такое?! Он ей не безразличен?! Во мне неожиданно поднялась волна ревности. Я схожу, по-моему, с ума. Какое мне дело до ее чувств? Разве не все равно, кто ей нравится? Важно, что тело ее будет принадлежать мне, и согревать она будет мое ложе, а ее душа мне не нужна. Она может любить кого угодно, мне это без надобности. Адюльтера я, как Повелитель, конечно, не потерплю. А вот в душе может любить кого угодно. Тем не менее, то, что она выказывает озабоченность судьбой другого мужчины, мне было неприятно.

– Дай, посмотрю, – прошептал я, беря ее руку в свою.

Ладошка была сильно ободрана, вторая была в том же состоянии. Опустив взгляд вниз, я увидел, что брюки были сняты (разрезанные они валялись на полу), коленки также сильно пострадали и были все в ссадинах. От вида ее голых ног во рту мигом пересохло, и я судорожно сглотнул. Поймав внимательный взгляд Аниам, я неожиданно смутился и вновь повернулся к Маэлану, который все еще стоял на коленях.

– Иди и займись своими прямыми обязанностями. Надеюсь, больше сегодня ты меня не разочаруешь, – холодно сказал ему я и вновь повернулся к моей девочке, – ну, как ты, моя хорошая?

– Все в порядке, уже почти не болит, – Аниам попыталась улыбнуться, но вновь поморщилась от боли.

– Где этот коновал?! – В раздражении рявкнул я. Я готов был порвать всех и каждого, только чтобы ей не было больно!

– Он готовит целебную мазь.

– Ты вс-се еще с-дес-сь?! – В раздражении прошипел я.

– Уже нет, Повелитель. – Маэлан встал и вышел из комнаты, прямой, как клинок.

Ничего, переживет. Пусть скажет спасибо, что я не отправил его прямо к палачу. Любой другой был бы уже там. Но пусть не надеется, что это ему просто так сойдет с рук. Никто не смеет делать больно моей женщине! Я – Повелитель Драконов, а женщина Повелителя Драконов неприкосновенна! И не важно, по какой причине пострадала моя невеста, он за это все равно заплатит. Таков закон, и Маэлан это прекрасно осознает. Потому наказание примет с пониманием и покорностью, как и подобает слуге своего Повелителя.

Наконец-то, появился этот проклятый врачеватель.



– Ну, что ты там возишься? Долго еще тебя ждать? – Зарычал я на него.

– Повелитель, обычная мазь ей не годится, регенерация очень слабая, пришлось готовить особый состав. Сейчас все будет хорошо. До завтра раны затянуться.

– До завтра?! Ты издеваешься?! Бедная девочка будет страдать до завтра?! – Из груди моей вырвался Драконий рык.

Бедный Наэль затрясся от страха и рухнул на колени.



– Повелитель, пощадите! Драконья кровь в ней еще не проснулась, хоть и чувствуется, но регенерация у нее немногим лучше человеческой. Поверьте – сутки для нее и так очень хорошо.

– Грэм, успокойся, – тихо проговорила Аниам, – он прав, обычно такие раны у людей затягиваются не меньше недели. Сутки – это просто шикарно. Только, похоже, мне не в чем ходить. – Она горько засмеялась и смущенно попыталась прикрыть ноги простыней.

– Аниам, не двигайся. Не стоит смущаться. Чужих мужчин здесь нет. Наэль не в счет – он целитель. А я – твой жених. Имею я право в качестве компенсации за переживания на маленький подарок? – Я попытался поднять ей настроение шуткой, но, похоже, вышло не очень. Конечно, такой звериный оскал, как у меня сейчас, мало напоминает улыбку. Я все еще не мог успокоиться.

Наэль принялся за обработку ран. Руки его заметно дрожали. Бедный старик! Зря я с ним так. Все-таки, он свое дело знает, да и служил он нашему клану уже не одно столетие. Ладно, переживет. Извиняться я не собираюсь. Вот еще!

– Все-таки, Грэм, что будет с Маэланом? – Тихо спросила моя невеста.

– Тебя волнует его судьба? – Спросил я, в упор глядя на нее.

– Да, – она с вызовом посмотрела на меня, – он, кажется, неплохой парень и ни в чем не виноват.

– Этот "неплохой парень" является Начальником Службы Безопасности Повелителя, и если он не в состоянии был выполнить работу простого телохранителя, он за это ответит. А тебе, – я сделал акцент на последнем слове, – не стоит забивать такими глупостями свою хорошенькую головку.

С этими словами я подхватил Аниам на руки, замотав в простыню, бросил Наэлю небрежное " я сам" и понес мое сокровище в ее покои.


И создал Бог женщину – существо злобное,


но забавное! 


/ NN /



Аня



Похоже, я перестаралась. Никак не думала, что Грэммер слетит с катушек. Будем иметь в виду, что в гневе он страшен. Но, тем не менее, я не собиралась спускать ему с рук его поведение.



– Я обещала при посторонних соблюдать приличия, – зло зашипела я, как только мы оказались в коридоре, – но это не дает тебе права обращаться со мной, как с безмозглой блондинкой.

– При чем тут блондинка? – Удивленно вскинул брови Повелитель.

– А это синоним дуры в моем мире! – Прорычала я в ответ, – и если ты думаешь…

– Т-шь…. Не стоит закатывать семейные сцены при слугах, – прошептал мне на ухо Грэммер, кивнув в сторону жавшейся к стене прислуги, – поговорим обо всем у тебя.

При этом он еще умудрялся целовать меня за ушком. Нет, он не исправим. Ну, что за мужчина! Готов воспользоваться любой ситуацией. Слава богу, добрались мы без приключений. Стража, дежурившая у моих покоев, обалдела, но виду парни не показали. Я в который раз убедилась в великолепной выучке персонала. Кстати, а с каких пор у моих дверей дежурит охрана?

– А что здесь делают стражники? – Раздраженно спросила я.

– Теперь они будут дежурить возле твоих дверей круглосуточно, но пусть тебя это не смущает. Стража у дверей – это атрибут семьи Повелителя, я представил тебя Маэлану как свою невесту, этого достаточно, чтобы он взял тебя по защиту. Они тебе не будут мешать. Их задача: не допустить в твои покои посторонних, без твоего ведома, и оградить тебя от внешней опасности. Все очень просто. Точно такая же стража дежурит у моих дверей. Это нормально.

Что-то больно складно он поет. Забыл только уточнить, что охранники у его дверей подчиняются ему, а вот мои мне – не думаю. Сгрузив меня на кровать, Повелитель пристроился рядом. Похоже, он начинает захват территории. Ну, уж дудки!

– Ты чего здесь расселся? – попыталась я согнать его со своего ложа.

– Дорогая, тебе не кажется, что ты несколько перегибаешь палку и начинаешь испытывать мое терпение? – Взгляд Грэммера заледенел, но с кровати он, тем не менее, убрался. – Я просил бы тебя соблюдать по отношении ко мне элементарную вежливость. Извини, что повторяюсь, но прошу не забывать, кто я.


– Слышишь, ты! Мне по барабану, что ты " Великий и Ужасный"! Я не просила притаскивать меня в этот мир! Извини, нет у меня преклонения пред сильными мира сего, уж такою уродилась, да и воспитание, знаешь ли. И я тебе не дорогая. А если ты и дальше будешь себя так вести, то, скорее всего, я ей никогда и не стану! – Все он меня достал! Здравый смысл, похоже, опять сделал ручкой. Грэммер в изумлении пристально посмотрел на меня, хмыкнул, вплотную приблизился и наклонился, нависнув надо мной.

– Завтра твои раны заживут, и мы вернемся к этому вопросу. – С этими словами он выпрямился и направился к двери. Уже открыв дверь, Повелитель ехидно добавил, – не стоит быть такой самонадеянной, если ты претендуешь на звание умной женщины. Да, кстати, твою одежду принесут утром. Я передам твои мерки портному. Рискну заказать все на свой вкус. Если что-то не устроит, можно все переделать. Отдыхай. До ночи еще далеко, но вставать тебе пока нельзя. Поэтому, если хочешь, я распоряжусь, чтобы тебе принесли что-нибудь почитать. Ужин подадут через час. Я хотел скрасить твое одиночество, но раз принцессу так тяготит мое присутствие, то…. – он, ухмыляясь, смотрел на меня, – так что, принцесса желает почитать?

– Нет, принцесса желает поговорить. Грэм, прости, не дуйся.

Мне действительно стало стыдно за свое поведение. Бедный мужчина испугался за меня, готов был порвать своего друга, допер, в конце концов, на себе до самой кровати. А если учитывать, что этот мужчина – Правитель, то вообще трындец! Я не думаю, что много кто может похвастаться, что его таскал на руках Повелитель Драконов. А я так по-хамски с ним обошлась. Чего я взвилась, действительно? Это его государство, его слуги, и он вправе поступать с ними по своему желанию. Только демократию мне здесь насаждать не хватало. Мало ли что мне не нравится, как говорится: "

в чужой монастырь со своим уставом не суйся

". Вот и заткнуться надо в тряпочку. А если я хочу поучаствовать в судьбе Маэлана, то делать надо это, несомненно, тоньше и деликатнее, чтобы не оскорбить чувства Грэммера. Монархи они ведь такие ранимые, полно извечных комплексов. Чувствую, замучаюсь я с ним.



– Не обращай внимания, девочка. Я, действительно, не могу остаться. Дела. Прислать тебе кого-нибудь?

– Нет, не надо. Грэм, – я замялась, но решила продолжить, – мне необходимо решить проблему с курением. Ужасно хочется сигаретку, а свои кончились. Не поможешь? – Заныла я, стараясь вложить в просьбу все свое обаяние.

– Невесте Повелителя не пристало курить! – Вновь раздраженно заметил Грэммер.

– Ты опять? К тому же, я не собираюсь курить при свидетелях, только у себя. Ну, пожалуйста, – снова заканючила я.

– Ну, что с тобой делать?! – Засмеялся Грэммер и вытащил из кармана…. пачку моих любимых сигарет!

– Грэм, откуда? – Ахнула я.

– Я захватил, на всякий случай, из твоего мира. Говорят, эта привычка у вас очень устойчива. Когда начнешь заниматься магией, сама бросишь – поймешь, что это очень мешает, засоряет ауру. А пока, так и быть, балуйся.

– Грэм, останься ненадолго. Поговорим. Я больше постараюсь тебе не хамить, – опять попросила я.

– Заметь, ты не пообещала, что не будешь этого делать совсем, – засмеялся Грэммер.

– Ну, я же не вруша. Я – честная девушка, – в ответ хихикнула я, – давай, не дуйся, посиди немного, а то мне скучно.

– Ну, что с тобой делать? Прямо веревки вьешь из бедного Повелителя Драконов, – шутливо вздохнув, проговорил Грэммер, тем не менее, возвращаясь.

– Это ты-то бедный?! – Я обалдела от такой наглости. – А то я не видела, как тебя все бояться. Заприбеднялся! Обидели бедного Дракошу!

– Опять хамишь? – Грэммер напустил строгости во взгляд.

– Ой, я нечаянно! – Воскликнула я, для правдоподобности прикрыв рот ладошками и сделав круглые глаза.

Повелитель усмехнулся и пристроился на край моей кровати. Теперь я его оттуда не турнула, побоявшись, что Грэммер окончательно обидится, но глазами показала, что я все вижу. Повелитель снова усмехнулся, подняв бровь, всем своим видом давая мне понять, что с захваченной территории уходить не намерен. Я решила, что пока потерплю, не буду связываться. В конце концов, он ведь просто присел, на самый краешек. Ну-ну!

– Ну, чем займемся? – Вкрадчивым голосом проговорил этот несносный мужчина. А глаза-то, между прочим, опять потемнели.

– Расскажи мне еще что-нибудь о магии.

– Я могу показать тебе еще несколько заклинаний, если хочешь.

– Конечно, хочу, – я аж подпрыгнула в кровати от нетерпения. По-моему, я вхожу во вкус. – Мне понравилось магичить!

– Тише, тише, – засмеялся Грэм, толкая меня обратно на подушки, – тебе нельзя вставать. Ты же хочешь завтра бегать? Вот и лежи, сколько сказано, пока раны не заживут.

А руки он, между прочим, не убрал. Продолжая держать меня за плечи, Грэм приблизился к моему лицу и попытался поцеловать.

– Повелитель, ведите себя прилично, – ловко увернулась я. – Давай, заклинания показывай, раз обещал.

– Ну ладно, смотри, – горестно вздохнул Грэммер и отпустил, наконец-то, мои плечи.

У-ф! Слава богу! А то я, если честно, держалась уже из последних сил. А вы бы сами попробовали сохранять спокойствие в присутствии такого мужчины! Мои гормоны посходили с ума от его близости. Еще немного, и я затащила бы Грэммера в койку сама, безо всякой инициативы с его стороны. А так как делать этого пока не стоит, моя чуйка именно так мне и говорит, а я привыкла ей доверять, то все разрешилось для меня самым удачным образом.

– Эй, ты будешь учиться новому заклинанию, или нет? – Усмехнулся Повелитель, наблюдая за моей внутренней борьбой. Вот, ведь гад! Все видит и понимает! Я покраснела до макушки! – Ты такая смешная! Ты ведь тоже хочешь меня. Разве нет? Так зачем оказывать себе в желании?

– Вам, Повелитель, очень много мерещится, – уже совладав с собой, резко ответила я. Обломается, котяра в драконьем обличье!

– Ну, что? Приступим? – Окончательно смирился Грэм, становясь серьезным и сосредоточенным. Я согласно кивнула головой.

– Смотри внимательно и запоминай.

Повелитель вытянул руку ладонью вперед в направлении камина. Кочерга взмыла в воздух! Вау!

– Запомнила?

– Что запомнила? – Не поняла я. – Я ничего не увидела. Что ты сделал?

– Аниам, Боги! Переключи зрение на магическое! Неужели я должен об этом напоминать?! Мы ведь не пирожки печем, а занимаемся магией!

– Так ты же ничего не сказал об этом, – опешила я от его раздраженного тона.

– Я что, каждый раз должен объяснять тебе очевидные вещи?! – Еще больше разнервничался Грэммер, – это даже дети знают!

– Знаешь, что? Пошел ты к черту! – Я обиделась и разозлилась. Как приставать, так становится мягким и пушистым, а как учить, так издевается надо мной, по чем зря.

– Перестань мне хамить, Аниам! – Рявкнул Грэммер, начиная выходить из себя. – Никому не позволено так со мной разговаривать.

– Ага, это только ты можешь хамить всем направо и налево, совсем уже оборзел, Повелитель хренов!

– Ты вообще соображаешь, с кем ты разговариваешь?!

– С хамом и мужланом, который воображает о себе не весть, что!

– Ах ты, дрянная девчонка! Первое, что тебе нужно будет выучить – это правила поведения, особенно, в присутствии своего Повелителя! – Грэммер вопил, как потерпевший. По-моему, он опять слетел с катушек.

– Сам дурак!

Грэм рывком поднялся с моей кровати и с угрожающим видом навис надо мной:

– Прикуси свой язык, хулиганка малолетняя! А то, как бы его не лишиться!

– Ты мне угрожать вздумал?! Плевать я хотела на твои угрозы!

– Я тебя последний раз предупреждаю! Лучше замолчи! – Повелитель уже просто рычал, явно теряя над собой контроль.

– Пошел вон из моей комнаты, Повелитель!

Грэм в бешенстве рванул к двери. Неожиданно он остановился. На меня накатил страх. Блин, сейчас точно язык оторвет. Задумавшись на секунду, Грэммер повернулся и впился в меня потемневшим взглядом. Заметив мой ужас, Повелитель усмехнулся и решительно направился ко мне. Я замерла как кролик перед удавом, спина покрылась липким потом. Вернувшись, он быстро наклонился и шепотом проговорил:

– Мы еще это обсудим. А пока…

Грэммер прижал мои плечи к подушке и поцеловал в губы долгим поцелуем. Я ничего не успела предпринять. Только сидела и хлопала глазами, как глупая сова.

Мужчина несколько мгновений в упор смотрел на меня, цвет зеленых глаз потемнел почти до черноты, затем он встряхнул головой, словно отгоняя непрошеные мысли, резко выпрямился и, больше не сказав ни слова, быстро вышел из комнаты.

Познание начинается с удивления


/Аристотель/



Грэммер Эрам Дэвеш



Шел я к себе в покои очень медленно. Мне было, над чем задуматься. Да… Мне это кажется, или ситуация уже ускользнула из-под моего контроля? Произошло то, чего я так опасался и чего, как самонадеянный болван, надеялся избежать. Проклятье! Эта девчонка меня все-таки зацепила! И что теперь делать?! Меня же просто в дрожь бросает рядом с ней! Не знаю, как мне удалось себя сдержать, чтобы элементарно не наброситься на нее прямо сейчас. Мне все время хочется ощущать на губах ее вкус, а пальцами прикасаться к телу, такому податливому и соблазнительному. От мыслей о ее теле у меня аж зубы свело от желания! А сколько страсти в этой женщине! Как она меня вышвырнула из своей комнаты! И ведь эта зараза меня совершенно не боится. По моему, ей вообще все равно, что я являюсь Правителем Государства Драконов, и она, по большому счету, находится в моей полной власти.


"

Грэммер

ты болван, не обманывай себя

", – мысленно выругался я, – "

Не имеешь ты над ней никакой власти. По-моему, над ней вообще никто не властен

"


Пресвятые боги! Дайте мне сил справиться с этим! Я думал, что не сдержусь и возьму ее прямо сегодня, невзирая на ее раны. Не знаю, как мне удалось уйти, не тронув ее. Какая там – Ниалэн? Я видеть в своей постели никого, кроме этой девчонки, не могу! И что мне теперь прикажете делать?! Я что, монах? Я – нормальный мужчина! И, проклятье, я хочу женщину, но только ее! Вывод один – тащить к алтарю, или я сойду с ума.


Войдя в свои покои, я увидел стоявшего у окна Маэлана.



– И что ты здесь делаешь? Забыл дорогу к палачу? Я думал ты уже у него.

– Грэммер, выслушай меня, пожалуйста. Я не хочу оправдываться, но есть кое-что, что полностью меняет взгляд на последние события, – Маэлан выглядел необычайно серьезным и собранным, и, что самое интересное, в нем не было ни капли раскаяния, что, согласитесь, в свете последних событий было очень странно, если не сказать больше.

– Говори!

Жестом я указал ему на кресло у камина, сам прошел к бару. Мне просто необходимо было выпить. Взяв бутылку вина и бокалы, я сел напротив Маэлана и жестом предложил разлить вино.

– Ну, я тебя слушаю!

Маэлан молча подтолкнул ко мне папку. Да… Он меня явно заинтриговал. Раскрыв бумаги, я углубился в чтение. Чем дольше я читал, тем больше у меня портилось настроение. Это какой-то бред или шутка? Хотя начальника моей охраны сложно назвать шутником. По крайней мере, все, кто так считал, уже гниют.

" Зинько Анна Игоревна…. Тридцать лет…Капитан запаса… Морская пехота…. Уволилась в связи с ранением…. Владеет приемами рукопашного боя…Черный пояс по каратэ…. Все виды огнестрельного и холодного оружия…. Проходила службу в спецподразделении…. Опыт диверсионной работы…. Окончила с отличием университет…Экономист…. Работает аналитиком в торговой фирме…."

И как это понимать? Слов на формулирования своего вопроса у меня не было. Все, что я смог – это вопросительно смотреть на Маэлана. Вино в бокале так и осталось не тронутым.

– Да, ты правильно понял. Падать она умеет. И не только падать.

– Где ты это взял?

– Когда мы нашли твою невесту в одном из миров, я поручил собрать на нее досье, передали мне его сегодня, так как агенту пришлось выбираться кружным путем. Он не успел покинуть Землю до того, как закрылся проход между нашими мирами. Мы думали, что уже все, ему не выбраться, но парень рванул через другие миры, поэтому хоть и задержался, но прибыл. Я прочитал бумаги буквально полчаса назад и сразу поспешил к тебе. Ну, и как тебе характеристика этой "девочки"? – Маэлан насмешливо скривил губы, вот только в глазах его смеха не было.

– Значит, падать она умеет… – Задумчиво проговорил я. – Вопрос, зачем весь этот спектакль?

– Все очень просто. Поставить меня на место и показать, что она серьезный противник, заставить ее уважать. Но заметь, как все проделано было просто виртуозно. И как быстро она разобралась в ситуации. Как быстро просчитала, что ничем серьезным мне все это не грозит. Поняла, что максимум, что мне светит – это серьезное наказание. Достаточно серьезное, чтобы преподать урок, но, тем не менее, не грозящее смертью. Ведь кому-нибудь другому был бы палач. Как же быстро она разобралась в наших отношениях! Меня просто восхищает эта девица!

Ха! Я вспомнил, как Маэлан стоял на коленях у постели Аниам, какое у него было бледное лицо и, просто, расхохотался. Да, давно я так не веселился. Вот это девчонка! Как она его! Маэлан сидел, обиженный и насупленный. Но постепенно начал тоже похрюкивать, видимо, вспоминая последние события. И, в конце концов, тоже захохотал.

Отсмеявшись и утирая слезы, я снова кивнул на бутылку с вином. Пока Маэлан разливал вино в бокалы, я задумался. Да…. Смешного-то мало. Если быть совсем откровенным с собой, то смешного тут нет совсем ничего. Эта девица – проблема, причем проблема нешуточная.

– Все, что мы узнали, добавляет мне сложностей. Как будто, у меня их и так не хватает! Получается, я притащил в свой дом монстра, что грозит нам большими неприятностями. Кстати, что такое "каратэ"?

– Это вид боевого искусства. Кстати, черный пояс – это высшая ступень владения данным видом. А звание "капитан" – это немного пониже, чем мое. Ну, и как тебе? – В очередной раз спросил меня Маэлан. Он тоже уже не смеялся. – Что будем делать? Я надеюсь, что ты не собираешься обучать ее боевой магии? Поскольку все остальное обучение боевой подготовке ей без надобности, то остается только магия. Но у тебя ведь хватит ума не делать этого?

– Не забывайся! – В очередной раз одернул я своего друга и соратника.

Вот почему я все время должен напоминать ему, кто перед ним сидит? Может, действительно, отправить его к палачу? Чтобы привить элементарные правила хорошего тона!

– Извините, Повелитель, – проговорил он, склонив почтительно голову.

Я посмотрел на него. Нет, вроде, не ерничает. Значит, все-таки осознал. Не безнадежен. Ладно, пусть живет, нахаленок.

– То-то же!

– И все-таки, что будем предпринимать?

– Давай выкладывай, я же вижу, что у тебя уже есть идеи.

– Да нет у меня никаких идей. Единственное, что я могу предложить – это делать вид, что нам ничего не известно. И ждать. Ждать удобного момента. Ждать, когда она ошибется и проявит себя. Кстати, а обучать ее все-таки придется начать. Мы ведь, якобы, ничего не знаем про ее подготовку. Обучение я могу взять на себя. Ну, пожалуйста, дай мне отыграться, – просительно проканючил мой начальник охраны.

Я представил, как все это будет выглядеть, и снова расхохотался!



– Только пообещай мне, что девочка останется жива.

– А это, как получится. Как получится, Грэммер, – кровожадно прошептал Маэлан, кривясь от смеха в предвкушении будущего развлечения.

– Я обязательно поприсутствую, – сказал я, все еще давясь от смеха.

– Как прикажете, Повелитель, как прикажете, – проговорил он, склонив голову.

Так, с этим разобрались. Я так понимаю, остальное обучение придется взять на себя, если у Аниам останутся силы после общения с этим Драконом. Все-таки, в его талантах я не сомневался. Несмотря на свою серьезную подготовку, она – человек, а он – Дракон. Тем более, раззадоренный и обиженный Дракон. А это серьезно.

– Ну, что же. Так и сделаем. Ты будешь заниматься с ней практикой. Теоретической подготовкой займусь я.


– Прошу прощения, Повелитель, за дерзость, но мне кажется, практикой Вам тоже не следует пренебрегать, Вам ведь нужно подтверждение помолвки, – скромно проговорил Маэлан, а у самого в глазах плескался смех.

Вот ведь, зараза! На что он намекает?! Да понятно, на что.



– Не твое дело, сам разберусь! – Рявкнул я, чтобы этот мальчишка не забывался!

– Так, так, так, – проговорил этот прохвост, задумчиво глядя мне в глаза, – кажется, у нас проблема. Ты что, влюбился?

– Не твое дело! Повторяю последний раз! – Снова рявкнул я. Достал он меня уже сегодня. Только его комментариев мне не хватает. Сам знаю, что дурак. Но это не значит, что об этом он имеет право говорить.

– Послушай, Грэммер, – начал, было, он.


– Я сказал: " хватит"!

– Ну, тебе виднее… – смирился Маэлан, видимо поняв, что подошел к краю, и, предоставляя мне самому разобраться со своими душевными проблемами.

– Свободен. – Холодно припечатал я.

– Как скажете, Повелитель Грэммер, как скажете, – обиженно проговорил Маэлан, встав с кресла и направляясь к двери, – простите за беспокойство, мой Повелитель.

– А ну, стоять! – Рявкнул я, теряя терпение.

Маэлан стоял, склонив голову и упрямо сжав губы.


Ну, что за несносный мальчишка?!



– Выкладывай, – обреченно проговорил я, кивая ему на кресло, – обещаю не нервничать и выслушать тебя. Ну, я весь во внимании!

– Послушай, Грэммер, – начал он, проигнорировав мое предложение сесть и направляясь на свое излюбленное место у окна. – Зачем ты меня держишь возле себя? – Проговорил он, задумчиво глядя в окно. – Тебе не хватает дураков и лизоблюдов? Если хватает, тогда почему ты все время пытаешься спустить меня с небес на землю? Ты думаешь, я не знаю своего места? Я прекрасно осознаю, кто ты. И я знаю, что такое долг и честь. И, надеюсь, ты знаешь, что значишь для меня. Я за тебя, не задумываясь, отдам жизнь. И это не только по велению долга, но и сердца. Но мне всегда казалось, что вокруг тебя хватает чинопочитателей, что тебе нужен кто-то, кто будет говорить только правду. Ведь правда бывает хоть и горькая, но она необходима умному Правителю как хлеб. А ты умный Правитель. Или я ошибаюсь, и правда тебе не нужна? Так ты так и скажи мне. Я заткнусь раз и навсегда! Буду исполнять свои прямые обязанности по твоей охране. Но только не надо требовать от меня советов. Ведь они тебе не нужны.

– Все сказал? Тогда выдохни и расслабься. Я признаю, что был не прав. И мне очень нужны твои советы. Говори, что там у тебя. И хватит торчать у окна. Садись. Я намерен сегодня напиться. Раз уж нам предстоит разговор по душам.

Маэлан внимательно посмотрел на меня. Видимо в моих глазах он прочел то, что его удовлетворило. Вздохнув, он сел в кресло напротив и занялся "

своими прямыми обязанностями

" – разливать вино по бокалам. По первому бокалу мы выпили молча, наслаждаясь вкусом вина. Затем он налил по второму. Взяв в руки бокал, он задумчиво посмотрел на меня в упор.



– Ну, что ты от меня хочешь?

Мой начальник охраны продолжал молча смотреть на меня, вопросительно изогнув бровь и медленно перекатывая в бокале вино.

– Ну, да! Да! Похоже, я в нее влюбился. Доволен, изверг?! Ну, давай, говори мне, что я болван, что эта слабость не достойна Повелителя!

– Ты знаешь, Грэммер, – медленно проговорил Маэлан, – я думаю, что это замечательно. Из вас с Аниам выйдет прекрасная пара. Она мне нравиться. А судя по тому, что мы о ней узнали, ей цены не будет в качестве твоей спутницы. Я вижу только одну проблему….

– Какую? Говори! – Все-таки, у меня не хватало на него терпения. Обязательно нужно тянуть кота за хвост?

– Проблема в том, что тебе придется не просто уложить девчонку в постель обманом, как мы думали в начале, а действительно завоевать ее любовь. Таких, как она, не сломать. Только если она искренне тебя полюбит, эта девочка сможет стать тебе верной спутницей и подругой. Если ты сможешь пробудить в ней глубокое чувство, вы будете идеальной парой Повелителей, впервые за несколько тысяч лет. Так что, с постелью теперь наоборот торопиться не стоит.

– Мне кажется, что я ей понравился.


– Мне тоже так показалось. И это хорошо. Значит, первая симпатия уже возникла. Только, прошу тебя – не торопись. И постарайся быть с ней предельно искренним, в рамках разумного, конечно. Я боюсь, что обмана она тебе может не простить. Недоговоренность об ее отце – еще туда-сюда, но серьезной лжи – нет, не простит. Кстати, про подтверждение помолвкилучше пока тоже не говорить. Сложно предугадать, как она отреагирует. Что нормально и привычно для Драконов, не всегда приемлемо для других рас, тем более выросла твоя невеста вообще в другом мире, где ничего не слышали не только о законах Драконов, но и самих-то Драконов не знают.

– А мне теперь что делать со своею любовью? Я не знал, что это так бывает. Мне кажется, что я схожу с ума. У меня внутри все горит, а мой Дракон рычит от страсти и отчаяния. И ни на кого не хочу смотреть. Я хочу только ее! До скрипа в зубах и до ломоты во всем теле. Я боюсь, что не смогу сдержаться и банально ее изнасилую.


– Так, спокойно! Вот только глупостей не надо. Ты просто никогда не влюблялся. И, к тому же, не привык, чтобы тебе отказывали. Насиловать женщину можно только в одном случае – если больше ты не намерен ее возле себя видеть. Насколько я понимаю, в отношении Аниам у тебя совершенно другие планы. К тому же, в твоем случае это более чем серьезный шаг, не забывай о подтверждении помолвки. Она не свободная женщина, на ней с рождения метка обручения с Повелителем Драконов. Ты же понимаешь, что как только девочка начнет трансформироваться, то всем сразу станет ясно, кому она принадлежит. Одно дело было – уложить ее быстро, а затем повести к алтарю, пока она еще не Дракон, но совсем другое – ситуация, которая сложилась сейчас. Вот представь: ты взял ее силой, а согласия на брак она тебе не дала. А, допустим, через месяц Аниам становится Драконом, причем, не допустите Боги, это произойдет прилюдно. Ведь каждому идиоту станет ясно, кому принадлежит эта женщина. Тебе проблем мало? Так что, терпи. Учись завоевывать женщину. Учись жить с любовью к женщине. Пока она не даст согласия на брак, даже прикасаться к ней не вздумай. А вообще, знаешь Грэммер, – Маэлан снова налил вина, – тебе надо расслабиться. Давай совершим набег по злачным местам Надэма. Как раньше, надев личины.

Я задумался. Конечно, он прав. Уже сейчас в Аниам дает себя знать мощь магии Повелителя, заложенная при обручении. А что будет, если я потороплюсь? У меня действительно будут проблемы. Надо набраться терпения и ждать. А сегодня мне нужно просто расслабиться. Необходима элементарная разрядка. Я живой мужчина и готов уже на стенку лезть. Мне необходима женщина. Фаворитки не подходят. Не хочу я сегодня придворных дам с их ужимками. Пожалуй, действительно, шлюхи – это то, что мне сегодня необходимо.

– Ну, что? Решено?

– А, была, не была. Тряхнем стариной. Пошли.

– Вот, это другое дело, узнаю прежнего Грэммера. А то развел тут трагедию. Ты ведь всегда выигрываешь. Все будет отлично и в этот раз. А сегодня забудь, что ты Правитель и развлекись, как следует. В путь?

– В путь! Открывай портал отсюда, чтобы стража не пронюхала, куда мы делись!

Я, безусловно, видел больше мужчин, которых


сгубило желание иметь жену и детей


и содержать их в комфорте, чем мужчин,


которых сгубило пьянство и шлюхи.


/ Уильям Йитс /


Маэлан



Да… Погуляли мы знатно. Давно я не видел Грэммера таким.


Началось все в харчевне, куда мы отправились, для разгона. Надо же с чего-то начинать приключения, так почему бы не начать их с любимого места нашей молодости? Личины, которые нам сварганил по-быстрому Грэммер, не подвели. Все-таки, он делает их очень качественно, хотя это непросто. Одно дело, использовать личины среди людей. Те не видят ауру. Поэтому их очень легко обмануть. Другое дело – Драконы. Здесь нужен особый талант. Далеко не каждый Дракон может вот так "

отвести глаза

", чтобы никто ни о чем не догадался. Типажи он выбрал нам бесподобные! Выглядели мы, как потрепанные жизнью, пожилые Драконы, к тому же переживающие явно не лучшие времена.



– Грэммер, ты хочешь найти сегодня приключений на наши хвосты?! – Захохотал я, глянув в зеркало. На меня смотрело настоящее пугало. Повелитель выглядел не лучше. – Таким грех не надавать по морде.

– Если тебе не нравится, я могу еще немного подправить, – хохотнул в ответ Грэммер.

Настроение у него улучшалось на глазах. Все-таки, загнал он себя последнее время. Правильно, что я решил его развлечь.

– Нет. Мне и так неплохо. Ну, что, двинули?

– Я вообще не понимаю, почему мы еще здесь!

В харчевне, естественно, на нас сразу же обратила внимание компания из шести юнцов, ищущих приключений. Молодые Драконы сидели шумной компанией и явно подошли к тому моменту, когда душа требует приключений. Они вызывающе смеялись и оглядывались по сторонам, всем своим видом показывая, что не прочь устроить с кем-нибудь потасовку. И тут – мы! А вы бы не соблазнились? Представьте себе картину:

Сидят два потрепанных Дракона, пьют дешевое вино, оба явно на мели. Оружие у них полуржавое, сами чуть живые. Таким хочется дать в морду и накрутить хвосты. Причем, судя по внешнему виду двух доходяг, потасовка не грозит юнцам абсолютно ничем.

Естественно, юные глупцы именно этого и захотели. Задирали они нас недолго, так как мы тоже этого и добивались. А что? Мы ведь тоже Драконы, и тоже желаем развлечься. А как лучше всего развлечься Дракону, решившему гульнуть по полной программе? Нет ничего лучше, для начала, хорошей драки. Тем более, шесть юнцов – это вообще шикарно. И разомнемся, и моду не набьют. Конечно, пришлось выходить на улицу, так как это была наша любимая харчевня, нечего тут устраивать погром и беспорядок. Хозяин, которому были знакомы эти наши личины, хохотнул и с сочувствие посмотрел на дерзких, молодых Дракончиков, неразумных и глупых. Я, проходя мимо, подмигнул ему и незаметно положил на стойку золотой. Молчание требует щедрой оплаты. Золотой стремительно исчез в кулаке хозяина, он понимающе прикрыл глаза. Пора преподать юнцам урок, полезный и незабываемый. Драка была веселой, но к нашему с Грэммером сожалению несколько скоротечной. Даже разогреться не успели. Оставили мы этих Дракончиков лежать на заднем дворе, подальше от любопытных глаз. Надеюсь, к утру они очухались.

Потом мы отправились к шлюхам, предварительно надев уже другие личины – нечего пугать девушек. Вот тут я уже не знаю, как развлекался Повелитель. Все же секс – дело сугубо личное, чтобы заниматься им в компании. У Драконов не принято делить женщин на двоих. Вот несколько женщин и один Дракон – это да, это замечательно! Но думаю, что провел он ночь очень даже неплохо, судя по трем красоткам, что ушли с ним. Лично я время провел изумительно! Люблю здесь бывать! Здешние девушки настоящие искусницы и чаровницы. Очнулся я только утром. Кстати Грэммера мне пришлось довольно долго будить. Повелитель Драконов сыпал проклятиями, как последний Орк, и никак не хотел просыпаться. Судя по всему, мне повезло больше – я немного вздремнул, а вот он…

Не смотря на яростное сопротивление этого Дракоши, я проявил твердость характера, а именно – окатил Повелителя холодной водой, предварительно отскочив в сторону. Так, на всякий случай. А то, кто его знает? Вдруг прилетит?! Прилетело! Еще как прилетело! Стулом! Если бы я не отошел в сторону, то головы бы у меня не было. И скажите, что я не предусмотрительный?!

Потом мне пришлось еще тащить его во дворец, где Грэммер и пришел окончательно в себя. Настроение у него, по сравнению со вчерашним, явно улучшилось. Позавтракав, после чего настроение улучшилось уже у меня, мы отправились к казармам, поджидать "

нашу невесту

". Я так понимаю, приключения продолжаются! По крайней мере, меня ждет явно увлекательный и приятный во всех отношениях день.


Я себя чувствую, но плохо


/NN/



Аня



Мне снилось, что я тону. Как тогда, когда я чудом осталась жива. Когда поняла, что это всего лишь сон, и эта страница в моей жизни давно перевернута, долго лежала, глядя в потолок. Как же так получилось, что вся моя жизнь – это сплошные приключения, кстати, по большей части далеко не приятные? Что же я за неприкаянная такая? Только, вроде, жизнь стала налаживаться, пусть рядом и не тот мужчина, о котором мечтала, но все же не одна.


А мужчина, о котором мечтала…. Его уже никогда не будет. Это мне удалось тогда выкарабкаться. Вернее он меня спас ценою своей жизни. Сердце привычно царапнула боль. Это происходит всякий раз, когда я вспоминаю о Володе. Хотя, сейчас, вроде бы, встретился тот, с кем можно попытаться все забыть и, наконец-то, стать счастливой. Можно попытаться, только вот, что-то меня в нем настораживает и напрягает. А моя "чуйка" – это серьезно. Она не раз меня выручала. Впрочем, вчера мне показалось, что я Грэммеру искренне нравлюсь. Было у него во взгляде что-то шальное, когда он уходил. Мне показалось, что там была любовь …


"

Хватит. Идиотка. Раскатала губу

". – Одернула я себя.


Действительно, идиотка. Возраст, когда приходят сказочные принцы, для меня давно миновал. С этим, как не прискорбно, приходится мириться. Правда, я выгляжу значительно моложе, чем мои сверстницы. Сестра еще все время удивляется, что лет с двадцати пяти я не постарела ни на один год. Теперь-то я понимаю, в чем причина. Судя по всему, такой мне предстоит быть, как минимум, около тысячи лет, прежде чем появятся первые признаки старения. Жуть какая-то! Тысяча лет! Даже представить страшно! Хотя, Грэммер вон живет уже семьсот лет и не жалуется на самочувствие, вполне молод и свеж. А Драконы живут и две, и три тысячи.


Мысли об этом мужчине снова заставили ныть мое сердце. Неужели я влюбилась? Этого только мне не хватало для полного счастья. Видимо у меня точно разжижение мозгов. Но лежи, не лежи – надо вставать. Тем более что с сегодняшнего дня Грэммер грозился начать мое обучение. Пока я принимала водные процедуры и приводила себя в порядок, мысли мои все время крутились вокруг Повелителя. Похоже, он мне не просто нравился. Это не есть хорошо. Обычно меня отличал холодный рассудок, а тут мысли растекаются, как вода сквозь сито, а стоит этому мужчине приблизиться, так вообще кранты. От его присутствия у меня начинается дрожь в ногах, его запах сводит меня с ума. От мыслей о нем сладко заныло внизу живота.


Я встряхнула головой, прогоняя наваждение. Надо брать себя в руки. Так, а что у нас с гардеробчиком? Надо посмотреть, заодно и развлекусь. Стопроцентный способ отвлечь женщину – это заставить ее копаться в шмотках. Я хоть и не подхожу полностью под статистическую женщину, но, тем не менее, женские слабости меня не миновали. Так что, будем развлекаться. Тем более что время, я так понимаю, у меня еще есть. Встала я рано, солнышко только поднималось над лесом.


И только тут я обратила внимание на костюмчик, лежащий на канапе. Так, похоже, что меня сегодня ждет веселенький денек. Костюм, который был приготовлен, предназначался явно не для девичьих прогулок. На канапе была разложена форма: черные брюки из кожи очень тонкой выделки, белая блузка с длинным рукавом из тончайшего хлопка, черный жилет с множеством карманов. В довершение ко всему, на диванчике присутствовала перевязь с оружием.


Интересно, стало быть, мне предстоит тренировка с холодным оружием. Теперь нужно решить, что и как, я буду делать. И дальше притворяться нежной барышней, или показать все свои навыки и умения? Нет, притворяться я больше не буду. Поиграли в принцессу и хватит. Я – боец. Так что, пусть знают и имеют это в виду. К тому же, вчерашний спектакль теряет свой смысл, если Маэлан не поймет, что это был спектакль. Я дала ему намек на то, каким противником могу быть, теперь ему выбирать – воевать со мной, или дружить.


Я быстренько переоделась. Костюм был точно по моей фигуре. Я с удовольствием покрутилась возле зеркала. Не думала, что местная одежда будет мне так к лицу. Особо меня впечатлило качество. И ткань, и пошив – все было на высоте. И, конечно же, меня привела в полный восторг обувь. Для меня были приготовлены черные сапожки из тончайшей кожи, точно по ноге, прямо тютелька в тютельку. Стоило, к тому же признать, что вкус у Грэммера присутствовал, и неплохой вкус. Единственно, что привело меня в смущение, так это нижнее белье. Нет, оно было весьма красиво и качественно, и также абсолютно мне в пору, как и все остальное. Но именно это меня и смутило, и заставило покраснеть. Это когда же Повелитель так точно умудрился снять с меня мерки? Когда, когда, видимо, во время нашего целования и обнимания, ручки-то шаловливые. Успел, зараза, везде потрогать и приложиться!


Так, теперь очередь оружия. Что у нас там? Я вынула из серебряных ножен, украшенных россыпью камней, короткий меч. Пробую меч, крутанув его в руке – удобный, как раз для женской руки. Следом достаю стилет под левую руку. Пара меня вполне удовлетворила. Ну что, вроде все.


Выйти я решила через сад. Во-первых, тренировка явно будет на свежем воздухе, а во-вторых, очень уж хотелось проверить наличие охраны с этой стороны. Только я вышла на крыльцо, как от деревьев ко мне метнулся воин личной охраны Повелителя. Кто бы сомневался! Обложили, гады, со всех сторон.



– Принцесса, – молодой парень (или не молодой – кто их разберет) со светлыми волосами цвета золотистой соломы, забранными в тугой хвост, склонился передо мной в поклоне, – Повелитель приказал проводить Вас на тренировочную площадку.

– Ну, веди, раз он приказал, – усмехнулась я и попыталась состроить ему глазки. Парень весь вспыхнул и, опустив голову, рванул вперед.

"

Значит, все-таки молодой

", – хихикнула я про себя.


Скосив взгляд, я обратила внимание, что за нами пристроились еще двое. Да, серьезный подход. Решив издеваться над телохранителями до конца, я двинулась вперед максимально вихляющей походкой, мстительно отметив, как запыхтели сзади воины. Да, парни, тяжко вам со мной придется. Уж что-что, а опыт в дрессировке солдат у меня большой.


Так вот не стандартно развлекаясь, наша компания добралась до конца сада, сразу за которым располагалась довольно большая площадка, посыпанная песком, с трех сторон окруженная приземистыми строениями, видимо казармами. Главные действующие лица уже были на месте. Оба по пояс голые, Драконы упражнялись с мечами. Глядя на это безобразие (а как еще можно назвать двух полуголых, обалденно привлекательных мужчин), я нервно сглотнула и споткнулась. Грэммер мгновенно обернулся и иронично улыбнулся. Конечно! Кто бы сомневался! Он, естественно, срисовал мою реакцию. Вот когда я, наконец, научусь скрывать свои эмоции?



– Принцесса Аниам, – кивнув головой, проговорил он, – с добрым утром. Прошу прощения за внешний вид, мы решили до твоего прихода немного размяться.

Грэммер взял у подбежавшего телохранителя рубашку, но одеваться явно не спешил, давая возможность мне оценить свое тело. Великолепное, кстати, тело! Смуглое, все в бугорках мышц. Широкие плечи, сильные руки, левую руку почти полностью покрывает какая-то сложная татуировка, не могу рассмотреть, что это, похоже на замысловатый орнамент. Во рту у меня пересохло, я нервно оторвала взгляд от соблазнительного мужского тела и попала в плен пронзительного, слегка потемневшего изумруда. Грэммер не отрывал от меня взгляд и нарочито медленно начал одеваться, продолжая прожигать глазами и ехидно улыбаться. Вот ведь змей! Ведь все же прекрасно видит!

Наконец, Повелитель предстал в полнее приличном, полностью одетом виде. Маэлан тоже поспешил одеться. Хотя вполне могли бы и не утруждаться, мне их вид не доставлял никаких неудобств, даже наоборот. Хотя, конечно, к боям на мечах мои мысли никак не относились.

– Я, кажется, просила называть меня Аней? – Недовольно буркнула я. А нечего меня обзывать этим именем. Дурацкое оно какое-то.

– Прошу прощения, Аня. Хотя, Аниам мне нравится больше, – с улыбкой согласился Грэммер.

– А мне – нет, – отрезала я.

Маэлан хохотнул.



– Я так понимаю, у нас сегодня боевая подготовка? – Ехидно улыбнулась я.

– Принцесса, – Маэлан почтительно поклонился и с улыбкой посмотрел на меня, – Повелитель поручил мне заняться Вашими тренировками. Так что, если Вы не против, я предлагаю, для начала, небольшой спарринг. Так я смогу определить степень Вашей подготовки и, в соответствии с этим, выбрать подходящую программу наших с Вами занятий.

Боже мой! Какая словесная тирада! А как скалится! Неужели они так быстро меня раскусили? Молодцы, если так. Умные.

– Я к Вашим услугам, господин учитель, – кивнула я в ответ. – Мальчики, я должна вам кое в чем признаться. Ваши представления обо мне не совсем верны. Я не трогательная барышня, как могло, наверное, вам показаться. Моя основная профессия – воин.

Честно скажу, я ожидала несколько иной реакции. Похоже, мои слова их не удивили. Что, так быстро догадались? Да, нет, ерунда. Я не могла себя ничем выдать. Реакция у меня уже не та, что была раньше, да и ситуаций, чтобы себя проявить не возникало. И, тем не менее…. Ха! Я забыла, с кем имею дело!

– Браво, Повелитель! Ваша разведка на высоте! И как давно Вы это знаете?

– Со вчерашнего вечера, – усмехнулся Грэм, – узнал как раз вовремя, чтобы Маэлан невинно не пострадал. А ты хорошая актриса. Я ведь тебе поверил.

– А, я? – Обиженно буркнул Маэлан, – я думал, что с ума сойду от страха за Вас, Принцесса! Не шутите так больше с бедным Драконом.

– Ну, раз мы во всем разобрались, может, приступим? – Я постаралась соскочить с опасной темы. Если эти двое устроят мне сейчас месть с продолжение, то, боюсь, мне не поздоровится.

Быстрым движением я вынимаю меч и стилет из ножен и становлюсь в стойку. Атака Маэлана была молниеносной. Не смотря на выработанные годами рефлексы, с трудом уклоняюсь. Снова атака. Снова ухожу из-под удара. Стремительные атаки следуют одна за другой. Очень скоро я понимаю, что в таком темпе я долго не выдержу. Все-таки моя теперешняя физическая форма оставляет желать лучшего. И чтобы не позориться, я принимаю, на мой взгляд, единственно верное в данной ситуации решение. Отбрасываю меч в сторону, быстро ухожу в нижнюю стойку, подкат, и я бросаю Маэлана через себя. Секунда – и я оказываюсь сверху, прижимая стилет к его горлу.

– Браво, Аниам, браво! – Смеется Грэммер, – немного я видел воинов, которые смогли бы одержать победу над этим Драконом, пусть даже и столь нестандартным образом. Уложила ты его на загляденье! Будет теперь знать, как выделываться перед новичками! Ну, я думаю, вам будет, чем развлечься. – С этими словами Грэммер отправился восвояси, продолжая ехидно посмеиваться. Что-то мне не очень понравилось его веселье. Чувствую, что я крупно попала. Когда я, поднявшись, посмотрела на Маэлана, то ощущение большой засады только укрепилось. Встряхнув своей шикарной синей шевелюрой, он смотрел на меня почерневшим взглядом. Синевы в его глазах почти не осталось. Да… Похоже, сейчас он на мне отыграется…..

Что дальше рассказывать? Все было очень не интересно. По крайней мере, для меня, хотя Маэлан развлекся по полной программе. Я не помню, чтобы тренировки доводили мое тело до такого состояния.

Непрерывающаяся ни на минуту, пытка продолжалась весь день. И все это под палящим солнцем. Как только он надо мной не издевался?! Немыслимые позиции и стойки, выворачивающие мышцы, длительные статические нагрузки, когда он меня заставлял стоять в одной стойке чуть ли не по часу, и все это, естественно, с мечом в руках. И все эти прелести разбавляли бесконечные спарринги. Драконы менялись, а я, бедолага, оставалась на площадке. Этот гад не давал мне даже присесть между боями. Я не скажу, что бойцы, которые выходили против меня, были очень крутые. Я бы даже сказала, что уровень их был ниже среднего. Но их было столько…! Я ощущала себя тренажером и грушей для обучения молодняка. Казалось, Маэлан непременно хотел проверить, насколько меня хватит.

Хватило меня, по-моему, к великому разочарованию Маэлана часов, этак, на десять. Мне показалось, что он рассчитывал, что упрямая девчонка, то есть я, сдастся гораздо раньше, но я держалась. В конце концов, мой организм не выдержал, я просто вырубилась, и с тренировки один из телохранителей уносил меня на руках. Затем меня, в полуневменяемом состоянии, отдали на растерзание мужеподобной женщине, которая разминала в купальне задеревенелые мышцы до потери сознания, естественно моего. Хотя, надо признать, благодаря ее усилиям на следующий день я смогла встать. Как я уснула, уже просто не помнила. Да что там – уснула, я пропустила даже процесс вынимания меня из купальни и доставки до постельки.

День прошел просто замечательно! Правда, не для меня, но это уже мелочи жизни. Зато мужчины, похоже, развлеклись знатно, особенно этот синеволосый изверг. У-у! Ненавижу! Он у меня еще попляшет и хлебнет горячего до слез, дайте только время. Тревожило только одно. Если так будет каждый день, то надолго меня не хватит. Я себя знаю. Доведенная до предела, я просто озверею и разнесу им тут все к чертям!




Быть слишком недовольным собой – слабость;


быть слишком довольным собой – глупость.


/ NN /



Грэммер Эрам Дэвеш



Когда Маэлан заглянул в дверь, я с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Такой довольной была его морда!



– Давай проходи, рассказывай. Надеюсь, ты не перестарался?

– Ну, так…

– Смотри мне, Маэлан, не заиграйся. Не забывай о ее статусе. Если я тебе многое позволяю, то это еще не значит, что ты можешь неуважительно относиться к моей невесте.

– Да, ладно, Грэммер, ничего с ней ужасного не случилось. Сейчас она в купальне. Целительница приводит в порядок ее мышцы, чтобы завтра встать смогла. Обычная тренировка с повышенными нагрузками. Ей полезно, чтобы остудить излишний пыл. А то возомнит еще себя великим воином. Ну, подумаешь, поиграли немного с девочкой! Конечно, я не скажу, что ей сегодня пришлось легко. Естественно, было тяжело, даже очень! Зато будет знать, как играть с Драконами на их поле. А вообще, я тебе скажу, подготовка у нее более чем серьезная. Она продержалась десять часов, хотя, обычно, новички ломаются максимум после пяти. Техника боя у нее своеобразная, надо будет перенять. Кое-что явно нам пригодится. Приемчики есть очень даже интересные, я тебе потом покажу. Я уверен, что ты тоже их оценишь по достоинству. А вот владение клинками почти никакое. Здесь есть, над чем поработать. К тому же, по-моему, она давно не тренировалась. Навыки есть, а вот рефлексы частично утрачены. Надо восстанавливать. Да и физическая форма, прощу прощения, Повелитель, за дерзость, оставляет желать лучшего.

