Book: Анечка из первого «А» и другие



Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

ЯН РЫСКА

Анечка из первого "А"


Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

О том, как Анечка твердила только свое, как потом она поехала в Цитов, а папа с мамой поссорились, но быстро помирились


- Да, время пробежало незаметно, и с завтрашнего дня ты начнешь трудиться, - вздохнула мама и перевела взгляд с гладильной доски вниз, на Анечку.

Светлая взлохмаченная головка сидящей на полу девочки повернулась, но Анечка не подняла глаз. С потолка на нее падал желтый свет лампочки, и ей казалось, что это солнышко. А сама она как будто сидит во дворе у бабушки. И сидит не одна, а с Ярмилкой Грдличковой. И они вместе строят домики.

Но... все это ей только представлялось.

А на самом деле она сидела на полу в кухне и играла с куклой. И не в деревне у бабушки, а опять у себя дома, в Праге.

«Что сейчас делает Ярмилка? А Петя? И как там бабушка с дедушкой?» - подумала про себя Анечка, а вслух сказала:

- У бабушки было так хорошо!

- Получай выглаженное платье, - сказала мама, ставя утюг на железный край гладильной доски и развешивая платье на спинке стула. - В первый день в школу положено идти в нарядном платье.

- Ой, что этот Петя выделывал! Один раз мы были на лугу и он посадил в мешок Брока и туда же кота. Они устроили в мешке такую драку! Потом кот выскочил, пес бросился за ним и чуть не поймал его за хвост.

Мама переставила утюг на плиту, гладильную доску убрала за шкаф.

- Знаешь, Анечка, я еще помню, какое на мне было платье, когда я в первый раз пошла в школу.

- А один раз Петя просунул голову в забор и потом не мог ее вытащить. И даже не заплакал!

Мама взглянула на Анечку и промолчала.

- Ведь он меньше меня, - продолжала Анечка, - в школу пойдет только через год.

- А ты - уже завтра, - включился в разговор отец.

Анечка встала.

«Вот папа! Сидит за столом, читает книгу, выписывает что-то на лист бумаги. Кажется, уже так занят, а сам все слышит».

- Папа, ведь ты же читаешь!

- Да, читаю.

- Вот когда дедушка читал, так он ничего не слышал. Бабушка говорила, что около него хоть из пушки пали, он ничего не слышит.

- И около тебя тоже, - отрезал отец и, встав, начал ходить по кухне. - Мама тебе говорит, что завтра начинается учеба, а ты все твердишь свое: что Петя за котом гонялся, а кот за Петей, что Брок сунул голову в забор...

- Да нет, папа, ты все перепутал. Это Брок понесся за котом.

- А кто пойдет завтра в школу? Брок или ты?

- Ну, я, - тихо ответила Анечка.

- Когда начинается учеба?

- Ну, завтра.

- Почему ты все время говоришь «ну»?

- Так завтра.

- Но уже сегодня ты должна готовиться к ней!

Анечка прислонилась к столу, подумала: «Как это готовиться к школе?»

Отец, продолжал ходить по кухне. Мягкие подошвы тапочек, касаясь блестящего линолеума, слегка шелестели, и Анечке представлялось, будто едет поезд: шшш-шшш-шшш.

Да, так оно и было. Именно так. Они ехали поездом и затем с вокзала автобусом до деревенской площади. А оттуда совсем уже близко до дедушкиного домика, из которого виден домик Грдличковых. И может быть, Ярмилка и Петя сидят сейчас у ворот.

Анечка быстро скользнула на пол и взяла куклу.

«Поедем вместе в Цитов», - говорит ей Анечка. Конечно, на самом деле она не говорит ничего. Просто у нее в голове рождаются эти слова, так что никто о них ничего не знает. А куколка все хорошо слышит, она улыбается и отвечает, что в Цитов она поедет с удовольствием.

- Так... я тебя как следует заверну, потому что утром холодно... А что мы скажем дедушке? - Это Анечка произносит уже шепотом. Так что если бы папа прислушался, он мог бы услышать эти слова так же, как слышал их разговор с мамой.

Но папы на кухне нет.

Он рассердился и ушел в комнату.

Мама сразу же поняла, что он рассердился. Она вообще всегда все сразу понимает. Мама накрыла на кухне ужин. Но ужинать без папы как-то нехорошо. Поэтому она пошла за ним в комнату.

- Что нам делать с девочкой? - спросил в комнате отец строгим голосом.

- А что нам надо с ней делать? - ответила ему мама спокойным голосом.

- И ты вот так можешь меня спрашивать? - сказал папа еще строже.

- А почему бы нет? - сказала мама еще спокойнее.

- Ведь ей не хочется идти в школу! - воскликнул отец.

- Это неправда, - ответила мама тоже громко и тоже строго.

Папа и мама поссорились.

Но то, что они говорили, не было слышно в кухне, потому что кухню от комнаты отделяли две двери и коридор.

А в это время Анечка с куклой уже «ехали» с вокзала в Цитов автобусом. Они приближались к деревенской площади. Оттуда было недалеко до дедушкиного домика. И из него виден домик Грдличковых. Интересно, сидят ли у ворот Ярмилка и Петя?

- Мы все ей купили для школы... У нее красивый ранец... Но это ее нисколько не интересует, она без конца играет в куклы, - с горечью говорил в комнате отец.

Мама молчала, а папа продолжал:

- Вот Павел Шлехта... Это совсем, другой ребенок! Когда я сегодня шел с работы, то видел, как он ходит по улице с ранцем на спине.

- Я его тоже видела, - засмеялась мама.

- Ничего смешного нет. Он не может дождаться...

- Пойдем ужинать, - перебила мама, - потом увидим, когда они начнут учиться.


Анечка из первого «А» и другие

Анечка на кухне весело улыбалась, обнимая куклу. Еще бы! Они «приехали» в Цитов. Она здоровалась с дедушкой, бабушкой, Ярмилкой. Петей. Брок и Вшудик приветствовали ее лаем. Вы слышите их?

- Иди мыть руки, будем ужинать, - приказала мама.

- Не хочется, - протянула Анечка, но вскочила с пола и побежала к умывальнику.

Мама налила суп.

Из тарелки поднимался пар, в кухне было тихо, тепло, и Анечка подумала, что дома с мамой и папой тоже хорошо. А вот как будет завтра в школе?

На тумбочке около кухонного шкафа лежал новый красивый ранец. А в нем - зеленый пенал. В пенале - карандаш. Это настоящий клад! Карандаш заточен, и Анечка уже попробовала, как он пишет на бумаге.

Что же... Дома он пишет неплохо. Ты можешь написать им все, что захочешь: закорючки, черточки, точки, - все, что придет тебе в голову. В школе, наверное, будет по-другому.

- Мамочка... завтра разбуди меня пораньше. В половине восьмого за мной придут пионеры, - сказала Анечка.

И по ее лицу пробежала тень или тучка, а глазки были устремлены в тарелку. Она ела и думала. Ее одолевали заботы.


О том, как синичка Барборка взяла Анечку за руку, как скворец писал на песке клювом и как потом была перемена


- Анечка! Андулька! Андуличка! Поздравляем тебя с началом занятий! - неслось со всех сторон.

Анечка не успевала поворачивать голову.

- Андулька... Анечка! Всего тебе доброго!

«Что такое? Кто это мне желает всего доброго? А! Да это синички! Ну конечно, синички. Они сидят и здесь, на ольхе, и на иве, а одна пристроилась даже к стебельку щавеля».

- Лети, а то сломаешь стебелек!

Но стебелек не сломался.

Синичка сидела на самом его кончике и качалась, как на качелях - вверх-вниз, вверх-вниз. Опускаясь прямо к ногам Анечки, она открывала клювик и попискивала:

- Андуличка! Андуличка! Идешь в школу? Поздравляем!

- Да, да! - встрепенулась Анечка. - Ведь сегодня мне идти в школу.

Она уже повернулась, чтобы отсюда убежать.

Но та синичка, которая сидела на щавелинке, взяла ее за руку...

Ты не можешь себе представить, как это приятно, когда синичка берет тебя за руку своим крылышком, таким маленьким хрупким крылышком... Она взяла Анечку за руку, подержала ее и защебетала:

- Никуда не ходи, никуда, никуда!

Как только она это произнесла, Анечка остановилась.

И тотчас же остальные синички начали снова петь, пищать, щебетать, тараторить, что они приветствуют и еще раз приветствуют Анечку, при этом они летали туда-сюда, вертелись в воздухе, кувыркались, проказничали, шалили.

Они радовались, что Анечка сейчас вместе с ними, на лужайке.

И Анечке было с ними тоже хорошо.

Едва она огляделась вокруг, желая определить, где же все это происходит, и едва поняла, что она действительно на лужайке за домиком Грдличковых, как кто-то засвистел так пронзительно и сильно, что у нее зазвенело в ушах.

И снова свист повторился такой пронзительный, будто это свистели мальчишки, заложив пальцы в рот. Но все же это был не мальчишеский свист. Он был куда приятнее. Да никаких мальчишек тут и не было.

Это свистел один скворец.

Он сидел на низкой ольхе над ручьем и слегка покачивался взад и вперед, потому что с лету уселся на самую ее верхушку. Потом он выпрямился, поднял голову и вытянул клюв, как указку.

- Кто сегодня у нас отсутствует? - потряс он клювом и немного приоткрыл его. И снова это прозвучало так пронзительно, громко и яростно, что Анечка вздрогнула.

- Никто! - ответила она.

Скворец на ольхе повернул голову и одним глазом, круглым и блестящим, как бусинка, посмотрел вниз на Анечку.

- Кто у нас здесь?

Анечка испугалась.

Ей было неприятно, что скворец так свысока смотрит на нее, и захотелось спрятаться за иву. Синички снова взяли ее за руки, так же осторожно, как раньше, и подвели ближе к ручью.

Скворец спокойно прыгал по ольхе. И свист его был не таким громким и резким.

Звучало это так, словно кто-то играет на деревянной дудочке.

Синички расселись на веточках ивы вдоль ручья. Анечка - на траву у самой воды, как за первую парту. Так что ей пришлось следить, как бы не намочить в воде туфельки.

Скворец завертелся, и крылья его шевелились. Анечке показалось, что он снимает с себя пиджак. Действительно. Он остался только в рубашке да еще в манишке в крапинку.

«Крапинки, наверное, от чернил», - подумала Анечка, но тотчас же сообразила, что это не от чернил и не может быть от них, потому что в этой школе чернилами вообще не пишут.

Скворец слетел с ольхи на желтый песчаный островок, повернулся к ученикам, намочил клюв-указку в воде и просвистел:

- Внимание!

Синички притихли, хотя некоторые из них еще тихонько кое-где попискивали, и одна за другой склонились на своих веточках над песчаным островком. Они были полны внимания.

Скворец снова нагнулся к воде, намочил указку, которая служила и пером и мелом, - короче, всем, что пишет, и начал что-то выводить на гладком, нежном, желтом песке.

Вы верите, что он отлично все написал? И написал водой. Ему приходилось только слегка нажимать на перо. И появлялись слова:


Погляди - растет малина

Недалёко от Колина.

Ягода чудесная,

Школа интересная [1].


Потом он спросил:

- Что мы написали?

И вызвал Барборку.

Барборка была Анечкина соседка, та, что так мило взяла ее крылышком за руку и подвела к самому ручью.

Она соскочила с веточки, подбежала к доске - гладкому, нежному, желтому песку, поклонилась и прочитала:


Погляди - растет малина

Недалёко от Колина.

Ягода чудесная,

Школа интересная.


Затем она снова поклонилась и вернулась на свою веточку.

- Хорошо прочитала! - похвалил ее учитель-скворец, удовлетворенно кивая головой. Потом повернулся к классу и снова одним глазом -круглым и блестящим, как коралл, - посмотрел, кого же вызвать следующим. И тут он обратил внимание на Анечку. Смотрел долго, испытующе и наконец направил на нее свою указку:

- Кто у нас здесь?

Анечка поняла, что еще тогда, когда скворец первый раз задал этот вопрос, она должна была назвать свое имя. Она встала со своей парты, сделала два маленьких шажка к доске, но таких маленьких, что их и шажками-то не назовешь, и сказала:

- Меня зовут Анечка.

Потом она вспомнила, что забыла поклониться, и поклонилась.

- А дальше? - продолжал спрашивать учитель-скворец.

- Анечка Чейкова.

- У нас ты будешь Андулька! - запел скворец и залился: - Анечкой пусть зовут тебя дома. В школе ты будешь Андулькой. Андулька Чейкова!.. Андулька, читай! - повернулся скворец к доске и стал водить указкой по буквам.

Сердце у Анечки так и екнуло.

Ведь она впервые в школе. А здесь - уже не первый, а какой-то более старший класс. Но тут она вспомнила, как прекрасно прочитала Барборка, как она складывала буквы в слоги и затем в целые слова, и, набравшись духу, произнесла:


Погляди - растет малина

Недалёко от Колина.

Ягода чудесная,

Школа интересная.


- Хорошо прочитала! - похвалил ее учитель-скворец и, как и в первый раз, удовлетворенно покивал головой. - А теперь вытрите доску, - засвистел он весело и добавил: - Объявляю перемену!


Анечка из первого «А» и другие

И в тот же миг на песчаный островок опустились две трясогузки. Они важно прошлись вместе по строчкам, ударяя длинными хвостами по выдавленным на песке буквам. На глазах у всех доска стала снова гладкой, нежной и желтой, короче говоря, чистой, прилежно вытертой.

«Замечательно, - подумала Анечка и огляделась по сторонам. - Интересно, что бывает в школе, когда начинается перемена?»

Синички попрыгали со своих мест, все окружили Анечку и защебетали, зачирикали, затараторили, так что невозможно было понять что-нибудь.

«Наверное, они интересуются, как мне нравится учиться в их школе», - подумала она...

- Подождите минутку! - защищалась Анечка.

Она хотела сказать им, чтобы они угомонились, но одна из птичек с налету - тюк! - ударила Анечку прямо в лоб.

- Ну и хороша же ты! - отмахнулась Анечка, но птичка снова налетела на нее...

Анечка приподнялась и открыла глаза.

Над ней склонилась мама. Она будила свою крепко спавшую дочку. Было уже семь часов утра.

- Через полчаса за тобой придут пионеры. Так что не залеживайся!

Анечка встала медленно, нехотя.

«Как жаль, что нет больше школы с синичками и со скворцом! Жаль, что не продолжится учеба на лужайке у ручья! Еще неизвестно, какая она будет, эта большая кирпичная школа за углом на соседней улице».




О том, как пионер сообщил Анечке то, чего не должен был говорить; о том, как учительница запомнила Юленьку и как у Павла покраснели уши


Окна кухни выходили во двор. Анечка завтракала и смотрела в открытое окно. Двор у них небольшой, четырехугольный. Со стороны стоящего напротив дома его отделяют гаражи, слева - перекладина для выбивания ковров, справа - несколько ящиков для мусора. Типичный двор большинства пражских домов. Невеселый, холодный.

Но в середине двора, на гладком асфальте, не так уж плохо. Через гаражи сюда заглядывает солнце. Вот Геленка, дочка дворничихи, выкатила свою колясочку. Куклу положила на асфальт, а сама перестилает в колясочке белье.

- Хорошо идти бы в школу завтра, - неожиданно сказала Анечка.

Сказала и испугалась: что же это? Она просто подумала, а слова сами слетели с ее губ.

- Что, что ты сказала? - Мама подняла брови и немного повысила голос.

- Ничего, - замялась Анечка. - Это я просто так.

И она опять повернулась к окну.

В этот момент в коридоре раздался звонок. У Анечки по спине побежали мурашки.

«Это уже они!» - с сожалением подумала она.

Пионеры вошли на кухню.

Их было двое. Более высокого, черноволосого Анечка не раз видела на улице. Но сегодня он выглядел так, словно выкупался в чудодейственной реке: чистый-пречистый и волосы расчесаны на пробор, на шее пионерский галстук. Все это ему очень шло!

- Анечка Чейкова, мы пришли за тобой, - сказал черноволосый и замахал руками так, словно хотел схватить Анечку и куда-то ее унести.

- Мы проводим тебя в школу, - добавил второй пионер, меньшего роста, светловолосый, с красным лицом.

Анечка не знала, что сказать.

Она неподвижно стояла в своем наглаженном розовом платьице с голубыми полосками на юбочке, похожая на свечку с новогодней елки. Печальную розовую свечку.

Что-то мешало ей идти по лестнице, потом по тротуару, потом через улицу и снова по тротуару, потом снова через улицу. Это не был страх и не было нежелание.

Так что же это было?

И то и другое понемножку.

Пока они дошли до школы, а это было недалеко - можно было даже шаги посчитать, что-то произошло и с горлом. Его сдавило, и Анечке показалось, что воротничок стал уже.

Но у школы все эти ощущения пропали. Они прошли неожиданно, мгновенно. Детей там было столько, сколько цветов на лугу, и все были веселые и нарядные.

«Сколько нас! - подумала Анечка. - Нас много, очень много. Неужели все мы войдем в эту школу?»

- Мы все там уместимся? - осмелилась она спросить и снизу вверх посмотрела на черноволосого пионера.

Тот засмеялся:

- Конечно. Анечка! Как же иначе! Ты пойдешь в первый «А» класс. У тебя уже есть свое место на парте.

- На нем лежат две груши и одно яблоко, учебник арифметики и букварь, - сказал второй пионер, тот, который был меньше ростом и у которого были светлые волосы. - Это положено на парту каждому.

- Вот этого ты не должен был говорить, - напомнил ему черноволосый. - Ведь это сюрприз для первоклашек.

Но слово - не воробей, вылетело - не поймаешь.

Анечка узнала тайну.

Она вошла в класс, и он сразу же очень ей понравился. На стенах висели картины, на подоконниках стояли цветы, на учительском столе - ваза с красными розами. И на каждой парте - две бумажные корзиночки с фруктами и учебники.

Пионеры подвели Анечку к третьей парте у окна.

- Вот это твое место, - сказал высокий пионер, - запомни! Здесь ты будешь сидеть.

Он подал Анечке руку на прощание и удалился.

Светловолосый пионер попрощался тоже, но, уходя, шепнул:

- Твоя корзиночка - вот с этого края. Смотри, чтобы у тебя ее никто не взял!

Кто может у меня ее взять? - удивилась Анечка, глядя на красное яблоко. - Ведь я же здесь сижу одна.

Но сидеть одной ей не пришлось.

Через минуту другие пионеры подвели к парте Анечкиного соседа - вихрастого мальчишку с веснушками на носу, крикуна и озорника из их дома Павла Шлехту. Того, кто уже за неделю до начала занятий ходил по улице с ранцем за плечами.


Анечка из первого «А» и другие

- Ты здесь будешь сидеть? - спросила Анечка.

- Да. Директор меня сюда послал, - протараторил Павел.

Ну, от такого соседа мало радости! Дома во дворе он вечно толкал Анечку и Геленку, вытаскивал у них из колясочек кукол, а Геленкину куклу однажды ударил железкой так, что на ее лице навсегда остался шрам.

- Это твои корзиночки? - переводил Павел глаза с одной корзинки на другую.

- Вот эта - моя, - показала Анечка.

- С чего это ты взяла?

- Пионеры сказали.


Анечка из первого «А» и другие

- Они ничего не знают. Я лучше спрошу директора, - вскочил непоседа и устремился через класс в коридор.

В дверях появилась учительница:

- Ты куда? - И она вернула его назад.

Потом она медленно подошла к учительскому столу, повернулась к детям, внимательно посмотрела на каждого и сказала:

- Здравствуйте, дети! Я - ваша учительница. Моя фамилия - Новакова.

Она была молодая, светловолосая, приветливая.

- Я вас знаю, - выкрикнул Павел Шлехта с третьей парты, сосед Анечки. - Я видел вас вчера в магазине.

«Какой невоспитанный», - подумала Анечка и устыдилась, что сидит рядом с ним.

- Сегодня вы в первый раз пришли в школу, - спокойно продолжала учительница. - Наш класс - первый «А».

- Я уже как-то здесь был, - снова раздался голос Павла. Он прямо кричал, потому что хотел, чтобы все его слышали.

Каждый день в школе мы будем узнавать что-либо новое, - спокойным голосом говорила учительница. - Мы будем рисовать, петь, заниматься физкультурой, а также читать, писать, считать.

Ребята не спускали с нее глаз.

- Учеба - это работа, - продолжала она. - Ну, а после работы можно поиграть, посмеяться, повеселиться.

Учительница улыбнулась, и ее улыбка перешла на лица детей.

- Вот будет здорово, - толкнул Павел Анечку так, что она чуть не свалилась с парты.

Но этот его поступок не остался незамеченным.

- Подойди-ка сюда! - поманила его учительница пальцем.

Павел покраснел как рак, но не двинулся с места. Он съежился и уставился в пол.

- Ты слышал? Подойди сюда к столу.

Павел не двигался. Он только моргал глазами - ждал, что же будет дальше, а потом снова уставился в пол.

- Он еще не знает, как надо вести себя в школе, -направилась учительница по проходу. Но она специально пошла не к Павлу, а по другому проходу. И будто даже забыла о нем.

- Никто не должен в школе кричать с места, когда ему вдруг захочется, - говорила она, спокойно обращаясь к классу. - Если бы все вдруг начали говорить одновременно, то никому от этого не было бы никакой пользы. Если кто-нибудь хочет сказать, что он должен сделать?

На второй парте поднялась маленькая ручка.

- Скажи нам!

- Кто хочет что-нибудь сказать, тот должен поднять руку. Правильно. Этого, дети, вы не забывайте, - похвалила учительница маленькую школьницу и спросила, как ее зовут.

- Юлия Павкова.

- Мы будем звать тебя Юленька. Вот, Юленька, тебя я уже запомнила.

«Как жаль, что я не подняла руку, - досадовала Анечка. - Тогда учительница могла бы и меня запомнить».

- Меня учительница уже помнит, - тихонько толкнул локтем Анечку Павел.

Ему явно полегчало. Вид у него был такой, будто ничего и не произошло.

Анечка не обращала на него внимания.

- Слышишь! - приставал к ней Павел. - Меня учительница помнит, а тебя нет.

-Товарищ Новакова, зайдите в дирекцию, - раздался вдруг громкий голос, и дети удивленно переглянулись, кто это мог сказать.

- Это наше школьное радио, - объяснила учительница, показав на темную коробочку, висящую над доской. - Посидите тихо, я сейчас вернусь.

Едва дверь закрылась, как Павел начал приставать снова:

- Видишь, она меня помнит, потому что я отвечал на все вопросы, а тебя она не знает, потому что ты сидишь, как клуша.

Последние слова он сказал так громко, что все их услышали, и по классу пронесся смешок. Это подбодрило Павла. Он встал и уже во весь голос стал смеяться над Анечкой:

- Клуша! Эта клуша - из нашего дома.

Анечка решила не связываться с ним. Может быть, он так скорее от нее отстанет. Он всегда был таким зловредным.

Но Павел не унимался.

Он принялся дергать ее за платье, потом сталкивать с парты. Обозвал шляпой, а потом еще дурочкой. В конце концов толкнул ее так, что она не удержалась и упала на пол.

Слезы брызнули у нее из глаз. Она ушиблась и поэтому встала не сразу.

Дети вскочили со своих мест, окружили ее. Они уже не смеялись. Им было жаль Анечку.

- Зачем ты ее столкнул? - строго спросил Павла большой кудрявый мальчик.

- Я ее не толкал.

- Толкал, мы все видели, - не отступал мальчик. - И я скажу учительнице.

Анечка вытирала слезы платочком. В это время в класс вошла учительница.

Она заметила кучку ребят вокруг Анечки и сразу же поняла, что произошло. Ей даже не надо было никого ни о чем спрашивать.

- Так вот что, - сказала она, обращаясь к Павлу. - Не хочешь быть хорошим соседом, будешь сидеть один.

Она взяла его за руку и подвела к первой парте, где никто не сидел.

- Парта для ослов, - шепнул кто-то сзади. Учительница это услышала.


Анечка из первого «А» и другие

- Нет, первая парта не для глупых. Я каждый год не занимаю ее и пересаживаю сюда тех, кто плохо слышит то, что я говорю.

Анечке было не по себе.

С одной стороны, так ему и надо, противному мальчишке. А с другой стороны, ей чуть-чуть было жаль его. Кроме того, она его немножко боялась. Конечно, он опять будет обижать ее, мстить ей.

Волнение не покидало Анечку. Она слушала учительницу, а мысли ее то и дело возвращались к Павлу. Опять и опять. А он опять съежился, и сзади была видна только его голова со светлыми, взъерошенными волосами да уши, которые стали красными, словно их надрали.

Когда занятия кончились, учительница попросила детей положить учебники в ранцы.

Анечка была в нерешительности.

- Это ваши книжки, - сказала учительница. - В нашей стране дети получают учебники бесплатно. Они новые. Берегите их.

Затем очередь дошла и до корзиночек с фруктами.

- Их вы тоже возьмите с собой. Это вам подарок от пионеров. Яблоки и груши они собрали с деревьев, которые сами посадили.

Павел моментально бросился к третьей парте, где сидела Анечка, потому что на первой парте никакой корзиночки не было.

- Это моя, - протянул он руку.

- Да, твоя, - задержала Павла учительница. - Но ее мы уберем в шкаф. Ты получишь корзинку только тогда, когда докажешь, что ты -член коллектива нашего первого «А» класса.



Что такое школа, что в ней трудного и что случилось на чердаке во время дождя


Школа - это что-то удивительное! Она чем-то напоминает и театр, и кино, но школа лучше. И в театре и в кино играют артисты, а в школе - сами дети. Если ты можешь ответить на вопрос, поднимаешь руку, и учительница тебя вызовет. Тогда ты скажешь другим то, что думаешь. И петь ты тоже можешь. Только песню надо знать хорошо, и она должна быть красивая, потому что в школе все красивое. Какая-нибудь плохая песня сюда не подойдет.

Однажды Ольда Воячек поднял руку и сказал, что он хочет спеть. Ольда засунул руки в карманы, выпятил грудь, надулся и запел, что он - цыганский барон. Мальчишки чуть не лопнули со смеха. Нет, такая песня для школы не годится. А для чего она годится? Этого я не знаю. Может быть, для леса. Но пожалуй, тоже нет, потому что в лесу красиво. Так же красиво, как в школе.

В школе есть все. Даже самая высокая в мире гора. Она нарисована на картине, которая висит в коридоре. Учительница, когда вела нас по коридору, как раз и показала нам эту гору.

В школе есть кабинеты. В одном - чучела зверей и птиц, и кажется, что они живые. И есть настоящие живые черепахи, одна морская свинка, и в одном из классов, кажется в седьмом «Б», в клетке живет щегол.

Но самое красивое, что есть в школе, это аквариум.

Он стоит в коридоре напротив кабинета директора. В свете лампочек в нем резвятся рыбки. Две из них голубые, они все время плавают вместе.

В школе мы будем изучать все. Все по порядку.

- Геленка, что у кошки на теле?

Девочка в растерянности смотрит на Анечку. Ей еще только будет пять лет.

- Что у кошки на теле, Геленка? - настаивает Анечка.

- У какой кошки?

- Да у любой.

Геленка задумывается... А потом с улыбкой отвечает:

- Волосы.

- Надо, Геленка, говорить не «волосы», а «шерсть». Шесть? - удивляется Геленка.

- Не шесть, а шерсть! - с трудом произносит Анечка и сердится: говорить с Геленкой - это просто ужас.

- Нет, у нее не шерсть, - качает Геленка головой.

- Не веришь? Вот подожди, пойдешь в школу, тогда узнаешь... Скажи, как называют зайца?

У Геленки все спуталось в голове.

- Косой... - робко произносит она.

- А еще его называют длинноухий, потому что у него длинные уши. Об этом даже есть стишок. Хочешь его выучить?

Этот стишок ребята обыкновенно произносят в спортивном зале, потому что после него все мгновенно разбегаются в разные стороны. Но на лестничной площадке около лифта, рядом с чердаком, нет места для такой игры.

- Хочешь выучить его наизусть? Повторяй! - предлагает Анечка и читает:


Наш зайчонок спал на ухе

Лай зайчонка разбудил.

Встрепенулся Длинноухий

И - бежать что было сил!


Геленка смеется.

Стишок ей понравился.

- Пес его не поймал. Анечка?

- Конечно, нет. Зайка убежал... Этот стишок надо читать и при этом вот так показывать. Сначала все мы спим. Потом появляется пес. Мы вскакиваем, бежим и издали смеемся над ним.

Анечка и Геленка приседают, делают вид, что спят, потом вскакивают, бегут и дразнят противного пса.

Где-то по железной крыше стучит дождь, а здесь, на площадке около чердака, сухо, не капает.

- Я бы прямо сейчас пошла в школу, - с восторгом говорит Геленка.

- А я... знаешь... сначала боялась, - признается Анечка.

- Теперь не боишься?

- Конечно, нет! Теперь мне даже нравится.

Анечка вспомнила Павла, но Геленке про него решила не рассказывать. Ведь она знает, какой он нехороший, этот Павел.

- Но в школе, Геленка, не все легко. Бывает и трудно. Например, писать. Давай сейчас вместе писать! Давай единичку!

- Где? - морщит лоб Геленка.

- Здесь, на стене... как на доске. Но сначала в воздухе!

«Как-то странно... писать в воздухе», - думает про себя Геленка.

- По косой вверх... и потом прямо вниз, - показывает Анечка, и Геленка пишет.

Молодец, хорошо у нее в воздухе получается. Потом она идет «к доске». И, как Анечка, царапает бельевой прищепкой на стене.

Вот только первую единицу она написала наоборот.

Вторая скатилась у нее назад.

А третья не опустилась на линейку.

- Она у тебя собирается взлететь, как у Павла Шлехты, - поправляет ее Анечка.

Геленке смешно, что у Павла единичка хотела улететь.

- Ты что-то имеешь против Павла. Анечка? - раздался вдруг строгий женский голос.

Анечка покраснела.

Она была удивлена.

Они с Геленкой так заигрались, что не заметили, как кто-то появился. Дверь лифта открылась, и показалась пани Шлехтова.

- Ведь из-за тебя он не получил корзиночку с фруктами, - зло сказала она.

Кровь снова бросилась Анечке в лицо.

- Нет, не из-за меня.

- Нет, из-за тебя! - отозвался Павел. Он стоял в лифте за матерью.

Пани Шлехтова держала корзину с бельем. Она отперла дверь на чердак.

- Видно, совесть у тебя не совсем чиста, иначе бы ты так не покраснела! - произнесла она, повернувшись к Анечке.

Железная дверь заскрипела. Пани Шлехтова скрылась на чердаке. Временами было слышно, как она идет по коридору в сушилку.

Павел задержался на лестничной площадке. Гордо прохаживаясь, он поддразнивал Анечку. И в этот момент его взгляд привлекли написанные на стене единички. Их было четыре.

- Так... я скажу в школе, что ты портишь стены!

- Это наш дом! - подняла Геленка с пола свою куколку и прижала ее к себе.

- Ты не встревай... Ты еще в школу не ходишь! - оттолкнул ее Павел так, что она едва не упала. И снова замахнулся.

- Павлик! - раздался из сушилки голос пани Шлехтовой.

Тот сразу весь обратился в слух, но, перед тем как уйти, быстро повернулся и ударил Геленку в спину.

- Ах ты... ты так? - рассердилась Геленка. Она быстро положила куколку на пол и набросилась на Павла. Она была намного меньше его, доставала ему кулачками только до груди, но зато била его с такой яростью, что две ее черные косички так и подскакивали.


Анечка из первого «А» и другие

Павел пришел в себя, отступил и затем бросился на Геленку. Она попятилась.

Теперь ей несдобровать. Но ведь рядом - Анечка. Она же не оставит Геленку одну, одну против этого сильного мальчишки!

Они обе набросились на Павла. Загнали его с лестничной клетки на чердак и прикрыли железную дверь.

- А теперь крепко держи ручку!



- Павлик, поди сюда, будешь подавать мне прищепки! - снова позвала пани Шлехтова сына. В ее голосе слышалось нетерпение.

Павлик отпустил ручку. Замок щелкнул. Дверь закрылась. Девочки крепко держали дверную ручку. Павлик теперь уже ничего не мог сделать. Мать окликнула его в третий раз. Казалось, что голос ее приближается к ним.

- Побежали! - предложила Геленка, хватая куклу. Анечка собрала куклины одеяльца, и обе они пустились вниз по лестнице.

Остановились только внизу перед квартирой дворничихи.

- Здорово мы ему надавали! - шумно дышала Геленка, победоносно глядя на Анечку.

- А вдруг он пожалуется в школе?

- Он первый к нам полез!.. Моя мама его тоже не любит. Он из окна бросает бумагу во двор. И маме после этого снова приходится подметать. А ведь сколько у нее работы! Она убирает весь дом. И если бы все дети были такие, как Павел, моя мама сошла бы с ума.

- Но ведь мы писали на стенке, - вспомнила Анечка.

- Ну и что! Это наш дом, - не унималась Геленка.

- Мы здесь живем, но дом принадлежит домоуправлению.

- Нет, нам. Если бы он не был наш, то, по-твоему, моя мама стала бы его убирать?

Анечка помнит, как отец говорил, что дом принадлежит домоуправлению. Но это все равно. Ведь они действительно писали с Геленкой на стене, да еще прищепкой! Так что на стене у чердака появились довольно заметные четыре единички.

- Когда пани Шлехтова уйдет с чердака, я возьму тряпку и все сотру, - утешала Геленка Анечку.

- А вдруг тряпка не поможет? - сокрушалась Анечка.

И тут ей вспомнилось, как скворец нажимал на перо и на песке оставались буквы. А потом, на перемене, трясогузки все стерли своими хвостиками.

Но ведь то было... во сне.

А это случилось... на самом деле!

- Анечка, ужинать! - раздался сверху голос пани Чейковой.

- Когда мы сотрем? - испугалась Анечка.

- Подожди, пока уйдет пани Шлехтова.

Но пани Шлехтова все не шла и не шла.

В доме стояла абсолютная тишина.

Потом раздался какой-то звук. Открылась дверь. Кто-то вышел на площадку.

- Ты слышала или нет? Ужинать! - крикнул рассерженный мужской голос.

- Это папа! Я бегу! - шепнула испуганно Анечка. - Зайди ко мне после ужина! - повернулась она к Геленке еще раз и помчалась вверх по холодной, безлюдной лестнице.



Что такое счет, и что такое устный рассказ, и как Павел пожаловался на Анечку


- Можно я? Можно? - размахивал Павел в воздухе рукой и все время оглядывался на Анечку.

«Она знает, что я хочу сказать, - думал он про себя. - Пусть потрясется от страха. Вот учительница меня вызовет, и я все про нее скажу. Уж тогда я получу свою корзиночку с фруктами. Я ее заслужу. Я на стене не писал. Сейчас подниму руку и дождусь разрешения сказать».

Учительница учила детей счету. Был урок счета, или математики. Какой урок? Математики! Или просто счета. То слово плохо произносится, его трудно запомнить и еще труднее его вспомнить.

Но это не важно. Главное - научиться считать. А если умеешь, то уже неважно, как это называется - счет или математика.

- Один, два, три, четыре, пять. На картинке, лежащей на столе, пять бутонов.

- Один, два, три, четыре, пять. На картинке пять груш.

- Один, два, три, четыре, пять. На картинке пять пирожков.

На учительском столе лежало много разноцветных картинок. На них были нарисованы тюльпаны, цыплята, мячи, автомашины и даже ракеты. Они были красные.

Ребята считали каждую вещь, и их всегда оказывалось пять. И никогда не было четыре или три. Не было их и шесть, потому что считать до шести их еще не учили.

Пять, пять и только пять.

- Так, а сейчас, дети, я задам вам еще один вопрос, - сказала учительница. - Скажите, сколько у меня на руке пальцев?

Павел, сидящий на первой парте, нетерпеливо тянул вверх руку и потихоньку просил:

- Можно я? Можно?

При этом он все время поглядывал на Анечку.

- Сколько же? - повторила учительница, обводя взглядом класс.

Она вызвала Павла.

- Четыре! - бухнул Павел. Потом остановился и хотел далее что-то сказать, но его голоса не было слышно. Дети громко засмеялись и зашушукались.

- Ну, ты и молодец. Павел! - сказала учительница. - Целый урок мы учимся считать до пяти, уже все этому научились, и вдруг ты сделал такую ошибку.

- Четыре единички... там на стене... у чердака... Это Анечка испортила стенку, это она писала...

Дети без умолку смеялись.

- Об этом ты скажешь мне на перемене, а сейчас у нас урок счета, - махнула учительница Павлу рукой и вызвала Юленьку.

Юленька правильно ответила, сколько пальцев у учительницы на руке, и та взглянула на Анечку.

Девочка сидела бледная и испуганная.

В перерыве Павел рассказал, что Анечка нацарапала на стене у чердака четыре единички, что этим она испортила весь дом, что он сам это видел и видела его мама, что его мама сказала, что Анечка озорница и что она сама все время задирает Павла.


Анечка из первого «А» и другие

Учительница посмотрела на Анечку, и та расплакалась.

Через минуту она успокоилась и уже могла говорить. Но все время всхлипывала. Она сказала, что они с Геленкой решили стереть единички тряпкой, когда уйдет пани Шлехтова, но у них ничего не получилось. Единички остались. Вот вернется с монтажа папа Геленки, она ему все скажет, и он отремонтирует стенку.

Еще Анечка хотела сказать, что они затолкнули Павла на чердак и держали ручку, но учительница больше ничего не желала слышать.

Она не ругала ни Павла, ни Анечку. Взяла каждого из них за руку, притянула к себе и сказала:

- Дети, вы живете в одном доме, вы учитесь в одном классе и вы должны дружить друг с другом.

Она попросила, чтобы каждый сел на свое место и подумал о том, что она сказала. Но подумать не хватило времени. Едва они сели, как прозвенел звонок. Конец перемены.

Теперь был урок чтения и устного рассказа.

- Сегодня мы будем рассказывать о лесе, - сказала учительница.

Ну, это было как будто специально для Анечки!

Она очень любила рассказывать. И особенно о лесе. Ведь еще совсем недавно она ходила по лесу с дедушкой. Но сегодня она не подняла руку, потому что должна была думать о том, что сказала ей на перемене учительница: что она живет в одном доме с Павлом. Да, живет. Что она учится с ним в одном классе. Это тоже так. Что они должны дружить друг с другом. Нет, это невозможно! Они не могут дружить, потому что Павел обижает их.

Анечка может дружить с Лидой или с Юленькой, которую учительница посадила на место Павла рядом с Анечкой, или с Ендой Калиной. Енда - это тот самый кудрявый мальчик, который защищал Анечку, когда Павел столкнул ее с парты.

Сейчас он как раз поднимает руку. Просит, чтобы учительница вызвала его.

И она его вызвала.

- Мы были в лесу. Со мной был наш брат. И ему в лесу было страшно, - сказал он и сел.

Надо говорить не наш брат, а мой брат, - поправила его учительница.

- Мой брат... И в лесу ему было страшно, - повторил Енда.

Анечка улыбнулась, подумала:

«Хорошо сказал Енда. У него есть брат. А у меня нет. Жаль, что нет».

- Я тоже был в лесу, но в лесу мне не было страшно. В лесу я нашел поганку.

Это сказал Руда Кагоу. Он сидел за первой партой у учительского стола вместе с Лидой Стршибрной. На перемене, когда учительница не видела, он копался в своем ранце. Был он совсем маленький - самый маленький во всем классе. А ранец у него был огромный. Самый большой ранец во всем классе. Казалось, что он может спрятаться в него. Ранец висел у него на железном крючке, привинченном к парте, и спускался почти до земли.

- Руда, а съедобных грибов ты в лесу не находил? - спросила учительница.

- Нет. Хорошие грыбы там не росли.

- Не грыбы, а грибы, - поправила учительница.

- Хорошие грибы там не росли, - повторил Руда Кагоун и сел.

Анечка тоже решила поднять руку, но тут встал Ольда Воячек.

- А я не боялся даже в Америке, - сказал он и снова принял такую же позу, как и тогда, когда пел, что он - цыганский барон. - Не боялся, хотя там были воры.

- Ольда, ведь мы рассказываем о лесе, - сказала учительница.

Иногда так случалось, что ребята вдруг начинали говорить о чем-то совсем другом.

- Я думал, что мы говорим о том, кто где не боялся, - ответил Ольда. И он был прав.

Учительница не возражала.

- Ты был в Америке? - недоверчиво спросила она.

- Америка за морем. Значит, ты плыл через океан? - не удержался Павел Шлехта с первой нарты.

Он опять забыл, что следует поднять руку.

- В Америке за морем я не был, - признался Ольда. - Я был в Америке у дедушки. Это бараки, которые потом сломали. И я там не боялся ходить даже вечером.

- Это хорошо, что ты смелый, - похвалила его учительница.

Она подошла к доске, повесила на нее картинку с изображением леса и направилась к шкафу за указкой.

«Может быть, она отдаст мне корзиночку, - напряженно следил за ней Павел. --Ведь ей стоит только протянуть руку - корзиночка стояла на верхней полочке, - она взяла бы ее и сказала: «Теперь ты заслужил ее!» Но нет! Она не сделала этого, словно Павла и не было, словно она и не видела его умоляющего взгляда. Ну, раз учительница решила, ничего не поделаешь.

Учительница обратила внимание детей на деревья и кустарники, которые растут в лесу, и спросила, как они называются.

- А что это?

- Малина.

- Какая буква слышится в начале? С какой буквы начинается это слово?

- Мы слышим «м», - ответила Юленька, затем то же повторили Енда Калина, Анечка Чейкова, Лидушка Стршибрна, Руда Кагоун, Ольда Воячек. Павел Шлехта и другие дети. Теперь все знали этот звук.

Так и должно быть в школе! Все, что говорит учительница, должно крепко-накрепко закрепиться в голове каждого и уже никогда оттуда не исчезнуть.

Если бы кто-нибудь забыл звук и букву «м», как бы потом он прочитал слово «мама»?

И дети узнали букву «м» - большую «М» и маленькую «м».

Когда закончились уроки, учительница сказала:

- В записной книжке для родителей у каждого из вас написано, что школа приглашает ваших родителей на классное собрание.

Затем она подозвала к учительскому столу Павла Шлехту и Анечку Чейкову.

- Мне очень хотелось бы поговорить с твоей мамой, Павел. Я желала бы, чтобы ты как можно скорее получил свою корзиночку. Пусть придут и твои, Анечка, мама или папа. Ты должна нам помочь, чтобы Павел наконец заслужил свою корзиночку.

Анечка моментально вспомнила их разговор во время перемены. Но слова учительницы никак не вмещались в ее головке: она должна помочь ему как можно скорее получить корзиночку с фруктами.

Как в школе все сложно!


Как папы и мамы сидели за партами и почему Анечка была какой-то запуганной


Папа пришел с работы. Поставил в коридоре свой черный чемоданчик, переобулся и направился в ванную комнату.

Анечка помогла маме накрыть на стол. Поставили чайник. На улице холодно, папа вернулся продрогший, надо поскорее напоить его чаем, чтобы он согрелся.

- Да, сегодня пришлось здорово поработать, - сказал он, поднося к губам чашку горячего чая. - Кто сказал, что наша страна маленькая? Пусть он попробует проехать из Чешской Тршебовы до Праги на товарном поезде!

Чейка был машинистом товарного поезда.

«Надо дать папе подписать записную книжку для родителей», - вспомнила Анечка и достала ее из ранца.

- Что такое? - внимательно взглянул папа на дочку. - Ты что-то натворила в школе?

Мама испугалась. Что случилось?

- Собрание! - поднял голову отец.

Маме стало легче. Вначале она действительно испугалась, не сделала ли Анечка чего плохого. Тогда пана рассердился бы и вместо ужина снова ушел бы к себе в комнату.

- Интересно, что нам тут скажут? - размышлял папа. - Завтра я не работаю, так что схожу в школу.

Анечка думала про себя, стоит ли ей еще до собрания сказать папе о выцарапанных на стене единичках, но решила отложить разговор на завтра.

На следующий день ей тоже не захотелось вспоминать об этом.

Так папа и ушел в школу, ничего не узнав об единичках, нацарапанных бельевой прищепкой на стене.

Не будут же в школе говорить о том, что делается на чердаке в доме, где живут Чейки! Ведь собрание в школе - это что-то особое, что-то такое... А что же это такое?

Анечке невероятно хотелось узнать об этом!

И не только ей. Но и Лидушке Стршибрной. Она так носилась в спортивном зале, что учительница назвала ее юлой. Вдруг теперь она пожалуется на нее маме?

Или Руда Кагоун. Он забрался по лестнице почти до самого потолка. Учительница приказала ему немедленно спуститься: она была очень недовольна его поведением и поставила Руду в угол.

Так что на собрании в школе есть о чем поговорить!

Почти все родители пришли на собрание.

На партах были разложены тетради и рисунки. На учительском столе стояла ваза с цветущим вереском.

Красные розы, которыми класс встречал детей первого сентября, уже давно отцвели. Было начало ноября.

Родители входили в класс один за другим. Учительница была знакома пока лишь с немногими. Она стала у своего стола и с каждым приветливо здоровалась.


Анечка из первого «А» и другие

Входящий называл свое имя:

- Калина... Отец Енды Калины.

- Очень рада. Проходите к окну, садитесь за вторую парту.

Калина пытается сесть за маленькую парту. Удастся ли ему это сделать? Он наклоняется, сгибает ноги, втискивается на сиденье. Наконец усаживается. Все в порядке. Может даже выпрямиться. Только чтобы встать, опять нужно время. Если бы он вдруг встал, то вся парта повисла бы на нем.

Встать, чтобы не сломать парту, он должен в два или даже три приема, то есть медленно и осторожно.

За Калиной за третью парту сел Чейка. Затем пришел Кагоун и сел за первую парту у учительского стола. Потом вошла Шлехтова. Она тоже села за первую парту, только в среднем ряду. К ней уже никто не сядет, потому что Павел Шлехта сидит на парте один с первого дня, с того дня, когда он столкнул с парты Анечку.

Сегодня всем все станет ясно, все всплывет на поверхность, и тайное станет явным.

Класс уже почти полный. Учительница читает фамилии учеников, и с мест отзываются: «Здесь!.. Здесь!»

Только при имени Ольды Воячека не отзывается никто. У него не пришли ни папа, ни мама. Никто не отозвался и на имя Лиды Стршибрной. Но когда учительница перечислила всех, дверь поспешно отворилась и появилась пани Стршибрна.

Она опоздала на пятнадцать минут так же, как опаздывала ее Лидушка. Наверное, этому она научилась у своей дочки. Она поспешно подошла к столу, протопав каблучками, красиво поклонилась, сказала:

- Стршибрна.

Учительница указала ей место на первой парте рядом с Кагоуном. Скажет ли она ей что-нибудь? Поругает ли ее? Лиду она всегда ругала, когда та опаздывала. Но пани Стршибрну она ругать не стала.

Кагоун листал тетрадь Руды по чистописанию. На третьей странице была огромная клякса.

- Я покажу этому безобразнику! - не удержался отец Руды и даже вскочил.

Папы и мамы оторвались от своих тетрадей. Кто-то хихикнул. Учительница сказала:

- Успокойтесь, товарищ Кагоун. Разве вы сами никогда не ставили клякс?

Кагоун снова сел. Это у него получилось легко, потому что был он небольшого роста, быстрый, подвижный, такой же как Руда. Даже парта не была для него маленькой. Он взял портфель, который висел у него на железном крючке сбоку парты, и достал оттуда зеленую записную книжечку. Что-то записал в нее, по-видимому о кляксе, и снова повесил портфель на крючок.

Вот это был портфель! Еще больше, чем ранец Руды.

Интересно, у родителей тоже будет перемена? Если будет, то стоит понаблюдать за отцом Руды Кагоуна. Вы знаете, что делал Руда, когда была перемена и когда учительница не видела его проказ?

Вообще папы и мамы очень походили на своих сыновей и дочерей. Только они старше и умнее. Конечно, намного умнее, потому что когда был перерыв, то отцу Руды даже не пришла в голову мысль копаться в своем портфеле.

Во время перерыва - может быть, это вовсе и не был перерыв -учительница ходила по классу и с каждым говорила о его ребенке.

- Вы пишите с ним дома, - советовала учительница, - надо, чтобы у него в руке появилась твердость.

Другому она рекомендовала, чтобы его дочка читала дома вслух, потому что у нее плохое произношение.

- Ваш сын пусть рисует на большом листе бумаги, чтобы чувствовался размах. А то он делает рисунки где-то в самом уголке альбома. Дома у него маленькие и вообще все предметы маленькие, как блошки, хоть в микроскоп их рассматривай.

- Боже мой, как пишет наш сын в школе! - ужасалась пани Шлехтова, когда учительница подошла к первой парте в среднем ряду. - А дома! Если бы вы видели, уважаемая товарищ Новакова, как он чудесно пишет дома! Это каллиграфия, буковка к буковке. Я бы так не сумела... Вероятно, тут кто-то ему мешает, кто-то толкает его. Не иначе, у него какой-то беспокойный сосед.

- Нет, пани Шлехтова, Павел сидит один, - ответила учительница и направилась дальше по классу.

- Вы уже примирились с кляксой? - спросила она Кагоуна.


Анечка из первого «А» и другие

Кагоун ответил, что погорячился. Учительница сказала ему, что Руде в классе следовало бы вести себя поспокойнее. А вообще-то он хороший мальчик.

- Почему у вас такое хмурое лицо, пан Чейка? Вам не нравится, как Анечка пишет и рисует?

Лицо Чейки прояснилось. Он сказал, что не хмурится, что у него всегда такое выражение лица и что ему интересно, внимательна ли Анечка на уроках и вообще как она себя ведет.

- Она внимательна, прилежна, хорошо работает. Но ей следовало бы быть более смелой и решительной. Она кажется иногда какой-то запуганной, робкой. Может неожиданно расплакаться. Не слишком ли вы строги с ней дома?

Чейка пожал плечами. Учительница обратилась к Калине:

- Енда Калина. Я довольна им. Это смелый, жизнерадостный мальчик. Он хорошо учится.

Чейка слушал учительницу, а из головы не выходили слова: «Енда смелый, жизнерадостный мальчик, а Анечка запуганная, каждую минуту готова расплакаться... Не слишком ли вы строги с ней дома?»

- Лидушка Стршибрна... - обратилась учительница к следующей маме. - Мне нравится ваша дочка, только она довольно часто опаздывает на уроки и без конца болтает. Очень трудно ее унять. Вы должны помочь ей исправить эти недостатки, иначе потом это будет ей очень мешать.

- Нам надо обеим исправиться, - искренне призналась пани Стршибрна. Она взглянула на учительницу, и та ей дружески улыбнулась.

Затем учительница снова обратилась ко всем родителям:

- Наши дети должны взаимно помогать друг другу. Нельзя, чтобы один обижал другого. Наш класс должен быть дружный.

На этом собрание закончилось.

- Мне хотелось бы поговорить еще с пани Шлехтовой и паном Чейкой, - сказала учительница и попросила их на минутку задержаться.

Когда все родители покинули класс, она обратилась к ним спокойным голосом:

- Не беспокойтесь, ничего особенного... Мне просто хотелось бы, чтобы ваши дети подружились. Это помогло бы обоим, особенно Павлу.

Она рассказала им все, начиная с первого дня: о том, как Павел столкнул с парты Анечку, как он не получил корзиночку с фруктами, как он пожаловался на Анечку, что она испортила в доме стенку.

- Пани Шлехтова, относитесь, пожалуйста, немного строже к Павлу. А вы, пан Чейка, не ругайте Анечку. При случае поддержите ее и похвалите.

Потом она подала обоим руку, сказала, что была рада с ними познакомиться, и осталась в классе одна.

От двери она подошла к столу и опустилась на стул. Чувствовала, что устала. Ведь сколько ей пришлось говорить сегодня!

И все должны были ее понимать: и папы и мамы, и мальчики и девочки.

- Товарищ Новакова, вы остались последние, - раздался голос в коридоре. - Пора гасить свет!

Это был школьный сторож.

Он тоже ждал, когда закончится работа, чтобы можно было спокойно направиться домой, отдохнуть и лечь спать.


О том, как папа смотрел в темноту, как потом папа и мама о чем-то договорились и как у Анечки сгорела свечка


Чейка вернулся домой молчаливым. Он сел на кухне к окну и уставился в темноту. Над гаражами слабо светила лампочка, двор был пуст.

«Что-то плохое сказали ему про Анечку», - промелькнуло в голове мамы. Она отложила шитье и с беспокойством стала ждать, что скажет папа.

Но папа молчал. Сидел молчал, смотрел в темноту, словно именно теперь, поздним вечером, он мог увидеть там что-то интересное.

- Что ты уставился в закрытое окно? - не вытерпела мама папиного молчания.

- А почему мне не сидеть и не смотреть? - вопросом на вопрос ответил папа.

- Лучше расскажи, что было на собрании, - настаивала мама. - Когда Анечка пошла спать, она была похожа на испуганного зайчонка. А когда заснула, то даже вскрикивала во сне. Наверное, боялась, что скажут в школе.

Это отца смягчило.

- Ничего плохого не говорили, - покачал он головой. И голос у него вдруг сорвался. - А вот мне досталось. Конечно, мне. Учительница сказала, что Анечка выглядит в школе запуганной, робкой; чуть что - плачет. Не иначе как мы относимся к ней слишком строго...

И он снова уставился в окно. Теперь перед ним была уже кромешная тьма, потому что во дворе погасили свет.

Мама снова взялась за шитье. Только теперь она каждую минуту поднимала голову и наблюдала, как ведет себя папа.

«Он спокойно сидит и смотрит в окно. Очень мило! А надо что-то делать. Надо подумать, действительно ли строги мы с Анечкой или нет?» - размышляла она.

Папа смотрел в окно. Но довольно часто он поворачивался, бросал взгляд на маму и думал:

«Она сидит и спокойно шьет. Как это мило! Нам надо что-то предпринять. Действительно ли мы очень строги с Анечкой или нет?»

Когда мама подняла голову от шитья и в это же время отец оглянулся, их взгляды встретились, и мама с упреком сказала:

- Ты... ты очень строг с Анечкой. И ты должен это понимать! И я сейчас не могу не сказать тебе об этом. Ты кричишь, сердишься на нее из-за всякого пустяка или уходишь в другую комнату и упорно молчишь. Подумай об этом! Теперь вы останетесь вдвоем, так что вам придется найти общий язык.

Отец встал, прошел от окна до двери, но в комнату дверь не открыл. Там спит Анечка. Сегодня, когда она пошла спать, она походила на испуганного зайчонка и во сне даже вскрикивала.

- Конечно, найдем, - ответил отец и сел за стол рядом с мамой. - Мы будем вместе хозяйничать... Ты сказала Анечке, что поедешь в родильный дом, чтобы привезти ей братика?

- Сказала. Если бы ты видел, как она ликовала! Только братика я ей не обещала. Пока неизвестно, кто у нас родится.

Отец молчал и был счастлив, что Анечка обрадовалась тому известию, о котором сообщила ей мама.

Только теперь ему захотелось все рассказать ей о собрании: как родители сидели за партами, какие у Анечки хорошие тетради по чистописанию и по математике, какие занимательные рисунки она делает, как красиво их раскрашивает. Особенно запомнился папе один рисунок: двор, домик, перед ним сидит дедушка, на коленях у него девочка, рядом на стульчике сидит бабушка, у ее ног кошка и собака... и все это в голубых тонах... Наверное, это вечер в Цитове... Учительница похвалила Анечку, сказала, что она прилежная девочка и хорошо учится. Потом папа упомянул, как учительница беседовала с ним и с пани Шлехтовой, когда все ушли.

- Мы неправильно поступали. Мы не воспитывали в Анечке сердечность к людям. И это будет ей в жизни мешать. Нельзя, чтобы она дралась с соседским мальчиком. Да и пани Шлехтова должна сделать внушение сыну.

Утром Анечка проснулась радостная, словно ей снились прекрасные сны. Возможно, она во сне слышала, как проходило школьное собрание.

Она прибежала на кухню босая, щечки розовые, в глазах искрилась радость.

- Наверное, ты хорошо выспалась, - сказала мама.

- Хорошо. И проснулась уже давно. Слышала, как папа пошел на работу, как он говорил, что ты - хорошая мама, и что я хорошая, и он тоже хороший.

Анечка весело засмеялась.

- Папа у нас хороший? - испытующе спросила мама.

- Конечно! - ответила Анечка без раздумья. И потом продолжала: - Папа ушел, и я снова уснула. Тогда приснилось мне, что у меня уже есть братик. Будто сидим все мы на кухне и пьем чай.

Анечка говорила о братишке с такой уверенностью, что мама не стала ее разуверять, а про себя подумала:

«Пусть мечтают о мальчике, а мне - все равно».

- Мы назовем его Ондржеем, ладно, мамочка? - не умолкала Анечка, собираясь тем временем в школу.

Она надела ранец, поцеловала маму и на прощание прочитала ей стишок:


Сидел бы ты дома,

Ондржейка, Ондржей!

Снегом завалит

До самых ушей!

Всюду белый снег искрится, -

На деревьях, на лугах.

Наш Ондржейка в санках мчится.

Искорки блестят в глазах.


Потом Анечка сделала низкий театральный поклон, так что в портфеле у нее загремели карандаши в пенале, кубики с буквами, и бросилась вниз по лестнице.

На улице ее пронизал холодный ветер, едва не сбил с ног. Снега пока еще не было. Но дети уже учили стихотворения к зиме, чтобы встретиться с ней как надо.

В классе было тепло. Под потолком светились белые стеклянные шары. На учительнице был синий халат в крапинку с белым воротничком. Он ей очень шел. Настроение у нее было хорошее.

Первым уроком был счет, или математика. Теперь уже все знали это слово. Дети учились считать до семи. Когда они овладели счетом, учительница спросила, кто знает, какое сегодня число.

Как всегда, это знали Юленька и Енда Калина.

- Сегодня седьмое ноября, - сказал Енда.

- Это правильно? - спросила учительница.

- Да, - подтвердила Юленька, - сегодня седьмое ноября. - Она была дежурной и вела классный календарь.

- Кто знает, какой сегодня день?

Ольда поднял руку и сказал, что четверг.

Но учительница спрашивала не об этом. Она имела в виду совсем другое. Ее интересовало, знает ли кто-либо из детей, чем знаменателен день седьмого ноября.

Об этом не знал никто. Даже Юленька об этом не знала, и Енда Калина тоже.

Тогда учительница рассказала, что седьмого ноября 1917 года в России произошла революция. Рабочие прогнали помещиков и капиталистов и сами стали управлять страной. Все трудящиеся отмечают день Седьмого ноября как большой праздник. А все буржуи, где бы они ни были, боятся и ненавидят этот день. Они знают, что и рабочие их стран когда-нибудь поступят так же.

- А куда они денутся? - спросил Руда Кагоун.

- Куда они пойдут, когда их выгонят? - недоумевала Лида.

- Пусть идут куда хотят, - сказал с разрешения учительницы Ольда Воячек, - нам буржуев не надо.

Учительница с ним согласилась, но добавила, что трудящиеся выгонят капиталистов и помещиков только с их заводов, фабрик, дворцов, земель. Но если те захотят работать, как остальные, то пусть работают.

В конце второго урока - это было пение - в первый «А» класс пришли пионеры.

А что они принесли в корзине?

Снова подарки! Каждому ученику вручили лампион - иллюминационный фонарик. Был он большой, пестрый и растягивался, как гармошка.

- Мы можем взять это домой? - удивилась Лидушка Стршибрна.

- Да, - подтвердила учительница, - каждый из вас установит в фонарике свечку, и все мы вечером пойдем на манифестацию, посвященную празднику Седьмого ноября.

«Какой сегодня прекрасный день, - думала по дороге домой Анечка, - Седьмое ноября!»

Она с интересом рассматривала красный фонарик-гармошку, прикрепленную проволочкой к концу белой деревянной палки.

Дома мама помогла Анечке прикрепить свечку, и та начала то зажигать, то гасить ее. Зажигала и гасила. Так что вечером, когда надо было идти на манифестацию, от свечки остался жалкий огарок, который уже невозможно было зажечь.

Какое это было несчастье!

Другой свечки у мамы не оказалось. Обыскали все, что было можно. Магазин напротив только что закрылся.

Выло шесть часов.

Но ведь в шесть надо быть у школы!

По улице уже шли дети с белыми палочками, на которых весело покачивались на ветру цветные лампионы.

«Что нам делать? Как нам быть? Как же я не сберегла свечку?» -переживала Анечка.

В этот момент в дверь позвонили.

- Ты готова? Пошли вместе! - раздался голос Павла.

Он стоял в дверях, размахивая фонариком.

- У меня нет свечки, - призналась Анечка. - Она сгорела. Я играла с ней, играла... и она у меня сгорела.

Павел сунул руку в карман. С минуту поколебался, помялся на месте.

- Возьми! У меня две! - достал он из кармана и протянул Анечке красивую красную свечку. Она была витая, длинная и блестящая - не налюбуешься!

Павел и Анечка вместе побежали в школу и вместе встали в один ряд.

И вместе отметили праздник Седьмого ноября.

А сколько было фонариков! Желтых, оранжевых, красных, больше всего красных. И вероятно, самый яркий красный фонарик был у Анечки. Это, наверное, потому, что у нее был красный лампион и красная свечка.

А кто ей эту свечку подарил?

Мальчишка с взъерошенными волосами, веснушчатым носом, крикун и озорник из их дома, который в день первого сентября столкнул Анечку с парты, потом пожаловался на нее, что она написала на стене единички...

Как же так можно?

Что же случилось с Павлом? Неужели он так быстро исправился?

А может быть, все это он сделал ради корзиночки, которая ждет его с того памятного первого сентября на полочке в учительском шкафу!


Как Анечка с папой варили обед и в это время их позвали к телефону


Учительнице все стало известно. На другой день, когда в школе рассказывали о шествии с фонариками, она похвалила Павла за то, что он помог Анечке.

Павел ждал, с надеждой ждал, что сделает учительница. Вспомнит ли она? И действительно, она подошла к шкафу. Но сколько раз она это делала, пока там стояла корзиночка Павла! Она открыла шкаф, подняла руку... Корзиночка стояла на верхней полочке с краю! Взяла ее и поднесла к первой парте, где сидел Павел.

- Сколько ты тут простояла, корзиночка, сколько прождала?! - сказала она, глядя на желтую грушу, лежащую сверху. - Эту грушу нам пришлось дважды заменить, потому что та первая уже давно бы испортилась.

Павел прикрыл корзиночку ладонями. Ему стало так тепло, будто он подсел к камину.

«Наконец-то! Наконец-то я ее получил! Как мама будет рада!» -мысленно повторял Павел.

- Но теперь ты должен быть примерным, Павел, если не хочешь, чтобы я изменила свое отношение к тебе, - заметила учительница.

Павел улыбнулся: немного виновато, немного смущенно. Сейчас он был твердо уверен, что будет хорошим.

Когда они вышли из школы, он решил помочь Анечке, Юленьке и Лидушке везти двухколесную тачку, которую девочки взяли в школьной кухне, чтобы отвезти из кабинета в приемный пункт ненужную бумагу. Но свою помощь предложили им еще раньше Ольда Воячек и Енда Калина. Так что Павел уже опоздал.

Он стоял на улице и смотрел им вслед. Но тут вдруг вспомнил, что в ранце у него лежит корзиночка с фруктами, и стремглав помчался домой к маме.

Анечку ждал дома папа. Каждую минуту он с нетерпением выглядывал в окно. Как только он заметил ее на углу улицы, он крикнул, чтобы она поскорее шла домой.

«Наверное, у нас уже появился мальчик», - мелькнула у Анечки радостная мысль. Если бы у нее были крылышки, она прямо с тротуара полетела бы к папе в окно. Но так как их не было, то стремглав бросилась бежать. И так быстро бежала, что дома появилась запыхавшаяся.

- Где ты бродишь так долго? - набросился на нее отец уже в дверях. Захлопнув дверь, он направился на кухню и повернулся к плите.

О мальчике не сказал ни слова.

- У нас еще ничего нет? - разочарованно спрашивает Анечка.

- Я только что поставил воду для супа и делаю гуляш. Так что жди!

Но Анечка хотела знать совсем, совсем иное.

Отец снял с полки кухонную доску и начал резать лук. Глаза у него ужасно щипало, он моргал ими и морщил лицо, словно ему хотелось чихнуть. Наконец он чихнул, положил нож и сказал: «О боже!» - после чего снова продолжал резать лук.

Потом он подошел к буфету и остановился перед открытой толстой книгой. Анечка ее знала. Обложка книги была обшита цветным ситцем. Это была мамина поваренная книга.

- Папа, что ты там так долго читаешь?

Отец не отвечал.

- Папа, ведь лук пригорит. Его надо помешивать.

- Так помешай!

Анечка мешала лук. Отец читал, как делается гуляш. Мама утром не успела ему рассказать, потому что заторопилась в родильный дом.

- Папа, хватит жарить, клади мясо!

Отец взглянул на сковородку:

- Нет, лук должен еще немного поджариться. Так написано в книге.

- Хватит... клади мясо.

Отец захлопнул поваренную книгу.

Он подошел к умывальнику, вымыл мясо, нарезал его на небольшие кусочки и положил на раскаленную сковородку. Та зашипела и выбросила в воздух облако пара.

Отец отстранил Анечку от плиты и начал переворачивать мясо ложкой, но делал это так неловко, что кусочки мяса выскакивали со сковородки и падали на пол.

- Папа, хватит мешать, налей в сковородку воды!

Отец не отвечал. Он собрал с полу кусочки мяса, обмыл их и снова положил на сковородку. Она опять зашипела, и новое облачко пара, хотя и поменьше, поднялось в воздух.

На кухне удивительно запахло, как будто где-то кто-то что-то сжег.

- Папа, налей воды! - настоятельно советовала Анечка.

Отец строго взглянул на нее, перестал мешать мясо и подошел к буфету.


Анечка из первого «А» и другие

- Кто это закрыл книгу? Мне снова надо искать... - сердито перелистывал он страницы.

Запах в кухне становился все более едким.

А отец все перелистывал книгу. Он бормотал про себя:

- Г-г-г... гуляш.

Сначала он искал букву «г» и потом слово «гуляш».

- Папа, налей воды, ведь все сгорит, - просила Анечка.

Отец нашел «г-г-г... гуляш», снова прочитал, как его надо готовить, и сказал Анечке, что она права.

«...Потом подлить воды, закрыть крышкой и поставить тушить».

- Правильно, Анечка, ты сказала. Только что означает «потом»? «Потом» после чего? После того, как кухня наполнится дымом, будто сгорел стог сена? Боже ты мой!

- Папа, ведь я же тебе говорила: не мешай, налей воды.., - промолвила Анечка.

- Но ведь в книге написано: «потом подлить воды», - защищался отец, - понимаешь, Анечка? «Потом» - это значит не сразу. А ты хотела, чтобы я сразу же налил воду.

Воздух в кухне был - хоть топор вешай.

Гуляш на сковородке шипел и прыгал.

Папа схватил кружку с водой и вылил ее на сковородку.

Постепенно все успокоилось. Одичавшее мясо угомонилось и утихло.

- Ты слишком много налил воды, папа, - снова начала Анечка.

Папа не выдержал:

- Перестань, Анечка! Сегодня готовлю я. Завтра ты можешь показать, какая ты хозяйка.

Он закрыл сковородку крышкой, вытер вспотевший лоб и опустился на стул у стола.

«Ну и работка! Лучше вести товарный поезд из Чешской Тршебовы в Прагу...» - подумал он про себя, а вслух сказал:

- Так, теперь скоро будет готово. А ты приоткрой окно немного. Ведь если весь этот дым повалит, соседи испугаются, подумают, что у нас пожар.

Анечка открыла форточку, и дым повалил как из трубы.

- С чем мы будем есть гуляш? - забеспокоился отец. - Лучше всего с хлебом, правда. Анечка? Если поставить варить картошку, то остынет мясо. Что ты на это скажешь, Анечка?

Дочка согласилась.

Отец поднялся, взглянул на плиту. Уже один раз на сковородке горело, так что теперь надо быть осторожным! О том, что он собирался сварить суп, он совсем забыл.

Звонок звонит? Анечка прислушалась, вышла в коридор. Едва подошла к двери, как снова раздался звонок - громкий, длинный, прерывистый.

Это звонила Геленка. Она нажимала на кнопку линейкой, потому что была еще маленькой и рукой не доставала. Поэтому ее звонок был всегда особенным.

- Анечка, подойдите к телефону, вам звонят из родильного дома, - сказала она.

- Папа, к телефону! - крикнула Анечка и бросилась вниз по лестнице.

Отец побежал за ней. И так как он мог прыгать через две ступеньки, то внизу догнал ее. Не поздоровавшись с дворничихой, он схватил трубку и крикнул:

- Чейка слушает!

Потом с минуту слушал, молчал и наконец произнес:

- Да, да, спасибо, да, благодарю вас!

Он взглянул сверху вниз на Анечку, улыбнулся ей, погладил по волосам и прошептал:

- Мальчик! У нас мальчик!

Потом он хотел еще что-то сказать в трубку, но остановился и только повторял:

- Алло, алло, алло!.. Уже положили. Так вот... у нас родился мальчик... весит четыре килограмма... все здоровы.

Это была новость!

Мама Геленки вышла из кухни, подала папе руку, поздравила его, а Анечку поцеловала.

- Ну вот, ваша семья выросла. Это хорошо. Когда вы пойдете взглянуть на них?

- Как раз об этом я хотел спросить, но уже положили трубку. Зайду туда сегодня после обеда. А сейчас скорее вверх, ведь у нас на плите жарится мясо, - вдруг заторопился папа.

Они распрощались, поблагодарили и ушли.

Анечка схватила папу за руку.

- Анечка!..

Отец остановился, потрогал карманы, один, другой и разочарованно произнес:

- Я захлопнул дверь, а ключ не взял. Быстро назад! Надо вывернуть замок.

Дворничиха дала им деревянный ящичек с инструментами. Там были клещи, отвертки, пожарный крюк, молотки, сверло, долото, стамеска.

Отец принялся за работу.

Работал он быстро и не сердился, не то что когда делал гуляш. Ведь помимо того, что он был машинистом, он был еще и квалифицированным слесарем.

Но к чему все это было теперь!

Когда наконец дверь открылась, из коридора на лестничную клетку выползла темная туча. Гарь и запах подгоревшего мяса так и били в нос.

Папа бросился к окнам и раскрыл их.

На лестнице появилась удивленная пани Шлехтова.

- Что случилось, Анечка? - спросила она.

- У нас сгорел обед, - весело ответила Анечка. - И у нас родился мальчик!

- Ты рада братишке?

- Очень! И рада, что нам не надо обедать, потому что папа может сейчас же пойти позвонить и узнать, когда мы можем прийти на них посмотреть.

Когда папа вновь вышел на лестничную площадку, чтобы привести в порядок замок, пани Шлехтова поздравила его и пригласила их с Анечкой на обед.

Чейка сначала отнекивался, ему не очень хотелось идти к Шлехтовой, но потом принял приглашение.

На обед были суп и гуляш с картошкой.

Пани Шлехтова рассказала им, как надо сделать, чтобы мясо не пригорело: именно так, как советовала папе Анечка. Ведь она столько раз смотрела, как его готовила мама, и все хорошо запомнила!


О том, как Анечка все время думала об Ондржее, как Павел снова обозлил своим хвастовством ребят и как в Прагу приехали бабушка и дедушка


В школе теперь все хорошо. Ни улице тоже. А дома - просто прекрасно. Почему?

Потому что дома есть Ондржей!

Такой красивый мальчик!

Он будто из сахара. Нет, скорее, из фарфора. Или даже как нарисованный. Будто нарисован он одним знаменитым художником, который изумительно умел рисовать детей.

Но наш Ондржей красивее всех и главное - лучше.

Почему?

Потому что он живой! Он машет ручками, шевелит губами и издает какие-то звуки, словно собирается засмеяться. Но смеяться он еще не умеет. Жаль! Но пройдет немного времени, и он засмеется, может быть, даже сегодня, когда Анечка вернется из школы.

- Как зовут твою маму? - спрашивает учительница, и Руда Кагоун отвечает:

- Франтишка.

- А твою маму, Анечка?

- Мою маму зовут пани Чейкова, - неуверенно отвечает Анечка. Она не очень слушала, о чем идет речь, потому что все время думала об Ондржее.

Дети зашумели, мгновенно подняли руки.

- Ее зовут Анна, - поняла Анечка свою ошибку, покраснела и села.

Вот видишь, Ондржей, все это из-за тебя. Но как сделать так, чтобы Анечка о тебе постоянно не думала?

- Мою маму зовут... - отвечает веселым звонким голосом Лида Стршибрна, - ее зовут... - И вдруг тишина... Лида не знает, что сказать.

- Ты не знаешь, как зовут твою маму? - удивляется учительница.

- Не знаю, - откровенно призналась Лидушка, но сказала это тихо, потому что ей стало стыдно.

- Как называет ее дома папа? - помогает Лиде учительница.

Лида думает, вспоминает, как же папа называет маму. Ну как?

«Ярмилушка, пойди сюда», - вдруг вспомнились ей слова, и вся она

засияла.

- Мою маму зовут Ярмилушка.

Дети засмеялись тому, как умеет Лида выпалить то, что придет ей в голову. Едва что-либо вспомнит, как тотчас же выстреливает, словно из пулемета.

Так все же нельзя! Сначала надо вспомнить, затем подумать и только

потом отвечать.

Если бы она поступила именно так, то спокойно могла бы ответить, что ее маму зовут Ярмила.

Теперь Анечка слушает внимательно. Она уже знает, что, когда все дети ответят на вопрос, учительница спросит, как зовут их пап. Действительно, так и случилось. Кто слушает внимательно, тот иногда может отгадать, какой вопрос последует дальше.

А потом будет вопрос - как зовут твоего брата? Тогда Анечка поднимет руку и скажет - Ондржей. Пусть все знают, что у нее есть брат. Пусть об этом знает весь первый «А» класс!

Но учительница сначала спросила про сестру и только потом про брата.

Анечка сразу же подняла руку.

Енда Калина повернулся, удивленно посмотрел на Анечку, а Ольда Воячек улыбнулся ей, словно хотел сказать: «Как-нибудь возьми его с собой! Он будет хорошим мальчиком - этот ваш Ондржей».

- У тебя и вправду появился брат? - переспросил он Анечку, когда они - Ольда, Павел и Лида - вышли из школы и остановились на перекрестке.

- Он еще малявка, - включился в разговор Павел. - Только что родился.

- А ты что, как родился, так сразу и пошел в школу? Сам-то не был малявкой? - не удержался Ольда.

Павел похвастался, что когда он родился, то весил почти пять кило, а Ондржей - только четыре.

Анечка была рада, что Ольда заступается за Ондржея.

- Зато теперь ты - пигалица, - словно стрельнул в Павла Ольда.

Павел встал в стойку, словно петух, готовый к драке, но Ольда без лишних слов закрутил ему руки за спину.

Павел дергался, крутил головой, даже хотел плюнуть в Ольду, но разве с ним справишься? Тот зажал Павла, как клещами.

- Не очень задавайся, а то я тебе сейчас покажу! - крутился Павел и при этом так усердно старался казаться серьезным и взрослым, что Лида не выдержала и прыснула:

- Ха-ха... Это что ты ему покажешь?

Павел рассвирепел и попытался ударить Лиду ногой. Но Ольда еще сильнее заломил ему руки за спиной, чем сразу же его и укротил.

- Оставь его! Хулиган! - выскочила из магазина пани Шлехтова и бросилась к ребятам.

Ольда моментально отпустил Павла, перебежал на другую сторону улицы и исчез за углом, словно его тут и не было.

- Его обижают, а вы стоите и смотрите, - набросилась пани Шлехтова на девочек. - Вас двое, почему вы ему не помогли?

Лида растерянно втянула голову в плечи. Анечка испуганными глазами смотрела на пани Шлехтову.

Трудно ответить. Действительно трудно.

Кто начал?

Не в этом дело.

Кто был виновником?

Павел. Он хвастался, воображал, а ребята этого не любят.

Но пани Шлехтовой трудно это понять.

Она взрослая, она - мама, она всегда заступается за Павла.

Поэтому пани Шлехтова ответа не дождалась. Она вернулась в свой магазин, а Лида пошла домой.

На улице остались Анечка и Павел. Они шли медленно, молча.

Около дома Павел остановился, оперся на дверь.

- Ты ведь всегда первый начинаешь, - с упреком проговорила Анечка.

- Все равно я его не боюсь, - ухмыльнулся Павел.

- Он может побороть и Калину. Что ты думаешь? - подзадоривала Анечка. Ей уже порядком надоело хвастовство Павла.

И тут она вспомнила Ондржея, своего Ондржейку и подумала, что, может быть, уже приехали бабушка и дедушка.

Она хотела войти в дверь, но Павел ее не пускал.

- Пусти... Наверное, уже приехали бабушка с дедушкой... посмотреть на нашего Ондржея, - начала Анечка.

- Ты еще с этой малявкой нанянчишься, - ответил ей Павел, держа обеими руками дверную ручку и выставляя вперед живот, как бы желая столкнуть Анечку со ступенек. Анечка попятилась на тротуар.

- Тебе завидно, что у нас мальчик?

- Завидно? Ничего подобного! Мне он не нужен!

Вот такой Павел. Конечно же, ему завидно, что у Анечки есть брат.

Пани Шлехтова вышла из магазина, Павел увидел ее и немножко отступил от двери. Анечка заметила это и шмыгнула в дверь. Он даже не успел схватить ее за полу расстегнутого пальто. Ему ничего не оставалось, как сунуть голову в дверь и крикнуть:

- Все равно ваш мальчишка противный... Наш будет лучше!

Уже на лестничной клетке Анечка почувствовала, что бабушка и дедушка действительно приехали. Что-то знакомое носилось в воздухе. Едва она перешагнула порог дома, как поняла, откуда взялись эти предчувствия - от запаха дедушкиной трубки. Здесь пахло так же, как в дедушкином цитовском домике.

Сколько было радости!

- Ах ты, наша школьница! - воскликнул дедушка и заключил Анечку в объятия. - Я знал, что ты вернешься не скоро, так и сказал бабушке. «Не спеши, внучка придет только вечером, ведь и уроки надо сделать, и на ступеньках с девочками постоять».

Бабушка вытирала слезы фартуком, потом вспомнила, что он у нее нарядный, праздничный, и достала носовой платок.

- Как ты выросла, девочка моя золотая, какая ты стала большая!

Бабушка посадила Анечку на колени... в пальто, с ранцем за спиной. Анечка опечалилась, вспомнив, что Вшудик и курочки, гуси и козы остались одни, но потом подумала, что ничего с ними не случится, пусть подождут.

Сняла Анечка ранец, вымыла руки и вместе с бабушкой и дедушкой поспешила в комнату к Ондржею.

Он спал... Розовые щечки и на них темные реснички, как два веера. Но вот реснички поднялись. Ондржей открыл глазки. Он перебирал и чмокал губками. Анечке показалось, что он впервые улыбнулся. Улыбнулся ей, бабушке и дедушке.

- В каникулы приедешь к нам вместе с Ондржеем, - сказал дедушка.

Бабушка кивнула, а Анечка сразу пошла на кухню спросить разрешения у мамы.

- Если все будет хорошо и все мы будем здоровы, то увезем вас туда обоих, - согласилась мама.

Впервые Анечке захотелось, чтобы были каникулы. Но в школе тоже хорошо. И Ондржей должен еще немного подрасти. Все равно сейчас мама не пустила бы его в Цитов.


О том, как дети играли и чем все это кончилось


На следующий день дедушка и бабушка стали собираться в обратный путь. Никакими силами невозможно было удержать их в Праге. Напрасно упрашивали их и папа, и мама, и Анечка.

Ондржей в коляске агукал, чмокал губками и даже плакал. Анечка была убеждена, что все это потому, что бабушка с дедушкой уезжают. Но и это не помогло.

- Ведь кролики могут погибнуть... а что будет с козами, - говорила бабушка с самого утра. - Уж не знаю, напоит ли их пани Грдличкова теплой водой. Не забыла ли она на ночь отвязать Вшудика. Гусыня уже сидит на яйцах, иногда ее надо выпускать погулять. А у пани Грдличковой уйма своих забот.

Чейка начинал работу после обеда, тик что он проводил бабушку и дедушку на вокзал. Анечка - только до трамвая.

- Как мы уже договорились, Анечка, - погладил ее по щеке дедушка, - в каникулы увидимся и с тобой и с твоим братишкой.

Анечка пообещала, что они непременно приедут, и, распрощавшись, грустная направилась домой.

На улице перед школой ей повстречалась Лида Стршибрна. Она шла за школьную площадку, где Ольда Воячек и Енда Калина пускали змея.


Анечка из первого «А» и другие

«Хорошо бы и мне пойти, - подумала Анечка, - но сначала надо спросить разрешения у мамы».

Они пошли вместе с Лидой к их дому, остановились под окнами и закричали:

- Ма-моч-ка! Ма-моч-ка!

На втором этаже открылось окно, и выглянула пани Тругляржова, потом с третьего этажа - пани Шлехтова, из двери вышла Геленка... Только пани Чейковой не было видно.

- Наверное, в ванной стирает пеленки, - сказала Анечка. - Там ничего не слышно.

Девочки, теперь уже втроем, вместе с Геленкой, набрали в легкие воздух и закричали, как в лесу:

- Ма-моч-ка Чей-ко-ва! Ма-моч-ка Чей-ко-ва!

Результаты сказались немедленно. Штора в окне отодвинулась, и пани Чейкова выглянула на улицу.

Она разрешила Анечке пойти за школьную площадку, но сначала попросила ее сходить в магазин за маслом и хлебом. Лидушка и Геленка решили пойти вместе с Анечкой. Выполнив мамину просьбу. Анечка с подружками весело и радостно побежала играть.

Мальчики стояли в конце аллеи и что-то сматывали.

- Не взлетает змей, - проговорила Геленка.

В этот момент Ольда Воячек вскочил и побежал со змеем по полю. Енда Калина держал в руке колышек с намотанной на нем веревочкой. И прежде чем девочки подбежали к ним, змей был уже в воздухе.

Он немного, словно в нерешительности, покачался, но затем под порывами ветра стал набирать все большую высоту, словно кто-то тянул его вверх. Он таращил на детей свои огромные глаза и улыбался, как какое-то чудовище.

- Меня он мог бы унести? - спросила Геленка, щуря глаза.

- У него нет мотора, - ответил Енда. - А если бы был, то унес бы не только тебя.

- Вот реактивный самолет, - размышлял Ольда, - у него сила, как у автобуса.

- Ну да! -толкнула его Лида. - Автобус больше.

- Не больше! - бросился на защиту самолета Ольда. - Ты видела когда-нибудь реактивный самолет?

- Видела. И он был меньше, чем автобус. Он был такой, как змей... И даже еще меньше.

- Держите меня! - засмеялся Ольда. - Это был не реактивный самолет, а воробей.

Змей в воздухе закачался под новыми порывами ветра. Лида перестала на него смотреть.

- Все равно он у вас упадет, - сказала она обиженно.

На небе между облаками пролегла прямая белая линия. Она была такая прямая, словно учительница начертила ее на доске мелом.

- Реактивный самолет, - показал Ольда пальцем. - Он кажется маленьким, как блошка. А в нем сидит мой отец.

- А почему же он маленький?

- Да потому, что он высоко. Если бы он опустился на землю, ты бы глаза вытаращила.

Лида с Ольдой вечно спорили, так что тут ничего особенного не было.

Енда воткнул колышек в сырую землю, Ольда положил на него большой камень, чтобы змей не улетел, и дети стали играть в салки.

Вот это было здорово! В Лиду словно вселился бесенок. Она носилась по полю, и никто не мог ее поймать.

- Ты бегаешь, как куница, - сказал Ольда.

И тотчас же они начали играть в новую игру. Это игра во вьюнка. Потом в жмурки. Лица их разрумянились, на ботинки налипла грязь, потому что бегали они не только по аллее, но и по полю.

Потом внимание всех привлек трехколесный велосипед, принадлежавший Ольде. Рядом с полем был покрытый травой холмик. Велосипед летел с этой горки с невероятной быстротой! И внизу, как правило, падал и перевертывался.

Как это раньше им не приходило в голову кататься с этой горки на велосипеде!

Наверх каждый тащил велосипед за веревку сам. А вниз каждый ехал на той машине, которая ему больше всего нравилась: Енда - на «мерседесе», Анечка - на «фиате», Геленка - на «Спартаке», Лидушка - на «вартбурге», а Ольда - на «бугатке» или «бугарне».

- «Бугатка» - это самая лучшая машина. На ней ездит мой отец на соревнованиях! - кричал Ольда. Он был единственным, кто, съехав с горы, не упал, потому что сумел ногами повернуть переднее колесо так, как было нужно.

«Кто же у Ольды отец? - вертелось в голове у Анечки. - Он летает на реактивном самолете и участвует в автогонках. Наверное, это очень смелый человек».

О том же самом думал и Енда. Они уже хотели поинтересоваться, спросить у Ольды... но в это время что-то случилось с Лидушкой.

Съехав с горки на своем «вартбурге», она перевернулась, вскрикнула и схватилась обеими руками за ногу.

Она стонала от боли и лежала, свернувшись клубочком.

«Сильно ударилась, - думал Ольда, - ничего, это скоро пройдет».

Но боль не проходила.

Лида даже не могла встать на ногу. Дети посадили ее на велосипед и довезли до дома. Там пани Стршибрна взяла ее на руки и унесла домой.

На следующий день дети в школе узнали, что Лида сломала ногу. Не меньше двух недель она пролежит в больнице. Потом пробудет еще две недели дома. Короче, до Нового года в школу она уже не пойдет.

Учительница обо всем расспросила, в том числе и о трехколесном велосипеде, и напомнила детям, что они должны вести себя более осторожно.

- Если у Ольды папа ничего не боится, то и сам Ольда такой же, - сказала Анечка.

Учительница посмотрела на Ольду. Тот покраснел и, казалось, погрустнел.

- Теперь мы должны Лиде помогать, чтобы в больнице ей не было скучно и чтобы она не отстала в школе, - предложила учительница.

- Мы будем ходить к ней, - поддержала Юленька.

- Мы будем заниматься с ней, - твердо добавил Енда Калина.

Учительница похвалила ребят и тотчас же спросила, кто какими предметами будет с Лидушкой заниматься. Енда Калина - математикой. Юленька - чтением. Анечка - письмом. Павел Шлехта сказал, что он будет учить с Лидой стихотворения.

- А ты, Ольда, почему молчишь? - спросила учительница.

Ольда медленно встал.

- Я буду с Лидой петь... - и затем добавил: - Чтобы ей было весело.

Но сам он сказал это отнюдь не весело, сказал так, словно ему самому было очень жаль чего-то. Может быть, того, что Лида сломала ногу именно на его велосипеде. А может быть, чего-то другого.


Что значит иметь брата, при, этом быть школьницей, да еще дежурной по классу


У Анечки теперь столько работы, что обо всем не расскажешь. Иметь брата - это не пустяк! Это не только радость, но и большие заботы.

С таким маленьким мальчиком - уйма дел: стирать пеленки, купать его, поить водичкой, пеленать, присыпать, смазывать личико вазелином, вытирать ротик, закапывать в глазки борную воду. Едва вам покажется, что все сделано, что теперь можно отдохнуть, как все начинается сначала, или с конца, или с середины: перепеленать, напоить водичкой, вытереть ротик, припудрить, смазать личико, закапать в глазки, а еще купать его, стирать пеленки. И так одно за другим, одно за другим, как на карусели.

Мама так и говорит: «Крутимся мы как белки в колесе. Только и прошу: Анечка, принеси присыпку, налей в ванночку воды, подай термометр, забеги в аптеку, подогрей водичку для питья, сбегай за ватой, развесь банную простыню».

«Интересно, заботились ли родители обо мне так же?» - уже не раз думала про себя Анечка, хотя вслух ни разу об этом не спросила. Да и смотрела на нее мама иногда так испытующе, что Анечка пугалась, неужели мама догадалась о том, что подумала ее дочка.

- Что, Анечка? Ты уже большая, должна помогать! Разве ты не любишь Ондржея?

«Что за разговоры? Разве я его не люблю? Да я его очень люблю! Поэтому я его ласкаю и играю с ним, говорю ему «ку-ку-ку», «агу-агу», спрашиваю, где у него носик, где ручка, где ножка, - словом, уделяю ему все свое внимание».

И довольно часто получается, Анечка вечером вдруг вспоминает, что она еще не сделала письменного задания, или не выучила стишок, или не нарисовала, как ребята запускали змея или как они собирали в колхозе в Хыне картошку.


Анечка из первого «А» и другие

Недавно все ребята из первого «А» ездили в колхоз, и колхозники дали им корзинку картошки, чтобы они ее испекли на костре.

И еще, Анечка стала дежурной по классу, а это значит, у нее появились новые заботы: поливать цветы, следить, чтобы всегда был мел, чистая губка и влажная тряпка, исполнять поручения учителя, а именно: относить в учительскую классный журнал, доставать из шкафа тетради и класть их обратно, вытирать пыль на столе, на первом уроке сообщать, все ли в классе, а также какое сегодня число.

- Добрый день, дети! - сказала учительница.

- Добрый день, - ответили ученики первого «А» класса.

- Сегодня среда, шестнадцатое декабря. В классе отсутствует Лида Стршибрна.

Да, Лиды уже давно нет в классе. Она выписалась из больницы и теперь находится дома. Каждый день кто-нибудь навещает ее, рассказывает, что нового в классе, и занимается уроками.

Вот видите - еще одна забота: заниматься с Лидушкой Стршибрной.

Что касается Лиды, так ее болезнь - смех только, а не болезнь.

Нога у нее вообще не болит, только что в гипсе. Гипс твердый и тяжелый; нога большая. Лиде все время приходится следить, чтобы не поскользнуться, не упасть и не сломать себе, скажем, руку.

Вчера к ней пришли Енда Калина, Юленька Павкова и Анечка. Они занимались счетом, читали и писали.

А потом решили провести из кухни в комнату телефон. Взяли две коробочки от лекарств, натянули от одной к другой нитку. В первую коробочку говорили, а на противоположном конце слушали.

Было очень хорошо слышно. Но двери должны были быть открыты, и нельзя было говорить очень тихо.

Лучше всех разговаривала по телефону Юленька. Ее голос звучал так, словно она сама сидела под колпаком, а от того, что она говорила, Енда и Анечка катались от смеха по ковру.

- Алло!.. Это у телефона не пани Стршибрна? - спрашивала Юленька.

- Да... У телефона пани Стршибрна, - отвечала Лидушка. Где ваша дочка, пани Стршибрна?

- Она здесь, рядом со мной.

- Как она себя чувствует? Она уже здорова?

- Еще нет.

- А чем она больна, ваша дочка?

- Она в гипсе.

- Это тяжелая болезнь!

- Да. Весит пять кило.

- Эта болезнь?

- Нет, гипс на ноге... А вы, пани Павкова, здоровы?

- Нет, не совсем.

- Что с вами?

- Сегодня с утра я какая-то раздражительная.

- Обратитесь к врачу, пани Павкова, это, наверное, от глупости.

Девочки разговаривали бы и дальше, но Лида и Юленька так смеялись, что разорвали нитку. Кроме того, из соседней комнаты вышла пани Стршибрна и, чтобы утихомирить детей, слегка прикрикнула на них.

Если сегодня будет время, Анечка обязательно зайдет к Лидушке, хотя бы на минутку.

- Приготовьте тетради! - говорит учительница, и Анечка торопится взять из шкафа тетради по арифметике.

«Разве можно в школе отвлекаться? - думает она. - Надо постоянно держать ушки на макушке, все слышать, все знать, иначе будет плохо, скажут, что ты невнимательная».

Анечка выполнила задание за минуту. Возможно, и не за минуту, но быстро.

Это уже настоящая математика! От пяти отнять два, от пяти отнять три, от пяти отнять четыре, от пяти отнять один, от четырех отнять два.

Потом были задачи. Мама положила на тарелку пять ватрушек. Енда пришел из школы и съел три ватрушки. Сколько ватрушек осталось на тарелке?

Это совсем не трудно. На тарелке остались две ватрушки.

Так! Анечка первая положила ручку и закрыла тетрадь.

Когда учительница заметила это, она подозвала Анечку к себе, дала ей большие черные папки и попросила отнести их директору.

- Скажи товарищу директору... - начала она.

- Что вы посылаете сведения... - осмелилась сказать Анечка.

Она уже знает, что в черных папках лежат листы в клеточку, на которых написано, какой ученик сколько собрал макулатуры и металлолома. Через три дня начнутся новогодние каникулы, и сведения должны быть сданы вовремя.

В директорскую Анечка любила ходить. Собственно, не в директорскую, а мимо нее. Ведь там стоял на подставке изумительной красоты аквариум. Он светился в большом тихом коридоре, и рыбки в нем плавали вверх и вниз.

Две из них были сине-голубые.

Интересно, плавают ли они снова вместе?

Плавают и толкаются в песок на дне аквариума своими округлыми губами, будто хотят сделать гнездо.

Делают ли себе рыбки гнезда?

Кто знает, может быть, и делают. Нам пока об этом в школе не говорили.

А этот колючий! Посмотрите, как он сердится. Какой он вспыльчивый. Плавает один. Еще бы! Кто с таким будет дружить. Еще укусит.

У этой красной рыбки хвост как сабля. Если бы она могла сечь, то отсекла бы голову этой тоненькой, плоской рыбке. Только она, эта сабля, наверное, совсем не острая. Скорее, она служит рулем.

Тррр... тррр... тррр...

Звонок на перемену.

Двери в коридор открываются. Открылась и дверь из дирекции. Вышел товарищ директор, запер дверь и быстро пошел по лестнице на третий этаж.

Что же теперь делать, Анечка? Как быть?

Вот сейчас откроется дверь из первого класса «А», дети выбегут в коридор, учительница увидит ее, спросит, почему она не отдала директору папки.

Анечка шмыгнула на лестницу и спряталась за большими стеклянными дверями, за которыми только что исчез товарищ директор.

Какая длинная перемена!

Детские голоса за дверями жужжат, как пчелы в улье. Анечке кажется, что каждую минуту одна из пчел прилетит сюда и ужалит ее. Она беспокойно мечется, как бы кто ее здесь не увидел. Наверное, учительница уже ищет ее.

Перемена закончилась.

Директор вернулся. Анечка прямо на ступеньках отдала ему папки и побежала в класс.

- Где ты была так долго, Анечка? - удивилась учительница.

- Я... я была... в аквариуме, - призналась Анечка.

- Тогда почему ты сухая?

- Я стояла за стеклом.

Анечка рассказала все, как было: как она засмотрелась на рыбок, как потом раздался звонок на перемену, и она простояла за дверями в ожидании, когда закончится перемена.

И представьте себе Юленьку! Вдруг она поднимает руку и говорит, что раз Анечка так сделала, она уже не может быть дежурной по классу. А вот она, Юленька, никогда ничего не перепутает и никакой ошибки не сделает, поэтому она снова могла бы стать дежурной.

- Подожди, Юленька, - остановила ее учительница. - В следующий раз Анечка будет более исполнительной. А что касается ошибки, то именно сегодня ты ее сделала в задаче с ватрушками.

Юленька так покраснела, что ее белые худенькие щечки загорелись. Ей было стыдно за свой поступок.

Ведь Анечка все же ее подруга! Ее соседка по парте! А как весело играли они вчера в телефон у Лидушки Стршибрной!


О том, как пришел в школу Дед Мороз и что показывал Алики Белики


- Что подарить тебе к Новому году? - спросил папа у Анечки.

Он спрашивал уже не первый раз, но она все не знала.

Вернее, знала, но боялась сказать, хотя папа в последнее время стал совсем другим, не то что раньше.

Раньше он говорил с ней не иначе как - возьми, подай, покажи, унеси, а теперь обращался мягко и ласково.

- Папу нам словно подменили, - сказала однажды мама, когда он вернулся из магазина и выложил на стол всякие свертки, пакеты и банки.

Даже мама это заметила. Действительно, папа стал гораздо мягче. И глаза у него стали мягче, и волосы, и главное - голос.

Он ни разу не крикнул с тех пор, как привезли домой Ондржея.

В последний раз он рассердился тогда, когда сжег тот злополучный гуляш.

Теперь, когда мама стоит у плиты, отец только ее и спрашивает: для чего это, что ты туда кладешь, почему кладешь, сколько кладешь, разреши, я тоже попробую.

- Не мешай мне, я сама все сделаю, - отстраняет его от плиты мама, но он ее не слушает.

- А вдруг мы с Анечкой опять останемся одни, - шутливо поглядывает папа на дочку и улыбается.

Все это так необычно, что Анечка смущается. Ей немножко смешно и немножко стыдно. Она устремляется в комнату к Ондржею, а сама думает: «Пусть папа учится, а то до недавних пор он вообще ничего не умел делать. Придет с работы, поест, выкупается и ляжет спать. Потом встанет, возьмет книгу, читает и каждую минуту записывает что-то на бумагу или в тетрадь или что-то рисует. Но ничего хорошего он не нарисовал. Одни какие-то квадратики, рычаги, колесики, винтики. В общем, рисовал все те вещи, которые дети собирают и сдают в металлолом».

Анечка уже несколько раз спрашивала его, что он рисует, что это такое, но отец раньше всегда неохотно отвечал:

- Оставь тетрадь, все равно тебе не понять!

Возможно, теперь он объяснил бы ей, для чего он это рисует, но Анечка его не спрашивает.

Он не отгоняет ее от своих тетрадей, смотрит на нее ласково, и от этого ей немного не по себе. Поэтому она до сих пор не сказала, какой подарок хотела бы получить к Новому году.

А какой? Это ясно. Аквариум!

О чем бы она ни думала, что бы ни представляла - новую куклу, как у Лиды Стршибрной, или кольцевую железную дорогу с вагончиками, как у Павла, или детский театр, как у Юленьки, - перед ее глазами всегда возникал аквариум. За стеклом росли зеленые растеньица, на дне лежал песок и круглые камушки, а в воде плавали маленькие разноцветные рыбки.

Ей следовало бы поторопиться с ответом. Завтра уже суббота. Днем будет праздник Деда Мороза в школе. В среду утром они будут украшать елку дома, а вечером всем будут вручаться подарки.

Если бы Ондржей был немного постарше, она могла бы взять его завтра с собой в школу. Конечно, там будет очень хорошо!

К ним в класс пришли пионеры и рядом с доской повесили большой плакат -


ПИОНЕРЫ -- ОКТЯБРЯТАМ.


Анечка сама сумела прочитать его, хотя они еще не проходили всех букв.

Но то, что было нарисовано на плакате, мог понять каждый: большая елка, вокруг нее пионеры и ребята поменьше. Пионеры танцуют, поют и играют, а остальные дети смотрят на них.

- Там будет волшебник и укротитель змей, - по секрету сообщает Анечке Енда Калина.

У него в седьмом классе учится брат, и тот знает все, потому что он - пионер и сам принимает участие в праздничном выступлении ребят.

В субботу Ольда Воячек не выходил из школы. Из столовой он побежал в спортзал и толкался там среди пионеров, готовивших все для торжественного вечера. Он таскал из столовой стулья и скамейки, бегал в дирекцию за кнопками, требовал, чтобы в писчебумажном магазине ему продали гофрированную бумагу, хотя там сердились и отвечали, что сегодня суббота и что магазин уже закрыт. Тогда он пробрался через двор и заднюю дверь в квартиру директора и так упрашивал его, что тот наконец не выдержал и дал ему эту бумагу.

Таким образом, он, можно сказать, спас положение, потому что без этой бумаги невозможно представить себе ни Деда Мороза, ни елки, ни новогоднего торжества.

И даже в последнюю минуту вездесущий Ольда совершил нечто замечательное.

Когда в кабинете за спортзалом наряжали артистов, а в комнате школьного сторожа артисток, то вдруг обнаружили, что у Деда Мороза нет бороды.

Представляете, что тут было? Ведь не может Дед Мороз явиться к ребятам без бороды?

- Давайте нарисуем ему бороду! - предложили пионеры. Они уже собирались бежать за красками, чтобы разрисовать Пепика Калину - брата Енды.

Директор неодобрительно покачал головой.

- Наша дворничиха рядилась в святого Микулаша. Так что у нее борода определенно есть, и она мне ее даст, - заявил Ольда.

Он убежал и быстро вернулся обратно. Борода, которую он принес, удивительно подошла Пепику. Она была намотана на проволочку и прикреплялась к голове резиночками.

Ребята в зале шумели. Особенное нетерпение проявляли первоклашки - октябрята. Такого представления в школе они еще не видели.

Анечка сидела в первом ряду вместе с Ендой Калиной с одной стороны и с Павлом, Лидушкой Стршибрной и Рудой Кагоуном с другой стороны. Лиду привела в школу мама. Врач разрешил ей сходить сегодня в школу, чтобы и она могла повеселиться вместе с ребятами на новогодней школьной елке.

Представление началось.

На сцену вышел черноволосый пионер, тот самый, который привел Анечку в школу. Звали его Збынек Крейза. Он поприветствовал октябрят, пионеров и родителей. Зазвучала музыка. Потом пошли стихи, песни, танцевальные и шуточные номера, считалки, сказки. Потом появились балерины, акробаты, феи, так что голова пошла кругом.

- Когда же придет Дед Мороз? - нетерпеливо спрашивал Павел Шлехта.

Анечка толкнула его:

- Не мешай!

«Пусть подольше не приходит, - думает про себя Анечка. - Как только он придет, так сразу все кончится».

Из-за сцены выглянул Ольда Воячек.

«Вы видите меня?» - как бы спрашивали его сияющие глаза.

Наконец ему надоело торчать за сценой, и он пробрался к своим ребятам в первый ряд.

- Сейчас будут запускать самолет, а потом появится волшебник, - тихо сообщил он соседям. Действительно, так и случилось.

На сцену вышел пионер. Он показал детям небольшой металлический самолет. Включил моторчик, и самолет поднялся в воздух. Если бы он не был привязан за веревку, то определенно вылетел бы в окно.

Ольда не спускал с самолетика глаз и крутил головой.

- Вррр, вррр, - жужжал он, морщил лоб, кривил губы, хмурился, двигал руками так, словно сидел за штурвалом.

Потом появился волшебник.

- Это Збынек Крейза. Он открыл наш праздник, - снова не удержался Ольда Воячек. Но никто ему не поверил.

Это Збынек Крейза? Откуда у него такие черные усы? Наверное, они у него налеплены? Если их подергать, они могут отвалиться... На руках у него белые перчатки. Сам он одет в черный фрак с фалдами.

- Это все взято напрокат, - хвастался своими знаниями Ольда. До этого он вертелся около артистов и знал о них все. - Цилиндр, который у него на голове, ему дал директор. А в корзинке у него лежит второй цилиндр.

- Для чего ему два цилиндра, если у него одна голова? - одернул наконец Ольду Енда Калина.

- Значит, надо, - усмехнулся Ольда и скорчил такую гримасу, что Лида Стршибрна не смогла удержаться от смеха и прыснула именно тогда, когда стояла гробовая тишина.

Волшебник снял цилиндр, достал из него множество разноцветных платочков и разбросал их по столу. Затем снова надел цилиндр и вынул из стоящей рядом корзинки змею и длинную дудку. Он заиграл на дудке, и змея поднялась. Он кончил играть, она снова легла на стол и застыла словно зачарованная.

- Вот это чудо!.. - шептали дети.

Волшебник снова играл на дудке, змея снова дрожа поднимала голову и поворачивала ее. Казалось, что она вот-вот укусит длинную деревянную дудку.

- Она к этой дудке привязана, - толкнул Ольда Анечку.

- Перестань! - рассердилась она. - Ведь он же волшебник!

- Но змею он привязал за нитку, -настаивал на своем Ольда.

Раздался бой барабана, затрубила труба, потом снова послышался барабанный бой.

Волшебник сунул змею и дудку обратно в корзину.


Сейчас вам покажет

Двух кроликов белых

Волшебник великий

Алики Белики

прозвучал голос из-за сцены, и снова раздался барабанный бой.


Анечка из первого «А» и другие

Волшебник подошел к самому краю сцены, снял с головы цилиндр и показал, что тот пустой.

Действительно, в нем ничего не было. Павел Шлехта, чтобы удостовериться в этом, засунул нос почти в цилиндр.

Великий волшебник Алики Белики повернулся и с цилиндром в руке возвратился к столу. Потом снова повернулся, дотронулся до цилиндра и достал из него кролика, маленького беленького кролика.

Вот вам, пожалуйста!

Он посадил кролика в корзину, дотронулся до цилиндра во второй раз и достал еще одного кролика.

В зале раздались дружные аплодисменты.

Волшебник кланялся.

Поклонился раз, второй, третий... И тут вдруг тот кролик, который сидел в корзине, неожиданно выпрыгнул на сцену. Он бегал, прятался, петлял. Алики Белики испугался и выпустил из рук того кролика, которого держал.

Поднялся крик, шум. Каждому хотелось поймать кролика, но, разумеется, одного из них схватил Ольда Воячек.

Обоих беглецов прямо на сцене посадили в клетку, которую принесли из кабинета.

Алики Белики распрощался с публикой. Он снял черные усы, черную «бабочку» с рубашки, черный фрак, и перед всеми предстал Збынек Крейза в белой пионерской форме.

- Ну, что я говорил? - кричал весь разгоряченный Ольда Воячек. - А знаешь, почему у него было два цилиндра? Скажи, если ты умный! -обратился он к Енде Калине. - В одном, который был на голове, у него были платочки. А в другом, который лежал в корзине, сидели кролики... Я это видел!

Наверное, оно так и было, потому что вдруг раздались тихие всхлипывания, и одна маленькая девочка по имени Тонечка из первого «Б» класса прогнусавила:

- Отдайте мне моих кроликов... Они наши... Мы дали их вам ненадолго.

- Я их спрячу у школьного сторожа под столом, - успокаивал Тонечку Ольда и моментально исчез за сценой.

Затем появился Дед Мороз с тележкой, на которой лежали подарки, и раздал их всем октябрятам. Мальчикам он дал маленькие деревянные самолетики, а девочкам - красивых куколок. Потом все пошли пить чай с печеньем.

На улице был уже вечер, и все стали расходиться но домам.

- Что тебе подарят родители к Новому году? - поинтересовалась у Анечки пани Стршибрна, когда они прощались на перекрестке.

- Я хочу аквариум, - призналась Анечка, - но, кроме меня, об этом никто не знает...

И она побежала по слабо освещенной улице домой, подгоняемая порывами холодного ветра.


О том, как Анечка и Ольда бродили по улицам; о том, что рассказал ей Ольда и что подарили Анечке к Новому году


Накануне праздника все было наполнено в доме теплом, уютом и ароматом. Только на улице завывал холодный ветер и бросал на дороги снег с дождем.

- Белый снег?.. Его в Праге не было с незапамятных времен! - говорила мама, разделывая рыбу.

«Как мне хочется аквариум, - думала про себя Анечка, - жаль, что я не попросила вовремя папу».

Днем к Анечке зашел Павел Шлехта. Пани Чейкова уже купила елку, достала из шкафа елочные игрушки, и Анечка с Павлом принялись наряжать ее.

«Как жаль, что нет папы, - думала Анечка. - Сегодня он работает. Может быть, именно сейчас он выезжает из Чешской Тршебовы. Приедет в Прагу ночью, когда и она, и мама, и Ондржей будут спать».

С самого утра Ондржей вел себя беспокойно. Не хотел есть, все время просыпался, хныкал.

- Что-то ему нехорошо, - замечает мама, которая каждую минуту бегает смотреть на малыша и при этом осторожно трогает его лобик рукой.

Вечером она зашла посоветоваться к дворничихе, и обе решили, что надо вызвать доктора.

Анечку охватил страх. Уже ничто ее не интересовало. Она села на стульчик и с ужасом стала ждать, что скажет доктор.

Тот долго осматривал Ондржея, заглядывал ему в горло, слушал, как бьется сердце и как малыш дышит. Потом выписал лекарство.

- Пока ничего серьезного, но завтра я все же зайду, - сказал он и пошел в ванную комнату вымыть руки.

Мама держала в руке рецепт и размышляла, что ей делать, как лучше поступить, так как в духовке сидел пирог, а на плите жарилась рыба.

- Мамочка, я схожу в аптеку, - предложила Анечка, и Павел присоединился к ней, пообещав, что дома его отпустят.

Анечка была этому только рада, потому что в комнату через окно уже заглядывали сумерки.

Но пани Шлехтова не отпустила сына.

- Сейчас мы сядем ужинать, и все должны быть в сборе, - строго сказала она, так что Павел даже не осмелился ей возразить.

«Что мне делать? Вернуться?» - размышляла Анечка, оставшись за дверьми. Но тут она вспомнила Ондржея, которому было нужно лекарство, маму, которая хлопотала у плиты, и решила пойти одна.

Ведь это же недалеко! Пройти мимо Стршибрных, потом свернуть за угол, спуститься вниз, пройти по улице, где много деревьев - целая аллея, еще раз свернуть за угол - тут и аптека. Там она отдаст рецепт и получит лекарство. Раз его прописал доктор, то денег платить не надо. Ведь не в первый же раз она идет!

Улица была пустынной. Только из окон струился в темноту желтый свет да вокруг уличных фонарей кружились на ветру хлопья снега с дождем.

«Ап-те-ка», - тихо прочитала Анечка, увидев издалека знакомую надпись.

Но что это?

Неужели аптека закрыта?

Анечка подошла к стеклянной доске, висящей около двери, на которой было что-то написано. И в свете маленькой красной лампочки с трудом прочитала: «Ближайшая дежурная аптека находится...»

Но дальше оказалось много незнакомых букв, и были они такие маленькие, что Анечка ничего не могла понять.

«Наверное, там написан адрес, - сообразила Анечка. - Но зачем он мне, если я не знаю, как туда идти. Кроме этой аптеки, я никакой другой не знаю».

Пока она так стояла и думала, к дверям аптеки подошел мальчик. На нем были свитер, шапочка с помпоном и шарфик.

Он взглянул на Анечку и удивился: что она тут делает?

- Это ты, Ольда? - обрадовалась Анечка. Она не могла поверить своим глазам, что встретилась с другом.

- Надо идти на Фоукалку, - сказал он уверенно. - Если здесь горит красная лампочка, значит, лекарства выдаются там.

Анечка продолжала стоять в нерешительности, но Ольда не отступал:

- Что ты смотришь? Боишься, что не найдешь? Пойдем, я тебя провожу.

И они пошли вместе.

Анечка семенила рядом с Ольдой, стараясь не отставать от него.

- Кто у вас болен? - спросил он после некоторого молчания.

Анечка рассказала, как заболел Ондржей, как приходил доктор и прописал лекарство.

- Он такой худой, с желтым портфелем? - поинтересовался Ольда.

Анечка кивнула.

- У него такое грустное лицо?

На это Анечка внимания не обратила, но сейчас подумала и согласилась, что глаза у него - грустные.

- Он приходит и к нам, - заключил Ольда.

Они повернули на главную улицу, по которой шли пустые трамваи и одинокие пешеходы.

- У тебя есть елка? - спросил Ольда.

- Есть. А у тебя?

- Тоже. Ты пошла за лекарством, потому что папы нет дома?

- Да, он на работе.

- Мой тоже.

- А кто у вас болеет?

- Мама, - сказал Ольда и показал на другую сторону улицы, откуда начиналась Фоукалка.

Аптекарь посмотрел на рецепты и скрылся за зеленой шторой. Он долго не появлялся, так что Анечка стала нетерпеливо переминаться с ноги на ногу, но Ольда ее успокоил:

- Он должен все хорошенько перемешать, иначе лекарство Ондржею не поможет.

На обратном пути Ольда шел медленно, неохотно, уставившись в землю.

- Пошли быстрее, - торопила его Анечка, - надо скорее принести лекарство.

Ольда остановился, как-то странно посмотрел на Анечку и произнес:

- Моей маме оно все равно не поможет.

Он сказал это таким голосом, что Анечке стало страшно.

У тротуара остановился трамвай, из него вышел человек, он закачался, сделал несколько неровных, неуверенных шагов и обеими руками обхватил дерево.

- Ему плохо, - испугалась Анечка.

- Не плохо, - твердо сказал Ольда. - Он пьяный... как мой отец.

Анечка остановилась и удивленно посмотрела на Ольду: «Чего он только не придумает».

- Ведь ты же говорил, что твой отец летает на реактивном самолете, что сегодня он работает.

- Это неправда.

- Но ты же говорил.

- Говорил... Но это неправда.

Анечка подумала, что Ольда все время врет, и за это она даже чуть не ударила его, но потом решила: «Ладно, пусть он болтает и выдумывает, раз ему так нравится, а я побегу домой. Теперь я уже знаю, как надо идти».

Но на той улице, где была аллея, Ольда догнал ее. Он снова шел большими шагами и размахивал руками, то есть опять был таким, каким она встретила его у аптеки.

- Здесь мы живем, - качнул он головой в сторону открытых ворот и исчез в арке.

Анечка остановилась, глядя на дом. И тут снова показался Ольда.

- Не говори никому, что я тебе сказал. Ладно? - попросил он и подошел ближе. Его круглое лицо вытянулось и стало казаться взрослым.

- Ладно... Я бегу домой, - повернулась в его сторону Анечка, но он придержал ее за пальто.

- Отец ушел от нас.

- Ты врешь!


Анечка из первого «А» и другие

- Не вру. Мы с мамой остались одни.

- Правда?

- Правда. Хочешь, зайдем к нам.

Анечка задумалась.

Пошли... И елки у нас нет. Только звезда... серебряная... увидишь ее.

- Ольда, это правда?

- Правда. Я купил ее в магазине... А елка будет у нас через год, когда мама поправится.

Ольда сунул руку в карман и вынул коробочку с лекарством.

- Лекарство поможет твоей маме, - сказала Анечка. - Вот увидишь. Ольда!

Она была уверена, что лекарство поможет, потому что аптекарь в черных очках так долго мешал его за зеленой занавеской.

- Я пошел... Ты никому не скажешь, Анечка?

- Никому! - пообещала она.

Дети расстались.


Пани Чейкова была как на иголках. Но тогда, когда Анечка все ей рассказала, она похвалила ее.

- Завтра подари Ольде что-нибудь с елки. Ведь он так помог нам!

Ондржею дали лекарство, и он моментально уснул.

Анечка с мамой сели за праздничный ужин. Когда они поужинали, зажглась елка. А под елкой Анечка увидела подарок.

- Ой... аквариум, - застыла она в удивлении. - Как вы об этом догадались?

- Это тебе от Деда Мороза, - сказала мама. - А рыбок ты купишь с папой, когда он будет дома.

Анечка осторожно гладила блестящие стенки стеклянного сокровища, потом налила в аквариум немного воды и бросила кусочки разломанной спички.

«Что сейчас делает Ольда? - думала она. - Что ему подарил Дед Мороз к Новому году? Помогло ли лекарство его маме? Она, наверное, уснула так же быстро, как Ондржей. И Ольда теперь сидит дома один-одинешенек.

А может быть, все, что он наговорил мне, - неправда? Ведь он перескакивал с пятого на десятое, не знаешь, чему и верить».


О том, что на свете существуют не только рыбки, и о том, что было у Волчеков


Сразу же после Нового года начались заморозки. Снег на улицах уже не таял.

Горка, с которой дети так весело катались на трехколесном Ольдовом велосипеде, побелела. И теперь ребята облепили ее, как пчелы. С одной стороны на нее медленно поднимался длинный караван ребят с санками, с другой стороны они стремительно съезжали вниз.

- С дороги! - то и дело раздавались детские голоса.

Санки быстро катились вниз, а у некоторых счастливчиков они доезжали даже до замерзшей небольшой речки.

Это было прекрасно. Но Анечка не торопится на горку: сегодня они с папой едут покупать рыбок. Поэтому свои санки она оставила внизу у подвала: пусть Геленка их возьмет и катается себе на здоровье.

Рыбки - это настоящая драгоценность, их не купишь где попало. Их ни в каких простых магазинах не продают. Ехать за ними надо через всю Прагу - в Билибанку. Это была бесконечно длинная дорога.

«Когда же мы приедем?» - не терпелось спросить Анечке, но она молчала: боялась, как бы не рассердился папа.

Она уже думала, что они приехали, но папа сказал, что надо пересесть еще на другой трамвай. И они опять ехали. Ехали долго, потом шли пешком, потом папа спросил у прохожего, где зоомагазин.

И вот они вышли на большую площадь, где напротив высокого дома стоит маленький домик, и в нем, в витрине, в огромном аквариуме, плавает черный сом. Оказывается, это и есть зоомагазин на Билибанке.

Вы знаете, что такое улей?

Улей - это домик, в котором в деревянных ячейках за стеклянными окнами живет огромное количество пчел. А здесь в воде, за стеклянными стенками, живет огромное количество рыбок.

Школьный аквариум, по сравнению с этим рыбьим раем, просто ничто.

Папа решил посоветоваться с главным продавцом, который переходил от одного аквариума к другому с сачком в руке.

- Думаю, что вам лучше всего взять павлиний глаз и меченосца, - сказал он. - Это рыбки для начинающих.


Анечка из первого «А» и другие

Он поднялся по небольшим ступенькам, и не успели Анечка с папой глазом моргнуть, как он выловил по две рыбки каждого вида.

Дорога домой показалась еще длиннее.

Анечка держала на коленях баночку, покрытую бумажной крышкой, и согревала ее руками, боясь, как бы эти маленькие создания, извлеченные из рыбьего рая, не простудились на морозе.

Ей очень хотелось заглянуть, что они там делают. Но нет, лучше не надо. Вдруг они почувствуют холод и им станет плохо. Уж лучше потерпеть до дома.

Анечка терпеливо ждала конца пути и дождалась.

До вечера они с папой промыли песок и камешки, подогрели воду. И в тот момент, когда мама вошла в ванную, чтобы сказать, что ей пора купать Ондржея, Анечка с папой торжественно объявили, что все готово.

Аквариум поставили в комнате на тумбочку, рядом с кроваткой Ондржея, и пустили в него рыбок.

Вот уже второй день сидит Анечка перед аквариумом, не говорит, не пьет, не ест и только смотрит.

Мама зовет ее обедать - Анечка не слышит: не может оторваться от аквариума. Приходит Павел, зовет кататься на санках - Анечка показывает ему рыбок и остается дома, чтобы смотреть на аквариум. Приходит Геленка, Анечка вместе с Геленкой любуется рыбками, Геленка уходит кататься на санках, а Анечка остается сидеть у аквариума одна.

- Ты совсем уж не можешь оторваться? - уже сердится мама.

Но Анечка не слышит, так она поглощена рыбками.

Ондржей захнычет в кроватке, замашет ручками, заплачет.

- Что, Ондржеечка? - склонится над ним Анечка, потом вернется на свой стульчик и снова уткнется в аквариум.

Она смотрит и смотрит... А перед ее глазами проплывают рыбки.

Вот меченосцы. Они принадлежат к семейству ксифидов. Одни из них зеленые с красной полоской, другие - красные без полоски, третьи -черные со светлой полоской. И у всех у них на хвостовом плавнике - длинный и острый меч. Поэтому они и называются меченосцы. Это самцы. Они удивительно быстрые, стремительные.

Их самочки - полная им противоположность. Уж если они зеленые так зеленые, красные так красные, черные так черные. Их расцветка более однотонная. И еще они напоминают толстых тетушек. У каждой такое брюшко, что можно подумать, что рыбка проглотила изрядной величины камешек. Они еле-еле передвигаются.

Очень на них похожа самка павлиньего глаза. Она немного меньше, а значит, и более подвижна. А ее самец - маленькая шустрая рыбка с флажком вместо хвоста. Этот самец такой взбалмошный, такой безрассудный! Носится по аквариуму, то он здесь, то там, всюду заглянет, ударится носом, схватит что-нибудь и уже летит дальше.

«Он похож на Руду Кагоуна, - думает Анечка. - Его надо бы ненадолго в угол поставить».

Только на Руду, который живет в аквариуме, не подействовали бы ни уговоры, ни угрозы. Он плавает, где ему угодно, и иногда носится так, будто должен сообщить всем о чем-то необыкновенном, например о всемирном потопе. Но всемирным потопом рыбок не испугаешь. Испугать их можно, наоборот, тем, что из аквариума выпустят воду. Тогда рыбки останутся без воды и им будет плохо.

Остальные рыбки его и не любят. Подплывет он к одной толстой тетушке, толкнет ее - она медленно отстранится от него. А он уже устремляется к другой, губами шевелит, наверное, говорит, что из аквариума будут выпускать воду. Но тетушкам он уже надоел, и они не обращают на него внимания. Тогда он начинает приставать к меченосцам.

«Опять пристаешь, вредина!» - сердится на него меченосец и ударяет хвостом, словно мечом. Руда отплывает, но не надолго...

- Анечка, отнеси сегодня Ольде гостинец, - просит мама и не уходит из комнаты до тех пор, пока Анечка не поднимется со стула.

Пока мама готовила подарок Ольде, Анечка рассказывала ей то, что узнала о рыбках.

- Это хорошо, Анечка, что ты с таким интересом их изучаешь. Но ты должна помнить, что на свете существуют не только рыбки, - сказала мама.

Это Анечка знает. На свете много всего! Ну, скажем, Ольда, его мама, серебряная звезда, его папа...

- Мама, ты знаешь Воячека? - спросила Анечка и испугалась. Ведь она же пообещала Ольде, что будет молчать! Но про его папу-то она может спросить?

- У Ольды нет папы, - слышит Анечка в ответ. Так. Значит, Ольда сказал правду.

Анечка взяла гостинец и по дороге зашла к Лиде Стршибрной. Ей еще не разрешают кататься на санках, поэтому она будет рада прогуляться с Анечкой.

Пани Стршибрна положила в коробочку печенье. Это для Ольды. Он так здорово пел с Лидушкой песни. Девочки пообещали, что будут на улице осторожны, что скоро вернутся и что передадут пани Воячековой привет.

Старый дом с открытыми воротами в арке выглядел на фоне белого снега особенно темным и понурым. От стен подъезда веяло холодом.

На зеленых дверях второго этажа Анечка прочитала табличку: «О. Воячек». Фамилия отца, который здесь не живет.

Девочки с минуту переминались с ноги на ногу перед дверью, когда за ней вдруг раздалось пение. Тихое и протяжное, оно словно звучало издалека.


Дикая уточка смело

В небе высоком летела.

Прицелился точно стрелок,

Попал он ей прямо в бочок...


«Кто это у Воячеков поет? На Ольду не похоже». Пение продолжалось:


Он пробил ей крылышко

И поранил ножку.

И упала уточка

С плачем на дорожку.


- Какая грустная песня, - тихо проговорила Лидушка и взяла Анечку за руку.

В старом незнакомом доме воцарилась тишина.

Девочки слышали собственное дыхание. Вдруг раздалось другое пение - более громкое и веселое. Оно доносилось снизу.

Это Ольда бежал вверх по лестнице. Натолкнувшись на девочек, он остановился.

- Что вы тут делаете?

- Идем к вам.

Слегка помедлив, он открыл дверь и вошел первый.

- Проходите, - повернулся он в дверях.

Они робко вошли в коридор и потом в комнату.

У окна заметили стол, покрытый белой скатертью. Над ним склонилась бледная темноволосая женщина.

«Это Ольдина мама», - подумала Анечка.

- Добрый день! - защебетала Лидушка, и Анечка обрадовалась, что взяла с собой такую смелую подружку. - Мы принесли Ольде гостинец с елки. А вам передаем привет.

- Вы чьи будете? - подняла глаза бледная пани.

Анечка заметила, как медленно она говорит, как трудно ей повернуть голову, пошевелить рукой.

Она предложила им сесть, но нет, они не сядут, они не хотят мешать ей.

Ольда принес два стула, вытер их ладонью и любезно предложил:

- Садитесь, девочки. В ногах правды нет.

Девочки сели. Пани Воячекова улыбнулась. Ольда подбросил в печку лопату угля.

- Ему приходится вести хозяйство, - слабым голосом проговорила пани Воячекова. - Но самое тяжелое уже позади. Я потихоньку начинаю ходить.

«Лекарство ей помогло! - обрадовалась Анечка. - Оно помогло и Ондржею. Только пани Воячекова болела очень долго».

Затем стулья пододвинули к столу. Ольда принес настольную игру, и они начали играть. Но так как Анечка не умела в нее играть, то она охотно стала отвечать на вопросы пани Воячековой. А та интересовалась школой, учительницей и каждую минуту спрашивала, как Ольда, как он учится и не сердит ли учительницу и ребят.

- На него никто не сердится, - искренне отвечала Анечка.

Теперь ей уже казалось, что мама Ольды не такая бледная и что она

даже веселая.

- Как у него дела в школе, Анечка?

- Хорошо, - неуверенно ответила Анечка и тотчас же представила себе Ольду, как он читает на уроке букварь: тычет пальцем в строчку, заикается, краснеет, напрягает всю свою память, но сказать ничего не может.

«С чтением у него плохо, - молча думает Анечка. - Но я на него жаловаться не буду».

- Как у него с чтением? - спрашивает пани Воячекова, словно читая Анечкины мысли.

Анечка смотрит на пани Воячекову и молчит. Она чувствует, как у нее начинают гореть щеки.

- Не очень... Правда ведь, Ольда, не очень...

Ольда оторвался от игры.

- Я догоню, - твердо заявляет он, продолжая игру. Делает один ход, другой, но Лида забирает у него фигуру.

- Надо читать вслух дома, - советует Анечка.

Пани Воячекова кивает головой в знак согласия.

Ольде обязательно надо больше читать дома. Теперь она за ним будет следить, потому что у нее есть время.

Вдруг Анечка вскочила, словно кто-то ее уколол, и бросилась надевать пальто. Ведь они так долго засиделись! Ольде надо еще сходить за хлебом, потом в подвал за углем. А его маме, наверное, надо лечь: кровать у печки раскрыта.

Когда они прощались, Ольда вдруг потянул Анечку за рукав в комнату. Рядом со шкафом стояла маленькая новогодняя елочка. На ее верхушке поблескивала серебряная звезда.

- Когда я пришел из аптеки, она стояла на столе, - сказал он девочкам, провожая их по ступенькам вниз.

- А я сама наряжала елку, - похвасталась Лидушка.

- Но ты елке не удивилась, а я удивился, - возразил Ольда.

«Кто ему ее принес?» - размышляла Анечка. Но Лиде она ничего не сказала, потому что обещала Ольде, что будет молчать. Она никому ни словом не обмолвится ни о его папе, ни о елочке, ни о серебряной звезде, сверкающей на верхушке.


О том, что день был чудесный, словно по заказу, но и в этот день текли слезы


День начался, как сказала мама, словно по заказу. На улице стоял трескучий мороз, но солнышко сияло так, будто пришла весна. Анечка идет в школу без ранца. На ней пальто, красная шапочка с помпоном. На душе легко и радостно.

Но по ее спине словно опять пробегает муравей - тот самый, который уже пробегал, когда она первый раз шла в школу.

Сегодня им дадут табель успеваемости.

Учительница пришла не в платье в горошек с белым воротничком, а в новом голубом праздничном костюме.

Енда Калина, который был дежурным, поприветствовал всех и сказал, что сегодня суббота, тридцать первое января и что отсутствующих нет.

Получить табель успеваемости пришли все. Весь первый класс «А» в сборе. Даже Лида Стршибрна с перевязанной ногой сидит на своем месте - за первой партой у окна.

В классе тихо, необычно тихо, как тогда, когда в школу явился доктор в белом халате и сестра тоже в белом халате. Они разложили на столе блестящие металлические коробочки, достали из них блестящие металлические инструменты и стали делать немного испуганным детям царапинки на руке повыше локтя.

Когда ребята поняли, что это не больно, всем стало легче. Дети подождали, пока капельки на царапинках подсохнут, оделись и пошли домой.

Каждый потом говорил, что все это пустяки и что нечего было бояться.

Но получать табель - это совсем другое дело!

Только тишина стояла такая же, как тогда, когда нам делали прививку.

- Табель, дети, - это важный документ, - сказала учительница.

Руда Кагоун, сидящий на одной парте с Лидой Стршибрной, завертелся и открыл рот.

- В нем написано, как каждый из вас учился в первом полугодии. Одни - на пятерки. Там будет написано «отлично». Другие - на четверки. Там будет написано «хорошо». А пять учеников нашего класса получили тройки. У них будет написано «удовлетворительно».

При этом учительница посмотрела через Анечку на Ольду Воячека, сидевшего за четвертой партой. И тот тяжело вздохнул.

- Скорее бы уж раздавали табели! - шепнул он Анечке, и учительница будто его услышала.

Она достала из шкафа стопку зеленых обложек и попросила Енду Калину и Павла Шлехту раздать их ребятам.

- Вложите свои табели в обложку, чтобы они не помялись. Ваши родители подпишут их, и после каникул вы принесете их в школу.

Ольда Воячек весь извертелся от нетерпения. Но Анечка все равно получила табель раньше его.

- У тебя пятерка, Анечка, - сказала учительница и будто погладила ее глазами, - ты хорошая, трудолюбивая ученица, ты читаешь лучше всех в классе.

- Неужели это правда? - тихо шепнула Анечка, садясь с табелем за парту и вкладывая его в обложку. Она умеет читать, писать, считать. И все это на «отлично»? Неужели она читает лучше всех в классе? Такого ей никогда не приходило в голову. Но раз так сказала учительница, значит, это правда.

Руда Кагоун получил четверку. Открыв рот, он с любопытством разглядывал слово, написанное снизу вверх, - «хорошо».

Енда Калина и Юленька Павкова получили пятерки. Учительница сказала, что их высокая оценка - заслуженная и твердая.

Лидушка Стршибрна получила четверку. Когда она шла к учительскому столу и обратно, то было слышно, как постукивает ее тяжелая гипсовая нога. Когда она села за парту, кое-кто заметил, что из ее глаз выкатились две маленькие слезинки.

- Павел Шлехта... Ты получил пятерку, - сказала учительница.

Павел не удержался и от радости запищал, как мышь.

- Но у тебя концы с концами не совсем сошлись, - продолжала учительница. - В конце учебного года я выведу не общую оценку, а оценку по каждому предмету. Ты должен постараться, иначе по математике и по письму можешь получить четверки.

«Вот, пожалуйста... ему натянули, - думал про себя Ольда Воячек. - Лучше ставили бы оценку по каждому предмету уже сейчас».

И тут вдруг он услышал свое имя.

- Ольда Воячек... У тебя тройка, - сказала учительница строгим голосом.

Ольда, стоявший у учительского стола, побледнел.

Он взял табель, медленно направился к своей парте, сел на краешек и... не выдержал. Опустил голову на парту и громко заплакал.

Анечка съежилась в комочек.

Лида повернулась и устремила на Ольду голубые, еще заплаканные глаза.

Учительница встала.

- Не плачь, Ольда. Ты способный мальчик, но с чтением у тебя очень плохо. Когда я посчитала все твои баллы, то получилась тройка. Но я надеюсь, что до конца года ты эту оценку исправишь. Правда?

Анечке было грустно. Ей было жаль Ольду. Про Павла она знала все. С ним занимается мама. Только и слышно за их дверью: «Павлик, читай!..» Ну, ничего. Ольда тоже будет читать. Так сказала его мама.

Дети высыпали на улицу.

Стоял все такой же чудесный день. На синем небе сверкало солнце.

Анечка с Лидой шли рядом с Ольдой.

Впереди с достоинством вышагивал Павел.

Он размахивал зеленой обложкой и на углу у киоска показал свой табель старой пани Ванёвой. Она вышла на солнышко из своего киоска, в котором продавала газеты и журналы.


Анечка из первого «А» и другие

- Ну, ты и молодец! - услышали дети ее голос. - Подожди, у меня для тебя есть детский журнал.

Она исчезла в киоске, а Павел принял горделивый вид, заложив руки за спину.

- А как дела у Ольды? - спросила пани Ванёва, протянув руку.

- Он схватил тройку, - радостно махнул Павел обложкой с табелем, и в этот миг словно кто-то рванул его за руку. Он взглянул и онемел.

Огромная черная овчарка бежала через улицу, держа в зубах зеленую обложку с табелем. Она остановилась на той стороне улицы, поудобнее взяла ношу и спокойно побежала дальше вдоль забора.

- Рек! Иди сюда! - кричала пани Ванёва. - Он думал, что ты дал ему газеты для пана Веверки. Рек! Вернись! Рек, Рек!

Рек повернулся, махнул хвостом и исчез за поворотом.

Павел заревел. Он схватил пани Ванёву за руку и потащил туда, где исчезла овчарка.

- Теперь «отлично» получил Рек! - засмеялся Ольда и бросился за собакой.

Он знал, что Рек никому не отдаст свою ношу, поэтому надо было идти к Веверке. Уже сколько раз мальчишки пытались отобрать у Река газеты, но он начинал рычать и мог откусить палец.

Веверка очень удивился, когда Рек принес ему табель успеваемости. И что этот Рек, паршивец, с ним сделал! Табель уже не был ровным и гладким; на нем остались вмятины от острых зубов.

К дому Веверки подошли пани Ванёва, Павел, Анечка и Лида. Ольда вернулся, на его лице сияла победная улыбка. Все были ему благодарны. Один только Павел при виде смятого табеля залился слезами и стал упрекать Ольду, что тот принес ему смятый табель.

Увидев из окна плачущего сына, на улицу выбежала пани Шлехтова.

Она набросилась на Ольду и уже занесла над ним руку...

- Успокойтесь, пожалуйста! - остановила ее пани Ванёва. - Ольда ни в чем не виноват. Это Павел хвастался, что получил пятерку, и на радостях сунул свой табель в зубы овчарке.

Как только пани Шлехтова услышала о пятерке, она схватила плачущего сына, стала его обнимать, целовать, потом взяла его, как маленького, на руки и понесла домой.

- А меня мама, наверное, будет ругать, - сказал Ольда Анечке. - Ладно... Главное, что маме лучше. Она уже может выходить на улицу. Сегодня я пойду с ней погулять перед домом.


Кого дети из первого класса «А» сами вспомнили


За успехи в учебе Анечка получила в подарок от родителей книжку. Очень красивую книжку. В ней - большие картинки и под каждой картинкой короткий рассказ.

Вот, например. По голубой воде плывут белые гуси. Под картинкой написано: «Гуси сели на воду. По воде побежали круги. Сначала маленькие, а потом все больше и больше. Вода такая чистая и прозрачная, что даже видны гусиные лапки».

Правда, здорово?

Анечка принесла книжку в школу и показала ее всем ребятам. Каждый день она читала им вслух короткий рассказ. У нее это хорошо получалось. Недаром она лучшая в классе по чтению.

Сегодня учительница предложила ей прочитать рассказ о маме. Анечка знает, почему она выбрала именно этот рассказ.

Когда закончилось чтение букваря, Анечка подошла к первой парте и стала читать вслух:

- «Мама и дочка».

У мамы была дочка. Когда девочка была маленькая, она много спала. А мама готовила еду, убирала в комнате, шила, ухаживала за ребенком. Потом мама состарилась. Стала болеть. Часто лежала. А дочка варила, прибирала, мыла, шила, ухаживала за мамой».

Все ребята моментально подняли руки. Каждый хотел сказать, как он будет заботиться о маме, когда она состарится.

- Я свяжу маме свитер, - сказала Лида.

- Я испеку маме торт, - радостно сообщила всем Юленька.

- Я буду покупать ей шоколадные конфеты с начинкой, - заявил Руда Кагоун.

- Я возьму ее с собой в новую квартиру, - пообещал Ольда Воячек.

- Я куплю ей машину, - похвастался Павел Шлехта, - ей хочется, чтобы у нас была машина.

Все дети хотели сделать что-то доброе для своей мамы. И Анечка тоже. Она сказала, что будет вместе с братом заботиться о маме. И о папе тоже. Об этом она не должна была говорить, потому что речь шла только о маме. Но о папе она тоже не забыла.

- Нужно ли ждать, когда мама состарится, чтобы помогать ей? -спросила учительница.

Конечно нет. Детям с самого начала этот рассказ показался странным. В нем речь идет о маленькой девочке и о старой маме. Но ведь ребята в первом классе не спят целый день.

И тут поднялся вихрь голосов:

- Я помогаю маме вытирать посуду... Я помогаю папе вытирать посуду... Мы оба помогаем маме... Я хожу в магазин... Я хожу за молоком... Я подметаю в коридоре...

Сколько помощников у мам!

Павел Шлехта тоже поднял руку. Последний. Он долго не мог ничего вспомнить.

- Я помогаю маме одеваться.

- Ты одеваешь маму? - удивилась учительница.

- Нет. Она одевает меня, и я ей помогаю.

Все засмеялись.

Павел пообещал, что будет одеваться сам. Пожалуй, из него со временем получится неплохой парень.

Учительница сказала, что через неделю у всех мам будет праздник - Международный женский день.

План подготовки к празднику родился моментально.

Уже завтра они начнут рисовать на толстой бумаге и вырезать сердечки - знак любви к своей маме. А сегодня после уроков они начнут собирать бутылки из-под масла. За каждую получат тридцать геллеров. Денег будет много, и на них можно будет купить цветы в горшочках.

- Я сделаю сердечко и для нашей дворничихи. Она нам готовила, когда мама болела. И подарила мне елочку. Она живет одна: детей у нее нет.

Учительница так ласково посмотрела на Ольду Воячека, что у него от радости затрепетало сердце. И потом погладила его по голове.

Вообще-то учительница Новакова детей не гладит по голове, хотя она очень хорошая и добрая.

- Вспомните, дети, - сказала она взволнованно, - может быть, среди ваших знакомых есть одинокие люди.

После школы Ольда взял сумку на колесиках и вышел на улицу. Позвонил в дверь Кагоуну и Стршибрной, забежал к Калине и Павковой. Анечка уже ждала его. Отсутствовал только один - Павел.

Пани Шлехтова сказала Анечке, что после уроков она разрешила Павлу покататься на велосипеде, который ему купили за отличную учебу.

- Сдавайте бутылки! - кричал Ольда, переходя от одного дома к другому.

- Не кричи! - сделала Ольде замечание Юленька. - Посмотри, люди открывают окна.

- Берем бутылки из-под масла, только из-под растительного масла и только с завинчивающимися пробками, - не унимался Ольда. - Сдавайте бутылки!

Люди улыбались. Молодец мальчонка!

В первом доме ребята собрали десять бутылок. Енда Калина посчитал, что за десять бутылок они получат две кроны.

- Нет... больше! - усомнился Ольда. Но никто другой считать не умел, поэтому поверили Енде.

- Сколько мы выручим за целую сумку бутылок? - задумался Ольда.

На этот вопрос не смог ответить даже математик Калина. Руда Кагоун рассудил, что это неважно. Главное, чтобы полных сумок было больше.

До вечера ребята собрали четыре сумки.

Учительница пришла в школу посмотреть, как идут дела. В подвале, рядом с кухней, стояло двести бутылок.

Она не могла поверить, что это насобирали ее ученики.

- Завтра еще принесут ребята с Фоукалки и с нашей улицы. И Руда Кагоун обойдет свой дом, - отрапортовал Ольда Воячек, который стал общепризнанным командиром.

И это не было хвастовством.


Анечка из первого «А» и другие

На следующий день Руда притащил две полные сумки бутылок и оставил их у стенки в классе.

- Отнесешь их в подвал после урока. Ты много собрал, - похвалила учительница.

Хорошо, что бутылки не унесли сразу же, что оставили их в классе. Во время урока кто-то постучал в дверь. Учительница вышла и довольно скоро вернулась вместе с мамой Руды Кагоуна.

- Конечно, они в сумке, - сказала мама, достала несколько бутылок и посмотрела их на свет. - Вот, пожалуйста. Бутылка полная. Я хотела постряпать. Смотрю, бутылки нет. Ясно, Руда унес ее в школу.

Руда оправдывался и сказал, что сделал это случайно. Бутылок в кладовке стояло много, и он все их взял.

За три дня ребята из первого «А» собрали триста бутылок и получили девяносто крон.

На уроке математики они всё сосчитали. Конечно, учительница им помогла. Енда Калина, который считал лучше всех в классе, действительно сделал в первый день ошибку. За десять бутылок ребята получили не две, а три кроны. Ольда Воячек был прав.

Восьмого марта каждый ученик подарил своей маме нарисованное сердечко и красную примулу в горшочке.

Некоторые дети несли по два сердечка и по две примулы.

Например, Ольда Воячек. Вместе с Рудой Кагоуном они поздравят с праздником и своих дворников-женщин.

А Лидушка с Анечкой зайдут в газетный киоск к пани Ванёвой. Она одна. У нее тоже никого нет.

Как порадовали дети многих женщин!

Пани Ванёва поставила цветок на прилавок, где лежали газеты. Так что каждый, кто подходил к киоску, не мог не обратить на него внимания.

Сердечко она прислонила к стеклу.

- Посмотрите, - говорила она, и глаза ее наполнялись слезами. - Я-то ребят ругаю, что они мне тут устраивают беспорядок. А у них - доброе сердце. Вот и обо мне вспомнили. Сами вспомнили. Мне это даже учительница подтвердила.


Анечка из первого «А» и другие

Когда начинается весна и придет ли пани Шлехтова в школу


- Посмотрите, какие вы молодцы, - сказала после праздника нам учительница. - Теперь вы настоящие школьники. А еще совсем недавно вы не умели по-настоящему сидеть за партой.

Она обвела класс глазами, и взгляд ее остановился на Павле. Она обращалась ко всем, но кое к кому ее слова относились в первую очередь.

Павел воспринял это как похвалу. Он выпрямился, словно хвалили именно его.

«Ты ведь с нами не собирал бутылки, прогульщик, - с презрением смотрел ему в спину Ольда Воячек. - И учительница это знает. Только она хочет, чтобы ты исправился. А ты не исправишься. Я тебя знаю... Ух, и дал бы я тебе сейчас...»

Ольда завертелся, будто его посадили на кол, и в этот момент послышалось: тюк, тюк, тюк... тррр. Словно разорвался мешок с шариками. «Как же я не переложил их в пальто!» - схватился Ольда обеими руками за карман.

Разумеется, все ребята как по приказу бросились на пол собирать шарики. И больше всех удалось собрать проворному Руде Кагоуну. Маленький, юркий, он, будто охотничья собака, хватал Ольдовы шарики. И все потом выложил учительнице на стол.

- Вот и весна пришла, - говорит учительница.

Ольда осмотрелся: он не ослышался?

- Этого я жду каждый год, - смеется учительница. - Как только из карманов начинают сыпаться шарики, значит, пришла весна.

Ольда, как водится, заложил руки за спину.

«Пора бы уже приступить к чтению, - думает он, - тогда и учительница перестала бы на меня смотреть».

Как лист в большой книге, поворачивалась черная доска и немного поскрипывала. Дети с любопытством смотрели, что на ней появится.

Сначала картинка. Красивая, цветная. На ней - два пионера стоят около клумбы и трое детей что-то сажают.

Под картинкой текст:

«Весна. Около клумбы - дети. Это пионеры и октябрята. Они сеют семена. Из семян вырастут цветы. Октябрята станут пионерами. Наша страна расцветет как цветок».

Ольда Воячек быстро пробежал глазами строчки и сразу поднял руку. Ему хотелось читать первому. Он стремился загладить свою вину: поскорей бы учительница забыла про эту дурацкую историю с шариками.

Но учительница вызвала Руду Кагоуна. Наверное, специально, чтобы Ольда еще немного помучился, чтобы он знал, что она еще сердится на него.

Потом читала Лида Стршибрна, потом Анечка и Юленька.

Только после этого дошла очередь до Ольды.

Он уже боялся, что ему ничего не достанется.

- Октябрята встанут пионерами, - громко прочитал он. Раздался смех.

- Встанут? - переспросила учительница.

- Октябрята станут пионерами, - поправился Ольда. При этом он так мотнул головой, словно сам себе влепил пощечину.

«Неважно, - подумала Анечка, - немного ошибся. Но читает он теперь не хуже других».

Она была рада, что Ольде удалось догнать ребят по чтению.

Учительница показала детям картинку не случайно.

И текст, который они прочитали, предназначался не только для чтения.

В школе ничего не делается просто так. Всему отводится свое место.

После уроков первоклашки вместе с пионерами пошли в свой сад, который был около речки.

Стояла прекрасная погода, грело солнышко, от земли исходил аромат. У речки прыгали синички. И когда дети приступили к работе, над садом взвился в воздух и запел жаворонок:


Ноготок, ноготок!

Я пою, а ты растешь.

Ноготок, ноготок,

Я лечу, а ты зовешь.


Дети разровняли граблями вскопанную землю, потом натянули веревочки, сделали грядки, утрамбовали бороздки и стали сажать. Но они сажали не семена, а рассаду, выращенную в парниках.

«Приживутся ли?» - думала Анечка, заботливо и аккуратно держа в руках каждое растеньице.

Збынек Крейза, который в Новый год был волшебником, заметил, с каким интересом работают Анечка и Лидушка. Он дал каждой по деревянному колышку и разрешил заниматься посадкой.

Руда Кагоун и Енда Калина подносили девочкам рассаду. Ольда Воячек взял лейку и сказал, что он будет носить воду из речки и поливать.

- Как дела? - спросил Веверка, подойдя к грядкам. Он решил немного пройтись, чтобы поразмять ноги. До этого он сидел на скамеечке перед сараем и чинил ребятам инвентарь.

Рек не отставал от хозяина ни на шаг; он облизывался и зевал, делая при этом умный и хитрый вид. Анечка вспомнила, как он бежал с табелем Павла в зубах. Дети рассмеялись, и старый Веверка тоже.

- А где Павел? - спросил он вдруг и огляделся кругом. - Только сейчас бегал - ничем не мог заняться.

- Они пошли с Юленькой к речке, - буркнул Руда Кагоун, - сказали, что здесь им не нравится.

Действительно, на берегу речки, за проволочной оградой, стоял Павел. В руке у него был прут, которым он от нечего делать бил по воде. Рядом на корточках сидела Юленька.

В это время к реке подошел Ольда с лейкой в руке. Он наклонился, но воды не набрал.

Он о чем-то говорил с Павлом.

Потом Ольда снова нагнулся и опять не набрал воды.

- Наверное, Павел хочет обрызгать его, - предположил Енда Калина.

Ольда зачерпнул воды... и в это мгновение Павел ударил палкой по воде. Фонтан брызг обрушился на Ольду.

- Смотрите! - сердито крикнула Лида и положила колышек на грядку.

В один миг Ольда схватил Павла. С минуту они возились на берегу - и неожиданно Павел исчез.

- Так ему и надо! - не удержался Руда Кагоун.

Павел оказался в холодной воде.

Ольда вытаскивал его из речки.

Юленька плакала.

Рек с лаем бросился туда, куда бежали ребята.


Анечка из первого «А» и другие

В один миг все собрались у речки.

Павел стоял на берегу, похожий на водяного. С его одежды стекали струйки воды. Он ревел. Рот его был широко открыт.

- Не реви! - рассердился Веверка. - Ты сам виноват. Мы все видели.

Кто-то хотел выжать его одежду, но это не помогло. Она была пропитана водой, как губка.

- Отправляйся домой! Выпей горячего чаю и ложись в постель!

Павел успокоился. Юленька взяла его за руку, и они пошли.

- Мама дома? - спросил вслед уже более ласково Веверка.

Услышав о маме, Павел остановился и снова заревел:

- Ааа... ааа... Я простужусь и умру... Ааа...

- Мама дома? - крикнул кто-то из ребят.

- Да, - ответила за Павла Юленька.

- Хорошо, - сказал старый пан Веверка. - А умереть ты не умрешь. Сегодня не холодно.

Веверка снова направился к грядкам. Пионеры и их помощники потянулись за ним.

Снова все принялись за дело и работали довольно долго. Грядки, предназначенные для цветов, были засажены.

- Пан Веверка! - обратился Руда Кагоун, когда ребята складывали инвентарь. -А можно я здесь останусь? Буду спать в сарае. Утром поливать грядки. Днем лазать по деревьям, собирать букашек да гусениц.

Ему очень понравилось в школьном саду. И остальным детям тоже.

Пионеры заперли сарай, раздали ребятам оставшуюся рассаду, и все вместе направились домой.

Анечка несла рассаду ноготков и львиного зева. Дома она посадит их в ящик.

- Идемте быстрее, - уговаривал детей Веверка. - Скоро начнется дождь.

И не успел он это сказать, как разразился ливень. Домой добежать никто не успел. Промокли все. Одежда прилипла к телу. Анечка даже чувствовала, как ручеек бежит у нее по спине. Но рассаду она держала так крепко, будто несла великую драгоценность.

- Не беда! - смеялись дети. - Это мы после работы приняли душ! Только Павел может бояться, что он умрет.

- Наверное, мама уже запеленала его в ватное одеяло.

- Завтра она придет в школу жаловаться, - заключил Ольда Воячек.

Он сказал это и посмотрел на Анечку. Оба подумали об одном и том же:

«Придет! Пани Шлехтова обязательно придет в школу жаловаться».


Добрый день, одуванчик, и выйдет ли из Павла настоящий мальчишка


Дети рисовали одуванчики. Повсюду их было полным-полно: на лужайке у реки, вокруг школьного сада, на холме за аллеей, вдоль дорог, где рос клевер.

Они поднимали желтые головки из зеленой травы и, казалось, улыбались всему миру.

Рисовать одуванчик - одно удовольствие. Сначала нарисуешь светло-зеленый стебелек и потом посадишь на него ярко-желтую головку. Потом приделаешь один листик, второй, третий. И одуванчик растет на рисунке, как на лужайке. Если бы тут появился гусь, он пощипал бы его и съел.

Анечка пририсовала к одуванчику гуся.

Так делать можно.

«Если у тебя есть идея, воплощай ее в дело», - говорит учительница. Она любит, когда дети придумывают что-нибудь интересное.

Так однажды случилось с Рудой Кагоуном. Дети должны были сделать из пластилина козу. А Руда Кагоун вылепил лису. Красивую дикую лису с вытянутой головой, ползущую по дощечке к козе, которую лепила его соседка Лидушка Стршибрна.

- Красивая лиса, - похвалила Руду учительница. - Тебе хотелось вылепить ее - пожалуйста, я не возражаю, тем более что она у тебя хорошо получилась.

- Я не хотел лису. Я делал козу, - признался Руда.

Удивительно! Он лепил козу, а получилась лиса!

А вот Анечка придумала гуся, пририсовала его к одуванчику, потому что так хотела. Когда учительница подошла к ее парте, она сказала:

- Гуси очень любят щипать одуванчики. Моя бабушка специально рвет их для гусей.

- Хорошо, Анечка, - оценила ее рисунок учительница, когда он был закончен. - И одуванчик и гусь получились прекрасно.

В конце урока рисунок Анечки занял место в витрине лучших работ первого «А» класса рядом с фигуркой лисы Руды Кагоуна.

Последним уроком было пение. Собственно, это было продолжение урока рисования, потому что дети разучивали песню «Одуванчик». Слова песни написал Ян Рыска, музыку - Вацлав Феликс. И там были такие слова:


С добрым утром, с добрым утром, одуванчик!

Ты похож на круглый желтый барабанчик.

Твое личико под солнцем не завянет!

Подожди, к тебе Андуличка заглянет.


Все повернулись в Анечкину сторону и посмотрели на нее. Анечке песенка очень нравилась.


Доброй ночи, доброй ночи, одуванчик!

Где ж твой круглый желтый-желтый барабанчик?

Сумрак сбросит на поляну покрывало,

Ты натянешь травяное одеяло.


Правда, красивая песня? Одуванчик укроется одеялом. Это не только песня, но, может быть, и загадка. И Анечка ее отгадала.

- Если вечером пойти на луг, то одуванчиков не видно. Они закрылись. Спрятались под одеяло, - сказала она.

Глаза ее светились от радости. Как много узнала она, живя у бабушки в деревне!

Дети весело разучивали новую песню, когда в дверь кто-то постучал. Руда Кагоун и Лида Стршибрна, сидящие за первой партой, увидели в приоткрывшуюся дверь пани Шлехтову. И как только учительница вышла в коридор, сообщили о том, кого они увидели, всему классу.

- Наверное, она зашла сказать, почему Павел не пришел сегодня в школу, - высказал кто-то свою догадку.

Но Ольду бросило в жар. Он так вертелся на парте, словно сидел на углях.

«О чем они могут так долго говорить? - думал он. - Вероятно, она пришла, чтобы сказать не только о том, почему нет Павла, но и о чем-то другом».

Учительница вернулась в класс расстроенная. Она пыталась говорить спокойно, но это у нее никак не получалось.

- Дети! - сказала она. - Павел Шлехта заболел. У него температура. Вызывали врача. Вчера Ольда Воячек толкнул его в речку.

Рядом с Анечкой поднялась рука. Юленька просила слова.

- Да. Мы с Павлом стояли на берегу, -сказала она. - Потом пришел за водой Ольда. Они подрались с Павлом, и Ольда толкнул его в воду.

- Мы сажали рассаду, а Павел с Юленькой ничего не делали, - уточнил Руда Кагоун.

Анечка лихорадочно соображала. Она была так взволнована, что не могла сидеть. Вскочила без разрешения и сказала:

- Мы сажали. Ольда пошел за водой. Когда он нагнулся, Павел обрызгал его. Ольда подбежал к нему, и они стали драться. Ольда был сильнее и бросил Павла в воду. Вот так.

- Все было так.

- Анечка правильно сказала.

Все ребята поддержали Анечку, а не Юленьку.

- Я с ним не хотел драться, - защищался Ольда. - Два раза я ему сказал, чтобы он не задирался и что мне надо набрать воды.

- Да, мы смотрели на них вместе с паном Веверкой, - добавил Енда Калина. - Павел начал первый.

- Веверка так и сказал Павлу: «Не реви, сам виноват», - поддержала Лидушка Стршибрна. - А потом он еще добавил, что Павел не умрет, потому что на улице тепло. Мы все тоже вымокли не меньше Павла, потому что был ливень.

Никто в классе, кроме Юленьки, за Павла не заступился. Вдруг дети стали вспоминать и другие случаи, когда Павел держался в стороне ото всех, вспомнили, что он не собирал бутылки, что он не стал работать в школьном саду.

Анечка слушала и вдруг ей вспомнилось, как Павел подарил ей свечку, как он хотел помочь девочкам довезти тележку с макулатурой, как он предложил сходить с ней в аптеку. И тут Анечка снова не выдержала.

- Павел... Он иногда бывает хороший, - сказала она. - Потом снова портится, а мама его защищает.

Звонок возвестил о конце урока. Все, как было положено, встали.

- Вы правы, дети, - сказала учительница. - Почти три четверти года вы уже ходите в школу, Но Павел за это время не очень изменился... Я сейчас скажу об этом его маме. До конца года у него еще будет время исправиться.

Ребята вышли в коридор. Около двери стояла пани Шлехтова.

- Я все слышала, - с возмущением сказала она учительнице. - Наш Павел хороший мальчик. Ребята к нему просто придираются.

Попрощавшись, она пошла с высоко поднятой головой по коридору и исчезла на лестнице.


О том, как подготавливался первый школьный поход и остались ли дети им довольны


Наступил май. Пришли два больших праздника - 1 Мая и 9 Мая. И дети, конечно, в стороне не остались. 1 Мая они смотрели демонстрацию. А 9 Мая, в день освобождения страны от фашистов, - военный парад.

После этого, в течение целой недели, они рисовали улицы и дома, ярко украшенные флагами, празднично одетых людей, танки и самолеты. И обязательно голубей.

Голубь означает мир.

Дети знают, что такое мир.

Это - школа, учеба, веселая новогодняя елка с Дедом Морозом, праздник мам. Это много цветов. Это 1 Мая. Это школьный поход.

Пока ребята в поход еще не ходили. Но они готовятся к нему. По крайней мере, вот уже три дня они на каждом последнем уроке обсуждают, что каждый из них должен для этого похода сделать.

- Я думаю, что нам надо взять с собой палатку, - твердо заявил вчера Ольда Воячек. - Я попросил бы ее у пана Веверки.

Но учительница отговорила его. Тогда сегодня он подал новое предложение - взять с собой собаку. Сказал, что попросит ее у Веверки.

Все знают, если Ольду что-нибудь захватит, то предложения сыплются из него, как горох из мешка.

- Неплохо было бы взять с собой котелок для супа, - посоветовал Руда Кагоун. - Но что я обязательно возьму, так это пояс с крючком, и на него повешу фляжку с чаем.

- Она у тебя будет волочиться по земле, - пошутил Ольда.

Ты не беспокойся. Я уже однажды брал ее с собой, - парировал Руда. - И еще я возьму иголку и нитку - на случай, если разорву брюки.

- Я возьму деньги, чтобы покупать в киосках лимонад. Когда я езжу за город, мне всегда очень хочется пить, - сказала Лидушка Стршибрна.

- Надо взять музыкальные инструменты, - предложил Павел Шлехта, - Мне очень нравится, когда в лесу играет музыка.

- Музыку устроишь нам ты, если снова заревешь, - набросился на Павла Руда. - Уж лучше бы ты вообще с нами никуда не ходил!

- Что такое, Руда? - строго спросила его учительница. - Каково было бы тебе, если бы тебе предложили остаться дома?

Руда съежился за партой. Понял, что переборщил.

«Все равно Павел противный. Он опять нам что-нибудь устроит», - думал Руда.

- Мне тоже нравится музыка в лесу, - поддержала Павла Юленька, порадовавшись, что учительница вступилась за него.

- Я возьму радио, - вскочил без разрешения Енда Калина. - Папа даст мне транзистор. Еще он даст мне карту и компас. Это на случай, если мы заблудимся.

- Еще надо не забыть фонарик. Если станет темно, можно освещать дорогу, - добавил Руда Кагоун.

- Ночью надо ориентироваться по звездам, - решил похвастаться своими познаниями Ольда Воячек. - Путешественники и военные ориентируются ночью по Полярной звезде. Никаких фонариков зажигать нельзя, иначе враг может заметить...

- Это он вычитал в книжке, - ехидно произнесла Юленька.

- Ну и что? Если я умею читать... - заявил Ольда, взглянув на учительницу.

- Правильно, Ольда, читай! - похвалила она его и продолжала: - Мы с вами поедем в Клановицы, всего на один день, поэтому многие вещи, которые вы предлагали взять с собой, нам не понадобятся.

Ребята были немного разочарованы этим, но согласились.

В конечном итоге было решено, что они возьмут с собой котелок, карту, компас и транзисторный приемник. Кроме того, каждый возьмет для себя две сардельки, нож, хлеб, кружечку для воды, ложку. И одну крону на лимонад.

- У меня есть пять крон, - шепнула Лидушка Руде. - Я все их возьму и все истрачу. Мне всегда хочется пить.

Руда не слушал ее. Он думал о фляжке с чаем и об иголке с ниткой, потому что в походе брюки обязательно разорвутся.

Утром - это был ясный день в конце мая - все дети собрались у школы. Было еще довольно прохладно, и школа, казалось, спала. Но дети были бодры и веселы.

Девочки и мальчики были одеты в рубашки и свитера, через плечо у каждого висела туристская сумка и поверх нее - плащ. Все договорились одеться так и никто не возражал.

Только у Павла Шлехты было длинное ворсистое пальто с капюшоном и на голове легкая шапочка.

Когда все подошли к трамваю, пани Шлехтова сняла с него пальто, поцеловала и осталась на остановке.

У детей камень свалился с сердца.

Они уже решили, что пани Шлехтова поедет вместе с ними. Другое дело пани Стршибрна. Она веселая, любит всех и не заступается без конца за дочку.

Пока ехали на трамвае, Анечка смотрела в окно и вспоминала, как они с папой ездили за рыбками. Об этом она даже хотела рассказать Руде, но у того явно не было времени ее слушать. Он как раз снимал с крючка свою флягу в футляре. Фляга была такая большая и пузатая, что он с трудом удерживал ее в своих маленьких ручках.

- Не фляга, а бутылища, - оценил ее Ольда, но Руда не обратил на его слова ни малейшего внимания.

С трудом вытащил он пробку и поднес флягу к губам. Все следили за его действиями. Смотрели, с каким удовольствием пьет он неизвестный напиток из таинственного сосуда. И каждому захотелось иметь такую же флягу. Следы напитка остались на подбородке и еще на рубашке. Но это неважно.

- Что пьешь? - не удержался от вопроса Енда Калина.

Руда собрался ответить, но... Трамвай дернуло, большая бутылка выскочила у Руды из рук, и все увидели, что это малиновый сок. Он потек по брюкам мужчины, стоявшего рядом, и даже залился ему в ботинок. Мужчина поднял с пола бутылку и протянул ее Руде, говоря:

- Береги воду, дружище! Сегодня будет жарко.

Потом достал носовой платок и вытер брюки.

Какой это был хороший человек!

Учительница и пани Стршибрна тотчас же стали извиняться перед ним за Руду. А он сказал, что брюки он сдаст в химчистку и что дома у него такого же возраста сын, но что у него пока еще нет такой фляги. Надо ему купить. На следующей станции он вышел и на прощание помахал детям рукой.

У Руды испортилось настроение.

Флягу у него забрала пани Стршибрна. Она поставила ее в свою сумку и сказала, что вернет в лесу. Но ведь он взял ее, чтобы пить в дороге! К чему теперь ему пояс с крючком для фляги?

На вокзале ребят ждал Чейка.

На нем был голубой комбинезон, а на шее повязан клетчатый шарф.

Он подвел ребят к поезду, посадил в вагон. И потом небольшими группками водил их смотреть паровоз.

- Это он нас повезет? - спрашивали дети Анечку.

Анечка кивала и была рада, что у нее такой замечательный папа.

Какой он был большой, когда поднимался на свой паровоз! И как он все знал и умел! Он ходил по узкой смотровой площадке, как канатоходец. Потом он взял масленку и смазал поршень. Открыл топку - ой, какой там был жар! - и пустил немного пару. Паровоз зашипел. Потом дал гудок. Но гудок короткий, потому что на вокзале нельзя долго гудеть.

Зато потом, когда они покинули Прагу, Чейка постоянно давал веселые гудки, так что пассажиры удивлялись, что это сегодня поезд без конца гудит.

- Сегодня было все в порядке... А вот тогда гуляш у тебя не получился, - неожиданно сказала Анечка на прощание папе в Клановицах. Она сама не знала, почему так сказала. Просто слова сами слетели у нее с языка.

Папа засмеялся и поехал дальше, к Чешскому Броду. Обратно он детей уже не повезет. Он поедет в Иглаву и вернется домой ночью.

- Твой папа всегда так ездит? - спросил Ольда, когда они шли к лесу.

Анечка сказала, что это было случайно, что ее папа обычно водит товарные поезда до Чешской Тршебовы и что там он ездит на электровозе.

- Мой отец работает на шахте, там он возит уголь. Но на чем он его возит, я не знаю. Он нам не пишет, - доверился Ольда.

Анечка вспомнила, как Ольда говорил, что его отец летает на реактивном самолете, потом, что он - гонщик. Но тогда он выдумывал, а теперь говорит правду.

- Когда же мы придем на место? - уже не в первый раз спрашивала Лидушка Стршибрна.

- У тебя болит нога? - волновалась учительница.

- Ей хочется лимонада. Уж я-то ее знаю, - объяснила пани Стршибрна.

Всем, кому хотелось как можно скорее добраться до места, пришлось еще немного подождать.

Они остановились на небольшой лесной поляне недалеко от дороги.

Развели костер.

Руда Кагоун получил свою флягу. Но прежней радости он уже не испытывал. Да и содержимого в ней оставалось мало.

Дети побежали собирать хворост. На огонь поставили котелок. Кто-то пошел за водой.

Пани Стршибрна с Лидушкой взяли в ресторане напрокат сумку на колесиках и привезли в ней для всех детей лимонад. Ольда с Анечкой принялись варить суп. Рядом, на другом костре, Енда Калина с Рудой Кагоуном готовили сардельки.

Был полдень, а все уже успели проголодаться.

Это хорошо сказать - «готовить сардельки»! Ведь надо все взятые сардельки насадить на палочки, надрезать их на каждом конце ножом и испечь на костре. А сарделек немало!

Когда кончили обедать, было далеко за полдень. На десерт пили лимонад.

Лидушка была довольна, но чего-то ей все время не хватало. Когда она пошла вместе с Юленькой в ресторан, чтобы вернуть взятую напрокат сумку, то вернулась бледная и пожаловалась, что у нее болит живот.

- Она там выпила три бутылки лимонада, - выпалила Юленька, и Лида заплакала.

Учительница и пани Стршибрна быстро сварили ей в котелке кофе, она его выпила и скоро ей стало лучше.

Никаких других неприятностей не произошло. Больше никто не перепил, не переел, ничего не потерял, ни с кем не поссорился. Только у всех были грязные руки, а у некоторых и лица.

Все направились к речке, вымыли руки, умылись. Учительница развернула карту, достала компас. На карте нашли Клановице.

После этого счастливые возвращались к поезду. По дороге пели песню «Одуванчик».

Руда Кагоун жалел, что взял с собой иголку и нитку. Они ему совсем не пригодились. Брюки были в полном порядке.

Но случилось непредвиденное. На вокзале Руда решил скатиться на перилах. Скатился, упал, встал на ноги... Брюки были разорваны. Края материи висели, и проглядывало голое тело.

Как раз в это время к вокзалу подходил поезд.

- Подожди, я пристегну булавкой, - предложил Павел Шлехта.

Ему хотелось доказать Руде, что он хороший, что он ему друг.

Павел встал на колени, расстегнул булавку, которую его мама пристегнула к куртке.

- Скорее в вагон, - торопила пани Стршибрна.

С трудом Павел пристегнул булавку.

- Готово! Бежим! - скомандовал он и... упал как подкошенный. Руда свалился на него. Оба барахтались, не понимая, в чем дело.

- Они пристегнулись! - крикнул Ольда. - Не могут встать.

На помощь бросилась пани Стршибрна. Она схватила обоих акробатов и потащила их в вагон.

- Булавку-то ты расстегнул, а из куртки ее не вытащил, - смеялась пани Стршибрна.

- У меня уже не было времени, - объяснил Павел.

В вагоне было весело.

Только Руда Кагоун сидел с серьезным лицом. Он открыл сумку, покопался в ней и вытащил иголку и нитку.

Пани Стршибрна шила до самой Праги.


Анечка из первого «А» и другие

Все дети остались довольны походом. И особенно Руда. Он был счастлив уже потому, что не забыл в лесу флягу и что они с Павлом Шлехтой не остались в Клановицах на вокзале.


Как Руда выбирал профессию и как Анечка с Лидушкой взяли Ондржея в парк


Школьный год подходил к концу.

Дети первого «А» класса, которые еще недавно не умели как следует сидеть за партой, как говорила учительница, теперь уже научились читать. Они читали все вывески на улицах. Они даже могли прочитать, что идет в кинотеатрах, они читали по слогам в газете, что сегодня вечером показывают по телевидению. Тот, кто умел хорошо читать, читал книжки.

Анечка в письмах родителей бабушке и дедушке дописывала слова привета и обещание написать целое письмо.

Хорошо научились дети и считать. Они представляли, что их класс - это магазин. Один продавал, а остальные покупали. При этом они так научились считать, что каждый мог пойти вместо мамы и в универсам, и в молочный магазин.

- Я буду продавцом, - сказал однажды Руда Кагоун. Обслуживая ребят, он держался так, как старший продавец в их ближайшем магазине.

Учительница услышала его слова и придумала для ребят необычное задание. Пусть каждый из них дома подумает, кем бы он хотел быть, и завтра об этом расскажет в школе.

- Я буду директором кондитерского магазина, - твердо заявил на следующий день Руда.

- Почему именно кондитерского? - поинтересовалась учительница.

«Наверное, там легче всего», - подумали дети.

Но Руда объяснил по-своему:

- Я стал бы делать большие стаканчики для мороженого. И потом в кондитерском магазине так много вкусного...

- А тебе хотелось бы самому печь торты?

- Нет.

- Тогда какой же ты директор?

- Зато я умел бы быстро обслужить покупателя: вафли - наверху, мороженое - в холодильнике. Быстро все подать, сосчитать. И быстро отпустить покупателя.

Действительно, Руда не хвастался. Быстрый, подвижный, умеющий хорошо считать, он все это мог бы сделать.

Все согласились, что он правильно выбрал профессию, и его никто не отговаривал.

- Я очень люблю животных, - сказала Анечка. - Мне бы хотелось работать в поле и кормить коров, козочек, кроликов, курочек.

- Мне тоже, - вскочил вдруг с места Руда. - Я пойду работать в кондитерский магазин или в колхоз, - без колебаний изменил он свой план.

- А я хочу на чем-нибудь ездить, - сказал Ольда Воячек. - Или водить паровоз, как Чейка, или машину, как мама, или самолет.

- Твоя мама уже работает? - спросила учительница.

- Она вернулась из санатория и первого числа пойдет на работу, - радостно сообщил Ольда.

Потом снова поднял руку Руда Кагоун. Он сказал, что ему, как и Ольде, тоже хочется на чем-нибудь ездить, поэтому он мог бы стать машинистом, шофером, но лучше всего - летчиком.

Енда Калина сказал, что он хотел бы быть или инженером, или каменщиком, потому что ему хотелось бы строить дома.

Руда Кагоун, сидящий на первой парте, нетерпеливо тряс в воздухе рукой.

- Мне тоже нравится строить дома, - заявил он взволнованно. Потом на минуту задумался и нерешительно повторил все свои желания - продавать, работать в колхозе, ездить, строить дома.

Дети засмеялись.

- Ты, Руда, - летун, - сказала учительница.

- Почему? - недоуменно спросил он.

- Потому что прыгаешь с одного на другое, - объяснила за учительницу Юленька. И сразу же добавила: - Я буду только доктором и больше никем.

Сказала и чинно села.

- Я тоже, - присоединился к ней Павел Шлехта. - Мы с Юленькой будем всех лечить, чтобы все могли хорошо работать.

- Врач - это прекрасная профессия, - согласилась учительница, - но это и трудная профессия. Врачу приходится жертвовать собой во имя людей.

- Ему приходится работать в любое время, вставать даже ночью... А тебя, когда мы шли в поход, привела мама, - упрекнул Павла Руда Кагоун. На сей раз он не присоединился к Юленьке и Павлу, которые хотели быть врачами.

- Я бы хотела ходить по магазинам и все время чего-нибудь покупать, -призналась Лидушка Стршибрна.

Где бы ты взяла на это деньги? - не удержался Ольда Воячек.

- Сначала их надо заработать! - закричали дети.

- Она, наверно, хочет быть женой, - предположил Павел Шлехта. - Это тоже занятие. Только при нем не надо ходить на работу.

Руда Кагоун скорчил гримасу и, разумеется, не присоединился к Лиде Стршибрной.

Еще много профессий перечисляли дети - трубочист, шахтер, монтер, лесник, учитель, моряк. В конце снова подняла руку Лидушка Стршибрна и сказала, что она вместе с Анечкой пойдет работать в колхоз, потому что ей очень понравилось копаться в земле в пионерском саду.

Анечке это было необыкновенно приятно. Сейчас, в конце года, Лидушка стала ее самой любимой подругой.

По пути домой они договорились, что когда пойдут гулять в парк, то возьмут с собой маленького Ондржея.

- Малыш-крепыш, - отозвалась о нем пани Ванёва. Она вышла из киоска, чтобы поиграть с Ондржеем. - Идет коза рогатая на маленьких ребятушек... Забоду, забоду, забоду... - приговаривала она.

Малыш смеялся и дергал ручонками, словно выражая свое желание играть дальше.

- Ах, проказник! - с восторгом смотрела на него пани Ванёва. - Подождите, скоро начнет говорить!

- Ему уже семь месяцев, - похвасталась Анечка.

Ондржей сидел в коляске, крепко, как белый грибок, и стучал ручками по одеяльцу.

- Давай купим ему мороженое... У меня есть одна крона, - предложила Лидушка.

- Ему еще нельзя. Он может умереть, - отказалась Анечка.

- Тогда булку... Ондржейка, хочешь булочку?

- Аа... аа... - отвечал Ондржей. Он согласился.

- Видишь? Он хочет... купим ему рогалик.

Лида забежала в магазин, и через минуту Ондржей засунул в рот рогалик.

Крошки сыпались на одеяльце. Слюни текли на кофточку. Девочки сбрасывали крошки на землю и вытирали ему подбородок чистой пеленкой.

В парке, на детской площадке, за синим забором стояли качели. Маленькие лодочки качались вверх и вниз. У Ондржея разбегались глаза.

- Как жаль, что я разменяла крону, - опечалилась Лида. - Можно было бы теперь покататься с Ондржеем на качелях.

- Не надо, - испугалась Анечка, - он еще маленький.

Из толпы ребят к девочкам подбежал Ольда. Он слышал последние слова Анечки и сразу понял, о чем идет речь.


Анечка из первого «А» и другие

- Не бойся, я возьму его на руки. Пусть привыкает с малолетства. Может быть, потом он будет летать на реактивном самолете.

Анечка долго думала, но так и не придумала, как возразить Ольде. Сложили деньги, купили билет. Ольда взял Ондржея из коляски на руки и направился к качелям.

- Ольда, только немножко! - крикнула Анечка. Теперь она уже жалела, что согласилась с Ольдой, очень страшно было за братишку.

- Держи крепче, Ольда!

Голубая лодка-качалка пришла в движение. Вверх - вниз, вверх - вниз.

Ондржей оглядывался, поворачивал головку. Что это такое? Теплый ветер проносился над его лицом. Лодочка качается тихо и легко. Вверх - вниз, вверх - вниз.

- Хе... е... - крикнул он, и губки его растянулись в широкую улыбку.

И это повторилось снова и снова, еще и еще.

Малыш гукал и словно нажимал ногой на педаль. Руками двинуть он не мог, потому что Ольда крепко, хотя и осторожно, сжимал его в своих объятиях. Еще бы! Ведь это Ондржей Чейка, брат Анечки, так что с ним ничего плохого не должно случиться!

Анечка уже меньше боялась. Правда, по спине у нее иногда пробегали мурашки. Они с Лидушкой следили за каждым движением Ольды и стояли напряженно, как две натянутые струны.

- Ну и ума у вас! - раздался за ними знакомый голос. - Кому это пришло в голову катать младенца на качелях?

Пани Воячекова! Кто знает, откуда она появилась. Но она и вправду рассердилась. Остановила качели, поманила к себе Ондржея, положила его в коляску и еще раз строго взглянула на ребят.

Ольда пытался оправдываться, но посмотрел на маму и замолчал.

Детей поддержал Ондржей.

Как только пани Воячекова взяла его на руки и положила в коляску, он скривил губки и заревел.

- Вот видишь, мама, - не удержался Ольда, - ему понравилось качаться. Мы сразу это поняли.

Пани Воячековой пришлось уступить. Ольда снова взял Ондржея на колени и стал качаться. Не уходить же им раньше времени, если они заплатили целую крону.

Потом все сели на скамеечку. Успокоился и Ондржей. Как только он положил головку на подушку, сразу уснул. Качели его укачали.

«У Ольды мама совсем поправилась, - думала про себя Анечка и смотрела на нее. - Какие у нее красивые глаза, темные и веселые, какое загоревшее лицо. Она все время улыбается. Сначала улыбнется, потом что-нибудь скажет».

- Что было у вас сегодня в школе? - посмотрела она на Анечку.

- Каждый рассказывал, кто кем будет.

- А кем хочешь быть ты?

- Мы с Лидой хотим работать в колхозе. Нам нравится ухаживать за животными.

- А Ольда?

- Ему нравится на чем-нибудь ездить.

Пани Воячекова задумалась.

- Любая работа хороша, - сказала она уверенно, - был бы человек здоров и любил бы свою профессию.

Часы на башне пробили двенадцать. Пани Воячекова встала и прикрыла личико Ондржея платочком, потому что светило яркое, горячее, полуденное летнее солнце.


Что принесли дети из пионерского сада и что написала Анечка в Цитов


Рано утром в пионерский сад пришла группа ребят во главе с Веверкой. Из каждого класса - мальчик и девочка. Все были празднично одеты.

Рек подбежал к сараю и стал ждать, когда Веверка откроет его. Но Веверка направился к смородиновым кустам, затем к парнику, где за вспотевшими стеклами проглядывали желтые цветы огурцов.

Тут он поделил детей на две группы и показал на большую гряду расцветших тюльпанов.

- Состригайте их у самой земли, чтобы потом получились хорошие букеты, - сказал он детям.

И работа закипела.

- Бери самые красные, - шепнул Ольда Анечке. - Срезай побыстрее. Пусть у нас будет самый большой букет.

Цвакт, цвак... - работали ножницы в детских руках. Они откусывали хрупкие светло-зеленые стебли, на концах которых покачивались тяжелые цветы.

Ольда работал, как машина. Он складывал тюльпаны в борозду и радостно поглядывал, как растет его букет.

- Не торопись, Ольда, - умерил его пыл Веверка. - Не топчи грядку. Все равно букеты у всех будут потом одинаковые.

Ольда был страшно раздосадован. Ему хотелось, чтобы букет для их учительницы был самый большой.

Вообще-то Веверка был прав, потому что другие ребята, например двое малышей из второго класса, оказались настолько медлительными, что за то же время нарвали такой маленький букет, что его можно было подарить разве только кукле.

Потом цветы положили на траву около парника, и пан Веверка разделил их на двадцать кучек. Дети собрали цветы и сделали букеты.

- Мы срезали больше цветов, чем в этом букете, - не удержался Ольда, глядя, как Веверка связывает букет веревочкой.

Но и этим букетом Ольда остался доволен: Анечка с трудом держала его в руках.

- Оценки все равно уже выставлены... принесете вы большой букет или маленький, - посмеивался Веверка над Ольдой.

- А я не из-за оценок, - обиделся Ольда.

- Тогда из-за чего же? - не унимался Веверка, делая вид, что не понимает.

- Просто из благодарности, - смутился Ольда.

- Он правильно сказал? - оглядел всех пионеров Веверка.

Те подтвердили, что Ольда ответил правильно.

- Вчера вечером мы с мамой были в гостях, - шепнул Ольда Анечке по пути в школу. - Мамина знакомая дала мне букет колокольчиков. Я сейчас сбегаю за ним.

В первом «А» классе аромат стоял, как в цветочном магазине.

На каждой парте лежали букеты: красные и желтые розы с бархатными лепестками, кудрявые пионы, белые ромашки, желтые маргаритки.


Анечка из первого «А» и другие

Когда учительница вошла в класс, все цветы переместились на ее стол. Те, что не поместились, заняли место у классной доски.

Лидушка Стршибрна была сегодня дежурной. Она сдала рапорт и предоставила слово Енде Калине. Так они договорились заранее.

Енда подошел к столу и прочитал стихотворение, которое выбрал для него в одной из книг папа:


В руках у малыша лежала книжка,

Но вы же знали, стоя у доски,

Что мысли его были далеки -

За окнами играли в мяч мальчишки...

У вас воротничок был белый.

Глаза я от страницы поднимаю,

Ваш взгляд, чуть укоризненный, встречаю...

У вас воротничок был белый.

Нет, вслух вы никогда нас не бранили.

«Ребенок сам поймет», - считали вы всерьез.

Нашел я в книжке то, что вы просили,

И покраснел до кончиков волос.

Малыш мусолил уголок странички,

А за окошком пели птички.

В их трелях было столько красоты!

Им так свободно пелось!

Малыш мусолил уголок странички...

Хорошим быть мне так хотелось,

Достойным вашей доброты.

У вас воротничок был белый

И бледное уставшее лицо.

У вас воротничок был белый

И нежностью сиявшее лицо.


Слова Енды обволакивал аромат цветов. Каждое слово звучало ясно и отчетливо, как маленький колокольчик. Соединившись вместе, они наполнили звоном весь класс.

Все слушали внимательно. Возможно, не все все поняли, но каждый ощутил, что это - благодарность их учительнице. И всем было хорошо: немного весело и немного грустно, как это бывает в любую торжественную минуту.

Учительница повернулась к детям. Глаза ее блестели. Она была взволнована.

На первой парте поднялся Руда Кагоун.

- Вы нас не бросите? - спросил он как-то странно, совсем тихо, словно чего-то боялся.

Учительница рассмеялась:

- Конечно нет. Руда. Буду учить вас дальше.

Сразу же в классе стало весело.

Почему бы не радоваться?

Ведь впереди каникулы!

Учительница раздала табели успеваемости и попрощалась с детьми. Она пожелала им, чтобы после лета они вернулись в школу здоровыми и загоревшими, чтобы выросли, а также не забыли буквы и цифры. Хотя отметки были выставлены отдельно по каждому предмету, никто не плакал. Ни Лидушка Стршибрна, ни Павел Шлехта. И Ольда Воячек был доволен.

- Желаю тебе вырасти, Анечка, - сказал Ольда, прощаясь с ней на перекрестке.

- И я тебе тоже, Ольда. Ты куда поедешь?

- Наверное, в пионерский лагерь. Меня мама уже записала.

- А я к бабушке... в Цитов.

- Потом снова вернемся в Прагу, - крикнул на прощание Ольда, глядя вслед Анечке, и еще громко добавил: - Анечка! Встретимся в первом «А» классе!

- Во втором «А». Ведь мы уже перешли! - ответила Анечка.

Ольда кивнул. Он был счастлив. Они встретятся. Они ведь уже перешли.

Дома мама похвалила Анечку: дочка принесла одни пятерки. Ондржей улыбался ей, словно все понимал. Он уже скоро начнет говорить - правильно сказала пани Ванёва.

На буфете лежало письмо от бабушки. Она спрашивала, когда они приедут в Цитов.

- Завтра соберемся и послезавтра, в среду, можем ехать, - пообещала мама.

Анечка открыла пенал, из чистой школьной тетради осторожно вырвала лист и принялась писать.


«Милые бабушка и дедушка!

Мы приедем в среду. Нас привезет мама. Ондржей приедет тоже. Мы приедем на каникулы. Есть ли у вас гусята? У меня одни пятерки. Папа работает. Ондржей смеется. Мама помогает мне писать письмо. Немножко.

Целую вас.

Ваша внучка Анечка

и ваш внук Ондржей».


Едва она закончила писать письмо, как прибежала Геленка.

- Где ты была так долго? - удивилась Анечка.

- В деревне у тети. Я вернулась, чтобы записаться в школу.

- Ты уже записалась?

- Да. В первый класс. Теперь снова поеду в деревню.

- Вот это здорово! - воскликнула Анечка. - Едва тебя записали - и уже каникулы.

Обе радостно рассмеялись.

Теперь обе они - школьницы.

Мама вынесла им вниз Ондржея и посадила его в коляску. Прежде чем девочки разъедутся, пусть погуляют в парке, покатают в коляске Ондржея.

Девочки были счастливы, что после каникул они вместе будут ходить в школу. Школа большая. Для всех детей найдется в ней место!


Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

ВАЦЛАВ ЧТВРТЕК

Франта и я


Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Как Франта разбил себе колено, а я нашел себе товарища


Мы переехали на новую квартиру, и я никого там не знал. Каждый день я садился на ступеньки, ведущие в наш дом. Вытаскивал из карманов яблоко за яблоком и принимался их есть, не спуская глаз со следов, оставленных кем-то в мягком асфальте.

Когда я таким образом съел килограмма три яблок, я наконец догадался, почему, собственно, я там сижу. Я все время надеялся найти себе товарища.

И вот сидел я так на лестнице, ел свое яблоко, а мать удивлялась:

- О господи, ты все еще ешь?

А я вылавливал из карманов яблоко за яблоком и все время думал: «Не успею я его доесть, как выйдет из-за угла мальчик. Он скажет мне: «Здорово!» И я ему скажу: «Здорово!» И мы сразу же подружимся».

Только случилось это совершенно не так, а совсем по-другому.

Я сидел на ступеньках, доедал, наверное, уже седьмой килограмм яблок, а друга у меня все еще не было. И вдруг слышу, кто-то говорит за моей спиной:

- Чего расселся на дороге? Перескакивать через тебя, что ли?

И правда, взял и перескочил, а потом обернулся - и мы познакомились.

- Я - Франта.

- А я Петр.

Я хотел было ему сказать «Здорово!», но вдруг поперхнулся. Только вытаращил на него глаза и покраснел. Франта постучал себя пальцем по лбу и убежал. Я снова остался в одиночестве. А Франта мне понравился. Такого, как он, я и хотел себе в друзья и товарищи.

У меня в кармане было еще одно, последнее яблоко, и я вывернул карман наизнанку. Яблоко упало и покатилось вниз по ступенькам. Остановилось оно уже на тротуаре, как раз у тех вмятин в асфальте.

В это время из-за угла показался Франта. Он подошел к яблоку и сказал:

- Почему это ты его выбросил?

Мне страшно не хотелось, чтоб Франта уходил. И я поспешил ответить:

- А я и не выбрасывал. Это тебе.

Франта опять постучал себя по лбу, да еще покрутил пальцем у виска:

- Мне? А мне не надо, я не хочу.

И сделал три шага назад, чтоб разбежаться и наподдать по яблоку. Только в этот момент мимо проехал грузовик, и яблоко закатилось глубже в одну из вмятин. Франта разбежаться-то разбежался, да промахнулся, по яблоку не попал.

- Вот те на! - воскликнул Франта.

Этот возглас раздался уже с земли. Франта хотел было встать, но у него ничего не вышло.

- Похоже, разбита чашечка, - сказал он.

Я с недоумением стал озираться по сторонам, потому что не слышал, чтоб что-нибудь падало.

Франта в третий раз постучал себя по лбу и осторожно показал на свое колено:

- Куда смотришь? Не понял, о какой чашечке я говорю?!

Ему явно хотелось со мной расправиться, только он не мог встать. А мне, наоборот, очень захотелось помочь Франте.

- Давай я подниму тебя, - предложил я.

- Отстань! - не согласился Франта.

И я услышал, как от боли он почти подавился, видимо, в горле у него пересохло. Я тут же полез в карман за жевательной резинкой.

- Отстань, говорю тебе! - уже прикрикнул на меня Франта.

Тогда я побежал домой. Даже не стал дожидаться лифта - чтобы поскорее вернуться. В ванной я смочил полотенце холодной водой и сразу же кинулся обратно, вниз.

- Что ты собираешься делать? - спросил Франта.

- Сейчас сделаем компресс.

Он посмотрел на меня так, будто мои действия беспокоили его куда больше, чем собственное разбитое колено.

- Давай делай. Мне уже все равно.

На нем были длинные брюки, поэтому я наложил компресс поверх штанины. Под коленкой я сделал большой узел.

- Ну, знаешь! Ты так и мертвого воскресишь, - сказал Франта.

Он поднялся с тротуара и заковылял домой.

На другой день я снова сидел на ступеньках и снова ел свои яблоки. Я все еще поджидал кого-нибудь, кто захотел бы стать моим другом. Вдруг за моей спиной послышалось:

- Ну, что, Петр, перескочить через тебя, что ли?

Это был Франта, он подал мне аккуратно сложенное полотенце и предложил:

- Сбегай-ка домой, отнеси. А я здесь тебя подожду.


Как к нам с Франтой пришла мышь


Сразу же за нашим поселком начинается поле. Мы с Франтой все спорили, что там растет, пшеница или рожь. А потом приехал комбайн, и осталось одно жнивье.

Моя мама сказала:

- Теперь на жнивье начнут гнездиться мыши.

Я смотрел в окно и думал:

«Сюда они, пожалуй, не доберутся. Надо переходить шоссе, значит, легко угодить под машину».

И еще я думал:

«Мыши испокон века жили в деревенских избах. Зачем это им забираться к нам на девятый этаж?»


И вот однажды, когда я был один дома, в передней раздался звонок. Снизу звонил Франта, он просил ему открыть, потому что забыл ключ от парадного.

Но прежде чем нажать кнопку, открывающую внизу дверь дома, я сказал Франте в микрофон:

- Зайди к нам.

Дверь нашей квартиры я тоже поспешил открыть и стоял дожидался, когда Франта поднимется к нам на лифте.

Франта приехал, двери лифта открылись, и я пригласил его:

- Проходи, проходи!

И вдруг, откуда ни возьмись, выскочила мышь и влетела прямо к нам в квартиру.

Франта чуть замешкался в лифте.

- Ты это нарочно? - спросил я.

- Что? - удивился Франта.

- Ну, мышь, - ответил я.

Оказывается, Франта о мыши вообще ничего не знал. Он тут же спросил меня, как она выглядит и какой величины. Я говорю ему:

- Не знаю, не разглядел, она только мелькнула.

Франта отправил лифт вниз и махнул рукой.

- Да, может, это вовсе и не мышь? Может, это тебе померещилось?

Ну что ж, Франта никогда не ошибался.

Нам обоим хотелось пить, и мы пошли на кухню попить воды. Только мы напились, как услышали, что в передней кто-то тихонько скребется. Теперь Франта, как видно, поверил, что я видел мышь:

- Наверное, какая-нибудь малюсенькая эта твоя мышка.

Но тут уже я не поверил:

- Нет, наверное, все-таки не мышь. Это мама, она всегда так скребется, уголком сумки задевает за дверь, когда ищет ключи.

И я побежал открыть дверь. Но за дверью никого не было. Я вернулся на кухню. Только я появился, Франта говорит:

- Петр, беги скорей к отцу. Он хочет тебе что-то сказать.

Я вытаращил на него глаза, но Франта совершенно спокойно продолжал:

- Он все время постукивает в дверь своей комнаты.

- Ты что! Отца нет дома. Он сейчас в Пардубицах.

И я распахнул дверь в папину комнату. Там действительно никого не было.

В это время послышался какой-то шорох за дверью моей комнаты. Франта задумался, посмотрел на меня и сказал:

- Раз ты здесь, то тебя никак не может быть за дверью. Наверное, это правда мышь.

- Надо ее поймать.

- А ты что, умеешь ловить мышей?

- Значит, надо ее выгнать.

И начали мы искать мышку. Только найти ее в квартире было невообразимо трудно. Всегда она оказывалась не там, где мы ее искали. Наконец Франта сказал:

- Давай перестанем дышать, и мышь себя выдаст.

Мы сели в кресла и затаили дыхание. Потом мы не выдержали и снова начали дышать. Потом, когда мы опять затаили дыхание, Франта услышал, как жужжит муха.

- У вас здесь муха, - сказал он.

Я глянул на люстру и замер:

- Мышь!

Франта тоже увидел ее: она держалась лапками за штору и смотрела на нас.

Мышь смотрела на нас, но, как видно, все же не знала, что ей делать. Мы стали предлагать ей спуститься. Только кто же знает, как надо говорить с мышами? Мы обещали ей открыть двери, обещали закрыть глаза. Пусть себе отправляется куда угодно. Но мышь все сидела и сидела на шторе.

- Наверное, она нам не верит, - решил я. - Давай просто откроем дверь.

Мы открыли дверь комнаты, потом - квартиры и потом - даже входную дверь внизу, чтобы весь путь был свободен. За домом мы нашли доску, оставшуюся от строительства, и отгородили тротуар от проезжей части, чтоб наша мышь, вылетев из дома, не угодила прямо под машину. Предприняв, таким образом, все меры предосторожности, мы вернулись назад. Мышь все еще сидела на шторе, только чуть повыше.

Я крикнул:

- Ты что, над нами смеешься, что ли!

- Не кричи на нее, она маленькая, - заступился Франта.

- Сиди она у вас в квартире, ты бы еще не так кричал.


Анечка из первого «А» и другие

- Она маленькая, а ты большой, - не унимался Франта.

Он вдруг очень рассердился, что выдал себя: ему было жаль мышку. Я подбежал к шторе, схватился за нее и заорал на мышь:

- Спускайся вниз! Немедленно, иначе я тебя стряхну!

- Она тогда убьется, - снова вмешался Франта. И для гарантии он схватил меня за шиворот и повалил на пол.

- Мыши - это вредители! - не сдавался я.

Ты что, не видишь, какая она маленькая! - твердил свое Франта и для порядка принялся дубасить меня - пока я не поднялся. Вообще-то мне бы и не отбиться, ведь Франта дерется отменно.

Потом мы сидели рядом на ковре и оба тяжело дышали, а в воздухе кружила пыль.

Наконец я опомнился:

- Что же с ней делать?

- Сначала надо остыть. А потом посоветуемся.

Мы пошли в ванную и подставили головы под кран. Но советоваться было уже не о чем. Мышь исчезла.

«Как самой захотелось, она и ушла», - решил я.

А Франта философски заметил:

- Пути мышиные рассчитать не может и счетно-вычислительная машина.


Как мы с Франтой испытывали собачью верность


У меня было плохое настроение. Франта об этом сразу догадался и спросил:

- Что с тобой?

Вместо ответа я спросил его:

- Если ты услышишь слова «верный как собака», что ты подумаешь? А точнее, что напишешь?

- А вам что, задали такое сочинение, да?

Он стоял в дверях комнаты и смотрел на меня. А я сидел над своей тетрадью. Сидел уже целых полчаса. В тетради же у меня была написана только одна фраза:

«Собака была верна своему хозяину, как верная собака».


Анечка из первого «А» и другие

Франта заглянул в мою тетрадь и сказал:

- Правильно.

Я ответил:

- А что дальше? Ведь надо две страницы.

У меня было на редкость плохое настроение, и я намекнул Франте, что лучше бы он пошел домой. Просидел я таким образом над тетрадкой еще с четверть часа, как вдруг зазвонил телефон. Франта предлагал провести эксперимент:

- Знаешь, Петр, здесь для тебя имеется собака. Если хочешь испытать ее на верность, то спускайся вниз.

Я схватил блокнот с карандашом и спустился вниз на лифте. Франту я не сразу заметил, он прятался за мусорным ящиком. Франта подал мне знак, чтоб я был поосторожнее и не спугнул собаку. Но я ее пока даже не видел. Тогда я подобрался поближе к Франте, и он мне ее показал.

Какая-то женщина забежала в магазин самообслуживания, а коляску с ребенком оставила снаружи. Около коляски и сидела собака. Она вся была черная, а одна лапка - белая. Собака была довольно большая, она сидела и смотрела на ребенка в коляске. Франта удовлетворенно заметил:

Вот видишь, перед тобой - верная собака.

Я положил блокнот себе на колени и записал: «Верная собака стережет своего хозяина, пусть даже он очень мал. Сидит около коляски и караулит, чтоб никто его не украл».

Франта заглянул ко мне в блокнот.

- Ничего начало, годится.

И тут собака поднялась на задние лапы и мигом утащила у ребенка из коляски рогалик и убежала с ним. Ребенок принялся плакать.

- Давай уйдем, чтоб не подумали на нас, - сказал Франта, и мы вбежали в дом.

Я вырвал из блокнота исписанный лист, выбросил его в мусорный ящик и сказал:

- Наверное, мы ошиблись. У этой собаки совсем другой хозяин. Она украла у ребенка рогалик и как верная собака вернулась к своему хозяину.

- Вполне может быть, - согласился со мной Франта.

Только он успел это сказать, как сквозь щель между приоткрытыми входными дверями мы увидели мальчишку. Он шел по краю тротуара и нес в руке рогалик. А около него бежал черный пес с белой лапкой.

- Видишь, все верно, - сказал я Франте. - Собака утащила рогалик и отдала его своему хозяину.

Я быстро записал все это в блокнот, и мы побежали вслед за мальчиком с рогаликом.

- Это ты ее так выдрессировал или она сама? - спросил Франта.

Мальчик поднял почему-то рогалик над головой и спросил:

- Что?

- Ну, ведь это ты научил собаку таскать тебе рогалики? - спросил я.

Мальчишка изумленно уставился на нас.

- Какая собака? У меня вовсе нет никакой собаки. И по-моему, как раз ваша собака выпрашивает у меня мой рогалик.

За разговором мальчик не заметил, как опустил руку.

Собака сразу же рогалик выхватила и в мгновение ока была за углом.

- Вы мне за это ответите! - пригрозил мальчишка.

Но отвечать нам ни за что не пришлось, потому что Франта был сильнее.

Я вырвал из блокнота третий исписанный лист, и мы свернули за тот угол, куда скрылась собака.

Оказалось, она нас там уже поджидает. На носу у нее были крошки, и она довольно виляла хвостом.

- Выходит, мы и есть ее хозяева? - спросил я.

Франта повернулся спиной к солнцу, чтобы свет не мешал ему думать. И через минуту все уже было обдумано:

«Собаку кормит хозяин. При нас собака съела два рогалика. Нечего удивляться, если она признала нас за хозяев».

Возможно, собака и вправду нас признала. Во всяком случае, мы уже начинали убеждаться в ее верности нам, потому что теперь она всюду следовала за нами.

Использовав вместо стола спину Франты, я записал в блокнот следующее:

«Когда собака стащит два рогалика в присутствии одних и тех же ребят, она может признать их за своих хозяев и стать им верной».

Собака все время шла за нами следом. Это нас не смущало до тех пор, пока мы не решили сходить на школьный стадион и поиграть там в мяч. Было без четверти четыре. Быстрее всего на стадион можно было пройти через здание школы. Так мы и сделали. Но когда мы проходили через школу, наша собака ухитрилась стащить и у школьного сторожа рогалик с маслом. Мы быстро повернули к нашему дому. И собака, конечно, с нами.

Я уже больше ничего не записывал, мы только время от времени говорили друг другу:

- Теперь нам от нее не избавиться!

Но ведь есть выход из любого положения, и я шепнул Франте:

- Давай удерем!

Собака не очень-то хорошо ориентировалась в нашем доме, и наша затея удалась. Мы вбежали в подъезд, вскочили в лифт - и Франта нажал кнопку. А собака осталась сидеть внизу, на площадке, и только смотрела, как мы поднимаемся вверх.

На верхнем этаже мы вышли.

- Наконец-то она оставила нас в покое, - сказал Франта.

Мы сидели на ступеньках и были очень довольны, что избавились от собаки. Не торчит она теперь перед нами, и никто не вертит хвостом.

И тут как раз она вдруг и появилась. Поднялась по лестнице, остановилась и, конечно же, начала вилять хвостом.

Франта признал:

- Она не виновата. Она верная.

А я ответил:

- Значит, ты виноват. Зачем ее брал в компанию?

И Франта, чтобы положить всему этому конец, схватил меня за локоть и втащил в лифт. Мы спустились вниз. Потом выбежали на улицу и захлопнули за собой дверь.

Мы бежали, не останавливаясь, петляя и постоянно перебегая с тротуара на тротуар. Даже специально ходили по лужам, чтобы невозможно было найти наши следы.


Анечка из первого «А» и другие

До самого вечера не встретилась нам наша черная собака с белой лапкой.

Вечером, когда я вернулся домой, мама готовила ужин.

- Сегодня, Петр, мне нечем тебя покормить, - сказала она.

И правда, ужин был весьма скудный.

Возвращаясь с работы, мама несла две тяжелые сумки. Она вынесла из лифта первую сумку, поставила ее к двери и пошла за другой. Но не успела она вернуться, как первая сумка оказалась ополовиненной.

- Знаешь, иду я со второй сумкой, - рассказывала мама, - и вижу, что из первой кто-то уже успел вытащить пакет с рогаликами и полкило корейки.

- А, это, наверное, наша собака с белой лапкой, - сказал я.

- Знаешь, мне не до шуток! - рассердилась мама.

И я решил промолчать. Поднялся только на лифте к Франте, чтобы посоветоваться, что же мне все-таки завтра сказать учителю. Писать о собачьей верности у меня уже не было никаких сил.


Как мы с Франтой «прощупывали» одного мальчика


Сначала мы даже не знали, как зовут этого мальчишку. Перед отъездом в лагерь мы впервые с ним встретились на вокзале, где одни называли его Карелом, а другие - Вашеком. На спине у этого мальчика был большой ранец.

В поезде мы сидели с ним на одной скамейке. Все ребята положили свои вещи наверх, в сетки, только он так и не снял своего ранца. Франта шепнул мне: смотри, мол, какой чудак.

Потом к нам подошел наш вожатый. В руках у него были списки.

- Вы втроем будете жить вместе, - распорядился он.

Вожатый собрался уж было захлопнуть дверь, как вдруг заметил на спине у нашего соседа ранец.

- Почему ты не положишь его наверх? Там еще есть место.

Однако мальчик не согласился:

- Стоит ли суетиться? Всего через каких-то там два часа мы будем на месте.

Вожатый покачал головой и ушел. Мы с Франтой испытывали явное беспокойство по поводу предстоящего пребывания в одной палатке с таким странным и даже загадочным субъектом. Нас так и подмывало как-нибудь его «прощупать». Я начал первым. Глядя на него в упор, я засмеялся и ждал, что он как-нибудь отзовется. Он взглянул на меня одним глазом, а второй так и не открыл, будто собирался спать. Франта этого уже не выдержал и толкнул его в бок:

- Слушай. Карел, что это ты смотришь одним глазом?

- Вполне достаточно. И одним глазом все прекрасно видно, - ответил странный мальчик.

И он уже хотел было закрыть и этот единственно смотрящий глаз, когда Франта подтолкнул меня, и я, в свою очередь, задал ему вопрос:

- Слушай, Вашек, а почему ботинки у тебя зашнурованы только наполовину?

- Вполне достаточно.

Ну и с нас этого общения уже было вполне достаточно.

- Слушай, тогда скажи нам, как тебя все-таки зовут, Вашек или Карел?

Не подняв даже руки с колен, паренек одним пальцем показал на табличку с именем, привязанную к ранцу. Там мы прочли, что зовут его Вашек, а фамилия Карел - Вацлав Карел.

Больше мы его уже не экзаменовали и не «прощупывали». Наблюдали только, как лежит он с закрытыми глазами на своем ранце. И только когда поезд останавливался на какой-нибудь станции, он всякий раз нас спрашивал:

- Где это мы?

- В Пардубицах, - ответил Франта.

- В Аше, - ответил я.

- В Бухаресте, - сострил наконец Франта.

Нам захотелось его разозлить. Но он только кивал головой, - даже и тогда, когда мы ему заявили, что только что проехали Мурманск.

На все он отвечал одним только словом: «Достаточно».

В конце концов он нагнал на нас обоих сон. Разбудил нас вожатый, когда мы уже приехали.

Ничего нас с Франтой не радовало, даже наша палатка. А ведь это была совершенно новая трехместная палатка. Матрацы еще не были набиты и лежали, аккуратно сложенные, на полочке.

- Сейчас вы здесь устраивайтесь, а после обеда мы все отправимся в ригу за лесом набивать матрацы, - распорядился вожатый.

Лучше нашей палатки мы с Франтой никогда в жизни не видели, от нее шло даже какое-то благоухание, когда на нее попадали лучи солнца. Неподалеку росла старая сосна, на ней сидела птица и пела. Но нас с Франтой ничего больше не радовало. Мы доедали из своих мисок свой первый обед и все смотрели на Вашека (теперь мы уже звали его по имени) . Он вытирал пальцами миску и облизывал их.

- А помыть не пойдешь? - спросил Франта.

- Достаточно, - махнул рукой Вашек.


После обеда мы пошли к риге набивать матрацы. Вашека с нами не было. Ему показалось, что это слишком далеко. Он сказал нам, что у него есть своя идея, как набить матрац. Сразу же после обеда он взял свой матрац, зашел с ним за палатку и исчез где-то между деревьями на опушке леса.

Пока мы с Франтой донесли свои туго набитые тюфяки от риги до палатки, с нас семь потов сошло. Вашек уже нас дожидался. Он удобно развалился на своей постели и ел чернику, срывая ягодки с кустика. Когда я проходил мимо него, он тронул пальцем ноги мой матрац.

- Не разогнуть теперь вам спины, - пророчествовал он, подпрыгивая на своем матраце. - Попробуй-ка!

Сначала попробовал Франта, потом я. Матрац у Вашека был упругий и при этом мягонький.

- Чем же ты его набил? - поинтересовался я.

Вашек в ответ только снова подпрыгнул на своем тюфяке.

- Секрет фирмы. Умный человек все найдет у себя под руками. Что далеко ходить? - и он показал нам на наши взмокшие спины.

- Тебе лень даже пальцем шевельнуть, - сказал ему Франта.

Мы оба разозлились. Вашек подпрыгивал на своем мягком матраце, а в наших шелестела солома.

Наступил вечер. На сосне уже больше не сидела птица. Дул легкий теплый ветерок. И было уже темно. Я не мог уснуть. Все лежал и смотрел на хоровод звезд над полуоткрытой палаткой.


Анечка из первого «А» и другие

Вашек на своем мягоньком матраце уже давно спал. Я на мгновение посветил на него фонариком. Из-под матраца у него свесился незавязанный шнурок, он и матрац завязать поленился.

Франта тоже не спал. Я услышал, как он шевельнулся и сказал:

- Вполне достаточно.

Уснули мы совсем поздно.

Вдруг мне приснился сон. С чего он начался, я уже и не знаю, но конец помню вполне отчетливо: по черному небу метались прожекторы и кто-то кричал.

Я проснулся. Вашек сидел на постели и размахивал включенным электрическим фонариком.

- Ребята, меня кто-то страшно искусал!

Потом он выключил фонарик, но во тьме маячили семь зеленых светлячков. Я, признаться, как следует и не понял, сплю я или уже бодрствую.

Тут Вашек снова стал размахивать зажженным фонариком, и мы с Франтой вскочили со своих постелей.

Вашек уже больше не кричал. Он быстро стаскивал с себя одежду, а вокруг его головы кружили все семь зеленых мотыльков. Мы с Франтой тоже включили свои фонарики. И увидели мы уйму муравьев, которые ползали по спине у Вашека. А кроме того, множество всяких других жучков, которые ползали по его постели. Семь зеленых мотыльков - это и были семь светлячков. И все это появилось из незавязанного матраца нашего соседа.

Мы сразу же выбросили этот матрац из палатки.

- Чем же ты его набил? - спросил Франта.

- Мхом, - сказал Вашек и выбежал из палатки. Потом мы слышали, как зашумело в умывальнике.

Мы смахнули муравьев с Вашековой постели наземь, чтоб они заблудились в траве, выпустили наружу светлячков. И тут же мы с Франтой приняли решение: Вашека в палатку больше не пускать. Мы крепко зашнуровали веревкой палатку, а концы ее завязали морским узлом.

Вскоре пришел Вашек из умывальни. Мы просунули ему из палатки полотенце и сказали:

- Вполне достаточно.

Только с появлением первой росы я спросил Франту:

- Ну как, достаточно?

- Достаточно, - сказал Франта.

И мы впустили Вашека в палатку.


Как мы с Франтой отгадывали названия цветов


Сначала мы с Франтой поспорили, какое же все-таки шоссе идет за нашим поселком: асфальтированное или мощеное. Побежали смотреть - и оказалось, выиграл Франта.

По обеим сторонам шоссе у нас - сады, деревянные домишки, а около них цветники.

Я разозлился, что проиграл Франте. И, наверное, поэтому предложил:

- Ладно, давай теперь, кто знает больше цветов.

Франта в ответ только покачал головой, но сразу же перескочил через канаву, отделявшую нас от цветников, а я - за ним. Вот тогда-то нам и крикнула что-то эта девочка. Она сидела одна под большим орехом и кричала нам:

- Что идете не по дороге?

Франта в свою очередь прокричал ей:

- Глянь-ка, что у тебя на носу?

Это у него такой трюк. Каждый сразу же хватается за свой нос и забывает, что он, собственно, хотел. Но она сказала:

- Это уже старо.

Тут уж я ее разглядел как следует. Она сидела за круглым столом и катала по нему орех, вынутый из зеленой скорлупы. Пальцы ее были испачканы чем-то коричневым, но меня это не смутило.

- Что это вы потеряли в нашем саду? - спросила девочка.

- Она не очень-то любезна, - говорю я Франте, но Франту и это нисколько не смутило.

Некоторое время мы с Франтой постояли около цветника, и каждый явно раздумывал о том, как бы заставить уйти другого.

- Ребята, да вы же подеретесь! - крикнула она.

Мы удивились, как это она сразу разобралась в обстановке. Какая умная девочка! Я хотел было ей объяснить, зачем мы сюда пришли, но Франта опередил меня:

- Знаешь, вот у моего друга возникла идея: выяснить, кто из нас знает больше цветов? - сказал он. - Потому мы и попали к вам сюда.


Анечка из первого «А» и другие

Она улыбнулась Франте, потом улыбнулась и мне и перестала катать свой орешек.

- Очень любопытно. Мне тоже интересно, кто же из вас знает больше цветов.

Франта оглядел цветник:

- Роза.

Я тут же выкрикнул свое название:

- Астра.

Она выскочила из-за стола:

- Откуда вы знаете, что меня зовут Роза Астрова?

Этим она нас страшно смутила и сбила с толку. Совершенно. Потом она подошла к нам и взяла за руки. А затем повела нас к круглому столу под орехом, посадила одного направо, а другого налево от себя.

- Откуда же вы все-таки знаете, как мои имя и фамилия? Ведь я же вас здесь вообще никогда не видела.

Я хотел было сказать, что это чистая случайность, что эти два названия мы просто выкрикнули друг за другом. Но я промолчал. Если бы я только в этом признался, Роза Астрова снова стала бы для нас совершенно незнакомой девочкой.

- А я уже давно тебя знаю. Я несколько раз видел тебя, - сказал Франта (он врал, но меня это опять-таки совершенно не смущало).

- Я тоже, - присоединился я.

Неясность положения продолжалась. Роза сидела между нами - на равном расстоянии от каждого - и разглядывала свои пальчики, коричневые от ореховой скорлупы. Она несколько раз повторила:

- Ребята, а вы все-таки подеретесь.

- А кто начнет первый? - сказал Франта.

- Ну, кто? - спросил я.

- Посмотрим, - сказала Роза.

Потом мы говорили о самых обыкновенных вещах. Я спросил у Розы:

- А что ты здесь вообще делаешь?

Она посмотрела сначала на Франту:

- Что мне здесь делать? Караулю наш сад. А главное, орех.

Я поднял глаза вверх к кроне. У многих орехов уже лопнула зеленая кожица и показалась скорлупа.

- Если потрясти, все попадают.

- Вот поэтому я и сторожу, - сказала Роза.

Франта посмотрел на дерево, а потом на Розу.

- И ночью сторожишь?

Только до восьми. А потом иду домой и всегда боюсь, что утром будет скандал.

- Почему? - спросил Франта, и я тут же вслед за ним.

- Потому что ночью кто-нибудь может обобрать орех, - вздохнула Роза.

- Но ведь не оставаться же тебе здесь на ночь! - возмутился Франта, и я вместе с ним.

- Конечно. Но у меня очень строгая мама, - грустно сказала Роза.


В тот вечер после восьми я стоял у открытого окна. Месяц светил так сильно, что даже с девятого этажа я видел внизу на тротуаре оброненный кем-то спичечный коробок. Родители сидели в соседней комнате у телевизора. Я тихонько пробрался через переднюю в коридор. Даже лифта не стал вызывать, чтоб никто ничего не услышал. Сбежал по лестнице и кинулся прямо к Розиному саду. Я рассуждал так: если бы я, например, задумал красть орехи, то наверняка отправился бы туда этой ночью. А поскольку я не хотел, чтоб Розе наутро попало, то я очень спешил. Была и другая причина: мне очень хотелось, чтобы девочка обратила внимание на меня, а не на Франту.

У сада я остановился, чтоб еще раз все обдумать. Потом я перескочил через канаву и осторожно стал пробираться между клумбами к круглому столу под орехом. Я говорил себе:

«Спрячусь под столом. Там никто меня не увидит, а я увижу любого и каждого, кто только начнет приближаться. А завтра после обеда я зайду сюда снова. Здесь будет Роза, и я ей скажу:

«Отгадай, почему тебе не попало от мамы?»

Но только я нагнул голову, чтоб залезть под стол, как получил вдруг такую затрещину, будто в темноте что-то взорвалось. И на мне уже кто-то лежал. Я крикнул:


Анечка из первого «А» и другие

- Негодяй! Вор! - тоже двинул ему как следует. А тот тоже закричал:

- Еще дерешься, негодяй! Вор и негодяй!

Потом размахнулся и хотел было мне еще поддать, но вдруг остановился:

- Это ты?

Я тоже узнал Франту и ответил:

- Выходит, я!


На другой день мы встретили в нашем поселке Розу Астрову. Она сложила руки так, будто это подзорная труба, и внимательно посмотрела на мой подбитый глаз и разбитый нос Франты.

- Ага, значит, вы уже подрались!

И еще она нам сказала, что зовут ее вовсе не Роза Астрова, а совсем по-другому, а потом ушла. Мы с Франтой так и остолбенели. А потом Франта сказал:

- Ну, ладно.


Как мы с Франтой трижды нарушили правила уличного движения


Каждое воскресенье вечером я беру календарь, а мама мне диктует задания на всю неделю. Конечно, не такого рода задания, какие нам дают в школе, а совсем другие. Все, что необходимо сделать по дому.

В прошлое воскресенье на 22 декабря я записал: «Купить рождественского карпа». А мама положила в ящик стола тридцать крон.

22 декабря, придя из школы, я взял эти деньги и сумку и отправился за карпом. Но только я вышел из дома, как повстречался с Франтой. Он перестал раскатывать ледяную дорожку на тротуаре и спросил, куда я. Узнав, что за карпом, он сказал:

- Знаешь, Петр, есть идея. За карпом не ходи, я тебе его просто-напросто поймаю в реке.

- Но это же не наверняка! - возразил я, потому что я - тоже рыболов и толк в этих делах знаю.

- Совершенно наверняка! - заявил Франта. - Есть один такой способ. Даже зимой в любое время я могу поймать карпа. Мое изобретение! Всегда, когда только захочу.

Франта - хороший рыболов. И я сам знаю, что на красные комариные личинки, которых у нас называют «патентками», рыбы налетают как сумасшедшие.

- Ну, хорошо, - кивнул я. - А за эти тридцать крон я куплю маме новогодний подарок и положу его под елку.

Нам надо было спешить. Хотя от поселка до реки и недалеко, но зимой рано темнеет. Франта побежал домой за удочкой, а я тем временем вывел из сарая наши велосипеды.

Мы ехали по нашей улице, под колесами лопались мелкие льдинки, и я рассказывал Франте, сколько всего хорошего можно купить маме за тридцать крон. Подъехали мы к перекрестку. Справа появился с саночками старый пан Гурта, который живет в нашем доме. Он вез своему внуку Станде елочку.

- Погоди, дай ему проехать, - сказал я Франте. Но он только махнул рукой:

- Некогда!

Только мы пересекли перекресток. Франта отпустил руль и стал мне показывать, какого большого карпа намеревается он поймать.

На следующем перекрестке нас задержал красный свет. И тут я вдруг вспомнил о милиционере пане Ружеке, вернее, как-то почувствовал запах его трубки. У его трубки всегда какой-то особый запах, и я его всегда узнаю.

Бегу вечером отцу за пивом, и всегда по этому запаху догадываюсь, что пан Ружек рядом.

И вот - откуда ни возьмись - перед нами действительно стоит милиционер Ружек. Он поднимает три пальца и говорит:

- Во-первых, вы ехали рядом, вместо того чтобы ехать друг за другом. Во-вторых, на перекрестке вы не уступили дорогу пану Гурте и, в-третьих, Франта во время езды отпустил руль. Итого, вы трижды нарушили правила уличного движения.

Франта, предчувствуя, что теперь будет, быстро отрапортовал:

- Только эти тридцать крон у нас - на карпа.


Анечка из первого «А» и другие

Милиционер Ружек, похоже, его даже и не слышал. Он молча подал нам квитанции, а я вручил ему тридцать крон.

- Дешево отделались, ребята. Вообще-то неприятностей на дороге и без вас хватает.

Тут, в довершение ко всему, начал падать снег, и какие-то две женщины загоревали:

- Ничего себе, начинается рождество...

Теперь мы просто вели свои велосипеды к реке.

Франта уже готовил удочку, но мы все еще удрученно молчали. Чтобы порадовать меня, он показал на клубочек червячков, красных, как кораллы. Был мороз, и от реки поднимался пар. Солнце чуть-чуть щурилось на нас.

Франта закинул удочку и надел варежки. А потом мы еще долго-долго стояли на берегу. Мне было очень грустно, и Франта меня все время утешал:

- Вот увидишь, этого карпа мы непременно выудим.

Стало подмораживать, у берега потихоньку нарастала кромка льда. Поплавок даже не вздрагивал. Стояла тишина, и только Франта то и дело тихо прищелкивал языком, многозначительно при этом подмаргивая:

- Необходимо усовершенствовать!

И он немедленно подвигал поплавок то вверх, то вниз. А то спохватывался и добавлял грузик или насаживал на крючок свежего червячка. Я позволял себе давать ему советы, потому что считаю себя почти таким же хорошим рыболовом, как и он. Но карпам все-таки что-то не нравилось. И поплавок оставался неподвижным.

Солнце зашло, река почернела. У меня озябли руки, мне приходилось то и дело согревать их дыханием. А Франта рядом со мной все шептал:

- Необходимо усовершенствовать!

Но поплавок так и не дрогнул. В темноте, которая вылезла откуда-то из реки, он стал невидим. Даже и после того, как мы опустились на берегу на колени, его все равно не было видно. Франта тогда перестал шептать и сказал уже в полный голос:

- Петр, нет ли у тебя какого-нибудь дяди, который мог бы дать тебе тридцать крон?

Я ответил, что такого дяди у меня, к сожалению, нет.

- Значит, будем сидеть, - буркнул Франта.

Мороз крепчал.

- Все равно ничего не получится. В такой темноте не увидишь, если даже он и дернется.

Тогда Франта спросил, нет ли у меня чего-нибудь белого, ну, например, куска бумаги.

- Ты хочешь написать рыбам письмо? - Я уже готов был разозлиться.

Франта все колдовал с удочкой и шептал про себя:

- Флажок. Сейчас нам нужен флажок.

Тут я понял, чего он хочет. Флажок - это и есть «что-то белое». Если рыба клюнет, флажок подскочит и его можно будет увидеть в темноте. Я подал ему носовой платок, правда, он был уже не совсем белый. И тогда я протянул Франте тот отрывной квиточек, который мы получили от милиционера пана Ружека.

Наверное, в ту же минуту наш флажок подскочил.

- Клюет!

- Карп?

- На выбор - дороже! - пробасил Франта.

- Большой?

- Посмотрим! Он вытащил рыбу из воды и поднес ее к фонарю у шоссе.

- Лещ, - сказал я.

К тому же рыба оказалась и не очень большой. По дороге домой она стала казаться нам все меньше и меньше. Домой мы принесли уж совсем небольшую рыбку.

- Я не могу принести маме такую рыбку за тридцать крон, - загоревал я.

Но Франта знал, как поступить. Он повел меня в сарай, который остался от тех времен, когда строился наш поселок.

- Спрячь-ка ты ее пока здесь.

- Думаешь, до утра она подрастет?

- Да нет, - сказал Франта. - Но тебе надо маму как-то к этому подготовить.

Свет от уличных фонарей проникал и в сарай. В углу мы нашли бадейку, оставшуюся от строителей.

- Отлично! - воскликнул из другого угла Франта. - Здесь и вода еще течет.

Мы налили полную бадейку и пустили в нее лещенка. Он уже едва дышал. Признаться, меня еще мучил страх, как бы сюда не пришел пан Ружек. Он живет в нашем же доме, на первом этаже. И поскольку он -милиционер, он все видит и слышит куда лучше, чем обыкновенные люди.

Мы оставили воду капать из крана в бадейку, потому что рыбам это, скорее всего, нравится.

- Ну а к маме ты уж отправляйся один, - сказал Франта и вышел из сарая.

К нам, на девятый этаж, я поплелся пешком. Позвонил. Мама прямо в дверях спросила:

- Наконец-то идешь, а где рыба?

Мне даже не пришлось и врать:

- Рыбу я оставил внизу, в сарае, чтобы она не загадила нам всю ванну.

Но мама на это только головой покачала:

- А что, если ее кто-нибудь возьмет?

- Нет, никто не возьмет, - уверенно сказал я.

- Сходим все-таки за ней, - решила мама.

Она долго искала фонарик, а потом мы спустились вниз и пошли в сарай. В сарае я забрался в самый темный угол. Мама зажгла фонарик, в бадейке блеснул свет, мама обернулась ко мне и спросила:

- И это ты купил за тридцать крон?

Я промолчал.

В это время в бадейке метнулась рыба, да так, что вода залила все лежащие на полу опилки. Это был карп, да такой огромный, что и представить себе трудно.

- Сколько же в этом году стоит килограмм рыбы? - спрашивала мама. И все время при этом качала головой. А я заметил, как мимо хвоста карпа проплыла маленькая плоская рыбешка.

Мама повернулась ко мне и сказала:

- Ты что, был у Ружека? Почему тут пахнет его трубкой?


Как мы с Франтой получили на елку одинаковые подарки


Мама позвала меня и спросила:

- Какой бы ты хотел получить подарок на рождество?

Я ответил:

- Не знаю.

- А ты подумай, - сказала мама.

Я вышел на улицу и попробовал раскатать ледяную дорожку на площадке за домом. У меня из этого ничего не вышло, потому что навалило слишком много снега. И я стал думать.

Обычно, во всякое другое время, я могу сразу же назвать не меньше трех вещей, какие мне хотелось бы получить в подарок. А перед рождеством я никогда не могу ничего придумать.

Я сидел на железных перилах лестницы за домом и совсем замерз. Все время я пытался представить себе елку и то, что должно под ней лежать.

Мимо шел Франта. Руки - глубоко в карманах, голова опущена. Внизу на брюках висят сосульки. Похоже было, что он уже давно так ходит. Я позвал его. Франта быстро обернулся.

- Слушай, не знаешь, какой бы подарок мне пожелать на елку? Никак ничего не могу придумать.

Я сразу же посоветовал ему десяток вещей. Правда, ни одну из них я не хотел для себя. Но и Франта, оказывается, ничего такого не хотел.

Теперь мы сидели с ним рядом на перилах и думали.

Мысли у меня всегда летят быстро, но вот перед рождеством голова вообще почему-то не работает. Сижу и мучаюсь.

Франта - драчун и думает, что каждую хорошую идею надо брать с боя. Поэтому он каждую минуту ударяет кулаком по перилам. Но и ему в голову ничего не приходит.

Наконец я решил:

- Надо от этого отвлечься и отдохнуть. Пойдем покатаемся на санках.

И мы побежали домой за санками. Внизу у лифта мы встретили пани Краслову с ее дочкой Марцелкой. Это совсем маленькая девочка. За ней нужно все время присматривать, потому что если что-нибудь случится, то виновата всегда будет не она, а тот, кто рядом.

- Куда собрались, мальчики? - спросила пани Краслова.

- Да на санках покататься, - сказал я еле слышно, чтобы не услышала Марцелка.

- Я тоже хочу, - тут же отозвалась Марцелка.

- Да нет, мы боимся, а вдруг с ней что-нибудь случится, - признался я, а Франта меня поддержал.

- Я думаю, вы уже достаточно взрослые, не так ли? - возразила пани Краслова.

Итак, Франта с Марцелкой ждали внизу, а я пошел наверх за санками.

- Куда ты, Петр? - спросила меня мама.

- Покататься с Марцелкой на санках.

Раза четыре, не меньше, мама мне напомнила, чтобы я с Марцелкой не ходил на крутой склон горы, потом она приказала, чтобы Марцелка сидела всегда только между мной и Франтой, и несколько раз попросила, чтоб я хорошенько смотрел на дорогу. У меня на все был один ответ:

- Ну ладно, ладно. Понимаю.

Я схватил санки и бросился бежать, но, прежде чем я оказался за дверью, мама все-таки успела снова меня озадачить:

- Ну что же все-таки подарить тебе на рождество?

Полдороги по направлению к горке мы с Франтой молчали. Марцелка шла между нами. И тоже молчала. Один только раз она взглянула на нас и спросила:

Мальчики, а что вы хотите, чтобы вам положили под елочку?

Франта поддал ногой сугроб. А я сказал:

- Марцелка, помолчи, не то отведу домой.

Нам, значит, предстоит возить ее по той горке, где ползают одни малыши, которых привязывают к санкам, а она еще, в довершение ко всему, будет пытать нас по поводу подарка.

Франта разозлился, и я тоже.

- Я лучше пойду домой, - сказал Франта.

Но Марцелка ухватила его за руку:

- Нет, не пойдешь. Я должна сидеть между вами.

Я пожал плечами, и Франта тоже пожал плечами. Так мы дошли до горки. С одной стороны - спуск отличный. Санки так и летят и, наконец, попадают на узкую тропинку между колючими кустами. О спуске с другой стороны нечего и говорить - это только для малышей и трусов. Однажды я нарочно хотел там перевернуться, да ничего из этого не вышло.

- Значит, на пологий, - вздохнул Франта и первым сел на санки.

Марцелка села за Франтой, а я за ней. Раз семь нам пришлось оттолкнуться. Но даже когда мы тронулись и поехали - все равно хоть плачь. Кругом малыши, привязанные к санкам, саночки с барьером, чтоб они не вывалились, а уж орут-то, будто летят на самолете. Перед нами бежала собака, вернее, почти шла шагом и все-таки все время оказывалась впереди. Нам с Франтой было так стыдно за такую скорость, что мы даже вспотели.

А Марцелка ликовала.

В утешение себе я время от времени бубнил:

- Все правильно. Все, как велела мама. Я внимательно слежу за Марцелкой. Марцелка сидит между мной и Франтой. И я внимательно смотрю, куда мы едем.

Когда мы спускались с горки в четвертый раз, Франта взмолился:

- Петр, я больше не могу. Я хочу прокатиться по-настоящему.

Я показал ему на Марцелку.

- А пусть она подождет нас внизу, - решил Франта.

- И я больше не могу, - сказал я чуть попозже. - Подожди нас внизу, Марцелка.

Мы обошли горку, и я поставил Марцелку в безопасное место за густым кустарником. А чтобы ей не было скучно, мы слепили для нее маленького снеговичка.

- Мы тут, совсем рядышком, - отпрашивался я у Марцелки.

Мы с Франтой схватили санки и, пробежав тропинкой между кустами, устремились прямехонько на крутой склон.

Вид оттуда был совсем другой. Наезженная дорожка круто устремлялась вниз. И спускались по ней одни только мастера. Мы тут же перестали злиться и забыли и про Марцелку, и про подарки. Я поставил санки на самый край и крикнул:

- ...три, два, один - старт!

И мы полетели. Уже через минуту скорость была такая, что нам пришлось зажмурить глаза.

- Кто затормозит, тот трус! - крикнул Франта.


Анечка из первого «А» и другие

Мы задрали ноги повыше, и штанины у нас раздулись, как рукава раздуваются на аэродроме. Мы летели по наезженному санному пути, узкому, как нож, и вылетели прямо на тропинку между колючими кустами.

И вдруг Франта заорал:

- Марцелка!

Я глянул через его голову. И увидел ее. На этой самой узенькой дорожке между кустами.

- Поворачивай! - крикнул Франта.

Но и направо и налево был кустарник. Оба мы взяли правее. И оказались в кустах.

Потом мы долго приходили в чувство. Ни один из нас не проронил ни слова. Только Марцелка сказала: «Ой!»

Потому что у Франты не было почти всей правой штанины, а у меня - левой.

Возвращаясь домой, мы увидели, что наши с Франтой мамы стоят на лестнице и разговаривают. Моя мама взглянула на меня и сказала:

- Я думаю, ты теперь догадываешься, что получишь на елку?

А Франта, не дожидаясь вопроса, ответил:

- Мне тоже брюки.


Как мы с Франтой учили Яринку ловить рыбу


В конце весны мы с Франтой снова отправились на рыбалку. Подошли мы к реке и видим: на том месте, где мы обычно ловим рыбу, уже стоит какая-то девчонка. В руке она держит обычный прут, к которому привязана нитка.

- Скажи на милость, что ты здесь делаешь?

Она даже и не оглянулась:

- Ловлю рыбу.

- А на какую, если не секрет, наживку? - спросил Франта.

Она вытащила нитку из воды. На конце виднелась согнутая булавка, а на ней - кусочек яблока.

- С ума можно сойти! - возмутился Франта и бросил свою кепку оземь.

- Ей-богу, можно сойти! - сказал я. - Неужто рыбка ловится?

- Нет, - ответила девчонка, обернулась к нам и засмеялась. - Разве вы меня не узнаете?

Это была та самая девочка, ради которой мы собирались сторожить в саду орехи.

- Про Розу это ты, конечно, здорово соврала, - сказал я ей прямо, - но ловить рыбу - это не так просто.

- Почему же? - спросила она спокойно.

- Потому что на булавку и на огрызок никто еще и никогда ничего не поймал.

Франта, нарочно глядя на вершину тополя, спросил:

- А ты не знаешь, Петр, как ее зовут на самом деле?

Она совсем не обиделась.

- Яринка, - вдруг сказала она, потом нагнулась и сорвала два стебелька травы.

- Кто вытянет длинный стебелек, тот и будет учить меня ловить рыбу.

Франта вытащил довольно длинный стебель, но мой был еще длиннее.

Я повел Яринку на каменистую косу. Перед нами была быстрая река, а за нами - мелкий залив. По реке бежали маленькие волны, и я знал, что там можно наловить уклеек.

- Ловить уклеек - дело нехитрое! - крикнул нам с берега Франта. - Их всюду полным-полно.

- Не слушай его, - сказал я.

Я приготовил леску с маленьким легким поплавком, а на крючок насадил белого червяка.

Однако, когда я стал передавать удочку Яринке, она отказалась.

- Не хочу, там - червяк, - запротестовала она.

- Ты погляди, червяк - на одном конце, а ты-то - на другом.

Яринка согласилась с моими доводами и взяла удочку. А я ее предупредил:

- Осторожнее, сзади тебя - тоже вода.

Я был очень горд, что учу Яринку ловить рыбу.

Франта сидел на берегу и злился.

А я громко наставлял Яринку:

- Когда поплавок окажется под водой, минуточку подожди, а потом подсекай. - И все время предупреждал: - Будь повнимательней, смотри не упади в воду.

Яринка шепотом прикрикнула на меня, чтобы я замолчал. Все, кто в первый раз ловит рыбу, всегда просят людей вокруг замолчать.

Когда поплавок в пятый раз ушел под воду, я прошептал:

- Уклейка.

Вот перышко уже исчезло под водой. Но Яринка не шелохнулась. Я закричал на нее:

- Подсекай!

И Яринка подсекла. Да с такой силой, что удочка засвистела, как ветер. Уклейка вылетела из воды и залетела высоко в воздух, насколько хватило длины лески. Там она сорвалась с крючка и упала в заливчик за спиною у Яринки.

- Ну и ну! - закричал с берега Франта. - У вас, оказывается, рыбы летают!

Мне было жаль, что я ничему не сумел научить Яринку, и поэтому я тоже как-то неудачно сострил насчет летающих рыб. А Яринка вдруг обиделась.

Теперь уже я сидел на берегу, а Франта учил ее ловить рыбу. Он сразу же начал хвастаться:

- С легким грузилом, как правило, можно поймать только маленькую рыбешку. А я тебя научу ловить с тяжелым. Диву будешь даваться!

Он повернул кепку козырьком назад, чтоб совсем ничего ему не мешало. Прикрепил свинцовое грузило, а потом нацепил крючок величиной с якорь.

- Теперь закрой глаза.

Яринка закрыла глаза, и Франта нацепил на крючок большого дождевого червяка. Яринка поблагодарила, она была очень довольна, что ей не пришлось видеть эту процедуру.

Я сидел на берегу и чем дальше, тем больше злился, что сам себе все испортил.

- А закидывать удочку надо вот так, - учил Яринку Франта.

Он завел свинцовое грузило за спину, размахнулся, и оно долетело чуть ли не до середины реки. Дождевой червяк вошел в воду, будто в шелк.

Франта гордо посмотрел на меня, смотал леску и подал удочку Яринке.

- Теперь попробуй ты.

Она взяла удочку и спросила:

- Так?

- Нет, - сказал Франта и еще раз все ей показал.

Яринка снова взяла в руки удочку, однако раскачивала свинцовое грузило так долго, что я не мог не вспомнить о колоколах. Но вот Яринка размахнулась - и грузило полетело. Только в это самое мгновение Франта вдруг вскрикнул:

- Ой-ой-ой!

И кепка с его головы исчезла.

А потом эта кепка поплыла по воде. Она сорвалась с крючка и упала в волны, в те самые волны, которые были полны уклеек. Одна уклейка испугалась и перескочила через нее.

Я закричал Франте с берега:

- Вот уж я никак не думал, что вы будете ловить рыбу шапкой.

Франте было очень неприятно, что произошел такой казус. И он тоже как-то неудачно сострил, да еще посоветовал Яринке заняться ловлей бабочек.

Яринка опять обиделась.

Но домой мы пошли все вместе.


Как нам с Франтой довелось увидеть шаровую молнию


Шаровую молнию мы в школе почти не проходили. Учитель нам только сказал, что это электрический разряд между облаками и землей. Он имеет форму шара, бывает по-разному окрашен и, как правило, передвигается довольно медленно. Больше ничего.

Такого объяснения для всех было достаточно. Только не для нас с Франтой. У нас для этого были особые причины.

Как-то утром в воскресенье я готовил удочку. Выглянул из окна и увидел Франту, тот тоже шел с удочкой к реке. Я ему крикнул:

- Подожди меня!

- Я спешу! - не остановился Франта.

- Я тоже, - решил я, спустился на лифте и выбежал из дома.

Франта был уже на углу улицы, но я все-таки его догнал. Только он все время твердил свое:

Ты знаешь, я ведь иду совсем в другое место, нам с тобой не по пути.

- Да нет, я тоже иду туда же, - настаивал я. Я уже успел на него рассердиться.

Франта так и подскочил, будто обо что-то споткнулся:

- Как, разве ты тоже идешь за Яринкой?

Тут-то все и выяснилось. Этим он себя и выдал. Яринка попросила его взять ее с собой на рыбалку, а мне об этом ничего не сказала. Значит. Яринка - предательница. Франте я сказал, что с этой минуты мы - враги. Но что к Яринке мы все-таки зайдем вместе. Что, мол, она будет делать, когда увидит, что мы пришли вдвоем?

Подойдя к домикам на краю нашего поселка, мы свистнули нашим условным свистом.

Яринка показалась в окне и как ни в чем не бывало выскочила на улицу.

- Ой, да вы оба идете?!

Франта тоже растерялся. Тогда я толкнул его в бок:

- Я вызываю тебя на поединок. Кто поймает рыбу побольше, тот и будет ходить на реку вместе с Яринкой.

Франта нахмурился. Было ясно, что он отнесся к моим словам серьезно.

- Поединок так поединок.

Яринка чуть не прыгала от радости, что из-за нее мы затеваем поединок.

Когда мы дошли до реки, она села на бережок и сказала:

- Можете начинать, ребята.

Мы с Франтой повернулись друг к другу спиной и подготовили спои удочки. Я быстро взглянул на реку. Она была грязноватой, вода еще со вчерашнего дня быстро поднималась. Я насадил на крючок червя и забросил удочку.

Какая насадка была у Франты, я не знал. Я не смотрел в его сторону, только слышал, как в воздухе просвистел свинец и упал в воду.

- Ребята, я сама потом рыб измерю, - раздался голос Яринки.

Я был очень серьезен, Франта тоже. Во время поединка так и положено. Но Яринка, вместо того чтобы тихонько дожидаться, кто из нас двоих выиграет, все время вмешивалась:

- Мальчики, а хотите, я вам как-нибудь помогу? Ладно?

И через минуту снова:

- Франта, Петр, давайте, давайте, ловите скорее, надвигается гроза.

В эту самую минуту у меня начался клев. Я подсек.

- О-о! - воскликнула Яринка.

Из воды вылетела удочка. На ней ничего не было, кроме червяка, помятого рыбой. Другого червяка у меня не было. Франта посмотрел на меня, не отрываясь от своей удочки, и сказал:

- Сдавайся, Петр.

Яринка на берегу начала петь.

- Не сдамся, - решил я. - Хоть один червяк, да найдется под камнями.

Я, совершенно машинально, забросил удочку с помятым червяком в воду и положил конец удочки на вилку. Потом я начал переворачивать камни. Под одними были только муравьи, под другими - вообще ничего. Так я ворочал эти камни с боку на бок и шаг за шагом удалялся от своей удочки. Вдруг слышу, как за моей спиной зашелестела трава. Я знал, что это Яринка.

- Я хочу тебя, Петр, кое о чем спросить, - начала она.

Я стал быстро-быстро думать, о чем же может Яринка меня спросить.

- Знаешь, я бы тебе помогла, но только при поединке это, наверное, нельзя? - спросила Яринка.


Анечка из первого «А» и другие

- Не полагается.

- Давай тогда ищи быстрее, а то скоро будет гроза, - предупредила еще раз Яринка.

- Ну и пусть! - решил я.

Тучи шли по небу против течения. Мы, рыбаки, обыкновенно утверждаем, что громы и молнии катятся всегда вниз по реке. Наверное, под сотым камнем я наконец нашел своего червя. И положил его себе на ладонь.

- Если тебе интересно, вот, смотри, червь, он живет под камнем.

- Неужели ты думаешь, что я буду смотреть на какого-то там червя? - удивилась Яринка и побежала к тому месту, где мы ловили рыбу.

Вскоре и я прибежал туда же вслед за ней. Франта сидел над своей удочкой и смотрел на поплавок. Чтоб рассердить его, я сказал:

- Ну что, уже поймал?

Он даже и глаз не отвел от поплавка:

- Поймал.

Ноги мои так и подкосились. Я искал червя, а у Франты в руках была уже рыба.

- Покажи! - воскликнула Яринка.

Франта пальцем показал на место рядом с собой. Там на лопухе лежала плотвичка, длиной едва в пятнадцать сантиметров. Я перевел дух:

- Только и всего-то!

И я сделал несколько шагов по направлению к своей удочке. Вдруг вижу - поплавок прыгает, будто бьет тревогу!

- Сверкнула молния! - волновалась Яринка.

Я подсек и стал вытаскивать рыбу. Но, чувствую, что-то не то: оказывается, мне попался линь, да такой мелкий, еще меньше помятого червя, на которого он попался. Короче говоря, вытащил я самую маленькую, самую ничтожнейшую рыбку, какая только была во всей нашей реке.

- Ну все, - сказал Франта. - Моя плотвичка ничего не стоит, но твой линь - просто катастрофа.

За рекой ударил гром.

- Гроза! - крикнула Яринка и побежала под мост прятаться.

- Все ясно, Петр! - снова крикнул Франта.

Я только пожал плечами, и сердце мое упало. Я проиграл поединок. Теперь ходить на речку с Яринкой будет только Франта.


Анечка из первого «А» и другие

Франта вовсе не хотел вымокнуть и начал быстро сматывать удочки. Потом он бросил плотвичку обратно в реку, вскарабкался на берег и через весь луг побежал за Яринкой. Я медленно побрел за ними.

Вдруг вижу, он остановился и странным голосом сказал:

- Вот это да!

«Ладно, мол, отстань», - подумал я. Не спеша я дотащился до него. Но опять услышал:

- Вот это да!

По траве, приблизительно в двадцати шагах от нас, катилась, подпрыгивая, шаровая молния величиной с мяч. Она тихонько шипела, - казалось, будто сыплется тонкий песок.

Я сказал:

- Это молния, шаровая.

А молния уже потихоньку приближалась к нам. Приблизилась шага на три, но потом отскочила направо, а потом налево. Как будто бы осматривая нас с разных сторон.

- Присматривается к нам, - тихо сказал Франта и спрятал удочку за спину.

Молния остановилась и засияла сначала зеленым, а потом розовым светом. И все время шипела, словно сыпался песок.

Вдруг снова подскочила, подкатилась еще ближе и оказалась совсем рядом со мной. Словно теперь рассматривала только меня. Потом и от меня отскочила и как на цыпочках перебежала шагов на десять поближе к Франте. И замерла.

- Чего ей от меня надо? - спросил Франта.

А молния остановилась и шелестит себе тихонько, просто застыла перед Франтой!

- Это я насадил тебе того линя на крючок, - признался вдруг Франта. - Когда ты пошел искать червей под камнями.

В это время молния пошла зигзагами, ударилась об ольху, росшую поодаль, и тут все затрещало и загрохотало.

Когда, несколько минут спустя, мы с Франтой подошли к мосту, вернее, оказались под мостом, Яринка сказала:

- Мальчики, вы что-то очень побледнели.

И еще добавила:

- Мне все очень понравилось. Завтра мы опять пойдем ловить рыбу.


Как мы с Франтой не хотели, чтоб Яринка была нашей подругой


Всякий раз, когда я спрашивал Яринку: «Кто твой самый лучший друг?» - она, не задумываясь, отвечала: «Иногда ты, а иногда Франта». А когда ее об этом спрашивал Франта, она отвечала: «Иногда ты, а иногда Петр».

Сидели мы как-то с Франтой на ступеньках у дома и размышляли, как бы нам все-таки узнать, с кем из нас Яринка больше дружит. Вскоре пришла она сама, немного нас послушала и сказала:

- А вы сделайте так, чтобы все выяснилось само собой.

Я уж было придумал уйму всяких вещей, как это сделать, но для успеха мероприятия требовался то молоток, то проволока, то еще что-нибудь.

Тогда я заявил без обиняков:

- Мне ясно. Твой самый лучший друг - это я.

И Франта тут же дал мне по уху.

- Вы что делаете?! - прикрикнула на нас Яринка, и мы тут же перестали драться.

Так, наверное, мы никогда и не узнаем, кто же из нас - лучший друг Яринки.


Спустя несколько дней был отлов рыбы из пруда, находящегося неподалеку от нашего поселка. Конечно, мы с Франтой должны были принять в этом участие, потому что мы - рыбаки.

- Меня, вообще-то, это совсем не интересует, - сказала Яринка, но пошла вместе с нами.

Мы стояли с Франтой на плотине и смотрели на сеть, полную рыб, где они скользили, переваливаясь одна через другую.

Яринка была на другой стороне плотины, у канавы, куда стекала вода от насосов. Туда устремлялись маленькие рыбки, сумевшие проскользнуть через сеть. Канава кишела ими. Яринка сидела на перевернутом старом глиняном горшке и ловила рыбок рукой.

Нам с Франтой надоело смотреть на сеть, полную рыбы, и мы начали играть «в щуки». Мы встали поближе к весам, и кто первый видел щуку, должен был выкрикнуть: «Зубастая».

У нас было 3:3, когда к нам подошла Яринка. Рукава ее пальто были мокрыми, и мы сказали ей об этом. Яринка ответила:

- А вы не заметили, что карман у меня тоже мокрый? Там у меня рыба.

Это, конечно, была не рыба, а совсем маленькая рыбка - красноперочка.

- У нее золотые глазки, - похвалилась Яринка.

Мы с Франтой поддакнули, но все еще никак не догадывались, зачем Яринке нужна эта рыбка.

- По золотым глазкам ведь можно найти рыбку?

- Ничего не найдешь, у многих рыб - золотые глаза.

- Нет, у моей рыбки - самые золотые, - сказала Яринка.

- Ну и что? - сказали мы с Франтой.

- А вот то! Я сама придумала, как узнать, кто из вас мой самый лучший друг.

И вдруг Яринка размахнулась и выбросила рыбку в пруд. При этом она воскликнула:

- Кто найдет мою рыбку в канаве, тот и есть мой лучший друг!

Мы с Франтой побежали вниз к канаве. Рыбки обгоняли одна другую. А мы с Франтой высматривали, когда наконец проплывет эта, с самыми золотыми глазами.

Мы с Франтой - рыбаки. И поэтому прекрасно знаем, что когда в канаве набирается полно рыбы, никто не в состоянии угадать, у какой из них самые золотые глаза. И все-таки мы сидели около канавы и ждали, когда же проплывет рыбка нашей Яринки.

И так мы все сидели и сидели у канавы до тех пор, пока к нам снова не подошла Яринка.

- Ну, что, кто-нибудь ее заметил? - поинтересовалась она.

Мы с Франтой посмотрели друг на друга и только развели руками.

- А я уж думала, соврете, - неожиданно сказала Яринка. - Вы и не могли ее заметить, потому что ее проглотила большущая рыба.

Мы вскочили на ноги и немного закачались от слишком долгого сидения на корточках.

- Она проглотила ее еще в пруду, как только я туда свою красноперочку выпустила, - сказала Яринка и повела нас на другую сторону плотины.

И я и Франта - мы оба все-таки рыбаки. По дороге мы объясняли Яринке:

- Да не могла ее проглотить большая рыба, ведь ни одна рыба, пойманная в сеть, ничего не жрет.

- А вот проглотила же! - стояла на своем Яринка.

Спустились мы вниз под плотину. Там в сети валялось теперь всего несколько последних рыбешек. Яринка указала на самую большую:

- Вот эта проглотила.

Мы с Франтой взглянули на рыбу.

- Вот эта?

Яринка кивнула.

И я и Франта - мы ведь как-никак рыбаки, - услышав такое, повернулись и пошли прочь от пруда.

- Мальчики, почему вы уходите? - крикнула нам вслед Яринка.

И тогда мы тоже крикнули:

- Потому что карп рыб вообще не жрет.


Как Яринка сказала мне и Франте, что всё вничью


Однажды Яринка вдруг говорит:

- Кто из вас двоих наловит больше рыбы, тому я донесу добычу до самого дома.

С тех пор Яринка носила то мой улов, то улов Франты. Только ему такой порядок не очень нравился. Сидели мы с ним как-то у реки около своих удочек. Яринки с нами не было. Вдруг Франта говорит:

- 7:5.

- Кто с кем играл? - поинтересовался я.

- Как кто? Мы с тобой.

И показал мне записную книжку, где были записаны наши имена. Под моим именем было пять отметок, а под его - семь.

- Тебе она пять раз отнесла рыбу, а мне уже - семь.

Теперь мы сидели с ним у реки, как две выдры. Старались выманить у старых рыбаков самые большие их секреты. Когда у Франты клевала рыба, я начинал колдовать, чтоб она сорвалась с удочки. А он, со своей стороны, колдовал против меня.

Яринка сидела наверху на берегу и спрашивала:

- Мальчики, да что это такое с вами происходит?

Эту игру мы вели до самой осени. К тому времени счет сравнялся. Стал 18:18. Восемнадцать раз несла Яринка мой мешочек с рыбами, восемнадцать раз - его.

Потом у реки стало холодновато. Поэтому я сказал Франте:

- Будем играть до двадцати.

А было уже 19:18 в пользу Франты, но я все-таки снова сравнял счет. Все должно было решиться в последний день.

Я зашел в магазин спорттоваров и попросил:

- Вы не могли бы продать мне самый лучший крючок, какой только у вас есть?

Вдруг вижу, рядом со мной у прилавка стоит Франта:

- И мне дайте такой же крючок.

- А вы не хотели бы приобрести крючок из золота?

- Да у вас такого нет, - возразил Франта.

Я тоже не поверил.

Нас обоих очень рассердило, что оба мы оказались в одном и том же магазине и хотим одного и того же - самый хороший крючок.

- Вот, пожалуйста, - сказал нам продавец и подал каждому из нас золотой крючок в прозрачном пакетике.

- Так оно будет справедливее, - сказал я.

Франта согласился.

Злость наша чем дальше, тем больше возрастала. Что бы мы ни делали, все кончалось вничью.

Потом мы встретились с Франтой уже у реки. Яринка тоже пришла.

Я посмотрел на воду. Она была чистой. Я вытащил из кармана тайно припасенного червя и насадил его на золотой крючок. Франта потихоньку сделал то же самое.

- Все равно я видела, что вы оба насадили по червяку, - сказала Яринка.

Мы с Франтой посмотрели друг на друга. Так оно будет справедливее.

Мы забросили удочки и снова посмотрели друг на друга.

- Значит, 19:19. Начали.

На крючок мог попасться линь, карп или сом. Или вообще ничего.

Поплавок Франты даже не шелохнулся. Мой - тоже. Я, правда, больше следил за поплавком Франты, чем за своим собственным. А он - за моим.

Вдруг Яринка сверху, с берега, крикнула:

- Мальчики, мне в семь часов надо быть дома.

А у нас все еще было 19:19.

Когда мы в третий раз насадили свежую наживку, Яринка прибежала к нам и показала на свои противные маленькие часики:

- Мальчики, вы видите, уже без четверти семь.


Анечка из первого «А» и другие

Только она это произнесла, как у Франты задергался поплавок. Он подсек и сказал:

- Двадцать - девятнадцать.

И гляжу, уже тянет рыбку. Леска играла, как скрипка. Это был сом. Сома всегда можно узнать.

- Это сом! - ликовал Франта.

А сом взял да и кинулся против течения, туда, где находился затопленный куст. Франта не сдавался, тащил своего сома. Но сом упорно устремлялся в кусты. И хотел там пробыть, по крайней мере, до семи часов. Тогда я сказал Франте:

- Знаешь, тебе здесь работы еще на целый час. А Яринке пора домой! Она пойдет сегодня со мной. 20:19, но только в мою пользу.

И я начал уже собираться, стал вытягивать леску из воды, хотел было уже взять Яринку за руку. Но тут вдруг завяз и я, поймался на свой собственный золотой крючочек.

Ни я, ни Франта не могли теперь двинуться с места: Франту у реки держал сом, а меня - корень, за который зацепилась моя удочка.

Яринка исчезла, потому что шел уже восьмой час.

Но через некоторое время она снова прибежала и сказала:

- Мальчики, я вернулась, потому что мне надо знать, кто же все-таки выиграл.

Франта сказал:

- Сом.

Я ответил:

- Корень.

Потихоньку я сматывал свою разорванную леску.

- Значит, 20:20, - сказала Яринка. - Ничья.


Как мы втроем слушали песенку за рекой


Все началось с того, что Франта как-то объявил мне:

- Я поймаю для Яринки карпа на рождество.

- Я тоже.

С этим предложением мы сразу же побежали к Яринке. Но был гололед, и я поскользнулся. К домику на краю поселка, где жила Яринка, добежал один Франта. Он сказал Яринке:

- Пойдем к реке. Петр сегодня не может.

Определенно, он сказал ей что-нибудь в этом роде. И совершенно определенно, он сказал ее маме:

- Карпа не покупайте. Если вы отпустите со мной Яринку, я вам его поймаю.

Я тем временем перевязывал себе дома колено. На месте ушиба я сделал себе толстый зимний компресс, потому что было очень холодно.

Однако ходить с таким компрессом было почти невозможно.

Я был очень недоволен, что не могу пойти вместе с Яринкой к реке. Кое-как я дотащился до комнаты, где у нас стоит телефон. У меня было твердое намерение позвонить матери Яринки. «Добрый день, - сказал бы я ей, - Если вы отпустите Яринку с Франтой за карпом, то знайте: все это выдумки. Можно подумать, что карп только и дожидается, чтоб за ним пришел какой-то там Франта».

Но я, конечно, не позвонил. Если бы посмел сказать нечто подобное ее маме, я был бы, конечно, предателем. Лучше уж дотащиться до ванной, найти в ящичке парочку красных червячков, взять удочку и отправиться на речку, где сейчас Яринка с Франтой.

Колено мое сильно болело. Чтобы не думать о нем, я решил поразмыслить о всякой всячине. Вот, например, почему у воробьев все-таки не зябнут ноги?

Когда я проходил мимо задней стены домика, где живет Яринка, мне пришла в голову еще одна мысль: почему окно в ванной комнате у них не закрыто? Это довольно трудный вопрос. Почему в ванной они оставляют открытым окно, когда на улице лютый мороз?

Мороз, действительно, был лютый. Я не мог согреться даже от быстрой ходьбы, а колено мое болело чем дальше, тем больше.

Наконец я дошел до реки. Кромка воды обледенела. На камнях под парапетом белел иней. Ветер дул так сильно, что на воде возникали гребешки. В такую погоду рыба не ловится.

- Разве можно ловить рыбу в такую погоду? - спросил я Франту.

Франта ничего не ответил. Яринка тоже промолчала.

В это время я как раз и услышал песенку, которая раздавалась с другого берега реки.

Колено у меня болело сильнее, чем болят зубы, но в присутствии Яринки я должен был притворяться, что мне все нипочем.

- Да, что-то плохо ловится, ты иди домой, - наконец ответил мне Франта, так и не повернувшись в мою сторону. - А то колено застудишь.

- Петр разбил себе колено? - спросила его Яринка.


Анечка из первого «А» и другие

Франта принялся длинно рассказывать о моем разбитом колене. Никогда я не казался себе таким несчастным и беспомощным, как в тот момент, когда Франта рассказывал Яринке о моей беде.

Чтоб сменить тему разговора, я начал готовить свою удочку и спросил Франту:

- Ну что, ты уже поймал карпа для Яринки?

Сначала он опять ничего мне не ответил. Некоторое время мы все втроем слушали песенку за рекой.

- Немного терпенья, и все будет, - отозвался наконец Франта.

Яринка переступала с ноги на ногу и дышала на руки:

- Мне холодно.

- Ну, хочешь ты этого карпа или нет? - негодующе спрашивал Франта.

Колено мое не унималось. Яринка вся тряслась от холода. А за рекой все еще слышалась эта песенка. Я принялся снова складывать свою удочку и сказал:

- Яринка, при такой погоде карпы не клюют. Нам просто хотелось сходить с тобой к реке.

Яринка рассердилась, едва не заплакала.

- Я знаю, что карпы на таком ветру не клюют. Только мне ведь тоже хотелось пойти на реку.

- А с кем ты хотела пойти? - спросил Франта, не отрываясь от удочки.

Яринка засунула обе руки в карманы.

- Например, с тобой. Или, например, с ним. Все равно.

Мы с Франтой опустили свои удочки и выглядели, вероятно, так, будто собираемся на похороны.

- Если вы намерены со мной спорить, - сказала Яринка, - я лучше пойду домой.

И она направилась к мосту. А мы с Франтой остались слушать песенку, которая раздавалась за рекой.

А потом случилось самое худшее, что только могло случиться.

- Я пойду за ней, - сказал Франта.

И это тогда, когда у меня было разбито колено и я не мог быстро идти.

Франта не сложил даже как следует удочку и побежал по камням за Яринкой.

Я теперь остался один слушать песенку, которая раздавалась за рекой. А потом поплелся, прихрамывая, домой.

Но вдруг я заметил, что нахожусь у домика, где живет Яринка. Окно в ванной все еще было открыто. И вот из этого окна вдруг вылетает угорь и падает шагах в трех от меня...

Так вот совсем просто это и случилось: из окна ванной вылетел угорь и упал приблизительно в трех шагах от меня. Я быстро стянул с себя куртку и упал на дорогу, накрыв курткой угря. Точно так поступил бы любой рыбак. Ведь голыми руками большого угря не удержать. А он был толстый, как штанина.

Тут прибежали Яринка, ее мама и Франта.

А я нес им навстречу угря, замотанного в куртку.

- Вылетел у вас из окна, - говорю я.

Потом принялась рассказывать мать Яринки. Говорила она коротко, потому что был сильный мороз:

- Что, думаю, дожидаться карпа, обещанного Франтой? Пойду-ка я лучше за угрем. И вот купила угря, сунула его в ванну, а он взял да сбежал.

- Это случается, - говорю я.

- Кидался он в ванной из стороны в сторону, совсем не давал к себе подступиться.

- Я вошел в ванную, хотел его поймать, - быстро вмешался в разговор Франта, очевидно, чтобы мать Яринки не сказала о нем чего-нибудь смешного. - Он вырвался у меня прямо из рук и вылетел в окно.

Я встал рядом с Франтой, чтобы Яринка обратила внимание, что у Франты руки пустые, а я держу угря.

Яринка действительно посмотрела на нас, а потом и говорит:

- Ребята, что-то я ничего не пойму. Один падает на ровном месте, а другой угря удержать не может.

- Пойдемте пить чай с пирогом, - предложила Яринкина мама.

Мы пили чай и ели пирог. Яринка включила радио. Передавали как раз ту самую песенку, которая только что слышалась за рекой.


Как мы с Франтой принесли Яринке первые весенние цветы


Зима тянулась бесконечно, пока не пришла весна. Весной цветут цветы. Первые цветы - редкость, поэтому все о них говорят. Я задался целью высмотреть, где расцветет самый первый цветок. И преподнести его Яринке.


Но стоит придумать нечто подобное, как у тебя появляется тайна. А человек с тайной выглядит совсем уже не так, как человек без тайны.

Франта мне все время говорил: «Ты стал какой-то странный».

Я стоял дома перед зеркалом и пытался выглядеть как ни в чем не бывало, то есть совершенно обычным человеком. Но это у меня никак не получалось, и Яринка тоже стала ко мне приставать:

- Петр, что же все-таки с тобой происходит?

Я решил, что, пока не найду этот первый цветок, буду ходить один. На газонах в нашем поселке пока еще ничего не цвело. Да и вообще, с газона я не хотел, это было бы не то.

И я стал ходить на прогулки в поля и в лесочек за поселком. На лужках уже зеленела трава, но ни один цветочек пока еще не распустился. Я пытался найти его и в лесочке, разгребал снег под кустами, - может, покажется где хоть подснежник. Но нашел только несколько маленьких грибочков.

Несколько раз за поселком я повстречал Франту. И хотя он тоже бродил по межам, при встрече со мной он всегда постукивал себя по лбу:

- Слушай, ты ненароком стихов еще не пишешь?

И с Яринкой у меня не все было в порядке. Она выдумала, что меня что-то грызет. Но меня ничего не грызло, я просто не мог найти для нее цветка.

Яринка меня все время приглашала домой, ведь женщины любят утешать несчастных. Но я всячески уклонялся от этого визита. Иначе моя тайна открылась бы. Определенно. Женщины умеют выпытывать чужие секреты.

Мне казалось, что Франта стал хуже ко мне относиться. Когда я приходил к нему, его мама всегда говорила:

- Франты нет дома.

- А куда он пошел? - спрашивал я.

- Не знаю. Ничего передавать тебе не велел.

Раньше Франта никогда так не поступал.

Я ходил по полям и лесам и искал первый цветок. К Яринке я пойти без цветов не мог, а Франта, похоже, вообще не хотел со мной разговаривать.

И так я ходил по полям и лесам, и мне казалось, что я один-одинешенек на целом свете.

И только однажды, когда я разгребал в лесочке листья под кустом в надежде, не растет ли там чего хорошего, вдруг слышу, кто-то со мной поздоровался:

- Привет!

Вижу, стоит какой-то чужой мальчик, но вроде бы я его откуда-то знаю. Я поднялся и стал отряхивать колени от листьев. Едва успел я раз-другой провести по штанам ладонью, как этот паренек остановил меня:

- Вполне достаточно!

- Да ты же Вацлав Карел! Из лагеря! - обрадовался я. И правда, это был тот самый мальчик, которого мы с Франтой в прошлом году «прощупывали».

- Ну и что? - говорит он. - Я вот шел случайно по лесу, и мы случайно снова с тобой встретились.

Когда двое ребят долго не видятся, они сначала говорят между собой как чужие.

- А что ты тут делаешь? - спрашиваю я.

- А ты что? - спросил меня Вашек.

Я ему спокойно ответил:

- Я здесь ищу цветок. Расцветший.

Вашек не знал Яринку, и поэтому у меня не было от него секретов. Вашек посмотрел на мои промокшие колени и на мои грязные руки.

- И это так трудно?

Я только кивнул головой. Наверное, Вашек вспомнил, как мы его все-таки впустили в палатку, и решил мне за добро отплатить добром.

- Давай я тебе помогу, сказал он.

- Только я хожу уже десять дней, - предупредил я.

Но Вашек уже принялся за поиски.

Он шел шаг за шагом по лесочку, но даже и не думал нагибаться. Время от времени он только разгребал носком ботинка прошлогоднюю листву.

- Знаешь, так ничего не выйдет, - сказал я.

Вашек оглянулся на меня:

- Вполне достаточно.

- Я лучше пойду домой, - решил я.

- Погоди, - сказал Вашек. - Вот он, твой цветок.

Из-под развороченной листвы прямо на меня смотрел цветок. Смотрел своими золотистыми глазками, и был это белый первоцвет.

Чтобы удостовериться, что это не сон, я быстро сорвал один цветочек. В самом деле...

- Почему не сорвешь побольше? Не нарвешь букета? - спросил Вашек.

- Вполне достаточно, - сказал я.

И снова начал ползать на коленях, чтобы прикрыть оставшиеся цветы листвой.

- Зачем ты это делаешь? - удивился Вашек.

- Чтобы Франта их не нашел, - проговорился я.

Вашек пристально на меня посмотрел.

- А, это тот, что был с нами в палатке?

Я только кивнул и тотчас же помчался с цветком в руках к Яринке, пока цветок не завял. Я пробежал через весь поселок и кинулся прямо к домику, где жила Яринка. Цветок я спрятал за спиной и позвонил в дверь.

Мне открыла мать Яринки, и я быстро спросил ее:

- Яринка дома?

Только потом я сообразил поздороваться с ней.

- Горит что-нибудь? - спросила Яринкина мама.

Сначала я кивнул, да, мол, на самом деле горит, но потом завертел головой, что нет, мол, ничего не горит.

- Она пошла в сад, Петр, - сказала Яринкина мама.

И снова я бежал вниз по ступенькам, да так быстро, что даже не слышал эха, раздававшегося за мной. Бежал все дальше и дальше через весь поселок. К садам у шоссе.

Но там я сразу же встретил Франту. Только я перескочил канаву, как увидел, что он стоит рядом со мной на дорожке. Собственно говоря, он не стоял, а шел, и довольно быстро, к воротам, ведущим к Яринке в сад.

Некоторое время мы шли рядом. Я прижал руку с цветком к правому боку. Франта прижал к боку левую руку и совсем ею не двигал. На конце дорожки под большим орехом нас дожидалась Яринка.

- Ты куда лезешь? - сказал мне Франта.

- А куда лезешь ты? - сказал я.

Это вовсе не походило на разговор двух товарищей.

Проходя через ворота сада, Франта успел меня сильно толкнуть, а я не остался в долгу. Едва уцелел цветок, чуть было не размялся об ворота.

- Что это ты ей несешь? - спросил он голосом, каким говорят перед дракой.

- Первоцвет, - сказал я. - Из лесочка.

- Я тоже, - сказал Франта.

Но чем ближе мы подходили к Яринке, тем сильнее он отталкивал меня плечом. Как будто мы никогда в жизни не были друзьями.


Анечка из первого «А» и другие

И тут меня осенило. Я тихонько похлопал его плечу, замедлил шаг и сказал:

- Вполне достаточно.

Франта замедлил шаг и повернулся ко мне:

- Твой первоцвет тоже от него?

- Да, - сказал я. - Он нам все-таки отомстил за то, что мы выгнали его тогда из палатки.

И мы оба тихонько выпустили из рук свои цветочки и подошли к Яринке.

- Привет, ребята, - сказала она. - Я рада, что вы пришли. Пойдемте, я вам кое-что покажу.

И она отвела нас за беседку, где была целая поляна белых первоцветов. И все они цвели.

А мы втроем так и остались товарищами.


Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

ЭДУАРД ПЕТИШКА

Серебряное облако


Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Происходят невероятные события


Бертик учился играть на скрипке и ходил на уроки музыки, когда было еще светло. Но сейчас уже стояла осень, а осенью быстро темнеет.

Музыкальная школа стоит в парке. Папа Бертика считает, что еще лучше было бы, если б она находилась в густом лесу. Чтобы на много километров вокруг не было слышно, как ученики терзают струны. «Еще чего! - думает Бертик. - Ходить через лес! Хватит с меня и того, что я хожу через парк».

Уличные фонари вдоль аллеи его раздражают. Когда один из них гаснет, на дороге появляется широкая темная полоса. Эту черную полосу Бертик всегда перебегает. Листья в парке шуршат, будто между деревьями кто-то ходит. Может быть, мыши бегают по опавшим листьям, а может, это просто капельки тумана. Бертик не знает, что там, ведь в темноте ничего не видно.

Два ряда освещенных окон и есть музыкальная школа. У входа тоже светло. А мальчик со скрипкой в футляре, который только что вышел из дверей, и есть Бертик. У него кончился урок, и он идет домой.

Вечер холодный и темный. По сухой листве кто-то ходит. А на дороге опять лежит широкая черная полоса. Один фонарь погас.

Бертик набрал в грудь воздуха и выбежал на дорогу между деревьями. Он уже пробегает темную полосу, как вдруг замечает, что не одинок. Рядом с ним бежит какой-то мальчик. Бертик замедляет бег. Раз их теперь двое, то можно и не бежать. Незнакомый мальчик тоже замедляет бег. Они идут рядом.

- Я бегу, чтобы согреться, - говорит Бертик.

- Я тоже, - говорит незнакомый мальчик.

Ростом он не выше Бертика и по виду не старше.

- Ты не думай, что я боюсь, - говорит Бертик. - Я уже хожу в школу и ничего не боюсь, даже темноты.

- Я тоже, - говорит незнакомый мальчик.

- А почему ты убегал? - спрашивает Бертик.

- Потому что ты убегал.

- Ты бежал так же быстро, как я.

- Я умею бегать только так же, как и ты.

- Ты ходишь в музыкалку? - спрашивает Бертик.

- Нет, но если ты хочешь, я буду ходить.

- А в какой школе ты учишься?

- Ни в какой. Но если ты хочешь, я и в школе буду учиться.

- А как тебя зовут? - снова спрашивает Бертик.

- Никак, - отвечает мальчик.

- А почему у тебя нет имени?

- Потому что ты меня никак не назвал.

- Я?! - удивился Бертик.

И так за разговорами они вышли из парка на улицу, где сияли вечерние витрины и светились люминесцентные лампы.

- Я?! - снова повторил Бертик.

- А разве ты не хотел, чтобы я у тебя появился? А вот придумать мне имя ты позабыл.

- Я и правда совсем ничего не помню, - сказал Бертик.

- Вот потому-то я и здесь, - серьезно кивнул головой мальчик. - Ты ведь очень хотел, чтобы я у тебя был, а потом забыл про свое желание. Ты, видно, и не знаешь, что и забытые желания могут исполниться.


Вернемся на минутку в прошлое


- Ты что, уже забыл, как однажды летом ты хотел пойти на реку? - спросил незнакомый мальчик. - Хотел идти на реку и о чем-то мечтал.

Ну конечно, Бертик вспомнил... Он тогда хотел идти купаться, а мама не пускала его одного. И с ним пойти она не могла. У нее было полным-полно хлопот со Штепанкой. Штепанка - это маленькая Бертикова сестренка. Она не умеет есть, и кто-нибудь должен ее кормить. Ходить тоже не умеет, и кто-нибудь должен ее возить. Когда-нибудь она научится сама есть и ходить. Это когда-нибудь... А пока у мамы со Штепанкой очень много хлопот. Мама все время спешит. Все взрослые куда-то спешат. Это Бертик уже давно заметил. Папа тоже спешит. Только одна бабушка не спешит. Но на реку она бы не пошла. Ноги у нее уже не те, что раньше. И все-таки, когда мама уезжает на работу, со Штепанкой возится бабушка. Вот и выходит, что всем некогда. Штепанке не терпится поесть. Если мама или бабушка сразу же не дают ей еду, она кричит. Когда Штепанка подрастет, она, уж точно, будет торопиться так же, как папа и мама. Да, еще ведь была кошка Фанинка! В тот день она не спешила никуда. Лежала себе в садике возле дома, потягивалась на солнышке, показывая, какие у нее красивые белые лапки. Уж на таких-то лапках можно было дойти до реки. Она могла бы проводить Бертика. Да только что кошке делать на реке?! Вот если бы река была молочная!.. Бертик сел рядом с Фанинкой. Он злился, что нельзя идти купаться, и смотрел через забор в соседний сад. Соседские ребята разъехались на каникулы.

«Ни у кого нет для меня времени, - жалел Бертик сам себя. - А если у них нет для меня времени, то я спрячусь так, что меня не найдут!»

У забора росла яблоня. Бертик влез на яблоню, спрятался в ветвях и похвалялся: «Уж тут-то меня никто не найдет! И еда у меня есть!»

На яблоне были яблоки. Бертик сорвал себе одно, потом другое, третье, а сам все время смотрел на небо, на облака и мечтал: «Вот если бы у меня был брат, то все было бы по-другому... Или друг! И пусть бы ему было бы столько же лет, сколько мне! А то соседские ребята уж очень маленькие. Они, правда, лучше Штепанки. Все-таки умеют ходить и едят сами. Да только радости от них...

«Если бы можно было загадать желание, - подумал Бертик, глядя на летнее небо и облака, - если бы только можно было, я бы загадал, чтобы появился мальчик такой же, как я, и чтобы он ходил со мной на реку».

Бертик долго просидел на дереве. Ведь он в тот день загадал большое и прекрасное желание, а для его исполнения нужно много времени.

Но прошло несколько дней, и Бертик обо всем забыл.


Бертик не перестает удивляться


- Это правда, - сказал Бертик незнакомому мальчику. - Летом мне захотелось иметь друга. Ты знаешь, я ведь все время один. Не то чтобы совсем. У меня есть и папа и мама, но им все некогда. Штепанка еще не умеет бегать, а бабушка уже не может. А на нашей улице совсем нет мальчиков. Не то чтобы их вовсе не было, но они или совсем маленькие, или, наоборот, очень большие».

- А я вот не совсем маленький и не очень большой, - сказал мальчик.

- Правда, ты почти такой, как я, - согласился Бертик.

- Я такого же роста, как и ты, мне столько же лет, как и тебе, только я сильнее, чем ты. Это чтобы я мог тебе помогать.

Бертик вздохнул.

- Что это ты? - спросил мальчик.

- Я как раз подумал, что твоя помощь мне, наверное, скоро понадобится, - сказал Бертик. - Я живу далеко, и сегодня меня ждут целых две неприятности.

- Сплошные неприятности, - покачал головой мальчик.

- Давай лучше не будем об этом говорить, - сказал Бертик, - лучше расскажи мне, откуда ты взялся...

- Это очень просто, - начал рассказывать мальчик, - все люди о чем-нибудь мечтают, чего-нибудь хотят. Одни загадывают желание и при этом закрывают глаза, другие смотрят вдаль. Когда ты в тот раз сидел на яблоне, ты загадывал желание с открытыми глазами. А тому, кто загадывает желание с открытыми глазами, тому может повезти, и он увидит серебряное облако. И его желание исполнится.

- Точно, точно, - сказал Бертик, - я вспомнил, у меня тогда, когда я смотрел на облако, даже глаза заболели.

- Да, - кивнул мальчик, - тебе повезло, что ты увидел серебряное облако как раз тогда, когда загадывал желание. Некоторые мальчики видят облако, но желание не загадывают или загадывают желание, а облака не видят. У тебя все здорово совпало. А потом ты еще и забыл про свое желание. Поэтому я здесь.

- Здорово! - сказал Бертик. - А теперь расскажи мне, где ты живешь.

- Я живу у тебя.

- У меня? - испугался Бертик.

Он представил себе, что ему скажут дома, когда он приведет в их маленькую квартиру этого мальчика. Ведь и так мама все время жалуется, что у них дома повернуться негде.

- Ясное дело, у тебя, - ответил мальчик. - Ты что, забыл, как мечтал об этом?

- Нет, не забыл, - ответил Бертик, - только, понимаешь, тогда ведь это было просто так...

- Ты хотел этого или нет?

- Хотел, но...

- Хотел. Ну, вот видишь! - сказал мальчик.

Бертик немного помолчал. Он не знал, что ему сейчас делать с этим мальчиком. Он совсем забыл про неприятность, которая ждала его по дороге из музыкальной школы, Бертик про неприятность забыл, а она-то про него не забыла.


Мститель


Бертик живет на другом конце города, их домик находится за новым районом. Самая короткая дорога к дому идет через новый район. Здесь светлее всего. Бертик может ходить и тропинкой через поле. Но идти в темноте ему не хочется.

По дороге он должен пройти мимо трех навесов над мусорными баками. За одним баком его подкарауливает Мститель. Иногда он нападает на Бертика у первого навеса, иногда у второго или у третьего. Мститель на две головы выше Бертика, тощий и бьет кулаками. Бертик старается убежать, а Мститель гонится за ним до самой окраины.

Бертик приглядывается уже издали. Если повезет, он может увидеть Мстителя раньше, чем Мститель увидит его. Но сегодня он занят мыслями о незнакомом мальчике, который, наверное, идет рядом с ним и хочет у них жить. Бертик считает про себя диваны и кровати. Мама с папой и Штепанкой спят в спальне. Бабушка на диване в гостиной. В маленькой комнате спит Бертик. Комнатка совсем малюсенькая: туда умещается только его кровать, столик и стул. Вторая кровать там никак не поместится. В кухне есть скамейка, но в кухню все время ходят. Там его могут найти. Да, с кроватью будут проблемы...

- И-и-и-и... - раздался вдруг визг, и Мститель ринулся на него с поднятыми кулаками.

Бертик съежился, только бы убежать!.. Но новый друг удержал его. Что же Бертику с Мстителем драться?

Мститель остановился и опустил кулаки.

- Эй, - крикнул он Бертику, - как там твое пиликанье?

Так Мститель говорит про скрипку.

Бертик покраснел... Мститель поднял ногу, чтобы пнуть футляр со скрипкой. И только он это сделал, как новый друг шепнул Бертику:

- Хватай его за ногу!

Он подтолкнул Бертика, и тому пришлось схватить Мстителя за ногу.

- Тащи его за собой, - прошипел ему мальчик.

Бертик потащил Мстителя за ногу, а тот поскакал за ним на одной ноге.

- Сейчас же отпусти меня, - заорал Мститель, - отпусти, не то я тебе покажу!

А мальчик, не обращая внимания на крики и вопли, твердил Бертику, чтобы он держал Мстителя крепче.

Так они и шли, Мститель прыгал на одной ноге, но орать перестал. Ему было стыдно, вдруг кто-нибудь увидит, как он скачет по дороге, будто воробей. Он покраснел и только крепче стискивал зубы.

Незнакомый мальчик прибавил шагу, и Бертик, чтобы не отстать, шел быстрее. Мститель прыгал и махал руками, чтобы удержать равновесие. Возле забора в самом конце пути мальчик сказал Бертику:

- Теперь можешь отпустить его.


Анечка из первого «А» и другие

Бертик боялся Мстителя. Мало ли что придет ему в голову, когда он будет стоять на обеих ногах?! Бертик отпустил ногу Мстителя и приготовился бежать, если тот вздумает драться.

Но Мститель стоял и только злобно глядел на них. Потом молниеносно схватил засохший кусок глины и бросил его в Бертика. Кусок ударился о забор, разбился, и вся глина попала Мстителю в глаза. Пока тот их вытирал, Бертик и его новый друг были уже далеко.

- Это вышло здорово! - похвалился Бертик.

- Мстителем называется, а сам избивает мальчишек, которые меньше его, - пробурчал незнакомый мальчик.

- Ого, так ты его тоже знаешь? - удивился Бертик.

- Я знаю все, что ты знаешь. И даже немного больше, - сказал мальчик.

- Я бы тоже хотел знать немного больше, - вздохнул Бертик.

- Может, так оно и будет, - кивнул мальчик.

Он теперь уже не казался Бертику чужим. А человека близкого всегда зовешь по имени.


У каждого мальчика есть имя


- Меня зовут Роберт, но все называют меня Бертик. У каждого мальчика есть имя. И даже у девчонок и у нашей кошки. Ты тоже не можешь жить без имени. У тебя тогда и именин не будет, и праздничного пирога.

- Ну, хорошо, - согласился мальчик. - Какое имя ты мне придумаешь, то я и буду носить.

- Я люблю придумывать имена. Я их уже столько выдумал! - похвастался Бертик.

- Ну, скажи мне какое-нибудь!

- Фанинка, - сказал Бертик.

- Это что, меня будут звать Фанинка? - спросил мальчик.

- Да нет! Это имя я придумал для нашей кошки, - сказал Бертик. - А соседскую собаку я назвал Усач, а еще одну из дома на углу я зову Визгунчик. Только для мальчика такие имена не годятся.

- Конечно, не годятся, - согласился мальчик. - Я бы хотел какое-нибудь совсем короткое имя.

- Чтобы не возиться с подписью, - предположил Бертик.

- Да нет, подпись тут ни при чем. Но ты, когда загадывал желание, хотел, чтобы я по твоему зову мог явиться к тебе на помощь, когда потребуется. А когда зовешь кого-нибудь на помощь, очень удобно, чтобы у него было короткое имя. Представь себе, вдруг бы меня звали Понедельниквторниксредачетвергпятницасубботавоскресенье. Пока дозовешься, поздно будет.

- Ага, - согласился Бертик. - А что, если тебя будут звать Ли или Фу?

- Это ничего, - сказал мальчик. - Но это китайские имена, а я-то не китаец.

- Тогда можно звать тебя «Эй», - предложил Бертик.

- А тогда все люди будут на тебя оборачиваться, если ты меня позовешь.

- Придумал! - закричал Бертик. - Я буду звать тебя Робин. Робин был герой и защищал слабых.

- Робин мне нравится. Ты - Роберт, а я - Робин. Но лучше зови меня Бин.

И мальчик, словно играя в считалочку, показал на Бертика и на себя:

- Ты - Бертик, я - Бин! Так мне еще больше нравится. И если ты меня позовешь, то тебе не помешает длинное имя.


Бабушке что-то почудилось


За новым районом, на окраине города, стоят два ряда небольших домов. Возле каждого из них садик, у каждого одинаковое количество окон, одинаковые двери и трубы из красного кирпича.

Садики возле домов разные. И в каждом цветет что-то свое. Правда, сейчас осень, и почти нет цветов. А если бы что и цвело, в вечерней мгле все равно ничего не видно.

За забором сада на углу улицы Бертика и Робина приветствовал пес. Он бегал вдоль забора и визжал от радости.

- Это Визгунчик, - сказал Бертик. - Он всегда со мной здоровается. Но так он еще никогда не визжал.

- Это, наверное, потому, что нас двое. Раз нас двое, то он и визжит в два раза сильнее.

За соседним забором зарычал пес Усач. Он был черный, с лохматой длинной шерстью. И все пытался просунуть нос через проволочный забор.

- Вот, - показал Бертик, - сразу за этим забором, где Усач, живем мы. Только у нас нет собаки. У нас есть бабушка и есть кошка. Кошка почти все время где-то гуляет, а бабушка все время дома и за всем следит. Только она, бедная, плохо видит.

У калитки Бертик остановился.

- Подожди здесь, - сказал он Робину, - я разведаю, что у нас дома делается.

Дома ничего не делалось. В кухне у стола сидела бабушка и чистила яблоки. Штепанка лежала в своей кроватке на колесиках и шуршала листом бумаги. Штепанка больше всего любит играть с бумагой. Мнет ее, шуршит и, наконец, разорвет. А иногда и съест кусок. На плите варилась картошка. Бабушка чистила яблоки для компота, а очки лежали перед ней на столе. Бабушка была близорука, но яблоки видела хорошо.

- Добрый вечер, - поздоровался Бертик с бабушкой.

- Добрый вечер, - сказала бабушка. - Хотела бы я знать, когда ты научишься, входя в дом, снимать шапку?

- А я и так без шапки, - сказал Бертик.

И вправду, шапки у него на голове не было. Он оставил ее в коридоре на вешалке.

- Без шапки? Странно, - покачала головой бабушка. Но очки не надела.

Бертик проскользнул мимо Штепанки в гостиную, а оттуда в свою комнатку. Он включил свет, поставил в угол футляр со скрипкой и через гостиную вернулся в кухню.

- Ты куда пошел? - спросила его бабушка.

- У меня в коридоре портфель с учебниками.

- Милый мой! Когда же ты научишься относить портфель в свою комнату?!

Бертик вышел на улицу. Робин ждал его у калитки и от скуки пытался скакать на одной ножке!

- Ро, то есть Бин, - сказал Бертик, - можешь идти. Возьми в коридоре портфель с учебниками и иди через кухню и гостиную в мою комнатку. Дверь в нее как раз напротив кухонной двери. На бабушку не обращай внимания. Если она к тебе обратится, ты ей кивни головой.

Робин взял портфель и пошел мимо бабушки. Бабушка ссыпала очистки от яблок в старую кастрюлю. Разговаривать ей было некогда.

Бертик немного подождал в коридоре, а потом как ни в чем не бывало вошел в кухню. Бабушка склонилась над Штепанкой и что-то приговаривала. Увидев Бертика, она замолчала, выпрямилась и охнула:

- Бертик! - подняла бабушка палец. - Ты вылез в окно!

- Нет, бабушка, ей-богу, - невинно глядел на нее Бертик.

- «Ей-богу» не говорят. И в окно лазить нельзя. Ты показываешь дорогу ворам!

- Да не лез я в окно, честное слово! - защищался Бертик.

- Хорошо, - заключила бабушка. - Сейчас посмотрим и увидим. Если ты вылез в окно, то оно должно быть открыто.

«Ну и дела! - подумал Бертик. - Бабушка пойдет в комнатку и увидит там Робина».

Бертик нехотя поплелся за бабушкой. Ему очень хотелось задержать ее, но он не знал как.

Вот они прошли гостиную... Вот они уже в комнате. Бабушка между кроватью и стеной бочком пробралась к окну, оперлась о столик и подергала оконную ручку. Окно было заперто.

- Нет, вы только подумайте! - покачала головой бабушка.

А Бертик в это время искал глазами Робина. Но Робин исчез. Бабушка, сбитая с толку, потрогала занавеску.

- Но ведь ты с портфелем пошел сюда... из коридора... Нет, тут непременно кроется какое-то безобразие! - подозрительно оглядела бабушка Бертика.

- Тебе, наверное, показалось, - сказал Бертик.

- Ничего мне не показалось, - решительно ответила бабушка и отправилась на кухню.

Закрывая дверь в комнатку, Бертик слышал, как бабушка по дороге сама себе жаловалась: «Я схожу с ума, пусть мне кто-нибудь все это объяснит!» Бертику было и смешно и немного жалко бабушку.


Еще одна неприятность


Бертик закрыл дверь в комнату и услышал за спиной шум. Робин выглянул из-под кровати:

- Можно вылезать?

- И как это я сразу не догадался?! - сказал Бертик. - Больше здесь и спрятаться негде.

Робин выбрался из-под кровати и сел на единственный в комнате стул.

- Что будем делать? - спросил он.

- Я бы охотнее всего сразу же лег спать, - сказал Бертик. - Тогда бы мне удалось избавиться еще от одной неприятности. Но я не могу лечь спать, потому что я голодный. А ты хочешь есть?

- Я не чувствую ни голода, ни жажды, - ответил Робин. - Такие, как я, не едят и не пьют.

Бертик вздохнул с облегчением. Одной заботой меньше.

- Ты знаешь, скоро придут папа с мамой, - объяснил он Робину. - Утром они уезжают на работу на автобусе, а к вечеру возвращаются. Так поздно, как сегодня, они возвращаются только раз в две недели. Это здорово, что ты появился именно в такой день.

- Я знал это, - сказал Робин. - И еще знаю, что ты боишься темноты, когда идешь от музыкалки до улицы. И что ты боишься Мстителя. И что тебя ужасно мучает то, что у тебя в портфеле.

- Ну да? - удивился Бертик. - Ты и про это знаешь?

- А как бы я мог тебе помогать, если б не знал?

- Но в этом деле мне никто не поможет, - сказал Бертик, показывая на портфель.

- Давай лучше до ужина поговорим о чем-нибудь веселом.

- Бертик! - донеслось из кухни.

- Это папа, - вздрогнул Бертик. - Я на минутку уйду, а ты пока можешь посмотреть книжки с картинками.

- Спасибо, - ответил Робин. - Уж я найду себе какое-нибудь дело. У таких, как я, всегда полно дел. Мне не хотелось бы, чтобы ты считал меня бесполезным.

- Я никогда так не скажу, - пообещал Бертик.

- Вот и хорошо. Давай пообещаем, что мы оба будем делать все, чтобы нам друг на друга не обижаться.

И Робин подал Бертику руку. А когда мальчики заключают какой-нибудь уговор рукопожатием, они должны сдержать свое обещание, чего бы им это ни стоило.


Папа говорит «Роберт»


Бертик не торопился идти на кухню.

- Ну ты и тащишься! - приветствовал его папа.

Бабушка, мама, папа - все уже сидели за столом, и только стул Бертика был пуст. Бертик поздоровался с родителями и пошел мыть руки. Мама разливала суп.

- Роберт! - сказал папа.

Бертик был рад, что стоит к папе спиной. Если папа говорил «Роберт», это всегда означало, что сейчас ему предстоит выслушать что-то неприятное. Но на сей раз папа сказал только:

- Роберт, кончай, наконец, мыть руки!

Бертик вытер руки и пошел к столу. Папино «Роберт» было только вступлением. Самое главное начнется после ужина. За едой папа никогда не разговаривал. За едой говорила бабушка. Рассказывала о том, сколько работы у нее было за день, и что собака на углу целый день визжит (об этом Бертик давно знал), и что кошка Фанинка принесла в кухню мышь (об этом Бертик не знал).

- Живую? - спросил он.

- Ну да, -ответила бабушка, - еще живую.

Мама расспрашивала про Штепанку, и бабушка теперь рассказывала только про Штепанку. Весь ужин. Бертику это было неинтересно. Он доел компот и спросил:

- Я уже могу идти?

- Да, Роберт, - сказал папа, - но сначала принеси мне свою тетрадь. Ты знаешь какую.

- Бертичек, я сегодня разговаривала с учительницей, - тихо сказала мама.

- Быстро за тетрадью, Роберт, - напомнил папа.

Бертик пошел. За дверью он остановился и приложил ухо к двери. Он услышал, как бабушка говорит:

- Представьте себе. Он два раза пошел туда, а обратно не вернулся.

В этот момент сзади щелкнул замок, и Бертик отскочил от двери.

- Ты меня напугал! - прошептал он.

В дверях комнатки стоял Робин и протягивал Бертику тетрадь.

- Нехорошо подслушивать за дверью, - назидательно сказал Робин.

- Я знаю, - отрезал Бертик, - а ты что-то слишком торопишься.

- Тороплюсь, - кивнул Робин, - я рано ложусь спать. Давай скорей кончай с этим.

Бертик взял тетрадь и поплелся назад на кухню.

Папа сидел у стола, пил чай и казался еще больше, чем был. А он и в самом деле был очень высокий. Он даже не брал табуретку, когда заводил часы на стене.

- Ну, показывай, - предложил он Бертику. - Писать каракулями нельзя, - сказал он.

«Каждый только и учит, чего нельзя, а я и сам знаю», - подумал Бертик. Он подал папе тетрадь и уставился в пол.

В такие минуты самое лучшее смотреть в пол. Это было проверено. У пола нет глаз, он не смотрит на вас укоризненно и ничего не говорит.

- Ну-ну, - листал папа тетрадь, - вовсе не так плохо, наоборот. Меня это вполне устраивает.

Он подал тетрадь маме и сказал:

- Нынче в школе повышенные требования. Слишком многого они хотят от детей! - И обратился к Бертику: - Ты должен больше стараться.

Бертик оторвал глаза от пола и увидел, что папа не сердится.

- Больше старания, Бертик, и дело пойдет!

Из Роберта он снова стал Бертиком. Как он боялся сегодняшнего вечера, и смотрите-ка, ничего не случилось!


Робин уже хочет спать


Бертик вошел в свою комнату и сразу начал листать тетрадь. Неужели это в самом деле его тетрадь?! Какая красота! А куда девались вчерашние кляксы?

Робин сидел на стуле у окна, упираясь локтями в колени, опустив подбородок на руки.

- Ро... то есть Бин, признайся: с моей тетрадью, это твоих рук дело?

- Я переписал твою тетрадь. Только и всего.

- Ты... переписал тетрадь? За одну минуту?

- Как видишь. Но не думай, что я все время буду писать твои задания.

- Спасибо тебе, - сказал Бертик, - все время и не понадобится.

Что это Робин о нем думает? Да он ему может показать, что умеет делать такие вещи, которые Робину нипочем не сделать. Он может перекувыркнуться через голову взад и вперед!

- Знаешь, Бертик, - зевнул Робин, - давай спать.

- Как хочешь, - сказал Бертик.

Он-то надеялся, что покажет Робину какую-нибудь штуку, но раз тот хочет спать, пусть ложится.

- А где ты будешь спать? - спросил Бертик.

- Там же, где и ты, - ответил Робин.

Ну и что такого?! Кровать достаточно широкая! И вот они легли вместе на одной кровати. Робин тотчас же уснул. А Бертик жалел, что они не поболтали.

Прошло немного времени, и он тоже уснул...

Поздно ночью Бертик проснулся. За окном светила луна. Лунный свет лежал на одеяле и искрился в стекле картины на противоположной стене. И в лунном свете было видно, что Бертик лежит на кровати один. Чтобы убедиться в этом, он пошарил возле себя рукой. Нет, рядом с ним никого не было. «Да, этого следовало ожидать, - подумал Бертик. - Следовало ожидать, что все это был только сон». Он повернулся на другой бок и уснул. Спал Бертик хорошо до тех пор, пока совсем не рассвело.


Анечка из первого «А» и другие

Раз, два, три


Под утро Бертику приснился веселый сон. Он упражнялся в физкультурном зале и всякий раз, когда подпрыгивал, взлетал к самому потолку. Он был легкий как перышко, и весь класс удивлялся его прыжкам, а учительница боялась, как бы он не разбился. Гоп - он подпрыгнул еще раз и среди полета проснулся.

Возле кровати, на крошечном пятачке между кроватью и стеной, подпрыгивал Робин. Он подпрыгивал на месте, делал наклоны и приседания.

- Ой, - протер глаза Бертик, - так ты не исчез?

- А чего бы это я исчез? - сказал Робин, выбрасывая руки вперед и в стороны.

- А ведь ночью тебя в кровати не было. - Бертик строго посмотрел на него. Ему было интересно, как Робин начнет отпираться.

Но Робин не отпирался.

- Ну, ясное дело, в кровати меня не было, - кивнул он. - Ночью я возвращался на серебряное облако. Но там холодно. Поэтому по утрам я разогреваюсь зарядкой.

- Если бы ты меня разбудил, я бы пошел с тобой, - огорчился Бертик.

- Придумаешь тоже! - подпрыгнул Робин. - Ты - тяжелый. Ты бы порвал наше серебряное облако, и тогда неизвестно, что бы случилось...

Робин перестал делать зарядку и стащил с Бертика одеяло.

- У-у-у-у, - взвыл Бертик, - чего это ты придумал?! Меня будит бабушка, а она еще не приходила.

- Не приходила, - сказал Робин, - потому что у нее остановился будильник. Поднимайся, идем в школу!

- Идем? - Бертик сразу же уселся в постели. - Ты хочешь идти со мной в школу?

- Я же тебе говорю «идем». - Робин уселся на стул и перебирал ногами, как будто его ноги сами по себе бежали в школу.

- Тебе нельзя идти со мной в школу, - сказал Бертик.

- А рядом с тобой, - Робин перебирал ногами, - рядом с тобой за партой свободное место. Так или не так?

- Так.

- Я и сяду на это место, - сказал Робин. - Беги умывайся, одевайся и завтракай, а то опоздаем.

Когда через минуту Бертик уже одетый вошел в кухню, бабушка резала хлеб.

- Господи! - испугалась она. - Что это делается?! А я-то как раз хотела идти будить тебя.

- У тебя, бабуля, будильник остановился, - показал Бертик на полочку.

Бабушка взяла будильник и потрясла его. Будильник не тикал.

- И в самом деле, - подтвердила она. - А ты откуда знаешь?

Бертик улыбался. «Ах, бабуля, я такие вещи знаю!» - думал он.

- Не ты ли это с будильником что-нибудь натворил? - сказала бабушка.

- Ничего я не натворял, - защищался Бертик. Бабушка вытащила из ящика свои ручные часики.

- Самое время, - провозгласила она. - Ешь быстрее, иначе опоздаешь!

- Я бегом, - сказал Бертик.

- В школу бежать нельзя, - ответила бабушка.

Бертик только улыбался. Бабушка знает все, чего нельзя, а будильник-то остановился! А теперь сердится, что Бертику в школу придется бежать.

- Есть быстро тоже нельзя! - объявил Бертик.

Бабушка посмотрела на него, но ничего не сказала.


Удивительный школьный день


После завтрака Бертик зашел в свою комнатку за портфелем. Робина там не было. Бертик хотел заглянуть под кровать, не там ли прячется Робин, но в эту минуту в саду прямо под открытым окном послышалось мяуканье. И Робин заглянул в окно. В руках он держал кошку Фанинку.

- Поторапливайся, - сказал он Бертику. - А я вылез в окно, чтобы бабушка ничего не заподозрила, и потом у нас мало времени.

Времени, в самом деле, было мало. По улице то здесь, то там они встречали опаздывающих ребят. В классе все уже были на местах.

Бертик сел на вторую парту. Рядом с ним было свободное место, и Робин уселся на него.

Кругом бегали дети, но Робин не обращал на них внимания. Геленка нагнулась к Бертику из другого ряда и прошептала:

- Ты что так странно смотришь?

Бертик подумал, не рассказать ли Геленке про Робина. С Геленкой Бертик дружил, потому что она говорила: «Ах, это письмо! Лучше бы его вовсе не было!» С Геленкой он даже иногда играл в «магазин» и «кухню» и в другие девчоночьи игры, конечно, когда мальчики не видели. Только играть - это одно, а рассказать про Робина - совсем другое! Он еще не придумал, что ей сказать, как вдруг случилась одна удивительная вещь.

Карел, который всегда выдумывал всякие штуки, чтобы рассмешить класс, подбежал к доске и закричал смешным писклявым голоском: «Бертик-фертик!» Потом схватил губку и изо всей силы бросил ее в Бертика. Губка вместо второй парты угодила на первую, спрыгнула на пол и, гоп-гоп, пустилась скакать по классу. Бертик никогда в жизни не видел, чтобы губка скакала, точно лягушка. В это время открылась дверь и в класс вошла учительница. Губка прыгнула ей на платье, но после этого прыжка осталась лежать на полу и ежилась, как будто боялась учительницу.

- Кто это сделал? - спросила учительница.

Весь класс молчал. Только Пепа сзади подал голос:

- Это он... Карел... бросил губку...

- Конечно, это Карел! - сказала учительница. - Карел, всегда Карел...

Она села за стол, записала что-то в журнал и покачала головой. Потом встала и сказала:

- Карел, иди к доске, а мы посмотрим, умеешь ли ты так же хорошо писать, как умеешь кидаться губкой.

Пришлось Карелу писать на доске. Но его буквы на доске вели себя так же, как недавно губка на полу. Буква «у» была похожа на «д», а буква «а» выглядела, как «о». Он даже прочесть не мог, что написал.

- Вот увидишь, - зашептала с соседнего ряда Геленка, - сейчас меня вызовут писать на доске. Тоже так будет, - вздохнула она.

- Так-так, - сказала учительница, глядя на Геленку, - болтаешь ты, Геленка, много, а теперь пойди и напиши нам что-нибудь на доске.

Геленка снова вздохнула и пошла к доске. Бертик сжал кулаки так, что у него побелели косточки. Робин увидел это и тихо сказал:

- Не бойся. У Геленки все получится.

Геленка начала писать на доске цифры, и Пепа уже приготовился посмеяться. Пепа всегда смеется, если у других что-нибудь не получается. Но сам он не любит, когда над ним смеются, потому что он не умеет кувыркаться. Когда Геленка писала, у нее всегда что-нибудь не получалось, а Пепе это нравилось. Он и сегодня во все глаза смотрел на доску, но смеяться было не над чем. Геленка писала красиво, как сама учительница.

- Вот видишь, когда захочешь, у тебя все получается! - похвалила ее учительница.

На перемене Геленка сказала Бертику:

- Я и сама не знаю, как это у меня получилось. Будто мел сам писал!

Больше она ничего сказать не успела, потому что появился Пепа. Геленка не любит Пепу, он всегда над ней смеется, когда она испортит букву. И Бертик тоже не любит Пепу, потому что тот всегда придумывает всякие дразнилки вроде «Бертик-фертик».

А Пепе все равно, любят его или не любят. Он всегда собой доволен. Вот и сейчас он придумал новую дразнилку: «Бертик, Бертичек, мой свет, ты мычишь, коровы нет». И готовился продекламировать ее Бертику. Он встал перед его партой и начал:

- Бертик, Бертичек, мой свет, я мычу, а Бертик нет!

Все дети, как только это услышали, стали смеяться. Пепа покраснел и пробормотал:

- Я... это... не то... не это, я перепутал... я хотел сказать: «Бертик, Бертичек, мой свет, все мычу я, а ты нет!»

Дети засмеялись еще громче, а Геленка сказала:

- Ты, Пепа, лучше перестань, а то мы от смеха лопнем.

- Ну и лопните! - разозлился Пепа и потащился к своей парте.

На уроке чтения Бертик вспомнил, что бабушка дала ему с собой на завтрак в школу яблоко. Он вытащил его из портфеля и под партой играл с ним. Это было красивое красное яблоко. А как оно блестело! А запах какой! Бертик наклонился под партой и откусил кусок. Учительница была на другом конце класса и ничего не видела. Но зато Пепа видел.

- Я хочу что-то сказать! - закричал он. Пепа радовался, что может наябедничать на Бертика.

Бертик сразу понял, что Пепа скажет, он сунул яблоко в парту, а сам торопливо жевал и глотал.

- Что, Пепа, ты хочешь читать? - спросила учительница.

- Нет, - откровенно сказал Пепа, - но Берт, Брт, шкрт, брт...


Анечка из первого «А» и другие

Он покраснел от натуги, пытаясь выговорить правильно.

- Брти, крти, брти, - сказал он опять.

Весь класс захохотал.

- Садись, - приказала учительница. - Ты все время поднимаешь руку, все время хочешь что-то сказать и все без толку. Говоришь, даже когда нечего сказать. Смотри, вскочит у тебя типун на языке!

Пепа сел. А Бертик как раз проглотил последний кусок. Проглотил и с благодарностью посмотрел на Робина. Но тот глядел в книгу, как примерный ученик, которому, кроме учения, ни до чего нет дела.


Гав-гав


- Это было здорово! - сказал Бертик.

Они с Робином сидели на ветвях старой яблони. Листья на ней уже красиво золотились, между желтыми листьями сияло голубое небо.

- Что было здорово? - спросил Робин.

Он задумчиво смотрел на голубое небо. Наверное, искал свое серебряное облако.

- В школе сегодня было здорово! - засмеялся Бертик. - Но не думай, Пепа этого не забудет. Они объединятся с Карелом и тем тощим мальчишкой из нового района, которого зовут Мститель, и еще с другими мальчишками, которые меня не любят.

- А почему они тебя не любят? - поинтересовался Робин.

- Они обзывают меня чучелом, обнаглели, - жаловался Бертик.

- Ну, погоди! - сказал Робин. - Мы тоже что-нибудь придумаем.

- Если бы Пепа не был такой высокий и сильный, я бы с ним дрался и победил бы его, - размечтался Бертик.

- Если б у мальчиков были усы, они ходили бы бриться, - сказал Робин.

- Если б у этой ветки был пропеллер, я бы на ней полетел к вокзалу, - сказал Бертик.

- А почему к вокзалу?

- У вокзала в это время на земле полно каштанов.

- Мы можем сходить за каштанами, - сказал Робин и полез с яблони.

Они осторожно обошли кухонное окно и коляску со Штепанкой, тихонько прикрыли калитку в сад, чтобы бабушка ни о чем не догадалась. Бабушка плохо видела, но уши у нее были в порядке. Слышала она все.

Когда Бертик с Робином шли мимо соседнего забора, их окликнула соседка:

- Бертичек, подожди минутку!

Она приковыляла к забору. Осенью и весной у нее всегда болело колено. «Ах, мой ревматизм! Ах, мой ревматизм!» - приговаривала она. И сейчас она тоже гладила колено.

- Милый, какое счастье, что я тебя увидела! Какое счастье! Я со своим коленом никуда не хожу, а моя собачка совсем затосковала. Не возьмешь ли ты ее с собой прогуляться?! Возьми, пожалуйста.

Бертик хотел сказать, что ему некогда, что они идут за каштанами, но Робин толкнул его локтем, и он сказал совсем другое:

- Конечно, собачку надо вывести погулять!

- Ты хороший мальчик, - похвалила его соседка. - Только смотри, чтобы Гарик не убежал. Поводок достаточно длинный, побегать ему хватит.

- Мы за ним посмотрим, - пообещал Бертик.

И они пошли дальше, но теперь Бертик держал на поводке собачку. Когда они завернули за угол, Бертик сказал:

- Какой это Гарик! Это же Визгунчик. Я только удивляюсь, почему он у нас еще не визжит.

- А зачем ему визжать? - сказал Робин. - Он доволен, что идет с нами гулять. Собака рада, хозяйка рада, все кругом рады.

- Интересно, как это мы будем собирать каштаны с собакой? Ты только посмотри на нее. В жизни не видел такой грустной собаки.

Робин нагнулся к собаке и погладил ее.

- Хороший песик, хороший песик, - похвалил он.

Пес высунул язык, и было похоже, что он смеется.

- Эта собака вовсе не грустная, - сказал Робин, - это не Визгунчик, эта собака - сплошная радость.

- Это еще надо посмотреть, - сказал Бертик и пнул камешек на дороге. Тот взлетел в воздух и упал в канаву.

«Гав-гав», - сказал пес и натянул поводок.

- Посмотри-ка, он хочет принести камешек, - объявил Робин.

Чтобы сократить дорогу к вокзалу, они пошли лугом. На лугу сняли с Визгунчика поводок и начали бросать ему камешки, а Визгунчик каждый камешек приносил им обратно. Это было весело, и Бертик перестал жалеть, что они взяли с собой собаку.

- Наверное, это было его желание - носиться по лугу, - сказал Бертик Робину. - Как ты думаешь, у собак бывают желания?

- А как же! - ответил Робин. - И у собак есть желания, и у кошек. На серебряном облаке есть целая куча самых прекрасных костей, именно таких, какие хотят собаки во всем мире. И не только это. На серебряном облаке есть большие луга с великолепными мышиными норами. Именно о таких лугах и мышиных норах мечтают собаки. Эти луга, хорошенько свернутые, как ковры, стоят в углу серебряного облака.

- Ой, а почему они свернуты, как ковры?

- Если их развернуть, то на серебряном облаке не останется места для других желаний. Не можем же мы из-за собачьих желаний не выполнить желания кошек.

- А кошкам хочется воробьев и мышей.

- И воробьев и мышей.

«Гав-гав», - сказал пес. Он смотрел так, будто понимал Робина.

Наверное, собаки не говорят только потому, что им просто не хочется. А ведь иногда мудрее бывает помолчать. А собаки умеют быть мудрыми.


Каштаны и собака


В каштановой аллее у вокзала было много детей. И больше всего в верхнем конце аллеи. Нижний конец захватили Пепа, Карел и Мститель. Эти трое никому не позволяли собирать под их деревьями. А в нижнем конце каштанов было гораздо больше, чем в верхнем.

Бертик остановился в нерешительности. В верхнем конце каштанов уже почти не было, а нижний сторожил Пепа со своим отрядом.

- Что ты стоишь? - удивился Робин. - Идем в нижний конец!

- Там Пепа и...

- Ну и что? - сказал Робин и отправился в нижний конец. Бертик с собакой поплелся за ним.

- Эй! - приветствовал Бертика Пепа. - Собаку ведешь, чтобы она за тебя каштаны собирала? Только здесь вы их собирать не будете!

Мститель, засунув кулаки в карманы, обошел собаку раскачивающейся морской походкой и оглядел ее.

- Спорим, ребята, что эта собачонка... Спорим, что даст деру, если увидит кошку!

- Не трусь! - шепнул Робин Бертику.

- Между прочим, - набрался смелости Бертик (не мог же он подвести Робина!), - между прочим, это страшно злая собака! Она кусается и рвет на части.

- Ха-ха! - засмеялся Пепа и, прищурясь, поглядел на Визгунчика. А тот вилял хвостиком. Он любил общество.

Бертик оглянулся на Робина и сказал:

- Только не вынуждайте меня ему приказывать. Одно словечко - и он начнет рвать вас на куски!

- Так ты скажи это словечко, скажи! - крикнул Карел.

- Не скажет, не скажет! - хохотал Мститель. - Он, бедняжечка, это словечко забыл!

- Возьми себе каштан, - подсказал Бертику Робин.

Бертик нерешительно поднял с земли красивый красноватый каштан и сунул его в карман.

- Ты что делаешь? - завопил Пепа.

- Собираю, - ответил Бертик. Он вдруг почувствовал в себе неведомую силу и добавил: - Аллея общая!

- Только попробуй! - завизжал Карел.

- Давай двигай отсюда! - приказал Пепа.

- Двигай, иначе... - крикнул Карел.

- Иначе что? - спросил Бертик.

- Ну, погоди! - сказал Пепа.

- Мы будем стрелять! - заявил Карел и вытащил из полотняного мешочка горсть каштанов.

На Бертика и Робина обрушился дождь каштанов. Но не один из них не попал. А Визгунчик очень радовался этим летящим каштанам. Он бегал кругом, лаял и, наконец, схватив один каштан, бросился к Пепе.

Как только Пепа увидел собаку, несущуюся к нему с оскаленными зубами, он перепугался. А вдруг она и вправду кусается и рвет на части?! Пепа повернулся и стал отступать. И чем быстрее отступал Пепа, тем стремительнее наступал Визгунчик. Карел и Мститель, кинув в Бертика еще несколько каштанов, побежали вслед за Пепой.


Анечка из первого «А» и другие

Запыхавшийся Визгунчик вернулся, а каштан так и держал в зубах. Он положил его перед Робином, поднял морду и высунул язык. Он улыбался.


Авторучка


Был прекрасный осенний день. Они собрали много каштанов, и Робин велел Бертику позвать детей с другого конца аллеи, чтобы и они пришли собирать. Потом они пошли с Визгунчиком на луг, бросали ему каштаны, а Визгунчик приносил их обратно. Они спугнули зайца, но Визгунчик со страху, вместо того чтобы догонять зайца, прибежал обратно к мальчикам.

- Эх ты, герой! - упрекнул его Бертик.

- Ты только не ругай его, - сказал Робин, - ты ведь даже на другой конец аллеи идти не хотел, Пепу испугался.

- Но зайцев я не боюсь! - защищался Бертик.

- Зато эта собачка не боится Пепы! - сказал Робин.

Это была правда, и Бертик вынужден был замолчать.

- Я думаю, что Визгунчику нужно дать другое имя, раз он показал себя таким смелым, - предложил Робин, - да он и не визжит больше.

Они ходили по лугу и придумывали новое имя, но так ничего и не придумали.

- Знаешь что, давай спросим его самого, какое бы имя он хотел, - сказал Робин.

- Песик, как бы ты хотел называться?

«Гив-хак, гив-хак», - ответил песик.

- Ну, это красивое имя! - засмеялся Бертик.

- Это очень красивое имя, - сказал Робин. - Ты, наверное, не понял, что он сказал?

- Я собачьего языка не понимаю, - смеялся Бертик, - и кошачьего, и воробьиного, и...

- Если хочешь знать, - сказал Робин, - этот песик мечтает, чтобы его звали «Силач».

- Такое имя не для маленькой собачки, - покачал головой Бертик.

Но потом, когда они попробовали крикнуть «Визгунчик», песик их не послушался, а когда крикнули «Силач», он сразу же к ним прибежал.

- Люди должны были бы спрашивать собак, какое имя им нравится, - сказал Робин, - но люди все называют так, как им самим нравится.

Потом Робин гулял с Бертиком по лугу и молчал. Он выглядел таким печальным, что Бертик подумал: «Робин, как видно, скучает по своему серебряному облаку». Время от времени Робин смотрел на небо, но оно было голубое и чистое, без единого облачка.

- Ты скучаешь, Робин, правда? - пожалел его Бертик.

- Знаешь, Бертик, скучаю, - снова посмотрел Робин на небо. - Скучаю по серебряному облаку.

- Как бы я хотел быть таким, как ты! - сказал Бертик. - Я хотел бы столько же знать и уметь и ничего и никого не бояться.

- Есть желания, которые тебе поможет исполнить серебряное облако, - сказал Робин, - а есть такие, которые можешь исполнить только ты сам.

Солнце клонилось к западу и начинало темнеть. Бертик, Робин и Силач побежали к городу.

Мальчики отвели собаку к соседке, а потом разошлись: Робин вернулся в комнату через окно, а Бертик через дверь.

- Милый мой, когда же ты научишься уносить портфель с учебниками в свою комнату?! - начала бабушка, едва Бертик вошел в кухню.

- Ага, - сказал Бертик и вернулся в коридор за портфелем. При этом он вспомнил, что должен еще написать домашнее задание.

- Приходил какой-то мальчик и принес тебе авторучку. Говорит, ты ее в школе забыл.

- Я? - Бертик взял авторучку и чуть не сказал, что это не его. Но вовремя о чем-то вспомнил.

Он отнес авторучку в свою комнатку. Робин уже закрыл окно и, как вчера, сидел на стуле, упираясь локтями в колени, опустив голову на руки.

- Ложимся спать? - встретил он Бертика.

Бертик молча показал Робину авторучку. Потом осторожно снял с нее колпачок. Нет, эта ручка для письма не годилась. Внутри она была пустая, но все же не совсем пустая... Внутри лежала свернутая трубочкой бумажка. Бертик вытащил ее, развернул и показал Робину (в чтении он был еще не очень силен). На бумажке было написано: «Мы объявляем вам войну завтра в три, и с этой собачонкой мы тоже воюем - трепещите!»

- Это наверняка Мститель писал, - сказал Бертик. - Один раз он уже объявлял мне войну таким способом.

- И вы воевали? - спросил Робин.

- Нет. Началась гроза, и мы войну отложили. А потом про нее забыли.

- На всякий случай мы завтра после школы на улицу выходить не будем, - решил Робин. - Мы им не дадим повода. А если у врага нет повода, то он не может начать войну.


Хлопоты со сном


За ужином мама сказала:

- Вы знаете, я сегодня ночью опять не могла заснуть. В двенадцать часов я еще не спала.

«Вот бы мне так, - подумал Бертик, - я бы хотел не спать сегодня ночью, чтобы увидеть, как уйдет Робин».

- Прими таблетку снотворного, - посоветовал ей папа. - Сейчас полнолуние, а в это время иногда бывают бессонницы.

- А есть ли какие-нибудь таблетки против сна? - вмешался Бертик.

- А тебе они нужны, горе луковое? - засмеялась бабушка.

- Я сегодня не проспал! - объявил Бертик.

Бабушка поерзала на стуле и призналась:

- Не понимаю, что это происходит. Со вчерашнего дня все такое странное, вы не заметили? Сегодня утром у меня остановился будильник. Никогда не останавливался, а тут...

- Короче говоря, все мы устали и нужно пораньше лечь спать. - Папа встал из-за стола. Ужин был окончен.

Бертик прижался к маме:

- А как ты это делаешь, что не спишь?

- Дурачок, - сказала мама, - я ведь не нарочно это делаю. Если бы я могла, я приготовила бы себе впрок целый мешок сна.

«Ну и ну, - подумал Бертик, - а мне бы хватило и маленького мешочка бессонницы, чтобы дождаться, когда Робин отправится на свое облако».

А когда потом они ложились спать, Бертик нарочно лег с краю, а Робину оставил место у стены. Если вдруг он заснет, то Робин разбудит его, когда начнет слезать с постели.

Луна светила Бертику на одеяло, и оно в лунном свете было похоже на снежное поле. Бертик закрыл глаза, но снежное поле простиралось перед ним все дальше и дальше...

Потом на снегу появились какие-то пятна, будто на поле слетелись вороны. Какие там вороны?! Дети. Они тащили за собой санки. Да ведь это луг около каштановой аллеи! Бертик глядел-глядел и вдруг уснул.


Чудеса со временем


- Доброе утро, - поздоровался Робин, когда Бертик открыл глаза. Робин упражнялся в беге на месте, чтобы согреться.

- Сегодня ночью по дороге на серебряное облако было довольно холодно. Посмотри-ка, на деревьях иней.

Бертик на иней даже не взглянул. Он злился, что уснул раньше, чем Робин ушел.

- Как же это, Бин, ты ночью уходишь, а я даже не слышу?

- Ты очень быстро засыпаешь, - сказал Робин. - Кто так спит, тот все проспит.

- А если я быстро засыпаю, то я должен рано просыпаться!

- Ну, нет, - сказал Робин, - ты только вспомни, как быстро проходит урок физкультуры и как медленно урок письма. А ведь это два совершенно одинаковых урока.

- Знаешь. Бин, чего бы я хотел? Чтобы время иногда можно было растягивать, а иногда сокращать.

- На серебряном облаке у нас есть всякое время. Одно длинное, другое короткое. Одно хрупкое, как стекло, другое можно растягивать, как жевательную резинку.

- Вот-вот! - обрадовался Бертик. - Я бы хотел такое время, которое можно растягивать, как жевательную резинку. Когда бы я отправился с папой на экскурсию, я бы растянул время аж... аж...

- Пока бы оно не разорвалось, - сказал Робин.

- Как это? - удивился Бертик.

- Если кто-нибудь сильно растянет время и оно у него разорвется, то он потом всегда будет делать то, что делал в ту минуту, когда время разорвалось. Один мальчик ел торт и пожелал растянуть время, поэтому должен был есть, есть и есть... Он, ясное дело, хотел остановиться, но не мог. Все время ел и ел торт, пока ему не стало плохо. Пришлось нам это разорванное время чинить.

- Вот если бы у меня было растягивающееся время! А нельзя сегодня как-нибудь сократить время до обеда? - искушал Бертик Робина.

Робин не ответил ни да, ни нет. Но время до обеда пролетело как одна минута. По дороге из школы домой Бертик хвалился:

- Вот это мне нравится! Не успели прийти туда, как уже идем обратно.

- Но зато время после обеда будет намного длиннее, - сказал Робин.

Подумаешь! - махнул рукой Бертик. Он совершенно забыл о приказе, посланном в авторучке.


Обед с бабушкой


Бертик обедает с бабушкой. Папа с мамой в это время еще на работе, а Штепанка спит в своей кроватке. Штепанка обедает раньше, чем Бертик приходит из школы. Поэтому бабушка с Бертиком могут во время обеда поговорить.

- Ну, что сегодня было в школе? - Бабушка зачерпнула ложку супа и ждала ответа.

- Сегодня все быстро прошло, - похвалился Бертик.

Бабушка проглотила ложку супа и сказала:

- Ах, мой милый! Когда ты будешь такой же старый, как я, не будешь радоваться, что у тебя время быстро прошло. Я сейчас с удовольствием ходила бы в школу.

Бертик представил себе бабушку за партой, и ему стало смешно.

- А что, если бы учительница сказала: «А теперь к доске пойдет бабушка и что-нибудь нам напишет».

- Тебе обязательно надо смеяться за обедом, - покачала головой бабушка.

- Ты и на физкультуру ходила бы? - поперхнулся Бертик.

- С удовольствием.

- И через голову бы кувыркалась?

- Уж я-то накувыркалась, когда была девочкой! - сказала бабушка.

Сколько же лет прошло с тех пор, как бабушка была маленькой! Жаль, что он ее тогда не знал. Они могли бы вместе кувыркаться. Как с Геленкой. Геленка умеет кувыркаться взад и вперед.

- Да, чуть не забыла, - сказала бабушка. - Завтра у Штепанки праздник. Ты приготовил ей подарок?

- Штепанке? Да она ведь маленькая!

- Она не маленькая, - сказала бабушка, - она просто меньше, чем ты. А ты меньше, чем я, а все-таки получаешь подарки.

- Ладно, я ей что-нибудь подарю, - пообещал Бертик.

- Хотела бы я знать, что именно, - сказала бабушка.


Подвал


Когда Бертик вошел в свою комнату, Робин сидел у окна и держал на коленях кошку Фанинку.

- Смотри, как Фанинка довольна. Как она славно мурлычет, - показал Робин на кошку.

- Если бы я был кошкой, я бы тоже весь день радовался, - ответил Бертик. - Кошки домашних заданий не пишут, им не надо делать подарки младшей сестре, потому что у них денег нет. У меня, правда, тоже денег нет, а нужно сделать подарок Штепанке.

Бертик вытащил ящик стола и начал в нем рыться. Нашел карандаши, блокнотики, исписанные тетради, ластик, чинилку, акварельные краски, переводные картинки, шарики, «золотую» военную пуговицу и монетку в десять геллеров.

- За эти деньги нигде ничего не купишь, - сказал Бертик, - пойдем лучше в подвал. Может, там найдем что-нибудь подходящее для подарка.

В подвале был полумрак. Свет проникал туда через два маленьких оконца. Одно выходило в сад, другое на улицу перед домом. Бертик любил сюда ходить. Он притаскивал под оконце старый чемодан, чтобы было на чем сидеть. И рассматривал картинки в журналах и календарях. Их в подвале была целая корзина. Здесь всегда стоял запах сухого дерева от балок, а вот теперь, осенью, пахло грушами. Бабушка разложила их здесь в деревянных ящичках, чтобы они дозрели и пожелтели.

Бертик пошел прямо к большому чемодану, открыл его и посмотрел на Робина, что он на это скажет.

- Все эти вещи, - озирался Робин, - напоминают мне серебряное облако. У нас там тоже много всякой всячины.

Робин сунул руку в чемодан и вытащил длинную дедушкину трубку из фарфора, с нарисованным на ней оленем.

- Я знаю одного старичка, который хочет именно такую трубку. Просто удивительно, как много людей хотят иметь то, что есть у других!

- Если этот старичок хочет трубку с оленем, скажи мне, где он живет, а я ему отнесу, - сказал Бертик.

- Я не могу тебе сказать, где живет этот старичок. Это тайна. А кроме того, это очень далеко. Самое малое, десять раз по сто километров.

- Так далеко ты, наверное, и не бывал, - засомневался Бертик.

- Я бывал еще и подальше, - сказал Робин и поглядел в оконце на голубое небо. - Серебряное облако сегодня здесь, а завтра там.

Бертику не хотелось, чтобы Робин снова заскучал, поэтому он быстро вытащил из чемодана картинку. На картинке была нарисована площадь с башней, а на башне часы со стрелками. Но цифры на циферблате были не нарисованные, а самые настоящие, и с обратной стороны картинки был механизм.


Анечка из первого «А» и другие

- Смотри, - Бертик подал Робину картинку с часами, - жаль, что часы не идут. Папа мне рассказывал, что когда-то они даже играли песенку.

Робин поднес картинку ближе к свету, перевернул ее два раза, три раза, и вдруг зазвучала музыка, будто гномы маленькими молоточками ударяли по стеклянным колокольчикам. Музыка была очень красивая.

- С сегодняшнего дня часы опять будут идти, - сказал Робин.

- Ты все умеешь! - восхищался Робином Бертик.

- Да нет, - сказал Робин, - я умею исполнять только некоторые желания. Твой папа когда-то хотел, чтобы эти часы опять шли. Это было давно, а потом он забыл о своем желании.

- Все так, - согласился Бертик. - Только праздник-то будет не у папы, а у Штепанки. А ей ни одна вещь из этого чемодана не годится.

Пока Бертик доставал из чемодана разные вещицы и объявлял о них вслух, Робин стоял у оконца, которое выходило на улицу, и смотрел. Бертику не нравилось, что Робин смотрит на улицу. Ему хотелось, чтобы Робин разглядывал с ним вещи из чемодана. Он недовольно спросил:

- Чего ты там увидел на улице?

- Войско, - сказал Робин.

- Войско? - Бертик оторвался от чемодана и подошел к оконцу.

Внизу на улице стояли Пепа, Карел, Мститель и еще пять мальчишек. У Пепы был пластмассовый автомат, а у одного из мальчиков деревянное ружье. Карел, как щит, держал крышку от большой кастрюли. У двух мальчишек в одной руке были луки, а в другой стрелы.

- Я совсем забыл, что нам объявили войну, - сказал Бертик.

- Лучше бы нам остаться здесь, - решил Робин. - Или ты хочешь с ними драться?

- Даже и не подумаю! - ответил Бертик. - А нельзя немножко сократить время?

У тебя сегодня уже было короткое время до обеда. Теперь оно уже будет длиннее.

- Жаль, что я не знал этого раньше, - сказал Бертик.


Бабушка не знает, что идет война


«Лучше всего, если сейчас бабушка выйдет в сад и увидит за забором войско», - пришло в голову Бертику.

Но бабушка не выходила. Войско приготовилось к атаке. Ребята ходили вдоль забора и кричали: «Трата-та-та», как будто стреляли из ружей, шипели и кричали «бом» и «бум», и время от времени кто-нибудь из врагов орал: «Эй, вылезай!»

Карел колотил в большую крышку от кастрюли, а пес на углу улицы, забыв, что он Силач, откровенно визжал, как самый обычный Визгунчик. Даже соседский Усач не выдержал и залаял.

«Ну, уж теперь-то бабушка выйдет», - подумал Бертик. Но бабушка стирала белье, у нее гудела стиральная машина, и она ничего не слышала.

Враги чувствовали себя в безопасности. Они влезали на забор, взбирались на калитку и пытались разузнать, что происходит дома и в саду.

- Я - разведчик, - объявил Карел. - Я перелезу через забор и посмотрю, что делается у врага.

Он сунул Пепе в руку свою крышку и спрыгнул с забора. Упал на колено и ободрал его. Не будь здесь мальчишек, наверное, Карел бы расплакался, а так он только сморщился и заковылял вокруг дома, чтобы посмотреть, что делается за углом.

- Ты что хромаешь, ты ранен? - закричал Мститель.

- Я не хромаю, - крикнул Карел, - это индейский шаг.

- Тихо! - напомнил им Пепа. - Что вы орете, когда кругом одни враги!

Карел исчез из поля зрения войска, он завернул за угол дома и пропал. Зайти в дом не отважился. Он подумал, что сначала обойдет дом снаружи, а потом решит, что и как. За углом Карел едва не столкнулся с бабушкой. Она несла в сад корзину с бельем.

- Как по заказу! - сказала бабушка. - Будь так добр, помоги мне донести корзину.

Карел помог бабушке, и когда они поставили корзину под веревками, где уже сушилось белье, бабушка внимательнее посмотрела на своего помощника и воскликнула:

- Господи, так это не Бертик?!

- Я... нет, - ответил разведчик.

Бабушка наклонилась к нему, хорошенько оглядела и заметила разбитое колено.

- Где же это мы так? - спросила она.

- Это я... коленом... наткнулся, - ответил разведчик.

- Иди со мной, - приказала бабушка и отвела его в ванную. Там она обмыла ему разбитое колено и залепила его пластырем.

- Ты что, с Бертиком играешь? - спросила бабушка. Карел кивнул.

- А где Бертик? - все допытывалась бабушка.

- А он... он, наверное, уже пошел... - сказал Карел.

- Куда пошел?

- Наверное, на улицу.

Бабушку это не удовлетворило, и она пошла к калитке искать Бертика. Она открыла калитку, и Карел проскользнул на улицу обратно к своему войску.

- Бертик! - позвала бабушка.

- Его здесь нет! - ответил Мститель. - Я бы тоже с ним с удовольствием поговорил.

- Я не знаю, где он, - сказала бабушка, - и у меня нет времени вам его искать. Ищите сами!

- Само собой, бабушка, - ответил Мститель.

- Но-но! - сказала бабушка, которой эта фраза показалась не слишком вежливой. Поэтому она добавила: - Идите-ка вы лучше играть куда-нибудь в другое место. Как только соберется вместе много мальчишек, жди беды!

И она пошла вешать белье.


Разведчица


Бертик все слышал и видел через оконце в подвале. Он радовался. Вот так бабушка! Да она лучше, чем десять солдат!

- На твоем месте, Бертик, я бы пока еще не радовался! - сказал Робин. А Робин всегда был прав.

С улицы до них доносились голоса вражеской армии.

- Ну ты и разведчик! - смеялся Мститель над Карелом.

- Ребята, смотрите на него! Он туда отправляется, как на прогулку, а возвращается с пластырем на колене!

- А если бабушка... - пытался слабо защищаться Карел.

- Мы воюем не с бабушкой, - строго напомнил ему Мститель.

Армия начала ссориться. Карел испугался, что Мститель его поколотит, и даже крышка от кастрюли его тогда не спасет,

- Смотрите-ка, Гелена! - закричал вдруг Карел.

Большей удачи и быть не могло. Войско и Мститель обернулись. По тротуару вышагивала Геленка в зеленом шерстяном платье.

- Разведчица! - взвизгнул Карел.

- А ты откуда знаешь? - грозно спросил Мститель.

- Это ясно! - уверенно вскричал Карел. - Она дружит с Бертиком.

- Схватить! - приказал Пепа.

Два мальчика подбежали к удивленной Геленке, схватили ее за руки и подвели к Пепе.

- Вы только взгляните! - кричал Карел. - У нее платье, как солдатская форма!

- Где Бертик? - напустился на нее Пепа.

- Вы что, мальчишки, с ума сошли? - удивилась Геленка.

- Мы тебя проучим! - заявил Пепа. - Держите ее, это наша пленница! Опасная разведчица!

Армии это понравилось.

- Где Бертик? - снова начал допрашивать Пепа.

- Откуда я знаю, - сказала Геленка. - Я с вами не играю. В ваши противные мальчишечьи игры.

- А мы с тобой и не играем, - разъяснял ей Пепа, - ты пленница, и мы тебя не выпустим.

- Мне все равно, - сказала Геленка, - потому что вы... вы никакие не солдаты, а я не пленница.

- Как это? - разозлился Пепа. - Мы как раз армия, а ты пленница, если хочешь знать. Мы будем держать тебя в плену хоть целый месяц.

- Хм, - хмыкнула Геленка, - а как же школа завтра?

- Девчонки вечно все испортят, - установил Пепа. - Лучше замолчи со своей школой!

- А почему? - невинно спросила Геленка.


Анечка из первого «А» и другие

- Потому что ты пленница, разведчица и враг, - сказал Пепа. - И если я захочу, то буду держать тебя в плену целый год.

- А кормить меня ты будешь? - спросила Геленка.

- Уведите ее! - сказал Пепа. - Уведите ее вон туда за дерево и стерегите. Ее дни сочтены!

- Не тебе их считать, - ответила Геленка и спокойно позволила себя увести.


Груши


- Что будем делать? - испугался в подвале Бертик. - Бин, мы ведь не оставим Геленку в плену?!

Робин задумался.

- Наверное, можно заплатить выкуп, - предложил он.

- Какой выкуп?

Робин прошелся по подвалу, а потом ткнул пальцем перед собой:

- Груши.

Была осень, и у бабушки в десяти ящичках были разложены груши.

Бертик взял одну:

- Этого хватит?

Робин поднял ящичек, полный груш.

- Бин, это нельзя. Бабушка узнает, что у нее не хватает одного ящичка.

Робин поставил ящичек с грушами и вернулся к оконцу, Бертик за ним. Войско опять ссорилось.

- Разведчицу нужно связать, - заявил Мститель.

Карел был против этого, а Пепа колебался.

- Смотрите, - потряс Мститель ремешком, - он крепкий, на нем можно машину тянуть.

Бертик оттащил Робина от окна.

- Бин! - сказал он. - Нельзя, чтобы они ее связали. Я возьму ящичек с грушами.

- Только сразу груши не показывай, - поучал его Робин. - И не забудь взять белый платок!

Бертик поставил за кустом ящичек с грушами, вытащил из кармана белый платок и, размахивая платком, подошел к забору.

- Хочешь вести переговоры?

- У вас есть пленник, - сказал Бертик, - выпустите его на свободу, тогда кое-что получите.

- Сначала получим, а потом выпустим, - подошел к забору Карел.

- А что мы получим? - допытывался Мститель.

- Каждый из вас получит по груше!

- Го-го-го, - засмеялся Пепа.

- Хи-хи-хи, - смеялся Мститель.

- Ха-ха-ха, - смеялся Карел, а за ним и вся армия.

- Тогда по две, - сказал Бертик.

- Только хороший ящичек груш. И полный, ясно? - заявил Мститель. - Если вы его не принесете, мы свяжем пленника и утащим в дремучий лес.

Бертик отошел за куст и вернулся с полным ящичком груш. Он не мог надивиться, как это Робин знал все наперед!

Груши были переправлены на улицу, а Геленка с улицы в сад.

Вскоре все собрались в подвале у оконца: Геленка и Бертик с Робином.

На улице было тихо. Войско, усевшись возле соседнего забора, уплетало груши.

- Жалко груш для них! - пожалела Геленка.

Похоже, что и Бертику было жаль груш.

- Друг стоит дороже, чем ящичек груш, - прошептал ему Робин. - И потом, ты ведь знаешь сказку про рыбака и рыбку.

Бертик обернулся к Робину, но тот сидел с таким таинственным видом, что Бертик не решился спросить, к чему он это сказал.


Удлиненное время


Армия слопала груши и отправилась в новый поход вокруг забора. И опять началось: «тра-та-та», и «бум», и «бух». Время от времени кто-нибудь из врагов орал:

- Эй ты, вылезай!

Визгунчик выл, а Усач лаял.

Пепа и Мститель влезли на забор и делали вид, что вот-вот спрыгнут в сад. Они чувствовали, что Бертик со своим войском откуда-то наблюдает за ними, только не могли понять откуда. И не знали, велико ли его войско. Выкриками и фигурянием на заборе они хотели устрашить врага. Пепа несколько раз хватал с земли камни и кидал их в сад с криком:

- Начинаем обстрел крепости!

А в подвале у оконца топтался Бертик. Наконец ему это надоело, и он спросил Робина:

- Послушай, а нельзя немножко сократить время?

- Ни в коем случае! - ответил Робин. - Вот всегда так получается. Сократишь его с одной стороны - приходится удлинить с другой.

- Бесятся там, как черти! - злился Бертик. - И никак не перестанут!

- Я знаю, как нам от них избавиться, - прошептал Робин.

- Как? - нетерпеливо повернулся к нему Бертик.

- Не драться же нам с ними, - шепотом размышлял Робин.

- Ни в коем случае, - быстро согласился Бертик.

- В старые времена, - вспоминал Робин, - жил рыцарь, который не хотел, чтобы его войска вступали в битву, и сражался единолично. Делается это так: от каждого войска выходит по одному рыцарю, и они борются. И побеждает то войско, чей рыцарь выиграет битву. А войска совсем в бой не вступают, только эти два рыцаря.

- Ну, хорошо, - согласился Бертик. - А где нам взять такого рыцаря?

- Ты сам должен вступить в бой, потому что ты командир, - объявил Робин. - А со стороны врага выступит Пепа, потому что он тоже командир.

- Я?! - ужаснулся Бертик. - Я должен драться с Пепой?!

- А кто еще?

- Спасибо большое. А если Пепа победит?

- Если Пепа победит, тогда мы проиграли.

- Никуда я не пойду! - объявил Бертик. - Это все из-за того, - сердился он сам на себя, - что я укорачивал и удлинял время.

Он выглянул в оконце. Вражеское войско совсем обезумело. Мститель бросал через забор комья засохшей грязи. Пепа колотил в калитку крышкой от кастрюли.

- Я пошел, - сказал Бертик. - Я уже больше не могу смотреть на все это. Я иду биться с Пепой.

Сердце у него колотилось прямо где-то в горле. Биться с Пепой! Да ему никогда его не победить!.. Пепа гораздо сильнее его. Он хоть и неуклюжий, но сильный. На лестнице Бертик повернулся к Геленке.

- Ты идешь драться с Пепой? - удивленно смотрела на него девочка.

- Болей за меня! - сказал он.

Геленка улыбнулась и подняла сжатый кулак. Бертик был благодарен ей за это.

Зато Робин на прощание только кивнул головой и снова отвернулся к оконцу.

Пока Бертик поднимался по ступенькам и шел по коридору, его одолевали нехорошие мысли о Робине. «И это называется друг! Я хотел товарища, который бы мне помогал. А Робин посылает меня драться. Что он, ничего другого не мог придумать?!»

Бертик остановился возле скамейки в коридоре.

«Делу не повредит, если я перед боем немного отдохну», - подумал он.

Бертик уселся на скамью, на душе у него было тяжело и не было ни малейшей охоты драться. Но что поделаешь?!

Он встал и, еле передвигая ноги, вышел в сад. Из-за угла дома он осторожно выглянул и посмотрел на калитку.

Тишина. Враги не кричали, не стреляли, не стучали крышкой от кастрюли, не кидали камней и комьев грязи. Все еще не веря. Бертик шаг за шагом приближался к калитке. Визгунчик не визжал, а Усач не лаял.

Тишина. Враг исчез! Бертик побежал в подвал.

- Они ушли! - закричал он. - Их нет.

- И все равно ты герой! - сказала Геленка, с восхищением глядя на него.

Бертик был доволен, что не показал виду, как ему было страшно.

- Куда же они ушли? - удивился он.

Робин пожал плечами.

- Смелость города берет, - сказала Геленка.

Потом все пошли играть в сад, и время пронеслось незаметно. Бертик бы и рад был его удлинить, да теперь уже не отважился. А вдруг ему опять его когда-нибудь не хватит!


Ужин


- Посмотри, какой у нас умелый сын! - сказал папа маме перед ужином. - Сам починил эту открытку с часами из подвала.

Бертик что-то пробурчал.

- А какой скромный! - сказал папа. - Мне кажется, что можно снова давать ему карманные деньги.

Карманных денег Бертик не получал уже четырнадцать дней. С тех пор, как ухитрился разбить мячом окно в кухне.

- Дай ему карманные деньги, - уговаривала мама. - Я встретила учительницу, она его опять хвалит.

- И я должна Бертика похвалить, - вмешалась бабушка. - Вы только подумайте, сегодня перед нашим домом собрались какие-то хулиганы. Я сначала решила, что Бертик с ними играет. Но нет! Он с такими хулиганами не водится! Правда, Бертик?

- Это же было войско! - буркнул Бертик.

Но взрослые его не слушали. Взрослые вообще редко слушают маленьких мальчиков. Но сейчас Бертик не придавал этому значения. Он получит карманные деньги!

- Соседка тоже что-то говорила про хулиганов, - заметил папа. - Я рад, что Бертика среди них не было.

- Бебик, Бебик! - кричала Штепанка. Она приветствовала его криком.

Бертик глотал картофельное пюре и размышлял. Нужно было признать, что сегодняшний день прошел очень хорошо. После обеда ему, правда, пришлось натерпеться страху. Но какой герой никогда не знал страху?!


Как ходят в облаках


И снова наступила ночь. Бертик притворялся, что спит. Из-под прикрытых век он смотрел на белое покрывало, освещенное месяцем. Покрывало было похоже на заснеженный луг, и от этой белизны у Бертика болели глаза. Он на минуту закрыл их. Когда он снова открыл их, по белому покрывалу двигалась тень. Робин уходил.

Он осторожно вылез из постели и в одной пижаме на цыпочках подошел к окну. Тихонько открыл его, и по комнате разнесся аромат осеннего сада. Робин выпрыгнул в сад, и его клетчатая пижама замелькала среди деревьев. Эту пижаму Бертик хорошо знал. Ведь он сам дал ее Робину. Черные и белые клетки были видны издалека. Но Робин ушел уже довольно далеко, и если не торопиться, то он совсем исчезнет с глаз.

Бертик вскочил с кровати, вылез в окно и как был, тоже в одной пижаме, побежал за Робином. Он еще успел удивиться, что не чувствует холода. «Наверное, к утру выпадет иней», - подумал он.

Робин уже взбирался на старую яблоню. С нижних ветвей он поднимался все выше и выше. Бертик за ним.

Робин добрался до самой верхней ветки и посмотрел на небо. По небу плыли облака, то закрывая, то вновь открывая звезды. Иногда облако закрывало месяц, и тогда все погружалось во тьму. Среди этого множества облаков Робин искал свое. И вдруг на звездном небе появилось облако, точно сотканное из серебряных кружев. Оно медленно проплывало над землей.

Робин поднял ногу и начал ступать по воздуху все выше и выше, как будто поднимался по лестнице. Бертик поспешил за ним. Он тоже шел по воздуху и удивлялся: «Кто бы мог подумать, что в воздухе так много стеклянных веток!» Едва эта мысль пришла Бертику в голову, как у него закружилась голова. «А что, если одна из этих веток обломится?! Упасть с такой высоты!»

В этот момент Робин остановился и оглянулся.

- Не отсылай меня обратно! - умолял Бертик. - Я очень хочу увидеть твое облако!

- Сейчас я уже не смогу этого сделать, мы ближе к облаку, чем к земле.


Анечка из первого «А» и другие

- Только я боюсь, - вздохнул Бертик, - что подо мной подломится какая-нибудь из этих стеклянных веток.

- Не бойся, - успокоил его Робин. - Ты теперь такой же легкий, как твои сны.

Бертику сразу стало легче. Робин - настоящий друг. А раз друг так говорит, значит, это правда.

Еще какое-то время они шли по воздуху, и Бертику казалось, что стеклянные ветки, качаясь от ветра, тихонько позванивают. Иногда это было похоже на музыку с играющей открытки, а иногда на позвякивание украшений на новогодней елке. А звезды висели на темно-синем стволе ночи, словно здесь всегда был новогодний праздник. Чем выше поднимались Бертик с Робином, тем больше становилось серебряное облако.

- А я не прорву твое облако? - вдруг вспомнил Бертик вчерашние слова Робина.

- Не бойся, - повторил Робин. - Ты сейчас легкий, как твой сон.


Облако


Облако расстилалось перед ними, точно большой серебряный остров.

- Пойдем, - Робин подал Бертику руку. - Мы должны преодолеть ветер, который носится вокруг серебряного облака. А то он может отнести нас куда-нибудь в сторону.

Робин и Бертик одновременно подпрыгнули, взлетели и, как пушинки, опустились на серебряное облако.

- Вот красота! - вырвалось у Бертика.

На облаке все было почти так, как где-нибудь на земле. Здесь росли деревья, цветы, стояли автомобили и мотоциклы и еще были целые груды всякой всячины. Бертик не мог понять с первого взгляда, что же это такое, потому что все кругом так и сверкало, так и блестело! Вот почему от облака исходило серебряное сияние.

- Почему здесь все так блестит и сверкает? - спросил Бертик.

- Каждое желание сверкает, пока не исполнится.

- Смотри, а вон там ходят люди, и они тоже блестящие! - показал Бертик.

- И они тоже неисполненные желания, чьи-то несбывшиеся мечты. Потому-то они и сияют, точно серебряные.

В это время начал таять в воздухе автомобиль, который стоял рядом с Бертиком. Исчезали цветы, расплывались и таяли в воздухе другие вещи. Все они потом появлялись на земле в снах людей, которые о них мечтали.

- Это та часть облака, где находятся желания взрослых, - сказал Робин. - Здесь все почти так же, как на земле. Взрослые всегда хотят того, что есть у их соседей. В долине детских желаний куда интереснее!

- Пойдем туда! - попросил Бертик.

Ему стало не по себе среди всех этих блестящих вещей и нетерпеливых фигур, прохаживающихся под деревьями, на которых висели огромные яблоки и такие же огромные груши.

- Нужно только перейти этот ручей, - сказал Робин.

Через ручей был перекинут мостик, и когда мальчики шли по нему, Бертик увидал, что в воде плавают большие-большие рыбы - мечта всех рыболовов на земле.

Тут вдруг зазвонил колокол, и серебряное облако заколыхалось.

- Мы должны спускаться на землю, - сказал Робин. - Колокол предупреждает, что скоро взойдет солнце.

Бертику было очень жалко, что он не побывал в долине детских желаний. Но делать было нечего. Робин торопился. Мальчики перескочили через ветер и по стеклянным веткам спустились на яблоню. Внизу на земле было туманно и пасмурно. Яблоня и дом были окутаны туманом, так что Робину пришлось показывать Бертику дорогу.

- Какой холод, я весь дрожу! - пожаловался Бертик.

- Теперь ты знаешь, почему я делаю зарядку по утрам, - сказал Робин. - В следующий раз лучше оставайся дома, а то еще простудишься.

Через окно они влезли в комнату, и тут Бертик увидел, что на его кровати кто-то лежит. Сначала он думал, что в комнате кто-то чужой, но, приглядевшись увидел, что это он сам спит в своей кровати. Бертик очень удивился.

- Раз, два, три! - сосчитал Робин.

Бертик закрыл глаза, а вся комната вдруг наполнилась дневным светом.

- Раз, два, три! - снова сосчитал Робин.

Бертик открыл глаза и повернул голову к Робину.

- Ну, хватит, сказал Робин, - пора вставать!

- Как тут холодно, - зевнул Бертик.

- Я открыл окно, - пояснил Робин. - С открытым окном лучше дышится. Вставай, давай делать зарядку!

Бертик спустил ноги с кровати. Туман на улице рассеялся, солнце освещало старую яблоню, но в комнате было холодно. Бертик соскочил с кровати и начал прыгать возле Робина.


Подарок


По дороге в школу Бертик с Робином встретили Пепу.

- Эй вы там! Не думайте, что вчерашнюю войну вы выиграли, - вместо приветствия заявил Пепа. - В следующий раз мы к вашим грушам и не притронимся.

- Я хотел вам каждому дать по груше, - ответил Бертик, - только вы хотели не грушу, а груши, и сразу целый ящичек.

- В следующий раз мы перелезем через забор и покажем вам! -пообещал Пепа.

- А бабушка вас выгонит, - ответил Бертик.

- А мы бабушки не испугаемся. Если хочешь знать, мы никого и ничего не боимся. Даже бабушки, - похвалился Пепа.

- Ага, вы только груш боитесь, - ответил Бертик.

В классе, едва Бертик уселся на свое место, Геленка, сидевшая напротив в соседнем ряду, наклонилась к нему и таинственно прошептала:

- У меня для тебя кое-что есть.

Бертику ужасно хотелось знать, что это, но Геленка обещала показать только после уроков.

После уроков Геленка шла с Бертиком и Робином.

- Так покажи, что ты мне принесла, - попросил Бертик.

- Подожди, еще немного пройдем, чтобы никто не подглядывал, - отвечала Геленка.

А когда они уже достаточно отошли, в отдаленной улочке Геленка вынула из портфеля что-то завернутое в бумажку.

- Подумаешь, какие тайны! - ворчал Бертик, развертывая бумажку.

- Что это? - спросил он, когда развернул бумагу.

- Да ведь это же медаль! - сказала Геленка. - За храбрость. Ты можешь ее носить, когда захочешь, потому что ты храбрее, чем Пепа.

- Спасибо, - нерешительно ответил Бертик. - Большое спасибо, - добавил он.

Это была красивая медаль, она блестела, как золотая, и на ней было написано: «Победителю в велосипедном заезде».

- Но я же не ехал на велосипеде, - сказал Бертик.

- Это неважно, - ответила Геленка. - Это понарошку, как будто военная медаль. Вчера ведь тоже понарошку воевали.

- Все, что понарошку, лучше, чем на самом деле, - отозвался Робин. - Если кто-нибудь стреляет понарошку, то никого не убьет. И вообще, мне больше нравится все, что понарошку.

В медали была дырочка, а через нее продернута желто-голубая ленточка, и на конце ленточки была булавка, чтобы медаль прикалывать. Бертик с гордостью приколол медаль.

- А знаешь, - сказала Геленка, - я буду как будто на телевидении, и мы будем играть, как будто я тебя спрашиваю, за что ты получил медаль, и всякое такое...

- А ты понарошку будешь радоваться, что ты как будто получил подарок, - сказал Робин.

- Ой! - вспомнил вдруг Бертик. - А ведь мне и на самом деле подарок нужен!

- А для кого подарок? - спросила Геленка.

- Для Штепанки. У нее сегодня праздник.

- Такая маленькая и уже праздник? - удивилась Геленка.

- Ты не знаешь, что ей можно подарить?

Геленка не знала. Робин тоже не знал. Они молчали, задумавшись, всю долгую дорогу от школы к новому району.

- Придумала! - выпалила Геленка. - Купи Штепанке зонтик! Это очень красивый подарок!

- Да ну тебя! Штепанка еще ходить учится. Зачем ей зонтик?

- Это сейчас она маленькая, а потом вырастет, - ответила Геленка. - А пока она могла бы этот зонтик одолжить мне.

- Никакой это не подарок, - сказал Бертик.

И снова они шли молча и думали.

- Слушай, - снова заговорила Геленка, - а денег у тебя много?

Бертик показал ей пять крон, которые вчера дал ему папа. Ребята как раз проходили мимо кондитерской, и Геленка остановилась. Она ткнула указательным пальцем в витрину.

- Купи ей вот эти конфеты. Мне такие тетя привозила, очень вкусные!

Шоколадные конфеты лежали в стеклянной вазочке, и казалось, что даже здесь, на улице, вкусно пахнет.

Бертик заколебался. Штепанка сосет палец. Конфету сосать приятнее, чем палец. Это правда. А что тогда у него останется от карманных денег?

Геленке надоело ждать. Она нажала ручку двери и, уже стоя одной ногой в магазине, крикнула:

- Ну, входи же!

Делать было нечего, и не успел он опомниться, как уже стоял на улице с пакетиком шоколадных конфет.

- Смотри, чтобы конфеты не растаяли, - поучала его Геленка. - И покажи мне, сколько штук тебе дали.

Бертик открыл пакетик, и Геленка заглянула в него.

- Лишних не дали. Лишних никогда не дадут, - заключила она. И снова они шли молча. Робин, тот вообще никогда много не разговаривал. Бертик думал, что бабушка скажет про его подарок. Геленка размышляла об очень важных вещах и наконец сказала:

- А я один раз съела испорченную шоколадную конфету.

Ну да? - изумился Бертик. - Испорченная конфета! А как ты это узнала?

- Я не узнала. Я тогда была еще маленькая, а маленькие дети в этом не разбираются. Съедят конфету, и им станет плохо.

- Эти конфеты хорошие, - убежденно сказал Бертик.

- А ты откуда знаешь? - наседала на него Геленка.

- Это и так видно! - ответил Бертик.

- Хорошие конфеты или испорченные, этого не увидишь.

- А вот и увидишь!

- А вот и не увидишь!

- Понюхай, - сказал Бертик, - понюхай, как они пахнут, это хорошие конфеты.

- Конфеты всегда хорошо пахнут, - заявила Геленка. - Только я испорченных конфет не ем! Я уже не маленькая и испорченную конфету сразу узнаю.

Бертик заколебался. Он вытащил из пакетика конфету и сунул ее в рот.

- Здорово! - причмокнул он. - Это очень хорошие конфеты.

- Покажи, какую ты взял? - поинтересовалась Геленка.

Бертик высунул язык с прилепленной конфетой. Язык у него был такой же темно-коричневый, как конфета.

- А вот с белыми крапинками? - спросила Геленка.

Они поискали в пакетике конфеты с белыми крапинками. Такую конфету попробовала Геленка. Конфету с зеленой верхушкой попробовал Бертик.

- Все конфеты очень вкусные! - сказал он.

- А мы еще не пробовали вот эту, в золотой бумажке, - заявила Геленка. И попробовала конфету в золотой бумажке.

- Ой-ей-ей, а ведь конфет-то осталось совсем мало? - вздохнул Бертик. В глубине души он был рад, что Робин ничего не ест, даже конфет.

- Ничего, там еще остались, - утешала его Геленка. - Все равно. Штепанка маленькая, ей нельзя есть столько шоколада, сколько нам. Ты радуйся, что мы эти конфеты попробовали. Зато теперь знаем, что они хорошие.

- Это правда, - согласился Бертик.

Они пошли дальше, и почти у самого дома Геленка вспомнила:

- Мы еще не попробовали конфету с орешком наверху!

Геленка попробовала конфету с орешком. Бертик попробовал конфету с апельсиновой корочкой. Они пробовали и пробовали, пока в пакетике почти ничего не осталось.

- Не могу же я подарить Штепанке две конфеты?! - сказал Бертик.

- Конечно, - охотно согласилась Геленка.

Бертик надул пустой пакетик и ударил по нему кулаком. Будто из пушки выстрелили! Это была последняя радость, которую ему принес пакетик с конфетами. Потом он опечалился.

- Не расстраивайся, - утешала его Геленка, - зато мы знаем, что конфеты были неиспорченные.

Но теперь у меня нет подарка для Штепанки, - страдал Бертик.

- А ты можешь сделать ей подарок понарошку, - сказал Робин. - Ты сделаешь подарок понарошку, а бабушка тебя понарошку похвалит.


Бабушка расспрашивает


Обедает Бертик с бабушкой. Папа с мамой в это время еще на работе, а Штепанка спит в своей кроватке. Она успевает пообедать еще до того, как Бертик придет из школы. Поэтому Бертик с бабушкой могут спокойно поговорить за обедом. Только у бабушки есть плохая привычка все время расспрашивать.

- В школе у тебя все в порядке? - спросит бабушка.

Бертик кивнет и помешает ложкой горячий суп.

- Учительница тебе замечаний не делала?

Бертик отрицательно покачает головой и зачерпнет полную ложку супа.

- И никаких плохих отметок? - продолжает бабушка.

Бертик проглотит ложку супа и опять головой покачает.

Потом бабушка рассказывает, что случилось дома: что Штепанка ела или какое слово научилась говорить и о чем бабушке рассказывал почтальон. А сегодня бабушка вдруг сказала:

- Наша кошка ужасная бродяга!

Бертик удивился. Фанинка раньше никогда не бродяжничала.

- Она не пришла вчера вечером и сегодня даже не показывалась, - сказала бабушка.

Бертик ломал голову, куда это могла подеваться Фанинка, и вылавливал из супа лапшу. Он был доволен, что бабушка не говорит о Штепанке и ее празднике.

Но бабушка ничего не забыла. Она питает слабость к праздникам и дням рождения и ни одного праздника не пропустит. Она любит праздничное настроение. И когда Бертик меньше всего этого ожидал, она сказала:

- Вечером у нас будет праздник. Ты не забыл про Штепанку?

- Не забыл, - ответил Бертик.

Если бы бабушка знала, что случилось со Штепанкиным подарком!

- Интересно, что же ты подаришь Штепанке?

Бертику тоже хотелось бы это знать, только бабушке он этого не скажет.

Бабушка внимательно поглядела на Бертика и вдруг ни с того ни с сего его спросила:

- А у тебя и вправду есть для нее подарок?

- Есть, - поспешно ответил Бертик, чтобы бабушка наконец перестала на него смотреть. Едва он это сказал, как испугался собственной лжи.

Сразу после обеда Бертик поспешил в свою комнату. Робин сидел на стуле возле окна, упираясь локтями в колени, опустив подбородок на руки.

- Бин! - начал Бертик. - Я сказал бабушке, что у меня есть подарок для Штепанки. А у меня его нет.

- Я это знаю, - сказал Робин и даже головы не поднял. - Если у тебя чего-то нет, не следует говорить, что оно есть.

- Ну да! А если кто-то что-то сказал, то незачем ему напоминать, что он не должен был говорить, раз он уже сказал! - рассердился Бертик.

- А может, у тебя есть подарок для Штепанки, только ты сам об этом не знаешь? - сказал Робин.

- Сам не знаю?

Робин повернулся к столу и начал рыться в кучке каштанов.

- Мы сделаем из них зверюшек и куколок, - предложил Робин.

Ну, что-что, а зверюшек и человечков из каштанов и спичек Бертик делать умеет! Только вот во что их превратит Штепанка? И что на это скажет бабушка?


Вечер и ночь


После праздничного вечера Бертик вернулся в свою комнатку в плохом настроении.

- Вот, - сказал он Робину, - я делаю из каштанов зверюшек, а Штепанка по ним бац, бац кулаком, и зверюшкам конец. А потом еще хотела каштан съесть. Этой девчонке только бы есть! Дай ей волю, так она свою перину съест, или стол, или бабушку, или...

- Или конфеты, - прервал его Робин.

Бертик покраснел и больше ни слова не сказал о Штепанке.

Был вечер, близилась ночь. Самое время ложиться спать. Мальчики улеглись, и Бертик погасил свет. Некоторое время было темно, а потом в темноте засияло белое, как заснеженный луг, покрывало. Месяц светил так ярко, что Бертик закрыл глаза. Когда он их снова открыл, по белому покрывалу скользила тень. Робин уходил. Он осторожно вылез из постели и в одной пижаме на цыпочках пошел к окну. Тихонько открыл его, и в комнату ворвался аромат осеннего сада. Робин влез на стол и хотел выпрыгнуть из окна в сад.

Бертик кинулся за ним, но запутался в покрывале.

- Бин! - закричал он. - Подожди меня!

Робин стоял уже на подоконнике. Он повернулся к Бертику и приложил палец к губам.

- Знаю, знаю, что не надо шуметь, - бормотал Бертик, пытаясь освободиться от покрывала. Когда ему это удалось, он тоже полез на подоконник.

Клетчатая пижама Робина уже исчезала среди деревьев. Бертик кинулся за ним по опавшей листве, и листва даже не зашуршала. Стояла необычная тишина.

- Почему так тихо? - спросил Бертик у Робина, когда они уже лезли выше и выше по ветвям старой яблони.

- Сегодня должно исполниться желание твоей мамы, - прошептал Робин. - Она много ночей не могла уснуть и очень хотела, чтобы наконец наступила такая ночь, когда не будет слышно ни шума ветра, ни Визгунчика, вообще ничего.

- Так это из-за мамы сегодня такая тишина? - удивился Бертик.

Робин влез на верхнюю ветку яблони и огляделся. По небу плыли облака, закрывая собой звезды, но стоило им проплыть, как звезды сияли снова. И вдруг появилось облако словно из сплошного кружева.

Робин поднял ногу и начал ступать по воздуху, как будто поднимался вверх по лестнице. Бертик поспешил за ним. В воздухе было множество прозрачных стеклянных веток. Сегодня они не позванивали и не позвякивали. И здесь господствовала тишина.

Облако расстилалось перед ними, будто большой серебряный остров.

- Дай мне руку, - прошептал Робин. - Мы должны преодолеть ветер, который носится вокруг серебряного облака. А то он может отнести нас куда-нибудь в сторону.

Робин и Бертик одновременно подпрыгнули и полетели, полетели...

- Ой! - воскликнул Робин, когда они оказались на облаке. - Мы слишком высоко подпрыгнули или ветер сегодня сильнее, только пристали мы не там, где мне хотелось.

- А разве мы не на серебряном облаке? - огляделся кругом Бертик.

- Мы на нем, только совсем на другом конце, - сказал Робин.

Они, действительно, очутились в каком-то странном месте. Здесь все было почти так же, как у них в саду. Здесь была даже огромная старая яблоня. И деревья, и трава, животные и птицы - все сияло и искрилось.

- Смотри-ка. Визгунчик! - показал Бертик Робину на песика, который резвился в траве.


Анечка из первого «А» и другие

- Это не Визгунчик, - сказал Робин. - Это его желание. Он хочет иметь друга, такого же, как он сам. Если бы он мог играть с таким песиком, то перестал бы скулить.

- А его желание исполнится? - спросил Бертик.

- Кто знает...

- Вот было бы здорово, если бы его желание исполнилось. Ему, наверное, скучно все время бегать за забором одному.

- Да, это было бы здорово! - согласился Робин и показал на дерево. На его ветвях сидели канарейки и попугайчики. - Таких канареек и попугайчиков хотят себе в друзья те птицы, которые на земле сидят одни в своих клетках, - объяснял Робин.

- Это так плохо - быть одиноким, - вдруг раздался возле Бертика басовитый голос.

Бертик оглянулся и увидел рядом большую овчарку, которая глядела на него мудрыми глазами.

- Здесь кто-то что-то сказал, - сообщил Бертик Робину.

- Это я, с вашего позволения, - сказал пес.

- Извините, - обратился к нему Бертик, - но я никогда еще не встречал говорящих собак.

- Меня это не удивляет, - ответил пес, - но, как видите, на земле есть собаки, которые хотят разговаривать. Иначе бы вы меня здесь не встретили.

- А некоторым собакам хотелось бы даже водить машину. Ты, Бертик, еще не видел собаку за рулем?

- Я видел, но та собака просто сидела в машине.

В это время мимо них проехал маленький красивый автомобильчик. За рулем сидела белая собачонка с длинной шерстью.

- Ну и ну! - покачал головой Бертик.

- Здесь, в этой части серебряного облака, ты встретишься с желаниями животных и птиц, - объяснял Робин.

- Если хотите, я буду вашим гидом, - сказал говорящий пес.

Бертик взглянул на Робина - как он отнесется к этой прогулке?

- Почему бы и нет?! - решил Робин. - Я сегодня хотел попасть к желаниям детей, но раз уж так получилось, пройдемся здесь.

Пес радостно завилял хвостом и повел их мимо кошачьих мисок, до краев наполненных душистым молоком, мимо кучи зерна и семечек для птиц. Возле дороги лежали кое-как набросанные перины.

- А это что значит? - показал Бертик на перины и вспомнил про свою постель.

- Некоторым кошкам и собакам хотелось бы спать, как людям, но такое желание редко сбывается, - сказал пес.

- Как хорошо ты говоришь! - похвалил его Бертик. - А ты случайно не знаешь, не хочет ли поговорить наша кошка? Ее зовут Фанинка.

- Фанинка? - переспросил пес. - У нее, если не ошибаюсь, сейчас одно-единственное желание - попасть домой.

- Почему же она не идет домой?

- Потому что заперта в сарае за вокзалом, - ответил пес.

Едва он это сказал, зазвонил колокол и все серебряное облако заколыхалось.

- Мы должны вернуться на землю, - заторопился Робин, - колокол предупреждает, что скоро взойдет солнце.

Бертику хотелось еще поговорить о Фанинке, но Робин схватил его за руку.

Они подпрыгнули и благополучно преодолели ветер.


Фанинка


Бертик лежал с закрытыми глазами под покрывалом, а Робин делал зарядку.

- Еще минутку, еще совсем маленькую минуточку, - уговаривал себя Бертик, - а потом я встану.

Он вспоминал все, что произошло на серебряном облаке, овчарку, говорящую человеческим голосом, и вдруг вспомнил, что с Фанинкой случилась беда. Он тотчас открыл глаза и вскочил с кровати.

- Бин! - крикнул он. - Фанинка заперта в сарае у вокзала!

- Я знаю, - ответил Робин, делая приседания.

- Мы должны ее освободить! - заявил Бертик, надевая тапочки.

- Поторапливайся, - сказал Робин, - мы выпустим ее на свободу еще до школы.

Бертик помчался в ванную мыться, потом оделся и позавтракал. Он так быстро со всем управился, что бабушка только диву давалась.

Старый сарай у вокзала Бертик знал очень хорошо. Он стоял возле заброшенных путей, по которым поезда уже давно не ходили. Бертик иногда играл здесь с ребятами в поезд. Они бегали по заржавленным рельсам, пыхтели, как паровозы, а Геленка была дежурным по станции и кричала:

- Поскорее занимайте свои места! Отправляемся!

Такие игры кончались неожиданно быстро. Стоило сторожу угольного склада увидеть, что дети бегают возле угольного хранилища и штабелей дров, он появлялся на другой стороне сложенных досок и кричал:

- Чтоб я вас здесь не видел! Это не игровая площадка!

И, опираясь на палку, решительно направлялся к сараю. Бегать за детьми он не мог, потому что у него была больная нога, но всегда делал вид, что вот-вот побежит. Ребята, ясное дело, всегда от него убегали.

- У тебя еще есть время, - напомнила Бертику бабушка.

- Мне нужно еще успеть кое-что сделать, - сказал Бертик, - чтобы не опоздать в школу.

- Вот это мне нравится, - похвалила его бабушка, - я тоже никогда не опаздывала в школу. - И добавила: - А зубы ты почистил?

Но Бертик был уже у калитки. Робин ждал его на улице.

- Мы можем бежать индейским шагом, - предложил Бертик, - сначала двадцать шагов бежишь, а потом двадцать шагов идешь, а потом снова двадцать шагов бежишь, а потом снова идешь, а потом...

- А может, лучше десять бежать, а десять идти? - прервал его Робин.

- Я не знаю, - признался Бертик.

Тогда они решили пятнадцать шагов бежать, а пятнадцать идти. И весь путь показался им коротким, словно они были молодые индейцы, несущие донесение своему вождю. Когда они миновали вокзал, Бертик начал искать глазами сторожа угольного склада. Но всюду было тихо, нигде ни одного человека. И платформа тоже была пуста. Минуту назад отошел утренний поезд и увез всех людей, которые ждали на платформе.

Крыша сарая серебрилась от инея, еще не успевшего растаять в лучах неяркого утреннего солнца.

- Бедная Фанинка, - пожалел кошку Бертик, - она, наверное, замерзла и голодная. Кто же это запер ее в сарае?

- Об этом мы узнаем еще сегодня, - сказал Робин.

В зубах он держал карандаш и был похож на знаменитого детектива с трубкой.

У сарая была дощатая дверь с засовами. Бертик снял засовы, открыл дверь и заглянул внутрь. В сарае было темно, потому что окон там не было.

Он не успел посторониться, как мимо него, точно ядро из пушки, вылетела Фанинка.

Бертик печально поглядел ей вслед.

- Не бойся, - успокоил его Робин, - кошки всегда находят дорогу домой. Куда ей еще бежать?!

Фанинки уже и след простыл. Бертику хотелось вернуться домой и посмотреть, прибежала ли Фанинка к бабушке. Но было уже поздно. Время идти в школу.


Робин - детектив


- Бедная Фанинка! - такими словами встретила бабушка Бертика после школы. - Утром прибежала вся промокшая, голодная. Я ей три раза молоко наливала. Полдня она мылась. Теперь снова на себя похожа.

- А где она? - спросил Бертик.

- Перед домом на солнышке дремлет, - сказала бабушка и налила в тарелку супу. - Я думаю, с ней случилась какая-то беда. Но главное, что она домой вернулась. Штепанка тоже рада, что наша кошечка вернулась. Правда, Штепанка?!

Девочка сидела в кроватке и смеялась. Она еще не спала.

- Здорово! - сказал ей Бертик.

- Ово! Ово! - ликовала Штепанка.

- У нее всегда хорошее настроение! - нахваливала Штепанку бабушка.

- Потому что у нее нет забот, - сказал Бертик.

- О господи! - Бабушка перестала есть. - Ты что-то натворил в школе!

- Да нет, - сказал Бертик, - при чем тут школа?! Есть и другие заботы.

- У тебя нет других забот, кроме учебы, - провозгласила бабушка.

«Что ты, бабушка, знаешь о моих заботах?! - подумал Бертик. - О них я могу говорить только с Робином».

Сразу же после обеда он пошел в свою комнатку, где его ждал Робин.

- Хотел бы я знать, - сказал ему Бертик, - как найти того, кто запер Фанинку в сарай.

- Мы уже сегодня все узнаем, я ведь тебе обещал, - ответил Робин. - У нас куча времени. Ты и уроки успеешь сделать.

Робин сказал это таким тоном, будто без уроков они не разыщут того, кто посадил Фанинку в сарай.

Бертик сделал уроки и, отложив ручку, сказал:

- Мы можем идти.

- Рано, - ответил Робин. - Можешь спокойно поиграть полчасика на скрипке.

И опять он сказал это так, будто без упражнений на скрипке они не разыщут того, кто запер Фанинку.

И вот Бертик полчаса играл на скрипке и, когда закончил свои гаммы, сказал:

- Мы можем идти.

- Да, - ответил Робин. - Настало время уходить. Это хорошо, что ты сделал уроки и поиграл на скрипке. У сыщика должна быть ясная голова. Иначе он может упустить преступника.

Робин вылез через окно, а Бертик вышел в дверь. Встретились они на улице.

- Откуда мы начнем розыски, Бин? - допытывался Бертик.

- Каждый преступник возвращается на место преступления, - разъяснял Робин, - спорим, что того, кто запер Фанинку, мы встретим у сарая.

- Откуда ты все это знаешь? - восхищался Робином Бертик.

- Сыщики знают все, - сказал Робин, - иначе нельзя.

На углу улицы мальчики увидели Геленку.

- Привет! - закричала она весело.

- Привет! - серьезно сказал Бертик.

- Здравствуй, - поздоровался с ней Робин.

- Бертик, что это ты такой мрачный? - засмеялась Геленка.

- Я не мрачный, - ответил Бертик. - Не задерживай нас, у нас очень серьезное дело.

- Да ведь ты ничего не делаешь! - Геленка улыбалась. - Просто идешь по улице, а это никакая не работа.

- Это только так кажется, - таинственно ответил Бертик.

- Возьми меня с собой, - попросила Геленка. - Я ужасно люблю делать серьезные дела.

- Это дело не для тебя! - решительно заявил Бертик.

Геленка перестала улыбаться, и казалось, что она вот-вот расплачется.

- А что! Пускай идет с нами! - решил Робин.

И они пошли втроем. Геленка всю дорогу повторяла:

- Ах, как я волнуюсь, как я волнуюсь!

И еще спрашивала:

- А приключения тоже будут?

- Увидишь, - успокаивал ее Бертик. - Все увидишь.

Уже подходя к сараю, они заметили сторожа. Опираясь на палку, он расхаживал среди штабелей досок.

- Ложись! - приказал Робин.

Бертик и Геленка быстро легли на землю. Вокруг рос высокий бурьян, а возле сарая были кусты.

- Мы спрятались как раз вовремя, - сказал Бертик и попытался из-за кустов шиповника увидеть сторожа.

- Стоит и смотрит, - сообщил он, - наверное, нас ищет.

- Здесь он нас не заметит, - сама себя успокаивала Геленка.

- Долго он стоять не будет, - прошептал Робин. - У него в будке чайник закипает.

- Ты откуда знаешь? - удивился Бертик.

- Тонкий нюх, - Робин поднял нос и принюхался, - а к чаю у него булочка с маком.

- Он уже уходит, - сообщил Бертик, который не спускал глаз со сторожа. - Уже ушел...

Ребята встали и двинулись к сараю. Робин облюбовал кусты совсем близко от него. На кустах, правда, трепетало всего несколько желтых листочков, но трава кругом была густая и высокая. Ребята сели, и она совершенно скрыла их от посторонних глаз. Зато им отлично видна была дверь в сарай.

- А почему мы прячемся, сторож-то уже ушел? - спросила Геленка.

- Потому что сейчас начнется самое главное, - ответил Бертик.

Но ничего не начиналось. Поля и луга отдыхали под лучами неяркого осеннего солнца. Они казались слегка голубоватыми, словно кто-то чуть-чуть подкрасил их голубой акварельной краской. Далеко за вокзалом в небе трепетало что-то белое и красное. Это дети пускали воздушного змея.


Про волшебную башню


- Как время тянется, - сказал Бертик, устав от ожидания. - Скорее бы начались приключения!

- То, чего очень хочешь, никогда сразу не исполняется, - прошептал Робин. - Это только давным-давно были такие времена, когда любые желания исполнялись немедленно. Тогда вовсе не нужно было долго ждать. Только это было давным-давно...

- Жаль, что сейчас не те времена, - сказал Бертик, - я бы мог загадать желание, и оно тотчас же исполнилось бы.

- Я не уверен, что это было бы так уж хорошо, - задумался Робин. - С той башней тогда все вышло плохо.

- Я помню, - ответил Бертик, он вспомнил историю, которую ему вчера рассказывал Робин.

- О чем ты помнишь? - спросила Геленка.

- Я расскажу все с самого начала, - сказал Бертик. - Начинается вот так: тысячи и тысячи лет назад жил один мудрый и добрый волшебник.

- Знаю-знаю! - вмешалась Геленка. - Его звали Добродей, о нем есть сказки в книжке.

- А про башню в этой книжке тоже написано?

- Нет, про башню там нет.

- Ничего удивительного, - сказал Бертик. - Не стану же я тебе рассказывать сказки из книжки!.. Так вот, этот волшебник построил для людей волшебную башню, у которой не было ни дверей, ни окон. Только в самом низу, чтобы легче было дотянуться, висела веревка. Если у кого-нибудь было какое-либо желание, он подходил к этой башне и дергал за веревку. Стена в башне отворялась, и каждый находил в башне то, что ему хотелось.

- А если бы мне захотелось кусок торта? - приставала к нему Геленка.

- Ты бы тоже потянула за веревку, стена бы в башне открылась, и там на тарелке лежал бы кусок торта. А если кто-нибудь хотел коня, то и коня мог найти в башне. А кому хотелось выздороветь, то и его желание исполнялось.

- Вот здорово! - восхитилась Геленка.

- К этой башне сходилось все больше и больше людей, - рассказывал Бертик сказку, которую вчера услышал от Робина. - Все они толпились возле веревки, и каждый хотел ее дернуть, потому что у каждого человека есть какое-нибудь желание. Но тот, кто был слаб или мал ростом, не мог подойти к веревке. Его отталкивали те, кто сильнее. А детей и вовсе отгоняли от башни. Детям даже немножечко потянуть за веревку не давали. За веревку тянули только взрослые, а сами говорили, что у детей всегда глупые желания. Это неправда. Потому что у детей чаще всего бывают хорошие желания. И вот пришел туда совсем маленький мальчик, он хотел только леденец на палочке. Но его к башне не подпустили. У веревки толпились сильные взрослые. Один хотел кучу денег, другой две кучи денег, а третий - три. А потом тот первый снова хотел денег, но уже две кучи, а второй еще три кучи, и они начали спорить, кому первому тянуть за веревку. И в конце концов началась драка и свалка. А когда этот маленький мальчик увидел, что они дерутся, он подбежал, потянул за веревку и сказал: «Пусть все исчезнет». И сразу же все исчезло. И люди и башня. А мальчик стоял на лугу один-одинешенек.

- Нужно было попросить чего-нибудь другого, - сказала Геленка.

- Конечно, - согласился Бертик, - только они так дрались, что он испугался и забыл даже про леденец на палочке.

- Если бы такая башня стояла у нас на школьном дворе, то, уж точно, Пепа бы держался за веревку и никого к ней не подпускал.

- Тише! - сказал Робин.

По тропинке возле рельсов шагали Пепа и Карел.

Бертик, Робин и Геленка прижались к земле. За кустами, в высоком бурьяне, их никто не мог увидеть.


Игра в Фанинку


Пепа шел прямо к сараю и рассказывал:

- Я тебе правду говорю. Я ее схватил и запер в сарае. Она царапалась, фыркала и шипела, но я ее все равно дотащил.

- Да она небось уже сдохла.

- Живая, да еще как! - засмеялся Пепа. - Я ей вчера сунул туда кусок черствого хлеба и налил немножко воды. Раз она в тюрьме, так что же, откармливать ее, что ли?

- Да, ничего не поделаешь, она ведь из вражеского лагеря, - сказал Карел.

- Все они враги! - заявил Пепа. - Я их всех схвачу и запру в сарае. И эту собачонку тоже! - хвалился он, отпирая дверь в сарай.

- Осторожно, - напомнил ему Карел, - смотри, чтобы не убежала.

- Пусть попробует, я ее снова поймаю! - сказал Пепа и вошел в сарай. Карел за ним.

- Кис-кис, - донеслось из сарая.


Анечка из первого «А» и другие

Бертик потихоньку смеялся. Фанинка уже давно греется в садике на солнышке, а они ее тут ищут! Он шепнул об этом Геленке, и та тоже начала смеяться.

Вдруг Бертик вскочил, подбежал к сараю и запер дверь.

- Эй, кто там? - заорал Пепа.

- Что случилось? - кричал Карел.

Дело принимало плохой оборот. Они колотили в дверь кулаками, но дверь была крепко заперта.

- Эй вы, не устраивайте такого шума! - крикнул Бертик.

В сарае стихло.

- Скажи им все, - шепнул Робин.

Бертик кивнул. Он только с удивлением подумал, как это странно, что Робин догадывается обо всем, стоит ему только подумать. Он не знал того, что хорошие друзья понимают друг друга без всяких слов. А Робин был хороший друг.

- Слушайте хорошенько! - начал Бертик. - Вы лишили свободы кошку Фанинку, которая не сделала вам ничего плохого. В наказание вы сами будете сидеть в этом сарае. Может быть, завтра мы принесем вам кусок хлеба и немного воды. Откармливать мы никого не собираемся!

- Не имеете права! - завопил Пепа.

- Я на вас пожалуюсь, я пожалуюсь! - кричал Карел.

- Ябеда-корябеда! - отозвалась Геленка.

- Интересно, как это вы будете жаловаться, если вы в тюрьме? - поинтересовался Бертик.

- Я вашу кошку не трогал, - пытался хитрить Карел.

- Ты не трогал, правильно, - согласился Бертик. - А на свободу ты бы ее выпустил?

- Может быть, - ответил Карел.

- Ну ладно, мы вас, может быть, тоже выпустим, - пообещал Бертик, - если вы у Фанинки хорошенько попросите прощения.

- Просить прощения у кошки? - заорал из сарая Пепа. - Никогда!

- Ну что ж, - сказал Бертик, - время у вас есть, думайте сколько хотите. Завтра мы придем.

- Мы будем кричать, и придет сторож! - угрожал Пепа.

- А нам его дожидаться незачем, - ответил Бертик, - а уж с вами-то он расправится!

Из сарая послышалось перешептывание. Пепа советовался с Карелом.

- Ну ладно, - отозвался наконец Пепа. - Мы попросим прощения у вашей паршивой кошки.

- У нашей милой и умной кошечки, - поправил его Бертик.

- У нашей хорошенькой, чистенькой кисаньки, - добавила Геленка.

- Ладно, - злобно прохрипел Пепа. - Ладно, мы попросим прощения.

- Само собой, - добавил Карел.

- Но так, чтобы она поняла! - заявил Бертик. - Вы ей скажете по-кошачьи.

- Что мы, кошки, что ли? - удивился Пепа.

- Вы не кошки, - серьезно ответил Бертик, - но мяукать-то вы умеете? Вы будете мяукать?

- Мне все равно, - заявил Карел и замяукал: - Мяу-мяу, мя-я-у-у.

Пепа решил не отставать:

- Мяу-мяу... Хватит?

- Ой, - испугалась вдруг Геленка.

Бертик и Робин оглянулись. По железнодорожному полотну прямо к ним спешил сторож. Ребята успели убежать от него к вокзалу.

Вслед им из сарая неслось ужасное мяуканье, словно там были заперты все кошки города. Должно быть, Карелу и Пепе понравилось это занятие.

Геленка, Бертик и Робин остановились только на вокзале. Оттуда они наблюдали, что происходит у сарая. Увидели они немного. Только две маленькие фигурки, удирающие через поле к каштановой аллее. За ними ковылял сторож, он размахивал палкой и кричал. Но слов не было слышно, их относило ветром.

- Спорим, что он треснет мальчишек палкой! - откровенно радовалась Геленка.

- Я бы на твоем месте не радовался, - ответил Бертик, - нехорошо, что мы их не выпустили. Они так старательно мяукали.

- Но ведь сторож пришел! - пожала плечами Геленка. - А уж когда он появляется, ноги сами бегут...


Вечер в кухне


Один раз в неделю папа уходит вечером на собрание. А Бертик остается с мамой и бабушкой, если не считать Штепанки и кошки Фанинки.

Но сегодня его ждет в комнатке Робин. И это не дает Бертику покоя.

Обычно в такие вечера Бертик, мама и бабушка подолгу играют в игру «Голубчик, не сердись!». А вдруг в это время Робину вздумается отправиться на облако без Бертика? Но Бертик никак не может пойти спать сразу после ужина. Он должен еще немного посидеть в кухне.

Бабушка печет в духовке яблоки, и они там поют тоненькими голосами. Мама принесла игру и подвигает Бертику желтые фишки. Бертик всегда играет желтыми. Штепанка уже спит, а кошка Фанинка сидит на четвертом стуле и, сонно жмурясь, глядит на Бертика.

- Кис-кис, - зовет ее Бертик.

Фанинка опирается о стол передними лапками и разглядывает фишки, будто хочет сыграть.

- Фанинка - умная кошка, - говорит мама и подбрасывает игральную кость.

- Она у нас хитрюга! - говорит бабушка, когда Фанинка протягивает лапку к игральной кости.

- Пусть играет вместо меня, - предлагает Бертик. Он всегда радуется этим вечерам с мамой и бабушкой, но что ему делать, если сегодня его ждет Робин? А может, он уже и не ждет...

- Что с тобой, дружок? - внимательно смотрит на него бабушка. - Не грипп ли у тебя начинается?

- Нет, - отвечает Бертик, - я просто спать хочу.

- Да, ты неважно выглядишь, - говорит мама и спрашивает у бабушки: - Как ты думаешь, может, у Бертика бессонница?

- С чего бы это? - отвечает бабушка. - Хотя сегодня ночью я, кажется, слышала в его комнате какой-то шум. Он, видно, спит беспокойно и мечется во сне.

«Господи! - ужасается Бертик. - А что, если бабушка как-нибудь ночью войдет и увидит пустую кровать? Надо будет нам с Робином открывать окно совсем тихо. У бабушки слух замечательный».

- Бросай, твоя очередь, - напоминает Бертику мама.

Бертик бросает кость, она вертится на столе, подскакивает и вдруг падает со стола. Фанинка тут же спрыгивает со стула и кидается искать. Бертик лезет под стол, там они ищут вместе с Фанинкой, но найти не могут.

Мама тоже нагибается и смотрит. Бабушка встает на колени и шарит кочергой под шкафчиком и раковиной.

Игральная кость пропала.

- Нет, этого я понять не могу! - говорит мама.

Потом все, кроме Фанинки, снова садятся к столу. А Фанинка устраивается на своей подстилке у печи.

- Теперь играть нельзя, - говорит бабушка. А мама решает:

- Знаешь, Бертик, ты все равно хотел спать, иди ложись. Мы с бабушкой еще немножко поговорим и тоже пойдем спать.

- Спокойной ночи, - говорит Бертик.

Он доволен, что все так вышло. Только бы Робин его дождался.


Главная ночь


В комнате было темно, Робин лежал в постели. Бертик, не зажигая света, разделся и натянул на себя пижаму. Он решил не утруждать себя умыванием и чисткой зубов.

- Вовремя ты явился, - приветствовал его Робин, когда Бертик влезал под одеяло.

- Повезло еще, что у нас пропала игральная кость. А то бы пришлось долго там сидеть, - сказал Бертик.

- Она у Фанинки под подстилкой, - сообщил Робин.

- А ты откуда знаешь? - поразился Бертик.

- Нужно было что-то сделать, чтобы ты наконец пришел. У нас сегодня длинное путешествие. Слышишь, на улице идет дождь.

Бертик прислушался. По оконному стеклу бежали струйки воды, дождь поливал голые ветки деревьев, шуршал в опавшей листве. Сегодня покрывало не напоминало заснеженное поле. Луна скрылась за тучами, и дождь лил все сильнее и сильнее. У Бертика глаза закрывались.

«Ну и путешествие сегодня будет! - подумал он. - Мы же промокнем до костей!»

Робин толкнул его. Он уже слезал с кровати. Тогда Бертик вслух сказал то, о чем думал:

- Ну и путешествие сегодня будет! Мы же промокнем до костей!

- Надо найти дорожку между дождевыми каплями, - объяснил Робин.

«Так, значит, можно ходить между каплями? - удивился Бертик. - А я-то думал, что папа шутил, когда предлагал мне ходить между каплями, чтобы не промокнуть».

- Зонтик бы нам тоже не помешал, - сказал Робин, - неизвестно, сколько времени мы будем искать эту дорожку между каплями.

- Я принесу бабушкин зонтик, - пообещал Бертик и тотчас же выскользнул в гостиную.

Там была бабушкина постель. За окном гостиной светил уличный фонарь, в его свете хорошо были видны мокрые деревья и мокрый забор. Бертик потихоньку прошел через гостиную в кухню. Туда тоже проникал свет с улицы. Фанинка спала на своей подстилке у печки и даже не пошевелилась. Бертик осторожно нажал ручку двери, которая вела в коридор. Сразу же за дверью на вешалке он увидел бабушкин зонтик. Это был старый огромный зонт, под которым, кроме Бертика и Робина, могла бы спрятаться и Геленка.

С зонтиком в руках Бертик вернулся в свою комнатку.

- Все спят, как в заколдованном замке, - сообщил он Робину.

- Когда идет дождь, все сны такие чистые, дождем промытые, люди смотрят их с удовольствием. Поэтому и спят так крепко, - объяснил Робин. Потом взял у Бертика зонтик и тут же его раскрыл. - Хороший зонт, - похвалил Робин. - Он может сгодиться на что угодно, - добавил он загадочно.

Потом он открыл окно. Ветер швырнул в мальчиков пригоршню дождевой воды. Бертик затрясся от холода.

- Это пустяки, - сказал Робин.

Он раскрыл зонтик и вылез в сад. Бертик за ним. Он заметил, что ему уже не холодно, хотя он, как и Робин, был только в пижаме. Ему показалось, что зонтик греет. И он сказал об этом Робину.

- Конечно, зонтик греет, - кивнул Робин. - Самое лучшее средство против холода - иметь при себе какую-нибудь вещь от человека, который тебя любит. Такие вещи очень хорошо греют.

«Жаль, что я не знал об этом раньше, - подумал Бертик. - Я мог бы прихватить в дорогу что-нибудь мамино и папино».

Робин высунул из-под зонтика руку. Совсем как папа, когда он проверяет, идет ли дождь.

- Мне кажется, - сказал Робин, - я нашел дорожку между каплями. Мы можем закрыть зонтик.

Он закрыл зонтик. На них и вправду не капало. Дорожку между каплями они нашли как раз вовремя. Иначе пришлось бы лезть на яблоню с раскрытым зонтиком.

- Бр-р-р, ну и темень сегодня! - ворчал Бертик, забираясь вслед за Робином на старую яблоню. - Я почти ничего не вижу.

- Это пройдет, - успокаивал его Робин, - вот только пролезем через тучу. Раскинулась прямо над вашим садом и никуда отсюда не хочет двигаться.

Они уже добрались туда, где кончались ветви старой яблони и начинались прозрачные стеклянные ветки. В темноте не было видно ни зги, и Бертик шел за Робином, как с завязанными глазами.

- Мы сейчас идем как раз через тучу, - сказал Робин.

Он начал насвистывать песенку, и Бертик шел за ним на звуки этой песенки. Вокруг шумел дождь, а на их дорожке было сухо.

Но вот наконец кончилась тьма, и над мальчиками раскинулось бескрайнее ночное небо, на котором звезды сияли, точно прекрасные украшения на новогодней елке. Их было бесчисленное множество.

- Ура! Наконец-то я тебя опять вижу, - сказал Бертик Робину. - А светло-то как! - восхищался он.

Взошла луна, и света стало еще больше. Робин искал глазами свое серебряное облако.

- Вон там! - показал туда, где на небе сверкало много-много маленьких звездочек.

Робин заторопился. Бертик пустился за ним. А когда они подошли ближе, Бертик увидел, что это множество маленьких звездочек и было серебряным облаком.

- Дай руку! - приказал Робин.

Он схватил Бертика за руку, они подпрыгнули, перескочили через ветер и оказались на облаке. Робин был у себя дома.

- Ну и красотища! - вырвалось у Бертика.

Они стояли на огромной игровой площадке, у которой не было видно ни начала, ни конца. И начало и конец терялись где-то среди звезд. Здесь было видимо-невидимо детей, удивительных игрушек и животных. Все они сияли и сверкали, будто сотканные из серебряных лучей.

- Сегодня мы опустились там, где хотели, - сказал Робин. - Мы в долине детских желаний.

- Это самое прекрасное место на серебряном облаке! - воскликнул Бертик.

- А все потому, - объяснил Робин, - что самые прекрасные на свете желания у детей. Дети могут придумать такое, чего и на свете нет. Вон посмотри туда, - показал Робин.

По площадке бегал жеребенок, а верхом на нем сидел мальчик. У жеребенка между ушей был маленький серебряный руль. Мальчик поворачивал руль вправо - и жеребенок бежал вправо, поворачивал влево - и жеребенок бежал влево. Потом и мальчик и жеребенок начали расплываться и таять в воздухе.

- Они спускаются на землю, - пояснил Робин, - чтобы присниться одному мальчику, который давно уже хочет такого братишку и жеребенка с рулем.

- Вот чудеса! - покачал головой Бертик. - Конь с рулем!

- А что, разве не здорово? - сказал Робин. - И руль есть, и о шинах заботиться не надо.

- Смотри, смотри! - закричал Бертик.

По площадке прыгал автомобиль. И прыгал все выше и выше. Так высоко, что мог бы перепрыгнуть сарай у вокзала.

- Это желание другого мальчика, - рассказывал Робин. - Он хочет иметь автомобиль, который умеет прыгать. На таком автомобиле ему не надо будет ездить по дорогам. На нем он может перепрыгнуть через дом, через реку, через лес.

Чем дальше они шли, тем больше удивительных вещей им встречалось.

Был здесь и велосипед с крыльями.

- О таком велосипеде мечтает мальчик из вашего города, - сказал Робин. - Он хочет разогнать его так быстро, чтобы он взлетел на крыльях.


Анечка из первого «А» и другие

- А это что? - обошел Бертик странное кресло, к которому были привинчены какие-то рычажки, домкраты, колесики, рукоятки управления.

- Это «одеватель», - рассказывал Робин. - Его очень хочет иметь один мальчик, который любит поспать и поесть, а мыться и одеваться ненавидит. На таком кресле он сможет сидеть и ничего не делать. А все эти «одеватели», «раздеватели» и «обуватели» его оденут, и разденут, и обуют.

Бертик и Робин шли по площадке дальше, и на каждом шагу им попадалось что-нибудь новое и удивительное.

Здесь была машина для приготовления домашних заданий вроде почтового ящика. Стоило только сунуть внутрь тетрадку, как из щели внизу она выпадала уже с готовым домашним заданием. Они полюбовались на школьный класс, в котором все было точно так же, как в любом другом школьном классе. Только парты и доска были из молочного шоколада.

- Шоколадный класс придумала одна твоя одноклассница на уроке арифметики. Ей было скучно и ужасно хотелось, чтобы парты и доска стали шоколадными.

- Интересно, а чем же пишут на такой доске? - спросил Бертик, который любил ясность во всем.

- Мороженым, - ответил Робин, - так хотела твоя одноклассница.

Они миновали шоколадный класс с шоколадной доской. Мальчикам приходилось идти очень осторожно, чтобы не наступить на какую-нибудь игрушку. Каких только игрушек тут не было! Одних мишек целые горы - от гигантских до самых маленьких. А сколько паровозиков! Целые стада коней-качалок. А сколько кукол и кукольных домиков!

У Бертика, оттого что приходилось обходить каждую игрушку, разболелись ноги. Откуда ни возьмись, вдруг появился стул.

- Я присяду на минутку, - сказал Бертик Робину, усаживаясь на стул.

- Хм-хм, так о чем же мы с тобой сегодня будем говорить? - вдруг произнес стул.

Бертик подскочил и внимательно оглядел его. Однако ничего особенного в нем не заметил.

- Ты, Бертик, сел на стул, о котором мечтает один мальчик в большом городе, - пояснил Робин. - В одном большом городе в огромном доме, где полно людей, живет мальчик. И этому мальчику часто приходится оставаться дома совсем одному. Ему даже не с кем поговорить. Вот он и надевает на стул папин пиджак и разговаривает со стулом, словно это человек. Только ему очень хочется, чтобы стул ему отвечал.

- Хм-хм, - откашлялся стул, - а не могли бы вы, мальчики, мне помочь? Мне кажется, что я недостаточно сияю. Видите ли, я неисполнимое желание, а такие желания должны сиять больше, чем все другие. Не могли бы вы это как-нибудь устроить?

- Уважаемый стул, мы здесь только на экскурсии, - ответил Бертик.

- Что вы говорите? - заскрипел стул. - Теперь уже и сюда устраивают экскурсии?

- Простите, - погладил Робин спинку стула, - простите, если мы вам помешали.

В этот момент стул начал исчезать у них на глазах. Он уже снился мальчику, который жил в огромном доме в большом городе.

- А теперь мы куда пойдем? - спросил Бертик.

- Пойдем налево, - приказал Робин.

Бертик повернулся и увидел, что на расстоянии вытянутой руки перед ним стоит лев.

- Ой-ей! - испугался Бертик.

Но лев выглядел очень добродушно и в знак приветствия поднял лапу.

- Этого льва ты не бойся, - успокоил его Робин. - Он - желание одного мальчика с улицы неподалеку от площади. Он мечтает ходить с ним по городу, как с собакой, чтобы все кругом удивлялись. Это совсем маленький мальчик, но он мечтает о великих подвигах.

Лев сел, зажмурил глаза и начал принюхиваться.

- Он сидит точь-в-точь как Фанинка, когда бабушка кипятит молоко, - сказал Бертик и перестал бояться льва.

Мальчики пошли дальше, и повсюду, куда ни кинь взгляд, гуляли или отдыхали животные всех видов и размеров. Резвились котята - белые, черные и трехцветные, катались по земле щенки, прыгали обезьяны, важно прогуливались несколько слонов и одна жирафа. Был здесь даже крокодил и еще какой-то диковинный зверь. У него были рога, как у козы, клюв, как у курицы, ноги, как у ящерицы, и весь он был лохматый, как медведь.

- Кто это? - остановился от удивления Бертик.

- Это зверь - «муфла-муфла», - объяснил Робин. - Его придумала и очень бы хотела иметь одна девочка. У этой девочки есть брат, он не верит, что есть такой зверь, и смеется над ней. Поэтому она и хочет иметь такого зверя, чтобы показать его брату.

- А зачем она придумала такого странного зверя? - удивился Бертик. -Даже не догадаешься, мекает он или кукарекает. У него и рога и клюв.

«Муфла-муфла», точно догадавшись, о чем идет речь, подняла голову, как петух, который собирается закукарекать, но раздалось что-то вроде яростного лая, и визга, и блеяния... Это было ужасно. Бертик заткнул уши и кинулся бежать. Он остановился перед какой-то стеной.

- Ну, - сказал ему Робин, когда его догнал, - твое счастье, что здесь стоят эти ящики, а то ты бы свалился с серебряного облака.

Бертик ощупал стену перед собой и понял, что она сложена не из кирпичей, а из ящиков и ящичков. Он постучал по одному из них. Внутри что-то защебетало и зачирикало.

- Ой, что это? - изумился Бертик. - В этом ящике кто-то запер птиц?

- Нет, - покачал головой Робин. - В этих ящиках смех, шутки и хорошее настроение. Некоторые взрослые всегда в плохом настроении: у них или что-нибудь болит, или много забот. А дети любят веселые лица. И поэтому дети хотят, чтобы у взрослых всегда было хорошее настроение. В этих ящиках и ящичках то, чего дети желают взрослым.

Пока Робин это рассказывал, сверху соскользнул и упал один ящичек. Крышка его раскрылась, и мимо ушей Бертика пронеслось и тут же исчезло чириканье и щебетанье.

- У кого-то на земле исполнилось желание, - сказал Робин.

Они пошли обратно, но другой дорогой. На обочине лежал большой, туго набитый и крепко завязанный мешок.

- Кто-то оставил мешок картошки, - показал Робину Бертик.

- Это мешок здоровья, - сказал Робин. - Такой мешок здоровья желает одному дедушке его внук. У дедушки болят ноги, а раньше, когда он был здоров, он всегда играл с внуком в футбол. Будь у деда такой мешок здоровья, все снова было бы в порядке!

- Ну и ну, сколько всяких желаний! - изумился Бертик.

Ему понравилось, что у детей столько прекрасных и необыкновенных желаний. И еще он был рад, что и его желание исполнилось. Наконец-то у него есть друг, который помогает ему во всем. Ведь сколько мальчишек хотят иметь друга, а сколько девчонок подружку! Сколько детей хотят иметь брата или сестру. Здесь, на облаке, он это понял. А у него уже был друг - Робин!

Они шли мимо серебряного ручья, и вдруг на другом берегу Бертик увидел высокого мужчину, от которого исходило сияние, как ото всех самых прекрасных желаний.

- А ему что здесь надо? - проворчал Бертик.

Этот человек на другом берегу не подходил для долины детских желаний.

- Там, на том берегу, живут желания взрослых, - объяснял Робин. - А этот человек, про которого ты спрашиваешь, это ты сам.

- Я?!

- Да. Таким высоким и здоровым хотели бы тебя видеть твои родители, когда ты вырастешь.

На это Бертик ничего не сказал, но подумал, что и взрослые иногда придумывают хорошие желания.


Внучек, внучек!


На серебряном облаке зазвонил колокол, оповещая всех, что скоро взойдет солнце,

- Быстрее, быстрее! - закричал Робин и побежал по самой короткой дороге к краю облака.

Там он взял Бертика за руку, мальчики разом подпрыгнули, чтобы перелететь через ветер. Но на этот раз они слишком высоко подпрыгнули и летели дольше обычного.

- Мы падаем, Бин! Мы падаем! - испугался Бертик.

- Держись за меня крепче! - приказал Робин и молниеносно раскрыл над головой бабушкин зонтик.

- Счастье, что ты легкий, как твой сон. Иначе зонтик бы нас не выдержал.

Бертик крепко ухватился за руку друга, а Робин держал над головой раскрытый зонтик. Мальчики, покачиваясь в воздухе, медленно плыли к земле. Над их головами все еще сияли звезды, но на горизонте небо мало-помалу начинало светлеть. Серебряное облако скрылось из виду, зато внизу под ними появились огни города, в котором жил Бертик. Дождь кончился, крыши блестели, над рекой поднимался пар, а на вокзале замигал красный огонек.


Анечка из первого «А» и другие

Сегодняшнее возвращение на землю Бертику понравилось больше всех остальных. Они миновали каштановую аллею и приземлились прямо под старой яблоней в саду.

- Поторопись, - прошептал Робин, - в твоей комнате, кажется, кто-то есть.

Бертик пробежал через лужайку и заглянул в открытое окно своей комнаты. В комнате он увидел бабушку. Она стояла там в темноте и разговаривала сама с собой:

- Что это за фантазия оставлять на всю ночь открытое окно! Ах, внучек, внучек!

И бабушка подошла к окну, чтобы его закрыть.

«Так, - подумал Бертик, - сейчас бабушка закроет окно, а я до самого утра буду торчать в саду!»

Тут за дверью комнатки послышался какой-то шум. Бабушка пошла посмотреть, что случилось. Она открыла дверь, за дверью никого не было. Бабушка долго смотрела в темноту и что-то шептала.

Бертик, воспользовавшись тем, что бабушка стоит к нему спиной, влез в окно и потихоньку шмыгнул в постель. Он даже не успел подумать, где же Робин, даже не дождался, когда бабушка вернется в комнату. Бертик уснул, едва коснулся головой подушки. Да и как было не уснуть после такой экскурсии.


Удивительное утро


Утром Бертик проснулся от тишины в комнате. Никто не упражнялся в приседаниях, никто не тренировался в беге на месте. Это было странно, и именно от этой непривычной тишины Бертик проснулся. Он открыл глаза.

- Это хорошо, что ты проснулся, - сказал ему Робин.

Он сидел на стуле, упираясь локтями в колени, положив подбородок на руки.

- Ты не делаешь зарядку?

- Я уже сделал. Сегодня я по-быстрому.

Робин сидел спиной к окну и печально смотрел в пол.

- Что-нибудь случилось? - спросил Бертик.

- Ничего не случилось, - ответил Робин. - Посмотри, - он махнул рукой в сторону окна.

Бертик посмотрел, куда он показывал.

За окном стоял густой белый туман. Ничего не было видно. Сад исчез. Исчезло все: деревья, кусты, листва.

- Ты ведь знаешь, - сказал Робин, - я люблю смотреть на небо. Иногда я вижу там мое серебряное облако. А когда такой туман, неба не видно.

Бертик потягивался в постели и вспоминал ночную прогулку.

- Бин! - вдруг спросил он. - Кто это ночью шумел за дверью?

- Ты забыл поставить на место бабушкин зонтик. Я сделал это вместо тебя, - ответил Робин.

- Спасибо. А то я уже подумал, что бабушка закроет окно и я не попаду в комнату. Тут за дверью как загремит, бабушка отвернулась, а я шмыгнул в постель.

В это время в дверь постучали. Робин соскользнул со стула и нырнул под кровать.

- Бертик, открой!

Бертик узнал голос бабушки.

- С каких это пор ты замыкаешься?

Бертик открыл дверь.

Подозрительно озираясь, бабушка вошла в комнатку.

- Это еще что за новости! - ворчала она. Потом посмотрела на Бертика, который успел снова залезть под одеяло и хорошенько укрыться. Бабушка внимательно оглядела его.

- У тебя ничего не болит? - допытывалась она. - Что это за выдумки - открывать на ночь окно? Да еще в такой туман... Так и простыть недолго.

Бабушка пощупала Бертику лоб.

- Хм, температуры у тебя нет, - сообщила она. - Тогда вставай, пора в школу.

Бертик попытался закашляться, чтобы вызвать у бабушки сочувствие.

- Что такое? - улыбнулась бабушка. - Какой страшный кашель, только плохо у тебя это выходит.

У двери она остановилась.

- Ты знаешь, что я приходила к тебе ночью?

Лгать Бертику не хотелось, но и сказать правду он не мог. Поэтому он пробурчал что-то невразумительное.

- Да-да, пришла я к тебе, и представь себе, вдруг что-то как стукнет! Ну, прямо будто в дверь постучал кто. Иду посмотреть - никого. Утром вышла в коридор, вижу, на полу мой зонтик. Упал с вешалки. Все это так странно...

Бабушка положила руку на дверную ручку и добавила:

- А окно ты больше не открывай.

И уже в дверях:

- Вставай-вставай!

Бабушка пошла на кухню, и вскоре там появился и Бертик. Завтрак уже ждал его на столе. Прежде чем сесть к столу, Бертик сунул руку под Фанинкину подстилку и вытащил игральную кость. Он показал ее бабушке.

- Ты подумай! - сказала бабушка. - Значит, мы теперь снова можем играть в «Голубчик, не сердись!».

В кувшинчике на столе стояло горячее и душистое молоко. Фанинка вскочила на свой стул и облизывалась.

А на улице стоял густой белый туман, который так и не рассеивался. Он словно ожидал, когда Бертик позавтракает и пойдет в школу.


Игра Робина


Бертик и Робин идут в школу. Время от времени какой-нибудь прохожий вынырнет из тумана и снова в нем пропадет. На другой стороне улицы все дома исчезли за белым занавесом, а на той стороне, где идут мальчики, от домов остались только серые расплывчатые пятна.

- Какой противный туман! - говорит Бертик.

- Туман проглотил и дома и деревья, - замечает Робин, - но кое-что он нам все-таки принес.

- Хотел бы я посмотреть, что он нам принес.

- А вот хоть этот корабль, на котором мы плывем.

- Корабль?!

- Слева по борту приближается пиратский корабль! - объявил Робин. И правда, в тумане к ним приближался большой парусный корабль (еще вчера где-то здесь была строительная площадка с высоким подъемным краном).

- Пушки к бою! - приказал Робин. - Мы будем биться до последнего человека!

Бертик тотчас же превратил школьный ранец в пушку, зарядил ее и бум, бум!

Пиратский корабль начал отступать.

- Бегут! Бегут! - обрадовался Бертик.

Для большей уверенности он выстрелил несколько раз. Пираты исчезли в тумане.

- Новая опасность! - сообщил Робин.

- Опять пираты?

- Нет, мы высадились на берег. Нельзя было этого делать. Послушай. Ты слышишь?..

Бертик внимательно прислушался. Из тумана к ним доносились какие-то приглушенные удары. Не то били в барабан, не то раздавался глухой топот.

- Слоны! - сказал Робин.

Тут и Бертик увидел. Слоны стояли на противоположной стороне улицы - там, где еще вчера были фабричные ворота.

- Не обращай на них внимания, - посоветовал Робин Бертику. - Это самое лучшее.

- Зарядить пушки? - спросил Бертик.

- Только если они вздумают на нас напасть, - ответил Робин.

Слоны стояли в тумане, и Бертику казалось, что они поворачивают головы и машут хоботами.

- Привет! - вдруг появилась перед ними Геленка. И тут же выпалила: - А ты, Бертик, сделал домашнее задание?

- Задание? - помрачнел Бертик. - Сама ты задание. Смотри, слоны, - ткнул он пальцем. - Они выжидают и точат хоботы.


Анечка из первого «А» и другие

- Слоны хоботы не точат, - сказала Геленка, - это куры точат клюв, а слоны хоботы точить не могут.

- Ладно, - недовольно пробурчал Бертик.

Геленка посмотрела на противоположную сторону улицы и сказала:

- А это не слоны, это жирафы.

Бертик засмеялся:

- Ага, это жирафы, и они кукарекают.

- А вот и жирафы! - сказала Геленка. - А мы в школу опоздаем.

Они завернули за угол, и Бертик увидел, как из тумана вырастает замок с высокими стройными башнями.

- В этом замке живут гномы, - сказал он, - в каждой башне по одному.

- Они сторожат принцессу, - подхватила Геленка.

- А принцесса от них сбежала, - продолжал Бертик.

- Гномы кинулись вдогонку, но принцесса выдернула один золотой волос из головы и бросила его за спину. И тотчас же за ее спиной появилась река. А гномы плавать не умели, и принцесса спаслась.

В таких разговорах незаметно прошла дорога до школы. И Бертик совершенно забыл про Робина. Только в школе Бертик хватился, что Робина с ним нет...


Что можно нарисовать


- Каждый из вас о чем-то мечтает, - сказала учительница. - А могли бы вы нарисовать то, о чем мечтаете?

Девочки начали перешептываться, а Пепа поднял руку:

- А можно нарисовать льва?

- Если это твоя мечта, то нарисуй льва. Мне интересно, как он у тебя получится, - сказала учительница.

- Я его уже тысячу раз рисовал, - похвастался Пепа. И сразу же принялся за работу.

Весь класс склонился над партами; заскрипели карандаши и замелькали кисточки. Только Бертик не знал, что ему рисовать. Он раздумывал и пытался подглядеть, что рисуют его одноклассники.

Мальчик, который сидел перед ним, нарисовал автомобиль и раскрашивал его красной краской, потому что мечтал о красном автомобиле.

Бертик приподнялся и посмотрел, что рисует Геленка. Она легонько прикасалась кончиком кисточки, и на бумаге появились зеленые черточки, похожие на иголки.

- Что это будет? - шепотом спросил Бертик.

- Шерсть, - продолжала работать кисточкой Геленка.

- Ни у какого зверя нет зеленой шерсти, - прошептал Бертик.

- А у этого зверя зеленая шерсть, - так же тихо ответила Геленка, пририсовывая клюв и рога. - Это зверь «муфла-муфла».

Бертик сразу вспомнил последнюю ночь на серебряном облаке и зашептал:

- Нет такого зверя «муфла-муфла».

- Ты совсем как наш Войта, - сказала Геленка. - Он тоже не верит.

- В чем дело? - обратилась к ним учительница. - Ты, Бертик, уже нарисовал?

Бертик не нарисовал еще ни одной черточки. О чем он мечтает? На парте рядом с ним пусто. Робина нет.

- Я мечтаю о Робине, - приходит в голову Бертику. Он берет карандаш и рисует кружочек. Это голова. Бертик все рисует и рисует, пока не получается Робин, с волосами и ботинками. Нужно только раскрасить его акварельными красками.

Нет, Бертику рисунок не очень нравится. «Нужно добавить немного тумана, чтобы Робин получился как следует. А как нарисовать туман? Ага, придумал!» Бертик слегка проходится по своей работе мягким ластиком. Сначала это выглядит так, будто у Робина из головы идет дым. Но после некоторых усилий Бертику удается окутать Робина почти настоящим туманом.

- Что это? - спрашивает со своего места Геленка.

- Угадай! - шепчет Бертик.

- Кактус?

И прежде чем Бертик успевает ответить, к нему подходит учительница.

- Бертик, Бертик! Придется поговорить с твоим отцом.

- Этого только не хватало! - тихо восклицает Бертик.

Робин пропал, а теперь еще и это...


Робин, Робин!


Из школы Бертик идет вместе с Геленкой. Туману, пожалуй, прибавилось. Из-за его белой пелены доносятся голоса. Бертик прислушивается. Кто это там скрывается? Он узнает голоса Пепы, Карела и Мстителя. Это место Бертик предпочитает обойти. А Геленке хочется продолжать игру. Она вертится во все стороны, выискивая в тумане что-нибудь интересное.

- Смотри! - кричит она Портику. - Там стоит вериблюд.

- Нужно говорить «верблюд», - поправляет ее Бертик.

- Верблюд - это одно животное, а вериблюд - совсем другое, - оправдывается Геленка.

- Вериблюд не животное, - хохочет Бертик. - А сама ты - «муфла-муфла».

- Ты противный, и я тебе ничего не скажу. А я что-то знаю! - заявляет Геленка.

- Ну и не надо! Больно нужно!

Но Геленка сама не выдерживает:

- Если хочешь знать, Пепа сговорился с мальчишками, что они накажут Карела.

- А за что?

- Наверное, они его не любят.

- А кто может доказать, что ты и вправду это слышала?

- Я очень даже хорошо слышала, - говорит Геленка. - А ты сегодня противный!

Еще минута, и она заплачет.

- Ладно-ладно, - говорит Бертик. Ему вовсе не хочется, чтобы Геленка плакала. - Давай играть!

- Мы будем придумывать зверей, - решает Геленка.

- Странная игра.

- Очень даже хорошая игра! Я уже в нее сто раз играла. С Иренкой, с Миладой и с...

- Девчоночья игра, - бурчит Бертик.

- Ну и пусть! А кто придумал самого страшного зверя, тот выигрывает.

- Тогда я придумал! - восклицает Бертик. - Голова у него как у Пепы, туловище как тетрадь для домашних заданий, передние ноги как...

- Это никакой не зверь! кричит Геленка. - Всю игру испортил!

- Ладно, - бурчит Бертик. А сам в это время думает о Робине. Куда же он девался? Вот если бы он был здесь, он бы непременно придумал какую-нибудь игру! И Бертик говорит Геленке: - Мы можем играть во что-нибудь другое.

Они идут через парк. В белом тумане то здесь, то там появляются расплывчатые пятна. Это проступают кусты и деревья.

- Тс-с-с, - шипит Бертик и показывает на серое пятно в тумане. - Тс-с-с, там идет наша учительница.

Геленка смеется:

- Да ведь это...

- Тс-с-с, - снова шипит Бертик.

Геленка перестает смеяться и говорит:

- А вон там стоит твоя бабушка.

И снова на нее нападает смех, и она никак не может остановиться.

- Ты что смеешься? - спрашивает Бертик.

- А разве это не смешная игра? Вон сидит наш Войта.

Бертик посмотрел. Куст в тумане похож на человека, сидящего в траве. Но это вовсе не куст. Кто-то и в самом деле поднимается с земли и бежит прочь. Да ведь это Робин!

Бертик бросается в туман.

- Робин! - кричит он. - Робин, Робин!


Мститель


Бертик догнал Робина только на краю нового района.

- Почему ты убегаешь? Где ты был? Что делал? - засыпал его вопросами Бертик.

- Ты ведь хотел называть меня Бин. Откуда я знаю, кто за мной бежит?

- Если бы ты пошел со мной в школу, тебе не пришлось бы сейчас бежать, - сказал Бертик.

- Мне показалось, что над моей головой появилось серебряное облако и мне нужно вернуться, - сказал Робин.

- А что, это и в самом деле было серебряное облако?

Робин пожал плечами.

- А вот тебя ждет работа, - сказал он.

- А что я должен сделать?

- Недалеко отсюда под навесом сидит в засаде за мусорными баками Мститель. Он собирается напасть на Карела, когда тот пойдет мимо.

- А за что он хочет на него напасть?

- Пепа разозлился, что его заперли в сарае, и хочет всю вину свалить на Карела. Нужно ему помочь.

- Карелу помочь? - удивился Бертик. Почему это он должен помогать ему?!

Но Карел уже идет. Из-за тумана его не видно, но слышно, как он насвистывает. Должно быть, боится, потому и насвистывает. Наверное, знает, что на него готовится нападение.

Робин затаскивает Бертика за кучу кирпича. Теперь уже видно Карела. Он идет и насвистывает, а портфель держит под мышкой.

- У-у-у-у! - издает Мститель свой боевой клич и выскакивает из засады.

Карел съеживается и хочет бежать, но Мститель его опережает. Он колотит Карела кулаками, пинает его.

- Давай! - приказывает Робин и подталкивает Бертика. - Хватай его за ногу, - советует Робин. - Не бойся, хватай за ногу.

Бертик хватает Мстителя за ногу, тот пошатывается и перестает бить Карела.

- Отпусти меня, сейчас же отпусти! - кричит Мститель.

Но Бертик держит его крепко.

- Обещай, что не будешь ни на кого нападать, тогда отпущу, - предлагает Бертик.

- Еще чего захотел! Только попробуй не отпустить! - грозится Мститель.

- А раз так, мы тебя будем водить по всему городу.

После недолгого молчания Мститель говорит угрюмо:

- Ладно, я не буду ни на кого нападать.

Бертик отпускает его. Мститель отбегает подальше и, когда его уже почти не видно в тумане, кричит:

- Трусы! Трусы!

Он так громко кричит, что почти не слышно, как Карел говорит:

- Спасибо, Бертик!


Это вовсе не развлечение


Когда Бертик после обеда вернулся в свою комнату, Робин, как обычно, сидел на стуле, упираясь локтями в колени и положив на руки подбородок.

- Как хорошо, Бин, что ты здесь! - похвалил его Бертик. - Я весь обед боялся, что тебя снова позвали на серебряное облако.

- Только от тебя зависит, буду я с тобой или нет, - ответил Робин.

- От меня? Слушай, а что я должен делать? Я все сделаю, - обещал Бертик.

- Я тебе скажу. Времени уйма. Ты успеешь сделать все домашние задания и поиграть на скрипке. У тебя ведь сегодня в шесть часов урок музыки!

- Угу, - кивнул головой Бертик.

Урок музыки у него сегодня поздно, а сейчас темнеет уже в пять часов. И туда и обратно придется идти в темноте, да еще через этот проклятый парк перед музыкальной школой. Хорошо еще, что с ним Робин!

- Учиться играть на скрипке - это никакое не развлечение, - сказал Бертик.

Робин поднял голову и посмотрел на него:

- Ты говоришь совсем как гном Развлечение.

- Гном Развлечение?

- А ты видел этого гнома?

- Видел.

- Гномов не бывает.

- Ты бы видел, сколько их у нас на серебряном облаке! Жалко, что я не смог их тебе показать. Но серебряное облако такое огромное! На нем должны уместиться желания всех людей. А все желания мы ведь не сможем посмотреть.

- А что гномы там делают? - спросил Бертик.

- То, чем они всегда занимаются. Одни покуривают трубочки, другие сидят и рассказывают сказки. Очень многие дети хотели бы иметь своего гнома. А еще больше детей любят сказки про гномов.

- Да! - сказал Бертик. - Будь у меня гном, вот это было бы развлечение!

- Гном Развлечение не доставил бы тебе никакого удовольствия. Этот ищет развлечений для себя одного. Ходит и у всех спрашивает: «Нельзя ли здесь чем-нибудь развлечься?» Или ходит и жалуется: «Ах, здесь совершенно нечем развлечься!» Один мальчик читал сказку про великана, который выполнял все желания своего повелителя. И мальчику очень захотелось иметь такого великана. Он каждую ночь снился ему. Это были чудесные сны. А потом снов не стало, потому что великан шатался по облаку и искал, чем бы развлечься. Он совсем забыл про своего мальчика. Люди могут забывать про свои желания, но желания не смеют забывать про людей. За это их наказывают. Поэтому великан каждый день все уменьшался да уменьшался, пока не превратился в гнома. Все мы на своем серебряном облаке не имеем права забывать, когда нам нужно спускаться на землю. И должны твердо помнить, когда нам возвращаться обратно.

- А ты от меня не уйдешь? - спросил Бертик.

- Это зависит от тебя.


Испытание


Бертик играл на скрипке, а Робин слушал.

- Неплохо, - сказал Робин.

- Я рад, что тебе нравится, - ответил Бертик, - а ты знаешь, сколько пройдет времени, пока я сыграю все свои пьесы?

- Ты что, хочешь сократить время? - спросил Робин.

- Нет-нет! - поспешно ответил Бертик. Он уже имел опыт по сокращению и растягиванию времени.


Анечка из первого «А» и другие

А за окном между тем смеркалось. Туман рассеялся, и среди темных туч появилась первая звезда.

- Пойдем на улицу, - предложил Бертик Робину.

Они вышли в сад. Бертик через дверь, а Робин через окно. На улице мальчики встретились.

Робин глубоко вздохнул вечерний воздух.

- Я чую снег, - сказал он. - Сегодня к утру небо затянут тучи, и с земли долго не будет видно серебряного облака.

- Куда мы пойдем? - спросил Бертик.

- Ты пойдешь один, - сказал Робин.

- А куда мне идти?

- Пойдешь к сараю у вокзала и отопрешь его. В этом ведь ничего трудного нет, - сказал Робин.

«Хорошо ему говорить! - подумал Бертик. - Конечно, открыть дверь в сарай - невелика работа. А идти-то туда? Ведь уже совсем темно».

- Я должен идти на урок музыки, - попытался отвертеться Бертик.

- Ты все успеешь, - ответил Робин.

Это была правда. До начала урока времени было вполне достаточно. А Робин смотрел на него так, будто не верил, что Бертик осмелится пойти к сараю один...

Улица была пустынна, небо над ней темное. К первой звездочке прибавилась вторая и третья... Вот в полях сейчас еще светло. А у вокзала!.. Там бурьян высокий, почти как Бертик, а за кучей шпал может кто-нибудь прятаться. Бертик вздохнул.

- Я пошел, - сказал он. Не может же он признаться Робину, что боится. На углу улицы Бертик оглянулся. Робин стоял там, где они расстались, и махал ему рукой.

Бертик вышел в поле. Над горизонтом медленно угасала желтая полоска дневного света.

«Это хорошо, - подумал Бертик, - пусть она мне посветит».

Но пока Бертик переходил поле, полоска света погасла, и он остался в темноте. Далеко впереди светились огни вокзала. А над самим вокзалом уже раскинулась ночь, хотя по часам было еще не так поздно.

Однажды Бертик ходил с папой на рыбалку. Возвращались они уже поздно ночью, и папа рассказал ему:

«Когда я был маленьким мальчиком, мы жили на хуторе. А в школу мне приходилось ходить в город через поле и лес. Зимой я часто выходил из дома затемно и возвращался тоже затемно. На хуторе я был единственным ребенком, и поэтому ходил в школу совсем один. Я, конечно, боялся ходить через поле и лес без товарища. Но ходить в школу было нужно. И тогда я выбрал себе совсем необычного товарища, который провожал меня до школы. Когда я выходил из теплого дома на мороз, я выбирал себе одну звездочку и говорил ей:

- Сегодня ты будешь меня провожать.

И я уже не был так одинок. Со мной была моя звездочка».

Бертику тогда очень понравился папин рассказ. Сейчас он тоже выбрал на небе звезду и сказал:

- Ты будешь меня провожать!

И звезда мигнула ему, будто поняла. Бертик пошел, и звезда его сопровождала, но перед самым вокзалом вдруг пропала.

В эту минуту Бертик вспомнил, что, когда темно, сторож угольных складов делает обход с собакой. Никто этой собаки не видел, но все о ней говорили. Бертик остановился и заколебался.

Что это Робин придумал?

Зачем ему понадобилось отпирать сарай? Фанинка лежит дома на своей подстилке, он сам это видел.

- Смотрите-ка, а ты что здесь делаешь? - обратился к нему маленький старичок, который подошел к вокзалу со стороны города. - Такой маленький, а уже путешествуешь? Такой маленький, - повторил старичок и двинулся к камере хранения.

Бертик был так удивлен, что смог ответить только тогда, когда за старичком захлопнулась дверь.

- Я не маленький, - сказал он, - совсем не маленький.

И он двинулся по знакомой тропинке.

Если бы он не знал эти места так хорошо, ему, конечно, было бы трудно в темноте найти сарай.

Да, это было не то, что играть с Геленкой и Робином в тумане.

Куст был похож на разбойника в широкополой шляпе, куча дров превратилась в чудовище, а ящики возле склада в волков.

Бертик продвигался потихоньку шаг за шагом и слышал, как колотится его сердце. А уж как подумаешь, что и обратно нужно будет идти одному! В будке сторожа горел свет, а в окне двигалась тень. Наверное, сторож собирался пить чай.

Бертик посмотрел на небо и обрадовался. Звезда, которую он выбрал себе в товарищи, снова сияла. Она сияла прямо над сараем.

Бертик уже миновал кусты, в которых они прятались с Робином и Геленкой, оставалось лишь несколько шагов до двери сарая, он уже открыл засов... И вдруг что-то выкатилось из сарая, едва не сбив с ног Бертика, в нескольких шагах от него свалилось на землю и начало стонать совсем по-человечески.

Бертик оправился от испуга и, осмелев, спросил:

- Кто это?

- Бертик, это ты? - донеслось из темноты.

По голосу Бертик узнал Карела и вздохнул с облегчением.

- Как ты попал в сарай?

- Меня там заперли. Пепа и ребята. А сейчас у меня что-то с ногой. Я, наверное, оступился.

- Подожди, я помогу тебе встать.

Бертик попытался поставить Карела на ноги, но тот мог стоять только на одной ноге. Вторая у него болела.

- Не можешь же ты оставаться здесь до утра, - решил Бертик. - Я отнесу тебя на спине хотя бы до вокзала. Там светло, и мы посмотрим, что у тебя с ногой.

Карел обхватил Бертика руками за шею, а Бертик взвалил его себе на спину. Он тащил его так, как на уроках физкультуры. Но это была не игра. Нога у Карела болела, он кусал себе губы, но не стонал. По счастью, на дороге были кучи шпал, Бертик время от времени сажал на них Карела, чтобы отдохнуть.

У вокзала Бертик посадил товарища на скамейку. Щиколотка левой ноги у Карела распухала на глазах. Он размазывал по лицу слезы.

- Никому в классе не говори, что я ревел, - просил Карел.

- Ну конечно, не скажу, - успокаивал его Бертик. - Только до дому я тебя, наверное, не дотащу. Очень уж ты тяжелый. Знаешь что? Я попрошу на вокзале тележку и отвезу тебя.

Карелу было все равно, как он попадет домой. Только бы скорее! У папы Бертика есть на вокзале знакомый. У него Бертик и попросил тележку.

- Что же у вас там случилось, Бертичек? - спросил знакомый.

- Наверное, нога сломалась, пан Вадас, - ответил Бертик.

Пан Вадас не знал, что и подумать.


Поиски


Бертику как раз хватило времени, чтобы отвезти Карела и вернуть тележку. Потом он поспешил за скрипкой, радуясь, что ему будет о чем рассказать Робину. Но Робина в его комнатке не было. Не появился он и по дороге в музыкальную школу. Возвращаясь с урока, Бертик не бежал. Он остановился в полосе темноты, там, где впервые встретился с Робином, и решил ждать. Ждал он долго, но Робин так и не появился.

Бертик побрел домой. По дороге ему все казалось другим. Когда он шел через новый район, из-под навеса, где стояли мусорные баки, выскочил Мститель, но не напал на него. Он только махнул рукой и исчез.

- Бебик! Бебик! - приветствовала его дома Штепанка.

- Внучек, внучек, - сказала бабушка, - когда же ты научишься уносить скрипку в свою комнату?

Бертик вернулся в коридор за скрипкой. Все кругом выглядело так, будто ничего не случилось. Все было по-старому.

За ужином папа расспрашивал его о школе, у мамы болела голова, а бабушка сообщала, что она сделала за день. Рассказывала о том, что сегодня съела Штепанка, чему она научилась. О том, что Фанинка принесла в кухню уже вторую мышь.

Бертик быстро доел компот и заторопился к себе. Он думал, что в комнате его ждет Робин. Но там никого не было.

В тот вечер Бертик лег спать раньше, чем всегда.

Едва он погасил лампу, как лунный свет превратил покрывало на его кровати в заснеженный луг.

«Завтра пойдет снег, - подумал Бертик. - Робин говорил, что небо затянет тучами».


Анечка из первого «А» и другие

Так он размышлял о том, что Робин пропал, а завтра пойдет снег, и увидел на заснеженном лугу какие-то пятна. Они становились все отчетливее, но это были не пятна. Нет! Появились руки, ноги, голова...

- Бин! - обрадовался Бертик. - Наконец-то ты пришел! Если б ты знал, как я ждал тебя!

- Я знаю, - сказал Робин.

- Я ведь тебе даже не рассказал, кого я нашел в сарае!

- Ты все правильно сделал. И с этой тележкой, и вообще, - ответил Робин.

- И об этом ты знаешь?

- Я знаю все, что знаешь ты.

- А ты меня не покинешь? Ты мне обещал, что не уйдешь от меня.

- Разве не понятно, что я с тобой навсегда, - сказал Робин. - Я уже никогда не покину тебя. Всегда, когда захочешь, сможешь поговорить со мной.

- Но ведь я, - возразил Бертик, - ведь я хотел друга-мальчика.

- Твое желание исполнилось, - ответил Робин, - только ты еще об этом не знаешь. С сегодняшнего дня у тебя есть друг.

- А кто?

- Карел.

Робин начал исчезать, Бертик смотрел на него, но ему уже не было так грустно.

Снежное поле перед ним вдруг заполнилось детьми. Они тащили за собой санки. Среди детей Бертик увидел и себя, а рядом Карела. Они вместе тащили санки.

Когда на другое утро Бертик выглянул из окна, небо и впрямь было затянуто тучами, а на землю падали крупные хлопья снега.


Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Анечка из первого «А» и другие

Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера



Примечания

1

Здесь и далее перевод стихов В. Викторова.


home | my bookshelf | | Анечка из первого «А» и другие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу