Book: Искатель Душ



Екатерина Пучкова

Искатель душ

Итак, возникло смутное начало далёкого и смутного пути.

Юрий Инге

Глава 1. Зверь в пустыне

Старый Мир, Тихая долина, поляна


Андроник сидел перед костром, разглядывая карту Старого Мира. Парень не так давно перешагнул порог, но уже успел посмотреть на чудеса и понять, что здесь мифы становятся реальностью.

– Где же ты, Повелитель? Где же ты, где же ты? – повторял он.

– Не о том думаешь, – ухмыльнулась Дамира, – ищи Места Силы.

С тех пор как Андроник стал учеником мага, они только и делали, что искали Места Силы – земли, где, пройдя испытание, можно было набраться магических сил. Они всегда рисковали жизнью, чтобы приобрести очередной амулет или неизвестное заклинание. Каждое такое испытание могло стать последним для искателей приключений. Но им пока удавалось выходить сухими из воды.

– Мне уже надоели эти поиски. Я хочу найти свою сестру и вырвать её из лап Собирателя.

– Ты ещё не готов. – Девушка села рядом с ним, скрестив ноги. – Победить Мрак не так просто. Уж поверь мне. Я знаю, – произнесла валькирия, глядя ледяными глазами на огонь.

Странно, они вместе уже несколько месяцев, но дочь мага так ничего и не рассказала о своём прошлом. Иногда она замирала, уставившись в одну точку, будто что-то вспоминала.

Она вообще не распространялась о себе. Валькирия с детства привыкла воевать, и так как весь мир мог оказаться её врагом, она не доверяла никому, кроме себя и отца. Дамира всегда молчала, лишь изредка высказывая своё мнение, или щедро критикуя парня за ошибки. Так же девушка часто возмущалась. И вообще она была очень вспыльчивой. Её характер подтверждала и её внешность: каре-желтые кошачьи глаза, острый, чуть вздернутый нос, тонкая изящная линия губ, готовых расплыться в ухмылке в минуты ликования над поверженным врагом. Волосы валькирии были заплетены в косы: пять косичек по всей голове, контрастно чередующиеся ярко-красным огненным цветом, доставшимся от отца, и почти прозрачным снежно-белым – подарком от матери. Огонь и лед. Эта девушка умела удивлять.

Андроник смотрел на неё с восхищением. Сам он не выделялся внешностью от большинства людей Нового Мира: чёрные, средней длины, слегка вьющиеся волосы, глубокие, словно озера тёмно-синие глаза, нос с едва заметной горбинкой, чуть припухлые губы и светлая кожа. Даже высокий рост и широкие плечи не спасали его от сравнений с девчонкой. Сестра постоянно ему говорила, что он слишком симпатичный для парня, на что Ан мог только возразить, что если бы было наоборот, то обижалась бы она. Ведь лучше парень похожий на девушку, чем девушка с мужским лицом. Ведь они близнецы.

– Ан, смотри, – она ткнула пальцем в точку на карте, – Гора Поклонителя, там можно пройти испытание и получить амулет Света. М-м-м… Никогда не слышала о таком. Находится не очень далеко, так что если отправимся завтра утром, то к вечеру достигнем подножия горы.

– А какая высота у этой горы? Сколько времени займёт подъём? – Парень взглянул на карту. – Но это же на высоте нескольких миль над горой! Как мы туда доберёмся?

– Да, само поле испытаний и Замок-Сфера находятся не на горе, а над горой, но мы найдём способ туда попасть.

– Думаю в тамошних лесах найдётся пара отличных крылатых лошадей – сказал маг. От неожиданности Андроник и Дамира вздрогнули. Волшебник возник из ниоткуда. В руке он держал пучок трав, собранных в лесу, около поляны, на которой они решили разбить лагерь. – Оседлаем их и долетим до Замка Сфер.

– Крылатые лошади? Никогда о них не слышал!.. – удивился юноша.

– Я тебя умоляю, Ан, ты, что не слышал о пегасах? – валькирия повернулась к нему, её лицо, освещённое пламенем костра, выглядело возмущённым.

– О, да, я слышал. Но я не думал, что они существуют! Это абсурд! Парящий над землёй замок… такое невозможно!

– В Старом Мире невозможное возможно, пора тебе уже привыкнуть к этому, – сказала Дамира. – А сейчас нам следует хорошенько отдохнуть, завтра предстоит трудный путь. – Она повернулась и молча ушла.

– Куда она? – спросил Андроник.

– Сегодня она решила спать в лесу, – ответил волшебник.

– ???

– Её что-то беспокоит. Она предпочитает размышлять в одиночестве.

– Размышлять? Дамира в чём-то сомневается? – удивился Андроник.

– Понимаешь, согласившись помочь тебе, она дала обещание… – маг замолчал, словно сомневался, произносить ли следующие слова.

– Обещание? Какое?

Нетон положил травы в сумку и присел на подстилку, приготовившись к долгому разговору.

– Дамира как валькирия жила отдельно от людей. Она много странствовала по Старому и Новому Миру, охотилась, участвовала в войнах… Словом, у неё сложилась трудная, но насыщенная жизнь. И вот теперь перед тем, как отправится в путешествие она, валькирия, воительница в восьмом поколении, Клинок Грозы Старого мира, дала клятву хранителя. Эта клятва представляет собой ритуал, совершив который, она стала твоим хранителем, хранителем твоей души и жизни. Теперь Дамира обязана защищать тебя, помогать тебе во всём, и самое главное, она не может оставить или предать тебя, иначе… она умрёт.

– Но… зачем она сделала это? – у Андроника было ощущение, что волшебник чего-то не договаривает. Трудно представить, что кто-то мог взять ответственность за жизнь человека, не имея к нему никакого отношения. – И вообще, разве не я взял на себя ответственность за души всех «униженных и оскорблённых», ступив на путь магии и меча. Я дал обещание сразиться с Собирателем душ! – попытался пошутить Андроник.

– Красноречивые размышления. У меня есть некоторые догадки по этому поводу, но позволь мне оставить их при себе. Практика хранительства довольно широко распространена в Старом Мире, но у человека должны быть очень веские причины, чтобы дать клятву и провести ритуал, – закончил Крокус Нетон.

– Ладно, пусть так, только почему она не спросила меня? – По правде говоря, Андроника это возмущало больше всего. Как валькирия могла совершить такой опасный и трудный шаг, не спросив, хочет ли он такой защиты?

– Понимаешь, одно из условий ритуала заключается в том, чтобы человек, которого будет опекать хранитель, был полностью не причастен к совершению обряда. Этот человек должен быть чист душой и бороться за правое дело. Хранитель связан с подопечным невидимой нитью, он чувствует каждое движение души, становится его частью и самое главное – предчувствует изменение судьбы.

– Хотите сказать, Дамира знает моё будущее.

– Нет, не будущее, а ближайшее изменение твоей жизни или её прекращение, другими словами смерть.

– И сейчас именно такой момент? Мне грозит опасность? Бросьте. Что со мной может случиться?!

– Я ничего не могу сказать тебе точно. Спроси у неё сам.

Виссарионов быстро поднялся, и уже направился к лесу, но маг его окликнул:

– Нет-нет, не сейчас – завтра. Сейчас нам всем следует выспаться. – Он лег на бок и закрыл глаза.

– Я всего лишь хотел… – парень повернулся, но волшебник уже тихо посапывал.

Андроник вернулся на место и последовал примеру мага. Он лёг, заложив руки за голову – несмотря на напряжённый день (хотя в последнее время все дни были не из лёгких), спать ему не хотелось.

Диск луны сиял на абсолютно чистом небе холодным фиолетовым светом. Возможно обман зрения, но нет, всё реально (насколько это вообще возможно здесь).

Он многого не понимал в этом мире. Судьбы здесь были такими разными, однако причудливо переплетались между собой. Как, например, он, парень из Нового Мира, мог попасть сюда и оказаться по другую сторону от реальности. Уже это само по себе сверхъестественно. Но ведь судьба связала его с такими людьми, как легендарный маг и чародей Крокус Нетон и валькирия, которая на собственной шкуре испытала самые немыслимые и изощрённые тяготы жизни, хотя что-то подсказывало ему, что это не конец её приключений. В обычной жизни он даже не догадался бы, что Дамира – дочь Нетона. Она вообще не признавала магию как средство защиты и способ жизни. Как валькирия девушка выбрала путь огня и метала. Это и понятно: её мать валькирия, её бабушка была валькирией, её… впрочем в этой семье все женщины были воительницами. Ещё в раннем детстве было понятно, что Дамира быстрее оседлает дикого жеребца и научится стрелять из лука, чем станет ведьмой.

Оба этих человека теперь были его учителями и готовили Андроника к самому главному поединку, битве не только за жизнь, но и за душу его сестры-близнеца, которую утащил в этот мир Собиратель Душ.

Он не знал, как сложатся их судьбы, погибнет кто-то из них или все выживут, победит он или проиграет, но до самого конца эта троица будет вместе, потому что они связаны невидимой, но надёжной нитью – обещанием.

* * *

Год назад


– Андроник, Анжелика ещё не вернулась? – мать прошла в его комнату и села на диван. Андроник сидел, уставившись в экран монитора, хотя по нему уже давно плавало окно заставки.

– Я ей не охрана, – буркнул он. – И не обязан знать, где она пропадает.

– Она не приходила, пока меня не было? – задала очередной вопрос мать.

– Нет.

– Андроник? – женщина подошла к парню, положила руку на плечо. – У вас что – то случилось?

– С чего ты взяла? Просто я в отличие от некоторых не слежу за ней.

– У вас что-то случилось, – уже утвердительно произнесла мать. – Что произошло? Андроник, посмотри на меня, – потребовала она.

Виссарионов повернулся. По его лицу катились слезы.

* * *

– Андроник, проснись! – Толчок в бок. – Вставай, Искатель! – Толчок. – Хватит дрыхнуть! – Два сильных толчка в спину. – Ну, всё!

Дамира взяла фляжку с ледяной водой и выплеснула её прямо в лицо парню.

– Ты, что с ума сошла!!! – Андроник вскочил, и чуть не напоролся на тонкий стальной клинок валькирии. Он тут же отпрянул, рука скользнула к ножнам… пусто! Он обезоружен! Парень попытался произвести захват и выбить меч из рук валькирии. Дамира ловко увернулась, и, подбросив клинок вверх, сделала мастерскую подсечку… мгновение и он уже на земле. Клинок вернулся в руку хозяйки.

– Он всегда возвращается, – произнесла Дамира в ответ на удивлённый взгляд Андроника. – Кстати, ты уже мёртв три раза. Конечно, если бы у тебя было право на воскрешение, – ирония из её уст не предвещала ничего хорошего. – Во – первых, ты очень крепко спишь, юноша, – начала разбор полётов дочь мага, – во-вторых, у тебя замедленная реакция. Если ты выйдешь один на один с Повелителем…

– Он прикончит тебя одной силой мысли, ты даже не успеешь возвести ментальный блок, – сказал Нетон, как обычно спокойным тоном. По его голосу вообще невозможно было понять шутит он или нет, единственное, что в нем хоть можно как-то различить, так это нотки гнева. И по предположению Андроника радость, хотя такого состояния со времён их встречи он ещё у мага не наблюдал.

– А в третьих?

– В-третьих, тебе нужно очень-очень много тренироваться, – ответили в голос маг и валькирия.

– Отлично, может кто-нибудь объяснит, зачем тогда обливать меня этой гадостью, – Андроник указал на свою мокрую одежду.

– Эта гадость, кристально чистая родниковая вода – это тебя взбодрит, впредь будешь знать, что просыпаться следует по первому зову. На, вытрись, – Дамира кинула ему тряпку.

«Хм… Она в своем репертуаре, значит, её опасения не подтвердились?» – подумал парень, вспомнив вчерашний разговор с магом.

– Что у нас сегодня на завтрак? – спросил Виссарионов, подсаживаясь к вновь разожжённому костру.

– Сначала произнеси заклинание очищения питьевой воды, – сказал волшебник.

– Вы издеваетесь!? У нас что, нет чистой воды? – Он уставился на флягу в руках Дамиры.

– Есть, но я хочу проверить, как ты запомнил заклинание. Можешь назвать это тренировкой памяти.

– Но ведь вода чистая, – сопротивлялся Андроник, он не любил «пустых», заклинаний.

– Да, а сейчас она грязная, – Нетон щёлкнул пальцами, и вода в прозрачной фляге окрасилась в грязно-синий цвет, будто в неё брызнули чернил.

– Блин, я так хотел пить! – Андроник подошёл к сосуду. – А если я не вспомню заклинания?

– Будешь умирать от жажды, находясь рядом с водой. Только и всего, – насмешливо сказала валькирия. Она стояла рядом с магом, скрестив руки на груди, и улыбаясь, спокойно наблюдала за происходящим. Что бы про неё ни говорили, но сейчас она очень сильно походила на своего отца.

– Хорошо, ваша взяла, – убито сказал юноша. – Но я, честно, не помню этого заклинания!

– Твои проблемы, – Дамира равнодушно села на подстилку и начала есть.

– Прояви фантазию, сосредоточься на очищении воды, – посоветовал Крокус, и сел рядом с Дамирой. – Передай мне, пожалуйста, хлеб, – обратился он к ней.

«Ах, вы так! – разозлился Андроник – Ладно, другого выхода нет. Попробуем, мне нечего терять».

Он стал вглядываться в синь воды, стараясь увидеть самые мельчайшие частицы, молекулы жидкости.

«Боже, что я делаю! Это позор! Может просто попросить воду очиститься? Нет, надо думать».

– Ан, соображай быстрее, а то останешься без завтрака, – поддразнила его валькирия.

– Очищение воды силой мысли проведи, пусть опять будет чиста родниковая вода! – закричал Андроник, глядя на флягу. Он произнёс эти слова скорее от безысходности, ни на что не надеясь. Как ни странно, это сработало!

– Молодец, ты всё-таки нашёл выход! Конечно, не идеально, но достойно, весьма достойно, – похвалил Нетон. – Можешь приступить к трапезе.

– Вы мне разрешаете? Неужели? – с насмешкой произнёс Ан. – Объясните, зачем мне нужно это заклинание?

– Ну, кроме того, что оно может спасти тебя от жажды, оно может спасти жизнь. – Он задумался. – В некоторых ситуациях это одно и тоже…

– И как же ЭТО спасёт мне жизнь?

– Понимаешь в этом мире не все против Собирателя. Довольно много людей не против его правления.

– И, конечно, я могу им помешать, – парень начал понимать, о чём идёт речь.

– Да, именно так. Поэтому тебя могут отравить. Советую тебе использовать это заклинание всегда, прежде чем есть и пить в людных местах.

Андроник схватил импровизированный шампур из небольшой гладкой палочки с запечённым на нём зверьком.

– Вкусно! Что это? – удивился Виссарионов.

– Белки, единственные немагические животные, которые обитают в лесах рядом с Тихой долиной. Кроме крыс, конечно. – Валькирия набрала в ладони воды и плеснула на лицо. – Хотя можно поставить силки на зайцев, но они мне ужасно надоели, – лениво произнесла она.

– Я уже устал от этой «свежепойманой» еды. – Андронику было непривычно питаться тем, что можно поймать в лесу или собрать на поляне. Иногда они заходили в такие места, где не встретишь животных вообще, а ягоды были ядовиты настолько, что от одного их запаха кружилась голова. Тогда троица питалась водой и чёрствым хлебом, который они покупали, когда попадали в населённые пункты.

– Сегодня, если нам повезёт, мы доберёмся до деревни Веси, там можно будет устроиться на ночлег и сытно поужинать.

– У жителей совсем плохо с фантазией, – прокомментировала валькирия слова отца. – Но кормят там отменно.

– Да? Тогда идём прямо сейчас! – он погасил костёр и стал закидывать вещи в рюкзак.

– Тихо, тихо, не торопись, – остановила парня валькирия. – Надо всё убрать, как следует.

Она залила костёр, закинула вещи в кожаную сумку с одной лямкой и, повернувшись к Андронику, произнесла: – Вот теперь пошли!

– Ты, ты… – возмущался Виссарионов, видя, как валькирия смеётся.

– Тыкай меня, сколько хочешь. Только, пожалуйста, не мечом, – предупредила, улыбаясь, она.

– Кончай цирк, Дамира, нам действительно лучше поторопиться, – сказал волшебник и указал на землю. Дамире требовалось только взглянуть под ноги, как улыбка стерлась с её лица.

– А что такое? – спросил Андроник, проследив за их взглядами. Он заметил только выползающих отовсюду насекомых.

– Кирпы идут, – коротко ответила воительница.

Тут же колдун и валькирия, не сговариваясь, подошли к Андронику, спина к спине, озирая открытую местность.

– Вы же говорили, что это тихая долина.

– Поэтому она и тихая, что здесь не осталось живых существ, – пояснила девушка.

– Так, ну и как ты оцениваешь ситуацию? – обратился к дочери Крокус.

– Судя по знакам, нам не остаётся ничего, кроме как … – Девушка переглянулась с Нетоном. Резким кивком колдун дал одобрение. В этот момент у Виссарионова возникло чувство, будто он находится внутри идеально отрегулированной системы, но одновременно он ощущал себя лишним, так как абсолютно не понимает сути происходящего. – Бежать!

Она сорвалась с места и, схватив Андроника за руку, помчалась к дороге, ведущей в деревню. Крокус бежал последним, прикрывая их.

– Объясните мне, наконец, что происходит! – кричал, задыхаясь Андроник. Валькирия бежала как профессиональный спринтер, парень едва успевал за ней. К тому же его физическая подготовка была далека от идеальной, и он начинал уже выдыхаться, Дамира буквально тащила его за собой. Маг вообще куда-то исчез, Андроник не ощущал его присутствия. – Кто…кто такие Кирпы?.. – закончил юноша, когда они остановились.



– Ух… – выдохнула девушка. – Что ты спросил?

Они стояли в нескольких шагах от большого старого дуба. Андроник наклонился к земле, чтобы отдышаться, он еле стоял на ногах. А у валькирии даже не появилось отдышки. Она убрала со лба выбившиеся из косы волосы и теперь настороженно озиралась по сторонам.

– Кирпы. Кто это? – повторил Андроник.

– Это такие мерзкие плотоядные существа. Что-то вроде крокодиломордых на древнем языке. Они довольно крупные, чтобы справиться со взрослым кабаном и злобные, чтобы разорвать любого кто встретится на их пути. Но самое скверное – они передвигаются под землёй. Вот почему все насекомые при их приближении рвутся на поверхность. Давай уже, парень, приходи в себя. Нам нужно двигаться дальше, кирпы могут застигнуть нас в любой момент.

– Я устал… – У Андроника было чувство, будто его прокрутили через мясорубку, он расползался, как кисель, мышцы ныли, хотелось просто упасть и закрыть глаза. И наплевать, что произойдёт с ним в следующий миг.

– Устал? – Дамира посмотрела на Андроника так, будто впервые слышит это слово, а его значение ей и вовсе неизвестно. – Ан, ты понимаешь, что сейчас сказал? Тебя выбила из колеи всего лишь небольшая пробежка! Это оскорбление для меня как для твоего учителя!

Валькирия замолчала, услышав нарастающий шум. Земля вокруг них начала вздыматься, будто под ней с очень большой скоростью двигались гигантские кроты.

– Напомни мне, если нас не убьют, заняться твоей физической подготовкой, – сказала валькирия, обнажая клинок.

Внезапно Андроник почувствовал резкий толчок и в следующий миг он оказался в воздухе. Парень летел навстречу старому дереву, дуб приближался, ученик мага понимал, что столкновения не избежать, и он уже ничего не успеет сделать (хотя он успел удивиться тому, что он вообще способен что-то понять за это время). Андроник просто закрыл глаза и представил подушку – это первое, что пришло ему в голову.

В следующий миг Виссарионов почувствовал сильную боль в плече, но голова как ни странно осталась цела, хотя, судя по силе удара, он мог бы уже валятся без сознания. Андроник сполз к корням дерева, пошевелил рукой – не сломана. Валькирия подбежала к нему и, повернувшись спиной, заслонила от нападения, одновременно давая время подняться и вытащить меч.

– Приготовься к кровавой заварушке, – привыкшая к битвам она почти с наслаждением ожидала сражения.

– Да уж…

Там, где несколько секунд назад стоял Андроник, земля провалилась внутрь и образовалась большая нора. Из неё показалась жуткая морда. Омерзительное зрелище! В этом существе соединялись все самые ужасные черты животных Нового Мира. Кирп оказался похож больше на крокодила – глаза с веками-плёнками, удлиненная морда, длинный раздвоенный язык, пасть усыпана множеством мелких зубов, жёлтые клыки выпирают вперёд, приподнимая верхнюю губу. Но главным парадоксом были рога, закрученные спиралью как два бура. Существо выползло полностью и …оказалось совсем другим. Он (или она) был приземистым, серым, всё тело покрывала слизь, с налипшими комьями земли. Для своей комплекции кирп двигался невероятно быстро.

– Получай, тварь! – крикнула валькирия, кидаясь на животное с мечом наперевес. Она нанесла несколько рубящих ударов, выводя зверя из равновесия. Дамира двигалась так стремительно, каждое движение было отточено, выверено до долей секунд, что не прошло и минуты как кирп упал замертво, пораженный ударом под лопатку.

– Он мёртв? – Андроник выглянул из-за плеча девушки.

– Да, прямо в точку! – Валькирия явно была довольна результатом. – Но расслабляться не стоит, это только начало.

Она убрала меч и, достав лук, направила стрелу к земле.

Земля задрожала, пошла мелкой рябью, похожей на частые волны, идущие по водной глади. Куски почвы полетели вверх маленькими фонтанчиками.

– Приготовься! – Она начала отсчет. – Три…два…один!

Десятки кирпов посыпались из своих нор. Их глаза горели, вонючие капли слизи стекали со шкур. Животные ринулись на парня и валькирию, скрипя челюстями, ревя от ярости – звери чувствовали смерть своего сородича.

Воительница одну за другой выпускала стрелы, животных будто скашивало гигантской косилкой, но этого было мало. Всё новые армии кирпов кидались в бой. Андроник отбивался от тварей мечом, но от такого оружия мало толку: пока парень пытался завалить одного кирпа, полдесятка его сородичей атаковали Андроника с другой стороны. Благодаря грамотной работе валькирии многие животные были ранены, но от боли их ярость только усиливалась.

– Нам не выдержать их натиска! – крикнула Дамира. У неё почти не осталось стрел в колчане, а кирпов стало в два раза больше.

– Надо что-то делать, – произнёс Андроник, нанося удар мечом по ноге одного из кирпов, пытаясь свалить его на остальных.

– И что ты предлагаешь?

– Магия! Как я раньше не додумался! – Андроник ухватился за меч, как будто поднимал посох, обеими руками.

Но в голову ничего не приходило.

«Думай, думай!» – приказал он себе.

Меч в руках Андроника накалился, засветился сначала бледно-розовым, постепенно приобретая красный оттенок раскалённого метала.

Ученик мага стал хаотично размахивать мечом, опасаясь обжечь руки собственной магией. На несколько секунд твари пришли в смятение, но ступор быстро рассеялся и они возобновили атаку.

– Этого мало, – воскликнул парень, пытаясь перекричать нарастающий рёв. – Нужно ещё что-то!

Вспышка. Это меч Андроника стал пускать, что-то наподобие молний. Там, куда попала импровизированная молния, земля задымилась.

– Ух, ты! – парень сам не ожидал такого эффекта.

Виссарионов направил лезвие к земле и очертил вокруг себя и Дамиры огненное кольцо. Теперь он и валькирия находились внутри защитного круга. К тому времени у Дамиры закончились стрелы, а меч застрял под лопаткой очередного нападающего. Девушка осталась безоружна, если не считать пары кинжалов, которые были сейчас абсолютно бесполезны.

Андроник поднял меч, указав точку прямо над головой. От этой точки стали отделятся молнии; перекрещиваясь, они постепенно образовывали паутину из тонких дрожащих лучей.

Парень действовал по наитию, его магия осуществлялась на уровне подсознания. В этот момент Андроник почувствовал необыкновенную мощь. Это ощущение было самым невероятным в его жизни.

Паутина молний образовала плотный непроницаемый купол, внутри которого теперь находились Дамира и Андроник. Воительница ошеломлённо наблюдала за происходящим. Почти незнакомая с магией, она смотрела на сооружение, созданное учеником мага, с восхищением и большой опаской. По правде сказать, парень сам был удивлён своими возможностями. От напряжения его руки дрожали, но лицо светилось от счастья.

– Рано радуешься, – первой пришла в себя Дамира, – кирпы на той стороне обезумели. Теперь они точно не уйдут.

Твари кидались на купол, ударялись, получали мощный удар тока, с рёвом отскакивали и повторяли попытку снова. Паутина из молний накалилась, превратившись из светло-голубого в лунно-белую. Андроник уже не мог удерживать меч так высоко. Руки болели от напряжения, голова кружилась. Гудение и треск нитей электричества напоминали парню звук, исходивший от линии электропередач. Конечно, ЛЭП можно встретить только в Новом Мире, но видимо магия Андроника использовала его детские впечатления, полученные дома. Тогда, стоя под этим гигантским сооружением, он чувствовал давление звука в прямом смысле этого слова. Это трудно передать, но ощущение довольно неприятное. Виссарионов старался избегать того места, но что-то всё равно тянуло его туда.

И вот теперь, находясь внутри электрической полусферы, Андроник испытывал похожее ощущение: стенки купола давили на него, звук упругими волнами проходил сквозь тело, отнимая силы. Парень понимал, что через пару минут потеряет сознание и если до этого момента кирпы не исчезнут, он и валькирия погибнут. Их спасёт только чудо…

– Паутина рвётся! – крикнула Дамира, прижавшись к Андронику.

Рог одного из кирпов проткнул купол. Паутина истончалась, но шум тока нарастал. Андроник поднял голову: молнии, образовавшиеся на лезвии меча, больше не распределялись по всей поверхности полусферы, а скапливались наверху. Они образовали трещащий и дрожащий комок, в котором нити высоковольтного электричества сталкивались и разлетались, испуская разноцветные искры. Что-то пошло не так.

– Напряжение растёт, – понял Андроник. – Если магию не остановить, мы сгорим заживо!

– Или нас разорвут кирпы, – произнесла Дамира.

Всё большее количество существ прорывалось сквозь купол, Дамира использовала свои кинжалы, и теперь два мёртвых кирпа лежали внутри полусферы. Валькирия была ранена, одна из тварей пырнула её рогом в ногу. Ребята совсем отчаялись. Это конец…

Яркий свет залил долину. Кажется, взошло второе солнце, только оно светилось в два раза ярче. Нестерпимый жар пахнул в лицо юноши. Он выронил меч, треск и гудение утихли. В глазах потемнело, мир погрузился во Мрак.

* * *

Почти два года назад


Андроник подошёл к квартире. Странно. Дверь приоткрыта. Он осторожно вошёл. Плащ лежал на полу рядом с брошенными туфлями. Ковер смят. Обувная полка перевернута. В прихожей царил беспорядок.

Парень двинулся дальше. Мать он обнаружил в зале. Она сидела на полу, положив голову на колени, волосы растрепались, лица было не видно. Плечи подрагивали от рыданий.

– Мама? – Ан застыл на пороге.

Услышав голос сына, женщина замерла.

– Что случилось? – Андроник бросился к матери.

Она подняла заплаканное лицо. Посмотрела на сына как на чужого. Кажется, она не понимала, что происходит.

– Что случилось? – повторил Андроник.

– Они нашли…

– Что? – сердце парня остановилось в ожидании заветной фразы.

– Они нашли вот это, – женщина поднялась на ноги и протянула Андронику растрёпанную тетрадь. Вытерла слёзы и села в кресло.

– За полгода поисков они нашли лишь её дневник! – Она опять вскочила на ноги. – Полгода! От неё никаких известий! Ничего! – Женщина перешла на крик. – Тетрадь – единственная зацепка.

Андроник пролистал дневник и, не найдя там ничего интересного, хотел кинуть его на диван, но заметил, что в самом конце тетради цвет записей меняется. Последняя запись была сделана чем-то чёрным, но явно не карандашом. Он прочитал:

«Вернись и забери меня…»

– Что это может значить? – вслух произнёс Виссарионов.

– М-м? – мать подошла и взглянула на страницу. Почерк был размашистым, видно, что запись сделана в спешке. – Не знаю… Я этого не видела… – виновато протянула она.

– Где нашли дневник?

– На каком-то складе. Его принес рабочий. Он случайно увидел объявление о пропаже, оно ведь каждый день крутится по телеку, и сразу же направился в полицию… – растеряно проговорила женщина.

– Какой склад? Имя рабочего? – Андроник быстро соображал, нужно было действовать немедленно.

– Не помню, – устало сказала мать.

– Ладно, я сейчас вернусь, – кинул он и выбежал из комнаты. В прихожей с лязгом закрылась входная дверь…

* * *

Крокус Нетон появился на просёлочной дороге. Он, как всегда, предпочёл телепортацию бегу.

Конечно, волшебник опередил ребят, но он не сомневался, что они выберутся из передряги целыми и невредимыми. Маг сел на пень и стал ждать. Возможно, с его стороны это малодушие, но он решил проверить свои догадки. Когда утром на поляне Нетон попросил своего ученика очистить воду с помощью заклинания, юноша сделал практически невозможное. Именно тогда у мага зародились некоторые мысли по поводу дара Андроника. И теперь он решил проверить их. Нетон достал из своей необъятной сумки пузырёк с золотой жидкостью. Она всё время двигалась и перемещалась внутри сосуда. Из той же сумки волшебник достал плоское серебряное блюдо и вылил на него «жидкое золото». Жидкость медленно, как амёба, стала расползаться по всей поверхности, золото превратилось в серебро. Образовалась тонкая зеркальная плёнка.

– Sub specie aeternitatis, – произнёс маг. Зеркало заволокло дымкой. Клубы дыма маленькими вихрями кружили за стеклом. Зеркало ждало. – Дамира и Андроник, – чётко произнёс волшебник.

На зеркале как на экране телевизора появилось изображение леса. Нетон покрутил блюдо, настраивая его на нужную точку. По поверхности зеркала пошла рябь, возникли силуэты двух фигур. Наконец, прибор был настроен, и изображение стало чётким. Маг видел всю битву от начала и до самого последнего момента.

– Он погибнет, – произнёс маг, видя как, Андроник пытается обуздать взбесившиеся молнии. – Пора вмешаться.

Нетон сложил волшебные принадлежности в сумку и телепортировался.

Оказавшись на месте, Крокус Нетон начал творить заклинание. Сначала он поймал луч солнечного света. Скатал его в маленький сияющий шарик и стал наполнять волшебством. Шарик так хотел быть похожим на звезду, от которой отделился, что внушить ему его значимость не составило труда. Мини-солнце начало раздуваться, становилось жарче и ярче, пока не приобрело размеры футбольного мяча. Волшебник поиграл этим сгустком света как обычным воздушным шариком, проверяя, до конца ли шар подчиняется ему. Убедившись, что маленькое солнце слушается его беспрекословно, и повинуется малейшему движению пальцев, Нетон направил его на кирпов.

Дамира и Андроник находились в нескольких метрах от мага и, в пылу сражения, не могли его видеть. Тем более, что их скрывала полусфера из опасного вида голубых, накаленных нитей-молний.

Наведя шар на цель, Крокус Нетон забормотал:

Всепоглощающий огонь,

Защити Их, но не тронь.

Тварей Мрака изгони,

Ребят от гибели спаси.

Конечно, не высокохудожественные стихи, да и вообще маг мог обойтись без них, но уж такова волшебная натура – без поэзии и магия не магия.

Жгучий яркий мяч понёсся на толпу кирпов. Не долетев нескольких метров до цели, маленькая звезда взорвалась, осветив поляну ярчайшим светом.

Кирпы, не выносящие яркого света и жара, с воплями обгорали заживо и падали навзничь. Миллионы крошечных звёздочек заполнили воздух Тихой долины. Сквозь сияющий воздух волшебник видел два силуэта – парня и девушку.

Андроник попытался закрыть лицо руками, но, выронив меч, который с глухим звуком ударился о землю, рухнул вниз. Валькирия с криком опустилась на землю, закрыв глаза. Яркая вспышка на мгновение ослепила её. Не прошло и нескольких секунд, как свет рассеялся. Кирпы неподвижно лежали на земле. Дочь мага, приклонив одно колено, наклонилась к Андронику, который был без сознания. Погасший меч, больше не испускавший электрических молний, покоился рядом с хозяином.

Битва была окончена.

Глава 2. Как всё начиналось

Два месяца назад


– Привет! – Девушка издалека помахала рукой, привлекая к себе внимание.

Андроник сразу заметил её. Дамира на этот раз была в джинсах и кожаной куртке – на улице стояла промозглая погода, собирался дождь. Виссарионов ускорил шаг. Дамира села на лавку, не дожидаясь его.

Когда Андроник подошёл, девушка разглядывала листок, врученный вчера Андроником.

– Привет, – сбивчиво произнёс Андроник. Девушка подняла глаза, как будто, появление Андроника было для неё полной неожиданностью.

– Садись, – спокойно сказала она.

– Ну что? – Ан посмотрел на листок в её руках.

– А, это, – Дамира свернула лист пополам и протянула ему, – можешь взять, он больше не понадобится.

– Как? – Андроник находился в недоумении. Значит ли это, что она что-то нашла или наоборот ей не удалось ничего узнать о его сестре.

– У меня для тебя две новости. – Дамира замолчала, заглянула парню в глаза. – Мы знаем, где твоя сестра, но вернуть её нереально.

– Подожди, – остановил её Ан. – Кто это мы?

– Я и мой отец.

* * *

– Мама, я уезжаю, – выдохнул Андроник. Ему нелегко было сказать эти слова. После того, что он узнал, сказать родителям правду означало бы обречь их на сумасшествие. Именно так. Если бы родители узнали, как обстоят дела на самом деле, его бы сочли психом. А если бы поверили, то никуда бы не отпустили. Матери и так нелегко после исчезновения Анжелики, и когда он сообщит ей, где именно он собирается её искать, она не поверит.

– Что? – мать была в гневе. – Куда ты собрался?

– Послушай, я узнал, где Анжелика. Её видели в нескольких сотнях километрах отсюда, – вдаваться в подробности бесполезно, Ан просто надеялся, что это сработает.

– Я потеряла дочь. Хочешь, чтобы и сын пропал? Нужно теребить полицию, они её найдут.

– Если за полгода не нашли, то и сейчас не почешутся. Тем более я поеду не один, а с друзьями. Всё будет нормально.

– С какими ещё друзьями?

– С Радом и Кедом, – по привычке произнёс Андроник.

– С кем?

– С Родовским Женей и Лёшей Сафроновым, ты же их знаешь, – успокоил мать Андроник.

– Ладно, – отстранено произнесла она. – Когда уезжаете?

– Завтра.

Больше вопросов не последовало.

«Странно», – подумал парень, но тут же отмел эту мысль. Что странного в том, что у матери не осталось сил задавать вопросы. В последнее время ей становилось всё хуже. Теперь всё зависит от него. Поэтому действовать надо как можно быстрее.



* * *

Андроник подошёл к старому ангару на краю города. Пустынная местность. Кроме пустых складов и пары заброшенных домов здесь ничего не было. В этом районе уже давно никто не жил. Хотя люди захаживали сюда с завидным постоянством. То и дело мелькали статьи об исчезновениях и ходили слухи о «временных дырах».

Глупости, говорил себе Андроник, но после истории, которую поведала ему Дамира, всё встало на свои места.

– Ну что готов? – Девушка возникла из ниоткуда, перепугав Виссарионова.

– Откуда ты взялась? – выдохнул Ан, инстинктивно пригнувшись.

– С крыши. Знаешь ли, иногда бывает полезно оглядеться вокруг. Нам не нужны лишние свидетели, которых потом ожидает психушка. Не у всех крепкие нервы, – объяснила Дамира.

– А знаешь, это то самое место, где я был в первый раз, – удивлённо произнёс Андроник. – Один из дальних складов.

– Ну, вот видишь. Значит, вернуться нужно было всё-таки сюда.

– Куда мы отправимся? – Андроник всё ещё смутно представлял, что ему предстоит сделать. Из слов Дамиры он понял, что их ждёт другой мир, куда по ошибке угодила его сестра. Странные обстоятельства её исчезновения и долгие поиски заставили Андроника поверить в этот бред. Несмотря на сравнительно недолгое время их знакомства, он доверял Дамире.

– Это другая сторона Земли, – Дамира наклонила голову и пристально посмотрела на Ана. – Что ты хочешь понять?

– Всё, – Андроник приблизился к девушке. – Старый Мир, так? Это новая реальность?

– Это старая реальность, – поправила его валькирия. – Для человека всё новое – это хорошо забытое старое. Увидишь – поймёшь.

– Чего мы ждём? – у Виссарионова возникло чувство отстранённости. Будто всё происходит не с ним. Ему стало интересно, что же будет дальше.

– Не чего, а кого, – поправила Дамира. – Мой отец должен был подойти час назад. Куда мог подеваться этот старик?

– Старик?

– Что-то не так? – Дамира с удивлением подняла брови.

– Нет, ничего… Просто ты так называешь своего отца…

– Это потому, что я с ним недавно заново познакомилась. Долгая история… Будет время расскажу. А вот и он.

Из-за стальной стены склада показалась серая фигура. Внешность угадывалась смутно, в темноте можно было различить лишь тёмное пальто и кожаный саквояж. Единственное, что угадывалось безошибочно, так это рыжие волосы с полоской проседи по всей голове и светящиеся, как у кошки, глаза изумрудного цвета.

Мужчина подошёл к ним и протянул руку.

– Папа? Что на тебе? – Дамира с подозрением оглядела отца.

– Пришлось маскироваться, – ухмыльнулся он и схватил Андроника за руку. – Нетон, Крокус Нетон, – представился он, потрясая руку парня.

– Андроник, – запоздало ответил Ан.

– Все в сборе, – заключил Крокус Нетон. – Можем отправляться. – И направился в сторону заброшенных домов.

Через пару минут они были на месте. Нетон шёл молча… пока не исчез.

– Что за чёрт??? – восклицание вырвались у Андроника само собой. Он застыл на месте, не в силах пошевелиться.

– Идём, – кивнула Дамира.

Она взяла его за руку, и они сделали шаг навстречу неизвестности.

* * *

Нетон облегчённо вздохнул. Он в родном мире. Колдун провел рукой по груди, снимая маскировку. Одежда стала расползаться как тлеющая бумага, и на её месте появилась другая. Вместо пальто и делового костюма – серый дорожный плащ и странного вида рубашка под ним. Колдун отряхнулся и пошёл дальше.

Андроник встал как вкопанный, язык онемел, он просто хлопал глазами и ловил ртом воздух как аквариумная рыбка – ему хотелось возмущённо орать и материться, но он не мог.

– Папа, я же просила при нём пока не колдовать… – с укором окликнула отца Дамира, заметив реакцию Андроника. – И ты забыл саквояж.

Нетон растерянно обернулся. Дамира передала саквояж отцу. Маг встряхнул его, и кожаный саквояж превратился в тряпичную сумку с одной лямкой. Колдун перекинул лямку через плечо.

– Ну всё, пошли.

Дамира безуспешно пыталась привести Андроника в чувство.

– Ну, что я могу сделать, – воскликнул Нетон. – Я не виноват, что не могу обходится без магии. Хотелось поскорей избавиться от обносков Нового Мира. Такие наряды угнетают, – оправдывался он.

– Как… – наконец, у Ана прорезался голос.

– Это всё магия, сынок, – сочувствующе произнёс маг. – Скоро сам поймешь.

Дамира взяла Андроника за руку.

– Пойдем быстрее, нам надо спешить, – валькирия увлекла парня за собой. У Виссарионова отпало всякое желание сопротивляться.

* * *

– Теперь можно отдохнуть, – Дамира бросила свои вещи на кровать и плюхнулась следом.

Андронику спать уже расхотелось.

– Вы издеваетесь? – он присел на подлокотник одного из кресел.

Гостиница, где они остановились на ночлег, ничем не отличалась от тех, что строятся в Новом Мире. Да и комнаты были такими же. Номер был слишком маленьким для троих, но Нетон возразил, что сегодня им нельзя разлучаться. Нужно ознакомить Андроника с новым для него миром.

– Я не вижу особой разницы между моим миром и этим местом, – возразил Виссарионов.

– Это потому что мы находимся в Междумирье, – пояснила Дамира. Она лежала с закрытыми глазами, раскинув руки и ноги по кровати, и не собиралась менять своего положения. – Междумирье создано специально для того, чтобы не шокировать новых гостей этого мира. Правда, здесь многое осталось на уровне двадцатилетней давности, поэтому некоторые всё равно считают, что попали в прошлое.

– Хорошо. А как ты объяснишь представление, которое устроил твой отец? – Андроник не мог ни о чем сейчас думать, кроме увиденного. Сцена с подменой одежды не выходила у него из головы.

– Магия, – только кивнула Дамира.

– Магия?

– Волшебство, чудо – эти слова тебе тоже незнакомы? – Дамира вскочила с кровати. – Вынудил, – ответила она на удивлённый взгляд Андроника. – Короче, мы не хотели тебя сильно загружать в первый день. Но, похоже, ты не успокоишься, пока всё не узнаешь.

Андроник согласно кивнул.

– Ну, так слушай. Мой отец – маг. Он творит чудеса и всё такое прочее. Это он установил, с помощью заклинания, что твоя сестра в этом мире! Там очень запутанная история, которую он сам тебе расскажет. Дальше. Я валькирия. Что-то вроде амазонок. Но это было племя на каком-то острове. Я сама толком не знаю, но ваши люди частенько говорят об этом. Валькирии – женщины-воины. Можно назвать это пожизненной профессией. У нас тоже племена, в которых знания и навыки передаются из поколения в поколение. Вот почему лучше нас никто не воюет. Понятно?

– Не очень.

– Поймёшь со временем. Нетон тебе объяснит.

– Нетон?

– Моего отца зовут Крокус Нетон. Ты что, забыл? Но лучше не звать его по имени, он не любит. Кстати он по твоим вещам установил, что у тебя способности к магии, так что он будет тебя учить.

– У меня? – Андроник как попугай повторял каждое слово. В данной ситуации он мог делать только это.

Валькирия бросила на кресло подушку и одеяло.

– Тебе лучше сегодня отдохнуть. Завтра предстоит тяжёлый день.

* * *

– Подъём! – голос, надрывный и громкий, не оставлял шансов понежиться в любимом Андроником состоянии между сном и бодрствованием. Он заснул почти под утро, так что раннее пробуждение вызвало у него глубочайшее недовольство.

– Вставай, лежебока, – Дамира сдернула с него одеяло. – Сегодня день будет трудным и насыщенным, – произнесла она с предвкушением.

Андроник попытался не обращать на надоедливую девчонку внимания, хотя было зябко и хотелось вернуть своё одеяло. Он перевернулся на другой бок, не открывая глаз. Но другого бока не оказалось! Дамира толкнула его в момент поворота, так что он приземлился на пол. Благо, кресло было невысоким. Так что кроме ущемленного самолюбия падение ничего не принесло.

– Ты чего? – Виссарионов открыл один глаз, щурясь от яркого света, заливающего комнату, и начал шарить рукой по полу в поисках одежды.

– Не чего, а зачем. – На него свалились джинсы и рубашка. – Одевайся и за стол! – скомандовала валькирия. Она привыкла командовать. И подчиняться следовало беспрекословно.

– Противная ты, – проворчал Андроник, натягивая джинсы.

– Не противная, а требовательная, – парировала валькирия.

– Ага, как же! – подал голос Нетон. Он сидел за столом, потягивая чай. – Сама говоришь, парня не трогай, не заваливай проблемами… А оно вот как получается!

О чём говорит колдун, Андроник толком не понял. Да и сейчас у него были дела поважнее, чем задумываться о словах волшебника. Сонливость боролась с нахлынувшим недовольством, глаза открывались с переменным успехом, а как только Виссарионову всё-таки удалось их открыть, яркий свет заставил его щурится от боли, что не добавило положительных эмоций. Нога никак не хотела попадать в штанину, пришлось побороться с джинсами несколько минут. Благо рубашка поддалась сразу, лишь пуговицы доставили некоторое неудобство, пальцы отказывались слушаться.

Парень, наконец-то, оделся и сел за стол.

– Итак, план на сегодня таков, – сразу начала давать распоряжения валькирия.

– Притормози, – Нетон поднял руку, останавливая её. – Сначала надо ввести Андроника в курс дела.

– Само собой, – согласилась Дамира. – А потом…

Ан молча сидел и уплетал всё, что попадалась под руку, спор отца и дочери его особо не интересовал, урчащий желудок требовал к себе большего внимания.

– Никаких потом, – отрезал маг. – Если Андроник согласится…

– Соглашусь на что? – хлеб застрял у Виссарионова в горле.

– Пойти дальше, – ответил колдун спокойно. – Ты поешь, а потом уж всё и обсудим.

Ел Андроник недолго. Запихал в себя пару булочек, залил их громадной чашкой чая, и, почувствовав приятную тяжесть в животе, вылетел из-за стола.

– Ну и что? – Андроник вопросительно посмотрел на своих новых друзей.

– Лучше тебе присесть, – посоветовал Нетон. Он расхаживал взад-вперёд по комнате. Валькирия села рядом с Виссарионовым. – Итак… Когда Дамира сказала тебе о том, что твоя сестра в Старом Мире, она не упомянула, почему она здесь.

– Заблудилась, – высказал Ан версию Дамиры.

– Не совсем так. А точнее совсем не так. Дело в том, что Старый Мир является не только местом свободной магии, где каждый может проявить свои способности, не боясь осуждения, гонений и инквизиции. Новый Мир можно сравнить с одеждой, оболочкой Земли, замусоренность и многослойность которой заставила людей забыть свои корни. Так вот в Старом Мире этой одежды нет. Это оголенный участок кожи, где всё воспринимается иначе. Это место другой энергии, здесь живут существа, которых в Новом Мире нет.

– К чему вы клоните? – Андроник пребывал в недоумении.

– Твою сестру забрало одно из таких существ, – маг замолчал, подбирая слова. – Собиратель Душ – он забирает людские души и питается их энергией. Душа – это эйдос человека, его сущность, она имеет колоссальную энергию, это неиссякаемый источник Силы. Именно она и является его целью.

– Но как… – Андроник ошарашенно смотрел на мага, – Как такое возможно?..

– Я предполагаю, что душу забрали обманом. Заклинания и расчёты не дают точных сведений. Мы не можем знать, почему произошло именно так. Одно я знаю точно: вернуть душу можно двумя способами – обменять на свою душу или сразится с Собирателем Душ. В любом случае, если ты проиграешь, твой эйдос достанется ему.

Андроник сидел с отрешенным видом. Его била мелкая дрожь. В одно мгновение мир, который он считал реальным, вся его жизнь и представление о ней, рассыпались в прах, стали ничего не значащей шелухой. Раньше он даже не совсем верил в душу, а теперь выясняется, что её можно забрать… купить, продать, обменять… выходит человеческая сущность лишь товар? И откуда взялись эти существа, которые так просто лишают человека жизни, ради силы и энергии?

Андроник почувствовал тепло на своей руке. Дамира пыталась успокоить его.

– Не трогай меня! – Андроник отпрянул от валькирии, соскочив с дивана.

– Ан, послушай, – Дамира приблизилась к нему.

– Видеть тебя не хочу! – Андроник пятился от неё как от прокажённой. – Не могла сразу сказать? Почему ты мне ничего не сказала?! – Каждое слово Андроник выкрикивал, словно был глухим.

Происходящее казалось глупым кошмаром, от которого можно избавиться – надо лишь проснуться.

– Ты бы послушал меня? – Дамира тоже начала нервничать. Так всегда бывает: как только хочешь кому-нибудь помочь, начинаются проблемы. – Ты и в Старый Мир поверил с большим трудом, а узнав про такое, и вовсе посчитал бы меня ненормальной!

– Но это же бред! – Андроник стоял, упершись в столешницу и размахивая руками, отступать было некуда.

– Это не бред. Таков реальный мир, – поддержал дочь Нетон.

– Это ваш мир, не мой, – Андроник оттолкнул Дамиру, схватил свой рюкзак и начал закидывать в него вещи.

– Ты куда? – Дамира скрестила руки на груди в ожидании.

– Домой. В свой мир, с мирскими проблемами и пустыми переживаниями, – коверкая слова Нетона, ответил Андроник.

– Струсил? – Дамира больше не кричала, она с презрением смотрела на него.

– Замолчи! – Андроник ткнул в девушку футболкой, которую хотел положить в рюкзак. – Это не трусость.

– И что же это? Ты бежишь от проблем, но бегством ничего не решить. Ты сможешь спокойно жить, зная, что Анжелика здесь, что она в плену, что она мучается и ждёт спасения? Сможешь вернуться домой и, посмотрев в глаза родителям, сказать, что не нашёл её? Если да, то дерзай! Беги, трус! Но от себя не убежишь!

Андроник бросил вещи и бессильно осел на пол.

– Что ты предлагаешь? – спросил он мёртвым голосом.

– Ан, я здесь, чтобы помочь тебе. Да, её трудно спасти, но возможно. Я не гарантирую победы, ты можешь умереть через неделю или через месяц, или дойдя до конца и оступившись. Ты можешь не спасти её, но можешь попытаться.

Дамира села рядом с Андроником на корточки и заглянула ему в глаза.

– Помнишь, я говорила, что ищу кого-то? – Андроник кивнул. – Я нашла тебя. И это неслучайно. Мы поможем тебе, так как знаем кто такой Собиратель Душ. Мы поможем тебе, так как человеческая душа бесценна, и она заслуживает спасения. Если ты отважишься сделать ещё один шаг в этом мире, можешь гордится собой, но не забывай ради кого этот шаг был сделан.

– Я остаюсь, – Андроник откинулся назад и закрыл глаза. Выбор сделан. Чужой мир и куча трудностей, которые придется преодолеть… неизвестно как.

– Правильно поступаешь, сынок, – одобрил Нетон.

– Нам придется много работать, чтобы подготовится к пути.

– Пути? – Ан открыл глаза.

– Через три дня мы отправляемся в дорогу. Мы будем учить тебя и готовить к встрече с Собирателем Душ.

* * *

Два часа спустя


– Теперь ещё раз и помедленнее, – попросил Андроник. – Значит, Анжелику забрал вместе с душой Собиратель. Кто он? Почему именно Анжелику? Как вы собираетесь спасать её?

– Не мы, а ты, – перебила поток его вопросов Дамира. – Мы лишь подготовим тебя. Теперь по порядку.

– Кто такой Собиратель Душ? – Нетон копался в своей сумке, на Андроника он не смотрел. – Этого не знает никто. Местные называют его Властелином Мрака, некоторые колдуны и ведьмы – Тёмным Повелителем.

– Короче, некий авторитет из «Властелина Колец», – подытожил Андроник.

– Властелин Колец? – Нетон с удивлением посмотрел на Виссарионова.

– Там тоже всякие Тёмные…

– «Властелин Колец» между прочим, очень похож на наш мир, – встряла Дамира. – Исключая некоторые неточности. Подозреваю, что автор не раз бывал в Старом Мире или даже был выходцем из него.

– Насчёт Властелина не знаю, но Собиратель достаточно могущественная фигура. Вот только он никакой не Властелин и уж тем более не Тёмный Повелитель. Таких, как он, слишком много, – Нетон сделал паузу, задумавшись. – Я знаю одно: чтобы стать Собирателем Душ, нужно перестать быть человеком.

– Или изначально не быть им, – добавила Дамира. – Демоны неплохо справляются с этой задачей.

– Понятней не стало, – честно признался Андроник.

– Со временем поймешь, – утешил его Нетон. – Второй вопрос. Вообще-то, Собиратель людей особо не выбирает, но с Анжеликой возникла загвоздка… – колдун замолчал, размышляя, как выразиться поточнее. – Когда я применял заклинание поиска, я искал тело. Следы на вещах девушки являются физическими, это для следователей, и энергетическими – для заклинаний. Очень сильный след. Яркая аура, богатый внутренний мир… У неё редкий дар. Но не магический, а божественный, что ли… Это непросто объяснить. Она сильная личность. Там есть, чем полакомиться Собирателю Душ. Но как можно заманить девушку, не падкую на прелести Нового Мира в ловушку? – Нетон вопросительно посмотрел на Андроника, будто парень знал ответ. – Вы близнецы? – будто спохватился колдун.

– Да, а что?

– Дело в том, что у близнецов сильная связь друг с другом. Особая чувствительность и восприимчивость, она помогает им общаться. Слышал когда-нибудь про телепатию?

– Кое-что, – туманно ответил Андроник.

– Вспомни, у тебя случались странные видения, может какие-то необычные ощущения, нетипичные кошмары?..

Андроник задумался. Легко сказать «вспомни», когда у тебя каждый день как в тумане.

– Было нечто похожее на глюки, – начал припоминать Виссарионов. – Я даже подумал это правда.

– Когда? – Нетон насторожился.

– Когда я пришёл на заброшенный склад. Я даже помню, что я видел. Точнее чувствовал – страх. Анжелика боялась того, кто с ней говорил. Но ещё больше она боялась за родителей. С ними что-то случилось… Только это всё фигня.

Нетон недоумённо поднял брови.

– С ними ничего не произошло, – закончил Ан. – И ещё, это похоже на пунктик, зацикленность. Ей ударило в голову, что с ними случилась беда, и она считала это действительностью.

Колдун молча смотрел на Андроника. Нетон уже всё понял, всё посчитал и сделал выводы.

– В таком случае сделка была нечестной, – объявил он с воодушевлением. – Такой приём применяют многие. Вначале внушают человеку какую-нибудь проблему, а потом предлагают решение этой несуществующей проблемы, за весьма скромную плату – душу. В итоге одна часть сделки не выполняется, но душа остаётся у Собирателя.

– Это подло! – возмутился Андроник.

– Это же Мрак. Подлость – просто часть их работы.

– Мы подошли к третьему вопросу, – вмешалась Дамира. Обсуждать тему сестры не имело смысла. – Мы тебя будем учить. Ты пройдешь пару-тройку испытаний, наберёшься сил и сразишься с Собирателем. И кстати, – она достала из своей сумки меч, – думаю он тебе подойдёт. – Девушка протянула меч Ану, но тот вместо того, чтобы его взять, вскочил с места. – Ты чего? – Дамира поднесла оружие ближе. – Он твой.

Андроник почти с ужасом уставился на клинок.

– Оружие? – наконец, выдавил он.

– Не просто оружие, а хороший боевой меч, – произнесла она радостно.

– И я буду учить тебя, как сражаться им. Тебе придется много сражаться, так что без этого никак.

У Дамиры свои представления о жизни. Она выросла там, где меч учат держать раньше, чем пользоваться столовыми приборами, поэтому оружие для неё – нечто само собой разумеющееся, что всегда должно быть под рукой.

Андроник осторожно принял меч, оглядел лезвие, рукоять. Для него всё было ново и непривычно. На вес меч оказался необычайно лёгким.

– Эльфийская работа, – сказала Дамира. – Они изготавливают самое лёгкое оружие.

– Раз вы заговорили об учёбе, – Нетон тоже заглянул в свою сумку и вытащил оттуда несколько книг. – Ознакомься сегодня.

– Вы… – «издеваетесь», хотел сказать Андроник, но поймал себя на мысли, что противоречить двум «тиранам» он пока не в силах, и проглотил собственное возмущение. – Ладно, – тихо произнёс он и опустился обратно на кровать.

– Ну и хорошо, – растерянно пробормотал колдун, ожидавший более бурной реакции на свои слова.

Некоторое время Андроник молчал, обдумывая услышанное, а потом всё-таки решил задать вопрос, который с самого начала их разговора закрался в голову.

– Извините, конечно, но я не могу поверить в то, что Старый Мир может так легко существовать.

Нетон приподнял бровь, на его лице читалось удивление. Дамира, погруженная в свои мысли, вынырнула из транса и с интересом уставилась на Виссарионова в ожидании продолжения. Андроник понял, что от него ждут разъяснений. Он уставился в пол, мысли путались, точные формулировки фраз давались с трудом.

– Неужели на и так перенаселенном шарике может разместиться ещё один мир? – он поднял голову и взглянул на Нетона. – Даже при хорошей маскировке, тщательных зачистках и ссылках на неземные цивилизации и геопатогенные зоны, разве можно всё это скрыть, а тем более исчезновение людей и тёмных тварей, расхаживающих среди обычных людей… Вы считаете я говорю глупости?

Нетон чуть заметно улыбался уголками рта.

– Ты не первый, кто задаётся этим вопросом. Обычный вопрос для впервые попавших в этот мир, – в голосе колдуна чувствовалась снисходительность: следовало начать с основ, а не лезть в дебри мироздания. Для людей, которые не понимают элементарных физических законов, всё, что им не подчиняется, остаётся за плотной завесой тайны. – Старый Мир создали маги… правильнее сказать, они его сохранили таким, каким он был в древние времена. Естественно, когда обстановка на большей части планеты начала меняться под влиянием нового времени, встал вопрос не только о сохранении магической жизни, но и сокрытии её от недоброжелателей. Недостаточно просто укрыться в лесах и пещерах, построить тайные города в пустынях и на полюсах земного шара. Этого, возможно, хватило бы людям, но не животным и природным порождениям магии – тогда бы как раз всё, о чем ты говорил, и происходило – постоянные зачистки, подмена фактов на более логичные для людей объяснения… Но сколько можно продержаться в скитаниях? Годы? Столетия? Вряд ли… И вот Сильнейшие Маги нашли решение – свернутое пространство. В магии это довольно распространенный приём, сжимать некоторое пространство до значительно меньшей площади. Какой? Это зависит от умений и желаний мага. Проблема была лишь в том, что на сжатие целой планеты требовалось колоссальное количество энергии, фактически это невозможно сделать… человеку. Ещё более неразрешимой задачей являлась подмена реальности.

Андроник и вовсе запутался.

«Мне пудрят мозги?»

– О чем вы, чёрт возьми, говорите?!

– Законы природы таковы, что нельзя что-то свернуть бесследно. Если что-то где-то появляется, то что-то где-то исчезает – принцип равновесия. Если ты, к примеру, сжимаешь комнату до размера телефонной будки, то она исчезает оттуда, где была, следовательно, там уже ничего нет. Совсем ничего. Вакуум. Но как может Ничто существовать на Земле? Нельзя допускать образования чёрных дыр, иначе планету ждёт разрушение. Естественно, маги решили и эту проблему – путём замещения. Но логичней и легче не замещать свернутое пространство новым, а создать новое в уже свернутом пространстве. Это довольно сложное действо, которое предполагает выполнение одновременно создание реальности и поэтапное её сворачивание. Я сейчас не буду вдаваться в подробности и технологии, у нас для этого будет достаточно времени. Опять же, как создать новую планету? Четыре Сильнейших Мага выбрали единственно возможный путь – пожертвовать своими душами. Как я уже говорил, душа – практически неиссякаемый источник энергии. Сила, заключённая в эйдосе, несравнима ни с одной энергией во вселенной, ни с магической, ни с какой-либо другой. Выше этой силы лишь создавшая её. Другой вопрос, как воспользоваться этой силой? Создатель оградил человека от неразумного использования сил души, поставив своеобразную защиту. Мы можем использовать крупицы силы, которая необходима для жизни и магии.

– И как же они справились с этим? – Андроник загорелся интересом. Действительно как можно решить столь глобальную проблему? Дамира тоже уже не была в стороне, а внимательно слушала отца, её знания истории отличались скудностью, и как сейчас выяснилось, оказались не совсем правдивы. В племенах валькирий Старейшины имели привычку всё переиначивать.

– Они обратились к Провиденью. Секретариат мирозданья, контора по ведению дел земных, называть его можно как угодно, но суть одна – Провиденье в конечном итоге заведует душами. Именно там решают, куда отправить оставившего бренное тело путника и как использовать нерастраченную за жизнь энергию. Так вот маги попросили помощи Провиденья. Они решили, что миру быть и помогли… Только за это пришлось заплатить высокую цену. Четыре эйдоса были освобождены от сил наполняющих их. Маги положили свои души, чтобы создать этот мир. Всё удалось как нельзя лучше. Они трудились, не покладая рук, плетя ткань пространства и сворачивая его. Мир, замкнутый сам на себя, как гигантский лист бумаги, с почти бескрайними просторами внутри, – Нетон взял со стола лист бумаги и свернул в трубочку более узкой стороной, так чтобы концы бумаги не накладывались друг на друга, а упирались стык в стык. – В какой – то степени мы живем на панцире черепахи, а наш мир держится на трёх, а если принять за них Сильнейших, четырёх слонах.

– И насколько же сжато это пространство?

– В действительности Старый Мир занимает площадь не больше футбольного поля, и к тому же он окружен таким количеством защитных заклинаний, что даже самая опытная ищейка не заподозрит о его существовании проходя мимо или даже сквозь него. За годы существования Старого Мира система защитных заклинаний так усложнилась, что в ней вряд ли разберётся даже самый учёный маг, – Нетон заметно повеселел.

– А как же люди попадают сюда? – чем больше ему пытались объяснить, тем больше вопросов это объяснение вызывало.

– Существует система порталов, пространственные лифты по перемещению людей – таким образом мы обходим вопрос с транспортом. Если бы в Старый Мир можно было попасть только через проход в сжатом пространстве, то тот факт, что сотни людей совершают паломничество в место, обозначенное на карте как непроходимые леса, вызвал бы гораздо больше подозрений. А так всё просто и удобно, в чем ты сам сегодня и убедился. – Маг остался доволен своим рассказом.

– Конечно, всё не так просто, и на самом деле в системе возникает много противоречий, но изначально всё представляется именно так, – подвела итог Дамира. Она не смотрела на Андроника, а играла с подаренным ему мечом, но всё её внимание было сосредоточено на парне – она слушала его.

– Да уж… одни противоречия… – задумчиво произнёс Андроник, переваривая сказанное Дамирой и её отцом. Ему предстояло во многом разобраться. Во-первых, каким боком ему посчастливилось быть выбранным валькирией. Да, решила помогать ему в поисках сестры, но что значат её слова: «Я нашла тебя»? Она увидела его впервые в жизни. Откуда девушка знала о нём? Во-вторых, его способности. Что это: совпадение? злые шутки судьбы? а, может, подарок? И какую роль это сыграет в будущем: поможет? навредит? Он ведь ничего не знает о магии. Данный предмет с детства представлялся ему сказкой. Феи, ведьмы, колдуны, волшебные палочки, метла, волшебная пыль… И что за Собиратель Душ? Колдун? Нечисть? Порождение Тьмы? Или существо, искусственно созданное?

Слишком много вопросов. И во всём этом предстоит разобраться. Но не сейчас… Нужно время… Его будет предостаточно… но хватит ли?..

Глава 3. Дожить до рассвета

– Вы их убили? – спросил Андроник у своего учителя.

– Нет, скорее отпугнули, – ответил маг, – кирпы боятся огня, вот почему мы поддерживали костёр таким большим.

– Я кое-чего не понимаю… – начал Андроник.

– А именно?

– Слишком много противоречий. Ну вот, например: мы остановились в Тихой долине, хотя здесь водятся эти твари. Потом ещё и разбили лагерь на поляне, на открытом месте, где мы были уязвимей всего, притом, что в лесу не водилось даже хищников, – размышлял ученик мага. – Как-то глупо, вам не кажется?

– Да, это я виновата! – вмешалась в разговор валькирия. – Да, я ошиблась. И что теперь судить меня будете?! – сказала она с вызовом.

Валькирия, воительница совершила ошибку при решении, такой простой задачи?! Здесь что-то не так.

– Ты знала, что здесь водятся кирпы? – обратился к девушке Виссарионов.

– Водились, они водились здесь несколько лет назад. Ан, вот уже несколько лет земля пустует. Кирпы ушли из долины, как только в лесах закончились крупные хищники, именно поэтому она была названа Тихой. Может, конечно, что-то другое повлияло на их миграцию, но факт остаётся фактом – их здесь не было…

– До этого момента, – закончил за неё Андроник.

– Точно! К тому же в лесах бродят оборотни-одиночки, они очень опасны и не выходят на открытые места. Это больные существа, скрытные и яростные. Их человеческим сознанием полностью овладело сознание волка, это оборотни, которые находятся в волчьей шкуре очень много лет. Они безумны, а среди деревьев, нападая из темноты, они становятся смертельно опасными, вот почему я выбрала поляну.

– Очень странно, – Крокус Нетон, разглядывал норы, оставленные кирпами.

– Что ещё? – Дамира повернулась к нему.

– Кирпы не могли вернуться без причины, ведь так?

– Может, пока они отсутствовали, здесь снова появилась живность? – предположил Андроник.

– Ан, со времён образования Тихой долины, в ней ничего не изменилось, – поддержала отца валькирия.

– Тогда, возможно, они почувствовали нас? – продолжал допытываться Андроник.

– Эти существа слишком примитивны, чтобы улавливать признаки живого присутствия на таком большом расстоянии, – сказал маг.

– Но они же пришли!

– Они не сами пришли, – продолжил рассуждать Нетон.

– Их направили! – догадалась Дамира.

– Точнее натравили, – подтвердил её догадку волшебник.

– Кто? Зачем? Как это вообще возможно? – Андроник был в замешательстве.

– Человек, способный подчинить себе разум необузданных существ, таких как кирпы, должен обладать немалой силой, – произнёс колдун. – Или Даром.

– Собиратель Душ? – предположил ученик мага.

– Вряд ли, но это определённо кто-то стоящий на его стороне.

* * *

Три года назад


– Я не собираюсь подчиняться какой-то девчонке, – кричал генерал Актус. Его лицо было красным от гнева. Он не потерпит такого пренебрежения к себе.

– Генерал, я не хочу вас оскорблять. Вы честно служили отечеству, но вы должны понять: лучше неё воина не найти. Эта девчонка, как вы выразились, выиграла войну с Актросом, когда вы ещё и ордена не получили.

– Ей тогда повезло, – возразил генерал. – Гроза иногда бывает полезна.

– Ну а Грозный Марг? Помните Тёмные Воды, народ Болот против жителей Топей. Эти зелёные твари хотели отвоевать большую часть Старого Мира. И что? Благодаря наёмникам их удалось утихомирить.

– Я не буду ей подчиняться! – упрямился Актус. – Пусть она хоть трижды непобедимая валькирия. Она девчонка! Ей шестнадцать! Это вздор!

– Вы подчинитесь ей! – стукнул кулаком по столу правитель Холастбаста.

– Что вы, Гемберт, – валькирия запрыгнула в окно второго этажа, ей было быстрее перебраться по балконам, чем воспользоваться лестницей. На поясе звонко лязгнули два изогнутых клинка, напоминающих серпы. – Я не требую подчинения, – хищная улыбка озарила её бледное лицо, – моё дело убивать.

* * *

Команда путешественников шла по просёлочной дороге, до деревни оставалось совсем немного.

– Расскажи, как ты создал купол, – попросил маг.

– Ну, я даже не знаю… – растерялся Андроник. – Я не пытался произвести нечто подобное. Просто хотел прибегнуть к магии в критическую минуту. И тогда засветился мой меч. Он нагрелся и стал пускать молнии. Вот и всё. – Он был удивлён тем, что сотворил, но не мог передать словами своих чувств.

– Мне нужно знать, какие слова ты говорил, какие ощущения испытывал! – потребовал Нетон.

– Чувства смешанные, прежде всего паника. Когда на тебя несётся стадо разъярённых тварей, очень трудно о чём-либо думать, кроме того, как бы спастись. Потом я… это было похоже на сон. Я видел, что делаю, но не мог сопротивляться этому. Моя магия действовала помимо моей воли. Образовывая купол, я уже почти отключился, всё заволокло туманом… Я даже ничего не слышал. А слова…

– Ты сказал: "Думай!" – произнесла Дамира. Она ушла немного вперёд, сетуя на медлительность своих спутников, но, смирившись, вернулась.

– Точно! Я закричал, а потом начал колдовать.

– Поздравляю! Мне больше нечему тебя учить! – воскликнул маг с радостной улыбкой. Невозможно понять, шутит он или действительно говорит правду.

– Вы издеваетесь!? – произнёс Андроник свою излюбленную фразу. – Я не знаю ни одного заклинания, не могу отличить зверобой от лаванды, а вы мне сообщаете, что меня нечему учить!

– Тебе это и не нужно. Но, конечно, если хочешь…

– То есть как? – Виссарионов был поражён беспечностью мага.

– Ты интуит, универсальный маг. Тебе не нужны заклинания и травы, потому что ты открыл сегодня в себе невероятные способности. Ты смог договориться с собственной магией. Я очень рад за тебя. – И волшебник пожал парню руку.

– Я ничего не понимаю…

– Это действительно сложновато понять. Но сегодня, Андроник, ты сломал стену между своим подсознанием и разумом. Теперь тебе не нужно направлять магию с помощью заклинаний и ритуалов, ты можешь воспользоваться ею, непосредственно, напрямую. Это подсознательная магия, она очень сильная, очень опасная… и очень редкая.

– Как она действует?

– Тебе нужно всего лишь попросить или приказать, это уже решать тебе, подсознание выполнит твоё желание – вот и всё. Примерно так.

– То есть, чего бы я ни захотел, всё исполнится?

– Ну, в пределах твоих возможностей, разумеется, – пояснил Нетон.

– Вы преувеличиваете, – настаивал на своём Андроник. – Во – первых, я не знаю, как работает моя магия. Во-вторых, я не могу контролировать её. И, наконец, в третьих, даже если у меня есть какие-то возможности, то они очень не велики. Мне необходима ваша помощь! – взмолился Андроник.

– Начнём тренировки завтра. Только теперь ты будешь тренироваться одновременно со мной и Дамирой.

* * *

Три года назад


– Ты думаешь в одиночку победить армию Исхадара? – Якоб неподдельно удивился.

– Почему же в одиночку? У Гемберта пятитысячное войско, – Дамира упражнялась с боевыми кинжалами. Они крепились кожаными ремешками по всему телу валькирии. Девушка пыталась вытащить их из самых труднодоступных мест и метнуть в цель, не теряя при этом контроля над ситуацией.

– Пятитысячное войско против армии нечисти в составе десяти тысяч голов? Ты сумасшедшая! – Якоб покрутил пальцем у виска.


Они успели сблизиться за то короткое время, что валькирия работала на Гемберта. Дамира благосклонно принимала все его упрёки и понукания – она просто смеялась над ними.

– Пятитысячное войско и десяток наёмников, – поправила его девушка. Мне хорошо заплатят, если я останусь в живых. К тому же в армии лживого чернокнижника есть и живые. Десяток хороших убийц стоит нескольких тысяч солдат.

– Откуда мне это знать, я же солдат, – рассмеялся Якоб.

Он подошёл к девушке и взял её за руку. Она резко повернулась, кинжал выпал из её руки. Валькирия рванула парня на себя, и тот от неожиданности поддался. Их губы слились в поцелуе.

– Все будет хорошо… – прошептала Дамира.

* * *

– Мы пришли? – спросил Андроник Виссарионов, увидев указатель на обочине дороги.

– Как видишь. Мы в Веси, в принципе это и есть деревня, просто название старорусское сохранилось, – сказала Дамира, оглядывая обветшавшие ворота – вход в деревню. Селение было обнесено высоким частоколом. Может быть, на деревню часто нападали?

– Откуда такие познания? – Андроник стоял перед воротами, не решаясь войти.

– От отца. Ну и конечно я здесь бывала, проездом, – валькирия толкнула одну из створок ворот, одновременно являющуюся калиткой, и скрылась на той стороне.

Крокус Нетон вошёл следом за ней.

Виссарионов навалился плечом на массивные деревянные створки, но они поддались неожиданно легко, и парень чуть не пропахал носом землю.

– Ничего себе! – присвистнул он, оказавшись по другую сторону забора. Вся деревня насчитывала чуть более десяти дворов, и все они видны как на ладони. Заборов как таковых вокруг построек не значилось, дворы между собой ничем не разделялись, только иногда попадались заросли малины или живая изгородь из плетущихся растений. Один двор продолжал другой. Но поражало не это. Все до единого маленькие аккуратненькие домики выглядели новыми. Резные наличники, коньки на крышах, ровные заштукатуренные и побелённые стены, разноцветные расписные ставни, как будто здесь никто не жил, а дома выставлялись в музее русской жизни в качестве экспонатов, не хватало только таблички "Руками не трогать". Всё было слишком красиво, можно даже сказать стерильно.

– Странно… – протянула валькирия.

– Что такое? – тут же поинтересовался Андроник.

– Так тихо, будто никого нет. И эти цветные дома, как на картинке… – ответила воительница.

– Просто тут живут очень аккуратные люди, – легкомысленно заявил маг, обычно он не кидался такими скорыми выводами. – А насчёт тишины, – он кивком указал на приземистое, двухэтажное здание, находящееся ближе всего к ограждению. Оно отличалось от всех домов. Этот дом самый большой в деревне, бревенчатый сруб, без покраски и особых украшений, он выглядел намного старинней своих соседей по участку.

– Это гостиница? – удивился Виссарионов.

– Трактир, – поправил его волшебник, – здесь мы и заночуем.

Не успел парень дотянуться до ручки двери, как дверь открылась. Из неё выглянул пьянчужка, в старых заплатанных трико и фуфайке. Пока он озирался, кто-то пнул его сзади, от чего алконавт, вылетел из трактира, свалившись прямо к ногам троицы.

– Проваливай! – громыхнул из-за двери суровый бас. – Чтоб я тебя больше тут не видел!

– Ну и не надо! – мужик, встав на ноги, поплёлся к воротам. – Ещё не вечер! Ещё поплачетесь! Я вам покажу! – выкрикивал он сбивающимся голосом.

Валькирия проводила алконавта, презрительным взглядом.

– В Старом Мире, всё тихо и мирно, – с улыбкой сказал Андроник. За время своего пребывания в этом мире, он навидался такого, что алконавтом его было не удивить.

Когда они вошли, пришло время удивляться по настоящему. Изнутри трактир оказался в два раза больше чем снаружи! Однако красотой и роскошью помещение не отличалось. Вышкуренные столы и лавки на заплёванном полу. Низкий потолок с висящими подсвечниками и тускло горящими свечами. В общем, обычное средневековое заведение, с замусоленной посудой и закопченными стенами.

– Да-а-а, – протянул Андроник, – конечно, не сказка, но жить можно. – И направился к свободному столу. А таких в этот час оказалось немного.

– Я спрошу у хозяина, найдется ли у него комната для нас, – бросил ему вслед волшебник и удалился. Валькирия побрела за парнем.

– Я так голодна, что съела бы целую лошадь! – сказала она Виссарионову.

– Не сомневаюсь, – ответил он. В последний момент стол, к которому они шли, заняли два амбала с огромными животами и четырьмя кружками пива – по две на брата. Андронику пришлось изменить курс и искать другой стол.

– Откуда столько народу? – возмутился ученик мага. – Деревня-то крохотная.

– Ан, ты видел пьянчужку перед входом? Думаешь, он местный? – задала валькирия встречный вопрос.

– Насчёт местного не знаю, но выгоняют его точно не впервой.

– Так вот, этот мужик обошёл более сотни таких заведений в Старом Мире. Хорошо, что в Новый Мир ему ход закрыт.

– Откуда ты знаешь? – насторожился парень.

– Я его видела недавно, когда возвращалась с Долины Холмов. Это Хитрос Сонный, забавное прозвище, правда? Он, вроде вор, по части артефактов, бывший охотник за наживой. Сейчас, как видишь, он не удел… Спился. Не завидую ему… – задумчиво добавила она.

– Он не маг? – спросил Андроник.

– Не все живущие в Старом Мире обладают способностями к магии. Я бы даже сказала, что таких меньшинство. Просто здесь живут люди, признающие магию, не желающие идти в ногу со временем… с тем временем.

– Как, разве они знают о существовании…

– Нового Мира? – перебила валькирия. – Не смеши мои серёжки. Это только у вас все считают себя пупом Земли, и не подозревают о существовании другой жизни.

– Но я же знаю, – запротестовал Ан, ему стало обидно за свой народ.

– Ты скорее исключение, так же как и здесь те, кто не знает о существовании Второй Земли – это старое название вашего мира.

– Почему второй, по развитию мы первые!

– Да, но появились вы вторыми. «Сперва Земля была единой…» – процитировала она местного поэта. – Потом люди разделились на тех, кто желает идти вперёд, и тех кто хочет сохранить традиции и волшебную жизнь на Земле. И было решено разделить планету на два мира, впоследствии названными Новым и Старым. Так вот, в Новом Мире все забыли о существовании магии и полагаются только на технологии, зато в Старом не забыли про Новый Мир… Вот такой парадокс! Да, здесь можно разгуляться: поколдовать, погонять нечисть, но туда бегут, чтобы отдохнуть от повседневной опасности, чумы и мора, находящих на местные королевства. Так что баланс сохраняется, – закончила Дамира. – Помнится, Нетон рассказывал тебе что – то подобное… – с насмешливой ноткой в голосе пробормотала валькирия.

Андроник согласно кивнул. Он уже и забыл нравоучения, которыми награждал его маг в первые дни его пребывания в Старом Мире.

– Ты не сказала самого главного, – вернул валькирию к теме разговора Виссарионов. – Откуда здесь все эти люди. Не из Нового же Мира?

– Весь – это перевалочный пункт всех странников. Ведьмы, путешественники, торговцы «добром», странствующие рыцари – каждый, кто идёт в Молиту, Самрату или в тот же Замок Сфер, проходит через неё. Поэтому здесь так много народу, сегодня эти, завтра другие. Из всего этого скопища только четверть – жители деревни. Они живут за счёт приезжих. Деревня ведь стоит на дороге.

Дамира уже села за стол у маленького закопченного окошка. Андронику осталось сделать шаг и вдруг… чья-то холодная рука вцепилась в его запястье. Виссарионов вздрогнул от неожиданности. Обернулся и увидел старуху, стоящую у соседнего стола – она смотрела на него безумными глазами. Зрачки бешено вращались, крючковатые пальцы всё сильнее сжимали руку, казалось, они обжигали холодом. Старуха надвинулась на него… Андроник зажмурился.

– Не поможешь ли старой женщине присесть? – тихий голос заставил парня открыть глаза и…

Виссарионов не увидел ничего! Привиделось, подумал парень. Но не спешил уверяться в своих убеждениях.

– Да, конечно, – опомнился он, – садитесь, пожалуйста! Места всем хватит!

Андроник усадил женщину за свой стол на пустую лавку, а сам сел возле Дамиры, напротив старухи. Ей было на вид лет семьдесят, не меньше, одета старуха была в серый дорожный балахон. В руках она держала длинную, расширяющуюся к концу, как лопатка, палку, служившую ей посохом.

– Спасибо! – она подняла голову и воскликнула, – О-о-о! Новый Искатель!

– Простите, что? – не понял Андроник.

– Ты новый Искатель Душ, я не ошибаюсь? – повторила старуха.

Дамира, увидев незнакомку, забеспокоилась, напряглась и стала озираться по сторонам.

– Откуда взялась эта ведьма? – шепнула она на ухо парню. Андроник только пожал плечами и продолжил разговор с незнакомкой.

– Не понимаю, о чём вы говорите, – сказал Виссарионов, тоже нервно оглядываясь.

– Ну, как же, – старуха скинула капюшон, на плечи её упали лёгкие серебристые локоны, красиво обрамляющие, в прошлом прекрасное лицо. Выцветшие, бывшие некогда ярко-зелёными глаза, испытующе глядели на парня. – Ну, как же, – повторила она, – разве ты не ищешь Собирателя Душ, чтобы сразится с ним?

– Откуда вы знаете? – брови парня поползли вверх. «Точно ведьма!»

– Я вижу твою ауру, – ответила старуха.

– Вы сказали "новый". Что, были другие? – опять задал вопрос Андроник.

– На моём веку я повидала много Искателей. Одни хотят денег, другие славы, некоторые глупцы просто ищут приключений, – ведьма приблизилась к Виссарионову и понизила голос. – Бывали и такие, которые хотели занять место Властелина Мрака. Каждый из них шёл своей дорогой, но все они погибали. Конец один – смерть!

У Андроника перехватило дыхание.

– И что, надежды нет? – еле слышно прошептал он, взглянув в водянистые, выцветшие, но таящие загадку глаза старухи.

– Надежда есть всегда! – резко оборвала она. – Ты особенный… Твоё сердце и душа открыты Свету. У тебя иная цель, не забывай об этом.

– Какая же? – Андроник недоумевал. «О чём она?»

– Ты не хочешь убить Собирателя, ты хочешь спасти сестру. Вот, в чём твоя сила. Улавливаешь разницу? Так вот, пока существует это различие, ты силён. Если тобой овладеет жажда мести, ты пропал. – Ведьма замолчала, давая парню время обдумать её слова. – У тебя сильная поддержка, – добавила она немного погодя, посмотрев на валькирию, – не забывай об этом…

– Всё вещаешь, Лара?! – раздался голос за спиной ведьмы. Это был Крокус Нетон.

– Здравствуй, маг, – поприветствовала она его. – Что привело тебя сюда?

– Брось! Лучше скажи, как ты оказалась в этих краях? Насколько мне известно, ты должна быть в старой Англии.

Ведьма и волшебник обнялись и сели рядом.

– Я так понимаю, – сказал маг, заметив любопытные взгляды ребят, – ты им не представилась.

– Это так важно? – спохватилась ведьма.

– Ты всегда забывала о частностях. Дамира, Андроник, это Лара Ведунья, моя сестра… троюродная, – добавил маг в ответ на округлившиеся глаза валькирии.

– В магическом мире многие родственники, – произнесла Лара, – и многие даже не знают об этом.

– К сожалению, – добавил волшебник. – Мы не виделись больше двадцати лет! Что с тобой произошло за это время?

– Я думаю, за кружкой горячего супа я смогу всё рассказать, – сказала ведьма, намекая на угощение.

После обеда Нетон и Лара остались за столом, а Дамира и Андроник решили побродить по трактиру. Они ходили между столами и рассматривали гостей и постояльцев, пытаясь угадать, кто есть кто.

– Вон тот точно начинающий наёмный рыцарь, – сказал Андроник, указывая на парня лет двадцати трёх, в кожаной куртке и высоких сапогах.

– Какая длинная фраза для человека, прожившего всю свою недолгую жизнь в Новом Мире, – усмехнулась Дамира. – Книжек по истории начитался?

– Но-но, прошу без сарказма, – с шутливой обидой проговорил Ан. – Я быстро учусь, так что успел привыкнуть к местным обычаям.

– Ну, так разъясняй, – по-прежнему улыбаясь, потребовала девушка.

– Сейчас… – Андроник, задумался. – Хотя он больше похож на погонщика коров… Но! У него из – под куртки выглядывает кольчуга, а на поясе висит боевой меч! Похоже, у парня проблемы с конспирацией, – насмешливо произнёс он.

– Похоже, ты угадал, – сказала валькирия, высматривая из толпы какого-нибудь незнакомца. – А скажи-ка мне, Ан… – девушка задумалась, – сколько здесь ведьм! Слабо?

– Отнюдь! – с задором ответил парень. – Вон рыжая в кожаном плаще – ведьма. Раз.

– То, что она шатенка, ещё ни о чём не говорит, – парировала валькирия.

– А вот и нет, – возразил ученик мага. – У неё на пальце перстенёк, видишь. Я его знаю, "Змея на металле". Такой изображен в "Книге артефактов" Нетона. Эта женщина видимо бежала… из… может, оттуда, где не любят ведьм?

– В Старом Мире волшебство не принимают только в одном месте – в Миром Але. Это единственное место, где нет ведьм и колдунов – их там уничтожают, – машинально ответила Дамира. Она так привыкла к Старому Миру, что знала наизусть почти все названия. – Почему ты так думаешь? – спохватилась она.

– Видишь, взгляд. Она боится, явно скрывается, – как психолог, сказал Андроник. Что-что, а на такие вещи у парня был врожденный нюх. Валькирия, привыкшая к грубой силе, не так тонко чувствовала людей.

– Может, она злая ведьма? – спросила воительница.

– Нет, исключено. Черты лица другие, нет маски.

– Чего нет?

– Маски. Если человек постоянно злится, на его лице остаётся отпечаток и потом даже, если он будет улыбаться и притворятся хорошим, его лицо, мимика всё равно будут искажены злобой, – пояснил Андроник.

– Понятно… – потерянно произнесла валькирия, она уже высматривала следующую «жертву». – Смотри! – она ткнула Андроника в бок. – Там определённо ведьма!

– Из Нового Мира, – добавил Виссарионов.

– С чего ты решил? – возмутилась валькирия.

– С внешнего вида… А она мне нравится! – громко воскликнул Андроник. Увидев человека из своего мира, он будто ожил. Сердце возбуждённо заколотилось. Не секрет, что люди из разных миров сильно различаются. Дело не только в манере говорить или стиле одежды. Сама сущность человека иная. Иногда в Новом Мире человеку, чье поведение отличается от навязанного обществом, говорят: тебе бы жить в восемнадцатом веке… Атмосферу этого мира можно сравнить с ещё ранней эпохой, но теперь Андроник знал, люди не просто так живут в двух разных мирах. Есть некое предназначение. Кто-то отчаянно стремится в Старый Мир, а кто-то бежит из него.

Девушка сидела на краю лавки, и, брезгливо морща аккуратненький носик, ковыряла жестяной вилкой в салате. Её насыщенного цвета сиреневые волосы, светились как флуоресцентные краски, ресницы, накрашенные синей тушью, порхали как снежинки. На девушке был яркий голубой с розовым топ поверх синего лифчика и драные джинсы, пояс которых украшал ремень с экстравагантной бляхой: две костлявые руки, принадлежащие скелету, сжимали крест. На ногах у Мальвины (так окрестил её Андроник) красовались ярко красные туфли на высоком каблуке.

– Привет, – сказал Андроник, улыбнувшись.

Девушка посмотрела на него снизу вверх, и увиденное ей не понравилось. Вставать было лень.

– Садись, – произнесла она приказным тоном. – Чего надо?

– Я бы не советовал так обращаться с людьми из Старого Мира, – спокойно произнёс Андроник. Было забавно наблюдать за этой юной особой. Она была младше Андроника и, что немаловажно, прибыла сюда недавно.

– Чего? – ведьма ошарашенно уставилась на парня.

– Блин! Если ты крутая ведьма, не стоит всем говорить об этом, – повысив голос быстро проговорил Виссарионов. Он надеялся припугнуть девушку, смутить её, но тщетно!

– Эльда, – лишь произнесла она и протянула ему руку.

Валькирия, всё это время стоящая в стороне, придвинулась к столу, Эльда отшатнулась.

– Это с тобой? – испуганно спросила Мальвина.

– Да, это… мой друг, Дамира, – представил валькирию Виссарионов.

– А тебя как? Ты не назвал имени.

– А, я Андроник, – спохватился парень.

– Значит, ты наш? Земной? – девушка уставилась на него, как на инопланетянина. – Не ожидала.

– Что значит Земной? Ты забываешься, девчонка! – крикнула валькирия, от чего несколько человек, сидевших по соседству, повернули головы в их сторону.

Непонятно, с чего Дамира вдруг стала такой резкой.

– Дамира, что с тобой? – прошептал Андроник валькирии в лицо.

– Прости. Не люблю ведьм.

– Да, я из Нового Мира, так будет правильнее. Ты удивлена?

– Ну, в общем-то, да, – замялась девушка. – Я тут несколько дней, и… ещё не видела никого из наших.

– Несколько дней… – повторил Андроник. – Как ты здесь оказалась?

– Скорее, так же как и ты. Есть только один путь, чтобы попасть сюда… Точнее будет спросить, с какой целью? Так? Цель очень простая: научиться колдовать. Я – ведьма. Хочу научиться магии, настоящей, могущественной. А здесь можно разгуляться. Не то, что в Новом Мире, где всего надо опасаться, где никому нельзя открыть тайну, иначе тебя сочтут шизофреничкой, и будешь куковать в психушке номер девять! А ты здесь зачем!?

– Я ищу сестру, – ответил Виссарионов, не переставая любоваться девушкой. – Ты здесь одна? – сменил он тему. Ему не хотелось говорить о себе.

– Если ты имеешь в виду людей из Нового Мира, то да, если моих спутников, то нет. – И в подтверждение этого к их столу подошёл парень примерно такого же возраста, что и Андроник.

– Кто это? – спросил он с угрозой в голосе.

– Илий, успокойся, это мои новые друзья: Андроник и …кажется Дамира. – Андроник тоже из Нового Мира, – пояснила Эльда.

– О-о-о, приятно познакомиться, – сменил гнев на милость парень и протянул руку для рукопожатия.

Одет он был просто, в рубашку и штаны из легкой ткани, бежевого цвета: такое полотно ещё называют домотканым – вспомнил Андроник уроки истории. Парень был намного ниже Ана ростом и очень худым, при этом немного сутулился, чем напоминал гвоздь с согнутой шляпкой. Средней длины, закрывающие уши и брови тёмно-русые волосы, были взъерошены придавая ему сходство с воробьем. Насыщенного орехового цвета глаза зорко и без страха взирали на Ана.

– Илий, – представила его Эльда. – Он хочет попасть к нам.

– Да, очень хочется повидать Вторую Землю, – подтвердил Илий, садясь за стол.

– Илий никогда не был в Новом Мире и теперь во что бы то ни стало стремится туда попасть.

– А чем тебе здесь не нравится? – удивлённо спросил Андроник. Ему казалось немыслимым хотеть попасть в Новый Мир, когда здесь можно творить такие чудеса!

– Ты колдун? – ответил вопросом на вопрос Илий.

– Ну, колдун это громко сказано, но некоторые магические способности у меня имеются.

– Ты колдун, она ведьма, – парень указал на ведьму, – а я никто. Я бродяга-вещевик, мне здесь делать нечего. В этом мире меня ничего хорошего уж точно не ожидает.

– Раз ты так решил… Когда будешь на Второй Земле обращайся, если что! Могу даже представить жилплощадь на время, – улыбнулся Андроник.

Так они проболтали до вечера. После ужина все разбрелись по своим комнатам.

– Думаю, мы сегодня ещё встретимся, – загадочно промолвила Эльда, пожимая Андронику руку.

* * *

– Почему ты стала Хранителем? – спросил Андроник. Он задал этот вопрос, после долгой и упорной борьбы с собой и теперь, затаив дыхание, ждал ответа. Валькирия вполне могла промолчать: кто он такой, чтобы лезть к ней в душу. Но Дамира не проигнорировала его вопрос и даже не набросилась на парня с обвинениями в бестактности. Девушка села на кровать и потупила взор. Разговор обещал быть долгим.

– Понимаешь, Ан, – тихо начала она, – мир делится не только на чёрное и белое, в нём существует множество оттенков. Эти оттенки определяют палитру поступков людей, а из палитры складывается их характер. Нужно всего лишь посмотреть, каких тонов больше на этой палитре, тёмных или светлых, чтобы понять, что за личность перед тобой.

– И какая же твоя палитра? – Виссарионов не понимал, к чему клонит девушка.

– Разная, – уклончиво ответила дочь мага. – В ней есть и тёмные, и светлые цвета. Тёмные – это жизни, которые я погубила, светлые – жизни, которые я спасла.

– Но ведь главное – чего больше? – Андроник заглянул в глаза девушки, они как будто опустели. Это бывало, когда Дамира не хотела выдавать свои эмоции. Она отстранялась, уходила в свой мир и вещала издалека. – Получается примерно поровну. Но это не абсолютное равновесие… К тому же, имея такой багаж поступков, можно долго болтаться между Тьмой и Светом, и в конце остаться ни с чем, или ни кем. В палитре художника есть хорошая особенность – ты всегда можешь изменить цвета. Просто примешай к тёмному светлый и добавь воды, – очевидно, девушка имела в виду эффект акварели. – В моей жизни случалось всякое, я всего на два года старше тебя…

– Но твоих впечатлений мне хватит до конца жизни, – попытался разрядить обстановку Андроник.

– Да, ты почти угадал. Короче, я взяла на себя хранительство, чтобы разбавить некоторые тёмные пятна в истории своей жизни, – выдохнула Дамира. – Тем более, я не понаслышке знаю, что такое лишится души, я сама чуть её не лишилась… Я знаю, как действует Собиратель Душ.

– Неужели в жизни упрямицы со стальной волей могла произойти такая оплошность? – не поверил парень. – Как это с тобой случилось?

– Что? Как Собиратель решил собрать и мою душу? Когда-то я жаждала Силы. Ты уже слышал об энергии, которую можно получить из души. Я думала есть менее радикальный способ… Я нуждалась в ней. Она даёт тебе полную власть над своим телом, ты обретаешь просто невообразимое могущество, вступаешь на пик своих возможностей! Это лишь крупица того, что может настоящая душа. Я была одержима совершенством. Я много тренировалась, постигала искусство боя, упражнялась в стрельбе из лука и фехтовании. Но это нельзя назвать обучением обычной валькирии, это навязчивое стремление достигнуть вершины мастерства. Я не спала, не ела, день и ночь тренировалась. Я жила среди валькирий, и я хотела стать лучшей!

– Сколько тебе было лет? – У Ана в голове не укладывалось, что можно всё успеть, достигнув только двадцати лет.

– Около пятнадцати. Но это не говорит о том, что я не могла стать лучшей. Когда ты валькирия, ты впитываешь навыки почти с рождения. В шесть лет я способна была заставить лошадь подо мною перепрыгнуть через двухметровую преграду, а при стрельбе из лука попадала в яблочко с десяти метров.

В поисках боевой славы я стала путешествовать по странам Старого Мира. Я стала наёмницей.

– Ты убивала за деньги? – ошарашенно спросил Андроник. Да-а-а, он многого не знает об этой девушке, но чтоб такое! – Киллер – это будет звучать правильнее?

– Не совсем так. Ты когда-нибудь слышал об Ахиллесе? Это герой древнегреческих легенд. Так вот, он тоже был наёмником, он сражался в Троянской войне. Я участвовала во многих битвах, на стороне тех, кто меня нанимал. Я сражалась в первых рядах, моей задачей было уничтожить как можно больше врагов государства. Постепенно я начала зависеть от войн, получала удовольствие от убийства, это как наркотик. К тому времени я приобрела некоторую известность, меня называли Меч Грозы, за мою ярость в бою. Я была очень вспыльчива, а в битве так вообще громче грома, стремительнее молнии. Всё бы ничего, но мне казалось этого мало! И вот тогда появился Собиратель Душ. Он предложил мне сделку, она звучала так: «Отдай душу, и твоё имя останется в веках».

В это время проходил турнир валькирий… но даже не это важно. Через два дня с момента моей встречи с повелителем, в Надокеанических Землях должна была состояться главная битва. Там шла война между жителями воды и воздуха. Предводитель воздушного народа пригласил меня на сражение. Они неплохо платили, к тому же у них самые лучшие крылатые лошади, а я люблю лошадей. Я сказала Собирателю, что соглашусь на сделку, если народ Воздуха победит в битве, то есть это будет моя победа. Он согласился и заверил меня, что они одержат победу. Для него это игры в песочнице, и за песок он получает мою душу. Я тогда не заметила подвоха. Мы разошлись. Знаешь, наша сделка прошла как в тумане: когда Собиратель Душ исчез, я очнулась и практически всё забыла. Осталась только уверенность в победе.

И вот наступил день решающей битвы. Я была в коннице на одной из лучших лошадей царя Фарона. До атаки оставалось несколько минут… я увидела её…Андриану – валькирию из нашего племени. Она была лучшей метательницей копья на всех землях Старого Мира. Андриана – легенда нашего времени. Меня вдруг обуяла такая ярость, что я бросилась в атаку, не дождавшись команды полководца. Это было как наваждение. Я не помнила, что было дальше, но по рассказам очевидцев, я хотела отрубить валькирии голову.

– Но она же лучшая! Неужели она бы не успела метнуть в тебя копье, ведь меч подходит только для ближнего боя, – со знанием дела высказался Андроник.

– Ты прав, она могла меня убить, не сходя с места, одним взмахом руки. Но она не стала этого делать. У нас запрещено нападать на своих. Валькирии сёстры, и имеют права сражаться только в честной дуэли, предварительно сделав вызов. Но для этого должны быть очень веские причины. Я нарушила законы… – Дамира замолчала и подняла лицо. Впервые Андроник увидел в глазах валькирии слезы. – Я предала свой народ!..

Повисла долгая мучительная пауза. Лишь в углу потрескивали дрова в камине, да снизу доносился приглушенный гул голосов.

– Но ведь ты не совершила сделку?! – нарушил тишину парень.

Дамира, кажется, за минуту молчания забыла, о чём они говорили.

– Что? Ах, конечно нет! Но только благодаря отцу.

Тот момент, когда я заносила меч над Андрианой, я не забуду никогда… Эти глаза, ясные, полные гордости, упрекающие и непокорные… Она готова была умереть, но не предать свои законы. Она не за что на свете не стала бы поднимать оружие на своего…

– Ты её убила?

– Ранила, но это ужасный грех! Только за это меня могли изгнать, я лишилась бы звания валькирии. Как я уже и сказала, меня остановил отец, точнее его подарок – медальон. – Девушка дотронулась до цепочки на шее. Рука скользнула к камню в золотой оправе. Камень был зеленовато-голубого цвета, неопределённой формы, что-то вроде пятиконечной звезды с отколотым левым концом, но звезда была не острой, а закругленной. Посередине камня пролегала чёрная трещина в виде молнии. Дамира провела пальцем по трещине и резко отдернула руку, словно обожглась.

– Этому амулету требовалось чудовищных усилий, чтобы уберечь меня от ошибки, перечеркнувшей всю мою жизнь. Именно в тот день он треснул. Теперь каждый раз, когда я дотрагиваюсь до этой «раны» меня пронизывает чувство, будто все жертвы моих поступков обвиняют меня в совершенных грехах. Но вообще-то амулет очень сильный. Камень достали из Реки Жизни, протекающей внутри горы. Бирюза пролежала там десятки, а, может, и сотни лет. Оправу для камня делали домовые и горные гномы. Два обычно враждующих между собой, но объединенных Великим волшебником, народа. Нетон подарил мне его на четырнадцатилетие, до того как со мной приключилась эта напасть. Он сказал: «Этот камень защитит твоё истинное "Я" и не позволит затуманить сознание». Как раз тогда тот момент и наступил. Сила камня вытянула меня из пропасти Мрака…

– Значит, всё обошлось? Тебе незачем больше переживать.

– Вот здесь ты неправ. Все события – и хорошие, и плохие – остаются. Чтобы смыть то предательство, я должна сделать очень много. Поэтому, когда отец рассказал о тебе, я решила тебе помочь.

– Сразу же, даже не увидев меня!?

– Почему? Помочь я, конечно, решила сразу, а ритуал провела потом, приблизительно через неделю после начала твоего обучения у Нетона.

– Дамира, я вот одного не могу понять, почему ты не спросила меня? – Андроник присел на край кровати, взяв девушку за руку, посмотрел ей в глаза. Она отвернулась.

– Это обязательное условие хранительства: твой подопечный не должен знать, что над ним взяли шефство. И ещё я должна убедиться, что человек нуждается в моей помощи. Это сделано для того, чтобы хранителей нельзя было использовать в корыстных целях.

– Значит, я являюсь таким нуждающимся, – уточнил Андроник.

– Так точно, подопечный хранителя, – бодро ответила Дамира. Она улыбнулась и вложила свою руку в его ладонь. – Теперь мы связаны своеобразной серебряной пуповиной.

– Но ведь… я считал, что хранителя и подопечного должны связывать, какие-то чувства, что ли…

– Если для тебя это так важно, то считай, что ты мне как младший брат! – весело сказала валькирия. Разговор, который вот-вот грозил лопнуть от напряжения, разрядился сам собой.

– Раз так, – Андроник схватил с кровати подушку и запустил её в валькирию. Та не ожидала такой выходки и не успела увернуться – подушка попала ей прямо в лицо. – Вот как я обычно поступаю со своей сестрой. Добро пожаловать в семью!

– Мне очень приятно! – шутливо крикнула девушка и ткнула Виссарионова подушкой в грудь на манер шпаги.

Андроник хотел ответить очередным выпадом, но валькирия вдруг остановила его взмахом руки. И совершенно серьёзно сказала:

– Мы найдём твою сестру. Сколько это ни потребовало бы сил и времени, но мы найдем её. Я знаю, как Собиратель может заставлять людей. Но чем сильнее эйдос, тем труднее с ним расстаться. Тем громче он зовёт тебя и тем самым мучает твоё тело и сознание. У Анжелики был золотой эйдос, и он позвал её.

Опять повисла гнетущая тишина. Неизвестно сколько бы она длилась, если бы не шум внизу.

– Что там происходит, – еле слышно произнёс Андроник. От слов валькирии у него перехватило дыхание, и он сипел, а не говорил.

– Сколько времени? – спохватилась Дамира, кажется она, что-то вспомнила.

– Около двенадцати, я полагаю, – брякнул Андроник наугад.

Валькирия вскочила с места и кинулась вниз, перескакивая через две ступеньки.

* * *

В зале царила суета. Видимо, почти все постояльцы тоже спустились вниз. Хозяин трактира стоял на столе и командовал прислугой. Несколько человек запирали большие дубовые двери на огромный тяжёлый засов. Некоторые толклись у окон, что-то изумлённо высматривая.

Большая часть постояльцев собралась в центре зала. Вокруг собравшихся было выстроено сооружение вроде замкнутого круга из опрокинутых набок столов и лавок.

– Что происходит? – спросил Андроник. Вопрос прозвучал в пустоту, но всё-таки ответ на него последовал.

– Готовимся к ночному пиру! – с наигранной весёлостью крикнула Эльда. На ней было всё тоже экстравагантное одеяние, только с одним дополнением: на груди висел крупный крест с распятием. Крест был из тёмного серебра и крепился он, за внушительного вида цепь, из такого же старинного на вид серебра.

Девушка проигнорировала удивлённый взгляд Виссарионова и продолжила.

– Я вообще-то думала, что вы уже дрыхнете, но это и лучше. Чем сильнее подмога, тем больше шансов устоять.

Андроник, наконец-то, пришёл в себя.

– Пир? В чью честь? – запоздало спросил он.

– Хочу тебя огорчить. К сожалению, не в нашу! Нам уготована роль закуски, – Эльда огляделась, выискивая валькирию, та уже помогала остальным – переворачивала столы, давала какие-то указания.

– Где Илий? – Андроник, знал, что он тормоз, но сейчас у него было ощущение, что он превратился в тормозную жидкость.

– Сейчас здесь будет очень жарко. Илий пошел за охлаждающими напитками, – продолжала шутить ведьма.

Среди всеобщей паники она оставалась в своем репертуаре, хотя возможно и её точил червячок страха, которого она тщательно скрывала под напускным весельем.

Виссарионов понял, что ответа на интересующий его вопрос ему не дождаться. Он просто начал бродить среди бегающих, беспокоящихся человечков, снующих мимо него. Подойдя к одному из многочисленных окон, он чуть не ахнул. Всё великолепие пряничных домиков, которое он видел утром, исчезло! Освещенная луной улица выглядела неестественно и жутко. Дома покосились и осели. В некоторых окнах были побиты стекла, стены кое-где прогнили насквозь. Трава под завалинками пожухла, природа как будто умирала. Отовсюду веяло смертью.

– Да, что, чёрт возьми, тут происходит! – выругался Ан и замер от страха. Кто-то положил руку ему на плечо. Парень резко обернулся и отшатнулся от отвращения. Перед ним стоял страшный старик с седыми, всклокоченными волосами и какой-то облезлой мордой. Выпученные разноцветные глаза старикашки – один чёрный, другой выцветшего зелёного цвета, неприятно сверлили Андроника.

– Закрой окно, парень! – рявкнул он. – Хочешь, чтобы тебя утащили вампиры?

– Вампиры… – у Андроника на миг закружилась голова. Куда он попал?! При одном слове «вампиры» ему захотелось вернуться домой.

Виссарионов не хотел упрекать себя в трусости, нечисти он боялся больше всего на свете. Так вот зачем Эльде распятие! Хитрая ведьма и словом не обмолвилась о своих планах. Только глупые намеки. А Дамира, она тоже была в курсе. Как она бегала вместе со всеми! Как она спохватилась, услышав о двенадцати часах. Какой же он идиот! Все, кроме него, знали о предстоящей ночи.

А Крокус Нетон? Андроник только сейчас сообразил, что он с обеда не видел мага. Волшебник опять исчез.

«Ну и ладно!»

Андроник кинулся к Дамире, с силой схватив её за руку, заставил повернуться.

– Почему ты не сказала мне о вампирах? – крикнул он прямо в лицо девушке.

– А что ты хотел услышать? – тоже криком ответила валькирия, в шуме множества голосов было трудно говорить.

– Ты могла хотя бы предупредить… – нападал на неё Андроник. Этот разговор не имел смысла, но парню надо было выплеснуть на кого-то своё негодование.

– Я не знала, – честно призналась Дамира, – я только догадывалась.

– Иногда мне кажется… – со злостью сказал Виссарионов.

– Что? – в голосе валькирии звучал вызов, она тоже уже закипала от напряжения.

– Ничего!

И Андроник бросился прочь. Ему было всё равно куда бежать, лишь бы уйти отсюда. Как он мог так подставиться! Везёт же ему на смертельные случайности!

Глаза застлала пелена злости и страха. Что это, трусость? Может быть. Ну и пусть.

В последнее время Андроник всё больше злился, ненавидел, он чувствовал, как покрывается чернотой, словно старое серебро. Но он не мог перебороть себя. Сейчас ученик мага растворился во всеобщей панике. Страх, что эта ночь может стать последней заполнил всё его существо. А как же сестра? Что будет с ней, если он, единственная её надежда, не сможет дойти до конца? Неужели она всю жизнь будет страдать?

Андроник и дальше бы витал в своих безрадостных мыслях, но голос Эльды вернул его к реальности.

– Ник! – позвала она его, схватив за руку и заставив посмотреть на неё. – Ты, что боишься? Не дрейфь! Переживём! И не такое случалось! – бодро произнесла она, похлопав Андроника по плечу.

– А ты… – хотел было спросить парень, но ведьма его опередила. Она молча приподняла крест.

– Не думаешь же ты, что я прибыла в Старый Мир, чтобы отсиживаться в зачуханных кабаках и наблюдать за земледельцами. Я охотница за вампирами, и по совместительству ведьма, – торжественно объявила девушка.

– А почему по совместительству, разве магия не оружие? – недоумённо спросил Андроник.

– Оружие, но не для вампиров. Этих тварей магией не убьёшь и даже не напугаешь. Для них не существует понятия «боевая магия». Я действую по старинке: чеснок, осиновые колы, святая вода, кресты, распятья… Правда это не самые эффективные средства. Лучше всего помогает огнестрел. Кстати, а вот и наша тяжелая артиллерия тащится. – Она взглянула на лестницу, по которой спускался Илий. Он нёс тяжелый мешок. Тяжесть его определялась по тому, как вор прогибался под объёмистой вещицей.

Парень скинул мешок на единственный неперевернутый стол в центре зала. Мешок раскрылся, и из него показалось дуло автомата.

– Ого! – присвистнул Ан. – Любите игрушки из Нового Мира!?

– Точно! У нас таких не делают, произнёс Илий, доставая из мешка ещё пистолеты и автоматы.

Андроник не очень хорошо разбирался в оружии (всё-таки вживую парню с ним встречаться не приходилось), но он узнал знаменитые пистолеты Макарова и автомат Калашникова. Среди прочих современных прибамбасов встречались и старые модели. Так, например револьвер, пищаль (как из неё стрелять Виссарионов не представлял вовсе!) – Где ты всё это взяла? Ограбила склад боеприпасов?

– Почти, дядя подогнал.

– Разве обычными пулями можно убить вампиров, – рассеянно произнёс Андроник, оглядывая горы опасного металлолома.

– Обычными, нет. А моими – да, – ответила ведьма, раздавая оружие подходившим к ней людям. При этом она давала краткие указания и указывала пост каждому человеку. – Всё оружие заряжено серебром.

– Я думал серебро – смерть оборотня.

– Больше смотри ужастики и читай страшилки! По сути вампиризм это болезнь. Вампиры – это заражённые люди. Здесь их уже нельзя вылечить… У серебра есть такое полезное свойство – оно обеззараживает. Следовательно, попадая в вампира, ты очищаешь его кровь, хм, и избавляешь несчастного от бессмертия.

– Ты сказала, их нельзя вылечить… – Андроник окончательно запутался во всей этой волшебной терминологии, помнится, что-то подобное рассказывала ему Дамира про оборотней.

– Вампиры – проклятие этой деревни. Каждую ночь они приходят и пытаются убить хоть одну жертву. Многих они кусают и забирают с собой. Они безумны. К тому же голодны и бессмертны. Они не могут покинуть этот свет по собственной воле. Они так же обречены, как и жители Веси. Я хочу помочь им обрести спокойствие, – говоря «им» непонятно было, кого ведьма имеет ввиду: людей или вампиров. – Держи. – Эльда протянула Андронику автомат. – Надеюсь, обращаться умеешь?

– Приблизительно, – попытался успокоить её и себя заодно ученик мага.

– Ладно, разберёмся.

И тут началось. Большие деревянные куранты (в этом мире всё из дерева, деревянный век какой-то!), похожие на шкафчик, начали бить. Народ засуетился ещё больше, гомон усилился.

– Тихо! – раздался громкий, пронзительный голос. Это был Крокус Нетон. – Успокойтесь!

Он стоял рядом с Эльдой, побледневшей от неожиданности. На её лице читался испуг и недоумение. (А Виссарионов думал, что дерзкая девчонка ничего не боится!)

– Эльда будет давать указания, а я создам замкнутое поле вокруг этого здания… – маг замолчал.

Люди облегчённо вздохнули.

– Но поле будет находиться на некотором расстоянии от стен.

– Что это значит? – спросила Дамира.

– К сожалению, полностью уберечься от вампиров не удастся, так как некоторые из них окажутся замкнуты внутри.

– С несколькими тварями мы справимся, – заверила Эльда.

Пока Нетон готовился к созданию заклятья, часы пробили двенадцать раз.

За стенами трактира послышался приглушённый шорох.

– Что там происходит? – шёпотом произнёс Андроник.

Дамира, держа пистолет в вытянутой руке, подошла к одному из закрытых окон. Эльда, взяв Андроника за локоть, осторожно подкралась к другому окну. Здание трактира построено давно, ещё до появления вампиров, так что окон было много – столько, чтобы дневной свет хорошо проникал в помещение.

– Рассредоточьтесь, – велела ведьма.

Она взглянула на ставни и прищурила глаза.

– Их несколько десятков, – тихо произнесла девушка. – Почему они медлят?

Она обернулась к магу, тот вместе с Ларой творили заклинание. Крокус Нетон и колдунья окутались туманом Вдвоем они совершали замысловатые пассы, сгущая туман до состояния сначала киселя, а затем тугой резины. Через минуту на пол посыпались маленькие металлические шарики.

– Готово! – возвестил маг. – Замкнутое поле крепче металла. Вампиры с той стороны не пройдут, а с этими разбираться вам.

– Хорошо, разберёмся. Вы можете поставить преграду на окна? Эти деревяшки не выдержат натиска, – Эльда указала на ставни.

– Да, я могу натянуть магический заслон. С той стороны будет прорваться трудновато, но с этой можно будет полноценно защищаться. Это их задержит.

– Отлично! – Девушка хотела сказать что-то ещё, но не успела – створка окна, около которого она стояла, разлетелась вдребезги. Эльда вскрикнула и тут же пальнула из возникшего из воздуха пистолета. Она выстрелила наугад, не целясь, но всё-таки попала. Вампира на той стороне отбросило на несколько метров. Девушка попала ему прямо в глаз, размозжив лицо. Бр-р… Жуткое зрелище.

– Антивампирин, – пояснила Эльда, демонстрируя маленький пистолетик Андронику. – Вышибает мозги, прошивает сердце, – похвалилась она.

Виссарионов с отвращением посмотрел наружу. Вампир ещё трепыхался, пытаясь встать, но Эльда добила его, выстрелив в сердце.

– Спи спокойно, дорогой, – произнесла она.

Тем временем колдун бегал от одного окна к другому, натягивая магические заслоны. Как и говорила Эльда, деревянные ставни тут же разлетались. Теперь от злобных тварей людей спасала только магия.

– Я сам попробую, – сказал Андроник, глядя как Нетон на противоположной стороне, растягивает, будто мыльный пузырь, очередное магическое полотно.

Ученик мага подошёл к окну, воспользовавшись моментом затишья, и начал бормотать магические слова. Потом он сложил большой и указательный пальцы правой и левой руки, образовав прямоугольник. Осторожно подул на пальцы и почувствовал, что на них закрепилась тонкая прозрачная плёнка. Поднёс руки к окну и стал их разводить в разные стороны, словно растягивая плёнку. Затем, дотронувшись до рамы, закрепил своё творение. И сделал это как раз вовремя: тут же на только что затвердевшее переливающееся магическое полотно налетел разъярённый вампир. Встретив преграду, он отскочил. С заслоном произошло, что-то странное, он стал темнеть и постепенно приобрел мутно-чёрный цвет.

– Так и должно быть? – поинтересовалась Эльда, глядя на остальные заслоны, оставшиеся прозрачными. – Наверное, твоя магия слишком восприимчива к внешним воздействиям. Теперь у всех обычный заслон, а у нас тонированный, – констатировала она.

Прошло уже четверть часа после боя курантов, но никто не решался стрелять. Какой-то парень, случайно нажал на курок, целившись в стену.

– Дуритос-идиотос! – закричала ведьма. – Ты куда стреляешь! Ты когда-нибудь слышал, что такое рикошет, а тем более в переполненном помещении! Дай сюда!

Эльда взяла автомат и направила его в затворённое заслоном окно.

– По моей команде стреляй, – сказала она, стоящему рядом Андронику, указывая на другое окно. Парень кивнул. Ведьма сосредоточенно посмотрела на магический заслон, подняла руку… – Давай! – И махнула рукой.

Раздался звук автоматной очереди, крик боли и ярости с той стороны.

– Получи вампир гранату! – радостно воскликнула девушка. – А теперь, все у кого есть оружие, займите свои посты. По моей команде… Пли!

С десяток человек нажали на курок одновременно. Вампиры падали как гнилые яблоки, с глухим звуком ударяясь о землю.

– Откуда в тебе столько кровожадности! – удивился Андроник. Лично ему вся эта затея была противна, несмотря на то, что вампиры – нечисть.

– Я пришла в Старый Мир не одна, а с подругой, Гелей. Её задрали вампиры. Не покусали, нет. А задрали. Это были такие же твари из ряда обезумевших. Тогда я ещё просто хотела стать ведьмой. Теперь я понимаю, что охота – моё призвание.

У Андроника упало сердце. Неужели у этой весёлой, безбашенной ведьмы такое страшное прошлое?! Он думал, эта девушка из тех, кто гонится за приключениями ради острых ощущений. Эльда оказалась мстительницей.

– Ты мстишь? – произнёс он свою мысль вслух.

– А ты? Ник, я знаю, что ты не просто ищешь сестру, ты хочешь убить Властелина Мрака. Он забрал её душу?

Лицо Виссарионова стало каменным, он уставился в абсолютно непроницаемое окно и пустил пару очередей в никуда. Отдача буквально сносила с ног, но он держался. Отдышавшись, он вернулся к разговору.

– Откуда ты знаешь?

– Маг сказал. Он у вас болтун – находка для шпиона. Так это правда?

– Да, но я не мщу, я жажду справедливости.

– В таком случае я тоже не мстительница, я просто уничтожаю нечисть, пока они не уничтожили других. Я чистильщик, вот и всё.

Разговор окончен. Возвращаться к этой теме означало бы переливать из пустого в порожнее. К тому же было не до того. Вампиры совсем озверели. Их атаки стали учащаться, кое-где заслоны не выдерживали, в них появлялись прорехи. Патроны заканчивались, требовалась перезарядка. Ведьма опять посмотрела на защиту.

– Откуда они берутся! Вампиров как будто не убавилось. Не могли же они проникнуть через магическое поле!

– Как ты видишь? Заслон ведь не прозрачный, – удивился Андроник.

– Я вижу сквозь предметы – это мой ведьминский дар, – ответила Эльда.

Она обратилась к валькирии.

– Дамира, скажи людям, чтобы целились в сердце, иначе мы с ними никогда не покончим, – сама ведьма подошла к столу с оружием с целью перезарядить свой антивампирин.

– Подходите ко мне! Живо! – она перешла на крик, видя, как толпы вампиров прорываются внутрь.

Два особо жутких, мятых вампира протиснулись сквозь дальние заслоны и накинулись на женщину, служанку.

Дамира бросилась на кровососов с мечом. Одним взмахом клинка она снесла обоим головы.

– Отведите её наверх, – приказала она. Женщина, вся в крови, только хлопала глазами и мычала от ужаса.

– Раньше они были спокойнее, – произнёс хозяин трактира. Ему, кажется, вообще было наплевать на то, что происходит. Он видел каждую ночь одно и то же и смирился со своей участью.

На часах три. Два часа до рассвета.

– Главное – продержаться до восхода солнца! – крикнула Эльда. – Потом они уйдут.

Все послушно держались.

По чёрному стеклу пошла трещина. Андроник начал отступать назад. Окно разразилось блестящими осколками. Виссарионов почувствовал тяжесть и нехватку воздуха. Непонятно, как вампир оказался на нём. Налетел внезапно, сбив Ана с ног.

Кровосос схватил Виссарионова за горло, пытаясь, одновременно дотянутся клыками до его шеи. Глаза вампира горели красным огнем. Ан задыхался.

«Автомат!»

Дуло автомата ткнулось во что-то мягкое. Живот вампира. Андроник нажал на курок. На белоснежных клыках вампира появилась кровь. Но не Ана, а его собственная. Из носа и рта твари хлынули потоки алой жидкости. Кровь залила парню лицо. Вампир остался живым. Он обессилел, но был жив.

Виссарионов скинул гада с себя, навёл оружие. Щелчок… и ничего. Патроны закончились.

– Чёрт! – выругался Андроник.

Раздался выстрел. Вампир перестал дёргаться, его глаза закатились.

– Спокойной ночи! – услышал парень знакомый голос за спиной. Он обернулся.

– Спасибо!

– Не за что, – произнесла Эльда. – Вытрись, смотреть противно, – она кинула Андронику тряпку.


…Появились первые лучи солнца. Всё стихло. Люди, измученные и измождённые, поплелись в свои комнаты. Кажется, ничего и не было, если бы не кровь и мёртвые вампиры повсюду. Эльде, как всегда, удалось сохранить бодрый и весёлый вид.

– Пойдешь спать? – спросила она Андроника. Илий ушёл наверх, а она ещё перебирала и складывала оружие.

– Нет, ты явно издеваешься. Думаешь после такого я смогу заснуть?!


Ровно через три часа после рассвета друзья вышли из Веси.

– Куда сейчас? – спросил Илий Дамиру, Виссарионова и Нетона.

– К Горе Поклонителя, – коротко ответил Андроник. – А вы?

– Мы? Куда-нибудь. Лишь бы подальше отсюда, – Эльда кивнула на ворота деревни.

– Тогда прощайте, – с сожалением сказал Андроник. Эта ночь сблизила их, и ему не хотелось расставаться.

– Почему «прощайте»? Быть может, до свидания? – заговорщицки произнесла ведьма, но на её слова никто внимания не обратил.

– Удачи в охоте за вампирами!

– Удачи, Искатель!

«Она мне понадобится…»

Глава 4. Охота на ведьм

Около двадцати четырех лет назад


– Ты должен уйти, – Ларика преградила Нетону путь в дом.

– Почему? – колдун насторожено взглянул на валькирию.

Женщина не выдержала продолжительного взгляда и отвернулась. Отступила к стене, открыв проход. Нетон спокойно вошёл.

– Объясни, почему я должен уйти? Я люблю тебя, – он взял её за руку, но валькирия оттолкнула его. Её взгляд вдруг стал твёрдым и решительным.

– Ты якшаешься с чернокнижниками и тёмными колдунами, водишь дружбу с ведьмами, заключаешь союзы с теми, кого мы убиваем, – сказала она с ноткой презрения в голосе.

– Мы с тобой это обсуждали, – устало сказал Нетон. Ему не хотелось прибегать к больной теме. – Но дело же не в этом? Тебя что-то гложет.

Ларика вздохнула. Ей не нравилась излишняя прозорливость мага.

– Я беременна, – тихо произнесла она.

– Что? – Нетон смотрел на неё, широко открыв глаза.

– У меня будет ребёнок. И по обычаю наших племен ты должен уйти.

– Но как же семья? – колдун быстро сориентировался: нельзя отпускать Ларику от себя.

– Какая семья? – выпалила валькирия. – Ты странствующий маг, я воительница. Между нами пропасть… – она замолчала, тяжело сглотнула. – Я всё решила. Ты сам знаешь наши обычаи: если родится мальчик, он отправится с тобой, ты будешь учить его магии и воспитывать по своему желанию. Но если будет девочка, ты покинешь нас. Она вырастет воительницей, как и все в нашей семье.

– А как же выражение «мужчина – воин, женщина – ведьма»?

– Ведьма? – Ларика пришла в ярость. – Не смей даже говорить! Никогда в нашем роду не будет ведьм! В моей семье испокон веков все добывалось потом и кровью, мы умирали в бою. Женщина никогда не занималась колдовством!

– Дар не утаишь, – пытался убедить женщину Нетон. – Ваши убеждения неразумны. Сама природа подчиняется магии, это её сущность. Как те, кто утверждает, что взаимодействует и живёт с ней в согласии, может отвергать Силу? Возможность пользоваться Силой – великий дар, и ты хочешь лишить её этого? Способности, если их не развивать, будут только мешать девочке жить. Сколько можно лелеять своё упрямство! Ты обречешь свою дочь на ужасное существование!

Колдун был взбешён и растерян, он понимал, что валькирию не убедить, и знал к чему это может привести. Ещё слишком рано о чём-либо говорить, он не обладал прорицательскими способностями, но знал о рождении девочки, будто само Провидение вложило ему эту информацию в голову.

– Ничего, как-нибудь проживет. Ещё ничего не известно, – Ларика отвернулась. – Сейчас тебе лучше покинуть дом. Приходи через год. Тогда будем решать.

Как объяснить этой упрямице?.. Она не послушает. Это не её вина. Давление со стороны её окружения способно раздавить сознание как скорлупу ореха. Она держалась до сих пор, но материнский инстинкт и нахлынувшее чувство долга перед ещё не родившимся ребенком не даёт принять радикального решения – уйти из племени. Страх оказаться без покровительства Старшей Матери заставляет идти наперекор желаниям, которых, возможно, она сама не осознает. Что ж, если она не отправится с ним, ему не остаётся, кроме ожидания. Долгого и томительного… а затем борьбы, борьбы за право вмешаться в Ткань Судьбы ещё не родившегося ребёнка.

– Хорошо. Сейчас я покину тебя, – Нетон направился к выходу. – Но я не оставлю ребёнка!

* * *

Двенадцать лет назад


Ханара целилась метко.

Она никогда не промазывала. Дамира знала об этом. Она стояла рядом, когда девочка пустила первую стрелу. Стрела попала в яблочко. Валькирии захлопали. Ханара всегда превращала тренировку в представление. Сейчас тренировались только малолетки, как называла их Лаора, тренер по стрельбе. Все девочки-ровесницы собрались на поляне перед домом Лаоры, чтобы потренироваться. Незаметно тренировка перетекла в соревнование. Ханара слыла самой меткой в группе. За всё время обучения она не промахнулась ни разу. Такая меткость – редкий дар. В столь юном возрасте она уже заработала себе место в Элите – среди лучших валькирий племени. В Элиту принимали по наступлении четырнадцати лет, в этом возрасте валькирия считалась полноценным воином, развившим все свои возможные качества. Считалось, что девушка к этому сроку научилась всему, чему могла научиться, дальше она могла только набираться опыта в битвах. За всю историю моложе Ханары девушек ещё не принимали.

Ханара первой затеяла этот спор, сказав, что среди всех валькирий нет лучше, чем она. Конечно, все согласились. Все, кроме Дамиры. Дамира знала о высоком положении юной валькирии, но ей хотелось насолить зазнайке. Ханара вызвала Дамиру на поединок. Пять попыток. Но не на количество попаданий, а на количество промахов. Если Ханара хоть раз промахнется, то признает себя худшей валькирией этого года. Признать себя худшей означало носить красную метку на щеке до конца года, знак поверженной. При таком раскладе вряд ли ей удастся сыскать воинской славы в будущем. Среди валькирий нет ничего хуже, чем быть худшим бойцом. Отчаянный поступок для той, что несла на своих плечах Надежду Семьи. Это было жестоко, но дети порой бывают жестоки. Ханара сама выбрала это наказание, она знала, что не промажет. Она никогда не промазывала.

Ханара поклонилась на аплодисменты и уступила место Дамире. Валькирия взяла свой лук. Натянула тетиву… стрела устремилась к цели…в яблочко. Стрела Ханары упала на землю. Наступила тишина.

Ханара не стала медлить. Почти не глядя, она пустила вторую стрелу. И, конечно же, попала в цель. Дамира последовала за ней.

Третья и четвертая попытки девочек оказались тоже равны. Осталась решающая пятая стрела.

Ханара улыбнулась.

– Тебе никогда меня не победить, – сказала она смеясь.

– Посмотрим, – пристально глядя в глаза соперницы, ответила Дамира.

«Выскочка», – крутилось у неё в голове.

Стрела пущена.

Дамира впилась в неё взглядом.

«Ты не попадешь в цель», – произнёс звонкий голосок.

Стрела угодила в дерево над раскрашенным диском. Ханара злобно уставилась на валькирию.

– Ведьма! – крикнула она в лицо Дамире.

По толпе одногруппниц пролетел шёпоток.

– Я видела, как ты смотрела! Ведьма!

– Ведьма! Ведьма! Ведьма! – скандировали валькирии.

Оцепенение прошло быстро. Ей посмели нанести худшее оскорбление. Её обвинили в нечестности. Дамиру охватила ярость. Она кинулась к Ханаре. Схватила её за шиворот и бросила на землю. Девочка, не ожидавшая такой реакции, свалилась, как подкошенная.

– Не смей называть меня ведьмой! – кричала Дамира, тряся Ханару за плечи. Она была готова ударить её, но её мощным рывком подняли на ноги.

– Дамира, что здесь происходит? – потребовала объяснений Лаора.

– Спросите у Ханары, – лишь крикнула она и, вырвавшись, бросилась прочь, растирая по лицу хлынувшие слезы.

* * *

Три года назад


– Приветствую вас, господин Владомир, – с вежливым поклоном произнесла Дамира, входя в роскошный кабинет правителя города.

– Что вы, Дамира, не нужно этих почестей, – он привстал из-за стола и протянул руку.

– Давайте без почестей, – согласилась валькирия и не ответила на жест Владомира.

– Что ж, – растерянно произнёс он, и, сделав вид, что поправляет канцелярские принадлежности на столе, сел. Дамира, не дожидаясь приглашения, села в кресло напротив.

– К чему такой срочный вызов? Как вы вообще меня нашли? – девушка впилась взглядом в мэра.

– Ох, это нетрудно, слава о ваших подвигах разнеслась по всему Старому Миру. Сейчас ни одна война не обходится без наёмников. С последней войны мы тебя и вызвали, – пояснил Владомир.

– Всё верно. Ну и зачем же?

– Дамира, тут такое деликатное дело, – правитель замялся. – Безусловно, мне нужен специалист высочайшего класса…

– И вы считаете меня таким спецом, – догадалась валькирия.

– Конечно. Лучше вас с этой работой никто не справится.

Дамира поняла, что мэр не договаривает. Она встала и, упершись ладонями в стол, наклонилась так, чтобы её лицо находилось прямо напротив лица мэра. Наигранная улыбка мгновенно испарилась.

– Не темните, – строго сказала девушка. – Что за работа?

– Э… Как вам сказать. – Мэр медлил.

– Как есть, так и скажите.

– Мы объявили охоту на ведьм, – выпалил он и тут же замолк, словно испугавшись своих слов. – Но это конфиденциально, – вернулся он к своему лебезящему тону. – Вы же понимаете, что Старый Мир – это сугубо магическое место.

– И вам бы не хотелось разрушать эту иллюзию, – Дамира обошла кресло и облокотилась на его спинку.

– Понимаете, их развелось столько, что простому народу никакого житья от них нет, – стал оправдываться мэр.

– А вы не пробовали просто изгнать их, объявить свободный выход. Вы ведь в курсе, что весь остальной мир живет по свободным законам, и ведьмы давно имеют такие же права, как и все остальные. Ведьмовство это дар, – Дамира с недоумением посмотрела на мэра.

– В том то и дело, что уже все пробовали. Они все лезут и лезут, – Владомир говорил о ведьмах, как о ползучих гадах. – Мирый Ал – не место для ведьм! – твёрдо сказал мэр. – Люди не хотят жить рядом с нечистью.

– Хотите сказать, все тёмные, – насторожилась валькирия.

– Да кто ж их разберет! – выругался мэр. – Иные по ночам на метлах шастают, а днём словно и не знают ни про что… Мы объявили регистрацию, вдруг поможет. А они твердят: мы свободный народ, мол, колдовство не запретишь. А за свободу надо платить. И за магическую деятельность тоже. Налоги стали взимать… – он замолчал.

– Ну и? – поторопила валькирия.

– Не хотят платить! Говорят: дар наш, с какой стати мы за него должны платить!

– И много таких бунтарей? – про себя наёмница уже каталась со смеху, но старалась не выдавать своих эмоций.

– Да почитай все и есть. Те, кто на учёте – помечены, у них перед домом табличка весит «магия разрешена». А всех остальных истребить!

Столько шума из-за ничего. По всему миру ведьмы и колдуны практиковали магию, как и любую другую науку, а тут прям средневековье какое-то!

Дамира сама не любила ведьм, мать рассказывала о магии как о зле. Ведьмы пользовались им для утехи и как оружием. Но валькирии не признавали такого оружия. Дамира понимала, что это полный бред, но так уж повелось, что валькирии и ведьмы воевали. Сейчас эти войны прекратились, но личная неприязнь всё равно осталась у каждого. К колдунам Дамира относилась проще, всё-таки её отец маг, и ей пришлось с этим смириться. Хотя она и видела его несколько раз в жизни, но по его поступкам понимала – он хороший человек.

– Если бы они просто колдовали, ещё ничего, но они же крушат! – жаловался мэр. – Весь город губят, демоницы!

– Ненавижу ведьм, – сплюнула валькирия. Если дела обстоят так серьёзно, может, стоит взяться за эту работу.

– Вам предстоит великая миссия, – мэр разукрашивал действительность как мог. – Вы будете чистильщиком, который освободит город от зла. Ну, естественно, за хорошую плату, – добавил он.

– Это вам будет дорого стоить, – предупредила валькирия. – Через три дня ведьмы сами будут бежать из города.

И она удалилась.

* * *

Охота. Любимое занятие валькирии. Нет ничего лучше охоты. Это чувство клокочущее в груди, желание поймать добычу, запах её страха… Для Дамиры охота была жизнью. Да, битва давала колоссальную энергию, адреналин, холодок смерти по венам, опасность со всех сторон (безусловно без этого тоже нельзя), но охота совсем другое. Ты преследуешь добычу в одиночку, она будет только твоей, ты наслаждаешься её страхом… Раньше Дамира считала такое своё поведение естественным, и ничего что добычей был человек.

Ночь опустилась на город с шумными криками толпы, расходящейся по домам, задержавшихся на работе и студентов, гуляющих допоздна. Но город вскоре заснул, накрывшись тёмным холодным покрывалом неба. Это было её, Дамиры, время. Но также время ведьм и нечисти. Не только она охотилась по ночам. Сейчас ночные охотники её не интересовали. Её интересовали те, кто не боится ночи, те, кто под её покровом начинает творить колдовство.

Дамира шла по улице, вооружившись своими изогнутыми клинками. За спиной болтался небольшой колчан с прикреплённым к нему луком – осторожность никогда не помешает, к тому же с этим оружием работу можно сделать быстрее и убраться из города. Мирый Ал был местом воров и бродяг. Но не в смысле людей без крова и людей грабящих, чтобы прокормиться, а тех воров, что обкрадывали своих граждан, тех, что крали у государства, честно смотря ему в глаза и выпрашивая милости. Мирый Ал был городом чиновников и купцов. Остальных же ждали большие налоги и паршивое отношение. Если бы не неприязнь к ведьмам, валькирия отказалась бы от этой работы. Но сейчас главное – не ошибиться. Она не простит себе ошибки.

Днём Дамира заранее обошла большую часть города, чтобы лучше узнать обстановку. Она посмотрела те самые таблички, про которые говорил ей Владомир, посмотрела на дома якобы тёмных и неугодных правительству магов. Теперь оставалось только настигнуть и убить их.

Девушка забралась на крышу одного из пустых домов в конце улицы. Сверху лучше видно, тех, кто не спит ночью. Ну что ж, пора приступать…

* * *

Ветер трепал волосы, бил в лицо запахом трав. Ведьма была рядом.

Дамира бежала, перепрыгивая по крышам, как кошка, цепляясь за выступы. Через пару домов она увидела ЕЁ.

Чёрная женщина средних лет загнала в угол молодого парня. Тот сползал по стене и держался за горло, пытаясь ослабить невидимую хватку ведьмы. Смуглая кожа, чёрные как смоль, жёсткие словно проволока, вьющиеся пружинами волосы, вороньи глаза. Лохмотья ведьмы были обшиты разнообразными карманами, в которых она таскала амулеты и снадобья.

Шшух! Валькирия спрыгнула с крыши и оказалась за спиной ведьмы.

Женщина пришла в замешательство. Опустила руку, которой контролировала парня, но поворачиваться не желала.

– Оставь его! – приказала валькирия. В её голосе ни угрозы, ни жёсткости, он вообще был лишен эмоциональной окраски – стальной и непоколебимый.

– Не мешай, девчонка! Этот человек мне должен. И он заплатит… Своей жизнью, – ведьма крепче сжала пальцы, и парень повалился на землю. Он хрипел, бился будто рыба, оказавшаяся на суше.

– Я предупредила, – произнесла валькирия и выхватила серповидные клинки из ножен. Сейчас прольётся чья-то кровь, – мелькнуло в голове.

Лезвия сверкнули в лунном свете. Дамире хватило взмаха руки, чтобы перерубить ведьму надвое. Загнутое лезвие вошло в шею у основания плеча. Валькирия резко рванула вниз. В темноте показались кости позвоночника. Брызнула алая жидкость. Ведьма не издала ни звука, прежде чем её мышцы отделились от костей. Она ничком упала в лужу собственной крови.

Дамира, словно мясник разрезала живую плоть.

– Неаккуратно получилось, – многозначительно произнесла девушка, вытирая клинок о лохмотья ведьмы.

Парень совсем задыхался. Но не из-за колдовских чар. На неокрепший организм юноши безжалостной волной нахлынул ужас.

– Сочувствую, – произнесла валькирия и унеслась в ночь.

Как парень будет справляться со своим потрясением, кто будет заметать следы кровавой разборки – её не заботило. Это уже не её проблемы.

* * *

Валькирия снова перебралась на крыши. Хороший обзор и скорость, идеальный способ передвижения для охоты. Ей нужно всего лишь выследить парочку ведьм и свалить из города. Эта задача ей по силам, но в душе серой кошкой поселилось беспокойство. И эта кошка, не унимаясь, продолжала точить свои когти о стены сознания. Что-то копошилось в сердце, роя норки сомнений. Правильность её решения очевидна, но почему-то приходится бороться с собой.

Дамира пыталась отвлечься иными размышлениями. Вот, например, интересный факт: мэр говорил о ведьмах и ни слова о колдунах. Почему в городе чиновников и торговцев магией занимаются только женщины? Или не только? Точнее сказать, что только женщины не хотят платить за дар, только женщины занимаются ведьмовством и ничем кроме. Остальные же применяют магию в качестве помощи в торговых делах и правительской рутине. Система этого города – сплошные противоречия. Но опять же не ей, наёмнице думать об этом.