– Не забывайся! – Не выдержав, засмеялся я, – давай, тело своей невесты я буду оценивать сам. Я уверен, что очень скоро сумею оценить его во всех нюансах. Ну, а в остальном…, дерзай, занимайтесь. Да, кстати, с подобными шуточками заканчивай. Она пошутила – ты ответил. На этом – все!

– Мог бы и не предупреждать. По-моему, я не похож на идиота. – Обиженно буркнул Маэлан. Ну, надо же, какие все обидчивые! А я ведь спустил на тормозах падение моей невесты. Неважно умышленно она это сделала, или нет, но он-то ведь не сумел это предотвратить.

– Ты уже подумал, кого назначишь в ее личную охрану?

– Я думаю, что поставлю трех новичков, ты их сегодня видел. Но это для внешнего антуража. Пусть девочка развлечется, а то ведь скучно у нас. А негласно будут охранять Умэн со своими бойцами. – Он ехидно усмехнулся. Ну не может этот мерзавец без пакостей.

– И чем же провинились эти новички?

– Да не особенно. Просто робкие очень, требуется тренировка психологической устойчивости и решительности. А то, прямо не Драконы, а барышни нежные.

– Вот это реклама моей невесте! Ты больше никому этого не говори! – Я не выдержал и расхохотался. Похоже, что моя нареченная – настоящее оружие массового поражения. Драконы на ближайшее время забудут, что такое скука.

– Завтра будешь присутствовать на тренировке?

– Ну, уж нет. Разбирайся с ней сам. Я пас! Мне мой хвост дороже. Я лучше подожду, когда она пар на тебе выпустит.

– И это наш Повелитель! – Маэлан картинно закатил глаза. – Да, кстати, я сегодня наблюдал со стороны за вами. Девочка-то, похоже, влюбилась.

– Ты так думаешь? Что, так заметно? – Вот это, действительно, была приятная и волнительная новость.

– Это же очевидно! У нее при виде тебя только что слюнки не текут. И вообще, она при виде тебя то краснеет, то бледнеет, а глазки блестят.

– Надо же, все то он подметил! И про слюнки, и про глазки. Хватить трепаться, иди уже работать.

С этими словами я выдворил этого говоруна за дверь, не смотря на то, что слышать такое было приятно, что уж тут скрывать. Потом уселся за документы. Мои сердечные дела не должны сказываться на государстве Драконов. К тому же завтра предстоит наше первое занятие. Надо подготовиться. Надо будет постараться держать себя в руках, а то психанет, как вчера. Не знаю, что на меня нашло, что я на пустом месте разозлился? Болван! Взял все испортил. Хорошо хоть, Аниам – отходчивая. Ничем сегодня не показала, что вчера я вел себя, как хам.

Слабым полом женщин назвали мужчины с перепугу.


/ Грушкин /



Аня



Следующее утро. Место встречи – прежнее. Действующие лица – почти те же. Я так понимаю, у Повелителя просто не хватило мужества встретиться со мной после всех издевательств его доблестного "

друга и соратника

". Ведь, наверняка, знал же гад, что этот злыдень со мной сотворит. Поэтому сейчас и шкерится от меня. А вот Маэлан мужественно встречает меня на площадке. Правда, взгляд у него настороженный и испытывающий. Миленький, все твои мысли у тебя на лбу написаны крупными буквами. Законы военных я знаю точно. Поэтому и поступлю именно так, как ты от меня ждешь. С улыбкой я подошла к Маэлану и протянула руку



– Мир? Я оценила твой ответный ход.

– Мир, Принцесса. Вы сильный соперник и хороший воин. Правда физической подготовкой придется позаниматься, – Маэлан заулыбался, как счастливый мальчишка, избежавший наказания, – Кстати, Вы мне не покажете парочку своих приемов? Этот вид борьбы мне не знаком. Было бы интересно освоить. Возможно, нашим воинам это пригодится.

– Конечно, без проблем. И прошу, Маэлан, зови меня Аней и на "ты". И можно, я буду звать тебя Мэл, а то имена у вас – язык сломаешь. Договорились?

– Договорились.

Вот так-то, голубчик. Теперь ты мой. И кто скажет, что я не красиво его сделала?

– Ну, что? Приступим? – Я приготовилась к очередному спаррингу.

– Э, нет, Аня, – с улыбкой проговорил Маэлан, – тестирование закончено. С этого дня начинаются тренировки. Для начала, пробежка до озера и обратно. Ну, все как везде, ты меня поняла?

– Это что же, физические нагрузки по полной программе?!

– А как же! – улыбка Маэлана стала еще шире. – Давай, давай, пошевеливайся! Здесь ты не принцесса, а ученица. Поблажек от меня не жди.

Вот, засада! Всю жизнь мечтала попасть в другой мир, чтобы вспомнить молодость и заниматься тем же, что и на Земле! Хотя…, физические кондиции оставляют желать лучшего. Так что, все правильно! Придется пахать по черному! Вздохнув, я потрусила к озеру, а что делать? Учитель приказал, значит надо.

После пробежки все было довольно стандартно. Надо отдать должное Маэлану, занятия он построил грамотно. Хотя, упласталась я, конечно, под самое не хочу и не могу. Когда я брела после тренировки к себе, то ножки мои дрожали мелкой дрожью. И вообще, красавица я была еще та. Вся в пыли, поту, волосы растрепаны, в траве и песке. Супер! И вот в таком виде я и попалась на глаза экономке Повелителя, Валмэн, по-моему, ее зовут так. Эта грымза даже икнула при виде меня. Еще бы, такое чудо в перьях, пардон, в траве! Поджав губы, она стояла и смотрела на меня, на мой наряд, всем своим видом показывая недовольство. Я остановилась. Если эта старуха думает, что имеет право меня оценивать, то она глубоко ошибается.

– Валмэн, Вы что-то хотели? – Спросила я, смерив ее насмешливым взглядом. Взглядом, который, я это точно знала, очень доводит окружающих.

Грымза смутилась и ответила, опустив взгляд:



– Нет, нет, ничего срочного.

– Ну, так и идите, куда шли. Я не картина, чтобы на меня любоваться.

– Было бы на что, – прошептала Валмэн себе под нос и попыталась слинять. Щас…

– Мне показалось, или Вы что-то сказали, – заложив руки за спину, преградила я ей путь. Я прекрасно все расслышала.

– Я сказала, что нынешние Принцессы одеваются очень нетрадиционно, – вынуждена была обороняться эта Драконица. Конечно, я поймала ее с поличным на хамстве.

– И много вы видели Принцесс? – Мне уже стало просто интересно,

– Я воспитала не одно поколение. – Гордо подбоченившись, выдала экономка, – но первый раз вижу такую, – и она смерила меня презрительным взглядом.

– Валмэн, – я подошла к ней вплотную, – я сейчас сделаю вид, что Вас не встречала, что Вы мне ничего не говорили, а Вас попрошу впредь думать, прежде чем учить меня жизни. Вы ведь меня не знаете, у Вас что, совсем инстинкт самосохранения отсутствует? На первый раз я Вас прощаю, но если еще, хоть раз… – с этими словами я отправилась дальше, оставив старуху хлопать глазами и беззвучно открывать рот. А нечего нарываться! Ничего, выдрессирую!

* * *


Следующие три недели были тяжелыми, но интересными. Тело довольно быстро восстановило свои кондиции и вспомнило рефлексы и навыки. Так что, тяжко было только первые дни, потом занятия с Маэланом приносили настоящее удовольствие. Правда, гонял меня этот изверг безбожно. Занимались мы практически весь день, с утра и до вечера, с перерывом только на обед. Дождь не являлся причиной для отмены тренировок. Каждый день я вставала на рассвете, совершала, для начала, пробежку по дворцовому парку, до озера, а затем отправлялась на площадку для тренировок, где и проводила весь день, а вечером были еще занятия по магии, которые продолжались до глубокой ночи. Первые дни я вообще не помню, как добиралась до постели. Но постепенно я вошла в ритм и даже умудрялась находить время для развлечений и шалостей. Особенно нравилось мне развлекаться со своими телохранителями, которые были такими лохами, что грех упускать такую возможность, благо делать это можно было, так сказать, между делом. Особенно меня умилял их страх при моих попытках флиртовать. Мальчики сразу начинали испуганно озираться по сторонам, словно за каждым кустом их мог поджидать разгневанный Грэммер, и торопились отступить от меня на безопасное для моей репутации расстояние. Видимо, его ревности, в отношении своей невесты, серьезно опасались все. Определенную вольность, и то в очень и очень корректном виде, позволял себе только Маэлан. Но этому Дракону, как я уже поняла, вообще было позволено многое того, что было недопустимо для других. Из всего этого я сделала вывод, что Драконы, и в частности Повелитель Драконов, ужасные собственники. Ну, что же, на этом тоже можно будет сыграть, если что.


Кстати, я все-таки подружилась с цветочными феями. Они, между прочим, оказались такие сплетницы! Ничего себе "

приятные собеседницы

"! Знал бы Повелитель, что они про него порассказали, он бы так не говорил. Он, я так думаю, вообще бы им языки поотрезал! Зато я теперь была полностью в курсе личной жизни Повелителя Драконов, которая, к слову сказать, была довольно бурной. И его заверения, что весь его гарем (знаете, как не называй его красиво, а гарем остается гаремом, поэтому употреблять я буду именно это слово) – дань традиции, были обыкновенным чесом, лапшой, которую мужчины вешают на уши доверчивым девицам. Типа: "

Милая, у меня есть полный боекомплект дам, но я им не пользуюсь, так как верен только тебе одной, единственной и неповторимой

".


К тому же я "

осчастливилась

" знакомством с этими, так называемыми, "

Подругами Повелителя

". Правда, знакомство это было заочным. Ну, хорошо, признаюсь во всем честно! Я провела разведывательную операцию. А дело было так…


Мысль о гареме Повелителя не давала мне покоя со времени нашей с Повелителем прогулки. К тому же, Грэммер вел себя довольно странно. Старался держаться на расстоянии, ограничиваясь элементарной вежливостью. Как будто он ко мне охладел. Я не скажу, что он был грубым. Нет. Наоборот, была в его обращении со мной какая-то бережность и трогательность. Вот только страсти и пылкости, которые он обрушил на меня вначале, не было. Как будто огонь угас. И причин этому могло быть несколько: либо он во мне разочаровался ­– тогда непонятно зачем со мной возится (сбагрил бы куда-нибудь, и все дела), либо он увлекся другой женщиной, а мной занимался из чувства долга – невеста как-никак. Больше вариантов мне на ум просто не приходило. Так вот, меня все это заинтриговало, и я решила, во что бы то ни стало, удовлетворить свое любопытство. Самое разумное в моем положении было – это подождать удобного случая, который не замедлил подвернуться. Как-то поздно вечером, после занятий с Повелителем я возвращалась к себе, когда услышала в саду женский смех. Ну и естественно, я пошла на эти звуки. Глупо упускать такой шанс. От охраны я избавилась довольно легко. Что я с мальчиками не справлюсь?! Пробравшись через кусты, я подползла к самому краю зарослей и на поляне увидела то, что так меня напрягало и интриговало. Там гуляли женщины. Четверо. Помните, как я описывала птиц? Во!!! Один в один!!! Глупые, пестрые птички! Подруги Повелителя, а это, несомненно, были они, о чем-то разговаривали и смеялись. Вы бы не подслушали?! Вот именно! И я о том же! Конечно, я поползла.



– Ниалэн, говорят, что Повелитель Грэммер в последнее время совсем к тебе охладел? – насмешливо спросил молодой женский голос.

– Прикуси свой ядовитый язык Сиан, пока я не укоротила его вместе с твоими крыльями! – Угрожающе прошипела, я так понимаю, эта самая Ниалэн.

– Девочки! Не ссорьтесь, просто Повелитель завел себе новую игрушку. Пусть наиграется. Говорят, что она страшнее демонов ночи, – прервал их третий женский голос.

– Да, видела я ее. Действительно, тощая, страшная. Целыми днями носится с воинами, а еще и дерется, как мужчина. Что он в ней нашел?

– Не знаю на счет внешности, но обычно так готовят Дракониц Правящих Домов. Они – элита, и им по этикету положена боевая подготовка, а магией они владеют так, что с ними лучше не связываться. Я слышала, что в бой супруга Повелителя идет вместе с ним во главе войска.

– Да, я тоже слышала, что она невеста Повелителя! Судя по тому, как ее гоняют, это правда.

– Сиан, я уже советовала тебе прикусить свой язык! Что ты мелешь? Какая невеста? Повелитель Грэммер никогда не опустится до такой замухрышки! – Снова отчитала свою собеседницу Ниалэн. По тому, как все притихли, можно было догадаться, что ее если не боятся, то уж опасаются-то точно.

Вот тут у меня почти закончилось терпение. Я поползла дальше с твердым намерением рассмотреть ее, так как это имя я слышала неоднократно. Судя по всему, это была фаворитка Грэммера. Умная, коварная, очень красивая. По крайней мере, так мне о ней порассказали цветочные феи. Я же говорила, что они сплетницы! Вы бы не захотели ее увидеть?! Вот и я захотела. На мое счастье она что-то обронила в траву и зажгла фонарик, чтобы найти утерянное. Фонарик осветил лицо девушки, и рассмотрела ее, к своему удовольствию, хотя на счет удовольствия я бы поспорила. Ну, что сказать? Я была почти раздавлена. Девушка была просто убийственно красива. Убийственно, естественно, для меня, хотя на мужчин она, наверное, действует еще сильнее. Я хоть и назвала вначале этих Дракониц глупыми, яркими птичками, но надо смотреть правде в глаза. Мужчины очень часто предпочитают их, а не умных крокодилиц, вроде меня. У Ниалэн, в отличие от меня, была великолепная фигура, точеные черты лица и шикарная копна волос, правда несколько странноватого цвета нежного персика, но, как я уже убедилась, волосы у Драконов были всех цветов и расцветок, как у птиц, и это никого нисколько не смущало.

Удрученная, я поползла обратно. Конечно, зачем ему искать близости со мной, если рядом с ним такая женщина?! Тогда вообще непонятно, зачем Грэм со мной возится. Ведь Ниалэн, чисто внешне, годится в супруги гораздо больше, чем я. Правда есть еще очень важный вопрос о происхождении. Может, она не благородных кровей? Тогда все еще хуже. Если я сойду с ума и приму его предложение о супружестве, то мне придется об этом крепко подумать. Что-что, а муж – "

котяра

" меня не устраивает, в принципе. Этому Дракону это нужно будет или уяснить, или забыть обо мне, как о потенциальной супруге. Уж делить своего мужчину я точно ни с кем не буду. К тому же, мне не светит перспектива носиться с ним на поле боя, после которого он отправится развлекаться в чужую постель. А я встану к плите, что ли? Ничего себе высокое звание супруги Повелителя. Пусть засунут его в …, ну вы поняли. Так что, самое первое, что я сделаю, если стану его женой – разгоню его гарем. Мне плевать, куда Грэммер денет своих Подруг. Во дворце их не будет точно. Это я гарантирую.


Рассуждая таким образом, я выползала из кустов и чуть не врезалась со всего маху в Маэлана. Кстати, забыла сказать, что рассказы цветочных фей о похождениях "

верного друга и соратника

" Грэммера меня особо впечатлили. Этот Дракоша, по-моему, бьет все рекорды. Такого количества дам сердца я даже не могла себе и представить. Конечно, по Маэлану видно, что он тот еще "

фрукт

", но чтобы на столько! Но к этому я относилась вполне спокойно. В конце концов, он мужчина холостой и волен развлекаться, как ему угодно. К тому же, он ведь не собирается жениться. По крайней мере, пока. Меня больше интересовали его деловые качества. А тут Маэлан был на высоте. Он не только умен и хитер, но и, действительно, бесподобный боец. У него было действительно чему поучиться. Несмотря на мое довольно таки хорошее владение мечом, я быстро поняла, что пока с ним мне рано тягаться. Скорость Маэлана для моего глаза была запредельной, движения отшлифованы до идеального исполнения. Еще бы! Столетия тренировок. Успокаивало только то, что после проявление ипостаси Дракона у меня будет такая же скорость. По крайней мере, я на это надеюсь.


Прервались мои размышления самым неожиданным образом.



– Аниам, принцесса, что с Вами! – Изумлению Маэлана, по-моему, не было предела.

И тут только, до меня начало доходить, что, вообще то, я на четвереньках. Причем, выползаю задом из кустов. Ситуация аховая.

– А что ты здесь делаешь? – Поднявшись и напустив на себя важный вид, я пошла в атаку. А что?! По крайней мере, это самый проверенный способ защиты.

Мэл от такой наглости обалдел. Он стоял и хлопал своими огромными ресницами, не в силах найти подходящие слова.

– Гуляю… – наконец сумел промямлить он.

– Ну, ну, гуляй, – еще напыщеннее изрекла я и, отряхнувшись от травы, отбыла восвояси, оставив Маэлана в недоумении и замешательстве.

Уже отойдя на значительное расстояние, я услышала громкий мужской хохот, к тому же хохотали явно несколько мужчин. У меня от стыда покраснели даже кончики волос! Блин, как неудобно! И какие черти принесли туда Маэлана?! Вот, влипла!


* * *


Тянулись довольно однообразные дни. Я старалась на тренировках, как могла, надеясь, что вот-вот проявится моя сущность Дракона, и я, наконец, перестану позориться своей неуклюжестью и медлительностью. Только вот Дракон, что-то, проявляться не спешил. Курить мне, как и говорил Грэммер, пришлось бросить. Очень мешало заниматься магией, которую мне преподавал лично Повелитель, который, несмотря на ежедневные встречи, больше ко мне так и не приставал, хотя и занимался со мной по несколько часов в день. Но проведенное вместе время посвящалось именно занятиям. Мне даже стало обидно. Он что, вообще потерял ко мне интерес? Грэм был внимательным, терпеливым, но и только. Он даже ни разу не попытался меня обнять, я не говорю уже о поцелуях. А если брать во внимание, что фаворитку Грэммера я уже видела, то… сами понимаете, что должно твориться у меня на душе. Хотя, судя по ночным разговорам, к Ниалэн Повелитель тоже не был особенно внимателен последнее время, но это мог быть просто треп, злой женский треп, с целью позлить соперницу. О том, что я услышала в свой адрес, я старалась не думать. Может, как говорила одна из подруг, он, действительно, наигрался? Правда, иногда, когда я неожиданно поворачивалась к Грэммеру, мне казалось, что в глазах его было что-то такое…. В общем, достал он меня так, что я уже сама готова была к нему пристать. Чем я и собиралась сегодня заняться. А что? Я что не живая? Раздразнил, понимаешь, женщину и сразу в кусты? Нет, так дело не пойдет Я и так долго ждала. Целых три недели. Сегодня он мне будет вынужден ответить на все вопросы.


Я, как могла, постаралась поработать над своим внешним видом. Сначала долго отмокала в ванной, потом извела на свое тело немыслимое количество крема, а вы бы попробовали вернуть гладкость кожи, если перед этим почти круглосуточно находились под открытым небом, причем в любую погоду. Оставшись почти довольной своим телом, я занялась нарядом. Сегодня никаких брюк. Оделась я в приталенное платье изумрудного цвета, в цвет глаз, с глубоким вырезом. Волосы забрала наверх, открыв шею. По моему мнению, я была неотразима. Правда, это если не брать во внимание отсутствие маникюра (а какой, я вас спрашиваю, может быть маникюр, если ногти я все обломала во время тренировок), многочисленные синяки (регенерация у меня по-прежнему ни к черту), а также мою фигуру (она больше напоминает суповой набор, так как за эти три недели я похудела, по моим прикидкам, килограмм на пять). Тем не менее, будем считать, что я неотразима. Да, именно так! Что я и повторяла, как заклинание, всю дорогу до покоев Грэммера.


Полная решимости я вошла в кабинет Повелителя.





К тебе, которой день и ночь молюсь,


Без разрешенья я не прикоснусь!


Красавица подумала с досадой:


"Иль евнух ты или глупец, клянусь"


 / Аррани /



Грэммер Эрам Дэвеш



Я стоял у окна и ждал свою ученицу. Мысли мои были далеки от обучения, и настроение тоже. Боги, дайте мне терпения еще на один день! У меня уже почти не осталось самообладания. Она сводит меня с ума. Мне стоит таких усилий сдерживать себя. Чтоб провалился этот Маэлан со своими дурацкими советами! "

Имей терпение, имей терпение

". Сколько уже можно терпеть! Мне что, так и бегать по шлюхам? Иначе, я просто наброшусь на Аниам. Я даже прикоснуться к ней боюсь. Потому что, если только дотронусь, меня будет уже не остановить. Стук в дверь заставил вздрогнуть. Я собрал в кулак всю свою волю и как можно прохладнее ответил:



– Войдите.

– Повелитель, разрешите?

В дверь вошла она – мое проклятье и наказание. Сегодня Аниам была особенно великолепна. Я судорожно сглотнул. Она что, специально? Приталенное платье облегает фигуру, почти не оставляя простора для воображения. Грудь полуобнажена, волосы подняты наверх, обнажая соблазнительную шею, зеленые глаза сверкают, в их глубине плещется вызов. Я судорожно сглотнул.

– Грэм, – прошептав, Аниам шагнула ко мне, – нам надо поговорить.

– Принцесса, что-то случилось? – Только и мог выдавить я, постаравшись отодвинуться подальше.

Аниам, запрокинув голову, смотрела в упор. Губы ее увлажнились, весь вид требовал поцелуя.

– Аниам, нам нужно еще раз повторить заклятие льда, мне показалось вчера, что ты его делаешь крайне неуверенно, затем уже пойдем дальше, – с трудом отстранившись от своей невесты, попытался, как можно увереннее, проговорить я, и жестом указал ей на кресло, – прошу.

В глазах у нее стояли слезы. Я отвернулся, чтобы не видеть этого.



– Но если ты хотела поговорить, прежде чем мы начнем, то я тебя слушаю.

– Нет, ничего, в следующий раз, – не глядя на меня проговорила моя обиженная невеста, – я готова.

Когда я вновь посмотрел на нее, в глазах уже не было слез, в них было упрямство и злость – как раз то, что нужно для успеха в занятиях магией. А аура прямо взорвалась ярко-красными всполохами.

"

Ну, что Грэммер, браво! Ты сумел настроить ученицу на нужный лад

", – ругнулся я на себя. Только, боюсь, дорого мне это обойдется.



– Я тебе уже рассказывал, что когда ты что-либо замораживаешь, то, прежде всего, меняется структура вещества. Вот от этого и надо плясать. А у тебя, получается поверхностное охлаждение, не затрагивающее сути. Поэтому предмет просто покрывается коркой льда, оставаясь внутри прежним. Иногда это, конечно, полезно. Но это совершенно разный подход.

Я рискнул снова взглянуть на свою невесту, и мне очень не понравился ее взгляд. Глаза Аниам почернели и стали похожи на глаза дикой кошки. Сейчас начнется!

– Что Вы говорите?! Неужели?! А давайте, я попробую! – Я не успел и пикнуть, как моя ваза, слава Богам не очень древняя, замерзла и рассыпалась ледяной крошкой. – Так нужно делать?

– Аниам, тут важен контроль, – я постарался сохранять спокойствие, – старайся держать себя в руках.

– Как Вы, Повелитель, да? – Глаза ее еще больше потемнели, хотя, казалось, что уже больше некуда.

У меня по позвоночнику пробежала противная дрожь. Сейчас будет все громить!

– Аниам, успокойся, пожалуйста, – как можно проникновеннее постарался проговорить я, – давай продолжим занятие.

– Ну, что Вы, Повелитель? Я совершенно спокойна. Конечно, продолжим. Я Вас слушаю, самым внимательнейшим образом, – ехидно ответила она, но, похоже, в руки себя все же взяла.

Слава Богам, занятие я смог продолжить. Аниам сегодня превзошла саму себя. У нее получалось абсолютно все. Урок можно было считать вполне удачным, если не брать во внимание, что в конце она чуть не прибила меня, запустив файерболом, якобы случайно. Хорошо, что моя реакция на высоте! Но стола у меня, между прочим старинного, принадлежавшего еще моему деду, больше нет. Ехидно попрощавшись и пожелав спокойно ночи, моя мегера удалилась. У меня осталось чувство, что я совершил сегодня очень большую ошибку, и расплата за нее еще впереди. Интересно, я не перебарщиваю со своей выдержкой?

Самая главная формула успеха – знание,


как обращаться с людьми


/ Т. Рузвельт /


Маэлан



Я уже подходил к покоям Повелителя, когда из дверей пулей выскочила Аниам и бросилась по коридору. Я еле успел схватить ее за руку.



– Аня, девочка, что случилось? Кто тебя обидел?

Вопрос, конечно, был идиотский. Кто еще мог ее обидеть? Конечно этот высокородный чурбан. Боги, простите меня за оскорбление своего Повелителя! Но у меня уже терпения с ним не хватает. Вот как можно быть таким тупым в отношении женщин? Насколько Грэммер был умен и расчетлив, как политик – настолько же он был глуп и недальновиден в отношении женщин. Здесь просматривалось явное упущение в воспитании будущих Повелителей. Напрасно их не обучают искусству обольщения женщин. В жизни все пригодится. Вот сейчас бы, например. Пока я размышлял над проблемами воспитания подрастающего поколения Драконов, из глаз Аниам брызнули слезы. Кстати, выглядела она сегодня шикарно. Принцессе, оказывается, очень идет платье, гораздо больше чем брюки. А она красивая… Аниам вырвала свою руку и зашипела, как рассерженная ящерица:

– Пошел вон! Убирайся к дьяволу вместе со своим Повелителем! Вы мне осточертели, оба! – С этими словами она продолжила свой бег по коридору.

Я в нерешительности остановился перед дверью. Как-то не очень хотелось попасть под горячую руку Грэммеру. Нервный он какой-то последнее время. Как бы опять громить все не начал, а то еще и по рогам надает.

– Сильно шумно было? – Спросил я Шаура, с невозмутимым видом смотревшего на меня.

– Судя по звукам, невеста Повелителя запустила в него файерболом. Что, будешь заходить? – Сочувственно посмотрев на меня, спросил Шаур.

– А у меня есть выбор? Все равно ведь надо идти. Ладно, двум смертям не бывать. Пошел я.

Я осторожно приоткрыл дверь и заглянул вовнутрь. Повелитель стоял посреди комнаты и с задумчивым видом рассматривал свой стол, вернее все, что от него осталось, видимо, оценивая масштабы разрушения.

– Проходи, я сегодня не кусаюсь, – усмехнувшись, проговорил Грэммер, заметив мою нерешительность.

– Да, кто тебя знает? Что с тобой, что с Аниам последнее время не угадаешь, на что нарвешься. Не хотелось бы остаться без рогов и хвоста.

– Ну, не скромничай. Уж кому-кому, а тебе это не грозит. Твой нос всегда по ветру. Давай проходи, рассказывай. Ты договорился о встрече с Элланиэллем?

– Владыка Светлых согласен встретиться с тобой. Он будет ждать нас сегодня вечером в охотничьем домике на границе своих земель. Мне показалось, что он не удивился ни твоей просьбе, ни твоему желанию, чтобы встреча была неофициальной.

– Кто бы сомневался. У этого старого лиса поразительный нюх, да и разведка работает, что надо. Хватить фыркать, я не сказал, что моя разведка работает плохо. – Добавил Грэммер, увидев, что я скривился при оценке работы разведки Светлых.

– Что случилось, если, конечно это не секрет? – Кивнул я на стол.

– Неудачная попытка использования заклинания огненного шара, – пожав плечами, ответил Грэммер.

– Неудачная? – Удивился я, – а, по-моему, очень даже удачная. Насколько я понимаю, это был фамильный стол.

– Вот именно, был, – усмехнулся Повелитель и потер кончик своего носа.

– Она у тебя просто ходячая катастрофа какая-то, – засмеялся я.

– Да нет, просто, по-моему, я ее сам спровоцировал. А все ты со своими дурацкими советами. Давно бы уже уложил девчонку в постель. Какая разница? Она все равно не знает наших законов. А потом было бы уже поздно.

– Грэммер, ты не прав. Если она не будет знать всего до того, как разделит с тобой ложе, могут возникнуть проблемы. Кстати, у тебя тоже.

– Да знаю я, – раздраженно отмахнулся я. – Терпеть, просто, уже нет никаких сил. Тем более что она и сама этого хочет. Мне кажется, девушка рассчитывала сегодня на мои решительные действия, а я, как придурок, сохранял спокойствие и изображал изо всех сил холодность. Вот, наизображался! – Грэммер сделал многозначительный жест в сторону сожженного стола.

Я хмыкнул.



– Между прочим, это семейная реликвия! А она еще и вазу разбила, мне ее Сантиэлль подарил. Красивая была ваза.

Я хрюкнул.



– Я смотрю, тебе все весело! – Раздраженно заметил Грэммер, – а мне думай теперь, как выкручиваться. А учитывая, что моя неугомонная невеста уже и фавориток моих успела понаблюдать, то я всерьез опасаюсь за спокойствие собственного дворца. Мало мне истерик Ниалэн?! Сейчас, боюсь, вопрос гораздо серьезнее. Аниам истерить не будет. Она просто устроит всеобщий погром и драку, а расхлебывать все это придется мне!

Я расхохотался.



– Заткнись! – Рявкнул Грэммер, начиная выходить из себя.

Естественно, я заткнулся. А что? Инстинкт самосохранения еще никто не отменял. Я замер, вопросительно глядя на Повелителя и кусая губы, изо всех сил сдерживая смех. Грэммер усмехнулся, глядя на мои попытки сохранять серьезный вид, и кивнул на столик у камина. Ясно, перед дорогой "

мой Господин

" решили подкрепиться. Я открыл дверь и приказал подать обед на двоих. А что? Я, между прочим, тоже голоден. К тому же, кухня у Повелителя лучше, чем моя, тем более, как говорит невеста Грэммера, "

нахаляву

". Повелитель прошествовал к столу, жестом пригласив занять кресло напротив, правда, не забыв при этом, обозвать меня нахалом. Вот, почему сразу нахал? Нет, он, все-таки, сегодня не в настроении. Пока ждали обеда, мы успели пропустить по бокалу вина.



– Ты бы лучше рассказал, как твои хваленые телохранители умудрились в дворцовом саду потерять принцессу? – Усевшись в кресло с бокалом вина, ехидно спросил Грэммер.

Я ждал и побаивался этого вопроса. А что я мог объяснить? Что девчонка провела нас, как детенышей? Конечно, потом мы ее нашли. Но было уже поздно! То, что не предназначалось для ее глаз, Аниам уже увидела. А все Грэммер со своими комплексами. Вот, почему ему так важно мнение своей невесты на этот счет? У всех Правителей есть Подруги. А этому все не так и не этак. Куда их теперь девать? Не выгонять же из дворца. Хотя, что-то придумывать все равно придется, а то его мегера, помилуйте нас Боги, проведет диверсионную операцию, и мы останемся не только без Подруг Повелителя, но, боюсь, и без дворца. Разберет же тут все в пылу битвы по камушку.

– Ты чего молчишь, гений разведки? Я задал тебе вопрос и хотел бы получить внятный ответ. А то меня уже начинают последнее время напрягать проколы твоей службы. – Тон Повелителя не предвещал ничего хорошего.

– А что говорить? Провела она нас. Ускользнула, как змейка. Зашла попить на кухню, а вышла с другой стороны. Прием не хитрый, но действенный. Парни оказались к такому не готовы. Все же последнее время она вела себя довольно-таки смирно. – Я постарался вложить в свои слова как можно больше раскаянья.

– Совсем уже расслабились и зажрались! – Рявкнул Грэммер. – Не можете уследить за одной девчонкой. Маэлан, я тебя предупреждаю самым серьезным образом, что если с ней что-то случиться, то я с тебя всю чешую сниму, вместе со шкурой, причем сдирать буду строго по одной чешуйке, а хвост завяжу вокруг рогов, я сделаю это лично и с огромным удовольствием. Ты меня понял?!

Я опустил голову еще ниже, а выражение лица сделал еще скорбнее. Как бы не турнул с обеда, для меня это на данный момент гораздо актуальнее его угроз насчет шкуры и хвоста. Что мне, потом голодным ходить? Ведь до вечера же не вернемся! Но, хвала Богам, пронесло. Обед доставили, а меня Повелитель не прогнал!

Мы приступили к еде. Обожаю обедать у Грэммера! Везет же некоторым! Его повар просто волшебник. Мясо так и тает во рту! Единственным недостатком таких трапез являлось то, что после них мне хотелось выгнать свою кухарку. Но потом я остывал и просто предпочитал почаще обедать у Повелителя, благо это удавалось делать довольно часто, практически каждый день. А что? Ну, люблю я вкусно поесть! Должны же быть у Дракона хоть какие-то недостатки?

Пообедав и обсудив детали предстоящей встречи, мы отправились в путь. Добираться решили по воздуху, а не порталом. Время в запасе было много, к тому же, любой Дракон никогда не упустит возможности полетать.

Когда мы приземлились на поляну перед домом, на противоположном конце открылся портал и из него вышли Владыка Светлых Элланиэлль и наследный принц Тананиэлль. Эльфы были верны себе. Явились во всем своем великолепии. Белые костюмы из прекрасно выделанной эльфийской кожи. Как всегда, на отделку одежды не пожалели драгоценных камней и самоцветов. Любят, все-таки, они покрасоваться.

– Мое приветствие, Владыка Элланиэлль, благодарю за согласие встретиться со мной. – Повелитель шагнул навстречу прибывшим.

– Да, ладно, тебе Грэммер. Сам же просил о неофициальной встрече. – Элланиэлль кивнул ему, как равный равному. Тананиэлль же склонился в приветственном поклоне. Правильно, он еще только принц. Хотя когда-нибудь сменит отца на престоле. Пока же только начальник охраны при своем Правителе.

– Рад тебя видеть, Эллан. – усмехнулся Грэммер, принимая тон, выбранный Владыкой Эльфов.

– Танан, ты не покажешь Маэлану последние охотничьи трофеи? – Обратился к сыну Владыка Элланиэлль. Ни Танан, ни я нисколько не удивились такому предложению. Все заранее было оговорено. Эти интриганы будут договариваться без свидетелей. Согласно кивнув, мы с принцем удалились, оставив своих Властителей тет-а-тет. Они прошли в домик. Мы остались снаружи. Вот уж, действительно встреча за закрытыми дверями.

– Ну, что у тебя нового? – Спросил Танан, видимо, чтобы поддержать разговор.

– Да что у меня может быть нового? Служу.

– Ну, не скромничай, Маэлан. Молва о твоих успехах докатывается даже до наших земель. Кстати, говорят, что у Грэммера появилась невеста. И когда свадьба? – Не преминул воспользоваться случаем Танан, чтобы похвастаться своей осведомленностью. Да, до выдержки папаши ему еще далеко. Молодой совсем.

– Если Повелитель Грэммер решит сменить свой холостяцкий статус, Вы об этом непременно будете оповещены и получите приглашение на торжество. – Холодно заметил я, ставя мальчишку на место.

– Конечно, конечно, – прикусил он язык, наконец, поняв, что сморозил бестактность.

– Может ты, все-таки, покажешь трофеи. Я, ты же знаешь, не равнодушен к охоте?

– Да ладно, тебе, Маэлан не дуйся. Пошли. У нас, действительно есть любопытные экземпляры. Хочешь посмотреть на живую мантикору? Ты когда в последний раз ее видел?

– Серьезно?! Вы поймали мантикору?! Так что стоим? Пошли скорее!

Мы поспешили в зверинец. По крайней мере, смотреть на зверей гораздо увлекательнее, чем ждать, когда договорятся эти двое. Да и чего ждать? Все равно я заранее знаю, что Грэммер, так или иначе, добьется своего. Всегда добивается. Этот Дракон по праву является Повелителем и Владыке Эльфов он не уступает в искусстве ходить по лезвию клинка нисколько. Тем более, когда перед Грэммером есть цель, его не свернуть. Как только он приказал договориться о встрече со Светлыми, я сразу же понял, он начинает войну. Лично я Каркнэшу не завидую. Где у этого Дракона мозги? Хотя, наверное, жажда власти делает некоторых глупее. Настораживает меня только одно. Если Светлые знают о невесте Повелителя, а, судя по болтливому языку наследника, они о ней знают, то гарантии, что это же не известно Каркнэшу, нет никакой. Хотя, конечно, ему до разведки Эльфов далеко, но все же. Придется усиливать охрану. Так, на всякий случай. Лучше перестраховаться.


В политике важны не слова, а голос,


которым они произносятся.


/ Жюль Ромен /



Грэммер Эрам Дэвеш



Со времени моего прошлого посещения, охотничий домик практически не изменился. Конечно – Элланиэлль известный консерватор. И, о Боги, как же он предсказуем! В домике царил полумрак, освещение шло только от камина, окна занавешены плотными шторами.


"

Это, в его понимании, должно добавлять таинственности

", – усмехнулся я про себя, проходя к камину, у которого стояли два кресла и накрытый стол.


Эллан, жестом пригласив меня к столу, занял кресло напротив, подождав пока я займу свое. Известный педант! Сейчас еще полчаса будет расшаркиваться, соблюдая этикет.



– Грэммер, прежде чем мы приступим к разговору, ради которого встретились, позволь предложить тебе небольшую трапезу. Мне кажется, не стоит оскорблять свежую дичь и такое вино банальными делами, – с улыбкой проговорил он, разливая вино по бокалам.

Я лишь усмехнулся в ответ и согласно кивнул головой. Давай, давай, пой ласковые песни! А то я тебя не знаю. Банальные дела, говоришь? А что же тогда у тебя глаза прямо сверкают и буравят меня, стараясь разглядеть все потаенные мысли? Ну, да мне торопиться некуда. Нет, поторапливаться, конечно, приходится, но, как говориться, не спеша. К тому же, потягивая вино, я ведь тоже за ним наблюдаю. Так что, небольшая пауза не повредит нам обоим.

– Хм, твои ловчие, как всегда, на высоте! – Отдал я дань уважения мясу, которое, кстати, действительно было превосходно.

– Эта газель еще с утра бегала в лесу. – Эллан кивнул в благодарность головой, поднимая бокал и предлагая выпить. Почему бы нет?

Следующие несколько минут были проведены в молчании. Прерывать трапезу разговорами не хотелось. В этом он был прав. Наконец, утолив голод, мы почти одновременно отложили в сторону приборы. Элланиэлль вопросительно взглянул на меня. Ну что же, пора приступать.

– Владыка Эллан, я попросил тебя о встрече, так как хотел бы обсудить некоторые вопросы, которые меня волнуют в последнее время. Наши страны всегда находили взаимную выгоду от сотрудничества друг с другом. Надеюсь, что нам есть, что предложить друг другу и в этот раз, – осторожно начал я, наблюдая за реакцией Эллана. С этим старым лисом нужно все время быть настороже. Вон как ушки задрожали от нетерпения.

– Грэммер, ты же знаешь, я к тебе отношусь не только, как к Правителю соседнего государства, но и как к другу. Не сомневайся, выкладывай, что у тебя. Я всегда готов помочь.

– Речь не идет о помощи, помощь мне не нужна, – сразу аккуратно прервал я его сладкие речи.

Если он думает, что будет выступать в роли благодетеля, то крупно ошибается. Это он, я так думаю, в конце разговора, будет просить меня помочь Эльфам. Как бойцы они с Драконами и рядом не стояли.

– Речь о том, что в моей провинции Марранэш небольшие волнения. Ничего особенно серьезного, но мой долг соседа предупредить тебя. Предлагаю вместе решить, как поступить лучше для обоюдного спокойствия. Мне не хотелось бы, чтобы угроза твоим землям пришла со стороны Драконов. На границе твоих восточных земель и так не очень спокойно. Я конечно, со своей стороны, предпринимаю все, что необходимо, но это не всегда помогает. – Я постарался вздохнуть как можно горестнее. По-моему, получилось.

– Конечно, конечно, нам проблемы не нужны, – поспешно дал задний ход Элланиэлль.

Естественно, он понял, что я намекаю на то, что земли клана Марранэш вклиниваются полосой между Светлыми и Темными. И если Владыка Эльфов не захочет иметь дело со мной, к обоюдному согласию, то он будет иметь дело с Дроу, причем не с их Владыкой, с которым можно договориться, а с дикими приграничными кланами, которые в свое время и уничтожили клан Марранэш. И которые нет-нет, да и совершают набеги на его границу, не смотря на то, что мои воины и стараются сдерживать эти банды. Если положить руку на сердце, то они делают это не всегда, специально. Нечего этим Эльфам расслабляться! А то привыкнут к хорошему, решат, что так и надо. Потом благодарности от них уже не дождешься.

– Ты говоришь волнения небольшие?

– Так, ерунда. Просто я опасаюсь, что разбитые войска мятежников хлынут через твою границу. Мне бы этого не хотелось. А то, вдруг, у тебя возникнут неприятности? Вот я и предлагаю совместно решить, что нам, – я особо выделил "нам", – лучше сделать с лордом Каркнэшем (настал момент обозначить свои интересы). Чтобы и мне было хорошо, и тебе – не плохо, – с улыбкой закончил я, потягивая вино из бокала и наблюдая за реакцией Элланиэлля.

Эллан задумался. Он перекатывал бокал в руках и, казалось, полностью был увлечен разглядыванием вина. Лишь нервно подрагивающие, острые ушки выдавали всю степень его волнения.

– А почему ты думаешь, что мятежники будут искать убежище в наших землях? Может они уйдут к Дроу?

Я с улыбкой смотрел на него, ничего не отвечая. Совсем, что ли, маленький и глупый? Даже как-то стало неудобно за Владыку Светлых. Наконец, до Эллана дошел весь бред сказанного им. Он, наконец-то, начал понимать, чего я хочу. Тем не менее, он упрямо спросил:

– Грэммер, давай начистоту. Что ты хочешь за безопасность приграничных земель Эльфов?

– Я хочу, чтобы Каркнэш не нашел пристанища в твоих землях, Эллан. Именно этого я и добиваюсь – чтобы его войско пошло на земли Сантиэлля. Все остальное я сделаю сам. – Я снова не сдержал улыбку.

Я же говорил, что никуда он не денется. Дроу опасаются только Драконов. Мне и то эта полоса земли, как кость в горле. Но приходится терпеть, так как я научился получать от этого дивиденды, и неплохие.

– И только? – улыбнувшись, спросил Владыка.

– И только! Кстати, отличное вино!

– Спасибо, Грэммер. Еще по бокальчику?

– Не откажусь, – улыбнулся я в ответ.

Почему бы и нет? С официальной частью, похоже, все. Судя по его взгляду, предстоит еще неофициальная. Разговор, так сказать, по душам.

– Грэммер, до меня дошли слухи, что ты собираешься покончить с холостой жизнью. Это правда? Если так, то я за тебя чрезвычайно рад.

– А слухи тебе мантикора, недавно пойманная, на хвосте притащила? – Засмеялся я.

– Ну, мантикоры, они такие сплетницы. Что? Наврала, негодница?

– Почему сразу – наврала? Скорее, выдала желаемое за действительное.

– А все-таки?

– Всему свое время, Эллан, всему свое время. Когда это случится, ты получишь приглашение одним из первых.

Насмешки боится даже тот,


кто уже ничего не боится.


/ Н. Гоголь /



Маэлан



Бродить по зверинцу нам пришлось довольно долго. Я, как мог, изображал заинтересованность и восторг. Особенно при виде мантикоры. Почему бы не сделать принцу приятное, раз уж он так гордится этим трофеем? Хотя, что я мантикоры живой не видал? И не только видал, но и убивал один на один. Я ведь, все-таки Дракон, а не какой-то там Эльф. Но знать это Тананиэллю совсем не обязательно. Обидится еще. Эльфы такие обидчивые!


Наконец, наши Властители закончили, и мы отправились по домам. Судя по довольному выражению обоих, встреча удалась.


Махая крыльями рядом с Грэммером, я с трудом сдерживал свое любопытство, меня так и подмывало спросить: что, да как. Но я терпел. Я ведь не мальчишка, страдающий от нетерпения. Всему свое время. Грэммер все равно все расскажет. По крайне мере, я все пойму и сам, когда он начнет отдавать приказы.


"

Маэлан! Договорись о встрече с Владыкой Сантиэллем"

. – Наконец раздался голос Повелителя.


Я аж сбился с взмаха крыльев. Это уже серьезно! Правитель Дроу – фигура более чем грозная. Похоже, Грэммер, действительно, не будет принимать капитуляцию. Повелитель Драконов решил уничтожить мятежников раз и навсегда.


"

Понял. Сделаю. Ты бы хоть сказал, как все прошло. Я все же начальник твоей охраны". –

Буркнул, не выдержав, я

.


"А я все гадал, насколько тебя хватит?" –

Засмеялся Повелитель

. – "Как оказалось – ненадолго".


Нет, он все-таки не Дракон. Он – змей! Хитрый, коварный змей!



Вокруг столько искушений –


что грех не искуситься.


/ NN /


Аня



В комнату я влетела, кипя от бешенства! Вот ведь Грэммер, гад! Ну, он у меня еще попляшет. Решил поиграть со мной? Хорошо, я сыграю с тобой. Я так сыграю, что мало никому не покажется! Мерзавец! Он что о себе возомнил! Боже, как стыдно то! Я практически предлагала ему себя. Опустилась, дальше уже некуда. Ну, Грэммер! Ну, ты у меня еще попляшешь! Очень скоро он об этом пожалеет. Пусть готовится, каждый день готовится. Теперь уж точно, спокойной жизни у него не будет. Я буду не я, если что-нибудь не придумаю.


Раздевшись и забравшись в кровать, я занялась разработкой плана мести. Как назло, ничего разумного в голову не приходило. Перед глазами стоял этот змей, его зеленые глазищи, грустная улыбка. Ничего так и не придумав, я заснула.


Утро вечера мудренее. Это истина. Я это признаю. Встав с кровати и приняв ванну, я нашла ответ на вопрос: "

как извести заразу по имени Грэммер

?". С сегодняшнего дня я решила одеваться исключительно провокационно. Отныне никаких объемных блузок и широких тренировочных штанов. Только обтягивающие брюки и топики. Кстати, на счет топиков. Право их носить я вырвала в яростной схватке с Валмэн. Эта старая грымза наотрез отказалась заказывать для меня подобную одежду у портного. Мои доводы о демократичности в одежде у Драконов на нее не действовали. Она твердила, как заведенная, что мой статус невесты Повелителя обязывает соблюдать определенные приличия, которые, почему-то, определяла она. Я послала ее и Повелителя вместе с их приличиями по известному адресу, напомнив, что я ничего Грэммеру не обещала и ни на какой статус невесты не подписывалась. В очередной раз, я заработала звание неблагодарной и глупой, но право одеваться так, как хочу, все же отстояла.


И вот, с этого утра началась ежедневная, изощренная пытка Повелителя. Грэммер при виде меня нервно сглатывал, краснел, бледнел, но держался. Но я не отчаивалась, смотреть на его мучения тоже в своем роде удовольствие. А то, что он сдастся и попросит пощады, в этом я даже не сомневалась. В крайнем случае, топики и брюки всегда можно заменить на бикини, была бы цель…


Кстати о бикини! Сегодня я от них снова сбежала! Сразу же после тренировки. Пошла на обед и свалила. Ура, ура и еще раз ура! Думать о том, что Маэлану опять попадет за меня, не хотелось. Сейчас я намерена развлечься, а о неприятностях будем думать по мере их поступления. К тому же, не смотря на то, что с Маэланом мы заключили мир, мне кажется, я ему все же немного задолжала, в смысле пакостей. Как то уж больно усердно он занимался над моим обучением. Ни жалости, ни сочувствия. А я ведь, все-таки, женщина, да еще и принцесса, хоть и липовая, по большому счету. Никакого уважения!


Сегодня у меня будет выходной! Я решила отправиться на озеро. Давно хотелось искупаться, да все не было случая. Так и лето пройдет! Можно, конечно, ходить купаться хоть каждый день, но скажите, какая радость купаться под охраной? Никакой! Поэтому, я ушла из-под опеки своих телохранителей и смылась на озеро. Избавилась я от них снова довольно стандартно. Лохи они, а не охранники! Они, что, думают, что улизнуть из-под конвоя можно только через кухню? Есть еще много разных мест. Например, туалет.


Забравшись подальше в заросли, я разделась догола. А какой интерес купаться в одежде? Осторожно выглянула. Вроде, никого, только птицы разорались, как потерпевшие. Предатели! Ну да, пока поймут, где я, пока добегут, я уже десять раз успею выкупаться.


Вода была теплая, претеплая. К тому, что она здесь зеленая, я уже вполне привыкла, даже прикольно, мне кажется. Нырнув с разбега, я проплыла довольно долго под водой, затем быстро поплыла к островку, который я приметила еще в первый свой приход сюда. Вдоволь поплавав и наплескавшись, я выбралась на берег и разлеглась на огромном камне. Лежать на нем было тепло и приятно. Перевернувшись на спину, я смотрела в зеленое небо и думала. Думы мои были разные и не все они приятны. Конечно, жизнь моя здесь насыщена и интересна. Вот только, меня не отпускает ощущение большой засады. Ничего не могу поделать со своей чуйкой. Она у меня такая! Скребет и скребет, не давая расслабиться!


"

Что же меня так напрягает? Думай, Аня, думай!"


Вместо этого в глазах стоял этот несносный Дракон. Никак не могу привыкнуть к нему, а еще больше меня мучает то, что я не могу его понять. Нет, то, что характер у него не сахар, это мне уже стало ясно. Псих он, если одним словом. Но это издержки, я так думаю, профессии. Все главы государств нервнобольные, так или иначе. Но он еще и маг! А если в лягушку превратит? Разозлится вот как-нибудь и превратит? Что мне, потом всю жизнь в болоте квакать? Это, конечно, бред, так, прикалываюсь, но все-таки с магами шутки плохи. Мало ли, что может сотворить.


У меня уже крышу от него сводит. А он? То выходи замуж, то даже не обнимает. Может он передумал? Тогда зачем со мной возится? Причем сам, а не обещанные учителя? А, кстати, почему действительно сам? По большому счету, ни с кем, кроме Маэлана, телохранителей и Грэммера, я за эти недели так и не общалась. У меня создается ощущение изоляции. Даже служанка ко мне не появляется. Еду мне приносят телохранители. Нет, ну служанка мне не нужна, о чем я и заявила, в первый же день. Но, все-таки. И непонятно, от чего они меня охраняют. Или не охраняют, а предотвращают мое общение, с кем бы то ни было?


По камню пробежала маленькая ящерица, коричневая, в крапинку. Интересно, а че он так взвился, когда я назвала себя ящерицей. По-моему, она очень даже похожа на Дракона, только без крыльев. Ящерка с интересом уставилась на меня.



– Ты чего, погреться хочешь, что ли? – Спросила я ее.

Малютка смотрела на меня своими глазами-бусинками и, казалось, вполне меня понимает. Жуть! У них что, тут, все разумные? Я встряхнула головой, отгоняя наваждение, а эта зараза взглянула на меня с презрением и смылась. Ну, и пожалуйста! Я хотела подвинуться, уступить место на камне, может, познакомились бы. Капец! Я от этой изоляции скоро с катушек слечу. Общаюсь с одними солдафонами. Обложили, гады, со всех сторон. Что-то здесь, все же, не так. Ох, чуйка, моя чуйка, что же ты не успокаиваешься? А может, наплевать на все и пуститься с повелителем во все тяжкие? Ага, пустишься с ним, если он ко мне испытывает последнее время чисто академический интерес! Вспомнила, как запустила в него огненным шаром, и на душе сразу же полегчало. Что ни говорите, а выпустить пар очень даже полезно. Жаль только, что реакция у этого Дракона на высоте, а то бы он у меня превратился в Дракончика табака!

Перевернувшись на живот, я лежала, раскинув ноги и размышляя над своим будущим. Я еще не решила, принимать или нет предложение Повелителя Драконов. Если разобраться, то на фига он мне вообще нужен. Какая из меня жена Правителя? Да и зачем связывать себя обязательствами, когда судьба предложила мне возможность побывать в другом мире? В том, что я найду способ вернуться домой, я нисколько не сомневалась. Грэммер может говорить все, что угодно, я ему не очень-то верю. Это может быть обыкновенный чес, рассчитанный на лохушку, чтобы не отпускать меня. В любом случае, время у меня есть. И использовать его надо для путешествий и приключений, а не для сидения во дворце. Здесь столько всего интересного, глупо упускать такую возможность. Может, я вернусь домой довольно скоро, нужно все успеть. Хотя, что уж тут, скрывать, мужик мне нравился, даже очень. Но не думаю, что это любовь, правда коленки у меня дрожат и подгибаются в его присутствии, чего раньше за мной не наблюдалось, но это еще ни о чем не говорит. Может это вообще следствие его холодности по отношению ко мне, кстати, вполне возможно, что хитрец именно на это и рассчитывает. Разогревает таким образом интерес к себе. Но, в любом случае, это лишь влечение. Все же для любви мы слишком мало знакомы. По большому счету, я ничего о нем не знаю, а из возраста, когда во все бросаются, как в омут с головой, я вышла, хоть и считаюсь по Драконьим меркам ребенком. Но выросла-то я на Земле, и там многое уже пережила и приобрела, какой-никакой, а все же опыт. Кстати, о птичках, а вернее о Драконах. Интересно, какого я буду цвета? Я уже заметила, что Драконы все разные, прямо как райские птички. Представив Драконов в образе птичек, я захихикала. Ага, птички, только о-о-чень толстые! Я не знаю, какой бы мне цвет хотелось. Мне, вообще-то, нравился зеленый, но быть зеленой как-то не очень хотелось. Лучше, если что-нибудь менее экстравагантное, коричневый, оранжевый, например. Только вот, когда я превращусь в этого самого Дракона? Скорее бы уже. Представив, как возвратившись на Землю, я буду потом тайно превращаться в чудище, я снова захихикала. Ага, превращаться по ночам и пугать одиноких прохожих своей огромной мордой и славненькими такими зубками. А можно будет еще устроиться на киностудию для съемок в фантастике, я ведь могу работать без грима и костюма. Деньги буду грести лопатой! Постойте, вернуться-то я вернусь, но ведь это значит, что Грэммера я больше не увижу? Что-то мысль эта мне настолько не понравилась, что мне стало как-то зябко, как будто ветер холодный подул. Жалко-то как! Такой мужик! И целуется он очень классно!

Только я собралась предаться фантазиям, как слева в кустах раздался хруст! Я, честно говоря, испугалась. Я ведь не знакома еще с животным миром, совершенно не знаю, кто здесь водится. А вдруг, звери? Блин, об этом я как-то не подумала! Замерев на камне, я пыталась вглядеться в заросли, чутко прислушиваясь. Ничего, только птицы щебечут, причем не паникуя. Когда я пришла сюда, они вопили как потерпевшие, а тут просто поют в свое удовольствие. Но ведь что-то там хрустело?! Проверять или нет? Если не проверю, то так и буду сидеть на камне и трястись от страха, а если пойду в заросли, то могу нарваться и найти приключений на свой голый зад, оружия-то с собой нет. Вздохнув, я поднялась с камня и направилась к кустам, другого выхода нет. Надо проверить, что там. Когда я раздвинула кусты, то оказалась, что сидела я и тряслась от страха по вине "

дикого зверя

" в образе обыкновенного ежа, по крайней мере, очень похожего на него. Идиотка истеричная! Скоро от мышек буду бросаться с визгом на шеи Драконам.


Ругая себя последними словами, я вернулась обратно на камень, но настроение уже было испорчено. Но я упорно решила загорать, я ведь для этого сюда и приплыла, мне был просто необходим ровный и красивый цвет тела. А то с этими тренировками у меня загар, как у рабочей на стройке – загорелое только лицо и руки. Все правильно, на тренировках в купальнике не походишь, тем более топ-лес. Драконы бы в обморок попадали, если бы я в таком виде явилась на площадку. Но загореть-то надо! Я все же надеялась соблазнить Повелителя. Замуж, конечно, идти не стоит, а вот роман нужен. Уж больно велико искушение! К тому же, будет потом, что вспомнить. Интересно, а каков он в постели? Судя по тому, как он целуется, скорее всего, совсем не плох, да и опыт за столько лет наверняка приобрел огромадный. Подруги опять же, в качестве постоянных тренажеров для совершенствования навыков. Мысли мои понеслись в опасную сторону, сердце сладко замерло, а губы вспомнили вкус поцелуев Грэммера. Черт! Что-то я разошлась. Мужика, что ли, давно не было? Видимо, дело в этом. Хотя, на такого как Грэммер, я и на Земле обратила бы внимание. Вздохнув, я решила выбросить неприличные мысли из головы и немного подремать, заодно подкоптиться на солнышке, которое стояло еще высоко. Потом уж и искупаюсь.


Из десяти волов упряжка


не тянет нас к себе так тяжко,


Как слабый женский волосок.


/Генри Лонгфелло /



Грэммер Эрам Дэвеш



"Грхманш! Что же придумать?"


Уже полдня ищу повод с ней встретится до занятий, и не нахожу. Сразу же поймет мою хитрость и непременно этим воспользуется, чтобы в очередной раз поиздеваться надо мной. А, может, плюнуть на все приличия и просто перехватить ее в саду, по дороге во дворец? А что? Какая мне, в принципе, разница? В конце концов, мы, по-моему, стремимся оба к одному и тому же, если только это не игра с ее стороны. Может, мстит просто мне за холодность? Проклятый Маэлан, советчик Аидов! Плевать! Найду ее по своей магической метке и подкараулю на тропинке. Конечно, это не совсем прилично, я ведь сам себе дал обещание, прикрепляя ей маячок, что использую его только, если Аниам будет грозить опасность. Ерунда! Какие могут быть приличия, если я хочу эту женщину! Повелитель Драконов всегда должен получать то, что он хочет! Больше слушать советы я не намерен, эта бестия будет моей, или я не Грэммер Эрам Дэвеш! Хулиганка доигралась! Посмотрим, как она будет играть подо мной.


Настроившись на магическую метку, прикрепленную к Аниам, я с удивлением обнаружил, что в саду ее нет. Ее вообще нет в пределах дворцовой территории! Так… И где же она? Нет, мне просто интересно, как эти мерзавцы опять ее потеряли, и куда она сбежала? Прощупав нитями окрестности, я обнаружил эту малолетнюю нарушительницу спокойствия на острове, в центре пруда. Вот это я понимаю, вот это свалила! Нет, неужели трудно всемером уследить за одной девчонкой! Я этому Маэлану шкуру спущу и рога поотрываю! А для начала, выпорю всю компанию ее телохранителей – и официальных, и негласных.


Когда я, кипя от бешенства, выбежал из дворца, то увидел чудную картину. В саду царили хаос и паника. Доблестная охрана рыла носом в поисках моей невесты. Маэлан растерянно стоял в центре этого панического действа и пытался руководить. Я злорадно усмехнулся и свернул на боковую дорожку, ведущую к пруду. Ну, уж нет, помогать я им не собираюсь, пусть эти клоуны побегают и поищут! Разберусь я с ними потом. Я хотел уединения со своей невестой? Я его получил. Она все организовала сама, без моей помощи. А охрана пускай развлекаются и фантазируют, что и как я им сделаю за то, что опять упустили свою подопечную.


Пока я шел к пруду, мне в голову пришла новая идея. Аниам следует тоже проучить за хулиганство. Поэтому я к острову не поплыл, а полетел, причем, по широкой дуге, зайдя с противоположной стороны. Приземлившись на берегу, я стал тихонько пробираться через заросли, к пляжу, где и расположилась моя невеста. Когда я осторожно раздвинул ветки, мне предстала картина, от которой сразу же пересохло во рту, а тело охватило возбуждение. От увиденного я даже забыл, что тайно пробирался, чтобы застать ее врасплох и напугать…


Аниам расположилась на большом камне, абсолютно голая и прекрасная. Я замер, жадно ощупывая взглядом столь притягательное для меня тело. Она сидела, опираясь на руки и чуть откинувшись назад, в пол-оборота ко мне, идеально для того чтобы я наконец-то смог спокойно и тщательно все рассмотреть. А посмотреть было на что! Роскошные каштановые волосы, бархатистая, чуть смуглая кожа, длинные стройные ноги, плоский живот. Обласкав все ее тело, мой взгляд сразу же уперся в грудь. Я судорожно сглотнул. Грудь-то просто шикарная. Нет, я конечно уже до этого смог оценить и ее размер, не большой и не маленький, а точно, такой как надо, и идеальную форму. Ну, во-первых, я успел потрогать все, что меня особенно интересовало, пока целовал эту девочку, а во-вторых, кофточки, которые она последнее время носила (она их смешно называет топиками) позволяли довольно точно рассмотреть ее прелести. Но это же совсем не то. От идеальной груди молодой, нерожавшей женщины, я не мог оторвать взгляд. Персикового цвета, покрытая капельками воды, с крупными, темными сосками, упругая и крепкая.


"

Этой грудью я буду сегодня наслаждаться, а вскоре она будет вскармливать моих детей

", – пронзила меня сумасшедшая мысль, от которой мышцы свело от желания.


Видимо решив меня окончательно добить, эта маленькая стерва, как будто почувствовав мое состояние, потянулась и со стоном перевернулась на живот, при этом еще соблазнительно разведя ноги, чуть-чуть, словно вроде и сохраняя тайну, но, тем не менее, давая возможность многое рассмотреть, а остальное дофантазировать. От вида, развернувшегося передо мной и обещавшего желанное наслаждение, в паху вмиг потяжелело. Не в силах больше это терпеть, я отшатнулся и наступил на сухую ветку. Ветка хрустнула, подобно грому с неба. Аниам подскочила на камне, тревожно вглядываясь в кусты, где я прятался, и напряженно прислушиваясь. Цыкнув на птиц, чтобы не вздумали меня выдавать, я поспешил ретироваться, пока меня не застали на месте преступления. Не хватало еще попасться как малолетний пацан, впервые подглядывающий за голой женщиной.


Удалившись на безопасное расстояние, я спустился к воде и поплыл в сторону пляжа, намереваясь выйти к Аниам с той стороны. После моих тайных наблюдений за этой девочкой, я еще больше утвердился в мысли, что сегодня она станет моей. Я этого хочу и больше не намерен терпеть! Плевать я хотел на все законы! Я сам себе закон. Вот уложу ее сегодня под себя, а потом и буду думать про законы. К тому же, формально ничего не изменится. Свидетелей я приглашать не намерен. А нет свидетелей – нет

подтверждения помолвки

. От этой мысли я злорадно усмехнулся. А с Богами мы договоримся.


Тело – это наименьшее из того,


что женщина может дать мужчине.


/ Ромен Роллан /



Аня



Я уже подумывала снова окунуться, когда на берег выбрался… Грэммер, собственной персоной. Вышел он, как Божество из пучины морской. Высокий, идеально сложенный, с та-к-ой… мускулатурой и мощным разворотом плеч, обалденно загорелый. Шикарная черная шевелюра намокла и вилась мелкими кудряшками. Ну, прямо, как в рекламе райских островов! С очень довольным выражением лица Повелитель гордо вышагивал, прекрасно осознавая свою неотразимость. У меня сердце упало куда-то в живот, весь организм настойчиво требовал любви. Я даже не сразу сообразила, что одежды то на мне нет! Вот это засада! Представьте, я лежу на камне, между прочим, совершенно голая. Это я уточняю, если вы забыли. А тут этот. Че делать?! Не мудрствуя лукаво, я завизжала и кубарем слетела с камня! А что? Нормальная женская реакция. Ну, хорошо, а дальше, что? Одежда ведь от этого не появилась.



– Развлекаемся? – Ехидно поинтересовался Повелитель.

Конечно! Он то, в отличие от меня, был одет. По крайней мере, нижняя часть. Кстати, посмотреть все равно было на что! Я даже высунулась побольше, чтобы рассмотреть все подробности, особенно ту, что меня интересовала больше всего.

– Ты чего приперся?! – Пошла я в атаку, когда обрела способность говорить.

– Интересно, а ты в курсе, что во дворце паника? Маэлан со своими парнями прочесывают окрестности.

– А пусть мальчики развлекаются, что-то они заскучали в последнее время.

– Не жалко, парней-то? Ведь подвела их под плеть. Они к тебе по-хорошему, а ты?

– Ну, ты не горячись, с плетью то, – мне все же стало жалко ребят. – За что сразу плеть?

– А это для порядка, чтобы не забывали свои обязанности, – строго ответил Грэммер, – получат, как миленькие. Они у меня еще хлебнут за то, что тебя упустили.

– Ну, ты,…ты! Змей! Вот, кто ты, – я даже задохнулась от возмущения.

– Я – Дракон, а точнее Повелитель Драконов. Прошу не забывать!

– А ты как меня нашел? – Постаралась я сменить тему, а то сейчас этот жук лопнет от собственной важности!

– А я знал, что ты здесь.

– Это как?

– А я – Повелитель, я должен все знать, – засмеялся Грэммер.

– А если честно?

– Ну, если честно, то я нашел тебя по своему маячку. После того, как ты первый раз удрала, пришлось позаботиться обо всем самому.

– Ну, и гад же ты все-таки, Грэммер!

– Будешь хамить – не отдам одежду. А вообще, я еще подумаю, отдавать ли ее тебе, даже если ты будешь вести себя очень прилично. Мне ты нравишься так, пожалуй, даже больше.

Вот ведь, гад! Я спряталась за камень еще ниже.



– Грэм, имей совесть! – Я чуть не плакала. Знаете, это очень унизительно – сидеть голой за камнем. Еще этот придурок издевается!

В довершение ко всему, он лег животом на камень, оказавшись лицом к лицу со мной. Длинные волосы рассыпались по плечам, с их мокрых кончиков на грудь Грэма стекали капельки воды, заставившие меня нервно сглотнуть и отвести взгляд, который тут же уперся в губы Повелителя, такие чувственные, что я опять нервно сглотнула. Глаза Грэммера, смотревшие пристально на меня, потемнели. Я замерла, как кролик перед удавом. Взяв мое лицо в ладони, Грэм поцеловал меня легким и нежным поцелуем, еще больше разжигая желание.

– Может, займемся чем-нибудь более приятным? – Шепотом спросил этот змей, не отрывая от меня своего взгляда.

А рука, между прочим, потянулась к моей груди. Я, молча, смотрела, как она прошлась легким касаниям по ней и двинулась ниже. Я шлепнула по руке.

– Разве ты не этого хотела все эти дни?

Вот почему, ему надо везде быть первым? И чтобы последнее слово всегда оставалось за ним? Я, конечно, хотела его соблазнить, но не так же! Я думала, что буду все контролировать сама, а получается, что он опять со мной играет. И выбор опять за ним. Захочет – возьмет меня прямо здесь и сейчас, а не захочет, я останусь тут голая и униженная. Ну, уж, дудки! Я тоже имею гордость. Пусть со своими Подругами играется. Те всегда рады раздвинуть ножки. А я лягу под него, когда сама захочу.

– Руки убрал! Быстро! Ну!

– Т-шь… Не стоит так нервничать. Не трать свою страсть. Она тебе еще понадобиться для более приятных вещей.

– Ага, когда вся рыба в этом озере сдохнет!

– Все равно ты будешь моей! И очень скоро! – С этими словами Грэммер легко поднялся с камня, тряхнув своей шикарной шевелюрой, на меня полетели брызги. – Твоя одежда на берегу. Охраняй, принцесса, свои прелести, если не хочешь найти им лучшее применение.

Больше он даже не обернулся. Меня колотило. Ничего себе, отдохнула! Унизили, как ту ящерицу, что ползала на камне!

Кое-как собрав одежду, я оделась и стала ждать. Из вредности не поплыву! Все равно, меня скоро найдут. Этот гад расскажет. Вот, как хотят, так пусть и доставляют на берег, мне плевать!

Маэлан появился минут через пятнадцать, на лодке, предусмотрительный ты наш. Меня он со своим умом и догадливость тоже уже бесил! Хотя, подозреваю, что злая была не только я. Маэлан молча подошел ко мне и смерил холодным взглядом. Потом, даже не подав руки, чтобы помочь подняться с песка, проговорил сквозь зубы:

– Прошу, Принцесса Аниам, лодка подана. Надеюсь, что Вы хорошо развлеклись.

– Маэлан, прости. Моих телохранителей теперь накажут? – Рискнула я задать мучивший меня, после угроз Грэммера, вопрос.

– По десять плетей каждому. Они будут Вам благодарны. Прошу в лодку, – не глядя на меня проговорил Маэлан.

Вздохнув, я поднялась и побрела к воде. Мне стало стыдно. Видимо, Маэлану тоже здорово попало, раз он так себя ведет. А Грэммер все-таки гад, причем кровожадный. Надо же, все же приказал выпороть охрану.

Всю дорогу мы ехали молча. Также молча мужчина проводил меня до моих покоев и ушел, не попрощавшись. Обиделся…

* * *


Я долго не могла уснуть. Меня одолевала жажда мести. Так унизить меня! Ведь знал же, там, на острове, что у нас ничего не будет, меня же могли найти в любую минуту. Я не думаю, что Грэммер решил заняться со мной любовью при свидетелях. Он просто играл, издевался, разжигая во мне желание. А может и мстил за последние дни. Решил, так сказать, вернуть должок. Я уже закипала, но в голову ничего не приходило! У меня что, мозги высохли, и с фантазией совсем плохо? Я билась в кровати, как злобный зверек, пока, наконец, не уснула, как всегда, так ничего и не придумав для этого Дракона.


Проснулась я от ощущения, что на меня кто-то смотрит. Знаете, такое некомфортное состояние чьего-то пристального взгляда. Открыв глаза, я увидела сидящего на моей кровати Грэммера, смотревшего на меня потемневшими глазами.



– Ты что делаешь в моей кровати?

– Охраняю твой сон, – по-прежнему не отводя взгляда, прошептал Грэммер.

– А ты не оборзел? – Бросая взглядом вызов, спросила я.

– Т-шь…, не нужно опять скандалить, любимая, – все также шепотом проговорил Грэммер, а рука его потянулась ко мне и откинула одеяло.

Я завороженно следила за ним. Сердце пропустило удар, когда он начал медленно расстегивать пуговицы на моей рубашке.

– Грэм, что ты делаешь? – Также шепотом спросила я, пытаясь оторвать его руку от своей рубашки.

– Раздеваю свою невесту. А что, не заметно? Мы и так с тобой упустили много времени. Пора наверстывать. – Усмехнувшись, ответил мне этот змей, и попыток своих не прекратил, просто перехватил другой рукой мои запястья и прижал их к подушке над головой.

Я задышала так, что, наверное, было слышно в коридоре. Грэммер только снова усмехнулся и, не отводя своего шального взгляда, распахнул расстегнутую рубашку и, проведя рукой по шее, сжал мою грудь. Мысли дружно покинули мою дурную голову. Грэммер склонился и накрыл своими губами мои, а рука, погладив сразу затвердевший сосок, двинулась ниже. По моему телу разлился жар и устремился вниз. Я выгнулась под его рукой и, застонав, прильнула к нему, когда его рука коснулась внутренней стороны бедра. Боже, как я его хочу! Грэммер мгновенно все понял и, отпустив мои руки, начал покрывать меня поцелуями. Он целовал мое тело, стараясь, казалось, не пропустить ни одного сантиметра. Я плавилась под его поцелуями, извивалась и стонала. Боже, что же он делает со мной?! В какой-то момент Грэммер, освободившись от одежды, придавил меня своим горячим телом. Я вцепилась в его обнаженную спину и приподнялась бедрами ему на встречу, стараясь быть еще ближе. Хочу раствориться в нем без остатка! Грэммер рывком вошел в меня и начал ритмично двигаться, вбивая мое распластанное под собой тело в кровать. Я стонала под ним, всхлипывала и кричала, не в силах сдержать восторг. Вселенная сузилась до наших сплетенных тел, обнажая саму природу страсти, когда нет запретных слов и движений, когда все проявления чувств и желаний естественны, как сама жизнь, когда теряешь над собой контроль, когда желаешь и требуешь одного: еще,… еще,…еще. Наконец, мир взорвался, и, протяжно прохрипев "Грэ..м", я забилась от спазмов, накатывающих в моем животе волна за волной. Еще несколько толчков, и Грэммер, застонав, замер, шепча мое имя и покрывая лицо поцелуями…

Я лежала, откинувшись на подушки. Голова плыла, тело, казалось, раскачивалось, как на волнах. Грэммер лежал рядом, медленно гладя мою грудь. Боже, как же мне хорошо! Повернувшись на бок, я положила голову ему на плечо и затихла, слушая стук его сердца. Я хотела бы лежать так бесконечно.

– Х-м, я и не думал, что ты такая шумная в постели, – Грэммер тихонько засмеялся и, приподнявшись на локте, поцеловал меня нежно в висок.

– Если не прекратишь смеяться, слетишь на пол и отправишься в свою постель, – лениво пробурчала я, так как скандалить не было никакого желания.

– Ни в коем случае, – вновь засмеялся лежащий рядом мужчина и, наклонившись, начал снова меня целовать, – я еще не до конца сегодня насладился тобой, любимая.

Поцелуи его были легки и нежны. И постепенно мое тело снова начал охватывать пожар. Волшебство ночи продолжалось. Грэммер шептал мое имя, и, казалось, никак не мог насытиться. Уснули мы уже на рассвете, по крайней мере – я, после бесчисленных ласк, обессиленная и умиротворенная.

Проснулась я опять от ощущения пристального взгляда. Открыв глаза, я увидела, что Грэммер, улыбаясь, смотрит на меня. Боже, сколько в его взгляде любви и нежности. Какая я дурочка! Он же любит меня. Как я могла сомневаться? Это же видно невооруженным взглядом.

– С добрым утром, любовь моя. Хотя, уже вообще-то день, – прошептал он, приподняв прядь моих волос и поцеловав в висок.

В этом жесте было столько нежности, что у меня защемило внутри.



– Почему именно сегодня ночью? Что на тебя нашло?

– Я просто не смог больше терпеть. Согласись, что в последнее время ты испытывала мою выдержку, как только могла? Моей принцессе не понравилось? – Лукаво сощурив глаза, этот неотразимый мужчина в упор глядел на меня, наматывая на палец мои волосы.

– Ну, что Вы, Повелитель! Вы были великолепны! Драконы могут Вами гордиться, – смущенно покраснев, ответила я, опустив глаза и вспомнив сумасшедшую ночь.

Грэммер засмеялся и поцеловал меня нежным и долгим поцелуем.



– Моя невеста, наверное, голодна.

– Да, я проголодалась. Дополнительные ночные нагрузки возбуждаю аппетит.

Засмеявшись, Грэммер стиснул меня своими руками так, что я пискнула.



– Теперь ты окончательно принадлежишь мне, Повелителю Драконов. Я тебя никому и никогда не отдам. Помни об этом, – уже серьезно проговорил Грэммер и, рыком стремительно поднявшись, спрыгнул с кровати. Быстро подойдя к двери и открыв ее, он крикнул:

– Завтрак на двоих в покои принцессы! Быстро!

– Грэм! – Я захлебнулась смехом, – ты хоть штаны-то надень.

– Зачем? Я намерен провести в твоей постели еще не один час. Может у Повелителя, в конце концов, быть выходной, – засмеявшись, он стремительно снова запрыгнул на кровать и подмял меня под себя.

Момент, когда принесли завтрак, я пропустила. Когда я вернулась в реальность, поднос уже стоял на столике. От мысли, что телохранители стали свидетелями непотребств, которые мы творили, меня бросило в жар.

– Грэм! В комнату кто-то входил?!

– Да, любимая. Это принесли наш завтрак. Ты была просто несколько увлечена и не заметила этого, – целуя меня, засмеялся он.

– Боже, как стыдно! Тебя, что, нисколько не смущает присутствие посторонних в такие моменты?

– А почему меня должно это смущать? – Грэммер непонимающе пожал плечами, – я – Повелитель, они – телохранители. Что тут может быть стыдного?

Да! Вот это нравы! Мне до такого восприятия действительности еще расти и расти. Я поняла, что если бы я захотела, то все случилось бы еще там, на острове. Ему глубоко наплевать на свидетелей! Мне вдруг отчетливо стало ясно, насколько мы разные и, насколько разное у нас воспитание. Его не одно столетие учили править. И я со своими вечными комплексами, которая проходила только с минуты опасности. Поэтому, наверное, я и пошла служить в армию. Только там, особенно, когда была на задании, я приобретала уверенность в себе.

– Что-то не так? – Грэммер, видимо, почувствовал перемену в моем настроении.

– Ты уверен, что я тебе подхожу?

– Абсолютно. И давай не будем больше это обсуждать. Я вполне осознаю ответственность своего шага. Ведь я, как это ни прискорбно, все-таки, сначала Правитель, а потом все остальное.

– А что ты имел в виду, говоря, что я теперь принадлежу тебе окончательно? Что мужчине можно отдаваться не до конца, наполовину, – со смехом спросила я, хотя фраза мне эта не понравилась. Вот ведь собственник он все же!

– Что же это у меня невеста такая любопытная? – Усмехнувшись, Грэммер снова начал меня целовать. Когда он продолжил разговор, я уже плохо помнила, где я и что я.

– Сегодня я отдам приказ готовиться к нашей свадьбе. Не стоит это затягивать. И не будем больше об этом. Ну что, будем вставать и завтракать? – Спросил Повелитель, чмокнув меня в нос.

– Да, дай мне только несколько минут привести себя в порядок.

Завернувшись в одеяло, я отправилась в купальню. Приняв ванну и переодевшись, я вернулась в комнату, где меня ждал Грэммер.

– Позволишь мне воспользоваться? – Спросил он, кивнув головой в сторону купальни.

– Конечно, только недолго – есть ужасно хочется, – хихикнула я, усаживаясь в кресло, куда Грэммер уже успел подтащить столик с едой.

– Можешь начинать без меня.

– Я подожду.

– Я недолго, – с улыбкой проговорил он и скрылся за дверью.

Пока Грэммер принимал водные процедуры, у меня было время спокойно все обдумать. Похоже, я все-таки стану его женой и Повелительницей Драконов. И дело не только в его решении. Мне самой вдруг вот сейчас, когда этот мужчина скрылся за дверями моей купальни, пронзительно захотелось, чтобы это повторилось, и не один день, а каждый.

Из кровати мы практически не выбирались весь день. На ночь Грэммер снова остался у меня. Было какое-то нереальное ощущение счастья, и, в то же время, тревожно сжималось сердце. Так не бывает. Нет, бывает, конечно – в слюнявых и слезливых романах. А действительность давно уже приучила меня, что за каждую минуту и, даже, секунду счастья судьба выставляет счет, и оплачивать его не всегда просто. Но так хотелось, чтобы это ощущение восторга от близости любимого мужчины не кончалось. В его руках я находила спасение, его ласки доводили меня до потери разума, его поцелуями было не напиться, а его голос, когда он шептал слова любви, пробуждал надежду, что все у меня еще будет.

Скоро женюсь. Отговорите!


Вознаграждение гарантирую!!!


/ NN /


Грэммер Эрам Дэвеш



Я стоял и смотрел на мое спящее сокровище. Какое странное ощущение. Это ведь не первая женщина, с кем я провел ночь. Но, почему-то, такое чувство, что я до этого по-настоящему не знал, что значит обладать женщиной. Так, как отдавалась мне она, не отдавалась еще ни одна женщина. Она, словно, растворялась во мне, угадывая все мои желания и движения. И как, оказывается, приятно дарить женщине наслаждение. Когда она стонет и кричит от страсти, от тех ощущений, которые пробуждаешь в ней ты. Неожиданно меня захлестнула волна ревности. Представить, что она может вот так стонать под другим, я просто не мог.


"

Не отдам

!" – Вдруг с яростью подумал я.


Дракон внутри зарычал от ревности и страсти. Мне захотелось стиснуть ее в своих объятьях и не отпускать. Как же не хочется уходить! Но надо. Я и так позволил себе роскошь, проведя с женщиной целые сутки. Дела никто не отменял. Наверняка, прибыл гонец из Смарэма. Мысли уже начали переключаться на ежедневные проблемы и заботы. Вздохнув, я еще раз поцеловал спящую невесту. Она потянулась во сне ко мне и застонала. От этого чувственного стона по моему телу пробежала дрожь. Так, быстрее вон! Иначе добром это не кончится. Ну что ж, ночи ведь принадлежат нам. Эта мысль будет согревать меня весь день.



– Повелитель, – поприветствовал меня телохранитель, как только я вышел за дверь.

– Охранять, отвечаешь головой, – коротко бросил я ему, хотя этого и не требовалось. Он и без меня знал – если с невестой Повелителя что-нибудь случится, то он умрет.

Дойдя до своих покоев, я, прежде всего, спросил у Шаура про ожидаемого гонца. Из Смарэма все еще нет вестей. Это плохо. Если до вечера не прибудет, придется что-то предпринимать. А сейчас стоит пойти на тренировочную площадку. Маэлан, наверняка, там. Этот не упускает ни единой возможности, чтобы погонять своих бойцов. Помахаем мечами, заодно и поговорим.

Я был прав. Маэлан на площадке занимался с бойцами. Увидев меня, он расплылся в улыбке и сделал знак, чтобы нас оставили двоих.

– Ну что, тебя можно поздравить? – Со смехом спросил он, когда мы остались одни.

– Заткнись! – Рявкнул я, но злиться сегодня у меня не было желания даже на него.

– Мой Повелитель плохо отдохнул, раз изволит сердиться?

– Маэлан, не нарывайся, – устало ответил я, – давай-ка лучше разомнемся.

– Грэммер, ты меня поражаешь! Ты недостаточно размялся за последние сутки?


– Я же сказал: " Не нарывайся", – засмеялся я, – так вот, сейчас опять нарвешься. У тебя талант создавать себе проблемы на пустом месте. Но чтобы успокоить твое больное любопытство, отвечу: " все просто великолепно, она чудо, как хороша. Начинаем готовиться к свадьбе".

– Ты ей рассказал?

– Сегодня вечером расскажу ей все. В конце концов, совесть моя чиста. Ну, что не рассказал ей все сразу, то думаю, здесь проблем не возникнет. Не так уж много я и соврал. Скорее, не сказал всей правды. Надеюсь, что она все поймет правильно. И хватит об этом. Я намерен, как следует потренироваться. – С этими словами я скинул с себя рубашку, которую тут же подхватил подскочивший охранник, и достал из ножен свой меч.

– Ну, что же, приступим, – проговорил Маэлан, становясь в стойку, – кстати, у меня для тебя есть парочка новых приемов, которые показала твоя невеста.

– Посмотрим, – выдохнул я, начиная атаку.

Клинок рассек воздух в том месте, где секунду назад стоял Маэлан. Крутанувшись, я встретил его встречный удар. Сражаться с ним одно удовольствие. Двигается он стремительно, мягко, перетекая из одной позиции в другую, через несколько минут мышцы приятно зазвенели. А не попробовать ли свой фирменный прием? Выпад. Маэлан прогибается. Меч рассекает воздух, только слегка коснувшись его волос.

– Ай, Ай, Грэммер. Не растратил ли ты все свои силы в сражении на простынях?

– На тебя сил хватит, мальчишка, – хмыкнул я, снова начиная атаку. – Кстати, о сражении. Гонца так и нет. Что ты думаешь?

– Я думаю, что они выжидают. Что-то их держит. Мне кажется, что нужно ждать подлянки.

Теперь уже Маэлан решил испробовать мою защиту на прочность. Легко ухожу из-под удара. Детеныш! Ему до меня еще расти и расти.

– Вот! Я тоже так считаю. Маэлан, усиль охрану дворца. Или я ошибаюсь, что случается довольно редко, или нам стоит ждать лазутчика. Им явно не хватает информации. Поэтому-то они и ждут. Ты договорился о встрече с Сантиэллем?

– Завтра. Владыка Дроу будет ждать тебя на границе, в Серебряных горах. Грэммер, возьми с собой усиленную Охрану. В провинции Марранэш очень не спокойно.

– Знаю, пойдем порталом. Возьмем Шаура. Мы не можем брать с собой усиленную охрану. Это привлечет излишнее внимание, и еще нужно оставить охрану для моей невесты. Не стоит недооценивать Каркнэша. К тому же, я не боюсь Сантиэлля. Он не дурак, чтобы так себя подставлять. Дроу, конечно, любят повоевать, но только не с Драконами. Заметь, они и на клан Марранэш напали только потому, что те были в опале. Все будет нормально. Ты опять перестраховываешься.

– Это моя работа.

– Кто спорит? Хватит болтать! Сражаешься сегодня, как неопытный юнец, – намеренно раззадорил я Маэлана. Мне требовался выход эмоций. Впереди трудный день. Если я сейчас не выброшу из головы все мысли о своей невесте, то могу наделать ошибок, а не хотелось бы. – Какие приемчики ты мне собирался показывать? Давай уже.

– Грэммер, смотри, чтобы у тебя сегодня на ночь силы остались. Молодые девицы, знаешь ли, они такие ненасытные!

– Если ты сейчас же не заткнешься и не займешься делом, то крупно пожалеешь. Я найду способ применить твое воображение и острый язык. Я заметил, что дорожка к дворцу не достаточно выметена. Как раз, занятие для твоего длинного языка. Он, ведь, у тебя все равно метет, как помело! – Не выдержав, заорал на этого прохвоста я. Все! Он сегодня, все-таки, нарвался! Маэлан мигом подобрался и посерьезнел. Понятливый, подлец! К тому же, он уже у меня как-то подметал хвостом дворцовую площадь. Драконы тогда знатно повеселились! Видимо, он еще того позора не забыл. Тем лучше. По крайней мере, этот шут теперь до конца тренировки будет молчать. Отлично!


Всякая истина, о которой умалчивают,


становится ядовитой


/ Ф. Ницше /


Аня



Проснувшись и не обнаружив Грэммера, я нисколько не удивилась. Я, конечно, не рассчитывала, что он бросит ради меня все дела. Я лежала в кровати и нежилась, вспоминая события минувших суток. По телу разливалась сладкая истома. Как все-таки хорошо! Закрыв глаза, я вспоминала все, что произошло, краснея и переживая снова все чувства и ощущения. В постели Грэммер оказался натурой страстной и увлекающейся. Сердце тихо млело от мыслей о нем и о его теле, о его губах и руках. Подушки хранили запах Грэммера, и я зарылась в них, жадно вдыхая. Как мне нравился этот запах! Но глупо валяться в постели весь день. Вздохнув, я потопала в ванную, приводить себя в порядок. Не думаю, что ради нашего с Грэммером любовного приключения Маэлан отменит тренировку. Дождешься от него, как же! Наоборот, этот вредина, наверняка, будет весь день гонять меня по полной программе, да еще и подкалывать. Его острый, как жало, язык может сдерживать только Повелитель. От мыслей о нем сердце опять сладко заныло. У меня никогда не было такого мужчины. Мой супруг по сравнению с ним кажется таким мелким, серым и неинтересным. А уж о постельных отношениях мне, наверное, лучше помолчать. А то ведь от воспоминаний о сексе с ним еще, пожалуй, стошнит. Бр-р! Оказывается, до этого я даже не подозревала, что значит – заниматься любовью. Жаль только, что Грэммер, я в этом почти уверена, не сможет уделять мне много времени. Я так понимаю, это были наши медовые сутки. А что, собственно, я хотела, закрутив роман с Повелителем. Он все-таки государственный муж, а не простой обыватель. С этим мне придется мириться. Надеюсь, что хоть ночи будут наши. Напевая себе под нос веселый мотивчик, я приняла ванну и оделась. В дверь постучали. Продолжая напевать, я открыла дверь и увидела на пороге одного из охранников. Он, молча, с поклоном передал мне конверт, и тут же бесшумно исчез, как они обычно делают. Их, что, специально тренируют так исчезать? Наверняка, Грэммер передал почитать. Скорее всего, по магии. Вот ведь, неуемный какой! Даже в такой день старается озадачить! Рассуждая так и продолжая напевать, я вскрыла конверт и начала читать…


Господи! Лучше бы я этого не делала! Лучше бы я ослепла! Сердце мое взорвалось от боли. Я рухнула на кровать и тупо смотрела на листок бумаги. В висках стучало, во рту пересохло. Как же так?! За что?! Мысли в голове не хотели шевелиться, и мозг отказывался воспринимать действительность. Но им пришлось! Я сумела заставить! Да, все правильно, так все и есть. Разрозненные кусочки мозаики сложились в страшную картину, разом оборвав все надежды на счастье. Как же все-таки больно! В груди пульсировала боль, глаза уже заволокло слезами, а все тупо читала и читала. Оказывается, мой новоявленный жених еще та сволочь! Это он убил моего отца и мою мать, подавляя бунт, поднятый моим кланом. А меня он решил сделать своей наложницей, чтобы держать в узде моих родственников, которые, как оказалось, вовсе не все погибли. Так что, свидетели его зверств остались. Ну, что же. Так мне, дуре доверчивой, и надо. Ведь подозревала, что Грэммер что-то скрывает. Очень уж не нравилось мне его поведение, а все отмахивалась. Доотмахивалась! Боже, я легла в постель с убийцей своих родителей! Душа опять взорвалась новой болью. Это сколько же нужно иметь цинизма, и каким надо быть подлецом, чтобы целовать, говорить слова любви, зная, что ты убил родителей своей возлюбленной? Я сидела на кровати, обхватив голову руками и, тупо раскачиваясь, мычала от боли. Постепенно первая растерянность и раздавленность начали отступать. Им на смену стала подниматься холодная волна гнева. Уничтожу мерзавца! Он ответит мне за все!


Схватив меч, я рванула на площадку. Он, наверняка, там, тренируется. Ну, я тебя сейчас потренирую! Во мне проснулись звериная ярость и хитрость. От охраны, возле дверей в сад, я ушла на раз. Щенки! Пусть еще поучатся, прежде чем тягаться со мной! Надеюсь, что я их не прибила. Жалко, если что, пацанят. Они-то ведь ни в чем не виноваты. Так, теперь путь свободен! В голове словно включился метроном – это сделала, сейчас – это, потом – то. Передо мной стояла цель – жизнь Грэммера в обмен на горе и позор моего рода, рода которого я даже не узнала. Но, тем не менее, я к нему принадлежала, и мой долг Дракона – отомстить за смерть моих родных, за то, что я была вынуждена скитаться в чужом мире, не зная своей настоящей семьи, за то, что ни разу не смогла обнять свою мать, за все! Я неслась через сад, уже плохо воспринимая окружающую действительность. В висках стучало только одно – отомстить, уничтожить. Этот гад, разрушивший мою жизнь, не будет жить по-любому.


Вот и площадка. Я была права! Этот подлец был здесь. Ну, вот и все. Сердце окончательно наполнилось холодом и яростью, и согреть его сможет только кровь Грэммера, Повелителя Драконов – подлого убийцы моей семьи! Краем глаза я увидела, как с двух сторон ко мне бросились телохранители Грэммера, но мне уже было все равно. Мозг уже работал, как часы, отсчитывающие последние минуты жизни Грэма, да и моей тоже. Что уж тут лукавить, я ведь не надеялась выжить после того, как его прикончу. Да, в общем-то, и не хотела.




Скорость нужна, а поспешность вредна


/ А. Суворов /



Маэлан




Вон, бежит твоя мегера, – засмеялся я и поднял свой меч, увидев бегущую Аниам.

– Прикуси свой язык, а то дорожка до сих пор не метена, – улыбнулся Грэммер и, взяв у телохранителя рубашку, начал одеваться. – Видимо тоже решила размяться.

Я первый понял, что что-то не так, когда парни рванули принцессе на перехват. Ее это даже не приостановило, вырубила их мгновенно.

"

Она сошла с ума! Они ее сейчас убьют

", – пронеслась мысль, когда я рванул к Повелителю, прикрывая его собой.


Одновременно с этим раздался страшный крик Грэммера: "

Всем стоять!

". Слава богам, охрана встали, как вкопанные, дрессировка не подвела… Принцесса остановилась напротив меня, тяжело дыша, с мечом наперевес. Вид ее был страшен. Лицо перекошено ненавистью, взгляд остекленевший.



– Мэл, уйди с дороги! Ты меня не остановишь! Я все равно его убью! – Прорычала она.

– Аниам, успокойся! Ты сошла с ума! Что ты творишь?!

– Уйди с дороги, я сказала! Тебя я не хочу убивать, но сделаю это, если придется, не сомневайся. Да, я сошла с ума! Когда связалась с вами. Грэммер, мерзавец, хватит прятаться за спинами! Бери меч и хотя бы умри, как мужчина.

– Маэлан, отойди. Я сам поговорю со своей невестой.

Голос Грэммера был абсолютно спокоен, чего не скажешь о его виде. Он побледнел и сжал губы в презрительной насмешке – первый признак гнева. В такие минуты, он становится смертельно опасен. Дура, куда она полезла? Как бы эта парочка не натворила сейчас дел! Как дети малые, право слово. Эта идиотка и так уже стоит на краю, еще немного и спасти ее не сможет даже Грэммер.


– Маэлан! Я сказал: " ОТОЙДИ". Живо!

Пришлось подчиниться и встать рядом.



– Аниам, опусти меч, не делай глупостей. Я очень прошу, – прошептал Грэммер.

Одним неуловимым движение он бросился к ней и, выбив меч, крепко схватил за плечи.

– Успокойся, любимая. Что случилось?

– Не называй меня любимой, тварь!

Аниам вывернулась из его объятий и бросила в Грэммера скомканный листок бумаги. Затем эта идиотка плюнула в Повелителя и наотмашь ударила его по лицу. От ужаса я закрыл глаза. Это конец! Девочка, что же ты натворила?! От ответного удара Аниам отлетела и упала на песок.

– Взять! – Прохрипел взбешенный Грэммер.

Парни подскочили к упавшей принцессе и волоком подтащили ее к Повелителю.

– Поднять! – Коротко приказал он.

Принцессу поставили на ноги. Из разбитой губы ее бежала кровь. Аниам вытерла ее тыльной стороной руки и презрительно сплюнула на песок. Грэммер, бледный как полотно, молча посмотрел на Аниам и наклонился за брошенным ею листком.

Развернув и расправив его, Повелитель быстро пробежал по тексту глазами и вновь посмотрел на Аниам. В глазах Грэммера плескалась боль. От его вида мне стало жутко. Неужели ничего нельзя сделать?! Он должен что-нибудь придумать, чтобы спасти свою невесту. Глупышка все еще не понимала, что натворила и, что только что подписала себе смертный приговор, отменить который не в силах даже Грэммер.

– Не стоит принимать поспешных решений, основываясь на мнении только одной стороны, не выслушав противоположную, – голос Повелителя звучал мертво и безжизненно. – Во-первых, я не убивал твоего отца, а во-вторых, я не собираюсь перед тобой оправдываться. Я поступал, поступаю и буду поступать так, как считаю нужным. Советую, впредь этого не забывать. Я в своих поступках основываюсь, прежде всего, на интересах моего народа и государства, один из законов которого ты грубо нарушила, совершив преступление. Но сейчас меня интересует другое. Кто?!

Весь вид Повелителя излучал холодное спокойствие и уверенность, но по бледному лицу и по плотно сжатым, чуть ли не до синевы, губам, я видел, как нелегко ему дается это спокойствие. В отличие от Аниам он прекрасно представлял последствия всего, что натворила эта ненормальная. В присутствии свидетелей ударить своего Повелителя! Страшнее преступления нет!

– Я повторяю свой вопрос. Кто передал тебе это?

Аниам, наклонив голову, молчала.



– Аниам, ты понимаешь, что тебя использовали, подсунув грязную клевету на меня? Я должен знать, кто это сделал. И я узнаю это, так или иначе, – с угрозой проговорил Грэммер.

Аниам подняла на него взгляд, полный презрения, и только плотнее сжала губы.

– Ну, что же. В пыточную! – Рявкнул Грэммер.

От ужаса у меня полезли глаза на лоб. Он, что, окончательно свихнулся?



– Повелитель, – прошептал я, пытаясь поймать его взгляд.

– У тебя есть веские причины ослушаться моего приказа? – Вкрадчивым шепотом спросил Повелитель, шепотом, которого боялись все его подданные, ибо после него, обычно, следовала смерть провинившегося.

Я коротко кивнул бойцам и вынужден был подчиниться, отойдя в сторону. В такие мгновения с ним лучше не спорить, иначе, точно, совершит непоправимое. Аниам подняла на Грэммера взгляд, полный ужаса. До нее, кажется, начала доходить вся серьезность ситуации. Тем не менее, охранникам она подчинилась и последовала вслед за ними. Парни, наученные горьким опытом, взяли ее в коробочку и увели. Грэммер молча смотрел ей в след. В глазах его была тоска и боль.

– Следуй за мной, – бросил Грэммер и, не оглядываясь, понесся по дорожке.

Он летел через сад, как будто его за ноги кусали трэмсы, я еле успевал за ним, предпочитая молчать и ждать, что будет дальше. Похоже, Повелитель не на шутку разозлился. Как бы его ярость не прошлась по всему дворцу, как разрушительная буря? Хвала богам, он, не останавливаясь, рванул к себе. Охранники у дверей рассыпались в стороны, от греха подальше. Все-таки, тренированные у меня парни – знают, когда надо сваливать и не лезть под горячую руку. Войдя в свои покои, Грэммер прошел к камину и молча уставился на огонь.

– Грэммер, ты что творишь? – Прошептал я.

– Я творю? Я творю?! – Взревел Повелитель, похоже, теряя над собой контроль. – Я бросил к ее ногам все – любовь, власть. Эта ненормальная разрушила все! Ты думаешь, что твоя боль сильнее моей?! Это МОЯ женщина! Это подо МНОЙ она стонет от страсти, это Я люблю ее больше жизни! Но я не могу поступить иначе, даже если меня скручивает от боли. Я, прежде всего, Правитель. И ты не хуже меня знаешь, что если бы я сейчас поступил иначе, то самый последний из моих подданных потерял бы ко мне уважение и страх! Маэлан, мы – Драконы! И этим все сказано. Мы живем по этим законам, и их чтят все, начиная с детей. Мы по-другому не можем. Это у нас в крови. Ты прекрасно понимаешь, что я все сделал правильно. Я не могу оставить этим старым маразматикам из Совета Лордов ни малейшей зацепки, ни малейшего намека на мою слабость к Аниам. Иначе они ее просто разорвут. А мне, во что бы то ни стало, нужно спасти ее!

– Но ты же понимаешь, что с ее подготовкой мы ничего не узнаем, если она не захочет сама все рассказать. Ее этому учили. Мы можем растерзать эту девчонку, но она ничего не скажет, если не захочет. А после пыточной, куда ты ее отправил….. – Я не в силах был закончить.

– Ты, что, совсем сбрендил от страха за эту идиотку?! Какая пыточная?! Только попробуйте ее тронуть! Я вам всем хвосты поотрываю, причем лично и очень медленно! – Взвился Грэммер, – совсем тупой, да?

– П-по-нял, – до меня, кажется, начало доходить, – все сделаю в лучшем виде. А я уж думал, что ты от ярости свихнулся!

– Сам ты свихнулся, – устало произнес Грэммер, – Мэл, – Грэммер неожиданно назвал меня именем, которым ко мне обращалась только Аниам, – помоги мне. Поговори с ней. Расскажи ей все. Ты же понимаешь, нам необходимо знать, что за сволочь у нас завелась. Вот она, твоя очередная недоработка. У нас есть неделя до Совета. Нам необходим этот козырь! Наверняка, кто-то из членов Совета замешан, мне нужно хоть что-то, чем можно будет на них надавить!

– Я найду предателя, не сомневайся, – твердо ответил я. – Я сделаю это, чего бы мне это не стоило. Что делать с Аниам? Может, устроить ее покомфортнее, а то напугаем принцессу?

– Нет, пусть остается в заточении. Мне это нужно для членов Совета. Да и безопаснее там сейчас больше, чем где бы то ни было. К тому же, ей это будет полезно, охолонет немножко, – с горькой усмешкой закончил он.

– Жалко, конечно, девочку, но ты прав.

– Я надеюсь на тебя Маэлан. Ищи предателя. Лучше, если его назовет сама Аниам. Постарайся ее убедить. Да, поставь самую надежную охрану, береженого берегут Боги! Судя по развитию событий, ее могут попытаться убить, и…, – Грэммер неожиданно споткнулся и проговорил совсем тихо, – не покалечьте девочку.

– Я все понял, Повелитель, не волнуйся. С ней все будет хорошо. Ее будут охранять парни Умэна, они лучшие, – кивнул я и пошел исполнять свой долг – эту проклятую и не всегда приятную работу.


Когда мы говорим, что страшимся смерти,


то думаем, прежде всего, о боли,


ее обычной предшественнице


/ М. Монтель /



Аня



Да, кажется, я крупно влипла. Я уже поняла, что совершила чудовищную ошибку, но от этого ведь нисколько не легче. Даже еще хуже – понимать, что из-за собственной глупости и вспыльчивости взяла и своими руками разрушила все. Абсолютно все! И, похоже, ни выхода, ни пути назад у меня нет. Вот где, спрашивается, был мой мозг? Где, где? Да там, где и обычно – в пятой точке. Похоже, выше он у меня не поднимается. Нравится, понимаете, ему это место. А мне теперь вот что делать? Грэммер, от мыслей о нем в душе разлилась боль, меня никогда не простит. Даже если бы и хотел простить, то не сможет – не дадут ему. Драконы и их дебильные законы не дадут. Хотя, почему дебильные? Уж если кто и дебил, так это я. А вообще, не о том я переживаю. Скоро и прощать будет некого. Ведь он меня об этом предупреждал, пытался предостеречь. Видел, что я со своей привычкой делать поспешные выводы и распускать руки, где надо, а чаще где не надо, могу крупно влипнуть. Вот и влипла!


Блин, умирать, ужас как, не хочется. Все время, пока меня вели, я пыталась найти выход. Ничего не получается! Может, попробовать слинять по-тихому? А что остается делать?! Идти безропотно, как ягненок на заклание? Так даже он кричит, потому как жить всем охота, и я не исключение. Ну, люблю я себя, бесценную!


Ну что, будем пробовать? Так, один спереди, двое с боков, один сзади. Споткнувшись, я приостановилась, чтобы сократить расстояние с идущим за мной охранником. Все трое сразу же спокойно сделали шаг от меня и в сторону. Черт, похоже, мне в очередной раз не повезло. Это не детки, с которыми я развлекалась последние недели. Это настоящие цепные псы, или, скорее уж, цепные Дракоши. Впереди идущий охранник развернулся и пристально посмотрел мне в глаза.



– Принцесса, не надо. Нам не хотелось бы применять силу, а придется. Повелитель Грэммер потом за Вас нам хвосты открутит.

Я пожала плечами. Нет, так нет. Не получилось. Будем думать дальше. Наша траурная (по крайне мере для меня) процессия двинулась дальше.

Шли мы довольно долго. Все это время у меня еще теплилась надежда, что Грэммер блефовал и все это понарошку. Ага, понарошку! Я так думала, пока наша теплая компания не стала спускаться в подвал. Был еще вариант, спустить вниз по лестнице идущих за мной двух Драконов, но они четко соблюдали дистанцию, необходимую для маневра, и не давали мне ее сократить, хотя я несколько раз и попробовала проделать этот фокус. Да, похоже, мне все-таки придется познакомиться с местным палачом. Блин, как не хочется. Я хоть и не была знакома с системой драконьих пыток, но насмотрелась на подобное в своем мире достаточно. Особенно впечатляли результаты. Я не думаю, что у Драконов как-то по-другому. Если только, они не придумали для меня что-нибудь эксклюзивное. Боюсь, что после знакомства с местным палачом мое тело будет малопригодно для чего-нибудь, кроме смерти. А умирать, особенно в муках, ужас как, не хочется. Вот, такие вот "бодренькие" мысли и крутились в моей бедовой голове.

Но все когда-нибудь кончается, закончился и наш скорбный (опять же для меня) путь. Меня завели в небольшую комнату с тяжелой железной дверью и посадили, довольно таки вежливо, на стул. Двое охранников встали у двери, двое вышли. Приятно, когда тебя уважают, как противника. Одного охранника, видимо, оставить побоялись.

Я огляделась. Надо же посмотреть, где мне предстоит провести последние часы своей жизни. На дни я уже не надеялась. Все-таки, наверное, у них работает профессионал. Когда я попаду в руки к этому профессионалу, то мне, думается, будет уже не до внешней обстановки. А обстановочка-то была обнадеживающая. В стену, за моей спиной, вбиты крюки с цепями, слева камин с жаровней, специфический набор инструментов и, конечно же, кресло с ремнями на подлокотниках. Куда же без него? Все-таки, как я и ожидала, классика. Видимо, с фантазией у Драконов все же плоховато, даже не придумали ничего необычного. Ну, если они хотели меня напугать, то им это уже удалось.

Тело начала трясти мелкая дрожь. С трудом, все-таки удалось успокоиться и восстановить дыхание. Вот, что спрашивается, трясусь? Ведь решение уже принято. Мальчишку я им не отдам. Его мне просто жалко. Наверняка, использовали его втемную, как и меня, дуру великовозрастную. Как представлю наивный взгляд Драггара, а передал послание именно этот дурачок, так жутко становиться от мыслей о том, что его ждет. Эти изверги и садисты порвут его на британский флаг. Ага, а если я его не сдам, то на британский флаг порвут меня. Господи! Как жить хочется!

Тяжелая дверь открылась, и в комнату вошел…. Маэлан. Вот это да! Это что же, он меня допрашивать будет? Миленько!

– А ты, я вижу, на все руки мастер. Талант, одним словом! Что, пытками подрабатываешь? – Я решила хамить по полной программе. Быстрее его разозлю – быстрее для меня все закончится.

Маэлан молча прошел к столу и тяжело на него опустился. Устало провел по лицу рукой и пристально посмотрел на меня. Эка его скрутило. В глазах тоска, лицо бледное, уставшее.

– Это – моя работа. И давай, не будем упражняться в остроумии и унижать друг друга. Нам предстоит серьезный разговор. Очень серьезный! Ты натворила столько! И наша задача найти выход из этого, более чем, тяжелого положения.

Он кивнул охранникам, и они бесшумно выскользнули за дверь. Вот как у них это получается? Дверь-то ведь железная и тяжелая!

– И не надо на меня так смотреть. Никто не собирается тебя пытать, истязать и, уж, конечно же, убивать. Тем более, не собираюсь этого делать я. Не мой, знаешь ли, профиль. Мое дело – спрашивать и слушать. А вот это, – он сделал жест рукой в сторону жутких декораций, – не моя специализация. А о Повелителе, вообще, отдельный разговор. Не знаю, что ты там себе напридумывала, но Грэммер вовсе не монстр, а нормальный мужик, с той лишь разницей, что он еще и Правитель. И из-за тебя он крупно влип. А теперь нам всем из этого дерьма, в которое ты нас всех благополучно окунула, придется долго выбираться. И не факт, что выберемся. Ну, так что, мы будем нормально разговаривать, или ты опять будешь вопить и кидаться всех убивать?

Я натуральным образом покраснела. Я тут, понимаешь, готовлю себя к роли Зои Космодемьянской, а этот гад взял и натыкал меня, как котенка в сделанную им лужу. Но я была бы не я, если бы так легко сдалась.

– Ты что, пришел меня жизни учить? Так не надо, не трать запал. Она меня уже и поучила, и по морде надавала. Причем так, что жить не хочется.


– Ну, если мне не изменяет память, насчет " по морде" – это ты у нас специалистка. Опозорила Повелителя, а вместе с ним и всех Драконов так, что дальше некуда. У вас, что, так принято – бить своих Правителей? У нас с этим, знаешь ли, строго. – Попытался улыбнуться Маэлан. Надо сказать, получилось у него не очень.

– А как бы ты поступил, если бы узнал, что рядом с тобой убийца твоих родных, что вокруг тебя все только и делали, что подло врали? – Упрямо буркнула я. Да, знаю, что не права. Но я, что должна так просто взять и признаться в этом? Ага, щас. А повредничать?

– Ну, я бы, для начала, во всем попытался разобраться, а не бросался бы с мечом наперевес. Но, что сделано – то сделано. Сейчас бесполезно рассуждать об этом. Нужно решить, что делать дальше. Ты ведь понимаешь, зачем я пришел?

– Пытать? – С надеждой спросила я, глупо взмахнув ресницами так, что подняла, казалось, ветер.

– Ты перестанешь паясничать, или мне, и, правда, позвать палача? – Не выдержав, рявкнул Маэлан? – Что ты ведешь себя, как последняя дура? Может, хватит кривляться и изображать из себя идиотку? Нет, ты не идиотка, ты – стерва. Повелителю уже всю кровь выпила, мозг высушила, а о нервах я вообще не говорю, от них остались одни лохмотья. Хочешь теперь еще и меня неврастеником сделать? Может, начнем серьезно разговаривать?

– Ага, давай начнем. Отчего же не начать? Только сначала мне хотелось бы знать правду. Грэм сказал, что неповинен в смерти моего отца. Это правда?

– Это правда. Грэммер не убивал твоего отца. Твой отец совместно с твоим дядей, лордом Каркнэшем, возглавили выступление оппозиции. Ну, с братом твоей матушки все ясно. Ему не давала покоя жажда власти. Как угораздило в это ввязаться твоего папеньку, мне не понятно. Видимо, Каркнэш изрядно ему запудрил мозги. Возможности откровенно поговорить с твоим отцом у меня не было, а теперь уже никто не объяснит, зачем лорд Нуарэм Марранэш ввязался в это, заведомо гиблое, дело. Грэммер хоть и необычно молод для Правителя, но, тем не менее, у него репутация расчетливого и трезвого политика, кроме того, его отличает решительность и беспощадность там, где это нужно. На поддержку соседей клану Марранэш также рассчитывать не приходилось. Грэммер позаботился об отношениях с Правителями соседних государств заранее. Люди хоть и недолюбливают Драконов, но никогда не влезут во внутренние наши распри – кишка тонка. Светлым вообще ни до кого нет дела – сказывается пренебрежение к другим расам. С Орками у нас стойкий мир. Единственные, кто мог ввязаться – это Дроу, но этим только дай повод повоевать. С ними связываться себе дороже. Никогда не знаешь, против кого они завтра повернут свои мечи. К тому же, как я уже говорил, у нашего Правителя есть определенная репутация, и наживать себе врага в его лице из ныне действующих Правителей не рискнет никто. В общем, у главы клана Марранэш, видимо, просветлилось в мозгах, и он попытался прекратить развязанную твоим кланом гражданскую войну. Грэммер (извини что повторяюсь) политик расчетливый. Повелитель поставил условие твоему отцу: рука его новорожденной дочери в обмен на мир и защиту от Дроу, которые к тому времени зашевелились у границы. Видимо, решили воспользоваться ситуацией.

– Зачем ему это было нужно? – Рискнула перебить я его вопросом.

– Все очень просто. В нашем мире это довольно часто практикуется. Два клана породнились бы, и вопрос войны был бы снят окончательно. Для Драконов узы брака священны. Но позволь продолжить. Между двумя кланами было заключено соглашение, и состоялось обручение Повелителя Драконов Грэммера из клана Дэвеш и Леди Аниам из клана Марранэш. Грэммер, как и обещал, выслал войска на границу с Дроу, но помощь опоздала. Замок твоего клана был захвачен. Глава клана с семьей убит, окрестные деревни разрушены. Удалось спастись только Каркнэшу с небольшим отрядом воинов. Да и то, я подозреваю, что они просто трусливо сбежали с поля боя. Когда наше войско захватило ваш родовой замок, твоя мать была еще жива, хоть и смертельно ранена. От нее то мы и узнали, что она спасла тебя в одном из миров. А дальше все просто. Тебя нашли, вернули в наш мир. Дальше ты все знаешь. Кроме того, что Каркнэш вновь объявился в твоей родной провинции. Видимо, Грэммеру придется его все-таки уничтожить. Иначе его не остановить. Он не успокоится.

– Почему Грэммер не попытался спасти моего отца? Вы же ходите порталами туда-сюда.

– Почему не попытался? Еще как пытался. Порталом не возможно провести войско, максимум несколько человек. Твой отец со своей семьей отказался оставить свой народ. Они предпочли смерть. Это для Драконов вполне нормальное решение. Для нас честь и долг превыше всего.

– Зачем нужно было упрятывать меня сюда?

– Аня, ну ты же умная девочка. Ты же поняла уже, что натворила. У нас твой проступок карается смертной казнью. Исключений за последние несколько тысяч лет не было. Если честно, их вообще никогда не было. Только я знаю Грэммера. Он не сдастся никогда. Мне даже страшно представить, на что он пойдет ради тебя. Не усложняй его задачу. К тому же, твоя жизнь в опасности еще и с другой стороны. Видишь ли, в качестве супруги Повелителя ты своему дяде не нужна, ведь результатом вашего брака будет появление наследника, что твоему дяде никак не подходит. – В этом месте я покраснела, а Маэлан, заметив мою реакцию, усмехнулся. – Аня, не отвлекайся. На расторжение помолвки Грэммер не пойдет никогда. Твой дядя тоже это знает. Так что, живая ты ему очень даже мешаешь. Он нашел очень не плохой способ решить эту проблему. Сама подумай, тебе подбрасывают грязную бумажонку, ты слетаешь с катушек. Если в порыве гнева прибьешь Повелителя, то это просто отлично, а если нет, то тоже не плохо, тебя ведь все равно казнят. Так что, с какой стороны не посмотри, очень удачное решение проблемы.

– Твои предложения?

– Ну, в данной ситуации выход у нас один. Найти предателя в Совете Лордов и шантажом заставить смягчить приговор. Поэтому нам необходимо, чтобы ты назвала охранника, который передал тебе письмо, потому что мы можем упустить время, пока ищем его, а времени-то у нас как раз и нет.

– Ну, ты же, Мэл, понимаешь, что мальчишку использовали втемную.

– Конечно. Настоящий шпион так подставляться не будет. Но через него мы выйдем на предателя.

– А что будет с бедолагой?

– Предательство есть предательство. Дракон за это ответит, – взгляд Маэлана стал жестким и беспощадным. – Аня, как видишь, я с тобой откровенен. Я мог бы тебе насочинять, что он не пострадает, но ведь ты сама воин и должна понимать правила игры.

– Я не хочу, чтобы на моей совести была жизнь этого мальчика.

– Что-то я не заметил, чтобы этот, как ты выражаешься, мальчик особо переживал о твоей жизни и жизни своего Повелителя. Прощать врагов – это, конечно, хорошо, только не стоит доводить это до абсурда! – Не выдержав, вспылил Маэлан. – А впрочем, это решать не мне, не тебе, а Грэммеру. Хотя мое мнение ты знаешь. Грэммер может решить и по-другому, он не устает меня удивлять. Но, независимо от этого, тебе придется самой принять это решение. Не стоит перекладывать ответственность на других.

– Хорошо, я подумаю обо всем, что сегодня услышала, – опустив взгляд, проговорила я.

Мне, действительно, стало стыдно. Лицемерка. Я ведь, Мэл совершенно в этом прав, просто боялась принять решение сама. Конечно, гораздо проще потом говорить, что это не я, а они все такие жестокие, а я мягкая, пушистая и человечная.

– Вот и хорошо. Этого я и хочу, чтобы ты все спокойно обдумала. Еще, хочу тебя попросить вести себя потише и поскромнее. Я понимаю, что прошу почти невозможное, – Маэлан криво усмехнулся, – но постарайся обуздать свою натуру.

– А что не так с моей натурой? – Недовольно буркнула я. Еще и оскорбляет. Что, моя репутация настолько потеряна?

– Да деятельная она у тебя, натура твоя. Боюсь, что заскучаешь тут и начнешь развлекаться. А пострадают парни. А они для меня ценны. Грэммер же их не пощадит ни за что, если что-то произойдет. Прошу, не подставляй бедных Драконов. Тебя и так уже все боятся.

– То же, мне, нашли монстра! – Обиженно фыркнула я. – Посмотрите, какие все нежные! Нужны мне твои Драконы, как прошлогодний снег!

– Вот и хорошо, что мы друг друга правильно поняли. И последнее, – Мэл шагнул ко мне и посмотрел прямо в глаза, – Аня, я прошу у тебя прощения.

– Мэл, за что? – Удивилась я.

– За то, что собираюсь сделать.

Я не успела даже пискнуть от изумления. Ментальный удар отбросил меня к стене. Последнее, что помню – это склонившееся ко мне лицо Маэлана.

"

Он, что, рехнулся?

" – Успела подумать я, прежде чем окончательно вырубиться.


Мне нравится эта жизнь,


почему она не относится


ко мне с такой же взаимностью?


/ Д. Калинин /


Маэлан




– Прости, девочка, но так действительно надо, – вздохнул я, с удовлетворением оглядев " дело рук своих".

На щеке Аниам расцветал живописный синяк. Волосы я ей растрепал, рубашку немного порвал. Вроде все. Можно звать охрану. Я постучал в дверь, которая мгновенно распахнулась. Посмотрев на лежащую без сознания принцессу, старший охранник Умэн ничем не выдал своего отношения, но в глазах его на миг зажглось сочувствие к Аниам, которое он постарался тут же погасить. Это очень хорошо, это просто замечательно! Значит, если что, я смогу на него рассчитывать.

– Уберите! – Презрительно кивнул я на принцессу.

– Слушаюсь, командэр, – коротко ответил Умэн и осторожно взял принцессу на руки, что тоже не осталось незамеченным мной.

Оставшись один, я устало опустился на стул. Фу-у, вроде, пока все. Репутация жестокого пса Правителя поддерживается, тему для размышления Аниам я дал. Еще бы разговор с Повелителем пережить, и можно пойти немного отдохнуть. Ха, легко сказать: "

пережить разговор с Повелителем

". Вот не хочу я к нему идти. Совсем не хочу. Наверняка, злой он сейчас, как трэмс. Эта девчонка совсем лишила его мозгов и сделала параноиком. Хотя, надо признать, мне она тоже нравилась. Есть в ней какая-то перчинка. Живая она, настоящая. Да и любит Грэммера, это же видно. По-моему, она не столько испугалась за свою жизнь, сколько ее убила мысль, что Повелитель ее предал. Глупенькая. Если Дракон полюбил – это навсегда. От любви Дракона нет спасения. Боги, пощадите меня и избавьте от такой любви. Мне моя свобода и жизнь пока дороги. Тем более, такой пример перед глазами! Вот, сами подумайте, был нормальным мужиком, а стал… Э-х, одним словом, влюбленный Дракон. Но думай, не думай, а к Грэммеру идти все равно придется. Этот ненормальный, наверняка, с ума сходит. Хотя, если честно, не позавидуешь ему. Не представляю, что он сможет придумать в данной ситуации. Тяжело поднявшись со стула, я побрел к Повелителю.


Всю дорогу я думал над тем, что произошло. Да, как не крути, а я подвел нашего Повелителя. Младенцу ясно, что передал ей эту бумажонку кто-то из своих. Во-первых, посторонний бы к ней не прошел, уж в этом-то я уверен, а во-вторых, кто-то очень хорошо знал, как организована охрана внутренних покоев. Но найти его все-таки можно, только придется для этого перетрясти всех, а это время. Лучше бы, конечно, чтобы девчонка его назвала, и как можно скорее, а то боюсь, что ловить будет уже некого. Тот, кто его послал, далеко не дурак и он понимает, что рано, или поздно, я этого предателя вычислю. Так, что, тут уж кто кого быстрее. Хотелось бы, чтобы быстрее был я, а то ведь трупы не говорят. Поэтому, подумав, я направился, для начала, в казармы. Устал – не устал, а искать предателя надо. Вдруг, Аниам так и не надумает его назвать. К тому же, идти к Грэммеру без дополнительной информации чревато. В каком бы не был он душевном состоянии, а с мозгами у Повелителя все в порядке. И если мысль пришла в голову мне, то будьте уверены, что он вцепится в это наверняка. А мысль была простая, как вся моя жизнь. Передали письмо Принцессе прямо у дверей невесты Повелителя. Это значит, что? Это значит, что сделал эту подлость либо кто-то из охранников, либо кто-то, кого они допустили в покои Аниам. Вот это и предстояло мне выяснить, пока Повелитель не задал этот вопрос. А он его задаст, рано или поздно, будьте уверены. К тому же, нужно еще вызвать Таурэна. Наверняка, раз пошла такая заваруха, Грэммеру понадобится его маен.


Так что, попал я во дворец нескоро. Возле покоев Грэммера наблюдалось некоторое оживление.



– Что происходит? – Задал я вопрос подскочившему Шауру, личному телохранителю Повелителя.

"

Этому тоже можно будет довериться, если что

", – отметил я.



– Повелитель Грэммер методично разносит свои покои, – пожав плечами, ответил Шаур. – Остановить его, желающих нет.

– И давно он так?

– Второй час. Правда, уже минут десять тихо. Хочешь рискнуть? – Кивнув головой в сторону двери, спросил Шаур.

– Можно подумать, что у меня есть выбор. Все, как всегда. Как лезть в пекло или под горячую руку Повелителя, так сразу Маэлан. Боги! В государстве Драконов измениться что-нибудь?!

– Выбор есть всегда! Например, переждать, пока гроза не пройдет мимо, – усмехнувшись, изрек Шаур. Ага, очень глубокая мысль!

– Ладно, вы тут пережидайте, трусы. А я все-таки, попробую, была – не была.

– Ну, ну! Удачи, храбрец ты наш! – Обиженно буркнул Шаур.

Набрав побольше воздуха, я открыл дверь и шагнул в комнату.



Некоторые женщины достойны, чтобы драться за них…


Но некоторые – чтобы умереть.


/NN /



Грэммер Эрам Дэвеш



Не оставив в комнате ничего целого, я выдохся. Присев на обломки бывшего кресла я обхватил голову руками и завыл от бессилия. Пока громил тяжелую дубовую мебель, мыслей никаких в голове не было. Но сейчас, когда я сидел среди развалин собственных покоев, вновь накатились тоска и безысходность.


Боги, что же мне делать? Как спасти мое сокровище? Еще этот Маэлан не идет. Вот где его носит? Неужели ничего не вышло? Нет, не может этого быть. Я верю в его способности. А что еще мне остается? Так, Грэммер, не смей раскисать! Не будь тряпкой! Пока сражение не проиграно, выход есть всегда. Я обязательно что-нибудь придумаю. Не получится с Советом, остается еще последнее средство. Но это на крайний случай.


Я огляделся. Да, знатно погулял! Теперь здесь точно все неделю восстанавливать. Вот, как раз, пока отсутствую, все и восстановят.


Мои размышления прервал звук открывшейся двери.



– Ты уже закончил? – В дверь просунулась наглая морда Маэлана.

– Где тебя демоны носят?! – Не выдержав, рявкнул я.

– Так, Грэммер, спокойно. Я тебе еще пригожусь. Пожалей мой многострадальный хвост. Бедный Дракон и так все дела переделал, устал как последний Орк, а ты даже слова сказать не даешь.

– Маэлан, хватит ерничать, – устало проговорил я. Злиться у меня уже не было сил. – Проходи, садись куда-нибудь и рассказывай, Аид тебя забери!

– Нет уж, сиди на развалинах сам, я уж лучше на свое место, – усмехнулся Маэлан, проходя к окну. – Ну, что тебе сказать? По-моему, я был убедителен. Мне кажется, Аниам мне поверила. Я рассказал ей все, как было. Не стал даже скрывать, что грозит этому дураку, который передал ей письмо. Я думаю, в данной ситуации, самое лучшее – это правда. В конце концов, она будущая Повелительница и заслуживает знать все. Мы такие, какие есть. Пусть знает, с кем связывает свою судьбу. Впрочем, она ведь одна из нас. Я думаю, она примет правильное решение.

– Она назвала имя?

– Нет, но думаю, назовет, обещала обо всем подумать.

– А сам, что думаешь? Кто? Ведь письмо принцессе передали возле ее покоев, – вот, почему, я должен объяснять ему очевидные вещи? – Ты разведка, или что?! Или тебе можно доверить только фей цветочных ловить? Давай, я тебе сачок подарю?!

– Грэммер, успокойся. Я тебе не мальчик, – Маэлан решил огрызнуться. Это что-то новенькое. Неужели, я его уже достал. Ну, ну. – Я работаю над этим. Передали бумагу в пересменку. Что могу сказать точно, так это то, что сделал это свой. Он очень хорошо знал график смены охраны у покоев принцессы в тот день. А я его постоянно меняю. Так что, здесь без вариантов – свой нагадил. Сейчас устанавливаю, кто и где точно находился, буквально по минутам. Ну, что я тебе, все объяснять, что ли, буду? Сказал же, что работаю.

– Ты, давай, не огрызайся! Критику нужно уметь признавать. Твой прокол, Маэлан, причем прокол с серьезными последствиями. Ты хочешь, чтобы я самым пристальным образом занялся проблемой отбора в мою охрану?

– Я признаю критику, но только конструктивную. А ты последнее время все больше рычишь и бросаешься на всех, – упрямо буркнул Маэлан. Совсем оборзел!

– Заткнись и не спорь со мной! – Рявкнул я, окончательно теряя терпение.


– Все, все, молчу! Мне моя жизнь дороже. Кстати, если ты уже успокоился, то я должен еще кое в чем тебе признаться. После " допроса" твою невесту унесли избитую и без сознания. Прости, но пришлось импровизировать. Как говорит Аниам: " Имидж – все".

– Ты не перестарался?

– Не-а, в самый раз, правда, синяк она мне, думаю, долго не простит.


– Какой синяк?! – Я снова начал выходить из себя – Я же ясно сказал: " Не покалечить!"

– Успокойся Грэммер, ничего с твоим сокровищем не случилось. Маленький такой, аккуратненький синячок, чисто для антуража. На тренировках у нее синяки были повнушительнее. Ну, нужно было, для правдоподобия. Зато, теперь весь дворец будет знать, что нашу гостью за ее преступление пытали и заточили в темницу. Первыми эту новость получат твои фаворитки. После этого доставка ее будет обеспечена во все уголки твоего дворца, уж будь уверен. Неделя у нас в запасе есть. Думай Повелитель Драконов, думай, вся надежда в этой ситуации только на твой ум и находчивость!

– А я что, по-твоему, делаю? – Не выдержав, снова рявкнул я. Вот, как будто один он тут старается. У меня и без его напоминаний уже мозги дымятся. – Есть какие-нибудь соображения? Как думаешь, не лорд ли Дауран здесь замешан?

– Все возможно. Я тоже про него думал. Он еще на твоего отца зуб имел. А уж когда к власти пришел ты, для него вообще наступили трудные времена. Он ведь надеялся на смену династии. Ты был молодой, неопытный, а он с вами в каком-никаком, а все же родстве, пусть и отдаленном. Он ведь женат на троюродной сестре твоего отца. Так что, думаю, что ты его сильно обломал со своим приходом. Еще была надежда, что ты не сумеешь удержать власть, или, что Совет тебя не поддержит. Но сейчас рухнула и эта надежда. Власть ты в руках держишь крепко, с Советом худо – бедно, но все же договариваешься, а если женишься на принцессе Марранэш, то их клан будет твой, и надежды у Даурана не останется совсем. Стоит у тебя появиться наследнику, и все – прощай окончательно мечта о власти. Пойти на сделку с Каркнэшем – это в его стиле. Сделает все чужими руками, а потом сольет его и все.

– Вот, вот! И я о том же. Кстати, откуда ты знаешь об его отношениях с моим отцом? Ты же моложе меня. Когда я пришел к власти, ты был совсем зеленый.

– Ты забыл, что наши отцы были друзьями. Они ведь и погибли вместе, – грустно ответил мне Маэлан.

– Прости, я не забыл и никогда не забуду, что своею жизнью я обязан твоему отцу.

– Грэммер, не будем об этом. Нам еще грустных воспоминаний, для полного счастья, не хватает. Если ты не против, я пойду. Мне еще к вашему отъезду готовиться.

На мой вопросительный взгляд он только усмехнулся. Да, Маэлан по праву занимает свой пост. Все-то он знает! Аж противно!

– Когда отправляетесь?

– Сначала нужно дождаться Совета, приговора. В зависимости от него и определимся. Но будь наготове. Вызови Таурэна.

– Уже. Отправил сегодня магического вестника. Я думаю, завтра объявится. Возьмешь только его?

– Да, никто больше не должен ничего знать! Ну, все иди!

– Встречу с Сантиэллем перенести?

– Нет, придумать достаточно убедительный предлог не получится. Он может что-нибудь заподозрить. А если просто перенести, обидится. Ты же его знаешь. Там амбиции и самомнение непомерное.

– С кем пойдешь?

– Возьму Шаура. Ты мне необходим здесь.

– Грэммер, прошу тебя, будь осторожен, – обеспокоенно попросил Маэлан.

– Давай, еще поучи меня! – Сразу прервал я его попытки давить на меня, – может, мне еще тебя, вместо себя, отправить на переговоры?!

– Ладно, успокойся, а то кусаться начнешь.

– Ты уберешься отсюда, или нет?! – Все! Он меня достал!

– Меня уже нет! – Маэлан рванул к двери.

Уже открыв ее, Маэлан обернулся и спросил:



– А ты где теперь жить собрался? Это же надо! Места живого от своих покоев не оставил!

– В гостевых покоях поживу. Пока меня не будет, все сделают. Иди уже. Еще мне твоих нравоучений не хватает. Самому от себя противно. Полдворца, наверняка, слышали, как бушует их Повелитель. Стыдоба.

– Ну, что ты, теперь тебя еще больше будут бояться. Нагнал на всех жути, теперь все во дворце неделю будут вздрагивать, как минимум, твоя личная охрана, вообще, чуть не обмочились от страха, – с этими словами этот нахал выскользнул, хихикнув, за дверь.

Ну, вот, никто меня не боится. Собственный начальник охраны смеется, невеста, вообще, морду набила. Повелитель Драконов, называется. Если так пойдет дальше, я не только без трона, вообще без хвоста останусь.

Так, на Маэлана можно положиться, он все сделает, как надо. Мне бы теперь собрать все свои мозги в кучу! Предстоит тяжелый разговор, а у меня, как у мальчишки, полная неразбериха в голове. Как в таком состоянии идти на переговоры? Как все не вовремя! Ах, Аниам, Аниам, что же ты, девочка моя, наделала. От мыслей о моем сокровище заныло в груди. Я вновь застонал от боли. Я не смогу без нее жить!



Все относительно на этом свете,


и нет в нем для человека такого положения,


хуже которого не могло бы ничего быть


/ М. Горький /



Аня



Когда я очнулась, то далеко не сразу сообразила, где нахожусь. Лежу на какой-то твердой поверхности, вокруг темно, в голове гудит. Сознание мое явно решило устроить бунт, никак не желало возвращаться в бедное тело. Правильно, а чего хорошего его там ждет? С такой хозяйкой-то!


С трудом перевернувшись набок и подвесив над головой светлячок (хоть чему-то успела хорошо научиться), я поняла, наконец, где нахожусь. Это была самая обычная камера с деревянными нарами, на которых я и возлежала. Надо же, сподобилась угодить на нары. Правильно говорят: "

От сумы и от тюрьмы не зарекайся

".


Кое-как сползла с досок. Блин, спина болит, скула тоже. Ощупав опухшую щеку, я сделала вывод, что синяк у меня там знатный. Без зеркала, конечно, не видно, но, чисто по ощущениям, под глазом у меня явно "

отсвечивает

". Вод ведь сволочь этот Маэлан! Еще и рубашку порвал. Имиджмейкер хренов! На голове сорочье гнездо, а расчески, между прочим, бедной девушке не выдали. Что, я так и буду ходить пугалом огородным? А если ко мне гости пожалуют? Вот, как я их буду принимать? Вдруг, сам Повелитель изволит почтить мое скромное убежище своим присутствием? Дура! Зачем только о нем вспомнила? Сердце тоскливо заныло.


Я опять легла. Из глаз полились слезы. Хоть поплакать, без свидетелей. Мне так плохо без него, без его рук, без его губ! А ведь придется отвыкать. Даже, если меня отсюда вытащат, я не думаю, что останусь в статусе невесты Повелителя. Еще бы – так оскандалиться и опозорить своего жениха. Это ж надо уметь! Да, так могла все испортить только я. Все у меня не как у людей. Как оказалось, что и не как у Драконов. Миры меняются, а моя глупость и несдержанность неизменны.


Только вот легко решить, что нужно отвыкать, а как сделать? Отрывать то придется с мясом, по живому. Я ведь начала к нему прирастать. А рвать надо по-любому, мне никогда не понять этих Драконов. Мы с ними разные. И воспитание, и взгляд на мир – все разное. Грэммеру всегда будет неловко за поступки своей "второй половины", а мне не хочется больше его позорить, достаточно уже. И так вовек не отмыться!



Раздался лязг открываемого запора. Пришлось быстренько утирать слезы и подскакивать с лежанки. Все-таки позориться не хотелось. В конце концов, надо уметь держать удар. Помирать, так с улыбкой! Ее я и "

одела

". В камеру вошел один из охранников, что привели меня сюда. Значит, их и оставили меня сторожить. Да, серьезный подход. Парень воровато оглянулся и вытащил из-за пазухи лепешку.



– Вот, я тут это…принес, поешьте, – смущенно пробормотал он.

– Спасибо, – обалдела я, но лепешку взяла. Жрать охота! – Как Вас зовут? – Набив полный рот, попыталась я быть вежливой.

– Умэн, Принцесса, – охранник склонил голову в поклоне, – если Вам что-нибудь нужно обращайтесь. Я позднее еще одеяло Вам принесу, а то здесь холодно. Ну, я пойду. А то вдруг, кто-нибудь увидит? – Умэн бесшумно выскользнул за дверь.

Вы будете смеяться, но таким манером меня посетили все четверо охранников, и все приходили тайно. В итоге, мне натащили жратвы, принесли одеяло и даже, о чудо, презентовали расческу и маленькое зеркальце. Кажется, я становлюсь популярной среди Драконов. Жизнь налаживается! Если так пойдет дальше, то я здесь основательно обживусь, заведу мягкую мебель и все такое. Вы заметили, как я себя пытаюсь подбодрить? А у самой душа свернулась в узел и ноет, ноет, не переставая. Я уже головой об стену готова биться от тоски. Мне кажется, я никогда больше не смогу жить как раньше, как жила до НЕГО. Любые руки для меня будут недостаточно ласковые, любые губы – недостаточно нежные. Хоть бы Маэлан пришел, может, сказал бы что-нибудь хорошее.

Мальчишку я им решила отдать. Пусть забирают, мне не жалко. Он, действительно, ведь солдат, и знал, на что идет. Мне эти драконьи разборки ни к чему. Да и Грэммеру это поможет выяснить предателя. А дальше пусть сам решает, что делать с Драггаром. Это его право – право Повелителя казнить или миловать. Нечего мне сюда лезть, я уже влезла – теперь никто не рад.

Так я металась весь следующий день, а может и не день, а может больше или меньше. Здесь ведь нет окон. Я даже не знаю, какое время суток. Господи, вот бы выйти отсюда! Я даже согласна на их дурацкое, зеленое небо! Никогда раньше не была в заключении. Как, оказывается, сладка свобода, особенно, когда тебя ее лишают!

Наконец, дверь открылась, и вошел Маэлан. Неужели, в самом деле, нас почтили вниманием?!

– Я вижу, ты по мне не соскучился! Долго тебя не было. – Пробурчала я в ответ на кивок Мэла.

– Дела, прости, не мог прийти раньше. Ты нас всех обеспечила работой на ближайшее будущее, – усмехнулся Маэлан.

– Ну, присаживайся, раз пришел.

– Спасибо я, действительно, пожалуй, присяду. Ноги уже гудят. – Маэлан тяжело опустился на нары и пристально посмотрел на меня. – Отлично выглядишь.

– Ага, особенно с синяком и в разодранной рубашке. Мэл, я тебе, конечно, не угрожаю, но обещаю это припомнить. При случае должок верну, не сомневайся. Кстати, а у вас здесь, что, кормление узников не предусмотрено? – Ехидно выдала я.

– А зачем? Тебя тут и так неплохо снабжают. Есть, все-таки, среди Драконов добрые души. Вот только, что же мне теперь с ними делать? У тебя тут просто Попечительский совет какой-то образовался. И что самое интересное – их за тебя выпороли, а они тебя жалеют! Непостижимо! Чем ты привораживаешь всех Драконов?

– Господи, а этих-то за что? Меня же другие парни охраняли. А этих я даже ни разу не видела! – Я обалдела. Грэммер, что, полдворца из-за меня выпорол в приступе гнева?

– А ты и не должна была их видеть, они охраняли тебя негласно. Неужели я похож на глупого пацана, который поручил охрану невесты Повелителя трем недотепам? Их просто отдали тебе на растерзание, чтобы не скучно было. А охраняли тебя именно Умэн со своими бойцами. Грэммер приказал всыпать всем семерым – и твоей троице, и этим.

– Вот, садюга, все же, этот ваш Повелитель Драконов.

– Нормальный Правитель, не хуже других. А во многом и лучше. На себя почаще нужно смотреть некоторым. – По-моему, Маэлан обиделся. Конечно! Посмела покритиковать его любимого Повелителя. – Парни провинились, за это и поплатились. Судя по тому, как они тебя опекают, ситуацию поняли правильно и наказание тоже. Грэммер и так их простил, он мог бы поступить с ними более жестко, обычно так и бывает. Вот только, что же мне сейчас делать с твоими охранниками? Реагировать на всю эту суету вокруг тебя или делать вид, что ничего не замечаю?

– Не бери в голову, мальчики от чистого сердца. Тебе что, жалко?

– Так-то оно так, только ты, прошу, не злоупотребляй. А то подведешь парней в этот раз не под плеть, а под топор, сама того не желая. Черту не переступи, а то ты, обычно, сначала делаешь, а потом уже думаешь, если вообще думаешь. Они ведь и так уже из-за тебя пострадали. Мне скоро придется в твою охрану назначать бойцов, проштрафившихся и заслуживших самое суровое наказание, то есть, тебя, – пристально глядя мне в глаза, явно с намеком, сказал Маэлан.

– Хватит уже попрекать, я буду осторожно.

– Ну, вот и ладненько, вот и хорошо. Запомни – Грэммер дважды не прощает. Тебя это, кстати, тоже касается, – уже явно без намека, а вполне конкретно предупреждая, проговорил Маэлан. – То, что он любит тебя без ума, не отменяет его принципы. Конечно, многое ты уже и сама поняла, но все же хочу тебя предупредить, чтобы ты не забывала, что твой жених не рядовой мужчина, а Повелитель Драконов, одно имя которого внушает страх и уважение всем.

– Я это уже поняла, – буркнула я в ответ.

– Боюсь, что ты не до конца еще понимаешь, с кем тебя свела судьба. Грэммер поступает и будет поступать так, как диктует ему разум и долг, а не сердце. Если честно, до тебя даже я не подозревал, что у него вообще есть сердце. Он ведь не зря занимает трон государства Драконов. У нас правит Сильнейший! Это закон Драконов. Ты только вдумайся, он пришел к власти юнцом, ему было всего четыреста, но, тем не менее, сумел удержать власть в своих руках. Причем, власть над Драконами! Тебе это ни о чем не говорит?

– А что, Драконов правда все боятся?

– Боятся, боятся, – ехидно улыбнувшись, подтвердил Маэлан. – Так что, подумай, на какого мужчину ты подняла руку. Многие отправились к Богам за гораздо меньшие проступки, причем значительную часть отправил туда Грэммер лично. Я тебя не пугаю, но ты должна знать, с кем имеешь дело. Хотя, я до этого не наблюдал Грэммера, настолько увлеченного женщиной. Он тебе позволяет то, что до этого не позволял никому. Сложно предугадать, как он будет поступать по отношении к тебе. Думаю, что он сам этого не знает. Но, на всякий случай, имей в виду то, что я тебе говорю. Аня, он – Правитель самого могущественного государства в нашем мире, не забывай этого. Ты меня слышишь? Ты поняла?


– Поняла. Как тут не понять. То есть, сиди Аня как мышка и говори все время: " Да, мой Господин! Хорошо, мой Господи!" Это ты имел в виду? – Все, я разозлилась. – А не пошли бы вы вместе с Повелителем?!

– Ну, что-то подобное я предполагал, – усмехнулся Маэлан. – Ладно, успокойся, я просто хотел тебе помочь, чтобы не наделала больше ошибок. Но, видимо, ты будешь учиться именно на них. Иначе не получится. Хочется верить, что твои ошибки не окажутся роковыми. Надуюсь, что тебе не придется узнать, что такое гнев Повелителя Грэммера. Что касается твоей охраны, то парни эти надежные, они лучшие. Они тебя не столько стерегут, сколько охраняют от угрозы извне. Не забывай, что тебе грозит опасность. Ну что, ты подумала над моим вопросом о передавшем письмо?

– Подумала. Это был Драггар. Забирайте, не жалко, – пожала я плечами.

– Понятно, – тяжело вздохнул Маэлан. – Вообще то, мы уже и так все поняли, сегодня ночью Драггар был убит. Вот оно, твое упрямство, Аниам.

– Как? – прошептала я.

– Вот так! Как убивают?! Мечом! – Не выдержав, заорал на меня Маэлан. – Как ты меня уже достала со своим упрямством. Вот, почему ты ничего не хочешь понимать и никого не хочешь слушать? Когда уже до тебя дойдет, что это не тот мир, к которому ты привыкла? Хотя тебе об этом говорить просто странно. Ведь ты же солдат, и должна знать законы войны. Не упрись ты вчера, парень был бы жив. Ладно, хоть наследил убийца знатно, все-таки торопился. Этого было достаточно, чтобы понять, кто гадит среди своих. Поэтому теперь только готовиться к Совету. Кстати, он перенесен на завтра, ввиду последних событий. Так что, завтра все закончится. Больше до него я прийти не смогу.

Так, теперь слушай меня внимательно и запоминай. Заседание будет проходить в специальном зале для таких мероприятий. Ты там не была, но поймешь, где примерно он находится. Это левое крыло замка, вверх и влево от твоих покоев. Над ним еще такая полукруглая башня. Поняла?

– Поняла, – кивнула я, хотя на самом деле ничего не понимала. Зачем мне это знать? О, боже! Нет, только ни это! – Маэлан, он сошел с ума, – с ужасом прошептала я.

– Ну, допустим, ты никого этим не удивила. С ума он сошел не сегодня, в основном, без ума он от тебя. Уговаривать его бесполезно. Приходится помогать, иначе этот ненормальный полезет один и все провалит. В результате, мы останемся не только без Принцессы, но и без Правителя. Так что, слушай дальше и запоминай. Если приговор будет не смертный, а для этого Грэммер делает все возможное (по крайней мере, четверо из десяти членов Совета уже против казни), то не дергайся. Хотя предупреждаю, нравы у нас жестокие. Наказание твое будет соответствующее, но, по крайней мере, останешься жива, а это главное. Остальное переживем.


– Подожди, что значит " переживем?" Давай, колись, что мне грозит, – вцепилась я в Маэлана.

Может, они меня голую обмажут смолой и вываляют в перьях? Или чего-нибудь там отрубят? Тогда, уж лучше смерть. Маэлан опустил взгляд и вздохнул. Сердце мое пропустило удар.

– Скорее всего, тебя высекут.

– Что?! – Я онемела от ужаса, рот открывался и закрывался, но звуков не было. – Ты с ума сошел?! Лучше пусть тогда убьют. Живой я им не дамся.


– Я тебе покажу " не дамся!" Даже и не думай! Переживешь, как миленькая! – Вновь взбесился Маэлан. Что-то он последнее время нервный какой-то. С чего бы это? – Тут из-за тебя мы столько наворотили! Грэммер рискует можно сказать всем, а она, видите ли, не дастся! Раньше надо было головой думать, а не задом. – Маэлан покраснел, – Прости, погорячился.

– Ничего, ничего, продолжай. На меня все последнее время орут. Я уже начинаю привыкать. Осталось, действительно, только высечь для полного счастья! – Все я тоже разозлилась. – Все только и говорят последнее время, что я глупая, несдержанная, неблагодарная. А вы, я как погляжу, святые. Нечего было меня обманывать и держать за малолетку. Если бы Грэммер сразу сказал правду, ничего бы не вышло. А то развели сами тайны, а виновной назначили бедную, слабую девушку. Маэлан, а сейчас серьезно. Для меня лучше смерть. Я этого позора не переживу.

– Переживешь, – жестко сказал Маэлан. Выражение лица у него было такое! – Ради Грэммера и не такое переживешь.

– После такого позора я не смогу здесь остаться, – прошептала я.

– Я думаю, он это уже понял. Но это его не остановит. Аниам, у нас мало времени, не отвлекайся. Так, что делать, а вернее ничего не делать, если приговор будет не смертным, ты поняла. Теперь самое сложное. Когда объявят смертный приговор, жди сигнала. Затем сразу бросайся по проходу вправо, затем в боковую дверь слева, парни, которые тебя охраняют, тебя прикроют. В комнате за дверью под ковриком лаз, который выведет тебя в сад. Там будут наготове лошади и твой проводник. Это все. – Маэлан выжидающе смотрел на меня пристальным взглядом.

– А…он? – Наконец выдавила я из себя.

– Он догонит вас позднее. – С этими словами Маэлан встал и направился к двери.

– Зачем? – Тихо прошептала я, но Мэл меня услышал.

– Затем, что некоторые любят такую дуру до безумия. Боги! Неужели, во всем государстве Драконов не нашлось женщины для нашего Повелителя? За что ему досталась такая хулиганка, как ты? – С этими словами он открыл дверь и вышел.

Я еще долго сидела и смотрела на дверь. В душе пустота. Нет, все-таки, я им не дамся, пусть лучше убьют. Перенести такое бесчестие выше моих сил. Я не смогу.

С этими мыслями я легла, накрылась одеялом с головой и тупо уставилась в стену. Все, что я наговорила Маэлану по поводу Повелителя, было по большей части бравадой. На самом деле, он меня сильно напугал. Боже, с кем я связалась? Нет, конечно, как не пытался Грэммер держать себя в руках, но временами его буйный нрав все же прорывался. Я уже поняла, что он очень опасен, но чтобы на столько? Такой ведь и прибит может, тем более, что я ему в этом все время помогаю, как могу. Ведь открутит когда-нибудь голову. Ни фига! Все равно не уступлю! Не могу уступить! Не собираюсь я ему безропотно подчиняться. Либо нас связывает любовь, либо мне он на фиг не нужен. Пусть идет к черту! Блин, что со мной не так? Почему я вечно во что-то влипаю? Мой супруг, не в минуту беды помянутый, говорил, что я никак не могу повзрослеть, что я большой, хулиганистый ребенок. Ага, ребенок, воюющий и убивающий людей! Это что-то больше похожее на фильм ужасов, чем на правду. И, тем не менее, он в чем-то прав. Даже на службе, я всегда отличалась бесшабашностью и хулиганством. Ничего не могу с собой поделать. Во мне словно живет маленький бесенок, который не дает мне взрослеть и постоянно толкает на необдуманные поступки. Как я умудрялась сохранять до сего момента голову – не понятно, но, кажется, свой лимит удачливости я исчерпала до донышка. Пришло время платить по счетам.

Умение ладить с людьми,


– как это жизненно важно!


/ Али Апшерони /




Грэммер Эрам Дэвеш



Я должен взять себя в руки! Во что бы то ни стало! Разговор с Владыкой Темных потребует всей моей выдержки и терпения, а также хладнокровия. И не важно, что последние события спутали все. Я не мог позволить себе отменить эту встречу. Сантиэлль – фигура слишком грозная, чтобы относиться к нему легко. К тому же, он не прощает слабости, а нюх у него почище, чем у хорошей гончей. Сразу поймет, что у меня в делах непорядок и не преминет этим воспользоваться. Я не могу позволить себе слабину нисколько, даже на йоту! Поэтому, прежде чем вызвать Шаура, я долго сидел и приводил свои мысли и чувства в порядок, а также набросал в уме предварительную канву разговора. Да… Дроу – это тебе не Светлые. Те со своим позерством – легкие добычи для хитреца. Со Светлыми немного лести, чуть-чуть давления – и дело сделано, а с Темными это не пройдет. Этих не запугать, только раззадоришь. А к лести они вообще равнодушны, абсолютно. Так что, придется попотеть. Наконец, мне удалось совладать с нервами, и я нашел очень даже неплохой способ надуть Сантиэлля.



– Шаур! – негромко позвал я (все равно ведь услышит, так чего орать – то?).

Дверь открылась почти мгновенно. Я же говорил!



– Повелитель? – Шаур замер у дверей.

– Собирайся, ты будешь сопровождать меня в Серебряные горы, жду тебя через десять минут. Оружие по минимуму, но и чтобы не выглядеть беспомощными Дракошами. Ты меня понял?

– Дроу? – Коротко спросил меня телохранитель.

– Да.

– Через десять минут я буду готов, – снова лаконично ответил Шаур и бесшумно скрылся за дверью.

Вот это я понимаю, вот это мне нравиться! Никаких кривляний и улыбочек. Все четко, конкретно, не то, что этот оболтус, Маэлан.

Как я и приказал, через десять минут Шаур был готов. Стоял с невозмутимым видом у дверей, уже готовый сопровождать меня. Я критически осмотрел его снаряжение и остался, вполне, доволен. Он меня понял правильно. Все к месту и по делу. Перед тем как войти в открытый мной портал, я еще раз остановился и глубоко вздохнул. Что-то мне не очень нравиться моя сегодняшняя нерешительность! Ну да, выбирать не приходится!

Когда мы вышли с телохранителем из портала, нас уже ждали. Невдалеке стояли три высокие, смуглые фигуры. Все пронзительно серебряные блондины. Дроу… Мне, при виде сопровождения Сантиэлля, стало лестно. Привел с собой двух воинов. Судя по их внешнему виду, чистокровные Дроу, элита! Все-таки, приятно, когда тебя уважают!

– Повелитель Грэммер! – Сантиэлль шагнул вперед, вытянув руку, – рад тебя видеть в моих землях, – добавил он низким шипящим голосом.

Ясно, дает мне сразу же понять, что я на его территории, и играть мы будем по его правилам. Посмотрим!

– Приветствую тебя, Владыка Сантиэлль, – я в ответ также шагнул вперед с вытянутой рукой (странный все же обычай у Дроу – рукопожатие при встрече).

Выражение лица Темного не изменилось, но по глазам было видно, что ему приятно, что я здороваюсь с ним по его правилам. А мне что, мне не трудно.

– Прошу, – Сантиэлль кивком пригласил следовать за собой, его охранники пристроились за нами следом.

Видя, что Шаур напрягся, я взглядом показал ему, что все нормально и отправился вслед за эльфом. Только бы мой парень не подвел. Все же, он еще не имел дела с Дроу. Ну, буду надеяться, что сработает его привычка беспрекословно выполнять мои приказы, а с выдержкой у него, вроде, все нормально.

Устроились мы в походной палатке, разбитой на небольшой поляне, вся охрана осталась снаружи.

– Ну?– Вопросительно взглянул Сантиэлль. Он не любит долго растягивать и церемонничать. Это вам не Элланиэлль, который, прежде чем приступить к делу, полчаса расшаркивается.

– Я хочу предложить тебе выгодное сотрудничество, твои воины могут неплохо заработать, а ты мне окажешь этим услугу, – осторожно начал я.

– Грэммер, я знаю, что у тебя проблемы с одним известным нам обоим кланом. Ты хочешь сделать что-то моими руками? Не скажу, чтобы мне эта идея пришлась по душе, – криво усмехнулся Сантиэлль, разливая по бокалам вино.

– Особых проблем нет. Ты не прав.

– Разве?

– Поверь мне. Я просто хочу некоторым преподать урок. К тому же, я тебе не предлагаю сделать все своими руками. Давай вообще останемся от этого в стороне.

– Это как? Поподробнее, пожалуйста, – глаза на смуглом лице блеснули.

Ага, голубчик, захватил наживку?!



– Я знаю, что твои, впрочем, также как и мои, промышляют рабством. Так вот, я хочу, чтобы при попытке перейти границу мятежники были захвачены разбойниками и проданы в рабство Оркам. Все, кроме одного. Его заберут мои люди. Таким образом, ни ты, ни я не при делах. Процент от прибыли ты возьмешь себе, на благо своего народа, а я заберу интересующее меня лицо. Представители государства не запятнаны. Правитель ведь не может отвечать за каждого разбойника. Конечно, если бы к тебе поступила жалоба, ты бы ее рассмотрел и распорядился о наведении порядка и наказании виновных. Но ведь жалобы не будет. Так о чем может быть разговор? – Улыбнувшись, закончил я, потягивая вино из бокала, неплохое, между прочим, вино.

– А что с этого будешь иметь ты, Грэммер?

– Я же сказал, что хочу преподать некоторым урок. Рабы-ящеры у орков пользуются особым спросом, у бывших Драконов будет время подумать о своих ошибках,– криво усмехнулся я.

Сантиэлль оскалился в ответ. Не смотря на его ум и статус, звериная суть нет-нет, да и прорывалась.

– Такую изощренную месть даже я, навряд ли, придумал бы, – задумчиво проговорил Владыка Темных, глядя на меня уже без улыбки, пристально буравя меня своими красноватыми глазами (жуть…, никак не могу привыкнуть к их цвету).

– Я стараюсь раздавать всем по заслугам – и врагам, и друзьям, – теперь уже я перестал улыбаться и принял взглядом от него вызов.

Дроу задумался. Конечно…. И хочется, и колется…. Идея-то заманчивая. И денег можно подзаработать, все же земли Дроу довольно скудны, и упрочить отношения с бандитами, ведь ни для кого не секрет, что Владыка Дроу нередко прибегает к их услугам, чтобы удержать свой воинственный народ в узде. К тому же, он понял, что перед ним достойный соперник. Если тридцать лет назад у него в отношении меня еще были какие-то сомнения, то последующие события показали ему, что мальчишек на троне государства Драконов нет. Я тогда изрядно его пощипал. А сейчас вот, представился случай пообщаться со мной лично, без свидетелей. Так сказать, глаза в глаза. И почему-то мне кажется, что я произвел на него нужное мне впечатление.

– Ну…, хорошо, Грэммер, – медленно проговорил он, наконец, приняв решение. – Ты меня убедил. Я согласен. Только, когда Светлые поднимут вой, обещай, что займешь мою позицию. Все же, не хочется выглядеть варваром и бандитом в глазах цивилизованного мира, – не выдержав, засмеялся он в конце.

– Какой разговор? Я же тебе обозначил свое отношение к данному вопросу. К тому же, у Элланиэлля и своих разбойников хватает. Что делать? Лихие времена! – С напускной скорбью в голосе ответил я.

Сантиэлль захохотал.



– А ты когда женишься? – Отсмеявшись, спросил он, показывая, что официальная часть закончена.

– Жду тебя, – увильнул я от ответа.

– Ну, ну, не хочешь – не говори.

– Сантиэлль, ты получишь приглашение. Всему свое время. Я суеверен, боюсь спугнуть свое счастье, – постарался я смягчить свой отказ разговаривать на эту тему.

– Ну что же, буду ждать с нетерпением. Уверен, что твоя избранница – нечто особенное. Уж если ты, не смотря на то, что тебя всегда окружали наикрасивейшие женщины, до сих пор не женился. Если она сумела завоевать твое сердце, значит, она просто уникальна, единственная в своем роде, никак не иначе.

– Это уж точно, – лишь усмехнулся я в ответ.

Если брать во внимание, что набить морду Повелителю Драконов до Аниам никому еще не удавалось, то тогда конечно. Да, моя невеста уникальна! Очень точное определение. Но знать Сантиэллю об этом, вовсе не обязательно. Иначе, тогда я точно стану всеобщим посмешищем. Если для Драконов ее поступок – преступление, то для Дроу такое вообще выше их понимания. Я думаю, что в их законах такой проступок даже не описан, потому что в их головах такое просто не укладывается.

– Ладно, Грэммер, на том и разойдемся, – Дроу поднялся из-за стола, показывая, что разговор окончен, – рад был с тобой встретиться. Все-таки, приятно с тобой иметь дело, Повелитель Драконов. – С этими словами он вновь протянул мне руку, теперь уже для прощания.

– Взаимно, – я пожал протянутую мне руку вполне искренне.

Несмотря на всю его дикость, с Сантиэллем дело иметь приятнее, чем с Владыкой Светлых. Не люблю я Светлого. Конечно, я сам интриган, но каков этот Эльф…. Даже мне до него далеко.

Я вышел из палатки, кивнув Шауру, чтобы следовал за мной. Воины Дроу молча посторонились, пропуская меня с телохранителем. Сантиэлль даже из палатки не вышел. Проводов не будет, не в привычке Дроу расшаркиваться и соблюдать этикет. А не очень-то и хотелось! Я сам не любитель всех этих политесов. Дело сделано? Сделано. Так чего расшаркиваться впустую?

– Ну, и как тебе Дроу? – Спросил я Шаура, выстраивая портал. – Не особенно доставали?

– Нормально, – буркнул в ответ мой телохранитель. – Дикие они. И шутки у них дикие, – недовольно закончил он.

"Значит, все-таки доставали",

– хохотнул я про себя. – Что, предлагали продемонстрировать воинскую доблесть? И как, продемонстрировал? – Уже вслух спросил я.



– Ну,…так… – уклончиво ответил Шаур, – тоже мне, воины! Принцесса Аниам и то дерется лучше. Что мне, калечить их, что ли? Как ни как, а у нас все же переговоры. А если бы случился международный скандал? Поучил немножко, только и всего. – Пояснил он, в ответ на мой вопросительный взгляд.

Обожаю этого Дракона! Представляю, что бы он с ними сделал, если бы не нужно было соблюдать приличия?!

– Давай, двигай уже, великий воин. А то сейчас догонят и наваляют. Переговоры ведь уже закончились, – засмеялся я, подталкивая его к порталу.

– Вот, именно! Закончились! Теперь ведь с ними церемониться не надо, Повелитель, да? – Заулыбался Шаур, подмигнув мне.

– Мальчишка! Еще навоюешься, – уже серьезнее сказал я, толкая его в портал.

Фу-у, вроде все! Домой…



Боль – это расплата души, за радость к жизни.


/ Анжелика Миропольцева /



Аня



Я словно впала в кому, нет ни мыслей, ни чувств – ничего. Даже слез и тех нет. Когда я уже начала проваливаться в сон, раздался лязг двери.



– Мальчики, у меня все есть, мне ничего не надо, убирайтесь к дьяволу, – буркнула я раздраженно, не поворачивая головы. Достали уже со своей заботой.

– А ты уверена, что у тебя все есть? Может чего-то, все-таки, не хватает? – Раздался над ухом такой до боли знакомый и любимый голос.

– Грэм, – прошептала я, подскакивая на своей лежанке.

Сон моментально слетел. Грэммер облапил меня со всех сторон и зарылся лицом в волосы. И вот тут меня прорвало. Больше я не могла сдерживаться. Во мне, словно, прорвало плотину – плотину из слез. Я рыдала, уткнувшись ему в грудь, пока не иссякли все слезы, но даже и тогда я продолжала всхлипывать, вздрагивая всем телом. Грэммер не говорил ни слова, только молча гладил меня по спине, так и уткнувшись в мои волосы. Когда, успокоившись, я подняла свое зареванное лицо, он взял его в ладони и начал осторожно целовать лоб, глаза, щеки.

– Грэм, не молчи, скажи мне что-нибудь, – прошептала я, пытаясь поймать его взгляд.

– Я тебя люблю, – прошептал он в ответ и впился в меня поцелуем.

Мир закачался. Сколько мы целовались, я не знаю. Время остановилось. Были только его губы, которые в перерывах между поцелуями шептали мое имя, и его руки, которые гладили меня по волосам, спине, плечам…

– Грэм, – наконец проговорила я, выскальзывая из кольца его рук, – не делай этого, не спасай меня. Ты разрушишь свою жизнь из-за меня. Я этого ни сколько не заслужила.

– Не говори так, – он посмотрел мне в глаза, – ты мое сокровище, ты самое ценное, что у меня есть. Дракон всегда защищает свое сокровище. По-другому он не может.

Я сидела и смотрела на него, не зная, что ответить. Видок у него был еще тот. Лицо бледное, осунувшееся, под глазами синяки. Бедный, досталось ему за последние дни.

– Аниам, все будет хорошо. Я в этом уверен. Четверо из десяти членов совета поддерживают меня. Несколько минут назад был арестован лорд Дауран. Именно он в Совете поддерживал мятежников и слил им информацию о тебе. Вместо него в Совет войдет мой человек. Таким образом, будет пять на пять. Мой голос, в таком случае, будет решающим. Все будет хорошо.

– Нет, не все будет хорошо! – Не выдержав, закричала я. – Как вы не понимаете, что для меня лучше смерть, чем быть прилюдно высеченной. Я не знаю, как в этом мире, а в нашем – это позор. Я им живой не дамся! Предупреждаю тебя сейчас.

– Не смей, слышишь, – голос Грэма заледенел, взгляд остекленел. Он схватил меня за плечи и, как следует, встряхнул. Я подумала, что он меня сейчас прибьет сам. Ага, чтобы не мучилась сама и не мучила его. – Не смей даже думать о смерти! Я обещаю, что достану тебя и у Аида! Я не отдам тебя никому! Мы все выдержим и переживем вместе. У нас еще все будет. Нужно только потерпеть.

– Ага, к позорному столбу привяжут ведь не тебя. – Пробурчала я, вырываясь из его рук, – и хватит меня трясти, я тебе не груша.

– Уж лучше бы меня, – тихо прошептал Грэммер. – Аниам, прошу, выслушай меня спокойно. Я могу устроить тебе побег. Если ты так решишь. Проблемы в этом нет. Проблема в том, что тогда ты будешь вне закона. Конечно, Маэлан при его талантах может искать тебя не одно столетие. Но тогда мы точно не сможем быть вместе. Ты этого хочешь? Видеться время от времени, скрываясь от всех? Я буду вынужден взять в жены другую – государству Драконов нужен наследник. А наши дети, даже если я их признаю, никогда не будут представлены ко двору и, вообще, не будут иметь никаких прав. Ты этого хочешь?

– После такого позора я не смогу остаться, – прошептала я. По щекам опять потекли слезы.

– Я знаю, – тихо прошептал мне в ответ Грэм, – но у меня будет надежда, что ты когда-нибудь меня простишь, и мы сможем быть вместе.

Ночью он любил меня неистово и отчаянно, словно прощаясь. По сути это и было прощание.

Под утро Грэм ушел, оставив мое тело нежиться от истомы, а душу истекать кровью от горя и тоски. Мы никогда больше не будем вместе. Пусть он этого не понимал, но я-то понимала это совершенно четко. Повелитель так и не понял, что потеря чести для меня страшнее смерти. Он в своем эгоистичном желание оставить меня рядом с собой, не заметил, что предал меня, предал мою душу. Я никогда ему этого не прощу. И мне придется все вытерпеть, потому что принести ему еще большее горе я не смогу. Пусть лучше живет с надеждой. Это у меня ее больше нет.

Когда за мной пришли, я была уже готова и совершенно спокойна. А мне не о чем было больше переживать и думать. Решение я приняла сразу после ухода Грэммера.

Также спокойно и безучастно я выслушала приговор, который был, несмотря на мою надежду, не смертным. Повелитель Драконов умеет быть убедительным, в этом я еще раз убедилась, и может быть по настоящему страшен в достижении своей цели. Маэлан говорил правду. Как вообще этому Дракону можно в чем-то противиться? У меня, например, когда я наблюдала за ним на Совете, желания явно поубавилось. Даже то, что заседание Совета было закрытым, тоже о многом говорило. Видимо, Повелитель позаботился об отсутствии свидетелей моего позора. Значит, ему необходимо, чтобы я "

сохранила лицо

" перед его подданными. Понятно, что его планы в отношении меня не изменились, а мое мнение его, как всегда, не интересовало. Определенно, члены Совета тоже сделали такой же вывод. И это их изрядно напугало. Судя по всему, Повелитель постарается от них избавиться, так или иначе. Мне показалось, что Лорды, заседавшие в Совете, при вынесении мне приговора боялись больше, чем я. Мне кажется, что они поняли, что подписали приговор и себе тоже. У Грэммера было такое лицо! Мороз по коже! Даже в такой ситуации он постарался предусмотреть все и извлечь максимальную выгоду для себя. Не смотря на чудовищность мысли, я абсолютно уверена, что Грэммер решил за мой счет расправиться со своим Советом Лордов, который, как я уже поняла, торчал у него как кость в горле. Да, цинизм Повелителя Драконов не знает предела. У них, что, все Правители такие? Тогда, здесь настоящий гадюшник! Особенно поражает этот Дракон. Он же сметает все на своем пути! Как я смогу уйти от него? Разозлится Повелитель, наверняка, так, что представить страшно! Мне кажется, что и меня он запросто размажет, если я встану на его пути. Ну, ничего, прорвемся. Я тоже девушка упрямая и решительная. Так что, посмотрим еще, кто кого.


Последнее, что отчетливо помню – это огромные глаза Повелителя на бледном лице, в упор смотревшие на меня, пока я стояла у столба. Потом я закрыла глаза и все….





Самый любимый инструмент человечества – грабли


/ А. Примак /



Грэммер Эрам Дэвеш



Я сделал это! И не важно, чего мне это стоило. Совет сдался. Кого подкупили, кого запугали. Правда, трое так и не поддались. Ну, ничего, ничего. Я хорошо это запомнил. Теперь они мои личные враги, а расправляться с врагами я умею. По крайней мере, половина Совета теперь мои с потрохами, а это почти весь Совет.


Я, наконец, показал им, кто в государстве хозяин. Мальчишка вырос! Я долго ждал и терпел, но они попытались переступить черту – покусились на мою женщину. И неважно, что она совершила. Женщина Повелителя Драконов неприкосновенна, и это все должны уяснить. А троих особо упертых я просто уничтожу! И оставшимся я тоже не завидую. Я им еще припомню каждый стон боли моей любимой! Не знаю, как я смог это выдержать и сдержаться?


Когда ее привязали к столбу, и я увидел глаза Аниам, полные ужаса и отчаяния, я думал, что сорвусь и разнесу все вокруг. Когда раздался свист плети, я просто закрыл глаза и, вздрагивая, считал удары. Двадцать! Двадцать ножей вонзилось в мое сердце! Двадцать ран исполосовали мою душу! Я не смог открыть глаза, даже когда ее унесли. Очнулся только от того, что Маэлан с трудом оторвал мои руки от подлокотников кресла, которые превратились в щепки, и начал трясти меня за плечи.


Мне потребовалось несколько часов, чтобы прийти в себя. Я окончательно понял, что ради этой женщины способен уничтожить каждого, пусть это будет весь мир, мне наплевать. Только ее боль я терпеть не в силах. Хвала богам, что все решилось так, а не иначе. К тому же, грех не воспользоваться случаем, чтобы подмять Совет под себя. Теперь они у меня не пикнут. Я ждал этого не одно столетие. Жаль, конечно, что решилась проблема таким образом, ну тут уж ничего не поделаешь. Как сложилось, так и сложилось. Самое главное, мне удалось исправить положение, в которое мы угодили из-за глупости моей нареченной. Суд и экзекуция происходили без свидетелей, поэтому репутация моей невесты не пострадала. Тем немногим, что присутствовали при этом, я знаю, чем и как заткнуть рты. Так что, никаких препятствий для заключения брака по-прежнему нет. Тем более что Совет теперь даже не рискнет оспаривать кандидатуру Аниам в качестве моей супруги.


И вот сейчас я иду еще за одним приговором – приговором, который мне вынесла любимая. Смею надеяться, что она все же простит меня и оценит мои старания. Ведь она ведь всего лишь женщина, хотя и очень умная и сильная, но все-таки женщина. А все ее разговоры о чести, я думаю, все-таки блаж. Отойдет. Я окружу ее заботой и любовью, а Драконы это умеют, и она сдастся. Она все равно простит меня. У нее нет другого выхода. Дракон не уступит никогда! Только вот, что-то на душе у меня не спокойно. Вроде бы все сделал правильно, а грызет сомнение. Есть ощущение ошибки, причем роковой. Словно, где-то что-то не додумал.


С такими мыслями я подошел к дверям ее покоев, из которых вышел Наэль.



– Ну, что? – Нетерпеливо спросил я целителя.

– Я обработал принцессе раны, она поправится через несколько дней, Повелитель.

– Несколько – это сколько? – Раздраженно переспросил я. Не люблю, когда на конкретный вопрос не дают конкретный ответ.

– Два-три дня, Повелитель. – Наэль склонил голову.

– Ты свободен, спасибо, – отпустил я старика.

Все-таки надо быть с ним помягче. Но извиняться я не собираюсь, еще чего! Затем я нетерпеливо открыл двери. А какое уж тут терпение. Я хочу, наконец, обнять свое сокровище.

– Вон! – Коротко бросил я служанке. Мариэм поспешила выскользнуть за дверь. Что-то я сегодня, правда, разошелся. Всех распугал. Надо успокоиться.

Аниам лежала на боку, свернувшись клубочком. Такая беззащитная и слабая, что у меня защемило сердце. Я присел на край кровати и поцеловал ее руку. Она вздрогнула и попыталась отодвинуться от меня.

– Аниам, я что-то сделал не так? – Задал я глупый вопрос. Ведь прекрасно знаю, что такого я сделал не так.

– Ну, что Вы, Повелитель. Вы, как, впрочем, и всегда, были великолепны. Драконы Вами могут гордиться, – прошептала она слова, которые так развеселили меня в первую нашу ночь. Только сейчас они звучали тоскливо и зло.

– Аниам…

– Меня зовут Аня. Грэм, уйди, я очень тебя прошу, не могу я сейчас тебя видеть, – устало проговорила она и отвернулась.

Мне не оставалось ничего, кроме как тихо выйти за дверь. Первая попытка не удалась. Жаль…

Господи, молю, дай мне:


Мудрости, чтобы понимать мужчину.


Любви, чтобы прощать его.


Терпения к его сменяющимся настроениям.


Силы только не давай, Господи – прибью нафиг!


/

NN

/


Аня



Не знаю, сколько я пролежала, не двигаясь. Время потеряло счет и значение. Да разве это важно? У меня теперь будет много времени – времени для тоски и одиночества. Грэммер ушел, вернее, я его выгнала. Наэль сказал, что через несколько дней я окончательно выздоровею, вернее, выздоровеет мое тело, а вот душа…. С душой все значительно сложнее. Мне так плохо, что даже нужные слова не подбираются никак. Я чувствую себя выпотрошенной рыбой, из которой вынули все внутренности, а она, почему то, все еще бьется. Трепыхается, но уже мертва. Так и моя душа умерла. Она умирала с каждым ударом кнута. Умирала, пока не умерла окончательно. Я не могу видеть этого мужчину, его прикосновения вызывают только дрожь. Я не уверена, что смогу оттаять. Я просыпалась и засыпала снова, как в каком-то анабиозе. Даже не открывала штор. Мне было все равно – день, или ночь. Служанку я прогнала. Повелитель подослал ко мне Валмэн, но ее я прогнала тоже. Еду выбрасывала в окно. Если бы в саду Повелителя водились бродячие собаки, то под моими окнами у них была бы самая любимая тусовка, а так приходилось отдуваться охранникам. Бедные каждый раз все это убирали. Несколько раз приходил Грэммер, но я отказывалась с ним встречаться. Не хочу с ним говорить, по крайней мере, сейчас.


Не знаю, на какой день я окончательно пришла в себя, по крайней мере, в моей голове появились мысли, что само по себе уже событие. С пачкой сигарет, которые я заставила раздобыть мне Маэлана, я вышла в сад и уселась на свою любимую скамейку. Как назло, сразу вспомнилось наше ночное свидание с Повелителем на этой скамейке. В душе опять заныла рана. Рана, я так понимаю, еще долго будет кровоточить. Все эти дни я думала. Да, как ни странно, думала, думала и окончательно пришла к выводу, что здесь мне не место. Пошли они, эти Драконы, куда подальше со своими законами, со своей магией! Хотелось, конечно, адрес указать поконкретнее, да ладно, не стоит смущать тонкие Драконьи натуры русским матом, хотя очень хочется. Не нужны мне их фонарики – для этого лампочки есть! При чем тут фонарики? А это, пожалуй, единственное, чему я хорошо научилась. А еще могу пулять огнем! Разнести бы им тут все к чертям собачьим! Ну да ладно, пусть остаются со своими правилами. Обойдусь как-нибудь без Драконов. Жила всю жизнь без волшебства и еще столько же проживу. Я решила уйти. Куда? Да не знаю я куда! Правда, так просто отсюда не уйдешь. Вон в кустах опять маячат Умэн и Ко. Задолбал меня этот Повелитель Драконов со своей охраной. Как же, он заботится о моей безопасности! Лучше бы от себя защитил. Всю душу мне вывернул наизнанку, прошелся по ней своими лапами. Правильно в книжках пишут – не связывайтесь с Драконами. Вы можете сказать: "

А сама-то кто?

". А не знаю я, кто! Дракон во мне так и не проявлялся, а мозги у меня были человека. Вот так-то, Нюра. Даже Дракон из тебя полноценный не получился. Вечно у меня так – ни то, ни се!


Момент, когда из кустов вышел Повелитель, я пропустила. Мне было просто некогда – я занималась его моральным уничтожением. Грэммер молча встал напротив. Стоял и смотрел тяжелым взглядом. Эк ему досталось! Лицо осунувшееся, даже, мне кажется, волосы потускнели. Ну вот, что смотрит? В душу хочет заглянуть? Так там ничего нет. На совесть надавить? Так я ей не пользуюсь. И так на душе поганее некуда, так еще он решил добивать! Вот почему мужики такие дубовые? Ведь ясно, что баба прогнала, так нет же, нужно устраивать разборки. Вот, точно, сейчас начнется. Господи, дай мне терпение! Не дай мне, Господи, прибить этого ГАДА и оставить государство Драконов без Повелителя! Этого мне точно не простят!



– За что ты со мной так? – Наконец заговорил он.

– Как так? Поконкретнее, пожалуйста, – съехидничала я.

– Может, хватит надо мной измываться! – Не выдержал и заорал на меня Грэммер. – Я, как мальчишка, бегаю возле твоих дверей уже три дня, а ты даже встретиться со мной не хочешь! Ты хотя бы понимаешь, что ведешь себя недопустимо и недостойно невесты Повелителя?! Что я тебе сделал?!

– Ничего, кроме того, что исковеркал всю мою жизнь. Притащил сюда, даже не спросив о том, хочу ли я этого, заставил в себя влюбиться, а потом раздавил, заставив пройти через такие унижения, которые и в страшном сне не приснятся! – Я в ответ тоже заорала. А что – ему можно, а мне нельзя? Мне глубоко наплевать на то, сколько их дурацких законов я нарушила! И вообще наплевать и на него, и на Драконов!

– Ты ненормальная, угораздило же меня связаться с такой дурой, – прошептал Грэммер.

– От дурака слышу. Я ухожу. И это окончательное решение. Я сыта по горло и тобой, и Драконами, – устало проговорила я, вставая со скамейки и направляясь в свою роскошную "камеру".

Грэммер неожиданно подскочил ко мне, рывком развернул к себе, схватил за плечи и начал трясти. Лицо его перекосило от ярости. На руках появились когти, на лице проявилась чешуя. А количество зубов, по-моему, утроилось. В общем, видок еще тот! Жуть!!!

– Я никуда тебя не отпущу! Ты моя! Ты принадлежишь мне! Я твой жених и никому тебя не отдам!

– Я тебе не вещь! Отпусти меня, придурок! Ненавижу! – Извернувшись, я начала лупить его куда попало, уже плохо соображая, что делаю. Нет, я, все-таки, плохо кончу. Опять надавала по морде Повелителю. Рецидивистка, блин!

Видимо, чтобы привести меня в чувство, Грэммер влепил мне звонкую пощечину. Вот это удар! Аж в голове загудело! Дежа вю! Посмотрев Грэммеру за спину, я увидела, что за этим побоищем наблюдает Умэн. По-моему, его сейчас хватит удар! Грэммер развернулся к нему и прошипел:

– Скажешь кому-нибудь – убью!

Вид у него был такой, что как-то сомневаться не приходилось. Точно убьет. Причем, особо жестоким образом.

Грэммер подхватил обалдевшую меня на руки и начал целовать.



– Девочка моя, любимая. Сокровище мое! Прости меня! Скажи, что мне для тебя сделать? Я переверну ради тебя весь мир, убью любого! Я пойду на все, только не уходи! Не оставляй меня, прошу тебя! Я не смогу без тебя!

Я попыталась вырваться. Куда там! По-моему, этот Дракоша окончательно слетел с катушек. Тогда я приняла единственно верное решение – сжала плотно губы и замерла, перестав реагировать на эту вспышку ярости и страсти. Когда он понял, что я никак не отвечаю на его поцелуи, то тоже очнулся и уставился на меня.

– Грэм поставь меня, пожалуйста, на землю, – медленно проговорила я.

Повелитель побледнел и разжал объятия. Из него как будто выпустили весь воздух. У меня защемило сердце. Внутри все сжалось от тоски. Но когда он отпустил меня, я снова упрямо повторила:

– Я ухожу Грэм, я так решила. Что бы ты ни делал, и ни говорил, это не изменит моего решения. Ты можешь меня убить, но заставить не в силах. Не стоит унижаться, ты себе этого потом не простишь.

Повернувшись к нему спиной, я пошла по тропинке к дому, спотыкаясь, как пьяная, чувствуя его взгляд и боясь, что он снова попытается меня остановить. Не остановил….



Есть женщины, с которыми хорошо,


но без которых еще лучше.


И есть женщины, с которыми плохо,


но без которых еще хуже. 


/ NN /



Грэммер Эрам Дэвеш



Я сел на скамейку и обхватил голову руками. Не помню, сколько так просидел, пока не сообразил, что все это время рядом стоит Умэн. Позор! Так расклеиться из-за девчонки! И это Повелитель Драконов?! Я поднял на Умэна глаза и посмотрел очень пристально. Я смотрел, пока Дракон не прочувствовал всю серьезность момента.



– Мне нужно повторять, что если кто-нибудь узнает о том, что здесь произошло, я тебя убью, причем сделаю это лично? – Наконец, задал я свой главный вопрос.

Если он не поймет меня, я вынужден буду Умэна убить, так как еще одного суда мне просто не пережить. Вот что творит эта зараза? Хулиганка малолетняя! Ей, видимо, одного раза мало! И это претендентка на высокое звание супруги Повелителя Драконов?! Да это же международный скандал, никак не меньше! Сколько же мне потребуется времени, чтобы слепить из этой дикарки настоящую Повелительницу Драконов? Боги, дайте мне терпения!

– Нет, Повелитель, – вздрогнул под моим взглядом телохранитель. – Я ничего не видел. Вас разыскивает командэр Маэлан. Лорд Дауран заговорил.

– Пошли, – коротко бросил я ему и пошел по дорожке.

Я был уверен, что он будет молчать, и об очередной выходке Аниам никто не узнает. Но с этим надо что-то делать. Руки ей, что ли, оборвать, чтобы не распускала? Грхманш! Что за женщина?! Вот ведь, мерзавка! Всю душу мне вымотала. Я уже сам готов ее прибить. Или зацеловать? Пока окончательно не могу определиться. Хочется и того, и другого, причем одновременно. А еще, больше всего хочется обладания ее телом, таким податливым под моими ласками.

Застонав от досады, я ускорил шаг. Так, надо попытать выбросить из головы все мысли о моей бешеной невесте. Дауран заговорил? Это хорошо, это очень хорошо, что он заговорил до нашего отъезда. Да, ехать все-таки придется, как я и предполагал. Я все ускорял и ускорял шаг. В результате в подвал я уже не вошел, а вбежал.

Сидевший за столом Маэлан, поднял голову, оторвавшись от лежащих перед ним листков. Вид у него был усталый. Досталось, конечно, Маэлану в последнее время. Я со своими сердечными метаниями свалил на него все дела. А парень молчит, терпит и везет на себе все. Надо заканчивать! Я Правитель или кто?! Хочет эта ненормальная уйти? Пусть убирается к демонам! Позорить меня, по крайней мере, не будет. Все равно, побегает, побегает и вернется, никуда она от меня не денется. Она ведь тоже Дракон. А так как она меня любит, а она любит (это я точно знаю), то все равно рано или поздно будет со мной. У Драконов любовь навсегда. Ни ей, ни мне друг от друга теперь уже не отделаться. Разница между нами в том, что я это знаю, а она еще нет, так как выросла Аниам в другом мире и думает как человек, она просто еще до конца не осознала, что она не человек, а Дракон, хотя натура Драконицы дает о себе знать. Только вот, у наших женщин как то не принято лупить своих мужчин. Мужчинам принято подчиняться. Надо срочно что-то с этим делать. Ничего. Как говорит Аниам: "

Обломаю

!" Ей придется склонить передо мной голову и подчиниться, как Повелителю и супругу, пусть и будущему.



– Ну, что тут у нас? – Нетерпеливо спросил я Маэлана, бросив быстрый взгляд на висящего на кольцах лорда. Тело его уже больше напоминало сломанную, окровавленную куклу. Да, парни славно поработали.

– Не перестарались? – Кивнул я в его сторону, – я же приказал, ни в коем случае не убивать.

– Нет, обижаешь, все под контролем.

В подтверждение слов Маэлана, прикованный зашевелился и застонал.



– Ты лучше почитай, – мой начальник охраны протянул мне исписанные листы. – Найдешь много для себя интересного. Я уже начитался до тошноты. Когда прочтешь, то оценишь, каких усилий мне стоило оставить этого мерзавца в живых.

Я вопросительно поднял брови. На что Маэлан снова кивнул на бумаги.


Я начал читать. Волосы, что называется, поднялись дыбом. Ну и ну! Вот это новости. Ах ты, старая скотина! Так вот кто, оказывается, стоял за смертью моего отца! Значит, наш уважаемый лорд возжелал власти?! Причем, очень давно. Этот грязный ящер гадил нам не одно столетие. Он стоял почти за всеми пакостями, которые мне приходилось разгребать.


Читал я долго, по нескольку раз возвращаясь и перечитывая заново. Чем дольше это продолжалось, тем больше я наливался злостью и яростью. Маэлан прав! Я оценил всю его выдержку, которая не позволила моему другу прибить этого гада. Теперь выдержка понадобится уже мне, так как я четко понимал, что нужно обязательно сдержаться именно сейчас, потому что смерть для этого предателя – самый лучший для него исход и избавление. Ну, нет! Вот этого он точно не дождется! Для него у меня придумано нечто эксклюзивное. Закончив с увлекательным чтивом, я подошел вплотную к висящему Даурану. Он с трудом поднял голову и посмотрел мне в глаза.



– Жаль, что мне не удалось прикончить тебя вместе с твоим отцом, щенок, – прохрипел злобно он. – Зверя надо убивать, пока он не окреп.

– Я не буду сейчас тебя убивать, мразь, даже не надейся, – прошипел я, пристально глядя ему в глаза. – Я прикажу тебя подлечить, затем обрезать тебе крылья и заковать в блокирующий ошейник, а потом продам оркам в рабство. Они очень любят ездовых ящеров. Ты будешь до конца своих дней поганым ящером, так как не достоин неба и звания Дракона.

От моих слов Дауран вздрогнул, его глаза наполнились ужасом. Окончательно сдаваясь, он проговорил:

– Повелитель, пощадите…

– Маэлан, проследи, чтобы мое приказание было выполнено в точности. Счастливо развлекаться! Когда здесь закончишь, зайди ко мне, – не обращая на мольбы Даурана никакого внимания, уже совершенно спокойно закончил я.

Поздно раскаиваться. Раньше надо было думать! Да и не уверен я, что это раскаянье. Дауран ведь взмолился только после того, как узнал о своей участи. Даже не посмотрев в его сторону, я поспешил покинуть пыточную. Все-таки, не люблю я здесь бывать.

Придя к себе в покои, я, наконец, смог все спокойно обдумать. Оставаться Аниам здесь нельзя. Слишком опасно. Можно, конечно, до невозможности усилить охрану и превратить дворец в неприступную крепость, а самому не спускать со своей невесты глаз. Но это, думаю, не поможет. Всегда можно найти способ и момент. Смерть моего отца лучшее тому доказательство. К тому же, весь этот бред насчет ухода тоже не добавляет оптимизма. Ведь слиняет же по-тихому! Я ее знаю! Значит, надо прятать! Где? Где, где, есть только единственное надежное место, где не найдут! Других вариантов, в общем-то, и нет. Там и отсидится, и мозги у нее на место встанут, а не встанут сами, так вправят. И у меня душа будет спокойна, смогу заниматься проблемами, не сходя с ума от страха за нее и ревности. Теперь остается только уговорить Аниам. Ну, хоть капелька разума ведь у нее есть? Буду надеяться, что есть. Хотя, с этой ненормальной нельзя быть уверенным ни в чем. Ну, хоть попробовать то надо? Пора идти. Чем раньше я все сделаю, тем быстрее начну решать главные проблемы. Хотя, если честно, я ее уже боюсь, а еще боюсь, что не сдержусь и прибью эту ненормальную, но такую любимую и бесценную!



Делай что хочешь, но так,


чтобы не лишиться этой возможности.


/ Аркадий Давидович /



Аня



Явился Грэммер, примерно, часа через три. Я боялась, что мой женишок, надеюсь, что бывший, будет опять орать и уговаривать, но заговорил он, на удивление совершенно спокойно:



– Аниам, тебе не выжить одной в нашем мире. У меня есть к тебе предложение, вполне разумное предложение, – голос его был холоден и спокоен. – Тебе, как и прежде, грозит опасность. Я предлагаю тебе уехать к моему учителю и пройти у него обучение. Поживешь там несколько лет. Учитель очень умный и мудрый Дракон. Он воспитал не одно поколение Драконов, и каждый из его учеников будет благодарен ему до конца жизни. Он научит тебя всему, поможет пробудиться твоему Дракону. К тому же, там ты можешь надежно спрятаться, пока все не успокоится. Живет он отшельником. Знаю об этом месте только я. Так что, у него тебя не найдут. Потом сама решишь, как будешь жить и чем заниматься. Неволить я тебя не стану. Если ты согласна, то выезжаем ночью, Наэль дает добро.

– Ты меня отпускаешь?

– Да, я сам тебя к нему отвезу. Обещаю на тебя не давить, не приставать и, вообще, вести себя в дороге прилично.

– А как же помолвка?

– Я никогда не дам тебе согласия на расторжение помолвки, даже не надейся. Я даже обсуждать это не собираюсь. Ты была и остаешься невестой Повелителя Драконов, – упрямо проговорил Грэммер. – Если тебя устраивает мое предложение, собирайся.

– Зачем тебе это надо? – Удивленно спросила я. Честно говоря, поведение Повелителя не поддавалось никакой логике, – на что ты, Грэммер, надеешься? Это, в конце концов, просто глупо.

– Мне не важно, что ты думаешь о моих поступках, я не собираюсь ничего тебе объяснять, – неожиданно раздраженно ответил Грэммер. Глаза его опять опасно потемнели. – Я сказал, что расторжения помолвки не будет и больше об этом рассуждать не намерен.

Неуловимым движением Повелитель оказался рядом, заставив меня снова изрядно напугаться. Вдруг опять начнет истерить? Но он неожиданно нежно посмотрел на меня и мягко провел кончиками пальцев по моим губам.


– Аниам, пожалуйста. Не спрашивай, почему я так поступаю. То, что мы обручены, тебя ни к чему не обязывает. Пока не произошло подтверждения помолвки, ты формально свободна.

– Какого подтверждения? – Заволновалась я.

– А вот этого я тебе точно рассказывать сейчас не буду, – ехидно усмехнулся Грэммер и направился к выходу, – собирайся Аниам, собирайся, – уже в дверях с улыбкой добавил он.

Ага, собирайся. Вот еще бы дали мне спокойно собраться? Как только ушел этот ненормальный, явился Маэлан – "

ум, честь и совесть

" Драконов, и начал меня воспитывать. А на фига меня воспитывать? Меня проще убить, хоть не буду никому кровь сворачивать. Кстати, он тоже так сказал. А еще назвал глупой, неблагодарной и жестокой. И, что "

рано или поздно, я пожалею, что была так недальновидна и упустила свое счастье, потому как такие классные мужики

" (это, как я понимаю, Грэммер) "

на дороге не валяются. А умру я, в результате, старой девой, никому не нужной, потому, что такой характер, как у меня вынести не сможет ни один приличный Дракон

". В общем, решили, что и дальше будем с ним дружить. Потом притащилась Валмэн – "

образец добродетели

" в понимании Драконов, и долго объясняла мне, какой должна быть идеальная спутница их драгоценного Повелителя, при этом, почему-то, называла его бедным мальчиком. Закончилось все тем, что я запустила в эту грымзу подушкой и посоветовала убраться поскорее из моей комнаты, так как я за себя не ручаюсь, к тому же смертная казнь мне, даже за ее убийство, не грозит. Даже Наэль и тот ко мне явился и попытался рассказывать о том, какой их Повелитель замечательный, и как он, то есть Повелитель, за меня переживает и заботится обо мне. И как мне было не жаль бедного старика, но его я тоже выставила, причем не скажу, что это было сделано очень тактично. Так что, провела я оставшееся до ночи время очень увлекательно.




Сначала Бог создал мужчину,


потом решил отдохнуть


и создал женщину и после этого уже


ни Бог, ни мужчина не отдыхают. 


/Ефим Шефрин /


Грэммер Эрам Дэвеш



Когда я вернулся в свои покои, чтобы собраться в дорогу, Маэлан был уже там. Торчал у своего любимого окна.



– Ты хоть спал сегодня, Грэммер? – Обеспокоенно спросил, внимательно разглядывая меня.

– Что так заметно?

– А ты когда последний раз в зеркало смотрелся? Смотри, скоро подданных своим видом пугать начнешь. Они и так не особенно рады последнее время попадаться тебе на глаза, но сегодня уже, по-моему, перебор.

– Заткнись! – Уже привычно рявкнул на него я. – У нас мало времени. Садись и слушай. – Жестом я показал на кресло, устраиваясь напротив. Подождав пока сразу посерьезневший Маэлан устраивается, я продолжил – Мы уезжаем сегодня ночью. Меня не будет дня четыре. За это время нужно чтобы ты многое сделал, к тому же, никто не должен знать, куда я отправился. Никаких новых предателей я не потерплю. Маэлан, мне нужно повторять, что я сделаю, если информация опять уйдет на сторону?

– Нет, Повелитель, я все понял. – Явно проникнувшись серьезностью момента, ответил Маэлан. – Кого поселить в покои Аниам и когда обнаружить ее исчезновение?


– Все-то ты знаешь! Тебе самому не противно? – Его вопрос неожиданно развеселил меня. Маэлан в ответ только фыркнул. – Ладно, согласен, ты – профессионал. Кстати, я никогда это и не ставил под сомнение. Но не будем отвлекаться. В покои Аниам поселишь Баэль – у них схожи фигуры и цвет волос, но, на всякий случай, проследи, чтобы ее никто вблизи не увидел. Она не должна покидать ни в коем случае покои, гулять будет по ночам под самой строжайшей охраной. Исчезнет " принцесса" после моего возвращения. Так, с этим все.

– Сопровождать тебя будет только Умэн?

– Да, только он. И не кривись. Этот Дракон стоит десятка телохранителей. Кроме тебя, знать подробности нужно только Шауру. Больше никому. Пришлешь его вечером к Аниам с оружием. Я думаю, что она предпочтет ножи. Что-то мечи она не особенно жалует. Но на всякий случай, пусть захватит и то, и то, все на твой выбор. Ты лучше ее знаешь с этой стороны.

– Хорошо, сделаю, – снова согласно кивнул Маэлан.

– Теперь, к главному. – Не выдержав, я поднялся и подошел к окну. – Маэлан, я хочу, чтобы ты разослал вестников во все кланы. Мне от каждого клана нужны воины. У них времени десять дней. После этого срока я уже буду делать выводы о преданности каждого главы клана.

– Грэммер, ты начинаешь? Мы собираем войско? – Прошептал Маэлан.

– А то ты не понял? – Усмехнувшись, ответил я. – Я не начинаю, я начал. Я повторяю, что сроку для прибытия воинов я даю десять дней и ни днем больше. По большому счету, чтобы расправиться с мятежным кланом, мне не нужны все силы, но я даю возможность остальным доказать свою преданность мне. Именно это ты должен донести до них. Это основная твоя задача в мое отсутствие, и, само собой, принять и разместить прибывших. Все воины должны быть разбиты на сотни, во главе каждой сотни командэр. Это понятно?

– Да, конечно. Я все понял. Не сомневайся, все будет выполнено в точности. Аниам уже знает, что вы отправляетесь? Скандалить не будет?

– Уже. Мы снова подрались. Маэлан, если ты сейчас рассмеешься, я тебя убью! – На всякий случай зарычал я. Но к моему изумлению, Маэлан смотрел на меня с грустью и сочувствием. Не понял, я что, уже вызываю у него жалость?!

– Грэммер, я рискую опять вызвать твой гнев. Тем не менее, все же рискну задать свой вопрос. Ты уверен, что она именно то, что тебе нужно? Не слишком много сложностей для одной женщины?

– Уверен! И попрошу мою невесту не критиковать! Я сам с ней разберусь! – Я все же не выдержал и рявкнул. Бесит он меня своим умом. Я сам себе признаться боюсь в своих сомнениях, а он не просто их понял, но еще и озвучивает.


– Прости, ты прав. К тому же, подтверждение помолвкисостоялось, у нее теперь нет выбора. Просто, сколько все это продлится? Вот в чем вопрос!


– Ну, формально, подтверждения помолвкине было, все же произошло без свидетелей, – не выдержав, усмехнулся я. Хотя здесь я лукавил. Нечаянными свидетелями были мои телохранители. Но эти будут молчать, это я знаю точно. А вот Маэлану знать этого не обязательно, а то опять начнет нудить. Правда, нудить он начал и так.

– Не для Богов! – В ответ нахмурился Маэлан. – Для Богов свидетели не нужны. Она разделила твое ложе, будучи в статусе помолвленной. Этого достаточно для согласия на брак. Но ей этого знать не обязательно? Ты это хочешь сказать?

– Вот именно, не обязательно. Даже больше. Ей это знать категорически запрещено.

– Но ведь именно этого ты и добивался. Чтобы у нее не осталось выбора!

– А сейчас не хочу. Не могу я больше на нее давить. Пусть примет решение сама. Я знаю, Маэлан, что именно ты мне возразишь. Я все понимаю. Да, мнение женщины никого не волнует, достаточно моего желания иметь ее своей женой. Но, понимаешь, мне очень важно, чтобы Аниам выбрала сама. Я понял, что это такое – держать в своих объятиях женщину, которая дарит свою любовь добровольно, а не из чувства долга, и не по принуждению. Я не женюсь на ней, если Аниам будет против, не смотря на то, что по законам Драконов она уже моя жена.

– Ты только никому больше этого не говори, Грэммер.

– Я что, хочу, чтобы меня признали сумасшедшим? – Снова усмехнулся я, хотя было совсем не весело. – Так. Лирическое отступление закончено. Слушай дальше. Отправь в провинцию Марранэш лучших лазутчиков. Мы должны знать каждый их шаг и каждое предпринятое действие. Желательно, до того, как это действие произойдет.

– Уже. Наш Дракон уже там. Прислал сегодня первого вестника. Кстати, по-моему, Каркнэш изрядно напуган. Что будешь делать, если он даст задний ход и решит сдаться на твою милость?

– Ничего. Я не приму его капитуляцию. Решение я принял, и менять его не намерен. Я уже один раз ошибся, оставив врага за своей спиной. Больше ошибки не совершу. Больше мы это обсуждать не будем!

– Как скажете, Повелитель, – удовлетворенно согласился Маэлан. – Мне все понятно. Удачи в путешествии пожелать или не стоит?

– Ну, удача еще никому не повредила. Тем более, с такой спутницей.

– Да уж, госпожа удача тебе теперь явно не повредит. Боюсь, до конца твоих дней, – не выдержав, все же рассмеялся Маэлан. – Вот скажи мне, Грэммер, за что нам досталась такая хулиганка?

– Видимо, я сильно провинился перед Богами. Ну, а вам достается, так сказать, за компанию, – я не выдержал и тоже рассмеялся. – Терпите теперь. Я же терплю. Ну, все, иди, мне нужно еще собраться,– уже серьезно закончил я.

– Грэммер, прошу, будь осторожен. Иначе ты оставишь Государство Драконов без Правителя, – тоже серьезно, без улыбки, попросил Маэлан, открывая дверь.

– Постараюсь. Я себя тоже очень люблю.

Так, ну все. Маэлан не подведет, я в этом уверен. Пора собираться.



Женщин укрощать очень легко,


а женщинам нас еще легче


/Хомуций /


Аня



Грэммер вновь появился, когда стемнело. Повелитель был спокоен и холоден. Сопровождал его незнакомый мне мужчина странной наружности. На вид ему было лет сорок, а сколько на самом деле, страшно представить. Лицо, не сказала бы, что красивое, но притягивающее. Внимательные карие глаза изучили меня, и он отвел взгляд, потеряв интерес, или сделав для себя какой то вывод.



– Аниам, знакомься, это Таурэн – твой личный телохранитель и проводник.

Я поморщилась, как от зубной боли. Надоели мне его телохранители. Все, блин, готов пометить, чертов котяра. Вздохнуть не дает! Грэммер смотрел на меня с невозмутимым видом, как будто не заметил моей реакции на очередного драконьего мачо.

– Тебе понадобится оружие. Что ты предпочитаешь?


– Ножи. Какие – я выберу сама. С мечом я чувствую себя не так уверенно, – пояснила я, увидев вопрос в его взгляде. Когда Грэммер снисходительно улыбнулся, я снова начала закипать. – Я сказала: " ножи".

– Хорошо, сейчас все принесут. Одевайся, мы подождем в саду. – С этими словами он вышел, кивнув Таурэну, который беззвучно выскользнул следом.

Я одела черные кожаные брюки, высокие сапоги, рубашку и жилет. В сумку положила теплую куртку, смену белья. Постучав, вошел Шаур. С охранником они принесли оружие. Я остановила свой выбор на наборе из пяти метательных ножей и двух кинжалах. Закрепила пояс с ножами на бедрах, кинжалы заткнула за голенища сапог. Оглядела комнату. Вроде все. Увидев насмешливую реакцию Шаура на мой выбор оружия, я лишь пожала плечами и направилась к выходу. Если мальчик еще очень молод и глуп, то это его проблемы. С этими ножами я могу расправиться со всей охраной так быстро, что они даже "

мяу

" сказать не успеют. Было бы желание! Выйдя в сад, и снова встретив во взгляде насмешку, теперь уже от Таурэна, я взбесилась.



– Тебя что-то развеселило? – Прошипела я, подойдя к нему вплотную. Таурэн смерил меня презрительным взглядом и отвернулся. Я вскипела.

– Я никуда с ним не поеду! – Повернувшись к Грэммеру, заявила я и упрямо скрестила руки на груди.

– Еще как поедешь, впереди лошади побежишь, – довольно таки резко проговорил Грэммер, приблизившись ко мне, – и именно с ним. Должен же хоть кто-то прикрывать у тебя то место, на которое ты любишь искать неприятности. Ты моя невеста, я обязан беречь твою жизнь. А еще ты женщина, которая мне принадлежит, и должна мне подчиняться.

– Я никому никогда не буду принадлежать, кроме самой себя! – Я просто вскипела от бешенства. – Запомни это как следует Повелитель Грэммер, если тебе дорога твоя жизнь!

Смазанным движением Грэммер метнулся ко мне. Потом он перехватил мою, занесенную для удара, руку, завернул ее мне за спину и, притиснув вплотную к себе, прошептал на ухо:

– Еще раз поднимешь на меня руку, я ее тебе сломаю, потом тебя свяжу и увезу, перекинув через седло. Я обещал не давить на тебя, но не обещал терпеть твои выходки. Выбирай – или ты едешь в седле, или перекинутой через седло.

От его зловещего шепота я как-то сразу прониклась. Да, все-таки представления мои о женихе были очень далеки от действительности. Он умеет быть жестким и убедительным. Он действительно Правитель, со всеми присущими этой должности прибабахами. Поэтому и любовь у него такая же "

прибабахнутая

". Ну, что же, тем более мой выбор оправдан. Мы слишком разные.



– Тогда, надень на своего пса намордник.

Таурэн только усмехнулся на мой выпад, а Грэммер укоризненно покачал головой. Знаю. Я не исправима.

– А если вас смущает мой выбор оружия, то смотрите.

С этими словами я всадила все пять ножей, один за другим в ближайшие деревья, по одному на каждое дерево, причем сделала это в непрерывном движении и из разных положений: стоя, лежа, в кувырке, из-за спины.

– Ну, я удовлетворила ваше любопытство? – Спросила я мужчин, у которых, по-моему, наступил временный ступор. – Эй, милый, отомри, – я провела рукой по щеке Грэммера. – Я ведь говорила, что у вас не совсем правильное обо мне представление. Ты же знаешь, кто я, чего же замер? Каждый охотнее пользуется тем оружием, которым владеет в совершенстве. Для меня – это ножи. Кинжалы показывать? – Ехидно добавила я.

– Не надо, ты была достаточно убедительна, – выдохнул Грэммер.

– У тебя тоже больше нет вопросов? – Насмешливо спросила я, подойдя к телохранителю. – Не стоит судить о девушке по внешнему виду. А если Повелитель тебе чего наговорил, то, наверняка, половина чушь.


– Таурэн, прошу, не связывайся с этой " Принцессой" – целее будешь, да и мне спокойнее, – насмешливо сказал Грэммер, – мы тронемся, наконец, или будем устраивать представления, пока здесь не соберется весь дворец? Аниам, собирай свои ножи. Нужно трогаться. До рассвета надо убраться отсюда, как можно дальше.

С этими словами он подхватил мою сумку и стал пристраивать ее к седлу. Я пошла вынимать из деревьев ножи. Закончив и пристроив их обратно на поясе, я повернулась к мужчинам и, с удивлением, увидела, что лошадей только две.

– Не поняла, я что, действительно побегу впереди лошади? Я как-то надеялась, что ты шутишь, – удивленно спросила я Грэммера.

– Боишься? Правильно боишься. Не стоит подводить мужчину к краю, а то всякое может случиться. Особенно это касается Драконов. – Насмешливо ответил мне Грэм. – Все гораздо проще, мы поедем на одной.

– С какого такого перепуга? Вот еще! Я не собираюсь ехать с тобой на одной лошади.

– Аниам, любимая, не начинай. Нам нужно уехать скрытно. Порталом мы уйти не можем, так как магией пользоваться нельзя, она оставляет следы, на трех лошадях тоже нельзя – сразу станет все понятно. Для всех – я уехал по тайным делам со своим маеном. Ты, по-прежнему, находишься в своих покоях под арестом. Так что, не вредничай. Через три дня мы будем на границе. Придется тебе меня потерпеть.

Вид у него был при этом, как у кота перед миской сметаны. Причем, кот, как минимум, неделю ничего не жрал. Блин, чувствую, что нас ожидает увлекательное путешествие. И если он меня по дороге не изнасилует, я буду, ну очень, удивлена. Закинув меня на коня впереди себя, этот гад первым делом поцеловал меня за ушком и, прошептав: "

сокровище мое

", прижал к себе покрепче. Вот, я же говорила.



– Грэм, не помечай территорию, которая тебе не принадлежит, иначе сейчас слетишь с лошади и пойдешь пешком. Вот все удивятся – Повелитель бежал рядом с конем. Я не думаю, что они поверят, что это была утренняя пробежка.

– Все не буду, не буду. Упрямая девчонка, – засмеялся этот невыносимый мужчина, и мы, наконец, тронулись.

* * *


Ехали мы всю оставшуюся ночь и весь день, остановившись лишь один раз, чтобы перекусить и сходить в кустики. Поэтому, когда Грэммер объявил о привале, я морально была уже готова молить о пощаде. Хорошо им, привычным к такому способу передвижения. Оба мужчины были, вполне так себе, бодренькие, в отличие от меня, которую Таурэну пришлось стаскивать с лошади, как мешок картошки. Когда он меня на руках отнес на расстеленное одеяло и аккуратно на него положил, то у меня не было сил даже пошевелиться. Повелителю пришлось меня расталкивать, чтобы накормить. Я отбивалась изо всех сил и сыпала проклятиями, но мужчина оказался тренированный и все-таки заставил меня поесть, за что я ему была, в конечном счете, благодарна. Когда я поела и выпила крепкого пахучего напитка, видимо какого-то травяного чая, то почувствовала себя если не Драконом, то человеком уж точно.


После ужина, чтобы окончательно в себя прийти, я решила прогуляться к ручью. Грэммер, как настоящий мужчина, вызвался меня проводить, чему я, вообще-то, была не особо рада. Его маниакальное стремление вымолить мое прощение, здорово напрягало. Грэммер никак не хотел понять, что дело не в том, что я на него обиделась. Потому что мое отношение трудно назвать обидой. Это было другое чувство – скорее уж разочарование. Этот мужчина, по прежнему, сводил меня с ума, но ведь кроме тела у меня есть еще разум, хоть и в зачаточном состоянии, но все же есть, а он мне приказывал завязывать с этим ненормальным, и как можно скорее. И знаете что, я как то доверяла на этот раз разуму. Будем считать, что я вышла из этой переделки, хоть и с серьезными потерями, но вышла, а могла бы и пропасть. Вот к чему приводят неразборчивые связи разных девиц с такими типами.


Так рассуждала я, бредя по тропинке к ручью, чье журчание уже было слышно. Несносный Дракон сопел за спиной. Как ни странно, но он даже не пытался со мной заговорить. Я занервничала. Я, понимаете, приготовилась ломаться, окатывать его презрением, а он спокойно вышагивал за мной, даже не делая попыток приставать. Я что, уже разонравилась?



– Я подожду тебя здесь, не буду мешать, – остановившись, проговорил Грэммер, – если заметишь хоть что-нибудь подозрительное, то сразу зови.

– А спинку потереть? – Ехидно спросила я.

– Я подожду здесь, – усмехнувшись, проговорил он и отвернулся.

Вот это дела! Что бы это значило? Так приятно было выделываться, когда мужчина меня домогался. А теперь, когда он, похоже, сдался, меня это коробит. Хотя, я ведь этого хотела. Или, все-таки, не хотела?

"

Идиотка, определись уже, чего ты хочешь

", – цыкнула я на себя и пошла, наконец, приводить себя в порядок. Когда я вернулась, Грэммер стоял на прежнем месте, не поворачиваясь.



– Я готова. Можно идти обратно. А можно задать вопрос?

– Задавай, – пожал плечами Грэм, останавливаясь, чтобы меня подождать.

– А ты, правда, смог бы сломать мне руку? – Снова ехидно спросила я.

– Смог бы, – в упор глядя на меня, ответил Грэммер, – хочешь проверить?

– Ну, уж нет, поверю тебе на слово, – поежилась я от его потемневшего взгляда. – А можно еще спросить?

– Что тебя еще интересует?


– Ты сказал, что по " легенде" я осталась в своих покоях, под арестом. Но ведь охрана все равно поймет, что в покоях никого нет. И, причем, поймет быстро. Как будешь выкручиваться? – Выжидающе уставилась я на него.


– Никак я не буду выкручиваться. Охрана, что нас провожала, из особо доверенных. Эти будут молчать даже под пытками. Для всех остальных ты осталась в своих покоях. И почему ты решила, что в покоях никого нет? Там будет жить " фальшивая" принцесса. А через пару месяцев она исчезнет. Маэлан организует срочные поиски, вот и все.

– Но все же знают, что ты не вылезал из моей комнаты, а в последнее время даже поселился. – От последних слов я вспыхнула. – Как ты объяснишь свое отсутствие в покоях принцессы?

– А я не собираюсь там отсутствовать. Я даже на ночь буду там иногда оставаться, для правдоподобия, – неожиданно зло сказал Грэммер.

Я покачнулась как от пощечины.



– Ниалэн? – Шепотом спросила я. – Она заменила меня?

На глаза неожиданно навернулись слезы. Горло перехватило от лютой ревности. Чувство это было так мне не знакомо, что в первые секунды я растерялась. Грэммер моментально оказался возле меня.

– Эй, ну ты чего? Прости, я – болван. Я просто неудачно пошутил. Никто, слышишь, никто не сможет тебя заменить, любимая. – Грэммер обнял меня за плечи и попытался поцеловать.

– Мне абсолютно все равно, я спросила просто так, для общего развития. Мне совершенно не интересно, с кем и как ты будешь развлекаться, – ответила я, уже взяв себя в руки и попытавшись отстраниться.

– Нет, тебе не все равно. Это – ревность Драконицы. Ты просто обманываешь сама себя, да и меня мучаешь. Неужели так трудно принять это и смириться? Зачем делать больно и себе, и мне?

Грэммер по-прежнему обнимал меня, не желая отпускать. Но увидев мой взгляд, он неожиданно обмяк, разжал руки и пошел, не оглядываясь, вперед. Облегченно выдохнув, я поплелась следом. Больше до нашей стоянки мы не разговаривали.

Придя в лагерь, Грэммер приказал ложиться нам с Таурэном спать, сам остался дежурить. Телохранитель укоризненно на меня посмотрел, я в ответ показала язык. Задолбали! Все пытаются защитить своего Правителя. Ага, нашли злобного монстра. Я вот буду жить в лесу, а он в это время кувыркаться с посторонней девицей в моей постели. А жалеют все его, а мне хоть бы посочувствовали. Вновь вспыхнула ревность. Я готова была все крушить и ломать!

Вдруг, посмотрев на свою руку, я с ужасом обнаружила, что на ней появились огромные красные когти.

– Мамочка, – с ужасом прошептала я. – Грэм!!! – Завопила я уже сильнее.

Он галопом принесся и, увидев мой взгляд полный ужаса, посмотрел мне на руку. После этого нахал банально расхохотался.

– Что ты ржешь, как конь. Объясни, что это такое?! – Завопила я, но руки в ход пускать поостереглась. Вдруг действительно сломает. Мне это надо?

– Это просто твой Дракон. Значит, ты у нас будешь огненно-красной? Ну, что-то подобное я и предполагал, судя по твоему темпераменту. Х-м, надо доводить тебя почаще, скорее научишься трансформироваться. Хоть полетаем вместе, – насмешливо добил меня он.

– Я тебе подовожу! Сейчас ты у меня полетаешь! В основном, по траве, – прошипела я, шагнув к нему.

Одним движением (как это у него получается?) он оказался рядом, перехватил меня за запястья и завел мои руки за спину.

– Я тебе говорил, чтобы ты не распускала руки? Говорил. Я тебя предупреждал? Предупреждал. Не играй с огнем, Аниам! Не забывай, что я тоже Дракон, как и ты, и что у меня тоже вздорный характер. Я не связываюсь с тобой, боясь тебя покалечить, но если ты меня доведешь…. – С этими словами он стиснул меня так, что из меня вышибло весь воздух.

Я заскулила от боли, как последняя болонка. Стыдно…. Но он прав, у нас разные весовые категории.

– Тебе все понятно? – Спросил этот мучитель, глядя на меня в упор.

– Да, отпусти меня, пожалуйста, – продолжала я поскуливать уже со слезами на глаза, даже не пытаясь вырваться.

Причем слезы, похоже, были больше от обиды. Меня еще никто так не унижал. Но надо признать, что я сама виновата. Привыкла распускать руки. А мужчины не любят, когда их бьют. Я что, этого не знала? Вот и допрыгалась.

– Надеюсь, ты усвоила урок. А сейчас иди спать, нам рано вставать. А по поводу Дракона не переживай. У всех так бывает. Сначала начинается частичная трансформация. Где-то, через полгода, я думаю, взлетишь. У тебя хорошая кровь, сильная. Ты будешь великолепна! – С этими словами он поцеловал меня долгим поцелуем и отпустил.

– Прости меня за эту грубость, но ты сама виновата. Не стоит больше испытывать мое терпение. Не надо. А сейчас иди спать, – уже нежно сказал он и погладил меня по щеке.

Свернувшись клубочком на одеяле, я предавалась обиде. Убежала, как побитая хозяином собака! И ведь не поспоришь. Я же видела, что Грэммер в этот раз жалеть не будет. Я его довела. И что теперь имею? А то, что, наконец, нашелся мужчина, который смог приказать мне "

к ноге

", и я тут же поджала хвост. А вот хорошо это, или нет – пока не знаю. Помню, что в юности один парень мне сказал, что мне очень трудно будет найти себе мужчину, потому что слабый мне не нужен, а с сильным я изо всех сил буду доказывать, что я круче, а когда докажу, то "

вытру об него ноги

" и уйду.


Сколько раз я убеждалась в правильности этого диагноза! И вот меня посадили в лужу! Причем нагло и грубо.


Доказывать, что я круче, или нет? Вроде бы и не надо, я же решила с ним расстаться, но "

жаба душит

". Вся моя натура требует отмщения. Грэммер сказал, чтобы я не смела поднимать на него руку? Я и не буду. Мстить можно и по-другому. Поиграем? Я с энтузиазмом принялась придумывать, как буду осуществлять свою "

мстю

". В голову, как на грех, ничего не лезло. Если честно, я была просто обескуражена, потому как я обожаю придумывать и осуществлять всяческие пакости. А что? Согласитесь, что это довольно-таки весело. Скажете, что нет? Ну, не знаю…. Что касается меня, так прикольно, по-моему. Особенно, если ход сделан нестандартный. Я ведь не занимаюсь грязными делами. Так, на грани фола, чтобы и человек прочувствовал, но и не выходя за грань. Но, как я уже сказала, в голову ничего не приходило. Это что-то новенькое. У меня, что рука на этого змея не поднимется? Поднимется, еще как поднимется! Я вот только немного успокоюсь и все равно что-нибудь накумекаю. Мучилась я долго, но безрезультатно. Так и не придумав пока план мести, я уснула.


Проснулась от того, что мне тепло и душно. Меня обнял и прижал к себе Грэммер. Видимо, его уже сменил Таурэн. Сначала я хотела устроить скандал, но потом подумала, подумала и не стала. Зачем? Мне тепло, уютно, пусть побудет моей грелкой. Жалко, что ли? Я немного повозилась, только чтобы чуть-чуть из-под него вылезти, на что Повелитель недовольно засопел мне в волосы, но хватку немного ослабил.



– Спи мое горюшко, любимая моя, – сонно пробормотал он и поцеловал меня в макушку.

Все-таки, когда он такой трогательный и нежный, мне хочется все забыть и быть с ним рядом. Беда в том, что я знаю, что он может быть и другим. Таким, как сегодня. Вы можете мне ответить, что я сама еще та зараза и даже ангела доведу до белого каления, и что я сама во всем виновата, и Грэммер просто пытался меня спасти. Я со всем этим согласна. Вот только, он в своих стараниях меня спасти, не удосужился даже спросить мое мнение. Делал все так, как было надо ему. И подозреваю, что поступать он будет так всегда. Позволяя мне, как собачке, просто быть рядом. Мне это надо? Еще немного повозившись, я все-таки уснула, так и не определившись.

Утром я проснулась раньше всех, кое-как вылезла из-под Грэма и решила отправиться в кустики. Только я сделала шаг, как тут же больно наколола ногу. Когда я опустила взгляд, то увидела, что земля под ногами усыпана круглыми колючками. Эврика! Я быстренько засунула горсть самых больших колючек в сапог Повелителя, тихонько пробралась обратно к нему под бок и с чувством исполненного долга заснула.

Проснулась я от "

радостных

" воплей Грэммера. Открыв глаза, я увидела дивную картину. Повелитель прыгал на одной ноге, громко крича. Причем изъяснялся он исключительно на непечатном языке. Такие обороты! Заслушаешься! Надо будет спросить перевод. С матерным Драконьим я была еще не знакома. Сев и вытряхнув сапог, он, естественно, обнаружил причину своего хорошего настроения. Пристально посмотрев на меня, он зарычал и начал приподниматься с угрожающим видом. Я рванула! Бегала я от него по поляне недолго. Очень скоро я была поймана и избита прутом по заднице так, что сидеть мне в седле было крайне некомфортно. Я дулась весь оставшийся день, а на следующее утро в оба сапога Повелителя вывалила оставшуюся от ужина кашу – не пропадать же добру.


В результате выехали мы на два часа позже, так как Грэммеру пришлось мыть сапоги и ловить меня. Кстати, он меня так и не поймал, так как я вцепилась мертвой хваткой в Таурэна и потребовала защитить меня от неадекватного мужчины. Я так вопила, что Драконы, дабы не распугать всю живность в округе, сдались, и весь день я ехала на лошади с Таурэном. Теперь уже дулся Повелитель. Когда мы расположились на ночлег, он демонстративно отвернулся от меня. Но я пристроилась ему под бочек сама. Что, мне мерзнуть, что ли? Он стойко терпел, только я тоже не дура. Я начала усиленно дрожать от холода у него под боком, и Грэммер, естественно не выдержал. Вздохнув, он развернулся и обнял меня, согревая. Так что, и эту ночь я спала в тепле.


Когда я проснулась, Грэммер и Таурэн были уже на ногах. На костре булькала какая-то вкусняшка, по крайней мере, запах был умопомрачительный. Я вылезла из-под одеяла и направилась к воде. Грэммер опять увязался за мной. Вот ведь, нудный какой!



– Я что, так и буду ходить под твоим конвоем? – Засмеялась я.

– Обязательно, – очень серьезно ответил мне он.

Ну-ну, нравится таскаться всюду за мной – пусть таскается. Жалко, что ли? Дошли мы туда в молчании. Грэммер опять подождал меня наверху. Когда я закончила, мы двинулись обратно. Я все ждала, когда же он начнет "

разбор

полетов

" по поводу моих хулиганств. Дождалась!


Неожиданно, Грэммер остановился и развернулся ко мне лицом, скрестив руки на груди. На мой вопросительный взгляд он сказал:



– Прекращай мне гадить по мелкому. Предупреждаю. И не надо так невинно пожимать плечиками. Я твою натуру уже изучил. Наверняка, разрабатываешь следующие планы мести. Так вот, предупреждаю. Не надо. Тебе же хуже будет.

– Ты меня воспитывать решил? – Насмешливо спросила я. Подумаешь, все-то он знает. Да он половины пакостей не может даже вообразить себе, на какие я была способна!

– Нет, я тебя дрессирую, – ехидно заметил Повелитель. От возмущения я даже задохнулась, но вдруг, сама того не желая, спрятала обе руки за спину.

– Ну вот, видишь! – Захохотал Грэммер. – Все-таки, ты поддаешься дрессировке. Все поддаются, нужен только правильный подход.

Вот это он сказал зря. Я обиделась, причем обиделась всерьез. Я что ему, собака Павлова, у которой он вздумал вырабатывать рефлексы. Холодно посмотрев на Грэммера, я сказала:

– Больно ты мне нужен! Мне вообще сейчас другой интересен. Мне очень понравилось ехать с Таурэном. Такой мужчина! – Я томно закатила глаза и продолжила. – К тому же, он ведь останется со мной.

Грэммер зарычал и бросился на меня. Я отпрыгнула назад и уперлась спиной в дерево. Разъяренный Повелитель навис надо мной. Опять покрытый чешуей, с когтями, зубами (уже привычный наборчик), он угрожающе рычал. Собрав всю волю в кулак, я посмотрела ему в глаза.

– Вот видишь, чтобы сделать тебе больно, мне вовсе не обязательно распускать руки.

Повелитель поднял лапу. А как прикажете называть эту ужасающую конечность с когтями? Ну не рукой же! Я сжалась от страха. Тем не менее, упрямо произнесла:

– Если я захочу, то набью тебе морду даже, если ты переломаешь мне вместе с руками и ноги. А если ты еще раз сравнишь меня с домашним зверьком, то я тебя убью. Подстилок дворцовых своих будешь дрессировать.


– Я сам тебя рано или поздно убью, – срывающимся от ярости голосом прохрипел Грэммер, – ты и так уже опасно подошла к краю. Предупреждаю последний раз, лучше не зли меня. А также можешь забыть о любых " других мужчинах", – голос его опасно задрожал, – я убью каждого, кто посмеет покуситься на мою женщину! А ты – моя женщина, и уступать тебя я никому не собираюсь. Либо ты будешь со мной, либо не будешь ни с кем! Ты меня хорошо поняла?!

– Да пошел ты! Нашелся, понимаешь ли, собственник! – Я собрала всю свою волю в кулак, чтобы придать голосу насмешливый тон, хотя от страха была готова умереть сама, без посторонней, так сказать, помощи. – Напугал ежа голым задом! Я и пострашнее тебя придурков видала, и ничего – жива, как видишь, до сих пор.

Грэммер со всего маху врезал по дереву так, что полетели щепки, дерево угрожающе застонало. Я сжалась еще больше, а он громко выругался и быстро ушел по тропинке, оставив меня приходить в себя. Фу-у, пронесло! Все-таки нервный у них какой-то Повелитель.


Для того чтобы воспользоваться хорошим


советом со стороны, подчас требуется


не меньше ума, чем для того, чтобы


подать хороший совет самому себе.


/ Ларошфуко /



Грэммер Эрам Дэвеш



Я ее убью! Когда-нибудь, я ее, действительно, убью!


Я несся через лес, не разбирая дороги. Меня душила ревность и злость! Если эта зараза вздумает флиртовать с кем бы то, ни было, то я прибью и ее, и соперника. Я не потерплю, чтобы мне изменяли. Эта женщина моя! И только моя!


Когда я влетел на поляну, Таурэн в изумлении уставился на меня, выронив свою котомку.



– Что?! Ты хочешь мне что-то сказать?!

– Нет, Повелитель, меня это не касается, – пожав плечами, ответил Таурэн.

– Вот именно! Тебя это не касается. Это дело только меня и моей женщины, а уж со своей женщиной я разберусь сам! А ты держись от нее подальше! Ты все понял?! Или я убью вас обоих!

– Грэммер, ты совсем с ума сошел? – В неимоверном изумлении воскликнул мой маен. – Я ее личный телохранитель. Как я могу быть от нее подальше? Тебе ревность мозг высушила?

– Что?!!! – Я от бешенства задохнулся. – Ты с кем разговариваешь, Дракон? Ты совсем уже страх потерял в своих лесах? Я тебя убью, лично! И прямо сейчас, немедленно!!!

– Хватит уже истерить! Я не для того давал твоему отцу клятву на крови, чтобы терпеть оскорбления и подозрения от юнца! – Зло припечатал Таурэн.

При этом он спокойно стоял напротив меня, заложив руки за спину, всем своим видом показывая, что нисколько меня не боится. Нет, я знал, конечно, что каста маенов своеобразная. И что клятву на крови они дают только по своему собственному выбору, за что и ценятся. Потому что маен не предаст никогда. Но чтобы вот так, откровенно хамить своему господину?! Еще и юнцом меня обзывать?! Я зарычал и начал трансформироваться. Все, сейчас я буду его убивать!

– Повелитель, успокойтесь, – уже значительно почтительнее сказал Таурэн, – не стоит тратить свои силы и нервы на меня. Мое убийство Вам ничего не даст. К тому же, я не собираюсь защищаться. Так что, Вы не получите ожидаемого удовлетворения.

– Ты что, мерзавец, меня совершенно не боишься! – Я в растерянности остановился.

– Нет, не боюсь, – добил меня этот гад. – Я боготворил Вашего отца! Как воина, друга и Повелителя. И искренне полюбил его сына, которому буду служить, пока жив, но не из-за страха, а из любви и уважения. Вы же знаете, кто такие – маены. Так чего же изумляетесь?

– Я просто не привык к такому, согласись, хамскому отношению, – от изумления неожиданно для себя я начал остывать.

– Не берите в голову. Я ведь ни за что не позволю, хоть какой-нибудь, намек на непочтение с моей стороны при посторонних. Просто, мне показалось, что Вам сейчас нужна была встряска. Ваша невеста совершенно выбила Вас из колеи. Согласитесь, что это плохо, очень плохо. Вам нужны силы и злость. Ну, так и отыграйтесь на мне. Надеюсь, что это вернет Вам душевное равновесие.

–Ты, действительно, наглец, каких поискать! – Не выдержав, я расхохотался.

Это немыслимо! Никто еще не смел так со мной разговаривать. И тем удивительнее, что я до сих пор его слушаю, а должен был бы уже давно прибить. Гораздо за меньшие провинности многие ушли к Богам.

– Повелитель Грэммер, я просто очень долго живу на этом свете, – с грустной улыбкой проговорил Таурэн, – и многое повидал. Я не вправе обсуждать Ваш выбор, упаси меня Боги, но Ваша невеста – очень непростой человек, и она не похожа на наших женщин.

– А то я сам этого не понимаю, – недовольно буркнул я, уже полностью успокоившись. Почему бы не поговорить с этим, умудренным опытом, Драконом? Я хоть и псих, но предпочитаю из любой ситуации извлекать пользу. Вдруг, его советы мне помогут?

– Вот и подумайте над тем, чем ее взять. Уж поверьте мне, такие сильные натуры, как она, уважают только силу. Во всем – и в интеллекте, и в характере, и в эмоциях, и в силе. Если она почувствует, что Вы слабее ее, принцесса Вас просто бросит. Вам будет ее не удержать.

– Я это уже понял, не маленький. Но я не могу с ней совладать. Ее ни запугать, ни заставить. Я уже все мозги себе сломал. Так и хочется просто прибить эту девчонку!

Таурэн засмеялся:



– Мне знакомо это чувство. Таких женщин, как она, действительно, можно только убить, заставить их невозможно. Терпите. И гните свое. Она сдастся, рано или поздно. Но сдастся, если Вы будете сильнее и умнее. Эта девочка Вас любит. И это главное. Но ведь Вам этого тоже мало. Эта женщина нужна Вам ведь не просто так, ради ночей, проводимых с ней, она нужна Вам в качестве супруги. А это уже совсем другое дело, гораздо серьезнее и сложнее. Вам нужна спутница, достойная Повелителя Драконов. И Ваша задача – вылепить из этой дикарки именно то, что Вам нужно. Ведь так?

– Так. А ты, действительно, умен, – задумчиво произнес я, взглянув на этого Дракона по-другому.

Он очень точно понял ситуацию. Мне до этого никто не говорил об этом, хотя я сам понял уже давно, что такая невеста мне не годится. Маэлан был прав. Я поторопился с

подтверждением

помолвки

и, в результате, загнал себя в угол. К тому же, я полюбил эту женщину, и мне придется сделать из нее достойную супругу, иначе я не смогу.



– Я знаю, что, возможно, говорю сейчас о том, о чем лучше бы помолчать, но, мне кажется, для Вас это полезно знать. А в Ваш ум и находчивость я верю. Все должно получиться. У Повелителя Грэммера всегда получается все. – Уже с улыбкой закончил Таурэн. – А сейчас, отдыхайте, мой Господин. Я схожу за Вашей буйной невестой. Все будет хорошо. Никуда она от своей судьбы не денется.

С этими словами он повернулся и пошел в сторону леса.


Да, есть о чем подумать. Я теперь уже не жалел, что оставил его в живых. Он, действительно, умен. Надо присмотреться к нему повнимательнее. Хотя, мне кажется, что он не скоро еще вот так раскроется передо мной, если вообще раскроется. Обычно о таком либо молчат, либо говорят единожды.



Если судить о любви по обычным


ее проявлениям, она больше похожа


на вражду, чем на дружбу.


/ Ларошфуко /


Аня



Я ушла в лес, где просидела больше часа. Пришел за мной Таурэн и молча присел рядом.



– Ну и че, ты приперся? – Не глядя на него, буркнула я, – можешь отправляться к дьяволу вместе со своим Повелителем. Достали меня вы уже все по самую крышечку!

А потом я выдала витиеватую фразу на крепком и могучем русском мате!


Таурэн выслушал все это с невозмутимым видом, встал, но уходить, тем не менее, не спешил. Он стоял и откровенно потешался надо мной, наклонив голову набок и скрестив руки на груди.



– Принцесса, ты закончила, или мне еще подождать немного? – Насмешливо проговорил он. – Или ты предпочитаешь, чтобы я тебя притащил на поляну, перекинув через плечо?

– Пошел вон! Кому сказано?! – Я окончательно разозлилась.

Неожиданно Таурэн приблизился вплотную и прошептал ласковым и проникновенным голосом:

– Послушай, девочка, не стоит обольщаться. Я хоть и являюсь твоим телохранителем, но выполняю приказы Повелителя, и только его. И если он мне прикажет, то я сверну тебе шею очень быстро, и с большим удовольствием. Прошу не забывать этого никогда.

Они, что, оба решили меня пугать по полной программе?! Если так пойдет дальше, то живой мне до места не доехать, а если там меня ждет нечто подобное, то мои шансы на жизнь в этом мире стремятся к нулю, причем очень быстро и активно.

– Ну, так что, принцесса, ты как предпочитаешь возвращаться обратно? На мне или впереди меня? Я бы тебе не рекомендовал первое, так как Повелитель Грэммер еще не вполне отошел от твоих утренних выступлений. Как бы чего не вышло? – Насмешливо спросил он, откровенно издеваясь.

Пришлось идти обратно, как мне не было противно и досадно! Обложили, гады! Нет же от них никакого спасения!

Когда я вернулась на поляну, все уже было готово к отъезду, правда моим спутникам пришлось подождать, пока я позавтракаю. А что, аппетит я нагуляла! Так что, поела я с удовольствием, к тому же, хотелось хоть этим отомстить обоим вредным мужикам. Вот ведь, надо же, вроде не люди, а Драконы, но такие же сволочные, как и наши мужики. Мужики, видимо, одинаковы во всех мирах!

Отправилась я дальше на лошади Грэммера. А Вы попробовали бы с ним поспорить! Он так глянул на нас с Таурэном, что я испугалась, как бы у нас не образовался свежий труп, быстренько взобралась на лошадь впереди этого нервнобольного и всю дорогу помалкивала, в тряпочку. Кстати, молчала не только я. Грэммер тоже не рвался общаться со мной. Дорога проходила в тягостном молчании. Меня это уже начало напрягать. Наконец, улучив момент на очередном привале, я решила подвалить к Таурэну. Сложность была в том, чтобы Грэммер не увидел моих маневров, а то ведь, правда, убьет моего телохранителя. Не хочу брать грех на душу, хоть и бесил меня этот телохранитель уже знатно. Он дождется у меня. Доберусь ведь и до него! Или у Таурэна нет слабых мест? Да ну, бросьте! Слабое место есть у каждого. Главное – правильно его нащупать и расковырять.

– Таурэн, – начала я, когда мы остались одни, – ты не знаешь, что с Грэмом? Молчит всю дорогу, как сыч. Какая муха его укусила? – Хотя, я подозревала, кто и как его покусал.

– Ну, если тебе интересно мое мнение, то причина тебе, принцесса, известна лучше, чем мне. Не всем мужчинам нравится, когда испытывают их терпение. Настоящих мужчин это раздражает. Тебе, девочка, пора уже разбираться в таких вещах. Ты имеешь дело не с мальчишкой, а с Повелителем Драконов, если тебе это о чем-то говорит, – насмешливо закончил он.

– Таурэн, а вам всем не надоело бросаться на защиту вашего драгоценного Повелителя? Ему что, самому за себя постоять слабо?

– А ты попробуй! Тогда узнаешь – слабо, или нет, – раздался за спиной насмешливый голос.

Блин! Что за дурацкая привычка подкрадываться!



– Попробовать что? – Я повернулась к Грэммеру, – по-моему, мы с тобой уже достаточно всего напробовались. Может, хватит уже?

– Ну, ты не попробовала еще самого главного – быть моей женой. А вдруг, тебе бы понравилось? – Вкрадчивым шепотом проговорил Повелитель.

– Не стоит.

– Я думаю, у меня еще будет время и возможность убедить тебя в обратном.

Грэммер развернулся и пошел к лошадям, бросив небрежно:



– Трогаемся.

Вот ведь, гад! Обязательно надо, чтобы последнее слово осталось за ним!


К вечеру мы подъехали к городу. Слава богу, дорога подошла к концу. Правда, оптимизм мой несколько поутих, когда оказалось, что Повелитель с Таурэном будут въезжать через ворота, а вот мне предстоит пробираться через лаз в стене.


Так что, пришлось мне испытать все прелести нарушителя границы.


Тропинка к лазу оказалась, довольно-таки, натоптана, из чего я сделала вывод, что она пользуется огромным спросом. Скорее всего, это был путь контрабандистов. Ни за что не поверю, что стража ничего не знает об этом лазе. Наверняка, имеют охранники, в качестве платы за незаконное проникновение в город, не хило. Именно поэтому, я думаю, я и прошла без приключений. Правда, извозюкалась, пока пролезала через дыру в стене, знатно.



– Блин, а получше место для пересечения границы ты найти не мог, – недовольно проворчала я, безуспешно отряхиваясь от глины и, бог весть еще от какой, пакости.


– Не переживай, моя прелесть, скоро прибудем на место, отмоешься, – постарался утешить меня Грэммер, принимающий " нарушительницу государственных рубежей" по ту сторону стены, а сам, гад, давился при виде меня от смеха.

– Смейся, смейся! Ничего, я всем верну долги, будьте уверены, – с досадой пробурчала я, отпихивая руки этого нахала, который, естественно, постарался воспользоваться ситуацией в своих целях.

Повелитель обиженно запыхтел, но шаловливые конечности оставил при себе. Потом он обстоятельно и долго объяснял мне, как пробраться по узким и темным улочкам города до места наиболее коротким и безопасным путем, так как к гостинице мне предстояло пробираться тоже тайком, а значит в одиночку, по легенде Грэммер путешествовал вдвоем со своим телохранителем. Рассказывал он мне все это, пока я на него не заорала, что я не дегенератка и не тупая, что понимаю с первого, а не с двадцать первого раза, как он думает. Между прочим, в этот раз мужику попало ни за что. Если бы не его нудность и дотошность, я плутала бы по этому городку годами, ни разу не оказываясь в одном месте. Лабиринты у них тут жуткие! Как жители здесь ориентируются?

В номер я поднималась через балкон. Слава богу, хоть здесь все прошло без приключений.

Но все когда-нибудь заканчивается. В номере гостиницы, который снял Грэммер, нам, наконец-то, удалось нормально помыться и привести себя в порядок. Мое право мыться первой, слава богу, никто не оспаривал. Мужчины терпеливо ждали, когда я закончу, хотя, если честно сказать, я старалась, как могла, не торопиться. Но мужики мне попались стойкие. Терпели. Ха! Интересно, насколько у них, в конечном итоге, хватит терпения.

После купания мои спутники решили спуститься вниз, чтобы поужинать, а заодно разведать обстановку. Я довольствовалась куском холодного мяса и хлебом. Теперь уже мне придется потерпеть, ничего не поделаешь, нужно поддерживать легенду. Грэммер сказал, что никто не должен даже заподозрить мое присутствие, иначе у нас будут проблемы. И знаете, я ему как-то сразу поверила.

Засыпать я не спешила, так как у меня была еще последняя на сегодня "

мстя

" Повелителю.


Я как можно соблазнительнее устроилась на кровати, приспустив одеяло так, чтобы были немного видны пикантные подробности моего тела, взяла в руки расческу и стала ждать. Вернувшемуся Грэммеру предстала дивная картина: в кровати сидит полуголая девица и с томным видом расчесывает волосы. При виде этого зрелища Грэммер нервно сглотнул и, сняв перевязь с оружием, начал расстегивать камзол.



– Грэм, что ты делаешь? – Как можно жеманнее спросила я.

– Собираюсь лечь спать, – ответил Грэммер, не открывая взгляда от моей полуобнаженной груди.

– Ты знаешь, Грэм, здесь очень уютно и тепло, сегодня мне не понадобится грелка. Так что, можешь себя не утруждать, – ехидно заметила я.

– Грелка? Я для тебя грелка?! – Грэммер побледнел.

Заметно трясущимися руками он застегнул камзол, одел перевязь и ни слова больше не сказав, вышел из комнаты. По-моему, я перестаралась…..


Слезы женщины трогают,


у мужчин они бывают настоящим


растопленным свинцом, потому что


для женщины слезы бывают


облегчением, для нас же пыткой


/ Джордж Байрон /



Грэммер Эрам Дэвеш



Закрыв дверь, я долго стоял, уткнувшись в нее лбом. Нет, ну надо же, какая стерва! Наконец удалось взять себя в руки, и я повернулся к Таурэну, который с невозмутимым видом стоял и ждал, когда его Повелитель "

подберет

сопли

". Сколько же можно? Сколько я еще буду из-за этой мерзавки позориться перед подданными?



– Я иду в город, один, – пояснил я, увидев вопрос во взгляде Таурэна. – Ты остаешься здесь. Что?! Тебе что-то непонятно?!

– Я все понял. Я остаюсь здесь, – ответил мой маен, всем своим видом показывая, что его это не касается.

Правильно! В чем, в чем, а в уме и опыте ему не откажешь. Не надо мне сейчас перечить, ибо это смертельно опасно. Если ему один раз повезло, и он остался жив, то не факт, что повезет снова.

Я спустился вниз и, стараясь ни с кем не столкнуться, вышел из гостиницы. Холодный ветер обдувал мое пылающее лицо, но мне это не помогало. Меня душила злость! Моя "

горячо любимая невеста

" обнаглела до предела. Это уже переходит все границы! Я, как последний дурак, надеялся на ночь любви, а она…. Так унизить меня! Почему я все это терплю?! Сколько можно надо мной издеваться?! Она мне уже всю душу вывернула и закрутила в узел. И ведь не сделаешь ей ничего! Рука не поднимается. Ну, не могу я ее ни наказать, ни обидеть. Когда довел ее до слез, стиснув покрепче, чтобы показать силу и напугать, то потом полночи не мог спать, совесть мучила. Не в силах я видеть ее слезы! Но сегодня пусть идет к демонам! Зараза! Мерзавка! Утешиться я могу не только в ее постели. Очень много она на себя берет. До Веселого Переулка, куда я направлялся, было недалеко…


К моему разочарованию, поход за утешением не удался, так как снятую шлюху я отымел с такой злостью и яростью, что несчастная еле выползла из-под меня. Хорошо хоть, женщина попалась здоровая и выносливая. А вот мне разрядка не помогла нисколько. Я просто выплеснул на бедную женщину свое раздражение, но боль свою выплеснуть никак не мог, она осталась при мне, глубокой занозой, не давая мне покоя и облегчения.


И вот теперь, я сидел на берегу реки и рыдал, как пацан! Последний раз я давал волю слезам, если мне не изменяет память, еще, когда мне не было и ста. С того возраста я предпочитаю заливать свое горе, как настоящий Дракон, кровью врагов, а не слезами. И вот, сижу и лью слезы. Повелитель Драконов Лорд Грэммер Эрам Дэвеш льет слезы! И из-за кого? Из-за женщины! Я опустился дальше некуда! По-моему, от такого позора небо должно уже было рухнуть мне на голову, странно, что этого не происходило.


Сколько я так просидел – не знаю. Передумал все, что можно. Строил разные планы, как обуздать и подчинить эту женщину, и понимал, что все зря. Все мои хитроумные планы она разрушит собственной непредсказуемостью. А она так и будет меня позорить. И я буду все это терпеть?! Да, куда я денусь? Конечно, буду терпеть, и пытаться слепить из нее хоть что-то похожее на спутницу Повелителя, ну хоть самым отдаленным образом, все будет легче, чем сейчас. Боги, ну в чем я так сильно провинился, что вы послали мне это пожизненное наказание?! Будь проклят тот день, когда я предложил ее отцу заключить этот брак! Знал бы, что за сокровище вырастет, держался бы подальше. Не иначе, как демоны преисподней внушили мне в недобрый час, что надо привести эту бестию в наш мир. Ну, ладно, я, а Драконы остальные, в чем они так провинились, что им послана была эта кара? Она за считанные недели перевернула весь мой дворец с ног на голову! А если ее пустить дальше, без надзора и опеки с моей стороны? Что она сотворит? Как в таком случае выжить государству Драконов?


Короче, вывод один: терпи Грэммер, терпи за всех Драконов, в том числе, может когда-нибудь тебе это и зачтется. Все равно я без нее не смогу, какой бы дрянью она не была иногда. С этими мыслями я встал и побрел обратно в гостиницу, к своей мучительнице.




– Меня могут убить, а мне это не по душе.


/ К-ф "Город грехов" /



Аня



Что-то стыдно мне стало, когда Грэммер без слов свалил из комнаты. Может зря я с ним так, все же жалко мужика. Он же не виноват в том, что влюблен. К тому же не привык, чтобы его посылали, да еще так откровенно.


"

А тебе-то, милая, разве не хреново без него? Может ты поэтому и придумываешь для него всякие пакости, чтобы развлекаясь таким образом, заглушить свою боль? Себе не ври, хотя бы

". – Наконец, решилась я задать себе вопрос, который просто витал в воздухе последнее время.


Конечно, все правильно. Не надо себе лгать. Мне очень плохо! Плохо так, что на стенки лезть хочется, а еще хочется выть, как обыкновенная деревенская баба, с надрывом и причитаниями, как по покойнику. Только не могу я никак схоронить свои чувства к этому Дракону. А как тут хоронить, если он все время маячит у меня перед глазами.


Поэтому, у меня постоянное раздвоение личности из-за него. Я разделилась на две непримиримые, противоборствующие группировки: чувства и разум. Все союзники разума, как то ум, здравый смысл и иже с ними, были против Грэммера, категорически и бесповоротно. Причем, доводы приводились очень даже правильные, логически выверенные и, само собой, разумные. Противоположная же сторона, куда входили тело, сердце, душа и прочие "

несознательные элементы

", посылали все доводы разума по известному всем адресу. Как доказали показательные выступления Грэммера, адрес этот был известен даже Драконам.


И вот эти две стороны никак не желали идти на какие-либо компромиссы друг с другом, а страдала, естественно, я. Кто же еще?! И сколько будет продолжаться эта война, сколько мне еще метаться между чувствами и разумом, одному богу известно!


Мою горестную исповедь самой себе прервал осторожный шорох возле окна. На занавеску падал свет от ночного светила, (в этом мире был свой аналог луны, пусть тогда луной и будет называться) и я увидела легкую тень, скользнувшую от балконного проема в комнату.


Оп-п-паньки! А у нас, похоже, гости! Гостям я, конечно, рада. Но не ночью же, и почему не через дверь? Приличные люди по ночам в гости через балкон не ходят. А для неприличных у нас есть, чем их встретить!


Стараясь, чтобы ни один звук не возник, я сползла с кровати и нащупала на прикроватном столике кинжал. Стальная рукоятка привычно легла в руку, холодя и придавая уверенности, мозг успокоился и заработал ясно и расчетливо.


Предвидя, что ночной гость будет красться к изголовью кровати, именно там я и притаилась, благо комната была большой, а лунный свет дальше пространства перед окном не распространялся. Слева раздался еле слышный шорох, незнакомец, как я и предполагала, пробирался к кровати.


"

Двигается он, как бегемот, тоже мне, ниндзя

", – злорадно подумала я.


Ну, тем лучше для меня. Если бы он был также осторожен, как и я, то мне бы ни за что не услышать его маневры у окна, все же комната была большой. А так, у меня, может быть, есть шанс. Я замерла, практически перестав дышать.


Мужчина, я была уже в этом уверена – запах был мужской, уже сопел довольно близко.


"

Хоть бы помылся, отправляясь на дело, разит от него тоже как от бегемота

", – снова подумала я с тихой радостью. Значит, ориентироваться буду еще и на запах.


Удача решила, что не все поднесет мне на блюдечке, придется немного постараться и мне самой. Это стало ясно, когда я услышала, что убийца (а кто же еще? С цветами так не приходят) подбирается к кровати с другой стороны. Значит, надо ждать до самого предела, чтобы потом перемахнуть через кровать одним прыжком, а она, зараза, широкая. Ну да, жить захочешь и не через такое перемахнешь. А жить я хочу, несмотря на все неприятности. Так что, будем за себя бесценную драться.


Мне повезло, выбрала я момент практически идеально. Одним махом преодолев кровать, я прыгнула точнехонько перед незнакомцем. Он даже пикнуть не успел, как я его уже прижала к стене, приставив к горлу кинжал.



– Не дергайся, а то, вдруг, зарежу нечаянно в темноте, ножичек-то острый, – проникновенно посоветовала ему я, – Таурэн, – уже громче позвала я своего телохранителя.

Ага, охраняет он мое тело! Зашибись! С таким охранником без башки останешься, а он и не заметит. Будет потом доказывать Грэммеру, что не виноват. А у того разговор короткий. Так что, развлекаться в аду, если что, будем мы с Таурэном на пару.

Самый обидный промах


бывает в выборе цели…


(из Справочника снайпера)


/ Йозеф Швейк /




Грэммер Эрам Дэвеш



Я поднялся на второй этаж и только завернул за угол, когда увидел, что Таурэн вдруг резко вскочил и бросился в комнату. Демоны! Что-то случилось! Я убью его, если он не уберег мою девочку! С руганью, я рванул за ним. Когда я вбежал и зажег освещение, то увидел, что моя невеста прижала к стене незнакомца, у горла его она держала кинжал. Хвала Богам, жива!


Я сделал знак своему маену, чтобы он проверил под окном. Таурэн кивнул и бесшумно выскользнул за дверь. Увидев меня, незнакомый молодой парень сник.



– Отпусти его, я все контролирую, – попросил я Аниам.

– Да, пожалуйста, – пожала она плечами, опуская кинжал. – Шастают тут некоторые по ночам, спать мешают.

Парень опустился на корточки, прижавшись к стене и затравленно глядя на меня. Он заметно дрожал.

– Ну, судя по твоей реакции, ты понял, кто перед тобой?

– Ты – Повелитель Драконов Грэммер, – обреченно пробормотал парень.

– Вот и хорошо, что сразу узнал меня. Проще будет все тебе объяснить. Значит так, парень, у тебя два выхода. Если ты все рассказываешь, то умираешь быстро. Если вздумаешь молчать, то тоже умираешь, но в муках, и все равно все рассказываешь. Все рассказывают, – жестко проговорил я, глядя парню в глаза.

Он побледнел.



– Что ты выбираешь? Будешь говорить сам?

– Да, – прошептал обреченный и уронил голову на грудь.

– Чудненько, с эти мы определились. Сколько вас здесь?

– Трое.

– Уже нет, – проговорил, появившийся в окне, Таурэн. – Двое караулили у окна, – пояснил он, повернувшись ко мне.

– Зачем вы пришли? – Продолжил я задавать вопросы.

– За ее жизнью, – кивнул на Аниам парень.

– Сколько вас всего, кто вас нанял?

– Десять. Кто нанял, не знаю. Знает об этом только старший.

– Все десять – люди, как и ты, или есть Драконы?

– Не знаю, я не владею магией и не могу видеть ауру. По крайней мере, выглядят, как люди, при мне никто из них не обращался. А как на самом деле, кто вас, Драконов, поймет? – Обреченно вздохнул этот неудачник.

Да уж, людям с Драконами не просто, сам знаю. Не любят нас люди. Не любят и боятся.

– Аниам, – повернулся я к Принцессе, – мы уходим, собирайся.

– Уже, – ответила Аниам и шагнула к окну.

Ни тебе истерик, ни тебе вопросов. И это после нападения на нее. Неожиданно, но похвально. Уважаю. А Таурэну я это еще припомню, ведь защищаться моей невесте пришлось самой, и жива она благодаря не его умению, а своему.

– Таурэн, займись, встретимся с той стороны, возле лаза, – кивнул я в сторону неудавшегося убийцы, который не только побледнел, но и застучал зубами. Я посмотрел ему в глаза. – Я выполню свое обещание, ты умрешь быстро. Считай, что тебе просто не повезло в этой жизни.

Нужно уносить хвосты как можно быстрее и дальше отсюда. Может парень и прав, и среди наемников нет Драконов, тогда все нормально, а если есть хоть один, то у нас проблемы. А если Драконами были они все, этот неудачник ведь не маг, его довольно просто обмануть, то у нас очень большие проблемы. Не стоит искушать судьбу. Как-то проверять мне свою догадку не хотелось.


В случае опасности бегемот мысленно


разгоняется до двухсот километров в час.


/Михаил Мамчич /



Аня



Выбрались мы через балкон. Грэммер спустился первым, за ним я. Когда он подхватил меня у земли, в нос ударил запах духов, дешевых духов. Я невольно поморщилась. Меня опять захлестнула ревность. Вот ведь, пес шелудивый, котяра долбанутый! Я ему точно когда-нибудь яйца отрежу! Я с трудом взяла себя в руки и покосилась на Грэммера. Вроде бы, не заметил моей реакции.



– Таурэн? – Спросила я, кивнув на окно.

– Догонит позже, – коротко бросил Грэммер.

Уточнять я не стала, а что уточнять? Понятно все и так. Вы можете удивляться, почему меня это не коробило. А почему меня должно это коробить? Все нормально. Диверсанты пленных не берут. А мы были сейчас, как диверсанты в тылу врага. К тому же, ну не жалко мне было человека, который пришел меня убить. Кому-то из нас двоих в эту ночь должно было не повезти. Естественно, я была за то, чтобы не повезло ему. Себя-то ведь жалко! Так что, вперед!

Мы устремились по узким улочкам городка в сторону лаза. Грэммер уверенно шел впереди по ночному городу, идеально ориентируясь среди лабиринта домов. Выбравшись наружу, за городскую стену, останавливаться не стали. Привал сделали только в лесу, где нам предстояло дожидаться Таурэна.

– Ты как? – Глядя мне в глаза, спросил Грэммер.

– Нормально.

– Не скандалишь, не споришь. Даже удивительно.

– Во время операции не принято комментировать поступки и приказы старшего, – пожав плечами, объяснила я. Он, что меня совсем невменяемой считает? Я что, по его мнению, совсем не знаю, где и как себя надо вести? – У тебя не будет со мной проблем во время похода.

– Рад это услышать, – усмехнулся Грэммер и попытался меня приобнять.

– От тебя пахнет женскими духами, – пробормотала я, отстраняясь.

– Извини, не успел вымыться, – смутился он.

– Мне все равно. Просто духи дешевые.

– Нет, тебе не все равно. Было бы все равно, не говорила бы. И под окном тебя мучила ревность, я это почувствовал, – упрямо проговорил Грэммер.

– Грэм, не начинай. Сейчас не время и не место.

– Ты права, – легко согласился Грэммер. – Подожди здесь, я осмотрюсь и схожу за Таурэном.

Я согласно кивнула, и он бесшумно исчез. Вернулся Грэммер минут через десять, уже вдвоем с Таурэном. Тот был, как всегда, невозмутим.

– Значит так. Выдвигаемся прямо сейчас. Нужно как можно больше пройти до рассвета. Желательно, добраться до Дикой горы. Там можно будет осмотреться. Двигаться будем с твоей Аниам скоростью. – Грэммер вопросительно посмотрел на меня. Я согласно кивнула.

– Вот и хорошо, – удовлетворенно проговорил он. – Собирайтесь. Брать с собой только оружие. Все лишнее закопать. Через десять минут выходим.

Я проверила свое оружие, все лямочки, тесемочки, попрыгала, поймав уважительный взгляд мужчин. Заколебали! Я что, должна каждый раз напоминать им, что я боец. Наконец мы вышли, а если быть точнее, то выбежали. Когда я узнала, на каком расстоянии находится эта самая Дикая гора, то поняла, что двигаться придется с максимальной скоростью.

И мы понеслись сквозь ночной лес. Вы когда-нибудь бегали в лесу? Если нет, то вам очень крупно повезло. Потому как приятностей тут мало, а если точно, то их нет вообще. Первые несколько сотен метров мне пришлось тяжко, в отличие от моих спутников. Эти двое скользили по траве, почти не касаясь ее, легко и бесшумно. Я, по сравнению с ними, двигалась, как слониха – не скажу, что очень медленно, но очень громко. Но постепенно тело вспомнило все свои навыки и рефлексы. Я вошла в ритм, дело пошло на лад. Да и Грэммер перестал оглядываться, что до этого жутко раздражало. Я и так понимала, что неуклюже двигаюсь, а этот гад еще больше разжигал во мне комплексы. Но он постепенно тоже поймал мою скорость, которую я теперь, наконец-то, стабильно держала.

Это был гонка со временем. Из головы ушли все мысли. Только бег, все сосредоточено на нем. Правая нога, левая…. Кочка…Прыжок…Камень… Прыжок…

Неожиданно у меня открылось что-то вроде второго дыхания. Хотя, это не совсем точное описание. Ощущения мне были не знакомы. Я не могу это объяснить, но в какой-то момент я начала двигаться с запредельной, как я до этого думала, скоростью. Ноги мои едва касались травы. Невероятно, но я обогнала Грэммера. Он мгновенно сориентировался, опередил меня, успев крикнуть слова одобрения, и побежал с новой моей скоростью. Наконец мы добрались к подножию большой горы. Взобравшись по камням метров на сто, сделали привал.

– Что это было? – Спросила я, тяжело дыша.

– Ты становишься, наконец-то, Драконом. Я же тебе говорил, что ты одна из нас. – Улыбаясь, ответил Грэммер, протягивая флягу с водой.

Прополоскав рот, я возвращаю ее обратно, снова ловя одобрительный взгляд Повелителя.

– Я не нуждаюсь в твоей похвале. Не утруждайся. – Резко бросила я Грэммеру и пошла искать уединения за камнями. Когда я вернулась, то обнаружила своих спутников, что-то напряженно разглядывающими внизу.

– Что? – Коротко спросила я.

– Все-таки Драконы, – прошептал Грэммер и кивнул вниз. Я с трудом разглядела что-то движущееся у кромки леса.

– Все семеро? – Уточнила я. Все же мне до их зрения еще далеко.

– Да, – с тревогой в голосе ответил он, бросив быстрый взгляд на Таурэна. Тот только отрицательно помотал головой.

– У нас проблемы? – Опять спросила я.

– И серьезные. Взлететь нам не дадут. Нападут и собьют на взлете.

– Тоже мне, истребители, – фыркнула я. – Я так понимаю, нам не уйти? Значит, надо принимать бой.

– Их семеро, а нас двое. – Ответил мне Таурэн.

– Нас трое, – зло повернулась я к нему.

Задолбали меня эти двое! Они что, совсем меня в расчет не берут? Я может в своей жизни еще побольше их дралась и убивала. Ну, насчет побольше я, конечно же, погорячилась, но ведь не мало?

– Аниам, это Драконы. Так что, нас двое, – тихо сказал Грэммер. – Не обижайся, но ты с трудом выстоишь даже против одного Дракона – наемника.

– Значит, нужна засада. Послушайте, мужчины, – я упрямо посмотрела на них, собираясь в очередной раз шокировать. Только бы поверили! – Я прошу отнестись к моим словам со всей серьезностью и непредвзятостью. Я специалист, даже по сравнению с вами, по засадам. Если будем делать все, как я скажу, то у нас есть шанс. Вот, смотрите, – я начала рисовать на песке. – Двигаются они друг за другом. Если вы возьмете на себя первого и последнего, то на пятерых у меня уйдет секунды три-четыре, не больше. Встать нужно так. Ты здесь, ты здесь, а я здесь. Засаду нужно делать вон там, по ветру. – Я показала рукой на группу валунов, вытянувшихся вдоль тропы.

Грэммер вопросительно глянул на Таурэна. Тот, чем меня удивил, согласно кивнул.

– Говори: куда и как вставать, – решительно сказал Грэммер, поднимаясь.

– Сколько им до нас идти?

– Около часа.

– Успеем, – вставая, кивнула я. – Пошли. Еще только один вопрос. Куда бить, чтобы убить Дракона сразу и наверняка?

– Только сердце, оно расположено в человеческом облике стандартно для человека. – В упор глядя на меня, ответил Таурэн.

Я кивком дала понять, что поняла.


Дойдя до намеченного места, я расставила мужчин по определенным мною местам, показала им условный знак для отсчета, и мы принялись ждать.


Преследователи, видимо, снизили темп, так как двигались медленно и осторожно. Неужели что-то почувствовали? Мы замерли. Когда первый поравнялся с Таурэном, я подняла вверх раскрытую ладонь, и начала обратный отсчет, загибая по одному пальцы. Когда преследователи выстроились так, что первый поравнялся с Грэммером, а последний оказался напротив Таурэна, я сжала руку в кулак и бросилась вперед, начиная в прыжке метать ножи. Через несколько секунд, как я и говорила, все было кончено. Бедолаги даже не успели понять, что произошло. В живых, по договоренности, оставили одного, которого оглушил Грэммер. Он быстро застегнул на нем ошейник, как я уже знала – блокирующий, связал и стал ждать, когда наемник придет в себя, чтобы допросить. У меня начался "

откат

". Я давно никого не убивала. Меня трясло мелкой дрожью, когда я села на ближайший камень.



– Ты как? – Обеспокоенно спросил, присевший возле меня на корточки Таурэн, и протянул мне флягу.

– Нормально, давно не приходилось убивать, – раздраженно ответила я, взяв флягу и делая глоток.

Мне было стыдно за слабость. Я не думала, что будет так плохо. Отхлебнув из фляги, я задохнулась. В ней была отнюдь не вода. А, нормально! То, что надо в данной ситуации!

– Никогда не видел ничего подобного! – Восхищенно проговорил Таурэн. – Научишь потом?

– Что, профессиональный интерес? – Ехидно спросила я своего телохранителя.

У меня уже появились подозрения, пусть пока еще смутные, но все же, что маен – это не просто воин, а скорее всего убийца на службе Повелителя. Просто, спросить Грэммера, напрямую, об этом Драконе не было времени. Все как-то не до этого. Но надо будет поинтересоваться. Одни эти его угрозы, по поводу сворачивания моей шеи, о многом говорят.

– Ну, я вижу, что тебя тоже учили убивать, – усмехнувшись одними губами, проговорил Таурэн, – и качественно убивать, надо сказать, – добавил он, уже без улыбки.

– Учили, учили, – с досадой ответила я.

Мне не очень нравилось обсуждать с кем– либо эти свои таланты. Я бы и демонстрировать их не спешила, если бы не нужда. Все же убийство – есть убийство, и тут совершенно нечем гордится, в таких случаях стараешься об этой неприятной издержке своей профессии просто побыстрее забыть и не вспоминать.

– Ладно, принцесса, не переживай так. Повелитель все поймет правильно. Он ведь тоже не неженка, а воин, – вздохнув, проговорил Таурэн, поднявшись, – надо помочь Повелителю с допросом.

Умный гад! Понял, чего я боюсь. А какой женщине будет приятно, если мужчина будет видеть в ней убийцу? Женщина должна быть слабой и нежной. А лучше, чтобы она еще была глупой и покорной. У меня мой супруг ничего не знает ни о моей прежней профессии, ни о моих специфических талантах. Да его бы удар хватил от страха! А перед Грэммером я и так уже умудрилась предстать во всех мыслимых и немыслимых неприглядных ситуациях. Еще только в роли убийцы не хватало выступить. Хотя, по идее, мне должно быть все равно, я же с ним рассталась. А вот, получается, что не все равно, что он будет обо мне думать и как он будет ко мне относиться. Но мне было неприятно слышать, что кто-то догадался о моих тайных мыслях, поэтому я упрямо сказала:

– Мне абсолютно все равно, что будет обо мне думать ваш Повелитель, потому что мне глубоко наплевать и на него, и на Драконов в целом. Я сама по себе, и не собираюсь ни перед кем отчитываться за свои поступки.

– Ну-ну, пой пташка, пой! – Засмеялся Таурэн и, не дав мне ничего возразить, быстрым шагом отправился к своему любимому Повелителю.

Вот, гад ехидный!


Я же не стала дожидаться, когда Грэммер начнет допрашивать нашего преследователя. На сегодня впечатлений мне достаточно! Я ушла подальше, уселась в тени одинокого дерева, чудом выросшего среди камней и, закрыв глаза, попыталась задремать. В голове все время прокручивались кадры скоротечной схватки. Поняв, что уснуть так и не удастся, я пошла бродить среди камней. Выбрав себе новое место на краю скалы, я опустилась на камень и сидела, просто глядя вдаль, представляя, что однажды полечу. Судя по словам Повелителя, это должно произойти довольно скоро. Я, честно говоря, не представляю, как я смогу это сделать. Я панически боялась высоты. Подозреваю, что нашей "

пешеходной прогулкой

" мы обязаны именно моему страху. Грэммер не захотел меня пугать, поэтому и принял решение идти пешком. На лошадях здесь не пройдешь. Или лететь, или пешком. Передо мной расстилалось бескрайнее зеленое небо. Не смотря на свой дикий, в моем понимании, цвет, смотрелось оно завораживающее. Я попыталась представить, как в нем парю и не смогла. Я вообще не могла представить себя Драконьей "

тушей

". Согласна, Драконы красивые, но все-таки такие туши! Интересно, а плеваться огнем я смогу?



– Сможешь, не переживай, и летать ты сможешь, – ответил мне спокойный голос Грэма.

Я обернулась. Я что, разговаривала вслух? Капец! Мое лицо залила краска. Грэммер подошел и сел рядом.

– Не смущайся, в твоих мечтах нет ничего стыдного. Все Драконы мечтают о небе.

– Каково это – летать?

– Это самое прекрасное для Дракона! Ни с чем несравнимое чувство свободы и мощи! Власти над всем миром! – Восторженно сказал Грэммер, глядя в небо. – Ты не представляешь, как мне хочется быть с тобой рядом во время твоего первого полета! Научить тебя чувствовать небо, любить его, повелевать им.

Он притянул меня к себе и поцеловал. Я не сопротивлялась. Мне сейчас было это просто необходимо. Боже, какое это все-таки счастье! Чувствовать его губы на своих губах, а руки на своем теле. Его поцелуи становились все более настойчивыми, а руки более решительными. Грэммер, глухо застонав, опустил меня прямо на огромный камень и придавил, дрожа и бормоча слова нежности. Я стонала и извивалась под его телом, накрывшем меня. Что мы творим? Мозг отключился, а тело требовало только одного – утоления сжигавшей его страсти, и у меня не было сил противиться этому желанию. Рядом с этим мужчиной я теряю всю свою волю, я как воск в его руках. Слава богу, Грэммер остановился, выругался вслух, и наконец, смог от меня оторваться. Мне бы самой ни за что с этим было не справиться. Мы оба тяжело дышали, меня била дрожь.

– Знаешь, любимая, у мужчины есть предел его самообладания, когда он еще способен себя контролировать. Не хотелось бы через него перешагнуть, – хриплым голосом, наконец, смог проговорить Грэммер. Его глаза полыхали чернотой, а руки, которыми он все еще удерживал меня, заметно подрагивали. – Я, конечно, не прочь заняться с тобой любовью, но только не на камнях, – говоря так, он, тем не менее, не отпускал меня. Было видно, что внутри Грэммера происходит борьба, и дается ему это нелегко. Но вот, похоже, он с собой окончательно справился. – Давай возвращаться. Еще немного, и все это плохо кончится. – С этими словами он, наконец, решительно поднялся и протянул мне руку.

Вот в этом я была с ним абсолютно согласна. Только экстремального секса мне сейчас не хватало для полного счастья. Я оперлась о его руку и тоже поднялась с камней.

Несколько минут мы просто молча стояли, стараясь не смотреть друг на друга. Наконец я решилась задать вопрос:

– Ну, что нового вы узнали?

Не так, чтобы мне это было очень уж интересно, скорее, чтобы прервать наше неловкое и тягостное молчание. По-моему, Грэммер обрадовался возможности начать разговор. Он, видимо, тоже себя неловко чувствовал после этой неожиданной и безумной вспышки взаимной страсти. По крайней мере, ответил он с явным облегчением в голосе:

– Не особенно нового, но, очевидно, теперь сняты все вопросы. Нанял Драконов лорд Каркнэш. Я, правда, не уверен, что это была единственная группа. Так что, задерживаться нам не стоит. У наемников был с собой запас продуктов, это избавит нас от необходимости добывать пропитание. Сейчас перекусим и через час отправляемся. До ночи нужно добраться до реки.

Я согласно кивнула. А что? Не до щепетильности. Если надо, воспользуемся содержимым мешков убитых нами Драконов. Подумаешь, бывало и хуже. Это только в фильмах раздевать мертвых не хорошо, в жизни бывает и страшнее.


* * *


Поев и приведя себя в порядок, мы отправились дальше. Позволили себе только небольшой привал на вершине горы. Все-таки, подъем отнял много сил. Склон горы с другой стороны был покрыт лесом, так что, спускаться было полегче. К сумеркам мы добрались до обещанной реки. Правда, рекой ее можно было назвать с большой натяжкой. Так, большой ручей, глубиной буквально по колено. Если бы я знала, что мне предстоит, то поостереглась бы так пренебрежительно и легкомысленно отзываться об этой водной преграде, но я не знала, поэтому рассуждала именно так. Пока мы устраивались, Таурэн вернулся с добычей. Принес он тушку зверька, похожего на большого зайца, только с маленькими ушами. Мужчины разожгли костер, выпотрошили тушку, и мы смогли нормально поесть. Я им в хозяйственных делах не помогала, я просто валялась на одеяле без сил. Все-таки, до их выносливости мне еще далеко. Правда, сегодня Повелителю не пришлось кормить меня силой. Уминала я за обе щеки.


Я приканчивала уже третий кусок мяса, когда, неожиданно, почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Повернувшись, я увидела огромную овчарку. Ей богу, самую настоящую овчарку, шикарного чепрачного окраса, правда, значительно крупнее стандартного для овчарок размера. Пес стоял и пристально смотрел на меня умными глазами. Я замерла. Мне, вдруг, ужасно захотелось завести себе собаку. Я представила, как выращу и воспитаю из щенка верного и преданного друга. Мы будем с ним все время вместе, мне не будет так одиноко в этом мире. А овчарка вообще идеальный вариант, так как я люблю эту породу больше других. Надо только узнать, как раздобыть щенка.



– Привет! Ты откуда взялся? – Я шагнула к Собаку и протянула ему руку. Пес замер.

– Аниам, назад! – Мои мечты и размышления прервал истошный вопль Грэммера.

Но этим Повелитель не ограничился, а закинул меня себе за спину, схватив при этом прямо за шкирку, не особо церемонясь. Я обалдела, так как совершенно ничего не понимала. Овчар был совершенно не агрессивен, просто стоял и внимательно смотрел. Чего Грэммер так разошелся?

– Грэм! Ты чего? Совсем с катушек съехал? Напугал бедного Собака, сейчас вот убежит, а я еще познакомиться не успела.

С этими словами я решительно направилась в сторону пса. Тот склонил голову набок, рассматривая меня уже, как мне показалось, с удивлением. Грэммер опять рванул меня себе за спину. Да что ж такое, в самом деле?!

– Ты сбрендил?! Да отцепись ты от меня, припадочный!

Я пыталась выковырять себя из-за спины Повелителя, но этот Дракоша стоял насмерть. Пес не уходил. Ему, видимо, было жутко интересно, чем все это закончится.

– Аниам, это – трэмс! – Вопил Грэммер, как потерпевший.

– И что?! Он мне очень даже нравится! Симпатичный такой Собак. Отцепись от меня! Отстань! Я кому говорю?!

– Ты ненормальная? – Неожиданно спокойно, с надеждой спросил Грэм, взяв меня за плечи и развернув к себе лицом. До меня, наконец-то, начало доходить.

– Кто такой трэмс? – Шепотом спросила я, понимая, что это слово что-то значит.

– Ну, слава Богам, пришла в себя!

– Ты не ответил. Кто такой трэмс?

– Трэмсы – самые опасные хищники, умные, хитрые, безжалостные. Живут большими стаями. Где появился один трэмс, там жди еще несколько десятков. Боятся связываться они только с Драконами.

– Да?! Надо же! Опасный хищник! Никогда бы не подумала. Очень симпатичный такой Собак! Мне даже показалось, что я ему понравилась. – Я с сомнением посмотрела в сторону зверя.

Пес был невозмутим, явно опровергая страшные обвинения в свой адрес.



– Ага, очень даже понравилась. Именно такими дурехами они и любят закусывать

– Они едят людей?!

Я обалдела и, еще раз, внимательно посмотрела на пса. Он всем своим видом показывал, что все слова Повелителя не более чем, грязная клевета. Наконец, видимо посчитав, что он недостаточно убедителен, Собак лег и, положив голову на лапы, преданно заглянул мне в глаза, завиляв для большей достоверности еще и хвостом.

– Они едят все! – Грэммер, тем не менее, жестко вынес окончательный приговор Собаку, не оставив тому ни единого шанса на оправдание.

Псу, в конце концов, надоели наши препирательства, а может его оскорбили до глубины души грязные оскорбления и намеки Повелителя, особенно страшным было обвинение в людоедстве, и поэтому, лениво зевнув, Собак развернулся и потрусил в сторону леса.

– Ну вот, испугал и обидел, все-таки, бедного Собака. Вот что ты за человек? – Я укоризненно посмотрела на Грэммера. – Я хотела с ним познакомиться, попытаться приручить.

– Я не человек, а Дракон. – Упрямо проговорил Грэм. – А тебе неплохо было бы усвоить, что ты не на Земле. Трэмс не миленькая собачка, а опасный зверь. И пока ты не обернулась в Дракона, ты очень уязвима. Поэтому прошу, не отходи от меня. Стая где-то здесь, поблизости. Вожак и так проявил к тебе излишний интерес. Не обольщайся, интерес может быть чисто гастрономический, – ехидно заметил он в ответ на мою самодовольную улыбку. – Пойми, почти все живое интересует трэмсов только в качестве еды. Аниам! Ты меня слышишь?!

– Да, слышу я, слышу! Какой ты, все-таки, нудный! А щеночка я себе все равно заведу. Вот так! А теперь я хочу помыться. – После этих слов я повернулась к Повелителю спиной, всем своим видом показывая, что разговор окончен, и направилась в сторону ручья.

Проходя мимо Таурэна, который все это время молча наблюдал за нами, я показала ему язык. Маен Повелителя обалдел и отшатнулся от меня, как от больной. Я про себя хихикнула. Приятно, все-таки, держать этих мужиков в тонусе. А правильно, нечего им расслабляться. Грэммер опять довел меня до ручья и обратно под конвоем. Слава богу, сегодня обошлось без скандала и драки! Наверное, мы оба слишком устали для того, чтобы доставать друг друга. По крайней мере, я уж точно! Пакостей я ему тоже больше не делала. Во-первых, я посчитала себя достаточно отомщенной, а во-вторых, мне было просто лень. Поэтому, вернувшись от ручья, мы просто мирно легли спать. Я долго не могла уснуть, прокручивая снова и снова встречу c овчаром, представляя, что когда-нибудь у меня будет маленький пузатенький щеночек, который со временем вырастет в такого же огромного зверя. Шикарно! К тому же, трэмс не случайно был так похож на земную овчарку. Скорее всего, эти звери и появились с Земли. А что, вполне достоверно. Попали, например, нечаянно в проход между мирами. А так как естественных врагов здесь у них не было, вот и превратились в самых опасных хищников. Еще бы, с овчарочьим-то умом и организованностью!

Ночью рядом с Грэмом мне было тепло и уютно. Что бы он ни говорил, а грелка из него просто отличная! Правда напоминать я ему об этом больше бы не решилась.


* * *


На рассвете Грэммер "

обрадовал

" меня. Может он удивлять! Как только мы свернули наш лагерь, мои спутники обернулись Драконами. От неожиданности я даже взвизгнула и отскочила в сторону. Предупреждать же надо!


Кстати, Дракон Таурэна был ярко коричневого цвета. Рожки, между прочим, у него были небольшие, как у Маэлана. Значит, их величина не зависит от возраста Дракона. Таурэну, как я уже знала было больше тысячи лет. А от чего зависит?


"

Аниам, тебе придется на меня забраться"

. – Раздался у меня в голове голос Грэммера.



– Ни за что, никогда, – прошептала я, отступая в ужасе. – Можете меня убить прямо сейчас, но я не полечу.

"

Не дури, мы не полетим. Мы только создадим видимость, что взлетели. Ты просто проедешься на мне до реки. Ну же, не бойся. Это, как на лошадке прокатиться. Девочка, не упрямься. Смелее"

. – Уговаривал он меня.


Сравнение Повелителя с лошадкой меня рассмешило, и я захихикала. Это помогло снять напряжение, и я решилась.



– И как мне на тебя забраться?

"

По лапе, садись между крыльями. Там есть углубление. Тебе будет удобно. Не бойся, не упадешь"

, – Грэммер наклонился и выставил вперед лапу.


Обреченно вздохнув, я полезла. Зрелище со стороны, видимо, было незабываемым, потому что, когда я закончила свое восхождение на гору под названием "

Грэммер

" и оглянулась, то увидела, что Таурэн сидит на своей огромной заднице и откровенно ржет. Он громко икал, а из ноздрей его шел темный дым. Зрелище сюрреалистическое!



– Заткнись, а то сейчас на тебя полезу, – пригрозила я ему и, наклонившись к морде Грэммера, тихо спросила, – А что, у меня тоже будет такой огромный зад?

"

Почему огромный? У тебя будет восхитительный зад. Я уверен"

. – Теперь заржал уже Грэммер. Из его ноздрей тоже повалил дым.



– Если будешь надо мной смеяться, обломаю рога, – пригрозила я, вцепившись в его шею мертвой хваткой.

й, полегче. Рога – самое ценное, что есть у Дракона!"

– Взмолился Грэм.



– Да-а?! А я всегда думала, что у мужчины самое ценное что-то другое. И не важно, Дракон он, или нет! – Теперь вместе с ними хохотала уже и я, только жалко, что дыма у меня, в отличие от Драконов, не было. Картина была бы еще та!

"

Все, хватит. А теперь серьезно. Аниам, когда будем на середине реки, тебе придется спуститься с меня в воду. Поняла?"



– Поняла, – сокрушенно ответила я.

Спорить сейчас с ним все равно бесполезно. Сидя на спине Дракона с ним, в принципе, лучше не спорить, а уж с этим Драконом и подавно. Он и в человеческом-то облике не подарок, а тут вовсе одним видом внушает уважение к себе. Одни коготки и зубки чего стоят! А уж ротик-то вообще! Я, если что, потеряюсь там, не найти будет никогда.

Когда мы доковыляли до середины реки, Таурэн взлетел. Почему доковыляли? А вы видели, как Драконы ходят пешком? Не видели? Вы многое потеряли. Это надо снимать на камеру и крутить в прокате вместо комедии. Аншлаг обеспечен. А чтобы хоть немного понимать, на что это похоже, представьте себе нечто среднее между грацией слонихи и бегемотицы. Причем, обе должны быть глубоко беременны. Я скатилась с Грэммера и плюхнулась в воду. Да уж, слезла я с него стремительно, ничего не скажешь. Пока я сидела в воде и отходила от экстрима "прокатись на Драконе", Грэм обернулся в человеческий облик и бросился меня выуживать. Подняв из воды "

каскадерку

" Аню, он опять заржал и обнял меня. Я надулась. Ну, неужели, трудно было сделать вид, что я великолепна в роли наездницы Драконов? Все-таки, это был мой дебют.



– Учиться летать я буду в гордом одиночестве, чтобы не заработать комплекс неполноценности, – обиженно буркнула я, выворачиваясь из его объятий.

– Не дуйся. А учиться летать в одиночку нельзя. Должен кто-нибудь обязательно страховать. И как бы мне не хотелось этого, но боюсь, что учить летать тебя будет Таурэн, а не я, – вздохнул Грэммер.

Вот так обрадовал, называется! В таком случае, я себе не завидую. Несмотря на совместное путешествие, я так и не прониклась к Таурэну симпатией, скорее наоборот, особенно после его неприкрытых угроз и насмешек в мой адрес. Это будет скорее не мой телохранитель, а личный надзиратель и соглядатай Повелителя, готовый стучать по любому поводу.

– Нам придется идти по воде. – Окончательно добил меня Грэммер. Изверг в Драконьем, пардон, теперь уже в человечьем обличье.

Эту дорогу по реке я буду долго помнить! Я уже пожалела, что так пренебрежительно назвала ее ручейком. Отомстила мне река сполна. Нам пришлось идти весь день по колено в воде, к тому же, против течения. Под конец дня я уже, практически, не шла, а Грэммер тащил меня за собой. Выбрались мы на берег, вернее Грэммер выволок меня, когда уже начало темнеть. Я без сил рухнула в траву и, наотрез, отказалась вставать.

– Брось меня здесь. Я больше не могу. – Ныла я в ответ на его просьбы двигаться дальше. И мне совершенно не было стыдно. Ну, не могу я больше! Ненавижу реки! Я один раз уже тонула, сегодня с трудом пережила новый экстрим. С меня довольно. Хочу спокойно и тихо умереть!

Вздохнув, Повелитель взял меня на руки, и понес на себе. Это меня несколько обрадовало. У него на руках я согласна путешествовать. Это, кстати, надо взять на заметку и использовать, если что. Выбрав сухую полянку, Грэммер сгрузил меня и занялся обустройством нашего быта, а я нагло валялась. И мне опять не было стыдно.

– Раздевайся, – обернулся он ко мне, разжигая костер.

– Повелитель, ведите себя прилично, – съехидничала я.

– Раздевайся, я сказал! – Рявкнул он, выходя из себя.

Я не сдвинулась с места. Вот что-то не хочется мне раздеваться с ним наедине нисколько. Чем это закончится, я прекрасно знала. Грэммер вздохнул и шагнул ко мне. Я отползла подальше. Он поймал меня за ногу и стал стягивать сапоги. Я начала брыкаться.

– Глупенькая, заболеешь, – неожиданно ласково прошептал Грэммер. – Ну же, Аниам, не упрямься. Ты еще не совсем Дракон и можешь простудиться. Нам надо высушить одежду.

Несмотря на мое яростное сопротивление, он, все-таки, стянул мокрую одежду и завернул меня в одеяло. Потом разделся сам, и разложил наши вещи у костра.

И вот теперь сидим мы у огня, отогреваясь травяным чаем. Я – завернутая в одеяло, он – с голым торсом (одеяло только одно), прикрыв самые интересные места полотенцем. Я стараюсь не смотреть на Грэммера. Он на меня тоже. Пауза явно затянулась.

– Кто такой Таурэн? Ты называешь его своим маеном. Что это значит? – Решила я завязать разговор.

– Это мой личный воин для особых поручений.

– Наемный убийца? – Догадалась я.

– Не совсем, хотя и это тоже. Маен дает своему господину клятву на крови. Он беспощаден и никогда не предаст. И если ему дано задание, он его обязательно выполнит, не остановится никогда. Для маена нет ничего невозможного. Это лучшие воины среди Драконов, преданные своему господину до конца. Моего отца убил именно маен, хотя до этого считалось, что это невозможно.

– Расскажи, как это случилось, – тихо попросила я.

– Рассказывать особенно нечего, – проговорил Грэммер, глядя на огонь. – Мы попали в засаду. Мой отец был убит. Его друг, отец Маэлана, граф Даугерр Шуэр, спас мне жизнь, просто вытолкнув меня в портал и приняв на себя удар, который предназначался мне. Мне было всего четыреста, но пришлось взять страну на себя. Вот и все.

– Поэтому ты так относишься к Маэлану?

– Не только, он мой единственный друг, если у Повелителя вообще могут быть друзья. А ты? – Грэммер повернулся ко мне. – Ты ушла со службы из-за ранения. Как это случилось.

– Все-то Вы знаете, Повелитель, – усмехнулась я. – Официально это звучало именно так. На самом деле мне просто надоело убивать.

– И все-таки?

– В горах мы попали в засаду. Нас было одиннадцать. В живых осталась я одна. Я плохо помню дорогу назад. Все время теряла сознание. Володя, так звали моего мужчину, вытащил меня и каким-то чудом переправил через реку, хотя и сам был тоже ранен. Видимо, из последних сил вытолкнул на берег, потому что сам выбраться уже не смог. Там меня и нашли. Я этого не помнила, была без сознания. В себя пришла уже в госпитале. Там и узнала, что больше не выжил никто. Когда, на удивление всем, очень быстро поправилась, теперь-то я знаю, что ничего удивительного в этом не было, то поняла, что больше не могу. Надоела война, кровь, смерть. Это в книжках все кажется романтичным, а на самом деле одна грязь и боль.

– Ты его любила? – Зарычал Грэммер.

– Да, я его любила! – С вызовом посмотрела я на Повелителя. Я не собиралась отказываться от своего прошлого, тем более от мужчины, которого любила. – Ты говорил, что Драконы любят только один раз. Как такое может быть, что я полюбила снова?

– Ты тогда еще не была Драконом. Ты все-таки меня любишь? – Прошептал Грэммер, глядя на меня потемневшими глазами.

– Я и сейчас не Дракон.

– Уже Дракон. Драконья кровь уже проснулась.

Мы снова надолго замолчали.



– О чем думаешь? – Спросила я у Грэммера, когда тишина стала невыносима.

– О наших детях. Интересно, на кого они будут больше похожи? На тебя, или на меня? Хорошо, если бы дочь была похожа на тебя, а сын – на меня.

Я поперхнулась и закашлялась. Вот это мысли! Он, точно, ненормальный!



– Послушай, Грэм. Если тебе так нужен наследник, ну так и роди его с кем-нибудь. Что ты ко мне прицепился? Я тебе что, племенная кобыла? Вон попросил бы Ниалэн. Уверена, эта глупая ящерица сразу же согласилась бы.

– Не говори ерунду! Наследник Повелителя может быть рожден только в законном браке.

– Ну, так и женился бы на ней.

– Я не люблю Ниалэн! – Зарычал Грэммер. – Я тебя люблю, дуру. Ты так и не поняла, что для Дракона значит – любить. Тебе это только предстоит узнать. Дракон выбирает себе спутницу раз и навсегда. У нас не бывает разводов. Дракон просто физически не способен оставить свою избранницу.

– Ага, а потом от некоторых пахнет дешевыми духами! – Презрительно фыркнула я. – Конечно, конечно, верный ты наш. Только вот по шлюхам ходим и с фаворитками развлекаемся, а так, конечно, верный, никто и не спорит.

– Это же совсем разные вещи! – Зарычал Грэммер. – Эти женщины для меня ничего не значат, они развлекают мое тело, и только. А я тебе говорю про душу и любовь Дракона. Как ты не понимаешь?!

– То есть, тебе нравится только моя душа. А как же тело?

– Я люблю в тебе все, – прошептал Повелитель, глядя в упор на меня потемневшими глазами.

– Значит, все-таки тело тоже важно. Но не отвлекайся. Ты начал рассказывать про любовь Драконов. Что происходит, когда один из партнеров уходит, ну например, по причине смерти? Что, Дракон навсегда остается один?

– Если так происходит, то оставшийся в одиночестве Дракон уходит обычно вслед за своим партнером, либо, что реже, в долину Скорби. На это идут те, кто не приемлет самоубийства по убеждениям. Остаются в обществе жить только Драконы, которых держит долг. Ответственность за детей, за родителей, или, как в моем случае, перед страной.

– Что за долина Скорби?

– Далеко на севере, за горами есть пустынная равнина. Только раз в год, по весне, она оживает. Там цветут мелкие цветы цвета крови ­– люстэллы, их еще называют цветами Скорби. Они цветут ровно один день, а затем умирают. Равнина снова становится безжизненной до следующей весны. Именно в этой долине находят убежище одинокие Драконы, потерявшие своих спутников. Они живут там, чтобы ничто не мешало им предаваться скорби. По большому счету, таким Драконам неважно живы они, или мертвы. Ибо душа их уже мертва. Она умирает вместе с умершим партнером.

– А что происходит с Драконами, которые вынуждены остаться?

– Они живут, выполняя свой долг. Но как только освобождаются от своих обязательств перед обществом, то либо сразу же уходят вслед за утерянным спутником, либо разделяют судьбу своих собратьев по несчастью.

– И что будет с тобой?

– Если у нас с тобой ничего не получится, то Совет подберет мне жену. Не хочу делать это сам. Мне все равно, кто будет со мной рядом, если это будешь не ты. Затем воспитаю себе наследника. Когда он будет достаточно взрослый для управления Надэмом, передам ему трон и, если к этому времени тебя не будет среди живых, то уйду следом, а если ты будешь жива, то мой путь будет лежать в Долину Скорби. Вот так. – Грэммер замолчал и отвернулся к костру.

Он сидел и молчал, глядя на огонь. У меня тоскливо заныло сердце. Я поверила ему сразу и безоговорочно. Он нисколько не рисовался, говоря мне о том, что ждет его. Я подбирала слова утешения и не находила их. А потом неожиданно даже для себя прошептала, взяв его за руку:

– Поцелуй меня, пожалуйста.

Он удивленно уставился на меня своими огромными зелеными глазищами. Потом, видимо увидев что-то в моем взгляде, резко прижал к себе и впился поцелуем. Момент, когда он перенес меня на траву, я пропустила.

– Постарайся громко не кричать, – прошептал севшим голосом Грэм и накрыл меня своим телом.

Страсть вспыхнула и обрушилась, как лавина, накрыв сразу и беспощадно! Какое счастье, что мы были уже без одежды, иначе, боюсь, от нее мало бы что осталось. Нас обоих захватило настоящее безумие. Мое тело плавилось от его ласк, которые становились постепенно все откровеннее и смелее, я стонала, скрипела зубами, принимая их с радостью и откровенным бесстыдством, стараясь сдерживать рвущиеся наружу крики, но все же, не выдержав, завопила от неведомых мне до этого ощущений, когда Грэм спустился к моим бедрам и стал целовать меня в та – ких… местах!…

Вначале, когда он только предпринял эту попытку, я задрожала от стыда и вяло попыталась воспротивиться, на что он глухо рыкнул и решительно раздвинул мои бедра, показывая, кто в эти минуты хозяин моего тела. Уж точно, не я! Сейчас мое тело принадлежало только ему, его рукам и губам, и он был в своем праве ласкать его, где и как ему нравится. Как мне не было стыдно, я уступила и нисколько не пожалела. Плевать мне на стыд, когда, все что он со мной делает, так хорошо. Наслаждение от запретных, в моем прежнем понимании, ласк были настолько яркое, что я, уже готовая выть от нестерпимого желания, потребовала, теряя над собой контроль и стыд, чтобы он взял меня немедленно, как хочет и сколько хочет, иначе я умру, что он, наконец, со страстным рычанием и сделал, заставив кричать меня еще громче.

Что мы с ним творили потом, я понимала уже смутно, окончательно потеряв над собой контроль и отдавшись полностью страсти и желанию. Закончила я, стоя на коленях, на половину покрытая чешуей, рыча и царапая землю огромными черными когтями, почти потеряв рассудок от последнего и самого яркого взрыва наслаждения, накрывшего меня, как штормовой вал. Грэм по-звериному рычал за моей спиной, совершая яростные толчки, в которых не было уже никакой нежности, он обладал мною неистово и в чем-то даже грубо, но именно это меня и устраивало, потому что во мне не осталось ничего от человека, внутри моего тела бушевала Драконица, всецело отдаваясь своему Дракону и получая от этого немыслимое наслаждение. Но вот Грэммер с силой стиснул меня за плечи и, шумно выдохнув, затих. Мы оба без сил упали в траву. Волны наслаждения все еще накатывали, просто становясь слабее и постепенно затухая. Меня колотило, я никак не могла унять дрожь.

Постепенно мое тело вновь приняло человеческий облик, но я по-прежнему никак не могла успокоиться. Грэм развернул меня к себе, целуя и успокаивая.

– Ч-то эт-т-о б-был-ло? – Всхлипывая и стуча зубами, я едва смогла задать вопрос.

– Т-шь, любовь моя, успокойся мое сокровище, все хорошо, – шептал мне мужчина, уже тоже вполне напоминающий человека, ласково улыбаясь и гладя мои вздрагивающие плечи. – Именно так, сладкая моя, Драконы и занимаются любовью. Тебе не понравилось? Мне показалось по-другому, – насмешливо закончил он.

– Н-не зн-наю, – зубы все еще отбивали дробь, – все это так необычно!

– Ты становишься Драконом. Очень жалею, что не рассмотрел цвет твоей чешуи, но, знаешь ли, я был слишком занят тобой, чтобы отвлекаться от наслаждения любимой женщиной, – все еще хриплым голосом проговорил Грэммер, влюбленно глядя на меня своими обалденными зелеными глазами.

Мой мозг постепенно начал включаться, и до меня, наконец, стало доходить, что и как мы творили. От стыда я начала наливаться краской. Мои бедные глаза не знали, куда деваться от срама, в который я себя окунула. Не в силах больше выносить это, я постаралась отвернуться от Грэммера, но он не позволил, не отводя от меня своего пристального взгляда.

– Что такое любовь моя? Почему ты краснеешь и отворачиваешься? – Обеспокоенно спросил он. – Я чем-то тебе навредил?

От этого откровенного вопроса я покраснела еще больше, хотя казалось, что больше уже некуда. Не имея сил что-либо сказать, я лишь отрицательно замотала головой, пряча глаза и не решаясь взглянуть на Грэма. Навернулись слезы, будь они неладны!

– Милая, не пугай меня, – в голосе Грэммера уже звучала паника. – Я что-то сделал не так? Что тебя так расстроило?

– Нет, я…, мне…, мне просто очень стыдно, – наконец пролепетала я заплетающимся языком, окончательно теряя самообладание и пряча лицо в ладонях.

– Стыдно?! – Удивленно воскликнул мужчина, явно озадаченный моим поведением. – Но почему?

Блин, как же ему все объяснить? Я скорее откушу себе язык, чем смогу с ним о таком говорить. Грэммер, не без труда, оторвал мои ладони от лица и заглянул мне в глаза. Он выглядел обескураженным и обеспокоенным. Надо попытаться что-то сказать. Но как?!

– Мне стыдно из-за того, как ты меня целовал, – собрав всю свою волю в кулак, наконец, смогла выдавить я, – ну…, там…, внизу, – обреченно вздохнув, закончила я, закрыв глаза, не в силах от стыда смотреть на него.

– Что?! – Грэммер захохотал.

И это было самое ужасное, я даже предположить не могла, что мои переживания вызовут у него смех. Он что, совсем черствый и бесстыдный? Не выдержав этого унижения, я просто-напросто, разревелась, так и не смея поднять на него глаза. Неожиданно Грэммер замолчал, взял мое лицо в свои ладони и, вздохнув, медленно проговорил:

– Аниам, посмотри на меня, пожалуйста. Ну, давай не трусь. Я все равно не успокоюсь, пока ты не посмотришь на меня. Давай, открывай глаза, девочка.

Грэммер молча ждал, пока я сдамся, затем, когда я все же решилась открыть глаза, посмотрел на меня и неожиданно спросил:

– Аниам, ты была замужем на Земле, я ничего не путаю?

– Да, а какое это имеет значение? – Теперь удивилась уже я.

– И кроме мужа, у тебя были другие мужчины? – Он продолжал шокировать меня вопросами. – Прости, конечно, мое любопытство.

– Ну, были, – недовольно ответила я. Я что, обо всех своих партнерах должна ему рассказать? Хотя, кроме мужа, и был-то всего один. Но говорить в тридцать лет об этом тоже стыдно.

– Тогда, ничего вообще не понимаю. Что, никто из них не пробовал доставить тебе наслаждение этим способом?! Ну, в таком случае, знаешь, что я тебе скажу? – С улыбкой проговорил Грэммер. – Или мужчины на Земле совершенно не умеют заниматься любовью и дарить наслаждение женщине, или тебе, милая, попадались субъекты безо всякой фантазии.

По-моему, я натерпелась стыда на сто лет вперед. Теперь мне уже было стыдно за свое сексуальное невежество. Нет, теоретически, я знала многое, все же век просвещения, как не крути. Только, с практикой у меня было как-то плоховато. Ага, представляю подобное предложение своему супругу. Я бы упала в его глазах окончательно и бесповоротно. А, если честно, то мне и самой такой секс казался не совсем приемлемым, воспитание, знаете ли.

Истолковав мое молчание по-своему, Грэм ласково погладил меня по щеке и, посмотрев пристально в глаза, нежно прошептал:

– В любви, мое сокровище, нет запретных ласк и желаний. Приемлемо все, что доставляет партнерам удовольствие. Когда любишь женщину, то даришь ей наслаждение любым доступным способом. Для Драконов это основное правило. Для нас любовь – это культ, и занятия любовью тоже. Я с радость займусь твоим обучением, которое будет приятно для тебя во всех отношениях. Я обещаю, что со мной тебе не будет в постели скучно. Сегодня мне захотелось тебя порадовать, к тому же, я тайно надеюсь, что когда-нибудь ты меня тоже порадуешь.

Улыбнувшись, Грэм хотел меня поцеловать, но осекся, увидев мой взгляд, полный ужаса.

– Боги! Я связался с младенцем! Я вижу, что мне лучше об этом пока помолчать, так как мои слова еще преждевременны. Иди-ка лучше ко мне, бесценная моя девочка, – прошептал он, притягивая меня и обнимая. – Обещаю, что больше не буду смущать тебя своими предложениями, к которым ты еще не готова. А ласки мы будем позволять себе только те, какие ты сама захочешь и предложишь. Хорошо?

Я согласно кивнула, с облегчением прижавшись к нему и спрятав лицо у него на плече. Тихо засмеявшись, Грэм оторвал мою голову от своего плеча и начал осторожно меня целовать, снимая напряжение моего тела и снова зажигая во мне желание, но сейчас он, видимо, чувствуя мое настроение, был необычайно нежен и терпелив. Наконец, я начала отвечать на его ласки, постепенно становившиеся все откровеннее.

– Вот видишь, ничего страшного. Так тебе хорошо? – Жарким шепотом спросил меня Грэм, когда от очередной его ласки я выгнулась и застонала.

– Да, – прошептала я в ответ и сама раскрылась ему на встречу, – я люблю тебя, и мне нравится все, что ты со мной делаешь, – закончила я уже срывающимся на крик голосом.

– Т-шь, терпение, любовь моя, все будет, как ты захочешь, – прошептал он в ответ, не прекращая своих ласк.

Грэммер был терпелив и настойчив, и, в результате, доведенная его стараниями до полубезумного состояния от желания, заставляющего пылать мое тело огнем, я попросила обо всем сама, что он и сделал с тихим смехом и явным удовольствием. Потом он снова, со сдерживаемой до этого страстью, обладал мной, заставляя кричать уже в полный голос, снова даря наслаждения, которые до него я не испытывала ни с одним мужчиной…

Я лежала с открытыми глазами, глядя на звезды. Мой потрясающий любовник тихо спал рядом и улыбался во сне. А мне не спалось, не смотря на то, что мое тело было обессилено любовью, и его охватила истома, превратившая все мышцы в желе. Мне было так хорошо, что хотелось, чтобы время остановилось, и утро не наступало никогда. А рассвет уже начинал заниматься, напоминая мне, что сказка заканчивается. Вздохнув, я снова посмотрела на Грэммера, сопевшего, уткнувшись в мое плечо, и мое сердце защемило от тоски. У него не будет возможности научить меня искусству любви, так как я не намерена больше это повторять. Даже и эта ночь была с моей стороны ошибкой, которая подарила ему несбыточную надежду. Лучше больше не искушать судьбу, иначе я не смогу с ним расстаться. Пусть мне достанутся воспоминания.

В моей памяти навсегда останется эта ночь любви. Ночь под звездным небом, на траве у костра. Ночь с мужчиной, каждое прикосновение которого открывает новую вселенную, с которым нет запретных движений и слов, теперь я это знаю точно, прикосновения которого пробуждают в моем теле пожар. Пожар, погасить который может только этот мужчина. Мужчина, с которым моя душа улетает в небеса и парит там свободная, как Дракон. Мужчина, с который я никогда не пойду по жизни рядом, который останется для меня сном. Пусть ярким, сказочным и прекрасным, но, все же, сном, который не сбудется никогда. Наступит утро, и сон развеется, оставляя после себя боль и сожаление.

Кого ненавидит женщина больше всех?


Железо так говорило магниту:


" Больше всех я тебя ненавижу за то,


что ты притягиваешь, не имея достаточно


сил, чтобы тащить за собой"


/ Фридрих Ницше /


Грэммер Эрам Дэвеш



Я лежал и смотрел на мое спящее сокровище. Боги, как же я ее люблю! Эта ночь была просто волшебна! Она меня, все-таки, любит! От осознания этого душа радостно пела. Дракон внутри урчал от удовольствия и любви. Даже ее неискушенность в вопросах секса приводила меня в приятное возбуждение в предвкушении наших ночей любви, сулящих новизну и тайну. Я буду для нее наставником, раскрывающим все тонкости и грани искусства любви Драконов. Я подарю ей неведомые пока для нее способы получения наслаждения, постепенно приручая и привязывая эту женщину к себе. У меня появился шанс стать для нее единственным мужчиной, ведь до меня никто, это особенно тешило мое самолюбие, не смог пробудить ее страстную от природы натуру. Ее Драконица и так уже приняла моего Дракона. Сегодняшняя ночь тому подтверждение. Теперь уже точно, она меня никогда не оставит. Драконица ей не позволит. Как мне не позволяет сделать это мой Дракон. Одно только омрачало мое счастье. Это наш последний день перед долгой разлукой. Внутри все сковало от нежности и тоски.


Аниам, моя бесценная девочка, открыла сонные глаза.



– Доброе утро, любимая, – я постарался вложить в голос всю свою любовь и нежность.

– И тебе не хворать, – хриплым ото сна голосом ответила она.

Я потянулся к ней, чтобы поцеловать, Аниам неожиданно увернулась и, чмокнув меня в щеку, вывернулась из моих рук.

– Нам пора вставать, Грэм.

– Аниам, что с тобой? Я сделал что-нибудь не так? – Я был обескуражен таким холодным приветствием. И это после такой ночи!

– Нет, что ты? Ты был, как всегда, великолепен. Все прекрасно. Извини, но мне нужно отойти.

С этими словами Аниам встала и пошла в сторону леса. Я стоял, не в силах двинуться следом.

"

За что?!

" – Взревев от обиды и боли, закричал мой Дракон.


Вот, что с ней делать? Как будто и не было сумасшедшей ночи. Как будто не она стонала и кричала от страсти. Как будто не она шептала мне слова любви. Сколько же можно испытывать мое терпение? Я ведь не железный! Дракон внутри угрожающе зарычал. Ну, сколько еще она будет метаться? Ведь любит же меня. Вот ведь, зараза! Ночью дарила ласку и блаженство, а утром взяла и растоптала. Боги, дайте мне терпение, чтобы не убить ее! С трудом мне удалось взять себя в руки и погасить гнев. Вздохнув, я отправился за моей непредсказуемой невестой.



– Ну, что, будем собираться? – Постарался спросить я, как можно спокойнее, когда она вернулась, хотя, если честно, хотелось просто свернуть ей шею. Так и убил бы заразу!

Эта бестия стояла и мечтательно улыбалась, погруженная в себя. Сейчас она напоминала не Драконицу, а удовлетворенную кошку, прекрасную и порочную, недавно получившую долгожданное наслаждение, даже ее запах говорил для моего обостренного Драконьего обоняния многое. Она пахла сексом, как пахнет только Драконица после полученного удовлетворения, заставляя трепетать и возбужденно рычать моего Дракона. От излучаемого ее дурмана я нервно сглотнул и, заскрипев зубами, отвернулся, почти не в силах сдерживать желание обладать. Не выдержав, я потянулся на этот, древний как мир, призыв, сдаваясь и не имея сил ему противиться. Аниам, видимо, благодаря Драконьему чутью прекрасно сознавая, что со мной происходит, холодно улыбнулась и окатила меня словами, напоминающими ледяной поток:

– Не стоит даже пробовать, Повелитель, повторения не будет, даже не думай. Единственно чем я могу тебе помочь – это посоветовать купание в реке. Вода довольно холодная, наверняка это поможет тебе прийти в себя.

Желание сменилось злостью и яростью. Дракон зарычал от неутоленной страсти, готовый выйти наружу. Все! Не могу больше! Если сейчас не выскажу ей все и не потребую объяснения, то меня просто разорвет от досады и злобы. Шагнув к Аниам, я угрожающе зарычал:

– Аниам, ты не хочешь объяснить свое поведение?

– Что тебе объяснить, что?! – Неожиданно зло закричала она. – Что меня к тебе тянет?! До невозможности тянет! Знаешь, почему я знаю, что ты сейчас чувствуешь? Да потому что я чувствую то же самое. Моя Драконица тоже сходит с ума от твоего запаха. Поэтому послушай моего совета. По крайне мере, мне стало легче после холодной воды. Я не буду больше с тобой заниматься любовью. Зачем? Чтобы сначала сгорать от любви и страсти, а потом чувствовать себя виноватой за эту слабость? И я ненавижу и тебя, и себя за это! Послушай, Грэм. Я решила расстаться с тобой. И это серьезное мое решение. И моя тяга к тебе не отменяет этого решения. Прости, но эта ночь, скорее всего, была ошибкой, она позволила тебе надеяться. А надеяться нам не на что. Мы разные, я тебе не подхожу. Подумай, что нас объединяет? Сумасшедший секс, испепеляющая страсть? Но этого мало. Наш союз будет нести в себе не созидание, а разрушение. Лучше сделать это сейчас, пока не поздно. А то с твоим энтузиазмом, и правда, появятся дети. Что тогда, всю жизнь друг друга мучить?

От ее слов я озверел. Все, я ее сейчас просто убью! Достала, зараза!



– Идиотка! Как ты мне надоела со своей бредовой идеей! – Заорал я, схватив Аниам за плечи. Я понимал, что делаю больно, но не мог обуздать свой гнев. – Как ты не понимаешь, что уже поздно?! Испепеляющая страсть, говоришь?! Так это и есть любовь Дракона. Дракон либо выплескивает эту страсть на своего партнера, либо она сжигает его изнутри, не давая покоя, причиняя страдания и боль, потому что разделить свою страсть Дракон может только со своим избранником, ни с кем другим ни я, ни ты успокоения не найдем. Своим упрямством ты делаешь только хуже и больнее. И мне, и себе. Мы уже не можем друг без друга. Неужели так сложно, это принять и смириться?!

– Отпусти меня немедленно, придурок психованный! – Лицо Аниам стало злым и жестким. – Немедленно! Ну!

Из меня, как будто, выпустили воздух. Я не могу до нее достучаться! Все бесполезно! Эта ненормальная пока не набегается, ничего не поймет. Силой ее ни взять, ни запугать. До нее не дойдет, пока сама она не будет корчиться в муках по ночам от сжигающей изнутри страсти, которую никто не в силах утолить, сколько бы она не искала. Мне, действительно, видимо, нужно просто время и терпение. Я представил, как Аниам раз за разом после очередной ночи без сна будет бросаться в чужие объятия с надеждой получить успокоения и не находя его, и мне стало грустно. Я это уже все испытал, а ей еще только предстоит. Сколько пройдет времени, пока она не поймет, что кроме меня ей никто не нужен?

Обреченно я разжал руки:



– Собирайся. Сейчас кое-что проверю, и сможем двигаться. К вечеру будем на месте.

Я развернулся и пошел назад. Не удержавшись, повернулся:



– Спасибо за ночь, она была незабываема. – Я попытался улыбнуться. Вышло как-то не очень…..

"Ну, кто же застрахован от ошибок?"



–  сказала кошка мышке в утешенье.

/ Александр Конопатский /



Аня



Грэммер стоял посреди поляны, закрыв глаза. У уже могла видеть ауру, поэтому мне были понятны его действия. От Грэммера во все стороны тянулись яркие тонкие нити, подрагивающие, как живые. Он методично прощупывал пространство вокруг нас, наверняка ища постороннее присутствие. Стоял он так довольно долго, но вот, результат его, видимо, удовлетворил, и нити быстро втянулись в тело Грэммера. Он открыл глаза.



– Мы можем идти.

– Ты же говорил, что магией пользоваться нельзя.

– Теперь это уже не имеет значения. Если бы нам за нами продолжалась погоня, то нам, все равно, было бы не уйти, а привести их к убежищу учителя я не могу. Но, все в порядке. Погони нет. Нам удалось это сделать. К вечеру будем на месте. Ты готова?

– Да, послушай Грэм, – я замялась, опасаясь новой вспышки гнева моего нервного жениха, – мне очень жаль. Прости и пойми меня правильно, пожалуйста. Я, правда, не хочу причинять тебе боль, но по-другому не могу.

Зря я это затеяла. Если бы знала, чем все закончится, то прикусила бы свой язык и "

молчала бы в тряпочку

".


Грэммер стоял, заложив руки за спину, склонив голову на бок, и рассматривал меня с явным интересом. Он молчал. Постепенно его взгляд начал меняться, в нем уже явно сквозило презрение. Так смотрят на гадюку, ядовитую и неприятную. Повелитель еще никогда так на меня не смотрел. От этого взгляда по позвоночнику побежал неприятный холодок. Наконец, Грэммер криво усмехнулся одними губами и начал говорить:



– Не хочешь причинять боль, говоришь? Но именно это ты все время делаешь. Зачем ты снова начала этот разговор? Тебе нравится меня мучить? – Голос Грэммера срывался на рык. Он выплевывал обидные для меня слова, уже полностью теряя над собой контроль и не щадя меня. – Ты – маленькая, эгоистичная дрянь, думающая только о себе. Ты могла бы не принимать сегодня ночью мою любовь, раз я тебе не нужен, могла бы отказаться от моих ласк, но ты этого не сделала, предпочтя получить от меня все, что только можно. А я ведь, дурак, был искренен, даря тебе свою любовь и страсть Дракона. Но тебе это было не важно, тебе было важнее получить удовольствие. Ты использовала меня, как пресыщенные Драконицы используют экзотических рабов, для удовлетворения своих плотских желаний. Надеюсь, я оправдал твои ожидания, и ты получила удовольствие сполна! Ну, что, я не разочаровал тебя? Обращайтесь принцесса, когда Вам захочется новых ощущений, всегда рад Вам угодить! Может, Вас интересует еще что-нибудь этакое? – В довершение всего, он, кривляясь, поклонился и сделал неприличный жест.

Его слова стегали меня не хуже того кнута у позорного столба. Глаза Повелителя, обычно такие теплые и страстные, заледенели. Меня от стыда и обиды бросило в жар.

– Грэм, остановись! Что ты говоришь? Не надо! – Я инстинктивно закрылась рукой, как будто его слова мне, действительно, причиняли физическую боль.

– Что не надо?! Я говорю правду. Изволь слушать! Ты, как эгоистичный ребенок, который хочет получить игрушку здесь и сейчас, не задумываясь о последствиях! Тебе, наверное, льстит, что сегодня ночью тебя обслужил Повелитель Драконов?! Можешь гордиться! Надеюсь, что за свое притворство ты сама себя когда-нибудь отстегаешь.

– Я не притворялась сегодня ночью. Я,… просто,… я,… господи, я ведь тоже живая! Мне тоже плохо и тяжело. И не смей меня оскорблять, говоря, что я тебя использовала. Сегодня ночью я тебе себя отдавала, как не отдавала еще никому! А ты?! Ты?! Ты смешал меня с грязью, как последнюю извращенную потаскушку! – Задохнувшись от возмущения, я не в силах была больше говорить, а просто разревелась злыми, бессильными слезами.

Повелитель не бросился меня успокаивать, а лишь устало проговорил:



– Это уже не важно, – в голосе Грэма была тоска. – Я обещал доставить тебя к учителю? Я это сделаю. Надеюсь, время все расставит на свои места, и ты из ребенка превратишься во взрослую женщину, которая понимает, что с любовью не шутят. Пошли, нужно поспешить. – И пошел, не оглядываясь, вперед.

Я, вздохнув, поплелась следом, размазывая слезы, униженная как побитая собака. Вот почему, я все время чувствую себя виноватой перед ним? А если, как следует, разобраться, то в чем я виновата? Разве я напрашивалась к нему в гости? И уж тем более, не напрашивалась в невесты Повелителя. Сам все это заварил, а когда предмет его вожделения оказался не таким, как он себе придумал, то обвиняет во всем меня. Еще и в грязи вывалял, словно я уличная шлюха, а не приличная женщина. На себя нужно почаще в зеркало смотреть! Тоже мне, святой нашелся! Рассуждая так, я все больше себя накручивала, пока окончательно не разозлилась на него и не надулась. Я тоже умею обижаться!

Остаток нашего путешествия, вначале, не доставил особых проблем. Идти было довольно легко, если не считать тягостного молчания между нами. Повелитель больше со мной не заговаривал. Я, естественно, тоже. Так мы и шли километр за километром. Он впереди, я сзади, глядя в его напряженную спину. Заговаривать с ним сама я тоже не спешила, хотя злость уже прошла, но, тем не менее, я предпочитала молчать. А что я могла ему сказать? У меня самой внутри все сжималось и от предстоящей разлуки, и от того, что опять обидела его. Но так будет лучше. И для него, и для меня. Долго ждать он не сможет, ему просто не позволят. Женится на ком-нибудь и успокоится, а уж когда появиться долгожданный наследник, то окончательно выбросит меня из головы. Утром я взглянула на его рассказ про долину Скорби немного по-другому, не так трагично, как ночью. Все-таки, дети много значат, особенно, как я уже поняла, для Драконов. А пока наследник повзрослеет, пройдет ни одно столетие, все перемелется. Ну и пусть он не будет любить свою жену, зато рядом с ним будет спутница, которая будет больше ему подходить. А уважение иногда значит больше любви. Надеюсь, все у него сложится хорошо. А я? Ну, что я? Сумасшедшая ночь, уходя в прошлое, начинала казаться прекрасным, придуманным видением, только тело еще помнило все ощущения, но, надеюсь, со временем оно все забудет и успокоится. Потом постараюсь найти свое место в этом мире. У меня есть определенные навыки и умения, которые, как я уже поняла, будут здесь не бесполезны. Уверена, мне будет, чем заработать себе на жизнь. Так я уговаривала себя в собственной правоте, хотя и подозревала, что все, в конечном итоге, будет, не так гладко, как я на картинке, которую я нарисовала. Ну, что же, поживем – будем поглядеть.

Незаметно день подкатился к обеду. Мы устроились на привал, чтобы отдохнуть и перекусить. Место Грэммер выбрал на небольших скалах, выступавших среди равнинного места, свободного от растительности. Мне был понятен его выбор – и сухо, и видимость идеальная во все стороны. Ели молча, погрузившись каждый в свои мысли.

Неожиданно, мое внимание привлекла небольшая ящерица, коричневая в крапинку. Точно такую же я видела на острове, на камне. Видимо, они любят выползать и греться на солнце. Теперь упускать случай познакомиться я была не намерена.

– Эй! Ты кто такая? Давай познакомимся, – сказав это, я протянула руку, чтобы погладить маленькое чудо.

– Аниам, не смей! – Раздался истошный крик Грэммера.

Но он опоздал, бестия цапнула меня за палец своими остренькими зубками. Я отдернула руку.

"

Блин! Больно кусается, зараза!

" – Успела подумать я.


На меня начало падать небо… Глаза Грэма… Что-то кричит… Странно, открывает рот, а звука нет… Смешной…. Куда-то несет….Все… Темнота…


… Я, как будто, занималась подводным плаваньем в мутной воде. Стараюсь вынырнуть на поверхность, плыву, плыву, а воздуха не хватает…


Выныриваю…. Опять глаза Грэма…. Какие они у него красивые… Ничего… Темнота…


Снова плыву сквозь мутную воду…. Какая она плотная…. Над головой какие-то листья… Глаза Грэма… Темнота…


Выныриваю… Какие-то звуки… Птицы?… Какая разница?… Мне хорошо… Темнота…


Выныриваю… Лицо Грэма…



– Аниам, Аня, девочка, ты меня видишь?

– Виж…-…у, – пытаюсь сказать, но не могу. Язык очень тяжелый…

– Пей!

Пью…. Хочу спать… Хорошо… Темнота…


Выныриваю…



– Пей!

Пью…. Хочу спать… Хорошо… Темнота…


Теперь лечу…. Вокруг Драконы… Красивые…


Падаю…


­– Пей!


Пью…. Хочу спать… Хорошо… Темнота…


В мире что-то изменилось…. Слышу какие-то звуки и шорохи, очень отчетливо. Открываю глаза…. Какие тяжелые веки…. С трудом фокусирую взгляд. Надо мной лицо Грэма. Вид у него какой-то больной. Что с ним?



– Грэм, что с тобой? Почему у тебя такое лицо? Что случилось? – Спрашиваю и сама пугаюсь своего голоса. Он очень тихий и хриплый.

– Девочка моя любимая, сокровище мое! – Вопит, почти рыдая, этот психованный.

– Что ж ты так орешь-то, прям как недорезанный. Уши от твоих воплей сворачиваются в трубочки, – пытаюсь от него отпихнуться, но рук не чувствую.

В душу начинают закрадываться страшные подозрения. Мамочка…



– Грэм, что со мной? – Уже по-настоящему испугавшись, спрашиваю у Грэммера.

– С возвращением, любимая, – Грэм целует меня в глаза.

Пытаюсь приподняться…. Не выходит ни фига.



– Т-шь, не двигайся, тебе пока нельзя. Да и не получится у тебя. На вот, лучше выпей.

Грэммер подносит кружку к моим губам и приподнимает мою голову. Пью. Что-то горькое и противное. Пытаюсь отвернуться, но он заставляет выпить…

Пью…. Хочу спать… Хорошо… Темнота…


Открываю глаза. Надо мной ветки чего-то хвойного. Где это я? Шалаш, что ли? На ум приходит рука, со страхом пытаюсь ее поднять. Фу-у! Действует! Вот это сон мне приснился, жуть! Вовсю поют птицы! Повернув голову, вижу спящего рядом Грэма. А че мы спим-то?! Сквозь щели в крыше пробиваются лучики солнца.



– Грэм! Ну, Грэм! Мы чего спим? День уже! Надо идти. Ты чего меня не разбудил? Ты просыпаешься или нет, в конце-то концов? – С этими словами я попыталась встать, чтобы разбудить этого Дракона, который дрых, как убитый.

Неожиданно, как только я попыталась оторвать голову от подушки, у меня все поплыло перед глазами, накатила тошнота, а лоб покрылся противным липким потом.

– Аниам, спи, тебе еще нельзя вставать, – сонно пробормотал Грэммер, и, поцеловав, подмял меня под себя.

– Ты сбрендил?! Вставай немедленно, или я тебя сейчас прибью! – Заорала я, не на шутку рассердившись. Снова накатила тошнота. Я откинулась на подушку.

– О, Боги! Я не спал трое суток, Аниам! Ты можешь немного помолчать и дать мне поспать? Ну, хоть немного?! Как все-таки было хорошо, когда ты лежала и молчала. Такая тихая и спокойная…. Это были самые лучшие дни в моей жизни! – С этими словами он уткнулся мне в волосы, шумно вздохнул и самым натуральным образом захрапел.

Я лежала в полной растерянности. Не помню, чтобы Повелитель так спал. Обычно он делал это, что называется, в полглаза и в пол-уха. Пьяный, что ли? А что он говорил про три дня? Что не спал? Какие три дня?! Мы путешествуем сегодня пятый день, от силы! Ничего не понимаю! Что произошло? Так, спокойно! Будем вспоминать. Лучше, с самого начала. Так, мы шли по реке,… сидели у костра,… занимались любовью (в этом месте я немного покраснела),… утром поскандалили,… снова шли,… сели обедать,… я увидела ящерицу,… Стоп! Вот оно! Ящерица! Больше, до сей минуты, ничего не помню! Абсолютно ничего! Неужели, эта ящерица была какая-то ядовитая? Надо же! Никогда бы не подумала! Это сколько же я провалялась? Три дня?! Капец! Я посмотрела на Грэммера. Тот безмятежно спал, стиснув меня, для верности, видимо, чтобы не убежала, еще и придавив ногой. И сколько он будет спать? А если мне надо будет в туалет? Про то, что было в эти дни (это я по поводу туалета и прочих натуралистических подробностей), я старалась не думать, чтобы до конца дней не заработать комплекс. Смех смехом, но вылезать-то надо. Я, действительно, хочу в туалет. Попыталась вылезти. Потихоньку удалось отвоевать себе жизненное пространство. У-у-ф…. Выползла. С трудом добралась до кустиков, где ползком, где как. На обратный путь моих сил не хватило, на меня опять упало небо. Видимо, я себя переоценила…

Очнулась я на руках у Грэммера. Он нес меня, прижимая к себе, и ворчал:



– Вот ведь, сокровище мне досталось. Змейка на шейку. Надо было не вытаскивать тебя с Земли, а закрыть проход навсегда, чтобы никогда до тебя не добраться, никому из Драконов. На всякий случай! Из жалости и сострадания ко всему Драконьему народу!

– Хватит ворчать, – пыталась огрызаться я, – сам дрых, как медведь в берлоге. А вдруг ты впал в многомесячную спячку? Что, мне несколько месяцев в туалет не ходить?

– Я от тебя скоро в перманентный психоз впаду!

– Эт че такое?!

– Вот впаду, и узнаешь, – тихо засмеялся Грэм и прижал меня еще крепче.

Сгрузив меня в шалаше, который я теперь рассмотрела, Грэммер накрыл меня одеялом, приказал под страхом страшной казни не двигаться, и пошел готовить ужин, не забыв поцеловать. Конечно! Куда же мы без поцелуев-то?! Без его поцелуев я точно умру, никак иначе! Хотя, приятно…. Лежать мне было скучно, но выходить, вернее, выползать (с "

ходить

" у меня в последнее время как-то не очень), я боялась. Не нравился мне Повелитель, нервный очень. Как бы чего не выкинул! Видимо, Грэммер мне не очень доверял, поэтому он время от времени заглядывал вовнутрь шалаша и подозрительным взглядом оглядывал меня, видимо стараясь разглядеть признаки бунта. Зря старался! Бунтовать я не хотела, а вот поспать… Постепенно голова у меня поплыла, и я уснула.


Снова я проснулась, когда на улице была ночь. Грэммер тихонько посапывал рядом, опять облапив меня со всех сторон. Ужасно хочу пить!



– Грэммер, Грэм, проснись! Ну, Грэ-эм, ну пожалуйста, – попыталась я его растолкать. Он что, все время теперь так будет дрыхнуть?

Повелитель подскочил, как ошпаренный:



– Аниам, ты проснулась? – Виновато бормотал он, – Я ждал, ждал и сам уснул. Сейчас я тебя покормлю.

– У тебя начались проблемы со слухом? Я не хочу есть, я очень хочу пить.

– Сейчас, подожди.

Через несколько минут он вернулся.



– На, пей. Только, потом все равно поешь.

– Господи, какой же ты все-таки нудный! – Взбесилась я, – я же тебе человеческим языком говорю, что есть не хочу. И не называй меня Аниам, я же просила.

– Я не человек, я – Дракон, а называть я тебя буду так, как мне нравится. Я тоже тебе об этом говорил. – Упрямо пробурчал Грэммер и решительно взял в руки миску с кашей.

– Господи! Не дай мне прибить этого Дракона! – Горестно воскликнула я, послушно открывая рот. Грэммер в ответ на это только усмехнулся.

Напихивал он меня этой кашей, пока я не стала уже всерьез отбиваться, пустив в ход и руки, и ноги. Только после этого, изверг оставил меня в покое.

– Ну, вот и хорошо, – удовлетворенно проговорил мучитель, отставляя миску в сторону.

– Гад! – Вынесла я ему приговор. Грэммер снова усмехнулся.

– Глупенькая, – проговорил он, целуя меня в висок, – за эти дни ты сильно ослабла, тебе нужно много есть, чтобы восстановить силы. Все же, ты еще не до конца Дракон. Потом будешь выздоравливать быстрее, а пока придется потерпеть.

– Что это было? – Наконец, решилась я задать все время мучивший меня вопрос. – Это – ящерица, да?

– Да. Это – жгучий саламандр. Он очень ядовит. Укус смертелен, почти мгновенная смерть. Противоядия не существует. Магия против него не помогает.

– Как же я выжила?

– Выживают после укусов жгучего саламандра только Драконы. Видимо, мы с ним все же родственники, – усмехнувшись, добавил Грэммер. – Но Дракон в тебе еще не проявился, поэтому выздоровление далось тебе очень нелегко.

– Сколько же я провалялась?

– Три дня.

– Офигеть! – Присвистнула я. – А ты что же, лечил меня все это время?

– А лечить бесполезно. Я просто поил тебя укрепляющим отваром и ждал, когда ты справишься.

Я посмотрела на его осунувшееся лицо и представила, каково это – сидеть и ждать. Час за часом, день за днем. Жуть… Мне стало стыдно, в очередной раз, но боюсь, что далеко не в последний.

– Грэм, прости, – в голос я постаралась вложить как можно больше раскаянья.

– Я уже начинаю уставать от твоей бесшабашности и глупости, – довольно раздраженно ответил мне Повелитель, – сколько можно уже напоминать, что ты не на Земле?

– Я больше не буду! Ну, постараюсь быть осторожной и предусмотрительной, – поправилась я, встретившись с его насмешливым взглядом.

Фу-у, вроде, не злится. Какой тяжелый у него все же характер! Выходит из себя просто на раз. О тяжести своего характера я предпочитала не рассуждать и даже не думать, чтобы лишний раз не расстраиваться.

– Хочешь еще поспать? – Уже ласковее спросил он, – иди ко мне.

Естественно, после такого количества еды я осоловела и вновь захотела спать. Грэм взял меня на руки и, посадив к себе на колени, начал укачивать, тихо напевая на незнакомом языке.

– Что это за песня? – Сонно спросила я, уже с трудом ворочая языком.

– Это старинная песня любви. Я пою на древнем языке Драконов, – уже в полусне услышала я ответ Грэма. Смешной…

Как я заснула под его урчание, уже не помню…



И нашел я, что горше смерти – женщина,


потому что она – сеть,


и сердце ее – силки, руки ее – оковы


/ Екклесиаст /



Грэммер Эрам Дэвеш



Я сидел и укачивал мое сокровище



– Как мне хорошо с тобой! Почему так не всегда? – Сонно пробормотала Аниам и тут же тихонько засопела, уткнувшись мне в плечо.

Как будто я виноват, что хорошо не всегда. Не она ли все время устраивает трудности и провоцирует скандалы? Что можно еще ожидать от женщины?! Сама заварит кашу, а ты потом хватай большую ложку и хлебай это варево. Боги! Спасибо за помощь в эти дни и дайте мне терпения еще на один!

Любимая, завозившись, застонала во сне. Меня пронзило острое желание. Желание обладать этой женщиной. Немедленно! Здесь! Сейчас!

"Грэммер! Даже не думай! Она еще очень слаба! Болван!"

– Мысленно обругал себя я и, осторожно положив невесту, выскользнул из шалаша, от греха подальше.


Отойдя как можно дальше, но чтобы не выпускать наше убежище из видимости, я начал открывать портал. Пришло время, а то Маэлан, наверное, замучился ждать в моих покоях. А то, что он там после получения моего вестника, я не сомневался. А что делать? Привязки для открытия портала с той стороны у Маэлана не было. Так что, единственный способ встретиться – провести его сюда, открыв проход с этой стороны.


Как только портал засветился и зафиксировался, из него навстречу мне шагнул мой начальник охраны



– Грэммер! Что у вас тут произошло? Мы вас потеряли. Я уже хотел отправлять на поиски Таурэна, когда получил твое послание. Что все это значит? Чем заболела Аниам? Драконы ведь не болеют! – Почти на одном дыхании выпалил он.

– Тише, Маэлан тише. Разбудишь это чудо. Потом сам пожалеешь! И вообще, прекрати верещать как истеричная девица после потери девственности.

– Он еще и острит, – недовольно пробурчал Маэлан, но в руки, похоже, себя взял.

– Ее укусил жгучий саламандр, – я решил, что не стоит его мучить, да и время на рассусоливание нет.

– Как? – Охнул Маэлан, – а ты куда смотрел, Повелитель?!

– Она хотела познакомиться с красивой ящерицей.

– Познакомиться?!!!

– Ага! А до этого пыталась завести дружбу с трэмсом. Тогда я ее успел остановить, а вот тут…, – ехидно ответил я.

-

Ну, знаешь…, – развел руками Маэлан, – ее нужно изолировать от окружающего мира, для ее же безопасности. Ну, и остальным, само собой, так будет спокойней.



– Не забывайся! – Привычно осадил я своего друга, но потом не выдержал и рассмеялся. Все же в чем-то он прав. – Ну, хватит. Повеселились немного, и достаточно. Как там у нас?

– Все очень не просто, – тут же стал серьезным Маэлан, – Грэммер! Ты очень затянул путешествие. Твое отсутствие уже трудно скрывать. Прибывают Драконы из кланов. Почти все уже прислали воинов. Нужно готовиться к выступлению против мятежников. Ты слишком все усложнил своим долгим отсутствием.

– Ты же видишь, у меня проблемы, – раздраженно заметил я, – буду через пару дней. Готовься пока без меня. У тебя на это хватит и ума, и власти!

– Грэммер, знаешь, что? – Неожиданно вспылил Маэлан. – Ты хотя бы мне-то не ври! Знаю я твои проблемы. Тебе ничто не мешало отнести ее к Старэсу. Аниам это бы никак не повредило. Только не говори, что ты не мог лететь! – Подняв руку, остановил он мои возражения. – Ты мог бы уйти порталом. Ты, наверняка, все проверил, и за вами нет погони. Иначе бы ты не остановился здесь и не вызвал бы меня. Грэммер, признайся, ты просто не в силах расстаться с этой девчонкой. У тебя совсем мозги размякли?! У нас война! И сейчас не до любовных утех. Возьми себя в руки, Повелитель Драконов! Ты понимаешь, что все летит к Аиду?!

– Заткнись! Не смей мне указывать! – Я разозлился не на шутку. Как смеет этот мальчишка меня обвинять?

– Ну, давай, порычи! Если ты думаешь, что заткнув мне рот, решишь свои проблемы, то давай, ни в чем себе не отказывай! Ты хочешь ради нее пожертвовать государством Драконов?! Можешь убить меня прямо сейчас, потому что я не дам тебе погубить нашу страну ради женщины!

– Маэлан, что ты от меня хочешь? – На меня неожиданно навалилась усталость. У меня больше не было сил ни на крики, ни на злость. К тому же, он во всем был прав. Последнее время я вел себя не как Повелитель Драконов, а как глупый, влюбленный юнец.

Я сел и обхватил голову руками. И мне не было стыдно за свою слабость. Какой стыд? По-моему, я потерял его уже давно. Если Маэлан позволяет себе даже кричать на меня! Я пал так низко, что уже не страшно ничего.

– Грэммер, я хочу, чтобы ты взял себя в руки, – тихо проговорил Маэлан, садясь на траву рядом со мной. – Заканчивай. Если ты в таком состоянии появишься перед своими подданными, то мятеж случится уже в твоем дворце. И у тебя больше не будет престола Драконов. У Драконов правит Сильнейший! Ты не хуже меня знаешь правила. Хватит! Ты должен оставить эту женщину в покое. Хотя бы на время, – поспешил добавить он, встретившись с моим взглядом.

– Два дня. Дай мне всего два дня, Маэлан.

– Как скажешь, Повелитель, как скажешь, – ответил Маэлан, поднимаясь. – Я постараюсь удержать ситуацию до твоего появления. Решай свои проблемы, – с усмешкой закончил он, кивнув в сторону шалаша.

Я раздраженно отвел взгляд. Не может этот подлец без насмешек. Ну, подожди у меня. Дождусь я, когда этот повеса влюбится. Ох, дождусь! Я ему все тогда припомню. И этот разговор в том числе. Хотя, прав он, конечно. Десять раз прав! Пора прекращать!

– Ты собираешься отправлять меня отсюда или нет? Грэммер, очнись!

– Да, пожалуйста! Кто тебя держит? Надоел ты мне до смерти! – Недовольно пробурчал я, открывая портал, недовольный, прежде всего, собой. Надо срочно приводить себя в порядок!

Когда портал закрылся, я еще долго стоял, глядя в пустоту. Потом пошел будить свое счастье и наказание. Надо собираться. Пора идти. Как вот только сможет дойти она?

"Не сможет идти? Значит понесешь! Заканчивай Грэммер! Завтра ты должен быть у учителя!"

– Мысленно ругнулся я на себя.


Надо будить…



У мужчин больше проблем, чем у женщин.


Прежде всего, им приходится терпеть


существование женщин.


/ Франсуаза Саган /



Аня




– Аниам, девочка, просыпайся. Нужно идти.

– Давай еще немного поспим. А?

– Аниам, пора. Ну же, любимая, вставай.

– Грэммер, иди к черту! И не называй меня Аниам! – Я попыталась отпихнуть этого зануду, но он был непреклонен.

Правда, поцеловать не забыл. Видимо, поцелуем решил смягчить неприятность момента. Получилось… Я, хоть и с трудом, открыла глаза. Грэммер, улыбаясь, смотрел на меня. Наклонившись, он снова меня поцеловал. Организм потребовал любви. Срочно! От собственных ощущений я покраснела до маковки.

– Ну, ты, я вижу, окончательно поправилась. И хотя, в общем и целом, идея мне нравится, но, к сожалению, нет времени. Мы катастрофически опаздываем, пора отправляться. Но мы сможем вернуться к этому вопросу, как только прибудем на место, если ты опять не будешь заниматься самокопанием, а отдашься чувствам, – рассмеявшись, добил этот змей.

– Да, пошел ты…, – еще больше покраснев, огрызнулась я, – много Вы о себе воображаете, Повелитель. Не обольщайтесь, Вы меня совершенно не волнуете, – ехидно заметила я, вставая со своего лежбища Драконов.

Грэм усмехнулся, и, наклонившись, снова поцеловал. На этот раз по-настоящему, долгим и страстным поцелуем. У меня перехватило дыхание, от его близости я задрожала, непроизвольно выгнулась и застонала, не в силах себя контролировать. Дракон, тихо засмеявшись, отстранился и, посмотрев своим пронзительным взглядом, прошептал севшим голосом:

– Что и требовалось доказать! Собирайся, любовь моя. Ты еще для таких игр не совсем окрепла. Всему свое время, сокровище мое. Я подожду снаружи. – Легко поднялся и молча выскользнул из шалаша.

Видимо, ему тоже приходилось нелегко. По крайней мере, не одной мне хреново! Что не может не радовать! Блин! Как же мне совладать со своим телом и его желаниями, будь они неладны?!

Когда одевшись, я вышла наружу, Грэммер уже окончательно успокоился, хотя предпочитал близко не приближаться.

Дорога далась мне непросто. Ой, как непросто. Но я держалась, почувствовав перемену в настроении Грэммера. У него, как будто, внутри включился таймер, начавший обратный отсчет, который гнал его вперед. Я подозреваю, что если бы я упала, то он бы потащил меня волоком. А так как позориться я не хотела, гордость, знаете ли, то приходилось, стиснув зубы, терпеть. Время от времени, правда, Повелитель бросал на меня подозрительные взгляды, видимо оценивая мое состояние, но я старалась не показывать своей слабости, хоть и покрываясь противным, липким потом. Так мы и шли. Где быстро, где не очень. Шли мы весь день, останавливаясь только несколько раз, чтобы перекусить, ну и по естественным надобностям, само собой. Грэммер молчал и соблюдал дистанцию, стараясь следить за моим состоянием на расстоянии. Видимо спокойствие его было чисто внешне. Я злорадно усмехалась про себя. Волевой мужчина, тренированный! Может сам собой гордиться! Гад!

Но вот деревья расступились, и мы вышли на большую поляну. Я поняла, что мы дошли. Перед нами, на другом конце поляны стоял дом, довольно-таки большой, каменный, двухэтажный, под черепичной крышей. Даже не дом, а целый коттедж. Я, честно говоря, надеялась увидеть какую-нибудь избушку на курьих ножках. По крайне мере, она бы больше вписалась в местный пейзаж.

– Ну вот, мы и на месте. Я доставил тебя, как и обещал. Скоро ты от меня избавишься. – Впервые с утра заговорил Грэм и обернулся ко мне.

В его зеленых глазах плескались боль и тоска. В очередной раз, я почувствовала себя дрянью. За все, что ему причинила. Однако он быстро взял себя в руки и, развернувшись, пошел вперед. Я поплелась за ним. Умеет же он…!

Навстречу нам, от дома двигался мужчина. Это и был, как я поняла, учитель Повелителя. Когда он подошел ближе и остановился, я смогла его рассмотреть. Перед нами стоял высокий, красивый мужчина с длинными, ниже плеч, полностью седыми волосами. Тело сильное, подтянутое. Темно карие внимательные глаза. На вид ему было лет пятьдесят. Зная, как выглядят Драконы, я присвистнула. Ого! Ему, как минимум две тысячи лет, никак не меньше.

– Учитель, – шагнул к нему Грэммер.

– Ну, здравствуй, мой мальчик, – проговорил мужчина в ответ и обнял Грэммера.

Смешно, все-таки, слышать, что кто-то называет Повелителя мальчиком. Меня это все время смешило в исполнении Валмэн, а теперь еще и этот. Не выдержав, я хихикнула. Оба Дракона обернулись ко мне. Мужчина смотрел на меня с интересом. Наконец, он улыбнулся и сказал:

– Грэммер, познакомь меня со своей избранницей. Так вот кто будет Повелительницей Драконов!

– Меня зовут Аня, и я не собираюсь быть Повелительницей Драконов. – Нагло глядя в глаза этому самонадеянному Дракону, проговорила я.

А что? Пусть сразу же узнает, что я за экземпляр. Пусть выгонит лучше сейчас, а ни когда Грэм уйдет. Я же дорогу назад не найду, если что!


– Да… – Протянул задумчиво Мужчина. – Ну что же, давай знакомиться, Аня. Я -Лорд Старэс Эммер Дэвеш. Можно просто Старэс. Я прихожусь дальним родственником данному юноше, а также его учителем.

Во время нашего диалога с учителем Грэммер молчал. Только глаза у него сделались еще больше. По-моему, он онемел от моей наглости. Я фыркнула. Можно подумать, еще осталось что-то, чем я в состоянии удивить Грэма.

– Грэммер, у тебя что-то случилось? Ты давно не появлялся у меня. Совсем забыл старика.

Услышав, как он называет себя стариком, я снова хихикнула. Наш новый знакомый улыбнулся в ответ. Улыбка у него была очень похожа на улыбку Грэма, такая же теплая и красивая.

– И все-таки, кто это прелестное создание? Я чувствую в ней Дракона, только еще очень молодого. Скоро эта Драконица взлетит. Совсем скоро.

– Учитель! Позвольте, представить Вам принцессу Аниам Нуарэм Марранэш. Что бы ни говорила эта особа, она, все-таки, моя невеста и будущая Повелительница Драконов.

В ответ на его слова я презрительно фыркнула, Грэммер зарычал.



– Весело вы живете, как я погляжу. Ну, пойдемте в дом.

С этими словами Старэс развернулся и двинулся к дому. Грэммер схватил меня за руку и потащил за собой. Я попытала вырвать свою многострадальную конечность из его стального хвата. Куда там! Повелитель снова зарычал и стиснул мою руку еще сильнее. Этот придурок скорее оторвет мне ее, чем выпустит. Опять начинает слетать с катушек. Придется помолчать, а то опять наскребу себе на задницу. Неудобно получится, если этот нервнобольной начнет сейчас истерить. Вздохнув и смирившись, я поплелась следом, а вернее этот неадекватный Дракон тащил меня за собой, как на прицепе. Следом за хозяином, мы вошли вовнутрь. Внутри дома было очень уютно и тепло. Я осмотрелась. Из просторной прихожей, отделанной светлым деревом, просматривался вход в огромную гостиную, отделенную от прихожей резной аркой. В гостиной горел камин. Еще три двери были закрыты. Красивая винтовая лестница вела на второй этаж. Хозяин подождал, пока я огляжусь, затем проговорил:

– Вы с дороги, наверное, голодные. Приводите себя в порядок. Я жду вас здесь, в гостиной. Займусь пока ужином. Грэммер, покажи своей невесте ее комнату. Выберите на свой вкус. Ну, все, располагайтесь.

Кивнув своему учителю, Грэммер потащил меня наверх. Ориентировался он в доме довольно свободно. Видимо, бывал здесь не раз. Хотя в просторном коридоре было четыре запертых двери, Грэм уверенно направился к одной из них. Комната, в которую он меня затащил, мне, в принципе, понравилась. Только этот бешеный мне не дал ее, как следует, рассмотреть.

– Прекрати позорить меня перед моим учителем, – угрожающе зашипел он, прижав меня к двери. – Дай мне спокойно уехать. Неужели так трудно держать себя в руках? Тебе обязательно нужно все время меня унижать? Ты можешь рассказать учителю все, что посчитаешь нужным, потом, когда я уеду. И не надо так яростно демонстрировать свою независимость. Если ты не забыла, я не давал тебе согласия на расторжение помолвки. Пока я не решу иначе, ты являешься моей невестой. К тому же, Учитель в состоянии сделать сам нужные выводы. Не напрягайся! Веди себя прилично! Он, в конце концов, старше тебя на две тысячи лет. Имей уважение к его возрасту!

– Все сказал?! А теперь послушай меня, Повелитель Грэммер. Я буду вести себя, как считаю нужным. И не в чьих советах не нуждаюсь. Я взрослый человек и вполне сама в состоянии решить, где и как себя вести. А свои приличия можешь засунуть в свой Драконий зад! И отпусти меня немедленно, если в очередной раз не хочешь схлопотать по морде!

Грэммер сначала, видимо обалдев, выпустил меня. Но потом, он вдруг резко притянул меня к себе, стиснув так, что у меня перехватило дыхание, поцеловал резким, на грани грубости, поцелуем, откровенно по-хамски стиснул больно мою грудь, грязно выругался и ушел, бормоча что-то вроде "

горбатый, могила, лопата

". По крайней мере, смысл был такой, просто я поняла только половину, так как другая половина была на крепком, Драконьем матерном. Я схватилась за губы, которые горели после его неожиданно грубой атаки. Блин! Опухнут теперь! Офигеть! У Повелителя, похоже, окончательно отказали тормоза. Ведет себя, как грубый мужлан. Вот чего он так разнервничался? Подумаешь, первый раз что ли? Ну, неприятно, ну, неудобно перед наставником за невесту. Но никто же не умер. Так чего так нервничать? Во дворце я исполняла круче и ничего, терпел, а тут распалился. Можно подумать, его учитель и так не поймет, что за сокровище досталось ему в ученицы на старости лет. Я, можно сказать, рекламирую себя, как могу, чтобы старичка потом удар не хватил, если что, а этот разошелся. Все-таки, Повелителю Драконов явно нужна помощь психолога. Никакой выдержки у мужика. Как он до сих пор государством управляет? Правда, в государстве Драконов не было меня, но это дела не меняет. Правитель должен быть готов к любым трудностям, даже ко мне. Так-то!


Вымывшись и переодевшись в то, что нашла в шкафу (правда размерчик явно не мой, но лучше так, чем грязное), я спустилась вниз. Грэммер был уже там. Судя по внешним признакам, Повелитель уже вполне пришел в себя. Увидев меня, он усмехнулся и поднялся на встречу. Подойдя ко мне, этот нервнобольной провел руками по моему одеянию, и костюм принял подобающие моему телу размеры: рукава рубашки укоротились, ширина уменьшилась, брюки обтянули мой зад тютелька в тютельку, длина у них стала теперь тоже в самый раз. Я хмыкнула. Позер! Ведь точно, перед своим учителем выпендривается, который, кстати, наблюдал за нами с явным интересом.



– Спасибо, – тихо поблагодарила я Грэммера. Я решила все-таки не скандалить, чтобы не портить окружающим аппетит.

Вслед за учителем Грэммера мы прошли в просторную столовую.



– Прошу к столу, – Старэс жестом пригласил приступить к трапезе.

Ужин прошел, как говорят, в теплой и дружественной обстановке. Я вела себя прилично, Правда, правда! Повелитель может мой гордиться. Учитель Грэммера мне, в общем-то, понравился. Он не умничал, вел себя доброжелательно и непринужденно. Рассказал парочку смешных случаев из детства Грэммера и, незаметно для меня, выпытал подробности моей жизни. Я это потом уже сообразила, после того, как выложила большую часть своей истории. Как так получилось? Невероятно! Грэммер только молчал и понимающе посмеивался. Он ведь знал, что так и будет? Вот гад! Чувствую, не скучно мне тут будет. Еще и Таурэн должен прибыть, скорее всего, это случиться завтра. Грэммер, по моему, зря надеется, что я ему достанусь в качестве приза под названием "

жена

". Эта парочка меня точно добьет за время обучения.


После ужина я пошла спать, сославшись на усталость. На самом деле, мне хотелось оставить Грэммера наедине с учителем, им, наверняка, о многом нужно было поговорить. Я явно им мешала. Ложась спать, я боялась, что явится Грэммер со своими обещанными сексуальными домогательствами, но он не пришел. А жаль…..


Исповедь одеваем в слова,


чтобы ею же оголить душу.


/ Евгений Ханкин /


Грэммер Эрам Дэвеш



Я сидел и смотрел, как уходит мое сокровище. Моя любимая, моя мечта, моя жизнь! Такая непокорная, непредсказуемая, иногда с трудом переносимая, но от этого еще больше притягательная и желанная. Боги! Когда я в следующий раз заключу ее в свои объятия, чтобы любить и дарить наслаждение, когда услышу ее стоны подо мной, как победный гимн страсти? Сердце сжалось от тоски. Как же мне хочется догнать ее, схватить на руки и унести на крыльях далеко-далеко, где нас никто не найдет. И где будем только я и она. Чтобы просто жить и любить друг друга.



– Ну, и что у тебя случилось, мой мальчик? – Вопрос заставил меня вздрогнуть и оторвать взгляд от поднимающейся по лестнице Аниам. Учитель стоял и пристально смотрел на меня. – Не фыркай, Грэммер! Раз объявился – значит, точно, что-то случилось. Ни за что не поверю, что ты решил меня посетить, потому что соскучился и чтобы познакомить со своей невестой, тем более что она в этом не так уж и уверена. У нее проблемы? Ей что-то грозит? Я так понял, что ты привез ко мне эту девушку не просто на обучение. Тебе нужно ее спрятать? Постой, это ведь дочь Нуарэма Марранэша, да?

– Да, это его дочь. И ей, действительно, грозит опасность. И я, действительно, привел ее сюда, чтобы спрятать, пока разбираюсь с ее дядюшкой.

– Каркнэш опять взялся за старое?! Ее пытались убить?

– Да. И я не уверен, что это был единственный отряд наемников. Боюсь, что ее будут активно искать, если уже не ищут после того, как пропал первый отряд убийц, – Я взял в руки бокал с вином и пересел к камину. Я сидел и смотрел на огонь, не зная как рассказать учителю о моих чувствах к этой девочке. Не было слов, чтобы выразить все, что я чувствую по отношению к ней, высказать всю боль, что поселилась в моем сердце благодаря ей.

– Грэммер, не мучайся. Не ищи слова. Я все понял. Это любовь, а я знаю, что такое любовь Дракона.

– Почему Вы не ушли в долину Скорби, учитель?

– Потому что у меня есть ты, я не могу тебя оставить, мой мальчик.

– Я давно уже не мальчик, – усмехнулся я, – но все равно, спасибо. Мне всегда очень нужны Ваши помощь и советы, учитель. Кстати, я действительно соскучился. Просто, все эти проблемы и дела. Я не могу себе позволить надолго отлучаться. Простите, что редко Вас навещаю, но это вовсе не значит, что я Вас забыл, учитель. Вы оставите Аниам у себя, пока я не разберусь со своими проблемами?

– Конечно, Грэммер. Пусть остается столько, сколько нужно.

– Даже не смотря на то, что она еще то сокровище? У Вас могут возникнуть с ней сложности. – Я не смог удержать улыбки, представив, какие именно сложности наверняка возникнут у Старэса благодаря этой бестии. За что ему-то это, на старости лет?

– Я уже понял, что за ученица мне досталась, – рассмеялся он в ответ, – не переживай. За свои прожитые тысячи лет я еще и не с таким сталкивался. В отличие от тебя, молодые Драконы очень хлопотная компания. Это ты у нас всегда был рассудительным.

– Ну, не знаю. Она поставила на уши весь дворец. Я уже был морально готов, что у меня от него камня на камне не останется. Что, у меня во дворце все рассудительные? Тогда мне, видимо, повезло. Раньше везло, – с улыбкой все же уточнил я. – Драконы, боюсь, еще долго будут нервно вздрагивать, вспоминая ее проделки. Особенно Маэлан, досталось ему, бедняге!


– Я представляю, что она у тебя устроила! Не переживай. Я уверен, что мы поладим. Но это ведь не вся проблема? Что у вас с ней происходит? Девочка тебя тоже любит. Это видно. И, тем не менее, она, как будто, боится связывать свою судьбу с твоей. Хотя ложе с тобой разделила. Постой-ка, про подтверждение помолвкидевочка ничего не знает, ты ей не сказал, что это означает?

У меня хватило сил только на то чтобы отрицательно помотать головой.



– Стыдно и недостойно Повелителя Драконов! – Сурово отчитал меня Учитель. – Грэммер, ты что творишь?! Ты ведь теперь тоже не можешь взять и просто жениться на другой! На ауре Аниам уже ясно видна Супружеская метка Правящего Дома Драконов. Боги, зачем надо было тащить ее в постель? Тебе мало женщин для развлечений? Зачем торопиться, если девочка не уверена. Ты понимаешь, что когда она обернется Драконом, то всем все станет ясно? А ты сам? Мне показалось, или ты, на самом деле, сомневаешься, что она сможет составить тебе достойную пару?

Я снова задумался. Как все объяснить? Объяснить то, что я и сам толком не понимаю.

– Грэммер, расскажи все с самого начала, – помешав угли в камине и взяв бокал с вином, учитель сел в кресло напротив.

Мне пришлось рассказать все. Как я ее искал, как забрал из ее мира. Рассказал, через что пришлось ей пройти из-за меня и наших дурацких, как говорит Аниам, законов. В чем-то она, конечно, права.

Не заметив, я вывернул перед учителем всю свою душу, не скрывая ничего. Он вместе со мной хохотал над проделками моей любимой, шептал слова утешения, когда я рассказывал ему о своей боли. Была уже пуста вторая бутылка, когда я, наконец, закончил свой рассказ. Я сидел и ждал приговора своего учителя, единственного Дракона, чей авторитет для меня был непререкаем, чем мнением я дорожил и на чей совет я так надеялся.

– Ну, что я могу тебе сказать, мой мальчик? Натворил ты, конечно, много. Не кривись. Натворил, натворил. Тебе ведь нужна правда, а не лесть. Но не все так плохо, как ты себе придумал. Мне кажется, все еще поправимо. Вы с Аниам очень разные, но ведь это в чем-то хорошо. Вы дополняете друг друга. Готов поспорить, что ее окрас будет в созвучной тебе гамме – красно-черный, скорее всего.

– У нее появляются красные когти, – прошептал я внезапно севшим голосом.

– Вот видишь! Просто тебе нужно немного потерпеть.

– Но учитель, я устал терпеть и ждать. У меня такое чувство, что я бьюсь о стену, за которой меня никто не слышит. К тому же, она меня все время позорит перед подданными. А что, если став Повелительницей Драконов, она будет вести себя так же? Это же международный скандал. С нами перестанут считаться. Супруга Повелителя Драконов станет всеобщим посмешищем. Я ведь прекрасно понимаю, что сейчас, с таким поведением и манерами, как у нее, Аниам не годится в супруги Повелителя Драконов. И мои чувства к ней не имеют абсолютно никакого значения. Я обязан рассуждать не как мужчина, а как Правитель государства Драконов. Поэтому я, как мог, попытался приручить ее и обуздать. Но она абсолютно не управляема. Она ругается матом, дерется. Я Вам учитель еще не все рассказал. Вот сами подумайте, если женщину подвергли такому суровому наказанию за то, что она подняла руку на своего Повелителя, то нормальная Драконица попытается это повторить? Ни за что не догадаетесь! Эта не просто попыталась, она это сделала! И будьте уверены, она попробует провернуть это еще не раз!

– Грэммер, только не говори, что она опять тебе надавала по морде! – Не выдержав, расхохотался учитель

– А вот это нисколько не смешно, – обиженно буркнул я, – я как-то не привык, чтобы меня били!

– Да, уж! Ну, ничего, Грэммер, не переживай, я постараюсь научить ее жить в нашем мире, научу быть Драконом. Я не думаю, что это будет слишком сложно, ведь она Драконица, просто очень молодая и горячая. Да и темперамент берет свое. Но скоро кровь заговорит в ней, и вы будете лучше понимать друг друга.

– Не знаю, есть ли у меня время на ожидание. Совет Лордов постоянно напоминает мне о необходимости наследника Престола Драконов. Я уже устал отвергать многочисленные кандидатуры, предлагаемые Советом. Я, конечно, сумел обуздать, более или менее, Совет, но, все же, я не могу не считаться с ним. А Аниам мне в этом никак не хочет помочь. Наоборот, делает все время только хуже. Она абсолютно не управляема. Мне иногда начинает казаться, что она, действительно, не сможет стать достойной супругой Повелителя Драконов. Я так устал, учитель! Я уже сто раз пожалел, что вообще с ней связался, но ничего не могу с собой поделать. Она вертит мной, как захочет. И это тоже меня пугает. Я боюсь, что с ней я становлюсь слабее, а я не могу себе позволить быть слабым. Я порой думаю, что в любви нет ничего прекрасного и привлекательного. Одни страдания и боль. Но все это происходит лишь до того, пока она не посмотрит на меня, пока не коснется меня. Я не знаю, что мне делать. Иногда мне всерьез начинает казаться, что я схожу с ума. Она как демон, явившийся из ада, чтобы мучить меня!


– Ну-ну, не стоит драматизировать. Ты слишком много себе напридумывал. У тебя, как я погляжу, в голове тоже каша. Это даже к лучшему, что все так складывается. Пусть твоя невеста поживет здесь. Я беру ее в ученицы. Про подтверждение помолвкия буду молчать, решение, когда и как ей сказать, примешь сам. Вам обоим есть о чем подумать, успокоить свои души и разобраться в себе. Страсть не всегда означает любовь. Хотя, в твоем случае, я думаю, это все-таки любовь. Влюбленного Дракона видно. У тебя изменилась аура. Не переживай. Все будет хорошо.

– Мне бы очень хотелось, что бы Вы, Учитель, оказались правы. У меня, уже почти, не осталось надежды. Столько навалилось всего! Наверно нам с Аниам, действительно, стоит отдохнуть друг от друга. А там, как Боги укажут!

– Когда ты улетаешь?

– Отправлюсь, как только прибудет Таурэн.

Не успел я проговорить, как дверь открылась, и в комнату ввалился мой маен, собственной персоной. Он тащил огромный чемодан. Да уж! Таурэн, явно, перестарался. Я, конечно, приказал ему позаботиться о гардеробе принцессы, но не в таком же количестве!

– Прошу прощения, господа, если я не вовремя. Повелитель Грэммер, лорд Старэс! – Мой маен склонился в почтительном поклоне, опустив чемодан на пол.

– Таурэн, что это ты притащил в мой дом? – Удивленно воскликнул учитель, уставившись на этот огромный баул.

– А это вещи невесты Повелителя Грэммера, – усмехнувшись, ответил Таурэн. – Я выполнил все, как Вы приказывали, мой Господин, – язвительно закончил он.

– Да уж, я смотрю, ты не мелочился! – Рассмеялся я, представив, как он летел с этим чемоданом в лапах. Вот, наверное, удивлялись встретившие его на своем пути! Дракон – путешественник!

– Я что, специалист в дамских штучках? – Обиженно буркнул Таурэн, отпыхиваясь. – Откуда мне знать, что ей понадобится. На всякий случай, захватил все.

Мы с учителем, переглянувшись, дружно расхохотались. Таурэн надулся еще больше.

– Таурэн, не обижайся, – с трудом, сквозь смех выдавил я. – Ты – молодец. Я бы тоже растерялся. Ну, мне пора. – Уже совершенно серьезно, поднявшись, проговорил я. – Я и так слишком долго отсутствовал. Дел – невпроворот.

– Ты начинаешь войну? – Решился, наконец, спросить учитель.

– Она уже началась. И не я ее начал. Каркнэш мне заплатит за все. Но мне необходимо спешить. Я встретился только с двумя Правителями. Надо еще переговорить с Орками и людьми. К тому же, для Орков у меня подарок. Необходимо перекрыть лорду Каркнэшу все пути к отступлению. Мне надо разделаться с ним раз и навсегда!

– Ты договорился с Темными?!

– А что, Владыка Дроу не такой же Правитель, как и остальные? Он далеко не дурак. К тому же, заметьте, ему уже много веков удается сдерживать свой воинственный народ от набегов на соседние государства. Это о многом говорит! Дроу уже не те безумные вояки, которые кроме набегов не знают ничего. Нет, с Сантиэллем можно иметь дело, только очень осторожно. – Усмехнувшись, добавил я.

– А что за подарок у тебя для Орков, если не секрет?

– Ну, почему секрет? Орки получат от меня, в качестве подарка, прекрасного ездового ящера. – Таурэн при этих словах заметно вздрогнул.

– Я что-то не совсем понял, – удивленно вскинув брови, спросил учитель.

– А что тут понимать? Лорда Даурана они получат. Это им будет постоянным напоминанием, как я поступаю с врагами! – Жестко припечатал я.

А что? Учителю пора понять, что мальчик вырос. А уж, что выросло, то выросло. Не обессудьте. Учитель промолчал. Видимо понял, что это не тот случай, когда мне можно давать советы. Старэс – мудрый Дракон. Он знает, когда меня стоит поучать, а когда это не позволено даже ему. Я уже поставил ногу на первую ступеньку лестницы, собираясь подняться к Аниам, чтобы проститься, когда мне на плечо опустилась рука учителя.

– Не стоит этого делать, мой мальчик. Ничего хорошего из этого не выйдет. – Грустно проговорил он, глядя мне в глаза.

Вероятно, он прав. Она, наверняка, опять меня выгонит. Мне это надо? Мне и так все это непросто далось, не нужно начинать снова. Хватит! Пора, наконец, вспомнить о моем долге перед Драконами!

– Отвечаешь за нее головой. Ты должен сохранить ее жизнь, не смотря ни на что. Даже ценой собственной жизни, и даже вопреки ее желанию. Ты все понял? – Я в упор посмотрел на своего маена.

Он выдержал мой взгляд и склонил голову.



– С ее головы не упадет ни один волос. Будьте спокойны, мой Господин. – Твердо ответил Таурэн. Можно быть уверенным, что слово он сдержит.

– Ну, все, пора. Не провожайте меня. Учитель, я прилечу, как только смогу, Таурэн, жду тебя через две недели с докладом. Все, я пошел.

Я открыл дверь и вышел на улицу. Светало. В воздухе пахло росой и прохладой. Это хорошо. Успею добраться домой до жары.

Я глубоко вздохнул и посмотрел на небо. Хорошо, что я все рассказал учителю. Мне это помогло. Пусть я и не излечился от болезни по имени Аниам, но, по крайней мере, я сумел загнать ее так глубоко, чтобы мне она не мешала в делах. Сейчас окунусь в проблемы и заботы и окончательно очнусь. Маэлан обещал продержаться два дня. Я уверен, что он сумеет выполнить обещание. Ему нелегко пришлось из-за меня, но слава Богам, я не успел натворить непоправимого. Это тебе, Грэммер, будет хорошим жизненным уроком, чтобы впредь не забывал о своем статусе и долге. А также о том, что мне не все позволено, что позволяется простым мужчинам.

Разбежавшись, я взлетел. Небо меня приняло в свои объятия сразу и покорно. Так и должно быть! Я – Дракон и Повелитель! Я рожден, чтобы повелевать и Драконами, и небом! Лететь всего несколько часов. Прощай Аниам, мое сокровище!




В жизни возможны только две трагедии:


первая – получить то, о чем мечтаешь,


вторая – не получить


/ Оскар Уайльд /




Аня



Утро встретило меня двумя новостями. Обе были плохие. Во-первых, прибыл Таурэн, а во-вторых, и это самое ужасное, уехал, а вернее улетел Грэммер. Он даже не попрощался! Как же так?! От этой новости я сначала впала в ступор. Разум отказывался понимать произошедшее. Конечно, я знала, что Грэммер должен вернуться домой. Просто, я не ожидала, что все произойдет так быстро. Я оказалась не готова. К тому же, меня задело то, что он уехал тайно, ничего не сказав мне на прощание. Он, что же, сдался и смирился?



– Аниам, не переживай. Он вернется за тобой, не может не вернуться, – постарался успокоить меня Таурэн.

Вот только его мне не хватало, для полного счастья.



– Твоего мнения никто не спрашивает, Дракон, – не сдержавшись, нахамила я своему телохранителю. – Когда мне нужен будет твой совет, я дам тебе знать. Но не думаю, что это произойдет в ближайшем будущем.

Да, ничего не скажешь, хорошее начало!



– Как скажете, принцесса, – Таурэн окаменел лицом. Видно было, что он обиделся, хотя виду не показал.

– Вот именно, как я скажу! – Окончательно оборзела я. А что? Может мне повезет, телохранитель не выдержит моего вздорного характера и сбежит к Повелителю? Глупость, конечно, но попытаться-то надо.

– Не ходи за мной! – Пресекла я попытку охранника, увидевшего, что я направляюсь к лесу, рвануть следом. – Я хочу побыть одна! Старэс, Вас это тоже касается, – добавила я Учителю, который попытался пристроиться ко мне с другой стороны.

Мужчины смирились. А что еще остается им делать?! Не связываться же с больной на голову женщиной! Именно это было написано на их лицах! Ну и пусть! Пускай думают, что хотят! Главное, чтобы оставили меня в покое.

Дойдя до небольшого водоема, я пристроилась на берегу, где, наконец-то, смогла от души выреветься, не стыдясь посторонних.

Господи! Как мне плохо! Что же я наделала?! Дура! Так мне и надо! Нечего было выделываться и издеваться над мужиком! Он, все же, не выдержал и сбежал от меня! Я его, все-таки, добила! В том, что он меня бросил, я не сомневалась, иначе бы попрощался и пообещал бы за мной вернуться, а раз улетел так, значит, точно бросил.

Как следует, проревевшись, я наконец-то успокоилась. Я ведь этого хотела? Сама же ему твердила, что мы не пара, что нам надо расстаться и всякую подобную чушь. Что же теперь лить слезы? Или, все-таки, я хотела чего-то другого?

Правильно говорят: "

Бойтесь своих желаний, а то они могут сбыться

". Вот, мое желание и сбылось. Вот и живи теперь дура одна, без него. А если сбудутся его обещания насчет тоски и одиночества, то мне вообще мало не покажется. Драконица уже начала горестно подвывать. С досадой я на нее цыкнула, чтобы дура заткнулась. Затем постаралась привести себя в порядок, чтобы не терять перед Драконами лицо. Не хватало еще, чтобы Таурэн побежал к Повелителю с докладом о том, что глупая девочка льет по нему слезы. Ну, уж нет! Надо держаться. Переболею, как-нибудь. Бывало хуже, хотя я и не уверена. Надо полностью сосредоточиться на обучении. Я составила для себя план? Вот и буду его придерживаться. А Повелитель? А что Повелитель? У него своя дорога, а у меня своя. Когда смогу отсюда уйти, надо постараться, чтобы никогда больше с ним не встречаться. Глядишь, все перемелется. Выбора-то у меня все равно нет.


Поднявшись, я уже уверенно пошла назад, к моему, на ближайшие месяцы, дому, оставляя свои слезы и боль на берегу озера у воды, которая будет хранить мою тайну, и надеюсь, что хранить ее вода будет надежно.


Ну, что же. Надо жить! Значит, будем жить!

















Стать драконом (СИ)



home | my bookshelf | | Стать драконом (СИ) |     цвет текста   цвет фона