Book: Пуаро должен умереть



Пуаро должен умереть

Ксения Любимова

Пуаро должен умереть

Купить книгу "Пуаро должен умереть" Любимова Ксения

Глава 1

– Настя, посмотри, Эрику это точно понравится? – в который раз спрашивала Мариша, таская за собой подругу из комнаты в комнату.

Не так давно Эрик приобрел дом, куда любезно пригласил пожить Маришу. Как она подозревала, в качестве домашней прислуги, которая ласково именуется хорошей приятельницей. Но она не унывала. Жизнь в одном доме может далеко завести. Во всяком случае, так считала ее подруга Настя.

– Да видела я уже все это сто раз! – вяло отбивалась та. – Мы же вместе все выбирали!

– Ну и что! В каталоге мебель смотрится совершенно по-другому. Меня интересует спальня. Здесь точно все так, как надо?

– Да, – терпеливо сказала Настя. – Здесь все, что нужно для одинокого холостого мужчины. Ты добивалась именно такого эффекта?

– Ну да, – неуверенно отозвалась Мариша. – Ты же слышала пожелания Эрика.

– Пожелания слышала. А сделала бы все равно по-своему.

– Ага! И попасть под его горячую руку?

– По-моему, ты преувеличиваешь. Я ни разу не видела Эрика в гневе.

– Если бы я обустроила спальню на свой вкус, у тебя появилась бы такая возможность, – проворчала Мариша.

– Это было бы интересно, – задумчиво промурлыкала Настя. – Когда приезжает твой сыщик? Через неделю? У нас еще есть время все исправить.

– Нет! – твердо ответила Мариша. – Экспериментировать не будем.

– Ну и зря! Именно поэтому ты все еще и ходишь в его подругах. Была бы посмелее, возможно, стала бы его любимой.

– Вот именно, что возможно! Только я больше склоняюсь к другому варианту. Все, что касается Эрика, скорее всего, невозможно.

– А Володя все еще тебе звонит, – задумчиво протянула Настя. – Может, пригласим его в гости? Заодно повысишь свою самооценку.

– Нет, – покачала головой Мариша. – Я не могу самоутверждаться за счет Володи. Он хороший парень. Чем скорее он меня забудет, тем быстрее найдет себе новую девушку.

– Ну что за штука такая, любовь! – простонала Настя. – «Чем больше девушку мы любим, тем меньше нравимся мы ей», – процитировала она.

– Кажется, там было по-другому, – робко заметила Мариша.

– Какая разница! Самое главное, что к нашей ситуации это подходит. Кстати, прежний стихотворный вариант годится для Эрика. Он, наверное, использует его как настольное пособие для покорения глупых и безвольных девиц.

– Ты на меня намекаешь? – спросила Мариша.

– Догадливая ты моя!

– «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». Так кажется? – пробормотала она.

– Вроде да. Я уже не помню школьную программу. Кстати, то же самое правило может сработать и с мужчиной. Например, с Эриком. Попробуй бороться с ним его же оружием.

– То есть не обращать на него внимания? – уточнила Мариша.

– Именно.

– Я не смогу, – помотала она головой.

– А ты попробуй! – настаивала Настя. – Если результата не будет, тогда сдашься. Но попытаться нужно.

– Не знаю…

– Давай так. Он приедет, а ты встретишь его холодно. Будто успела разлюбить за эти два месяца. Хорошо?

– Не знаю, смогу ли…

– Надо постараться. День-два продержишься, а там посмотрим.

– Думаешь, из этого выйдет какой-то толк? – с сомнением протянула Мариша.

– Надеюсь на это. Самое главное, ты продержись. А там видно будет. Обещаешь?

– Хорошо, я попробую.

– Ну и славненько! – повеселела Настя и принялась беззаботно напевать.


Неделю спустя все было готово к приезду сыщика. Подруги выскоблили весь дом, наготовили разных вкусностей и очистили бассейн от желтых листьев.

– Как ты думаешь, натопить баню? – поинтересовалась Мариша, с сомнением поглядывая на деревянную постройку.

– Я бы натопила. А почему ты спрашиваешь?

– Я ни разу этого не делала, – призналась Мариша. – А так было бы здорово прямо из парной прыгнуть в бассейн. Водичка в самый раз – прохладная, чистая.

– Я не понимаю твоих сомнений. Если ты не умеешь топить, я попрошу Антона, и он все сделает.

– Прекрасно! – повеселела Мариша. – Тогда накроем стол в предбаннике. Там много места.

– Голубев не звонил? – с опаской спросила Настя.

– Нет, уже неделю как молчит.

– Ты не думаешь, что это затишье перед приездом Эрика?

– Откуда ему знать, когда тот приезжает?

– А откуда Голубев вообще все знает? Если ты помнишь, ни одна последняя вечеринка не обошлась без него.

– Вряд ли он приедет сегодня, – протянула Мариша. – Если только Эрик сам ему не позвонит.

Не успела она договорить, как ее мобильный громко затрезвонил.

– У меня нехорошее предчувствие, – простонала Настя. – Кто там названивает?

Мариша кинула взгляд на дисплей и сделала выразительное лицо.

– Слушаю, Алексей, – обреченно сказала она в трубку.

Настя широко раскрыла глаза.

– Да, приезжает сегодня. Откуда ты узнал? Сергей Сергеевич сказал? А кто такой Сергей Сергеевич? Твой начальник?

В трубке слышалась торопливая трескотня.

– Я не знаю, будем ли мы отмечать его приезд, – соврала Мариша и покраснела.

Хорошо, что по телефону Голубев не видел ее лица.

– Что? Говоришь, это даже лучше? – переспросила она. – Что ты хочешь? А… Ну, хорошо, приезжай… Часов в шесть, наверное. Ждем.

Мариша выключила трубку и растерянно уставилась на подругу.

– И что прикажешь с ним делать?

– Голубев в своем репертуаре? – усмехнулась Настя. – Ненавязчиво напросился в гости?

– Да, совсем ненавязчиво…

– Чего он хотел?

– Оказывается, наш друг понял, что многим обязан Эрику и должен его поблагодарить за все.

– Ну, это можно сделать и по телефону, – фыркнула Настя. – Совсем необязательно для этого встречаться.

– Интересно, как донести это до Голубева? По-моему, он считает все свои идеи гениальными. И твое замечание о благодарности по телефону наверняка воспримет с обидой.

– Ну и что? – легкомысленно сказала Настя. – Нам от этого ни жарко, ни холодно.

– И все-таки в глубине души мы его любим… Где-то очень глубоко.

– А ты, наверное, права, – усмехнулась Настя. – Во всяком случае, меня он часто веселит. Интересно, какова истинная причина его визита?

Мариша с удивлением уставилась на нее.

– Ты считаешь, он хочет встретиться по другому поводу?

– Уверена в этом. Голубев и благодарность – это две вещи несовместимые. Кстати, он больше ничего не сказал?

– Хочет посоветоваться по какому-то вопросу личного характера.

– Ну, вот! С этого и нужно было начинать! Я так и знала, что здесь нечто большее, чем обычная благодарность.

– Может, ты и права, – с расстановкой заметила Мариша. – Хотя чего мы гадаем? Придет вечер, и все станет ясно.

Глава 2

Ближе к шести Мариша стала заметно волноваться. Так было всегда, когда она долго не видела сыщика. Ей казалось, что он забыл ее и по приезде всего лишь скользнет по ней холодным колким взглядом. Когда часы пробили пять, она уже довела себя до крайней степени тревоги. Она сто раз прогнала в голове мысли о его равнодушии, черствости и сухости. Потом стала думать о том, не появилась ли у него какая-нибудь дамочка, оказавшаяся смелее и предприимчивее ее? И когда она была готова разрыдаться от безысходности, на помощь ей пришла Настя.

– Что с тобой? – спросила она, едва ступив на порог дома.

Настя отлучалась домой и отсутствовала несколько часов. Однако этого было достаточно, чтобы Мариша довела себя почти до истерики.

– Эрик меня не любит, – всхлипнула она и закусила губу, чтобы не разрыдаться.

– А ты об этом только узнала? – хмыкнула Настя.

– В командировке наверняка завел себе такую же дурочку, как и я, чтобы весело проводить время, – предположила Мариша.

– Ну, найти вторую такую очень сложно! – засмеялась подруга. – Ты одна в своем роде! Поверь мне, ни одна девушка не стала бы так долго ждать своего мужчину, как ты. Гораздо проще переключиться на того, кто обращает на тебя внимание.

– Умеешь ты успокоить, – обиделась Мариша, перестав хныкать.

– Зато ты больше не истеришь. Так что и мой метод дал результат. Значит, так. Слушай последние наставления. Приезжает Эрик, ты ему мило улыбаешься и… больше ничего не предпринимаешь. Ни краснеешь от удовольствия, ни суетишься вокруг него. Словом, ведешь себя так, словно приехал мой муж, а не твой разлюбезный сыщик.

– Да помню я все, – отмахнулась Мариша.

– Отлично! И не забудь, ты должна продержаться как минимум два дня. Лучше, если ты пойдешь ночевать ко мне, а не останешься здесь. Тем более что в новую спальню тебя все равно не пригласят.

– Я помню! – теряя терпение, повторила Мариша. – Не нужно повторять мне одно и то же по двадцать пять раз.

– Повторение – мать учения, – глубокомысленно заметила Настя. – Все, бери себя в руки.

У калитки раздался звонок.

– Вот он! – сообщила Настя и ободряюще улыбнулась подруге.

Мариша на негнущихся ногах подошла к калитке и открыла ее.

– А, это ты, – с облегчением сказала она.

– Да, а разве меня здесь не ждали? – удивился Голубев.

Он вошел во двор, таща за руку молоденькую девицу.

– Знакомьтесь, это Ариша.

Настя во все глаза уставилась на его спутницу.

– Анастасия, – представилась она, – а это моя подруга Мариша.

– Очень приятно, – пискнула девица.

Голубев расплылся в широкой улыбке, а Настя обреченно вздохнула.

– Ариша, прости, но я должна задать тебе вопрос, – оглядев девушку, сказала она. – Твоей маме, случайно, не грозит опасность?

– Нет! – девица широко раскрыла глаза.

– А папе?

– Нет!!!

– И услуги частного сыщика тебе не требуются?

Ариша часто заморгала и испуганно посмотрела на Голубева.

– Ей ничего не нужно, – заверил их следователь. – И вообще, с чего вы взяли, что Ариша здесь по этой причине?

– Как с чего? Ты же мастер таскать сюда девиц, которым нужна помощь сыщика! – усмехнулась Настя. – В прошлый раз Эрику пришлось потратить несколько дней, чтобы помочь твоей знакомой Евгении.

Голубев покосился на свою спутницу и выразительно просигнализировал Насте глазами.

– Ариша, – с нажимом произнес он, – дочка Сергея Сергеевича. Она приехала к нему погостить, а подруг здесь у нее нет. Вот я и взял над ней шефство. И, может, у меня получится за ней приударить, – шепотом добавил он. – Все-таки ее отец не последний человек в нашем городе!

– А… – протянула Настя и потеряла к девице интерес.

У калитки снова раздался звонок.

– Держи себя в руках, – предупредила Настя, дернув подругу за рукав.

Мариша впустила гостя и снова с облегчением выдохнула.

– А что, Эрик еще не приехал? – поинтересовался Антон, оглядываясь по сторонам.

– Нет. Ждем с минуты на минуту, – пояснила его супруга.

– О! – обрадованно воскликнул он, заметив Аришу. – У Голубева новая девушка. Поздравляю!

– Это дочь моего начальника, – огрызнулся следователь и покраснел.

У калитки снова раздался звонок.

– Так, стой на месте! – скомандовала Настя. – А то сейчас еще кто-нибудь пожалует.

Она быстрым шагом подошла к калитке и открыла ее.

– Ну, вот я и дома, – раздался довольный голос Эрика, и он, войдя во двор, с удовольствием оглядел свою территорию.

Взгляд его упал на Голубева, и в нем проскользнуло удивление, которое, впрочем, тут же сменилось интересом. Затем переместился на Аришу и задержался на гостье пару секунд. Наконец, он остановился на Марише. Сыщик с удовольствием посмотрел на нее и замер, очевидно, ожидая какой-то реакции.

– Стой спокойно, – прошипела Настя Марише.

– Вот и я! – повторил Эрик, не двигаясь с места.

Мариша растерянно моргала. Какое-то время они смотрели друг на друга, и казалось, весь мир вокруг преобразился. Не стало ни Насти, ни Антона, ни Голубева с его подопечной. Эрик будто гипнотизировал Маришу своим взглядом. Она сглотнула раз, другой и вдруг, совершенно неожиданно для себя, бросилась ему навстречу.

– Куда?! – только и успела крикнуть Настя.

Но Мариша уже подбежала к Эрику и кинулась ему на шею.

– Вот теперь я вижу, что меня здесь ждали, – самодовольно произнес сыщик и слегка отстранил девушку. – Осторожнее, ты меня задушишь! Ну, как мои владения? Надеюсь, они в приличном состоянии?

– В самом замечательном, – проворчала Настя и показала Марише кулак.

– Посторонних мужчин не было?

– Смотря кого считать посторонним. Сейчас, например, заявился Голубев. А еще пару раз заходил Антон.

– Ну, это не считается, – легкомысленно отозвался Эрик. – Как ваш товарищ Володя? Надеюсь, пребывает в добром здравии?

Не успела Настя ответить, как Мариша торопливо отчиталась:

– Да мы и не виделись. С тех пор как ты уехал, Володя ни разу к нам не заходил.

У Насти зачесались кулаки, а Эрик довольно ухмыльнулся.

– Какая дура! – прошипела Настя и отошла в сторону.

Ей хотелось придушить подругу. Ну как можно быть такой идиоткой?

– Что ж, вы меня порадовали. Теперь показывайте, что изменилось в моем доме.

Мариша с гордостью провела сыщика по второму этажу, демонстрируя ему новую обстановку.

– Ты меня порадовала, – заявил Эрик, закончив осмотр. – Особенно мне понравилась спальня. Сама выбирала?

– Ага! – кивнула она.

– Я так и подумал. Правда, на мой взгляд, кровать могла быть и не такой широкой.

– Да здесь всего метр восемьдесят, – пробормотала Мариша.

– Вот именно! Куда мне одному столько места? – сыщик лукаво улыбнулся.

– На всякий случай, – твердо сказала Настя, едва подруга успела открыть рот. – Мало ли как жизнь повернется. Не придется менять мебель.

– Ах, ну если на всякий случай, тогда ладно! – согласился Эрик. – Какая у нас дальше программа?

– Антон уже натопил баню, а мы с Настей накрыли стол, – отчиталась Мариша.

– Даже баня будет? – потер руки Голубев. – Что же вы меня не предупредили?

– А зачем? – с вызовом спросила Настя. – Ты же не париться пришел.

– Глупо не воспользоваться подходящим случаем, – заявил Голубев. – У вас лишних плавок, случайно, нет?

– Случайно нет.

– А купальника? – робко спросила Ариша.

– Для тебя мы найдем простыню, – милостиво кивнула Настя.

– Эх, хорошо! – воскликнул Эрик.

– Приятно, когда тебя ждут, правда? – невинно поинтересовалась Настя.

– Да, наверное. Меня раньше никто не ждал, кроме бабушки. Может, стоит привыкать? – и он озорно улыбнулся.

– Да, это неплохая идея. Я даже могу предложить кандидатуру на место бабушки.

– Неужели? – притворно удивился сыщик. – И кто же это?

– Я тебе потом скажу. Сейчас давайте отдыхать. Баня давно готова.

– Не поверите, но именно о парной я и мечтал, пока ехал домой. Очень хотелось ее опробовать. Но я никак не думал, что вы догадаетесь ее растопить.

– Ты плохо нас знаешь, – подмигнул ему Антон. – Девчонки еще и бассейн вычистили. Чтобы можно было прямо из парной прыгать в прохладную водичку.

– Так вперед! – крикнул Эрик и бросился в баню, оставив всех товарищей далеко позади.

К Марише вернулось прекрасное настроение. И, несмотря на то что Настя по-прежнему на нее косилась, она наслаждалась каждым мгновением. Наконец-то Эрик вернулся домой. Теперь все будет хорошо. Даже если они не перешагнут черту, которая отделяет дружбу мужчины и женщины от любви.

В бане Эрик сразу уселся на центральное место. Мариша предусмотрительно отодвинулась от Насти, предоставив ей возможность сесть рядом с мужем. Ей не хотелось весь вечер оправдываться за то, что она вдруг бросилась к Эрику, хотя обещала вести себя сдержанно.

«Побежала, и все тут! – в который раз повторяла про себя она. – Так мне захотелось! И пусть Настя дуется сколько угодно».

– Итак, за встречу! – провозгласил Антон, поднимая бокал.

– За встречу, – присоединилась к нему Настя.

Раздался хрустальный звон, и все с удовольствием опустошили бокалы.

– Голубев, ты что-то хотел сказать Эрику, – прошептала Мариша следователю, подвинувшись поближе. – Поблагодарить его за что-то.

– Я? – удивился тот.

– Ну не я же.

– Да, верно, – кивнул он. – Сейчас скажу.

Голубев откашлялся.

– Прошу минутку внимания.

За столом воцарилась тишина.

– Я хотел поблагодарить Эрика за то, что он есть. Ура! – сказал Алексей и опрокинул в себя бокал.

– И все? – удивилась Мариша.

– Нет, это только начало, – прошептал он и громко добавил: – А еще я хотел сказать немного о себе.

Алексей опять откашлялся.

– Вы не представляете, товарищи, с каким человеком сидите сейчас рядом.

– Ты об Эрике? – уточнила Мариша.

– О каком Эрике? – недоуменно спросил Голубев и тут же опомнился. – Нет, пока не о нем. Так вот. Конечно, неловко самому говорить о себе, но кто еще скажет обо мне правду, как не я сам? – Глаза у следователя заблестели, и он опрокинул еще один бокал. – Товарищи! – он повысил голос и сверху оглядел аудиторию. – Вы сейчас видите перед собой великого человека. Можете мне не верить, но мои заслуги перед отечеством настолько велики, что у меня даже перехватывает дыхание.

Мариша с Настей недоуменно переглянулись. Эрик невозмутимо жевал бутерброд с икрой.

– Друзья! Мне присвоили внеочередное звание! И все благодаря моим стараниям и усилиям. Все вы знаете, сколько сил я положил на то, чтобы раскрыть преступления, которые для других так и остались бы загадкой. Эрик, хочу сказать тебе спасибо за то, что ты был рядом со мной, подбадривал меня. Одному мне было бы гораздо сложнее со всем справиться. Когда рядом друг, то море по колено, не правда ли?



Голубев икнул и снова подставил Антону бокал. Мариша растерянно смотрела на следователя.

– Ты именно это хотел сказать? – уточнила она.

– Да! Настоящий друг всегда по достоинству оценит помощь товарища. Мне очень приятно работать с Эриком. И мое повышение по службе в чем-то и его заслуга. Раньше я был одиночкой, никому не мог довериться. Меня окружали одни завистники. Все мои заслуги начальство не замечало. Всегда находились люди, которые присваивали себе мои труды. Я благодарен судьбе за то, что она послала мне Эрика. Это человек с большой буквы! Он не стал присваивать себе моих заслуг, а скромно отошел в сторону. Ура! За настоящих друзей.

Он сделал большой глоток и, наконец, уселся на свое место. Теперь и Настя с оторопью смотрела на него.

– Он это серьезно? – тихо спросила она у мужа.

– Похоже, да, – ответил тот.

– И про свои заслуги тоже?

– Наверное…

– А… – она вдруг улыбнулась. – Я, кажется, поняла! И повернулась к Арише. – Скажи, а Алексей сегодня уже что-то пил?

– Да. На работе немного выпил, – робко ответила та.

– Все понятно! – сказала Настя. – Мы выслушали пьяный бред. А я-то испугалась. Думала, у Голубева поехала крыша. А ему и в самом деле дали звание? – она снова повернулась к Арине.

– Кажется, да. Он празднует уже второй день.

– А про Эрика что-нибудь говорил?

– Что-то такое было. Он еще вчера хотел к нему съездить, а папа сказал, что Петров приезжает только сегодня.

– Понятно. Не терпелось похвастаться заслугами.

– Скажите, а он правда великий сыщик? – Ариша кивнула на Эрика.

– Правда.

– Как-то не верится, что Голубев смог перещеголять самого Петрова.

– И правильно, что не верится. Алексей обычный хвастун. Не понимаю, как Эрик его терпит.

Ариша пожала плечами.

– Скажи, как твой отец додумался назначить Голубева твоим покровителем? – спросила Настя.

– А кого еще? Города я не знаю, знакомых у меня здесь нет. А Алексею папа доверяет. Говорит, что он человек серьезный. Он до того загружен работой, что даже не обзавелся семьей. А значит, и на меня у него видов не возникнет.

Настя хмыкнула и едва удержалась от ехидного замечания.

– А сколько тебе лет? – уточнила она у Ариши.

– Всего двадцать, – скромно сказала та, потупив глаза. – Папа говорит, что я еще совсем жизни не знаю. Поэтому мне обязательно нужен провожатый. Мало ли кто пристанет в незнакомом городе.

Настя недоверчиво посмотрела на Аришу. Интересно, девица притворяется или она и в самом деле такая инфантильная?

– Товарищи, а может, еще по одной? – икнул Голубев и, не дождавшись ответа, с размаху упал лицом в салат.

– Там ему и место! – громко сказала Настя и положила на голову следователю пучок петрушки. – По-моему, так гораздо симпатичнее, не правда ли?

– Действительно, красота, – хихикнула Мариша. – Теперь он похож на зеленый куст.

– Можно сделать его еще красивее, – сказала подруга и повесила на каждое ухо Голубева по пучку укропа. – Вот теперь картина завершена.

Ариша с опаской смотрела на девушек. Мариша перехватила ее взгляд и подмигнула.

– Не бойся, тебя мы не обидим. Просто Голубева мы ужасно любим, поэтому и относимся к нему с особой нежностью.

– А вы всех, кого любите, так украшаете?

– Нет, не всех. А только самых верных и преданных друзей.

– А… – протянула Ариша.

– Итак, наш друг наконец-то угомонился, – констатировал Эрик. – Теперь можно отпраздновать мое новоселье.

– Мы ведь уже праздновали, – заметил Антон, – два месяца назад.

– В прошлый раз мы обмывали только первый этаж. А теперь готов и второй. Значит, есть повод отметить это событие. Тем более мне очень нравится, как Мариша преобразила мой дом.

– Кстати, а для Мариши ты предусмотрел местечко в твоем особняке?

– А как же, она может занять любую комнату на первом этаже.

– Значит, твоя спальня по-прежнему для нее закрытая зона, – хохотнул Антон.

– Как? – распахнула глаза Ариша и с изумлением посмотрела на Эрика. – А разве Мариша не ваша девушка?

– Как тебе сказать… – замялся он.

– Нам бы тоже очень хотелось прояснить этот вопрос, – ответила Настя.

– Видишь ли, – откашлялся Эрик. – Мы с Маришей – друзья. Хорошие, верные друзья.

– Мне кажется, друзья не обставляют чужой дом и не выбирают себе в нем комнату, – робко сказала Ариша. – Они живут отдельно друг от друга.

– Моя дорогая, – покровительственно произнес Эрик. – Ты еще совсем молоденькая, чтобы знать все о взаимоотношениях друзей.

– Зато какая проницательная, – подхватила Настя. – Ты попала в самую точку, – кивнула она Арише. – Эрик тешит себя надеждой, что у них с Маришей самая настоящая дружба. Вот только он забыл спросить, что думает сама Мариша по этому поводу.

– Что мы все обо мне да обо мне, – решил сменить тему сыщик. – Пойдемте париться!

И он направился в парную. Следующие два часа компания весело проводила время. Разогревшись чуть ли не докрасна, все выбегали на улицу и с разбега прыгали в бассейн. А затем неслись обратно в парилку. Мариша хохотала до слез, когда кто-нибудь обдавал ее фонтаном брызг, а потом толкал в бассейн, едва она собиралась вылезти из него.

Когда все устали и снова уселись за стол, разлив горячий ароматный чай, неожиданно проснулся Голубев. Он поднял голову, украшенную зеленью, и осмотрел всех недоумевающим взглядом. К щекам следователя прилипла колбаса, на лбу висел кусок огурца, и все это было покрыто майонезом.

– По какому поводу веселье? – заплетающимся языком спросил он.

– Отмечаем твое внеочередное звание, – невозмутимо ответил Эрик.

– Какие молодцы! – умилился Алексей. – Настоящие друзья! Еще не наливали? – поинтересовался он, окинув взглядом стол.

– Нет, мы сегодня без спиртного, – едва сдерживая смех, ответил Антон. – Чай! – он сунул под нос Голубеву чашку. – Вот лучшее тонизирующее средство!

– Странно, я был уверен, что мы отметим мое повышение как следует.

– Так ты ничего не привез, – с серьезным видом сказала Настя. – Сам позвонил, наобещал с три короба, мы приготовились, закуски настрогали. А выпить-то и нечего!

– Да? – растерялся Голубев. – А разве… – он замолчал и недоуменно посмотрел на Настю.

– Что «разве»? – наивно спросила она.

– Нет, ничего, – смутился следователь. – Что-то мне нехорошо, – вдруг сказал он и схватился за голову. – А это что? – он снял с уха пучок зелени.

– Укроп, наверное, – стараясь не рассмеяться, сообщала Настя.

– А откуда он на моей голове?

– Не знаю, ты так пришел.

– С укропом на ушах? – недоверчиво спросил он.

Настя кивнула.

– А мы точно сегодня ничего не пили? – уточнил Голубев.

– Ты же видишь, у нас только чай! – она продемонстрировала ему свою чашку. – Может, ты был где-то еще? Не знаю…

Голубев растерянно обвел взглядом стол.

– О, Ариша, – обрадовался он, заметив девушку. – А ты тут откуда? Или тебя тоже пригласили в гости?

Та покосилась на Настю и неуверенно кивнула.

– А я и не знал, что вы знакомы, – удивился Алексей.

– Мы познакомились недавно, – ответила за нее Мариша.

– А… – протянул Алексей. – Тогда все понятно. Где тут у вас туалет? – он кое-как встал из-за стола и, шатаясь, пошел к двери.

– Ты идешь в правильном направлении, – сказал Эрик.

Голубев кивнул. У порога он обернулся и нахмурился, разглядывая компанию. Так он стоял довольно долго.

– А по какому поводу веселье? – наконец спросил он.

– Отмечаем присвоение тебе должности подполковника, – сообщил Эрик, прихлебывая чай.

– Как подполковника? – опешил тот. – Мне же только что майора дали. Внеочередное звание.

– Милый мой, когда это было? – делано удивился сыщик. – То событие мы уже давным-давно отметили. Теперь празднуем очередное звание.

– А какой сейчас год? – растерялся Голубев.

– Две тысячи пятнадцатый. Двадцатое октября.

– Да?!! А может, мы еще что-то отмечали? – с трудом ворочая языком, поинтересовался следователь.

– А как же! Нашу с Маришей свадьбу, рождение сына. Кстати, Настя развелась с Антоном и вышла замуж за тебя. Или ты и этого не помнишь?

Голубев сглотнул и бросил быстрый взгляд на Антона. Тот состроил трагическую мину и развел руками.

– Увы, я не смог отстоять свою супругу, – пожаловался он. – Против родной полиции не попрешь.

В глазах Голубева появился страх, и он попятился к выходу.

– Кстати, Аришу ты удочерил, – крикнул ему вслед Антон.

Ответом ему была хлопнувшая дверь.

– Ну, зачем вы так? – стараясь не смеяться, спросила Мариша. – Он же теперь мозги сломает, пытаясь усвоить весь объем информации.

– Не надо столько пить! – отрезал Эрик. – Внеочередное звание – не повод для того, чтобы так упиться. Кстати, Ариша, а почему Голубев оказался в таком состоянии? Я никогда раньше его таким не видел.

– У него тяжело на душе, – сообщила она.

– В смысле? – приподнял брови Эрик.

– Он так сказал, – пояснила девушка. – Когда папа сообщил, что Алексею положено звание, он очень обрадовался и решил проставиться на работе. Купил закуски, водки и всего, что в этом случае положено, но желающих разделить с ним его радость не нашлось. Каждый отказался, придумав какие-то причины. Тогда Алексей и загрустил. Стал говорить о человеческой зависти и неблагодарности.

– Ага! – усмехнулась Настя. – Только ему и рассуждать о благодарности. В общем, говоря по-простому, все его кинули, и Голубев решил отыграться на нас. Прекрасно! Я знала, что он едет не просто так.

– Ты к нему несправедлива, – сказала Мариша. – Он же поблагодарил Эрика за моральную поддержку при решении важных дел. А значит, Алексей не совсем пропащий человек.

Настя выразительно закатила глаза.

– Что-то его долго нет, – робко заметила Ариша.

– И правда! – подпрыгнула Настя. – Куда он делся?

Все тут же встали из-за стола и высыпали на улицу. На бортике бассейна, подложив под голову руку, мирно храпел Голубев. По воде плавали ветки укропа, петрушки и пятна майонеза.

– Ну, вот! Все труды оказались напрасными, – констатировала Мариша. – Хорошо хоть искупаться успели. Что же с ним теперь делать?

– Что, что… – Эрик покачал головой. – Антон, помоги мне. Положим его внизу в гостиной. Мы же не можем отправить его домой в таком виде.

Мужчины взяли следователя под руки и отволокли в дом.

– А как же я? – со слезами на глазах спросила Ариша.

– А что – ты? Мы можем вызвать такси.

– Я не знаю, куда ехать.

– А телефон у тебя есть?

– Есть, но нет сим-карты. Папа мне ее еще не купил.

– Говори его номер, я позвоню со своего.

– Номер? – девица наморщила лоб. – Не знаю. Он записан у меня в блокноте. А блокнот я оставила дома.

– Ладно, не страшно. Положим тебя в соседней комнате.

Глава 3

Утро началось для Мариши довольно рано. Она долго не могла заснуть – все-таки волнение по поводу приезда Эрика давало о себе знать. А когда она наконец-таки уснула, ее стали мучить кошмары, которые были связаны, конечно же, с сыщиком. Ей снилось, что он привел в дом незнакомую девицу и объявил, что с этого момента она будет его любимой женщиной. Когда Мариша возмутилась и поинтересовалась своей ролью в его жизни, он равнодушно заметил, что она может вести хозяйство. В это время девица захохотала и превратилась в Аришу, она уселась на диван, любовно выбранный Маришей, и закинула ногу на ногу.

– Ах ты змея! – прошипела Мариша, едва сдерживая слезы. – Я тебя приютила, а теперь вон что получается!

– Кто змея? – девица внезапно испугалась.

Ее губы задрожали, и она собралась расплакаться.

– Что я такого сделала?

Мариша раскрыла глаза и увидела, что находится в своей комнате на первом этаже, а над ней склонилась Ариша.

– Прости, – пробормотала Мариша, разглядывая ее. – Мне снился сон. А ты чего вскочила так рано? – поинтересовалась она и перевела взгляд на окно.

На улице занимался рассвет. Красное солнце едва показалось из-за горизонта.

– Я проснулась, – пробормотала Ариша, – а в доме тишина. И мне вдруг стало так страшно, что я больше не могла находиться одна в комнате. Я вышла в коридор и стала искать хоть кого-нибудь. И мне вдруг показалось, что в доме кроме меня никого нет. А я так боюсь оставаться одна!

– Сколько, говоришь, тебе лет? – широко зевая, спросила Мариша.

– Двадцать, – прошептала Ариша.

– А сколько сейчас времени?

– Не знаю, у меня нет часов.

Мариша привстала и посмотрела на дисплей телефона. Семь утра. Учитывая, что вчера она легла спать около двенадцати, а уснула и того позже, сейчас ей больше всего хотелось завалиться обратно в постель и не вылезать из нее до обеда. Но правила гостеприимства – превыше всего. Поэтому Мариша встала и, беспрестанно зевая, отправилась на кухню. Ариша семенила за ней.

На кухне царил беспорядок. Вчера они с Настей только перенесли всю грязную посуду из бани и оставили ее на столе. Мариша сунула все в посудомоечную машину, и на кухне сразу стало гораздо уютнее.

– Кофе? – спросила она у Ариши.

– Если можно, – ответила та и опустилась на диван.

Мариша перемолола зерна, засыпала их в емкость, налила воды и плюхнулась на стул. Думать ни о чем не хотелось. Да и мысли не лезли в голову. Единственным желанием было закрыть глаза и уснуть. Мариша опустила голову на стол. Вот так гораздо лучше. Из забытья ее вывел тихий звонок – кофе был готов. Мариша взяла чашки, налила в них дымящийся напиток и позвала девицу.

– Ариша, иди пить кофе!

Однако та не спешила к столу. Девушка, свернувшись клубочком на диване, мирно сопела, видимо, уже никого не боясь.

Все понятно. Ариша спит и вряд ли проснется ради того, чтобы выпить кофе. Ну и ладно. Зато можно снова улечься в постель и поспать еще пару часиков.

Мариша доковыляла до своей комнаты, залезла под одеяло и с наслаждением потянулась. Она закрыла глаза и сладко причмокнула. Однако вопреки ожиданиям сон не шел. Ей вдруг расхотелось спать. Промаявшись с полчаса, Мариша снова встала, накинула на себя халат и прошла на кухню. Кофе уже остыл, но варить новый ей было лень. Она подогрела холодный кофе и принялась тихонько потягивать его.

Почему с ней все происходит не так, как с другими людьми? Если бы они отмечали новоселье, например, у Нюрки, ее лучшей подружки, то наверняка гости разошлись бы вовремя, никто из них не напился бы и тем более не остался ночевать. Хотя о чем это она? Нужно начать с того, что Нюрка никогда бы не стала жить под одной крышей с мужчиной, с которым ее ничто не связывает. Уж она нашла бы способ расшевелить Эрика. Или нашла бы другого кавалера.

Она была настолько поглощена своими мыслями, что не заметила Эрика, тихо вошедшего на кухню.

– Вот те раз! – воскликнул он. – А я крадусь, чтобы никого не разбудить. А ты, оказывается, уже не спишь.

Все Маришины мысли мигом выдуло из головы.

– Кофе хочешь? – вместо ответа спросила она. – Правда, он уже остыл.

– Ничего, я подогрею. А это что за натюрморт? – поинтересовался он, кивнув на Аришу.

– Боится спать одна, – пожала плечами Мариша.

– Оригинально! Как хорошо, что ты храбрая, – заявил он.

– Это еще почему?

– В противном случае ты бы пришла ночью в мою комнату.

– Жаль, что я такая смелая, – вздохнула Мариша.

– Всем доброе утро! – раздался бодрый голос Голубева, и он показался в дверях. – Не спится? Совесть замучила? – хохотнул он.

– У нас совесть чиста, в отличие от некоторых, – заметила Мариша.

– Кого вы имеете в виду? – спросил Алексей, усаживаясь за стол.

– Есть некие личности… – туманно ответила Мариша.

– Надеюсь, Ариша ничего не натворила? – насторожился следователь. – Я ведь ее совсем не знаю. Сергей Сергеевич попросил присмотреть за дочкой. Куда мне было деваться?

– Нет, с Аришей все в порядке, – успокоил его Эрик.

– Тогда ладно, – повеселел Голубев. – А то я бы со стыда сгорел – притащил в гости незнакомого человека, а он вытворяет невесть что.

Мариша прыснула.

– Я ведь зачем вчера приехал-то, – продолжил Алексей, прихлебывая кофе, заботливо предложенный ему Маришей. – Мне дают внеочередное звание, хотел это отметить. Но, видимо, вымотался за день и сразу вырубился. Неудобно, конечно, получилось. Приехал в гости и заснул в чужом доме. Но сами понимаете, работа у меня сложная… – и он заискивающе улыбнулся.

– А, так ты по этому поводу приехал… – протянула Мариша. – А мы-то гадали, с чего вдруг ты пожаловал?

– Я хотел поблагодарить Эрика за помощь и поддержку. На работе меня все уже поздравили, руку жали, хорошие слова говорили, но ведь не коллеги помогали мне все это время.

– Спасибо! – невозмутимо ответил Эрик. – Я польщен. Всегда приятно, когда тебя оценивают по достоинству.

– Я тоже счастлив, что меня наконец-то оценили, – сказал Голубев.

– Вообще-то я имел в виду себя, – уточнил Эрик.

– Да? – удивился следователь. – А ты-то при чем? То есть я имею в виду, что очень благодарен тебе, но ведь по большей части это моя заслуга, не правда ли?

– Не спорю, – кивнул сыщик. – Ты – молодец.

Голубев приосанился и повеселел.

– А вы не знаете, почему моя подушка пахнет майонезом, а на одеяле засохли веточки петрушки? – поинтересовался Голубев. – Хорошие хозяйки стелют гостям чистое белье! – он с осуждением посмотрел на Маришу. – Теперь придется баню топить. Не могу же я в таком виде предстать перед начальством.



– О бане даже не думай, – предупредила Мариша. – Хватит с тебя и душа.

Голубев надулся, но спорить не стал.

– Маришка, глянь сюда, – предложил Эрик, сидя за ноутбуком.

Они расположились за столом в гостиной и пили вечерний чай. Голубев уехал пару часов назад после прозрачных намеков на то, что пора бы ему и честь знать.

– Что? – спросила Мариша, подходя к сыщику и вставая за его спиной.

– Посмотри, какая прелесть! – он развернул к ней экран.

– А что это? – спросила она, с интересом рассматривая разноцветные осенние деревья.

– Это «Необитаемый остров».

– Совсем необитаемый? – улыбнулась Мариша.

– Он так называется, – пояснил Эрик. – На самом деле на этом острове расположен пансионат. Отдых в нем стоит немалых денег.

– А что там особенного? – заинтересовалась Мариша.

– И мне тоже расскажите, – попросила Настя, подходя поближе к ним.

– Вот, смотрите, – начал Эрик, водя мышкой по экрану. – Это – остров, вид сверху. Он совсем небольшой. Пешком его можно обойти минут за двадцать. В центре расположены шесть корпусов – три двухэтажных домика и столько же одноэтажных. В каждом домике по шесть комнат со всеми удобствами. А чуть левее – гостевой дом. Там расположены столовая, бильярдная, комната отдыха, ну и все такое. А с другой стороны – оздоровительная студия. Там находится бассейн, тренажерный зал, сауна и что-то еще, по-моему… Также на острове есть небольшая бухточка. Там можно порыбачить или просто посидеть на берегу, глядя на реку. И кроме того, никакой связи с внешним миром!

– В каком смысле?

– Мобильной связи и Интернета там нет. Приезжая туда, попадаешь в мир, отрезанный от цивилизации. Единственный телефон – в домике директора. Но он им пользоваться не разрешает. В общем, покой и размеренность, вот основа устройства острова.

– Как интересно ты рассказываешь! – восхитилась Настя. – Словно ты там уже побывал.

– Так я был там, – кивнул Эрик. – Два года назад. Не ожидал, что мне понравится, честно говоря, уезжать оттуда не хотелось.

– Ты говоришь, отдых там дорогой? – уточнила Настя.

– Очень! Неделя стоит как две недели в Европе.

– А что же там особенного? – удивилась Мариша. – По-моему, вполне заурядный островок.

– Это пока ты там не оказалась. На самом деле он очарователен! И обслуживание – выше всяких похвал. Ничто не напоминает наш российский сервис.

– Смотрите, а гостевой дом выполнен в виде шестигранника, – вдруг сказала Настя, тыкая пальцем в экран.

– Точно! – поддакнула Мариша, наклоняясь ниже. – Как странно… Три шестерки на таком маленьком островке.

– Какие три шестерки? – удивился Эрик.

– Ну, как же… Шесть корпусов, шесть комнат, шестиугольная комната.

– Ну и что?

– Как что! На таком острове должны происходить всякие странные вещи.

– Ну, ты сказала! По-моему, все это бред сумасшедшего. Кто-то когда-то придумал чушь про число дьявола. А остальные подхватили. Мне по жизни много раз попадались шестерки. И что из этого? Нужно поменьше думать о разных предрассудках.

– А остров и впрямь хорош! – похвалила Настя. – А это что за кнопка?

– Это онлайн-просмотр, – объяснил Эрик. – Если на нее нажать, камера, расположенная на острове, покажет его окрестности. Вот, смотрите! – Он щелкнул по голубому квадратику, и картинка стала меняться. Мариша как зачарованная смотрела на яркие краски деревьев, серо-голубую волну, набегавшую на берег. На маленькие домики, гармонично вписавшиеся в первозданную природу, и ей вдруг до боли в сердце захотелось побывать на этом острове.

– Ну как? – спросил Эрик.

– Здорово! – хором сказали подруги.

– Я так и думал, что вам понравится, – Эрик широко улыбнулся и закрыл ноутбук. – Что там у вас к чаю?

– Клюквенный пирог, – сообщила Настя и поставила перед ним блюдце с куском бисквита.

– Отлично! Люблю вкусно поесть!

Он не торопясь наслаждался десертом, запивая его ароматным чаем.

– Все-таки бывают случаи, когда без женщин не обойтись! – принялся философствовать Эрик. – Кто подаст тебе тарелку супа и кусок хорошего мяса, когда ты придешь уставший после долгого трудового дня?

– Ага! Ты наконец-то стал понимать, что мужчине необходима жена! – воскликнула Настя.

– Почему сразу жена? – сыщик сделал круглые глаза. – То же самое может сделать и домработница. И, заметь, кроме денег, больше ничего не потребует взамен!

– Ты плохо знаешь домработниц, – хмыкнул Антон. – Многих мужчин охомутали именно эти особы.

– Неужели? – Эрик поднял брови.

– Да, да! Так что лучше иметь жену, которая хотя бы вышла за тебя замуж по любви, чем отдаться на милость особе, видящей в тебе всего лишь денежный мешок.

– А я знаю более оптимальный вариант, – заявил сыщик.

– Какой? – заинтересовался Антон.

– Иметь такую подругу, как Маришка.

Антон хмыкнул и стал допивать чай. Мариша нахмурилась.

– Да! – вдруг сказал Эрик. – По-моему, Настя как-то упрекала меня, что я никогда не делаю Марише подарков. Даже цветов ни разу не подарил.

– А что, разве это неправда? – спросила Настя.

– Истинная правда! – приложил руку к сердцу Эрик. – Я бы хотел исправить свою вину. А то вы снова начнете таскать в гости этого Володю, а с ним ни расслабиться, ни отдохнуть.

– Так ты Марише хочешь сделать приятное или о себе заботишься? – уточнила Настя.

– Конечно, о себе. Вы же знаете, как я себя люблю! Да шучу я, – засмеялся сыщик, заметив, как вытянулось Маришино лицо. – Сегодня у меня такое настроение… – он взмахнул руками и замолчал, подыскивая подходящее слово.

– Какое?

– Мне хочется делать добро.

– Это неплохо. Но ведь мы говорили о подарке. Итак, что ты хочешь подарить Марише? – Настя пристально уставилась на Эрика.

– Да так, ничего особенного. Сущий пустяк…

– И все же? Мариша будет рада даже простой безделушке.

– Какая выгодная подруга, – хмыкнул Эрик.

– Ты не уходи от темы разговора. Покажи подарок.

– Вообще-то подарок не ей одной. Я тоже планировал им воспользоваться.

– Решил сэкономить?

– Почему бы и нет? Экономность – очень положительная черта.

– По-моему, это не экономность, а жадность, – фыркнула Настя.

– Не скажи, – протянул Эрик. – А кроме того, есть такие подарки, которыми приятнее пользоваться на пару.

– Например, колготки или помада, – язвительно сказала Настя.

– Вообще-то я не это имел в виду. Конечно, если Мариша скажет, что ей хотелось бы воспользоваться подарком одной, я ей уступлю.

– Вот это, я понимаю, настоящий мужчина! – одобрила Настя. – Проси, Маришка, индивидуальный сюрприз.

– Так как? – усмехнулся Эрик, глядя на девушку. – Какой подарок ты предпочтешь?

– А можно я сначала на него посмотрю? – осторожно спросила Мариша.

– Вот это настоящий деловой подход, – одобрительно кивнул Эрик.

– Ты не юли, – рявкнула Настя. – Показывай подарок.

– А вы его уже видели, – ответил он.

– Надеюсь, это не ночевка в твоем доме? – съязвила Настя.

– Нет, хотя за ночлег я денег не взял. А значит, Мариша получила его даром.

– За ту работу, которую она проделала в твоем доме, она должна как минимум год жить у тебя бесплатно.

– Так я и не против.

– Тьфу! – сплюнула Настя и отвернулась. – Иногда ты бываешь просто невыносим.

– Представляете, как повезет моей жене, если она будет видеть меня чаще, чем вы? – засмеялся сыщик.

– Кое-кто на это готов, хотя я полностью с тобой согласна, – проворчала Настя.

– Ладно, не буду испытывать ваше терпение. Я купил замечательную рассаду, и теперь по весне вы сможете высадить вокруг дома цветы. Здорово, правда?

Мариша потрясенно молчала.

– А почему подарок на двоих? – захлопала глазами Настя.

– Так я тоже собираюсь любоваться цветами! Или вы считаете, что большую часть времени я буду отсутствовать?

Подруги не могли вымолвить ни слова.

– Ладно, шучу, – ухмыльнулся Эрик. – Я приготовил вполне приятный подарок. Пустячок, конечно, но…

Мариша приободрилась и с надеждой взглянула на него.

– В общем, я предлагаю тебе поехать на неделю на «Необитаемый остров».

Мариша открыла рот.

– Куда? На тот остров, который ты нам демонстрировал? – переспросила Настя, реагирующая намного быстрее своей подруги.

– Да. Если, конечно, у Мариши появится такое желание.

– У Мариши есть такое желание! – взвыла та и бросилась сыщику на шею.

– Вот только давай без этих телячьих нежностей, – поморщился Эрик.

Однако было видно, что ему приятен восторг девушки.

– Когда едем? – спросила она, глядя на Эрика блестящими глазами.

– Завтра.

– А почему такая спешка? – удивилась Настя.

– Вообще-то я хотел позвать Маришу куда-нибудь в другое место. Например, в деревню к бабушке. Но мне позвонил приятель и предложил поехать на этот остров. Он приобрел путевки для себя и своего сына еще месяц назад. Но, к сожалению, обстоятельства сложились так, что он не может сейчас поехать. А путевки сдавать жалко. Они достались ему по очень выгодной цене. Он участвовал в конкурсе купонов на одном из сайтов и выиграл пятидесятипроцентную скидку.

– И ты решил поехать вместо него, – уточнила Настя.

– Да, зачем пропадать добру?

– Правильное решение, – одобрил Антон. – Отдохнете как следует. Тем более, как я понял, место это чудесное.

– Еще какое! – подтвердил Эрик и повернулся к Марише. – Значит, едем?

– Едем! – твердо сказала она.

– Тогда беги, собирай сумку.

Глава 4

Солнце медленно выкатывалось из-за горизонта. Оно пламенело алыми красками, и казалось, что его свет расстилается по всей водной глади. Мариша зачарованно смотрела на эту прелестную картину. Впервые она наблюдала такое чудо.

– Эрик, это просто волшебно! – прошептала она, вцепившись сыщику в рукав. – Ты видел когда-нибудь что-то подобное?

– Подобное видел, – кивнул тот. – Но картина и впрямь восхитительная.

– Эрик! Я сейчас умру от восторга! – простонала Мариша, прижимаясь к нему.

– Ты уж постарайся остаться в живых, – хмыкнул Эрик. – А то что я буду делать с трупом на борту?

Капитан моторки тихонько хмыкнул.

– Ну и весельчак вы! – сказал он, пристально глядя вперед. – Хорошо, что в компании отдыхающих появится такой веселый человек. Все, кого я сегодня перевозил, были какие-то напряженные, скучные. Словно не отдыхать едут, а камни ворочать.

– А что, много народа прибыло? – заинтересовался Эрик.

– С вами человек десять, наверное. Еще пара приедет после обеда, и на этом все. На неделю я свободен, если, конечно, директор не призовет меня раньше срока.

– Что так? Мест в пансионате нет?

– Почему? Места есть. Сейчас народа мало, не сезон. Просто отдых рассчитан на неделю. Его можно продлить еще на такой же срок, или наоборот, уехать раньше. Но новички прибудут только чем через семь дней.

– Такие правила?

– Да. Хозяин считает, что необходимо создать особую атмосферу, когда все друг с другом перезнакомятся и станут проводить время именно в таком составе.

– Интересная позиция.

– И самое главное, в этом есть определенный смысл, – подхватил капитан. – Отдыхающие говорили мне, что они просто в восторге от такой задумки. Они становятся друзьями. Да и уединенность острова навевает определенные желания – в частности, желание общаться. Не смотреть телевизор, не сидеть за компьютером, а собираться в гостиной и под треск поленьев разговаривать на самые разные темы.

– Здорово! – похвалил сыщик. – Я был здесь пару лет назад. Но, к сожалению, мне пришлось уехать раньше. Я провел на острове всего два дня и не успел познакомиться со всеми его традициями.

– Будем надеяться, что в этот раз вам повезет больше, – сказал капитан.

– Кажется, скоро приедем? – спросил Эрик, вглядываясь в даль.

– Да, – кивнул капитан, – сейчас покажутся кроны деревьев.

Моторка вошла в поворот, и Мариша ахнула от изумления. Прямо посреди реки пламенела небольшая полусфера. Сначала девушке показалось, что это солнце спустилось на землю и простирает свои лучи им навстречу. Но потом она поняла, что это и есть остров. Кроны деревьев переливались яркими цветами в первых солнечных лучах и горели так, что глазам было больно.

– Я хочу туда, – зачарованно прошептала она.

– Еще десять минут, и твое желание сбудется, – усмехнулся Эрик.

Мариша широко раскрыла глаза и жадно ловила каждое мгновение волшебного утра. Ей казалось, что она стала частью этого первозданного мира, растворяясь в солнечном свете и разноцветной листве.

Моторка подошла к берегу, и капитан заглушил двигатель.

– Ну, вот мы и прибыли. Удачного отдыха!

– Спасибо, – ответила Мариша, а сыщик коротко кивнул.

– Вот увидите, когда неделя закончится, вы не захотите отсюда уезжать, – сказал капитан, с одобрением глядя на них.

– Пусть будет так, – ответил Эрик и почему-то нахмурился.

Какая-то непонятная тревога вползла в его сердце, но он тут же прогнал ее от себя. Дурная привычка – всегда думать о плохом!


Эрик с одобрением осмотрел свой номер. Все ему нравилось – дорого, просто и удобно. Он бросил сумку в шкаф и направился в душ. Почти десять часов пути давали о себе знать. Ему хотелось поскорее смыть с себя усталость.

Стоя под хлесткими струями воды, Эрик испытывал двоякое чувство. С одной стороны, ему безумно хотелось провести несколько дней, не задумываясь ни о чем. Но привычка к работе мешала ему сосредоточиться на отдыхе.

«Ничего, дела подождут, – уговаривал он себя. – Самое главное, – приятно провести время».

Наконец, почувствовав, что усталость ушла, он выключил воду и вернулся в комнату. Но, сделав буквально пару шагов, он вдруг замер и уставился на пол возле двери. Странно…

Минуту спустя Эрик стоял посреди номера и недоуменно разглядывал записку, подсунутую кем-то под его дверь. Когда он уходил в душ, ничего в номере не было! И вот сюрприз!

Еще раз прочитав текст, он недоуменно нахмурился и покачал головой. Бред какой-то! А может, это часть развлекательной программы? Вряд ли… Тогда какой во всем этом смысл? А может, кто-то узнал, что он сыщик, и решил поразвлечься?

Эрик сложил листок и задумчиво посмотрел в окно. В любом случае вечером он все узнает. А пока надо спрятать это послание в сумку. Вдруг оно ему понадобится?


Комната Марише очень понравилась. Большая, светлая, с красивой мебелью и шикарным постельным бельем.

Она закончила разбирать вещи и заглянула к Эрику. Он занял соседний номер и успел не только разобрать сумку, но и принять душ.

– Проходи, – кивнул он Марише, натягивая спортивную куртку. – Как тебе здесь?

– Мне все очень нравится, – ответила она и села на диванчик. – Жду не дождусь, когда можно будет пройтись по острову.

– Я предлагаю сначала отдохнуть, – сказал Эрик. – Шутка ли, восемь часов за рулем, а потом еще полчаса на моторке.

– Хорошо, – кивнула она. – Честно говоря, я тоже устала.

Она вернулась к себе в номер, прилегла на кровать и неожиданно уснула.


Мариша проснулась от негромкого стука в дверь.

– Спишь? – тихо спросил Эрик, входя в комнату.

– Ага! – сонным голосом ответила она. – А сколько времени?

Мариша бросила взгляд на окно. На улице уже стемнело, и понять, который час, было невозможно.

– Через полчаса ужин, – ответил Эрик. – Обед ты проспала. Я не стал тебя будить. Ты так сладко сопела.

– Ну и правильно, – еще раз зевнув, ответила Мариша. – Зато я хорошо выспалась.

– Давай собирайся, а то опоздаем, – поторопил ее сыщик. – Здесь нужно приходить вовремя. Таковы местные правила.

Мариша вылезла из-под одеяла и принялась приводить себя в порядок. На макияж она потратила совсем немного времени – оттенила глаза и нанесла на губы блеск. Эрик только хмыкал, глядя на ее приготовления. А вот платье она решила надеть самое что ни есть шикарное.

Схватила его с вешалки и побежала в ванную.

– Никак ты собралась на прием к президенту? – ехидно спросил Эрик, увидев ее во всем великолепии.

– Сегодня у меня такое чувство, будто я попала в волшебную сказку. И мне хочется ей соответствовать, – серьезно ответила Мариша.

– Тогда ладно, – кивнул Эрик. – Если хочется, значит, нужно соответствовать.

Через пару минут они вышли из номера и спустились по лестнице. Впереди шел мужчина в черном фраке и с тростью в руке.

– Вот видишь, – горячо зашептала Мариша, – не у меня одной такое ощущение.

– Да, мой простой костюм явно не будет пользоваться успехом, – заметил Эрик, и в его глазах мелькнула улыбка.

– Еще не поздно переодеться, – предложила Мариша.

– Нет уж! – твердо ответил сыщик. – Мне и так неплохо.

Они пересекли холл. Утром Мариша не особенно внимательно разглядела интерьер и сейчас с любопытством оглядывалась по сторонам. Верхнего света не было, что придавало холлу некую загадочность. Вдоль стен с обеих сторон располагались массивные кожаные диваны. В художественном беспорядке были расставлены огромные деревянные кадки с экзотическими цветами и деревьями. В углу, рядом с выходом, был оборудован небольшой фонтанчик. На каменном бортике сидела игуана и смотрела на Маришу немигающим взглядом. Внезапно с ветки одного из деревьев слетел большой разноцветный попугай и закричал пронзительным голосом, забавно картавя:

– Добрро пожаловать! Добрро пожаловать!

Он сел Марише на плечо и посмотрел на нее круглыми черными глазами. Девушка рассмеялась и погладила птицу по жестким перьям.

– Кр-расотка хор-рошая! Кр-расотка хор-рошая! – закричал он и перелетел на дерево.

– Смотри-ка, даже птицы здесь понимают толк в красоте! – удивился Эрик, разглядывая попугая.

– Пустячок, а приятно! – засмеялась Мариша.

Мимо них прошел еще один мужчина и вежливо поклонился, задержав на Марише оценивающий взгляд.

– Заметь, не только птицы! – подняла она указательный палец.

– Да, в этом месте происходит нечто странное, – хмыкнул Эрик. – Наверное, действует волшебная атмосфера острова.

Они вышли из корпуса, прошли по мощеной дорожке и оказались у дверей шестиугольного здания.

– Прошу! – сказал Эрик и открыл перед Маришей дверь.

– И правда, здешняя атмосфера творит с людьми чудеса, – улыбнулась она, входя внутрь.

– Прошу не передергивать, – заявил Эрик. – Я всегда отличался хорошими манерами.

В небольшом полукруглом холле их встретила девушка, очевидно, ровесница Мариши. Она ослепительно улыбнулась им и сообщила:

– Добро пожаловать! Меня зовут Анжелика. Я администратор этого пансионата. Пройдите направо, и вы сможете повесить в гардероб свою одежду. Налево – дамская и мужская комнаты, а эта дверь ведет в гостевой зал. Все уже готово к ужину. Как только отдыхающие соберутся, сразу начнем.

Мариша вошла в дверь, на которую им указала девушка. На витых вешалках уже висели пальто и шляпы. Мариша скинула верхнюю одежду и недоуменно посмотрела на Эрика.

– А где номерки?

– А что тебя смущает? – хмыкнул Эрик. – Или ты боишься, что с соседнего острова приплывет какой-нибудь воришка и упрет твое пальтецо?

– Ну… нет, – неуверенно ответила она.

– Тогда нечего волноваться. Пойдем. Все, наверное, уже собрались.


В центре довольно большого зала стоял огромный овальный стол, за которым уже сидели люди. Мариша даже немного опешила. Она ожидала увидеть небольшие столики на четверых человек и никак не думала, что их всех соберут за одним столом.

Мариша с удивлением разглядывала это чудо природы. Она ни разу не видела столов таких размеров. Он был массивным, темного цвета – почти черным, что придавало ему старинный и представительный вид.

Мариша оторвала взгляд от стола и переместила его на гостей, уже занявших свои места. С одного края сидела молодая пара, видимо, муж и жена. Мариша заметила на их пальцах обручальные кольца. Слева от них – пожилая, очень опрятная и аккуратная старушка. Рядом с ней сверкал глазами спортивный подтянутый мужчина лет шестидесяти. Было видно, что он получает от всего происходящего огромное удовольствие. По левую руку от него скучала интересная, даже шикарная женщина. При виде Мариши ее взгляд изменился. В нем появилось что-то хищное. Она стрельнула глазами в Эрика и снова недобро посмотрела на девушку.

«Ну, вот, – расстроилась Мариша. – Куда ни приедешь, повсюду найдутся такие дамочки. Похоже, всю неделю мне придется отбиваться от соперницы!»

– Прошу вас, сюда! – проворковала неизвестно откуда выпорхнувшая Анжелика. – Ваши места здесь. – Она показала рукой на противоположную сторону стола.

Мариша обратила внимание, что там сидят только мужчины. Четыре человека. Среди них был и мужчина с тростью, обогнавший их на лестнице, и тот, что вежливо поздоровался с ними на выходе из корпуса. Эрик отодвинул стул, и Мариша оказалась рядом с тем самым вежливым джентльменом. Ему было лет пятьдесят или чуть больше. Она опустилась на стул и очутилась лицом к лицу с той самой хищной дамочкой. Однако сейчас ее взгляд снова изменился. Он стал холодным и отстраненным.

Эрик сел на соседний стул. Не успела Мариша еще раз осмотреться, как прибыл последний гость. Довольно молодой мужчина коротко кивнул собравшимся и сел на свободное место напротив Эрика. Женщина, увидев интересного соседа, тут же расслабилась и даже улыбнулась. Вечер начался.

Глава 5

– Все гости в сборе! – торжественно объявила Анжелика и замерла, ожидая, когда присутствующие сосредоточат на ней свое внимание. – Сегодня первый вечер из чудесной недели, которая ожидает вас впереди. По традиции – это время знакомств. Сегодня вы представитесь друг другу. Сообщите, кто вы, каковы ваши интересы. Совсем не обязательно рассказывать о себе все. Достаточно будет поделиться самым важным для вас.

Каждый вечер мы будем устраивать посиделки. Разговаривать о том о сем… Вы забудете, что где-то за рекой есть цивилизация, работа, от которой вы наверняка устали, люди, о которых вам хотелось бы забыть. В общем, ваша жизнь замрет на неделю. Здесь будем только вы и мы, обслуживающий персонал. Сразу скажу, на нас вы можете не обращать никакого внимания. Мы – всего лишь тени, призванные охранять ваш покой. Мы – легкий ветер в ночи, который своим мановением снимет с вас все тревоги и волнения. Мы рядом с вами – и мы на расстоянии от вас…

Девушка умолкла, и гости удивленно переглянулись.

– Хорошо говорит, – шепнул Эрик на ухо Марише. – И вообще, сценарий этого вечера весьма неплох. Что может быть лучше отказа от цивилизации и неторопливого культурного общения? Пусть даже на столь короткое время. А вот насчет работы она погорячилась! Не каждый мечтает от нее отдохнуть.

– Это точно! – хмыкнула Мариша. – Я знаю за этим столом как минимум одного трудоголика, не желающего ни на миг расставаться с делом.

– А теперь вы погрузитесь в атмосферу острова, – сообщила Анжелика приглушенным голосом и погасила свет.

В тот же миг на стенах стали одна за другой зажигаться свечи. Они были самые разные: толстые и тонкие, маленькие и длинные, разноцветные и обычные, белые. В камине затрещали поленья, и взмыл вверх огонь. Откуда-то повеяло легким ароматом ванили.

– Похоже, свечи ароматизированные, – заметила Мариша, вдыхая приятный запах.

– Пахнет грейпфрутом, – сказал Эрик, поведя носом.

– И им тоже, – кивнула она.

Запах был очень легким, ненавязчивым. Он не концентрировался в зале, а сразу выветривался. И ему на смену приходили новые ароматы.

– Видимо, у них неплохая система кондиционирования, – заметил Эрик, повертев головой по сторонам.

– Прежде чем мы приступим к ужину, – вновь раздался голос Анжелики, – давайте познакомимся. Как видите, я рассадила вас по обеим сторонам стола. Шесть человек с одной стороны и шесть с другой. Начнем с первого домика. Прошу вас, господа. Кто приступит?

– Первый домик наш, – прошептала Мариша. – Я видела табличку.

Мужчина, сидевший с краю, коротко кашлянул и обвел присутствующих взглядом.

– Аркадий Семушкин, – представился он хорошо поставленным низким голосом. – Вообще-то я люблю вести умные беседы в приятной компании. Вот только не думал, что здесь мне это предоставят. В последнее время встретить интеллигентных людей становится все сложнее.

– Это смотря где работаешь, – вставила надменная дама, немного оттаявшая и уже не кидающая на Маришу ледяные взоры. – Моя подруга трудится в библиотеке. Так у нее все клиенты – сплошь интеллигенты.

– Моя служба не предполагает приятного общения, – сказал Аркадий. – Чаще всего мне приходится иметь дело с воришками и мошенниками. Я судья в городе Саранске, – добавил он, заметив недоуменные взгляды окружающих. – Когда я подыскивал себе тур, то ввел в условия поиска «приятное общество». В итоге наткнулся на этот остров. Путевка, конечно, не из дешевых, но мне повезло. Я попал под акцию «Отдых за тридцать процентов». И вот я здесь. – Он улыбнулся, но улыбка получилась какая-то натянутая.

– Снопков Виталий, – отрывисто произнес его сосед и стрельнул глазами на даму. – Сейчас я должен был отдыхать в Египте, а вместо этого кукую здесь. Даже и не знаю, хорошо это или плохо. С первого взгляда мне все нравится, но что будет завтра, вот вопрос. Самое главное, конечно, сервис и приятное общество. Если мне все это предоставят, то я, так и быть, смирюсь со своей участью.

– Насчет общества я бы не стала беспокоиться, – томным голосом заметила дама.

– Я тоже так считаю, – серьезно ответил Снопков, пристально глядя ей в глаза.

Она выдержала его взгляд, и Виталий усмехнулся.

«А он тот еще фрукт, – подумала Мариша. – Пожалуй, может составить Эрику конкуренцию».

– А вы из какого города? – поинтересовалась она.

– Новгорода, – коротко ответил он и задержался взглядом на Марише.

Она, в отличие от дамы напротив, не стала играть с ним в гляделки, а посмотрела на его соседа.

– Ну, а я – Андрей Судаков! – беззаботно произнес тот, будто каждый, кто попадался на его жизненном пути, обязан был радоваться встрече с таким замечательным парнем. – Тридцать девять лет, не женат, детей не имею, свободен для новых отношений, – весело добавил он.

Дама напротив взглянула на него с еще большим интересом, и Виталий тут же подобрался.

«Что делает с мужчинами красивая женщина! – улыбнулась про себя Мариша. – Она позволяет им почувствовать себя охотниками. Настоящими первобытными самцами».

– Вы на острове впервые? – спросила дама.

– Впервые! – радостно кивнул Судаков. – Это своего рода премия за успешную работу.

– А чем вы занимаетесь?

– Так… – пожал он плечами, – с людьми дело имею. А люди, сами знаете, бывают разные.

– А я врач, – сообщил Маришин сосед по столу. – Тимур Сабеков. На днях отметил тридцатилетний юбилей работы в реанимации.

– Какая благородная профессия! – восхитилась женщина напротив. – Наверное, у вас нет времени на отдых?

– Откуда бы ему взяться! – улыбнулся Тимур. – Хорошо, что коллеги подарили путевку и выбили у начальства для меня неделю внеочередного отпуска. А то бы я так никуда и не выбрался.

Он замолчал, явно давая понять, что ему нечего добавить к сказанному.

– Меня зовут Эрик, – послышался голос Петрова. – А это моя девушка Мариша.

«Хорошо, хоть не сказал подруга, – пронеслось у нее в голове. – А то могу себе представить, как бы сейчас завелась эта дамочка».

– Эрик? – тут же переспросила та.

– Да, а что вас удивляет?

– Редкое имя. Я не встречала никого с таким именем. А вы тоже попали на остров случайно?

– Еще как! – улыбнулся Эрик. – Можно сказать, я узнал о том, что еду сюда, буквально за день. Один мой знакомый не смог поехать и предложил путевки мне.

– Хороший знакомый, – кивнула она. – Разбрасываться такими путевками не каждому по карману.

– Это верно, – кивнул Эрик, не вдаваясь в подробности.

– А чем же вы занимаетесь?

– Ищу помаленьку… То тут, то там.

– Археолог, что ли?

– Типа того, – ухмыльнулся Эрик.

– А ваша девушка?..

– Мне помогает. Она на подхвате. Там подать, тут принести.

– Никогда не думал, что такие красивые девушки интересуются археологией, – покачал головой Тимур. – Если вам так нравится старина, можно в крайнем случае встать за прилавок в антикварном салоне.

– Я предпочитаю простор и свободу действий, – улыбнулась Мариша.

– Вот это правильно! – хохотнул Андрей. – Когда над тобой нет строгих начальников, работается лучше некуда! По себе знаю!

– Ну, а я, – заговорила дамочка напротив, – Лада Андреевна. Можно просто Лада. Приехала из Москвы. Кстати, тоже не собиралась ехать на этот остров. Я планировала отдых в Европе. Но так уж сложилась судьба. Посмотрим, что из этого получится. Я, знаете ли, верю в судьбу, – она кокетливо улыбнулась сразу всем мужчинам с противоположной части стола.

– Это правильно! – тут же подал голос Андрей. – Судьба, она умная.

– Если кому-то интересна дополнительная информация, то я не замужем! – добавила Лада и улыбнулась еще шире.

«Только это нам и интересно!» – хмыкнула про себя Мариша.

– Простите, – вдруг обратилась Лада к своему соседу слева. – Я влезла не в свою очередь. Ведь вы должны были ранее меня представиться.

– Ничего! – благодушно ответил тот. – Все равно я буду краток. Богдан, Новосибирск.

Он замолчал. Все недоуменно смотрели на него, видимо, ожидая продолжения.

– Что? – не выдержал он многочисленных взглядов.

– Вы уже закончили? – уточнил Эрик.

– Да! Я же сказал, что буду краток.

– Тогда следующая очередь моя, – заговорил моложавый мужчина тихим приятным голосом. – Григорий Игоревич. Пенсионер. Вообще-то я предпочитал юг России в качестве места для отдыха. Но в прошлом году я попал сюда. С тех пор моя душа рвется в это место. Хорошо, что у меня есть замечательные дети. Они оплатили мне путевку. Сам бы я ни за что не потянул такой отдых.

– Как здорово! – подала голос девушка с края стола. – Значит, вы единственный, кто уже знаком с местными обычаями?

– Можно сказать и так, Анечка, – кивнул Григорий и тут же спохватился: – Ничего, что я вас так называю?

– Пожалуйста, – рассмеялась она, – мне даже приятно. Буду думать, что я ваша дочка.

– А мне приятно иметь таких соседей, как вы. Наши комнаты расположены рядом, – пояснил Григорий Игоревич.

– Мы так и поняли, – кивнул Виталий.

– Я приехал из Новгорода. Кстати, очень удобный маршрут. Полдня – и я уже здесь. А на юг нужно ехать дольше.

Он замолчал и посмотрел на свою соседку.

– Авдотья Ивановна, семьдесят два года, – сказала она и, лукаво улыбаясь, добавила: – Не замужем.

Лада весело рассмеялась.

– А что! Я вполне могу составить вам конкуренцию, – заявила бабуля, добродушно глядя на нее. – Тем более что для меня здесь тоже есть контингент.

– Я и не спорю, – парировала Лада. – Даже приятно, что у меня будет соперница. А то неинтересно, когда тебе все преподносят на блюдечке.

«А она очень самоуверенная особа!» – сделала вывод Мариша.

– Что же вы, милочка, остальных барышень в расчет не берете? – спросила Авдотья Ивановна.

– Так они при деле, – махнула рукой Лада. – Уже пристроены. И это хорошо. Хочется не только конкурировать, но и просто общаться.

Авдотья рассмеялась.

– Я думаю, нам с вами скучать не придется.

– Где же вы взяли деньги на такую путевку? – неожиданно в лоб спросил Виталий, хмуро разглядывая бабулю. – Или людям пенсию повысили?

– Пенсия у меня и в самом деле неплохая, – кивнула она. – Но, помимо этого, я работаю. Пусть не так много, как раньше, но на жизнь хватает.

– А мне кажется, это здорово, когда наши пенсионеры могут позволить себе такой отдых, – заявила Лада, с симпатией поглядывая на Авдотью.

– Согласен, – кивнул Виталий. – В семьдесят лет жизнь не заканчивается.

«Какой-то он странный, – решила про себя Мариша. – Непонятно, о чем он думает на самом деле. Еще минуту назад я решила, что ему не понравилась эта милая старушка. А сейчас кажется, что все в порядке».

– И откуда вы сюда приехали? – так же хмуро спросил он.

– Из Самары я. Слыхали о таком городе?

– «Ах, Самара, городок, неспокойная я!» – пропела Лада.

– Вот, вот! – подхватила бабуля. – Это про меня. Я ведь всю жизнь моталась по России. То тут, то там… Ох, и жизнь у меня была! А сколько мужчин падало к моим ногам! – она раскраснелась и чуть было не пустилась в воспоминания.

– Несомненно, это очень интересно, – перебил Виталий, и в его голосе послышалась ирония. – Но прежде хотелось бы познакомиться со всеми членами нашей маленькой группы.

– Конечно, конечно! – спохватилась старушка. – Время у нас есть. Я успею многое рассказать…

– Я Анна, – продолжила представление девушка с краю. – У нас с мужем своего рода свадебное путешествие.

– Вы только что поженились? – восхищенно спросил Григорий.

– Нет, поженились мы год назад, но все никак не получалось выбраться отдохнуть.

– Молодцы, что приехали именно сюда. Здесь так романтично! – мечтательно произнесла Лада. – Мне кажется, это место будто создано для тех, кто решил начать новые отношения или восстановить прежние. И название можно сменить. Например, назвать его «Остров романтиков». Ну, как?

– Чудесно! – воскликнула Авдотья. – Мне бы совсем не помешали новые отношения. Вот, помню я, сорок лет назад…

– Мы еще не познакомились с Анниным мужем, – торопливо перебил ее Андрей. – Как, говорите, вас зовут? – он посмотрел на мужчину.

– Я – Семен, – широко улыбнулся тот. – Мы с женой мечтали поехать именно в такое место. Вот только поначалу интересовались иностранными курортами. А потом нашли этот остров. Я даже не знал, что такие курорты есть в нашей полосе. Я ведь случайно наткнулся на этот остров в Интернете. Сначала думал, просто красивая картинка. А когда узнал, что сюда можно приехать, не раздумывая приобрел путевки.

– А у нас подобралось приятное общество, не так ли? – потерла руки Авдотья.

– По всей видимости, да! – усмехнулся Эрик.

Мариша улыбнулась. Ей и в самом деле нравились эти люди. За исключением разве что Виталия. Хотя он может оказаться нормальным мужиком, просто устал с дороги. Да и Лада ее больше не раздражала. С ней было все понятно. Дама приехала расслабиться. А для этого ей необходимо мужское общество. К счастью, свободных мужчин подходящего возраста здесь вполне достаточно, и Маришу это не могло не радовать. За Эрика она теперь не волновалась. Хотя кто знает… Вон Авдотья какая деятельная. Тоже приехала не просто так! Мариша хихикнула. Приятно, когда женщина такого возраста способна радоваться жизни. Будь она занудой, отдых точно был бы испорчен.

– Ну, вот вы и познакомились! – сообщила невесть откуда взявшаяся Анжелика. – А теперь ужин!

Она произнесла последнюю фразу так соблазнительно, что у Мариши тут же потекли слюнки. Ее желудок напомнил о том, что он уже давно пуст.

Откуда-то сбоку выпорхнула еще одна девушка в белом переднике. Она везла перед собой сервировочный столик. Мариша вытянула шею. Тележка заинтересовала исключительно всех. На какое-то время за столом воцарилась полная тишина.

– Греческий салат! – торжественно объявила Анжелика, а официантка принялась расставлять тарелки.

Ее руки быстро мелькали над столом, и уже через пару минут каждый получил свою порцию. Послышался звук стучащих о тарелки вилок. Мариша отправила в рот довольно большую порцию и зажмурилась от удовольствия.

Между тем официантка вернулась с новой тележкой и замерла в ожидании.

С закуской справились довольно быстро. Видимо, все проголодались.

– Заливное из семги! – снова объявила Анжелика, и не успела Мариша моргнуть, как тут же получила порцию заливного.

Снова послышался стук вилок. Мариша решила не торопиться и насладиться волшебным вкусом блюда. Однако в мгновение ока все слопала. Такую вкусноту невозможно было есть медленно.

– Пельмени по-сибирски! – объявила Анжелика, и Мариша с удивлением посмотрела на нее.

– Я думала, это все, – прошептала она Эрику. – А оказывается, еще и пельмени…

– Я, например, с удовольствием их опробую, – сказал он, окидывая свою тарелку довольным взглядом. – Обожаю пельмени! Вот только готовить их умеет лишь моя бабушка. Посмотрим, может, у них это получилось не хуже.

Он отправил в рот пельмешку и удовлетворенно кивнул:

– То, что нужно! Попробуй, тебе понравится.

Мариша не заставила себя долго ждать. Она любила вкусно поесть. Конечно, на мгновение ее посетила мысль, что после поездки на остров нужно будет сменить гардероб, потому что она поправится, но это ее не остановило. Она заметила, что Лада с сожалением смотрит на пельмени. Видимо, это блюдо было для нее уже лишним.

– Фаршированные куриные бедрышки! – послышался голос Анжелики, и Мариша тихонько застонала.

Она съела все пельмени до одного, и в ее желудке совсем не осталось места.

– Вот это, я понимаю, сервис! – восхитился Андрей, наваливаясь на очередное блюдо. – Только ради этого стоило приехать на остров.

– А вы что не кушаете, милочка? – спросила Авдотья Ивановна у Лады. – Молодая здоровая женщина должна хорошо питаться. Ей нужно много сил на… отдых. – Бабуля замешкалась перед словом «отдых». Она явно хотела сказать нечто другое, но, видимо, ей стало неудобно озвучивать свои мысли.

– Молодая здоровая женщина должна заботиться о фигуре, – заявила Лада, выпятив вперед грудь. – Иначе отдых не пойдет ей на пользу.

– Странная мысль… – с удивлением сказала Авдотья. – Ничего подобного я раньше не слышала. Посмотрите на мою фигуру, – она покрутилась по сторонам. – Идеальная! Не так ли? – и бабуля призывно посмотрела на мужчин, ища их поддержки.

Виталий закашлялся, и Андрей весело захохотал.

– Для вашего возраста – безупречная! – подтвердил он.

– Что значит, для моего возраста? – вскинула брови бабуля. – Она для любого возраста совершенна. А все почему? – Авдотья снова в ожидании уставилась на мужчин.

– И почему же? – не выдержал Аркадий.

– Я всегда хорошо питалась, занималась спортом, и самое главное, – она подняла вверх палец, – меня любили мужчины!

Андрей снова рассмеялся.

– В этом я с вами согласен. Любовь – лучший лекарь и косметолог. Так говорила моя последняя пассия, – добавил он. – Она работала в салоне красоты и давно заметила, что самые красивые женщины не те, кто периодически приводит себя в порядок, а те, которые постоянно находятся в состоянии влюбленности.

– Мне хотелось бы познакомиться с этой вашей дамой, – заявила Авдотья. – Я думаю, мы бы с ней по-дружились. В наше время так трудно найти родственную душу! – добавила она и искоса посмотрела на Ладу. – Современные дамочки не умеют предаваться любви в полной мере. Они все время смотрят на себя со стороны. А это, скажу я вам, очень ограничивает свободу действий.

– А вы мне нравитесь, Авдотья Ивановна! – восхищенно заявил Григорий Игоревич. – Думаю, мы с вами найдем общий язык.

Лада открыла было рот, чтобы достойно ответить, но передумала и вместо этого отправила в рот пельмешку. Мариша хихикнула. Вот что делают с женщинами потенциальные соперницы, даже если разница в возрасте у них составляет почти тридцать лет.

– А теперь десерт! – послышался голос Анжелики, и тут застонали даже мужчины. – Творожный торт с фруктами!

– О! Это я люблю! – обрадовался Андрей и с вожделением посмотрел на свою порцию.

– Интересно, а есть что-то такое, чего ты не любишь? – добродушно поинтересовался Богдан.

– Есть, – уверенно кивнул Андрей.

– И что же это?

– Не знаю, пока мне ничего такого не попадалось.

Мариша ухмыльнулась. Похоже, Андрей любит не только женщин, но и хорошую кухню. Она покосилась на Эрика. Тот выглядел абсолютно довольным и с наслаждением доедал свою порцию.

– Как только в тебя столько влезает? – спросила Мариша.

– Сколько? – удивился он. – Разве это много? Знаешь, я даже готов не вспоминать о работе ради такой еды, – добавил он, откладывая в сторону ложку.

– Какое счастье! – съязвила Мариша, а Эрик лукаво улыбнулся.

– Господа, – снова послышался голос Анжелики. – Через полчаса вас ждет вечерний кофе, а сейчас наступило время общения. Наслаждайтесь беседой!

– Как хорошо! – неожиданно раздался голос Виталия. – Я даже не подозревал, что в России возможен такой сервис.

– Ваше разочарование от того, что вы не поехали в Египет, прошло? – поинтересовалась Лада.

– Прошло, – кивнул он. – После такого ужина можно забыть о чем угодно. Кроме красивой женщины, конечно, – добавил он.

– Это понятно, – сказала Авдотья Ивановна. – Если бы мужчина забывал после ужина обо всем на свете, ему была бы грош цена.

Послышалась тихая мелодия, и Мариша с удивлением оглядела зал. Ничего похожего на акустическую систему она не видела, однако музыка струилась буквально отовсюду.

– Нужно будет и мне приобрести такую систему, – прошептал ей на ухо Эрик. – Очень эффектно!

– Разрешите пригласить вас на танец, – галантно произнес Григорий и подал руку Авдотье Ивановне.

– С удовольствием, – тут же откликнулась она.

Пара отправилась танцевать.

– А может, и нам растрясти косточки? – спросил Эрик, глядя на Маришу блестящими глазами.

– Пойдем, утрамбуем пельмешки с бедрышками, – усмехнулась она.

Они присоединились к танцующей паре. Тут же поднялись Анна с Семеном и тоже закружились в танце. За столом остались Лада и пятеро мужчин. Она в каждого стреляла глазами, но они не торопились вставать из-за стола, только искоса поглядывали друг на друга и прикидывали, кто первым проявит инициативу. Одновременно поднялись Андрей и Виталий, Лада приосанилась и выпрямила спину. Однако, решив, что нужно уступить очередь другому, оба сели и снова уставились друг на друга. Лада потупила глаза. Было видно, что она сама готова пригласить кого-либо из мужчин на танец, но не знает, кого именно ей выбрать.

– Посмотри на Ладу, – хихикнула Мариша. – Похоже, она весь вечер просидит в одиночестве, несмотря на обилие женихов. Все чего-то ждут. Видимо, боятся быть отвергнутыми.

– Может, мне выручить бедную женщину? – задумчиво произнес Эрик. – Жаль беднягу! Она так рассчитывает на этот отдых!

– Я тебе выручу! – шикнула на него Мариша. – Я рассчитываю на него не меньше!

– Какая ты эгоистка, – тихо засмеялся сыщик.

– Мне есть у кого поучиться, – парировала она.

Лада отвернулась и сделала вид, что не обращает на мужчин никакого внимания. Снова заиграла музыка, и Анна потянула Семена в центр зала.

– Маришка, ты не обидишься, если я приглашу не тебя? – спросил Эрик и, не дожидаясь ответа, встал с места.

Мариша даже не успела ничего сказать, только напряглась, но уже в следующее мгновение облегченно вздохнула. Сыщик обошел вокруг стола и приблизился к Авдотье Ивановне.

– А я начинаю пользоваться успехом! – хихикнула она и легкой походкой направилась за Эриком.

Не успела Мариша проводить их взглядом, как сзади кто-то тронул ее за плечо. Она обернулась.

– Можно пригласить вас на танец? – спросил самый немногословный член их компании.

«Богдан, кажется», – припомнила Мариша.

– С удовольствием, – ответила она и подала парню руку.

Краем глаза она заметила, как Ладу просто перекосило от злости. Однако уже через минуту дама расцвела. Виталий сделал над собой усилие и пригласил ее на танец. В мгновение ока Лада преобразилась. Ее глаза заблестели, походка стала легкой, и во всем ее облике появилась некая воздушность.

Мариша с удовольствием наблюдала за этой парой. Виталий о чем-то спрашивал партнершу, и она с удовольствием отвечала. Лада чирикала, словно птичка, и было видно, что Виталию это нравится.

Мариша посмотрела на тех, кто остался за столом. Мужчины сидели молча и не делали попыток завести разговор. Очевидно, барьер, который всегда возникает у незнакомых людей при первой встрече, было не так-то легко преодолеть.

Глава 6

Музыка закончилась, и пары снова потянулись к столу. Мариша – умиротворенная, Анна и Семен – довольные друг другом, Авдотья – раскрасневшаяся и удовлетворенная. Лада и вовсе была похожа на сытую кошку. Ей осталось только прильнуть к чьему-либо плечу и замурлыкать. Мариша перевела взгляд на Виталия. В нем что-то изменилось. Причем перемены были налицо. Куда пропал его хмурый взгляд? В походке у него появилось что-то тигриное, словно он приготовился к прыжку.

«Наверное, так и есть, – решила Мариша. – Он выбрал себе жертву и теперь приложит все усилия, чтобы ее завоевать. Правда, я не думаю, что жертва будет долго сопротивляться».

– Как потанцевали? – поинтересовалась она, оказавшись снова рядом с Эриком.

– Замечательно! Авдотья Ивановна очень похожа на мою бабушку. Я как будто дома побывал.

– А у Лады тоже, видимо, все в порядке. Видимо, они с Виталием нашли общий язык.

– Не думаю, что она ограничится им одним, – покачал головой Эрик. – Лада – не та женщина.

– Молодой человек, а вы бы не отказались со мной потанцевать? – хитро спросила Авдотья, посмотрев на Виталия. – Ваша кандидатура мне очень нравится.

– Я?!! – вытаращился он и даже не нашел, что ответить.

– Конечно, вы же один здесь, Виталий. Ну, так как?

– Э… – он попытался придумать, что сказать, но впервые не нашел слов.

– Что – э… – засмеялся Андрей. – Соглашайся, когда женщина просит. Тем более от тебя не убудет.

– Пожалуй, в следующий раз, – наконец ответил Виталий, и Авдотья закудахтала от смеха.

– Как все-таки вас, молодежь, легко выбить из колеи. Не бойся, приставать не буду. Живи спокойно.

В этот раз засмеялись все. Даже Виталий смог выдавить из себя улыбку.

– Я и не боюсь, – ответил он. – Просто вы застали меня врасплох.

– Странно, – ответила она со смешинкой в глазах. – Ты ведь ехал отдыхать, не так ли?

– Ну, да…

– Значит, был готов к тому, что тебе предстоит необременительный роман с красивой девушкой. Так?

– Так.

– Тогда что же тебя смущает? Пусть я не совсем молодая, но ведь красивая? Или ты считаешь иначе?

Мариша давилась от смеха. Ей однозначно нравилась Авдотья Ивановна. Она решила поставить нахала на место, но сделать это в легкой и непринужденной форме.

– Вы очень красивая женщина, – наконец рявкнул он. – Но, как бы вам это сказать, – он помедлил, – вы не в моем вкусе.

– Так я и не навязываюсь! – воскликнула бабуля. – Сам еще будешь за мной бегать. Но к тому времени я уже наверняка буду занята. Смотри, сколько претендентов на мое сердце, – и она обвела рукой всех мужчин.

– Я – первый! – подскочил Андрей. – У меня нет определенных предпочтений. Я люблю разных женщин.

– Пожалуйста! – сдался Виталий. – Я не возражаю. Кроме того, мне нравится Лада. Я готов поухаживать за ней.

– Кстати, Лада мне тоже нравится! И я тоже готов за ней приударить, – сказал Андрей.

– Ты уж определись, – хмыкнул Виталий. – Или Лада, или Авдотья Ивановна!

– Не такой я человек, чтобы определяться! Мне нужно разнообразие, – сообщил Андрей. – Только тогда я чувствую себя замечательно. Хотя, если кто-то из них будет против моих ухаживаний, я, так и быть, смирюсь.

– Мне будет очень приятно! – тут же ответила бабуля.

– И мне, – добавила Лада.

– Вот видишь, вопрос решен, – обратился к Виталию Андрей.

– А у нас есть еще две дамы, – заметил Виталий. – Может, ты и за ними поухаживаешь?

– Нет, на чужую собственность я не посягаю. А вот на одиноких интересных дам… – он сделал эффектную паузу.

Авдотья Ивановна довольно улыбнулась, Лада выпятила вперед грудь.

– Вечерний напиток! – послышался громкий голос Анжелики, и вновь появилась девушка с тележкой. Она передала чашки с чаем и кофе, расставила вазочки с конфетами и печеньем и тихо удалилась. За столом воцарилась тишина. Мариша любила чаепитие и сейчас наслаждалась прекрасно заваренным чаем, отдыхая от словесной перепалки.

Она осмотрелась по сторонам. Люди несколько изменились по сравнению с часом назад, когда все только собрались в этом зале. Они стали более раскованными, открытыми, непринужденными. Знакомство состоялось. Мужчины немного освоились, и общаться стало легче.

– Вы можете продолжить вечер здесь, – вновь заговорила Анжелика, – музыка будет звучать до полуночи. Или сыграть в бильярд или покер. У нас есть развлечения на все вкусы.

Авдотья Ивановна приободрилась.

– А я бы хотела еще подвигаться. Так, с кем я пока не танцевала?

Ее взгляд остановился на Аркадии.

– Молодой человек, не окажете старухе честь?

– Ну, не такой уж я и молодой, – хохотнул тот. – Прошу меня извинить, но сегодня я не в состоянии двигаться. Дорога выдалась тяжелой, ночь бессонной, да еще накануне был трудный процесс. Единственное, чего мне сейчас хочется, это сидеть и ни о чем не думать.

– Какая интересная у вас работа! – воскликнула Анна. – Судить людей!

– Не очень-то это интересно, – зевнул он. – Так, обычная рутина. Это своего рода конвейер. Дела идут одно за другим. Моя задача – вовремя их решать.

– А вы никогда не задумываетесь, правильное решение приняли или нет?

– А зачем? – опять зевнул Аркадий. – Вот вы кем работаете?

– Продавцом, – сказала Анна.

– Скажите, вы часто задумываетесь над тем, насколько свежим был хлеб, который вы продали?

– Но ведь это совсем другое!

– Почему же другое? Это такая же работа, как и любая другая. У меня каждый день по несколько дел. Представляете, что будет, если я о каждом стану задумываться?

– Но ведь это люди!

– Люди, – кивнул Аркадий. – И я не просто так назначаю им наказание или оправдываю их. Сначала я знакомлюсь с доказательной базой, выслушиваю версии, как обвинения, так и защиты. И только потом выношу свое решение.

– А вы никогда не думали, что доказательства могут быть сфабрикованы? – продолжала расспрашивать его Анна.

– Ну, это полный бред! – фыркнул он. – Вы, наверное, насмотрелись сериалов, где все полицейские – сплошь продажные и коррумпированные. В реальной жизни все не так. Полицейские – обычные люди, выполняющие свою работу. У меня нет повода сомневаться в их объективности.

– А зря! Сегодня деньги решают все! – разгорячилась девушка. – У кого есть заветные банкноты, тот и музыку заказывает.

– Я же говорю, насмотрелись боевиков, – пожал плечами Аркадий. – Не берите в голову. Почти все люди получают то, что заслужили.

– Почти все? – уточнил Григорий.

– Ну, да. Судебные ошибки бывали всегда. И не только в нашей стране.

– Так, может, стоит задуматься о том, как сделать свою работу эффективнее?

– Послушайте, чего вы от меня хотите? – устало спросил Аркадий. – Я изучаю доказательства и выношу приговор. Все! Не я ищу факты, и не я их анализирую. Если и существуют ошибки, то это, как правило, не моя вина. Я работаю с готовым материалом.

– Мою маму насмерть сбила машина, а ее убийцу даже не посадили, – горько произнесла Анна. – Не нашли состава преступления в его действиях. Мы с Семеном обили пороги многих инстанций. Но везде нам отвечали одно и то же: решение суда законно и соответствует Уголовному кодексу Российской Федерации. Уже потом я узнала, что виновник хорошо заплатил кому нужно и остался на свободе.

– Я не спорю, бывает и такое, – нехотя кивнул судья. – Но это скорее исключение из правил. – Аркадий встал с места. – Простите меня, но я вынужден откланяться. Хочется как следует выспаться.

Он развернулся и быстрым шагом вышел из гостиной.

– Какая страшная у него работа, – покачал головой Григорий.

– Страшная? – удивленно переспросил Тимур.

– Да. Не хотел бы я быть на его месте.

– А что в ней такого ужасного?

– Одна его ошибка может исковеркать несколько человеческих судеб.

– То же самое можно сказать и о работе врача, – задумчиво произнес Тимур. – Рука дрогнула, и произошло непоправимое. Или он ошибся в диагнозе. Такое тоже, к сожалению, бывает. Все мы не боги. По теории вероятностей, каждый человек, занимаясь своей работой, ошибается определенное количество раз. Это же правило срабатывает и в медицине. Вот только разница в том, что врач не имеет права на ошибку.

– У меня двоякое чувство, – медленно произнесла Лада. – С одной стороны, я могу понять докторов, в руках которых находятся человеческие жизни. Они живые люди, а значит, зависят от настроения, самочувствия, переживаний. И порой они не могут не ошибиться. Но с другой…. – она помолчала. – С другой стороны, они не имеют на это права. Как определить, насколько виновен или невиновен человек, допустивший такую непозволительную ошибку?

– Не думайте об этом, – сказал Андрей. – Я тоже раньше задумывался на эту тему. Но так можно сойти с ума. Трудясь в подобных местах, нужно всегда иметь холодную голову и такое же сердце. По-другому нельзя. Поневоле становишься роботом, выполняющим ежедневную однообразную работу.

– И все же это страшно, – стояла на своем Анна. – Хорошо, что я всего лишь продавец.

За столом воцарилось молчание. Настроение было подпорчено.

– Послушай, может, и мы пойдем отдыхать? Что-то я подустал с дороги, – тихо сказал Эрик и отодвинул стул.

– Пойдем, – кивнула Мариша. – Мне уже не хочется беседовать. Зря Анна подняла эту тему.

– Тема справедливости – вечная. И очень несовершенны критерии, по которым определяют истинную вину человека. Почему он совершил ошибку? Всему виной его халатность, или просто так сложились обстоятельства? Спокойной ночи, – обратился Эрик к окружающим. – Приятно было познакомиться. Надеюсь, наше дальнейшее общение будет таким же приятным.

– Спокойной ночи! – тоже сказала Мариша, и под добродушные пожелания отдыхающих они покинули зал.


– Каково твое первое впечатление? – поинтересовался Эрик, когда они вышли на улицу.

– Я в восторге! – призналась Мариша. – Мне даже не с чем сравнить это волшебное место. Оно такое, такое… – она остановилась. – Я даже не знаю, какие слова подобрать.

– И не подберешь, – подхватил сыщик. – Оно – единственное в своем роде. Посмотри, какая луна!

Эрик остановился и посмотрел в небо. Мариша тоже задрала голову. В черной вышине среди крупных, размером с яблоко звезд висела желтая луна. Она смотрела на Землю своими пустыми глазами и, казалось, удивлялась тому, что видела.

– Какая огромная! – прошептала Мариша. – Она кажется намного больше, чем в городе.

– Здесь небо чистое. Мы уехали довольно далеко от цивилизации. Чувствуешь, какой воздух? – и он потянул носом.

– Ага! – девушка закрыла глаза и с наслаждением сделала несколько глубоких вдохов. – Мне кажется, я попала в сказку.

– У тебя неделя, чтобы почувствовать себя принцессой!

– К сожалению, невозможно быть принцессой без принца, – печально сказала она. – А мой принц так далек от сказок…

Глава 7

Как ни странно, но ночь на новом месте Мариша провела прекрасно. Не успела она положить голову на подушку, как тут же отрубилась. Девушка открыла глаза, когда в окно уже вовсю светило низкое сентябрьское солнце. Она с наслаждением потянулась. Ощущение радости переполняло ее всю. Было ощущение, что она соткана из воздуха. И стоит ей лишь встать с кровати, как она вспорхнет и полетит.

«Может, здесь необычный воздух?» – спросила она себя, нежась на мягком матрасе.

Вставать не хотелось. Она была бы не против, если бы завтрак принесли ей прямо в постель. Интересно, а такое в принципе возможно? Должен же здесь быть подобный сервис. Вот только как об этом узнать?

В дверь постучали.

– Войдите, – крикнула Мариша.

– Доброе утро! – поздоровалась симпатичная невысокая девушка в форменной одежде. – Уже проснулись?

– Пять минут назад, – кивнула она.

– Я знаю. Здесь установлен датчик движения. Очень удобно. По утрам не приходится стучать и будить гостей. Как только человек просыпается, у меня в комнате раздается сигнал.

– Здорово! – искренне восхитилась Мариша. – А мой спутник уже встал?

– Час назад. Сейчас он на прогулке.

– А сколько времени?

– Ровно девять утра.

– Я думала больше… Знаете, я замечательно выспалась.

– По-другому и быть не могло! – улыбнулась девушка. – Кстати, меня зовут Ольга. Если я вам понадоблюсь, вот здесь около выключателя кнопка. Нажмите ее, и я появлюсь. Возможно, придется немного подождать – у меня еще пять номеров. Но обычно долго ждать не приходится. Вы сейчас чего-нибудь хотите?

– Завтрак в постель, – мечтательно произнесла Мариша. – Но, наверное, это невозможно?

– Почему невозможно? – удивилась Ольга. – Скажите, что вам принести, и я тут же все сделаю.

– А… Тащите все, что есть! Я готова слопать слона – ощущение такое, словно я неделю голодала. Даже странно! Вчера столько всего съела…

– Ничего странного! Природа, воздух, романтика! Скажу по секрету, когда я сюда приехала, то лопала все, что не приколочено. И ведь ни килограмма не прибавила!

– Тащите скорее! – кивнула Мариша. – После ваших слов мне еще больше захотелось есть!


– Простите, можно вас?

Эрик обернулся и увидел спешащего к нему Аркадия.

– Извините, что беспокою… – судья замолчал и неуверенно посмотрел на сыщика.

– Никакого беспокойства. Мы же собрались здесь для общения и приятного времяпрепровождения.

– Боюсь, что у меня несколько другая тема для разговора. Совсем не приятная.

– Тоже не страшно. Самое главное, чтобы беседа имела результат.

– Вы ведь Эрик Петров, не так ли? – неожиданно для сыщика спросил Аркадий.

– Да, а мы разве знакомы?

– По-моему, вы не знаете истинных масштабов вашей популярности, – усмехнулся судья. – В нашей среде о вас не знает только ленивый.

– Все может быть, – кивнул сыщик. – И что у нас будет за разговор? На профессиональную тему?

– Угадали.

– Что ж, готов вас выслушать.

– Вчера вечером я получил записку. Вот она, – он протянул Эрику лист бумаги. – Прочтите, что там написано.

Эрик развернул листок. Там был напечатан такой текст:

«Ты думал, что можешь вечно творить зло и оставаться безнаказанным? Ты считаешь, что имеешь право вершить судьбы людей и спать после этого спокойно? Ты ошибаешься. Судья не имеет права на ошибку. Тем более на ошибку, совершенную не случайно. Ты знаешь, о чем идет речь. И должен понимать, что за ошибки нужно платить. Час расплаты уже близок!»

Эрик медленно сложил записку. Трудно было представить, чтобы на этом острове кто-то мог угрожать человеку. Вокруг все казалось настолько безмятежным и мирным, что это письмо можно было принять за шутку. Можно было бы, если бы не стиль исполнения. Эрику уже попадались подобные послания. И каждый раз за ними стояло что-то серьезное и даже опасное.

Хотя вполне возможно, что он просто хочет видеть в этой писульке серьезный мотив. Он уже успел соскучиться по работе. Нет, скорее всего, ничего страшного здесь нет. Все гости острова – милые и безобидные люди. Кто из них мог желать зла Аркадию? Да никто! Скорее всего, это шутка, придуманная кем-то из администрации. Может, им предложат игру в сыщиков и подозреваемых? Такая игра существует, он даже как-то в ней участвовал. Но в этом случае текст послания довольно дерзок. Хотя, возможно, так и задумано.

– А вот письмо, которое я получил сегодня, – сказал Аркадий, и Эрик выпал из задумчивости.

– Еще одно письмо? – изумился он.

– Да, прочтите.

Сыщик развернул записку.

«Час расплаты настал. Теперь ждать осталось недолго».

– Что вы об этом думаете? – нетерпеливо спросил Аркадий.

– Если это шутка, то очень злая, – медленно произнес Эрик.

– Я тоже так думаю, – кивнул его собеседник. – И от этого мне становится не по себе. Кто мог так надо мной пошутить?

– На ум приходит только обслуживающий персонал – возможно, администрация придумала для нас такое развлечение. Ведь наверняка все указали свой род деятельности и остальное? Я помню анкету, которую заполнял мой товарищ. Там был пункт: ваш род занятий.

– Да, было такое, и что?

– Среди нас есть несколько человек, относящихся к правоохранительной системе. Вы – судья, Андрей – следователь, я – сыщик. Вполне возможно, что нам предлагают какую-то логическую головоломку. В любом случае вы можете потребовать от руководства пансионата отчет. Или подождите до вечера. Вероятно, после ужина нас ознакомят с условиями игры.

– Я, конечно, подожду, – сказал Аркадий. – Не хочется выглядеть впечатлительным неврастеником. Значит, вы считаете, что все это шутка?

– На первый взгляд кажется именно так. В любом случае на острове вам ничего не грозит. Кстати, дома вы не получали подобных посланий?

– Нет, ни разу.

– А у вас враги есть?

– Откуда же мне знать? – начал раздражаться Семушкин. – У людей моей профессии всегда есть недоброжелатели. Кого-то приговор не устроил, кто-то посчитал, что я неуважительно к нему отнесся. Но, как правило, такое состояние быстро проходит. Люди остывают и начинают думать головой, а не другим местом. Они понимают, что я просто выполнял свою работу.

– Так, может, не все это поняли?

– Все может быть. Но никаких похожих писем я никогда не получал.

– А здесь вы никого не узнали? Допустим, кто-то вам знаком?

– Нет, что вы! У меня прекрасная память на лица. Если я вижу человека, то запоминаю его на всю жизнь.

– Значит, подождем до вечера. Скорее всего, все это окажется шуткой.


В своем номере Эрик разглядывал письмо, полученное им вчера. Та же самая бумага, та же манера написания, почти тот же текст…

«Ты думал, что можешь вечно творить зло и оставаться безнаказанным? Ты считаешь, что имеешь право распоряжаться судьбами людей и спать после этого спокойно? Ты ошибаешься. Врач не имеет права на ошибку. Тем более на ошибку, совершенную не случайно. Ты знаешь, о чем идет речь. И должен понимать, что за ошибки нужно платить. Час расплаты уже близок!»

Его друг, предложивший ему эту путевку, был врачом. А значит, послание предназначалось ему. Однако вместо него приехал Эрик, и записка теряла всякий смысл. Неужели на острове находится сумасшедший? Нет, это абсолютно исключено. Он предполагает то, чего на самом деле нет. Все отдыхающие – абсолютно безобидные и самые обычные люди. Да, скорее всего, это игра. Странная, непонятная, но все же игра. Впрочем, незачем ломать себе голову. Вечером все станет ясно.

Глава 8

Мариша вылезла из кровати перед самым обедом. Она належалась до такой степени, что все тело буквально ломило. Кое-как сделав зарядку и приняв душ, она принялась одеваться к обеду. На улице ей стало гораздо лучше. На деревьях вовсю распевали птицы, солнце припекало, и Марише хотелось петь от счастья. Несмотря на то что Эрика она с утра так и не видела, она не расстраивалась.

Мариша дошла до берега и немного постояла у воды. Конечно, странно, куда он мог подеваться? В номере его нет, да и вокруг ни души. В это время дверь их корпуса открылась, выпуская Андрея и Тимура. Они оживленно беседовали и даже не заметили девушку, стоявшую в сторонке.

«Ну вот, сегодня я никому не нужна», – огорченно подумала она, и ее настроение немного испортилось.

Из соседнего корпуса вывалилась целая толпа – Анна и Семен, Григорий и Лада.

«Интересно, где же Эрик? Неужели сдержал свое слово и гуляет с Авдотьей?»

В душе у Мариши шевельнулось что-то похожее на ревность.

«Я схожу с ума! – строго сказала она себе. – Не хватало еще ревновать Эрика к старухе. Пусть очень энергичной и привлекательной, но бабке».

Словно подслушав ее мысли, из-за поворота вывернул сыщик. Под ручку его держала Авдотья Ивановна и весело хохотала. Со стороны пирса показались Богдан и Аркадий. Все пользовались случаем и наслаждались первозданной природой этого острова. Одна Мариша просидела все утро в душной комнате. Остатки ее хорошего настроения как рукой сняло. Какая же она все-таки дура! Опять обиделась на ерунду. Ведь знает, что Эрик постоянно глупо шутит, и тем не менее каждый раз на это ведется.

– Проснулась? – насмешливо поинтересовался сыщик, подходя к ней.

– Зря ты, деточка, не гуляла. Погода – просто прелесть! – добавила Авдотья и ласково улыбнулась Марише.

Вся злость у той тут же прошла. Какой смысл обижаться на весь мир, если она сама ведет себя как идиотка? А бабуля – очень милая и добрая. Она имеет полное право гулять с Эриком.

«Тем более она ему в матери годится», – добавила про себя Мариша и окончательно успокоилась.

– А ты на обед? Неужели проголодалась? – ухмыльнулся Эрик. – Столько всего слопала на завтрак и опять голодна? Нет, в жены я тебя не возьму, уж очень невыгодная супруга из тебя получится.

Авдотья хихикнула. А Мариша состроила недовольную мину, но ничего не ответила.


Когда они вошли в зал, практически все уже сидели на своих местах. Со всех сторон слышался оживленный разговор – вчерашний вечер знакомств не прошел даром. Аркадий вел неторопливую беседу с Андреем, Лада весело болтала с Богданом и не забывала бросать призывные взгляды на Виталия. Авдотья Ивановна о чем-то спорила с Григорием Игоревичем. В общем, атмосфера напоминала встречу хороших друзей. Как и вчера, невесть откуда появилась Анжелика и объявила о начале обеда.

Минут на сорок за столом снова воцарилась тишина. В зале витали покой и безмятежность. Эрик вспомнил письма, полученные Аркадием, и еще раз убедился, что он был прав – это часть какого-то развлекательного плана. Здесь просто не может быть ничего серьезного. В таком месте, как этот остров, грозит смерть лишь от обжорства.


После обеда немного похолодало. Солнце ушло за тучи, и подул прохладный ветер. Мариша пошла переодеваться. Накинув теплую куртку, она вышла на улицу и не торопясь направилась к пирсу. Эрик держал удочки и насаживал наживку. Рядом стояло удобное раскладное кресло.

Не успела Мариша в нем расположиться, как к ним присоединился Тимур.

– Надеюсь, вы не будете против, если я составлю вам компанию?

– Пожалуйста, – кивнул Эрик. – Чем больше народа, тем веселее. Тоже решили порыбачить?

– Да, я это дело очень уважаю. Сомневаюсь, конечно, что нам удастся что-нибудь поймать, но ведь дело не в этом, правда? Самое главное процесс!

– Я не заядлый рыбак, у меня нет такого азарта, – ответил сыщик. – Но я с вами соглашусь. Стоять и смотреть в водную даль, что может быть лучше?

– Успокаивает нервную систему, – кивнул Тимур. – Можно ходить на речку или озеро. Можно завести аквариум с рыбками. Замечательно помогает при нервных расстройствах. Или просто порыбачить. Вот как мы сейчас.

– А вы нервничаете? – вдруг спросил Эрик.

– Есть немного, – признался Тимур. – Сам не знаю почему. Вокруг все просто замечательно, а внутри ощущение какого-то беспокойства. Наверное, это от переедания.

– Скажите, вы не получали никаких писем?

– Писем? – удивился Тимур.

– Да, записок.

– Вы имеете в виду здесь, на острове?

Сыщик кивнул.

– Нет, не получал.

Эрик задумчиво посмотрел вдаль. Что-то напрягало его во всей ситуации. Сначала непонятное чувство тревоги по прибытии на остров. Затем записки и испуг Аркадия. Теперь тревога Тимура… Что бы все это значило?

Эрик верил в интуицию. Тревога никогда не появляется просто так, без всякого повода. Если то или иное чувство возникло, значит, нужно определить его причину. Но в данном случае, как он ни старался, ни одной причины придумать не мог. Здесь не может быть поводов для беспокойства. Все очень чинно и солидно. Конечно, письма не вписываются в общую атмосферу, но ведь что-то же они значат! И Аркадий, взрослый мужик, не мог испугаться просто так и заговорить с ним о делах. Хотя есть неписаное правило – не общаться на отдыхе по рабочим вопросам. Значит, его беспокойство имеет под собой почву. Но какую? Вот вопрос! По словам Аркадия, ему никто не угрожал, врагов у него нет, да и никого из отдыхающих он не знает. А значит… Что же это значит? Эрик нахмурился. Все получалось как-то нелогично. Ладно, он подумает об этом потом. Сейчас нужно расслабиться и получить удовольствие от рыбалки.

– О! У вас клюет! – обрадованно воскликнул Тимур, и Эрик резко рванул удилище на себя. – Осторожнее, зачем же так дергать? – расстроился Сабеков, увидев, что рыба сорвалась. – Нужно вытаскивать плавно, нежно, чтобы добыча не смогла никуда от вас деться.

– Ничего страшного, – махнул рукой Эрик. – Другая приплывет. Да и потом, у меня чисто теоретический интерес – получится или не получится. Я ведь последний раз держал в руках удочку, когда мне было лет десять.

– Да, с лопатой вам обращаться наверняка проще, – заметил Тимур.

– С лопатой? – удивился Эрик. – Почему с лопатой? Ах, да…

– Вы же археолог, – подсказал Тимур.

– Конечно. Но чаще всего я работаю не руками, а головой.

– А! Определяете возраст находок?

– И причину смерти древних людей, – добавил сыщик.

– С этим, наверное, сложнее, – уважительно сказал Тимур. – Я врач, и то сразу не распознаю, от чего умер человек. А спустя много веков это и подавно сделать очень сложно.

– Ну, не все мои находки такие уж древние, – улыбнулся Эрик. – Встречаются и более поздние.

– Как это, наверное, интересно, – протянул Тимур. – И самое главное, никакой ответственности!

– Ну, как же! А ответственность перед будущими потомками? Мы обязаны донести до них правду.

– Да, конечно, но ведь это все примерно. Вы же не можете всерьез утверждать, что способны определить возраст умершего с точностью до года. Или назвать причину смерти, если остался один скелет?

– Что значит, не могу? – серьезно возразил Эрик. – Могу, и кроме того, обязан это сделать! Видите ли, моя работа особенная… Я специалист высшей категории, и меня приглашают только тогда, когда необходим максимально точный результат.

– Вот как? Не знал, что такие бывают. Я думал, все археологи одинаковы.

– Вовсе нет, встречаются и эксклюзивные представители этой профессии.

– Что ж, буду знать, – улыбнулся Тимур. – Век живи – век учись, как говорится.

Он закинул удочку и сосредоточился на поплавке. Мариша закрыла глаза и погрузилась в думы. Ей безумно нравился отдых. Покой, тишина, и Эрик рядом. Что может быть лучше? Вдруг что-то звякнуло, и она вздрогнула. Тимур отошел от них на десяток метров и в гордом одиночестве вытаскивал одну рыбешку за другой. Эрик, загадочно улыбаясь, смотрел на Маришу и думал о чем-то своем. На остров опускались сумерки.

Эрик любил это время суток. Все вокруг становилось загадочным. Вода засеребрилась, появились барашки, и казалось, что из темной водной пучины вот-вот появится некое сказочное чудовище. Он снова посмотрел на Маришу, и впервые ему в голову пришла мысль – а что, если она и правда всегда будет рядом с ним? Хорошо это или плохо? Скорее всего – хорошо. Ему спокойно с ней. Она его не раздражает. А это самое главное. Эрик по пальцам мог пересчитать людей, которые не действовали ему на нервы. Причем все они были мужчинами. Из женщин его не выводил из себя только один человек – это его собственная бабушка. Даже мама периодически его нервировала.

Эрик покопался в себе и попытался определить, есть ли что-то такое, что может бесить его в Марише? Но так и не пришел ни к какому выводу. Пока она его только веселит. Ему приятно проводить с ней время. Но вместе с тем один момент все-таки напрягает его – его тянет к ней как к женщине. И это его явно пугает. Работа и женщины – несовместимы. Как только он начнет испытывать к Марише слишком сильное чувство, им придется расстаться. А этого он никак не мог допустить.

Глава 9

На ужин Мариша натянула джинсы и обтягивающий свитер. Анжелика просила одеться попроще. Наверное, предстоял какой-то активный отдых. Самое главное, не набить до отказа желудок, а то опять получится только пассивное возлежание. Кто кого перележит в кровати.

Эрик уже ждал ее на лестнице, и они направились в столовую. В холле Мариша немного задержалась полюбоваться необычным интерьером. Днем он выглядел абсолютно буднично, а вот вечером преображался и становился таинственным и манящим.

– Прривет, кррасавица! – заорал вчерашний попугай и уселся Марише на плечо.

– Привет, привет! – ответила она и погладила его.

– Зачем ты с ним разговариваешь? – удивился Эрик. – Он же глупый и бестолковый.

– Сам дуррак! – проорал попугай и презрительно посмотрел на сыщика.

– Я же говорю…

– А по-моему, он очень даже умный! – засмеялась Мариша. – Смотри, как точно характеризует людей. Я – красавица, ты – дурак. Разве не так?

– Кррасавица! Дуррак! – заорал попугай и улетел под потолок.

– Хорошо, что игуаны не умеют разговаривать, – заметил Эрик. – Смотри, как она на нас уставилась.

– По-моему, у нее абсолютно невыразительный взгляд, – сказала Мариша. – Глаза круглые и пустые.

– Это она на тебя смотрит без интереса, а мне сигнализирует, что я самый умный, самый достойный мужчина на этом острове.

– Интересно, как ты это определил? – фыркнула девушка.

– Прочитал в ее глазах.

– А не завести ли тебе игуану? – воскликнула Мариша. – Она молчаливая, не будет тебя донимать глупыми разговорами и, самое главное, станет делать тебе комплименты, даже не открывая рта.

– Нужно подумать, – кивнул сыщик. – Идея неплохая. А ты будешь за ней ухаживать.

– Нет уж! – решительно отказалась Мариша. – Соперницу рядом с собой я никогда не потерплю.

– Неужели? – притворно удивился сыщик. – А как же ты пережила мою прогулку с Авдотьей?

– Я чуть не наложила на себя руки, – подыграла ему Мариша. – Еще один такой поступок, и ты найдешь мое холодное бездыханное тело у себя в постели.

– Почему в постели? – полюбопытствовал Эрик.

– Ну, надо же ему когда-то там полежать! Может, хоть такая причина покажется тебе убедительной.


В зале собрались все, кроме Аркадия. Мариша и Эрик заняли свои места и огляделись. Все оделись на спортивный манер, и только Лада была в своем репертуаре. Она вырядилась в обтягивающее платье с глубоким вырезом и сейчас, несомненно, чувствовала себя королевой. Она периодически косила глаза на Авдотью и ловила ее завистливый взгляд. Бабуля явно жалела, что прислушалась к просьбе Анжелики и напялила спортивный костюм вместо чего-то более нарядного.

– Я рада приветствовать вас на ужине, – послышался голос Анжелики, и все повернулись к ней. – Сегодня мы приготовили для вас замечательное развлечение. Это игра. Занимательная и захватывающая. Многие из вас помнят ее из своего детства и наверняка с тех пор никогда в нее не играли. Она называется «Двенадцать записок». Вы разобьетесь на две команды и будете соревноваться друг с другом. Та команда, которая первой найдет последнюю записку, получит замечательный приз. Этот приз вы можете потом поделить и приятно провести остаток вечера. В связи с этим мы хотели бы предложить вам легкий ужин, а после игры устроим настоящее застолье.

– Ура! – донеслось со всех сторон.

Особенно радовались мужчины. Видимо, детского начала в них было гораздо больше.

– К сожалению, Аркадий не сможет принять участие в сегодняшнем ужине – он плохо себя чувствует, – продолжила Анжелика, – но даже если количество человек в командах будет разным, я не думаю, что это сильно вас огорчит.

– Совсем не огорчит, – сообщила Авдотья Ивановна. – Мы даже готовы дать фору нашим соперникам.

– Нет уж, спасибо! – отказался Виталий. – На мой взгляд, все очень правильно и честно. Если учесть, что в вашей команде есть люди, э… пожилые, то никакого нарушения правил не будет.

– Это он о ком? – спросила Авдотья у своего соседа.

– Понятия не имею, – пожал плечами Григорий.

– Молодой человек, проверьте глаза, – сказала бабуля, – мне кажется, у вас начались проблемы со зрением. Где вы увидели пожилых людей?

– Простите, я ошибся, – язвительно ответил Виталий и нарочито вежливо поклонился Авдотье.

– То-то же! А что у нас на ужин? – взгляд Авдотьи Ивановны переместился в сторону девушки с тележкой.

– Креветки с цветной капустой и тыквенный пудинг, – торжественно произнесла Анжелика.

Мужчины скривились.

– А после развлечения вас ждет мясо по-французски и итальянская пицца.

Настроение за столом тут же улучшилось, и все накинулись на предложенные блюда.

– Никогда не думал, что тыквенный пудинг может быть таким вкусным, – с набитым ртом заявил Андрей.

– А я бы каждый вечер ела только такую еду, – ответила Лада.

– Самое главное, чтобы было вкусно! – заметила Авдотья. – А что кушать – абсолютно неважно.

– Не понимаю, куда вы деваете все эти калории? – вздохнула Лада, ковыряясь в тарелке.

– Как куда? – удивилась бабуля. – Сначала утренняя зарядка, после завтрака – пробежка, а там – как получится.

– Пробежка… – скривилась Лада. – Я больше десяти метров не пробегу.

– Эх, молодежь! Вас бы на целину. Там бы и бегать, и прыгать научились.

– У меня передняя часть очень тяжелая, – сказала Лада, гордо выпятив грудь. – Она все остальное перевешивает.

Авдотья Ивановна фыркнула.

– Конечно, хорошо вам с отсутствием груди, – с фальшивым сожалением добавила Лада. – А вы попробуйте, побегайте с моим шестым размером.

– Был бы шестой, я и с ним бы бегала, – ответила бабка. – Зато к старости у тебя все отвиснет, а я до сих пор в купальнике выгляжу как девочка!

– В купальнике – да, а вот открытых платьев, как я, не наденете.

Ужин завершился, и многие встали из-за стола немного размяться. Кто-то решил посетить туалет, кто-то вышел на улицу подышать. Остальные застыли в ожидании. Мариша медленно обошла гостиную. Ей очень нравился интерьер зала. Приглушенный свет, свечи, камин с настоящими дровами. Нужно все это запомнить и воплотить в жизнь в новом коттедже Эрика.

За столом остались Андрей и Эрик. С улицы вернулась Авдотья Ивановна, одетая в теплую голубую куртку. Мариша подошла к столу.

– Все-таки красивая женщина – это дар божий, вы со мной согласны? – услышала она голос Андрея.

– Да, вполне, – кивнул Эрик.

– Жаль только, что сейчас осталось так мало естественной красоты. Женщины себя уродуют, вместо того чтобы оставаться привлекательными.

– А виноваты в этом, между прочим, мужчины, – сказал сыщик, откидываясь на спинку стула. – Это они требуют от дам соответствовать общепринятым стандартам, вместо того чтобы принимать их такими, какие они есть.

– Возможно! Но так хочется совершенства! Хорошо, что в нашем маленьком обществе есть красивые женщины.

– Это вы обо мне говорите? – поинтересовалась Авдотья, севшая за стол.

– Авдотья Ивановна! – воскликнул Андрей. – Вы и так уже фигурируете во всех разговорах. Неужели нельзя хоть один раз обсудить тему, не связанную с вами!

– То есть как это не связанную со мной? – возмутилась она. – Разве я – не красивая женщина?!!

– Вы – самая красивая! – ответил Андрей. – Но ведь есть еще и обычные симпатичные девушки.

– В нашем коллективе есть, – согласилась она.

– Вот о них мы и говорим!

– Ладно, ладно, не злись. Я же понимаю, что кроме меня есть другие. И не претендую на роль самой популярной женщины острова.

Мариша хихикнула и отправилась осматривать здание. Она вышла в холл и огляделась. Отсюда вели четыре двери – в столовую, туалетную комнату, раздевалку и еще одно помещение, куда она до сих пор не заходила. «Наверное, там бильярдная», – решила Мариша и толкнула дверь. В комнате было темно. Мариша нажала на выключатель рядом с дверью, вспыхнул свет. На диване, страстно обнимаясь, сидела парочка – мужчина и женщина. Они вздрогнули и отпрянули друг от друга. Яркий свет мешал им разглядеть, кто пожаловал в их уединенный уголок. Зато Мариша сразу узнала Ладу и Виталия.

– Простите, – пробормотала Мариша и отступила назад.

– Ничего, – сыто потягиваясь, сказала Лада.

– Ходят тут всякие, – недовольно проворчал Виталий. – Чего надо?

– Фу, как грубо! – проворковала Лада. – Это Мариша. Наверное, все уже собрались? – поинтересовалась она у девушки.

– Почти, – пробормотала та.

– Ну, и мы сейчас идем.

Мариша выключила свет и вышла в коридор.

– Спасибо! – донеслось из-за двери.

Девушка вернулась в гостиную. Народ уже и в самом деле собрался. Не хватало только пары, уединившейся в бильярдной, да Богдана, решившего в последний момент сменить обувь. Анжелика в полной боевой готовности ждала отдыхающих в холле.

– Я пока введу вас в курс дела, – сказала она, – а там, глядишь, и остальные подтянутся. У меня для каждой команды есть записки. Их, конечно, не двенадцать, а то нам пришлось бы играть до утра. Четыре для одной команды и четыре для другой. Я вручаю вам первую записку. Все последующие будут находиться в разных местах. Ваши дороги в процессе игры не пересекутся. Но путь к последней, пятой записке будет общий. Таким образом, ваша задача – обогнать противников перед завершающим этапом. Ага! А вот и оставшиеся участники, – она кивнула подоспевшим Богдану, Ладе и Виталию. – Выберите своих капитанов. Им я вручу первые записки.

В первой команде на роль капитана сразу вызвалась Авдотья Ивановна, и спорить с ней никто не стал. В Маришиной команде такого единства не было. Участники, которых было четверо, поглядывали друг на друга, но с предложениями не спешили.

– Ну, что же вы? – поторопила их Анжелика. – Может, вы, Эрик? – Она вопросительно взглянула на сыщика.

– Я не против, – пожал он плечами.

– И мы не против, – обрадовался Андрей.

– А мы все в одной команде? – робко спросил Тимур, косо поглядывая на Маришу и ее спутника.

– Да, вы играете домами. Ваш корпус против корпуса номер два.

Эрик получил записку и неторопливо ее развернул.

«Там, где старая ограда, есть корявый старый дуб, обойди его три раза и подумать не забудь!» – прочитал он вслух.

– Что это за шарада такая? – растерялся Андрей.

– Обычная загадка, – ответила Мариша. – Разве ты не играл в такую игру в пионерском лагере?

– Играл, но это было так давно, что я уже не помню, что нужно делать.

– Все очень просто. Нам надо определить место, где растет дуб, и чуть-чуть подумать.

– Ничего себе просто!

– Я, кажется, знаю, где это, – ответил Тимур. – Сегодня я обходил остров и обратил внимание на дерево, растущее прямо у воды. Мне кажется, это и есть тот самый дуб.

– Кто-то еще приметил похожие деревья? – поинтересовался Эрик и посмотрел на членов своей команды.

Мариша и Андрей покачали головами.

– Тогда идем туда, куда поведет Тимур.

Минут через десять они уже были на месте. Дерево и впрямь оказалось дубом. Мариша медленно обошла его три раза.

– Ну, и что теперь нужно сделать? – нетерпеливо спросила она.

– Немного подумать, – ответил ей Эрик. – Записка должна быть где-то здесь.

Девушка пошуршала опавшей листвой, но ничего не нашла.

– Нам не зря сказали, обойти дуб три раза. Это наверняка что-то значит.

Сыщик снова пошел вокруг дуба, осматривая его сверху донизу.

– Вон там, по-моему, дупло, – вдруг заявил он, показывая пальцем вверх.

– Где? – все подняли головы.

– Вон, чуть выше.

– Вижу! – кивнул Андрей. – Я залезу. Как-никак у меня первый разряд по легкой атлетике.

Он поплевал на руки, подтянулся за нижний сук и уже через минуту засунул руку в дупло.

– Ого! Здесь действительно что-то есть.

– Давай сюда, – нетерпеливо сказал Тимур и вытянул вперед руки.

Андрей бросил записку вниз и спустился.

– Так, что тут? – вслух сказал доктор, разворачивая записку.

Мариша усмехнулась, глядя на Тимура. Довольно апатичный мужчина разом преобразился. Очевидно, азарт был знаком и ему. Он жадно вглядывался в записку, стараясь побыстрее прочитать текст. На улице давно стемнело, но свет фонарей давал вполне приличное освещение.

«Там, где дерево рыдает и судьбу свою клянет, там послание под лавкой с нетерпением вас ждет», – продекламировал он вслух.

– Ну и стихоплеты! – ухмыльнулся Андрей. – Я бы и то лучше сочинил!

– Не придирайся. Здесь же не поэты работают, – ответила ему Мариша. – По мне и так хорошо. Вопрос в другом, что за плачущее дерево такое?

Члены команды уставились друг на друга.

– Разве деревья умеют плакать? – наконец спросил Тимур.

– Теоретически нет, – покачал головой Эрик. – Правда, весной из берез течет сок. Если, конечно, можно это назвать плачем.

– Но на острове почти одни березы! – возразил ему Андрей. – Мы их и до утра не осмотрим!

– Почему плачет и клянет судьбу? – снова спросил Тимур, не обращая внимания на Андрея.

– А может, это ива? – неуверенно спросила Мариша.

– Почему ива? – удивился Андрей.

– Ну, ее же называют ивушка плакучая.

– А это идея! – загорелся Тимур. – Но почему клянет судьбу?

– Знаете, я тут недалеко видел иву, – медленно заговорил Эрик, – она была расколота надвое. Видимо, после сильной грозы. Может, это и имелось в виду? Осталось только узнать, есть ли там лавка.

– Точно! – заорал Тимур. – Побежали быстрее!

– Не кричи, – одернул его Андрей. – Вдруг тебя услышат члены другой команды.

Эрик двинулся туда, где утром наткнулся на расколотое дерево. Мариша шла следом за ним и оглядывалась по сторонам. Фонари освещали только дорожку. Все, что было за ее пределами, тонуло в темноте и казалось немного жутковатым. Мариша, в принципе, не любила темень, а в незнакомом месте тем более. Она старалась держаться за Эриком, оставив остальных мужчин за спиной.

– Это там, – показал в сторону сыщик. – Вон ива, а рядом с ней, по-моему, и лавка стоит. Пошли глянем.

Мариша взяла Эрика за руку. Так ей было намного спокойнее. Через пару шагов она смогла рассмотреть дерево. Прямо около него темнела лавочка.

«Какая-то странная скамейка», – пронеслось в голове Мариши, прежде чем она осознала, что все-таки перед ней.

– Не понял, – вдруг странным голосом произнес Андрей и остановился. – Это что, шутка такая?

– А что случилось? – засуетился Тимур, шедший позади всех. – Нас обманули? Это не лавочка?

– Точно не лавка, – покачал головой Андрей, присаживаясь на корточки. – Это похоже на человека. Ни у кого нет спичек?

– Зажигалка пойдет?

– Да, давай ее сюда.

Андрей щелкнул зажигалкой и осветил землю перед собой. Мариша вскрикнула. Головой к дереву, ногами к дорожке лежал мужчина. Андрей перевел огонек выше и осветил его лицо. Мариша зажала рот руками. Перед ними лежал Аркадий. Несложно было догадаться, что он мертв. Причина смерти тоже была ясна – прямо от шеи судьи к дереву тянулась тонкая, но прочная веревка.

Глава 10

– Мамочка! – жалобно пропищала Мариша. – Это что, шутка такая? Он притворяется?

– Нужно быть потрясающим актером, чтобы так притворяться, – мрачно произнес Эрик. – К сожалению, это не притворство. Аркадий действительно мертв.

– А как же вторая записка? – растерянно пролепетала Мариша.

– Ты можешь ее поискать, если все еще хочешь продолжать игру, – невозмутимо ответил сыщик. – Только смотри, не затопчи следы.

– Какие следы?

– Обыкновенные. Которые оставляет убийца.

– Убийца? – вскинул брови Тимур. – Но с чего вы взяли, что Аркадия убили? Может, он сам решил свести счеты с жизнью?

– Тогда это весьма оригинальный способ суицида, – фыркнул Эрик. – Посмотрите на эту веревку. Она довольно короткая, не больше полутора метров вместе с петлей. А вот и сук, к которому она привязана. Я думаю, он обломился вон оттуда.

Эрик показал рукой вверх.

Там действительно виднелся обломок ветки.

– Теперь прикинем высоту, – продолжил он. – Здесь примерно три с половиной метра. Хватит, чтобы повеситься.

– И что тогда вас смущает?

– Интересно, как он это проделал? Вот если бы рядом с трупом мы нашли стул или нечто подобное, куда Аркадий мог встать перед смертью, я бы допустил самоубийство. Но рядом ничего подобного нет. Как же ему удалось повеситься?

– Может, кто-то уже был здесь до нас и стул – или что там еще могло быть – унес?

– И никому об этом не сообщил! – насмешливо сказал сыщик.

– Да, такого быть не могло, – согласился Тимур.

– Я уверен, что ему помогли уйти на тот свет, – сказал Эрик и еще раз осмотрел тело Аркадия.

Тимур промолчал, с подозрением глядя на него.

– Не знал, что археологи разбираются в убийствах. Или это часть работы гениальных ученых? – все же язвительно поинтересовался он.

– В какой-то мере, – кивнул сыщик.

– Сомневаюсь, что вы имеете отношение к археологии.

Все это время Андрей стоял в сторонке и внимательно наблюдал за Эриком. Пару раз он порывался что-то сказать, но не решался. Когда воцарилось молчание, он медленно спросил:

– Скажите, ваша фамилия, случайно, не Петров?

– Совершенно случайно Петров! – ухмыльнулся Эрик.

– Как же я раньше не догадался! – присвистнул Андрей. – И имя у вас такое необычное – Эрик.

– И кто он такой? – нетерпеливо спросил Тимур. – Он вам знаком? Вы как следователь уже встречались с этим человеком? То-то он показался мне каким-то подозрительным!

– Вот так сюрприз! – не обращая на Тимура внимания, воскликнул Андрей. – Кто бы мог подумать…

Мариша недовольно уставилась на суетящегося Сабекова. Может быть, он очень грамотный и компетентный врач, но как человек он ей решительно не нравился. Эрик, видите ли, подозрительный! Это же надо такое ляпнуть!

– Я польщен знакомством с вами! – продолжил Андрей и пожал сыщику руку. – Вы просто не представляете как! Столько о вас слышать и оказаться на одном острове… Это кажется невероятным!

– Ну, я такой же человек, как и все, – с ложной скромностью заметил сыщик, но его усы дрогнули от удовольствия. – Мне тоже приходится иногда отдыхать.

– Кто бы мог подумать, что я с вами когда-нибудь встречусь!

Андрей восхищенно разглядывал Петрова.

– Может, кто-нибудь объяснит мне, кто такой Эрик? – недовольно проворчал Тимур. – Или он все-таки археолог?

– Нет, не археолог, – по-прежнему не отрывая взгляд от сыщика, ответил Андрей. – На сегодняшний день это лучший сыщик в мире!

– Так уж и в мире… – произнес Эрик, чуть ли не урча от удовольствия.

– А разве нет? В России-то уж точно.

– Никогда о нем не слышал, – сказал Тимур, но тон его стал любезнее. – И что же вы расследуете?

– Так… – неопределенно ответил Эрик. – То одно, то другое…

– Странно. Обычно все великие люди на слуху, а ваше имя мне абсолютно незнакомо.

– А имя «Эркюль Пуаро» вы слышали? – влезла Мариша.

– Конечно! Кто о нем не слышал!

– Ну, мало ли… Эрик – его внук.

– Да ладно! – с очумелым видом произнес доктор. – У него же не было детей. Я знаю, я прочитал все романы об этом сыщике.

– В романах обо всем не пишут, – с умным видом ответила Мариша. – Кое-что осталось за пределами повествования.

– С ума сойти! – сказал Тимур и помотал головой. – Чего только в жизни не бывает!

– Может, закончим пока эти разговоры? – перебил их Эрик. – Мне, конечно, очень приятно, но у нас, господа, труп! И с ним нужно что-то делать.

– А что тут делать, – заявил Андрей. – Сейчас доберемся до телефона и вызовем полицию.

Несколько секунд в глазах Эрика можно было прочитать сожаление и что-то еще, что Мариша затруднилась объяснить. Но почти тут же он согласно кивнул и сказал:

– Да, конечно. Не наша с вами прерогатива расследовать преступление на этом острове.

– Нужно кого-то здесь оставить, – сказал Андрей, потирая рукой переносицу.

– Кого? – быстро поинтересовался Тимур. – Я один не останусь.

В который раз Мариша подивилась на него. Реаниматолог, человек с большим опытом, а боится трупов. Конечно, сама бы она ни за что не осталась. Но ведь Тимур – другое дело!

– Останусь я, – заявил Андрей. – Все-таки надо проследить, чтобы никто здесь не натоптал. А вы, Эрик, сходите, вызовите полицию.

– И Тимура тоже оставьте себе за компанию, – ответил Эрик.

– Зачем?

– Мало ли что… Нам ведь неизвестно, кто убил Аркадия. Может, этот человек все еще ходит рядом? Он может попытаться уничтожить улики. Так что товарищ вам не помешает.

Доктор зыркнул на Эрика глазами, но ничего не ответил. Видимо, побоялся показаться трусом.

– Пойдем, Мариша, – предложил сыщик и зашагал по дорожке.

– Ты считаешь, что убийца и в самом деле находится где-то рядом? – испуганно спросила девушка.

– Нет, я так не думаю, – ответил сыщик.

– А зачем же тогда оставил Тимура?

– Дорогая моя! Мы и в самом деле не знаем, кто убил Аркадия. А вдруг это сделал Андрей?

– Тогда он давно бы избавился от улик.

– Не скажи. Ему могло не хватить времени на это. Или он вспомнил, что забыл возле тела какую-нибудь вещь. То же самое относится и к Тимуру. Поэтому я и оставил их вдвоем. Будут присматривать друг за другом.

Через пару минут они подошли к корпусам. Но Эрик не пошел в гостиный дом. Он обогнул его справа и очутился около небольшого домика, на котором было написано: «Администрация».

– Нам сюда, – сообщил он и дернул дверь.

Внутри оказалось несколько комнат. На двери одной из них чернела надпись: «Директор».

Эрик еще раз толкнул дверь и вошел в небольшую уютную комнатку. На диване у окна сидел невысокий полный мужчина и смотрел телевизор.

– Вы ко мне? – тут же вскочил он. – Чем обязан? Надеюсь, ничего не случилось? Претензий нет?

– Претензий нет, – покачал головой Эрик. – А вот насчет того, что случилось… – он сделал паузу.

– Вам подали несъедобный ужин? – расстроился директор и добавил: – Повара уволим, завтра же наймем нового.

– Простите, вас как зовут? – прервал его сыщик.

– Чапук Василий Иванович, – тут же ответил тот.

«Почти как Чапай», – хихикнула про себя Мариша.

– Мы нашли труп около старой ивы, – сказал Эрик. – Нам нужно вызвать полицию.

– Что нашли? – икнул Василий Иванович.

– Труп одного из гостей – Аркадия Семушкина. Так, кажется. Если я правильно запомнил его фамилию.

– Не понял… – медленно произнес Чапук и замер.

– А что здесь непонятного? – спросил Эрик.

– Когда вы сказали «труп», что вы имели в виду?

– Говоря «труп», я имел в виду мертвое тело.

– Совсем мертвое? – с глупым видом поинтересовался Чапук.

– Совсем, – подтвердил Эрик.

– Подождите немного, мне надо подумать, – нахмурился директор и замолчал.

Он сверлил глазами сыщика, видимо, решая, стоит ему верить или нет.

– Может, вы все-таки примете какое-то решение? – нетерпеливо спросил Эрик. – Нужно вызвать полицию.

– Пойдемте, вы мне покажете, что произошло, – наконец сказал Чапук.

– Вы можете полюбоваться видом трупа потом, – сквозь зубы процедил сыщик. – А сейчас я вызову полицию.

– Простите, но на этом острове распоряжаюсь я, – заявил директор.

– Пожалуйста, я вам не мешаю, – кивнул Эрик. – Только при этом вам надо помнить, что прежде всего вы должны исполнить свой гражданский долг.

– А может, вы меня разыгрываете, – уже не так уверенно ответил Чапук.

– Конечно, именно этим я и занимаюсь, – язвительно произнес Эрик. – Я похож на шутника? Кстати, вот моя визитка.

Василий Иванович внимательно прочитал надпись на белом прямоугольнике.

– Где-то я уже слышал это имя, – нахмурился он. – Сыщик… Да, я явно слышал вашу фамилию раньше. Ладно, звоните. Но если что – вся ответственность ляжет на вас.

– Хорошо, хорошо, – нетерпеливо отозвался Эрик и поднял трубку.

Он приложил ее к уху, а затем недоуменно посмотрел на телефон.

– Что-то со связью, – сказал он. – Может, провод где-то отошел?

Эрик опустился на колени и проследил, куда ведет телефонный провод. Он заканчивался под окном и был вставлен в специальную розетку. На первый взгляд все было в порядке.

– Когда вы пользовались телефоном в последний раз? – спросил сыщик у директора.

– Утром, – растерянно ответил тот.

– Куда вы звонили?

– На землю. Так мы называем городок, расположенный на берегу.

– А зачем вы звонили?

– Давал указания насчет моторки. Видите ли, она приходит раз в неделю, если мы не ждем новых гостей и есть запас продуктов. Вот я и отдал распоряжение, чтобы моторка в следующий раз прибыла через пять дней. Кроме вас, других отдыхающих не предвидится. А продуктов у нас достаточно.

– Значит, с земли в ближайшие несколько дней никто не появится, – уточнил Эрик.

– Не появится, – согласился Чапук. – Да и зачем? Какой смысл гонять человека просто так?

– Как интересно получается! – хмыкнул сыщик. – Моторка придет только через пять дней, а телефон не работает.

– Так иногда бывает, – сказал директор. – В прошлом году мы целый день сидели без связи.

– Что-то подсказывает мне, что в этот раз мы просидим без связи гораздо дольше. Никак не менее пяти дней.

– Это еще почему? – вскинулся директор.

– Где тут у вас телефонный узел, или как там это называется? – вместо ответа спросил сыщик.

– Прямо позади этого здания.

– Пройдем, посмотрим.

Директор накинул куртку и первым вышел из кабинета. Он прошел вдоль здания и завернул за угол.

– Вот здесь, – сказал он, показывая на металлическую коробку.

Эрик открыл дверцу и заглянул внутрь.

– Позвольте, – вдруг сказал Чапук. – Но эта коробка должна быть закрыта. Как вы ее открыли?

– Очень просто, – усмехнулся сыщик, – руками.

– Ничего не понимаю, – помотал головой директор. – А что там внутри?

– Сейчас выясним, – ответил Петров и принялся разглядывать провода, исходящие из разных ячеек. – Так… Ситуация становится весьма занимательной, – протянул он. – Смотрите, здесь вырван целый пучок проводов.

– Где? – засуетился Василий Иванович. – Вы в этом уверены?

– Убедитесь сами, – Эрик отодвинулся в сторону.

– Я в этом ничего не понимаю, – пожаловался тот. – Но раз вы говорите…

– У кого еще стоят телефонные аппараты?

– В каждом корпусе – в комнатах горничных, у Анжелики и в пищеблоке.

– Нужно проверить, везде ли отсутствует связь. Хотя я уже сейчас могу с уверенностью сказать, что все телефоны выведены из строя. А сотовой связи здесь ведь нет?

– Нет, – огорченно развел руками директор. – Мы же пропагандируем отрыв от цивилизации и слияние с природой. Есть телевизор, и тот только у меня в комнате.

– Тьфу! – внезапно сплюнул Эрик.

– Что такое? – засуетился Чапук.

– Это я так, о своем… В кои-то веки решил нормально отдохнуть, как все люди. Так нет! Работа найдет меня везде.

– О какой работе вы говорите?

– У меня к вам большая просьба, – вместо ответа произнес сыщик. – Найдите мне мощный фонарь, а весь обслуживающий персонал соберите в гостиной. Кстати, вторую команду, которая ищет сейчас записки, тоже никуда не выпускайте.

– А как же полиция? – растерянно спросил директор.

– Полиции не будет. Хотя, если вы обладаете телепатическими способностями, можете их сюда вызвать.

– Не говорите глупости! – обиделся Василий Иванович. – Просто я растерялся. А что же мы будем делать без полиции?

– Обойдемся своими силами, что же еще?

– А вы… сумеете?

– Как-нибудь постараюсь, – усмехнулся Петров.

– Кстати, что случилось с этим Аркадием? Как он умер?

– Его убили, – коротко ответил сыщик.

– Убили? – широко раскрыл глаза Чапук. – Но кто?

– Извините, но я тоже не телепат, – развел руками Эрик. – Пока не знаю. Где можно взять фонарь?

– В моем кабинете есть один, – ответил директор и заспешил обратно. – Подождите, что это значит… – он остановился на полпути и замер, – убийца, выходит, среди нас?

– Получается так.

– Мамочка! – по-женски вскрикнул Чапук и заспешил в домик администрации.

У двери он опять остановился.

– Что же это получается, вы возьмете фонарь и уйдете, а я должен перемещаться по острову в одиночку? – его глаза испуганно расширились.

– Выходит так, – сказал Эрик.

– Но… я не смогу. Как вы себе это представляете?

– Очень просто. Здесь идти-то всего с десяток метров. Давайте уже лампу.

Директор достал довольно внушительный фонарь.

– Вот. Батарейки там новые. Только не потеряйте.

– Кстати, а врач у вас есть? – поинтересовался Эрик.

– А как же! – обиделся директор.

– Попросите его подойти к старой иве. Знаете, где это?

Чапук кивнул.

Эрик забрал у него фонарь и пошел обратно к иве.

– Может, вернешься в гостиную? – вдруг спросил он у Мариши. – Нам предстоит не очень приятная работа.

Девушка промолчала.

– Понятно, – усмехнулся сыщик. – Капитан Гастингс в юбке готов к новым подвигам.

Он опять зашагал вперед, на этот раз не оборачиваясь.

– Ну где ты ходишь? – нетерпеливо спросил Андрей, едва завидев сыщика. Как-то само собой он перешел с ним на «ты». – Полицию вызвал?

– Нет, – коротко ответил Эрик.

– Почему?

– Телефонный узел испорчен.

– Ничего себе! – присвистнул следователь. – Ты думаешь, это сделали нарочно?

– Уверен. Провода вырваны с корнем. Кто-то очень постарался.

– И что мы будем делать?

– Как что? Заниматься своей работой. Я взял фонарь. Надо здесь все осмотреть. Может, и наткнемся на что-то полезное. Тимур, – окликнул он доктора. – Вы ведь врач?

– Да.

– Осмотрите, пожалуйста, Аркадия. Меня интересует, как давно он мертв.

– Боюсь, что точно я вам не скажу. Все-таки необходимо провести ряд анализов.

– Мне пока не нужна точность. Определите время смерти хотя бы приблизительно.

– Хорошо, посветите мне.

Сабеков склонился над телом судьи и принялся его осматривать. Минут десять Тимур кропотливо ползал вокруг трупа. Мариша отвернулась. Ей было неприятно смотреть на Аркадия. Был человек – и нет его. И к нему уже относятся как к предмету, не имеющему никакого отношения к этому миру. Он интересен только с профессиональной точки зрения, так как человеком он больше не является.

– Я думаю, прошло часа три, не меньше, – наконец сказал Тимур.

– Так, сейчас у нас восемь вечера, – Эрик посмотрел на часы. – Значит, в пять он уже был мертв?

– Да, а может, и раньше.

– На обеде Аркадий присутствовал, – стал вспоминать сыщик. – Это было в два часа. А потом все разбрелись по своим делам. С этого момента каждый был предоставлен сам себе. Скажите, мог Аркадий умереть в половине третьего?

– Я думаю, да. Но точно определить не возьмусь. Я же говорю, нужно провести более точные исследования.

На дорожке послышались шаги, и через несколько секунд показался силуэт высокого худощавого мужчины.

– Это еще кто? – удивился Андрей. – По-моему, среди отдыхающих никого с такой фигурой нет.

– Это местный врач, – пояснил Эрик. – Я попросил его прийти. Раз у нас нет возможности получить точные анализы и определить время смерти, послушаем хотя бы две точки зрения.

– Здравствуйте! Я – Константин Сергеевич, – подошедший мужчина подал каждому руку. – Это у вас труп? – будничным тоном спросил он, будто каждый день только и делал, что находил мертвецов.

– Да, пройдите сюда, – предложил сыщик. – Осторожнее. Не натопчите.

– И правда, труп! – врач приподнял брови. – А я думал, директор пошутил.

– И часто он так шутит? – хмыкнул Андрей.

– Вообще-то нет. Вернее, таких шуток он не выдавал ни разу.

– Почему же вы решили, что это шутка?

– Согласитесь, найти труп на этом острове по меньшей мере странно, – покачал головой Константин Сергеевич. – Во всяком случае, за те несколько лет, что я здесь работаю, у нас и драк-то ни разу не было, не говоря об убийствах. Василий Иванович сказал, что отдыхавшего убили. Это правда?

– Да, это так. Сейчас нам нужно осмотреть тело и отправить его в холодное место. А потом мы обыщем место преступления.

Врач вздохнул и печально посмотрел на покойного Аркадия.

– Как же тебя, мой друг, угораздило расстаться с жизнью в таком месте?

– Я думаю, он этого вовсе не хотел, – хмыкнул Эрик. – Его не спросили, где он предпочитает умереть.

– Куда катится мир… – философски заметил Константин Сергеевич, по-прежнему глядя на тело.

– Все туда же, – ответил ему Эрик. – За последние несколько веков ничто не изменилось. Все так же совершаются убийства, и даже мотивы все те же – деньги, любовь и месть.

– И все-таки это очень печально.

– Мы еще побеседуем с вами на эту тему, – прервал его сыщик. – Осмотрите тело, пожалуйста.

– Тебе разве не хватило заключения Тимура? – шепотом поинтересовалась Мариша.

– Скажем так, я в нем сомневаюсь, – ответил Эрик. – Вернее, не могу доверять ему до конца. Тимур мог совершить это преступление, и ему выгодно назвать иное время смерти, чем есть на самом деле. Хотя я считаю, что он здесь ни при чем. Он мог сузить рамки до того времени, когда мы вместе ловили рыбу. А с другой стороны, он же понимает, что на острове есть врач и тот может оспорить его слова. Зачем ему рисковать?

– Но Тимур же сказал – «предположительно», – настаивала Мариша, – а значит, он всегда может сказать, что немного ошибся.

– Не будем гадать. Пока нас интересует мнение еще одного специалиста.

Глава 11

Константин Сергеевич быстро осмотрел труп и заявил:

– Сразу предупреждаю, что наверняка ничего не скажу. Судя по стандартным признакам, он мертв часа два-три. Я бы сказал, умер ближе к трем. Но это все. У меня нет никаких приспособлений, чтобы определить время смерти более точно.

– Хорошо, нам достаточно и этого. У меня такой вопрос – в последние два часа он точно не мог быть убит?

– Совершенно точно, – сказал врач.

– Значит, наша задача вычислить тех, кто не имеет алиби на период от половины третьего до шести вечера.

– Сейчас всех опросим и выясним, – кивнул Андрей. – А пока нам нужно перетащить труп в другое место. Константин Сергеевич, найдите, пожалуйста, какое-нибудь большое покрывало. Иначе мы его не унесем.

Врач неторопливо ушел в темноту.

– Мда, задачка, – покачал головой Андрей. – Кто бы мог подумать, что мне придется заниматься преступлением, вместо того чтобы отдыхать.

– То же самое я могу сказать и о себе, – сообщил Эрик.

– И я, – пискнула Мариша.

– А ты кем работаешь? – недоуменно спросил Андрей, видимо, только сейчас заметив, что Мариша тоже здесь присутствует. – Неужели и ты сыщик? Никогда не поверю, что женщина на такое способна.

– Я – помощник Петрова, – пояснила она. – Про капитана Гастингса слышал?

Андрей помотал головой.

– А про доктора Ватсона?

– Что-то знакомое. Кем он тебе приходится? Только не говори, что дедушкой.

– Вовсе нет! Просто я так же, как и эти герои, являюсь правой рукой Эрика.

– Точно! – хлопнул себя по лбу Андрей. – Вспомнил, кто они такие. Значит, ты – правая рука сыщика. Насколько я помню, они оба были тупые, как пробки, и никогда не замечали очевидного.

– Вовсе нет, – обиделась Мариша. – Иногда они невольно помогали сыщикам идти в нужную сторону.

– Вот именно что невольно, – усмехнулся Андрей. – Ума-то не хватало, чтобы сообразить, что к чему.

– Мариша очень смышленая девочка, – вступился за нее Эрик. – У нее есть интуиция.

– По-моему, это единственное, что есть у женщин, – осклабился тот.

– Иногда и этого достаточно.

– Ну, это вряд ли. С одной интуицией дела не раскроешь. Хотя, если взять верное направление, может, что-то и выйдет. Лично я против службы женщин в моем отделе. На бумажную работу – пожалуйста. Но раскрывать преступления – это, простите, не их прерогатива.

В темноте снова послышались шаги, и на этот раз вместе с Константином Сергеевичем пожаловал Чапук. Он покосился на тело Аркадия и на всякий случай отошел назад.

– Принесли покрывало? – поинтересовался Эрик.

– Да, вот, – ответил Константин Сергеевич и принялся разворачивать довольно объемистый сверток.

– Пойдет! – кивнул сыщик и подошел к трупу. – Давайте все вместе. Раз, два, взяли!

Директор сделал вид, что к нему это не относится, и отступил на пару шагов назад. Мужчины переложили тело Аркадия на покрывало.

– Куда мы можем его отнести? – обратился Эрик к Василию Ивановичу.

– Я покажу, – засуетился тот.

– Берите за этот конец покрывала, будете указывать дорогу.

– Нет, я его не понесу, – отчаянно замотал головой Чапук. – Лучше пусть Костя показывает.

– Тогда оставайтесь здесь вместе с Маришей. Мы еще не осмотрели место преступления.

– А можно я вместе с вами? Мне не хочется находиться в этом месте. Страшно…

– Мариша вас защитит, – фыркнул Эрик.

– Вы шутите?

– А вы предпочитаете оставить девушку одну?

– Нет, конечно, – еще отчаяннее замотал головой директор. – Если нужно – я останусь.

– Вот и прекрасно. Мы вернемся минут через десять-пятнадцать. В гостиной все собрались?

– Пока нет, но Анжелика знает свое дело.

– Скоро мы вас отпустим, не волнуйтесь.

Как ни странно, но Мариша абсолютно перестала волноваться. Видимо, на нее так подействовал какой-то немужской страх Василия Ивановича. Ей даже стало смешно. Одно дело остаться один на один с мертвым телом, и совсем другое – покараулить место преступления. Все время, что мужчины отсутствовали, Чапук озирался по сторонам и вздрагивал от каждого шороха.

«Как он вообще живет на этом острове? – подумала Мариша. – Его же пугает каждая тень. Или он не выходит из дома, когда стемнеет?» Словно подслушав ее мысли, Василий Иванович сказал:

– Не люблю темное время суток. Я ведь не хотел оставаться здесь на осень. Но владелец острова меня уговорил. Пообещал хорошую зарплату.

– А зачем вы согласились? Я думаю, нашлось бы немало желающих пожить здесь.

– Вы ошибаетесь. Сюда хорошо приезжать на время, а жить постоянно очень тяжело, особенно осень и зиму. На улице много времени не проведешь, а в доме тоска. Посиди-ка в четырех стенах!

– Зато наверняка много платят.

– В этом смысле – да. Я не жалуюсь.

– А зимой тоже приезжают люди?

– Да, особенно ближе к Новому году. А в феврале – марте обычно пусто. Через пять дней ваша смена уедет, и полтора-два месяца мы будем отдыхать. Часть обслуги отправим на землю. Останутся только врач да повариха.

– А убийства на вашем острове когда-нибудь случались?

– Да вы что! – замахал руками Чапук. – Никогда! Это вообще райское местечко. Я до сих пор не понимаю, зачем кому-то понадобилось лишать человека жизни именно здесь! Неужели других мест мало?

– Начнем с того, что убивать человека нигде нельзя, – строго произнесла Мариша.

– Да, да, конечно, – испуганно залепетал директор. – Просто я имел в виду, что остров для этого не совсем подходит…

– А какие места подходят? – насмешливо спросила она.

– Не знаю… – пробормотал Чапук, и его плечи опустились. – Не слушайте меня, иногда я несу чушь.

– Почему же? – Мариша вздернула бровь. – Часто преступников именно так и вычисляют – провоцируют на разные разговоры.

– Я не преступник! – пискнул Чапук.

– Не знаю, не знаю… – покачала головой Мариша.

Ей нравилось дразнить директора. Уж очень по-детски он себя вел. На дорожке опять послышались шаги. Чапук с облегчением вздохнул и с надеждой посмотрел на подошедших мужчин.

– Я могу быть свободен?

– Да, пожалуйста. Пройдите в гостиную и объясните отдыхающим в двух словах, что произошло. И никого не отпускайте, пока мы не подойдем, – добавил Эрик.

Чапук сделал несколько шагов и вдруг остановился.

– А меня никто не проводит? – заискивающе спросил он.

– Куда? – недоуменно поднял брови Андрей.

– До столовой. Видите ли, на улице очень темно, а я опасаюсь ходить один.

– И кто, интересно, должен вас проводить? – насмешливо спросил Эрик.

– Не знаю, хотя бы вы.

– А как же я пойду обратно один? – сыщик сделал испуганные глаза. – Здесь же темно!

Чапук открыл рот, потом закрыл, тяжело вздохнул и побрел по дорожке. Он постоянно оглядывался, вздрагивал и что-то бормотал себе под нос.

– Какой-то странный тип, – сказал скорее себе, чем остальным, Андрей. – Не понимаю я таких мужиков. Сколько ему лет? Под полтинник, наверное? А ведет себя, как красна девица.

– Попрошу без выпадов, – сказала Мариша. – Не все красны девицы ведут себя подобным образом.

– Простите, пожалуйста, – язвительно ответил Андрей. – Видимо, я разглядел не всех девиц.

– Мариша вообще особенная, – ухмыльнулся сыщик. – Ты ее не обижай.

– Я уже понял, – кивнул Судаков, и они с пониманием посмотрели друг на друга.

«Одно слово – мужики! – буркнула про себя Мариша. – Никакого уважения к девушкам!»

Эрик взял в руки фонарь и осветил территорию около ивы. Сначала он обозрел окрестности вокруг места преступления. Мариша следила за светом фонаря. Если пойти прямо от того места, где они сейчас стоят, то можно наткнуться на овраг. Хорошо, что они не пошли туда на ощупь. По сторонам оврага росли густые непролазные кусты. К иве можно было подойти только с той стороны, где они сейчас стояли.

– Убийца прошел здесь, – сделал вывод Эрик, и Андрей согласно кивнул. – Значит, нужно смотреть в оба – может, он оставил какие-нибудь следы.

Сыщик переместил свет фонаря на место убийства и принялся тщательно его осматривать. Мариша тоже внимательно разглядывала землю. Она пыталась найти хоть какие-то следы, но безуспешно. Земля была твердой, усыпанной желто-красными листьями. Здесь могло пройти стадо мамонтов, и никаких следов не осталось бы. Лишь там, где прежде лежало тело Аркадия, листья были немного сдвинуты, словно по ним прошлись граблями.

Эрик осмотрел веревку. Это был крепкий капроновый шнур, отрезанный, скорее всего, от целого мотка. Одним концом он был привязан к ветке, другим завязан в узел. Мариша поежилась, вспомнив, для какой цели шнур был предназначен.

– Конечно, никаких отпечатков пальцев на нем нет, – произнес Эрик без сожаления, скорее констатируя факт.

– Даже если бы и были, – добавил Андрей, – у нас все равно нет оборудования, чтобы их идентифицировать.

– Да, я не рассчитывал на такой случай, – кивнул сыщик и добавил: – Похоже, осмотр места преступления нам мало что даст.

– Постойте, а там что такое? – спросила Мариша, заметив возле дерева непонятный предмет.

– Где именно? – насторожился Эрик.

– Вон там, у корней.

Сыщик посветил фонарем и сначала не заметил вещь, про которую говорила Мариша. Он какое-то время вглядывался в листву, опоясавшую расщепленный ствол дерева, и наконец увидел кусок ткани, выглядывавший из-под кучи листьев. Он осторожно подошел к иве и вытянул желто-красный шелковый шарф. Некоторое время он молча смотрел на него, а потом передал Андрею.

– Очень интересно, – произнес тот, тоже разглядывая шарф. – А ведь это улика! Хотя, возможно, мы рано радуемся. Этот шарф мог пролежать здесь какое-то время.

– Сомневаюсь, чтобы это место пользовалось популярностью у отдыхающих. Оно неуютное, вокруг нет ни тропинок, ни достопримечательностей. Нет, если здесь кто-то и ходит, то только по дорожке. Следовательно, делаем вывод – кто-то подошел сюда специально. Причем какое-то время производил здесь некие действия. Иначе как объяснить, что человек потерял шарф и даже этого не заметил? Шарфы просто так с шеи не падают. Да и потом, эта вещица пахнет духами. Причем довольно сильно. А если бы шарф пролежал здесь хотя бы пару дней, запах не был бы таким резким.

– Согласен, – кивнул Андрей. – Но совсем не обязательно, что он был оставлен преступником. Его могли обронить организаторы сегодняшней игры.

– Могли. Я не спорю. Единственное, в чем я уверен, что шарф принадлежит женщине. Мужчина никогда не наденет вещь такой расцветки.

– Вероятно, – снова кивнул Андрей. – Но тогда… – он замолчал, недовольно нахмурившись.

– Что? – Эрик с интересом поглядывал на него.

– Тогда получается, что эта вещь не может принадлежать убийце, – закончил Судаков свою мысль.

– Именно! И это наводит нас на интересные выводы…

– Почему шарф не может принадлежать убийце? – нетерпеливо спросила Мариша.

– Все просто, – вздохнул Эрик. – Мы сделали вывод, что Аркадий не мог повеситься сам. Это невозможно чисто технически. Значит, ему в этом помогли. Я не удивлюсь, если на голове Семушкина окажется гематома. Его должны были сначала оглушить, прежде чем повесить на дереве.

– Почему?

– Мариша, ты меня иногда поражаешь своей глупостью. Как ты себе представляешь подобное убийство? Аркадий стал бы сопротивляться! Или ты считаешь, что он беспрепятственно разрешил себя убить?

– Нет, конечно, – пробормотала она.

– Тогда вопрос с гематомой решен. Но вот дальше запутывается. Мы уверены, что шарф потеряла женщина. Но могла ли она убить Аркадия? И вот здесь мы попадаем в тупик. Женщина никогда не смогла бы справиться с таким мужчиной, как Аркадий. Да и с любым другим, я уверен. У нее просто не хватило бы на это сил. Тогда возникает вопрос, почему шарф оказался именно здесь? Если его потерял кто-то из обслуги, тогда все понятно. А если нет?

– Возможен и другой вариант, – сказал Андрей. – Эта женщина действовала не одна. Мужчина расправился с Аркадием, а она ему помогала.

– Тогда эти двое должны друг друга знать.

– Из всех, кто здесь отдыхает, знакомы только Анна и Семен, – медленно произнес Андрей.

– Или обслуживающий персонал, – добавил Эрик.

Андрей согласно кивнул.

– В любом случае мы сейчас отправимся в гостиную и опросим всех присутствующих. А потом уже будем делать выводы.

Глава 12

Едва они вошли в зал, как все глаза тут же устремились на них. Мариша внимательно вглядывалась в лица людей и пыталась определить, нет ли у кого-то особенного взгляда или необычного выражения лица. Но ничего особенного она так и не заметила. Кто-то был напуган, кто-то удивлен, были и равнодушные взгляды, но определить, мог ли кто-то из этих людей быть убийцей, Мариша затруднялась. Казалось, это просто нереально. И тем не менее убийца был здесь, в гостиной.

От этой мысли Мариша содрогнулась, но тут же взяла себя в руки. Ей уже не раз приходилось бывать в подобной ситуации. Самое главное, внимательно наблюдать за событиями и прислушиваться к собственным ощущениям. Она еще не научилась до конца им доверять. Но ведь нужно когда-то начинать! Сейчас у нее будет хорошая тренировка. Убийца среди этих людей, а значит, ей просто необходимо настроиться на их волну.

– Что случилось? – нарушил тишину Богдан. – Директор несет какую-то чушь про убитого мужчину.

– Почему чушь? – невозмутимо спросил Эрик. – Убийство – это всегда очень серьезно!

– Так, значит, это правда? – тихо вскрикнула Лада. – Но тогда нужно вызвать полицию!

– Тебе же сказали, – грубовато ответил Виталий, – телефон не работает.

– Но кто-то же должен заняться этим делом?

– Наверное, – пожал он плечами. – Среди нас есть следователь. Вот он и займется. В конце концов профессиональный долг еще никто не отменял.

– В нашей компании есть еще один человек, который может справиться с этим делом гораздо лучше, чем я, – вмешался Андрей.

Очевидно, ему вовсе не хотелось брать на себя ответственность за это убийство. Да и зачем это нужно? На работе своих нераскрытых дел масса. Еще и чужое дело на себя взваливать…

– Интересно, кто же это? – насмешливо поинтересовался Виталий. – Кто может быть лучше профессионального следователя?

– Профессиональный сыщик, конечно! – улыбаясь, возвестил Андрей. – Вы ведь не против? – он повернулся к Эрику.

– Совершенно, – покачал головой тот.

– А кто сыщик? – нетерпеливо спросил Григорий.

– Эрик, конечно.

– Сыщик? – удивилась Анна. – Но ведь он археолог.

– Был археолог, а стал сыщик.

– Интересно получается… – протянул Семен. – Зачем же вы нас всех обманули? – он посмотрел Эрику прямо в глаза.

– Скажем так, вы обманулись сами, – улыбнулся тот. – Я сказал, что моя работа заключается в поиске. А вы тут же сделали вывод, что я веду раскопки.

– Но вы не опровергли мое предположение!

– А зачем? У нас же здесь не клуб по профессиональным интересам. Я приехал отдыхать. Зачем афишировать свой род занятий?

– Так вас зовут Эрик Петров? – неожиданно встрял Виталий.

– Именно! – сыщик самодовольно поклонился.

– А я-то думаю, почему вы мне знакомы? Несколько лет назад я видел вас в суде. Вы тогда в пух и прах разгромили все обвинение.

– Бывает и такое, – снова кивнул Эрик.

Виталий потряс головой.

– Знаете, до сих пор удивляюсь, почему я вас сразу не признал. Таких усов, как у вас, нет больше ни у кого.

– А я давно хотела спросить, откуда у вас эта достопримечательность? – полюбопытствовала Лада. – Сегодня усы не в моде.

– А я вне моды, мадам. Я ей неподвластен. Да и потом, нужно же чтить традиции…

– Его дед – Эркюль Пуаро, – влез Андрей.

– Неужели? – подняла брови Лада. – И что же, вы так же хороши, как и он?

– Надеюсь на это.

– Будьте уверены, что ничуть не хуже, – снова прокомментировал Андрей.

– Да, это забавно, – произнесла Лада, и ее глаза засверкали загадочным огнем.

«Только не это, – простонала про себя Мариша. – Если она начнет охотиться за Эриком, я ее убью!»

– Вы должны рассказать о себе побольше, – заявила дамочка и приняла более соблазнительную позу.

Виталий мрачно поджал губы.

– Как-нибудь расскажу, – пообещал Эрик. – А пока у меня более важное занятие. Вы еще не забыли, что у нас появился труп?

– Простите, – извинилась Лада, и глаза ее погасли. – Я правильно понимаю, что убитый – Аркадий?

– Да, это он. И сейчас нам нужно выяснить две вещи. Первое, чем каждый из вас занимался с половины третьего до шести вечера. И второе, кому принадлежит эта вещь.

После чего он достал из кармана шарф и показал его всем присутствующим.

– Это мой! – тут же вскрикнула Анна и схватилась руками за шею. – Где вы его нашли?

– Боюсь, то место, где мы его обнаружили, вам не понравится, – усмехнулся Андрей. – Рядом с убитым Аркадием Семушкиным.

Анна побледнела.

– Можете мне его не отдавать, – заявила она. – Я все равно не стану его носить.

– Когда вы его потеряли? – Эрик пристально посмотрел на нее.

– Не знаю. Вчера я его надевала на ужин. А сегодня он должен был оставаться в номере. У меня другая одежда, и шарф под нее не подходит.

– А к старой иве вы сегодня ходили?

– Где это?

– Если свернуть направо от этого здания и пройти чуть в глубь острова, там и растет это дерево.

– Значит, именно там… – Анна не договорила.

– Да, там мы и нашли тело Аркадия.

– А что с ним случилось? Тимур сказал, что его нашли повешенным?

– Именно так.

– А не кажется ли вам, что он сделал это сам? – спросил Григорий.

– Не кажется. Я еще не видел самоубийц, которые смогли бы влезть на высоту около трех метров, привязать веревку, накинуть ее на шею и оттолкнуться от воздуха. Попробуйте проделать это сами, и тогда поймете, что это нереально.

– Нет уж, спасибо! – твердо заявил Григорий. – Я как-нибудь доживу свой век.

– А я хочу уехать, – неожиданно заявила полная женщина из числа прислуги, все это время стоявшая молча. – Мне страшно оставаться на этом острове, когда поблизости бродит убийца.

– Он не просто бродит, – ухмыльнулся Эрик. – Он – среди нас!

Толстушка вскрикнула и прижала руку ко рту.

– Я немедленно покину это ужасное место, – закричала она. – Вызовите моторку!

– К сожалению, это невозможно, – развел руками сыщик, – телефон не работает. Скорее всего, убийца вывел его из строя. А сотовой связи на острове нет. Так что нам придется ждать. Через пять дней за нами придет лодка и можно будет уехать и вздохнуть с облегчением.

– Я не понимаю только одного, – нахмурился Виталий. – Зачем убийце так рисковать и оставаться на острове вместе с нами? Ведь его в любой момент можно вычислить.

– Что-то подсказывает мне, – заявил Андрей, – что это будет не так просто.

– Здесь как раз таки все понятно, – пояснил сыщик. – Если бы полиция приехала на место преступления сразу же после убийства, у убийцы было бы гораздо меньше шансов выйти из воды сухим. А так все пройдет как по маслу. Гости не станут заниматься расследованием, улики тоже никто искать не будет, а через пять дней все следы сами собой исчезнут.

– Он надеялся, что на острове нет никого, относящегося к полиции и заняться поиском преступника будет некому, – вставила Авдотья Ивановна.

– На один вопрос мы ответ нашли, – сказал сыщик. – Хозяйка шарфа обнаружена. Теперь осталось узнать ваши передвижения в озвученный мною период. Я прошу вас рассесться за столом в обычном порядке, а обслугу – разместиться вот здесь, сбоку.

Народ тут же затеял перемещение, и минут через пять за столом воцарился порядок. Эрик довольно оглядел людей. Глаза его заблестели, и выглядел он, как довольный кот, объевшийся сливок. Так было всегда, когда сыщик получал любимую забаву. Мариша пересчитала присутствующих. Одиннадцать отдыхающих, считая их с Эриком, и семь человек обслуги. Из них девушке были знакомы почти все. Василий Иванович Чапук – директор острова, администратор Анжелика, горничная Ольга, официантка и врач – Константин Сергеевич. Симпатичная толстушка, так жаждавшая уехать с острова, оказалась местным поваром, а молодая девушка – горничной из соседнего корпуса.

– Начнем с обслуживающего персонала, – заявил Эрик. – Как вас зовут? – поинтересовался он у поварихи.

«Видимо, здешняя стряпня сильно запала ему в душу, – улыбнулась про себя Мариша. – Даже расследование убийства специалист по еде проходит вне конкурса».

– Маруся, – ответила стряпуха и глазами преданной собаки уставилась на Эрика.

– Просто Маруся? – уточнил он. – А фамилия у вас есть?

– Виноградова. Но можно и без фамилии. Молодых женщин всегда называют просто по имени, – вдруг кокетливо добавила она, и Мариша невольно усмехнулась.

Ну что за напасть такая! Там, где появляется Эрик, дамы начинают вести себя как несмышленые девчонки. А сколько, интересно, этой Марусе лет? На вид около пятидесяти. Но в наши дни сложно говорить о возрасте, когда дело касается женщин. Некоторые и в шестьдесят выглядят на сорок. Взять, к примеру, Авдотью Ивановну. Ей семьдесят два, а больше шестидесяти не дать, судя по лицу. А если смотреть на фигуру, то и того меньше. Но Маруся, видимо, не особенно заморачивается по поводу своей внешности, хотя мужчины ей все еще интересны.

– Прекрасно! – Эрик выдал восхищенный взгляд. – Где вы, Маруся, были в период с половины третьего до шести часов вечера? Кстати, этот вопрос я буду задавать всем.

– Ну и ерунду вы спрашиваете! – всплеснула руками повариха. – Я была на кухне. А где же еще? Или вы считаете, что приготовить еду на такое количество человек простое занятие?

– Вовсе нет. Тем более такую еду, какую готовите вы. Разрешите выразить вам мое глубочайшее восхищение! Я давненько не пробовал такой вкуснотищи.

– Что вы… – покраснела Маруся. – Я ничего особенного не делаю. Просто выполняю свою работу.

– Значит, вы мастер своего дела. В этом мы с вами похожи. Мы оба любим свою работу и выполняем ее на отлично.

– Ну, раз вы так говорите… – женщина покраснела еще больше.

– Итак, вы были на кухне. Кто-то может это подтвердить?

Маруся вытаращила на него глаза.

– А кто меня должен был видеть? У меня помощников нет. Одна готовлю.

– А убитого вы знали?

– Я даже не знаю, кого убили, – ответила она. – Я же не выхожу в зал и не смотрю на гостей. Я всех вас вижу сейчас в первый раз.

– Хорошо, а имя Аркадий Семушкин вам о чем-нибудь говорит?

– Нет, впервые слышу.

– Откуда вы приехали на остров?

– В смысле? – Маруся снова вытаращила глаза на сыщика.

– В смысле вашего местожительства. Где вы проживаете?

– Так здесь…

– Я имею в виду, когда не работаете на острове.

– А! Так тут, на земле. Я имею в виду, в поселке, – добавила Маруся. – Мы называем землей то, что за рекой. Там наш поселок и небольшой городок.

– А раньше где жили?

– Раньше – это когда? – поинтересовалась она. – В прошлой жизни, что ли?

– А вы всю жизнь прожили в своем поселке?

– Именно что всю жизнь, – кивнула она. – Я даже на море никогда не ездила. А зачем? У нас здесь такие места! Никакого юга не надо!

– А где же вы научились так готовить? – Эрик, кажется, впервые удивился. – Такие блюда невозможно приготовить без соответствующего опыта.

– А бабушка мне на что? – вытаращила глаза Маруся. – Она у меня еще при советской власти работала в ресторане. Ее даже посылали в Париж по обмену опытом. Она готовила какому-то шишке из района. А когда ушла на пенсию, все рецепты передала мне. А я что? Я девушка понятливая. Мне стоит один раз приготовить блюдо, и я больше никогда не забуду его рецепт. Хотите, проверьте меня.

– Я вам верю, – успокоил ее Эрик. – Значит, вы были на кухне, но этого подтвердить никто не может.

Она пожала плечами.

– Хорошо! Перейдем к горничным. Ольга, вы работаете в первом корпусе? – спросил Эрик у крепкой темноволосой девушки.

– Да, мое рабочее место там.

– Расскажите о ваших передвижениях в озвученное время.

– После обеда все разбрелись кто куда, и я занималась уборкой номеров.

– С половины третьего до шести? – уточнил Эрик.

– Даже дольше. Вернее, до пяти часов я проводила уборку в номерах, а потом перебралась на этажи. Закончила около половины седьмого.

– Кто-нибудь попадался вам на глаза?

– В шесть часов я видела Андрея Судакова. Он вернулся с прогулки. А потом стали подтягиваться и остальные жильцы.

– Значит, Андрей вернулся раньше всех? – уточнил сыщик.

– Наверное. Может, кто-то еще приходил и уходил. Я не знаю. Я же не могу за всеми уследить.

– Меня интересует только то, что вы видели. Так. Теперь Татьяна, – он перевел взгляд на другую девушку.

Она была полной противоположностью Ольге. Высокая, худенькая, с большими голубыми глазами и белокурыми волосами, Татьяна казалась совсем ребенком.

– Чем были заняты вы в этот период времени? – спросил Эрик.

– Тем же самым, – пробормотала она. – Правда, в номерах я убиралась не так долго.

– Халтурили? – усмехнулся сыщик.

– Нет, что вы! – испугалась девушка. – Просто один номер был занят, и меня попросили не беспокоить постояльца.

– Чей номер? – оживился Эрик.

– Авдотьи Ивановны. У нее разболелась голова, и она сразу после обеда легла в кровать.

– Авдотья Ивановна ни разу не выходила из комнаты? – уточнил сыщик.

– Точно не скажу, я постоянно бегала туда-сюда, но бабушка периодически просила меня принести ей то таблетку, то грелку. Я выполняла ее поручения и каждый раз заставала ее в постели. Да вы спросите лучше Анну Козлову. Она была все это время с ней.

– Вот как? – приподнял брови сыщик и стрельнул взглядом в Андрея.

Тот насторожился.

– Да, я сидела с Авдотьей Ивановной, – подтвердила Анна, не дожидаясь, пока к ней обратятся. – А что здесь такого? У нее разболелась голова. Мало ли что могло случиться? Телефон не работает, врача не вызовешь, а если что-то серьезное? Поэтому проще предотвратить беду, чем потом ее расхлебывать.

– Вы – отзывчивая девушка, – заметил Андрей.

– У меня мама умерла год назад. Я знаю, что такое потерять родного человека, – сухо ответила Анна.

– Значит, вы все время провели в комнате Авдотьи Ивановны, – констатировал Эрик.

– Ну, не совсем так. Я ушла от нее около шести. Как раз возвратился Семен, и мы пошли гулять.

– А где был ваш муж?

– Играл в бильярд с Григорием Игоревичем. Оказалось, он большой любитель этой игры. Как, впрочем, и мой муж. Семен, когда узнал, что здесь имеется это развлечение, был очень доволен.

– Сколько времени вы провели за игрой? – спросил Андрей Семена.

– Не знаю, – пожал он плечами. – Я не смотрел на часы. Мы с Григорием Игоревичем забрели в бильярдную сразу после обеда. Анна пошла переодеться и обещала сразу присоединиться к нам. Правда, минут через двадцать она забежала и сказала, что не останется – Авдотья Ивановна себя не очень хорошо чувствует.

– Сколько времени отсутствовала Анна? – Эрик повернулся к бабуле.

– Да минут пять, – ответила та. – Я и оглянуться не успела, как она вернулась.

– И чем вы занимались?

– Анекдоты рассказывали, – ответила Авдотья.

– Что?!! – вытаращил глаза Андрей.

– Молодой человек, у вас плохо со слухом? – поджала губы бабуля.

– У вас же болела голова!!!

– Правильно! – кивнула она. – Когда мне плохо, самое главное не лежать в тишине. А то будет еще хуже. Я для того и пригласила Анечку, чтобы она со мной пообщалась. Кстати, это помогло. Через час меня немного отпустило, а к пяти я и забыла, что такое боль.

– А может, помогли таблетки, которые вам носила Танечка? – ехидно поинтересовалась Лада.

– Скорее всего, все вместе, – не стала спорить Авдотья. – В общем, мне стало легче, и мы с Анютой еще немного поболтали. А потом вернулся ее муж, и они ушли гулять. Было начало седьмого. Я посмотрела на часы, чтобы не пропустить обед.

– Первый раз слышу, чтобы от головной боли помогали анекдоты, – проворчал Андрей. – С частью постояльцев вашего корпуса мы разобрались. А где были вы, Лада?

– Мне как-то неудобно об этом говорить, – ухмыльнулась та.

– Что здесь может быть неудобного? – разозлился Судаков. – Не в туалете же вы просидели почти четыре часа?

– Фу, как невежливо, – скривилась Лада. – По-вашему, неудобно только сидеть в туалете?

– А что еще?

– Я могла быть с мужчиной. Это еще более интимная тема.

– Вы и в самом деле были с мужчиной? – спросил Андрей.

– Да, представьте себе! – кокетливо сообщила она. – Правда, недолго. Всего около получаса.

– И кто этот счастливчик? – насмешливо поинтересовался он.

– Виталик.

– А почему вы провели с ним так мало времени?

– А вот об этом я умолчу, – и она скромно потупила глаза.

– За Ладой решил приударить Аркадий, – сказала Авдотья Ивановна. – Я сама слышала, как он после обеда приглашал ее на свидание. А Виталий все это слышал.

– Это становится интересным! – оживился Эрик. – И как вы отреагировали? – спросил он у Слопкова.

– Не слышал я ничего, – мрачно отозвался Виталий. – Видел, что он терся около Ладки, но по поводу свидания ничего не знаю.

– Допустим, – невозмутимо сказал сыщик. – Тогда почему вы прервали вашу встречу?

– Иногда женщины бывают несносны. Им нравится выносить мозг!

– И все же?

– Не помню уже. Я человек горячий, всегда бурно реагирую на слова или действия. Лада сказала какую-то ерунду, а меня это задело.

– То есть вы поссорились не из-за Аркадия? – уточнил Эрик.

– Я уже сказал, что не слышал, о чем они говорили, – рявкнул Виталий.

– Мы поняли, не надо так нервничать, – сказал Андрей. – Лучше расскажите, что вы делали после того, как поругались с Ладой?

– Пошел гулять по острову. Вернее, я дошел до причала и долго сидел там, глядя на реку. Погода была отличная, солнышко светило. Даже уходить не хотелось.

– Вас кто-то видел?

– Не знаю, – пожал он плечами. – Я по сторонам не смотрел, может, кто-то и проходил мимо.

– Кто-нибудь видел Виталия после трех часов? – спросил Андрей, оглядывая аудиторию.

Люди недружно помотали головами.

– Хорошо, с этим разберемся позже. А вы, Лада, куда направились после неудавшегося свидания? Может, на встречу с Аркадием?

– Вовсе нет! – улыбнулась она. – Я и не собиралась с ним встречаться. Во-первых, Аркадий не в моем вкусе. А во-вторых, у меня нет привычки встречаться сразу с двумя мужчинами.

Виталий стрельнул в нее глазами, и взгляд его немного оттаял.

– Я отправилась в гостиный корпус. Мне захотелось посидеть в уютной обстановке, в тишине и немного подумать.

– Вы так и поступили?

– Не совсем. Я пришла в корпус и заглянула в бильярдную. Думала, там никого нет, а оказалось, что не я одна такая умная. Григорий с Семеном играли в бильярд, и я решила посмотреть на их игру. Да так там и осталась. А что еще было делать? Виталик обиделся. А одной гулять скучно. Правда, вечером мы помирились, – добавила она и плотоядно улыбнулась.

Виталий невольно улыбнулся ей в ответ.

– И до какого времени вы там сидели?

– А как мужчины ушли, так и я с ними.

– Вы это подтверждаете? – Эрик повернулся к Семену и Григорию.

– Да, конечно, – кивнул Семен. – Правда, иногда мы так заигрывались, что забывали про Ладу. Но если бы она выходила куда-то, мы бы обязательно заметили.

– Хорошо, с этим тоже разобрались.

– А я обошел остров вокруг, – не дожидаясь, пока до него дойдет очередь, сказал Богдан, – и обнаружил очень симпатичное местечко. На противоположной части острова есть два дуба, сросшиеся между собой. Там еще такое углубление, будто кресло. Я сел попробовать, удобно или нет. Мне понравилось. Вот там я и просидел почти три часа. Смотрел на реку. Вы знаете, вода и огонь – это то, на что можно смотреть бесконечно.

– И вас, конечно, тоже никто не видел?

– Послушайте, а кто нас мог видеть? – возмутился Виталий. – Вы же слышите – каждый из тех, кто гулял по острову в одиночестве, не бегал туда-сюда, а выбрал себе местечко и сидел, поглощенный в свои мысли.

– А я, Мариша и Тимур ловили рыбу, – сообщил Эрик. – Правда, Тимур ушел раньше нас. Примерно около половины шестого.

– Я просто перешел на другое место, – ответил тот. – И удил рыбу чуть ниже по течению еще около часа.

– Может быть, не будем спорить, – кивнул Эрик. – У нас остался только один человек. Это Андрей, – и сыщик пристально посмотрел на следователя.

– Я провел послеобеденное время на диване в холле, – тут же пояснил тот. – Сначала решил немного посидеть, посмотреть на симпатичную игуану и рыбок, а потом задремал, и мне стало лень куда-то идти! В общем, примерно до пяти часов я провел на диване в полусонном состоянии, а потом все-таки решил выйти проветриться. Голова была тяжелой. Я походил немного туда-сюда, обошел вокруг административного здания, заглянул в окна, чтобы иметь представление обо всех местных постройках. А потом вернулся в свой корпус. Честно говоря, не знаю, сколько было тогда времени. Но раз горничная говорит, что около шести, значит, так и есть.

– Что же интересного вы увидели, заглядывая в окна? – спросил Эрик.

– Да ничего, – пожал плечами Андрей. – Директор смотрел телевизор, врач читал газету… Ничего особенного.

– Нам нельзя покидать рабочее место в течение дня, – пояснил Константин Сергеевич. – Конечно, люди не бегают ко мне по всякому поводу, да и вообще больные здесь бывают очень редко. Но правила есть правила.

– Авдотья Ивановна не просила вас оказать ей помощь? – спросил сыщик.

– Нет.

– А почему? – Эрик обернулся к бабуле.

– А зачем? – пожала она плечами. – Я привыкла обходиться своими силами. Если бы я по каждому поводу бегала к врачу, то все свое свободное время проводила бы в поликлинике.

– А вы, Василий Иванович, тоже обязаны быть в своем кабинете?

– Да, конечно, – торопливо ответил директор. – Вдруг кто-то решит зайти, пожаловаться, а меня нет, как это будет выглядеть?

– И часто вам жалуются? – усмехнулся сыщик.

– На моей практике такого не было ни разу.

– Значит, если бы кто-то сказал, что видел вас или Константина Сергеевича вне рабочих кабинетов, это было бы неправдой?

– А разве кто-то так сказал? – покраснел Чапук.

– Я говорю, к примеру.

– Тогда бы я вам ответил, что это наглая ложь! Я не выходил из своего кабинета вплоть до того момента, как пришли вы. И уверен, что Константин Сергеевич тоже. Мы люди старой закалки и знаем, что такое ответственность!

– Успокойтесь, пожалуйста. Я вас ни в чем не виню. Просто спрашиваю.

Эрик постучал пальцами по столу.

– Как все гладко получается. Никто ничего не видел, все проводили время спокойно и безмятежно, а человек убит!

– Вы уверены, что он не мог покончить с собой? – спросил Виталий.

– Уверен. За свою практику я столько всего повидал, что могу определить причину смерти с ходу. Я имею в виду, естественная она или нет. Мне много раз приходилось видеть убийства, подобные этому. С одной стороны, все кажется вполне естественным, а присмотришься получше – там нестыковка, здесь оплошность. Так картинка и складывается.

– Я, конечно, не хочу учить вас вашей работе, – произнес Богдан, – но в данном случае, мне кажется, вы ошиблись. Здесь собрались люди, далекие от таких поступков. Посмотрите на нас. Мы все обычные, ничем не примечательные обыватели. Да и с Аркадием мы были не знакомы. Зачем нам его убивать?

– А вы считаете, что убийства совершают только необычные личности? – усмехнулся Эрик. – Поинтересуйтесь у Андрея, кто составляет основную массу преступников. Он вам многое может рассказать. Хотя в данном случае рациональное зерно в ваших размышлениях есть. Вы друг друга не знали и встретились здесь впервые. Но ведь вы провели в одном периметре целый день. Вполне возможно, за это время Аркадий мог перейти вам дорогу или оскорбить вас. Все люди разные. Одни подобное воспримут спокойно, а другие затаят злобу.

– Вы сейчас на меня намекаете? – покраснел Виталий.

– Я говорю в общем, – пояснил сыщик. – Хотя есть такая русская поговорка: «На воре и шапка горит». Видимо, вы эту ситуацию все же примеряете на себя.

– Ничего я не примеряю. Просто не такой уж я дурак. Сразу вижу, куда вы клоните. Только я еще раз заявляю – разговора Аркадия с Ладой я не слышал и никакого негатива к нему не испытывал. Ищите виновного среди других.

– Вы еще не опросили меня, – вдруг послышался робкий голос, и Мариша повернула голову.

Официантка робко сидела на самом краю стола и внимательно следила за разговором.

– Да, кстати! А как вас зовут? – спохватился Андрей.

– Амрита. Амрита Голикова, – уточнила она.

– Какое интересное имя!

– Это бабушка постаралась.

– Где же были вы в послеобеденный период?

– Сначала мне пришлось убирать со стола и заниматься посудой. Затем я мыла помещение, а потом убиралась в административном домике.

– И сколько времени у вас все это заняло?

– Часа два я убирала столовую, а около половины пятого переместилась в административное здание. Там провела около полутора часов.

– Значит, до шести вы были заняты.

– Именно, – вмешался Чапук. – Мои подчиненные все, как один, люди ответственные и трудолюбивые. Кстати, Амриту я видел несколько раз в течение этого времени. Она сначала убирала посуду из моего кабинета, потом мыла полы и протирала пыль.

– То же самое могу сказать и про себя, – добавил Константин Сергеевич. – Амрита входила в мой кабинет, по крайней мере, три раза.

– Это еще ни о чем не говорит, – задумчиво протянул Эрик. – Но по некоторым причинам Амриту мы пока в расчет не принимаем.

– И какие это причины? – полюбопытствовала Авдотья.

– Я скажу о них позже.

Эрик задумчиво посмотрел в окно.

– Итак, – наконец, сказал он, – подведем итоги. С убитым Аркадием после обеда никто не разговаривал и его не видел. Так?

– Так! – закивали все.

– До приезда сюда с ним никто не был знаком и зла на него не держал. Правильно?

Люди снова закивали.

– И никаких зацепок, которые помогли бы нам в раскрытии этого дела, никто дать не может…

– Абсолютно никто! – ответил за всех Григорий Игоревич.

– Хорошо, тогда все свободны.

– Как? – Андрей даже пристал со своего стула. – Ты их отпускаешь?

– А что еще я могу сделать? – пожал Эрик плечами. – Да и потом, чего ты так волнуешься? С острова никто не убежит, единственную улику, которую можно было уничтожить, мы уже обнаружили. Так что волноваться не стоит. Завтра с новыми силами продолжим расследование. Все свободны! – еще раз громко повторил он, и все начали расходиться.

– По-моему, он вовсе не так хорош, как о нем говорят, – с сомнением сказала Анна своему мужу, проходя мимо Мариши, – мне кажется, в этом деле он совершенно растерялся.

– Почему ты так решила? – полюбопытствовал Семен.

– Я много раз смотрела детективы. Там, пока не вытрясут всю душу из подозреваемых, никуда их не отпускают.

– Наверное, у него другой подход.

– Вряд ли… Просто разрекламировали мужика, и все. Вот дед его был действительно знаменитой личностью!

Мариша покосилась на сыщика – не слышит ли? Но по его виду сложно было что-то сказать. Эрик задумчиво смотрел куда-то вдаль, и казалось, не видел и не слышал ничего из происходящего вокруг. Однако после слов Анны усы его дрогнули, будто в усмешке, но тут же застыли.

«Наверное, все же не слышал», – решила Мариша и успокоилась. Ей не хотелось, чтобы Эрик расстраивался из-за глупых разговоров.

Глава 13

Буквально через несколько минут гостиная опустела. Эрик еще немного постоял в задумчивости и медленно перевел взгляд на Маришу и Андрея, единственных, кто остался здесь.

– Ну, что! Начнем работу? – он потер руки и уселся во главе стола.

– А разве мы не закончили? – растерялась девушка. – Я думала, что на этом все.

– Здравствуйте! С добрым вас утром! – ехидно ответил сыщик.

– Так вечер уже, – растерялась она.

– Мариша, ты меня поражаешь! У нас начинается самый продуктивный период! Все показания мы услышали и запомнили, теперь их нужно привести в должный вид.

– Я же говорю, женщинам в сыске не место, – ухмыльнулся Андрей.

Эрик хмыкнул.

– Итак, поделимся своими впечатлениями. Кстати, Маришка, как твои ощущения? Что-нибудь почувствовала?

– А разве вам интересны домыслы какой-то глупой женщины? – обиженно буркнула она.

– Кто-то говорил про глупых женщин? – нарочито удивленно спросил Андрей у сыщика.

– Первый раз об этом слышу, – покачал головой тот. – Солнышко, у тебя что-то со слухом. Мы всегда тебя только хвалим – какая ты красавица и умница.

– Когда это было последний раз? – хмуро поинтересовалась она. – Что-то я не помню ничего подобного.

– Я же говорю, у нее что-то с ушами, – сказал Эрик Андрею. – Ну, да ладно. У нас есть что обсудить, кроме Маришиного слуха. Давайте решим, кого мы можем вычеркнуть из списка подозреваемых, а кого оставим.

– Сначала нужно выписать тех, у кого есть алиби, – предложил Андрей. – Я тут накидал списочек, пока слушал показания. Во-первых, можно исключить Анну и Авдотью Ивановну. Они провели вместе весь промежуток времени, который нас интересует. Затем – Семен и Григорий. Они играли в бильярд, а вскоре к ним присоединилась Лада. Также я исключил бы горничных. Они – девушки, причем довольно хрупкие. Вряд ли они бы справились со здоровым мужиком. Хотя мотив у них мог и быть. Вернее, у одной из них. Возможно, Аркадий чем-то оскорбил Ольгу, и она решила от него избавиться. Но почему-то мне с трудом в это верится.

– Мне тоже, – кивнул сыщик. – Наверняка она слышала немало грубостей от клиентов за время своей работы и привыкла относиться к ним спокойно. Давай дальше.

– Врача и директора периодически видела Амрита, которая убирала их корпус, но это было уже около половины пятого. Хотя убейте меня, но я не могу представить, зачем бы им понадобилось убивать гостя? По-моему, в их задачу как раз входит обеспечить безопасность приезжих.

– Я тоже так считаю. И кто у нас в итоге остается?

– Виталий, который примерно с трех часов находился один, и Богдан, по его словам, просидевший на берегу несколько часов. Если выбирать из них двоих, то Богдан мне наиболее подозрителен. Я вообще с трудом могу себе представить, как можно смотреть на воду столько времени.

– Можно просто сидеть и думать. У каждого человека найдется, о чем поразмышлять. А когда вокруг плещется вода, и все так спокойно и умиротворенно, думается намного плодотворнее, – сказал сыщик.

– Может быть, не буду спорить. Сам я не умею бесцельно проводить время, – ответил Андрей.

– Ты забыл еще одного человека, мой друг, – вкрадчиво заметил Эрик.

– Кого же?

– Ты забыл про себя. Тебя тоже никто не видел вплоть до шести часов вечера.

– Я сидел в холле на диване, – растерянно произнес Андрей. – Конечно, диван располагается в углу, и если специально не искать, можно было меня и не заметить…

– Вот именно. Очень удобная отговорка.

– Не понял… – Андрей напрягся и посмотрел на сыщика тяжелым взглядом. – Ты что же, меня подозреваешь?

– А почему бы и нет? У тебя тоже нет алиби на этот период времени. Чем ты лучше других?

– Вообще-то да, – вдруг согласился тот. – Алиби нет. Но меня можно оправдать тем, что я следователь и моя миссия – расследовать преступления, а не совершать их.

– Как говорил мой дед, преступники тоже люди. И у них так же, как и у других, есть желания, чувства, эмоции.

– Уверяю тебя, я не успел настолько близко познакомиться с Аркадием, чтобы хоть как-то к нему относиться, – усмехнулся Андрей.

– Боюсь, то же самое скажет и каждый из отдыхающих.

– Вполне вероятно. Однако кто-то же его убил!

– Наиболее подозрительные кандидатуры, на мой взгляд, это все-таки Виталий и Богдан, – сказал сыщик, постукивая пальцами по столу. – Скорее всего, это все же Виталий. У него были и возможность, и мотив.

– Мне не очень верится, что Виталий мог приревновать Ладу к Аркадию, – решила вмешаться в разговор Мариша. – Не такой он человек.

– И все же это пока единственный мотив, который у нас имеется, – покачал головой Эрик.

– Тимур тоже мог расправиться с Аркадием. Я, правда, не знаю, какой мотив мог быть у него, но он ушел от нас в половине шестого.

– Если так рассуждать, то и вы с Эриком тоже подходите на эту роль, – усмехнулся Андрей.

– Это еще почему? – вскинулась она.

– Вас двое, а мы с самого начала считали, что могли действовать мужчина и женщина. В одиночку практически нереально справиться с таким здоровым мужиком.

– Если на то пошло, то Лада с Виталием тоже какое-то время были вдвоем.

– Да, но зачем им избавляться от Аркадия?

– Ага! А зачем Эрик сам обратил внимание на то, что Аркадий не покончил с собой? – понеслась в атаку девушка.

– Милая моя! А я на что? Или ты считаешь, что я бы не заметил очевидных вещей? Куда ему было деваться? – ухмыльнулся Андрей.

– Ну знаешь что! – вспыхнула Мариша. – Это уже слишком! Обвинять Эрика в убийстве?!

– Успокойся, – усмехнулся сыщик. – Андрей тебя специально злит. В отместку за то, что мы его подозреваем. На самом деле он так не думает. Андрею хорошо известна моя репутация.

– На это могу сказать только одно, – ухмыльнулся следователь. – Сыщики – тоже люди!

– Ладно, один – один, – кивнул Эрик. – Итак, у нас два основных подозреваемых и несколько возможных кандидатур. Я предлагаю следующее: просмотреть анкеты гостей и обыскать номер Аркадия. Возможно, что-то и удастся найти. Вообще-то есть одно подозрительное обстоятельство, которое я прикарманил до поры до времени, но пока не знаю, имеет ли оно значение.

– Какое обстоятельство? – заинтересовался Андрей.

– Аркадий по приезде сюда получил два письма. Оба носят угрожающий характер. Он мне их показывал. Я тоже получил нечто подобное, но в одном экземпляре.

– Точно! – хлопнул себя по лбу Андрей. – А я-то думаю, что меня с самого начала гложет в этом деле? Я тоже нашел письмо. Там был текст типа: время пришло, готовься. Было и второе, но гораздо короче.

– Значит, ты тоже получил такие письма? И что ты об этом подумал?

– Честно говоря, первая мысль, что пришла мне в голову, была такая: какая глупая шутка. А потом я об этом забыл.

– У меня была еще одна мысль, – сказал Эрик. – Возможно, это часть развлечений, которые нам здесь предоставят. Вот только до сих пор неизвестно, так это или нет?

– Нужно спросить у Чапука, и все будет ясно, – пожал плечами Андрей.

– Спросим, – кивнул сыщик и задумался.

– О чем размышляешь? – спросила Мариша.

– Есть еще один вопрос, который вы почему-то проигнорировали.

– Какой вопрос? – полюбопытствовала Мариша.

– Почему на месте преступления мы нашли шарф Анны? Ведь совершенно очевидно, что ни она, ни ее муж к этой истории отношения не имеют.

– Значит, шарф подкинули, – тут же сделал вывод Андрей.

– А кто?

– Да кто угодно!

– Не скажи… Анна живет во втором корпусе. А войти туда без всяких вопросов и взять из номера шарф может только постоялец этого дома. На обитателя нашего корпуса, вернее всего, обратили бы внимание. Значит, вероятность того, что именно Богдан мог утащить шарф, гораздо выше, чем у Виталия, – сказал Эрик.

– Эх! Разрушилась наша версия, что Аркадия убила семейная пара! А такая хорошая была идея! Все-таки шарф принадлежит Анне… Семен мог поругаться с судьей и стукнуть его по голове. А потом, испугавшись, подвесить его на дереве. Жаль, что они были порознь, – огорчился Андрей.

– Или, например, мы с Маришей, – улыбаясь, произнес Эрик. – Чем не пара преступников? И полчаса, когда Тимур от нас ушел, мы были вдвоем.

– Не вспоминай, этот этап мы уже проехали. А то так мы дойдем до того, что Аркадия убил я вместе с Авдотьей Ивановной.

– А какой у вас мотив? – хихикнула Мариша. – Ревность?

– Ага! Мы с Аркадием не смогли поделить бабулю.

– А что, идея неплохая! Нужно будет ее рассмотреть.

– Ты забыла только об одном, – серьезно произнес Андрей. – Авдотья Ивановна после обеда не выходила из своей комнаты.

– Да, точно. А директора турбазы и врача мы точно вычеркнули из списка?

– Вообще-то возможность у них была. Но тогда получается, что они сильно рисковали. Амрита могла в любое время войти в домик и заметить их отсутствие.

– Убийца в любом случае рисковал, – сказал Эрик. – Ему сильно повезло, что он никому не попался на глаза.

– Действительно странно… – протянула Мариша. – Убийца должен был понимать, что здорово рискует. Но, видимо, желание разделаться с Аркадием было значительно сильнее, чем страх попасться на месте преступления.

– Да, и причина убийства должна была быть очень веской. Во всяком случае, гораздо весомее, чем простое оскорбление или ревность, – сказал Эрик.

Глава 14

Авдотья Ивановна ощупала свою голову. Как хорошо, что боль ушла. Она терпеть не могла разные недуги. Иногда они надолго выбивали ее из колеи. А ей вовсе не хотелось болеть. Она горела желанием вести активный образ жизни.

Остров ей безумно нравился. Особенно удобства, предлагаемые организаторами. В ее семьдесят два года комфорт очень много значит. Кто бы мог подумать, что во времена ее молодости Авдотье было абсолютно наплевать на блага цивилизации. Может, потому, что этих благ практически не существовало? А может, просто юности все по плечу…

Оказавшись на пенсии, она решительно не знала, чем заняться. Сидеть на лавочке со старыми вешалками ее возраста ей не хотелось. Много работать тоже не получалось – зрение стало подводить. Оставалось только одно – путешествовать. Кстати сказать, у нее была такая возможность. Пенсию она получала вполне приличную. Вот только куда поехать?

Очень хотелось в Европу, но ее пугали расстояние и чужой язык. Авдотья очень восприимчива к вопросам общения. Ей казалось, что, не зная языка, она быстро потеряет интерес к стране, и деньги будут потрачены зря. Хотелось побывать там, где говорят на родном языке, но при этом быт должен быть лучше того, к какому она привыкла.

От кого-то из своих знакомых она услышала об этом острове и решила посмотреть, так ли там хорошо, как о нем говорят. К тому же подоспела очередь льготных путевок от фонда социальной защиты пенсионеров. Правда, путевки давали в санатории еще советской постройки, и надеяться на комфорт особенно не приходилось. Но Авдотья пошла другим путем. Она очень попросила милейшую женщину, заведующую отделом распределения путевок, приобрести для нее тур на этот остров. Все, что окажется сверх положенной стоимости, она компенсирует сама. И ведь получилось! Через некоторое время путевка была у нее в руках.

Авдотья прошла в санузел и с удовольствием осмотрела сияющую белизной треугольную ванну. Джакузи, кажется, вспомнила она и потрогала рукой блестящий чугунный бок. Потом открыла кран, и вода веселым напором ринулась из крана. Она удовлетворенно кивнула. Да, это именно то, что она хотела. И номер только для нее одной, без крикливых и вечно сплетничающих соседок. И все условия для комфортного проживания.

Конечно, обошлось это недешево, но оно того стоит. У нее в жизни осталось так мало удовольствий! Когда-то многочисленная семья заметно поредела, а единственный сын, как это ни прискорбно, сидит в тюрьме. На какое-то мгновение настроение испортилось. Ее мальчик, которого она любила больше жизни, находился сейчас в ужасном месте. А самое страшное заключалось в том, что он невиновен. Авдотья была в этом совершенно уверена.

Она прогнала от себя мрачные мысли, погрузилась в горячую воду и, нажав на кнопку, тут же ощутила прикосновение к своей коже множества колких пузырьков и с наслаждением закрыла глаза.


Эрик толкнул дверь и вошел в темноту. Он нащупал выключатель, и под потолком вспыхнул свет. В кабинете директора было пусто.

– Куда он делся? – удивился Андрей. – Между прочим, Чапук уверял нас, что никуда не уходит со своего рабочего места.

– Тем более на улице уже темно, – добавила Мариша.

– Рабочий день закончился, – произнес Эрик и зашагал вперед по коридору. – Он имеет полное право заняться своими личными делами.

– Наверное, он пошел проверить место преступления, – хихикнула Мариша. – Ведь в его обязанности входит следить за всеми событиями, происходящими на острове.

– Не издевайся над мужиком, – строго сказал Эрик. – Не все такие смелые, как ты.

– Я не смелая, – замотала головой Мариша. – Если бы меня попросили остаться наедине с мертвым телом, я бы ни за что не согласилась.

– Между прочим, Тимур тоже струсил, – заметил Андрей. – А ему в связи с его профессией не положено бояться. Он наверняка много раз сталкивался с умирающими!

– Мне тоже показалось это странным, – сказала Мариша.

– Вполне вероятно, ситуация была нестандартная. Для Тимура, я имею в виду, – пожал плечами Эрик. – Хотя, если говорить начистоту, здесь что-то не так. Тимур реаниматолог, а они часто оказываются в подобной обстановке.

– И у Тимура были полчаса, чтобы успеть разобраться с Аркадием, – снова вмешалась Мариша.

– В пользу Сабекова говорит одно обстоятельство, – покачал головой Эрик, – он ушел от нас около половины шестого. У него было всего полчаса, чтобы подготовить преступление. А местный доктор считает, что минимальный срок, прошедший с момента преступления, – это два часа. Скорее всего, Аркадий был убит раньше.

– Ладно, пусть пока живет спокойно, – решил Андрей. – Но я Тимура из вида не упущу.

Эрик остановился перед кабинетом Константина Сергеевича. Из-под двери выбивалась полоска света. Сыщик постучал и вошел. Врач сидел за столом, а на диване около окна возлежал Чапук. Он принял позу великомученика и, видимо, рассказывал доктору о своих переживаниях. На лице доктора застыло профессиональное выражение заинтересованности, за которым скрывалось усталое равнодушие. Сам же Чапук вошел в роль и, не выходя из нее, взглянул на вошедших с выражением обреченности и изнеможения.

– Вы не представляете, Константин Сергеевич, насколько это происшествие выбило меня из колеи, – продолжал он свой рассказ, который, похоже, начал задолго до появления компании. – Я, как человек чрезвычайно чувствительный, до сих пор не могу прийти в себя.

– Не волнуйтесь, голубчик, – абсолютно равнодушно ответил доктор. – Я дал вам успокоительное и сделал укол. Скоро вы почувствуете себя гораздо лучше.

– Скажете тоже! – возмутился Чапук. – Я до конца жизни буду помнить эту страшную картину!

– Не преувеличивайте. Неужели вы раньше никогда не видели покойников?

– Да вы что? – взвился директор. – Я – порядочный человек!

Мариша прыснула.

– Значит, вы – счастливый человек, – констатировал Константин Сергеевич. – Все ваши родственники в полном здравии. Как поживает ваша мать?

– Вообще-то мама давно умерла.

– А папенька?

– И он тоже. Я ведь не мальчик, как вы успели заметить.

– Да? – принял удивленный вид доктор. – Простите, я подумал, что у порядочных людей родственники не умирают, а живут долго и счастливо.

– Что вы делаете из меня дурака! – возмутился Чапук. – Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду!

– Вовсе нет! Я ориентируюсь на ваши слова. Вы только что сказали, что порядочные люди не имеют дела с покойниками.

– Я вовсе не то хотел сказать, – разозлился Василий Иванович. – Порядочные люди не имеют дела с насильственной смертью.

– Значит, меня вы считаете непорядочным? – поднял брови доктор.

– Да что же вы все переворачиваете с ног на голову! – разгневался Чапук и резко сел на диване. – Здесь все люди абсолютно порядочные. Я в этом уверен. А вы вместо того, чтобы помогать человеку, только нервируете его!

– Я? По-моему, вы меня недооцениваете. Вам, например, стало гораздо лучше. Голова, как я вижу, уже не кружится и сердце не стучит!

– Да вы что! – спохватился Чапук. – Мне все еще очень плохо! – и снова рухнул на диван.

– Извините, что прерываем ваш психологический сеанс, – вмешался в разговор Эрик, – но мы хотели бы взглянуть на анкеты, которые заполняли отдыхающие.

– Анкеты в сейфе. Вот ключ, – умирающим тоном произнес директор. – Только прошу вас, аккуратнее! И в случае моей смерти не доверяйте никому содержимое сейфа, кроме владельца острова.

– Хорошо, – усмехнулся сыщик. – Тогда уж оставьте указания по поводу ваших похорон. Кто должен этим заниматься?

– Не понял! – Чапук покраснел и приподнялся на диване. – Вы надо мной издеваетесь?

– Почему вы так решили? – удивился Эрик.

– Какие похороны?!?

– Вы сами сказали: «в случае моей смерти…»

– Это так, для красного словца, – немного успокоился директор и снова опустился на диван. – Вы же видите, что я себя плохо чувствую. Просто выбит из колеи!

– Хорошо, мы будем очень аккуратны! Давайте ключ.

Минут через пять все трое обосновались в кабинете Чапука и внимательно осматривали найденные документы.

– Вот они, анкеты! – воскликнул Андрей, вытаскивая пачку конвертов.

– Прекрасно! – кивнул Эрик. – Меня интересует следующее: из каких городов прибыли отдыхающие – это первое. И второе, каким образом ими были приобретены путевки.

– А что ты хочешь узнать? – нахмурился Андрей. – По-моему, мы уже все это слышали, когда знакомились друг с другом.

– Слышать одно, а убедиться – другое.

– Ты считаешь, что при знакомстве люди соврали, а в анкетах написали правду?

– Всякое может быть. При заполнении анкеты убийца мог не знать, что возникнет конфликт с Аркадием, и написал так, как было на самом деле. А поругавшись с судьей, мог забыть, что когда-то заполнял анкету и выдал другую информацию.

– Хорошо, допустим, я понимаю, зачем смотреть, из какого города прибыли отдыхающие – вдруг они приехали из одного места и раньше уже были знакомы. Но для чего нам информация о способе приобретения путевок?

– Все то же самое, – ответил Эрик. – Может быть, Аркадий и убийца пересеклись в одном пункте продаж туров и там перешли друг другу дорогу.

– Ну-ну! – хмыкнул Андрей. – Конечно, все это притянуто за уши, но за неимением других зацепок будем изучать анкеты. Итак, первая. Козловы Анна и Семен. Место жительства – город Владимир. Ага! Тут и ксерокопии паспортов есть! Ну-ка, ну-ка! Да, так и есть. Владимир. Путевку купили самостоятельно. Информацию об острове получили в Интернете на официальном сайте.

Следующий – Григорий Игоревич Игорьчук. Родом из Новгорода. Так… В паспорте тот же город. Путевку ему купили дети. Информацию об острове он уже имел, был здесь в прошлом году. Что еще? – Андрей перевернул карточку. – Выражает восторг по поводу здешнего отдыха.

Дальше у нас идет Авдотья Ивановна Пришлова. Слушайте, ей и в самом деле семьдесят два года, – присвистнул Андрей. – А я думал, меньше.

– Она же сама озвучила свой возраст, – сказала Мариша.

– Мало ли что она озвучила. Многие люди любят приврать по поводу своего возраста. Честно говоря, выглядит она моложе.

– Если жить активно и не унывать, то и ты будешь так выглядеть, – пояснила девушка. – Чем больше думаешь о проблемах, которые тебя подстерегают, тем быстрее теряешь молодость.

– Что ж, приму к сведению, – ухмыльнулся следователь. – На чем я остановился? Ага! Она из города Самары, живет там последние сорок лет. А до этого проживала в Саранске. Слушайте, а ведь Аркадий тоже оттуда. Может, она давно затаила на него злобу? Многие люди вынашивают месть годами.

– Если учесть, что Аркадий в то время был подростком, то эта версия становится самой актуальной на данный момент, – хмыкнул Эрик.

– Ну и что? Многие подростки не умеют себя вести и часто делают людям гадости.

– Ага! А те сорок лет ждут, чтобы отомстить за выбитое окно. Знаешь, Андрюша, мне с трудом верится в эту версию. Если не сказать больше – совсем не верится! А что она там пишет по поводу покупки путевки?

– Путевку купила с помощью соцзащиты. Ей была положена поездка в санаторий для пенсионеров, но она от нее отказалась и доплатила из собственных средств, чтобы отдохнуть в стоящем месте. Об острове ей рассказали знакомые, и она уже несколько лет вынашивала эту идею. В конце концов все получилось, и она приобрела путевку. Так. Следующий Аркадий Семушкин. О нем читать?

– А как же! Мы должны проанализировать всех.

– Про место жительства мы уже знаем. А вот и копия паспорта. Да, город Саранск, улица Лермонтова. Купил путевку за тридцать процентов на сайте, торгующем купонами. Он отложил деньги на Турцию, но ему посоветовали обратить внимание на этот остров. Он посмотрел рекламный ролик и пришел в восторг. Но когда узнал о стоимости, сразу расстроился. Знакомые посоветовали ему зайти на сайт «Купон плюс», где он и обнаружил предложение на отдых на этом острове с семидесятипроцентной скидкой. Да, повезло мужику, – сказал Андрей, дочитав до конца анкету. – Путевка за тридцать процентов от стоимости, это круто.

– Очень повезло! – усмехнулся Эрик. – Особенно если учесть, что с острова ему не удалось вернуться живым.

– Вообще-то я не это имел в виду, – потер нос следователь. – Я говорил про цену.

– Мы так и поняли, – уверил его сыщик. – Кто там следующий?

– Дальше идут Рябцев Николай и Рябцев Игорь. А это еще кто? В нашей компании таких людей нет.

– Это мои знакомые, вместо которых мы приехали, – пояснил Эрик. – Я говорил о них. У Коли не получилось взять отпуск на работе.

– Понятно. Тогда не будем просматривать их анкету. Пойдем дальше. Лада Андреевна Гомелева. Москва. Сколько ей лет? – вдруг завопил Андрей, таращась в бумагу. – Не может быть! Здесь явно опечатка. Ну-ка, посмотрим копию паспорта… Да, все так! – он растерянно посмотрел на товарищей.

– Что тебя так удивило? Ей восемнадцать? Или она вообще несовершеннолетняя?

– Ей сорок шесть, – замогильным тоном произнес Судаков.

– Ну и что? – удивился Эрик. – Почему тебя привело это в такое взволнованное состояние? Если ты ее совратил, радуйся, тебе не грозит уголовное наказание. Вот если бы ей было пятнадцать…

– Вообще-то я думал, что ей двадцать пять, от силы двадцать семь. Кстати, Виталий уверен, что ей не больше тридцати.

– Смотри не проговорись, – предупредила его Мариша.

– Что я, самоубийца, что ли! – хмыкнул Андрей. – Чувствую, если я разглашу эту секретную информацию, то следующий труп будет мой.

– Читай, где она приобрела путевку, – поторопила его Мариша, вошедшая во вкус расследования.

– Путевку ей купил друг, – выдал Андрей сведения из Ладиной анкеты. – Она не хотела ехать, но выбора у нее не было. Друг сказал – или сюда, или никуда.

– Странный друг. Какая ему разница, куда она поедет? – пожала плечами Мариша.

– Может, он имеет на нее виды? – предположил Андрей. – Уедет она куда-нибудь в теплые страны и закрутит роман с аборигеном. А на этом острове наверняка народу мало. Тем более свободных мужиков. Мне кажется, он рассуждал именно так.

– Может быть, – задумчиво произнес Эрик. – Может быть…

– Так. Дальше идет… О! Виталик Снопков! Сейчас мы о нем все узнаем! Неплохая профессия. Может, хотя бы он знаком с Аркадием? Где тут информация о местожительстве? Ага! Вот она. Наш Виталик живет в Новгороде. Стойте! Где-то я уже видел этот город.

– Там же проживает Григорий Игоревич, – напомнил ему Эрик.

– Григорий… – пробормотал Андрей. – Что нам это может дать? – он посмотрел сначала на Маришу, потом на Эрика.

– Не знаю, – пожал тот плечами. – На мой взгляд, здесь ничего интересного нет. Подумаешь, они из одного города. Вот если бы Аркадий был оттуда же, это другой вопрос.

– Тем более у Григория алиби, – добавила Мариша. – Хотя при чем здесь Виталий?

– Не знаю, – сердито ответил Андрей. – Я всего лишь пытаюсь найти взаимосвязь.

– Между кем и кем? – поинтересовался сыщик.

– Да хоть между кем-нибудь!

– Не стоит так убиваться. Лучше скажи, где он взял путевку?

– Пишет, что друг подарил. За какую-то услугу.

– Хороший друг!

– Может, здесь есть какая-то связь? – опять заволновался Андрей.

– Между другом и Виталием? – уточнил Эрик. – Ты имеешь в виду интимную связь?

– Да при чем здесь это! – разозлился следователь. – Его друг вообще никак не фигурирует в нашем деле.

– Вот именно. Тогда не ищи связь там, где ее не должно быть. Давай будем более объективными.

– Давай, – согласился следователь. – Попробуем счастья с Тимуром Сабековым. Что тут у него написано? Проживает в Рязани. Работает в больнице реаниматологом. Недавно отмечал тридцатилетний юбилей работы в медицине и получил в подарок от коллег путевку на этот остров. Они же выхлопотали для него и недельный отпуск. Ничего примечательного, – сказал Андрей, просмотрев всю информацию до конца. – Осталось совсем немного, – предупредил он, – а ничего интересного мы так и не нашли.

– Ты читай, рассуждать потом будем, – ответил сыщик и наморщил лоб.

– Богдан Лопухов, – произнес Андрей. – Новосибирск. Путевку приобрел самостоятельно, до этого нигде никогда не отдыхал. Искал место, которое позволило бы ему провести время уединенно. Странный мужик, – сделал вывод следователь, не обнаружив больше никакой информации. – Если ты нигде не был, зачем уединяться? Я бы, наоборот, поехал в какое-нибудь шумное местечко и потусил по полной программе!

– Ты – это ты! Ты и здесь умудряешься не скучать. Например, пытался завести близкое знакомство с Авдотьей Ивановной…

– А почему бы и нет? – хмыкнул Андрей. – Я же говорил, что мне нравятся разные женщины. Помню, когда я был подростком и мечтал о первом сексуальном опыте, у меня и в самом деле появилась дама. Мне тогда было пятнадцать, а ей тридцать девять. Не поверите, но после нее я долго не мог смотреть на молодых девчонок. Они казались мне несовершенными.

– Двадцать четыре года разницы – это серьезно, – кивнул Эрик. – Особенно для такого юного мальчика. Да, я думаю, тридцать три года тебя тоже не напугают.

– Не напугают! – широко улыбнулся Андрей.

– А я думала, ты шутишь, – растерянно пробормотала Мариша. – Мне показалось, ты просто хочешь сделать приятное Авдотье.

– Мне и в самом деле хочется ей сделать приятное. Но не на словах, а на деле, – ухмыльнулся он.

– Ну тебя! – отмахнулась Мариша. – Иногда я не понимаю, когда ты говоришь правду, а когда смеешься.

– Сейчас я, как никогда, честен! – произнес следователь и подмигнул Эрику.

– Читай дальше! – рявкнула Мариша, и Андрей, приняв серьезный вид, взял следующую анкету.

– Так, ага, кто у нас остался? А! Это я! Больше никого нет! Итак, Андрей Судаков, тридцать девять лет, приехал из города Тверь. Путевку выиграл в конкурсе на звание лучшего следователя области. Кстати, разыгрывалось несколько путевок. Эта была самая дорогая. Мне повезло, я получил возможность первым выбрать приз. Сначала я нацелился на Египет, но потом заметил цену и взял эту путевку. Хотя потом долго сомневался, стоило ли ее брать.

– Ну и как? Сомнения развеялись?

– Сначала я был счастлив, но теперь даже не знаю, что и думать. Остров, конечно, замечательный, но это убийство… По-моему, нам должны вернуть деньги за так называемый отдых. Как вы считаете?

– Лично я не в обиде, – ухмыльнулся Эрик.

«Кто бы сомневался!» – фыркнула про себя Мариша.

– Только вряд ли тебе вернут деньги, – добавил Петров.

– Это почему? – возмутился Андрей.

– Ты же не свои деньги платил. Тебе подарили отдых. Так что можешь просить путевку в другое место и дополнительный отпуск.

– Ну, это вряд ли! Меня начальство и так с трудом отпустило. Знаешь, сколько на мне висит нераскрытых дел?

– А что же они висят? – удивился сыщик. – Не надо копить дела. Раз, два, и разобрался со всем по-быстрому.

– Легко тебе говорить! Меня не спрашивают, успел я разобраться или нет. Дают новое дело, и все. Будь добр, вкалывай. А когда я все успею, если на расследовании одновременно пяток убийств, десяток грабежей и еще немного по мелочи? Только настроишься на одну волну, как велят переключаться на другую. И так всегда.

– Ладно, не ной. Пользуйся ситуацией. Сейчас у тебя всего одно убийство.

– И что я должен делать? На мой взгляд, никаких новых фактов мы не получили. Кроме того, что Григорий и Виталий из одного города. Но, как ты говоришь, это нам ничего не дает.

– Да, это не та информация, которая нам нужна, – покачал головой Эрик.

– Значит, мы зря изучали эти анкеты? – констатировал Андрей.

– Почему зря? Лично я сделал один интересный вывод: из двенадцати человек, приехавших на остров, только трое купили путевку самостоятельно за полную стоимость – это Анна и Семен Козловы и Богдан Лопухов. И все они из домика номер два. В нашем же корпусе всем жильцам повезло – им путевки подарили. И только Аркадий купил ее самостоятельно, и то с большой скидкой.

– Да, так и есть, – кивнул Андрей и нахмурился. – И что нам это дает?

– Ничего! – пожал плечами Эрик. – Я просто констатирую факт.

– Столько времени потратили на эти анкеты и ничего не добились, – плюнул Андрей. – Лучше бы поискали улики. Может, мы чего-нибудь просмотрели?

– Сейчас бесполезно что-то искать, – покачал головой сыщик. – Слишком темно. Вот завтра с утра можно туда прогуляться. Кстати! Вы напомнили мне еще об одной улике. Я чуть было о ней не забыл. Пошли!

Он положил анкеты обратно в сейф, закрыл его и направился по коридору обратно к кабинету врача.

– Константин Сергеевич, это снова мы, – сказал сыщик, входя в помещение. – А! Василий Иванович! – поприветствовал он директора, все еще возлежащего на диване в той же самой позе. – Вы живы?

– Вам бы только смеяться, – проворчал он. – Нет чтобы посочувствовать человеку, до этого вы не додумались.

– Мы вам очень сочувствуем, – произнес Эрик. – И в связи с этим возвращаем вам ключ от сейфа. Чтобы вас не мучила совесть.

– А почему она должна меня мучить? – подозрительно спросил Чапук.

– Как же! Отдали ключи незнакомому человеку. А мало ли что может произойти? Вдруг вы скончаетесь к тому времени, как он вернется? Что тогда о вас подумает владелец острова? Кому он доверил свою собственность?!

– Вам бы только поиздеваться над человеком, – неодобрительно покачал головой Чапук. – Впрочем, я на вас не в обиде. Умные люди должны уметь прощать, – и он откинулся на диванные подушки. – Не все способны на это, – добавил он и, довольный собой, сделал вид, что его больше ничто не волнует.

– Константин Сергеевич, – обратился к врачу Эрик, не удостоив вниманием последнюю фразу директора. – Вы осмотрели еще раз погибшего, как я вас просил?

– Да, конечно, – кивнул доктор. – Я сделал это сразу, как только перенесли тело в холодильник.

– И что нового вы можете мне сказать?

– Да ничего! Все то же самое. Время смерти – не позже пяти часов вечера.

– А сначала вы говорили, что возможно и в шесть.

– Такая вероятность очень мала. Скорее всего, около пяти или даже раньше. Есть один синяк на ноге, но он давнишний. Пара царапин на спине. Царапины свежие, но они могли остаться от падения с дерева, если он скользил вдоль ствола. Ну и гематома на голове. Но она наверняка прижизненная. Больше ничего особенного я не заметил.

Мариша насторожилась. Гематома! Эрик говорил, что он практически уверен в том, что на голове у Аркадия должна быть шишка. И вот пожалуйста. Все так и есть. Значит, его действительно сначала ударили, а потом повесили.

– Я так и думал, – кивнул Эрик. – Теперь вопрос к вам, – он обратился к директору. – Вы планировали игру в сыщиков?

– В кого? – вытаращился тот.

– В сыщиков. Ну, или что-то подобное, где нужно разгадывать детективные загадки.

– Об этом лучше спросить у Анжелики. Это она заведует развлечениями на острове.

– Хорошо, мы так и поступим, – кивнул сыщик и покинул кабинет.

В этот раз его путь лежал в гостевой дом.

Глава 15

Не успела Мариша войти в холл, как сразу услышала гул голосов из гостиной.

– Интересно, кто там может быть? – недоуменно оглянулась она на Эрика.

– Народ, кто же еще? – усмехнулся он.

– А я думала, все разошлись и легли спать.

– Еще не поздно. Наверняка люди проголодались. Шутка ли, сначала поужинать тыквой, а потом полчаса носиться по острову. После этого просыпается зверский аппетит. Представляете, отдыхающие приходят к столу, надеясь на лакомые кусочки, а вместо сытного ужина их начинают потчевать разговорами об убийстве.

– У меня бы кусок в горло не полез после таких приключений, – пожаловалась Мариша. – Например, сейчас при мысли о еде мне становится плохо.

– Зато мне – очень хорошо, – усмехнулся Эрик. – Если бы нас накормили мясом по-французски, как сообщалось ранее, я был бы счастлив.

– И я! – поддакнул Андрей.

Они вошли в гостиную. Разговоры тут же смолкли, и несколько пар глаз уставились на вошедших. Так и есть! Перед каждым стояла большая тарелка с аппетитным куском мяса и бокал вина. В общих вазочках Мариша заметила салат, овощи и хлеб. Против ее воли рот тут же наполнился слюной, и она торопливо села на свое место.

– А мы думали, вы уже не вернетесь, – осторожно заметила Авдотья Ивановна. – Я даже успела освежиться и вернуться обратно. А вас все нет и нет.

– А почему мы не должны были вернуться? – поинтересовался Эрик.

– Так вы же расследуете преступление.

– Какое у вас оригинальное представление о работе сыщиков, – усмехнулся он. – Значит, до тех пор, пока мы не раскроем убийство, нам есть не следует, так?

Бабуля некоторое время с глупым видом смотрела на Эрика, а потом улыбнулась.

– Простите, я сморозила глупость. Конечно же, вы должны подкрепиться.

Амрита быстро привезла на своей тележке тарелки и ловко расставила их на столе.

– Вкуснота! – протянул Эрик, причмокивая. – Не зря мы сюда вернулись. Очевидно, мое чутье меня не подвело.

– Так ты за этим так сюда спешил? – тихо спросил Андрей.

– Вообще-то нет. Мне нужна информация от Анжелики. Правда, у меня был выбор, что сделать в первую очередь: найти Анжелику или обыскать номер Аркадия. Я выбрал первый вариант.

– И не ошибся! – довольно кивнул Андрей, быстро разделываясь с мясом.

– Скажите, а страшно находить трупы? – вдруг спросила Лада.

– Скорее неожиданно. Мы ведь рассчитывали найти очередную записку.

– А игру мы так и не закончили, – с сожалением протянула Авдотья Ивановна. – Ой! Простите, – она закрыла рот рукой и уставилась в тарелку.

– Мы никак не привыкнем, что произошло несчастье, – извинилась за бабулю Анна.

– Я вас и не виню, – сказал сыщик. – Тем более Аркадий не был для вас близким человеком. Вы и видели-то его всего два раза.

– А мне не верится, что его уже нет, – заявила Лада. – Как будто он просто уехал и никому ничего не сказал.

– Это потому, что вы не видели труп, – с умным видом изрек Виталий. – Не хотите ли взглянуть? Тогда точно не сможете об этом забыть.

– Нет, спасибо! – в один голос произнесли дамы. – Уж лучше мы как-нибудь иначе попробуем соблюсти приличия, – добавила Лада.

– Да отдыхайте вы все спокойно! – махнул рукой Эрик. – Кроме убийцы, конечно. Ему нужно быть начеку!

– И все же я считаю, что Аркадий сам свел счеты с жизнью, – заявил Григорий. – Вот увидите, все так и окажется. Я редко ошибаюсь. У меня интуиция хорошо развита.

Эрик проигнорировал его слова и поинтересовался:

– А вы-то зачем сюда вернулись? Мне казалось, все разошлись по своим номерам.

– Мы до них не дошли, – за всех ответила Лада. – На улице мы остановились, подумали-подумали и решили продолжить вечер в каком-нибудь тихом местечке. Например, в бильярдной. И тут вдруг выбегает повариха и буквально бросается нам в ноги. «Не погубите, – говорит. – Я весь день готовила, старалась. А теперь что? Пропадать добру?» В общем, мы ее пожалели и вернулись. А тут и вы подоспели.

– Ну и правильно, – кивнул сыщик. – Хорошая пища еще никому не помешала. Кстати, где Анжелика?

– Я здесь! Что вам угодно? – спросила девушка, опять появившаяся словно ниоткуда.

– У меня всего один вопрос: вы планировали провести игру в сыщиков? Ну, или что-то подобное…

– В сыщиков? – она нахмурилась. – Нет, сегодня мы собрались провести игру «Двенадцать записок», завтра турнир по бильярду, послезавтра «Детектив-шоу». Может, это то, чем вы интересуетесь?

– А записки отдыхающим вы посылали?

– Какие записки?

– Например, такие, – Эрик достал из кармана листок и протянул Анжелике.

Она пробежала по нему глазами и перевела недоуменный взгляд на сыщика.

– Нет, ничего похожего я не писала.

– А ваши девочки?

– Да вы что! Они никогда не позволят себе ничего подобного! И вообще развлечениями занимаюсь только я.

– Тогда как вы объясните, что мы нашли эти записки у себя в номерах? – прищурился Эдик, разглядывая Анжелику.

– Не имею ни малейшего понятия!

Теперь в ее взгляде читалась растерянность.

– А кто еще получил подобные гадости? – спросила она.

– Я, Андрей, Аркадий, – стал перечислять Эрик. – Возможно, кто-то еще… Я не знаю.

– Простите, а что за записки? – послышался голос Григория.

– Вот, ознакомьтесь! – сыщик передал листок ему.

Тот прочитал и нахмурился.

– Очень неприятное послание. Нужно быть, по меньшей мере, странным человеком, чтобы такое писать и подбрасывать нормальным людям.

– Я бы сказал больше, – добавил Богдан, тоже прочитавший текст. – На это способен только сумасшедший.

– Вы не получали ничего подобного? – поинтересовался Андрей.

– Нет, – помотал головой Лопухов. – Хотя мог и не заметить. Я ведь не присматриваюсь к тому, что валяется на полу. – Он вдруг задумался. – По-моему, вчера на полу был какой-то клочок. Но я поднял его, скомкал и выбросил в мусорное ведро.

– Я считаю, что это дело рук обслуживающего персонала, – хмуро сказал Виталий. – Мы все – чужие друг другу люди. Зачем нам делать подобные гадости? Скажите, а у вас все работники адекватные? – он повернулся к Анжелике.

– Мы работаем вместе уже четвертый год, – покраснев, заявила она. – И каждый год проходим медицинский осмотр.

– Это ни о чем не говорит! Иногда сумасшедший может очень долго прикидываться нормальным человеком. Зачастую даже близкие люди не могут определить его заболевание.

– Давайте все же надеяться, что это чья-то глупая шутка, – сказала Анжелика. – Но я ума не приложу, зачем кому-то понадобилось вас так разыгрывать.

– Честно говоря, я даже не знаю, что на это сказать, – задумчиво проговорил Эрик. – С одной стороны, кроме как шуткой эти записки назвать сложно. Но, с другой… Аркадий-то погиб! – он покачал головой. – Случайность это или кто-то намеренно лишил его жизни? И как связаны с его смертью эти записки?

– Получается, что и мы с тобой можем оказаться в руках у этого душегуба, – усмехнулся Андрей, но глаза его остались серьезными.

– Дайте и я посмотрю, что там накорябано, – попросил Виталий и взял записку.

Он быстро прочел текст, затем перечитал его еще раз и вернул бумагу Эрику.

– Вам это знакомо? – поинтересовался сыщик.

Виталий пожал плечами. Эрик посмотрел на него изучающим взглядом, но ничего не сказал.

– Я хочу обратиться ко всем присутствующим, – медленно проговорил он. – Если вам известно что-нибудь относительно сегодняшнего происшествия, сообщите мне об этом немедленно. Что-то у меня неспокойно на душе…

– Вы считаете, что будут еще убийства? – испуганно спросила Анна.

– Сомневаюсь, – покачал головой сыщик. – Я могу допустить, что Аркадий кому-то перешел дорогу. Но присутствие на острове серийного убийцы? Это уж слишком!

– Фу! – выдохнул Богдан. – Вы меня успокоили. А то я стал подумывать, не отправиться ли мне с этого острова вплавь?

– Скажете тоже! – сверкнула глазами Анжелика. – Отсюда до земли не меньше десяти километров.

– Так много? – удивился Богдан.

– Вообще-то на моторке до берега добираться около получаса. Вот и считайте, сколько отсюда до суши.

– Не дрейфь, парень! – улыбнулся Григорий. – Попомни мое слово, Аркадий сам свел счеты с жизнью. Или… – он вдруг задумался и улыбнулся. – Придумал! Я знаю, что случилось на самом деле.

– И что же? – несколько пар глаз уставились на него.

– Аркадий был судьей. Так? – начал Григорий. – Кто-то мог точить на него зуб и угрожать ему. Семушкин приехал на этот остров, чтобы спрятаться от преследователя. Но вдруг получил письмо, отправленное нашим шутником, и подумал, что его враг рядом с ним. Его нервы не выдержали, и он свел счеты с жизнью. Но тот, кто написал эти письма, решил довести шутку до конца. Он увидел, что Аркадий повесился и инсценировал убийство, чтобы картина была полной. Таким образом, письма – это злая шутка. А Аркадия никто не убивал.

– Скажите еще, что наш шутник любезно предоставил ему веревку и помог подтянуться на дерево, – фыркнул Эрик.

– Так другой версии здесь и быть не может! – горячился Григорий. – Убить человека – это не писульку написать!

– Вот именно! – мрачно ответил Эрик и обвел всех тяжелым взглядом. – Вы просто не представляете, как вы правы!

Глава 16

– С чего начнем? – спросил Андрей, оглядывая номер Аркадия.

Симпатичная Татьяна выдала им ключи и попросила вернуть их, как только они закончат осмотр.

– Сначала обследуем личные вещи, – скомандовал Эрик. – Нужно найти записки. Мне не дает покоя мысль, что у Аркадия их было две.

– По-моему, ты просто не знаешь, с какого бока подойти к делу, – заявил Андрей.

– И это тоже, – согласился сыщик. – Я до сих пор не представляю, в чем здесь загвоздка. Для того чтобы расправиться с Аркадием, у преступника должна быть веская причина. Всегда трудно расследовать дела, в которых не от чего оттолкнуться.

– Мы же решили, что судья поругался с кем-то из гостей.

– Это ты решил. А мне пока ничего не ясно. Я вообще никогда не сталкивался с подобным убийством.

– Странно, – ухмыльнулся Андрей. – С твоим-то опытом… А у меня не раз такое бывало. Познакомились два мужика, а через час один другого замочил.

– Ты мне сейчас рассказываешь о пьяных разборках. Но это не то же самое, что в нашей ситуации. Посмотри на отдыхающих – все сплошь спокойные, интеллигентные люди. Кому из них придет в голову удушить человека?

– Ну, если посмотреть на дело с этой точки зрения, то моя версия маловероятна, – согласился Андрей. – Тогда я вообще ничего не понимаю.

– А я нашла письма, – сообщила Мариша, выворачивавшая карманы куртки Аркадия. – Вот они.

Эрик забрал записки и еще раз перечитал их. Андрей с любопытством заглядывал ему через плечо.

– У меня был точно такой же текст, – заявил следователь, – жаль, я их выкинул. Теперь не с чем сравнить. Но я уверен, что мои записки были написаны слово в слово, как эти.

– Глупость какая-то, – фыркнул Эрик. – Если наш загадочный тип хотел убить Аркадия, зачем его предупреждать об этом? А с другой стороны, все, кто получил записки, тоже должны быть убиты согласно логике? Но это бред! У нас же не остров десяти негритят, в конце концов.

– Если бы нас было десять, я бы начал беспокоиться, – поежился Андрей. – Вдруг мы нарвались на какого-нибудь маньяка?

– Ладно, не будем себя долго мучить этими мыслями. Допустим, что записки – простое совпадение. И такое бывает!

Эрик быстро осмотрел номер, перевернул матрас, покопался в одежде Аркадия, но больше ничего не нашел.

– Все, отбой! – устало махнул он рукой. – Продолжим завтра.

– Спокойной ночи, – кивнул Андрей и направился в свою комнату.

Мариша потащилась следом за Эриком. Спать не хотелось, в голове кружили разные мысли. Главная из них: неужели теперь так будет всегда? Куда бы они ни поехали, везде их преследуют преступления. А так хочется расслабиться и ни о чем не думать!

И тут же накатила другая мысль: если хочешь отдохнуть спокойно, езжай без Эрика. К сожалению, существование рядом с ним – это постоянная битва за справедливость, за истину, вечное движение вперед. Когда же он остановится и сделает передышку?

Но ответ она уже знала: никогда! Как только движение остановится, Эрик перестанет существовать как личность. И это пугало ее, ибо она не знала, какого именно Эрика она боготворит: простого русского парня или того загадочного мужчину, с которым она познакомилась? А вдруг, когда ее мечта осуществится и Эрик осядет дома, станет растить детей и вести размеренную жизнь, он станет ей неинтересен… Мариша вздохнула. Как же люди несовершенны! Они сами не знают, чего хотят. Кроме Эрика, конечно. Вот он-то точно знает, что ему нужно от жизни.

– Какие планы на завтра? – кисло спросила она, присев на Эрикову кровать.

– Как какие? – удивился он. – По-моему, все предельно ясно. У нас на руках нераскрытое дело. Позавтракаем, и вперед!

– А когда отдыхать?

– И ты в такой момент можешь думать об отдыхе? Ну, Мариша, не ожидал от тебя, – укоризненно сказал Эрик.

– Я так мечтала отдохнуть вместе с тобой, – прошептала она, почувствовав, как на глаза накатывают слезы. – Так мечтала…

Только сейчас Мариша поняла, как не вовремя случилось это убийство. Ей очень не хватало общения с Эриком. Обычного, живого общения. Она уже представляла себе уютный домашний отдых, настроила планов, и на тебе! Слезы закапали из ее глаз. Она не хотела плакать и злилась на себя за это. Но сдержать этот водяной поток не могла.

– Ты чего? – тихо спросил Эрик, обнимая Маришу за плечи. – Чего расстроилась? Аркадия жалко?

«Какого Аркадия? – хотелось крикнуть ей. – Мне жалко себя! До глубины души! Так жалко, аж слов нет!»

– Не плачь. Мы же вместе, правда? А вместе всегда легче.

– Это ты вместе со мной, – пробормотала она, – а я всегда на расстоянии.

Он приподнял ее подбородок и посмотрел ей прямо в глаза.

– Мариша, – прошептал он, – еще ни одна девушка не была так близка мне. Я никогда никого не обнимал так, как тебя. С чувством, я имею в виду. Никогда никого не приглашал провести со мной время. Ты единственная, кто сумел затронуть во мне какую-то струнку. Да, я не могу дать того, чего ты ожидаешь. Но ты всегда об этом знала. Мне хорошо с тобой, и я не хочу разрушать тот мирок, что у нас есть. Называй это как хочешь – дружбой, симпатией, расположением… Мне с тобой хорошо, слышишь?

Она не ответила и опустила глаза. А что здесь можно сказать? Она и так все это знает. И готова к таким отношениям. Но что она может поделать со своим сердцем? Разум говорит одно, а сердце просит о другом. Лучше бы Эрик не заводил этот разговор. Ведь именно в такие моменты ей хочется выть от своей несчастной любви. Именно сейчас она понимает, как любит этого мужчину, а быть с ним вместе не может. Ей не нужны его проникновенные слова и ласковый взгляд. И все же в такие моменты она по-настоящему счастлива.

Мариша продолжала молча смотреть в сторону. А может, она мазохистка? И ей нравится мучить себя? Эрик еще выше приподнял Маринин подбородок и молча поцеловал ее. Тепло разлилось по всему телу. Она прижалась к нему и тихонько всхлипнула. Он поцеловал ее снова. На этот раз поцелуй длился дольше и был гораздо чувственнее. Слезы на ее щеках моментально высохли, сердце забилось сильнее, и даже закружилась голова. Эрик отстранился.

– Ну что, успокоилась? – ласково спросил он. – Стоило плакать! Было бы из-за чего…

– Не уходи, – горячо зашептала она. – Не отпускай меня.

– Пора спать, – глухо сказал он. – Полночь уже.

– Ну и что! Я готова не спать всю ночь, лишь бы быть с тобой.

– Да, но я к этому не готов. У нас нераскрытое дело, не забывай. И мне нужна твоя помощь. Беги в постель, надо хорошо выспаться.

Эрик подтолкнул ее к выходу и открыл дверь. Мариша, отпрянув от него и сжав кулаки от злости, вышла в коридор. Ей хотелось собрать свои вещи и немедленно покинуть остров. Ну, как можно находиться в одном периметре с таким человеком? Что он на самом деле чувствует? Еще минуту назад она была уверена, что он хочет быть с ней, хочет обнимать ее, целовать. Но уже через минуту наваждение исчезло. Эрик поступил, как всегда. Оборвал все и выставил ее за дверь.

Глотая слезы, она, не раздеваясь, залезла в кровать и, свернувшись клубочком, принялась вспоминать все, что говорил и делал Эрик. Но в голову почему-то лезла одна ерунда. Ей хотелось припомнить обиды, а перед глазами стояла его широкая улыбка. Она пыталась представить его жесткий бесчувственный взгляд, а видела задумчивого, романтичного мужчину. Вот только его романтика была из другой оперы.

Так и не сумев разжечь в себе еще большей обиды, она тяжело вздохнула. Ну что за напасть такая! Лучше бы она его возненавидела. Тогда было бы проще забыть гадкого сыщика. Но даже этого она не в состоянии сделать! Вместо обид на ум лезут его заслуги. И ладно бы он отличился перед ней, а то ведь все его заслуги связаны с совершенно посторонними людьми. А может, она такая же, как и он? И судьбы других людей волнуют ее гораздо больше, чем собственная?

Не заметив, как ее мысли перетекли в другое русло, Мариша заснула.

Эрик же, напротив, лежал в своем номере с широко открытыми глазами и думал. Сон не шел к нему. «Когда же это все случилось? – в который раз спрашивал он сам себя. – Почему я не заметил? Как допустил? Такие вещи не должны случаться против воли человека. Это глупо, неправильно! Это рушит все мои планы!»

Если бы эти мысли услышал, например, Андрей, он бы решил, что Эрик размышляет об убийстве Аркадия. Однако именно Аркадий занимал сейчас сыщика меньше всего. Как ни странно, он думал о Марише. Его пугало и настораживало новое чувство. Почему его тянет к этой девушке? Откуда взялась такая странная и непонятная зависимость? Еще никогда в жизни он не испытывал зависимости от женщин. Да, они у него были. А как без этого? Все-таки он живой человек. Пару раз девушки ему даже очень нравились. Именно как личности, а не объект сексуального интереса. Но он всегда очень быстро прерывал эти отношения. Любовь не должна мешать работе.

Эрик тяжело вздохнул. Что же произошло сейчас? Почему он зашел так далеко? Неужели у него не хватит мужества разорвать эти никому не нужные отношения? Он покачал головой. С самого начала все пошло не так. Он не должен был подпускать Маришу близко. Не должен! Он знал, к чему это может привести. И дед его знал, поэтому и не перевел отношения с бабушкой в другое русло. Хорошо, что бабуля оказалась мудрой женщиной. Она вовремя все поняла и уехала из страны. Но Мариша не такая. Она никогда не поймет Эрика. Не захочет понять. Ее интересуют только собственные чувства.

Эрик нахмурился. В последней ситуации виноват он сам. Кто просил его целовать Маришу? А ведь он хотел всего лишь успокоить ее. Собственный опыт подсказывал ему, что ничто не успокаивает женщину лучше поцелуя. Вот только поцелуй получился не таким, как он задумывал. Обычно это не будоражило в нем ничего, кроме строго контролируемых эмоций. А здесь такой срыв! Если бы он затянул поцелуй еще на полминуты, произошла бы катастрофа. Нет! Он больше не должен допускать таких срывов. Не имеет права! Он создан для работы и только для работы, что бы кто ни говорил. А личная жизнь – она для других. В конце концов, разве мало мужчин, которые мечтают стать главой семейства и воспитывать своих чад? Почему Мариша выбрала именно его?

Эрик перевернулся на другой бок. Что же теперь делать? Бежать от Мариши? Рвать отношения или контролировать себя еще строже? «Бежать!» – тут же отозвалось в его голове. Бежать! Вот закончится отпуск, и нужно будет дать ей понять, что между ними все кончено. Даже дружба. Ибо дружба между мужчиной и женщиной невозможна.

«Невозможна? – тут же переспросил он себя. – Это я сейчас сказал? Не может быть! Я всегда был уверен, что дружба есть, она существует, самое главное, правильно расставить приоритеты». Эрик снова перевернулся на другой бок и усмехнулся. Кто-то сказал забавную фразу: «Дружба между мужчиной и женщиной существует. Но либо до нее, либо после бывает секс». Именно сейчас, как никогда, он понял смысл этой фразы. Дружба с Маришей должна закончиться. И, к сожалению для нее, не так, как гласит это выражение. Да, через неделю он сообщит ей о своем решении.

Эрик криво улыбнулся и перевернулся на живот. Он все ей скажет… Хотя, может, не сразу. Зачем обижать девушку? Ведь можно уехать в очередную командировку годика на два, на три, а там, глядишь, все разрешится само собой.

«И я ее больше никогда не увижу! – вслух произнес он, и сердце его заныло. – Не увижу…» Сыщик глубоко вздохнул, пытаясь осознать эту мысль, задышал ровно и вдруг решил: ничего он ей не скажет! Не сможет! Она все-таки проникла в его сердце и пустила там корни. И вырвать их оттуда не представляется возможным. Не сможет он уехать в командировку ни на два, ни на три года. Даже пара месяцев будет проблемой. Как жить без нее? Как приходить домой и не видеть ее глаза, не слышать ее голоса?

«Бред! – снова произнес он вслух. – Я сплю, но обязательно проснусь. Это не может происходить со мной наяву. Я всегда четко контролирую свои эмоции. Наверное, во всем виновата атмосфера этого острова. И если это так, то у меня есть возможность исцелиться. Не стоит принимать поспешных решений. Сейчас нужно уснуть, а проснувшись, постараться больше не вспоминать об этом эпизоде. Как будто ничего и не было. Самое главное, чтобы Мариша не напоминала об этом. Пусть все будет по-старому, а там посмотрим…» Не успел он додумать эту мысль, как тут же уснул.

Глава 17

Виталию не спалось. Он вышел на улицу и решил до завтрака побродить по острову, чтобы разобраться в себе. Ситуация сложилась двоякая. Вместо того чтобы загорать сейчас на пляжах Египта, ему пришлось ехать на этот остров. И самое главное, что он даже ничего не успел понять. Еще три дня назад он грезил о теплых странах и даже представлял на своих губах вкус морской соленой воды. А вместо этого вон что… Нет, он не в претензии. Здесь вполне симпатично. И Лада ему очень нравится. Но…

Путевку в Египет ему пообещал один знакомый. Причем не просто так, а в обмен на некую услугу. Услугу Виталик оказал, а потом этот самый знакомый привез конверт с путевкой на остров и, все время извиняясь и краснея, заявил, что с Египтом ничего не получилось. Мол, в последний момент все путевки были выкуплены, и он ничего не успел сделать. Зато остался тур на очень симпатичный остров с европейским обслуживанием и прекрасным питанием. Он, мол, очень извиняется, но ничего другого пока нет. Можно, конечно, подождать пару месяцев и тогда…

Но Виталий не хотел ждать. Он уже договорился о неделе отпуска и настроился на поездку. Ему просто необходимо как следует отдохнуть. А путевку в Египет проштрафившийся знакомый подарит ему в следующий раз. В качестве компенсации.


Мариша проснулась внезапно, словно над ее ухом кто-то громко крикнул. Она открыла глаза, однако вокруг все было тихо. С трудом приподнявшись на кровати, она огляделась. В комнате было сумрачно, за окном едва занимался новый день. Сколько времени?

Девушка дотянулась до тумбочки и взглянула на часы. Надо же! Восемь утра. А кажется, что едва рассвело. Она сбросила с себя одеяло и спустила вниз ноги. Какое странное ощущение… Будто она спала одетой. Мариша перевела на себя взгляд и криво улыбнулась. Было бы странно, если бы ее ощущения были другими. Естественно! Ведь она заснула прямо в одежде! А все Эрик… И зачем только он ее вчера поцеловал! На какое-то мгновение она поверила, что он неравнодушен к ней. Какое горькое разочарование!

Все! Она больше не будет так наивно верить Эрику. Дружба, значит, дружба. Она ведь все для себя давно решила. Откуда тогда эти странные обиды? Нужно загнать их подальше в глубину души. Чтобы больше не возникали и не питали ее сердце несбыточными надеждами. Вот только как смотреть сегодня Эрику в глаза? Она в очередной раз повела себя как дура.

Мариша подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение оценивающим взглядом. Вполне симпатичная девушка. Все на месте, и характер сносный. Любой другой мужчина был бы счастлив создать с ней семью и тихо и мирно растить детей. Любой, но не Эрик. Черт с ним! Пусть живет как хочет.

Она сбросила с себя мятую одежду и пошла в душ. Горячие, сильные струи всегда помогали ей прийти в себя. Самое главное, ни о чем больше не думать. Мариша простояла под душем около часа. За это время она привела свои мысли в порядок и успокоилась. В конце концов, ничего страшного не случилось. Просто она в очередной раз убедилась, что Эрик никого и ничего не любит, кроме своей драгоценной работы.

Мариша выключила воду и завернулась в полотенце, открыла дверь и впустила в комнату горячее облако пара.

– Я думал, ты уже никогда не выйдешь, – услышала она насмешливый голос сыщика. – Даже хотел пойти тебя спасать. А вдруг ты утонула? Ведь в жизни всякое бывает.

– Зря надеялся, – спокойно ответила она. – Я очень живучая.

– Я вижу, – кивнул он. – Ты сегодня опять завтракаешь в постели?

– Нет! Хочу наслаждаться каждым мгновением отдыха. И хандрить не собираюсь! – добавила она, строго посмотрев на Эрика. – Ты пришел пригласить меня на завтрак?

– В общем-то, да. Правда, я думал, что ты уже готова.

– Я как раз собираюсь одеваться, – насмешливо ответила она. – Если ты не заметил, то на мне одно полотенце.

– Ну, не такой уж я и слепой! – воскликнул сыщик, и в его глазах вспыхнули веселые огоньки.

– К тому же наверняка еще и неглупый.

– Это бесспорно!

– Тогда отвернись, я переоденусь.

Несколько секунд Эрик пристально смотрел на нее, в его взгляде промелькнуло какое-то странное выражение, которое тут же сменилось обычной насмешкой.

– Именно так я и собирался поступить. Одевайся спокойно.


В столовую они пришли самыми последними. Все уже были в сборе, а Амрита развозила тарелки с завтраком.

– Каша… – разочарованно произнесла Мариша. – Я не люблю кашу. Она невкусная.

– Зато очень полезная, – с умным видом сказал Эрик. – Утро всегда лучше всего начинать с каши, – и он нехотя поковырял в тарелке.

– Я так и поняла, – усмехнулась она.

– Между прочим, каша очень даже ничего, – сказала Лада, уплетая овсянку. – С черносливом и курагой!

– Да? – ее слова заинтересовали Маришу. – Это гораздо лучше!

– А еще что-нибудь будет? – вяло поинтересовался сыщик.

– Сейчас принесу омлет с ветчиной и масло с сыром, – тут же ответила Амрита. – Ну, и кофе со сливками.

– Вот это уже гораздо лучше! – Эрик потер руки. – Тащите!

Мужчины за столом тут же оживились. Видимо, каша их тоже мало привлекала. Мариша съела несколько ложек и неожиданно увлеклась. Каша и в самом деле была очень и очень неплохой. Во всяком случае, на размазню она была не похожа. Овсянка оказалась разваристой, фрукты сочными, и Мариша незаметно для себя опустошила тарелку.

– Так, и где омлет? – с воодушевлением поинтересовалась она.

Амрита с готовностью поставила перед ней тарелку.

Эрик поглощал омлет с ветчиной, заедал все куском белого хлеба с сыром и исподтишка поглядывал на Маришу. Похоже, она не вспоминает о вчерашнем инциденте. Ну, и хорошо! Можно вздохнуть с облегчением. Если бы она дала ему понять, что хочет прояснить вчерашнюю ситуацию и расставить все точки над «i», ему пришлось бы что-то решать. А он вовсе к этому не готов. Значит, Мариша более мудрая, чем ему казалось.

Он с облегчением вздохнул и продолжил наслаждаться завтраком. Как ни странно, но эта простая пища была ему очень даже по душе.

– Как успехи в расследовании? – услышал он вопрос Виталия и повернулся к нему.

Тот поменялся местами с Андреем и сейчас сидел рядом с сыщиком.

– Сложно сказать, – осторожно произнес Эрик. – Я никогда не делаю поспешных выводов.

– Но какие-то мысли у вас есть? – и Виталий пытливо уставился сыщику в глаза.

– Мысли, естественно, есть, – кивнул Эрик. – Куда же от них, родимых, деться?

– И что? – снова с нетерпением спросил Виталий.

– А вот этого сказать не могу. Видите ли, я очень скрытный человек и всегда держу свои мысли при себе. Так что не рассчитывайте от меня что-то узнать. К тому же вы вольны делать свои выводы.

– А автора записок вы так и не обнаружили?

– Это еще сложнее, чем установить убийцу Аркадия, – покачал головой Эрик. – К тому же ни у меня, ни у Андрея нет никаких приспособлений, чтобы начать с элементарного – исследовать отпечатки пальцев.

– Да, в этом нашему умнику повезло, – и Виталий уткнулся в свою тарелку.

Эрик с тревогой посмотрел на него. Откуда у Виталия такой интерес? Здесь явно нечто большее, чем простое любопытство. А может, он что-то знает? Тогда почему не скажет об этом? Или… Эрик нахмурился. Виталий вполне может быть этим преступником. И алиби у него нет. Нужно будет к нему присмотреться. В конце концов, только у него был видимый мотив, чтобы разделаться с Аркадием. Тем более, как он успел заметить, Виталий очень вспыльчив. Правда, это не означает, что он способен затянуть удавку на шее человека – это было бы уже слишком. Но мало ли что… А вдруг разговор Лады и Аркадия не ограничился одними словами? Лада приехала отдыхать и завести легкие, ни к чему не обязывающие отношения. Но мужчина при любых условиях всегда остается собственником.

Внезапно Эрик ощутил легкое прикосновение к своей ноге. Как будто кто-то случайно его коснулся. Он быстро поднял глаза. Напротив него сидела Лада и, загадочно улыбаясь, смотрела на Виталия. Эрик успокоился и отпил глоток кофе. Божественный напиток! Сыщик даже закрыл глаза от удовольствия. Прикосновение неожиданно повторилось. На этот раз оно точно было не случайным. Чья-то нога осторожно и в то же время настойчиво перебиралась по его лодыжке все выше и выше. У Эрика перехватило дыхание. Что это такое? И самое главное, кто его касается? Он обвел взглядом женщин, сидящих напротив. Лада по-прежнему смотрела на Виталия, призывно улыбаясь. Авдотья невозмутимо допивала кофе, не обращая ни на кого внимания. Анна сидела довольно далеко и не могла бы до него дотянуться. Не Богдан же это!

А между тем чья-то ступня поднималась все выше и выше и наконец застыла в самом интересном месте.

«Ничего себе!» – пробормотал Эрик и попытался сбросить ее, но она с завидной настойчивостью снова начала свой путь.

– У тебя сегодня плохое настроение? – проворковала Лада, обращаясь к Виталию.

– С чего ты взяла? – удивился тот, доедая бутерброд.

– Не вижу от тебя обратной реакции, – сказала Лада, и Эрик почувствовал ощутимый пинок по голени.

«Ах, вот оно что! – усмехнулся он. – Дамочка перепутала кавалеров».

– И какой должна быть моя реакция? – поинтересовался Виталий. – Может, мне тоже сидеть и улыбаться?

– Можно и так, – сказала Лада, – но лучше ответить на мои действия тем же.

– Скорее, это могу сделать я, – едва сдерживая смех, заявил Эрик.

– Что? – Лада недоуменно посмотрела на сыщика.

– Я говорю, что мог бы ответить на ваши действия. Вот только думаю, как именно это сделать.

Несколько секунд она продолжала удивленно на него смотреть, а потом вдруг лукаво улыбнулась и оставила ногу Эрика в покое.

– Так лучше? – спросила она.

– Гораздо, – ответил Эрик. – Сразу стало как-то легче.

– Извиняться не буду, – предупредила Лада. – В конце концов, ничего страшного не случилось, не так ли?

– Все было в пределах разумного, – кивнул Эрик.

Лада весело рассмеялась и снова перевела взгляд на Виталия.

– Так как насчет настроения? – поинтересовалась она, заметив, что в глазах Снопкова загорелся огонек.

– Оно поднимается, – уверил он ее.

– Тогда я приглашаю тебя прогуляться после завтрака. В какое-нибудь уединенное местечко.

– Прекрасное предложение! – воскликнул Виталий.

– О чем это вы сейчас разговаривали? – шепотом спросила у сыщика Мариша. – Что-то я не поняла.

– Ничего особенного, – уверил ее Эрик. – Просто Лада перепутала меня со своим кавалером.

– Перепутала? Каким образом?

– Тебе лучше не вникать в эти тонкости, – усмехнулся сыщик. – Допивай кофе. Мы тоже пойдем прогуляться.


После завтрака Андрей примкнул к их малочисленной компании. Однако никаких вопросов не задавал, молча брел позади них, погруженный в собственные мысли. Причиной тому было убийство, которое его весьма озадачило.

Работу свою он любил. Его не пугали ни дежурства в выходные дни, ни засады сутки напролет. Он мог вообще не появляться дома и считал, что так и должно быть. Родители давно привыкли к образу жизни сына и не звонили ему по вечерам, требуя отчета, почему его до сих пор нет.

Естественно, Андрей был не женат. Кому понравится работа, при которой мужа практически не бывает дома? Конечно, женщины у него были. Да и как без них? Андрей был здоровым взрослым мужчиной с нормальными инстинктами и желаниями. И если бы он обладал другим складом характера, то давно разочаровался бы в службе, которая не позволяла ему завести семью и детей. Но он был легким и в какой-то мере несерьезным человеком. Отсутствие детей его не напрягало, а без жены ему вообще было замечательно. Он достаточно наслушался историй от своих коллег, которые больше напоминали ужастики, чем эпизоды из семейной жизни.

Андрей работал так, как умел, и был немало удивлен, когда начальник выдвинул его на конкурс «Следователь года». Парень удивился, но в конкурсе поучаствовал. Надо, значит, надо. И неожиданно для себя выиграл. Он стал лучшим следователем в своем регионе. Впереди маячил российский конкурс. Чтобы Андрей восстановил силы и настроился на боевой лад, его решили поощрить путевкой в какое-нибудь интересное местечко.

Сначала было решено отправить его в ведомственный санаторий, но потом начальник решил, что это будет не совсем то. В санатории и так каждый следователь бывает раз в год. А хочется, чтобы отдых запомнился, стал особенным. И тут Андрею повезло. Один богатый спонсор решил поощрить лучших работников года и предоставил ему путевку на этот остров.

Он брел за Эриком и думал о том, почему именно сейчас и именно в этом месте произошло убийство? Неужели это судьба, которая не может ни на день оставить его без любимого дела?

– Чего хотел от тебя этот тип? – наконец спросил он у Эрика.

– Ты имеешь в виду Виталия? – уточнил сыщик.

– Кого же еще! Все остальные – люди приличные, а этот какой-то скользкий. Ты не знаешь, кто он такой?

– Понятия не имею, – пожал плечами Эрик. – Лично у меня он интересовался, как продвигается расследование.

– У меня тоже. Не могу понять, откуда такая настойчивость? Заметь, никто, кроме него, не проявлял такого живого интереса, – заметил Андрей.

– Это не показатель, – хмыкнул сыщик. – Скорее наоборот, все люди должны проявить интерес к убийству. А здесь – полное равнодушие.

– И их можно понять, – подхватила Мариша. – Народ приехал отдыхать, а не расследовать убийства.

– Это тоже верно. И все же отсутствие интереса с их стороны меня удивляет.

– Все уже спрашивали меня по поводу наших успехов, – пояснил Андрей. – Но этот тип был особенно настойчив. Слушай, тебе не кажется, что это несколько подозрительно?

Эрик ответил не сразу. Ему не нравился Виталий, но личные антипатии не должны мешать расследованию.

– Он действительно ведет себя несколько странно, – наконец ответил сыщик. – И это меня настораживает. Однако, чтобы предъявить человеку обвинение, нужно что-то большее, чем простые эмоции.

– Я предлагаю обыскать его номер, когда он уйдет на прогулку с Ладой. Кстати, у меня идея! – воскликнул следователь. – А может, мы подключим Ладу к нашему расследованию? Пусть она погуляет с ним подольше. А заодно выяснит его отношение к убийству.

Эрик посмотрел на Андрея долгим изучающим взглядом.

– А что такого? – удивился тот. – По-моему, идея хорошая. Виталий Ладе доверяет и наверняка многое может рассказать.

– Ты забываешь о том, что Лада в другом лагере. Ей нравится Виталий, и она не будет для нас шпионить. Кроме того, она почти наверняка расскажет ему о наших подозрениях. Тебе это нужно?

– Вообще-то нет. Лучше, чтобы Виталий ничего не знал о наших соображениях. До поры до времени.

– Вот именно, – кивнул сыщик.

– А как насчет обыска в его номере?

– Не представляю, как ты сможешь провернуть это незаметно. По этажу постоянно шмыгает горничная. Как ты ей объяснишь, для чего залез в чужой номер?

– Я и не должен ничего объяснять. Если ты не забыл, то мы расследуем убийство.

– Без всяких на то оснований, – добавил Эрик. – Или тебя кто-то наделял полномочиями?

– Это мой долг, и мне не нужны никакие полномочия, – отрезал Андрей. – А если ты боишься…

– Не в этом дело, – покачал головой сыщик. – Мне кажется, Виталий не так прост, как ты думаешь.

– Не усложняй! Что в нем такого особенного? Обычный грубиян. Наверняка работает каким-нибудь водителем. Они часто ведут себя агрессивно.

– Мелко мыслишь! – усмехнулся Эрик. – Во-первых, водители не ездят в такие места. А во-вторых… – он сделал паузу.

– Что, во-вторых? – поторопил его Андрей.

– Я подметил одно его замечание.

– Какое?

– Помнишь, когда меня, так сказать, разоблачили, Виталий сказал одну фразу? Он удивился, что не признал меня раньше, ведь «мы уже с ним встречались в суде». Это его собственные слова.

– И что?

– В суде, понимаешь? Что он там делал? Я не могу сказать, что при первой встрече Виталий показался мне знакомым, но сейчас увидел, что совершенно точно видел его раньше. Вот только в качестве кого он присутствовал на суде?

– Ты считаешь, что он мог иметь проблемы с законом? – медленно произнес Андрей. – Тогда это многое объясняет. И тогда Виталий становится подозреваемым номер один.

– Теперь ты понимаешь, почему мы не должны пороть горячку?

– Да, лучше не выдавать своих подозрений раньше времени. Вот только номер обыскать все равно придется.

– Обыщем. Нужно подумать, как это сделать, чтобы никто ничего не заметил.

– Вообще-то никаких сложностей я в этом не вижу, – пожал плечами Андрей. – До обеда горничная будет убирать номера, а потом займется другими помещениями. Вот мы и проникнем к нему во второй половине дня. Надо будет только убедиться, что он ушел гулять, например, с Ладой. А Мариша постоит снаружи и даст нам знать, если заметит что-то подозрительное.

После утвержденного плана у Андрея значительно повысилось настроение. Однако Эрик по-прежнему оставался задумчивым. Он никак не мог вспомнить, когда и, самое главное, в качестве кого Виталий встречался с ним в суде. Почему-то этот момент казался ему очень важным.

– А не сыграть ли нам партийку в бильярд? – предложил следователь, выглядевший как начищенный пятак. – Я давно не гонял шары. Все некогда было.

– Можно, – кивнул сыщик, и они направились в гостиный дом.

Глава 18

Как ни странно, но эта идея пришла в голову не только им. У зеленого стола уже сражались Анна и Лада. Женщины увлеченно орудовали кием и не сразу обратили внимание на вновь пришедших.

– Вот те раз! – громко сказал Андрей, подходя поближе. – А как же романтическое свидание?

– Это вы о чем? – сделала круглые глаза Лада.

– Как о чем? А прогулка с Виталием?

– Ах, это… – она небрежно махнула рукой. – Мы поругались.

– Опять? – удивился Андрей. – Когда успели?

– А разве для этого нужно много времени? Он опять начал выносить мне мозг по поводу Аркадия. Мол, он все как следует обдумал и решил, что у меня действительно было назначено с ним свидание. Я попыталась объяснить, что ничего подобного не было. Но Виталий раскричался, замахал руками и потребовал, чтобы я поклялась, что это правда. Ну, я развернулась и ушла. Зачем мне такой геморрой? Я отдыхать приехала, а не участвовать в семейных разборках. Жаль, что здесь больше нет подходящих кандидатур для развлечений.

– Почему нет? – удивился Эрик. – А Богдан?

– Он женат и верен своей жене, – раздраженно ответила Лада.

– А для вас это, видимо, в диковинку, – усмехнулся сыщик.

– Вообще-то да. Я еще не видела мужчин, способных отказаться от хорошего куска пирога.

– Тем более от такого, – хмыкнул он. – А как насчет Андрея?

– Вообще-то я думала о нем, – сообщила Лада. – Но после убийства Аркадия ухажер из него никакой!

– Это точно! – охотно кивнул Андрей. – Но если бы ничего не произошло… – он многозначительно замолчал.

– И что бы было? – проворковала Лада, приближаясь к следователю.

– Мне тоже хотелось бы об этом знать, – усмехнулся он. – Во всяком случае, я бы не стал вести себя как последний идиот. Кстати, вполне возможно, что у нас еще все может получиться.

– Вы готовы бросить свое дело ради меня? – усмехнулась дамочка.

– Нет, но вполне вероятно, что оно совсем скоро благополучно разрешится.

– Вот как? – в ее взгляде промелькнуло удивление, смешанное с недоверием.

Эрик тихонько, но выразительно кашлянул.

– Впрочем, что об этом говорить, – тут же свернул тему Андрей. – Как только все закончится, я готов вас развлекать. А то несправедливо получается. Красивая женщина приехала отдохнуть, а составить ей компанию некому!

– Благодарствую, – промурлыкала она. – Как приятно, когда тебя хоть кто-то понимает.

– А почему вы не взяли своего супруга? – бросил пробный шар Андрей. Очевидно, ему хотелось знать, замужем Лада или нет.

– Супруг умер, – сухо ответила она. – Потому и не взяла.

– Простите, – сразу стал серьезным следователь.

Лада ничего не ответила. Она снова взяла в руки кий и принялась загонять шары в лузы.

– Эх, ты! – пожурила Андрея Мариша. – Кто тебя тянул за язык?

– Ничего! – бодро ответил он. – Через некоторое время она все забудет, и у меня появится шанс хорошо провести время.

– Пойду-ка я прогуляюсь, – вдруг сказала Анна, про которую все забыли. – А то здесь стало как-то скучно.

– А где ваш супруг? – решил проявить вежливость Эрик. – Или вы тоже поругались?

– Ничего подобного! – ответила Анна. – Семен с Богданом ушли на рыбалку, а мне не хочется стоять на берегу и пялиться на леску.

Она развернулась и стремительно покинула бильярдную.

– Я предлагаю вам сыграть со мной партию, – сказала Лада, обращаясь к Эрику.

Она старалась не обращать внимания на Андрея, будто его здесь и не было. Мариша тоже почувствовала себя не у дел, но решила не переживать и молча уселась на диван.

– С удовольствием! – ответил сыщик и взял в руки кий.

– Я, пожалуй, тоже пойду пройдусь, – сказал Андрей и направился к выходу. – А заодно посмотрю, действительно ли наши дорогие директор и доктор сидят безотлучно в своих кабинетах, – тихо добавил он, проходя мимо сыщика.

– Давай, – усмехнулся Эрик и громко добавил: – Я готов! Кто начинает?

Мариша около часа наблюдала, как Эрик разыгрывает партии одну за другой. Лада вошла в раж и с удовольствием отдавалась игре. Андрей куда-то запропастился и не торопился обратно.

«Гад какой! – злилась про себя Мариша. – Наобещал с три короба и смылся. А я, бедная, вынуждена смотреть, как мой мужчина проводит время с этой… кошкой! Кошка и есть, – добавила она. – То шипит, то мурлычет. И, похоже, сама не знает, чего хочет».

Дверь бильярдной хлопнула, и на пороге показался следователь.

«Наконец-то!» – облегченно вздохнула Мариша и приободрилась.

Андрей держал руки за спиной и был чем-то очень доволен.

– Простите, – громко произнес он, – но я вынужден прервать ваш турнир. У меня небольшое дельце к Ладе.

Она стрельнула в него глазами, но ничего не сказала.

– Пожалуйста, пожалуйста, – усмехнулся сыщик. – Всегда готов помочь товарищу.

– Я тут подумал, – начал следователь и почесал нос. – Женщинам принято дарить подарки. Вот только в условиях острова сделать это невероятно трудно. И все же я нашел кое-что, что может порадовать такую красивую женщину, как вы! – добавил он, подходя ближе к Ладе.

– Подарки я люблю! – заявила она, и лед в ее глазах немного оттаял. – Правда, смотря какие…

– Сразу скажу, цветов я не нашел. Вся растительность, что была на острове, давно увяла.

– Цветы – это напрасная трата денег, – нетерпеливо махнула рукой Лада. – Правда, если они к чему-то прилагаются, это другой разговор.

– У меня как раз есть то, к чему они могут прилагаться, – уверил ее Андрей.

– Интересно посмотреть, что же вы тут умудрились откопать? – проворковала она и отложила в сторону кий.

Мариша расслабилась. Эрик снова был вне опасности.

– Але ап! – произнес Андрей и выставил вперед руки. На большой стеклянной вазе россыпью лежала клубника. Она была крупной, спелой и наверняка очень сладкой.

– Здорово! – захлопала в ладоши Лада. – Я обожаю клубнику. Только где же вы ее достали?

– А это секрет! И вообще, я предлагаю отбросить все церемонии и перейти на «ты». Тем более мы собираемся познакомиться поближе.

– Согласна! – засмеялась Лада. – Дай мне клубничку.

– Это еще не все! – сообщил Андрей и вынул из кармана куртки баллончик. – У нас будет клубника со сливками! Открой ротик…

Она раскрыла губы, и Андрей, облив ягоду сливками, отправил ее Ладе в рот.

– Мм… – простонала она и закрыла глаза. – Божественно! Хочу еще! – капризным тоном добавила она и снова открыла рот.

– А теперь папочке… – сказал Андрей и съел аппетитную клубничку.

– Папочка обойдется! – засмеялась Лада. – Все самое вкусное должно доставаться женщине.

– Все и достанется, – пообещал Андрей. – Тем более клубника это не самое вкусное из того, что я могу тебе предложить.

– Значит, меня ожидает еще один сюрприз? – насмешливо спросила Лада. – Интересно, что же это может быть?

– Ты об этом узнаешь, но чуть позже, – пообещал ей Андрей.

У Мариши вдруг испортилось настроение. Смотреть на то, как любезничают другие, ей совсем не хотелось. Сразу представилась картина: она на месте Лады, а вместо Андрея – Эрик. Зависть заползла в ее сердце, и Мариша разозлилась. Ну, почему все хорошее происходит не с ней! Мало того, что мужчины оказывают Ладе всевозможное внимание – например, кормят ее клубникой, так еще и в бильярд Эрик играет с ней, а не с Маришей. Нет, отдых явно не удался! И вряд ли за эти четыре дня что-то изменится.

– А не прогуляться ли нам? – предложил Ладе Андрей и исподтишка подмигнул сыщику.

– Я не против, – тут же согласилась Лада. – Свежий воздух после клубники – самое лучшее, что может быть!

Парочка удалилась, а Эрик нахмурился.

– Не нравится мне все это, – проворчал он.

– Что именно? – спросила девушка.

– Для чего он затеял этот концерт?

– Почему концерт? – удивилась Мариша. – По-моему, Андрею Лада действительно нравится. И он решил взять быка за рога, пока Виталий не у дел.

– Как бы он не наговорил ей лишнего. Я же просил его не привлекать Ладу к этому делу.

– Мне кажется, ты слишком плохо о нем думаешь. Он просто за ней ухаживает, а дело здесь ни при чем.

– Да? Ну, смотри. Тебе, наверное, виднее.

– Конечно, я постигаю науку любви не по картинкам в книжках.

– А может, сыграем в бильярд? – сменил тему разговора Эрик.

– В бильярд? – Мариша сделала круглые глаза. – Ты и меня решил осчастливить?

– Что значит «и тебя»? Я просто хочу с тобой сыграть.

– Что-то раньше тебе этого не хотелось. Наверное, была более подходящая кандидатура.

– Ты про Ладу, что ли? – засмеялся Эрик. – Я вовсе не жаждал с ней играть. Просто так получилось. И вообще, что за претензии? Ты вообще играть-то умеешь?

– А если не умею, какое это имеет значение?

– Никакого, за исключением того, что вместо игры у нас получится курс молодого бойца.

– Значит, будем проходить курс, – кивнула Мариша. – С чего начнем?

Эри снова засмеялся и взял в руки кий.

– Держи! – он передал его девушке и встал позади нее. – Смотри, ты держишь кий вот таким образом и целишься в шар.

Сыщик направлял ее руки, наклонялся вместе с ней, показывая, как надо ставить удар, а Мариша делала вид, что абсолютно не умеет играть. Она решила: Эрику незачем знать о том, что она весьма неплохо управляется с кием.

Глава 19

Обедать Мариша и сыщик пошли прямо из бильярдного зала. Они играли до тех пор, пока стенные часы не пробили два. Эрик не уставал нахваливать Маришу и говорить о ее таланте к этой игре. Она довольно улыбалась и впервые за последние несколько дней была счастлива.

На обед подавали суп со свиными ребрышками, стейк из говядины с цветной капустой, грибной салат, ассорти из соленых овощей и фрукты. Мариша проголодалась так, словно несколько раз обежала вокруг острова. Лада и Андрей периодически поглядывали друг на друга и довольно улыбались. А вот Виталий на обед не пришел. Очевидно, он все еще дулся на Ладу. А может, заснул у себя в номере и проспал все на свете. Семен, захлебываясь от восторга, рассказывал о двух рыбешках, пойманных за три часа стояния на холодном ветру, и постоянно обращался к Богдану за поддержкой. Тот вообще ничего не поймал, но тоже был доволен.

Авдотья была тихой и неразговорчивой. А когда Андрей попробовал пошутить по поводу ее настроения, она кисло ответила:

– Я все утро провалялась в кровати. Поднялось давление, а таблетки куда-то подевались. Я все перерыла, но так их и не нашла.

– А может, вы забыли лекарство дома? – предположила Анна.

– Нет, я знаю, что брала его. К тому же в день приезда я выпила одну пилюлю. После поездки на моторке меня здорово укачало.

– Не расстраивайтесь, – подбодрила ее Мариша. – После обеда мы поможем вам найти их.

– Спасибо! Было бы неплохо, если бы таблетки обнаружились. А то я приехала сюда отдыхать, а сама валяюсь в кровати, как старая бабка.

Андрей прыснул. Мариша тоже улыбнулась. Весьма забавное сравнение! Особенно если учесть, что она таковой и является. Девушка приняла серьезный вид. Ей вовсе не хотелось обидеть Авдотью Ивановну. В конце концов, каждый из них когда-нибудь состарится, и будет очень неприятно, если молодежь будет над ними насмехаться.


После обеда Андрей пристроился к Эрику и Марише.

– Неужели ты успел поругаться с Ладой? – хихикнула девушка. – А мы думали, что теперь ты не отойдешь от нее ни на шаг!

– Так бы и было, – вздохнул Андрей, – если бы не работа. Черт бы побрал этого Аркадия! Не жилось ему спокойно!

– Это точно! – хохотнул Эрик. – И как он только посмел отдать концы, в то время как Андрюша собрался поухаживать за красивой женщиной.

– Ничего смешного! – обиделся тот. – Я действительно рассчитывал на отдых. А получилось вон что…

– Скажи спасибо Виталию, – сказала Мариша.

– А ему за что?

– Как за что? Если бы они с Ладой не поругались, ты бы с ней сегодня не гулял. Кстати, как прогулка?

– Все хорошо, спасибо! – невозмутимо ответил Андрей.

– А подробнее?

– Обойдешься без деталей. Ты слишком любопытна.

– Видать, Лада здорово обидела твоего соперника, раз он даже на обед не пришел, – задумчиво произнес Эрик.

– А мне-то что? – пожал плечами Андрей. – Пусть обижается. На обиженных, как говорится, воду возят.

– Я предлагаю пойти сейчас к нему и уточнить некоторые детали, – заявил сыщик.

– Что сделать? – изумился Андрей. – Пойти к нему?

– Да, а что тебя удивляет? Ты же сам предлагал обыскать его номер и выяснить все об этом типе.

– Да, предлагал. Мы должны прояснить некоторые моменты, но сделать это надо тайно!

– Мы можем получить тот же результат, но другим способом. Зачем рисковать и вламываться в чужой номер, если можно обо всем спросить его напрямую?

– По-моему, это не очень удачная мысль.

– А на мой взгляд – очень даже ничего. Предлагаю прямо сейчас это и сделать. Кто со мной?

Мариша тут же подняла руку.

– Ладно, я с вами, – неохотно ответил Андрей. – Хотя еще раз предупреждаю, эта затея мне не по душе.

– Тогда вперед!

Эрик направился к корпусу. Через пару минут они уже поднялись на второй этаж и постучали в номер Виталия. В ответ не раздалось ни звука. Эрик постучал сильнее. Из комнаты горничной высунулась Ольга.

– Вы к господину Снопкову?

– Да, хотим с ним поговорить.

– Он велел его не беспокоить.

– Да? И когда это было?

– Сразу после завтрака.

– Странно… – протянул сыщик. – Времени прошло довольно много. Что у него за важные дела? Вы не заходили к нему с тех пор? – уточнил он у Ольги.

– Нет, желание гостя – для нас закон.

– А может, его уже нет в номере?

– Как нет? – удивилась Ольги. – Если бы он ушел, то повесил бы на дверь табличку: «Свободно».

– Что за табличка такая? – заинтересовался Андрей. – Почему я такой не пользуюсь?

– Это для тех клиентов, которые любят уединяться, – пояснила горничная. – Например, не хочет человек, чтобы его беспокоили в течение всего дня – я, естественно, к нему не зайду. Но после того как он решит покинуть комнату, следует вывесить эту табличку. Чтобы я знала – номер освободился и можно его убирать.

– А вдруг он забыл это сделать? – спросил Андрей.

– Вы так считаете? – с сомнением произнесла Ольга.

– Всякое бывает… Ушел человек и ни разу не вспомнил про ваши правила.

– Ну, это вполне возможно.

– Поэтому мы сейчас к нему заглянем и убедимся, что его нет здесь, – закончил следователь.

– Что ж, ваше право, – пожала она плечами и скрылась в своей комнате.

– Скажите, пожалуйста, – протянул Андрей. – Не беспокоить его! Интересно, что он собирался делать?

– Может, ждал Ладу? – предположила Мариша.

– Как же! – следователь сделал выразительное лицо. – Они же поругались. Так Лада к нему и пошла!

– Мало ли… – пожала плечами девушка. – Лада на него обиделась, а Виталий все равно надеялся.

– Чего вы спорите? – прервал их Эрик. – Нужно войти и обо всем узнать. Постучи еще раз. Может, человек уснул.

– Неа, – покачал головой Андрей. – Его нет, он ушел следить за Ладой. Вот увидите! Это такой тип мужчин – ни себе, ни людям.

Правда, он все же постучал, потом прислушался и наконец констатировал:

– Я прав. В номере никого нет.

– Пропусти!

Эрик оттеснил плечом Андрея и нажал на ручку двери.

– Ты хочешь проникнуть к нему в номер? – удивился следователь.

– Именно! – кивнул сыщик.

– Ничего не получится. Виталий наверняка запер дверь.

Однако ручка неожиданно опустилась до самого конца, и дверь отворилась. Эрик вошел и огляделся. Следом за ним протиснулась Мариша. Номер Виталия был таким же, как и ее комната. Только мебель была расставлена по-другому. Шкаф стоял у входа, чуть подальше – кресло и столик, а кровать располагалась около окна.

– Какое беспечное поведение, – начал Андрей и вдруг замолчал.

Он пристально глядел на кровать. Впрочем, туда же смотрел и Эрик. Только теперь Марише бросилось в глаза то, чего она не заметила раньше. На кровати явно кто-то лежал, закутанный в одеяло с головой.

– Вот влипли! – прошептал Андрей. – Виталик, оказывается, у себя и спит. Ну будет весело, если он сейчас проснется. Как мы объясним ему наш интерес?

– Он не проснется! – громко произнес Эрик и сделал несколько шагов по направлению к кровати.

Сыщик резко сдернул одеяло. На постели и впрямь лежал Виталий. С первого взгляда было ясно, что никаких замечаний по поводу нежданного визита он не сделает. Снопков был мертв.

– Что это? – растерянно протянул Андрей, быстро моргая.

– Это труп, – спокойно пояснил Эрик.

– Сам вижу, – кивнул следователь и сглотнул. – Откуда он здесь?

– Вообще-то это его комната, – менторским тоном произнес Эрик. – Было бы странно, если бы мы нашли тело Виталия у тебя.

– Я не то имею в виду, – замотал головой Андрей. – Что случилось? Может быть, сердечный приступ?

– Очень в этом сомневаюсь. Однако, чтобы не мучиться догадками, нужно пригласить сюда доктора. Сходи-ка в комнату горничной, вызови сюда Константина Сергеевича.

– Так телефон не работает… – растерянно сказал Андрей.

– Тогда сбегай за доктором.

– Ага! – кивнул следователь и быстро вышел.

– А теперь мы обыщем номер, – произнес Эрик и начал осматривать вещи Виталия. – Мариша, посмотри в карманах его одежды.

– А что искать-то?

– Мне нужны записки. А если попадется что-то еще, будет просто замечательно.

Девушка подошла к шкафу и стала осматривать карманы. Виталий привез с собой много одежды. То ли он был франтом, то ли решил захватить одежду на самую разную погоду… На вешалке висело четыре куртки, плащ, две спортивные кофты, пиджак. Брюки она даже не стала пересчитывать. Несколько пар спортивных штанов, джинсы, домашнее трико и нижняя одежда, аккуратно уложенная в стопки.

– Ничего себе! – вырвалось у Мариши. – Даже у меня нет такого богатого гардероба.

– Виталий был модником, я сразу заметил, – кивнул Эрик. – Думаю, Лада клюнула именно на это. Женщинам нравится, когда мужчины хорошо одеваются. А это встречается не так часто.

– А ты тоже модник, – заявила она. – Но привлекло меня в тебе не это.

– А что же? – хмыкнул сыщик. – Мой острый ум и неповторимое обаяние?

– Сама не пойму, – пожала она плечами. – Иногда мне кажется, что во мне есть какое-то мужское начало.

– Занятно! А можно поподробнее?

– Обычно мужчины любят стерв. Они ведь по натуре охотники, и им интереснее добиваться женщины, чем получить ее на блюдечке. Видимо, такая черта присуща и мне.

– Ты хочешь сказать, что полюбила стерву? – ухмыльнулся Эрик.

– Скорее, стервака. Или как будет правильно?

– Никак. Такого слова в русском языке нет. А значит, и мужичков с такими качествами не бывает.

– Ничего себе не бывает! – возмутилась Мариша. – А как тогда тебя называть?

– Я – ответственный и благоразумный человек, – сказал Эрик, продолжая осматривать ящики стола.

– Ты трусливый и мнительный, – проворчала Мариша.

– Пусть будет так, – улыбнулся он. – Лучше скажи, нашла что-нибудь?

– Пока нет, – покачала она головой, заканчивая осмотр последней куртки. – О! А вот здесь что-то есть! – вскрикнула Мариша, сунув руку в карман спортивной кофты. – Какие-то бумажки.

Она вынула находку.

– Кажется, это то, что ты ищешь, – удовлетворенно кивнула Мариша. – Смотри.

Эрик взял записки и внимательно прочел их. Текст был написан словно под копирку. Те же самые слова, тот же стиль.

– Знать бы, почему он скрыл их? – медленно произнес Эрик, сворачивая листки.

– Может, ему было стыдно? – предположила Мариша.

– Что же здесь стыдного? Скорее всего, ему самому хотелось во всем разобраться. А у Тимура, интересно, было что-то подобное?

– Он ничего не говорил. Слушай, а вдруг наша горничная одержима какой-то маниакальной идеей? И шлет всем мужчинам эти писульки.

– Все может быть, – кивнул Эрик. – Но это не причина убивать их.

– А кто сказал, что Виталий убит? Возможно, он умер естественной смертью. Вдруг у него было больное сердце? Или он перенервничал из-за смерти Аркадия? Да еще Лада мотала ему нервы…

– Я уверен, что Виталию помогли уйти на тот свет. Скорее всего, он был отравлен.

– И как ты это определил? – ехидно спросила Мариша. – На глаз?

– И на глаз тоже. Есть некоторые признаки, по которым можно определить смерть от отравления.

– И какие же?

– Видишь пятна на теле?

– Где? – Мариша подошла поближе.

Как ни странно, но вид мертвого тела уже не вызывал у нее неприятных ощущений. Очевидно, она адаптировалась к подобным происшествиям. Печально, конечно, но это факт.

– Вот, – Эрик показал на лицо и грудь Виталия.

– Значит, отравление, – уже серьезно протянула Мариша. – С какой радости ему травиться? Не от несчастной же любви?

– А кто сказал, что он сделал это сам? – вкрадчиво произнес Эрик.

– А кто же еще? – растерялась она. – Или ты считаешь, что и его убили?

– Считаю! – кивнул сыщик.

– Бред! – вырвалось у Мариши. – Если подходить к этому делу с твоей точки зрения, то получается, что на острове появился маньяк?

– Получается, так.

– Но… – она остановилась, не в силах продолжить свою мысль.

– Что – но?

– Этого просто не может быть! – воскликнула Мариша.

– Почему?

– Как почему? Обслуга здесь работает не первый год. Вряд ли у кого-то внезапно поехала крыша, и человек ни с того ни с сего начал убивать. Отдыхающие тоже люди спокойные и уравновешенные. Заподозрить кого-то из них в предумышленных убийствах? Бред! Этого не может быть.

– И все же это так.

– Подожди… – Мариша снова остановилась и нахмурилась. – Почему ты считаешь, что Виталия убили? – наконец выдала она. – Может, он сам выпил яд?

– Если бы на тумбочке стоял стакан, я бы мог так подумать, – произнес Эрик. – Но стакана нет. Как, по-твоему, Виталий проглотил яд? Насколько мне известно, почти все яды производятся в жидком виде. Кроме того, их нужно разводить в воде или другой жидкости. Концентрированные яды просто так не проглотишь. Конечно, я не знаток в этой сфере, но думаю, что чутье меня не обманывает. Кто-то подсунул ему отраву, подождал, пока он выпьет, и унес стакан с собой.

– А вдруг он все-таки выпил концентрированный яд?

– Тогда где пузырек из-под него?

– Он его выкинул.

– Когда, интересно? Яды обычно действуют очень быстро. Мне представляется невозможным, чтобы Виталий выпил яд, вышел из номера, выкинул пузырек и вернулся обратно.

– Ты уверен, что в номере пузырька нет?

– Я осмотрел все. Ничего похожего на тару из-под яда здесь нет.

Мариша потрясла головой.

– Я все равно не могу в это поверить. Маньяк на острове! Кто это может быть?

– Понятия не имею! У меня какие-то противоречивые мысли. С одной стороны, я не представляю, кто может быть этим загадочным убийцей, а с другой – кто-то же это проделывает!

Дверь номера открылась, и на пороге возникли Константин Сергеевич и Андрей.

– Что тут у вас опять? – раздраженно поинтересовался доктор.

– Не у нас, а у вас, – ответил сыщик. – Мы на этом острове только отдыхаем, а вы находитесь постоянно.

– До вас здесь ранее ничего криминального не происходило.

– Прекрасно! Мы еще и виноваты! – почти весело заявил Андрей.

– Давайте к делу, – попросил доктор и подошел к кровати.

Он некоторое время смотрел на лицо Виталия, затем оттянул ему веки, оглядел кожу и вздохнул.

– Похоже на отравление, но более точно скажу после детального осмотра.

– А если отравление, то чем? – поинтересовался Эрик.

– Похоже на этанол.

– Я тоже так считаю, – кивнул сыщик. – Пока спасибо. Чуть позже мы отправим тело к его товарищу по несчастью.

– Не смешно, – буркнул врач.

– А я и не смеюсь, – абсолютно серьезно ответил сыщик.

Доктор торопливо ушел, а Андрей выжидательно посмотрел на Эрика.

– Еще одно убийство, да?

– Как видишь. И мне это очень не нравится.

– И не только тебе! Я ведь уже почти уверил себя, что убийца Аркадия – Виталий. И все сходилось! Виталий ревновал его к Ладе. Виталий слышал их разговор с понравившейся ему женщиной. Он не имел алиби на интересующий нас период времени. И когда я был готов предъявить ему обвинение, вдруг такой облом! – Андрей поднял вверх руки.

– А может, кто-то узнал, что именно Виталий убил Аркадия, и решил таким образом ему отомстить? – осторожно заметила Мариша.

Андрей насмешливо посмотрел на нее.

– Вот она, пресловутая женская логика! Кому понадобилось мстить за Аркадия? Здесь его никто не знал!

– Откуда же я знаю, – пожала плечами Мариша. – Я просто предположила.

– Скорее всего, здесь другой вариант, – покачал головой следователь.

– Какой? – полюбопытствовала она.

– Аркадия убил не Виталий!

– Гениальная догадка! – фыркнул Эрик.

– А что тебе не нравится? – пошел в атаку Андрей.

– Я просто делаю выводы. Кстати, когда ты пошел прогуляться сегодня утром, наш доктор был на месте?

– Не знаю, – пожал плечами Андрей. – На его окне жалюзи. А вот директор был на месте. Лежал на диване и смотрел телевизор.

– Значит, нам придется начинать все сначала, – покачал головой сыщик. – Кто где был, кого видел и все в таком роде…

– А мое свидание с Ладой, по всей видимости, откладывается, – сумрачно произнес следователь. – Что ж так не везет!

– Не хандри, позови-ка лучше Тимура.

– А зачем?

– Мне интересны его соображения.

– Но мы же узнали причину смерти Виталия, – нахмурился Андрей.

– Еще одно мнение не помешает. Попробуй его найти.

– А чего его искать? Когда мы поднимались сюда, он прошел в свой номер.

– Прекрасно! – воодушевился сыщик. – Потеряем совсем немного времени.

Андрей молча вышел и хлопнул дверью.

– Как он расстроился из-за свидания, – хмыкнула Мариша.

– Может, из-за свидания, а может, и нет, – многозначительно произнес Эрик.

– Что ты хочешь сказать? – заинтересовалась девушка.

Но сыщик только махнул рукой.

Дверь снова открылась, и на пороге появился Тимур. Позади него маячил недовольный Андрей.

– Вы меня разыгрываете? – с ходу спросил Сабеков.

– С чего вы взяли? – удивился Эрик.

– Два трупа на одном острове – это уже слишком, вам не кажется?

– Мне и одного трупа многовато, – уверил его сыщик. – А второй – и вовсе перебор.

Тимур подошел к кровати и молча посмотрел на тело Виталия.

– Отравление, я думаю, – сообщил он несколько минут спустя.

Тон его неуловимо изменился. В нем больше не было недовольства. Лишь один профессиональный интерес. – Когда его нашли?

– Минут двадцать назад. Вы можете сказать, когда он умер?

– Да уже давненько. Часа три-четыре будет.

– Я вас попрошу, – произнес Эрик, – проведите вскрытие тела вместе с Константином Сергеевичем. Мне нужно знать точное время смерти. Чтобы было от чего отталкиваться.

Во взгляде доктора промелькнуло явное раздражение, но тут же пропало. Профессиональная выучка взяла верх.

– Хорошо. Скажите куда идти, я буду через полчаса.

Глава 20

Через полчаса в номере стало тихо и пусто. Тело унесли, Константин Сергеевич с Тимуром приступили к своим профессиональным обязанностям, Андрей ушел искать Ладу.

– Что ж, похоже, мы здесь все осмотрели, – сказал Эрик, оглядываясь по сторонам. – Вот только я не вижу никаких документов, подтверждающих личность нашего Виталия. Не может быть, чтобы он приехал без них. Сегодня без паспорта почти никто не ходит. Мало ли что…

– Я видела в шкафу чемодан, – ответила Мариша, – но он пустой.

– Где-то должны быть документы, – упрямо настаивал Эрик. – Нужно еще поискать.

Он быстро осмотрел шкаф, заглянул под кровать, сунул нос в ванную комнату и был вынужден признать, что документов все-таки нет.

– Так, поразмышляем еще, – сказал он. – Человек приехал на отдых, но не хочет, чтобы его личность стала кому-то известна. Куда он мог спрятать документы?

– Не знаю, – пожала плечами Мариша.

– Одежду ты всю осмотрела, – продолжал рассуждать он, – в ней ничего нет.

– Вообще-то я осматривала только карманы, – сказала девушка, – а те вещи, которые лежат сложенными, я не проверила.

Сыщик окинул ее недовольным взглядом.

– А почему? Я же просил тебя все осмотреть.

– Я думала, карманов будет достаточно, – смутилась Мариша.

– Отойди, я сам проверю.

Эрик быстро проглядел стопку одежды и, не найдя ничего, стал прощупывать каждую вещь. В середине стопки в одной из рубашек он обнаружил некое утолщение. Вытянув рубашку на свет, он аккуратно развернул ее. Перед ним лежали паспорт и удостоверение.

– Прекрасно! – воодушевился он. – Посмотрим, кто он на самом деле.

Сыщик раскрыл паспорт и хмыкнул.

– Не поверишь, но он и в самом деле Виталий Снопков.

– Почему не поверю? – удивилась Мариша. – Я никогда и не сомневалась в этом.

– А зря! Нужно всегда во всем сомневаться, – с умным видом заявил Эрик. – А теперь посмотрим, кто он такой.

Сыщик раскрыл удостоверение. Он изучал его гораздо дольше и даже зачем-то поднес к лампочке.

– Ну, что там? – нетерпеливо спросила Мариша.

– Весьма неожиданно! Хотя я должен был предвидеть и такой вариант.

– Ну, не тяни! – взмолилась девушка.

– Наш Виталий, оказывается, прокурор. Понятно теперь, почему он видел меня в суде. Вот только отчего я не могу его вспомнить?

– Может, он был с другой стрижкой?

– Может. Да и прокурорский мундир сильно меняет человека. Да! Не нравится мне все это. Сначала Аркадий, потом Виталий… Кто следующий?

– Что ты такое говоришь? – испугалась Мариша. – Почему должен быть следующий?

– А как иначе? – мрачно усмехнулся Эрик. – Наш убийца вышел на тропу войны.

– Что-то мне нехорошо, – вдруг сказала Мариша и опустилась в кресло.

– Ну, ну! Не расслабляйся, – хохотнул Эрик. – Нам предстоит провести еще четыре дня в обществе нашего маньяка.

– А может, все не так плохо? – с надеждой спросила Мариша. – Вдруг эти смерти между собой никак не связаны?

– И такое может быть, – кивнул Эрик. – Но что-то мне подсказывает, что это не так. Пойдем отсюда. Я пока заберу документы с собой. Мало ли, кто еще проявит к ним интерес.

Они вышли в коридор, и Мариша сразу расслабилась. Вокруг стояла тишина, все дышало спокойствием и безмятежностью. Эрик сделал два шага по направлению к своему номеру, но передумал и направился к горничной.

– Можно? – он постучал в дверь и заглянул в комнату.

– Да, да, проходите, – торопливо сказала Ольга.

Она была испуганна и смотрела на вошедших со страхом.

– Это правда, что Виталий умер? – спросила она, слегка заикаясь.

– Да, правда.

– Жуть! – воскликнула она и поежилась.

– Скажите, Оля, – начал сыщик, – в комнату Виталия кто-нибудь заходил? Кроме нас, конечно.

– Я не знаю, – пролепетала она. – Я не видела.

– Но на глаза вам никто не попадался?

– Нет, все было тихо. Я и подумать не могла, что он там лежит… мертвый, – добавила Ольга, с трудом выговорив последнее слово.

– Если что-нибудь вспомните, ни с кем не разговаривайте, бегите прямо ко мне, понятно? – предупредил ее сыщик.

– Понятно, – кивнула она.

– Не забудьте! От этого может зависеть ваша жизнь.

Он развернулся и вышел, сопровождаемый испуганным взглядом Ольги.

– Теперь куда? – поинтересовалась Мариша, напуганная не меньше горничной.

– А сейчас мы посетим номер нашего друга, – хмуро ответил Эрик.

– Какого?

– У нас с тобой здесь только один друг.

– Ты имеешь в виду Андрея? – девушка от неожиданности даже остановилась.

– И-мен-но! – по слогам сказал сыщик.

– Но… – Мариша остановилась. – Ты же не подозреваешь его, не так ли?

– Я подозреваю всех до тех пор, пока не доказана их невиновность, – отрезал Эрик. – И тебе должно быть об этом известно. Пошли, зайдем к нему в гости.

– А вдруг он в номере?

– Ничего страшного.

– Но почему ты думаешь, что это мог сделать он? – спросила Мариша, вприпрыжку поспевая за Эриком.

– Пока я опираюсь только на факты. В первом случае алиби не было у Тимура, Виталия и Андрея. Андрея мы как-то сразу исключили, потому что он следователь и сразу включился в работу. Виталий уже вне подозрений. Остается Тимур. И он мог совершить первое убийство. А вот насчет второго будем уточнять. Если окажется, что у него алиби на интересующий нас период времени, то остается Андрей. Он отсутствовал почти целый час.

– Андрей искал клубнику для Лады, – напомнила Мариша.

– Слишком долго он ее искал. В общем, будем ждать результатов.

– А если Тимур выдаст недостоверные результаты осмотра трупа? – спросила Мариша. – Если он виновен, то ему выгоднее скрыть истинные данные.

– Не забывай, он будет не один. Я нарочно попросил врачей вдвоем исследовать тело. Если один из них виновен, то не рискнет исказить результаты, ведь второй обязательно их опровергнет. Вот мы и пришли, – сказал он, останавливаясь около двери в номер Андрея.

Эрик нажал на ручку, и дверь отворилась. Сыщик быстро вошел внутрь. Номер был пуст.

– А наш следователь весьма доверчив, – хмыкнул Эрик. – В такое время оставляет дверь открытой.

– Я бы закрылась на все замки, – поежилась Мариша.

– Давай быстренько все осмотрим и скроемся. Я не хочу, чтобы Андрей знал, что мы у него были.

– А если он придет раньше, чем мы уйдем? – полюбопытствовала Мариша.

– Что ж, значит, судьба такая. Посмотри в ванной, а я загляну в шкаф.

Девушка осторожно открыла дверь в ванную комнату. Она даже зажмурилась, боясь, что увидит там нечто ужасное. После того, как они обнаружили тело Виталия, ей везде стали мерещиться трупы. Однако в ванной было пусто. Везде царила стерильная чистота. Даже на рукомойнике не было принадлежностей для умывания.

Мариша подошла и открыла шкафчик над раковиной. Там обнаружилась зубная паста, щетка, пена для бритья, бритвенный станок, крем для лица и еще какая-то баночка. Ничего больше Мариша не обнаружила.

– Ну, как успехи? – услышала она голос Эрика и вышла обратно в комнату.

– Ничего, – развела она руками. – А у тебя?

– Наш друг действительно тот, за кого себя выдает. И удостоверение у него настоящее.

– Значит, мы его уже не подозреваем?

– Как говорил мой дед, – задумчиво произнес сыщик, – и у служителей закона есть причины ненавидеть ближних своих.

– Мне Андрей не показался человеком, способным ненавидеть, – покачала головой Мариша.

– Мне тоже, но это ни о чем не говорит.

– Может, пойдем отсюда? – поежилась она. – Мне все время кажется, что он вот-вот вернется.

– Сейчас пойдем, – кивнул Эрик. – Я только загляну на всякий случай в ванную.

– Но я же там все осмотрела!

– На всякий случай, – повторил сыщик и направился в санузел.

Он быстро осмотрел помещение и направился прямо к шкафчику. Резким движением открыл дверцы и профессионально осмотрел содержимое. Внезапно его взгляд стал холодным.

– А это что? – произнес он, разглядывая баночку.

– Где? – Мариша встала на цыпочки, чтобы увидеть, о чем говорит сыщик.

– Вот это! – сказал он и осторожно взял баночку за крышку.

– Склянка какая-то, – пожала она плечами.

– Вот именно, что какая-то, – передразнил ее сыщик. – Ну-ка, посмотрим на свет.

Он поднял баночку к лампе и покрутил ее в руках.

– Какая интересная находка! – наконец заявил он. – Ни одного отпечатка пальцев.

– И что? – спросила Мариша, чувствуя, как у нее перехватило дыхание.

– Ничего. Мы заберем ее с собой и отнесем Константину Сергеевичу. Может, он сумеет определить, что там находилось.

Он завернул находку в туалетную бумагу и быстрым шагом вышел из ванной. У дверей номера он притормозил и выглянул в коридор.

– Пусто, – сообщил он тихим голосом и выскользнул наружу.

Сыщик, сопровождаемый Маришей, прошел по коридору, спустился вниз и вышел из здания. По дороге они так никого и не встретили. Через несколько минут они уже были в административном корпусе. Кабинет доктора был заперт. Директор по-прежнему возлежал на диване и смотрел телевизор. При виде Эрика, бесцеремонно ввалившегося в его комнату, он даже подпрыгнул от неожиданности.

– А… Это вы, – сказал он, успокаиваясь.

– А вы кого ожидали увидеть? – спросил сыщик.

– Да никого! Просто нервы немного расшалились.

– Где Константин Сергеевич?

– Должен быть у себя. Он не покидает рабочее место в течение дня.

– Его нет в кабинете.

– Как нет? Где же он?

– А разве вы ничего не слышали? – приподнял брови сыщик.

– О чем? – насторожился Чапук и сел на диване.

– У нас еще один труп, – хмыкнул Эрик, глядя, как вытягивается лицо Василия Ивановича.

– Как вы сказали? – посерел он и схватился за сердце. – Труп?

– Труп! – почти весело сказал сыщик. – Константин Сергеевич как раз сейчас должен над ним работать.

– Мамочка моя! – по-детски взвизгнул директор и зажал рот рукой. – Ну, за что мне такое наказание! Какой был замечательный остров!..

– И работа – не бей лежачего, – добавил Эрик. – Так где доктор?

– Не знаю, – растерялся Чапук. – Вы куда отнесли… труп?

– В холодильник.

– Значит, он там.

– Проверим, – кивнул Эрик. – Пойдем, – кивнул он Марише.

Директор настороженно посмотрел на них и тяжело вздохнул.

– И как вы все это переносите? – спросил он, но ответа не получил – дверь за незваными посетителями закрылась.

Глава 21

Доктор и Тимур находились в холодильнике. Они как раз мыли руки, по всей видимости, закончив свою работу.

– Ну и что? – поинтересовался Эрик прямо с порога.

– Выводы такие, – заговорил Константин Сергеевич. – Судя по внешним признакам и опираясь на время, когда убитый последний раз принимал пищу, мы решили, что смерть наступила не позднее, чем за два часа до обеда и не раньше, чем через час после завтрака. Таким образом, у нас получается следующий промежуток времени – с половины одиннадцатого до двенадцати.

– Спасибо, – кивнул Эрик и задумался.

Пока это ни о чем ему не говорило, но совсем скоро он узнает, где находились отдыхающие в интересующий его отрезок времени. Через час ужин, а значит, не надо бегать и собирать всех вместе. Сразу после трапезы он проведет небольшое расследование. Хотя подозреваемый уже нарисовался…

– Константин Сергеевич, не могли бы вы узнать, что здесь было? – спросил сыщик, протягивая доктору пузырек.

Тот коротко кивнул и направился в свой кабинет.

– Загляните ко мне минут через двадцать, – сказал он, а Тимур с любопытством посмотрел на баночку.

– Хорошо, – кивнул Эрик и поторопился покинуть помещение.

Мариша кинулась за ним. Она впервые побывала в холодильнике. Ей представлялось, что это маленькая камера, вроде обычного домашнего холодильника, только чуть больше. Однако это оказалось небольшое помещение, метров десять площадью. В одном конце его лежали две коровьи туши, а в другом на деревянных поддонах – тела обоих мужчин. Эта картина совершенно выбила Маришу из колеи. И ее затошнило от мысли, что, по сути, люди и животные ничем не отличаются после смерти. Во всяком случае, именно эти экземпляры. И те, и другие закончили жизнь насильственным образом.

Мариша поторопилась выйти из холодильника. Не успели они отойти от корпуса, как им навстречу прямо из кустов вынырнул Андрей. От неожиданности Мариша вскрикнула, а Эрик остановился.

– Вы чего? – хихикнул следователь. – Не признали меня?

– Не признали, – покачала головой Мариша. – Где ты был?

Эрик нащупал ее руку и тихонько сжал. Она повернула к нему голову.

– Молчи, – одними губами произнес сыщик, и девушка кивнула.

– Так, проверял одну идейку, – расплывчато произнес следователь.

– И как успехи?

– Никаких! – почти весело ответил Андрей.

– А что за идейка, если не секрет?

– Я тут подумал… – Судаков оценивающе посмотрел на Маришу, словно размышляя, стоит ли говорить при ней. – Я подумал и решил: не может такого быть, чтобы кто-то из отдыхающих имел отношение к этим убийствам. А значит, есть еще способ совершить убийства и остаться незамеченным.

– Да? И какой же? – заинтересовался Эрик.

– Все очень просто. Мы берем за основу тот факт, что никто из отдыхающих этих убийств не совершал. Что тогда?

– Что? – спросила Мариша.

– Тогда нужно рассуждать дальше. Если среди нас убийцы нет, значит, существует способ быть на острове и в то же время оставаться незамеченным. В общем, я подумал: а что, если кто-то перебрался сюда, например, на лодке и укрылся здесь? Допустим, в сарае для снастей. А что? Вполне возможно. Все знают, что на остров другого пути, кроме как на моторке, нет. Но ведь, с другой стороны, любой желающий может приплыть сюда на лодке. Никто не запрещает передвигаться по реке в любом направлении.

– Но если кто-то был на лодке, то где она? – спросила Мариша.

– Хороший вопрос, – кивнул Андрей. – Допустим, наш убийца был не один. У него мог быть напарник. Этот напарник привез его на остров и уехал, ожидая условного сигнала. Убийца выполняет свое черное дело, и никто даже не подозревает, что здесь есть еще один человек.

– Интересная теория! – хмыкнул Эрик. – И ты нашел ей подтверждение?

– К сожалению, нет, – развел руками следователь. – Я облазил все подозрительные места, осмотрел все овраги и балки, нашел парочку пещер, где мог бы укрыться человек, и взломал замки двух сарайчиков. Но нигде никого не обнаружил. И этому может быть два объяснения: либо на острове никого постороннего нет, либо этот человек спрятался в другом месте, видя, что я обыскиваю все вокруг.

– И к какому выводу ты пришел? – спросила Мариша.

– Мне хотелось бы верить, что на острове кто-то прячется, но, скорее всего, здесь все-таки никого нет.

– Я и так в этом не сомневался, – хмыкнул Эрик.

– Зато теперь мы знаем это точно.

– Ладно, – вздохнул сыщик. – Пойдемте на ужин. И я бы попросил пока не афишировать информацию об убийстве. Я хочу понаблюдать за гостями во время ужина. Может, кто-то себя и проявит.


В гостиную отдыхающие пришли дружной гурьбой. Никакого намека на то, что им известно о смерти Виталия, не было. Лада ворковала, как птичка, Семен взахлеб о чем-то рассказывал жене, Богдан обменивался с Григорием Игоревичем впечатлениями о рыбалке. И лишь Авдотья единственная казалась безрадостной.

Анжелика снова вынырнула неизвестно откуда и объявила о начале трапезы.

– Уважаемые гости! Сегодня на ужин вас ожидают: запеченный картофель с луком, сыром и сметаной, кулебяка мясная, лазанья с шампиньонами, кальмары в кляре. А на десерт клубничное мороженое, блины с вишневым джемом и сливочный десерт.

Богдан и Лада одновременно застонали.

– Какое счастье! – протянул он, закатывая глаза.

– И кто придумывает подобное меню? – прошептала Лада, кладя руку на талию. – Я и так уже прибавила три килограмма.

– Не хочешь, не ешь, – заметил Семен, с воодушевлением глядя на тарелки, выгружаемые Амритой. – А я просто тащусь от такого сервиса.

– Дело не в том, что мне не нравится меню. Я жутко хочу все это съесть, но просто не в состоянии, – вздохнула Лада. – Лучше бы не готовили такого разнообразия. Чтобы не было искушения.

– Воспитывай в себе силу воли, – сказал Григорий, принимая тарелку с картошкой. – Или ешь и не стони. Не порти людям аппетит!

Лада обиженно замолчала. Мариша исподтишка наблюдала за гостями. Каждый наслаждался едой и не обращал на других никакого внимания. А вот Авдотья едва ковыряла в тарелке. Было непонятно, то ли у нее нет настроения, то ли потеряла аппетит.

– Что с Авдотьей? – шепотом спросила Мариша у сыщика.

Тот пожал плечами.

– Старость – не радость, – заметил он, поглощая кулебяку.

– Да нет, тут дело в другом, – влез Андрей. – Сын у нее в тюрьме, она переживает.

– А… – протянула Мариша. – А ты откуда знаешь?

– Лада сообщила. Мы говорили о гостях, и я сказал, что Авдотья ведет себя слишком вызывающе. На что Лада мне ответила, что у той нелегкая судьба. Муж умер, сестры тоже, а единственный сын, которого она очень любит, сидит в тюрьме. В общем, она пытается забыться и просто отдохнуть.

– Понятно. Все это очень грустно. Жаль бабулю.

Мариша замолчала и полностью отдалась поглощению пищи. Время от времени она поглядывала на отдыхающих, но каких-то изменений в их настроении не заметила. Либо убийца был хорошим актером, либо его нет среди них. Хотя оставался и третий вариант. Преступник или Тимур, или Андрей. Они в курсе ситуации, поэтому ведут себя вполне естественно.

Мариша попыталась настроиться на них. Ей было важно понять, что она чувствует по отношению к ним. Виновны ли они? Как связаны с убитыми? К сожалению, понять свои ощущения Мариша не смогла. Нужно было научиться отвлекаться от ситуации и смотреть на нее со стороны. Она же пропускает все через себя. Потому и не может поймать волну ни Тимура, ни Андрея.

Ужин закончился, но народ не торопился расходиться. Все оживленно переговаривались. К Эрику подсел Тимур. Он был чем-то недоволен и постоянно хмурился.

– Можно с вами поговорить? – спросил он.

– Да. А в чем дело? – поинтересовался сыщик.

– Дело в том, что у меня возникли некоторые сомнения по поводу времени смерти Виталия.

– Какие? – Эрик тут же стал серьезным.

– Мы с Константином Сергеевичем немного разошлись во мнениях по этому вопросу. Он считает, что убийство произошло с половины одиннадцатого до двенадцати, а я считаю, что это время нужно передвинуть еще на полчаса вперед. Я склоняюсь к тому, что Виталий мог умереть и в десять часов утра.

– Так, так, занятно! – сыщик постучал пальцами по столу. – А почему вы не сказали об этом раньше?

– Видите ли, Константин Сергеевич почти убедил меня в своей правоте. И я с ним согласился. Но сейчас, немного подумав, решил, что все же стоит озвучить вам мою точку зрения.

– И вы абсолютно правы, – кивнул Эрик. – Значит, нижняя граница – десять часов утра. Что ж, от нее мы и будем отталкиваться. Товарищи! – он встал из-за стола и обратился к гостям. – Прошу минуточку внимания. С одним нашим отдыхающим приключилась не очень приятная история.

– Вы Виталия имеете в виду? – спросил Григорий.

– Он умер от любви? – хохотнула Лада.

– Умер, но не от любви, – невозмутимо ответил Эрик.

Лада, открывшая рот, чтобы сказать что-то еще, вдруг застыла, будто подавилась.

– Что вы сказали? – резко спросил Богдан.

– Виталий Снопков умер сегодня после завтрака.

– Вы шутите? – недоверчиво спросил Григорий.

– Что ж вы такие неоригинальные! – вздохнул сыщик. – В прошлый раз тоже считали, будто я развлекаюсь подобным образом. Повторяю еще раз: я не считаю себя шутником.

– Значит, это правда? – побледнела Анна. – А что с ним случилось? Инфаркт?

– Я здесь ни при чем, – забормотала Лада. – Я не давала ему никаких обещаний. Кто же знал, что у него больное сердце?

– С чего вы взяли, что у него больное сердце? – удивился сыщик. – Я ничего подобного не говорил.

– А что же еще? Виталий – молодой, здоровый мужчина. С чего ему умирать?

– Иногда даже здоровые люди отправляются на тот свет, – философски заметил Эрик. – Особенно если им в этом помогают.

– Подождите, вы хотите сказать… – начал Семен и замолчал. – Не хотите же вы сказать, что Виталия… – сделал он еще одну попытку.

– Его убили? – прямо спросила Авдотья, глядя сыщику в глаза.

– Да, – кивнул он.

Народ загалдел. В глазах у всех читались страх и недоверие.

– А как это произошло? – наконец поинтересовалась Лада.

– Его отравили, – коротко ответил Андрей.

– Отравили? Но как такое возможно? – глаза Анны, и без того большие, стали еще больше. – Может быть, он покончил с собой?

– Наверное, – хмыкнул сыщик. – А потом встал, вымыл стакан, из которого выпил яд, и снова лег в кровать.

– Невероятно, – помотал головой Григорий. – Второе убийство за три дня. Как такое возможно?!

– А, между прочим, вы говорили, что больше убийств не будет, – осуждающе сказала Лада.

– Значит, я ошибся, – развел руками Эрик. – К сожалению, даже самые лучшие сыщики иногда ошибаются.

Семен хмыкнул, а Богдан иронически улыбнулся. Очевидно, они не приняли всерьез пассаж о самом лучшем сыщике.

– Где же гарантия, что больше никого не убьют? – спросила Лада.

– Как раз такой гарантии я вам не дам, – мрачно отозвался Эрик. – Мало того, скажу – вряд ли убийца ограничится двумя преступлениями.

– Вы имеете в виду, что он не остановится? – удивленно подняла брови Анна.

– Да. Вероятнее всего, будут еще убийства.

– Но… это же ужасно! Вы должны что-то сделать! – в голосе девушки послышалась паника.

– Именно этим я и собираюсь заняться. Сейчас мы выясним, кто где находился в период с десяти часов утра до полудня. Прошу вас, высказывайтесь.

Люди растерянно переглянулись.

– Я лежала в кровати, – начала Авдотья. – Мне опять было нехорошо – подскочило давление. Даже странно! Дома я чувствовала себя гораздо стабильнее.

– Во сколько вы легли?

– Сразу после завтрака. Наверное, в половине десятого.

– Кто может это подтвердить?

– Вообще-то я все утро провела с Григорием, – внезапно смутилась бабуля. – Вы же знаете, я не могу находиться одна. Мне необходимо общение.

– А я вовсе не против помочь, – покраснел Григорий Игоревич. – Тем более мне очень нравится разговаривать с Авдотьей Ивановной. Она очень интересный собеседник.

– Так, – кивнул Эрик, а Андрей сделал запись в своем блокноте.

«И чего они смущаются? – подумала Мариша. – В их возрасте уже давно пора покончить со всеми условностями. Если они нравятся друг другу, то это здорово!»

– Вы куда-нибудь отлучались?

– Нет, – покачал головой Григорий. – Мы так заговорились, что не заметили, как наступило время обеда.

«А может, Авдотья специально разыгрывает из себя больную, чтобы побыть с Григорием? – озарила Маришу новая мысль. – А что? Это вариант. Тогда понятно, почему приступы давления мучают ее именно на острове».

– Ну, а что? – торопливо заговорил Григорий. – Жена у меня умерла. Я давно ни с кем не говорил по душам. А с Авдотьей Ивановной мне хорошо… – он посмотрел по сторонам.

– Общайтесь сколько душе угодно, – ответил Эрик. – Тем более для этого мы здесь и находимся. Меня интересуют только ваши передвижения. – Значит, Григорий был все утро с вами, так? – уточнил Эрик, глядя Авдотье Ивановне в глаза.

– Да, – подтвердила та.

– И о чем же вы говорили?

– Мы обсуждали современную медицину. Вернее, больницы и как в них лечат. Я говорила, что лягу в клинику только в том случае, если уже не смогу себя контролировать. А Григорий Игоревич меня в этом поддержал. Иногда в больницах не лечат, а калечат. Деньги требуют и все такое. А если денег нет, то и лечить не будут. У него жена умерла именно из-за таких врачей, которых кроме денег ничто не заботит. Вот что это за медицина такая, а? – и она с вызовом посмотрела на Эрика.

– Не знаю, – покачал он головой. – Я тоже не люблю больницы, хотя могу заплатить за свое пребывание там. Пойдем дальше. Кто следующий?

– Мы с Семеном ходили рыбачить, – сказал Богдан. – А потом к нам присоединилась Анна.

– Во сколько это было?

– Мы ушли сразу после завтрака, а Анна присоединилась где-то через полчаса.

– Вы не смотрели на часы?

– Нет. Но я обратил внимание на время, когда мы забросили удочки. Было без пятнадцати десять. Мы постояли совсем недолго, а тут и Анна подошла.

– Да, это сходится с нашими данными, – кивнул Эрик. – Мы ведь пришли в бильярдную чуть позже половины десятого? – он посмотрел на Маришу.

– Где-то так, – согласилась она.

– И Анна ушла почти сразу после нашего появления, – добавил он.

– А я была вместе с вами, пока Андрей не пригласил меня прогуляться, – сказала Лада.

Богдан стрельнул на нее глазами, и даже Тимур бросил заинтересованный взгляд в ее сторону.

– Кстати, мы прекрасно провели время! – с вызовом добавила она.

– Вы ушли около половины двенадцатого, – сказал Эрик.

– Я тоже рыбачил, – сообщил Тимур, когда до него дошла очередь. – Я вышел после завтрака и спустился чуть ниже по течению, чем Семен с Богданом. Кстати, я проходил мимо вас, – добавил он, посмотрев на них.

– Да, мы вас видели, – кивнул Семен.

– Тимур все время был у вас на глазах? – уточнил Эрик.

– Сначала мы на него поглядывали, – сообщил Семен, – а потом забыли о его существовании и сосредоточились на разговоре.

Эрик хмуро оглядел всех присутствующих и наконец сказал:

– Хорошо, все свободны. Я прошу вас разойтись по своим номерам и никуда сегодня вечером не отлучаться. Если появятся вопросы, я сам к вам приду. Да! И постарайтесь поодиночке не ходить. Кроме того, ни от кого не принимайте никаких напитков и не поворачивайтесь друг к другу спиной. Это все.

Отдыхающие стали потихоньку расходиться. Они бросали настороженные взгляды на сыщика и недоверчиво качали головами. Очевидно, они так до сих пор и не поверили в реальность существования убийцы на острове. Многие люди вообще не верят в плохое, пока не столкнутся с этим сами. Смерть Аркадия и Виталия была далека от них. Во-первых, они почти не знали этих мужчин. А во-вторых, поверить в маньяка всегда трудно, особенно если находишься на острове, где все друг у друга на виду.

– А теперь давайте выслушаем обслугу, – сказал Эрик, когда помещение опустело. – Анжелика!

Она появилась словно из-под земли.

– Соберите, пожалуйста, обслуживающий персонал, – попросил сыщик. – Вы ведь уже поняли, в чем дело?

– Конечно, – кивнула она.

«Какая-то она холодная, – подумала Мариша, разглядывая администратора. – Ни эмоций, ни проявления чувств… Словно ей все равно».

– Сейчас все будут, – сказала Анжелика. – Я поняла, что вы захотите переговорить с девочками, и пригласила их сюда.

Эрик внимательно посмотрел на нее.

«Видимо, оценивает ее профессионализм, – с горечью подумала Мариша. – Профессиональные качества для него – превыше всего».

– Отлично, – вслух сказал он и добавил: – Вы хорошо справляетесь со своими обязанностями.

– Для этого меня здесь и держат, – невозмутимо ответила она.

Ждать пришлось недолго. Дверь открылась, и стайка девушек вошла в гостиную.

«Они и впрямь похожи на маленьких птичек, – пронеслось в голове у Мариши. – Такие же беззащитные».

– Проходите, девочки, – строго сказала Анжелика и указала им на стулья.

Мариша внимательно глядела на девушек. Конечно, она не подозревала никого из них, но чем черт не шутит? Все же присмотреться нужно.

– Я думаю, вы уже в курсе того, что произошло? – начал Эрик, и все кивнули.

– Прошу вас рассказать, чем вы занимались с десяти утра до двенадцати дня.

– Мы с Татьяной убирали комнаты, – сказала Ольга, показав на свою коллегу. – Я поделилась с ней новостью – уж не обессудьте, но мы поговорили на эту тему.

– Значит, вы тоже наводили порядок в номерах и ничего не видели? – обратился сыщик к Татьяне.

– Нет, – развела она руками. – У меня на уборку одного номера уходит около получаса. Потом я сразу перехожу в другой и снова нахожусь там примерно такое же время. Поэтому мне сложно кого-то заметить, особенно если человек подгадает таким образом, чтобы войти в номер сразу после того, как я начала уборку. А почему вы спрашиваете? – спохватилась она. – Ведь в нашем корпусе никого не убили.

– Но ведь кто-то мог выйти из своего номера и пройти в соседний корпус. Например, Авдотья и Григорий находились вдвоем почти до обеда. Что мешало им выйти и перейти в наш домик?

Татьяна уставилась на сыщика.

– Вы что же, подозреваете их в убийстве? Да вы что! Они – милейшие люди. Тем более я пару раз заглядывала к ним, предлагала чай, и они все время мило беседовали.

– Я их не подозреваю, – терпеливо ответил сыщик, – а просто показываю вам, как все могло быть.

– Я и в самом деле никого не видела. Тем более в корпусе была только эта пара.

Эрик перевел взгляд на Ольгу.

– Я тоже не видела ничего подозрительного, – сказала она. – А про Виталия я уже рассказала.

Андрей потер виски и попросил у Анжелики чаю.

– У меня голова кружится от этого дела, – пожаловался он.

– Можно и мне чаю? – попросила Мариша.

– А мне – кофе, – добавил Эрик.

Девушка кивнула и отправилась выполнять заказ. Амрита приготовилась давать показания. Она смотрела на сыщика испуганными глазами и чуть ли не плакала.

– Ну, слушаю вас, – устало произнес Эрик.

– С половины десятого до десяти я убирала посуду из гостиной и мыла пол, – начала Амрита, – а потом перешла в административное здание. Я хотела убраться у доктора, но его в кабинете не оказалось, и я навела порядок у директора. Где-то в половине одиннадцатого я снова вернулась к Константину Сергеевичу и убрала его кабинет.

– Он уже вернулся к тому времени? – уточнил Эрик.

– Да, он был у себя.

– А вы не уточнили, куда он ходил?

Амрита вытаращила на него глаза.

– Конечно, нет. С какой стати? Он и не обязан передо мной отчитываться.

– Хорошо, дальше.

– В одиннадцать я вернулась обратно и вынула посуду из посудомоечной машины. Затем помогла Марусе на кухне. Где-то около часа я освободилась и решила немного передохнуть.

– Спасибо, это время нас уже не интересует, – остановил ее Эрик.

Он, видимо, решил, что всю нужную информацию от девушек получил.

– Можно их отпускать? – услышал он голос Анжелики.

– Можно, – кивнул Эрик.

Глава 22

Девушки встали и быстро удалились, будто только и ждали этих слов.

– Кстати, а сами вы где были? – внезапно спросил он у Анжелики.

– Я всегда на своем рабочем месте, – невозмутимо ответила она.

«Эффект неожиданности не получился», – констатировала Мариша.

– И никогда не выходите? – удивился Эрик. – Даже на улицу?

– Только по делам и то ненадолго.

– Может, вы что-то видели?

Анжелика молча покачала головой.

– А где был доктор в десять часов утра? Он должен быть на рабочем месте, если я правильно понимаю.

– Не знаю, – пожала она плечами. – В мои обязанности не входит следить за врачом. Я отвечаю только за горничных и повариху.

– Скажите, а как вы оцениваете вашего директора? – неожиданно спросил Эрик.

В глазах Анжелики впервые появился интерес.

– Как я его оцениваю? – переспросила она.

– Да, мне хочется узнать ваше мнение о руководителе.

На мгновение во взгляде девушки мелькнуло что-то похожее на презрение, но тут же исчезло.

– Обычный руководитель, – пожала она плечами.

– Что значит, обычный? Обычный – это понятие растяжимое. Плохой или хороший? Справедливый или нет? Профессионал или так, недоучка? Какой?

– Я не считаю, что имею право высказывать свое личное мнение.

Эрик нахмурился и пристально посмотрел на нее.

– Мы сейчас ведем не дружескую беседу, – сказал он жестко. – Ваше мнение мне необходимо для решения серьезной проблемы – на острове убиты два человека. И, к сожалению, подозреваемых пока нет. Так что ваша обязанность сообщать любые сведения, которые меня интересуют. Кстати, все ваши умозаключения дальше меня не пойдут. Это я вам обещаю.

Анжелика нерешительно посмотрела на Эрика и с минуту размышляла, стоит ли сохранять профессиональную этику или выложить все, что ей известно.

– Ну, хорошо, – наконец, сказала она. – Но никто не должен знать, что я вам сказала. Я потому так долго здесь и работаю, что умею держать язык за зубами. В общем, на самом деле Чапук не настоящий директор. Он только делает вид, что им является.

– Да? – изумился сыщик. – А какой в этом смысл?

– Чапук – брат одного из учредителей пансионата. У него непорядок с нервами. Якобы он пережил какой-то стресс и теперь нуждается в длительном лечении. Врачи посоветовали ему уехать подальше от цивилизации, где нет суеты, беготни и прочих напрягов. А чтобы он не чувствовал себя совсем ненужным, Василия Ивановича объявили директором. Правда, уточнили, что он не должен принимать самостоятельных решений.

– А кто же тогда заведует этим местом? – удивился Андрей.

– Я, – спокойно ответила Анжелика.

Теперь настал Маришин черед удивляться. Ничего себе! Она бы и подумать не могла, что тихая, незаметная Анжелика на самом деле руководит довольно популярным и дорогим местом отдыха. Хотя поведение директора ей показалось странным, но ей и в голову бы не пришло, что он здесь никто.

– А что за срыв был у Василия Ивановича? – поинтересовался Эрик.

– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Я не спрашивала, а мне никто не сообщил.

– А доктор ваш откуда? Вы хорошо его знаете?

– Константин Сергеевич местный. Кстати, кандидат медицинских наук. Работал в больнице, когда поселок был густонаселенным.

– С ним не случалось никаких казусов?

– Не слышала ничего подобного, – покачала головой Анжелика. – У него неплохая репутация. Правда, в молодости с ним приключилась какая-то неприятная история. То ли он украл у соседа дорогую вещь, то ли его отец. Но смысл в том, что его даже хотели исключить из института. Но пожалели. Уж больно талантливый был студент.

– Это он вам рассказал?

– Нет, Маруся. Она живет по соседству с ним.

– А как врач он вас устраивает?

– Да, несомненно. Его бы здесь не держали, будь он посредственным специалистом.

– Пригласите, пожалуйста, Марусю, – немного подумав, попросил Эрик.

Анжелика кивнула и молча вышла.

– Кто бы мог подумать… – протянула Мариша. – Директор…

– Она отличный профессионал, – заметил сыщик. – Я еще раньше заметил, что Анжелика более значимая личность, чем пытается показать.

В гостиную вошла повариха и застенчиво улыбнулась.

– Вызывали? – спросила она.

– Да, проходите. Расскажите нам о Константине Сергеевиче, – попросил Эрик, когда Маруся уселась на стул.

– О докторе? – уточнила она.

– Да, о нем.

– А чего о нем рассказывать? Мужик как мужик.

– Я слышал, была в его молодости какая-то неприятная история?

– Ну, вспомнили! Все уже и забыли о ней. Да и батюшки его давно нет на этом свете.

– И все же расскажите.

– Что ж, мне не трудно, – пожала плечами она. – Значит, так! Косте было девятнадцать, когда его папаша залез в дом к соседу. Он хотел опохмелиться после вчерашнего веселья, а дома выпить было нечего. Стал искать деньги – не нашел. Жена на работе, сын на учебе, куда податься? Вот он и полез. Стащил картину какого-то известного художника и пошел с ней на рынок. Вот только не учел, дурачок, что все покупатели – местные жители. Один из них признал картину и тут же сбегал за этим самым соседом, который работал рядом. Тот увидел картину, вызвал милицию, и Костиного отца упекли в изолятор.

А Костя, надо сказать, очень любил отца. Он, как узнал, что случилось, сразу взял вину на себя. Мать плакала, отец молчал, как партизан, а Костя стоял на своем. Конечно, все понимали, что он ни при чем, но в милиции были письменные показания, и на их основе возбудили уголовное дело. Парню светил срок, его пригрозили выгнать из института, и тогда сосед поскрипел зубами и забрал заявление. Картину-то в итоге не продали, она вернулась к нему, а посадить Костю он не планировал. В общем, кое-как скандал замяли, с ректором института тоже договорились. Но вспоминали об этой истории еще долго. Парень очень переживал, даже хотел уехать, но потом как-то все сошло на нет.

– И все? – уточнил Эрик.

– В общем, да. А что вас еще интересует? Или вы имеете в виду ту историю с вытрезвителем?

– И ее тоже, – осторожно ответил Эрик.

– Так это вообще глупая история. Костя был в ней совсем не виноват, а скандал раздули, будто он того мужика лично на тот свет отправил.

– Теперь поподробнее, – попросил сыщик, а Андрей снова достал блокнот.

– Когда Костя уже работал в местной больнице, – начала Маруся, – его вызвали к пациенту в вытрезвитель. Мужика подобрали на улице, привезли на откачку, а ему вдруг стало плохо. На тот момент доктор этого заведения сам был в состоянии подпития, поэтому и прислали за Костей. Он приехал, посмотрел мужика, заподозрил воспаление легких и порекомендовал отправить его в больницу, ведь с уверенностью об этом можно было сказать только после рентгена. Но дежурный милиционер то ли не расслышал, то ли просто пропустил это мимо ушей, но мужика оставил на месте. А тот к утру взял и помер. Кому предъявили претензии, как вы думаете?

– Дежурному? – спросила Мариша.

– Если бы! Тот быстренько свалил вину на Константина Сергеевича. Было разбирательство, ему хорошо помотали нервы, причем про врача вытрезвителя все напрочь забыли. Но, слава богу, все кончилось хорошо, хотя родственники умершего мужика долго ходили к дому Кости и даже угрожали ему. Я вообще поражаюсь на таких людей! – всплеснула она руками. – Почему не спрашивают с того, кто на самом деле виноват? Всегда ищут крайнего. Вот и Лада долгое время держала злобу не на того человека. А я ей сказала: выпусти из своего сердца зло, так сложилась судьба, и никакого плохого умысла здесь нет.

– Какая Лада?

– Как какая? Наша гостья. Мы вчера разговорились о несправедливости в нашем обществе, аккурат после того, как вы нас всех опросили. Ну, я дала ей совет, чтобы она не держала зла на тех, из-за кого, по ее мнению, помер ее муж.

– Мы слышали, что ее муж умер, – кивнул Андрей, – вот только не знаем подробностей.

– Я и сама не очень вникала. По-моему, он участвовал в каком-то пикете и ударил милиционера. Нечаянно. Его забрали в участок и продержали там несколько дней. А у него был диабет. Он просил, чтобы ему предоставили лекарства, но дежурный отказал ему в его просьбе. Якобы на это не было никаких распоряжений. Ну, мужик и умер под утро. Лада долго ходила по инстанциям, но виноватого так и не нашли. Она считает, что это вина дежурного. Ведь именно он не оказал ее мужу помощь. А я считаю, что могло быть и по-другому. Кто знает, действительно ли тот сообщил о диабете? Все эти истории – палка о двух концах. Вон Костю чуть не обвинили в том, чего он не совершал. А ведь могло быть и по-другому.

– Такие казусы со многими случаются, – сказал Андрей. – Разве все предусмотришь?

– Вот и я так считаю, – подхватила повариха.

– Больше ничего такого не случалось? – поинтересовался сыщик.

– И этого вполне достаточно, – заявила Маруся.

– Константину Сергеевичу никто не мстил?

– Нет, обошлось, я же говорю.

– А близкие доктора никак не пострадали, скажем, от злых языков?

– Какие близкие-то? – уставилась на него Маруся. – Папаша его давно помер. Мать жива, но никаких неприятностей с ней не было.

– А жена, дети?

– Один он, как перст. Была у него девчоночка по молодости. Но вышла замуж за другого. Так он с тех пор ни на кого и не взглянул.

Маруся замолчала и выжидательно посмотрела на сыщика.

– Это все? – спросил тот.

– Наверное, – пожала она плечами. – Могу, конечно, рассказать о себе. Если хотите.

– В следующий раз. И последний вопрос: где вы были с десяти утра до двенадцати дня?

Женщина фыркнула.

– Гуляла по набережной и любовалась лебедями.

– Где?!? – изумился Андрей. – По какой набережной?

– А что вы глупые вопросы задаете? – возмутилась она. – Конечно, я была на кухне. Амрита мне иногда помогает, но все же почти всю работу приходится делать самой.

– Спасибо, можете идти, – кивнул Эрик.

– Ты подозреваешь доктора? – спросил Андрей, едва за поварихой закрылась дверь.

– Подозреваю, – ответил сыщик. – Тем более мне не совсем понятно его заключение по поводу времени смерти Виталия. Они с Тимуром разошлись во мнении на полчаса. А ведь и тот, и другой – профессионалы.

– Ну и что? В этом деле иногда бывают расхождения.

– На мой взгляд, они слишком значительные.

– Не забывай, что у них нет необходимых средств для того, чтобы сделать точные анализы.

– И все же это подозрительно. Тем более если учесть, что алиби у нашего доктора только с половины одиннадцатого. Где он был в предыдущие полчаса?

– Не знаю, но можно рассмотреть и другой вариант. Может, это Тимуру выгодно, чтобы смерть Виталия пришлась на десять часов, а не позже?

– Все может быть. И я об этом помню. И анализирую, – добавил Эрик, подняв вверх указательный палец.

– Вам не кажется, что мы не получили практически никакой полезной информации? – спросил Андрей.

– Пока не могу сказать. Мне нужно все обдумать, – ответил Эрик.

– Тогда я пошел. У меня свидание с Ладой.

– Вот как? – сыщик поднял брови.

– Да! Правда, мы не пойдем гулять по острову. В свете последних событий это небезопасно. Она пригласила меня к себе в номер! – и он многозначительно замолчал.

– Поздравляю, – усмехнулся Эрик. – Я смотрю, ты времени зря не теряешь.

– Нужно брать от жизни все! – провозгласил Андрей и встал со стула. – Пока! Приятно вам провести время!

Следователь ушел, и Мариша с сыщиком остались одни.

– А мне доктор очень симпатичен, – наконец сказала она.

– Мне тоже, – отозвался сыщик.

– И я не чувствую его вины. Хотя пытаюсь взвесить все с разных сторон.

– Да? Вообще-то я тоже не думаю, что это доктор. Хотя мне не все нравится в этой истории.

– А зачем же ты сказал Андрею, что подозреваешь врача?

– Чтобы он немного расслабился. Глядишь, и потеряет бдительность.

– А мне подозрителен Чапук, – немного подумав, сказала Мариша. – И этот случай с нервным срывом… Тебе не кажется, что все это очень странно?

– Есть немного. Хотя, если так рассуждать, то все здесь немного подозрительны. Например, Авдотья. То строит из себя девочку, то лежит по полдня в кровати.

– А мне как раз это понятно, – хихикнула Мариша, – ей нравится общаться с человеком один на один. Вчера она хотела провести время наверняка не с Анной. Зато сегодня ее собеседником был Григорий. Мне кажется, она и вчера планировала остаться именно с ним наедине.

– Все может быть…

– Я полагаю, ты пошутил насчет Авдотьи? Она милейшая женщина. Да и из номера она не выходила.

– Естественно, я на нее не думаю, – покачал головой сыщик. – Я просто говорю, что каждый из отдыхающих по-своему подозрителен.

– А я вот думаю, кто такая Анжелика? – задумчиво протянула Мариша. – Какая-то она незаметная и неуловимая.

– Анжелика? – удивился Эрик, словно в первый раз о ней услышал. – А что Анжелика?

– Мы до сих пор не знаем, где она находилась во время обоих преступлений. А ведь именно она могла подойти к старой иве абсолютно спокойно под видом организации конкурса. И в номера у нее есть доступ. И ключи наверняка имеются.

– Вряд ли это Анжелика, – спокойно ответил сыщик.

– Почему?

– Потому! Я так считаю.

Мариша надулась. Иногда Эрик ее просто бесил. Из-за того, что администратор ему понравилась, он не стал брать ее в расчет. А ведь она вполне могла совершить эти убийства. Хотя, сказать по правде, Мариша в этом тоже сомневалась. Ну, не чувствовала она вины, исходящей от Анжелики.

– Послушай, – вдруг спросила Мариша, обдумав пришедшую ей в голову мысль. – А ты не опасаешься, что следующей жертвой может стать Лада? Ведь Андрей проводит с ней немало времени.

– Скорее всего, именно поэтому он ее и не тронет. Ведь тогда подозрение в первую очередь падет на него.

Эрик немного помолчал.

– Вообще, если следовать нашей логике, то очередной жертвой должен стать я.

– Как это? – Мариша даже поперхнулась.

– Пока убивают только тех, кто получил записки, – пояснил Эрик. – А я, если ты помнишь, тоже вхожу в их число.

– Глупости, – фыркнула она, недоверчиво глядя на сыщика. – Ты специально хочешь меня позлить?

– Интересное дело! – возмутился он. – Чем же я тебя злю? Или логика тебе недоступна?

– Какая логика?

– Простая. Я уже говорил, что Аркадий и Виталий получили записки. И теперь они мертвы. Я тоже получил записку. Правда, пока жив. А вот ты ничего подобного не получала.

– И Тимур тоже, – вставила она.

– По поводу Тимура пока ничего не скажу. Нужно уточнить этот вопрос. Он мог просто промолчать про записки. А вот я оказался в числе «счастливых» обладателей писулек. А это значит, что?..

– Только не говори опять, что будешь следующим, – простонала она. – Это какой-то бред!

– А смерть двух человек тоже бред?

– Не знаю! – вспылила она. – Ничего я не знаю!!! Но ты точно не будешь следующей жертвой. Я этого не допущу!

– Вот спасибо! – ухмыльнулся сыщик. – Девушка станет меня защищать… Вообще-то я и сам в состоянии о себе позаботиться.

– Те двое тоже были в состоянии…

– Кто предупрежден, тот вооружен. Слышала такую поговорку? А мы с тобой предупреждены. Будем ходить везде вдвоем и сможем вовремя заметить опасность.

– А спать мы тоже будем вместе? – насмешливо поинтересовалась Мариша.

– Зачем же такие жертвы? – в тон ей ответил Эрик. – В дверях есть замки. Оставишь ключ в скважине, и тогда его никто не откроет. Кстати! – сыщик остановился. – А как проникли в комнату Виталия? И почему дверь была открыта? Я не думаю, что такой человек, как он, мог оставить номер незапертым. Да и ключа мы нигде не нашли. Значит, убийца мог унести его с собой.

– Возможно, Виталий ждал Ладу, – с сомнением сказала Мариша. – Надеялся, что она придет. Вот и оставил дверь открытой.

– Либо он впустил человека, которому доверял. Кстати, тебе не кажется, что Андрей слишком спокойно расхаживает по территории острова, зная, что двоих мужчин уже убили?

– Ты хочешь сказать, это еще раз доказывает, что именно он виновен в их смерти?

– Похоже на то. Хотя… – Эрик замолчал.

– Что «хотя»? – поторопила его Мариша.

– Даже не знаю, что и думать. Понимаешь, я не ощущаю зла конкретно от него. Такое впечатление, что во всем виноват остров. Будто над ним нависла нездоровая атмосфера, и она потихоньку отравляет жизнь в этом чудесном уголке.

– Странно, – протянула Мариша. – Я ничего подобного не чувствую. Мне казалось, что здесь ничего ужасного произойти не могло.

– Ты просто не прислушиваешься к себе, – покачал головой Эрик. – Учись слушать свои ощущения. Без этого ты никогда не постигнешь суть нашего дела.

– Я стараюсь, но у меня ничего не выходит, – пожаловалась Мариша. – На большой земле было проще. Там можно уединиться, убежать, уехать, побыть с собой наедине. А здесь… Здесь все кажется таким простым, настоящим. А злоба и жестокость сюда совсем не вписываются.

– Ну, как же! – проворчал Эрик. – Надо уйти от стереотипов и настроиться на нужную волну. К сожалению, я тоже попал под очарование этого места. Может, именно поэтому я до сих пор и не сумел вычислить убийцу.

– Ты же уверен, что это Андрей.

– В принципе – да. Пока другого претендента на эту роль я не вижу. Я не верю, что доктор внезапно сошел с ума. Или Чапук неожиданно проявил агрессию. Если бы за ними водилось что-то подобное, я уверен, эти качества давно бы проявились.

– Значит, это кто-то из гостей?

– Получается, так.

– И мы опять натыкаемся на Андрея, да?

– У всех остальных непробиваемое алиби. Кроме Тимура. И то он претендент только на второе убийство. А я считаю, что оба убийства совершил один и тот же человек. Значит, нужно искать того, у кого нет алиби в обоих случаях.

– Значит, Андрей, – утвердительно сказала Мариша.

– Андрей, – вздохнул сыщик. – Буду держать его в поле зрения.

Глава 23

На завтрак люди входили с некоторой опаской. Они оглядывали стол, но, заметив, что все места потихоньку заполняются, с облегчением вздыхали. Мариша тоже находилась в напряжении. Ночью она плохо спала и, когда просыпалась, со страхом глядела на дверь. Сначала ей мерещилось, что кто-то сует в замок ключ. Тогда она встала и подвинула к двери кресло. Затем ей стало казаться, что кто-то лезет в окно. Она закрыла режим проветривания и до утра уже толком не уснула – не умела спать без притока свежего воздуха. В общем, на завтрак Мариша прибыла в самом разбитом состоянии.

Эрик же, наоборот, был свеж и подтянут. Очевидно, такие встряски шли ему только на пользу. Эрик оглядел стол и остановился взглядом на каждом госте. Видимо, утро для всех выдалось неудачным. Ни шуток, ни разговоров не было слышно. Все молча ожидали завтрака. Старания Анжелики тоже не увенчались успехом. Объявленный список блюд хоть и был весьма привлекательным, однако никаких восторгов не вызвал. Амрита молча привезла свою тележку, расставила перед каждым гостем тарелки и удалилась. Полчаса прошли в абсолютном молчании. Марише было не по себе. Складывалось ощущение, будто надвигается какая-то опасность. Она ясно чувствовала приближение беды. Вот только с какой стороны она придет?

Мариша перевела взгляд на Эрика. Он был единственным человеком, от которого исходило чувство уверенности. Он невозмутимо поглядывал по сторонам, и по его каменному лицу невозможно было прочитать, о чем он думает. Утром Мариша так и не смогла добиться от него ничего нового. Сыщик отвечал коротко, односложно и не поддерживал разговор о возможных кандидатах на роль убийцы. Очевидно, он считал, что вчера вечером они все обсудили.

После завтрака люди стали медленно расходиться. Они не спешили. Было ясно, что прогулка по острову не является для них приятным времяпрепровождением. Торчать в номерах тоже не хотелось. А бильярд любили далеко не все. На пороге отдыхающие остановились, осмотрелись и потихоньку стали расходиться в разные стороны. Мариша заметила, что поодиночке никто не уходит. Все старались держаться парами.

– А мы чем займемся? – спросила она у Эрика.

– Я бы понаблюдал за Андреем. Незаметно, если получится.

– А где он? – спросила Мариша, оглядываясь по сторонам.

– Только что здесь был, – ответил сыщик и тоже огляделся. – Странно, я видел его минуту назад. Куда он делся?

– Похоже, мы опоздали, – констатировала девушка. – Он испарился.

– Не нравится мне это, – нахмурился Эрик. – Следующий по списку Тимур. Как бы чего не случилось…

– А может, нам проследить за Тимуром? Тогда он останется цел и невредим.

– Можно и так, – кивнул сыщик. – А где он?

– Только что был здесь, – растерянно повторила Мариша слова Эрика. – Я видела его минуту назад.

– Похоже, все, кто нас интересует, предпочли исчезнуть незаметно. Ладно. Пойдем заглянем к Константину Сергеевичу. Вчера мы опоздали из-за затянувшегося допроса. А у него наверняка готов результат анализа.

Мариша кивнула и потрусила за сыщиком. История с пузырьком совсем вылетела у нее из головы.

Доктор оказался на месте и сразу перешел к делу.

– Это этанол, причем не в чистом виде, а с какой-то примесью. К сожалению, мне не удалось определить, что это за вещество. Вообще меня еще вчера удивило, что произошло отравление именно этанолом, ведь никто не пьет его просто так. Чаще всего его употребляют в виде спиртных напитков. Скорее всего, Виталий выпил алкоголь, смешанный с этой гадостью, и умер.

– Интересно… – протянул Эрик. – Мы не нашли ни стакана, ни бутылки… Видимо, гость, посетивший Виталия, принес спиртное с собой.

– А потом унес, – добавила Мариша.

– С кем же Виталий проводил время за приятной беседой? – задумчиво спросил сыщик и посмотрел в окно.

– Обычно так проводят время мужчины, – решил вставить свое слово доктор. – Берут бутылку водки и за стаканом решают все вопросы.

– Так-то оно так. Но в пансионате не было человека, с которым Виталию захотелось бы откровенничать.

– Вы зря так считаете, – развел руками Константин Сергеевич. – На этом острове люди очень быстро заводят знакомства. Место располагает к этому, понимаете? Сегодня вы еще не знаете, как зовут друг друга, а завтра уже ведете задушевные беседы. Кстати, многие, кто отдыхал здесь, и потом продолжают дружить.

– Все это возможно, – кивнул Эрик, – но не подводит нас к решению нашей загадки. Получается, что Виталий мог выпивать с любым. А значит, подозреваемых у нас меньше не стало.

– Ну, уж в этих делах я не силен, – пожал плечами доктор. – Моя работа определять заболевания, а в отдельных случаях, как, например, в вашем, устанавливать причину смерти.

– Спасибо, – поблагодарил Эрик доктора.

– Не за что, – ответил тот.

– И опять мы возвращаемся к Андрею, – сказала Мариша, когда они оказались на улице.

– Ты считаешь, что прокурор мог выпивать только с Андреем? – полюбопытствовал сыщик.

– А с кем еще?

– Например, с Ладой. Доктор предположил, что Виталий пил водку, но ведь это могло быть и вино.

– Могло быть, – кивнула Мариша. – Вот только Лада была вместе с нами в бильярдной.

– Именно. А значит, мы опять наталкиваемся на загадочную личность, которой уже четвертый день удается оставаться незамеченной.

– Что же делать?

– Думать. Мне надо сосредоточиться на фактах, а не на ловкости нашего загадочного преступника.

– Не понимаю, почему ты не хочешь арестовать Андрея? – спросила Мариша.

– А как ты себе это представляешь? У меня нет на то ни полномочий, ни возможности держать его взаперти. Сейчас нужно подумать о другом – как предотвратить новые убийства и дать понять Андрею, что мы его подозреваем.

– Может, так прямо и сказать?

Эрик медленно покачал головой.

– Он хитрый, зараза! Найдет способ заткнуть нам рот.

– А если всем об этом рассказать?

– Нам не нужна шумиха. Люди только придут в панику, а это ничем нам не поможет. Кроме того, Андрей найдет способ убедить всех в своей невиновности. Зря он, что ли, работает следователем? Ему известны все приемы и методы, с помощью которых можно себя обезопасить. Да и обвинять человека без доказательств я не могу. Надо подумать. Вот моя главная задача на сегодня. А пока мы с тобой прогуляемся по острову и будем следить в оба, чтобы больше ничего не случилось.


Андрей сидел на берегу и смотрел на воду, плескающуюся у его ног. Ему вдруг разонравился отдых. Приятное волнение в его жизнь внесла Лада, но вся романтика быстро закончилась, так и не успев начаться. Еще вчера он был взволнован, как мальчишка, и предвкушал сладость первого свидания и дальнейших встреч, но сегодня утром Лада подошла к нему и сказала, что не расположена к более близкому знакомству. Ее слишком выбила из колеи смерть Виталия. Правда, может быть, она и придет на встречу, но точно сказать не может. И вот он, как дурак, ждет ее на берегу уже два часа, а ее все нет и нет. Скорее всего, Лада не придет.

Андрей вздохнул. Подумаешь, смерть Виталия… Она и знает-то его без году неделя, а переживает, видите ли! Чем этот Виталий лучше, чем он? Да ничем! Взять хотя бы внешность… Он, Андрей, намного симпатичнее и ростом повыше. Конечно, одевался Виталий не в пример лучше, но ведь это не может быть решающим показателем при выборе мужчины. Или может? Кто поймет этих женщин… У Андрея их было столько, что он давно сбился со счета. И все же, знакомясь с очередной дамой, он не всегда мог понять мотивы ее поступков.

Вот и Лада, казалось, переключилась на него, а как Виталий умер, сразу дала задний ход. Да какая ей разница теперь, когда того уже нет? Он и при жизни ей был не нужен. Она сама дала ему от ворот поворот. Хотя… Андрей задумался. Здесь могла быть и еще одна причина. Лада небось хотела насолить Виталию с помощью его, Андрея. Тогда ее расстройство по поводу смерти Снопкова вполне понятно.


– Добрый день, – услышал он позади себя голос и вздрогнул.

– Добрый, – отозвался Андрей. – Хотя, по правде сказать, ничего хорошего я в нем не вижу.

– Что ж так невесело? Погода для осени отличная, воздух свежий, остров чудесный. Нужно жить и радоваться!

– Иногда хочется послать все к черту, – проворчал он. – Вот как сегодня, например.

– А что случилось сегодня? – полюбопытствовал собеседник.

– Так, маленькая неприятность…

– А! Наверное, эту неприятность зовут Лада. Я прав?

Андрей промолчал.

– Могу дать совет: никогда не давайте женщине понять, что вы для нее готовы на многое.

– Не замечал за вами таких глубоких познаний женской натуры.

– Если я не высказываюсь по этим вопросам, вовсе не значит, что я ничего не понимаю в дамах.

– И как же мне завоевать Ладу? – усмехнулся Андрей.

– Для начала дайте ей понять, что она для вас не так много значит. Не смотрите в ее сторону, а когда она сама к вам обратится, сделайте вид, что не сразу ее услышали.

– Любопытная теория, – кивнул Андрей. – Ну-ну, и что дальше?

– А когда она предложит вам прогуляться, скажите, что вам это не интересно. Если только в качестве большого одолжения… – и собеседник похлопал Андрея по плечу.

Какое-то неприятное ощущение прокатилось волной по его спине, и Андрей поежился. Он хотел еще что-то спросить, но тут у него потемнело в глазах, он покачнулся и с удивлением посмотрел на незваного советчика.

– Что? – с невинным видом спросил тот. – Вам нехорошо?

– Нехорошо, – с трудом ворочая языком, ответил следователь. – Такое впечатление, что я сейчас потеряю сознание.

– Так и будет, – уверил его человек. – Могу добавить, если вас это, конечно, успокоит, что вы последний раз любуетесь окружающим миром. Запоминайте все, что видите. Ибо через несколько минут вас уже не будет на этом свете.

Андрей с возрастающим удивлением смотрел на собеседника. «Неужели это он убийца? – промелькнула запоздалая мысль. – Но каким образом?..»

– Почему вы на меня так смотрите? – чужим голосом произнес человек. – Не можете понять, что происходит? Тогда вспомните записки, которые вы получили в день приезда сюда. Это была не шутка, как некоторые из вас подумали. Все совершенно серьезно.

Андрей хотел спросить: каков смысл этих записок? Он решительно не понимал, зачем их ему подкинули. Но не смог даже открыть рот. Странное оцепенение овладело всем его существом. «Это конец, – подумал он. – Жаль, что я не успею рассказать обо всем Эрику. Было бы интересно посмотреть на его реакцию!»


Лада подошла к пирсу и уставилась на белые барашки, бьющиеся о берег. Ей нравился этот остров, но она уже начала скучать. Она разочаровалась в сильной половине человечества, и от этого было обидно до слез. Ну, почему ей всегда не везет с мужчинами? Сначала умер муж, потом не решился бросить семью давний друг, влюбленный в нее с самого детства. Что за напасть такая? А может, на ней лежит проклятье? Надо бы сходить к бабке, да все времени не хватает.

Она прислушалась к себе. Если честно, то и на Аркадия, и на Виталия ей совершенно наплевать. Гораздо больше ее расстраивала невозможность пообщаться с многочисленными друзьями, которых она завела в социальных сетях.

С тех пор, как в ее доме появился Интернет, она с головой ушла в виртуальное общение. Сотни френдов из разных городов заставляли ее забывать о собственном одиночестве. Среди них даже появился один симпатичный хакер, который научил ее взламывать странички и читать чужую переписку. Все это было ужасно весело. Ей нравилось шокировать таким образом собеседников. Вроде только что познакомились, а она раз – и выдает какую-нибудь информацию, не предназначенную для чужих глаз. Забавно!

А однажды она случайно залезла на один ведомственный сайт и даже испугалась, представив, что с ней могут сделать те, для кого эта информация предназначена. Но, слава богу, все обошлось.

Она услышала позади себя шаги и, вздрогнув, обернулась. К ней не спеша приближался Григорий Игоревич с удочками в руке. Он помахал ей рукой, и она улыбнулась.

Глава 24

Эрик и Мариша обошли уже почти весь остров, но так и не обнаружили ни Андрея, ни Тимура. На пирсе они заметили Григория и Ладу с удочками, а чуть подальше – Богдана и Авдотью, мило беседующих под кроной двух сросшихся деревьев. Семен и Анна вполне могли быть в своей комнате. А вот где находились Андрей и Тимур, оставалось большим вопросом. В бильярдной их не было – они убедились в этом в первую очередь, номера их заперты. Значит, мужчины гуляют по острову. Или не гуляют, а преследуют определенную цель. Вот только какую?

Мариша ставила на Андрея. Ей был непонятен этот мужчина. С одной стороны – открытый и веселый, а с другой – какой-то скользкий. Хотя, пожалуй, она бы еще добавила в подозреваемые директора пансионата. Проблемы с головой – это всегда серьезно.

У Эрика же на подозрении было сразу несколько человек – Андрей, Тимур и доктор. По поводу последнего она бы поспорила, ей нравился Константин Сергеевич, и чисто интуитивно Мариша была уверена, что он здесь ни при чем. Однако она не всегда умела правильно трактовать свою интуицию. Она часто выдавала желаемое за действительное. Хотя Эрик был уверен, что, научись она правильно оценивать свои чувства, цены бы ей не было!

– Мы сделали целый круг по острову, – сказала Мариша, не забывая оглядываться по сторонам.

– Где-то же они должны быть, – нахмурился Эрик.

– А может, мы с ними разминулись? Например, мы пошли направо, а они налево.

– Наверное, так и было, – рассеянно кивнул он.

– О! Вон кто-то сидит около дерева, – вдруг сказала Мариша, дергая сыщика за рукав.

– Похоже, это Андрей, – ответил он, – куртка его. У Тимура другая.

– Подойдем поближе?

– А как же! Ведь не зря мы уже полчаса топчем ноги.

Они свернули с тропки и направились к берегу. Их шаги были почти не слышны на палых листьях. Они подошли практически вплотную, но Андрей даже не повернул головы.

– Хорошая погодка, – заметил Эрик, когда до него осталась пара шагов.

Андрей не ответил, продолжая смотреть вдаль.

– Как дела? – уже громче спросил сыщик, присаживаясь рядом.

Следователь по-прежнему молчал.

– Андрей! – вдруг воскликнул Эрик, и сердце у Мариши сжалось.

Тон у сыщика изменился – он стал напряженным и тревожным.

– Андрюша, ты слышишь меня? – он потрогал следователя за плечо.

Мариша, полная недобрых предчувствий, обошла вокруг дерева. С первого взгляда ей показалось, что Андрей просто смотрит на реку, не обращая ни на кого внимания. Но уже в следующую секунду стало понятно – он больше никогда никого не увидит. Его взгляд, остекленевший и безжизненный, был направлен в иной мир.

– Вот тебе и раз, – хрипло сказала Мариша и не узнала свой голос. – А мы его подозревали!

– Оказалось, зря, – хмуро ответил сыщик. – Я чувствовал, что мне просто подсовывают Андрея, как приманку, но что я мог с этим поделать? Как все непросто! Я не могу разобраться, кто прав, кто виноват… Все смешалось на этом острове.

– Что с ним случилось? – прервала его Мариша.

– Пока не знаю, – ответил Эрик и осторожно осмотрел Андрея. – С первого взгляда все в порядке.

Он повернул труп спиной и тут же увидел рукоятку ножа, торчащую из-под лопатки.

– Его зарезали, – холодно сказал он.

Мариша поежилась.

– Как же он подпустил к себе убийцу? – спросила она. – Ведь он знал, что никому нельзя доверять.

– Не могу сказать, – покачал головой Эрик. – Андрей был слишком самонадеянным. Правда, мы посчитали эту черту за признак того, что убийцей является именно он. А во-вторых…

– Что, во-вторых? – шепотом спросила она.

– Я думаю, именно этого человека он и не подозревал. Хотя сложно сказать, какие мысли бродили в его голове. Он не делился своими размышлениями.

Эрик еще немного передвинул тело. Под ногой Андрея синел небольшой прямоугольник.

– А это что? – живо наклонился сыщик.

Он поднял находку. Ею оказалась визитка Григория Игоревича.

– Вот так так! – покачал он головой. – Интересный поворот событий…

Эрик повертел визитку, внимательно ее разглядывая.

– Я буду не я, – сказал он, – если на карточке есть отпечатки пальцев. Похоже, кто-то очень постарался, чтобы их не оказалось.

– Ты думаешь, Григорий стер свои пальчики? – с сомнением спросила девушка.

– Мариша, ты меня иногда поражаешь! Если бы Григорий додумался удалить свои отпечатки, то логичнее было бы предположить, что он вообще не оставил бы визитку на месте преступления.

– Да, я об этом не подумала, – согласилась она. – Но кто же тогда убийца?

Сыщик не ответил. Он задумчиво смотрел на водную гладь и думал о чем-то своем.

– Нужно сходить за помощью, – наконец, нарушила молчание Мариша. – Кто останется здесь?

– Мы пойдем вместе, – сказал сыщик. – Сейчас небезопасно передвигаться поодиночке.

– А как же тело Андрея?

– А что ему будет? Мы все осмотрели и ничего особенного не нашли. Так что убийце здесь делать нечего.

– Хорошо, – кивнула она.

Мариша бросила взгляд на безжизненное тело Андрея и пошла вслед за Эриком. До пансионата было недалеко, ведь они сделали почти целый круг, обходя остров. Поэтому они уже через десять минут были возле административного здания. Доктор оказался на месте и даже не удивился, увидев на пороге Эрика и Маришу.

– Кто на этот раз? – тяжело вздохнул он, заметив угрюмый взгляд сыщика.

– Андрей, – коротко ответил Эрик.

– Странно, – покачал головой Константин Сергеевич, – мне казалось, следователь никак не мог стать объектом нападения.

– Почему?

– Принято считать, что самые недосягаемые и непотопляемые герои в детективных романах – это следователи и сыщики.

– К сожалению, жизнь мало похожа на роман, – хмуро заметил Эрик.

– Тогда и вы находитесь в зоне риска.

Эрик изучающе посмотрел на доктора. Интересно, почему он так сказал? Не потому ли, что имеет отношение к письмам?

– Я не забываю об этом ни на секунду. Кстати, – сыщик немного помедлил, – вы случайно не получали никаких записок?

– Записок? – удивился врач. – Каких?

– Например, с угрозами.

– С угрозами?!? – изумился тот. – А почему я должен их получать?

– Нет так нет, – дружелюбно ответил сыщик. – Так мы идем?

– Куда же я денусь! – вздохнул доктор и начал собираться. – Наверное, нужно взять кого-то еще? Мы не справимся вдвоем.

– Я посмотрю в гостиной. Время близится к обеду, наверняка все уже собираются.

Мариша вышла на улицу за Эриком. Он огляделся и быстрым шагом направился к гостиному дому. Там и в самом деле уже собрался народ. Люди тихо перешептывались, переглядывались. Заметив сыщика, они замолчали и уткнулись в приборы, лежащие перед ними. Тимур сидел на своем месте и смотрел куда-то вверх, не обращая внимания на соседей по столу.

– Тимур, можно вас? – тихонько спросил сыщик, подойдя к нему совсем близко.

– Да. А что случилось?

– Выйдем на улицу.

Тот, не говоря ни слова, направился за сыщиком. Люди проводили их тревожными взглядами, но никто ничего не спросил.

– Что случилось? – повторил вопрос Тимур.

– Опять нужна ваша помощь, – вздохнул сыщик.

– Что надо делать?

– Попробуйте догадаться с первого раза, – грустно усмехнулся Эрик.

– Надеюсь, больше никого не убили? – озабоченно спросил тот.

– Рад бы ответить положительно, да не могу.

– Это Андрей, – скорее утвердительно произнес Тимур. – Его одного не было за столом. Не считая вас, конечно.

– Пойдемте, здесь недалеко, – вместо ответа сказал сыщик. – Я только забегу за Константином Сергеевичем и брезентом.


Минут через десять все четверо наблюдали грустную картину. Тело Андрея завалилось на бок и даже издали уже не казалось живым, как около часа назад, когда Мариша с Эриком нашли его.

– Вот и закончилась его трудовая деятельность, – мрачно констатировал Константин Сергеевич. – Последнее дело оказалось неудачным.

– К сожалению, свою смерть еще никому не удалось расследовать, – в том же тоне ответил Эрик.

– Не скажите, – покачал головой доктор. – Я помню, Шерлок Холмс, сидя на краю пропасти, в деталях описал, как он погибнет и кто его убийца.

– К сожалению, Андрею это не удалось. Мне кажется, он не подозревал того, кто его убил. В глазах Андрюши застыло выражение удивления. А значит, перед смертью он все-таки понял, что это именно тот человек, которого мы ищем.

– Я думаю, Андрей умер не сразу, а спустя несколько минут после того, как ему всадили в спину нож, – сказал Константин Сергеевич, закончив осмотр тела.

– Значит, он был в сознании и понимал, что умирает?

– Да, – кивнул доктор, – но это длилось недолго. Удар нанесен чуть ниже сердца, поэтому смерть и не наступила мгновенно. Я только не понимаю, убийца специально ударил ниже или просто не рассчитал удар…

– Это имеет значение?

– Вообще-то нет, но… – доктор не договорил. – Судя по тому, что здесь происходит, я даже не знаю, что и думать.

– Можно и я взгляну? – вдруг сказал Тимур.

– Конечно, – подвинулся Эрик.

– Нож, похоже, не очень большой, – произнес Тимур. – И рана соответственно небольшая. Он, я думаю, умер минут через семь-восемь после удара.

– А в котором часу смерть наступила, можете сказать? – поинтересовался Эрик.

– Я бы сказал, недавно. Часа полтора-два назад.

– Согласен, – кивнул Константин Сергеевич. – Когда вы его нашли, он еще не застыл?

– Вроде нет, – ответил сыщик.

– Значит, убийство произошло незадолго до вашего появления.

– А откуда нож? – спросила Мариша.

– Пока не знаю, – покачал головой Эрик, – но думаю, что он взял его здесь. Вряд ли бы убийца повез с собой холодное оружие. Он – человек осторожный, не стал бы так рисковать. Ладно, давайте перенесем тело в холодильник.

Глава 25

Через полчаса Тимур, Мариша и Эрик прибыли на обед. Народ уже начал расходиться, но Амрита все еще стояла со своей тележкой около стола.

– Обедать будете? – обрадовалась она, заметив прибывшую компанию.

– Будем, – громко ответил Эрик. – Трупы, знаете ли, всегда вызывают зверский аппетит.

– Какие трупы? – притормозил Григорий.

– Разные, – расплывчато ответил сыщик.

– Не хотите ли сказать, что на острове опять произошло… убийство? – Григорий запнулся перед последним словом.

Отдыхающие, уже почти покинувшие помещение, остановились.

– Это просто эпидемия какая-то, – пожаловался Эрик, быстро поглощая солянку. – Люди мрут и мрут! А может, это остров всех убивает? – и он с невинным видом уставился на окружающих.

– Что вы глупости говорите, – разозлилась Анна. – У нас и так нервы на пределе, а вы издеваетесь. Кого убили на этот раз?

– Сегодня жертвой нашего маньяка стал Андрей.

– Андрей? – вскрикнула Лада. – Только не он!

Она закрыла рот рукой и беспомощно огляделась.

– А что вас так удивляет?

– Этот маньяк – я! – горестно произнесла она.

– Лада! Что ты такое говоришь? – ласково спросила Авдотья, обнимая Ладу за плечи. – При чем здесь ты?

– А как же?!! – истерично вскрикнула та. – Аркадий проявил ко мне симпатию и умер. Затем за мной решил приударить Виталик. Тот же самый результат. А теперь Андрей!

Лада широко раскрыла глаза и судорожно задышала. Мариша смотрела на нее с сочувствием. Еще немного, и она разрыдается.

– Амрита, принесите, пожалуйста, коньяку, – попросил Тимур, не сводящий глаз с Лады.

Официантка кивнула и убежала. Вернулась она практически мгновенно и сунула большой бокал в руку Лады. Та машинально сделала глоток и закашлялась.

– Что это? – уже нормальным тоном спросила она.

– Лекарство от истерики, – сказал сыщик. – Вам лучше?

– Лучше, – кивнула Лада и поставила бокал на стол. – И все равно я чувствую себя виноватой, – добавила она. – Все мужчины, которые проявили ко мне интерес, теперь мертвы.

– Вы здесь ни при чем, – махнул рукой Тимур. – Это все атмосфера острова. Я почувствовал ее на себе в первый же день.

– Нет, нет, я тоже виновна. Я вела себя, как пожирательница сердец. А ведь на самом деле я совсем не такая. Мне не нравится быть роковой женщиной.

– Тимур прав, – вмешался Григорий, – вы здесь совершенно ни при чем. Но и на здешнюю атмосферу тоже нечего валить. Остров – замечательный! Я был тут год назад и кроме восторга ничего не чувствовал.

– Я тоже здесь был, – задумчиво произнес сыщик. – Остров и в самом деле в порядке. Вероятно, причина в человеке, который настолько озлоблен на окружающих, что сеет вокруг страх и смерть.

– И кто же этот человек? – с испугом спросила Анна. – Мы с Семеном даже гулять не пошли сегодня утром. Сидели на кухне с Марусей и помогали ей чистить картошку.

– А ну-ка, вернитесь назад, – вдруг сказал Эрик и жестом показал на стулья.

Все переглянулись и нехотя стали возвращаться на свои места.

– Давайте сразу выясним, кто где был во время преступления.

– А когда убили Андрея? – спросил Богдан.

– Около двенадцати часов. Мы с Маришей обходили остров немного позже. Я бы сказал – около часа дня. Так? – он посмотрел на подругу.

– Около того, – кивнула она.

– Андрея убили незадолго до этого. Возможно, около половины первого. Двенадцать – это крайний срок, который установили наши доктора. Когда мы подошли, он еще был похож на живого человека, который отрешенно смотрит вдаль и не замечает ничего вокруг себя.

Авдотья сделала глубокий вдох.

– Какой ужас, – прошептала она. – Сейчас ты еще дышишь, но в следующее мгновение жизнь уходит из тебя…

Анна поежилась, бросила быстрый взгляд на бабулю, но ничего не сказала.

– Итак, определимся с местом нахождения каждого из вас. Скажу сразу, обходя остров, мы видели Богдана и Авдотью Ивановну, сидевших на берегу. Как давно вы там сидели? – обратился он к Лопухову.

– Так сразу и не скажу, – нахмурился Богдан. – Во сколько мы ушли из корпуса? – он посмотрел на бабулю.

– В одиннадцать часов я выпила таблетку и вышла на улицу, – с готовностью ответила она. – Там мы и встретились.

– А я предложил прогуляться, – подхватил Богдан. – Компании себе не нашел, а одному бродить не очень приятно. Поэтому, когда Авдотья Ивановна вышла на улицу и остановилась, видимо, решая куда пойти, я обрадовался и сразу предложил ей то место, где мы и сидели. Я там уже был накануне, и оно мне очень понравилось.

– Бедный Богдан! – рассмеялась Авдотья. – За неимением других собеседников ему пришлось терпеть меня.

– Что вы, – замахал руками тот. – Мне было очень интересно. Я люблю слушать истории из чужой жизни. Поневоле сравниваешь их со своей, и становится легче. Я долго мучился вопросом, смог бы я спасти свою мать, если бы вовремя нашел деньги на ее лечение, или нет? Эта мысль не дает мне покоя уже несколько лет. Но Авдотья Ивановна успокоила меня. Она сказала, что в жизни нет сослагательного наклонения, и если что-то происходит, значит, по-другому быть не могло. Наверное, так и есть. Ну, не оказалось у меня денег на тот момент. И взять их было неоткуда. Значит, так тому и быть. Не понимаю, почему в нашей стране здоровье человека зависит от денег? – он нахмуримся и тут же снова стал самим собой. – Зато я стал сильным и смог многого добиться.

– Ваша мама гордится вами, – тихо произнесла Авдотья, – она все видит и все понимает. Так что не мучайте себя. Все хорошо.

– Вы так и сидели под деревьями? – уточнил Эрик. – Никуда не уходили?

– Нет, – покачал головой Богдан. – Мы так увлеклись беседой, что время пролетело совершенно незаметно.

– С одними разобрались, – кивнул сыщик.

– А я сегодня занималась рыбной ловлей, представляете? – сказала Лада и грустно улыбнулась. – Григорий давал мне мастер-класс по забрасыванию удочки.

– Кстати, вы очень талантливая ученица, – подхватил тот. – Жаль только, что день выдался неудачный. Видимо, рыбе не особенно хотелось подниматься на поверхность.

– Вы ничего не поймали? – поинтересовался Эрик.

– Нет, – покачал головой Григорий. – Правда, пару раз у меня сорвалась рыбешка. Но непойманная рыба не считается.

– Как долго вы рыбачили?

– Дайте подумать… – Григорий нахмурил брови. – Во сколько мы встретились? – обратился он к Ладе. – Я полагаю, около десяти?

– Без десяти десять, – уточнила она. – Я посмотрела на часы, когда заметила вас.

– Ну, и как? Понравилась рыбалка? – полюбопытствовал Эрик.

– Вообще-то не очень, – призналась Лада. – Я думала, этот процесс гораздо увлекательнее, если мужчины так его любят.

– Просто нам не повезло с рыбой, – вставил Григорий.

– Вы все время были вместе? – уточнил Эрик.

– Все время, – кивнула Лада. – Правда, Григорий хотел дойти до номера и взять другую наживку, но я его не пустила. Мне было жутко оставаться одной.

– Вообще-то мы вас видели, – задумчиво сказал сыщик. – Вы были очень увлечены процессом. А вот Анну и Семена мы нигде не нашли, – и он перевел взгляд на семейную пару.

– Я же говорю, мы чистили картошку, – сказала Анна, недовольно посмотрев на сыщика.

– Ах, да! Вы помогали Марусе. Она, конечно, может это подтвердить?

– Конечно! – желчно ответила Анна. – Сложно не заметить двух людей, которые с самого утра толкутся на ее кухне.

– С вашим корпусом все понятно, – констатировал Эрик. – А где были вы, Тимур?

Врач недовольно зыркнул на сыщика и плотно сжал губы.

– Я обязан вам отвечать? – наконец спросил он.

– Не обязаны, но я не вижу причины, почему бы вам этого не сделать.

– Почему, почему… – с горечью произнес Тимур. – Потому! Я устал от всего, что здесь происходит. Я приехал отдохнуть и хоть немного забыться. Каждый день – тяжелые больные, смерть, катастрофы… Так хотелось от всего отвлечься! Но и здесь все то же самое. Кому это нужно, а? – и он окинул взглядом группу испуганных людей.

– Если бы мы знали, – развел руками сыщик, – я бы сейчас не задавал эти вопросы.

– Я был в своей комнате, – устало произнес Тимур.

– Мы стучали к вам, но никто не отозвался.

– Я слышал, – кивнул он. – Но мне не хотелось никого видеть.

– Во сколько это было? – прищурился сыщик.

– Не знаю, я не смотрел на часы. Но кажется, сразу после десяти.

– А почему вы заперлись в своем номере?

– А что я, по-вашему, должен был делать? – взорвался Тимур. – Гулять по острову и ждать, когда меня прикончат? Один уже погулял…

– Не волнуйтесь так. Вас пока никто ни в чем не обвиняет.

– Пока? Значит, я могу рассчитывать, что завтра стану главным обвиняемым? А почему вы не рассматриваете кандидатуру Константина Сергеевича? Он, между прочим, тоже не всегда бывает на своем рабочем месте. Я заходил к нему пару раз и не застал его в кабинете.

– Мы всех подвергаем тщательной проверке, – уверил его сыщик. – Если бы это было не так, то сейчас вы бы не сидели здесь.

– И где бы я был, интересно? – с издевкой спросил Тимур.

– Находились под замком в какой-нибудь комнате, – невозмутимо ответил Эрик.

– Тогда наш маньяк – директор этого пансионата, – не сдавался Тимур. – Я ни разу не видел его на улице, а когда заглянул к нему в кабинет, он посмотрел на меня так, словно я его враг номер один, а не отдыхающий. Он вообще нормальный, никто не знает?

Все переглянулись.

– Это не важно, – покачал головой Эрик. – Амрита в течение дня постоянно ходит в корпус администрации и всегда видит его на месте.

– И тем не менее он мог выбрать время и пробежаться по острову туда-сюда.

– Мы не оставляем без внимания ни одной версии, – уверил его Эрик.

Тимур выразительно фыркнул.

– Не оставляем без внимания… Только на острове уже три трупа. Кто следующий? – и он красноречиво окинул всех взглядом.

Глава 26

– У меня есть одна идея, – хладнокровно сказал сыщик. – Задержитесь, пожалуйста, я вам ее озвучу, – обратился он к Тимуру.

– А почему только ему? – возмутилась Лада. – Мы тоже хотим знать.

Эрик покачал головой.

– С вами разговор будет отдельный. А пока могу только посоветовать не ходить поодиночке. Хотя и этот совет может оказаться бесполезным. Человек, который совершает эти убийства, меньше всего вызывает подозрение у окружающих.

– Почему вы так решили? – с сомнением поинтересовалась Анна.

– Андрей подпустил его слишком близко. А должен был соблюдать дистанцию. Значит, даже следователь его не подозревал.

– Жуть, – передернул плечами Богдан и огляделся. – По-моему, получается какая-то чушь! Я сейчас смотрю на всех и понимаю, что никто из нас не мог совершить этих преступлений. Просто потому, что в них нет никакого смысла. Да и люди мы друг другу чужие, а на маньяка ни один из нас не похож. В то же время мне и обслуга не кажется виноватой. Им тем более нет смысла расправляться с гостями. Но тогда получается, что убийцей не может быть никто! И тем не менее он среди нас. Когда я об этом думаю, у меня начинается паника. Состояние, близкое к сумасшествию. А ведь я мужик, и далеко не паникер! Представляю, что творится с женщинами…

– Я стараюсь вообще об этом не думать, – хмуро заявила Лада. – А когда ложусь спать, рисую себе картины из прошлого.

– А я уже столько всего повидала, что меня вообще ничто не удивляет, – призналась Авдотья. – Наверное, с годами становишься равнодушной.

– Вряд ли, – ответил Григорий. – Я думаю, что нервная система подстраивается под наш образ жизни и становится менее восприимчивой. А натура – она все равно остается прежней – чувствительной и впечатлительной.

– Не знаю, не знаю… – задумчиво протянула Авдотья. – Иногда мне хочется, чтобы меня что-то растрогало, задело, но, как правило, ничего подобного не происходит.

– Это ваша визитка? – прервал Эрик возлияния бабули и сунул под нос Григорию синий прямоугольник.

– Э… моя, – кивнул тот, нацепив на нос очки.

– И много у вас таких визиток?

– Много. Я всегда вожу с собой пару десятков. А что?

– Ничего, пока просто интересуюсь.

– Я люблю заводить новые знакомства и часто поддерживаю их. Особенно если человек мне понравился. Например, всем жителям нашего корпуса я раздал свои визитки. Видите, здесь указаны электронная почта и адрес моей интернет-странички. Я надеюсь, мы будем переписываться.

– И Андрею тоже такую давали?

– Нет, мы с ним не нашли общего языка, и я не посчитал нужным внести его в число моих друзей.

– Мне вы тоже не дали визитку, – усмехнулся Эрик. – Могу ли я понимать это как факт, что тоже вам не пришелся по душе?

– Нет, вы не правы, – покачал головой Григорий. – Я польщен знакомством с вами. Но, как бы вам это сказать… Мы с вами оказались в разных лагерях. Вы – ведете расследование, а мы всего лишь подозреваемые. В таких условиях я не посчитал возможным причислить вас к кругу моих знакомых.

– Что ж, спасибо и на этом! А то я уж подумал, что по каким-то причинам вам неприятен.

– Нет, нет, ничего подобного, – уверил его Григорий. – Кстати, как у вас оказалась моя визитка?

– А я-то жду, когда вы об этом спросите? – усмехнулся сыщик. – Мы нашли ее в не совсем обычном месте. А именно под ногой Андрея. Когда переворачивали тело, чтобы посмотреть, что с ним случилось.

– Вы имеете в виду под трупом? – побледнел Григорий.

– Именно, – кивнул сыщик. – И как, по-вашему, она там оказалась?

– Понятия не имею! Или вы считаете, что это я его убил?

– Ничего я не считаю, – попытался успокоить его Эрик. – Во всяком случае, у вас есть алиби на момент смерти Андрея. Мне бы хотелось знать, где вы храните визитки и мог ли посторонний одолжить у вас пару штук?

– Я кладу их во внутренний карман пальто, – немного успокоившись, ответил тот.

– А пальто вешаете в гардеробной, когда приходите в гостевой дом, так?

– Так.

– Значит, взять их мог любой. Если, конечно, знал, где вы их храните.

– Даже если и не знал, то мог увидеть, – сказал Григорий. – Я не раз доставал их из кармана.

– Ладно, с этим все понятно, – констатировал Эрик. – Взять вашу визитку и подбросить ее на место преступления большого труда не составляло. Хотя если бы у вас не было алиби, я вполне бы мог заподозрить вас в убийстве Андрея.

– Слава богу, что я взял с собой Ладу! – воздел вверх руки Григорий. – А ведь собирался идти один.

– И кто об этом знал? – насторожился Эрик.

– Да все! Я объявил об этом довольно громко, когда мы расходились после завтрака. Вернее, сначала я пытался найти себе товарища, но никто не вызвался стоять с удочкой, и я сказал, что пойду один.

– Вам повезло, – коротко ответил сыщик. – И как бы это ни было прискорбно, но ваши слова лишь подтверждают, что преступник один из нас. Иначе убийца подбросил бы другую улику.

Мариша заметила, что все настороженно переглянулись. Вероятно, последнее замечание Эрика заставило их пересмотреть свое отношение к происходящему. Скорее всего, они до сих пор не до конца осознавали, насколько велика опасность, нависшая над ними.

– Мы можем идти? – спросил Григорий, вставая со стула.

– Да, и не гуляйте поодиночке. Послезавтра должна прийти моторка. Нам нужно дотянуть до нее в нынешнем составе. Если я, конечно, не вычислю убийцу раньше.

Мариша услышала, как Семен хрюкнул, а Богдан усмехнулся. Очевидно, ни тот, ни другой не верили в таланты Эрика.

– Говорят, природа на детях отдыхает, – услышала она замечание Семена, выходившего из дверей гостиного зала. – Этот внук Эркюля Пуаро наверняка заработал себе репутацию дешевой рекламой. Иначе как объяснить, что за четыре дня он так и не вычислил убийцу? Нас всего-то осталось семь человек.

– А если Эрик и есть убийца? – заметил Богдан. – Очень легко убивать людей, прикрываясь личиной сыщика.

Что ответил ему Семен, Мариша не расслышала, но замечание по поводу того, что и сыщик может убивать, ей было знакомо. Сначала это говорили об Андрее, а вот теперь настал черед Эрика. Неужели они и в самом деле верят, что он – убийца? Бред! Не может такого быть. И тем не менее она осознавала, что люди считают именно так. В себе они уверены гораздо больше, чем в Эрике. И она не могла их за это осуждать.

Скоро гостиная опустела. Остались только Мариша, Эрик и Тимур.

– Ну, и о чем будет разговор? – хмуро поинтересовался последний.

– Помните, я спрашивал вас по поводу записок с угрозами?

– Помню.

– Записки получили все постояльцы нашего корпуса, кроме Мариши и вас. Мне показалось это несколько странным. Почему такая избирательность?

– И к какому выводу вы пришли? – спросил Тимур.

– Или вы скрыли от нас эти записки, или вы являетесь тем самым убийцей. Хотя во втором случае было бы умнее, если бы вы и себе написали подобное послание.

– А на глупца я не похож, так? – усмехнулся Тимур.

– Вообще-то нет.

– И какой же вывод вы сделали?

– Пока не знаю. Я не хочу спешить. Одного человека я уже подозревал.

– Сегодня утром я нашел в кармане вот это, – вдруг сказал Тимур и протянул руку с небольшим клочком бумаги.

Эрик развернул его и увидел всего одну строчку: «Время пришло». Он поднял глаза на Тимура и какое-то время внимательно его изучал.

– Когда вы это нашли?

– Сегодня после завтрака. Я думал, что в карманах пусто, и очень удивился, нащупав там бумажку.

– Это вторая часть. А значит, должна быть и первая. Вы точно ничего больше не получали?

– Точно.

– А эту куртку вы уже надевали? На острове, я имею в виду.

– Да, по-моему, на следующий день после приезда.

– Так… – Эрик постучал пальцами по столу. – Тимур, сосредоточьтесь, пожалуйста, и вспомните первый день своего пребывания здесь. Можете даже закрыть глаза, чтобы сосредоточиться.

Тимур послушно опустил веки.

– Прокручивайте в голове картинку. Вот вы приехали. Стоите на пирсе. Что вы делали дальше?

– Я прошел в корпус. На моей путевке стояла цифра «один» и номер комнаты. Я без труда нашел дом, поднялся в номер и лег спать. Дело в том, что дорога оказалась несколько утомительной, и последние два часа я только и мечтал о том, чтобы поскорее плюхнуться в кровать.

– И вы не пошли в ванную, не стали принимать душ?

– Нет, я бросил в угол сумку и упал на кровать. Мне кажется, я уснул моментально. Если бы не стук горничной в дверь, я бы проспал ужин.

– Когда вы проснулись, не обратили внимания, на полу ничего не валялось?

– Я никогда не смотрю себе под ноги.

– А куртку, в которой приехали, вы здесь надевали?

– Вообще-то нет. Она у меня парадно-выходная. Для рыбалки и прогулок у меня есть другая.

– Пойдемте к вам в номер, посмотрим на куртку, – решительно произнес Эрик и поднялся со стула.

– Зачем? – вяло спросил Тимур.

– Не задавайте глупых вопросов. Сейчас нам нужно установить, кто будет следующей жертвой.

– Если вы считаете, что это я, то ошибаетесь, – попробовал отмахнуться Тимур от сыщика. – Я не знаю никого из этих людей. А просто так никто никого не убивает.

– Те трое тоже так думали, – ответил Эрик. – Пойдемте.

– Я не хочу! – неожиданно стал спорить Сабеков. – Я не верю в ваши выдумки и не собираюсь идти у вас на поводу.

– А может, вам есть что скрывать? – поинтересовался сыщик.

– Что? – заорал доктор. – Значит, по-вашему, я и есть этот ненормальный маньяк?

– Я вас ни в чем не обвиняю, – спокойно ответил Эрик. – Но проверить мои соображения не помешает. В любом случае, хотите вы или нет, а я пойду к вам в комнату и посмотрю все, что мне нужно.

– Ладно, пойдемте, – махнул рукой Тимур. – Я уже на все согласен, лишь бы наконец от вас избавиться.

Глава 27

Комната Тимура находилась рядом с номером Мариши. Перед дверью Сабеков немного притормозил и как-то затравленно оглянулся на своих спутников.

– Идите, идите, – поторопил его Эрик.

Тимур отпер дверь и вошел в номер. Сыщик тут же направился к шкафу и раскрыл дверцы.

– Позвольте я, – оттеснил его доктор. – Терпеть не могу, когда копаются в моих вещах. Что вас интересует?

– Куртка, в которой вы сюда приехали.

Тимур достал ее и бросил на кровать.

– Ищите, – буркнул он. – Правда, не представляю, что вы хотите найти.

Эрик быстро обыскал карманы и вытащил бумажный комок.

– Посмотрим, что это такое, – нетерпеливо пробормотал он и развернул листок.

Мариша заглянула ему через плечо. На смятом листе ровными буквами было написано:

«Ты думал, что можешь вечно творить зло и оставаться безнаказанным? Ты считаешь, что имеешь право вершить судьбы людей и спать после этого спокойно? Ты ошибаешься. Врач не имеет права на ошибку. Тем более на ошибку, совершенную не случайно. Ты знаешь, о чем идет речь. И должен понимать, что за ошибки нужно платить. Час расплаты близок!»

– Что там у вас? – спросил Тимур и перегнулся через кровать, заглядывая в записку. – Что это? – еще раз осведомился он, но уже с заметной долей удивления.

– Ваша часть угроз, на которую вы не обратили внимания, – ответил Эрик и сощурился.

В такие моменты Мариша не знала, о чем он думает, но была уверена, что мысли в его голове бегают с бешеной скоростью.

– А может, обратили, но не захотели в этом признаться… – добавил Эрик.

– Я вижу это в первый раз! – Тимур поднял глаза на сыщика. – Почему вы мне не верите?

– Я никому не верю. И в первую очередь вам.

– Почему?

– Вы единственный из нашего корпуса, кто получил записку, но пока еще жив.

– Значит, вы поверите в мою непричастность к убийствам, если меня зарежут или удавят, так?

– Не так, но вам придется очень постараться, чтобы изменить мою точку зрения. У вас есть время до послезавтрашней моторки.

Тимур, бледный и надменный, свысока глянул на сыщика.

– Я не собираюсь никому ничего доказывать, – презрительно сказал он. – Вам нужно, вы и доказывайте.

Он с вызовом посмотрел на Эрика. Тот в свою очередь сверлил его взглядом. Мариша рассеянно рассматривала злосчастную куртку, в которой оказалась эта нелепая записка. Внезапно какое-то темное пятно на рукаве привлекло ее внимание, и она непроизвольно наклонилась.

– Что это? – с удивлением спросила она и потрогала пятно пальцем.

– Где? – Эрик повернул к себе куртку и посмотрел на то место, куда показывала Мариша.

Через секунду взгляд его стал настороженным. Он приблизил рукав к глазам.

– Интересно… – протянул Эрик, откладывая куртку в сторону. – А у Константина Сергеевича есть возможность проверить, не кровь ли это?

– О чем вы говорите? – резко произнес Тимур. – Какая кровь?

– Вот полюбуйтесь, – Эрик повернул к нему рукав. – Похоже на кровь, не так ли?

Тимур схватил куртку и долго разглядывал злосчастное пятно.

– Откуда оно, а? – он поднял на Эрика несчастный взгляд.

– Это у вас надо спрашивать.

– Может, я измазался, когда перетаскивали тело Андрея?

– Не знаю, вам виднее, в какой момент появилось это пятно.

– Не надо ехидничать! – крикнул Тимур. – Вы уже составили для себя мнение, да? Считаете меня убийцей? А я не убивал, слышите?

– Слышу. Со слухом у меня все в порядке, – невозмутимо ответил Эрик. – Вот только показательные выступления вы начали слишком поздно.

– Что значит, показательные выступления? – продолжал надрываться доктор. – Вы так уверены в моей виновности?

– А кто, если не вы? – вопросом на вопрос ответил сыщик.

– Как будто кроме меня на острове больше нет людей.

– Люди, конечно, есть. Но у всех алиби. Как быть с этим?

– Мне наплевать, что там у них есть. Поработайте с обслугой. С директором, например. Он ненормальный, разве вы не заметили?

– Я обязательно им займусь. После вас. Куртку я пока возьму с собой, а вас попрошу не выходить из номера. Чтобы не нажить себе еще больших неприятностей. Сидите здесь до самого ужина.

– Или что? – с вызовом спросил Тимур.

– Или я буду вынужден запереть вас в каком-нибудь подсобном помещении.

– Пожалуйста, исследуйте мою куртку, – устало произнес Сабеков. – Я никуда не уйду. Да мне и не хочется. У меня сейчас есть лишь одно желание, вернуться домой и отоспаться. Жаль, что моторка придет только через два дня. Я бы уехал уже сегодня, завалился в кровать и не вылезал из нее по крайней мере двое суток. Идите!

Он буквально вытолкал их за дверь, и Мариша услышала, как в замке повернулся ключ.

– Послушай, что-то я не поняла, – нахмурилась она, застыв посреди коридора. – Он что, и в самом деле виноват?

– Не знаю, – помотал головой сыщик. – Я ничего в этом деле не понимаю! С одной стороны, я не вижу его в роли убийцы. А с другой… кто, если не он?

– Но ведь Тимуру тоже подбросили записки, – растерялась Мариша. – А значит, ему угрожает опасность.

– У него и должны были оказаться записки. А как иначе? Умный человек сделает все, чтобы не выделяться из толпы. А наш убийца далеко не дурак. Так что наличие записок ни о чем не говорит.

– А их отсутствие?

– А вот отсутствие кое-что значило бы.

– Ты думаешь это и в самом деле кровь? – спросила она о пятне.

– Похоже на то.

– И ты не веришь, что он мог испачкаться, когда помогал перетаскивать тело Андрея?

– Мариша, ты же внимательная девушка. Ну-ка припомни, как Тимур был одет?

Мариша закрыла глаза и представила Тимура. Перед глазами тут же возник мужчина в черной спортивной куртке, расстилающий на земле брезент. Она вздрогнула и с удивлением произнесла:

– Он был одет по-другому.

– Вот именно, – многозначительно заметил Эрик. – Потом он зашел в номер и переоделся, поэтому в столовую явился уже в другой одежде. Но этой куртки на нем не было, когда он поднимал труп. Тем более он сказал, что никуда не надевает ее, кроме как на выход.


Доктор не удивился, когда Эрик всучил ему куртку.

– Проверить на кровь? – переспросил он. – Не обещаю, но постараюсь сделать все, что можно. Кстати, вот ваш нож. Изучайте.

Эрик взял в руки столовый прибор, ставший причиной смерти следователя. Нож был небольшой. Длина лезвия сантиметров восемь, не больше. Ручка – деревянная, потертая. Им точно пользовались, причем часто.

– Спасибо, – ответил сыщик и положил нож в пакет. – Пошли, Маришка, будем искать, откуда взялся этот ножичек.

– А мы найдем? – поинтересовалась она, поспевая за ним.

– А то как же! Я даже знаю, куда мы направимся в первую очередь.

– И куда же?

– В кухню. Нож наверняка из хозяйства Маруси.


Минут через пять они уже были в «святая святых» пансионата – пищеблоке. Маруся с удивлением взглянула на них, но ничего не сказала. Мариша с интересом огляделась. Кухня была небольшая, квадратов двадцать. Посередине расположились сразу три плиты, на которых одновременно пыхтело несколько кастрюль и сковородок. Эрик потянул носом, и взгляд его смягчился.

«Как все-таки мужчины зависят от своего желудка! – с чувством превосходства подумала Мариша. – То ли дело мы, женщины. Когда требуется, можем и вовсе обходиться без еды!»

Сыщик продолжал принюхиваться, а Маруся, уже не обращая на них внимания, занялась стряпней.

«Интересно, а что будет на ужин? – вдруг подумала Мариша. – Хорошо бы голубцы!» Ей очень нравилось это блюдо. «А еще мясо, салатик, блинчики, можно кусочек тортика и мороженое!» – размечталась она и почувствовала, как желудок сжался от предвкушения будущей трапезы.

– Маришка, не спи, – услышала она голос сыщика. – Или ты из-за куска мяса готова забыть обо всем на свете?

Она открыла глаза и обиженно посмотрела на Эрика.

– И вовсе я ни о чем таком не думаю, – ответила она.

– Значит, ты грезила обо мне! – ухмыльнулся он. – У тебя было такое мечтательное лицо…

Мариша фыркнула и отвернулась. Маруся улыбнулась.

– Чего пришли-то? – поинтересовалась она, поднимая крышку сковороды и бросая туда специи.

– У нас к вам два вопроса. Первый: вам сегодня Семен с Анной помогали на кухне?

– Да, они пришли ко мне после завтрака и вызвались подсобить. Я, конечно, отказывалась, как могла. Не пристало отдыхающим возиться на кухне. Они же не для этого приехали, правда?

– Наверное, – кивнул сыщик.

– Я отказывалась, отказывалась, – продолжала Маруся, – но они все равно уселись вот за тот стол, – она махнула рукой на столик, стоящий в углу, – и потребовали дать им какую-нибудь работу. Ну, я и уступила. В конце концов, желание гостя закон, не правда ли?

– Вам виднее.

– Кстати, мы неплохо провели время. Анечка рассказывала о себе и своей маме. Потом говорили о Семене. А уж история их знакомства – это просто восторг, такая романтика! – Маруся даже причмокнула и на мгновенье закрыла глаза.

– Сколько времени они у вас пробыли? – спросил сыщик.

– А! Я и не знаю! – махнула рукой повариха.

– Хотя бы примерно…

– Пришли они часов в десять, – стала припоминать Маруся. – Да, точно! Амрита только что закончила уборку гостиной.

– А ушли?

– Ушли перед обедом. Как раз время к двум подходило.

– То есть они от вас никуда не уходили? – уточнил сыщик.

– Никуда, – покачала головой Маруся.

– Тогда второй вопрос. Это ваш нож?

Эрик протянул ей пакет.

– Да! А где вы его нашли? – обрадовалась кухарка. – У меня много всякой утвари, но этот ножик самый любимый. Он так хорошо лежит в руке.

– Убийце, видимо, тоже так показалось, – усмехнулся сыщик.

– Какому убийце? – нахмурилась Маруся.

– Убийце Андрея, – пояснил сыщик.

– Не поняла… – медленно протянула повариха. – Убили кого-то еще?

– Да, следователя.

– Моим ножом?!?

Эрик развел руками.

– Так получилось.

– Да как посмели! – рявкнула она. – Будто других ножей не нашлось! Извините, – тут же пробормотала она и из орущей, негодующей бабы превратилась в растерянную, удрученную женщину. – Что-то у меня сегодня с головой. Я сначала говорю, а потом думаю. Так Андрея убили?

– А разве вы не знали?

– Нет, мне никто не сказал.

– Почему же вы не удивились, когда мы стали расспрашивать вас о том, кто проводил с вами время?

– Раз спрашиваете, значит, надо вам, – с пониманием ответила она. – Я привыкла ничему не удивляться. Жизнь, она всему научит.

– А вы сами никуда не отлучались?

– Было дело. Сначала за картошкой ходила – Анна с Семеном пришли, а картошки нет. А потом за мясом. Голова у меня сегодня дырявая, я же говорю. Нет бы все за один раз принести! Тут помню, там забываю. Пришлось два раза бегать.

– Во сколько это было?

– А пес его знает! Вы думаете, я на часы все время смотрю? Нет. Но Анна с мужем уже пришли.

– И долго вы отсутствовали?

– С чего бы мне долго отсутствовать? – удивилась она. – Тут ходу две минуты. Две минуты туда, две минуты обратно. Да там пара минут. Вот и весь поход!

Мариша огорчилась. За шесть минут преступление не совершишь, даже если очень захотеть. Хотя повариха была бы идеальным вариантом. Именно ее меньше всего можно заподозрить во всех этих убийствах. А в книгах всегда наименее подозреваемый и оказывается преступником.

– А еще кого-нибудь видели?

– Директора нашего. Он гулял вокруг административного здания. Да доктор куда-то ходил.

– Куда?

– Так он мне и доложился! Откуда же мне знать?

– А в руках у него что-нибудь было?

– Нет, ничего.

– Откуда он шел?

– Со стороны вашего корпуса.

Эрик и Мариша переглянулись. Вот тебе и раз! Вся уверенность ее в Константине Сергеевиче тут же испарилась. Куда он ходил? Как такое вообще могло быть? Хотя доктор и раньше уходил с рабочего места, и никто не знал куда. А вдруг все это не просто так?

– А нам Константин Сергеевич сказал, что все утро провел в кабинете, – вслух пробормотала Мариша.

– Так я другого доктора видела. Вашего. Тимур его зовут, кажется.

Эрик и Мариша снова переглянулись. Она точно помнила, как Тимур говорил, что все утро провел в номере.

– Я с ума сойду, – пожаловалась она, вздыхая. – Кому верить?

– Значит, Тимур куда-то ходил, – пробормотал Эрик. – А врать нехорошо!

Он закрыл глаза и замолчал. Мариша ждала. Она никогда не торопила Эрика, когда он находился в таком состоянии. Она терпеливо стояла рядом и ожидала, когда он снова будет с ней в этой самой реальности.

Маруся открыла рот, чтобы о чем-то спросить, но Мариша приложила палец к губам и покачала головой. Маруся кивнула и снова занялась приготовлением пищи. Минут десять Эрик не подавал признаков жизни, а потом вдруг открыл глаза и недоуменно огляделся вокруг.

– Сколько осталось до ужина? – спросил он, глядя в стену.

– Полтора часа, – ответила Мариша.

– Пойдем в корпус. Нам здесь больше делать нечего.

Не сказав ни слова, он развернулся и вышел. Мариша пожала плечами в ответ на недоуменный взгляд Маруси и направилась вслед за Эриком. На улице не было ни души. Смеркалось. Свет фонарей тускло освещал мощеную дорожку. Ели и березы отбрасывали причудливые тени, и Мариша боязливо поглядывала по сторонам, ожидая, что из-за деревьев вот-вот кто-то выскочит. Эрик, напротив, неторопливо шел вперед, совершенно не обращая внимания на окружающий мир.

Марише стало казаться, что природа чего-то ждет. Будто она вся подобралась и настороженно наблюдает за отдыхающими. Словно ждет, что ее вот-вот обидят. «А ведь так и случилось, – подумала Мариша, обходя стороной очередную тень. – Этот остров дышал полной грудью, пока не приехал один ненормальный и не отравил этот чистый воздух своим присутствием».

– Будет еще одно убийство, – вдруг произнес Эрик, и его слова неожиданно громко прозвучали в вечерней тишине.

– Не говори, пожалуйста, так уверенно, – поежилась девушка.

– Почему? – удивился сыщик. – Я в этом как раз таки уверен. Будет еще убийство, и, к сожалению, я не смогу его предотвратить.

– Но почему?

– Я до сих пор не могу вычислить убийцу. В голове вертятся разные версии, но ни одна из них не вписывается в те факты, которые мы имеем. Пока многое сосредоточено вокруг одного человека – Тимура. Но все это вилами на воде писано. Не понимаю, что со мной происходит… – и он провел рукой по глазам.

– А может, установить дежурство около двери нашего доктора? – предложила Мариша.

– И как ты себе это представляешь? – усмехнулся Эрик. – Сидеть под дверью и подставить ему подножку в тот момент, когда он выйдет?

– Нет, но ведь могут быть и другие способы. Например, запереть его…

– Это в том случае, если он виновен. А если нет?

– Но ведь тогда могут быть еще жертвы! – Мариша даже топнула ногой.

– Мы его предупредили. А значит, Тимур будет очень осторожен. Если он действительно убийца, то вряд ли рискнет взять на себя еще одну смерть, зная, что мы в курсе его выходок. Кстати, я предлагаю зайти к нему посмотреть, чем занимается наш подозреваемый.

– Эрик, а почему ты сомневаешься в виновности Тимура? – спросила Мариша, быстро семеня за сыщиком. – Ведь все улики против него!

– Именно поэтому! Сначала я подозревал Виталика. И где он теперь? Затем Андрея. А сейчас черед Тимура. Знаешь, как-то неправильно все получается. Почему-то мои подозреваемые становятся жертвами. Бред какой-то! Или остров и в самом деле способен влиять на чувства человека и путать его мысли? – Эрик покачал головой, как бы сомневаясь в своих словах.

– А я считаю, что это все-таки Тимур, – твердо сказала Мариша. – Просто больше некому. Константин Сергеевич абсолютно порядочный человек. Вспомни хотя бы, как он вступился за своего отца.

– Это говорит только о том, что человек умеет врать и твердо стоять на своем, – не согласился Эрик.

– Хорошо. А директор? Пусть у него проблемы с головой, но он совсем безобидный, как ребенок.

– Между прочим, дети не такие уж и безобидные. Здорово, если ребенок имеет представление о том, что такое хорошо, и что такое плохо. А если нет? Он может просто ради эксперимента поджечь дом, кинуть камень в собаку и тому подобное. Так же и Чапук. На вид он ребенок. Но кто знает, что творится в его голове?

– Тогда я предлагаю кандидатуру Анжелики, – мстительно произнесла Мариша. – Из всей обслуги она одна не может отчитаться за свои передвижения.

– Анжелика здесь ни при чем, – махнул рукой сыщик.

– Это почему? – прищурилась Мариша.

– Не чувствую я, что она причастна к этому делу.

– Чувствительный ты мой! – едко сказала Мариша. – Что ж ты так же мужиков не чувствуешь, а?

– Не ерничай, – серьезно ответил сыщик. – Ты же знаешь, мой организм как компас. Откуда тянет преступлением, туда он и ведет. Правда, направление находит не сразу, но безопасную сторону он всегда определяет точно.

– Значит, Анжелика у нас безопасная сторона! Интересно… А еще куда тебя не тянет?

– К Марусе.

– Это ладно. Меня и саму туда не тянет. Хотя… Почему она больше о ноже беспокоилась, чем о человеке?

– Не каждый соображает так быстро, как ты, – ответил сыщик.

– Спасибо за комплимент, – сухо ответила она. – К кому тебя еще не тянет?

– Глупая, – вдруг рассмеялся Эрик. – Другая бы радовалась, а она злится.

– Чему радовалась? – удивилась Мариша.

– Так меня же не тянет к Анжелике! Не тянет, понимаешь?

Мариша немного подумала.

– Вообще-то, да. Ладно, проехали. Хотя тебя слушать – себя не уважать. Ты мастер по всяким уловкам. Иногда так все повернешь, что я даже и не знаю, то ли я дура, то ли ты такой умный.

– По-моему, все очевидно, – фыркнул сыщик и постучал в дверь Тимура.

В ответ не раздалось ни звука. Эрик постучал громче. Мариша прислушалась. Им никто не ответил.

– Неужели опоздали? – прошептала она.

– Вряд ли, – покачал головой Эрик. – Он должен сидеть в номере.

Сыщик забарабанил в дверь так, что Мариша даже закрыла уши.

– Тише, ты всех сейчас перебаламутишь.

– Те, кто мог бы отреагировать на мой шум, уже точно на него не среагируют, – фыркнул Эрик. – Да и находятся они в таком месте, где этот стук вряд ли слышно. Ты запамятовала, что на этаже, кроме нас и Тимура, никого не осталось? – спросил он, глядя в ее недоуменные глаза.

– А… – протянула она. – Я и забыла.

Дверь номера медленно открылась, и на пороге возник заспанный Тимур.

– Что еще? – грубо спросил он, зло разглядывая непрошеных гостей.

– Ничего, – невозмутимо ответил сыщик. – Хотели на вас взглянуть.

– Взглянули? – огрызнулся Тимур.

– Да.

– Тогда до свидания.

– И задать один вопрос, – добавил Эрик, придерживая ногой дверь, которую попытался закрыть доктор.

– Какой?

– Куда вы ходили сегодня утром?

Тимур захлопал глазами.

– Так что? – переспросил сыщик, невозмутимо глядя на него.

– А кто вам сказал, что я куда-то ходил? – с вызовом спросил он.

– Нашлись добрые люди.

– Добрые… – как-то странно хмыкнул Тимур.

– Так куда вы ходили?

– Не помню.

– Зачем же вы сказали, что все утро спали в своей комнате и не слышали, как к вам стучали?

– Да почему я должен всем все рассказывать? – разозлился Сабеков. – И вообще уйдите отсюда. Я устал и не хочу никого видеть.

– А я хочу вам в этом помочь, – любезно сказал сыщик. – На острове наверняка много пустующих помещений. Мы можем поместить вас туда, и тогда вас точно никто не побеспокоит.

Тимур некоторое время сверлил Эрика свирепым взглядом, потом махнул рукой.

– Пойдемте, – сказал он как-то обреченно.

– Куда?

– Как куда? В пустующие помещения. Может, хоть там вы оставите меня в покое.

– Не торопитесь, – покачал головой сыщик. – Попасть туда вы всегда успеете. Сейчас самое главное для вас – не выходить из номера. Понимаете? Только так вы сможете доказать, что никого не убивали.

Тимур окинул Эрика долгим тяжелым взглядом, но, так ничего и не сказав, захлопнул дверь.

– До ужина чуть больше часа, – сказал сыщик, поглядев на часы. – Я предлагаю обсудить ситуацию. Пойдем ко мне.

– Как сладко бы это звучало, если бы причина приглашения была другой, – криво усмехнулась Мариша.

– Ну, ну! Только без упаднических настроений. У нас важное дело.

– Да помню, помню… – отозвалась она и поплелась за ним.

Глава 28

В номере сыщик упал на кровать, подсунул руки под голову и закрыл глаза.

– Ты давай говори, а я буду тебя слушать, – попросил он, удобно устроившись на покрывале.

Мариша опустилась в кресло. Говорить ни о чем не хотелось. Единственным желанием было лечь рядом с Эриком, тоже закрыть глаза и ни о чем не думать. Какой-то дурацкий отпуск получился. Впрочем, как и всегда. С Эриком никогда ничего не бывает нормальным.

– Ну, чего молчишь? – прервал он ее раздумья.

– А о чем говорить?

– Давай примерим это убийство на всех обитателей острова.

– Обслугу мы уже исключили, я так понимаю? – спросила девушка.

– Не то чтобы исключили… Мы ознакомились с их возможностями. Мы не знаем о передвижениях Константина Сергеевича и Чапука. Всем остальным было бы непросто совершить эти преступления. У них очень плотный график работы, и они всегда на виду. Остаются отдыхающие.

– Но у всех есть алиби…

– Есть, но меня сейчас интересует не это. Представь себе, что все они являются подозреваемыми. Кто из них мог бы совершить эти преступления? Как ты считаешь? Не заметила ли ты у кого-либо каких-нибудь особенностей, которые бросились тебе в глаза?

– Каждый из нас имеет особенности, – задумчиво протянула Мариша. – И я в том числе. Кстати, я бы тоже могла убить. При определенных условиях…

– И я даже знаю кого! – усмехнулся сыщик. – Но давай ближе к делу. Кто-нибудь вызвал у тебя определенные эмоции?

– Знаешь, есть у меня некоторые мысли, – медленно начала Мариша. – Например, Авдотья.

– Так! Что с Авдотьей?

– Она сказала, что разучилась чувствовать. Она уже давно не знает, что такое сильные эмоции. А что, если она захотела их испытать? Может убийство быть такой эмоцией, как ты думаешь?

Эрик удовлетворенно кивнул. Он был явно доволен ходом Маришиных мыслей.

– Продолжай. Я пока не буду высказывать свое мнение. Я хочу послушать тебя.

– Авдотья кажется мне довольно безжалостной. Хотя убийства она себе наверняка не позволит. В первую очередь потому, что, как ты выразился, она имеет представление о том, что такое хорошо и что такое плохо. Она умеет ценить человеческую жизнь. Поэтому я голосую против нее.

Эрик приоткрыл один глаз, посмотрел на Маришу, кивнул и снова его закрыл.

– Дальше в моем списке идет Григорий. Это его мнение по поводу того, что не со всеми можно и нужно дружить, высказанное в категоричной форме, меня насторожило. Он явно делит людей на две группы: на тех, кто его достоин, и тех, кто не ровня ему. Это, на мой взгляд, может быть довольно опасным.

Эрик снова кивнул, но уже с закрытыми глазами.

– Лада? – Мариша помолчала, обдумывая свое отношение к этой женщине. – Если честно, то я не могу представить ее в роли убийцы. Наверное, она смогла бы убить, но ради какой-то очень важной для нее цели. Например, за своего ребенка. Но в нашем случае я не вижу причины, зачем ей совершать эти преступления. Богдан… Богдан кажется мне каким-то мягким и абсолютно незлобивым. Такие, как он, привыкли плыть по течению. Но он смог изменить себя и свою жизнь. А значит, он не такой, каким кажется. Хотя ему могло просто повезти, и он попал в струю, которая помогла ему преуспеть. Не знаю. Мне сложно о нем судить.

– А в тихом омуте черти водятся, – вдруг сказал Эрик по-прежнему с закрытыми глазами.

– Да, наверное. А вот Анна с Семеном мне вообще не нравятся. Но это ничего не значит. Просто они не моего округа общения. А отзываться о людях плохо просто потому, что они тебе не нравятся, глупо. Хотя Анна довольно жесткая особа. Мне кажется, Семен находится у нее под каблуком и мог бы сделать все, что она скажет.

Эрик слегка пожал плечами. Этот жест не укрылся от Мариши.

– Ты не согласен?

Он скривился.

– Ты забыла? Я молчу и слушаю только тебя. Какие еще соображения?

Теперь уже плечами пожала Мариша.

– Не знаю. Это впечатления, которые у меня сложились. Причем я ничего специально не обдумывала. Я тебе выложила все, что пришло в голову.

– И это правильно. Когда много думаешь, начинаешь сомневаться. Лучше довериться первому впечатлению.

Мариша молчала. Ей вдруг показалось, что прошло уже очень много времени с тех пор, как они приехали на остров. И всех гостей она знает как облупленных. Будто каждый из них прошел через микроскоп и превратился в понятную и простую клетку.

Но она знала, что это далеко не так. То, что она видела, было только поверхностным знанием, тем, что эти люди позволяли о себе узнать. Наверняка каждый из них хранит массу тайн, имеет множество особенностей, а в нестандартных ситуациях ведет себя абсолютно по-другому. Хотя та ситуация, что сложилась на острове, очень даже нестандартная. Какие они на самом деле?

– О чем задумалась? – услышала она голос Эрика.

– Пытаюсь понять, кто на самом деле люди, которые нас окружают.

– Вообще или только наши соседи по острову?

– Пока я размышляю только о них, – кивнула Мариша. – Но они ведь часть всего общества, не правда ли? А значит, к ним применимы все правила, которые распространяются и на других людей.

– Ты становишься философом, – хмыкнул Эрик.

– А куда мне деваться? – пожала плечами девушка. – Знаешь, как говорят про мужчин? Если мужчине попалась хорошая женщина, он будет счастлив. А если плохая, он станет философом.

– Ты хочешь сказать, что тебе попался плохой мужчина? – осклабился сыщик.

– Не плохой, – покачала головой Мариша. – Неправильный. Так будет точнее.

– А по-моему, ты опять не точна. Правильнее будет – гениальный!

– Гениальный ты мой, – вздохнула она. – Вставай, пора на ужин.

– Уже?

Эрик открыл глаза и взглянул на часы.

– Надо же, как быстро время бежит.

Он рывком встал с кровати и одернул свитер.

– Пойдем.

Мариша с готовностью поднялась и вышла за ним.

– Как там наш подозреваемый? – весело спросил Эрик, проходя мимо комнаты Тимура. – Нужно взять его с собой. Все-таки нельзя лишать человека законной еды.

Он постучал в дверь. На удивление, она распахнулась тут же.

– Опять вы? – спросил доктор, но уже без злобы. – Что на этот раз?

– Пойдемте ужинать.

– Вы считаете, что я без вас не смогу найти дорогу?

– С нами будет спокойнее.

– Кому? Вам или мне?

– Всем. Или вы предпочитаете остаться в номере?

– Ну уж нет! – усмехнулся Тимур. – Я не собираюсь лишать себя тех благ, которые мне положены. А приеду домой, скажу своим коллегам все, что о них думаю.

– Но ведь они не виноваты, – вмешалась Мариша. – Они хотели как лучше.

– А получилось как всегда, – закончил за нее Тимур.


В гостиной уже собрался народ. Эрик быстро окинул взглядом присутствующих. Все на месте. Сыщик облегченно вздохнул. Это не укрылось от доктора.

– Все живы, – почти весело сказал Тимур. – А все потому, что я сидел в своем номере. Так?

Эрик не ответил и молча сел на свое место. Отдыхающие уже заканчивали ужин и даже не посмотрели в их сторону. Амрита привезла свою тележку, расставила на столе тарелки, и Эрик впервые за последнее время улыбнулся.

Григорий закончил ужинать, поднялся из-за стола и направился к выходу. Следом за ним потянулись и остальные отдыхающие. Скоро за столом остались лишь Мариша с Эриком да Тимур. Он неторопливо заканчивал свой ужин и тихонько улыбался.

– Вы будете ждать меня? – внезапно спросил Тимур, помешивая кофе.

– Почему бы и нет? – ответил Эрик. – Нам же по пути, не правда ли?

Тимур неторопливо допил кофе и направился к выходу.

– Догоняйте, – обернулся он.

Эрик вздохнул и не торопясь побрел к выходу. Мариша поковыляла за ним. Странное чувство овладело ею. Ей казалось, что они участвуют в какой-то фантастической постановке. Как будто остров неожиданно ожил и стал распоряжаться их судьбами. Именно он своими ветвистыми лапами заграбастал чужие души и продолжает покушаться на новые жизни. Это его месть за то, что люди покусились на его территорию, подняли руку на девственную природу, построили дома там, где должны быть цветущие поляны, а осенью ковры из желтых листьев…

«Бред!» – громко сказала Мариша и прибавила шагу.

Эрик уже ушел далеко вперед, и причудливые мохнатые ели тут же потянули к ней лапы.

– Фу! – выдохнула она, оказавшись на пороге корпуса.

– Опять глупые мысли одолевают твою прекрасную головку? – усмехнулся сыщик.

– Ага, – призналась она.

– Брось, скоро все закончится.

– Откуда ты знаешь?

– Чувствую. Послезавтра придет моторка. Самое главное, чтобы больше ничего не произошло.

– Ты сам-то в это веришь?

– Хотел бы верить.

– А до послезавтра еще очень долго, – задумчиво произнесла Мариша.

Глава 29

– Мариша, ты не видела Тимура? – громко спросил Эрик, заглядывая к Марише.

– Нет, – покачала она головой. – А разве он не в своей комнате?

– Должен быть там. Но, к сожалению, его нет!

– Ты же просил его никуда не выходить!

– Просил. Но ведь у Тимура своя голова на плечах! – желчно произнес Эрик, вошел в номер и упал в кресло.

Они только что вернулись с завтрака. Отдыхающие были молчаливы и напряженны, будто чего-то ожидали. Разговаривали мало и почти ничего не ели, что произошло впервые за время отдыха. Тимур постоянно хмурился и исподтишка поглядывал на Эрика, когда думал, что тот на него не смотрит. Однако сыщик все подмечал и беспокоился по этому поводу.

– Никак не могу понять, что все-таки происходит с нашим доктором? – с тревогой сказал он. – Если Тимур убийца, то его поведение не вписывается в психологические рамки. А если жертва обстоятельств, то он ведет себя легкомысленно.

– Но он ведь не должен больше никого убить, правда? – спросила Мариша, заглядывая Эрику в глаза. – Ведь тогда он себя выдаст.

– Это в том случае, если у него нет какой-то идеи фикс. Знаешь, как бывает у маньяков? Их ничто не останавливает. Если они считают, что должны убивать всех женщин среднего возраста в желтых куртках, значит, так и будут делать. Несмотря ни на что.

– Ты считаешь, у Тимура такая же идея?

– Кто знает… Если бы только некоторые факты не были столь неопровержимы!

Эрик стукнул кулаком по подлокотнику кресла.

– А что с твоими фактами? – поинтересовалась она. – Что-то не сходится?

– Не в этом дело. Я не могу до конца понять людей, которые отдыхают вместе с нами. С одной стороны, они добрые, отзывчивые, душевные. Но иногда под этой маской проскальзывает совершенно другая личина. Взять, например, Григория. Первое впечатление, которое он на меня произвел, – заботливый отец, верный друг, любитель путешествий. И в то же время есть в нем что-то чуждое тем качествам, которые он пытается демонстрировать.

– А мне он напомнил военного в отставке, – вставила Мариша. – Я так и вижу его на плацу, гаркающего: левой, левой!

– Откуда тебе знать, как выглядят военные? – усмехнулся сыщик.

– Не знаю, просто такое ощущение, – пожала она плечами. – Наверное, фильмов насмотрелась.

– Или Авдотья, – продолжил свои рассуждения Эрик. – В первый день она строит из себя девочку, а потом лежит целыми днями с больной головой. Впрочем, это мы уже обсуждали. Каждый человек имеет две личины: ту, с которой он рождается и живет, и ту, которую он хочет показать другим людям.

Эрик покачал головой, явно недовольный собой.

– Скорее всего, я начинаю высасывать факты из пальца за неимением достойных версий.

– А у меня складывается впечатление, что во всем виноват остров. Словно он собрал всех нас, чтобы выполнить какую-то никому не известную миссию. Разве ты не ощущаешь его зловещего дыхания?

Эрик перевел непонимающий взгляд на девушку.

– Что ты сказала? – медленно произнес он, прищурив глаза.

– Я сказала про дыхание, – растерялась Мариша.

– Нет, до этого. Впрочем, нет времени на разговоры, – вдруг произнес он и вскочил с кресла. – Кажется, я знаю, кто будет последней жертвой. Куда все пошли?

– Сразу после завтрака они собирались на утес желаний, – пробормотала она, все еще не понимая, что с Эриком.

– Скорее, мы должны срочно найти Тимура! Какой же я был дурак! Ведь все предельно ясно!

Он выскочил из комнаты и быстро пошагал по коридору. Они вышли на улицу и заторопились к реке. Около второго корпуса сыщик затормозил.

– Подожди здесь, я загляну, не остался ли кто в своем номере.

Мариша кивнула. Эрик юркнул в дверь, а она осталась снаружи. Несмотря на то что был день, Марише стало не по себе. Ей казалось, что за напускным спокойствием природы скрывается буря, которая вот-вот разразится. И тогда уже ничто не спасет их от неминуемой гибели. Что же такого она сказала, что взбудоражило сыщика? Неужели он и в самом деле принял всерьез ее версию о злобном нраве острова? Или здесь сыграл свою роль тот факт, что Тимура не оказалось в номере? Неужели Эрик наконец-то понял, что именно он является убийцей? А раз так, то, скорее всего, будет еще одна жертва. Ведь Тимур нарушил свое слово и вышел из номера. Тимур… Она давно его подозревает. А Эрик почему-то только сейчас уверился в том, что он преступник.

Сыщик вышел на улицу и махнул рукой Марише.

– Ну, что? – поинтересовалась она, быстро шагая следом.

– Никого, ни единого человека, – помотал он головой. – Ты говоришь, они должны быть все вместе?

– Да, Авдотья позвала всех посмотреть на окрестности с высоты утеса и сфотографироваться на память.

– Хорошо. Тогда мы, вероятно, сможем избежать еще одной жертвы. Только бы они продолжали держаться вместе.

– Нужно было еще вчера запереть Тимура в каком-нибудь помещении, – не удержалась Мариша. – Не понимаю, что тебе помешало.

– Не сыпь соль на рану, – отмахнулся сыщик. – Это все моя любовь к порядку. Сначала нужно доказать вину, а потом принимать меры.

– Эта твоя любовь может стоить человеку жизни.

– Знаю, поэтому и тороплюсь, – отозвался он, по-прежнему быстро шагая в сторону скалы.

Еще издали они увидели людей, столпившихся на самом краю утеса.

– Вроде все на месте, – сообщила Мариша, быстро пересчитав всех.

– А Тимур тоже с ними?

– Вряд ли. Там шесть человек.

– Где же он? Вряд ли он пошел бы гулять по острову в одиночестве.

– Да уж, – отозвалась девушка, – особенно если учесть, что его будущая жертва находится здесь.

– Давай подойдем поближе. Что-то мне неспокойно.

Через несколько минут они обогнули утес и повернули к его подножию. До него оставалось несколько десятков метров. Внезапно Мариша остановилась и принялась вглядываться в красно-желтый ковер неподалеку.

– Послушай, мне показалось или там и в самом деле кто-то лежит? – внезапно охрипшим голосом спросила она.

Эрик приставил руку ко лбу, словно козырек, и несколько секунд вглядывался в кучу опавших листьев. При внимательном рассмотрении стало понятно, что это вовсе не куча листьев, а человеческая фигура, распластавшаяся на земле. Обманчивое впечатление создавала спортивная куртка желто-красных тонов, в которую сегодня с утра облачился Тимур.

Мариша побежала к нему. Ей было нехорошо. Все ее предчувствия сбывались. Правда, она считала, что жертвой станет кто-то другой, но, видимо, судьба так распорядилась жизнью доктора. С первого взгляда Марише стало понятно, что Тимуру уже все равно, что она о нем думает. Его глаза были устремлены в небо, а удивленно-недоуменный взгляд, казалось, спрашивал: почему все так произошло?

Ей и самой хотелось бы узнать ответ на этот вопрос. Но теперь она вряд ли его узнает. Единственный человек, который мог рассказать, почему он забрал столько жизней, присоединился к своим жертвам.

Сзади послышались взволнованные голоса. Мариша оглянулась. Отдыхающие торопливо спускались с утеса. Первым к телу Тимура подбежал Григорий.

– Он мертв?

– Похоже на то, – кивнула Мариша и поглядела на Эрика.

Тот стоял в стороне и, казалось, не испытывал никакого интереса ко всему происходящему. Словно он сбросил с себя неподъемный груз и больше не хочет иметь ничего общего с этим делом.

– Я видел, как он упал, – сказал Григорий. – Разве ж можно так неосторожно ходить по узким тропам? Пусть здесь не так высоко, как в настоящих горах, но даже нескольких метров может хватить, чтобы убиться насмерть.

– Когда это произошло? – ожил сыщик.

– Минут пятнадцать назад. Мы как раз стояли на самом верху. Я обернулся и вижу: Тимур поднимается к нам. Я хотел ему крикнуть, чтобы он не торопился, но не успел. Он оступился, пару раз взмахнул руками и рухнул вниз.

– А он не мог упасть специально? – поинтересовалась Мариша.

Ей вдруг показалось, что для Тимура это был бы наилучший выход. Эрик разоблачил его. Завтра приедет моторка, и тогда уже ничто его не спасло бы. А жить с таким грузом на душе Тимур не захотел.

– Не знаю, – покачал головой Григорий и посмотрел на девушку. – А что заставляет вас так думать?

– Просто мысли вслух, – пробормотала она и покраснела.

– Похоже, наша леди считает, что Тимур – убийца! – вдруг громко произнес Семен. – Не так ли?

– Я не берусь утверждать это… – замямлила она.

– А нам это и ни к чему. Мы сами подумывали о том, что убийцей может быть этот доктор. Наш корпус мы исключили сразу, потому что знаем, кто, когда и в какой компании был. А вот с вами сложнее. Конечно, вас с Маришей мы не подозревали, вы человек известный, а вот Тимур – фигура темная, – сказал Семен, обращаясь к сыщику.

– Ты считаешь, что он специально спрыгнул с утеса, потому что раскаялся? – прошептала Анна, с ужасом глядя на супруга.

– Может, специально. А возможно, судьба просто оказалась хитрее его. Все-таки любой поступок рано или поздно должен быть оценен по справедливости, не так ли? – и Семен пытливо уставился на сыщика.

Эрик ничего не ответил и лишь пристально разглядывал Тимура.

– Лучше рано, чем поздно, – вставила Лада. – Справедливость должна приходить вовремя.

– Вовремя, это если бы Тимур упал сразу после первого убийства. А так она все-таки запоздала, – хмуро ответила Авдотья. – Трое человек погибли по его вине.

Маришу неприятно кольнули их слова. Люди рассуждали так, словно Тимур уже был признан убийцей. А ведь ни один человек не может быть объявлен виновным, кроме как по решению суда. Конечно, они тоже представляют суд – суд обывателей, которые тоже имеют право на свое мнение. Но… Все-таки ей не нравилось, что человека обвиняют, зная, что он уже никогда ничего не сможет сказать в свое оправдание.

– Словно гора с плеч! – облегченно выдохнула Лада. – Теперь мы знаем, что убийств больше не будет, не так ли? – и она вопросительно посмотрела на Эрика.

– Не будет, – кивнул он.

– Значит, можно спокойно дожить до появления моторки.

Она мило улыбнулась.

– Скоро обед!

– Я жутко проголодался, – заявил Богдан и посмотрел на часы. – Может, уже двинем в сторону столовой?

Мариша застыла в удивлении. Что происходит с людьми? Или напряжение последних дней так повлияло на них, что притупились все человеческие чувства? Такое возможно. Говорят, стресс сильно изменяет мировосприятие.

Внезапно она сама ощутила жуткий голод и вспомнила, что на завтрак почти ничего не съела. Народ медленно побрел в сторону гостевого дома.

– Мужчины, нужно помочь перенести тело Тимура в холодильник, – сказал Эрик, загораживая дорогу.

Семен остановился и с неприязнью посмотрел на сыщика. Тот ответил ему твердым взглядом.

– Или вы предпочитаете оставить труп здесь?

– Нет, нет, тут оставлять его не следует, – быстро заговорил Богдан. – Конечно же, мы поможем, правда? – и он посмотрел на остальных обитателей корпуса два.

– Ладно, давайте поможем, – проворчал Григорий. – И правда, нельзя оставлять покойника на улице. Даже если он совершил столько преступлений.

Мужчины подхватили тело Тимура и понесли его в холодильник. Мариша шагала сзади и пыталась разобраться в себе. Эрик сказал, что убийств больше не будет. Но почему же ей не по себе? Ей казалось, что остров не насытился принесенными жертвами и требует еще и еще. Но она уже не ощущала того безграничного страха, который буквально пожирал ее еще час назад. Что с ней происходит? Откуда эти чувства? Когда она научится в них разбираться?

Тело Тимура занесли в холодильник и положили рядом с его жертвами. Константин Сергеевич захлопотал вокруг него, осматривая повреждения.

– Смерть наступила мгновенно, – сообщил он спустя некоторое время. – Удар головой оказался несовместимым с жизнью, – он показал на правый висок Тимура. – Обычно хватает и небольшой высоты, чтобы распрощаться с жизнью, если удариться этой частью головы, а высота утеса совсем немаленькая. Вы видели, как он падал?

Сыщик покачал головой.

– Ну и хорошо. Думаю, это малоприятное зрелище. А это что такое? – доктор наклонился над телом Тимура и достал несколько голубых прямоугольников. – Похоже на визитки.

Эрик забрал находку из его рук и уставился на карточки.

– Это он украл визитки у Григория, – зашептала Мариша. – А мы-то думали, кто мог подсунуть Андрею такую улику?

Сыщик, не говоря ни слова, направился на улицу. Вслед за ним устремился и доктор.

– Я хочу осмотреть номер Тимура, – произнес Эрик, запирая холодильник на замок и оглядывая так и не разошедшуюся компанию. – Кто-нибудь пойдет со мной?

– Вообще-то я не думаю, что это будет очень занимательно… – начал Богдан. – Лазить по чужим комнатам неприлично.

– Я пойду, – перебил его Григорий. – У меня другие представления о приличиях. Если человек подозревается в убийстве, мы должны убедиться в его виновности.

– А вы еще сомневаетесь? – фыркнула Лада.

– Не сомневаюсь, но хотелось бы найти подтверждение.

– Пойдемте, – кивнул Эрик. – А остальных я попрошу подождать в гостином зале.

Мужчины поспешили в корпус. Мариша поплелась за ними. И хотя ее никто не приглашал, она посчитала своим долгом отправиться вместе с Эриком, вместо того чтобы томиться в ожидании вердикта.

В номере Тимура царил абсолютный порядок, словно он готовился к своей последней прогулке. Все вещи разложены по местам, вокруг ни соринки, ни бумажки. Хотя об этом, скорее всего, позаботилась горничная. Эрик подошел к шкафу и принялся осматривать одежду. Григорий переместился в ванную комнату. Мариша остановила свое внимание на тумбочке.

– Похоже, наш доктор изрядно запасся вашими визитками, – крикнул Эрик, обращаясь к Григорию.

Тот выглянул из ванной. Эрик показал ему с десяток голубых карточек, найденных в куртке Тимура.

– Никогда бы не подумал, что человек способен на такую подлость, – поджал Григорий губы. – Я терпеть не могу, когда без спроса берут мои вещи. Особенно контактные данные. А с виду он казался вполне приличным.

Эрик хмыкнул и закрыл дверцы шкафа.

– Больше ничего интересного, – произнес он.

– А я обнаружил какую-то странную бутылку, – сообщил Григорий и показал небольшую вытянутую емкость, закрытую пробкой.

– Ну-ка, ну-ка, – тут же заинтересовался сыщик и буквально выхватил бутылку из его рук.

Эрик аккуратно открыл ее и осторожно понюхал.

– Я не удивлюсь, если здесь окажется этанол, – наконец, сказал он и снова закрыл бутыль. – Отдам на анализ Константину Сергеевичу.

– Зачем же он ее хранил? – удивилась Мариша.

– Видимо, планировал очередные жертвы.

– Вы хотите сказать, что Тимур не успокоился бы, пока не извел всех нас? – нахмурился Григорий.

– Все возможно, – пробормотал сыщик.

– Но это же… страшно! – запнулся Григорий. – Какое счастье, что судьба воздала ему по заслугам.

Глава 30

Мариша растерянно вертела в руках небольшой пузырек, найденный в тумбочке Тимура. Ну как Эрик не разглядел раньше, что убийца совсем рядом? Почему позволил свершиться нескольким преступлениям, прежде чем справедливость восторжествовала? А если бы Тимур не оступился… Смог бы Эрик предъявить ему обвинение? Неизвестно. Он вбил себе в голову, что без улик не имеет права покушаться на свободу человека. А если этот человек убийца? Разве он имеет право отнимать чужую жизнь?

– Что ты там крутишь? – прервал он ее мысли и отобрал пузырек. – Духи… – констатировал он, сунув нос в бутылочку. – Кстати, очень знакомый запах. Понюхай…

Мариша вдохнула аромат и удивленно раскрыла глаза.

– Этими духами пользуется Лада. Я заметила, что она любит тяжелые запахи.

– Покажите-ка, – отодвинул ее Григорий и тоже понюхал бутылочку.

– Да, это ее духи, – подтвердил он. – Еще вчера на рыбалке я обратил на этот аромат внимание.

– Похоже, Тимур сделал неплохой запас из фальшивых улик, – хмыкнул Эрик и огляделся. – Давайте еще немного посмотрим и вернемся к нашей компании. Думаю, здесь и так все понятно.

Но больше в комнате ничего не обнаружилось. Заперев дверь, они направились в гостиный зал. Близилось время обеда. Да и нужно было успокоить гостей, которые наверняка волнуются. По дороге Эрик забежал к Константину Сергеевичу отдать бутыль на анализ. Мариша и Григорий уже истомились, сидя на лавочке, когда сыщик наконец-то соизволил вернуться.

К тому моменту, когда Эрик и его добровольные помощники прибыли в столовую, Амрита уже привезла свою тележку и расставила перед отдыхающими блюда. Минут двадцать все наслаждались отменно приготовленной едой и на время забыли о неприятном инциденте. Но когда с обедом было покончено, Мариша ощутила на себе нетерпеливые взгляды. Всем было интересно, чем закончился их поход, и теперь люди ждали отчета. Сыщик нарочно не торопился, тщательно пережевывая пищу, а Григорий только бросал вокруг многозначительные взгляды, видимо, не желая лезть вперед Эрика.

Наконец с обедом было покончено. Сыщик откинулся на спинку стула и едва заметно кивнул Григорию, давая ему свободу действий. Тот не заставил себя долго ждать и с упоением рассказал о находках, которые были сделаны в номере Тимура.

Больше всех возмущалась Лада, узнав, что доктор хотел воспользоваться ее духами.

– Это что же получается, – чуть не плача, вопрошала она, – в случае очередной жертвы меня бы могли заподозрить?

– И не только тебя, – серьезно сказал Семен. – Больше всех не посчастливилось бы Григорию. Его визитка уже была найдена на месте преступления. Ему просто повезло, что в тот тень он был вместе с Ладой. А в следующий раз все могло бы оказаться гораздо печальнее.

– И все-таки судьбу не обманешь, – покачала головой Авдотья Ивановна. – Она гораздо мудрее нас.

– Пожалуй, я пойду, – вдруг сказал Григорий, отодвигая стул. – Голова разболелась. Наверное, давление поднялось.

– Нам всем следует отдохнуть, – произнес Семен и поднялся вслед за ним.

– Подождите немного, – попросил Эрик. – Мы не все обсудили.

– Как не все? А что еще здесь обсуждать?

– Как же! Погиб человек. Или вам все равно?

– Человек! – хмыкнул Семен. – Он убийца, а значит, не имеет права называться человеком.

– И все же я попрошу вас остаться.

В голосе сыщика прозвучали стальные нотки, и мужчины сели на место.

– Не понимаю, о чем тут разговаривать, – проворчал Григорий, недовольно глядя на Эрика.

– Видимо, господин сыщик никак не может успокоиться, что это не он установил истину, – ехидно заметил Семен. – Самолюбие, знаете ли… Хочется убедить себя и других в своей гениальности. А как это сделать, если не с помощью болтовни?

– Вы зря иронизируете, – невозмутимо ответил Эрик.

– Почему же зря? – поинтересовалась Анна. – Разве мой муж не прав? Вы считаете себя гениальным сыщиком, но тем не менее допустили четыре смерти. Разве такое бы случилось, если вы действительно были бы хорошим детективом?

– Такое возможно, – кивнул Эрик. – Особенно если вокруг есть люди, которые изначально водят тебя за нос.

– Можно подумать, раньше было по-другому! – фыркнул Григорий. – Или преступники всегда сами приходили к вам с повинной?

– Нет, но с таким делом я сталкиваюсь в первый раз. Уж больно мастерски все задумано.

– Ладно вам, не пеняйте на чью-то хитрость. Лучше признайте, что опростоволосились. Преступник сам себя наказал.

– А кто вам сказал, что Тимур – убийца? – вкрадчиво произнес Эрик и оглядел собравшихся.

– А кто же еще? – обалдело спросил Богдан. – По-моему, спрыгнув с утеса, он сам во всем признался. Кроме того, улики, найденные в его комнате…

– А кто сказал, что он сам спрыгнул?

– То есть как это? – изумился тот. – Григорий видел…

– А я утверждаю, что Тимура столкнули. И сделал это один из вас.

– Чушь! – фыркнул Семен. – Мы все время были вместе.

Но Эрик покачал головой.

– Тимура убили. Я могу утверждать это, опираясь на два соображения. Во-первых, исходя из положения тела. А во-вторых…

– Что, во-вторых? – жадно спросила Лада.

– Я просто знаю, что Тимур никого не убивал.

– Вы в своем уме? – у Анны даже дыхание перехватило. – Или на вас так подействовала собственная неудача?

– Я не знал неудач, – невозмутимо ответил сыщик.

– Значит, это будет первая.

– Вы ошибаетесь. Мне известно, кто убил всех четверых мужчин, и вам нет смысла отпираться. Ибо я знаю, кто, зачем и почему.

Сыщик замолчал и обвел всех присутствующих твердым взглядом. Ему ответили мрачным молчанием.

– Не хотите ничего мне рассказать? – наконец спросил он.

– Вы кажетесь себе очень умным? – желчно ответил на его вопрос Семен. – Вот и говорите сами. А мы ваш бред слушать не хотим. Пойдемте, ребята.

Он встал со стула и сделал пару шагов по направлению к двери.

– Вы останетесь и выслушаете меня, – негромко, но выразительно сказал Эрик.

Видимо, что-то в его тоне насторожило Семена. Он остановился и оглянулся на своих товарищей.

– Сядь, послушаем, что он скажет, – произнес Григорий и положил ногу на ногу.

Козлов нехотя вернулся на свое место и злобно посмотрел на сыщика. Мариша растерянно переводила взгляд то на него, то на Эрика. Ей была непонятна реакция Семена. Откуда эта агрессия? На ее взгляд, он должен быть заинтересован в том, чтобы разоблачить преступника. Даже если тот стал для него товарищем. Неожиданная мысль пришла ей в голову. А вдруг убийца и есть Семен? Нет, не может быть! У него железное алиби на время каждого убийства. Но тогда кто, если не он? Или Семен знает, кто причастен к смерти четырех человек, и выгораживает мерзавца?

– Семен, я не понимаю, почему ты так волнуешься? – спокойно сказала Анна. – Эрик делает свое дело. Наша задача во всем ему помогать.

Семен бросил быстрый взгляд на жену. Она положила ладонь на его руку и слегка пожала ее.

– Ладно, мы вас слушаем, – кивнул Семен и откинулся на спинку стула. – Только не очень долго, если можно.

– А это как пойдет, – невозмутимо произнес Эрик. – Я рассчитываю на вашу помощь, чтобы быстрее разобраться с этим делом, но, боюсь, здесь вы мне не помощники.

Семен хотел что-то сказать, но Анна снова сжала его руку, и он закрыл рот.

– Итак, приступим, – начал сыщик. – Скажу сразу, я очень раскаиваюсь в том, что не сразу разглядел истину. Тогда я смог бы предотвратить смерть нескольких человек. Правда, здесь не совсем моя вина. Меня заставили увидеть все чужими глазами. Но сейчас я точно знаю, что произошло. Начну с того, что все эти преступления не случайны. Их задумали задолго до поездки на остров. Кто-то из вас хорошо потрудился, устраивая отдых для убитых мужчин. Ведь все должно было выглядеть так, словно они и в самом деле оказались здесь благодаря случаю.

– А вы занимательно рассказываете, – усмехнулся Семен. – Ну, ну, продолжайте!

– Меня смутило то, – не обращая внимания на его выпад, продолжал Эрик, – что у каждого из вас было алиби. При всех убийствах почти все из вас оказывались у кого-то на виду. В первом случае Григорий и Семен играли в бильярд. Лада сначала гуляла с Виталием, потом присоединилась к этим двоим. Богдан прогуливался один. Анна сидела вместе с Авдотьей Ивановной и помогала ей пережить плохое самочувствие. Таким образом, без алиби остается только Богдан. Значит ли это, что он и есть убийца?

Теперь перейдем ко второму убийству. Имеет ли он и в этом случае алиби? И вот здесь моя теория рассыпалась в прах. Богдан вместе с Семеном пошли на рыбалку. Чуть позже к ним присоединилась Анна. Авдотья снова лежала в своем номере, но теперь ее слушателем был Григорий. Лада отправилась на прогулку с Андреем, и таким образом, у всех, кроме Анны, есть алиби на весь интересующий нас период. Правда, у Козловой практически не было времени на убийство, но все же я могу допустить, что прежде чем присоединиться к супругу и Богдану, она забежала в номер к Виталию и подлила ему отраву.

Анна громко фыркнула.

– Однако, остановившись на этой версии, я должен был признать, что и Аркадия убила она, а этого просто быть не могло. Во-первых, у Анны есть алиби на первое преступление, а во-вторых, она физически не смогла бы повесить мужчину на дереве.

Теперь третье убийство. Проследим путь каждого из вас за вчерашний день. Григорий с Ладой были на рыбалке. Анна и Семен все утро чистили картошку и беседовали с Марусей. Я сомневаюсь, что она стала бы вас покрывать. Какой в этом смысл? Богдан и Авдотья сидели на берегу и мило беседовали.

Сегодня вы и вовсе были все вместе и наверняка заметили бы, если б кто-то из вас совершил поступок, приведший к смерти человека. А это может означать только одно… – Эрик замолчал.

– Что мы невиновны! – закончил за него Семен. – Наконец-то вы это поняли!

– Нет, не то, – помотал головой сыщик. – Это значит, что вы все виновны.

– Что? – Лада приподнялась со своего стула.

– Да, да! Вы все виновны в смерти четырех человек. И познакомились вы не здесь. Ваше знакомство произошло гораздо раньше.

– Вы издеваетесь? – вскинул брови Богдан. – Мы живем в разных городах России.

– Ну и что? Разве это преграда? Социальные сети сегодня дают полную свободу общения.

– Бред! – фыркнула Анна. – Я больше не намерена слушать эти глупости!

– Подожди, – остановил ее супруг. – Теперь мне хочется дослушать эту историю до конца.

Мариша заметила, как сузились его зрачки, и испугалась. Впервые она почувствовала, что дело наконец-то близится к завершению. И она знала, что Семен это тоже чувствует. Девушка вдруг ощутила резкую волну злобы, исходящую от него, и придвинулась поближе к Эрику. От Семена можно ожидать чего угодно. Он похож на льва, готовящегося к прыжку. «Зря Эрик затеял все это сейчас, – пронеслось у нее в голове. – Нужно было дождаться прибытия моторки».

– Итак, я изложу вам мое видение дела, а вы выразите свое мнение, – продолжал сыщик. – Я считаю, что вы познакомились по переписке в социальной сети, посвященной проблеме справедливости. Вы делились друг с другом наболевшими проблемами. Все это было безобидно до тех пор, пока кто-то из вас не сказал, что каждое злое дело должно быть наказано. И лучше раньше, чем позже. Ждать милости от закона вам не хотелось, и вы решили сами осуществить некую справедливость.

Вы постановили, что несколько человек заслужили наказания, и договорились сами его исполнить. Для этого нужно было всего лишь привезти этих людей в такое место, куда не сразу прибудет полиция, и вы сможете осуществить свое дело до конца. В итоге Григорий предложил этот пансионат. Он уже был здесь и правильно рассудил, что если перерезать телефонные провода, то полицию не вызвать и дело будет доведено до конца. Все прошло удачно. Рыба попала в сети. Осталось только поймать ее на хорошую наживку.

Так как все выбранные жертвы – мужчины, то такой наживкой должна была стать Лада. Она – красивая женщина и умеет завлечь мужчину. Чтобы ваши жертвы поняли, что им грозит на этом острове, вы приготовили для каждого из них записку с угрозами. Исходя из этого, я делаю вывод – всех этих мужчин знали и ждали. А вот я оказался неприятным сюрпризом.

– Очень неоднозначный вывод, – фыркнула Лада.

– Для вас, может быть. А для меня он стал отправной точкой в решении этого дела. Я могу предположить, как осуществлялись убийства. Скорее всего, Аркадия убил именно Богдан. Только у него нет алиби на этот период. А чтобы запутать следствие, то есть меня, был подброшен шарф Анны. Она ничем не рисковала, ведь женщине не под силу справиться с крупным мужчиной. Тем более у нее было алиби. Второе убийство на счету у Лады. Вспомните, Виталий был в комнате. Он выпил вина с подмешанной отравой и умер. А кто, кроме Лады, смог это сделать? Он ждал ее, и она пришла. Я сомневаюсь, что Виталий стал бы выпивать с кем-то из мужчин.

Мариша посмотрела на Ладу. Она слегка побледнела, но держалась хорошо.

– Лада все утро была со мной, – решительно возразила Анна, – а потом пришли вы.

– Вы забыли, что я не верю вашим словам, – покачал головой Эрик. – После завтрака Лада пошла гулять с Виталием. По ее словам, она с ним поругалась и пришла в бильярдную, где встретила вас. Но у нее было время, чтобы зайти к Виталию в номер, откупорить бутылку вина и выпить с ним по стаканчику за здоровье.

Лада фыркнула и отвернулась.

– Поехали дальше. Андрея зарезал Григорий и оставил свою визитку. Ему показалось, что это будет забавно. То-то у Андрюши был такой удивленный взгляд, когда он понял, кто является убийцей. Ну, а Тимура мог столкнуть кто угодно. Но я считаю, что это был Семен. Все-таки трудную работу должны были взять на себя мужчины.

– А я, значит, ничего не делала, так по-вашему? – насмешливо спросила Анна.

– А зачем? Ваш муж отработал за двоих. Не задействованной осталась только Авдотья Ивановна. И я даже знаю почему. На ее долю выпал я. То есть не я, конечно, а тот человек, вместо которого я приехал. Но здесь вышла осечка, и Авдотья Ивановна осталась без своей жертвы.

– Если мы такие зловредные, почему же оставили в живых вас? – поинтересовалась Анна. – По идее, вы тоже должны были присоединиться к этой четверке.

– А это не соответствовало бы вашим целям. Ведь вы жаждали справедливости.

– И в чем, по-вашему, заключалась эта справедливость?

– Меня должна была сразу навести на истинный путь записка, которую я получил, – ответил сыщик. – Вам напомнить ее текст?

Он закрыл глаза и процитировал:

– «Ты думал, что можешь вечно творить зло и оставаться безнаказанным? Ты считаешь, что имеешь право вершить судьбы людей и спать после этого спокойно? Ты ошибаешься. Судья не имеет права на ошибку. Тем более на ошибку, совершенную не случайно. Ты знаешь, о чем идет речь. И должен понимать, что за ошибки нужно платить. Час расплаты близок!»

Мариша поежилась. В исполнении Эрика текст звучал особенно зловеще.

– Здесь есть прямой намек на преступления, совершенные при исполнении служебных обязанностей. То есть судья, врач, прокурор… В общем, моя мысль ясна, так? Ведь в нашей компании как раз и собрались такие люди.

– И зачем нам их убивать, скажите на милость? – подала голос Авдотья.

– Я уже озвучил свою версию – вы искали справедливости.

Эрик немного помолчал.

– Могу дать вам совет. Когда вы планируете такие дела, не нужно выкладывать окружающим проблемы, которые легли в основу ваших поступков. Ведь именно благодаря этому я и вышел на правильный след. Если не ошибаюсь, то у каждого из вас произошла в жизни большая трагедия – вы потеряли близкого человека. Причем в каждом случае виноваты были конкретные люди – те, кто должен был им помогать. Например, у Богдана в результате некорректной работы врача погибла мать. У Анны водитель-лихач сбил маму, а прокурор даже не осудил убийцу. Я правильно передаю ваш рассказ? – он посмотрел на Козлову.

Та кивнула.

– У Лады погиб муж, задержанный в результате акции протеста. Следователь не вызвал ему врача, хотя тот говорил, что у него диабет, в результате этого человек умер. Вы считаете, что следователь виноват в этой трагедии? – Эрик взглянул на Ладу.

Та еле заметно кивнула.

– У Авдотьи Ивановны оказался в тюрьме сын. Она считает, что он невиновен, а его осуждение – это судейская ошибка. Причем не случайная, а намеренная. Настоящий виновник хорошо заплатил тому, кому нужно, и остался на свободе. Ну, и остался Григорий. У вас умерла мать в результате бездействия врачей, так?

– Маму привезли на «Скорой» в больницу, а врачи оставили ее лежать в коридоре, хотя ей была показана срочная операция, – мрачно сказал он. – В результате мама до утра не дотянула.

– Уголовное дело завели?

– Завели. А толку? Медики стоят друг за друга горой, выгораживают своих. Я не могу добиться справедливости уже второй год. А эти убийцы в белых халатах даже не отстранены от работы.

– Я сочувствую вам. Но если я правильно понимаю, эти четверо, которых вы убили, лично вам не сделали ничего плохого?

– Именно они – нет. Но мы много общались с другими людьми и выяснили правду об этих так называемых слугах народа. Они не менее продажные и наглые, чем наши обидчики. Люди, с которыми мы общались и у кого тоже погибли близкие, назвали нам их имена. Какая разница, с кого начать? Мы пока не можем добраться до наших «оборотней» – ведь нас нетрудно будет вычислить. Но добиться справедливости для других обиженных мы вполне можем. Сегодня мы кому-то помогли, а завтра кто-то поможет и нам.

– Я слышал одну историю, – медленно начал сыщик, – о враче, который брал деньги за то, что должен был делать бесплатно. Он требовал с родственников больных деньги, чтобы оказать необходимую помощь. Пока деньги не приносили, больной так и лежал в коридоре, ожидая своей участи. Успеют родные дать жадному врачу в лапу, значит, больному повезет и он вовремя окажется на операционном столе. Ну а если нет, не обессудьте. Все мы не вечны, рано или поздно каждый из нас умрет. Так рассуждали эти медики. Хотя у меня язык не поворачивается называть их этим высоким званием.

– И это, по-вашему, врачи? – еле слышно проговорил Григорий. – Это мясники в белых халатах! Они не имеют права даже людьми называться. Таких нужно изолировать от общества. Вы согласны со мной?

– Совершенно согласен, – кивнул Эрик. – Вот только с Тимуром у вас случился просчет. Можно поинтересоваться, по какому принципу вы выбрали именно его?

– Как по какому? Ведь именно он и был тем врачом, о котором вы рассказываете!

Глава 31

– Я хорошо помню историю, о которой мы говорим, – медленно произнес сыщик. – И даже помню имя врача, потому что принимал участие в этом деле. Его звали Теймур Сайбеков. Я напишу на листе, чтобы вам было понятно, о чем я говорю.

Эрик нацарапал два слова.

– А нашего Тимура зовут несколько иначе.

И он написал еще одно имя.

– Разницу видите?

Григорий растерянно смотрел на листок.

– Вы считаете, что мы ошиблись?

– Ошиблись, – кивнул сыщик.

– Но ведь и у него могли быть врачебные ошибки.

– Могли. Но не факт, что были. А вы должны были целиком соблюсти справедливость, о которой мечтали. Так что вы теперь не мстители, а просто-напросто убийцы!

– Не может быть, – прошептал Григорий. – Мы же так готовились!

Эрик пожал плечами.

– Хватит разговоров! – вдруг рявкнул Семен. – Вы и так уже много наговорили. С чего вдруг вам пришло в голову откровенничать? – он разъяренно посмотрел на Григория. – Не было ничего, и точка. Мы здесь ни при чем, понятно вам? – он перевел взгляд на сыщика. – А все, что вы сейчас услышали, останется между нами. Больше мы этого никогда и нигде не повторим.

– И не нужно, – усмехнулся Эрик. – В этой гостиной отличная акустика. А в соседней комнате сидят два свидетеля. Кроме того, весь разговор был записан. Так что отвертеться будет сложно.

– Свидетели? – Анна растерянно посмотрела на Эрика. – Откуда они взялись?

– Я постарался. Или вы считаете меня совсем наивным? – ухмыльнулся он.

– Нет, наивным мы вас не считаем. А вот глупым, пожалуй, – медленно протянул Семен, разглядывая сыщика.

– Это еще почему?

– Вы забываете, что вас всего двое – вы и Мариша. Да еще пара свидетелей. А нас шестеро. Нам ничего не стоит разобраться и с вами. И никто никогда ничего не узнает. Мы сможем убедить полицию, что здесь поработал маньяк. Или вы в этом сомневаетесь?

– Почему же? Я вполне допускаю, что вы могли бы так поступить, – ответил сыщик. – Но не поступите.

– Это еще почему?

– Вы не станете избавляться от нас. Ведь вы не убийцы, не так ли? Вы всего лишь искали справедливости.

Откуда-то сбоку послышался глухой шум, и через пару секунд раздался голос Анжелики.

– Не стоит предпринимать никаких действий. Видеозапись вы никогда не найдете, я хорошо ее спрятала. А насчет двух свидетелей вы ошибаетесь. Нас больше. Во время разговора к нам присоединились Константин Сергеевич и Василий Иванович. Так что силы уже равны. Кроме того, у меня есть оружие, и я неплохо с ним управляюсь. Поэтому советую вам не предпринимать никаких действий. Я сейчас нахожусь в потайной комнате и не выйду отсюда до приезда моторки. Так что у вас нет никаких шансов избавиться от свидетелей и от записей. Вам все понятно?

Люди из корпуса два растерянно переглянулись. Похоже, они никак не ожидали такого поворота событий.

– Что-то мне нехорошо, – вдруг сказала Авдотья Ивановна и стала заваливаться на бок.

– Что с вами? – захлопотала вокруг нее Лада.

– Сердце, наверное. Как больно… – старуха схватилась за грудь.

– Врача! Где врач? Позовите доктора! – заметалась по комнате Лада.

Эрик невозмутимо наблюдал за этой сценой. Откуда-то появились Константин Сергеевич с Марусей. Они довели Авдотью до дивана и уложили на подушке.

– Присмотрите за ней, – бросил врач поварихе, – а я схожу за своим чемоданчиком.

– Как видите, иногда судьба может настигнуть очень быстро, – тихо сказал Эрик, а Марише почему-то стало жутко.

– Не надо об этом! – воскликнула Анна, не сводя глаз с Авдотьи Ивановны. – Не надо, пожалуйста!

– Отпустите нас, – попросил Семен, с которого мигом слетела вся спесь.

– Нет, – покачал головой сыщик. – Сейчас начнется самое интересное. Вы расскажете мне все и ничего не утаите. Иначе сами превратитесь в холодных расчетливых убийц.

Они молчали.

– Ну, что ж? Чистосердечное раскаяние еще никому не повредило. Докажите, что вы не просто мстители, а прежде всего люди. Люди, пережившие боль и потерю, разочаровавшиеся в нашей судебной системе, взявшие на себя роль вершителей судеб и, к сожалению, просчитавшиеся. Ну, что же вы молчите? Расскажите мне все.

– Эрик прав, – глухим голосом произнесла Лада. – Мы и в самом деле виноваты. Если мы действительно собирались вершить справедливость, необходимо было все сто раз перепроверить. Надо же, какой глупый просчет… – она усмехнулась и вздернула вверх подбородок. – Все началось с меня. Я стала первым звеном в этой цепи. После смерти мужа мне было очень одиноко. Так одиноко, что я даже хотела наложить на себя руки. Но меня спасли социальные сети. Я проводила за компьютером сутки напролет, делая перерыв только на сон. Я даже ела за ноутом. А еду мне приносил друг мужа, пытавшийся меня поддержать. Это очень больно, когда твой любимый человек умирает не по естественной причине, а из-за равнодушия людей, которые взяли на себя ответственность за его жизнь. У Алексея был сахарный диабет. Он всегда брал с собой инсулин, особенно если уезжал на день или на два. Но в тот день он пошел в магазин и оказался в центре пикета, к которому не имел никакого отношения. Полиция не стала разбираться, кто прав, кто виноват. Собрали тех, кто попался под руку, и отвезли в отделение. Там мужу стало плохо, он попросил помощи, но его попросту не услышали. И он умер. Я написала заявление о бездействии сотрудников полиции, но до сих пор никто не ответил за его смерть.

– Это весьма печально, – тихо сказал Эрик. – И все-таки нужно было добиваться справедливости другим способом.

– Каким?! Мой муж был не последним человеком в нашем городе. Я подключила всех, кого могла, но через полгода его друзья были вынуждены признать, что все бесполезно. Никаких бумаг о его задержании не осталось. Они как будто испарились. Так что в его смерти никто не виноват. Мол, он случайно оказался в отделении и никого не предупредил о своей болезни. Как вам это нравится?

– Мне это совсем не нравится! – отрезал сыщик, и его глаза превратились в щелочки. – Я борюсь с этим произволом насколько могу. Но везде мне не успеть.

– Мою маму пьяный водитель сбил на пешеходном переходе, – звенящим от гнева голосом заявила Анна. – Было много свидетелей, и все они пришли в суд. Но судья всего лишь отобрал права у этого изверга. Я до сих пор не могу прийти в себя от такой несправедливости! Мама была единственным близким мне человеком. Отец рано ушел из жизни, и мама воспитывала меня одна. Мы были с ней единым целым, двумя половинками. А теперь я одна. Хорошо, что мне встретился Семен. Иначе я не знаю, что бы со мной было.

Муж тихонько подал ей руку, и Анна с трудом удержала слезы.

– А бедная Авдотья Ивановна? Что ей пришлось пережить!

– Насколько я понял, ее сын в тюрьме?

– Да, – кивнула Анна. – Сидит за чужое преступление. В ее городе какой-то маньяк надругался над девочкой. Жертва дала его описание. Под него подошли двое – сын Авдотьи Ивановны Михаил и сыночек заместителя главы администрации Артем. В тот вечер Михаил был дома. Они вместе с матерью пекли пироги – он увлекался кулинарией – и смотрели телевизор. Однако ее никто даже не выслушал! Парня забрали и упекли в тюрьму. На двадцать лет. Хотя все знали, что виноват в этом преступлении Артем. За ним уже не раз замечалась склонность к насилию. Только раньше это ограничивалось совершеннолетними подружками, а теперь его потянуло на запретный плод.

– Но почему не сделали экспертизу? – воскликнула Мариша, сжав кулаки. – Она расставила бы все по своим местам.

– Почему не сделали? Сделали, – как-то странно сверкнув глазами, сообщила Анна. – Угадайте, какие результаты она показала? Деньги творят чудеса, – с горечью закончила она. – Даже подменяют результаты анализов.

– Во всем виновата я! – громко сказала Лада, кладя руку Анне на плечо. – Именно я предложила наказать виновных. Только несколько нестандартным способом. В сети я познакомилась с людьми, ставшими жертвами произвола властей. Именно от них я и узнала имена тех, кто наиболее часто преступал закон. Мы побоялись наказывать своих обидчиков – ведь тогда нас быстро бы вычислили. А так все осталось бы шито-крыто. Мы с этими людьми никогда не пересекались, а значит, не имеем к ним никакого отношения. Я взломала странички тех, у кого, по нашему мнению, было рыльце в пушку, и обнаружила переписку, подтверждающую наши подозрения. С этого момента приговор им был вынесен.

Если бы все прошло успешно, следующая партия мстителей наказала бы наших обидчиков. В нашем списке около трех десятков человек. Нашей задачей было заманить на остров тех, кто клюнул на нашу наживку. Поэтому нам пришлось постараться, чтобы подсунуть этим оборотням путевки на остров. В итоге пятеро из них попались на нашу удочку – ваш товарищ тоже должен был приехать с сыном, – обратилась она к Эрику. – Вот только вместо него появились вы. Мы решили вас не трогать. Мы не знали, что вы за человек, а убивать просто так никого не собирались.

В зале послышались шаги. Мариша обернулась. Это прибыл Константин Сергеевич с чемоданчиком.

– В чем виновны те, кому вы отомстили? – спросил Эрик.

– Аркадий выносил несправедливые приговоры. Он значительно снижал наказание преступникам, даже если их вина была полностью доказана. Виталий, будучи прокурором, имел возможность переквалифицировать статью и просить минимально низкого наказания. Андрей несколько раз подтасовывал улики, в результате чего виновные оказывались на свободе, а за них отбывали срок совершенно другие люди. Тимур… А вот с ним вышел прокол. Вы уверены, что его имя пишется по-другому?

– Абсолютно, – кивнул Эрик.

– Если честно, я не успела как следует его проработать. Он попался нам неожиданно, и я была уверена, что это тот самый человек, о котором мне рассказывала женщина, пострадавшая от его рук, – сказала Лада.

– Где вы взяли деньги на путевки? Это дорогое удовольствие – отправиться на этот остров.

– Нам помогли те, за кого мы мстили.

– А как вы оказались в одном корпусе? Вам нужно было постараться, чтобы собраться вместе и иметь возможность общаться без чужих ушей.

– Вы, наверное, успели заметить, что корпуса здесь двух видов – одноэтажные и в два этажа, – принялась объяснять Лада. – В одноэтажных домиках используются джакузи, а в остальных душевые кабины. В анкете, которую требуется заполнить при покупке путевки, есть пункты – на каком этаже мы хотели бы проживать, какие условия нас привлекают… Ну и так далее. Мы все выбрали первый этаж и джакузи. Так мы и поселились в одном домике.

– Почему же вы не завлекли сюда большее количество виновных?

– А деньги? – развела руками Лада. – На что хватило, то и осуществили.

– Допустим. Но когда на острове обнаружились бы четыре трупа, вам бы стали задавать вопросы. Как вы планировали остаться вне подозрений?

– А Тимур на что? – удивился Семен. – Мы же специально подкинули ему в комнату улики. Вот только не успели приложить его пальцы к бутыли с этиловым спиртом, чтобы остались отпечатки. Но это потому, что вы нас опередили и направились обследовать его номер. Если бы не вы, мы бы все обставили наилучшим образом.

– А еще сообщили бы полиции, что Тимур был какой-то странный, – добавил Богдан. – Мол, его преследовали навязчивые идеи, раздражали люди, и вообще он со всеми конфликтовал и ругался.

– Я даже мог поставить себе синяк под глазом, чтобы доказать его неадекватность, – добавил Григорий. – Мол, я не уступил ему место на пирсе, а он меня избил. Все бы это убедило следователей, что у него случилось временное умопомешательство.

Эрик потер руками виски.

– Скажите, а тот врач, вместо которого приехал я, тоже был в чем-то замешан?

– Он отказал в госпитализации трехмесячному мальчику, сказав, что тот не нуждается в стационарном лечении. А на следующий день ребенок умер, – тихо произнес Семен. – Ваш товарищ тоже не без греха.

– Хотел бы я посмотреть на того, кто может похвастаться чистой совестью, – прошептал Эрик и на секунду прикрыл глаза.

– Вы нас осуждаете? – подала голос Анна.

– Осуждаю, – кивнул он. – Я уверен, что нельзя чинить самосуд. Просто потому…

– Но если судебная система бессильна, что еще остается делать! – выкрикнул Григорий.

– Просто потому, что может случиться такая ошибка, за которую вы, собственно, и мстили, – невозмутимо продолжил сыщик. – Любая вина требует доказательств, понимаете?

Все недружно кивнули. Сзади раздался тихий вскрик, и Мариша резко обернулась. Маруся, зажав рот руками, в ужасе смотрела на Авдотью Ивановну. Доктор спешно достал шприц, наполнил его лекарством и ввел в руку бабуле. Затем он похлопал ее по щеке, достал тонометр и измерил пульс и давление.

Все в оцепенении наблюдали за этой сценой. Минут десять доктор пытался привести Авдотью Ивановну в чувства, но потом пожал плечами и поднялся с дивана.

– Все кончено, – сообщил он. – Думаю, это был обширный инфаркт. Она страдала повышенным давлением, а стресс всегда усугубляет заболевание.

– Она умерла? – вытаращила глаза Анна.

– Да, к сожалению.

– Ее можно было спасти? – дрожащим голосом спросила Лада.

– У меня нет необходимого оборудования. Если бы она находилась в больнице, тогда у нее был бы шанс. А так… – он махнул рукой.

– Возмездие не заставило себя ждать, – произнес сыщик, с сожалением глядя на бабку.

– Жаль только, что оно не всегда успевает вовремя, – всхлипнула Лада и отвернулась.

– Пойдем, – сыщик взял Маришу за руку.

– Эй, вы нас оставляете? – крикнул им вслед Григорий.

– А что я с вами должен делать? Привязать к стульям? Завтра придет моторка. Обдумайте свою версию произошедшего. И еще, – он сделал небольшую паузу. – Искать справедливость нужно иными способами. Для этого есть суд. А действуя подобными методами, вы становитесь такими же, как и те, против кого вы боретесь. Подумайте над этим.

Эрик быстро вышел, оставив сообщников наедине друг с другом. Он завернул в гардеробную, прошел до конца и дернул на себя ручку едва заметной двери. Там, в небольшой комнатке, сидела Анжелика.

– Все получилось? – спросил сыщик.

– Да, вот запись вашего разговора, – сказала она, протягивая Эрику диск.

– Прекрасно, – кивнул он, убирая его в карман. – Теперь можно спать спокойно.

– Спокойно? – переспросила его Анжелика.

– Да. Я не думаю, что они решатся еще на несколько убийств. Все-таки осознавать себя убийцей, а не вершителем справедливости совсем другое дело.

Глава 32

– Но как вы догадались? – поинтересовался Константин Сергеевич, снимая очки. Все трое сидели в его кабинете и пили горячий чай. – Я был уверен, что именно Тимур виновник всего произошедшего.

– Я должен был догадаться гораздо раньше, – покачал головой Эрик. – Мне все время казалось, что это не настоящее дело, а постановочный спектакль. Во-первых, каждый раз подозреваемым оказывался тот, в ком я начинал сомневаться. А это само по себе уже странно. Во-вторых, эти письма. Они же ясно указывали на характер преступления.

В целом я рассуждал довольно просто. Убийцей должен оказаться тот, кто уже когда-то бывал на острове. Ведь этот человек хорошо знал местные порядки и прекрасно здесь ориентировался. Это могла быть либо обслуга, либо Григорий.

– Или вы, – подсказал ему доктор.

– Ну, в себе-то я был уверен, – усмехнулся Эрик. – Кстати, когда мы начали знакомиться, Ладу явно удивило мое имя. Значит, она знала, что должен был приехать другой человек. Откуда у нее такая информация? Дальше совершил прокол Григорий. Он назвал Анну по имени, хотя предполагалось, что все мы должны были познакомиться только в этой гостиной. Что и было озвучено в начале вечера. Правда, он тут же оговорился, что уже встречал ее в коридоре. Глупая ошибка.

– Вы считаете, что такого быть не могло?

– Теоретически могло, но ведь когда мы собрались за столом, был подчеркнут тот факт, что все мы видим друг друга в первый раз. А дальше Лада допустила совсем глупую оговорку. Когда Авдотья Ивановна говорила о своей фигуре, Лада заявила, что в купальнике она выглядит изумительно. Откуда она могла это знать? Хорошо, я мог допустить, что Григорий все-таки познакомился с Анной в коридоре, но предположить, что Авдотья гуляла по корпусу в купальнике, это вряд ли. Конечно, если предположить, что Лада видела ее фото в купальнике в соцсетях, то все встает на свои места.

Поехали дальше. Когда я расспрашивал жителей второго корпуса об их передвижениях в период смерти Аркадия, Анна сразу заявила, что сидела с Авдотьей Ивановной. Причем та не торопилась вызвать врача. Я спросил, почему они не воспользовались телефоном и не вызвали вас, Константин Сергеевич? На что она мне ответила, что аппарат не работал. Но откуда она могла это знать? Про неисправность телефона выяснилось позднее.

А это алиби с бильярдом, когда Анна и Лада якобы решили сыграть пару партий? По идее, Анна никогда бы не стала проводить время с Ладой. Она изначально играла роль особы, недолюбливающей эту женщину. Лада – сердцеедка. Она любит охмурять мужчин. А значит, Анна должна была ее избегать и проводить время рядом с мужем. Мне сразу показалось это странным, но я не придал значения этому факту.

Дальше. Когда Виталий не пришел к обеду, никто даже не поинтересовался, куда он делся. Хотя кто-то из них должен был это сделать. Ведь человеку свойственно любопытство, особенно в такой тесной компании. Я ждал, когда этот вопрос прозвучит, но так и не дождался.

– А откуда у Тимура на рукаве взялась кровь? – полюбопытствовала Мариша. – Ведь он говорил, что сидел в номере.

– Нет, он ходил гулять, – покачал головой Эрик. – Помнишь, Маруся сказала, что видела его выходящим из корпуса. Я думаю, Тимур наткнулся на Андрея и даже попробовал перевернуть его, но увидел, что тот мертв, и сбежал. А потом испугался, что мы его заподозрим, и сказал, что никуда не выходил из номера. В принципе, его можно понять.

– А ведь именно с этого момента я и начала подозревать его по-настоящему, – с обидой сказала Мариша. – Ну что ему стоило сказать правду?

– Что? – удивился Эрик. – Страх, конечно. А ты бы не испугалась?

– Не знаю… – она пожала плечами.

– Так вот, все говорило о том, что эти люди были знакомы и раньше, – продолжил Эрик. – А значит, их словам верить нельзя. Вот именно тогда я и предположил, что возможен другой вариант развития событий.

– Удивительно, – произнес доктор и надел очки. – Такие приятные люди, и вдруг убийства… И ведь кто-то же должен был разработать весь этот план. Вы знаете, кто это?

– Предполагаю, – ответил сыщик. – Я считаю, что это Григорий. Лада нашла в Интернете информацию об оборотнях в погонах, за которыми числились многократные грехи, но именно он стал движущей силой этого преступления. Мариша как-то заметила, что он напоминает ей военного. Я стал присматриваться и тоже обратил внимание на армейскую выправку, манеру говорить. Правда, он пытался это скрывать, но натура все равно иногда вылезала наружу. А потом я посетил его номер и нашел там пенсионное удостоверение, из которого стало понятно, что он – полковник в отставке. Значит, у него был доступ к базе данных МВД. А дальше дело техники – узнать, кто где работает, и сделать предложение, от которого намеченные жертвы не смогут отказаться.

– Но Лада взяла всю вину на себя, – возразила Мариша.

– Ей терять нечего. Она совсем одна. А у Григория дети…

– И все-таки, как вы догадались, что Тимур не сам спрыгнул с утеса? – полюбопытствовал Константин Сергеевич.

– По положению трупа. Ему явно придали ускорение. Поверьте мне, я знаю в этом толк. И кроме того… – Эрик сделал паузу, – я не поленился и поднялся на этот утес. С того места, где стояла компания, невозможно было увидеть падающего Тимура. Вот вам еще одно вранье.

– Я только не понимаю, почему они решили убить их всех именно на этом острове? – укоризненно покачал головой доктор.

– Как раз здесь все понятно. Им было нужно время. Хотя бы несколько дней. Тогда бы они успели осуществить свой план и подготовиться к приезду полиции. Я думаю, у полицейских не возникло бы никаких вопросов. Им подсунули бы маньяка Тимура.

– Интересно, а Лада догадалась почистить свою переписку в социальных сетях? – спросила Мариша и, распахнув глаза, посмотрела на мужчин.


Эрик стоял на берегу и смотрел вдаль. Мариша тихонько пристроилась сзади. Сначала послышался шум двигателя, а потом показалась и сама моторка, которую они с таким нетерпением ждали. Вчерашний день был очень непростым. Они старались избегать жителей второго корпуса и даже не ходили в гостиную на обед и ужин. Они выбрали своим местом дислокации кабинет Константина Сергеевича. Правда, Григорий сделал попытку переговорить с Эриком, но тот от разговора отказался.

Моторка приблизилась к берегу, и Эрик поприветствовал капитана. В двух словах он обрисовал ситуацию, стараясь не очень сгущать краски. Капитан, не подавая признаков удивления, тут же развернулся и отправился обратно за подмогой.

– Вот теперь все закончилось, – сказал сыщик, усаживаясь к подножию большого дуба.

Именно здесь несколько дней назад сидела Лада и о чем-то размышляла. Теперь на этом месте примостились сыщик и Мариша. Они сидели молча и смотрели на темную холодную воду, бьющуюся о берег. Каждый из них думал о своем. Но в одном они были едины: преступление ради справедливости невозможно. Иногда может показаться, что справедливость запаздывает. Но не нужно забывать и о том, что над нами есть высшая сила. Именно она определяет, когда и в какой-то момент должна восторжествовать истина.

Мариша закрыла глаза и прислушалась к своим ощущениям. Ей было хорошо и спокойно. Не было страха, опасений, которые преследовали ее последние несколько дней. Деревья уже не казались ей ужасными великанами, а их ветки мирно шелестели листвой. Остров снова пришел в себя. Теперь он опять стал мирным, безмятежным, уютным. Мариша вдруг поняла, что остров тоже боялся. Он боялся, потому что живой. А теперь все позади. Ей хотелось верить, что здесь больше никогда ничего ужасного не произойдет. Ведь все живое должно жить. Несмотря ни на что!


Купить книгу "Пуаро должен умереть" Любимова Ксения

home | my bookshelf | | Пуаро должен умереть |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу