Book: В поисках Леонардо



В поисках Леонардо

Валерия Вербинина

В поисках Леонардо

Купить книгу "В поисках Леонардо" Вербинина Валерия

Пролог

Десять основных правил русского агента

1. Русский агент работает во имя своей отчизны и на благо ей, для чего он должен быть готов на любые жертвы, любые подвиги и любые свершения.

2. Действия русского агента должны быть направлены на защиту, процветание и укрепление могущества нашей великой Российской империи в той мере, в какой позволяют его способности и личные качества. Никакие интересы приватного характера, в том числе и корыстные, не должны мешать осуществлению его первой и единственной цели: служению Родине.

3. Круг обязанностей русского агента чрезвычайно широк. Сюда можно отнести: сбор, анализ и проверку сведений, имеющих особо важное значение для безопасности государства и/или его первых лиц, а также сведений военных, стратегических, технических, политических и любых иных, владение которыми определяет будущее Российской империи и упрочает положение ее среди других держав.

Для получения вышеназванных сведений русский агент имеет неограниченные возможности, каковыми он пользуется по своему выбору и усмотрению.

4. Кроме того, русскому агенту могут быть поручены особые миссии различной степени важности, не связанные с его непосредственной деятельностью, но которые обусловлены самим ее характером (см. правило 2).

5. Русский агент работает, как правило, за пределами Российской империи, однако в некоторых (довольно редких) случаях появляется надобность в его услугах и на ее территории, о чем русский агент заблаговременно ставится в известность.

6. Характер работы русского агента предполагает, что деятельность его должна держаться в секрете от властей страны, на чьей территории он находится в настоящее время. В целях обеспечения оной секретности агент может переменить имя и/или внешний вид по своему усмотрению, а вспомогательные службы русской разведки обязаны обеспечить его всем для сего потребным.

7. Для успешной работы в качестве русского агента необходимы: хорошее знание людей и иностранных языков, логический ум, умение разобраться в политическом положении, смелость, находчивость и быстрая реакция. Владение оружием, навыки рукопашного боя и любое дополнительное образование приветствуются, но не являются обязательными.

8. Перед выполнением каждого задания русский агент получает сумму денег, размеры которой определяет его начальство. Если агент сочтет предоставленные средства недостаточными для успешного осуществления его миссии, он вправе подать записку с обоснованием предполагаемых расходов или попытаться в устной беседе с начальством настоять на увеличении выделяемых средств. По выполнении задания агент отчитывается в своих расходах по общей форме.

Как государственный служащий, русский агент получает ежемесячное жалованье, соответствующее его рангу и заслугам. Агент, особо отличившийся на службе, имеет право на дополнительное вознаграждение, каковое принимает форму либо денежного поощрения (сверх установленного жалованья), либо повышения в чине, либо представления к орденскому знаку отличия. Порядок и величину вознаграждения определяет непосредственное начальство оного агента.

9. Русский агент не должен ни на мгновение упускать из виду, что существуют другие агенты, руководствующиеся теми же принципами, что и он, но работающие на державы, чьи интересы могут не совпадать с нашими и, более того, быть нам резко враждебными. Любой человек в окружении русского агента теоретически может оказаться неблагонадежным, поэтому при контактах с людьми агенту предписывается повышенная осторожность. В случае неудачи, пленения или тюремного заключения представители Российской империи сделают все от них зависящее, дабы вызволить попавшего в беду русского агента, но не следует забывать, что каждый провал является губительным для его репутации и значительно сужает его возможности, а значит, наносит урон интересам Российской империи. Помните, что хороший агент – это не в последнюю очередь тот, кто не раскрывается, не попадается и в любых обстоятельствах делает свое дело.

10. И последнее: что бы ни случилось с русским агентом, пусть правило первое послужит ему утешением.

Глава первая,

в которой высокое лицо пребывает в недоумении

Его высокопревосходительство действительный тайный советник Волынский, в мундире и при орденах, стоял возле своего рабочего стола – объемистого, красного дерева, украшенного затейливой резьбой и снабженного несметным множеством хитроумных ящичков, в недрах которых затаились всевозможные государственные тайны. За окном, наполовину прикрытым тяжелой бархатной портьерой, виднелся кусок Невы и серое небо, в которое вонзался золотой шпиль Адмиралтейства. Тусклого освещения, проникавшего снаружи, не хватало, поэтому уже в четыре часа пополудни зажгли лампы, и блики огней трепетали, отражаясь на намечающейся нежно-розовой лысине сановника.

Господин действительный тайный советник находился в затруднительном положении, чего с ним давно уже не случалось. Тридцать четыре года, проведенные им на службе у царя, казалось бы, должны были приучить Волынского ко всякого рода неожиданностям, однако только что он с некоторым изумлением убедился: это не так. В настоящее время он был занят тем, что мысленно вычислял того, кто вздумал сыграть с ним сию скверную шутку, дабы выставить его в смешном свете. Был ли то влиятельный князь К.? Министр Г.? А может, это сам наследник, цесаревич Александр Александрович? Недругов у Волынского, причем один могущественнее другого, немало, – ведь невозможно взобраться на самый верх, никого не задев по дороге. Тонкие губы советника неприязненно сжались. Он выразительно кашлянул, прочищая горло, и еще раз поглядел на особу, чье появление выбило его из колеи в этот ничем не примечательный день 6 ноября 1880 года.

Особа, о которой идет речь, была чрезвычайно миловидной блондинкой семнадцати лет от роду, с черными высоко изогнутыми бровями и карими глазами, в которых нет-нет да вспыхивали золотистые искорки. Умело пригнанное платье цвета gris perle[1] было ей весьма к лицу, хоть и отличалось безыскусностью кроя. В руках особа держала маленькую муфту из меха снежной лисы.

В помпезном кабинете, подавляющем своей вызывающей роскошью, с дорогой мебелью и огромным, писанным маслом, портретом императора Александра II на стене, эта девушка была явно не к месту. Казалось, она заблудилась по пути на очередной бал или в гостиную, полную светских бездельников, и по ошибке завернула сюда спросить дорогу.

Впрочем, по виду девушки никак нельзя было сказать, что она чувствует себя не в своей тарелке. У нее было спокойное, немного отрешенное лицо человека, который вынужден ждать чего-то или кого-то, но отнюдь не испытывает неловкости или неуверенности. В ней было какое-то внутреннее достоинство, и именно это достоинство побудило чиновника вскочить со своего места за столом и шагнуть девушке навстречу, едва она вошла. Ему вдруг показалось невероятным сидеть, когда она стояла, – и это при том, что его высокопревосходительство не имел привычки подниматься, чтобы приветствовать своих подчиненных.

Волынский снова кашлянул. Молчание явно затягивалось. Супостат, подославший к нему блондинку с муфтой, все еще не был найден, и советник мысленно махнул на вычисление его рукой. Кроме того, он отчего-то забеспокоился, хорошо ли уложены его волосы и вообще, достаточно ли представительно он выглядит.

– Значит, вы – Амалия Тамарина? – спросил он. – Амалия Константиновна, если не ошибаюсь?

– Именно так, ваше высокопревосходительство, – с приятнейшей улыбкой отвечала его собеседница.

Волынский неожиданно подумал, что длинное витиеватое обращение, к которому он, в общем-то, давно уже привык, в ее устах звучит как-то по-особенному. Подобные мысли были ему не слишком свойственны. Советник нахмурился, вперил суровый взор в муфту и слегка покачнулся на носках.

– Тамарина, Тамарина… – повторил он нараспев. – Известная фамилия, кажется?

– Некоторые так считают, – отозвалась Амалия вежливо, ничуть не погрешив против истины.

– Я знавал одного Тамарина, – глазом не моргнув, соврал действительный тайный советник. – Правда, его звали не Константин, а…

– Однофамилец, наверное, – спокойно заметила его собеседница. – У моего отца братьев не было.

– Ах так… – По тону советника можно было заключить, что он только что узнал факт величайшей важности. – Но что же мы стоим, в самом деле? Прошу вас, присаживайтесь, Амалия Константиновна.

Император Александр на стене, в бакенбардах и с усталым лицом, казалось, оживился, созерцая очаровательную блондинку и хлопочущего вокруг нее чиновника. Последний собственноручно пододвинул прелестнице Амалии кресло, принял муфту и положил ее на другое сиденье, после чего сел сам – однако не на свое привычное место, отгороженное от посетителей столом, а на один из стульев с кокетливо изогнутыми ножками.

– Гм, – сказал его высокопревосходительство, улыбаясь и приглаживая височки, – вы ведь только что из Москвы, кажется? Ну, как там погода?

Амалия не замедлила высказаться в том духе, что в Петербурге гораздо теплее, и вообще, здешняя погода не в пример лучше тамошней.

– Вот видите, – расцвел действительный тайный советник, – я всегда говорю: Петр Великий знал, что делал, когда перенес сюда столицу.

После чего последовал небольшой сравнительный перечень достоинств града Петрова и недостатков первопрестольной. Решительно, Нева куда больше похожа на реку, чем Москва с Яузой, вместе взятые, а белые ночи в Петербурге… Но, едва заведя разговор про ночи, советник и сам почувствовал, что малость забежал вперед.

– Итак, теперь вы работаете у нас, – подытожил он.

Амалия загадочно улыбнулась. Император Александр, кажется, жалел, что не может сойти с портрета, всю его хандру как рукой сняло. А советник, устремив на Амалию пронизывающий взор, осведомился – не то игриво, не то серьезно:

– Что заставило такую девушку, как вы, попроситься к нам в службу?

Амалия слегка подняла брови. Собственно говоря, она никуда не просилась. Все получилось как-то само собой и практически без ее ведома. Впрочем, были и другие, особые обстоятельства, и они-то как раз и сыграли решающую роль.[2]

– Князь К. решил, что я могу пригодиться, – коротко ответила она, чтобы не вдаваться в утомительные объяснения.

– Ах так, – со значением протянул Волынский. – Князь К…

Стало быть, под советника подкапывается именно он. Или не подкапывается?

– Его императорское величество, – добавила Амалия, покосившись на портрет, – также одобрил его идею.

Волынский ощутил глухое сердцебиение. Вот вам! Как обманчиво бывает первое впечатление: платье самое простецкое и прическа небрежная, а явилась с протекцией от самого императора. Мда-а, с такой девицей надо держать ухо востро: мало ли кем она может оказаться… Волынский слегка отодвинулся назад на стуле и сказал самым официальным тоном:

– Ну, раз так, я думаю… У вас уже есть опыт в делах, подобных нашим?

– Никакого, – не колеблясь ни мгновения, ответила Амалия.

«Оно и видно», – в сердцах подумал советник.

– Какие языки вы знаете?

– Французский, немецкий, английский, итальянский, – с некоторой гордостью перечислила девушка. – И польский, разумеется.

«Значит, мать у нее полячка. Так-так, любопытненько. Надо бы навести об этой Амалии Константиновне справки поточнее. Интересно, как княгиня Юрьевская, морганатическая супруга императора, относится к тому, что ее муж оказывает протекцию сей незаурядной барышне, говорящей на пяти языках и наверняка имеющей другие, не менее очевидные достоинства?» – подумал Волынский, а вслух произнес, с любопытством глядя на свою собеседницу:

– Очень хорошо. Я думаю, ваши знания вам пригодятся. Поскольку вы в нашем деле новичок, то задание будет несложным. Уверен, вы с ним справитесь.

Амалия выпрямилась.

– И что же это за задание?

Волынский заколебался. Раньше, когда он получил распоряжение – приставить к делу некую девицу, совершенно ему неизвестную, – ему показалось, что он поступит правильно, направив ее туда, где ее присутствие было бы более чем уместно. Теперь же, глядя в эти светло-карие глаза, он уже не был в своем решении так уверен. Волынский кое-что смыслил в людях, и этого кое-чего оказалось вполне достаточно, чтобы в короткий срок прийти к самым неутешительным выводам. У Амалии Тамариной нет ни опыта, ни необходимых навыков, она не разбирается в особенностях их профессии; более того, она слишком юна, бесхитростна, беззащитна и наверняка станет легкой добычей для любого мошенника, понаторевшего в их ремесле. Откровенно говоря, ей вообще было нечего делать в особой службе; но отступать было поздно, и, глубоко запрятав свою досаду, Волынский заговорил по-деловому четко и сухо:

– Вы должны незамедлительно отправиться в Париж, где поступите в распоряжение нашего агента Аркадия Пирогова. Во Франции господин Пирогов исполняет одно ответственное и чрезвычайно деликатное поручение. Ваша же задача заключается в том, чтобы его страховать. – Он заметил на лице Амалии легкую тень смущения и остановился.

– Страховать – это… – нерешительно начала девушка.

– Следить, чтобы он не попал в беду, – спокойно пояснил советник. – Видите ли, дело, которым занимается Пирогов, очень важно для нас, и провал ни в коем случае не допустим. Есть основания предполагать, что если о миссии Пирогова узнают агенты других держав, то они сделают все, чтобы помешать ему добиться своего. – Волынский вздохнул. – Пирогов – один из лучших наших людей, но и лучшие люди имеют свои слабости. Вы не должны ни под каким видом пускать его за игорный стол, иначе может случиться так, что он за картами забудет о своем задании. Также я прошу вас проследить, чтобы он не угодил ненароком под карету и не стал жертвой несчастного случая. С секретными агентами то и дело приключаются всякие неприятности, но вы не должны обращать на это внимания, – добавил советник. – У вас будут документы на имя месье и мадам Дюпон из Шарлеруа. Всем остальным займется Пирогов. – Волынский позволил себе подобие улыбки. – Как видите, задание и в самом деле очень простое.

Амалия подумала, что это с какой точки зрения посмотреть. В ее собственной семье имелся азартный игрок – дядя Казимир Браницкий, и никакая сила на свете не могла оттащить его от зеленого сукна, даже его собственная сестра, которой он боялся как огня.

– Значит, я не даю этому месье Пирогову играть и слежу, чтобы он не погиб до исполнения задания, – подытожила девушка. – Не могли бы вы мне все-таки рассказать, в чем оно заключается?

Волынский отрицательно покачал головой:

– Рад бы, дражайшая Амалия Константиновна, да не могу. Тайна, знаете ли, она на то и тайна, чтобы ее хранить.

– Ну что ж… – Амалия смерила его взглядом, ослепительно улыбнулась и поднялась с места. – Тогда, ваше высокопревосходительство, не смею более злоупотреблять вашим вниманием. Полагаю, я должна теперь собраться для отъезда во Францию?

Волынский мрачно посмотрел на нее.

– Сядьте, Амалия Константиновна. К чему такая спешка? Вы еще не получили моих инструкций.

– Ах, простите великодушно, Петр Еремеевич. – Амалия села и разгладила складки платья на коленях.

– Завтра утром, – с неудовольствием заговорил советник, – вы сядете со своим пашпортом на поезд. В Париже оставите документы в посольстве, у статского советника Белякова, он же выдаст вам бумаги на имя Амели Дюпон.

– Почему Дюпон? – не удержалась Амалия. – Это ведь очень распространенная во Франции фамилия, как у нас Иванов.

– Именно поэтому, – сухо сказал действительный тайный советник. – Чтобы затруднить установление вашей истинной личности. Как вы думаете, сколько понадобится времени, чтобы проверить всех Дюпонов, проживающих во Франции? То-то же.

У Амалии мелькнула мысль, что уловка какая-то детская, ведь достаточно отследить ее путь до и после посольства, чтобы раскрыть ее, но ничего не сказала.

– Итак, вы – Амели Дюпон, а Пирогов – Эрве Дюпон. Эту схему мы придумали, как только нам поручили поиски Висконти, но агентесса, которая должна была сопровождать Пирогова, совершенно неожиданно выскочила замуж. – Кончик рыхлого носа Волынского дернулся от возмущения. – Совершенно непростительное легкомыслие! И, главное, даже меня не предупредила. В хорошеньком я оказался положении, доложу я вам!

Амалия смотрела на этого старого, сухого, поблекшего человека. Нет, она не ошиблась: в нем и в самом деле было что-то детское. Полученные им обиды, мнимые или действительные, он переживал с типично детской злопамятностью.

– А кто такой Висконти? – спросила она, чтобы хоть что-то спросить.

– Онорато Висконти, который… – Волынский остановился. – А вы очень хитры, – убежденно заявил он, грозя Амалии пальцем. – Очень! Значит, вам не терпится узнать, чем занимается Пирогов?



– Мне было бы это интересно, – ответила Амалия совершенно искренне.

Волынский встал, заложил руки за спину и прошелся по кабинету.

– Что вам известно о Леонардо да Винчи? – спросил он наконец, подходя к портрету Александра.

– О Леонардо да Винчи? – удивилась Амалия. – Великий итальянский художник и изобретатель, родился в Винчи близ Флоренции, умер во Франции, в Клу, я видела его могилу, когда была в тех краях. Самая знаменитая его картина – «Джоконда», которая…

– Достаточно, – перебил ее Волынский с легкой гримасой утомления. – Не тараторьте, как гимназистка, мадемуазель, это неприлично.

– Простите, ваше высокопревосходительство, – тут же нашлась Амалия. – Я совсем забыла, что говорю с человеком по меньшей мере втрое старше себя.

Волынский подозрительно уставился на свою новую подчиненную. Почудилось ли ему или она и впрямь имела намерение поставить его на место? Но взор у Амалии был такой чистый, такой безмятежный, что действительный тайный советник подавил раздражение. Он подумал, что Амалия Константиновна попросту глуповата. Конечно же, она и в мыслях не имела задеть его.

– Спору нет, Леонардо – великий художник, – продолжал Волынский более сухо. – Однако картин его осталось мало, ничтожно мало, и иные из них даже не закончены. Французам повезло, что их король Франсуа[3] Первый пригласил Леонардо к себе. В результате им досталась «Джоконда», не говоря уже о мелочах вроде «Мадонны с младенцем и святой Анной», «Иоанна Крестителя», «Вакха», «Прекрасной Ферроньерки» и «Мадонны в скалах». У англичан – только посредственная копия последней и картон «Святой Анны», но оно и понятно: они никогда ничего не смыслили в искусстве. В Италии, главным образом в Уффици, осели ранние вещи Леонардо – набросок «Святого Иеронима», «Благовещение» и «Поклонение волхвов», например. Впрочем, «Поклонение волхвов» производит впечатление даже в таком виде. В монастыре Санта-Мария-делле-Грацие в Милане находится знаменитая фреска «Тайная вечеря», от которой, можно сказать, почти ничего не осталось, одно воспоминание. В Кракове хранится испорченный портрет Чечилии Галлерани, «Дама с горностаем». У нас же только пятнадцать лет назад появилась одна-единственная «Мадонна», купленная по случаю у миланского герцога Антонио Литта[4]. – Действительный тайный советник сокрушенно вздохнул. – Некоторые, впрочем, сомневаются, что последняя и впрямь написана Леонардо. Ни в Дрездене, ни в Берлине, ни в Вене его картин нет, так что вы сами понимаете, что началось, когда неожиданно всплыла эта старая картина… Она называется «Леда».

– О! – воскликнула Амалия. – Но ведь «Леда» безвозвратно утрачена…

– Так считалось, – перебил ее действительный тайный советник, – в течение очень долгого времени. О «Леде», по сути дела, было известно немногое. Леонардо привез ее с собой во Францию, и она осталась там, как и «Джоконда». Потом кто-то – возможно, мадам де Ментенон, морганатическая супруга Луи Великого, – нашел, что картина непристойна. Мифическая Леда, как вы, верно, знаете, известна тем, что Зевс соблазнил ее в образе лебедя. – Волынский вгляделся в лицо Амалии, не покрылось ли оно стыдливым румянцем, но хрупкая барышня и ухом не повела. – Считается, что именно по этой причине картина Леонардо была уничтожена. Во всяком случае, она бесследно исчезла в самом конце семнадцатого века. Надо сказать, что картинам на сей сюжет не слишком везет – Мария Медичи, например, приказала уничтожить «Леду» Микеланджело, которая опять-таки оскорбляла ее представления о нравственности. К счастью, остались рисунки Леонардо к его работе, остались копии с «Леды», снятые другими художниками, так что мы можем представить себе, как она выглядела. Лучшая копия, хотя и весьма вольно передающая оригинал, принадлежит художнику… как его, с совершенно непотребной фамилией…

«Содома», – мысленно подсказала Амалия. Эту картину она видела в Риме, в галерее Боргезе.

– Есть еще набросок Рафаэля и несколько копий меньшего значения, разбросанные по всему свету[5]. – Волынский остановился у стола, открыл один из ящичков и стал перебирать лежащие в нем бумаги. – Барон Корф представил мне основательный доклад на эту тему… Ах да, вот и он. Помимо копий, мы располагаем подробными словесными описаниями «Леды», среди которых наиболее полным является описание Кассиано дель Поццо, сделанное в 1625 году. Если верить ему, Леонардо изобразил стоящую во весь рост Леду почти полностью обнаженной. Сбоку от нее – лебедь, у ее ног – два яйца, из скорлупы которых появляются четверо детей: Кастор и Поллукс, Елена и Клитемнестра. – Волынский свирепо фыркнул. – Все это происходит на фоне превосходно выписанного пейзажа. Глаза у Леды опущены, на губах задумчивая улыбка. Работа выполнена на трех продолговатых деревянных панелях, причем стыки между ними расклеились и краска вдоль стыков осыпалась уже в то время, когда картину видел этот Кассиано. Тот же автор отмечает, что шедевр вообще находится в неважном состоянии, так что, возможно, вовсе не соображения морали были причиной его исчезновения, а то, что картина просто-напросто пришла в полную негодность. – Волынский положил доклад обратно в ящик и с хрустом задвинул его внутрь стола. – Замечу, что картина считалась бесспорным шедевром, но разыскать ее никто не пытался. Так что вы можете себе представить, что, когда к князю Урусову, нашему послу в Италии, обратился его хороший знакомый с вопросом, не желает ли он приобрести для своего государя «Леду» Леонардо да Винчи, он отнесся к этой идее весьма прохладно. Тем не менее, так как его знакомый был уважаемым человеком и Урусову не хотелось обижать его, наш посол взял с собой эксперта и отправился поглядеть на картину. – Волынский сделал выразительную паузу.

– И что же, ваше высокопревосходительство? – с любопытством спросила Амалия.

– Это оказалась действительно «Леда» да Винчи, – ответил Волынский с грустью. – Эксперт чуть с ума не сошел от радости. Картина сильно потемнела от времени – известно, что Леонардо любил мудрить с красками, – но тонкость прорисовки, сфумато, обработка панелей и другие вещи, в которых специалисты разбираются больше нас с вами, не оставляли сомнений. Это была та самая «Леда». Но Урусов, как человек осторожный, прежде всего справился, откуда она взялась. Он получил самые исчерпывающие объяснения: предки продавца, Онорато Висконти, долгое время были послами при французском дворе, и не исключено, что кто-то из них выпросил картину, чтобы спасти ее от гибели.

– Так продавец – Онорато Висконти?

– Именно. Из семьи, что когда-то правила Миланом, до прихода Сфорца. Дворянин, светский завсегдатай, человек в высшей степени приличный. Картину он обнаружил случайно, среди старого хлама на чердаке. Оказывается, тот Висконти, что вез ее домой, в пути умер не то от чумы, не то от холеры, и его вещи мало того что прибыли с большим опозданием, так еще и никто не захотел к ним притрагиваться, их даже не стали толком разбирать. Звучит вполне убедительно, не правда ли? За картину Висконти заломил чудовищную цену, но, сами понимаете, она того стоит. Урусов не мог выплатить всю сумму сразу – да и никто не смог бы, кроме Ротшильда, – так что он оставил Висконти задаток (что-то около восьми тысяч рублей золотом) и попросил держать их сделку в тайне, зная, что многие державы захотели бы прибрать картину к рукам. – Волынский укоризненно покачал головой. – Вы знакомы с Урусовым?

Амалия кивнула:

– Я была в Италии с отцом и встречала его. Очень любезный господин.

– Тогда вы можете вообразить себе его физиономию, – сладострастно проскрипел Волынский, заложив руки за спину и раскачиваясь на носках, – когда он узнал, что Висконти исчез, а денежки и картина испарились вместе с ним. В Петербург полетели отчаянные депеши. Когда кто-то садится в лужу, кого просят исправить положение? Ясное дело, Волынского. Я тотчас отрядил Пирогова разобраться на месте. И что он мне докладывает? Что notre honnkte[6] Висконти, помимо нас, успел пообещать картину английской королеве Виктории, германскому кайзеру Вильгельму и австрийскому императору Францу-Иосифу. И представители этих государей, замечу, исправно выдали ему задаток, и все просили сохранить дело в строжайшем секрете. Каково, а?

– И ни один из них…

– Ни один, уверяю вас, не догадывался о подвохе. Еще бы! Ведь они имели дело с самим Онорато Висконти, всем известным, всеми уважаемым господином, который ни разу никого не обманул! – Глаза Волынского горели. – Его императорское величество был в ярости и приказал во что бы то ни стало отыскать картину и доставить во дворец. На карту поставлен престиж монархии! А у меня проблема – этот мошенник Пирогов, как только завидит карты, начинает чувствовать зуд в ладонях. Ха-ха-ха! – Он громко рассмеялся над собственным каламбуром. – Вы ведь понимаете, о чем я? Так вот, к картам его подпускать ни в коем случае нельзя!

– Ваше высокопревосходительство, – учтивейшим образом перебила его Амалия, – теперь мне все более или менее понятно, кроме того, почему наш агент оказался в Париже. Ему что, удалось напасть на след Висконти?

– Ах, вот вы о чем… – Волынский пригладил седеющие височки. – Да, теперь все секретные службы Европы только тем и занимаются, что ловят этого шаромыжника. Согласно последним сведениям, синьор Висконти удрал из Италии и перебрался во Францию, где и затаился. Он принял массу предосторожностей, чтобы его не нашли, но в разведке тоже работают люди не промах. Если верить сообщениям Пирогова, агенты кайзера едва не перехватили Висконти на улице возле какой-то захудалой гостиницы, но тот сумел сбежать, оставив их с носом. В свою очередь, сам Пирогов ухитрился добраться до вещей Висконти и выпотрошил весь его багаж, но ни денег, ни картины не обнаружил.

– Может быть, это потому, – задумчиво заметила Амалия, – что никакой картины и не было, а была только приманка, с помощью которой Висконти хотел поправить свое финансовое положение и от которой избавился, как только добился своего.

Волынский резко распрямился.

– Конечно, я указал на такую возможность в записке его императорскому величеству, – желчно промолвил он. – Я предположил, что Леонардо – никакой не Леонардо, а эксперт Илларионов, осматривавший картину, чистой воды осел. – Волынский хитро сощурился. – Но ведь другие послы тоже приводили своих экспертов, а английский посол лорд Фаунтлерой так тот вообще отличился – не поленился прихватить с собой сразу двух искусствоведов из Британского музея. Все эксперты дали положительное заключение, иначе этот мошенник Висконти не смог бы так ловко вытрясти из послов денежки. Нет, в том-то и сложность, что картина действительно существует, что она действительно написана Леонардо, и если мы не заполучим ее, весь мир будет смеяться над нами. Хорошо еще, что проныры-газетчики не пронюхали об этой истории. Представьте, какой разразился бы скандал: четыре посла великих держав дали себя провести, как мальчишки! – Лицо Волынского раскраснелось от удовольствия. – К счастью, Пирогов хорошо знает свое ремесло, и в своем последнем донесении он сообщил, что теперь Висконти от него точно не ускользнет. Дело в том, что мошенник собирается навсегда покинуть Европу. На каком именно корабле, Пирогов пока не знает, но когда вы встретитесь с ним, к тому времени наверняка уже узнает. – Волынский подался вперед. – Так вот, если вам придется сопровождать нашего агента в путешествии через океан, ни в коем случае не выпускайте его из виду, потому что немцы, австрийцы и англичане дремать не будут. Не дай бог, Аркашка свалится за борт во время шторма или свернет себе шею, поскользнувшись на палубе, так что как следует приглядывайте за ним! Да, и помните: никаких карт! Он уже пару раз горел на этом, но сейчас не тот случай, когда можно расслабляться. «Леда» должна быть в России!

– Я понимаю, ваше высокопревосходительство, – смиренно сказала Амалия, добавив: – Но что, если эксперты все-таки ошиблись и никакой «Леды» на самом деле нет? Ведь Висконти, насколько я помню, был очень искусным рисовальщиком. А я, признаться, не очень верю в истории о шедеврах, воскресающих из небытия. И потом, Висконти ведь мог просто-напросто подкупить экспертов, чтобы те дали положительное заключение. Если «Леда» – обыкновенная фальшивка, то тогда становится понятным и его поспешное бегство, и то, почему картины не оказалось среди его вещей. Ведь тогда…

– А это уже, драгоценнейшая, не ваша забота, – ласково-ядовитым тоном перебил ее Волынский. – Неужели вы полагаете, что я сам не пришел к такой же мысли? В моем возрасте накладно получать нагоняи от государя! Так что извольте перестать умничать, это до добра не доводит. Лучше ступайте-ка на первый этаж в кабинет к господину Серебряному да получите денежки на накладные расходы, а потом – айда собирать вещички. Завтра с утренним поездом вы отбываете в Париж. Пирогов встретит вас на вокзале. По французскому паспорту вы будете его жена, не забывайте об этом. – И он с удовольствием увидел, как покраснела Амалия.

– Но я же совсем не знаю его, как и он меня, – попробовала протестовать девушка. – Как он поймет, что это я?

– Ему сообщат номер вашего места и ваши приметы, – сухо сказал Волынский. – Кстати, у вас будет тринадцатое место. Вы не слишком суеверны, я надеюсь?

– О, что вы, ваше высокопревосходительство! Число «тринадцать» – мое самое любимое, – не моргнув глазом заявила Амалия.

– Вот и прекрасно, – одобрил Волынский. – А вы агента Пирогова узнаете без труда. Он мужчина привлекательный и без зазрения совести этим пользуется. Счастливого пути, мадам Дюпон.

Действительный тайный советник вернулся за свой стол и опустился в кресло. Амалия поднялась, присела в почтительном реверансе, поправила свою муфту и удалилась. Император Александр с портрета с тоскою глядел ей вслед.

Оставшись один, Волынский коротко и нетерпеливо звякнул в колокольчик. Тотчас растворилась невидимая боковая дверь, и в проеме возник высокий немолодой слуга в ливрее.

– Опять подслушивал? – недовольно бросил советник.

– Никак нет, ваше высокопревосходительство.

– Голова совсем седая, Ларион, мог бы и не врать, стыдно… Чаю неси.

– Это что же такое делается! – ворчал сановник пять минут спустя, переливая чай из чашки в себя. – Ты видел, кого мне присылают?

– Видел-с.

– Невероятно! Они думают, секретная служба – это шутки шутить. Скоро институток посылать начнут.

– Да, ваше…

– Гимназисток со школьной скамьи прямиком. А?

– Я ничего, ваше…

– Хотя, конечно, барышня приятная. Но в нашем деле совершенно без надобности.

– Это ваше высокопревосходительство точно изволили заметить.

– Я ее к Пирогову приписал, – сказал сановник. Левый глаз его дернулся – вероятно, Волынский полагал, что таким образом подмигивает.

– Как можно, ваше высокопревосходительство? – вскинулся Ларион. – Такая деликатная барышня… Это же ведь скандал до небес поднимется! Пирогов-то по женской части…

– А мне-то что? Я за чужие шашни не в ответе. Я вообще тут ни при чем, запомни, Ларион. А вот нечего посылать ко мне кого ни попадя!

Надвигался вечер. Золотой шпиль Адмиралтейства таял в сумерках.

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«6 ноября. До сих пор не могу поверить, что я на службе. Видела В. – своего нового начальника. Несмотря на ордена, впечатление неважное. Говорили о Леонардо. Онорато Висконти, оказывается, мошенник. Кто бы мог подумать. Я его хорошо помню, мы с отцом встречали его в Риме в прошлом году. Веселый, любезный, занимательный человек. Уже тогда было известно, что у него денежные затруднения, но, несмотря на это, он всегда отказывался продавать немногие картины, доставшиеся ему по наследству. О «Леде» я никогда от него не слышала, ни единого намека. То, что он проходимец, в некоторой степени оказалось для меня неприятным сюрпризом. На какие ужасные вещи толкает людей нужда! Собираю вещи: завтра еду в Париж».

Глава вторая,

в которой слуга агента Пирогова видит звезды средь бела дня, а также происходит кое-что похуже

Пыхтя, шипя и плюясь паром, локомотив подкатил к платформе парижского Gare de Nord, Северного вокзала, и замер, содрогнувшись всеми вагонами. Засуетились кондукторы, оживились носильщики. Перрон наполнился прибывшими пассажирами: мужчинами в добротных костюмах, с цилиндрами и тростями, женщинами в платьях с пышными турнюрами, которые только начали входить в моду. Некоторые, впрочем, как блондинка с тринадцатого места в первом классе, предпочитали простой английский стиль – приталенное платье, подчеркивающее силуэт, с минимумом оборок. Пассажирка с тринадцатого места еще стояла на площадке вагона, внимательно оглядывая встречающих, когда к ней приблизился молодой, ладно скроенный человек лет тридцати, светловолосый, светлоглазый, с крепкой квадратной челюстью, и подал руку, помогая сойти.



– Значит, это вы – тринадцатое место?

Амалия улыбнулась. Волынский не солгал: ее напарник и в самом деле был весьма привлекателен.

– Именно. А вы…

– Эрве Дюпон, – предостерегающе сказал встречающий. – И, ради бога, никакой русской речи, хорошо? Говорим только по-французски… дорогая женушка. Где ваш багаж?

Он подозвал носильщика и кивнул на восемь разнокалиберных чемоданов. Амалию и ее спутника ждал фиакр. Кучер дул на пальцы, пытаясь согреть их.

– Мне еще надо заехать в посольство, – напомнила Амалия.

Пирогов скривился.

– Ох уж это посольство! Но я понимаю: таковы порядки нашего добрейшего Волынского. Вам известно о том, чем мы будем заниматься?

– В общих чертах. Кстати, вам удалось узнать, на каком корабле намеревается уплыть Висконти?

Пирогов хищно осклабился.

– За кого вы меня принимаете? Разумеется, я все уже выяснил! – И он доверительно наклонился к Амалии: – Корабль называется «Дельфин», отходит из Гавра завтра утром. Пункт назначения – Рио-де-Жанейро.

– Бразилия? – ахнула Амалия.

Пирогов кивнул.

– Так что вы прибыли как раз вовремя, дорогая женушка. Задержись вы на несколько часов, мне бы пришлось отправляться в Гавр одному.

– Я бы этого не пережила, – серьезно сказала Амалия, кладя тонкую ручку в перчатке на рукав фиктивного супруга. – Значит, можно считать, что Висконти уже пойман?

– Пойман? Ха! – фыркнул Пирогов. – Вы забываете о том, какой это хитрый мерзавец. Ведь он вполне мог купить билет для отвода глаз. Мы уплывем на «Дельфине», а синьор тем временем преспокойно сядет на другой корабль, отправляющийся… ну, скажем, в Кейптаун. Так что нам придется держать ухо востро!

– Я поняла, – отозвалась Амалия. – Этот Висконти, конечно, негодяй, но мы с ним справимся. Как в русской пословице: на хитрую кошку всегда найдется хитрая мышка. Знаете? – И она очаровательно улыбнулась.

– А вы занятнее, чем я думал, – проворчал Пирогов, невольно поддавшись обаянию прелестной девушки с глазами цвета искристого шампанского. – У вас очень приятный французский, Амалия. Долго жили за границей?

– Нет, у меня была хорошая гувернантка.

– Но вы ведь бывали прежде во Франции?

– Несколько раз.

Пирогов взглянул на жилетные часы и нахмурился.

– Времени в обрез… Я взял билеты на поезд до Гавра. Мы должны быть на вокзале до семи часов. Пароход отплывает завтра в девять утра. Почему Волынский не мог отправить вас на день раньше? Тогда бы я не чувствовал себя, как уж на горячей сковородке.

– У его высокопревосходительства не было возможности это сделать, – сдержанно сказала Амалия.

– Ну ладно. – Пирогов вздохнул и откинулся на спинку сиденья, изучая ее. – Вы ведь в нашем деле новичок, так? Могу поспорить на что угодно: он прислал вас следить за мной.

– Надо же с чего-то начинать, – отозвалась Амалия, пожимая плечами. – Он боится, что во время плавания вас могут ненароком столкнуть в море. Он бы этого не пережил, вы ведь знаете, как он дорожит вами.

Пирогов поежился. Чувствовалось, что мысль о возможном купании не пришлась ему по вкусу.

– Не шутите так, прошу вас… Вот и посольство. Я подожду вас здесь, а вы постарайтесь побыстрее вернуться.

– Хорошо, – покорно согласилась Амалия и выскользнула из фиакра.

Пошел мелкий снег, но быстро прекратился. Амалия обменяла паспорт, расписалась в бумагах, получила подробные инструкции и, как ей было велено, покинула здание через черный ход. Фиакр с Пироговым по-прежнему ждал ее. Агент галантно подал ей руку, помогая забраться в экипаж.

– В какой гостинице вы остановились? – спросила Амалия.

– В «Атенее» на улице Скриба, около Оперы.

– Я знаю, где это. Номер?

– Тридцать один.

– Тринадцать наоборот, – задумчиво сказала Амалия. – Надо же, как интересно все складывается. – Она вздохнула. – Кстати, надеюсь, мы плывем на корабле первым классом?

– Первым, не беспокойтесь.

– О боже! – воскликнула Амалия. – А я захватила с собой только две шляпки.

На широком скуластом лице Пирогова изобразилось искреннее недоумение.

– И что с того? – нервно спросил он.

– Как это – что! – возмутилась Амалия. – Дама, которая едет в первом классе, не может иметь при себе только две шляпки, она должна быть соответствующим образом одета. Пожалуй, мне придется заехать в магазин. – Она покосилась на Пирогова и нежно взяла его под руку. – После того, разумеется, как мы с вами выпьем чашечку кофе в гостинице. Я ужасно озябла!

Пирогов улыбнулся.

– Боюсь, что Волынский не одобрит вашей расточительности, – заметил он. – Скупость нашего казначейства давно вошла в поговорку.

– Очень жаль! – искренне вздохнула Амалия.

Фиакр подъехал к «Атенею», и чета Дюпон, расточая улыбки налево и направо, поднялась в номер. Амалия ушла в будуар – как она сказала, поправить прическу, а Пирогов послал слугу за кофе для дамы. Вскоре тот вернулся, неся на серебряном подносе две дымящиеся чашки.

– Честно говоря, – сказал Пирогов, когда Амалия вошла в гостиную, – я очень рад, что мне выпала честь работать с вами.

– Я тоже, дорогой муженек, – многозначительно ответила девушка, глядя ему в глаза.

Их разделял только стол. Но вот Амалия отвела свой взор. Пирогов смешался и кашлянул.

– Однако что же это мы… Совсем забыли о кофе!

– В самом деле, – подтвердила Амалия, делая из чашки большой глоток. – Кофе просто замечательный! – Она улыбнулась. – Значит, мы отплываем завтра на «Дельфине»?

– Именно так, – подтвердил ее напарник (он же по совместительству и фиктивный супруг).

Амалия улыбнулась еще шире и приподняла чашку. В глазах девушки замерцали золотые искорки.

– За то, чтобы наше путешествие было удачным, – с придыханием прошептала она.

Но собеседник отреагировал на ее слова как-то странно. Он озадаченно уставился на Амалию, пробормотал нечто невразумительное и, покачнувшись, свалился на пол.

– Бедняжка, – укоризненно вздохнула Амалия.

Бросив быстрый взгляд на дверь, девушка вскочила с места и подбежала к горящему камину. Взвесив на руке каминную кочергу, она с сожалением покачала головой и взялась за подсвечник, стоящий на пианино. Очевидно, он показался Амалии куда более подходящим для ее целей, потому что она удовлетворенно кивнула головой и на цыпочках подбежала к двери, которая начала поворачиваться на петлях. На пороге возник слуга – тот самый, что давеча принес супругам Дюпон замечательный кофе.

– Господин! – тихо сказал он. – Господин!

В следующее мгновение слуга увидел великое множество звезд, танцующих вокруг себя, и отключился.

– Надеюсь, я вас не убила? – участливо осведомилась Амалия, поудобнее перехватывая тяжелый подсвечник. Но слуга, ясное дело, ничего не мог ответить.

Амалия, подбежала к входной двери и заперла ее на два оборота. После чего взяла слугу за ноги и поволокла его в будуар. Волосы девушки растрепались, непокорный светлый локон так и норовил угодить в левый глаз, но все же Амалия сумела перетащить слугу в спальню. Она сняла с портьер витые шнуры с золочеными кистями и, крепко-накрепко связав несчастного и заткнув ему рот гостиничной салфеткой, оставила лежать на ковре возле кровати. Совершив все эти предосудительные, с точки зрения закона, деяния, Амалия вернулась в гостиную, где ее ждала основная работа.

– Ай-яй-яй, – сказала она, увидев, что агент Пирогов приподнялся на полу и ошалело крутит головой. – Лежите тихо, сударь!

Просьба сопровождалась несильным ударом все тем же подсвечником, но его, однако же, оказалось вполне достаточно, чтобы агент Пирогов снова свалился в беспамятство.

* * *

Когда Аркадий вторично пришел в себя, голова у него раскалывалась, как с похмелья, а во рту стоял какой-то горький привкус. Агент Пирогов попробовал пошевелиться и, так как ему это не удалось, понял, что связан.

Скосив глаза, он попытался определить, не удастся ли ему сбросить веревки. Увы, его худшие опасения подтвердились: мало того, что его опутали по рукам и ногам, как полено, негодяй, напавший на него, озаботился привязать его к стулу, что сделало возможность самостоятельного освобождения весьма проблематичной. Но, так как храброму агенту Пирогову доводилось выбираться и не из таких передряг, он решил запастись терпением и стал оглядывать свою темницу.

Мебель в стиле рококо была обита зеленым шелком в мелкую желтую полоску, точь-в-точь как в его комнате. На окнах висели гардины в тон, и, поразмыслив, он решил, что по-прежнему находится в своем номере в гостинице «Атеней». Это его немного успокоило.

Тут взгляд агента Пирогова упал на особу, которая удобно расположилась на оттоманке наискось от него, и он вытаращил глаза. Светлая блондинка с карими глазами, опершись локтем о изголовье и покачивая носком туфельки, преспокойно читала «Revue historique» – «Историческое обозрение». Возле нее в ряд стояли пять его чемоданов, причем их содержимое валялось на полу в полном беспорядке. Собственный багаж Амалии Тамариной – простите, мадам Амели Дюпон – был тут же, в несравненно лучшем состоянии.

Агент Пирогов попытался привлечь к себе внимание и обнаружил, что не может издать ни звука. Во рту у него был кляп. В негодовании агент Пирогов прохрипел нечто нечленораздельное.

Амалия подняла голову. В глазах ее сверкнули и погасли золотистые искры.

– А, вы уже пришли в себя! Прекрасно.

Она положила «Ревю историк», поднялась с места и подошла к Пирогову. Но, когда она вытащила кляп из его рта, из последнего посыпался такой град ругательств, что она тотчас же вернула кляп на место.

– Нет, нет, – сказала Амалия совершенно спокойно, как будто ей каждый день приходилось оглушать и связывать здоровенных мужчин, – так дело не пойдет. Или вы будете вести себя прилично, или мне придется принять меры.

Пирогов, бешено вращая глазами, судорожно задергался, и во взоре его легко можно было прочитать все то, что он не мог высказать. Амалия кротко пожала плечами, вернулась на оттоманку и снова углубилась в чтение.

– Ну, – спросила она через некоторое время, – так вы готовы поговорить спокойно или нет?

Она извлекла кляп изо рта Пирогова, который некоторое время молчал, стараясь отдышаться, после чего обрушил на нее поток энергичных выражений, в котором слово Teufel[7] повторялось 24 раза, Gott[8] – семнадцать раз, а слова, не включенные в словари, – и того чаще.

– Человек, испытывающий сильное эмоциональное потрясение, как правило, возвращается к своему родному языку, – бесстрастно заметила Амалия. – Иными словами, сударь, вы только что доказали, что я была совершенно права. Вы – не агент Пирогов.

Ее собеседник поперхнулся и в изумлении уставился на нее. Амалия только пожала плечами.

– Так я и знал, – горько сказал «агент Пирогов», окончательно переходя на язык Шиллера и Гёте. – Мне никогда не везло с блондинками. – Он заворочался на месте, тщетно пытаясь ослабить путы. – Если вы думаете, что вам это сойдет с рук…

– Где агент Пирогов? – спросила Амалия просто.

Пленник тяжело засопел.

– Надеетесь его вызволить? Кто он вам – муж, любовник?

– Нет, – серьезно сказала Амалия, – муж он мне только по паспорту, и я даже не знаю, как он выглядит.

– Не знаете? – остолбенел пленник. – Черт подери… Тогда как же вы раскусили меня?

Амалия немного подумала.

– Я сопоставила факты, сударь. Уже когда вы отказались говорить по-русски, я начала подозревать неладное. Конечно, это могло быть лишь плодом моего воображения, но на всякий случай я расставила вам ловушку, и вы в нее попались.

– Ловушку? – подозрительно спросил ее собеседник. – Что еще за ловушка?

Амалия сладко прищурилась.

– Русская пословица. Помните? В нашем языке нет пословицы «На хитрую кошку всегда найдется хитрая мышка». Это французское выражение. А по-русски говорят: «Нашла коса на камень».

Пленник сдавленно застонал и яростно дернулся, но веревки выдержали.

– А потом вы подтвердили мои подозрения, отказавшись от визита в российское посольство, – добавила Амалия. – И я окончательно убедилась, что вы не тот, за кого себя выдаете. А то, что вы проделали с моим кофе… – Она пренебрежительно передернула плечами.

– Кофе? – оторопел пленник. – О, проклятье! Так вы… так вы догадались? И… и поменяли местами чашки? Но когда же вы успели?

– Пока вы смотрели мне в глаза, – спокойно отозвалась Амалия.

Вспомнив, что совсем недавно он как зачарованный таращился на юную обольстительницу, пленник вышел из себя и снова разразился ругательствами.

– Может быть, хватит? – спросила Амалия, которую все это уже начало утомлять. – Кто вы такой, в конце концов?

– Я вам ничего не скажу, – сухо произнес ее собеседник. – Можете пытать меня, если хотите, но от меня вы не добьетесь ни слова.

Амалия вздохнула.

– Хороший совет, но я еще никогда никого не пытала и боюсь по неловкости причинить вам боль.

– Вы что, издеваетесь надо мной? – прохрипел пленник.

– Бедный Пирогов, – продолжала Амалия. – Держу пари, вы сыграли на его слабости к картам. Я нашла у вас две крапленые колоды в чемодане.

– Думайте что вам угодно. – Он поглядел на часы, показывавшие без пяти шесть. – Кстати, вы не боитесь опоздать на поезд, фройляйн? А то «Дельфин» уйдет без вас, а с ним – и Висконти вместе с «Ледой».

– Берлинец и, судя по всему, образованный… – заметила Амалия, словно не слушая его. – Когда не выражаетесь, как пьяный ямщик, конечно. У австрийцев более мягкое произношение. Значит, вы и ваш несговорчивый приятель – из германской разведки, потому что на англичанина вы вовсе не похожи.

– Мой приятель? – всполошился разоблаченный немец. – Что вы сделали с Гансом, черт побери?

– То же, что и с вами. – Амалия была любезна и лаконична, как надгробный памятник. – Правда, кофе он не пьет, так что мне пришлось его успокоить иначе.

– Мой бог! – застонал немец. – Так вы убили его?

– Зачем? – удивилась Амалия. – Просто с ним случилось досадное недоразумение. Он случайно ударился головой о канделябр, который я держала в руке.

– Ах, случайно! – вскипел германский агент. – Чем больше я гляжу на вас, тем больше мне хочется вас прикончить!

– Да? – отстраненно заметила Амалия. – Говорят, все супруги в конце концов приходят именно к такой мысли.

Агент побагровел.

– С каким бы удовольствием я придушил вас, – промолвил он с печалью. В глазах его появился кровожадный блеск. – Из-за вас мой повелитель не получит Леонардо!

– Пф… – фыркнула Амалия. – Зачем этой старой развалине Вильгельму Леонардо? А вот наша галерея очень от него выиграет. «Леда» будет великолепно смотреться рядом с «Мадонной».

– Да? – язвительно прохрипел немец. – И кто же, позвольте спросить, придет туда любоваться на них – толпы невежественных скифов?

– Полегче, сударь, полегче! – осадила его Амалия, которая на дух не выносила шовинизма, вне зависимости от того, какой народ подвергался уничижению. – Я же не обзываю вас напыщенным немецким чурбаном, хоть и имею на это право после того, как провела вас.

Германский агент поник головой и застонал. Он все еще тяжело переживал свое поражение.

– Бог мой, как шумит в голове! О-ох! Никогда не думал, что снотворное оказывает такое действие!

– Это не от снотворного, – заметила Амалия.

Немец подозрительно уставился на нее.

– А от чего же? – Он в волнении приподнялся. – Вы что, и меня тоже приложили этим… подсвечником?

– Угадали, – усмехнулась девушка. – Ему, кстати, повезло куда меньше, чем вам. У вас на редкость крепкая голова, один рожок канделябра даже погнулся. – И она кивнула на искривленный подсвечник, стоявший на пианино.

Новый весьма несдержанный ответ немца показал, что он не испытывает никакой симпатии к канделябрам, вне зависимости от того, сломаны ли они или находятся в полном порядке.

– Может быть, все-таки скажете, что вы сделали с Пироговым? – мягко попросила Амалия. – Зачем вообще вы заняли его место? Для чего все это?

– Раз уж вы были так со мной вежливы, – ехидно отозвался немец, – я, пожалуй, скажу вам. Агент Пирогов в настоящее время находится в частной клинике для душевнобольных, куда я его поместил, и у него нет ни малейшего шанса выбраться оттуда. Я распорядился, чтобы его держали день и ночь в смирительной рубашке, ибо мой брат – так я его назвал – подвержен приступам буйства.

– Брр! – Амалия поежилась. – И часто у вас, агентов, такое бывает?

– Случается, – скромно сказал немец. – Когда надо срочно избавиться от какого-нибудь проныры и помешать ему действовать, клиника для умалишенных – самое лучшее место. Кроме того, когда без вести пропадает агент, ваш посол прежде всего наводит справки в тюрьмах и моргах, а лечебницы хороши тем, что в них можно поместить человека под любым именем. И потом, обычно никому не приходит в голову там искать пропавшего.

Амалия тихо вздохнула.

– Да, тяжела работа тайного агента, – промолвила она.

– Только не надейтесь, что я скажу вам адрес клиники, – продолжал немец. – В моих интересах, чтобы этот негодяй остался там, куда я его упек. Он и так достаточно досадил мне. Если бы он не помешал мне месяц назад, я бы уже схватил Висконти и вытряс из него, что он сделал с картиной.

Агент яростно задергался на месте, пытаясь освободиться от пут. Амалия сочувственно наблюдала за его тщетными попытками.

– Я бы не советовала вам, – учтиво заметила она, – заниматься этим. После каждого вашего движения узлы только сильнее затягиваются.

Большие часы показывали десять минут седьмого.

– И что вы намерены делать теперь? – осведомился германский агент, видя, что Амалия сосредоточенно о чем-то размышляет.

– Я? – Амалия пожала плечами. – То же, что сделали бы и вы, будь на моем месте. Я оставлю вас с вашим сообщником здесь, отправлюсь на вокзал, приеду в Гавр и сяду на корабль. Дальше буду действовать по обстоятельствам. – Она поднялась с места.

– Надеюсь, вам понравится в Рио-де-Жанейро, – не удержался агент. – Передавайте от меня привет синьору Висконти, если вы его увидите.

Амалия улыбнулась.

– Никогда не была в Рио-де-Жанейро, – сказала она.

– Неужели? – поднял светлые брови немец. – Надо же, какая потеря!

– И вообще я направляюсь не туда, а в Нью-Йорк, – спокойно продолжала Амалия. – И корабль называется не «Дельфин», а «Мечта». Ну что, вы все еще настаиваете на том, чтобы передать синьору Висконти привет от вас?

Немец позеленел. Он судорожно попытался что-то выговорить, но язык не повиновался ему.

– Да, да, – опережая его вопрос, отозвалась Амалия. – Вы правы, я обыскала ваш багаж и не обнаружила в нем никаких билетов на «Дельфин», зато нашла два билета на «Мечту», на имя Эрве и Амели Дюпон. – Амалия торжествующе улыбнулась. – Именно из-за этих билетов вы и преследовали Пирогова. Вам позарез нужно было знать, куда направляется Висконти. Кстати, как следует из одного клочка бумаги, который вы почему-то бережно хранили при себе, Висконти будет в первом классе под фамилией Лагранж. Как видно, агент Пирогов и впрямь хорошо знает свое дело, так что, если бы не карты, никогда бы вам не удалось его обставить.

– Ах, так! – выкрикнул немец, когда обрел дар речи. – Кстати, вам не видать Нью-Йорка, слышите? – Его глаза горели, ноздри раздувались. – Потому что я солгал! Поезд в Гавр отправляется не в семь часов, как я сказал, а в шесть. И «Мечта» отходит в семь утра, а не в девять. Вы опоздали!

– Фи, как грубо, – сказала Амалия со скучающей гримаской. – Вы и впрямь созданы для роли мужа, как я погляжу. Неужели так трудно держать себя в руках?

– Ну ничего, – просипел немец, тяжело дыша. – Все равно когда-нибудь вы мне попадетесь, и я с лихвой рассчитаюсь с вами. Никто еще не смеялся надо мной безнаказанно!

– Неужели? – уронила Амалия. – Поверьте, мой безымянный друг, мне это совершенно безразлично.

Она улыбнулась, забрала журнал и положила его в свой чемодан. Взяла паспорт на имя Эрве Дюпона, бегло просмотрела его и неторопливо разорвала в мельчайшие клочья. Потом точно таким же образом поступила с паспортом, выданным на имя месье Кюри из Нормандии. Немец наблюдал за ее действиями со все возрастающим беспокойством. Не ограничившись уничтожением документов, Амалия вытащила из чемодана агента билет на имя Эрве Дюпона и несколькими движениями своих изящных белых ручек привела его в полнейшую негодность. Немец неодобрительно поджал губы. Он попытался было сопротивляться, когда Амалия подошла к нему, собираясь заткнуть кляпом рот, но это ни к чему не привело: кляп все равно был водворен на место, и Амалия по-сестрински заботливо стряхнула с лацкана немца ниточку, которой совершенно нечего было там делать.

– Как говорят у нас в России, не поминайте лихом, сударь, – произнесла девушка с обворожительной улыбкой.

Немец побагровел, став похожим на свежеочищенную свеклу. Полными ненависти глазами он следил за ней. Амалия достала из ридикюльчика маленькие изящные часики, взглянула на них, приблизилась к большим часам, показывавшим двадцать минут седьмого, и спокойно переставила стрелки на час назад. Ей послышался хрип, в котором явно звучало негодование, но она не обернулась.

– Что я особенно ценю в немцах, – сказала Амалия мягко, задергивая шторы, – так это их пунктуальность. – Хрип сделался еще громче. – Просто поразительно, как доверчивы некоторые люди! Что, по-вашему, я делала в то время, пока вы спали беспробудным сном? Естественно, сначала обыскала ваш багаж, а затем вызвала портье и на всякий случай уточнила у него, когда отходит ближайший поезд до Гавра.

Амалия сунула свой билет в ридикюльчик, послала связанному пленнику воздушный поцелуй и по одному перетащила свои чемоданы к входной двери, после чего дернула за сонетку, вызывая слугу.

– Спите спокойно, мой безымянный друг, – сказала она немцу на прощание. – Я уже сообщила прислуге, что вы передумали уезжать, что вы адски устали и хотите вздремнуть, а значит, самое меньшее до утра вас никто не побеспокоит.

Хрип разом оборвался, словно пленник понял всю безнадежность своей борьбы и отказался от нее. Амалия надела пальто, поправила перед зеркалом шляпку и, не думая больше о германском агенте, которого она обвела вокруг пальца, отворила дверь. Слуга уже ждал ее.

– Несите мои чемоданы вниз, – распорядилась Амалия. – И вызовите мне фиакр.

Сев в экипаж, она спрятала руки в муфточку и удовлетворенно улыбнулась. Пока все шло как по маслу.

– На вокзал! – сказала она кучеру. – Я тороплюсь на гаврский поезд.

Кучер понимающе кивнул и хлестнул лошадей.

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«9 ноября по русскому стилю – 21 ноября по европейскому стилю. Париж восхитителен, как всегда. Видела Пирогова. У нас возникли небольшие разногласия, и я решила, что мне лучше ехать одной. У Пирогова не было другого выхода, кроме как согласиться. Пишу в поезде, увозящем меня в Гавр. За окнами видна река. Только что миновали мост. Путешествие проходит прекрасно».

Глава третья,

в которой завязываются новые знакомства

Пароход дал гудок, и чайки, сидевшие на гаврской набережной, с пронзительными криками взмыли ввысь, заметались над водой. Амалия, устроившаяся на палубе в шезлонге, достала часы и посмотрела на них.

«Ровно семь», – констатировала она.

Убрали сходни, подняли якорь, и «Мечта» стала медленно отходить от берега. Амалия вздохнула. Гавр нежно таял в голубой дымке, а вскоре и вовсе скрылся из глаз. Впереди лежали почти шесть тысяч верст путешествия через Атлантический океан и десять совершенно бесполезных дней, которые Амалия проведет в обществе своих попутчиков. Бесполезных, ибо она уже успела убедиться, что Онорато Висконти на борту нет. Во всяком случае, в первом классе.

А вообще общество собралось самое изысканное и подчас неожиданное, способное, впрочем, удовлетворить любые вкусы. Здесь был некий английский маркиз, которого угораздило жениться на актрисе, и жизнерадостный молодой американец, возвращавшийся из Европы, которую он, похоже, посетил только для того, чтобы сделать вывод: Америка несравненно лучше. Присутствовали знаменитая оперная певица сеньора Кристобаль со своим врачом и аккомпаниатором, которыми она помыкала, а также с немолодой компаньонкой, которая верховодила ею самой, как неразумным ребенком, и настоящий американский миллионер мистер Дайкори, владеющий заводами, рудниками и всякой всячиной в том же духе, но не владеющий собственными ногами – он передвигался в кресле-каталке, которое возил молодой немногословный человек со стальными глазами. Был здесь и художник, удачно женившийся в свое время на дочери бельгийского богача, с двумя очаровательными детьми; супружеская пара из Эльзаса – страстные путешественники, объездившие полсвета; старая усохшая австралийка миссис Рейнольдс с дочерью, весьма упитанной румяной девушкой, которая сообщила Амалии, что они едут навестить ее дядю. По соседству с Амалией расположилась семья Эрмелин: мать, высокомерная и чрезвычайно уверенная в себе особа, в чьих ушах покачивались длинные бриллиантовые серьги, ее старший сын Кристиан с женой Ортанс, дочь Эжени с мужем Феликсом Армантелем, и младший сын Гюстав, еще неженатый. Вместе с ними ехала и племянница мадам Эрмелин Луиза Сампьер, хорошенькая рыжеватая девушка с мечтательными глазами, к которой ее кузен Гюстав явно был неравнодушен. Амалия краем уха слышала, что Эрмелины – очень богатая семья, и, судя по тому, какое количество людей их сопровождало, они и впрямь не бедствовали. Помимо прислуги, при мадам Эрмелин постоянно находились адвокат, управляющий Коломбье, сестра управляющего (бесцветная особа с серыми волосами и такими же глазами), а также агент страховой компании, уполномоченный следить за тем, чтобы драгоценности, которыми блистали мадам и в значительно меньшей степени ее дочь и невестка, невзначай куда-нибудь не запропастились, ибо страховые компании имеют привычку ужасно переживать из-за мелких неприятностей такого рода. Прочие пассажиры были довольно заурядными: двое застенчивых молодых людей из Вены, поженившихся месяц тому назад, какой-то французский дипломат, вызванный срочно заменить своего коллегу в Вашингтоне, торговец чаем из Голландии с женой и тремя детьми… Ни один человек среди них даже отдаленно не напоминал Онорато Висконти. Четыре каюты первого класса пустовали: одна, записанная на Эрве Дюпона, которую должен был занимать загремевший в asile d’aliénés[9] агент Пирогов, другая напротив каюты Амалии, отведенная некоему месье Лагранжу, и две каюты четы Мерсье, негоциантов из Марселя, не поспевших на пароход. Все эти подробности Амалия выудила из второго помощника капитана, пустив в ход одну только ослепительную улыбку. Чтобы объяснить отсутствие супруга, нашей героине пришлось срочно заставить его заболеть тяжелой болезнью, «от которой он может и не оправиться». Надо сказать, что при этом сообщении в глазах помощника мелькнул огонек понимания, который деликатная Амалия предпочла отнести за счет его воспитанности. Так как беглый синьор Онорато Висконти путешествовал под фамилией Лагранж, Амалия, вторично пустив в ход улыбку и как бы невзначай коснувшись рукава второго помощника, узнала у него, что багаж негоциантов на борт прибыл, но никаких вещей, принадлежащих господину из каюты напротив, на корабль не поднимали. Итак, поиски зашли в тупик. Благородный итальянец просто-напросто бессовестно надул разведки четырех стран, пустив их по ложному следу, а сам (Амалия была убеждена в этом) преспокойненько сбежал куда-нибудь на Капри или Майорку, малолюдные, прелестные острова Средиземноморья, где можно жить годами, и никто не поинтересуется, кто ты и что тут делаешь. Во всяком случае, будь Амалия на его месте, она бы именно так и поступила.

«Впрочем, нет, – тут же спохватилась она. – Я бы не стала обманывать людей только ради того, чтобы нажить себе врагов. Будь у меня эта замечательная «Леда», я бы избавилась от нее, продав за хорошие деньги, и зажила бы в свое удовольствие. К чему усложнять себе жизнь?»

– Прекрасная погода, правда? – произнес чей-то протяжный голос над ухом у Амалии.

Она с некоторым неудовольствием обернулась и увидела молодого человека с длинным лошадиным лицом и открытой улыбкой. Это был Роберт П. Ричардсон, тот самый американец, что совершал познавательный тур по Старому Свету и теперь, переполненный впечатлениями, возвращался к себе в Новый, где его ждало собственное ранчо. Что такое ранчо, Амалия понятия не имела, но предполагала, что это не жена и не невеста, а что-то вроде большого доходного дома, приносящего твердый доход хозяину.

– Я бы не сказала, – сдержанно отозвалась она на замечание Ричардсона о погоде и поглубже упрятала руки в муфту. Два человека в ее семье, отец и брат, умерли от туберкулеза, и оттого она не слишком жаловала осень и зимнее время года.

– О! – счел нужным зачем-то глубокомысленно воскликнуть мистер Ричардсон.

Амалия уставилась на серое унылое море, сделав вид, что не замечает присутствия американца. Она знала, что поступает в высшей степени невежливо, но ее все еще разбирала досада на себя. Как тонко она раскусила германского агента, как ловко убрала его и его приспешника с дороги, а все оказалось совершенно зря. Висконти-Лагранжа на «Мечте» нет и в помине, а значит, «Леды» тоже, и где их искать – совершенно непонятно. Амалия получила десятки самых разнообразных инструкций на все случаи жизни, но ни одна из них не предусматривала, что она лишится своего напарника и ей придется действовать на свой страх и риск. Но, в самом-то деле, что же ей делать?

После Гавра корабль останавливается в Шербуре, и она спокойно может там сойти на берег…

«Минуточку, – одернула себя Амалия, – а что, если Висконти предусмотрел именно такой вариант развития событий и только этого и дожидается? Что, если я покину судно в Шербуре, а он там же поднимется на борт? Хорошо же я буду тогда выглядеть, упустив его! Нет, – решила Амалия, – сходить на берег мне нельзя. В крайнем случае… в крайнем случае прокачусь до Нью-Йорка и обратно. Все путешествие займет меньше месяца, так что не о чем и говорить».

Досадно, конечно, что она оказалась совершенно одна и ей не с кем даже посоветоваться. Будь здесь проштрафившийся Пирогов, хоть было бы с кем перекинуться словом. А так – ничего не остается, кроме как ждать. Ждать и наблюдать, может быть, ей и повезет.

Амалия бросила взгляд на американца, который все еще стоял возле нее. Тот изо всех сил пытался изображать из себя внимательного кавалера, и это ее раздражало. Куда охотнее она бы осталась наедине со своими мыслями.

– Жаль, что вам так не повезло с вашим мужем, – бесцеремонно продолжал меж тем мистер Ричардсон.

Амалия от изумления чуть не вывалилась из шезлонга. Нет, эти американцы просто поразительно бесхитростный народ!

– Сударь, – сквозь зубы процедила она, – ваши бестактные замечания я настоятельно прошу оставить при себе!

Американец изменился в лице, залопотал что-то невнятное, забормотал извинения и наконец с позором ретировался в свою каюту. С его уходом Амалия вздохнула свободнее.

– Ортега! – взвыл трубный голос неподалеку от нее, и величественная сеньора Кристобаль, оперная певица, выплыла на палубу, колыхая всеми своими необъятными телесами. – Ортега, бездельник! Ах… простите, сеньора, вы не видели моего врача?

Амалию так и подмывало сказать: «Видела, он только что бросился в море», но она лишь сделала серьезное лицо и покачала головой.

– Если вы увидите этого бездельника, будьте так добры, пришлите его ко мне, – попросила сеньора Кристобаль. – Я охрипла! Мое верхнее си пропало! Вы были на моем выступлении в парижской Опере?

Опера всегда наводила на Амалию смертельную тоску, но тем не менее она горячо заверила сеньору Кристобаль, что да, была. Сеньора Кристобаль оживилась и начала ругательски ругать дирижера, режиссера постановки и художника, сделавших все, чтобы представить ее талант в самом невыгодном свете. Посреди ее пламенной обличительной речи на палубе появилось новое лицо. Это была донья Эстебания, компаньонка оперной примы.

– Опять торчите на сквозняке, – злобно сказала она своей госпоже. – Что, хотите умереть от воспаления легких, как молодая Монтеверде? А ну-ка, живо марш в каюту!

Глаза сеньоры Кристобаль сверкнули гневом, и Амалии на мгновение почудилось, что она вот-вот схватит сухонькую компаньонку за горло своими лапищами и будет сжимать их до полного и окончательного удушения последней. Но, к удивлению Амалии, сеньора Кристобаль как-то быстро сникла и неожиданно фальшиво просюсюкала:

– Воздух, милочка… Мне ведь необходимо время от времени проветриваться…

– Мне, кажется, лучше знать, что вам необходимо, а что нет, – прорычал Цербер и круто развернулся, готовясь уйти.

Сеньора Кристобаль поднялась с места и покорно поплелась за своей мучительницей.

«Ох уж мне эти творческие люди! – улыбнулась Амалия. – Только бы она не вздумала петь вечером в салоне, а то бежать решительно некуда. Кругом океан».

Девушка вздохнула. Это бесполезное путешествие положительно навевало на нее тоску, и она почти обрадовалась, когда второй помощник капитана, случайно оказавшийся поблизости, напомнил ей, что завтрак уже готов. Он осведомился, пассажирка желает принять его у себя или в общем салоне, но Амалия была не готова к новой встрече с темпераментной сеньорой Кристобаль и попросила доставить еду в свою каюту.

Каюта номер семнадцать, которую занимала Амалия, была оформлена в стиле второй империи – столики с перламутровой инкрустацией, изящная мебель, обитая голубым шелком. Амалии скорее нравилось там, чем не нравилось, и все же она, не кривя душой, предпочла бы оказаться дома, где нет ни инкрустированных кокетливых столиков, ни этого хрупкого, утонченного убранства, ненавязчиво заявляющего о своей принадлежности к тому, что люди со снобистским складом ума обычно именуют роскошью. Позавтракав, Амалия вернулась на свой наблюдательный пункт.

Палуба вновь оживилась. Слуга со стальными глазами выкатил мистера Дайкори на прогулку. Миллионер был очень стар. Его морщинистые, со вздувшимися венами руки лежали на клетчатом пледе, закрывающем ноги. В профиль Дайкори смахивал на хищную птицу. Но на очень усталую хищную птицу, подумалось Амалии.

Когда кресло проезжало мимо Амалии, старик учтиво притронулся к шляпе и на неплохом французском сказал:

– Доброе утро, мадам Дюпон.

Она улыбнулась. «Мадам Дюпон»! Хорошо хоть, что по чистому совпадению ее по легенде зовут Амели, а то окрестили бы какой-нибудь Мари, Франсуазой или Анеттой, так немудрено было бы и запутаться.

– Доброе утро, месье.

С моря дул пронизывающий ветер. Дайкори важно кивнул ей, и слуга покатил его дальше.

Показались и тотчас спрятались, как пугливые птицы, застенчивые молодожены из Вены. Амалия так и не успела толком разглядеть их и поэтому не решила для себя, являются ли они и в самом деле мужем и женой или же, прикрываясь этим, работают на соперничающую австрийскую разведку. Странно, с чего вдруг молодоженам вздумалось ехать в медовый месяц в Америку, до которой отнюдь не близко, когда в самой Европе столько прекрасных мест. Даже не странно, а очень и очень подозрительно!

– Но я говорю тебе… Ах, мадам Дюпон, вы здесь!

Амалия подняла глаза. Сверкающие серьги в ушах доходили почти до плеч, соболиная шуба – до пят. Мадам Эрмелин, разумеется. Позади нее переминался с ноги на ногу ее младший сын, молодой человек лет двадцати, неловкий и некрасивый блондин с близорукими прозрачными глазами. Он выглядел так, словно его недавно сильно напугали и он до сих пор не сумел оправиться от пережитого страха. Блеклые волосы его были расчесаны на идеально прямой пробор, сюртук сидел на нем безукоризненно, но, несмотря на это, молодой человек почему-то казался жалким и забитым. Наверняка из-за присутствия матери, решила Амалия. Она уже успела заметить, что в обществе кузины Луизы Гюстав выглядел совершенно иначе.

Мадам Эрмелин села рядом с Амалией.

– Нет, Гюстав, и не перечь мне, прошу тебя. Твои лошади и так слишком дорого мне обходятся, пора с этим покончить.

– Но ведь вы обещали мне…

– Нам нечего обсуждать!

Гюстав поглядел на мать с неприязнью, потом, как всегда, смирился и побрел в свою каюту.

– Дети… – произнесла мадам Эрмелин снисходительно, улыбнулась, не разжимая губ, и слегка взбила мех на воротнике шубки. – Все-то у них проблемы, все им не так. Не представляю, что бы они делали без меня. Гюстав бы точно пропал – он ничем, кроме лошадей, не интересуется.

– Мадам Эрмелин? – Возле них возник шатен лет тридцати пяти, с умным решительным лицом и резко очерченной линией рта. – Все в порядке, я надеюсь?

– Это агент страхового общества, – пояснила мадам Эрмелин со смешком. – Боятся, как бы наши украшения не пропали. Что ж, я его вполне понимаю.

Она со значением поглядела на Амалию, на которой не было ни единой безделушки, и наша героиня почувствовала, что в глазах мадам Эрмелин она существо низшего порядка. Подумать только, ехать в первом классе – и не иметь при себе ни бриллиантов, ни агента, ни даже собственной горничной! Впрочем, на корабле для подобных случаев имелась своя прислуга, но дело было не в том. Амалия никому не позволяла унижать себя.

– Мой покойный отец всегда говорил, что лучшее украшение – это молодость, – бесстрастно заметила мадам Дюпон, с нескрываемой насмешкой глядя на собеседницу. Мадам Эрмелин ей не нравилась. Она вообще не переваривала женщин, которые полагают, будто мир должен вращаться исключительно вокруг них одних и их желаний.

Удар попал в цель. Брови мадам Эрмелин слегка дрогнули.

– Все в порядке, сударь, – отозвалась она, обращаясь к представителю страхового общества, застывшему в почтительном ожидании. А затем снова повернулась к Амалии: – Моя дорогая, молодость проходит, а украшения остаются. Разве не так? – Рот ее зло сжался, и дама неприязненно взглянула на собеседницу. – Вы тоже когда-нибудь поймете это.

«Бедняжка, – подумала Амалия. – До чего же глупа, хоть и считает себя умнее всех».

– Едете в Америку за новым мужем? – осведомилась мадам Эрмелин беспечно.

Амалия улыбнулась, глаза ее сверкнули золотом. «Старуха определенно решила взять реванш, – мелькнула у нее мысль. – Ну, мы не доставим ей такой радости».

– Для этого сначала надо овдоветь, – сказала девушка ласково. – Может, поделитесь опытом, мадам? Мне кажется, он у вас имеется.

Мадам Эрмелин вспыхнула и отвернулась. Гордость не позволяла ей покидать поле боя первой, но через некоторое время, убедившись, что Амалия не проявляет никаких признаков раскаяния, она встала и удалилась. Серьги в ее ушах возмущенно покачивались.

Амалия осталась на палубе. Она вытянулась в шезлонге и думала о том, что люди в массе своей ничтожны, мелочны и смешны и что все их попытки выглядеть иначе обречены на неудачу.

Она достала «Историческое обозрение», позаимствованное у германского агента, и стала перечитывать заинтересовавшую ее статью. Она называлась: «Магдалена Соболевская: история одной жизни». Магдалена Соболевская, которую в их семье почему-то всегда называли Мадленкой, числилась среди предков Амалии, и сейчас, четыре с лишним века спустя, кто-то заинтересовался ее жизнью настолько, что провел кропотливые изыскания, попавшие на страницы всеми уважаемого европейского исторического журнала.

Когда Амалия на миг оторвалась от чтения, она увидела у ограждения палубы Кристиана Эрмелина и его жену Ортанс. Женщина в чем-то горячо убеждала супруга, он слушал с рассеянным видом. Кристиану было уже под сорок, и на макушке у него мало-помалу проступала лысина. Его жена, как отметила про себя Амалия, лет на десять моложе него, и по его взгляду девушка заключила, что он до сих пор влюблен в Ортанс. Через минуту на палубу поднялся управляющий Эрмелинов, Проспер Коломбье. Ортанс, заметив его, отвернулась, Кристиан же слегка поморщился. Коломбье поглядел на них с нескрываемой насмешкой и прошел мимо, заложив руки за спину.

«Однако в воздухе витает какое-то напряжение… – подумалось Амалии. – Или мне так только кажется, потому что я сама напряжена? Но в этой семье определенно что-то неладно».

На палубе показался Леон Шенье, аккомпаниатор сеньоры Кристобаль. Это был щуплый долговязый юноша с длинными тонкими пальцами. Он остановился у поручней, глядя на море, которое расстилалось перед кораблем.

– Правда, красиво? – в восторге заметил он Амалии. – Какой простор!

Амалия поглядела на свинцовые волны и поморщилась.

Миллионера Дайкори увезли в его каюту, а к Амалии подсела почтенная австралийка, миссис Рейнольдс. Сначала она похвалила наряд Амалии, потом пожелала знать, что читает мадам Дюпон, после чего последовал подробный рассказ о самой миссис Рейнольдс и ее ненаглядной Мэри. Амалия вежливо слушала, не перебивая, как миссис Рейнольдс рассказывает ей о Мельбурне, ужасно жарком городе Нового Южного Уэльса, откуда они с дочерью недавно уехали. В свое время у миссис Рейнольдс была большая семья, но всех ее родных раскидало по свету. Что же до самой миссис Рейнольдс, то она была гадалкой и могла предсказать будущее хоть по линиям руки, хоть по картам, хоть по кофейной гуще. Также она интересовалась спиритизмом и, судя по ее словам, весьма поднаторела в вызывании духов. Миссис Рейнольдс предложила Амалии погадать, но «мадам Дюпон» вежливо отказалась. Австралийка не стала настаивать и тотчас переключилась на аккомпаниатора, убеждая его принять участие в спиритическом сеансе, а Амалия вновь углубилась в чтение.

Пароход коротко прогудел. Амалия опустила журнал и увидела, что они входят в гавань.

Второй помощник, Марешаль, задержавшись возле нее, объяснил:

– Шербур. Последняя остановка перед Нью-Йорком.

Амалия поблагодарила его кивком.

Глава четвертая,

в которой появляется Рудольф фон Лихтенштейн и заключается перемирие

Положительно, ей было нечего здесь делать.

Какое-то время Амалия еще питала надежду, что неуловимый Лагранж-Висконти поднимется на борт в Шербуре, однако вскоре убедилась, что ее предположениям не суждено сбыться. Владелец «Леды» как в воду канул, и фантазия рисовала Амалии, как Висконти, похорошевший от денег и отрастивший для маскировки усики, сидит на озаренной полуденным солнцем террасе кафе, попивает прекрасное кьянти и довольно хохочет, вспоминая, как ловко он обвел вокруг пальца четыре могущественные державы. Смех у Онорато Висконти был раскатистый, добродушный, располагающий к себе. Но то, что он потешался и над ней (хотя бы только в ее воображении), было Амалии чрезвычайно не по вкусу.

«Допустим, немецкие агенты спугнули его, и тогда он купил билет на пароход, чтобы сбить со следа тех, кто будет его искать, и внушить им мысль, что он хочет покинуть Европу. Но откуда у него взялись документы на имя Лагранжа?»

Пароход глухо и протяжно взревел и через несколько минут стал отходить от Шербура. Амалия почувствовала, как ее охватывает хандра. Не очень-то разгуляешься на службе у Российской империи. И что она забыла в этом Новом Йорке? Глаза ее скользнули по строкам статьи, в которой говорилось о ее невесть какой по счету бабушке: «Ее долгая и полная интересных событий жизнь может служить укором для потомства…»

Вот уел, негодяй автор, так уел. Амалия опустила журнал – и встретилась взглядом с… германским тайным агентом, который стоял буквально в трех шагах от нее.

Амалия распахнула в изумлении глаза, схватила «Ревю историк» и высоко подняла его, закрывая лицо, но было слишком поздно. Значит, настырному немцу каким-то образом удалось освободиться от пут и он успел на корабль в Шербуре, исполненный жажды мщения. Амалия быстро оглядела палубу. Вон маркиз со своей супругой-актрисой, которая выгуливает на поводке крошечную собачку с непередаваемо уродливой мордочкой, вон австралийка миссис Рейнольдс, вон Эжени, дочь мадам Эрмелин, со своим фатоватым мужем Феликсом Армантелем, вон французский дипломат, который беседует с господином из Эльзаса. В присутствии посторонних ей решительно нечего опасаться. Впрочем, даже если бы на сто миль вокруг никого не было, Амалия все равно сумела бы за себя постоять.

– Мерзавка! – прохрипел германский агент сквозь стиснутые зубы. Щеки его пылали.

Амалия моментально приняла решение, опустила ставший совершенно ненужным журнал и с невинным видом уставилась на немца.

– Простите, я вас знаю? – осведомилась она самым естественным тоном.

– Разумеется, клянусь тем канделябром, которым вы шарахнули меня по башке! – прорычал рассерженный агент. – Или подобные случаи с вами происходят так часто, что вы уже начисто забыли о последнем?

– Ах, это вы-ы, – протянула Амалия, от души забавляясь сложившейся ситуацией. Разумеется, какая-нибудь другая девушка прежде всего ударилась бы в панику, но наша героиня не смогла удержаться от улыбки, настолько происходящее было комично. – Сами виноваты. Нечего было отправлять в психушку моего без пяти минут законного мужа. Я до ужаса привязана к своим избранникам. И вообще, это некрасиво – лишать даму супруга, с которым она даже не успела познакомиться.

– Она надо мной издевается! – шепотом вскричал агент, ибо поблизости возникла донья Эстебания. Он перевел дыхание и продолжал: – Ух, будь вы мужчиной…

– По счастью, я только слабая и беззащитная женщина, – проворковала Амалия, строя ему глазки. Агент сглотнул и побледнел как полотно. – Что же вы стоите на ветру, сударь? Присаживайтесь, прошу вас.

Немец с опаской поглядел на шезлонг, на который указывала Амалия, словно тот мог по мановению ее руки в любое мгновение превратиться в огнедышащего дракона и прервать карьеру германского агента навсегда.

– Вокруг столько людей, – добила колеблющегося немца Амалия, – вряд ли я смогу убить вас в их присутствии без неудобства для себя.

Германский агент застонал, поднес руку ко лбу и рухнул на шезлонг. Видно было, что силы его на исходе.

– Вы один? – поинтересовалась Амалия. В данный момент именно этот вопрос занимал ее больше всего.

– К сожалению, – проворчал немец, исподлобья поглядывая на нее. – Моему напарнику пришлось остаться в Париже. У него сотрясение мозга. И все, – вскипел он, – благодаря вам!

– А чего вы ожидали? – пожала плечами Амалия. – Вы же хотели отравить меня.

– Не отравить, а усыпить, – сварливо поправил ее немец. – После чего я перевез бы вас в клинику доктора Эскарго и поместил бы в соседнюю палату с моим сумасшедшим братом Николя.

– А-а, – протянула Амалия. – Значит, Николя – это Пирогов?

Немец злорадно хмыкнул и покосился на господина из Эльзаса, стоящего возле поручней.

– Теперь он будет находиться в клинике, пока вы не вернетесь из плавания, – съязвил германский агент. – Если, конечно, в пути с вами не произойдет ничего… экстраординарного.

– Фи, сударь, как вам не стыдно пугать даму, – укоризненно промолвила Амалия. – Лучше расскажите мне, как вы сумели освободиться. Я была уверена, что вам это никогда не удастся.

– Хм, – сказал немец, расплывшись в улыбке. – В следующий раз, фройляйн, когда будете связывать людей, привязывайте их не к стулу, а к кровати. Человек, привязанный к стулу, еще может кое-как двигаться.

– Ах, черт, – пробормотала расстроенная Амалия, – этого я не предусмотрела! И что же вы сделали?

– Поднял шум, – объяснил агент. – Просто опрокидывал все, что только можно, и наконец прибежали горничные. Они развязали меня, и я сразу же бросился к Гансу, но вы вывели беднягу из строя. Поняв, что до отплытия в Гавр мне не успеть, я взял у нашего посла его лучшую лошадь и проскакал верхом без передышки до Шербура. В городе лошадь пала. Но ничего, посол не обеднеет.

– Вы зря загнали благородное животное, – сказала Амалия. – Висконти на корабле нет.

– Уже знаю, – мрачно отозвался немец. – Мне отвели его каюту.

– Надо же, как вам повезло, – заметила девушка. – Но в каюте ничего нет, я осмотрела ее. Я, знаете ли, всегда интересуюсь обстановкой, и второй помощник Марешаль мне все показал. Если не верите, спросите у него.

– Уже спросил, за кого вы меня принимаете? – вскинулся немец. – Можно подумать, я истосковался по Нью-Йорку. Ха! Уверяю вас, дорогая фройляйн, если бы стоянка в Шербуре была хоть на десять минут длиннее, я бы тотчас сошел на берег. Одна мысль о том, что мне придется плыть на одном корабле с вами, для меня невыносима.

– Не переживайте так, сударь, – подбодрила его Амалия. – Может, мы еще не доберемся до Нью-Йорка и утонем на полпути – кто знает? Всегда надо надеяться на лучшее.

– Я прошу вас! – Немец посерел лицом. – У меня морская болезнь, я до жути боюсь воды, а тут еще вы издеваетесь надо мной!

– Простите великодушно, – тотчас извинилась Амалия. – Могу, если вас это утешит, пообещать вам больше не бить вас по голове и не связывать, тем более что к этому больше нет никаких причин.

– Я еще не сошел с ума, чтобы полагаться на ваши обещания, – с обидой в голосе отозвался германский агент. – Кроме того, вы стащили у меня вещь, которая мне дорога.

– Я? – непритворно удивилась его собеседница.

– Ну да, – сухо промолвил немец. – Верните мне «Ревю историк». Вам оно совершенно ни к чему, а у меня остался только один экземпляр.

– Видите ли, – сказала Амалия, – там есть статья о моих предках, и поэтому я никак не могу удовлетворить вашу просьбу. Считайте, что я захватила ваш журнал как военный трофей.

– О ее предках! – взревел немец так, что хрупкая донья Эстебания на другом конце палубы вздрогнула от неожиданности. – О каких таких предках, черт побери?

– О Мадленке Соболевской, – объяснила Амалия. – Правда, автор здорово напутал и вообще исказил некоторые факты, но это точно она.

Германский агент уставился на Амалию с плохо скрытым раздражением.

– О Мадленке? Вы что, шутите?

– Вовсе нет, – возразила Амалия. – Ее мужа звали Боэмунд фон Мейссен, хотя этот осел – я имею в виду автора статьи – совершенно о нем не упомянул. Мейссены были очень известным родом, но он пресекся в прошлом веке. Последняя представительница этого семейства, Амелия, стала моей прабабушкой, и, кстати, в честь ее меня и назвали. – И Амалия мило улыбнулась.

– Постойте! – вскинулся немец. – Насчет Мейссенов вы, конечно, правы, но вы зря утверждаете, что Боэмунд был мужем Мадленки. Дело в том, что они никогда не были женаты. Да и не могли быть.

– Это почему же? – рассердилась Амалия.

– Потому что, – рявкнул немец, – он был, черт меня дери, крестоносец и рыцарь Тевтонского ордена. Он вообще не мог жениться.

– Да? – задумчиво изрекла Амалия. – Значит, он сложил с себя обеты.

– Чушь! – фыркнул германский агент. – Это было простое сожительство.

– Сударь, – сухо заговорила уже рассерженная Амалия, – вы что, подразумеваете, что моя почтенная пра-прапра… словом, отдаленная бабушка была бесчестной женщиной? Вы это имеете в виду?

– Я этого не говорил!

– Попрошу вас не чернить моих предков! – заявила Амалия запальчиво. – Предков, о которых вам, кстати, совершенно ничего не известно!

– Очень даже известно, – рассвирепел немец, – ведь это и мои предки тоже!

Амалия всегда гордилась тем, что никто и никогда не мог застать ее врасплох, но сейчас она смогла только промямлить:

– Да?

– Именно так, – ответил немец. – Кстати, моя фамилия фон Лихтенштейн. Вам она что-нибудь говорит?

Амалия мгновение поразмыслила.

– Ну да, одна из правнучек Мадленки вышла замуж за какого-то фон Лихтенштейна. Так вы что, и в самом деле потомок Мадленки?

– Так же, как и вы, – заметил ее собеседник.

Амалия открыла рот, но не смогла придумать ничего путного и поспешно закрыла его.

– Граф Рудольф фон Лихтенштейн, к вашим услугам, – церемонно представился наконец германский агент. – Да, если вам интересно: я и есть, как вы выразились, тот осел, который написал это небольшое исследование. Внизу под статьей вы найдете мое имя.

Дрожащими руками Амалия раскрыла журнал и убедилась, что ее спутник говорит правду.

– Ну надо же! – пробормотала она, все еще не веря своим глазам. – C’est épatant![10]

– Я интересуюсь генеалогией, – говорил меж тем Рудольф, тревожно поглядывая на мерно перекатывающиеся волны за бортом, – и всегда рад поделиться своими знаниями с другими. А теперь признайтесь, фея летающего канделябра, что вы не имеете никакого отношения к моей досточтимой прабабушке фройляйн Sobolewska и что вы все это выдумали, чтобы вывести меня из себя.

– Нет, – честно призналась Амалия, глядя на него смеющимися глазами, – это все чистейшая правда, дорогой кузен!

Германского агента аж передернуло от такой фамильярности.

– Неужели? – недоверчиво спросил он. – Что ж, проверим. Сколько у Мадленки было детей?

– Шесть, – не колеблясь, ответила Амалия. – Боэмунд-младший, Себастьян, дочь, о которой не сохранилось никаких сведений, младший сын Михал и еще двое детей, которые умерли в младенчестве.

Рудольф почесал висок.

– Ну ладно… А что вы скажете о муже Мадленки?

– О нем мало что известно, – отозвалась Амалия. – Есть сведения, что, когда он был маленьким мальчиком, его родителей убили у него на глазах. В их краях Мейссенов не слишком жаловали, – пояснила она. – Кажется, мать спасла Боэмунда, спрятав его под алтарем, но сама погибла. Потом он незаметно вылез из укрытия и пешком добрался до родича матери, Ульриха из Наумбурга, хотя тот жил очень далеко. Ульрих наказал убийц и воспитал его, но Боэмунд не захотел возвращаться в замок, где умертвили его близких, и вступил в Тевтонский орден.

– Однако ему все-таки пришлось вернуться, – проворчал Рудольф. – Когда в его жизни появилась эта женщина, ему пришлось делать выбор между ею и орденом. – Он чихнул. – Черт возьми, неужели эта палуба всегда так ходит ходуном?

– Разумеется, – подтвердила Амалия. – Мы же в открытом море.

Германский агент и любитель генеалогии тихо охнул и схватился за сердце.

– О чем мы говорили? Ах да, наши предки… Скажите, у вас что-нибудь сохранилось от них? Я понимаю, что прошло почти пятьсот лет, и все же…

Амалия покачала головой.

– Почти ничего, – с сожалением ответила она. – Только потускневшее серебряное зеркало. Да, и еще медальон с припаянной к нему золотой цепочкой.

– Медальон? – заинтересовался Рудольф. – Это любопытно. И что же в нем находится?

– Тонкостью работы он не отличается, это довольно простое украшение, – сказала Амалия. – На крышке буквы ММ – я думаю, это значит Мадленка фон Мейссен, а внутри крошечная прядь волос. Наверное, это волосы ребенка, потому что для взрослого они слишком светлые.

– Значит, ММ, да? – Рудольф потер кончик носа. – А вы в этом уверены?

– Абсолютно. Я сто раз, не меньше, держала его в руках.

Рудольф вздохнул.

– Значит, весьма возможно, что она все-таки была за ним замужем, – буркнул он. – Вот черт!

– А чем вас не устраивает Боэмунд? – удивилась Амалия. – Разве плохо, что они были женаты?

Рудольф мрачно поглядел на нее.

– По чести говоря, – в порыве откровенности заявил он, – я терпеть не могу этого типа.

Амалия слегка опешила, но все же спросила:

– А можно узнать причины вашей неприязни?

– Конечно, – легко согласился Рудольф. – Вам известно, что в польских хрониках Боэмунд упоминается не иначе, как с эпитетом Кровавый?

– Я об этом не знала, – пробормотала Амалия.

Рудольф многозначительно поднял палец:

– Я так и думал. А вы знаете, какое тогда было неспокойное время? Чтобы заслужить такое прозвище, надо было как следует постараться. Чего стоит один эпизод взятия Белого замка, когда были убиты все осажденные, включая стариков, детей и женщин! А ведь штурмом командовал наш Боэмунд, между прочим. И случилось это как раз в период перемирия между поляками и Тевтонским орденом. Теперь вы видите, что он был за человек?

– Вы так говорите, как будто Мадленка была одуванчиком, – фыркнула задетая за живое Амалия. – Между прочим, когда ее муж умер и она осталась одна с маленькими детьми на руках, ей пришлось воевать с соседями, которые зарились на земли Мейссенов. И она не слишком церемонилась со своими врагами.

Рудольф расплылся в улыбке.

– Не скрою, мне очень понравилось, как она с ними разделалась, – признался он. – И вообще, они сами виноваты, раз первые напали на нее. А вот ее муж мне совершенно не по душе. Я не удивлюсь, если узнаю, что она связалась с ним лишь потому, что у нее не было другого выхода. Не забывайте, какая репутация была у тогдашних крестоносцев, а уж на женский пол эти рыцари всегда были падки.

– Не скажите, – парировала Амалия. – Я знаю, что Мадленка оставила дом, семью, друзей и вслед за крестоносцем перебралась в его страну, где ее ждала неизвестность. Чтобы бросить родной дом и поехать за человеком на край света, надо иметь причины более веские, чем та, которую вы назвали.

Рудольф сверкнул на нее глазами.

– И что же это за причины, позвольте спросить? – осведомился он иронически.

– Любовь, – серьезно сказала Амалия. – Очень большая любовь.

– Для особы, столь успешно размахивающей подсвечниками, у вас на редкость романтические взгляды, – проворчал Рудольф. – В любом случае, даже если там и была любовь, счастья ей она не принесла, потому что наш прадедушка вскоре сошел с ума. Да-да, его держали взаперти и не позволяли выходить. Последние пять лет или даже больше никто в замке не видел его лица.

– Это не единственное объяснение, – сказала Амалия, подумав. – Может, он просто заболел и не мог передвигаться.

– Если человек просто заболел, – возразил Рудольф, – к нему все же хоть кого-то допускают. А нашего рыцаря вообще никто не видел. Словно он исчез, не оставив следа.

– По-моему, Рудольф, вы чересчур доверяете средневековым летописям, – заметила Амалия. – По-настоящему достоверных фактов всегда ничтожно мало, а летописцы ведь тоже люди и могут быть пристрастными, это надо учитывать. Всегда остаются какие-то загадки, которые хочется объяснить, и даже в вашей статье их предостаточно. К примеру, куда делся второй сын Мадленки, Себастьян, который ушел из дома в семнадцать лет? Как звали ее дочь? Верно ли, что сама Мадленка прожила девяносто лет, или это выдумки? А как она выглядела, какие у нее были глаза, какие волосы? Или Боэмунд… Почему при взятии того замка он никого не оставил в живых – только ли потому, что был жесток, или тут кроется что-то другое? Вот видите, мы не знаем ответов даже на самые простые вопросы. Мы можем только предполагать или фантазировать – больше ничего.

– Я чувствую, вы прямо-таки неравнодушны к нашему прадедушке, – проворчал Рудольф. – Как вы его выгораживаете, уму непостижимо! Впрочем, оно и понятно – у вас с ним много общего. В свое время он тоже прикончил немало народу, как и вы.

Амалия почувствовала, что у нее загорелись щеки. Пора было поставить зарвавшегося агента на место.

– Вообще-то я никого еще не убила, – сказала она ласково, и в глазах ее вспыхнули и погасли золотистые искры. – Но, глядя на вас, невольно начинаю об этом сожалеть… кузен.

Рудольф фон Лихтенштейн посерел лицом.

– Да, – сказал он упавшим голосом, – теперь я понимаю, почему Волынский взял вас на эту работу. У него просто не оставалось иного выхода.

– Фу, Руди, как вы мрачно смотрите на вещи, – одернула его Амалия. По телу агента пробежала легкая дрожь, он затравленно поглядел на кузину, но ничего не сказал. – Кстати, под каким именем вы здесь?

– Под своим собственным, – буркнул Рудольф, отворачиваясь. – Вы же уничтожили мой запасной паспорт.

– Не расстраивайтесь, кузен, – подбодрила его Амалия. – Хоть вы и собирались поступить со мной не по-родственному, заперев в лечебницу для душевнобольных, я не держу на вас зла. – Она глубоко вздохнула. – Давайте сделаем так, мой дорогой новоявленный родственник. Поскольку нам нечего делить и причина для того, чтобы быть врагами, отсутствует, предлагаю перемирие. Я обязуюсь не предпринимать никаких действий против вас, но и вы не пытайтесь столкнуть меня за борт. Волынский что-то говорил о предрасположенности нашего брата, секретных агентов, к несчастным случаям – так вот, если со мной что-нибудь случится, я буду безутешна. Поклянитесь памятью Мадленки, о которой вы не поленились написать такую захватывающую статью, что меня не тронете, и я обязуюсь любить вас и уважать, насколько это в моих силах, а заодно верну вам журнал. Ну как, идет?

– Идет, – проворчал Рудольф. – Хотя это глупость, но я обещаю, что не причиню вам вреда, кузина. Во всяком случае, пока.

– Вы просто душка, кузен, – серьезно сказала Амалия и, сунув ему в руки журнал, быстро поцеловала в лоб. – До встречи за обедом.

Быстрым шагом девушка удалилась к себе в каюту, где повалилась на кровать и долгое время смеялась, думая о том, сколь неисповедимы пути судьбы.

Востроглазая Эжени Армантель, от которой не укрылись маневры Амалии, сказала своему мужу Феликсу:

– Смотри-ка! Эта вертихвостка всерьез принялась за того надутого тевтона!

Феликс вежливо улыбнулся, а про себя решил, что «эту вертихвостку» он просто так тевтону не оставит. Он дал себе слово заняться ею за обедом. Так сказать, на десерт.

Глава пятая,

в которой имеет место быть чрезвычайно досадное происшествие

Корабль «Мечта» вполне оправдывал свое название; по крайней мере, пассажиру первого класса здесь было решительно не о чем больше мечтать. В его распоряжении находились обширная библиотека с читальней, бильярдный зал и гимнастический, курительная комната и даже просторный зал для танцев. Помимо них, гостеприимно распахивали свои двери многочисленные салоны, где можно было встретиться за обедом, за партией в вист или просто, удобно устроившись в креслах, за сплетнями. Обслуга была внимательна, тактична и в то же время не докучала своим присутствием, когда оно не требовалось. Убранство, в котором причудливо сочетались позолота, бронза, бархат, хрусталь и красное дерево, служило предметом зависти скромного второго класса путешествующих homo sapiens, не говоря уже о санкюлотском[11] третьем классе, довольствовавшемся во время переезда одной жесткой койкой в многоместной каюте. И, восседая среди сверкающего великолепия обеденного салона, в виду самого Дайкори, чей банковский счет ломился от нулей («Гляди-ка, старикашка на ладан дышит, однако не сдается, молодец, так и надо!») и за одним столом с молодым длинноносым маркизом Мерримейдом («Угораздило же его жениться на актрисульке! С такими делают все, что угодно, только не женятся, а моя-то дочь в сто раз ее лучше»), счастливый пассажир первого класса чувствовал себя почти что небожителем, вращающимся в кругу своих, куда посторонним вход строго-настрого заказан.

К обеду Амалия переоделась в платье нежно-сиреневого оттенка, который, как она знала, ей, безусловно, идет; длинные, выше локтей, лиловые перчатки и черный с золотом веер из перьев удачно дополняли ансамбль, и в целом она осталась весьма довольна собой. Вначале она собиралась обедать в одиночестве у себя в каюте, но потом передумала, решив, что раз уж придется провести целых десять дней с этими людьми, то лучше не осложнять себе существование, а попытаться сразу же сблизиться с ними. Покусав губы, чтобы те выглядели ярче, она заглянула в каюту напротив, где застала своего новоиспеченного родственника в самом плачевном положении.

– Кузен, – молвила Амалия изумленно, – что с вами?

– Мне плохо! – простонал вконец разбитый германский агент. – Господи, как качается этот проклятый корабль! Неужели все десять дней будет так? О-о!

И он спрятал лицо в подушку, борясь с охватившим его отчаянием.

– Мне очень жаль, кузен, – искренне сказала Амалия, пытаясь хоть как-то подбодрить его.

– Не называйте меня кузеном! – вскричал Рудольф, поворачиваясь к ней. – Когда вы произносите это слово, у меня внутри словно все переворачивается.

– Я тут ни при чем, – смиренно ответила Амалия, – это все морская болезнь.

– Не хочу вас обидеть, – проскрежетал тайный агент германского кайзера, – но в данный момент я предпочел бы вообще не иметь родственников. Умоляю вас, оставьте меня в покое, если в вас есть хоть капля жалости!

– Хорошо, – покорно сказала Амалия, больше всего раздосадованная тем, что он не похвалил ее платье и даже, кажется, вообще не заметил его. – Но мне вас ни капли не жаль, вы сами во всем виноваты! Зачем вы вообще сели на «Мечту»? Я вас так хорошо связала, можно сказать, на совесть. Оставались бы себе в номере отеля и горя не знали, нет, вас понесло на корабль! А что, если будет буря? Что, если мы пойдем ко дну? Что, если…

Правая рука Рудольфа конвульсивно потянулась к огромной вазе высотой в полметра, и Амалия поспешно закончила:

– Я надеюсь, что вам будет так плохо, как вы этого заслуживаете!

После чего она с достоинством покинула каюту, оставив незадачливого Рудольфа фон Лихтенштейна наедине с его совестью и морской болезнью.

За столом Амалия оказалась между миссис Рейнольдс, без умолку тараторившей о спиритизме, загробной жизни и ее прелестях, в которые Амалия совершенно не верила, и французским дипломатом месье де Бриссаком, сухощавым, немногословным и учтивым до того, что оторопь брала. Амалия долго пыталась сообразить, кого он ей напоминает, и наконец решила, что он похож на значок параграфа, пытающийся подражать восклицательному знаку.

Напротив Амалии сидела сеньора Кристобаль в окружении врача и компаньонки, с которыми певица время от времени тихо переругивалась по-испански, и аккомпаниатора Шенье, который почти не раскрывал рта. Смотреть на эту артистическую компанию было довольно забавно. Оперная прима вымахала ростом под гренадера, а объемов ее хватило бы по меньшей мере на четыре Амалии. Компаньонка была пониже и тонкая, как игла, с седоватыми волосами, убранными в аккуратный пучок на затылке. Доктор Ортега, маленький и пухленький, отличался необыкновенной живостью. Его руки ни минуты не знали покоя, и только что он чуть не опрокинул чашку на почтенную гадалку.

Рядом с миссис Рейнольдс примостилась ее дочь Мэри, уписывавшая обед с завидным аппетитом, а мистеру Роберту П. Ричардсону досталось место между дипломатом и доньей Эстебанией, от чего он впал в совершенное расстройство и даже не пожелал откушать трюфелей. Донья Эстебания клевала пищу, как аист, не сгибая стана и почти не двигая губами, а дипломат с умопомрачительной ловкостью орудовал дюжиной вилок, ложек и ножей, прилагающихся к каждому прибору. Заметно было, что при одном взгляде на сосредоточенное лицо француза американца просто мутило, тем более что именно дипломат оказался на месте возле блондинки, рядом с которой мечтал сидеть сам Роберт П. Ричардсон.

Соседний стол целиком заняла семья Эрмелин со своими сопровождающими. Мадам Эрмелин, с которой Амалия уже имела честь сталкиваться, была в черном переливчатом платье, плотно облегавшем ее дородную фигуру. На ее морщинистой шее сверкало ожерелье из рубинов с бриллиантами, в ушах тоже были бриллианты, на толстых пальцах через один примостились шедевры ювелирного искусства. Все вместе производило настолько крикливое и вульгарное впечатление, что даже дипломат, поглядев на эту выставку украшений, повернулся к обворожительной мадам Дюпон в сиреневом и шепнул ей на ухо:

– Как рождественская елка, честное слово!

Возле мадам Эрмелин сидел ее старший сын Кристиан, одетый в синий костюм в полоску. Не сын, а просто загляденье: любящий, учтивый и примерный. Он с такой предупредительностью бросался исполнять любое пожелание матери, что нередко забывал о жене, которая сидела по другую его руку. На Ортанс Эрмелин было бледно-желтое платье и белая накидка, отороченная белым же мехом. Не красавица, но определенно интересная женщина, с высоким лбом, зеленоватыми безмятежными глазами, русыми волосами и атласной нежной кожей. У нее был пристальный, почти гипнотический взгляд и смутная джокондовская полуулыбка. Амалии подумалось, что младшая мадам Эрмелин определенно должна пользоваться успехом у мужчин.

Около Ортанс расположился Феликс Армантель с женой Эжени. Красавец Феликс, брюнет со жгучими черными глазами и щегольскими усиками, принадлежал к тому типу мужчин, при виде которых женщине сначала хочется оставить все дела и идти за ними на край света. Правда, это желание тут же сменяется другим, а в нем край света два-три раза в неделю переносится на порог спальни. Это было хищное, яркое и блестящее создание – вроде леопарда, леопарда сытого, но все же по-прежнему опасного, и его шурины – хилый Гюстав и лысоватый Кристиан – совершенно терялись в его тени.

По правую руку от Феликса поместилась его жена Эжени в легкомысленном розовом платье и с цветами во взбитых кудрях. На вкус Амалии, мадам Армантель была определенно толстовата, да и красотой не отличалась: жидкие темные волосы, круглое лицо и слишком близко поставленные глаза. Смех у нее был жизнерадостный, открытый и почти девический. Да, впрочем, Эжени и в самом деле относилась к женщинам, которые и в сорок лет, и в пятьдесят ведут себя, как молоденькие девушки. Вначале это умиляет, потом начинает раздражать, а под конец просто кажется глупым, и Амалия не удивилась, заметив, что Феликс Армантель почти не обращает внимания на свою половину, хотя она то и дело хватала его за рукав, жеманилась и томно поглядывала на мужа.

Возле Эжени сидел ее брат Гюстав, поглощенный разговором со своей миловидной кузиной Луизой Сампьер, одетой в простое темное платье. Кроме мадам Эрмелин и ее родных, за столом также присутствовали семейный адвокат Боваллон, сестра управляющего Надин Коломбье и сыщик, присланный страховой компанией. Фамилия его была Деламар, а имя никого не интересовало. Что же до самого управляющего – господина лет сорока пяти с блестящими глазами, ослепительной белозубой улыбкой и черными волосами, в которых сверкали редкие седые нити, – то он занимал почетное место по левую руку от мадам Эрмелин. Они беседовали о самых обычных вещах, но, когда женщина в черном говорила с ним, лицо ее смягчалось, и на губах то и дело вспыхивала улыбка. «Однако… – подумала Амалия, от нечего делать наблюдавшая за соседним столом. – Похоже, месье Проспер Коломбье не просто управляющий, а нечто большее». Впрочем, она не стала задерживаться на этой мысли, справедливо рассудив, что личная жизнь мадам Эрмелин ее не касается.

Прочие небожители (точнее, те из них, кто, в отличие от Рудольфа фон Лихтенштейна, не был подвержен морской болезни) сидели поодаль за третьим столом, а мистеру Дайкори отвели отдельное место в нише. Амалия своим острым взглядом заметила, что миллионеру кусок не лезет в горло: он пробовал какое-нибудь блюдо, после чего отставлял его в сторону и одним и тем же жестом просил убрать.

– Импрессионизм, – вещал художник Фоссиньяк за своим столом, – создан одними ничтожествами для других. Ренуар, Моне, Сезанн! Господи боже мой, да они даже не умеют рисовать!

За другим столом Эжени залилась присущим ей обманчиво девическим смехом, отвечая на остроту адвоката Боваллона.

– Представьте себе: однажды мы вызвали дух Наполеона! – вскричала миссис Рейнольдс на прескверном французском, обращаясь к дипломату. – Разве это не чудесно, месье?

Однако дипломат, очевидно, вовсе так не считал, потому что с кислой улыбкой ответил:

– Если вам угодно так думать, пожалуйста. Но лично я полагаю, что великие люди заслужили хоть немного покоя – если не при жизни, то хотя бы после смерти.

Миссис Рейнольдс вытаращила глаза. То, что она услышала, для нее было чистой воды святотатством, и она не замедлила кинуться в атаку на богохульника.

– Вы не верите в духов? – обрушилась она на представителя дипломатического корпуса.

– Зачем? – возразил француз, пожимая плечами. – Для веры вполне достаточно одного святого духа.

Миссис Рейнольдс растерянно заморгала, пытаясь переварить услышанное. Дочь, не переставая жевать, вполголоса перевела ей слова де Бриссака на английский. Дипломат улыбался, и Амалия невольно прониклась уважением к этой смеси параграфа с восклицательным знаком.

– Не люблю духов, – заявила сеньора Кристобаль. – В миланской «Ла Скала» один из них повадился таскать у меня парики!

– Парики? – удивился американец. – А почему именно парики?

– В старых театрах, – назидательно объяснила донья Эстебания, – обитает множество самых различных духов. Ведь после смерти все артисты возвращаются в те места, где они когда-то блистали.

– Некоторые из них, – заметил французский дипломат, – пытаются сделать это еще при жизни, после того, как их слава уже прошла. В любом случае результат выходит не самый лучший.

– Ах, оставьте! – фыркнула сеньора Кристобаль. – Что вы можете понимать в нашем искусстве? Это каторжный труд и ежедневная зависимость от людей, которых ты даже не знаешь и, скорее всего, не узнаешь никогда. А ведь именно они решают успех твоей постановки… Что тебе, Ортега? – раздраженно спросила она у доктора, который уже некоторое время пытался привлечь к себе ее внимание.

Донья Эстебания сказала что-то по-испански, указывая на тарелку с пирожными, которая стараниями оперной примы почти опустела. Доктор энергично кивнул. Сеньора Кристобаль тяжело задышала и шепотом бросила несколько резких слов, среди которых Амалия различила лишь одно – vipera[12]. Повернув голову, она встретила взгляд американца.

– Духи – это хорошо, – пробормотал мистер Ричардсон, – но живым быть все-таки лучше.

Он был удостоен одобрительного взгляда интересовавшей его блондинки и воспрянул духом.

– Вы надолго к нам в Штаты? – спросил он Амалию.

– Еще не знаю, – честно призналась она. – Как получится.

– Прошу вас, не церемоньтесь, заезжайте ко мне в гости. Я познакомлю вас с дядей Чарльзом. На моем ранчо…

– Madre de Dios![13] – завизжала сеньора Кристобаль, спорившая с врачом и незаметно для себя повысившая голос. – Да как ты смеешь мне перечить! Я вытащила тебя из грязи, я…

Даже за столом Эрмелинов замолчали и уставились на певицу, но ее это, по-видимому, ни капли не смутило. Она схватила свою тарелку и с кровожадным наслаждением метнула ее на пол.

Тарелка, как и положено тарелке, рассыпалась вдребезги. К месту ее крушения бросились двое стюардов и, ползая на коленях, стали подбирать осколки и стирать остатки пищи.

– И этот висельник, – с чувством объявила сеньора Кристобаль, – указывает мне, что я должна делать!

Ее слова повисли в звенящей тишине неодобрения. На скулах оперной певицы проступили пятна. Она закрыла лицо руками, и гигантские плечи ее начали вздрагивать. Через мгновение все вернулись к прерванным беседам.

Художник Фоссиньяк:

– Эль Греко – это просто смехотворно!

Миссис Рейнольдс:

– О чем я говорила? Ах да, Наполеон. Представьте себе, после смерти он сделался приверженцем мира…

Дайкори – слуге:

– Что это? Грибы? Нет, не могу, не могу их видеть. Льюис! Вези меня обратно в каюту.

Маркиз Мерримейд – жене-актрисе, которая поглаживала сидящую у нее на коленях собачку:

– Что за неуправляемая особа. Так вот, дорогая Сьюзан…

Мадам Эрмелин:

– Совершенно безвкусное платье на этой блондинке!

Ее зять Феликс насмешливо прищурился.

– Что вы так на нее взъелись, дорогая мадам? – Он оглянулся на Амалию, которая разговаривала с дипломатом о местах, в которых тому довелось побывать. – По-моему, ее не в чем упрекнуть.

– Ах, оставьте, Феликс, – отмахнулась теща с гримасой досады.

– Мама права, – вмешался Гюстав. – Такой цвет носят только куртизанки.

– Куртизанки? Ты их много видел? – Феликс заинтересованно вскинул брови. – А ты был у куртизанки хоть раз в жизни?

– Феликс! – вмешалась Луиза Сампьер. – Пожалуйста, перестаньте.

– Я не считаю нужным ходить к… к подобным особам, – тоненьким дрожащим голосом произнес ее кузен.

– Тогда не рассуждай о том, чего не знаешь, – добил его леопард, лениво скалясь. – Простите, Луиза, – он поцеловал ей руку, слегка коснувшись кожи губами, – но я и в мыслях не имел огорчить вас. – Девушка выдернула у него руку и отвернулась.

– Отчего ты ничего не ешь, дорогая? – спросила у нее мадам Эрмелин.

Луиза поглядела на свою тарелку: та была почти полна.

– Что-то не хочется, тетушка, – сдержанно ответила она.

Обед подошел к концу. Про себя Амалия отметила, что клубничное суфле, поданное на десерт, оказалось выше всяких похвал, как, впрочем, и все остальное. Она все меньше и меньше жалела о том, что без всякой цели плывет через океан в неведомую Америку. В сущности, так даже было лучше.

Люди поднимались с мест, но никто не торопился возвращаться к себе. Всех охватило чувство блаженной истомы, как это всегда бывает после хорошего плотного обеда.

Миссис Рейнольдс, уставшая от недоверчивых французов, мертвой хваткой вцепилась в маркиза Мерримейда и его жену, нахваливая достоинства общения с духами и предлагая ему устроить встречу с парочкой из них, скажем, с его предками, если он пожелает, или ограничиться гаданием на шаре или на картах. Маркиз слушал вежливо и скучал смертельно, зато его жена сразу же загорелась идеей узнать свое будущее и попросила австралийку погадать ей. Миссис Рейнольдс взяла колоду карт и устроилась под абажуром, расписанным павлинами.

– Так… О, да вам повезло, дорогая моя! Деньги, очень много денег… А это что? Неприятности?

Маркиз и его жена переглянулись.

– После недавней смерти отца я унаследовал титул и состояние, – сказал Мерримейд. – А что еще за неприятности?

– Нет, нет, это не с вами, – уверенно заявила миссис Рейнольдс. – Они произойдут с кем-то другим, но на ваших глазах.

– Ах, не надо неприятностей! – проворковала актриса, прижимая к себе собачку и целуя ее. – Я так чувствительна, я всегда так переживаю!

Всхлипывающая сеньора Кристобаль покинула салон в сопровождении врача, Леона Шенье и недремлющей доньи Эстебании. Еще раньше увезли мистера Дайкори. Появились лакеи с подносами, на которых стояли бокалы с шампанским, и стали обносить желающих. Амалии пить не хотелось. Она обернулась и увидела возле себя Феликса, который открыто и беззастенчиво рассматривал ее.

– Мне кажется, я не успел представиться, – сказал он, завладев ее рукой и целуя ее. – Феликс Армантель, к вашим услугам.

– Очень приятно. Я – Амели Дюпон.

– Просто Дюпон? Занятно. Вы случайно не из нантских Дюпонов?

– Нет, но не случайно.

– Слышал, что с вашим мужем стряслась неприятность. Мне искренне жаль.

Впрочем, если судить по его лицу, то Феликс, напротив, испытывал величайшее удовольствие в своей жизни.

– Вы слишком добры, – вынуждена была ответить Амалия.

– Он заболел?

Настойчивость расспросов не понравилась ей.

– Можно сказать и так, – таинственно шепнула она.

– Простите? – Феликс нахмурился.

– У него голова не в порядке. – Амалия легонько постучала себя указательным пальцем по виску.

– А! – с облегчением произнес Феликс. И многозначительно улыбнулся: – А вы уже и кольцо сняли? Нехорошо, нехорошо…

Амалии захотелось провалиться сквозь палубу. Кольцо! Она забыла об обручальном кольце! Господи, какая она идиотка! Никогда, никогда не выйдет из нее стоящего секретного агента!

– Феликс, дорогой…

Рядом с Армантелем возникла его жена. Амалия с любопытством посмотрела на нее. Да, жизнь с леопардом наложила на женщину определенный отпечаток: она не говорила, а мурлыкала, как кошечка. Эжени мягко, но настойчиво взяла мужа под руку. Он казался польщенным, но по тому, как чуть резковато разгладил свои усики, Амалия догадалась, что он вовсе не в восторге.

– Ты уже познакомился с мадам Дюпон? – промурлыкала Эжени. – Надо же, как мило! У вас прелестный цвет лица, дорогая! Это какие-то новые румяна?

– О нет, мадам Армантель, – отозвалась Амалия, отлично поняв, куда ветер дует. – Я вообще не пользуюсь косметикой, она дурно влияет на кожу.

Все присутствующие дамы посмотрели на нее, как инквизиторы на еретика, сообщившего им, что Земля круглая.

– Надо же, – пробормотала Эжени, – вы совсем как кузина Луиза! Она тоже не признает косметики.

– Вы уже знакомы с Луизой? – вмешался Феликс. – Гюстав, будь так добр, позови ее… Мадам Амели Дюпон. Это Луиза Сампьер, славная девушка, но никто никогда не может сказать, о чем она думает. – Рыжеватая Луиза вяло улыбнулась. – А это Гюстав, мой шурин.

– Очень приятно, – буркнул Гюстав, исподлобья косясь на особу в сиреневом платье. Амалия явно не произвела на него никакого впечатления. Впрочем, оно и понятно – ведь его сердце уже было занято другой.

– А где ваш знакомый? – спросила Эжени у Амалии. – Тот, что сел в Шербуре?

– К сожалению, у него морская болезнь, – отозвалась Амалия.

– Должно быть, это ужасно досадно, – заметил Феликс. – Как вы себя чувствуете, дорогая Надин? – обратился он к бесцветной сестре управляющего. – Помнится, вы упоминали, что не любите путешествовать морем, потому что когда-то вам предсказали, что смерть настигнет вас на воде.

– Это верно, – помедлив, призналась Надин. – Но ведь кто-то же должен смотреть за людьми, не то они все растащат. – Произнося эти слова, она с иронией глядела на Феликса.

– О, – сказала Эжени, кривляясь, – без вас, мадемуазель, мы как без рук!

Мадам Эрмелин что-то говорила. Амалия обернулась к ней и увидела, что та держит в руке бокал шампанского.

– Я пью, – сказала она, обращаясь к импозантному управляющему, – за нас. За всех нас!

Ее интонация, поза, улыбка говорили куда больше, чем ее слова. Гюстав густо покраснел и насупился. Феликс Армантель отвернулся, стиснув челюсти, так что на его скулах желваки заходили ходуном. Мадам Эрмелин поднесла бокал к губам и сделала глоток.

Лицо ее посинело, она бурно закашлялась и стала давиться и хрипеть. Затем женщина выронила бокал, схватилась обеими руками за грудь и, выкатив глаза, страшно разинув рот, стояла, задыхаясь, – старая женщина, просто старая женщина в блестящем черном платье и смешных побрякушках.

– Боже мой! – пролепетала Эжени, меняясь в лице. – Мама, что с вами?

Мадам Эрмелин рухнула в кресло. Проспер Коломбье, не помня себя, бросился к ней.

– Врача, врача! – отчаянно закричал он. – Ей дурно!

Его сестра уже спешила к нему.

– Ничего страшного, Проспер, мадам просто поперхнулась… Принесите воды, сейчас она прокашляется, и все будет хорошо.

Кристиан Эрмелин дрожащими руками налил воды из графина, едва не уронив его, и поднес бокал матери. Через силу мадам Эрмелин сделала несколько глотков.

– Все хорошо, все хорошо, – заученно твердил управляющий, поглаживая ее по плечу.

Мадам Эрмелин повернула голову, заметила его и улыбнулась.

– Спасибо, Проспер… Спасибо.

– Мама, – пробормотал Гюстав, – с вами все в порядке?

– Да. – Держась за руку Проспера, мадам Эрмелин с усилием поднялась на ноги. – Со мной… все хорошо.

В следующее мгновение ее ноги словно подломились в коленях, и она упала на ковер. Из ее рта бежала тонкая струйка крови.

Глава шестая,

в которой происходит непоправимое

– Что случилось? – были первые слова Рудольфа фон Лихтенштейна после того, как он переступил порог. Доблестный германский агент был бледен и не вполне уверенно держался на ногах, но надо отдать должное его мужеству: он сумел-таки превозмочь коварную хворь и вышел к обществу засвидетельствовать свое почтение.

Он налетел на фрау Кляйн, молодую симпатичную жену здоровяка из Эльзаса, и вспыхнул.

– О, простите…

Обогнув фрау Кляйн, он поспешил к Амалии.

– Что произошло? – спросил он ее шепотом. – Надеюсь, никто не получил сотрясение мозга?

К нему подошел лакей с подносом, и, подумав долю мгновения, Рудольф снял с него бокал на высокой ножке.

– Вы дурно обо мне думаете, кузен, – с укором сказала Амалия. – Просто мадам Эрмелин подавилась шампанским, ей стало нехорошо, и ее унесли в каюту.

Рудольф вытаращил глаза и поперхнулся. Амалия, как и положено заботливой родственнице, поспешила к нему на помощь и легонько постучала его по широкой спине, после чего Рудольф перестал кашлять.

– Спорю, вы сказали мне это нарочно, – проворчал он, сердито покосившись на нее.

– Нет, кузен, – возразила Амалия, – я сказала правду.

– Допустим, – сказал Рудольф недовольно. – Кстати, кто такая мадам Эрмелин?

Амалия пустилась в объяснения.

– А, француженка из восьмой каюты, – буркнул Рудольф, скривившись как от зубной боли. – Кошмарная старая ведьма. Я еще слышал, как она визжала кому-то снаружи: «Вы – ничтожество! Вы – убожество! От вас никакого проку!» и так далее в том же духе. – Он ласково улыбнулся Амалии. – В это мгновение я и понял, что вы ангел, дорогая моя!

– Кузен, – сказала Амалия, стыдливо потупясь, – вы мне льстите. Но я стараюсь.

Рудольф фыркнул.

– Надеюсь, вам уже лучше? – осведомилась Амалия.

– Черта с два! – отозвался Рудольф горько. – Если бы не сознание того, что я должен обезопасить общество от ваших выходок, кузина, я бы не поднялся с места. Но долг прежде всего.

В дверь вбежал Гюстав, который вместе с братом и управляющим помогал переносить мать. Он бросился к адвокату и о чем-то с жаром заговорил с ним, после чего мужчины вышли. Зеленоглазая Ортанс подошла к Амалии.

– Мы уже встречались, не правда ли? А это – ваш муж?

– Слава богу, нет, – ответил Рудольф за Амалию. – Я всего лишь родственник мадам.

Амалия прыснула. Рудольф вел себя совершенно неприлично, однако это ее нисколько не скандализовало, напротив: она забавлялась от души. У него было тяжеловатое чувство юмора, и выражался он порой чересчур прямо и резко, но бог весть почему именно эти черты были ей симпатичны. Ортанс посмотрела на нее с удивлением. Затем решила, что на самом деле Рудольф – не родственник, а любовник Амалии, и успокоилась совершенно.

– Меня зовут Ортанс Эрмелин, – сказала она, глядя в лицо немца своими завораживающими зеленоватыми глазами.

– Граф Рудольф фон Лихтенштейн, – представился тот и галантно поцеловал ей руку.

– О! Как интересно! – заметила Ортанс, чье мнение об Амалии разом улучшилось, едва она узнала, что любовник блондинки в сиреневом – настоящий граф. – Я не видела вас за обедом. Где вы прятались?

– Я не переношу качки, – кратко ответил граф, исподтишка корча рожи Амалии, которую так и распирало от смеха.

– О, это ужасно! – посочувствовала Ортанс. – Вам очень не повезло. Обед был замечательный, обстановка просто поразительная! Цветы в вазах, старинные канделябры…

При слове «канделябры» Рудольф посерел лицом и отшатнулся.

– Кузен Руди, – объяснила Амалия с серьезным видом, – не поклонник старины.

– Вот именно, фея летающего канделябра, – проворчал Рудольф по-немецки. – Теперь я до конца дней своих буду шарахаться от каждого подсвечника!

– Ну, кузен, вы не должны на меня сердиться. A la guerre comme а la guerre![14]

– Так уж и быть, – философски согласился Рудольф. – Кстати, я тут подумал: если вы по-прежнему хотите иметь статью о нашей прабабушке, я могу это устроить.

– С вашим автографом, – уточнила Амалия.

– Непременно.

Оба расхохотались. Ортанс, изумленная в высшей степени, смотрела на них.

– Когда я выйду в отставку, займусь историческими изысканиями. А вы?

– Не знаю, – сказала Амалия, подумав. – Я, в общем-то, о многом не мечтаю. Надеюсь, у меня будут дети, дом и любящий муж. И что ни я, ни мои близкие не будут влачить жалкое существование.

Было видно, что у Ортанс уже голова идет кругом. Она решительно ничего не понимала.

– А вы, мадам? – спросил ее Рудольф. – О чем вы мечтаете?

Смерив его холодным взглядом, та отвернулась, словно он спросил нечто в высшей степени неприличное. Вошел Кристиан и, заметив жену, прямиком направился к ней.

– Ортанс… – робко начал он.

– В чем дело? – высокомерно спросила молодая женщина.

– Мама… она… – Он судорожно сжимал и разжимал руки. – Там у нее врач, этот испанец, Ортега… И Эжени с Надин… они ему помогают… но…

– Кристиан, – сказала Ортанс раздраженно, – она просто поперхнулась. С кем не бывает!

– Нет, – забормотал Кристиан, теряя голову, – ты не понимаешь… Маме очень плохо…

– И слава богу, – безжалостно ответила Ортанс. – Может быть, тогда нам наконец станет хорошо.

– Ортанс! – жалобно вскрикнул ее муж.

– А что «Ортанс»? – пожала плечами его жена. – Она никому из нас не дает даже вздохнуть свободно. Адвокат при ней ходит на цыпочках, Проспер… ну, про Проспера вообще нечего говорить. Он единственный сумел с ней поладить, занял достойное место в ее сердце. – Ортанс зло усмехнулась. – Только ему и Луизе удается с ней ужиться, но малышка Луиза… – Она умолкла и с иронией покосилась на девушку, которая стояла возле них.

– Ну что? – с вызовом спросила Луиза, вскидывая голову. – Договаривай, дорогая.

И этот твердый тон, похоже, оказал на Ортанс такое же действие, как несколько минут назад на Армантеля. Во всяком случае, жена Кристиана отступила.

– В конце концов, что тут происходит? – сухо спросила она. – Мадам же не умерла?

– Нет, – простонал Кристиан, ломая руки. – Она не умерла, но она умирает. Доктор… доктор сказал, что у нее лопнул сосуд в горле. – Он упал в кресло и разрыдался, уже не сдерживаясь. Плечи его дрожали.

Ортанс застыла на месте. Рудольф и Амалия ошеломленно переглянулись.

– Я же говорила: неприятности! – с победным видом заявила миссис Рейнольдс и тряхнула головой.

Маркиза Мерримейд с суеверным ужасом уставилась на нее.

Хлопнула дверь, и в салон вбежала Эжени Армантель. Это уже не была женщина средних лет, играющая маленькую девочку. Ее лицо было искажено неподдельным отчаянием, на розовом платье темнели какие-то бурые разводы, и, присмотревшись, Амалия поняла, что это кровь.

– Кристиан! Кристиан! – закричала Эжени. – О боже, как вы могли оставить меня? Она умирает, Кристиан! Ортега сказал, надо срочно звать священника, а я не знаю, где его искать. О боже мой!

– Но в первом классе нет священника, – подал голос сыщик из страховой компании, Деламар.

Амалия стряхнула с себя оцепенение.

– Да, но на корабле едут не только пассажиры первого класса… Надо справиться у помощника капитана.

Марешаль прибыл через минуту. Он уже знал, что за обедом стряслось нечто экстраординарное, и, подумав, сказал, что сумеет привести священника.

– На борту «Мечты» находится один уважаемый миссионер, отец Рене. Я уверен, он не откажется нам помочь.

Когда он ушел, Ортанс обернулась к сестре мужа.

– Эжени, так это правда? – На ее лице читалась тревога. – Она умирает?

– Тебе-то что? – сквозь слезы выкрикнула Эжени. – Тебя там не было, когда у нее кровь хлестала фонтаном изо рта! О господи, за что же мне такая напасть?

– Успокойся, дорогая, – поспешно вмешался Феликс. – Прошу тебя.

Луиза Сампьер подошла и взяла ее за руку.

– Мы должны идти к тете, – сказала она. – Нельзя оставлять ее.

Эжени вырвала руку и отшатнулась. Ее щеки были мокрыми от слез.

– Что, надеешься на наследство, кузина? А? – зло бросила она.

Девушка вскинула голову.

– Ты не в своем уме, Эжени, – холодно ответила она. – Ты ведь знаешь, что лично мне ничего от вас не надо. – И, ни на кого не глядя, Луиза направилась к выходу.

– Подожди, кузина! – залепетала Эжени. – Я… Пожалуйста, извини! Я и сама не знаю, как это у меня вырвалось… – Она бросилась за девушкой, но дверь уже захлопнулась.

Амалия поглядела на Рудольфа, Рудольф поглядел на Амалию и пожал плечами. Они зашагали вслед за Эжени, а за ними, внезапно забеспокоившись, поспешили Феликс Армантель и сыщик из страховой компании.

– Какая аппетитная дамочка, – пробормотал Рудольф по-немецки. – Булочка, а не дамочка.

– До чего же вы непочтительны, Руди, – пожаловалась Амалия. – Имейте в виду, если мадам Эрмелин умрет, ее дочь унаследует как минимум пять миллионов франков.

– Булочка за пять миллионов, – вздохнул Рудольф. – Когда мой бедный отец совсем разорился и умер, меня тоже хотела купить одна такая. Титул всегда ценится довольно высоко, как и все, что нельзя приобрести за наличные.

– Так вы женаты? – с легким неодобрением спросила Амалия.

Рудольф покачал головой.

– Если бы у меня были такие деньги, какого дьявола, спрашивается, я бы стал работать? – Он оглянулся и понизил голос: – Видели, на кого я налетел в дверях, когда вошел?

– Дама из Эльзаса?

– Никакой не Эльзас, а австрийская разведка. Сделайте мне одолжение, держитесь от нее и Вернера подальше. Вернер попеременно изображает то ее брата, то мужа. Видели, у него скула свернута? Это я его угостил в семьдесят восьмом году. Замечательная вещь – английский бокс!

– Гм, – сказала Амалия. – Спасибо за сведения, кузен. А из англичан вы никого не видели?

Рудольф мгновение подумал.

– Тех, кого я знаю, здесь никого нет.

– А вы многих знаете? – осведомилась Амалия.

Рудольф ухмыльнулся.

– О, почти всех!

В коридоре их нагнал Кристиан, утирающий слезы. С ним была Ортанс, которая шепотом уговаривала его успокоиться.

– Может быть, нам лучше удалиться? – вполголоса спросил Рудольф.

Амалия покачала головой:

– Как вам будет угодно.

Возле каюты мадам Эрмелин они встретили второго помощника Марешаля, за которым шел светловолосый священник лет сорока, облаченный в небрежно залатанную рясу. Через левую щеку его тянулся глубокий, плохо заживший шрам.

– Это отец Рене, – представил его помощник. – Он примет исповедь у мадам Эрмелин.

– Господи, – забормотала Эжени, теряясь, – но неужели все так плохо?

Отец Рене посмотрел на нее. У него были светло-голубые глаза, и когда Амалия увидела их, она невольно растерялась. Такие чистые, незамутненные глаза бывают у только что родившихся младенцев, которых еще не коснулась грязь этого мира, однако по морщинкам на переносице священника, по горьким складкам возле его рта Амалия угадала, что на самом деле этому человеку досталось сполна. И, однако, взор его поражал своей безмятежностью.

– Вы верите в бога? – ответил отец Рене на слова Эжени. – Тогда вы должны знать, что все в его воле.

Это были всего лишь слова, но то, как он их произнес, оказало на окружающих поистине магическое действие. Эжени перестала плакать, Феликс обнял ее за плечи, Кристиан кашлянул и опустил глаза, а Ортанс распрямилась, как натянутая струна. Священник растворил дверь и шагнул в каюту. Через минуту оттуда вышел шатающийся от горя Проспер Коломбье, его сестра, которая поддерживала его под локоть, Гюстав и бледный адвокат Боваллон. Последним в дверном проеме показался маленький доктор. Дверь затворилась, и священник остался с умирающей наедине. Луиза, ни на кого не глядя, прислонилась к стене. Поколебавшись, к ней подошла ее кузина.

– Луиза, – несмело начала Эжени, – извини меня, пожалуйста. Я… я была не в себе, когда сказала…

Девушка устало повернула голову в ее сторону.

– Ну что ты, – примирительно ответила она. – Я уже все забыла. – Она отлепилась от стенки и неуверенной походкой направилась к соседней каюте. – Я пока побуду у себя. Если понадоблюсь…

– Да-да, мы тебя позовем, – поспешно сказал Кристиан.

Луиза кивнула и удалилась.

Доктор Ортега хотел уйти, но в него вцепился Кристиан.

– Доктор… Скажите, пожалуйста, а мама… она… – Он собрался с духом. – Неужели нет никакой надежды?

Маленький доктор с грустью взглянул на него.

– Мне очень жаль, месье, но… Я сделал все, что было в моих силах. Теперь вся надежда только на бога.

Он удалился, а удрученные члены семьи, в одночасье оставшейся без главы, только переглядывались, не смея нарушить молчание.

– Этот миссионер, – вяло начал Феликс, – отец Рене… Он вроде знаменитости, я даже читал о нем в газете… – Все взоры приковались к нему. – Говорят, он весьма уважаемый человек.

Эжени передернула плечами.

– Может, и уважаемый, – довольно прохладно заметила она, – только вид у него какой-то… не слишком. Мог бы одеться поприличнее, в конце концов… – Но тут на нее так посмотрели, что она вынуждена была прикусить язык.

– О, глядите! – вскрикнула Ортанс, подавшись вперед.

Дверь каюты медленно растворилась. На пороге стоял отец Рене, держа в руках простые деревянные четки.

– Она… она… – начал Кристиан, не решаясь закончить вопрос.

Священник молча отступил в сторону.

– Прошу вас, господа, – сказал он.

На большой кровати под балдахином лежала мадам Эрмелин. Сказочное ожерелье ее сбилось набок, открытые глаза были неподвижны, губы посерели. Ортанс с шумом втянула в себя воздух. Гюстав стоял, зажав зубами согнутый указательный палец. Кристиан окаменел. Помедлив, отец Рене подошел к кровати и бережно закрыл старой женщине глаза. Адвокат перекрестился. В наступившей тишине были слышны только судорожные рыдания – это плакал Проспер Коломбье. Его сестра, морщась, утешала его.

– Она умерла? – изменившимся голосом спросил Кристиан. – Мама умерла? Совсем?

Отец Рене кивнул, как бы подтверждая, что смерть – вещь окончательная и обжалованию не подлежит. Феликс Армантель закусил губу и отвернулся. Весь лоск в одно мгновение слетел с человека-леопарда. Лицо стало жестким, и все тридцать два года его жизни проступили на нем.

– Из-за шампанского? – вне себя закричал Кристиан. – Из-за какого-то дурацкого шампанского? Господи боже мой!

Он схватил первое, что попалось под руку – какую-то изящную пепельницу со стола, – и с силой швырнул ее в пространство. Никто даже не шелохнулся, только Амалия крепче вцепилась в руку Рудольфа.

– Какое несчастье, – мрачно произнес адвокат Боваллон.

Ортанс, шмыгая носом, подошла к мужу.

– Кристиан…

Тот дернулся в сторону.

– Не трогай меня!

И Амалия, и Рудольф – оба испытывали тягостное чувство неловкости оттого, что оказались при этой семейной сцене. Кто-то выразительно кашлянул в дверях. Все они обернулись – и увидели сыщика Деламара.

– Что вам угодно, милейший? – сухо спросил у него адвокат.

Сыщик заложил руки за спину и спокойно смотрел на него.

– Дамы и господа, я понимаю и разделяю ваше горе, но позвольте мне напомнить причину, по которой я оказался здесь. В последнее время участились кражи украшений, представляющих особую ценность. Подчеркиваю: не каких-нибудь мелких безделушек, а действительно крупных вещей. Нам пока не удалось выйти на след вора. Известно лишь, что прозвище его – Белоручка и что никакой несгораемый шкаф ему не помеха. Учитывая печальный опыт кражи бриллиантов у княгини Лопухиной, меня уполномочили проследить за сохранностью драгоценностей мадам Эрмелин, которые застрахованы на довольно крупную сумму, во время ее морского путешествия. Так вот…

– К чему вы напоминаете нам обо всем этом? – вне себя выкрикнул Гюстав.

– К тому, – невозмутимо продолжал Деламар, – что, хотя мадам Эрмелин умерла, договор заключал месье Кристиан, и он до сих пор действителен. Более того, я не могу дать гарантии, что в настоящее время вор не находится среди пассажиров. Поэтому я прошу вас поставить меня в известность, как вы собираетесь поступить с драгоценностями покойной мадам Эрмелин. И умоляю простить меня, если я ненароком задел ваши чувства.

Адвокат Боваллон выступил вперед.

– Он, безусловно, прав, – сказал он. – Драгоценности мадам Эрмелин составляют часть ее наследства. – Он поглядел в сторону кровати, на уродливую мертвую старуху, в которой не осталось ничего, что могло вызвать ненависть, зависть или любые другие чувства. – Лучше всего снять украшения с нее, пока она совсем не окоченела, потом сделать это будет гораздо труднее. Вы поможете мне, Эжени?

Ортанс тихо охнула от ужаса. Эжени сглотнула и молча кивнула.

– В любом случае, – резко заметил Кристиан, – драгоценности остаются в семье, и тебе прекрасно это известно. Так какая разница…

Глаза адвоката прекратились в две узкие щелочки.

– Сожалею, – промолвил он спокойно, – но до оглашения завещания вашей матери вы не имеете права ими распоряжаться. – Он обвел взглядом присутствующих. – Думаю, будет лучше, если они останутся у меня.

Кристиан покраснел. Казалось, он готов был взорваться, но вмешалась Эжени.

– Хорошо, мы согласны, – устало проговорила она. – Не надо ссориться.

– Какая разница, – проскрипел Гюстав, – если мама умерла.

– А похороны? – взвизгнула Надин Коломбье. – Как же… мы же в открытом море! Кругом вода!

Адвокат серьезно и печально посмотрел на нее.

– Согласно морскому уставу, – сказал он, – умершего в море в нем и хоронят. Тут мы ничего не сможем поделать.

Гюстав затрясся всем телом.

– И все из-за этого проклятого шампанского! – простонал он. – Все из-за него!

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«22 ноября. Первый день плавания. Нашего друга на борту нет. Остановка в Шербуре. Встретила дальнего родственника. C’est charmant[15]. Обед в большом салоне. Я – в сиреневом платье. Одна из пассажирок – мадам Эрмелин – умерла, случайно поперхнувшись шампанским. Печальное начало путешествия. Что-то будет завтра?»

Глава седьмая,

в которой Амалия оступается, что имеет весьма неожиданные последствия

День 23 ноября был на редкость печальным днем.

Из-за происшедшего накануне печального события пассажиры первого класса чувствовали себя неуютно. Как-то разом потускнела позолота салонов, притихли оживленные разговоры, умолк задорный смех круглолицей Эжени Армантель. Дело было даже не в мадам Эрмелин, которую большинство пассажиров едва знало, – дело было в той невидимой и незваной гостье с косой, неожиданно явившейся и выхватившей из их круга женщину, которая еще вчера беседовала с попутчиками, носила бриллианты, смотрелась в зеркало и, казалось, принадлежала к тем счастливцам, что умирают в своей постели лишь в глубокой старости. Но хватило одного-единственного глотка шампанского, попавшего не в то горло, чтобы бриллианты раз и навсегда потеряли для нее прежнее значение. Она стала всего лишь жалким телом, обреченным на распад и исчезновение, обременительным грузом, с которым не знали, что делать, и которое после долгих и мучительных переговоров поместили в пустующий ледник, где, по иронии судьбы, прежде хранились бутылки шампанского. Те же, кто остался в живых, внезапно поняли, что блеск всех драгоценностей в мире ничто по сравнению с блеском жизни, и еще – что все мертвые до ужаса похожи друг на друга. И еще они поняли, что тоже смертны, и эта мысль наполнила их невыразимой тоской.

Последнее открытие было неприятнее прочих, и оттого утром 23-го пассажиры «Мечты» старались избегать общества друг друга. Почти все затребовали завтрак к себе в каюты, и мало кто отваживался ступить на палубу. С океана дул пронизывающий ветер. Амалия взяла в библиотеке «Повелителя блох» Гофмана во французском переводе и ушла к себе. Перечитав сказку, она решила, что пора проведать кузена. Рудольф чувствовал себя неважно, но все же сумел заставить себя проглотить половину завтрака. Убедившись, что ему не требуется помощь, Амалия покинула его, но у дверей ее подстерегала темпераментная сеньора Кристобаль. Оперная певица досадовала, что вчера увлеклась выяснением отношений и пропустила интересное событие. Ортега знал о происшедшем не слишком много, и оттого сеньора Кристобаль вцепилась в мадам Дюпон, требуя подробностей.

– Мадам Эрмелин, которая сидела за соседним столом, поперхнулась и умерла, – спокойно сказала Амалия. – Больше мне нечего вам сообщить.

Сеньора Кристобаль начала причитать на весь корабль, попутно вспоминая тетку из Саламанки, которая подавилась вишневой косточкой, но не только не умерла, а пережила своего супруга, дядю из Севильи, скончавшегося от несварения желудка в пятьдесят лет, и двоюродную бабку из селения У-Черта-На-Рогах, подробности кончины которой известны разве что всемогущему богу. Она поведала бы еще немало животрепещущих подробностей в том же духе, но Амалия, опасаясь, что ей придется выслушивать описания смертей еще десяти поколений семьи Кристобаль, поторопилась сбежать в свою каюту, где заперлась на двойной оборот ключа.

Около полудня к ней постучал второй помощник Марешаль и, когда она отворила, сообщил, что похороны мадам Эрмелин начнутся через час.

– Разумеется, вы не обязаны на них идти, – добавил он.

Амалии вовсе не хотелось присутствовать на похоронах, но тем не менее она знала, что пойдет туда. Что это было: трусость стадного животного? Запоздалые угрызения совести – ведь мадам Эрмелин ей вовсе не нравилась? Гипертрофированное чувство долга? Амалия предпочитала не задумываться над этим.

Она надела темно-синее платье, наиболее уместное в данном случае, после чего решила, что у нее еще есть время, чтобы вернуть Гофмана в читальню и взять какую-нибудь другую книгу. «Надеюсь, у них есть Золя… Если нет, то сойдет Альфонс Доде».

Едва переступив через порог, Амалия заметила, что в читальне что-то изменилось. Книги умеют говорить, как люди, – и, как и люди, они умеют молчать. В библиотеках царила важная, с привкусом пыли, царственная тишина, и даже воздух в них казался загустевшим. Но здесь тишины уже не было – ее спугнули посторонние. Сжав в руке томик Гофмана, Амалия шагнула вперед.

На краешке кожаного дивана с отсутствующим видом сидела Луиза Сампьер. Она хмурилась, и переносицу ее пересекали тонкие морщинки. Возле нее примостился младший из Эрмелинов, пытаясь заглянуть ей в глаза, но Луиза упорно смотрела в сторону.

– Это просто ужасно, – жалобно промолвил Гюстав. – То, что произошло вчера…

Он не договорил.

– Да, ужасно, – мертвым голосом подтвердила девушка.

– Бедная мама! – вздохнул юноша. – Никогда не думал, что все случится… так быстро. – Он помедлил. – Как ты думаешь, Проспер…

– Что – Проспер? – вскинулась Луиза.

– Я все не могу забыть его слова, – признался Гюстав. – И Кристиан… Кристиан тоже встревожен, а про Эжени и говорить нечего.

Наконец-то Луиза подняла на него глаза.

– Ах, так ты об этом? – В тоне ее слышалось неприкрытое презрение. – Конечно, сам по себе Проспер – ничтожество, но вместе со своей сестрицей и Боваллоном…

– Думаешь, он сказал правду? – настойчиво спросил Гюстав.

– Правду или нет, какая разница, – отмахнулась Луиза. – Втроем они могут сфабриковать что угодно.

Гюстав судорожно сглотнул. Амалия, притаившись между книжных шкафов, почти не дышала. Стало быть, управляющий высказал какое-то предположение, которое не на шутку перепугало членов семьи Эрмелин. Интересно, что такого он сказал, если все так встревожились? Уж не о том ли были его слова, что мадам Эрмелин умерла не своей смертью?

– Ты сегодня не в духе, – робко заметил Гюстав. – А я так хотел посоветоваться с тобой. Завещание мамы не выходит у меня из головы.

Впервые за все время разговора Луиза улыбнулась.

– Бедный Гюс, – выдохнула она. – Ну что я могу тебе посоветовать? Я ведь знаю об этом столько же, сколько и ты. Одно могу сказать: тетя умерла не вовремя.

– Я никогда не мог понять, зачем она так приблизила к себе Проспера, – сказал Гюстав, краснея. – И теперь, похоже, всем нам придется расплачиваться за это.

И он заговорил об Эжени, которая не находит себе места после смерти матери, о том, как Феликс ее поддерживает, как переживает Кристиан…

– По-моему, больше всех переживает все-таки Проспер, – резко заметила девушка.

– Луиза! – вскинулся Гюстав. – Что ты говоришь? Ты же сама знаешь, что он за человек! И вообще, ему не место в нашей семье!

Его кузина отвернулась. Гюстав вновь принялся доказывать ей, что она заблуждается. Рассудив, что ей нет дольше смысла слушать чужой разговор, Амалия на цыпочках выскользнула из читальни, все еще держа в руке томик Гофмана. «Нет, я была права. В этой семье и впрямь что-то неладно», – подумала она.

Амалия поднялась на палубу. Океан был серый и возле самого окоема почти неразличимо переходил в серое же, покрытое тучами небо.

«Отчего все-таки умерла мадам Эрмелин? Доктор сказал, у нее лопнул сосуд в горле… А что, если он не прав и причина кроется совсем в другом?»

Течение мыслей Амалии прервало появление на палубе Надин Коломбье. Зябко поежившись, она подняла воротник своего пальто, подошла ближе.

– Доброе утро, мадам Дюпон… Вы придете на похороны?

Амалия заверила ее, что придет.

– Мой бедный брат так удручен всей этой историей… – продолжала Надин. – Он был очень привязан к Констанс, знаете ли.

– Констанс? – подняла брови Амалия.

– Мадам Эрмелин, – пояснила сестра управляющего.

– Говорят, она была весьма богата, – невпопад заметила Амалия.

Однако Надин понимающе улыбнулась.

– Чрезвычайно, – важно сказала она. – Она была единственной наследницей госпожи Бежар, которая доводилась ей троюродной бабушкой.

– Разве? – усомнилась Амалия. – Мне кажется, что там вроде был еще один наследник.

Почему-то при этих словах лицо Надин Коломбье стало настороженным, а любезная прежде улыбка превратилась в оскал, наподобие кошачьего.

– Я имею в виду брата мадам Эрмелин, – с удивлением пояснила Амалия. – Ведь Луиза Сампьер его дочь?

– Ах, вот вы о чем! – Надин Коломбье с облегчением рассмеялась. – Разве вы не слышали? Брат Констанс погиб в железнодорожной катастрофе, когда его дочери было всего три года. В это время мадам Бежар была еще жива. Она скончалась одиннадцать лет назад.

– А мать Луизы? – спросила Амалия, чтобы хоть что-то спросить.

– Умерла от родильной горячки, – последовал ответ. – Но мадам Эрмелин, которая была очень привязана к своему брату, забрала Луизу к себе и всегда относилась к ней, как к родной.

«Можно подумать, она хорошо относилась к своим родным», – мелькнуло в голове у Амалии.

Надин взглянула на свои часики.

– Извините, мадам Дюпон. Мне надо идти, отдать кое-какие распоряжения. – И она удалилась.

«Если еще кто-нибудь назовет меня мадам Дюпон, – в сердцах подумала Амалия, – я не знаю, что сделаю с этим человеком!»

Мистера Дайкори выкатили на его ежедневную прогулку. Кривя бескровные старческие губы, миллионер читал трехдневной давности английскую газету.

– Доброе утро, сэр.

– Доброе утро, мадам… – Он скользнул выцветшими глазами по ее наряду. – Должен признать, мадам, что сиреневое вам больше к лицу.

– Вы не пойдете на похороны?

– Я? Нет. К чему? Еще одна скучная непривлекательная леди отправилась в мир иной. Она могла умереть на десять лет раньше или позже, и никто бы этого не заметил.

Амалия распрямилась.

– Любопытная точка зрения, – сдержанно проговорила она. – Но довольно жестокая, вы не находите?

Мистер Дайкори с шелестом сложил газету и осклабился.

– Кто бы говорил, а? Вы ведь это хотите сказать? Ну, не буду с вами спорить. Признаюсь вам, для меня самого до сих пор является загадкой, отчего я все еще жив. Но я не жалуюсь, нет, не жалуюсь. – Он вздохнул. – Если бы я мог, то с легкой душой променял бы все свои богатства на возможность снова стать молодым, но – увы! – всевышний дьявольски несговорчивый партнер и никогда не идет на подобного рода сделки!

Амалия невольно улыбнулась.

– Я был тогда на палубе и слышал, как вы поставили ее на место, – продолжал старик. – И были совершенно правы. Только молодость и красота заслуживают внимания, и только о них можно жалеть на этом свете.

– А как же талант? – спросила Амалия.

Улыбка тронула губы мистера Дайкори.

– Талант – разновидность красоты, моя дорогая. Эта французская леди была стара и уродлива. И вся ее семья такая же, заметьте. Так что я считаю излишним скорбеть по поводу ее ухода. Но и радоваться, как делают некоторые, тоже не буду.

– По-моему, – возразила Амалия, задетая за живое, – Гюстав и Луиза отнюдь не так уж плохи, да и остальные…

Дайкори вздохнул и забарабанил пальцами по подлокотнику.

– Моя дорогая мадам, – сказал он мягко, не скрывая скуки, – есть уродство внешнее, а есть уродство внутреннее. По сути, разница между ними не так уж велика. Снаружи человек может быть таким, как все, и даже лучше, но внутри у него таится червоточинка, изъян, который рано или поздно даст о себе знать. Вопрос лишь в том, когда именно это произойдет.

Когда Амалия вернулась к себе, в голове ее царил совершенный хаос. Она-то считала американца безнадежно больным, недалеким стариком, доживающим свои дни, а он, оказывается, умен и невероятно проницателен. Амалии даже не по себе стало от его проницательности.

Склянки пробили час дня. Почти все пассажиры первого класса собрались на палубе. Не было только американского миллионера, четы «Кляйнов» из Эльзаса – тружеников австрийской разведки, и голландского торговца чаем с семьей. Он страдал жесточайшей морской болезнью, а жена его сидела с детьми, поэтому он попросил второго помощника Марешаля передать свои извинения.

Отец Рене прочитал заупокойную молитву. Все обнажили головы, и труп мадам Эрмелин, зашитый в белый мешок, стали на канатах медленно опускать в серые воды Атлантического океана. Потом раздалось едва слышное «плюх». Похороны окончились.

Эжени Армантель плакала, Гюстав сморкался и никак не мог высморкаться до конца, Кристиан стоял с застывшим лицом, как и его жена. Все немного постояли на ветру, мужчины надели шляпы и разошлись.

Обед подали в малом салоне, оформленном в приглушенных тонах, как нельзя более подходящих к данному случаю. У стюардов были сдержанно-скорбные лица, но обслуживание, как и вчера, держалось на самом высоком уровне. К досаде Амалии, она вновь оказалась бок о бок с примадонной Кристобаль и ее свитой. По счастью, вместо приставучей миссис Рейнольдс и ее толстощекой молчаливой дочери напротив Амалии посадили маркиза Мерримейда и его жену – актрису. Маркиз, которого Амалия впервые имела возможность разглядеть вблизи, был долговязый, с совершенно невыразительным лицом, единственной достопримечательностью которого являлся длинный тонкий нос. Его супруга, с воздушными золотистыми локонами и обманчиво наивными глазами, сильно смахивала бы на детскую куклу, если бы не ее принадлежность к человеческому роду. На взгляд Амалии, внешность маркизы была более чем заурядной, что, впрочем, ничуть не помешало последней заполучить в мужья аристократа, к которому наверняка присматривались претендентки и поинтересней ее. В таких случаях незабвенная Аделаида Станиславовна, мать Амалии, говорила:

– Ты знаешь, моя дорогая, женская ловкость – это что-то умопомрачительное. Никогда не доверяй женщинам! Особенно когда дело касается мужчин!

Место у левого локтя Амалии намеревался занять Роберт П. Ричардсон, но его оттер Рудольф фон Лихтенштейн, заявив, что, являясь родственником мадам Дюпон, он имеет преимущественное право на пребывание возле нее, и американец стушевался. Месье де Бриссак потчевал слушателей анекдотами из дипломатической службы, а так как служил он больше двадцати лет, то и анекдотов собралось приличное количество. Повара-французы превзошли себя, и вскоре в обществе наметилось некоторое оживление, в котором, однако, не принимали участия семья Эрмелин и их друзья, вновь собравшиеся за отдельным столом, где их осталось десять человек вместо одиннадцати. Сыщик сосредоточенно жевал, адвокат изредка перебрасывался словом с управляющим и его сестрой, Ортанс сидела, уставив глаза в тарелку, и механически резала один и тот же кусочек мяса, пока от него не остались одни крошки. Эжени пыталась поддержать разговор с братьями, но он не очень клеился. Феликс Армантель был угрюм, и только Луиза держалась более или менее естественно.

«Что ж, – думала Амалия, – их всех можно понять… Только что их постигло большое горе… Или нет? Ведь нельзя же быть всерьез привязанным к тому, кто называет тебя ничтожеством и подавляет тебя… Или здесь не только горе, но и что-то еще? Совсем недавно мадам Эрмелин казалась такой уверенной в себе… и вот – ее больше нет… Но как быстро она умерла, в самом деле!»

– А вы не очень-то веселы, – заметил Рудольф своей кузине.

– Я думаю о мадам Эрмелин, – коротко сказала Амалия.

– Бедная старая леди! – пробормотал маркиз. – Не очень-то ей повезло.

– О да! – вздохнула его жена, хотя, по правде говоря, считала, что старики существуют для того, чтобы умирать, и что глупо было бы предаваться сожалениям по этому поводу. – По крайней мере, ей не пришлось долго мучиться. У нас в труппе одна старая актриса тридцать лет провела парализованной, пока господь над ней не сжалился.

– Так вы актриса? – в экстазе вскричала сеньора Кристобаль. – Просто поразительно! Правда, Ортега?

Врач высунул нос из-за рюмки вина и утвердительно кивнул.

– Я уже не играю, – с извиняющейся улыбкой сказала женщина-куколка, встряхивая кудрями. – Дорогой Монтегю против. Но, если бы была возможность, я бы…

– Конечно, конечно! Ведь сцена не отпускает тех, кто имел счастье хоть раз ступить на нее. Уж я-то знаю!

– Ну, это еще как посмотреть – счастье или несчастье, – вполголоса ввернула донья Эстебания.

– И где же вы играли? – спросила Амалия у маркизы Мерримейд.

– О, в разных пьесах. В основном Шекспир, но попадались и французские – «Федра», «Андромаха»…

– Трагедии, – встрепенулась сеньора Кристобаль. – Обожаю трагедии. Правда, не переношу, когда мою героиню убивают. Тебя закалывают картонным кинжалом, и изволь лежать бревном на сцене, пока тенор поет прощальную арию. Это просто измывательство над оперой!

– Я играла не только в трагедиях, – сказала маркиза немного обиженно. – В комедиях тоже, хотя хорошие комедии нынче так редки.

– Лучшие комедии писал Мольер, – счел своим долгом заметить аккомпаниатор Шенье. Французы склонны полагать, что их искусство и литература – лучшие в мире. Надо признать, что тут они не так уж далеки от истины.

– Шекспир тоже писал комедии, – вмешался маркиз Мерримейд, оскорбленный тем, что какой-то лягушатник в его, маркиза, присутствии смеет кичиться своим превосходством над доблестной английской нацией, равной которой нет в мире.

– Которые называют комедиями лишь по недоразумению, – отозвался дипломат, не упустив случая щелкнуть аристократа по носу.

Завязался спор, чьи комедии лучше. Все оживились. Незваная гостья, посетившая корабль, была предана забвению. Подали десерт. Сеньора Кристобаль заявила, что не может позволить себе ни намека на сладкое, и тут же умяла свою порцию. Она как раз облизывала ложечку, когда раздался крик:

– Уймись, старая дрянь!

Это Кристиан Эрмелин вне себя орал на миссис Рейнольдс, пристававшую к нему с вопросом, не желает ли он за умеренную плату пообщаться с духом своей матери. Но продолжение было еще примечательнее. Хрупкий Гюстав Эрмелин, которого решительно все считали слабаком, вскочил с места и крикнул в лицо побелевшей поклоннице спиритизма:

– Если ты, гнусная старая шлюха, не отвяжешься от нас, я вышвырну тебя за борт вместе с твоим ублюдком!

Мистер Дайкори положил вилку и сделал знак слуге, чтобы его везли обратно в каюту. Скрип колесиков кресла повис в тишине, после чего миссис Рейнольдс захлюпала носом, схватила дочь за руку и бегом покинула салон. Собачка маркизы, как всегда, примостившаяся на коленях у хозяйки, неодобрительно тявкнула. Гюстав тяжело опустился на место. Маркиз нахмурил брови. Вчера миссис Рейнольдс порядком его утомила, но он считал неприличным подобное обращение с женщиной, которая к тому же, черт подери, была почти что англичанкой.

– Интересно, – задумчиво заметила Амалия, – какая погода будет завтра?

И все с облегчением заговорили на вечную тему, которая не устаревает никогда.

«Однако страсти накаляются, – думала Амалия. – Мадам Эрмелин умерла не в самый подходящий момент. Она была главой семьи… а раз так, вскоре начнется схватка за опустевшее место. – Она мимоходом улыбнулась Роберту П. Ричардсону, печально смотревшему на нее из угла. – И кто выиграет эту схватку? Кристиан? Блестящий Феликс? Гюстав, от которого, как от всех слабых людей, неизвестно, чего ожидать? Ортанс со своими светящимися зеленоватыми глазами? Или взбалмошная Эжени?»

Но не это интересовало ее больше всего. На самом деле она никак не могла решить для себя вопрос: была ли смерть мадам Эрмелин случайной или же ей каким-то образом помогли умереть?

Посмотрим правде в глаза: подавиться может любой человек, но мало кто от этого отправляется к праотцам. Вероятность, разумеется, существует, но она ничтожно мала. Такой несчастный случай из разряда почти фантастических, а Амалия, когда-то сама ставшая объектом нескольких покушений, вообще с большим подозрением относилась к несчастным случаям. Но, вспомнив все обстоятельства случившегося, она была вынуждена отмести предположение о насильственной смерти.

«Ведь как все было? Женщина поела. Встала из-за стола. Лакеи внесли шампанское. Она взяла бокал, произнесла тост – и поперхнулась. У всех на глазах… Никто не мог сказать заранее, что она будет пить, а уж тем более – какой бокал возьмет, если будет пить. Нет, шампанское не могло быть отравлено. Это исключено».

Успокоив себя насчет шампанского, Амалия тут же нашла другой повод для тревожных размышлений.

«А еда? Что, если отрава была в еде и подействовала не сразу? Всем только показалось, что мадам Эрмелин поперхнулась, но на самом деле…»

Тут Амалия вспомнила, что еду тоже подавали лакеи и что за столом, кроме мадам Эрмелин, было еще десять человек. Маловероятно, что при таких условиях ей можно было что-то подложить в пищу и никто бы ничего не заметил. Оставалась, разумеется, возможность того, что ее отравил лакей, расставлявший тарелки, но с таким же успехом мадам Эрмелин могла проглотить акула, подплывшая по Сене к окнам ее парижской гостиной.

«А если лакей был в сговоре с тем, кто…»

«А если он желал отравить не мадам Эрмелин, а кого-нибудь другого…»

«А если яд был не в еде и не в шампанском, а в воде… Ведь после того, как женщина поперхнулась, старший сын принес ей воды, и через минуту у нее пошла кровь изо рта… И что, яд так быстро подействовал? Да и Кристиан – никак он не подходит на роль отравителя… Все это просто глупо».

Амалия очнулась от своих размышлений и увидела, что все поднимаются из-за стола.

– О чем вы задумались? – спросил месье де Бриссак.

– Так, ни о чем, – ответила Амалия беспечно, решив, что ни к чему усложнять себе жизнь. Старая дама поперхнулась, у нее лопнул в горле сосуд, и она умерла. Вот и все. К тому же она, как говорят обычно дети, была «противная». И незачем больше думать о происшедшем.

Вечером сеньора Кристобаль оккупировала желтый салон с роялем. Леон Шенье играл «Il dolce suono» из «Лючии ди Ламмермур» Гаэтано Доницетти, а сеньора Кристобаль пела так, что щемило сердце. Куда девалась немолодая, расплывшаяся, истеричная женщина с взбалмошным характером? Казалось, она исчезла, и от нее остался один голос. Голос, который, раз услышав, невозможно забыть. Амалия, возвращаясь после прогулки перед сном, заглянула в салон и остановилась у дверей, затаив дыхание. Она дала себе слово непременно пойти в оперу, когда приедет в Петербург.

Шорох за спиной заставил ее обернуться.

– Вы могли бы войти туда, – заметил Рудольф.

– Не хочу, – упрямо сказала Амалия. – Боюсь расплакаться. Но как она поет!

Пение кончилось, и Амалия решила, что можно возвращаться. Рудольф шагал сзади. Неожиданно Амалия вскрикнула: нога ее скользнула, и она бы упала, если бы кузен не подхватил ее вовремя.

– Спасибо, кузен, – чопорно промолвила Амалия. – Вы спасли мне жизнь!

– Плачу добром за зло, – отозвался Рудольф весело. – Вы в порядке?

– Да. Но что же это такое…

Она наклонилась, ища тот коварный предмет, из-за которого едва не свернула себе шею. Рудольф поморщился: от усердия Амалия даже опустилась на колени.

– Что это с вами? – поинтересовался он.

– Не со мной, – сказала Амалия. – Меня беспокоят эти пятна.

На светлых досках палубы виднелась тонкая, едва различимая цепочка красных пятнышек.

– Похоже на кровь, – с тревогой пробормотала Амалия. – Они такие мелкие. Я бы не заметила их, если бы… м-м… не оступилась на… сувенире, оставшемся от собачки маркизы.

Рудольф в задумчивости почесал нос. Он присел и тоже подверг пятнышки рассмотрению.

– Это может быть и вино, – зевая, изрек он.

– Может быть, – согласилась Амалия. Она поднялась, отряхнула юбку на коленях и потянула дверь ближайшей каюты, записанной не то на месье, не то на мадам Мерсье.

– Куда вы? – прошептал Рудольф ей в спину.

– Здесь открыто, – отозвалась Амалия. И вошла.

Рудольф, недоуменно пожав плечами, проследовал за ней. Шаг за шагом Амалия обследовала помещение, заглянула даже под кровать. Рудольф, вначале с удивлением наблюдавший за ее манипуляциями, стал в конце концов помогать ей.

– Вы можете хотя бы сказать мне, что вы ищете? – спросил он как бы невзначай.

– Сама не знаю, – честно призналась Амалия. – Просто те пятна показались мне слишком темными для вина.

Рудольф отворил большой шкаф – и с коротким возгласом отступил назад. В шкафу, привалившись к стенке, стоял человек.

– Гм, – сказал германский агент, обретая свое обычное хладнокровие, – похоже, трупы на этом корабле сыплются, как из рога изобилия.

– Вы что-то нашли? – в волнении заговорила Амалия, подбегая к нему. – Боже мой!

– Снимаю перед вами шляпу, – сказал Рудольф, кланяясь. – Вы были правы: те пятна были вовсе не от вина.

Амалия, не отвечая, смотрела на человека, выбравшего такое странное место для своего пребывания. Это был мужчина лет сорока, с приятным лицом, в котором чувствовалась порода, а сейчас на нем застыла страдальческая улыбка. У него были темные волосы и смуглая кожа. Серый, сильно поношенный сюртук на боку пропитался красным.

– Вор? – задумчиво протянул Рудольф. – Но воры обычно выглядят несколько… живее, я бы сказал. Вы не согласны со мной, кузина?

– Кузен, – с досадой покачала головой Амалия. – Вы что, не в своем уме? Это же Онорато Висконти, собственной персоной!

Глава восьмая,

в которой Амалия делает далеко идущие выводы

Рудольф выказал все признаки крайнего изумления. Он вытаращил глаза, открыл рот, окаменел, оцепенел, остолбенел. Ноги у него подкосились, и он рухнул на край кровати.

– Висконти! – наконец выговорил он. – Онорато Висконти!

Амалия подозрительно покосилась на него.

– Разве не вы чуть не схватили его прямо посреди парижской улицы? Я думала, вы должны были знать его в лицо.

Германский агент медленно покачал головой.

– Я не знаю его в лицо. Он же, как только заметил меня, сразу бросился бежать со всех ног. И эта одежда! На нем была другая, гораздо лучше, уверяю вас.

– Н-да, – пробормотала Амалия, всматриваясь в мертвеца, – одежда и впрямь не бог весть какая.

– Вот мошенник, – изрек Рудольф с горечью. – Взял и умер в самый неподходящий момент. Как мы теперь узнаем, где «Леда»?

– Надо его обыскать, – решила Амалия. – Заодно неплохо бы узнать поточнее, от чего он умер.

– Хорошо, – покорно согласился Рудольф. – Подумать только, если бы не дворняжка этой глупой куклы, наделавшая в неположенном месте, мы бы десять раз могли прошагать мимо этой каюты и ничего не заметить! После таких случаев поневоле уверуешь в провидение.

С некоторым усилием он подхватил труп итальянца под мышки и выволок из шкафа.

– Кладите на ковер, – велела Амалия. – Если будут пятна крови, там они менее заметны.

– Какая предусмотрительность, – буркнул Рудольф.

Теперь Висконти лежал на ковре, изображавшем красиво переплетенные цветы. Поколебавшись, Амалия первым делом закрыла ему глаза.

– Как по-вашему, когда он умер? – с легкой дрожью спросила она.

– Не далее как несколько часов тому назад, – спокойно ответил Рудольф. – Тело еще не вполне окостенело, и первичные признаки разложения еще не проступили. Интересно, что он делал в этой каюте?

– Ничего, кузен, и вы знаете это так же хорошо, как и я. Он был убит на палубе, и его тело спешно надо было спрятать. Для этого преступник затащил его внутрь пустующей каюты и засунул в шкаф.

Рудольф прищурился.

– Погодите, я тоже умею рассуждать. Между прочим, сие означает, что преступник должен был знать, какая каюта пустует. Наводит на размышления, не так ли?

– Пассажир первого класса или кто-то из обслуги?

– У, как интересно получается, – Рудольф поморщился. – Все-таки проще было бросить его за борт.

– Днем? А если бы кто-нибудь заметил? Вы же сами сказали: он умер несколько часов тому назад. Следовательно, вскоре после похорон мадам Эрмелин. Было еще светло.

Рудольф, не отвечая, оглядывал обстановку.

– Ну, что еще такое? – сердито спросила Амалия.

– Ищу канделябр, которым вы меня стукнете по голове, как только я отвернусь, – ответил германский агент со вздохом. – Если Висконти здесь, то что это может значить? Только то, что «Леда» все еще поблизости. Стало быть, наш договор больше недействителен, дорогая кузина.

Амалия прижала ладони к вискам и села в первое попавшееся кресло.

– Рудольф, давайте кое-что проясним. Если я в чем-то не права, то вы меня поправите, хорошо? Мы ведь по-прежнему родственники, так? Очень дальние, но родственники. Я не думаю, что кусок размалеванного дерева размером в один квадратный фут или даже два может что-то изменить в этом. Вернее, мне бы не хотелось так думать. Я не собираюсь ничем вредить вам, если вы не будете вредить мне. Большего я, к сожалению, обещать вам не могу.

– Хм, прекрасно, – проворчал германский агент, глядя на нее исподлобья. – Но что мы будем делать, если «Леда» найдется?

– Ничего, – сказала Амалия, пожимая плечами. – Кто находит «Леду», тот и забирает ее себе. Вы согласны?

Рудольф фон Лихтенштейн опустил голову и задумался.

– Не знаю, что у вас на уме, – буркнул он. – Но Висконти отыскали вы, а не я, и я готов вам помочь, чем смогу. Давайте-ка лучше осмотрим его карманы.

В них оказались: запачканный носовой платок; две сигареты; паспорт на имя Фредерика Лагранжа; билет третьего класса на «Мечту» на имя того же Лагранжа. Во внутреннем потайном кармане обнаружилась записная книжка в переплете черной кожи.

Амалия молча рассматривала билет.

– До чего же я была глупа, – наконец сказала она. – Надо было с самого начала осмотреть не только пассажиров первого класса, но и всех остальных.

– И как бы вам это удалось? – поинтересовался Рудольф живо. – Вы бы спустились в клоповник третьего класса под видом ангела милосердия? И вы всерьез полагаете, что вас бы туда пустили?

– Существуют же списки пассажиров, в конце концов, – мрачно ответила Амалия. – Я была непростительно беспечна. Пара слов о моем обанкротившемся кузене Лагранже, который находится где-то на борту, – и дело было бы сделано. А теперь он убит, и мы в тупике.

Рудольф, брезгливо отставив грязный платок, меж тем изучал паспорт.

– Никудышная работа, – изрек он, качая головой. – Совершенная дешевка. Впрочем, надо признать, что французские документы ничего не стоит подделать, не то что наши.

– Подделать можно любые документы, было бы желание, – одернула его Амалия. – Кстати, – внезапно спросила она, – где он вообще их достал?

– Дорогая кузина, – пристыдил ее Рудольф, – изготовители подобных вещиц слишком скромны, чтобы ставить на них свою подпись. Это же неразумно и может привести к трениям с правосудием.

– Нет, я имею в виду – как он мог его достать? Допустим, у вас есть знакомые в этой среде, и вы идете и обращаетесь к ним. Но синьор Висконти! Аристократ до кончиков ногтей и сноб, каких свет не видел!

– Это ничего не значит, – сказал Рудольф, пожимая плечами. – Вы преувеличиваете силу общественных условностей, дорогая кузина. Верьте моему слову, я еще не встречал такого сноба, который отказался бы завалить на спину хорошенькую горничную. Довольно любопытный феномен, не правда ли? Однако подобная неразборчивость в связях встречается гораздо чаще, чем можно подумать.

У Амалии сделался такой несчастный вид, словно она только что проглотила живого ежа и теперь он тыкался во все стороны иголками, норовя выбраться наружу. Кузен Рудольф, гадко ухмыляясь, явно наслаждался ее замешательством.

– Я не то имела в виду, – сердито ответила девушка. – Я хотела сказать, что синьор Висконти не вращался в кругах, занимающихся изготовлением фальшивых паспортов.

– Этого мы не можем знать, – хладнокровно заметил фон Лихтенштейн. – Я тоже, позвольте вам заметить, аристократ дальше некуда, однако в силу необходимости водил знакомство с такими типчиками, о которых и рассказывать-то неудобно, особенно на ночь глядя.

– Но вы – другое дело, – возразила Амалия. – Вы же…

– Тсс, – сказал Рудольф недовольно. – Дорогая кузина, я – это я. Моя профессия – это только моя профессия. Думаете, – корабль качнулся, и германский агент невольно схватился рукой за грудь, – я бы стал тем, кто я есть, будь у меня достойный выбор? Не знаю, что вам там говорил герр Волынский, но это грязное ремесло, запомните. И утомительное. Вам говорят, что вы служите родине, кайзеру или царю, что отечество без вас не обойдется и так далее в том же духе, но если что-то с вами случится, а случиться может все, что угодно, о вас забудут на следующий же день. Так что советую вам для вашего же блага одуматься и бросить все, пока не поздно.

– Я, собственно, попала в службу по чистой случайности, – призналась Амалия. – И, разумеется, не собираюсь долго этим заниматься.

– Вот и хорошо, – проворчал германский агент, рассеянно листая страницы записной книжки. – Послушайте лучше, что я тут нашел. «Среда – лорд Ф. Четверг – синьор У.». Каково, а? Бьюсь об заклад, лорд Ф. – это английский посол Фаунтлерой, а синьор У. – ваш дражайший Урусов.

– А где же господин Э.? – вскинулась Амалия. Послом кайзера в итальянском королевстве был в названное время фон Эккерман.

– В пятницу, – вздохнул Рудольф. – Господи, ну что ему стоило сломать себе ногу днем раньше? Тогда бы я не трясся на этой чертовой посудине, сам не зная, что со мной случится в следующую минуту.

– Вы меня перебили, – проговорила Амалия, кусая губы. – У меня в голове вертелась какая-то мысль… Пирогов! Конечно же, Пирогов!

– При чем тут ваш олух? – проворчал Рудольф фон Лихтенштейн, страдальчески морщась от качки.

– Волынский сказал мне, что Пирогов сумел добраться до вещей Висконти, – заговорила Амалия, сильно волнуясь. – Но среди них не было ни денег, ни картины. Что это значит, дорогой Руди? Думайте, мой друг, думайте!

– Да только то, что он их прятал в другом месте, – буркнул агент.

– Нет, дорогой кузен! Я считаю, что у него был сообщник или сообщники. Другое место, ха! Где гарантия, что никто не догадается о существовании этого другого места? А паспорт? Откуда он взялся? Нет, Висконти был не один, я уверена!

Рудольф фон Лихтенштейн размышлял.

– Возможно, вы и правы, – нехотя признал он. – К сожалению, я не нашел в его книжке ни малейшего намека на то, где может находиться картина. Тут какая-то ерунда, вроде карточных долгов в Олимпик-клубе, потом расписание встреч – еще с тех времен, когда он жил в Риме и не помышлял обвести моего повелителя вокруг пальца. Клички лошадей. Хм, он любил ставить на жеребца по прозвищу Фаворит… Занятно. Вот, пожалуйста, рецепт ризотто, сообщенный княгиней Паллавичини, с пометкой «нечто фантастическое». А это что такое? «Треть стакана воды, чайная ложка соли, пять капель лимонного сока…»

– Какое-то слабительное, – прервала его Амалия. – Ищите дальше.

– А дальше ничего и нет, – вздохнул Рудольф. – Черт бы подрал этого Висконти!

– Ладно. – Амалия забрала у него записную книжку. – Дайте-ка я на всякий случай сама просмотрю ее, а вы пока установите, от чего он умер.

– От смерти, разумеется, – проворчал Рудольф. – С тех пор, как стоит мир, никто еще не умирал от чего-то другого… По-моему, его несколько раз пырнули ножом в бок.

Однако стоило ему расстегнуть сюртук, жилет и рубашку Висконти, как его ждал первый сюрприз. В боку действительно имелись три колотые раны, но поверх них была наложена не слишком искусная повязка. Рудольф присвистнул.

– Ничего себе!

Он осмотрел раны, потрогал кожу вокруг них и покачал головой, после чего внимательно оглядел все тело.

– Ну? – нетерпеливо спросила Амалия, притопывая ножкой. – Не томите, кузен!

– Эти раны, – объяснил Рудольф, поднимаясь с колен, – были получены им три или четыре дня назад, а умер он только сегодня. Других повреждений на теле нет. Вывод? Он не был убит, а скончался неожиданно от внутреннего кровоизлияния.

– Вы уверены? – недоверчиво спросила Амалия.

– Так же как и в том, что у меня лучшая кузина на свете, – беззаботно ответил германский агент. – До того, как вступить в нашу замечательную службу, я четыре года резал трупы в анатомичке на медицинском. Вообще-то, дорогая Амалия, я врач.

– О! – наступила очередь Амалии изумляться. – Теперь я кое-что понимаю. Сначала ранен, а затем… Но знаете, кузен, меня не на шутку беспокоит то, что он оказался в шкафу.

Рудольф усмехнулся.

– Похоже, мы с вами мыслим одинаково, – заметил он, опустился на колени и вновь привел труп в порядок, застегнув все пуговицы на одежде. – Да, сам он в шкаф вряд ли стал бы залезать.

– И вот еще что… – не без внутренней дрожи продолжала Амалия. – Посмотрите, какое у него выражение лица. Как у человека, загнанного в угол.

– Да, не слишком вразумительная получается картина, – проговорил Рудольф вполголоса. Он тщательно вытер пальцы своим платком и сел на кровать. – Во-первых, вы утверждаете, что у него были сообщники. Исходя из того, что за день или два до отплытия парохода кто-то пырнул его стилетом…

– Именно стилетом?

– Я установил это по характеру раны. Итак, его три раза ударили стилетом. Он потерял много крови, но добрался до гавани, купил билет третьего класса и сел на тот же пароход, на котором, возможно, собирался отплыть с самого начала. В Америке легко начать новую жизнь… К сожалению, с такой раной, как у него, противопоказано двигаться.

– И самое главное, – подхватила Амалия, – что он зачем-то проник на палубу первого класса, где его застиг некто. Вопрос: ради чего он мог так рисковать, поднимаясь сюда?

– Он шел на встречу с сообщником, – весело сказал Рудольф.

– Который пырнул его ножом?

– А шкаф? Кто засунул его в шкаф?

Кузен и кузина молчали, глядя друг на друга. Черты лица Висконти, лежащего между ними на ковре, приобретали восковую застылость.

Вздохнув, Амалия стала перебирать вещи, оставшиеся после Висконти. Фальшивый паспорт, сигареты, записная книжка, билет, платок. Билет. Платок… Амалия взяла его и поднесла к носу.

– И все-таки я была права, – констатировала она удовлетворенно. – Кузен, что это?

– Грязный платок, – проворчал Рудольф брезгливо, не двигаясь с места.

– Не просто грязный, а испачканный оружейной смазкой, – ласково сказала Амалия. – Понюхайте, как пахнет.

– Черт возьми, – пробормотал Рудольф, поднеся комок ткани к носу, – и в самом деле, смазка. И что это значит?

– Это значит, – спокойно говорила Амалия, но глаза ее сияли золотом, – что некоторое время Висконти носил с собой пистолет или револьвер. Посмотрите на его пальцы, нет ли на них свежих пятен пороха.

Рудольф некоторое время с изумлением таращился на Амалию, после чего сорвался с места и стал изучать руки трупа.

– Есть пятно, – хрипло сказал он. – На правой руке.

Амалия глубоко вздохнула.

– Знаете, – сказала она как-то беспомощно, – так вышло, что я совсем немного была знакома с этим человеком. Он был далеко не глуп, поверьте. Сообщникам своим он не доверял и именно по этой причине держал под рукой оружие. Поэтому, когда они напали на него, Висконти выхватил пистолет и застрелил их. Возможно, впрочем, что нападение и стрельба разделены во времени. То есть…

– Вот опять появились сообщники, – вздохнул Рудольф. – Что же до меня, кузина, то я ничего не понял.

– Вы же сами только что упомянули о феномене сноба, – язвительно отозвалась Амалия. – Кому легче всего подбить мужчину на неблаговидный поступок? Разумеется, женщине! Только вот паспорт она вряд ли смогла бы подделать. Значит, был еще один мужчина.

– Позвольте, – встрепенулся Рудольф, – вы что, считаете, что идея надуть четыре державы принадлежит не Висконти, а кому-то еще?

– Разумеется, – ровным голосом сказала Амалия, перелистывая страницы записной книжки. – Люди кажутся такими разными, но на самом деле все они предсказуемы. Не на все сто, разумеется, но где-то на девяносто процентов. Бывают, конечно, ситуации, когда скряга может проявить щедрость или трус – оказаться героем, но, как правило, это исключения. В сущности, поведение каждого человека проистекает из его предыдущих поступков.

– И? – поторопил ее Рудольф.

– Представьте себе человека, которому сравнялось сорок лет, человека, у которого в прошлом множество знаменитых предков, но в настоящем – палаццо с протекающей крышей и дюжина картин, с которыми он наотрез отказывается расстаться, хотя их продажа значительно улучшила бы его материальное положение. Человека, которого все уважали за его происхождение, за честность и массу других качеств, но которого никто не ставил ни в грош. А он был умен, и оттого, что ему приходилось делить свое время между картами в клубе, скачками, где он неизменно проигрывал, и вечерами у старой размалеванной карги Паллавичини, душа его страдала. Он не показывал этого, потому что был слишком горд, чтобы жаловаться. И вдруг судьба преподносит ему царский подарок. На чердаке среди всякой рухляди он обнаруживает «Леду» самого Леонардо! Что делать? Скрыть ее от света и одному наслаждаться сокровищем? Устроить музей одной картины и показывать ее за деньги? Подарить бесценный шедевр галерее? Или продать в чужие руки и до конца своих дней жить безбедно? И вот кто-то начинает нашептывать ему на ухо, что он не прав. Что есть еще один путь: использовать картину, чтобы начать новую жизнь. Где? Хотя бы в Америке! А деньги? Да любой государь отдаст какие угодно деньги, лишь бы владеть шедевром Леонардо. Как же будет приятно оставить их всех с носом! Их, которым было плевать на него, когда он, быть может, подыхал от голода или когда у него не оставалось денег даже на дрова. Зато теперь они все будут стлаться перед ним! Говорю вам: Висконти был порядочный человек. То же, что произошло с «Ледой», это обыкновенная афера, плод ума недалекого мошенника. Крайне недалекого, надо признать! Но хитрого, ибо его истинной целью было оставить и деньги, и шедевр Леонардо себе, а от Висконти избавиться, заставив его замолчать навсегда. – Голос Амалии дрогнул, она перевела взгляд на распростертое на полу тело. – Мне жаль его. Он не был плохим человеком. И, будучи смертельно раненным, хоть и не зная об этом, он не к сообщнику пришел. Он пришел за «Ледой», потому что ни за чем иным он просто не мог прийти.

Рудольф в задумчивости потер рукой подбородок.

– Скажите, кузен, – спросила Амалия, – я не прошу вас выдавать своих секретов, но… скажите: то, где именно находится Висконти в Париже, вы выяснили сами, своими силами, или кто-то со стороны дал вам знать об этом?

– Я узнал со стороны, – буркнул Рудольф. – Что меня, надо сказать, весьма удивило.

– И кто был осведомителем?

– Так, – сказал Рудольф, недовольно морщась, – мелкая сошка из парижского преступного дна.

Амалия вздохнула:

– Меня с самого начала насторожило, что и вы, и Пирогов оказались в одном и том же месте, в одно и то же время и с одной и той же целью: найти Висконти. Это не могло быть простым совпадением. Его сообщники всерьез хотели от него избавиться.

– Ваша версия многое объясняет, – согласился Рудольф, – но почему тело оказалось в шкафу, остается неясным.

– Оно оказалось в шкафу, потому что его туда засунули, – отрезала Амалия. – Может быть, я даже знаю, кто это сделал, а может, и нет. В любом случае это не имеет значения. Я иду на риск, кузен, и вы должны мне помочь. Я собираюсь найти «Леду».

– Сейчас? – ужаснулся Рудольф. – Но ведь почти полночь!

– Узнаю немецкую пунктуальность, – вздохнула Амалия. – Запомните: ночь – самое подходящее время для темных дел. Вы со мной?

– Я с вами. Но…

– Кто найдет картину, у того она и останется. Договорились?

– Договорились, – покорно сказал немец. – Кузина, у меня голова идет кругом. Вы знаете, где находится «Леда» Леонардо?

– Мне кажется, да. Висконти не зря сел на этот корабль. Но от потери крови он плохо соображал, иначе не стал бы искать картину в первом классе. И вот еще что, кузен. Я полагаю, там будет не только «Леда». Если Висконти готовился покинуть Италию, он должен был захватить с собой и остальные картины. У него был Тициан, набросок Боттичелли и еще несколько холстов. Если до «Леды» первым доберетесь вы, мне бы хотелось получить кое-что из оставшегося. Вы согласны? По-моему, это будет вполне справедливо.

– Кузина, – сказал Рудольф смиренно, – я преклоняюсь перед вами. Из одного грязного платка вы вывели застреленных сообщников и трагическую историю жизни итальянского аристократа. – Заметив, что глаза Амалии сверкнули, он примирительно вскинул руки. – Хорошо-хорошо, молчу. А что делать с телом Висконти?

Амалия подумала.

– Платок и паспорт нам больше не нужны, билет тоже. Книжку я оставлю у себя, может, удастся обнаружить в ней что-нибудь интересное. – Она закусила губу. – Делать нечего, положите его обратно в шкаф, в той же позе, в какой он был.

Платок, сигареты, паспорт и билет перекочевали обратно в карманы покойного. Амалия открыла шкаф, и Рудольф не без труда поместил туда тело бедняги Висконти, после чего родственники с облегчением покинули каюту.

– Я на минутку к себе, – пояснила Амалия. – Подождите меня у дверей.

Она вернулась с ридикюльчиком и в другом, более темном пальто, в котором ее силуэт почти сливался с ночной мглой.

– Я готова, – сказала Амалия.

– Но куда мы идем? – спросил ошарашенный Рудольф.

– А разве я не сказала? – удивилась моя героиня. – В багажное отделение первого класса.

Глава девятая,

в которой гаснет свет

– По-моему, я сошел с ума, – признался Рудольф.

После ряда мелких приключений им все-таки удалось добраться до отсека, где хранился багаж путешественников первого класса. Все подходы к нему находились под неусыпным наблюдением, потому что небожители зачастую перевозят с собой имущество, которое может соблазнить какую-нибудь нестойкую духом личность посягнуть на него, а, как известно, богач без имущества все равно что нищий. Поэтому владельцы кораблей делали все, чтобы охранять вверенные им ценности, и первый же матрос, которого засекли наши авантюристы, имел при себе заряженный пистолет.

– Это мне не нравится, – пробурчал Рудольф. – Надеюсь, вы захватили с собой ваш канделябр?

– Дался вам тот несчастный канделябр, – фыркнула в сердцах Амалия. Она подобрала с палубы моток веревки и метнула его в воду. Раздался негромкий плеск. – Помогите! – завизжала девушка что было сил. – Какая-то женщина бросилась в воду! На помощь!

Страж ринулся к борту, а Рудольф с Амалией счастливо проскользнули мимо него.

– Кузина, – шепнул Рудольф с чувством, – у меня нет слов.

После «женщины» при встрече с каждым новым матросом-охранником в воду угодили: ребенок, второй помощник Марешаль и пассажирка первого класса. Утопив всех, кого только можно, кузены наконец достигли цели.

Гигантский трюм тянулся, сколько хватало взгляда. В полумраке терялись очертания каких-то диковинных груд, на которые, чтобы предохранить их от перемещения при качке, были наброшены специальные сетки, прибитые к полу. Амалия невольно поразилась количеству барахла, которое перевозили с собой пассажиры. Громадный черный рояль поблескивал лакированным боком, зияли пустотой старинные шкафы, из-под каких-то тюков высовывался даже обломок колонны, похожей на античную развалину. Внезапно где-то в глубине раздался сдавленный хрип, и Амалия, испуганно пискнув, вцепилась в рукав Рудольфа. Хрип повторился ровно двенадцать раз, после чего захлебнулся и умолк.

– Боже мой, – тихо рассмеялся Рудольф, у которого тоже мурашки бежали по коже, – да ведь это же часы! Полночь!

Амалии стало стыдно своего страха. Она отпустила кузена и тут же, завизжав еще громче, вновь вцепилась в него. В проходе сидела маленькая серая мышка и лапкой разглаживала усы. Услышав истошный вопль Амалии, она подпрыгнула, сделала полный оборот вокруг себя и исчезла между бесформенных тюков.

– Не орите так! – взмолился Рудольф. – Вы переполошите весь корабль!

– Я испугалась! – просипела Амалия в свое оправдание, еле переводя дух.

– Тайный агент, – поучительно сказал Рудольф, – не должен бояться каких-то жалких грызунов, которые не могут причинить ему никакого вреда.

– Вам легко говорить, – оскорбленно отозвалась Амалия. – А я терпеть не могу мышей!

Здесь, в трюме, раздавалось множество странных, тяжелых звуков, которые на палубе почти не ощущались. Где-то рядом, в машинном отделении, рокотали машины, и пол сотрясался мелкой дрожью, вторя их неустанному движению. «Мечта» разрезала волны, и корабль вздыхал, стонал, кряхтел и содрогался. Скрипело дерево, и седой Атлантический океан, в котором бесследно исчезла мадам Эрмелин, бился в обшивку судна, недоумевая, что за вызов ему брошен этой игрушкой из стали и человеческой мысли. Он хотел раскусить корабль, как орех, но тот не поддавался и упорно, неуклонно продолжал свой путь. Амалия невольно поежилась: она чувствовала себя так, словно находилась в брюхе огромного животного.

– Иона во чреве кита, – пробормотал Рудольф, и Амалия поняла, что он думает о том же самом.

Именно тогда он и сказал:

– По-моему, я сошел с ума… И что же мы будем искать здесь?

– «Леду», – коротко ответила Амалия, возвращаясь к действительности.

– Да? – вздохнул Рудольф, с тоской оглядывая громоздящиеся вдоль прохода необъятные груды поклажи. – И где же она, интересно?

– Я думаю, – сказала Амалия несмело, – она в багаже Мерсье.

Рудольф остолбенел.

– Мерсье! Позвольте, так ведь это негоцианты из Марселя? Какого черта…

– Он и она, – напомнила Амалия. – Не знаю, как их зовут, вернее, звали, – поправилась она, – но уж точно не Мерсье. Я думаю, они и были сообщниками Висконти.

Рудольф задумчиво поскреб подбородок.

– Неплохо. Дайте-ка я разовью вашу мысль. Девица – любовница Висконти – убедила его принять ее план, так? Но у девицы был еще один дружок, и они уже в самом начале решили сохранить деньги и картину для себя. Сначала они попытались сдать нашего аристократа, а потом, поняв, что не отвяжутся от него, решили убить. Пиф-паф, два выстрела, и чета Мерсье уже никогда не будет плавать на пароходах. Однако картина уже в багаже, она погружена. Так?

– Они хотели начать новую жизнь в Америке, – вставила Амалия. – Заметьте, не у них одних новая жизнь ассоциируется с Новым Светом. Большинство людей думает, что стоит только пересечь океан, и от старых неприятностей не останется и следа. Что же до багажа, то он абсолютно точно прибыл на борт. Я узнала об этом от Марешаля, когда наводила у него справки об отсутствующих.

– Итак, «Леда» где-то здесь, и поэтому Висконти покупает билет третьего класса и является на корабль. Гм! Логично… – Рудольф поморщился. – Чересчур логично! Надо быть последним идиотом, чтобы поверить в это. С чего мы начали? С грязного платка и двух отсутствующих пассажиров первого класса. И к чему пришли? К пошлейшей трагедии в духе какого-нибудь… Эй, куда вы?

– Искать багаж четы Мерсье.

– Так просто? – крикнул фон Лихтенштейн уже в пространство – Амалия удалялась от него, не слушая, что он ей кричит. – Кстати, не забудьте, там повсюду мыши! Несметные полчища мышей, которые спят и видят, как бы полакомиться вашими сахарными косточками. – Спина Амалии дрогнула, но девушка не остановилась. – Черт подери, – процедил германский агент, – и что прикажете делать с такими родственничками? Погодите, Амалия, я с вами.

Они миновали рояль и двинулись в глубь отсека. В трюме было дьявольски холодно, и вскоре два доблестных агента разных государств уже клацали зубами.

– Двадцать минут первого, – ворчал Рудольф, ежась и поглядывая на часы на цепочке. – Моя мама говорила, что всякий порядочный человек должен в это время быть в постели.

Возле каждой сетки, скрывающей под собой багаж пассажиров, были начертаны на полу мелом какие-то совершенно непонятные знаки, напоминающие иероглифы. Багажных бирок с именами пассажиров не было видно, и Рудольф здорово приуныл.

– Похоже, что придется переворачивать тут все вверх дном, – бурчал он, искоса поглядывая на невозмутимую Амалию. – Как было бы просто, если бы…

– Кузен!

– А?

– Вы бы не могли немного помолчать? Я думаю.

– О чем? – спросил германский агент, подняв воротник и зябко передергивая плечами.

– Рояль – это наверняка вещи сеньоры Кристобаль, – говорила меж тем Амалия. – Колонна… Дайкори? Он, кажется, серьезно интересуется искусством. Или Фоссиньяк, художник, у которого жена из Бельгии? У Мерсье, которых мы ищем, наверняка должен быть компактный багаж.

– Вот как раз компактный, – проворчал Рудольф, указывая на гору багажа высотой в два человеческих роста.

Но Амалия только скользнула по горе взглядом и покачала головой.

– Нет, это голландец…

– Откуда вы знаете? – спросил германский агент.

– Детский велосипед. Смотрите!

– Но у художника тоже двое детей, между прочим.

Амалия тяжело вздохнула.

– Этот велосипед, – с раздражением пояснила она, – годится для ребенка до пяти лет. У художника дети девяти и десяти лет. Ясно?

– Яснее некуда, кузина. Смотрите, здесь всего шесть сундуков.

Общими усилиями агенты стащили сетку. Каждый взял на себя по три чемодана, содержимое которых вскоре было выставлено на всеобщее обозрение.

– Что у вас?

– Четыре галстука…

– Дамские панталоны…

– Книги…

– На каком?

– На английском. «Духи и способы общения с ними». Звучит?

– Гм! Похоже, кузен, мы с вами осквернили багаж миссис Рейнольдс.

– А галстуки? – вскинулся германский агент. – Зачем миссис Рейнольдс галстуки?

– Мэри упоминала, что ее дядя живет в Америке, – отозвалась Амалия. – К несчастью, он еще не умер, поэтому миссис Рейнольдс, страдая от того, что не может пообщаться с его духом, везет ему в подарок из Европы галстуки. Другого объяснения у меня нет.

– Ну и цвет… Я бы скорее удавился, чем надел такой.

– Я же вам объяснила, кузен. Это она из мести…

– С вами не соскучишься, кузина!

– Как и с вами, дорогой кузен…

Рудольф неожиданно прислушался и вскочил на ноги.

– Тише! Сюда идут…

– А, дья…

Книги оказались завернутыми в панталоны, панталоны полетели в чемодан, чемодан в спешке задвинулся под сетку, отодранную с одного края… Агенты разбежались: Амалия – влево, Рудольф – вправо.

По проходу шли двое вооруженных стражей.

– Мне послышался шум в багажном…

– Думаешь, воры?

С бьющимся сердцем агент кайзера и агентша русского императора прислушивались к разговору матросов. Случайно Амалия глянула в проход и закоченела. Посередине его валялся ярчайший ядовито-желтый галстук с красными цветами.

– Не знаю… – промолвил первый матрос неуверенно.

Рудольф, ежась от холода, спрятался за роялем. Услышав писк, он поднял голову. На крышке рояля сидела мышь и озадаченно смотрела на него.

Не дойдя десятка шагов до изобличающего галстука, стражи остановились.

– Смотри-ка, рояль…

– Он принадлежит той певице.

– Ты ее слышал?

– Ага… Она сегодня пела в салоне. Жаль, эта сволочь Робер услал меня к вахтенному… Так и не дал дослушать, гнида.

Мышь пискнула, вскочила на плечо Рудольфа, пощекотала ему усами шею и по сюртуку ловко стала спускаться на пол. Германский агент стоял, боясь пошевельнуться и обливаясь холодным потом. Ощущения от прикосновения проворных лапок были далеко не такими приятными, как может показаться. Мышь меж тем завершила свое путешествие, выбежала в проход, но, завидев двух огромных матросов, заметалась и быстро юркнула в какую-то щель.

– Это мышь, Жан… Пошли отсюда.

– Свет… Надо забрать лампу, не то этот гад опять будет ругаться.

Шаги удалились. В глубине трюма чьи-то спеленатые часы прохрипели час ночи. Матросы унесли единственную лампу. Дверь за ними захлопнулась, и в конце девятой главы наступила кромешная тьма.

Глава десятая,

в которой тайные агенты блуждают во тьме

– Рудольф!

– А?

– Вы где?

– Сам не знаю. Подождите, я к вам подойду… О, черт!

– Осторожнее!

– Дьявол, как тут темно!

– Вы себе ничего не сломали?

– Нет! Какого черта, спрашивается, я послушался вас и приперся сюда? Ради каких-то дамских пан… А-а!

– Осторожно, там где-то валяется галстук.

– Спасибо, я уже зацепился за него и упал. Вы очень добры!

– Рудольф!

– Ну что?

– Кузен, вы целы?

– Да. Знаете, чего я сейчас хочу?

– Чего?

– Быть круглым сиротой. Не иметь ни отца, ни матери, ни дяди, ни тети, ни отдаленной кузины!

– Ай, кузен! Это вы?

– Я. По-моему, меня нельзя спутать с мышью. Даже в темноте…

– Что вы делаете, кузен?

– Ищу фонарь.

– Вы не там его ищете!

Пощечина, как артиллерийский салют, прогремела на весь трюм.

– Знаете что, если вы так истолковываете мои самые невинные намерения, ищите свет сами!

– Кузен, вы не могли бы помолчать немного?

– Молчу. Надо же, по вашей милости я теперь замурован в трюме… Тьфу! Вся венская разведка будет надрывать животы, когда узнает, что…

Во мраке, как бабочка, вспыхнул огонек, и в его свете обнаружилось лицо Рудольфа – красное, удивленное.

– Что это? – моргая от неожиданности глазами, выдавил из себя он.

– Свеча, – довольно сказала Амалия. – Отправляясь сюда, я захватила с собой на всякий случай свечу и спички. За предусмотрительность.

– Знаете, кузина, – пробормотал вконец ошарашенный Рудольф, – я должен вас поцеловать.

– Вы уже пытались это сделать, – сухо оборвала его Амалия. – Учтите, что расплавленный воск очень горячий, так что лучше не злите меня. Идем!

– Куда?

– Искать «Леду».

– Вы в св-воем уме? – воскликнул Рудольф. От изумления он даже начал заикаться.

– Тогда сидите тут один в темноте и продолжайте мечтать осиротеть, я не буду вам мешать, – съязвила Амалия и повернулась, собираясь уйти.

Представив себе, как по нему во мраке начнут прыгать развязные мыши, германский агент похолодел.

– Ну, нет, – с жаром возразил он, кидаясь следом за огоньком, – ни за что!

Однако Амалия внезапно остановилась и посветила немного вбок. Взорам агентов предстали четыре простеньких чемодана, накрытые сеткой.

– Мой коричневый, – быстро сказала Амалия. Коричневый чемодан был больше остальных.

– Мой черный, – буркнул Рудольф нехотя.

– Тот, что с железной ручкой, тоже мой.

– Я беру серый.

Родовитый граф фон Лихтенштейн и его прелестная кузина (тоже, между прочим, из дворян), как самые обычные воришки, вцепились в сетку и обоюдными усилиями содрали ее. Корабль застонал и заохал. Рудольф позеленел.

– Не время страдать морской болезнью, друг мой, – деловито произнесла Амалия, завладевая тяжеленным коричневым чемоданом и тем, что с железной ручкой.

Свеча, криво прилепленная на полу, освещала лица кузенов, колдующих над застежками. Наконец крышки откинулись, и на лице Рудольфа проявилось разочарование.

– Четыре сорочки и серый фрак, – объявил он. – А у вас?

– Дюжина платков.

– Если бы мне кто-нибудь когда-нибудь сказал, – ворчал Рудольф, роясь в стопках одежды, – что я буду копошиться в чужих вещах…

– Кузен!

Побледнев, Амалия извлекла из чемодана продолговатый предмет, напоминающий футляр для трубы. Рудольф тяжело задышал и стал лихорадочно перекидывать вещи в своем чемодане. Вскоре второй футляр оказался у него в руках.

– Держу пари, это багаж музыкантов, – проворчал он, чтобы успокоить себя.

– В первом классе из музыкантов едут только сеньора Кристобаль и ее аккомпаниатор Шенье, – напомнила ему Амалия. – Но Шенье – пианист, а сеньора и вовсе певица.

Она открыла футляр, заглянула туда и побледнела еще больше. Рудольф, следуя ее примеру, глянул в свой – и побагровел.

– Какие-то холсты, – пробормотал он. Голос плохо ему повиновался. – Но ведь «Леда» была на дереве…

Он вывалил добычу на чемодан. Амалия, не мешкая более, извлекла на свет божий свою находку.

– Кажется, у меня Рафаэль, – произнес Рудольф через несколько мгновений.

– А у меня – Боттичелли. Рудольф! Эта картина принадлежала Висконти, я знаю ее!

– Какой-то портрет, возможно, голландской школы… А у вас что?

– Тициан, но очень маленький… Рудольф, я гений!

– Так. Это…

– Дайте-ка посмотреть… Себастьян, как же его…

– Ну да. Себастьян Секунд, прозванный двуликим Янусом… Помню. Живописец пятнадцатого века. У него еще была манера рисовать половину лица нормальной, а другую – обезображенной. То это была голая кость черепа, то животное, то вообще какое-то немыслимое уродство…

– А мне нравится. Человек ведь двойственен по своей природе… У меня Грез.

– Тут что-то венецианской школы, судя по колориту… Художника не знаю.

– Боже! Арчимбольдо! Лицо, сотканное из цветов. Тоже фантастический художник, как и Секунд.

– У меня… Этого живописца я не знаю. Не бог весть что. Начало века, судя по всему… Натюрморт.

– У меня больше ничего.

– У меня тоже…

Огонек свечи трепетал, волны ревели за бортом, и мыши, притаившиеся во мраке, испуганно пищали. Амалия, убедившись, что в коричневом чемодане больше ничего нет, взялась за баул с железной ручкой. Рудольф сражался с серым чемоданом.

– Вот будет забавно, – пропыхтел он, – если мы и в самом деле ее найдем… А, черт, опять панталоны, чтоб им провалиться! И корсет!

– Два мужских костюма.

– Позвольте, тут какие-то деревяшки…

– У вас?

– Угу… Нет, это не «Леда», она должна быть крупнее.

– Вы знаете, каких она размеров?

– Наш эксперт все измерил… Примерно девяносто сантиметров на семьдесят.

– Погодите, тут какая-то коробка… А, тоже картины!

– Так… Посмотрим… Портрет какого-то из Висконти. Полено.

– Кузен!

– Рожа, как полено, рисовало полено и нарисовано на полене…

– Рудольф, прошу вас… У меня… погодите… черт, плохо видно… Герцогиня Валерия Висконти. 1526 год.

– У меня Мадонна. Говорят, некоторые живописцы придавали мадоннам черты своих любовниц. Глядя на эту картину, верится с трудом…

– Да уж… У меня и вовсе что-то непонятное. Какая-то одалиска из гарема. Из тех времен, когда Восток был в моде… Жуткая мазня.

– Дайте-ка взглянуть… Ну и окорока!

– Рудольф, имейте совесть!

– Не хочу. У этого Висконти начисто отсутствовал вкус. Так, у меня… Не понял…

Наступила тишина.

– Это сюда, а это… Ну и хитрец!

– Что там у вас?

Рудольф глубоко вздохнул.

– Можете убить меня, кузина, но у меня «Леда» Леонардо. Все три части.

Свеча догорала на полу. Амалия, услышав слова своего напарника, медленно повернула голову.

– Правда, «Леда»?

Рудольф развел руками.

– Вы же сами оставили мне серый чемодан. Я не виноват, что она там оказалась.

– Так… – пробормотала Амалия. – Надо зажечь новую свечу… Я сейчас.

Она завозилась, шумно дыша. Щеки ее пылали, прядь волос выбилась и повисла вдоль щеки. Рудольф с беспокойством наблюдал за ней.

Амалия вытащила свечу, зажгла ее от старой, а старую загасила и огарок убрала в ридикюль.

– Покажите…

Рудольф уступил ей место.

Кассиано дель Поццо не солгал. «Леда» действительно была написана на трех досках. Висконти или кто-то из его сообщников окончательно разделил их, после чего их без труда удалось уместить в чемодане. Рудольф сложил три части вместе, прямо на полу, так что картина предстала в своей целостности. На ней была изображена необыкновенно красивая женщина со сложной прической из множества кос. Справа возле ее ног, касаясь их крыльями, стоял белый лебедь, выписанный с удивительной точностью. Слева были изображены два разбитых яйца, из которых вылезали четверо пухленьких младенцев. Позади виднелись горы, окружавшие озеро, и легчайшие облака в вышине. Хотя картина значительно потемнела, как и говорил Амалии Волынский, и часть краски вдоль стыков осыпалась, видно было каждое перышко в воздетых крыльях птицы, каждый волосок на головах детей. Характерная полуулыбка на устах женщины, ее полуопущенные ресницы, тончайшая прорисовка пейзажа – все указывало на то, что на полу трюма судна, следующего из Европы в Америку, действительно лежала работа великого Леонардо.

Амалии не часто приходилось испытывать такое разочарование, как сейчас. Она едва не разрыдалась, и только гордость помогла ей держать себя в руках. Глаза ее сухо блестели.

– Да… Похоже, действительно она.

Девушка взяла одну из панелей, поднесла к лицу и, не удержавшись, осторожно потрогала волосы Леды пальцем. Не каждый день выпадает счастье прикоснуться к работе самого Леонардо… Амалия вернула панель на место, села на пол, осторожно сняла пылинку с крыла лебедя, чуть поерзала, устраиваясь то так, то эдак, чтобы получше рассмотреть композицию. Позади нее Рудольф переминался с ноги на ногу, не находя себе места.

– Поздравляю вас, кузен, – грустно сказала Амалия, поднимаясь на ноги.

– Она принадлежит моему кайзеру, – пробормотал Рудольф, словно оправдываясь.

– Да… – задумчиво сказала Амалия, глядя на прекрасную женщину с неземной улыбкой. – «Леда» воскресла. Кто бы мог подумать!

Она со вздохом поглядела на лежащие рядом другие картины – на надменную Валерию Висконти в жемчугах и на голозадую «Одалиску», таращившую бессмысленные глаза.

– До чего же вульгарная баба, – промолвила Амалия с тоской. Контраст и впрямь был разителен.

Она сложила друг на друга два портрета и начала медленно скатывать четыре холста, которые нашла в коричневом чемодане.

– Кузина, – воскликнул расстроенный Рудольф, – умоляю вас, стукните меня роялем по башке!

– Уй, Рудольф, – сказала Амалия, болезненно морщась, – прошу вас… У нас был уговор. Вы мне ничем не обязаны.

Агент вцепился обеими руками в волосы.

– Но как же… но ведь это вы догадались…

– Рудольф, – сердито проговорила Амалия, – перестаньте. Впрочем, если вам так уж хочется удружить мне, отдайте мне лучше одну картину из ваших, и покончим с этим.

– Рафаэля? – встрепенулся Рудольф. – Я… Амалия, я с радостью!

– Не Рафаэля, а Себастьяна, – уточнила Амалия.

– Но Рафаэль ценится гораздо дороже! – не утерпел агент. – Кузина…

– Я не люблю Рафаэля, – отозвалась Амалия с раздражением в голосе. – Он какой-то… приглаженный, что ли. Себастьян Секунд мне больше по душе… И потом, там изображено совершенно потрясающее лицо.

Рудольф тихо вздохнул.

– Держите, – сказал он, протягивая ей полотно.

Это был портрет человека лет тридцати или около того, поразительно белокурого, красивого, с тонкими чертами лица. Правая его половина была здоровой, левая же покрыта какими-то уродливыми пятнами и походила на лик разлагающегося трупа. Рудольфа передернуло.

– Странный у вас вкус, – заметил он.

– Вы говорите совсем как моя мама, – со смешком ответила Амалия. – Она из всех картин признает только виды озер.

Рудольф замолчал. Амалия бережно свернула Секунда и уложила его в футляр.

– А вы?

Рудольф подобрал галстук миссис Рейнольдс, связал им вместе три части «Леды» и забрал свои картины, после чего агенты водворили платки и сорочки обратно в чемоданы и затолкали их под сетку.

– Вы на меня сердитесь? – неожиданно спросил Рудольф.

– Я? – удивилась Амалия. По-видимому, она совершенно овладела собой, потому что улыбалась как ни в чем не бывало. – За что мне на вас сердиться?

– За «Леду», – коротко ответил Рудольф. – Я знаю, вы бы хотели, чтобы она досталась вам. Я ведь такой же, как и вы, – всегда болезненно переживаю неудачи. Верьте, если бы это зависело только от меня, я бы отдал эту чертову картину вам с легкой душой, но… мой повелитель должен получить «Леду», потому что заплатил за нее огромные деньги и не может себе позволить, чтобы над ним смеялись во всем мире.

Часы в глубине трюма прохрипели половину второго.

– Уже поздно, – сказала Амалия просто. Держа под мышкой футляр с холстами и два громоздких портрета, она нагнулась и отлепила свечу от пола. – Пора возвращаться.

На их счастье, страж дремал, и они смогли выбраться из трюма незамеченными.

Стояла глубокая ночь, когда Амалия наконец вернулась к себе. Затылок у нее ломило, глаза слипались. Она бросила футляр с картинами, «Одалиску» и портрет Валерии Висконти на кровать, села, обхватила пальцами виски и задумалась.

В номере напротив Рудольф крепко запер дверь, снял с кровати перину и положил под нее все три части «Леды», после чего спрятал остальные картины в декоративный камин, который никогда не топили, вернул перину на место, вновь застелил постель и через некоторое время уже спал крепким сном.

Если бы он не был так утомлен и догадался бы поплотнее задернуть штору, он бы наверняка заметил тень, которая, притаившись сбоку от окна, внимательно наблюдала за его манипуляциями. Убедившись, что Рудольф уснул, тень исчезла. Через некоторое время ручка на двери, ведущей в каюту Рудольфа, начала поворачиваться, но тому, кто стоял снаружи, это ничего не дало. Дверь была закрыта на два оборота, и Рудольф предусмотрительно оставил ключ в скважине. Поняв, что к германскому агенту проникнуть не удастся, тень изрыгнула витиеватое проклятие и канула во тьму.

* * *

Из дневника Амалии Тамариной (зашифровано)

«23 ноября. Второй день плавания.

Похороны мадам Эрмелин. Труп Висконти в пустующей каюте.

«Леда» найдена.

С этим делом – все. Но меня волнует другое: не была ли мадам Эрмелин отравлена? И если да, то кем?

2 ч. 15 мин. ночи. Ложусь спать».


– Молись! – страшным голосом вскричал убийца и занес кинжал.

– Ах, сударь, – простонала несчастная герцогиня, падая на колени, – заклинаю вас всем, что вам дорого: не убивайте меня…

«Господи, до чего же глупы эти детективные романы! – подумалось Амалии. – Вместо того чтобы падать на колени и произносить мелодраматические монологи, надо было взять предмет потяжелее и как следует стукнуть им нападающего по голове».

Она захлопнула книгу и откинулась на спинку кресла. По правде говоря, ей даже не слишком хотелось читать. Амалия хорошо знала себя. Бесполезно было даже надеяться на то, что ей удастся отвлечься, пока она не нашла ответа на тот самый, решающий вопрос.

В дверь постучали.

– Войдите! – недовольно крикнула Амалия.

На пороге возник Рудольф фон Лихтенштейн. Вид у кузена был малость смущенный. Он замешкался у двери, не решаясь войти.

– Доброе утро, кузен, – сказала Амалия. – Как вы себя чувствуете?

– Прекрасно, – уныло ответил Рудольф, – просто прекрасно. – Он глубоко вздохнул. – Скажите мне… только честно, кузина! Вы на меня не в обиде?

– Из-за чего? – удивилась Амалия.

– Из-за дамы с лебедем, – лаконично ответил Рудольф.

Амалия улыбнулась. До чего же он мил, бедный Рудольф!

– Нет, – совершенно искренне отозвалась она. – Я на вас не в обиде, кузен.

– Да? – Рудольф смешался. – А то вы тут сидите взаперти и не выходите… Я решил, что вы не хотите меня видеть.

– Я всегда рада вас видеть, кузен, – возразила Амалия, принимаясь за десерт. – Просто я никак не могу выкинуть из головы мадам Эрмелин. Меня не покидает ощущение, что ее смерть вовсе не была естественной. У нее определенно был жесткий характер, и мистер Дайкори считает, что семья не слишком горевала, потеряв ее. Может быть, она кому-то сильно мешала, и тот человек решил, что настал момент убрать ее с дороги раз и навсегда? Тело хоронят в воде, и никто не обнаружит никаких концов. Как вы думаете, кузен?

Рудольф широко улыбнулся.

– Я полностью согласен с вами, кузина, и готов подписаться под каждым вашим словом.

– Значит, вы тоже полагаете… – начала Амалия.

– Совершенно неважно, что я полагаю, – перебил ее кузен. – После того, как вы вчера оказались правы, а я кругом не прав, я готов оказывать вам поддержку в любом начинании, которое вам угодно будет предпринять.

– Вот как? – подняла брови Амалия.

– Да, – серьезно ответил Рудольф. – Значит, по-вашему, ее мог убить кто-то из семьи?

– Пока это только мои догадки, – заметила Амалия.

– А мотив? Полагаете, деньги?

– Возможно, – поколебавшись, согласилась Амалия. – Или чье-то ущемленное самолюбие.

– Хм, – сказал Рудольф. – Мне кажется, я понимаю, что вы имеете в виду. Лично я считаю, что если уж они терпели ее столько лет, то терпели бы и дальше. Домашние тираны всегда выбирают таких жертв, которые не станут сопротивляться. В этом и состоит весь их гнусный расчет. Они ставят на то, что между бунтом и смирением человек почти всегда выбирает последнее, потому что внешне оно не требует таких усилий, как бунт. Но, что бы там ни говорили, смирение – выбор малодушных, и расплата за него бывает очень жестокой.

– А расплата за бунт? – подала голос Амалия.

Рудольф усмехнулся:

– В нашем мире за все приходится платить, кузина. Кстати, я должен сообщить вам кое-что. – Он подался вперед. – Сегодня я совершенно случайно заглянул в ту пустующую каюту…

– Позвольте мне закончить, – сказала Амалия. – Вы не нашли в шкафу… нашего знакомого. Так?

– Именно, – со вздохом подтвердил Рудольф. – Кажется, сам он уйти не мог. Как вы думаете, куда он делся?

– Уплыл, – отозвалась Амалия. – Как и мадам Эрмелин.

Рудольф мечтательно зажмурился.

– Наверное, мерзавец Вернер постарался. Надо бы разок применить к нему ваш метод. Канделябром по голове, связать и кинуть за борт.

– Руди, я нахожу, что вы чересчур кровожадны, – мягко заметила Амалия.

– Это, наверное, во мне заговорил прадедушка Боэмунд, – доложил Рудольф, весело блестя глазами. – Так что вы намерены предпринять по поводу мадам Эрмелин?

– А что бы вы сделали? – напрямик спросила Амалия.

– Для начала, – спокойно ответил Рудольф, – я бы побеседовал с врачом.


Они нашли доктора Ортегу в бильярдной, где он с азартом гонял шары на пару с аккомпаниатором Шенье.

– Доктор, – сказала Амалия, – можно вас на минуточку?

Ортега отложил кий и подошел к ним. Амалия отвела маленького доктора к окну, где, немного смущаясь, завела разговор о мадам Эрмелин. Мол, ее смерть была такой внезапной… Не думает ли он, что мадам могли попросту убить?

– Странно, – заметил Ортега, с любопытством поглядывая на молчавшего Рудольфа фон Лихтенштейна. – Очень странно.

– Что именно? – насторожилась Амалия.

– Да то, – беззаботно ответил доктор, – что вы, мадам Дюпон, не первая, кто задает мне сегодня этот вопрос.

Амалия вся обратилась в слух.

– В самом деле? Значит, кто-то еще спрашивал у вас…

– К вашим услугам, мадам Дюпон, – произнес мягкий баритон в двух шагах от нее.

Амалия резко обернулась и увидела сыщика из страховой компании, Деламара. Он стоял, заложив руки в карманы, и пристально смотрел на нее.

– Доброе утро, месье Деламар, – проговорила Амалия, улыбаясь самой очаровательной из своих улыбок, которой было бы вполне достаточно, чтобы заменить солнце в ненастный день. Однако месье Деламар, похоже, был не слишком чувствителен к женским чарам, потому что смотрел на Амалию с неприкрытым подозрением.

– Все в порядке, Ортега, – сказал сыщик врачу. – Можете идти.

Недоуменно пожав плечами, доктор вернулся к прерванной партии.

– Можно вопрос, мадам Дюпон? – очень вежливо осведомился Деламар. – Что побудило вас, постороннего, в сущности, человека, интересоваться подробностями кончины мадам Эрмелин?

Амалия и Рудольф тревожно переглянулись. Требовалось срочно подыскать какое-нибудь объяснение, и желательно как можно более убедительное. Как всегда, Амалия нашлась первая.

– Видите ли, – сказала она, – дело в том, что мой муж, месье Дюпон, всегда говорил мне… – Она запнулась.

– Молодчина этот Дюпон, – встрял Рудольф, чтобы заполнить паузу.

– Да. – Амалия улыбнулась. – Так вот, месье Дюпон всегда говорил мне, что случайных смертей не бывает, – выпалила она.

Брови сыщика поползли вверх.

– А ваш месье Дюпон… он кто? – спросил он.

– Месье Дюпон – полицейский, – бодро ответила Амалия. И, послав Рудольфу многозначительный взгляд, добавила: – Был.

– Ах вот оно что… – медленно проговорил Деламар. – Да, теперь все понятно, я имею в виду, ваш интерес к этому делу. – Он кашлянул и поправил галстук.

– Значит, дело все-таки есть? – вклинился Рудольф.

Сыщик приоткрыл рот, покосился на Ортегу и Шенье, которые сосредоточенно сражались вокруг обитого зеленым сукном стола, подхватил агентов под локти и не спеша зашагал прочь из бильярдной.

– Не поймите меня превратно, – сказал он, когда дверь за ними захлопнулась. – Я всего лишь представитель страховой компании. И поэтому, когда сегодня утром Кристиан Эрмелин принес мне вот это, я оказался в довольно сложном положении.

– Что принес? – насторожился Рудольф.

– Сейчас вы сами увидите. – Деламар запустил руку во внутренний карман и извлек оттуда маленький голубой конверт. Внутри оказался вчетверо сложенный листок простой бумаги.

– Можно? – спросила Амалия, завладевая листком.

Она развернула его и удивленно моргнула.

На листке черными печатными буквами было жирно выведено: «Ты умрешь первой». И подпись: «Л.».

* * *

– Опа! – воскликнул Рудольф, с интересом изучая листок. – Что это?

Деламар вздохнул и вытер вспотевший лоб.

– Кристиан Эрмелин нашел письмо, разбирая вещи матери. Естественно, у него тут же возникло множество вопросов.

– И он обратился к вам, – закончила Амалия. – А вы первым делом отправились к врачу. – Она прищурилась. – Что именно вам сказал Ортега?

Деламар отвернулся.

– Похоже, он и сам ни в чем не уверен, – нехотя признался он. – Немолодая дама поперхнулась шампанским, сильно кашляла, у нее лопнул в горле сосуд, и она скончалась. Это мог быть и просто несчастный случай, но Ортега не отрицает, что некоторые яды могут вызвать схожую картину смерти. Все зависит от особенностей конкретного организма. – Он поморщился. – Странно, впрочем, то, что и Кристиан, и Гюстав в один голос утверждают, что у матери не было абсолютно никаких проблем со здоровьем. А теперь, когда обнаружилась эта зловещая записка, все окончательно стало на свои места. Смерть мадам Эрмелин вовсе не была случайной. Ее убили.

– Да, но кто ее убил? – вмешался Рудольф. – Кто этот «Л.», подписавший записку? – Он озадаченно уставился на сыщика. – Неужели Луиза Сампьер?

– Н-да, я тоже первым делом так подумал, – довольно кисло ответил Деламар. – Однако обоих братьев мое предположение чрезвычайно возмутило, хотя сами они так и не смогли предложить мне другого объяснения.

– Ясно одно: кем бы ни был этот человек, он не питал добрых чувств к мадам Эрмелин, – заметила Амалия. – И вряд ли преступником является Луиза, потому что подозрение первым делом падает на нее. Куда проще было бы в таком случае не подписываться вовсе.

– Возможно, кто-то нарочно подписался так, чтобы сбить нас с толку, – добавил Деламар. – Откуда мы знаем, что инициал соответствует действительности?

Он со значением поглядел на агентов, после чего забрал конверт и листок у Амалии и спрятал их обратно в карман.

– И что же вы собираетесь делать? – спросила девушка у сыщика.

Деламар мгновение поразмыслил.

– Скажите, мадам Дюпон… Вы видели что-нибудь, что заставило вас предположить, что мадам Эрмелин была убита, или это только ваши догадки?

Амалия медленно покачала головой:

– Нет. К сожалению, я ничего не видела.

– Жаль, – вздохнул Деламар. – А я-то надеялся, что вы сумеете мне помочь. Значит, мне придется допросить мадемуазель Сампьер.

Однако Луиза Сампьер была не одна. У нее в каюте сидели Гюстав Эрмелин и адвокат. Едва сыщик возник на пороге, младший Эрмелин смерил его испепеляющим взглядом.

– Я знаю, зачем вы сюда пришли! – сердито сказал юноша. – Но это же просто смешно, поймите! – Он повернулся к девушке: – Луиза, не слушай его! Он всего лишь работник страховой компании, и ты вовсе не обязана отвечать на его вопросы!

– Успокойся, Гюстав, хорошо? – попросила девушка. – Иначе господин Деламар может подумать, что я и впрямь в чем-то замешана. – И она дружески улыбнулась сыщику и его спутникам. – Садитесь, месье, прошу вас, и вы тоже, месье и мадам. Уверяю вас, мне совершенно нечего скрывать.

– Луиза, – вмешался адвокат, – то, что делает месье Деламар, абсолютно незаконно, и я хочу, чтобы ты знала об этом.

– Полно вам, Фелисьен, – твердо проговорила девушка. Она обратилась к сыщику: – Гюстав все твердил о какой-то записке, которую его брат нашел в тетином столе. Можно на нее взглянуть?

– Да, пожалуйста, – ответил Деламар, протягивая девушке конверт.

Луиза вытянула листок и развернула его. Мгновение она смотрела на написанное, как бы не понимая смысла, но потом ее лицо страшно изменилось. Губы задрожали, на глазах выступили слезы, между бровями показались страдальческие морщинки.

– Луиза, Луиза, – забормотал Гюстав, бросаясь к ней, – что с тобой?

– Ничего, – почти беззвучно ответила девушка. – Ничего. – Она опустила письмо и взглянула на кузена блестящими от слез глазами. – И вы с братом так и не сумели вспомнить, кто такой этот «Л.», который мог бы желать тете смерти?

– Ну, – пробормотал Гюстав, – я, правда, подумал о Луи Валле. Помнишь того конюха, которого мама посадила в тюрьму, когда узнала, что он воровал овес… А что?

– Бедный Гюстав, – с сожалением промолвила Луиза. – У тебя одни только лошади на уме! – Она отвернулась.

Адвокат Боваллон подался вперед.

– Мне кажется, – негромко начал он, – я знаю, о ком подумала мадемуазель Сампьер. – Он обернулся к девушке. – Вы ведь тоже о нем вспомнили?

– О ком? – забеспокоился Деламар. – Назовите имя! Разве вы не понимаете, насколько это важно?

Боваллон откинулся на спинку кресла. Он мог ответить сразу же, но предпочел, как хороший оратор, растянуть паузу. Тем более сильным было впечатление, которое произвели его слова.

– Леонар Тернон, – сказал он.

Глава двенадцатая,

в которой проясняются кое-какие подробности

– Леонар Тернон? – ошеломленно повторил Гюстав. – Нет, этого не может быть!

– Почему? – удивился Рудольф.

– Да потому, – с вызовом ответил юноша, – что это просто нелепо! Он давным-давно умер!

– Ну, не так уж и давно, – снисходительно отозвался адвокат. – Лет восемь или девять тому назад. И, кроме того, он не умер, а пропал без вести. Тело ведь так и не было найдено.

– Его нашли потом, – уже раздраженно проговорил Гюстав, – и похоронили. Перестаньте морочить нам голову! Кем бы ни был автор записки, но точно не Леонар!

– Погодите, погодите, – вмешался сыщик, у которого голова пошла кругом. – Давайте по порядку, хорошо? Кто такой Леонар Тернон? Когда он погиб? И, наконец, какие у него были причины желать смерти мадам Эрмелин?

Гюстав отвернулся.

– Это довольно старая история, сударь, – заметила Луиза. – Не уверена, что она будет вам интересна.

– Позвольте мне, Луиза, – мягко промолвил адвокат. – Вряд ли вы хорошо ее помните, вам ведь было тогда лет десять-двенадцать, если я не ошибаюсь. – Он сцепил руки на животе и располагающе улыбнулся Деламару и его сопровождающим. – Наверное, лучше всего будет начать издалека. В 1870 году скончалась уважаемая госпожа Бежар, троюродная бабушка мадам Эрмелин. Все свое состояние (а госпожа Бежар была чрезвычайно богата) она оставила Констанс. – Боваллон шевельнул усами. – Молодой Леонар Тернон был дальним родственником госпожи Бежар, и при ее жизни многие полагали, что именно он унаследует ей. Но госпожа Бежар решила иначе, – адвокат улыбнулся, – и в результате самоуверенный юноша не получил ничего.

– Что же было дальше? – спросила Амалия.

– Дальше? – Боваллон заерзал, поудобнее устраиваясь в кресле. – Поскольку завещание госпожи Бежар было абсолютно законно, молодому Тернону не оставалось ничего, кроме как отступить. Само собой, мадам Эрмелин дала ему кое-какие деньги, и он отправился в Африку – попытать счастья в наших доблестных колониальных войсках. – Адвокат вздохнул. – К сожалению, Леонару не повезло. После одного из сражений он бесследно исчез. Вот и вся история, дамы и господа.

– Он не исчез, – упрямо заметил Гюстав. – Он был убит! Сколько вам можно повторять!

– Минуточку, – вмешался Деламар. – Смерть Леонара Тернона была установлена достоверно, или все-таки имеется возможность того, что он мог остаться в живых?

– Гм, – недовольно пробурчал адвокат. – Ну, какие-то останки были найдены, но опознать их, я думаю, было чрезвычайно трудно. Сами понимаете – Африка, жара… Тем не менее было все же решено, что это тело Леонара Тернона, и его родственникам направили соответствующее извещение.

– Ага, – со значением промолвил сыщик. – То есть имеются доводы как за, так и против того, что он погиб. Хорошо. – Деламар потер подбородок. – Скажите, а когда именно он исчез?

– Когда? – Боваллон прикинул что-то в уме. – Госпожа Бежар умерла в апреле… Да, верно. Леонар Тернон пропал осенью 1870 года.

– Это произошло 22 ноября, – подала голос Луиза. Адвокат недоуменно обернулся к ней.

– Что? – Гюстав Эрмелин тоже был удивлен.

– Вы что, не поняли? – с досадой спросила она. – Леонар пропал 22 ноября 1870 года. А 22 ноября 1880 года, день в день, умерла тетя Констанс. Неужели вам до сих пор не ясно? Он вернулся. Вернулся спустя десять лет. Чтобы мстить.

* * *

На мгновение в комнате повисло ошеломленное молчание. Потом адвокат рассмеялся – жидким, неуверенным смехом. Гюстав Эрмелин фыркнул, и Луиза с негодованием покосилась на него.

– Что тут смешного? – Голос ее почти срывался на крик. – Ну, скажи на милость: что тут смешного?

– Действительно, – поддержал ее Деламар. – Прошу меня простить, господа, но я тоже не вижу повода для веселья. Была убита женщина, близкий вам человек, и наш долг – разобраться в ее смерти, отыскать преступника и передать его в руки правосудия. Разве не так?

– Ради бога, извините, – промолвил адвокат, вмиг становясь серьезным. – Просто все это… чересчур неожиданно. – Он ослабил узел галстука, который, очевидно, слишком сильно давил на шею. – Видите ли, я немного знал Леонара. Когда вы показали мне записку, я тоже вначале грешным делом решил, что она – его рук дело, но теперь, вспомнив его… Скажу вам откровенно, Тернон последний человек, которого можно представить в роли мстителя. Он был, знаете ли, этаким беззаботным, беспечным шалопаем. Ему ни до чего в жизни не было дела, кроме его удовольствий, и, я полагаю, госпожа Бежар сделала правильный выбор, оставив свое состояние не смазливому прожигателю жизни, а надежному человеку, который куда более заслуживал его.

– Я уже не в первый раз слышу это слово – состояние, – вмешался Рудольф. – Вы бы не могли уточнить, господин Боваллон, о какой именно сумме идет речь? Так, для ясности.

Адвокат замялся, кашлянул и наконец назвал сумму, которую почтенная госпожа Бежар оставила надежному человеку Констанс Эрмелин. Амалия открыла рот. Рудольф бесцеремонно присвистнул, а затем столь же бесцеремонно заявил:

– Ого! И вы хотите убедить меня, что из-за таких денег нельзя убить человека? Однако вы идеалист, господин Боваллон! При вашей профессии надо бы получше разбираться в людях.

Адвокат побагровел.

– Кроме того, – не упустил случая вставить свое слово сыщик, – вы забываете, что за десять лет люди меняются, и очень сильно. Сколько лет было Леонару в момент его исчезновения?

– Двадцать три, – ответил Боваллон, злобно косясь на невозмутимого Рудольфа.

– Значит, сейчас ему тридцать три, – заметил Деламар. – И в какой-то момент он решил добраться до мадам Эрмелин и убить ее.

– Но за что? – вскинулся Гюстав. – За что?

– За то, что, если бы не она, деньги достались бы ему, – жестко ответил сыщик. – Вот за что. Он отравил ее, а чтобы все знали, кто это сделал, оставил записку. – Деламар покачал головой. – Говорят, в Африке есть такие яды, какие нам в Европе и не снились. Неудивительно, что мадам Эрмелин умерла менее чем за час.

Гюстав содрогнулся.

– Она… она… – Голос его задрожал. – Она умирала в таких муках… Боже мой! – На его лице было написано отчаяние. – Неужели это правда? Проклятый Леонар!

– Вот видите, – спокойно заметил Деламар, – теперь уже вы не так уверены, что Леонар Тернон мертв. Во всяком случае, если он и в самом деле остался жив, то у него и впрямь был веский повод ненавидеть вашу семью.

– Но если этот убийца Леонар, – вскричал Гюстав, не слушая его, – во что бы то ни стало надо его найти! Если маму убили, то преступник не должен уйти безнаказанным!

– Успокойтесь, господа, – веско произнес сыщик. – По крайней мере, в одном нам несомненно повезло. Кем бы ни был злоумышленник, от нас он не скроется. Просто некуда деваться – мы на корабле, и кругом вода. – Он поднялся с места. – Со своей стороны, я обещаю сделать все, от меня зависящее, чтобы найти этого человека. Однако мне необходима ваша помощь.

– Все, что хотите! – поспешно ответил Гюстав.

Деламар на мгновение задумался.

– Мне нужно подробное описание внешности Леонара Тернона, включая особые приметы. Шрамы, родинки и так далее. Если у кого-то из вас сохранился его фотографический портрет, не скрою, это существенно упростило бы мою задачу.

Адвокат сконфуженно переглянулся с Гюставом и Луизой.

– Боюсь, что ни у кого из нас его фотографии нет, – извиняющимся тоном промолвил Боваллон. – Видите ли, он не был членом семьи и более того – находился с нами в довольно натянутых отношениях.

– Очень жаль, – вздохнул Деламар. – Фото Леонара сильно облегчило бы поиски. Кроме того, я бы хотел, чтобы вы в мельчайших подробностях вспомнили тот обед, на котором была отравлена мадам Эрмелин. Возможно, кто-то из вас что-то заметил, но не придает значения тому, что он видел, а ведь это может оказаться крайне важным. Яд не мог попасть к мадам сам по себе – его должны были во что-то подмешать. Чем скорее мы отыщем убийцу, тем лучше. Для всех нас.

– В самом деле, – поддержал его Рудольф фон Лихтенштейн. – Иначе номеру второму придется несладко.

– Какому еще номеру второму? – надменно удивился адвокат.

– Ну как же, вы что, забыли? – вопросом на вопрос ответил Рудольф. – Ведь в записке черным по белому сказано: «Ты умрешь первой». Что это значит? Что ваш хваленый Леонар не собирается ограничиться убийством одной мадам Эрмелин. Раз она была убита первой, значит, будет и вторая жертва, и третья. – Луиза, Гюстав и Боваллон в ужасе уставились на него. – Я прав? Конечно, я прав! Так что думайте быстро, дамы и господа. От этого может зависеть ваша жизнь!

Глава тринадцатая,

в которой портрет Леонара Тернона начинает вырисовываться

– Но, позвольте, это какой-то бред! – воскликнул Кристиан Эрмелин.

Проигнорировав его высказывание, сыщик Деламар снял показания с присутствующих и отправился опрашивать остальных членов семейства и их сопровождающих. Надо сказать, что реакция этих людей была столь же различной, как и их характеры.

– По-моему, вы занимаетесь чепухой, – кисло сказал Проспер Коломбье Деламару. – Какой Леонар, о чем вы?

– Это просто возмутительно! – поддержала его сестра, поджимая губы. Однако, когда сыщик показал им записку и предложил отыскать иное ее истолкование, брат с сестрой не нашлись, что ему ответить.

– Мне представляется, что вы зря тратите время, – с улыбкой заметил элегантный Феликс Деламару, от которого ни на шаг не отставали недремлющие агенты. – Но раз уж вы так настаиваете, скажу вам честно: я ни разу в жизни не встречал этого Леонара Тернона и понятия не имею, как он выглядит.

К счастью, оказалось, что его жена помнит Леонара, и она немедленно сообщила его приметы.

– Значит, Тернон все-таки остался жив! – восклицала Эжени, трагически заламывая руки и нет-нет да бросая взгляды в сторону Рудольфа. – Я так и знала, что этот человек принесет несчастье нашей семье! Бедная Ортанс!

– И почему же она бедная? – осведомился Рудольф, которого манерная француженка уже начала раздражать.

– Ну как же? – округлила глаза Эжени. – Ведь она была невестой Леонара до того, как выйти замуж за моего брата.

Сыщик от неожиданности уронил карандаш, но тотчас же нагнулся и подобрал его.

– Очень интересно, – сухо промолвил он, прочистив горло. – Странно, впрочем, почему никто раньше не упомянул о данном обстоятельстве. – И он метнул подозрительный взгляд на Феликса, который стоял у окна и делал вид, что ничего не слышит.

– Феликс! – воскликнула Эжени. – Значит, ты им ничего не сказал?

– Моя дорогая, – сказал Феликс со скучающий гримасой, – ваши семейные дела меня не касаются. К тому же, прости меня, но все это было так давно…

Из дальнейших расспросов выяснилось, что и Кристиан, и Леонар одно время были отчаянно влюблены в Ортанс, но пока Тернон считался наследником колоссального состояния, девушка отдавала предпочтение именно ему. Когда же после смерти мадам Бежар выяснилось, что все деньги наследует мать Кристиана, то Ортанс вышла замуж за второго своего поклонника, Кристиана. Разумеется, последнее соображение сыщик Деламар озвучил уже, когда он и кузены вышли из каюты Армантелей.

– Стало быть, – подытожил сыщик, – помимо денежного мотива, у нашего убийцы был еще и личный, а это еще более серьезно. – Он вздохнул, достал платок и вытер им лоб. – Боюсь, что Ортанс Эрмелин угрожает опасность, ведь, если месье Лихтенштейн прав и Тернон не собирается ограничиться одной жертвой… – Он не закончил и скорбно покачал головой.

– Я думаю, – вмешалась Амалия, – что никому не будет угрожать опасность, если вы как следует допросите обслугу и найдете этого человека. Мадам Эрмелин умерла после того, как выпила шампанское, стало быть…

– Все не так просто, мадам Дюпон, – перебил ее сыщик, после чего почти слово в слово повторил ее собственные соображения: мадам Эрмелин сама, своей рукой, взяла бокал с подноса, и никто не мог предугадать, какой именно из бокалов она выберет, а между тем никто, кроме нее, не пострадал. Разумеется, со стороны все выглядело так, будто мадам поперхнулась, отчего и умерла, но на самом деле яд находился вовсе не в шампанском. По крайней мере, он, Деламар, абсолютно в этом убежден.

– А что насчет обеда? – спросил Рудольф.

– С обедом дело обстоит куда проще, – многозначительно промолвил сыщик. – Дело в том, что каждый из пассажиров первого класса точно указал, что он хочет видеть на своем столе, и обслуга знала, какие блюда кому предназначаются. Поэтому лично я склоняюсь к мысли, что яд был подмешан в пищу, просто его действие началось несколько позже.

Амалия вздохнула. Таким образом, версия об отравлении лакеем, которую она вчера так легкомысленно отвергла, получила свое подтверждение.

– Вы губите свои таланты, месье, в вашей страховой компании, – заметила она сыщику. – Вам бы следовало быть полицейским.

– Видите ли, – отозвался Деламар с улыбкой, – я не нахожу эту профессию достаточно привлекательной.

– И очень жаль, месье, – сказала Амалия, незаметно ущипнув кузена, чтобы он выпустил ее руку, которую до того сжимал более нежно, чем это подобает родственнику, пусть даже и отдаленному. – Теперь осталось только найти остатки еды со стола мадам Эрмелин и обследовать их.

Рудольф иронически покосился на нее.

– Дорогая кузина, – промолвил он, – с того злополучного обеда прошло как-никак два дня. Вы что, всерьез полагаете, что какие-то жалкие объедки могли так долго сохраняться? Разумеется, их уже давно выбросили.

– Месье граф прав, – подтвердил Деламар. – К сожалению, обследовать пищу мадам Эрмелин нам уже не удастся.

– Равно как и сделать вскрытие на предмет ее отравления, – хмуро добавила Амалия.

Деламар с удивлением уставился на нее.

– О, теперь я вижу, что вы действительно жена полицейского, – заметил он. – Обычно дамы при одном слове «вскрытие» падают в обморок.

– Но ведь мы должны хотя бы приблизительно установить, как именно отравили мадам Эрмелин, – настаивала Амалия, пропустив замечание сыщика мимо ушей. – Одних догадок мало, ведь для полноценного следствия наверняка потребуются обоснованные факты. – И внезапно ее осенило: – А что, если обратиться к отцу Рене? Он ведь был долгое время миссионером в Африке. Может быть, он сумеет нам помочь?

Деламар немного поразмыслил.

– Знаете, мадам Дюпон, а в вашем предложении что-то есть, – признался он. – Пожалуй, я и впрямь побеседую с ним – после того, как поговорю с Кристианом Эрмелином и его женой.

Однако полноценного разговора у сыщика и его помощников не получилось. Едва Деламар назвал имя Леонара Тернона, как Кристиан явно занервничал, а его жена побледнела и отвернулась.

– Право же, я не понимаю, к чему все ваши расспросы… – промямлил Кристиан. – Ведь Леонар Тернон давно умер!

Деламар терпеливо повторил все доводы в пользу того, что Леонар Тернон мог остаться в живых, вернуться в Европу, выследить семью Эрмелин и, улучив удобный момент, начать мстить им.

– Извините, но это какой-то детективный роман, – сказал Кристиан, разводя руками. – С чего Леонару вообще мстить нам?

Деламар покосился на зеленоглазую Ортанс, которая с самого начала беседы не проронила ни слова.

– Я слышал, у него для этого могли быть особые причины, – осторожно ответил он.

Кристиан побагровел. Даже его лысина и та сделалась розовой.

– Как глупо! – с ожесточением выкрикнул он. – Просто ужасно глупо! – Он сделал несколько шагов по комнате. – Простите меня, месье, но я вообще начинаю жалеть, что попросил вас заняться этим делом, – с вызовом проговорил он, выставив вперед подбородок. – Мне представляется, что у вас нет достаточной подготовки, чтобы вести расследование, ведь вы всего лишь представляете интересы страховой компании, а не служите в полиции.

Деламар закусил губу. Амалия хорошо понимала, что чувствует сыщик. Ведь он действительно вовсе не обязан был расследовать совершенное преступление. Его об этом попросил сам Кристиан Эрмелин, как о большом одолжении. И вот теперь тот же самый Кристиан Эрмелин в присутствии посторонних преспокойно обвиняет человека, которого сам же втянул в расследование, в некомпетентности. Однако Деламар, как оказалось, умел держать удар. С самой любезной улыбкой он заметил:

– Вы правы, месье, я здесь лишь потому, что страховой компании было бы чрезвычайно неприятно, если бы какой-нибудь вор украл у вас знаменитые драгоценности Марии-Антуанетты, которые стоят целое состояние. Так что, в сущности, мне совершенно безразлично, что случится с вами и вашей семьей. – Он улыбнулся еще шире, демонстративно засунул свой карандаш и записную книжку, в которой делал пометки, в карман, после чего поднялся с места. – Я всей душой разделяю вашу точку зрения, месье, что каждый должен заниматься своим делом. Для меня важно, чтобы драгоценности прибыли в Нью-Йорк в целости и сохранности. А если в пути с вами произойдет какое-нибудь досадное происшествие… к примеру, кто-нибудь отравит вас или вашу очаровательную жену… – он метнул взгляд на Ортанс, которая сидела очень прямо, закусив губы, – это никоим образом меня не касается. – Он шагнул к двери. – Честь имею кланяться, дамы и господа.

Деламар уже положил ладонь на ручку двери, когда его остановил голос Кристиана Эрмелина.

– Месье Деламар!

– Нет-нет, сударь, – очень холодно ответил сыщик, открывая дверь. – Каждый должен заниматься своим делом, не так ли? А меня ваши дела совершенно не касаются.

– Месье Деламар, прошу вас! – взмолилась теперь и Ортанс. Она поднялась с места и подошла к сыщику. – Мой муж погорячился. Он… он очень сожалеет о словах, которые у него вырвались. Понимаете ли, все эти годы мы были уверены, что Леонар Тернон мертв. А теперь оказалось, что он жив и что он… что он… – Губы ее задрожали. – Когда мой муж сказал мне, что, возможно, именно Леонар отравил его мать…

– Минуточку, – вмешался Рудольф фон Лихтенштейн, очень внимательно слушавший очаровательную Ортанс. – Что значит – муж сказал вам? Насколько я помню, месье заявил сыщику, что понятия не имеет о том, кто мог убить мадам Эрмелин.

Кристиан смешался. Вид у него в то мгновение был на редкость жалкий.

– Да, это правда, когда я нашел ту записку, я не сразу сообразил… Но потом я вспомнил… вспомнил о Леонаре… Ведь инициалом «Л.» мог подписаться только он.

– Однако мне вы ничего не сказали, – спокойно заметил Деламар. – Почему?

И вновь положение спасла русоволосая Ортанс.

– Моему мужу было нелегко говорить об этом, – промолвила она, пленительно улыбнувшись сыщику. – Дело в том, что они с Леонаром Терноном были очень дружны. Да, Леонар был его лучшим другом. – Ее глаза затуманились. – А потом появилась я, и Кристиану пришлось делать выбор между лучшим другом и мной.

«Однако, – подумала не на шутку заинтригованная Амалия, – как любопытно все складывается… Боваллон утверждал, что отношения семьи с Леонаром были весьма напряженными. А теперь оказывается, что Ортанс когда-то была невестой Леонара, а Кристиан – его лучшим другом…»

– Понимаю, – сказал сыщик. Он отошел от двери и вновь сел в кресло. – Стало быть, когда мадам Эрмелин получила состояние госпожи Бежар, вы, мадам, вышли замуж за месье Кристиана, а Леонар Тернон уехал в Африку, залечивать сердечные раны. Так?

– Ну, в общем, так, – промямлил Кристиан. Ему явно не нравилось, какое направление начал принимать разговор.

– То есть, с точки зрения Леонара, – продолжал Деламар, – мадам Эрмелин отняла у него деньги, лучший друг – девушку, которую он любил, а сама девушка предала его, выйдя замуж за другого. – Ортанс после последних слов сыщика вспыхнула. – Я говорю о том, как мог этот человек трактовать ваши действия, – спокойно пояснил сыщик. – Посмотрим правде в глаза, господа. Записка «Ты умрешь первой» подразумевает, что будет и вторая жертва, и, возможно, третья. Судя по всему, после мадам Эрмелин следующие на очереди – вы двое. – Теперь Кристиан резко отреагировал на слова сыщика: стал бледен как полотно. – Поэтому, – подавшись вперед, веско закончил Деламар, – я бы посоветовал вам вспомнить все, что вы знали о Леонаре Терноне, и сделать это немедленно, иначе потом может оказаться слишком поздно.

* * *

Час спустя Амалия сидела у себя в каюте, деловито разрезая ножом страницы нового романа Золя, который она нашла в библиотеке. Рудольф вызвал стюарда, заказал принести себе выпивку и без сил повалился на диван, вытянув руку поверх спинки.

– Честно говоря, я не завидую Деламару, – проворчал он. – Имея на руках такое описание Леонара, как у него, нелегко будет найти этого поганца.

Деламар в тот момент удалился опрашивать обслугу, которая подавала на стол, а его помощники пока решили малость передохнуть. Что же до сыщика, то ему и впрямь предстояла непростая задача, потому что каждый, кто когда-то соприкасался с Леонаром Терноном, дал свое описание его внешности, которое порою очень сильно отличалось от других. Впрочем, оно и понятно – ведь Леонар исчез целых десять лет тому назад.

Гюстав Эрмелин сообщил, что Леонар Тернон был среднего роста, темноволосый, симпатичный, с серыми глазами. Хотя, может, и с карими. Никаких особых примет Гюстав у него не заметил, да оно и понятно – когда Леонар исчез, Гюставу исполнилось одиннадцать лет.

Луиза Сампьер долго морщила лоб и наконец сказала, что Леонар был маленького роста, довольно невзрачным, с русыми волосами. А цвет глаз она вообще не помнила. Вряд ли ее показания много значили, потому что последний раз она видела Леонара, когда ей было двенадцать, и, по ее словам, она вообще им не интересовалась.

Адвокат Боваллон показал, что он много раз видел Леонара, так как вел дела его родственницы, госпожи Бежар, а Леонар был частым гостем в ее имении. По его словам, у Леонара была довольно приятная внешность, рост средний или даже высокий, волосы каштановые, а глаза голубые. Он же смог назвать, какая у Леонара была особая примета – три родинки на левой руке, чуть ниже локтя, образующие ровный треугольник.

Проспер Коломбье подтвердил слова адвоката. Оказалось, что Проспер раньше служил у госпожи Бежар и тоже часто видел Леонара. Впрочем, Проспер заметил, что глаза у Леонара были темные, а рост – чуть ниже среднего, но треугольник из родинок ему тоже запомнился.

– И вовсе ты не прав, – ворчливо поправила его Надин. Сестра Проспера в то время работала у мадам Бежар горничной. – Насчет родинок ничего не скажу, но вот глаза у Леонара были синие, а волосы – черные, и вообще он был довольно пригожий малый.

Феликс Армантель ни разу в жизни не встречал Леонара и не мог сообщить о нем ничего путного. Его жена склонялась к мысли, что Тернон был то ли брюнет, то ли блондин, но уж наверняка не рыжий. Глаза у него были светлые, а возможно, что и темные, – она никогда не обращает внимания на такие пустяки.

Кристиан Эрмелин на вопрос о внешности Леонара ответил, что тот был скорее брюнет с глазами вроде бы зелеными. Особых примет Кристиан не помнил.

Самое точное описание внешности Леонара дала Ортанс Эрмелин, которая, как оказалось, прекрасно помнила своего бывшего жениха.

– Вы знаете, господа, я не очень хорошо представляю себе, какой рост считается высоким, а какой низким. Могу сказать только, что Леонар был примерно на дюйм выше Кристиана. Какие у него были волосы? Я бы сказала, темные, вот как у вас, месье Деламар. Глаза у Леонара… – тут она задумалась. – Вообще-то, насколько я помню, серые, но бабушка Бежар всегда утверждала, что они голубые. Вы же знаете, если женщина станет выбирать между серым и голубым цветом глаз, она почти всегда предпочтет назвать их голубыми… Вообще внешность у Леонара была довольно обыкновенная, я имею в виду, если вот так вспоминать ее черточка за черточкой, но в общении он производил очень приятное впечатление. Такой, знаете ли, открытый, жизнерадостный… – На лице Ортанс показалось мечтательное выражение, и ее муж, заметив это, нахмурился. – У него была прелестная улыбка, и бабушка Бежар души в нем не чаяла. Она говорила, что обычно люди скалятся, и только один Леонар умеет улыбаться.

Она замолчала. Кристиан смотрел в сторону. Между его бровями залегли глубокие морщинки.

– Что-нибудь еще, мадам? – рискнул прервать молчание Деламар.

– Еще? – Ортанс вздохнула. – Ну, Леонар был худой, даже, может быть, тщедушный, но при этом жилистый и очень выносливый. Он прекрасно плавал и очень хорошо ездил верхом. У него были тонкие пальцы, а на левой руке, чуть ниже локтя, красовался треугольник из трех родинок. А еще у него были длинные ресницы, – неожиданно добавила она. – Вот как у вас, мадам.

– Вы так хорошо его помните… – осторожно начал Деламар. – Можно еще один вопрос? Вы хорошо рисуете, мадам? Если бы у нас был хотя бы его карандашный портрет, нам было бы легче найти его. – Сам того не замечая, он стал говорить «мы», как если бы Амалия и Рудольф стали частью его команды. – Просто ни у кого из вас не сохранилось его фотографии, а словесное описание не всегда может помочь.

– О, месье, вы наступили моей жене на самое чувствительное место, – заметил Кристиан. – К сожалению, Ортанс никогда не умела рисовать.

– Да, – со вздохом подтвердила молодая женщина. – Мне очень жаль, но… – И она конфузливо развела руками.

– Тогда последний вопрос. – Деламар немного поколебался. – Как вы думаете, если бы вы увидели Леонара… я понимаю, что прошло целых десять лет, но все-таки… Если бы он был здесь, на корабле, вы бы его узнали?

– Наверняка, – не колеблясь ни мгновения, ответила зеленоглазая чаровница. – Да, я бы его узнала. Даже если бы прошло двадцать лет, а не десять.

Отчего-то ее муж при этих словах потемнел лицом.

– То есть, – гнул свою линию Деламар, – если мне вдруг попадется, если я начну подозревать кого-то из обслуги…

– Вы всегда можете привести его сюда, – закончила за него Ортанс, – и я смогу сказать вам, действительно ли это Леонар или нет.

– Ну что ж… – Сыщик поднялся с места. – Благодарю вас за содействие. Не скрою, вы мне очень помогли.

– Да, – сказал Рудольф, когда они втроем вышли из каюты, – похоже, месье Деламар, что вам придется потрудиться. – Он бросил беглый взгляд в записную книжку сыщика. – Росту то ли среднего, то ли низкого, то ли высокого, волосы то ли светлые, то ли черные, то ли русые, глаза светлые, а может, карие, зеленые или голубые. – Он весело хмыкнул. – Просто потрясающе! Да под такое описание подходит любой лакей, не говоря уже о прочих членах экипажа и даже пассажирах. – Он хитро прищурился. – Взять хотя бы вас, месье Деламар…

– Весьма признателен вам за вашу шутку, – проворчал сыщик, захлопывая блокнот, – но, если бы вы были полицейским, вы бы знали, что подобный разнобой в показаниях свидетелей – норма. Когда что-нибудь случается, каждый из очевидцев начинает по-своему описывать человека, которого он видел своими глазами, и ничего необычного тут нет.

– И что же вы делаете, когда получаете вот такие взаимоисключающие описания? – не удержалась Амалия.

– А разве вы не знаете, мадам Дюпон? – повернулся к ней Деламар. – В таких случаях мы выбираем свидетельство человека, который больше прочих вызывает доверие. То есть который ближе всех знал подозреваемого и не имеет причин покрывать его. В нашем случае таким свидетельством являются показания мадам Ортанс Эрмелин. Не хочу хвастать, но, опираясь на них, будет не так уж трудно установить, кто отравил ее свекровь.

– Ну да, – поддакнула Амалия с самым невинным видом. – А Леонар Тернон, конечно же, непроходимо глуп, раз не предусмотрел, что после обнаружения записки его наверняка начнут искать на корабле, с которого, как вы справедливо изволили заметить, решительно некуда скрыться.

– К чему вы клоните? – спросил изумленный сыщик.

– Ни к чему, – беззаботно ответила Амалия. – Только я буду сильно удивлена, если вам и впрямь удастся найти его среди корабельной обслуги, которая готовила обед для мадам Эрмелин.

Сыщик воинственно выпятил подбородок. Он явно был задет за живое.

– Посмотрим! – заявил он и удалился допрашивать поваров и стюардов.

– Кузина, – сказал Рудольф Амалии, – я в восхищении, честное слово. Вы всегда оказываетесь правы – и по поводу дамы с лебедем, и по поводу дамы, которая поперхнулась шампанским. Что вы намерены предпринять теперь?

– Ничего, – спокойно ответила Амалия. – Подождем, пока вернется Деламар, а потом побеседуем с миссионером.

– С отцом Рене? – Рудольф потер подбородок. – Думаете, священник может быть в курсе того, какие яды используются в Африке?

– Священнику уже по долгу службы приходится сталкиваться со всякого рода злом, – отозвалась Амалия. – А хороший священник просто обязан знать все о зле, с которым ему предстоит бороться.

– Ваша правда, – смиренно согласился Рудольф и до самой каюты Амалии не промолвил больше ни слова.

И вот теперь у себя в семнадцатом номере Амалия, аккуратно разрезав страницы томика Золя, углубилась в чтение, а Рудольф с аперитивом устроился на диване, дожидаясь, когда вернется сыщик.

Деламар явился, когда Амалия была уже на середине шестой главы. По лицу сыщика она угадала, что ее расчеты полностью оправдались.

– Ну, что? – весело спросил Рудольф.

Деламар плюхнулся на стул и в раздражении поправил галстук.

– Чертовщина какая-то, – пожаловался он. – Я отыскал троих человек, которые почти целиком соответствуют описанию мадам Ортанс Эрмелин, но двое из них слишком молоды для того, чтобы быть Леонаром Терноном, а третий, хоть и подходит по возрасту, не имеет никаких родинок на левой руке. К тому же, – он поколебался, – капитан корабля узнал о том, что я провожу расследование, и очень вежливо попросил меня не беспокоить его людей и не сеять среди пассажиров панику. В конце концов, у нас ведь нет никаких доказательств того, что мадам Эрмелин была убита, сказал он, а значит, нет никакой необходимости в расследовании.

– Но, позвольте, как же нет доказательств? – вскинулась Амалия. – А записка?

Деламар расплылся в улыбке.

– Когда я предъявил ему записку, он не нашелся что ответить, – признался он. – Только сказал, что все это может быть чьей-то шуткой.

– Ничего себе шутки! – заметил Рудольф.

– Вот и я так думаю, – согласился сыщик. – Но больше всего меня беспокоит, что, хоть я и опросил всех, кого только было можно, мне не удалось обнаружить никаких следов нашего подозреваемого. Это очень, очень плохо.

– Не отчаивайтесь, – подбодрила его Амалия. – Я уверена, что в конце концов вы его отыщете, если только не будете спускать глаз с Кристиана и Ортанс. А покамест я предлагаю послать за священником.

Глава четырнадцатая,

в которой еще одним пассажиром первого классастановится меньше

Отец Рене прибыл через четверть часа. Деламар представился ему и назвал имена своих добровольных помощников.

– Так получилось, святой отец, – добавил сыщик, – что нам нужна ваша помощь, и мы очень рассчитываем на то, что вам удастся кое-что прояснить.

Отец Рене, не отвечая, оглядывал каюту Амалии. Взгляд его задержался на картине Секунда, которую девушка повесила на стену. Рудольф находил этот портрет чрезвычайно отталкивающим, но самой Амалии он нравился, бог весть отчего. Очевидно, миссионера он тоже заинтересовал, потому что он подошел к картине и стал рассматривать ее.

– Вам нравится? – спросила Амалия. – Это Себастьян Секунд, средневековый фантастический художник.

– Почему фантастический? – удивился священник.

Амалия объяснила, что у Себастьяна была манера рисовать лица наполовину человеческими, наполовину иными. Например, этот портрет…

– Не могу сказать, что я разбираюсь в искусстве, – заметил отец Рене, – но по поводу портрета вы не правы. Ничего фантастического в нем нет.

– Разве? – Амалия была озадачена. – Но эти странные пятна…

Священник метнул на нее быстрый взгляд.

– Это не пятна, – ответил он. – Это проказа.

Амалия остолбенела. Отец Рене отвернулся от портрета и сел на стул.

– Я так понимаю, вы хорошо знакомы с этой болезнью, – подал голос Рудольф, до того с любопытством наблюдавший за священником.

– Пришлось, – коротко ответил отец Рене. – Я много лет ухаживал за больными в лепрозории, – сказал он абсолютно без всякой рисовки, так, словно речь шла о самом обыкновенном деле.

– И вы не боялись? – ужаснулся Деламар. – Неужели вам не было страшно, что вы тоже можете заразиться? Ведь лекарства от этой чудовищной болезни до сих пор не существует!

Отец Рене пожал плечами.

– Все в воле Божией, и только в ней одной, – спокойно произнес он. – Конечно, если бы у меня не было веры в Него, я бы вряд ли отважился на такое.

– Я читал вашу статью о проказе, – заметил Рудольф. – Кстати, согласен с вами, что, несмотря на то что болезнь известна уже много веков, она до сих пор плохо изучена.

– Собственно говоря, это не одна болезнь, – оживился священник. – Я описал несколько форм проказы. Все они протекают по-разному и имеют разные симптомы, но в одном, безусловно, схожи: все влекут за собой мучительную смерть, которая растягивается на месяцы, а то и годы. – Он улыбнулся одними губами. – Впрочем, мне кажется, вы вызвали меня вовсе не для того, чтобы беседовать о столь жуткой болезни. Вот уж не тема для светского разговора! Так чем я могу быть вам полезен?

Амалия замялась. Теперь, когда она поняла, с каким человеком столкнулась, ей уже казалось мелким и суетным заводить с ним речь об африканских ядах. Тем не менее она собралась с духом и рассказала отцу Рене о том, что мадам Эрмелин была отравлена, и, судя по всему, опасность угрожает еще нескольким людям. Выслушав Амалию, священник погрузился в размышления.

– Конечно, я не настолько хорошо знаю о действии африканских ядов, как вам хотелось бы, – наконец сказал он, – но, не скрою, есть вещества, которые могут вызвать кровотечение и быструю смерть, причем со стороны все будет казаться совершенно естественным. – Он прищурился. – Позволительно ли мне будет все-таки спросить, на чем основано ваше умозаключение о том, что несчастная женщина была отравлена?

Амалия переглянулась с Деламаром, и сыщик после недолгого колебания рассказал о записке, о Леонаре Терноне и о том, почему он может мстить семье Эрмелин. Отец Рене вздохнул.

– Все это весьма и весьма прискорбно, – сказал он, – но странно, что человек выжидал целых десять лет, прежде чем начать мстить.

– Почему? – быстро спросила Амалия.

– Потому что это просто не имеет смысла, – отозвался священник. – Если он так ненавидел, ему следовало отомстить членам семейства Эрмелин уже десять лет тому назад.

– А вам разве не приходилось сталкиваться с убийствами, совершенными из мести? – спросил Рудольф. – Насколько мне известно, в них далеко не всегда кара следует сразу же вслед за оскорблением.

Священник горько улыбнулся.

– А насколько известно мне, первая и основная причина всех преступлений – деньги, и только они.

– Но ведь в нашем случае так оно и есть, – заметил Деламар. – Все началось из-за состояния госпожи Бежар, так что в основе данного преступления тоже лежат материальные соображения.

– Что ж, может быть, вы и правы. – Отец Рене поморщился, отчего шрам на его щеке дрогнул. – На вашем месте я бы попытался как можно скорее отыскать этого несчастного, пока он не успел натворить бед.

– Собственно говоря, именно этим мы и занимаемся, – заметил Деламар.

– Можно еще один вопрос, святой отец? – вмешалась Амалия. – Вы ведь были последним человеком, который разговаривал с мадам Эрмелин. Не упоминала ли она, что ей кто-то угрожает? Быть может…

Священник метнул на нее короткий взгляд.

– Я исповедовал ее перед смертью, – очень спокойно произнес он, – однако вы должны знать, мадам Дюпон, что сказанное исповеднику должно остаться тайной его и Бога.

– Моя кузина, – поспешил объяснить Рудольф, – имела в виду вовсе не грехи мадам Эрмелин, в которых та каялась перед смертью, а нечто совсем иное. Быть может, мадам успела вспомнить и сказать вам нечто, что могло бы помочь нам в расследовании преступления? Если так, то нет ничего плохого в том, чтобы сказать нам об этом, ведь ваши слова могли бы сильно облегчить работу следствия.

Но отец Рене только улыбнулся и покачал головой.

– Боюсь, тут я ничем не могу быть вам полезен, – промолвил он, поднимаясь с места. – Вернее, кое-что я могу вам все же сказать, но вряд ли это поможет. – Он поколебался. – Мадам Эрмелин перед смертью и словом не упоминала о том, что ее кто-то преследует или что она боится кого-то. Она, похоже, даже не подозревала о том, что ее кто-то отравил.

– Вот как? – пробормотал Деламар. – Ну что ж, спасибо вам, святой отец. Не скрою, вы нам очень помогли.

– Вы и сами знаете, что это не так, – возразил священник с улыбкой. – Извините, господа, но мне надо идти. Две женщины в третьем классе серьезно больны, и я должен их навестить. – Он наклонил голову, прощаясь. – До свидания, господа. До свидания, мадам Дюпон.

– Вот поразительный человек! – заметил Деламар после его ухода. – Однако мы и впрямь немного продвинулись. Теперь благодаря отцу Рене мы точно знаем, что при желании Леонар Тернон мог воспользоваться одним из африканских ядов, чтобы избавиться от мадам Эрмелин.

– Главное, чтобы он не мог воспользоваться тем же ядом во второй раз, – отозвалась Амалия. – Поэтому, дорогой друг, ступайте-ка к Эрмелинам да постарайтесь не спускать с них глаз.

* * *

Деламар ушел. Не без труда Амалии удалось выпроводить кузена, сказав ему, что она желает переодеться к обеду. На самом деле Амалии просто хотелось остаться одной, чтобы хорошенько поразмыслить. Однако ничего у нее не вышло, потому что буквально через минуту после ухода Рудольфа кто-то постучал в дверь.

– Войдите! – крикнула Амалия.

Это оказалась маркиза Мерримейд со своей неразлучной моськой. Маркиза опустилась в кресло и, подавшись вперед, жутким шепотом сообщила, что по кораблю ходят самые странные слухи насчет кончины милейшей мадам Эрмелин. Не могла бы бесценная, любезная, дражайшая мадам Дюпон прояснить ситуацию?

Уразумев, что маркиза явилась к ней за свежей порцией сплетен, Амалия жутко разозлилась и сказала, что она не врач, что она вообще практически не была знакома с покойной и не имеет ни малейшего представления о том, отчего бы та могла преставиться.

Маркиза сказала: «Ах так!», но таким тоном, который не оставлял сомнений в чувствах, которые она испытывала. Амалия же самым невежливым образом сделала вид, что углубилась в чтение. Посидев еще немного, маркиза поднялась с места и удалилась, неся на руках свою собачку.

– Ну что там, Сьюзан? – спросил ее муж, завязывавший перед зеркалом галстук.

– Ах, даже не спрашивай, Монтегю, – отмахнулась его раздосадованная половина. – Но, строго между нами, я бы не удивилась, если бы она сама это сделала!

– Сделала что? – удивился маркиз.

– Убила мадам Эрмелин, – пояснила его супруга, глядя на него хрустальными глазами.

– Побойся бога, Сьюзан! – укоризненно сказал маркиз. – Да ведь мадам Дюпон даже не подходила к ней!

– Может быть, мадам Дюпон ее сглазила, и та умерла, – в порыве вдохновения предположила маркиза. – У нас в труппе была одна старая костюмерша, и ты знаешь, Монтегю, все ее боялись как огня! Не дай бог рассердить ее перед выступлением – тогда она начинала коситься на тебя вот этак исподлобья, а через час тебя освистывали. Да, да, истинная правда!

Маркиз хотел сказать, что для того, чтобы тебя не освистывали, надо играть лучше, но так как он прекрасно знал норов своей жены, то предпочел промолчать и продолжал завязывать галстук.

Амалия же, спровадив маркизу, вздохнула было с облегчением, но тут к ней пожаловала миссис Рейнольдс.

– Я так и знала, что быть неприятностям! – вскричала она с порога и стала обстоятельно выпытывать у мадам Дюпон, что же такое случилось с мадам Эрмелин и отчего сыщик сегодня допрашивал всю корабельную прислугу.

– Почему бы вам не спросить об этом у него? – поинтересовалась Амалия. – А еще лучше – разложите карты, они вам наверняка расскажут, как все случилось. Или вызовите какого-нибудь духа. Говорят, они знают все, что творится в подлунном мире!

Бог весть отчего, но миссис Рейнольдс обиделась на высказанное ею предложение и с ворчанием удалилась. Впрочем, Амалия рано радовалась, глядя, как за ней закрывается дверь, потому что настырную австралийку через минуту сменила необъятная сеньора Кристобаль.

– Ах, мадам Дюпон, какое счастье, что вы здесь! Этот Деламар – ужасно невоспитанный, а ваш кузен… – Тут оперная певица прикусила язык, и Амалия без труда сообразила, что Рудольф со свойственной ему несдержанностью, вероятно, послал любопытную испанку просто-напросто к черту. – Бог знает что творится на этом корабле! А правда, что мадам Эрмелин отравили? Какой ужас!

Амалия нахмурилась. Похоже, что капитан «Мечты» был прав и паника среди пассажиров уже началась. Амалия ненавидела лгать, но ей пришлось все же сказать сеньоре Кристобаль, что Эрмелины забеспокоились, потому что смерть матери показалась им странной, и попросили Деламара провести дополнительное расследование. Конечно, все это простая формальность, и пусть сеньора Кристобаль не беспокоится – ей лично ничто не угрожает, Амалия готова поручиться.

– Ах, вы меня успокоили! – прощебетала певица с облегчением. – А то после таких страстей мне бы кусок в горло не полез!

«Так, кто еще?» – с раздражением подумала Амалия, когда после ухода примадонны кто-то робко поскребся в дверь.

На сей раз это оказался Роберт Ричардсон. Американец долго мялся на пороге, не решаясь войти, и наконец объявил, что до него дошли слухи о том, что творится на борту «Мечты» и что он сделает все от него зависящее и даже больше, чтобы мадам Дюпон никто не обидел, потому что защищать слабую женщину – долг всякого истинного джентльмена. Произнеся последние слова, Ричардсон запнулся и умолк.

– Входите, сэр, – пригласила его Амалия, обрадовавшись, что хоть один человек явился к ней не для того, чтобы узнать, от чего умерла мадам Эрмелин. – Честно говоря, я впервые в жизни еду в Америку. Не могли бы вы рассказать мне поподробнее о том, что это за страна?

Мистер Ричардсон сел и принялся рассказывать. Из слов молодого американца выходило, что его родина – чертовски любопытное место. Тамошние жители делятся на южан, северян и индейцев. Южане – заносчивые гордецы, но северяне на них за это не в обиде, потому что те все равно проиграли войну и рано или поздно заживут по законам северян. Что же до индейцев, то их осталось совсем мало, и они теперь почти не сдирают скальпы со своих бледнолицых братьев. Нью-Йорк, куда направляется их судно, великолепный город, но сам мистер Ричардсон городов не любит, ему больше по душе просторы Дикого Запада. Что такое Дикий Запад? Ну, это такое место, где половина жителей – бандиты, а вторая половина с переменным успехом охотится за первой. В каждом городишке там сидит шериф с серебряной звездой на груди, и, если вы не так на него посмотрите, он может запросто вас вздернуть за неуважение к закону…

В этом месте рассказа мистера Ричардсона в дверь заглянула Эжени Армантель.

– Ах, мадам Дюпон, вы не одна! Прошу прощения!

Ричардсон покраснел, вскочил с места и начал мямлить и извиняться. Он вовсе не хотел скомпрометировать мадам Дюпон своим поведением. Пятясь к двери, он едва не наступил на шлейф платья Эжени и наконец ретировался за порог.

– Вы хотели меня видеть, мадам Армантель? – с убийственной вежливостью осведомилась Амалия.

Эжени замялась. По правде говоря, она искала Рудольфа фон Лихтенштейна, но его каюта оказалась запертой на ключ. Поскольку у мадам Дюпон графа тоже не оказалось, следовало срочно придумать какой-нибудь предлог для того, чтобы спасти лицо.

– Я пришла к вам посоветоваться, – в порыве вдохновения выпалила Эжени. – Как вы думаете, неужели это правда, что маму кто-то убил?

Сама Амалия не испытывала в данном вопросе ни малейших сомнений. Тем не менее она сказала Эжени, что, учитывая записку и более чем странные обстоятельства смерти мадам Эрмелин, которая никогда ничем не болела…

– О, да, – рассеянно подтвердила Эжени и заговорила о другом.

«Интересно, – думала Амалия, пытливо вглядываясь в нее, – она и в самом деле так глупа или только притворяется?»

«Странно, – в то же самое время думала Эжени, искоса поглядывая на изящную мадам Дюпон, – и что он мог в ней найти? Жена какого-то сумасшедшего полицейского…»

Эжени чувствовала себя уязвленной. Точнее, она испытывала сложную гамму переживаний, которые, будучи сложенными вместе, внушали ей сомнение в себе. Были тут и мелкая, чисто женская ревность, и нечто, сильно смахивающее на обыкновенную зависть, и недоумение, и раздражение, и задетое тщеславие, наконец. Причиной всех неприятных ощущений являлся один довольно симпатичный немец из первого класса, и притом граф, не отходящий от блеклой, занудной, решительно ничем не выдающейся блондинки из семнадцатой каюты. Вот и сейчас он показался на пороге, широко улыбаясь, и, как проницательно заметила Эжени, его улыбка была предназначена только одной женщине из присутствующих.

– Кузина, вы готовы? – осведомился Рудольф. И, скользнув взглядом по лицу Эжени, прибавил по-немецки, чтобы мадам Армантель его не поняла: – Надеюсь, если на сегодняшнем обеде кого-нибудь отравят, то это будет именно она!

– Полно вам, Руди, – сказала Амалия по-французски. – Идемте лучше обедать.

Обед оказался одним из самых невеселых, какой только можно себе представить. Даже беззаботная болтовня миссис Рейнольдс и ворчание примадонны, которая на сей раз начала ссориться со своим аккомпаниатором, только совсем немного разнообразили происходящее. Атмосфера в салоне царила на редкость гнетущая. Ортанс Эрмелин почти ничего не ела, ее муж подозрительно косился на любого стюарда, который осмеливался приблизиться к их столу с очередным блюдом. Сыщик Деламар явно был напряжен, и, когда на стол подали вино, он потребовал показать ему бутылку, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. И, хотя на этикетке не нашлось надписи вроде «цианистый калий», он все же велел принести другую.

Обед закончился. Некоторые мужчины удалились в курительную комнату, другие, как, например, Рудольф фон Лихтенштейн, предпочли остаться в салоне. Немец беседовал о какой-то ерунде с Амалией, которая стояла у окна, обмахиваясь веером. Вскоре к ним присоединился Деламар.

– Никаких новостей? – спросила девушка.

– Никаких, будь я неладен, – проворчал сыщик.

– Дорогая Эжени, – вполголоса заметил адвокат мадам Армантель, – на вашем месте я не стал бы так смотреть на немецкого графа. Вдруг Феликс заметит…

Эжени обернулась и смерила Боваллона презрительным взглядом.

– Феликс никогда не обращает внимания на такие пустяки, – отозвалась она. – Как, по-вашему, они и впрямь родственники?

– Кто?

– Мадам Дюпон и граф фон Лихтенштейн.

Боваллон вскинул брови. Конечно, граф, которого мадам с неприличной фамильярностью называла просто «Руди», утверждал, что она его кузина. Однако достаточно было поглядеть на них, чтобы усомниться в этом. Не то чтобы они были разительно не похожи друг на друга или казались совершенно чужими – с точностью до наоборот, между ними чувствовалась крепкая связь, словно они были сообщниками в некоем чрезвычайно важном деле. Что касается Эжени, то она уже давно решила для себя, в каком именно деле. Достаточно было вспомнить то обстоятельство, что муж мадам Дюпон весьма кстати оказался в клинике для душевнобольных, в то время как его жена вместе со своим кузеном очутилась на корабле, направляющемся в Нью-Йорк. В действительности все, разумеется, было гораздо проще: воспользовавшись сумасшествием месье Дюпона (истинным или мнимым), блондинка условилась сбежать в Америку с любовником, которым являлся не кто иной, как душка Руди. Именно его она ждала на палубе в день отплытия, пока «Мечта» плыла от Гавра до Шербура. Никакой другой причины для того, чтобы торчать там, на ледяном ветру, у мадам Дюпон просто не могло быть.

Эжени не могла нарадоваться на собственную сообразительность. Ее радость была бы ничем не омрачена, если бы не одно обстоятельство: увлеченный этой посредственной особой, немец совершенно не обращал внимания на нее, Эжени Армантель. Наследница пяти миллионов чистого капитала не привыкла к такому обхождению.

Она принимала как должное, что мужчины, вне зависимости от возраста, титула и семейного положения, заискивали перед ней, искали ее благосклонности и льстили ей, льстили безбожно и беспрерывно. Ее не интересовало, был ли сей феномен связан с ней самой или с тем фактом, что она принадлежала к весьма обеспеченной семье. Эжени считала излишним вдаваться в столь утомительные подробности, тем более что она полагала себя куда более притягательной, чем все сокровища на свете.

Рудольф заинтриговал ее тем, что не рвался угождать ее желаниям, не восхвалял ее красоту и вообще не стремился к ее обществу. Вначале она подозревала, что это тонкий (впрочем, не такой уж тонкий, а довольно избитый) трюк с целью привлечь ее внимание. Она решила отплатить ему той же монетой и сделалась с ним учтиво-холодна. Как человек, вращающийся в свете, она в совершенстве владела всеми оттенками обращения с людьми и была уверена, что ее преувеличенная вежливость его заденет, он вынужден будет признать свое поражение. Ничуть не бывало: толстокожий немец, казалось, вполне доволен был таким положением вещей и по-прежнему не горел желанием общаться с ней. Эжени пришла к выводу, что он гораздо хитрее, чем кажется, и невольно прониклась к нему уважением.

Деламар, перекинувшись с Амалией и ее кузеном несколькими словами, отошел. Из курительной комнаты вернулся герр Кляйн и, взяв под руку свою жену, направился к выходу. Рудольф мрачно покосился на чету из Эльзаса, и Эжени была готова поклясться, что оба – и муж, и жена – поежились под его взглядом. Впору было подумать, что они боятся его! Вот бы еще узнать, отчего? И Эжени смело ринулась в атаку.

– Здравствуйте, господин граф! Вы меня помните? – проворковала она.

Рудольф высказался в таком духе, что забыть ее он не смог бы при всем желании, и Эжени расцвела, приняв его слова за комплимент.

– Месье Деламар говорил мне, что вы очень близко к сердцу приняли смерть мамы, – продолжала она. – Вы и представить не можете, как я вам благодарна за это! – И тут же без перехода спросила: – А что вы думаете о политическом положении в Европе? Я слышала, канцлер Бисмарк…

Тут Амалия, не выдержав, исчезла. Странное дело: она вовсе не имела никаких видов на своего неожиданного родственника, но наблюдать, как возле него кружит эта маленькая глупенькая хищница, оказалось выше ее сил. И Амалии подумалось, что всякая женщина, какой бы разумной и уравновешенной она ни была, по природе собственница. Девушка ускорила шаг и вскоре была уже возле своей каюты.

Рудольф, поняв, что кузина не вернется, тихо выругался по-немецки. Если бы иллюминатор был чуточку пошире, германский агент не задумываясь бросился бы в него, но от самоубийства его спасло своевременное появление Луизы Сампьер. Она подошла к кузине, и Рудольф, обрадовавшись возможности скрыться, скороговоркой пробормотал какое-то невнятное извинение и сбежал, оставив Эжени гадать, уж не потеряли ли ее миллионы своей привлекательности, если от нее спешат со всех ног.

Войдя в свою каюту, молодой человек первым делом проверил, на месте ли картина. Амалия ему нравилась, но менее всего он хотел бы оказаться снова обманутым ею. Кроме того, Рудольф ни на минуту не забывал, что на корабле находятся представители конкурирующей австрийской разведки, и был готов к любому подвоху с их стороны. Покамест, однако, все обстояло благополучно, ибо Леда по-прежнему улыбалась ему своей невыразимо нежной улыбкой. Рудольф поспешно накрыл ее матрацем и сел в кресло.

«Все-таки в прежнее время умели рисовать, – подумал он. – Не то что сейчас».

Амалия, которой наскучило читать Золя, наведалась в библиотеку и взяла там биографию Леонардо работы Клише, члена Французской академии. Ничего нового для себя она из книги не почерпнула. Все то же самое: мать – крестьянка, отец – нотариус, мальчик был левшой, с детских лет проявлял необыкновенный талант к рисованию, знал другого титана Возрождения – Микеланджело, но, как часто бывает, оба художника на дух не выносили друг друга. Тут Амалии пришлось прерваться, потому что к ней пришла Ортанс Эрмелин. Под глазами у молодой женщины лежали тени. Она улыбнулась жалкой, вымученной улыбкой и сказала, словно извиняясь:

– Я не спала всю ночь.

– Я понимаю, – мягко проговорила Амалия. – Присаживайтесь, пожалуйста. Я могу чем-нибудь помочь вам?

Ортанс села и прижала руку ко лбу. Казалось, она находится на пределе сил.

– Вы не знаете, – робко спросила она, – месье Деламар… он нашел его?

– Кого?

– Леонара. – Ортанс зябко передернула плечами, словно, когда она произносила это имя, ей внезапно сделалось холодно. – Ему удалось что-нибудь выяснить?

– Пока ничего, – ответила Амалия.

Ортанс помолчала.

– Я бы предпочла, чтобы все это оказалось чьей-нибудь шуткой, – промолвила она внезапно изменившимся голосом. – Я… Мадам Дюпон, мне страшно. Я боюсь.

– Ничего, – сказала Амалия, чтобы хоть как-то приободрить ее. – Мы вас не оставим.

Ортанс поднялась с места.

– Спасибо, – проникновенно промолвила она. И, уже от двери: – Спасибо вам.

К ужину Амалия переоделась в очаровательное платье цвета бирюзы, и Рудольф загрустил, подумав, что испытывает к ней отнюдь не родственные чувства.

«А может, она тоже ко мне не равнодушна? – подумалось ему. – Не зря же она так легко рассталась с мыслью заполучить Леонардо!»

Амалия беседовала с американцем, время от времени через плечо улыбаясь кузену, рассеянно глядевшему в ее сторону. Эжени вовсю кокетничала с графом, а ее муж делал вид, что ничего не замечает, но, несмотря на это, Рудольфу было не по себе от заигрываний мадам Армантель, и он уже не знал, куда от нее деться. Так что, когда маркиз Мерримейд пригласил его сыграть в карты, Рудольф с благодарностью ухватился за предложение.

Он проиграл около сотни франков и ушел к себе. В десять часов он собрался лечь спать, но тут в дверь постучали. Постучали не тихо и вежливо, а решительно и настойчиво. Проклиная все на свете, Рудольф пошел открывать.

На пороге стоял сыщик Деламар. Вид у него был весьма растерянный. За спиной сыщика маячили фигуры второго помощника Марешаля и кого-то из стюардов. Одного взгляда на их лица хватило Рудольфу, чтобы все понять прежде, чем Деламар открыл рот. А тот произнес:

– Месье граф, я бы попросил вас пройти со мной. Случилось крайне неприятное происшествие.

– Неужели мы сбились с курса и плывем к островам людоедов? – осведомился Рудольф, но его шутка не смогла развеселить стоящих на пороге людей. – Хорошо, только я оденусь.

– Он или она? – спросил он у Деламара, когда с переодеванием было покончено и Рудольф, тщательно заперев свою каюту, двинулся вслед за сыщиком и его сопровождающими.

– Простите, месье? – вскинул брови Деламар.

– Кристиан или Ортанс? – повторил свой вопрос, конкретизировав его, германский агент.

– Не он и не она, – коротко ответил сыщик. – Вы сами увидите.

Он отворил дверь, и Рудольф шагнул за ним в незнакомую каюту. У стола в полутьме сидел человек. Одна его рука перевешивалась через подлокотник кресла. Глаза были открыты, но блеск их не был блеском глаз живого человека. Нижняя челюсть безвольно отвисла.

– Адвокат Боваллон? – пробормотал ошеломленный Рудольф. – Однако!

И тут он заметил нечто, что заставило его похолодеть. В груди адвоката торчал нож для разрезания страниц. Тот самый нож, который он видел не так давно в руках у Амалии.

Глава пятнадцатая,

в которой сыщик Деламар оказывается на высоте

Рудольф отлично понял, зачем его привели сюда: понаблюдать за его реакцией. На языке самого агента ситуация, подобная той, в которую он угодил, называлась «попасть в переплет». Во-первых, он и Амалия не могли понять, зачем ввязались в расследование, которое их совершенно не касалось. Во-вторых, налицо был труп с орудием убийства, недвусмысленно уличающим его кузину. Разумеется, могло быть и так, что Деламар не имел понятия о том, кому принадлежал нож, а Руди он вытащил из постели, потому что ему позарез понадобился совет независимого лица. Но мысленно Рудольф прикинул, какое количество народу могло видеть нож у Амалии, и сразу же понял, что шансы на то, что его кузину не раскроют, крайне невелики. Тем не менее он решил держаться до последнего и не выдавать ее, пока это будет возможным. Впрочем, помимо ножа, имелось еще одно странное обстоятельство, которое его насторажило. Дверца сейфа за спиной Боваллона была приоткрыта, а ведь именно в сейфе адвокат собирался спрятать драгоценности, принадлежавшие покойной мадам Эрмелин. Тут уже попахивало уголовщиной. Или же все-таки и это убийство было делом рук мстительного Леонара? Но чем ему мог насолить семейный адвокат Эрмелинов?

Надо отдать Рудольфу должное – он проделал все, что от него ожидали. Сначала он в великом удручении вскричал:

– О боже!

Затем трагически:

– Он мертв?

Затем изумленно:

– Но как? Почему?

Подойдя на полшага ближе:

– Его зарезали? Кто?

И наконец:

– Позвольте! А сейф-то открыт! Так его что, еще и ограбили?

Деламар не спускал с агента глаз, но Рудольфу на это было решительно наплевать. Вид мертвого адвоката не произвел на него никакого впечатления, но излишнее спокойствие в данной ситуации могло быть расценено как отягчающее обстоятельство. Рудольф в своей жизни успел порядочно насмотреться на трупы – сначала на медицинском факультете, где он считался подающим надежды студентом, затем – при пожаре берлинского театра, когда добровольцем нанялся вытаскивать обугленные тела из-под развалин, и наконец – во время Франко-прусской войны десять лет тому назад. В армию Рудольф тоже пошел по собственному желанию. Уже оттуда он попал в секретную службу при Министерстве иностранных дел, где хорошо себя зарекомендовал, и ему давали только самые ответственные и важные поручения, вроде поисков картины Леонардо.

– Скажите, пожалуйста, вы узнаете этот нож? – осведомился сыщик, в упор глядя на Рудольфа.

Германский агент вздохнул.

– Гм… Ручка отделана перламутром… Мне кажется, я… – Он уставился на Деламара с крайне озадаченным видом. – Но… Не может быть!

– Расскажите, пожалуйста, где вы видели этот нож в последний раз и почему думаете, что узнали его, – бесцветным голосом попросил сыщик.

Рудольф еще несколько минут протомил Деламара, изображая смущение и озадаченность, и наконец сознался, что похожий нож для разрезания страниц он видел, кажется, у мадам Армантель, которая любит читать. Впрочем, он совершенно в этом не уверен, и то, что нож почему-то оказался в груди у адвоката, наверняка чистая случайность.

– Мадам Армантель, – устало сказал сыщик, – считает, что «Собор Парижской богоматери» – роман месье Дюма и что Жорж Санд – мужчина.

Рудольф ухмыльнулся.

– Вам повезло, дорогой мой! Я-то не имел случая проверить ее литературные познания. По правде говоря, – прибавил агент, покачнувшись на носках, – меня в ней это совершенно не интересовало.

Деламар сделал вид, что не заметил намека.

– Скажите, – настойчиво спросил сыщик, – а больше вы ни у кого не видели похожего ножа?

Рудольф понял, что дальше ломать комедию бесполезно, и даже более того – так он может лишь обратить подозрения сыщика в уверенность. Поэтому фон Лихтенштейн приставил палец к носу, обошел труп и наконец выдал радостное открытие, что вроде бы такой же нож он видел у своей кузины, мадам Дюпон, но ей совершенно не свойственно избавляться от людей подобным способом.

– Значит, нож все-таки ее, – вздохнул Деламар. – Похоже, мне придется допросить вашу кузину. – Он кивнул Марешалю, и тот исчез.

– Может быть, вы мне скажете все-таки, что тут произошло? – не выдержал Рудольф. – Очередное убийство, совершенное помешанным Леонаром? Или тут постарался ваш знаменитый вор, как его… Белоручка?

Деламар немного подумал.

– Нет, – сказал он спокойно. – Это не его стиль. Поверьте, я знаю, что говорю. Он вор, чрезвычайно ловкий и изобретательный, но не убийца. Ни в одном из ограблений с его участием не наблюдалось кровопролития. Поэтому, кстати, его и называют Белоручкой: он всегда работает исключительно чисто.

– C’est le premier pas qui coûte[16], – со смешком заметил Рудольф.

Деламар развел руками.

– И это тоже верно. Но пока я знаю примерно столько же, сколько и вы. Где-то час тому назад ко мне явился взволнованный старший стюард и сообщил, что одна из горничных обнаружила труп. Я сразу же поспешил сюда и увидел, что месье Боваллон зарезан, сейф открыт, а драгоценности мадам Эрмелин пропали. На сей раз факт убийства налицо, и капитан корабля попросил меня провести расследование по всей форме. Чем я, собственно, и занимаюсь.

– Сначала надо вызвать врача, – буркнул Рудольф, – чтобы он как можно точнее установил время смерти.

– Это уже сделано, – ответил сыщик. – Доктор Ортега осмотрел труп и сказал, что адвокат был убит приблизительно в полдевятого вечера. Где-то в промежутке от восьми пятнадцати до восьми сорока пяти.

– Есть свидетели убийства? – деловито осведомился Рудольф. – Кто-то, кто видел, как посторонние входили в каюту или выходили из нее в указанное вами время?

– Я еще не успел всех опросить, – сказал Деламар, словно извиняясь. – Впрочем, те люди, с которыми я побеседовал, клянутся, что никого и ничего не видели.

– Необходимо допросить всех – как прислугу, так и пассажиров, – заявил Рудольф. – Кроме того, хорошо бы все-таки установить, с чем мы имеем дело. Что это – убийство с целью ограбления? Или снова дал о себе знать загадочный месье Леонар Тернон?

Сыщик задумчиво потер подбородок.

– Если бы убийство было делом рук месье Тернон, – сказал он наконец, – я полагаю, он бы оставил записку, как и в первом случае. Однако ничего подобного я не обнаружил.

– Тогда это убийство с целью ограбления, – сделал вывод Рудольф. – Не знаю, замешан ли тут ваш хваленый Белоручка, – ведь преступление вполне мог совершить и другой грабитель. В любом случае, если произошло ограбление, вам достаточно отыскать пропавшие драгоценности, а значит, следует обыскать каюты всех, кто имеет доступ на эту палубу. Чудес не бывает, месье. Если кто-то взял драгоценности, он должен был их спрятать, а спрятать их можно только на корабле. Кстати, кроме драгоценностей, ничего не пропало?

– Кажется, ничего, – нерешительно ответил Деламар. – Впрочем, вы совершенно правы, месье. Надо позвать господина Эрмелина, может быть, преступник взял еще что-то.

Дверь растворилась, и на пороге показалась Амалия, за которой следовал Марешаль.

– Будьте добры, – обратился к тому сыщик, – пригласите сюда месье Кристиана Эрмелина. А вы, сударь, – сказал Деламар старшему стюарду, который во время разговора сыщика с агентом не трогался с места, – разбудите пассажиров первого класса. Не исключено, что кто-то из них мог видеть убийцу.

Стюард и второй помощник вышли. Деламар обернулся к Амалии.

– Добрый вечер, сударыня… Простите, что приходится вас беспокоить, но, как вы видите, произошло убийство. – Деламар пытливо всмотрелся в лицо Амалии. – Скажите, вам знаком этот нож?

– Боюсь, что да, – со вздохом ответила Амалия. – Это мой нож для разрезания страниц. – Она нахмурилась. – Ума не приложу, кто мог взять его.

– Где и когда вы видели свой нож в последний раз? – осведомился Деламар, доставая карандаш и записную книжку.

– Сегодня днем, – ответила Амалия, подумав. – Я взяла в библиотеке новый роман Золя, где страницы не были еще разрезаны. Но роман мне не понравился, и я отнесла его обратно, а вместо него взяла другую книгу, биографию Леонардо. Ее уже читали до меня, так что нож мне не понадобился.

Сыщик быстро-быстро записал что-то в своей записной книжке.

– Кто-нибудь заходил к вам в каюту в это время?

Амалия кивнула.

– О да. Маркиза Мерримейд, миссис Рейнольдс, сеньора Кристобаль, мистер Ричардсон, Эжени Армантель, мой кузен и Ортанс Эрмелин. Еще несколько раз появлялись горничные.

– Ага, – со значением промолвил Деламар. – Не сочтите за нелюбезность, – вкрадчиво продолжал он, – но не могли бы вы сказать мне, где вы были около половины девятого вечера?

– То есть после ужина?

– Да.

Амалия улыбнулась.

– Боюсь вас разочаровать, месье Деламар, но я была у себя и читала все ту же биографию. – Она поколебалась. – Несколько раз ко мне заглядывала горничная Марианна, так что можете заодно справиться у нее.

– Я обязательно это сделаю, – отозвался сыщик и повернулся к Рудольфу: – Кстати, а что вы делали около половины девятого, господин граф?

– Я играл с маркизом в карты, – ответил германский агент.

– Это было до восьми часов, – как бы между прочим заметил Деламар. – Так утверждают лакеи, которые находились в салоне.

Рудольф потер переносицу.

– После игры в карты, – сказал наконец он, – делать мне было нечего, и я отправился к себе.

– У вас есть свидетели, которые могут подтвердить это?

– Есть, – сухо отозвался Рудольф, которому все меньше и меньше нравился оборот, который принимал разговор. – Господь бог, например, и все его архангелы, серафимы и херувимы могли бы подтвердить, что я не заходил к Боваллону с ножом моей кузины, чтобы прикончить его. Но среди пассажиров, я думаю, мало кто может похвастаться даром всеведения.

– Честно говоря, я не понимаю, к чему все эти расспросы, – вмешалась Амалия. – Разве данное убийство – не дело рук Леонара?

Рудольф объяснил ей, что никакой записки не найдено, а драгоценности мадам Эрмелин бесследно исчезли.

– Так что теперь для меня дело чести – отыскать их, – добавил сыщик. – Ведь страховая компания просила меня сделать все, чтобы охранить их от посягательств, а теперь получается, что я не справился со своей задачей. – Он прищурился. – Совсем забыл спросить: вы не были прежде знакомы с месье Боваллоном?

– Нет, – ответила Амалия.

– Нет, – отозвался Рудольф.

– То есть у вас не было причин…

– Ни малейших, – твердо промолвила мадам Дюпон.

– Исключено, – поддержал ее германский агент. – Кстати, на всякий случай, если вы вдруг тоже забыли спросить: мы не промышляем кражами. – Он нежно улыбнулся Амалии и сжал ее локоть. – И драгоценностей покойной мы тоже не брали.

Но тут в каюте материализовался Кристиан Эрмелин в халате, на ходу приглаживавший редкие волосы. Заметив убитого, Кристиан вытаращил глаза.

– Боже мой! Этого еще не хватало! Но кто его убил? Неужели опять Леонар?

– Мы это устанавливаем, месье, – вмешался Деламар. – К несчастью, я должен вас огорчить. Драгоценности вашей матери пропали, так что мы думаем, что это все же убийство с целью ограбления. Прошу вас, посмотрите, не пропало ли что-нибудь еще.

Расстроенный Кристиан открыл сейф и стал перебирать бумаги.

– Да нет, кажется, все на месте… Постойте! – Он остановился. – Здесь в углу Боваллон держал свой револьвер. Его нет!

Амалия и Рудольф переглянулись, а сыщик уже держал наготове свою записную книжечку.

– Что за револьвер? Опишите подробнее, пожалуйста.

– Черт знает что! – повернулся Рудольф к Амалии, пока Кристиан подробно перечислял сыщику характеристики пропавшего оружия. – Зачем кому-то понадобилось впутывать вас?

– Это предупреждение, дорогой Рудольф, – ответила Амалия. – Чтобы мы с вами не совались куда не следует. – Она сжала губы. – Но лично я теперь ни за что не оставлю это дело, пока не доберусь до истины. Так что кем бы ни был убийца, он сильно просчитался.

Деламар закрыл свою книжечку, поблагодарил месье Эрмелина и попросил Марешаля собрать всех пассажиров первого класса в большом салоне. Кристиан ушел.

– На вашем месте, – заметил Рудольф, – я бы немедленно начал обыскивать каюты. Убийца не мог уйти далеко и вряд ли сумел за столь короткое время надежно припрятать краденое.

Деламар усмехнулся.

– Признаться, я не сказал вам, но сейчас и в самом деле обыскивают вещи и каюты всех матросов и служащих, имеющих доступ на эту палубу. Обыском руководит первый помощник капитана Делоне. – И он с торжеством поглядел на Рудольфа. – Впрочем, если ему ничего не удастся обнаружить, мне придется вплотную заняться пассажирами первого класса. И, если вы не возражаете, я собираюсь начать именно с вас.

– Мы не возражаем, – отозвалась Амалия спокойно. – Кстати, вы бы не могли сказать нам, как был отперт сейф? – Она кивнула на отворенную дверцу.

– Он был открыт ключом месье Боваллона, – ответил сыщик, с удивлением глядя на нее.

– А шифр? – вкрадчиво шепнула Амалия. – Откуда преступник знал его?

Деламар озадаченно почесал бровь.

– Шифр устанавливал сам месье Боваллон, – наконец сказал он.

– И кто же мог его знать, кроме месье Боваллона? – напирала Амалия. – Взять хотя бы вас. Вы знали шифр?

Сыщик покачал головой.

– Насколько мне известно, – медленно проговорил он, – шифр знали только сам адвокат, мадам Эрмелин и месье Кристиан.

– Двое из них уже мертвы, – напомнила Амалия. – Кстати, у месье Кристиана есть алиби?

Деламар ничего не ответил. Вид у него был на редкость сконфуженный.

– Возможно, Боваллон сам открыл сейф, – наконец промямлил он. – Именно этого момента и дожидался преступник, чтобы нанести удар.

Амалия немного подумала.

– Что ж, если у месье Боваллона была привычка открывать сейфы в присутствии посторонних… – Она оглянулась на мертвое тело и зябко поежилась. – Кстати, что там такое у него в руке?

– У кого? – встрепенулся Деламар.

Рудольф подался вперед.

– Пальцы правой руки сжаты, – возбужденно заговорил он. – Точно! А ведь я даже не заметил этого!

– Подождите, подождите-ка, – заволновался Деламар. Он подошел к убитому и с некоторым усилием разжал мертвые пальцы. – Черт возьми!

– Может быть, он боролся с убийцей и успел сорвать с него что-нибудь? – предположил Рудольф.

– Кузен, – заметила Амалия, – по-моему, вы читали слишком много детективных романов.

Сыщик наконец повернулся к ним. Вид у него был совершенно ошарашенный.

– Я ничего не понимаю, – признался он. – Взгляните сюда.

Это оказался небольшой смятый листок, на котором четкими печатными буквами было выведено: «Ты умрешь вторым».

Внизу красовалась уже знакомая подпись – «Л.».

Глава шестнадцатая,

в которой кое-что находят не там, где оно должно быть

– Значит, это все-таки Леонар, – сказала Амалия. – Если, конечно, записка не подброшена попросту для отвода глаз.

– Но если это Леонар, – вмешался Рудольф, – какого черта ему понадобилось красть драгоценности?

– Постойте, – решительно промолвил сыщик. – Я, кажется, начинаю понимать. – Он возбужденно щелкнул пальцами. – Ну конечно же! Здесь вовсе не одно преступление, а два. Просто так получилось, что по времени они совпали.

– Вы имеете в виду, – медленно проговорил германский агент, – что Леонар Тернон прикончил адвоката, а потом пришел Белоручка и стащил драгоценности?

– Что-то вроде того, – ответил Деламар, сияя улыбкой. – Во всяком случае, я не исключаю такую возможность.

– Но если так, – резко сказала Амалия, – то Леонар должен быть одним из тех, кто приходил ко мне сегодня в каюту! А из мужчин меня сегодня навещали только мой кузен и мистер Ричардсон. Но я совершенно точно знаю, что кузен не может быть Леонаром, и убеждена, что мистер Ричардсон тоже не является месье Терноном. Он ведь даже по-французски не говорит!

– Верно, – подумав, согласился Деламар. – Но ниоткуда не следует, что наш таинственный Л. заходил к вам в каюту тогда же, когда вы там находились. Вполне вероятно, он наведался туда в ваше отсутствие и взял ваш нож, чтобы бросить на вас подозрение. Уверен, так оно и было.

– Но зачем Леонару Тернону убивать Боваллона? – в изнеможении спросила Амалия. – Вы уверены, месье Деламар, что записка подлинная?

– Сейчас проверим, – буркнул сыщик.

Он сел за небольшой стол у окна и извлек из кармана первую записку, после чего принялся сличать ее со второй. Рудольф и Амалия подошли к нему и, глядя поверх его плеча, убедились, что сходство между двумя посланиями налицо.

– Да, это определенно Леонар, – констатировал Деламар, убирая записки. – Не знаю, он ли взял драгоценности из сейфа, но убил явно он, тут можно не сомневаться. – Сыщик вздохнул. – Где-то я допустил ошибку, когда искал его, но только где? Не мог же он свалиться с неба, в конце концов!

Амалия и Рудольф переглянулись.

– Вы искали его среди матросов и служащих, так? – спросила Амалия. – Никого не пропустили?

– Как я мог? – с досадой ответил Деламар. – Нет, в том-то и дело, что я навел самые точные справки о каждом и в результате выяснил, что никто из них не может быть Леонаром Терноном.

– Понятно. – Амалия запнулась и прикусила губу. – А что, – наконец решилась она высказать свою мысль, – если это вовсе не служащий?

– То есть? – удивился Деламар.

– Что, если это один из пассажиров первого класса?

– Один из пассажиров – Леонар Тернон? – повторил озадаченный сыщик.

– Ну да. Ведь среди них вы его еще не искали.

– Хм, – задумчиво проговорил Деламар, – тридцать три года, темные волосы, светлые глаза…

– Леон Шенье, – подсказал Рудольф. – Аккомпаниатор сеньоры Кристобаль. Ему как раз около тридцати, и приметы сходятся. Кроме того, имя – Леон, это ведь почти Леонар.

Однако Деламар не успел ничего ответить, потому что вошел первый помощник Делоне, который доложил, что обыск в каютах матросов и прислуги закончен и что он абсолютно ничего не дал. Драгоценности мадам Эрмелин как в воду канули.

– Понятно, – вздохнул Деламар. – Что ж, тогда придется побеседовать с пассажирами первого класса. – Он поднялся с места.

* * *

Почти все пассажиры первого класса собрались в обеденном салоне. Половина присутствующих зевала, другая половина терла глаза. За окнами уже стояла глубокая ночь. Кристиан Эрмелин, сидя несколько в отдалении, взволнованно переговаривался о чем-то с женой и братом. Маркиз Мерримейд, воинственно выпятив подбородок, требовал объяснений у второго помощника капитана, на каком именно основании их осмеливаются здесь держать. Едва Амалия, Рудольф и сыщик показались в дверях, как все глаза обратились на них.

– Это правда? – вскинулась сеньора Кристобаль. – Правда, что на корабле произошло убийство?

– Я так и знала, что быть беде! – воскликнула миссис Рейнольдс.

– Вы уже нашли того, кто это сделал? – спросила Ортанс.

– Пока нет, – ответил Деламар. – Но я обязательно его найду.

Маркиз Мерримейд не преминул выразиться в том смысле, что на французских кораблях творится черт знает что и что он не удивится, если его ночью зарежут во сне.

– Можно подумать, вы кому-то нужны, – насмешливо заметил Феликс Армантель, который стоял тут же и курил дорогую сигару.

Маркиз вытаращил глаза. Его половина даже рот раскрыла от негодования.

– Ну, знаете ли… – заявила она, как только обрела дар речи.

Месье Деламар попросил тишины и, когда пассажиры наконец умолкли, рассказал, как был нанят охранять драгоценности от пронырливого Белоручки и как сегодня произошло непоправимое: адвокат Боваллон убит, а драгоценности исчезли. Поэтому, чтобы как можно скорее обнаружить вора и обезопасить всех прочих пассажиров, Деламару нужна их помощь. Ведь не может быть так, что никто из них ничего не видел, – наверняка хоть кто-то что-то заметил, просто не придал значения.

– Я полагаю, требование ваше вполне разумное, – заметил миллионер Дайкори, до того молчавший. – Разумеется, месье, мы поможем вам, чем сможем.

Однако это было еще не все – Деламар объявил, что ему необходимо будет также обыскать каюты пассажиров. Вот тут-то, как и следовало ожидать, поднялась буря негодования.

– Преступник мог использовать каюты честных людей, – решительно промолвил Деламар, особо подчеркнув слово «честных», – чтобы спрятать там украденные драгоценности. Ради них он не остановился перед тем, чтобы убить человека, а значит, не исключена возможность того, что он может убить вновь. – Сыщик обвел взглядом притихших пассажиров, на которых последний довод произвел сильнейшее впечатление. – Всем известна феноменальная дерзость того, кто скрывается под прозвищем Белоручка. Он рассчитывал именно на то, что я не стану обыскивать весь корабль, однако тут он ошибся. К тому же, дамы и господа, смею вас заверить, что, если вы ни в чем не замешаны, вам совершенно нечего опасаться.

– Это все ду…хи… – пробормотала миссис Рейнольдс. – Враждебные духи!

Однако ни у кого ее точка зрения не вызвала особого энтузиазма.

– Мадам, – одернул ее Деламар, – духи не занимаются кражами, насколько мне известно, для подобных дел они достаточно бестелесны. Лично я предлагаю поступить так, дамы и господа. Сначала каждый из вас ответит на несколько моих вопросов, после чего вы в сопровождении месье Марешаля вернетесь в свои каюты, он быстро осмотрит ее и уйдет. Уверяю вас, это не займет много времени.

– Ловко он вывернулся, – проворчал Рудольф, примостившийся на диванчике рядом с Амалией. – Ни слова о мадам Эрмелин, записках и Леонаре Терноне. Вы заметили?

Амалия пожала плечами.

– Хороший сыщик обязан хранить тайну следствия, – заметила она. – Надеюсь, ему все же удастся найти того, кто украл драгоценности.

– Хм, – сказал Рудольф, расплываясь в улыбке. – Если тут в самом деле действовал Белоручка, то ни черта Деламар не найдет.

– Кузен, кузен… – предостерегающе промолвила Амалия. – Уверяю вас, найти можно любого человека, было бы желание.

– Поживем – увидим, – покладисто согласился Рудольф и нежно прижал к себе ее руку, которую Амалия не стала отнимать.

Эжени Армантель, заметив это, надула губы.

Деламар прошел в бильярдную, смежную с салоном, и стал по одному вызывать туда пассажиров.

– Интересно, – сказала Мэри Рейнольдс, зевая, – почему он начал именно с аккомпаниатора?

Впрочем, допрос Леона Шенье продолжался недолго. Через пять минут молодой человек вышел из бильярдной и в сопровождении Марешаля прошествовал к выходу.

– Похоже, это все-таки не Леонар, – пробурчал задетый за живое Рудольф. – Иначе Деламар не отпустил бы его так скоро.

Сразу же после Леона Шенье Деламар вызвал Кристиана Эрмелина и беседовал с ним довольно долго. За Кристианом последовали Гюстав, Ортанс, Феликс Армантель, его жена и кузина Луиза. За ними сыщик вызвал брата и сестру Коломбье. Время близилось к первому часу ночи, и Амалия и сама не заметила, как начала дремать. Время от времени дверь бильярдной хлопала, кто-то выходил оттуда, после чего в сопровождении Марешаля покидал салон. Через некоторое время второй помощник возвращался, и по его лицу было заметно, что он ничего не нашел. Сыщик вызывал нового свидетеля, и вновь хлопали двери. Тикали часы, шли минуты… Возле Амалии возник старший стюард.

– Месье Деламар просит вас к себе, мадам Дюпон.

– Я пойду с вами, – заявил Рудольф, поднимаясь с дивана вместе с ней.

У Деламара покраснели глаза, ворот его рубашки был расстегнут, узел галстука развязан. Зевая, сыщик тер пальцами веки.

– Держитесь, месье, еще немного осталось, – подбодрил его Рудольф. – Только мы, Вер… то есть Кляйны, – поправился он, – и миссис Рейнольдс с дочерью. Кстати, что там насчет Леона Шенье?

Деламар усмехнулся.

– У него нет трех родинок на левой руке. Кроме того, донья Эсте… Эстеб… словом, Стефани… – произнести сложное испанское имя оказалось выше сил измученного месье Деламара, и он переиначил его на французский манер, – показала, что знает его с пятнадцатилетнего возраста, так что это точно не Леонар. Признаюсь вам откровенно, я в тупике. Драгоценности не найдены, Леонар Тернон не найден, а у меня на руках уже два трупа.

Амалия встряхнулась.

– Скажите, месье Деламар, кто-нибудь из Эрмелинов смог внятно объяснить вам, к чему было Леонару Тернону убивать несчастного адвоката? Ведь одно дело – мадам Эрмелин или, скажем, Кристиан, но при чем тут адвокат? За что Леонар мог мстить ему?

Сыщик смущенно заерзал в кресле.

– Вы знаете, мадам Дюпон, я задавал такой вопрос родственникам мадам Эрмелин, и у меня создалось впечатление, что тут что-то нечисто. По крайней мере, я не смог добиться от них ответа. Все какие-то увертки, отговорки, мол, Леонару лучше знать, за что он убил Боваллона… – Он поморщился. – А Надин Коломбье, услышав мой вопрос, сначала удивленно воскликнула, – Деламар взглянул в свою книжку, – «Ну как же, ведь это Боваллон…» – и внезапно осеклась. Я пробовал подойти к ней и так, и этак, но она упорно отмалчивалась, словно испугалась, что сболтнула лишнее. В общем, со мной они не стали говорить об этом. Хотя, – изменившимся голосом прибавил Деламар, – они все боятся. Очень боятся, это заметно невооруженным глазом.

– Семейные тайны, будь они неладны… – проворчал Рудольф, зевая и прикрывая рот ладонью. – Ладно, пусть тогда пеняют на себя, когда появится третий труп. – Он вздохнул. – Интересно все-таки, кем может быть этот чертов Леонар?

– По правде говоря, меня куда больше интересует вопрос: кто увел драгоценности? – признался сыщик. – Белоручка то был или нет, но я бы с превеликим удовольствием надел на него наручники. Ненавижу, когда меня водят за нос.

– А как насчет алиби? – деловито осведомилась Амалия.

Деламар усмехнулся.

– О, с алиби у всех все вроде бы в порядке. – Он полистал свою записную книжку. – Вот, смотрите. Голландец, торговец чаем, не выходил из каюты, потому что у него морская болезнь. Его жена весь вечер была с ним. Художник рисовал у себя, но у него опять-таки один свидетель – жена, а я, честно говоря, не очень доверяю показаниям жен. Мистер Дайкори не покидал читальни, где его видела вся обслуга, равно как и его сопровождающий, мистер Льюис Нортен. Сеньора Кристобаль скандалила с компаньонкой около восьми, и ее вопли слышали две горничные и матрос, но это не значит ровным счетом ничего. Вряд ли они могли препираться битых полчаса, во время которых были совершены убийство и ограбление. Маркиз Мерримейд тоже находился в каюте со своей женой. К ним около указанного времени заходила горничная. Но она же не сидела и не сторожила их, верно? Мистер Ричардсон был в бильярдной с Проспером Коломбье, Луиза Сампьер раскладывала пасьянс, и так далее и тому подобное. – Сыщик скривился. – Что же до миссис Рейнольдс, то она наверняка пыталась научить дочь, как правильно вызывать духов, а герр Кляйн, вероятно, вслух читал своей жене перед сном, и я сильно удивлюсь, если у них обнаружатся свидетели.

– То есть практически в каждом алиби не счесть дыр, – сказала Амалия.

Деламар кивнул.

– Словом, если принять все это на веру, – он указал подбородком на свою записную книжку, – то окажется, что никто не мог убить адвоката и никто не мог украсть драгоценности. Большинство пассажиров до путешествия вообще не подозревало о существовании Боваллона, а Эрмелины, которые его знали, души в нем не чаяли. Вот так.

– Однако вы все же кого-то подозреваете? – настаивал Рудольф.

– Еще рано пока говорить об этом, – заметил Деламар уклончиво. – Вы, месье, и вы, мадам, очень умны и наверняка успели сделать свои выводы. – Он подался вперед. – Скажите, вам никто из пассажиров не показался…

Рудольф широко улыбнулся, а сам прикидывал, сколько уже раз сегодня здесь был задан подобный вопрос. С глазу на глаз, строго интимно. Старый трюк, но действует безотказно. А сыщик отнюдь не так глуп, как может показаться, и с ним лучше держать ухо востро…

– Должна заметить, месье, – сказала Амалия с подобием улыбки, – что одни предположения при отсутствии фактов ровным счетом ничего не значат.

– Ну почему же, – тотчас возразил германский агент. – Лично я должен признать, – он зажмурился и вдохновенно выпалил: – Что самой подозрительной мне кажется миссис Рейнольдс.

– Почему? – спросил Деламар с неприкрытым изумлением.

Рудольф весело ухмыльнулся.

– Потому что она мне не нравится, и все тут.

– Хм, вот уж не повод, чтобы…

– Послушайте, месье, – перебил его Рудольф, – не надо играть со мной в прятки. Вы так же, как и мы, понимаете, что какие бы то ни было предположения совершенно бессмысленны. Любой вам скажет то же, что и я, и начнет наводить подозрения на человека, который почему-либо ему несимпатичен. Все это пустая трата времени, так что предлагаю вам выход: бросить жребий. На картах, например. Кто первый вытянет черного туза, тот и есть Белоручка. Как вам такое решение?

– Ну, не всегда предположения бывают бессмысленны, – спокойно возразил сыщик. – Между прочим, я даже словом не обмолвился о том, что адвоката зарезали ножом вашей кузины, а вот мадам Армантель заметила, что самой подозрительной ей кажется мадам Дюпон, и она не удивится, если узнает, что та имела отношение к смерти адво… О-о!

Рудольф рванулся вперед, взял сыщика за воротник и припер его к стенке. Манишка жалобно хрустнула под железными пальцами германского агента.

– Сударь, – проскрежетал Рудольф, – если вы попробуете втянуть в это дело мою кузину, я разорву вас на части. Это первое. Мадам Армантель… – Он поискал в уме, как бы поточнее ее охарактеризовать по-французски, и пошел ва-банк: – Слишком озабочена мужчинами, чтобы справедливо относиться к женщинам. Это второе. И третье: не суйте свой нос куда не следует. – Он отпустил сыщика, но напоследок все-таки не удержался и с силой ткнул его указательным пальцем в солнечное сплетение, отчего Деламар согнулся надвое и отчаянно закашлялся. – Могу вас заверить, – продолжал Рудольф самым светским тоном, – что моя кузина не убивала Боваллона, равно как и не прикасалась к драгоценностям Марии-Антуанетты. А чтобы выяснить, кто их украл, еще раз настоятельно рекомендую вам опросить прислугу и не скупиться на улыбки, потому что, милый мой, вы выглядите на редкость жалко.

Деламару наконец удалось распрямиться.

– Благодарю за интересную беседу, – прохрипел он. – Надеюсь, мадам Дюпон, вы не будете возражать, если месье Марешаль осмотрит вашу каюту, равно как и каюту вашего, – он дернул шеей и поморщился, – кузена.

Амалия чихнула и залезла в свой ридикюльчик в поисках носового платка.

– Не могу сказать вам, что я возражаю, месье, – сказала она с самой очаровательной улыбкой. – Скорее я даже настаиваю, потому что…

Девушка вдруг побледнела, прижала руки к груди и… упала в обморок.

Рудольф заметался возле кузины, пытаясь привести ее в чувство. Деламар спешно кликнул Марешаля, и тот принес воды, которой побрызгал в лицо мадам Дюпон. Амалия открыла глаза.

– Кузина, – спросил германский агент тихо, – с вами все в порядке?

К ним подошел Деламар.

– Мадам плохо? – участливо осведомился он. Так участливо, что Рудольф даже пожалел, что был с ним груб. Вряд ли Деламар сумеет поквитаться с ним, Рудольфом, зато на Амалии он наверняка отыграется сполна, тем более что у него есть повод. Взгляд сыщика упал на ридикюльчик, который Амалия прижимала к себе, и неожиданно в мозгу Рудольфа мелькнула спасительная мысль. Он поднялся, многозначительно кашлянул и шепнул на ухо Деламару:

– Видите ли, моя кузина… э-э… Ей противопоказаны волнения. Дело в том, что она ждет ребенка.

Деламар сделался бледен. Марешаль с укоризной посмотрел на него. В каждом истинном французе живуч дух рыцарства, и сыщик ужаснулся, поняв, каким испытаниям подверг милейшую мадам Дюпон. Мало того, что заставил ее смотреть на труп и опознавать свой ножик для разрезания страниц, – он еще и вынудил непозволительно долго ждать, пока ее вызовут для дачи показаний. Неудивительно, что бедняжке сделалось плохо.

– Если уж вам так хочется устроить обыск ее вещей, – добавил Рудольф, – будьте так любезны, сделайте его как можно быстрее, прошу вас, потому что доктор предписал ей ложиться не позднее одиннадцати.

– Да, да, конечно… – забормотал Деламар. – Прошу вас, месье Марешаль.

Рудольф на руках отнес свою кузину в каюту и бережно уложил на кровать. Марешаль бегло осмотрел помещение и удалился, даже не обыскав Амалию.

Когда дверь за ним закрылась, мадам Дюпон повернула голову, и в ее глазах Рудольф увидел отблески по меньшей мере четырех дюжин увесистых канделябров, летящих ему в голову.

– Кузен, – мрачно сказала она, – вынуждена заметить вам, что вы отъявленный мерзавец.

– Ничего страшного, – заверил ее Рудольф, на всякий случай отступая на шаг назад, – вам все к лицу, даже беременность.

Амалия поглядела на него тяжелым взглядом, но не удержалась и прыснула.

– Не стойте там, кузен, подойдите ближе… Кстати, вы уверены, что он не найдет Леонардо, обыскивая вашу каюту?

– Нет, – коротко ответил Рудольф. – Когда я увидел в дверях физиономию месье Деламара, то сразу же понял, что дело нечисто, и перепрятал картину в надежное место. Признаться, кузина, вы меня изумили.

– Я?

– Да, вы. Надеюсь все же, что не вы это сделали.

– Вы о чем?

– О том самом, – сказал Рудольф спокойно. – Поэтому вам и надо было покинуть бильярдную.

Он засунул руку в ридикюльчик Амалии и извлек оттуда ожерелье покойной мадам Эрмелин, сверкающее рубинами и бриллиантами.

Глава семнадцатая,

в которой кузен отрекается от кузины, после чего идет спать

– Да, это было неприятно, – призналась Амалия.

Рудольф, держа на весу нежно мерцающее ожерелье, тяжело вздохнул.

– Вы не ответили на мой вопрос, – напомнил он.

– Какой?

– Теперь уже неважно, – буркнул Рудольф.

– Кузен, – жалобно сказала Амалия, – я понятия не имею, как оно ко мне попало. Счастье мое, что я заглянула в свою сумочку и успела обнаружить эту штуковину, прежде чем начался обыск. Если бы ее нашли при мне…

– Да уж, – насмешливо отозвался Рудольф, – вам бы пришлось несладко. Деламар – очень въедливый тип, уверяю вас. – Он прищурился. – Кстати, вы все-таки уверены, что ожерелье Марии-Антуанетты вам подложили?

– А иначе откуда бы оно взялось у меня в сумочке? – сердито спросила Амалия.

Рудольф, поворачивая ожерелье то так, то эдак, любовался блеском камней.

– Странно, – бесстрастно заметил он. – Адвоката убили вашим ножом для разрезания страниц, ожерелье, которое лежало у него в сейфе, тоже оказалось у вас… и всякий раз, если верить вашим словам, вы оказываетесь ни при чем.

– Ну разумеется, кузен, это вовсе не так, – ответила Амалия, глядя на него глазами, в которых нет-нет да вспыхивали колдовские искорки. – Потому что на самом деле меня зовут Леонар Тернон, и в воровском мире я известна под кличкой Белоручка. Но вы поймали меня, кузен!

– Очень смешно, – проворчал Рудольф. – Кстати, о Белоручке никто не знает, кем он является на самом деле – мужчиной или женщиной, так что на вашем месте я бы поосторожнее шутил с такими вещами.

– Кузен, – жалобно сказала Амалия, – не делайте трагической физиономии, не то у меня случится выкидыш.

У кузена был такой вид, словно он только что обнаружил, что его галстук превратился в гремучую змею.

– Между прочим, – добила его Амалия, – исключительно по вашей вине я стала матерью в столь неподходящей момент.

– Я ничего не понимаю, – проговорил германский агент в крайней растерянности. – Вы… я…

– Только не стройте из себя оскорбленную невинность, – проворковала Амалия. – Думаю, что вы вообще обязаны на мне жениться после того, как ославили меня на весь свет.

– Я ее ославил! – вскипел агент. – А что мне было делать? Вы лежите в обмороке, в вашей сумочке улика, которая запросто может привести вас на гильотину, а этот чертов Деламар…

– Полно вам, кузен, – мягко сказала Амалия. – Конечно, я благодарна вам за то, что вы помогли мне выпутаться. И, разумеется, вы совершенно правы. Если бы Деламар или Марешаль обнаружили у меня в сумочке ожерелье, мне бы пришлось весьма несладко. Но единственное, чего я не могу понять, – зачем понадобилось подбрасывать мне вещь, которая стоит целое состояние. Вполне хватило бы и самого дешевого кольца из принадлежавших мадам Эрмелин… Нет, тут что-то не так.

Рудольф вздохнул.

– Знаете, кузина, – начал он, – если ожерелье вам действительно подбросили, я бы рекомендовал вам как можно быстрее найти того, кто это сделал. Потому что неизвестно, что он может выкинуть в следующий момент.

Амалия задумалась.

– По правде говоря, именно над этим я и ломаю сейчас голову… Вы все время сидели слева от меня, а сумочка лежала справа. Кто же сидел справа от меня на диване? Так, так… Сначала Надин Коломбье, а затем…

– Затем рядом с вами уселась донья Эстебания, а позже на ее месте устроилась миссис Рейнольдс, – раздраженно напомнил Рудольф.

– А еще к Надин подошла Эжени Армантель и некоторое время стояла возле дивана, бросая на вас нежные взгляды, – добавила Амалия.

– Она стояла не возле дивана, а за диваном, – возразил Рудольф. – На него она не садилась. Конечно, чисто теоретически она находилась достаточно близко, чтобы подбросить вам ожерелье, но…

– О, я так и знала, что вы будете ее защищать, – ехидно заметила Амалия. – Успокойтесь, кузен. Кажется, я знаю, кто мог подложить мне ожерелье и почему. Проблема в том, что этот человек никак не может быть ни Белоручкой, ни Леонаром Терноном, а в таком случае все запутывается еще больше.

– А вам обязательно надо все распутать до конца? – вскинулся Рудольф. – Не понимаю я вас, кузина. Какое вам дело до визгливой старухи мадам Эрмелин и крючкотвора Боваллона? Из-за них вы оказались в нешуточной опасности. Почему бы вам не оставить поиски их убийцы Деламару? Раз уж он взялся за расследование, пусть он и ищет Леонара Тернона и того, кто украл драгоценности! К чему вам лишние хлопоты?

– Конечно, месье Деламар их ищет, – покладисто согласилась Амалия. – Однако, хотя мы и находимся в замкнутом пространстве, он до сих пор никого не сумел найти, что меня сильно беспокоит.

– Думаете, вам удастся то, что не удалось ему? – фыркнул агент.

Амалия метнула на него быстрый взгляд.

– Да, – не колеблясь ни секунды, ответила она.

– И на чем же основано ваше убеждение?

– Знаете, – медленно проговорила Амалия, – когда я увидела несчастного адвоката в кресле и с моим ножом в груди, я поняла, что мне брошен вызов. И я приняла его, не колеблясь. Месье Тернон совершил большую ошибку, воспользовавшись моим ножом. Ему не следовало делать этого, потому что теперь я уж точно не отступлюсь.

– Неужели вы сами верите в то, что говорите? – поразился агент. – Это же просто глупо!

– Нет, – отрезала Амалия. – Это будет справедливо, только и всего.

– Ради бога, – пожал плечами Рудольф. – Только на меня можете больше не рассчитывать. Я умываю руки. Хватит с меня и того, что произошло сегодня.

– Как вам будет угодно, – отозвалась раздосадованная Амалия. – Справлюсь и без вас!

К последней фразе, произнесенной по-немецки, она вполголоса добавила несколько слов по-польски. Однако настырный кузен и тут сумел уесть ее.

– Кстати, я немного понимаю этот язык, – заметил он, – и то, что вы сказали, приличные барышни даже в мыслях не смеют произнести.

– Кузен, – промолвила Амалия в изнеможении, – вынуждена поставить вас в известность, что вы невероятный зануда.

– А вы, кузина, на редкость невоспитанны. После того, как я, можно сказать, спас вас, вы могли бы отзываться обо мне хоть чуточку любезнее.

– Знаю, – раздраженно сказала Амалия. – Но я же вижу, что вы мне не верите! Вы думаете, что раз Боваллона убили моим ножом, значит, это моих рук дело, после чего я каким-то образом проникла в сейф и взяла оттуда ожерелье, причем была так глупа, что забыла его у себя в сумочке. – Она села на кровати, щеки ее горели. – Знаете, кузен, после того как только благодаря мне вы сумели отыскать сами знаете что, вы могли бы быть ко мне хоть чуточку великодушнее!

– Я ничего такого не имел в виду, – залопотал растерянный германский агент, потеряв голову. – Но это ожерелье и впрямь…

– А, да идите вы к черту с вашим ожерельем! – крикнула Амалия, подскочила к нему, выхватила бесценную драгоценность у него из рук и, подбежав к окну, с размаху швырнула его в воду. – Вот вам! Теперь вы довольны? Не нужны мне ваши жалкие украшения и ваше дурацкое заступничество. Убирайтесь и оставьте меня в покое!

– Не смейте разговаривать со мной в таком тоне! Я Рудольф фон Лихтенштейн, и я не потерплю…

– Это моя комната. Вам помочь найти выход, или вы справитесь сами?

– Ах так! Тогда я отрекаюсь от вас. Вы мне не кузина больше, вы…

– А вы мне не кузен. Прощайте! Желаю вам страдать морской болезнью до скончания веков! Чтоб вас начинало выворачивать наизнанку при одном виде лужи! И чтобы вы никогда, слышите, никогда от нее не излечились!

Уходя, Рудольф фон Лихтенштейн так грохнул дверью, что она едва не слетела с петель.

– Болван! – крикнула Амалия по-русски ему вслед.

Она топнула ножкой и прикусила губу. Господи, до чего же она устала! Поскорее бы подошло к концу это томительное плавание!

Амалия заперла дверь, сделала короткую запись в дневнике, разделась и легла спать.

* * *

Шон О’Рурк стоял на нижней палубе, отведенной для третьего класса. В каюте было душно, и он, нашарив в кармане папиросу, решился пойти покурить.

Он смотрел на океан и думал, какой же тот огромный. Уже третьи сутки они плывут по нему, а конца-краю все не видно. Потом его мысли перенеслись к родной деревушке, затерянной среди холмов Ирландии, и к Энни, девушке, которую он любил.

Молодые люди собирались пожениться, но у них не было денег. Энни мыла полы в господской усадьбе за гроши, Шон сидел без работы. Одно лето он нанялся объездчиком лошадей, но его скоро уволили. Он не жаловался, просто жить становилось все труднее и труднее, и тогда он решил уехать в Америку, где, говорят, работы непочатый край и при желании можно неплохо заработать. Они с Энни условились, что как только он поднакопит немного денег, он вернется обратно, и тогда они поженятся.

Шон вздохнул. Папироса почти догорела, и он щелчком швырнул ее в волны. Да, судьба частенько сурово обходится с такими, как он. Кажется, руки есть, и работать он умеет, и не отлынивает, а вот – не везет, и все. И Энни – такое золотое сердце, а вынуждена стоять целыми днями на коленях, драить полы да вытирать пыль, в то время как некоторые раскатывают в золоченых каретах. Все-таки бог несправедлив, ох как несправедлив! Не настолько уж они дурные люди с Энни, чтобы так немилосердно с ними обращаться. Молодость-то проходит, время летит, и потом, никто не знает, когда ему удастся вернуться из Америки. Он и на билет-то с трудом денег наскреб, все лето в Нормандии фрукты собирал для тамошних фермеров да ухаживал за скотиной. И натерпеться ему пришлось всякого, потому что нормандцы, хоть и не такие сволочи, как англичане, но все равно народ неприветливый и прижимистый. Правда, сидр у них… эх… хорош нормандский сидр, ничего не скажешь! Когда у него, Шона, будет свой участок, он непременно посадит на нем яблони и займется изготовлением сидра, хотя, конечно, когда еще это будет… Может быть, и Энни его не дождется. Вот если бы что-нибудь случилось, что помогло бы им выбраться из беспросветной нужды… что-нибудь хорошее… Но об этом даже и мечтать страшно…И в то же самое мгновение что-то брякнулось у ног Шона на палубу.

Ирландец зажмурился от ужаса. Потом, так как ничего не происходило, открыл глаза. Луна бежала меж облаков, как кривой, недобрый глаз. Остро поблескивали редкие звезды. Гудя, пароход пересекал ночь.

«Померещилось», – с облегчением решил Шон. И тут же увидел нечто сверкающее, манящее, красивое у самых своих ног.

Все еще не веря своему счастью, он нагнулся и, быстро оглянувшись, – не видит ли кто, – подобрал божественный дар. У него аж дух захватило от взгляда на то, что он держал в своих руках. Похоже, чудеса все-таки случаются на свете. Потому что это было настоящее чудо.

«Домик. Для нас с Энни… И чтобы были яблони, и сливы, и клубника – все, как полагается. И ребятишки. Трое. Нет, четверо… – Мысли Шона скакали и путались. – Спасибо тебе, господи, спасибо».

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«24 ноября. Адвокат Боваллон выбыл вторым – после мадам Эрмелин. Драгоценности исчезли. Леонар по-прежнему не найден.

Сюрприз в моей сумочке. Слава богу, все обошлось благодаря находчивости моего кузена.

Пока у меня слишком много вопросов и ни одного ответа. Самый главный – кто взял мой нож для разрезания страниц? За что Леонар мстил адвокату? И, наконец, при чем тут таинственный Белоручка, вор-легенда, который увел драгоценности княгини Лопухиной и актрисы Бержерак? Впрочем, у меня впереди еще целая неделя, чтобы все выяснить».

* * *

Пассажиры первого класса видели сны.

Амалии снилась Джоконда, превращающаяся в Леду, а затем в одалиску из гарема. Образ одалиски плавно перетекал в лицо с портрета Себастьяна Секунда, и оно оживало, улыбалось ей…

Миссис Рейнольдс снилось, что она умерла и на том свете рассказывает Наполеону Бонапарту и Александру Македонскому о величии королевы Виктории. Это был чрезвычайно приятный сон, но посреди рассказа Наполеон неожиданно превратился в Кристиана Эрмелина и скрипучим голосом сказал: «Уймись, старая…» Не дослушав, миссис Рейнольдс проснулась в холодном поту.

Месье Деламару снилось, что он с головы до ног усыпан бриллиантами. Он хотел зачерпнуть горсть сокровищ, лежавших вокруг него, но неожиданно сверкающие камни превратились в человеческие глаза, и он в ужасе выронил их…

Французскому дипломату снился дом и младшая дочь Раймонда с книжкой в руках на белых качелях в саду. Он знал, что такого не может быть, потому что два года назад она умерла от воспаления легких, но ему было невыразимо приятно видеть ее…

Миллионеру Дайкори во сне казалось, что он снова стал маленьким. Захлебываясь от счастья, он бежал по лугу, усеянному цветущими одуванчиками, и бегу его не было конца, ибо луг был необъятен. И старик улыбался и плакал во сне…

Убийце снилось, что он – самый ловкий, самый хитрый, самый расчетливый человек на свете и никому никогда не раскусить его…

Может быть, картины, столы и стулья тоже видели сны. Может быть, они грезили о людях, которые когда-то им встречались, а прекрасная Леда с картины Леонардо, может быть, втайне грустила о каком-нибудь прекрасном юноше, изображенном на другом полотне… А столик эпохи Луи XV, разлученный с таким же стульчиком и вынужденный терпеть рядом с собой прямолинейного жесткого грубияна в стиле ампир, томился и вздыхал о первом и мечтал, чтобы второй пошел на дрова…

Внизу, в чреве корабля, в каюте третьего класса, Шон О’Рурк не спал. До самого рассвета он возносил хвалу богу.

Глава восемнадцатая,

в которой Амалия выслушивает бесполезные советыи угощает кузена креветками со спаржей

– Нет, вы только представьте себе! Они перевернули вверх дном весь корабль, обыскали всех и вся, истязали нас дурацкими вопросами по поводу того, кто где находился и не видел ли чего подозрительного. И что же? – Миссис Рейнольдс придвинулась к Амалии и доверительно понизила голос: – В конце концов у месье Фоссиньяка, художника, нашли пачку непристойных открыток. Целую пачку! Какой ужас! А ведь у него жена и двое детей. Но, кроме этих открыток, ничего не отыскали. Ничего! Ничего!

Проведенный накануне обыск и впрямь не дал никаких результатов. Жена маркиза Мерримейда предъявила свои украшения, но они ничуть не походили на те, что были украдены. У доньи Эстебании нашли шесть париков, дюжину шиньонов, а также нож для разрезания страниц, что опять-таки не имело касательства к делу, ибо нож, пока им кто-то не убит, не представляет для следствия никакого интереса. У врача Ортеги обнаружили целый чемоданчик со скальпелями, морфием, снотворными средствами и прочим, но ведь на то он и врач, чтобы возить с собой принадлежности своей профессии. У мадам Кляйн из Эльзаса нашли фамильную брошку с изумрудом, который при ближайшем рассмотрении оказался подделкой. Подозрительная бутылка, принадлежащая Леону Шенье, аккомпаниатору, содержала в себе, как выяснилось, не смертельно опасный яд, а всего-навсего фиксатуар для волос.

В вещах миссис Рейнольдс и ее дочери не обнаружилось ничего примечательного, кроме двух руководств по практическому гаданию и трех – о способах общения с потусторонним миром. Сама же миссис Рейнольдс при встрече с Деламаром предложила вызвать дух убитого, дабы он имел возможность открыть им, кто же так жестоко лишил его жизни. Месье Деламару потребовалась вся его тактичность, чтобы убедить напористую австралийку, что французское следствие не признает подобных методов работы.

– И очень жаль! – заявила разочарованная миссис Рейнольдс.

У мадам Дюпон обнаружилось несколько картин. Как она сказала, это копии, не представляющие особого интереса. Поскольку картины лежали в простом футляре у всех на виду, ей легко было поверить. У ее кузена, графа фон Лихтенштейна, багажа вообще не было. Как он объяснил, слуга его оказался мошенником и утащил чемоданы. Тем не менее Марешаль внимательно осмотрел каюту графа, но не обнаружил ничего, кроме корок апельсина в дорогой вазе.

Мистер Дайкори вез с собой несколько бюстов римской эпохи, но драгоценности его не интересовали, что представлялось вполне естественным. Обыск каюты его сопровождающего, мистера Льюиса Нортена, вообще ничего не дал. Дипломат де Бриссак вез с собой коллекцию бабочек, а голландский торговец с чудовищно длинной фамилией, которую Деламар, как ни старался, отчаялся запомнить, – своих домочадцев и свою морскую болезнь. Альбахи, молодожены из Вены, держались робко, но драгоценностей не оказалось и в их каюте. Обыск помещений, которые занимали Эрмелины, Феликс Армантель, Луиза Сампьер и брат с сестрой Коломбье, закончился ничем. С горя Деламар обыскал даже второго помощника капитана, месье Марешаля. В его вещах обнаружили связку писем от его невесты, засушенную ящерицу с Мадагаскара и серебряный свисток.

Следствие застопорилось и упорно не желало сдвинуться с места. Деламар вторично допросил весь обслуживающий персонал первого класса. Не заметили ли они чего-нибудь странного вчера вечером? Не видели ли они кого-либо, кто входил в каюту месье Боваллона или выходил оттуда после ужина? Сыщик не услышал в ответ ничего нового.

Миссис Рейнольдс ликовала. Все что-то видели, но либо время не сходилось, либо увиденное не имело никакого отношения к покойному адвокату.

– Я же говорила: надо было сразу же вызвать духа! – горячилась почтенная дама. – Уж он-то не стал бы держать нас в неведении относительно того, кто посмел так жестоко обойтись с его бренным телом.

Вспомнив о своей слушательнице, она мгновенно опомнилась:

– Ах, простите, мадам Дюпон! Я совсем забыла, что вы в положении и вам нельзя слушать всякие ужасы.

Амалия почувствовала, как у нее заныли виски. Решительно все с самого раннего утра носились с ней, как с писаной торбой, и хотя вначале это даже показалось ей немного приятным, вскоре она уже изнемогала от излишнего внимания. Все заговорщицким тоном справлялись о ее здоровье, сочувственно рекомендовали отдых, покой и тут же без перехода пускались в описание подробностей вчерашнего убийства. Сеньора Кристобаль поздравила ее с намечающимся прибавлением в семействе, которого наверняка ждет не дождется месье Дюпон. Доктор Ортега галантно предложил в случае чего без размышлений прибегать к его услугам. Месье де Бриссак на пару с долговязым американцем носил ей фрукты и сладости, уверяя, что беременным женщинам они полезны. Миссис Рейнольдс поведала ей, как была беременна Мэри, и красочно описала все неудобства своего состояния в тот период: как ее тошнило без передышки, как она не могла даже подняться с постели, как платья на нее не налезали и все тело болело адски, но потом она родила чудесную крепенькую девочку и все прошло. Мистер Дайкори и прежде был с Амалией любезен, а теперь обращался с ней так, словно она хрупкая фарфоровая статуэтка, на которую нельзя даже дышать без риска повредить ее. Жена художника Фоссиньяка давала ей советы, как лучше расставлять платья во время беременности, а Эжени Армантель сахарным тоном осведомилась, кого именно хотела бы мадам Дюпон: мальчика или девочку.

Больше всего, надо признаться, мадам Дюпон хотела в эти мгновения свернуть шею своему кузену, и подходящий случай представился ей как раз во время обеда, который она велела доставить к себе в каюту. Именно тогда к ней, на свою беду, и заглянул Рудольф фон Лихтенштейн. Превосходный французский dejeuner[17], включая нежную спаржу и креветки, целиком полетел в немецкого кузена, который едва успевал уворачиваться от летящих в него тарелок.

– Черт возьми! – вопил Рудольф. – Амалия! Кузина! Да прекратите же, прошу вас!

Амалия, тяжело дыша, озиралась в поисках чего-нибудь такого, что можно было бы еще метнуть в негодяя, из-за которого она целое утро выслушивала советы о расставленных платьях и грудных младенцах. Воспользовавшись тем, что артиллерия неприятеля временно истощила свои запасы, германский агент кинулся к двери, но тут она распахнулась ему навстречу, и в каюту, привлеченный странным шумом, вбежал доктор Ортега.

– О мадам! – пролепетал он, увидев царящий в комнате разгром. – Умоляю вас! Любое волнение в вашем положении может быть губительно!

Глаза Амалии кровожадно сверкнули, и, подхватив со стола красивую вазу севрского фарфора, она с наслаждением запустила ею в доктора. Тот пискнул «ой» и опрометью выскочил за дверь, с позором оставив поле боя. Рудольф сделал движение, собираясь последовать за Ортегой, но тут Амалия, внезапно успокоившись, подошла к креслу и села в него, грациозно закинув ногу на ногу.

– Я очень рада вас видеть, кузен, – сказала она.

– Это что, пролог к моему убийству? – осведомился Рудольф недоверчиво.

– Пока нет, – отозвалась Амалия. – Вас не затруднит позвать горничных? И скажите, пожалуйста, чтобы мне принесли еще один обед.

Поняв, что гроза миновала, Рудольф несколько успокоился. Он кликнул обслугу, передал поручение Амалии и плюхнулся на диван, отряхивая с сюртука листья салата.

– Должен вам сказать, – заявил он по-немецки, – вы были неподражаемы.

– Однако до вас мне все же далеко, – парировала его прелестная кузина. – Что видно, что слышно в первом классе?

Рудольф смущенно потер кончик носа.

– Да, в общем-то, ничего нового.

– Все то же самое? Ни Леонара, ни вора, ни драгоценностей?

– Именно так. – Рудольф поколебался. – Кроме того, пассажирам стало известно, что Боваллона зарезали вашим ножом.

– Это плохо, – безмятежно заметила Амалия, принимаясь за только что доставленный обед.

– Также Эжени Армантель проболталась о Леонаре Терноне, так что угрожающие записки – больше не тайна.

– Ах, щучья холера! – пробормотала Амалия по-польски. – Ну и пес с ними. Хотите отведать салата, кузен?

– С удовольствием, – отозвался Рудольф, и в течение нескольких последующих минут агенты враждующих держав мирно уничтожали салат, приготовленный кудесником шеф-поваром Винэгром.

– Должен вам сказать, – заявил Рудольф, когда с салатом было покончено, – вчера я малость погорячился, когда сказал, что больше ни за что не стану помогать вам.

– А меня сегодня весь день мучила совесть, оттого что я вчера была с вами так невежлива, – вздохнула Амалия. – Положим, вы это заслужили, но все-таки…

Рудольф открыл рот, собираясь что-то сказать, однако передумал и закрыл его.

– Так вы нашли того, кто подбросил вам в сумочку ожерелье? – осведомился он.

– Ожерелье – вздор, – отмахнулась Амалия. – Главное, определить, кто же он такой, наш неуловимый Леонар. – Она нахмурилась. – Во-первых, он имел возможность подложить яд в пищу мадам Эрмелин. Во-вторых, вчера он побывал в моей каюте и украл из нее нож для разрезания страниц. В-третьих, Боваллон определенно знал его и не боялся.

– Почему вы так решили? – полюбопытствовал Рудольф.

– Вы не понимаете? Чтобы всадить нож в человека, надо подойти к нему вплотную, – пустилась в объяснения Амалия, – а в комнате нет никаких следов борьбы. Адвокат даже не сопротивлялся. И когда я его увидела там, мертвого, – ее голос задрожал, – у него на лице было написано такое изумление… Он не ожидал, что тот человек может его убить.

Рудольф неловко кашлянул.

– Забыл вам сказать, кузина… Боваллона должны похоронить в третьем часу.

– Вот как? – рассеянно заметила Амалия. – Значит, у нас еще есть время, чтобы прикончить десерт.

Похороны адвоката собрали куда меньше народу, чем похороны мадам Эрмелин. Многие не пришли, сославшись на то, что у них другие дела. Все тот же отец Рене читал молитвы за упокой души усопшего, и по-прежнему дул холодный ветер. Белый мешок с телом адвоката скользнул в пучину, она на мгновение разомкнулась и приняла его в свои воды.

Амалия дрожала. Она озябла. Случайно она выронила свою сумочку, и ее содержимое рассыпалось по палубе.

– Ах, какая я неловкая! – воскликнула Амалия.

Рудольф, Феликс Армантель и Деламар кинулись подбирать рассыпавшиеся мелочи. Амалия зорким взглядом окинула лица присутствующих, и от нее не укрылось промелькнувшее на одном из них разочарование, как только этот человек осознал, что ожерелья в ридикюле больше нет.

«Ага! – удовлетворенно подумала Амалия. – Значит, я была права».

– Что-то становится прохладно, – заметила Луиза Сампьер. – Может быть, лучше вернуться в салон?

– Да, наверное, – поддержал ее Кристиан. – Святой отец, – обратился он к священнику, – вас мы тоже приглашаем.

– Я, право же, не знаю… – начал отец Рене.

– Ну, полно, полно, – добродушно вмешался управляющий. – Мы настаиваем, святой отец. Вы были так любезны с нами… И потом, в эти печальные дни мы нуждаемся в поддержке духовного лица.

Священник улыбнулся, однако глаза его оставались серьезными.

– Я буду счастлив помочь вам, чем смогу, – сказал он.

– Вот и прекрасно! – заявил Проспер Коломбье и увлек его за собой.

Эрмелины, чета Армантель, Луиза Сампьер, брат и сестра Коломбье, сыщик, Рудольф, Амалия и отец Рене прошли в малый салон. Большой прочно оккупировала миссис Рейнольдс, гадавшая на картах оперной диве и молодоженам из Вены. Мужчины сняли пальто, дамы – шляпы и накидки. Кристиан попросил стюарда принести чего-нибудь выпить.

– Мне неловко спрашивать у вас, месье, – несмело начала Луиза Сампьер, обращаясь к Деламару, – но вам удалось обнаружить что-нибудь?

Деламар потемнел лицом.

– Ничего, – сухо ответил он.

– Браво! – язвительно заметил Феликс Армантель. – Не удивлюсь, если после этого плавания вам придется искать себе другое место.

– Полно вам, Феликс, – вмешалась Ортанс. – Если вы считаете себя таким умным, попробуйте возглавить расследование сами.

Очевидно, у Армантеля не возникло такого желания, потому что он отвернулся и сделал вид, что рассматривает большие напольные часы в стиле помпадур.

– Между прочим, – подала голос Эжени, – мадам Дюпон так до сих пор и не объяснила нам, каким образом Боваллон оказался убит ее ножом.

– Если вы нуждаетесь в объяснении, мадам, – усмехнулась Амалия, – то могу вам сообщить, что преступник взял мой нож, чтобы направить следствие по неверному пути.

– Мы вам верим, верим! – хихикнула Эжени. – Хотя было бы куда интереснее, если бы выяснилось, что именно вы зарезали бедного Фелисьена.

– Эжени, – сказал старший брат, – перестань.

– А что такого, Кристиан? – жалобно проговорила Эжени. – Ведь говорят же, что безумие заразительно. А муж мадам, если правда то, что я слышала, немного не в себе. – Она пытливо уставилась на Амалию. – Кстати, в какой клинике он находится?

– В клинике доктора Эскарго, – ни мгновения не колеблясь, отозвалась Амалия.

Рудольф ухмыльнулся.

– Боюсь, господа, что вы зря подозреваете мою кузину, – заметил он. – Лично я готов присягнуть, что она мухи не обидит. – И он подмигнул Амалии, прежде чем выпить вино из бокала, который держал в руке.

– Простите, мадам, – обратился к Амалии Кристиан Эрмелин. – У моей сестры слишком живое воображение. Мы знаем, что вы, конечно же, не имеете отношения к гибели бедного Фелисьена. Ведь Ортега ясно дал понять, что нанести такой удар мог только мужчина.

– Вот как? – заинтересовалась Амалия. – А месье Деламар мне ничего об этом не сказал.

– Наверное, он, как всегда, запамятовал, – предположил Рудольф. – Он ведь чрезвычайно забывчив.

– Руди, немедленно прекратите, или я стукну вас по голове подсвечником, – сердито произнесла Амалия по-немецки.

Агент поперхнулся и закашлялся так сильно, что едва не свалился с кресла. Амалия мило улыбнулась и отпила глоток вина из своего бокала.

– И вы не знаете, кто же мог взять ваш нож? – спросила у Амалии Луиза Сампьер.

– Я помню, что он лежал на столе среди прочих мелочей, – призналась Амалия. – Но когда именно он исчез, я не заметила.

– Так или иначе, чтобы взять его, Леонар Тернон должен был зайти к вам в каюту, – сказал Гюстав.

Амалия кивнула.

– Верно. Но при мне не заходил ни один человек, похожий на Леонара Тернона. – Амалия нахмурилась. – Все это очень странно.

– Бедный Фелисьен, – вздохнула Ортанс. – Как же мне его жаль. Просто ужасно – умереть вот так… – Голос ее дрогнул.

– Надо же! – ехидно хмыкнула Надин Коломбье. – А я готова была поклясться, что, пока он был жив, вы не слишком-то его жаловали.

Священник отвернулся. Он поставил свой бокал, к которому даже не прикоснулся, на столик и поднялся с места.

– Как, вы уже покидаете нас? – удивился Проспер Коломбье.

– К сожалению, я должен, – ответил отец Рене после паузы.

– А мы-то собирались спросить у вас совета, – заметил Феликс Армантель. – Вы же знаете о том, что у нас тут происходит. Какой-то ненормальный вознамерился свести счеты с нашей семьей, а поймать его, – он оглянулся на Деламара и хищно оскалился, – никак не могут. Что бы вы посоветовали делать в этой ситуации, святой отец?

Амалия поморщилась. Тон вопроса показался ей недопустимо развязным, особенно если учесть, какому человеку вопрос был задан. Однако отец Рене, судя по всему, ничуть не чувствовал себя задетым.

– Да, в самом деле, – подхватил Проспер Коломбье. – Как нам поступить?

Отец Рене улыбнулся.

– Замаливать свои грехи, – просто ответил он. – Пока еще есть время.

Он отвернулся и шагнул к двери. Эжени Армантель неловко хихикнула.

– Право же, не понимаю я миссионеров, – промурлыкала она тоном маленькой девочки, когда дверь за отцом Рене затворилась. – Он что, всерьез это сказал?

– Конечно, нет, – отозвался ее муж, пожимая плечами. – Просто ему надо было сказать что-нибудь умное.

– Хорошо бы вы все-таки поймали этого противного Леонара, – заметила Эжени Деламару, надувая губки. – Ужасно ведь – все время сидеть и гадать, кто будет следующим.

Луиза Сампьер опрокинула свой бокал. Гюстав, охнув, бросился к ней.

– Эжени, что ты несешь? – с досадой промолвил Кристиан.

– Можно подумать, вы сами не думаете так! – взвизгнула Эжени. – Господи, ну что стоило Леонару сдохнуть в Африке? Тогда бы нам всем было гораздо спокойнее!

– Вы, как всегда, воплощенная доброта, Эжени, – холодно заметила Ортанс.

Неожиданно взгляд ее замер. Амалия быстро обернулась, но успела заметить только тень на окне, выходящем на палубу.

– Боже мой… – прошептала Ортанс побелевшими губами и упала в обморок.

* * *

Эжени пронзительно завизжала. Рудольф сорвался с места и подскочил к Ортанс, которая без сознания полулежала на диване.

– Это простой обморок! – заорал германский агент. – Воды!

Кристиан и Гюстав в два голоса стали призывать прислугу. Прибежал испуганный стюард.

– Где вас черти носят? – набросился на него взбешенный Кристиан. – Моей жене плохо!

– Спокойно, месье Эрмелин, – остановила его Амалия. – Кажется, она пришла в себя.

– Ортанс! – Забыв обо всем на свете, Кристиан бросился к жене. – Господи боже мой, как ты меня напугала! – Он упал возле нее на колени и, схватив ее руки, покрыл их поцелуями. – Родная моя, что с тобой случилось?

– Я… я… – лепетала Ортанс. Ее взор блуждал по лицам присутствующих, она явно еще не совсем оправилась от пережитого потрясения. – Господи! Как это было ужасно…

– Да что ужасно? – закричал Гюстав. – Что?

– Леонар… – Ортанс перевела дыхание. – Я увидела Леонара… Он стоял там, у окна, и смотрел на меня… Господи! – Она заломила руки.

Деламар и Кристиан переглянулись. Не говоря ни слова, оба поспешили к выходу.

– Подождите меня! – крикнул Проспер Коломбье.

Вслед за ним салон покинул и Гюстав Эрмелин.

– Мадам Эрмелин, – быстро заговорила Амалия, садясь на диван рядом с Ортанс, бессильно заломившей руки, – пожалуйста, вы должны вспомнить… Как он выглядел?

– Я… я не знаю, – бормотала Ортанс. По ее щекам текли слезы. – Просто я увидела… увидела как бы тень… – Надин Коломбье охнула и перекрестилась. – Но я узнала его взгляд! Ужасный взгляд, который… – Она не договорила.

– Вспомните, – настаивала Амалия, – это очень важно… На нем была форма стюарда? Простой сюртук? Во что он был одет?

Ортанс медленно покачала головой.

– Я не знаю… Не знаю… Я видела только глаза… – Она жалобно посмотрела на Амалию. – Мне показалось, что я схожу с ума, – закончила она шепотом.

Луиза Сампьер стояла очень бледная, прикусив до крови палец.

– А вы? – спросила у нее Амалия. – Вы что-нибудь заметили?

Девушка отрицательно покачала головой и опустила руку.

– Нет… Я сидела спиной к окну.

– Черт возьми, – тоскливо сказал Феликс. – Будем надеяться, они его поймают… Пора уже кончать со всем этим!

Ортанс тихо заплакала. Амалия стала ее успокаивать, гладя по спине.

– Ну что вы, Ортанс… Не надо, не плачьте… Вот увидите, все будет хорошо…

– Да уж, – непонятно к чему промолвил Рудольф и умолк.

Первым через четверть часа вернулся Гюстав Армантель.

– Ну, что? – набросилась на него Луиза. – Вы нашли его? Где он прятался?

Юноша отвел глаза.

– Луиза, мы… Они все еще ищут, – выдавил он из себя. – Но мерзавец как сквозь землю провалился! – Он взглянул на Ортанс, которая сидела со скорбным, застывшим лицом. – Как вы, мадам?

Ортанс выдавила из себя улыбку.

– Со мной все хорошо, Гюстав, не беспокойтесь обо мне.

Кристиан, сыщик и управляющий пришли позже. Мужчины были мрачны и избегали глядеть друг на друга.

– Черт знает что! – в сердцах сказал Кристиан, валясь в кресло. – Проклятие!

– Неужели вам так ничего и не удалось обнаружить? – вырвалось у Амалии. – Ведь на палубе наверняка были люди! Кто-то да должен был его заметить!

Кристиан хмуро поглядел на нее.

– Мы никого не обнаружили, кроме Дайкори и его человека, Нортена, – ответил за него Деламар. – Но они клянутся, что никого не видели.

– А те, что сидят в большом салоне? – встрепенулась Амалия. – Ведь они совсем рядом с нами! Может быть, они кого-то видели?

– А ведь верно! – пробормотал Деламар. И, сорвавшись с места, побежал в большой салон, где миссис Рейнольдс за умеренную плату гадала на картах всем желающим.

– Они никого не видели, – доложил расстроенный сыщик, вернувшись через несколько минут. – Воля ваша, господа, но во всем этом есть какая-то мистика. Ведь не бесплотный же он дух, в конце концов!

– Да, – угрюмо пробормотал Феликс, – все очень, очень странно…

И, хотя Амалия не любила странностей, она тем не менее вынуждена была с ним согласиться.

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«25 ноября. Четвертый день плавания. Явление Леонара.

Полный тупик. С какой стороны я ни пытаюсь подойти к этому делу, оно мне не дается. То ли я безнадежно глупа, то ли преступник слишком для меня умен. И я никак не могу забыть выражение ужаса на лице Ортанс. Ее страх мучает меня еще больше, чем мое бессилие.

Взяла с Деламара клятву, что он будет как следует ее стеречь. Не знаю, что это даст. Я безумно устала. Глаза слипаются, ложусь спать».

Глава девятнадцатая,

в которой на борту «Мечты» едва не происходит очередное смертоубийство

Волны набегают друг на друга, качают корабль.

Океан – не цвета серой мглы, а синий. Бирюзовый, сапфировый (странно, что для сравнения на ум приходят только драгоценные камни).

Кольцо с сапфиром… У мадам Эрмелин было одно такое. Где-то оно теперь?

Океан стонет.

– А-ма…

Разумеется. Океан живой, и у него есть голос.

– А-ма…

Глупости все это. Она в багажном отделении, а перед ней, подбоченясь, стоит огромная, в рост человека, серая мышь.

– Хотите послушать, мадемуазель, как я играю на рояле? Не хуже Леона Шенье, смею вас уверить!

Мышь во фраке, в белых перчатках, с галстуком-бабочкой. Рояль шевелит затекшими ножками, выбирается из-под сетки, приседает, гремя струнами, и бежит вразвалочку к мыши. На ходу он умудряется почесать бок задней ножкой.

Амалия хочет возразить мыши, что на рояле нельзя играть в перчатках, однако мышь в обнимку с инструментом пускается в пляс.

– А-ма… АМАЛИЯ!

Нет, это просто ужасно. Конечно, океан видел корабли Дрейка, Колумба и Магеллана… но зачем же так вопить?

– Амалия, проснитесь, проснитесь!

Но проснуться невозможно. Невозможно даже разлепить веки – к каждому из них словно привесили пудовую гирю.

– Амалия! Кузина! Очнитесь, умоляю вас!

Нет, это сон, это сон… Волны… волны…

– Амалия, черт вас дери! – океан говорит рассерженно.

– Мышь играет на рояле, – бормочет Амалия.

– А? – Океан, похоже, растерялся.

– Это все беременность, – произносит где-то в вышине над нею неуверенный голос. Голос, как две капли воды похожий на голос миссис Рейнольдс.

– Бере… – Океан выходит из берегов, захлебывается гневом. – Если вы еще раз при мне произнесете это слово…

– Не надо так орать… – слабо возражает Амалия и с гигантским усилием открывает глаза.

Все плывет. Пятна… пятна…

– Мы тонем? – спрашивает Амалия с любопытством.

– Какое там, – грохочет океан где-то совсем рядом. – Гораздо хуже… Амалия! Не смейте закрывать глаза!

Ужас, до чего хочется спать. Амалия сладко зевает. Нет, это не океан… это всего-навсего кузен Рудольф.

– Амалия! – рявкает он. – Вставайте!

– Женщины и дети в первую очередь? – бормочет она в полусне, пытаясь понять, что происходит. – Да что такое?

Лицо Рудольфа – все в красных пятнах, миссис Рейнольдс смотрит на нее умоляюще. Но тут подбегает кто-то маленький, и в нос ей ударяет острый запах нашатыря.

– Вот… Лучшее средство, чтобы прийти в себя, – говорит Ортега, держа флакон у лица Амалии.

Амалия подскакивает, едва не выбив склянку из рук почтенного эскулапа. Из глаз ее текут слезы. Дело в том, что у нее довольно тонкое обоняние, и поэтому нашатырное благоухание для нее все равно что удар дубинкой.

– Видите, – говорит Ортега довольно, – теперь мадам будет в полном порядке.

Амалия яростно чихает и начинает лихорадочно соображать. Никакой мыши-пианистки, конечно, не было, все это сон. Она лежит в своей постели в каюте номер семнадцать. Но Рудольф? Зачем тут Рудольф? И миссис Рейнольдс? И почему так пахнет палеными перьями?

– Что случилось? – спрашивает девушка. – Что такое?

Рудольф не удостаивает ее ответом, а сразу же обрушивается на маленького доктора:

– Вы мерзавец! Держите свои склянки у всех на виду, нас с моей кузиной чуть не отравили вашими дрянными ядами!

– Это не яд, – протестует маленький доктор, – а всего лишь снотворное, очень хорошее снотворное.

– Кому вы его давали?

– Никому, клянусь вам! Его украли!

– Допустим, я вам верю, – неохотно прорычал Рудольф. – Но кто…

Он обернулся к Амалии, которая, сидя в постели, яростно терла кулаками глаза, и заговорил с ней по-немецки:

– Простите, кузина, за этот бедлам. Вы… как вы себя чувствуете?

– Хорошо, – сказала Амалия, удивленно вскидывая тонкие высокие брови. – А в чем дело, собственно? И почему, – она наморщила носик, – так несет жжеными перьями?

– Это я, – объяснила миссис Рейнольдс, – пыталась привести вас в чувство.

– Нас с вами, – горько сказал Рудольф, – усыпили дрянью, которую этот… – он так сверкнул глазами на маленького доктора, что тот почел за благо исчезнуть поскорее из каюты, – …сеньор возит с собой. Меня еле-еле добудились в одиннадцать, а вы… Я уж боялся, что вы никогда не проснетесь.

Амалия подскочила на месте.

– Картина! – простонала она.

Рудольф поник головой.

– Именно картина, – признался он. Горькие складки легли у его губ. – «Леда» похищена.

– А… а… – Амалия с удивительным проворством сбросила одеяло и, как была, в ночной рубашке спрыгнула с постели.

Она сразу же заметила, что в ее вещах кто-то рылся. Холсты были извлечены из футляра и перепутаны: Грез закатился за комод, «Одалиска» лежала на ковре лицевой стороной вниз. Амалия подобрала ее, достала из-за комода упавший туда холст и пересчитала имеющиеся в наличии картины. Боттичелли… Арчимбольдо… Портрет Валерии Висконти… Картина Себастьяна Секунда по-прежнему висела на стене, но маленький портрет женщины работы Тициана с подписью художника исчез бесследно. Амалия побледнела.

– Кузен, у меня украли Тициана, – хрипло сказала она.

– Не плачьте, – попросил Рудольф. – Рафаэля они не нашли, и я с радостью отдам его вам.

– Боже! Голая женщина! – заголосила миссис Рейнольдс, только что увидевшая «Одалиску». – Какое бесстыдство!

– Это не женщина, мадам, а картина, – с достоинством отозвалась Амалия.

– Чудовищно! – взвыла гадалка. – Совсем без одежды, совсем! Невероятно!

Рудольф сделал пальцами такое движение, словно намеревался схватить почтенную австралийку за горло. Амалия поняла, что необходимо срочно вмешаться.

– Мы с кузеном, – объяснила она серьезно, – собираем копии знаменитых картин. Эту зовут «Ева», оригинал кисти Караваджо стоит восемьдесят пять тысяч фунтов и находится в галерее ее величества королевы Виктории.

Миссис Рейнольдс прекратила верещать и изумленно распахнула глаза, которые у нее, кстати, оказались младенчески голубого цвета.

– Восемьдесят пять ты… – Казалось, ей не хватает дыхания.

– Да, – подтвердила Амалия кротко. – Но это, к сожалению, лишь копия.

– Оно и видно, – пробормотала миссис Рейнольдс, которая все еще не могла оправиться. Она с благоговейным ужасом взирала на голую (совершенно то есть без одежды!) одалиску и наконец спросила, тыча в картину пальцем: – Восемьдесят пять тысяч – за… такое? О боже! Но зачем? Она же нарисованная, а вокруг столько живых женщин…

Надо признать, что миссис Рейнольдс нельзя было отказать в определенной логике. Рудольф прыснул и поспешно зажал себе рот рукой.

– Именно потому, что нарисованная, мадам, – подтвердила Амалия с горестным видом. – Люди такие чудаки!

– Невероятно! – пробормотала миссис Рейнольдс. – И что в ней хорошего? – Она укоризненно покачала головой и обратилась к Амалии: – Вы уверены, что с вами все хорошо?

– Да, – отозвалась Амалия. – И я ужасно хочу есть. Скажите, если вам нетрудно, месье Марешалю…

– Да-да, непременно. – Миссис Рейнольдс в последний раз обернулась на картину, недоуменно пожала плечами и вышла, бормоча себе под нос: – Восемьдесят пять тысяч… Кто бы мог подумать! Да я бы и пенни за нее не дала.

Когда дверь за ней затворилась, кузены взглянули друг на друга и расхохотались. Неожиданно германский агент помрачнел и умолк.

– Так, теперь, когда вы в безопасности, мне осталось одно дело.

Тон Рудольфа поразил Амалию.

– Что за дело, кузен?

– Так, кузина, пустяк. Я должен убить Вернера, – заявил Рудольф решительно и ринулся к выходу.

– Кузен, куда вы? – закричала Амалия.

– Вы не можете понять, что я испытал, – отозвался Рудольф, оборачиваясь, – когда проснулся сегодня на полу и увидел, что все подушки и перины вспороты!

– На полу? – переспросила Амалия ошеломленно.

– Я хранил картину под матрацем, – объяснил Рудольф. – Ночью дверь взломали и, пользуясь тем, что я усыплен, унесли «Леду». А у вас, как я вижу, украли Тициана. Не скрою, сначала я подумал на вас, фея летающего канделябра, но когда я пришел и увидел, в каком вы состоянии… Ну ничего, – добавил он зловеще, – Вернер заплатит мне за это. – И он широкими шагами снова направился к двери.

– Кузен! – отчаянно закричала Амалия. – Кузен… Да погодите же!

Хлопнувшая дверь была ей ответом. Вспомнив, в каком она виде, Амалия спешно бросилась переодеваться. Хоть она и являлась довольно свободомыслящей барышней, все же негоже было выскакивать на палубу в одной сорочке.

Наспех заколов волосы и облачившись, Амалия побежала искать разъяренного Рудольфа. За прошедшие дни девушка успела хорошо изучить своенравного кузена и вполне отдавала себе отчет в том, что, когда его самолюбие столь жестоко уязвлено, он ни с кем не станет церемониться, тем более с каким-то австрийским агентом, посмевшим стать ему поперек дороги.

Из малого салона доносились истошные вопли, и Амалия, сообразив, что именно там Рудольф чинит расправу, ринулась туда.

– Господи, только бы он его не убил!

Она застала весьма любопытную картину. Ортанс и Эжени Армантель с ошалевшими лицами жались к стенам, а Рудольф фон Лихтенштейн, прихватив здоровяка Вернера за глотку, волок его к выходу. Вернер был на полголовы выше его и значительно плотнее, но ничего не мог поделать с рассвирепевшим немцем. Вокруг Рудольфа бегала «фрау Кляйн» и норовила стукнуть его зонтиком по голове, что оказывало примерно такое же действие, как укус комара на тушу кита.

– Оставьте, оставьте моего мужа в покое! – кричала «фрау Кляйн».

– Ха! Мужа, говорите? – с кровожадным блеском в глазах бросил ей Рудольф, на всякий случай стискивая Вернера покрепче. – Когда я последний раз видел вас в Вене, вы были братом и сестрой, а еще раньше, в Страсбурге, вдовцом и экономкой!

– Мерзавец! Хам! – кричала «фрау Кляйн» в слезах. – Отпустите, отпустите моего Людвига, не смейте его трогать!

– Еще как посмею! – сипел Рудольф, багровея от натуги.

В отчаянии Вернер вцепился в створку дверей, но Рудольф разок ударил его лбом в лицо, применив прием, который бандиты называют «взять на кумпол», и австрийский агент обмяк, разжав руки.

– Ку-узен… – челюсти Амалии раздирала неудержимая зевота, – что вы такое творите?

– Не мешайте, Амалия, прошу вас! – огрызнулся Рудольф.

Он лягнул «фрау Кляйн», чтобы не путалась под ногами, вытащил Вернера на палубу и легко, как перышко, перекинул его через борт.

– My God![18] – вскричал маркиз Мерримейд, ставший невольным свидетелем этой сцены, и в ужасе выронил монокль из глаза.

– Он сошел с ума! – вторила ему жена.

– Кузен, кузен! – кричала Амалия.

Рудольф, не отвечая, тряс Вернера, которого держал за шиворот над пучиной.

– Отвечай, мерзавец, где «Леда»?

– Людвиг! – причитала «фрау Кляйн», заливаясь слезами. – Он тебя убьет!

– Что ты сделал с картиной? Отвечай, мерзавец!

– С какой… картиной? – Ноги бедняги Вернера болтались над океаном, жесткий воротник впился в горло.

– Сам знаешь!

– Не знаю!

– Нет, знаешь! Не зря же ты околачиваешься здесь!

– Ку… узен… а-ах! Перестаньте, умоляю вас!

– Кузина, прекратите зевать, вы меня проглотите!

– Людвиг! Чего он от тебя хочет? – лопотала «фрау Кляйн» в совершенном изнеможении.

– Я не нашел ее! – вопил Вернер. – Я вообще ее не искал!

– Врешь!

– Говорю вам: не нужна мне ваша «Леда»! И вообще, Рудольф, я больше не служу! Оставьте меня в покое!

– Кузен… а-ах! Будьте осторожны, не упадите за борт, прошу вас!

– Я все про тебя знаю! Это ты подлил мне снотворное, когда…

– Снотворное? Зачем?

– Сам знаешь!

– Да не знаю я ничего! Рудольф, прекратите, я боюсь высоты. Не знаю, что вы там себе вбили в голову, но я вам говорю: я ушел со службы!

– Ага! А что ты делаешь на «Мечте», да еще под чужим именем? Отвечай!

– Да потому что в Вене меня достали с этим треклятым Леонардо! – пропыхтел Вернер, барахтаясь в воздухе. – А мне уже сорок три! И тут я узнал, что мой дядя Отто умер в Америке и оставил мне наследство…

– Что ты такое плетешь?

– Дядя Отто, – хрипел Вернер из последних сил, – был паршивой овцой в нашей семье. Его никто не принимал всерьез. Тогда он уехал в Америку и разбогател. Поймите, Рудольф, я устал играть в эти игры! Я женился на Герде и сел на корабль, но вовсе не из-за проклятой «Леды», а чтобы востребовать наследство. – Воротник в руках Рудольфа предательски треснул, и германский агент ухватил коллегу из Вены половчее. – Надоело мне все! Решил, что из Америки пошлю этому надутому болвану, князю Аренбергу, письмецо, что, дескать, увольняюсь, а заодно выскажу все, что о нем думаю. Он-то уверен, что я напал на след Леонардо. Чихать я на него хотел! – Одежда Вернера затрещала еще сильнее. – Рудольф! Не губите меня, будьте человеком! Не знаю, отчего вы так на меня взъелись, но я ничего не нашел, клянусь!

– Ничего?

– Ничего!

– Рудольф, перестаньте, – сквозь зевоту проговорила Амалия, – он же сорвется… Немедленно отпустите его!

– Отпустить? Хорошо. – Рудольф сделал вид, что разжимает руки.

– Держите его, держите! – завопила насмерть перепуганная «фрау Кляйн».

– Вас не понять, – язвительно заметил германский агент. – То держите, то отпустите…

– Рудольф! Перестаньте!

– Ладно, – нехотя буркнул кузен Амалии и стал втаскивать экс-агента венской секретной службы обратно на палубу.

Подбежавшая «фрау Кляйн» помогала ему, обнаружив при этом отнюдь не женскую силу. Слезы еще не высохли на ее щеках.

– Не знаю, что вы там о себе думаете, – заявила она, – но, Рудольф фон Лихтенштейн, вы – негодяй!

– Еще какой! – хмыкнул, согласно кивнув, Рудольф. – Думаете, я поверил вашему вранью? Я вижу вас вместе уже лет восемь, и все эти годы вы то женаты, то не женаты…

Вернер лежал на палубе, тяжело дыша.

– Герда!

– Да? – Она с готовностью поднялась.

– Принеси ему письмо от адвоката и наше свидетельство о браке. Может, тогда он поверит!

– Хорошо, Людвиг.

Хлюпая носом, супруга Вернера удалилась, а тот, держась рукой за грудь, с ненавистью косился на немца.

– Врет, конечно, – снисходительно сказал Рудольф Амалии. – Еще немного, и я вытряс бы из него за милую душу, куда он дел моего Леонардо и вашего Тициана.

– А я не думаю, что он лжет, – отозвалась Амалия. – По-моему, он говорит правду.

– Это почему же?

– Вы невнимательно его слушали, кузен. Помните, что он кричал? «Я не нашел ее». Если бы он украл картину, то, вися над океаном, он бы в панике крикнул что-то вроде «я не брал ее» или «я не крал ее». Держу пари, он даже не знает, что мы ее уже нашли и у нас ее украли. Вы сказали об этом Деламару?

– Я? – Рудольф взъерошил свои короткие светлые волосы. – И как бы это выглядело, интересно? «Дорогой месье, мы случайно нашли шедевр Леонардо, который у нас изъяли неизвестные злоумышленники»? Нет, так не годится. Он, конечно, видел, что у меня все перерыли и что-то искали, но правды я ему не сказал.

– Правильно, – кивнула Амалия. – Я думаю, мы сами должны разобраться с этим делом.

– Я бы уже с ним разобрался, если бы не ваше мягкосердечие, – пробурчал Рудольф. Он снял с себя сюртук и накинул на ее плечи. – Держите. Здесь прохладно.

Вернулась фрау Кляйн.

– Вот, – сказала она, протягивая Рудольфу конверт и лист, сложенный вчетверо.

Это было свидетельство о браке Людвига Вернера, сорока трех лет, и девицы Герды фон Лош, тридцати пяти лет. Все подписи и печати стояли на своих местах. Рудольф презрительно скривил губы.

– Очень правдоподобно, – фыркнул он. – Отличная работа, Вернер!

– Говорю вам, – сердито возразил тот, с трудом поднимаясь на ноги (от пережитого потрясения его все еще пошатывало), – она моя жена. – Вернер взял «фрау Кляйн» за руку и поглядел ей в глаза. Любому, кто видел это, стало бы ясно, что он не лукавит.

Рудольф продолжил знакомиться с принесенными женщиной документами. В конверте обнаружилось письмо от адвоката, уведомлявшего г-на Людвига Вернера о кончине его дяди Отто Вернера, каковой оставил ему все свое состояние в благодарность за то, что племянник относился к нему лучше всех прочих членов семьи. Рудольф изучил письмо, осмотрел марку, конверт и штамп на нем, уже признавая, что если он и держит в руках подделку, то она чертовски походит на подлинник.

– Сдаюсь, – сказал Рудольф, возвращая австрийскому агенту его бумаги. – Ну что же, выходит, я малость погорячился.

Вернера аж передернуло от его слов.

– Вы могли бы извиниться, – просипела «фрау Кляйн», она же госпожа Вернер.

– Дорогая Герда, – ответил ей Рудольф, передразнивая ее голос, – вы с вашим Людвигом столько раз пытались меня надуть, что у меня больше нет никакого доверия к человеческому роду.

– Вы так говорите, Рудольф, словно вас и в самом деле можно обмануть, – возразила смертельно обиженная австриячка.

– Один раз вам это едва не удалось, – напомнил немец. – В Неаполе, в таверне «Лев», если не ошибаюсь.

– Где, где? – недоверчиво переспросил Вернер.

– Я тогда упек тебя в тюрьму по обвинению в сводничестве, – пустился в объяснения Рудольф, – а твоя половина явилась, чтобы соблазнить меня и заставить тебя освободить. Первое ей удалось, а вот во втором она не преуспела.

Амалия открыла рот. Вернер побагровел.

– Герда! – взревел он.

– Людвиг, – стонала его жена, – ты ведь знаешь, это только ради блага Австрийской империи! Не горячись, любимый!

– Ты… с этим… – Вернер сжал кулаки. – С этим тевтонским отродьем? Я не верю своим ушам!

– Зря, – сказал Рудольф, пожимая плечами. – Мы тогда здорово повеселились, верно, старушка?

Вернер не дал ему закончить. Как разъяренный бык, он ринулся на немца, и два секретных агента сцепились не на жизнь, а на смерть.

– Людвиг! – кричала «фрау Кляйн». – Помни, что тебе вредно волноваться!

Амалия тоже забеспокоилась. Австриец не помнил себя от ярости, и, если бы ненароком прикончил ее кузена, она бы ввек не утешилась. Но вскоре наша героиня убедилась, что Рудольф умеет постоять за себя. Он двинул правой, двинул левой, боднул Вернера головой в живот, и бывший агент венской секретной службы отлетел назад и шлепнулся на палубу. Когда он поднялся, под глазом у него сиял здоровенный фонарь, скула распухла, а от сюртука остались одни воспоминания. Рудольф сплюнул за борт. Он схлопотал пару раз в живот и в челюсть. В общем, ему тоже здорово досталось.

– Рудольф, – прорычал Вернер, – ты – самая мерзкая скотина, которую я когда-либо видел!

– Я поражен, Вернер! – весело крикнул Рудольф в ответ. – Неужели ты никогда не смотришься в зеркало?

– Людвиг, дорогой, умоляю тебя! – лепетала со слезами на глазах супруга Вернера и тихонько подталкивала его к лесенке.

Перед тем как уйти, Вернер обернулся к Рудольфу:

– Мне бы очень хотелось надеяться, что я больше никогда вас не увижу, но, кажется, моя мечта несбыточна. Прощайте.

Он коротко поклонился Амалии и, хромая, покинул палубу. Супруга заботливо поддерживала его под руку.

– Голубки! – фыркнул Рудольф.

– Не будьте грубым, кузен! – одернула его Амалия.

– Вы видели, как я ему врезал? – весело спросил Рудольф. – Черт! У меня аж все костяшки на руке заныли.

Амалия насупилась.

– Скажите, кузен, а вы говорили правду? Про вас и про эту… эту даму?

– Разумеется, – пожал плечами Рудольф. – С какой стати я стал бы врать?

Амалия тяжело вздохнула. Секретная служба представлялась ей все более грязным и унылым занятием.

– А насчет «Леды»? Вы им поверили? – спросил ее кузен.

– Я – да.

– Я опозорен… – простонал Рудольф. – Но если ее украли не они, то кто? Вы работаете на императора Александра, я – на кайзера, австрийцы вышли из игры, по их словам. Из тех, кто охотился за картиной, остаются только англичане. – Он покосился на маркиза Мерримейда, стоявшего в нескольких шагах от них. – Что вы думаете насчет вон того длинноносого огурца? Как, по-вашему, он может работать в секретной службе королевы?

– Кузен, – примирительно сказала Амалия, – что толку гадать? Лучше пойдем выпьем чего-нибудь горячего.

– Горячительного, – поправил ее германский агент. – Теперь я точно напьюсь!

Однако он не сдержал данного слова, потому что ему помешали совершенно непредвиденные обстоятельства.

Глава двадцатая,

в которой выясняется, что смертоубийство все-таки произошло

– Вы слышали? – спросила Амалия.

Рудольф озадаченно покосился на нее.

– Кто-то кричит, – решительно сказала она. – Скорее, Рудольф!

И настолько быстро, насколько позволял ей трен тяжелого платья, двинулась туда, откуда уже несколько мгновений доносились истерические женские крики.

– Наверняка опять кого-то из Эрмелинов пристукнули, – фыркнул Рудольф. – Не корабль, а ладья Харона какая-то. Что ни день, то труп! Лично меня куда больше волнует пропавший Леонардо. Если я доберусь до того, кто украл картину…

Амалия, запыхавшись, остановилась. Она повернулась к кузену и отбросила со лба прядь волос, которая свешивалась ей на правый глаз.

– Кузен, – промолвила она, – еще не все потеряно. Пока мы плывем, картина не может покинуть корабль, верно? Обещаю вам, вы ее получите обратно. Как – я еще не знаю, но получите.

И, улыбнувшись Рудольфу, Амалия двинулась дальше. Они миновали коридор и у каюты номер четырнадцать столкнулись с Марешалем. Он сконфуженно покосился на них.

– Похоже, несчастливый рейс, – пробормотал он.

Амалия, а за ней и мужчины шагнули в каюту. В первой комнате никого не было, но из спальни доносились чьи-то сдавленные всхлипы.

Амалия переступила через порог. Уразумев, что произошло, она резко повернулась к Марешалю.

– Деламара сюда, немедленно! И священника! Живо!

Они находились в изящной, со вкусом обставленной спальне. На стене висела небольшая картина, изображавшая корабль в бурю, но ее Амалия заметила только потом. Пока же взор ее был прикован к человеку, лежащему на кровати. От двери могло показаться, что он спит, но широко раскрытые глаза и кровавая дырочка чуть ниже глаза утверждали совсем иное. На полу неподалеку от кровати валялась простреленная подушка, и белые перья из нее разлетелись по всей комнате.

«Так вот, значит, как он использовал револьвер Боваллона!» – мелькнуло в голове у Амалии.

Одна рука убитого была вытянута поверх одеяла, другую сжимала в своих ладонях женщина, которая стояла на коленях возле смертного ложа. Это была Надин Коломбье. Не сводя взгляда с убитого, она причитала на одной и той же заунывной ноте:

– Проспер! Ах, Проспер! Как же ты мог? Что же со мной теперь будет?

Рудольф тронул Амалию за рукав и глазами указал на столик у изголовья. Посмотрев туда, Амалия увидела белый листок. Выведенный уже знакомыми ровными печатными буквами текст гласил: «Ты умрешь третьим. Л.».

Надин Коломбье поникла головой и тихо заплакала. За дверью послышались быстрые шаги, и в комнату вошел, потирая руки, Деламар.

– Мне сказали, что… – начал он и потрясенно умолк. – Черт возьми! Он убил Проспера Коломбье?

– Как видите, – мрачно отозвался Рудольф. – Что-то у вас сияющий вид. Нашли что-нибудь интересное?

– Нашел, но, увы, не драгоценности. – Деламар поморщился.

– А что?

– Значительный контрабандный груз опиума, спрятанный в тайнике между каютами матросов. Капитан в ярости, он просто рвет и мечет.

Германский агент присвистнул.

– Ого! Не думаю, конечно, что находка имеет отношение к нашему делу, но – уже хорошо. Хоть какой результат от всей нашей суеты есть.

Деламар сделал вид, что не заметил сарказма.

– Марешаль! – крикнул он второму помощнику, который привел его. – Будьте добры, позовите сюда доктора Ортегу. – Марешаль кивнул и скрылся в дверях. – Мадемуазель, – мягко сказал сыщик Надин Коломбье, – прошу вас, встаньте… Все равно ему уже ничем нельзя помочь.

Он помог сестре управляющего подняться, но та не держалась на ногах. Шатаясь, она вцепилась в его одежду. Ее глаза горели лихорадочным блеском.

– Он убил его! Убил! О господи, за что же мне такое наказание? Как же я буду жить? – Она зарыдала, ломая руки.

Рудольф отвернулся.

– Прошу вас, мадемуазель, – твердил Деламар, ведя Надин к креслу в глубине комнаты, – не плачьте… Обещаю вам, мы найдем того, кто это сделал.

Усадив всхлипывающую Надин, которая никак не могла успокоиться, Деламар вернулся к кровати. По пути он подобрал простреленную подушку.

– Должно быть, мерзавец воспользовался револьвером Боваллона… Надо будет спросить, не слышал ли кто выстрела ночью.

– Никто ничего не слышал, – вмешался Рудольф.

Деламар удивленно вскинул на него глаза.

– Откуда такая уверенность, господин граф?

– Он стрелял сквозь подушку, – пояснил Рудольф, подбородком указав на предмет, который держал в руках сыщик. – В таком случае слышен только негромкий хлопок, и все.

Деламар раздумчиво поглядел на него.

– А вы, как я вижу, разбираетесь в оружии, месье, – заметил он. – Можно спросить, где вы так этому научились?

– Можно. При осаде Парижа, – спокойно ответил Рудольф.

Поскольку Париж был осажден во время недавней Франко-прусской войны, которая закончилась для французов самым позорным и унизительным образом, то нет ничего удивительного, что при одном напоминании о ней Деламар потемнел лицом.

– Кстати, – не удержался сыщик, – до меня дошли слухи, что с вами, сударь, и с вами, мадам, ночью тоже приключилось нечто странное. Будто бы кто-то подмешал вам в еду снотворное. – Он прищурился. – У вас есть какое-нибудь объяснение данному случаю?

– Есть, – на удивление покладисто согласился Рудольф. – Однако оно не имеет никакого отношения ни к пропавшим драгоценностям, ни к Леонару Тернону.

– Хотелось бы верить, – пробормотал сыщик. – А, доктор, вот и вы, наконец!

* * *

– И все-таки между ними что-то есть, – сказала сеньора Кристобаль со значением.

– Между графом и мадам Дюпон? – оживилась миссис Рейнольдс. – Разумеется. Не зря же господин фон Лихтенштейн был так невежлив с тем полным джентльменом.

Собеседник дам, которым был Роберт П. Ричардсон, реагировал на это заявление как-то странно. Он передернул плечами, скривился, как от зубной боли, а затем достал платок и громко высморкался.

– Я уверена, – добавила миссис Рейнольдс, – мистер Кляйн подал графу… э… повод для ревности.

Американец мрачно покосился на нее.

– Вы имеете в виду того малого, которого чуть не выкинули за борт? – сипло осведомился он.

Миссис Рейнольдс в изумлении воззрилась на него. Мало того, что американцы говорят на столь чудовищно искореженном английском, зачем-то произнося все немые «р» и употребляя вместо некоторых слов жуткие американизмы, они еще вдобавок и потрясающе непосредственны. Ну разве можно сказать про родовитого джентльмена, едущего в первом классе, что он собирался поступить с кем-то столь бесцеремонным образом? Куда учтивее, находясь в хорошем обществе, было бы заметить, что немецкий граф немного погорячился.

– Я бы не сказала, что мистер Лихтенштейн и в самом деле… – начала миссис Рейнольдс.

– То есть как это? – вытаращился на нее американец. – Он же чуть не кокнул того толстяка!

Оказавшись в трудной ситуации, миссис Рейнольдс незамедлительно призвала на помощь дочь.

– Мэри, дорогая, разве что-то подобное и в самом деле имело место?

– Конечно, – ровным голосом подтвердила Мэри, разглаживая складки на платье и словно не замечая тех взглядов, которые бросала на нее мать. – Он чуть не убил беднягу. Хорошо еще, что вовремя одумался. А потом тот тоже захотел его прикончить, но просчитался.

– Мэри! – В тоне матери слышалось явственное неодобрение.

– Ну что такого я сказала? – фыркнула Мэри. – Все же видели: и маркиз, и художник, и даже та французская миссис с физиономией блюдечком…

– Мэри!

– У которой куча денег и ни на грош обаяния, – хладнокровно закончила Мэри начатую фразу.

Миссис Рейнольдс, судя по всему, была близка к тому, чтобы утратить дар речи. Зато Ричардсон был в полном восторге.

– Ей-богу, мисс, – заявил он, – вы совершенно правы!

– Честно говоря, я не понимаю, что граф мог найти в мадам Дюпон, – не замедлила подлить свою ложку дегтя сеньора Кристобаль. – Какая-то она чересчур тощая, вы не находите, сеньоры?

– Увы, мужчины ничего не смыслят в женщинах, – вздохнула миссис Рейнольдс.

– Совершенно с вами согласна! – поддакнула оперная прима.

Роберт П. Ричардсон скрипнул зубами и отвернулся, а дамы взахлеб принялись обсуждать новое убийство, произошедшее на борту корабля.

– Какой ужас! Бедный сеньор Просперо! И бедная его сестра! Похоже, убийца не остановится, пока не перебьет их всех. Ах, как это печально! – И, повздыхав, сеньора Кристобаль принялась за фруктовый шербет.

– Мама, она идет сюда! – встрепенулась Мэри.

– Кто? – Но миссис Рейнольдс уже и сама заметила вошедшую в салон мадам Дюпон, за которой шагал ее помятый кузен.

– Между прочим, чертов американец опять на вас пялится, – механически заметил Рудольф Амалии.

Агенты сели за стол, в углу которого лежала колода карт.

– Что это? – спросила Амалия у стюарда, кивая на них.

Тот замялся.

– Вчера месье Кристиан, месье Армантель и покойный месье Коломбье играли здесь до позднего вечера, – пояснил он наконец.

– А, – вяло отозвалась Амалия. – Тогда все в порядке.

Она взяла карты и принялась медленно тасовать их. Кузен перегнулся к ней через стол.

– Мадам Эрмелин, Боваллон, затем управляющий… Как вы думаете, кузина, кого прикончат следующим?

Амалия с укоризной взглянула на него.

– Не стоит шутить такими вещами, кузен.

– А я и не шучу, – возразил Рудольф, откидываясь на спинку стула. – Мне просто любопытно узнать ваше мнение. Их осталось всего восемь человек. Кристиан Эрмелин, его жена, Эжени и Феликс Армантель, Гюстав, кузина Луиза и Надин Коломбье.

– Вы забыли сыщика, – заметила Амалия.

– Да, и еще Деламар. – Рудольф хохотнул. – Хотелось бы, чтобы жертвой оказался именно он. Он так неистово рыщет по кораблю, что, не приведи бог, найдет что-нибудь.

Амалия расхохоталась.

– Кузен, я вас обожаю, честное слово… Миссис Рейнольдс! Вы мне не погадаете?

Гадалка оживилась, встала с места и пересела за стол Амалии.

– С удовольствием, моя дорогая! Я была так счастлива узнать, что с вами ничего не случилось!

– Надеюсь, эти карты подойдут, – заметила Амалия, придвигая к ней колоду. – Правда, ими вчера играли, но, я думаю, ничего страшного.

Миссис Рейнольдс весьма ловко разложила пасьянс, из которого неоспоримо следовало, что Амалию ждут богатство, любовь, дальняя дорога и неприятности в казенном доме. Не исключено также скорое прибавление в семействе, объявила раскрасневшаяся миссис Рейнольдс.

– Ну, это вряд ли, – лучезарно улыбаясь, сказала Амалия.

– То есть как? – Миссис Рейнольдс подпрыгнула на месте. – Но ведь вы же говорили…

– Это была ложная тревога, – отозвалась Амалия. – Большое спасибо, миссис Рейнольдс, ваши предсказания меня чрезвычайно утешили… Сколько я вам должна?

– Ах, оставьте, право, мадам Дюпон! Такие пустяки!

Новость о том, что мадам Дюпон вовсе не в положении, облетела корабль в мгновение ока. За обедом, когда Рудольф, изнывая от тоски, тайком подливал вина собачке маркизы, вокруг его кузины собрались Феликс Армантель, доктор Ортега, Роберт П. Ричардсон, дипломат де Бриссак и сыщик Деламар. Американец отчего-то сиял и в порыве чувств долго тискал ее руку, а месье Армантель отпускал двусмысленные шуточки, способные вогнать в краску даже ледяной айсберг. К чести Амалии надо признать, что она отвечала потрепанному хищнику с самым невинным видом, но глубокомысленные замечания, которые она изрекала, могли бы заставить покраснеть добрую дюжину айсбергов и монастырь кармелиток в придачу, – хотя в них, замечу мимоходом, не было абсолютно ничего неприличного, если не принимать в расчет тон, каким они были произнесены.

После обеда Амалия отозвала сыщика в сторону.

– Как успехи, месье Деламар? Все то же самое – никто ничего не видел и не слышал?

Сыщик усмехнулся:

– Похоже, ваш кузен оказался совершенно прав насчет подушки. Никто и в самом деле ничего не заметил.

– Жаль, – вздохнула Амалия. – Вы говорили с Надин? Какая могла быть причина у Леонара сводить счеты с ее братом?

– Говорил, – поколебавшись, признался Деламар. – Но она молчит.

Амалия нахмурилась:

– Где она сейчас?

– Сидит с отцом Рене у тела брата.

Амалия немного подумала:

– Когда его хоронят?

– Сегодня вечером. Так распорядился капитан.

– Я попытаюсь поговорить с ней, – решилась Амалия.

Надин Коломбье, вся опухшая от слез, действительно сидела в каюте брата. Проспер Коломбье, одетый в лучший свой костюм, покоился на кровати со скрещенными на груди руками. Возле него отец Рене вполголоса читал молитвы.

– Надин, – тихо сказала Амалия, касаясь рукою плеча измученной женщины, – вы целый день ничего не ели. Вам нужно подкрепиться.

Сестра управляющего ничего не отвечала. Помедлив, Амалия села возле нее.

– Надин, – настойчиво промолвила Амалия, – нам нужно поговорить.

Веки женщины дрогнули. Она перевела взгляд на Амалию.

– Поговорить? О чем? – Она закрыла лицо рукой. – Мой брат мертв, мадам! Словами его не воскресить. – Она повернулась к священнику. – Святой отец, велите ей уйти.

– Да как вы не понимаете! – выкрикнула Амалия. – Ведь, может быть, именно вы станете следующей жертвой Тернона! Если бы вы только сказали нам…

– Уходите! – пронзительно закричала Надин, отворачиваясь. – Вон!

Амалия поднялась и побрела к двери. На пороге она остановилась.

– Неужели вам и в самом деле все равно? – с горечью спросила она. – Ведь ваши слова помогли бы спасти людей… невинных людей! – Надин всхлипнула, но упорно не поднимала глаз. – Объясните ей это, отец Рене. Пожалуйста.

Так и не дождавшись ответа, Амалия прикрыла дверь. На душе у нее была осень.

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«26 ноября. Пятый день плавания. Видела дельфинов. Небольшие осложнения – у Рудольфа исчезла «Леда», у меня – Тициан. Все это, однако, мелочи по сравнению с тем, что творится на корабле. Убийство управляющего Коломбье породило новые вопросы. Почему именно он? Каким образом он связан с Леонаром? Видела Надин Коломбье на похоронах, но пока она не проронила ни слова. Будем надеяться на то, что завтра она разговорится. Кстати, завтра день рождения мамы. Как грустно в такой момент находиться далеко от своих».

* * *

Утирая слезы, Надин Коломбье вошла в свою каюту и огляделась. Ничего не изменилось. Все здесь было так же, как прежде, – но тогда откуда появилось у нее чувство, что все вещи словно осиротели? Может быть, оттого, что сегодня осиротела она сама?

Она вспомнила своего брата Проспера. Какой он был сильный, ловкий, веселый! И надежный. На него всегда можно было положиться, да. Ведь они так рано остались без родителей, и неизвестно, что бы их ждало, если бы не Проспер. Он трудился не покладая рук и не чурался никакой работы. Копил деньги и учил ее всему, что знал, ведь она была на целых восемь лет младше его. С ним она всегда чувствовала себя как за каменной стеной. Он опекал ее, заботился о ней, был строг, но справедлив. И неудивительно, в конце концов, что за всю свою жизнь она не сумела найти другого мужчину, равного ему, и так и не вышла замуж. Что бы ни говорили о Проспере Эрмелины, он всегда был настоящим человеком, не то что они сами, просто… насекомые.

Ах, Проспер, Проспер! Кто бы мог подумать, что все так обернется! Надин скорбно покачала головой. Даже могилы у него не будет. Его тело принял холодный океан, и теперь он там, рядом с бедной Констанс… Что ж, хоть в смерти им довелось соединиться так, как они хотели.

Надин развязала черную косынку на шее. Сзади послышался какой-то шорох, и невольно женщина насторожилась.

– Кто здесь? – вскрикнула она.

Ни звука в ответ. Наверное, померещилось. Или нет?

Надин с опаской обернулась, и в следующее мгновение погас свет. Она бросилась к двери, но было уже поздно. Чьи-то руки схватили ее и стали душить. В темноте со стуком опрокинулся стул, а потом наступила глубокая, как смерть, тишина.

Глава двадцать первая,

в которой Деламар выходит из себя

– Хотите пари? – спросил на следующее утро маркиз Мерримейд у графа фон Лихтенштейна.

Рудольф промычал нечто невразумительное и потянулся к бокалу с коньяком. Голова у него раскалывалась, и чувствовал себя германский агент на редкость скверно. Собачонка маркизы, умильно виляя хвостом, сделала попытку забраться к нему на колени, но Рудольф отогнал ее.

– Что за пари? – заинтересовался Ричардсон.

– Очень простое, – ответил англичанин, принимаясь за еду. – Я бы назвал его так: «Кого прикончат следующим?» – И он кивнул на соседний стол, за которым сидели Эрмелины и их сопровождающие, ряды которых изрядно поредели. Надин Коломбье не было – она не явилась к завтраку, но все знали, что вчера убили ее брата, и никто не осмелился ее побеспокоить.

Амалия вздохнула и отвернулась, глядя на океан, который так и подмывало назвать безбрежным, что в известном смысле оправданно, ибо до берега – как до того, от которого «Мечта» отчалила, так и до того, куда она держала курс, – было еще очень и очень далеко. Девушка отнюдь не разделяла спортивного интереса англичанина.

– Знаете, месье, – спокойно заметил французский дипломат, – почему-то мне думается, что, если бы опасность угрожала вам или вашей жене, вы бы не выдвигали столь странных предложений.

Амалия с признательностью улыбнулась де Бриссаку, и Ричардсон, заметив это, надулся.

– Не вижу в них ничего странного, – возразил маркиз. – А вы, мистер Дайкори?

Сегодня миллионер сидел за их столом. Находившаяся неподалеку от них Эжени Армантель, слышавшая весь разговор, уронила ложку и зарыдала, закрыв лицо руками.

– Я не люблю пари, – холодно ответил старик.

– И чего эта собака ко мне липнет? – возмутился Рудольф, носком ботинка отпихивая назойливую моську, которая не переставала вертеться возле него.

– Наверное, ей понравилось ваше вино, – предположила Амалия.

Рудольф посмотрел на нее тяжелым взглядом.

– Кузина, у меня голова от вас идет кругом. Какое вино? Что за чертовщину вы несете?

– Вы что, не помните? Вчера вы напоили ее вином, так что у нее лапы разъезжались в стороны.

– Я? Напоил собаку? – ужаснулся Рудольф. – Кузина, у меня в роду не было душевнобольных!

Амалия укоризненно покачала головой. С самого утра ей пришлось вплотную заняться своим поверженным кузеном. Рудольф хандрил, строил планы физического уничтожения Вернера, который со своей женой не показывался из каюты, и клял всех и вся на чем свет стоит. Вдобавок вчера агент здорово напился и едва не подрался с Ричардсоном, так что сейчас цвет его лица оставлял желать лучшего.

Поняв, что Рудольф сегодня не в духе, собачка переключилась на мистера Дайкори и с любопытством стала обнюхивать его парализованные ноги.

– Мадам, – скучающим тоном обратился миллионер к маркизе, – будьте так добры, уберите свою собаку. Я старый, больной человек, и она меня раздражает.

– Как Консорт может кого-то раздражать? – возразила маркиза. – Это же такое очаровательное существо! – И она нежно улыбнулась собачке, которая негромко зарычала на миллионера.

– Нортен! – крикнул Дайкори своему слуге, указывая на собаку.

Очевидно, молодой человек научился понимать своего хозяина без слов, потому что без всяких околичностей схватил Консорта за шкирку, вытащил его из салона и вышвырнул в коридор.

– Как вы смеете! – взвизгнула маркиза, покрываясь пятнами.

– Еще одно слово, – спокойно ответил Дайкори, разрезая бифштекс, – и я прикажу вышвырнуть вас за ней следом.

И что-то такое было в его голосе, отчего маркиза мгновенно притихла и даже не осмелилась протестовать.

– Это возмутительно! – пробормотал маркиз. Амалия сделала вид, что не слышит его.

Маркиза Мерримейд заерзала на месте, не сводя глаз с двери. Наконец, не выдержав, она вскочила с места и побежала к своей обожаемой собачке.

– Сколько треволнений, – брезгливо заметил миллионер Амалии, пожимая худыми плечами. – И все из-за чего? Из-за какой-то уродливой шавки!

– Вы не любите собак? – осведомилась у него девушка.

– Я не люблю ни собак, ни людей, – последовал ответ. – Вторые ничем не лучше первых. Тоже только и знают, что гадить и скулить. И точно так же норовят укусить исподтишка при первой же возможности. Если кому-то так необходимо иметь рядом животных, я бы рекомендовал завести золотых рыбок – они хотя бы немые. А вообще лучше всего довольствоваться обществом умных книг и красивых вещей – они уж точно никогда не подведут.

Рудольф положил вилку. От злости у него даже голова перестала болеть. Он никогда не думал, что можно так возненавидеть калеку и вдобавок немощного старика, но у него просто руки чесались от желания как следует огреть чем-нибудь самодовольного сморчка-инвалида. Однако, так как рядом находилась Амалия, он ограничился тем, что сказал:

– Я полагаю, что свое состояние вы нажили, одурачивая золотых рыбок… Наверное, вы соскребали с них золото и переплавляли в слитки, чтобы потом продать по сходной цене.

Дайкори желчно улыбнулся.

– У вашего родственника, – заметил он Амалии, – на редкость тонкое чувство юмора. Пожалуй, я возвращаюсь к себе в каюту.

Миллионер сделал знак Нортену, и тот покатил его кресло к выходу.

А маркиза Мерримейд тем временем металась по кораблю, ища свою собачку, которая как сквозь землю провалилась.

– Консорт! Консорт! Месье Марешаль, вы не видели моего Консорта?

Второй помощник капитана ответил отрицательно, и маркиза поспешила дальше.

– Консорт! Лапочка моя! Ну куда же ты запропастился?

Держась за перила, маркиза спустилась по лесенке и оказалась в проходе между каютами. Ухо ее различило знакомый писк.

– Консорт! – обрадовалась она и толкнула дверь, из-за которой этот писк доносился. – Где же ты, мой сладкий?

Слова замерли у нее на губах.

В двух шагах от маркизы лежало тело немолодой женщины в черном. Консорт стоял возле трупа и, жалобно поскуливая, смотрел на хозяйку большими влажными глазами.

На груди убитой лежала записка: «Ты умрешь четвертой. Л.».

* * *

Сыщик Деламар в ярости грохнул кулаком по столу.

– Так, – заявил он, – с меня хватит!

Отзвенели истерические вопли маркизы, доктор Ортега осмотрел труп Надин Коломбье и констатировал, что она умерла от удушения. Из второго класса снова вызвали отца Рене и дали знать о случившемся капитану. Узнав об убийстве, Эжени Армантель упала в обморок, и мужу стоило большого труда привести ее в чувство. Ортанс тихо плакала, Луиза сидела с застывшим лицом, комкая в руках носовой платок. Мужчины выглядели подавленными и избегали смотреть друг на друга.

– Боже мой, – стонала Эжени, – это никогда не кончится!

Ее круглое личико словно выцвело, взгляд сделался жалким и несчастным. Гюстав жался к стене, как испуганный зверек. Феликс Армантель, заложив руки в карманы, стоял у окна и делал вид, что любуется морем. Губы его кривились, между бровей пролегли тревожные морщинки.

Деламар, чью щеку то и дело перекашивал нервный тик, начал опрос свидетелей. Увы, никто не мог сообщить ему ничего утешительного. Все то же самое: не знаю, не видел, не слышал, ничего не могу сказать. Тогда-то сыщик и потерял терпение.

– Послушайте, что вы скрываете? – заорал он, обращаясь к Эрмелинам и ни капли не заботясь о том, что его слышат все остальные присутствующие. – В чем вы хотите меня убедить? Что вы понятия не имеете о том, почему Леонар Тернон убивает вас друг за дружкой, как цыплят? – Глаза сыщика сверкали, на щеках проступили багровые пятна. Он рванул узел галстука, чтобы ослабить его. – Черт возьми, да я ни за что в жизни не поверю, будто Тернон мстит вам за то, что из-за вас ему пришлось прокатиться в Африку! Даже если он попал там в плен или заболел лихорадкой, все равно этого мало, чтобы вот так хладнокровно убивать людей! Должна быть и другая причина! Что, месье? – с вызовом обратился он к Кристиану, который отвел глаза. – Может быть, вы объясните наконец, для чего Тернону понадобилось убивать сестру управляющего? В конце концов, она же не была его невестой! А вы, мадемуазель? – Теперь он обращался к Луизе Сампьер. – Вы живете в этой семье, вы должны знать все об их делах! Может быть, хватит ссылаться на детский возраст? Почему Тернон так ненавидел Боваллона и Коломбье?

– Я не знаю, месье, – растерянно пробормотала Луиза. – Честное слово!

– Да что вы цепляетесь к ней! – крикнул Гюстав. – Вы, жалкий сыщик, который на корабле, окруженном водой, не может отыскать пропавшие драгоценности… который ничего сделать не в состоянии, кроме как собирать записки с номерами убитых!

– Молчать! – рявкнул Деламар. Он угрожающе наставил указательный палец на семейство Эрмелин. – Вы все мне лжете! Даже когда вы говорите правду, вы что-то недоговариваете! Все вы глухие и слепые, и когда у вас под боком убивают человека, вы ничего не замечаете! И вы хотите, чтобы я поверил вам? – Он подался вперед. – А может быть, вы просто боитесь, что я поймаю Леонара, и тогда он заговорит? А? А?

– Неслыханно… – пробормотал Кристиан. – Просто неслыханно!

Однако в его тоне не чувствовалось и тени убежденности.

Деламар повернулся к Амалии и развел руками.

– Не понимаю я этих людей, – с отчаянием проговорил он. – Не понимаю. – Он рухнул на диван. – Ваша горничная пришла, мадам Дюпон.

И в самом деле в комнате появилась Марианна, которая прислуживала Амалии на «Мечте».

– Мадам, – доложила она, – отец Рене просит позволения поговорить с вами.

– Хорошо. – Амалия поднялась с места. – Проводи его в каюту, я сейчас приду.

– Собираетесь исповедоваться? – насмешливо осведомился Феликс Армантель.

– Еще одно слово, – угрожающе вмешался Рудольф, – и исповедь понадобится вам!

– Ой, вы меня пугаете… – картинно взволновался Феликс и, отвернувшись, пригладил усы.

– Мне проводить вас, кузина? – спросил Рудольф.

– Да, пожалуй, – согласилась Амалия, которой вовсе не хотелось, чтобы ее кузен выбросил развязного хищника за борт.

Отец Рене уже ждал их. Под глазами у священника лежали темные круги, лицо осунулось. Сейчас ему можно было дать лет сорок пять, не меньше.

– Мне очень жаль, что нам приходится встречаться при таких обстоятельствах, святой отец, – промолвила Амалия. – Вы уже слышали о том, что произошло?

Священник кивнул.

– Ужасно… просто ужасно… – Он провел рукой по лбу. – Собственно говоря, мадам Дюпон, я пришел к вам как раз по поводу этой несчастной женщины.

– Она сказала вам что-нибудь о… о Леонаре? – насторожилась Амалия. – Что именно?

– Не совсем так. – Отец Рене улыбнулся уголками губ. – Дело в том, что… Вчера, когда вы ушли, я долго говорил с ней. Я пытался убедить мадемуазель Коломбье, что вы правы, и если она что-то знает, она не должна оставлять следствие в неведении. – Он поколебался. – Она обещала подумать, а потом, после похорон, подошла ко мне и вручила письмо. – Отец Рене извлек из-за пазухи тщательно запечатанный конверт. – Мадемуазель Коломбье взяла с меня слово, что я передам его вам, только если с ней самой что-нибудь случится. И теперь… теперь я исполняю ее волю. – Он протянул письмо Амалии. – Держите. Оно по праву принадлежит вам.

Амалия схватила конверт и нетерпеливо разорвала его. Внутри было несколько листков бумаги, исписанных мелким убористым почерком.

– Руди, – сказала Амалия, едва пробежав глазами первые строки, – немедленно зовите Деламара! – Вспомнив о священнике, она горячо стиснула его руку в своих ладонях. – Вы и представить себе не можете, святой отец, до чего я вам благодарна! Спасибо вам!

* * *

– Это и есть то звено, которого нам недоставало, – говорил Деламар примерно через час после того, как отец Рене принес Амалии признание Надин Коломбье. – Теперь очень многое становится ясным. И в первую очередь то, почему Эрмелины категорически не желали со мной говорить.

– Признаться, я подозревал нечто подобное, – пробурчал Рудольф. – Но все же – до чего мерзкие людишки!

Амалия сжала пальцами виски. Расследование любого преступления похоже на собирание кусочков мозаики в цельную картину: пока все фрагменты не легли точно на место, рано говорить о том, что дело раскрыто. Благодаря Надин Коломбье самый важный кусок мозаики наконец оказался собранным.

…Итак, шел 1870 год. Богатейшая госпожа Жермен Бежар умирала. Незадолго до кончины она составила завещание. Его условия были самыми недвусмысленными: практически все, чем она владела, должно было отойти ее любимому родственнику, молодому Леонару Тернону. Другим родственникам, Эрмелинам, доставались незначительные суммы, которыми они могли распорядиться по своему усмотрению, однако по сравнению с основным состоянием это были лишь жалкие крохи.

Судя по всему, властную и честолюбивую Констанс Эрмелин, у которой на руках были трое детей и сирота-племянница, такой поворот событий никак не устраивал. Она переманила на свою сторону адвоката покойной, Фелисьена Боваллона, и с его помощью совершила подлог завещания. Согласно новой версии, все богатство должно было отойти именно ей, Констанс Эрмелин. Двое слуг госпожи Бежар – ее дворецкий Проспер Коломбье и горничная Надин Коломбье – подписали новое завещание как свидетели. За помощь, которую вернее было бы назвать пособничеством, брату и сестре хорошо заплатили, а брата к тому же взяли на службу в унаследованную госпожой Эрмелин компанию, где он быстро пошел вверх.

Так из-за сговора четырех бесчестных людей – мадам Эрмелин, адвоката и брата и сестры Коломбье – Леонар Тернон остался без гроша в кармане. Через некоторое время он завербовался в колониальные войска и уехал в Африку, где вскоре погиб (по официальной версии). Однако Надин Коломбье, если верить ее письму, никогда не сомневалась, что он остался жив и что в один прекрасный день, когда он вернется, Эрмелинам придется несладко.

– Ну, последнее-то как раз чепуха, – фыркнул Деламар. – Наверное, она уверовала в грядущую расплату под влиянием отца Рене. Знаете, – оживился сыщик, – человеку свойственно до удивления быстро забывать гадости, которые он совершил, но, как только на него обрушивается несчастье, он сразу же вспоминает свои прегрешения и начинает посыпать голову пеплом. – Он оживленно потер руки. – Зато теперь понятно, почему Тернон начал с мадам Эрмелин, а закончил сестрой управляющего.

– Если закончил, – подал голос Рудольф.

– Вот именно, – поддержала его Амалия. – Если я правильно понимаю логику действий этого господина, то следующие на очереди Ортанс и Кристиан. Предавшая невеста и вероломный друг.

Деламар немного подумал:

– Да, вряд ли ему есть за что мстить Луизе Сампьер и Гюставу, которых он знал только детьми, и Феликсу Армантелю, которого вообще не знал.

– А Эжени? – встрепенулась Амалия. – Хорошо бы поточнее узнать, не было ли у нее… м-м… трений с Леонаром.

– Ха, – фыркнул Рудольф, – по-моему, вы не учитываете, что он может убить и ее, и Гюстава за одно то, что им достались деньги, которые должны были принадлежать ему.

Деламар помрачнел.

– Боюсь, вы правы, – буркнул он. – И это, к сожалению, не упрощает мою задачу. За одним или двумя я еще могу уследить, но держать в поле зрения шесть человек одновременно… Конечно, капитан, как и все мы, заинтересован в скорейшей поимке преступника, но он просто не может выделить столько людей для слежки.

– Ничего, – сказала Амалия, мягко касаясь его руки. – Обещаю вам, мы что-нибудь придумаем.

– Даже если не придумаем, – весело добавил Рудольф, – то при таких темпах, какие развил наш Леонар, скоро от всей семьи Эрмелин останутся как раз два человека.

Амалия смерила кузена испепеляющим взглядом. Однако Деламар не удержался и фыркнул.

– Иногда, господа, вы меня удивляете, – кротко заметила мадам Дюпон. – Кстати, вы ничего не выяснили насчет драгоценностей?

– Ничего, – вздохнул сыщик. – У меня даже нет никаких догадок по поводу того, кто бы мог их украсть. Я почти уверен, что тут замешан Белоручка, но если так… – Деламар скорбно покачал головой. – Если так, то, значит, драгоценностей мы уже никогда не увидим. Слишком уж хитер вор, черт бы его побрал!

– Скажите, а бриллианты княгини Лопухиной украл Белоручка? – спросил Рудольф. – Кажется, я что-то слышал об этом.

– О, – оживился сыщик, – да в Париже все об этом слышали!

– А вы знаете подробности? – загорелась Амалия. – Мне бы хотелось…

– Уверен, месье Деламар с удовольствием расскажет нам всю историю, но… за обедом, – заметил Рудольф, поднимаясь с места. – Что-то у меня от наших убийств аппетит разыгрался. Идемте, кузина, нас, наверное, уже заждались.

* * *

– Так как же там все было? – спросила Амалия, когда полчаса спустя она, агент и сыщик уже вкушали трапезу в большом салоне.

– Вы это о чем? – полюбопытствовала миссис Рейнольдс.

– О Белоручке, – пояснила Амалия. – Ну так как, месье Деламар? Как же все-таки ему удалось украсть драгоценности княгини? Я умираю от любопытства!

Деламар откашлялся, вытер салфеткой рот и начал рассказывать.

…Итак, жила-была в Париже княгиня Лопухина, эксцентричная русская дама. Со своим мужем, князем, она давно развелась и обосновалась в особняке на Елисейских Полях, благо средства позволяли ей и не такое. Страстью княгини было коллекционирование драгоценностей, причем не каких-нибудь, а весьма дорогостоящих. Расстаться же с ними ей пришлось при весьма примечательных обстоятельствах.

В один прекрасный день в дверь особняка звонит настройщик роялей и говорит, что его вызвали осмотреть инструмент госпожи Лопухиной. Лакей в недоумении, зовет госпожу. Та выходит к настройщику, объясняет, что произошла какая-то ошибка. Настройщик уходит, но не успевает он дойти до двери, как княгиня издает вопль и падает в обморок. Когда она вернулась в будуар, то обнаружила, что драгоценности, которые буквально только что лежали в шкатулке, загадочным образом испарились из нее.

Настройщика хватают, вызывают полицию, полиция оцепляет дом, обыскивает слуг, перерывает сад, смотрит под окнами, в водосточных трубах, на крыше – везде! Доходит до того, что осматривают даже поленницы, простукивая каждое полено, снимают крышки с кастрюль, в которых готовится еда на кухне, и обыскивают собачью конуру во дворе. Драгоценностей нет. Все слуги – на месте, и никто дом не покидал, настройщик оказывается действительно настройщиком роялей с почти двадцатилетней безупречной репутацией. Вчера ему заплатили, причем чрезвычайно щедро, чтобы он явился в особняк точно в назначенное время. Платил какой-то седой господин приличного вида, прихрамывающий на левую ногу. Настройщика допрашивают, допрашивают его семью, а если бы представлялось возможным, допросили бы и его кошку, и канарейку в клетке. Ни-че-го!

Полицейский комиссар Жанкур в ярости. Это Белоручка! Белоручка опять обвел его вокруг пальца! В который раз! Комиссар трясет лакея, трясет служанку, трясет вторую горничную, трясет дворецкого, которые одни могли зайти в будуар в те пять минут, что княгиня объяснялась с настройщиком. Особенно – трясет лакея, потому что тот всего месяц как служит в доме, и доводит беднягу до заикания. Вовремя объявившийся представитель страховой компании осторожно подает идею, что мадам Лопухина могла сама свистнуть свои драгоценности, чтобы получить страховку. Мадам Лопухина, поняв, куда ветер дует, падает в обморок вторично, ее обыскивают, вновь обшаривают ее будуар, матрацы, подушки, комоды. И опять – ничего! Представитель компании, которая явно не горит желанием расставаться с огромными деньгами, объявляет полицейским, что тот, кто найдет драгоценности, получит солидную награду, после чего в особняке княгини оказывается едва ли не весь личный состав с набережной Ювелиров[19]. Дом перерыт вверх дном, стены простуканы сантиметр за сантиметром, даже сено для лошадей, и то перебрано.

К вечеру во всех парижских газетах выходят глумливые статьи о том, что родная полиция даже по горячим следам неспособна схватить воришку, что уж тогда говорить о более серьезных делах! Министр внутренних дел подает в отставку, настройщик становится героем дня, и все наперебой приглашают его к себе, а княгиня Лопухина плачет и пересчитывает деньги, полученные за страховку. Но драгоценностей так никто и не нашел!

– Господи, – вскрикнула вдруг Амалия, – до чего же я глупа!

Роберт Ричардсон в изумлении уставился на нее. Деламар открыл рот.

– Кузина, – пробормотал Рудольф, – о чем это вы?

– Ах, не обращайте на меня внимания, кузен, – велела ему Амалия, улыбаясь очаровательной улыбкой. – Просто я кое-что поняла, хоть и с большим опозданием. – Затем она обратилась к Деламару: – Благодарю вас, месье, за чудесный рассказ.

Миллионер Дайкори только повел своими острыми плечами.

– Право же, не знаю, мадам Дюпон, что чудесного вы нашли в этой истории, – заметил он. – Лично я уверен, что, если бы дама прятала свои драгоценности в сейф, а не совала их как попало в обыкновенную шкатулку, вряд ли ее сумели бы так легко обвести вокруг пальца.

– Ну, что касается сейфов… – заговорил снова задетый за живое Деламар.

Но никто так и не узнал, что же именно он хотел сказать, потому что Рудольф фон Лихтенштейн грубо выругался по-немецки, а сеньора Кристобаль пронзительно завизжала. Виною тому был не кто иной, как сидевший за соседним столом Кристиан Эрмелин. Неожиданно он поднялся со своего места, держа в руке новехонький сверкающий револьвер.

Глава двадцать вторая,

в которой раздается выстрел

Завидев человека с оружием, Рудольф показал себя с самой похвальной стороны. Он схватил Амалию в охапку, оттащил ее от стола и стал перед нею, своей квадратной фигурой надежно загораживая девушку от обезумевшего Эрмелина, чьи руки тряслись так сильно, что в первые мгновения никто не сообразил, в кого он метит: то ли в Амалию, то ли в одного из ее соседей по столу.

– Кристиан! – со слезами в голосе закричала Ортанс. – Опомнись! Что ты делаешь?

– В самом деле, сударь… – медленно проговорил Деламар. Глаза сыщика сузились. – Кстати, откуда у вас револьвер?

– Он принадлежит мне! – вскрикнул нервно Кристиан. И добавил: – Я захватил его с собой в плавание просто так, на всякий случай. Но теперь собираюсь использовать по назначению! – Он возвысил голос, глаза его горели ненавистью, ноздри раздувались. – Я уничтожу тебя, гнусная тварь!

Маркиза Мерримейд тоненько пискнула. Сеньора Кристобаль, обхватив руками голову, тихо запричитала по-испански. Миллионер застыл на месте, и только сухопарая донья Эстебания продолжала поглощать свой обед как ни в чем не бывало.

– Кристиан, перестаньте! – простонала Луиза Сампьер. – Не губите себя!

– Молчите, Луиза! – крикнул ее кузен. – Я знаю, что делаю.

Сыщик Деламар медленно положил вилку на стол.

– В самом деле? Может быть, вы удосужитесь тогда объяснить нам, что же, черт возьми, вы делаете?

Некоторое время Кристиан беззвучно шевелил губами, словно голос отказал ему. Наконец хрипло выговорил:

– Это он.

Деламар в недоумении вскинул брови. Маркиз Мерримейд покрепче прижал к себе жену, вполголоса по-английски успокаивая ее.

– О ком вы говорите? – рискнул спросить маленький доктор.

– О Леонаре Терноне, о ком же еще! – со злостью ответил Кристиан, поудобнее перехватывая револьвер. – Это он! Это точно Леонар!

Деламар обвел взглядом бледные, напряженные лица присутствующих. Вот мадам Дюпон, которая поднимается на цыпочки, чтобы выглянуть из-за спины своего кузена, который не пускает ее. Вот маркиз с женой, которая в панике забыла даже про свою собачку, и Консорт, ничего не понимая, жалобно поскуливает возле ее ног. Вот миллионер Дайкори, за креслом которого виднеется фигура его слуги, Нортена. Дальше миссис Рейнольдс с толстощекой дочерью, обе окаменевшие от ужаса… Дипломат де Бриссак, неодобрительно поджавший губы… Американец, чьи руки сами собой сжимаются в кулаки… Оперная певица, ее невозмутимая компаньонка, маленький доктор, аккомпаниатор Леон Шенье, уронивший в тарелку кусок хлеба… Что за вздор, в самом деле? Откуда тут мог появиться Леонар Тернон? Ведь он сам, Деламар, сто раз проверял и перепроверял всех путешественников из первого класса! Или…

– Признавайся, сволочь! – рявкнул Кристиан. Он явно не владел собой. – Я же знаю, что это ты!

– Кристиан! – жалобно пролепетала Ортанс. – Пожалуйста, не надо! Ты вбил себе в голову бог весть что!

– Нет! – отрезал ее муж. – Просто, в отличие от некоторых, я умею думать! – Он вызывающе покосился на Деламара. – Вы помните, сударь, как моя жена увидела Леонара здесь, на корабле, своими глазами?

– Положим, помню, – спокойно сказал сыщик. – Месье Эрмелин, может быть, вы все-таки уберете револьвер? Потому что, признаюсь вам, я не большой любитель огнестрельного оружия.

– Ах, оставьте! – презрительно бросил Кристиан. – Лучше скажите мне, что произошло после того, как моя жена увидела этого человека.

Деламар мгновение поразмыслил:

– Как только мы поняли, что случилось, мы бросились на палубу, где стоял Леонар Тернон.

– И что? – вызывающе спросил Кристиан. – Думайте, месье, думайте!

– На палубе никого не было, – вмешался Рудольф. – Послушайте, месье Эрмелин, что за балаган вы тут устраиваете?

– Вы ничего не помните! – вне себя выкрикнул Кристиан. – На палубе находились два человека, и от них мы узнали, что они никого не видели. А кто там был, а?

Деламар угрюмо поскреб подбородок.

– Мистер Дайкори и его слуга, – нехотя признал он. – Так вы что, хотите сказать, что всеми уважаемый…

– Мне плевать на мистера Дайкори! – огрызнулся Кристиан.

– Большое спасибо, сударь, – очень холодно ответил старик. – Вы необыкновенно воспитанный и вежливый человек.

Его тон немного отрезвил мужчину с револьвером.

– Я не хотел задеть вас, сударь, – сказал он. – Речь идет о вашем спутнике. О человеке, который называет себя Льюисом Нортеном!

Молодой человек со стальными глазами побледнел и сглотнул слюну. Взоры почти всех присутствующих были теперь устремлены на него.

– Кристиан! – жалобно вскрикнула Ортанс. – Уверяю тебя, это не он!

– А я говорю, он! – огрызнулся ее муж. Он сделал шаг вперед и прицелился. – И я не могу допустить, чтобы мерзавец убил тебя! Я обязан остановить его!

– Господи, – пробормотал Ортега, – но он же сейчас и впрямь выстрелит… Месье Деламар, сделайте хоть что-нибудь! Это просто чудовищно!

– Месье Эрмелин! – заговорил Деламар, как всегда спокойно и рассудительно. – Позвольте вам напомнить, что убийство, равно как и покушение на него, не слишком одобряется французским законодательством и более того – может привести вас прямиком на гильотину. Кроме того, угрожать беззащитному человеку в присутствии стольких свидетелей попросту некрасиво, неразумно и отдает дурным тоном.

– Плевать я хотел на ваши крючкотворские штучки! – заявил Кристиан. Однако было видно, что он начал колебаться.

– Месье Эрмелин, – подчеркнуто бесстрастным тоном продолжил сыщик, – я уполномочен капитаном нашего судна провести расследование, и я должен заявить, что решительно возражаю против методов, которые вы пытаетесь применить. Скажите, у вас есть доказательства того, что именно этот человек является Леонаром Терноном, или все ваши выводы основаны на том, что в тот день мистер Нортен находился неподалеку от места, где Леонар Тернон дал о себе знать?

– В самом деле! – пробормотал несколько оправившийся маркиз.

– О, не волнуйтесь! – запальчиво заявил Кристиан. – Доказательства у меня найдутся. Но тому, что происходит, необходимо положить конец!

– Полностью с вами согласен, – заметил сыщик с тонкой иронией, которая ускользнула от большинства присутствующих, за исключением разве что Амалии и дипломата. – Ну и где же они, ваши доказательства? Не забывайте, мы не меньше вашего заинтересованы в том, чтобы найти Леонара Тернона. Итак?

– Кристиан, ты меня пугаешь! – взвизгнула Эжени. – Пожалуйста, убери пистолет!

– Не пистолет, а револьвер, – вполголоса заметил американец. – У пистолета обойма, у револьвера барабан.

– Ну так как, сударь? – хладнокровно продолжал Деламар. – Представьте нам ваши доводы. Иначе, простите, все ваши догадки и предположения окажутся не чем иным, как обыкновенными домыслами.

– Господи, как же вы все глупы! – с горечью проговорил Кристиан. – Его же зовут Льюис Нортен! Вы что, не поняли? Да ведь Нортен – анаграмма фамилии Тернон!

– Анаграмма? – озадаченно переспросил сыщик.

– Ну конечно же! Он переставил буквы в своей фамилии, чтобы его не узнали! А имена Льюис и Леонар начинаются на одну букву! И он был возле того места, где Ортанс увидела Леонара и узнала его! Господи, какие доказательства вам еще нужны? Говорю вам – это точно он!

– Минуточку, минуточку… – поспешно произнес Деламар. – Должен сказать, что… – Он глубоко вздохнул. – Погодите, месье Эрмелин. Вы обвиняете человека…

– Да, я его обвиняю! – Щеки Кристиана Эрмелина горели. – Это он отравил маму! Он зарезал Боваллона, он прикончил нашего управляющего и его несчастную сестру! Ну что, мерзавец? Мы с Ортанс должны были стать следующими, да? Что ты молчишь?

– Дайте же ему хотя бы возможность оправдаться, – снова вмешался Деламар и повернулся к молодому человеку, сопровождавшему мистера Дайкори. – Что вы скажете, сударь, на выдвинутые против вас обвинения?

Льюис Нортен, он же уличенный (как уже верило большинство присутствующих) Леонар Тернон, с недоумением посмотрел на сыщика.

– Я… Сэр, я не понимаю, чего от меня хочет этот человек. – По-французски он говорил довольно правильно, но с заметным акцентом. – Я знаю, что у него в семье произошло несчастье, но… это же не повод, чтобы обвинять меня!

– Я вообще не понимаю, что за чушь несет месье, – скрипучим голосом вставил миллионер. – Нортен – мой человек, и я не желаю, чтобы его оскорблял какой-то помешанный!

– Погодите, сударь, погодите! – перебил его Деламар и обратился к Нортену: – Простите, месье, вы утверждаете, что вы не Леонар Тернон?

Тот кивнул.

– Вы что, ему верите? – выкрикнул Кристиан. – Верите – ему? Да это же просто смешно!

– Ничуть, – уверенно возразил Деламар. – Так как вас зовут? – спросил он у человека со стальными глазами.

– По-моему, это всем известно, – с некоторым раздражением отозвался тот. – Я Нортен, Льюис Джеффри Нортен.

– Вы работаете на месье Дайкори? – продолжал сыщик свой допрос.

– Именно так.

– А кем вы у него работаете?

– Он мой секретарь, если вам угодно знать, – вмешался Дайкори. – Еще он возит меня на прогулки в коляске и исполняет мои мелкие поручения. Что еще?

– Сколько лет он у вас служит? – напрямик спросил сыщик.

– Шесть, – без колебаний ответил миллионер. – Это все?

– Да какое значение имеет то, сколько он служит! – закричал Кристиан, явно теряя терпение. – Говорю вам: это Леонар Тернон! Никто другой просто не может им быть!

– Ну, почему же? – спокойно возразил Деламар. – В каком-нибудь детективном романе роль злодея наверняка досталась бы мистеру Дайкори, который симулировал паралич, чтобы вернее осуществить свои злодейские замыслы.

Амалия оторопела. Зная нрав миллионера, она подумала, что сейчас может произойти что-то ужасное. Но, к ее удивлению, Дайкори только улыбнулся.

– А вам не откажешь в фантазии, месье! – заметил он. – Вынужден вас разочаровать: имя Леонара Тернона я сегодня слышу впервые.

– Не сомневаюсь, месье, – учтиво отвечал Деламар. – Мадам Эрмелин! Будьте так добры, подойдите сюда.

– Что вы хотите делать? – занервничал Кристиан. – Зачем это?

– Раз уж вы отыскали Леонара Тернона, надо дать мадам возможность его опознать, – отозвался сыщик. – Помнится, мадам утверждала, что даже через двадцать лет она бы все равно узнала своего жениха, и я склонен ей верить. Прошу вас, мадам Эрмелин, подойдите. А вы, сударь, – он повернулся к Кристиану, – лучше опустите пока револьвер, иначе мало ли что может произойти…

– Ортанс! – крикнул Кристиан. – Я запрещаю тебе!

– Хватит, Кристиан, – выговорила молодая женщина побелевшими губами. – Ты сам все это начал! – Она швырнула салфетку на стол и поднялась с места. – Простите нас, месье Деламар. Никак не думала, что может произойти нечто подобное.

Неожиданно Луиза Сампьер тоже встала.

– Я хорошо помню Леонара, – звонким голосом заявила она. – И чтобы вы не сомневались, Кристиан, я тоже погляжу.

Судя по всему, Льюис Нортен занервничал.

– Что они собираются делать? – жалобно спросил он у присутствующих.

– Ничего, только посмотрят на вас, и все, – с брезгливой гримасой объяснил Дайкори.

– Пожалуй, – внезапно решилась Эжени Армантель, – я тоже посмотрю.

Три женщины приблизились к Нортену и принялись придирчиво оглядывать его со всех сторон. Секретарь поежился. Он явно чувствовал себя неловко.

– Кузен, вы ошиблись, – уверенно заявила Луиза. – Это не Леонар. Тот был совсем другой.

– Она права, – поддержала ее Эжени. – Конечно, глаза немного похожи, но… Нет, это не Леонар Тернон.

– Да о чем вы говорите? – вскипел Кристиан. – Поймите же, за десять лет люди меняются, а некоторые могут измениться так, что их даже близкие не узнают! Что уж тут говорить о…

– Кристиан, – устало промолвила Ортанс, поворачиваясь к нему, – может быть, хватит? Ты до смерти перепугал всех присутствующих. Тебе мало? Говорю тебе в последний раз: этот человек – не Леонар Тернон! Не он! И убери оружие, оно тебе совершенно ни к чему!

Она вернулась на свое место, и даже ее платье шелестело как-то по-особенному гневно.

– Боже, боже… – лепетала сеньора Кристобаль, зачарованно глядя на Кристиана. – Какая драма! Куда там сеньору Дюма!

Донья Эстебания презрительно скривила губы. Будучи женщиной более земного склада и зная, что револьверы иногда делают такие дырки, которые невозможно заштопать, она отнюдь не разделяла восторга своей хозяйки.

– Может быть, и в самом деле хватит, Кристиан? – подал голос Феликс Армантель. – Это не Леонар Тернон. Ты ошибся!

– Да вы что, все слепые? – в ярости закричал Кристиан. – Говорю же вам – это он!

– Но он даже по-французски говорит с акцентом, – робко вмешался Гюстав. – Полно тебе, Кристиан!

– Он притворяется! – настаивал Кристиан. Он поднял руку, и дуло револьвера снова смотрело на Нортена, который стоял ни жив ни мертв. – Почему вы верите не мне, а ему? Вы должны верить мне!

– Кузен, – прошептала Амалия Рудольфу, – сделайте что-нибудь! Он же убьет беднягу!

– Ну и что? – отозвался треклятый немец с завидным хладнокровием. – Стрелять он наверняка не умеет, и даже если выстрелит, не факт, что попадет в него. А вот если он случайно угодит в вас, мне это будет чрезвычайно неприятно.

– Я ценю вашу привязанность, кузен, – говорила Амалия, приподнимаясь на цыпочки, чтобы из-за его плеча еще раз взглянуть на происходящее, – но бедный Нортен…

– Да, не повезло ему, – согласился Рудольф. – Но, в конце концов, если его пристрелят, Дайкори возьмет себе нового секретаря, только и всего. И вообще, кузина, не верьте чувствам. По правде говоря, я расчетливый сукин сын. Если вас убьют, кто, интересно, поможет мне вернуть Леонардо? А до какого-то там секретаря, как и до его хозяина, мне нет ровным счетом никакого дела. Даже если Эрмелин по ошибке прикончит Дайкори, мне тоже совершенно наплевать, потому что миллионеров развелось уж слишком много, чтобы сокрушаться по поводу каждого из них. – Тут он охнул, потому что Амалия, которую совершенно выводила из себя его невозмутимость, изо всех сил стукнула его по спине кулачком.

– Рудольф, – заявила она, – вы негодяй!

– Знаю. Но лучше быть живым негодяем, чем мертвым праведником, – отозвался ее кузен с совершенно непрошибаемой самоуверенностью.

– Это же просто нелепо! – снова закричал между тем Кристиан. – Он сказал вам, что он не Тернон, и вы сразу же ему поверили!

– Хватит! – взвизгнула Луиза Сампьер. Она тяжело дышала, на лице ее проступили багровые пятна. – Сразу трое сказали вам, что он – не Леонар! Повторить вам еще раз? Это не Леонар! Это совсем другой человек! Ну, теперь вы успокоитесь, наконец?

– В самом деле, Кристиан, – произнесла Ортанс, морщась. – Убери оружие и сядь на место. Ты просто смешон!

– Зря она так сказала, – вполголоса заметил доктор, неодобрительно качая головой, – теперь он точно не успокоится.

– Поскорее бы это все закончилось! – капризным тоном заговорила примадонна. – Я хочу еще шербета, а слуги боятся подойти!

– Значит, я смешон, да? – кипятился Кристиан. – Ну хорошо! – Он глубоко вздохнул. – Раз вам наплевать на мои доказательства и на то, что Тернон и Нортен – одна фамилия…

– Но меня и в самом деле так зовут! – возмутился секретарь. – Чего он от меня хочет?

– Все это очень плохо кончится, – мрачно проговорил де Бриссак, ни к кому конкретно не обращаясь.

Маркиза вздрогнула и перекрестилась.

– Покажите левую руку, – неожиданно потребовал Кристиан.

– Что? – Нортен побагровел.

– Покажите левую руку, – зло отчеканил Кристиан. – У Леонара Тернона ниже локтя был треугольник из родинок.

– Но послушайте… – в замешательстве начал американец.

– Довольно, Льюис, – вмешался Дайкори. – Покажите этому помешанному руку, а, когда он от вас отвяжется, я прямиком направлюсь к капитану и настою на том, чтобы его заперли под замок.

– Но, сэр, вы не понимаете… – пробормотал секретарь. Было заметно, что он крайне растерян. – Я не могу…

Деламар насторожился.

– Минуточку, – подозрительно проговорил он. – Что значит – не можете?

Глаза Кристиана Эрмелина сверкнули торжеством. Большим пальцем он отвел курок.

– Прощай, Леонар, – спокойно сказал он. И нажал на спуск.

Прежде, чем кто-либо успел сообразить, что делать и как себя вести в столь дикой, немыслимой ситуации, донья Эстебания схватила со стола тяжелый графин и изо всех сил метнула его в стрелявшего. Грянул выстрел, следом раздался пронзительный женский визг, мужчины повскакали с мест. Собачка маркизы металась по салону и заливисто лаяла. Нортен, держась правой рукой за плечо, медленно осел на пол. К раненому бросился доктор Ортега, от волнения опрокинув стул. Что же до Кристиана Эрмелина, то Ричардсон, первым добравшись до него, уложил его крепким ударом в челюсть, а Деламар, вывернув ему руку с зажатым в ней револьвером, отнял оружие. Нортен, сидя на полу, тяжело дышал. По его рубашке расплывалось кровавое пятно.

– Какой ужас, – тихо проговорила маркиза. И беззвучно заплакала.

Хотя Кристиана Эрмелина держали трое мужчин – Ричардсон, дипломат и аккомпаниатор Шенье, – он тем не менее не прекращал отчаянных попыток вырваться и кричал:

– Это Леонар! Я уверен, что Леонар! Зачем вы помешали мне? Я же полностью разоблачил его! А теперь он может попытаться убить еще кого-нибудь!

Не выдержав, Феликс Армантель подскочил к шурину и как следует двинул его под дых. Кристиан обмяк на руках держащих его людей и закашлялся.

– Идиот! – заорал Феликс. – Ты хоть представляешь, что ты натворил?

Деламар быстрым шагом подошел к Нортену, возле которого суетились доктор и помогающая ему Амалия.

– Ну, что там? – спросил сыщик. – Я надеюсь, он не…

– Слава богу, пронесло, – ответил доктор с облегчением. – Ему повезло, что в последний момент донья Эстебания швырнула графин в этого одержимого. Рука у стрелявшего дрогнула, и пуля попала выше. – Он одобрительно улыбнулся старой компаньонке. – Хороший удар, дорогая! Считайте, что вы спасли ему жизнь.

– Это еще что, – возразила суровая компаньонка, несколько смягчаясь. – Однажды я отделала двух грабителей на улице, которые хотели отнять у меня корзину с овощами. Так – представляете? – полицейские даже хотели возбудить против меня дело – посчитали, что я слишком сурово с ними обошлась.

Дайкори искоса поглядел на нее и обратился к Ортеге:

– Скажите, доктор, вы ведь поставите его на ноги?

– Несомненно, сеньор, – отвечал маленький доктор.

Дайкори достал чековую книжку, велел оказавшемуся поблизости стюарду принести перо и стал что-то быстро черкать в ней. Меж тем Деламар склонился над Нортеном, которого перевязывал Ортега.

– Покажите вашу левую руку, пожалуйста, – мягко, но настойчиво попросил сыщик.

Нортен повернул голову, встретился глазами с Амалией и покраснел.

– Сэр… сэр… – умоляюще залепетал он. – Только не при дамах, прошу вас!

Не слушая его возражения, Деламар закатал рукав сорочки и поглядел на то, что находилось на руке ниже локтя. На лице сыщика изобразилось невольное уважение.

– Однако! – лишь промолвил он. После чего вернул рукав на место, поднялся и подошел к Кристиану, которого по-прежнему удерживали силой в другом углу салона.

– Ну, что? – возбужденно заговорил Кристиан. – Вы видели? Правда, это Леонар Тернон?

– Да, – вздохнул Деламар, – кое-что я видел.

После чего он наклонился к Кристиану и шепнул ему что-то на ухо. Эрмелин остолбенел.

– Но… но… – бормотал он. – Почему же он не…

– А вы сами стали бы показывать при всех такое художество? – прищурился Деламар. – Тем более что татуировка весьма… э-э… реалистичная.

– Какая татуировка? – немедленно загорелась любопытством маркиза. – Что за татуировка?

– Я думаю, это совершенно неважно, дорогая, – отвечал ее муж, пряча улыбку в усы.

– Так что человек, которого вы едва не убили, – спокойно закончил Деламар, – никак не может быть Леонаром Терноном. Вы обознались, месье Эрмелин. Он не тот, кто нам нужен.

Кристиан хлюпнул носом. Это казалось невероятным, но у всех присутствующих возникло впечатление, что он вот-вот расплачется. Донья Эстебания поглядела на него с омерзением и без всякого стеснения плюнула на пол возле него, таким образом выразив свое к нему отношение.

– Убийца! – заявила она.

– Просто ненормальный! – поддержал ее Ричардсон. – Напустился на беднягу, стал обвинять его черт знает в чем…

– И никому не известно, что ему взбредет в голову в следующий раз, – пропыхтела миссис Рейнольдс. – Вдруг он решит, что я его враг? Брр… – Ее даже передернуло от негодования.

– Да он попросту болван! – заметил миллионер. – Доктор, прошу вас… – Он протянул ему подписанный чек. – Это счет за лечение моего человека. – Нортен тихо застонал. – Сеньора…

– Донья Эстебания, – поправила его компаньонка.

– Да, конечно. – Дайкори протянул ей второй чек. – Прошу принять мое скромное подношение как знак искренней признательности. Вы удивительно ловко метнули графин в этого безумца. Если бы не вы, мой человек был бы уже трупом.

– Ну, что вы, сеньор… – пробормотала Эстебания. Она взяла чек, увидела проставленную в нем сумму и изменилась в лице.

Рудольф бросил на чек взгляд через ее плечо и подошел к Амалии.

– Если такую сумму он называет скромным подношением, то я мечтал бы увидеть нескромное, – заметил он. – Признаться, прежде я терпеть не мог старика, но теперь, кажется, начал его уважать. – Он покачал головой. – Однако и кремень же он, в самом деле!

В салон протиснулся второй помощник Марешаль. Он забросал сыщика вопросами, на которые тот дал обстоятельные ответы.

– Это уже переходит всякие границы! – заявил помощник. – Имело место покушение на убийство, в связи с чем мне придется принять меры. Оружие у вас? – Деламар кивнул. – Вот и прекрасно. Что же до вас, – обратился Марешаль к раздавленному Кристиану, – то отныне вы находитесь под арестом. Вы будете сидеть в своей каюте, и еду вам будут приносить туда. – Он сжал губы. – Лериш! Матиньоль! Уведите его и проследите, чтобы он не покидал каюту. Теперь вы за него отвечаете!

Матросы кивнули и удалились, уводя с собой Кристиана. Эрмелин шел, тяжело волоча ноги, как человек, раздавленный непосильным горем.

– И слава богу, – заявила сеньора Кристобаль. – Кстати, где мой шербет? Я ужасно проголодалась!

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«27 ноября. Шестой день плавания был богат событиями. Во-первых, я поняла, кто такой Белоручка и под каким именем он находится на корабле. Во-вторых, сестра управляющего была найдена убитой. Вечером ее похоронили в пучине. В-третьих, Кристиан Эрмелин отличился: вообразил, что секретарь мистера Дайкори – Леонар Тернон, и выстрелил в него. По счастью, ему помешал графин, которым в незадачливого убийцу запустила одна расторопная особа женского пола (не я), и тот, в кого он стрелял, отделался ранением в плечо. Но, хотя я значительно продвинулась вперед, я по-прежнему не могу понять, где скрывается Леонар, и, самое главное, почему, несмотря на все усилия, его до сих пор не смогли обнаружить. А между тем время идет, и до конца путешествия остается всего четыре дня».

Глава двадцать третья,

в которой происходит весьма занимательное разоблачение

Когда на следующее утро Амалия вновь увидела Рудольфа, то первым ее вопросом было:

– Скажите, кузен, нынешней ночью больше никого не убили?

– Насколько мне известно, нет, – беззаботно ответил Рудольф, затягиваясь сигарой. – А что?

– Так… – задумчиво сказала Амалия. Поколебавшись, она задала следующий вопрос: – Деламару не удалось обнаружить ничего нового?

– Почти ничего, – отозвался Рудольф. – Впрочем, он осмотрел револьвер Кристиана и установил, что это не тот, который принадлежал адвокату. Потому что у Боваллона был американский револьвер, а у Кристиана оказался французский «галан».

– А почему его не нашли при обыске? – спросила Амалия.

– Потому что Эрмелин спрятал его в пианино, – отозвался Рудольф. – А на вопрос, зачем ему это понадобилось, он ответил, что просто испугался.

– Звучит правдоподобно, – заметила Амалия.

Рудольф внимательно поглядел на нее.

– Что у вас в руках, кузина?

Амалия смешалась.

– Это… это… Словом, я кое-что тут прикинула… – Она протянула листок Рудольфу, который быстро пробежал глазами следующие строки, написанные на французском языке:

Что мы знаем о Леонаре Терноне?

Мужчина тридцати трех лет, который воевал в Африке. Глаза (если верить надежному свидетелю) серые, иногда кажутся голубыми. Цвет волос темный, что можно не принимать в расчет, потому что его легко изменить. Особая примета – треугольник из родинок на левой руке, чуть ниже локтя.

Кроме того:

1. Он находится на корабле «Мечта».

2. Он задался целью отомстить семье Эрмелин.

3. Он имел возможность подложить яд в еду мадам Эрмелин и остаться незамеченным.

4. Он имел возможность пробраться ко мне в каюту и взять мой нож для разрезания страниц, которым позже убил адвоката Боваллона, и опять-таки остаться незамеченным.

5. Он хорошо знаком с оружием и знает, что при выстреле сквозь подушку почти не будет шума.

6. Он способен удушить женщину.

Рудольф вынул сигару изо рта и расплылся в улыбке.

– Кузина, не хотел бы вас разочаровывать, но полчаса назад ко мне приходил Деламар и показывал мне почти такой же списочек.

– Такая сообразительность делает ему честь, – тут же нашлась Амалия.

– Да ну? Строго между нами: я начинаю проникаться уважением к французской полиции.

– Не торопитесь с выводами, кузен, – осадила его Амалия. – Пока наш доблестный сыщик еще ничего не обнаружил. Я вообще склонна считать, что это дело ему не по зубам.

– Вы так говорите, как будто вам самой удалось что-то обнаружить, – пожал плечами Рудольф.

– Сдаюсь, – вздохнула Амалия. – Признаюсь вам честно, кузен, я ровным счетом ничего не понимаю. Взять хотя бы мадам Эрмелин… Как яд мог попасть к ней в еду?

– Позвольте небольшую подсказку, кузина. Его туда подмешали.

– Да? И кто же мог это сделать?

– Тут как раз все очень просто, – возразил Рудольф. – Во-первых, повара. Во-вторых, официанты. И, наконец, любой из присутствующих на том обеде.

Амалия покачала головой:

– Нет, Руди. Не выходит.

– Кузина, клянусь живительной аква тофаной[20] и снадобьями, которыми сердобольная маркиза Бренвилье[21] потчевала своих нежно любимых родственников, я ничего не понял.

– Кузен, представьте себе на мгновение, что вам взбрела в голову фантазия кого-нибудь отравить.

– Уже представил.

– Уж не меня ли? – подозрительно осведомилась Амалия.

– Нет, что вы, кузина! За вас я готов в огонь, но не в воду. От воды меня мутит. Нет, если честно, я очень хорошо вижу Вернера в роли жертвы. С женой вместе. Так что продолжайте, прошу вас.

– Хорошо. Так вот, вы заготовили яд, рассчитали дозу, выждали удобный момент… и так далее. Положим даже, вы добились своего, и жертва умерла. Но потом начинается расследование, и вы неминуемо попадаете под подозрение. Потому что, кем бы вы ни были, вы все равно должны были иметь доступ к пище жертвы, и это самое уязвимое ваше место. А между тем, – Амалия поморщилась, – на кухне «Мечты» работает не меньше двух дюжин человек, плюс обслуга, стюарды, плюс пассажиры первого класса… И тем не менее никто ничего не заметил! Ни у кого даже нет никаких соображений по поводу того, кто мог подложить яд! Вот вы – как вы это объясняете?

Рудольф покраснел.

– Кузина, я не знаю. И вообще, я не отравитель по натуре. Мне проще кинуть Вернера за борт, привязав к нему в качестве груза его женушку, чем думать, что и как подсыпать ему в еду.

– А я не могу не думать об этом, – упрямо возразила Амалия. – Конечно, я допускаю, что Леонар Тернон очень хитер, но, черт возьми, не может же он быть хитрее меня!

– Кузина, – серьезно сказал Рудольф, – вы просто прелесть! – Он выпустил клуб дыма, которому позавидовал бы горящий пороховой погреб, и добавил: – Однако, мне кажется, вы забываете, что мы находимся здесь, на корабле, вовсе не для того, чтобы искать месье, который задался целью на корню извести семейство Эрмелин и их присных. Наша задача – не Леонар, а Леонардо, который, как назло, куда-то делся, что наводит меня на очень скверные мысли.

– С картиной ничего не станется, – отозвалась Амалия. – Главное – задержать убийцу. И вот тут мне потребуется ваша помощь.

– Неужели? – отозвался Рудольф, безмятежно щурясь сквозь дым. – Послушайте, кузина моей души, так дело не пойдет. Давайте вы мне скажете, кто взял Леонардо, и я сам им займусь, а потом, так уж и быть, помогу вам.

– Говорю вам, – объявила Амалия, – пока мы не прибыли в Нью-Йорк, картина находится в полной безопасности. А вот если мы попытаемся ее отобрать прямо сейчас, боюсь, нам не жить.

– Хорошо, – вздохнул Рудольф. – Думаю, на сей раз я точно брошу Вернера за борт.

– Картина не у Вернера, – раздраженно сказала Амалия. – Оставьте беднягу в покое, вы его совсем замучили. Вернер тут ни при чем!

– А кто же тогда?

– А вы не догадались?

Мгновение кузены смотрели друг на друга.

– Ну да, все сходится, – вздохнул Рудольф. – Значит, длинноносый маркиз и его супружница и в самом деле работают на англичан. Что ж, придется тогда вывести их из игры.

– Забудьте про маркиза и его жену, – сердито воскликнула Амалия. – Согласна, она порой бывает просто невыносима, но маркиза и впрямь бывшая актриса и ни в каких секретных делах не замешана.

– Кузина, – промолвил Рудольф, качая головой, – вы неподражаемы. Туша с хрустальным голосом, сеньора Кристобаль, разумеется, тоже вне подозрений?

– Рудольф, – воскликнула Амалия в сердцах, – вы редкостный хам!

Германский агент насупился.

– Моя дорогая, вы так говорите, словно вам неизвестно, что так называемые творческие профессии являются идеальным прикрытием для секретной работы. – Амалии и в самом деле это было неизвестно, но вслух, разумеется, она ничего не сказала. – И вообще, не сочтите за дерзость, но, по-моему, вы водите меня за нос. Почему вы так уверены, что вам известно, кто взял Леонардо?

– Потому что этот человек сам себя выдал, – спокойно ответила Амалия. – Причем даже не один раз. Конечно, именно он и завладел картиной, вместе со своим сообщником, разумеется. Беда в том, что эти люди очень хитры, и нам придется потрудиться, чтобы вернуть Леонардо. Если мы просто украдем его, они догадаются, кто это сделал, и тогда я не могу ручаться, что все ограничится одним усыплением.

– Какая заботливость, – проворчал Рудольф. – И что же вы предлагаете сделать с ними?

– Предлагаю избавиться от них. Раз и навсегда, – лаконично ответила Амалия.

Германский агент вытаращил глаза и поперхнулся дымом сигары до слез.

– Господи! Так я и знал. Канделябром по голове – и концы в воду, так?

– Зачем? – удивилась Амалия. – Нет, мы сделаем иначе. Помнится, вы говорили, что сумасшедший дом – самое надежное место для того, чтобы лишить человека возможности вредить вам. Однако, кроме сумасшедшего дома, есть еще одно место, из которого почти невозможно выбраться. Вот туда мы и засадим наших «друзей».

– Кажется, я понял, что именно вы имеете в виду, – заметил Рудольф. – Но каким образом вы собираетесь провернуть задуманное?

Амалия усмехнулась.

– По прибытии в Нью-Йорк наших похитителей будет ждать большой сюрприз, если вы не откажетесь мне помочь.

Рудольф смерил ее долгим недоверчивым взглядом.

– Слова! – заявил он, пренебрежительно пожимая своими широкими плечами.

– Положитесь на меня, кузен. Помните, не вы один пострадали от этих господ. У вас увели даму с лебедем, а у меня настоящего, кстати сказать, Тициана. Кроме того, я не люблю, когда мне в еду подмешивают снотворное, так что с большим удовольствием рассчитаюсь с нашими… фокусниками.

– Было бы лучше, – сухо заметил германский агент, – если бы вы не скрытничали и сей же час доверились мне. Ведь, кстати сказать, я до сих пор не знаю, кто так предусмотрительно затащил Висконти в шкаф, а затем бросил в воду.

Амалия оглянулась.

– Это был… – начала она и, наклонившись к кузену, прошептала ему на ухо два слова.

Рудольф выронил сигару.

– Как! – вскричал он. – Но ведь…

– Да, да, я знаю, – отозвалась Амалия. – Он специально нанял исполнителя, того самого… секретаря.

Рудольф шевельнул бровями, что-то прикидывая в уме.

– Предположим, что вы правы. Ну да, старик – поклонник искусства, у него одна из самых знаменитых коллекций и так далее. А почему именно секретарь?

– Потому что никакой он не секретарь, – отмахнулась Амалия. – Вчера мы с Ортегой помогли ему добраться до его каюты, и я воспользовалась моментом, чтобы ее осмотреть. У него на столе не было ни единой бумажки! Какой он после этого секретарь?

– Так вот почему вы с такой готовностью бросились его перевязывать! – воскликнул германский агент. – Вы все делали с дальним прицелом, чтобы забраться к нему в каюту!

– У меня и прежде были кое-какие подозрения, – просто подтвердила Амалия, – и я хотела убедиться, что была права.

– Стало быть, Нортен по поручению старика тоже выслеживал Висконти, и именно поэтому они оказались на «Мечте», – подытожил Рудольф. – Когда Висконти проник на палубу первого класса, Нортен подстерег его и стал требовать, чтобы тот отдал картину. А у Висконти от его раны произошло внутреннее кровоизлияние, и он умер, не успев ничего сказать. Уразумев, что случилось, Нортен испугался и спрятал труп в пустующей каюте, а ночью вернулся туда и выбросил тело за борт. Что ж, вполне логично. – Он подался вперед. – Кстати, вы уверены, что не Нортен с Дайкори усыпили нас и свистнули у меня «Леду»?

– Рудольф, – укоризненно промолвила Амалия, – если бы вы были внимательнее, то уже давно догадались бы, кто на самом деле сумел обвести нас вокруг пальца. Внимание к людям плюс внимание к мелочам – и разгадка всегда будет у вас в кармане. Трюк со снотворным проделали вовсе не Нортен со своим хозяином, а, как вы и подозревали, английские агенты. Эти люди считают себя очень умными, и я с большим удовольствием докажу им, насколько они ошибаются.

– Кузина, – засопел Рудольф, – я начинаю подозревать, что вы меня дурачите и что картина на самом деле находится у вас. С какой стати вы вообще мне помогаете? В жизни действует правило «каждый сам за себя», вы же знаете. Почему я должен вам доверять?

– Из-за наших общих предков, – коротко пояснила Амалия, – из-за Мадленки Соболевской и рыцаря Боэмунда, который вам так не нравится. Когда я смотрю на вас, мне чертовски приятно думать, что вы мой родственник, хоть и отдаленный. Кроме того, я ведь дала вам слово…

– Ладно, попытаюсь вам поверить, – сказал германский агент со вздохом. Правда, тут же добавил: – Но должен предупредить: если вы меня надуете, вас не спасут все канделябры в мире!

– Перестаньте, кузен, – взмолилась Амалия, – я уже не могу слышать это слово! Обещаю вам, «Леда» которую вы нашли, вернется к вам. А взамен вы поможете мне распутать весь клубок.

– Клубок змей, да? – хмыкнул Рудольф, блестя глазами. Он поднялся с места. – Ну что, идем хватать убийцу?

– Не совсем так, кузен, – после небольшой заминки призналась Амалия. – Начать придется с человека, лишь косвенно связанного с этим преступлением. Я надеюсь, он сумеет нам кое-что прояснить… А сейчас мы пройдем ко мне в каюту, и вы спрячетесь.

– Только не в шкафу! – заявил Рудольф. – У меня непреодолимое отвращение к шкафам, особенно большим. А еще больше – к нахождению внутри оных.

Амалия не смогла удержаться от улыбки.

– Кузен, прошу вас, дело очень серьезное… Как только тот человек появится, вы станете у входа и не дадите ему скрыться. Предупреждаю, прежде он никогда не попадался и может, потеряв голову, попытаться удариться в бегство. Стойко держите оборону и не выпускайте его. Думаю, оружия у него не окажется, но все-таки будьте осторожны.

– То есть, – резюмировал Рудольф, ухмыляясь во весь рот, – я должен буду удержать его силой, чего бы это мне ни стоило.

– Именно, кузен. Могу вас заверить, задача перед вами стоит весьма нелегкая.

– Не сомневаюсь, – жизнерадостно хмыкнул Рудольф. – Мы будем бить его подсвечником по голове или пытать расплавленным воском? – Заметив золотистый блеск в глазах Амалии, он поспешно поправился: – О, как вам будет угодно!

– Кузен, вы невыносимы, – проворчала Амалия. – Естественно, никаких пыток не понадобится.

– Да? Жаль.

– Кузен! И еще: говорить буду я, а вы, пожалуйста, молчите. И поддакивайте всему, что я скажу, какими бы дикими мои слова ни казались.

Амалия направилась к двери.

– Один вопрос, – остановил ее Рудольф. – А этот человек, который никогда не попадался… я знаю его?

– Разумеется. Пойдемте ко мне, там вы спрячетесь, а я позову его.

– И он придет?

– Можете быть спокойны, о лучший из кузенов!

Они перешли в каюту Амалии, и Рудольф встал за дверью, ведущей в гостиную. Мадам Дюпон вызвала свою горничную Марианну и попросила передать одному ее знакомому, что она вспомнила нечто чрезвычайно важное и должна немедленно сообщить ему это, но только с глазу на глаз.

Приблизительно через десять минут в дверь каюты номер семнадцать постучали.

– Войдите! – крикнула Амалия.

– Мне сообщили, – заметил гость, переступая через порог, – что вы хотите поговорить со мной. Надеюсь, то, что вам удалось вспомнить, имеет отношение к нашему делу?

– О, несомненно! – с лучезарной улыбкой откликнулась Амалия. – Только пройдемте в гостиную, там удобнее разговаривать.

Гость проследовал за мадам Дюпон в комнату, оформленную в нежно-голубых тонах. Амалия встала у окна. Гость, казалось, был несколько удивлен. За его спиной Рудольф незаметно прикрыл дверь.

– Итак, мадам? – спросил сыщик Деламар, значительно кашлянув.

Амалия ослепительно улыбнулась.

– Я к вашим услугам, месье Белоручка, – сказала она.

Глава двадцать четвертая,

в которой Рудольф ведет себя невежливо, а Амалия предлагает взаимовыгодную сделку

Впечатление, которое произвела эта произнесенная самым естественным и почти дружелюбным тоном фраза, не поддается описанию. Если бы средь бела дня с неба посыпались марсиане, то, надо думать, эффект от их появления значительно уступал бы тому, что оказали на присутствующих слова Амалии. Справедливости ради, впрочем, следует отметить, что Рудольф был потрясен куда сильнее, чем молодой сыщик. Тот был попросту захвачен врасплох и на короткое время лишился дара речи, германский же агент метался между изумлением, недоверием, восхищением и недоумением. Амалия меж тем непринужденно села, закинув ногу на ногу, и оба мужчины воззрились на нее, ожидая, какого еще кашалота юная чародейка извлечет из шляпки.

– Я не понимаю, – спокойно сказал Деламар, глядя на нее сверху вниз. – О чем вы?

– Все о том же, месье воришка, – задорно отвечала Амалия, покачивая носком туфельки. – Вы попались, и не смейте отрицать этого. Кстати, как ваше настоящее имя?

– Послушайте, мадам Дюпон, – заговорил сыщик уверенно и деловито, – должно быть, вы шутите, но я не понимаю соли вашей шутки. – Он обернулся и взглянул на Рудольфа, который со скрещенными на груди руками прислонился к двери. – Я – Морис Деламар, и я представляю интересы известной страховой компании, которая…

– Месье, – сказала Амалия скучающе (носок туфельки задвигался чуть живее), – ваша игра окончена, поймите же наконец. Вы не можете работать на страховую компанию, потому что, – тут она снова улыбнулась, – на страховую компанию работаем мы с месье Рудольфом.

– Да! – вставил Рудольф, вспомнив, что от него требовалось поддакивать каждому слову несравненной кузины.

Деламар умел держать удар, но на сей раз он все-таки переменился в лице.

– Вы! – сдавленно произнес он.

– Именно так, месье, – проговорила Амалия, и в глазах ее искрились задорные золотистые огонечки. – Так что вы не зря подозревали неладное и вертелись вокруг нас, пытаясь вызнать, кто мы такие. С вашей стороны было очень неосмотрительно работать в открытую, потому что, когда страховые компании посылают агентов для охраны застрахованного имущества, они никогда не позволяют им быть на виду… Рудольф! Держите его!

Ибо ловкий месье Деламар, он же вор-виртуоз Белоручка, с неожиданной прытью метнулся к двери и отшвырнул от нее германского агента, пытаясь скрыться. Разъяренный Рудольф набросился на него и схватил за воротник, но Деламар извернулся и нанес несколько довольно чувствительных ударов противнику. Амалия вздохнула и неодобрительно покачала головой.

От полученных тумаков кузен согнулся надвое, но от двери не отступил. Белоручка, однако, не собирался сдаваться и по-прежнему отчаянно лез на врага. Рудольф врезал лжесыщику ногой несколько выше его колена и только этим сумел утихомирить. Удар ребром ладони по шее довершил дело. Белоручка повалился на ковер, и родовитый граф фон Лихтенштейн, пнув его пару раз для верности, сгреб противника за шиворот и фалды, подтащил к креслу возле Амалии и бесцеремонно швырнул на него. Белоручка с всхлипом развернулся на сиденье и кое-как сел. Рудольф преспокойно отряхивал руки.

– Кузен, – торжественно молвила золотоглазая блондинка, – вы чудо!

Галстук Белоручки был разорван, из носа текла кровь. Несмотря на всю свою славу, вор выглядел жалко, как и любой человек, которого поймали, что называется, с поличным. В лице его тоже произошли разительные перемены. Куда делись спокойная уверенность сыщика, пленявшая тех, кто имел с ним дело на «Мечте», внимательный взгляд, складочки между бровями? Теперь он более всего походил на того, кем и был в действительности, – на жулика, не справившегося со своей ролью.

– Какая сволочь, а? – объявил Рудольф, тыча пальцем в проходимца. – А я-то верил, что он настоящий сыщик! Даже на вопросы его отвечал!

Тут Рудольф употребил несколько выражений, которые, судя по всему, были словами, но опознать их не сумел бы ни один полный словарь немецкого языка. Поэтому из уважения к читателям мы их опустим.

– Я не понимаю, – проскулил горе-похититель, глядя поочередно то на Амалию, то на немца, потиравшего скулу. – Так вы что, не граф фон Лихтенштейн?

– Дорогой месье, – хмыкнула Амалия, – даже графам надо время от времени что-то кушать, не говоря уже о том, каких расходов требует содержание родового замка.

– Э, да какой там замок – одни руины! – проворчал Рудольф.

– Вы вернете им былое величие, – заявила Амалия. – В том и состоит ваш долг по отношению к нашим славным предкам.

– И как мне это удастся? – спросил Рудольф недоверчиво.

– Продадите Рафаэля и женитесь на богатой красивой аристократке, – посулила Амалия.

– Богатые красивые аристократки, черт меня дери, – вскипел германский агент, – предпочитают богатых уродливых аристократов, чтоб им пропасть!

– Ничего, Руди, – успокоила его Амалия, – вы молоды, и у вас еще все впереди.

Рудольф покраснел, потупился и снова промычал нечто неразборчивое.

– Имейте в виду, – заявил Белоручка, мрачно разглядывая останки разодранного в клочья галстука, – вы мне ничего не пришьете. Доказательств у вас нет никаких.

– Вы так уверены?

Тон вопроса заставил лжесыщика вздрогнуть.

– Разумеется, черт возьми!

– Не смей ругаться при даме! – мгновенно встрял Рудольф, как никто другой высоко ставящий приличия. – Не то я тебя разделаю, как бог черепаху!

– Руди… – покачала Амалия укоризненно головой. А затем обратилась к вору: – Вы думаете, месье, что вы умнее всех, вот в чем ваша главная ошибка. Не спорю, задумка с драгоценностями княгини Лопухиной была хоть куда, но ваша беда в том, что вы попытались ее повторить. Рудольф, вы помните, что он нам рассказывал про то дело?

– Еще бы, – отозвался германский агент. – Дама выходит, оставив драгоценности буквально на пять минут, а вернувшись, обнаруживает, что они испарились. Никто не покидал дома. Вызывают полицию, она переворачивает весь дом, трясет свидетелей и ничего не находит.

– И куда же девались драгоценности?

– У вора, – уверенно ответил Рудольф, – был сообщник снаружи, которому он передал драгоценности прежде, чем их хватились. А полицейские – просто болваны!

Амалия вздохнула и покачала головой.

– Теория насчет сообщника весьма интересна, но доподлинно известно, что к дому никто не приближался, равно как и никто не выходил из него. Попробуйте еще раз.

– Черт меня дери! Так где же тогда спрятали украденное? Ведь полиция досконально обыскала дом!

– Не только дом, – вставил Белоручка, радостно ухмыляясь, – но и сад, и конюшни, и даже собачью конуру. Ну, мадам Дюпон, как вы решите эту задачу?

– Сообщник, вернее, тот, кто был выбран на его роль, – сказала Амалия, и глаза ее сверкали, – был обязан войти в дом. По долгу службы.

– То есть? – спросил Рудольф озадаченно.

– Комиссар Жанкур – умный человек, – продолжала Амалия, – но он не учел одного: находчивости вора и, более того, его феноменальной дерзости. В сущности, замысел был до смешного прост. Я бы даже сказала – туп.

Белоручка позеленел.

– И тем не менее вы еще не сказали, в чем он состоял, – не отступал Рудольф.

– Господа, – сказала Амалия, усмехаясь, – то, что задумал один ловкий человек, всегда может разгадать другой. Я уже все, в сущности, объяснила, но если вам так нужны подробности, то пожалуйста. Вы, месье, – она указала на Белоручку, – нанялись в дом в качестве лакея, в чьи обязанности входило встречать гостей. Вы увели драгоценности, стоившие целое состояние, а когда прибыл комиссар Жанкур, вы открыли ему дверь и незаметно положили драгоценности ему в карман. Поэтому их так и не смогли обнаружить.

Рудольф вытаращил глаза.

– Боже мой! – Он расхохотался, от избытка чувств хлопая себя по ляжкам, и никак не мог остановиться. – Так вот оно что!

– И все время, пока полицейские обыскивали дом, сад, конюшни, улицу перед домом, допрашивали вас и прочих слуг, драгоценности лежали в кармане у Жанкура, который даже не подозревал об этом. Вам не откажешь в чувстве юмора, месье!

– Да уж! – подтвердил Рудольф, у которого на глазах выступили слезы от смеха.

– Потом, разумеется, вы так же незаметно вытащили драгоценности из кармана у Жанкура, который так и не понял, что стал вашим невольным сообщником, и преспокойно отправились домой. Так как никто не разгадал ваш замысел, вы решили повторить его, но в несколько ином варианте, совместив в своем лице сыщика и вора. Когда вы узнали о драгоценностях Марии-Антуанетты, которые принадлежат семье Эрмелин, вы решили, что они вполне достойны того, чтобы стать вашей следующей добычей. Вы навели справки и выяснили, что в скором времени Эрмелины отправляются в Америку. Вам было легче легкого представиться человеком из страховой компании. Вероятно, вы рассчитывали провернуть ограбление на корабле или сразу же после приезда в Америку, но тут все пошло кувырком. Сначала умерла мадам Эрмелин, потом выяснилось, что имело место убийство, и вместо того чтобы заниматься своим непосредственным делом, вы были вынуждены расследовать целую череду смертей. Все же вы сумели улучить удобный момент и забрали драгоценности из сейфа, после чего вернулись к себе в каюту и спрятали краденое в ней. Я уверена, что украшения находятся там до сих пор, ибо, месье, ваша каюта – единственное место в первом классе, которое – по чистой случайности, разумеется, – никто не стал осматривать.

Деламар, он же Белоручка, старел на глазах.

– Сдаюсь, – промолвил он тяжело. – Кто бы мог подумать…

Соскользнув с кресла, он неожиданно прыгнул к двери, но Рудольф оказался у нее прежде Белоручки, надавал ему затрещин и заставил вернуться на прежнее место.

– Веди себя прилично, парень, – угрожающе произнес Рудольф, – не то я могу ненароком сделать тебе больно, понял? – Белоручка затравленно съежился и кивнул. – Он вас слушает, кузина, продолжайте!

– Думаю, – говорила Амалия с улыбкой, – что месье Жанкур не откажется выслушать мою версию того, как были украдены драгоценности у княгини Лопухиной. Уверена также, что сама княгиня и ее слуги без колебаний признают вас, и тогда, мой дорогой, вы надолго отправитесь растить перец в Кайенну.[22]

– Да, кузина, – подтвердил Рудольф с кровожадной радостью, – ему там самое место.

– Когда мы хорошенько обыщем вашу каюту, доказательства будут у нас в руках, – продолжала Амалия. – Возможно, вам придется отвечать не только за ограбление, но и за кое-что еще.

– За что? – ужаснулся Деламар. – Вы хотите пришить убийство адвоката мне? Но ведь вы же знаете, что его ухлопал в отместку за подлог завещания Леонар Тернон! Он же так и написал: «Ты умрешь вторым!»

– Ну мало ли что я знаю… – задумчиво промолвила Амалия. – Может быть, записка была подброшена только для отвода глаз, чтобы скрыть истинный мотив преступления. Может быть… – Она внезапно замолчала.

– Но я не трогал адвоката! – взмолился Белоручка. – Клянусь вам! Да, я украл безделушки, но Боваллон в то время был уже мертв!

Амалия провела рукой по лицу.

– А вот об этом, месье, пожалуйста, расскажите поподробнее. Итак?

– Ну, в общем, – пробормотал Белоручка, – в тот самый день, когда его убили, я был у себя в каюте и прикидывал, как бы мне подобраться к сейфу… И тут ко мне явился второй помощник, Марешаль. Он-то и сообщил мне, что Боваллон убит. – Вор замялся.

– Что было дальше? – подбодрила его Амалия.

– Дальше? Ну, я пришел в каюту адвоката… Сказал Марешалю, что пока осмотрю место преступления, а он тем временем пусть соберет людей, чтобы я мог их допросить. По его глазам я понял, что он ожидал от меня именно таких действий… В общем, Марешаль ушел, а я… Я даже не знал, что мне делать! Я обошел кресло, в котором находилось тело адвоката, и только тогда заметил, что дверца сейфа приоткрыта.

– Приоткрыта? – недоверчиво переспросил Рудольф.

– Ну да, ну да! – заторопился вор. – Кроме меня, никого в каюте не было, и я решил посмотреть… ну, просто так… – Он смущенно отвел глаза.

– И что же? – спросила Амалия.

Белоручка замялся.

– Все было на месте, кроме одного колье… очень красивого… А меня никто не видел… ну и… Словом, я взял драгоценности.

Амалия нервно постукивала пальцами по подлокотнику кресла.

– А потом?

– Потом вернулся Марешаль, и я, вспомнив, что надо установить точное время убийства, послал его за доктором… а сам принялся опрашивать обслугу. Про остальное вам известно не хуже меня. – Он помолчал, а затем жалобно спросил: – Вы мне верите? Клянусь вам, я никого не убивал! Я вообще никогда в жизни…

– Кстати, насчет колье… – вмешался Рудольф. – Я его помню. Такая дорогущая вещица, вся в рубинах и бриллиантах. Куда оно могло деться? – Перехватив сердитый взгляд Амалии, он заметил: – Наверняка страховую компанию очень заинтересует данный вопрос!

Деламар кивнул.

– Надо сказать, что меня он тоже заинтересовал. Так вот, горничная Эжени Армантель вспомнила, что за несколько часов до гибели Боваллон отдал колье ее госпоже. В конце концов, она же дочь умершей мадам Эрмелин, и драгоценности, скорее всего, отошли бы ей.

– Вы узнали у Эжени Армантель, куда она дела ожерелье? – сурово осведомился Рудольф.

– Я спрашивал, – подтвердил Деламар. – Но она… Словом, она не помнит, куда оно запропастилось.

Неудивительно, подумал германский агент, ведь Эжени сама подложила ожерелье кузине Амалии в отместку за то, что он, Рудольф, уделял ей куда больше внимания, чем самой Эжени.

– Надо же, какая любопытная забывчивость, – хмыкнул Рудольф. – Потерять колье стоимостью в полмиллиона и никому ничего не сказать… Лично мне это кажется чрезвычайно подозрительным.

Деламар съежился, ожидая, что его сейчас начнут обвинять в краже ожерелья, но, к его удивлению, Рудольф только ухмыльнулся и весело подмигнул Амалии, которая о чем-то задумалась.

– Скажите, месье, – неожиданно спросила она, – насколько хорошо вы вообще знаете семью Эрмелин?

– Я? – поразился вор.

– Ну да, они же верили, что вы сыщик, и вы были вхожи к ним в дом… Какое впечатление они на вас произвели? Взять хотя бы старшую мадам Эрмелин…

Белоручка немного поразмыслил.

– Вы знаете, ее муж умер после шестнадцати лет семейной жизни, но, строго между нами, я поражаюсь, как ему удалось столько продержаться. Крепкий был человек, наверное.

– Допустим… – задумчиво сказала Амалия. – А Кристиан?

– Тряпка. Пустое место. Учтите, однако, что слабаки – самые непредсказуемые люди. Никогда не знаешь, чего от них можно ожидать, и вчера вы, наверное, в этом убедились.

– А его жена, Ортанс?

– Тихий омут. С виду такая приветливая, преданная мужу и всякое такое, но… не знаю.

– Гюстав?

– А вот этот с характером, – оживился Деламар. – Мадам Эрмелин взяла его с собой в Америку, чтобы женить там на дальней родственнице, но он категорически отказался. Заявил, что если и женится, то только на Луизе Сампьер.

– Да, я заметила, что он к ней неравнодушен, – подтвердила Амалия. – А Луиза что за человек?

– Я таких называю «идеальная бедная родственница», – хмыкнул вор. – Рассудительная, спокойная, надежная. Золото, а не девушка.

– Можно я ему врежу? – спросил Рудольф у Амалии.

– Ни в коем случае, кузен. Месье Белоручка… пардон, месье Деламар – наш самый надежный свидетель в этом деле. А какое впечатление на вас произвела Эжени Армантель?

– Обыкновенная дура, но с деньгами. – Деламар презрительно скривил губы, словно давая понять, что дуракам порой везет незаслуженно.

– А ее муж, Феликс Армантель?

– Игрок, кутила, дерзкий малый. Довольно неприятный субъект, но женщины от него без ума.

Амалия глубоко вздохнула. Разрозненные части мозаики наконец собрались в единую картину. Теперь, когда вся картина была перед ее глазами, она испытывала лишь одно: острое разочарование. Ведь на самом деле все оказалось так просто.

– Месье Белоручка, – объявила она. – Должна сказать вам одну важную вещь… Кстати, прекратите заглядываться на окно! Оно слишком узко, и вы в нем застрянете, а месье Рудольф опять разобьет вам нос.

– Да! – подтвердил германский агент со счастливой улыбкой.

Белоручка содрогнулся:

– Вы передадите меня Марешалю? Жаль, я почти успел с ним сдружиться. Так забавно было разыгрывать сыщика!

– Нет, месье, – сказала Амалия. – Возможно, я вообще передумаю отправлять вас сажать перец. Что-то говорит мне, что климат колоний не пойдет вам на пользу.

Белоручка поднял голову. Искорка интереса появилась в его глазах.

– Вы хотите сказать… если я верну драгоценности…

– Не так быстро, месье, – осадила его Амалия.

– Да! – агрессивно подтвердил Рудольф, и Белоручка на всякий случай отодвинулся подальше от германского агента.

– Дело в том, что мы тоже были с вами не до конца откровенны. Так вот… Мы не работаем на страховую компанию. На самом деле мы полицейские.

Белоручка закрыл лицо руками и застонал.

– Господи! Как же я сразу не догадался! Кто ж еще мог ехать в первом классе без слуг!

– Видите ли, месье, – объявила Амалия, – на ваш след мы напали совершенно случайно. На самом деле мы преследуем банду похитителей картин. На их счету недавнее ограбление Британского музея и неудачная попытка похитить «Джоконду» из Лувра.

– Да! – снова веско вставил Рудольф, начиная догадываться, куда клонит его кузина.

– По нашим сведениям, они пытаются спастись бегством на «Мечте». Если вы помните, у меня в каюте валялись несколько холстов, открытых для всеобщего обозрения. Мы устроили приманку для воров, и она сработала.

– Да! – опять подтвердил Рудольф.

– Даже убегая и зная, в какой опасности они находятся, эти никчемные люди не устояли перед соблазном.

– А-а, – пробормотал Белоручка. – То-то меня удивило, отчего у вас Тициан и Арчимбольдо находятся в таком неподходящем месте.

Амалия слегка приподняла брови.

– Вы тоже поверили, что это и впрямь Тициан и Арчимбольдо? – Она покачала головой. – Смотрите-ка, Рудольф, ваши подделки пользуются успехом!

– Да уж… – буркнул Рудольф.

– План нашего начальства был таков: картины крадут, мы хватаем воров с поличным перед высадкой, и их сажают за решетку. К сожалению, у плана оказался один весьма существенный изъян, о котором мы сначала не подумали. Дело в том, – тут Амалия недовольно надула губки, – что любой эксперт определит подделку, стоит ему только взглянуть на холсты. Соответственно, и наказание будет не таким суровым. Кто знает, может, преступникам даже удастся отвертеться от суда. – Она пожала плечами. – Я потом говорила нашему шефу… Вы об этом помните, кузен? Так вот, я говорила, что надо было взять полотна из какой-нибудь малоизвестной коллекции, но он ответил, что никто не может позволить себе бросаться шедеврами.

– Да, – покорно согласился Рудольф.

– Что-то я не совсем понимаю, – признался Белоручка, переводя взгляд с кузена на кузину и обратно.

– Видите ли, месье… Мы тут с Рудольфом подумали и решили…

– Да!

– Вот если бы их взяли с крадеными драгоценностями, нам было бы гораздо проще. В конце концов, неважно, за что вору сидеть. Главное, чтобы он не имел возможности воровать.

– Да! – кивнул Рудольф.

Амалия метнула на него недовольный взгляд. Вот ведь, заладил, как попугай! Будто все слова забыл…

– С другой стороны, мы, по некоторым причинам, не можем раскрывать наше инкогнито. Дело осложняется еще и тем, что на борту произошло несколько убийств. Преступника необходимо схватить, иначе он непременно попытается добраться до оставшихся в живых. Но и этого мы сделать не можем! Зато можете вы, дорогой месье Деламар.

– К-как? – с болезнью в голосе спросил вор. Щеки его полыхнули яркой краской.

– Вы умны, находчивы и проницательны. Кое в чем вы пришли к тем же выводам, что и я. Как я уже говорила, было бы жалко отправить вас растить перец. Я предлагаю вам, месье, доиграть вашу роль сыщика до конца и исчезнуть со сцены. Обдумайте мое предложение хорошенько, месье. Вы уже не сможете взяться за старое. Если вы попытаетесь вернуться к своим излюбленным кражам, мы разыщем вас и упрячем за решетку. Один раз нам это, как видите, почти удалось, и во второй тоже не составит труда, тем более что мы ловили и не таких, как вы. Правда, кузен?

Рудольф издал какой-то невнятный звук, но ничего не сказал.

– И что я должен буду сделать? – покорно спросил Белоручка.

– Так вы согласны? Вы принимаете мои условия?

Вор развел руками.

– Ну… Все равно мне не имеет смысла продолжать свои… фокусы после того, как вы меня сцапали.

– Хорошо. Я же говорила, вы очень умны. Итак, в том, что касается наших похитителей… Вы заберете у них украденные ими у нас ничего не стоящие картины, которые я на память об этом деле повешу… где, Рудольф?

– Я полагаю, малая гостиная сгодится, – нашелся тот.

– Где стоит китайский фарфор? Замечательно. Мне будет приятно время от времени любоваться на вашу работу. Взамен вы подложите драгоценности, которые сами украли у Эрмелинов, и сами же их найдете. Таким образом, вы окажете нам важнейшую услугу.

– Если уж они, гады, покушались на нашу «Джоконду», – сказал Белоручка, подумав, – я согласен.

Едва заметная улыбка тронула губы Амалии.

– Вот и прекрасно. Значит, договорились. Вы по-прежнему сыщик Деламар и не забывайте об этом. Теперь что касается убийств. Вы навестите Кристиана Эрмелина и зададите ему несколько вопросов. Я уверена, он не захочет говорить с вами, но вы надавите на него и скажете, что вам и так все известно и что Гюстав с Луизой Сампьер уже все вам рассказали. Потом вы вернетесь сюда, и мы с вами обсудим, что делать дальше. Надеюсь, к завтрашнему дню мы покончим с этим делом.

– Почему не сегодня? – встрепенулся Белоручка. Было видно, что он прямо-таки горит стремлением вершить правосудие.

– Всему свое время, – отвечала Амалия.

* * *

– Ваш обед, месье Эрмелин, – доложил слуга.

Кристиан едва взглянул на него.

– Поставь на стол и убирайся.

Есть ему не хотелось. Он поднялся с места и заходил по комнате. Именно в таком положении его и застиг вошедший гость. Услышав стук двери, Кристиан обернулся.

– Ты? – с изумлением выдохнул он. – Но что… – Он заметил подушку в руках посетителя и осекся.

В следующее мгновение Кристиана отбросило назад. Револьвер выстрелил почти бесшумно. Эрмелин скорчился на полу. Из его рта капала кровь. Он все пытался приподняться и спросить что-то, но сил у него уже не было.

Убийца отбросил ставший ненужным револьвер и простреленную подушку, после чего подошел к Кристиану и положил ему на грудь аккуратную записочку. Она гласила: «Ты умрешь пятым. Л.».

Глава двадцать пятая,

в которой выясняются подробностиодного любопытного разговора

– Как вы думаете, он нас не обманет? – осведомился Рудольф после того, как окрыленный Белоручка, он же сыщик Деламар, ушел.

Амалия немного подумала.

– Нет, кузен. Меня-то он, может, и захотел бы оставить с носом, но не вас.

– Почему? – осведомился Рудольф немного озадаченно.

– Потому, – рассудительно заметила Амалия, – что тогда вы выбросите его за борт, а вода в океане чертовски холодная.

– Гм… – нерешительно протянул Рудольф. – Никогда не могу понять, смеетесь вы или говорите серьезно… А этот ваш трюк с драгоценностями – как вы думаете, он сработает?

– Еще бы! – усмехнулась Амалия. – Но сначала наведем ясность в основном деле.

– Я так понимаю, что вам уже все ясно, а я так ничего не понял, – пожаловался Рудольф. – Честно говоря, я до сих пор недоумеваю, каким образом вы смогли вычислить, что наш милейший Деламар и есть Белоручка.

– Ему не следовало рассказывать о княгине Лопухиной, – заметила Амалия. – Когда я догадалась, как именно были украдены ее драгоценности, я сразу же поняла образ мыслей вора, и то, как он станет действовать в следующий раз, уже не составляло для меня тайны. Кроме того, я сообразила, что именно в Деламаре меня так смущало.

– То, что он слишком хорошо играл свою роль? – предположил Рудольф.

– Вовсе нет, – отозвалась Амалия. – Помните ту ночь, когда был убит Боваллон? Деламар с ног сбился, якобы разыскивая украшения, но как он на самом деле поступил? Он доверил все обыски Марешалю, второму помощнику капитана! Но это же совершенно неправильно, ведь, если бы Деламар был настоящим сыщиком, то он бы и обыски проводил только сам. Ну-ка, дорогой кузен, скажите мне, почему Деламар так поступил?

– Да потому, что драгоценности были у него! – в сердцах, найдя разгадку, воскликнул Рудольф. – Какой же я болван, в самом деле! Я ведь тоже подумал, что это как-то странно, но у меня и в мыслях не было, что вор и есть он!

– Не отчаивайтесь, кузен, – подбодрила его Амалия. – Без вашей помощи я бы никогда не сумела припереть нашего друга к стенке… А вот и он!

– Что-то он слишком быстро, – буркнул Рудольф. – Неужели ему уже удалось поговорить с Кристианом?

Но Амалия поглядела на взволнованное лицо Деламара и сразу же поняла: что-то произошло.

– Что такое? – Она приподнялась с кресла. – Неужели Кристиан… – Она не договорила.

– Похоже, нас опередили, мадам Дюпон, – ответил вновь ставший сыщиком Белоручка. – Он был еще теплый, когда я вошел к нему.

* * *

Амалия не запомнила, как выглядела та каюта. Ее не интересовали ни интерьер, ни происхождение напольного ковра, ни цвет мебельной обивки. Она не видела ничего, кроме тела, распростертого на ковре. Возле него стояли доктор Ортега и священник.

– Он оглушил матроса, который сидел у входа, – докладывал Деламар, почтительно косясь на Амалию, за которой по пятам следовал германский агент. – После чего вошел и прикончил беднягу.

«Черт! – думал про себя вор. – Дамочка так разъярена, что об нее можно спички зажигать… Интересно, сколько ей лет? Вроде увалень кузен гораздо старше – и, однако, во всем ее слушается…»

Амалия кивнула на револьвер, валяющийся на ковре.

– Оружие Боваллона?

– Да, мадам. – Деламар поколебался и добавил: – Он оставил записку.

– Дайте ее сюда! – Амалия выхватила у него листок и пробежала его глазами. – Черт бы его побрал, этого мерзавца! – Она едва не споткнулась о простреленную подушку, и сыщик галантно придержал ее за локоть.

– Бел… то есть месье Деламар, займитесь свидетелями!

– Есть, мадам! – отозвался сыщик, подавляя сильнейшее желание козырнуть по-военному.

– Стойте! – окликнула его Амалия, когда он уже был у выхода. – Доставьте ко мне Луизу Сампьер, я должна с ней побеседовать.

– Почему именно ее? – с любопытством спросил Рудольф.

– Потому что она бедная родственница, – загадочно ответила Амалия.

Доктор Ортега робко кашлянул.

– Простите меня, мадам, и вы, месье, за то, что я, возможно, вмешиваюсь не в свое дело, но… ведь надо известить вдову.

– Вдову? – переспросила Амалия, не понимая.

Маленький доктор озадаченно посмотрел на нее.

– Ну да… Мадам Ортанс Эрмелин.

– Я пас, – тут же заявил Рудольф по-немецки.

– Я тоже, – отозвалась Амалия. – Придется уж вам, месье Деламар.

Вор испустил тяжкий вздох, кивнул и скрылся за дверью.

– И… и… – Доктор Ортега поколебался. – Надо решить, когда… Когда его будут хоронить. – Он показал глазами на тело, лежащее на ковре.

– Завтра, – ответила Амалия. – Завтра утром. Я полагаю, так будет правильно. Вы согласны, святой отец?

Священник наклонил голову.

– Я надеюсь, мадам Дюпон, – серьезно промолвил он, – вам удастся найти того, кто… кто творит все это. – Он отвернулся.

– Он от нас не уйдет, – уверенно сказала Амалия. – Обещаю вам.

* * *

– Вы хотели видеть меня, мадам Дюпон? – спросила Луиза Сампьер.

– Да-да, – сказала Амалия. – Садитесь, прошу вас.

Девушка медленно опустилась на стул. Глаза у нее покраснели, на лице застыло страдальческое, какое-то отрешенное выражение.

– Дело в том, что я помогаю месье Деламару в его нелегких поисках, – сухо улыбнувшись, пояснила Амалия. – И мне кажется, вам есть что рассказать нам.

Луиза подняла на нее глаза. Амалия насторожилась. Неужели во взоре девушки и впрямь мелькнула тень испуга?

– Я… я, право, не знаю… – залепетала Луиза. – Мне было всего двенадцать, когда я в последний раз видела Леонара Тернона… Не думаю, что я…

– Забудьте о Леонаре Терноне, – нетерпеливо перебила ее Амалия. – В данный момент он нас не интересует. Лучше расскажите мне, что произошло в тот вечер, когда умерла мадам Эрмелин.

Девушка озадаченно посмотрела на нее.

– Но, мадам… Разве вы не знаете?

– Я имею в виду, – чеканя слова, проговорила Амалия, – то, что сказал в тот вечер Проспер Коломбье и что произвело на всех Эрмелинов такое тягостное впечатление. Вы ведь знаете, о чем я.

Луиза нерешительно прикусила губу. Было видно, что ей нелегко отважиться на признание.

– Все это было так неожиданно… – едва слышным голосом пробормотала она. – Мы сидели в каюте Ортанс… Эжени плакала, Феликс утешал ее… Кристиан ходил из угла в угол… Проспер и его сестра сидели возле стола, отдельно от остальных… Он то бессвязно жаловался, то хватался за бутылку… Он очень дорожил тетей Констанс, – пояснила девушка извиняющимся тоном. – Сестра шепотом уговаривала его не позориться. Он посмотрел на нее и громко ответил: «А мне плевать! Плевать, что они скажут!»

– Адвокат тоже присутствовал? – осведомилась Амалия.

– Да… Сидел в кресле и потирал рукой лоб.

– А Гюстав, наверное, находился возле вас?

Луиза покраснела и кивнула.

– Продолжайте, пожалуйста…

– Кристиан сказал что-то вроде: «Я бы советовал тебе не забываться, Проспер…» Он никогда особо не жаловал управляющего, потому что мечтал сам занять его место, но тетя Констанс была не согласна. Конечно, теперь, после ее смерти, все должно было измениться…

Амалия шевельнулась в кресле.

– То есть Кристиан должен был унаследовать основной капитал, так?

– В общем, так… Поймите, я не очень в этом разбираюсь… Гюстав говорил мне, что тетя уже давно составила завещание и не держала его в секрете. Все состояние было поделено между ним, Эжени и Кристианом. Драгоценности – Эжени и Ортанс, пополам…

– А вам?

Луиза порозовела.

– Двадцать тысяч франков.

– Так. Стало быть, Ортанс получала драгоценности… Ну а зять, Феликс Армантель?

– Ничего, – неохотно ответила девушка. – Тетя его не слишком жаловала. В свое время она была против брака Эжени с ним… Она говорила, что он прокутит все состояние и пустит их по миру.

– Понятно. Давайте вернемся в каюту Ортанс, если вы не против. Значит, Кристиан сказал…

– Да. А Проспер вспыхнул и крикнул: «Что, уже возомнил себя хозяином? Ну так посмотрим, что будет, когда вскроют завещание… Так что лучше не забывайся сам!» При этих его словах все, по-моему, побледнели… Феликс очень вежливо спросил: «Простите, сударь, что вы имеете в виду?» Его поддержала Эжени: «В самом деле, на что вы намекаете?» – сказала она. И тут вдруг стало очень тихо… Все глаза обратились на адвоката… «В чем дело, Фелисьен?» – спросил Кристиан. «Неужели мама изменила завещание? – вырвалось у Эжени. Она была просто в ужасе. – Нет, этого не может быть!» И тут эта… тут Надин Коломбье так спокойно спросила: «А почему же, собственно, не может?»

– Что было дальше? – спросила Амалия бесстрастно, хотя все внутри ее так и кипело.

– Дальше? – Луиза зябко поежилась. – Кристиан, Эжени и Ортанс с трех сторон напустились на адвоката, требуя от него сказать, о каком завещании идет речь… Боваллон отнекивался, твердил, что еще рано говорить об этом… Феликс потерял терпение и стал его оскорблять… Он… он… – Луиза запнулась.

– Он обвинил Боваллона и брата с сестрой Коломбье в том, что они когда-то пошли на подлог и теперь готовят новый, – подсказала Амалия. – Так?

– Феликс назвал Боваллона продажной сволочью, – тихо ответила Луиза. – Адвокат поднялся и сказал, что он может утверждать все, что угодно, у него все равно нет никаких доказательств, и вышел, а Эжени напустилась на мужа – зачем он разозлил Боваллона, ведь ясно, что тот опасен… Феликс же ответил, что не может спокойно видеть, как его жену пытаются обобрать.

Амалия прищурилась.

– Скажите, Луиза, вы знаете, о каком подлоге идет речь? Я имею в виду, знаете ли вы, в чем Феликс обвинял Боваллона и Проспера с Надин Коломбье.

Луиза отвела глаза.

– Догадаться не слишком трудно… Все они участвовали в составлении завещания бабушки Бежар. – Она нервно стиснула руки.

– Верно, – согласилась Амалия. – Они подделали завещание и оставили Леонара Тернона, истинного наследника, без гроша. Потом он поехал в Африку и был там убит.

Луиза отвернулась.

– Вам известно многое, мадам Дюпон, но не все… Некоторые из тех, кто знал бабушку Бежар, подозревали, что завещание подменено, и советовали Леонару бороться за свои права. Суд мог затянуться надолго, хотя все же решить дело в его пользу. И тогда тетя Констанс подговорила Ортанс написать Леонару письмо… что, мол, ее удручает его мелочность… что он готов судиться с Эрмелинами из-за денег… а вот если бы он стал героем… если бы поехал в Африку и покрыл себя славой… она была бы счастлива дождаться его оттуда… И Леонар, который без памяти любил ее… он поверил ей… а она и тетя Констанс послали его на смерть… Потому что Ортанс не была богата, но она не хотела умереть в бедности… а Леонар ей нравился только до тех пор, пока был наследником мадам Бежар… Вот так.

Амалия задумчиво посмотрела на бледную девушку.

– То есть, по-вашему, если бы Леонар задумал месть людям, которые его продали и предали, он был бы прав? Вы бы оправдали его?

– Я… я не знаю… – забормотала Луиза, судорожно сжимая и разжимая руки. – Вы забываете, мадам Дюпон, что меня воспитали в этой семье. И тетя Констанс всегда была ко мне так добра…

– Вы уверены, что она завещала вам только двадцать тысяч франков? – перебила ее Амалия.

Луиза озадаченно моргнула.

– О да, мадам…

– Благодарю вас. Можете идти.

Оставшись одна, Амалия нетерпеливо дернула за сонетку.

– Марианна, – сказала она вошедшей горничной, – будьте так добры, позовите ко мне месье Деламара… Нам с ним надо кое-что обсудить.

Глава двадцать шестая,

в которой преступник вновь наносит удар

– Вы слышали, что произошло? – возбужденно спросила маркиза. – Кристиана Эрмелина убили!

– Боже мой, – пробормотал маркиз, – какой ужас!

– Ни дня передышки! – возопила сеньора Кристобаль. – А, madre de Dios!

Французский дипломат забарабанил пальцами по столу.

– Я бы сказал, что это уже чересчур, – заметил он.

Следует признать, что все пассажиры в большей или меньшей степени разделяли его точку зрения.

– Поразительная семейка! – восхитился Роберт П. Ричардсон.

Донья Эстебания поджала губы, и вид ее был красноречивее всяких слов.

– Должно быть, – объявила миссис Рейнольдс патетически, – над ними довлеет какое-нибудь древнее проклятие.

Маркиз слегка нахмурился. Как и все аристократы, он и мысли не допускал о том, чтобы кто-то, кроме них, имел право на древность рода. Хотя, если верить одной старинной и весьма уважаемой книге, все люди без исключения произошли от Адама и Евы, из чего вытекает, что хвастаться своими корнями просто глупо. Меж тем гадалка в поисках поддержки обрушилась на свою дочь:

– Мэри, дорогая, что ты об этом думаешь?

Дорогая Мэри на мгновение оторвалась от ананасного лакомства, которое в меню было обозначено как «Десерт «Райский».

– О чем?

– Как, ты разве не слышала, о чем мы говорим? Ведь бедного месье Эрмелина убили!

– Ну и что? – хладнокровно заметила девушка.

Миссис Рейнольдс всплеснула руками.

– Как «ну и что»? Ты хоть понимаешь, что это значит?

– И что же? – осведомилась достойная барышня, осторожно ковыряя райский десерт ложечкой.

– Но это же значит, что… О! – вскричала миссис Рейнольдс в сердцах. – Ты просто невозможна!

– Кажется, сюда идет мадам Дюпон, – заметила маркиза.

Амалия вошла в большой салон и, извинившись за опоздание, опустилась на свое место.

– Скажите, мадам, – осторожно спросил дипломат, – нашему сыщику удалось что-нибудь обнаружить? Я имею в виду, ему удалось напасть на след?

Амалия улыбнулась краями губ.

– Сожалею, но месье Деламар не делится со мной своими догадками, – отозвалась она.

– По-моему, его вообще пора гнать в шею, – заявил американец. – Пять человек убили, драгоценности пропали, а он так никого и не нашел. Растяпа, одним словом, как говорит мой дядюшка Чарли.

– А мне жаль бедную вдову, – вздохнула маркиза. – Каково сейчас ей, бедняжке! – Она почесала Консорта за ушком, и он тявкнул в знак согласия.

– Похороны, наверное, будут завтра? – спросил де Бриссак.

Амалия кивнула.

– Опять надевать черное? – проныла сеньора Кристобаль. – Это ужасно!

– Черное стройнит, – попробовал успокоить ее аккомпаниатор.

– Черное – для старух! – презрительно заявила испанка, поводя мощными плечами.

Донья Эстебания вполголоса промолвила какую-то колкость по-испански, и две дамы тотчас сцепились. Голос сеньоры Кристобаль поднимался все выше и выше, донья же Эстебания, напротив, говорила все тише и тише, и наконец примадонна умолкла, растерянно глядя перед собой. Победа осталась за компаньонкой.

– Надоели эти похороны до смерти, – заявил Амалии Роберт П. Ричардсон с присущей американцам грубоватой простотой. – Предлагаю пристукнуть пятерых оставшихся членов этой семейки, сунуть их в один мешок и утопить в море. С меня уже хватит смертоубийств!

Амалия не смогла удержаться от улыбки, и мистер Ричардсон, решив, что настала пора показать себя во всей красе, тотчас придвинулся к ней.

– Вы надолго к нам в Нью-Йорк, мадам Дьюпоун?

Он и прежде задавал тот же вопрос (наверное, уже раз двадцать), и наконец-то Амалия честно ответила:

– Как получится.

– Если надолго, я вас приглашаю ко мне на ранчо. У меня лучшие коровы в округе. А быки… Ух, чудо, а не быки!

Амалия уже уразумела, что ранчо в Америке – это большое владение, в котором занимаются разведением скота. Надо признать, что четвероногие никогда не интересовали нашу героиню так, как люди, но тем не менее она слушала и благожелательно кивала, а Ричардсон, почему-то становясь по мере разговора все более и более розовым, говорил про каких-то cow boys, то есть коровьих мальчиков (это, наверное, телята, думалось Амалии), про просторы прерий и про злыдней-конкурентов, пересыпая речь совершенно непонятными словами типа лассо, тавро и чапарраль. Поэтому, когда Амалия после ужина вернулась к себе и села за стол, собираясь сделать в дневнике очередную запись, ей все время мерещились кактусы, коровы с телятами и гремучие змеи (мистер Ричардсон радостно сообщил, что в их местах этих тварей «ну, чисто пропасть»).

«Нет, ни за что не поеду к нему в гости», – решила Амалия. Она кое-что читала о гремучих змеях в приключенческих романах и твердо усвоила, что их укус не приносит пользы здоровью, а здоровьем своим Амалия очень дорожила.

Перед сном к Амалии зашел кузен Рудольф, которого она отрядила на всякий случай приглядывать за Деламаром.

– Как наш сыщик? – спросила у него Амалия.

– Сносно, – отозвался Рудольф, – хотя Ортанс Эрмелин и сделала попытку причинить ему телесные повреждения, когда он сказал ей о смерти мужа. – Рудольф поколебался: – Думаете, это все из-за завещания?

Амалия кивнула:

– Самое главное в этой истории – то, что сейф адвоката оказался открыт. Я не сразу сообразила, что револьвер был взят лишь для отвода глаз. На самом деле убийцу интересовало только содержимое сейфа. Проспер Коломбье допустил большую ошибку, когда при всех стал угрожать, что может найтись более позднее завещание. Своим заявлением он подписал смертный приговор сразу троим людям.

– Но в сейфе, когда сегодня мы с Деламаром отперли его, нашлось только старое завещание, – заметил Рудольф. – Значит, убийца забрал то завещание, в котором все было оставлено Коломбье, а когда Кристиан Эрмелин осматривал сейф сразу же после убийства адвоката, он солгал, сказав, что ничего не пропало, кроме револьвера и драгоценностей.

– Боюсь, что я ничего не могу сказать вам про второе завещание, – вздохнула Амалия. – Я даже не уверена в том, что оно вообще существовало. Возможно, Коломбье хотел просто припугнуть Эрмелинов. Возможно, он уже столковался с сестрой и Боваллоном, чтобы организовать новый подлог. Возможно, наконец, что мадам Эрмелин действительно составила новое завещание, скажем, незадолго до отплытия, потому что разочаровалась в своих детях. Главное, по сути, вовсе не это. Главное, что именно разговор о завещании и подтолкнул убийцу сделать то, что он сделал. – Девушка подняла глаза на Рудольфа. – Вы проверяли, Марешаль хорошо расставил караулы? И в коридоре, и у кают членов семьи – везде?

– Можете не волноваться, – заверил ее Рудольф. – Все в порядке. У каждой каюты стоит по два часовых, так что убийце не удастся снова провернуть то, что он проделал с Кристианом Эрмелином.

– Всей душой надеюсь на это, – буркнула Амалия, – но не забывайте, что для полного успеха его плана ему надо убить как минимум еще одну женщину, а мне бы не хотелось, чтобы она пострадала. Вы сказали Марешалю, чтобы он ни на мгновение не выпускал ее из виду?

– Конечно, сказал, – вскинулся Рудольф, – за кого вы меня принимаете! Кстати, я хотел у вас спросить насчет завтрашних похорон. Нам обязательно туда идти? Признаться, повышенная смертность на «Мечте» действует на меня угнетающе, хоть вы и обещали, что все это скоро кончится.

– Кузен, – примирительно сказала Амалия, – где ваш хваленый немецкий здравый смысл? Разумеется, мы пойдем на похороны, потому что в любом случае лучше присутствовать на них в качестве зрителя, чем в качестве… м-м… виновника торжества.

– Понял, – сказал Рудольф кротко. – Всей душой разделяю вашу точку зрения.

Он отдал Амалии честь, щелкнул каблуками и, по-военному четко развернувшись, проследовал к выходу.

* * *

Из дневника Амалии Тамариной.

«28 ноября. Седьмой день плавания. Убит Кристиан Эрмелин. Мы с Рудольфом разоблачили Белоручку, и теперь он сотрудничает с нами. Я была непростительно легкомысленна, распутывая это дело, но теперь я наконец-то оказалась на правильном пути. Конечно, в некоторой мере меня извиняет то, что человек, задумавший все это, отличается невероятной изворотливостью, но все же… Однако больше убийств не будет, уж я сама позабочусь».

* * *

Утром 29 ноября над морем стоял густой туман. Амалия натягивала черные перчатки, когда к ней наведался сыщик Деламар, он же вор по кличке Белоручка.

– Должен вам сказать, – доложил он, блестя глазами, – что принятые нами меры принесли свои плоды. По крайней мере, все Эрмелины живы, здоровы и, похоже, не собираются умирать.

– Прекрасно, – отозвалась Амалия. – Отец Рене уже здесь?

– Да, он молится у тела месье Эрмелина.

В каюту заглянул Рудольф фон Лихтенштейн.

– Кузина, вы очаровательны, честное слово! – воскликнул он по-немецки. Амалия укоризненно покосилась на него, поправляя длинные сережки в ушах. – Какое счастье, что вы не вдова, не то я бы с готовностью вас унаследовал.

– Собственно говоря, кузен, я вообще не замужем, – хладнокровно отозвалась Амалия. – А вы что же, делаете мне предложение?

– Я? – отчего-то поразился Рудольф.

– Ну да, – беззаботно подтвердила Амалия. – Нельзя же всю жизнь заниматься одной генеалогией – надо и продолжить ее.

– Кузина, – в величайшем замешательстве пробормотал Рудольф, – нет слов, я вами восхищаюсь, но… По правде говоря, я не создан для брака.

– Это почему же? – удивилась Амалия.

– Видите ли, – в порыве откровенности признался агент, – семнадцать поколений моих предков, так сказать, не отличались скупердяйством.

– А!

– Иными словами, дорогая кузина, у меня ни гроша за душой.

– У вас дар чрезвычайно точно обрисовывать положение, кузен, – заметила Амалия, поворачиваясь перед зеркалом, чтобы проверить, хорошо ли сидит на ней ее платье. – А как же ваш титул, разве он ничего не стоит?

Рудольф расплылся в улыбке.

– Конечно, кузина, некоторые дорого бы дали, чтобы купить его. Вместе со мной в придачу, разумеется. – Он вздохнул. – Видите ли, почему-то считается, что фамилия с приставкой «фон» – весьма выгодное вложение капитала. Но у меня, к несчастью, помимо фамилии есть еще и гордость. Я не продаюсь, кузина. Ни за десять тысяч, ни за сто, ни за миллион.

– Для других это, должно быть, чрезвычайно неудобно.

– Вы верно схватываете мою мысль, кузина. – Он покосился на Деламара. – Между прочим, наш жулик прямо-таки пожирает вас глазами. Надеюсь, он не осмеливается докучать вам?

– К сожалению, нет, – отозвалась Амалия.

– К сожалению? – повторил опешивший агент, но Амалия уже взяла его под руку и увлекла из каюты.

Похороны Кристиана Эрмелина получились тягостными и малолюдными. Большинству пассажиров печальное зрелище уже набило оскомину, и почти половина нашла благовидные предлоги, чтобы отказаться от присутствия на нем. У маркизы Мерримейд болела голова, у маркиза не болело ничего, но он счел своим долгом остаться вместе с женой. Вернеры-Кляйны отговорились морской болезнью, мистер Дайкори не привел никаких причин, но тем не менее не явился. Как он сказал позже Амалии:

– Я стал богатым не для того, чтобы повиноваться дурацким условностям, а для того, чтобы жить, как мне хочется. В данный момент меня не интересуют ничьи похороны, кроме моих собственных.

Художник Фоссиньяк страдал желудочными коликами, его жена сослалась на то, что ей надо присматривать за детьми. Доктор Ортега осматривал раненого Нортена, который мало-помалу шел на поправку, и никак не мог отлучиться. Сеньора Кристобаль сначала закапризничала, заявив, что туман дурно влияет на голосовые связки, но потом все же пришла. Не потому, что ей было жаль убитого, а потому, что находила красивыми глаза у священника.

Кроме оперной дивы, Амалии с кузеном, сыщика-вора, отца Рене, Марешаля и угрюмых матросов, присутствовали также французский дипломат, Ричардсон, миссис Рейнольдс с дочерью, донья Эстебания, аккомпаниатор и члены семьи Эрмелин – Ортанс в черном, прямая и незыблемая, как скала, Армантели, младший брат убитого и Луиза Сампьер. Волны лениво плескались о борт судна, отец Рене читал молитвы, и все присутствующие казались черными тенями, затерявшимися в тумане. Только вчера Кристиан был жив, а сегодня… сегодня… Сегодня его больше нет, а когда-нибудь и все те, что провожают его в последний путь, уйдут в небытие. Капитан, матросы, сама Амалия, Рудольф, отец Рене – все. Жизнь – кувыркание на нити, протянутой над бездной небытия. Они все упадут в нее, один за другим, и никто не избегнет конца. «Каким же будет мой конец?» – спросила себя Амалия. Возле нее в тумане завозилась сеньора Кристобаль, крестясь и шумно вздыхая.

Рудольф заметил состояние Амалии и решил ее отвлечь.

– Между прочим, вообще непонятно, что я тут делаю, – вполголоса объявил он. – К вашему сведению, кузина, я протестант. – Амалия шикнула на него, но неугомонный немец продолжал, ничуть не смущаясь: – У этого священника физиономия разбойника с большой дороги. Интересно, где его угораздило заработать такой шрам?

– Рудольф, – умоляюще шепнула Амалия по-немецки, – перестаньте!

– Согласен, – тут же нашелся невыносимый кузен. – Виноват, в тумане я не разглядел. Вы правы, кузина: он похож на святого. – Амалия сердито воззрилась на германского агента, но Рудольфа ее взгляд не остановил. – Помнится, когда я был в Константинополе…

– В Стамбуле, – поправила его Амалия. – Константинополь, столица Восточной Римской империи и Византии, прекратил свое существование в 1453 году. – Она чихнула.

– Это вам за то, что вы перебили меня, – объявил несносный Рудольф. – Так вот, когда я был в… Турции, я имел несчастье столкнуться с одним типом, у которого было такое приятное лицо, располагающее к себе, что все торговцы готовы были поверить ему в долг – вещь, совершенно для тех краев невиданная. А он…

– Дайте-ка я угадаю, – перебила Амалия. – Он оказался наемным убийцей.

– Если бы! – хмыкнул Рудольф. – На самом деле он был работорговцем и мерзавцем, каких поискать. Подумайте только: он чуть не продал меня евнухом в гарем!

– Кузен, кузен… – заворчала Амалия, испытывая мучительную неловкость.

Но Рудольф безжалостно продолжал:

– Мораль, моя бесценная кузина: если вы видите перед собой такое положительное лицо, что дальше некуда, значит, перед вами двуличный мерзавец, на котором клейма негде ставить. Никогда не доверяйте внешности, Амалия, смотрите только на две вещи: на глаза и на руки. Глаза скажут вам все, что их обладатель хочет скрыть. Руки выдадут, чем и как он занимается. Не попадайтесь на обман мошенников и не забывайте, что по-настоящему хорошие люди всегда вызывают чувство легкой неловкости: ведь, как вы сами знаете, честность, бескорыстие и доброта у нас не в чести. Впрочем, вы уже наверняка это поняли.

– Кузен… – умоляюще прошептала Амалия. – Вы ведь все выдумали?

– Про что?

– Про евнуха в гареме.

– Клянусь вам, кузина! Я был на волосок от гибели. Если вы хотите узнать подробности…

– Не хочу. Перестаньте, кузен.

– Что перестать?

– Вы надо мной смеетесь.

– Ничуть. Что может быть хуже, чем быть евнухом?

– Кузен!

– Хорошо, молчу. – Рудольф надулся. – Но с вашей стороны нехорошо подозревать меня в обмане!

Отец Рене закончил читать заупокойную молитву, и белый мешок с телом Кристиана исчез в водах океана, где его уже наверняка поджидали сотни голодных рыб.

– Хочу есть, – объявил Рудольф капризно. – Кстати, я только что придумал новое название для фирменного десерта местных поваров: пирожное «Мечта в саване».

Амалия всегда гордилась своей выдержкой, но тут ее нервы все-таки сдали. Она оттолкнула руку Рудольфа и отошла к Деламару, который разговаривал со священником.

– Сэр, – заявил Рудольфу Роберт П. Ричардсон, ставший невольным свидетелем этой сцены, – вы негодяй! Обижать такую прекрасную молодую леди!

– Сэр, – учтиво отозвался граф фон Лихтенштейн, – позвольте вам заметить, что это моя леди, а не ваша. Что хочу, то с ней и делаю.

– Знаете, сэр, – с горечью сказал американец, – если бы мы были на берегу, я бы посадил вас на корову задом наперед и в таком виде пустил бы гулять по прериям.

– Если бы мы были на берегу, многоуважаемый сэр, – еще учтивее отвечал немец, – то я бы заставил вас сожрать живьем всех ваших коров и вашего дядюшку Чарли в придачу.

– Однако! – пробормотал ошеломленный американец, которому вероятность такого поворота событий не приходила в голову.

– Значит, вам все-таки удалось выяснить, кто убивал этих несчастных? – говорил меж тем отец Рене Амалии.

– У нас есть кое-какие соображения по данному поводу, – вмешался Деламар, – но прямых доказательств, увы, никаких.

– Да, – угрюмо подтвердила Амалия, – того, что у нас есть, для суда явно будет недостаточно. Мы уже говорили на эту тему с месье… э… сыщиком. – Она поглядела на стоящего неподалеку от них Марешаля и зябко поежилась. – Пожалуй, мы немного погорячились, когда попросили выделить всем членам семьи Эрмелин надежную охрану. Теперь убийца не сможет действовать, а мы не сумеем доказать его вину.

– Что-то я вас не понимаю, – начал Деламар. – Вы хотите сказать, что…

Он не успел закончить свою фразу, потому что его прервал истошный женский визг. Сначала кричала одна женщина, затем к ней присоединились и другие. Похолодев, Деламар бросился вперед.

– О господи, – вырвалось у него, – там что-то произошло!

Темные фигуры метались в тумане, налетая друг на друга. Деламара едва не сбили с ног, однако он все же добрался до пятачка на палубе, вокруг которого уже толпились люди.

– Пропустите, – кричал Деламар, – пропустите! Дайте же дорогу, черт подери!

– Ах, ах, какой ужас! – стонала сеньора Кристобаль, прижимая руки ко рту. – Ее зарезали, боже мой, зарезали, зарезали!

На палубе в кровавой луже лежала женщина, одетая в черное. Возле нее слабо поблескивал длинный нож. Рудольф, поняв, что случилось, крепко ухватил Амалию за локоть.

– Вам лучше не смотреть на это, – сказал он ей. – Похоже, ее несколько раз ударили в сонную артерию.

– Да пустите же меня, черт вас дери! – в сердцах выкрикнула Амалия. – Деламар, она мертва? Эжени мертва?

Тут она увидела возле тела саму Эжени, которая, хотя и была вся в крови, казалась целой и невредимой. Судорожно рыдая, она прижималась к Луизе Сампьер.

– Но кто же убит? – пробормотала Амалия. – Деламар!

Сыщик посмотрел на нее и отвел глаза.

– Ортанс Эрмелин, – тихо ответил он.

Глава двадцать седьмая,

в которой Амалия расставляет западню

– Ничего не понимаю, – потерянно произнесла Амалия. – Ничего!

Эжени Армантель, сидя напротив нее, подняла измученные глаза. Сейчас, спустя примерно полчаса после того, как Ортега, спешно вызванный Марешалем, поднялся на палубу и констатировал, что мадам Эрмелин скончалась от большой потери крови, они сидели в каюте Деламара.

– Что вы видели? – спросил Деламар у Эжени.

Та тихо заплакала. Плечи ее дрожали.

– Ничего, месье! Клянусь вам, ничего! Там стоял такой туман…

Странным образом – хотя убийство было с невероятной дерзостью совершено в присутствии двух десятков человек, не меньше, – никто ничего не заметил. Никто не видел убийцу, никто понятия не имел, откуда он взялся и куда делся. Всему виною был туман, окутавший корабль.

– Ладно, давайте по порядку, – решился Деламар. – Начните с самого начала.

Эжени судорожно сглотнула и вытерла слезы.

– Я… Мне трудно сообразить, с чего именно все началось… Кажется, я увидела какую-то тень, которая метнулась к Ортанс… а потом услышала крик… Кричала кузина Луиза… Я бросилась к ней… Ортанс лежала на палубе… Из ее шеи струей хлестала кровь… Господи, до чего же это было ужасно! – Она закрыла лицо руками. – Я не знала, что делать… Я совершенно растерялась… Только что мы похоронили брата – и вот…

Амалия обернулась к Деламару:

– Ортанс зарезали тем ножом, который нашли возле нее?

– Доктор Ортега говорит, что да, – нехотя признался Деламар.

– А что за нож? – резко спросила Амалия.

Сыщик-вор отвел глаза.

– Нож для разрезания страниц.

Эжени охнула.

– И кому он принадлежал? – безжалостно продолжала Амалия.

– Самой Ортанс, – с горечью отозвался сыщик. – Вот так.

В дверь постучали. Вошел Марешаль.

– Простите, месье… Горничные покойной нашли это в ее одежде. – Он протянул Деламару какой-то листок. – Я думаю, вы должны взглянуть.

Деламар взял листок, молча прочитал то, что было на нем написано, и передал его Амалии.

– «Ты умрешь шестой», – прочитала она вслух. – Подпись все та же… – «Л.».

– О господи! – взвизгнула Эжени. – О боже мой!

Она много раз повторила эти слова. Видя, что женщина близка к истерике, Амалия подошла к Эжени и влепила ей пару увесистых пощечин. Та умолкла, с ужасом глядя на мадам Дюпон.

– Хватит! – резко сказала Амалия. – Ведите себя прилично, в конце концов. Ваши слезы ей не помогут. – Она кивнула сыщику. – Деламар, проводите мадам до каюты. А вы, месье, – обратилась она к Марешалю, – будьте так добры, пригласите сюда месье Армантеля.

И через несколько минут Феликс Армантель вошел в комнату. Теперь можно было с трудом узнать недавнего хищника в сутулившемся, затравленном человеке. Он сел, исподлобья глядя на Амалию.

– Вы ведь были на палубе, месье, – начала она. – Расскажите нам все, что вы видели.

Феликс Армантель стиснул руки так, что даже костяшки пальцев побелели.

– А что я мог видеть? – с ожесточением прохрипел он. – Господи боже мой! – Он промолчал, видимо, не в силах справиться со своими чувствами. – Стоял туман. Священник читал молитвы… и мы все внимали ему… – Снова пауза. – Говорят, в аду всегда темно, а я, помнится, в те мгновения подумал: а что, если на самом деле там стоит белая мгла, как здесь? Люди вокруг были похожи на тени… – Пауза. – Конечно, я не трус, но скажу вам откровенно: мне в те мгновения было не по себе. Очень не по себе. – Губы мужчины задрожали, он опустил голову. – Господи, ну кто, кто мог ее убить? Она была такая милая женщина…

– В ее одежде мы обнаружили записку, – сказала Амалия. Феликс поднял голову.

– Что еще за записка? – хрипло спросил он.

Амалия молча протянула ему маленький листок.

– О господи… – простонал Армантель. – Нет, у меня не укладывается в голове… – Он яростно потер пальцами виски. – Как он сумел, черт подери? Как он пробрался туда?

Амалия сощурилась.

– Месье Деламар считает, и я разделяю его точку зрения, что убить Ортанс мог только один из тех, кто в то время находился на палубе. Иными словами, кто-то из тех, кто присутствовал на похоронах.

– Нет, – простонал Феликс. – Нет, невозможно!

Амалия пожала плечами:

– Иного объяснения у нас нет. Первой у тела оказалась ваша жена. Она утверждает, что видела какую-то тень, которая метнулась к Ортанс, но там стоял такой туман, что ничего нельзя утверждать наверняка. – Феликс не отвечал, покусывая изнутри нижнюю губу. – Скажите, месье Армантель… Вы никого не видели?

Феликс устало покачал головой. Вид у него был донельзя измученный.

– Как я мог? Когда я услышал крики, я как раз разговаривал с де Бриссаком и Гюставом. А когда мы прибежали туда, Гюставу сделалось плохо… Оно и неудивительно, – добавил Феликс, страдальчески морщась.

– Значит, вы не знаете, кто мог убить Ортанс Эрмелин? – подытожила Амалия.

– Нет. Но если бы знал, – промолвил Феликс со внезапным ожесточением, – я бы… Я бы сам убил этого человека.

– Ваши чувства делают вам честь, месье Армантель… Благодарю вас. Можете идти.

Феликс поднялся и, тяжело волоча ноги, подошел к двери.

– Месье Армантель, – окликнула его Амалия, – если вы вдруг вспомните что-нибудь… вы знаете, так иногда бывает…

– Хорошо, – кивнул Феликс, – я тотчас же сообщу вам или месье Деламару… До свидания, мадам Дюпон.

* * *

После обеда в каюте Деламара состоялось стратегическое совещание. На нем присутствовали: сам Деламар, второй помощник Марешаль и несравненная мадам Дюпон со своим кузеном.

– Господа, – жалобно воззвал к собравшимся Марешаль, – необходимо что-то предпринять. Капитан Дювивье рвет и мечет. Во втором классе ходят самые тревожные слухи. Если мы немедленно не отыщем убийцу…

– Мы его ищем, месье, – поторопился ответить Деламар. – Вы же сами видите: мы делаем все, что можем, но пока нам не за что зацепиться, и то, что случилось сегодня, как раз служит тому примером. Убийство произошло фактически на глазах двух десятков человек, и ни один из них ровным счетом ничего не видел! Вы ведь сами там были. Вот вы можете описать внешность убийцы?

Марешаль смущенно поежился:

– Слов нет, месье, вы кругом правы, и мне совершенно нечего вам возразить. Беда в том, что мне вряд ли удастся убедить в том же капитана Дювивье. Капитан, знаете ли, не слишком стесняется в выражениях, и сегодня он в присутствии первого помощника Делоне клятвенно пообещал засунуть меня в пароходную трубу, скормить акулам и разрезать на мелкие кусочки, если на «Мечте» произойдет еще одно убийство.

– Полно вам, месье, – подала голос до того молчавшая Амалия. – Разговорами мы ничего не добьемся, пришла пора действовать. – Она поморщилась. – Будьте так добры, пойдите и скажите своим людям, что они могут больше не нести караул возле кают Эрмелинов и Армантелей.

– Но ведь… – начал ошеломленный Деламар.

– Позаботьтесь, пожалуйста, чтобы все пассажиры узнали об этом, – невозмутимо продолжала Амалия. – А если вас начнут спрашивать о причинах, скажите, что вы уже нашли убийцу и посадили его под замок. Можете также для виду арестовать кого-нибудь из матросов, я не возражаю.

– Да, – вскинулся Деламар, – но ведь это нам ничего не даст, мадам Дюпон! Положим, мы спасем месье Марешаля, и его не засунут в пароходную трубу, но ведь настоящий убийца останется на свободе, и он не будет сидеть сложа руки!

– Подождите-ка, – вмешался Рудольф. – Мне кажется, дорогая кузина, я вас понял. Вы хотите устроить… мышеловку, не так ли?

– Вот именно, кузен, – ответила Амалия. – Итак, месье Марешаль, отзывайте своих людей и возвращайтесь к нам. Сегодня ночью нам придется хорошенько потрудиться.

* * *

Туман рассеялся. Наступил вечер, а за ним и ночь. Сумерки сгущались над «Мечтой», и судно, сверкая огнями, медленно двигалось по направлению к Нью-Йорку. Высокая труба выплевывала густой серый дым, почти неразличимый в ночи. Казалось, что внутри парохода сидит великан и пыхтит гигантской трубкой.

«Мечта» коротко прогудела, и издали ей отозвался гудком другой пароход, возвращающийся в Гавр, а может, в Саутхэмптон.

Гудок спугнул фигуру, стоящую на палубе под прикрытием мрака. Она метнулась к стене и прижалась к ней. Однако пароход больше не ревел, как раненое животное, и фигура, немного поколебавшись, короткими перебежками пересекла палубу в направлении каюты № 9.

Дверь была заперта, что, однако, не смогло остановить неизвестного. Он достал из кармана ключ и, вставив его в замочную скважину, осторожно повернул. Еще один поворот, и путь в каюту оказался свободен. Толкнув створку, ночной гость на цыпочках прокрался внутрь.

Судя по всему, он хорошо ориентировался в окружающей обстановке, потому что, и не зажигая света, в темноте ни разу не наткнулся на мебель и не споткнулся. Пройдя через две или три комнаты, незнакомец замер перед последней дверью. Она вела в спальню.

Некоторое время ночной гость стоял возле входа, прислушиваясь. Наконец, коротко выдохнув сквозь стиснутые зубы, повернул ручку и прокрался внутрь спальни, где на кровати безмятежно спала женщина.

Неизвестный бросил мимолетный взгляд на тяжелую лампу, стоящую возле кровати. Женщина повернулась на постели, что-то пробормотав во сне, и он замер на месте, обливаясь холодным потом. Но хозяйка каюты не проснулась, и вскоре незваный гость вновь слышал только ее ровное дыхание да бешеный стук своего сердца.

Помедлив, он взял с края постели небольшую подушку. Помяв ее в руках, он вдруг, как тигр, ринулся вперед и, прижав подушку к лицу спящей, начал душить ее.

Женщина проснулась, стала отбиваться, но нападавший был куда сильнее и давил, не отпуская. Жертва хрипела, стонала, но не могла даже позвать на помощь.

Неожиданно в комнате вспыхнул свет, а из двух шкафов, гремя сапогами, выскочили какие-то мужчины.

Ночной гость, остолбенев, попятился назад, но скрыться ему было некуда. Он стоял один, на ярком свету, а возле двери его уже ждал второй помощник Марешаль с револьвером наготове. Женщина, сев на постели, отбросила с лица спутанные волосы и с ужасом уставилась на человека, который хотел ее убить.

Амалия Тамарина, державшая большую керосиновую лампу, шагнула вперед и поставила ее на стол.

– Ну вот мы наконец-то и встретились с вами, месье Тернон, – сказала она.

Глава двадцать восьмая,

в которой говорит ненависть

– Дорогой, ты слышишь?

– Что, дорогая? – сонно спросил маркиз Мерримейд.

Его половина, приподнявшись на локте, напряженно прислушивалась к тому, что творилось в коридоре.

– Какой-то шум… Шаги! И голоса!

– Может быть, опять кого-нибудь убили? – оптимистично предположил ее супруг, зевая во весь рот.

– В самом деле! – встрепенулась маркиза. – Надо, пожалуй, пойти посмотреть. Интересно, кого из Эрмелинов прикончили на сей раз?

Маркиз пробормотал нечто невнятное и перевернулся на другой бок. Что же до его жены, то она поднялась с постели, набросила на себя пеньюар, зачем-то прихватила с собой каминную кочергу и осторожно выскользнула в коридор, где столкнулась с каким-то ужасающим созданием во фланелевом халате, сапогах на босу ногу и папильотках в волосах.

– А-а-а! – в ужасе заверещала маркиза, но тотчас успокоилась: – Господи, это вы, мисс Эстебания!

Компаньонка примадонны сурово посмотрела на нее и переложила из руки в руку тяжелые каминные щипцы, которые непонятно зачем понадобились ей среди ночи.

– Вы не знаете, что происходит? – спросила маркиза, сгорая от любопытства.

– Не знаю, – довольно сухо ответила донья Эстебания, – но не удивлюсь, если узнаю, что еще кого-нибудь пристукнули.

– Вот и я о том же! – горячо воскликнула маркиза. – Как вы думаете, – понизила она голос до шепота, – кого теперь?

– Что происходит, дорогая? – С таким вопросом к дамам присоединился маленький доктор Ортега. – Ах, – сконфузился он, – простите, миледи!

Маркиза озадаченно посмотрела на него. Почудилось ли ей, или доктор и впрямь вышел не из своей каюты, а из той, где жила донья Эстебания? Но чем он мог заниматься там в два часа ночи? «Уж, во всяком случае, не ставить ей горчичники!» – сказала себе маркиза.

– Кажется, – заметила она доктору, – произошло новое убийство.

– В самом деле? – вскинулся доктор. – Тогда они первым делом должны прислать за мной!

Действительно, на горизонте как раз показался второй помощник Марешаль, который, заметив изнывающих от любопытства пассажиров, скривился так, словно капитан Дювивье только что заставил его съесть дюжину лимонов в наказание за очередное происшествие на судне.

– Скажите, месье, – сладким голосом осведомилась маркиза, – неужели опять что-то произошло?

Но Марешаль повел себя возмутительно невежливо.

– Дамы и господа, прошу вас, расходитесь! Никто не пострадал, все в порядке, так что спите спокойно.

– А… а мои услуги никому не нужны? – спросил Ортега, и в тоне его проскользнуло нечто, подозрительно похожее на мольбу.

– Нет, доктор, благодарю вас, – ответил Марешаль и, прибавив ходу, скрылся за углом.

– Что происходит? – Теперь в коридоре возникла фрау Кляйн. – Я слышала какой-то шум!

Дверь напротив тоже распахнулась, и на пороге показался Ричардсон. Спросонья он перепутал тапки и надел правую на левую ногу, а левую, соответственно, на правую.

– О! Леди и джентльмены, разрешите к вам присоединиться! Что такое? Сеньора, какие очаровательные щипцы! Надеюсь, вы никого ими не убили? Виноват, виноват… – быстро сказал он, заметив изменившееся выражение лица доньи Эстебании. – Но что же все-таки случилось?

– Да, действительно… – поддержал его дипломат де Бриссак, который в расшитом драконами халате и с сеткой на волосах тоже показался в коридоре. – Никто не знает, в чем все-таки дело?

В коридор прибывали все новые и новые люди. Хлопали двери, звенели возбужденные голоса. Больше всего сведений, как оказалось, было у аккомпаниатора Леона Шенье.

– Я слышал вроде как шум борьбы, – говорил он, жестикулируя так, словно хотел улететь. – Потом мужской голос кричал: «Подождите, я все вам объясню!», а женщина рыдала. А потом все стихло.

– Ну надо же! – сказала озадаченная миссис Рейнольдс.

– Ах! – вскрикнула маркиза. От восторга она даже подскочила на месте и захлопала в ладоши. – Я знаю, что произошло! – Все глаза немедленно обратились на нее. – Они поймали Леонара Тернона! Они все-таки нашли его!

– Минуточку, минуточку, – вмешался герр Кляйн. – А как же тот матрос, которого арестовали днем?

– Я уверен, тот арест был для отвода глаз, – вставил американец. – А что? Неплохо придумано!

Мэри Рейнольдс только пожала плечами.

– Не вижу в этом ничего особенного, – заметила она.

– Кстати, где мадам Дюпон? – заволновался Ричардсон, оглядывая присутствующих. – Никто не знает?

Выяснилось, что, кроме мадам Дюпон, на ночном сборище отсутствовали также ее кузен и сыщик Деламар.

– Вот видите! – торжествовала маркиза. – Я же говорю вам: они поймали его!

– Давно пора, – проворчал Кляйн.

– Жаль, что никого из Эрмелинов и Армантелей тоже нет, – заметил де Бриссак. – Уж они-то наверняка должны знать, что происходит.

Второй помощник Марешаль со скоростью молнии промчался по коридору обратно и, влетев в дверь каюты № 9, захлопнул ее за собой.

– Позвольте, – воскликнула миссис Рейнольдс, – но это же каюта Эжени Армантель!

– Наверняка они все там, – добавил аккомпаниатор. – И сыщик, и Эрмелины, и мадам Дюпон.

– И убийца! – подхватила маркиза. – Как бы нам узнать, о чем они там говорят?

Ее муж, только что вышедший в коридор, укоризненно покачал головой.

– А что? – неожиданно поддержал маркизу Ричардсон. – Мы все имеем право знать, что же, черт возьми, происходит! В конце концов, мы плывем на одном корабле!

Дверь каюты Эжени приотворилась, и в коридор выглянула хорошенькая мадам Дюпон.

– Доктор Ортега! – позвала она.

Доктор рысью помчался к ней.

– Похоже, что ваша помощь все-таки понадобится. Только захватите с собой успокоительное, потому что бедняжке совсем плохо.

– Мадам Дюпон! – взмолилась маркиза, поднимаясь на цыпочки. – Скажите, вы и в самом деле схватили его?

– Можете не сомневаться, – отозвалась Амалия и, пропустив в каюту доктора, тщательно прикрыла за собой дверь.

* * *

«Но кто же он?» – думал доктор Ортега, окидывая взглядом лица присутствующих. Здесь был бледный Гюстав, который съежился на диванчике рядом с Луизой Сампьер, нервно комкавшей в руках батистовый платочек. На кровати сидела плачущая, растрепанная Эжени Армантель, на которой лица не было. Присутствовали здесь также невозмутимый сыщик Деламар, который прохаживался по комнате, заложив руки за спину, и Рудольф фон Лихтенштейн, стоявший у окна и делавший вид, что все происходящее его не касается. Возле него Ортега заметил Марешаля и троих вооруженных матросов. «Мой бог! – ужаснулся маленький доктор. – Неужели…» Но тут он увидел еще одного человека, который небрежно развалился в кресле. Глаза его горели злым огнем, губы под щегольскими усиками кривила недобрая усмешка. Пальцы его правой руки, лежавшей на подлокотнике, то сжимались, то разжимались.

– Ну так что, месье Армантель, – спокойно спросил у него Деламар, – у вас есть какое-нибудь приемлемое объяснение тому, почему вам взбрело посреди ночи наведаться к своей жене и попытаться удушить ее подушкой? Потому что, признаюсь, у меня такого объяснения нет.

Феликс Армантель отвернулся. Эжени всхлипнула, и доктор поспешно налил ей в стакан успокоительных капель.

– Но, господа, – пролепетала Эжени, отталкивая стакан, – я уверена, это какая-то ошибка! Какое-то ужасное, чудовищное недоразумение! – Она с мольбой посмотрела на поверженного хищника. – Феликс, умоляю тебя, скажи им что-нибудь!

– Вы и сами знаете, мадам, что это не недоразумение, – возразил сыщик, помахав в воздухе каким-то листком бумаги. – Вот что было изъято у месье Армантеля при обыске! – Он поглядел на листок. – Любопытно, не правда ли? «Ты умрешь седьмой. Л.». Именно вы и должны были стать седьмой жертвой, мадам.

– Господи… – простонала Эжени. Доктор, улучив момент, вновь поднес ей стакан, и она вылила лекарство, стуча зубами о край стакана. – Но… тогда я ничего не понимаю! Вы хотите сказать… – Внезапно она в полном остолбенении застыла на сиденье. – Неужели этот человек – Леонар Тернон?

«Конечно, Леонар Тернон, – помыслил маленький доктор, на всякий случай наливая в стакан дополнительную дозу успокоительного. – То-то, помнится, он так бравировал тем, что никогда в жизни не встречал Леонара…»

– Вынуждены вас разочаровать, мадам Армантель, – подала голос мадам Дюпон. – Человек, которого вы знали под этим именем, был убит в Африке десять лет тому назад. Просто кое-кто оказался достаточно сообразителен, чтобы использовать его имя и те чувства, которые он должен был испытывать, если бы остался в живых. Никакого Леонара Тернона, убийцы-мстителя, на самом деле не существует. Умело созданная легенда, только и всего.

– Постойте… – пробормотала Эжени, мучительно морща лоб. – Значит, все было ложью? Но ведь Феликс… ведь мой муж никогда не интересовался Леонаром! По-моему, он едва знал о его существовании!

Амалия усмехнулась:

– Зато был кое-кто другой, кто прекрасно знал историю Леонара и все, что было с ним связано. И именно этот «кое-кто», как я полагаю, и подал месье Армантелю мысль избавиться сразу от всех, кто им мешал, а убийства свалить на бедного Леонара, от которого, вероятно, даже костей уже не осталось.

– Чушь! – выкрикнул Феликс. Щеки его полыхали. – Вы бы послушали себя со стороны, мадам! Что вы несете?

– Полно, месье Армантель, – вмешался Деламар. – Мы прекрасно знаем, почему вы так храбро все отрицаете. Потому что ваш сообщник… нет, не так… ваша сообщница ужа мертва и не сможет ни подтвердить, ни опровергнуть ваши слова.

Феликс открыл рот. Казалось, он вот-вот разразится градом ругательств, но ничего подобного не произошло. Армантель только одернул манжеты и слегка передвинулся в кресле.

– Валяйте, месье ищейка, – развязно промолвил он, – приписывайте мне сообщников, злодейские замыслы, хладнокровные убийства… Все равно у вас ничего нет против меня, кроме какого-то жалкого клочка бумаги и показаний никчемной идиотки! – И он кивнул на свою жену, которая с ужасом уставилась на него. – Разве не так?

– Месье, – холодно заметил Деламар, которого слово «ищейка» явно покоробило, – смею вас заверить, вы заблуждаетесь. Семь человек видели, как вы пытались убить свою жену, после чего вас взяли с поличным. И я был очень придирчив в выборе свидетелей, чьи показания отправят вас на гильотину. Для вас, месье, все уже кончено, и только вы не хотите признавать очевидное.

– Ах вот как! – с вызовом проговорил Феликс. – Что ж, по-вашему, может, все и кончено, а по-моему, все только начинается. И на гильотину я пойду не один, а вместе с этой гнусной тварью. – И он с такой ненавистью поглядел на Эжени, что та отшатнулась.

«Гм, – подумала Амалия, – теперь я, пожалуй, понимаю, почему мой дядя Казимир не хочет жениться ни за какие коврижки».

– Признаться, месье, я не совсем понимаю, о чем вы говорите, – сказал Деламар после паузы.

– А вы у нее спросите, – ответил Феликс с ожесточением. – Ведь именно она убила Ортанс. Да, да, именно она!

– Феликс, ты что? – пролепетала Эжени, покрываясь пятнами. – Что ты говоришь?

Армантель яростно стукнул кулаком по ручке кресла и подался вперед.

– Хватит лгать! Я же знаю, что это сделала ты! – Он откинулся назад и через силу улыбнулся Амалии. – Да, вы правы, мадам Дюпон. У меня и в самом деле была сообщница – Ортанс Эрмелин. И эта женщина, – закричал он, указывая на Эжени, – убила ее!

– А может, вы сами прикончили Ортанс? – предположил Рудольф со скучающей гримасой. – Не нарочно, конечно. Просто я помню, какой в то утро стоял туман. В двух шагах не было видно лиц, а обе женщины к тому же были в черном. Конечно, вы легко могли их перепутать. С кем не бывает!

– Вы что, издеваетесь? – прохрипел Феликс. – Я был рядом с Гюставом, когда произошло убийство. Не верите, спросите у него! Когда я подбежал к Ортанс, она уже истекала кровью… А рядом с ней… рядом с ней стояла Эжени. Я точно знаю: Эжени убила ее!

– Месье Деламар, – отчаянно закричала Эжени, заламывая руки, – не верьте ему! Я не убивала Ортанс! Боже мой, я даже не знала, что это она сговорилась с Феликсом, чтобы извести всю нашу семью!

– Ложь, все ложь! – крикнул Феликс. – Ты убила Ортанс, потому что всегда завидовала ей и учуяла, что она готовится разделаться с тобой! – Он в отчаянии прижал кулаки ко лбу. – Господи! Какая же она была красивая, умная, храбрая! Но досталась такому ничтожеству… а мне досталось это убожество… И никакой возможности освободиться до конца дней! В иные моменты я был просто готов пустить себе пулю в лоб от отчаяния. Да еще эта проклятая теща, которая все забрала в свои руки и наслаждалась жизнью вместе со своим любовником, а нам не давала и шагу ступить! Как же она нам опротивела! Надеюсь, рыбам ее старое ядовитое мясо пришлось по вкусу – в конце концов, она хоть на что-то сгодилась. – Женщины смотрели на Феликса с ужасом, мужчины – с отвращением, но ему, похоже, не было дела ни до чьих взглядов. – Ну что, месье Деламар? Не скрою, вам ловко удалось меня поймать, но на эшафот я взойду не один, а с дорогой женой. Только она могла убить Ортанс! А я… Я слишком любил Ортанс, я не мог причинить ей даже малейшего вреда.

Эжени испустила пронзительный вопль. Деламар нерешительно покосился на Амалию, которая, сдвинув брови, сосредоточенно что-то обдумывала.

– Нет, я не убивала ее! – кричала Эжени. – Господи, у меня бы никогда духу не хватило на такое! Я не убивала Ортанс, клянусь! Гюстав, Луиза, вы же знаете меня! Скажите им, что я неспособна на такое!

Но младший брат только отвел глаза. Зато Луиза Сампьер удивила всех.

– Да, – безжизненным голосом подтвердила она, – Эжени не могла сделать этого.

Деламар вскинул брови.

– Это ваше ощущение, мадемуазель, или у вас есть доказательства?

– Доказательства? Никаких, – поколебавшись, призналась Луиза.

– Ха! – презрительно выкрикнул Феликс. – Так я и знал!

– Вы не понимаете, месье Армантель, – остановила его девушка. – Доказательства тут ни при чем. Ортанс убила я.

Глава двадцать девятая,

в которой сыщик Деламар дает объяснения

Вся краска сбежала с лица Феликса. Второй помощник Марешаль озадаченно уставился на Луизу. Доктор Ортега, присутствовавший при этой сцене, вытаращил глаза, налил себе в стакан успокоительных капель и опрокинул его в себя. Деламар нервно поправил узел галстука. Такого оборота даже он, многое повидавший в последние дни, никак не ожидал.

– Ты… ты убила Ортанс? – каким-то свистящим шепотом проговорил Феликс.

– Да, я, – твердо ответила девушка.

Первым опомнился Гюстав Эрмелин.

– Луиза, что ты делаешь! Они же арестуют тебя!

– Ну и пусть, – спокойно отозвалась Луиза. – Мне нечего скрывать. Кроме того, любой суд признает, что у меня были смягчающие обстоятельства.

Эжени, стиснув руки, смотрела на кузину со смесью ужаса и восхищения.

– Боже мой… Луиза! Действительно, ты была возле Ортанс, когда я подбежала к ней!

– Да, – подтвердила девушка. – Я решила, что самое разумное – никуда не убегать. Конечно, она была еще жива, но я бы сильно удивилась, если бы она сумела меня выдать.

– Постойте, – вмешалась Амалия. – Мадемуазель Сампьер, будьте так добры, расскажите нам, за что вы убили мадам Ортанс. Вы что-то упоминали о смягчающих обстоятельствах, кажется?

– Да. – Девушка поколебалась. – Дело в том, что в день убийства Кристиана я как раз оказалась неподалеку. И я видела… – Она запнулась. – Я видела, как Ортанс с торжествующей улыбкой выходила из его каюты. А на ее шлейфе было маленькое белое перышко… Она заметила его, наклонилась и, подобрав, бросила в волны. Тогда я не обратила на это внимания, но потом, когда узнала, как был убит Кристиан… Она застрелила его, и перо из простреленной подушки осталось у нее на шлейфе… – Луиза замолчала. – И тогда я поняла то же, что и вы, месье Деламар, и вы, мадам Дюпон. Что никакого Леонара Тернона на самом деле нет и что все это было затеяно из-за денег. И мне стало страшно. Я боялась не за себя – в конце концов, что могли значить какие-то двадцать тысяч франков, когда речь шла о миллионах… Я боялась за Эжени… но больше всего за Гюстава… – Юноша всхлипнул и, схватив руку девушки, поцеловал ее. – Вот… И я решила, что положу конец убийствам… Тогда ведь я ничего не знала о Феликсе, о том, что он сообщник Ортанс… Для меня эта новость была полной неожиданностью…

– Но почему же ты не обратилась к месье Деламару? – умоляюще спросил Гюстав. – Ты же могла сказать ему, что ты видела!

Луиза отвернулась.

– Я боялась, что он может не поверить мне. К тому же, что я видела? Женщина вышла из каюты, стряхнула перышко с платья… Когда я поняла, что это значит, я просто голову потеряла от страха… Я решила, что возьму ее нож для разрезания бумаги, чтобы подозрение не пало на меня… А в утро похорон был такой густой туман, что я поняла – сейчас или никогда. К тому же мне было омерзительно видеть, как она лила слезы над телом человека, которого сама же и убила.

И тут все услышали тихий, душераздирающий плач, который заставил присутствующих похолодеть. Плакал Феликс Армантель, согнувшись в кресле и закрыв лицо руками.

– Значит, это была ты… – медленно произнесла Эжени. – Я… Простите, господа, я даже не знаю, что можно сказать.

– Не волнуйся, Луиза, – твердил Гюстав, – я найму тебе лучших адвокатов… Вот увидишь, тебя оправдают!

– Спасибо, Гюстав, – ответила девушка, бледно улыбнувшись.

Деламар выразительно поглядел на Марешаля, и второй помощник капитана, кашлянув, выступил вперед.

– Мадемуазель Сампьер, мне очень жаль, но до прибытия в Нью-Йорк вам придется находиться в своей каюте, не покидая ее… – Луиза механически кивнула. – Что же до вас, месье Армантель, то, так как ваша вина значительно серьезнее, я вынужден буду посадить вас под замок. Вас будут стеречь, как преступника. Так как все убийства произошли на борту французского корабля, а значит, на французской территории, вас будут судить во Франции по законам нашей страны… Увести его.

– А я? – встрепенулась Эжени. – Что же будет со мной?

– Мадам, – галантно сказал Деламар, – я думаю, что, учитывая ваши обстоятельства, вы легко сможете получить развод и встретить другого, более достойного мужчину, который будет ценить ваш шарм и вашу душу, а не ваши деньги… По крайней мере, такое мне кажется вполне возможным.

И Эжени Армантель, у которой на глазах еще блестели слезы, в первый раз за ночь улыбнулась.

* * *

– Это невыносимо! – стонала сеньора Кристобаль. – Я полночи не спала, дожидаясь, когда же нам соизволят объяснить происходящее, а нас снова заставляют ждать! Просто ужас какой-то! Ах, как я страдаю! – И она со стоном рухнула в кресло, которое, в свою очередь, застонало так, словно ощутило приступ ревматизма.

– Но ведь я же вам все рассказал! – оправдывался доктор Ортега. Помимо оперной дивы и доктора, в малом салоне собрались почти все пассажиры первого класса – вернее, почти все из них, кто оставался в живых.

– И вовсе не все! – поставила его на место маркиза. – Мне, к примеру, непонятно, откуда у Ортанс в кармане взялась записка о том, что она умрет шестой, если она сама со своим сообщником организовывала все эти убийства!

Ее муж, услышав последние слова, сделал такое кислое лицо, что сразу же стало понятно, отчего в Англии все время идет дождь.

– А вот мне, – заметил де Бриссак, – неясно, каким образом им удалось отравить несчастную мадам Эрмелин.

– Надеюсь, нам все это разъяснят, – отозвался аккомпаниатор. – А вот и они, кстати! Доброе утро, месье Деламар! Доброе утро, мадам Дюпон! И вам, господин граф!

– Кажется, утро и впрямь доброе, – заметил Рудольф, плюхнувшись на сиденье рядом с маркизом Мерримейдом. – По крайней мере, дело окончательно раскрыто.

– О, – глубокомысленно отозвался маркиз, – если бы месье Деламару с таким же успехом удалось отыскать и пропавшие драгоценности…

Рудольф прищурился.

– Хотите пари, что это ему удастся?

– Руди! – одернула его Амалия, усевшаяся с другой стороны от него.

– А что, кузина, – хладнокровно заметил германский агент, пожимая плечами, – не знаю, как кто, а лично я сегодня уверовал, что французская полиция – самая лучшая в мире. – Он подмигнул Амалии и обернулся к Мерримейду: – Ну так как, дорогой сэр?

Естественно, если англичанину дать понять, будто французы хоть в чем-то его превосходят, он в лепешку разобьется, чтобы доказать, что это не так. Не прошло и минуты, как маркиз и граф заключили пари. Англичанин утверждал, что до прибытия в Нью-Йорк Деламару не найти драгоценностей, в то время как немец, разумеется, настаивал на обратном. Услышав, какая сумма поставлена на кон, Амалия без труда сообразила: ее кузен хочет ободрать маркиза, как липку.

– Руди, – сказала она вполголоса по-немецки, – это нечестно.

– Почему нечестно? – отозвался Рудольф, пожимая плечами. – Он сам напросился.

– Я не об этом, – возразила Амалия.

– А о чем?

– Выигрыш пополам, – заявила девушка. – Вот так будет честно.

– Хорошо, – легко согласился Рудольф. – В конце концов, – добавил он, пожимая ей руку, – если я и выиграю пари, то только благодаря вам!

На них уже шикали со всех сторон. Деламар, набрав воздуху в грудь, приготовился держать речь, но тут дверь растворилась, и в салон вплыла Эжени Армантель, которую встретил общий вздох изумления. На щеках женщины цвел румянец, на устах играла улыбка, и вообще было похоже на то, что она на редкость быстро оправилась от покушения, произведенного на нее любящим супругом.

– Простите, месье Деламар, – промурлыкала она, строя ему глазки, – но я просто была обязана прийти! Ведь я и сама многого не знаю… а между тем… – Она покраснела, как двадцатилетняя девушка, и грациозно опустилась в кресло возле миссис Рейнольдс.

– Ну что ж, сэр, – весело сказал Ричардсон, – начинайте!

– Да! – поддержала его сеньора Кристобаль. – Мы все просто умираем от любопытства!

– В самом деле… – с подобием улыбки заметил миллионер.

Вор, волею судьбы продолжавший исполнять роль сыщика, откашлялся и начал:

– Дамы и господа, смею напомнить вам, что в первом классе на борту парохода «Мечта», следующего из Гавра в Нью-Йорк, произошли следующие странные случаи, заслуживающие самого пристального внимания.

Первый: смерть мадам Эрмелин.

Второй: убийство мэтра Боваллона и исчезновение драгоценностей, принадлежавших покойной.

Третий: убийство Проспера Коломбье, управляющего покойной.

Четвертый: убийство Надин Коломбье, его сестры.

Пятый: убийство Кристиана Эрмелина.

И, наконец, шестой: убийство его жены, произошедшее непосредственно после его похорон.

По мысли убийцы, однако, это был еще не конец, потому что завершающей жертвой должна была стать мадам Армантель, здесь присутствующая. Но, к счастью, – тут Деламар самодовольно выпрямился, – вашему покорному слуге удалось предотвратить преступление.

Все глаза в салоне обратились на Эжени. Она неловко хихикнула и потупилась.

– Итак, дамы и господа, если позволите, я начну с самого начала. Наверное, все вы помните, как в первый вечер после отплытия мадам Эрмелин поперхнулась шампанским, после чего у нее лопнул сосуд в горле, и она умерла. – Деламар глубоко вздохнул. – Со стороны происшедшее выглядело как несчастный случай, и все были уверены в том, что это несчастный случай и есть, пока не была найдена записка. А она гласила: «Ты умрешь первой», и угрожающий тон послания не оставлял сомнений в том, что на самом деле смерть мадам Эрмелин была подстроена. – Сыщик сделал эффектную паузу. – Надо признать, что это был исключительно умный ход. Ибо на самом деле, дамы и господа, мадам Эрмелин умерла своей смертью.

Вздох изумления прокатился по салону.

– Да-да, – упреждая вопросы, продолжал Деламар. – Именно так: Констанс Эрмелин умерла естественной смертью, однако обстоятельства сложились так, что ее смерть послужила толчком ко всем последующим событиям. Дело в том, что сразу же после этого члены семьи стали требовать предъявить им завещание покойной. В сущности, их требование было вполне законно, однако у адвоката Боваллона имелись свои интересы. Когда-то он вместе с Проспером Коломбье и его сестрой провернул подлог, который принес всем троим богатство, почет и славу. И теперь, судя по всему, они были готовы пойти на новый подлог и изменить завещание мадам Эрмелин так, чтобы большая часть наследства досталась именно им. Вероятно, некоторые члены семьи были готовы договориться с ними или начать торг, но это только мое предположение. Важнее всего то, что нашлись двое людей – Феликс Армантель и Ортанс Эрмелин, – которые не желали ни с кем делиться и более того – были не прочь увеличить свою долю. Конечно, по завещанию Ортанс доставались только драгоценности, а Феликсу так вообще не доставалось ничего, однако не следует забывать, что их супруги становились исключительно богатыми, а в случае, если бы эти супруги погибли, то их доля в наследстве мадам Эрмелин автоматически отошла бы безутешному Феликсу и очаровательной Ортанс. Вы ведь понимаете, господа, куш был такой, за который стоило побороться, однако тут имелись свои трудности. Во-первых, надо было избавиться от адвоката и Проспера с Надин, заодно убедившись, что они не успели составить подложное завещание, которое свело бы на нет то, на которое преступники рассчитывали. Затем следовало устранить Кристиана и Эжени. Получалось, что преступникам придется провернуть пять убийств в короткий срок. Пять убийств! А что, если кто-нибудь что-нибудь заподозрит? Ведь практически во всех преступлениях сначала ищут денежный мотив, а потом уже все остальные. Мотивы Феликса и Ортанс, можно сказать, находились на самом виду, поэтому им ни за что не удалось бы избежать весьма пристального к себе внимания. И тут Ортанс приходит в голову гениальный план. Она вспоминает, что в этот же день, ровно десять лет тому назад, погиб некто Леонар Тернон, в обход интересов которого мадам Эрмелин в свое время получила от одной их общей родственницы наследство. Ах, какой мотив, какой роскошный мотив! А что, если на самом деле Леонар Тернон остался жив? Что, если он выследил их и ровно через десять лет после своей мнимой гибели начал мстить? Наверняка он начал бы с самой мадам Эрмелин, потом взялся бы за адвоката и Коломбье, с которыми у него тоже были давние счеты, после них, вероятно, убил бы Кристиана, который в свое время отнял у него невесту, а Эжени… наверняка у него нашлось бы, за что расправиться и с Эжени. И, чтобы никто не сомневался, что все убийства дело рук именно Леонара, надо оставлять записки с указанием того, кто совершает их, и первую записку подбросить в стол мадам Эрмелин. Великолепный план! Практически неуязвимый – ведь все с ног собьются, разыскивая Леонара, а тем временем Феликс с Ортанс, посмеиваясь, будут продолжать задуманное. И кто сумеет их уличить? Они же вне подозрений! Убийца – Леонар, господа, вот и ищите его…

– Увы, должен сознаться, что я и в самом деле попался на приманку, – сокрушенно продолжал Деламар. – Поймите, ведь, благодаря подробным показаниям членов семьи Эрмелин, я знал о Леонаре практически все: сколько ему лет, какие у него глаза, волосы, каковы особые приметы… И в то же время я никак не мог добраться до него. Мы находились на корабле, в замкнутом пространстве, откуда никто не мог бежать, – и все же он ускользал от меня, а убийства продолжались. У англичан есть такое выражение: искать в темной комнате черную кошку, которой там в действительности нет. Так вот, именно этим я, получается, и занимался. Я искал не ту кошку и не там, где следовало. А пока я допрашивал обслугу и пассажиров, преступники не дремали – они действовали.

Первой жертвой – хотя мы называли ее второй – был намечен адвокат Боваллон. Оружием был выбран нож для разрезания бумаги, который Ортанс Эрмелин позаимствовала у мадам Дюпон, стоило той отвернуться. Использование чужого ножа уводило следствие в сторону и, кроме того, позволяло преступникам выиграть дополнительное время. Ортанс передала нож Феликсу, сказав сообщнику также шифр от сейфа Боваллона, который она узнала от своего мужа, не имевшего от нее секретов. Сначала надо было убедиться, что в силу вступит именно то завещание, которое требовалось преступникам. Итак, со своим делом Феликс справился безупречно. Боваллон был убит, сейф открыт и подложное завещание, судя по всему, уничтожено. Чтобы опять-таки сбить с толку следствие, преступник взял из сейфа револьвер покойного, очевидно, рассчитывая, что вскоре он понадобится сообщникам. К сожалению, уходя, Феликс не позаботился как следует закрыть сейф, из-за чего некто, известный под кличкой Белоручка, сумел без особых хлопот завладеть лежащими в нем драгоценностями. Их исчезновение еще больше сбило следствие с толку, но, так как Феликс предусмотрительно вложил в руку мертвеца записку с текстом: «Ты умрешь вторым», стало ясно, что ограбление – лишь случайность, и на самом деле убийство – дело рук неуловимого Леонара.

Эжени смотрела на Деламара большими блестящими глазами, полными обожания, и Амалия почувствовала смутное недовольство. Ведь это же она сама, своим умом до всего додумалась, а все лавры достанутся воришке, которого она поймала. Впрочем, взглянув на круглое лицо «лавров», Амалия несколько утешилась.

– Итак, – продолжал Деламар, он же Белоручка, – адвокат был убран с дороги, а чтобы никто не сомневался, что Леонар действительно находится где-то рядом, Ортанс в присутствии большого числа свидетелей мастерски разыгрывает «узнавание» убийцы. Она его видела! Он стоял у окна! Легкий обморок довершает дело. Поверив мадам Ортанс, мы, как последние глупцы, выбегаем из каюты. Но на палубе никого нет! Разумеется, коварный Леонар уже успел исчезнуть. И пока мы клянем себя за нерасторопность, сообщники уже готовятся избавиться от брата и сестры Коломбье. Убить их необходимо – вдруг они узнают об исчезновении подложного завещания, поймут, что дело вовсе не в Леонаре, и заявят об этом полиции. Я полагаю, Проспера застрелил Феликс, и он же удушил Надин, как только ему представилась возможность. Следующим на очереди был Кристиан Эрмелин. Но тут возникла сложность: Кристиан, потеряв голову от страха, поверил, что его семье и в самом деле угрожает Леонар Тернон, и представление, разыгранное Ортанс, сыграло в этом не последнюю роль. Вспомнив, что в тот день неподалеку оказался пассажир с фамилией, подозрительно похожей на фамилию Тернон, Кристиан попытался убить его и был задержан и посажен под стражу. Однако Ортанс быстро нашла выход. Феликс оглушил матроса, который стоял на страже возле каюты Кристиана, после чего Ортанс без всяких хлопот зашла внутрь и застрелила мужа. Оставив на месте преступления револьвер Боваллона, она спокойно вышла, не подозревая, что ее видело постороннее лицо. Этим лицом оказалась Луиза Сампьер, невеста Гюстава Эрмелина. Прежде она тоже считала, что их семье угрожает Леонар, но, увидев Ортанс, девушка поняла, что на самом деле убийца – она. Так у безжалостных убийц появился свидетель их преступлений – девушка, чей характер не уступает ее красоте.

На вкус Амалии, последняя фраза оратора отдавала излишней мелодраматичностью, и мадам Дюпон неодобрительно поморщилась. Она подумала, что в бытность свою в Париже Белоручка частенько захаживал на Бульвар Преступления[23]. «Если это и Дюма, – решила Амалия, – то очень скверный Дюма».

– К сожалению, – вздохнул Деламар, – вместо того чтобы прямо сказать нам о том, что она видела, мадемуазель Сампьер решила рассчитаться с убийцей тем же способом. А именно, она взяла нож мадам Эрмелин и после похорон, когда на палубе царил густой туман и не было видно ни зги, несколько раз ударила этим ножом Ортанс в шею. При осмотре одежды убитой была найдена записка, которая гласила: «Ты умрешь шестой». Признаться, к тому времени я уже подозревал мадам, и то, что ее саму убили, было для меня как гром среди ясного неба. Однако, поразмыслив, я понял, что записка, скорее всего, предназначалась для Эжени Армантель, просто мадам Ортанс пока носила ее с собой, дожидаясь случая, когда можно будет разделаться с последней намеченной жертвой и подбросить записку. И я удвоил внимание, наблюдая за мадам Армантель. Чтобы наконец взять убийцу с поличным, я отдал приказ месье Марешалю для виду арестовать кого-нибудь из матросов, а сам с надежными людьми устроил засаду в гардеробной мадам Армантель, которая примыкает к ее спальне. Как вам уже известно, мой замысел увенчался успехом, и я думаю, месье Армантелю не удастся отвертеться. Впрочем, дальнейшая его судьба меня не касается, потому что я честно исполнил свой долг.

Несколько мгновений в салоне стояла полная тишина. Наконец сеньора Кристобаль сорвалась с места и горячо зааплодировала, словно была в театре.

– Сеньор, вы были великолепны! Браво! Браво!

– Замечательный рассказ, сэр, – произнес маркиз с чувством, выражая общее мнение. – Должен признаться, что не верил в вас, и прошу прощения за это. Вы поработали на славу, и для меня будет честью пожать вам руку.

Маркиз, разумеется, считал, что это для Деламара будет честью, если английский аристократ пожмет ему руку, но длительное пребывание в обществе научило его облекать свои мысли в наиболее приемлемую для собеседника форму.

– Слушайте, да вы молодец! – заявил Ричардсон, оттеснив маркиза от сыщика и горячо тряся его руку. – Никак от вас не ожидал!

– Весьма вам благодарен, сударь, – сказал вор, осторожно высвобождая свои тонкие пальцы.

– Но когда же вы обо всем догадались? – воскликнул доктор Ортега. – Ведь замысел преступников был, можно сказать, безупречным!

Деламар кивнул головой:

– К сожалению, это так. И вы знаете, что я потратил непозволительно много времени, пытаясь отыскать человека, который умер много лет назад. Но когда я перебрал все варианты и понял, что никто, абсолютно никто из пассажиров «Мечты» не может им быть, я оказался в тупике. Спасло меня лишь то, что я твердо знаю: чудес не бывает, и у каждой загадки должна быть отгадка. Отныне я решил считаться только с непреложными фактами. Мадам Эрмелин была убита? Да. Откуда нам это известно? Из самой первой записки. Кто написал эту записку? Леонар Тернон. А откуда нам известно, что это был именно он? И вот тут я споткнулся. Постой, сказал я себе, но ведь мадам Ортанс сама, своими глазами видела его! Так-то оно так, но почему же больше никто из присутствующих в тот миг в салоне ничего не заметил? Может быть, потому, что на самом деле никакого Леонара Тернона поблизости не было? А раз его не было, значит, мадам Ортанс сознательно ввела нас в заблуждение. Но зачем? А что, если это была часть хорошо продуманного плана, как и записки? Что, если мадам Эрмелин вовсе не была убита. Что, если Леонар Тернон действительно погиб и не имеет никакого отношения к преступлениям? И тогда я понял все.

– Мэри, дорогая, – умилялась миссис Рейнольдс, – ты когда-нибудь слышала что-то подобное? Сэр! Если вам когда-нибудь надо будет вызвать духа…

Деламар покачал головой.

– Ну давайте я вам хоть погадаю, сэр! Не хотите? Вдруг вас ожидают богатство, счастье или большая любовь?

– Что меня ожидает, я прекрасно знаю, – отозвался сыщик, самым неприличным образом подмигивая Амалии. – Вы бы лучше погадали себе самой, вдруг вас тоже ждет… большая любовь, к примеру.

– Ах, месье Деламар, – в экстазе вскричала австралийка, – да вы, однако, большой шутник!

– Не слушайте ее, месье Деламар, – сказала Эжени Армантель, томно улыбаясь. – Вы самый умный человек на корабле! Гораздо умнее, чем все остальные, вместе взятые!

Деламар казался смущенным похвалой, но из присутствовавших только Амалия и Рудольф поняли причину его смущения.

– Невероятно! – воскликнула маркиза. – Интересно, а об этом будут писать в газетах? Что тебе, дорогой? – спросила она у мужа, который упорно не отходил от сыщика.

Маркиз Мерримейд кашлянул, взял Деламара за пуговицу и отвел его в сторону.

– Месье Деламар, должен сказать, ваш талант полицейского внушил мне большое уважение к вам. – Маркиз покосился на графа фон Лихтенштейна. – Скажите, – спросил он, зачем-то понизив голос, – а пропавшие драгоценности… Я хочу сказать, вам удалось их найти?

– Вы имеете в виду те, что были украдены из сейфа? – озадаченно переспросил Белоручка.

– Ну да, месье Деламар. Скажите, как вы думаете… гм… вам удастся поймать вора? Я хочу сказать, до того, как мы прибудем в Нью-Йорк…

– Думаю, мне это не удастся, – ответил Деламар, осторожно вытаскивая из пальцев маркиза многострадальную пуговицу, которая уже висела на одной ниточке. – Я почти уверен, что вора я поймать не смогу.

Что самое любопытное, Деламар говорил чистую правду – ибо, когда вором являешься ты сам, то вряд ли сумеешь схватить себя самого. Ведь просто-напросто вовсе и не станешь хватать.

– А, тогда прекрасно, – неожиданно успокоился маркиз и вернулся к супруге.

– Месье Деламар, – промурлыкала Эжени, нежно поглядывая на сыщика, – должна сказать, что вы настоящий герой! Вы спасли мне жизнь, и я даже не знаю, как вас благодарить! – Она положила руку ему на локоть. – Надеюсь, вы не откажетесь позавтракать со мной? Мне бы так хотелось познакомиться с вами поближе!

– Ничего не имею против, мадам, – галантно отвечал Деламар.

За его спиной Амалия и ее кузен только переглянулись и улыбнулись друг другу.

Глава тридцатая,

в которой Амалия расставляет точки над «i»

Несколько позже, в тот же день, Амалия сидела у себя в каюте над записной книжкой, в которой она вела свой краткий дневник. После ночи, которую девушке пришлось провести на ногах, она чувствовала сильную усталость, и даже победа, которую она одержала, уже не так радовала ее, как раньше. Подумав, Амалия обмакнула стальное перо в чернила и написала:

«30 ноября. Пропустила один день в своих записях. Преступники – Феликс Армантель и Ортанс Эрмелин – разоблачены, но, так как Ортанс была убита случайным свидетелем, под суд пойдет один Феликс. Великий сыщик Деламар принимает поздравления. Теперь осталось только внести ясность в одну деталь, которая не имеет для следствия принципиального значения, а для меня очень важна».

Амалия захлопнула записную книжку, вызвала Марианну и велела принести себе чашку крепкого кофе. В дверь постучали, и на пороге показался второй помощник Марешаль.

– Я просто хотел напомнить, мадам… Похороны мадам Ортанс состоятся через час. Наверное, вы не пожелаете на них пойти…

– Я приду, – ответила Амалия. – Спасибо, месье Марешаль.

Второй помощник поколебался.

– Месье Армантель просил разрешения присутствовать на похоронах… Я решил, что можно ему позволить.

– Вы все правильно сделали, месье Марешаль, – отозвалась Амалия. – Благодарю вас.

– Это мы благодарим вас, мадам Дюпон, – ответил помощник и, откланявшись, удалился.

Амалия допила кофе, поставила чашку на поднос и стала медленно натягивать перчатки. Сейчас ее больше всего интересовала та самая последняя деталь, о которой, вероятно, никто, кроме нее, не догадывался. Вновь мысленно перебрав все доводы, Амалия окончательно убедилась, что права, и решила: «Ну что ж… В конце концов, проще всего убедиться, спросив у нее напрямик». Она слегка взбила мех на воротнике пальто и вышла.

– Мадемуазель Сампьер у себя? Я бы хотела побеседовать с ней.

Луиза Сампьер лежала на диване, закинув руку за голову. Губы девушки были сжаты, глаза смотрели в одну точку. Амалия поздоровалась и сказала, что она от всей души надеется на то, что мадемуазель Сампьер оправдают.

– Не думаю, что вам на самом деле что-то грозит, – закончила Амалия.

Наконец-то Луиза удосужилась повернуть голову в ее сторону.

– Вы ведь пришли сюда вовсе не за тем, чтобы меня ободрить, мадам Дюпон, – колюче сказала девушка, и глаза ее сверкнули. – Разве не так?

– Я пришла сюда и за этим тоже, – спокойно возразила Амалия. – Но вы правы, я хотела задать вам один вопрос.

Луиза отвернулась.

– Что за вопрос? – спросила она безразличным голосом.

– Почему вы убили Ортанс? – тихо проговорила Амалия. – Я имею в виду истинную причину.

Некоторое время Луиза Сампьер молчала. Потом на ее бледных губах показалась едва заметная улыбка.

– Вот как… – сказала она. – Я так и думала, что кто-нибудь обязательно догадается.

– Вам нечего опасаться, – мягко промолвила Амалия. – Я не следователь, не официальное лицо. То, что вы мне скажете, останется между нами. – Она помедлила. – Вы ведь убили Ортанс из-за… Леонара?

Луиза отвернулась.

– Я была глупой девчонкой, – с усилием произнесла она. – Я жила в доме мадам Эрмелин, потому что мне некуда было деться. Не то чтобы она была злая или что-то такое – нет. Она могла целыми днями не замечать меня, а потом без всякой причины осыпать благодеяниями… то есть тем, что она считала благодеяниями. Ее сыновья были куда приятнее, чем она. Я с ними дружила. Гюстав учил меня ездить на лошади, а Кристиан познакомил с Ортанс, к которой он уже тогда был неравнодушен. У нее я и встретила Леонара. Он был… – Луиза улыбнулась. – Сложно описать, какой он был на самом деле, потому что все в нем было так… прелестно… Такой живой, задорный… как солнечный луч… Бабушка Бежар в нем души не чаяла. И не только она одна – все его любили. Все, кроме девушки, которую любил он сам… и мадам Эрмелин. Вот она его ненавидела.

– Из-за денег? – сказала Амалия, чтобы хоть что-то сказать.

– Конечно, из-за денег, из-за чего же еще, – зло ответила Луиза. – Но мне в ту пору не было дела до их дрязг. Я смотрела на него и думала: вот настоящий человек, не то что они все. Потому что он и был настоящий… добрый, смелый, красивый… Конечно, это было смешно – кто я была для него, в конце концов? А между тем я даже подружилась с Ортанс, чтобы иметь возможность почаще видеться с ним. Не то чтобы я рассчитывала на взаимность… я ни о чем таком даже не думала… Просто мне было двенадцать лет, и я впервые по-настоящему влюбилась… Вы ведь, наверное, знаете, как это бывает. А потом бабушка Бежар умерла… и… – Девушка умолкла и заслонилась рукой, чтобы скрыть слезы, бегущие по щекам. – Простите, мадам Дюпон… Мне до сих пор тяжело говорить об этом.

С минуту она молчала.

– Я помню, как он приехал прощаться с Ортанс, – продолжала Луиза, немного успокоившись. – Я спряталась в доме. Они меня не заметили… Потом он сбежал по ступеням, сел на своего коня и поскакал прочь, не оглядываясь. Я бежала за ним, сколько хватило сил… пока не споткнулась. Когда я поднялась, Леонар уже исчез. А дома у тетки… эти злобные лица, эти торжествующие ухмылки… Я никому из них ничего не сказала, потому что никто из них не понял бы меня. Да им и ни к чему было знать о моих мыслях. А через несколько месяцев пришло то страшное письмо, что Леонар умер… погиб… Я была раздавлена. Я даже не предполагала, что такое может случиться… С кем угодно – но только не с ним! В мечтах я всегда была уверена, что он вернется… и что я останусь с ним. Но это были всего лишь мечты. С тех пор прошло десять лет, и вот мы оказались на корабле… Мы сидели за столом, кто-то шутил, кто-то смеялся… а мне кусок не лез в горло. Ведь никто, кроме меня, не помнил, что это был день гибели Леонара, никому не было до этого никакого дела… И вдруг… случай с теткой… Ее унесли к ней в каюту, потом туда пришел священник, отец Рене… Моя каюта ведь рядом с той, где поселилась она, и через стенку… я вдруг услышала… – Луиза вновь ненадолго умолкла. – Она клекотала, исходя кровью… но ей хотелось облегчить душу, потому что она боялась… боялась того мира, где деньги ничего не значат. И так я узнала то, о чем, наверное, и так уже все подозревали, – о подлоге завещания… о том, как она подговорила Ортанс написать то письмо, чтобы послать Леонара на смерть… Боже мой, оказывается, я жила на деньги, украденные у него! Но не это было хуже всего… Потому что священник… он сказал ей, что бог все простит… Все простит, понимаете? Но разве можно прощать такое?

Амалия закусила губу. Так вот почему на следующий день в читальне у Луизы Сампьер было такое опрокинутое лицо… И вот почему она так странно реагировала, увидев подпись в первом послании…

– А потом, – продолжала Луиза, – начались убийства… появились записки. Я воспрянула духом. Я была бы счастлива, если бы он прикончил их всех – ведь они отняли у него жизнь, и было бы только справедливо, если бы он обошелся с ними точно так же… Адвокат, Проспер и его сестра были уже мертвы. Я поняла, что следующим должен быть Кристиан… и решила не выпускать его из виду. Поймите меня, я вовсе не хотела останавливать Леонара… Мне было важно вновь увидеть его, услышать его голос… Я хотела дать ему понять, что у него есть союзница, которая пойдет за ним до конца. И когда я увидела Ортанс, которая с торжествующей улыбкой выходила из каюты мужа… мне показалось, что весь мой мир рухнул. Я поняла: все это было ложью, Леонар мертв, мертв… и уже никогда не вернется ко мне. А потом я подслушала разговор Ортанс с Феликсом… Они пили шампанское и смеялись, как ловко им удалось всех одурачить. И Ортанс, которая когда-то уверяла Леонара, что ее жизнь без него не имеет смысла, заявила: «Ну наконец-то этот дурачок хоть на что-то сгодился!» Я… скажу вам честно, мадам Дюпон, я все могла стерпеть, только не это. Мне стало так обидно… не за себя, за него… за то, что он был мертв и не мог себя защитить… Тогда-то я и решила, что убью ее. Чтобы она больше не могла смеяться… смеяться над ним.

Амалия отвела глаза. Какая простая – и вместе с тем какая сложная история… Девочка в белом платье… двенадцать лет… ну да, первая сильная любовь… Хотя обычно первая любовь не длится всю жизнь. Очевидно, Деламар был все-таки прав: у Луизы Сампьер совершенно особенный характер.

– Конечно, вы меня осуждаете, – сказала девушка, смахивая слезы со щек. – Мне было совершенно безразлично, что станется с Гюставом, из-за него я бы никогда не пошла на убийство. – Она хлюпнула носом. – Наверное, вы почувствовали, что я ни капли им не дорожу, да?

– Я лишь заметила, что он любит вас гораздо сильнее, чем вы его, – отозвалась Амалия, поднимаясь с места. – Нет, я поняла, что все дело в Леонаре, когда вспомнила, как вы его описывали. Другие члены семьи дали более или менее схожие описания, и только вы утверждали, что Леонар был маленький и невзрачный. Почему вы так поступили? Да просто вы не хотели, чтобы мы его нашли. Кроме того, вы единственная помнили точную дату его смерти… И я решила, что это неспроста.

Она попрощалась с девушкой и вышла, тихонько притворив за собой дверь.

«Теперь остается только проводить в последний путь Ортанс… Бедная Ортанс… Она переступила через кровь, чтобы добиться своего, но все ее метания разбились о детскую любовь маленькой кузины с мечтательными глазами… – Амалия встряхнулась. – Поскорее бы мы прибыли в Нью-Йорк, в самом деле. Это плавание просто измотало меня».

На похоронах не было почти никого. Пассажиры первого класса, на радостях, что все опасности остались позади, пировали в большом салоне. Здесь, на палубе, находились только Амалия, отец Рене и Феликс Армантель с потухшим взором, которого стерегли четверо матросов с Марешалем во главе. Амалия поймала себя на мысли, что ей почти жаль поверженного хищника. Совсем недавно он был такой веселый, красивый, циничный, завораживающий… Теперь же от него осталась одна оболочка.

Мешок с телом скользнул в волны. Губы у Феликса задрожали. Он опустил глаза, но тотчас поднял их и, не отрываясь, следил, как женщина, которую он любил, уходит под воду. Очевидно, в последнее мгновение мешок развязался, потому что на поверхности воды показались прекрасные длинные русые волосы Ортанс. С каким-то всхлипом Феликс ринулся к борту, но вот волосы исчезли, и тело скрылось из глаз.

Марешаль тронул пленника за локоть.

– Идемте, месье Армантель… Все кончено.

Все и в самом деле было кончено. Отец Рене подошел к Амалии и серьезно посмотрел на нее.

– Насколько я понял, вам удалось найти убийц? Мне Марешаль сказал. Поздравляю вас…

Амалия спохватилась, что священнику, наверное, еще не были известны подробности того, как было раскрыто это преступление, и она обстоятельно поведала ему, как догадалась, что записки были подброшены для отвода глаз, а на самом деле убийцы преследовали совсем другую цель. Тут ей очень помог разговор Луизы и Гюстава, подслушанный в читальне, хотя вначале она неверно истолковала его. Она решила, что Проспер высказал сомнение в том, что смерть мадам Эрмелин была естественной, потому что это было созвучно мыслям самой Амалии. На самом деле речь шла совсем о другом.

– Так что вы оказались совершенно правы, святой отец, – закончила она. – Убийства совершались вовсе не из мести, и Леонар Тернон тут совершенно ни при чем.

Священник кивнул.

– Да, – сказал он, глядя на море, над которым сгустились низкие хмурые тучи, – я знал это. Знал с самого начала.

– Знали? – Амалия с удивлением поглядела на него. – То есть как, отец Рене?

– Я, пожалуй, неудачно выразился, – поправился священник. – Я знал, что Леонар Тернон не мог быть замешан в этих преступлениях. Дело в том, мадам Дюпон, – он улыбнулся уголками губ, – что Леонар Тернон – это я.

* * *

Амалия была так поражена, что на несколько мгновений даже утратила дар речи. Леонар Тернон – отец Рене? Не может быть! Или… или все-таки может? Она пристальнее всмотрелась в человека, который стоял возле нее, спокойно щурясь на море. Голубые глаза… у него и впрямь голубые глаза. Но волосы…

– Выгорели на африканском солнце, – объяснил священник, поймав взгляд собеседницы.

– Но ведь вы… – Мысли в голове Амалии путались и скакали, словно задавшись целью играть в какую-то дикую чехарду. – Вы же умерли, разве не так?

– Умер Леонар Тернон, – пояснил священник. – А отец Рене, наоборот, родился.

Отец Рене… Рене… Черт возьми, ведь Рене по-французски и в самом деле значит «заново рожденный»! Значит, он неспроста взял себе это имя…

– Но как вам удалось уцелеть? – вырвалось у Амалии.

– Сам не знаю, – ответил Леонар Тернон, пожимая плечами. – Раненный, я случайно добрел до какой-то миссии, где жило всего несколько монахов. Вы и не представляете себе, какая там была глушь… Вокруг жили враждебные племена, но эти люди ничего не боялись… Вера в бога давала им силы. Я был едва жив и, пока возвращался к жизни, понял одну простую вещь: все привычные нам понятия – мишура. Золото, деньги, слава… честолюбие, желание отличиться… ненависть, все эти мелкие страсти, замутняют душу, душат нас и мешают жить. Когда-то мне нравилось тешить себя мыслями, что я покрою себя славой и Ортанс пожалеет, что бросила меня… они все пожалеют об этом… Я вовсе не был глуп, поверьте. Я прекрасно понял, что меня обманули те, кому я доверял больше всех на свете. Ведь Проспер долгое время был мне вместо отца, а Надин была все равно что мать… Но на людей нельзя полагаться, мадам Дюпон. Полагаться можно только на бога. И когда я поправился, я решил, что останусь в миссии и буду помогать там чем смогу.

– Значит, – пробормотала Амалия, – свой шрам вы получили на войне? – Леонар Тернон кивнул. – Но как же… Ведь все Эрмелины видели вас, почему же никто из них не признал вас?

Священник грустно улыбнулся.

– Я думаю, потому, что между тем Терноном, которого они знали, и мною большая разница… Я ведь помню, какой он был. – Он говорил о себе прежнем с грустью и сожалением, как о давно умершем человеке. – Беспечный, задиристый, ни о чем не задумывающийся…

«Добрый, храбрый, красивый…» – продолжила про себя Амалия. Но не осмелилась произнести эти слова вслух.

– Я ничего не забыл, – произнес Леонар Тернон изменившимся голосом. – Я был сорняком, но господь оказался ко мне милосерден и направил меня на путь истины. Это была его воля – чтобы я не получил наследство и отправился в Африку, где и понял, в чем мое призвание. Я действительно стал другим… И, наверное, поэтому никто из Эрмелинов так и не узнал меня, хотя они видели меня каждый день.

– Но один человек все-таки признал вас, – подала голос Амалия. – Вернее, она узнала ваш взгляд… И испугалась.

Отец Рене быстро вскинул на нее глаза.

– Вы имеете в виду Ортанс? Да. Когда я вышел из каюты, мне… мне неодолимо захотелось вернуться. Но я не осмелился. Я просто стоял там и смотрел на нее… Она очень изменилась, – прибавил он внезапно. – Очень. Такие жесткие складки у рта… хищный блеск в глазах… И вот теперь ее больше нет. – Он покачал головой. – Никогда не думал, что мне доведется вот так… хоронить их.

Амалия закусила губу.

– Простите меня, святой отец, если мой вопрос покажется вам грубым, но… Раз вы знали, что Леонар Тернон тут ни при чем, отчего вы не сказали об этом прямо мне или Деламару? Или на самом деле такова была ваша месть – держаться от всего в стороне и ждать, пока Эрмелины перебьют друг друга?

Но отец Рене только кротко улыбнулся.

– Я знал, что вы не поймете меня, – промолвил он печально. – Долгое время я даже не хотел слышать имя Леонара Тернона. Оно напоминало мне о том, каким я был, а я не хотел возвращаться в прошлое. Когда я стал отцом Рене, мне было понятно, что пути назад нет. Но я и не искал его! Если бы я сказал вам сразу, кто я такой, мне бы пришлось вновь превратиться в Леонара Тернона. Я должен был бы осыпать упреками Ортанс, обвинять Кристиана в предательстве, требовать вернуть мне наследство… Мир снова заявил бы на меня права, а я… я не хотел ничего этого, я обрел свою душу и не поменяю ее на целый мир. Вот так.

– Простите, – поспешно сказала Амалия. – Я была несправедлива, я знаю… Но ведь сейчас вы все же сказали мне, кто вы. Почему?

– Не знаю, – искренне ответил отец Рене. – Может быть, потому, что я с первой нашей встречи был уверен, что только вы доберетесь до истины. Это признание… – он улыбнулся, – как мой прощальный подарок вам. Я знаю, в жизни вам придется нелегко, потому что вы непохожи на других людей, но я хотел бы, чтобы мой пример научил вас одной вещи. Пути господни неисповедимы, Амалия, но главное – следовать путем, который он вам начертал, и не отклоняться от него. Помните об этом.

– Я… – забормотала Амалия, – я очень признательна вам, святой отец… Но… неужели в семье Эрмелин нет никого, кому бы вы хотели открыться? Я уверена, Луиза Сампьер…

– Нет! – с неожиданной твердостью ответил Леонар Тернон. – Ни за что!

– Потому что она убила Ортанс? – спросила Амалия, теряясь.

– Прощайте, мадам Дюпон, – просто сказал священник. – И да хранит вас бог.

* * *

Когда Амалия вошла в большой салон, ее кузен заметил, что она выглядит бледнее обычного, и встревожился.

– Что с вами, Амалия?

– Ничего, – ответила девушка, слабо улыбаясь. – Просто долго стояла на сквозняке… Добрый день, мистер Мерримейд.

Маркиз, сидевший возле Рудольфа, важно кивнул.

– А где Деламар? – спросила Амалия, устраиваясь в кресле с другой стороны от своего кузена.

Рудольф весело хмыкнул.

– Вспомнил, что у него есть какое-то дело, и вышел. – Он глазами указал на надутую Эжени. – Похоже, что мадам Армантель уже соскучилась!

– Ах, месье граф, какой вы циник! – воскликнула маркиза. – Не отрицайте, что бедняжка и впрямь нуждается в утешении. – Она прислушалась. – Интересно, что это там за шум?

– Какой-нибудь неловкий официант уронил поднос, – предположил Рудольф, весело блестя глазами. – Ничего особенного… Но вы и впрямь неважно выглядите, кузина. Эй, кто-нибудь… – завертел головой немец в поисках стюарда. – Принесите мадам Дюпон кофе! И пирожных.

– Да, сударь, – почтительно ответил служитель, и буквально через полминуты перед Амалией возникли дымящаяся чашка и три тарелочки с кремовыми прелестями – на выбор.

– Кажется, все еще шумят, – нервно заметила маркиза, обмахиваясь большим веером.

Из коридора и в самом деле доносились топот, брань и женский визг.

– Гм, – усмехнулась как бы про себя Амалия, отпивая глоточек кофе. Глаза ее искрились. – Наверное, это примадонна опять скандалит со своим эскулапом.

– Ужасно, – притворно сочувствующим тоном промолвил Рудольф. – Хотите лимон?

– Спасибо, нет, – молвила Амели Дюпон, слегка покривив губы. – Признаться, я терпеть не могу лимонов, сама не знаю, почему.

– Сахару? – сладко промурлыкал Рудольф.

– Нет, благодарю вас.

– И все-таки, – заметил фон Лихтенштейн, покосившись на маркиза, – это не сеньора Кристобаль.

– Возможно, я ослышалась, – покладисто согласилась Амалия.

– По-моему, – продолжал немец, потерев подбородок, – это миссис Рейнольдс со своей упитанной дочерью.

Визг стих, будто его отрезали ножом. Брань умолкла, и теперь слышалась только какая-то подозрительная возня.

– Может быть, их убили? – всполошилась маркиза. – Как ты думаешь, Монтегю?

– Сейчас узнаем, – отозвался Рудольф и подозвал стюарда.

– Ну, что там случилось? – набросилась на него маркиза, когда тот вернулся. – Что это был за шум?

– О, пустяки, мадам, ничего особенного, – отвечал стюард. – Только что поймали Белоручку.

Маркиз застыл в кресле. Рудольф удовлетворенно улыбнулся.

– Как, – воскликнула маркиза, – того самого вора?

– Точно так, мадам.

– И кто же им оказался? – Маркиза аж затаила дыхание.

– Вы не поверите, мадам, – отозвался стюард, – но это была миссис Рейнольдс. С дочерью, естественно. Драгоценности уже у них обнаружили.

– Поздравляю вас, сэр, – печально сказал маркиз Рудольфу и, достав портмоне, стал отсчитывать нежно шелестящие ассигнации.

– Ужас, – вздохнула Амалия. – Куда катится наш мир… Даже гадалкам нельзя доверять.

– Какой кошмар! – простонала маркиза и, сорвавшись с места, побежала разносить новость по кораблю.

– Благодарю вас, сэр, – искренне сказал Рудольф, пожимая руку англичанину.

Маркиз вздохнул и поднялся с места.

– Было очень приятно иметь с вами дело, – изрек он и побрел обратно в свою каюту.

– Ну, теперь, кузина, когда с длинноносым огурцом покончено, – жизнерадостно заявил Рудольф, отдав Амалии половину выигрыша и спрятав свою, – вы должны мне кое-что объяснить. Как, черт возьми, вы поняли, что эта парочка работает на английскую секретную службу?

Амалия допила кофе и поставила чашку на блюдце.

– Галстуки, – сказала она лаконично.

– Что? – Рудольф вытаращил глаза.

– Галстуки в багаже миссис Рейнольдс, – терпеливо пояснила Амалия. – Ни один человек в здравом уме не выбрал бы такие дикие расцветки, и поэтому я невольно заинтересовалась. Вторым сигналом был Мельбурн.

– Не понял.

– Миссис Рейнольдс сказала, что якобы живет в городе Мельбурн, который расположен в Новом Южном Уэльсе, – пояснила Амалия. – Но город Мельбурн находится в штате Виктория, а вовсе не в Новом Южном Уэльсе. Так я поняла, что миссис Рейнольдс никакая не австралийка. Но окончательно ее погубили карты.

– Карты? – недоверчиво переспросил кузен. – Вы хотите сказать, что она неправильно гадала?

– О нет, – возразила Амалия. – Гадала-то она правильно, но ей не следовало использовать карты, которыми прежде играли. Ни одна гадалка не сделает такого, потому что знает: игральные карты врут! Так что мне оставалось только подключить к делу нашего друга Белоручку… то есть месье Деламара.

– Вот оно, значит, как… – вздохнул Рудольф, наливая себе в фужер на два пальца переливчатого ликера. – По правде говоря, я рад, что эти прохвосты – миссис Рейнольдс и ее якобы дочка – получили по заслугам, хоть и с помощью другого прохвоста. – Он поднял бокал. – Ваше здоровье, Шахерезада! Вы чертовски хорошо рассказываете! Я уверен, наши общие предки гордились бы вами!

* * *

Из дневника Амалии Тамариной (зашифровано).

«30 ноября. Девятый день плавания. Все идет отлично. Кузен ни о чем не догадывается. Миссис Рейнольдс была в ужасном гневе и все кричала, что она не Белоручка, но драгоценности, хитроумно запрятанные в тайнике под полом ее каюты, ее изобличили. Она с «дочкой» посажена под арест. Эжени Армантель не отходит от Деламара ни на миг, то и дело называя его «мой спаситель» и «наш гений». О моем кузене она, по-видимому, начисто забыла».

Глава тридцать первая,

в которой корабль прибывает в нью-йоркскую гавань

Город Нью-Йорк, как известно (или, может быть, кому-то из читателей еще неизвестно), был основан голландцами, которые первыми добрались до устья реки Гудзон и осели в тех местах. В далекие времена он прозывался Новым Амстердамом, и жители его, новые амстердамцы, разговаривали преимущественно по-голландски, чудили на голландский манер и считали себя верными подданными Объединенных провинций. Такое положение не очень устраивало английского короля Карла II из династии Стюартов. Англичанам вообще трудно угодить, и поэтому где-то в середине XVII века Новый Амстердам был захвачен, переименован в Новый Йорк и вместе с новыми амстердамцами перешел во владение Англии. Почему «Йорк»? Потому что у Карла II был брат, герцог Йоркский, наследник короны. За исключением того, что он – да и то по чистой случайности – дал название одному из величайших городов мира, этот джентльмен в своей жизни не сделал ничего, заслуживающего внимания. Став королем под именем Якова II, он в короткое время так восстановил против себя своих подданных, что в конце концов его выставил из королевства зять, тоже, кстати, голландец. А так как Англия, вне сомнений, чудесная страна, последний с превеликим удовольствием сел на престол, взяв имя Вильгельма III. Разумеется, он поступил невежливо, ибо даже не дал себе труда дождаться, пока умрет его предшественник. Впрочем, надо признать, что долгожительство некоторых королей – настоящая проблема для их преемников, причиняющая обеим сторонам бесчисленные хлопоты, ибо старики со свойственной им косностью никак не желают умирать, а молодые рвутся поцарствовать молодыми, пока в этом есть хоть какой-то смысл. Как бы то ни было, Якова вместе с семьей выгнали самым бесцеремонным и унизительным образом, причем ему еще повезло, что он сохранил на плечах голову, в отличие от Карла I, своего родного отца. Общеизвестно, что потерять что-то ценное гораздо легче, нежели вернуть обратно, будь то голова или королевство, и, сколько Яков ни взывал к папе римскому, сколько ни плакался в расшитую жилетку французскому королю Луи XIV, сколько ни кричал о правах, законности и тому подобном, на трон он так и не вернулся. После долгих династических перипетий англичане выбрали себе в правители представителя ганноверской династии, состоявшей в дальнем родстве со Стюартами, и начихали таким образом на права, законность и римского папу. Чтобы завершить наше рассуждение о господстве англичан в Америке, добавим, что третий из англо-ганноверских королей, Георг III, не может не вызывать нареканий. Между прочим, он был долгожителем, что, в общем-то, хорошо для отдельного человека, но что (вспомним, король этот страдал душевным недугом) плохо сказалось на государственных делах. Так, бедняга даже не заметил, как от короны отпали Объединенные Американские Штаты, причем по самой пустяковой причине – им не понравилось повышение налога на чай. На карте образовалась новая независимая держава, англичане немножко повздыхали и отправились с горя завоевывать Индию, а король, похоже, так и не понял, что он потерял.

(Когда сегодня мы произносим «Нью-Йорк», то перед нашим внутренним взором возникают прежде всего статуя Свободы в диковинном зубчатом венце и небоскребы, подпирающие облака. У статуи Свободы немного надутый вид, потому что она стоит задом к городу и лицом к гавани, а какой угодно женщине надоест сто лет подряд любоваться только на свое отражение в воде. Вдобавок она, по долгу службы, держит здоровенный факел, и у нее наверняка за целый век затекла рука, так что нечего удивляться выражению лица почтенной скульптуры.)

Однако в 1880 году, когда происходили описанные выше события, небоскребы были значительно меньше и скромнее нынешних, не говоря уже о статуе, проект которой еще не возник в голове скульптора Бертольди; и Гюстав Эйфель еще не изготовил для колосса – девяносто три метра с пьедесталом! – железный каркас, предвосхищающий конструкцию его парижской башни. Только через шесть лет, в 1886-м, французское правительство подарит американцам статую Свободы, и она займет свое место в гавани Нью-Йорка.

Амалия, подплывая к Нью-Йорку и глядя в окно своей каюты, видела лишь трубы пароходов, воду, отливающую изумрудом, и какие-то здания вдали. Свои сведения об Америке она в основном почерпнула из романов Фенимора Купера и рассказов другого американского писателя – мистера Вашингтона Ирвинга. Она ожидала увидеть нечто экзотическое и запущенное, но перед нею предстал вполне обыкновенный город европейского типа, и ей стало немного скучно.

Вошедший Рудольф фон Лихтенштейн деликатно кашлянул. Амалия обернулась.

– А, это вы, кузен, – сказала она. – Садитесь, прошу вас.

Рудольф отметил про себя, что у нее усталый вид. Он опустился на один из стульев с позолоченными ножками и задумался, с чего бы лучше начать разговор.

– Должен сказать, – наконец нашел он слова, – что бесконечно вам признателен…

Амалия улыбнулась:

– Это я знаю, кузен. Вы могли бы и не утруждать себя такими пустяками.

Рудольф вздохнул. Заготовленная речь летела к черту.

– Но ведь вы не были обязаны помогать мне в поисках Леонардо, – заметил он.

Амалия старательно разглаживала складку на юбке.

– Возможно. Зато я получила массу удовольствия.

– Должен вам сказать, – признался Рудольф, – я тоже.

Удовольствие удовольствием, однако после того, как Белоручка вернул ему Леонардо, а Амалии – Тициана, Рудольф первым делом проверил, на месте ли крошечное пятнышко на обороте картины, которое он приметил в прошлый раз. Хоть Амалия и доводилась ему родственницей, он не исключал возможности того, что ей могло прийти в голову подменить Леонардо. Однако, осмотрев все три части, он убедился, что это именно те, которые он нашел в сером чемодане.

– Значит, мы больше не встретимся? – спросила Амалия.

– Отчего же, – отозвался Рудольф. – Я всегда буду рад видеть вас у себя в гостях, на фамильных руинах.

– Вы возвращаетесь в Европу?

– Разумеется. Как только пройдем карантин, я отправлюсь обратно, первым же кораблем.

– Это хорошо, – сказала Амалия, улыбаясь каким-то своим мыслям. – Я, наверное, тоже должна вернуться, но… хочу немного задержаться.

– Из-за мистера Ричардсона?

Амалия погрозила ему пальцем.

– Мистер Ричардсон – только мой друг.

– Уф, – вздохнул Рудольф. – Однако… Признаться, я не верю в дружбу между мужчиной и женщиной.

– Вы циник, – вздохнула Амалия. – Кстати, не забудьте сообщить мне адрес лечебницы, куда вы заперли моего так называемого мужа.

– Вашего… А! – Рудольф просиял и сунул руку в карман. – Вот адрес. Я написал его на моей визитке.

– Спасибо, Рудольф, – сказала Амалия, и в глазах ее блеснули золотистые искры. – Я у вас в долгу.

– Мой вам совет – будьте с Пироговым поосторожнее, – предупредил Рудольф. – Для него такое святое понятие, как дружба между мужчиной и женщиной, не существует.

– Вот как? – воскликнула Амалия.

– Да, именно так. – Рудольф немного поколебался. – Вы не поцелуете меня на прощание? Я знаю, что вообще-то глупо просить вас об этом, но…

– Ничего подобного, вовсе и не глупо, – отвечала Амалия. – Вы же мой родственник! – И, привстав на цыпочки, она расцеловала кузена в обе щеки.

* * *

Примерно через час донья Эстебания, стоявшая на палубе, говорила Роберту П. Ричардсону:

– Наконец-то мы приехали! Знаете, я не выношу путешествий. Но, так как сеньора Кристобаль поет по всему миру, мне поневоле приходится ее сопровождать.

– В самом деле? – вежливо уронил американец.

– К счастью, это было мое последнее путешествие, – продолжала компаньонка. – Я увольняюсь. – И она торжествующе помахала в воздухе чеком, который ей выписал мистер Дайкори.

– Очень разумное решение, – заметил Ричардсон. – Вы уже сказали о нем сеньоре Кристобаль?

Примадонна в сопровождении доктора и аккомпаниатора только что вышла на палубу.

– Ах, Эстебания, вот ты где! Я потеряла мой талисман и просто не знаю, что делать! О боже! Я не могу выйти на сцену без него, меня непременно освищут! Эстебания, ты должна обязательно найти его!

– Сами ищите, – отрезала компаньонка. – Между прочим, я больше у вас не работаю.

– Что? – Сеньора Кристобаль открыла рот. – Ах ты! Предательница! Негодяйка! Я дала ей все, а она…

– Ничего вы мне не дали, кроме более чем скромного жалованья, – хладнокровно парировала донья Эстебания. – И прекратите голосить, на вас смотрят люди.

Но сеньору Кристобаль было уже не остановить.

– Ах ты мерзавка! Негодяйка! Ну ничего… Думаешь, я не смогу без тебя обойтись? Ошибаешься! – Она развернулась, своей кровожадностью в это мгновение напоминая готовый к залпу военный крейсер. – Ортега! Немедленно найди мой талисман!

– Сожалею, сеньора, – пряничным голоском молвила донья Эстебания, – но доктор Ортега тоже у вас больше не работает.

– То есть как? – Примадонна остолбенела.

– Мы собираемся пожениться, – сказала компаньонка. – А кроме того, с деньгами, какие нам дал сеньор Дайкори, моему Ортеге совершенно необязательно терпеть ваш вздорный нрав и ваши капризы.

Окончательно выйдя из себя, сеньора Кристобаль разразилась визгливыми ругательствами, но Ричардсон уже не слушал ее. Заметив на палубе мадам Дюпон в сиреневой накидке, он устремился к ней с такой быстротой, что от волнения едва не споткнулся.

– О, миледи! Вы просто верх совершенства!

– Как и вы, дорогой сэр, – отвечала мадам Дюпон, делая реверанс.

Она обернулась и поглядела на город.

– Если вдруг, – заторопился мистер Ричардсон, – у вас будет время… Не сочтите за невежливость… Мое ранчо – самое лучшее в округе…

Но его прервала маркиза Мерримейд, которая прогуливалась по палубе в сопровождении собачки и мужа, чей нос после проигрыша казался еще длиннее, чем обычно.

– Ах, мадам Дюпон! – вскричала бывшая актриса. – Какое счастье, что все это наконец кончилось! Скажу вам правду, это было самое волнующее путешествие в моей жизни. Я такая впечатлительная! – Она оглянулась на Деламара, который в нескольких шагах от нее о чем-то беседовал с Эжени Армантель, и понизила голос: – По-моему, она не слишком удручена тем, что собственный муж чуть не задушил ее. Как вы полагаете?

При слове «задушил» маркиз сделал конвульсивное движение пальцами, словно и сам был не прочь прикончить свою половину. Впрочем, это заметила только Амалия, потому что американец тоже смотрел на сыщика и Эжени.

– Да, – помедлив, признал Ричардсон, – между ними точно что-то есть.

Мадам Дюпон слегка прищурилась.

– Насколько я помню, все найденные драгоценности Деламар вернул мадам Армантель?

– По-моему, да, – отозвался маркиз.

– Тогда, вне всяких сомнений, это любовь, – заключила Амалия со смешком. – С первого взгляда.

– Да, – пробормотал Ричардсон, пожирая ее глазами.

– Ну, что вы хотите, он все-таки спас ее, – заметила маркиза. – Как ни крути, а это так романтично! – Она вздохнула, словно сожалея, что Деламар спас Эжени, а не ее саму. – Ах, что мы пережили во время путешествия – уму непостижимо! Я искренне надеюсь, что об этом деле напишут в газетах!

Глава тридцать вторая,

в которой отставной чиновник Министерства иностранных дел становится героем дня