Book: Моя жизнь- это мы (СИ)



Моя жизнь- это мы (СИ)

Моя жизнь- это мы (СИ)

Моя жизнь - это мы (СЛР, любовь со вкусом вишни)


часть_1

Выдержка из книги Сьюзен Элизабет Филлипс «Спичка»:

«Сюзанна попыталась перевести дыхание, но вместо этого у нее из горла

вырвался то ли стон, то ли мяуканье.

На стоящей в центре комнаты белой кушетке Минди Брэдшоу судорожно

опускала юбку на обнаженные бедра, а рядом с ней неловко возился с брюками Сэм.

Мяукающий звук вырвался вновь. Сюзанна ощутила, как сжимаются и

разжимаются кисти свисающих вдоль бедер рук. Мир уменьшился до находящейся перед

ее глазами сцены и этого ужасного жалобного звука, вырывающегося из горла. Затем

губы начали двигаться, пытаясь выговорить слова. Ее голос прозвучал, словно

синтезированный металлический голос робота.

— Прошу прощения, — произнесла она.

Извинение было страшно глупым и неуместным. Сюзанна машинально вышла из

комнаты. То, что ноги не стоят на месте, она понимала лишь по движению стен перед

глазами. Она поднялась по одной лестнице, спустилась по другой, прошла мимо камина с

массивной отделкой из нержавеющей стали. И каждые четыре-пять шагов у нее

вырывался этот ужасный звук. Она пыталась сдержать его, сжимая губы, но ничего не

помогало.

Кто-то коснулся ее локтя. Поначалу Сюзанна подумала, что это Сэм, и

попыталась отдернуть руку. Но почувствовав, как ее схватили сильнее, поняла, что

рядом стоит Пейджи.

Ей легче было думать о сестре, чем о непристойности стоявшей перед глазами

сцены. Страдания, связанные с ненавистью Пейджи, по сравнению с диким кошмаром

предательства Сэма казались уже спасительной гаванью.

Сюзанна почувствовала, что губы вновь задрожали. Сэм и Минди. Сэм занимался

сексом с Минди. Ее муж. Человек, которого она так долго и слепо любила!»


- Вот же, кобель! - выкрикнула Елена в пустоту комнаты.

Захлопнув книгу, она отбросила ее в сторону. Это невозможно было читать, хоть

она очень любила этого автора. Ей нравилось то, как пишет Филлипс, как передает

эмоции. Каждый сюжет был по-своему хорош: где-то наполнен романтикой, где-то

отяжелен житейскими проблемами. Она верила автору. Потому, наверное, так и

покоробило ее от такого поворота в жизни главных героев.

Откинув в сторону легкое одеяло, Лена поднялась с дивана и прошла на кухню, чтобы заварить черный чай с "Пряностями Гоа". Из кружки повеяло приятным ароматом с

нотками корицы. На вкус же чай был еще лучше. Присев возле окна, Лена позволила себе

сделать чайную паузу: в тишине, наслаждаясь горячим напитком. На улице полным ходом

расцветала весна - ее любимое время года, когда было ни жарко и ни холодно, когда

только-только проклюнувшиеся листочки пахли приятной свежестью во время дождя, обещая скорое приближение лета. Пора было доставать туфли, солнцезащитные очки и

легкие шарфики.

Чай вскоре кончился, а вот впечатление от книги все никак не собиралось утихать.

Измена - для нее не меньше, чем страшный сон. Слишком много неприятных эмоций было

с этим связано. Ее отец изменял матери. Ее бывший изменял ей. И Елене совершенно не

хотелось возвращаться к этому ужасу даже в книгах. А жаль - она так и не узнает, что же

дальше случилось с героями "Спички".

Щелкнул дверной замок, извещая девушку о возвращении любимого мужчины.

Отставив чашку, она пошла его встречать. Крепкие объятья, жаркий поцелуй, и она уже

забыла обо всем, что тревожило несколько минут назад.

- Привет, котенок, - сказал ей в губы Гриша. - Готова?

- Уже давно. Осталось собрать кое-что по мелочи.


- Тогда вызываю такси и едем.

- Ты не голодный? Может, сначала перекусишь хоть.

- Нет, на работе успел пообедать. Давай скорей собирайся, - подгонял ее любимый.

Сегодня у них намечался переезд из одной столичной квартиры в другую.

Нынешнюю они снимали, но с этого момента решили ввести строгий режим экономии. А

все потому, что собирались копить на свадьбу, планируя это событие на какой-нибудь

зимний месяц. В идеале бы ее устроило только четырнадцатое февраля. Так что до этой

даты было достаточно времени, чтобы суметь накопить нужную сумму, и это с учетом

того, что в прошлом месяце Лена купила себе новую машину. Во всем этом смущало ее

лишь то, что жить теперь они будут у Гришиного брата. Этого раздолбая Лена переносила

с трудом. Но ради свадьбы и красивого белого платья вполне была способна потерпеть его

общество. Так она думала...


***

- Фирс, ты мазила! - сокрушался Макс под смех Алана и Марка.

- Да иди ты, - ответил ему Леша. - Можно подумать, сам снайпер.

- Я хотя бы в лузу могу попасть, когда шар в нее просится.

- Хорош, парни. Вы все равно проиграли, - пообещал им Алан, подходя к

бильярдному столу. - Мы с Марком вас сейчас сделаем.

Леша перевел взгляд на Марка. С момента их знакомства прошло полтора года.

Кто бы мог подумать, что они так сдружатся с этим брутальным типом? Время шло, преподнося свои сюрпризы. Сюрпризы преподносили и друзья, например, как Алан с

Евой, которые год назад поженились. А сейчас еще ждали ребенка. Ева уже ходила

круглой, как бильярдный шарик. И все время ворчала на Алана, что он лишил ее Буськи

(так она называла свой мотоцикл) и танцев. А потом гладила себя по животу и глупо

улыбалась, как самая счастливая женщина на земле.

Сюрприз в этом году преподнесла и другая пара его друзей. Макс и Кира тоже

ждали ребенка, второго. Их девочке было уже два года. Один Марк был одинок так же, как и он сам. Утешало хоть это.

Глядя на счастливые семейства, Леша невольно задумывался о своей жизни. В ней

явно чего-то не хватало. В свои тридцать четыре он уже ощущал некую пресыщенность, а

также пустоту. Что у него есть? У Алана - семья и собственный клуб. У Макса - семья и

салон мототехники. Даже Марк был владельцем танцевальной школы в Питере. Брат, и

тот подумывал в скором времени жениться, причем не в первый раз. А он - главный

бармен в клубе лучшего друга. Ни жены, ни детей, ни любимой женщины, ни даже

хомячка. Иногда складывалось такое чувство, что где-то он профукал что-то важное.

Леша всегда жил в свое удовольствие. Он, как и Макс когда-то, любил две главные

составляющие - байки и женщин. Макс с этого пути сошел. Так, может, и ему стоит? А

ведь Леша был совсем не против, только вот с кем? Где носит его единственную и

неповторимую?

Глубокие размышления прервал телефонный звонок. Звонил брат, напоминая о

себе. Леша ударил ладонью по лбу и поспешил ответить на звонок:

- Да, Гриш.

- Мы выезжаем. Готов встречать?

Готов? Это вряд ли. Леша совершенно забыл о том, что сегодня к нему переезжает

брат со своей пассией.

- Э... да, конечно. Жду вас с нетерпением. Чайник включать?

- Рано еще, мы будем минут через тридцать.

- Ну хорошо, как подъедете - звоните.

- Договорились.


Отключив телефон, Леша выругался и всучил Максу свой кий.

- Что стряслось? - поинтересовался Алан.

- Извините, парни, доиграем в следующий раз. У меня полчаса, чтобы добраться до

дома и хотя бы спрятать порнуху.

- К тебе едет мама? - сумничал Макс.

- Сплюнь. Всего-то брат с невестой, - ответил он уже через плечо, подхватывая

мотоциклетный шлем и куртку.


Друзей не выбирают, а родственников тем более. В этом Леша убедился уже

давно, и сегодня в очередной раз. Если брат просит помочь, приютить, обогреть - тут

разве откажешь? Вот и он не смог, хотя хотелось, но не из-за самого брата, а из-за его

невесты. Уж очень она ему не понравилась с первой встречи, когда подрезала его на

дороге, что и послужило причиной ДТП. Девушка отвечала ему взаимностью. Именно

тогда Гриша и познакомился с этой Леной, приехав поддержать младшего, влетевшего на

мотоцикле в крыло иномарки. Леша тогда сломал ногу, но в остальном остался цел.

Сильнее всего пострадало святое, а именно байк. И вот сейчас Гриша напросился пожить

у него и, конечно же, не один.

Леша жил в двухкомнатной квартире, которая осталась ему от бабки. Он рос

трудным ребенком и невыносимым подростком, сбежав от родителей к бабушке в

возрасте пятнадцати лет. Поначалу родители заставляли его вернуться, но когда он

пригрозил сбежать в неизвестном направлении, они сдались. Он отвоевал свой кусок

свободы и с радостью вкушал все то, что она ему щедро предлагала. Учебу закончил с

трудом, хотя давалась она ему без особых сложностей. Просто тяжело было учиться, работать и прожигать жизнь одновременно. Зато институт подарил ему дружбу с Аланом, что он очень ценил.

Звонок в дверь застал его в тот момент, когда Леша орудовал пылесосом в

большой комнате. Спешно убрав агрегат с глаз, он открыл дверь.

- Привет, - бросил он, отступая назад. - Милости прошу в мою скромную обитель.

Григорий поприветствовал его братским рукопожатием с объятьями и хлопками по

спине. Лена бросила сухое "привет", осторожно проходя внутрь.

- Это и все вещи? - спросил у них Леша, кивая на три чемодана.

- Смеешься? Сейчас принесу остальные. Покажи пока Лене квартиру.

- Угу, - проводил он брата, закрывая за ним дверь.

Лена подняла на макушку солнцезащитные очки и улыбнулась. Только в этой

улыбке не было ни капли искренности. И что только Гришка в ней нашел? Своенравная и

стервозная блондинка, пусть и шикарная внешне, чего Леша не мог не признать. И все-

таки с таким несносным характером весь ее шик отходил на задний план. По крайне мере

для него. Он до сих пор помнил, как она визжала на дороге, в красках рассказывая ему, какой из него "ездюк".

- Вижу, особо смотреть нечего, - произнесла она.

Леша решил промолчать, что далось ему с трудом. Тем временем Елена сбросила

туфли и шагнула в сторону кухни. На третьем шаге под ее ногой прозвучал глухой треск.

- Черт, - выругалась девушка, выворачивая ступню.

Леша улыбнулся, замечая свежую стрелку на колготках черного цвета. Квартира за

себя отомстила сама.

- Прекрасное начало, - произнесла девушка, отправляясь дальше. - Полы, наверное, сохранились со времен бабушки Берия?

- Как ты догадалась? - спросил он, шагая за ней.

Лена бросила на него презрительный взгляд, но потом отвернулась и оглядела

кухню.

- М-да, тут тоже все оставляет желать лучшего.


Леша не собирался это оспаривать. Ему вообще было наплевать на ее мнение. Еще

при бабуле в квартире был сделан лишь косметический ремонт и пока последний. Леша

никогда не заморачивался на квартире, его все устраивало и так, потому вся мебель и

предметы обихода новизной не отличались. На кухне до сих пор сохранилась посуда из

гжели. Ему и без этого было на что потратить деньги, например на новые колеса для байка

или новый шлем. Единственное, чем он мог похвастаться, так это тем, что в его квартире

никогда не было грязно. Это рвение к порядку ему привила бабка. Он делал влажную

уборку раз в неделю, сам гладил и не оставлял посуду в раковине. Он даже держал в доме

цветы, отчего приходила в восторг почти каждая гостья его дома.

Подойдя к холодильнику, Лена открыла его. Бутылки пива, стоящие на двери, отозвались характерным звоном.

- Так и думала, - произнесла девушка, наклоняясь и позволяя ему полюбоваться

очертаниями своей пятой точки, упакованной в серую юбку. - Хотя, ты глянь, тут даже

есть какие-то продукты. Сыр, молоко, сосиски.

- Угощайся.

- Обойдусь, - сказала она, небрежно закрывая дверцу.

После холодильника досмотру подверглись все шкафчики.

- Чистые полотенца?! - едва не воскликнула она. - Ты начинаешь меня удивлять.

- Я полон сюрпризов.

Лена издевательски фыркнула и соврала:

- Не сомневаюсь.

Леша почесал подбородок, едва удержавшись от фразы, как же ей повезло, что она

невеста брата и потому для него неприкосновенна. Иначе... иначе бы он выкинул ее из

своей квартиры еще пять минут назад.

Наконец вернулся Григорий, но почти сразу же отправился за следующей партией.

Леша начал беспокоиться.

- Сколько у вас сумок?

- Двенадцать, - ответила ему Лена.

- Готов поспорить, что десять из них твои, - усмехнулся он, шагая за девушкой в

большую комнату.

- Почти угадал. Так значит, тут мы будем жить?

Комната также не отличалась изысканностью. Диван давно уже не складывался, обивка кресел истрепалась, дверцы стенного шкафа плотно закрывались не все, зато на

старенькой тумбочке стоял ЖК-телевизор с диаметром в сорок дюймов и с подключенным

DVD-проигрывателем.

- Не нравится, могу предложить коврик у двери.

Лена удостоила его еще одним презрительным взглядом:

- Спасибо и на этом.

- Не за что. Кстати, диван скрипучий, а у меня очень чуткий сон.

- Сочувствую.

- Моя кровать еще хуже, и часто ночуют девушки.

- У меня есть беруши.

- Подготовилась, - улыбнулся он с досадой.

В этот момент снова вернулся Гриша.

- Блин, замотался уже бегать. Леш, может, поможешь? - сказал парень, вытирая

лоб тыльной стороной ладони.

- Ладно, пошли, - сжалился он над ним.

- Вот спасибо, брат, сообразил.

- Я, вообще-то, подругу твою развлекал, пока ты ее вещи таскаешь, - сказал он ему

уже в лифте. - Не много ли у нее вещей?

- Баба ж, че ты хочешь? Там одни книги чего стоят.

- Книги? «Большая советская энциклопедия», что ли?


- Хуже - словари всякие.

- Ах, да, она же у тебя лингвист.

- Ты сможешь ее вытерпеть несколько месяцев? - честно спросил брат.

- Не уверен, - так же честно ответил Леша. - Она хоть в постели оправдывает свое

существование?

- Еще бы. Думаешь, почему я на ней женюсь, - заржал брат. - Шучу. Кстати, зря ты

так. Ленка хорошая девчонка. У тебя к ней предвзятое отношение.

- Честно - мне все равно. Тебе с ней жить.

- А тебе быть дядей ее детей, - брат снова разразился смехом.


***

Нож плавно скользил по разделочной доске, нарезая овощи. Лена готовила к

ужину салат – на троих. У Алексея очень некстати сегодня оказался выходной день, и

Гриша попросил его составить им компанию на вечер.

- Теперь еще его тут корми, - негромко бубнила она себе под нос, пока братья

находились в комнате.

Впрочем, бесплатный кров чего-то да должен стоить, и в принципе ей не жалко.

Готовить на двоих или на троих – какая разница? К тому же, кулинарными изысками она

не увлекалась и никого не обещала баловать. Сегодня в меню были запеченные в духовке

куриные ножки и жареный картофель – очень по-летнему, по-домашнему, по-быстрому.

«У Алексея наверняка случится праздник желудка», - усмехнулась про себя

девушка, будучи уверенной, что домашнюю пищу он видит только в доме родителей.

Ведь даже все эти продукты им с Гришей пришлось покупать самим, потому что в

холодильнике Алексея мышь не то, что повесилась, она устроила там пивную вечеринку.

«И как так можно жить?» - не понимала Лена. По ее мнению, в его возрасте пора

было уже растить детей, или хотя бы иметь с кем-то постоянные отношения. А у этого

оболтуса в голове один ветер. Ну и, конечно же, мотоциклы, а если девушки - то все сразу.

И работает он там кем?.. Барменом? Да это даже не профессия. Но Алексей заботил ее

лишь потому, что в скором времени она собиралась породниться с этим человеком.

Просто очень хотелось, чтобы в семье все было на своих местах, а каждый не только

здоров, но и обустроен. Только Лена хорошо знала, что жизнь очень часто сама выбирает

роли, вынуждая играть на своей сцене по ее правилам.

Все началось с измены отца. Он предал жену, предал дочь. Мать так мучилась, что

Лена до сих пор с содроганием вспоминала тот период своей жизни - когда отец не

ночевал дома, когда не спала измотанная мать и когда еще плохо понимала, почему это

все с ними происходит? Слезы, истерики и ссоры - и все на ее глазах. Это оставило такой

след в психике маленькой девочки, что когда она выросла, то долгое время боялась

заводить с кем-то серьезные отношения. Ей все казалось, что ее снова предадут, причем

потенциального предателя она видела в каждом. И не зря, как оказалось позднее. Первый

же претендент на долгую и счастливую семейную жизнь изменил ей с ее же подругой -

как по закону жанра мыльной оперы. Тогда Лена еще раз убедилась, что верных мужчин

не бывает. В неверности можно было обвинить даже Гришу, если бы не некоторые

нюансы.

Они познакомились, когда Гриша был женат. Только в тот период его семейные

отношения с Лизой трещали по швам. При этом разводиться пара не спешила – из-за сына.

Юному Ванечке в этом году исполнилось шесть лет, и он был очень похож на отца.



Когда же в жизни Гриши появилась Лена, он развелся через несколько месяцев.

Поначалу она часто задавалась вопрос – считать ли себя разлучницей? В ее ситуации было

несложно винить себя в том, что разрушила чью-то семью. Она даже прекрасно могла

понять Лизу. Хотелось отказаться от роли той, которая отняла не только мужа, но и отца у

ребенка, ведь она не понаслышке знала, что это такое. Она была на их месте. Но сам же


Гриша убеждал ее в том, что они все делают правильно. Его брак был оформлен лишь

потому, что Лиза забеременела, и держался он только из-за сына. Потому и считал этот

брак ошибкой, хотя Ваню очень любил, часто навещал и не скупился на алименты.

Но и со своей стороны другую семью Лена приняла не сразу. Слишком тяжело

оказалось мириться с осознанием, что в жизни ее мужчины есть ребенок от другой

женщины, как и с тем, что связь с Лизой уже оборваться никогда не сможет. Ревность и

сомнения обещали свести ее с ума. На свои места все расставил опять же Григорий. Не

один месяц он добивался ее расположения, ухаживая самыми изысканными способами, методично и терпеливо пробивал броню, стоящую на пути к ее сердцу. Цветы, подарки, ценные не по стоимости, а по смыслу. Он настойчиво окружал ее вниманием и

нежностью, каких она не знала раньше. В лице этого мужчины Лена увидела того, кому

можно доверять. Но главный фактор был прост и стар как мир - она влюбилась, что

сыграло немаловажную роль в жизни четырех человек: ее, Гриши, Лизы и Ванечки.


- М-м-м, какие запахи, - услышала Лена за своей спиной, прежде чем ее обняли

крепкие руки.

Она повернула голову и поцеловала своего мужчину. Предполагалось, что это

будет простой невинный поцелуй, а вышло так, что увлеклись. Они встречались уже два с

лишним года, и все это время их отношения не теряли пыла. Возможно, из-за их

обоюдных чувств, а возможно, из-за частого отсутствия Гриши рядом. Он много работал, нередко ездил в командировки и старался при любой возможности навещать сына.

Скучать по нему стало для нее привычным делом.

- Может, пожрем сначала? – грубо прервал их Алексей, уже занимая место за

столом.

Подарив ей нежную улыбку, Гриша присоединился к нему. Лена принялась

накрывать на стол.

- Лех, ты когда уже познакомишь меня со своей дамой сердца? – спросил он брата.

- Моя дама сердца походу застряла в лифте.

- А как же эта… Таня? Или как ее там зовут?

Алексей издал насмешливый звук:

- Смеешься? Я заколебусь бегать по городу, выискивая, с кем сегодня фестивалит

моя женщина.

- Блудливая, что ли?

- Конечно, - ответил Алексей таким тоном, будто это было понятно и так.

- Зато сколько у вас общего, - как-то необдуманно вырвалось у Лены.

Когда же она повернулась к столу, чтобы поставить перед этим мужчиной полную

тарелку еды, он одарил ее таким взглядом, что мгновенно захотелось впечатать эту

тарелку ему в лицо.

- Людей со схожими интересами часто притягивает друг к другу, - попыталась она

объяснить ход своих мыслей.

- Притягивает противоположностей, - решил поспорить с ней Алексей. – А

остальные тупо сходятся на почве общих интересов.

Лена выдавила из себя вежливую улыбку, усаживаясь напротив Григория.

- Странно, что такой опытный знаток, как ты, до сих пор сидит без женщины.

Единственной - я имею в виду.

Гришу эта фраза насмешила, но он ничего не стал говорить, занятый едой.

Промолчал даже Алексей, хотя его взгляд и так говорил ей достаточно. А поведение

только дополняло общую картину. Игнорируя ложку в общей тарелке салата, он залез в

него своей вилкой, да еще начал выбирать кусочки, ковыряя один за другим. Подцепив, наконец, дольку помидора, он засунул ее в рот.


«Невежа», - пронеслось в сознании Лены, хотя внешне она старательно пыталась

не показать своего недовольство таким пренебрежением. Только удалось это ровно до

второго раза. Когда Алексей повторил свою наглую вылазку в общую тарелку, она

бесцеремонно отложила ему две ложки салата и оставила его в дальний угол стола.

- У нас не забалуешь, Лех, - хохотнул Гриша, которого вся эта ситуация только

забавляла.

- У вас, может, и не забалуешь, - невозмутимо ответил ему брат, приподнимаясь с

места. – А хозяин в этом доме пока еще я.

Дотянувшись через стол до салата, он вернул его на место. А вместо того, чтобы

есть те же овощи из своей тарелки, он снова принялся ковыряться в общей. От такой

нескрываемой наглости Лена даже перестала жевать, уставившись на уплетающего за обе

щеки мужчину.

- Соли не хватает, - сказал он ей до кучи с набитым ртом.

Она даже растерялась, опасаясь, что если сейчас ответит ему, то это обязательно

будет грубо. Заметив ее реакцию, Гриша протянул руку и сжал в ладони ее пальцы, успокаивая и взглядом убеждая не обращать внимания на закидоны брата. Лена в

очередной раз попыталась его послушать.

Их «нелюбовь» с Алексеем началась с первого момента знакомства. И вот уже два

с лишним года они не могли прийти к примирению. Но сложно было ожидать чего-то

другого, если учесть, что их знакомство произошло на дороге при малоприятных

обстоятельствах. Младший Фирсов влетел на мотоцикле в крыло ее «Мазды», на которой

она и месяца не успела отъездить после покупки. Лена тогда не только расстроилась из-за

машины, но и испугалась, что могла стать виновницей смерти этого олуха, который гнал

по дороге на высокой скорости. Она так и не поняла, откуда он выскочил в момент ее

перестроения. Алексея спасли качественные тормоза и умение правильно действовать в

подобных ситуациях. Он отделался ушибами и переломом ноги. Ну и лично от нее, конечно, ему тоже досталось. Находясь в состоянии аффекта, она наорала на него так, как

еще никогда и ни на кого не повышала голоса. Может, именно поэтому он принял ее за

стервозную истеричку? Впрочем, Лене было наплевать на его мнение о ней, потому что о

нем она также ничего хорошего не думала.


После ужина братья просидели вместе еще около часа. Они пили пиво и

разговаривали, пока Лена отмывала посуду и принимала душ. Ванная комната нисколько

не выбивалась из квартирного стиля «а-ля 80-е». Современным тут была только

стиральная машина, краны и шторка для ванной в оранжевых цветах. На выцветшей

потертой плитке до сих пор виднелись остатки каких-то наклеек, таких же выцветших и

потертых. Радовало хоть то, что все работало и ничего не отваливалось, а главное - была

горячая вода. После водных процедур жизнь показалась лучше. Прекрасным обещал стать

и дальнейший вечер, когда Алексей отправился на улицу, прихватив с собой

мотоциклетный шлем.

- Он же пиво пил, - удивилась только Лена, как же все просто бывает у людей. –

Какой может быть мотоцикл?

- Тебя сейчас заботит только это? – с хитринкой поинтересовался Григорий, обнимая ее за талию и привлекая к себе.

- Нисколько… - проговорила она уже с придыханием в губы любимому, - не

заботит.

И все вокруг сразу стало выглядеть по-другому и восприниматься чуть проще.

Ведь действительно, о чем ей заботиться? Какая разница, где они живут и с кем еще? Тем

более - временно. Главное, что они вместе и оба любят. А с милым, как известно, и в

шалаше рай.


***

Недолго думая, после плотного ужина и посиделок с братом Леша отправился

совершать подвиги. О своих новых сожителях он забыл тут же, стоило лишь выехать на

дорогу. Не забыл только о словах Елены, пока еще с фамилией Бурцева, вроде бы

простых, но с глубоким смыслом, который все больше начинал его волновать.

«Байк под жопой – и в жизни уже больше ничего не нужно!» - таким был основной

девиз каждого дня. Но только сейчас все сильнее акцент выпадал на слово «был». Езда на

любимой «Ямахе» уже не доставляла того удовольствия, что раньше, хотя именно она

часто и спасала его от скуки. С недавних пор что-то изменилось, но не вокруг – в нем

самом. И как он уже успел за собой заметить, ему захотелось какого-то постоянства, в чем

винил своих женатых друзей. Во всем были виноваты эти счастливые папашки! Но так

далеко в своих желаниях он пока не заходил. Для начала просто хотелось потерять голову

от какой-нибудь красотки, да так, чтобы не на один раз.

Только пока выходило как обычно.

Как обычно, он приехал в «Марс», а именно в клуб Алана, одного из своих

близких друзей, у которого работал бар-менеджером, и уже не первый год. Но сегодня у

Леши выдался выходной, и существенный интерес состоял не в посещении самого клуба.

Оказавшись настоящим другом, Алан соорудил возле «Марса» небольшую пристройку, которую именовали просто - «Гараж». И здесь находилось основное место сбора их

небольшой компании, которая складывалась из пятнадцати человек плюс-минус

приходящие и уходящие. Это было нечто личной vip-зоны со своей парковкой. Вечерами

здесь часто проходили коллективные встречи, днем – обычные ленивые посиделки тех, кто отдыхал в свой выходной, либо кому нужно было заняться байком: помывка, замена

колеса, масла или какой-то запчасти. Рев мотоциклетных моторов смолкал только при

первых заморозках очередной зимы. Жизнь на двух колесах задавала свои правила - она

требовала пространства, создавала свои заботы, как приятные, так и горестные. Но вместе

с тем эта жизнь всегда была полна общения и приключений.

Их гнездышко часто завлекало на огонек различных знакомых. Алана, который

уже давно стал нечастым посетителем Гаража из-за всяческих дел и личных забот, это

обстоятельство особо не смущало. Он сразу установил в Гараже свои порядки и лишь

просил их соблюдать. Выделив им обустроенное место, он назначил двоих управляющих, одним из которых как раз был сам Леша, а так же сделал для них отдельное меню с

пониженными ценами, как постоянным клиентам. Потому каждый в их компании ценил

такую щедрость и с уважением относился к тому месту, где проводил часть своего

времени. При другом же отношении люди здесь просто не задерживались надолго.

Оставив спортивную «Ямаху» отдыхать на парковке, Леша зашел в Гараж. Вечер

пятница как всегда собрал здесь немало знакомых лиц. Негромко играла музыка, выведенная к ним через настенные колонки из самого клуба. Подруги и жены

секретничали на пушистых диванах. Почти у каждой в руке было по бокалу коктейля.

Парни собрались в круг недалеко от них, и при этом что-то громко обсуждали.

- Фирсище, - первым поприветствовал его Терёхин, или просто Витек, таким

рукопожатием, каким обмениваются только близкие друзья.

- Привет, парни, - отделался он одной фразой, пока пожимал руки остальным.

Но ни Макса, ни Алана тут не оказалось, что нисколько не удивляло. Семья

забирала лучших.

Женщин он поприветствовал своей фирменной улыбкой, и не было ни одной, кто

бы не ответил ему тем же. Сюрпризом оказалось то, что среди них сидела та самая

Татьяна Сухарева, о которой сегодня вспоминал брат. Эта девушка приходилась сестрой

Галине, жене Терёхина, и с недавних пор работала в «Марсе» танцовщицей. В последнее

время она бывала в Гараже нечасто, и в основном только тогда, когда хотела провести

вечер с кем-то из их братии. Сейчас круг ее влечения сузился до двоих – его и Белова, которого по счастливой случайности этим вечером среди них не было. Но компания


сестры не была для нее единственной, как и другие увлечения, которые Лешу нисколько

не волновали. Эта сексапильная пышногрудая и длинноногая брюнетка, независимая, уверенная в себе и падкая на байкеров, всегда находилась в поиске. Многие парни

смотрели на нее с похотью в глазах, даже те, кто был женат, из-за чего Татьяна навлекла

на себя неприязнь женской половины. Лешу она притягивала так же, как и остальных, причем, ее можно было считать его единственной постоянной женщиной. Если кто-то в

постели Леши оказывался единожды, то Татьяна бывала там с постоянной

периодичностью. Видимо, именно поэтому брат и упомянул о ней.

«А ведь старший почти прав», - усмехнулся про себя Леша. На какую-то малую

долю он вполне бы мог назвать Таню своей дамой, но не сердца. Влюбиться в нее – это не

самый удачный вариант. К тому же сложно было испытывать высокие чувства к женщине, которая предлагала себя чуть ли ни каждому третьему. Потому Татьяна просто

скрашивала какие-то его вечера, как, например, обещала скрасить и этот, посылая ему

долгий чувственный взгляд.

Так и не успев влиться в мужской разговор, Леша шагнул на женскую территорию.

Едва ли не сев к девушкам на кленки, он потеснил двух сестер и устроился между ними.

- Фирс! Кабан! Куда лезешь? Нужен ты нам тут, - в шутку возмущалась Терёхина, толкая того в бок.

- Ему с нами всегда интереснее, чем с парнями, правда Фирс? – сумничала Анька, жена очередного друга.

- Зришь в корень, Паршина, - ответил ей Леша, обратив все свое внимание на

Сухареву.

Заведя руку ей за спину, он обнял ее за плечи, прижал к себе и шепнул на ушко:

- Неужели соскучилась?

Девушка отрицательно покачала головой и слегка оттолкнула его назад, насколько

позволяла теснота дивана.

- Нет, – было ему ответом.

А глаза все равно хитро улыбались.

- Врешь.

- И не думала об этом.

- Хочешь, докажу?

- Попробуй, - бросила она ему вызов, прикладываясь губами к своему бокалу с

«Космополитан».

Как обычно, на этом и заканчивалось все его рвение к постоянству. По крайне

мере – до завтра. А завтра будет новый день.


часть_2

***

Утром следующего дня Лена проснулась около десяти часов. В выходной

субботний день можно было себе позволить поспать дольше обычного. Гриша еще дремал

- стоило ей покинуть его любящие объятья, как он сонно спросил:

- Ты куда?

Лена наклонилась к нему и поцеловала в щеку:

- Просыпайся. Я пока приготовлю завтрак.

Двери их комнаты отворились c тихим скрипом. Двери – потому что их было две, причем со вставками из стекла, какие было модно иметь в советские времена. Лену

немного смутило то обстоятельство, что стекла обычные, а не матовые. Гриша пообещал

это скоро исправить, объяснив наличие именно таких стекол. Когда-то они и были

матовые, но бабушка попросила сына их поменять, чтобы иметь возможность

приглядывать (а точнее подглядывать) за внуком, а именно: когда тот приходит домой, и

главное - с кем. На это Лена даже не удивилась.


Зато удивилась этим утром, когда открыла дверь в ванную комнату и наткнулась

на незнакомую ей девушку. Стройная брюнетка расчесывала перед зеркалом густые

волосы, при этом из одежды на ней были одни лишь черные трусики.

- Простите, - поспешила Лена извиниться, закрывая дверь.

Невольно ее щеки залил румянец – такой неудобной показалась ситуация. Все-таки

не каждый день она открывает ванную комнату и встречает там голых девиц. Правда, на

лице незнакомки не отразилось ни толики стеснения. Та лишь щедро одарила ее

холодным взглядом, успев высокомерно оглядеть сверху вниз, как обычно оценивают

соперницу. А это Лену уже возмутило. Мало того, что девушка позволяет себе проявлять

такое хамство по отношению к незнакомым людям, так еще и разгуливает по чужому

дому в чем мать родила.

«Ну, знаете…» - негодовала она.

Только удивляться стало нечему, стоило лишь сообразить, чья эта дама. Вкус

Алексея разочаровывал, даже если учесть, что у него нет ничего серьезного с этой

красивой брюнеткой.

Продолжая возмущаться себе под нос, Лена прошла на кухню. Раз уж водные

процедуры откладывались на более позднее время, можно было заняться завтраком. Она

достала из холодильника яйца и сметану, собираясь делать омлет. На этом появился

любопытный вопрос – на скольких человек готовить? Только вчера она смирилась с тем, что придется готовить на троих. А сейчас что? Готовить завтрак еще и на эту

высокомерную брюнетку, чье имя она даже не знает? Ей, конечно, не жалко, просто

слегка неприятно. Все-таки она не нанималась сюда в кухарки, чтобы еще обслуживать

Алексеевых девиц. С негодованием Лена стала разбивать в миску яйца в количестве

восьми штук. Когда она взяла в руку шумовку, в коридоре послышались чьи-то шаги. В

ванную открылась дверь. Лена насторожилась, с ужасом подумав о том, что вдруг встал

Гриша. Но голос Алексея ее успокоил:

- Ну и куда ты от меня сбежала?

Дверь в ванную снова закрылась, и Лена принялась дальше вымещать свое

недовольство на продуктах. Но только до того момента, пока не услышала донесшийся из

ванной шум: что-то упало на пол, женский смех, шепот, протяжный стон, еще один…

Догадавшись, что же там происходит, Лена ужаснулась, продолжая удивляться



человеческой наглости.

- Животные! Ни стыда, ни совести, - ругалась она.

Поплотнее закрыв дверь на кухню, девушка включила телевизор и сделала

погромче звук. Дальнейший процесс готовки прошел под мысли, полные гнева. Когда

омлет уже был почти готов, очень вовремя на кухню зашел Гриша, который даже ничего

не успел сказать.

- Это что, будет происходить постоянно? – спросила Лена своего мужчину.

Гриша улыбался как ни в чем не бывало, раздражая ее этим еще сильнее. Он

подошел к ней и заключил в объятия.

- Ну и чего ты разозлилась? Парень молодой…

- Молодой? Ему на пенсию скоро.

Гриша хохотнул. Взяв пульт от телевизора, он сделал звук чуть тише.

- Оглохнуть можно, – пояснил он свои действия. - По стонам девушки такое и не

скажешь. Может, ты злишься, потому что завидуешь? – рука Гриши стиснула ее ягодицу, губы коснулись шеи. – Так это не проблема.

Поежившись, Лена оттолкнула любимого и развернулась к плите, на которой

омлет уже вот-вот обещал подгореть.

- Да, давай, они там, а мы здесь - как одна большая дружная семья.

Губы Гриши коснулись ее плеча.

- Ханжа, - тихо поддел он.


- Я не ханжа! – возразила она. – Просто в отличие от некоторых у меня есть

совесть. Я даже завтрак на них приготовила. Кстати, ничего, если он будет слегка

пригорелый? – спросила Лена, спокойно глядя на скворчащую массу, которая подгорала

перед ней на сковородке.

Гриша высунул перед ней руку и выключил газ.

- Уже ничего. Только я-то в чем перед тобой провинился?

- Извини, ты прав. Просто… я понимаю, что Алексей твой брат, но такое соседство

меня мало устраивает. Он мог хоть немного изменить свой привычный уклад жизни, пока

мы живем у него? Если такое будет повторяться постоянно, я начну путать квартиру с

борделем. И к тому же, что будет, когда ты уедешь в командировку?

Гриша обнял ее со спины.

- Это все ненадолго. Просто не воспринимай так близко. Но я обещаю, что

поговорю с ним.

- Спасибо, - поблагодарила его Лена.

Им даже удалось почти нормально позавтракать вдвоём. Лена смогла

притронуться к еде только тогда, когда из ванной комнаты перестали доноситься

характерные звуки, порой пробиваясь даже через закрытые двери, от которых было мало

толку. Не прошло и пятнадцати минут, как хлопнула входная дверь, и на кухне появился

Алексей, одетый в летние шорты с зелеными пальмами. Без всякого «доброго утра» он

подошел к холодильнику, достал оттуда бутылку минералки и стал жадно глотать воду.

Лена поспешила отвести от него глаза и уставилась в телевизор. В его крепком поджаром

телосложении не было ничего удивительно. Секс – самый лучший фитнес. Не удивлял

также и сегодняшний аппетит Алексея. Взяв вилку, он стал есть омлет прямиком из

сковородки, причем с удовольствием уминал и порцию своей поспешно ушедшей

подруги.

- Чего такой голодный? – поддел его брат. – Активное утро?

- Типа того, - улыбнулся ему тот. – Нехватка белка.

- Кто это был хоть? Я ее знаю?

Будучи с набитым ртом, усердно пережёвывая пищу, Алексей смог лишь кивнуть.

- Только не говори мне, что это Таня?

Брат снова кивнул, на что Гриша покачал головой.

- И нужна она тебе такая? Вдруг залетит. Хочешь пойти по моим стопам?

- Слышь, старший, я не вчера родился. К тому же ты бы так не говорил, если б

знал, как она хороша в сексе.

Чашка Лены тяжело опустилась на стол.

- Я вам не мешаю? – вырвалось у нее быстрее, чем она смогла обдумать свои

слова.

Ну, в самом деле – не хватало еще, чтобы братья при ней обсуждали каких-то

девиц.

Гриша сразу взял ее за руку, Алексей посмотрел в упор, продолжая жевать

приготовленный ею омлет.

«Хотя бы «спасибо» сказал, чудовище».

- Кто кофе варил? – спросил вдруг невежа, кивая на ее чашку.

- Лена, - ответил за нее брат. – Только она готовит такой отменный кофе.

Притянув ее руку к своим губам, Гриша поцеловал пальцы, отчего ей стало на

порядок теплее и уютнее после таких диких для нее ситуаций, как сегодня.

- Лен, можно? – неожиданно обратился к ней Алексей, объясняя, чего от нее хочет.

– Пожалуйста. Кофе так охота - сил нет.

Гриша подмигнул ей, кивая на брата и как бы прося не отказывать. Для чего он это

делал, ей сложно было сказать. Возможно, хотел как-то их примирить. В любом случае

Лена молча встала и взяла турку. Алексей в это время занял ее место.


Кофе она сварила, как обычно, как делают многие. Единственное, чем мог

отличаться ее кофе от многих, так это добавками: она покупала молотый кофе, который по

вкусу и аромату отдавал нотками шоколадного трюфеля. Но когда Лена взяла банку с

сахаром, то вовремя заметила, что схватила банку с солью. Эти тары были похожи: две

железные банки, только одна была красного цвета, а вторая - синего. Алексей наверняка

привык их не путать. Но от гостей ожидать подобного было сложно. Подумав именно так

и поколебавшись всего пару секунд, Лена ухнула в его кружку две ложки соли. Она

удивлялась сама себе, когда же успела стать такой заразой. Но почему-то быть таковой с

Алексеем хотелось гораздо больше, чем принимать свои здравые мысли. Потому она без

зазрения совести и с улыбкой на лице смогла поставить перед ним чашку кофе, прежде

чем сесть рядом с любимым.

- Спасибо, - поблагодарил мужчина, и впервые - так искренне.

Но стоило ему сделать первый глоток, как он замер, и мрачный взгляд метнулся на

нее. Лена не сдержала улыбки, хотя сама ради приличия невинно спросила:

- Что такое?

Алексей не смог ответить только потому, что его рот все еще был занят соленым

кофе. Подскочив с места, он кинулся к раковине и выплюнул остатки напитка, после чего

принялся полоскать рот водой из-под крана.

- Что случилось? – спросил и Гриша, только уже именно у нее.

- А я почем знаю? – соврала она.

Гриша взял чашку брата и понюхал дымящийся напиток. Ничего не уловив, собрался уже пригубить, но Лена придержала его руку.

- Я, наверное, банки перепутала, - объяснила, наконец, она.

Поняв теперь, отчего брат так отчаянно полощет рот, Гриша расхохотался.

- Че ты ржешь? – бросил ему Алексей, когда закончил. – Я бы на твоем месте

задумался. Омлет горелый, кофе с солью – ты уверен, что хочешь жениться на этой

дьяволице?

- Я вообще-то здесь сижу, - напомнила она о себе.

Алексей одарил ее убийственным взглядом:

- Тебе чертовски везет только потому, что ты девушка моего брата.

- Так, прекращайте, - вмешался Гриша. – А то я действительно начинаю опасаться, что тут будет, когда я уеду в командировку.

- Ничего не будет, если привяжешь ее в батарее, - ответил ему брат, выливая из

турки последнюю порцию кофе.

Лена уже собралась ответить. Но Гриша закрыл ей рот своей большой ладонью, при этом целуя в шею и шепотом прося помолчать.

Она решила послушаться, а чтобы не позволить спровоцировать себя еще раз, просто ушла из кухни.


***

Понедельник – день тяжелый, даже если не работать в этот день, потому что

велика вероятность, что рабочим будет день до этого. Отпахав всю ночь в «Марсе», Леша

проснулся только после обеда. Брата дома не было, что не удивляло. А вот Елена сидела в

комнате с раскрытым ноутбуком и что-то сосредоточенно вычитывала, обложившись

книгами. Леша спокойно мог за ней подглядеть через стекла закрытых дверей.

- Ленка-пенка, - пробубнил он себе под нос, направляясь в ванную.

Почистив зубы и освежившись, он повернулся к сушилке за полотенцем. Но на

том месте, где оно всегда висело, Леша увидел аккуратно развешенные женские трусики.

Вот что бывает, когда в доме живет женщина. Она заполоняет пространство своими

женскими штучками. С одной стороны вроде бы и здорово, но лишь тогда, когда эта

женщина принадлежит тебе. Леша же как-то не очень хотел знать, какое белье носит


будущая жена брата. А тем более задумываться о том, те ли на ней надеты симпатичные

трусики, которые он видел вчера на своей сушилке. Сняв уже сухое бельишко, Леша не

без удовольствия рассмотрел его внимательнее и пошел к блондинке.

Лена оторвалась от ноутбука сразу, как только он вошел в комнату.

- Чего тебе? – грубо спросила она. – Я занята сейчас.

Леша подошел ближе и выставил перед ней руку, на пальцах которой висели ее

трусики.

- Твое? Хотя, что-то мне подсказывает, что Гришка вряд ли такое носит.

Лена сразу встрепенулась, выбрасывая руку, чтобы схватить свои вещи. Но Леша

отдернул их назад, заставляя ее тянуться за ним.

- Дай сюда! – грозно выкрикнула блондинка.

Леша сделал шаг назад, раскачивая ткань из стороны в сторону и дразня Елену еще

больше.

- Отдам, только при условии, что больше не увижу их на своей сушилке. Ни их, ни

любой другой предмет твоего белья. Договорились?

Лена подняла к нему глаза.

- У тебя что, пунктик на этот счет?

- Можешь считать и так.

- Хорошо, я подумаю, - ответила она, приподнимаясь с дивана и хватая свои вещи.

– Только в следующий раз, будь добр, не пачкай мои вещи своими грязными руками.

«Ох, поглядите, какая фифа», - съехидничал Леша, догадавшись это сделать про

себя.

Он развернулся, чтобы оставить ее в гордом одиночестве, но у порога не

удержался от очередной фразы, которая вертелась на языке:

- Кстати, те, что с бабочками, очень симпатичные.

Он успел вовремя захлопнуть дверь, в которую тут же влетела тяжелая книга.

Так в хорошем настроении он добрался до кухни. Все-таки в новом сожительстве

были и свои плюсы, как, например, наличие запасов еды. Леша нечасто заботился о

продуктах, потому что редко ел именно дома. Чаще продукты в его холодильнике имели

свойство пропадать, потому он старался покупать лишь самое необходимо, либо по

настроению. А сейчас в его белом шкафчике хранился целый «праздник желудка». Он

понял это особенно явно, когда увидел на полке торт. Он был нестандартный по форме, чуть меньше обычного, и еще не начатый. Леша вынул его, решив, что такая сладость

достойна быть съеденной в самое ближайшее время, а то вдруг пропадет. Ему будет

обидно, а Елена еще и расстроится. Надо было спасать положение. Очень кстати на кухне

остался чей-то кофе, уже холодный, но едва отпитый. Леша подогрел его в микроволновой

печи, взял чайную ложку и уселся за стол, начиная отковыривать кусочки от целого торта.

Он оказался бисквитным, шоколадным и с вишней внутри, но главное - очень вкусным, так что Леша, не заметив, слупил почти половину.

В этот момент, словно почуяв неладное, на кухне появилась Елена. Она резво

зашла, но стоило ей увидеть торт, как застыла на месте. Леша уже подумал, что есть

смысл испугаться того взгляда, каким она его одарила. У него сложилось стойкое

впечатление, что пришел его конец, что за этот торт девушка его сейчас задушит.

- Угощайся, - сказал он ей, тыча ложкой вниз.

- Вообще-то, надо спрашивать, прежде чем брать чужие вещи.

- А-а-а, так это твой? Ну извини, на нем не было это написано, я и подумал, что он

ничейный. Стоит, пропадает. Потом еще в холодильнике будет плохо пахнуть.

Лена решительно шагнула к нему, утягивая к себе остатки вишнево-шоколадной

сладости. Но Леша решил еще немного поиздеваться. Оттаскивая торт обратно к себе, он

снова вонзил в него ложку, сразу отправляя урванный кусок в рот.

- Погоди, я еще не наелся, - ответил он с набитым ртом.

Лена потянула на себя, шлепая его по руке ладонью.


- Оставь в покое мой торт, – шипела девушка. – Бессовестное чудовище.

От такого эпитета левая бровь Лёши взлетела вверх. Так его еще не называли, хотя

за свою жизнь кем он только не был.

- Лен, да брось. Я спасаю твою фигуру. В нем много калорий. Растолстеешь и брат

на тебе никогда не женится.

- Никакая я тебе не Лена, Алексей. Елена или Елена Викторовна.

Его передернуло. Алексей? - вот это уже было перебором. Леша не любил, когда

его так звали, уж лучше звучало «бессовестное чудовище». Перехватив ее запястье, Леша

сжал его в ладони и дернул на себя, заставив Елену чуть ли не лечь грудью на стол.

- Давай договоримся сразу, что ты не будешь меня так звать, хорошо? – на полном

серьезе попросил он. – Либо Леша, либо Фирс.

- Фирс? Это даже не имя, это какая-то собачья кличка. Только не говори, что тебя

кто-то так называет.

Леша скрипнул зубами. Сладкого уже перехотелось, да и как-то резко затошнило, но скорее не от него, а от его хозяйки. Отпустив блондинку, он подтолкнул к ней торт и

встал из-за стола.

- Я предупредил. Если что, не обижайся.

- Хорошо, Алексей, - сказала ему в спину нахалка.

Леша обернулся.

- А вот не надо было есть мой торт, - как бы объяснилась она. – У меня

определенная слабость именно к этому продукту, чтоб ты знал.

Леша хмыкнул. Ей, кажется, не нравится, когда он трогает «своими грязными

руками» ее вещи… Подойдя обратно к столу и не отрывая взгляда от глаз Елены, он

опустил ладонь на торт и стал мять его пальцами, превращая в кашу. Лена оторвалась от

него взгляд и с ужасом посмотрела на то, что он делает.

- Извращенец, - вырвалось у нее. Шагнув ближе к нему, она встала почти

вплотную, ткнула пальцем ему в нос и с негодованием выпалила: - Ты - мерзкий

бессовестный извращенец!

На этом она гордо удалилась, оставив Лешу потешаться такой реакцией. Вымыв

руки, он взял остатки торта и отправился в свою комнату, где мог спокойно насладиться

отвоеванным трофеем, тайком представляя себе блондинку в симпатичных трусиках с

разноцветными бабочками, – все ж один раз можно было позволить себе такую смелую

фантазию.


часть_3


***

Несмотря на нового персонажа в жизни, у Лены все шло своим чередом. Работая

переводчиком в фирме, которая занималась реализацией и обслуживанием импортного

медицинского оборудования, она имела ненормированный рабочий график. В ее

обязанности входили перевод различных документов и сопровождение руководителя на

встречи с представителями иностранных фирм производителей.

Сегодня же Владислав Олегович Шумский вызвал Лену в офис вне графика. Как

он объяснил по телефону, ему требовалась ее непосредственное присутствие. Так что в

десять часов утра она уже была на рабочем месте, причем в своем собственном кабинете.

Эту роскошь в виде отдельных апартаментов назначил для нее все тот же Владислав

Олегович. От него же всегда к ее приходу на рабочем столе стояла свежая роза и какая-

нибудь недешевая сладость – конфеты, шоколад, что-нибудь с вишней. Этот

сорокалетний, обаятельный и видный мужчина никогда не скрывал своего к ней интереса.

Поначалу Лену смущало подобное обстоятельство, она даже подумывала сменить работу.

Но все стало восприниматься гораздо проще, когда мужчина объяснился:


- Елена, не буду скрывать, что ты мне интересна не только как ценный сотрудник.

Но мне бы не хотелось, чтобы тебе это доставляло какой-то дискомфорт. Я знаю, что у

тебя есть молодой человек, и отношусь к этому с уважением. Единственное, о чем хочу

попросить, – позволь мне оказывать хоть какие-то знаки внимания. Они будут от чистого

сердца, без каких-либо подтекстов или ожиданий чего-то взамен. Просто ты этого

действительно заслуживаешь, и не только как привлекательная женщина, но и как мой

самый ценный сотрудник.

Подобная искренность Лену обезоружила. Шумский действительно никогда не

позволял себе лишнего. Он всегда держался в рамках дозволенного, и хоть часто

приглашал ее на совместный обед, но и вне официального общения вел себя достойно.

Взвесив все «за» и «против», она решила, что вполне довольна своей работой, чтобы что-

то менять.

- Доброе утро, Леночка, - улыбнулся мужчина, заходя в ее кабинет с папкой в руке.

Как начальник и подчиненный они обращались соответственно: он к ней на «ты», она к нему на «Вы». Так проще было держать дистанцию. Но их официальность уже давно

стала непринужденной.

- Доброе, Владислав Олегович. Вижу, у Вас хорошее настроение, - сказала она не

без причины.

- Развод – еще не конец жизни, это начало новой.

Он подошел к ее столу и занял место напротив. Сегодня на нем был темно-синий

костюм, бледно-голубая рубашка и яркий галстук в цвет пиджака.

- С Вашего позитивного настроя стоит брать пример.

- У тебя что-то случилось? – заволновался мужчина.

- Нет, всё в порядке. Так что там у Вас?

Он положил на стол папку.

- Мне нужен перевод этого документа до обеда. Можно пока черновой - не важно, просто хочу с ним ознакомиться. Это по новой фирме. Как все сделаешь, приглашаю на

обед, после чего на сегодня ты свободна.

- Хорошо, ждите.

- У тебя новая помада? – неожиданно спросил он.

Ее губы растянулись в улыбке.

- Не перестаю удивляться, насколько же Вы внимательны к мелочам.

- Тебе очень идет, - последовал неизменный комплимент.

- Благодарю… за все.

Снова теплая улыбка на его лице. Поднялся с кресла.

- Значит, пока не смею отвлекать.


Обед прошел в непринужденной обстановке. Они разговаривали о работе и

немного на отвлеченные темы. Обсуждали ее новую машину, крошку «Тайоту Аурис».

Лену так и подмывало спросить, почему он все-таки развелся. Но она предпочитала не

заговаривать с ним о личном. За обед почти всегда платила сама, что едва ли не

вытребовала, один раз поставив условие – либо оплачивает она, либо никуда с ним не

ходит. С нее хватало того, что мужчина тратился на презенты, которые неизменно

находила на своем столе. Шумский принял ее условие, хоть и было заметно, как ему это

не по нраву.

После обеда они распрощались. Но ехать домой Лена не спешила. С недавних пор

«дом» перестал ассоциироваться с «уютом», когда там не было Гриши. Ее мужчину в

будний день можно было ждать не раньше шести. Поэтому дорога Лены пролегла к

подругам, а именно в салон красоты, где одна была владельцем, а вторая – парикмахером.

- Привет! - крикнула ей Тоня из зала салона, махнув рукой, в которой держала

ножницы.


Она как раз наводила красоту симпатичной молодой женщине.

- Привет дорогая, Анютка у себя?

- Кажется, да.

- Как закончишь, зайди к нам, - заговорщицки улыбнулась она подруге.


Уже через полчаса три девушки сидели в кабинете Анны, пили чай с конфетами

Шумского и обсуждали мужчин.

- Гришин брат просто невозможен, - жаловалась Лена. – Бестактный, наглый и ни

грамма совести. Он даже не стесняется при нас заниматься сексом по всему дому с

какими-то сомнительными девицами.

- Фу, какой ужас, - поддержала ее Аня - владелица собственного салона, счастливая жена, мать двоих детей и просто красивая женщина со слегка пышными

формами.

Но кокетливую брюнетку Антонину могло интересовать только одно:

- Он хоть симпатичный?

Лена закатила глаза. Тоня была не замужем. Ей, как и Лене, не везло с мужчинами.

К тому же Тоня до сих пор продолжала искать идеал, и Шумский был одной из грез. По

совету своей подчиненной он уже давно ходил стричься именно в этот салон, и дни его

посещений были для подруги праздником. Только, несмотря на все улыбки, внимание и

тонкие намеки, этот мужчина не спешил делать первый шаг в ее сторону.

- Не знаю, с этого ракурса я на него не смотрела. Кстати – Шумский окончательно

развелся.

Тоня ахнула и схватила ее за руку так резко, что Лена едва не пролила чай на свою

светлую юбку.

- Устрой мне с ним свидание, а? Леночек, ну пожалуйста-пожалуйста. Тебе ведь он

все равно не нужен. А я уже не знаю, как ему еще намекнуть, что я готова для него

свернуть горы.

- Тонь, у тебя так с каждым…

- Неправда! И вообще, ему уже можно – он разведенный мужчина, которому

непременно сейчас требуется женская ласка. Это мой шанс!

- Он не выглядит сильно уж расстроенным.

- Это странно, - прокомментировала Аня. – У них дети есть?

- Дочка, ей лет тринадцать сейчас.

- Вот я и говорю, странно.

- А по-моему, ничего странного, - вступилась Тоня. – Люди не всегда расходятся

со скандалом. У кого-то даже после развода остаются дружеские отношения. Например, твой Гриша, Лен. Он ведь сейчас нормально общается с женой?

Лена опустила глаза в свою чашку.

- Насколько знаю, да. Он ведь часто ездит к сыну.

- Вот вам и пример. Раз он имеет такую возможность, значит с бывшей

сохранились хорошие отношения, - рассуждала подруга, не осознавая, каково было Лене

слушать подобное.

Зато поняла Аня, стукнув носком туфли ножку ее стула. Тоня застыла под

взглядом подруг.

- Ой, Леночек, прости. Не обращай внимания на мои слова. Гришка у тебя

замечательный и видно, как тебя любит.

- К тому же у вас дело движется к свадьбе, - добавила Аня. – А это уже о многом

говорит.

- Так ты мне устроишь свидание с Шумским? – не унималась вторая.

- Тонь, ну как ты себе это представляешь? Что я ему скажу?

- Скажи, - начала Аня с улыбкой, - что твоя ненормальная подруга и его лучший

парикмахер безумно хочет за него замуж.


- Нет! – выпалила Тоня под женский смех. – Даже не вздумай. Это его только

отпугнет. Тут нужна другая тактика, – посмотрела на свою начальницу с прищуром. – О!

Сидит тут советчица. У самой муж и дети. Лучше бы посоветовала чего по делу.

- Тонь, я тебе не раз говорила, в чем твоя беда – не нужно так скрупулезно

перебирать мужчинами. Среди них нет идеальных. Однажды закончится все тем, что ты

это поймешь, но будет уже слишком поздно.

- Ну хорошо-хорошо, уговорили. Я остановлюсь на Шумском, если Ленчик меня с

ним сведет. Так что, подруга, – мое счастье в твоих руках.

Лена решила сделать вид, что занята конфетой. Была бы другая ситуация, она бы

даже не раздумывала и помогла девушке. Но заведомо зная, как к ней относится

Владислав, было попросту неудобно сводить его с кем-то другим. Надо было что-то

придумать.


Дома ее ждал маленький сюрприз: Гриша приготовил ужин в виде купленных в

японском ресторане суши – ее любимых. Вечер прошел тихо, с привкусом шампанского, романтики и почти домашнего уюта. Даже Алексей словно сознательно им не мешал. На

радость Лены всю неделю она вообще редко видела Гришиного брата. Он будто

специально избегал встреч. Возвращался домой заполночь, когда они уже спали, больше

никого не приводил, вставал к вечеру и почти сразу куда-то собирался. Так что

совместное проживание уже не казалось ей таким страшным, как поначалу.


***

Что-то кольнуло нос. Потом щеку. Раздался хруст, будто что-то ели. Кольнуло

нижнюю губу. Алексей приоткрыл один глаз, едва успевая его закрыть от очередного

снаряда. Брат сидел в кресле его комнаты и бросался попкорном: одно зерно летело в

Лешу, другое - не забывал бросать себе в рот.

- Ты долго спать еще будешь? Скоро солнце сядет.

- Отстань, демон, я прилег совсем недавно.

- И где тебя носило? Ты вроде не работал вчера.

С закрытыми глазами Алексей перевернулся на спину, положил под голову

согнутую в локте руку, нащупал на подушке одну попкорнинку и засунул ее в рот.

- У меня было свидание, причем ужасно неудачное.

- Поделишься подробности?

- Только после кружечки крепкого кофе.

- Попросить Лену? – хохотнул брат.

- Нет, спасибо. На кофе твоей женщины у меня аллергия. Извини, ничего личного.

- Ладно, хорош тебе. Кстати, именно о ней я и хотел с тобой поговорить.

- Неужели я снова ее чем-то обидел или шокировал?

- Нет, не в этом дело. Просто с понедельника отправляюсь в командировку. Хотел

попросить, чтобы в мое отсутствие вы жили так же дружно, как в последние дни.

Леша глубоко вздохнул, пережевывая очередную попкорнинку. Открыл глаза. Сел

на кровати.

- Слушай, Гриш. Я не против того, чтобы вы тут жили. Я всегда готов тебе помочь, чем могу. Но – черт! – ты не представляешь, как меня нервирует ее характер и как парит

менять свои привычки. В собственном доме я должен ходить на цыпочках, дабы не дай

боже не разбудить спящую Елену. Как-то ночью в потемках споткнулся об ее туфли в

прихожей – так рано утром она включила у себя телевизор на всю громкость. Я поспал

три часа.

- Споткнулся, - хмыкнул брат. – Такой грохот и мат стоял, будто споткнулась рота

сапожников.

Леша поморщился, мол, не говори ерунды.


- Да какая разница? Туфли, между прочим, были ее. Девушку в дом привести я

тоже не могу, - продолжал он выговариваться, - потому что шокирую опять же Елену. Она

хоть знает, что такое секс? Ты показывал?

- Обижаешь. Просто она не смотрит на это с такой простотой, как ты.

- Если не секрет, тогда как вы им занимаетесь? Под одеялом и при выключенном

свете?

- Лех, не утрируй. К тому же, я говорил тебе, как доволен ею в этом плане. И не

такой уж у нее скверный характер, как ты себе придумал. Просто она женщина, а каждая

женщина имеет свою долю вредности. У нее просто другие взгляды, и, кстати, в чем-то я с

ней солидарен.

- Например? Что мне пара жениться?

- Именно. Мать ждет не дождется от тебя внуков. Законных.

- Слушай, ну на шею не дави(*).

- Ты мне лучше другое скажи – могу я на тебя рассчитывать?

- Гриш, не будь занудой. Дуй в свою командировку, ничего с твоей Еленой не

случится. Но подругу в дом я все-таки приведу.

- Лех…

- Предлагаешь мне любить кого-то под забором? Я сегодня повелся на одну особу

с собственной квартирой, только та оказалась однокомнатной и с ребенком трех лет.

Мамаша, блин. Не удивительно, что ее муж бросил.

- Оу, так у тебя не встает при детях? Да ты еще не потерян для общества.

- Я тоже не такой гад, каким меня считает твоя ненаглядная.

- Я говорил ей – она не верит. Странно, да?

Леша посмотрел на брата долгим взглядом, после чего заключил:

- Вы друг друга стоите.


В обед понедельника Леша встал в прекрасном настроении. Потягиваясь, прошел в

ванную, краем глаза замечая на кухне Елену. В ванной опять царил женский мини-хаос: белье на сушилке, куча каких-то баночек и скляночек на раковине и на полочке у зеркала, фен на крючке для ручного полотенца вместо оного. А еще работала стиральная машинка.

Леша осмотрел комнату в поисках своих джинсов, которые оставил тут ночью. Их не

было. Тогда он наклонился к машинке, замечая внутри очень уж похожую на них вещь.

Выругался, выпрямляя спину, и двинулся на кухню.

- Елена, - окликнул он девушку, опираясь рукой о дверной косяк. – У меня вопрос

– не мои ли джинсы крутятся в барабане машинки?

- Спасибо можешь не говорить, - бросила она, сидя с чашкой чая за столом и

увлеченная телевизором.

- Спасибо? А ты, случайно, карманы перед этим не проверила?

- Я не лазаю по чужим карманам, нет такой привычки.

- Зато есть привычка стирать чужие вещи.

Лена посмотрела на него в упор, не понимая, что он от нее хочет.

- Они лежали в стирке. Боже мой, Алексей, неужели у вас в карманах были

последние презервативы? – спросила она с напускным переживанием, театрально кладя

руку на грудь, как раз на вырез халата из красного шелка с каким-то рисунком.

И снова она назвала его «Алексеем».

- Нет, - ответил он каменным тоном. - У меня там был телефон одной

обворожительной дамы, которая, возможно, могла стать той самой моей единственной.

Так что, благодарю.

Девушка фыркнула и перевела взгляд на экран телевизора, припадая губами к

чашке. Такое пренебрежение Лешу разозлило, но он ничего не стал ей говорить. Вместо


этого развернулся и направился обратно в ванную, продумывать коварный план, как

проучить эту наглую особу.


***

Сегодня Лена встала рано. В девять утра она уже должна находиться в офисе, где

была запланирована встреча ее руководителя с представителями немецкой фирмы. Как

обычно, приняла душ, сварила себе кофе и принялась одеваться. Но не как обычно -

обнаружила возмутительную пропажу: каким-то образом из ящика шкафа пропали все ее

трусики. Не было их даже в ванной.

- Ну, Алексей… - негодовала она на мужчину, потому что кроме него такое

сотворить было некому.

Подобный поступок показался ей до крайности вопиющим абсурдом. Потуже

завязав пояс халата, она влетела в его комнату. Этот нахал преспокойно спал на своей

огромной кровати, которая была застелена постельным бельем черно-красных тонов. Он

лежал на животе, укрытый одеялом до пояса. Во всей красе теперь была видна цветная

татуировка на правом плече, которою Лена не старалась раньше разглядывать даже при

удобном случае. Не собиралась и сейчас. Схватив одеяло за край, Лена дернула на себя, охая от неожиданности, когда увидела, что спит он полностью обнаженным. В глаза

бросилась еще одна татуировка - как раз на левой ягодице.

«Боже мой, - причитала она, поспешно укрывая его обратно, - я же теперь не

вынесу этой информации».

Накрыв неприлично обнаженное тело до талии, Лена протянула руки к спине, намереваясь как-нибудь разбудить этого болвана. Но у самой кожи отдернула пальцы, не

горя желанием к нему прикасаться. И только натянув одеяло до шеи, она смогла потрясти

его за плечи.

- Алексей!

Он даже голоса не подал. Она повторила свою попытку.

- Алексей, проснись сейчас же!

Он что-то гукнул.

- Алексей, у меня нет времени ждать, пока ты досмотришь свои извращенные сны.

Слышишь?

Он простонал и уткнулся носом в подушку.

- Алексей!

- Женщина, дай поспать, - отмахнулся невежа сквозь подушку хриплым голосом.

- Я оставлю тебя в покое только тогда, когда ты скажешь, куда дел все мое белье.

- Это которое разноцветное, местами шелковое, местами сексуальное, с

прелестными бантиками или симпатичными рисунками? – издевался он.

- Ах ты!.. Фетишист! Где оно?

- Не знаю, о чем ты.

Начиная злиться, Лена выдернула у него из-под носа подушку.

- Где оно?! Алексей, это не смешно, у меня сегодня запланирована серьезная

встреча.

Приподнявшись на локтях, мужчина повернул к ней сонное и слегка помятое лицо.

- Ну хочешь, возьми мои. Мне не жалко. И заканчивай уже называть меня полным

именем, иначе Гришке придется заново покупать тебе весь гардероб.

Под собственный гневный возглас, Лена размахнулась подушкой и ударила

наглеца по голове. После чего гордо покинула его комнату. Она не собиралась прыгать

вокруг него и умолять вернуть ее вещи. Выкрутится и так. Например, вместо юбки просто

наденет темные брюки.


Лене повезло – к началу встречи она не опоздала. Сама встреча также прошла с

положительными результатами. Они вот-вот заключат новый прибыльный контракт. Лена

даже старалась не обращать внимания на непривычный дискомфорт ввиду отсутствия

привычного предмета одежды. Также неловко было в присутствии гостей, коллег и уж тем

более своего руководителя. Ей все казалось, что кто-то может что-то заметить. Но было

неспокойно и от самой мысли, что она без белья. Страшно было признаться, но это мысль

странным образом - возбуждала. Ведь подобную глупость она совершала впервые.

«Какой ужас, так недолго и во вкус войти», - убивалась девушка, прикрывая глаза

ладонью даже в собственном пустом кабинете.

Ее мысли прервал телефонный звонок мобильного. Взяв его в руку, она

посмотрела на номер – неизвестный. Не раздумывая, Лена нажала на прием.

- Я вас слушаю.

- Здравствуй, Елена, - произнес знакомый голос с веселыми нотками.

- И тебе, Алексей, - вежливо ответила она, стуча ручкой по поверхности стола. –

Откуда у тебя мой номер?

- Во сне сегодня приснился.

Стук ручки участился.

- Как интересно. И за что удостоена такой чести?

- Да вот, звоню узнать, как ты там себя чувствуешь? Как ощущения?

- Я в полном порядке, полна сил и желания тебя придушить за сегодняшнюю

выходку.

В трубке раздался короткий мужской смех.

- Не верю, что новые ощущения не доставляют тебе удовольствия.

От этой фразы Лена покраснела, радуясь тому, что он ее сейчас не видит, а также

тому, что догадалась надеть именно черные брюки, на которых не будет видно следов ее

до неприличия неуместного возбуждения.

- Совершенно нет, - настойчиво ответила она.

- Да ладно? Ты до такой степени фригидна?

Ручка воткнулась колпачком в стол.

- Назови мне хоть одну причину, почему я должна с тобой это обсуждать?

- Хотя бы потому, что я беспокоюсь за брата. Грустно будет за него, если ему

достанется вместо жены Снежная Королева.

- До чего же ты бестактный и противный тип! – выкрикнула Лена, отворачиваясь к

окну. - Я не холодная ледышка в постели!

В этот момент краем глаза она неожиданно заметила чье-то присутствие возле

двери. Глаза метнулись в ту сторону, и сразу же пуще прежнего запылали щеки, когда она

увидела в своем кабинете озадаченного Шумского.

Отключив телефон, она подорвалась с кресла, сгорая со стыда и неизвестно чего

еще. Мало того, что она находится перед начальником без нижнего белья, так еще и

кричит в его присутствии о том, какая она в постели.

- Извините, довели и вырвалось, - смогла она выговорить.

Владислав ухмыльнулся, чисто по-мужски, на секунду опуская глаза вниз.

- Это ты извини, мне следовало бы постучать. А вообще, я зашел сказать, что ты на

сегодня свободна.

Она кивнула, сжимая в руке трубку телефона.

- Хорошо, спасибо.

Снова загадочно ухмыльнувшись, мужчина покинул ее кабинет, правда, Лене

показалось, что сделал он это как-то нехотя. Стоило остаться одной, она устало

опустилась на стул и положила ладонь над сердцем, стараясь унять неугомонный ритм.

«Ну все, Алексей, - промелькнуло в ее сознании. – Это война!»


(*) - из м.ф. "Малыш и Карлсон"


часть_4


***

Домой Лена поехала не сразу. Сначала она заскочила в торговый центр. Там

купила кое-какие продукты и новое нижнее белье - на всякий случай. Кто знает, что еще

взбредет в голову Алексею, и когда именно он соберется отдавать ей вещи. Нужно быть

готовой ко всему. Но все-таки главной покупкой была железная раскладная сушилка. С

ней можно было сушить белье непосредственно в комнате, а также это позволит охранять

вещи от всяких воришек из соседней комнаты. После центра девушка заехала в тату-

салон, где приобрела свое первое «оружие» для войны с Алексеем – трудносмываемые с

тела маркеры.

Гриша звонил в районе обеда. Он всегда убедительно просил не звонить ему

самостоятельно, когда находится в командировке. Приходилось ждать, когда же на ее

мобильнике заиграет любимая мелодия. Лена не стала ему ничего рассказывать, что же

происходило в его отсутствие. Было даже неудобно говорить о том, что вытворяет его

брат, тем более по телефону. Не хватало еще, чтобы они из-за нее поссорились. Кроме

того, она и сама могла за себя постоять.

Как настоящая деловая женщина, привыкшая к самостоятельности, Лена решила

отнести все покупки в один заход. Проблем было бы меньше, если бы не коробка с

сушилкой, которую пришлось тащить едва ли не волоком. Так она и ввалилась в подъезд: на плече женская сумочка, в одной руке - сумки из торгового центра, под мышкой другой

руки - неудобная коробка. Лифт пришел быстро. Кое-как загрузившись внутрь, Лена

развернулась и нажала кнопку своего этажа, уже представляя себя в горячей ванной с

пушистой пеной.

«Может добавить аромамасло? - задумалась она. – Что-нибудь из цитрусов.

Апельсин, например. А может, эвкалипт?»

Пока она предавалась мечтам о ванной, двери начали закрываться. Но

захлопнуться им так и не дали – помешал чей-то мужской ботинок… очень знакомый

ботинок. В таких не ходят по улице просто так, такие надевают в том случае, когда ездят

на мотоцикле. Лена оторвала взгляд от обуви и вскинула его вверх. Двери лифта теперь

начали открываться, представляя ее взору Алексея со шлемом в руке. На ее лицо сразу же

легла маска гордости. Ничего не говоря, мужчина зашел к ней и встал напротив. Нажал

кнопку. Его взгляд скользнул с ее лица вниз, задерживаясь где-то в районе чуть ниже

талии. На губах появилась наглая и самодовольная ухмылка. Ну еще бы, он-то как раз был

прекрасно осведомлен о ее маленьком секрете, будучи зачинщиком оного. После чего

Алексей собрался-таки что-то сказать.

- Молчи, - выпалила Лена.

Губы мужчины уже раскрылись.

- Молчи, и я говорю вполне серьезно, - предупредила она его на одном дыхании.

Он закрыл рот, но улыбаться не перестал. Слегка успокоившись, Лена отвела

взгляд в сторону, с нетерпением ожидая, когда же они приедут. Но от бестактного

мужчины ждать того же было сложно - Алексей откровенно на нее пялился. От этого было

не по себе, и невольно начинали пылать щеки.

- Когда-нибудь занималась сексом в лифте? – вдруг спросил он.

Лена вспыхнула, от злости и не только. Но твердо посмотрела на Алексея в упор.

- Нет, и не собираюсь.

- Так я и не предлагаю, - ухмыльнулся нахал.

За это Лене сильно захотелось его как-то словесно задеть.


- Еще бы. Тебе бы не обломилось, даже если бы ты был последним мужиком на

земле, и от этого зависело будущее цивилизации.

- Ух-ты, какая самоуверенность.

- Самоуверенность – это у тебя, а у меня - правда жизни.

Наконец, лифт дрогнул и остановился. Стали открываться двери, но Алесей, как

специально, выходить не спешил.

- Знаешь, что тебя спасает?

- От чего или от кого? И вообще, может, выйдешь? Мы приехали, - нервничала

она, уже начиная сходить с ума в этом крохотном помещении вместе с этим засранцем.

Двери лифта стали закрываться. Алексей даже не двинулся, только лишь

подставил между дверьми пятку, не позволяя им закрыться.

- От меня, - ответил он без зазрения совести.

- Ох, Боже мой, - улыбнулась Лена, выходя из себя. – Какой мачо сыскался.

Знаешь что, Алексей, если ты выбираешь легкодоступных женщин, которым все равно, с

кем спать, это еще не значит, что ни одна не может тебе отказать. Это первое. И второе –

мне не интересно, что там меня от тебя спасает по твоему самоуверенному мнению. Уйди

с дороги!

Алексей перестал улыбаться. Она его задела, чего и добивалась. Или обидела

нежную кобелиную натуру? Ей все равно. Единственное, что было важно, – это выйти из

душного лифта и оказаться подальше от этого мужлана. Приняв верное решение, он

наконец-то вышел. Путь освободился, но трудности от этого пропали не все. Пока Лена

пыталась покинуть лифт с сумками и коробкой, двери снова предприняли попытку

закрыться, зажимая ее между собой. Помощь пришла неожиданно, хотя не так уж и

требовалась. Вернувшись к ней, Алексей рывком схватил коробку и понес сам.

- Я и так бы справилась, - буркнула она ему в спину, цокая каблуками вслед за

ним.

Он ничего не ответил и никак не отреагировал. Просто подошел к входной двери

своей квартиры и вставил ключи в замок. Открыл, зашел внутрь и занес коробку в их с

Гришей комнату. После чего так же молча прошел в свою комнату и закрыл дверь.

«Обиделся», - констатировала Лена, предполагая, что это ей может снова выйти

боком.

Можно подумать, он ее ничем не обидел. Ну ничего, она тоже сдаваться не

намерена. А Алексей получил то, что заслужил, заговаривая с ней на такую щекотливую

тему, и это когда она из-за него целый день провела в дискомфорте и с чувством

ненужного возбуждения.

«Заслужил же, правильно?» - спрашивала она у своей совести. Но та хранила

упорное молчание.


***

Зайдя в свою комнату, Леша подошел к шкафу и открыл дверцы. Рука уже

потянулась к пакету с бельем девушки, но доставать так и не стал – передумал.

«Обойдется», - проскочила мысль.

Леша не мог припомнить ни одну женщину, которая бы его так выводила, как

Елена. Если бы не брат, он бы ей устроил. Он бы ее соблазнил, и не потому, что сам того

хотел, а просто чтобы поставить на место. Уж слишком яростно она била по его мужской

самооценке. Сказать такое: «…если ты выбираешь легкодоступных женщин, которым все

равно, с кем спать…» - это… это вообще как называется? «…это еще не значит, что ни

одна не может тебе отказать», - да просто какое-то восстание блондинки!

«Фригидная, так еще и мегера. Гришке как повело-то».

Дабы не портить себе настроение и дальше, Леша переоделся и отправился в

«Марс». Сегодня был обычный рабочий будний вечер. Людей в клубе, а соответственно и


в баре, было немного. Леша уже давно тут занимал должность старшего и за стойкой

стоял очень редко. Но в сегодняшний вечер выдался как раз такой случай. Один из его

барменов взял отгул, не предупредив заранее. Кого-то срочно вызывать Леша не стал. Был

бы выходной – другое дело. К тому же помочь своим барменам он был совсем не против

еще и по той причине, что так было легко и интересно флиртовать с незнакомками.

Иногда даже можно было с кем-то познакомиться. Встречались и такие, у кого не

приходилось спрашивать номер телефон – девушки давали его сами. Могли написать на

салфетке, а то и вовсе где-нибудь на теле. Так, готовя «Секс на пляже» одной из

посетительниц, Лешу осенила мысль – а ведь он действительно всегда выбирал только

легкодоступных женщин. Если ему кто-то отказывал, а такое тоже бывало, он просто не

заострял на этом внимание. Какой смысл, если обязательно найдется такая, которая будет

не против его персоны? Может, именно поэтому ни одну из них не хотелось видеть рядом

с собой, как постоянную девушку? Может, поэтому ни одна не будила в нем светлые

чувства? Как ни крути, а слова Елены заставили его задуматься. А также осознать, что

стоит расширять свой круг внимания к прекрасной половине человечества.

Дополнительные обязанности этого вечера принесли ему не только легкий флирт, но и знакомую усталость, которая бывала после активной рабочей смены. Поэтому, вернувшись домой уже под утро, Леша смог еще осилить прохладный душ, прежде чем

отключиться в своей постели.


Тяжелое утро не предвещало ничего необычного. Но стоило ему встать с кровати и

опустить глаза вниз…

«Что за черт?» - не понял он, разглядывая синие линии на своей коже прямиком

над самым пахом, которые постепенно сложились в рисунок – глаза и круглые уши. Но

это было еще не все. На правой стороне груди красовалась такая же синяя бабочка. Леша

смачно ругнулся, вспоминая Елену: «Художница… блин!» Кажется, он явно недооценил

эту блондинку.

Накинув спортивные шорты, Фирс вышел из комнаты. Елена была дома, к

несчастью для себя, и снова сидела с книжками и ноутбуком. Он зашел к ней, молча, и так

же без слов принялся искать то, чем она могла расписать его кожу.

- Эй, я, конечно, понимаю, что это твоя квартира, но ты совсем обнаглел? –

ругалась девушка, когда он полез в ее сумочку.

Женская сумка была идеальным вариантом, чтобы спрятать улику. И Леша не

прогадал. В одном из карманов обнаружился синий фломастер.

- Сама примешь позу, или помочь? – спросил он, вооружившись этим орудием.

Дамочка окинула взглядом его торс и удовлетворенно улыбнулась.

- Тебе не понравилось мое художество? Ну, если нет, не расстраивайся - все

сотрется где-то через неделю. Не одной же мне страдать. Будешь знать, как воровать

чужое белье.

Леша сделал к ней шаг. Блондинка дернулась, откладывая ноутбук, и на коленках

попятилась по кровати ближе двери.

- Ты не посмеешь, - произнесла она таким тоном, будто о чем-то предупреждала.

Догадалась о его намерениях? Неужели?

- Так уверена? – усмехнулся он.

Еще шаг, и он выкинул к ней руку. Лена пискнула, практически слетая с кровати.

Леша успел схватить ее за халат. Дернув на себя, он толкнул обратно и попытался сесть

сверху. Но девушка начала отталкивать и брыкаться.

- Убери от меня руки, - шипела она под ним, царапаясь и пихаясь.

В один из моментов ее коленка едва не врезалась в его пах, уткнувшись в ногу

рядом с ним. Тогда Леша понял, что будет проще и безопаснее, если перевернуть

строптивицу на живот. Пришлось пойти на крайние меры и слегка вывернуть ей запястье.


Блондинка почти сама улеглась личиком вниз, и Леша спокойно уселся ей на спину, стараясь не давить своим весом, а лишь зажать в одном положении.

- Только попробуй это сделать, чудовище! Я тебя всего изрисую, - ругалась она

где-то за его спиной.

Но он не обращал внимания, раздумывая над тем, что же делать дальше? В его

распоряжении были только ноги, ну и еще мягкое место. Второе он трогать не собирался –

Гришка вряд ли поймет. А вот ножки… Леша немного наклонился, успевая вовремя

перехватить летящую ему в нос пятку. Опустив ее вниз, Леша прижал ножки к кровати

свободной рукой. Маркер уже навис над местечком под левой коленкой.

- Стой! – выкрикнула она. – Ну чего ты хочешь? Хочешь, я извинюсь?

- Я вот думаю, какой именно смайл тут будет смотреться лучше всего, - говорил

он, игнорируя ее слова. – Представь: ты проходишь мимо, тебе оборачиваются вслед

обалденные мужики, а твои ножки им улыбаются, - от души веселился он, хохоча от

представленной картины.

Лена под ним задергалась.

- Я тебя убью за это! - пригрозила она.

Леша уткнулся фломастером в нежную кожу.

- Нет! Подожди! Я серьезно, не делай этого, пожалуйста. Я дико извиняюсь за

свою шалость.

Леша убрал фломастер и надел на него колпачок.

- Этого мало.

- Вкусный ужин? – спросила она.

- Мало.

- Не наглей, а? Чего еще тебе надо? – начала она злиться.

- Будешь называть меня Лешей.

- Хорошо, - сдалась она.

- И сотрешь свою роспись с моего тела.

- Что?!

- Сама и сейчас, - уточнил он. – У меня вечером свидание.

- Нет уж, этого я делать не стану.

Со звонким хлопком Леша снял колпачок с фломастера.

- Стой! – сразу завопила она.

- Лен, я не шучу. Твои ножки будут улыбаться всем вслед. А то я, может, и еще

что-нибудь придумаю.

Позади раздался стон.

- Ладно, сволочь. Только слезь уже с меня!

Он удовлетворил ее пожелание, только у самой двери сказал, жестикулируя

фломастером:

- Да, кстати, не откажусь от кофе. Только смотри, в этот раз не перепутай соль и

сахар – заставлю выпить саму. И жду тебя в ванной, вместе с кофе. Не задерживайся.

В него полетела подушка, но даже это не дало ему повода усомниться, что она все

сделает так, как он просит. Раз пошла такая пляска, он просто не мог не воспользоваться

случаем, чтобы хоть как-то проучить эту избалованную блондинку.


***

Она вошла в ванную спустя десять минут.

- Возьми свое кофе, - сунула чашку в руку этого гада так, чтобы ему сразу

перехотелось его пить.

И все-таки, он принял горячий напиток. Сделал глоток, пробуя на вкус, и остался

доволен.

- Ты туда не плевала? – поинтересовался он.


- Надо было?

Леша хмыкнул. Сделал еще несколько глотков и отставил кофе на полку зеркала.

После чего взялся за пояс шорт, явно намереваясь их снять.

- Погоди, ты что это делаешь? – встрепенулась она, прикрывая глаза ладонью.

- Не нервничай, я в плавках, - успокоил он, залезая в ванную. – Интересно, как же

ты рисовала на моем паху? С закрытыми глазами? Или наоборот - попутно упивалась

созерцанием?

- Не мечтай. Ты был прикрыт одеялом.

Лена осторожно убрала с глаз руку. Действительно, он был в плавках. И когда

только успел? Стоял перед ней в них одних, в ванной, держа в руке чашку с кофе, и ждал.

- Может, ты сам справишься? – попыталась она избежать своей участи.

Нет, ну в самом деле, как он себе это представляет?

- Давай-давай, не стесняйся. Ты же не стеснялась, когда рисовала на мне.

Лена скрипнула зубами. И какой черт ее дернул на такой поступок. Вроде и не

пила вчера. Просто хотелось как-то отомстить, а в голову кроме этого ничего не пришло.

Что ни говори, а умом и сообразительностью она всегда отличалась.

- Я даже не уверена, что это сотрется мылом.

- Пробуй, - безразлично ответил он, наслаждаясь кофе. – Вон - мыло, вон -

мочалка. Начни с бабочки. Кстати, рисуешь ты хреново.

Лена насупилась, но сдалась. Почему-то она не сомневалась в том, что этот наглец

выполнит свое обещание. А перспектива постоянно ходить в брюках ее не радовала, как и

то, что скажет Гриша, когда это увидит.

«Надо было думать о том, что он скажет, когда рисовала», - напомнила ей совесть, проспавшая все самое важное.

Алексей явно на нее плохо влияет. Даже не просто плохо, а отвратительно. В пылу

желаний мести она забывала о главном – во что всё это выльется и как это может

воспринять Гриша. Стоило бы об этом серьезно подумать, но пока оставалось одно. И к

делу Лена решила подойти со всей ответственностью. Ведь сама напросилось, и теперь

прятать голову в песок была не намерена. Думает, она струсит? Не на ту напал! За свои

действия если и отвечать, то с гордо поднятой головой. Она намылила губку, приложила к

груди Алексея и начала нещадно тереть, думая о том, что трет не более чем… сковородку.

Мужчине это почему-то не понравилось – жестко сцепив ее запястье, он остановил руку.

- Хочешь во мне дырку протереть? – спросил он, глядя на нее сверху вниз, потому

что стоял чуть выше, когда и сам был выше по росту.

- Нет, всего лишь стереть в порошок.

- Нежнее можно?

- Этого тебе никто не обещал. Либо сам, либо терпи.

Он отпустил, поднося ко рту чашку. Лена снова начала тереть, понимая, что

продавец не обманул – фломастер был качественный и стирался очень плохо. Такие

использовали тату-мастера, чтобы рисовать на коже наброски будущих татуировок, а

может и еще для чего-нибудь – Лена в этом не разбиралась. Она надавила чуть сильнее.

Алексей дернулся, снова перехватывая ее запястье. Кожа на его груди уже значительно

покраснела.

- Страшно подумать, что будет с моим пахом.

- Да я его даже не трогала! – возмущала она тем, что он все опошляет. – И извини, но внизу уж как-нибудь сам, - резко сказала она, уставившись на него в упор.

Алексей молчал. Она тоже не спешила говорить что-то ещё. Пауза между ними

начала приобретать характер неловкости. Ее нарушил Алексей. Отставив чашку, он

вытащил у нее из руки губку и грубо сказал:

- Свободна.

Лена фыркнула. Выдернув свою руку, она развернулась и покинула ванную

комнату. Все-таки мало она оставила на нем рисунков. Надо было сделать больше, покрупнее да пожирнее. С ужином тоже обойдется. И называть его она будет так, как

захочет сама. Пусть только попробует за это на ней что-нибудь нарисовать.


часть_5


После обеда этого же дня Лене довелось принимать гостью, которая запомнила

район ее нового места проживания.

- Ехала мимо, думаю, дай позвоню, - рассказывала ей Тоня, уже сидя на кухне. – А

квартирка так ничего, уютно. Кстати, хозяин-то дома?

Лена посмотрела на девушку, размешивая сахар в своей чашке с ароматным чаем.

И почему у нее было такое чувство, что сегодня эту красавицу сюда привело чистое

любопытство?

- Дома пока, сидит в своей комнате.

- Он оттуда выходит?

Только успела спросить любопытная, и, как по заказу, на кухню выплыл Алексей, в шортах и футболке. «Видимо, не оттер мои художества», - порадовалась она. А вот Тоня

расплылась в улыбке.

- Привет, - пропела она парню.

- Привет, - ответил он ей не менее приветливо.

- Тоня, это Алексей, Алексей - Тоня, - протараторила Лена ради приличия.

Открывая в этот момент дверцу холодильника, мужчина застыл возле него и

посмотрел на Лену сердитым взглядом.

- Я думал, мы договорились.

- О чем? – вмешалась все та же любопытная.

- Он не любит, когда его называют полным именем.

- А как любит? – спросила подруга непонятно у кого, потому что смотрела на

Алексея.

- Можно просто Леша, - ответил он за себя. – Можно Фирс.

- Фирс, - повторила девушка, словно смакуя. – Звучит сексуально.

От этой фразы Лена едва не поперхнулась чаем. Парень хохотнул и сказал, обращаясь непосредственно к ней:

- Учись.

Вот сейчас она точно бы поперхнулась, если бы глотала свой чай. Что он себе

позволяет?

Все-таки открыв дверцу холодильника, Алексей достал оттуда бутылку с

минеральной водой и присосался к горлышку. Тоня не спускала с него изучающего

взгляда, отчего Лена пнула ее ногой под столом и состроила вопросительную гримасу.

Подруга только лишь пожала плечами.

- Ну и чем Тоня занимается? – полюбопытствовал Алексей, усаживаясь за стол

напротив девушки.

- Я парикмахер, причем очень хороший. Так что если нужно, обращайся, Фирс.

Глядя на парня, Тоня потянулась к вазе с фруктами и взяла оттуда последнюю

клубничку. Но Алексей неожиданно решил ей помешать.

- Разреши? – спросил он, отбирая ягодку. – Обещаю, сейчас верну.

Заинтригованная, Тоня повиновалась. Да что там – Лена и сама была

заинтригована не меньше. Но все оказалось проще просто. Ловкими и игривыми

движениями рук, словно устроив им маленькое представление, он нарезал кусочки разных

фруктов в стеклянную пиалу на высокой ножке. А после - украсил это все взбитыми

сливками (кстати, ее(!) сливками) и клубничкой.

- Прошу, - пододвинул он к Тоне десерт собственного производства.

- М-м-м, как приятно, - засияла подруга. – Вижу, ты знаешь, как доставить

женщине удовольствие.


Лена закатила глаза.

- А как же, - ответил Алексей, утаскивая из вазы красное яблоко. – А Вы, Елена, сегодня провинились, поэтому лишаетесь сладкого на неделю.

Лена продолжала обалдевать от его наглости. Довольный собой, он вонзил свои

острые зубы в сочную мякоть.

- Это чем она провинилась, если не секрет?

- Разукрасила его торс нестираемым фломастером, - парировала Лена. – Похоже, качественным, да, Алексей?

Он не ответил, только посмотрел не очень довольным взглядом, пережевывая

яблоко.

- А можно посмотреть? – понесло подругу.

- Только если пообещаешь не смеяться.

- Обещаю, честное слово.

«Неужели он это сделает?» - удивлялась Лена, понимая, что в данной ситуации

неудобно будет отнюдь не ему, а самому художнику. Но да – он это сделал. Поднявшись

из-за стола, Алексей стянул футболку. И хоть рисунки уже значительно потускнели, отчего стали хуже видны, Лена попыталась сделать вид, что совершенно тут ни при чем.

От увиденного Тоня прикрыла рот ладонью, стараясь не рассмеяться, и подалась

чуть вперед, чтобы получше рассмотреть рисунки. Тогда мужчина и сам шагнул к ней

ближе, нахально упиваясь неудобством Лены.

- Подруга, ну ты даешь. Это, правда, твоих рук дело?

- Да, - буркнула она.

Но Тоне уже был неинтересен ее ответ. Увлеченная, она протянула руку к груди

Алексея и дотронулась до места с рисунком.

«Что происходит?» - не понимала Лена, застыв с чайной ложкой во рту.

Мужчина стоял и ухмылялся, позволяя себя трогать девушке, которую знает

меньше получаса. Хотя с ним уже давно все было ясно. Но Тоня?! Хотя, что Тоня? С ней

тоже все давно уже ясно. Встретились двое без стыда и совести. Именно поэтому Лена

решила сейчас воздержаться от комментариев.

Тем временем Тоня уже скользила ладонью по рельефной груди, останавливаясь

над резинкой шорт, и провела пальцами вдоль них. Плоский живот дрогнул под ее рукой.

Лена вдруг почувствовала себя третьей лишней. А так же ей неожиданно захотелось

стукнуть подругу.

- Что-то мне подсказывает, - обратился Алексей к девушке перед собой, - что ты

тоже знаешь, как доставить мужчине удовольствие.

Из горла Лены вырвался какой-то клокочущий звук. И она не выдержала:

- Я вас умоляю, только давайте вы не будете это проверять на моих глазах.

У Тони все-таки хватило совести смутиться. Алексей наконец-то отошел от нее и

снова надел футболку.

- А по-моему, очень мило, - заключила подруга.

- Возможно, - произнес мужчина, хватая со стола свое недоеденное яблоко. – А

теперь извините, но, дабы не смущать особо стеснительных, пойду к себе. Был рад

знакомству.

Подмигнув Тоне, он непринужденно удалился.

- Засранец, - тихо выругалась Лена ему вслед.

Но Тоня ее мнения не разделила.

- Ох, Ленчик, как ты с ним спокойно живешь? Это же ходячий секс. Какое тело, какая харизма, боже…

- Тонь, не позорь меня.

- Ну серьезно. Он же классный! – шепотом воскликнула она.

- Он наглый, самодовольный и самоуверенный болван.


- Я все слышу! – раздался голос Алексея из коридора, вслед за которым появился и

сам мужчина.

Лена закрыла рот, тихо ненавидя вошедшего. Зайдя на кухню, он выбросил

огрызок от яблока в мусорное ведро и снова невозмутимо ушел. А Тоня только и делала, что продолжала загадочно улыбаться и поглощать свой фруктовый десерт.


Вечером позвонил Гриша, сделав Лену чуточку счастливее. Они проболтали около

часа. Он наговорил ей много приятных слов: что ужасно скучает, как сильно ее любит.

Обещал пылкий и романтический ужин в день возвращения. Лена засыпала с улыбкой на

губах. Только спала очень плохо. Сначала ее разбудил вернувшийся домой Алексей.

Радовало хоть то, что он пришел один. После этого Лене никак не удавалось уснуть. Она

вздрагивала от любого шума, доносившегося из коридора, пока сосед укладывался спать, нахаживая мимо ее комнаты. От его тяжелых шагов скрипел паркет. Но дело было не

только в этом. Ей все казалось, что он придет к ней мстить. Фломастер ведь остался у

него. Но стоило ей уснуть, как зазвенел будильник.

Сегодня ей снова нужно было ехать в офис. Опять встреча с зарубежными

партнерами, опять требовалось ее присутствие. Лена приняла душ, удостоверившись, что

на коже нет ни черточки от фломастера. Вылезла из ванной, встряхнула мокрые волосы, после чего взяла фен, который еще вчера оставила на стиральной машинке. Включила его.

И не поняла, что произошло. Еще секунду назад она стояла перед зеркалом совершенно

чистая и свежая, а теперь – обсыпанная чем-то белым, что пыльным облаком выдуло из

фена. От ужаса Лена ахнула, вдыхая порошок, коим оказалась мука. Чихнула. Так вот она

- месть!

«Ах, он!..»

Разъяренная, Лена вылетела из ванной, прошла на кухню и налила в кастрюлю

холодной воды. Быстро преодолев расстояние из кухни до комнаты Алексея, не

раздумывая, одним махом выплеснула воду на голову мужчины. Реакция последовала

незамедлительно. Он сразу проснулся и подскочил с кровати, мокрый и всклокоченный.

- Совсем сдурела?! – заорал он на нее.

- Это я сдурела?! Ты посмотри на меня! Мне через час нужно быть на работе, а из-

за тебя я опоздаю!

Минутная пауза, после чего Алексей начал расплываться в улыбке, а потом и вовсе

залился смехом.

- Ты потрясающе выглядишь, - сделал он самый худший комплимент в ее жизни.

Сорвавшись, Лена запустила в него кастрюлю, которую он ловко поймал руками в

районе своего паха.

- Чудовище!

Понимая, что у нее нет времени даже на злость, Лена вернулась обратно в ванную.

Ей снова пришлось принимать душ. Она торопилась, а Алексей словно решил ее добить, врываясь в комнату в тот момент, когда она одевалась. Хорошо хоть к этому моменту не

успела лишь застегнуть блузку.

- Извини, слушай, я не знал, что тебе сегодня на работу. У тебя странный график.

Лена фыркнула, поворачиваясь к нему спиной и продолжая спешно застегивать

пуговицы на блузке.

- Давай я тебя подвезу, - вдруг предложил он.

- На чем? На своем крутом мотоцикле? Или может у тебя есть в пользовании

личный вертолет? – издевалась она.

- Даже по пробкам на байке будет гораздо быстрее.

- Ты что, серьезно? – не поверила, что он ей такое предлагает.

Даже развернулась из-за этого к нему лицом.


- Ты думаешь, я сяду на мотоцикл? Да никогда в жизни! Я не настолько

сумасшедшая.

- Так ты спешишь или нет? Я два раза предлагать не буду.

Лена уже собралась сказать, чтобы катился к черту со своим предложением. Но

внезапно передумала. Насколько для нее важно оказаться вовремя на рабочем месте?

Достаточно ли, чтобы согласиться на такое безумие? Ее будут ждать пять человек. Ее

одну – пятеро серьезных мужчин. Лена обреченно застонала. Кажется, гордости придется

дать небольшой перерыв, как и здравому рассудку.

- Хорошо, засранец, я согласна.

- Адрес?


Сначала он заставил ее надеть джинсы. Потом натянул на нее наколенники и

тяжелую кожаную куртку с, как он сказал, «панцирем» на спине, который служил для

защиты позвоночника при падениях. Финальным штрихом всего этого был огромный

шлем, который застегивался под подбородком. Как оказалось, мужчина имел все

необходимое для того, чтобы с ветерком покатать почти любую из подруг. За время

сборов Лена успела побледнеть, позеленеть и несколько раз передумать. Алексей будто

собрался отправлять ее в космос. Но даже если и так, она была совсем не против, чтобы ее

обезопасили по максимуму. Страшно было до жути, потому что два колеса - это вам не

четыре.

«Я точно спятила», - пришла к выводу девушка, стоя во всем снаряжении на улице

возле красно-черного мотоцикла и его хозяина.

Привычно и с легкостью надев шлем, Алексей перекинул ногу через мотоцикл и

сел на него. Завел мотор, от рева которого Лена вздрогнула.

- Ну чего стоишь? Садись, - сказал ей мужчина, кивая на место позади себя.

Через шлем не было видно его рта, только лишь глаза выглядывали из незакрытого

еще окошка, и они явно, нахально улыбались.

«Да он издевается надо мной. Ведь специально, гад, все продумал».

- Время теряем, - напомнил он ей.

Лена подняла руку и вытянула чуть вперед, чтобы были видны часы.

- Жуть какая, как же вы, самоубийцы, во всем этом еще и ездите, это же так

неудобно и кошмарно жарко, - сетовала Лена, хотя вспотела уже не только из-за этого.

У нее осталось не больше двадцати минут.

- Садись уже.

Сделав глубокий вдох, она, наконец, решилась, и, перекинув ногу через мотоцикл, села позади Алексей.

- Так, хорошо, что дальше? – задумалась она вслух, смотря в спину мужчины.

Алексей покрутил ручку на руле, отчего мотоцикл снова отозвался рваным рыком.

Он словно ее поторапливал или пытался напугать еще пуще. Хотя куда уже…

- А дальше - нежно меня обними, закрой глаза и получай удовольствие.

Лену передернуло. Какое тут удовольствие? Ей бы просто пережить эту поездку.

Может, не поздно еще передумать? Да к черту этих серьезных мужиков, когда речь идет, если не о ее физическом здоровье, то о психическом равновесии точно! Но Алексей уже

не дал ей возможности передумать. Одно легкое движение его руки - мотоцикл дернулся с

места и резко остановился. Девушка пискнула, крепко хватаясь за его торс и судорожно

сминая пальцами кожу куртки.

- Стой! – выкрикнула она.

Но мотоцикл дернулся снова и неумолимо рванул вперед. Вся сжавшись, Лена

закрыла глаза и начала молиться, попеременно думая о том, что сделает с этим мужчиной

по приезду. Ехали они быстро, причем катастрофически быстро, в буквальном смысле

этого слова. Лена старалась не открывать глаза, но порой любопытство брало свое.


Правда, в этом случае она видела лишь сплошное мелькание транспорта, самих улиц, иногда - людей. У нее было такое чувство, что все остальные стоят на месте. На первом же

светофоре ей удалось перевести дух, но только лишь затем, что сообщить Алексею

радостную весть:

- Я убью тебя за это, Фирсов!

Она хоть и не видела, но была уверена, что он на это бессовестно разразился тихим

смехом.

Наконец, они остановились возле знакомых мест.

«Приехали! Аллилуйя!» - не могла поверить Лена своему счастью. Только

отлипнуть от Алексея, а тем более встать с мотоцикла оказалось не так просто. От

напряжения затекли мышцы. Первым делом она отстранилась от мужчины. Он слез с

мотоцикла, снял шлем и подал ей руку.

- Шел бы ты со своей галантность, - зарычала она, судорожно хватая его за руку. –

Ох, Боже! Никогда в жизни… никогда в жизни я больше не сяду на эту штуку.

- Да ладно тебе, здорово же было. Даже несмотря на то, что перелом ребер мне

обеспечен.

- Ох, мамочки, - приговаривала Лена, потихоньку слезая с мотоцикла.

Поддержка Алексея в этот момент действительно оказалась кстати. Ватные ноги

едва держали. И это кроме того, что ее всю трясло, как в тропической лихорадке. Но

стоило ей поймать равновесие, Лена не удержалась о того, чтобы несколько раз ударить

мужчину кулаком в плечо.

- Гаденыш! Сними с меня этот дуратский шлем! Дышать нечем.

Тихо хохоча и откровенно потешаясь, Алексей снял с нее шлем. О прическе не

хотелось даже думать. Стащив с себя наколенники, Лена сунула их ему в руки.

Посмотрела на часы – приехала ровно в то время, во сколько она должна была быть тут на

машине. Убрав наколенники в «багажник» мотоцикла, мужчина вынул оттуда дамскую

сумочку и протянул ей.

- Может, тебя все-таки забрать после работы? – продолжал он издеваться.

- Без тебя доеду, - огрызнулась Лена, хватая свою сумку.

Благодарить его за этот ужас, который случился по его вине, она не собиралась.

Потому просто развернулась и с гордо поднятой головой зашагала прочь. Ноги все так же

отказывались слушаться. Два раза она споткнулась на ровном месте, будучи даже не на

каблуках. А у самого входа столкнулась с Шумским, которого совершенно не заметила.

- Владислав Олегович, - сказала она вместо приветствия, натыкаясь на его

озадаченный взгляд.

- Все в порядке? – спросил он, поглядывая куда-то за ее спину.

Лена на мгновение обернулась – Алексей продолжал стоять на месте, вернее уже

сидеть на своем мотоцикле. Выглядел он, конечно, далеко не так, как мог бы выглядеть

кто-то из круга ее общения – черно-красная кожаная куртка, тяжелые на вид ботинки, на

руках перчатки без пальцев, на лице небритая щетина, вальяжная поза «самоуверенного

болвана», и главное - агрессивный на вид мотоцикл между ног. И хоть он не был ей ни

другом, ни (Боже упаси(!)) парнем, мужчины обменялись странными взглядами, словно

были соперниками на одной территории. Лене это показалось совершенно неуместным, но

сообщать об этом своему боссу не посчитала нужным. Она и так потратила кучу нервов и

сил на попытку приехать вовремя, чтобы теперь еще что-то объяснять.

- Да, все в порядке, - просто поспешила убедить, порываясь поскорее уже войти в

здание.


часть_6

День в клубе прошел как обычно. Сначала Леша разобрался с документами, касающимися напитков и товаров для бара. Накладные, счет-выписки, договоры – все


требовало внимания, точности и кучи перепроверок. После чего с удовольствием

понаблюдал за репетицией девочек-танцовщиц, устроившись в зале, как единственный их

зритель на это время. Жанна, незаменимая на должности хореографа клуба, ходила вокруг

них и раздавала команды:

- Марина! Ноги выше! Живее двигаем бедрами, чтобы все видели, что они у вас

есть. Даша, отстаешь. Поменяйся с Инной местами и следи за ее ритмом. Так, нет, стоп!

Давайте заново.

- Жанн, пожалей девчонок, загоняла их уже, - вмешался Леша, жалея красавиц.

- Фирс, я разве спрашивала твое мнение? – негодовала девушка. – Я к тебе в бар не

лезу, не лезь и ты ко мне на танцпол. И вообще, тебе заняться нечем?

Жанна была вспыльчивой особой и злилась еще пуще, когда к ней лезли во время

рабочего процесса. Самого же Фирса она просто недолюбливала за то, что он разлагает ее

женский коллектив уже одним своим присутствием, а также часто отвлекает танцовщиц

во время работы.

- Мешаю?

- Ты знаешь, как ни странно, но да.

- Я бы не отказалась от перерыва, - подала голос одна из девчонок.

- Я бы тоже, - поддержала ее другая.

Жанна вымученно подняла глаза к потолку.

- Ну хорошо, у вас пятнадцать минут, - сдался строгий хореограф.

Девы стали расходиться. Одна из кокеток поблагодарила его поцелуем в щеку.

Вторая послала воздушный поцелуй. Марина, новенькая, подсела отдохнуть к нему за

стол, вытянув ноги на стуле, стоящем между ними. Но так радушно жаловали его не все.

Проходя мимо, Алена влепила ему звонкую пощечину, после чего добавила:

- Надеюсь, сам догадаешься, за что.

Леша ничего не стал говорить ей вслед. Только потер онемевшую щеку.

Пощечины были для него привычным делом, с поводом и без. Но эту он не считал, что

заслужил. Хотя Алене было, конечно, виднее. Не так давно он соблазнил ее, но кинул в

самый ответственный момент, когда она пригласила его к себе домой, не подумав хотя бы

предупредить о маленьком ребенке. Зато вскоре после этого переспал с ее подругой. Что

ж, ущемление женской гордости он еще мог понять. Но, видно, высокомерие девушки все

еще мешало уяснить несколько простых истин – если мужчина проявляет интерес, это еще

не значит, что он что-то должен именно ей одной. Не считал он и того, что секс его к

чему-то обязывает. Не те женщины, не те ситуации. Редко кто из них заранее думал о чем-

то серьезном.

- За дело, да? – поинтересовалась Марина.

- Возможно, - улыбнулся он ей, включая свое обаяние. – Это зависит от того, как

ты относишься к ничему не обязывающему сексу.

К этой новенькой он уже несколько раз клеился, пора было переходить к активным

действиям.

- Пока положительно.

- Пока? – переспросил он, наклоняясь над ее ножками, которые все еще покоились

на соседнем стуле.

- Да, я пока еще не выбрала, кто мне нравится настолько, чтобы начать

задумываться об обязательствах.

- Поддерживаю. – Его ловким пальцам без труда поддалась застежка левой

босоножки. – Устала, наверное? – спросил он, заглядывая девушке в глаза.

Она была заинтригована и покорно ждала его дальнейших действий. Аккуратно

сняв босоножку, он надавил большими пальцами на изящную ступню и стал нежно

массировать, добиваясь резкого выдоха из полураскрытых губ, а после - и несколько

приятных слуху слов:

- Сегодня вечером я полностью свободна.


Марина свое обещание выполнила, уже после репетиции приготовившись ехать к

нему домой. Правда, девушке пришлось ждать, пока он доиграет с Аланом партию в

бильярд.

- Попробуй подружиться с ней, - давал друг ему совет после того, как выслушал

сетования по поводу Елены. – Вы скоро станете одной семьей, я правильно все понял?

- Правильно, - ответил Леша, прицеливаясь кием к белому шару.

- Тогда зачем вам склоки? Как же семейный ужин в кругу любящих

родственников? В вашей ситуации просто кто-то должен уступить первым. И не мне тебе

объяснять, насколько уперты бывают женщины. Это у них в крови.

Леша усмехнулся.

- Твою Еву никто не переплюнет, - откомментировал он, совершая свой

задуманный маневр.

Подмеченный шар ударился о бортик рядом с лузой и отскочил назад к центру

поля.

- Не напоминай… Мазила.

Алан шагнул вокруг бильярдного стола, примеряясь для ответного хода.

- Кстати, в эти выходные мы с Максом и женами планируем выехать на дачу. Не

хочешь присоединиться? Можешь и брата с Еленой привести с собой.

- Тебе так интересно на нее посмотреть? Или это жест доброй воли?

- И то и другое, - ухмыльнулся ему тот.

- Я подумаю.


Проиграв другу со счетом «два-три», Леша усадил Марину на свой мотоцикл и

повез домой. В отличие от некоторых, девушка радовалась поездке искренне и

восторженно, с удовольствием получая заряд адреналина. Перспектива того, что этот

вечер пройдет в лучшем виде, не оставляла его до того момента, пока он не вошел в свою

квартиру.

- А это еще кто? – грубо спросила озадаченная Марина, когда увидела Елену.

Блондинка вышла из кухни, намереваясь проскочить в свою комнату – в руках

стакан молока и булка, которую она жевала по дороге, на ногах пушистые розовые

тапочки, а сверху – спортивный комплект из коротких шорт и обтягивающей футболки. В

общем, выглядела она так по-домашнему, что Леша не сразу сообразил, как бы так

корректнее объяснить ее присутствие в своем доме. И как на зло, но вполне ожидаемо, Лена решила ему все усложнить:

- Как кто? Вообще-то я… жена вот этого… мужчины. А вот вы кто такая? Это

действительно любопытный вопрос.

Его челюсть чуть не спикировала на пол. Вслед за этим последовала уже вторая за

этот день пощечина.

- Теперь у меня нет сомнений, что Алена врезала тебе заслуженно, Фирс, - зло

проговорила ему Марина, уже поворачиваясь к двери. – Такую сволочь, как ты, еще

поискать. Хотя бы убедился сначала, что жены дома нет.

Терпя болезненные покалывая в области щеки, Леша преградил ей дорогу

вытянутой рукой и обратился к Елене, которая хладнокровно жевала булку в его

коридоре:

- Больше ничего не хочешь сказать? Советую теперь объяснить все, как есть.

- Что объяснить? Девушка уже все сказала за меня.

- Убери руку, - рявкнула Марина.

«Да и к черту», - решил он, освобождая проход. Проскочив мимо него, девушка

вылетела из квартиры и хлопнула на прощанье дверью.


- Ну, спасибо, - сказал он Елене, будучи зол не меньше, чем только что ушедшая.

Девушка, видимо, почувствовала его настроение.

- Извини, - виновато пролепетала, стартуя в комнату.

Но у самого прохода Леша схватил ее за руку и развернул лицом к себе, пригвождая спиной к двери. Часть молока выплеснулась из стакана, который она прижала

к своей груди вместе с остатками булки.

- Извинений на этот раз будет мало, - предупредил он, сощуривая глаза.

- Булку хочешь? – спросила она, суя ему под нос мучной огрызок.

Леша стиснул зубы – она еще и продолжает над ним издеваться. Желание

растерзать ее стало переходить на другой уровень.

- Слушай, ну правда, извини. Она так по-хамски себя повела, что я не удержалась.

Мог бы девушек покультурнее выбирать.

Она еще будет его учить?!

- И вообще, я тоже на тебя до сих пор злюсь за сегодняшнее утро, хотя готова

поблагодарить за то, что доставил на работу без…

- Благодари, - резко перебил он ее.

Пушистые ресницы зачастили на озадаченном личике. И впервые стоя к ней так

тесно и близко, он смог разглядеть цвет глаз – темно-синие в темно-серую крапинку. И, черт возьми, слишком красивые для такой заразы.

- Я уже.

- Не расслышал.

- Это не моя проблема, - ответила она, толкая его в грудь, чтобы пройти мимо.

Леша уперся ладонью в дверь, предотвращая попытку от него улизнуть. Тогда

Лена развернулась в другую сторону, натыкаясь на его руку и там.

- Я слушаю, - настаивал он, не собираясь все оставлять так просто.

- Я все сказала, - начала злиться девушка, приседая, чтобы пролезть под его рукой.

Подхватив за предплечья, Леша прижал Лену обратно спиной к двери.

- Уже в который раз ты обламываешь мне свидание. И что, по-твоему, я должен

делать с этим сегодня, когда уже настроился на бешеный секс до утра с потрясающей

девушкой? Не подскажешь, а?

Ее щеки слегка порозовели. Эту нахальную девицу смущают подобные разговоры?

О, да! Именно поэтому ему так нравилось ее этим доводить.

- Отпусти меня, - потребовала она. – И попробуй как-то справиться с этим сам.

- Сам? То есть ты предлагаешь мне удовлетворять себя самому? Ты хоть раз такое

пробовала?

Лена опустила глаза, смущаясь такого прямого вопроса. Тогда Леша поддел

пальцами ее подбородок, заставляя посмотреть на него. Большой палец как бы невзначай

прошелся по мягким губам.

- Наверное, нет, иначе бы знала, как это неинтересно и несравнимо с ощущениями, которые способен доставить партнер.

- Видно, ты мастер в вопросе самоудовлетворения, раз так уверенно говоришь, -

поддела она, отталкивая его руку от своего лица.

Она снова дернулась в сторону, желая поскорее избавиться от его общества. Но

Леша продолжал удерживать, сильнее сжимая ладонь на ее предплечье.

- Помыть бы тебе рот с мылом, - озвучил он вслух свое ярое желание на ее счет.

- Тебе бы тоже не помешало, - гордо ответила та. – Так ты отпустишь меня или

нет?

- Отпущу, только позднее, как только поможешь мне кое с чем справиться, -

продолжал он потешаться над скромницей.

В довершение к своим словам Леша взялся за ремень и вытащил из петли хлястик.

Лена опустила глаза вниз и снова подняла к лицу. Он расстегнул пуговицу кожаных

штанов. Ее глаза - вниз и снова на него. Взялся за молнию.


- Ты совсем обалдел?! – завопила в панике Лена, начиная толкаться и колотить его

кулачком, с зажатой в пальцах недоеденной булкой.

Леша захохотал от такой бурной и забавной реакции. Неужели она думает, что он

это серьезно? Только вдруг совсем стало не до смеха, когда Лена расплескала молоко из

стакана по своему лицу. На розовых губах осели белые капли сладкой влаги. Резко

пересохло во рту, и появилась неудержимая жажда слизать эту влагу с ее рта. И от этого

желания его передернуло, потому что он прекрасно помнил, к чьей именно женщине оно

возникло. Леша отдернул руку от Лены и сделал шаг назад, не просто позволяя ей уйти, а

ожидая этого с нетерпением – от греха подальше. Остатки молока были выплеснуты ему в

лицо, так что его жажда оказалась почти удовлетворена.

- Извращенец, - обозвалась под конец Елена, прежде чем скрыться в ванной

комнате.

Леша проводил ее взглядом, продолжая удивляться своим ощущениям, которые

навели его на простое объяснение – виной всему обычное возбуждение, которое возникло

еще стараниями Марины, потому и готов он сейчас наброситься на любую особь женского

пола.


На следующий день Лена принялась его игнорировать. Обиделась, видимо. Хотя

чья сегодня это привилегия – вопрос был спорный. Он хоть и провел остаток вечера в

«Марсе», но все-таки остался без секса.

Всем своим видом Лена показывала, что не желает с ним разговаривать. Если что-

то спрашивал, отвечала коротко и сухо. Только косилась иногда, когда он пылесосил и

поливал цветы в их с Гришей комнате.

- Пыль протрешь сама, - дал он ей четкое указание.

Лена ничего не ответила, но все сделала, после чего принялась готовить ужин.

Сегодня домой возвращался Гришка, и девушка, видимо, собиралась обрадовать его

кулинарными изысками в виде мяса по-французски и прочих блюд на закуску.

Леша гордым не был, тем не менее сварил себе две сосиски, открыл банку горошка

и уселся за стол. По телевизору смотреть было нечего, или просто не таким интересным

показалось ему происходящее там по сравнению с картиной на самой кухне. Лена

суетилась по всей комнате, одетая в сарафан с подсолнухами. На голове - бигуди, накрученные аккуратно и в то же время как-то по-домашнему небрежно. Кое-где

выбивались светлые пряди, спускаясь вниз по тонкой шейке. Леша ел свои сосиски, смотрел на Лену и думал: «Наверное, здорово, когда женщина делает для тебя такие

простые вещи? Готовит, старается хорошо выглядеть, встречает с радостью из

командировки или после работы. Когда она… просто тебя любит». Может, кому-то и

кажется, что это ОН пользуется женщинами, и, может, с некоторыми так бывало, но по

большей части все происходило наоборот – это ОНИ пользовались им. Даже те две, которые вчера одарили его пощечинами, всего лишь пользовались, принимали его щедрое

предложение, да и только. Он не нужен был им как постоянный партнер, как муж. Но и не

их в том вина… отчасти.

Окончательно расстроившись, Леша отставил тарелку с недоеденным. Эта Елена

разлагала его боевой дух. Она даже не смотрела на него, как на мужчину. Хоть это и не

требовалось, но ради приличия могла бы сделать вид, что считает его таковым. Он бы ей

даже с удовольствием это доказал, только не было для этого еще приличной и допустимой

для них возможности.

«И давно ли меня стало волновать ее мнение?» - не понял он сам себя. Вот губы ее

вчера взволновали, что казалось отвратительной пошлостью даже для него.

Неожиданно Лена ойкнула, отдергивая руку от раскрытой духовки и обрывая его

рассуждения. Закрыв дверцу, стала трясти рукой, которую подсунула под струю воды.

- Обожглась? – спросил он.


- Да, - буркнула в ответ, одним словом говоря еще и «отстань».

Леша встал из-за стола, подошел к шкафчику и достал оттуда спирт и вату.

Оторвал от ваты кусок и смочил жидкостью.

- Давай сюда, - сказал он девушке, протягивая свою ладонь.

Она повернула к нему голову и посмотрела с недоверием в глазах. Левая бровь

Леши поползла вверх. Она теперь и в помощи будет искать подвох? Но тут Лена опустила

глаза вниз и подала ему свою раненую руку. Он приложил к ожогу вату, которую девушка

зажала пальцами.

- Посиди пока, - посоветовал он ей.

- Не могу, Гриша скоро приедет, а мне еще салат нужно доделать, посуду помыть.

- Садись, - настоятельно кивнул он ей в сторону стола. – И говори, что делать.

- Не надо, спасибо, ты и так уже помог.

«Нет, все-таки эта женщина Еве в упрямстве может дать фору», - промелькнуло у

него в голове.

- Будем стоять и спорить? Или займемся делом? – уже начинал он тихо беситься.

Наконец, крепость пала. Лена села на стул и стала рассказывать, что нужно делать.

Леша приготовил капустный салат, порезал овощи. Как только немного сняло боль от

ожога, Лена поспешила привести себя в порядок. Пока он мыл посуду и накрывал на стол, девушка успела принять душ, снять бигуди и уложить локоны, подкрасить и без того

пышные ресницы и надеть платье – красное, короткое, узкое, с низким и неприлично

открытым декольте. Леша оценил ее старания и не сомневался, что по достоинству оценит

их и брат. В один момент скромница превратилась в сексапильную блондинку легкого

поведения. Может, не так она и скромна, как пытается себя показать? Просто скована?

Это даже стало ему любопытно. А при условии положительного ответа - еще и интересно.

«Что-то не о том я думаю», - одернул он себя.

- А почему только две тарелки? – спросила Лена, оглядывая стол. – Ты не

останешься на ужин?

- Нет. Оставлю вас одних. Запомни этот жест моей доброты, - произнес он, вытирая полотенцем насухо чистую тарелку.

Лена смутилась, после чего искренне и впервые поблагодарила:

- Спасибо тебе за все. Не ожидала, что ты можешь быть… нормальным.

Такая характеристика вызвала у него улыбку.

- То есть до этого ты считала меня НЕнормальным? Наглым, самодовольным и

самоуверенным болваном-извращенцем, - вполне спокойно повторил он ее слова.

- Я не это хотела сказать, - поспешила она оправдаться.

- Да ладно, расслабься, - сказал Леша, вплотную подходя к Елене.

Его глаза скользнули с лица вниз, без стыда оглядели декольте, наслаждаясь

открытой частью приподнятой груди с притягательной ложбинкой. Нос втянул легкий

запах духов, такой щекочущий, приятный, не слишком сладкий и не приторный, но что-то

явно съедобное, как и сама блондинка в этой красивой упаковке. И она сейчас в его доме, наедине с ним, и чужая. Что-то не везет ему в последнее время. Как раз с того момента, когда к нему переехали эти двое.

- Шикарно выглядишь, - прокомментировал он то, что подверглось осмотру. –

Гришке понравится.

Лена нахмурилась и сложила под грудью руки, запылав по цвет платья.

- Благодарю за комплимент. Но свои слова о твоей нормальности все-таки беру

обратно.

Хохотнув, Леша повесил полотенце и шагнул в коридор, пожелав приятного

вечера. Он не стал дожидаться приезда Гриши, которого увидит если не сегодня, то

завтра. А пока ехал в «Марс» пришел к нескольким выводам. Первое – ему не просто была

нужна постоянная женщина, он уже дико хотел иметь серьезные отношения. И второе –

скованность и недоступность Елены, при наличии таких внешних данных и


вспыльчивости, начинала его будоражить совершенно неприличными мыслями, хотя бы

потому, что такой коктейль в одной женщине – это что-то для него новое. И с этим всем

нужно было что-то делать.


часть_7


***

Гриша появился на пороге с цветами. Но пышный букет белых лилий был отложен

в сторону и благополучно забыт на какое-то время.

- Ты так сильно по мне соскучилась? – спросил любимый, прерывая жаркий

поцелуй, в котором они слились, не успев пройти дальше коридора.

- Конечно, - произнесла Лена, хитро выпрашивая: – А ты не так сильно?

Опустив лицо, Гриша уткнулся носом в ложбинку ее груди, нежно поцеловал

кожу.

- Дай мне пять минут на душ, и ты узнаешь ответ во всех подробностях.

Несчастное платье пробыло на ней гораздо меньше, чем она планировала. Недолго

прожила и старательно уложенная прическа. Но это все мелочью по сравнению с тем

эффектом, который возымели ее труды. В такие моменты Лена даже была готова

смириться с частыми разлуками. Жаркие встречи превосходили все ее ожидания.

Они ужинали уже после. В халатах и домашних тапочках пили шампанское, угощали друг друга десертом. А потом снова вернулись в кровать. Лена устроилась

головой на плече Гриши и водила пальцем по его щеке.

- А вы с братом не сильно-то похожи, - зачем-то сказала она.

- В смысле? – не понял Гриша.

- Ну… внешне, я имею ввиду.

Гирша был чуть плотнее Алексея, немного выше ростом, и сложно было уловить

общие черты лица, которые бы наводили на мысль, что они братья. У Алексея было

больше мягкости в лице, но нисколько не миловидности. Видимо, он просто пошел в мать.

А вот черты Гриши были острее, угловатее, делая его на долю серьезнее. Видимо, пошел в

отца.

- Ну да, - только и ответил любимый. – Как он себя вел?

- Я же рассказывала тебе по телефону – терпимо.

- Помню. А все ли рассказала?

Между ними повисла небольшая пауза, после которой она решилась:

- Нет. Позавчера он отвозил меня на работу на своем мотоцикле?

Гриша оживился:

- Неужели? И ты села на мотоцикл? А что с твоей машиной?

- Успокойся. Машина в порядке. Просто я опаздывала на важную встречу, причем

по его вине.

От взгляда мужчины Лена поняла, как зря начала этот разговор. И уж тем более не

стоило говорить об украденных трусиках и обо всем остальном.

- И что он сделал?

- Ты не поверишь, он насыпал муку в мой фен, а я утром как раз помыла голову. В

общем, мне пришлось мыться заново.

Сначала Гриша нахмурился, а потом рассмеялся:

- Ну, Лешка, гаденыш.

Лена этому смеху была рада.

- Я уж подумала, что ты приревновал.

- К Лешке? Не смеши. Вы не во вкусах друг друга. Научитесь хотя бы ладить

между собой. Тебе понравилась поездка?

Лена покачала головой:


- Это были самые кошмарные мгновения в моей жизни: страшно, жарко и

неудобно.

Гриша снова рассмеялся, но уже более спокойнее, привлек ее к себе и поцеловал в

скулу:

- Героиня моя, я сегодня уже говорил, что люблю тебя?

- Нет, - коварно соврала она.

- Люблю тебя, котенок, - услышала она такие важные для нее слова.

- И я тебя люблю.

- Тогда ты должна простить мне одну страшную вещь.

- Какую? – спросила, ощущая, как помимо воли начинает тревожно биться сердце.

- Я снова начал курить.

- О, Гриша! Ты же не курил почти год!

- Я знаю. Ну прости, не удержался.

- И давно?

- Нет, с первого дня этой командировки. Нервный вышел день. Коллега предложил

сигаретку, я почему-то не отказался.

- Ну вот. Столько стараний и коту под хвост.

- Не расстраивайся. Если смог бросить один раз, смогу снова. Сейчас вернусь.

Поднявшись с кровати, Гриша накинул халат и вышел из комнаты, оставив ее

наедине с тревожными мыслями. Может, у него случилось что-то серьезно, и он просто не

хочет ей говорить? За время их общения Лена успела заметить в Грише одну черту –

иногда он держал что-то в себе и хорошо умел от нее скрывать то, что его тревожило. У

него могли быть проблемы на работе, что не показывалось дома, при ней, ни единой

эмоцией. Если он о чем-то переживал и не хотел говорить, об этом невозможно узнать по

его поведению, пока он не решит рассказать сам. Эта черта всегда ее настораживала. Но

любое волнение душилось его убедительными словами о том, что он ее оберегает и не

хочет тревожить по мелочам. Будь что-то серьезное, она узнает об этом первой. Он

обещал. А обещания выполнял всегда, насколько она знала. Либо просто не давал их там, где не был в чем-то уверен. Потому у Лены к такому поведению сложилось двойственное

отношение: с одной стороны хотелось бы знать все, что происходит у любимого, но с

другой – такая забота обезоруживала, заставляя верить, что за этим мужчиной она как за

каменной стеной. Он прочен, надежен, заботлив, уступив… почти идеален. Даже

слишком. И очень часто сложно было поверить в такое счастье, очень часто она многое

была готова позволить и простить в ответ. Так не бывает! – когда-то кричал ее разум. Но

так было. И происходило по сей день.


- Слушайте, родственники, поступило предложение, - сообщил им Алексей вместо

приветствия за обедом следующего дня. – Какие у вас планы на выходные?

- Пока вроде никаких, - ответил Гриша, посмотрев на Лену в знак согласия. Та

лишь пожала плечами. - А что за предложение?

- Алан приглашает вас со мной на свою дачу. Не хотите погреться на солнышке?

Будет чисто узкий круг – я, Алан, Макс и их беременные жены.

За столом повисла задумчивая пауза.

- Я бы поехал. Что скажешь? – спросил у нее Гриша.

Лена снова пожала плечами. Предложение было чем-то странным, оно смущало, и

скорее всего тем, что приглашают их совершенно незнакомые люди. Одно дело ехать на

дачу к друзьям, которых знаешь лично, и другое - к друзьям кого-то. Об этом не

задумываешься лет так в двадцать, смело летя навстречу приключениям. А вот в

тридцать… «Хотя зачем себя старить раньше времени», - промелькнула у нее решающая

все мысль.

- Можем и поехать. Почему бы и нет.


- Тогда кто за рулем?

Пожимать плечами в третий раз уже не хотелось.

- Если собираешься пить и если только чуть-чуть, могу и я.

- Договорились, - обрадовался любимый, целуя ее в висок. – Как же мне с тобой

повезло.

- Смотри не сглазь, - ответила Лена, ударяя его пальцем по носу.

Со стороны Алексея послышалось покашливание, чем он снова привлек к себе

всеобщее внимание.

- У меня еще вопрос. Я просто тут подумал. Может, твоя подруга, Тоня, тоже

согласится на нашу компанию?

Брови Лены поползли на лоб.

- Зачем тебе Тоня? – спросила она первое, что сложилось в уме из приличных слов.

– Ты это дело брось. Я свою подругу в обиду не дам.

- А кто сказал, что я собираюсь ее обижать? – спросил мужчина с нахальной

улыбкой.

- Ты понял, о чем я.

- Не совсем. Поясни, если не секрет.

- Так, ну опять начинается? – вмешался Гриша.

- Все нормально, - успокоила его Лена, возвращаясь к своему собеседнику. – Тоня

моя подруга, и если ты переспишь с ней, а потом с другой, и ее это расстроит, то

расстроюсь от этого и я.

- Ты обо мне гораздо худшего мнения, чем я думал. По твоим словам я просто

ходячая секс-машина, которая трахает всех и каждую.

- А это не так?

- Абсолютно, - ответил он, будто его слова верны, как закон Ньютона.

- Абсолютно «нет» или абсолютно «да»? – вошла Лена во вкус.

- Уйми свою женщину, - обратился Алексей к брату. – Иначе это сделаю я.

- Лен, заканчивай, - одним махом обрубил все Гриша.

- Хорошо, молчу.

- А теперь кроме шуток. Я не собираюсь тащить в койку твою подругу. Я просто

хочу познакомиться поближе с приличной женщиной, так сказать – для сравнения с

неприличными.

Лена засмеялась, громко, от души, понимая, что не объяснит им сути своего смеха.

Тоня, конечно, была гораздо приличнее тех, с кем Лена видела Алексея. Но скромность

была ей явно не присуща.

- Что я сказал смешного? – не понял Алексей.

- Ничего, извини. Я спрошу у Тони, может, она и согласится. Только я тебя очень

прошу – не обидь ее ничем, ладно?

- Договорились, - улыбнулся ей мужчина.


Тоня согласилась, что Лену нисколько не удивило.

- Вау! Алексей обо мне помнит. Как приятно, - чирикала та ей в трубку телефона.

- Тонь, что за восторги? Ты не забыла того, что я о нем рассказывала? Он

поматросит и бросит, спокойно отправившись к другой.

- Так а я что, против? Пусть поматросит и идет к другой. Одинокой женщине это

полезно, пока она ждет своего принца. Я же не претендую на руку и сердце. Одной

шикарной ночи вполне было бы достаточно. Кстати, о принце - что там с Шумским?

После таких слов Лена даже растерялась. Она переживала за подругу, а тут впору

было начинать переживать за Алексея. Хотя о ком там переживать?

- Ничего пока.

- Л-е-е-н-а-а, - заныла та в трубку. – Ты лишаешь меня жизни.


Лена закатила глаза.

- Ну потерпи, я что-нибудь придумаю. Ты бы пока определилась, кого же все-таки

хочешь: Шумского или Алексея.

- И того и другого, и можно без хлеба.

- Попа слипнется.


На дачу они приехали ближе к обеду субботнего дня, ориентируясь навигатора, путь которому любезно указал Алексей. Сам же мужчина, конечно же, в машину к Лене

не сел, поехав исключительно на своем излюбленном виде транспорта - на мотоцикле.

Дача Алана располагалась в сорока пяти километрах от столицы в южном направлении.

Участок был ухоженный и обустроенный всеми удобствами для полноценной дачной

жизни. Здесь стоял двухэтажный дом, отдельная баня, беседка в тени яблонь, а также

было много цветов.

Знакомство прошло с приветливыми улыбками на губах. Сначала Алексей

представил двоих мужчин: Алана – хозяина дачи, коим оказался высокий брюнет с

голубыми глазами в сочетании с южными чертами лица; второй – Макс, почему-то просто

Макс, владелец собственного салона мототехники с очень приятной улыбкой. После них

Алексей повел всех знакомить с женщинами, которые суетились вокруг стола. Это были

две брюнетки, одна повыше – Кира, другая пониже – Ева. Обе милые на вид и обе

беременные, к тому же по животам было заметно, что срок Евы чуть больше. И именно

она здесь сегодня выполняла роль хозяйки.

Но это оказались еще не все обитатели дачи. Последним, но самым главным

членом семейства, с которым их познакомили, была двухлетняя дочь Киры и Макса –

Ксюша. Именно этот невероятно общительный ребенок и стал главной звездочкой этого

дня.

- Чем помочь? – сразу спросила Лена у хозяйки.

Ничто так не сближало женщин быстрее, как совместная готовка и накрывание

стола. Именно так и вышло – девушки быстро нашли общий язык. Пока мужчины

запекали рыбу и курицу на мангале, женщины хлопотали над другими блюдами, после

чего все коллективно разместились в беседке.

Этот солнечный день прошел сытно и в достаточно приятной компании. Лена

нисколько не пожалела, что согласилась на эту поездку. Не обошлось также без

любопытных наблюдений, касающихся Алексея. Первое, это то, как он общался с

Ксюшей. Эта кроха бегала за ним по пятам почти весь день. Тоня даже приревновала.

Она-то рассчитывала, что Алексей будет уделять ей внимание, раз уж пригласил, а

оказалось вон как – маленькая соперница не оставила никаких шансов. Алексей таскал ее

на руках, катал на шее, играл с ней и показывал барменские фокусы с бутылками и

шейкером, на что с удовольствием смотрела и сама Лена вместе с Тоней.

- Невеста растет, - невзначай заметила вслух Лена, глядя на Ксюшу, которая

заливисто хохотала от щекотки в руках Алексея.

- Да я уже сказала Фирсу, - произнесла Ева, которая сидела в плетеном стуле и

гладила свой круглый живот. – Пусть ждет, пока Ксюха вырастит. Воспитаем ему

хорошую жену.

- Эй, - возмутилась Кира. – К тому времени, как Ксюха вырастет, Фирс уже

постареет. И зачем ей такой дед будет нужен? Мы молодого найдем.

- Ой, да ладно тебе, - ответила ей подруга. – Уверена, Фирс и дедом еще ого-го

будет.

- Я почему-то тоже в этом не сомневаюсь, - согласилась с ней Тоня загадочно

улыбаясь.

Одна Лена сидела и ничего не понимала. Все три… нет, даже четыре женщины

были очарованы Алексеем. И даже не Алексеем, а Фирсом.


- Почему вы его так называете? Почему Фирс? – все-таки не удержалась она.

Кира с Евой переглянулись, будто она спросила что-то очевидное, как, например, -

«почему Земля круглая?»

- Мы всегда его так называем. Можно сказать, Фирс – это его первое имя.

- Лена его зовет исключительно Алексеем, - сдала ее Тоня.

Ева в удивлении воззрилась на девушек:

- Лена, он этого терпеть не может.

- Да, он говорил мне, - призналась она.

- И ты все равно продолжаешь его так называть? – не поняла Кира.

Под этими взглядами очарованных Фирсом женщин Лене стало не по себе.

- У нас с ним сложились очень странные отношения, - попыталась она пояснить.

- Я немного наслышана, - улыбнулась ей Ева. – Фирс, конечно, не идеален, но

очень надежный и хороший друг. Мы с Аланом даже хотим, чтобы он стал крестным

нашего малыша.

- Ева? – удивилась Кира. – Засранка, и молчит сидит.

- А что я сказала?

- Мы с Максом тоже подумывали об этом же.

- И это я еще засранка? От нее же слышу.

Лена с Тоней переглянулись. Не хватало еще, чтобы две беременные женщины

подрались из-за своего будущего крестного. И надо же из-за кого – из-за Алексея.

Кажется, на этой даче мир перевернулся с ног на голову или сошел с ума, по крайне мере

для Лены.

- Ой! – неожиданно выкрикнула Ева, держась за свой живот. – Опять футбол

начался.

- У вас будет мальчик? – поинтересовалась Лена.

- Угу, - ответила ей та со счастливой улыбкой.

На этот ее вскрик сразу же прибежал будущий отец. Он сел перед женой на

корточки и положил ладони на круглый живот.

- Где? – спросил Алан.

Ева сместила его руку на животе немного вбок. Мужчина улыбнулся, посмотрел на

жену влюбленным взглядом, потом приподнялся и жарко поцеловал в губы. Лена даже

поспешила отвернуться от такой интимной сцены, и такой щемящей душу. Кто бы только

знал, как она хотела оказаться на месте этой девушки, быть любимой женой, не просто

подругой, а женой, и носить ребенка любимого человека, ребенка Гриши.

Внезапно захотелось теплоты. Поднявшись с дивана-качалки, Лена направилась к

Грише, который стоял неподалеку и о чем-то разговаривал с Максом и… Фирсом. Она

подошла к любимому и обняла его, с блаженной радостью ощущая, как обнимают в ответ

и привлекают ближе к горячему телу надежные сильные руки.


часть_8


***

Ему не спалось. Попытка лечь в кровать пораньше и попытаться уснуть не

возымела никакого успеха. Какое-то время Леша проворочался с дурными мыслями, пока

не сдался бессоннице окончательно. Включил телевизор, переключил канал за каналом, остановился на порно. Хватило пяти минут просмотра, чтобы серьезно расстроиться из-за

своего одиночества. Вновь переключил канал и решил совершить вылазку к

холодильнику.

Чтобы ненароком не разбудить сожителей, Леша тихонько вышел из комнаты. Но

уже в коридоре понял, что сладкая парочка все еще не спит – из комнаты доносились

шорохи и тихие женские стоны. Он улыбнулся и уже собрался пройти мимо, только

любопытство оказалось сильнее него. Прозрачные стекла двустворчатых дверей были


чем-то предусмотрительно заклеены, что не мешало подглядеть между ними. Без доли

стеснения Леша сунул туда нос…

Лена была сверху. В свете мерцания телевизора ему хорошо были видны изящный

изгиб спины и округлая попка. Бедра девушки двигалась тягуче и очень даже сексуально, в такт ее тихим стонам. Такую живую картину было не сравнить ни с каким порно по

телевизору. Леша даже возбудился, а также неожиданно для себя обнаружил, что желает

оказаться на месте брата. Эта мысль заставила отшатнуться от дверей. Почесав затылок, он шагнул обратно в комнату, лишь на пороге вспоминая, зачем вообще из нее вышел.

Развернувшись, поплелся на кухню, аккуратно ступая по паркету, дабы не выдать своего

присутствия и не спугнуть пару скрипом пола от своих шагов.


Наутро Леша заметил, что хорошо проведенная ночь повлияла на Лену

неожиданным образом. Когда он пил кофе за обеденным столом, девушка добродушно

ему улыбнулась и назвала так, как обычно не называла:

- Доброе утро, Фирс.

Он приятно изумился, но уже просто по привычке не смог удержаться от колкости:

- Вижу, хороший секс идет тебе на пользу.

Лена вздрогнула и повернула к нему голову:

- Прости, что?

- Что? – передразнил он ее, приподнимая левую бровь.

- Откуда ты знаешь?

- У меня хороший слух, - ухмыльнулся он. – Да и зрение тоже.

Как он и ожидал, эти слова ее одновременно смутили и возмутили:

- Ты что, подсматривал за нами?

- Ну, если только совсем чуть-чуть.

Теперь уже Лена начала злиться, что он понял по тому грохоту, с каким она

опустила турку на газовую плиту.

- Ты как раз была сверху, - продолжал он бессовестно забавляться, чему также по

привычке способствовало отсутствие Гриши дома.

- Ну и как тебе? – с негодованием подыгрывала Лена.

- Что как? – сделал он вид, что не понял.

Лена отбросила на стол ложку и подошла к нему. Присела на краешек стола и

наклонилась к его лицу, заставляя от неожиданности податься назад.

- Понравилось то, что увидел? – спросила она, упорно следуя за ним, наклоняясь

вперед, снова оказываясь ближе.

От такого несвойственного ей поведения Леша даже слегка растерялся, не зная, как на это реагировать. И это он, кто почти всегда понимал, что и в какой момент делать с

женщиной. Хотя, в принципе, понимал это и сейчас. Лена так разозлилась, что осмелела

настолько, чтобы попытаться в ответ смутить его. И у нее это даже получилось, правда, совсем чуть-чуть. Потому что близость ее губ производила уже совсем другой эффект -

почти как рефлекс смять эти губы своими. И именно такой ход хотелось сделать со своей

стороны в этом маленьком соревновании «кто-кого».

Ему пришлось сглотнуть, чтобы ответить.

- Очень, - тихо произнес он, переставая о чем-либо думать.

На волне порыва Леша метнулся вперед, обхватывая губами ее ротик, а ладонью –

затылок, чтобы не смогла отстраниться. Тихий писк и звук протеста были подавлены

грубой, настойчивой лаской. А потом случилось то, чего он не ожидал – она поддалась, ответила, раскрывая навстречу губы, пропуская его язык в свой рот. Их состязание еще

явно продолжалось. Но он опешил всего на долю секунды, а потом воспользовался

предложением, поднимаясь на ноги и нависая над девушкой, чтоб было удобнее и еще

слаще ее целовать. Сейчас не имело значение, кого он целует, важны были лишь мягкие

горячие губы, жар и сладость рта, который отвечал лаской на ласку.


Но стоило прерваться на короткую передышку, как девушка дрогнула, упираясь

ладонями в его торс. В сине-зеленых глазах вспыхнул ужас, ярко напоминающий о том, кто сидит на его кухонном стеле с раздвинутыми перед ним ножками, между которыми он

нагло устроился. Леша уже собрался выругаться вслух, но не успел – у Лены началась

паника. Ее руки одновременно попытались оттолкнуть его и влепить пощечину. У Леши

едва получалось вовремя перехватывать ее ладони, пока в какой-то момент не решил

позволить ей выплеснуть на нем эмоции. Он отпустил руки, и тут же правая ладонь со

звоном приложилась к его левой щеке. Потом еще раз, чего он не ожидал. Но третья

пощечина в одно и то же место уже показалась перебором. Перехватив запястье, Леша

сдавил его пальцами и спокойно, но жестко произнес:

- Хватит.

Лена перестала нападать, зашипев от боли. Он ослабил нажим на ее руку, но

отпускать не стал. Взгляд непроизвольно скользнул вниз, туда, где тяжелое дыхание

заставляло опускаться и вздыматься женскую грудь. Распахнутый шелковый халат сейчас

открывал ему больше дозволенного – сквозь белую прозрачную ткань ночной сорочки

были видны темные соски. Его взгляд Лена встретила с гордостью. На ее личике, казалось, пылало все: губы - от его поцелуя, щеки - от смущения или стыда, и глаза - от

ненависти. Черт, да ему самому было совестно за свое поведение, но только совсем чуть-

чуть.

Протянув руку к ее груди, он поправил полы халата, деликатно прикрывая ту часть

этого женского тела, которую ему не позволено видеть.

- Извини, хорошо? – задал он вопрос и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Просто

не надо меня так провоцировать. На такое кокетство, пусть и наигранное, у меня

срабатывает инстинкт. И если я войду во вкус, то могу быстро забыть, что ты - девушка

моего брата.

От возмущения Лена приоткрыта рот, похоже, подбирая для него слова покруче

прежних. А ведь он говорил несерьезно, пытаясь своими словами лишь отбить у нее

желание еще хоть раз рискнуть испробовать на нем свое ложное заигрывание.

- Ну ты и сволочь, Фирсов! – было ему сказано с ненавистью.

Она снова попыталась его ударить, но он это предвидел, потому и сумел вовремя

помешать. Тогда, просто отпихнув его, девушка спрыгнула со стола и понеслась прочь, скрываясь в ванной комнате.

Леша опустился обратно на свое место и протер губы тыльной стороной ладони, стирая недавний поцелуй. Кажется, они доигрались. Их шутки подводили их уже к

совершенно неуместным между ними последствиям. А его ощущения от этого поцелуя, который ему понравился, были совершенно неправильными. Не их он добивался. Даже

малейшее его желание к Елене не имело право на существование. Остатки совести

обещали его загрызть. Он просто не может воспринимать ее больше, чем женщину брата.

Да, красивая, да, интересная, но все-таки – чужая!

«А Гришке-то повезло», - пришел он к таким выводам. Кроме всех прочих

достоинств, Лена еще к тому же умела сладко целоваться. Но вот то, что она ему ответила, наводило на некоторые вопросы о степени ее верности.

«Может, проверить ее?» - пришла ему в голову дерзкая идея.


***

Стоя у раковины ванной комнаты, Лена усиленно чистила зубы. Уже третий раз за

этот день – один утром, и еще два – вот сейчас. Ей все казалось, что она до сих пор

чувствует язык Алексея внутри своего рта. И это было ужасно! Отвратительно!

Продолжая орудовать щеткой, Лена прикрыла глаза и вымученно застонала. Хотелось

скорее избавиться от этого ощущения, хотелось, чтобы его вообще не было. Дернул же ее

черт испытывать этого бессовестно наглеца! Называется: «хотела просто поручить». А


получила? Но на что она вообще рассчитывала? Что Алексей смутится? Удивительно, как

он еще ночью не попросился к ним присоединиться. Она только-только начала менять

свое мнение о нем, а теперь - снова шаг назад. Все-таки не понимала она девчонок. Как

может быть хорошим другом тот человек, который готов затащить в постель женщину

своего брата? Да для него же нет ничего святого!

«А сама-то хороша!» - ругала девушка и себя. Ведь ответила на поцелуй, не

понимая, почему вообще это сделала. От одной мысли, что сотворила подобное, Лену

начинало трясти и подташнивать. Она снова взяла в руку зубную пасту, выдавила немного

на щетку и начала чистить зубы по новой, поскребла щеткой язык. От такого усердия

десны уже болели и кровоточили, но это не имело значения. Она должна стереть эти

ненавистные ей ощущения от губ и языка чужого мужчины. Должна забыть, что поцелуй

вообще был. Господи, да как она теперь Грише в глаза смотреть будет? Какой-то один и

очень странный поцелуй, и у нее уже такое чувство, будто она бессовестно изменила

любимому человеку. И убивала уже только одна эта мысль.

Наконец отбросив зубную щетку в раковину, Лена устало присела на бортик

ванной, накрыла холодными ладонями до сих пор пылающие щеки.

«Все, спокойно, - начала она себя уговаривать. – Ничего страшного еще не

произошло. И вообще ничего не произошло».


Гриша появился дома около шести вечера. К этому времени Лена смогла прийти в

норму. О поцелуе она так ничего и не сказала. Не смогла, и считала, что поступает

правильно. Для нее самой ничего не случилось – так она твердо решила. Оставалось

надеяться, что Алексей также не проболтается. Не хватало еще, чтобы из-за этого казуса

поссорились либо она с Гришей, либо братья. Пусть младший Фирсов и сволочь, но все-

таки Гришин брат.

Только вот скрывать все оказалось не так просто. От любимого не ускользнуло ее

подавленное состояние. Она просто не умела прятать эмоции так хорошо, как это делал

он.

- Что-то случилось? – заботливо спросил он, привлекая к себе, когда Лена готовила

ужин.

- Нет, все в порядке, - соврала она с полуулыбкой, пряча глаза, когда саму будто

кошки раздирали своими острыми коготками. – Просто сегодня плохо себя чувствую.

Гриша поверил, даже вызвался после ужина вымыть посуду. За свой поступок и

свое вранье Лена чувствовала себя ужасно виноватой. И все-таки молчаливо терпела все

гадкие ощущения, которые тихонько грызли ее.

Позже, уже лежа с Гришей в кровати и утыкаясь лицом ему в шею, она также

молча просила за все ее простить, обещая, что подобного не повториться. С этого дня

Алексей попал в ее «черный список», пребывая там одним единственным объектом. Их

отношения стали еще хуже, чем были до этого, что так же не ускользнуло от Григория.

- Вы чего такие тихие? – спросил он их как-то за совместным приемом пищи. – Ни

слова гадкого друг другу не сказали.

У Лены в тот момент резко пропал аппетит. Она даже не нашлась с ответом. И

начала опасаться, что вся правда сейчас польется наружу, а за ней - и последствия.

- У нас объявлено молчаливое перемирие, - произнес Алексей, сглаживая

ситуацию. – Тренируем словесную выдержку и учимся ладить по фен-шую.

Под взглядом Гриши Лена заставила губы растянуться в улыбке. Сказать так

ничего и не смогла, побоявшись все испортить.

- Ясно, - произнес любимый, поверив и в это. – Ну тренируйте, тренируйте.

Лене резко захотелось стукнуться головой об стену. Поступок Алексея она

оценила, но благодарить за это не собиралась.


***

После дивного поцелуя с распрекрасной Еленой Леша заметил странное дело –

девушка стала его избегать и по возможности игнорировать. В ее присутствии он

чувствовал себя каким-то прозрачным. Он словно перестал для нее существовать. То ли

гордая, то ли обиженная, Лена выбрала новую манеру общения. Она даже не подняла

бучу, когда он стащил из холодильника очередной торт с вишневой начинкой. Не сказала

ни слова.

- Ну и долго мы будем обижаться? – как-то из любопытства поинтересовался он, когда поймал ее одну на общей территории, которой считалась кухня.

- Я не обижаюсь, все в порядке, Алексей, - ответила, не моргнув глазом.

И опять двадцать пять!

- Я же просил так меня не называть.

- Извини, Фирс. Так лучше?

- Значительно.

- Вот и отлично.

Схватив чашку с чаем, который наполнял пространство кухни пряным ароматом, Лена быстро ретировалась в свою комнату. На этом их общение и заканчивалось, что с

каждым днем бесило его все больше и больше, и в особенности из-за того, что его вообще

все это волнует, что волнует сама Елена. Было не ясно, что за бес его попутал, но он

смотрел на невесту своего брата уже другими глазами, словно кто-то внутри него

переключил какой-то тумблер. Слишком быстро и неожиданно это случилось. Он просто

проснулся обычным днем, сел на кухне перекусить, пока Лена что-то готовила. И вдруг

поймал себя на мысли – его дико возбуждает та, которую он видит перед собой, начиная

от небрежно собранных в высокий пучок светлых локонов и заканчивая тонкими

лодыжками красивых ножек, обутых в пушистые тапочки. И главное, он никак не мог

взять в толк – с чего такая реакция? Если ранее просто были какие-то мимолетные

порывы, то сейчас это уже стало постоянной константой. Не нужно было ему

подглядывать за влюбленной парочкой, и целовать Елену тоже было не нужно. А то

чересчур многое он видел, чересчур много знал, как например вкус губ Гришиной

женщины, за что его до сих пор слегка подгрызала совесть.

Где-то в его мозгу серьезно забарахлил как сигнал о том, что Лена его раздражает, так и сигнал о том, что она - невестушка родного ему человека. Все было внезапно

подавлено обычным и привычным вожделением. Хоть казните его, но Леша ничего не мог

с собой поделать. Он привык душить в себе влечение, но не привык от него

открещиваться. Потому сейчас Елена светилась на его радаре как объект повышенной

сексуальности. Только он прекрасно понимал, что в случае с ней он не зайдет дальше

своих развратных мыслей, даже если все-таки решится хоть как-то проверить ее на

верность, что пока оставалось для него открытым вопросом.


Чтобы как-то отвлечься, Леша позвонил Татьяне. Девушка редко отказывала ему

во встречах, согласилась и сегодня. Она приехала к нему домой, как всегда более других

скрасив вечер и одинокую тоскливую ночь. Им не мешали даже Гриша с Леной, которые

появились дома где-то около полуночи и почти сразу улеглись спать.

- Слушай, Тань, а ты не думала о серьезных отношениях? – поинтересовался он у

девушки, когда они в обнимку лежали в кровати.

- С кем?

- Да хоть с кем-нибудь.

- Ну, было пару раз. А что?

Протянув руку к красивому лицу, Леша нежным касанием прошелся пальцами от

скулы до подбородка.

- Да так, просто уже хочется чего-то более серьезного.

- Со мной или вообще?


- А если и с тобой? Ты согласишься?

- Нет.

- Почему нет?

- Потому что меня вполне устраивают свободные отношения. Серьезные -

ограничивают и душат. Все яркое теряется в повседневной рутине, начинаются ссоры, измены и прочая гадость. И это не считая того, что заводятся дети, на которых нужно

тратить кучу времени и сил. Ты действительно этого хочешь?

Леша пожал плечами. Разводить полемику на это тему не было настроения. Он

определенно не согласен с мнением Тани. В отношениях не может быть все так плохо, иначе не было бы столько людей, так отчаянно желающих быть вместе. А дети – это же

настоящее чудо. Стать отцом Леше уже хотелось не меньше, чем найти любимую

женщину. Он чувствовал, что действительно к этому готов.

Таня приподнялась и села на него сверху, одной рукой откидывая за спину

длинные волосы. Теплые ладони ласково заскользили по торсу. Она наклонилась к его

лицу и у самых губ тихо произнесла:

- Только учти, к серьезным отношениям я могу приревновать, могу вообще уйти.

Ты переживешь разлуку со мной?

Короткий поцелуй, и ее губы опустились по подбородку. Они оставили на груди

след, один, второй, и каждый новый все ниже и ниже, пока не остановились в паху с

дразнящей лаской. Татьяна была не только искушенной женщиной, но и слишком хорошо

знала Лешу, чтобы умело манипулировать его желаниями. Отчасти этим она так сильно и

привлекала, порой заставляя мечтать о новой встрече.

- Не уверен, - хрипло ответил он, запуская пятерню в густые темные волосы.

- Я тоже так думаю. Ты мой, Фирс, мой. Не забывай это.

Губы девушки тронула удовлетворенная улыбка, прежде чем эти губы сомкнулись

на его члене, заставляя в этот момент забыть обо всем, что его тревожило до этого.


Татьяна, конечно, была для него достаточно важна, но не настолько, чтобы лишать

себя счастливого семейного будущего. Поэтому на следующий день он позвонил Тоне, подруге Елены, и предложил вместе пообедать. Другого времени на встречу пока не

нашлось, так как девушка работала днями, он – вечерами и ночами. Но тем оно было и

лучше, потому что для начала хотелось просто узнать ее получше, присмотреться, а не

действовать как обычно.

Тоня на предложение согласилась. Она обедали в кафе недалеко от места ее

работы. Девушка и в этот раз произвела на него такое же хорошее впечатление, как и в

первый. Далеко не глупая, веселая, очень даже привлекательная. Она откровенно

кокетничала и давала понять, что он ей интересен. Они договорились встретиться снова

при первой возможности.


часть_9


***

Лена закрыла за Гришей входную дверь и с грустью вздохнула. Прошла неделя, и

он снова уехал в командировку. Это расстраивало, но утешало хотя бы то, что его не будет

всего три дня. Заварив себе чай, девушка ушла в свою комнату и занялась переводом

документов.

Ближе к вечеру проснулся Алексей. Он то ходил туда-сюда по коридору, то гремел

на кухне посудой, пока не оказался в ее комнате:

- Гришка уехал?

- Да, - ответила холодно, уткнувшись в словарь и давая понять, что не очень-то

жаждет общения.


Но только возмутитель ее спокойствия почему-то не спешил уходить из комнаты.

Он стоял в дверях и смотрел на нее. От такого пристального взгляда было неуютно, как и

вообще в присутствии этого мужчины.

- Что-то еще? – все-таки не выдержала.

Алексей прошел в комнату и остановился у края дивана, на котором она сидела.

- Тебе не кажется, что это глупо?

- Что именно?

- Дуться или что ты там делаешь?

С ответом Лена не нашлась. Вроде бы и так ею все было сказано ранее.

Нахмурившись, она попыталась вспомнить, значение какого иностранного слово хотела

посмотреть в словаре и понадеялась, что мужчина развернется и уйдет. Но не тут-то было.

Он выхватил из ее рук книгу и спрятал за своей спиной.

- Чего ты хочешь, Фирс?

- Подружиться.

- Это уже несколько проблематично после того, что было, ты так не считаешь?

- Нет, не считаю.

Лена начала понимать, что этот парень так просто от нее не отвяжется.

- Ну хорошо, и что ты понимаешь под этим «подружиться»?

- У меня есть немного времени до начала работы, давай хотя бы вместе поужинаем

и спокойно поговорим.

- Где?

- Где хочешь?

- Меньше, чем на ресторан, я не согласна, - выпендрилась она, чтобы только

отвязался.

Но он неожиданно выдал:

- Хорошо.

- Что хорошо?

- Поужинаем в ресторане.

Лена насторожилась, едва не теряя дар речи. Значит, так? Хорошо…

- И как ты себе это представляешь? В ресторан на мотоцикле? Или предлагаешь

мне самой садиться за руль и вести нас в ресторан на своей машине?

- Ну почему же? Поедем на машине, не на твоей, и я за рулем.

Лена издевательски хмыкнула. Насколько она знала от Гриши, Алексей водил

автомобиль, но только лишь в зимнее время. Правда, на данный момент никаких машин за

ним не числилось – последнюю он продал еще в марте и новую собирался покупать лишь

ближе к зиме.

- И где ты возьмешь машину?

- Украду, - ответил он с ухмылкой. – Ради такого дела готов пойти на крайние

меры. Ты же этого стоишь, правда?

Они и не заметили, как разговор приобрел характер соревнования, во время

которого Лена открыла в себе новые таланты – она и не знала, что способна быть такой

вредной, в чем быстро вошла во вкус. Она уже даже всерьез была готова согласиться на

такое безумное предложение, чтобы только посмотреть, как спасует этот самодовольный

болван.

- Ну хорошо, значит, транспорт у нас уже почти есть, - подыграла она. – Только в

ресторан тебе придется надеть брюки. Они у тебя есть?

Алексей хохотнул, немного задумался и все-таки ответил:

- Хорошо, будут тебе брюки, но только при условии, что ты наденешь то свое

очаровательное красное платье.

Лена обомлела от такого поворота событий. Наверняка, это был тактический ход, и

Алексей ждал, что она откажется, тем самым упростив ему задачу, позволив ловко

выкрутиться из ситуации. А как иначе, когда он пообещал угнать автомобиль? Каким бы


бессовестным засранцем он ни был, а Лена никогда не поверит, что он на такое способен.

Стало даже интересно посмотреть на то, как он выкрутится, если вообще сможет это

сделать.

- Договорились, - решительно согласилась она.


Спустя двадцать минут Лена стояла в ванной комнате и натягивала на ножки

бежевые чулки, уже плохо понимая, зачем все-таки это делает. Но давать задний ход она

не собиралась. И прихорашиваться для Алексея не было даже в мыслях. Она поправила на

себе платье, опустив подол как можно ниже. Волосы собрала в простой пучок на затылке, позволив выбившимся прядям свободно спадать по шее. Обула туфли на невысоком

каблуке. Нанесла легкий макияж. Подхватила сумочку, вышла в коридор и обомлела.

Алексей уже ждал ее, прислонившись спиной к входной двери. На нем была стильная

рубашка небесно-синего цвета, расстегнутая на две верхние пуговицы, а так же темно-

синие, почти черные брюки, что сразу придало ему вид более солидного и серьезного

человека. Лена ненароком оказалась под впечатлением от увиденного. Если бы не

некоторые детали ситуации, можно было подумать, что у них свидание, но это было

совсем не так, и еще неизвестно, чем кончится эта затея. Как таковой, она и не собиралась

идти с этим мужчиной в какой-то там ресторан, рассчитывая на то, что все закончился

гораздо раньше. Кто он ей для подобной чести? Хотя невозможно было не признать, что с

самого начала их несложившиеся отношения переросли в нечто особенное. Между ними

словно уже было что-то свое, отдельное, а не просто отношения между невестой брата и

братом жениха. И Лене это очень не нравилось.

- Строгая одежда идет тебе гораздо больше, - произнесла она деловым тоном.

Алексей окинул ее прищуренным взглядом.

- Это комплимент?

- Нет, не дождешься, это простое замечание. Так мы идем или будем ужинать в

коридоре? Тебе еще машину угонять, не забыл?

Алексей наконец-то отлип от входной двери и открыл ее, галантно пропуская

девушку вперед.

- Благодарю, - сказала она, проходя мимо него с гордо вскинутым носиком.

- Не стоит, мадам, - было сказано ей в спину.

Пока они ехали в лифте, между ними стояло такое напряжение, что казалось, будто его можно было ощупать руками. Алексей нагло разглядывал ее, не стесняясь

пялиться на декольте и прочие части тела. В ответ на это она делала тоже самое, разглядывая и его: открытую часть шеи, руки, причем довольно-таки по-мужски красивые

руки, а также то, как сидит на нем классическая одежда. Так по крайне мере они были

квиты.

Когда вышли из подъезда, Фирсов двинулся куда-то в неизвестном ей

направлении.

- Куда идем? – было интересно узнать заранее.

- Здесь недалеко есть крытая стоянка, там большой выбор машин, - будничным

тоном произнес он.

В этот момент у Лены возникла первая шальная мысль: «Он что, серьезно?»

Спустя пять минут они вошли на охраняемую стоянку и зашагали вдоль рядов иномарок.

- Выбирай, - сказал ей мужчина.

Лена остановилась, начиная постепенно приходить в ужас от осознания

происходящего.

- Ты что, не шутишь? – никак не могла она поверить, что он таки намеревается

угнать автомобиль, а ведь именно к тому все и шло.

- А в чем проблема? – спросил Леша так просто, будто они говорили о чем-то

совершенно обыденном.

Подскочив к нему, она тихо зашипела:


- Ты с ума сошел? Здесь повсюду камеры, и, потом, это вообще-то незаконно.

- Я знаю, - ответил с улыбкой. – Странно, что ты подумала об этом только сейчас.

Так будешь выбирать или как?

- Я отказываюсь в этом участвовать.

- Хорошо, тогда выберу сам, - ответил он и шагнул дальше.

Лена ощутила такой испуг, что ее начало лихорадить.

- Фирсов, стой! – шепотом выкрикивала она ему, торопясь следом. – Я не позволю

тебе это сделать, слышишь?

Он не слушал. Остановился возле белоснежной «Мазды» со спойлером, обвесами

и хромированными дисками на колесах.

- Как тебе эта? – спросил ее мнение.

- Мне не нравится, - соврала она, вставая почти впритык к нему. – Леша, пожалуйста, не надо.

Алексей вскинул взгляд к ее лицу, посмотрел на губы, потом в глаза, и опять за

свое:

- Что ж раньше-то не сказала, что для того, чтобы ты назвала меня Лешей, нужно

просто угнать авто?

- Фирсов, это уже не смешно, - начала она злиться. – Я прошу тебя как человека, давай уйдем отсюда.

Он положил руку на ее предплечье, слега сжал.

- Лен, успокойся. Лучше постой на стреме.

Обойдя ее, он пошел к водительской двери «Мазды».

- На каком стреме, Леша?! – продолжала она паниковать, обходя машину с другой

стороны и наблюдая, как парень уже чем-то ковыряется в замке. – Только попробуй это

сделать…

Договорить она не успела – раздался щелчок, и у авто сработала сигнализация, оглушая стоянку, когда Фирсов каким-то образом открыл дверь. Сердце Лены ухнуло

куда-то ниже пяток. Первая мысль – куда бежать? С этим помог Алексей, резко

выкрикнув:

- В машину, быстро!

В смятении Лена засуетилась, метнувшись сначала назад, потом обратно к двери, снова передумала, развернулась вокруг своей оси и все-таки юркнула в машину на

переднее сиденье. Сигнализация умолкла каким-то волшебным образом, двигатель уже

работал. «Как он это сделал?» - не поняла она, да и пока некогда было разбираться. Лена

была в ужасе. Стук собственного сердца перекрывал сейчас любые звуки. Ее бросало то в

жар, то в озноб. Еще никогда она не оказывалась в подобной ситуации. Что же они

натворили?..

А вот Алексей, в отличие от нее, был спокоен как удав. Да он сумасшедший! Не

особо торопясь, он выехал с места парковки. За это спокойствие хотелось его стукнуть.

Неужели он не понимает, что наделал? Мысли прервались, когда она заметила трех

охранников, идущих к ним быстрым шагом.

«Господи, что же теперь будет-то?» - с ужасом подумала девушка, чуть сползая

вниз по сиденью и спешно вспоминая, есть ли в сумочке документы. В ее голове уже

начали разворачиваться страшные картинки, как их везут в полицию, начинают

допрашивать, все выяснять, предъявлять обвинения… А Грише-то она что скажет?

- Лен успокойся, я сейчас все разрулю, - попытался утешить ее этот

ненормальный.

Только вдруг оказалось, что убивалась она так зря. Когда у Алексея спросили

документы, он легким движение руки протянул охраннику раскрытое портмоне. В

прозрачном отделении Лена успела заметить техпаспорт автотранспорта. И тут она начала

что-то понимать. Ее взгляд метнулся к замку зажигания, в котором оказался ключ с

пультом сигнализации в виде брелока.


- Проезжайте, - услышала она слова охранника, которые повергли ее в

окончательный шок.

А тем временем Фирсов – забрал документы и снова нажал на газ.

- Так это… твоя машина? – озвучила она свою догадку, переходя на крик. – Это

твоя машина!

Фирсов только улыбнулся, непринужденно выезжая с парковки. Ей очень сильно

захотелось его ударить хотя бы в плечо, а в идеале вообще поколотить, но она

воздержалась исключительно из-за того, что он вел машину. Вот гад! Ведь все это время

он над ней издевался! А она-то, дура наивная, повелась.

- Останови у обочины, - потребовала Лена. – Я никуда с тобой не поеду.

Алексей как продолжал ехать, так и ехал. И ему было наплевать, как ее колотило

после подобной выходки.

- Останови машину.

- Блин, Лен, ну прости. Ты так выкаблучивалась, что я не удержался. Больше

никаких сюрпризов, обещаю.

Она повернула голову и посмотрела на этого гада.

- Ты хоть представляешь, что я пережила за эти минуты?

- Немного.

- И ты думаешь, я после этого с тобой куда-то поеду? Это так ты рассчитывал

подружиться?

- Я извинился.

Лена многозначительно и громко фыркнула.

- Что еще мне сделать? – спросил он тогда.

- Домой меня отвези. Будь добр.

- Не могу. Теперь я просто обязан компенсировать тебе моральный ущерб.

Лена больше ничего не стала возражать. Она дождалась, пока он остановит

машину. Вышла. Огляделась в поисках метро или такси. Уже молча шагнула на

тротуарную дорожку. Но оказавшийся рядом Алексей схватил ее за руку, не позволяя

уйти.

- Сбежать не дам, - предупредил он. – Если понадобится, потащу силой.

- Только попробуй, - грозно прошипела девушка ему в лицо.

Какое-то время Фирсов смотрел ей в глаза. Потом вдруг зачем-то присел. О том, что он собирается сделать, она догадалась слишком поздно, когда уже оказалась вниз

головой перекинутая через плечо.

- Фирсов! Ты - мерзавец! – кричала Лена, лупя его одной рукой по ягодицам, пока

второй – держалась за штанину. – Подлец! Опусти меня вниз.

Но все протесты не возымели никаких результатов. Он отпустил ее только тогда, когда внес в какое-то помещение. От резкой смены положение тела закружилась голова.

Лена пошатнулась, но Алексей тут же поддержал, привлекая к себе, и это наверняка еще

затем, чтобы не дать сбежать. Придерживая за талию, он повел ее вглубь какого-то

ресторана под взглядами любопытной публики, только благодаря которой она еще не

закатила истерику и не принялась пинать Фирсова. Раздери его демоны, но он все-таки это

сделал, даже несмотря на ее сопротивление - он притащил ее в ресторан, когда она и не

думала оказываться тут с этим мужчиной. Название этого заведения, к сожалению, при

входе ей не удалось разглядеть, потому что впервые она попадала в подобное место таким

неприличным способом. От смущения перед другими посетителями и персоналом Лена

едва не забыла, что хотела сказать.

- Я тебя задушу, Фирсов, - выдала она своему «кавалеру» тихим голосом.

- Как скажешь, - издевательски хмыкнул тот, получив за это локтем под ребра.

Когда они подошли к свободному столику, Алексей галантно отодвинул перед ней

стул. Лена постаралась занять место так, чтобы непременно заодно потоптаться на ногах у

Фирса. Тихое шипение сквозь его стиснутые зубы дало ей понять, что она погорячилась, но чему была несомненно рада. Придвинув ее стул вплотную к столу так, что у Лены

сперло дыхание, он спокойно занял место напротив. Отодвинув стул немного назад, она

постаралась мило улыбнуться официантке, пока та раскладывала перед ними меню.

- Теперь я догадываюсь, почему ты выбрал это место, - тихо злилась она после

ухода девушки, понимая, что в подобной обстановке просто не сможет ему высказать все

сполна, как понимал это и он.

- Это я выбрал? – искренне изумился тот. – Я вообще-то предлагал поужинать

дома. Условие с рестораном выдвинул не я, прошу заметить.

Возмущенная, Лена уже открыла рот, но сказать оказалось нечего. Ведь он был

почти прав. Схватив меню, она уткнулась в него лицом, лишь бы не видеть этого нахала.

К тому же все-таки нужно было что-нибудь заказать. Раз уж он ее сюда притащил, не

сидеть же перед пустой тарелкой. Ее выбор пал на салат «Цезарь», вишневый десерт и

кофе «Латте». Но такая скромность в количестве и выборе блюд была вызвана отнюдь не

тем, что она экономила финансы Алексея, а тем, что слишком сильно перенервничала за

одно только начало вечера. Мужчина напротив заказал стейк, какой-то салат и тоже кофе.


***

Привстав с места, Леша немного поменял позу. Сидеть было неудобно, виной чему

являлось неуместное сейчас возбуждение. Только он ничего не мог с собой поделать.

Простая фраза «запретный плот сладок» стала для него сейчас как никогда актуальной.

Сидя напротив Елены, он жалел, что вынудил ее надеть это чертово красное платье, как

жалел и о своей проделке с машиной. Обычные непринужденные шутки вылились в то, что вожделение к Елене в этот вечер стало донимать его со страшной силой, будто кто-то

подкинул поленья на розжиг того огонька, который зародился ранее.

Девушка, сидящая напротив него, выглядела до неприличия сексуально. Было

видно, что она не старалась для него прихорашиваться так, как старалась для Гриши. Но

эта легкая, даже какая-то домашняя небрежность заводила его сильнее, чем

искусственный лоск, что он сейчас и понял. Светлые локоны были собраны бежевой

резинкой в пучок и кокетливо спадали на плечи, так что хотелось накрутить их на палец.

На щеках – как всегда милый румянец. Лена была взволнована и дико на него зла. Такая

недоступная, такая привлекательная, холодная внешне, но с потрясающе обжигающей

начинкой, и такая скромная – от совокупности подобного коктейля, собранного в одной

этой женщине, его гормоны доходили до точки кипения, причем совершенно неожиданно

для него. Он не мог до нее дотронуться так, как хотел бы. Знал столько пикантных

способов, как растопить этот лед, и не мог воплотить ни один из них. Кроме того, своей

скромностью и недоступностью она словно бросала вызов, о чем не подозревала сама, пробуждая жажду изменить орбиту ее взглядов на простые вещи. Мысли о том, чтобы

проверить девушку на верность, отлетели напрочь, потому что он уже не был уверен, что

сможет вовремя остановиться.

Тем не менее, свое желание он держал в себе крепко, не выдавая ничем. Ни Елене, ни тем более Гришке совершенно не нужно было знать о том, что с ним происходит.

Зачем? Он просто будет скромно и в стороне упиваться созерцанием этой женщины и

простым общением с ней. Наверняка со временем у него все пройдет, наверняка найдется

та, кто его отвлечет. А этот совместный ужин был настроен лишь на то, чтобы уладить их

натянутые отношения. Он действительно уже этого хотел, хотел узнать эту девушку

лучше и с другой стороны.

- Лен, если не секрет, как ты расслабляешься?

- В смысле?

- Я заметил, ты всегда очень напряженная и скованная. Тебя постоянно что-то

парит. Так ведь нельзя.

- В отсутствие тебя меня ничего не парит.


Такой ответ его позабавил: «Значит, вон оно как».

- Любопытно. Хорошо, тогда другой вопрос: от чего ты получаешь удовольствие?

Кроме секса, конечно, - закончил с ухмылкой.

Лена смутилась, одарив его обжигающе-гневным взглядом. Не этого он добивался, но удержаться не смог, что было зря – перед глазами всплыла картинка, где в порыве

страсти Елена выписывала пируэты обнаженной попкой, насаживаясь на... Ему стало

жарко, что заставило расстегнуть еще одну пуговицу на рубашке. Сейчас вся ситуация

очень ярко дала ему понять, что в эту ловушку желания он загнал себя исключительно

сам. Подобная мысль вызвала приступ смеха над собой же, что Лена приняла на свой счет, недовольно спросив:

- Что смешного?

- Извини, ничего. Я подумал кое о чем своем, так что даже не бери в голову. Так

ты ответишь?

- Больше ни от чего не получаю, - произнесла таким тоном, чтобы отстал от нее со

своими дурацкими вопросами.

- Лен, я серьезно. И перестань уже обижаться. Оба - взрослые люди, и не верю, что

мы не способны найти общий язык и не прийти к примирению.

Лена чуть подалась к нему через стол, позволяя поближе и с другого ракурса

полюбоваться прекрасным декольте, и словно специально добивая.

- Леша, - тихо и строго произнесла она с прищуренным взглядом, - ты полчаса

назад заставил меня поверить в то, что собираешься угнать машину. Это поступок

взрослого человека?

Его левая бровь поползла вверх.

- Тебе показать твои рисунки на моем теле? Они еще не до конца стерлись, между

прочим.

Лена замолчала, опустила глаза и села на место, потому что в этот момент

официантка принесла им напитки.

- Кстати, соль в кофе не добавить? – спросил с подколом, взяв солонку.

Лена окинула его настороженным взором и пододвинула бокал с «Латте» к себе

поближе.

- Спасибо, обойдусь.

- Так ты признаешь, что мы ведем себя глупо?

- Хорошо, признаю, - почти сразу ответила девушка.

- Тогда я предлагаю забыть все старые обиды, включая сегодняшний день, и

начать все по новой.

Приподняв свою чашку, Леша выставил ее вперед, ожидая ответа Лены. Немного

подумав, она подняла бокал и чокнулась с ним.

- Принимается, так и быть, - согласилась она. – Если только ты больше не будешь

ставить меня в неудобное положение.

- Само собой.

- Но шутку с машиной я тебе не прощу, даже не надейся.

- Понял,- кивнул он.

Лена даже слегка улыбнулась. А потом отпила немного кофе и слизала с верхней

губы пенку. Это движение языка было неосознанным, оно не имело цели привлечь

внимание, а он все равно проводил его взглядом.

«Интересно, делает ли она Грише минет? - возник у него бессовестный вопрос. – А

если делает, то как?»

Им принесли салаты. Ничего не подозревающая о его мыслях, девушка спокойно

начала уплетать еду, аккуратно орудуя вилкой.

- Так ты ответишь мне на вопрос? Про удовольствие.

Прожевав, она ответила:


- Кроме секса, как ты верно заметил, я получаю удовольствие от чтения книг, горячей ванной с аромомаслами и вишни в любом кулинарном исполнении.

Он улыбнулся:

- Я заметил, ты тоннами поедаешь эти ягоды.

- Не утрируй.

Не успели они доесть салаты, Лене уже принесли новое блюдо. В стеклянной

розетке на высокой ножке красовался аппетитного вида десерт, украшенный алой

вишенкой. Эта ягодка мгновенно оказалась у девушки между губ, быстро исчезая за ними.

От этого зрелища его рот наполнился слюной, и совсем не потому, что был голоден. Хотя

как раз был, только голод этот имел совершенно иной характер.

- Я только одного не пойму, - произнесла Лена. – Почему я не знала о том, что у

тебя есть машина? Гриша говорил, у тебя была «Тойота», но ты продал ее еще в марте.

Леша дернул плечами.

- Она еще не совсем моя. Я только собираюсь ее выкупать. Это авто одного моего

приятеля, но он, можно сказать, уже отдал ее в пользование, тем более что летом на

машине я езжу очень редко.

- Тогда ясно. И все-таки незачем было устраивать такой концерт, - не унималась

девушка, так и храня в душе обиду.

- Лен, перестань, мне уже самому стыдно, веришь?

На красивом личике отразилось недоверие.

- Я, может, и отличаюсь наивностью, но не до такой степени.

Леша хохотнул. В этот момент у Лены запиликал мобильный.

- Это Гриша, - произнесла она, чуть заметно побледнев. – И что мне ему сказать?

Где я? Блин, Фирсов, я даже не собиралась с тобой ехать в ресторан, - закончила она

гневно, выбегая из-за стола.

Последняя фраза привела Лешу в искреннее изумление. Да он ведь даже не

заикался о ресторане. Это ведь была ее идея. И после этого женщины еще говорят, что

мужчины их не понимают? Он хмыкнул, покачал головой и продолжил есть.

После разговора с Гришей Лена слегка разнервничалась.

- Что-то случилось? – вежливо поинтересовался Леша. – Неужели ты сказала

Грише что-то такое, с чего он вошел в образ Отелло? Надеюсь, он не думает, что я тебя

съем?

- Нет, я соврала, - ответила с грустью.

- Тогда что не так?

Спустя паузу, Лена начала говорить:

- Я очень не люблю врать близким людям, понимаешь? Тем более - Грише. А ты

заставляешь меня это делать едва ли каждый день. Поэтому у меня к тебе убедительная

просьба, Фирс. Раз уж мы переходим к другому общению, то, пожалуйста, не создавай

такие ситуации, при которых мне потребуется снова о чем-то врать, хорошо? Со своей

стороны я обещаю тебя не провоцировать.

После таких слов Леша даже не сразу сумел ответить. Просьба Лены была

произнесена с такой неподдельной искренностью, что он почувствовал себя дураком. Он

же хотел ее проверить на верность. Только кого тут поверять? Вон как нервничает после

звонка любимого, что даже не ест свой лакомый десерт, а только лишь ковыряет его

ложкой. И собеседник напротив, то есть он, ей совершенно не интересен, что Леше понять

не составило никакого труда даже до звонка Григория. Так что брату, опять же, можно

было только молча позавидовать.

- Хорошо, Лен, договорились и об этом.

Отставив так и не тронутый десерт, Лена взяла в руку бокал с «Латте» и стала

вежливо ждать, когда Леша доест свои блюда. Это немного начало раздражать, начиная с

того, что в его компании она сидела как на иголках. Но Леша и тут понимал, что больше

нервирует не само поведение девушки, а факт того, что оно ему не безразлично. Что он, в


конце концов, от нее хочет? В итоге с едой он особо не торопился, но доедать все равно не

стал. Подозвав официантку, попросил счет, а так же завернуть им с собой десерт его

спутницы. Только услышав это, Лена пнула его по ноге.

- Обычно мы такое не делаем… - корректно произнесла официантка.

- Девушка, не слушайте его, просто принесите счет, - поспешила сказать Лена.

- Нет уж, я настаиваю, - вмешался Леша, не собираясь лишать ее вишневого

удовольствия.

Официантка посмотрела на него с вежливой улыбкой и просто сказала:

- Хорошо, в некоторых случаях можем сделать исключение.

- Спасибо.

Как только девушка скрылась, Лена снова начала на него шипеть, подавшись

ближе через стол:

- Фирсов, ты же обещал не ставить меня в неудобное положение. Тут явно не

принято просить с собой на вынос. Что ты за человек такой?

Леша подался к ней, встречаясь на середине стола.

- Я как раз нормальный человек. А вот ты, Елена Прекрасная, не умеешь

наслаждаться жизнью. Слишком скованная, зажатая и стесняешься даже собственной

тени.

Он погорячился, что понял по взгляду девушки. Кажется, он снова ее задел.

- Благодарю, Алексей, за прекрасный и поучительный ужин, - ответила резко, поднимаясь из-за стола. – Мой десерт можешь съесть сам, тем более что ты в этом и так

практикуешься.

Леша выругался, глядя вслед уходящей девушке. Очень кстати принесли счет.

Оставив купюры, он не стал дожидаться сдачи вместе с десертом, а поспешил за Леной. И

с чего он вообще решил, что прийти к примирению им будет проще простого?

Он настиг ее уже на улице. Обогнал и преградил дорогу, так что девушка едва ли

не врезалась в него носом к носу. Чтобы не позволить ей отстраниться, Леша обхватил ее

за плечи.

- Прости, хорошо?

Сине-зеленые глаза пробежали по его лицу со строгостью и изучением.

- Не устал это повторять?

- Нет, и готов произнести еще не раз.

- Может, просто стоит не говорить и не делать таких вещей, после которых

захочется снова такое сказать?

- Ты права, - ответил уже для поддержания разговора.

Ему дико захотелось ее поцеловать. Прямо сейчас. Заставить забыть о своих

словах нежными ласками. В другой ситуации он именно так и сделал бы. А в этой… он

даже не сразу сообразил, как лучше поступить.

- Да, неудачное вышло примирение, - честно признался он с кривой улыбкой.

Лена промолчала, видимо, соглашаясь. Она так и продолжала стоять впритык к

нему, не возмущаясь такой близостью вслух, но явно ждала того момента, когда он ее

отпустит.

«Хватит тупить!» - выкрикнул внутренний голос. Леша наклонил голову, заставляя

Лену дернуться в его руках и повернуть лицо в сторону, чтобы избежать поцелуя. Его

губы почти уперлись в женское ушко. А тело скрутило в напряженной борьбе между

напористым шагом вперед и отступлением.

- Что ты делаешь? – возмутилась девушка с тонкой ноткой паники в голосе, пытаясь его оттолкнуть.

«Да я не про это, идиот!» – ругался на него все тот же внутренний голос.

- Ничего из того, что оправдывало бы такой переполох, - попытался он выйти из

положения. – Лишь хотел сказать: давай отвезу тебя домой, хорошо?


Девушка слегка отстранилась, насколько это было возможно, и посмотрела на него

как на ополоумевшего.

- Фирсов, это уже слишком. Может, я и правда где-то скованная, но я не глухая, и

уж тем более не дура. Отпусти меня уже.

Нет, эта женщина явно с далекой планеты. Другая бы уже висела у него на шее. А

эта сжалась в комочек и продолжает активно источать лютый холод. «Как бы не

простудиться», - подумал Леша, отпуская девушку. И все-таки радуясь тому, что она не

«другая», что оттолкнула. В нем даже проснулось некоторое уважение к ней за то, что она

так верна Гришке. Другая бы действительно уже висела у него на шее, позабыв о том, что

у нее кто-то есть. Вот и проверил он на верность.

Сделав шаг назад, Леша галантно предложил Лене руку, чтобы проводить к

машине.

- Не обращай внимания на мое поведение, о’кей? Я сегодня сам не свой. Видать, к

дождю. Пойдем, доставлю к дому в целости и сохранности.

- К дождю? Ну-ну, – буркнула Елена, все-таки принимая руку и делая ему

комплимент: – Чем больше я с тобой общаюсь, Фирсов, тем больше понимаю - ты

ненормальный.

Титаническим усилием воли Леша сумел ничего не произнести в ответ. Он

посадил Лену в «Мазду» и доставил к дому, как и обещал, после чего поспешил в «Марс»

на очередную смену.

Этой ночью, как по его заказу, лил первый грозовой летний дождь.


часть_10


***

Сегодня Лена все-таки решилась пойти подруге навстречу. Когда ее босс снова

предложил вместе пообедать, она поспешила сказать:

- Владислав Олегович, я уже договорилась пообедать с Антониной. Если вы не

будете против ее компании, то мы будем вам рады.

Немного подумав, он ответил:

- Конечно, и я буду рад.

Сам обед прошел слегка напряженно, по крайне мере, для самой Лены. Пытаясь

разговорить Шумского, Тоня тараторила без умолку. Она едва ли не лезла вон из кожи, чтобы завладеть вниманием мужчины. Лена даже почти начала жалеть о своей «помощи».

Потому что, если начальник не рад такому вниманию, то это же жуть как неудобно! А рад

он или нет - определить не представлялось возможным. Шумский всегда был вежлив и

обходителен. А если и был чем-то недоволен, то никак этого не выдавал. Не показывал и

своей заинтересованности в Тоне, отчего та старалась еще сильнее. В итоге девушки

распрощались с мужчиной у порога кафе и остались смотреть ему вслед каждая со своими

мыслями.

- Тоня, ты засранка, - объявила Лена. – Что на тебя нашло? Нельзя так давить на

сильный пол.

- Ленчик, не кричи на меня, - просила та с нотками волнения в голосе. – Думаешь, я перестаралась? Нет, ну что с ним не так? Что ему вообще от женщины надо, а? Чтобы

окончательно показать ему свои намерения, мне оставалось только раздеться прямо там, во время обеда. Не мужик, а какой-то бронебойный танк!

Лена даже не знала, что и сказать. Понять этого мужчину действительно было

сложно. У них попросту не тот уровень общения, чтобы знать о нем много личного.

Может быть, Тоня не в его вкусе? Может, у него просто уже кто-то есть?

Но как выяснилось позднее, Антонина горевала недолго - ровно до вечера.


Этой ночью Лена не могла уснуть. Фирсов снова притащил в дом какую-то

девушку, и теперь из его комнаты периодически доносились оханья и громкие стоны. От

этого ей было неприятно и слегка не по себе. У Алексея не было никакого уважения к

чувствам других. Взять хотя бы этот случай – он совсем не подумал, каково будет Лене

слышать все это, находясь за стенкой, в чужой квартире, причем в полном одиночестве.

Ведь Гриша обещал быть дома только послезавтра. Возможно, Фирс рассчитывал, что к

моменту его прихода она уже будет спать. Но это не оправдание. Ей хотелось в туалет и

на кухню, чтобы заварить себе какой-нибудь успокаивающий вкусный чай. А она даже не

могла выйти из комнаты, потому что не желала встречаться ни с Алексеем, ни с его

пассией.

- Мог бы хотя бы предупредить, что сегодня у него будет гостья, - обиженно

пробубнила девушка себе под нос.

«Ну признайся, тебе ведь интересно, что он там такое делает с девушками, отчего

они так кричат», - спрашивало ее подсознание, заставляя вспыхивать от стыда и

непонятно чего еще.

Такие мысли хоть и прорывались, но казались совершенно неправильными. Ее это

никак не могло интересовать, пусть и изменилось в ней что-то за последнее время. Она

совсем запуталась, совершенно не зная, как относиться к Алексею. Иногда он не казался

таким кошмарным, каким она его себе придумала. Да, по ее мнению у него было куча

недостатков, но были и какие-то достоинства. Пусть и небольшие, но почему-то все яркие.

А иногда он по-прежнему казался несносным, даже эгоистичным, вызывая гнев.

Например, как сейчас.

«Может, он ее там просто режет, - ответила она своему подсознанию, услышав

очередной женский вскрик. – Да, именно так куда проще думать».

И все-таки, почему она должна забиваться в угол и спокойно терпеть все

происходящее? В конце концов, пусть это и не ее квартира, но она тоже тут живет. И, наверное, имеет право в любое время выйти из своей комнаты, чтобы элементарно

сходить в туалет и приготовить себе чай. Растравив саму себя, Лена тихонько выбралась

из гостиной. Хотелось сделать все по-быстрому и вернуться обратно в кровать. Но как по

закону подлости, она не успела. В тот момент, когда наливала в кружку кипяток, открылась дверь комнаты Алексея. Кто-то проскочил в ванную. А после…

- Ленчик, - услышала за спиной шепот знакомого голоса.

Лена обернулась, в удивлении распахивая глаза.

- Тоня!?

- Прости дорогая, мы тебя разбудили?

Ответить сразу не получилось. Она моргала и пыталась переварить только что

увиденное. Подруга стояла в дверях кухни, закутанная в простыню черного цвета с

красным рисунком. Губы опухшие, щеки красные, волосы взъерошены. И Лене вдруг

стало окончательно не по себе. Еще днем девушка сокрушалась по поводу Шумского, а

ночью уже проводит время с другим, и не с кем-то там, а с Алексеем, и буквально на ее

глазах. И хоть подругу свою она давно знала, но такое всегда понимала плохо.

- Я не спала, - наконец сумела она ответить.

Позади девушки появился Фирсов.

- Погоди, я сейчас, - сказала ей та, прежде чем убежать в освободившуюся ванную.

Под взглядом мужчины Лена поспешила отвернуться. Отношения с ним уже

напоминали какие-то извращенные танцы – то шаг вперед, то снова назад, то прыжки по

сторонам, то какое-то сумасшедшее па. Алексей прошел к холодильнику, открыл его, достал бутылку минералки. Лена смотрела в свою чашку, размешивая сахар, и все ждала, когда он покинет совместную территорию.

- Злишься? – вдруг почему-то спросил он.

Она пожала плечами:

- С чего бы?


Он подошел к ней, вставая сбоку, чтобы заглянуть в лицо, и намеренно пытаясь

привлечь внимание.

- Если не с чего, тогда почему такая надутая?

Она бросила на него взгляд, прищурилась от злости. Почему он вообще к ней

пристал с такими вопросами? Чего хочет? Стоит тут довольный и удовлетворенный, в

одних шортах, при этом странным образом отталкивая и притягивая одновременно…

Да что это с ней сегодня?!

- Я не надутая, Фирсов. Тебе показалось.

- Хорошо. Будем считать, что я поверил.

На этом Алексей от нее отстал. Он вернул в холодильник минералку и вышел из

кухни. Но вскоре вместо него объявилась Тоня, уже чистая и одетая.

- Лен, не угостишь чаем?

- Садись за стол.

Поставив перед подругой чашку, Лена присела рядом с ней. Повисли неловкие и

редкие в их случае минуты молчания.

- Ты злишься? – спросила, наконец, Тоня.

Еще одна!

- С чего?

- Ну, я не знаю…

Лена уже и сама задумалась, злится ли она на них за что-то на самом деле или у

нее просто плохое настроение из-за отсутствия любимого рядом. Хотя небольшое

недовольство подругой все-таки присутствовало. Перейдя на шепот, Лена

поинтересовалась:

- Тонь, я, конечно, все понимаю, кроме одного – чего ты хочешь на самом деле?

Еще днем ты наседала на меня по поводу Шумского. И потом, мы уже говорили с тобой

об Алексее. Зачем это тебе?

Та ответила тем же шепотом:

- Как зачем? Лена, ты порой как будто с Луны свалилась, ей-богу. Хороший

защищенный секс еще никому не вредил.

- Так Фирс тебе только для этого нужен? – все так же шепотом поинтересовалась

она.

- Конечно, - быстро и уверенно ответила подруга, озираясь в коридор и

придвигаясь к ней ближе, чтобы тихо добавить. – Ничего серьезного у нас не будет, потому что я по-прежнему намерена завоевать Шумского. Хотя Фирс хорош, - загадочно

улыбнулась девушка, театрально махая на себя ладошкой, - даже очень. Но он один из тех, с кем просто приятно встречаться время от времени. Таким, как он, большего и не нужно.

Кстати, у тебя есть увлажняющий крем? В ванной его не нашла.

Что ответить на такие слова, Лена не знала. Да и, в конце концов, не ее это дело, по

какой причине эти двое встречаются и чем занимаются, тем более что обоим ничего

серьезного и не нужно.

- Сейчас принесу, - ответила она, поднимаясь из-за стола.

Выйдя из кухни, Лена завернула за угол, откуда начиналась прихожая, и сразу же

врезалась в Фирса, наступая при этом ему на ногу. Ойкнув и вздрогнув от неожиданности, она отскочила назад. Мужчина стоял у стены, прислонившись к ней плечом и со

сложенными на груди руками, а по серьезному недовольному взгляду сразу стало понятно

– он стоит тут уже давно, а значит, слышал весь их женский откровенный разговор. Стало

жуть как неудобно. Так же неудобно стало и подруге, которая все еще прекрасно видела с

кухни Лену и поняла всю причину ее задержки.

- Извини, - пролепетала она Алексею, прежде чем его обойти.

Но когда оказалась в своей комнате, то с трудом вспомнила, зачем вообще сюда

пришла.

«Так, увлажняющий крем, - всплыла мысль. – Блин, как некрасиво-то вышло».


Только крем уже никому не понадобился. Когда Лена вышла из комнаты, Тоня

надевала туфли. Фирс стоял неподалеку, невозмутимо наблюдая за девушкой.

- Леночек, я пошла, - улыбнулась она через силу. - Завтра тебе позвоню. Пока, дорогая.

На этом она выскочила из квартиры, даже не попрощавшись с Алексеем. Лена

поняла, что в гости к ней подруга больше сюда не придет.

- Что ты ей сказал? – взволнованно спросила она у него.

- Какая разница? – недовольно бросил тот, шагая в свою комнату. – Иди спать.

«Ой, какие грубости, - подумала она. – Так сильно обиделся, что ли?»

Нет, конечно, не сложно было догадаться, почему. Но с другой стороны – Тоня

сказала правду. Разве нет?

Фирс захлопнул за собой дверь, но почти сразу же открыл ее снова.

- Слушай, - обратился он к ней. – Мне просто любопытно. Ты считаешь так же?

- О чем именно?

Он снова вышел в коридор и подошел к ней, упираясь ладонями в бедра.

- Что я один из тех, с кем просто приятно время от времени только трахаться?

- Она не так сказала…

- Смысл одни и тот же, - перебил он ее, смотря так гневно, будто это все

произнесла именно она.

- А тебе самому разве нужно что-то большее? Знаешь, я не оправдываю свою

подругу, но разве она сказала о тебе что-то, чего бы ты не знал сам? Вчера у тебя была

Таня. Сегодня у тебя Тоня. А завтра кто?

Какое-то время Алексей смотрел ей в лицо. А потом тихо рассмеялся каким-то

горьковатым смехом.

- Ясно, - ответил в конце концов. – Спокойно ночи, Елена Прекрасная.

Развернувшись, он снова скрылся за дверью своей комнаты. Слегка озадаченная, девушка вернулась в свою.


Не удалось ей поспать и в следующую ночь. Целый день накануне Лена

занималась домашними делами, бегала по магазинам, снова готовилась встречать Гришу.

Уставшая после приятных хлопот, она завалилась спать около десяти вечера. Ей снилось

что-то несуразное, пока сквозь сон она не почувствовала прикосновение к своей щеке.

Пальцы Гриши были горячими и нежными…

«Так, стоп! Какой Гриша?» - осознала она прежде, чем распахнуть глаза.

Увидев в темноте чью-то темную фигуру и совсем рядом, Лена вскрикнула и

подорвалась в постели. От страха сердце заколотилось быстрее, ускоряя пульс. Тем

временем, фигура выпрямилась и заговорила Фирсовым голосом:

- Оу, Лен, ты чего? Это всего лишь я.

- Господи, Фирс, - выговорила она, дотягиваясь до переключателя лампы, которая

стояла на тумбочке. – Как ты меня напугал. Что ты тут делаешь? Что-то случилось?

Когда она включила свет, Алексей прищурился, как и она сама. Внезапно ее

осенила догадка, заставившая схватить раскладное зеркало и посмотреть на свою щеку.

Может опять удумал какую-то пакость?

- Да нет там ничего, - хохотнул он.

Лена снова обратила на мужчину свой пристальный взор и теперь смогла

разглядеть его лучше. Глаза слегка блестели, на лице играла ленивая улыбка. «Да он

пьян!» - подытожила девушка свое общее впечатление.

- Тогда, что случилось? – спросила она с подозрением.

- А почему что-то должно было случиться?

- Тогда, что ты тут делаешь и в таком виде?

Алексей прищурил один глаз:


- Ты меня запутала. Я не могу зайти к тебе перед сном и пожелать спокойной

ночи?

Этот вопрос ввел ее в ступор.

- Ну да, вообще-то не могу, – ответив самому себе, Алексей уселся на кровать, спиной к девушке. Лена едва успела выдернуть одеяло из-под его пятой точки, прижав то

поближе к себе. - Че-то я так дико устал.

- Так иди отдыхай, - ответила она, толком даже не зная, как реагировать на такого

Алексея и чего вообще от него ждать.

Он повернул голову и посмотрел на нее. Опустился локтем на постель, оказываясь

еще ближе.

- Одному как-то скучно, понимаешь?

Лена слегка обомлела.

- Ты намекаешь на то, чтоб я составила тебе компанию? – спросила, уже

приготовившись возмущаться, если именно так все и окажется.

Леша наигранно скривился и как-то забавно профырчал:

- Ну что ты, как я могу такое предложить девушке своего брата. – Пауза. – Или

могу?

Лена начала терять терпение.

- Алексей, иди-ка спать, и в свою кровать! Ты пьян!

- А ты пойдешь со мной?

- Нет!

- Это правильно, – он тяжело вздохнул, окидывая взглядом ее лицо. – Все-таки

хорошая ты девчонка, Лен.

Ей захотелось его ударить. Нашел время и место говорить запоздалые

комплименты. Но следом сделал нечто еще более удивительное. Опустив голову вниз, он

улегся на кровать, уткнувшись лицом ей в живот. У Лены внутри что-то ощутимо

вздрогнуло.

- Нет, Фирс, так дело не пойдет. Встань с меня, - начала она нервничать.

- Тихо, - глухо проговорил он в нее уже с закрытыми глазами. – Приставать не

буду, кусаться тоже.

- Ты на мне спать собрался?

- Возможно. Еще не уверен.

Лена заерзала ногами.

- Леша, прекрати этот цирк. Я из-за тебя не высплюсь. Иди в свою кровать!

Потревоженный, Алексей был вынужден поднять голову. Так, каким-то

незаметным образом, он оказался лицом к ее лицу, а она - под ним в полулежащей позе.

Теперь Лена уловила запах спиртного и чего-то сладкого, похожего на карамель.

- Хорошая, да только вредная до ужаса, - заключил тогда недовольный мужчина, смотря ей в глаза.

Нервы Лены обещали сейчас же расплавиться. Вцепившись в одеяло, она тихонько

потянула его на себя, ближе к подбородку, и постаралась как можно сильнее вжаться в

подушку под своей спиной. Ну пусть только попробует выкинуть что-нибудь эдакое!

- Леша, - обратилась она к мужчине серьезным тоном, пытаясь достучаться до его

сознания. – Тебе не кажется, что сейчас уже самое время уйти в свою комнату?

Он снова вздохнул. А потом резко подался к ней, упираясь лбом в ее лоб. Лена

напряглась и запылала, почти начиная паниковать. Ситуация уже приобрела тот поворот, который был неприемлем.

- Алексей…

- Лен, можно я тебя поцелую? – перебил он тихо и хрипло.

- Нет, - сглотнув, ответила она.


- Ну пожалуйста. Ну хотя бы один раз, - продолжал он настаивать, не позволяя ни

выползти из-под него, ни как-то отвернуть лицо. Ничего не могло исправить даже то, что

она упиралась ладонями в его грудную клетку.

- Тебе сегодня не повезло с женщиной? – постаралась она его уколоть, надеясь, что

какой-то из методов все-таки да сработает.

- Мне всегда с ними не везет. Буквально тотально.

- Ну конечно, - сделала она вид, что поверила.

Так и не дождавшись ответа, Леша приступил к действиям, нагло касаясь ее губ

своими. Лена пискнула, сжимая губы, и приподняла руку, упираясь ею в шею Алексея.

Ему это мало понравилось, так что он просто обхватил запястье этой руки и завел ей за

голову, почти освобождая себе доступ к ее лицу.

- Фирсов, прекрати. Я тебя очень прошу.

Так она предприняла еще одну попытку его остановить, как раз перед тем, как

осмелиться шлепнуть по щеке ладонью, в надежде хоть как-то отрезвить. Алексей только

сощурился от боли и снова продолжил наступать. Тогда Лена повторила маневр, но уже

вложив в него немного больше силы, а в довершению к этому обхватывая пальцами его

подбородок, мешая приблизиться. После такого ее вторую руку постигла та же участь, что

и первую. И Лена осталась беззащитна. Но Алексей, казалось бы, уже и прекратил свое

наступление, уставившись на девушку каким-то голодным взглядом с искорками

негодования в блестящих глазах. Только вот смотрел он так всего пару секунд, после чего

метнулся к ее рту, сминая губы в настойчивом поцелуе. Поначалу Лена попыталась его

укусить. Ее зубы сжались на нижней губе, заставляя Алексея дернуть головой. Но

сдаваться он не собирался. Сцепив ее запястья одной рукой, он освободил вторую и

стиснул ладонью ее подбородок, нажимая пальцами на щеки и заставляя разжать челюсть.

Лена начала понимать, что проигрывает. Губы Алексея снова неумолимо захватили ее рот, а язык беспрепятственно проник внутрь, начиная там хозяйничать так, словно имел на это

право. С огромным ужасом девушка осознала - вся эта схватка ее так завела, что мужские

ласки уже начинали лишь сильнее распалять. Но только это были не те ласки, которыми

она имела бы право наслаждаться. Эта мысль раззадорила снова укусить Фирсова за

нижнюю губу в первый же удачный момент. В этот раз он не просто дернулся, а

отстранился от ее лица. Она почувствовала на языке привкус крови, которая так же

выступила на губе у мужчины.

- Фирсов, перестань! - уже начинала она срываться. – Почему ты не думаешь хотя

бы о Грише? Он тебе даже за это спасибо не скажет.

Алексей замер, начиная о чем-то думать. Глаза забегали по ее лицу, и он

посмотрел на нее так, будто увидела впервые. Выплюнув какую-то тихую брань, отпустил

и отшатнулся. Молча слезая с дивана, едва с нее не свалился. На Лену даже не смотрел.

Все так же тихо матерясь и небрежно вытирая губы тыльной стороной ладони, вышел из

комнаты и закрылся в ванной. Лена услышала, как включился душ.

Странно ошарашенная произошедшим, девушка сжимала ладонями свое лицо и

пыталась успокоиться. Да что же это такое происходит? Она ведь даже никого не

провоцировала. Да она вообще спала! В ужасе она прижала ладонь к губам. Снова дико

захотелось почистить зубы, но ванна была занята. Подорвавшись, побежала на кухню и

прополоскала рот кипяченой водой. Потом схватила со стола конфету и закинула в рот, пытаясь заесть привкус чужого поцелуя. Но даже после этого все равно не находила себе

места. Поведение Алексея уже переходило все дозволенные границы. И его не

оправдывало ни то, что он пьян, ни любая другая причина. С этого момента Лена твердо

решила, что они с Гришей съедут из этой квартиры в самый ближайший срок. Пусть они

снова будут снимать жилье, пусть перенесут свадьбу хоть еще на полгода, но они будут

жить подальше от этого озабоченного типа, и только вдвоем.

Приняв две таблетки успокоительного, девушка вернулась в постель. Но ни о

каком сне теперь не было и речи. Она не смогла уснуть даже спустя час, когда Алексей


вышел из ванной. С замиранием сердца Лена прислушивалась к шагам, доносившимся из

коридора. У ее дверей мужчина остановился, но дальше ничего не произошло.

«Не заходи, - посылала она ему свои мысли, украдкой выглядывая из-под одеяла. –

Не заходи». И словно услышав ее, Алексей отошел от дверей и скрылся в своей комнате.

Ей сразу стало легче дышать. Подождав еще немного, Лена все-таки встала и юркнула в

ванную.


***

Приоткрыв один глаз, Леша в очередной раз выключил будильник на своем

мобильном телефоне. Если эта сволочь запиликает еще раз, он запустит аппарат в стену. И

какого черта он сработал так рано? Снова приоткрыв глаз, он посмотрел на часы – девять

утра. Девять?! Это с какого барабана он завел себе будильник на… Память вернулась

внезапно, заставляя материться вслух. Кажется, этой ночью он позволил себе лишнего, как выпить, так и возжелать. И чего он вообще поперся среди ночи к своей соседке по

квартире? Спала себе девушка, никого не трогала, даже его не трогала. Тихо застонав, Леша прикрыл рукой глаза. Влечение к ней оказалось куда сильнее, чем он сам от себя

ожидал. А может, всему виной очередное неприятное фиаско, которое постиг вместе с

Антониной? Ведь он имел на нее серьезные планы, или вернее зачатки таковых.

«Хватит придумывать себе липовые оправдания! - одернул его внутренний голос.

– Давай! Поднимай свой зад и тащи в магазин!»

С титаническими усилиями Леша сел на кровати. Оказалось, что он спал в одежде, так что одеваться заново не пришлось. Распахнув дверь, вышел из комнаты. В квартире

стояла тишина, позволяющая понять, что Лена еще спит. Он добрел до кухни и выпил

волшебную таблетку от похмельного синдрома. От прикосновения холодного стекла к

губам, нижнюю из них задергало от боли. Это вынудило вспомнить поцелуй во всех

подробностях, а так же то, как же дико его возбудило сопротивление девушки, да и

вообще вся она, целиком. Но вспоминать об этом сейчас не стоило. Зайдя в ванную, Леша

умылся, почистил зубы, надел солнцезащитные очки, вышел из квартиры и направился в

расположенный неподалеку магазин. Идти туда совсем не хотелось, но было нужно. Он

решил, что это будет его наказанием. Купив там блинный торт с вишневой начинкой, он

вернулся обратно в квартиру. Торт оставил на столе, на самом видном месте, приложив к

нему записку: «Прости. Я идиот. Подобное больше не повторится». И с чувством

выполненного долга Леша вернулся в кровать.


В очередной раз Фирс проснулся ближе к вечеру. Гришка уже был дома. Леша это

понял, когда вышел из комнаты и услышал его голос, доносившийся из кухни.

- Привет, - встретил он брата.

- Привет, сурок. Ну ты и дрыхнешь.

- Работа такая, - отшутился.

Лена сидела рядом с братом, который обнимал ее за плечи и прижимал к себе.

Эдакая сладкая парочка. Они пили чай с его тортом. Радовало хоть то, что девушка не

выкинула сладость в окно, хотя сейчас старалась не встречаться с ним взглядом. Что

теперь о нем думает эта блондинка, понять было не сложно.

- Ну как прошла командировка? – спросил он, занимая место за столом напротив

парочки.

- Отлично.

Как только он сел, Лена сразу встала из-за стола, будто бы снова решила налить

себе чай. Но у него не было сомнений, что причина совсем не в этом.

- Что у тебя с губой? – спросил брат с ухмылкой.


В этот момент Леша особо остро почувствовал себя сволочью. Тем не менее, нашел в себе силы и отсутствие совести, чтобы просто махнуть рукой:

- Ерунда.

- Да это не ерунда. Это похоже на укус какой-нибудь страстной красотки. Я ее

знаю? – не унимался брат, донимая его расспросами из простого любопытства.

За спиной Леши раздался грохот и звон посуды – Лена что-то уронила в раковину.

Это оказалась ее кружка, которая разбилась при ударе.

- На счастье, Лен, - прокомментировал и подбодрил брат.

Лена криво улыбнулась и согласилась. Леша усмехнулся про себя этой

неожиданно сложившейся иронии. После такого инцидента пить чай Елене, видимо, расхотелось, потому что девушка вообще покинула кухню и занялась стиркой. Но братьям

удалось поговорить всего около пяти минут, прежде чем она снова вернулась к ним.

- Гриш, эти джинсы тоже в стирку? – спросила она, держа в руках вышеуказанный

предмет одежды.

- Да, - ответил ей тот.

Но уйти далеко Лена не успела. Она залезла рукой в карман, как обычно

проверяют одежду перед стиркой, и вынула оттуда клочок ткани красного цвета.

- Ух ты, - прокомментировал Леша с ухмылкой и без особых мыслей, полагая, что

этот предмет принадлежит самой блондинке.

Только почему-то Гриша вдруг со стуком опустил свою чашку на стол и

напряженно выпрямился. Его реакция заставила насторожиться. Леша стал наблюдать

вместе с братом, как Лена на их глазах встряхивает ткань, коей оказались женские

трусики. И уже по лицу и бледности девушки он наконец-то сообразил, что она видит их

впервые.

«Ох ты ж черт!» - пронеслась мысль в его голове.

- Гриша?.. – пролепетала Лена, часто хлопая ресницами.

Собственная находка ее серьезно поразила. Да что говорить – сам Леша был

поражен не меньше. Это что же такое получается?.. Неужели у брата кто-то есть на

стороне? Да не может быть!

Брат ответил за себя почти сразу, правда, только ему. Бросив на него взгляд, Гриша строго спросил, в довершении пихая под столом по ноге:

- Лех, твоих рук дело?

Сначала Леша обомлел от такого поворота событий. От того, что брат

перекидывает на него стрелки и пытается сделать виноватым. Но вспомнив о том, как он

сам перед ним виноват, Фирс решил подыграть:

- Да вы чего так напряглись? Пошутить уже нельзя?

У Лены изо рта вылетел какой-то стонущий всхлип, после чего она набросилась на

Лешу:

- Это уже слишком, Фирсов! Это уже ни в какие ворота не лезет! Такими вещами

не шутят! Ты хоть понимаешь, что только что сделал?!..

Крича на него, девушка вся тряслась и едва не задыхалась от эмоций, а на глазах

блестели слезы. В таком состоянии он видел ее лишь однажды – как раз после их аварии.

Закончив кричать, она швырнула красный кусок ткани ему в лицо и в слезах покинула

кухню. Ему вдруг стало безумно жаль эту девчонку, искренне, по-настоящему, за все.

- Твою мать, - со стоном протянул Гриша, протирая ладонями лицо. – Задушу.

Быстро встав из-за стола, он поспешил за Леной. Леша был так ошарашен, что

даже ничего не сказал тому вслед.

- Вот это точно, мать твою, новости, - не удержался он от выражений в пустоте

кухни.


часть_11


***

Сегодня Леша решил остаться дома. Пока Гриша успокаивал Елену, он ушел в

свою комнату и стал дожидаться брата. И вот какое странное дело - так гадко на душе у

него еще не было. Будто он действительно в чем-то виноват!

«Ну блин, Гриша… - ругался Фирс на родственничка. - И чего ему не хватает?

Ленку на руках нужно носить, а он? Идиот!»

Не заслужила она того, чтобы ей изменяли. У Леши даже в голове не укладывалось

все происходящее. Брат, конечно, и раньше не отличался верностью. В конце концов, он с

Леной изменял Лизке. Но это еще можно было понять. С первой женой брат познакомился

на первом курсе института, и их отношения изначально напоминали какое-то минное

поле. Они то сходились, то расходились, но все-таки поженились и продолжили трепать

друг другу нервы в браке, пока не развелись и не расстались вовсе. Только Лена ведь

совершено не похожа на Лизу. Она…

«…лучше, - возникла мысль в его голове. – Вот же гадство, и не думал, что когда-

нибудь такое скажу, тем более самому себе».

И все-таки странно все это было, непривычно – желать девушку брата, терпеть все

молча и в стороне и при этом знать, что тот ей изменяет.

- Ну и влип ты в ситуацию, - сказал Фирс сам себе.

Леша даже не знал, что в этом случае делать. На что не решись, какой шаг не

сделай, а везде будут свои малоприятные последствия. Сдать Лене Гришу? Не по-братски

это, не по-мужски. Хотя Елену жаль в любом случае, будет ли она находиться в неведении

или что-то узнает.

Наконец, к нему в комнату зашел Гриша.

- Пошли покурим, - бросил он, шагая на балкон.

Леша вышел вслед за ним. Облокотившись на перила, брат достал сигареты и

закурил. Фирс встал рядом с ним.

- Что, нервы совсем ни к черту? – подшутил он над тем, кто бросил эту вредную

привычку еще год назад.

Гриша выпустил дым и зарылся пятерней в волосы. Он нервничал и выдавал себя с

потрохами, что для него было несвойственно.

- Как видишь, - наконец услышал Фирс ответ. – Еле успокоил.

- Представляю, - ответил он лишь для того, чтобы заполнить напряженную паузу.

- Лех, ты прости, что я на тебя все перевел, ладно? – начал вдруг брат. – Просто

это первое, что пришло мне в голову. Но подыграл ты, конечно, отлично. Лучше и не

придумаешь.

- На здоровье, - бросил ему Фирс, еще не решив, как на все реагировать. – Так кто

эта счастливица?

Брат снова затянулся дымом, выдохнул и только спустя паузу ответил:

- Лизка.

Леша хмыкнул:

- Мог бы и сам догадаться. И давно это у вас?

- Да не очень. После развода у нее был там хахаль какой-то, у меня – Ленка, так мы

почти не общались. Приезжал только к сыну на выходные и с ним все время. Потом она с

тем разошлась, я стал ездить чаще. Ленка тогда волноваться начала, ревновать сильно. У

нее вообще с этим делом беда.

- В смысле?

- Ее бывший изменял ей, отец от матери погуливал. Так что она реагирует на это

довольно остро. Ты не представляешь, каких усилий мне стоило добиться ее доверия…

- Которое ты не оправдал, - закончил за него Леша, начиная по-настоящему и

неожиданно для самого себя злиться. – Гриш, ты хоть понимаешь, че творишь?


- Слушай, умник, - грубо ответил ему брат, плохо воспринявший осуждение. - Я и

так выкручивался, как мог. Я сына хотел видеть чаще. Ты ведь знаешь, что он для меня

значит, чего тут объяснять? Так мы с Лизкой тогда решили, что я буду приезжать к ней и

оставаться с ночевкой. Ленке говорил, что в командировке. У нас тогда с Лизкой даже не

было ничего. Приезжал и уезжал - все! А потом я и сам не понял, как так получилось.

Лизка похорошела, такая вся внимательная стала, кокетливая. В итоге я и не сдержался.

Что еще я могу тут сказать? Но знаешь, что самое поганое?

- Что же? Давай, добей меня информацией.

- Я об этом почти не жалею. У меня даже по молодости такого офигительного

секса не было.

Леше стало противно от всего того, что он услышал, потому что стало еще сильнее

жаль Елену. Она же такая хороша, чистая. Как можно ей так хладнокровно изменять? Он-

то думал, у них там любовь. Хотя волнение за нее удивляло. Когда Гриша изменял Лизке, ему было все равно. А тут?..

- Так если все так здорово с Лизкой, зачем Ленку держишь? Она вообще-то думает, что ты на ней жениться собираешься.

- Я и собираюсь.

От удивления Леша чуть не крякнул вместо простого «что?» А Лизка знает?

- Знает. Она хочет, чтоб я к ней вернулся. И трусы свои специально подложила.

- И? – решил он уточнить. – Ты собираешься жениться на Ленке и продолжать

трахать на стороне Лизку? – И тут неожиданно вырвалось: - Тебе не много две бабы

сразу?

Брат повернул голову и впервые с начала разговора посмотрел ему в глаза, сощурился.

- Ты хоть сам понял, что сказал? У самого-то каждый день новая.

Фирс отвернулся и сделал глубокий вдох. Врезать бы ему, да не стоит.

- Делай, как знаешь, - холодно ответил он. – Твоя жизнь, твои женщины.

- Вот именно, - буркнул тот.

Дальше стояли молча: Фирс - в смятении, Гриша в задумчивости докуривал

сигарету. Выбросив окурок, тот подошел к нему и приобнял, похлопав по плечу:

- Прости, брат. Я на взводе сейчас. И если говорить по-честному, я люблю Ленку, и Лизку люблю. И выбрать из них одну - это пока выше моих сил. Ленка, она как глоток

свежего воздуха, понимаешь? Лизка… Она как ностальгия. Она мать моего ребенка, в

конце концов. Вот ты на моем месте что сделал бы?

- Начнем с того, что на твоем месте я оказываться не собираюсь.

- Ты верным что ли будешь?

- А почему бы и нет?

Гриша засмеялся:

- Ну посмотрим, посмотрим.

Снова похлопав его по плечу, брат ушел с балкона и вернулся к Лене. Он не

поверил словам младшего брата, заставив и самого Лешу усомниться в себе. У него же

толком и не было серьезных отношений, чтобы знать наверняка. Вдруг ему тоже окажется

мало одной? Вот просто по привычке. Или также не устоит перед кем-то?

- Черт, неужели я буду таким же козлом? – тихо спросил он у вечерних сумерек.


После разговора с братом Фирсу захотелось покинуть квартиру. Здесь словно

стало душно. Атмосфера предательства стояла в воздухе хоть и незримо, но была

слишком ощутима для него самого. Схватив шлем, Леша вышел на улицу и оседлал свой

верный байк. Вот уж никто и никогда не предаст, так это его родной двухколесный друг.

Вместе с ним, под рев движка и свист ветра, он домчался до «Марса». В «Гараже», как

часто по вечерам, было многолюдно, шумно и весело. Наспех поздоровавшись по пути с


друзьями, Фирс зашел в клуб и отправился искать Алана. Еще один друг, который сможет

что-то посоветовать, был сейчас как раз кстати.


- Даже не знаю, что тебе сказать, - ответил ему Алан после того, как Фирс изложил

ему короткую версию ситуации.

Они сидели на удобном черном диване в приват-комнате. В центре у шеста

танцевала девушка, изгибаясь в неспешном ритме танца. Сегодня Алан решил провести

просмотр претенденток лично, и перед ними была очередная желающая получить работу в

«Марсе».

- Ну ты бы как поступил на моем месте?

- Я бы не стал лезть. Что и тебе советую. Потому что в итоге, как ни крути, а

именно ты останешься крайним.

Обхватив пальцами стакан виски со льдом, Алан поднес его к губам.

- И позволить Гришке ее обманывать?

Друг перевел взгляд с девушки на него.

- А чего это ты так за нее волнуешься? Тебя же Лена эта из себя выводила.

- Значит, уже не выводит.

Правый уголок губы Алана искривился в ухмылке:

- Запал на нее что ли?

- Слегка, - нехотя признался он. – Порой хочется подмять ее под себя - ничего

особенного или нового.

Алан хмыкнул:

- Ну, с одной стороны Лена теперь имеет полное право на измену.

- Издеваешься?

- Нет, всего лишь шучу.

Фирса бросило в жар уже от одной лишь мысли, что подобный вариант развития

событий стал куда более возможен, чем это было еще вчера. Хотя почему он так решил?

Взяв со стола бокал холодного пива, первый и последний за вечер, он сделал большой

глоток, отгоняя прочь грешные мысли. Измена Гриши - это еще не зеленый свет для

активных действий и подавлению совести. Ведь чувство вины все равно его найдет и

загрызет, как Тузик грелку. Кроме того, одноразовый секс еще не значил, что Лена станет

принадлежать ему всецело. Эта мысль заставила задуматься о другом, более глубоком.

Неужели он хочет, чтобы Елена принадлежала ему всецело? Что за бред? С каких это пор

он начал путать вожделение с чем-то более серьезным?

- Алан, дело даже не в сексе. Просто… жалко мне ее.

- Понимаю, мне тоже жалко. Но сказав ей правду, жаль не будет?

Леша устало выдохнул, понимая, что снова оказался в явном тупике.

Остынь пока, может, и без тебя все как-нибудь решится. Лучше отвлекись, займись

кем-нибудь, - посоветовал друг, кивая на танцовщицу. - Кстати, как тебе девушка?

Особо не задумываясь, Леша ответил:

- Нормально.

Услышав это слово, Алан замер со стаканом у рта.

- Нормально? – не поверил он своему слуху. – Ты сказал «нормально»?

И только сейчас Фирс осознал всю степень своего бедствия.

- Давай уже сменим тему, а? – недовольно пробурчал он, будто сам и не начинал

весь этот разговор.

Алан хмыкнул, покачал головой и таки пригубил виски.

- Тему-то мы еще можем сменить, но от этого вряд ли измениться сама ситуация.

- Да и черт с ней, - отмахнулся Фирс.

По совету друга он обратил свое внимание на танцовщицу, которая очень

старалась понравиться новому работодателю. Девушка, вполне красивая брюнетка, двигалась легко и непринужденно, словно всю жизнь только этим и занималась. Каждый

жест тела – как предложение, как откровенное кокетство.

Придвинувшись ближе к другу, Леша тихо спросил:

– Как зовут-то эту знойную красоту?

Алан взял со стола ее анкету и прочитал верхнюю строчку:

- Алина.

- Попроси ее станцевать на мне приватный танец. Заодно и посмотрим, на что еще

она способна.

Алан так и сделал. Оставив шест в покое, девушка с кошачьей грацией зашагала в

сторону Фирса.


***

Сидя за кухонным столом с чашкой чая в руке, Лена просматривала в интернете

объявления о сдаче квартиры. Непременно хотелось что-нибудь поближе к месту работы, как к ее, так и к Гришиному. На удивление, он не стал спорить, когда она предложила

съехать от брата. Согласился даже отложить свадьбу. Но Лена не стала заострять на этом

внимание, уже предвкушая новое уютное гнездышко, где не будет никаких бессовестных

Алексеев, а будет лишь она и любимый ею человек.

«Скорее бы», - нетерпеливо подумала она, присматриваясь к очередному

объявлению. Находиться в нынешней квартире уже было невыносимо. Ее отношения с

младшим Фирсовым стали хуже, чем сложились еще до их переезда к нему. В этот раз

Лена даже перестала с ним разговаривать, игнорируя его любой порыв хоть как-то

вывести ее на разговор. Она молчала, отворачивалась, уходила, да просто вела себя по-

детски. Но это лишь потому, что хотела отгородиться от человека, который так часто и

бесстыдно заставлял накаляться ее нервы и чувствовать свою вину. То он лезет

целоваться, то подсовывает Грише чье-то женское белье. А принять это она уже никак не

могла. Чего ждать от него дальше? Ей стоило немалых усилий, чтобы снова довериться

мужчине, а Фирсов младший смел эти усилия одним махом и заставил дрогнуть от ужала

перед ее самым жутким страхом. Те секунды, за которые она успела усомниться в

любимом, были самыми кошмарными в ее жизни за последнее время. За эти секунды ее

маленький уютный мирок разбился вдребезги, как хрупкое стекло от беспощадного удара.

Но Грише умело и убедительно удалось все склеить заново. Да только в этот раз остались

трещины.

«А если бы это была правда? Если Гриша мне изменил бы на самом деле? – теперь

ее стали ее терзать подобные мысли. – Как бы я это пережила?»

Но ответа на этот вопрос у нее не было. О реальности подобного страшно было

подумать, потому она постаралась отгородиться от этих мыслей и снова упрятать их в

глубины своего сознания.


К обеду Лена уже выписала несколько адресов, которые ей приглянулись. С одним

из квартиросъемщиков она договорилась встретиться уже завтра вечером, намереваясь

посмотреть жилье вместе с Гришей, когда он вернется после работы. Все складывалось

так, как хотелось бы. У нее уже все зудело от желания приступить к сбору вещей, чем она

и решила заняться после обеда. Гриши дома все равно не было, не было и срочной на

сегодня работы. Но только звонок в дверь нарушил все ее планы.

Неожиданную гостью Лена встретила безрадостно. У порога стояла красивая и

стройная брюнетка, одетая в черное изящное платье, которая с первого момента

принялась пристально рассматривать ее с головы до ног, что обычно свойственно

поведению соперниц. Первой мыслью было, что та приревновала ее к младшему Фирсову.

Оттого эта дама не вызвала ничего, кроме раздражения, но не столько к себе, сколько к

Алексею, который в это время еще спал в своей комнате.


«Уже и днем нет никакого покоя в этом доме, - ругалась про себя Лена. – Не

квартира, а какой-то бордель, ей-богу».

- Вы, наверное, к Алексею? – задала она риторический вопрос. – Он еще спит.

Зайдите, пожалуйста, позже, а лучше перед этим сначала позвоните ему на сотовый.

На этом она уже собралась закрыть дверь, как девушка неожиданно произнесла:

- А я, вообще-то, к Вам. Вы Елена? Я правильно понимаю?

- Ко мне? – опешила она, сильно удивившись такому внезапному повороту

событий.

- Именно. Я – Лиза, прежняя жена Григория. Могу я войти?

Стоило Лене осознать, кто перед ней стоит, как ей резко стало дурно. До этого

момента она не знала, как выглядит эта женщина, да и сейчас понимала, что это знание

для нее излишне. Не сразу выйдя из оцепенения, она все-таки пролепетала:

- Да, конечно, – открыв дверь шире и отойдя в сторону, Лена впустила девушку в

дом. – Проходите.

Сбросив босоножки, та прошла на кухню и села за стол. Из вежливости захотелось

предложить чай, но для начала очень хотелось бы услышать цель визита. Не каждый день

и далеко не всякая «бывшая» навещает «действующую». Слишком уж неожиданным

казался этот визит, слишком тревожным. У Лены даже участился пульс. Да и сама гостья

явно нервничала в ее присутствии. Это было особенно заметно по дрожащим рукам, которыми девушка доставала из своей сумочки сигареты.

- Здесь можно курить? – спросила она прежде, чем закурить.

- Нет, простите. И я здесь даже не хозяйка.

- Я знаю, - просто ответила та, убирая сигареты обратно в сумочку. – Вы, наверное, уже гадаете, зачем же я к Вам пришла?

- Так и есть. Так зачем же? Что-то случилось?

- Вообще-то все просто. Я пришла к Вам, Лена, с просьбой, и очень надеюсь, что

как женщины, мы друг друга поймем.

Во рту стало сухо, а нервы натянулись еще сильнее, словно кто-то усердно

наматывал их на вертел, собираясь в итоге поджарить на костре.

- Давайте попробуем, - вежливо предложила она.

В ответ на что, девушка вскинула глаза к ее и четко произнесла:

- Гриша Вас обманывает.

Эти слова дернули натянутые нервы, посылая по телу неприятную вибрацию. Лена

сглотнула. Как себя вести и как реагировать на все в такой ситуации, она не имела

понятия. Но еще чуть-чуть, и перестанет себя контролировать, а тогда уже просто будет

на все наплевать.

- В каком смысле? – спросила она, чтобы избежать неясности.

- Вы знаете, что через раз отправляясь в командировку, он едет вместо нее ко мне?

И снова неприятная, даже болезненная дрожь, наряду со стойким желанием не

верить в эти слова.

- Почему я должна Вам верить?

- Нужны доказательства? Неужели мои трусики в его кармане брюк Вам ни о чем

не сказали? Гриша говорил, что Вы их нашли, но Лешка помог ему выкрутиться из

положения. Два гаденыша, в самом деле.

- Нет… - вырвалось у Лены, которая подорвалась с места, не в состоянии ни

сидеть, ни чувствовать свои кошмарные эмоции, ни верить в происходящее. – Зачем Вы

пришли сюда? Что Вам нужно? – спрашивала она уже в панике с наворачивающимися на

глаза слезами.

- Понимаете, Лена, дело в том, что мы с Гришей все еще друг друга любим, как ни

банально это звучит, - била она словами. – Он все еще тянется ко мне, тянется к нашему

сыну, все-таки слишком многое нас связывает, и это гораздо большее, чем совместное

времяпровождение в течение трех лет.


Лена села, прикладывая к губам руку, чтобы скрыть от собеседницы их дрожь.

Господи, да за что же она так с ней? Неужели заслужила?

- Но Вы его так привязали к себе, что это просто… - продолжила Лиза медленно ее

убивать, не заканчивая фразу, а лишь покачала головой из стороны в сторону. –

Собственно, пришла я лишь с одной целью. Жаль сообщать Вам такие неприятные

новости, но себя и своего сына жаль не меньше. Мне нужен мой муж, ему – любящий его

отец. Так вот, я пришла просить Вас, Лена, отпустить Григория.

- Да что Вы такое говорите? Я же не держу его насильно!

- Вы держите, и не нужно меня убеждать в обратном. Он приезжает к нам на

несколько дней, играет с сыном, спит со мной, есть с моей руки, а потом собирается и едет

к ТЕБЕ, - сорвалась Лиза, явно выдавая свою обиду и свою боль. – Я больше не могу это

выносить, понимаешь? Просто не могу.

Она снова достала сигареты и в этот раз закурила без разрешения. Запах дыма

быстро заполнил пространство маленькой кухни. Но Лене на это было абсолютно

наплевать.

«Этого не может быть, - твердила она себе. – Это не может быть правдой!»

Захотелось позвонить Грише и потребовать объяснений.

«Мне нужен телефон», - думала она, продолжая сидеть на месте и обхватывать

голову руками. Тихие слезы так же беззвучно катились из глаз.

Очень некстати в этот момент на кухне появился заспанный Алексей.

- Лиза?! – удивился он, распахивая глаза. – Какого черта ты тут делаешь?

Его глаза метнулись с одной девушки на другую. Под его взглядом Лена закрыла

лицо руками. Сейчас ей меньше всего хотелось его видеть. Хотелось, чтобы исчезли все!

Слова Лизы все прочнее оседали в ее сознании, обещая вот-вот спровоцировать взрыв.

«Но это не может быть правдой!»

- Всего лишь пытаюсь вернуть семью, Леш, - ответила ему девушка.

- Ты совсем обалдела? – рыкнул тот, заходя в комнату. – Что ты ей сказала?

- Правду, - ответила та, выпуская изо рта едкий дым.

Лена поняла, что ей уже нечем дышать. Поднявшись из-за стола, словно на

автопилоте, она выскочила из комнаты и забежала в зал. Телефон лежал на столе и верно

ждал свою хозяйку. Схватив его, Лена набрала номер любимого.

- Да, зай, - бодро ответил ей тот, еще совершенно не подозревающий, что тут у них

происходит.

- Гриша, миленький, скажи мне, что у тебя ничего нет и не было в последнее время

с твоей бывшей женой. Скажи! – молила Лена, трясущимися руками с трудом удерживая

телефон возле уха.

В трубке провисло напряженное молчание. С губ Лены сорвался сдавленный стон.

- С чего ты это взяла? – наконец заговорил он.

- Она сейчас дома, у нас. Это правда, что уезжая в командировку, ты едешь к ней?

Скажи мне!

Мужчина выругался ей в ухо, громко и смачно, что редко себе позволял.

- Гриша? – выдохнула Лена, с ужасом делая для себя соответствующие выводы.

- Лен, успокойся и жди меня, хорошо? Я сейчас приеду.

- Я не просила тебя сейчас приезжать! Я попросила ответить мне на вопрос! –

сорвалась она, медленно сходя с ума.

- Лен…

- Ты спал с ней?!

- Лен, прекрати.

- Ответь мне!

Снова короткая пауза, после которой последовал неявный, но вполне

информативный ответ:

- Сейчас буду.


В трубке раздались короткие гудки, которые больно били по ушам. Он

отключился. Он просто отключился! Из груди Лены снова вырвался стон, снова полились

слезы. Глядя на безмолвный дисплей телефона, она попятилась назад, пока не уперлась

спиной в стенку. Уже с рыданиями сползла вниз. В груди образовался такой болезненный

ком, что хотелось влезть внутрь пальцами и вырвать его с корнем, а получалось только

царапать ногтями кожу.

«За что?! Неужели это снова со мной происходит?!»


часть_12


***

«Остынь пока, может, и без тебя все как-нибудь решится», - вспомнил сейчас Фирс

слова своего друга. Вот и разрешилось все без него. Да только кому от этого стало легче?

Не Елене. И точно не ему. Появление бывшей жены брата оказалось неожиданным даже

для Леши. А вот истерика Лены, как следствие, была вполне ожидаема. Только что теперь

со всем этим делать? Наконец первое, что он решил, это выставил за дверь Лизу, которая

взбесила его своим поступком.

- Что хотела, ты уже сделала. Довольна? – спросил он ее у порога, куда притащил, взяв под руку.

- Боже мой, Леша, откуда такие манеры? Раньше ты таким не был.

- Это было раньше, извини. Увидимся, - сказал он перед тем, как захлопнуть за

девушкой дверь.

Теперь что-то нужно было делать с Леной. Но что? Она плакала навзрыд, сидя на

полу зала. И каждая нотка надрывного голоса, воя и всхлипа ощутимо резала его нервы.

Подойдя к девушке, Леша присел на корточки и попытался притянуть ее к себе. С первой

попытки не удалось. Сначала Лена оттолкнула его, убрать и только со второго раза

поддалась. Тогда он сел на пол и прижал ее к себе за трясущиеся плечи, так что она

уткнулась лицом в его грудь.

- Ну все, все, Лен, перестань так убиваться. Слышишь?

Ее руки схватились за его футболку в районе талии.

- Леш, ну я же люблю его, люблю… – произнесла она со всхлипами.

Леша протяжно выдохнул. Он прижал ее крепче и прошелся рукой по светлым

волосам. И что тут ответить?

- Я знаю, знаю, - только и сказал он, снова погладив девушку в утешительной

ласке.

Рыдания утихли только спустя какое-то время. Казалось, что все слезы остались на

его футболке, которая на груди так промокла, что липла к телу. Отстранившись, Лена

молча встала и ушла в ванную. Леша решил последовать за ней. Умывшись над

раковиной, также молча девушка вернулась в комнату. Он снова за ней. И снова не

проронив ни слова, Лена достала чемодан и начала закидывать в него свои вещи. Такое

решение показалось очевидным, хоть и не очень ему нравилось.

- Куда пойдешь? – спросил он.

Она не ответила.

- Лен, тебе хоть есть к кому пойти?

Она снова промолчала, продолжая методично и сосредоточенно собирать вещи.

Тогда Леша подошел к ней и взял за руку, привлекая к себе внимание.

- Лен…

- Нет, - ответила она, резко выдергивая рук.

Леша слегка опешил. Он-то чем перед ней провинился, чтобы заслужить такую

немилость? Утешал же вроде, только и всего.

В этот момент открылась входная дверь. Лена вздрогнула, бросила мимолетный

взгляд на входящего в комнату Гришу и вернулась к своему занятию. Сразу повисло


крайне некомфортное напряжение. Леша почувствовал себя лишним, потому и не стал

сопротивляться, когда брат кивком головы попросил его выйти из комнаты. Только

уходить далеко не стал - оставшись в коридоре, Леша прислонился спиной к стене, откровенно собираясь слушать весь разговор этой бедовой парочки. Неужели Гришке

удастся ее уболтать?

- Не трогай меня, - бросила девушка срывающимся голосом.

- Солнце, успокойся… Лен...

- Не трогай, я сказала!

Послышались звуки возни, потом шлепок пощечины.

- Как ты мог, Гриша? За что ты так со мной? За что?!

Она кричала, а он продолжал врать и выкручиваться.

- Лен, да успокойся же. Неужели не понимаешь, что Лиза специально все делает, чтобы нас поссорить?!

Леша хмыкнул, поражаясь находчивости брата. И у кого после этого нет совести?

- И у нее ведь получилось, правда? Посмотри, к чему это привело, - снова голос

Гриши. – Куда ты собралась, Лен? Ты поверила ей? Поверила ей, а не мне?

Женский всхлип.

- Ты же знаешь, как я тебя люблю. Солнце, ведь знаешь.

Тихие шорохи и звуки ласковых поцелуев на фоне такого же тихого женского

плача.

- Я же не смогу без тебя, понимаешь? - уже почти шептал Гриша. – Девочка моя, ну успокойся. Неужели ты думаешь, что я способен причинить тебе такую боль? Лен…

«Нет, ну все, с меня хватит! - решил Леша, отталкиваясь от стены. - Один заливает, другая уши развесила. Аж бесят», - ругался он про себя, захлопывая дверь в свою

комнату. И с чего он вообще так переживает за эту блондинку? Если обоим нравится жить

во лжи, надо ли вмешиваться? Уж он точно не собирается это делать. Пусть живут, как

знают. У него и своих проблем полно. Сбросив мокрую футболку, Леша одел новую.

Потом сменил домашние шорты на кожаные штаны, накинул куртку, просунул руки в

перчатки без пальцев, обулся, схватил шлем, ключи и быстрым шагом покинул квартиру.

Пусть голубки там спокойно мирятся и вообще делают что хотят. А он поедет в «Марс» и

забудет обо всей той ерунде, невольным свидетелем которой сегодня стал. К черту и

брата, и его Елену.

Только, сев на мотоцикл, Леша помедлил. Пусть Лену и к черту, а жалко было все

равно. Он снова почувствовал укол совести за то, что все зная, позволяет брату

обманывать эту глупенькую блондинку. Снова напомнил себе, что она этого не

заслуживает, пусть даже такая доверчивая. Повернул ключ зажигания и завел мотор, посмотрел в сторону своего подъезда. Тихо выругался оттого, как его бесит вся эта

ситуация, в которой оказался именно он. И все-таки уже собрался повернуть ручку газа, как из подъезда на улицу неожиданно выскочила Елена. Девушка была всклокочена, заплаканная, босая и в одном халате. Поправляя волосы, она спешно огляделась и, заметив

Лешу, рванула к нему.

«Совсем сдурела? – промелькнуло у него в голове, когда он смотрел, как она

шлепает по асфальту босыми ногами. – И что от меня-то ей еще нужно?» Скажи ему ответ

на этот вопрос заранее, он бы не поверил. Да и так не сразу осознал, что происходит, когда, подбежав, Лена запрыгнула к нему на мотоцикл и вцепилась руками в его куртку.

- Поехали, Леша, пожалуйста, - попросила девушка.

Но он не спешил, пребывая в некотором недоумении. В этот момент из подъезда

выбежал Гриша. Посмотрев на него лишь мельком, Лена повторила:

- Пожалуйста, Леш.

Брат уже уверенно шагал к ним.

- Пожалуйста…


Фирс уперся взглядом в точку на асфальте прямо перед собой. Ругнулся, сжимая

челюсть. И выжал ручку газа, срываясь с места со свистом шин. Он еще плохо понимал, зачем ему все это нужно. Ведь был не намерен вмешиваться. Но он просто сделал то, о

чем его так умоляюще попросила Лена. Разве ей откажешь в такой ситуации?

В кармане почти сразу завибрировал мобильный. Почему-то не было сомнений в

том, что звонит Гришка. Но брать трубку Фирс пока не собирался, а останавливаться для

этого - тем более. Он аккуратно и не спеша ехал по дороге, пытаясь сообразить, куда же

ему теперь все-таки двигаться, когда так неожиданно появилась нежданная пассажирка.

«Марс» уже отпадал. Домой ее сейчас тоже не повезешь. Так куда?

Свернув на обочину, Леша остановился и снял шлем. Лена за его спиной сидела

так тихо, что можно было и не заметить ее присутствие, если бы так крепко не цеплялась

за его куртку. Обхватив пальцами тонкое запястье, он попытался убрать руку в сторону, но та лишь сильнее сжалась на черной коже.

- Лен, дай встану, - пришлось перейти на просьбу.

Во второй раз она сопротивляться не стала. Кое-как встав с мотоцикла, он

повернулся к девушке. Мало того, что она была заплаканная и растрепанная, так еще

тряслась теперь от холода. У него снова возникло желание ее крепко обнять, а потом

отчитать за такое безрассудство. Но кого тут отчитывать? В кармане опять завибрировал

мобильный. Продолжая его игнорировать, Фирс повесил шлем на ручку, сбросил

верхнюю одежду и набросил ту на Лену.

- Ну и что мне с тобой теперь делать? – спросил он у блондинки, застегивая на ней

свою куртку.

Лена виновато отвела взгляд. Что ж, одна идея у него все-таки была. Взяв

мобильный, Фирс отошел в сторону и набрал номер Алана. Вкратце обрисовав другу

ситуацию, он попросился с девушкой к нему на дачу. Это место показалось ему сейчас

самым оптимальным. Алан согласился почти сразу, только предупредил, что там сейчас

Ева и его мать. Закончив разговор, Леша развернулся как раз вовремя, чтобы увидеть

Елену, уже шлепающую к нему. «Да что за женщина? На секунду оставить нельзя», -

ругался Леша, пока шел навстречу.

- И далеко собралась?

- Леш, прости, - наконец заговорила она с ним. – Я не хотела тебя обременять

собой. Я даже не подумала об этом, когда садилась на твой мотоцикл. Можно я позвоню с

твоего телефона Тоне, она меня заберет.

- То есть ты теперь хочешь от меня сбежать? В моей куртке.

Он вроде бы шутил, пытаясь этим дать понять, что теперь без него она никуда не

пойдет и не поедет. Но, видно, Лена сейчас юмор никак не воспринимала. Он отчетливо

это понял, когда она засуетилась с извинениями, расстегивая его куртку, чтобы вернуть

хозяину. Леша даже разозлился. Грубее, чем следовало бы, он отшвырнул ее руки в

стороны и снова застегнул куртку. И хоть идея с подругой была не менее оптимальной, чем его, он все равно не собирался теперь отпускать от себя эту девушку. Но что это?

Взыграло чувство вины? Ответственности? Или же что-то другое? Но каким бы ни был

ответ, сейчас он оказался ему безразличен.

- Лен, успокойся. Ты никуда не поедешь. И не зли меня, если не хочешь узнать, как я страшен в гневе.

Подхватив Лену на руки, он понес ее обратно к мотоциклу.

- Леш, не надо… - снова попыталась она сказать очередную глупость.

- Ш-ш-ш, тихо, даже не хочу ничего слушать.

Посадив Лену на мотоцикл, Фирс попытался надеть на нее и свой шлем. Но та

начала упираться.

- Не надо, я не хочу, в нем неудобно, - отмахивалась девушка, упираясь руками.

Фирс выдохнул, очень стараясь не выругаться. Надо было бы уже скорее доехать

до дачи Алана, пока он в пылу не отшлепал эту непослушную блондинку. Надев шлем на


себя, Леша сел на мотоцикл и также аккуратно поехал в сторону дачи. Всю дорогу Лена

крепко обнимала его за талию и утыкалась лицом в спину, рождая в нем какие-то

странные и непривычные ощущения.


***

Она думала, что слезы кончились. Но стоило всем оставить ее одну, как те снова

полились неуправляемым потоком. Чтобы заглушить рыдания, Лена уткнулась лицом в

подушку. Но, видимо, это не помогло.

- Ох, ничего себе, какой потоп, - услышала она голос Евы, которая неожиданно

появилась в ее комнате. – Лен, не дури. Так реветь из-за какого-то козла? Оно тебе надо?

Всхлипнув, Лена выползла из-под подушки и посмотрела на девушку. Та подошла

к стулу, опустилась на него и накрыла руками свой круглый живот.

- Ну чего ревешь? – с неподдельной простотой спросила Ева.

А Лена и не знала, что ответить. Первое – не хотелось сейчас с кем-то

разговаривать. Второе - ей казалось, что ее никто не понимает. Да и вообще уже было на

все наплевать. Ее маленький мирок рухнул в одночасье уже в который раз подряд. Но за

что?! Она очень хотела бы это знать, да только спрашивать было не у кого. Гриша вопрос

проигнорировал, вместо этого попытавшись ее в чем-то убедить. Но Лена не верила ни

одному его слову. Теперь не верила. Просто не смогла это сделать снова после такого

неожиданного и болезненного удара. Пусть и были какие-то сомнения в словах Лизы, пусть очень хотелось верить любимому человеку, но не теперь. Потому она от него и

сбежала, не сумев вынести давление.

- Фирс внизу сидит, - напомнила Ева о своем присутствии. – Спрашивал, как ты.

Переживает, - хмыкнула девушка. – И это о нем ты была плохого мнения?

- Наверное, - отрешенно ответила Лена, отмахиваясь от разговора.

Тем не менее, она была очень благодарна Еве и матери Алана за оказанное

гостеприимство. И только за это и из-за уважения к ним Лена заставила себя сесть и

сказать что-то еще.

- Спасибо вам большое.

- Ой, перестань. Было бы за что. Вот если бы я ударила твоего неблаговерного

промеж ног, тогда было бы за что. А так?

- Мне неудобно обременять вас своим присутствием… - попыталась Лена честно

признаться.

- Кого? Меня? Глубоко беременную, которой тут скучно? Или тетю Таню, которая

всегда рада гостям?

Лена замолчала, подбирая одеяло на себя. Но ей ведь правда неудобно. Фирс

привез ее на дачу своего друга, буквально свалив на голову двум женщинам. Здесь ей

сразу выделили отдельную комнату на втором этаже дома, как настоящей гостье.

Носились вокруг нее с успокоительным, уложили в кровать, словно бы она была больна.

Тетя Таня даже принесла свежеиспеченный кекс, замешанный своими руками. От такого

внимания малознакомых людей снова захотелось плакать, просто потому, что к ней так

добр кто-то посторонний, когда любимый человек так плохо с ней поступил. А ведь все

было так очевидно. Все эти командировки, запреты на звонки, сигареты и прочее, прочее.

Господи, и куда она смотрела? Как давно он так ее обманывал? Чтобы снова не зареветь, Лена прикусила губу, а слезы все равно стали наворачиваться на глаза. Просто оттого, как

было за все обидно.

- Ну хватит уже, Лен! – уже почти ругалась на нее Ева. – Нет, я не могу на это

смотреть. Пойду за Фирсом.

Поднявшись из кресла, девушка покинула комнату. Вскоре после нее появился

Леша. Он подошел к кровати и сел на край. И только сейчас под его взглядом Лена


подумала о том, как же, наверное, отвратительно выглядит с опухшими глазами и

покрасневшим носом. Но наплевать было даже на это.

- Это ведь правда, да? – спросила она, сама не зная зачем.

- Что именно?

- То, что сказала Лиза.

Фирс прошелся рукой по своим волосам и ответил:

- Думаю, да.

Лена сглотнула, понимая, что другого ответа и не стоило ждать.

- Ты знал об этом?

- Да, - сразу ответил он.

Она кивнула, благодаря его хотя бы за честность.

- И давно это происходит?

- Уж это мне неизвестно. Честно, Лен, я не так многое знаю сам, да и узнал

незадолго до тебя. Честно.

Лена снова кивнула и потянулась за своим чаем с мятой и мелиссой, который ей на

тумбочке оставила добрейшая на свете женщина. Руки слегка подрагивали, но сделать

глоток теплого напитка это не помешало.

- Прощать будешь? – поинтересовался он.

- Нет, - уверенно и твердо произнесла Лена, потому как ответ на этот вопрос даже

не подлежал сомнению.

- Тогда успокойся и продолжай жить, - дал ей совет мужчина, сидящий напротив. –

Уверен, твое счастье обязательно тебя настигнет. И все обязательно наладиться.

Снова кивок, уже как на автомате. И снова перед глазами все расплылось от слез.

Стекая по щекам, тихие слезинки падали в кружку, в которую Лена вцепилась двумя

руками. Но эта кружка неожиданно была выдернута из ее рук и отставлена обратно на

тумбочку. Придвинувшись ближе, Фирс притянул ее к себе.

- Лен, хватит. Ты так убиваешься, будто у тебя кто-то умер.

Сам того не ведая, он только что произнес очередное подтверждение того, что ее

никто не понимает. От этого было горько, а также крайне одиноко и совсем тоскливо.

- Леш, я устала. Ты не представляешь, как я от этого устала.

- Я верю, правда, верю. Только жизнь на этом не заканчивается. Не так ли?

Она не ответила, хоть и была согласна с таким замечанием. Ей просто нужно

успокоиться и прийти в себя. «Просто успокоиться», - убеждала себя Лена, уткнувшись

носом в шею Леши. От него пахло совершенно непривычным запахом. Это не был запах

одеколона, сигарет или еще чего-то такого мужского. Это был запах выпечки. А это

значило, что Фирс просидел на кухне все то время, пока тетя Таня готовила свои сдобные

яства.

- Почему ты со мной возишься? – созрел у нее такой очевидный вопрос.

- Потому что, - коротко и неинформативно ответил он.

Но Лена допытываться не стала. Она была ему благодарна уже за то, что он увез ее

от Гриши.

- Я разговаривал с Гришкой, - вспомнил о нем и Фирс, отстраняясь от Лены. –

Убедил его дать тебе время. Поговоришь с ним, когда будешь готова.

- Спасибо.

- Что-нибудь еще нужно?

Хотелось сказать «да», а также попросить Лешу остаться с ней, просто побыть

рядом. Вопреки всякому здравому смыслу с ним ей сейчас было комфортнее всего. Но это

«да» не желало срываться с языка, потому что казалось уже излишней наглостью. Он и так

для нее уже многое сделал и не обязан теперь сидеть в няньках.

- Нет, - заставила она себя сказать хоть это.

- Значит, я пойду. Отдыхай. Хорошо?

Лена кивнула. Фирс встал и подошел к двери.


- Точно ничего не нужно? – снова спросил мужчина, словно о чем-то догадываясь.

Лена занервничала, еще выше подбирая к себе одеяло, так что ноги уже оказались

раскрыты.

- Нет, - упрямо повторила она.

Тогда Фирс открыл дверь и вышел. И Лене сразу стало зябко и очень одиноко.

Причем это одиночество казалось ей сейчас страшнее всего. Что же теперь она одна тут

будет делать? Снова реветь? С ее губ сорвался сдавленный стон, и гордость пала под

гнетом страха. Ощущение одиночества обещало перерасти в панику. Спрыгнув с кровати, она подбежала к двери, резко распахнула ее и вздрогнула от неожиданности, когда

уткнулась носом к носу Фирса. Мужчина стоял у порога, упираясь руками по обе стороны

от двери. Он почему-то не ушел.

- Так и знал, что что-то нужно, - произнесли его губы.

Лена быстро подняла взгляд от его рта к глазам. Он смотрел на нее с такой

глубиной, что она сразу передумала о своей первоначальной просьбе. Она просто

испугалась того, что в данный момент прочитала на лице этого мужчины.

- Нет, я просто хотела еще раз за все тебя поблагодарить, - сказала она первое, что

пришло на ум.

- Не за что, - ответил он тоном без какой-либо интонации.

Не зная, что еще добавить и как прекратить эту неловкость, Лена уже собралась

закрыть дверь. Но Фирс не дал ей это сделать. Он уперся рукой в закрывающуюся дверь и

толкнул ее обратно. После чего спокойно вошел в комнату, заставляя Лену отступить

назад. Но и на этом он не остановился, шагая на девушку до тех пор, пока ее ноги не

уперлись в кровать. Потеряв равновесие, Лена уже приготовилась к падению на матрас.

Но Леша обхватил ее рукой за талию, придерживая и прижимая к себе. Она, конечно, хотела, чтобы он сейчас был рядом, но не так близко. И эта близость ей совсем не

понравилась уже тем, что тело на нее не к месту среагировало. И только теперь она

осознала всю абсурдность своей затеи. Чем бы ей ни помог этот мужчина, а он все еще

продолжал оставаться тем Фирсом, которого она знала.

- Лен, я не умею читать мысли, - сказал он ей на полутоне своего голоса. – Просто

скажи, чего ты хочешь?

Лене этот вопрос показался недвусмысленным, и ее это разом возмутило, рождая

злость.

- Решил воспользоваться моментом? – холодно поинтересовалась она, снова

надевая свою маску гордости.

Но, видно, она ошиблась. Брови Фирса взлетели вверх. Он даже убрал руку с ее

талии, позволяя все-таки плюхнуться на кровать. По лицу было видно, что он хочет

сказать очень многое, но произнес лишь одно:

- Ты не права, Лен, ясно?

И, видимо, гордость в этот раз оказалась заразной. Горько хмыкнув, Леша стал

разворачиваться, чтобы наверняка уйти. В этот момент Лена быстро опомнилась, хватая

его за руку. Он замер и даже слегка вздрогнул, обращая на нее свой взгляд.

- Прости, - тихо попросила она, принимая то, что оказалась не права.

Пальцы Фирса сжали ее кисть. Она так и продолжала сидеть, глядя на него снизу

вверх, а он так и продолжал стоять рядом, глядя на нее сверху вниз. И что им делать в

этой ситуации, никто не знал.

- Мне остаться? – задал он самый нужный сейчас вопрос.

Лена опустила глаза. Про себя поблагодарив этого мужчину за такую

догадливость, она все-таки сказала:

- Нет, не нужно.

- Хорошо, - произнес тогда он, медленно забирая свою ладонь из ее руки.


После чего развернулся и вышел из комнаты. Проводив его взглядом, Лена встала.

Подошла к окну и обняла себя руками, стараясь унять дрожь. Она пообещала себе, что

больше не будет плакать. Леша и Ева правы, с нее хватит!

На улице стоял летний солнечный день, совершенно не соответствующий ее

настроению. Внутри снова что-то надломилось, треснуло, как словно бы фарфоровая

чаша, которую она так усердно лепила и берегла, наполняя до краев любовью, заботой и

нежностью. И теперь было больно осознавать, что их с Гришей отношения не имели для

него никакой ценности. Он бессовестно запятнал их, очернил, испортил, разрушил все ее

надежды на семейное будущее. Он обманывал ее от начала и до конца. И снова она

осталась одна, обманутая, ни с чем. И в душе опять образовалась бездонная пропасть. Ну

ничего, она уже переживала подобное, как-нибудь переживет и это. Как-нибудь…


часть_13


***

Закрыв дверь в комнату Лены, Фирс отошел от нее на шаг и почесал затылок. У

него сложилось такое чувство, будто она хотела, чтобы он остался. Тем не менее она

сказала «нет». И вот пойми этих женщин – тут нужен, тут не нужен. Правда, Фирс не

считал себя глупцом в тех вопросах, которые касались слабого пола. Потому вряд ли

чутье его подводило. А кроме всего прочего оно подсказывало ему, что все-таки стоило

сейчас позволить Лене побыть одной, чтобы она смогла разобраться в себе.

Руководствуясь этой мыслью, он спокойно отошел от ее двери. А чуть позже и вовсе

отправился в «Марс» на рабочую смену, оставив Лену на попечение двум женщинам.

Как Леша и предполагал, тетя Таня и Ева приветливо встретили нежданную

гостью. Они были даже не против того, чтобы девушка оставалась у них столько, сколько

той потребуется. Не был против этого и Алан, всегда готовый откликнуться на просьбу

друга.

- Да пусть пока остается, - сказал тот, когда они сидела в его кабинете, выделив

время для задушевного разговора. – И матери помощь будет, и Еве веселее.

- Буду должен, - поблагодарил Леша.

- У меня только вопрос: ты уверен, что ТЕБЕ все это нужно?

Фирс усмехнулся – вопрос, конечно, был хорошим.

- Честно? Нет, не уверен.

- Тогда зачем все это? Ругаться с братом, заботиться о его женщине, ставить себя в

сложное положение.

Леша нервно пожал плечами. Сам вопрос, как и возможные ответы, его

нервировали. Очень не хотелось произносить вслух, а тем более признавать, насколько

ему небезразлична эта Прекрасная Елена.

- Не знаю. Веришь? И вообще, что ты ко мне привязался?

Алан лишь хмыкнул с подозрительно хитрым выражением глаз, ничего не став

отвечать.

После работы Леша не отправился домой, как обычно, он вернулся на дачу, к

Лене. И совершенно не был удивлен, когда вместе с Аланом они увидели девушку на

кухне дома, одну, среди ночи. Причем хозяин вызвал у нее легкий испуг, что можно было

прочесть в припухших от слез глазах. Лена сидела за столом и сжимала в руках чашку с

дымящимся напитком. Все такая же расстроенная, уставшая и оттого невероятно ранимая.

У него возникло стойкое желание подойти к ней и стиснуть в объятьях, только Леша

удержался от этого жеста, не уверенный в том, что его правильно поймут, как это

случилось днем.

- Ты что делаешь тут вместо того, чтобы быть в кровати? – спросил он, присаживаясь рядом с девушкой.


- Чай пью, - тихо ответила она, посматривая на Алана, который остановился

посреди кухни и уставился на нее. Ей было явно некомфортно в его присутствии. – Алан, я хочу поблагодарить тебя за гостеприимство. Спасибо тебе. Ты только скажи, когда

покажется, что я им злоупотребляю…

- Лен, - перебил ее тот, - перестань. Оставайся столько, сколько тебе нужно. Не

думаю, что будешь чем-то злоупотреблять. Да и мы не изверги, чтобы выгонять тебя

теперь на улицу. Так что оставайся. Составишь компанию моей жене, захочешь, поможешь матери. Суета, дела и люди - это всегда отвлекает от проблем.

- Дело говорит, - добавил от себя Фирс, кивая на друга и при этом глядя на Лену. –

Или что ты решила? Прощаешь? – все-таки решил он уточнить, хорошо понимая, насколько женщины бывают переменчивы в своих желаниях, особенно влюбленные.

Лена опустила глаза в кружку. Кажется, вопрос ее расстроил, а возможно и вовсе

обидел.

- Я же тебе уже ответила на это, - тихо произнесла она.

- Понял, извини. Тогда что думаешь? Остаешься?

Немного замявшись, Лена просто кивнула в знак согласия.

- Хорошо, тогда завтра я съезжу за твоими вещами и привезу их сюда. Ты не

против? – обратился он уже к Алану.

- Нет, конечно, - ответил тот, шагая к выходу из кухни. - И раз мы все так

замечательно решили, пойду я, пожалуй, к своей жене, спать, чего и вам желаю.

Так они остались с Леной одни в тишине кухни.

- Как ты? – сочувственно спросил Леша.

Девушка пожала плечами, стараясь не встречаться с ним взглядом. Но он все

понял и так. Захотелось ее коснуться, просто в знак поддержки, но Фирс сдержался и тут.

Ведь любой его жест снова может быть расценен как домогательство. Пальцы невольно

сжались в расслабленные кулаки.

- Почему не спишь? – спросил следом.

- Не могу нормально уснуть.

- А что для этого нужно?

Лена подняла к нему глаза и тихо произнесла:

- Вернуть все, как было. Можешь?

Он покачал головой:

- Нет, мне жаль.

Ее губы тронула грустная улыбка. Взгляд задержался на его лице, опустился к шее, после чего Лена поспешила отвернуться.

- Я, наверное, пойду в комнату, - сказала она, вставая из-за стола.

- Хорошо, - только и смог он сейчас ответить.

- Постараюсь уснуть, - произнесла уже у выхода.

- Спокойной ночи, - сказал он вслед.

- И тебе, - только и услышал голос.

«Странная она какая-то, - подумалось Фирсу. – Хотя, что тут странного? Просто

девушка не находит себе места. Надо бы зайти к ней. Сначала в душ, потом к ней». С

этими мыслями Леша отправился в свою комнату, которая всегда числилась за ним в доме

Алана. Благо при строительстве тот учел количество своих близких друзей. Правда, ванная комната была одна на всех, что Леше не помешало свободно занять ее этой ночью.

И уже через несколько минут он стоял перед дверью Лены. Тихо стукнув по дереву пару

раз костяшками пальцев, Леша открыл дверь и вошел в полутемную комнату, залитую

приглушенным светом одного лишь ночника. И как оказалась, он застукал Лену за уже

привычным занятием. Сидя в кровати под одеялом, она суетливо и спешно вытирала

слезы бумажной салфеткой.

- Ты решила затопить весь дом? – спросил он, шагая к ней.

- Нет, - буркнула она под нос. - Зачем ты пришел?


- Не нужен? – бессовестно поинтересовался он.

Лена вскинула глаза к его лицу, но так ничего и не ответила. Тогда Фирс подошел

к кровати и улегся рядом, повернувшись боком и подперев голову рукой.

- Что ты делаешь? – спросила девушка настороженным тоном, шмыгая носом.

- Составляю тебе компанию, - невозмутимо ответил он. – Давай, успокаивайся, сползай под одеяло и закрывай глаза.

- Зачем?

Леша закатил глаза. Ну в самом деле, что за настороженность?

- Будешь спать.

- А ты?

- Я тоже.

- Здесь?

- Ты против?

- Вообще-то да.

- Хочешь, чтобы я ушел? Оставил тебя наедине со своими дурными мыслями? И

что тогда будешь делать? Дай угадаю… - он сделал вид, что задумался.

Заплаканные глаза Лены заморгали чаще.

- А это уже не твое дело, - ответила она обиженным тоном.

- С каких пор не мое? Позволь заметить, это стало моим делом с того момента, когда ты запрыгнула на мой мотоцикл.

Она ахнула.

- Леша, я не специально, - начала оправдываться блондинка. – И прости уж, пожалуйста, но ты совершенно не обязан со мной нянчиться только потому, что я по

дурости села тебе на шею.

- Не «на шею», а пока только «на мотоцикл», - поправил он ее, снова заставив

недоумевать и хлопать мокрыми ресницами.

- Что тебе от меня нужно? – задала она вопрос напрямую, который ввел в

недоумение уже Лешу.

- В смысле?

- Мне все-таки кажется, что ты помогаешь мне с какой-то целью? С какой? –

уточнила она свой вопрос, теребя пальцами бумажную салфетку.

Разговор становился все интереснее и интереснее.

- А ты сама как думаешь? Ну давай, произнеси это вслух, Лен. Ты уже давно

взрослая девочка.

Губы блондинки сжались в тонкую линию. И все-таки, она сказала:

- Из-за секса, - вымученно выпалила она. – Так достаточно ясно?

Леша хмыкнул. Впору было еще рассмеяться, но почему-то было не смешно, а

также и не удивительно. Ведь он сам дал ей повод на такие мысли, не так ли?

- Я уже сказал тебе еще днем, что ты не права. А если бы это было так, я бы не

терял время и не тратил его на разговоры. - Она не поверила, что он понял по ее

недоверчивому взгляду. Тогда он решил уточнить: - Нет, ты меня, конечно, возбуждаешь, но не в таком состоянии.

От этих слов Лена нахмурилась.

- Уходи, Алексей, - холодно произнесла она, сползая вниз под одеяло, укрываясь

до подбородка и поворачиваясь спиной к своему позднему гостю.

- Мы снова вернулись к «Алексею»? Здорово. Не пойму только, что именно тебя

расстроило: что я не хочу тебя в таком состоянии? Или что…

Он не успел договорить - Лена резко развернулась к нему:

- Да хватит уже! Ну как ты не понимаешь?..

От волнения она едва ли не кричала, начала тяжело дышать, а на глазах снова

стояли слезы. Обхватив девушку пальцами за подбородок, он тем самым заставил ее

замолчать.


- Ну все, Лен, тише, успокойся, - говорил он мягким голосом, глядя ей в глаза. –

Прости. Просто не нужно делать из меня эгоистичного кобеля, хорошо? И, кстати говоря, если человек чего-то не понимает, ведь можно просто ему сказать. Это ведь не сложно, правда?

Но ответа он так и не дождался. Лена промолчала, да и вообще окончательно

поникла.

- Так мне остаться? – спросил он в очередной раз, все еще удерживая пальцами ее

подбородок.

Пока Лена собиралась с мыслями, он невольно вспоминал, какие же сладкие на

вкус ее губы, эти красивые, чуть пухлые, нежные, теплые губы. Ему захотелось их

коснуться, успокоить ее своим поцелуем, подарить несколько приятных минут, наполненные нежностью. И всего этого захотелось так сильно, что стало перехватило

дыхание. И ведь стоит ему поддаться этому минутному порыву, как Лена окажется права

в своем суждении. Так что ему пришлось отогнать прочь все свои порочные мысли, уже

который раз подряд и связанные именно с ней.

- Я не знаю, - растерянно ответила она наконец, и этот ответ показался ему теперь

честным.

Фирс улыбнулся:

- Тогда закрывай глаза и давай все-таки поспим, хорошо?

Лена кивнула, только при этом вежливо отодвинула его руку от своего лица. Как

расценить этот жест, он не понял. Ей неприятны его касания? Или просто не нужны

сейчас? Порой бывает не так просто понять женщину, если в ней наблюдаются какие-то

противоречия. И ведь даже задай ей вопрос напрямую, она может не выдать правды, что

уже замечалось за Леной.

Она снова отвернулась и опустила голову на подушку, по которой рассыпались

спутанные светлые локоны. Стало тихо, при этом сама тишина казалась напряженной. И в

большей степени это напряжение исходило от Лены. Леша протянул руку в желании

коснуться светлой пряди волос. Но в этот момент девушка решила повернуться к нему

лицом. Улегшись напротив, она посмотрела ему в глаза. Оба молчали. Они просто лежали

рядом и смотрели друг на друга, пока Лена не спросила:

- Ты любил когда-нибудь? Я имею в виду настолько, чтобы девушка стала для тебя

самой важной из всех.

- Все-таки думаешь, что я на это способен? Неожиданно, - тихо усмехнулся Фирс. -

Ну а если серьезно, то – нет, не любил.

На этом разговор снова прервался. Отведя взгляд, Лена подтянула одеяло к своему

лицу и уткнулась в него носом. От ее такого беззащитного вида у Леши кольнуло в груди.

Было по-настоящему, искренне ее жаль. И пусть ему, к счастью, не довелось узнать, что

значит предательство любимого человека, но он вполне мог себе это представить.

Достаточно было просто взглянуть на Лену, чтобы понять всю степень боли и

опустошенности. В один момент девушка словно потухла, как некогда искрящаяся

бенгальская свеча.

«Да к черту», - подумал Фирс, решив проигнорировать все ее предрассудки.

- Иди сюда, - сказал он Лене, кладя ладонь ей на спину и притягивая к себе.

От неожиданности блондинка встрепенулась и уперлась ладонями ему в грудь. В

глазах застыла растерянность.

- Леша… - испуганно, почти панически выговорила она.

- Лен, успокойся, не собираюсь я тебя домогаться или насиловать. Я просто тебя

обниму, хорошо?

Она не сказала ни «да», ни «нет», просто замерла в его объятьях. У Фирса

сложилось такое ощущение, будто он обнял камень, такой очень теплый, но твердый

камень. Напряжение Лены усилилось троекратно. И вообще грешным делом ему

показалось, что она его почему-то боится. Но отступать из-за этого он намерен уже не


был. Вместо этого прижал блондинку теснее к себе, так что ее личико уткнулось ему в

шею. По коже пробежало теплое дыхание, вызывая у него мурашки. Но первый же ее вдох

прервался от нервного полустона. Лежащие на его груди ладони сжались в кулачки, сминая под собой ткань футболки. И тут же она поспешила отвернуться, утыкаясь носом

ему в плечо. Зажмурилась, словно бы он причинил ей боль.

- Что такое? – не понял Фирс.

Коснувшись ее щеки пальцами, он хотел убрать волосы с ее лица. Но Лена

неожиданно дернулась, оттолкнула его, выползла из объятий и встала с кровати, начиная

плотнее запахивать полы халата, словно бы замерзла.

- Уходи, - попросила она напряженным голосом, обнимая себя руками и

поворачиваясь к нему спиной. – Пожалуйста.

Фирс вздохнул. Вот теперь он начал сомневаться в том, что понимает ее. Тем не

менее навязываться сейчас не собирался. И раз ей нужно, чтобы он ушел, он так и сделает.

В конце концов, Леша и сам достаточно устал, чтобы бороться еще и с Леной.

Поднявшись с кровати, он уже направился к двери.

- Подожди! – услышал он за спиной, что заставило остановиться. – Господи! Да

что со мной? – выпалила она следом, прикасаясь пальцами к вискам.

Последняя реплика позволила ему понять, что и Лена в данный момент не

понимает саму себя. Не понимает, чего хочет. И наверняка не знает, что сделать, чтобы

стало легче. Она просто запуталась. Спрашивается, зря он, что ли, ей давал на это время?

- Так, все, хватит, - решительно заявил он, возвращаясь к ней.

Подхватив Лену на руки, он без лишних разговоров и просьб уложил ее на

кровать, после чего лег рядом и бесцеремонно, по-хозяйски притянул ее спиной к себе.

Укрыл обоих одеялом, не обращая внимания на ее недоумение. Потянулся рукой и

выключил ночник.

- Спать, - твердо произнес он свое последнее слово, зарываясь носом в волосы

Лены и упорно стараясь не думать о ее формах, в которые уперся пахом.

На удивление, Лена даже не стала возражать, не стала отталкивать, а через какое-

то время даже смогла немного расслабиться в его руках, хоть и лежала рядом мышкой.

Ощущения в данный момент были слегка странными, потому что он еще никогда не

засыпал с женщиной вот так, не имея с ней перед этим секса. Странно было так же от

понимания, что он себе позволяет с девушкой своего брата, даже если та теперь имела

статус «бывшей». Но вместе с этим было тяжело держась себя в рука, когда так и

подмывало пустить в ход все свои методы соблазнения, хоть и, конечно же, только в

целях утешения. Но он справился и со своей похотью, и с самой Еленой, заставив ту все-

таки уснуть с первыми лучами восходящего солнца.


часть_14


***

Пробуждение было тяжелым. Ей не хотелось просыпаться, не хотелось что-то

чувствовать, не хотелось даже открывать глаза. От былого равновесия остались одни

осколки, которые не получалось склеить воедино. Слишком тяжело, слишком больно. И

почему это снова с ней происходит? Кара? Судьба? Простая случайность из

неоднократных совпадений? А может просто что-то не так с ней самой? Вот бы кто-

нибудь ей на это ответил…

Еще толком не проснувшись, первым делом Лена ощутила скованность и тепло

чьего-то тела. Кто-то обнимал со спины и размеренно дышал в шею. «Леша!» - вспомнила

она, приходя в ужас, когда осознала, что же такое твердое упирается ей в ягодицы.

Реакция последовала незамедлительно – подорвавшись, девушка соскочила с кровати. К

сожалению, это разбудило Алексея, который резко выплыл из сна и уставился на нее

сонными полураскрытыми глазами.


- Лен, ты чего? – хрипло спросил он, приподняв голову с подушки.

Чего? Так разве она сама знает? Стоя посреди комнаты, растерянная и

встревоженная, Лена чувствовала тебя дурочкой. В самом деле, что с ней происходит?

Раздумывая над этим вопросом, она развернулась и вышла из комнаты, так и оставив

Алексея без ответа. Быстро дошла до ванной комнаты, включила холодную воду и

умылась несколько раз. Подняла глаза на свое отражение в зеркале.

- Да что с тобой? – спросила вслух у самой себя.

С чего вдруг этот ненормальный байкер начал влиять на нее самым

непостижимым образом? Он притягивает, он волнует. И это когда еще вчера у нее был

жених, когда было все!

«Да ведь ты не лучше Гриши!» - воскликнуло ее сознание. Эта мысль породила

приступ необъяснимого смеха, вслед за чем на глазах снова навернулись слезы. Резкий

стон был заглушен раскрытой ладонью. Лена еще никогда не чувствовала себя такой

разбитой, такой разобщенной, такой брошенной. Любимый мужчина ударил в самое

сердце, и так больно, что она рассыпалась на крохотные кусочки. И теперь вот никак не

могла собрать себя в кучу. Но стоит ли этого ждать так скоро?

«Терпи, - уговаривала она себя. – Это все просто нужно перетерпеть. Тебе не

привыкать. Потом станет легче. Обязательно станет…»

- Тебе плохо? – услышала она голос Алексея, который без спроса заходил к ней в

ванную комнату.

Лена дернулась, вскидывая к нему глаза. Господи, почему его никто не научил

стучать в дверь, прежде чем врываться в чье-то личное пространство?

- Нет, - соврала она, хватая зубную щетку, которую ей вчера выделила Ева. – Я

всего лишь умываюсь. - Зубная паста легла на щетку неровным слоем. Только в

присутствии этого мужчины в рот это все не лезло. – Ты не мог бы выйти?

Он молча постаял несколько секунд, после чего вышел, позволив ей вновь

расслабиться. Почему-то рядом с ним нервы начинали вибрировать от напряжения. Это

было похоже на какую-то ломку. А все потому, что неудержимо хотелось утешения.

Хотелось забыться, и чтобы отпустила наконец боль в груди. Поступок Григория - сможет

ли она такое простить? Никогда. Все было безвозвратно кончено. Она не хотела его ни

видеть, ни слышать, ни вообще знать. Но и сил терпеть последствия было

катастрофически мало.

Горько приходилось теперь осознавать, в какой лжи она жила и как же сильно

ошиблась. Гриша ничем не отличался от других. Они, мужчины, все одинаковые – все

кобелиной породы. И на уме у них только секс и ложь. Они никогда не думают о

последствиях. Вот и ей теперь не хотелось о чем-то задумываться, а тем более о будущем.

Ее воздушные замки развеялись холодным ветром. Сдуло и фундамент. Теперь не на чем

было строить что-то новое. Да и не было больше такого желания. Хотелось отпустить себя

и позволить этому ветру понести туда, куда тот решит сам. Останавливал лишь страх, неуверенность в своих поступках. Она не привыкла к подобному, всегда четко разделяя, что хорошо, а что плохо. Но как же это «плохо» в лице Алексея сейчас искушало! Ведь он

был так доступен, стоит только попросить. К тому же ей все мерещилось, что этот

мужчина нагло пытается воспользоваться ситуацией. Помогает ей, мол, якобы зачем-то.

Такой заботливый, такой внимательный, что тут и нехотя разовьются какие-то

искушенные потребности, просто из благодарности, да к тому же на фоне измены

любимого.

А ведь она действительно была благодарна Алексею, несмотря на скрытые

мотивы. Он явно что-то от нее хотел. Хотя это «что-то» также явно известно. Иначе зачем

ему помогать посторонней девушке, которая его практически никогда и не жаловала

вовсе? Может, он просто ей мстит за какие-то обиды? Ведь может? Но пусть даже и так.

Главным остается не это, а то, чего она сама сейчас хочет. Потому что сама Лена

испытывала ответное желание воспользоваться тем, что ей могли предложить, и одним


махом отрезать прошлое, как и все пути к возврату. Уже было глупо отпираться от того

факта, что Леша ее притягивает, причем сейчас особенно сильно, и именно как мужчина.

Да и вообще очень хотелось совершить неправильный поступок, противоречащий ее

привычному образу жизни, идущий вразвез с ее пониманием отношений. Какого это?

Вдруг лучше? Вдруг она само что-то не так понимает? Вон у Алексея как все просто.

Смешно оказывалось признавать, но теперь его образ жизни казался самым честным. По

крайне мере, он не жил с девушкой, которой бы признавался в любви и обманывал за

спиной. Он не скрывал того, что полигамен. По крайне мере, он никому не врал.


***

Не успел он переступить порог собственной квартиры, как в нос ударил запах

табачного дыма. Это стоило не появляться дома всего какие-то сутки. Закрыв входную

дверь, Леша прошел в зал. Гриша спал на разложенном диване в позе морской звезды, причем был одет в джинсы и футболку. Стойкий запах табака доносился из кухни. Там же

на столе царил беспорядок – початая бутылка коньяка, недоеденная закуска, полная

пепельница окурков. Что ж, этого следовало ожидать. Брату теперь ничего не оставалось, как пожинать плоды своих поступков.

Первым делом Леша открыл окно. Вторым – пошел собирать вещи Лены, а также

кое-какие свои, зачем сюда и приехал. Блондинка вдобавок попросила привезти ее

машину. Сказала, что ключи найдет в сумочке. На машине можно было перевести и сами

вещи. Причем план со сборами обещал пройти тихо и незаметно для Гриши. Только почти

под самый конец брат удумал проснуться. Приоткрыв глаза, он уставился на Лешу, который в этот момент выносил в прихожую очередную сумку.

- Что делаешь? – хрипло спросил тот.

Леша решил не изворачиваться от правды:

- А так не ясно? Собираю вещи Лены. Она попросила.

- М-м-м, - угрюмо промычал старший, садясь на кровати.

Поднявшись на ноги, он подошел к Фирсу и посмотрел ему в лицо покрасневшими

глазами, недовольно, даже с ноткой ненависти. Он явно был не в себе и, скорее всего, до

сих пор пьян.

- Где она? – спросил брат.

- Не уверен, что она сейчас жаждет тебя видеть…

- Да мне насрать! – перебил Гриша, так и полыхая гневом. – Тебя вообще кто-

нибудь просил ее увозить отсюда?

- Слушай, не начинай, а? - отмахнулся Фирс, поворачиваясь к брату спиной. Он

все это уже слышал еще вчера по телефону.

Но брат не захотел заканчивать разговор, дергая Лешу за плечо.

- Я не закончил.

- Так, Гриш, - сорвался и он, жестко хватая старшего за руку. – Не пыли. Сам

виноват, и ты это прекрасно знаешь. Пошли на кухню, там спокойно и поговорим.

Брат отпустил и даже молча проследовал на кухню. Устало сел за стол и плеснул

себе в рюмку очередную порцию коньяка. Но выпить так и не удалось. Фирс перехватил

рюмку раньше, чем тот успел ее взять, и отставил в сторону.

- Хватит тебе уже, давай лучше кофе сварю.

Брат ничего не ответил. На скулах задергались желваки. Но возвращать себе

выпивку он не стал. Леша принял это за знак согласия и достал турку.

- Что она говорит? – услышал он за спиной.

- Ничем обрадовать не могу, извини.

- Мне нужно поговорить с ней.

- Зачем? Думаешь, соврешь с три короба и она снова поведется? – усмехнулся

Фирс, поворачиваясь лицом к брату. Но встречный взгляд дал понять, что воспринимать


шутки сегодня никто не собирается. – Не надо так на меня смотреть. Я всего лишь

озвучил очевидное.

- Да что ты понимаешь? Трахаешь одну за другой и никаких проблем.

Брови Фирса взлетели вверх. Поднявшись с места, Гриша все-таки дотянулся до

рюмки и выпил содержимое одним махом. Закусил уже сухой долькой лимона.

- Ты мне завидуешь?

- Да иди ты, причем тут это?

- Ну, я – одну за другой, а ты и с двумя-то справиться не можешь. - Гриша резко

перестал жевать и уставился на Фирса недобрым взглядом. – Ладно, извини, в последнее

время не могу удержаться от ехидства, когда речь заходит о моей личной жизни. Так что

давай не будем затрагивать эту тему.

- Давай, - бодро согласился Гриша. – Только и ты в мою личную жизнь не лезь.

Где Лена, я тебя спрашиваю?

Леша выключил конфорку, на которой уже третий раз закипело кофе. Развернулся, подошел к столу, опустил на него ладони и наклонился к брату:

- Можно, я дам тебе один совет?

- Попробуй, - хмуро ответил тот.

- Дай Лене время на то, чтобы прийти в себя. Она сейчас никакая. Совсем. И

слушать тебя сейчас не будет. Вообще никак.

Брат хмыкнул.

- И давно ты знаешь ее лучше меня?

- По командировкам надо меньше ездить, - бросил он, возвращаясь к плите.

Взяв две чашки, Фирс разлил по ним свежесваренный кофе. Одну поставил перед

братом. Тот принял ее, хоть и продолжал сидеть угрюмой тучей. Леша сел напротив него.

- Ты все-таки хочешь ее вернуть? – решил он спросить. – А с Лизкой что?

- Лизке я вчера такую выволочку устроил, которую она еще долго не забудет.

Дура, блин. А Лена… как ни смешно звучит, но я правда люблю ее.

- Тогда зачем изменял?

Гриша пожал плечами, махнул рукой, со сдавленным стоном накрыл лицо

ладонями и провел ими снизу вверх, зарываясь пальцами в свои волосы, опуская глаза

вниз.

- Потому что идиот… Потому что Лизка…

Повисла долгая пауза, и Леша уже не был уверен, что услышит окончание фразы.

- Что Лизка? – переспросил он. – Ее ты тоже любишь?

- Видимо так. Черт, у нас с ней столько всего было.

- Ну, братан, если ты хочешь личную жизнь без проблем, то тут нужно выбирать –

либо одна, либо другая. Вдвоем, как видишь, они не уживаются рядом с тобой.

- Я уже сделал выбор.

- И давно?

Брат поднял глаза.

- Ты издеваешься?

- Нет, я серьезно спрашиваю.

- Вчера. У меня был целый свободный вечер, чтобы обо всем подумать.

- И что ты надумал? Кстати, замечание – больше не кури в квартире, для этого есть

балкон. Так что надумал?

- Хочу как-то вернуть Лену. Ломает меня без нее. Могу я рассчитывать на твою

помощь? - Леша опешил. Как-то не хотелось ему подписываться на того, кто подведет

блондинку к очередному этапу обманов. - Или ты на ее стороне? – спросил вдруг Гришка.

- Я на своей стороне, так что разбирайтесь сами.

Брат прищурился. Потянулся за пачкой сигарет, достал одну, уже засунул в рот.

- Я же попросил, - одернул его Фирс. – Еще одна зажженная сигарета в квартире, и

пойдешь жить к матери.


Зажигалка так и осталась нетронутой. Брат все продолжать щуриться и смотреть

на него с подозрением.

- Она тебе нравится? – спросил все-таки тот.

- Ну, она у тебя далеко не уродина, что еще ты хочешь от меня услышать?

Палец Гриши угрожающе направился в его сторону.

- Только тронь ее хоть пальцем.

- Ой, ну хорош уже. Отелло нашелся. Почему-то, пока ты трахал Лизку, тебя не

заботило то обстоятельство, что твоя действующая девушка остается со мной в одной

квартире наедине, причем на несколько суток.

- Я ей доверял! – огрызнулся Гриша в свою защиту. – К тому же, она не такая.

- Вот именно, не такая. И мне почему-то кажется, что себе она не изменит.

Плавно и верно их разговор подошел к концу. Фирс даже обрадовался тому, что

встреча с братом прошла более удачно, чем он предполагал изначально. Тот даже

согласился какое-то время не трогать Елену. Пообещал также больше не курить в

квартире. Все указывало на то, что Гриша переживал и, скорее всего, даже раскаивался.

Теперь Леше помимо Лены было жаль и его. Как ни крути, а все-таки брат, хоть и идиот.

Даже возникли мысли действительно помочь ему с блондинкой. Но гарантии, что измены

не повторятся, не мог дать никто. Именно поэтому Фирс без зазрения совести погрузил

вещи Лены в ее же машину на глазах брата и укатил к самой девушке.


- Она ничего не ест, - жаловалась ему Ева, когда Леша уже вернулся на дачу. –

Поковыряла что-то у себя в тарелке и пошла сорняки в клубнике щипать. Так и торчала на

огороде, пока ты не приехал. Так что, задача ясна?

- Которая?

- Ну, накормить надо девушку. Так же тоже нельзя.

- Ты предлагаешь мне непосредственно этим заняться? – усмехнулся он.

- А кому еще? Не Алана же мне просить. Пфф, скажешь тоже, - Ева покачала

головой. – Тем более что девушку привез ты? Вот теперь и отдувайся. Тарелка на столе.

Вперед. Желаю удачи, - закончила маленькая, но бойкая командирша, возвращаясь к

просмотру телевизора.

Фирс решил не спорить с беременной женщиной, которая, кстати, была права.

Просто взял тарелку с едой, вилку и пошел в комнату Лены. К этому времени блондинка

уже успела разложить и развесить какие-то вещи, и теперь сидела на кровати с раскрытым

ноутбуком.

«Ну хоть делом занята, - подумалось ему, - хоть не ревет».

Его появление она встретила озадаченным взглядом, обращенным по большей

части на то, что было у него в руках.

- Ева тебя сдала, - объяснил он, садясь на кровать. – Так что как хочешь, но чтоб

все это доела.

Лена опустила глаза с его лица в тарелку. Посмотрела с тоской на порезанное

кусочками мяса, салат и пюре.

- Леш, я не хочу…

- Даже слышать не желаю…

- Но я не могу, в меня не лезет, - почти запаниковала она. – Отнеси, пожалуйста, обратно.

Фирс вздохнул.

- Ты не оставляешь мне выбора.

- На что?

Схватив ноутбук, Леша отставил его на тумбочку и подсел поближе к Лене.

Наколол на вилку кусочек мяса и поднес к губам девушки.

- Давай, сначала за маму.

Но вместо того, чтобы послушать, Лена нахмурилась и отстранилась.


- Ты издеваешься? Я же говорю, не хочу.

Поставив тарелку на кровать, Фирс схватил блондинку за руку, которая лежала на

ее животе, и слегка придавил, удерживая, чтобы девушка не убежала. Уперся мясом в ее

губы, которые в ответ лишь плотно сжались.

- Ешь. Говорю пока по-хорошему. Ну же…

А Лена теперь боялась и рот раскрыть. Начала вырываться и отворачиваться. Леше

пришлось отпустить. Не запихивать же ей все силой. Но и сдаваться он не собирался.

- Леш, прекрати. Я все равно не буду.

- Ты как маленькая, в самом деле. Но раз так, хорошо, - будто приняв поражение, Леша отсел чуть назад и прилег на кровать в непринужденной позе, подперев голову

рукой, - подождем.

- И чего ждать будем?

- Когда ты проголодаешься.

Лена окинула его взглядом, опустила глаза на еду и потянулась за ноутбуком.

- Не трогай, - предупредил он.

Блондинка снова посмотрела на него, но так и не повиновалась. Тогда Фирс встал, перехватил ноутбук и перенес его в кресло. После чего вернулся на прежнее место.

- Я не отстану, - сообщил он, снова поднося мясо к ее губам и удерживая упрямицу

на месте. – Давай попробуем еще раз.

Вот теперь уже по взгляду девушки можно было понять, что она готова сдаться.

Раскрыв губы, Лена обхватила ими кусочек мяса и взяла в рот, облизала вилку. Причем

сделала это так неосознанно нежно, что Фирса подбросило изнутри, чего он никак не

ожидал. Надо же… А ему начинало это нравиться. Кто бы мог подумать, что Лена так

сексуально ест с рук.

- Теперь за папу, - произнес он, поднося к ее губам пюре.

Хоть и нехотя, но губы покорно раскрылись, сомкнулись на вилке, скользнули по

ней вниз.

- Вот так, молодец, - подбодрил он.

- Слушай, давай я сама уже, - психанула Лена, начиная тянуться за тарелкой и

собираясь отобрать у него прибор.

Но Леша перехватил ее руки и вернул на место.

- Нет уж, я тебе не доверяю, - возразил он.

Теперь настала очередь салата. Это была свежая тонко нарезанная капуста с

кусочками огурца, все с зеленью и под майонезом. Только в этот раз Лена не спешила

раскрывать рот для еды.

- Может, на этом остановимся? – спросила она. - Ты на меня так смотришь, что в

горло уже совсем ничего не лезет.

Леша тихо рассмеялся на то, как неосторожно себя выдал. Опустил вилку.

- И как я смотрю?

- Не знаю, - отмахнулась она, настойчиво выскальзывая из плена его рук. Встав с

кровати, девушка взяла у него тарелку и подошла к окну. Наконец, начала есть сама, задумчиво рассматривая дачные просторы. И все-таки как-то несмело, тихо добавила, не

оборачиваясь к нему: - Как будто сам голоден.

Он не смог скрыть улыбки, тем более что той никто не видел.

- Извини, не хотел портить тебе аппетит.

- Его нет, так что не переживай, ты ничего не испортил, - ответила она прежде, чем

взяла в рот кусочек мяса. – Как Гриша? Ты видел его?

Дождался - Леша уже думал, что она о нем и не спросит.

- Не очень, если честно. Переживает.

- Понятно, - просто ответила она, отставляя тарелку на тумбочку. – Все, больше не

могу, что хочешь со мной делай.


От этой небрежно брошенной фразы Лешу снова подбросило. Снова на губах

появилась ухмылка. Очень захотелось произнести вслух тот ответ, который закрутился на

языке. Но вместо этого он выбрал другой:

- Ты поаккуратнее с такими фразами, а то ведь я могу воспринять всерьез.

Он вроде бы пошутил, только блондинка почему-то сразу напряглась и обернулась

к нему, и взгляд изменился - стал каким-то испуганным и более глубоким.

- Что не так? – не понял он.

Лена смутилась, залилась румянцем.

- Ничего, все так.

- Лен? – окликнул он, давая понять, что настаивает на ответе.

- Ничего, я же сказала, - сначала отмахнулась блондинка, но потом все-таки

призналась: - Ты просто стал себя как-то странно вести. Никак не могу привыкнуть.

- Я?! Мадам, позвольте, но вы путаетесь в показаниях. Если уж кто и стал себя

вести странно, то это далеко не я. Может, это ты?

Но тут Лена неожиданно сорвалась:

- Леш, хватит! Уйди, пожалуйста, - попросила она.

Несколько секунд он смотрел на нее в недоумении, все пытался понять, что-то

прочитать по лицу. А на нем был целый спектр эмоций, основными из которых являлись

смятение и боль. Не выдержав его взгляда, она снова отвернулась.

- Ну хорошо, - согласился он. – Значит, ночью мне не приходить?

- Нет, не нужно.

- Ты уверена? Или опять врешь нам обоим?

На это Лена рассмеялась, причем нервно, прикрывая глаза ладонью. При этом

ладонь тряслась.

- Уверена.

Леша наконец поднялся с кровати и шагнул к девушке, но та отскочила назад и

указала ему пальцем на выход:

- Дверь там.

Он фыркнул:

- Знаешь, до встречи с тобой я наивно полагал, что знаю, чего хочет женщина.

- Иногда она хочет, чтобы ее оставили в покое, понимаешь?

- Конечно, - согласился он, пятясь назад.

Лена согнула вытянутую руку, крепко захватила одной ладонью другую. Она

почему-то упорно нервничала в его присутствии.

- Если что, ты знаешь, где меня искать. И звонить не стесняйся, хорошо?

- Хорошо. Спасибо тебе. Еще раз - за все.

Теперь Леше ничего не оставалось, как покинуть ее комнату.


часть_15


***

«Господи, да что же такое», - причитала Лена, кусая губы. Уперлась пальцами в

виски, которые невыносимо заныли. Когда же она успокоиться? Стоит Алексею появиться

рядом, и с ней начинает происходить что-то неимоверное. В такие моменты словно

вступали в бой здравый рассудок и непреодолимая потребность, выкручивая ее в

сомнениях. Необъяснимо, но слишком сильно хотелось забыться в объятьях другого

мужчины. Нет, даже не так – в объятьях Алексея. Разрешить себе принять его заботу.

Перестать его сторониться и метаться от искушения. Просто позволить ему быть рядом.

Только ей сейчас некогда было об этом думать.

Когда Леша привез ее вещи, а в том числе и телефон, на нем оказалось тринадцать

пропущенный вызовов от Шумского. Как узнала позднее, она нужна была ему завтра на

рабочем месте, причем уже с кое-каким готовым материалом. Кроме него звонила и Тоня.


Подруга хотела с ней встретиться за обедом. И все расспрашивали, почему не могли ей

так долго дозвониться. Начальнику правды говорить она и не собиралась, а вот подругам -

лишь при личной встрече. В итоге завтра предстоял насыщенный день, что не могло не

радовать. Ей нужно было отвлечься, нужно было постоянно чем-то заниматься. В такие

моменты становилось немного легче, ведь так оставалось меньше времени на мысли о

Грише и его предательстве. Именно поэтому Лена с радостью взялась за подготовку

нового материала для Шумского.

Но к девяти часам вечера все оказалось готово. Можно было ложиться спать, тем

более что предстоял ранний подъем. Но какое там! Спать не хотелось вовсе. Находиться

при этом одной и без дела становилось невыносимее с каждой минутой. Тогда Лена

спустилась вниз и провела остаток вечера в компании Евы и тети Тани. Они пили чай, беседовали на разные темы, и мужчины им совершенно не мешали – обоих опять носило

на работе. Но когда женщины отправились спать, пришлось идти и Лене.

Она долго ворочалась в кровати. Мысли метались от одной к другой, не давая ей

покоя, где-то ускоряя сердцебиение, нагнетая волнение. В какой-то момент все-таки

заснула. Проснулась в три, о чем говорили часы на мобильном телефоне.

«Никто не звонил», - проскочила мысль.

«А кто должен звонить?» - возникла следом другая.

Странно теперь было, непривычно - не ждать звонка. А вернее, не ждать так, как

было последние полтора года - с радостью, с трепетом, с любовью. Да и вообще все было

непривычно. Не так. И катастрофически плохо. От дурных мыслей сон снова улетучился, словно в испуге. Лена встала и спустилась на кухню. Свет включать не стала, удовлетворившись лампой из соседней комнаты. Налила в стакан воды и поднесла к

губам. И едва не подавилась, когда услышала за спиной голос Алексея:

- Опять бессонница?

От неожиданности она едва ли не подпрыгнула на месте. Развернувшись, Лена

увидела Лешу, полулежащего на угловом кухонном диване. На лице неизменная легкая

улыбка, в руках бутылка пива, но взгляд достаточно трезв.

- Как обычно, - пробурчала она.

- Как обычно - это у меня. Успокоительные пьешь?

- Пью.

- Тогда, может, просто нужна компания для сна? – спросил он с ленивой улыбкой

на губах.

Лена закатила глаза, стараясь не фантазировать на эту тему. Нет, ну это

невозможно…

- Ты вообще способен думать о чем-то, помимо секса?

На лице мужчины отразилось недоумение, левая бровь выгнулась дугой.

- А кто сейчас говорил о сексе? – спросил он. – Помнится, предыдущую ночь мы

только лишь спали. Всего-то.

Лена замялась, теперь не зная, что сказать. Да она же только что сама себя выдала.

- Извини, значит, я не так тебя поняла, - поспешила она выйти из положения.

Встала спиной к столешнице мойки, обняла себя руками.

- Лен… - начал он что-то говорить, принимая сидячее положение.

Но Лена его перебила, срываясь на откровенность:

- Что со мной не так, Леш? Вот ты можешь мне ответить на этот вопрос? Честно.

Фирс глубоко вздохнул, отставил бутылку пива на стол и подошел к девушке.

- Откуда ты взяла эту глупость? – тихо спросил он, заглядывая в глаза.

- Какую?

- Что с тобой что-то не так?

От близости этого мужчины в такой интимной обстановке Лене стало не по себе и

главное – жарко. Запылали щеки, участился пульс. Хотелось отступить от него назад, но

было некуда. Причем в данной ситуации она уже не доверяла не ему, а себе. Каким бы


Алексей ни был, а свое звание донжуана носил заслуженно. В нем было что-то такое, что

привлекало женщин. Что-то для нее необъяснимое, словно на уровне первобытных

инстинктов. И она наконец-то нашла в себе храбрость, чтобы это признать, пусть и в тот

момент, когда уже многое из прошлого перестало иметь какое-то значение.

- Иди сюда, - тихо произнес он, привлекая к себе.

Видимо, он неверно растолковал ее растерянный взгляд. Но возражать уже было

поздно. Лена мгновенно утонула в тепле его тела. Невольно уткнулась носом ему в шею, осознавая, как приятен ей запах – на его коже еще остались древесные нотки стойкого

парфюма. И вот Леша стоял рядом и обнимал, такой горячий, такой настоящий и такой

доступный, и единственный, кто у нее остался, кто был сейчас рядом. «Это же брат

Гриши», - напомнила совесть. Ну и что? Ей теперь нет никакого дела до этого изменника.

Она не простит. Она теперь свободна и вправе делать то, что хочет и с кем хочет.

- Даже не увлекайся подобными мыслями, поняла? – сказал ей Леша. – С тобой все

так. Ты умная девочка и просто очень красивая женщина. Просто тебе снова не повезло.

Последние слова вызвали у нее тихий смешок.

- Что-то слишком часто мне не везет.

- Не может все время быть плохо. Успокойся. Будет и на твоей улице праздник.

- Хочу сейчас, - устало и честно пробубнила она ему в шею.

- Чего?

- Праздника.

Теперь рассмеялся Алексей.

- К сожалению, у меня есть не многое, что тебе предложить. Хочешь, куда-нибудь

съездим? Хоть сейчас. Ну или, в конце концов… черт, хочешь, познакомлю тебя с каким-

нибудь хорошим парнем, - вдруг произнес он. - Но это при условии, что Гриша не будет

знать, кто вас свел.

Лена отстранилась, пытаясь осознать услышанное. Зачем ей какой-то «хороший

парень»? Сейчас ей совершенно не хочется с кем-то даже знакомиться, не говоря о

большем, и уже совершенно не учитывая какие-то серьезные отношения. Она сглотнула, обращая испуганный взгляд на Алексея, когда вдруг осознала, что сейчас не в состоянии

подпустить к себе кого-то, кроме этого мужчины.

- А тебе я разве не нравлюсь? – заставила она себя спросить, хоть и вышло очень

тихо.

- Я такого не говорил. Подожди… - Он замолчал, когда Лена, осмелев, подалась

ближе к нему и опустила взгляд на его рот, искушающий обещанием нежности и ласки.

Причем она хорошо помнила, на что этот рот способен. – Да ты шутишь… - выговорил он.

Лена не стала что-то отвечать. Просто подалась еще немного вперед и

нерешительно коснулась его губ своими. Поначалу Леша замер, застыл, словно в

оцепенении.

- Да чтоб тебя… - вырвалось у него прежде, чем он ответил на поцелуй.

Правда, Лена ожидала, что это будет нежно, а получила совсем иное. Зарывшись

пальцами в ее волосы, Алексей накрыл ладонью затылок, удерживая, фиксируя под себя.

Губы двигались напористо, даже жадно, будто у них вот-вот собирались отнять что-то

важное. Язык властно проскользнул ей в рот в какой-то неистовой ласке. Эта оказалась

чистейшая вспышка страсти с обжигающим накалом. Словно Лена разбудила нечто такое, что мирно спало. Возможно, ей стоило бы это все остановить. Но совершенно не хотелось, притом, что она сама же и начала. Потому не стала противиться даже тогда, когда Фирс

больно вжал ее бедра в столешницу и потерся пахом. В ответ, простонав ему в рот, Лена

закинула одну ножку на бедро Алексея. Со второй он уже помог сам, подхватывая ее под

ягодицы и нетерпеливо приподнимая вверх, чтобы опустить на столешницу. И все бы

ничего, если бы позади не оказалась ровная поверхность. С тихим вскриком Лена

провалилась в отверстие мойки. Благо над головой не висел шкаф, о который можно было


бы удариться. Фирс даже не успел придержать, упуская из плена и ее губы. Зато

комичность ситуации вызвала коллективный смех и подняла настроение.

- Черт, я теряю сноровку, - произнес Леша, все еще продолжая обнимать Лену. –

Или просто ты так сильно сводишь меня с ума.

За такие приятные слова захотелось снова его поцелуев. Но когда Лена потянулась

к нему, Леша стал отстраняться, так что ей пришлось тянуться за его губами.

- Блин, Лен! – выпалил-таки он, чуть ли не отскакивая назад. Запустив пальца в

свои волосы, он шумно и протяжно выдохнул. – Это очень плохая идея. Твою ж… какого

черта ты делаешь?

Лена сглотнула, так и продолжая сидеть в мойке. Странно было слышать от него

подобное в данной ситуации. Разве не он еще совсем недавно давал понять, что она его

волнует, когда безразличен ее статус невесты брата? Так почему сейчас он себя ведет так, будто она все придумала?..

- Между прочим, мне холодно, - произнесла она, игнорируя его вопрос. Тонкий

халат не спасал от холодного металла. Зябко стало и внутри. – Не поможешь хотя бы

слезть отсюда?

Леша тут же дернулся к ней, словно до этого и не сообразил, что ей нужна

помощь. Подал руку, поддержал, помог слезть и встать на ноги. Лена выпрямила спину, стараясь с гордостью выстоять его явный отказ, хоть и было мучительно обидно. Можно

подумать, она каждый день себе такое позволяет и предлагает себя посторонним

мужчинам. Хотела уже шагнуть прочь из кухни, но рука Алексея зажала ее ладонь в

своей, не пуская.

- Лен, я не могу, - тихо сказал он, упираясь носом в висок. – Как бы сильно этого

не хотел сам.

- Почему? Из-за Гриши? А он обо мне подумал, прежде чем… Как считаешь?

- Так ты просто хочешь ему отомстить? С помощью меня? – задал он вполне

резонный вопрос.

Лена вскинула к нему глаза.

- Если честно, то об этом я думаю в последнюю очередь.

- А о чем в первую?

- Это сложно объяснить.

- Хорошо, тогда скажи, на что ты со мной рассчитываешь? Я непостоянен, неидеален и вообще просто не тот, кто тебе нужен. Так почему я?

- Потому что я хотя бы знаю, чего от тебя ожидать.

Леша пару раз хлопнул глазами:

- В смысле?

Лена начала злиться, потому что ей было неудобно в чем-то признаваться.

- В смысле, что у кого-то весь мозг перетек вниз, - резко ответила она, выдергивая

свою руку. – Я настаивать не собираюсь.

Она шагнула вперед, но Леша дернул ее за плечо, разворачивая к себе. А потом

стал наступать, оттесняя назад, пока Лена не уперлась спиной в стену.

- Мне кажется, лучше что-то выяснить «до», чем о чем-то сожалеть «после». Так

что, Елена Прекрасная, будьте добры объяснить мне мотивы своего озорного поведения.

Согнутой в локте рукой он оперся о стену. Широкая ладонь второй руки легла ей

на ногу и скользнула вверх к бедру. Большой палец с нажимом очертил круг по

внутренней стороне. От этого Лена мгновенно запылала, но постаралась не подать вида.

Его губы угрожающе нависли над ее. Он ждал ответа.

- Послушай, Леш, я уже для себя все решила, и теперь совершенно свободная

женщина, что бы там Гриша мне не сказал нового. Он предал, когда я всецело ему

доверяла, и подобного простить не смогу. Но самое обидное в том, что он это знал

изначально, понимаешь? И сейчас тебе всего лишь хочу сказать, что пытаюсь жить

дальше. А также хочу дать понять, что не против свободных отношений, или как это


называется? Раз мы оба этого хотим. Я не требую от тебя постоянства и идеальности, у

тебя своя жизнь, у меня своя, просто…

- Просто что? – ухмыльнулся он, снова нежно проводя пальцем по кругу. – Просто

ты хочешь, чтобы у нас иногда был секс?

Лена сглотнула, на секунду прикрывая глаза. Румянец на щеках предательски

выдавал ее. Может, она не в своем уме? О чем они сейчас вообще говорят? Не так она

себе все представляла, совсем не так. Думала, что все произойдет более естественно и

само по себе окажется намного проще. Боже, да она ведь совершенно не знает, как это

делается! И когда только успела стать такой смелой? Самой странно. Скорее всего, это

произошло в тот момент, когда в душе поселилось безразличие. Уж лучше оно, чем

монотонная боль, выедающая изнутри. Да и сам Алексей не представлял для нее никакой

угрозы. Наверное, это и был основной аргумент.

- Я не совсем это имела в виду, - попыталась все-таки оправдаться.

- Я просто называю вещи своими именами. И я тебя понял. Только, Лен, я не

храню верность, понимаешь?

- Это твое дело, я тоже не собираюсь этому следовать в нашем случае, -

произнесла вопреки тому, что не осмысливала сказанное и даже не собиралась это делать

в дальнейшем. Было только здесь и сейчас.

Алексей искренне удивился.

- Это честно. Значит, говоришь, свободные отношения?.. Ты уверена, что

выдержишь их? Ревность – штука коварная.

- А с чего мне ревновать? Я же тебя не люблю.

Губы Леши плотно сжались. Палец на коже замер, перестав ее поглаживать.

- Это тоже честно, - наконец произнес он. – Ладно, давай поступим следующим

образом: ты пока иди к себе в комнату, а мне нужно пять минут, чтобы подумать.

Хорошо?

- Хорошо, только отпусти меня, пожалуйста.

Леша убрал руки, но отходить не стал. Лене пришлось протискиваться между ним

и стеной, чтобы выйти. И даже не удостаивая его взгляда, она выскочила из кухни.


***

«Она спятила… - сокрушался Леша, оставшись в одиночестве. – Или это я

спятил?.. Хотя какая разница, кто? Ситуацию это не меняет».

Пройдясь рукой по волосам, Леша схватил бутылку пива и сделал долгий глоток.

Ну и дела! Он как в лесу находился - чем дальше вглубь, тем страшнее. И главная

тропинка, по которой он шел, извивалась самым непредсказуемым образом. Кто бы мог

подумать, что Лена хоть когда-нибудь поцелует его сама? Черт, это было неожиданно.

Сколько раз его вот так целовали? Десятки. И не один из них не был так

обескураживающе приятен.

Он сделал еще глоток.

Свободные отношения? Да она шутит! Не услышал бы лично, в жизни не поверил

бы, что такое может быть с этой женщиной. Лена и свободные отношения - это две

несовместимые вещи. Тем не менее, она об этом попросила. Сама.

Тяжело выдохнув, Леша глотнул еще раз. В паху уже все стояло колом от одной

только мысли столь желанного предложения. Ему стоит всего лишь подняться в комнату

Лены, и он сможет получить то, чего же так сильно желает – ее.

Во рту резко стало сухо, так что он снова приложился к бутылке.

Невовремя начала посыпаться совесть, напоминая о том, что Лена женщина брата.

Здесь было не важно - бывшая или нет. Гришка любит ее, она была его невестой, эта

чужая территория, и этим все было сказано. Тронуть Елену будет сродни предательству.

Леша понимал это даже тогда, когда целовал ее. Но одно дело целовать, даже просто


желать эту женщину, представляя в своих грешных фантазиях, и совсем другое –

заниматься чем-то большим всерьез и наяву.

Присев на краешек стола, Фирс сжал пальцами переносицу. От сомнений даже

голова пошла кругом. И все-таки – нет. Нет! Не по-мужски это, не по-братски. Он не

может так поступить, черт бы все это побрал! Пустая бутылка была со злостью брошена в

урну. Нужно теперь пойти и сказать о своем заключении Лене. Пусть ничего себе там не

придумывает. Она просто сама не понимает, чего сейчас хочет, а чего просит - и подавно.

Не хватало еще, чтобы она потом обо всем пожалела и обрушила на него ворох обид за то, что он повелся. А если они с Гришей потом снова сойдутся, что за ситуация выйдет? Ну

нет, об этом даже думать не хотелось.

Он поднялся к ней в комнату. Лена сидела на кровати. Ждала. Он прошел внутрь, остановился у окна, засунув руки в карманы джинсов. Говорить почему-то было сложно.

Но он решился:

- Я все-таки настаиваю на том, что это плохая идея.

- Ясно, - сухо произнесла Лена. Встав с кровати, она взялась за покрывало и

отбросила его в сторону. – Тогда спокойной ночи, Алексей.

«Обиделась», - заключил он. Словно пришибленный, Леша смотрел, как

блондинка стелет постель, потом снимает халат и ложится под одеяло в облегающей

белой сорочке. Выключает свет, будто кроме нее уже нет никого в комнате. Ему, конечно

же, хочется к ней. Этого хочется так сильно, что его начинает бросать в жар, а

потяжелевшее дыхание дается с трудом. Пожалуй, в своей жизни он еще никогда себе не

устраивал таких пыток, чтобы трезво отказаться от такой женщины, когда она сама же

просит о близости. Нет, все-таки из них двоих спятил именно он. Так может, передумать?

«Нет», - твердо сказала ему совесть.

- Спокойной ночи, Елена, - тихо ответил он и поспешил покинуть комнату, пока не

заткнул совести рот.


***

Она еле встала. Спать хотелось со страшной силой, еще сильнее хотелось послать

всех и все куда-нибудь подальше, и Шумского в первую очередь. Никому нет дела до ее

чувств, так почему она должна переживать за других? Немного покапризничав, Лена все-

таки встала. И уже через полчаса садилась в свою «Тайоту».

Как и следовало ожидать, ее вид вызвал у Шумского вопросы.

- Леночка, у тебя все в порядке? – спросил он первым делом, хмуря брови. – Что-

то случилось?

- Нет-нет, не переживайте, у меня все в порядке.

- Ты заболела? – настаивал он, присаживаясь на дальний край ее стола. – Неважно

выглядишь.

- Нет, не заболела, – она шумно вдохнула воздух, стараясь вести себя спокойно. И

все-таки сорвалась: – Вообще-то неприлично говорить женщине о том, что она плохо

выглядит.

У Шумского стало такое растерянное лицо, что Лена сразу пожалела о своих

словах. Потому поспешила произнести:

- Извините…

- Извини… - в унисон повторил он для нее.

Оба улыбнулись, отчего слегка спало напряжение.

- Владислав Олегович, давайте просто поработаем.

- Хорошо, как скажешь.

Этот рабочий день закончился раньше обычного. Шумский отпустил ее домой, как

только они подготовили материал по новому контракту фирмы. Он учтиво предложил

вместе пообедать, но Лена тактично отказалась. Вместо этого она поехала к подругам.


- Вот гад! – воскликнула Аня, когда Лена рассказала про Гришу.

- Да не может быть, - не верилось Тоне. – Охренеть. То-то он всегда был

подозрительно хороший.

- Конечно, неспроста это, - согласилась Аня. – Когда мужчина стелется у ног и

часто дарит подарки, это не обязательно от большой любви.

- Угу, - согласилась вторая. – Это он грехи замаливает. Вот ведь сволочь какая. Ну

ничего, не переживай, Лен, мы тебе другого найдем.

Лена закатила глаза. От Тони этого и следовало ожидать.

- Не нужен мне другой. Даже не вздумай меня сейчас с кем-то знакомить.

- Тю, да ладно тебе. Клин клином вышибают – знаешь такую поговорку?

Лена потупила взгляд в свою чашку, вспоминая вчерашний разговор с Алексеем.

Именно нечто такое она и попыталась вчера сдуру провернуть, только не вышло. И сейчас

она никак не могла понять, ее это больше расстраивает или радует? Поначалу она, конечно, расстроилась. А потом озадачилась – если Алексей отказался от ее предложения, тогда почему помогает? Может, из жалости? Или что еще? Нет, она определено перестала

его понимать. Прямо-таки мужчина-загадка. Но в итоге все было к лучшему. Она и без

«клина» как-нибудь справится. Возьмет себе дополнительную работу, возможно, перевод

какой-нибудь книги… И погрязнет в пучине слов. Лена грустно вздохнула от такой

скучной перспективы. Причем, видимо, старость ее ждала не менее скучная и одинокая.

«Надо будет завести кошку», - подумала девушка. Только для начала стоило снять

квартиру. Сможет ли она себе это сейчас позволить даже с учетом того, что уже не нужно

было копить на свадьбу? Мысли о разбитой любви и разрушенном будущем обещали

снова вызвать слезы, так что Лена настойчиво отмахнула их в сторону и попросила

подруг:

- Давайте поговорим о чем-нибудь другом. Может, мне сделать новую прическу?


***

День не задался с самого момента пробуждения. В голове то и дело крутились

мысли о Лене и о ее словах. Леша то злился, что возбуждался, то психовал на ровном

месте.

- Ты где ночуешь второй день? – спрашивал Гриша по телефону.

- Слушай, тебе какая разница? Будешь меня теперь контролировать?

Последовала долгая пауза, спустя которую брат спросил:

- Лену видел вчера?

- Видел.

- Ну и как она? Еще рано ей звонить?

- Не знаю, - отмахнулся он, не желая сейчас разговаривать хоть с кем-то о Лене, а

тем более с Гришей. – Попробуй. Твое дело. Захочет, ответит.

Досталось сегодня и его подчиненным. Он загонял всех своих барменов, заставил

по два раза перемывать бокалы и принудил навести едва ли не идеальный порядок в барах

«Марса». Правда, и сам получил от Алана, прошляпив оформление документов.

- Фирс, твою мать! – кричал на него большой начальник. – Я тебя когда просил

подготовить документы? Поставщики уже у порога стоят.

- Да иду я, - огрызнулся он, наспех проставляя цифры на полях бланков с заказами

на спиртное.

Так к двенадцати часам вечера Лешу уже все так достало, что хотелось послать

всех в не столь отдаленные места. Уже были мысли взять отгул и поехать домой, и, может, даже с кем-то. А тут еще позвонила Ева:

- Ты сегодня приедешь?

- Не знаю еще, сегодня навряд ли. А что случилось?


- Да я уже спать легла. Не могла уснуть, в животе такой футбол начался. Так я

встала в туалет…

Фирс улыбнулся от таких подробностей:

- Ева, давай короче.

- Фу, какой ты. Короче, Лена опять вся в слезах, сидит в ванной, я и не знаю, что

думать, а что делать - тем более.

- Черт, - вырвалось у него. – Ладно, позже приеду. Поглядывай там за ней.

- То есть мне вообще не спать?

- Если ты меня отпросишь у своего благоверного, я приеду быстрее.

- Жди, - заговорщицки ответила подруга, прежде чем отключиться.

Почти сразу вполне предсказуемо Алан отпустил его с работы и отправил к себе на

дачу.

- Угомони там всех. И Ева пусть ложится, - наказал старший.

Фирс спорить не стал. Переложив свои обязанности на главного бармена, он сел на

любимый байк и быстро домчался до места назначения. У порога его встретила все та же

Ева:

- Ну наконец-то, у меня уже глаза слипаются.

- Где она?

- В ванной, но вроде успокоилась уже. Дверь открыта. Я попросила ее не

закрывать.

Фирс прошел внутрь дома и остановился перед ванной. Для приличия постучал

пару раз в дверь и сразу дернул за ручку, вошел внутрь. Моментом перехватило дыхание, когда он увидел Лену. Девушка стояла в ванной, обнаженная, правда, свою

соблазнительную наготу успела прикрыть махровым полотенцем, которое сорвала с

крючка. Он так обалдел от представшей перед ним картины, что как дурак замер у двери.

- Фирсов, - зашипела она на него, – ты когда научишься стучать в дверь, прежде

чем куда-то врываться?

- Так я постучал.

Покрасневшие глаза блондинки сузились. В тон им пылали щеки.

- Чего тебе? – резко спросила она.

- Ты опять ревела? – ответил он вопросом на вопрос.

Он очень старался не опускать глаза ниже ее лица и все-таки не сдержался, перестав себе отказывать в этом удовольствии. Тогда Лена схватилась за ванную шторку и

растянула на всю длину перекладины.

- И что с того? – огрызнулась девушка, продолжая вытираться полотенцем за

шторкой. – Я уже не могу спокойно поплакать? Тебе какое до этого дело?

Леша хмыкнул. Видно, не у него одного сдают сегодня нервы.

- Раз спрашиваю, значит, есть дело.

Лена фыркнула:

- Лучше подай халат, раз пришел.

Фирс снял с вешалки черный шелковый халат и подал ей. Накинув его, Лена

наконец-то сдвинула шторку и показалась ему на глаза. Вышла из ванной, поглядывая на

дверь за спиной Леши.

- Я бы уже вышла отсюда, - строго сказала она.

А он бы и рад отойти, да только словно прирос к месту. Блондинка в шелковом

халате на голое тело – это казалось выше его сил. Не выдержав паузы, Лена шагнула к

нему и толкнула в грудь в попытке оттеснить с прохода. Но из-за этого оказалась лишь в

опасной близости с ним.

- Да куда ж ты лезешь, глупая, - произносил он, пока прижимал Лену к стене.

Его ладони будто сами легли на ее лицо. Поцеловать эту девушку захотелось со

страшной силой. Даже губы жгло от этого желания. Но когда он наклонился к ее рту, она

быстро проговорила:


- Леш, я передумала.

Его губы плотно сжались. Значит, он себе места не находит, а она передумала? Вот

так просто? Оттого, словно ей назло, Фирс мгновенно сорвался.

- Я тоже, - ответил он, дерзко накрывая ее рот своим.

Лена дернулась, а потом и вовсе начала сопротивляться, только при этом

странным образом отвечала ему на поцелуй. Ее губы двигались в такт, жарко, дерзко, затягивая в водоворот болезненно-приятных ощущений. Она была такой сладкой, такой

влажной и горячей, что его последняя фраза все больше и больше набирала силу. А стоило

лишь пройтись ладонями по бархатной коже обнаженных бедер, и он сразу понял, что

проигрывает самому себе. Однако в этот раз пришлось столкнуться с сопротивлением не

только своей совести.

- Фирсов, я серьезно, - выдохнула блондинка, снова начиная его отталкивать.

Взбесившись от ее непостоянства, он отступил назад, схватил Лену за руку, вышел

из ванной и потянул девушку за собой. Они поднялись на второй этаж, подошли к комнате

блондинки, зашли внутрь.

- Это моя комната, - напомнила неугомонная, снова указывая ему на дверь.

Тогда, дернув ее к себе за руку, он подхватил за талию и бросил спиной на

кровать. Приземляясь, Лена сдавленно пискнула, уставившись на него ошеломленным

взглядом. Сам же встал над ней, смотря сверху вниз. Полы халата разбежались в стороны, открывая его взору сокрушающе соблазнительное тело. В этот раз Лена не поспешила

прикрыться. Просто лежала перед ним как есть, тяжело дыша и обжигая взглядом.

- Меня всегда бесил твой характер, - признался он сквозь не менее тяжелое

дыхание. Любому стало бы понятно, что оба уже на пределе.

- Это не моя проблема.

- Так ты действительно передумала? – поинтересовался он, демонстративно

расстегивая ремень, только при этом очень надеясь, что она пошлет его сейчас куда

подальше.

Лена опустила глаза на его руки. А потом неожиданно поднялась, вставая

коленями на край кровати, и дернула его к себе за футболку. В тот момент, когда

соприкоснулись их губы, Леша окончательно перестал о чем-то думать. Подхватив Лену, он опрокинул ее обратно на кровать, нетерпеливо вжимаясь пахом меж раскрытых ножек.

Как никогда одежда сейчас показалась лишней. И какой идиот ее придумал? Протяжный

женский стон затерялся где-то в глубине его рта. Обнимая за голову, девушка жалась к

нему в таком же нетерпеливом порыве. Дернула за футболку, помогла стащить через

голову, отчего на мгновение пришлось прервать поцелуй. Горячие ладони обожгли его

спину, ноготки приятно врезались в кожу. От осознания того, как же он сейчас ей нужен, Лешу бросило в дрожь. Ей нужен не кто-либо, а именно он.

«С ума сойти!..» - только и крутилась мысль.

Не в состоянии уже тянуть, Фирс взялся за ремень, расстегнул джинсы. В заднем

кармане отыскал маленький пакетик. Держать презерватив всегда при себе уже давно

вошло в привычку. Еще несколько томительных секунд, и он наконец уперся в створки

горячего лона. Замер, устремляя взгляд к сине-зеленым глазам. В этот момент дрожь стала

куда ощутимее. Дыхание обоих смешивалось в одно. Лена покорно ждала, а он почему-то

медлил. Такие минуты было не сравнить ни с чем, и главная их прелесть состояла в том, что они больше никогда не повторятся.

- Хочу насладиться моментом, - признался он с напряженной улыбкой.

Лена неуверенно улыбнулась в ответ, закрыла глаза, сглотнула. Она нервничала и

была напряжена, что не удивляло.

- Я сейчас снова передумаю, - предупредила красавица.

- Поздно…

Нежно крадя ее поцелуй, Леша медленно толкнулся бедрами вперед, проглатывая

женский восторженный стон, когда у самого напрочь сперло дыхание. Внутри у Лены


оказалось так туго, что ему пришлось растягивать ее под себя сладостными рывками. И

ощущения от этого были потрясающими. Уже просто оттого, что он в ней, и так близко, как уже больше быть и не может.

- Сладкая, да пусти же меня, наконец, - шепотом попросил он, покрывая

поцелуями изгиб тонкой шеи. – Иначе мы закончим, так и не начав.

- Боже… - только и вырвалось у нее на выдохе, когда он протолкнулся еще

немного вперед и сразу подался чуть назад, чтобы повторить эту пытку снова.

Когда же оба приспособились, Лена обняла его ножками, позволяя проникать еще

глубже. Это было словно приглашение, немое, но безмерно возбуждающее. Да с ним

вообще происходило что-то невероятное. Еще час назад он запрещал себе даже думать о

подобном, и вот уже ловил ртом тихие стоны Прекрасной Елены. Причем факт запрета

теперь лишь сильнее распалял ощущения. Как там говорят?.. «Когда очень хочется, то

можно». А если хочется не просто «очень», а гораздо сильнее? Какие могут быть

сомнения?

Да если бы он только знал раньше, что Лена полна таких приятных сюрпризов, что

с ней может быть «так». С виду скромная и строгая блондинка оказалась чувственной, податливой и очень требовательной. Она словно отказывалась кончать, когда он уже

находился на грани. Ее знойное тело просило еще и еще, медленно убивая движением

бедер навстречу его толчкам. Разгоряченная кожа покрылась испариной, удовольствие

подступало к рани болезненного, а ей все было мало. Леша уже превратился в комок

оголенных нервных окончаний, скрученных в тугую спираль. Движения становились

жестче, резче, до упора. Стоны громче, ощущения острее, а потребность в девушке еще

более сумасшедшая. И что Фирсу очень понравилась – Лена часто смотрела ему в глаза, в

омуте которых он тонул камнем. Перед ним была его личная златовласая богиня, для

которой он был готов сделать все что угодно: поклоняться, любить, двигаться для нее

одной. И в итоге Леша накалился до такого предела, что сорвала сразу же, стоило только

почувствовать ритмичное давление стенок лона на член…

«Фу-ты блин, во довела», - было первой мыслью. И почему только с этой

блондинкой у него все происходит не так, как обычно с другими? Он даже не успел вволю

насладиться сексом и самой девушкой. Что это сейчас было? Да они просто-напросто друг

друга трахнули. Ну ничего, очень скоро все наверстают. Ему бы только добраться до

душа, и обратно к ней, чтобы все повторить с более обширной программой.

«А Гриша?» - уместно спросила совесть.

«Тот свое упустил», - ответил Фирс, благодарно и нежно целуя женщину брата, которая лежала сейчас под ним, разгоряченная, удовлетворенная и безумно сексуальная в

таком состоянии. А вот он сам упускать ничего не собирался. Не теперь.

И на этом все было безвозвратно решено.


часть_16


***

Стоя под теплыми струями, Лена второй раз за вечер принимала душ. Намыленная

губка вяло скользила по коже, чистой и без этого. Невидящим взглядом девушка смотрела

куда-то вниз, пребывая в своем трехмерном пространстве. Лена все пыталась понять, что

же она сейчас чувствует? Ощущения были сумбурны. Не было сожаления, не было

чувства вины, но и не было полного удовлетворения. Душевные терзания сменила

опустошенность. Слишком многого не было, что в свою очередь рождало страх. Ее пугало

собственное безразличие. Подумаешь! Она только что переспала с братом своего бывшего

мужчины, когда тело еще даже не успело остыть от его прикосновений. Будто для нее это

в порядке вещей. Будто подобное с ней происходит едва ли не каждые выходные.

Все было так странно, так ново и непривычно, что она не знала, как реагировать.

Сокрушаться и корить себя за несдержанность? Или ни о чем не сожалеть, просто


смаковать в памяти приятные моменты близости? Стоило Лене подумать об Алексее, как

низ живота предательски отозвался приятной истомой. Закрыв глаза, она попыталась

унять свои ощущения, которые так вольно распоясались. Ну что же в этом Фирсе такого, что рождает подобное волнение? Что заставляет к нему тянуться? Словно бабочку к огню, лететь заворожено, безрассудно, не боясь обжечься. Притом заведомо зная, почему же ей

нечего бояться – потому что бабочка и сама в огне, как в лихорадке, сломя голову

спасается от своей безысходности, открыто пользуясь всеми дарами этого взаимного огня.

Но главное, Лену совершенно не интересовало, чем же закончится этот союз. Она просто

перестала задумываться о будущем. И это также вызывало страх.

Когда Лена вернулась в свою комнату, то застала там Алексея. Тот уже побывал в

ванной еще до нее и теперь совершенно непринужденно, словно находясь на своем месте, лежал в ее постели под тонким одеялом, подперев рукой голову.

- Что-то мне подсказывает, что ты собрался здесь спать, - заметила она, проходя

мимо него.

На губах мужчины заискрилась хитрая улыбка.

- Даже не собираюсь спрашивать, против ли ты. И кстати, кто тебе сказал, что мы

собираемся спать?

Лена ошеломленно захлопала ресницами. Что за наглость? Стоило Алексею дать

хоть что-то, и он уже готов забрать все и сразу. Ну нет, она бы предпочла придерживаться

хоть какого-то расстояния.

- Прости, но я устала, - честно ответила она. – К тому же, не думаю, что наши

отношения подразумевают еще и совместный сон.

Сначала Фирсов перестал улыбаться. Потом встал с кровати и подошел к ней, не

стыдясь своей наготы, пусть и такой безупречной. Наоборот, он словно демонстрировал

совершенство подтянутого тела, украшенного расписными татуировками. Лена не

переставала удивляться его простоте и отсутствию скромности. А также порадовалась, что

на ней хотя бы есть халат. Встав за спиной, это мужественное совершенство прижалось к

ней, кладя руки на талию и утыкаясь носом в скулу. В одно мгновение стало жарче.

- Знаешь что, Елена? – сказал он тихим, но серьезным тоном, от которого по телу

пронеслись мурашки. – А меня уже ничто не сдерживает.

Импульс трепета подскочил к груди и ухнул вниз. Горячие губы коснулись щеки, а

мужские ладони по-хозяйски поползли вверх, сминая шелк, бесцеремонно накрывая

тяжелеющую грудь. Лена было попыталась остановить Фирса, обхватывая его запястья, но так и не стала убирать от себя. Умелые пальцы дарили слишком приятные ощущения.

Через тонкую ткань, обводя по кругу соски, они закручивали в спираль пряное

вожделение. Что она получила от этого мужчины несколькими минутами ранее? Всего

лишь разрядку. Сейчас же происходило нечто большее, от чего сложно было отказаться.

– Ты сама развязала мне руки, - продолжил он, опускаясь губами по шее и дергая

за пояс халата. – Сама же дала мне зеленый свет.

- Об этом я как-то не подумала.

- А ты и не думай. Ты просто чувствуй, - ответил ее соблазнитель, распахивая

полы халата.

Лена едва успела воспротивиться полному обнажению, когда шелк был уже

сброшен с ее плеч. Испугавшись такого бурного развития событий, она повернулась

лицом к Алексею. Как-то не планировала она заниматься сексом всю ночь напролет. Все

происходило слишком быстро, когда она еще не успела отойти после первого раза.

- Послушай, - попыталась объяснить. – Мне кажется, ты слишком спешишь…

Она еще не договорила фразу, как ладонь Фирса уже лежала на ее затылке. Чуть

надавливая, притянул к своему лицу. Он совершенно не церемонился, наполняя ее

скромный опыт новыми и очень даже волнующими ощущениями.

- А мне вот кажется, что кто-то слишком активно жмет на тормоз. Отпусти.


Ответить Лена уже не смогла, потому что Алексей полностью завладел ее ртом.

Влажные губы заскользили по ее губам, язык протиснулся внутрь, соприкасаясь с ее, пробуя вкус. Его поцелуй распалял еще сильнее, и, закрыв глаза, она действительно

переставала о чем-то думать. Даже позволила все-таки сорвать несчастный халат и

уложить себя спиной на кровать, позволила осыпать себя жаром поцелуев, который

протянулся от подбородка до низа живота. Но вот только, стоило Лене осознать, что

Фирсов на этом останавливаться не собирался, как она рефлекторно сжала ножки, смыкая

на шее наглеца и не пуская дальше.

- Спешишь, - напомнила она.

Упираясь лбом ей в живот, Алексей тихо рассмеялся, щекоча теплом своего

дыхания.

- Ты смеешься надо мной? – озадачилась девушка.

- О, нет, ну что ты, - ответил тот, выползая из капкана ее ног вверх по телу и

накрывая своим, после чего, глядя в глаза, с улыбкой добавил: - Мисс Стеснительность.

- Ну, знаешь ли… - вырвалось у нее.

Но договорить фразу не позволили собственные ощущения, которые резко

накатили, когда Алексей без всякого предупреждения фривольно ворвался в нее пальцем.

«Да что он себе позволяет?..»

- Ты что-то хотела сказать, - напомнил он, исследуя потаенные складочки ее лона.

Сглотнув, девушка все-таки смогла ответить:

- Только то, что всегда говорила: ты наглый, бестактный и бессовестный тип.

- И? – потребовал он продолжения, мягкими движениями руки нагнетая

вожделение.

- Что «и»?

- Тебе ведь это нравится, не так ли?

- Ты меня с кем-то путаешь.

- Это вряд ли, - ответил он, закрывая глаза, словно в удовольствии, и утыкаясь

лицом ей в шею. – Не кожа, а бархат…

«Боже, какой комплимент», - с сарказмом подумала Лена, а вслух произнесла:

- Разве я в этом плане чем-то отличаюсь от других женщин? Может быть, у кого-то

там наждачка?

От услышанного Алексей резко поднял голову, одарив ее угрюмым взглядом. Но

уже спустя мгновение на губах появилась ухмылка.

- Молодец, подколола. А знаешь, я действительно все больше начинаю склоняться

к мысли, что ты отличаешься от других женщин, - закончил он, накрывая горошину

клитора большим пальцем и начиная водить им по кругу.

- Ох, как… приятно, - ответила она, что вышло двусмысленной фразой, потому как

ощущения усилились вдвое.

- Неужели?

Наклонившись, Леша захватил губами вершину груди. Вот теперь уже стало не до

шуток, когда ощущения усилились втрое. Он прикусывал и посасывал, втягивал в рот и

аккуратно дул на разгоряченную кожу. Чтобы не стонать в голос, Лена закусывала губу.

Казалось, еще немного, и она раствориться в удовольствии. Потому было совершенно

неожиданным дальнейшее поведение Алексея. Внезапно прекратив все ласки, он

уставился куда-то в сторону:

- А теперь я вот думаю, может пойти спать?

Она выдохнула. Потом еще раз. Он шутит? Тем временем, этот наглец поднес ко

рту свою руку и облизал влажный палец, который еще недавно был в ней. Этот жест

заставил ее вздрогнуть и пресек первое желание ударить самого мужчину.

- М-м-м, - протянул он, - какая ты вкусная.

- И в этом отличаюсь?


- И в этом, - вполне серьезно ответил он, поворачивая лицо и цепко глядя ей в

глаза. – У каждой женщины свой неповторимый вкус. Это чтоб ты знала.

Лена нахмурилась.

- Я тебя обидела чем-то?

- Обидела, - ошарашил он, сразу же поясняя: – Тем, что не даешь насладиться

тобой вволю.

- Леш, я же сказала, ты слишком спешишь.

- А ты не умеешь расслабляться. Слишком зажатая. Я тебе это уже говорил. Хотя

тут есть и свой плюс.

Вот это новости! Она зажата?! Лена начала злиться, но любопытство пересилило:

- Интересно, какой?

- Становишься умопомрачительно тесной, - ответил он, кидая взгляд на ее губы. –

Считай это комплиментом.

Злость спала, будто ее сняло рукой. Напомнила о себе пульсация внизу живота. Но

вот Фирсу ничего напоминать было не нужно – он снова завладел ее ртом, целуя

неспешно и жадно, словно наслаждаясь каждым движением.

- Ты вроде собирался идти спать, - напомнила она.

- Только после того, как доставлю удовольствие одной колкой красавице.

Неожиданно для себя Лена начала оттаивать. Уже распаленная, она смогла только

поддаться его напору.

В этот раз все было иначе. Они не спешили. Фирсов был так изобретателен, что

Лена потонула в искристом удовольствии. Он часто менял ритм и позу. Перехватывая

руки, не позволял ей к себе прикасаться, дозируя ласку, оттягивая момент разрядки. Даже

если целовал, то непременно вбивался в нее до упора и оставался так до последнего

касания губ. Лена и не заметила, как полностью покорилась его воле, позволяя делать с

собой почти все, что он пожелает. И ей это нравилось. Его опытность угадывалась в

каждом движении, в поцелуе, в прикосновении, и каждое как искусство. Казалось, он

ничего не делал просто так, лишь только целенаправленно, когда целью было свести ее с

ума. И уже на пике поразительного оргазма Лену осенила запоздалая и пугающая мысль:

«Кого я выбрала на роль своего временного партнера?!» Это ведь не мужчина, а ходячий

секс. Не погорячилась ли она? Вот о чем действительно можно пожалеть и обо что

серьезно обжечься.

Душ пришлось принимать в третий раз. На него и ушли последние на сегодня

силы. Алексея даже не пришлось выпроваживать из комнаты - он ушел сам, приняв ее

слова со второго раза. Перед уходом мужчина попытался ее поцеловать, но Лена ловко

отвела губы в сторону и заставила обойтись поцелуем в щеку. И хоть от нее не

ускользнула легкая разочарованность Фирса, она не стала заострять на этом внимание.

Пусть и занимались сексом, но они не пара, чтобы обмениваться излишними нежностями.

Подобное было слишком опасно. Не хватало ей еще проснуться в один прекрасный день

рядом с младшим Фирсовым и осознать, что у них те самые что ни на есть серьезные

отношения. Секс сексом, а в прочие моменты нужно держаться на расстоянии. Так она для

себя решила. Не это ли и называется свободными отношениями?


Она проснулась ближе к обеду, что было совершенно на нее не похоже. В свете

последних событий день и ночь перестали иметь свои четкие границы. Так, если ложиться

после полуночи, то вставать к восьми было очень проблематично. Посетив ванную, Лена

зашла на кухню, где уже собрались все обитатели дома.

- Доброе утро, Леночка, - встретила ее тетя Таня. – Ты как раз вовремя, мы

садимся за стол, правда, уже обедать. Ты будешь с нами?

- Ой, нет, простите, я если только позавтракаю.

- Тогда у нас остались блинчики. Будешь?

- Если можно.


- Ну конечно, садись.

Свободным и уже накрытым оказалось место как раз напротив Фирсова, который

улыбнулся ей самой хитрой и заговорщической улыбкой. Ева и Алан сидели рядом, причем мужчина бережно обнимал свою любимую женщину. Смотреть на влюбленную

пару было неприятно, но Лена упорно не обращала внимания на свое ненавязчивое

чувство зависти. Эти люди были к ней слишком добры, чтобы она позволяла себе

подобные эмоции.

- Как спалось? – спросил Леша, заставляя вспыхнуть.

Ей вдруг показалось, что каждый присутствующий здесь уже прекрасно

осведомлен, чем они с Лешей занимались этой ночью. Возможно, даже осуждают ее, ведь

наверняка было за что.

- Кошмары снились, - ответила она.

- Надеюсь, с моим участием в главной роли? - пошутил тот, искривив губы в

ухмылке.

Перед Леной появилась тарелка с блинчиками.

- Спасибо, - сказала она тете Тане, игнорируя своего собеседника из простого

чувства дискомфорта.

Встав из-за стола, Леша отошел к холодильнику и вернулся с розеткой варенья, которую поставил перед Леной.

- Вишневое, - добавил он.

- Спасибо, - сдержанно поблагодарила она, про себя оценивая подобный жест

внимания – ведь не забыл, что она любит.

Наконец все заняли свои места за столом. Темами для разговора стали «Марс», дачная рассада и детские принадлежности, что было вполне объяснимо. Лена в основном

лишь слушала. Она неторопливо ела, а также то и дело ловила на себе взгляд Алексея.

Теперь под этим взглядом тяжело было спокойно сидеть на месте. Он наблюдал, прожигал

и словно что-то обещал, от чего учащался пульс, а память сама подкидывала картинки из

прошедшей ночи, оживляя пережитые ощущения. Только Лена быстро списала все на

свою излишнюю впечатлительность, полагая, что это скоро пройдет. В ее жизни было

слишком мало мужчин, а тут еще попался такой опытный, раскрепощенный и

внимательный индивид. Сейчас уже не возникало вопросов, почему женщины так к нему

тянутся. У Фирсова ведь на лбу было написано: «соблазню, доставлю удовольствие, сведу

с ума». Странно, что она не замечала этого раньше. Либо не позволяла себе замечать?

Либо просто не видела всей картины в целом.

«Ох, Господи…» - выдохнула про себя девушка, запивая бурлящее волнение

горячим чаем. Оставалось только надеяться, что она ни о чем не пожалеет в дальнейшем.


часть_17


***

«Что за женщина? – задавался он вопросом. – Она хоть саму себя понимает?»

Смотря на жующую Елену, Леша пытался найти ответы на некоторые вопросы, которыми

его вчера озадачила блондинка. Этой ночью он показал себя едва ли не во всей красе, а в

итоге получил пинок под зад и целомудренный поцелуй в щеку. Никаких тебе «вау!» или

«это было великолепно». И что ей опять не так? Что-то не понравилось? Хотя ее томные

стоны и податливость тела этих сомнений не подтверждали. «И вот пойми эту особу», -

думал Фирс, почесывая подбородок.

В желании узнать ответ, Леша отправился вслед за Леной, как только та вышла из-

за стола и направилась к себе в комнату.

- Как себя чувствуешь? – спросил он с ходу, когда без приглашения зашел в

комнату вместе с ней.

- Лучше, спасибо. Ты что-то хотел?


«А вот и официальность всплыла. Может она жалеет о произошедшем? Что ж, здорово, если так…»

- Да, хотел, - ответил резко, чего не ожидал от самого себя.

Подойдя ближе, он запустил пальцы в светлые локоны девушки, накрывая

затылок, чтобы при разговоре не дать ей отвести от него глаза. Лена напряглась под его

ладонью и уперлась ладошками в его торс.

- Хотел спросить – ты жалеешь об этой ночи? Только не юли.

Сглотнула. Попыталась опустить взгляд. Тогда Леша сжал пальцы в ее волосах и

потянул вниз, возвращая этот взгляд к своему лицу. Деваться ей оказалось некуда.

- Послушай, Лешь, я просто не знаю, как себя вести, ясно?

От услышанного мгновенно спало напряжение, теперь кажущееся

необоснованным. Захват его руки в ее волосах ослаб, а пальцы принялись медленно

массировать затылок.

- Лен, здесь нет ничего сложного.

- Для тебя, - поправила она.

- Может и так. Ну хорошо, тогда у меня другой вопрос: тебе что-то не

понравилось?

В этот раз она прятать глаза не стала, наоборот – вскинула к нему. Нахмурилась.

- Ты шутишь? С чего ты взял?

- Мне так показалось.

- Тогда тебе показалось неправильно. Ты мастер своего дела.

Теперь у него отлегло окончательно, а губы невольно расплылись в довольной

улыбке.

- Это комплимент?

- А ты сомневался?

- Признаться, с тобой да.

- Ну и зря, - ответила с легкой улыбкой на губах.

За такие приятнее слова он просто был обязан поцеловать эту женщину. Что он и

сделал, отдаваясь чувственным порывам. Ее жаркий ротик был восхитителен. Хотелось

пробовать его бесконечно, и также бесконечно слушать стоны, которые издавал этот

ротик. Елена стонала так сексуально, что появлялось желание соблазнить ее уже ради

того, чтобы их услышать.

- Ты что делаешь? – испуганно спросила она, когда его рука пробралась под подол

халата.

- А на что похоже?

- Прекрати, - попросила она. – Дверь открыта, на дворе белый день. Кроме того, ты

даже не потрудился узнать – хочу ли я этого именно сейчас.

Он остановился. Выругался, сначала про себя, потом вслух. Отошел к двери и

закрыл на замок. Подошел к окну и задернул шторы. Вернулся к ней.

- Теперь ты, - сказал он, глядя в глаза блондинки.

- Что я? – не поняла она, попятившись от него назад.

Леша шагнул на нее. Так Лена оказалась приперта к стене по собственной

инициативе. И по его инициативе – в капкане рук, которые он уперся в эту стену

ладонями.

- Давай так, - начал он. – Если ты… влажная, мы продолжаем, если нет – я ухожу.

От возмущения Лена заморгала чаще.

- Ваша беспардонность, Алексей, не знает границ.

- Как и ваша скромность, Елена, - передразнил он, накрывая рукой ее ножку.

Среагировав, Лена перехватила его запястье, пытаясь удержать на месте.

- Не смей, - предупредила она.

- Руки, - ответил он, сжимая пальцы на бархатной коже.


Лена стала упираться, настаивая на своем, так что Леше пришлось применить

силу. Обняв ее за талию левой рукой, он всунул в свою ладонь ее левое запястье, тем

самым освобождая себе путь. Лена начала ерзать.

- Это нечестно и вопиюще грубо, - возмущалась она, пока он пробирался к

сосредоточению ее женственности.

- Ты забыла добавить, как это возбуждает, - улыбнулся он, проскальзывая рукой в

ее трусики.

И как только пальцы коснулись жаркого, влажного лона, оба замерли. Лене

оставалось только сдаться, что она прекрасно поняла. А Леше осталось продолжить, что

он и сделал, начиная нежно поглаживать девушку.

- Да ты животное, - тихо обозвалась блондинка, сминая в кулачке воротник его

футболки.

- Не думаю, что для тебя это такое уж большое открытие.

Он снова сорвал с ее губ поцелуй, снова уложил на кровать. Сопротивления

больше не было, были только пылкие объятья и жаркие ласки. И снова он двигался внутри

нее, так неистово, будто этой ночью между ними ничего и не было. И снова слушал ее те

самые сексуальные и мелодичные стоны Прекрасной Елены…


- О чем думаешь? – спросил Фирс после, пока они все еще лежали в кровати, и он

спокойно обнимал ее со спины.

Сейчас Лена выглядело слегка потерянной, что не очень-то ему и нравилось.

- Не знаю, - отмахнулась та.

- А если серьезно. О чем?

- О Грише. Не понимаю, почему он позвонил только вчера? Почему не звонил до

этого?

«Ах да, Гриша», - напомнил себе и Фирс о брате, о котором все это время успешно

старался не думать.

- Возможно, он послушал моего совета.

- Какого? – оживилась девушка.

- Я просил его не звонить тебе. Дать время. Ты вчера ответила ему?

- Да.

- И вечером плакала после вашего разговора, я полагаю?

- Да, - повторила она.

- Ты скучаешь по нему? – сорвалось у него следом.

После короткой заминки Лена все-таки ответила:

- Немного.

- Это нормально, - сказал он ей, а заодно и себе самому. – Все еще любишь?

- Не знаю уже. Сейчас все так сложно и… горько. Но я собиралась за него замуж, понимаешь? Это ведь не просто так.

- Понимаю.

Лена зашевелилась, прикрыла лицо ладонью.

- До сих пор не понимаю, как он мог так поступись?..

- Эй, - занервничал Леша, - только не вздумай опять пускать слезы.

Фирс попытался повернуть девушку лицом к себе, но она настойчиво уклонилась

от его рук и села на кровати.

- Я в порядке. - Подобрав халат, Лена накинула его на плечи и туго завязала пояс. –

Леш, мне нужно поработать немного, завтра ехать в офис.

Упустив ее тепло, пальцы сжались в кулак. Ему стало уныло и слегка неприятно

из-за того, что его снова выгоняют. И вроде не пожалуешься, что им пользуются – он сам

к ней пришел и был инициатором. Но тем не менее. Только разве он не понимал всего

этого с самого начала? Понимал, как и то, что в сложившихся с ней отношениях его явно


что-то не устраивает. Между ними словно Китайская стена, которая исчезает в

определенные моменты. И это хотелось как-то исправить.

- А на вечер какие планы?

- Вечером встречаюсь с Тоней. Мы хотели куда-нибудь сходить.

- Ясно, - вздохнул Фирс, соглашаясь с таким раскладом. Придвинувшись к Лене, он зарылся пальцами в ее волосы и повернул к себе красивое личико. – Тогда увидимся

ночью.

Губы Лены дрогнули, привлекая к себе внимание. Взяв их в плен, Леша опалил их

жаром своего рта, целуя так пылко, чтобы этот поцелуй осел в ее памяти томным

обещанием на эту ночь.


часть_18


***

Громкая музыка била по вискам. Скопление суетливых людей нервировало. Лена

уже не раз пожалела о том, что согласилась куда-то пойти этим вечером с Антониной, которая сидела напротив за столиком. Собственно, она вообще не горела желанием

сегодня развлекаться и тем более вне дома. На этот шаг ее вынудил Алексей, от которого

хотелось сбежать. Этот парень начинал пугать обилием своего внимания. А это грозило

тем, что так она скоро к нему привыкнет. Почему он не держит дистанцию? Почему она

не в силах ему отказать в близости? По ее представлению свободные отношения должны

быть не такими, какие начали складываться у них. Хотя бы сами встречи должны быть

реже: раз в неделю - максимум. Алексей же не позволял ей спокойно вздохнуть, добиваясь

своего и днем и ночью. Это было неправильно. Они же не пара, в конце концов!

Хотелось с кем-то поделиться своими волнениями, обсудить, попросить совета.

Здесь вполне могла бы ей что-то подсказать та же Тоня, но никак не после того, как

переспала с Алексеем сама. Именно из-за этого с подругой и не хотелось разговаривать о

Фирсове. Для Лены было бы дико обсуждать одного мужчину, с которым спали обе, не

говоря уже о том, какой дикой кажется эта ситуация. Тут еще где-то в глубине души

оставило свой отпечаток то, что первый мужчина изменил с ее подругой. Один на двоих –

это слишком много, и в данной ситуации много именно для разговора. Не хватало ей еще

ненароком вызвать в себе необоснованное чувство ревности, которое, на ее счастье, пока

не возникало.

- Может, все-таки выпьешь что-нибудь? – спросила Тоня, перебивая мысли.

Лена бросила взгляд на свой безалкогольный коктейль:

- Я и так пью.

- Я имею в виду что-нибудь покрепче.

- Я же за рулем.

- Ну и что? Постоит твоя ласточка на стоянке клуба, никуда не денется. А мы ко

мне поедем ночевать.

- Мне на работу завтра.

Тоня поморщилась:

- Вредина. Я танцевать хочу. И тебе не помешает встряхнуться. А то сидим тут как

сычухи. Я так напьюсь скоро.

В конце концов, чтобы подруга перестала бубнить, пришлось идти на танцпол. Да

и просто нужно было ее спасать от завтрашнего похмелья. Настроения танцевать не было, тем не менее Лена честно и неспешно двигалась следуя ритму музыки. Тоня же плясала от

души. В какой-то момент их персоны привлекли внимание двух молодых людей. Те

подошли со стороны и нескромно присоединились к их маленькой компании. Лена

вытерпела эту компанию ровно до того момента, как один из парней положил руку ей на

низ поясницы в попытке притянуть к себе под шумок танцевального ритма. Грубо сбросив

его ладонь, она молча развернулась и направилась к своему столику.


- Лен, ну ты чего? Что случилось-то? – взволнованно спрашивала подруга, спеша

за ней. – Он что-то сказал тебе?

- Нет.

- Тогда что? Они же просто с нами танцевали.

- Ничего, просто не нравятся они мне. И клуб мне не нравится, и музыка тут

дурацкая, и вообще… - от избытка волнения резко перестало хватать воздуха, начала

кружиться голова. Лена четко осознала, что немедленно хочет покинуть этот душное

многолюдное помещение. – Мне очень нужно на свежий воздух, прости.

Подхватив свою сумочку, девушка поспешила к выходу. Расстояние до него

показалось длиной в километры, но зато, когда она его преодолела и наконец вдохнула

глоток свежести, ей стало значительно легче. Тоня выскочила вслед за ней.

- Лен, тебе плохо?

- Немного.

- Ты не беременна, случаем?

Этот вопрос заставил вздрогнуть, вызывая импульс холодного страха.

- Нет! Господи, Тонь, не каркай. Только этого мне сейчас не хватает. Да и откуда?

Гриша не спешил заводить детей, обещая попробовать чуть позднее, когда они

приобретут собственное жилье. Сейчас эти слова выглядели дешевым предлогом. С

Алексеем же они пользовались презервативами.

- Ну, я так, на всякий случай.

И все-таки слова подруги не прозвучали даром. Учитывая сексуальный аппетит

Алексея и ее безотказность ему, Лена задумалась, чтобы с нового месяца начать пить

противозачаточные таблетки. Так, на всякий случай.

- Прости, что испортила тебе вечер, - попросила Лена.

- Ой, да перестань. Это у меня ничего не вышло. Хотела тебя хоть как-то

расшевелить.

- Давай попробуем в другой раз, хорошо? Обещаю, я скоро перестану быть такой

угрюмой занудой.

- Ну хорошо, ловлю на слове, - искренне улыбнулась ей Антонина.


Домой, а вернее на дачу к другу Фирсова, Лена вернулась незадолго до полуночи.

Сначала она отвезла Тоню и только после этого направилась к дому. К удивлению, ее с

порога встретил Алексей, преградив путь к лестнице. Пропустил только Еву, которая

пожелала им спокойной ночи с подозрительно загадочной улыбкой на устах.

- Привет, красавица. Ты не читаешь смс-ки или решила меня игнорировать? –

спросил он Лену в лоб, стоило только Еве исчезнуть из поля их зрения.

От его невозмутимой наглости, к которой, наверное, никогда не привыкнет, Лена

опешила. Да она даже не помнила, когда последний раз смотрела в свой телефон.

- Ты посылал мне смс?

- Да, еще несколько часов назад.

Засунув руку в сумочку, она выудила оттуда телефон. Два пропущенных звонка от

Гриши, один от Алексея и одна смс от него же: «Как будешь ехать домой, дай знать, позвони или напиши». Так вот в чем дело!

- Извини, я правда не видела.

Сделав шаг в сторону, она попыталась обойти мужчину. Но он преградил ей

дорогу и там. Глаза уперлись в глаза. Что ему от нее надо? Снова секс? Ну нет, сейчас у

нее явно не то настроение. Как раз сейчас отчетливо преобладала мысль, что «все мужики

козлы», и не хотелось видеть рядом даже этого сексуального индивида.

- Леш, я устала. Можно я пройду в свою комнату?

- Лен, когда я просил позвонить мне, то просил не просто так.

«Да что он от меня хочет!?» - возмутилась она про себя, а вслух:

- Давай в следующий раз, хорошо? Найди себе на сегодня кого-нибудь другого.


Опустив глаза, Лена прошмыгнула мимо него и понеслась в свою комнату. Что-то

объяснять не было желания, оставалось надеяться, что он поймет и так. Но стоило Лене

зайти к себе, как она тут же пожалела о своих словах. Вся комната была заставлена

свечами, белыми на черных подставках, и различались они лишь по высоте и ширине. И

пусть не были сейчас зажжены, впечатляло уже их количество и сам факт сюрприза.

Помимо свечей на комоде стояли два бокала, ваза с фруктами и металлическое ведерко со

льдом, из которого выглядывала бутылка шампанского.

- С ума сойти, - выдохнула Лена.

К чему праздник? Или это просто так? Он ей сюрприз приготовил, а она так грубо

с ним обошлась. Некрасиво это. Впрочем… зачем он это все устроил?! Разве она просила

романтики? Или чтобы за ней ухаживали? Прислонившись спиной к двери, Лена топнула

ногой. Противоречия обещали ее добить, а вместе с ними и сам младший Фирсов. И как ее

вообще угораздило познакомиться с этой семейкой? Но главное, что ей теперь делать с

таким сюрпризом? Фирсову даже не стоило это все придумывать, он и сам как сюрприз.

В конечном итоге Лена решила пойти навстречу. Оставив сумку, она спустилась

вниз, и как раз вовремя, чтобы увидеть, как Алексей натягивает свои огромные ботинки

для езды на мотоцикле.

- Уходишь? – спросила, опускаясь на последнюю ступеньку лестницы.

- М-м-м, да. Отправляюсь на поиски кого-нибудь другого на этот вечер.

«Уколол, молодец». Проглотить? Обидеться? Глупо. Да и сама заслужила.

Отчасти.

- Что-то хотела? – спокойно спросил мужчина, поднимаясь с колен.

Теперь он стоял перед ней, уже обутый и одетый в свои кожаные одежки, этакий

невероятно сексапильный байкер. Шлем и перчатки лежали на тумбочке у двери. Ему

осталось только услышать ее ответ. У нее было два варианта: ответить «нет» и отпустить, либо переступить через свою гордость. Потому оставалось лишь решить, заслуживает ли

этого Алексей. Отбросив все мысли, Лена спустилась с последней ступеньки и подошла к

Леше. Она обняла его, сцепив рука за головой, и тихо попросила:

- Останься.

- Хм, передумала?

- Считай, что да. Так что у тебя есть несколько минут, чтобы закончить свой

сюрприз, пока я принимаю душ.

Леша тихо рассмеялся ей на ухо.

- Так и быть, уговорила.

«Ну каков же гад», - подумала Лена, все же решив не тратить время зря и не

вступать с ним в спор, кто тут кого уговорил. Вместо этого она поторопилась в ванную, ловя себя на мысли, что сговорчивость и отходчивость Алексея, пожалуй - еще одни из

самых притягательных его черт.


К моменту ее прихода комнату стало не узнать. Все в ней утопало в мягком

свечении трепещущих огоньков. На стенах плясали тени. Кровать оказалась застелена

новым постельным бельем алого цвета в черный узор, и смотрелось это очень стильно и

эротично, с намеком. И на кровати ее ждал яркий возбудитель женских фантазий в одних

своих кожаных штанов. Да и то те держались на честном слове - вернее на чем-то другом -

потому как верхняя пуговица была расстегнута, позволяя рассмотреть резинку трусов, которая также имела красный цвет.

- А ты основательно подготовился к свиданию, - заметила Лена.

- Думаешь? – уточнил Леша, поднимаясь с кровати. – Для меня обычное дело, -

напомнил он о своем статусе дамского угодника, и наверняка неспроста. – Запрыгивай на

кровать и ложись на живот.

Так и не дойдя до Алексея, она остановилась от него на расстоянии двух шагов.

Что за командирский тон? Хотя на лице мужчины играла неизменная ухмылка.


- Извини, не поняла. Сегодня мы играем в подчинение?

- Что-то вроде.

- С чего это?

- Ты меня разозлила.

- Это чем, позвольте?

- Как обычно, своим острым язычком.

Он сделал к ней эти последние два шага, оказываясь вплотную. От такой близости

по коже Лены пробежала сладостная дрожь, и это когда еще несколько минут назад

думала, что ничего не хочет. И как ему это удается? Как удается играть на ее настроении с

такой легкостью?

- На кровать, - вновь скомандовал он тихим настойчивым голосом.

- А как же шампанское? Я думала, мы начнем с него.

- Не заслужила.

Здесь стоило бы обидеться, если бы только он не сказал это так томно и дерзко ей

в губы. Послушать или нет? Победило любопытство.

- М-м-м, ну хорошо, - согласилась она, поворачиваясь к кровати.

Только внезапно рука Алексея схватилась за ее халат.

- Без одежды, - словно предупредил он.

Все становилось увлекательнее и увлекательнее. Потому она повиновалась и в

этом. Сбросив с плеч шелк и позволив ткани соскользнуть на пол к ее ногам, Лена

забралась на постель и легла на живот.

- Будешь меня наказывать? – в шутку спросила она.

- Угадала, - ответил Фирсов, залезая к ней.

После этих слов Лена немного задумалась о правильности своей покорности.

- Даже будет больно?

- Посмотрим. В любом случае могу обещать одно – тебе понравится.

И не успела опомниться, как Фирсов уселся ей на ноги, основательно пригвоздив к

матрасу. Горячая ладонь опалила спину, пробегая вдоль позвоночника сверху вниз и

рождая очередную вспышку дрожи. С этого начался массаж. Мягким нажатием пальцев

Леша принялся мять ее кожу, приятно и расслабляющее, окончательно покоряя тело.

Господи, да что же он делает? И это наказание?

- М-м-м,- протянула она уже от удовольствия. – Это нечестный прием, Алексей.

Вселенское расслабление прервал звонкий и чуть болезненный шлепок по левой

ягодице. Лена даже оторопела от неожиданности, распахивая глаза:

- Эй, полегче!

Еще ни одни ее партнер не позволял себе подобного. Хотя невозможно было не

признать, ощущения оказались неожиданными.

- Я предупреждал и просил. Сколько еще раз мне просить не фамильярничать? А, Елена Прекрасная? Мы не в ЗАГСе.

- И слава Богу. Я бы все равно сказала «нет».

Он наклонился, так что теплое дыхание пробежало по шее.

- Неужели я настолько плох, что не гожусь в мужья? Просто интересно, почему?

Чисто теоретически.

- Нет, Леш, ты великолепен, но не создан для семейной жизни, и ты сам это

знаешь.

- Может, ты и права, - произнес он, целуя плечо, причем простой поцелуй быстро

перерос в легкий укус. – А может, и нет.

«Да о чем это он?!»

- Слушай, не путай меня. Дело даже не в тебе. Я сказала бы сейчас «нет» любому.

Для тебя этот вопрос в данный момент действительно так важен? – решила спросить Лена

ради приличия, плохо понимая, зачем он вообще об этом заговорил.


- Не больше, чем ты, - было ей ответом, который вкупе с горячими поцелуями

жадных мужских губ вынудил обо всем забыть.

И каждый поцелуй оставлял влажный след, заставляя кожу пылать, привыкать к

этим касаниям и нуждаться в продолжении без остановок. К губам присоединились руки, нетерпеливо стискивая бедра, теснее прижимая к паху, будто она и так не чувствовала всю

степень его напряженности. И это когда они, по сути, всего лишь разговаривали. Такая

реакция Алексея ей льстила. Приятно было осознавать, что этот мужчина, опытный и

повидавший не одну женщину в своей постели, так возбуждается от нее. Но вместе с тем

не забывалась и мысль, с какой легкостью он вообще реагирует на противоположный пол.

Только сейчас это все было не важно. Имел значение лишь сам Алексей, его поцелуи и

ласки, его нежность и страсть.

Массаж так и не был завершен. Приподняв бедра Лены до непристойного

положения, Леша вонзился в ее лоно напористым движением. Он буквально накрыл ее

собой, так что спину опалил жар мужского тела. Его нос уперся ей в затылок, а горячее

дыхание запуталось в волосах. Эту животную позу Лена никогда не любила, но сейчас она

казалась уместной, и более того – приятной. Она убедилась в этом уже спустя несколько

томительных мгновений, за которые Фирсов успел довести ее до состояния беспамятства

своими тягучими толчками. Вроде бы они только начали, и сразу же с места в карьер, в

водоворот ярких ощущений. Это походило на сумасшествие, но такое, какое она сейчас

могла себе позволить. Выгибаясь, двигаясь навстречу Алексею, Лена слушала его

безумные комплименты, которыми он осыпал ее тихим шепотом чуть хриплого

срывающегося голоса. И она им верила, сейчас, в эту минуту. И пугающе чувствовала

неуместное в их случае единение - когда ласки друг для друга, стоны в унисон и словно

один оргазм на двоих…


часть_19


***

Назойливый будильник телефона настойчиво вырывал из сладкого сна. Что ему от

нее надо? Так сильно хотелось спать, что Лена, приоткрыв один глаз, потянулась к

нарушителю покоя, выключила противный аппарат и продолжила спать дальше.

Окончательно разбудило нечто другое, когда в полудреме она ощутила на своей пояснице

теплую тяжесть, словно кто-то положил на нее руку. Ей было достаточно всего лишь

открыть глаза, чтобы увидеть все того же Алексея. Но что он тут делает? Этот вопрос

возник потому, что она отчетливо помнила, как желала ему спокойной ночи у порога

своей комнаты.

- Фирсов! – выкрикнула она сонным голосом.

Мужчина что-то промычал, но так и продолжил безмятежно спать. От него отвлек

другой вопрос, когда Лена вспомнила, что сегодня должна явиться на работу. А сколько

времени?

- О, нет! – вырвалось у нее при взгляде на часы. – Я опаздываю! Фирсов! –

крикнула она уже громче, пока подрывалась с кровати.

Подобрав с пола халат, накинула его на плечи и туго завязала пояс. Осталось

найти тапочки и бегом в душ.

- Ты чего? – спросил еще не проснувшийся мужчина, наконец, удостоив ее

прищуренным взглядом.

- Я опаздываю! – повторила она, впопыхах вспоминая, что хотела ему сказать

совсем не это. - Какого черта ты тут делаешь?

- Сплю. Разве не видно?

- Для этого у тебя есть своя кровать! Чего ты ко мне приперся?

- А ты чего так раскричалась? Я не мог уснуть и, вообще, замерз там у себя, -

ответил он с ухмылкой.


Издав громкий и многозначительный возглас недовольства, Лена выскочила из

комнаты и понеслась в ванную. Сейчас некогда было с ним разбираться.

- Замерз он, - бубнила она себе под нос, пока спускалась по ступенькам. – Под

пуховым одеялом перед началом лета.

- Доброе утро, Леночка, - встретилась ей на пути мать Алана, самая приветливая и

милая женщина на свете.

- Доброе, теть Тань.

- Опять поздно сегодня. Даже и не знаю, что предложить завтрак или обед.

- Ой, я ни на что не успеваю уже. Опаздываю, - отвечала уже у дверей ванной.

- Может, хоть чай заварить?!

- Было бы неплохо! Спасибо!

«Все-таки какая хорошая женщина», - успела подумать Лена, выдавливая пасту на

зубную щетку, когда в этот момент к ней вломился Алексей. Опять!

- Подвинься, - попросил он как ни в чем не бывало, хватая свою щетку.

- Ты издеваешься? Давай ты почистишь зубы после меня, хорошо?

- Тогда мы точно опоздаем.

- Мы?

- На мотоцикле будет быстрее, забыла? – немногословно пояснил и напомнил

наглец.

Ко всему этому он еще и улыбнулся ей своей обаятельной улыбкой, прежде чем

засунуть в рот зубную щетку. Взъерошенный, еще слегка сонный, Леша показался таким

милым, таким домашним, что при взгляде на него Лена даже позабыла, почему вообще

злилась. Тем не менее продолжила бурчать:

- О, нет, даже не надейся. Я дала себе слово, что больше никогда не залезу на

твоего железного монстра.

Фирсов лишь тихо рассмеялся. Чтобы не терять времени, пришлось чистить зубы

вместе с ним. Когда же он закончил первым, то выдал фразу в своем репертуаре:

- Повтори еще раз.

- Что? – спросила, пока полоскала рот.

- Ну, вот это, про «залезу на твоего железного монстра», - передразнил он.

- Не собираюсь я ничего повторять, - смутилась она. – Мне некогда.

Умывшись и протерев лицо полотенцем, Лена уже намерилась покинуть ванную

комнату. Но уже в привычной манере Алексей преградил ей дорогу, так что они почти

столкнулись носом к носу. Резко оборвалось дыхание, а от его томного, глубокого взгляда

внизу живота сладко заныло, причем все ощущения усиливались от еще ярких

воспоминаний прошедшей ночи. Инстинктивно ей захотелось отступить, найти опору.

Ладонь ухватилась за край раковины, когда рука Алексея легла ей на спину, не позволяя

отстраниться.

- Тогда зачем торопиться, если ты все равно опоздала? – произнес он у самых ее

губ.

Опасаясь сгореть на месте от этого поцелуя, девушка накрыла Лешин рот ладонью.

- Мне не до шуток, Фирсов. Уйди с дороги.

Без труда убрав ее руку от своего лица, Фирс притянул Лену к себе и опалил губы

жаром поцелуя. Она даже не успела проявить сопротивление - так внезапно застали

врасплох собственные чувства. В умелых руках этого донжуана ее тело словно оживало, словно начинало напевать чувственную мелодию, которую наверняка можно было

услышать лишь в садах Эдема. Потому ей ничего не оставалась кроме как отвечать, кроме

как запускать ладони в его чуть жесткие волосы и наслаждаться влажной лаской

настойчивого рта.

- Давай все-таки я тебя отвезу, - предложил он в очередной раз.


В данный момент езда на мотоцикле показалась уже не такой страшной и опасной, как сам Алексей. А опасен он был тем, что чересчур сильно начинал ей нравиться вопреки

здравому рассудку.

- Хорошо, так и быть, уговорил, - выпалила она быстрее, чем успела это

осмыслить, лишь бы только Фирсов от нее отстал и отпустил.

Он улыбнулся, поддевая словами:

- Так и во вкус войдешь.

«Хм, да, во вкус, - подумалось ей, но не о том, о чем говорил этот мужчина, а о

нем самом. – Этого еще мне не хватало…»


В этот раз одежду и шлем ей одолжила Ева. Разношенные мотоботы оказались

впору. Подошла и куртка. Не удалось натянуть на себя только экипировочные кожаные

штаны с желтыми вставками. Лена была чуть шире в бедрах и немного выше ростом, чем

Ева. Потому на ноги пришлось надеть простые джинсы.

- На, Лен, держи, - добавила Ева, протягивая ей уже слегка потрепанные перчатки

без пальцев. – Еле нашла. Мои любимые. Можно даже сказать - талисман.

- А мне-то они зачем? Я ведь не за рулем.

- Натягивай, говорю. Так надо, - отрезала девушка.

Лене оставалось только ее послушать. К тому же на споры совершенно не было

времени.

Когда она вышла из дома, Фирсов уже ждал на улице. Он стоял возле своего

мотоцикла вместе с Аланом, одетый почти по всей байкерской форме в черно-алых тонах.

Не хватало лишь шлема. Куртка расстегнута, но носу солнцезащитные очки. Как ни крути, а Лене все-таки пришлось признать, что во всем этом его внешнем виде было что-то

лениво-небрежное и очень даже сексуальное – так сильно поменялись ее взгляды в

последнее время. Либо просто виной тому был сам человек, который казался ей теперь

таковым, что было немудрено, стоило только вспомнить все сладостные моменты, проведенные рядом с ним. Не меньше волновало и средство его передвижение, только

несколько по другой причине.

«Ох, Боже мой, неужели я снова согласилась на это пойти?» - сокрушалась про

себя Лена, делая глубокие вдохи. Когда она подошла, мужчины тихо посмеивались над

предметом своего разговора.

- Леша, опаздываю, - поторопила она.

Повторять не пришлось, и уже через несколько минут они неслись по дороге, пытаясь перегнать вечно куда-то спешащее время. В этот раз поездка далась чуть проще, чем в первый. Видимо, начинала привыкать. Второй же раз не стоил и внимания, потому

как Лена тогда была в таком разбитом состоянии, что не отдавала себе отчет в своих

действиях. Только вот как они не старались, а она все равно опоздала, минут на десять.

- Владислав Олегович, простите, пожалуйста, - каялась она начальнику, едва

переступив порог его кабинета. – Я проспала и очень-очень сильно извиняюсь.

Отвлекшись от монитора ноутбука, мужчина оглядел ее сверху вниз. Задержал

взгляд на ее ботинках. Это было единственным, что она не поторопилась снять из всей

экипировки.

- Я сейчас переобуюсь, - поспешила она пояснить, чтобы он не пугался ее

внешнего вида. И без этого ее вполне заметно колотило так, будто она… будто она только

что слезла со спортивного мотоцикла.

- Ничего страшного, - ответил он даже с улыбкой на лице. – Совещание только

через полчаса. У тебя есть время выпить кофе.

- Спасибо, - ответила, прежде чем выскочить из кабинета.

Когда же Лена зашла к себе, то первое, что бросилось в глаза, это букет свежих

ярко-розовых роз, который уже стоял в вазе на столе. Это удивило. Лена хоть и привыкла

к цветам на своем рабочем месте от лица великодушного начальника, но не в таких


количествах. Всегда была одна за день, а сегодня – пять. С чем это связано? У нее сегодня

день рождения? Да вроде бы нет. Но пока цветы пришлось оставить в покое. Нужно было

приводить себя в порядок и готовиться к совещанию отдела.

Несмотря на то, что она поздно встала и опоздала на работу, день тянулся

бесконечно долго. Но это еще было полбеды. Кажется, ее собранность упаковала

чемоданы и уехала в отпуск. Лена часто отвлекалась от рабочего процесса из-за того, что

мысли то и дело возвращались к братьям Фирсовым. В процессе совещания Шумскому

пришлось не раз окликать ее повторно, чего раньше никогда не случалось.

- Можно? – учтиво спросил Владислав Олегович, сунув нос к ней в кабинет уже

под вечер.

- Да, конечно.

Мужчина прошел внутрь, не спеша сел на свободный стул, оказываясь напротив

Лены. Между ними стоял только офисный стол, на который Шумский положил руку.

Пальцы пару раз пробежали по гладкой поверхности, прежде чем он начал говорить:

- У тебя точно все в порядке? Я спрашиваю потому, что так совершенно не

кажется.

Лена тяжело вздохнула. Начальнику-то что от нее сейчас надо?

- В порядке, - ответила она ему, заставив себя улыбнуться.

Несколько долгих секунд он смотрел в ее лицо, словно гипнозом пытаясь

заставить сказать что-то большее. Пальцы снова пробежали по столу.

- Хорошо. Поужинаешь со мной сегодня?

Лена смутилась, хотя этого предложения вполне следовало ожидать. В этот

момент стало окончательно неловко перед Тоней, которая уже так давно мечтала о

Шумском. Именно ее он должен приглашать на ужин и именно ей дарить цветы.

Собственная нерешительность расставить все по своим местам сейчас показалась как

никогда утомительной. И мало того – она злила, вынуждая высказать все как есть. И что

только ее раньше сдерживало?

- Владислав Олегович, можно я буду с вами откровенна?

- Конечно.

- Помните мою подругу, Антонину? Мы как-то вместе обедали.

- Помню.

- Так вот, вы ей очень нравитесь и уже очень давно. И она бы с удовольствием с

вами поужинала в любое время и в любом месте. Только не сочтите это за пренебрежение

к вам с моей стороны. Просто вы должны это знать.

Мужчина хмыкнул, ненадолго отводя глаза в сторону, только ухмылка не была

радостной.

- Мне это известно. Очевидно, что Антонина не делает из этого тайну. Только, Елена… - он замолчал, прикладывая руку к подбородку и потирая тот пальцем. - Если бы

я хотел видеть за ужином именно ее, я бы и предложил это именно ей.

Пронзительный взгляд уставился в ее глаза, словно внимательно следя за реакцией

на слова. Начальник не сказал ничего нового. Лена давно поняла, что привлекает этого

мужчину. Но почему-то именно сейчас от его признания внутри поднялась буря волнений.

Отчасти потому, что ей сейчас совершенно не было нужно внимание постороннего

человека, и тем более ее начальника. Отчасти – было неудобно перед подругой, но тут уже

не в ее власти было заставить его увлечься другой женщиной. И отчасти по той причине, что перед его натиском она теперь чувствовала себя беззащитной, потому что за спиной

уже не было той опоры, ее личного якоря, коим являлся Гриша, который удерживал от

безрассудств и ограждал от посторонних. Она теперь свободная женщина, и отказ от

ужина с Шумским может показаться неуважением и пренебрежением его, в свою очередь, уважения и доброты. В какой-то мере у нее был свободный график работы, собственный

кабинет с кондиционером и электрическим чайником, достаточно приемлемая заработная

плата. Каждый рабочий день начальник баловал ее цветами и сладостями, иногда


комплиментами, и всегда подходил к ней со всей лояльностью. И никогда не позволял

себе лишнего. Все, что Шумский требовал взамен – это ее общество за обедом и ужином, причем даже не каждый раз, когда она посещала офис. Так должна ли она пойти навстречу

сейчас? По сути, не обязана. Но с другой стороны - не было веских причин, чтобы

отказываться, как не было их и раньше, при Грише, а без него и подавно. Кроме этого у

Лены даже нашлась причина, чтобы согласиться на предложение мужчины – он мог ее

отвлечь от Алексея. Эта мысль осенила на следующее: да ведь это именно то, что ей

нужно! Владислав Олегович всегда вел себя вежливо и сдержано. Он вызывал доверие и

уверенность в том, что не выкинет какую-нибудь неожиданность, как это делал тот же

Алексей. В конце концов, с ним просто было о чем поговорить на отвлеченные темы. Так

что компания Шумского определенно способна пойти ей только на пользу.

- Ну хорошо, только дайте мне пятнадцать минут, - ответила она мужчине.


Ужин проходил в уже знакомом кафе. Его уютная атмосфера в спокойных тонах

цветовой гаммы и с легкой ненавязчивой музыкой действовала успокаивающе. Не

имелось у нее жалоб и на кухню, как и на компанию за столом. Все было чудесно, начиная

от вкусной еды и заканчивая спокойным собеседником. В этот раз они много говорили о

дочери Владислава Олеговича. Той недавно исполнилось тринадцать, и на столь юную

особу развод родителей повлиял не самым лучшим образом. Шумский даже спросил у

Лены совета, как быть в таких случаях, когда ребенок перестает быть управляемым и

обижается на весь мир.

- Думаю, ей просто нужно время, чтобы принять произошедшее. И конечно же для

нее будет важно сейчас внимание обоих родителей, чтобы она не чувствовала себя

брошенной.

- Да, согласен, - задумчиво ответил он.

- У вас ведь с бывшей женой остались хорошие отношения?

- Да, мы расстались без слез и истерик, как это бывает у многих.

Поначалу Лена хотела на этом остановиться, но любопытство, подогретое белым

вином, пересилило:

- Если это не слишком личное, почему вы все-таки развелись?

Вот! Вот что значит приехать на работу не на машине и позволить себе немного

расслабиться за ужином.

- Мы с женой очень похожи. Оба уравновешенные, многое отдаем работе.

Размеренный быт приедается, так что к какому-то моменту жизни задаешься вопросом:

«Что же нас еще держит вместе?»

- А дочь?

- Она уже начинает жить своей жизнью. Школа, друзья, интересы. Мы оба активно

готовы присутствовать в ее жизни, но уже порознь. Нет… новизны в отношениях, какого-

то стимула.

- Понятно, - ответила Лена.

Пряча глаза от пронзительного взгляда начальника, она поднесла к губам бокал, на

дне которого плескались остатки вина. Не слишком ли много личной информации для

одного вечера? Но, как назло, Шумский в долгу оставаться не собирался.

- Предлагаю ответить откровенностью за откровенность, - произнес он серьезным

тоном. – Что у тебя все-таки случилось? Может, теперь я смогу тебе что-то посоветовать?

– решил он подтолкнуть, пока Лена мялась с ответом.

На последней фразе девушка не смогла не улыбнуться, хоть и вышло не слишком

весело.

- Нет, не думаю, простите. Просто… - Несколько секунд у нее ушло на то, чтобы

подобрать нужные слова и собраться с духом. – Просто мы с женихом недавно расстались,

- ответила она, снова припадая губами к бокалу.

- Сочувствую, - вполне искренне произнес он.


- Спасибо. Хотя все же что вы мне посоветуете в такой ситуации?

- Начать новую жизнь, - ответил ей собеседник, пожимая плечами, словно ответ

был и так очевиден. – Конец отношений – это не конец жизни, это начало новой, –

повторил он свои слова, которые уже когда-то говорил ей касательно своего развода.

Снова улыбнувшись, Лена допила вино, от чего, видимо, осмелела окончательно.

- Заранее прошу извинить меня за вопрос. Но если это не слишком личное, скажите, вы бы смогли изменить любимой женщине? – стало ей любопытно и не важно, у

кого это спрашивает. – Только правду, если можно.

Его улыбка стала шире, он даже посмел негромко рассмеяться, прежде чем

ответить:

- Не думаю. Я слишком хорошо себя контролирую и всегда отдаю себе отчет в

своих поступках.

Лена нахмурилась. Он врал ей. Не потому, что она не доверяла Шумскому, просто

иначе для нее уже не могло быть. Сейчас она усомнилась бы в преданности даже самого

Папы Римского. В свое время Гриша говорил ей примерно то же самое. Такими словами

слишком легко разбрасываться, когда на деле происходит иначе. Со всеми. Потому что

они, мужчины, все одинаковы – похотливые самцы, созданные таковыми самой матерью

природой. А против природы, как известно, не пойдешь. Очевидно. Тем не менее она

заставила себя кивнуть и улыбнуться. В конце концов, это его личное дело, которое ее не

касалось никаким образом.

Они закончили ужинать около восьми вечера. Как обычно Лена сама заплатила за

свой ужин и, вызвав такси, попрощалась с начальником и отправилась домой, мечтая по

дороге о горячей пенной ванной в полнейшем одиночестве.

«И пусть весь мир подождет…»


часть_20


***

Сегодня он был в отличном настроении. Казалось, что весь мир радуется жизни

вместе с ним. Рабочая атмосфера клубной суеты и праздника только поддерживала это

состояние на высшей точке. Леша даже с удовольствием какое-то время покрутился в баре

«Марса», намешивая коктейли для молодых кокеток. «Пина Колада», «Космополитан»,

«Махито» готовились с легкой руки и были щедро приправлены короткими, но

эффектными трюками под женские возгласы и блеск красивых глаз. За этим занятием его

и застала Татьяна, которая села на первое же освободившееся место у бара. Как ни

странно, Леша был очень рад ее видеть.

- Привет, красавица, - сказал он девушке, опираясь локтями о стойку.

- Привет, Фирс, - загадочно улыбнулась ему та. – Вижу, ты сегодня в ударе.

Он улыбнулся еще шире.

- Что дама желает?

Девушка чуть наклонилась вперед, так что ее идеальная грудь, подчеркнутая

глубоким вырезом декольте, почти легла перед ним на лакированную поверхность.

- Хочу «Секс на пляже», - томно озвучила она свой заказ, сразу добавив: - С одним

сексуальным барменом этого прекрасного заведения.

От такого предложения его тело отреагировало мгновенно, а иначе он просто не

был бы собой, как и здоровым мужчиной с отлажено работающей половой функцией.

Татьяна была способна завести и мертвого, особенно если он уже знал, какие

приключения в постели обещает эта крошка. Но только сейчас, глядя в глаза Тане, которая

его хотела, и вполне желая согласиться, как уже делал до этого десятки раз, Леша подумал

о Лене. Да, они обговорили заранее рамки своих отношений, объявив их как свободные.

Он не обязан был хранить ей верность. Тем не менее Фирс вдруг отчетливо понял, что не

может сделать того, о чем его просит эта девушка.


- Блин… - сорвалось с его языка.

На лице Татьяны отразилось легкое непонимание:

- Что?

- Я не могу сегодня, извини. Вообще никак.

- Ну-у-у, как насчет завтра? – поинтересовалась она, придвигаясь еще чуть ближе, так что ее губы коснулись его уха. – Я сделаю тебе эротический массаж. Или может, хочешь чего-то другого?

Леша тихо рассмеялся. Хороша плутовка, знает, чем завлечь. И все же:

- Давай я позвоню, договорились?

Таня насторожилась, словно бы что-то поняла или почувствовала.

- У тебя кто-то появился? – как-то напряженно и резко девушка.

Все-таки женская интуиция – вещь необычайная.

- По-моему для тебя не секрет, что у меня всегда кто-то есть помимо тебя, как, впрочем, и у тебя всегда есть кто-то помимо меня, - попытался он выкрутиться.

- Я не об этом. Это что-то серьезное? – она словно читала его по глазам, заставая

врасплох.

Но он и сам не знал ответа. Просто не думал об этом. Все это время Леша лишь

наслаждался обществом нежной, прекрасной и немного вредной блондинки с разбитым

сердцем.

- Не вижу веских причин сейчас копаться в моей душе.

Девушка улыбнулась, правда, чуть натянуто.

- Извини, - ответила она. – Ты прав. К тому же я уверена, что это скоро пройдет.

Позвони, как наиграешься.

- А если не наиграюсь? – было ему интересно узнать, что она скажет на это.

- Все равно звони, в любое время. И, кстати, где мой коктейль?

Улыбнувшись, Фирс потянулся за шейкером. Именно за это ему и нравилась эта

девушка – с ней всегда было просто.


Когда он вернулся на дачу Алана вместе с самим хозяином, их женщины уже

мирно спали. Тем не менее Фирс не удержался от того, чтобы не зайти в комнату Лены.

Он подошел к кровати и встал у подножья. Так было лучше видно «спящую красавицу».

Ее светлые локоны разметались по подушке. Лицо было спокойно, безмятежно, красиво.

Вот она та, ради кого он начал меняться и совершать глупости. Это же надо, он, Фирсов, знаменитый в своих кругах бабник, отказался от легкого секса. Причем Татьяна была не

единственной на этой неделе, с кем он так поступил.

«Ну не дурак ли? - спрашивал у самого себя. – Может, старею? Или и того хуже, может, просто… увлекся ею всерьез?»

Все-таки стоило разобраться в том, почему он сегодня отказал своей хорошей

подруге. Лена четко давала ему понять, что осознает – Фирс непостоянен. Взять хотя бы

вчерашний случай, когда она сама его отшила и послала к другой женщине, сделав это

совершенно спокойно. Вроде бы она видит его таким, какой он есть. Но видит только то, что лежит на поверхности. Однако помимо всего этого была и другая сторона. И с этой

второй стороны Леша понимал, что не хочет делать того, от чего Лене может стать

неприятно. Понимает ли вообще эта блондинка, о чем с ним договорилась? Теперь, думая

мозгами, а не иным местом, он уже серьезно сомневался. Для нее измена - это своего рода

маленькая катастрофа. Как же тогда она воспримет его близость с другой после всего

того, что было между ними? Когда будет об этом знать не заочно, не на словах, а по

факту. Что если это вызовет у нее отвращение к его персоне? Леша и сам не заметил, как

для него стало первостепенно ее мнение и отношение к нему. Оно стало важно до такой

степени, что его задевали любые слова из ее уст, затрагивающие его любвеобильную

натуру. Он не хотел быть в ее глазах таким, каким она его видит. Теперь не хотел. Он

просто отказывался уподобляться своему брату, даже несмотря на то, что отношения с


Леной не носят серьезного характера. И сложно уже было представить, что еще какой-то

месяц назад они были в контрах.

«И как же меня так угораздило?» - с грустью подумал Фирс, делая глубокий вдох.


***

Каждый новый день приносил новую уверенность, что Лена постепенно приходит

в норму. Все сильнее негативные события в жизни вот-вот обещали начать

восприниматься со статусом законченного этапа. Отходил в прошлое и Гриша, который

тем не менее так и продолжал искать встречи. Только Лена оставалась непреклонна.

Прошло уже несколько дней, а она по-прежнему испытывала стойкое желание ни видеть

Григория, ни слышать его пустые оправдания и мольбы о прощении. Он перестал для нее

существовать как мужчина и как любимый человек ровно в тот момент, когда она узнала

об измене. А вот его брат, наоборот, все активнее завоевывал для себя место в ее душе, как бы она этому не противилась. Он баловал ее вниманием и страстью, окружал заботой, очень быстро став человеком более близким, чем она планировала изначально. Он

волновал ее, будоражил до того, что в каждый момент близости она погружалась в самые

невероятные ощущения, о которых и не знала прежде. Но порой это вызывало в ней

удушающее чувство паники. Это казалось таким глубоким омутом, что ей обязательно

требовалась какая-то ниточка, способная удержать на плаву. Ей нужен был противовес, который все настойчивее вырисовывался в том человеке, о ком она никогда бы и не

подумала. Хотя, по сути, других вариантов у нее и не было, потому что после Леши

Владислав Олегович был единственным из мужчин, чей интерес она была способна

вынести, когда остальные вызывали безразличие, а то и вовсе - отвращение.

Шумский всегда был внимателен, но в последнее время, ко всему тому же, начал

за ней ухаживать, причем делал это со всей деликатностью. Так, приглашение на ужин

вскоре сменилось на приглашение посетить с ним театр. Это ввело ее в ступор. Над

ответом Лена думала не меньше суток. Согласиться или нет? Казалось, что от ее «да» или

«нет» зависели дальнейшие рамки общения с этим мужчиной. Хочет ли она переступить с

ним границы привычных рамок? Способна ли смешать работу и личную жизнь?

Насколько ей важно мнение Алексея на этот счет? И в конечном итоге – может ли на это

пойти, если прекрасно знает, как сильно Шумский нравится Антонине?

В тот день она застала подруг на рабочем месте, в салоне красоты. Как обычно, за

чашечками кофе они успели обсудить не одну тему, прежде чем разговор дошел до

Шумского.

- Тонь, мне нужно с тобой серьезно поговорить, - начала Лена. – Это касается

Шумского.

- Что с ним? Он хочет сделать мне предложение, от которого я не смогу

отказаться? – пошутила подруга, причем в первую очередь над собой, что было заметно. –

Или сделал это кому-то другому?

- Нет, он… пригласил меня в театр.

Чуть помедлив с реакцией, Тоня пожала плечами.

- Ну так иди, если хочешь. В чем проблема? – ответила она с долей грубости, которая выдавала ее истинное мнение на сей счет.

- Я не знаю, что ему ответить. Меня волнует твое отношение ко всему этому.

- А что я? Знаешь, еще в тот последний раз, когда мы обедали втроем, я

окончательно поняла, что мне там ловить нечего. Если бы он хотел что-то предложить

мне, то сделал бы это уже давно. Только ему интересна совсем не я. Его интересуешь ты, моя дорогая. Так что прими мои поздравления.

Лена поникла, но вместе с этим испытала и облегчение из-за того, что подруга

перестала видеть идеал в ее безответном начальнике и оставила все попытки его добиться.

Хотя она ожидала другого разговора.


- Лен, а Шумский знает, что ты сейчас без мужика? – полюбопытствовала Аня.

- Да, я недавно сказала ему, когда мы вместе ужинали. Наверное, вино в голову

ударило.

- Тогда я могу тебя только поздравить, - ответила та же Аня. – Он увидел зеленый

свет и пытается сейчас за тобой ухаживать. Так что готовься, театр - это только начало.

Для Лены это новостью не было. Она и так прекрасно все понимала.

- Девочки, я в растерянности, - призналась наконец она.

- От чего? – не поняла Тоня.

Отпив глоток кофе, Лена вспомнила поговорку: «Сказал «А» - говори и «Б»».

Кроме того, как иначе она объяснит подругам, что с ней происходит, не упоминая еще

одного человека. Пришлось для начала немного собраться с духом.

- Я не говорила вам до этого… но у меня с младшим Фирсовым что-то вроде

этих… свободных отношений.

Вполне предсказуемо Лена посмотрела на Тоню. Подруга выглядела до того

ошеломленной, что даже не сразу смогла обрести дар речи.

- Ничего себе, - произнесла вместо нее Аня. – Ну ты даешь, Лен.

- Я бы не так сказала, - добавила Антонина. – Ленка! Кто бы мог подумать, что ты

и Фирс… - она с улыбкой покачала головой, вскидывая левую бровь, - и Шумский… да

еще и Гриша!

- Лен, ты обалдела? – спохватилась Аня. – Зачем тебе столько мужиков? Как ты

собираешься с ними справляться?

- Да ладно, что такого? – вступилась Тоня.

- Как что? Тонь, это Лена, а не ты.

- Ой, прям. Это только кажется, что их трое и много, а на деле: Гриша отпадает

сразу, на его брата можно даже не рассчитывать, это тот еще кабель, так что остается

только Шумский, - и тихо пробубнила себе под нос: - чтоб он полысел, прости Господи...

Цыкнув, Лена прикрыла глаза ладонью, уже жалея о том, что все им рассказала. О

чем только они говорят? Было такое ощущение, что они обсуждают какую-нибудь

покупку шубы, и которая из трех моделей больше всего ей подойдет.

- …но и то с которым ничего еще не ясно, - продолжала Тоня. – Откуда мы знаем, что он от нее хочет? Какие у него намерения? Будет ли он таким же «верным» как и

Гришаня?

- Да что ж ей теперь в монастырь уйти? Ни один мужик не даст стопроцентной

гарантии…

- Так, все, хватит, - оборвала их Лена. - Давайте оставим эту тему, я уже и не рада, что рассказала вам все.

- Лен, подожди, - позвала ее Аня. – Уверена, тебе сейчас нужен какой-то

дружеский совет. Так вот я бы тебе посоветовала не спешить, все хорошо взвесить и

обдумать. Тебе вообще нравится Шумский? Привлекает, как мужчина?

- Анька, ну ты как спросишь, - влезла Тоня. – Ты же его видела. Разве он способен

НЕ привлекать?

- Тонь, подожди, - одернула ее та. – С тобой уже давно все ясно. И, вообще, иди

позвони своему гинекологу.

- Кому? – не поняла Лена, на минуту позабыв о своих проблемах. Чего она не

знает?

- О, Лен, это я еще не успела тебе рассказать, - ответила за себя ветреная Тоня, кажется, и вовсе позабывшая о Шумском. – Я вчера же была в больнице на плановом

приеме и познакомилась с таким доктором…

- Уже все уши мне про него прожужжала. Иди отсюда! - рыкнула на нее Аня, таки

выгоняя из комнаты. – Так привлекает? – снова спросила она у Лены, когда они остались

вдвоем.


- Ань, я не знаю. Я раньше не смотрела на него с этой стороны. Да, он приятен в

общении, воспитан, галантен, очень внимателен. Но мне не нужны сейчас какие-то

отношения.

- Ну хорошо, я поняла. Давай вернемся к брату Гриши. Помню, еще недавно ты его

на дух не переносила. Что изменилось? Ты уверена, что тебе это вообще надо?

Лене захотелось исчезнуть, чтобы только не отвечать на все эти вопросы, чтобы

только не думать о них, снова.

- Я не знаю! Я уже вообще ничего не знаю! Я сама не понимаю, что меня на это

подтолкнуло. Просто тогда была так раздавлена, а Леша оказался рядом и… - так и не

закончив фразу, Лена положила ладонь на свой рот, после чего, посмотрев подруге в

глаза, убрала с губ пальцы и тихо призналась: - Я тебе даже описать не могу, какой он.

- Ну, какой? Опытный? – Лена кивнула. – Знающий? – Лена снова кивнула. –

Легко угадывает твои желания? – Опять кивок, пока Анна хмурила брови. – Дорогая, ты

случаем не влюбилась в него?

Подобный вопрос вызвал в ней волну ужаса, которая зародилась где-то в животе и

заставила подскочить на ноги.

- Да нет же! - уверила Лена, начиная ходить по небольшой комнатушке и

встряхивая руками, как бы сбрасывая свой страх на пол. – С ним, безусловно, приятно

проводить время. Но между нами ничего не может быть кроме секса. Он не создан для

большего. И я сама не хочу ничего большего. Просто уже не уверена, правильно ли то, что

есть между нами? Со мной такое впервые, и изначально я себе все представляла совсем

иначе, чем есть сейчас. Теперь еще этот Шумский… что мне ему ответить? Я как-то

раньше не проводила время параллельно с двумя мужчинами. И совсем не уверена, что

мне это надо.

- Лен, для начала успокойся и не поддавайся панике. Ты не первая и не последняя.

Я бы посоветовала тебе сходить с Шумским в театр просто ради того, чтобы развеяться.

Он тебя не замуж тащит, и спать с ним ты не обязана. Узнаешь его получше, присмотришься к нему, а потом уже и решишь, надо оно тебе или нет. Но вот насчет

Фирсова… я бы на твоем месте с ним все прекратила. Ничего хорошего из вашей связи не

выйдет, это к бабке не ходи.

Лена устало опустилась обратно на свой стул. Неужели Аня права? Но разве та

сказала что-то новое? Разве Лена сама не осознавала того, что ходит по тонкому льду? Вот

она сейчас думает о том, идти ли куда-то с начальником. А что ее, по сути, останавливает?

Фирс? Тот, кто сам наверняка не раз уже встречался с другой женщиной помимо нее?.. От

этой мысли в груди неприятно кольнуло. Но нет, она спокойна и даже не ревнует, и

совершенно не намерена об этом думать. Достаточно и того, что она об этом знает и знала

изначально.

- Ань, я прекрасно понимаю, с кем сплю, и что от него ждать. У меня нет иллюзий

на его счет, как и нет серьезных планов.

- Ты уверена?

- Уверена!

- Тогда откуда эта паника?

- У меня нет паники. Я спокойна, - ответила она, почти даже не соврав, но и

искренне к этому стремясь. – Хорошо, я схожу с Шумским в театр, посмотрю, как после

этого себя буду чувствовать, а потом уже и решу, что со всем этим мне делать дальше.

Губы Анны растянулись в широкой улыбке.

- Вот и славно. Мне нравится твоя решительность. Не теряй этого качества, думай

сейчас прежде всего головой, и все будет хорошо.

- А как же «доверяй своему сердцу»?

- Твое сердечко, Лен, к сожалению, еще ни разу ничего хорошего тебе не

подсказало, - заметила Аня, поджав губы в знак сочувствия.

И, к сожалению, Лена могла с этим только согласиться.


часть_21


***

Этот вечер Алексея в ожидании Елены Прекрасной скрашивала жена лучшего

друга. Благо общих тем у них хватало: Алан, «Марс» и, конечно же, их любимые

спортбайки.

- Мама дорогая! Я так соскучилась по своей Буське, ты не представляешь, -

жаловалась ему Ева на свою долю беременной женщины, когда они сидели в ее комнате.

- Обижаешь. Почему же не представляю? Очень даже.

- Да прям, - не согласилась она с ним. – Ездит тут каждый день на свое Махе, душу

мне только травит. А я уже не могу на Буську влезть без посторонней помощи, чтобы хоть

просто посидеть на ней.

Фирс коротко рассмеялся, глядя на уже прилично округлившийся живот девушки:

- Ну хочешь, пойдем в гараж я тебя подсажу на твою Буську, - предложил он с

улыбкой. – Отведешь душу.

Подняв глаза к потолку, Ева задумалась, после чего беззаботно изрекла:

- Нет, не хочу. Лучше нарви мне клубнички.

Фирс снова рассмеялся, не переставая удивляться, как же быстро у Евы меняется

настроение, а соответственно и желания. То она хочет одно, а через секунду уже другое.

- Интересно, беременные все такие ненормальные? – полюбопытствовал он, поднимаясь из удобного кресла, чтобы выполнить просьбу подруги, пока та снова не

передумала и не попросила того, что не растет в их огороде.

- Вам со мной еще повезло, так что не бузи и тащи клубнику.

- Да иду уже, иду.

Леша уже собрался выйти из комнаты, как слова Евы, которая в этот момент

выглянула в окно, заставили остановиться у порога:

- Слушай, там Лена подъехала. Только вместе с ней еще какая-то тачка… О, да это

ее Гриша!

Фирс на секунду замер. В голове пронеслось несколько вопросов, причем почти

сразу. Первым был: «Откуда тут взялся брат?» Уже который день тот терроризировал

Лешу, выпытывая адрес нового местожительства Елены. Как верный друг и как неверный

родственник Фирс отказывался сдавать девушку. Тогда возникал вопрос второй:

«Неужели она сама его сюда пригласила?»

Подойдя к окну, Леша выглянул на улицу вместе с Евой. Внизу на подъездной

дорожке стояли две припаркованные машины. Рядом с ними – Лена и Гриша. При этом

девушка казалась растерянной, что не удивляло – брат навис над ней, пытаясь что-то

втолковать.

- Как думаешь, может ли она его простить? – спросил он у Евы то, что не

переставало волновать.

Фирс не исключал возможности, что Гришке удастся уболтать Елену вернуться к

нему. Если не в первую встречу, то во вторую… или в третью. Все-таки она его любила

или любит до сих пор. А влюбленные женщины, насколько он знал, способны прощать

даже измены, и даже такие женщины, как Лена.

- Думаю, что нет, - наконец ответила ему подруга.

В этот момент они оба увидели, как Лена помотала головой и дернулась в сторону, пытаясь избавиться от давления навязавшегося собеседника. Тогда Гриша опустил руку на

крышу авто, преградив ей дорогу. Леше это не понравилось до такой степени, что он

невольно стиснул зубы. А так же задался вопросом: «Имеет ли он право вмешаться?»

- Ух, как ты нервничаешь, - подшутила над ним девушка, которая слишком

хорошо его знала, чтобы не замечать очевидного. – С чего бы это?

- Отстань, заноза, - отмахнулся он от нее.


Тем временем Гриша не отступал. Прижав Лену спиной к машине, он все пытался

обнять блондинку, несмотря на ее усилия помешать ему это сделать.

- Я бы на твоем месте спустилась и помогла девушке, пока он не задушил ее, -

посоветовала Ева серьезным тоном.

Фирс не стал долго раздумывать над ее словами. Он просто развернулся и

тяжелым шагом отправился на улицу.


***

Ей было нечем дышать. Зажатая между металлом и крепким телом когда-то

возлюбленного ею мужчины, окутанная его ароматом, который узнала бы из тысячи, Лена

никак не могла спокойно вдохнуть. Гриша душил ее одним своим присутствием, наглядно

напоминая о ее любви, о ее несбыточных надеждах и о своей измене. А она-то думала, что

уже успокоилась, что выдержит эту встречу. Хотя, возможно, и выдержала бы, если бы не

такой беспощадный напор.

- Солнце, прости меня… - повторял он уже в который раз подряд. – Прости, я был

таким идиотом. Выслушай…

- Гриш, отойди от меня, - просила она в который раз, упираясь руками в его торс. –

Я не хочу ничего слушать. Ну как ты не понимаешь?..

Его губы коснулись ее уха, отчего она едва не заныла, потому что кроме боли эта

ласка больше ничего не приносила. От того, как она настойчиво отворачивала голову от

его лица, начала ныть шея. Господи, она сейчас задохнется! Либо от недостатка

кислорода, либо от своих угнетающих чувств.

- Понимаю, малыш, поверь, я все понимаю… - продолжал он врать тихим, некогда

родным голосом, принося боль не только своими касаниями, но и нежными словами.

- Отпусти, - потребовала она, готовая сорваться на панику.

- Родная, поговори со мной, прошу тебя…

- Гриша, отпусти…

Тут очень кстати она услышала еще один мужской голос:

- Ничего себе сцена.

Внезапно появившийся Алексей заставил вздрогнуть не только ее. Вместе с ней на

голос повернул голову и Гриша. В образовавшейся тишине стали отчетливо слышны

удары ее взволнованного сердца.

- Какая неожиданность, - холодно произнес старший Фирсов младшему. – И ты

здесь?

Леша дернул плечом:

- А чему ты удивляешься? Забыл, кому принадлежит эта дача?

- Почему же? Помню. Тогда не понимаю другого…

Повернув голову, он посмотрел в лицо Лены. Теперь во взгляде мужчины читалось

недовольство, почти гнев, а также недосказанный вопрос. Лена решила на него ответить:

- Я сейчас живу здесь.

Своего изумления Гриша скрывать не стал. Видимо что-то в его мозгу стало

складываться в очевидный пазл. Казалось, он никак не мог решить, что для него сейчас в

приоритете: ревность или мольбы о прощении.

- Вместе с ним? – кивнул он на брата.

Лена посмотрела Грише в глаза и, не моргнув, твердым голосом соврала:

- Нет. Хотя в любом случае тебя это более не касается.

Мужчина выдохнул, словно до этого задержал воздух. И заметно расслабился, заставляя ее жалеть о том, что не сказала правды. Да она бы и рада, только не хотела

подставлять Фирса. Еще не хватало, чтобы братья из-за нее поссорились.

- Лех, уйди. Дай нам спокойно поговорить, - попросил Гриша.


Побоявшись снова остаться наедине со своим мучителем, Лена устремила на Лешу

испуганный взгляд. Сосредоточенный и мрачный Фирсов посмотрел на нее с холодом.

Господи, до чего же эти двое сейчас похожи! Тем не менее, вопреки ее пониманию, Леша

уходить не стал. Медленным шагом он подошел к ним и как ни в чем не бывало опустил

локти вытянутых рук на крышу ее автомобиля. Между плечами мужчин оказалось не

более десяти сантиметров. Теперь дышать стало еще тяжелее, когда уровень тестостерона

вблизи нее увеличился в два раза.

- Вы оба уже начинаете меня утомлять, - произнес Фирс обыденным тоном, глядя

куда-то перед собой.

- Леха, я попросил.

- Я понял, Гриш. Но тебе не кажется, что Лена сейчас не очень-то хочет с тобой

разговаривать?

- Ты ее адвокат?

- А если и так? – спросил он, повернув к брату лицо.

- Нет, я все-таки не понял… я чего-то не знаю? – не унимался старший.

От их препинаний у Лены закружилась голова.

- Перестаньте, - попросила она. – Гриша, ты зря приехал. Я не скажу тебе ни

сейчас, ни в следующий раз ничего нового, помимо того, что уже говорила. Измена - это

слишком, это предел, который я не способна вынести, и ты прекрасно это знал.

Мужчина снова смягчился. Она опять завладела его вниманием. Теплый лоб

прикоснулся к ее. Пальцы с болезненной нежностью прошлись по щеке.

- Лен, я люблю тебя, дурочка ты моя, ты понимаешь это? – спросил Гриша, совершенно не щадя ее нервы.

Как он может ей говорить такое после всего, что сделал? На глазах стали

наворачиваться непрошеные слезы, так что пришлось закусить нижнюю губу.

- Отпусти меня, - снова попросила она, причем вышло так жалобно, что стало жаль

саму себя.

Послышался перестук пальцев о крышу ее машины, пальцев Фирса.

- Хорошо, солнце, сейчас так и сделаю. Но не думай, что я намерен легко сдаться.

Да, я совершил ошибку, признаю это, но готов вымаливать прощение, чтобы все вернуть.

Просто дай мне шанс снова заслужить твое доверие.

Боже, ей сейчас будет плохо. О каком доверии он говорит? Если бы она могла

произнести хоть слово, то непременно спросила бы вслух. Да только слезы слишком

близко подступили к горлу.

- Гриш, ты сейчас задушишь ее, - вступился Фирс и, надо признать, сделал это

очень вовремя.

Наклонившись к лицу Лены, Гриша коснулся губами ее щеки и тихо повторил, прежде чем отпустить:

- Я люблю тебя, малышка, не забывай это.

Она вырвалась из его душных объятий. Не оборачиваясь, прошла через дверь

железных ворот. Зашла в дом. Завернула в ванную комнату. И только после этого

позволила себе разрыдаться.


***

Леша и не знал прежде, что способен на такие эмоции. Он злился на собственного

брата, а также на свои чувства, потому что каким-то чудным образом испытывал ревность, к которой не привык и на которую вряд ли имел право. Уж слишком неприятно было

смотреть на то, как к Лене прикасаются руки другого, пусть и бывшего, пусть и брата.

Черт, да он ревнует! Когда такое с ним было? Вместе с тем он чувствовал себя лишним. И

только лишь растерянность самой девушки заставляла его оставаться рядом с ними.


Повела бы она себя по-другому, не смотрела бы на него с немой просьбой о помощи, он

бы не стал вмешиваться.

Когда за Леной закрылась железная дверь массивных дачных ворот, Гриша достал

из кармана сигареты, вынул одну из пачки и прикурил.

- Ты чего лезешь? – бросил ему брат, прищурив один глаз из-за едкого дыма

тлеющей сигареты. – Никак не пойму твоего рвения.

- По-твоему, я должен стоять в стороне и смотреть, как ты ее изводишь?

- Да какое тебе вообще до нее дело?! – вскипел тот, требуя ответа.

Леша подумал о том, что нет больше смысла изворачиваться и лгать. Хотя бы в

том, что касалось его самого. Но и изливать душу брату в отношении Лены тоже не

хотелось.

- Значит, есть дело, - спокойно ответил он, встречаясь глазами с хмурым взглядом.

- Что между вами?

Вот тут уже встала серьезная дилемма: сказать правду или соврать так же, как и

Лена? Да он бы и рад сказать правду, только в этом случае выставит девушку не в лучшем

свете. Что первое, что второе – оба варианта не казались правильными.

- Ты не веришь словам Лены?

- Я поверю твоим словам.

- Гриш, я не хочу ссориться.

- Я тоже. Потому тебе лучше сказать мне так, как есть.

Прежде чем найти ответ, Леша за короткий отрезок времени перебрал в голове не

один вариант.

- Мы друзья, - наконец ответил он без зазрения совести.

- Друзья, - хмыкнул брат.

- Тебя что-то смущает? – спросил Фирс, начиная злиться от такого допроса с

пристрастием. Еще немного, и он действительно выдаст все, как есть.

- Вообще-то да, если учесть, как ты умеешь «дружить» с женщинами. Дон Жуан

ты хренов.

С этой фразу Лешу слегка понесло:

- Как странно. Странно, что тебя ничего не смущало, когда ты трахал Лизу, пока

Лена ждала тебя дома…

Пальцы обоих рук брата оказались на его куртке раньше, чем он успел договорить.

Приподняв за воротник, Гриша придавил Фирса спиной к машине.

- Брат, не выводи меня, по-хорошему предупреждаю, иначе мы действительно

поссоримся. И лучше держись от Лены подальше, ясно? Она все равно снова будет моей.

- Ты в этом так уверен?

Несколько долгих секунд они буравили друг друга тяжелым взглядом, пока Гриша

не сдался. Со злостью толкнув Лешу кулаками в плечи, он выругался, отошел в сторону и

повернулся к нему спиной. На эти грубые жесты Фирс не злился и не собирался отвечать

тем же, потому что слишком хорошо понимал брата. Поправив ворот куртки, он подошел

к нему и встал рядом, засунув руки в карманы джинсов так же, как это сделал старший.

Перед ними уходила вдаль извилистая проселочная дорога, а также дачные заборы и дома, дома, дома.

Когда-то в детстве они часто ссорились, порой даже дело доходило до драк.

Обычное дело. Со временем стали настоящими братьями. Они научились друг другу

уступать, понимать один другого. Сейчас же стоило одному о чем-то попросить, как

второй всегда был готов прийти на помощь. Почти всегда. И еще ни одна ситуация не

вставала между ними так, как это происходило сейчас. Лешу это угнетало. Он

чувствовало, как они отдаляются. Понимал, что решение их проблемы у него в руках. Но

это значило бы отказаться от Лены. Только вот нежелание этого, до ломоты в

напряженных мышцах, до натяжения нервов, до кома внутри грудной клетки, перевешивало даже кровные узы. И именно сейчас он понял это особенно остро, что не

могло не пугать своей новизной.

- Я люблю ее, - в который раз повторил брат, не поворачиваясь к Леше лицом.

- Я верю. А Лизка?

- С ней все кончено.

- Надолго ли?

Когда тишина затянулась, Фирс решил высказать свое мнение:

- Не думаю, что она сможет тебя простить.

- Я тоже не очень на это рассчитываю, если честно. Потому и просил твоей

помощи.

- Прости, но я отказываюсь в этом участвовать. Не прощу в первую очередь себе, если все повторится. Лена хорошая девчонка и заслуживает только лучшего.

- Я в курсе. А если я дам тебе слово?

На душе заныло, но Фирс продолжал гнуть свою линию.

- Давай уж как-нибудь сам, лады? И кстати, как ты узнал, что она здесь, если не

секрет?

- Выследил. Полдня пришлось проторчать у того салона красоты, где работают ее

подруги.

- Ты всегда отличался находчивостью, - хмыкнул Леша.

- Жизнь обязывает, - ответил тот, снова доставая сигареты. – Я ей там цветы

покупал. Не успел отдать. Отнесешь?

- Хорошо.


Спустя несколько минут братья распрощались. Леша вернулся в дом. Он нашел

Лену в ванной комнате, как почему-то и ожидал. На его счастье она не закрыла дверь на

защелку, потому он смог беспрепятственно войти внутрь. Припухшие глаза, разводы туши

и покрасневший нос говорили о том, что она плакала. Опять. Но в его присутствии

мгновенно подобралась, и даже попыталась его убедить, что все в порядке.

- Я в норме, - соврала, хватая с полки у зеркала какой-то флакон.

Леша ничего не стал отвечать. Прислонившись плечом к дверному косяку и

сложив руки на груди, он просто смотрел, как она стирает макияж, умывается, протирает

лицо махровым полотенцем. Стоял и душил в себе уйму эмоций, кипящих в нем на

медленном огне. Он злился на ее слезы, на ее сегодняшнюю ложь, на ее любовь, в конце

концов, выедающую эту хрупкую натуру. Злился и на самого себя, на свою тихую

ревность, на свою неискренность с братом ради «его» же женщины. Как же, наверное, подло с его стороны в данной ситуации быть двуличным?

- Ты не мог бы выйти? Хочу принять душ, - попросила девушка, так и не поднимая

на него заплаканных глаз.

Он не стал слушать. Не стал и ничего говорить. Тогда и Лена решила его

проигнорировать. Повернувшись к нему спиной, она начала раздеваться. Пепельная

блузка полетела в корзину для грязного белья. Туда же и ажурный лиф. Черная узкая юбка

была стянута вниз по стройным ножкам. Фирс задержал дыхание, рассматривая

персиковую попку в таких же ажурных трусиках. До чего же ему нравилась именно эта

конкретная попка, именно ее обладательница. Как же, наверное, подло так сильно желать

ту, которую любит собственный брат?

Когда Лена зашла в ванную и задернула шторку перед его носом, Леша было

подумал все-таки оставить ее одну. Но вместо этого начал скидывать одежду. Раздевшись, он присоединился к блондинке, встав за ее спиной. Она не стала кричать и топать ногами, даже не повернулась, чтобы выпихнуть его из ванной. И позволила коснуться своей

спины, ее нежной, мокрой кожи, по которой струились извилистые водяные змейки.


- Почему ты не сказала ему о нас? – спросил Леша, не думая, почему спрашивает, он просто хотел это сейчас знать это в первую очередь. Не то, чтобы ему требовалось, чтобы брат был в курсе. Просто он хотел знать – почему?

- Не хочу быть яблоком раздора между вами.

Ответ был исчерпывающим. Причем Фирс даже был способен его понять. «Но, может быть, уже чуть позднее?» - подумалось ему, пока целовал изящное плечико, слушал

прерывистый вдох.

- Леш, прости, но я немного не в настроении.

- Это легко исправить, поверь мне, - убеждал он, опуская руки к точеным бедрам, сжимая их пальцами и уже желая оказаться меж ними.

Но руки Лены почти сразу оторвали его ладони от ее кожи. Она повернулась к

нему лицом. Леша едва подавил в себе желание припасть к маковкам приподнятой груди.

Губы так и тянулись к ее коже, такой влажной, такой блестящей от воды, такой…

манящей. Вместо этого Фирс сосредоточился на голубых глазах, которые неотрывно

смотрели на него.

- Что мне для тебя сделать? – спросил он напрямую. – Чего ты хочешь?

Лена прерывисто вдохнула. Подалась к нему, бессовестно вжимаясь своими

соблазнительными, тугими сосками в его торс.

- Это не честно, быть таким... – произнесла она, затянув паузу в конце последнего

слова.

- И каким же? – настаивал он на продолжении, находясь к ней так близко, что губы

почти касались губ.

- Хорошим, - стала осыпать его комплиментами, - внимательным, понимающим, почти… идеальным.

Широкая улыбка сама собой расползлась по его лицу.

- Ты мне льстишь, красавица. Сегодня я выяснил, что очень подлый тип.

- И в чем же заключается твоя подлость?

- В том, что я готов врать своему брату, лишь бы быть с тобой.

Лена опустила глаза:

- У меня одной такое чувство, что расстояние между нами сокращается? Или это

нормально для свободных отношений?

Эти вопросы Фирса насторожили. Он не мог не почувствовать ее напряжения.

- Тебя это пугает?

Она тяжело вздохнула и немного подумала, прежде чем ответить:

- Да.

- Насколько сильно?

- Достаточно, чтобы начать паниковать и прекратить отношения.

Черт, а вот это испугало его самого.

- Разве я давлю на тебя?

- Немного.

Леша с трудом удержался, чтобы не выругаться от такой новости.

- Каким образом?

- Ты очень настойчив, порой чересчур. Взять хотя бы то, что ты залез ко мне сюда, в ванную, когда я попросила тебя выйти.

- Я помешал тебе заниматься самоедством? Черт, Лен, перестань. Ты сейчас в

таком состоянии, что сама не знаешь, чего хочешь. Зато это прекрасно знаю я.

- Неужели? – оживилась девушка, хмуря брови. – Тогда что ты здесь все еще

делаешь?

- Хочешь, чтоб я ушел? То есть ты выгоняешь меня?

Выдернув свои пальцы из его ладоней, Лена отстранилась и сложила руки под

грудью.

- Считай, что да.


Он всплеснул руками:

- Что ж, отлично. Я так и сделаю. Разве я против? Вообще нисколько. Только

перед уходом кое-что сделаю.

Лена не успела полноценно вдохнуть, как Фирс мягко притянул ее к себе за шею и

впился в сладкие губы, который произносили слишком много лишних слов. Одно

мгновение, всего несколько влажных движений его рта и языка - и блондинка уже

задышала чаще. Еще мгновение - и он услышал ее стон, словно сдавленный крик

поражения. А потом так же резко он оторвался от ее рта, задержал взгляд на распахнутых

голубых глазах. И, наконец, отпустив, вышел из ванной и схватил полотенце.

- Видишь, я ухожу, - напомнил он ей, а заодно своей силе воли и своему

набухшему органу, который требовал продолжения банкета.

- Фирсов, ты… - выпалила блондинка сквозь тяжелое дыхание, - редкостный

засранец!

В том, что она завелась от одного поцелуя, у него не возникало никаких сомнений.

- Да, да, конечно, - смеялся он, растирая кожу сухим полотенцем и задаваясь

вопросом: «Насколько ее хватит?» - Если хочешь, чтобы я остался, тебе стоит всего лишь

попросить меня, - дал он понять, когда заметил голодные взгляды, брошенные украдкой

на его пах, словно там находилась не интимная часть тела, а вишневый пудинг.

Когда он снова хохотнул, Лена со злостью задернула шторку, издав возглас

глубокого недовольства.

- Даже не надейся на это. Иди, куда шел.

- Грубиянка.

- От грубияна слышу, - донеслось до него.

Подойдя к ванной, Леша отодвинул пальцем шторку и заглянул внутрь:

- Не передумала?

Стоя к нему спиной, Лена лишь повернула голову, выдержанно оглядела его

сверху вниз и развернулась обратно к стене, на которую опиралась двумя руками, пока

нежилась под теплыми струями душа. В этот момент Фирс перестал понимать, почему

еще находится вне ее аппетитного тела.

- Ну все, Лен, давай теперь без шуток и прочей дребедени. Оба - взрослые

свободные люди. Подумай еще раз и скажи, чего от меня хочешь в данный момент?

- Знаешь, Фирсов, я была бы тебе очень благодарна, если бы ты убрал от меня хоть

половину своей нежности. Считаю это для нас лишним.

- Хорошо. Что еще?

- Поменьше прелюдий. Это тоже лишнее, - продолжала она устанавливать свои

запоздалые правила.

- Еще что-то, моя госпожа? – усмехнулся Леша, отчего был удостоен озадаченным

взглядом.

- Пока все, если ты сам еще не передумал.

- Не дождешься, - бросил он, возвращаясь к своей одежде.

Достав из кармана джинсов презерватив, Фирс натянул его на себя, и только после

этого снова вернулся к Елене. «Значит, без прелюдий?» - думал он, накрывая ладонью

сладкое местечко блондинки меж бедер и тем самым проверяя, готова ли она для него

сейчас. Лена вздрогнула, вдохнула резко, но ни жестом, ни взглядом не дала понять, что

против. «Значит, поменьше нежности?» - думал он, заполняя собой бархатное лоно и

пытаясь не обращать внимания на мысли о том, что и этой женщине, которая так его

волновала, от него нужен лишь голый, необязывающий секс. То есть то, о чем они

договорились изначально. Но блин! Кажется, он сам уже не понимал, на что с ней

подписался. Но пусть даже так. Он не хотел давить на Лену. Да и спешить было некуда. У

них впереди еще уйма времени, чтобы решить, чего же они друг от друга хотят. А это

время можно было провести именно таким образом, как сейчас: купаясь в безумных

ощущениях близости, в звуках ее томных ласкающих стонов и в своей необузданной


потребности именно в этой конкретной блондинке. Той, которая принадлежит теперь ему

одному так, как ни одна другая, которой и он сам принадлежит так, как ни одной другой, что будоражило само по себе. И к черту Гришу с его чувствами! К черту, когда в нем

начинал просыпаться удивительный инстинкт эгоистичного собственника.

Нет, все-таки он крайне, непозволительно, бессовестно подлый тип.


часть_22


***

В этот вечер в театре им. Вахтангова шла бессмертная комедия «За двумя

зайцами». Владислав Олегович Шумский, как обычно, ни в чем себе не изменял. Он

встретил Лену с цветами, не забыв добавить пару комплиментов о том, как она чудесно

выглядит. Билеты в портер, третий ряд, завершали приятные, но ничем не удивляющие

сюрпризы. Так, получив положительный заряд хорошего настроения в достаточно

приятной и непритязательной компании, Лена и не заметила, как все насущные проблемы

отошли на задний план. Странно ли, но с Шумским было гораздо легче, чем с тем же

Алексеем. Начальник не давил и уверенно держал положенную дистанцию. Даже не было

ощущения, будто он ждет от нее какого-то шага. Такое поведение подкупало. Но это все

нисколько не помогало ей разобраться в ситуации и тем более в себе.

Этим вечером дорога домой прошла в размышлениях о том, что произошло в ее

жизни за последнюю неделю. Фирсов старший, младший и Шумский… Как так

получилось, что за короткий промежуток времени она окружила себя тремя мужчинами?

Одного любила, со вторым спит сейчас, с третьим проводит время – зачем это все?

Казалось, что ее маленький и недавно треснувший мирок теперь стремительно крошился, ломался под грузом обстоятельств и ее поступков, складываясь в нечто такое, что ей было

совершенно не нужно. Ей не нужны трое, ей всегда было достаточно одного - достойного

и настоящего. А в итоге она довольствуется теми крохами, которые сама себе позволяет: спит с мужчиной, которого не любит, встречается со своим начальником, обнадеживая

того, кем недостаточно интересуется для каких-либо отношений вообще. Где все ее

принципы? Где здравый рассудок?

Задавая себе вопросы, Лена находила такие ответы, от которых просыпалось

тягучее опасение. Что касалось Гриши, то он не стоил ни единой ее мысли. Шумский – с

ним было приятно проводить время. Алексей – с ним тоже было приятно… проводить

время. И все! На этом заканчивались все ее размышления относительно того, чего она

хочет. Развивать ли отношения с Шумским? Продолжать ли отношения с Фирсом? В ответ

– ничего! Но самое страшное не это, а то, как хладнокровно она обо всем рассуждает. И

это притом, что именно Алексей, этот невозможный искуситель, заставлял ее сердце

биться чаще. И что же выходит - она запуталась? Определенно. Знает ли она, что делает со

своей жизнью? Нисколько. Она живет в чужом доме с малознакомыми людьми, сама того

не желая окружает себя мужчинами и совершенно не паникует, хотя на нее это

совершенно не похоже. Плыть по течению – порой это единственный выход с надеждой

на то, что время само расставит все по своим местам.

Да, именно так, ей нужно еще немножечко времени…


***

Даже на свежем воздухе дым сигарет забивал ноздри. Ну еще бы, когда напротив

него сидели два заядлых курильщика: Алан и Макс. Очень кстати именно сегодня вечером

Алан, новоиспеченный семьянин и владелец развлекательного клуба «Марс», назначил

себе выходной день. Макс, уже почти уже двухдетный отец и владелец собственного

магазина мототехники, подтянулся следом за ним. И теперь Фирс, бессемейный труженик

среднего звена, сидел в компании своих друзей на террасе дачи Алана, задумываясь о том, о чем не думал прежде. Привычный мальчишник в этот раз омрачали непривычные мысли

о женщине, а именно – «Где, черт подери, носит эту блондинку?!» За последний час

наручные часы стали главным предметом его внимания.

- Ждешь чего-то? – с ухмылкой спросил его Макс, лениво стряхивая пепел. - Ты в

часах скоро дырку протрешь глазами.

- Жду, - пробурчал Леша, признавая свое разоблачение. – Первой звезды, видимо, жду.

- И у нее даже имя есть? – удивился тот.

- Неужели это та звезда, которая упорхнула сегодня на свидание? – спросил

следом Алан.

От таких вопросов в лоб Фирс слегка растерялся. Да и простое слово «свидание»

слишком ощутимо кольнуло, где-то как раз под левой лопаткой. Благодаря Еве, личной

партизанке, для него (как видно и для Алана) не осталось секретом, где и с кем этот вечер

проводит Елена. Начальник, театр, ревность - все это было так неожиданно для него, что

портило настроение, а также заставляло тихо злиться.

- Только не говори, что ревнуешь, - произнес Макс.

- И почему у меня такое чувство, что вы слишком много знаете? – возмутился

Фирс.

- Хочешь поговорить об этом?

- Не уверен. Хотя нет, уверен, что вы все равно не отвяжитесь.

- А ты как думал? Ревнующий Фирсов – это что-то новенькое. И давно это с ним?

– спросил Макс у Алана, ткнув в сторону Леши сигаретой.

Алан скривил губы в глубокой задумчивости, и в конце концов ответил:

- Да вроде нет.

- Так, парни, во-первых, я еще здесь, во-вторых, я ничего не говорил про ревность.

- О’кей, тогда выкладывай. Я ее знаю? – завелся Макс. – Аж интересно стало.

Фирс негромко выругался.

- Знаешь, - ответил, бросая взгляд на железные ворота, за которыми в этот момент

зашуршал гравий под давлением шин автомобиля.

- Вот как раз, наверное, она и есть, - заметил Алан.

Три пары мужских глаз обратились к воротам. Открыв железную дверь, появилась

блондинка в коротком вечернем платье золотисто-черного цвета, обутая в туфли на

высоком каблуке - такая, словно действительно вернулась со «свиданки». Заметив их, девушка улыбнулась. Фирс попытался ответить тем же. Короткое «привет» с ее губ для

всех присутствующих. Как хозяин, Алан уже спешил к ней, чтобы помочь припарковать

машину на территории дачи.

- Не мне, конечно, об этом говорить, - тихо сказал Леше Макс, - но она вроде

женщина твоего брата, разве нет?

Фирс даже не стал утруждаться в напоминании умнику о том, как тот увел жену у

друга или, скорее, бывшего коллеги по бизнесу.

- Ты забыл упомянуть, что она уже не его женщина. И потом, действительно, не

тебе, Макс, мне об этом говорить.

- Это меняет суть дела? Артем мне другом-то был с натяжкой. А Гриша тебе

родной брат.

- И?

- Что «и»? Фирс, не тупи, найди себе другую бабу для ревности. Какая тебе

разница?

Леше резко захотелось дать парню в глаз.

- Макс, ты не понял.

- Чего? Тебе не нужна другая? Вот только не смеши меня, а то у меня шов после

аппендицита разойдется.


Но что-то объяснять дальше Фирсу стало некогда. Припарковав свое авто, Прекрасная Елена невозмутимо направилась в дом.

- Извини, - только и сказал он другу, прежде чем оставить его надоедливую

компанию.


Лена едва не закрыла дверь перед самым носом Леши. Вовремя подоспев, он успел

подставить ногу в дверной проем.

- Леша!..

Она успела произнести лишь его имя, прежде чем рука Фирса накрыла ее губы.

Буквально втолкнув девушку глубже в комнату, он вошел следом и захлопнул дверь.

Голубые глаза посмотрели на него с нескрываемым изумлением. Они так и спрашивали:

«Что ты делаешь?» Еще шаг на саму девушку, второй, третий, пока ей уже некуда было

отступать, а спина не уперлась в подоконник. Леша с усилием сжал зубы, стараясь не

открывать рот. Ведь стоит это сделать, и он непременно начнет забрасывать ее

расспросами, а там недалеко и до претензий, до непонимания, до ссоры, в конце концов. А

ведь их отношения не подразумевают подобного поведения. Что если ее спугнут заявки на

что-то большее? Что он будет делать, если она пошлет его куда подальше? Он ведь не

Макс, и напирать, скорее всего, не будет.

Но черт! Как же хочется знать, где она была и как относится к своему боссу, раз

готова проводить с ним вечера и ходить в театр. И этот поток догадок, словно скорый

поезд на полном ходу, было не остановить без встряски. Целовалась ли она с ним? Спала?

Собирается ли это делать? Собственные вопросы заставили вздрогнуть, когда Фирс понял, что не хочет ее с кем-то делить. Кого угодно, но только не ее!

Едва дыша от затопляющих его чувств, Леша наклонился к Лене. Провел носом по

нежной шейке в надежде понять, была ли девушка этим вечером с другим. Запах

одеколона или духов всегда въедается в кожу. Но его нос уловил лишь ее собственный

запах с едва уловимыми сладкими нотками летних цветов. Это успокаивало, а заодно и

будоражило его влюбленную натуру. Убрав ладонь с ее рта, Фирс размашисто провел по

красивым губам большим пальцем, стирая бледно-розовую блестящую помаду.

- Леша… - снова попыталась она что-то сказать.

Но Леша не дал договорить и здесь. Он припал к розовым губам, беспощадно и

окончательно размазывая, съедая помаду, проглатывая короткий возглас возмущения, напирая, лишь бы заткнуть этот порой ядовитый ротик, а заодно и сорвать с него сладость

поцелуя. Сейчас он боялся разговаривать с Леной, боялся услышать нечто неприятное.

Как боялся и того, что не сдержится в ответ. Он просто хотел сейчас чувствовать, что

Лена принадлежит ему одному, что нуждается в нем, и единственный способ это сделать, как ни странно, сейчас и с ней для него заключался именно в сексе.

Вспоминая про условие «без лишних прелюдий», Фирс уже задирал подол

вечернего платья, пальцами нащупывая на женских ножках плотный и ажурный борт

чулок. Лена обхватила ладонями его запястья в неловком знаке протеста. Но ее

неуверенность позволила ему двигаться дальше. Он остановится только в том случае, если

она скажет «нет». Да и то, если вообще позволит ей что-то произнести. Но вот поцелуи

стали горячее, дыхание чаще, и между ними уже кипела страсть. Чтобы вспыхнуть, им

всегда было достаточно одной искры. И Лена, казалось, оставила все свои попытки к

сопротивлению. Наоборот, теперь она льнула к нему, тянулась, призывно терлась бедрами

о его пах. От такой ее реакции их обоюдная страсть грозилась его удушить. Молча и

суетливо он избавил Лену от платья. И едва не умер, увидев блондинку в чулках и черно-

белом комплекте красивого белья. «И для кого она так вырядилась?!» – непроизвольно

возникал вопрос. Злость и ревность мгновенно прикипели к страсти. Ну все, он

определенно будет к ней сегодня беспощаден.

Грубее чем обычно он вонзился в лоно Прекрасной Елены. В этот раз он долго

мучил ее поцелуями и толчками пульсирующей плоти. В этот раз он впервые заставил ее


просить о разрядке. Это был тихий ноющий шепот, самый сексуальный из всех, какие он

только слышал. И он подарил ей желаемое, бурное и яркое, только тогда, когда вдоволь

насладился самой Еленой и ощущением того, как она вся, до мельчайшей клеточки, в эти

сладостные мгновения отдается и принадлежит лишь ему одному…


В эту ночь, как обычно, Лена отсылала Фирса спать в его комнату. А перед этим

притащила из машины свежий букет цветов, не иначе, как от самого начальничка. Теперь

в ее комнате было два букета – от Гриши и этот. От Фирса же – ни одного. Но стоило ли

исправлять это упущение, когда девушка и так завалена знаками внимания от других

мужчин? Знаками внимания, которые определенно его бесят. Пусть Лена и не

принадлежит ему… Только вот, во всем этом было одно значимое «но». От мысли к

мысли, все увереннее Фирс начал осознавать одну простую истину – он бы очень хотел, чтобы Елена стала его женщиной, не только в постели, а всецело. Как никогда раньше он

был готов к этому! Он искренне хотел попробовать. Черт, да он по-настоящему влюблен!

Но вот незадача - как сказать это той, кому серьезные отношения сейчас попросту не

нужны. Да и вряд ли она поверит его словам, даже если он опустится перед ней на колени.

А если и поверит, то более вероятно, что сбежит от него, как от греха подальше. Что ж, видимо, ему придется взять себя в руки и немного потерпеть ровно до того момента, когда

Лена будет готова его выслушать. А пока Фирс собирался придерживаться прежнего

плана – быть рядом с девушкой и наслаждаться ею.

- Почему ты приняла от Гриши цветы? – спросил он у Лены, пока та расставляла

розы в прозрачной вазе.

Он успокоился, а значит, теперь можно было и поговорить.

- Они не виноваты в поступках тех, кто их дарит.

Стоя рядом, Фирс смотрел на девушку. Его взгляд задержался на лице, пока он

разглядывал красивые черты. Заметив его, она повернула голову в сторону Леши.

- Ты удивительная, - вырвалось у него из самой души.

Она улыбнулась. Легкий румянец выдал смущение.

- Спасибо. - Свершено неожиданно, Лена подалась ближе, положила на его щеку

теплую ладонь и коснулась губ нежным поцелуем. – Ты тоже.

Фирсу захотелось себя ущипнуть, чтобы убедиться, что это явь.

- Сегодня ты был… несколько другим, - заметила она, завораживая взглядом

аквамариновых глаз. – На это что-то повлияло?

Он не удержался от широкой ухмылки. Но «фиг вам» он скажет сейчас правду.

- Только то, что я изголодался.

- И твой голод некому было утолить?

Странное ли дело, но этот голод был такого рода, который способна утолить лишь

она одна.

- Угадала, - хитро улыбнулся он, отвечая поцелуем на поцелуй.

- И все-таки, кому-то пора в свою кровать, - напомнила блондинка, хладнокровно

разрушая всю сладость интимного момента.

- Кажется, я забыл добавить, что ты еще и редкостная вредина.

Лена не обиделась, даже улыбнулась, прежде чем убрать руку с его лица.

- Спокойной ночи, Фирс.

- Я приду завтра утром.

- Только если для того, чтобы принести мне завтрак.

- Чем секс хуже завтрака? – хмыкнул он.

- Во-первых, он только распаляет аппетит. А во-вторых… Леш, мне кажется, нам

стоит сделать небольшой перерыв.

Сказала, как отрезала, причем живое и самое дорогое. Непринужденная беседа

резко закончилась вполне серьезным и обдуманным предложением. Это было видно по ее

глазам. Чтобы голос его не выдал, пришлось приложить усилия:


- В смысле? На сколько?

- Хотя бы на пару дней.

Фирс выдохнул. Пару дней - не так уж и много. К тому же некоторое ожидание и

воздержание пойдут им только на пользу. В хорошем сексе всегда должны быть

перерывы, уж кому, как не ему это знать.

- Как скажешь, красавица, - ответил он ей в губы, обещая неизбежное: – Только

потом тебя от меня уже ничто не спасет.


часть_23


Как и обещал, Фирс зашел к Лене утром и не с пустыми руками. Он принес завтрак

в постель – зернистый творог с вишневым джемом, горячий бутерброд и кофе. Это было

неожиданно, приятно и ново для них. В новинку оказалась и сдержанность Алексея. Как

Лена и просила, он перестал на нее давить. Только общение, улыбки, смех.

Днем Лена работала за ноутбуком. Вечером ушел на работу Фирсов. Она уснула, так и не дождавшись его возвращения. Следующей же ночью Лена долго не могла уснуть.

Ворочаясь в кровати с привычными терзаниями, она даже дождалась Алексея. Сложно

было не услышать в ночной тишине рев двигателя спортивного мотоцикла. Открыв глаза, девушка все ждала, когда мужчина сунет нос в ее комнату. Но! Где-то в коридоре

негромко хлопнула дверь. А Алексей этой ночью так и не зашел.

Спустя пару дней Лена перестала понимать, что происходит. В частности, что

происходит с ней. Отсутствие Алексея рядом начинало бить по нервам. И, мало того, она

поймала себя на мысли, что банально по нему скучает. Днем еще как-то отвлекала работа

и суета, но вечер и время ожидания превращались в пытку. Придет ли он сегодня? Стоит

ли в противном случае делать шаг самой? Что, если он именно этого и ждет? Но больше

всего волновало даже не это, а то, с кем он проводит время вместо нее…

В этот вечер она впервые за последнее время ощутила знакомую ей панику.

Совершенно неожиданным образом внутри проснулись странные чувства, недовольно

зашевелились под кожей, словно давая понять, что ее мнимое безразличие и спокойствие

– лишь видимость. Казалось бы, еще вчера она была способна себя контролировать. И тут

- бац! Как вспышка, как резкое осознание очевидного. А именно того, что Алексей

начинал волновать ее больше, чем мужчина для несерьезных отношений. И это неизбежно

наводило ужас. Мало того, что она снова может влюбиться, так еще в кого!? В Фирса!? В

этого заядлого ловеласа? Да она будет последней дурой, если позволит случиться

подобному. Потому что только отчаянная дура, которая опасается наступить на знакомые

грабли, может решиться выйти в поле, сплошь усеянное ими же. Здесь было впору

рассмеяться до горьких слез. Но сейчас подобное противоречие вызвало ступор. Вероятно, ей стоило остановиться и подумать. Куда она торопится?

А взгляд невольно обратился к настенным часам кухни.

- Ты мне кого-то напоминаешь, - произнесла рядом Ева, облизывая чайную ложку, которая до этого побывала в сметане.

- Кого? – не поняла Лена, хмуря брови.

- Да есть тут один. Фирсом зовут.

Непонимание усилилось вдвое. Но Ева этого будто и не заметила.

- Лен, вот скажи мне честно – кто для тебя Фирс?

Она опешила, потом смутилась, затем замялась. Но все-таки ответила:

- Друг, любовник. Не знаю, что еще можно тут сказать. А почему ты

спрашиваешь?

- Ну, Фирс и мне друг, и я переживаю за него, ты же понимаешь? Мне просто

интересно. Может ли между вами быть что-то серьезное? Как ты сама думаешь?

Лена пожала плечами.


- Мы с ним слишком разные. У нас совершенно не совпадают взгляды на жизнь и

отношения.

- Подожди. Я понимаю, какого ты о нем мнения: что он бабник и все такое. Но

если предположить, что он стал другим? И вот взять этого другого Фирса и тебя. Вас же

друг к другу тянет. Так вот, могут ли ваши отношения перерасти в нечто большее? Ты

допускаешь такую мысль?

Лена посмотрела на Еву так, будто впервые ее увидела. Что за вопросы? Живя под

одной крышей, они, конечно, сблизились, но вряд ли до подобной доверительности. Да

она просто-напросто не хотела отвечать на этот вопрос! Просто не думала о подобном.

Вернее, старалась не думать. Какой смысл размышлять о том, чего нет и быть не может?

- Он не станет другим, - произнесла вместо ответа. – И я не стану другой. Завести

серьезные отношения с таким человеком, как Фирс, даже чисто теоретически – для меня

сродни худшему кошмару. Я же буду его ревновать к каждому столбу!

- А сейчас не ревнуешь?

Лена помедлила всего несколько секунд:

- Нет. Мы не пара. И меня совершенно не касается его личная жизнь.

Ева широко улыбнулась, словно не поверила.

- Ну хорошо, не будем об этом, - сказала девушка и поднесла к губам чашку с

чаем.

Повисла пауза. Они немного помолчали, отдавая внимание телевизору и той чуши, которую показывали этим вечером.

- ТАК чего-то хочется, - произнесла вдруг Ева, привычно поглаживая свой

круглый живот. – Сама не знаю чего.

- Шоколада?

Девушка покачала головой.

- Фруктов?

- У-у, - мыкнула та.

- Могу блинчиков испечь, если тебе, конечно, можно мучное.

- Неееет, я даже не о еде. Хочется немного развеяться, а то эти дачные стены скоро

начнут меня душить. – Ева в упор посмотрела на Лену. – Лен, ты не могла бы отвезти

меня в «Марс»?

Что?! Она не ослышалась? Это туда, где работает Фирс?.. В этот стриптиз-клуб? А

ведь Лена ни разу не бывала в подобном месте. Хотя, чего это она занервничала? Ее ведь

никто не просит заходить внутрь.

- А если хочешь, можешь составить мне компанию на вечер. Я буду очень рада.

Черт! Все-таки просят, когда и без этого интересно. Интересно посетить подобное

заведение, а так же посмотреть, где работает Алексей. Ведь правда? Ее ведь мучает

простое любопытство? Но так или иначе, а почему бы не поехать? Да, она определенно

хочет это сделать! Вызвало беспокойство лишь одно:

- Ты уверена, что тебе можно посещать такие места в твоем… положении?

- Мы ненадолго, тем более для меня там наверняка найдется безопасный уголок. В

Марсе много приватных комнат.

- Приватных? – переспросила Лена. Боже, что за притон этот «Марс»? – Это для…

для…

- Для приватных танцев, Лен, - рассмеялась Ева. – Ты как с Луны свалилась.

- Ну, перестань, - смутилась та из-за своей неосведомленности, - приватные танцы

тоже бывают разные. Насколько я знаю.

- Нет, у Алана все строго – никакого интима внутри клуба. За его пределами –

сколько угодно.

Лена кивнула, попытавшись сделать вид, что поверила. Но тут на лице Евы

засверкала счастливая улыбка, и девушка призналась:

- Хотя знаешь… мы с ним это правило нарушали.


И кто после этого скажет Лене, что она не права в своем мнении насчет подобных

заведений? И именно в одном из них работает Алексей. А ведь хорошо устроился! Нет, все-таки она должна поехать и увидеть все своими глазами. Должна не только потому, чтобы удовлетворить любопытство, а еще и потому, чтобы для самой себя сделать кое-

какие выводы.


С первого взгляда сложно было сказать, чем «Марс» отличался от обычных

клубов. Разве что сравнимо большим количеством мало одетого персонала. А так – все та

же танцевальная музыка, все та же толпа разномастных людей, все та же пульсация света

всевозможных оттенков. Еву здесь знали многие и встречали как родную. Охрана на

входе, эти высокие и широкоплечие мужчины, при виде ее изменялись в лицах с грозного

выражения до приветливых улыбок. Двое даже вызвались проводить их до одного из

баров. Его стойка казалась достаточно длинной, чтобы разместить возле себя некоторое

количество посетителей, тем более в будний день. Сейчас даже были свободные места. За

стойкой находилось несколько барменов. Один из них как раз умело крутил в руках

шейкер, одновременно успевая разговаривать с двумя девушками. «Здесь ли Фирс?» –

проскользнула у Лены мысль. Но стоило подойти ближе, как вопрос отпал сам собой.

Алексей был здесь. Облокачиваясь о стойку, он мило беседовал с какой-то брюнеткой. На

его плече висело темное полотенце, о которое он вытирал руки. На лице – неизменная

ироничная ухмылка, уже такая знакомая ей. Лена задержала дыхание, словно

приготовившись к атаке своих чувств. Чего она ожидала от себя в подобной ситуации?

Чего угодно: она была готова к любой своей реакции.

Первым дало о себе знать чувство собственницы. Но оно оказалось слишком

сдержанно и лениво, чтобы заставить дрогнуть. В итоге просто стало неприятно. И

достаточно терпимо, чтобы суметь подойти еще ближе. В конце концов, причин для

паники нет, Фирс ей ничего не должен, чтобы из-за него нервничать. Да мало ли, кто эта

девушка?!

Наконец их увидел Алексей. Поначалу его лицо показалось удивленным. А рад он

или нет - сказать было сложно. И только спустя несколько мгновений он улыбнулся.

Следуя за его взглядом, «подруга» Фирса обернулась. Здесь уже Лена едва не

споткнулась, когда узнала в ней ту, которая не раз приходила к Фирсу «на дом». Словно

почувствовав эту реакцию, Ева схватила ее за руку и потащила к стойке.

- Привеееет! – практически прокричала она обоим. – Сюрприз?

- О да! – воскликнула брюнетка. – Ева, какая ты уже… большая, и так хорошо

выглядишь.

- Растем, спасибо, - ответила ей та довольным тоном женщины, готовящейся стать

счастливой матерью.

- А вот я бы сказал, едва ли сюрприз, - ответил наконец Леша, одарив подругу

долгим взглядом, который явно должен был ей сказать что-то еще. – Сложно представить, что сейчас с тобой сделает Алан.

- Ой, да прям, - махнула та рукой.

- Я бы посоветовал тебе поскорее сделать отсюда ноги… хотя нет, уже поздно, -

кинул он взгляд куда-то за их спины.

Лена не успела обернуться, а подруга ответить, как к ним уже подлетел Алан.

Подхватив жену под руку, он прошипел ей в лицо:

- Ты что тут делаешь?

Это было сказано так грозно, что испугалась и сама Лена. Хотя Еву, по всей

видимости, это даже не тронуло.

- Милый, прости, но я соскучилась, - пропела она ему, прикусывая нижнюю губу. –

Мне так сильно захотелось тебя увидеть…

- Могла бы позвонить.

- И ты бы приехал?


- Возможно. А так мне придется кого-то отшлепать по упрямой заднице.

- О-о-о, я уже вся в предвкушении, - дразнила девушка.

Казалось, Алан стиснул зубы. Также казалось, что он дико зол. Но когда его взгляд

пробежал по лицу жены, Лена поняла, что за этой злостью скрыто нечто иное - жаркое, интимное и многообещающее. От этой сцены в груди колыхнулось неконтролируемое

чувство зависти. Пришлось отвести взгляд. Татьяна (а именно так звали брюнетку, как

вспомнила Лена) все также продолжала сидеть за стойкой, вроде бы бесстрастно

наблюдая за происходящим. Фирс… а вот он смотрел на Лену и словно изучал ее, будто

пытался прочесть. Неужели?

В этот момент Алан что-то рыкнул жене и потащил за собой.

- Лена! – окликнула ее та.

- Я сейчас, - бросила она, подходя к стойке вплотную и оказываясь рядом с

Татьяной.

Она не знала, какая бесовка в нее вселился, но уходить в спешке, словно сбегая, не

хотелось.

- Так-так, - произнес первым Фирсов, упираясь локтями в стойку прямо перед

Леной. – А вот твой приход точно для меня сюрприз. За рулем?

- А как же, - улыбнулась она, довольная собой.

- Тогда вам, мадам, - расплылся в улыбке и он, - могу предложить безалкогольный

вишневый коктейль, по собственному рецепту. Как ты любишь.

- Вот это сервис, - ответила она той же улыбкой, а благодаря такому общению с

его стороны, немного расслабляясь в присутствии Татьяны.

- Как в лучших домах «ЛандОна».

- Ну что ж, давай, с удовольствием попробую твой английский шедевр.

- А мне можно повторить? – произнесла рядом брюнетка, тыкая наманикюренным

пальцем на свой пустой бокал, и, видно, не собираясь оставаться в стороне.

- Конечно. Терпение, дамы, обслужу всех по очереди, - произнес Леша, закончив

фразу коротким покашливанием – видимо, не сразу сообразил, как двусмысленно

прозвучали его слова.

Фирс взялся за дело, да так, что в его искусных руках оживали обычные предметы: шейкер, ложки и прочее. С искусством циркового жонглера он смешивал соки, добавляя

колотый лед и натуральную вишню. Это привлекало внимание не только самой Лены.

Пока он развлекал всех присутствующих, недалеко от них зазвенело битое стекло – один

из барменов, девушка, что-то уронила на пол. Алексей одарил ее неодобрительным

взглядом, после чего молча вернулся к своему делу.

- Новенькая? – спросила у него Татьяна.

- Да. Уже всю посуду перебила.

- Симпатичная. Позволю себе даже сказать - в твоем вкусе. - Фирс бросил взгляд

на лицо девушки, но говорить ничего не стал. Но та униматься не собиралась. – Ты с ней

уже?..

- Нет. И не собираюсь, - вполне спокойно ответил он, глядя подстрекательнице в

глаза. – К тому же у нее есть муж.

Брюнетка расплылась в ухмылке, хитрой и неприятной.

- Ставлю пять сотен на то, что она тебе все равно даст.

От таких слов Лена слегка ошалела. Что за манеры? На что она его подбивает?

Хотя, создавалось такое впечатление, что все происходило не просто так. Лена поняла это, когда увидела на себе изучающий взгляд брюнетки, плавно следующий от нее к Алексею

и обратно. Так смотрят только соперницы. Но она не… впрочем, не важно.

- Ставлю столько же, что НЕ даст, - сделала свой шаг и Лена, принимая игру.

Татьяна не сдержала своего удивления. Фирс также. Он даже перестал трясти

шейкер. Причем удивление его усилилось, когда девушки одна за другой начали доставать

кошельки.


- Эй! Обе совсем обалдели?! - разозлился он в тот же миг. – Уберите свои

бумажки. Лена!?

- Что? – подняла она на него глаза, стараясь выглядеть так, будто ничего не

сделала и вообще совсем не нервничает.

- Это что за новости? – хмурился Фирсов. – Тоже по заднице хочешь?

Лена обомлела, даже и не зная, что сказать. Уже без особых фокусов, Леша

заполнил высокий стакан фруктовым коктейлем, украсил зонтиком и воткнул несколько

изогнутых разноцветных трубочек. Потом взял бутылку с «Мартини», плеснул напиток в

треугольный бокал и украсил двумя маслинами на шпажке. После чего поставил перед

каждой по ее заказу.

- А теперь все: брейк и по углам, - сказал он им. – А с тобой, - Фирсов посмотрел

на Лену, - я поговорю дома.

«Как мило! - язвительно подумала она про себя. – Здесь он «поговорит» с этой

облезлой кошкой, а со мной - дома». Уже собираясь уходить, все-таки достала из

кошелька купюру в пятьсот рублей и положила на стойку.

Фирс посмотрел на деньги так, будто те были в грязи. Лена даже дрогнула от

такого взгляда, на секунду пошатнувшись в своей решительности их предлагать.

- За счет заведения, - строго пояснил Фирсов с недовольной миной.

- Тогда будем считать это чаевыми, - настаивала она.

Лена успела лишь податься назад, даже еще не взяла свой стакан, как крепкая

мужская ладонь сцепила ее запястье.

- Убери, - процедил он. – По-хорошему говорю.

- Или что? – спросила она с вызовом.

Странно ли, но сложившаяся ситуация вызывала ностальгию по тому времени, когда они с Фирсом нещадно измывались друг над другом.

- Или я ее тебе сейчас куда-нибудь засуну, - было ей ответом.

- Не посмеешь.

- Уверена? – спросил с тем же вызовом в голосе.

И в ту же секунду, схватив купюру, Леша сложил ту пальцами и сунул в открытое

декольте Лены. Не ожидая подобной наглости, она ахнула и перехватила его руку, не

позволяя завершить маневр.

- Ну ты… - вырвалось у нее от возмущения.

Но наглец лишь рассмеялся.

- Я предупреждал. Забирай обратно.

Все-таки освободив его руку, Лена схватила несчастную бумажку.

- Хорошо, хорошо. Теперь отпусти.

Немного помедлив, Леша так и сделал.

Лена убрала деньги в кошелек, а его уже в сумочку. После чего повесила ту на

плечо и с гордостью развернулась, даже не собираясь брать свой бесплатный коктейль.

Это же надо!? Засунуть ей купюру в декольте, как какой-то… Да ей даже противно было

додумывать себе характеристику!

- Лена! – слушала она оклики, уходя все дальше от бара.

Хотелось уже поскорее уйти из этого «Марса». Но для начала стоило бы найти

Еву. Только где? Очень кстати к ней подскочил крупный и высокий мужчина в черном

костюме. У Лены сердце уже было готово уйти в пятки, и ушло бы, не узнай она в нем

охранника.

- Елена? – уточнил он.

- Да.

- Ева просила вас проводить. Пойдемте.

Но стоило девушке развернуться, как увидела надвигающегося Фирсова. Бежать

уже было некуда.


- Леша, извини, но я не хочу сейчас с тобой разговаривать, - встретила его такими

словами, пытаясь сразу расставить все точки над «i».

- Не глупи. Ты же умная девочка? – спрашивал он, протягивая руку к ее ладони и

стоя так близко, что уже почти касался губ. – Успокойся. И пойдем со мной. Пожалуйста.

Она попыталась не позволить ему коснуться себя, но так неспешно и осторожно, чтобы не устраивать концерта. Может, она и не глупая, но далеко не бесчувственная.

Только ему совсем не обязательно знать, что же ее тревожит. И лишь с намерениями не

выдать себя окончательно и с потрохами, Лена перестала сопротивляться и позволила ему

взять себя за руку. А также позволила куда-то повести. По дороге ее взгляд невольно

обратился к бару. Татьяна по прежнему сидела у стойки, попивая «Мартини». И почему-

то даже не удивило, что их внимательные взгляды встретились.

Все-таки как правильно она делала, что старалась держаться хоть на каком-то

расстоянии от Алексея. И правильно, что решила сюда приехать, что заставила себя

выдержать встречу с другой женщиной своего любовника. Это встряхнуло и поставило на

место мозги и чувства, а также напомнило, кем они друг для друга являются. Она –

«очередная», он – «один из». Все, как должно быть, как ее устраивало. Устраивало и

точка! То есть все в порядке, и причин для паники совсем нет. Нет! И для ревности тоже

нет. И для злости. Главным теперь было вдохнуть, выдохнуть и проглотить пережитые

сегодня ощущения, чтобы не усложнять жизнь ни себе, ни другим. А вот уже остальное

предстояло решать по ходу действий. И было похоже, что первый акт вот-вот состоится.


часть_24


***

Лавируя между посетителями клуба и при этом удерживая Елену за руку, Леша все

думал о том, что с этого дня перестает любить сюрпризы. И как он еще не поседел, когда

увидел фигурку девушки среди клубной толпы. А уж от ее голубых глаз повеяло таким

холодом, что впору было замерзнуть. Нет, в конце концов, неужели она не могла сначала

позвонить? Не то, чтобы он собирался что-то скрывать от нее, но все же! Хотя бы

подготовился. Хотя бы постарался сделать так, чтобы Елена Прекрасная сама же избежала

ненужных стрессов. Как, например, встречу с Татьяной.

Ну и устроили они ему сцену со своим пари. За кого они его принимают? Ладно

еще Таня, но Лена! Нет, с этим определенно нужно было что-то делать. Как-то

непривычно ранило его такое отношение девушки, которую он теперь смело мог

назвать… любимой.

Открыв дверь, Леша завел Лену в служебное помещение. Мимо пропорхнули две

танцовщицы: стройные, подтянутые, на высоких каблуках, одетые лишь слегка и во все

пестрое. Еще одна такая же стояла у открытой двери гримерной комнаты, откуда

доносились женские голоса. Это была Ольга – пожалуй, самая фигуристая из прочих, а

также самая популярная на данный момент у клиентов танцовщица. И пока они шли по

коридору, эта «Мисс Марс» с любопытством разглядывала Лену.

- Новенькая? – беспардонно спросила та, стоило им подойти ближе.

- Нет, - ответил Фирс, сжимая горячие пальцы Лены в своей руке.

Ольга улыбнулась, бросая на Лешину спутницу еще более любопытный взгляд. Не

было сомнений, какую пищу для разговоров он сегодня подкинул всей гримерке.

Но вот они уже почти прошли мимо, как Ольга снова открыла рот:

- Фирс! Ничего не хочешь мне вернуть? Трусики, например.

Первой остановилась Лена, бросая на него быстрый и колючий взгляд. Казалось, в

этот момент она раздумывает, как лучше всего убить брата своего бывшего жениха. Но

было бы за что! Стало даже обидно, потому что все обстояло совсем не так, как могло

показаться на первый взгляд.

Черт подери! Какую же чушь она наверняка себе сейчас вообразила.


Но что тогда у него делает предмет чужого женского белья? Попробуй объясни. И

попробуй доказать, что с этой женщиной у него ничего не было. Ну, по крайне мере, уже

очень давно. Что просто шутки у них с Ольгой - в порядке вещей. Да он гордился собой, что своровал главный предмет сегодняшнего костюма у этой самодовольной нахалки, пока та спокойно принимала душ. Сколько же потом было криков к его удовольствию. И

вот теперь эта зараза нашла отличный момент для мести. Что ж, ладно.

Вернувшись к Ольге, Фирс достал из кармана пурпурные женские трусики и

вложил в руку девушки. А глядя в ее бессовестные глаза, тихо добавил:

- Спасибо тебе, дорогая.

Та лишь одарила его лукавой улыбкой победительницы. Язва. Не меньше. Ну

ничего, он в долгу не останется.

Наконец они с Леной добрались до места – одного из vip-мест клуба для отдыха

особых клиентов. Это была просторная комната, где стоял бильярдный стол, кожаные

диваны, мини-бар и, конечно же, шест. Иногда тут отдыхал и сам Алан в компании

близких друзей. Сейчас же здесь никого не было. Когда Леша нажал один из

выключателей, комнату залил тусклый алый свет.

- Что это? – настороженно и резко спросила блондинка.

- Где?

- Что эта за комната?

- Это вип-комната, успокойся. Просто здесь мы сможем спокойно поговорить.

Так и не зайдя вглубь, Лена сложила на груди руки. Грозная, стройная красавица, глаза которой метали голубые молнии. Леша встал перед ней и смело заглянул в эти глаза, а потом так же смело спросил:

- Лен, в чем дело?

- Почему ты думаешь, что что-то случилось?

- Хотя бы потому, что я не слепой.

- Тебе показалось. Все в порядке.

- Правда?

Он не поверил. А в желании убедиться в своей правоте, стал наклоняться к ее

губам. И тут же путь ему преградила твердо выставленная ладошка.

- И это ты называешь в порядке? Даже и не помню, когда последний раз видел тебя

такой разозленной.

Фирс протянул руку и положил на стройную ножку девушки. Не спеша скользнул

ладонью вверх по нейлоновой ткани, заползая пальцами под край джинсовой юбки. Это

заставило Лену расцепить руки, что позволило стереть между ними тот минимум

расстояния, который их еще разделял. Горячие пальцы стиснули его ладонь, мешая

подняться по бедру. Так они и застыли, глядя друг другу в глаза.

- Так что случилось, Лен?

- Ты опять за свое?

- А знаешь, вообще-то это я должен злиться.

- Неужели?

- Угу, - кивнул он, впиваясь пальцами в нежную кожу бедра. – Я бы даже сказал, ты сегодня меня сильно обидела. И я… требую извинений.

Она изумилась. Да так, что не сразу нашла, что ответить:

- Фирсов! Ты совсем совесть потерял?! Сначала эта твоя Татьяна, потом какая-та

фифа…

- Подожди-подожди, - перебил он, пытаясь не упустить ни момент, ни мысли. - Я

не ослышался? Ты ревнуешь?

Она замерла. А потом психанула. Грубо сбросила его ладонь и уже начала

разворачиваться. Леша попытался остановить ее. Схватил за руку, но та выскользнула из

его пальцев. Тогда уже более настойчиво он повторил маневр, дернул на себя, игнорируя


толчки в плечи и грудь, когда Лена начала вырываться. Но - вот дела! - кажется, про

ревность говорилось в шутку, тогда почему сейчас выходит, что он переборщил?

- Тише, Лен, погоди секунду. Давай-ка кое-что проясним. Ты правда ревнуешь?

Ответ на этот вопрос казался так важен, что Леша неосознанно задержал дыхание, пристально наблюдая, как в его руках тяжело дышит загнанная в угол девушка.

- Что за чушь? - наконец произнесла она. – Конечно нет. Но я предпочла бы не

встречаться с твоими девушками, с которыми еще ты спишь помимо меня.

- Зря ты так. У меня с ними давно ничего не было…

Лена вскинула руки к своей голове и выдала толи громкий стон, толи крик. Это

было неожиданно.

- Не ври мне! – выкрикнула она на эмоциях. - Господи, Фирсов! Да ты такой же, как твой брат! И чему я удивляюсь? У вас ведь даже фамилия одинаковая!

А вот это уже был удар, причем одновременно ниже пояса и в самое сердце. Леша

с трудом сдержался и только из-за того, что уловил панику в глазах блондинки и нервную

дрожь во всем теле. А учитывая ее прошлое и сегодняшнее состояние, здесь можно было

все списать на то, что она сама не знает, что говорит. Или как раз считает, что знает. Хотя

с чего он решил, что она когда-нибудь будет думать о нем иначе? Что станет ему

доверять?

- Отойди от меня! - потребовала блондинка.

- Лен… - прошептал он, пытаясь дотронуться до ее лица.

Она шикнула, дернулась, убивая его своим гневным взглядом:

- Не надо!

- Ты не права…

- Хватит! Все, Фирсов. Мне ничего не нужно объяснять. Просто отпусти. Мне

сейчас очень нужен свежий воздух.

Он замер, не зная, что сказать. Как убедить ее поверить, успокоиться? Ему не

нравилось видеть ее такой. Не нравилось осознавать, что по его вине эту девушку что-то

задевает, а то и делает больно. Не для того он вытаскивал ее из депрессии, чтобы снова и

уже лично возвращать в это состояние. И это когда по факту он ничего не сделал.

Причина всего кроется в его дурной репутации, а также в удивительной женской

способности надумывать то, чего нет. Страшно было представить, какие мысли сейчас

роятся в этой светлой головке. Неприятно было смотреть, как она упирается в него

руками, лишь бы отойти подальше. И казалось, что каждое его прикосновение приносят

ей боль, как и сама близость.

Леша убрал от Лены руки, уперся ладонями в пояс. На секунду прикрыл глаза, шепча слова проклятья. Вот они и приехали к тому, чего он опасался. Что практически

предвидел. О чем ее предупреждал. Да что там говорить! Она и без этого все прекрасно

понимала. Только наверняка не ожидала, что их отношения могут дойти до такой

ситуации. Еще какое-то время назад все казалось относительно простым – они были

нужны друг другу. И все! Но вот появились первые серьезные сложности. И что делать?

Еще не пришедший в себя после оскорбления, Леша просто отступил назад. Пусть

Лена для начала успокоится. И лучше всего пусть сейчас же поедет домой.

- Пойдем, я провожу тебя к машине, - сказал он, открывая дверь.

- Я не могу уехать без Евы, - вспомнила она про свою новую подругу.

- О ней не беспокойся.

Спорить Лена не стала. Просто отвела глаза и вышла из комнаты.


На стоянке было оживленно. Кто-то уезжал, кто-то приезжал, собираясь остаться в

клубе на час-другой или уже до рассвета. Машина Лены стояла аккуратно

припаркованной почти у самого выезда. Всю дорогу до нее они шли молча. В молчании

девушка доставала ключи. Второпях уронила их на асфальт. Когда он почти присел за

ними, она уже сидела на корточках, поднимая ключи, показывая этим то ли свою


самостоятельность, то ли степень ущемленной гордости, то ли своей глупости. Когда же, наконец, блондинка села в машину, Фирс оперся рукой о крышу над ее головой, надеясь, что она догадается опустить стекло.

А пока ждал, вдруг неожиданно услышал голос брата:

- Вот так встреча! Кто бы мог подумать?..

Леша повернул голову, убеждаясь, что слух его не подвел. Зажав между пальцами

дымящуюся сигарету, перед машиной Лены остановился Гриша, устремляя взгляд именно

на девушку. Рядом с ним стоял его старый друг, Михаил, знакомый еще с институтских

времен.

- И давно она начала ходить по таким клубам? – спросил брат уже у Леши.

Фирс выругался, не обрадованный ни обстоятельством встречи, ни тоном, которым был задан вопрос. Хотя стоило бы догадаться, почему Гриша еще днем по

телефону спрашивал, работает ли он сегодня. Оттолкнувшись от машины, Леша подошел

к ним.

- Нет, она привезла Еву и уже уезжает, - ответил Фирс, пожимая мужчинам руку.

По-хорошему Лене уже стоило бы утопить педаль газа в пол и убраться отсюда.

Это он понял не только по тону брата, его твердому рукопожатию и подозрительному

взгляду, но и по состоянию – тот уже был слегка нетрезв. Все-таки жизненные проблемы, которые он сама себе же создал, отражались на нем не лучшим образом. И, похоже, стоило бы принимать какие-то меры.

- А вот вы как раз вовремя, - продолжил Фирс. – Пойдемте в клуб. Михалыч, напомни, ты женат?

Леша положил руку на плечо брата, пытаясь его увести за собой, потому как тот

будто и не слышал о его предложении, продолжая стоять на месте, курить и смотреть на

Лену. Но эта попытка не удалась. Сбросив с плеча его руку, брат коротко бросил:

- Идите, я догоню.

Леша решил не настаивать, опасаясь, что сделает только хуже. Просто стал

наблюдать. Вот Гриша уже почти подошел к водительской двери, как раздался

характерный щелчок и все двери разом заблокировались. Гришу это только позабавило, что отразилось на его лице. Раздался рев движка. Леша отошел в сторону, утягивая за

собой и Михаила. Он надеялся, что хотя бы сейчас Лене удастся уехать. Но брат как раз не

собирался ей этого позволить и поспешил выскочить вперед капотом.

- Эй! Эй! Подожди, солнце. Неужели даже не выйдешь поздороваться?

Леша с трудом подавил в себе желание схватить родственника за шкирку и

оттащить с проезда. Михаил же только тихо хмыкал в стороне. А Лена выходить будто и

не собиралась, что только радовало. Но не Гришу. Не дождавшись реакции, брат

развернулся и опустил задницу на капот. Достал новую сигарету:

- Что ж, подождем.

- Может все-таки пойдем? – вступил наконец Михаил. – Оставь ты ее. Лешка тебе

сейчас десять таких подруг найдет. Правда, Лех?

- Конечно, - согласился он, лишь бы только увести Гришу от Лены.

Но тот на них лишь рыкнул:

- Я же сказал – идите!

Вот тут уже Фирс начал злиться. Но нервы сдали в первую очередь у Лены. Она

все-таки вышла из машины. Нещадно хлопнула дверью и подошла к бывшему жениху:

- Вы оба, похоже, решили сегодня вывести меня из себя! Отойди от моей машины, Гриша! Я тебе уже все сказала!

Брат чуть не выронил сигареты:

- Детка, у тебя прорезался характер?

Оттолкнувшись от капота, он сделал шаг к Лене. Опасный для нее шаг. Так он мог

уже до нее дотронуться, что и попытался сделать. Лена, конечно же, принялась


отбиваться, грозно выкрикивая, чтобы убрал руки. Но силы явно были не равны. Леша

уже шел к ним.

- Знаешь, солнце, когда ты злишься, то такая сексуальная, - лепетал брат. Ему

удалось схватить Лену за руку, выкрутить ту ей за спину и притянуть к себе вплотную. –

Боже, детка, как же я соскучился…

Слушая последнюю фразу, Леша подошел как раз в тот момент, когда брат грубо и

настойчиво впивался в губы его любимой блондинки. В груди Фирса взорвался

фейерверк, состоящий из черно-серых и желчных эмоций. Теперь уже сдали нервы у него.

Он схватил брата за ворот легкой куртки, дергая на себя так, что затрещала ткань.

Оттаскивая от Лены, толкнул в сторону, пока брат не отлетел спиной в бок машины.

Только Гриша слишком крепко продолжал держать саму девушку, отчего она, спотыкаясь, последовала за ним, в итоге оказываясь прижатой к его груди.

- Отпусти ее, - потребовал Фирс, не узнавая своего голоса.

Продолжая удерживать Гришу за ворот, он вжался кулаком в его подбородок. Так, для большей убедительности своих слов. Брат поначалу опешил. А после в его глазах

очень быстро стала наворачиваться ответная злость.

- Я что-то не понял…

- Отпусти, сказал. Понимать будешь после.

- Блин, мужики, вы чего? – раздался где-то неподалеку голос Михаила, на который

никто не обратил внимания.

- Лех, давай я сам решу, что мне делать. Отойди, пока я тебе не врезал, к чему я

последний раз был так близок еще в нашем далеком детстве.

Леша задышал чаще, практически чувствуя, как в крови пульсирует адреналин. И

снова перед ним встал выбор: брат или Лена? Отойти или настоять на своем? Только в

этот раз проблем с этим почти не было. Было лишь горькое понимание происходящего и

возможных последствий. Он сглотнул.

- Нет, Гриша. Отпусти Лену. Она уже давно не твоя невеста и тебе не

принадлежит. И пойдем-ка, потолкуем кое о чем.

На это Гриша неожиданно рассмеялся:

- Все никак не возьму в толк, чего ты так за нее волнуешься? Может, она теперь

принадлежит тебе?

- Эй! – возмутилась Лена. - Я вам не какая-то собственность!

Но оба не обращали внимания уже и на нее. Мужчины видели лишь друг друга.

Брат смотрел ему в лицо, читая ответ по глазам, делая выводы из молчания. Это просто, если знать человека уже очень давно, с детства, если вырасти в одной семье. И если, наконец, взглянуть на все очевидное в упор. Гриша перевел быстрый взгляд на Лену, словно вглядываясь в нее по-новому, хмурясь. Та выглядела озадаченной. Свет фонарей

парковки не смог скрыть ее яркого пламенеющего румянца. И хорошо был различим тот

испуг в ее глазах, с каким она посмотрела на Лешу.

- О-о-о, черт! – выпалил Гриша, поднимая лицо вверх, а к нему и свои руки, и

отпуская с губ еще более крепкое ругательство. – Не могу в это поверить… все это

время… Какой же я идиот!

Брат дернулся, со злостью отталкивая от себя обоих. Ошалевший от новости, он

отошел в сторону. Снова схватил сигарету, попытался ее прикурить трясущимися руками.

- Нет, мне просто интересно, - заговорил он, снова подходя к ним, обращаясь к

брату. – И давно ты трахаешь мою женщину?

- Гриша… - произнесла Лена, но это оказалось все, что она смогла сказать.

Посмотрев на нее, мужчина грубо бросил:

- А ты вообще заткнись! Если бы я только знал, что ты такая шлюха…

У Леши уже дернулось плечо в желании врезать брату - так все внутри закипело от

злости на подобные слова и ядовитый тон. Но такое желание проснулось не у него одного.

Раздался громкий шлепок пощечины. Леша поздно сообразил, к чему это все может


привести. Но вовремя успел оттолкнуть брата назад, подальше от Лены, в глазах которой

заблестели слезы.

- Иди в клуб, найди Еву, быстрее, - сказал он ей через плечо, прежде чем

увернуться от братского кулака.

Завязалась драка. Не первая между братьями, но впервые уже в таком зрелом

возрасте. Оба получили по паре тумаков, прежде чем драка скатилась до возни под общее

пыхтение и слова проклятья, когда один пытался «заломать» другого. Но все закончилось

быстро, когда к ним подоспела охрана клуба и растащила в разные стороны. Хотя и этого

им хватило, чтобы немного остыть.

- Ты первый ее предал, Гриш, - тяжело дыша, произнес Фирс. – Так что не нужно

винить Лену во всех своих грехах.

- Да что ты? А как насчет тебя? А, братишка? – задал Гриша закономерный вопрос, упираясь ладонями в колени и пытаясь перевести дух.

- Предлагаю поговорить об этом. Спокойно и без свидетелей.

- Да пошел ты! – с этими словами Гриша выпрямился, оттолкнул от себя Олега, который его удерживал за предплечье, развернулся и пошел прочь.

Протяжно выдохнув, за ним последовал и Михаил. Леша поспешил дать

охраннику отмашку, мол, «пусть идут», и огляделся. Лены поблизости не было.

- Все в порядке? – спросил Олег.

- Да, все отлично.

Нет, все просто «замечательно»! Такой задницей жизнь к нему еще не

поворачивалась. Но рано или поздно, а этого стоило ожидать. Гриша никогда не

благословит ни их отношения с Леной, ни его чувства к ней. Он никогда этого не поймет и

не примет. Даже он не принял бы. Скорее всего. Зато теперь они хорошо могут понять

друг друга в ином – чем же так притягательна Прекрасная Елена.


часть_25


***

- Машка, я не могу без него-о-о! – ныла в слезах блондинка своей подруге.

- Ира, перестань.

- Эта сволочь обещала сегодня прие-е-ехать. Он обещал!

- Да как ты все не поймешь, дура? Он не бросит свою жену!

Молодая девушка, сидя на кафельном полу, залилась слезами еще сильнее. В этот

момент Лена почувствовала себя лишней. И это в общественном туалете клуба. Она всего-

то забежала сюда привести себя в порядок и поправить размытый несколькими

слезинками макияж. А тут такая драма. Нет, все-таки какие же мужики козлы! Или просто

женщины слишком глупые и доверчивые. Но не важно, как именно! Все равно из-за

какого-нибудь индивида страдает каждая вторая. Только с нее хватит. Пусть там, на

улице, двое Фирсовых хоть прикончат друг друга, она не проронит больше ни единой

слезинки. И вроде бы уже себе это говорила. Но сегодня не сдержалась. Ну ничего. Это

просто с непривычки. Не так часто ее называют «шлюхой». Буквально в первый раз. И

ладно бы это сделал кто-то посторонний. Так ведь тот мужчина, за которого она

собиралась замуж, которого любила!

Как же все это ужасно. Обидно, противно и больно. Появление Гриши даже

отвлекло ее от Алексея. Глупый, и зачем он рассказал о них брату? Хотя Лена не могла не

признать в итоге - какой-то темной частью своего существа испытывала удовлетворение

от того, что Гриша все узнал, что ему это делает больно. По закону бумеранга он

заслужил подобное предательство. Возможно, даже теперь, оказавшись на ее месте, он

что-то поймет.

- Ира, хватит реветь из-за этого кобеля! Пойдем лучше выпьем.

- Не хочу!..


В этот момент, отвлекая от двух подруг, в сумочке Лены очень вовремя зазвонил

телефон.

- Да?

- Ленка, ты где? – взволнованным голосом поинтересовалась Ева.

- Я в туалете клуба. А что случилось?

- Это я как раз у тебя хотела спросить. Фирс тут тебя найти не может. Говорит, вы

умудрились встретиться с Гришей и… короче, потом. Вас одних прям оставить нельзя.

Тебе плохо? Ты ревешь там?

- Нет! – возмутилась она. - Я в порядке. Уже выхожу и собираюсь ехать домой.

Фирсу можешь так и передать.

- Вот как? А ты никого не забыла?

- Извини, я подумала, ты захочешь остаться с мужем.

Ева на том конце связи издала какой-то вымученный звук:

- Он меня выгоняет домой. Иди к машине и подожди меня, хорошо? Я сейчас буду.

- Давай, жду.

- …я ему сейчас позвоню, - услышала Лена слова девушки, которая так и

продолжала горевать по женатому мужчине.

- Не вздумай! – крикнула на нее подруга, выхватывая телефон. – Еще не хватало, чтоб ты перед ним унижалась.

- Маш, отдай телефон!..

Чем кончится эта драма, Лене узнать было не суждено. Вытерев мокрые руки, она

вышла из туалета и покинула здание клуба. К счастью, ни Гриши, ни Алексея на стоянке

уже не было. Видно, разошлись. И не важно, с каким итогом. Оба живы – это главное, а

остальное не ее дело. В данной ситуации с этого момента она умывает руки. И к счастью, Ева не заставила себя долго ждать. Девушка явилась на стоянку в сопровождении

охранника и, пока та усаживалась в машину, у Лены снова заиграл мобильный. На этот

раз звонил Владислав Олегович. Лена бросила взгляд на часы и как раз подумала о том, что для обычного звонка уже слишком поздно.

- Алло?

- Добрый вечер, Леночка. Не разбудил?

- Нет, все в порядке. Говорите.

- Хорошо. В любом случае, как ты наверняка уже поняла, я звоню по делу. А дело

у меня вот какое: завтра днем в Петербурге у Виктора была назначена встреча с нашими

партнерами из Китая. Но он с сегодняшнего дня на больничном. Поэтому встреча теперь

на мне. И, конечно же, без тебя я не справлюсь. Сможешь завтра отправится со мной в

Питер?

- Ой, - вырвалось у нее от неожиданности. За несколько лет работы в компании

Лена, конечно, пару раз выезжала в командировки вместе с Шумским, но ни разу он не

заставал ее ими врасплох. – А во сколько самолет?

- Утром. Около десяти часов. Билеты уже забронированы.

По сути, Шумский спрашивал о ее согласии из вежливости. Синхронный перевод –

часть ее обязанностей, и не важно, где - в Москве или в Питере. И ведь отказаться она

могла только лишь по уважительной причине. А какая у нее есть уважительная причина?

Никакой. Ни мужа, ни детей, ни больной бабушки, ни диареи - ничего. Не из-за чего даже

придумать предлог.

- Конечно. Я поеду.

- За тобой заехать?

- Нет, не нужно, я доберусь на своей машине.

- Как скажешь. Тогда спокойной ночи и… до завтра.

- До завтра.

- Ты летишь куда-то? – тут же спросила Ева, едва только Лена отвела телефон от

уха.


- Кажется, да. Неожиданная командировка в Питер.

- Одна летишь?

- Нет, с начальником. Одной мне там делать нечего.

- А-а-а, это с тем, с которым ты ходила на свидание? – оживилась девушка, начиная вызывать подозрения – как пить дать, расскажет все своему другу раньше, чем

Лена успеет подняться к себе в комнату.

- Угадала.

- М-м-м… - было ей ответом. Только, что это значило, осталось загадкой.

Лена допытываться не стала. Она завела мотор и на этот раз свободно выехала со

стоянки, покатив в сторону дома. Ехали девушки молча, до тех пор, пока Ева снова не

заговорила:

- Ты хоть как?

Лена махнула рукой:

- Нормально, не переживай за меня. Жить буду.

- Я надеюсь. Потому что такой кобелюка, как этот Гриша, не стоит даже того, чтобы ты о нем думала, - произнесла девушка со знанием дела.

Лена тяжело вздохнула. Гриша – это сейчас не та тема, которую она хотела

обсуждать, тем более с Евой.

- Давай не будем о нем?

- Извини, конечно, - сразу согласилась собеседница и уставилась в окно.

- Слушай, Лен, - вскоре снова раздался ее голосок. - Между нами, девочками: он

тебе нравится? Начальник твой этот… как его…

- Шумский, - напомнила она.

- Да, точно.

- Ну… он очень даже интересный мужчина, - произнесла Лена без зазрения

совести.

- У тебя на него есть какие-то планы?

- Пока не знаю, - беззаботно пожала она плечами. – Посмотрим.

Опасалась ли Лена, что ее слова дойдут от Фирса? Вряд ли. Скорее даже, она была

не против, если Алексей узнает о ее мыслях. Может, тогда перестанет придумывать

нелепицы о ее ревности. И как только подобное взбрело ему в голову? У них свободные

отношения! Но стоило Лене об этом подумать, как она во всех смыслах прикусила язык. А

сама-то не лучше. Поддалась на такое низкое пари с какой-то мнимой соперницей, устроила истерику… Истеричка! Что Фирсов теперь подумает? Что себе возомнит?! Нет, даже более того – уже возомнил. Будто бы она приревновала к другой! Да это просто

неслыханная ложь! Да, неприятно. Но и только. А чтобы саму себя в этом убедить, Лена

даже решила, что успокоится и перестанет злиться на Алексея. И даже извинится за свою

несдержанность. В конце концов, уже сейчас, когда эмоции поутихли, было

действительно неудобно. Кто она такая, чтобы высказывать ему свои претензии? Ведь с

самого начала прекрасно знала, к кому ложилась в постель. Ни Татьяна, ни любая другая -

для нее не сюрприз.

Протяжно выдохнув, Лена попыталась вместе с воздухом избавиться от

напряжения и неприятных ощущений. Хоть как-то, хоть немного…


Ночь выдалась беспокойной. Часы уже давно отмерили полночь, а у нее сна - ни в

одном глазу. Чемодан собран. Она почти готова. Оставалось только выспаться. Однако

сказывалось нервное перевозбуждение прошедшего вечера и беспокойные мысли: Гриша, Алексей, Шумский… Шумский, Алексей, Гриша… И так по замкнутой цепочке, и на

каждого свои думы. Но главное, что спустя несколько часов Лена уже окончательно

жалела о своем поведении в этом злосчастном «Марсе». И Лешу было так жалко. Как же

братья теперь будут общаться? Если из-за нее они поссорятся, она ведь будет чувствовать

себя виноватой. И зачем только поехала в этот клуб?! Или даже не так: о чем только


думала, когда запрыгивала на мотоцикл к Алексею?! Когда запрыгивала на него самого.

Мало того, что она истеричка, так еще и эгоистка! И с этим придется как-то жить дальше.

Лена и не заметила, как, в конце концов, провалилась в дрему и уснула. А когда

подорвалась, казалось бы, спустя пять минут по звонку будильника, то к удивлению

обнаружила, что снова не одна в кровати. Рядом с ней спал Алексей. Опять! И не ясно

было - он больше одет или раздет, потому что кроме спортивных шорт на нем больше

ничего не было. И только одного взгляда на него хватило, чтобы у нее участился пульс

одновременно от трепета и возмущения.

«У него что, своей кровати нет?» - думала она, а сама не могла заставить себя

отвернуться от мужчины, который спал таким глубоким сладким сном, что его не

разбудил даже сигнал будильника. Взглядом она пробежалась по гладкой широкой спине

и задержалась на плече, где была нарисована татуировка. Уже не первый раз Лена

разглядывала этот рисунок, набитый рукой опытного мастера. Как ни странно, на плече у

Алексея была изображена искушенная на вид девушка, которую он называл своей

«Богиней Удачи». Она сидела на большом колесе, расставив ноги и запрокинув за голову

одну руку, которой придерживала копну темных волос. А вокруг нее и колеса в несколько

витков тянулась широкая лента, на которой была написана несложная фраза: «Жги резину, а не душу!». Все детали были прорисованы настолько качественно, что картинка казалась

очень живой, объемной. Да и вообще весь рисунок под стать хозяину - этому порочному, самоуверенному и обаятельному нахалу, который, все же не был лишен некоторых

достойных качеств, что она не могла не признать. Сейчас, уже спокойно анализируя

прошедшую ночь, она была готова отметить несколько плюсов в пользу Фирса. Как он

заступался за нее перед братом, даже как спокойно позволил уйти, когда мог бы

поступить совершенно иначе. Как поступил бы Гриша. А она-то, дура, обозвала их

одинаковыми.

«А вот интересно, он когда-нибудь остепенится? – подумала Лена. – Если бы такое

случилось, наверняка бы из него вышел хороший муж и отец…»

Боже, о чем она?! Ужаснувшись ходом своих мыслей, девушка поспешила пресечь

на корню ход своих мыслей. И вообще ей сейчас должно быть совершенно не до Фирсова.

Не хватало еще опоздать на самолет и подвести Шумского.

Так и не разбудив Алексея, Лена направилась в ванную. Быстро умылась, быстро

оделась и уже вскоре открывала ворота гаража. Леша так и не проснулся. И хотя им

следовало бы поговорить до ее отъезда, все-таки решила отложить все на потом. Такой

разговор - не на пять минут.

Шумский уже ждал ее в аэропорту. Они без проблем прошли регистрацию и

вскоре заняли свои места в первом классе небольшого самолета, следовавшего рейсом

«Москва-Санкт-Петербург». Полет прошел без приключений, со всеми удобствами, и

закончился, едва начавшись. Лена даже умудрилась немного вздремнуть, пока Владислав

Олегович уделял внимание своему ноутбуку. По прилету же лишь стоило девушке

включить телефон, как посыпались смс о том, что ей несколько раз звонил Алексей. И

почти тут же последовал звонок от него же. Только Лена не стала отвечать в присутствии

Шумского. Тогда вслед за звонком пришла очередная смс, с которой началась небольшая

переписка.

«Привет, красавица. Ты где?»

«В Питере, по работе. А что такое?»

«Ты не могла меня разбудить перед отъездом?»

«Извини, решила, что не стоит».

«Решать что-то за меня - по меньшей мере не честно. Когда вернешься?»

«Возможно, завтра, ближе к вечеру, но точно пока не могу сказать».

Когда Алексей не ответил сразу, Лена уже решила, что на этом разговор закончен.

Но тут пришла запоздалая и короткая смс:

«Хорошо, буду ждать».


***

Несмотря на то, что у Фирса сегодня был выходной, этот вечер он проводил в

«Марсе». А все потому, что ему больше некуда и не к кому было пойти – так ему казалось.

Брат съехал с его квартиры в родительский дом. Причем об этом ему сообщил сам отец:

- Алексей! Что у вас случилось?! – негодовал глава семейства. – Гриша вернулся

домой со всеми вещами. Почему он говорит, что у него больше нет брата?

- Пап, лучше спроси об этом у него.

- Так, чтоб в эти выходные заехал домой. Мать уже забыла, как ты выглядишь.

Родила на свою голову двоих оболтусов. Ни у первого, ни у второго ни стыда, ни

совести…

- Ну хватит, па, приеду я, приеду, обещаю.

- Вот и постарайся.

Значит, брата у него теперь не было. Здорово! Только чему удивляться?

- Колян! – окликнул он своего бармена, находясь сегодня по другую сторону

барной стойки. – Повтори, будь другом.

Он пододвинул к бармену свой стакан. Тот снова наполнил его виски со льдом и

кока-колой.

- Плохой день? – спросил его Николай.

- Как-то да.

- Хочешь поговорить об этом?

- Еще чего. Фильмов насмотрелся? Иди работай.

Ему и одному неплохо сиделось. Да и стакан виски был всего-то третий по счету.

Не так много он выпил, чтобы его потянуло на откровенность с первым попавшимся

слушателем. Правда, байк, видимо, придется оставить у «Марса». Не то, чтобы он

рассчитывал сегодня напиться. Просто настроение к этому как раз располагало. Просто

хотелось перестать думать о том, что его так тревожило.

Не так давно Фирс впервые узнал настоящий вкус ревности. Но то, что

происходило с ним сейчас… это уже не лезло ни в какие ворота! От одной мысли, что

Лена сейчас в другом городе с другим мужчиной, ему становилось дурно. То она ходит с

этим своим начальником на свидание, то едет с ним в Питер. А что, если у них такие же

свободны отношения? Тут Леша горько усмехнулся. Весь юмор ситуации состоял в том, что Лена вполне имела на это право. И еще более тревожно становилось то того, какие

события произошли вчера и на какой ноте закончилась их встреча. От Лены сейчас можно

было ждать чего угодно.

«Черт бы побрал всю эту любовь», - подумал он, делая очередной глоток своего

напитка. Не знал он раньше этого чувства, не знал Елены, и так прекрасно себя

чувствовал…

- Привет, Фирс, - услышал он до боли знакомый женский голосок возле себя.

Ему не нужно было поворачивать голову, чтобы понять, кто это.

- Привет, Танюха.

- Что-то случилось?

Так и не опуская стакан на поверхность стойки, он заглянул внутрь него. Что тут

сказать? Татьяна буквально застала его врасплох. Достаточно неплохо она его знала, чтобы суметь угадать настроение. Но только вот не ее это дело, что у него случилось.

- Я что, не могу выпить просто так?

- Ну же, Фирс. Я с тобой не вчера познакомилась. Но не настаиваю на

подробностях. Не хочешь говорить, не говори.

- Спасибо, дорогая. А ты какими судьбами? Мне кажется или ты переехала в

«Марс» жить? Раньше тебя так часто тут не было.

Девушка улыбнулась ему, опуская глаза. Кажется, и он ее на чем-то подловил.


- Ладно, ты меня раскусил. Вчера я пришла сюда потому, что была твоя смена. А

сегодня, честно говоря, не планировала приезжать до того момента, пока мне не

позвонила Ольга и не сказала, что ты тут… и совершенно один.

Ольга. Ну конечно. Никогда не стоит забывать, что эти две женщины давние

подруги.

- Все просто, Фирс, - продолжила девушка, придвигаясь ближе к нему, чтобы

следующую фразу прошептать на ухо и сделать ее более интимной. - Просто я не хочу

навязываться… и даже не хочу этого признавать, но… я ужасно соскучилась по тебе.

Честно.

Невольно от таких слов по телу Фирса пробежала сладкая дрожь. Все-таки эта

девушка, какая бы она ни была, ему не чужая. Сколько ночей они провели вместе - не

счесть. И с ней всегда было так просто. Никаких сложностей: захотел – пришла, захотел –

ушла, ничего не требуя, не прося, не заставляя что-то терпеть, всегда готовая дать то, что

ему было нужно. Идеальная любовница. И Татьяна как знала, когда стоит появиться и

сказать ему эту фразу. Хитрая, коварная, по-своему потрясающая женщина. Само

искушение воплоти. И ведь так просто было ответить ей взаимностью, как он уже делал

десятки раз. Так какого же дьявола?! Ведь именно этого он сейчас и хочет. Уйти с ней, забыться, почувствовать себя прежним, беззаботным, свободным. И!.. Одним поступком

разрушить все то, что ему стало дорого. Нет, Елена Прекрасная этого не переживет.

Впрочем, стоило ли о ней сейчас думать, когда она сама неизвестно чем занимается в этот

чудный вечер? Стоило ли переживать за ее чувства, когда она в ярких красках буквально

вчера дала ему понять, что более чем уверена во всех его похождениях на стороне?..

- Ты совсем забыл обо мне, Фирс, - продолжала шептать девушка, утыкаясь носом

ему в шею, щекоча теплым дыханием обнаженную кожу. – А нам ведь было так хорошо

вместе, помнишь?

Леша стиснул зубы, прикрыл на мгновение глаза. Конечно, он все помнил. Помнил

также, как ему было хорошо с Леной. Она хоть и не такая искушенная и опытная, но

она… настоящая, более естественная и искренняя. Она живая. Но главное – уже любимая.

Так неужели он такая сволочь, которая способна предать любимого человека? Неужели

Лена права в том, что он такой же, как и его брат?! Ну уж нет! Вот тут никто не угадал. Он

не такой. И вообще ему уже давно не шестнадцать, чтобы позволять гормонам брать над

собой верх. И пусть он этим отказом ничего не докажет Елене, зато докажет самому себе.

Ведь в первую очередь это важно стало уже для него. Потому с чистой совестью Фирс

немного повернул голову и сказал:

- Прости, Танюх. Не могу.

Девушка напряглась, но отстраняться не стала.

- Это все из-за той блондинки?

- Отчасти, - признался он. – Не буду врать.

Вот теперь она отстранилась.

- Вот уж не ожидала, что все настолько серьезно.

Подозвав бармена, она заказала бокал «Мартини». Сделала несколько глотков.

Причем Фирс удивился, когда заметил дрожь в руках уверенной в себе красавицы. Вот уж

не ожидал и он, что она окажется так потрясена подобной новостью. Хотя какой именно

новостью – что они, вроде как… расстаются? О, да это новость и для него. Как-то

некрасиво все получалось, словно бы он попользовался девушкой, пока она была нужна, а

теперь спокойно «выкидывает». На душе вдруг стало еще гаже, чем было до этого.

- Блин, Тань…

- Не надо! - перебила она его, поднимая вверх ладошку. – Все в порядке. Я просто

немного ошарашена. – Она снова припала губами к бокалу, после чего спросила: – Так

почему тогда ты сейчас не с ней?

- Ее нет в городе.

- Печально.


- Танюх, правда, прости, - все-таки произнес он. – Я сам не ожидал, что все так

получится.

- Фирс. Не надо. О’кей? По крайне мере мы можем остаться друзьями, если не

хочешь, чтоб были любовниками. И, по крайне мере, нам никто не может помешать

сегодня вместе выпить. Разве не так?

Татьяна снова улыбнулась ему. Не совсем естественной улыбкой, но очень

постаралась сделать из нее именно такую. Она всегда старалась, чтобы ему было с ней

комфортно, удобно, приятно проводить время. Внезапно Фирс понял, что хочет ее

поцеловать. Просто из благодарности. За все. Тогда он снова посмотрел в свой стакан, хмуря брови. По-хорошему ему стоило бы немедленно валить домой, иначе эта

совместная пьянка доведет его до беды. Останавливало то, что он совершенно не хотел

ехать домой. Что он будет там делать? В «Гараж» тоже почему-то не хотелось. Алану

наверняка сейчас не до него, хоть и можно было пойти к нему. Нет, решено – он идет к

Алану. А еще нужно позвонить Максу. Черт подери, эти двое ему должны, вот пусть

теперь спасают друга. Так что всего один стаканчик, и он уходит.

- Согласен с тобой, - ответил он девушке, одарив ее в ответ хотя бы своей

улыбкой.

- Тогда за дружбу, - предложила та, подставляя к нему свой бокал.

- За дружбу, - ответил он с некоторой грустью под звон стекла.

«А также за силу воли», - добавил уже про себя, готовый в полной мере собою

гордиться.


часть_26


***

Добравшись до Санкт-Петербурга, Лена вместе с Шумским отправились на такси в

«Гранд Отель Европа». Там для них уже было забронировано два классических номера на

одном этаже. В этом же отеле остановились и китайские партнеры. Потому и встреча

проходила именно здесь. Все время переговоров Лена отчаянно боролась со сном, изо

всех сил стараясь не зевать. Эта пытка длилась часа три. И когда, наконец, все

закончилось, девушка могла думать только о большой кровати с мягкой удобной

подушкой. Но не тут-то было. Шумский упорно настоял на совместном ужине. Так они

вдвоем оказались в ресторане отеля «Европа».

Раскрыв меню, Лена поняла, что цены ее смущают гораздо больше самой

компании. Потому взяла себе только салат и кофе. Однако Владислав Олегович так это не

оставил, заказав для нее бокал вина и десерт.

- Вы меня балуете, - заметила она, пытаясь скрыть неловкость, а вследствие чего и

легкое раздражение.

Сегодня все было не как обычно. Что-то было не так: с обстановкой, с компанией, с ней самой.

- Если я могу себе это позволить и мне это нравится, то почему нет?

- Что ж, у вас превосходный вкус, - ответила Лена из вежливости, поднимая бокал

вина.

Шумский улыбнулся:

- С этим у меня никогда не было проблем. Кстати, ты как-то говорила, что ни разу

не была в Питере. Если хочешь, можно отложить возвращение на день-другой. Я бы

устроил тебе экскурсию.

Услышав эти слова, Лена едва не подавилась. С трудом протолкнув по горлу

кусочек хлеба, она потянулась за стаканом воды. День-другой в одном из самых дорогих

отелей города и с какой-то культурной программой может обойтись недешево. Она на это

точно не рассчитывала. А если рассчитывал Шумский, то он, видимо, сошел с ума. А еще

девушка поняла, что же было не так: давление, она ощущала некоторое давление на себя


во всей этой ситуации с начальником, словно бы настал тот крайний момент, когда нужно

решить – двигаться им дальше или оставив все, как есть.

- Если не уверена, то не торопись с ответом, - произнес Владислав Олегович. – Но

я бы посоветовал тебе не упускать такой шанс. Питер этого стоит, поверь мне.

Так хочет ли она остаться тут вместе с этим мужчиной в неформальной

обстановке?.. Нет, она не готова. Она… не хочет!

- Простите, но не думаю, что это хорошая идея.

- Почему? – поинтересовался он.

Лена оторопела. Что сказать, чтобы ответ не оказался бестактным. Было очевидно, что Шумский пытается добиться от нее чего-то конкретного. Это в его стиле. То есть, если

она примет его предложение, то даст этим понять, что готова к более решительным

действиям с его стороны.

«Нет! Пожалуйста, только не сейчас…»

- Давай так, - снова заговорил он, - мы продолжим об этом после ужина.

С этим Лена согласилась, лишь бы спокойно доесть свой ужин. Когда они

закончили, Владислав Олегович предложил прогуляться: по городу или по Набережной –

на ее выбор. Лена же выбрала то, чего в списке не было, а именно свой номер, сославшись

на усталость. И нисколько не соврала. Кажется, сейчас она вообще ничего не хотела – ни

этих разговоров, ни проблемы выбора, ничего! Разве что… оказаться в одной постели с

Алексеем, просто рядом. Это внезапное желание одновременно пугало и будоражило, но

главное – не имело никакого отношения к Шумскому. Зачем вообще морочит голову

этому мужчине? Если она когда-нибудь и будет готова к чему-то большему, то до этого

еще долгий путь. А с его тактичностью они чаще будут топтаться на месте, чем куда-то

двигаться. Это безнадежно. И немыслимо, если рядом с ним думает об Алексее.

Проводив Лену до двери номера, Владислав Олегович все-таки повторил свой

вопрос:

- Так что скажешь насчет моего предложения?

Лена задержала дыхание, собираясь с духом. Отвела глаза в сторону, пытаясь

найти нужные слова. Но! Внезапно Шумский подался вперед. Вскинув глаза к его лицу, Лена пришла в ужас, когда мужские пальцы легким движением приподняли ее

подбородок. Сердце скатилось в пятки, когда она поняла, что он хочет сделать.

- Может, это поможет тебе определиться? – произнес начальник, прежде чем

нежно и аккуратно коснуться ее губ своими.

Она резко втянула воздух, оцепенела. Происходящее нисколько не казалось

правильным, а из-за противоречивых ощущений она так и не смогла понять, что же

почувствовала в этот момент. Но одно было ясно – ей это все не нравится.

И тут сознание резануло острое слово: «Шлюха!» Лена вздрогнула и оттолкнула

мужчину.

- Боже мой… - выдохнула она в ужасе, как от происходящего, так и от самой себя.

– Простите меня, Владислав, но я не могу. Мне очень жаль… - говорила она так

торопливо, что почти задыхалась. – Не знаю, что вы подумали, но я не хотела… не

думала. Господи! Я вообще не понимаю, о чем думаю в последнее время…

- Лена, подожди, - попросил он, сжимая ее руку в своей. – Пожалуйста, успокойся.

Это я должен приносить извинения. Мне не стоило так торопиться. Прости… - Он

улыбнулся ей как-то по-доброму и немного с грустью. – Просто, наверное, слишком давно

хотел это сделать.

Ну вот опять! Опять ей жутко неловко.

- Простите…

- Елена! – одернул он. – Все хорошо. Ты поняла меня?

Она кивнула.

- Забудем об этом. Иди отдыхай и ни о чем не думай. А завтра вернемся в Москву.


Лена снова кивнула, проглатывая очередные извинения и при этом очень кстати

чувствуя себя полной дурой. Оставалось только провалиться сквозь землю. Вместо этого, как только они с Шумским пожелали друг другу спокойной ночи, она просто скрылась в

своем номере.

- Да что со мной такое?! – спросила у себя девушка, устало опускаясь на кровать.

Шумский такой видный, обходительный, внимательный мужчина. А она так

трусит. Повела себя как девчонка! И думает о том, кто в данный момент может спокойно

уделять внимание какой-то другой женщине. Немыслимо!

Злясь на себя же, Лена отправилась в ванную с ярым желанием перестать

размышлять о мужчинах, помыться и лечь спать. Уже после, наивно полагая, что уснет

мгновенно, девушка долго ворочалась в кровати. А ближе к ночи ей приспичило

позвонить Алексею. Просто… просто затем, чтобы узнать, как у него дела. Как бы ни

злилась, а все равно переживала за него из-за своих слов и из-за Гриши. Взяв телефон, она

набрала номер Фирса. Но в ответ услышала только длинные гудки. Перезванивать не

стала. Не перезвонил и Алексей. Так она и уснула с сумбурными тревогами на душе.

Едва открыв глаза, Лена вяла в руку свой телефон. Ей так никто и не перезвонил.

Это уже настораживало. Может, он обижается на нее? Хотя, зачем гадать, если уже

сегодня вернется домой и сможет его увидеть? Немного успокоившись, Лена умылась, оделась и вышла из номера, чтобы позавтракать. Вместо этого забрела в ряды бутиков

отеля. Первым же из них оказался магазинчик сладостей. Тогда она решила приобрести

какие-нибудь скромные сувениры для своих подруг. Но неожиданно ей на глаза попалась

фигурка мотоцикла, сделанная из темного шоколада. Она была небольшого размера, вылепленная со всеми важными деталями и упакованная в прозрачную подарочную

коробку. Покупать ее или нет - у Лены даже не возникло сомнений.


***

Ему снилась вода. Много воды, которую он пил и не мог напиться. С

пробуждением же его состояние не изменилось. Разве что стало хуже – к сухости во рту

прибавилась тупая головная боль. Фирс застонал, переваливаясь на бок. Рука легла на что-

то неровное. Нос защекотало. Чьи-то волосы. Еще ничего не понимая, он приоткрыл один

глаз… Это были темные волосы. На его подушке. В его кровати.

Понимание происходящего пронеслось мгновенной вспышкой. Фирс отпрянул, распахивая глаза. Остатки сна улетучились в тот же миг, в страхе покидая его

пульсирующий мозг. Резкая боль заставила схватиться за голову.

- М-м-м, - застонала девушка, накрывая свой лоб ладонью. – Фирс, не тряси

кровать, пожалуйста.

Застонал снова и Леша, но уже от досады, когда начал вспоминать бурно

прошедшую ночь. Нет, конечно, все было здорово, как и всегда происходило с Татьяной.

За исключением одного – он не собирался этого делать!

«Молодец, кретин, ты только что подтвердил слова Елены. Мы с братом два

сапога… Отлично! Просто отлично!»

В самом деле, он бы так не расстраивался, если бы не осознание краха всех его

лучших стремлений. И, конечно же, если бы это не расстраивало саму Елену. Если бы это

не было противоестественно в случае, когда любишь, когда не желаешь быть похотливой

сволочью.

Крепко ругнувшись, Фирс встал с кровати. Натянул домашние шорты и

отправился на кухню, даже не глянув на брюнетку в своей постели. Первым делом он

отыскал и выпил таблетку обезболивающего. Жаль только, что у него не было таблеток

для усмирения совести и своей кобелиной натуры. Зачем себе врать? Он всегда был

бабником, им и останется. Он будет изменять своей женщине: подруге, жене. Он не

изменится! И это самый печальный диагноз, который когда-либо был ему поставлен.


Следом за ним на кухню пришла Татьяна.

- Можно и мне водички? – спросила она, прижимаясь к его спине и целуя в плечо.

Неосознанно Леша повел плечом – меньше всего он сейчас хотел, чтобы его кто-то

трогал. Взял чистый стакан, плеснул в него воды из чайника и подал девушке. Наконец

она отошла и села за стол.

- Злишься?

«Хороший вопрос», - промелькнуло в его сознании.

- Дай подумать...

И принялся вспоминать события прошедшего вечера. Он сидел в баре и спокойно

себе пил, пытаясь утопить в спиртном свою ревность. Никого не трогал. Потом появилась

Татьяна и составила ему компанию. Они много говорили, что-то вспоминали, обсуждали.

Потом он позвонил Максу, но друг оказался занят. Тогда он набрал номер Алана - его

даже не было в клубе. Еще немного посидев со старой подругой, Фирс решил ехать домой

на такси, пока еще был в состоянии это сделать. Девушка навязалась с ним. Только он

хорошо помнил их разговор о том, что каждый едет к себе. Брюнетка пообещала быть

хорошей девочкой, а вместо этого начала приставать к нему еще в машине. Он с трудом

вырвался, когда они оказались у подъезда его дома. Но почему первым был этот адрес?

Кто из них сказал водителю ехать сюда? Тут прослеживался провал в памяти.

Далее, заплатив таксисту, Фирс пожелал подруге сладких снов и вышел из

машины. Добрел до своей квартиры, радуясь тому, что не поддался искушению. Дома он

успел только снять ботинки, как в дверь позвонили. И стоило ее открыть, как на него

налетел ураган «Татьяна». В этот раз он уже не стал ее отталкивать, потеряв все

ориентиры и причины, почему стоит это прекратить.

- Я всегда получаю то, что хочу, Фирс, - шептала девушка ему тогда. – А сейчас я

хочу тебя…

Что же, он нашел себе одно оправдание – его грамотно обвели и соблазнили. Да

только не одна Таня во всем виновата. Что помешало ему настоять на своем?

- И да, и нет, - наконец ответил он на вопрос, припадая к своему стакану.

- Фирс, ну что ты хочешь, чтобы я сказала? Что мне жаль? Нет, мне не жаль, потому что нам хорошо вместе. И это кайфово! Как ты можешь от этого отказаться? Что

тебе мешает быть и со мной, и с той блондинкой? Я же не против, и никогда не была

против других женщин.

- Она против.

- И что с того? – рассмеялась девушка. – Неужели ты хочешь попробовать на вкус

верность? – Она рассмеялась уже в голос, прикрывая рот рукой. – Ой, прости, пожалуйста, но я не представляю тебя в этой роли. К тому же верность очень даже невкусная. Это все

равно, что лишить сладкого заядлого сладкоежку – когда-нибудь неизбежно начнется

ломка, а за ней последует срыв…

- Вот тут давай я сам разберусь, о’кей? – одернул ее Леша.

Таня перестала смеяться. Она окинула его изучающим взглядом. Встала из-за

стола и подошла к нему, одетая лишь в обтягивающую майку на обнаженную грудь и

крохотные трусики.

- Прости, - повторила она, даже вроде как искренне. Аккуратно отстранив его руку

со стаканом, которую держал перед собой, Татьяна прижалась к нему и уткнулась лицом в

шею. – Но я правда не думаю, что это все для тебя.

Фирс не хотел спорить и повторять то, что уже было сказано.

- Знаешь, говорят последний раз самый незабываемый, - произнесла брюнетка, снова взявшись за свои излюбленные приемы.

- Он у нас уже был.

- Не-е-ет, это не считается, потому что мы были пьяны и не осознавали этого.


Женская рука назойливо накрыла его пах. Неожиданно, но для него это оказалось

противно, как стала противна и девушка, да и он сам себе в том числе. И остро захотелось, чтобы Татьяна немедленно ушла. Леша настойчиво убрал ее ладонь со своего паха:

- Тебе пора собираться.

Она подняла голову и посмотрела ему в лицо, прищурилась.

- Ну хорошо, раз ты этого хочешь.

Наконец Таня отлипла от него и вернулась в спальню. Пока она одевалась, Фирс

отыскал свой телефон. Там оказались пропущенные вызовы, один из которых был от

Елены. Она звонила ночью. Один раз. А он был слишком занят, чтобы ответить на этот

звонок. Черт! Фирс шумно выдохнул, в душе раскаиваясь перед ней во всех своих грехах.

Внезапно Лешу осенило, что он мыслит так, словно изменил ей, словно предал. Но в

свободных отношениях подобного не бывает. Только он все равно ощущал себя

предателем, потому что знал, как для нее важна верность. Верность, на которую он не

способен. Черт подери, его еще никогда так не мучила совесть. Еще никогда не было так

противно после хорошего секса. Чтобы еще раз!..

Запустив пальцы в волосы, Фирс отыскал в записной книжке номер такси для

Татьяны. Позвонил и заказал к дому машину.

- Такси вызвал? – пропела девушка, выходя в коридор. – Как мило.

- Можешь подождать на кухне…

- Нет, спасибо. Подожду на улице. – Она снова подошла к нему, лукаво

улыбнулась, хотя при этом и злилась. – Не стирай мой номер телефона, хорошо? Уверена, он тебе еще пригодится.

- Кто-то вчера предлагал остаться друзьями, - вспомнилось ему.

- Друзьями - это прекрасно, Фирс. Но не в нашем случае. Сложно оставаться

друзьями, когда на уме один качественный трах, не так ли?

Он не ответил. А она - подошла ближе, коснулась губами его щеки и добавила:

- До встречи, милый.

Проводив язву, Леша, наконец-то, остался один, отчего ощутил толику облегчение.

Он прошел в зал и сел на диван. Протер лицо ладонями, упираясь локтями в колени.

Сцепил руки, прислонился к ним губами. Что же ему теперь со всем этим делать?

Несомненно, он облажался, провалил собственное испытание. И после этого еще будет

думать о возможности завести нормальную семью? Да еще с Еленой?.. Его мысли прервал

телефонный звонок. Словно что-то почувствовав, звонила та самая блондинка. Но Фирс

не стал отвечать. Он не знал, что сейчас может ей сказать. Просто смотрел на ее имя на

светящемся дисплее, пока сигнал не прекратился. А после – ему захотелось перезвонить

ей, оказаться рядом, поговорить о важном, о них, попросить прощения и, конечно же, заняться с ней любовью… Правда, при этой мысли и после Татьяны первым делом

возникало желание тщательно помыться.

Что бы почувствовал он, узнай наверняка, что эту ночь Лена провела с другим: что

целовала и ласкала его тело, что сплетала ножки на его талии, что отдавала ему себя и

стонала от толчков его плоти… Фирс подорвался с дивана, когда пронзил болезненный

укол ревности. Только теперь он узнал, как может быть неприятно это чувство, только

теперь узнал цену верности, а также ощутил остроту зубов раскаяния. Но будь он проклят, если станет распускать сопли. Случившегося не изменить, а если подумать, то не так все и

страшно, чтобы невозможно было исправить. Он все еще верил в себя. Иначе не

заслуживал такой девушки, как Елена.

Леша вспомнил, как убивалась красавица, когда узнала об измене Гриши. Как ей

было больно. Как пытался ее поддержать и вытащить из дурного состояния. Он был всему

свидетелем. Разве сможет он поступить с ней так же, если они будут вместе по-

настоящему? Нет! Хотя бы даже потому, что не хотел больше испытывать сам всю ту

гамму чувств, которые грызли его в данный момент. Сможет ли отказаться от других


женщин ради одной, ради Елены. Конечно… да! Если только он будет знать, что она

отвечает его чувствам взаимностью. Что он нужен ей, и больше, чем просто любовник.

Свободные отношения? – даже самому теперь смешно.

И однозначно – он бросает пить в больших количествах, особенно в компании с

девушками.


часть_27


***

Вернувшись на дачу, Лена ожидала увидеть там Алексея. Где-то в уголке мозга

отложилась мысль, что он непременно будет ее ждать. Но Леши не было. На телефонный

звонок так же не потрудился ответить. Выкладывая из сумки питерский сувенир в виде

шоколадного мотоцикла, она решила, что безжалостно его съест, если Фирсов не появится

до завтрашнего дня. В самом деле, неужели так сложно ответить на звонок или хотя бы

перезвонить?..

Она злилась, хотя и сама плохо понимала, почему. Неловкая ситуация с Шумским, неприятная встреча с Гришей, молчание Алексея, собственные терзания – все

наваливалось на нее одно за другим и нисколько не улучшало настроение. У Лены было

такое чувство, что где-то она свернула не на ту тропинку. Но в какой момент это

произошло? Да, впрочем, уже и не важно. Найти бы только теперь верный путь.

- Дорогая, ты самодостаточная, умная и красивая женщина, - говорила ей Тоня во

время телефонного разговора. – Хватит расстраиваться из-за каких-то мужиков. Отдохни

от них, тем более от этого Фирса. Меня до сих пор удивляет, как так получилось, что ты

сошлась с этим бабником. Да еще до сих пор с ним спишь. Это очень на тебя не похоже.

- У меня был стресс.

- Ну хорошо, это я могу понять. Он оказался рядом в нужный момент. Но неужели

все еще нужен? Помог снять стресс, заодно получил свое, теперь пусть гуляет. И хватит

уже жить у его друзей. Приезжай ко мне, Лен. Побудешь у меня, пока не найдешь

квартиру.

Лена глубоко вздохнула, поднимая глаза вверх. Простота мышления и

высказываний Тони порой не находила в ней понимания. Хотя в этом вопросе подругу

можно было понять, ведь она не знала тех подробностей, которые Лена обсуждать не

хотела. Например, ее истинное отношение к Алексею. Поначалу он, может, и был для нее

своеобразным антидепрессантом, но не сейчас. Свободные, не свободные, но у них

отношения. Просто такие, которые подразумевают свободу воли…

Лена подперла рукой голову и задумалась: тогда почему она переживает из-за

других его женщин, из-за его молчания, почему так хочет увидеть? Кажется, она сходит с

ума. В голове так и слышался зловещий треск той брони, которую она в очередной раз

выстроила против мужчин. Один из них так и норовил пробраться к ней в душу. Причем

именно тот, который не должен туда попасть никаким образом.

Так собственные мысли довели девушку до паники. Что, если она влюбляется в

Алексея? Или и того хуже – уже влюбилась! Все эти переживания, отказ Шумскому, какие-то презенты, желание немедленно увидеть или услышать – все это могло служить

верным признаком того, что она уже где-то на грани. В итоге Лена начала вышагивать по

комнате, растирая пальцы рук в нервном жесте. И тут в голове созрела мысль: «Бежать!»

Ей нужно немедленно собирать вещи и бежать отсюда, от Алексея. Иначе любить такого

мужчину, отдать себя чувствам – для нее это слишком! Влюбиться в ловеласа – самый

страшный кошмар всей ее жизни. Поэтому отсутствие Фирса сейчас уже было лишь на

руку. Так ей никто не помешает собрать вещи.

Прежде всего, Лена согласилась на предложение Тони, которая была права как

никогда. Жить на даче у друзей Алексея было, конечно, здорово: природа, свежий воздух, свой огород, цветы, так заботливо выращиваемые матерью Алана. Он, Ева и Татьяна


Петровна - все трое были к ней весьма добры и за все время не сделали ни одного намека

на то, что ей пора съезжать. Но и Лена старалась не быть бессовестной нахлебницей: она

часто готовила на кухне, иногда копалась на грядках, даже занималась кое-какими

домашними хлопотами, покупала продукты. Только все равно это была не ее семья.

Пожила и хватит. Ей нужно двигаться дальше, найти свое жилье, в конце концов. И что-то

решить с Фирсовым. Она не была уверена, что готова сейчас прекратить всяческие

встречи с ним. Но ей просто нельзя в него влюбляться!

- Ты что это такое делаешь? – спросила ее удивленная Ева, когда застукала за

сборами. – Ты ничего не забыла мне сказать?

- М-м-м… - протянула она, пытаясь найти быстрый и простой ответ. – Извини, хотела сначала собрать вещи.

- Ты решила сбежать. Верно?

Лена натянула виноватую улыбку, понимая, что ее поймали с поличным.

- И куда ты пойдешь? – в негодовании не унималась беременная женщина. – Хотя

нет, погоди, не говори пока. Мне срочно нужно в туалет. Продолжим, когда вернусь.

В резкой смене темы Лена заподозрила неладное.

- Ева! – окликнула она девушку, которая уже почти закрыла дверь ее комнаты. –

Только не звони Фирсу, хорошо?

Та застыла в проеме. Похлопала ресницами, а потом перед уходом сказала:

- Вообще-то не думаю, что ты успеешь слинять, потому что Фирс уже едет сюда и

вот-вот будет. Так что готовься.

Лена положила ладонь под грудь, пытаясь справиться с волнением. Она

занервничала, не зная, за что хвататься. Если не успеет сбежать, то продолжать сборы

глупо. И вообще, ей нужно одеться. А то, как приехала из аэропорта и приняла душ, так в

халате и ходила. Выбор пал на легкое вязаное платье серого цвета с длинными рукавами, но глубоким вырезом. Она как раз успела переодеться, когда в дверь учтиво постучали.

- Можно? – послышался голос Алана.

- Конечно.

Открыв дверь, в ее комнату зашел хозяин дачи - красивый и статный брюнет с

голубыми глаза. Муж Евы. Лена хоть и жила с этим мужчиной под одной крышей, а до

сих пор в его присутствии чувствовала себя неловко. Сейчас же она и вовсе слегка

испугалась. Чаще всего он был серьезен и редко заводил с ней разговор. А тут явился в ее

комнату собственной персоной.

- Ева говорит, ты собираешься уехать?

- Да. Мне кажется, настало время мне послушать свою совесть. Загостилась я у

вас.

Он кивнул.

- Но вообще-то тебя никто не гонит.

- Да, я знаю.

Он снова кивнул.

- Даже более того… Могу я попросить тебя об одолжении?

Легкое непонимание сменилось крайним удивлением.

- Если это в моих силах.

- Ты могла бы остаться до того момента, пока Ева не родит? Присмотреть за ней.

Поначалу Лена опешила. Уж слишком неожиданной была просьба. Тем не менее, отступать от своего не хотелось. Но и тяжело было ответить категоричным «нет».

- Даже не знаю, что сказать.

- Дело в том, что я не могу быть рядом с женой все двадцать четыре часа в сутки, как мне хотелось бы. Моя мать тут бывает не каждый день, как ты знаешь. Она работает.

А когда Ева одна, я всегда переживаю. И на данный момент не знаю, кого еще, кроме

тебя, могу попросить об этом, учитывая, как вы подружились. Обещаю, что к тому


времени, как Ева родит, найду тебе хорошую съемную квартиру недалеко от твоей работы

и по приемлемой цене. Если тебе она нужна, конечно.

«Нет, так не честно! Такое щедрое предложение - чистой воды подкуп». А после

подобного откровения язык и вовсе отказывался произносить «нет». И что тут сказать, кроме того, что у Евы замечательный муж. Похоже, ей придется остаться.

- Это было бы здорово, - ответила все-таки Лена. - Я как раз собиралась

подыскивать себе квартиру. И, конечно же, не могу отказать в просьбе человеку, который

ко мне так добр.

Губы Алана тронула легкая улыбка:

- Рад это слышать. И спасибо.


«Вот-вот будет», - сказанное Евой о приезде Алексея, - это оказалось столько

времени, за которое он вполне смог бы приехать к ней из Тулы, а она – собрать вещи, не

спеша доехать до Тони и уже сесть пить чай. Но нарушать уговор с Аланом Лена не

собиралась, пусть даже это связало ее по рукам и ногам. Обнадеживало одно – в таком

состоянии ей пребывать недолго. А вот с Алексеем придется встретиться лицом к лицу

уже сегодня. Надо признать, побег не удался, который спустя какое-то время и вовсе

показался глупостью. Глупостью, но и спасением в ее положении. А заодно и трусостью.

Но лучше быть трусихой, чем обманутой в который раз.

После ужина Лена вышла из дома и обосновалась в беседке в обнимку с книгой, которая могла помочь ей отвлечься. Это была все та же ее любимая Сьюзен Элизабет

Филлипс. Только на этот раз роман был более легким по содержанию, нежели «Спичка», который она так и не дочитала. На улице уже начало смеркаться, когда послышался рев

спортивного движка мотоцикла. У ворот движок заглох, а вместе с ним замерло и сердце

Лены, когда уже не осталось сомнений, кто, наконец-то, приехал. При взгляде на часы у

девушки грешным делом возникла мысль, что Ева все-таки ее где-то провела. Но это все

стало не важно, когда на территории дачи появился сам Алексей. Она обомлела, стоило

увидеть в его руке букет цветов, опущенный бутонами вниз. Это были красные и белые

розы. Девушка так засмотрелась на идущего к ней мужчину, что выронила книгу, забыв о

ее существовании. И тут же встала с дивана-качалки, стоило Фирсу подойти. Ее сердце

забилось чаще. В груди отчего-то свернулся непонятный страх. И все в основном потому, что она не понимала, что происходит. Тем временем Фирс взял ее за руку и попросил:

- Пойдем со мной.

Лена не успела ничего произнести, как они уже двинулись к дому. Поднялись на

второй этаж и зашли в ее комнату. По дороге она бросила взгляд на цветы, подмечая, что с

ними что-то не так. И только в комнате Фирс отпустил ее руку. Прошел вглубь. И он…

нервничал!

«Почему он так нервничает?» - не понимала Лена, потому что таким Фирса еще не

видела. Непонятно с чего, но ее начала колотить мелкая дрожь.

- Прости, что не ответил на звонки, - заговорил он, переворачивая букет и подходя

к ней. – Знаешь, я многое обдумал за последнее время. И пришел к выводу, что нам нужно

поговорить.

Ей слегка поплохело, и стало совсем худо, когда она взглянула на букет. Теперь

было ясно, что с ним не так: на белых бутонах красовалась алая печатная надпись, а на

красных – белая. И везде всего три слова: «Я тебя люблю!»

Это было потрясение. Шок. Сродни тому, которое она испытала, когда узнала об

измене Гриши. Только чувства… Сейчас она не поняла, что чувствует, кроме ужаса, хотя

и было что-то еще. Прикрыв рот рукой, Лена вскинула глаза к Алексею в поисках

объяснений: «Что, черт подери, все это значит?!»

- Лена… - произнес он, собираясь с духом для очередного откровения. - Я бы

хотел пересмотреть характер наших отношений.

До нее дошло не сразу.


- Боже мой! – выпалила Лена, прикасаясь пальцами к вискам. Она так и не смогла

взять из рук Алексея этот ужасный, но в тоже время самый восхитительный букет, который ей когда-либо дарили. – Боже! – повторила, отходя от возмутителя ее

спокойствия.

Ей было необходимо пространство. И воздух.

- Собственно, я ожидал чего-то подобного, - заметил Фирс, кладя цветы на

кровать, а вместе с ними и прозрачную пластиковую коробку со свежей вишней, которую

не заметила сразу. – И могу себе представить, как ты потрясена.

Он подошел к Лене, обхватил рукой предплечье. Попытался коснуться лица, но

она не позволила. Вместо этого оттолкнула его руки и быстро проговорила:

- Зачем это все?! Это какая-то злая шутка? Или… или какая-то извращенная

ролевая игра? Зачем?!

Он все-таки притянул ее к себе и коснулся лица, положив ладонь на щеку.

- Перестань. Какие шутки?

- Тогда зачем?

Возникла пауза. Фирс не спешил отвечать. Он посмотрел в ее глаза, провел по

щеке большим пальцем. И все это, пока сердце Лены в обмороке скатывалось вниз.

- Потому что… - Он сглотнул, снова помедлил, что пугало еще сильнее, указывая

на искренность. – Потому что, я люблю тебя. И хотел бы серьезных отношений. С тобой.

Она задержала дыхание. Выдохнула. Снова задержала. Пришла к выводу, что

Фирс спятил.

- Леша… - выдохнула вновь. – Скажи, пожалуйста, когда ты последний раз был с

другой женщиной?

Он сомкнул приоткрытые губы. Мужская ладонь на ее лице напряглась – девушка

почувствовала это кожей. Глаза потускнели. Лена приготовилась к ответу и получила его, честно и виновато:

- Вчера.

Она психанула. Рефлекторно оттолкнула от себя его руки и сделала шаг назад. В

сознании что-то щелкнуло, словно засов, пытающийся помешать полученной информации

пробраться в нее достаточно глубоко. Но вот эмоции уже было не сдержать.

- Нет, Лен, подожди! Давай для начала ты меня выслушаешь.

Леша снова попытался к ней прикоснуться, но Лена ушла в сторону. Какой еще

новостью он ее сегодня огорошит?

- Это омерзительно, - констатировала она на эмоциях, пытаясь дышать и попутно

наворачивая шаги по комнате. Начала просыпаться злость, а также всякого рода дурные

мысли. И тут ее понесло: - Хотя с чего я переживаю? Ведь сама была с мужчиной… как

раз вчера.

Остановившись на месте, Лена положила ладони на бедра и устремила взгляд на

ошалевшего парня.

- Да, Алексей, да! Не один ты можешь себе это позволить!

Мужчина изменился в лице, отчего черты приобрели суровость. И он шагнул к

ней, так же упираясь ладонями в бедра.

- С этим… с начальником? – спросил он севшим голосом.

- Да, - заставила себя ответить.

Фирсов заглянул в ее глаза. Когда же поверил, отвернулся. Запустил пальцы в

волосы. Отошел и развернулся к ней спиной. Выдохнул, поднимая голову вверх. И, наконец, чуть повернулся, прикасаясь ладонью ко рту. Лена заметила, как у него

подрагивают от волнения пальцы. Она моргнула, не веря своим глазам.

- Не держи в себе, Фирс. Я прекрасно знаю, как это может быть больно. Как

неприятно осознавать, что к твоему… партнеру… прикасались чужие руки и губы, ласкали…


- Хватит! – внезапно выкрикнул он, испугав такой реакцией. – Я все понял.

Только, пожалуйста, замолчи.

От неожиданности она послушала. Из-за такой реакции злость схлынула, и сразу

захотелось взять свои слова обратно. Но она не станет. Хоть и была согласна с тем, что

перегнула палку. Просто стало очень обидно. Немножечко больно. И совершенно не ясно, зачем он говорит ей о любви. Но это уже не казалось таким уж важным в их безнадежном

случае.

- Ты и сейчас меня любишь?

- Люблю, - ответил он, твердо и не задумываясь, чем снова удивил.

Но она никак не могла в это поверить.

- И готов закрыть глаза на то, что я была с другим?

- Готов, - резко ответил он, шагая к ней.

Такой ответ потрясал и вызывал недоумение.

- В таком случае ты совершенно аморален, Фирсов.

- Я влюблен. - Он подошел к ней вплотную. - И просто хочу быть с тобой, глупая.

По-настоящему.

Лена выставила ладони в немом предупреждении, чтобы он ее не касался.

- У меня в голове не укладывается, что ты можешь говорить мне о любви, когда

еще вчера спал с другой женщиной.

Лена вздрогнула. Стоило произнести последние слова вслух, как внутри закипела

жгучая ревность. Во всей этой ситуации присутствовал легкий эффект необоснованного

«дежа-вю». Она снова попыталась отойти, но в этот раз Фирсов схватил ее за талию, рывком прижимая спиной к своему торсу и утыкаясь носом в волосы.

- Даже не знаю, что могу сказать в свое оправдание, чтобы это не прозвучало

банально, - произнес он, щекоча дыханием, пока она слушала, затаив свое. – Но заметь, я

бы мог соврать тебе, верно? Сказать, что ничего и ни с кем. Но я не хочу тебе врать, моя

Прекрасная Елена, потому что знаю, как для тебя важно доверие. То, что было еще вчера –

это прошлое, в котором мы не обещали друг другу хранить верность. Я это понимаю и

надеюсь, понимаешь и ты. И очень хочу оставить все в прошлом. И начать с чистого

листа. Сегодня. Сейчас. С тобой… Я знаю, что не идеален. Я совершал ошибки. Разные.

Но никогда и никому не говорил тех слов, которые сказал сегодня тебе. И если только…

ты дашь мне шанс, я сделаю все, чтобы ты смогла мне доверять.

Девушке понадобилось время, чтобы до сознания порционно дошли все сказанные

слова. Но и после она, потрясенная до глубины души, до каждого нерва, не знала, что

сейчас может сказать в ответ. Разве что все-таки признаться:

- Я соврала тебе про начальника. У нас ничего не было.

Напряженные пальцы Леши с силой вжались Лене в живот. Он прижал ее к себе

еще теснее, потерся щекой о затылок и попросил:

- Дай мне шанс.

- Знаешь, Гриша просил о том же, - вспомнила она.

- Не надо нас сравнивать, - потребовал Алексей.

- Тогда скажи, почему ты так в себе уверен?

- Потому что действительно этого хочу.

- Чего?

- Тебя, - просто ответил он.

Лена закрыла лицо ладонями. Неужели это все происходит? Ее снова просят

спрыгнуть с обрыва, обещая поймать где-то внизу. Хочет ли она в это поверить?

Непременно. Да только не может. У ее страха слишком большие глаза.

- Ты не понял меня. Я не готова сейчас к серьезным отношениям. Я же говорила. Я

просто не смогу.

- Я помню все, что ты мне говорила. Но ты подумай о моих словах, ладно? Если, конечно, хоть немного тебе нужен.


Наконец они оба замолчали. Леша так и продолжал держать ее в своих руках, обнимать, душить. Голова уже не соображала, а ноги едва держали.

- Можно я присяду? – попросила Лена.

Фирс сразу отпустил и жестом руки проводил до кровати, на которую девушка и

опустилась. Присев перед ней на корточки, он взял ее руку в свою, поднес к губам и

поцеловал пальцы.

- Ты вся дрожишь, - заметил он.

- Ты тоже, - заметила и она.

Он слегка улыбнулся:

- У меня такое впервые, знаешь ли.

Лена повела бровями и глубоко вдохнула: «Да и со мной впервые». Уж никак она

не ожидала от Фирса всего того, что услышала и увидела. Вот то, что он может переспать

помимо нее с кем-то еще – ожидала, но не того, что обрушилось на нее так внезапно.

Потому и не знала, что с ним теперь делать. Казалось, он просит ее о невозможном. И это

когда еще сама не разобралась в своих чувствах.

- Я не тороплю, - произнес Леша, сжимая ее пальцы.

Он привстал. Потянулся к ней и коснулся губами щеки. Помедлил. Чуть

отстранился, чтобы только увидеть ее глаза. Опустил взгляд на рот. Лена уже решила, что

он ее сейчас поцелует. Сразу заныли губы, сообщая ей - телу все равно, что она думает и

чего боится, когда рядом этот мужчина. Она хотела этого поцелуя несмотря ни на что, так

необъяснимо, так пугающе и отчаянно. И видела отклик своего желания в глазах Алексея.

Но:

- Спущусь вниз, - произнес он. – Поищу, куда можно поставить цветы.

А потом Фирсов взял и вышел, оставив ее наедине со своими мыслями и страхами.


часть_28


***

Носок его тапочка под кухонным столом отстукивал частый ритм. Пальцы крутили

зажигалку Макса, который сидел напротив и разговаривал с Аланом. Если бы Фирс курил, то наверняка бы уже не раз приложился к сигарете. А время все шло. Он ощущал себя так, словно ожидал приговора суда. А на самом деле - решения или хотя бы дальнейшей

реакции Елены, которой дал время подумать и переварить все свалившиеся на нее

признания. Перекручивая в голове разговор с девушкой, хотелось повернуть время вспять

и сделать все иначе. Какой он ас по части флирта, такой же и профан по части отношений.

Собственное откровение сейчас уже казалось несвоевременным. Только он не мог понять: все слишком поздно или слишком рано? Да еще надо же было блондинке задать ему

вопрос про других женщин именно в тот момент?! Как прочувствовала что-то, не иначе.

«Может, стоило бы соврать? Так скачать «ложь во благо»?» - спрашивал у себя. И тут же

сам отвечал: «Да какое благо? Парень, ты о чем? Разве не ты хотел быть с ней честным?»

Но эта ее реакция после… она убивала.

Хотя, если говорить о лжи, Фирс никак не ожидал от Елены подобного. Ее

маленькая и объяснимая месть, эти слова про ночь с другим мужиком: они задели каждый

нерв, достигли самого его сердца и пронзили, словно холодная сталь кинжала. О, это было

по-настоящему жестоко. Его тряхануло так, что запомнит надолго. Теперь он понимал, как чувствуют себя люди, которых предают. Как чувствовала себя Лена. А для него это

оказалось настоящим испытанием. Причем он сам от себя не ожидал, что будет готов

принять этот факт «постороннего секса». Пусть даже сыграло свое и то, что он сам не без

греха. Но как же это все непросто!

И вообще, что за день у него такой сегодня? Сначала он проснулся в постели со

старой подругой. Потом долго мучился от похмелья, пока не позвонила Ева и не сообщила

о внезапном решении Прекрасной Елены покинуть их дом. Пришлось в срочном порядке


приводить себя в должный вид, а также просить друзей, чтобы те задержали беглянку

любой ценой. Потом был поиск цветов. Наконец - сам разговор с Еленой. Все эти

сумасшедшие признания! Да он нервничал как мальчишка! И едва выдержал ее слова о

сексе с другим. Леша и не знал, что такой собственник. Даже с Татьяной у него не

возникало подобных чувств.

«Нет, она пошлет», - пришел Фирс к выводу.

- А если она меня пошлет? – озвучил свою мысль, прерывая разговор друзей. – Да

я почти уверен в этом.

Парни чему-то и едва ли не синхронно ухмыльнулись.

- Дружище, с каждым днем ты пугаешь меня все сильнее, - произнес Алан.

Макс же сказал следующее:

- Ну и что с того? Я даже и не вспомню, сколько раз меня посылала Кира.

- Да, мы все помним вашу с ней эпопею, - ответил Леша. – Но Кира - не Лена, и я -

не ты.

Мужчина хохотнул:

- Фирсов, ты, оказывается, когда влюбленный, такой дурак.

- Спасибо, друг, ты мне очень помог этим дельным советом.

- Думаю, - заговорил Алан. – Макс хочет сказать, что тогда тебе придется

добиваться ее. Если, конечно, действительно хочешь быть с этой девушкой.

- Вот! – воскликнул Макс. – Послушай умного человека. Если бы не Ева…

Алан бросил на Макса сердитый взгляд.

- Еще скажи, что я не прав, - ответил тому друг, разводя руками. Алану сказать

оказалось нечего. Тогда парень продолжил: - Сделай как я – возьми свою Елену в охапку и

увези куда-нибудь. Да хоть вон так же к моему отцу в Сочи. Хочешь, я все устрою? Дело

одного звонка.

- Нет, погоди, не гони коней. Лена на байке такой поездки не выдержит. Она

боится их как огня. И сто метров-то с трудом выдерживает.

- У тебя машина есть. Засунешь ее в багажник… - продолжал шутить друг.

- Очень смешно, - прокомментировал Фирс.

- Кого вы тут в багажник собрались засовывать? – спросила появившаяся на кухне

Ева, которая подошла к мужу и села рядом с ним. – Вы бы хоть потише разговаривали.

Кстати, Лена выходила?

- Нет еще, - буркнул Фирс.

- Может, мне к ней зайти? Разведать ситуацию. А то, небось, она там продолжает

собирать вещи.

- Зая, посиди спокойно, - возразил Алан. – Ты и так уже успела вмешаться к ним, где надо и не надо.

Брюнетка посмотрела на мужа и высказала ему свое возмущение в лицо:

- Я же переживаю!

Действительно, что тут не ясного? Но что ни говори, а Фирс был ей благодарен за

любую помощь.

- Тебе вредно нервничать, - тихо напомнил ей муж, привлекая к себе и целуя в

висок.

«Хоть кто-то счастлив», - подумал про себя Фирс, глядя на радостных и таких

родных ему людей.

Но тут Леша замер, когда услышал скрип деревянной ступеньки. Мать Алана была

сегодня в городе. А значит, спускаться вниз по ступенькам могла только Елена. Так и

оказалось. Девушка вошла на кухню, поздоровалась с Максом, а потом обратилась к

Леше:

- Можно тебя на минутку.

А ведь действительно, чего он сидит? Застыл словно истукан в ожидании чуда. Но

только Фирс собрался встать, как Макс опустил на его плечо руку:


- Мы пойдем покурим.

- А мне позвонить надо, - сообщила всем Ева.

Уже через минуту друзья покинули кухню. Фирс все-таки встал. Несмело, но Лена

подошла к нему. «Волнуется. В глаза почти не смотрит, - заметил он про себя. – Хреновый

признак». Вытянув руку, блондинка положила что-то на стол. Он опустил взгляд. «Что-

то» - это оказалась маленькая фигурка мотоцикла темно коричневого цвета и в прозрачной

коробочке. В любой иной ситуации он бы ему невероятно обрадовался, но сейчас

пролетела мысль: «Прощальный подарок».

- Я привезла тебе его из Питера, - произнесла девушка. – Он шоколадный, так что

при желании его можно даже съесть.

- Буду знать, спасибо, - ответил он с кривой ухмылкой, хотя вместо этого хотелось

крикнуть: «Не томи!» - Так что ты решила? Или еще помучаешь меня ожиданием?

Лена так же криво ему улыбнулась. Отвела взгляд, снова вернулась к лицу и

произнесла на выдохе:

- Прости, но я не могу.

«И почему я не удивлен?» - подумалось, пока эмоции в груди сжимались в

плотный пучок. Было видно, что Елене тяжело говорить, что каждое слово дается через

силу… но она все равно это делала!

- Это сильнее меня, понимаешь?

- Понимаю, - кивнул Фирс.

Черт, ну конечно он все понимает! Да только такой ответ ему совсем не нравится.

- Думаю, будет честно с моей стороны сказать это сейчас, - добавила девушка.

Но неужели после всех его откровений, после неуверенно сказанных слов «я не

могу», после всего того, что у них было – они просто попрощаются и разойдутся по

разным сторонам света? Фирс глубоко вздохнул и шумно выдохнул… Нет, так дело не

пойдет!

Он сделал шаг вперед, оказываясь к блондинке лицом к лицу. От неожиданности

она попыталась отстраниться. Тогда он положил ладонь ей на спину и притянул к себе:

- Если уж мы начали разговаривать так честно, то ответь мне, пожалуйста, на один

вопрос: я тебе нужен?

Кажется, любимая красавица растерялась.

- Леша, не надо. Опусти меня, - попросила она.

- Только когда услышу ответ.

Снова пытается спрятать глаза, а также заставить его убрать руки.

- Я уже сказала все, что могла тебе сказать. Не настаивай.

Да она начинает злиться! Что ж, их эмоции взаимны, а это уже что-то и гораздо

лучше безразличия.

- Но я настаиваю.

- И после этого будешь говорить, что вы с братом не похожи? – выдала блондинка, впиваясь ноготками в кожу его руки. – Если девушка говорит «нет», то не обязательно

воспринимать это именно так, верно? Можно надавить на нее! Можно вынудить

выслушать, бросить пыль в глаза, втесаться в доверие, а уже потом спокойно обманывать

за спиной!

Леша стиснул зубы. Он понимал, почему она так говорит, но в тоже время

хотелось ее уже придушить за такие слова. Но вместо этого Фирс протянул руку к ее лицу, запустил пальцы в волосы и обхватил ядовитый ротик своими губами. Лена пискнула, уперлась ладонями ему в грудь, попыталась отстраниться. Но он даже не ослабил напора.

Он потребовал ответить на поцелуй. Губы с нажимом, почти до боли, ласкали губы.

Пальцы руки удерживали ее так, как было удобно добиваться этой крохи взаимной ласки.

И наконец, она впустила его внутрь своего рта, а после - ответила. И он осознал, как

соскучился по этой девушке, как хотел бы этим утром проснуться с ней, а не с другой. Что


желает не просто секса, а тепла, близости, единения. Хочет быть… ЕЕ мужчиной. И чтобы

ОНА была ЕГО женщиной. И чтобы этим гордиться. И любить.

И поцелуя уже так мало! И становилось все жарче. И Лена уже не отталкивала, а

целовала с ответным пылом, так что закружилась голова у него, опытного ловеласа. Но

стоило Фирсу смять ладонями ткань платья на ее бедрах, пока еще без особого умысла

при всем своем желании, как Лена тут же дернулась и выдохнула ему в губы резкое:

- Нет!

Фирс застыл на месте. Сглотнул. Посмотрел в ее синие глаза. И именно в них

увидел ответ на свой вопрос – он нужен ей. Телом так точно. И с легкостью мог бы

превратить «нет» в «да». Но это было не тем, чего он хотел от нее на самом деле.

- Я не могу принять твой отказ так быстро, - сказал он. – И это так же сильнее

меня.

- Леша, посмотри правде в глаза – ты не сможешь изменить себя так же, как не

смогу и я, - попыталась она достучаться до его разума.

- А ты проверь, - решительно произнес он. – Дай мне возможность доказать тебе

это. Просто скажи, чего ты хочешь, чтобы я сделал?

- Луну с неба, - ответила она. – Достанешь?

Коварно. Но пусть так, он что-нибудь придумает.

- Что еще?

Она ответила не сразу. Поначалу словно решала, хочет ли вообще что-то тут

говорить.

- Выкинь свою кровать, - сказала наконец.

Леша даже не раздумывал:

- Хорошо.

- И вообще тебе не помешало бы сделать ремонт в квартире.

Здесь тоже не было ничего сложного – он и так когда-нибудь собирался это

сделать, просто руки не доходили, и не было стимула.

- Поменяй работу, - продолжила она.

А вот это уже задачка. Работать в «Марсе» ему нравилось, да и зарабатывал он там

куда больше, чем будет на любом новом месте. И все же сказал в ответ:

- Похоже, мне нужен листок и ручка.

Он отошел от Лены и взял с полки под телевизором блокнот с ручкой, которые

тетя Таня всегда хранила для новых рецептов, и передал блондинке:

- Запиши для меня по пунктам.

Поначалу он решил, что она откажется. Но Лена взяла блокнот, села за стол и

начала писать.

- Отказаться от секса с другими, - озвучила она очередной пункт, периодически

поглядывая на него, чтобы понаблюдать за реакцией.

Но это он и сам рад.

- Сделай татуировку с моим именем.

Брови Фирса поползли вверх.

- Вижу, ты вошла во вкус. Где же мне ее сделать? Пожелания?

- Пожалуй, да, - она посмотрела ему в глаза. – Над сердцем. Где ей и самое место -

судя по твоим словам.

Лучше бы он не спрашивал. Но особо страшного пока ничего во всем этом не

было. Тем временем Лена опустила взгляд на его шею, где висела цепочка с крестиком.

- Принеси мне клятву верности, - записала она. – В Церкви. Не только передо

мной.

Здесь Леша даже не стал ничего говорить. Он просто прикрыл пальцами рот и с

замиранием сердца смотрел, как блондинка выводит следующий пункт.

- Продай свой... мотоцикл.

- А он-то за что?! – не понял Фирс.


- Ты просил сказать, чего я хочу? Тебя за язык никто не тянул.

У Фирса пропал дар речи. Но как продать?! Нет, тату еще куда ни шло. Но байк!

Она хоть понимает, о чем его просит? Эта женщина сошла с ума.

- Лен, байк - это святое!

- Я понимаю, - сказала она, возвращая ему блокнот. – Зато, думаю, теперь ты

лучше поймешь, о чем сам меня просишь.

- Так ты серьезно или нет?

- Да, - с грустью настаивала она. – По всем пунктам. Сложно, правда?

А это уже походило либо на вызов, либо на издевательство.

- Хорошо, - просто произнес он. – Я понял.

А понял Фирс следующее - она думает, что он на это все не пойдет. А также и то, что она вообще ему не верит.


- Да она над тобой издевается, - произнес Макс, передавая блокнот Алану. – И ты

действительно собираешься все это сделать?

Фирс и сам не знал, что на это сказать, потому промолчал. Просто смотрел на

зеленый газон перед собой и думал. Закончив разговор, они с Леной на сегодня

распрощались. Она ушла к себе в комнату, а он отправился к друзьям в беседку.

- Ты понимаешь, что это рассчитано на то, чтобы ты отвалил? – не унимался друг.

- Продать байк?! – воскликнул Алан, едва не подавившись дымом собственной

сигареты, когда прочитал соответствующий пункт.

- Ты представляешь себе Фирса без моцика? – спросил Макс у Алана. – Лично я -

нет. И вообще не понимаю, как женщина может просить о таком, зная, как для него это

важно. Это все равно, что лишить парня души… Брат, - обратился он уже к Фирсу, - тебе

точно нужна эта девушка?

- Макс, да хорош! Ты сам когда-то ради Киры продал свой «Фаер», - напомнил ему

Алан.

- Это была полностью моя инициатива. Улавливаешь разницу?

- Ну хорошо, а если бы Кира попросила, сделал бы? – задал он встречный вопрос.

Макс было собрался сказать что-то необдуманное, но вовремя спохватился:

- Ладно, сдаюсь - может, и сделал бы. Так что ты решил, Фирс?

А Фирс все думал, параллельно слушая разговор парней. Непростую, конечно, задачку ему задала Елена Прекрасная. Но что-то подсказывало, что по-другому с ней

никак. А отказаться хотя бы от одного пункта - это все равно, что сдаться. И потерять

намного большее, чем мотоцикл. И потом, он ведь действительно хотел ей доказать свои

чувства. Чем не вариант? Слишком? Так и Елена имела право на подобные капризы.

Хорошо еще, хоть составила список своих пожеланий, а не настояла на категоричном

отказе. Это и есть его шанс! Иначе, в конце концов, он просто не мужик, а обычный

трусливый кабель, который не отвечает за свои слова и пасует перед сложностями.

- Иногда, - начал Алан, - нужно чем-то пожертвовать, чтобы в итоге что-то

приобрести.

- А вы бы как поступили на моем месте? – спросил Леша.

Как поступит он – было уже решено. Но также интересно было узнать и мнение

друзей.

- Для меня в этом списке нет ничего такого, что бы я не смог сделать для Евы, -

ответил Алан, чем нисколько не удивил.

Макс поначалу задумался, но все-таки ответил:

- Еще несколько лет назад я бы и пальцем не пошевелил. Посчитал бы это

капризным закидоном. Но Кира меня переубедила, что любимая женщина достойна

немалого. Когда их балуешь, они дают в ответ еще больше, - улыбнулся он улыбкой

знатока.


Фирс кивнул им в знак согласия, а потом произнес:

- Я попробую все сделать.

- Если так, то Лена просто обязана будет после такого как минимум выйти за тебя

замуж, - прокомментировал Макс и потянулся обратно за блокнотом. - Дайте мне еще раз

взглянуть на этот кошмар… Ладно, хрен с ним, байк можешь продать пока мне. Я

присмотрю за ним… Ремонт, кровать - это все ясно. Клятва и другие бабы – это сам

разбирайся. Тату?

- Сделаю, - отрезал Фирс.

- Работа?

В кругу мужчин воцарилось молчание. Пока Леша вдруг не произнес:

- Может, свой бар открыть? Я же хотел когда-то.

Еще до «Марса» у него была мечта – иметь собственный бар. Но клуб Алана стал

уже таким родным, почти вторым домом, что мечта отъехала куда-то на дальний план.

- Кстати! – воскликнул Алан. – Один знакомый недавно спрашивал, не нужно ли

мне небольшое помещение. Могу узнать, что он там предлагает.

- Было бы неплохо, - согласился Фирс. – Но ты же понимаешь, что мне

потребуется не только помещение? – намекнул он другу на прочую поддержку, и

финансовую в том числе.

- Решим, не переживай.

- Отлично, - вставил свое слово Макс. – Новую работу мы тебе почти нашли. Что

будем делать с самой романтичной и абсурдной частью требований – с Луной с неба?

И снова недолгое молчание.

- Может, украшение какое-нибудь ей подарить? – спросил Алан.

- Как вариант, - согласился Фирс.

- А других вариантов и нет, - заметил с ухмылкой Макс, отдавая ему блокнот. –

Тогда все, парень. Дерзай. И если что, всегда обращайся.

Фирс поблагодарил друзей за поддержку и пожал им руки.


Весь следующий день Леши ушел на разработку плана по взятию Бастилии под

именем «Елена». Благо у него имелся неплохой нажитый годами капитал. Много ли

нужно холостяку для жизни? Здесь, конечно, смотря какие у кого запросы. Фирс же мало

в чем себе отказывал и при этом спокойно с каждой зарплаты откладывал некоторую

сумму в банк под проценты. Так что ремонт в квартире проблемой не был точно.

Оставалась нанять знающего человека, который бы с этим помог.

Уже вечером перед работой Фирс заскочил в тату-салон «Инфинити». Там работал

его друг и автор всех нательных произведений как его, так и Макса. И хотя друга звали

Андрей, мало кто помнил его настоящее имя, потому что чаще обращались к нему

«Рафаэль» - по имени знаменитого итальянского художника. Правда, Раф был не только

современным художником нательной живописи, но и сам выглядел как ходячее

произведение искусства – семьдесят процентов его тела было покрыто простыми и

сложными рисунками.

- *лять, Фирс, ты же знаешь, что я не делаю такие татуировки, - ответил ему с ходу

Рафик, когда услышал новый заказ. – Большинство из них потом приходится перебивать.

Тебе так точно придется. Потому что сегодня это Даша, завтра уже Клаша, и это в лучшем

случае – тут менять всего одну букву.

- Я не буду ее перебивать.

- Все так говорят.

- Раф, просто сделай мне эту тату. Я тебя как друга прошу.

- Зачем тебе это?

- Надо. Вопрос жизни и смерти.

Рафаэль вздохнул. Взял рабочий альбом и сунул Фирсу в руки:


- Ладно, черт с тобой. Рисуй, какой ты ее себе представляешь. Как сделаю

наброски, позвоню.

Что же касалось новой работы, то через знакомых Алан нашел для него очень

подходящее помещение ближе к северу столицы. Уже спустя пару дней была назначена

встреча с арендодателем. С первоначальным вкладом друг также пообещал помочь, но с

расчетом на то, что будет забирать небольшие проценты от дохода до тех пор, пока сумма

вклада не будет возвращена.

Так в итоге Фирсу уже стало казаться, что ему все по плечу. Благо были хорошие

друзья и знакомые. Но по плечу все, кроме продажи «Ямахи». «Машку» пришлось

отрывать от сердца даже с учетом того, что она переходила в руки Макса, который обещал

вернуть по первому требованию.

- Не верю, что это делаю, - говорил Фирс, глядя на свою боевую и самую верную

подругу, которую пригнал к салону четы друзей - «Мото-Стайл».

Оказывается, она у него такая красотка: агрессивная на вид, с раскосыми глазами, в платье самого алого цвета и в новой обушке с невероятным протектором, которую

поменял как раз к этому сезону.

- Да ладно, не переживай ты так, - успокаивал его друг. – Если твоя Лена умная

женщина, то насчет байка возьмет свои слова обратно.

- Когда это будет? А у меня уже ломка. Ладно бы еще менял байк один на другой.

Но я уже не помню, когда не имел его вовсе. Как мне теперь спать по ночам?

- Тебя никто не заставляет ее продавать, - ухмыльнулся Макс, присаживаясь на

сиденье «Машки».

Нет, он уже все решил. Надо это сделать. Просто закрыть глаза и сделать. Скрипя

сердцем, Фирс вытащил из кармана ключи и отдал новому владельцу.

- Береги ее, хорошо?

- Как родную.

И сразу стало так невыносимо одиноко.

- Есть чего выпить? Только без фанатизма.

Друг хохотнул и кивнул в сторону салона:

- Пойдем.


часть_29


***

Отложив книгу, Лена протерла глаза. Несмотря на увлекательный сюжет, ей

придется перечитывать последние листа три.

«Как же все-таки глупо все вышло», - думала она про себя. Не в силах

сосредоточиться, уже который день девушка летала неизвестно где. Но явно не в облаках.

Потому как мысли для этого были слишком тревожные, слишком тяжелые. Вроде и

прошло несколько дней с момента признания Алексея, а она до сих пор не могла

успокоиться. Это признание не укладывалось у нее в голове. Зачем только ему нужно

было все портить и усложнять? Им ведь было так хорошо вместе! Можно подумать, она

что-то от него требовала или о чем-то просила! Хотя да, она просила, а вернее говорила, что сейчас не хочет никаких серьезных отношений. Да сколько же можно над ней так

издеваться?!

- Лена! Кофе будешь? – из кухни донесся голос Тони.

- Да! – ответила ей Лена.

Если еще несколько дней назад она думала, что не может больше оставаться в

доме друзей Фирса, то это были сущие капризы. Вот теперь! Теперь она точно не могла

там оставаться. Никоим образом. Даже с учетом просьбы Алана, перед которым пришлось

извиняться. Потому что все-таки Лена собрала вещи и переехала к подруге.

- Глупо, - повторила она вслух.


Глупо было оставаться, когда они с Алексеем расстались - если можно было

назвать то, чем закончились их свободные отношения. Но, так или иначе, она была

благодарна Фирсову, что он все понял и не стал настаивать, не стал бередить ее

незажившие раны. Просто отступил. А может быть, разобрался в своих чувствах? Говоря

«люблю», он, глупый, и сам не понимал, что произносит.

А может… он просто играл с ней?

Нет! Он не мог! Просто… Алексей запутался. Ведь им действительно было вместе

так хорошо.

Но как же она скучает! Глупо, но так реально и ощутимо. Когда он был рядом, она

и не задумывалась о том, что имела. Да - бабник, да - друг, да - просто любовник для

одиноких ночей. Но как же его может не хватать! Его присутствия, его прикосновений, даже его дурных шуточек. Лена чувствовала себя наркоманом в период ломки. Остро

хотелось новой дозы – наплевать на все и позвонить Алексею. Но вместо этого она

боролась с собой, хотя бы просто потому, что не хотела признаваться в своей

зависимости. Да и потом, еще прошло слишком мало времени. Все изменится. Ей только

нужно немного потерпеть. И ведь другого выхода она не видела. Даже если рассматривать

предложение Алексея всерьез, если допустить, что он понимал, о чем говорил, то Лена

нисколько не соврала – она не сможет довериться, отпустить все сомнения и тревоги. Это

же Фирсов! О каком доверии тут может идти речь?..

Так прошла неделя.

Спустя семь дней молчания, спустя семь дней ее метаний и борьбы с самой собой, когда Лена уже почти успокоилась и приняла ситуацию такой, какая она есть, позвонил

Алексей.

- Привет сбежавшая красавица, - услышала она голос искушения. – Как дела?

- М-м-м… хорошо. Ты как?

- Тоже. Но может быть еще лучше. Ты сейчас свободна?

Лена сглотнула. Хотелось сказать «да», даже прокричать это. Но голос разума

упорно сигналил другое – зачем ей эти встречи и мучения? С чего вообще она должна

бежать к нему по первому зову?

- Нет, прости.

В трубке повисло молчание. Лена уже стала сомневаться, что Фирс еще на связи.

Как вдруг он произнес:

- Елена, я серьезно. Нам нужно поговорить. Я не принимаю никаких отказов.

А вот это уже новости. Нет, вы только подумайте!

- Алексей, ты меня, конечно, прости за наглость, как и я прощу тебя, но мне

показалось, что мы уже все решили.

- Неужели? А мне показалось, мы закончили на твоем списке.

- Причем здесь список? - не поняла она, уже почти забыв об этом предмете

разговора.

- Скажи, куда мне подъехать, и я расскажу обо всем при личной встрече.

- Нет, Фирсов, ответь сейчас же, причем здесь список?! – переспросила девушка, интуитивно чувствуя тревогу.

- Куда мне подъехать?

Лена едва не выругалась вслух. Вот же упрямец!

- Ладно. Ты сейчас где?

- В «Марсе». Заскочил ненадолго по работе.

- Тогда жди там. Подъеду, как смогу.

Закончив на этом, Лена отбила звонок. Нет, все-таки как у него получается так

быстро выводить ее из себя? И так постоянно. С первого дня их знакомства.

«Только бы он не принял список всерьез», - надеялась она, уже жалея о своей

мимолетной дурости. А если принял, то нужно немедленно все разъяснить. Она-то, глупая, уже думала, что все давно решено. А он… даже страшно представить, что мог

надумать себе этот парень с больной фантазией.

Стараясь не прихорашиваться, Лена в итоге одевалась так, будто готовилась к

свиданию. Любимое бордовое платье, изящные туфли, правда, на невысоком каблуке, прическа в виде небрежно собранных в хвост длинных локонов. И именно в таком виде

она припарковалась на стоянке клуба «Марс». Не выходя из машины, набрала номер

Алексея и сообщила о своем прибытии.

Леша появился через несколько минут. При первом же взгляде на этого красавца у

Лены перехватило дыхание. Все такой же обаятельный. Одетый в синие потертые джинсы

и стильную белую футболку. Именно в этот момент девушка острее всего поняла, насколько сильно по нему соскучилась. Все это время она упорно пыталась держать

чувства под контролем. Но, видно, где-то ее броня все-таки дала трещину. Стоило только

прогнать мужчину, чтобы осознать всю степень необходимости в нем. На это не влияло ни

его признание, ни факт кобелиной натуры – с ним она никогда не питала иллюзий. Просто

был такой хороший, пусть и слегка наглый, но внимательный, нежный и открытый парень

- Алексей Фирсов, который оказался рядом в трудный для нее период. И пусть она

невзлюбила его с первой встречи. Но сейчас! Сейчас он нравился ей таким, какой есть. И

не просто нравился! Он занимал ее мысли, заставлял вспоминать отдельные совместно

поведенные моменты, вынуждал желать новой встречи. И со всеми этими открывшимися

ей чувствами, повинуясь надоевшим страхам, она в который раз должна будет его

оттолкнуть.

И когда только кончится это издевательство?!

Собравшись с духом, Лена вышла из машины навстречу Алексею. Они

встретились перед капотом ее крошки «Тайоты». Собираясь обойтись словесным

приветствием, девушка и не ожидала, что Фирс полезет целоваться, пусть даже по-

дружески. Ох, да она соскучилась гораздо сильнее, чем думала. Вот Лена только что была

собрана и настроена решительно. А этот поцелуй в щеку, это касание горячей кожи, жар

ладони на пояснице и приятный запах одеколона, который ее окутал - и она снова выбита

из колеи. И Фирс это заметил. Она поняла это по взгляду, с которым пересеклась на

расстоянии поцелуя.

Что же он с ней делает?! Кажется, когда она собиралась на встречу, то упустила из

вида тот факт, какой он мастер по части обольщения, причем без каких-либо комплексов и

особых стараний.

- Хорошо выглядишь, - тихо произнес наглец с радостной улыбкой.

- Спасибо. Ты тоже.

Спустя секунду близость Фирса уже настолько давила, что хотелось его

оттолкнуть. Тем более если учесть, каким голодным взглядом он смотрел на ее рот. Того и

гляди, сейчас возьмет и поцелует. А она, конечно же, ответит. И это в тот момент, когда

приехала сюда с одной целью – расставить все точки над «i».

- Так что там со списком? – спросила девушка, хмуря брови и искренне

сопротивляясь самой себе.

- Да, кстати. Мне нужна твоя помощь. Или точнее – совет. Сможешь проехать со

мной в одно местечко? Тут недалеко.

- Это куда? Леша, говори сразу! Мне сейчас не до сюрпризов.

Алексей отступил. Пробурчал что-то себе под нос, из чего Лена поняла только

одно:

- … какая же ты все-таки упрямая.

А после - она не успела моргнуть и глазом, как оказалась у него на руках.

- Ты что делаешь?! Поставь меня на место! – требовала девушка, пока ее куда-то

несли. – Я в юбке ни на каком мотоцикле не поеду даже при особом желании.

- Я на машине, - ответил он, опуская ее на землю возле пассажирской двери.


И правда, это оказалась белая спортивная «Мазда», дверь которой Алексей перед

ней и открыл.

- Садись, - приказным тоном произнес мужчина.

Лене это уже перестало все нравиться едва ли не до злости.

- Если не устраивает переднее сиденье, у меня очень уютный багажник.

- Фирсов, ты совсем обалдел?

- Считай как угодно. Итак, твой выбор: багажник или сиденье?

- У меня остались документы, причем в открытой машине.

Он позволил ей вернуться, взять сумочку и закрыть машину. После чего она уже

цивилизованно уселась на переднее сиденье «Мазды».

Ехали в тишине. А «одно местечко» - это оказался мебельный салон. Что

насторожило.

- Так что мы здесь делаем? – спросила Лена, когда они зашли внутрь двухэтажного

здания.

- Выбираем мне новую двуспальную кровать. Так что вперед, красавица, я

доверяю твоему вкусу.

Лена обомлела, не веря своим ушам.

- Кровать? А куда… куда ты дел старую?

- Выкинул, - ответил он.

Постепенно внутри нее стал просыпаться ужас.

- Так ты… ты серьезно? Нет, это, конечно, похвально. Но не потому ли, что такой

пункт был в моем списке?!

Подхватив за талию, Алексей потащил ее внутрь мебельного Рая.

- Дорогая, давай с истерикой повременим. Сначала помоги мне выбрать самый

важный предмет мебели. Вот, кстати… девушка! – окликнул он менеджера. – Вы не могли

бы нам помочь.

С истерикой действительно пришлось повременить. Вместо этого они и правда

стали выбирать двуспальную кровать. Сквозь злость и недоумение Лена пыталась выбрать

по совести и по своему вкусу. Хотя искренне не понимала, почему именно ей приходится

выбирать этот «самый важный предмет мебели» для обнаглевшего в конец ловеласа.

Примерно через час выбор был сделан, бумаги на покупку оформлены, и назначена дата

доставки новой кровати.

- Надеюсь, ты меня не раз вспомнишь, - начала ругаться Лена, стоило им выйти на

стоянку, - когда будешь с кем-то кувыркаться на этом шикарном ложе.

Она едва успела закончить фразу, как Фирс схватил ее за руку и дернул к себе. Из

его глаз пропали все искорки веселья.

- Вспоминать не придется, потому что это будешь ты, - произнес он твердым

уверенным голосом.

- Ох, не слишком ли самоуверенно?!

- Нет, - бросил он и потащил ее за руку к своей машине.

Они молча заняли свои места, хлопая дверями несчастной «Мазды».

- Что еще из моего списка ты выполнил? – решила она уточнить, надеясь

услышать, что это был первый и последний пункт.

Леша потянулся к бардачку. Открыл его, достал какую-то папку с документами и

положил ей на колени.

Раскрыв парку, Лена прочитала: «Договор аренды помещения».

- Что это? – спросила она.

- Давно мечтал сменить работу и открыть свой бар.

Лена захлопнула папку и уставилась на Фирса. Но слов никаких не нашла. Она

была слишком шокирована этой новостью.

- Ты не досмотрела документы, - совершенно спокойно уточнил он.


Прикрыв на секунду глаза, чтобы перевести дух, Лена снова открыла папку.

Отвернула договор аренды и уставилась на следующий документ: «Договор о

купле/продаже транспортного средства».

- Ты продал свой мотоцикл?! – завопила она, чувствуя, как по телу пробежала

холодная дрожь. – Фирсов, ты спятил?! Зачем ты это сделал? Немедленно верни его

обратно! Разве я об этом просила?! Я составила этот дуратский список не для того, чтобы

ты его выполнял, а чтобы понял, о чем меня просишь! О, Господи…

Ей поплохело. Ошарашенная, девушка отбросила документы и выскочила из

машины. Прислонилась к авто и приложила ко лбу холодную ладонь. Лишь заметив краем

глаза подходящего к ней Фирсова, отошла в сторону. И тут вспомнила еще об одном

пункте своего списка, что заставило ее вздрогнуть и обернуться к мужчине:

- Только не говори мне, что сделал татуировку.

Фирс ухмыльнулся. Покачал головой. А потом взялся за низ футболки и одним

привычным движением стащил ее со своего торса. Лена ахнула и едва не ослепла, когда

увидела на левой стороне груди новую татуировку. И там было написано ее имя – Елена.

Неяркие краски, готический стиль. Причем линии букв состояли из извилистых веток

вишни, от которых расходились темно-зеленые листья, так что само имя даже не сразу

бросалось в глаза. Но самым красивым элементом и украшением всей картины служили

две бардовые вишенки.

В один момент злость задавили другие более сильные эмоции. Первой мыслью

было: «Какая красота!» Второй: «Зачем он это сделать?» А третьей:

- Фирсов, это же на всю жизнь…

- Я знаю, - произнес он, шагая к ней. – Тебе нравится?

Он подошел вплотную, так что Лена теперь могла рассмотреть все детали. Не

удержавшись, коснулась рисунка пальцами, провела сверху вниз, слово пробуя, насколько

татуировка настоящая. После чего подняла глаза к его лицу:

- Она, конечно, очень красивая, - кивнула девушка, сглатывая. – Только зачем ты

это все сделал? Я же не просила всерьез.

- Ты знаешь ответ.

Она отстранилась:

- Ты хоть понимаешь, в какое положение меня ставишь? Да я в своих собственных

глазах сейчас выгляжу капризной истеричкой. Вот что я теперь должна тебе сказать?

Он снова сократил расстояние между ними. Положил ладони на ее лицо, привлекая к себе, и ответил:

- Просто скажи мне «да».

Лена обреченно застонала и жалобно прошептала свое страшное признание ему в

рот:

- Леша, я так боюсь.

- Я верю, и буду рядом, - ответил он, касаясь ее губ своими в легком дразнящем

поцелуе. - Обещаю.

Но стоило только почувствовать эту ласку, как она уже была готова на все, лишь

бы он продолжал. С выполненным списком или без, она в любом случае грезила о

нежности этого мужчины, которой так не хватала ей в последние дни. А сейчас он и вовсе

одним ударом снес все ее барьеры, не оставляя выбора.

- А если бы я попросила тебя спрыгнуть с крыши, то тоже бы это сделал? – решила

она уточнить.

Фирс рассмеялся:

- Нет, извини. Такого бы удовольствия я тебе не доставил.

- И все-таки, верни, пожалуйста, свой мотоцикл, - попросила девушка.

- С этим даже не стану спорить.

- Хорошо, - почти успокоилась она. – Только сегодня же.

- Посмотрим. У нас на вечер еще назначена встреча.


- У нас?! - снова взбеленилась Лена. - Фирсов, почему у меня такое чувство, что ты

уже давно все за меня решил? А ведь я даже еще ни на что не согласилась.

- Ты откажешь такому хорошему, чертовски обаятельному и безумно

влюбленному в тебя парню, который носит татуировку на сердце с твоим именем?

- А вот это подло. Это уже шантаж, Алексей, - строго произнесла она.

- Это любовь, Елена, - поправил он с уверенной улыбкой. – А в любви и на войне

все средства хороши.

Что она могла тут сказать? Пожалуй, он заставил себя услышать. Услышать и

задуматься. Пока они ехали на какую-то встречу, Лена смотрела на Лешу так, будто

впервые увидела. Для нее это уже не был знакомый ей Фирс-бабник. Сейчас это был…

какой-то сумасшедший и, оказывается, незнакомый ей мужчина! Который обещал

заразить ее тем же безумием. Сейчас это был тот, кто пытался доказать ей, что

действительно хочет быть рядом с ней. И уже казалось, что он уверен в том, что говорит.

Да еще такой упрямый! Как и она. Лена составила ему список, претворить в жизнь

который, как думала, он никогда не рискнет. Да она даже писала его не в серьез! А Фирс

взял и выполнил почти все пункты, доказывая, что невозможное возможно. Он всегда так

внимателен к ее капризам! Да как же ей теперь сказать ему «нет»?

Местом встречи оказалось уютное кафе во французском стиле. Первое, что

попросила Лена, это стакан воды. У нее так разболелась голова, что пришлось выпить

таблетку. Почти сразу же к ним присоединилась уже немолодая женщина. Это оказалась

дизайнер по ремонту, которая выложила перед Леной план будущей кухни Алексея.

Девушка в уме поставила галочку перед очередным пунктом своего списка.

«Да что же это делается?» - причитала она про себя перед тем, как приступить к

осмотру плана.

Не слишком вникая, она вынесла вердикт, что ей все нравится. В конце концов, было слишком жестоко добивать ее этой кухней, когда она и так уже ни черта не

соображала, когда собственный уютный мирок снова перевернут с ног на голову.

Добил же ее очередной сюрприз. Когда дизайнер ушла, а они с Алексеем остались

одни, он подарил ей за ужином небольшую перламутровую коробочку. Внутри оказался

очень красивый набор: кулон, серьги и браслет. Все из лунного камня белых оттенков.

- Считай это задатком перед настоящей «Луной с неба», - добавил он.

Глядя на это произведение ювелирного искусства, Лена поставила предпоследнюю

галочку в своем списке.

- Будьте добры еще водички, - попросила она официанта, после чего обратилась к

мужчине, который сидел напротив в терпеливом ожидании. – Фирсов, ты невыносим.

Он улыбнулся:

- Как и ты.

- И упрям.

- Как и ты, - повторил он. – Мы идеальная пара, не находишь?

- Возможно, но я не об этом. Скажи, ты собираешься выполнить и последний

пункт списка с клятвой?

- Конечно, - уверенно ответил он. – В любое время.

- Ты действительно так уверен в том, что сможешь быть верным?

Фирс устало отвел глаза, но вскоре снова вернулся к ней и с пугающей

серьезностью произнес:

- Лен… если ты еще не заметила, то я очень терпеливый парень. Но твое недоверие

уже начинает меня серьезно обижать. Я понимаю, что тебе тяжело поверить такому

кобелю, как я. И я готов доказывать свои чувства день за днем, если только ты ответишь

мне взаимность. Но настаивать я больше не стану. Так что выбор за тобой, красавица.

Перешагнешь через свои страхи, я подхвачу, как и обещал. Иначе я не стану больше

биться головой о глухую стену. Так, что скажешь: да или нет?

Лена подняла ладони и уткнулась в них лицом:


- Фирсов, ты меня убиваешь.

- Только ли это у нас взаимно?

Глядя на Алексея, на несколько долгих секунд Лена погрузилась в ступор. Не

успела она оплакать свою призрачную любовь с Гришей, как уже нарвалась на новую. А

ведь уже давно погрязла в своих чувствах к Алексею, в которых просто-напросто не

желала признаваться ни себе, ни другим. Они так пугали, что ей проще и безопаснее было

убежать и спрятаться. Потому что эти чувства не походили ни на одни из тех, которые она

испытывала к мужчинам, но которые упорно в себе душила, поскольку трезво понимала, КАКОЙ это мужчина. Ведь он понравился ей с первой встречи! Еще тогда, когда они

попали в совместную аварию. Просто слишком зла она была на него за то, что так сильно

ее испугал. Да еще помял новую машину. Да еще байкер на каком-то мотоцикле. Да еще и

дамский угодник, каких свет не видывал. Вот и решила она тогда, что нисколько он ее не

привлекает. А тут еще и Гриша нарисовался, нечем было стереть. Стал завлекать и

убеждать, в любви клясться, с женой разводиться ради нее.

Так что же будет с ней теперь, если она даст волю своим эмоциям, а в ответ

получит очередную порцию боли?..

Она просто погибнет.

Но, кажется, Алексей все-таки заразил ее своим безумием. Потому что на этот раз

она сказала, пусть и нерешительное, но конкретное «да». Глупая, влюбленная блондинка!

Уж ничего не смогла с собой поделать. Уж слишком убедительно было ее искушение и

сильна эта тягучая, невыносимая ломка зависимости.


Сегодня Лена снова ночевала на даче друзей Фирса, куда он переехал на время

ремонта. Этой ночью между ними произошло нечто новое. Это не было обычным сексом, это было любовью – как он и сказал. Каждый поцелуй, каждое прикосновение Алексея

было наполнено теми чувствами, в которых он убеждал. Леша открылся с новой стороны, словно бутон полевого цветка, единственный во всем поле. И она полетела к нему

навстречу, словно одинокая бабочка. Под этим убедительным натиском, так деликатно

разрушенные, пали все ее бастионы. А все страхи стирались, слизывались с обнаженной

кожи, выбивались из ее головы и сердца размеренными толчками. Пока жаркие губы

клеймили на ее губах одно простое слово: «моя». И глядя в глубину влюбленных глаз

Алексея, целуя завитки букв своего имени на его груди, Лена осознавала, как неудержимо

хочет поверить этому мужчине. За все свои старания он заслужил свой шанс. Как и она

заслужила свой. Последний раз в своей жизни девушка была готова поверить словам

человека, который был ей не безразличен. И если только все его признания выдержат

проверку временем, ее благодарности и ответной любви не будет границ. Потому что

Леша был искренне, по-настоящему и очень сильно ей нужен. Но именно таким: любящим, нежным, открытым, верным и терпеливым.


часть_30


**

Как часто бывало, этой ночью Леша не спал. Он просто лежал в кровати, обнимая

любимую блондинку, которая уже видела десятый сон. Обнимал, смотрел на нее и не мог

поверить, что это все с ним происходит. Разве так бывает? Наконец-то он был счастлив –

по-настоящему, так, что переполняли эмоции и пела душа.

Теперь все стало иначе: без спешки, размеренно, открыто. Они с Леной будто по-

новому знакомились, привыкали друг к другу. Он заново познавал эту девушку, раскрывая для себя в ней что-то новое. Как он и думал, за стеной холодности скрывалось

чувственное пламя. Он знал это, видел со стороны, когда Лена еще принадлежала брату. С

Фирсом же всегда была сдержанной. Но это было раньше. Он заставил девушку открыться


и постепенно вытаскивал из нее много приятных для него качеств. Например, ласку и

инициативу. Теперь она могла подойти к нему, обнять, уткнуться носом в шею, найти его

губы. И все сама. В первые моменты от подобной нежности со стороны любимой

женщины у Фирса едва не выскакивало из груди сердце. Не привык он получать такое от

Прекрасной Елены. Но именно от нее эта нежность будоражило до нутра.

Теперь Леша мог с уверенностью сказать, в чем разница между серьезными и не

серьезными отношениями. Вторые мимолетны и обманчивы, они лишь создают иллюзию

короткого счастья. Первые – и есть само счастье, когда ты чувствуешь это уже от того, что

любимая рядом. Теперь он лучше понимал своих женатых друзей, которые ради женщин

совершали запредельные глупости. И он далеко от них не ушел. И был этому рад как

последний влюбленный дурак.

Неожиданно Елена, спавшая в его объятьях, начала ерзать. Проснувшись, она

приоткрыла глаза и улыбнулась. Он обожал эту улыбку - чистейшую, искреннюю, счастливую… для него.

- Опять не спишь? – спросила она.

- Нет.

- Включил бы телевизор.

- Мне есть куда смотреть.

Снова ее улыбка.

- Ты во мне так скоро глазами дырку протрешь, - сказала блондинка, придвинулась

к нему теснее и прижалась лицом к шее.

- Не переживай, заштопаем, - ответил он, обнимая ее крепче.

- Ты умеешь еще и шить?

- Я все умею.

- Прямо-таки все-все-все?

- Прямо-таки все-все-все, - ответил, проводя ладонью по обнаженной коже

изящной спины.

Добравшись до ягодиц Елены, Фирс сжал их, после чего закинул к себе на бедро ее

ножку.

- Леша, - тут же услышал настороженный голос, – мне завтра рано вставать.

- Я