Валькирия, спустившись с крыш, уже кралась вдоль обшарпанной стены одного из ведьминских «притонов». Она знала, что ведьма внутри, ей всего лишь надо войти и убить её. Чистка значит чистка – не щадить никого. Только вот проблемка: наверняка дом защищен заклинаниями и амулетами. Просто так её никто не впустит. Но у валькирии уже был план как попасть внутрь…

Девушка остановилась в нескольких шагах от двери ведьмы. Дальше нельзя, может сработать защитный барьер. Да, валькирия знала об этом. Как говорится врага надо знать в лицо. Но лица волновали Дамиру намного меньше, чем методы этих самых врагов. И здесь определенно стоял именно барьер, она это чувствовала.

Дома на окраинах обычно строились на скорую руку, без размаха, этакие кирпичные бараки, для тех, кто не в состоянии выплачивать налоги, но и убраться из города тоже не может. У таких людей нет выбора, и они ютятся в тёмных, холодных коробушках, лишь бы не считаться бездомными.

У этих домов имеется одна хорошая особенность: множество маленьких высоких окошек. Окна располагаются под потолком, как со стороны двора, так и со стороны улицы. Они ничем не закрываются, лишь на время зимы их забивают досками. Но сейчас лето, и окна полностью открыты. Это никого не удивляет, летняя жара сводит с ума, да и красть в таких домах нечего. Вряд ли ведьма защитила окна заклинаниями или магическими растяжками (слишком мала вероятность того, что кому-то вздумается проникнуть в дом именно через них), но проверить всё-таки стоит.

Дамира набрала горсть мелких камешков и завернула в кусок материи, затем закрепила его на поясе. Теперь надо возвратиться на крыши. Она ловко взобралась на соседний дом, выбрала наиболее подходящий угол обзора. Вытащила пару камешков и кинула в ближнее к ней окно. Как она и предполагала, магии не было. С этой стороны дома уместилось всего два окна, но и через них можно увидеть почти всю комнату. Ведьма что-то делала в дальнем углу помещения. Но в темноте можно было различить только её силуэт. Хоть бы свечку зажгла.

План Дамиры был чрезвычайно прост. На этот раз она воспользуется луком и как только появится возможность, пустит стрелу через окно прямо в ведьму. Она приготовила лук и стрелы и устроилась поудобнее. Остаётся только ждать.

Время шло, а ведьма не сдвигалась с места. Она то опускала, то поднимала голову, что-то шептала. Дамира прождала не меньше часа, прежде чем женщина, наконец, вышла из своего укрытия и направилась к столу, стоящему посреди комнаты. Видимо он служил ещё и алтарём. Вот он, подходящий момент.

Валькирия натянула тетиву и выстрелила.

– Чёрт! – выругалась она сквозь зубы.

Стрела угодила под лопатку. Ведьма вскрикнула. Она обернулась, тщетно пытаясь разглядеть убийцу.

Дамира пустила ещё одну стрелу, и ещё одну, теперь уже точно в сердце. Ведьма медленно сползала на пол; она схватилась за стол, пытаясь как можно дольше удержаться на ногах.

«Живучая, – подумала Дамира, наблюдая за ней. – Когда ж ты сдохнешь?»

Валькирия засунула руку в колчан со стрелами. Видимо, придется выстрелить ещё раз.

Ведьма опрокинула пару кувшинов. Кружка, стоящая на самом краю, полетела вниз и с дребезгом разбилась на мелкие кусочки. Этот звук показался наёмнице особенно громким.

Тишина.

Крик, раздавшийся затем, был подобен звуку от разорвавшегося снаряда. Ребёнок. Это кричал ребёнок.

Валькирия застыла с натянутой тетивой. Вот почему ведьма до последнего цеплялась за жизнь. В тёмном углу стояла детская кроватка. Оттуда раздавался детский плач, надрывный, полный боли и страха.

Ведьма уже лежала на полу. Она перестала дышать, она не слышала детского плача, и уже не могла успокоить малыша. Малыша, оставшегося сиротой. А малыш всё не утихал. Казалось, он вот-вот разорвётся от крика. Дамира так и стояла без движения, уставившись в пустоту перед собой. Этот дом был указан как особо неугодный…

Неужели у всех этих женщин есть дети? Владомир не хочет распространять ведьминский дар. Тогда почему о детях он ничего не сказал?

«Почему я сама не подумала об этом?!»

Кем надо быть, чтобы приговорить к смерти мать грудного ребенка?

«Кто я сама, если так тупо и хладнокровно исполнила приказ?!»

Валькирия убрала лук за спину. Спрыгнув с крыши, побрела по ночному городу. В голове не утихал детский плач. И она пыталась заглушить его своей ненавистью к колдовству и всему, что с ним связано.

* * *

Ну что ж, пожалуй, на сегодня можно закончить, – удовлетворённо подумала валькирия, спрыгивая с крыши крайнего дома. На этой улице чистка удалась. Практически все ведьмы уничтожены. Трудная выдалась ночка.

Девушка шла быстро, сбиваясь с ритма, в её шагах ощущалось волнение. Дамира преодолела небольшое расстояние, прежде чем почувствовала: что-то не так. Она замерла на месте. Задержала дыхание. Чутье её никогда не подводило: кто-то за ней следит.

«Неужели эти твари захотели потягаться?» – вопрос так и застыл у неё в голове. Потянуло травами. Ведьма!

Девушка повернулась на сто восемьдесят градусов.

– Привет, сестрёнка! – в приветствии не ощущалось ни радости, ни насмешки, лишь холодное выжидание.

– Не называй меня сестрёнкой, – сквозь зубы предупредила валькирия.

– Сущность просится наружу? – ведьма склонила голову, словно собака, с любопытством рассматривающая нового хозяина. – Не жалко своих-то убивать?

– А ты, значит, не боишься? – вопросом ответила Дамира.

– Я такая же, как и все. Для вас падаль. Конечно, боюсь. Ты чувствуешь мой страх, так же как и я чувствую твоё отвращение ко мне.

– Ты, значит, видишь? – Дамира начала догадываться.

– Неплохие познания в магии! – будто бы похвалила ведьма. – Весьма недурно для той, что ненавидит колдовство и желает искоренить его.

– Ничего личного, – будто оправдывалась валькирия.

– Как же, только бизнес. Тебе заплатили, и ты с радостью принялась за работу. Ведь убивать ведьм лучше, чем бесплатно охотится на лесных оборотней, вампиров…

– Вампиров? Да они никого не трогают, живут себе тихо-мирно вдали от людей. Чего не скажешь о вас, – валькирия ткнула в направлении ведьмы серпообразным клинком. – Вы вечно путаетесь под ногами, пользуетесь людской беспомощностью.

– Не уходи от темы. Я считала твою ауру. Бежишь от реальности, пытаешься спрятаться от способностей. Кого ты обманываешь? Кто тебя лечит, кто помогает выживать, кто даёт тебе информацию…

– Заткнись! Что ты об этом знаешь? Я ненавижу вас! Я не властна над своим прошлым. Отец наградил меня даром без моего согласия, но я выжгу его из себя и из себе подобных. Я убиваю без магии, так что всё честно. Я живу тем, чему научили меня мои предки. Мое племя против магии и я с ними полностью согласна.

– Валькирии, вам с детства вдалбливают в головы, что всё достающееся не физическим трудом, грязно, подло и является злом. Но это не так! Твой отец не хотел бы, чтобы ты зарыла свой дар. Не все ведьмы зло, ты не хочешь понять этого… – ведьма опустила взгляд. То, что она считала с ауры Дамиры, беспокоило её, она хотела донести смысл увиденного, но не могла подобрать слова. Да теперь всё бесполезно. Сломать укоренившиеся стереотипы могло только очень сильное потрясение, для закалённой валькирии таких потрясений не существует.

– Хватит болтать, пора и деньги отрабатывать, – Дамира вытащила из ножен второй клинок и встала в стойку.

– Мне очень жаль. Я не смогла до тебя достучаться… – огорчённо проговорила ведьма. Девушка повернулась спиной к валькирии, она явно собиралась ретироваться.

Дамира в два прыжка преодолела расстояние до ведьмы. Протянула руку и прижала клинок к горлу ведьмы, чиркнула. Кровь хлынула тягучим потоком, заливая одежду. Ведьма ещё дышала.

– Ты одна из нас, – прохрипела она.

– Прощай, сестрёнка, – прошептала валькирия в ответ, сплюнув и опустив девушку на землю. Красная жидкость медленно впитывалась в жирную почву, оставляя лишь влажный след на поверхности земли.

В этой битве для Дамиры не было правых и виноватых, она не задумывалась о последствиях и справедливости. Ей казалось, что ещё будет время оправдаться. Она выполняла задание.

Это убеждение заменяло ей совесть…

* * *

Полгода назад


– Ведьма только хотела предупредить меня, – рассказывала Дамира отцу. – Я не могла послушать её. Ты сам знаешь почему.

– Чтецы ауры – не добро и не зло, они лишь посланники, предвестники, называй, как хочешь. Видеть судьбу – редкий дар. Можно гадать, можно с помощью заклинания вызывать картины будущего или прошлого, но видеть по дымке у тебя над головой всю твою жизнь – это дано немногим, – объяснял Нетон. – Я понимаю, тебе трудно смириться с тем, что ты пошла наперекор Ларике, изменила традициям своего племени, но нельзя жить, только одной стороной, так же как и нельзя дышать одним легким. Обзор одним глазом будет неполным. Человек, использующий только одно полушарие мозга, неполноценен. Я могу долго приводить примеры, но суть ты поняла, если у тебя есть дар – используй его. Ты валькирия, но ты и волшебница, как бы эти две стороны ни противоречили, ты должна научиться использовать обе. Я сожалею, что тебе пришлось перенести такое…

– Я много раз ошибалась в жизни, но я хочу искупить свою вину, – валькирия взяла отца за руку. – Я надеюсь, ты поможешь мне пройти мой путь, каким бы тернистым он ни был. Но не проси меня, пожалуйста, колдовать. Я никогда не произнесу ни единого заклинания, я смирюсь со своим даром, но использовать его – никогда!

– Хорошо. Тебе нужно время, чтобы привыкнуть. И никогда не говори «никогда»!

Глава 5. Над землёй

Три года назад


Битва была в разгаре.

Армия нечисти сметала всё на своем пути. Люди гибли. Солдаты спасались бегством. Войско Гемберта проигрывало.

– Ты пойдешь и убьешь их, – Дамира стояла над одним из солдат войска. На вид парню было лет восемнадцать. На его лице читался испуг, он был ранен, левая рука истекала кровью. Ей некогда с ним возиться. Лежащий на земле, бьющийся в припадке ужаса, слизняк раздражал её больше, чем все вампиры чернокнижника вместе взятые. Самое плохое заключалось в том, что таким оказалась добрая часть хвалёного войска. Где отъявленные головорезы и вышибалы? Где хладнокровные убийцы и укротители нечисти? Эта малышня гибла раньше, чем успевала вытащить клинок из ножен и крикнуть «за короля!». В этот раз ей не повезло с нанимателем.

– Вставай, – она тряхнула парня, поднимая с земли. – Встань и иди!

– Не могу, – он сорвался на писк. Голос дрожал.

– Что?! – валькирия была в бешенстве.

– Я не могу, – он упал на колени, по лицу потекли слёзы.

– Щенок! – вскричала она и пнула парня ногой. Тот свернулся клубком, прижав ноги к груди.

Не обращая более на него внимания, валькирия кинулась в толпу нечисти. «Рассчитывай только на себя!» – повторяла она, вытаскивая из ножен свои кривые мечи. Закалённая сталь, покрытая серебром. Им конец!

Рыжие полосы волос вспыхнули начищенной медью, глаза загорелись холодным огнем. Лед и пламя встретились, чтобы наполнить долину смертью.

Дамира крутилась волчком, отрубая головы, ныряла между лошадьми и прыгала через трупы. Она наслаждалась битвой. Она делала свою работу – убивала.

* * *

– Ну, куда теперь? К горе Поклонителя? – спросил Андроник у Дамиры, когда они пересекали очередную лужайку.

– Ты угадал. Мы направляемся к горе Поклонителя, тем более что нам нужно ещё найти лошадей для путешествия наверх.

Валькирия брела медленно, разглядывая облака, проплывающие по небу.

– Обожаю летать на лошадях! Думаю, полёт и тебе доставит массу удовольствия, – с предвкушением произнесла она.

– Андроник, мальчик мой, – подал голос колдун. – Не пора ли нам заняться твоими тренировками?

– Чем, простите? – Виссарионов был ошарашен.

– Да, именно так, – колдун подтвердил, что тот не ослышался. – Ведь мы договорились разработать новую концепцию. Тебе не нужны заклинания, но тренировки по владению клинком остаются в силе, – он переглянулся с Дамирой. – Как я и говорил, я прибавлю ещё немного магии. Думаю сейчас самое время и место для занятий.

Андроник не мог поверить словам мага.

– Вы серьёзно? Вы думаете, что я сейчас ещё на что-то способен? Я всю ночь не спал. Я вымотался, моя энергия на нуле.

– Не обольщайся, Ан, но ты несёшь чушь, – сказала дочь Нетона. Она преградила ему путь и теперь стояла как памятник, не давая себя обойти.

– У тебя полно скрытых возможностей. И вот сейчас ты нам это продемонстрируешь.

Андроник не заметил, как валькирия выхватила меч. Она нанесла удар прямо в голову Виссарионову. Тот, понимая, что предпринимать что-либо поздно, бросился на землю и лишь успел откатиться от места удара. Клинок разрезал траву, усыпанную росой, и мягко вошёл в почву на четверть лезвия, около уха Виссарионова.

– Совсем с катушек съехала! – закричал Андроник. – Я мог остаться без уха, или ты вообще б мне череп проломила.

– Но не проломила же.

– Спасибо, очень мило, – в рифму ответил Ан.

– Вот, где твои скрытые возможности. Твоё подсознание обозревает всё вокруг себя. Это как интуитивное зрение, – сказал маг, заранее отодвигая разгорячившуюся валькирию в сторону, подальше от своего ученика. – Твоя задача – научиться контролировать его, пользоваться не только, когда тебе грозит опасность, но и в любое другое время. Этим мы сейчас и займёмся.

Крокус Нетон вытащил из своей необъятной сумки шарф изумрудного цвета и протянул его Андронику.

– Сейчас ты завяжешь глаза, и будешь передвигаться на ощупь, но при этом попытайся увидеть всё происходящее со стороны. Расширь своё сознание, – произнёс колдун, когда Виссарионов уже завязал глаза.

– Начнём! – воскликнула валькирия и толкнула парня в бок.

От неожиданности Ан повалился на землю.

– Эй, вы что, убить меня втихаря задумали! Дамира, вспомни долг хранителя! – завопил он.

Ответа не последовало. Тишина.

«Ну всё, попал!»

Виссарионов встал на ноги (кстати, с большим трудом), стал прислушиваться к происходящему. Но услышать что-либо было невозможно. Маг отключил специальным заклинанием функцию слуха, как на телевизоре отключают звук.

«Отлично! Теперь у меня нет двух чувств. До чего же противно! Будто в вакууме!»

Ан принялся вертеться вокруг своей оси, пытаясь угадать, откуда последует следующий удар.

«Неправильно действуешь, мой мальчик!» – услышал он мысленный возглас волшебника.

– Да, а вы может, уточните, как нужно действовать, когда ты абсолютно глух и слеп!? – закричал парень.

И тут же получил удар в спину, между лопаток.

«Шаровые молнии! У вас обоих точно крыша поехала! В неизвестном направлении!»

«Насчёт крыши не знаю, но магию ты чувствуешь. Это хорошо. Теперь представь всё со стороны, вспомни меня, Дамиру, выйди из себя», – мысленно вещал маг.

«Вот насчёт выйти из себя это вы зря!»

Виссарионов представил Дамиру. Вспомнил её лицо в мельчайших подробностях. Глаза, насмешливо наблюдающие за его муками, еле заметную улыбку, сосредоточенно изогнутые брови. Потом он увидел меч, который она держала наизготовку, ноги широко расставлены для пущей устойчивости, валькирия готовилась к удару… Стоп! Он не вспоминает, он видит её в реальном времени! Итак, Дамира держит меч плашмя, чтобы не ранить Андроника, но она настроена решительно. Валькирия – сторонница жёстких тренировок, так чтобы опасность была приближена к реальной. Виссарионов оценил своё положение: он стоит к ней боком, если выхватить меч и совершить резкий поворот, он блокирует её выпад и мощным ударом снесет её с ног.

Так и произошло. Всё длилось меньше секунды. Валькирия оказалась на земле. Волшебник щелчком пальцев вернул звук. Виссарионов сдернул повязку. Он подал Дамире руку, но девушка не обратила на этот жест никакого внимания; подпрыгнув, поднялась самостоятельно. Она хлопнула Андроника по плечу и похвалила:

– Поздравляю ещё с одной победой. Ты обрел Истинное Зрение. Теперь к тебе даже ночью никакой враг не подкрадётся.

– Ты добился немалых результатов, но это крупицы по сравнению с твоими возможностями, – заметил маг.

* * *

Три года назад


– Ты победила, – произнёс Якоб с горечью в голосе.

– Мы победили, – поправила его валькирия. Она шла по улице города к замку и пересчитывала монеты. Убедившись, что с ней расплатились по достоинству, она кинула последние монеты в кошель и прикрепила его к ножнам. – Это наша победа.

– Нет, твоя, – Якоб уставился на свои ботинки. Он шёл понурившись. – Ты перебила нечисти за несколько сотен воинов. Благодаря тебе и твоим дружкам-наёмникам Гемберт получил Заветные Земли.

– Кстати, что на них? – Дамира заинтересовано посмотрела на парня.

– Золото, что же ещё? Золото, которое досталось кровью…

– О чём ты?

– Ты не понимаешь?! – Якоб остановился. Собственный возглас удивил его. – Для тебя это игра. Ещё одна победа в копилке воительницы. Ты знаешь, что выживешь. Тебе нечего терять, ты ни к чему и ни к кому не привязана. Но остальные… Почти все из наших погибли! Они воевали не за деньги, а потому что их призвали. Это ваши войны, не войны матерей и дочерей, сынов и отцов, что остаются ждать солдат с войны, с которой они не вернуться…

– Ты же выжил.

– Мне просто повезло. Я воевал не за то, чтобы Гемберт добавил в свою казну пару сотен золотых слитков.

Дамира начинала злиться.

– Значит, ты не такой? Ты тоже служишь за деньги, ты воюешь, потому что тебе платят.

– У меня мать и младший брат, которых надо кормить. В королевской армии хороший заработок… – он замолчал. К чему оправдываться перед тем, кто всё равно этого не поймет. – Я видел, как ты убивала. Я видел того парня и ещё десяток таких, как он. Ты гнала их! Они не виноваты в том, что не могут убивать, они не виноваты в том, что боятся…

– Замолчи, – Дамира схватила его за локоть и оттолкнула от себя. – Так вот значит, кем ты меня считаешь? Чокнутой, помешанной на убийствах?

– Ты сама это сказала.

Дамира понимала, что он прав, но ничего не могла изменить. Она не контролировала себя. Война была её наркотиком, от которого она не могла отказаться.

– Знаю, это плохо, но это моя жизнь, – тихо сказала она. – Я не могу измениться… Пока не могу. Пойдем со мной, прошу тебя. – Она посмотрела в глаза парню.

– Я не могу, – произнёс он. – Это не моя жизнь, твоя… Здесь моя семья… Нельзя всё взять и перечеркнуть.

– Нельзя… – эхом отозвалась девушка. – Что ж… – она отстегнула кошель от пояса и вложила в руку Якобу. – Тебе это нужнее, чем мне. Прощай.

И зашагала прочь из города. Здесь её больше ничто не держит.

* * *

Почти весь день путники провели в дороге. К счастью, им не встретилось никаких опасностей, если не считать старого лешего, на территорию которого они забрели. Но с ним удалось договориться по-хорошему.

К вечеру второго дня Андроник Виссарионов в сопровождении Крокуса Нетона и валькирии-воительницы подошли к подножию горы Поклонителя.

– Ни фига себе! – воскликнул Андроник.

Вершина горы скрывалась высоко в облаках. Облака обвивали гору, словно мягкий ватный шарф. В закатном сиянии облака приобретали фантастические оттенки, зрелище завораживало.

– И какова высота этого гиганта? – с восторгом произнёс парень, хотя трудно было поверить, что у горы вообще есть вершина. Казалось, за облаками она уходит в космос и даже там, за пределами земного шара, не заканчивается.

– Честно говоря, не знаю, – пожала плечами валькирия. – Но это самая высокая гора в Старом Мире. Наверняка она выше, чем ваш Эверест.

– Ну и как же на такой высоте, да ещё и над вершиной, может располагаться замок? – Виссарионов представлял с трудом…

– Эта гора что-то вроде греческого Олимпа. Конечно, на такой высоте воздух сильно разряжен, им почти невозможно дышать, поэтому замок окружен воздушной сферой. Отсюда и название Замок Сфер. В нем сосредоточена небывалая магическая сила. Из-за неё мы и направляемся туда, – пояснил волшебник. – На самом деле это обманка, своеобразные чары – кажется, будто гора бесконечна. Здесь низкая облачность, поэтому вершины не видно. Высота Горы Поклонителя – не больше семи тысяч метров, это не самая высокая гора в мире.

Дамира ещё раз взглянула наверх.

– Всё это здорово, но надо думать, как нам туда добраться. Ведь не пешком же мы пойдем, в самом деле! Кажется, кто-то говорил о лошадях? – повернулась она к отцу.

– В лесу, у подножия, в паре километров от нас водятся великолепные крылатые лошади, – напомнил Нетон. Думаю, нам удастся их попросить доставить нас до места.

– Попросить? – изумлённо повторил Виссарионов.

– Точнее сказать, попросить не у лошадей, а у их хозяина.

– Чего мы медлим? Вперёд! Чем быстрее найдем лошадей, тем быстрее попадем в замок, – бодрым голосом возвестила валькирия.

Подойдя ближе к лесу, они увидели на опушке небольшой домик, нет, даже не домик, а сараюшку. Маленький ветхий сарай с одним заколоченным окошком и подпертой рогатиной дверью.

Нетон постучал в дверь и громко спросил:

– Есть кто живой?

За дверью послышался шорох соломы и скрип старых половиц. Маг отошёл подальше от двери, в его руках появился светящийся шар.

– Кого ещё чёрт несёт?! – проворчал хриплый голос.

– Извините, нам нужны лошади, – вмешалась валькирия, но увидев предупреждающий взгляд мага осеклась.

– Идите к чёрту! Я лошадьми не занимаюсь! – Скрип половиц. Звук падения на пол чего-то тяжёлого.

Нетон улыбнулся и отпер дверь. Жестом велел Дамире и Андронику ждать снаружи и скрылся внутри ветхого строения.

– Что он собирается делать? – опасливо произнёс Андроник.

Дамира только пожала плечами.

Крокус Нетон вошёл в сарай, осветив пространство внутри своим шаром. Почти по всему полу была настлана солома и сухие травы. В дальнем углу стояло высокое корыто, в нём плавал жестяной ковш. Рядом с деревянным корытом располагался большой неуклюжий стол без одной ножки. В целом зрелище было убогим.

Хозяин лачуги поднял голову. Из-под длинных растрёпанных, тронутых сединой тёмных волос, на волшебника взглянули узкие заспанные глаза. Он вскочил и схватил копье, лежащее рядом с ним.

– Кто вы такие? Что вам нужно, – взревел он.

– Амос, дружище, ты что, не узнаешь меня? – волшебник поднес световой шар ближе к своему лицу.

Амос настороженно приблизился. И вдруг выронив копье, кинулся к магу.

– Нетон. Крокус Нетон! Друг мой, как я рад тебя видеть! Какими судьбами? Да ещё в такое позднее время.

– Хочу тебе представить моего ученика. Сейчас всё поймешь, – ответил маг и повел Амоса к выходу.

Увидев друга мага, Андроник отшатнулся от неожиданности. Даже Дамира, слышавшая весь разговор, замерла при виде этого существа. Первым из сарая вышел Нетон, а за ним шёл кентавр! Настоящий кентавр! Волшебник был намного моложе Амоса, но дружбе это никак не мешало. Во времена юности, когда Нетон сам был начинающим магом, кентавр спас ему жизнь. Потом судьба столкнула их снова, и пришла очередь мага платить по счетам. В то время шли гонения на кентавров, и Нетон спас Амоса от верной гибели. Кентавру хотели отрубить голову, волшебник помог ему бежать. С тех пор они не встречались, но помнили друг друга как старые товарищи и друзья.

– Приветствую вас, дети, – торжественно произнёс кентавр.

Несмотря на преклонный возраст, это существо с торсом человека и туловищем коня выглядело величественно, грозно и завораживающе.

– Амос, позволь представить тебе мою дочь, Дамиру, – колдун указал на валькирию, та в свою очередь слегка поклонилась в знак приветствия. – И моего нового ученика Андроника.

Амос чуть округлил глаза и, кажется, насторожился.

– Необычное имя для юноши из Нового Мира, – заявил он.

– Откуда вы знаете?

– По тебе нетрудно догадаться, – усмехнулся старый кентавр.

– Звёзды говорили о тебе, парень. Теперь всё ясно, – сказал он Нетону. – Очередной Искатель?

– Но не такой Искатель, – подчеркнуто повторил маг.

– Да, не такой как все предыдущие… Я думаю, у тебя большое будущее Андроник, постарайся до него дожить.

– Это угроза? – уточнил парень.

– Так, дружеское предупреждение. – Кентавр снова обратился к Нетону: – Вам нужны мои крылатки?

– Мы хотим попасть наверх.

– Я больше не занимаюсь лошадьми. Я стал слишком стар для этого.

– Амос, дружище, нам просто необходимо добраться до Замка Сфер. Может, ты всё-таки сможешь найти пару хороших лошадей? – колдун почти умоляюще посмотрел на кентавра.

– Ну что ж, если только пару…

Кентавр вышел на свет луны и вгляделся в верхушки деревьев. Ветер чуть колыхал ветви, которые в лунном свете приобрели голубоватый оттенок. Амос поднёс руки ко рту и пронзительно засвистел. Это был не свист разбойника, но и не художественный свист певца. Упругий, как морская волна, звук рассёк тишину леса. С деревьев повзлетали сонные птицы, где-то в глубине леса, в тени стволов послышался пугливый стук копыт. Потом всё стихло.

– Похоже, лошади больше не слушаются меня, – разочаровано произнёс кентавр.

– Не скажите! – воскликнула валькирия. Прищурив глаза, она вглядывалась в ночное небо. Там в холодной вышине, на фоне огромной сияющей луны появились две белые точки. Когда лошади приблизились, в их силуэтах стали угадываться крылья, развивающаяся серебристая грива и длинные изящные хвосты.

– Мои крылатки! – крикнул Амос.

Крылатки легко приземлились и в ожидании стали около дома.

– Они великолепны, – прошептала валькирия. Она очень любила лошадей и не могла отвести взгляд от прекрасных созданий.

– Это моя гордость – Орфей и Эвридика, – торжественно произнёс кентавр.

Орфей был высоким статным конём, длинная воздушная серебристая грива, чёлка закрывала один светло-карий глаз. Короткая начищенная шерсть серо-серебристого цвета переливалась под светом луны.

Эвридика, белоснежная кобыла, выглядела легкой и порхающей словно ангел. Даже когда она стояла на земле, её голубоватые крылья трепетали. Её пронзительно голубые глаза изучающе рассматривали валькирию. Грива и хвост животного были заплетены в тончайшие косы, кое-где виднелись вплетённые благоухающие цветы. Это было существо неописуемой красоты.

– Эти крылатые лошади всегда вместе, поэтому я их и назвал как тех двух влюблённых, – снова заговорил кентавр. – Они доставят вас куда нужно, но к рассвету они должны быть здесь.

– Они заколдованы? – наивно спросил Андроник.

– Нет, я просто не хочу, чтобы с ними что-то случилось.

Дамира первая вскочила на Эвридику и теперь оглядывалась по сторонам, озирая окрестности.

– Кто едет со мной? – обратилась она к отцу и Андронику.

– Я не умею держаться на лошади, – смущённо признался Ан.

– Что? – воскликнула валькирия. – Видно, теперь ты решил поиздеваться надо мной. Ан, ты что, никогда не катался верхом?!

– Нет.

– Ладно, не расстраивайся, поедешь с Дамирой, – утешил его колдун.

Волшебник взобрался на коня. Дамира подала Виссарионову руку, возмущённо бурча себе под нос:

– Боже, всех приходится учить! Сражаться не умеют, лошадей в глаза не видели…

Андронику стало обидно за себя, но возразить было нечего. Он молча уселся позади валькирии, крепко обхватив её за талию.

– Ну, с Богом! – крикнул Амос и подал знак лошадям. – Удачи, Искатель!

Лошади взмыли в синее небо. Ветер бил в лицо и трепал волосы. Поток воздуха от мощных взмахов крыльев кидал из стороны в сторону. Держаться было очень трудно, но ощущение полета так захватывало, что на такие мелочи никто не обращал внимания.

– Надеюсь, высоты не боишься, – перекрикивая шум ветра, насмешливо крикнула валькирия.

– Надеюсь, – эхом отозвался Андроник.

Крокус Нетон со своим конём уже скрылись из виду в туманной вершине горы, а Дамира всё петляла, выполняя в воздухе всяческие трюки, перевороты и восьмёрки, заставляя лошадь делать невозможное. Эвридика повиновалась каждому движению, казалось, девушка и лошадь стали единым целым. Дамира наслаждалась полетом.

Как только они поднялись метров на двести над горой, воздух вокруг превратился в жидкий лёд. Если до этого холод ещё можно было терпеть, то теперь Андроник не чувствовал ни рук, ни ног, он лишь ощущал, что волосы и ресницы покрыты тонкой коркой льда. А косы валькирии вообще превратились в сосульки и при каждом повороте головы бряцали, как погремушки.

Из-за облаков навстречу им выглянул маг. Сделав круг, он подлетел к Дамире.

– Чего вы медлите! Нужно торопиться, если вы не хотите обледенеть заживо! – Волшебник подул на лошадь валькирии, и лёд на гриве вдруг начал таять. Вскоре Андроник почувствовал, как по всему телу разливается тепло – маг прочитал согревающее заклинание.

Дамира заложила крутой вираж и направила Эвридику вверх.

Перед самым рассветом над полосой горизонта показалась сияющая сфера. Она была похожа на маленькую Землю, какой видел её Андроник на снимках из космоса. Голубой, светящийся светлым, едва заметным свечением шар. Как только они пересекли границу, сияние исчезло, как и голубизна воздуха сферы. Перед друзьями предстал огромный замок, с множеством куполов и бойниц сферической формы, даже кроны деревьев в местных лесах и садах выглядели как зелёные шары. Облетев вокруг башен замка, путники приземлились во дворе у необычного фонтана. Вода в нем лилась не вниз, а выстреливала вверх мыльными пузырями, наполненными прозрачной водой. Пузыри поднимались немного выше, потом лопались, и вода с брызгами опадала в фонтан.

В предрассветный час двор пустовал, лишь мелкие птицы начинали распеваться, кружась над шарообразными кустарниками.

– Ну, вот мы и на месте! – с облегчением произнесла Дамира, слезая с лошади.

Глава 6. Оседлать дракона

Полтора года назад


Виссарионов толкнул тяжёлые, обитые железом двери склада. Он оказался пуст. Кроме пары металлических блоков там не было ничего. Понятно, почему он не заперт. Все работы закончены и теперь это помещение пустует, как и все остальные рядом с ним. Парень ещё раз взглянул на номер – 13. Несчастливое число. Ангар был огромным, из-за пустоты каждый звук отдавался эхом. Это вызывало неприятные ощущения.

Андроник вышел на середину склада. Закрыл глаза. Что здесь делала сестра? Если её здесь держали, то когда? Кто? Это было похищение? Или всё же… На миг Андронику показалось, что он что-то почувствовал. Тревогу? Страх? Нет, страха почти нет. Она старалась его не показывать. Точно. Но она чего-то боялась. Кого-то. ЗА КОГО-ТО. Родители. Что-то с родителями…

Виссарионова закружило в вихре чувств и эмоций. Мысли, переживания, сомнения кидали его из стороны в сторону. Анжелика умела заставлять настроиться на её волну. Давление было слишком сильным, но Андроник заставил себя его терпеть.

Должно быть ещё что-то кроме эмоций.

С кем она была? Кто сказал ей о родителях?

Тёмная фигура… Это всё? Нет, он отвернулся. Уходит. Она достала тетрадь. Села.

Андроник побежал к одному из блоков.

Облокотилась… пишет.

«Вернись и забери меня…»

Откуда? Откуда забрать? Что-то ещё… Она хотела написать что-то ещё. Он окликнул её.

Что-то не так… Анжелика вскрикнула. Выронила тетрадь и… пропала.

Андроник открыл глаза. Наваждение исчезло. Он стоял, прислонившись к холодному металлу. Парень посмотрел вниз. Под ногами лежал кусочек свинца. Один из тех, что используют в строительстве или применяют в качестве грузила. Ну конечно! Вот, чем она писала. Андроник поднял его и положил в карман. Пора уходить.

Что всё это значит? Все эти видения. И куда ему нужно вернуться?

Андроник принял твёрдое решение: он обойдет все места в городе, где они бывали с Анжеликой. А, может, это какой-нибудь другой город? В детстве они много ездили по лагерям и курортам. Нужно составить список мест, где они были, и посетить их. Может, найдется какая-то подсказка. Что-то, что поможет.

* * *

Дамира распрягла лошадей и отпустила пастись. Теперь крылатки свободны и могут делать всё, что им вздумается.

– Нам необходимо зарегистрироваться, – сказал колдун.

– Это ещё зачем? – возмутился Андроник.

– Для участия в соревнованиях, – опередила отца Дамира.

– Вообще-то, регистрация – обязательное условие пребывания здесь. Все приезжающие в замок люди должны поставить в известность глав Замка Сфер. Королева этих земель очень строга.

– Ладно, нечего разглагольствовать, пошли, – и валькирия, перебросив через плечо рюкзак, направилась к главной арке.

Отметившись в книге учёта, друзья взялись за осмотр достопримечательностей. Крокус Нетон как частый посетитель этих мест выступил в роли экскурсовода.

– Замок Сфер – одно из самых посещаемых путешественниками мест Междумирья. Сюда пребывают люди, как из Старого, так и из Нового мира. Территория замка огромна, на ней расположен город, базарная площадь, Лес Сфер и множество садов. Замок Сфер славится многообразием магических существ. Русалки, водяные, лешие, домовые, единороги, кентавры, драконы и прочая магическая нежить и нечисть живут здесь на правах экспонатов для людей из Нового Мира, – рассказывал он, когда они проходили мимо искусственного озера, у которого уже толпились ранние туристы с открытыми ртами, наблюдающие за плещущимися в воде русалками.

– Я думаю, хватит бродить и разглядывать достопримечательности. До первого конкурса целых две недели. За это время нам успеет всё надоесть. Я хочу отдохнуть, – валькирия развернулась и быстрыми шагами пошла в замок.

Собственно замок и стал их домом на время пребывания в Замке Сфер. Оказалось, что Нетон и местная владычица Лавина – добрые знакомые. Королева выделила им комнаты в замке, а Крокуса Нетона назначила придворным магом, пока они не покинут замок.

– Почту за честь служить вам, – сказал тогда Нетон, хотя было видно, что это просто дань традициям. Колдун и королева в присутствии придворных вели себя как подобает, но как только оставались одни, они начинали шутить и смеяться словно дети.

– Что вы, для меня будет большой радостью помочь вам, – едва заметно улыбнулась Лавина.

Андроник отворил тяжелые, обитые медью двери спальни и присвистнул.

– Апартаменты как в пятизвёздочном отеле!

Действительно спальня выглядела роскошно. Величественная мебель из красного дерева, диваны, обитые бархатом, стены и потолок обтянуты светлым бирюзовым шёлком. Впечатление, будто находишься в аквариуме с перламутровой водой. В углу около окна – кровать с балдахином, Тяжелый бархат тёмно-синего цвета, такой же, как и на шторах прикрывал позолоченную основу кровати. На стенах висели небольшие картины в золочёных рамах с изображением прекрасных русалок или морских пейзажей. Андроник, не раздеваясь, плюхнулся на кровать и, закрыв глаза, моментально заснул. Две бессонные ночи дали о себе знать.

* * *

Полгода назад


– Куда ты идешь? – Ларика стояла в дверном проеме, загораживая выход своим мощным телом.

– С ним, – коротко ответила Дамира.

– Я не отпущу, – мать грозно воззрилась на дочь, в надежде, что этот взгляд заставит её остановиться.

– Почти пять лет меня не было дома и тебе было всё равно, – воскликнула возмущённая валькирия. – Когда я воевала, тебя не беспокоила моя жизнь. Но теперь, когда я возвращаюсь к отцу, ты против.

– Я не дам тебе уйти с колдуном! – Ларика была непреклонна.

– Почему? – Дамира уставилась на мать. Ей нужны были ответы.

– Он не такой хороший, как ты думаешь.

– Не хочешь же ты сказать, что он тёмный? – девушка знала о своём отце немного и теперь глотала всю информацию о нём с жадностью жаждущего в пустыне.

– Нет. Но он не лучше. Его прошлое туманно… – Ларика замолчала.

– Что же ты молчишь? Убеди меня! Нет? – Дамира отошла от матери, будто та была чужим человеком. – Я не видела отца почти всю жизнь. Меня не волнует его прошлое. Мы сами далеко не ангелы. Мне все равно, что наш народ против колдунов, но ты ведь была с ним? Я уйду с ним, и ты мне не помешаешь, – валькирия кинулась к окну и, перемахнув через подоконник, скрылась в оконном проеме. Догонять её было бесполезно, да и незачем.

– Я пыталась, – убито произнесла Ларика в пустоту. – Намучается она с ним и наплачется. Но я не в силах помешать…

* * *

Начались долгие дни тренировок. Дамира со своим отцом просто изнуряли парня занятиями.

Валькирия руководствовалась тем, что в предстоящем турнире все конкурсы были загадкой, «сюрпризом». Суть конкурса объявят только за пару дней до начала соревнований и надо быть готовым ко всему.

– Дурацкие правила! – возмущался Андроник, отбиваясь мини-щитом из магического заслона от шаровых молний Нетона.

– Не мы их придумали, – возражала валькирия и пускала очередную стрелу.

Они проводили парные тренировки. Нетон с помощью молний, а Дамира – оружия. Валькирию забавляли старания Андроника. К тому же она вспомнила своё обещание заняться его физической подготовкой и теперь каждое утро выгоняла на пятикилометровую пробежку. «В здоровом теле – здоровый дух», – постоянно повторяла она. На что Ан только стонал и поднимал очередную железку или делал ещё одно подтягивание или отжимание.

После первой недели тренировок Виссарионов взбунтовался.

– Зачем мне это всё? – крикнул он из-за двери своей комнаты, не желая открывать валькирии, которая пришла выгнать его на пробежку.

– Что всё? – Валькирия стояла у двери уже минут десять, и её терпение начинало истончаться.

– Эти пробежки, тренировки. Зачем они, если это не поможет моей сестре! Она там, во власти Мрака, этот гад… Если вы говорите, что Он может убить меня одним лишь взглядом, зачем эти напрасные усилия! – воскликнул Андроник. Он подошёл к двери и дёрнул за ручку. И оплошал. Валькирия влетела в комнату, сшибла Ана с ног. Волосы её были растрепаны, лицо пылало негодованием. Едва Виссарионов успел подняться, девушка со всей силы толкнула его в грудь. Хорошо хоть рядом оказалась кровать.

– Напрасные усилия, говоришь? – закричала Дамира, наклонившись над ним, глядя прямо в глаза.

Виссарионов замер. В зрачках валькирии плясал холодный огонь. Жуткое зрелище.

– А ты подумал о том, как ты дойдешь до этой схватки. Схватки века. Ты – Искатель Душ, взявший в руки судьбы людей…

– Я ничего не брал, – резко перебил её Ан.

– Послушай ты, – девушка схватила его за шиворот и притянула к себе. – Ты дал людям надежду, ты решил вступить на этот путь и теперь постарайся сделать так, чтобы твоя дорога не закончилась на середине этого пути.

– Не тыкай меня, пожалуйста, – по привычке произнёс Виссарионов. Лучше бы он этого не говорил.

– Нет, я буду тебя тыкать и теперь я буду тыкать тебя постоянно. Забудь своё имя, потому что ты его не заслужил. Пока стрелка твоего волеметра останется на нуле, у тебя не будет имени. Мне не верится, что я стала хранителем такого червя… – Дамира выпустила Ана и зашагала к дверям. – Если эти слова для тебя не пустой звук, ты встанешь и пойдешь заниматься. Разговор окончен.

«Ну, ты и попал, чувак!» – подумал ученик мага. Да какой он ученик, так пара слов на пустом листе, одно название.

После этого случая Дамира с ним перестала разговаривать. Но инцидент всё-таки дал свои результаты. Виссарионов изматывал себя каждую минуту. Он вставал до рассвета и тащился в сад. После двух часов беговых упражнений, Ан пытался что-то делать на мечах, но так как Дамира отказалась с ним заниматься, в одиночку наносить удары по воздуху было бесполезно.

Нетон продолжал учить его, но как-то отстранено. Уроки проходили в напряжении. На третий день бойкота Андроник не выдержал.

– Вы думаете, она права? – спросил он мага.

Они тренировались около фонтана, управлять водой. Виссарионов безуспешно пытался поднять в воздух хоть каплю воды.

– О чём ты?

– Хватит вам, я знаю, что, вы в курсе, нашей ссоры, – сказал Ан.

Ему начинала надоедать эта борьба с жидкостью, где счёт был явно не в его пользу.

– Я не буду говорить кто прав, кто виноват. Разберётесь сами. Но подумай вот о чём: где были бы мы все сейчас без наших навыков борьбы, выживания. Хорошенько подумай. Вспомни кирпов, вампиров, представь предстоящие испытания…

Виссарионова как током ударило.

– Спасибо! – крикнул он на бегу.

Маг улыбнулся. Парень не видел, как за его спиной взлетел столб воды. Вода сформировалась в лицо девушки, очень похожей на Дамиру, лицо улыбнулось и с плеском опало.

– Ох, молодёжь, – усмехнулся волшебник, вслед убегающему ученику.

* * *

Андроник нашёл Дамиру в Зале Астрономии. Зал Астрономии являлся лучшим из всех залов замка. Благодаря стараниям придворных волшебников, создавалось ощущение, что ты находишься в космосе. Магия этого помещения заключалась в том, что человек мог увидеть любой космический объект, который мог представить. Хочет ли он посмотреть на звёздное небо или пройтись по тёмной стороне луны, посетить Млечный Путь или попарить над Плутоном, его желание тут же исполнится. Будто попадаешь в сон наяву.

– Необыкновенное место, – восхитился Андроник. Сейчас размеры зала было трудно определить, поскольку он делался, как и космос, безграничным.

Дамира сидела на какой-то маленькой потухшей звезде и любовалась неизвестной Андронику галактикой. Парень плохо знал астрономию, он вряд ли отличил бы Малую Медведицу от созвездия Гончих Псов, но зрелище завораживало.

– Дамира… – начал Андроник. Он все ещё собирался с мыслями и пытался понять, как подобраться к девушке.

Он стоял на полу, правда казалось, что он парит в невесомости, так как пол сменился холодной синевой космоса, а валькирия действительно парила у потолка (опять же парень мог только догадываться об этом, потому что ни стен, ни потолка не было).

– Дамира, я был неправ. Прости, – потупившись, произнёс он.

– Да? – удивлённо подняла брови валькирия. Она легла на звезду и, свесившись, сверху взирала на Ана. – И когда же это пришло в светлую голову нашего светлейшего спасителя?

– Дамира, хватит паясничать.

– Неужели? А я думала ты у нас самый большой паяц и приколист. Разве не так?

– Не так, – эхом отозвался Виссарионов. – Я признаю, что был неправ. Я полный ноль, самая последняя…

– Не надо посыпать голову пеплом. Просто скажи, что раскаиваешься и умоляешь меня вернуться.

– Я очень раскаиваюсь! Вернись, пожалуйста.

– Ладно, – вдруг посерьезнела валькирия. – Кончай цирк. Я уже поняла, что до тебя дошло. Завтра поговорим, а точнее помолчим, под звук металла и магии.

– Ты просто супер! – весело крикнул парень и выбежал из зала.

– А я и не отрицаю, – задумчиво произнесла валькирия.

Рядом с туманностью Андромеды пролетело, озарив кусок космического неба, несколько метеоритов. Это было красивое зрелище.

* * *

Полгода назад


Запах табачного дыма и шум мешали трезво мыслить. Андроник пытался вглядываться в лица людей, но в приглушенном свете пляшущих огней неоновых ламп разглядеть что-либо было почти невозможно. Парень уже битый час расхаживал по залу, но результатов это не принесло.

– Привет, ты кого-то ищешь? – девушка возникла из ниоткуда и задала вопрос в лоб. Андронику понадобилось время, чтобы обрести дар речи.

– С чего ты взяла? – Андроник не спешил доверять ей. Девушка внимательно всматривалась в его лицо.

– Предчувствие, – она добродушно улыбнулась. – Кстати, меня зовут Дамира, – и протянула руку.

– Андроник, – парень ответил рукопожатием, не подавая виду, что удивлён вниманием к себе.

– Андроник? – кажется, девушка тоже удивилась. – Необычное имя для этих мест.

– Кто бы говорил, – улыбнулся Виссарионов. – Мои родители любят редкие имена. Видно, твои тоже.

– Угадал. Традиция.

Они стояли совсем рядом, но приходилось надрывать связки, чтобы заглушить звук долбящей по ушам музыки.

– Может, найдем место, где потише? – предложила Дамира.

– Я не против.

Через пару минут они покинули клуб. Оказавшись на улице, Дамира остановилась.

– Так кого ты ищешь?

– Почему это тебе так интересно? – насторожился Андроник.

– Я тоже тут кое-кого ищу.

– Ладно. Пройдемся? – предложил Андроник.

Они побрели по ночной улице.

– Я ищу свою сестру. Мы близнецы. Её зовут Анжелика. Это странно… – Андроник осёкся.

– Я привыкла к странностям, – заверила его девушка.

– Она пропала почти полгода назад. Моя семья отчаялась, но я не теряю надежды. Это долгая история… Последнее, что мы нашли, это вот, – Андроник вытащил из кармана листок, вырванный из дневника сестры.

– Вернись и забери меня, – прочла Дамира. – Что это значит?

– Не знаю. Сначала я думал, это просьба вернуться на место, где нашли дневник. Но там никаких зацепок не оказалось, – он замолчал, вспоминая видения. – Потом я решил, что нужно обойти все места, где мы были с Анжеликой…

– И ты обошёл. И безуспешно.

– Да, – удручённо признался Андроник.

– Думаю, я смогу тебе помочь. Мне нужен этот листок и что-нибудь из твоих вещей, – Дамира сказала это так уверенно, что Виссарионов поверил ей.

К этому времени они добрели до парка с небольшим фонтаном посреди аллеи.

– Хорошо, если ты принесёшь и какие-нибудь её вещи, – задумчиво проговорила Дамира. – Давай встретимся и обсудим это завтра.

– Хорошо. Тогда завтра здесь же.

– В полдень.

– Отлично, буду ждать, – Андроник вдруг понял, что действительно доверяет ей.

– До встречи, – бросила Дамира и развернулась, чтобы уйти.

– Кстати, кого ты искала?

Дамира обернулась. Улыбка озарила её прекрасное лицо.

– Тебя.

* * *

Два дня до открытия турнира.

– Держи, – Дамира протянула Виссарионову большой, шоколадного цвета конверт.

– Что это?

– Твоё испытание. Вскрывай, чего ждешь.

Андроник нерешительно взял конверт и разрезал меленьким кинжалом. Из конверта вылетела птица и бешено заметалась по комнате. Пару раз стукнувшись о стекло, птаха свалилась на стол и застыла. Это оказалась игрушка, вроде бумажного журавлика.

– Ни фига себе прикол! – воскликнул Андроник.

Валькирия, как ни в чем не бывало, развернула журавлика.

– На, читай, – она снова протянула листок Ану.

– А почему я?

– Не хочу лишать тебя права первым узнать свою судьбу, – заявила валькирия.

Андроник неохотно взял лист и взглянул на него.

– Но тут ничего нет! – Ан повертел лист в руках, но ничего интересного не нашёл. Кроме того, что это был квадрат бархатной бумаги красного цвета с оттесненной в правом верхнем углу печатью Замка Сфер.

– И поэтому тоже.

Виссарионов уставился на валькирию, непонимающим взглядом: что за дурацкие шутки?

– Дыхни, – сказала Дамира.

– Я не пил, – машинально ответил парень.

– Да не на меня, а на бумагу, балбес! Дыхни на печать. Так трудно дунуть на листок бумаги?

Виссарионов поднес лист к губам и осторожно дунул на печать. Бумага из красной превратилась в изумрудно-зелёную, на листе стали появляться витиеватые золотые буквы.

Уважаемый Андроник Виссарионов! Поздравляем вас с открытием турнира «Пылающего меча»! С этого момента вы являетесь участником турнира и обязуетесь прибыть ровно через 62 часа в Зал Трех Драконов для прохождения первого испытания. Оно заключается в следующем: Вам предстоит оседлать дикого дракона, специально изловленного в лесах Самраты.

Главный приз испытания – амулет Света. В случае отказа от турнира вы автоматически попадаете в списки проигравших и лишаетесь права участвовать в дальнейших испытаниях.

Желаем удачи!

Комиссия турнира «Пылающего меча» во главе с королевой Замка Сфер, Лавиной, дочерью Варлена Стрелка.

Андроник дважды пробежал глазами по письму и отдал валькирии.

– В случае отказа от испытания вы автоматически попадаете в списки проигравших и лишаетесь права участвовать в дальнейших испытаниях турнира, – повторил он, словно пробуя слова на вкус.

– Я знаю, какие драконы водятся в Самрате – ледяные. Они ужасно свирепые, – предупредила Дамира. – Но отступать уже некуда. Таковы правила турнира: победа или смерть, третьего не дано.

– Как? – спохватился Андроник.

– Испытание не закончится, пока ты не усмиришь дракона или… пока он тебя не убьёт.

– Добрые правила, ничего не скажешь, – пробормотал Виссарионов.

– Не мы их…

– …придумали. Знаю, – отрезал Ан. Он все ещё смотрел на витиеватые буквы, весело пляшущие на бумаге и вдруг сложившиеся в «Победа или смерть!» Парень безразлично посмотрел на надпись. У него в голове крутилась одна мысль: «А если я проиграю…»

– Не унывай. – Дамира похлопала его по плечу. – Сейчас мы найдем Нетона и расскажем ему. Теперь мы хотя бы знаем, к чему готовиться.

Нетона искать не пришлось. Они увидели мага, как только вышли из комнаты – он спешил им навстречу.

– Я всё знаю, – сказал он прежде, чем Дамира произнесла хоть слово. – И у меня есть идея.

* * *

Андроник толкнул дверь зала Трёх Драконов и остолбенел. Внутри никакого зала! На его месте стадион с множеством трибун и огромным ангаром посреди поля. Из ангара доносился рёв, внутри него кто-то бился о стены.

«Дракон!» – спохватился Виссарионов.

– Ну, желаю удачи! – крикнула Дамира, пытаясь перекрыть крики зрителей, сидящих на трибунах.

– Вы куда? – Андроник обернулся, кровь в жилах остановилась, ноги стали ватными.

– Нам нельзя присутствовать на поле, – сказал Нетон.

– Но мы будем следить за тобой с трибун, – добавила валькирия.

Виссарионов вышел в центр поля. Из невидимых динамиков раздался голос:

– Приветствуем третьего участника турнира "Пылающего меча"! Андроник Виссарионов. Прибыл к нам из Нового Мира. И самое интересное: он называет себя Искателем Душ!

Трибуны взорвались аплодисментами и улюлюканьем.

– Напомним, что предыдущим двум участникам не удалось одержать победу над драконом. Первым выступал «пастушок» Милий со своей усыпляющей флейтой. К сожалению, драконы не обладают музыкальным слухом так, что Милий навсегда сгинул в пасти Самратского каменного чудовища. Второй участник, таинственный Донат, не захотел играть по правилам и прикончил дракона. Но строгое жюри не засчитало ему это как победу и дисквалифицировала участника, запретив участвовать в остальных испытаниях турнира. Чем же удивит нас этот смелый юноша? – продолжал тарахтеть комментатор. – Так я вижу, арбитр дал знак и её величество, королева Лавина хлопнула в ладоши.

Андроник только сейчас заметил королеву. Она сидела на самой верхней трибуне, на массивном троне. Спинка трона была настолько высокой, что стоящие рядом слуги едва могли дотянуться до королевы рукой. Заканчивалась спинка золотыми крыльями, символом Замка Сфер.

Королева хлопнула в ладоши, и ворота ангара распахнулись. Вверх взметнулся здоровенный монстр грязно-серого цвета. Дракон сразу же бросился на трибуны, но столкнулся с невидимой преградой и отлетел на середину поля. Андроник с ужасом наблюдал за зверем.

Дракон был похож на змею: длинная шея, небольшое тело, утыканное полупрозрачными наростами; длинный тонкий хвост, которым дракон яростно хлестал из стороны в сторону, заканчивался острым шипом. Хвост ударялся о барьер, по невидимой защите пробегала и тут же исчезала паутина белых трещин. На морду Андроник вообще старался не смотреть. Пасть с острыми жёлтыми зубами (попав туда, если и вернешься обратно, то только в виде фарша). Глаза чудовища замораживали без всякого огня, голову зверя венчало пять метровых сосулек. Дракон выдохнул. Это был ледяной огонь! Пламя такой температуры сжижало воздух. Если оно попадет на что-нибудь, этот предмет или человек моментально рассыпется в пепел.

У дракона были огромные кожистые крылья и маленькие когтистые лапки. Может, конечно, на земле они и не очень помогают, но в воздухе ими можно захватить и растерзать любую добычу.

«Спокойно, парень, – сказал себе Андроник. – Их погубила самонадеянность, но ты-то не такой. Ты уверен в себе, но не самонадеян».

– Ну что ж, пора начинать представление, – произнёс Ан вслух.

Нетон с валькирией разработали чёткий план, следуя которому победить дракона не составит особого труда. Но вот удастся ли его осуществить?

Дракон парил над ангаром, высматривая жертву. Одно резкое движение, и ты труп. Из пасти чудовища вырывались длинные языки обжигающе-холодного пламени.

– Напомним нашим зрителям, – продолжали болтать динамики, – что в этом испытании существует одно правило: не использовать никаких живых существ и оставить дракона в живых. Остальное зависит от того, насколько у вас развита фантазия! Цель – оседлать дракона. Тот, кому это удастся, и он уложиться в наименьший промежуток времени, становится победителем. Что же будет делать наш новоявленный Искатель Душ? Он медлит. Видимо, он что-то задумал. Но это пока остаётся загадкой.

Виссарионов уже не слушал комментатора, он сосредоточился на испытании. Ан вытащил меч из ножен и положил его на землю. Парень старался двигаться плавно и как можно медленнее – нельзя привлекать внимание парящего над землей ящера. Лезвие меча было довольно широким, так что Ан надеялся, что всё получится.

Крокус Нетон, конечно, тренировал его, но за недостатком времени они мало что успели сделать, и теперь всё зависело от удачи. Андроник закрыл глаза и наступил на меч.

– Посмотрите, что делает этот парень! – изумлённо воскликнул голос из динамиков. – Он взлетает! Летит на мече, как на парящей доске! Кажется, в Новом Мире её называют скейтом, но она не летает.

Это поразительно! Андроник поднялся в воздух и, облетев дракона сбоку, завис над ним. Виссарионову оставалось только приземлиться. Но… Дракон заметил нарушителя спокойствия. Так и есть. Ледяной увидел Андроника и резким поворотом чуть не сшиб его с меча. Дракон размахивал хвостом направо и налево, всячески пытаясь помешать своему противнику. Монстр причудливо изгибался и пускал языки пламени, от которых Виссарионов едва успевал уворачиваться. Меч, подчиняющийся его магии, летал быстро, но на нем было трудно держать равновесие. Не говоря уже о том, что стоит Ану оступиться, и остро наточенное лезвие оставит его без ноги.

– Парень порхает вокруг чудовища, как мотылёк. Дракону эта погоня начинает надоедать. Я уже почти поверил в необыкновенную силу этого юноши.

Андроник понял: пора! Проблема только одна: дракон весь усыпан ледяными шипами, сесть так, чтобы не наткнуться на «сосульку» практически невозможно. Виссарионов заметил у основания шеи небольшой участок кожи, маленькое пятнышко, но если извернуться, можно сесть на дракона как на лошадь… Вот только для этого дракон не должен так нервничать…

И тут Ана осенило. Он щёлкнул пальцами и… исчез!

Правда, это только со стороны выглядело эффектно. На самом деле Андронику стоило больших усилий натянуть на себя невидимость.

Виссарионов, оставаясь невидимым, подлетел к спине дракона. Он парил над ним довольно высоко. Так как меч почему-то не хотел становиться невидимым, подлетать ближе нельзя – дракон заметит.

– Сейчас или никогда! – крикнул Виссарионов.

Он спрыгнул с меча… И приземлился-таки на шею ледяному монстру!

Дракон начал биться о барьер, взлетел и… осел на землю! Его кожистые крылья сложились, веки были полузакрыты, дракон лишь тихонько посапывал – он смирился со своей участью. Теперь он раб людей.

Андроник стянул с себя невидимость. Стадион разразился овациями.

– Да, да! Он сделал это! – вопил комментатор, с такой же радостью, как комментаторы Нового Мира кричат "Го – о–ол!"

Андроник буквально свалился с дракона. Тут же набежала толпа. Дамира появилась неожиданно. Обняла его и, положив его руку себе на плечо, потащила прочь.

– Ты победил! – шёпотом сказала она. – Я горжусь тобой!

«Я сам собой горжусь», – думал Андроник.

* * *

Потом выступили ещё два участника, но рекорд Виссарионова не смог побить никто.

Вечером в зале Торжеств состоялось награждение.

– А что получают проигравшие! – спросил Андроник мага, когда они сидели за длинным праздничным столом. – Какой резон участвовать?

– Как ты сказал, резон? Понимаешь, люди здесь вообще участвуют в турнире не ради заклинаний и амулетов. По большому счету это неважно.

– Ради чего же?

– Ради денег, – встряла Дамира.

Она улыбалась. Сегодня она пребывала в хорошем настроении. Так как девушка была хранителем Андроника, то сейчас она была просто счастлива, что её подопечный остался жив.

– А как у вас? Не так что ли? Все, кто хотя бы частично справился с заданием, получают денежное вознаграждение. Ещё существует традиция: королева приглашает лучших участников турнира на службу при королевстве. Опять же хорошее жалование, свой дом…

– И ради этого рисковать жизнью?! – возмутился Виссарионов.

– Кто не рискует, тот не получает амулета Света! – крикнула Дамира.

За ужином девушка выпила пару бокалов вина. Этого оказалось достаточно, чтобы у неё начал заплетаться язык и помутнело в глазах.

Раздался звон хрусталя. Это её величество Лавина призывала всех к тишине. В зале воцарилось молчание.

– Прошу юношу Андроника встать, – величественно произнесла она.

Андроник поднялся с места.

– Прежде всего, поздравляю тебя с победой. Испытание было не из легких, но ты прошел его достойно. Хочу вручить тебе, как полноправному победителю первого испытания турнира "Пылающего меча" амулет Света. Этот артефакт поможет тебе в трудную минуту и убережет от тёмных сил.

Виссарионов подошёл к трону и преклонил одно колено, как это полагается у рыцарей. Лавина надела амулет. Он был размером с небольшую монету, болтающуюся на шнурке. Амулет очень напоминал китайский знак Инь-Ян, только на нём не было чёрной и белой точек. На шнурке Виссарионов заметил странную деревянную бусину, она была совсем небольшая и как-то не вписывалась в общий вид амулета.

– Амулет Света показывает, что в каждом человеке есть Свет и Мрак, но человек должен сам решать, что для него важнее. Помни об этом.

Как только кругляш амулета коснулся груди, он тут же стал белым. Лавина удивлённо подняла брови.

– Сейчас твои помыслы чисты. Что ж похвально. Надеюсь, они будут оставаться такими и дальше. И ещё, теперь ты по праву называешься Искателем Душ. В нашем мире появление таких гостей – редкость. Надеюсь, ты найдёшь то, что ищешь, и не свернёшь с намеченного пути.

– Благодарю вас, королева, – Андроник поклонился в знак благодарности.

– Веселитесь! – объявила Лавина и хлопнула в ладоши. В зал вошли клоуны и акробаты.

Праздник начался.

* * *

На следующий день Виссарионов позволил себе расслабиться. Дамира узнала ещё об одном турнире – лучников. На нём тоже раздавали мелкие защитные безделушки, но валькирия решила поучаствовать. Воительница не удержалась от соблазна посоревноваться в любимом виде спорта – стрельбе.

Тем же утром Андроника ждал сюрприз.

На базарной площади Виссарионов встретил Эльду в сопровождении Илия. Ведьма налетела на Андроника в таком приступе радости, что чуть не задушила парня. Ан был несказанно рад встретить старую знакомую.

– Привет, чувак! – тут же накинулась на Андроника ведьма. – Я слышала, тебя официально прокачали! Теперь ты настоящий Искатель. Поздравляю, желаю счастья в личной жизни, Пух, – протараторила она.

– Спасибо, конечно, но как ты здесь оказалась?

– Дорожки завели, – пробормотала Эльда, – а дорожки в этом мире извилистые… Вообще-то, пришла посмотреть на тебя, но маленько опоздала. Добрались только сегодня, на рассвете.

Андроник вспомнил знакомую ситуацию, ведь они тоже попали сюда в рассветное время.

– Ничего, лучше поздно…

– Чем после смерти, – перебила его ведьма. – Да-да, знаю. А вы сейчас куда?

– Дамира решила испытать себя на меткость, так что пока мы остаёмся здесь.

Они отправились гулять втроем. Андроник ещё не подозревал, что на сегодня сюрпризы не закончились…

Глава 7. Волхв, или Чёрный Ворон

– Привет, Дамира, – произнёс парень в чёрном плаще.

Чёрные, коротко стриженые, встопорщенные волосы, острый нос, ничего не выражающие большие чёрные глаза. Но первое впечатление обманчиво. Он никуда не смотрел и в тоже время всё видел, каким-то своим внутренним зрением, проницающим всё вокруг – казалось, он всё время начеку, готов напасть в любую секунду. И ещё… его взгляд напоминал взгляд ворона. Ворона, выискивающего добычу.

– Ну, здравствуй, Волхв, – медленно выговаривая слова, сказала валькирия. По её лицу было видно, что встреча ей неприятна. Да и парню в чёрном, похоже, тоже.

– Волхв, – повторил Андроник. Он произнёс слово шёпотом, но Волхв услышал.

– О, у тебя новый друг, – наигранно удивился парень. – Не ожидал тебя здесь увидеть…

– Живой? – перебила его валькирия. Её нервы явно давали сбой, тщательно скрываемые эмоции рвались наружу.

В воздухе повисло молчание. Если бы они могли убить друг друга взглядом, то непременно воспользовались бы этим даром. Каждый готов был буквально растерзать противника в клочья.

– Зачем ты так? – нарушил молчание Волхв. – Что было…

– Быльем поросло? – опять перебила его Дамира.

– Вот видишь, мы всё так же понимаем друг друга с полуслова.

– Всё так же… – повторил Андроник. Он пытался понять, что происходит, но не мог. Что могло связывать валькирию с этим Тёмным.

– Может, познакомишь меня со своим… спутником, – переключился на Виссарионова парень. – Он не слишком для тебя молод, – попытался он подколоть Дамиру.

– Не твоё дело! Отстань от него! – крикнула валькирия.

Тёмный понял, что попал в точку.

– Раньше всё было моё – и дело, и тело…

Это оказалось последней каплей.

– Раньше? – Дамира сделала вид, будто плохо расслышала. – Что было раньше? Ты помнишь? А ты не забыл, как мы расстались. Точнее как ты расстался со мной. Хочешь узнать, что было со мной после того, как ты продал меня, Волхв, или может лучше называть тебя Иудой? И ты случайно не помнишь, за сколько ты избавился от меня? Тридцать Серебреников – вот цена твоего предательства! Я вот только не понимаю, к чему всё это. Ты же язычник, Волхв, и продал меня своим дружкам-язычникам! – Дамира разозлилась не на шутку. По её лицу текли слезы, но она не замечала их. Всё наболевшее вырвалось на свободу.

Вокруг них начал уже собираться народ. Самые любопытные образовали круг. Андроник приблизился к валькирии.

– Дамира, – спокойно произнёс он, – пойдём.

– Не вмешивайся, – валькирия посмотрела на ученика мага, глазами полными безумства. Андроник вспомнил этот взгляд… назревал бой. Она была готова убивать… Дамира толкнула его в сторону и выхватила меч.

– Волхв, ты помнишь свои последние слова? «Нас ждут великие дела», – сказал ты. Я уснула и проснулась в аду.

– Видимо, ты плохо представляешь Ад, – не выдержал Тёмный, ему надоела толпа любопытных, он поскорее хотел закончить разговор. – А меня действительно ждали великие дела.

– Какая же ты сволочь! – крикнула валькирия. Она замахнулась и нанесла удар. Удар пришелся по воздуху.

– А ты всё так же наивна. Я считал, что убил тебя, но я ошибся. Что ж пришло время исправить эту досадную оплошность.

Волхв распахнул плащ. Под ним оказалась трость из чёрного дерева. Язычник медленно достал её. В это время валькирия впустую наносила удары, не достигающие цели.

Андроник с ужасом смотрел на происходящее. Дамира колотила по воздуху, выбиваясь из сил, в то время как Волхв стоял в стороне и дирижировал своей тростью.

«Он что-то сделал с её сознанием. Дамира сражается с миражом!»

Виссарионов попытался подойти ближе, но не смог: невидимая стена не пустила его.

«Тёмный создал купол, – вспомнил Андроник, – только этот купол очень высокого уровня. Откуда у него такая сила?»

«Я поклоняюсь только тёмным богам», – услышал Искатель голос в своей голове.

Волхв посмотрел на него и улыбнулся. Его забавляли жалкие попытки Ана помочь валькирии.

Дамира выбилась из сил. Девушка упала на колени, оперлась на меч. Её косы намокли и растрепались, руки были в синяках и ссадинах, глаза почти закатывались.

Волхв одним щелчком пальцев убрал мираж. Лицо валькирии пронзила гримаса ненависти: она поняла. Дамира поднялась и медленно стала приближаться к язычнику, меч тащился по земле, царапая каменную кладку площади.

– Доволен? – еле дыша, спросила она. Волхв удовлетворённо улыбнулся. Одно мановение его трости могло прикончить валькирию, но он медлил, наслаждаясь каждой секундой её поражения.

– Я не могу поверить, что тебе удалось спастись. Тогда, в ночь перед жертвоприношением. Тебе видно сильно повезло. Потому такая неудачница как ты не может быть способна на что-то стоящее, – издевался язычник.

– Может, ты и прав, – валькирия подняла голову. – Но эта битва не окончена.

Меч звонко стукнулся о камень. Рука валькирии скользнула вверх. Послышался хруст костей. Волхв отшатнулся, на его щеке появилась ссадина, под глазом наливался синяк. Но он смеялся, смеялся страшным ледяным, почти истерическим смехом.

«У этого парня не в порядке с головой».

Виссарионов посмотрел на руку валькирии. Дочь мага сжимала окровавленный кулак, пальцы выглядели как-то неестественно.

«Не может быть! Хруст! Дамира сломала пальцы, а у Тёмного всего лишь жалкая ссадина!»

– Ты проиграла, – произнёс Волхв. – Какая же ты валькирия? Ты глупая сучка. Дворняжка, изображающая храбрость, но при первом же пинке поджимающая хвост. Тебе не совладать со мной.

Он пнул девушку ногой в живот. Валькирия упала на землю вниз лицом. Из носа и рта капала кровь.

– Что же это такое! – закричал Андроник. Ему было нестерпимо больно видеть, как погибает его лучший друг… а может и больше. – Люди, кто-нибудь помогите! – взывал парень. Никто не шелохнулся.

– Неправда ли, жалкая смерть, – рассуждал Волхв, расхаживая по кругу. – Погибнуть от руки собственного возлюбленного.

Он наклонился и схватил Дамиру за волосы.

– Скажи, что-нибудь любимая.

– Ублюдок, – сплюнула валькирия. Даже сейчас она не собиралась сдаваться.

Андроник судорожно вспоминал все уроки мага. Бесполезно. Нет ни единого заклинания, способного помочь ему. Если только…

– Магия сила, если магия вера, – вспомнил он слова мага. – Твоя вера в богов сильна, Волхв, но моя вера в Свет сильнее.

Тело Андроника стало наливаться тяжестью. Тренировки не пропали даром, он научился быстро концентрироваться, собирать энергию в одной точке. Ан чувствовал в себе силы, он видел их. Вся магия в виде жидкой золотистой субстанции стала разливаться от груди к рукам и ногам.

– Расступитесь! – крикнул он и, разбежавшись, влетел в купол.

Потом произошло нечто странное и необъяснимое. Чудо! Волхв присел на корточки, сложил обожженные руки за спиной и… взлетел, обратившись вороном.

– Прощай, Искатель! – это были его последние слова.

Виссарионов некоторое время ошалело вглядывался в небо, но ворон исчез. Спохватившись, Ан подбежал к валькирии. Перед ней уже алела лужа крови, но Дамира была в сознании.

– Что это было?! – воскликнул он вместо «Как ты?».

– Не твоё дело, – бросила валькирия, растирая кровь по лицу.

– Не моё?! – Андроник рассвирипел. – Моего хранителя убивают у меня на глазах, и ты говоришь это не моё дело!

Дамира, всё это время пытавшаяся подняться, наконец-то села, поджав колени к груди и подперев ими подбородок, обхватила руками. Закрыла глаза.

– Разгони, пожалуйста, толпу, – хрипло прошептала она.

Виссарионов не задавал вопросов.

– Я сейчас найду твоего отца, – тихо произнёс он.

– Не надо! – резко остановила его валькирия. – Просто убери любопытных.

– Хорошо, хорошо, только успокойся. Расходитесь! Здесь нечего смотреть. Представление окончено.

Народ нехотя начал разбредаться по своим делам. Лишь особо любопытные ещё чего-то ждали, но потом тоже исчезли.

Виссарионов вернулся к валькирии и обнаружил её в коконе из искр зелёного цвета. Они облепили девушку, и теперь она будто спала, окутанная изумрудным сиянием.

Когда свечение погасло, Дамира открыла глаза.

– Ты в порядке? – подскочил к ней Андроник. Ему пришлось ждать примерно четверть часа, пока валькирия очнулась.

– Вполне, – ответила девушка. На её лице не было ни царапины. Все синяки и ссадины исчезли.

– Это…это… – Ан потерял дар речи. – Ты не говорила, что умеешь исцеляться! – вымолвил он, наконец.

– А как ты думаешь, я бы иначе смогла перенести столько боев? – весело воскликнула девушка. – К тому же половина крови во мне всё-таки колдовская. Исцеление – единственный ведьминский дар, которым я пользуюсь и за который я благодарна папочке.

Андроник протянул валькирии руку, помогая подняться, на своё исцеление она затратила много энергии и очень ослабла.

– Я здорово проголодалась, – известила его Дамира, словно ничего не произошло.

– Что, день снова стал солнечным, а небо голубым?

– Ты о чём?

– Всё о том же, о твоём, о девичьем, – передразнил Андроник. – Может, следует всё мне рассказать?

– Возможно, но сначала давай где-нибудь перекусим.

Идти далеко не пришлось, на площади им подвернулось уютное местечко, типа кафе.

– Эта часть Старого Мира не такая уж и старая, – заметил парень, садясь за столик у большого, как витрина магазина, окна.

– Да, потому что гора Поклонителя находится недалеко от Междумирья. А там действуют свои законы, на время.

– То есть можно пользоваться сотовым и ходить с мечом наизготовку? – поинтересовался Ан.

– Ты близок к правде. Только магия плохо действует на магнитные и электрические поля, так, что телефоном пользоваться затруднительно.

Дамира заказала себе телячью отбивную и пельмени, аргументируя свой аппетит тем, что съела бы целую лошадь. И теперь уплетала свой обед со скоростью оголодавшего волка, раздирающего молодую косулю. Андроник смотрел на неё с сочувствием, но есть ему не хотелось. Он в отличие от валькирии не умел исцеляться. После того удара головой его мутило, а в глазах мелькали цветные пятна.

– Теперь поговорим о другой правде, – Виссарионов наклонился над столом и вгляделся в лицо валькирии.

Она гоняла по тарелке пельмени, старательно делая вид, что поглощена этим занятием.

– Тебе не удастся избегать этого разговора вечно, – не выдержал Андроник. У него была масса вопросов – как могла валькирия игнорировать их?

Услышав эту фразу, Дамира застыла с пельменем, наколотым на вилку. Её весёлое настроение вмиг испарилось.

– Я не избегаю. С чего ты взял?

– Тогда расскажи, что произошло, – Ан вызывающе поднял брови. Он откинулся на спинку стула в предвкушении подробностей.

– Ну, хорошо, – процедила сквозь зубы валькирия и швырнула вилку обратно. Андроник отбил у неё аппетит. – Раз уж вы так хотите, господин подопечный хранителя.

Виссарионов уже жалел, что завёл этот разговор. Такой тон валькирии ничего хорошего не предвещал.

– Что именно тебя интересует? – деловито начала она. – Как я познакомилась с Волхвом? Или как он хотел меня убить?

– Кстати, почему такое странное прозвище, Волхв? – не обращая внимания на её тон, спросил парень.

– Это не прозвище, это имя. По традиции мальчику, родившемуся в семье язычников, было суждено принять имя Волхва. Волхвами в древности называли жрецов, служивших языческим богам. Он не имеет никакого отношения к христианству, если ты об этом. Ещё вопросы будут?

– Этот Волхв, он называл тебя… – Андроник замялся.

– Любимой? Да, когда-то мы были вместе. Он – моя первая любовь. Как видишь, неудачная. У нас были далеко идущие планы, так всегда бывает. Но всё изменилось когда… – Дамира замолкла и отвернулась к окну. – Когда по его жилам потекла кровь ворона.

– Разве такое возможно?

– В этом мире… Ну, в общем, ты знаешь. Волхв со своими «братьями» на одной службе… тёмному божку. Они совершили ритуал… Подробностей я не знаю, знаю лишь, что нужно было принести в жертву голубя и ворона. И кровь ворона каким-то образом попала на него. С тех пор Волхв начал меняться: его лик потемнел, глаза стали жестокими, а душа чёрной. Если раньше ему удавалось сдерживать тёмные силы, то теперь они вырвались наружу. Он стал одержим Тьмою. Однажды, когда язычник съехал с катушек, он продал меня местным язычникам, для жертвоприношения. Это было ночью. Я уснула вместе с ним, а проснулась на жертвенном алтаре.

– Подожди, как!? Ведь к тебе не так то просто подобраться, ты же всегда начеку! – возразил Ан.

– Да, я хороший воин. Но я бессильна против чёрной магии. Наверное, тогда я по настоящему пожалела, что отказалась от магии. Мне чудом удалось спастись. Потом я узнала, что Волхв проповедует Тёмные Начала. А чуть позже до меня дошли слухи о его новой славе… Славе Ворона. Его так и звали – Чёрный Ворон Два Пера. Они отходили от глаз вверх, напоминая брови. Теперь он славится своими грязными убийствами, разрушениями и прочими тёмными делами. Нам точно было с ним не по пути. – Дамира вдруг повернулась к Виссарионову, и его словно окатило холодной водой. – Мерзкая история…

– Я сожалею, Дамира. А тебе не хотелось отомстить? – Андроник задал вопрос автоматически, не подумав.

– Месть – не выход из положения. Раны останутся всё равно. Легче простить. Если не можешь, то хотя бы смириться.

Валькирия с шумом отодвинула стул, встала и направилась к выходу.

– Полагаю, тема закрыта, – бросила она на ходу.

– Дамира! – крикнул Ан ей вслед. Он нагнал её, но остановить валькирию не было никакой возможности.

– Дамира, прости!

– Ничего, несносность уходит с годами, деликатность может не прийти никогда.

Что хотела сказать Дамира этой фразой, Андроник не понял. Он лишь смотрел вслед ускользающему силуэту. Он знал: уже никогда не будет так, как прежде.

Глава 8. Невеста

Андроник проснулся от резкого порыва ветра, ворвавшегося внезапно в комнату. Ледяной поток воздуха ударил парню в лицо, заставив вскочить с постели. Виссарионов огляделся – никого. В комнате было невыносимо холодно, хотя на дворе июль.

«Окно!» – догадался Ан.

Он осторожно поднялся и захлопнул его. Парень уже хотел лечь и спать дальше, но что-то не давало ему покоя, чей-то взгляд… Он обернулся и чуть не свалился с ног. Перед ним, буквально в паре сантиметров от его тела парило нечто. Оно обжигало холодом. Андроник закрыл глаза, взял себя в руки и взглянул на существо вновь.

Это была девушка. Она смотрела стеклянными глазами как будто сквозь предметы. Её прозрачное, чуть светящееся тело, парило над полом. На призраке было белоснежное кружевное платье с широкой атласной лентой на талии и длинной развивающейся юбкой. Длинные, почти до колен волосы, покрывала едва заметная, сделанная из тончайшей паутины фата. Невеста. Точнее, призрак невесты.

– Ты кто? – только и смог выдавить из себя Андроник в надежде, что девушка заговорит.

– Не знаю, – потусторонним голосом произнесла она. – Я не знаю своего имени, я не помню ничего…

Андроник двинулся к кровати, но привидение не шелохнулось. Парень прошел сквозь него. Ощущение, словно окунулся в ледяную воду.

Он присел и закутался в одеяло. Зубы стучали. Ан пытался бороться с холодом. Безуспешно.

– Зачем ты здесь? – запинаясь, спросил он.

Девушка снова уставилась сквозь него. Затем вдруг улыбнулась, и холод исчез.

– Я ищу тебя.

– Зачем? – Ан чувствовал себя неуютно. Не каждый день в гости заглядывают призраки. Ему хотелось поскорее закончить разговор. Нарастающая тревога не давала спокойно мыслить и говорить.

– Ты Искатель Душ, – твёрдо произнесла девушка.

– Если ты сейчас здесь, значит, у тебя есть душа, – Андроник уже кое-чему научился и знал, что душа – это энергия, эфирное тело, если так можно выразиться. Это то, что остаётся от человека после смерти физического тела. – Ты же привидение. Значит, ты – душа.

– Я не свою душу хочу спасти, а Его… – тихо сказала Невеста.

Её голос стал еле различимым, похожим на шёпот листвы.

– Кого?

– Не помню, – она зажмурилась, словно пытаясь что-то вспомнить.

– Как я могу тебе помочь, если сам ничего не знаю? – Андроник, кажется, начал понимать, о чём речь. Раз девушка в наряде невесты, значит, у неё есть (или был) жених. – Ты одета как невеста. Может, что-то произошло…

– Я – Невеста, – отчётливо произнесла девушка. В её глазах снова вспыхнул ледяной огонь – она вспомнила… – Я его любила…У нас была свадьба… Я и Он у алтаря… Потом наступил мрак…

Она села на кровать рядом с Аном и положила руку ему на колено.

Опять холод… Пустота… Мрак… Вдруг из темноты выплыла картинка. Именно картинка, как в кино. Андроник увидел много людей – мужчины, женщины, стояли по обе стороны красной дорожки. ЗАГС. Женщина, что-то читает. Перед ней парень и девушка. Девушка – в ней Андроник моментально узнал Невесту – прикрывает лицо фатой. Юноша чуть старше Ана. Высокий, складный, голубые глаза, чёрные как смоль волосы и… серебряная серьга в ухе.

«Согласны ли вы…» – слышит Андроник голос женщины. Но она не успевает произнести имён. Двери зала распахиваются, в него входят чёрные фигуры в масках. Образы становятся размытыми, Андроник различает только силуэты. Раздаются выстрелы, крики. Люди бегут врассыпную, некоторые падают. Ещё одна автоматная очередь, красное пятно расползается по белоснежному платью… Пустота… Мрак…

Опять появляется изображение, будто сквозь кровавую пелену проступают силуэты: люди в чёрном исчезли, появляются другие тёмные фигуры, точнее одна. Один человеческий силуэт и… что-то необъяснимое – две тени или даже сгустки тумана, чёрного, всепоглощающего тумана. Они окутывают парня, жениха в смокинге, и тащат в пустоту, во мрак. Он пытается сопротивляться – тщетно. Тёмная фигура смеется. – видно, как сотрясаются плечи…

«Пришло время платить по счетам!», – последнее, что услышал Андроник.

Опять темно, но на этот раз продолжения не будет…

Ан упал на кровать без сознания. Лишь вспыхнула фраза в его мозгу: «Помоги, Искатель Душ!»

И он всё понял. И в сердцах поклялся помочь.

Это была, пожалуй, самая беспокойная ночь в его жизни. Перед глазами мелькали силуэты, образы, мысли, но они не задерживались в памяти. Кроме одного.

Уже под утро, перед рассветом он увидел неизвестного. Непонятно, был это сон или явь. «Помнишь сказку, Андроник? – спокойно сказал незнакомец. – Налево пойдешь – коня потеряешь, прямо пойдешь – смерть найдешь, направо пойдешь – счастье обретешь». – У него не было лица, нельзя было описать, как он выглядит, но голос раздавался не из ниоткуда. Скорее это был сгусток Пустоты, и он вселял страх. Страх, заставляющий людей совершать ужасные поступки. Страх захлестывающий даже смерть! – «Только это не сказка и правой стороны здесь нет. Ты обрекаешь себя на смерть – лучшее из того, что может ожидать тебя. Решай: твоя жизнь против чьих-то, возможно, недостойных. Нужно ли тебе это?..»

И исчез. Это было не столько угрозой, сколько предостережением, но слова вселили такие сомнения, что захотелось всё бросить и вернуться в обычный мир.

* * *

Андроник вскочил с постели. Голова болела. Что произошло? Перед глазами всплыл образ девушки.

«Невеста!» – вспомнил парень, и всё встало на свои места. И ещё слова: «Ты обрекаешь себя на смерть». Кто он, Неизвестный? Почему ему угрожал? Наверняка это происки тёмной стороны. А если нет?..

«Правильной ли дорогой я иду?»

* * *

За завтраком Искатель рассказал о Невесте друзьям.

– Ты Искатель Душ, – резко произнесла Эльда. Она сегодня была в скверном расположении духа, работы никакой не намечалось, стрелять было не в кого, и девушка мучилась от безделья. – Привыкай! К тебе сейчас потянутся все «униженные и оскорбленные».

И тут же ведьма схлопотала подзатыльник от валькирии.

– Эй, ты! Крыша в космос улетела? – возмущённо закричала Эльда.

Дамира только укоризненно взглянула на неё, применив свой фирменный «огненный» взгляд. И ведьма примолкла.

– Не смей так говорить, – угрожающе произнесла валькирия и обратилась к Виссарионову: – Ты сказал, Жениха утащили тёмные фигуры. Собиратель Душ сказал, нужно платить по счетам, так? Если всё было так, как ты говоришь, и твоей невесте ничего не померещилось…

– Она не моя.

– Неважно. Возможно, они заключили честную сделку.

– Мрак и честность!

– Насколько это вообще возможно. Если сделка заключена по правилам, и придраться не к чему, этот парень добровольно обрёк себя на вечные муки.

– Он безумец, – вставил Илий. Он сидел напротив Андроника и внимательно слушал разговор.

– Он не выглядел безумцем… – прошептал Ан.

– Ан, ты видел всего лишь воспоминания влюблённой девушки, к тому же привидения.

– И что?

– А то. Она могла что-то упустить, не заметить, забыть. Она видит всё другими глазами. Так что достоверности этих воспоминаний сомнительна.

– Представь девушку, у которой увели любимого прямо у алтаря. Да у неё весь мир виноват! – подала голос Эльда.

– Вот тут она права, – подтвердила валькирия. – Каким бы хорошим человеком она ни была, какими бы благими ни были твои побуждения, тебе придется перевернуть весь Ад, чтобы вызволить этого парня. Прости, конечно, но тебе это не под силу.

– Ладно. – вздохнул Андроник. – Но я всё равно помогу ей.

Глава 9. Музыка Сфер

В дверь настойчиво постучали.

– Ты запер? – шёпотом спросила Эльда.

– Мне было не до того, – попытался отшутиться Ан.

Эльда натянула одеяло и начала съезжать с кровати, стараясь двигаться бесшумно.

– Я вхожу, – громко возвестил голос, и дверь распахнулась.

Несколько секунд валькирия шла на автомате, не глядя на Ана.

– Ан, я тут подумала… – она повернулась к кровати и замерла. Её взгляд скользнул по ведьме, сидящей на краю и прикрывавшей грудь простыней. Потом переместился на Андроника, полулёжа облокотившегося на подушки. Короткий вздох. – Я так вижу, нет смысла спрашивать, что здесь происходит. – Тон валькирии сделался из удивлённого в ехидно-деловой, что по опыту Ана, не предвещало тёплой беседы. Сейчас она взорвётся.

– Взрослые люди развлекаются, – то ли пошутила, то ли пояснила Эльда.

Красная тряпка была поднята.

– Ничего не было, – сдавлено произнёс Ан. Он чувствовал как щёки заливает краска.

– Что ты перед ней оправдываешься? – девушка обмоталась простыней и встала.

– Молчи, ведьма! – повысила голос Дамира. – Тебя никто не спрашивает.

– Что ты имеешь против ведьм, дочь ведьмака? – усмехнулась Эльда, специально употребив вместо «колдун» слово «ведьмак».

Одного энергичного взмаха тряпки достаточно, чтобы бык кинулся в атаку. Валькирия рванулась к девушке и со всей силы швырнула её на пол.

– Не смей указывать мне моё место, шваль! – Дамира кипела и сыпала искрами. – Ты не стоишь и мизинца на моей ноге! Что ты знаешь о магии, девчонка из Нового Мира, боящаяся сломать ноготок, прячущаяся за человеческое оружие!

Несмотря на то, что ведьма уже была на полу, валькирия продолжала наступать. Эльда на локтях отползала вглубь комнаты, демонстрируя поразительное проворство.

– Успокойся Дамира, – Андроник скатился с кровати и загородил Эльду.

– Я спокойна, – не понижая голоса, произнесла она. – А ты… Ты хоть понимаешь, под какой риск нас всех загоняешь? Ты пришёл искать свою сестру, а вместо этого спишь с этой… малолетней ведьмой!

– Успокойся, – повторил Ан, – ничего не было.

Он старался говорить медленно и уверенно, но сам сгорал от стыда. Словно говорил с сестрой, которая застукала его в постели с очередной подругой.

– Мне всё равно… – уже тише заговорила Дамира. – Как знаешь. Но как твой хранитель я запрещаю тебе всякие отношения во время похода. Если её убьют, я не хочу собирать тебя по кусочкам. С Собирателем никто за тебя сражаться не будет. Не говоря уже о том, что твои амурные дела ставят под сомнение дисциплину и тренировки. – Она, несомненно, продолжала бы отчитывать его, если бы Ан не перебил её.

– Я понял. Этого больше не повторится.

– Хорошо бы… – пробурчала валькирия. Она помедлила несколько секунд, соображая, зачем вообще приходила. Гнев отбил желание разговаривать с подопечным, тем более, в присутствии неудавшейся соблазнительницы. – И знаешь… Оденься, а то простудишься.

Ан не сразу понял, о чём она говорит, а когда сообразил, то пожелал провалиться под землю. Он стоял перед валькирией абсолютно голый. Бросился защищать Эльду, забыв накинуть на себя хотя бы простыню. Позади него раздался нервный смешок ведьмы.

Валькирия как ни в чем не бывало гордо прошествовала к выходу.

– И ещё, – оглянулась она, закрывая дверь, – наверное, Нетон уже говорил тебе… Ещё одна специфическая черта Хранительства – я всё чувствую.

Дверь беззвучно захлопнулась. Оставив Андроника наедине со стыдом и катающейся по полу ведьмой.

* * *

Три дня до второго испытания. Напряжение растёт.

Андроник всё также упорно занимался магией и осваивал боевые искусства. В полдень, перед обедом у королевы Замка Сфер, колдун вызвал Виссарионова на поляну.

– Пришло время научиться телепортации, – торжественно объявил Нетон.

– Что, простите? – переспросил ошалевший Ан. – Мне послышалось, или вы сказали, что будете учить меня сверхбыстрому перемещению в пространстве.

– Да, именно так. Ты готов.

– Но… вы же говорили, что телепортировать учат только через год после начала обучения магии. Может, конечно, я разучился ориентироваться во времени, но насколько я знаю, года ещё не прошло. – Не то, чтобы Виссарионову не хотелось учиться, просто это было настолько неожиданно, что сработала естественная психологическая защита. Ана восхищало умение волшебника мгновенно перемещаться из одного места в другое. Но от валькирии, обожающей запугивать, он постоянно слышал, что отец когда-нибудь доиграется, что телепортация очень опасная штука и при очередном скачке в пространстве, можно оказаться замурованным в стене или, что ещё хуже, расщепиться на кусочки. Андроника не очень устраивала перспектива очутиться где-нибудь в бетоне или приземлиться без головы. Словом, он пребывал в сомнениях. Как известно, у страха глаза велики.

– Ты готов, – повторил маг. – К тому же твой дар развивается не так как у других. И, что более важно, у нас нет времени, чтобы растягивать обучение.

– Хорошо, давайте начнем.

– Отлично! Тогда встань напротив меня и успокойся.

Ан послушно остановился напротив Нетона и, закрыв глаза, попробовал сосредоточиться.

«Спокойно. Ты всё сможешь. Тем более что здесь открытое пространство и тебе нечего бояться. Моя магия сильнее, необычнее, она найдет выход», – успокаивал он себя.

– Прекрасно! – ни с того, ни с сего воскликнул Нетон. – Просто потрясающе!

– Что?!

Андроник открыл глаза, не понимая в чём дело. Он посмотрел по сторонам и, не заметив ничего необычного, вопросительно уставился на учителя.

– Ты практически переместился. Твоя магия достигла необычайного сосредоточения. Теперь, представь место, куда ты хочешь попасть. Например, у меня за спиной – это самое простое.

Виссарионов на секунду представил спину Нетона, примерно в метре от себя. Попробовал ощутить, как каждая молекула его тела разносится в пространстве и проходит сквозь него. По телу побежал ветерок. Ан почувствовал себя мозаикой, разлетающейся на кусочки. При этом он не испытывал ни боли, ни страха, просто щекотка и холод, будто сквозь тебя проходит огромный поток ветра. Через пару секунд Андроник ощутил, как его тело собирается снова, тысяча кусочков пазла образовали цельную картину. Странно то, что за время, пока он был пылью, его сознание пребывало а каждой молекуле тела. Противоречивое ощущение. Виссарионов открыл глаза. Получилось! Он стоял позади мага на некотором расстоянии от него.

– Неужели… Я сумел! – закричал парень.

Волшебник обернулся и похлопал его по плечу.

– Ты справился!

– Это было просто, – Андроник понял, что сделал гигантский шаг вперёд в своём развитии, и на это ему понадобилась всего пара секунд! – Мне даже не верится. Вы так долго готовили меня к тому, что можно было совершить за несколько секунд. Я и не почувствовал! Это было легко! А я думал…

Андроник был несколько разочарован. Он ожидал чего-то сверхтрудного, страшного, захватывающего… А оказалось – бах!.. и всё, готово.

– А никто и не говорил, что будет сложно. Андроник, тебе нужно понять одну вещь. Твой дар… Он не такой как все магические таланты. Неудивительно, что ты учишься быстрее, и некоторые приёмы тебе удаются легче. Но всё-таки не забывай: везде есть свои тонкости. Я хочу сегодняшний день посвятить перемещению.

– Классно! Что, наперегонки, – воскликнул юноша в предвкушении захватывающего путешествия.

– Ну, если ты уверен в своих силах…

– Так точно. Рядовой Виссарионов к переходу готов, – весело отрапортовал Ан.

– Только держи со мной ментальную связь – на случай, если ты всё-таки не справишься с управлением.

Андроник опять зажмурился, придумывая, куда бы ему отправиться. «К фонтану…» – промелькнуло в голове. И он тут же почувствовал, как тело снова дробится, делая новый скачок в пространстве.

Виссарионов заподозрил неладное. Стоило ему открыть глаза, как он понял, что повис в воздухе. Точнее даже не повис, а уже летел вниз по направлению к фонтану. Ан плюхнулся точно в воду, накрыв гуляющих у фонтана людей брызгами и лавиной мыльных пузырей, обычно парящих над Фонтаном Сфер.

Мокрый и злой, Андроник перевалился через кромку фонтана и обнаружил там Крокуса Нетона. Волшебник с улыбкой наблюдал за нерадивым учеником. Он едва сдерживал смех, наблюдая, как маг-недоучка бестолково болтается среди мыльных пузырей и пытается совладать с водой.

– Урок первый: чётче формулируй свои мысли и ярче представляй место, перед тем как телепортироваться, – произнёс он тоном, напрочь сбивающим спесь. – Пошли дальше…

Маг исчез. Андроник только уловил «Фруктовые сады Антикула».

– Теперь, значит, Нетон задаёт направление, – пробурчал Ан.

Ему требовалось больше времени для формирования образа места, чем магу, и поэтому он знал, что отстанет.

«Фруктовые сады Антикула. В двух метрах от Дикой Яблони», – он представил то самое дерево (не забыв указать на корни, чтобы не очутиться в воздухе). Это единственное место, которое он запомнил во всех садах.

Андронику опять не повезло. Он чуть не свалился на валькирию. Каким образом Дамира оказалась именно там – неизвестно. Но Ан столкнул её с места, за что очень крепко получил. Он был счастлив уже от того, что не напоролся на её клинок. Она была в бешенстве. Какие ещё сюрпризы впереди?..

Волшебник приземлился около груши, застав перепалку «сладкой» парочки в полном разгаре.

– Урок второй: всегда проверяй место прибытия на наличие посторонних предметов истинным зрением. Надеюсь, ты не забыл как это делается, – возвестил колдун, как только Дамира закончила кричать и, пнув Ана ногой, удалилась, проклиная день, когда стала его хранителем.

– Что ещё? Может, скажете сразу? – процедил Андроник. Ему начинала надоедать эта ставшая опасной гонка.

– Выбирай место, – только и сказал Нетон.

«Хорошо, – хмыкнул Ан, – сарай Амоса. Под Замком Сфер».

Это была не просто большая, это была гигантская ошибка!

Андроник оказался на краю пропасти. Он едва успел ухватиться руками за выступ, и теперь висел над бездной под Замком Сфер (хотя бы одно условие сбылось!). Ветер трепал волосы и щипал глаза. Андроник щурился и пытался хоть что-то разглядеть в дымке облаков.

Нетон появился спустя мгновение, но оно показалось вечностью. У Андроника уже ослабли руки, подтянуться было невозможно, так как он хватался за дёрн, который всё время отрывался, не выдерживая его веса. Виссарионов готов был сорваться вниз. Маг подоспел вовремя. Протянул руку и помог парню вскарабкаться наверх.

– Третий, но самый важный урок: у каждого волшебника есть лимит расстояния, на которое он может перемещаться. Этот лимит зависит от тренировок и возможностей человека. Ты исчерпал свой лимит. Поэтому не смог покинуть границу Замка Сфер и оказался здесь.

– Ничего себе урок! Он чуть не стоил мне жизни! – Виссарионова все ещё колотило от пережитого потрясения и гнева. – А где были вы?

– Я услышал твой сигнал и машинально перенесся к старине Амосу. Извини, совсем из головы вылетело. Пришлось возвращаться сюда.

– Хорошенькое дельце! А я могу увеличить расстояние перемещения?

– Да. Но надо тренироваться.

Решив, что на сегодня приключений хватит, Андроник возвратился в замок пешком. Но там, к сожалению, его ожидал не покой…

* * *

– Привет, Дамира! – поприветствовала валькирию Эльда. – Вижу, ты решила заняться культуризмом.

Ведьма многозначительно посмотрела на импровизированную гирю в руках валькирии. Во второй половине дня валькирия часто тренировалась в зале Славы. Это был зал, посвященный турниру. На стенах красовались портреты героев, выигравших турнир или просто живущих на территории замка, списки погибших и всевозможные награды служащих при королеве рыцарей. Заодно зал являлся и тренажёрным, но обычно пустовал: люди предпочитали заниматься на улице.

– Зачем пришла? – вместо приветствия произнесла Дамира.

– Тебя не спросила, – не удержавшись, огрызнулась ведьма.

– Вот именно, что не спросила, – валькирия отбросила гирю и развернулась. – Я не намерена разговаривать с тобой в таком тоне. – И Дамира вышла из зала.

«Чего она взъелась?» – подумала ведьма.

Эльда, конечно, понимала, что некоторые личности неадекватно реагируют на её причудливый, порой слишком дерзкий нрав, но она не могла понять, почему дочь Нетона её не принимает.

Ведьма выбежала за валькирией, но её и след простыл.

– Ну и ладно, можно подумать мне всё это нужно! – крикнула она в пустоту и поймала себя на мысли, что ей действительно это нужно.

Надо срочно найти Андроника!

Девушка направилась в гостиную, решив подождать его там. С тех пор как троица прилетела в замок, им выделили целое крыло, в котором находились столовая, пять спален и гостиная. Лишние спальни заполнились, когда прибыли Эльда и Илий. Сейчас они жили впятером. Днем все занимались своими делами, а вечером собирались в гостиной, чтобы обсудить очередной план действий на испытании. Как правило, всё заканчивалось ссорой. Или валькирия ссорилась с Эльдой, или Андроник ссорился с валькирией. Она как личность вспыльчивая, всегда оставалась чем-то недовольна и обычно первой покидала комнату.

Вот и сейчас, ведьма застала её в кресле у камина. Днем было жарко, и камин не топили. Дамира сидела, уставившись на лежащие в нём поленья, будто в оцепенении. Такое часто с ней бывает, о чём она думает в такие моменты – неизвестно. Услышав шум, она схватила со стола первую попавшуюся книгу и уткнулась в неё.

«Искусство опережения противника», – прочитала Эльда на корешке. Валькирия сидела к ней вполоборота, но упорно не замечала её.

Ведьма огляделась: в комнате больше никого не было, лишь доносящийся из открытого окна ветерок слегка колыхал тяжелые бархатные шторы, да тихо тикали старые часы с кукушкой. Эльда не стала снова заводить разговор, а собралась покинуть комнату, но в дверях столкнулась с Андроником.

– Хай, Мальвина! Как делишки? – как ни в чем не бывало, бросил ей парень и плюхнулся на диван.

Следом в комнату вошёл Нетон. Он сел в кресло напротив дочери и, откинувшись на спинку, закрыл глаза.

– Да, денёк выдался насыщенный! – воскликнул Искатель, заметив позу мага. Он взглянул на часы. – О, сейчас только три! Что мы будем делать до вечера?

Ответа не последовало.

– Дамира, может, научишь меня действовать на опережение в поединке на мечах?

– Ты сначала думать научись на опережение. И без мечей, – сквозь зубы проговорила валькирия.

– Ты что, всё ещё злишься из-за того случая в саду? Это была просто случайность. Я же в первый раз! – оправдывался парень.

– И, надеюсь, в последний, – устало вставил колдун.

– Скажи спасибо, что эта случайность для тебя не стала последней! Я могла тебя убить! Вылетел из ниоткуда. Думаешь, это смешно? – валькирия скорее злилась на себя. Как хранитель она чуть не совершила досадную оплошность, которая могла стоить им обоим жизни. Она тут же бы отправилась за парнем на тот свет! Больше всего её бесила беззаботность этого мальчишки.

– Ничего же не случилось! – защищался Андроник.

– Представляешь, Ан, заголовок: «Смертельное недоразумение: хранитель убил своего подопечного и умер, не в силах вынести груза предательства», – не унималась валькирия.

– А, что собственно произошло? – деловым тоном поинтересовалась Эльда. Она до сих пор стояла в дверях, опершись о дверной косяк, и наблюдала за перепалкой.

– А, собственно, ничего особенного, – в тон ей ответил Ан. – Дамира взъелась на меня из-за того, что я случайно налетел на неё в садах старины Антикула. Ну, она машинально чуть не зарубила меня мечом. Ну, ведь не убила же! Что зря нервы портить? – взорвался Виссарионов. Ссора выглядела глупой и смешной, но смеяться никто не собирался.

– Остынь, парень! – Илий похлопал Андроника по спине. Вор весь день продрых у себя в комнате (вчера у него с местными была грандиозная попойка) и только сейчас выполз из своей конуры.

– Я ничего не понимаю. Как ты мог налететь на Дамиру? – усомнилась ведьма.

– Я телепортировался!

– А-а-а… Так бы сразу и сказал, – Эльда улыбнулась. Она направилась к Андронику и протянула ему руку. – Поздравляю, ты действительно научился чему-то ценному. Телепортация необходима в турнире!

– Меч. Вот, что действительно ему необходимо, – едко возразила валькирия. – И твёрдая рука.

– Ваши игры в рыцари на этом испытании не помогут, – парировала Эльда.

– Откуда ты знаешь? Правила испытания объявят только завтра, – засомневался Андроник.

– Для кого-то завтра, а для кого-то их уже объявили. Места надо знать. – Эльда жестом указала на стол, приглашая всех присесть. Собрав всю компанию за круглым столом, она достала из кармана клочок бумаги.

– Карта? – удивился Андроник.

– Карта Сада Сфер, – уточнила ведьма – Именно там будет проходить новое испытание. Какое точно, я не знаю, но догадываюсь. – Эльда посмотрела на колдуна, и он охнул.

– Что? Что это будет? – Андроник забеспокоился, глядя на волшебника. – Не молчите же!

– Я знаю только одно препятствие, которое может быть в Саду Сфер. Музыка Сфер.

– Что? – спросили все хором.

– Точно! – Эльда щёлкнула пальцами. – В этих гигантских шарах творится музыка! Только мы её не слышим. Почему?

– Говорят, это музыка для посвящённых… – прошептала валькирия.

– Отлично! Все всё знают, один я не при делах, – обиделся Андроник. Иногда ему досадно было осознавать, что он так мало знает об этом мире.

– Ан, на самом деле никто и ничего не знает, – успокоила его валькирия. – Мы можем только строить догадки.

– Если Эльда права, то Андронику ничего не поможет – ни магия, ни оружие.

* * *

Их опасения подтвердились. На следующее утро, не успел Виссарионов проснуться, как услышал шум. Что-то воткнулось в дверь комнаты. Андроник открыл дверь и обнаружил стрелу. Сначала он подумал на валькирию, так как её дверь расположена напротив.

– Зачем же портить дверь! – крикнул парень. Но в коридоре было пусто, и на его крик никто не откликнулся. – Ладно.

Ан хотел вытащить стрелу, но стоило ему дотронуться до неё, как из пустоты возник лист бумаги – он был намотан на древко.

«Уважаемый Андроник Виссарионов, именуемый Искателем Душ! Вам надлежит явиться к вечеру второго дня от прочтения вами этого свитка к Саду Сфер. Предстоящее испытание носит название «Музыка Сфер» и является вторым в турнире «Пылающего Меча». Предупреждение: испытание чрезвычайно опасно для вашей жизни. Если вы не готовы к его прохождению, вы можете отказаться.

Комиссия турнира «Пылающего Меча» во главе с королевой Замка Сфер, Лавиной, дочерью Варлена Стрелка», – прочитал он.

– И это всё?

Парень снял листок, вернулся в комнату и сел на кровать.

– И что теперь? – пробормотал он озадаченно.

Андроник понимал, что вряд ли кто-то из его друзей сможет ему помочь. Нет ничего более пугающего, чем безысходность. Если он не найдет выход… его ждет смерть. В голову снова пришли мысли о сестре. Если он не дойдет до конца пути, Анжелика так и останется в плену, и этот плен будет длиться вечно…

Андроник сидел, сжав голову руками, и думал, думал, думал… Обо всем. Ему хотелось отвлечься от мрачных мыслей о предстоящем испытании. Он вспомнил валькирию. Первый раз, когда он её увидел… впрочем, она мало изменилась. Всё такая же серьёзная и вспыльчивая. Девушка огня и воды. Чего только стоят её рыжие и пепельно-белые косы. А её стремлению к победе может позавидовать даже повидавший виды вояка. Андроник надеялся, что у этой девушки будет хорошее будущее… если он не погибнет… Зачем она дала клятву Хранителя?! Эта мысль ледяным кинжалом полоснула его сердце. Не зря она так горячилась вчера, не зря так беспокоилась. Теперь, когда серебряная нить обещания превратилась в стальной канат клятвы, валькирия беспокоилась не только за его жизнь, но и за свою. Если раньше она не боялась погибнуть в бою, то теперь каждое неосторожное слово, каждое лишнее движение может расцениваться как предательство или нарушение клятвы. Она сама обрекла себя на такое существование… зависимость от него.

Андроник вспомнил Эльду, эту дерзкую девчонку. Они похожи. Андроник искал похитителя своей сестры, Эльда – нечисть, убившую её подругу. По сути, они оба были Искателями. Хотя ведьма иногда переходила грань. В стремлении уничтожить зло угадывалось одно желание – мстить. Они никогда не говорили об этом, да тут и ничего объяснять не надо. Всё и так ясно. Что ж, это её выбор, её судьба.

Нетон… Андроник был благодарен ему за всё, чему он научил его. Волшебник был парню как отец, даже больше. Но Ан ничего не знал о прошлом мага. Странно, что Андроник никогда об этом не задумывался, ведь он и правда совсем ничего о нём не знает. И уже не узнает…

А Илий. Вся компания находилась вместе не так долго, но он уже успел привыкнуть к этому смешному, добродушному бродяге. У Илия главное в жизни – мечта. Андроник как-то не привык мечтать, да и не умел. Илий, этот мелкий вор, верил, что попадёт в Новый Мир, он надеялся на это, хотя с точки зрения Андроника, постороннему человеку попасть туда невозможно. Но всё-таки главное – надежда…

Его размышления прервал стук в дверь. Дверь приоткрылась и в неё протиснулась Эльда.

– У тебя стрела в двери, – сказала она вместо приветствия. – С тобой всё в порядке?

– Да, всё просто замечательно! Если не считать вот этого, – Андроник помахал свитком перед её лицом.

Ведьма опешила.

– Что стоишь? Входи, раз пришла, – срывающимся голосом произнёс Виссарионов.

– Уже пришло? – тихо спросила Эльда.

Она молча протянула руку за свитком и быстро прочла.

– И всё?!

– Я тоже думаю, что маловато. Ни цели испытания, ни вознаграждения…

– Зато предупреждение: откажитесь пока не поздно.

– Да, и вы будете считаться трусом…

– Но живым, – закончила ведьма.

– Странно… Ничего не объясняют. Вы с Нетоном правы: у меня нет шансов.

– Не смей так говорить, – серьёзно сказала Эльда.

Андроник даже обернулся: ему показалось, что перед ним валькирия.

– Надо созвать всех в гостиной. Ан, у нас целых два дня…

– Разуй глаза, Мальвина! – крикнул Виссарионов. – Там написано: «К вечеру второго дня». Сейчас утро, день первый. Испытание завтра!

Андроник упал на кровать и закрыл глаза. Он услышал, как хлопнула дверь – Эльда ушла.

Девушка постучала в дверь комнаты Дамиры. Никто не открыл. Ведьма постучала ещё раз, и снова ответа не последовало. Эльда тихонько открыла дверь и вошла. Комната была пуста. Ведьма выглянула в окно.

– Ну конечно! – догадалась она.

В это время валькирия обычно устраивает утреннюю пробежку. С недавних пор она перестала доставать Андроника с ранним подъёмом и стала бегать одна. К тому времени как замок просыпался, Дамира уже возвращалась в свою комнату.

Ведьма всегда вставала самой последней и не замечала отлучек валькирии. Неудивительно, что это стало для неё неожиданностью.

«Ладно, пусть побегает. Навестим пока нашего мага».

Девушка вышла из комнаты Дамиры и направилась к соседней. Осторожно постучала. Из-за двери послышался приглушённый голос:

– Прошу входите.

Эльда открыла дверь. Волшебник сидел в огромном кресле, обтянутом шёлком, перед таким же огромным столом из красного дерева. Ножки стола напоминали лапы льва, а по краю столешницы шёл необычный витой узор, изображающий диковинных животных, о существовании которых Эльда даже не догадывалась. Девушка никогда прежде не бывала в этой комнате, и её удивило, что комната колдуна вдвое меньше всех остальных. Кресло и стол занимали почти все пространство комнаты. Остальная её часть, кроме кровати, была уставлена полками с книгами и какими-то приборами. Маг изучал очередной древний свиток. Посмотрев на ведьму сквозь стёклышки узких, едва заметных, очков, он указал жестом на небольшой табурет, стоящий перед столом.

– О, юная волшебница. Что привело тебя ко мне в столь ранний час? – витиевато спросил Нетон.

– И вправду, чёрт дернул проснуться в такую рань! – выругалась Эльда, но увидев недоумение на лице мага, замолчала. Девушка не стала садиться, а просто подошла к магу и положила перед ним свиток.

– Что это? – удивлённо спросил волшебник, разворачивая бумагу.

– А вы прочтите.

Волшебник внимательно прочёл послание. Встал из-за стола.

– Я так и думал, – сказал он и зашагал к выходу.

– О чём вы? – пришло время ведьмы задавать вопросы.

– Где Андроник?

– Он как прочитал, так будто оцепенел, свалился в постель и думаю, пролежит там весь день.

– Не надо его беспокоить, пусть молодой Искатель отдохнет перед предстоящим испытанием.

– Он на него пойдёт? – буркнула Эльда себе под нос, но маг услышал.

– Конечно, пойдёт! А ты сомневаешься?

– Нет, что вы! Я имею в виду то, что… там же написано об опасности испытания…

– Он будет в нём участвовать! – маг резко развернулся, и девушка едва не столкнулась с ним. – Мне понадобится твоя помощь. Мы пойдем в библиотеку.

«Похоже, только я знаю, что я ни фига не знаю!» – воскликнула ведьма про себя. Происходящее здесь и сейчас было за гранью её понимания.

Войдя в библиотеку, маг начал бродить между стеллажами.

– Что мы ищем? – поинтересовалась Эльда.

– Историю Замка Сфер. Возможно, историю проведения турнира «Пылающего меча». Что-нибудь о Садах Сфер, – уточнил маг, входя в проход между стеллажами «История мира» и «Магическая история». Эльда сразу направилась к стеллажу «Турниры и магические войны».

– Я нашёл! – через некоторое время воскликнул маг.

Он вышел из-за стеллажа с толстенной книгой в руках. На кожаном переплете золотыми буквами было вытеснено: «История Замка Сфер с момента создания и до наших дней». Маг подозвал к себе Эльду, и они сели за ближайший стол.

– Вот, – волшебник указал на содержание. – Раздел четвёртый, «Турниры».

– Турнир «Пылающего меча», – прочитала вслух ведьма. – Страница 985.

Они открыли справочник на нужной странице. Под названием главы был изображён юноша, держащий перед собой пылающий меч. Пламенем было объято только лезвие меча.

– Смотрите, это Андроник! – девушка ткнула пальцем в рисунок.

– Тебе показалось, – успокоил её волшебник. – Действительно сходство есть, но это не пророческий рисунок.

– Основателем турнира стал первый из магов, но третий король Замка Сфер, Великий Виссарион, прослывший величайшим из героев Старого Мира, – прочитала ведьма. – И вы будете утверждать, что это не пророческий рисунок? Наверняка этот Виссарион – родственник Андроника, иначе как объяснить поразительное портретное сходство.

– Виссарион является далеким предком Андроника, – подтвердил Нетон.

– Значит, Нику, нечего бояться, он точно победит! Ведь у него это в крови? – Эльда с надеждой посмотрела на волшебника.

– Надеюсь, ты права, – изрёк он.

– Так, и что дальше?

– Посмотрим, что говорит книга об испытаниях. Не зря в послании написано так мало. Это загадка, разгадав которую, мы узнаем условия испытания.

* * *

Андроник совсем впал в отчаянье. Весь день он провёл в своей комнате, не вставая с постели. Не выходил ни к завтраку, ни к обеду, и даже за ужином друзья не увидели знакомого лица. Валькирия хотела пойти встряхнуть «оболтуса», но Нетон лишь махнул рукой и сказал, что Андроник сам способен решать, что ему делать.

Виссарионов показался только на следующее утро, в день испытания. Он был абсолютно разбит, каменная маска застыла на лице.

– Что? – спросил он, увидев испуганные взгляды друзей.

– Что с твоим лицом? – первой подала голос ведьма.

– А что с ним? – не понял парень. Он вообще не смотрел в зеркало в этот день.

– Живо убери эту печальную мину, – скомандовала валькирия.

– Узнаю привычные нотки в голосе. Значит, всё не так ужасно, как мне казалось, – обрадовался Андроник.

– Ты угадал. У нас есть для тебя новости, – ответила Эльда. – Мы с Нетоном вчера провели весь день в библиотеке и кое-что откопали.

Все уселись за стол, волшебник положил перед собой уже знакомую книгу.

– Советую тебе почитать, – сказала ведьма, открывая фолиант.

– Что это? – Андроник вглядывался в страницы, но спросонья мало, что понимал.

– Не что, а кто. Посмотри на портрет.

– Это я?! – удивился Ан.

– Я тоже так подумала сначала. Думаю, тебе стоит почитать, – и Эльда пододвинула книгу к нему.

Виссарионов углубился в чтение. И чем дальше он читал, тем больше округлялись его глаза.

– Как это возможно? – наконец выдохнул он.

– Пути судьбы неисповедимы, – многозначительно произнёс маг.

– Теперь ты понимаешь. У тебя есть преимущество, – сказала Дамира.

– Ты считаешь, что происхождение мне поможет?

– Ты потомок Виссариона, в твоих жилах течёт его кровь, – начала агитацию валькирия. – Вот я, например…

– Ну да, судя по твоему отцу, ты должна быть ведьмой.

– Сравнил! Один маг против нескольких поколений воительниц! – усмехнулась Дамира, но осеклась, заметив осуждающий взгляд отца, который как никто другой хотел, чтобы дочь пошла по его стопам.

– А ещё какие-нибудь доводы есть?

– Я нашёл кое-что об испытании, – серьёзно сказал волшебник, и пролистав несколько страниц, ткнул пальцем в отмеченный карандашом текст.

«Сад Сфер существовал в замке изначально. Ещё до его поднятия в воздух. Никто не знает, откуда взялся сад. Возможно, его создали древние боги, чтобы защитить жителей. А возможно, сильнейшие маги при строительстве дворца. Версий много. Выявив свойство Сада Сфер создавать звуки музыки, Виссарион (он был первый, кто вышел из сада живым) решил включить его в испытание. Согласно его словам и опыту, только человек с чистыми помыслами и твёрдыми намерениями способен пройти сквозь Сад Сфер, где в чистейших сферах Света и Жизни творится музыка. Музыка, которая может стать смертельной. Но прошедший Сад получает взамен за свои страдания укрепление в своей вере, укрепление в силе. Человек открывает новые возможности и становится сильнее…».

– Пришло время решить: готов ли ты идти до конца или лучше свернуть пока не поздно? – в гробовой тишине произнесла валькирия.

– Я не знаю, – с отчаянием сказал Андроник. Невидящим взглядом он смотрел на написанное. В голове вертелась одна фраза: «Музыка, которая может стать смертельной». «Смертельной», словно эхом отзывалось в голове.

«Что ж, я сделал свой выбор. Отступать некуда».

– Значит, пришло время проверить свой музыкальный слух, – попытался пошутить Андроник. Но лишь издал грустный смешок.

– Решать всегда трудно, но ты сделал правильный выбор, – успокоил его Нетон.

– Надеюсь, – прошептал Андроник и поднялся.

– Ты куда? – спохватилась валькирия.

– Хочу кое-что вам показать.

Виссарионов привёл друзей в Зал Славы и подошёл к маленькой неприметной чёрной мраморной плите. Она стояла сразу за стеллажами с наградами героев, так было принято в Замке Сфер: приз отдавали победителю, а награду – кубок, медаль или значок – помещали в Зал Славы. Как объяснила королева, это делалось для поднятия морального духа участников турнира. Увидев, сколько людей стало героями, участник обретал надежду на победу. Но была и другая сторона медали. То, что не афишировалось и не мелькало перед глазами: длинные списки погибших и пострадавших. Они обычно делались неприметными и не привлекали внимания.

Увидев протяженность списка, Эльда ахнула. Ей никогда не приходилось видеть столько жертв.

– Этот список для тех, кто не прошёл Сад Сфер, – пояснил Андроник, видя замешательство на лицах друзей.

– Но туда входят все проигравшие со времен основания турнира, а это – несколько сотен лет, – выговорил маг после нескольких минут молчания.

– Но это всего одно испытание, – в тон ему произнёс Андроник. – Сад Сфер является местом, где погибло самое большое количество людей со времен создания турнира. Притом, что это испытание выпадает не каждый год, а в среднем раз в пять-десять лет.

– Почему ты говоришь об этом только сейчас? – тихо произнесла Эльда. Она положила руку на плечо Андроника, в её глазах блеснули слёзы.

– Что бы это изменило? Я сделал свой выбор, – напомнил парень.

Тем временем Илий, который крутился около стеллажей с кубками, начал читать имена проигравших.

– Дамир Рязанов, 25 лет; Еруслан Полководец, 30 лет; Исай Рыжий, 20 лет; Карен Елизаров, 23 года…

– Замолчи! – оборвала Эльда.

– Я слышала о некоторых из них, – задумчиво произнесла Дамира, пробегая список глазами. – Почти все они были или выскочками, или искателями приключений… Точно! – вдруг как ошпаренная закричала она. От переизбытка эмоций она больно хлопнула Андроника по спине, парень еле удержался на ногах. – Возможно, в этом твоё спасение.

– В чём же, просвети?

– Просвещать будет Просвещение, – съязвила Дамира, – а я расскажу, в чём суть нашего плана.

– У нас есть план?! – оживилась Эльда.

– Ну-у, это громко сказано. Скорее, некоторое предположение…

– Излагай своё предположение, – поторопил Андроник.

– Как я уже сказала, большинство этих людей были искателями приключений… Кто-то охотился за славой, других интересовали деньги… Не забывай, что выигравшему полагалась должность на службе у королевы, а значит власть.

– А сад не терпит таких мыслей, – вставил колдун, подхватив мысль дочери. – Здесь важно не то, что ты делаешь, а то о чём ты думаешь.

– Вот именно! А ты другой. Тебя не интересует золото, а слава тебе даже вредит. Твоя конечная цель – спасти родного человека. И лишь это подвигло тебя на такой опасный поступок.

– А разве не так?

– Да, так, – обрадовалась Эльда. – Перед Просвещением ты чист как стеклышко!

Ведьма не удержалась и чмокнула парня в щеку. Возможно, у них появился шанс на спасение.

– Ну, может, и не совсем. Но придерживаясь этой мысли, ты пройдёшь испытание, – сказала Дамира.

– Нам пора идти, – заторопил их маг.

– До вечера ведь ещё далеко! – запротестовал Андроник. Ему не хотелось приближать опасный момент.

– Надо пройтись, развеяться, – произнёс волшебник тоном, не терпящим препинаний. – Живей, живей, выходите.

– Сейчас только полдень, можно пройтись по саду Антикула, похавать яблочек… – сказал Илий.

– Сделай одолжение, не напоминай мне про сады, – прорычал сквозь зубы Андроник.

Нетон удалился по своим загадочным делам, а друзья во главе с Искателем, принялись обследовать замок. Они находились в Замке Сфер уже достаточно долго, но в некоторых залах так и не побывали.

* * *

Подошло время испытания. Перед садом собралось много людей. Сам сад был обнесён живой изгородью и располагался в восточной части замка.

Андроник стоял на поляне, окружённый своими верными друзьями.

– Мы с тобой, Ник, – твердила ведьма.

– Причём, почти в прямом смысле, – произнесла валькирия. – Я как твой хранитель имею право подключиться к твоему сознанию. Если, конечно, ты меня впустишь.

– Зачем? – встревожился Андроник.

– Я буду знать всё, о чем ты думаешь. Так что, если потребуется помощь, подай мысленный сигнал, и мы дадим совет.

– Если меня не убьют раньше, чем я успею о чём-либо подумать, – горько усмехнулся Виссарионов.

– Возможно, наша помощь не понадобится, – сказал только что подошедший маг. – Я узнал, что музыка в Садах Сфер глушит все ментальные сигналы. Так что, даже если мы очень захотим помочь, то не сможем.

– Искатель Душ, я так понимаю, – обратился к ним человек, стоявший неподалеку. Он был одет как средневековый глашатай. – Ваша очередь.

Виссарионов уже повернулся, чтобы идти, как ведьма тронула его за плечо и указала на небольшое скопление людей у входа в Сад. Андроник заметил носилки. Мимо него проносили молодого парня, ненамного старше Андроника. Только от одного его вида передёргивало. Лицо заливала кровь. Алая жидкость тонкими струйками текла из носа и ушей. Тело напоминало огромную гематому. Незнакомец был без сознания.

– Что с ним случилось? – спросил кто-то из толпы.

– Барабанные перепонки лопнули, сосуды мозга не выдержали. Говорят, ему осталось жить всего ничего. А ведь он даже с места не сдвинулся, только зашёл в сад, – ответил один из несущих носилки.

– Спасибо, утешила! – крикнул Андроник, обернувшись.

Виссарионов направился к входу. Как только он приблизился к живой изгороди, он увидел деревья, но сферами были не они. Огромные шары парили на уровне зелёных крон. Эти сферы походили на большие мыльные пузыри. Внутри них не было ничего.

Искатель сделал шаг и… мир вокруг потемнел. Ан в панике обернулся: выход исчез! Куда ни кинь взгляд, везде густая зелень. Удивительно тихо. Ни пения птиц, ни шума ветра, будто всё замерло в ожидании чего-то.

«Может, я уже оглох?» – промелькнуло в голове Андроника.

Но он не решался произнести ни звука. Просто стоял и молчал, озираясь по сторонам. Природа была великолепна. Солнце проникало сквозь листву, игриво касалось своими лучами шарообразных крон. Это были не фруктовые деревья, но и не лесные. Какие-то местные, необычные и невероятно прекрасные. На некоторых из них красовались цветы, весь сад был наполнен чудным благоуханием.

«Пока ничего страшного. Пока».

И тут Андроник заметил извилистую тропинку. Она проходила через весь сад, петляла между деревьев и выходила прямо к калитке. Да, именно к калитке. Небольшой деревянной дверце в высокой зелёной ограде.

– Мне нужно пройти по этой тропе? – спросил Виссарионов пустоту.

Он сделал шаг и упал.

Ученик мага находился в одном из гигантских мыльных пузырей. Стенки пузыря были словно сделаны из стекла, гладкого и холодного. Андроник сполз на дно стеклянного шара и, как ни пытался подняться, всё равно скатывался вниз.

Он не сразу осознал, где находится и что делает, поскольку голову пронзила страшная боль. Глаза застлала тёмная пелена. Виссарионов пытался выбраться, сам того не замечая. Он действовал инстинктивно, так как от боли ничего не соображал. Через некоторое время ему удалось собраться. За болью он смог разобрать звуки. Это было монотонное гудение. Одна очень высокая нота тянулась невыносимо долго. Спасаясь от громкого звука, Андроник зажал уши руками, но это не помогло.

«Звук магический», – пронеслось в голове.

Виссарионов почти потерял сознание, из носа тонкими ручейками потекла кровь. Вкус крови привел парня в чувство.

«Если я не могу передвигаться по земле, то могу проходить через сферы».

Из этой сферы выхода не было. Андроник поднял голову и прямо перед собой увидел новую сферу. Она была чуть меньше этой и отливала нежно-розовым светом.

– Мне нужно туда… – пересилив боль, произнёс он.

Монотонное гудение стихло. Но затишье продолжалось всего секунду. На Виссарионова тут же хлынула волна противоположных звуков. Низкие, протяжные – как будто кто-то бил в чугунный гонг. Парень почувствовал такое давление, словно его прижали к дну стокилограммовым брусом. Но теперь он знал, что делать, и не намеревался задерживаться в этой сфере.

Андроник находил ближайшую сферу и телепортировался именно в неё. Постепенно, по мере увеличения скорости телепортации, в голове у него стала складываться музыка. Из монотонно звучащих по отдельности нот можно было получить удивительно гармоничную мелодию! Андроник благодарил мага за последний урок. Если бы он не умел телепортироваться, то давно бы погиб.

И вот, последняя сфера. Она была больше остальных и располагалась высоко над землёй. В ней не было музыки, боли, давления – ничего. Пустота. Стены сферы светились золотым светом. Попав в золотой шар, Андроник почувствовал колоссальное облегчение. Он так обессилел, что просто свалился и закрыл глаза.

– Кто ты? – произнёс Голос.

Ученик мага открыл глаза, но никого не увидел. Тогда парень попытался подняться, но не смог – он не чувствовал своего тела.

– Где я? – спросил он.

Тишина.

– Кто ты? – повторил Голос.

– Я Андроник Виссарионов, многие зовут меня Искатель Душ, – ответил Андроник.

– Зачем ты сюда прибыл? – продолжал допрос невидимка. Голос был мужской и приятный по звучанию.

– Я хочу найти свою сестру…

– Твоей сестры здесь нет, – перебил его Голос.

– Я знаю, где она. Чтобы её спасти, мне нужно стать сильным.

– Сила не в теле, сила в духе, – произнёс Голос.

– Поэтому я решил пройти это испытание, – пояснил Андроник. Он начинал нервничать, слишком это всё подозрительно.

– Ты выбрал правильный путь. Твоё имя Искатель Душ. Твои намерения тверды, хоть душа твоя подверглась сомнениям. Твоё сердце светло и бескорыстно. Я отпускаю тебя, и теперь Свет будет с тобой.

Андроника подхватила неведомая сила и вытолкнула прямо в распахнутую калитку.

Глава 10. Исполнитель Желаний

Крокусу Нетону восемнадцать лет. Он юн, горяч и полон жажды жизни. Ему кажется, что можно покорить весь мир, ведь восемнадцать лет это только начало: старуха по имени Смерть не протянет свою остро наточенную косу к молодому телу, болезни не сломят сильный организм, и к тому же Крокус Нетон по-настоящему обрёл силу волшебника. Он ещё не успел получить магического образования, но он и не слабый, сопливый школьник. Именно сейчас, с наступлением совершеннолетия настал рассвет его жизни. Юному волшебнику хотелось приключений, погонь за вампирами и драконами, подступающей к горлу опасности. Хотелось почувствовать холодок страха и поиграть в кошки-мышки с костлявой старухой Смертью.

– Вот это настоящая жизнь, вот это приключения! – частенько восклицал Крокус после прочтения очередной книги о героях или, узнав, что магическая полиция схватила какого-нибудь опасного демона или колдуна.

Но в Магическом Университете Самраты мнение на этот счет было весьма консервативным. Если ты желаешь получить достойное образование, изволь соблюдать правила Университета, исправно посещай занятия, сдавай зачёты и экзамены, и никаких отклонений от положенных норм. И не дай Бог, тебя заподозрят в чём-то, порочащем имя Университета! В эти времена, когда магических учебных заведений больше, чем солдат в местной Самратской армии, каждый заботится о своей репутации.

– Если вам угодно погеройствовать, молодые люди, делайте это за стенами нашего Университета! Можете наняться в подмастерья к любому странствующему магу или знахарю и набираться опыта и знаний у него. И помните, что в нашем Университете недопустима чёрная магия. Если вас привлекают тёмные искусства, обращайтесь к язычникам и чернокнижникам, – постоянно повторял учитель Нетона, профессор Лаэрт.

Глубоко уважаемый и почитаемый всеми учителями Витольд Лаэрт являлся самым старым преподавателем Университета Самраты. Он как никто другой заботился о своей репутации мудрого и рассудительного человека. Всю жизнь он провёл в поисках магической истины, защитив множество работ по магическим наукам, изобретая новые заклинания и составляя рецепты зелий.

– Магия – не наука, магия – это жизнь. Так что не растрачивайте силы попусту. Тем, кто не стремится стать великим, здесь делать нечего.

Крокус жадно внимал его словам, но это было лишь в начале учебы. Молодой волшебник избрал другие пути для своего величия.

– Я не хочу быть как эта кучка старых, помпезных, озабоченных только своей репутацией идиотов, – горячо восклицал он в кругу друзей. – Даже пусть они хоть в сотни раз мудрее, но они не знали борьбы, приключений! Я не хочу просидеть всю жизнь за пробирками, зубря заклинания и чертя звёздные карты.

– Но ты ведь не знаешь ничего о профессоре, – укорял его лучший друг, Донат, которого дразнили женским именем Ната.

– Брось, Нат. Самый Древний Экспонат всё время повторяет: разве вы добьётесь славы и почета, бегая по лесам и горам за дикими драконами? Только следуя правилам можно найти своё место в жизни, занять достойное место в обществе, – подражая голосу учителя, изгалялся Нетон. – Думаешь, я не знаю, что они, все эти заслуженные ведьмы и колдуны сами непрочь произнести тёмное заклинание или подсыпать в зелье запрещённый компонент. Меня тошнит от их напускного достоинства и почёта друг к другу!

В чём-то Крокус был прав. Сейчас, в эпоху Великого Перемирия, Золотой Век магии и колдовства, когда тёмные искусства запрещены, да и вообще половина вполне безобидных заклинаний внесены в чёрный список, многие непрочь сотворить что-нибудь эдакое. А поскольку, как говорится, не пойман, не вор, то тёмная магия продолжала процветать. Просто о ней предпочитали молчать.

– Мы ещё не в том возрасте, чтобы кому-то на что-то указывать, – категорично заявлял Донат. Он предпочитал традиционную покорность, в Университете не любили выскочек.

– Ты как хочешь, а я этого так не оставлю! Я докажу, что Крокус Нетон стоит больше ломаной монеты!

– Ага! Ты стоишь целого медного гроша! – саркастически восклицал друг. – Ты забыл, как попал сюда.

И Нетон мигом утих. Дело в том, что у волшебника были проблемы с местными учителями. Учителями Самраты. Это касалось в основном школ. Школа давалась Крокусу тяжко. Он еле отсиживал лекции, с одинаковой неохотой зубрил заклинания и готовил зелья. Зелья вообще были ненавистным предметом. Мальчишке проще давались искусства в области гадания и заклятий. Он легко предсказывал будущее и щёлкал сложные магические слова как семечки. Но его натура противилась школьной системе. Нередко он отказывался выполнять учительские задания, называя их смешными, не являлся на занятия и вечно брал в библиотеке запрещённые книги, всячески пытаясь найти что-то более стоящее, чем глупое поднятие предметов в воздух и превращение людей в лягушек. Из-за таких выходок ему нередко доставалось.

Учителя твердили, что обладая незаурядными магическими способностями мальчик совершено не развивает их (хотя это было не так), он ленив и вздорен. И все эти выводы они сделали лишь из того, что он любил нарушать школьный устав. Впрочем, было ещё кое-что, из-за чего люди относились к Нетону с холодностью, строгостью и даже с опаской. Крокус совершал вещи, которые не мог контролировать. Магия мальчика выплескивалась помимо его воли. Когда он спал, он мог парить в воздухе, или швырял тумбочки и стулья. Частым явлением были разбитые стекла в комнате. Иногда что-нибудь взрывалось или лопалось, горело или росло на глазах. Учителя хором твердили о тёмном начале, заложенном в мальчике.

Но Нетон не соглашался с ними. Он сильно выделялся в общей массе учеников, но не желал демонстрировать это. И потому тренировался тайком.

На момент окончания школы он далёко ушел в развитии от своих сверстников. Но несмотря на его достижения, Университет не проявил особого желания взять такого ученика. Проблемный волшебник – это головная боль. Так что Нетон держался здесь до «первого замечания».

– Я не понимаю, какой толк во всех этих запретах, – возмутился Крокус.

– Я не тот, кто может тебе это объяснить, – Донат сочувственно посмотрел на друга. Донат был парнем из аристократической семьи. Семьи потомственных волшебников, где честь и достоинство были не пустым звуком. В отличие от многих семей, они действительно были вдали от тёмной магии. Донат почитал традиции, но не представлялся дутым индюком как многие другие аристократы.

Нат всегда мог образумить Нетона, он играл роль его совести, которая говорила «стоп» перед очередным безрассудным поступком.

– Ты всё время себе противоречишь, – заявил Донат, когда они шли на урок спиритизма профессора Локаса. Локас был самым молодым профессором во всей Самрате и Университет в каком-то смысле гордился, что отхватил такого удачного сотрудника. Правда, у профессоров нередко случались разногласия, часто их мнения не совпадали. Новое течение под названием Локас, билось о вековую плотину традиций Университета. – Ты твердишь о всех этих бойнях, нетерпении показать себя, но тем не менее на занятиях ведёшь себя так, словно ты впервые в Университете. И что это за новая стратегия ничегонеделания на уроке!

– Я не собираюсь стелиться перед учителями, – заявил Нетон с вызовом. – Пусть засунут своё мнение обо мне куда-нибудь подальше. Я не намерен меняться. Если мне неинтересно, я буду заниматься тем, из чего извлеку настоящую пользу!

– Крокус, послушай, – пытался образумить его друг.

– Не называй меня Крокусом! – вспылил парень. – Мои родители совершили ошибку, назвав меня именем из детской страшилки. Терпеть его не могу!

– Ладно, ладно, не переживай, – успокоил Донат.

– Давай лучше поторопимся на урок, хочу посмотреть на нового каторжника достопочтеннейшего Университета.

* * *

– Полагаю, мне представляться не надо, – звучно произнёс Локас. – Вы все слышали обо мне, слухи в Самрате расходятся быстрее, чем кофе в университетской столовой. Итак, меня зовут профессор Локас, Джон Локас. Я родился в Англии, но живу в Старом Мире. В этом семестре я буду вести у вас спиритизм. Сегодня мы не будем проводить спиритических сеансов и вызывать духов умерших, – в аудитории послышались смешки. – Я хотел бы вам рассказать о других духах. Духах, обитающих в других мирах, но являющихся к нам. А также о духах живущих на Земле, духах леса, воды, духах местности, духах-хранителях. Итак, духи, как и всё на Земле, делятся на тёмных и светлых. Светлые призваны охранять и помогать. Тёмные же помогут только, если вы заплатите высокую цену. Очень часто этой ценой бывает душа. Духов можно вызывать везде, в любое время суток, у них нет ни дня, ни ночи, они вечны как сама жизнь. При вызове нужно быть осторожным, так как в случае ошибки или неправильном проведении ритуала вызова с той стороны может явиться что угодно – джинны, ифриты, и даже демоны, о них мы поговорим позже. Для чего же нужны духи? Духи-хранители, например, охраняют священные места или особые зоны пространства. Их вызывают, чтобы спросить разрешения пройти, иначе, если вы нарушите энергетику данной местности, они могут обрушить свой гнев на вас. Духов-хранителей великое множество. Практически у каждого места на Земле есть свой дух. Также существуют духи, призванные охранять человека, духи-защитники. Это сильная защита от тёмного влияния или нападения извне. Духи-помощники – тут всё ясно. Они помогают в делах, решают сложные жизненные задачи. Они могут найти выход из любой ситуации. Если вы хотите, чтобы вам улыбнулась фортуна, призовите такого помощника. Помощники бывают как светлые, так и тёмные. Отличие лишь в том, что светлый помощник помогает в добрых делах, а также, если считает дело, которым вы занимаетесь, достойным. Тёмный же поможет во всём – провернуть нечестную сделку, обмануть, украсть, – но вы должны ему заплатить. Ещё одна категория духов – информаторы. На самом деле все духи владеют информацией обо всём. Они улавливают малейшие изменения в мире, через них проходят потоки информации Вселенной, но вряд ли дух-помощник скажет вам, сколько детей будет у вашей троюродной сестры, или поведает о расположении планет в соседней солнечной системе. Информатор предоставит вам любую информацию. Они владеют знаниями о прошлом и о будущем, о Земле и о небе. Они расскажут всё, что вы хотите, кроме того, чего вам нельзя знать. Как правило, это вопросы о Высших Силах, о вашем собственном будущем и о событиях, которые нельзя менять, иначе пошатнется равновесие Вселенной. Многие из духов-информаторов созданы искусственно, они появились с помощью человеческой мысли. Они сформировались во времена появления человека на Земле и живут вне времени, питаясь энергией людских мыслей, подсознательных взаимодействий и сил, связывающих человека с Космосом. Это можно назвать симбиозом. Дух извлекает информацию из человеческого сознания и преподносит её так, чтобы тот смог извлечь из неё пользу. – Локас сделал паузу, обвел взглядом учеников, изучая их сосредоточенные лица, и остановил взгляд на молодом волшебнике. – Нетон, если не ошибаюсь, – обратился он к ученику. – Встаньте, пожалуйста. Поведайте мне, о чём вы так увлечённо беседуете со своим другом, – он перевёл взгляд на Доната, сидящего рядом с Крокусом.

– Прошу прощения профессор, – извинился Нетон. Сейчас главное произвести хорошее впечатление. Нетону понравился учитель, ему не хотелось портить с ним отношения. – Возможно, мы слишком громко обсуждали… Не могли бы вы помочь нам разрешить спор. Существуют ли комбинированные духи, то есть которые могут заменить несколько других?

– Хороший вопрос, Нетон. Вижу, вы вникаете в суть лекции, – похвалил Локас. – Да, действительно. Несколько неудобно пользоваться услугами каждого духа по отдельности. Это отнимает много сил и времени. Но некоторые маги попытались решить эту проблему. Они создали некое существо, которое отвечает всем требованиям. Так появилась новая разновидность духов – Исполнители Желаний. Они почти всесильны, они могут исполнить любое желание, они нейтралы, хотя непрочь забрать людские души себе. Исполнители Желаний – особая форма материи. Они живут в своём, созданном когда-то человеком, мире. Они не подчиняются ни Свету, ни Мраку, если только не видят в этом выгоды. Они очень опасны, поскольку давно перестали зависеть от человека. Вызвать Исполнителя Желаний – всё равно, что пригласить Смерть постоять у порога. Она может в любой момент переступить через него. – В аудитории повисла тишина.

– Профессор, – поднял руку Донат, – если Исполнители Желаний так опасны, зачем же их создали?

– Вы все знаете, какой хаос царил в Старом Мире до Великого перемирия. Чтобы победить, магам нужно было особенное оружие, а на войне все средства хороши… С тех пор написалось много страниц магической истории, времена изменились и к услугам Исполнителей Желаний перестали прибегать. – Локас замолчал на несколько секунд. – Но если кто-нибудь из вас вздумает призвать этого духа, я больше чем уверен – он умрёт, – на последнем слове учитель повысил голос.

В аудитории снова повисла тишина.

– Что ж, на сегодня хватит. Продолжим на следующем занятии, – как ни в чём не бывало произнёс профессор.

Ученики зашептались, обсуждая услышанное. В этом гомоне почти неразличимо звучали два голоса…

– Что ты об этом думаешь? – спросил Донат.

– Я собираюсь пригласить старушку на порог, – ухмыльнулся Нетон.

– Что? – Донат оторопел.

– Спорим, я вызову Исполнителя Желаний!

* * *

– Сумасшедший! – восклицал Донат, бегая по комнате.

Прошло несколько дней с момента спора, так что весь Университет знал о намерении Нетона. Студенты уже сделали ставки – выживет ли Нетон после встречи с Исполнителем Желаний.

Все эти дни Крокус готовился к ритуалу. Собирал сведения об Исполнителях и искал подходящее место для вызова. Место было выбрано весьма говорящее – подвалы Университета. Причём их северная часть, куда даже крысы не заглядывают. Официально эта часть здания закрыта по непонятным причинам. Студентам запрещено там бывать и уж тем более бродить по подвалам. Но что может помешать искателям приключений, получить свою порцию адреналина?

Попытки Доната отговорить друга от опасного дела на Нетона не действовали. Он твёрдо решил проводить вызов.

– Что ты как старая нянька? – дразнил друга Нетон. – Всё будет отлично. Ничего страшного не случится, если я задам духу пару вопросов. Я уже имел дело с подобными духами. Информаторы вообще скоро будут знать меня в лицо.

– Они и так тебя знают, это их работа, – пробурчал Нат убито. У него уже не было сил бороться с упрямством. – Информаторы не просят душу взамен и не убивают ради забавы.

– Кто сказал, что я собираюсь дарить ему душу? Я просто пообщаюсь с духом, задам пару вопросов о Самом Старом Экспонате…

– Что? Весь этот цирк только для того чтобы опозорить Власова?! Да ты в курсе, что если дух выйдет из-под контроля, он разнесет весь Университет!

– Не боись! Ты жуткий перестраховщик. Ещё ничего не случилось, а ты уже раздуваешь панику.

– Я тебя предупредил, – холодно сказал Донат и отвернулся к окну. Возможно, он знал что-то, что действительно могло повлиять на ход запланированных событий. Но сейчас втолковать это Нетону было так же невозможно, как застрелиться из водяного пистолета.

* * *

Пентаграмма готова. Нетон отошёл к алтарю. Оставалось прочитать заклинание вызова.

– Инхат, приди! – Эти слова были произнесены на особом магическом языке – самый простой способ вызвать духа. Два слова, которые поднимут дух из преисподней, из параллельного мира или даже из небытия, правда за эти слова придётся платить.

Нетон вздрогнул. Приступ сильной головной боли заставил его припасть к земле. Что-то надвигалось. Вибрации воздуха и магической сферы говорили о силе существа.

– Нетон, остановись! – крикнул Донат.

– Не мешай, – Нетон поднял вверх левую руку. – Со мной всё в порядке.

Пересилив себя, волшебник всё же поднялся на ноги.

Пентаграмма засветилась красным. Голубоватая дымка сгустилась над полом, образовав густое облако. Оно медленно поднималось, приобретало очертания.

– Зачем ты звал меня, маг? – женским голосом спросило облако.

И вот перед ними стоит девушка. Нагая юная красавица. Чёрные глаза смотрят насмешливо. Девушка провела рукой по тёмным, цвета вороного крыла, волосам.

– Ха-ха, – громко произнёс Нетон, демонстрируя духу, что не имеет к нему не малейшего интереса. – Думаешь смутить меня этой жалкой уловкой? На меня это не действует.

Нетон посмотрел в чёрные глаза девушки. Он был твёрд. А на лице Доната напротив появилась краска смущения. Парень отступил назад к стене, скрываясь в тени.

– Ну ладно, так уж и быть, – преображаясь из женщины в мужчину, проговорил дух. – Чего надобно тебе, человек?

– Как ты разговариваешь с вызвавшим тебя, дух! – Голос Нетона был твёрже стали. Духу нельзя показывать слабости, иначе он одержит над тобой верх.

– Дух? – парень в мантии, расшитой золотыми звездами удивился. – Не иначе как ты забыл моё имя, маг?

– Инхат! – словно хлестнув кнутом, произнёс Крокус. Маг поморщился от неприятного ощущения в голове – боль всё ещё давала о себе знать.

Дух содрогнулся, услышав своё имя. Теперь ему не вырваться. Таков договор. Если вызвавший тебя знает твоё имя, он имеет власть над тобой. Ухмылка сползла с его лица. Инхат тряхнул своей кучерявой головой и повернулся спиной к Нетону.

– Ну и чего ты хочешь? – он покрутился, обозревая подвал, а заодно проверяя целостность пентаграммы. – Говори быстрее, время не ждет.

– В мире духов нет времени, – возразил Нетон.

– Смышленый малыш, – проворчал Инхат. – Так зачем я тебе нужен? Желай, что хочешь.

– У меня нет материальных желаний, – начал размышлять Нетон, – у меня нет желаний на будущее и настоящее, я просто хочу знать…

– Что? – дух навострил уши. – Дату смерти, когда война, свою жену… Что, говори же!

Инхат явно засуетился. Если это какая-то мелочь, то он не затратив никаких усилий сможет срубить хороший куш. А если повезёт и смыться отсюда.

– Инхат, – произнёс парень, как бы невзначай. Лицо духа исказилось ненавистью. – Мне нужна информация о Самом Древнем Экспонате, о профессоре Лаэрте.

– О, юный маг решил получше узнать своего учителя, – оживился Исполнитель Желаний.

– Не советую тебе издеваться, – грубо поправил его Нетон. – Скажи, профессор занимался тёмной магией?

– Нетон, – шепнул из тени Донат. Но Нетон лишь шикнул на друга.

– Отвечай! – потребовал маг.

– Как же, как же, занимался, – слащавым голосом ответил дух. – И даже сейчас он иногда не прочь воспользоваться тёмным заклинанием.

– Какое последнее тёмное заклинание он использовал?

– Дай-ка припомнить, – Инхат поднял глаза к потолку, делая вид, что вспоминает. На самом же деле дух был устроен так, что всё, о чём бы его ни спросили, всплывало в сознании духа, как только последнее слово слетало с губ вопрошающего.

– Последнее заклятие, произнесённое магом, кажется Аквентум. Заклятие смерти, – дух улыбнулся.

– Когда это было? – Нетон насторожился. Заклятие смерти слишком сильное, чтобы разбрасываться им.

– Полгода назад. Он убивал… – Инхат сделал паузу, наслаждаясь напряжением, повисшим в воздухе, – хорька, забравшегося в его спальню.

– Что? – Нетон был поражён. – Использовать Аквентум для хорька?

– Вот такие они, великие маги, – Инхат явно насмехался. – Научные труды, признание и уважение… Хвалятся бесстрашием, а по ночам убивают хорьков тёмными заклинаниями. – С его губ слетел смешок. Стоило вечность пропадать в преисподней, между чертей и демонов, чтобы раз в сто лет какой-то маг-малолетка задавал глупые вопросы. – Что-то ещё желаете знать, мой господин, – с наигранной покорностью произнёс дух.

– Да… Скажи-ка мне, где прячет своё золото Розэта, наша служительница, – Нетон сузил глаза, ему начинала нравиться эта игра во всезнающего.

Дух кивнул, одобряя вопрос.

– В своей каморке, за книжной полкой, в потайном отделении в стене, – протараторил Инхат. – И золото всё чистое, в монетах весом в несколько килограмм.

– Неважно, – оборвал его Нетон. Он обдумывал, что бы ещё спросить у Исполнителя Желаний прежде, чем отпустить его.

Ход его мыслей прервал стук в дверь. Нетон повернулся на звук. Подал знак Донату, а сам вернулся к духу.

– Вижу, кто-то нарушает правила, – пролепетал дух протяжно. – Ай-яй-яй…

– Замолчи, – крикнул Нетон. – Ладно, цену!

Нетон сам заговорил о цене, зная, что дух попросит слишком много, если вовремя не остановить его.

– Цена – душа, – произнёс дух.

– Не слишком ли многого хочешь?

– Это всё, что у тебя есть, – парировал Инхат.

– Даю каплю крови и …

– Биение сердца, – прошептал Инхат.

– Что? – Нетон отвлёкся на шум за дверью. Кажется, он услышал голос Лаэрта. Нужно закругляться. Нельзя, чтобы учителя увидели Исполнителя Желаний.

– Согласен? – спросил Инхат.

– Согласен… – повторил Нетон. – На что? – запоздало сообразил он.

– Поздно! – торжествующе воскликнул Инхат. – Кровь и биение твоего сердца! – он задумался. – Думаю, пятисот ударов будет достаточно.

– Нет, это слишком много времени! – Нетон отшатнулся назад. – Верная смерть!

– Поздно, мальчик, поздно. Инхат махнул рукой. Руку Нетона пронзила жгучая боль. На ладони появился косой порез. Парня словно магнитом потянуло к пентаграмме. Теперь он должен подчиняться. Сделку нельзя отменить, а нарушить тем более. Всё произойдет помимо его воли.

Кровь закапала на пол внутри пентаграммы. Инхат начал перевоплощаться. Он превратился в извивающееся существо, похожее на змею. Из прорези вместо рта вытянулся длинный мокрый язык. Дух слизнул кровь с ладони Крокуса и облизнулся. Сама кровь была не так важна, вместе ней дух впитывал энергию боли, страха и отчаяния, накрывшего парня с головой.

– Вкуснятина! – произнесла щель.

От змееобразного тела осталась человеческая рука, которая потянулась к Нетону.

– На колени, человечешко! – приказал дух.

Нетона тут же притянуло к полу. Рука духа прошла сквозь ребра, коснулась бьющегося сердца. Нетон вдохнул и закашлялся. Горло сдавило невидимой удавкой. Сердце трепыхалось, как раненая птица в агонии. Скоро оно остановится. Инхат вытащил ладонь и облизал её.

– Какое удовольствие – забирать биение горячего молодого сердца.

Нетон уже не слышал этих слов. Он лежал бездыханный.

Инхат моргнул и исчез, голубоватой дымкой растворившись в воздухе.

* * *

– Что происходит? – профессор Лаэрт толкнул дверь.

Донат попятился, не найдя, что ответить. Локас первым заметил бездыханного Нетона. Учитель тут же бросился к нему, пощупал пульс и естественно не найдя его, кинулся делать сердечно-лёгочную реанимацию. Нетон уже две минуты находился в состоянии клинической смерти.

Локас огляделся вокруг. В пентаграмме алела кровь.

– Вернись, – произнёс Локас на магическом языке. Над полом закружились маленькие голубые вихри. Дымка начала сгущаться.

Локас искал имя, пока дух не стал окончательно материальным.

– Инхат, – крикнул Донат.

– Спасибо. – Учитель встал в полный рост. – Пробудись.

Магический язык возымел действие. Дух перестал кружиться и обрёл окончательную форму.

– Что ещё? – спросил всё тот же парень в мантии.

– Верни магу биение сердца, Инхат, – Локас был зол, тон его не терпел пререканий.

– Цена? – тут же спросил дух.

– Две капли крови и не больше. Моей крови.

– Маловато за биение сердца молодого мага, – дух набивал цену. Он знал, что даже капля крови, пожертвованная добровольно, стоит множества ударов сердца, забранных силой. Маг такой силы как Локас мог наградить его колоссальной энергией.

– Две капли и не больше. Сейчас же, Инхат! – Локас выкрикнул эти слова, добавив древний язык. Головная боль его не волновала, жизнь парня важнее.

– Что с вами, магами, будешь делать, – убито сказал дух. Он вынужден был подчиниться.

Локас вытащил из кармана мантии кинжал и порезал ладонь крест накрест. Сжав руку в кулак, он поднес её к духу и брызнул пару капель ему в лицо.

– Ну, зачем же так грубо, – отреагировал дух, тут же слизнув змеиным языком кровь.

Инхат выдохнул на ладонь и поднес её к Нетону.

– Живи, – произнёс он и разжал ладонь. Что-то словно горох посыпалось на грудь волшебника. Нетон судорожно вздохнул.

– Ну всё, я пошёл, – удручённо произнёс дух. И растворился в воздухе.

* * *

– И чего ты добился? – Локас был в бешенстве. – Тебя же отчислят!

Они находились в кабинете Локаса, учитель попросил Лаэрта поговорить с учеником наедине.

– Ты же умный парень! В тебе есть сила, ты мог бы стать великим! – распалялся Локас, ему досадно было осознавать, что лучший ученик его класса попал в такую переделку.

– Как они? – Нетон тоже был возмущён. Ему не нравилось, что от него хотят столь многого. – Важничать перед обществом самодовольных магов и ведьм, проповедовать честь и достоинство и втихую творить тёмную магию!

– С чего ты взял? – Локас перестал ходить взад-вперёд. Он остановился и пристально посмотрел на Нетона.

– Я спрашивал у Исполнителя Желаний. – Нетон замолчал. – Вы же знаете, под приказом духи не могут лгать.

– Знаю, но это не даёт тебе права оскорблять учителей, – Локас повернулся к нему спиной.

– Правда не может быть оскорблением, учитель, – Крокус уставился в пол, все его мечты рухнули разом. Мир не такой мягкий и пушистый, как представлялось в детстве.

– Запомни, Крокус, не всё в жизни измеряется правдой. Порой правда, это лишь предлог, чтобы заглушить действительность.

– Вы действительно так думаете? – Нетон был возмущён. – Вы всегда боролись за правое дело, вы говорили, что правда спасёт нас…

– Иногда правда губительна. Мы не имеем права осуждать их, – Локасу надоел этот бесконечный спор, он знал, что Нетона не переубедить. – Так значит, ради этого ты вызвал Исполнителя Желаний? Чтобы узнать правду?

– Не совсем. Сначала это был просто спор… – Нетон растерялся, ему неловко было признаваться, что он подставил учителя только ради спора.

– Думаешь, ты выиграл? – сарказм был неуместен, но Локас не смог удержаться.

– Нет…

– Да ты хоть знаешь, чего стоило твоё спасение? Радуйся, что жив остался! Я же говорил, что связываться с Исполнителями Желаний опасно. Даже опытный маг может попасться в его ловушку. Он не опасен, если речь идёт о силе и проклятьях. Но духи хитры и проворны, им ничего не стоит обмануть, и они уж точно не упустят шанса лишить тебя жизни, а если удастся, то и души. Я никогда не вызываю Исполнителей Желаний без особой необходимости, лучше вообще этого не делать. Дух следит за каждым твоим словом, за каждым шагом. Он ждёт, когда ты ошибешься, оступишься… Одно неверное слово и ты в его власти. Они сюсюкают, пресмыкаются, и ждут, чтобы захлопнуть ловушку. – Локас резко повернулся и хлопнул в ладоши. От неожиданности Нетон подскочил. – Ты всё понял?

– Да, конечно, – тихо произнёс Нетон.

– К сожалению, уже ничего не исправить. Решение совета от меня не зависит, но я надеюсь, ты усвоил урок. Можешь идти.

Нетон выбежал из кабинета. Теперь оставалось ждать, только ждать…

* * *

– Ну что, доволен? – кричал Донат в спину Нетону. – Тебя отчислили! Позор!

– Заткнись. И без тебя тошно, – Нетон шёл собирать вещи. В течение дня он обязан покинуть Университет. Он проиграл. Теперь даже жизнь казалась ему не такой большой ценой, по сравнению с тем, что ждёт его за стенами Университета.

Глава 11. Прах к праху

Вокруг никого. Тишина и мрак. Нет. Это просто сумерки. Глаза после яркого света не могут привыкнуть к полумраку. Где он? Под руками ощущается мягкая трава. Хорошо. Но больше ничего увидеть не удаётся. Сколько ни оглядывайся, перед глазами плывут золотые круги, а в ушах стоит звон. Что с ним произошло? С трудом удаётся вспомнить сад, Сад Сфер. Но что он там делал? Ах, да, испытание… Испытание музыкой… От напряжения кружится голова, накатывает тошнота. Всё тело ноет. Он падает лицом в траву, но чьи-то тёплые сильные руки подхватывают его. Опять тьма…

* * *

– Что произошло? – воскликнул Андроник, вскакивая с кровати. Вопрос так и застыл на губах. Мощным толчком его уложили назад.

– Тебе нужно отдохнуть, – тихо произнесла валькирия.

От боли Андроник закрыл уши руками. Слова Дамиры показались ему невыносимо резкими и громкими. Когда боль стихла, он отдёрнул руки и удивлённо взглянул на них. На ладонях алела кровь – загустевшая, почти засохшая, но от того не менее пугающая.

Андроник повернулся к шкафу, на котором находилось большое зеркало. Неужели это он? На него смотрел парень, больше похожий на мертвяка, чем на живого человека. Лицо осунулось и посерело, под носом и на щеках засохшая кровь, вокруг глаз огромные синяки. Похоже, что и из ушей тоже шла кровь. Голова болела, но звон прекратился.

– Да уж, красавчик, нечего сказать – оценивающе протянул он. – Сколько времени прошло?

Он развернулся к Дамире, сидящей на стуле у его кровати. Дамира уже смекнула, что малейший шум причиняет парню боль, и теперь держала перед собой лист бумаги и перо. Она, что-то быстро нацарапала на бумаге и протянула лист Ану.

«Сейчас почти утро. Ты пробыл в отключке несколько часов, а испытание проходили весь день. Кстати, поздравляю с победой!» – еле разобрал он каракули валькирии.

– А где все? – Андронику не терпелось рассказать, что он видел и чувствовал в Саду Сфер. К тому же у него масса вопросов к Нетону.

Валькирия указала на дверь. Поднялась с места и вышла.

Через пять минут в комнату ворвалась Эльда. Она чуть не завизжала, увидев Андроника, но валькирия, идущая следом, зажала ей рот ладонью. Когда ведьма утихомирилась, Дамира убрала руку и покрутила пальцем у виска: мол, веди себя потише.

За валькирией шёл колдун и нёс кубок с какой-то жидкостью. Замыкал процессию Илий. Крокус Нетон молча подошёл к Андронику и протянул ему кубок. Остальные расселись по креслам и стульям и замерли в ожидании. Искатель осторожно принял кубок из рук волшебника. Жидкость походила на жидкий кисель розового цвета, запах напоминал клубничный шампунь. Ан взболтал жидкость, кисель пошёл волнами, оставляя склизкие следы на стенках сосуда.

«Неужели мне нужно это выпить?» – Андроник взглянул на учителя и понял, что деваться некуда.

Андроник вздохнул и сделал большой глоток. Выпить снадобье залпом было невозможно – слишком густое и тягучее. На вкус, однако, оно оказалось неожиданно приятным. Зелье было чуть теплым, но и этого тепла хватило, чтобы согреться. Мягкое тепло волнами расходилось по всему телу, оставляя в руках и ногах приятную тяжесть. Захотелось спать. Закружилась голова, и Андроник опустился на подушку. Веки закрылись. Искатель погрузился в глубокий спокойный сон.

* * *

Виссарионов вскочил, озираясь по сторонам. В комнате ничего не изменилось: все по-прежнему сидели на своих местах.

– Вы что, до утра тут проторчали? – удивлённо спросил он.

– Окстись! – воскликнула Эльда, вскакивая с кресла. – Ещё даже светать не начало!

– Но я ведь проспал несколько часов… – не унимался Ан.

– Ты отключился на мгновение, – сказала ведьма и, видя, что Андроник не реагирует на её голос, замерла.

Они смотрели друг на друга несколько секунд. Как только Виссарионов понял, что его сознание прояснилось, Эльда оглушительно завизжала и бросилась к нему на шею.

– Я так, рада, что ты жив! – воскликнула ведьма, обнимая парня.

– Ты не представляешь, как я рад! – Андроник тоже обнял Эльду.

За время знакомства между ними сложились своеобразные негласные отношения. Пока это была не любовь, но они явно выходили за рамки просто дружбы. Искатель и ведьма сами точно не знали, что их сближает – происхождение из Нового Мира, похожие цели или то, что они оба обладают магическими способностями и много времени проводят вместе, занимаясь магией. Но они были вместе.

– С возвращением, Искатель! – Илий похлопал Ана по плечу и отошёл в сторону, пропуская колдуна.

Виссарионов уселся на кровати, свесив ноги. Внимательно вгляделся в лица друзей. Эльда светилась от счастья, хотя было видно, как она борется с собой, чтобы не закрыть глаза и не свалиться от усталости. Дамира тоже не в лучшем состоянии: под глазами «мешки», кожа побледнела, волосы растрепаны – наверное, валькирия переживала больше всех. Как хранитель она чувствовала страх и страдания своего подопечного. Илий тоже не спал. Скорее за компанию, чем из-за личного беспокойства, но Андроник был благодарен ему. Тень усталости не тронула только Нетона. Колдун был сильной личностью, и казалось, никакие невзгоды не могут сломить закалённого духа старца.

– Вижу, тебе лучше, – произнёс Нетон, когда все утихли. – Зелье Наполнения и мёртвого поднимет на ноги.

– Да, спасибо, – поблагодарил Ан. И собравшись с мыслями, задал вопрос: – Учитель, почему я победил? Ведь у меня нет особых… качеств. Тот голос… в самом конце… говорил что-то про благую цель…

– Значит, мы оказались правы, когда решили избрать главной целью не победу в турнире, а спасение Анжелики. Но главное – ты сам это понял. Это было твоей истинной целью. Поэтому, когда ты пришёл, тебя наградили и отпустили.

– Получается, основное испытание в Золотой Сфере, а всё остальное – так, разминка, – съехидничал Андроник.

Сейчас он понимал, насколько ему повезло, ведь большинство участников турнира не доходили и до середины.

– Ты меня не так понял, Андроник. Были случаи, когда хитрецы каким-то образом проходили через сад, но за обман Провидение наказывало их смертью. Сад как светлое место, однако прославившееся своей кровавостью, не оставляет душ себе. Если человек получает смертельное ранение в саду, то он выходит. Это одна из загадок Сада Сфер.

– Вы же говорили, что ничего не знаете о нём, – в душу Андроника закралось подозрение. Неужели колдун хотел усложнить ему задачу?

– Почти ничего. Я и не знал, но благодаря тебе, я могу представить полную картину, ответить на некоторые интересующие всех вопросы.

– Ладно. Скажите-ка мне лучше вот, что: почему внутри сада можно телепортироваться, и как тогда его могли пройти другие, если они, допустим просто искатели приключений, не владеющие магией?

– Я догадываюсь, почему. Испытание садом придумал Виссарион, а он был магом, очень могущественным магом, и для него перемещение было обычным делом.

– Нет, – задумчиво произнёс Андроник, – всё не так просто. Вы видно решили попудрить мне мозги или проверяете меня на внимательность… Сады были до него, а волшебник просто первым прошел через них с минимальными последствиями.

– Этот сад как древний детектор лжи, – сказала валькирия. – Помнишь про цели?

– Сады служили защитой, – подтвердил Искатель. – А, что, если каждый в них обретал способность перемещаться? Достаточно только утвердится в своих целях…

– В своей вере, – поправила Дамира, – определиться – друг ты или враг.

– И тогда сад пропускал…

– Но сознание людей настолько захламлено, что они не успевали ничего. Ни подумать, ни сосредоточиться. И их головы буквально взрывались от напряжения! Пуф – и всё! – ведьма развела руками в воздухе, изображая маленький взрыв.

– Тебе очень повезло, – подвела итог валькирия.

– Везенья как-то маловато. Вот если я получу что-то взамен?.. – Виссарионов уставился на Нетона в ожидании ответа.

– Ты заручился поддержкой Света, тебе этого мало? – сказал колдун. – Теперь у тебя на вооружении не только могущественная магия и сильный хранитель, но и уверенность в том, что твоя цель самая правильная и твой путь ведёт к спасению.

– Разве? – не удержался Ан. Зная, через что ему пришлось пройти, и сколько испытаний ещё предстоит преодолеть, в это верилось с трудом.

– Не огрызайся, а лучше послушай, – поддержала отца валькирия.

– Осталось одно испытание.

– Всего одно?

– Не ты ли рвался в бой и умолял, чтобы вместо поисков Мест Силы мы направились к Собирателю Душ, – с сарказмом проговорила Дамира.

Сейчас, спустя время, это казалось полной глупостью и прямой дорогой к смерти.

– Не придирайся к словам, Дамира, – огрызнулся Андроник.

– Может, прекратите перепалку и дадите мне закончить? – вмешался Нетон. Ему этот разговор начинал надоедать. Илий и Эльда вообще не понимали, о чём речь. – Завтра мы отправляемся. Третье испытание пройдёт в другом месте. С учётом твоих открывшихся способностей и твоего нетерпения, я решил, что тебе не стоит тратить время на турнир, а сразу отправиться к самому важному артефакту. Путь предстоит долгий, но дело стоит того.

– Значит, один артефакт, а дальше…

– Финишная прямая, – возвестила ведьма.

Андроник уставился в пол. Неужели всё закончилось? Так быстро… Одно задание – и он у цели. Он прошел до конца. Осталось победить.

Но парень и не догадывался, насколько он далёк от истины.

* * *

Утро следующего дня. На краю Замка Сфер.

– Спешу вас обрадовать, мы идём с вами, – сообщила ведьма радостным голосом.

– А как же нечисть?

– Она может радоваться, у неё передышка. На самом деле, на пути у нас её будет предостаточно. А молодые ведьминские силы и ещё один стрелок, – она кивнула на Илия, – никогда не будут лишними.

– Ну что ж, тогда в путь.

* * *

Андроник открыл сначала один глаз – проверил, насколько ярко светит солнце, потом второй. Свет оказался слишком ярким. Парень зажмурился. Спать уже не хотелось. Он опять открыл оба глаза, проморгался, пытаясь избавиться от рези и зелёных пятен в глазах.

Он мог позволить себе поваляться. Покинув Замок Сфер, компания провела в пути ровно день. Нетон одолжил крылаток у кентавра, так что до маленького городка Лорема они добрались с ветерком. Странники устроились в маленькой уютной гостинице с хорошим обслуживанием и красивыми комнатами. Колдун решил дать своему ученику отдых после испытания в Замке Сфер. К удивлению самого Искателя, валькирия проявила солидарность. Так что теперь Виссарионов мог насладиться тишиной и покоем. Впервые за несколько месяцев пути.

Андроник собрался вставать, когда обнаружил перед своей кроватью мальчика. Скорее всего, он служил в этой гостинице. Мальчики-служки не редкость для таких гостиниц. Если мать работает горничной или отец носильщиком, то разрешалось работать и ребенку. Дети носили вещи, подавали еду, выполняли мелкие прихоти постояльцев. Мальчик стоял напротив и с интересом наблюдал за зрительной гимнастикой Ана. На вид ему было лет двенадцать. Светловолосый, голубоглазый, немного курносый.

«Откуда он взялся? Я кажется, закрывал комнату, – подумал Ан. – Возможно его мать прибирается в комнатах, тогда у неё есть ключи, – успокоил он себя».

– Доброе утро, – поздоровался Андроник.

– Доброе утро, господин, – немного погодя ответил мальчик и тут же замолчал, испугавшись то ли собственного голоса, то ли чего-то ещё.

– Ты что-то хотел узнать? – поинтересовался Андроник, осмотрев служку, а затем и пространство позади него. Он ничего не приносил, дверь закрыта. Зачем он пришёл?

– Я… – мальчик замешкался, – я… не знаю…

В его глазах читалась отчаянная попытка придумать причину своего прихода.

– Хм… – Андроник сел на кровати, ещё внимательнее вгляделся в парнишку. Он не врет. Наверное, просто забыл, зачем его отправили. – У тебя здесь мать или отец работает?

– Я не знаю, – глаза мальчишки забегали, губы предательски дрожали.

– Не волнуйся ты так, – успокаивал Ан. – Я тебя не съем, – он улыбнулся и хотел похлопать служку по плечу, но промахнулся. Здорово же ему досталось в Замке Сфер, до сих пор голова гудит. – Я ещё не проснулся, – Ан попытался превратить свою оплошность в шутку. Мальчик даже не моргнул.

Искатель встал, начал одеваться, а мальчишка всё так же неотрывно смотрел на него.

– Как ты здесь оказался? – продолжил допытываться Ан.

– Я не знаю… – твердил своё мальчик.

– Странно… – Андроник уже начал задумываться. – Как же ты меня нашёл, если не знаешь, зачем и почему? – спросил он сам себя.

Служка опустил взгляд в пол. Похоже, он сам пытался это понять.

– Ладно, идём к Нетону, – Ан натянул ботинки, хлопнул себя по коленям и рывком встал. Он подошёл к мальчику и хотел взять того за локоть, но не смог – рука прошла сквозь пустое пространство.

– Это же… – Андроник уставился на служку. – Кто ты?

– Я? – мальчик посмотрел на свои руки, перевёл взгляд на Искателя. – Я не знаю… – И растворился в воздухе.

– Призрак, – вздохнул Андроник и поспешил к колдуну.

* * *

Нетона парень обнаружил в зале. Волшебник прохаживался по комнате, изучая рисунок, вытканный на ковре.

– Восточные иероглифы, – сказал маг вместо приветствия. – Очень интересная работа. Знаки образуют круг. Какое-то древнее охранное заклинание. – рассуждал волшебник по-прежнему разглядывая ковёр.

– Вы видели призрака? – спросил Ан, не обращая внимания на бормотание Нетона.

– Призрака? – Нетон уставился на Ана как на субъекта, говорящего о зелёных человечках психиатру. – Заблудившаяся душа?

– Да, душа, – терпеливо согласился Ан. – Мальчик лет десяти-двенадцати, маленький такой, – он показал рукой рост ребенка.

– Ничего подобного не замечал, – уже более собранно проговорил Нетон.

– Куда же он делся?..

Андроник развернулся.

– Если появится, спросите, чего он хочет, – предупредил Ан, выходя из зала.

– А он не сказал?

– Он не знает, – Ан обернулся, голос Нетона выражал озабоченность. И это же чувство читалось на его лице.

– Погоди-ка, – маг жестом пригласил ученика присесть. Андроник послушно присел на край дивана, расположившегося у стены. – Он ничего не помнит?

– Ага, – подтвердил Ан. – Он даже не знает, что мёртв. И выглядит совершенно живым, – заявил он.

– Забавно… – Нетон на мгновение погрузился в свои мысли.

– Ничего забавного, – Андроник вспомнил призраков, с которыми ему пришлось встречаться. Обычно они просили помощи или мести. Они не могли попасть к Свету, пока их души не освободятся от некоего бремени. В большинстве случаев дело тем или иным образом касалось Собирателя. А этот мальчик… он сам не знал, чего хочет. Ситуация необычная, но забавной её никак не назовешь.

– Душа мальчугана готова отправиться в Свет или пребывала какое-то время в забвении. Сильный толчок Силы разбудил в нём человеческие чувства.

– Значит он тоже один из просящих, – заключил Андроник.

– Да, только не может вспомнить. Такое бывает, когда интересы Сердца и Эйдоса сталкиваются. Он как исписанный лист, покрытый белой краской. Нужно помочь ему оттереть краску и прочесть письмена.

– И какая такая Сила прибавила нам работы? – возмутился Ан.

– Ты, – казалось, Нетон сейчас рассмеётся. – Ты как Солнце притягиваешь к себе более мелкие и нуждающиеся в тебе объекты. И они тебя чувствуют.

– Отлично, – развел руками парень. – Магнит для призраков. Ещё одна функция Искателя.

Андроник поднялся, надо найти валькирию и ведьму, сообщить им о новом госте. И предупредить Илия. Не хотелось пугать его неожиданным появлением НЕ живого мальчика.

– Так, где его искать? – вспомнил Ан вертевшийся в голове вопрос.

– Он сам тебя найдет.

* * *

– Ха-ха, магнитик на холодильник, – ведьма пребывала в хорошем расположении духа. – Да уж, выбрал ты себе призвание.

– Не я его выбрал, – надул губы Ан. – Я пришёл спасти сестру, а остальное – побочные эффекты.

Ученик мага сидел на низко срубленном широком пне и ковырял землю кинжальчиком, позаимствованным у Дамиры. Валькирия естественно о заимствовании не знала.

Ведьма тем временем безуспешно пыталась заставить пустить почки недавно сломанную ветку – воткнув её в землю, «вдыхала» в неё жизнь.

– Ты же завязала с магией? – Андроник шутливо проткнул воздух в направлении девушки.

– А… это так, баловство, – девушка взмахом руки сбила импровизированное деревце. – Я концентрирую силу в ладонях, – пояснила она. – Естественно, у меня нет способностей к Зелёной магии.

– Будто у меня они есть, – усмехнулся Андроник.

– У тебя они есть, Ник, – ведьма выделила голосом его имя.

– Завидуешь? – насторожился Ан.

– Неа. Помнишь, как в одном фильме: «Чем больше сила, тем больше и ответственность», – она улыбнулась. – Так-то, Магнитик.

* * *

Оповестив друзей о призраке, Андроник вернулся в свою комнату. Они в этой гостинице долго не задержатся. Надо уладить дела с мальчишкой до отъезда. В пути он будет только мешать. Тем более, они не знают, чего он хочет – вызволить чьи-то души или оказать какую-то услугу.

Размышления Ана прервал звук разбивающегося стекла. Он поднял голову на шум. Ваза с цветами у прикроватной тумбочки слетела на пол. Рядом с осколками стоял мальчик и с испугом смотрел на содеянное.

– Эй! – окликнул его Ан.

– Я все уберу, господин, – мальчик взглянул на Андроника и побледнел, как может бледнеть только живой человек. – Только не бейте, господин. Я всё уберу.

Малыш кинулся на пол. Лихорадочно начал собирать осколки. Остатки вазы не двинулись с места. На лице мальчишки возникло ещё большее смятение и страх. Он не понимал, почему осколки не подчиняются ему. Он сжался, готовый к удару. Андроник не сдвинулся с места. Так и стоял у столика посреди комнаты и с интересом наблюдал за попытками мальчугана воздействовать на материю. Конечно, он же не знает о своей смерти.

Мальчишка несколько мгновений сидел на коленях с закрытыми глазами. Не дождавшись удара, осторожно поднялся.

– Привет, – спокойно произнёс Андроник и тепло улыбнулся. Сейчас главное – не спугнуть мальчика. – Не беспокойся, я уберу.

Глаза мальчишки округлились. Он уже не смотрел испуганной мышью, в его взгляде читалось недоумение.

– Как я здесь оказался? – вопрос в лоб.

– Это я у тебя хотел узнать, – с усмешкой сказал ученик мага. Он внимательно изучал ребёнка, пытаясь угадать, откуда он. Судя по поведению, он всё-таки слуга и его хозяин очень строг. Но кто он?

– Но… – мальчик посмотрел на Андроника с видом человека, которому вместо коробки конфет подсунули бомбу с часовым механизмом. – Я тебя помню.

– Ты приходил сегодня утром.

– Нет, я помню тебя, – продолжал настаивать мальчик. – Я видел тебя рядом с нашей деревней.

«Наверное, вспомнил, кто он», – обрадовался Андроник.

– Возможно. Я бывал во многих местах, – осторожно подтвердил он. – Как называется твоя деревня?

– Я… – он запнулся, ища ответ, которого не знал.

– Ладно, – поспешил остановить его Ан, – не напрягайся. – Искатель решил избрать другую стратегию. – Ты назвал меня господином, – Ан подбирал слова, будто код к замку. – Ты был слугой?

– Был слугой?.. – мальчик задумался. – Я слуга… А почему был?

– Ну… – деликатность не помешала бы, но Андроник сказал правду, как она есть: – Понимаешь… Короче, ты умер.

Лицо мальчика вмиг преобразилось. Плотина памяти рухнула, и мальчика накрыло воспоминаниями.

– Как он мог! – крикнул он в пустоту и исчез.

– Ну что ж сегодня за день такой! – Ан с досадой всплеснул руками.

* * *

Нетон глубокомысленно хмыкнул, когда Ан пожаловался ему на мальчишку.

– Теперь мы знаем…

– Ничего мы не знаем! – перебил его Ан.

– Ошибаешься, мой мальчик, – торжественно произнёс Нетон с видом открывателя Первородной Истины. – Он знает, что мёртв. Осознание запустило цепную реакцию, к нему вернется память и он начнет действовать.

– Как? Мальчишка очень разозлился… Не хочется кошмара происшествий а-ля «Паранормальное явление»!

– А ты бы обрадовался своей смерти? – ехидно спросил маг. – Его не обрадовали обстоятельства, которые он вспомнил. Но о последствиях не волнуйся. Он молодой призрак, у него не хватит сил навредить кому-то… кроме себя.

– Нужно не догадки строить, а поскорей отправить мальчишку в Свет. Пока он не натворил чего-нибудь, о чём будет жалеть сам и из-за чего его не пожалеет Свет.

– Душа ребенка самая чистая, его Свет примет в любом случае, – парировал Нетон. – Но отправить душу лучше сейчас, иначе потом он доставит много беспокойства.

* * *

Раз гора не идёт к Магомеду… её нужно телепортировать. Как и поступил Нетон. Маг решил вызвать призрака принудительно, разузнать у него всё, а потом отправить куда полагается. На осколках вазы остался энергетический след. Нетон решил провести обряд, пока след не исчез.

Странники собрались в гостиной. Расчистили место для ритуала, расставили мебель вдоль стен, убрали лишнее. На полу появился круг с рунами.

– А обязательно присутствовать всем? – ведьма скептически смотрела на затею с вызовом духа.

– Да, если хочешь помочь, – во взгляде колдуна читался укор.

– Молчу, молчу, – охотница скорчила недовольную мину, её оторвали от «Книги нечисти», которую она увлечённо читала.

В последнее время она погрузилась в охотничьи дела, совсем забыв об Андронике. На Эльду снова напал страх перед будущим. Она винила себя в смерти подруги и поэтому злилась. Ведьма понимала бесполезность ситуации, в которой оказалась. Эмоции заключили её в ловушку, и девушка искала успокоения в мести. Убить парочку монстров – вот её новый антидепрессант. Она ходила злая как собака, пока не находила что-нибудь, что подогревало её желание отомстить. Вот и теперь – перелистывание книги и занесение в ментальный чёрный список опасных тварей считалось приоритетнее общения с духами.

– Каждый помогает людям по своему, – заявила она днём Искателю.

Круг готов, осколки сложены в центре. Можно начинать.

Колдун расставил друзей через равные промежутки, так как если бы вместо круга на полу нарисовали пентаграмму. Искатель расположился по правую руку от мага, ведьма по левую. Сам маг встал на место воображаемого верхнего луча пентаграммы. Напротив стояли Дамира и Илий. Дамира всем своим видом выражала недовольство, её неприятие магии распространялось и на всякого рода магические ритуалы.

– Смирись, – обречённо буркнула ведьма и отвернулась.

Из всех присутствующих любопытство читалось только на лице Илия – ему впервые предстояло участвовать в магическом мероприятии.

– Соберитесь, народ, – подбадривал он, – нам нужно отправить призрака в Свет. Хоть кто-нибудь понимает значимость события?

Ответом ему было молчание. После Замка Сфер между друзьями пролегла тень разочарования. А кто сказал, что будет легко? Несмотря на бодрый вид, Ан чувствовал чудовищную усталость. Он не бог, да и маг из него пока несостоявшийся, несмотря на блестящие задатки. Он ощущал давление со стороны людей, валькирии, колдуна. Все возлагали на него надежду. Преодолев границу между мирами, он в одночасье превратился в символ добра и свободы. А ему хотелось всего лишь забрать близкого человека и убраться домой. Он совершенно не понимал, почему тащит за собой посторонний груз.

Остальные тоже бодрились, но за улыбками скрывалось отвращение и тихая неприязнь ко всему, чем они занимались. Так что Илия можно похвалить за оптимизм. Ведьма ударилась в старые беды. Дамира вела себя отсранённо – Андронику аукнулось его поведение в Замке Сфер. Колдун требовал от парня занятий и практики, постоянно напоминая, с кем ему предстоит сразиться. При этом они долго шли к цели, спотыкаясь о «мелкие» камни, грозящие сломать им ноги. Короче, все стало погано и всем хотелось поскорее отвязаться друг от друга.

Нетон начал читать заклинание вызова на магическом языке. В комнате резко похолодало.

Мальчик не заставил себя ждать. Растерянный и разъярённый, он резко рванулся из круга как только появился в нём. Магия сдержала его попытку.

– Привет! – обратил на себя внимание Андроник. Дух промолчал. – Мы хотим тебе помочь.

Мальчишка недоверчиво обвёл взглядом присутствующих.

– Ты ведь меня искал, – успокаивал ребёнка Ан. – Скажи, зачем?

– Я… мальчик задумался. Он и сейчас выглядел живым. – Я ищу маму и папу. Я знаю, они мертвы. Демон утащил их. Наш барин продал их.

В комнате повисла напряжённая тишина. И снова всё сводится к Собирателю! Сколько же он душ захватил?

– Я найду твоих родителей, – заверил мальчика Ан, – и освобожу их. Можешь идти к Свету.

– Я не могу. – Малыш потупился, по его щекам потекли слёзы. – Барин не отпускает меня.

* * *

После того как Нетон выведал подробности смерти мальчика, маг снял путы и отпустил призрака. Предстояло помочь ему уйти, то есть забрать или уничтожить предмет, удерживающий душу мальчика на земле.

Утром друзья собрались, чтобы решить, как выкрасть предмет.

– Бедный мальчик, – сочувствовала валькирия. – Оказаться жертвой Собирателя. Какой же подонок его барин!

– Он купец, формально он не имеет дворянского титула, – поправил Нетон. – Они продадут, что угодно и кого угодно. Тем более, что держать рабов – значит владеть ими. И для Мрака – душами.

– Какой идиот придумал такую систему? – негодование Андроника бурлило и выплескивалось, как кипяток из чайника. – Разве можно торговать душами? И рабство? В вашем мире до сих пор крепостное право?

– Атавизмы вашего мира – реальность нашего, – с сожалением произнёс колдун.

А что собственно произошло? Оказалось, купец, которому служил мальчик, продавал эйдосы своих крепостных. Благодаря лазейке в законе: рабы полностью принадлежали своему владельцу. Ему разрешалось не только карать и миловать, но и продавать. На это имелась бумага. И лазейкой пользовался Собиратель. Купец продавал души своих слуг в обмен на благополучие своих торговых дел. Собиратель охотно принимал пустяковые условия и утаскивал каждый год одну за другой несколько душ. Все смерти маскировали под несчастные случаи. Остальным не следовало знать о делах купца.

В одном из таких случаев и погиб мальчик. Он хотел спасти своих проданных родителей и в результате сам угодил в ловушку. Свободная душа осталась на земле, эйдосы родителей отправились за Собирателем.

К тому же его хозяин, взял предмет, связанный с ребенком, в свою коллекцию. Мальчика привязали к одному месту. Он и после смерти остался рабом.

– Предоставьте предмет мне, – Илий ткнул себя в грудь большим пальцем. – Это по моей части.

Илий не врал. Он слыл искусным в вопросах «одалживания на неопределенный срок». А так как выяснилось, что имение купца представляет собой большой магический фильтр, то кроме Илия, никто не сможет проникнуть в дом. Живым и невредимым. Ох, уж эта волшебная кровь! Чего опасался купец – неизвестно. Он недолюбливал всю волшебную братию. Видно боялся распространения слухов о его делах с Собирателем. Или коллекционировал артефакты, на которые мог польститься народ одарённый волшбой.

Факт оставался фактом: вор должен стать вором.

* * *

Озираясь по сторонам, Илий чёрной кошкой крался вдоль улиц Лорема. Точнее внешней его части. В отдалении от центра располагались поместья знати. Эти люди не носили дворянских титулов, но имели не меньшее уважение и значительное положение в обществе. Среди поместий с огромными садами и плантациями и укрепился дом купца, чьи владения предстояло посетить.

Сейчас целью вора было разведать состояние дел в поместье. Сколько слуг, дома ли хозяин, куда отлучается, как охраняется дом и многие другие мелочи, важные для проникновения, а главное – отхода. Пути отхода нужны безопасные и быстрые. Петлять по закоулкам и убегать от сторожевых и люда с вилами Илию ни к чему.

Илий подобрался к воротам дома на несколько сотен шагов. Ближе лучше не подходить, магические ловушки только внутри двора, но кто знает, какие прихоти у этого параноика. Лучше понаблюдать, разобраться.

Да, дом внушительный. Дела у владельца идут в гору, раз он может позволить себе содержать такое здание в чистоте и порядке. Два этажа белоснежного камня, с лепниной под крышей. С декоративными башенками и позолоченными балконами. Сколько же душ продал этот прощелыга для обеспечения сего великолепия?

Дом обнесён чугунной резной оградой. Ворота высокие, резные с позолотой на острых пиках. Через такие пробраться не составит труда. Это лишь означает, что внутри охрана посерьезней декоративных зубочисток.

Из ворот выглянул парень лет пятнадцати. Рыжий, веснушчатый, уши смешно пунцовеют на солнце. Судя по одеянию, слуга.

– Эй! – позвал Илий.

– Чего вам? – нелюбезно осведомился слуга.

– Это дом купца Даэрана? – Илий старался держаться достойно и вежливо, внешность обязывала – Нетон надел на вора личину пожилого служителя.

– Да, господин, – рыжий сменил тон, разглядев, кто перед ним. Вышел из-за ограды и побрел к Илию. – Вы, что-то хотели, господин? – парень приблизился и остановился.

– Как поживает твой хозяин? – формальный вопрос.

– Благодарю, хорошо, господин, – парень передёрнул плечами, ему не терпелось убраться.

Илий понял – так от мальчишки не добьёшься нужных сведений.

– Скажи, милый, – Илий достал из кармана пару монет, – Даэрен нынче часто бывает в разъездах?

Паренёк, завидев вознаграждение, оживился.

– Да, почитай каждый месяц отлучается, – с готовностью протянул он.

– А что сейчас – гостит у кого или дома отдыхает? – Илий проговаривал слова спокойно, как будто интересовался погодой.

– Хозяин уехал в начале недели в Силан на летнюю ярмарку. До седьмого дня в городе пробудет, – мальчишка неотрывно следил за рукой перекатывающей монеты между пальцев.

– Вот как… А барыня его?

– С ним отправилась. Всей семьёй поехали.

«Как всё складывается», – порадовался Илий.

– Так что же, дом слуги стерегут? – удивился «служитель».

– Слуги, господин. Старый Горин всем заправляет.

– Ладно, – Илий протянул монету служке, – заслужил.

– Благодарю, господин, – слуга скорчил недовольную мину: он ожидал получить обе монеты.

– Ходят слухи, – издалека начал Илий, – что дом Даэрана проклят. Несчастий много со слугами происходит.

– Так вы по этому вопросу… Не везёт хозяину с рабами, мрут как мухи.

– А ты не боишься?

– Боюсь, а что делать? Денег на откуп-то нету, – грустно произнёс парень. – Да и не отпустит он…

– Ну всё, беги, – Илий кинул вторую монету, служка поймал её на лету и быстро зашагал к воротам. Илий медлил. – Эй, а зовут-то тебя как? – крикнул он.

– Ларк, – ответил рыжий, не оборачиваясь, и скрылся за воротами.

* * *

Ночь. Тишина. Все порядочные жители Лорема видят сладкие сны, лёжа в своих теплых постелях. Редкие выпивохи возвращаются домой из уже закрывшихся питейных заведений.

Илий продирался сквозь заросли кустарника в сады Даэрана. Вор решил обогнуть территорию поместья и пробраться в дом с тыла. Вся прислуга разбрелась по домам. Кто-то уехал в деревню, пока хозяин гостил в другом городе. В поместье остался сторож да несколько служанок – следить за порядком.

Ночь выдалась душная. Илий запыхался и взмок, нацеплял колючек на волосы и одежду. Настроение опустилось ниже среднего. Парню хотелось закончить работу побыстрее и убраться из опостылевшего места.

Заросли кончились. В саду витал благородный сладковатый аромат цветов и фруктов. Илий трусцой преодолел расстояние до внутреннего дворика, стараясь двигаться тихо и не покидать тени деревьев. Небо как назло выдалось безоблачным и луна вовсю светила своим жёлтым глазом вкупе с яркими звёздами.

В дом с парадного входа пробираются только идиоты. Илий достал отмычку, ловко справился с дверью для прислуги. Проскользнул в каморку-кладовую. Вскрыл ещё одну дверь и оказался в коридоре. Действовал он профессионально, по принципу мыши – меня не видно, меня не слышно. Предстояло разобраться в системе коридоров и дверей. Дом-то не маленький.

Предмет спрятан в рабочем кабинете купца, среди папок с бумагами и письменными принадлежностями. Предположение. Призрак убежден в этом. Он привязан именно к кабинету, как собака поводком к дереву. Чем сильнее она рвётся, тем сильнее её тянет обратно. Поэтому мальчишка так резко исчезал.

Кабинет на втором этаже. Преодолев несколько ступенек, которые почти не издавали скрипа под небольшим весом вора, Илий оказался перед двумя рядами дверей по обе стороны длинного коридора. И где же кабинет?

Вор сделал шаг и чуть не выругался от страха и неожиданности. Прямо на его пути возник мальчишка-служка. Его голубые глаза уставились на вора как на диковинную зверушку. Илий отдышался, погрозил шутнику пальцем и жестом указал на дверь. Мальчик завертел головой. Тогда они проделали тот же прием с другой дверью. И так до тех пор, пока малыш не кивнул головой в знак согласия.

Дверь безжалостно вскрыли, разворотив замок. Проникнув в кабинет, Илий огляделся по сторонам. Стол завален кипами бумаг, чернильницы, перья лежат в беспорядке. Прислуга в комнату не заходит, а хозяин явно не отличается аккуратностью. На полках вдоль стены стоят разные безделушки и сувениры. Роскошная обстановка кабинета – массивный стол из морёного дерева, глубокие мягкие кресла, в которых можно утонуть, тяжёлые бархатные шторы на окнах – не сочеталась с беспорядком. Найти здесь что-либо – всё равно, что найти оазис в пустыне. Маловероятно. Но возможно. Если у тебя есть призрак. Мальчишка ткнул пальцем в стол. Илий принялся перебирать вещи, поднимать бумаги. Спустя четверть часа вор обшарил стол вдоль и поперёк. Ничего похожего на нужный предмет он не нашёл.

– Может, ты ошибся? – шёпотом произнёс Илий. Говорить крайне нежелательно, могут услышать. Но мальчик не владеет телепатией.

– Он в столе, – так же тихо ответил призрак.

Как обычно. Потайные полки. Илий покрутил между пальцев неизменный набор самодельных отмычек. Мгновение – и дверцы распахнулись. Он замер от гнева, захлестнувшего его. Вор так и застыл, нагнувшись, преклонив одно колено. Пространство перед глазами застлала красная пелена, в голове кипела и взрывалась ярость. Илий готов был броситься к подлецу Даэрану и задушить его голыми руками или избить до смерти, чтобы он понял боль, которую испытывали проданные и загубленные им души.

Глазам вора предстал череп. С отпиленным верхом и подставкой. Покрытый серебром. Глазницы затянуты золотыми вставками. Детский череп, превращённый в пепельницу! На дне пепел и остатки сигар. Хозяин доставал его. Курил, небрежно скидывая пепел в чашу. Размышлял, кого продать следующим. Подписывал договор и убирал в стол. Подонок.

Илий изо всех сил старался успокоиться, но гнев продолжал бушевать внутри. Он бережно взял чашу в руки, стараясь не смотреть на неё, иначе ему становилось слишком мерзко, чтобы завершить начатое, и положил в сумку. Пора уходить. Парень направился к дверям.

«Ларк, – внезапно подумал Илий, – тот мальчик-слуга. Его ведь тоже пустят в расход, как и малыша». Он вернулся к столу, распахнул дверцы. Извлёк стопку пожелтевших бумаг с печатями из сургуча. Договоры на владение крепостными. Сколько же у него людей?

За окном раздался заливистый нестройный лай. Похоже какой-то идиот всё-таки вошёл через парадную дверь. Точнее через ворота.

«Чтоб тебя! – выругался Илий, судорожно перебирая листы. – Сейчас спустят собак». Надо убираться.

Он запихнул бумаги в сумку к черепу. Но так просто уходить нельзя, нет… Чернильница полетела на пол. Листки со стола тоже. Быстрым движением вор смёл сувениры с полок. Устроим погром. Купец и не заметит украденного. Пусть потрудится сам, раз уж не пускает сюда слуг.

Собаки разрывались в голос. Слуги выбежали на улицу. Пора!

Илий рванул по коридору к лестнице. Скатился вниз. Преодолел коридор и вылетел на улицу. Бежать. Не останавливаться. Через кусты. Петляя и перепрыгивая заборы.

Псы пустились по следу. Он слышал их лай за спиной. И снова он убегает. Как это привычно…

Собаки приближались. Продираться через кустарник с сумкой было труднее. Последний рывок и он перемахнул через забор. Повернулся и показал рвущимся сквозь прутья псинам неприличный жест. Глупые твари. Глупые хозяева.

Парень бегом направился к гостинице.

По пути ему в голову пришла идея…

* * *

– Ларк! Ларк! – вор стоял около деревянной хибары и орал, надрывая горло.

Прошло минут пять, прежде чем на крыльце появился рыжий парень. Он медленно спустился, пятернёй взлохмачивая и без того растрёпанную шевелюру.

– Чего надо? – крикнул рыжий завидев, незнакомца. – Ты в курсе, что на дворе ночь? – Он подошёл к калитке и внимательно всмотрелся в лицо Илия. – Ты кто?

– Друг, который хочет помочь, – туманно объяснил вор. – Уходи от своего барина.

– Как же я уйду?! – лицо парня вытянулось, брови поползли вверх. – У него на всех нас документы, мы же никто. Он найдёт и выпорет меня – это самое малое. А то и убьёт на месте.

– Уже нет, – как же убедить этого парнишку? – А если не уйдешь, то точно умрешь… Как все до тебя! – Илий смотрел на служку в упор.

– А как же мать? Она совсем больна… И денег у нас нету…

– Ты что, не понимаешь? – Илий сорвался на крик. – Это не имеет значения! Собирайте вещи и завтра же убирайтесь из города. Залягте где-нибудь на дно. А деньги… – Илий пошарил по карманам, вытряс горсть монет, покопался в сумке, достал несколько золотых, припасённых на чёрный день. Ларку они нужнее. – Вот возьми, этого хватит на первое время, – он протянул руку поверх калитки.

Челюсть рыжего медленно поползла вниз.

– Почему ты мне помогаешь? И почему ты…

– В поместье скоро всё изменится, – коротко ответил Илий. И, кажется, рыжий ему поверил.

– Ладно, – растерянно произнёс он.

– Посмотри на меня, – приказал Илий. – Обещаешь? Сегодня же беги из города. Затаись. Скройся. Ты понял?

– Да, да, я понял, – он уже пришёл в себя. – Обещаю.

– И предупреди, кого сможешь. Уходите все.

– Но… что я им скажу? – мальчишка смотрел на вора как на проповедника.

– Скажи… – Илий задумался. – Скажи это воля Искателя Душ!

Глаза служки округлились. Илий подмигнул опешившему мальчишке и бегом отправился дальше.

– Я расскажу! Я всем расскажу! – кричал парень ему вслед.

* * *

Шестеро человек стояли у холма, присыпанного свежей землёй. Точнее пять человек и один призрак. Запыхавшийся Илий достал из сумки украденный предмет.

– Ублюдок, – сплюнула валькирия, – его самого следует продать Собирателю.

– Что ж, – удручённо произнёс Нетон. – Сейчас мы ничего не сможем сделать.

– Как ничего? – охотница метнула на мага гневный взгляд. – Убьём подонка.

– И ничего не решим, – устало повторил колдун. – Ты не освободишь души. Они уже проданы. Отправим мальчишку в Свет и двинемся дальше.

Возникла гнетущая пауза. Все понимали, но смириться не мог никто.

Андроник молча протянул руку к черепу. Илий послушно отдал предмет. Колдун взмахнул руками, и земля разверзлась. Ведьма поморщилась. Мальчик умер недавно. У тела не было головы. Его даже не похоронили, а просто закопали. Ни гроба, ни мешка.

Ученик мага опустил череп на его законное место.

– А что будем делать с контрактами? – запоздало сообразил Илий, вытаскивая из кумки ворох смятых бумаг.

– Сожжём, – решительно произнёс Андроник.

– Здесь договор малыша и его родителей, – прошептал Илий, как будто бумажка может что-то изменить. Мальчика звали Ролан.

– Кидай, – кивнул Нетон.

– Вы спасёте моих родителей? – сдавленный голос в тишине.

– Конечно, малыш, – заверил его Андроник. Хотя сам не верил в своё обещание. Он многим уже обещал… И мальчик смотрел на него так, как когда-то смотрела Невеста, и в его глазах светилась надежда.

Маг кинул горящую лучину в могилу. Бумага занялась. Пара секунд – и яма вспыхивает ярким пламенем. Мальчик покрывается искрами. Сотни огоньков облепляют его словно кокон. И он постепенно исчезает, растворяясь, тает в воздухе.

– Спасибо, – послышалось из пустоты.

На востоке забрезжил рассвет. С восходом солнца они покинут этот город. Без лошадей, без провианта. Не хочется возвращаться туда, где всё куплено Собирателем…

Глава 12. Голос Зверя

– Не кисни! – Вор обогнал ведьму и плюхнулся на землю перед костром.

Странники устроили привал у дороги в Ливир, до города оставалось около дня пути. Друзья не взяли ни лошади, ни повозки в Лореме. И сейчас, топая пешком по разбитым дорогам (результат затяжных дождей, заставших их в пути, но к счастью прекратившихся) им то и дело приходилось делать привал.

– Всё окей! – натянутая улыбка Эльды говорила: «отстаньте от меня!».

– Все хорошо, что хорошо кончается, – продолжал свою проповедь Илий. – Мы отправили мальчишку и спасли людей.

– Спасли ли… – усомнился Ан. Никто не знает, последовали ли слуги совету Илия.

– Будем надеяться… – протянул вор уже менее оптимистично.

Илий разложил своеобразный стол на траве около костра. Так как убирались из города они в спешке, запасы никто не пополнял. Но беспокоиться не о чем, в необъятной сумке Нетона всегда прятался приличный запас вяленого мяса, подсохшего хлеба и вина в бурдюках, которого с лихвой бы хватило, чтобы напоить полроты солдат самратского войска. Колдун скромно отзывался о своих запасах, отмахиваясь фразой «на чёрный день». Так что странники редко покушались на нетоновский провиант.

Эльда обвела взглядом стол, хмыкнула и чуть ли не по пояс нырнула в свою сумку. Конечно, чары ведьмы вмещали меньше, чем соединённое пространство Нетона, расширенное пятым измерением, да и вызывать предметы ведьма не умела, поэтому приходилось рыться, нашаривая нужную вещь. Девушка выудила из своего баула пять позолоченных кубков и опрокинула их на землю.

Компания расселась на земле, кто на коленях, кто, скрестив ноги. Илий разлил вино по бокалам.

Ан потянулся было к мясной нарезке, но Нетон легонько хлопнул его по руке.

– Сперва задание, – маг расплылся в улыбке.

Искатель уныло вздохнул, голод в данный момент превалировал над жаждой знаний. Давненько ему не приходилось «добывать» еду заклинаниями.

– Превратить вино в воду? – с надеждой спросил Ан.

– Нет, – колдун явно веселился, поучая Искателя. – Будем узнавать историю предмета.

Маг посмотрел на присутствующих так, будто только что открыл им Святую Истину.

– В книжках что ли рыться? – недоумевал Ан.

– Ага, в ментальных, – хмыкнула валькирия. – Знаю я эти фокусы.

– Ты можешь узнать историю предмета, дотронувшись до него. Всё от момента создания вещи до последней секунды нахождения в твоих руках, – Нетон облизнул губы. – В свете последних событий, я подумал, тебе будет полезна эта способность.

– Раньше нельзя было… – возмутился Ан.

– Нельзя, – отрезал колдун. – Эта способность… слегка специфично влияет на сознание и лучше не использовать её понапрасну. Хотя возможно на тебе она никак не скажется.

Нетон взял один кубок, осушил его и протянул ученику.

– Узнай историю кубка, – проглотив содержимое, произнёс он.

Три пары глаз уставились сначала на Нетона, затем на Искателя. Эльда картинно опустила голову и принялась за еду.

– Можно не жевать? – раздраженно бросил Ан, крутя кубок в руках.

Эльда фыркнула, но есть перестала и снова уставилась на парня.

Андроник закрыл глаза, сосредоточился на прохладном металле кубка.

– Слушай мой голос, – заговорил Нетон как мастер гипноза. – Спроси предмет. Попроси рассказать о себе.

Легко сказать! Что говорить? Как задавать вопросы? Просить или приказывать?

«Кубок… скажи, кто тебя сделал?»

А вообще, как делаются кубки? Ан не имел ни малейшего представления.

Парень сжал вещицу покрепче.

«Что ты есть?»

Глупый вопрос. Как ещё можно спросить?

«Расскажи свою историю?»

Тишина. Он ожидал голоса в голове, текста перед глазами, огненных надписей на стенках сосуда… Рука с кубком опустилась на колени. Безнадёжно.

– Не открывай глаза, – прочитал Нетон его мысли. – Ты спрашиваешь словами. Спроси голосом. Голосом Вопрошающего. Не проси, а требуй ответа. Искатель властен над любой вещью – магической или лишенной магии.

Нетон говорил твёрдо, спокойно, убедительно. На несколько мгновений пришла уверенность во всемогуществе.

Голос. Не слова и не мысли. Образы. Андроник обхватил кубок ладонями. Сосредоточился на образах… Желаниях… Чего он хочет? Ответа. Он желал ответа. Не формулируя какого… Просто ответа.

Минуту ничего не происходило. Ан сжал кубок так, что побелели костяшки пальцев. Он злился и требовал. И он получил желаемое. Удар по голове отдался тупой болью в висках и затылке. Секунда – и вспышки боли уступили место мельканию света. Ан будто смотрел старый, плохо смонтированный фильм на кинопленке. Кадры, люди, события. Поток информации увеличивался, мелькание учащалось, всё слилось в голубоватую светящуюся массу.

Андроник разжал руки и отбросил жестянку. Открыл глаза.

– Ты воровка, – крикнул он, указывая пальцем на ведьму.

– Удачно ты на кубок посмотрел, – пробурчала девушка.

– Ты стащила эти кубки из Замка Сфер. Ещё до встречи со мной, после испытания с драконом, – голос Андроника уже не был осуждающим, в нём слышалась смесь упрека и восхищения.

– Есть, у кого учиться, – съязвила ведьма, кивнув в сторону Илия.

– А что я-то?

Вся компания дружно засмеялась. Первый опыт общения с вещами можно считать удачным. Колдун успокоил парня, заверив, что во второй раз картинки мелькают медленнее и со временем можно добиться скорости кинофильма. Остаток обеда странники провели в отвлеченных разговорах о пустяках.

* * *

«Белый Единорог» встретил их сухим поскрипыванием дверей и сладким запахом хмеля. Заведение славилось своим радушием и гостеприимностью. О чём свидетельствовала и вывеска над дверью: «Будь вы маг или простолюдин, рыцарь или барышня, хоть сам чёрт или ангел, вас встретят доброй улыбкой, напоят и накормят! Здесь вам всегда рады!»

Странники направились прямиком к стойке. Харчевня была наполнена весёлым гомоном и звуками чокающихся пивных кружек. Выходной. Народ отдыхал.

Друзья намеревались поужинать и найти ночлег. А утром направиться в Ливир – если повезёт, то на лошадях.

Трактирщик, коренастый упитанный мужик, в заляпанном фартуке и с полотенцем на плече, встретил их радушной улыбкой.

– Чего желаете господа? – весело спросил он.

– Господа желают выпить пива и отведать чего-нибудь вкусного и горячего, – в тон ему ответил Нетон.

– У нас сегодня блюдо дня – похлёбка из бараньих ребрышек. Наваристая, со специями.

– Давайте! – кивнул Нетон. – Пять порций, к тому столу. Не дожидаясь ответа, колдун двинулся к указанному им месту. Процессия из четырёх человек последовала за ним.

Вскоре пышногрудая девица принесла поднос с едой.

– Прошу, – пропыхтела она, с громким стуком ставя поднос на стол и расставляя миски. – Ещё минуту и будет пиво. – Раскрасневшееся лицо озарилось улыбкой, и девица упорхнула к стойке.

Эльда схватила ложку и азартно принялась за похлёбку. Время, проведенное в Старом Мире, выбило из ведьмы разборчивость. Если в первые недели она ковыряла вилкой салат и пила только дорогие вина и свежевыжатые соки, то сейчас готова была накинуться на любой съедобный кусок.

– Вкусно, – изумлённо протянула она, размахивая ложкой.

Её примеру последовала и валькирия, пока парни ожидали пиво. Дамира долго дула на великанскую деревянную ложку, с шумом втягивала бульон, в общем, получала удовольствие. Выхлебав половину миски и оставив мясо на косточке напоследок, она вдруг подняла голову и уставилась в стену.

– Мне кажется, у этого супа какой-то странный… – она не успела договорить. Упала на лавку, уткнувшись лицом в плечо Нетона. Лицо стало бледным, по уголкам губ побежала слюна, тело затряслось в конвульсиях. Эльда опрокинула свою тарелку и кинулась к валькирии.

– Чёрт! Её отравили!

Нетон вскочил с места, подтащил дочь к краю лавки, перевернул на живот. Ведьма порхала вокруг колдуна, пытаясь хоть как-то помочь.

Зал замер. Люди настороженно поглядывали на еду и напитки, перешептывались и охали. Только один человек выбивался из общей массы. Фигура в грязном сером балахоне с капюшоном на голове поднялась из-за стола в углу и стала продвигаться к выходу.

– Вон он! – Илий схватил меч валькирии и рванул вслед за капюшоном.

Ан спешно протиснулся между лавкой и столом, последовал за вором. Капюшон ускорил шаг. В душном переполненном помещении передвигаться приходилось рывками, лавируя между столами и опешившими выпивохами.

Илий расталкивал людей, спотыкался о лавки, пытаясь нагнать отравителя. Тот уже достиг двери и скрылся за ней.

Искатель оглянулся. Валькирия перестала биться в конвульсиях, тело её обмякло на руках мага. Нетон отрешённо бормотал что-то на магическом языке. Эльда разгоняла толпу зевак, то и дело нависавших над телом девушки.

– Беги за ним! – крикнула она, на секунду обернувшись к Искателю. Она боролась со слезами и болью, такой знакомой… Валькирия не была ей подругой, но именно её, свою подругу она вспомнила, умирающей у неё на руках.

Андроник стряхнул дымку наваждения и продолжил преследование. Оказавшись на воздухе, он увидел лишь размытую в сумерках спину вора. Ему удалось нагнать их, когда капюшон достиг лесной чащи. Ещё несколько шагов и он растворится среди деревьев.

– Стой! – Андроник вложил в свой голос ярость и досаду своего сердца, как учил Нетон.

Балахон замер на месте, дёрнулся и упал.

Андроник поравнялся с вором. Тот, задыхаясь, наклонился к земле, опершись на меч. Всё-таки хорошо, что Дамира заставляла Ана бегать! Дамира… Действие заклинания прошло и человек в балахоне поднялся на ноги. Капюшон слетел на плечи, обнажив лицо парня. Даже в сумерках на его лице можно разглядеть шрам, протянувшийся от лба до подбородка. Будто его ударили наискось лезвием меча… Разрубленный нос жадно втягивал воздух.

Андроник, щурясь, глядел на парня со смесью отвращения и любопытства. Что ему нужно? Очередной недоброжелатель? Один из тех, кто боится, что Искатель разворошит осиное гнездо и уберётся в Новый Мир? Прихвостень Собирателя? Обманутый мститель, не дождавшийся обещанной души? Ясно, что отравитель хотел свести счёты с Искателем, но служанка перепутала тарелки, когда переставляла их с подноса на стол. Какая самонадеянность… Или отравлен весь суп, просто они его не успели попробовать… Эльда!

Пока Ан вяз в размышлениях, парень со шрамом приготовился к новой атаке. Воспользовавшись промедлением, он запрокинул голову и… Вой, разнёсшийся по долине, не походил ни на один слышанный когда-либо Искателем звук. Смесь волчьей песни луне и звона натянутых струн. Высокий, протяжный, вибрирующий звук.

Вор с испугом посмотрел на друга, взглядом моля о помощи. Он что-то заметил. Ан проследил за его взглядом и почувствовал, как по спине пробегают мурашки, а волосы на затылке встают дыбом. Из лесной чащи медленно выползали волки. Неспешно, принюхиваясь, прислушиваясь… Проверяя Глас Призывающего. Уродец обладал Даром. Он мог призывать зверей. Друзья угодили в ловушку.

Разрубленное лицо расплылось в кровожадной ухмылке. Он предвкушал хороший бой. Бой, который закончится смертью Искателя.

– Надо что-то делать, – с нотками паники в голосе, прохрипел Илий. – Их очень много. – Он передернул плечами. – Не люблю волков.

– Если это волки, – Ан выхватил меч из ножен, подошёл ближе к вору. – Волки не охотятся такими огромными стаями. И где же ваш огнестрел, когда он так нужен, а стрелок? – крикнул он в сердцах.

– Эльда всем заведует, – мрачно произнёс Илий. Чего нет, того нет. Придётся обороняться холодным оружием. – И у этого парня есть Голос, он может собрать сколь угодно большую стаю.

Он по примеру Искателя встал с мечом наизготовку. Но он не был искусным мечником. Меч для Илия не полезнее деревянной палки. Всё, что он может – это бесцельно размахивать ею.

– Сдаётся мне, быть нам сегодня съеденными… Ты же маг, придумай что-нибудь.

Волки также медленно приближались. Бежать – не вариант. Побежишь ты, побегут Они. Но Они быстрее.

– Ничего в голову не приходит, – оправдывался Ан.

– Спотыкни их, как ты поступил с этим парнем.

– Не уверен, что это сработает. Заклинание может не подействовать на животных.

– Если это животные… – ехидно поправил Илий.

Ситуация странная – и смешно, и боязно. И Нетона, их главного выручателя, здесь нет. Первая тварь с рычанием бросилась на Андроника. Он стукнул лезвием по челюсти, тварь взвизгнула и отлетела. Это был сигнал к атаке. Стая бешеных псов налетела на добычу.

Илий и Ан волчками закрутились по кругу, защищая собственные спины. Пару раз волчара цапнул вора за руку. Ан успел отсечь голову твари, но человеческая кровь только раззадорила всех остальных. Мельком в памяти Андроника всплыла другая битва. Кирпы. Почерк знакомый. Тогда ему удалось приспособить меч как проводник сил… То же самое повторить не удастся. Состояние не то. Но…

Он отвлёкся и подпустил волка ближе, чем хотел. Голову удалось изолировать, а вот лапы… Когти вспороли живую плоть как хорошо наточенный нож. Левую икру резанула боль. Колено подогнулось. Время остановилось…

– Вспомнил, – крикнул Искатель, что было мочи. – Воткни меч в землю и закрой глаза!

– Нас сожрут! – Илий размахивал мечом ещё неуклюжей, чем раньше.

– Доверься мне!

Секунды тянулись, как патока. Два меча одновременно вошли в рыхлую землю. Сквозь смеженные веки проступила яркая бордовая вспышка. Шум мгновенно стих.

Открыв глаза, парни обнаружили, что оказались в пустыне. Серой и безжизненной. Присмотревшись, Ан понял, что вокруг всё покрыто пеплом.

– Что это было? – Илий ошалело озирался по сторонам.

– Нетон научил на досуге. Заклинание Круга. Уничтожает всё живое в радиусе нескольких метров, – не без гордости ответил Ан.

– А раньше нельзя было так? – возмутился вор.

– Извини, забыл, – Ан вытащил клинок из земли и вытер о штанину, которая всё равно была безнадёжно испорчена.

– И как тебя только учат, – пробурчал уже более мягко Илий.

Немного покопавшись в пепле, друзья обнаружили остатки парня со шрамом. От него остался только балахон и амулет на почерневшей цепочке. Андроник не рассчитал силы и заклинание круга добралось и до Зовущего. Жаль. Искатель хотел допросить неудавшегося убийцу. Неудавшегося? Как знать. Стоит надеяться, Нетон исправит положение.

Сжимая амулет в руке – стеклянную колбу похожую на сосульку, – Андроник направился к «Белому Единорогу». Вор плёлся следом, волоча меч.

– Ты думаешь, он от Собирателя? – спросил Илий, нагнав его.

– Узнаем, – Ан помахал стекляшкой в воздухе.

– Хочешь прочесть? – брови Илия поползли вверх. – А вдруг ловушка?

– Одной ловушки на сегодня хватит, – устало улыбнулся Ан. Он остановился перед дверью питейного заведения, мрачно уставился в стену. – Думаешь, она жива? – вопрос был задан в пустоту, Ан и сам не знал, кому он адресован. А что если уже и Эльды нет в живых? Две подруги в один день…

Он крепче сжал амулет Зовущего… и ослеп. Перед глазами потемнело. Кажется, он раздавил сосульку, оставив в руке лишь цепочку и осколки. Кадры поплыли перед глазами. Во второй раз действительно мелькание замедлилось. Изображение стало похоже на кинофильм, как будто крутят старую пленку.

Искателю представилась возможность в подробностях рассмотреть жизнь Зовущего… точнее смерть.

Собиратель может как отнимать эйдосы, так и отдавать их на время. Это относится к жизненной энергии души – тому, что делает тебя живым. Так Собиратель и поступил с парнем. Тот умирал, жизнь покидала его. Но у него был Дар. Он обладал Гласом Призывающего. Собиратель Душ появился за минуту до смерти. Всего минута и он опередил старуху с косой, у которой впереди вечность и которая никуда не торопится… Он предложил продать душу, в обмен на жизнь. Жизнь, проведенную в услужении Собирателю. Он так развлекался – оставлял в живых людей с Даром. Но жизнью это можно было назвать с натяжкой. Человек всё равно умирал. А после смерти, показав старухе язык, возвращался в своё тело. Амулет, как якорь, прикреплял душу к одному берегу.

Способность призывать различных существ казалась Собирателю забавной, но и могла сослужить неплохую службу. Зовущий знал отношение к себе своего нынешнего хозяина и старался угодить ему. Как только он узнал о новоявленном Искателе Душ, он тут же постарался навредить ему – натравил кирпов на Тихую долину. Ему не составило труда направить Зовом тупых тварей на место прежнего обитания. Остальное они сделали сами: обнаружив чужаков, поспешили их уничтожить. Не вышло. Тогда Зовущий предпринял вторую попытку…

Ан очнулся от сильной тряски. Его голова болталась, грозя вот-вот оторваться. Вор тряс его за плечи как куклу.

– Да очнись же ты! – надрывался он. Побледневшее лицо выражало неподдельный испуг.

– Всё, всё, я в порядке, – отшатнулся Ан.

– Фух… Я уж подумал, крышка нашему Искателю, – Илий укоризненно посмотрел на руку, сжимающую стекляшку. Осколки врезались в кожу, с ладони тягучими каплями стекала кровь. Ан только сейчас почувствовал, как ноет рука. К этому примешивалась ещё и боль в ноге, которую требовалось срочно обработать, если ему не хотелось заработать гангрену или бешенство.

– Ты как эту штуку раздавил, так и застыл. Я смотрю, глаза побелели. Будто ослеп… – взволновано рассказывал Илий, не отводя взгляда от Андроника.

– Так и было, – подтвердил он и улыбнулся. Стекляшка впитала все мысли Зовущего до последнего момента его жизни. И теперь Ан успокоился. Валькирия исцелится, а Эльде ничего не грозит…

– Мозаика сложилась, – кивнул Ан и, не дожидаясь следующего вопроса, толкнул дверь.

Глава 13. «Не унывай в стране унынья…»

«Болтозавр…Процветающий город. Страна изобилия. Город, где усталому путнику найдётся приют, бездомному ночлег, а больному исцеление. Здесь рады всем и всегда. Добросердечие и щедрость – вот залог процветания города!» – гласила надпись над большими деревянными воротами.

Собственно, это уже не были ворота, остался лишь столб, на котором крепилась обуглившаяся табличка с названием города да пара щепок, бывшие когда-то досками. Всё вокруг представляло собой одно сплошное пепелище. Пахло гарью и палёным мясом. Кое-где ещё потрескивал огонь, слышался шум обваливающихся конструкций. Отовсюду раздавались стоны, вопли и детский плач.

Волшебное Эльдорадо Старого Мира превратилось в страну унынья.

– Что произошло? – спросила Дамира первого попавшегося на глаза горожанина.

Это была седовласая женщина средних лет.

– Горе, горе великое, – запричитала женщина. – Войны небесные надвигаются. Битва – начало войны. Люди гибнут не по воле высшей, а по воле властителя.

Она замолчала, и как ни в чем не бывало, уставилась на Дамиру.

– Я ничего не поняла, – шепнула на ухо Андронику ведьма. – По-моему, она бредит.

– Тсс, – оборвал её Нетон. – Тише. Это прорицательница. Я сам с ней поговорю.

Колдун отстранил дочь и приблизился к женщине.

– Вы можете нам помочь? – вполголоса произнёс волшебник.

– Странники небесные, небом посланные, остановят битву, но разожгут войну, – опять заговорила она.

– De nihilo nihil, – осторожно шепнул Нетон, и женщина на мгновение задумалась, а потом вдруг заговорила другим голосом.

– Вы правы. Добро пожаловать в Златый.

– Спасибо, конечно. Но что случилось? – задал вопрос Нетон.

– Беда приключилась. На город нападают чудовища. Гибнут люди.

– И как давно они нападают? – Судя по масштабам разрушений, давно. Андроник огляделся. Разрушено почти всё вокруг. Уцелевшие строения выглядят удручающе: в половине зданий отсутствуют стекла на окнах, многие дома покосились и, кажется, держатся только с помощью магии.

– Они нападают уже с неделю, но мы держимся. Правда, воинов почти не осталось. Ситуация осложнилась: они начали нападать исподтишка. Они забирают детей и женщин.

– Кто они? – поинтересовался Ан.

Женщина понизила голос.

– Чудовища из Ада, тёмные тени Мрака.

– Что это всё значит? – воскликнула Эльда. – Наплыв нечисти?

– Боюсь, что хуже, – тихо произнёс колдун. – Где мы можем остановиться?

– Единственное уцелевшее здание в городе – поместье Царь Златого, замок, в котором его величество проводит праздники. Сейчас он открыт для всех. Там собирается Оборонное Войско и укрываются уцелевшие. Я вас проведу. В трудную минуту мы будем рады любой помощи.

Идти долго не пришлось. То, что прорицательница называла замком, оказалось большим приземистым зданием, больше похожим на школу или элитный жилой комплекс. Постройка из белого камня, без особых излишеств (лишь в некоторых местах, на фасаде, виднелась посеревшая от времени и дождей лепнина и узоры на стенах), с несколькими нелепыми башенками на крыше и балконами наверху, насчитывала всего три этажа. Здание, построенное полукругом, имело арку-вход, через который можно было попасть во внутренний дворик. В целом ничего особенного. Если только не тот факт, что этот замок – единственное уцелевшее строение в городе. Даже на стенах нет никаких признаков нападения, будто чудовища обходят это место стороной.

Они вошли внутрь. Интерьер поместья ничем не отличался от остальных средневековых помещений. Те же стены, те же картины на них. Виссарионов не смог бы отличить одну комнату от другой, так они были похожи.

Странники дошли до конца коридора и уткнулись в дверь. Женщина достала из внутреннего кармана связку ключей и, выбрав самый маленький и ржавый, отперла её. Комната оказалась чем-то вроде склада. Повсюду стояли ящики, шкафы, полки, вдоль стен громоздились деревянные лавки. В углу комнаты, над всей этой утварью, возвышалась гора тряпок, подушек и одеял.

– Это единственная свободная комната, – пояснила женщина. – Во всех остальных селятся жители.

– Вы ключница? – спросила вдруг ведьма.

– В каком-то роде да. Я помогаю нашему правителю, Власу. Раньше помогала.

– Почему раньше?

– После начала нашествия Влас заперся в верхних комнатах и не покидает своё укрытие. Управление городом в руках народа.

– Нужно разобраться, – пробормотал Нетон.

Он вошёл в комнату и огляделся.

– Работы предстоит много, но жить можно.

* * *

Через час с небольшим комната не без помощи магии приобрела пристойный вид. Илий сдвинул в центр несколько стульев, игравших теперь роль стола. Около стен расположились уже застеленные кровати. Лишние ящики и полки покоились в углу: сейчас, после уменьшающего заклинания они занимали намного меньше места, чем прежде.

Ещё через полчаса вся компания собралась для обсуждения дальнейшего плана действий.

– Ну что, как обстановка? – вопросил колдун, когда друзья расселись у импровизированного стола.

– Так называемые чудовища нападают уже с неделю, – заявила Дамира. – За это время им удалось превратить процветающий город в пепелище. Они вылезают из-под земли или появляются из ниоткуда.

– За это время убито и растерзано около сотни человек, – добавил Илий.

– Что за твари могли так изувечить город? – спросил Андроник.

В разговор вмешалась ведьма:

– Я знаю, что это за Тени Мрака.

Она достала из своей кожаной сумки маленькую потрёпанную книгу в чёрном переплете. На чёрном коротком мехе, похожим на мех крота, были вырезаны кожаные буквы: «Книга демонов. Разновидности, силы, происхождение».

– По описанию эти чудовища совпадают только с одними созданиями Мрака. Адские Псинки, – она как-то нездорово улыбнулась. Коверканье названия существ ей показалось смешным, но никто и не подумал смеяться.

– Адские Псы? – переспросила валькирия.

– Да, именно так.

Эльда открыла книгу почти в самом конце. На странице, заляпанной чем-то чёрным, был рисунок. Огромная горбатая собака. Скелет, обтянутый кожей. Облезлая шкура, горящие злобой и ненавистью рубиновые глаза, оскаленная пасть, усыпанная острыми клыками. Настоящее воплощение Тьмы.

– Жуть! – поёжился Ан. – И что им здесь надо?

– Псы Ада, твари из самых глубин Тартара. Они не демоны, но они им служат. Демоны обычно посылают их за долгом.

– Значит, где-то есть должник? – поинтересовалась валькирия.

– Да, если вы понимаете, о чём я.

– Откуда у тебя эта книга? – спросил Нетон. В его голосе слышалась упрекающая настойчивость.

До этого колдун просто наблюдал за разговором. Он и так знал, всё, о чем они говорят. И считал, что молодежь должна разобраться во всём сама.

– Не бойтесь, я за неё не убила, – успокоила ведьма. – Она досталась мне по ведьменскому наследству.

– И сколько ты уже прочла?

– Кроме этого, почти ничего, – ведьма понимала, к чему клонит Нетон.

– Советую тебе приберечь эту книжицу. И лучше никому её не показывать.

– Ладно. Так что насчёт должника? – повторила Эльда.

– Кто-то продал душу и я, кажется, знаю кто, – ответил колдун.

– Продал душу? – удивился Андроник. Всё-таки души по его части.

– Именно. Нам нужно поговорить с местным правителем, Власом, – твёрдо заявил Нетон.

Не прошло и десяти минут, как они оказались на верхнем этаже, в аудиенции у Власа.

* * *

– И как же могло произойти так, что Адские Псы атакуют город с мирным населением? – задала вопрос Дамира.

– Это моя вина, – Влас виновато посмотрел на ребят. – Моя ошибка молодости, за которую расплачиваются все.

– О чём вы? – спросила ведьма. Она знала, что Псы Ада не приходят просто так. И теперь она догадывалась, в чём причина.

– Пятьдесят лет назад умер мой дядя, правитель Волтозара. Я остался единственным наследником, так как детей у него не было, а все остальные родственники, в том числе мой отец, погибли в Год Чумы. По законам нашего королевства трон, как и власть, переходит по наследству. То есть я автоматически становился правителем королевства. На тот момент мне было двадцать лет. Я хотел учиться, жить своей жизнью, а тут на меня возложили такую ответственность. К тому же я увлекался магическими науками. И я нашёл выход из положения…

– Вы заключили сделку, – закончила Эльда.

– Да. Я заключил сделку. Пятьдесят лет спокойствия и благополучия в обмен на мою душу. Демон был из ряда Собирателей, не очень могущественный, но цепкий. От такого просто так не откупишься.

– На что вы рассчитывали? – спросил Нетон.

– Мне было всего двадцать! Я жаждал чего-то существенного, чтобы оставить своё имя в веках. В то время у нас шла война с Рданом, новым городом, объявившим себя отдельным королевством. Война была затяжная, погибло много людей, и вдруг правитель Рдана предлагает заключить мирный договор. На выгодных для нас условиях! Мне было безразлично, как и почему это произошло. Я просто радовался удаче. Затем дела и вовсе пошли в гору. Город стал богатеть, экономическое и материальное положение улучшилось. Из среднего королевства Волтозара он превратился в зажиточную столицу Златый. За пятьдесят лет никакого мора, голода, чумы и войн. Будто беды обходили нас стороной. До этого момента.

– И чего вы добились? – спросила вдруг валькирия. – Люди гибнут! Всё, что накоплено и собрано за полвека, обратилось в прах за несколько дней. Мрак никогда не упускает своей выгоды и ничего не делает просто так.

– Я понял это слишком поздно. Тогда мне казалось, что пятьдесят лет – это много. Я не доживу до такого возраста. Тем более, народ и вправду считает меня достойным правителем. Они готовы стоять за меня насмерть.

– И вы, конечно, не хотите разрушать этот миф? – раздался голос Илия. – Был у нас такой один. Ксерк – король среди воров. Его тоже считали великим. Оказалось, что он купил пару мелких бесов у Тёмного в обмен на душу, и те выполняли за него всю чёрную работу. Кража артефактов, ценного имущества богатых королевств. За одну ходку он мог умыкнуть столько золота, что можно кормить целую деревню в течение нескольких лет. Как только воровская гильдия узнала об этом, его тут же изгнали, и остаток жизни он провёл не лучшим образом… – Илий замолчал, задумавшись о чём-то. – Не завидую я таким. Говорят, продажных в Аду не жалуют.

– Там не жалуют никого, – произнесла Дамира ледяным тоном. Ей не нравилась эта история.

– Такие души не очень-то дорого ценятся, – просветила всех ведьма. – Их цена – жизнь, которую теряют её обладатели. Поэтому внизу им и правда приходится несладко, демон пытается выжать всё, что можно. К тому же они забавляются тем, что напоминают своим жертвам за какие «грехи» их наказывают, – воцарилась тишина. Все изумленно смотрели на Эльду. – Я просто прочитала чуть больше, чем призналась, – пояснила девушка.

Андроник понял, что речь о «Книге демонов».

– И что же мне делать? – убито сказал Влас.

– Сдаться добровольно и избавить оставшуюся часть населения от гибели, – продолжала стоять на своём валькирия.

– Я не хочу умирать, – запротестовал старик.

– Возможно, нам удастся вам помочь, – с участием сказала ведьма и с надеждой посмотрела на Андроника.

– Похоже, нам надо выйти, – сказал Нетон, видя, как назревает очередной конфликт.

– Да, конечно. Но прошу вас, помогите. Я уверен, вы сможете остановить это.

Как только они оказались в коридоре, валькирия набросилась на Эльду.

– Ты что творишь, ведьма! Думаешь, ты сможешь одолеть возмездие?

– Возмездия не будет, – сквозь зубы проговорила Эльда. – Мы сможем ему помочь. Он не виноват.

– Человек должен отвечать за свои поступки, – с вызовом произнесла валькирия.

– Он был молод.

– Не моложе нас. Он глуп. Влас забыл, что просто так ничего не бывает.

– Но люди его любят, он многое для них сделал, – продолжала оправдывать старика ведьма.

Андроника удивила перемена в характере Эльды. Всегда дерзкая и жесткая, она слишком уж рьяно защищала Власа.

– Это не его заслуга, а демонов.

– Хватит спорить. Замолчите обе, – остановил девушек колдун. – Неважно, кто прав, кто виноват. Человек попал в беду и мы должны помочь. Хотя бы ради остальных людей.

– Что вы вообще обсуждаете? – спохватился Андроник. – У нас нет времени на остановки, нужно спасать мою сестру.

Подумав, Ан упрекнул себя за эгоистические мысли. Но ведь если он освободит Анжелику, то потом он сможет помочь всем. Ведь он Искатель Душ.

– На самом деле, – начала Дамира, – я как воительница несу ответственность за людей. Это не моя война, но так как я плачу… – она замолчала.

Никто не понял, о чём говорит Дамира. Никто, кроме Андроника. Он знал, о какой плате идёт речь. Цены хранителя валькирии показалось мало за совершенные деяния. Она корила себя за тёмное прошлое и теперь готова была совершить любое благое дело. Вот только зачтётся ли ей это?

– Короче, ради людей я готова помочь. Вот только ты забыла, что последнее слово за Искателем, – напомнила девушка.

Ведьма опять посмотрела на Ана.

– Ник, ты все понимаешь. Решай.

* * *

Они находились в зале уже несколько часов. Это только на первый взгляд решение выглядело простым: остаться или уйти. Ведь всего-то надо сказать одно слово. Но это не так. Остаться и исправлять ошибки выжившего из ума старика или уйти и вершить свою судьбу.

В любом случае Андроника может ждать смерть. Но будет печально, если он даже не достигнет своей цели. Как всегда, выбрать из двух сложнее всего.

– Какой вариант окажется правильным? – рассуждал Искатель вслух.

– Здесь нет правильного варианта, – тихо сказал колдун. – Твоё решение. Единственное, что важно – оно должно быть твоим.

– Пойми, Ан, это не добро и не зло. Мы не в чёрно-белом кино. Что бы ты ни выбрал, я как твой хранитель обязана пойти с тобой. Но учти вот, что: я буду уходить с тяжёлым сердцем, и его тяжесть может сказаться на тебе. Решай… Но решай так, чтобы тебе не пришлось жалеть о своём решении.

Валькирия выбрала хитрую тактику. Она как будто давала свободу выбора, но требовала считаться с её мнением.

Минуты мучительного ожидания. Андроник стоял у стены и тупо смотрел в пол. В голове не было ни единой мысли. В самый нужный момент он не мог сосредоточиться. Искатель ждал, что решение придет само. Перед глазами мелькали картины каких-то событий, Ан непроизвольно вспоминал прошлое. Счастливые деньки в Новом Мире и испытания в Старом, ссоры с сестрой и весёлые моменты с Дамирой и её отцом. Всё смешалось в непонятном и бессмысленном танце. Но среди этого хаоса что-то промелькнуло. Что-то до боли знакомое и родное…

– Мы остаёмся.

В воздухе повисло молчание. Каждому требовалось время, чтобы переварить эту фразу.

– Ну, что ж, ты сделал правильный выбор, – улыбнулась Эльда.

– Что?! Кажется, кто-то говорил…

– Ты можешь принять верное решение для себя, но вот окажется ли оно правильным с точки зрения бытия… – глубокомысленно произнесла валькирия. Её лицо ничего не выражало. Но Виссарионов готов был поспорить, что она сейчас рассмеётся.

– Ну, и как ваше бытие?

– Этого никто не знает, – сказала Дамира и на её лице засветилась радостная улыбка. – Ты молодец.

Она крепко обняла его.

– Так держать, Искатель, – Илий протянул Ану руку.

– Чего радуемся? – поинтересовалась ведьма. – Похоже, здесь мы застрянем надолго.

– Да, точно, – спохватился Андроник. – Ещё одна проволочка в операции «Спасение».

– Спасение? Когда это твоё скитание стало операцией? – обернулась к нему валькирия.

– Не придирайся к словам.

– Ну, хватит! Лучше начать подготовку к войне.

– Зададим тварям жару! Ад им покажется холодильником…

Глава 14. Демон

Андроник сидел над картами Златого. Он пытался понять тактику Мрака. Карты были изрисованы крестиками и стрелками. Крестики указывали на места, где появлялись Адские Псы. Стрелками помечались безопасные маршруты передвижения и места скопления Мрака. Ан не мог понять смысла этой войны. Он долго думал над этим. Если учесть, что срок аренды души Власа истёк, то почему бы Адским Псам не явиться прямо в замок и не вырвать её вместе с сердцем хозяина. Ведь эти твари не идут с какой-то одной стороны. Они могу появиться, где угодно. Из-под земли, из воздуха. Так почему же они не нападают? Старик чего-то не договаривает… Или, что более вероятно, их цель – не только Влас. Допустим, тёмная сторона пронюхала о появлении нового Искателя Душ и теперь пытается убить одним выстрелом двух зайцев. Но тогда почему они не устраивают прямых атак? Всё очень туманно. Мрак ведёт какую-то игру. Только в результате этой игры в кошки-мышки гибнут невинные люди. И как остановить этот кошмар, Андроник не знал.

От размышлений Искателя отвлёк скрип. Он повернулся на шум. В комнату вошла Эльда. Она была одета в короткое чёрное платье и такого же цвета туфли на шпильке.

– Ни фига себе! – присвистнул Виссарионов. – Не слишком разоделась для военных действий?

– А что? Немаркое. И кровь почти не заметна.

– Кровь? Откуда такая кровожадность?

– Жизнь навеяла.

– Да уж, с нашей жизнью не соскучишься! Но это не повод становиться жестокой…

Андроник замолчал.

– Брось, Ан! Ты же сам знаешь, не мы устанавливаем правила игры.

– Но мы можем попытаться их изменить, – веско возразил Виссарионов. Ведьма вела себя странно. Не далее как вчера она рассуждала о несправедливости мира и о значимости в нём человека. Что же теперь произошло с её борьбой за мир?

– Не мы затеяли эту войну, не нам и приводить её к миру, – задумчиво произнесла Эльда.

Девушка приблизилась к столу. Андроник встал и отошёл к стене. Окинув взглядом ведьму, он обнаружил, что на ней нет украшений, если не считать маленького янтарного шарика, висящего на шнурке, намотанном на запястье. По бусине проходила трещина. Это показалось парню ещё подозрительнее – охотница не может обходиться без серебряных украшений.

– Забудь на время о войне. Давай подумаем о нас, Ан, – опять начала она.

– Кстати, с каких это пор ты называешь меня Ан, – насторожился Андроник.

– Что? Тебя же так зовут, – ведьма на миг оторопела.

– Ты не все, – протянул Искатель. Он начал медленно приближаться к девушке. – Ты зовёшь меня Ник, тебе не нравится имя Ан. Ведь так, Эльда?

– Я передумала, мы с валькирией пришли к миру. И к чему всё это, главное мы… – Девушка приблизилась к Искателю, её лицо оказалось совсем близко. Одно мгновение и их губы слились в поцелуе. Андроник ответил на поцелуй, но почувствовал боль, а потом вкус крови. Эльда укусила его?!

Он схватил ведьму за плечи, и резко развернувшись, прижал к стене.

– Или не Эльда… Отвечай, тварь!

– Ты, что, офонарел! Это же я, Ник! – запричитала она. Девушка поморщилась и отвернулась. Ей было больно. Глаза закатывались. Хотя Андроник сжимал её несильно.

– Отпусти! – закричала она. Девушка мотала головой, стараясь не смотреть на Искателя.

– Что ты сделала с Эльдой? Говори же!

– Я и есть Эльда, придурок, – продолжала сопротивляться ведьма.

– Эльда никогда не ходит без креста и без этого, – парень достал из кармана джинсов небольшой пузырек. Как только они пришли в Златый, ведьма раздала всем святую воду на случай атаки нечисти. Конечно, убить ею нельзя, но отпугнуть – вполне хватит. – И главное – Эльда знает, что отношения между нами запрещены и никакие перемирия с Дамирой не изменят её решения.

При виде пузырька лицо ведьмы исказилось злобой.

– Только попробуй, и твоей подружке конец, – уже совсем другим голосом произнесла она.

– Ты это она. Ты в её теле, так? Значит, ты не тронешь её, – проговорил Андроник, одновременно откручивая зубами крышечку пузырька.

Он держал девушку довольно крепко, но всё же одной рукой. Ей ничто не мешает вырваться. Что-то удерживало ведьму.

– Сейчас узнаем, что ты за птица, – Искатель плеснул воды ей на грудь. Ведьма завизжала. Она закрыла глаза и начала что-то шептать. Виссарионов почувствовал жжение под футболкой. Оно усиливалось по мере того как ведьма повышала голос. Ан выплеснул оставшуюся воду ей в лицо. Та закричала и осела на пол. Воспользовавшись паузой, Андроник вытащил жгущийся предмет. Это была серебряная цепочка с пентаклем, кругом со звездой, конечно, тоже из серебра. Вот, чего боялась тварь.

Девушка замолчала и испугано уставилась на цепочку. Она всё плотнее прижималась к стене, но Ан подносил вещь ближе.

– Убери! Это убивает меня! – вопила она.

– Ничего, я не дам этому телу погибнуть.

Андроник завернул руки девушки за спину и перемотал цепочкой. На запястьях кожа задымилась, появились ожоги. Девушка издала вопль и рухнула на пол.

– Прости, – сказал Виссарионов, – но это единственный способ обезвредить тебя, демон.

Да, это был демон. Самый настоящий демон, порождение Мрака. Андроник догадался мгновенно, но не мог понять, как демон вселился в тело ведьмы, всегда защищавшей себя. Если только…

Искатель поднял тело девушки и подтащил к стулу. Усадив её, он взял кусочек мела, лежащего на столе, и начертил пентаграмму так, чтобы тварь оказалась в центре звезды. Андронику раньше не приходилось сталкиваться с демонами, но он успел кое-что о них узнать от ведьмы и Нетона. Сейчас он действовал чётко и уверенно, медлить нельзя. Парень привязал руки ведьмы верёвками к стулу, оставив пока цепочку на одном запястье. Девушка по-прежнему не приходила в себя. Сейчас самое время вызвать подмогу.

«Дамира, ты где?» – мысленно спросил парень. За время хранительства между Дамирой и Аном установилась прочная ментальная связь. Они могли свободно общаться практически на любом расстоянии.

«Ан? Что-то случилось?» – отозвалась валькирия.

«Да, случилось. У меня тут кое-что интересное. Тебе нужно взглянуть. И прихвати с собой Нетона».

«Хорошо. Сейчас буду».

Осталось дождаться, когда демон придёт в себя.

Ждать, однако, долго не пришлось. Как только Искатель покинул границы пентаграммы, демон открыл глаза.

– Что? Что происходит? – девушка огляделась, вспоминая, где находится. И увидев Андроника, улыбнулась.

– Ты совсем меня не жалеешь.

– А за что тебя жалеть, демон? – Андроник присел на стол и непрерывно смотрел на девушку.

– Ты быстро догадался, не ожидала, – похвалила она. – Видимо, твой наставник успел тебя поднатаскать.

– Это не Нетон, а Эльда, – спокойно произнёс он.

– О-о-о, какая слаженность. Значит, юная ведьмочка решила поиграть в охотников на демонов. Что ж, как видишь, она проиграла.

– Как Эльда могла попасться на такое? Это была ловушка?

– Нет, что ты. Ты слишком высокого мнения о ней, парень. Ведьма, конечно, прилежно учит уроки и знает много теории, но на практике она ноль. И я тому подтверждение. Ей хватило ума выследить меня, подготовить ловушку, но её подвела самоуверенность. Ведьма пошла на демона в открытом бою и не выдержала натиска.

– Ты просто так вселилась в тело Эльды…

– Просто так? Нет. У меня есть цель. Ведьма хранит одну маленькую ценную вещицу, которая ей не принадлежит. Отдай её мне, и я уйду.

– Ты не в том положении, чтобы диктовать условия, – оборвал её Ан.

– Ошибаешься. Я в плену, но у меня есть тело ведьмы. Какая мне разница, погибнет оно или нет. Подумай сам: если вы меня изгоните, то вернете в преисподнюю, а если ведьма умрёт, я покину её тело тем же путём. Но вам ведь не нужна мёртвая ведьма?

В комнату вбежала Дамира. Она ошарашенно уставилась на ведьму, привязанную к стулу.

– Что происходит?

– Привет, Дамира, – улыбнулся демон. Он терпел страшную боль, но старался не показывать этого. – У Ника временное помутнение.

Валькирия приблизилась к ведьме и оглядела её с ног до головы. Потом заметила пентакль и хотела снять его…

– Не трогай! Это демон, – остановил её Андроник. – Демон вселился в Эльду и теперь нам нужно изгнать его, пока ведьма не пострадала.

– Ты уверен? – валькирия, далёкий от магии человек, не слишком разбиралась в демонском деле.

– Если я в чём-то и уверен, так только в этом. Где Нетон?

– Он должен прийти, я его позвала. Как демон мог пробраться в замок?

– Что?

– Адские Псы кружат по окрестностям, ходят вокруг здания, но внутрь попасть не могут – слишком сильная защита. Только не могу понять, какая. Тогда как демон попал сюда?

– Людишки! Вы думаете, это вас спасёт? – злорадствовал демон. – Хотите знать, почему эти дворняжки не могут пройти? Всё очень просто: замок стоит на святом месте. Бывшая церковь, храм, здесь много чего было пятьсот лет назад. Построек уже нет, а вот земля осталась. Эта защита лишь от мелких духов и демонов, а я кое-что посложнее. Признаться, бесплотным мне бы тоже сюда было не пробраться, но мне попалась ведьма, и вот я здесь.

– Хватит болтать, тварь, – обратился к ней Искатель. – Лучше скажи, зачем ты здесь?

– Разве она не за стариком Власом? – спросила Дамира.

– За кем? За тем жалким старикашкой? Душонка у него знатная, признаю, хоть и не сахарная. Нет, не я совершала сделку. Я здесь по личному вопросу.

– Какому? – появился Нетон.

Он спокойно вошёл в пентаграмму и снял пентакль.

– Он больше не понадобится.

Демон почувствовал облегчение. Он по-прежнему оставался беспомощным, но боли уже не было.

– Вам это знать необязательно. Делайте своё дело и закончим на этом.

– Даже так? – Нетон был удивлён. – Что-то ты не слишком цепляешься за жизнь. В Аду хорошо кормят?

– Я предпочитаю Ад тому, что скоро начнётся здесь. Я вам не завидую.

– Разве не демоны объявили всему миру войну от имени Мрака? – спросила валькирия.

– Стоп. Какая война? – Виссарионов был вообще не при делах. Он попал в Старый Мир уже после его передела и не подозревал о заварушке, которая началась задолго до его появления на свет.

– Ну, ты отсталый! – поразился демон. – Мрак и Свет всё время делят права на Старый и Новый Миры. Всемирные потопы, моры, массовые казни – всё это последствия этих разборок. Так вот поговаривают, что назревает очередная война. А так как мир разделился, то если в Старом Мире начнётся битва, то Новый и вовсе погибнет.

– Ни фига! И причём здесь Собиратель Душ? – Андроник и не подозревал насколько всё масштабно. Ведь его цель – найти сестру и убраться отсюда в привычный, родной мир. Если будет куда убираться.

– Ты про Властелина Мрака? – с сомнением переспросил демон. – Так называют его в нескольких провинциях. Он мелкая сошка.

– Как?

– Очень просто. Это чёрный маг. Очень сильный тёмный колдун, который когда-то захотел власти. Он перешёл на сторону Тьмы. Но, чтобы подчинить Тьму, надо стать ею. Тогда он зачернил душу, перевел её в тёмное состояние. Вы сами знаете, что душа изначально светлая сущность, поэтому на неё так часто посягает нечисть. Так вот, он потемнел душой, совершив немыслимое количество злодеяний. Но осталась одна загвоздка: у него было имя, поэтому ему пришлось бы кому-то подчиняться. Он уничтожил его. Убил всех, кто знал его имя, сжёг все бумаги, носящие его. И превратился в полноценного обитателя Мрака. Но он не был в Аду, в настоящем нижнем Аду, в самом сердце Тартара. Он не демон, он недочеловек, но всё-таки человек. И его можно убить. То, что он заработал право собирать души, не делает его Властителем Мрака, – закончил демон.

Воцарилась тишина. Андроник обдумывал услышанное. С одной стороны, миф о всемогуществе Собирателя был развеян, и у Виссарионова словно камень с души свалился. А с другой, весть о войне… Но это потом. Сейчас, когда он знает, что с Собирателем можно не просто сразиться, но и убить его, не стоит медлить, нужно действовать.

– Ещё один вопрос, – Андроник помедлил. – Зачем ты пыталась соблазнить меня?

Дамира с Нетоном переглянулись, демон лишь ухмыльнулся, видя их замешательство.

– Каждый демон мечтает переспать с истинным Искателем Душ, – она посмотрела на Ана в упор и хищно облизнула губы.

– Ты шутишь? – насторожилась Дамира. – Это же несерьёзно.

– Понимай, как хочешь. Больше я ничего не скажу, – демон радовался своему маленькому успеху. Замешательство и сомнения – вот семя, которое прорастёт сорняком.

Но Андроник пропускал слова твари мимо ушей. Сейчас ведьма важнее намёков и разборок между мирами.

– Давайте гнать демона, – произнёс он. – У Эльды в «Демонской книге» есть заклинание.

Услышав знакомые слова, демон насторожился. Андроник заметил это, и ему в голову пришла мысль…

– А ты ведь не просто пришла за ценной вещью. Эта вещь необходима Мраку. Мне не верится, что ты сама по себе. Ты кому-то служишь. Мы так просто тебя поймали… Если ты не низший демон, ты не дала бы себя поймать.

– Браво, мальчик, браво. Ты очень способный юноша, я бы даже сказала – единственный в своём роде. Хотя ты немного ошибся. Я бы не далась. Но противник оказался слишком догадливым. Ты быстро просёк, что я демон. Я не успела ничего сделать. Но уже то, что я попала к тебе – большое достижение.

– Зачем Мраку «Демонская книга»?

– Ну, это долгая история. Просто она очень важна для Мрака, и, конечно же, если она попадет в руки к хорошим людям, умеющим ею пользоваться, это ещё один козырь Света.

– Хм. Ты её точно не получишь, – Ан достал книгу из внутреннего кармана плаща. Корешок был весь ушит пентаграммами. – Скажи спасибо Эльде. Даже если я тебя не вычислил бы, ты всё равно не смогла бы добраться до книги.

Он передал книгу магу. Тот быстро пролистал её, открыл на нужной странице.

– Начнём?

– Как начнём? Вы и вправду хотите отправить меня в Ад?

Демон уже не выглядел таким самонадеянным. Особенно если учесть, что он сболтнул лишнего и «внизу» его за это по головке не погладят.

Колдун начал ходить по кругу и быстро нашёптывать какие-то странные слоги. Это даже не было похоже на речь. Демон замотал головой, по телу пробежала дрожь. Похоже, он передумал возвращаться в преисподнюю и цеплялся за тело Эльды всеми силами. Он вжался в стул. Лицо девушки посерело, глаза наполнились чернотой.

– Вы так просто не избавитесь от меня, – сквозь зубы проговорил он. – Дамира, Дамира, ты помнишь язычника? Как ты сказала: месть ничего не изменит? Нужно простить, а если не можешь – смириться. Ты сама в это веришь?

– Стоп! – Дамира подняла вверх руку. Нетон замолчал. Сработало. Валькирия наклонилась над лицом девушки и посмотрела в чёрные глаза демона. – Повтори, что ты сказала, тварь!

– Ты слышала, валькирия. Неужели ты могла любить Ворона? Он нам о тебе рассказывал…

Дамира не удержалась и ударила девушку по лицу. Удар пришелся по щеке, но зацепил и губу. Изо рта потекла кровь.

– Дамира! – Андроник попытался схватить взбесившуюся валькирию. Она оттолкнула его, он отлетел к стене.

– Волхв заодно с демонами?

– Не просто заодно, он свой среди нас. Хорошая новость, не правда ли. И у меня есть сведения, что в предстоящей войне язычник возглавит немалую часть демонов. И знаешь, на кого они пойдут? На валькирий! На кулак, меч и стрелы Просвещения. На боевую мощь противной стороны. Как тебе это? Весело? – демон упивался разбитым состоянием валькирии.

– Я убью его.

Демон засмеялся.

– А сможешь? Рука не дрогнет?

– В этот раз не дрогнет, – твёрдо произнесла Дамира и отвернулась. – Заканчивай.

Нетон опять зашептал что-то. Как только он произнёс последнюю фразу, стул, на котором сидел демон, затрясся. Тело Эльды задрожало, голова откинулась назад. Демон издал истошный вопль. Поток чёрного дыма вырвался изо рта девушки и устремился к потолку. Затем дым превратился в сгусток чёрной слизи, ударился об пол и растворился.

Ведьма закрыла глаза и опустила голову. Она была свободна.

Глава 15. «Не унывай в стране унынья…» (продолжение)

– Не унывай в стране унынья,

Про одиночество забудь,

Перед тобою новый путь…

– Заткнись! – рявкнула Эльда.

Илий обиженно посмотрел на неё и отвернулся.

– Чуть что, сразу заткнись, – пробормотал он.

Первое «заткнись». Ведьма явно пришла в себя. После изгнания демона прошло около часа. Ан и Илий перенесли девушку в комнату-кладовую, где они обитали. Всё это время ведьма была без сознания и вот наконец-то очнулась.

– Как ты? – Андроник сидел рядом перед кроватью.

Кроме него и вора в комнате никого не было. Вещевик, убедившись, что с ведьмой всё в порядке, тут же слинял: третий лишний.

– Ты хочешь знать, как я?! – накинулась на парня ведьма. – Хреново, вот как! Голова раскалывается, все тело ломит… Что ты ухмыляешься?!

– Я радуюсь твоему возвращению, – добродушно сказал Андроник.

– Ну радуйся, радуйся… Этот демон оказался болтливым, правда?

– Ты разве не была в отключке?

– Ник, не будь наивным. Эта сука завладела моим телом, но не сознанием. Я всё слышала и видела… Паршиво вот так сидеть и бездействовать.

– И что, она сказала правду? – поинтересовался Искатель.

– Насколько это возможно. По крайней мере, она верила в свои слова. Вот только она не совсем разделяла интересы свои и Мрака. Тварь слукавила, когда говорила про книгу. «Демонология» нужна была ей… для личных целей.

– Для каких? Разве демоны не заодно? – Виссарионов встал и помог охотнице сесть на кровати. Она ещё не восстановила силы.

– Они такие же, как люди. Среди них есть хитрецы и тираны, искатели приключений и отпетые негодяи… Демон искал что-то насчёт снятия Пут. Ритуал, который смог бы освободить её от Мрака. Снять зависимость. После него ни одно существо не смогло бы призвать её.

– Он есть в этой книге? – Искатель очень сомневался в этом.

– Наврядли, но демон на это очень надеялся. Я не уверена, что такой ритуал вообще существует, – ведьма изучающе посмотрела на Андроника. – А ты быстро вычислил демона.

Андроник ухмыльнулся.

– Видно, в отличие от тебя она не покопалась в твоих мозгах. Ты лучше скажи, почему ты пошла на схватку с демоном и как он оказался в твоём теле?

– Ты винишь меня? – стала в оборону Эльда. – После твоего согласия остаться надо было с чего-то начинать. И я решила поговорить с людьми сведущими… Ну или не совсем с людьми. Сведущим оказался этот демон. Я так думала. Я узнала, что она здесь ошивается, узнала её имя. Ишва, демон среднего уровня. Решила её призвать и поговорить с ней «по душам». Сначала всё шло нормально. Эта гадина отказывалась говорить, на самом деле она не знала, кто устроил облаву на Златый. Ну так вот, всё шло путём… Меня подвела защита, – она показала тот самый браслет с треснутым камнем. – Из-за трещины моё тело превратилось в сосуд для демона. Демон воспользовался таким подарком. Остальное ты знаешь.

– Да уж. Добавить нечего.

– Знаешь, что странно, – вдруг серьёзно произнесла Эльда. – Она сказала, что Мрак опасается. Ты представляешь для него серьёзную угрозу.

– Ну и что? – Андроник не видел в этом ничего подозрительного.

– Ник, очнись! М-р-а-к. Зло. Ты понимаешь? В этом мире всё делится на уровни, как в компьютерной игре. Эти уровни касаются мастерства, силы, деяний… Ты – Искатель Душ, но ты стал им случайно. Ты пришёл в Старый Мир за сестрой. Но смотри: Собиратель Душ – это маг среднего уровня, то есть он довольно сильный маг, но для Вселенского зла это муравей, затерявшийся в муравейнике. Допустим, это даже средний уровень. И вот получается, что ты тоже играешь на среднем уровне. Попутно ты влипаешь в пару дел с призраками и демонами. Это уже посерьёзнее, но не высший пилотаж. Да, ты многим помогаешь, но опять же Мраку хоть бы хны. Тут дело нечисто. Или кто-то знает то, чего не знаем мы, – ведьма замолчала, давая Искателю возможность обдумать сказанное ею.

– Мрак. Свет. Тьма. Добро и Зло… Как я устал от этого пафоса, – сказал Андроник. – Мы только и делаем, что обсуждаем зло. Зло, зло… Прямо обитель зла какая-то. Можно подумать, что нормальной жизни не существует.

– Это не пафос, а правда жизни, – закончила ведьма. – Добро пожаловать в реальный мир.

– Воркуете, голубки? – Дамира заглянула в комнату. – К вам можно?

– М-м… Конечно, заходи, – Ан отошел от ведьмы и посмотрел на валькирию. – Что-то случилось?

– Пока нет. Ничего особенного. Просто к нам гость.

– Пусть заходит, – сказала Эльда. Она развернулась к двери и свесила ноги с кровати. Силы постепенно возвращались.

– Нет, он не здесь, а в зале. Если вам интересно, все ждут вас наверху.

– Мы сейчас, – быстро сказала ведьма. – Что, гости важные?

– Как сказать… – проворчала валькирия. – Сама увидишь.

* * *

– Ну и кто же нас ожидает? – спросила ведьма, входя в помещение.

В зале ещё остались следы разборки с демоном. На полу угадывались очертания пентаграммы. Стул, на котором сидел демон, был перевёрнут. Одна ножка отвалилась, вряд ли кто-нибудь решился бы на него присесть.

Власа в зале не было, он пребывал в своих покоях. Сейчас в нападениях демонов наступило затишье, и все немного успокоились. Но это было затишье перед бурей.

– Я бы на вашем месте был повежливее с будущим правителем, – раздался ледяной голос.

Ведьма на миг замедлила шаг и посмотрела в глаза незнакомцу. Их взгляды столкнулись. Эльда прищурилась, изучая парня. Он же оставался холоден и бесстрастен.

Этот поединок длился с минуту, затем незнакомец улыбнулся.

– Сильная личность, – сообщил он уже более мягким тоном. – Мне сказали, что ты ведьма. Для ведьмы у тебя слишком цепкий и твёрдый взгляд. Как у…

– Охотницы, – закончил за него Андроник.

Искатель шёл следом за ведьмой, он остановился около двери.

Белые волосы до плеч, собранные в тугой хвост. Холодные голубые глаза, взгляд цепкий, ясный, пристальный, пронизывающий насквозь. Андроник слышал о таких людях, жёстких и безжалостных, они уничтожают противника ещё до начала боя, для них убийство – просто формальность: когда дух сломлен, добить физическое тело не составляет труда. В этом взгляде мало благородства, скорее жажда собственной выгоды. Нос с горбинкой, тонкая полоска бледных почти незаметных губ. Кожа чистая, без шрамов и порезов, без единого изъяна, даже родинок нет. В правом ухе маленький едва заметный гвоздик – гексаграмма, но не в круге. Простая шестиконечная звезда. В общем, он был красив, но это была отталкивающая красота.

Парень перевёл взгляд на Виссарионова и, чуть приподняв брови, ухмыльнулся.

– Ты видимо наше спасение, новый Искатель Душ, – в голосе звучало сомнение.

– Думаешь, не подхожу на столь ответственную роль? – встал в оборону Андроник.

– Ты правильно сказал, роль… Мир не вопиет о спасении. Надо ли тогда его спасать?

– Интересное мнение… – подхватил разговор Ан. – Но тогда почему я здесь?

– Кто знает, кто знает… – загадочно пробормотал блондин. – Рад знакомству.

«Действительно ли рад?» – пронеслось в голове. Руку, однако, Ан протянул.

– Андроник.

– Гремислав, – парень ответил рукопожатием.

– Славик, значит, – замешательство Эльды мгновенно прошло.

– Можно и Слава, – протянул Гремислав.

Он смотрел на ведьму со снисходительной улыбкой. Это и понятно: несмотря на то, что у Эльды сильный характер, она юная и немного ветреная особа. О последнем свидетельствует цвет волос и необычный макияж. Ведьма всегда таскает с собой в своей вместительной сумке (которая стала таковой не без помощи магии) тонны косметики и шмоток. Где бы она ни была, сколько бы ни повидала, она оставалась девчонкой из Нового Мира.

– Ну и что ты тут делаешь? – спросила ведьма.

– Да, мне тоже интересно, – поддержал подругу Ан.

Как только Слава произнёс своё имя, Виссарионов услышал мысленный посыл Эльды:

«С таким надо быть начеку».

«Точно», – согласился Ан.

Всё-таки в телепатии есть преимущество. Когда Эльда решила последовать за Искателем Душ, она тоже стала общаться с Андроником мысленно. Теперь Нетон, Дамира, Эльда и Ан были как единый механизм. Они всегда могли подать друг другу знак или позвать на помощь, не привлекая внимания окружающих. Из общего числа выпадал только Илий, поскольку он был просто человеком, и в его жилах не текла колдовская кровь. Но и он мог, если что, принять импульс. Возможность общаться мысленно связала их сильнее самого тугого каната.

– Пока что мы не делаем ничего, – ответила Дамира. – Но мы решим, что делать. И Слава нам поможет.

– Конечно, – подтвердил Слава.

– Гремислав – приёмный сын Власа и будущий правитель Златого.

– Богатый наследник, значит, – резко произнёс Илий, стоявший в стороне. Он не хотел сказать это таким тоном, просто, как и Андроник, почувствовал себя неуютно. Вора терзали некоторые подозрения.

– Ну насчёт богатства, сами всё видите. А вот трон… Да, я наследую престол, да, я стану правителем города. Но я забочусь о моём народе уже сейчас. Я был в Молите, заключал торговый договор… э-э-э… на некоторый товар.

– Чем же он может нам помочь? – в лоб спросил Андроник.

– Я много чем могу помочь. Хотя бы тем, что не выгоню вас отсюда.

– Очень воодушевляет, – заявила ведьма.

– Хватит! – повысил голос колдун. – Твои предложения, Гремислав.

– Для начала отец должен отказаться от трона – это ослабит демонскую хватку. Затем… мы отдадим его, – он произносил слова холодно, отрешённо, будто речь шла о щенке, которого хотят отдать «в добрые руки».

– Как ты можешь! – воскликнула ведьма. – Ведь он твой отец.

– Его не спасти, – бесстрастно ответил парень.

Противостояние затягивалось.

– Нет, так не может быть, – вмешалась валькирия. – Мне, конечно, не особо… Короче, мы должны сделать всё возможное.

* * *

– Чисто теоретически можно вызвать демона и потребовать отмены договора в обмен на его жизнь, – размышляла ведьма.

Все, кроме Славы, сидели за столом. Гремислав просто стоял в углу и наблюдал за собранием. По его мнению, любые затеи – пустая трата времени, но он не смел мешать «спасению».

– Не получится, – покачал головой Нетон. – Во-первых, мы не знаем имени демона. Влас нам вряд ли его сообщит. Во-вторых, демон слишком сильный, чтобы являться сюда самому – у него есть Адские Псы.

– Может, просто сразится со зверушками, – простодушно предложил Илий.

Эльда насмешливо фыркнула.

– С кем ты сразишься? Окстись, парень! Нас слишком мало, и мы не мазохисты.

– Люди могут помочь. К тому же на нашей стороне магия, – тоном опытного военачальника сказала Дамира.

– Она права. Если применить «существенную» магию, то может и получится, – прокомментировал Нетон.

– А почему бы нам ни совместить одно с другим? – у Андроника возникла блестящая мысль. – Это, конечно, рискованно. Мы можем заманить демона. Нам нужно вывести старика из здания, но держать оборону до тех пор, пока демон не появится.

– Ловушка для демона. Отлично, Искатель! – воскликнула валькирия. – Но нам надо всё просчитать.

– Если вы так уверены в победе, я вам помогу, – произнёс Гремислав.

* * *

План, собственно, был прост. Влас сдавался. Он перед всеми подданными делает официальное заявление об уходе на пенсию и передает трон сыну. Влас выходит из укрытия. Но народ готов умереть за своего короля и не подпускает Адских Псов. Тогда демон сам приходит за душой. И тут-то они его сцапают.

Глава 16. Беспокойные сны

Андроник вошёл в свою комнату. За его письменным столом сидела девушка: чёрные, чуть вьющиеся волосы, синие, цвета пасмурного неба глаза, длинные чёрные ресницы – она как две капли воды похожа на него. Девушка сидела к Андронику боком, но он моментально узнал её.

«Анжелика! Как я рад тебя видеть!» – хотел крикнуть Виссарионов, но вместо этого произнёс ледяным тоном:

– А тебя не учили, что по чужим комнатам ходить без спросу нехорошо. – Андроник сам испугался звука своего голоса. Девушка, продолжая сидеть, что-то листала. Её длинные, до пояса волосы играли с солнечными зайчиками, они блестели и переливались, словно светились изнутри приятным тёплым светом.

Она повернулась к Андронику лицом, и вся теплота вмиг растаяла.

– Если будешь так учиться, останешься вообще без комнаты, – в тон ему ответила Анжелика. Она была настроена решительно.

И вдруг Виссарионов вспомнил. Вспомнил эту ситуацию, вспомнил этот день. День, когда пропала сестра. Этот момент он прокручивал в памяти много раз, но уже ничего не мог изменить.

Вот и сейчас Андроник понимал, что происходит. Он был собой, но не мог управлять своим телом, только мыслями. Андроник из настоящего сидел в Андронике из прошлого и наблюдал, как тот совершает самую большую ошибку в своей жизни, но не мог вмешаться.

«Это сон, – подумал Андроник, пока его копия из прошлого молча сверлила взглядом сестру. – Это просто сон, очень похожий на реальность. Я будто нахожусь в кинотеатре, только смотрю фильм глазами героя».

Тем временем Андроник из прошлого продолжал диалог с Анжеликой.

– Ты всё им расскажешь? – спросил он с некоторой опаской, но и с долей угрозы в голосе.

– Возможно, если ты не исправишься. Пойми, Ан, учёба сейчас для тебя главное. Что с тобой происходит? Почему ты стал таким?..

– Не твоё дело, – резко оборвал Ан сестру. Одним громадным шагом он преодолел расстояние до стола и выхватил у девушки записную книжку. Из неё выпал листок. Анжелика попыталась его поднять, но Виссарионов ударил её по руке.

– Не смей! – закричал он и наступил на него ногой. Потом поддел листок носком, поднял его и, разорвав, швырнул в открытое окно. Ветер тут же подхватил обрывки бумаги.

– Ты думаешь, теперь родители не узнают о твоих «успехах»? – с усмешкой спросила Анжелика.

– Настучишь?

– Мне придется рассказать, чтобы хоть как-нибудь на тебя повлиять, – с сожалением произнесла сестра. – Думаешь, мне легко смотреть, как ты прогуливаешь занятия, торчишь в компьютерных клубах и распиваешь пиво со своими друзьями?

– Не смотри, – угрожающе процедил Андроник. – Это моя жизнь и я решаю, что с ней делать. Ты что, пасёшь меня?

– Ан, не забывай, я твоя сестра, фактически твоё отражение. Для того чтобы знать, чем ты занимаешься, мне необязательно следить за тобой.

– Я и вправду забыл об этом, – злобно прошипел Андроник. – В следующий раз буду осмотрительнее.

– Следующего раза не будет, – твёрдо произнесла девушка и схватила Ана за локоть.

– Они уже идут… Ты пойдешь со мной. Мы всё расскажем. Родители помогут тебе.

– Отстань! Я никуда не пойду! – Ан резко вырвал свою руку из руки Анжелики и рывком отбросил девушку в сторону. Толчок оказался слишком сильным. Анжелика налетела на угол кровати, ударилась головой о спинку и уткнулась лицом в подушку.

Андроник, не ожидавший, такого оборота событий, испуганно подскочил к ней. Он хотел поднять сестру, но она резко отстранилась. Девушка подняла голову. В глазах блестели слезы.

– Тебя отчислят! Что ты будешь делать? Пойдешь разгружать вагоны? Сомневаюсь. Я лишь хотела помочь… Но вижу тебе всё равно!

Она вскочила и бросилась из комнаты. Ан не остановил её. Даже не окликнул… Он просто стоял и смотрел на медленно раскачивающуюся дверь. По комнате бродил сквозняк. Бумага, лежащая на столе, отправилась в свободный полёт по комнате. Со стенки шкафа упала с глухим шлепком старая тетрадь.

«Я рада, что ты у меня есть. Я буду заботиться о тебе. Ты всегда будешь моим лучшим братом. Анжелика. 6 лет 8 месяцев», – прочитал Виссарионов на открывшейся странице текст, написанный аккуратными круглыми буквами. Он знал эту тетрадь. Эти пожелания они писали друг другу каждый месяц до того, как их пути разошлись.

– Ты никогда не думала, нужна ли мне эта забота? – произнёс он в пустоту. Сейчас он только злился. Никакого сожаления. Никакой жалости. Ничего. Даже звук хлопнувшей в прихожей двери не заставил его опомниться.

Очнись Ник! Так рушится твоя жизнь!

Но эти слова ещё неведомы Искателю. Андроник уже знал всю историю наперёд.

Вечером придут родители.

Анжелики всё нет.

Рано утром у отца сердечный приступ. Он в больнице.

Мать в панике.

Анжелики нет.

Обращение в милицию никакого результата не дало.

Тело не нашли.

Считается пропавшей без вести… но живой…

Жизнь Андроника катится под откос.

Учёба заброшена.

Всё время занимают поиски сестры.

Приговор: он отчислен.

Ему уже всё равно.

Два года поисков.

Никакого результата.

Она не вернётся…

* * *

– Что тебе нужно мальчик? – грозно уставился на него огромный тучный человек.

– Н-н-ничего, – дрожащим голосом ответил Илий.

– Тогда отойди от прилавка, не загораживай товар, – тучный человек махнул рукой, показывая парню, чтобы тот шёл прочь.

Но Илий не спешит уходить. Цепкий взгляд шарит по деревянному прилавку, быстро и методично изучая его содержимое. Яблоки, груши, виноград, сливы и персики, так же как и прочие фрукты, отметаются сразу – это слишком трудная добыча, не стоит риска и усилий. Помидоры, огурцы, капуста тоже не подходят. Их нужно слишком много, чтобы наесться.

Мальчик облизывается, но проходит мимо. Он направляется к следующей лавке. Ага! То, что нужно. Пекарь выставил на продажу сдобу. Булки, пироги, свежие буханки хлеба так и манят, привлекая к себе запахами выпечки и ванили. И продавца обойти труда не составит – женщина лет пятидесяти, жена старого пекаря. Илий знал, что старая карга не жалует попрошаек, но он и не просил. Он брал сам. Теперь он брал сам.

Илий подобрался поближе к прилавку и уставился на женщину. Он ждал момента. Было утро и базарная площадь только просыпалась. Первые группы спешащих купить всё необходимое к завтраку и компания дворовых мальчишек – лишь они оживляли пустынный пейзаж. Женщина недавно пришла и выкладывала свежую выпечку на прилавок. Она уже заканчивает, так что нужно поторопиться.

На глаза Илию попался небольшой батон ржаного хлеба. Не очень заметный и удобный, для того чтобы пронести его под накидкой. К слову сказать, накидка у мальчишки была никудышная. Кусок коричневой материи с заплатами на спине и подоле. Просто старый кусок ткани, надетый поверх обычной серой майки и коротких штанишек, бывших когда-то брюками. Но из-за постоянных падений на коленях появились огромные дыры, а подходящих заплат в доме не оказалось, так что пришлось превратить штаны в шорты. В таком облачении мальчик ходил весь день, лишь вечером менял прохудившуюся накидку на старую отцовскую куртку. За что нередко получал.

Илий внимательно наблюдал за пожилой женщиной, за каждым её движением, как хамелеон следит за своей добычей. Женщина повернулась к прилавку и вдруг выронила булочку с маком. Тихо выругавшись, она полезла под прилавок. Момент настал! Илий схватил буханку и сунул под накидку. Какой-то толстяк, заметив жест мальчишки, направился к нему. Илий бросился бежать.

– Держите вора! – раздалось вслед.

Илий мчался прочь, расталкивая всех на своем пути. Но он не успел убежать. Чья-то костлявая рука вцепилась в его накидку и рванула на себя. Илий дёрнулся и повалился на землю. У мальчика перехватило дыхание, завязки накидки сдавили горло.

– Вор, вор! – ревела толпа.

Кто-то пнул мальчика в живот, он свернулся, прижав колени к груди. Хлеб выкатился из-под накидки. Толпа взревела ещё громче.

– Бей его! – раздался крик.

Люди накинулись на мальчишку с необычайной яростью. Удары сыпались отовсюду. Били, не разбирая. Боль пронзила все тело ребенка. Но он терпел, он не кричал и не сопротивлялся – бесполезно. Он лишь молча, закрыв глаза, ждал. Рано или поздно им надоест и толпа разойдется.

Так и произошло. Минут через десять люди разбежались. Кто-то подобрал помятую грязную буханку и зашагал дальше. Никто и не вспомнил, за что били мальчика.

Илий лежал посреди площади, весь в грязи и крови. Чуть живой, задыхающийся от боли. Главное – он жив, а остальное пройдёт… Но он знал, что не пройдёт. Завтра будет то же самое. И послезавтра. И через год. Мальчик расплакался. Он так и лежал, скорчившись на грязной мостовой, и захлёбывался слезами, а прохожие лишь бросали на него презрительные взгляды, и иногда свысока раздавались реплики: «Чего разлёгся? Тут люди ходят, а он лежит!». И брели дальше по своим делам, забыв о грязном оборвыше, которого видели несколько секунд назад.

Вечером Илий вернулся домой. На пороге старого покосившегося и осевшего дома его встретил отец.

– Где тебя черти носят! – накинулся он на мальчика. – Мать больна, а он шляется, невесть где.

Он не обратил внимания на вид сына. Его не смутила ни рассечённая губа, ни синяки по всему телу, ни большая ссадина, проходящая от правого глаза до края губы, память, оставленная чьим-то ботинком.

– Принёс? – резко спросил он.

– Нет, но я…

– Что?! Да как ты смеешь! Весь день где-то пропадал и ничего не принёс! Твоя семья голодает, паршивец, а ты и не пошевелишься! Ах, ты собака!

И снова побои. И снова слёзы. Но когда слёзы высохли, пришло другое чувство – ненависть.

Илий ненавидел отца, он ненавидел свою жизнь… И решил бежать. Покончить с этим раз и навсегда.

* * *

Парень рванулся вперёд и чуть не свалился с кровати. Он задыхался, его скрутил приступ удушья, чего с ним никогда не случалось. Илий встал и подошёл к окну. Почувствовал свежий прохладный ветер на лице и немного успокоился. На миг он забыл о сне, но воспоминания не заставили себя ждать. Яркие образы снова возникли перед глазами. Сердце сжалось. Илий жалел о том моменте своей жизни, он стал переломным.

Именно тогда Илий решил ни от кого не зависеть и не ждать подачек от судьбы. Он стал вором.

И первое неудачное преступление не отбило у мальчишки желание воровать. Наоборот ненависть подстегнула стремление, толкая на новые и новые преступления. Принцип «относись к людям так, как они относятся к тебе» сыграл против него.

Тогда Илию было всего двенадцать. Что мог понять двенадцатилетний мальчишка в психологии отношений? Он усвоил один урок: бей первым, чтобы не пришлось давать сдачи.

После того как он ушёл из дома, пришлось скитаться по деревням и селам. Однажды его подобрала шайка разбойников. Парень впервые узнал, что такое настоящая жестокость. Разбои и грабежи, убийства на дороге – эти картины стали частью его жизни. Правда, ему не приходилось убивать, но он до сих пор вспоминает о тех временах с содроганием.

Потом он стал самостоятельным вором. Брал только то, что ему необходимо, и старался, как можно меньше причинять вреда людям. Когда он встретил Эльду, с воровством было покончено. Илий стремился попасть в Новый Мир, так как верил, что в другом мире ему будет легче. Но тот мир был ещё более жестоким.


Илий просидел на кровати до рассвета, не сомкнув глаз. Он молча смотрел в противоположную стену. Он боялся засыпать.

* * *

Открылась дверь, звякнул колокольчик, разнося весть о посетителе по всему магазину.

– Здравствуйте. Не могли бы вы мне помочь? – тихо произнесла девушка с сиреневыми волосами.

Вообще-то она была не из робкого десятка, но сейчас немного опасалась показывать свою смелость.

– Кого принесло так поздно! – из-за прилавка, ворча, поднялся продавец, мужчина непримечательной наружности.

– Меня принесло, а что? – поинтересовалась Эльда.

– Зачем пожаловали в Старый Мир? – деловым тоном осведомился продавец. – В общем-то, мы всегда рады вам, если вы не нечисть, тёмные личности и преступники.

– Вроде таких отклонений за собой не наблюдала, – съязвила девушка.

– Вот и славно, – продавец достал из-под прилавка какие-то бланки и уставился на Эльду. – С какой целью прибыли в Старый Мир?

– Это допрос?

– Нет, просто формальность. Если вы думаете, что это магазин, это лишь значит, что наша маскировка работает. По общим законам Старого Мира все проходящие границу в данной точке планеты должны заполнить вот эту бумагу, – мужчина приподнял бланк в воздух. – Так что вас сюда привело?

– Хочу научиться колдовству, – немного подумав, сказала Эльда.

– Надеюсь, не тёмной магии? – насторожился продавец.

– Пока не решила.

– Ладно, – он что-то черкнул на бумаге и продолжил. – Как вас зовут и с кем вы прибыли: люди, животные, духи и прочие условно живые существа.

– Эльда, – произнесла девушка с некоторым колебанием. – Со мной подруга, она ждёт меня на улице. Я вообще-то думала взять что-нибудь перекусить…

Это были её последние слова, произнесённые спокойно в эту ночь.

С улицы раздался пронзительный крик. Эльда инстинктивно обернулась и впала в оцепенение. То, что она увидела, останется в её памяти раскалённым клеймом.

Ведьма кинулась к выходу. Первая дверь поддалась легко, но вторая не открылась. Девушка грудью налетела на преграду. Вторая попытка и – ничего. Дверь будто заклинило.

– Откройте! – крикнула она продавцу.

– Не могу. Чрезвычайная ситуация. Вампиры.

– Что?! – девушка бросила на него яростный взгляд.

– Прости.

Эльда снова кинулась на стеклянную преграду. Крики продолжались. Эльда не видела происходящего, так как не хотела видеть. Сквозь стеклянные витрины магазина открывалась хорошая панорама, но только не для ведьмы. На пустыре, чуть левее входа в магазин шла драка. Вернее, не драка, а нападение. На беззащитную девушку.

Эльда билась в стекло до последнего, пока у неё хватало сил. Потом сползла на пол, упершись затылком в холодное стекло. Так не должно быть. Там её подруга. Её сестра. Она не может умереть. Она не должна умереть.

Решение пришло само. Эльда поднялась, посмотрела на улицу и сосредоточилась на цели. Она почувствовала, как энергия собирается в одной точке. Ладони начали светиться.

– Что ты делаешь? – в панике крикнул продавец.

– Лучше пригнитесь.

Это заклинание она хорошо помнила, именно из-за него ей и захотелось научиться большему. Могущество – заманчивая вещь… Эльда приложила раскалённые руки к стеклянной поверхности. По стеклу пошла трещина, будто раскалённую стеклянную банку облили холодной водой. Громкий хлопок. Стекло разразилось острыми осколками. Путь свободен.

Ведьма кинулась на улицу. Она неслась, что было сил, на бегу обстреливая тварей огненными шарами. Огонь – основная рабочая стихия её магии. Огонь достигал цели, но не производил нужного результата. Пара огненных шаров попала на лохмотья одного из вампиров. Одежда начала пылать. Вампир закричал, стал кататься по земле. Эльда уже торжествовала, когда тварь вдруг поднялась и направилась к ней.

Полтела обгорело. Одежда истлела и осыпалась, обнажая костлявый серый торс. Одна рука была вовсе лишена кожи. Из непочерневших пятен горелого мяса сочилась кровь. Но вампир не замечал ран. Он медленно приближался. Ведьма поняла, в чём дело. Раны постепенно затягивались. Кожа, сперва тонкой плёнкой, а затем плотной серой, цвета пергамента, волной покрывала обожжённые участки.

Второй вампир не шевелился, он склонился над жертвой, что-то шепча.

– Ах, ты тварь! – в ярости крикнула ведьма.

Она с новой силой принялась обкидывать вампира огнём. Тварь пылала и уже не могла двигаться – просто стояла и смотрела на Эльду. Эти серые белки глаз с красной сетчаткой, расширенные чёрные зрачки…

Эльда как в ступоре смотрела на вампира охваченного огнём и не могла отвести взгляд.

Послышался шум. Второй вампир оторвался от жертвы, он поднял голову и оглянулся. При этом он не обратил внимания ни на своего товарища, ни на Эльду. Он будто загипнотизированный поднялся и направился за угол магазина. Туда, где стеклянные стены пересекались с бетонным ограждением. Пылающий вампир последовал за ним. Его движения были скованными, он шёл, корчась и дёргаясь, время от времени рыча и вскрикивая. Магическое пламя потушить не так-то просто, хотя оно и не причинило ему особого вреда.

Эльда, понимая, что уже ничего не может сделать, стояла и смотрела, провожая взглядом уходящую в неизвестность нечисть. И вдруг лицо… Она увидела человеческое лицо. Холодный взгляд. Точёные черты. Знакомое. Невероятно знакомое… На миг оно показалось из-за бетонного заграждения, а потом скрылось в ночи.

Вампиры ушли.

Эльда, наконец-то, очнулась от ступора. Подлетела к подруге. То, что она увидела, заставило её возненавидеть Мрак навсегда. На месте Гели девушка обнаружила лишь кровавое месиво. Тело разорвано, кожи почти не осталось, кости лица раздроблены. В этой груде покалеченной плоти было трудно узнать человека.

Эльда закрыла глаза. Её накрыла волна тошноты. С минуту головокружение сменялось рвотными позывами. Затем пустота. Боль.

Девушка упала на колени. Ладони коснулись влажной, пропитанной кровью земли. Нет. Этого не может быть. Страшный сон. Всего лишь сон…

* * *

Эльда проснулась от собственного крика. Она кричала, открыв глаза. Кричала и не могла остановиться. Пока от нехватки воздуха не сдавило легкие. Глубокий вдох. Молчать. Только молчать.

Лёжа в постели, девушка закрывала рот рукой. Нахлынувшую волну ужаса было трудно остановить. Она взглянула на потолок. Над кроватью чернело огромное пятно. В комнате пахло гарью.

* * *

Наверное, только валькирия выбивалась из общего строя кошмаров жизни. Её кошмар длился вечно, и она сама сотворила его.

Дамира шла, беспокойно озираясь. Она точно знала, где находилась несколько минут назад, и смутно представляла, куда попала сейчас.

Она закрыла глаза в своей комнате, в полночь, а открыла здесь, вечером. Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, что это сон. Но от этого не стало легче, наоборот тревога усилилась. Она стояла посреди поля. Это было даже не поле, а густо зеленеющая равнина. Но эту зелень едва можно разглядеть под сотнями ног, снующих мимо. Люди были повсюду, множество людей. Целая армия. Все в военной амуниции. Топот ног, шум голосов, ржание лошадей. Все эти звуки накрыли Дамиру внезапной волной, не давая сосредоточиться.

Что я тут делаю?

Валькирия не могла вспомнить такого сражения. Хотя, возможно, его и не было. Это просто воображение – успокоила она себя.

Нужно разведать обстановку. Валькирия лавировала между суетящимися фигурами, мельком смотрела на лица, форму, но ничего знакомого не попадалось. Оружие чистилось, снаряды готовились, лошади оседланы. Все готовились к предстоящей битве.

Дамира ни с кем не разговаривала и ничего не трогала. Она мелькала среди прочих фигур словно тень. Внезапно что-то привлекло внимание. Холм. Возвышение на дальней части равнины. Что за ним? Валькирия знала: ей обязательно нужно попасть туда. Она рванулась к вершине. Расталкивая людей, спотыкаясь, девушка мчалась к заветному холму.

И вот он перед ней. Она достигла цели. Дамира взобралась на возвышение…

– Нет… – прошептала она.

За холмом открывалась ещё одна равнина. Нет, та же самая. Но другая.

Люди… Они мертвы. Все. Убиты. Сотни трупов. Горы мёртвых тел. Неужели таков исход битвы?

Девушка обернулась… Теперь она стояла уже не на холме, а посреди мёртвого поля. Нога наступила на что-то мягкое. Валькирия опустила глаза и вскрикнула. Рука! Рука без тела. Кусок мяса. Окровавленная конечность вывела валькирию из равновесия.

Дамира отступает назад. Оступается. Поскальзывается и падает на спину. Напротив – солдат. Остекленевшие глаза глядят в лицо девушки. Валькирия карабкается, пытается подняться. На груди и руках кровь. Она хочет закричать, но не может. Вместо крика лишь бессвязное мычание. Закрывает глаза. Только бы не видеть этого ужаса. Взмах ресниц и трупы исчезли. Страх накатывает ещё больше.

Уже нет никакой равнины. Мраморный зал. Холод. Дамира поднимается на колени. Пытается встать. Что-то странное… Она смотрит на пол. Видит своё отражение… От одного своего вида её бросает в жар. Откуда кровь?

Кап. Кап. Кап…

Словно вода из крана. Капли ударяются об пол, гулко разнося звук по всему залу.

И вот уже всё в крови.

Кровь. Она везде.

Валькирия по колено в крови. Уровень алой жидкости растёт так быстро, что девушка уже чувствует губами её солоноватый вкус. Привкус железа.

Это конец. Она не выживет…


Дамира упала с кровати, больно стукнулась лицом об угол тумбочки. Рассекла губу. Увидев на руке каплю крови, она закричала… И только потом поняла, что не спит.

Глава 17. Лучшая защита – нападение

Настал день отречения.

Все обитатели замка собрались в тронном зале. Они ждали.

На подиуме, где стоял трон, было пусто. Король не появлялся. Дамира, Эльда и Илий стояли в первых рядах. Нетон и Искатель находились за кулисами сцены, на которой Власу предстояло выступать. Никакой мебели, кроме трона и тумбы на сцене, в зале не было. Ни столов, ни стульев, ничего. Этим приемом предполагалось увеличить вместительность помещения. Но из-за пустоты в зале царила беспокойная атмосфера. Что за известие, хочет сообщить король своему народу? Возможно, это напутственная речь перед битвой или наоборот – демоны оставили их, и угроза миновала. Народ мог бы принять что угодно, только не ту правду, которую ему предстояло узнать.

– Это обязательно? – уже в который раз вопрошал Влас.

– Это часть плана, без него вас не спасти, – в который раз ответил ему Нетон.

– Ну всё, пора, – поторопил Гремислав. – Нельзя заставлять людей ждать.

Ему не терпелось начать церемонию. И понятно, почему: трон уже принадлежит ему. Скоро он станет новым правителем.

– Да, хорошо, – согласился старик.

– Нетон, – шёпотом произнёс Андроник, когда Гремислав отвернулся. – Мы правильно поступаем?

– Что ты имеешь в виду?

– Отдавая трон Гремиславу? Мне кажется, он не самая подходящая кандидатура на пост главы.

– У нас нет выбора. К тому же мы не имеем права вмешиваться в их дела.

– Пора, – шепнул Гремислав и вытолкнул отца на сцену.

Народ зашумел, приветствуя своего короля.

– Я рад видеть вас, мои подданные, – раздался голос Власа.

Искатель переместился в зал, к валькирии. С Нетоном ему делать нечего.

– Я, Влас Правящий, вынужден сообщить вам плохие известия. К чему тянуть. Рано или поздно это всё равно случилось бы… – голос короля чуть дрожал, выдавая волнение. – В этот трудный для Златого момент я хотел бы быть с вами…

– Твой народ всегда с тобой, – раздался голос из первых рядов.

– Спасибо вам за верность и уважение. Но сейчас всё обстоит иначе, чем когда-либо. Жизнь города в опасности и я не могу решить все проблемы. Я ухожу…

Народ зашептался.

– Я отрекаюсь от престола, – продолжал Влас. – Я снимаю с себя корону и все полномочия. Так суждено.

Люди загалдели. Послышались возмущённые крики. Женщины плакали, мужчины спорили друг с другом.

– Но! Трон не останется пустым, – уже увереннее заговорил бывший король. – Я передаю корону своему сыну Гремиславу. Теперь он ваш правитель.

Влас показал рукой в сторону кулис, откуда показался новый правитель. Гремислав шёл медленно, давая людям возможность разглядеть себя.

– Мальчишка! – закричали в толпе. – Что он понимает!

– Да, я молод, – заговорил Гремислав, подойдя к отцу. – Но я понимаю всю ответственность, которая ложится на мои плечи. И с полной уверенностью заявляю: я позабочусь о моём народе.

– Когда-то я был таким же юным, – сказал король сквозь выступившие на глаза скупые слезы. – Именно тогда я взошел на трон. Пришло время передать эстафету. Ты будешь достойным правителем, сын мой, – Влас снял с себя тонкий золотой обруч с символами Болтозавра и передал его Гремиславу. Тот взял обруч, но не одел его сам, а вложив свои руки в руки отца, поднес к губам, поцеловал и только тогда украсил им свою голову.

Передача происходила в полной тишине. Люди замерли в изумлении.

– Зачем они это делают, – спросила Эльда, с ноткой скептицизма в голосе. – Эти слова, размашистые жесты… Всё, от слова до движения руки – фальшиво. Всё прогнило насквозь и за километры провоняло пафосом.

Она не могла успокоиться, так как чувствовала во всём происходящем подвох.

– Дань традициям, не более того, – согласилась с ней Дамира. – Передача короны из рук отца в руки сына означает, что трон передаётся добровольно. Гремислав неродной сын, поэтому традиция имеет двойное значение. Люди должны увидеть чистоту намерений Гремислава.

– Кажется, ему удалось убедить их в своей правоте, – сказал Андроник.

Зал взорвался аплодисментами. Неужели хоть кто – нибудь поверил этому представлению? Похоже, что так. Но надолго ли?

«Посмотрите на Гремислава! Он доволен собой. С его губ стекает яд, наигранное самопожертвование и благородство. Что ж, это уже не нам решать», – думал Андроник, глядя на то, как Гремислав шествует к трону под ликующие крики толпы.

– Кризис минует, – громко возвестил Гремислав. – Наступит новая эра. Эра Златого.

* * *

Андроник прыжками преодолел три лестничных пролёта, чтобы спустится в коридор первого этажа и успеть вовремя.

– Куда все уходят? – крикнул он в спину ключнице.

– Нам здесь больше нечего делать, – ответила она с грустью.

– А как же Влас? – растерянно прошептал Виссарионов. Его тело будто пронзили маленькие молнии, сердце ухнуло вниз.

– Теперь у нас новый король. Но его люди не хотят принимать.

– Влас ведь должен оказаться для вас той уважительной причиной, ради которой нужно остаться, – рассуждая вслух, сказал Андроник.

– Нет. К сожалению. – Она замолчала. – Народ встал перед выбором. Служить новому королю или защищать старого.

– И что решили? – на мгновение у Андроника затеплилась надежда.

– Ничего. Кто-то пустил слух об ошибке молодости Власа. Ты понимаешь, о чём я. Люди не могут простить, что все наши беды из-за него.

– А вы?

– Я со всеми. Я очень уважаю Власа. Но там моя семья, дочь и сын. Я не могу их оставить или позволить им умереть. Прощай, Искатель, – она повернулась и быстро удалилась.

«Что мы делаем? – спрашивал себя Андроник, слушая затихающие шаги. – Спасать одного человека ценой жизни других? Это неправильно. Это подло. В какое дерьмо я вляпался?»

* * *

– Плохие новости? – спросила Дамира как только Ан вошёл в зал.

– Как сказать, – улыбаясь, произнёс Андроник.

– Ну и как скажешь? – уставилась на него валькирия.

– Замок пуст.

– Что?!

Эльда встала из-за стола и выглянула в окно. Дамира, скрестив руки на груди, выжидающе смотрела на Ана.

– Да. Народ двинулся, – присвистнула ведьма, наблюдая, как последние люди покидают территорию замка. – Но…

– А это другая новость, – прочитав её мысли, сказал Виссарионов. – Сейчас они свободно могут пройтись по самым опасным местам и ни один человек не погибнет.

– Потому что… – перебила его Дамира.

– Потому что сейчас полдень.

– Как ты до этого дошёл? – раздался голос Нетона. Маг шёл в сопровождении Гремислава и Власа.

– Я… не знаю. Просто мне пришло в голову, что за всё время пока мы здесь находимся, в замке никого не утащили Адские Псы.

При слове «адские» Влас содрогнулся.

– Сначала это можно было списать на святое место, но потом я подумал: ведь люди выходили из замка. Они на свой страх и риск покидали безопасные пределы и… возвращались. Всё можно списать на совпадение, если бы не одна закономерность. – Парень достал из кармана лист бумаги. – Я тут кое-что начеркал, – он развернул листок, явив взору присутствующих свои каракули. – Сравнил примерное время исчезновения людей до нашего появления и время, когда люди покидали замок уже при нас. Получилось временное окно в полчаса: с одиннадцати пятидесяти до двенадцати двадцати. Возможно на самом деле окно меньше.

– Потрясающе, – воскликнул колдун.

– Да, хорошая новость, – сказала Эльда. – У нас с Илием тоже кое-что есть.

Илий разложил на столе карту замка и местности вокруг него.

– Мы высчитали безопасный путь, – сказал вор и провёл карандашом линию на карте.

– Это буквально полуметровая тропинка, но на неё не ступил ни один Адский Пёс.

Нетон просто светился от радости.

– Вы всё отлично поработали. Итак, у нас есть заклинание и ловушки. Мы с Дамирой нашли несколько пентаграмм особо сильных, способных удержать демона.

– Но ничего из того, что могло бы убить его, – вмешался в разговор Гремислав.

– Да, но уже есть шанс, – ответил Нетон. – У нас всё готово для наступления.

* * *

На часах уже одиннадцать сорок пять. Время выхода.

– Все готовы? – спросил Нетон.

– Как видите, – ответил Андроник.

Они стояли на первом этаже, перед выходом из замка.

Нетон держал в руках «Демонологию», Андроник сумку со свечами и серебряный стержень; Эльда вооружилась несколькими бутылками со святой водой. На бутылки накручивались распылители, чтобы улучшить точность попадания. Илий, с автоматом наперевес, вёл под руку Власа. На бывшем короле уже висел пентакль и бусина янтаря. Они не знали, с каким демоном имеют дело, поэтому воспользовались всеми возможными вариантами защиты. Гремислав стоял чуть в стороне, перебирая и взвешивая Эльдино оружие.

– Ну, что ты решил? – нетерпеливо спросила ведьма.

– Скорее всего, это, – он взял два легких пистолета из серебра и водяной пистолет со святой водой.

– С этим оружием будь поосторожней. Специальный заказ. Таких, может, во всём мире не больше десятка, – предупредила Эльда.

– Ты неисправима, – хмыкнул Илий. – Мы можем сегодня жизни лишиться, а ты заботишься об оружии.

– Главное – не лишиться души, – серьёзно возразил Нетон.

– Сколько? – Дамира глянула на настенные часы.

– Уже пора, выдвигаемся, – Нетон шагнул в дверной проем.

Они вышли на выложенную камнем площадку перед зданием. Все тут же перестроились, помещая Власа в центр процессии. Они образовали круг. Впереди шёл Нетон, теперь он тоже нёс святую воду. По левую руку от Власа шёл Илий, бывший вор придерживал старика за руку, чтобы тот не натворил глупостей. Справа бывшего короля прикрывала Эльда. Она шла рядом с Андроником, заодно защищая парня от неожиданного нападения. Замыкала процессию Дамира; валькирия шла спиной вперёд, чтобы исключить нападение со спины.

Они двигались по узкой тропинке, почти незаметной для обычного человека, но отчётливо видимой опытному глазу. Каждое движение было отточено, отрепетировано и выверено.

Когда они, наконец, достигли цели, теория оправдалась: ни один Пёс не покинул своего обиталища под землёй.

– Я не понимаю, – сказал Илий, ступая на забетонированную площадку размером в несколько квадратных метров. – Почему полдень – табу для Псов?

– Негласный космический закон Силы, – произнёс маг, ставя воду на землю. – Полночь – наивысшая точка сосредоточения сил Тьмы.

– Вампиры, оборотни и прочие твари, – пояснила Эльда.

– Выползают именно ночью, – закончил за неё Нетон.

– Ну, это как раз понятно, – Илий озадаченно смотрел по сторонам.

– У всего есть обратная сторона, – продолжал колдун. – И если полночь – это тёмное время, то полдень…

– Время Света, – Андроник начал доставать свечи и по одной подавать их Эльде.

– Молодец, соображаешь, – Крокус листал демонологию. – Свет действительно набирает наивысшую силу, когда солнце выходит на середину неба. Соответственно силы Тьмы наименее активны.

– Это всё, конечно, интересно, но у нас не так уж много времени на разговоры, – Эльда уже нарисовала круг с пентаграммой и чертила символы между концами звезды, попутно расставляя свечи в каждой точке касания звезды круга, а затем и между ними.

– Да, нужно поторопиться, – спохватился маг. – У нас примерно двадцать минут на подготовку. Андроник, передай сумку Гремиславу, а сам займись ловушкой для демона.

– Но я не очень хорошо разбираюсь в знаках, – возразил Искатель.

– Я уверен, у тебя получится, – успокоил колдун.

Ан кинул сумку Гремиславу.

– Мне по-прежнему не кажется эта затея настолько успешной, – пробормотал новоиспеченный правитель Златого.

– Заткнись и делай свою работу, – процедила сквозь зубы валькирия.

– Где вы откопали такого сынулю? – спросил Илий Власа. Парень все ещё держал его за руку. Дамира стояла рядом, зорко всматриваясь в даль.

– Слишком долго рассказывать, – попытался отвертеться старик.

– Нелегко вам с ним пришлось в детстве.

– Что правда, то правда. Мальчик рос с небывалой склонностью к тёмным искусствам. Но, к счастью, мне удалось искоренить эту пагубную привязанность.

«Так ли легко отскоблить гарь с белой доски, – подумал Андроник, невольно подслушав их разговор, – намного легче покрыть черноту белой краской. Только что случается, когда краска начинает отшелушиваться?..»

От размышлений Виссарионова отвлекла ведьма.

– Ан, не спи, – она протянула ему серебряный стержень, до этого лежавший на земле. – Справишься?

– Ошибка может оказаться смертельной, – подтвердил ученик мага.

Парень встал перед местом, где должна появиться пентаграмма. Сложность состояла в том, что символы пентаграммы-ловушки состояли из более сложных элементов, чем в пентаграмме защиты. К тому же все руны чертились серебряным стержнем, который оставлял мельчайшие частица серебра на поверхности, но был незаметным для глаза. Законченная ловушка с правильно нарисованными рунами и символами становилась неощутимой для демона, пока он не вступит в неё.

Андроник закрыл глаза, представив конечный результат. Пришло время опробовать новый метод Нетона. Суть метода заключалась в материализации нематериальных объектов. Такой способ создания символов требовал сосредоточенности и полной отрешенности от внешнего мира.

Виссарионов начал медленно погружаться в себя. Звуки постепенно затихали, шум окружающего мира переставал иметь значение. Перед глазами возникло тёмное полотно. Мягкий чёрный, будто бархатный образ обволакивал, успокаивая нервы. Всё вдруг стало неважным, у него сейчас одна задача. И он её должен выполнить. Андроник мысленно рисовал пентаграмму. Важно было не искажать символы, выуживать из подсознания элементы и закреплять их на бархатном полотне сознания, что так успокаивающе предстало перед внутренним взором.

Он выводил каждую чёрточку без рук, лишь чуть покачивая головой и делая росчерки взглядом. Так медленно, но верно перед парнем стал проявляться огненный круг со звездой в центре и множеством витиеватых рун. Виссарионов будто выжигал магические символы на бесконечном холсте бытия.

– Эй, ты закончил? – его бесцеремонно толкнули в плечо.

Андроник попытался обернуться на голос, так внезапно вторгнувшийся в его сознание, но увидел перед собой лишь темноту.

– Что ещё? – произнёс он в пустоту. Послышался крик. Кто-то тряс его за плечи. Эльда. Что ей нужно?

Виссарионов попытался не обращать внимания на её крики и глубже погрузился в себя. Он вошёл, чтобы выйти. Всё верно. Парень представил свет. Солнце. Небо. Окружающий мир приобрел цвет. Он вернулся.

* * *

– Ник, очнись! – Эльда уже минут пять прясла Виссарионова за плечи, но парень лишь смотрел на неё пустыми, застланными пеленой глазами. Он смотрел, но не видел, не реагировал.

– Нетон, что с ним? – девушка еле сдерживала слезы. Ведьма была на грани истерики. Её пугало ничего не выражающее лицо Ана.

Колдуну хватило одного взгляда, чтобы понять, в чём дело.

– Оставь его, – властно сказал он. – Чем больше ты его беспокоишь, тем дольше он не сможет выйти.

– Откуда? – Эльда оцепенела. Девушка разжала пальцы, она слегка поглаживала Ана по плечам, ожидая пробуждения.

Виссарионов на секунду зажмурился и открыл глаза. На этот раз его взгляд был осмысленным и трезвым. Пронзительно синие глаза испытывающе глядели на девушку.

– Ты с ума сошла?! – почти крикнул Андроник.

– Я испугалась, – выдавила Эльда.

Только сейчас она поняла, что произошло. Ещё никогда она так не боялась за близкого человека. Когда она увидела эти пустые белки, жуткое отрешенное лицо… Мир стал холодным, стальным, скрежетчущим кусками железа, зовущим Тьму и жаждущим крови… Страх сковал её, по сосудам потек лёд… Но всё кончилось.

Ведьма бросилась парню на шею, крепко сжала его в объятьях. Пусть всё горит, рушатся стены и мир летит в Ад… но он будет с ней.

– Чего? – в недоумении спросил Ан.

– У тебя было такое лицо…

– Хватит сопли пускать! – крикнула валькирия. – Время на исходе.

– Все готовы? – подхватил Нетон. – Эльда?

– Защита готова.

– Андроник, что с ловушкой?

Ан обернулся. Пентаграмма светилась чуть заметным голубоватым свечением. Круг диаметром в полтора метра был испещрён множеством знаков.

– Видимо, всё в порядке, – протянул Виссарионов.

– Да, ты просто гений! – похвалила Эльда. – Сделал работу, на которую у опытного мага уходит не менее двух часов, всего за двадцать минут.

– Надеюсь, сработает, – произнесла Дамира, взглянув на часы. – Проверять нет времени.

– Начинается!

* * *

– Начинается! – крикнул Илий, направив автомат в сторону вздымающейся земли.

Он втолкнул Власа в круг, а сам встал на краю площадки.

Адские создания выпрыгивали из земли один за другим как по команде. Громадные горбатые, с облезшей шкурой волко-псы. Кое-где вместо шкуры проглядывали куски окровавленной плоти, в которой увлечённо копошились жирные трупные черви. Красные, с облезшей шерстью вокруг глазниц, глаза уставились на добычу. Из оскалившейся пасти торчали четыре чёрных, но острых клыка, по которым тугими каплями стекала тёмная вонючая жижа. От псов смердило разложением.

– Фу! – скривилась Эльда, еле сдерживаясь, чтобы не зажать нос.

– Сосредоточьтесь! – рявкнул Нетон.

Колдун взял святую воду и прошептал заклятье. Бутылка, в которой была вода, расплавилась, но жидкость не растеклась, а взметнулась вверх и обрушилась на одну из тварей. Пёс с воем упал на бок. Шкура задымилась.

Остальные твари зарычали и, клацая зубами, бросились на противника. Первая пара монстров с разбегу ударилась о воздух перед святым местом. Место, где когда-то располагалась часовня, было не менее сильным, чем место храма. Адским Псам трудно пройти на чуждую Мраку территорию. Но эту оплошность исправила следующая тройка монстров. Перед их яростью отступил даже Свет.

Дамира успела убрать двух одним ударом бутылки. Брызги воды и осколки стекла смешивались с чёрной густой как мазут кровью тварей.

Все знали, что Псы бессмертны. Почти.

– Я их удержу, – воскликнул Андроник.

– Ты, сумасшедший! – Эльда выпустила пару пуль, но лишь немного сдержала напор. По сравнению со шквалом, который на них обрушился, это были песчинки.

– Я справлюсь!

Ан, не слушая возражений Эльды, закрыл глаза и мгновенно переключился. Теперь переключаться стало легче. Мир быстро терял очертания, погружался во мрак. Виссарионов открыл глаза. Он не видел ничего, кроме тьмы вокруг себя. Парень силой мысли усилил восприятие. В темноте стали проявляться очертания. Но не людей. Люди оставались лишь помехами на тёмном экране. Такая ситуация устраивала Ана. Где же… Да. Он видит их. Среди плотно сомкнувшейся черноты к нему мчались Адские Псы. Он перешел на территорию Мрака.

* * *

– Вы позволите? – крикнула Эльда Нетону, выпуская очередной заряд в ближайшую тварь. Пуля вошла в глазницу. Не добежав до ведьмы нескольких метров, пёс отлетел в сторону, сбивая с ног мчащегося следом сородича.

– Ты видишь другой выход? – ответил вопросом колдун.

Он творил с помощью заклинания водяные шары и пускал их в тварей одним за другим.

– Возможно… – на секунду девушка растерялась и чуть не попала в пасть пса.

Площадка была слишком маленькой. Чтобы уберечься от зубов и когтей, приходилось прыгать с места на место.

Илий уже давно покинул пределы святого места и рубил мечом направо и налево, ловко уворачиваясь от злополучных клыков и когтей. Чёрная жижа брызгами разлеталась в воздухе от отрубленных лап и голов. Дамира последовала его примеру и, воспользовавшись магией отца, наполнила меч святой водой. Как только меч касался тела пса, тварь тут же отлетала, взвизгивая от боли.

Гремислав, подобрав всё брошенное оружие, выпускал обойму за обоймой. Не покидая безопасных границ, он старался не подпускать тварей к себе.

– Ты сама знаешь, что физической силой здесь не обойтись, – Нетон одним взмахом руки подвинул бутылку и, освободив её содержимое от оболочки, разделил на множество маленьких сфер. Крупные капли поднялись в воздух и, разделившись на две части, обрушились на стаю бешеных собак, которые только что поднялись из земли. – Нам нужно его воздействие.

– Но не такое же! – голос Эльды срывался.

Она одна знала, чем может закончиться путешествие на сторону Мрака. Конечно, Нетон был в курсе всех опасностей, подстерегающих человека, ступившего на тёмную сторону, когда учил Андроника проникать за грань. Но парень сам может остаться за гранью… И они знали, что это нарушение правил.

* * *

Итак, он здесь. Он готов. Это похоже на компьютерную игру. Андроник навёл мысленный прицел на пса, помеченного красной точкой. Так он узнавал живых псов, энергетически ещё сильных. Все остальные представляли собой мельтешащие сгустки голубоватого света – значит, с ними разбираются другие.

Андроник повернулся вокруг своей оси. Начнём игру!

Круг прицела сузился. Бах! Выстрел сделан. Красная точка превратилась в голубую, а затем просто рассыпалась. Распалась на атомы. В отличие от остальных, он не восстановится. Есть! Минус один.

«В игре за гранью есть свои преимущества».

А если так. Ан размножил прицел на пять. Выстрелил. Минус пять тварей.

Это оказалось чуть труднее. Пустота. Будто пустое пятно появилось в груди. Нет, не боль. Небольшой дискомфорт. Его можно потерпеть.

* * *

Дамира занесла меч для удара. Пёс подошёл достаточно близко. Сейчас она добавит в свой список ещё одну жертву. В такие моменты валькирия забывала обо всём. Кровь подступила к голове, виски горели. Сердце билось с бешеной скоростью. Железный привкус во рту, выбрасываемый в кровь адреналин – всё это придавало жизни смысл. Смысл жизни воительницы – война.

И вот валькирия в прыжке занесла клинок и с разворота ударила по шее твари. Туда где шейные позвонки переходят в спинные. Так, чтобы голова мягко, как на шарнирах, съехала на землю. Предвкушая хруст позвонков, Дамира вонзила меч в мясо… Щелчка не последовало. Адский Пёс просто растворился. Рассыпался на мельчайшие кусочки. Он осыпался горсткой пепла.

Валькирия впала в ступор. Меч по инерции вошёл в землю, где теперь находилось всего лишь пыльное пятно – всё, что осталось от монстра. Девушка поднялась на ноги и оглянулась. Псы рассыпались целыми стаями. Их будто сметало невидимыми волнами. Волнами смерти.

– Что происходит? – валькирия бросилась к Нетону.

Там же стояли и другие. У всех были озадаченные лица. У всех кроме Эльды.

– Хватит! – кричала девушка. Она была готова упасть на колени. Лицо было бледным, а глаза испуганными. – Это никогда не кончится!

– В чём дело? – повторила валькирия.

– Андроник… – прошептала Эльда.

Стоило хранительнице взглянуть на Искателя, как сердце гулко ухнуло вниз. Виссарионов стоял на коленях, но видимо он не замечал этого. Его глаза… Пустые белки… мутные, застланные серым туманом… Чуть приоткрытый рот…

– Что с ним? – испуганно произнесла она.

– А ты не чувствуешь? – будто спокойно спросила ведьма. Сейчас девушек объединяла общая проблема – Искатель.

Дамира медленно подошла к парню. Провела ладонью у него над головой.

– Где он? – резко сказала она.

– Что значит где? – не поняла Эльда.

– Я ничего не чувствую. Передо мной лишь пустая оболочка. Где он?

– Он далеко.

* * *

Бывший вор осмотрелся. Куда подевались все монстры. Он тоже растерялся, когда псы начали рассыпаться. Но сейчас они вовсе исчезли. Неужели всё закончилось?

* * *

Он ошибался. Демон подкрался бесшумно. Она не стала появляться из-под земли или в воздухе. Дешёвые эффекты не в её стиле. Признаться, её намного раздосадовало сопротивление людей. Обыкновенно её воля выполняется беспрекословно… Но забавно. Забавно наблюдать за жалкими попытками людишек избежать судьбы. Горстка храбрецов пытается спасти душонку старикашки. Как трогательно. Можно даже всплакнуть для приличия.

Всё бесполезно. Ну, если они хотят поиграть в героев… Что ж, игра обещает быть интересной.

* * *

Илий увидел девушку. У неё были длинные пепельные волосы, смуглая кожа выделялась на фоне белого плаща.

– Это ещё кто? – пробормотал он себе под нос, прищурив глаза.

Девушка подошла ближе. Её серые глаза неотрывно смотрели на Илия.

– Привет, – сказал Илий немного растерянно.

Девушка улыбнулась. В солнечном свете мелькнул кровавого цвета рубин. Он располагался прямо в правом резце, который оказался чуть больше левого.

– Пока, – улыбка исчезла с лица девушки, сменяясь угрюмой маской.

Илий не заметил взмаха руки. Парень погрузился в безмятежный сон. Девушка продолжила свой путь. Ей оставалось несколько шагов до встречи с непокорными.

Колдун, две девушки и парень столпились около мальчишки. Да. Это её козырь. Девушка ухмыльнулась. Валькирия стояла ближе всего к парню. Искатель, кажется. Весь мир прослышал о новом спасителе. Посмотрим, кого он сможет спасти.

– Я ничего не чувствую. Передо мной лишь пустая оболочка. Где он? – услышала она обеспокоенный голос девушки.

Что ж, для них это будет сюрпризом.

– Он далеко.

Никто не заметил прихода демона. Все так беспокоились за состояние Андроника, что не услышали тишины. Мёртвой, гнетущей тишины.

– Что? – первой обернулась на голос Эльда. Она во все глаза рассматривала незнакомку, но не понимала происходящего.

– Здрасте! – девушка помахала рукой, будто приветствуя присутствующих.

– Ты кто? – спросила Дамира.

Они не сразу заметили демонскую сущность.

– Какая разница, – демоница не называет имени, ведь имя – слабое место любого демона. – Зовите меня Собирательницей. Кстати, вы мне кое-что должны, – она ткнула пальцем в сторону Власа. – Не думаете возвращать долг?

– Как? – Гремислав был сбит с толку. – Ты демон?

– А вы что, ожидали увидеть каменную глыбу или волосатого мужика с вилами и хвостом?

– Нет, ну это как-то…

Со стороны всё могло выглядеть как непринужденный разговор, но на самом деле мозг каждого судорожно соображал, что делать дальше. Нетон надеялся загнать демона в ловушку. Эльда думала, как вызволить Андроника. Честно, ей было наплевать на Власа. Среди них находился ещё один человек, которому было всё равно, что случится с остальными, он заботился только о своей шкуре.

– Ну как, будем отдавать долг или, – девушка улыбнулась, обнажив кровавый камень. Тут же вокруг них возникла стая Адских Псов, – поиграем в гончих собак. Да. Вы, наверное, догадались. Ваш мальчишка находится в моей власти.

– Ты не сможешь забрать его, – произнёс Нетон, его голос почти хрипел от волнения. Колдун не ожидал такого поворота событий.

– Нет, не могу. Но пустить его душу в свободный полёт мне никто не запретит. Мальчишка нарушил правила и он ответит за это.

* * *

Ан остановился. Псы исчезли, работа закончена. Пора выходить. Парень сосредоточился, представил свет. Он уже готов был выйти, но что-то не пускало его. Искателя отшвырнули как паршивого котёнка, кинув в пустоту.

– Вы, люди вечно суёте нос не в свои дела, – произнёс разгневанный голос.

– Кто ты? – спросил Андроник.

– Я та, к которой лучше не лезть, – ответил женский голос.

– Что тебе от меня нужно? – Андроник был растерян, и в то же время возмущён.

– Пора тебе уже догадаться. Ты залез на чужую территорию. Изволь платить.

Ан увидел новые красные точки. Адские Псы. Он во власти демона. Единственный способ выбраться отсюда – победить. И Ан начал борьбу.

* * *

Дамира почувствовала укол в сердце. Странно. Это мимолетное чувство задело её. Валькирия – воительница. И вдруг сердце. Она абсолютно здорова. Боль повторилась. На этот раз более продолжительная, настойчивая. Девушка оглянулась на Андроника и еле сдержала крик.

– Нет, – сорвалось с её губ.

Парень стоял на коленях, склонив голову. Он чуть покачивался, лицо приобрело серый оттенок, из уголков рта тонкими струйками стекала чёрная жидкость. Это кровь. Тёмная кровь.

Дамира ощутила пустоту. Сосущую, всё поглощающую пустоту. Раньше Андроник представлял просто пустую оболочку. Теперь пустота затягивала и её. Пульс то учащался, то пропадал вовсе. Сердце пропускало удары. Валькирия упала рядом со своим подопечным.

– О, Хранитель, – улыбнулась Собирательница. От этой улыбки по коже пробегали мурашки. – Мальчик заигрался. Сейчас он приглашает поиграть и свою подружку.

– Остановись, – прохрипела Дамира. Она каждой клеточкой чувствовала, как исчезает её сущность.

– Что вы. Я готова взять грех на душу. Жаль только души у меня нет, – и демоница расхохоталась.

От её смеха паника подступала к горлу. Власа трясло крупной дрожью. Он готов был выскочить из круга и бежать. Бежать, не останавливаясь, насколько хватит сил. Страх расстаться с жизнью стал нестерпимым.

* * *

Нетон быстро обдумывал план действий. Что мы имеем: Андроник во власти Тьмы, Дамира вот-вот погибнет. Умрёт её физическое тело, из-за остановки сердца. Оно просто не выдержит Перехода. Илий вообще ничем не может помочь, он в отключке. Остаётся Эльда и Гремислав. Насчёт Гремислава Нетон не был уверен. Итак, Эльда. Ведьма сильна духом. В ней есть стержень. Она уже была во власти демона. Девчонка знает, что к чему.

«Эльда!» – мысленно позвал колдун.

«Да. Я на связи!»

«Надежда только на тебя. Демон уже близко стоит к ловушке, но не двигается…»

«Может, помочь ей в неё войти?»

«Умница!»

* * *

– Ну, колдун. А ты готов? – Собирательница расхохоталась.

Эльда стояла ближе всех к Собирательнице. Она ждала. Ведьме требовалась секундная пауза. Задержка в речи демона. И вот она. Собирательница чувствовала себя королевой. Она отвлеклась.

Охотница напряглась, сосредоточила всю силу в руках. Ещё секунда…

– Как бы не так! – И ведьма толкнула девушку в круг.

Изо рта Собирательницы вылетел тёмный сгусток. Он метнулся к Гремиславу и коснулся его глаз. Парень пошатнулся и протянул руки к отцу. Влас попятился. Как только его нога покинула пределы пентаграммы, псы кинулись к своей добыче. Колдун прокричал заклинание, но Власа уже накрыла волна монстров.

В этот момент девушка в сером коснулась ногами круга. Она на мгновение замерла, и тут же сделала шаг назад. Чёрный сгусток направился к ней. Затем глаза девушки наполнились чёрной дымкой – демон вернулся в своё тело. Цикл завершился.

– Прощайте, – произнесла демоница и исчезла. Она не ушла под землю и не улетела на метле, а просто исчезла, растаяла в воздухе, оставив туманную улыбку, как Чеширский Кот.

Следом за демоном ушли Адские Псы. Они с хлюпающим звуком втянулись в землю, тело Власа осталось лежать. Обглоданное неподвижное тело старика, чья душа больше никогда не вернётся на землю.

Все стихло.

Эльда встала и отряхнулась. Прежде чем она поняла, что произошло, Нетон кинулся к Гремиславу.

– Зачем ты это сделал? – гневно выкрикнул он в лицо парню.

– Я… я… не знаю, – заикаясь, ответил Гремислав.

Послышался шум. Дамира первой пришла в сознание. За ней очнулся Андроник.

– Мы живы? – спросила девушка, откашлявшись. В горле першило, голова гудела, перед глазами плыли разноцветные круги. – Мы живы! – Дамира бросилась на Андроника, свалив его с ног. Она так крепко сжала парня, что у него захрустели кости. Они столько раз избегали гибели, но это, пожалуй, самый блестящий побег.

– Да, да. Отпусти меня, – Андроник окончательно пришёл в себя. Эйфория улетучилась. Всё стало унылым и серым.

Илий тоже начал шевелиться.

– Эй, ты где? – сонно пробормотал он. Парень тут же спохватился и стал быстро оглядываться. – И надолго я выпал из реальности?

– Как видишь, ровно на столько, сколько нужно, чтобы всё пропустить, – Эльда мрачно уставилась на вора. Она радовалась за Андроника и за Илия тоже, но сил на эмоции уже не оставалось. Ей хотелось во всём разобраться. – Всё закончилось…

– И мы проиграли, – произнёс Нетон.

– Хотя бы остались в живых, – протянул Гремислав.

– Ты? – вдруг воскликнул Ан.

– Что ещё? – удивился правитель Златого.

– Ты всё испортил!

– Испортил? Ты называешь то, что вы остались в живых «испортил»? Да у нас не было ни единого шанса! Погибли бы все!

– У нас бы всё получилось, – спокойно сказала Дамира.

– Что? – Гремислав повысил голос. – Откуда тебе знать. Ты умирала! Разве этого стоит проданная душа?

– Стоп! – рявкнул Нетон. Нервы у всех на пределе. Битва закончилась, но осознание произошедшего началось только сейчас. – Успокойтесь!

– Я спокоен, – сказал Андроник. На него нахлынула волна возмущения. – Я хочу знать, почему он был без защиты?

– Что? – ведьма вопросительно посмотрела на Гремислава. – Что это значит?

– Я всё видел, – подтвердил Виссарионов. – Там всё очень хорошо видно. Демон вошёл в тебя, как нож в масло. Заполнил предоставленную оболочку и вышел без колебаний.

– Это правда, – подключилась Дамира. – Ты… когда ты выбирал оружие… Где твои амулеты?

– Их нет, – опустив голову, произнёс Гремислав.

– Ты сдался демону просто так? – Дамира была потрясена и разгневана.

– Он бы меня не тронул. Ему нужна ведь только одна душа…

– Да, как ты смеешь! – Дамира ударила парня по лицу. – Это же твой отец.

– Что? Что мой отец? Возможно, вы будете более благосклонны ко мне, когда узнаете, что все убитые люди, все, кого забрали Адские Псы, были проданы. Да, мой папочка позаботился обо всём. На рассвете Златого, когда город процветал, Влас дал людям бумагу о том, что они вверят свои жизни и судьбы королю. Влас всё сделал для того, чтобы оттянуть свою смерть.

– Но… Как мерзко! – Дамира находилась в смятении.

– Вы защищали вора и убийцу. Довольны? – он сплюнул на землю и повернулся, чтобы уйти.

– Постой, – крикнула Эльда. Её голос срывался от волнения. Что-то промелькнуло в памяти. Шок вызвал воспоминания о другом потрясении. Перед глазами всплыл сон. Силуэт. Знакомые черты лица. Этот профиль…

– Это ты, – злобно прошипела ведьма. – Ты убил её.

– О чём ты? – Гремислав прищурился.

– Ты торговец нечистью. Ты был там тогда, в ту ночь… Те вампиры твои. Это ты убил её! – девушка сорвалась на крик и бросилась на Гремислава.

– Уберите от меня эту сумасшедшую, – он не собирался драться, но встал в оборону.

Ан и Илий подхватили Эльду с двух сторон. Откуда в этом хрупком теле такая сила?

– Ты убил мою подругу! Те вампиры твои! Я помню тебя! – она билась в истерике, вырываясь из рук парней.

Дамира сообразила, о чём речь.

– Так значит… – она тоже кинулась на Гремислава, попутно доставая клинок из ножен. – Ты не лучше своего отца. Девушка толкнула его. Гремислав упал на землю. Его горло обжёг холод стали. – Если я могла, я бы убила тебя, – зашипела валькирия. – Но, к сожалению, ты будешь жить, – она отвела лезвие в сторону. Остался лишь отпечаток на шее. – Мы уходим, – сказала она, общаясь к Нетону. – Сейчас же.

Глава 18. Другая сторона

Он всегда жил одной целью – править. Власть для него была спасением. Убежищем от мира, в котором он был никем. Да, он не стал правителем мира. Да, он все ещё зависит от других. И да, он всё ещё человек.

Сейчас всё намного сложнее, чем в детстве. Теперь это не дворовые задиры, перед которыми следовало пресмыкаться. Теперь это существа, способные растоптать человека как таракана. Существа, способные стереть с лица земли даже малейшие признаки твоего существования. И он им служит. Он служит Мраку.

Он стал Собирателем Душ.

Как оказалось, человеческая жизнь хрупка и ничего не значит, но человеческая душа… Это ценный подарок тому, кто знает… что в душе заключена сила, способная двигать горы. Дар Создателя человечеству.

Жалкие людишки не знают истинной цены души, им плевать на душу, они заботятся лишь о теле. Ну и пусть. Это ему на руку. Такие идиоты – лёгкая нажива. Правда есть один минус: их души – поганый материал.

Для настоящей силы нужны золотые эйдосы. Души честных, самоотверженных, самых-самых. Да, всё так банально и утрировано. Души можно разделить на три категории: золото, серебро и бронза.

Как и металлы, души обладают своей ценностью – своей силой.

Начнём с бронзы. Её можно собирать тоннами, но толку от неё немного. Труд тяжёлый, зарабатываешь копейки. Третий сорт – это эйдосы ленивые, безвольные, злобненькие, завистливые, облепленные мелкими пороками. Смотришь, человек вроде приличный, а внутрь глянешь – гниль. Зато как падки такие людишки на бесплатный сыр. Вот и попадаются в ловушку.

Серебро – это особый сорт. Люди вмеру требовательные к себе, совестливые, живущие по моральным принципам и древним заветам, но размаха в них нет. Всё делают по правилам, а про себя ругают весь мир, всё вокруг них не так. В автобусе место бабульке уступят, а сами косятся на парня помоложе и думают: «Какой негодяй, место не уступил!». Всеё делают с расчетом: зачтётся мне или не зачтётся. К таким нужен особый подход. Но Собиратели – превосходные манипуляторы. А он из тех, кто подберёт ключик к любому сердцу, увидит самые потаенные, заветные желания. За их осуществление некоторые готовы продать не только эйдос… Да и что такое эйдос? Тьфу. Что-то невидимое и неощутимое – неизвестно, существует ли оно на самом деле. Люди и слова-то такого не знают.

И, наконец, души высшего порядка. Любовь от сердца, а не от разума, бескорыстная забота о ближнем, искреннее сопереживание чужому горю – все эти качества присущи настоящему эйдосу. Эти люди постоянно гонят себя вперёд, они строги к себе и доброжелательны к окружающим. Они подставляют другую щёку, не затаив злобы на первую пощёчину. Они не осуждают других, но ругают себя за малейшую дурную мысль.

Таких почти не осталось.

Люди, обладающие золотым эйдосом – практически ангелы во плоти.

И сила души не зависит от возраста, степени доброты или поступков. Можно быть добрым к людям, а вечерами поджигать лапки жукам, с удовольствием наблюдая, как они заворачиваются, а наивное насекомое пытается бежать.

Лишь отношение к себе и к жизни. Истинное отношение, а не показная бравада и геройство. Провидение не обманешь. И себя тоже.

Золотой эйдос трудно достать, но и к ним есть подход. Страх, сострадание, желание помочь… Дорога в ад выложена благими намерениями.

Если удаётся найти золотой эйдос, на него можно потратить много сил, но эти старания окупятся с лихвой. И не так давно ему удалось найти такой эйдос. Совершенно случайно. Требовалось проверить его ценность.

Собиратель создал иллюзию: старушка с огромными сумками. Маленькая хрупкая женщина тащит неподъёмные баулы по улице. В её глазах застыла просьба о помощи, но никто из прохожих не обращал на неё внимания. Казалось, люди не видели её.

Некоторые проходили мимо с ухмылкой. В воздухе клубились злорадные мысли: «Бабка шопоголик что ли?», «Накупила, старая дура, теперь тащи», «Это теперь такую гуманитарную помощь дают? Ах, как негуманно, люди даже поднять не могут». Собиратель сам улыбался, читая подобные мысли. Таким людям радуется Мрак. Озлобленные на весь мир и равнодушные попадают именно туда. Их дорожка уже проложена.

Девушка, спешащая куда-то, промчалась мимо, но потом остановилась в нескольких шагах от старухи и повернулась к ней.

– Бабушка, вам помочь?

– Ой, спасибо, конечно. Ты ведь сама такая хрупкая, не утащишь же, – на лице старушки выражалась крайняя обеспокоенность.

– Да, что вы, – девушка подошла к ней и взяла у неё сумки. – Вы же несёте, и я унесу, – улыбнулась она.

Старуха разжала руки и с облегчением посмотрела на девушку.

– Спасибо, милая.

– Не за что, – улыбка девушки расплылась ещё шире, она казалось, светилась от счастья.

«И ведь действительно не за что!» – удивился Собиратель. Так думала эта странная особа.

– Вы где живете?

– Прямо, милая, прямо пойдём.

«Откуда в такой маленькой женщине столько сил?» – Собиратель не переставал радоваться мыслям девушки. То, что надо! Просто чудо.

Она спешила на собеседование, хотела устроиться на работу. Опаздывала, но потратила своё время на помощь незнакомому человеку.

Девушка опоздает, и работодатель не примет оправдания. Ему это покажется вздором и не вызовет ничего, кроме смеха. Ему важны лишь деньги. Он живёт по принципу: «Будь сам за себя, делай свою работу и греби больше денег». Собиратель уже знал это. Но и девушка это знала. Её звали Анжелика.

* * *

Проверка удалась. Всё случилось так, как и предсказывал Собиратель. Но вопреки неудаче, девушка не стала корить бабку и жалеть о том, что помогла ей. Теперь остаётся ждать… В нужный момент сломить её сердце и забрать душу.

Прошло несколько дней после происшествия с бабулькой, прежде чем Собиратель решил действовать. Ему нужен был детально продуманный план. И он его придумал.

Анжелика сидела в кофейне и потягивала горячий шоколад. Время ей казалось таким же тягучим и тёплым, как напиток в большой жёлтой кружке, которую она держала в руках. Девушка отдыхала. Прежде всего, душой. Она мечтательно смотрела на посетителей, откинувшись на высокую спинку диванчика, и думала о своём. День выходной, никуда спешить не надо. Все заботы отставлены на второй план. В воздухе так и витает солнечное настроение, несмотря на осеннюю слякоть и холод за окном. Подумав, о погоде девушка невольно поёжилась и плотнее запахнула плащ. Минутное наваждение. И снова окунулась в размышления.

Из мира грез её вырвал настойчивый мужской голос:

– Девушка, к вам можно присесть?

– Что? – Моргнув пару раз – не показалось ли ей? – Анжелика подняла голову.

– Вы не против, если я составлю вам компанию? – с более тёплыми нотками в голосе повторил парень.

Она несколько мгновений смотрела на него. Растрёпанные тёмно-русые волосы, необычно веснушчатое для такой внешности лицо, карие, почти чёрные глаза и бледные пухлые губы. Внешность полная противоречий, но одновременно составляющая очень приятную глазу.

– Конечно, – улыбнулась она своей самой вежливой улыбкой.

– Благодарю, – парень улыбнулся в ответ.

«Глаза не улыбаются» – грустно подумала Анжелика и тут же, испугавшись столь странной мысли, отогнала её.

Но девушка оказалась права. Губы растянулись, изображая доброжелательность, но глаза остались холодными и маслянистыми как у рыбы. Это его настоящие глаза. Собиратель не умел улыбаться.

– Ваша чашка уже пуста, – заметил парень, – позвольте мне ещё заказать горячего напитка для вас.

Девушка удивлённо вскинула брови. Такую вежливость и обходительность редко встретишь в наше время. Ему на вид лет двадцать. Можно подумать, он воспитывался своим прадедушкой и впитал правила этикета девятнадцатого века. Анжелика улыбнулась своей вольной мысли.

Молодой человек принял эту улыбку за согласие. Он взял со стола меню. Анжелика спохватилась.

– Не стоит, – она напустила в голос строгости, но получилось не слишком убедительно.

– Вы ведь обещали составить мне компанию, а сами собираетесь упорхнуть, – напомнил парень, изображая обиду.

– Хорошо, я останусь, – она медленно пододвинула к себе меню.

– Ну что вы! – укоризненно произнёс он. – Я угощаю.

Он быстро пробежал глазами по названиям напитков и удалился делать заказ.

Анжелика смотрела на удаляющуюся спину и не могла понять, откуда он взялся. Будто возник из воздуха. Она не слышала привычного звона колокольчика, возвещающего о новом посетителе. Эта кофейня её любимая, за долгое время она успела изучить каждую деталь, каждый звук, витающий в воздухе.

Высокий, немного худощав для своего роста, тёплое не по сезону пальто почти до колен – его стоило бы надеть через месяц, не раньше. Воротник поднят, хотя здесь очень тепло, даже жарковато на её взгляд. Хм… начищенные до блеска чёрные кожаные туфли, на них не пылинки. Анжелика украдкой бросает взгляд на свою обувь – туфли немного запачканы грязью – неудивительно, ведь на улице слякоть. А он… Возможно просто очень аккуратный.

Парень разворачивается, направляется к столику. Анжелика замечает, что он одет в костюм: брюки из тёмно-серого материала, она не сильна в текстиле, но вид имеет дорогой. Молодой человек снимает пальто, оставляет его на вешалке рядом с входом. На нём остаётся голубая рубашка в узкую полоску и такого же цвета как брюки жилет. Завершает наряд узкий чёрный галстук, надо отметить, очень умело завязанный. Что ж стильно одет, вежливо обращается… Кто же он?

Парень наконец-то сел за стол, напротив Анжелики.

– Позвольте представиться, – он протянул руку, – Евгений.

– Онегин, – вырвалось у девушки. Первая пришедшая на ум ассоциация.

Она протянула ему руку для рукопожатия, но парень ловко перевернул её ладонью вниз и поднёс к своим губам. Быстрое прикосновение тёплых губ и рука девушки освободилась из объятий. Анжелика застыла на пару мгновений, потом, опомнившись, убрала руку.

«В наше время руки не целуют», – подумала она и смутилась своей бестактности. Должно быть приятно попасть в общество такого кавалера, а она думает невесть что. Но кто знает, может, он маньяк со странностями…

– Что вы сказали? – запоздало спросил новый знакомый.

– А, это… – спохватилась Анжелика. – Онегин, Александр Пушкин не слышали про такого, – она вцепилась в парня взглядом, пытаясь предугадать его реакцию.

– Почему же, читал, – шутливым голосом говорит он. – Отчасти и от того, что Онегин моя фамилия, – обезоруживающая улыбка вновь освещает его лицо.

– Неужели? Вот чудеса, – искреннее удивление на лице Анжелики сообщает Собирателю, что он попал в точку. – А меня Анжелика зовут, – заискивающе говорит она.

– Необычное имя, – спешит убедить её парень.

– Спасибо.

Официантка приносит заказ. Горячий шоколад и чёрный кофе. Анжелика держит кружку обеими руками, собираясь сделать глоток. Евгений тоже взял свою чашку с блюдца.

– А хотите ещё более удивительный факт? – интригующе говорит он.

– Ну… – девушка насторожилась.

– Я приехал погостить к дядюшке. У него здесь, так сказать, имение.

Оба взрываются звонким смехом.

Между ними проскочил огонёк дружбы. Собиратель забросил сети, и добыча заглотила наживку.

* * *

Евгений незаметно вписался в жизнь Анжелики. Они проводили много времени вместе. Парень оказался весёлым и непредсказуемым. Он мог позвонить среди ночи и пригласить на лесное озеро или вместе встретить рассвет на крыше самого высокого небоскреба в городе. Он мог… Анжелика сама удивлялась, как изменилась её жизнь. Она стала насыщенной, полной ярких моментов и захватывающих приключений, в которые втягивал её Евгений. Евгений… почему-то она не могла называть его никак иначе. Женя, Евген, Женечка… все эти имена должны характеризовать человека, но к нему… к нему их нельзя применить. Девушка боролась с этим чувством. Чувством пустоты, словно за именем ничего нет. Но как же, вот же он! Живой, настоящий. Они гуляют, держатся за руки, он шутит, смеётся, делает приятные комплименты… Он идеален. Но идеала не бывает…

Она отмела эти мысли сразу, не давая им шанса укоренится в сознании и пустить корни сомнений в сердце.

Так прошла неделя. Очень долгая, как если бы время растянули словно жевательную резинку, на неопределенно большое расстояние.

В этот день девушка не собиралась видеться с Евгением. Она решила посидеть дома, отдохнуть, расслабиться, подумать. Но отдых нарушили непреодолимые обстоятельства под названием брат. Анжелике вечно приходилось бороться с ним, не позволять скатиться по наклонной. И этот день не стал исключением. Она хотела всего лишь провести очередную воспитательную беседу. Но Андроник решил иначе. В результате ссора превратилась в скандал. Девушка сама не успела уследить за происходящим; она очнулась, когда уже бежала по улице. Заплаканная, растрёпанная, она смутно понимала, где находится. Зайдя в какой-то двор, она присела на скамейку. Нужно успокоится и всё обдумать.

Вытерев слезы, она поняла – всё произошедшее смешно и глупо. Но неприятный осадок в её душе не желал исчезать. Настроение испорчено окончательно, разговаривать ни с кем не хотелось, а тем более с братом. Она обижена на него как никогда. Хорошо, если он не хочет вести нормальную жизнь, она больше не будет вмешиваться.

* * *

Собиратель находился неподалеку. Он всегда был рядом с девушкой, незримой тенью, под личиной другого человека. Когда девушка расставалась с Евгением, Собиратель не уходил, он просто принимал другой облик. Он позаботился о слежке и в доме. Будучи в образе друга, он подарил ей кулон. Простой, не обязывающий ни к чему подарок. Знак внимания. Но внутри находился жук-шпион. Даже когда девушка снимала украшение, маленький скарабей выползал из него и чёрным тараканом незаметно следил за ней.

Собиратель знал обо всём происходящем в доме. Вот и теперь ссора не укрылась от его глаз.

«Отлично», – подумал он и поспешил за Анжеликой, как только она выбежала из квартиры. Теперь оставалось только надавить, выжать из девушки все силы, все эмоции, спутать мысли и чувства… И открыть путь – такой простой, такой очевидный, что она не сможет отказаться.

* * *

Анжелика уже собиралась уходить с насиженного места. Она решила придти домой и устроить брату бойкот. Пусть помучается и поймёт свою ошибку. Она встала с лавочки, и в этот момент в кармане раздался звонок. Телефон разрывался звонкими трелями.

Девушка достала телефон, взглянула на экран и отключила вызов. Андроник. Нет желания разговаривать.

Звонок повторился. Анжелика поднесла трубку к лицу, прислушалась.

– Энж, нам надо поговорить, – голос брата показался ей горьким. Сожалеет о своём поступке, хочет извиниться. Она не будет его слушать.

– Я с тобой не разговариваю, – она напустила в голос всю злобу и обиду, какую смогла найти в себе. Она уже не злилась, но желание проучить брата взяло верх.

Девушка хотела уже бросить трубку, но голос брата заставил её дослушать.

– Наши родители… – следующие слова показались ей эхом, доносившимся из тумана. Она ничего не видела перед собой, она ничего не смогла ответить и ещё долго слушала гудки, застыв, не в силах шевелиться. Хотелось остановить время, повернуть его вспять… Но ничего уже не сделаешь.

Накатила волна безразличия. Это сон. Ей просто снится страшный кошмар, один из тех, что снились в детстве. Они ведь похожи на реальность… Кошмар… Надо лишь досчитать до десяти и проснуться… Почему я не просыпаюсь? Почему?

Оцепенение прошло, вторая волна боли захлестнула её. Хотелось плакать, биться в истерике, вырвать своё сердце и выбросить в помойку. Оно болело. Нестерпимо. Жгло. Леденило. Сжималось. Разрывало грудь. Надо бежать, что-то делать. Исправлять. Сражаться. Всё что угодно, лишь бы спасти их.

Девушка сорвалась с места и ринулась к больнице. Ей нужно увидеть их. Она судорожно соображала, как быстрее добраться до места. Перебирала в памяти маршруты, остановки, но продолжала бежать. Ноги сами несли её куда-то.

Раздался ещё один телефонный звонок. Девушка остановилась, нажала на кнопку вызова.

– Что-то случилось? – обеспокоенный голос заставляет её вздрогнуть.

– Евгений? – мгновение она борется с собой, а затем выплёскивает накопившееся в трубку. – Мои родители попали в аварию. Они в реанимации. Врачи говорят, состояние крайне тяжелое… – она замолкает, вспоминая слова брата. – Говорят, им поможет только чудо…

Она сама не верит своим словам. Чудо? Чудес не бывает.

– Ты где находишься? – озабоченный голос Евгения успокаивает. Она озирается по сторонам, что-то говорит. – Я неподалеку. Я сейчас приеду.

Приедет. Как он узнал? Как оказался в этом районе? Какая разница! Главное – он приедет.

Анжелика прождала не более минуты. По крайней мере, ей так показалось. Звук сигналящего автомобиля вывел её из оцепенения.

– Садись, – открылась дверь, из салона показалось лицо Евгения. Он бережно усадил её в автомобиль. И они тронулись.

Девушка даже не спрашивала, куда они едут. Она была уверена – он знает, куда нужно ехать.

Она не знала, сколько времени прошло. Машина остановилась. Анжелика осмотрелась. Город исчез. На его месте возник пустырь.

– Что происходит? – в сознание колючим пауком начал закрадываться страх.

– Я могу помочь, – его глаза как-то грустно смотрят в сторону. – Я не хотел бы об этом говорить сейчас. Но раз уж так случилось…

– Что? – девушка растерянно смотрит на Евгения.

– Я не из этого мира, – он поворачивается к ней, внимательно смотрит в глаза, но не увидев никакой реакции продолжает. – Наш мир разделен на два: Старый и Новый. Новый Мир – ваш. Но есть и другая сторона. Наш мир полон чудес, магии и всего, что для вас является сказкой. Так вот, моя семья живет в Старом Мире.

– А дядя… – растерянность сменяется полным смятением. Что он хочет сказать?

– Дядя и вся его семья живут здесь. – Пауза. – В молодости он влюбился в девушку из Нового Мира и остался жить на этой стороне. Но сейчас не об этом. В моём мире я обладаю способностью исцелять. Я целитель.

В глазах девушки пробегает огонёк надежды.

– Ты действительно можешь помочь? – произносит она с недоверием.

Он улыбается в ответ.

– Не всё так просто…

– Я готова на всё, лишь бы родители выжили!

Ну разве можно не соблазниться таким самопожертвованием?

– Хорошо. Это простой ритуал, при котором производится равноценный обмен. Я лишь выступаю посредником.

– И в чём он заключается? – Анжелика ловила каждое слово Евгения.

– Ты должна добровольно отдать часть своей энергии, и я переправлю её твоим родителям. Я как проводник. Как бы мост между тобой и ними, – он молчал, давая девушке время на размышления.

– Я согласна, – обречённо говорит она. – Я умру?

И хотя в её глазах нет ни тени сомнений в правильности своего выбора, в голосе всё же заметны нотки страха.

– Нет. Ты отдашь часть своей жизненной силы. Честно говоря, годы. Человек, отдающий свою силу, отдает годы своей жизни. Но ты будешь жить долго, вряд ли десять лет от старости что-то изменят в твоей жизни.

– Мне и полжизни для них не жалко, – заверила его девушка.

Евгений выходит из машины и помогает подняться Анжелике. Он берет её за руку и ведёт вперёд.

– Куда мы идём? – задает она вполне уместный вопрос.

– Здесь находится портал в Старый Мир. Это наилучшее место для ритуала. Около портала у меня появляется больше сил, – он с такой лёгкостью заговаривает ей зубы, что сам удивляется себе.

Они подходят к ангарам. Евгений открывает дверь, приглашая девушку внутрь заброшенного склада. Его план прост. Он убьёт её на месте. К чему давать отсрочку и тешить себя ожиданием такого дорогого подарка? Убьёт и скроется за завесой Старого Мира, даже не будет заметать следы. А зачем?..

– Ну, вот и пришли, – подводит он итог, готовя девушку к дальнейшим действиям.

– Что теперь? – ожидание для Анжелики тянется вечность, побыстрее уже покончить с этим и убедится в выздоровлении родителей.

– Встань сюда. – Евгений указывает на железный блок по левую сторону от неё.

Девушка послушно идёт на указанное место. Евгений щурится, что-то прикидывает, обдумывает, потом удовлетворённо цокает языком.

– Так, отлично, – он заметно веселеет от своих слов, и это настораживает. – Тебе нужно произнести формулу передачи эйдоса мне, а я уже передам его твоим родителям.

– Эйдоса? – повторяет Анжелика, словно пробуя слово на вкус. – Сущность… – В сердце кольнули подозрения.

– Ну да, сущность. Можно назвать это сердцем или сознанием, тем что и является сущностью человека. Ты отдаешь часть себя, я вкладываю её в сердца твоих родителей, они начинают биться, дело сделано, – отмахивается Евгений, ему уже не терпится услышать заветные слова.

– Логично, – успокаивает себя Анжелика, но сердце продолжает беспорядочно биться, как птица в чужих руках.

– Произноси за мной, – он внимательно следит за каждым движением девушки. – «Я добровольно отдаю свой эйдос, тому, кто стоит передо мной».

На его счастье формула была очень гибкой, здесь важны не слова, а действия. Так, что если передавался товар, то не важно имя покупателя, а важно кто он. Если ты видишь перед собой того, кому отдаешь эйдос, то он и будет владеть им. Неизвестно, какими соображениями руководствовались древние, но этот принцип стал золотой жилой для Мрака благодаря глупости людей. Особенно людей из Нового Мира.

– Я отдаю свой эйдос, – послушно произносила Анжелика, свербящее чувство в груди начало усиливаться, – тому, кто стоит передо мной…

На лице Собирателя появилась хищная улыбка. Вот он, его триумф.

– …ради спасения близких мне людей, – закрыв глаза, закончила фразу Анжелика. Зуд стал нестерпимым, появилось головокружение. Что-то происходило. Тело стало чужим. Она словно покидала его. Это не поддавалось объяснению. На ум приходили рассказы о коматозниках, выходивших из тела.

Искренность. Мудрость. Счастье. Свет. Эти чувства обволакивают её. На мгновение она чувствует единение со всем миром, со Вселенной. Такая замечательная гармония.

Но состояние блаженства внезапно покидает её. Девушка, ещё не покинувшая своё тело, но и не вернувшись обратно, посмотрела на своего друга. Омерзение накрыло её, будто на голову вылили ведро помоев. В своём состоянии она способна видеть сквозь личину. Она увидела Собирателя. Ещё мгновение, и Анжелика вернулась в тело. Открыла глаза.

– Ты… – девушка с трудом оперлась на холодную стену блока. Села. – Ты… ты…

– Чёрт! – выругался Собиратель и скинул личину, словно змея старую кожу. Нет смысла скрываться, если тебя раскрыли. – Ну, кто тебя просил? – Он направился к ней. Девушка сжалась, ожидая удара. – Вечно несёшь отсебятину! – крикнул он, наклонившись над самым ухом девушки.

Высокий, волосы растрёпаны, чёрный плащ выглядит музейным экспонатом. Лицо… Анжелика не могла описать его лицо. Только глаза – большие зрачки чёрного цвета, маслянистые и безжизненные как у рыбы.

Собиратель отошёл от девушки и отвернулся. Он думал, что делать дальше. Слова девушки заперли эйдос в её теле. Душа не желала отлучаться. Просто так слова не действуют… Похоже, Свет подстраховал её, но как? Девушка обеспечила себе защиту, сама того не осознавая. Но ничего, формально её эйдос принадлежит ему, а остальное мелочи. Он подумает, как с этим разобраться… в Старом Мире.

Воспользовавшись промедлением, Анжелика достаёт из кармана плаща маленькую тетрадь. Она шарит в поисках ручки, но не находит ничего подходящего для письма. Её рука натыкается на что-то холодное на земле. Кусок свинца. Достаточно тонкий, чтобы писать. Помнится, они раньше с Андроником так дурачились – веселились, используя вместо карандашей алюминиевые ложки и папины грузила для рыбалки.

Она знает, что он её не отпустит. Она знает, кто он. Теперь знает. Но возможно…

Девушка успевает сделать одну короткую запись и отбросить тетрадь, прежде чем Собиратель повернётся.

– Ну что ж, – говорит он голосом её лучшего друга. – Свет поставил какую-то защиту на тебе. Просто так слова не действуют, – он озабоченно изучает девушку. – Так и есть, клеймо Евы на ребре, – в его голосе слышится огорчение. И вдруг он разражается жутким хохотом. Почти истерическим, неудержимым, от такого смеха кровь стынет в жилах. – Эти святоши позабавили меня, – говорит он, отсмеявшись. – Но это не помешает мне отделить душу от тела. Ты принадлежишь мне, девочка.

Щелчок пальцев, и Анжелика превратилась в куклу. Барби, каких любят маленькие девочки. Собиратель подошёл к контейнеру, подобрал с земли игрушку и положил в карман.

Через несколько мгновений он уже находился на территории Старого Мира.

Глава 19. Всё что скрыто…

Они брели по просёлочной дороге, уставшие и измождённые. Эльда все ещё тихо всхлипывала. Она ни на кого не смотрела, шла в стороне, не поднимая головы и не оглядываясь. Ей было стыдно за свою слабость, с которой она до сих пор не могла справиться.

– Может, помочь ей? – шёпотом спросил Андроник. Он чувствовал себя неловко.

– Лучше не надо, – остановила его Дамира. – Так только хуже сделаешь. Ей нужно время, чтобы всё пережить, обдумать. Я бы на её месте убила бы его без колебаний.

– Но ты не на её месте, – встрял в разговор Илий. Он жалел ведьму. Она стала для него младшей сестрой. – И ты сама знаешь…

– Что мне нельзя убивать? – Дамира с вызовом посмотрела на парня. Она уже сама была не рада тому, что взвалила на себя бремя защиты. – Такого ублюдка прихлопнуть бы не мешало. Один взмах клинка и мир стал бы чище.

– Дамира, – оборвал её Нетон. – Ты не можешь решать за Бога. Этот парень ещё сыграет свою роль…

– Весь мир театр, а люди в нем актёры. А вам не кажется, что кто-то заигрался?

– О чём ты? – поднял брови Андроник.

– Обо всех этих смертях. За нами будто чёрная дыра, которая затягивает всех и каждого. Все эти проклятые места, гнилые души. И с каждым разом становится хуже и хуже, накручивается как снежный ком, пока не разрушит весь мир.

– Ну, это ты перегнула, – произнёс Нетон, слегка улыбнувшись. – Мир как бетонный фундамент, каменная глыба – непоколебим и неразрушаем. По крайней мере, полностью.

Разговоры стихли. Лишь шуршание ног и глубокие вдохи время от времени нарушали тишину.

– Все устали, – произнёс Илий, подойдя к магу. – Нам нужно где-то остановиться.

– Ты прав. Мы как раз идём в такое место, – ответил колдун. – У нас на пути торговый город. Город гостиниц и магазинов. Он небольшой, остановимся там не привлекая внимания.

– Отлично, – сказал Илий и направился вперёд. Их обогнала и Дамира.

– Жаль, – вдруг произнёс Андроник.

– Что жаль? – спросил вполголоса Нетон.

– Жаль, что у нас ничего не вышло. Всё было зря.

– Почему ты так думаешь?

– Не знаю. Просто как-то погано на душе. Мы столько сил вложили в это дело, а оно оказалось пустышкой, обманкой, из-за которой мы сами чуть не погибли.

– Возможно, тебе покажется немного циничным, но: не всех можно спасти, и не всех нужно спасать. Видимо, этот случай оказался таким. Я хочу, чтобы ты принял это к сведению и не грыз себя за неудачу.

– Понимаю. Но скажите мне вот, что: когда демон вышел из своего тела, тело девушки в котором он был, само спаслось из ловушки. Как такое может быть? Ведь если тело без души, то оно бы так и осталось лежать, а если бы в нём была душа, то есть та настоящая, подавляемая Собирательницей, как было с Эльдой, разве человек не смог бы бежать, звать на помощь, хоть как-то бороться за свою жизнь?

– Ты правильно подметил: в теле была душа, подавляемая демоном, – Нетон про себя порадовался, что его ученик тоже заинтересовался данным вопросом. – Я думаю, что девушка, в теле которой пребывал демон, когда-то заключила с ним сделку. Демон как бы арендует её тело взамен на какие-то услуги. Это даёт ему неприкосновенность. Ему не надо запирать себя амулетами и рунами, он не боится, что его изгонят, поскольку он беспрепятственно покинет тело в любой момент, а оно само спасёт себя и позволит войти вновь. Хороший шанс для демонов выбираться на поверхность. Никто и не заподозрит подмены.

– Это значительно усложняет поиски, – протянул Андроник. – И работу таким, как мы…

* * *

К тому времени как солнце окрасило облака в красно-лиловый цвет, путники достигли города.

– Ну, вот мы и на месте, – констатировал Нетон. – Осталось найти жильё.

С этим проблем не возникло. Город и вправду был полон гостиниц и трактиров, где любой мог найти себе комнату по вкусу. Ещё один перевалочный пункт Старого Мира.

Ребята быстро устроились в маленькой уютной гостинице на краю города. Гостиница представляла собой плоское двухэтажное здание с зелёными балконами и огромными окнами. Ещё один плюс оказался в том, что можно было снять не одну комнату, а целую квартиру с множеством комнат, которое обеспечивало пятое измерение.

– Люблю я магические дома, – важно сказал Илий, открывая шкафчик с продуктами на кухне. Собственно шкафчиком это можно было назвать с натяжкой, поскольку это был скорее холодильник размером со шкафчик, внутри имеющий объем комнаты. Илий достал пару палок ветчины, кусок сыра и прихватил с последней полки буханку чёрного хлеба. Магически созданный холод обеспечивал долгое хранение продуктов, но не превращал их в льдины и был безвреден для человека.

После ужина все отправились отдыхать. Трудный день сказывался не самым лучшим образом.

* * *

– Уже полночь, а тебе не спится. – Колдун вошёл в спальню.

Андронику действительно не спалось. Он вспоминал свой сон. Как глупо всё получилось. И теперь он расплачивался за свою глупость. Ан думал не только об этом. Ему вдруг пришло в голову, что он оставил в Новом Мире родных. Да, именно так. В том реальном мире его ждали родители, друзья, которые даже не догадываются, какие испытания пришлось преодолеть Искателю, и что он вообще Искатель. И это не конец…

– В последнее время ты много думаешь. Можно поинтересоваться, о чём? – Нетон сел напротив своего ученика.

– Обо всём. Ещё несколько месяцев назад, если бы мне сказали, чем я буду заниматься сейчас, я бы ответил, что ему надо показаться психиатру. Теперь же… Знаете, за всё время пребывания в Старом Мире я ни разу не задумался, что там все идёт по-прежнему. Людской поток продолжает двигаться по течению в небытие. Мои родители думают, что я просто уехал на поиски сестры в другой город. Друзья – что я свалил от родителей… Никто не догадывается, что происходит на самом деле

– У тебя есть мы, не забывай об этом, – колдун взял со стола стакан с виски, фирменным напитком города, залпом опрокинул его и выдохнул. – Мы – твоя поддержка и опора. Я, Дамира, Эльда и Илий пытаемся тебе помочь. И мы не дадим тебе проиграть, поверь.

– Вас что-то беспокоит? – от взгляда Андроника не мог укрыться гнетущий вид Нетона. Он произносил ободряющие слова, но сам пребывал в глубоком раздумье. Маг постоянно бросал взгляды на Искателя и то и дело будто окунался в себя, что-то высчитывая, сравнивая и делая какие-то выводы.

– Я хотел спросить тебя о том же, – Нетон пристально посмотрел на парня. – За всё время твоего обучения у меня мы ни разу не говорили с тобой, так сказать, по душам. Все наши разговоры сводились к обсуждению тактик, стратегий и изучению твоей силы. Мы говорили о твоей силе, но не о тебе.

– Вы хотите знать моё мнение? О чём?

– Обо всём происходящем.

– Ладно, я вам скажу, но сначала вы мне скажите: что вы думаете о ведьме?

Нетон пришёл в замешательство. Это не то, что он ожидал услышать.

– Ты хочешь знать, что я думаю об Эльде? Что ж могу сказать: Эльда очень способная ведьма. Юная, но могущественная сила. Конечно, её дар не вмещает и половины твоего, но для нашего мира она находка. Но есть одно но. Она слишком увлеклась игрой в карателей.

– Что?

– Представь себе юную девушку, обнаружившую у себя магический дар, особенно, если девушка предрасположена к мистике, как Эльда. Она счастлива, она нашла себя. Она спешит его проявить, развить, она устремляется туда, где её дар оценят по достоинству. Мир скептиков не для неё. Она не может идти одна, поэтому берёт с собой подругу. Но не просто подругу, а человека, которому открывает все тайны, с которым она переживает и радуется. Человеком, который стал ей дороже сестры, она стала её половинкой, её отражением. – Нетон замолчал. Андроник взял бутылку с виски и налил в небольшой стакан. Но пить не стал, а подвинул стакан на другой край стола, магу. Нетон сделал глоток и продолжил. – А теперь представь эту счастливую девушку, но без подруги. Она потеряла половинку себя, как только переступила порог Старого Мира. Другого, незнакомого ей мира, ставшего враждебным для неё. Её подругу убили существа из мира, в который она так стремилась попасть, мира бывшего мечтой. И кто в этом виноват? Кто виноват в столь нелепой и скоропалительной смерти? Она. Да, она. Потому как именно она стремилась проявить свой ведьминский дар, она искала приключений. Но она не думала об опасности, когда тащила с собой беззащитного и неприспособленного к магическому миру человека. Так думает Эльда. Погибла невинная. Теперь ведьма ненавидит ведьмовство и магию, обрекшую близкого человека на смерть. Она ненавидит тварей, причинивших ей боль. Эльда прибегла к оружию. Она забыла про магию. Ведьма не использует свой ведьминский дар и ничему не хочет учиться. В ней сильно лишь одно желание – мстить. Но ведьминский дар нельзя держать взаперти, рано или поздно он вырвется на свободу. И тогда от того, в каком состоянии будет находиться ведьма, будет зависеть, сможет ли она взять над собой контроль. Пока что её мнимая жажда справедливости гонит её во Мрак.

Виссарионов был ошарашен. Он смотрел на мага и пытался понять, насколько всё серьезно.

– Если этот путь к Мраку, почему вы не поможете ей.

– Сейчас это бесполезно. Я не могу просто сказать ей: не убивай.

– Но ведь Дамира… – возразил Андроник.

– Дамира сама так захотела. Главное не то, что снаружи, а что внутри. Ненависть можно сравнить с помоями: если их не выливать на помойку, они затопят дом. То же самое она делает с сознанием – разрушает его. Эльде просто необходим выброс этой грязи. Время лечит. Главное – вовремя остановиться. Она поймёт, что всё не так просто. В конечном итоге всё произошедшее – стечение обстоятельств. Её подруга могла погибнуть и в Новом Мире. Скажем, попасть под колеса пьяного водителя, или оказаться жертвой маньяка. В мире и без того хватает зла.

– К чему вы так говорите? Вы же знаете, что не бывает простых совпадений и случайностей, и лишь в некоторых особых случаях нам даётся выбор, сменяются варианты событий…

– Возможно, этот случай был таким. – Маг опять замолчал. Он действительно просчитывал, он пытался угадать реакцию своего ученика на новость, которую он ему сообщит. Времени больше не оставалось. Он должен узнать правду, и никак иначе. – Ты думал, чем будешь заниматься дальше? – задал вопрос Нетон. Он сделал ещё глоток. Сейчас. Он это произнесёт.

– После того, как всё закончится, я буду учиться. Буду изучать историю или древнюю мифологию, – задумчиво протянул Ан.

– Ничего не закончится. – Всё! Вот подходящий момент для судьбоносной фразы.

– Что? Я не понимаю.

– Это не закончится, – повторил маг.

– О чём вы говорите, чёрт возьми?

Нетон одним глотком допил виски и отпустил стакан. Стакан вылетел из руки. Звон разбитого стекла нарушил повисшую тишину.

Маг даже не обратил внимания на звук. Он лишь молча смотрел на своего ученика. Возможно, бывшего ученика. Ему предстоял самый трудный разговор в его жизни.

– Ничего не закончится, когда ты убьёшь Собирателя, – тихо сказал маг.

– Убью? Ведь мне нужно сразиться.

– Нет. Это только предлог. Твоя задача – вступить на Чёрные Земли.

– Какие ещё земли? – Андроник совершенно был сбит с толку. Что это значит? Чего от него хотят?

– Я расскажу тебе всё сначала. Только не перебивай. Существует пророчество. Оно гласит: юный Странник из Нового Мира попадет в мир иной. Приведёт его горе. С ним прибудут его солдаты: Маг, Воительница, Ведьма и Вор. И будет взрыв. Они развяжут Великую Войну. И будет это конец мира и его начало. Не свершится пророчество – мир канет во Мрак… Это лишь дословный пересказ. То, что знаю я. Обрывки фраз, но и из них всё понятно. Так вот, ты и есть Странник. В другой части пророчества говорится о необычности силы спасителя. Он воин и маг, предвестник и страж, искатель и избавитель. «Придет за одной душой в мир иной, но спасёт многие…» Ты – Искатель Душ. Твоя судьба – вести войну между Светом и Мраком. Ты развяжешь эту войну…

– Не слишком ли много вы на меня возлагаете? И как же моя сестра?

– Она всего лишь печальное обстоятельство, благодаря которому ты попал в Старый Мир. Это часть пророчества.

– Часть? Только условие договора? А то, что я рисковал своей жизнью? Что я подверг Анжелику опасности? Из-за меня её, может быть, больше нет в живых. Ах, да. Я же забыл, что душа бессмертна. Но вы забыли о теле. Что, если она уже мертва? Я освобожу душу, но ведь эта свобода уже не жизнь. Каждый день мог стать для меня последним и что тогда?

– Ты бы не погиб. Ты злишься и понятно почему, но такова моя работа.

– Что вы имеете в виду?

– Это я устроил тебе «весёлую» жизнь. Проверка на профпригодность. Мы могли бы идти обходными путями. Но тогда ты бы не открыл свой дар в борьбе с кирпами, не научился быстро действовать при встрече с вампирами… Что касается испытаний в Замке Сфер, то они являлись обязательными пунктами плана. А дальше мы пришли в Златый – твоя контрольная работа. И ты справился с ней на отлично! Конечно, возникло непредвиденное обстоятельство, ведьма удрала. Она решила тоже внести свою лепту в борьбу с Мраком… Но и тут ты не растерялся! В два счета вычислил демона и справился с ним. Я горжусь тобой, мальчик! Да, мы не выиграли схватку, не спасли душу, но ты показал характер и ощутил близость смерти, так сказать всей своей сущностью. Это был незаменимый урок для тебя. А что касается твоей сестры, то она жива. Собиратель не разбрасывается такими ценными кадрами, а ты верно знаешь про её золотой эйдос.

– Да как вы могли…

– В чём ты меня обвиняешь, Искатель? Ты должен благодарить меня. Ты понял уже за время нашего путешествия по Старому Миру, что все, кроме тебя знали о пророчестве. И Мрак тоже знал. Мне стоило больших усилий найти тебя раньше них. Собственно твоим поиском я занимаюсь уже давно… со дня встречи с Исполнителем Желаний.

– А что, было известно, что это я? – вопрос прозвучал глупо, но маг на него ответил.

– Ну, отдаленно под описание подходили многие. Мрак ежегодно собирает сотни душ. Но единицы приходят за ними в Старый Мир. Представь себе, за двадцать с лишним лет ты единственный переступил границу миров с такой целью. И я сразу же понял – это ты. Ты Искатель Душ, ты развяжешь войну, и от её исхода будет зависеть судьба мира. Либо земной шар превратится в Ад, либо мир избавится от Мрака раз и навсегда.

– То есть наступит полная утопия? – Андроник потихоньку начал остывать. Он почти смирился со своей участью.

– Утопия – очередной пафосный миф. Ничто не может быть однородным. Если Тьма сгинет, то добро будет делиться на доброе и очень доброе. Со временем доброе будет считаться злым и так далее. Мир должен находиться в относительном равновесии, это не так бросается в глаза. И поэтому ему нужна хорошая встряска. Сравни эту войну с небоскрёбом. Высоким зданием с лестницей между комнатами. Чтобы пройти этаж, тебе нужно открыть комнату. Убив Собирателя, ты получишь ключ от входа. Итак, собирая ключи, ты с каждым шагом будешь двигаться наверх, всё выше и выше. Ты не сможешь попасть на крышу, эти ключи невозможно достать, но ты должен уничтожить все комнаты, которые ты прошёл.

– Тогда лучше сравнивать её с бесконечно глубоким подвалом.

– Суть не меняется. Твоя задача – навести порядок, ограничить Мрак до одной комнаты.

– Допустим. Но почему я? И почему именно сейчас? Ведь мир уже давно летит в тартарары. Войны, экологические проблемы, насилие, бедность, голод, социальные неравенства… Фактически конец света уже наступил. И не факт, что после наведения порядка всё не начнется сначала.

– Нам дан второй шанс. Нужно использовать его. И не говори «Почему?». Вопрос неудачников.

– А если я откажусь? – несмотря на угрозы, Андронику совсем не хотелось бороться за всеобщее благо, которое неизвестно, заслужили ли они. В конце концов, какая разница где умирать: или ты погибнешь в бою, или до тебя доберётся Мрак.

– У тебя нет выбора. И ты это знаешь.

– Знаю. Но знают ли остальные?

– Ну и что же ты решил? – спросил маг, как ни в чем не бывало.

Виссарионов удивлённо поднял брови.

– Так просто для протокола.

– Нагрянем с проверкой от Света.

Глава 20. Чёрные Земли, или кросс по умерщвлённой местности

– Привет, – сказал Андроник, входя в зал.

Эльда сидела в кресле перед небольшим низким столиком на кривых ножках, сосредоточенно уставившись на маленькую чайную ложечку. Блюдце и чашка с недопитым чаем были бесцеремонно отставлены в сторону. Ложечка сперва одиноко лежала на предоставленном ей пространстве, но, немного подумав, решила потанцевать. Затем еле заметные толчки сменились дрожью, ложечка начала слегка подпрыгивать.

– Ну, давай же, – выдавила ведьма. Она чуть пригнулась к столу. Ложка начала истерически дёргаться, готовая вот-вот оторваться от стола. Прыгая и переворачиваясь, она добралась до края стола и, не раздумывая, свалилась вниз, звонко ударившись о деревянный паркет. – Чёрт! – выругалась Эльда и стукнула кулаком по столу. Чашка опасно покачнулась, но удержала равновесие.

– Чем занимаешься? – спросил Ан.

– Пытаюсь контролировать свою силу, – уныло ответила ведьма. – Не так, оказывается, просто обходиться без заклинаний и амулетов.

– Так в чём же дело? – Ан удивлённо вскинул брови.

– Кто бы говорил. Сам-то, небось, забыл, когда в последний раз открывал книгу с заклинаниями. Чай уже и не помнишь ни одного.

Виссарионов кивнул.

– То-то и оно. Мне необходимо обходится без проводника, хотя бы в таких простых вещах.

Андроник вспомнил вчерашний разговор. Ведьма начала тренироваться – уже хорошо.

Искатель подошёл к окну. Солнце уже начало свой путь по небосводу. Оно только-только оторвалось от горизонта и словно втягивало в себя рассветные краски. Редкие облачка пушистыми хлопьями проплывали мимо жёлтого светила. Утро обещает быть тёплым, возможно сегодня будет хороший день.

– Ты не задумывалась о том, что было бы, если бы всё пошло не так? – растягивая слова, произнёс Андроник. Интересно, ведьма знает о пророчестве?

– Что ты имеешь в виду? – Эльда медленно потягивала оставший чай.

– Ну, например, если бы у тебя не было Дара и ты бы вообще не попала в Старый Мир, – Ан отвернулся от окна и сел в соседнее кресло.

– Не знаю. Наверное, я бы с родителями путешествовала по миру. Возможно, мы с Гелькой учились бы в медицинском или художественном… Честно говоря, я не задумывалась. – Эльда опустила глаза. Она слукавила. Ей нередко представлялись картины её будущей жизни. Ещё в детстве они с Гелей мечтали, как будут путешествовать по миру и спасать людей. Они мечтали о приключениях. Но мечты сыграли с ней злую шутку. – А ты?

– Я бы учился. Хотя вряд ли бы меня куда-нибудь взяли. Я катился по наклонной плоскости ещё до исчезновения сестры. – Ан задумался. – Я думаю, Анжелика смогла бы меня вытянуть. Она была для меня ручным тормозом, который не давал катиться на полной скорости. Жаль, что я раньше не понимал этого.

– Ничего. Всё образуется, – утешила его Эльда.

«Эй, здесь есть кто?»

«Да», – ответили Ан и Эльда одновременно. Это маг посылал общий зов.

«Отлично. Все собираемся на кухне».

«А почему не здесь?» – запоздало спросил Ан.

«Потому что кушать хочется!» – приглушенно долетели до него мысли Нетона.

* * *

Традиционный общий сбор состоялся за накрытым столом. Дамира сегодня пренебрегла привычными тренировками и похозяйничала на кухне. Салаты и бутерброды стояли рядами, так и маня к столу.

– Ух, ты! И убивать, и готовить умеет! – не удержалась Эльда, увидев угощение.

– И заметь, не только из того, кого убила, – отреагировала Дамира. Сегодня она пребывала в приподнятом настроении, и его ничто не могло испортить. Почти ничто.

– Ну что, поедим или обсудим планы? – сидя уже за столом, спросил Нетон.

– Давайте не будем портить себе аппетит, – с улыбкой предложил Илий. Он уже нагреб в тарелку всяческой снеди и готов был приступить к её поглощению.

– Как скажете, – охотно согласился колдун, наливая гранатового сока из высокого кувшина, стоящего в центре стола.

Когда все поели, маг привстал из-за стола, призывая к тишине.

– А теперь к делу, – серьезно произнёс он. – У меня для вас новости.

– Плохая и хорошая? – попробовала угадать Эльда.

– Не совсем. Во-первых, Андроник знает о пророчестве. И он согласен.

– Наконец-то, – протянула Дамира.

– О каком таком пророчестве? – Эльда уставилась на Нетона. Она даже привстала от любопытства.

– О котором я тебе говорил, – шепнул Илий усаживая Эльду обратно. – Отдаленно похожем на нашу историю.

– А, об этом бреде насчёт конца мира. Это мы ещё посмотрим. Сначала надо откопать Собирателя, а потом проверим, рухнет что-нибудь в этом болоте, называемом земным шаром, или нет, – скептически произнесла она.

– Скорее, его нужно закопать, – поправил Эльду колдун. – Об этом вторая новость: известно, где находится Собиратель Душ. И мы почти приблизились к цели. – Все замерли. Четыре пары глаз уставились на Нетона. – И значит, мы как можно быстрее направляемся туда. Андроник готов для битвы с Собирателем.

– Умеешь же ты испортить настроение, папочка! – сквозь зубы проговорила Дамира.

* * *

Через час после завтрака Нетон собрал очередное совещание в зале. Несмотря на хорошую погоду, настроение у всех было подавленное.

– Нам нужно обсудить несколько важных вопросов, – начал Нетон.

– Да, конечно, что на этот раз – ядерная война или падение мировой экономики? – язвительно спросила Эльда.

– Не то и не другое. Хотя возможно с этими проблемами мы справились бы быстрее… – Маг замолчал.

– Ну-ну… – пробормотала Эльда.

– Что происходит? – Взгляд колдуна упёрся в Эльду. Она подняла голову и вызывающе уставилась в глаза Нетону.

– Я вас хотела об этом спросить.

– Я понимаю твоё волнение…

– Ничего вы не понимаете! – Эльда вскочила, в её глазах блеснул огонёк тревоги.

– Эльда… – Андроник схватил девушку за запястье и потянул на себя. Ведьма вырвалась. Она оглянулась, посмотрела на Андроника, как на врага.

– Ник, ты… не можешь…

– Мы всё обсудили, – холодно сказал колдун.

– С ним? А кто спросил нас! Меня, Дамиру, Илия, наконец!

– Это не ваша война, – совсем тихо произнёс Андроник.

– Но нам в ней участвовать! – голос Эльды срывался. Всё, что так бережно и трепетно, по мизерным кирпичикам дружбы, понимания, противоречий – всего того, что помогает жить – складывалось всё это время в прочный фундамент, готово разрушиться. Раны, начавшие затягиваться, вот-вот раздерут заживающую кожу и снова закровоточат. Ради чего? Ради удержания мира, маленького шарика в бесконечных просторах Вселенной. Эльда готовила себя к тому, что придется расставаться, или того хуже – умереть. И она умрёт, не жалея прожитой жизни. К чему жалеть то, от чего хочется избавиться. С этой мыслью она всегда бросалась в бой. Нечисть не стоит того, чтобы бояться за себя. Но сейчас… всё резко изменилось. Всё было по настоящему. Без огнестрельных игрушек и железок, без пафосных и злобных криков «Умри скотина!». И она испугалась. Испугалась, что настоящее убьет её, и не столько физически, сколько душевно. Ей действительно есть, что терять. Андроник. Если он умрёт, она не сможет так жить дальше. Не сможет потерять ещё одного близкого человека. Пусть её мнение не играет роли, пусть всё давно решено без неё, она будет бороться, она заставит Их считаться с собой. – Нам сообщают, что Собиратель найден, и вот ты сломя голову мчишься гробить свою шкуру…

– Я никуда не мчусь.

– …хотя мы все тоже приложили усилия. Мы боролись за тебя, за твою долбанную истину, защищали, чтобы пройти…

– Послушай… – Андроник начал уставать от этого разговора.

– Нет, это ты меня послушай! – Эльда повысила голос, её лицо вспыхнуло. – Мы надрывали задницы, чтобы дойти да конца, защитить Искателя, а ты…

– Я бы не погиб.

– Что?!?

– Эти испытание тренировка. Я б-ы н-е п-о-г-и-б, – он произнёс эти слова по буквам, давая понять, что всё в порядке. – Я знаю, как ты тревожишься. Можешь злиться на меня и ненавидеть, но ты должна смириться. Моя сестра требует спасения, даже если это приманка, предлог для начала войны. Я дорожу вашей дружбой, я благодарен за преданность и защиту, – Ан посмотрел на Эльду, – я люблю тебя, Дамира мне стала сестрой… – Он замолчал, опустил глаза. – Но предначертанного изменить нельзя. Пустые споры и истерики не помогут. Какой глубокой ни была бы скорбь, она будет ещё глубже, засядет занозой в душе, если мы ничего не сделаем. Так что давайте соберёмся и будем работать.

– Он прав, – Дамира встала, подошла к Эльде, положила руку ей на плечо. – Нам всем тяжело, ведьма. Да, ты тоже права, мы должны быть в курсе происходящего, нас это тоже касается… – Ей явно было тяжело говорить, она то и дело замолкала, часто сглатывала, будто выдавливая из себя слова. – Но если мы будем вместе, мы всё преодолеем.

– Я понимаю, – Эльда опустила голову. Она пыталась взять себя в руки. После непродолжительной борьбы с собой ей удалось немного успокоится.

– Порядок? – Дамира участливо погладила её по спине.

– Да, всё нормально. Давайте работать.

Нетон обвёл всех напряжённым взглядом. В такой обстановке трудно сохранять спокойствие. Но он должен, он обязан вести их к цели, даже если идти они будут против своей воли. Это не игра в догонялки, когда, если тебе надоедает гнаться, можно сойти с дистанции или оказаться в «домике». Любое промедление даст шанс игроку скрыться, а «домиком» может стать только смерть. Нет времени ждать, когда они перестанут мучиться, сомневаться и грызть себя. Нужно топтать сомнения, чтобы не оказаться в их власти. Пока друзья будут жалеть себя и решать, правильно ли они поступили, мир сгорит и переродится заново. Колдун сглотнул и продолжил.

– Все помнят ночь перед битвой с демоном? – произнёс он. – Вижу, что все. Я лишь хочу удостовериться, что я прав.

– В чём? – холодно спросила Дамира. Ей было неприятно вспоминать свой сон. Воспоминание наводило дрожь.

– В том, что всем снились в эту ночь сны. Не просто сны, а кошмары. Возможно из вашей жизни… – голос мага оборвался. – Я понимаю, не всем приятно о них говорить, но я ведь прав?

Взгляды опустились. Молчание – знак согласия. Все думали. Думали, насколько страшна их проблема.

– Я прав?

– Да, – произнесли Илий и Эльда одновременно.

– Да, – тихо ответил Андроник.

– Мне тоже снился паршивый сон, – подтвердила валькирия.

– Не думайте, что я спал спокойно в эту ночь, – с некоторой натяжкой произнёс колдун. – Нам нужно понять природу этих снов. Что это? Намек действовать быстрее или попытка запугать нас?

– Сомневаюсь, что это вообще имеет отношение к пророчеству, – возразила ведьма.

– Может, происки демона? – спросил Илий. – Хорошая встряска ночью вымотала всех перед боем, и нас размазали как мух.

– Нет, это точно не так. Кто мы для демона – просто горстка людишек, – возмутилась Эльда. – К тому же по той же причине она не могла проникнуть к нам в сознание – мы ей не нужны.

– Стоп. Так значит, для демона это раз плюнуть? – забеспокоился Андроник.

– Теоретически они это могут… – Эльда пожала плечами.

– Любой может появиться во сне! – воскликнула валькирия.

– Вот именно, что появиться. Проникнуть в реальном времени, здесь и сейчас, но выбрать воспоминания… – заспорила ведьма.

– Воспоминания? – Дамира наморщила лоб.

– А что, нет? – Эльда вопросительно уставилась на воительницу.

– Ну, вообще-то… Нет, у меня всё не так, – Дамира села на подлокотник дивана и посмотрела на отца. – Конечно, сначала похоже на воспоминания, но потом… нет, это что-то более страшное…

– Что? – отец тоже посмотрел в глаза дочери.

– Кровь. Много крови. Я утопала в крови, – валькирия закрыла глаза, страшные сцены всплыли из глубины сознания. – Уж поверьте, в жизни такого не было.

– Отлично! – вдруг воскликнул колдун.

– Что ж тут хорошего? – не поняла валькирия.

– Нам дан ключ, – произнёс Нетон загадочно. – Больше никому не снились сборные сны?

Все замотали головами.

– Это наводное заклинание, – торжествующе произнёс маг. – С помощью него можно вызывать самые страшные воспоминания и кошмары из подсознания.

– Кровь – кошмар? – подняла брови Эльда. – Что-то я не замечала, чтобы ты падала в обморок при виде отрубленной головы.

– Кровь сама по себе не представляет угрозы, жидкость алого цвета, только и всего. Но кровь ассоциируется с жертвами. Кровавые жертвы. Это страшно. Представь, что в один день все уничтоженные тобою монстры и вампиры придут за тобой.

– Сочувствую, Дамира. На этот раз тебе крупно не повезло, – понимающе кивнула Эльда.

– Именно тогда, когда Дамира решила завязать с войнами и вести чистую жизнь, защищая одного, её худшие ожидания и страхи всплыли, встали стеной, мешая идти дальше. Для того чтобы произвести такое заклинание, нужно быть магом и знать имена своих жертв, и конечно кто они.

– Собиратель… – одними губами произнёс Ан.

– Возможно, – кивнул маг.

– Это он. Помните, я говорил о Невесте. Именно он пытался запугать меня. Отвести от намеченного пути. Ведь тогда только он меня знал. – Андроник быстро соображал. Пазлы мозаики складывались одна за другой. – Теперь, когда нас пятеро, он пытается сломить всех. Он наверняка знает о пророчестве. И знает кто мы.

– Тогда понятно, почему сны были такими реальными, – пробормотал Нетон. – При его мощи и желании нас уничтожить…

– А как же демон? – растерянно произнёс Илий.

– Сны не связаны с демонами, они связаны с Чёрными Землями. Чем мы ближе к ним, тем мы уязвимее. Теперь придется защищаться. Мрак всё предусмотрел и будет использовать любую возможность нам навредить.

Андроника вдруг обуяла ярость. Он только сейчас сполна осознал, насколько мерзки и гнусны силы, с которыми им предстоит бороться.

«Если ты слышишь меня, Собиратель, то знай: нас не остановить. Мрак не скроет тебя, я приду и покончу с тобой».

* * *

– Кто-нибудь может мне внятно объяснить, что такое Чёрные Земли и какого хрена мы туда прёмся? – Илий терял терпение.

С утра все носились как бешеные. Нетон всё время рылся в своей сумке, выуживая оттуда непонятные книги и магические предметы. Дамира тренировалась в метании копья, взятого где-то напрокат, но вскоре, плюнув на эту затею, взяла меч. Нашла в холодильнике старые куски мяса и, развесив их по залу, размахивала клинком, что-то бормоча себе под нос.

Ведьма куда-то пропала – умчалась, как только все начали просыпаться. Из её невнятных, сбивчивых объяснений было ясно, что она решила в чём-то разобраться и это её личный эксперимент.

– Не горячись, – поддержал Илия Искатель, – я сам знаю не больше твоего.

Ан сидел на полу, скрестив ноги, и пролистывал книги, летящие от Нетона.

– Так что конкретно мы ищем? – Он откинул очередную книгу, оказавшуюся бесполезной.

– Нам нужно хоть что-то о Чёрных Землях. – Нетон остановился, опустил книги на пол и, взяв первую попавшуюся, плюхнулся на диван.

– Эльда пошла проверять свою теорию о происхождении Чёрных Земель, а мне предстоит выяснить, что находится за их границами и в них самих.

– Я понял, что ничего не понял, – грустно сообщил Илий, облокотившись на книжный шкаф. Шкаф подозрительно заскрипел, будто возмущаясь такому обращению, но, смирившись, замолк.

– Не удивляйтесь, – произнёс Нетон, озабоченно осматриваясь. – Я сам не рад своей неосведомленности. Чёрные Земли – загадочное место. Можно сказать, что это место скопления Мрака. Что-то вроде отдельного города зла. Площади и точных границ Чёрных Земель не знает никто, как и то, что там находится. Люди стараются не приближаться к ним.

– Ну да, одни мы такие самоубийцы отчего-то решили туда заглянуть, – Дамира зашла в комнату, подкидывая окровавленный клинок. Она напоминала жертву маньяка – вся в кровавых пятнах.

– С этим не поспоришь, – согласился колдун. – Чёрные Земли как ад: все знают, что он есть, но что внутри никто толком объяснить не может. Да и стремятся далеко не многие.

– А точнее – никто.

– С этим я готова поспорить, – Эльда летела на всех парах, перепрыгивая через горы книг. – Некоторые непременно стараются попасть в Ад.

– Чтобы править им, – Илий удивлённо приподнял брови, взглянув на ведьму. Девушка выглядела запыхавшейся и возбуждённой: щеки пылают, волосы извиваются как змеи и меняют цвет от синего до почти алого, глаза бегают, словно что-то ищут, но никак не могут отыскать. – Где-то я об этом слышал. Кстати, что с твоими волосами?

Охотница на мгновение замерла. Схватив локон, поднесла к глазам и секунд пять рассматривала его, будто увидела впервые.

– Не знаю, они недавно такие.

– Ты снова вступаешь в права ведьмы, – пояснил Нетон. – Это явный шаг вперёд.

– Всё это занятно, но у меня более важная новость. Я узнала точное место нахождение Границы.

– На кухню, – коротко приказал маг. – Итак. Чёрные Земли отделены от внешнего мира, – изрёк он, когда компания перекочевала в трапезную.

– Известный факт, – подтвердила Дамира. – Граница Чёрных Земель – это сеть проклятых кладбищ, идущих по всему периметру тёмного мира. Она представляет собой огромную территорию, сжатую в пространстве. Что-то вроде пятого измерения наоборот, – ответила она на беззвучный вопрос парней. – Проклятые кладбища – опасная штука. Туда свозились нечистые покойники со всего Старого Мира. Убийцы, чернокнижники, тёмные маги… Весь этот сброд теперь разгуливает перед Чёрными Землями как дома. Они обречены на вечные муки, находясь в своих мёртвых телах. Ну, как водится, тёмненькие решили их припахать к охране своих незыблемых владений, чтобы мертвяки не болтались без дела. Непростая ситуация, – заключила валькирия. – Я об этом знала, поэтому готовилась заранее, но вот толку… Мясо руби не руби, а дух, не сумевший выйти из тела, будет толкать плоть, даже если та в состоянии фарша.

– Если все всё знали, зачем тогда тянули? – Илий наконец-то задал мучавший его вопрос.

– Проклятые кладбища не редкость, но найти входную точку, границу перехода на территорию Мрака, непросто, – разъяснил Нетон. Колдун посмотрел на Эльду, приглашая её продолжить.

– В этом и заключалась загвоздка, так как Мрак хоть и силен, но тщательно охраняет свои земли от надоедливых героев, своим мельтешением отвлекающих от разработки стратегических планов по захвату нашего мира своими липкими гадкими лапками. Для решения этой проблемы наши нехорошие враги создали кучу кладбищ-обманок. Сотни местных свалок трупов, где наслаждаются жизнью, а точнее смертью, мелкие мошенники, разгильдяи – короче все, кто при жизни был привязан к мирским удовольствиям и теперь душа не может избавиться от потребностей плоти, мешая бедняге перейти на тот свет. Эти парни тоже имеют некоторую власть над людьми, несмотря на отсутствие ярко выраженной озлобленности. Трудность в том, что найти такое кладбище можно, только наткнувшись на него, и если ты останешься живым, радуйся, ты угадал, – закончила ведьма.

– И ты узнала, где есть такое «весёлое» кладбище, – Ан ждал приговора.

– Ну, да. Оно в нескольких милях ходьбы отсюда.

– Рядом с городом? Они что, свихнулись? – Дамира удивилась не меньше остальных.

– Не совсем рядом. Через лес и болото. Но добраться туда можно быстро.

– С помощью телепортации, – сообщил Нетон.

* * *

– Для победы в схватке с мертвецами нам необходимо преимущество, – рассуждала Дамира, меряя комнату шагами по диагонали.

Она не была стратегом, но опыт в организации боев у неё имелся. В таком деле без плана никуда.

– Или хотя бы равные силы. Начнём с того, что мы смертны, а они нет. Завалиться туда и забить их железками в этот раз не получится, – подтвердила ведьма. Она сидела, забросив ногу на ногу, и деловито рассматривала свои ногти. Тема разговора её не интересовала.

– Есть предложение – «существенная» магия, – уточнил Нетон.

– Опять?! – Андроник услышал знакомое понятие и вспомнил всё, связанное с ним.

– Не опять, а снова, – возразила Эльда. – Сейчас у нас нет выхода. Разложенцы не так сильны как Псы, но их сотни. Они как муравьи – облепят нас и высосут все соки.

– Не забывай, что мы не маги, – напомнил Илий. Сейчас он являлся ненужным звеном «команды спасения», поскольку не представлял пользы.

– Я об этом подумала, – скривилась Эльда.

Напряжение заметно возрастало, упругими кольцами сдавливало грудь, сковывало разум, мешая здраво рассуждать.

– На этот раз нам потребуется максимум сил, если мы хотим пройти Границу.

– Когда мы пройдём, если конечно всё получится, как найти Собирателя? – спросил Андроник.

– Его не нужно будет искать. Как только мы вступим на Чёрные Земли, мы обнаружим себя. Так что тебе останется только ждать. Он сам тебя найдёт.

* * *

Они стояли перед кладбищем. Неподвижно, обшаривая взглядом окрестности, ещё не видя врагов, но уже готовые к предстоящей битве.

– Как только мы вступим за ограду, мы не сможем связаться. У нас не будет времени разговаривать. Не ждите помощи. Работайте сами. Не подставляйте себя и других, – давал последние указания Нетон. – И ещё. Ни в коем случае не используйте тёмную магию. Эльда, Андроник, – колдун многозначительно посмотрел на них.

– Это не ко мне, – запротестовала ведьма. – Я тёмными искусствами не промышляю.

– Я не камикадзе, – сказал Ан.

– Надеюсь. Поскольку, чем больше вы будете прибегать к тёмной магии, тем уязвимее станете для Мрака. Помните, мы на чужой территории. Будьте начеку. Не пытайтесь убить их. Они уже мертвы. Не ждите, пока трупы остановятся, не ждите, пока они окажутся в могиле, плоть будет идти вперёд, даже если окажется куском сгнившего мяса и грудой костей. Ваша задача – прорваться. Расчищайте путь и бегите, особенно это касается тебя, Дамира. В пылу борьбы ты можешь не заметить того, что борешься впустую. Сдерживайся, не давай волю эмоциям.

– Не лучший способ ведения боя, – прокомментировала валькирия.

– Помни: холодная голова – горячее сердце.

– А, я? – спохватился Илий. – Мне какие-нибудь напутствия будут?

– Конечно. Постарайся остаться в живых.

Кладбище выглядело зловещим. Нет, не как кладбище из фильмов ужасов, со стройными рядами могильных плит и зелёным газоном под ними. И уж тем более оно не было похоже на обычное городское кладбище с ухоженными могилками, голубыми оградками и заботливо посажеными цветами. Оно являлось заброшенным местом с деревянными крестами, куда сбрасывают неизвестных, бомжей и прочих, не имеющих денег на похороны. С одной только разницей: кресты попадались каменные, иные же, покрытые мхом и покосившиеся, стояли над неизвестной могилой. Именно неизвестной, поскольку имен здесь не было, лишь краткие пометки, типа: «Колдун», «Убийца», «Погрязший во Тьме» и тому подобное. Попадались и надписи подлиннее: «Ты будешь платить за свои грехи вечно!» или «Наказание – подлунный мир». У некоторых могил стояли оплывшие свечи или висел крестик на перекладине каменного креста.

– Видимо, этих людей наоборот пытались утихомирить, – задумчиво произнёс колдун.

– Боже, – тихо выдавила Эльда. Она прикрыла рот ладонью, пытаясь справится с отвращением и подкатывающей к горлу тошноте. Одно дело убивать живых, другое пытаться навредить мёртвым.

– Тут уже ничем не поможешь, – как бы успокаивая её, сказал Нетон.

Могилы не имели оград, лишь одна невысокая оградка по периметру отделяла кладбище от всего остального мира. В этом месте не только люди, но и земля, в которой они лежали, была мёртвой.

– Видно, здесь давно не хоронят, – изрёк Илий, подходя к калитке.

За оградой не было даже зелени. Лишь кое-где корчились и извивались сухие чёрные деревья, всё ещё пытаясь тянуться к солнцу, но уже мёртвые, как и всё вокруг. Сегодня, как назло стояла пасмурная погода, что придавало пейзажу ещё более мрачный вид.

– Надеюсь, нам удастся управиться до темноты. Не хочу стать ужином разложенцев, моральных и физических, – ухмыльнулась ведьма. Пейзаж наводил на неё дрожь, которую девушка привычно прятала под маской весёлости.

– Ну что, с Богом! – выдохнул Нетон и открыл калитку.

«Главное, чтобы не с дьяволом», – подумал Андроник перед тем как оказаться за оградой.

И мёртвые восстали из могил… По другому не скажешь.

Первый мертвец поднялся совсем рядом, около скрученного дерева, там, где крест был щербатым и полуразрушившимся. По всему камню тянулась паутина трещин, а сам крест кренился назад. Земля под ним была рыхлая, словно изрытая кротовыми ходами – свидетельство частых ночных вылазок обитателя могилы. Первой, по законам жанра, появилась рука.

– Помните: молчать, не в коем случае не разговаривать с мертвяком, – крикнул колдун, пятясь назад.

Но отступать было некуда. Конечность высунулась по локоть. Нащупывая почву пальцами, разложенец стал выбираться. Земля вздымалась, будто под ней работал гигантский бур. Показалась голова.

– Ждём рождения ребёнка или наступаем? – воскликнула Эльда и закрыла глаза. Пока остальные стояли в оцепенении, она действительно начала действовать.

Ведьма погрузилась в прошлое. Она вспомнила свой первый день в Старом Мире. Не сон, а реальное событие, которое с ней произошло. Как только картинка всплыла перед глазами, девушка тут же отключила её и сосредоточилась на ощущениях, на том, что происходит сейчас. Реальность – главный компонент «существенной» магии. Важно вызвать свою стихию, настроиться. Она много тренировалась, должно сработать.

Упругий горячий шар обжёг легкие, сердце учащённо забилось, разгоняя кровь по сосудам. Эльда силой мысли направила тепло к конечностям. Огонь подчинился. Кожа девушки задымилась. Волосы поднялись вверх. Казалось, под ней стоит огромный вентилятор. В глазах появились языки пламени.

«Горячая штучка, – пронеслось в голове. – Давай же!»

Эльда вспыхнула.

К тому времени труп выбрался из могилы. Тело направилось к ним. Движения его были неустойчивыми, шаткими. Это напоминало походку пьяницы, ещё не протрезвевшего окончательно, но уже не пьяного в доску, с дрожащими руками, неуверенной походкой, но с чёткой целью – дойти. И уничтожить.

– Огонька не желаете, – улыбнулась ведьма и пустила в мертвяка несколько огненных шаров. Мощным ударом его снесло с ног. Одежда и без того истлевшая и выцветшая, превратившаяся в серые лохмотья, вспыхнула как бумажный фонарик. Земля во время засухи очень сухая, поэтому и иссохший мертвяк загорелся без промедления.

– Отлично, вот и первая порция шашлычка, – ведьма двинулась дальше.

Огонь объял все её существо. Одежда исчезла, девушка стала всполохом – ведьма была на пределе.

Фейсконтроль Мрака не заставил себя ждать. Как по команде отовсюду полезли трупы колдунов и чернокнижников. Серые, обглоданные временем, изъеденные червями, присыпанные землей, будто пыльные мешки, они, покачиваясь, двинулись на нарушивших их покой. Армия, состоящая из сотни живых трупов, сжимала тиски своих тленных тел. Стадо мычащих, движимых Мраком зомби желало только одного – уничтожить нарушителей Границы.

Воины рассредоточились.

– Рубите головы, отсекайте конечности, делайте всё, чтобы помешать им двигаться, – предупредила Дамира. Она с мечом наизготовку ждала сигнала. Мёртвяки приближались.

– Бежим быстро, прорываемся к центру, там портал, – Нетон взглянул на Андроника. – Ты должен попасть туда.

Бой начался.

Нетон раскидывал шаровые молнии. Ан орудовал мечом, как волшебной палочкой, отрубая мертвецам руки и ноги. Эльда палила трупы десятками, прорывая сомкнувшееся кольцо разложенцев. Дамира и Илий продвигались вглубь, расчищая дорогу к заветному Чёрному Камню. Он выделялся на общем сером фоне. Высокая закруглённая мраморная плита. Зеркальная поверхность бликами отражала происходящее вокруг.

Ведьма вспыхнула ещё ярче, видно было, как дрожит каждый её мускул.

– Назад, – закричала она.

Девушка кинулась вперёд, отодвигая Андроника. Хлынул дождь. Мгновенно ухудшилась видимость. Мокрая пелена из холодных струй застлала глаза. Упругими потоками дождь хлестал по телу, размывал землю под ногами и, образовывая маленькие ручейки, спешил по своим делам.

Эльда начала гаснуть. Настоящий огонь легко погасить реальной водой.

Грязь под ногами мешала двигаться. Ноги скользили, утопали в скользком месиве, отказываясь подчиняться.

До плиты оставалось не более нескольких шагов. Они почти добрались. Мертвяки, не обращая внимания на потерю конечностей, стали нападать с ещё большим рвением. Они словно муравьи копошились, напирали, чувствуя тягу к противостоянию. Бороться бесполезно. Их невозможно убить.

Эльда упала на колени, огонь лишил её сил. Ан замешкался. Повернулся к девушке, но валькирия толкнула его вперёд.

– Беги же, Искатель! Беги!

Она размахивала мечом направо и налево, пытаясь помочь Андронику выбраться. Ан метнулся вперёд. Чёрный Камень был совсем близко.

Глава 21. Собиратель Душ

Дамира бросилась к ведьме. Девушка лежала на земле без сознания.

– Эльда, очнись! – крикнула валькирия. Она метнулась назад, потеряла позиции. Один из мертвяков нанёс удар. Воительница не успела увернуться. Влажная мягкая гнилая плоть коснулась её лица. Дамира не почувствовала боли, ярость накрыла её с головой.

Замахнувшись, она занесла клинок. Удар рассёк тело мертвеца от левого плеча до правого бока чуть выше бедра. Замешкавшись, мертвец сделал шаг, не удержался, тело распалось надвое. Части тела продолжали двигаться. Голова, упав на землю, управляла рукой, которая, сгребая пальцами пожухшую прошлогоднюю листву, ползла к Дамире. Туловище, оставшееся без управления, тупо шагало в том же направлении, движимое заклятием защищать Чёрные Земли.

– Мерзость! – выругалась валькирия, толкая ногой приближающееся к ней тело.

Ноги трупа подогнулись, и он упал на землю. Кости не выдержали и хребет разломился. Мертвяк рассыпался как мозаика. Дамира снова обратилась вниманием к Эльде. Девушка лежала неподвижно, её лицо приобрело зеленоватый оттенок.

– Надеюсь, Ан успеет, – прошептала Дамира.

Она села рядом с Эльдой, попыталась привести её в чувство. Ведьма дышит и это главное. Напряжение обессилило её, но не убило. Такой скачок энергии противопоказан молодому организму. Удивительно, что ведьма вообще смогла так выложиться. Валькирия отрешилась от происходящего, Нетон и Илий не дадут мертвякам превратить её в одного из них. От этой мысли валькирия поёжилась. Страх, что ярость и жажда убийства ведут её в бою, не отпускал Дамиру. Она расплачивалась за надуманные пороки, истязая себя бесконечной критикой и пореканиями. Даже сейчас эмоции сменялись как волны при шторме. Дамира окончательно запуталась в себе. Даже в выражении «убивать зло» её пугало слово убивать.

Валькирия наклонилась над Эльдой, приложила руки к голове девушки. На ладонях стали вспыхивать и исчезать зелёные искорки. Дар исцеления, доставшийся от отца, не раз выручал Дамиру. Воительница исцеляла себя, по кругу пропуская энергию через своё тело. Так, заставляя её циркулировать, девушка возвращала себя к жизни, даже когда та уже собиралась уступить место холодной расчётливой смерти. Раньше Дамире не приходилось исцелять других, для этого ей придется отдать частичку себя.

– Что ж, думаю, ты не против стать мной, – произнесла валькирия, выпуская ещё один столп искр.

Циничная на первый взгляд, ведьма сделала Дамиру мягче. В этой маленькой девчонке жили глубокие, наполненные смыслом чувства. Она не была пустышкой, в ней чувствовался дух борца и она способна на искренность. Цинизм – лишь прикрытие для открытой души. Такую особенность можно встретить нечасто. Люди, пытаясь спрятать эмоции, часто вуалируют их равнодушием или заменяют наигранностью. Со временем становится трудно отличить настоящее от игры и люди превращаются в фальшивок. К сожалению, фальшивых очень много и редко находятся настоящие.

Дамира убрала руки: работа закончена. К девушке вернутся силы, и она сможет продолжить сражение. Да, как это ни цинично, но валькирия посчитала необходимым вернуть ведьме силы, чтобы она могла защитить себя. У неё просто не было времени оберегать обездвиженное тело, пока то не соизволит пробудиться. Нет, была и другая причина: после такого удара по организму девушка могла впасть в кому и никогда не очнуться. В таких случаях нужно действовать немедленно.

Теперь, когда ведьма спасена, можно продолжить.

Дамира поднялась, приготовилась к атаке…

Нападавших не было. Застыв на месте, мертвяки раскачивались из стороны в сторону, словно больные аутизмом. Немного подумав, мёртвая гвардия направилась по своим могилам. Валькирия опешила.

– Что происходит? – произнесла она в пустоту, глядя как трупы с отрешенным видом разбредаются по своим местам.

Нетон с облегчением посмотрел в сторону камня.

– Он прошёл.

* * *

Перед ним голая пустыня. Пустошь. Ровная поверхность без травы, цветов и прочей растительности. Угрюмый пейзаж простирается до самого горизонта. Если можно так назвать место, где заканчивается видимая часть пустыни. Скорее это степь, голая, бесплодная степь. Выветренные, высушенные, искалеченные Тьмой земли. Тем, у чего нет и не может быть ничего своего, тем, что живет за счёт кого-то другого, более сильного, тем, что паразитирует на живом, питаясь его силами и энергией. Небо такое же серое, затянутое облаками. Солнца здесь не было. Здесь вечно царили сумерки. Хотя дождь не лил, атмосфера холода, промозглости и затхлости угнетала. Кажется, даже сам воздух обволакивает тебя липкими щупальцами, проникает сквозь одежду, припадает к коже, желая через поры высосать все соки, впитать в себя чужую жизнь.

Андроник попытался отбросить гнетущие ощущения. Он создал мысленную оболочку, которая словно мягкий плед окутала его светом и теплом. Дышать стало легче. Оболочка задрожала как желе, напряглась, потускнела, но устояла. Андроник находился в коконе, который был невидим человеческому глазу и в то же время защищал от негативного воздействия. Оболочка служила фильтром, предохраняющим от внешнего мусора.

И вдруг Искатель увидел его. Он стоял недвижимый и непоколебимый. На нём был чёрный плащ, плотно прилегающий к телу. Плащ напоминал военную шинель. Длинные серые волосы были растрёпаны, огромные чёрные зрачки, занимающие почти всё пространство глаз, внимательно изучали Искателя. Собиратель его ждал.

– Приветствую тебя, юный камикадзе, – обратился он к Андронику.

– Собиратель? – Ан кивком ответил на приветствие.

– Угадал. Раз ты попал сюда, значит, ты знаешь обо мне… хм… довольно много.

– Как и вы обо мне, – парировал Ан. Он не мог определить возраст Собирателя. Искатель смотрел на него, изучая каждую деталь, каждую мелочь, которая, возможно, сможет ему помочь. Этот человек был безвременен. Но всё-таки у него был возраст. На вид ему около сорока, но по пепельным с проседью волосам, по выражению губ и глаз, можно сказать, что существо это гораздо древнее, чем кажется. Он из тех, кто заморозил свой возраст. Такие люди выглядят на столько, сколько было им во время заморозки. Они могут вечность жить в одном возрасте, но не вечный человеческий организм и сила тяжести дают о себе знать. К тому же служение Мраку накладывает свой отпечаток.

– О тебе наслышаны многие, – подтвердил Собиратель. – Искатель Душ, спаситель человечества. В наших названых именах есть одно общее слово – «душа». Полагаю, ты пришёл за ней. – Он указал куда-то в сторону. Взгляд Ана последовал за его рукой. Сердце ухнуло вниз. Ан чуть не захлебнулся воздухом.

На земле, в паре шагов от Собирателя лежала девушка. Тёмные волосы разметались по жухлой траве, глаза закрыты, руки сложены на груди. Андроник метнулся к сестре.

– Не так быстро, – произнёс Собиратель с усмешкой и выставил руку ладонью вперёд. Невидимая волна отбросила Искателя назад. – Не советую к ней приближаться, это всего лишь тело.

– Но… – Ан был в замешательстве. Волна сбила его с ног, парень быстро вскочил, но голова гудела.

– Её тело находится в спячке. Комплект к душе, так сказать. А вот то, за что ты готов отдать свою жалкую жизнь. – Собиратель указал в противоположную сторону.

В воздухе вспыхнул тусклый золотистый огонек, он начал разрастаться, приобретать очертания. Сгусток света вытягивался, становился формой. Вскоре перед Искателем парил над землей эйдос Анжелики. Она была похожа на призрак: прозрачное тело, расплывчатые контуры, невесомая и прекрасная. Она молча смотрела на брата, в глазах её читалась мольба и сожаление.

Андроник еле сдержался, чтобы не кинуться к ней во второй раз. В его душе всё перевернулось. Она словно ангел парила над землёй, лёгкая, светящаяся. Каким дураком он был, когда отпустил её.

– Почему она? – тихо спросил Ан. Собиратель, кажется, удивился.

– Я забираю несколько сотен душ в год, – с гордостью произнёс он. – К сожалению, они оказываются слабы, так как падки на ложные цели. Деньги, власть, секс – жалкое существование в материальном мире. Они не дают силы, они не излучают её. Но она… Сильный эйдос имеет золотое свечение, свечение солнца. Он как звезда освещает путь в вечность. У этой девушки именно такой эйдос. Она продала душу, да, но продала за истинную ценность – искренюю любовь к близким.

– Это обман, – твёрдо заявил Андроник. В нём поднималось негодование.

– Разумеется, – холодно усмехнулся Собиратель. Я сказал ей, внушил, что с её родителями случилась беда. Она так явственно это увидела, поверила в своё видение, что сама согласилась пойти со мной, за мнимое спасение. А всего-то надо было вытащить из подсознания её тайные страхи.

– Сделка нечестная!

– А кто докажет? Договор заключён, она отреклась от души. Тело не отпустило её, пошло за ней. Ну что, будем меняться или желаешь немного помучиться? – Собиратель произнёс эту фразу со злой насмешкой, заранее зная ответ, но желая уязвить парня. – Что ты можешь мне противопоставить? Ты слишком неопытен… Но в тебе есть сила. Присоединяйся ко мне. – Собиратель подошёл к Андронику так близко, что Ан мог видеть поры на его носу. Взгляд жёг чернотой.

– Со мной ты сможешь всё. Сам знаешь, чего я хочу. И я этого добьюсь. А твоя сестра… Я верну её, а эйдос будет у меня на хранении. Это так просто. Вы будете отличной парой. Если ты перейдешь на мою сторону, она пойдёт за тобой. Она уже здесь, – Собиратель расхохотался, слюна с его губ летела на кожу Андроника. – Зачем тебе Свет, зачем вечные метания? Этот мир устал быть чёрно-белым. Вечные устои готовы рухнуть. Крысы бегут с корабля… Андроник, ты же умный парень, иди в мою команду. Вместе мы перетряхнем этот стеклянный шар, и даже снег станет в нем чёрным, – голос Собирателя лился густым липким потоком, затекая ласковыми змеями в уши, затуманивая сознание.

«Весь мир у твоих ног…» – вторил ему разум.

Андроник чувствовал, что не в силах сопротивляться.

Что-то обожгло грудь. Андроник распахнул глаза, начал жадно хватать ртом воздух. Нужно бороться. Не сдавайся. Тьма обступила со всех сторон. Ан уже не видел ничего, лишь голос Собирателя вторил: Иди за мной… Правь миром… Твоя сестра, семья – все будут принадлежать тебе…

Андроник чувствовал жжение. Это амулет Света пытался бороться с Тьмой в его душе. Он пытался защитить Андроника. Кругляш наполнился чёрным. Инь-Ян перестал существовать. Артефакт всё-таки бился, впитывал Тьму в себя, вытаскивая Андроника из бездны.

«Зачем мне мир у ног, если у меня есть любовь», – мысленно обратился Андроник к Собирателю.

– Что? – колдун оторопел от такого нахальства. – Что значит любовь?

– Истинная сила, Свет, – слетело с губ Искателя.

Амулет потяжелел, он впитал в себя больше, чем смог бы побороть. Артефакт не выдержал. По тёмной блестящей поверхности медальона поползла трещина. И он раскололся. Бусина, что ограждала Мрак, вылетела с нитки и вся Тьма вышла наружу. Собирателя накрыло тёмным облаком. Когда оно рассеялось, колдун уже приготовился к новому удару. Мрак нельзя победить его же оружием.

– Я сражусь с тобой и заберу свою сестру, – уверенно произнёс Виссарионов.

– Неужели? А силенок хватит? – Собиратель сузил глаза. Андроника пронзила волна боли, но парень не растерялся, тут же поставил внутренний блок. – Неплохо. Колдун успел тебя поднатаскать. Посмотрим, как ты проявишь себя в поединке.

– Можете не сомневаться… – Андроник поймал себя на мысли, что он зарывается. Он стал сыпать яркими фразочками, показывая свою самоуверенность. Нужно помнить: уверенность в себе ведёт к победе, самоуверенность – губит.

– Можешь не беспокоится насчёт своего эйдоса. Он окажется в руках будущего повелителя Мрака. В моих руках.

– Вы не Властелин, – Ан щёлкнул языком, подстёгивая противника. – Для власти над Тьмой надо быть больше чем просто тёмным колдуном. Пока что ты находишься в подчинении.

– Да, я не такой сильный как демон, но я выше, чем человек.

Усмешка озарила лицо Искателя.

– Выше? Ты считаешь себя выше человека? Сильнее, может быть, но выше – нет. Ты, у которого даже нет души, самой большой ценности во Вселенной. Ты уничтожил её ради владения другими. Но рано или поздно у тебя отберут души – то, что даёт тебе силу. И где ты окажешься? – Андроник посмотрел в тёмные глаза Собирателя, пожирающие, полные злобы. – Ты окажешься там, где ты стремишься властвовать – в Аду. Всё, что делается, наказывается и поощряется. Если тебе всё удаётся, ты получаешь поощрение, но если ты попал впросак, наказание последует незамедлительно. Тартар он на то и тёмная сторона, что создан для тёмных. В том числе и для их наказания.

В глазах Собирателя промелькнул страх. Неужели, это неподдельный страх? Он боится, он знает: Мрак не прощает, от него не стоит ждать милости. Не стоит поворачиваться спиной к тому, кому ты служишь. Тьма дает видимую свободу, но она в любой момент готова натянуть поводья. Свободы никакой и нет, просто на тебе очень длинный поводок, который незаметен, пока за него не рванут так, что сдавит горло.

– Довольно, щенок! – рявкнул Собиратель. Его глаза блеснули янтарем и померкли, наполнившись Тьмой.

Андроник вытащил меч из ножен. Он служил проводником его силы, давая возможность нападать и защищаться.

* * *

– Где я? – прошептала Эльда.

Девушка озиралась по сторонам с недоумением. Память упорно не хотела возвращать последние воспоминания. Дамира наклонилась над ней, помогла ведьме подняться.

– Он прошел! – Лицо валькирии почти сияло.

– Кто? – Эльда находилась, будто в тумане, мозг отказывался соображать, голова гудела, головокружение не проходило.

– Андроник. Он попал на ту сторону Чёрных Земель, – терпеливо пояснила Дамира. Её терзала смутная тревога. Искатель переступил черту несколько минут назад, но ей казалось, что его нет целую вечность. Страх потери окутал девушку, забрался в сердце. – Надо спешить.

– Дамира, – окликнул её Нетон. – Мы ничем не сможем помочь. – В его глазах читалась грусть: это испытание его ученик должен пройти сам. Всё, чему он его научил, будет единственным оружием против Собирателя.

– Я должна это видеть, – отрезала валькирия. – Мы пойдем туда.

* * *

Со стороны могло показаться, что два человека стоят и смотрят друг на друга. Первый взгляд всегда обманчив. На самом деле между Искателем и колдуном шла жестокая борьба. Борьба воль. Собиратель пытался достать Андроника на подсознательном уровне. Нанося удары по сознанию, выуживая из памяти самые заветные воспоминания. Он действовал как тогда, играя с их снами. Он выматывал противника духовно, чтобы у него не хватило сил на борьбу физическую. После таких истязаний люди сами начинают молить о пощаде.

Андроник только успевал захлопывать ментальные двери подсознания. Пока он только защищался. В этом не было проку, рано или поздно его силы иссякнут, и он рухнет, даже не начав борьбы. Он понимал это.

Ан сосредоточился. Он знал, что в Собирателе осталось много человеческого. Если ударить по струне человеческих эмоций, то она лопнет. Появится шанс нанести удар.

Андроник настроился на эмоции и обратился к прошлому. К прошлому Собирателя. Пусть он уничтожил всё материальное, уничтожил своё имя, но воспоминания нельзя стереть щелчком пальцев, они вечным грузом обитают в душе, даже самой тёмной и пустой.

Искателю не удалось прочесть ничего определённого, только образы, обрывки мыслей, детские воспоминания. Этого оказалось достаточно. Главное – он пробил стену, ограждавшую сознание Собирателя. Теперь враг не так неуязвим. Парень понял, что попал в точку, когда увидел, как исказилось лицо Собирателя.

– Как… ты посмел… – выдохнул он.

Давление ослабло. Собиратель отвлёкся. В этот момент Андроник вскинул руку, из кончиков пальцев вырвалась шаровая молния. Она получилась маленькой, прозрачной – кусок сжатой энергии, летящей к цели. Шар понёсся, набирая в размере, становясь ярче и жарче. Ан недоуменно смотрел на шар: как это могло произойти? Взгляд упал на призрака, парящего в воздухе. Ан понял…

– Спасибо, – произнёс он одними губами и поднял меч.

Шар мгновенно достиг цели. Он сбил Собирателя с ног, подпалив его одежду. Андроник поднял меч вверх и громко произнёс:

– Не золотом жадных, не златом украденным,

Не золотом бедных, не златом потраченным,

Не золотом алчных, а золотом Света

От Мрака очистится наша планета!

Меч блеснул и опустился на грудь Собирателя. Колдун захрипел, затрясся в предсмертных судорогах.

– Верните души! – закричал Андроник. Он вспомнил Невесту и других, захваченных Собирателем.

– Твоя душа… только одна… она твоя… – только успел сказать Собиратель. Тело колдуна задымилось. Оно не вспыхнуло, не исчезло, а стало тлеть, постепенно превращаясь в пепел. Пепел покрывался льдом. Там, где лёд только начинал появляться, он уже таял. Вода, смешиваясь с пеплом, образовывала неприятного вида жижу. Затем и она испарялась. Наконец, останки превратились в прах, который унёс с собой резкий порыв ветра.

Весь процесс длился не больше минуты. Друзья ошарашенно смотрели на жуткое, но завораживающее зрелище. Первым пришёл в себя Андроник.

– Что это… – он не успел договорить. Перед ним возник дух его сестры. Анжелика взглянула сквозь него, развернулась и направилась к своему телу. Дух остановился и медленно, плавно опустился в тело.

* * *

Как только Анжелика открыла глаза, компанию из шестерых человек закружило в вихре телепортации. Их вытолкнуло за пределы Чёрных Земель. Они оказались перед кладбищем. Андроник обхватил сестру за плечи и крепко обнял.

– Больше я тебя никуда не отпущу, – прошептал он. Анжелика молча смотрела на него большими синими глазами. Ей не нужны были слова, чтобы благодарить.

Эта страница их жизни была закрыта. Конечно, предстояла дорога домой, но это сейчас никого не волновало.


home | my bookshelf | | Искатель Душ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения