Book: Пустынная история. Обновление



Zang


Пустынная история.Обновление.











Выползя из шатра с подобранным посохом и ритуальным ножом, я отмахнулся от как раз подошедшей с завтраком Доры и помчался к ровной площадке утрамбованного до каменного состояния песка, где учитель проводил большинство своих ритуалов. Мне она как раз подойдет для жертвоприношения. Сосредоточившись на линиях, необходимых мне для последующего действия, я передал духу получившуюся картинку в воображении и оставив его медленно и аккуратно вычерчивать бороздки в песке кинжалом, побежал готовить в шатер все остальное. Мало начертить жертвенный круг - еще необходимо правильно его подготовить для качественного жертвоприношения.

Шу всегда говорил, что настоящие шаманы пользуются исключительно призывами и помощью духов при любых ситуациях и максимум, на что они могут рассчитывать при жертвовании живого существа - оплатить услуги обитателей мира грез жизненной силой. А вот те ритуалы, что использует он, на самом деле относятся исключительно к ритуалистике и как правило, даже не требуют наличия дара при всех соблюденных условиях. Вот только Шу в свое время не пожалел времени и сил переработать изыскания ритуалитов под обладателя магии, что увеличило силу и результативность ритуалов, значительно облегчая их проведение. Впрочем, с его же слов, зельями так же занимаются исключительно про-фе-сси-о-наль-ны-е алхимики. Так что как шаман, я вроде и ничего не должен знать, кроме призыва духов, включая создание и столь полезных инструментов в помощь основному роду деятельности. В который раз можно порадоваться, что моим учителем оказался Шинсу, а не какой-то "прокуривший мозги травками придурок, вообще на половину живущий в мире духов". Между прочим, его точные слова о шаманах орков и гоблинов. Впрочем, у первых траву следует заменить на грибочки. Интересно, что это такое?

Вернувшись в шатер, я принялся рыться в сундуках и собирать необходимые ингредиенты, постоянно сверяясь с конфискованной у хитроумного кошака книгой. Сам-то ритуал в общих чертах я помню, благо, ничего сложного там нет, а вот с его подготовкой... Собственно, воткнуть нож в грудь жертвы и наблюдать за процессом очень просто, но перед этим следует особым образом приготовить кровь используемого существа и уже получившейся смесью отливать жертвенный круг и начерченные знаки. Духи знают, за что именно они отвечают, поскольку такой язык мне пока не знаком, но судя по записям учителя - все прекрасно работает даже без необходимости досконального знания производимых действий. Главное, "не ошибиться в процессе подготовки", как любил говаривать Шу. Так что со всем старанием, собирая список необходимого, я практически чувствовал себя настоящим шаманом со всеми атрибутами.

Так, истолченные в порошок когти магического создания есть - оборотень тут отлично подходит. Корень мертвой мандрагоры в свое время был выменян у тех же лохматых еще учителем, да и требуется его всего лишь крохотный кусочек, оставляя ценный реагент для будущего использования. Сушеные глаза вампира(фу, какая гадость!) тоже имеются в количестве двух штук и добыты Шинсу как раз для возможного приемника на посту, неизвестно где и каким способом еще до моего рождения. Желчь песчаного василиска давно добыта охотниками и до сих пор не разьела склянку только благодаря магии. Его же яд тоже находится в одном из сундуков. Растолченая слеза гор так же имеется в наличии, несмотря на крайнюю трудность приведения ее в подобное состояние. Кровь жертвы набрать еще успею, а вот склянку собственной следует нацедить уже сейчас. Ну и последнее, что необходимо - зелье, что не позволит подобранным компонентам уничтожить магические свойства друг друга в процессе смешивания. Ши все время держит на готове несколько таких ка-та-ли-за-то-ров.

Достав котелок и нацедив кружку крови оборотня, я приготовился к готовке смеси, но неожиданно урчанием подавший о себе знать желудок напомнил о необходимости хорошо питаться. Мда, придется прерваться. Прикрыв кружку стеклянной пластинкой, чтобы в нее случайно ничего лишнего не попало, я выполз из шатра к терпеливо меня ожидавшей вдове.

Потянув носом вкусный аромат, начавший распространяться во все стороны, я сглотнул мгновенно образовавшуюся слюну - сегодня у нас яичница с мясом!

- Доброе утро, - наконец вспомнил я про приличия, приглашая понимающе улыбнувшуюся Дору в свое жилище, - когда это охотники умудрились разорить кладку песчаной ящерицы?

- Вчера наткнулись, - отозвалась лива, устанавливая на столик тарелку и накладывая завтрак.

Учитывая, что ящерица эта только по названию, а на деле настоящий песчаный дракон под два метра в холке, его яйца спереть получается не так часто, как всем хочется. А убить этого обитателя пустыни очень не легко - лечатся они не хуже оборотней, да и сами не прочь полакомиться дерзкими охотниками. Но мясо у них не менее вкусное и полезное, чем и яйца.

- В хранилище хоть одно перепало? - орудуя ножом и методично подчищая тарелку, - спросил я.

- Даже два - кладка оказалась большой.

Ммм, значит, по особым случаям можно будет устраивать себе праздник!

- Кстати, когда пойдешь относить кусочек Мелочи, то скажи ей позвать Зауса потрошить тушу ближе к середине дня, - вовремя вспомнил я, сыто отваливаясь от стола и запивая съеденное простой водой.

Вообще, на такой жаре ценные части тушки быстро пропадут, а сам я потрошить дохлого оборотня не собираюсь, даже если бы умел это делать. В конце концов, зачем страдать ерундой самому, если под рукой куча гораздо более опытных соплеменников?

- Хорошо.

Дальше я уже не обращал на нее внимание, вернувшись к котелку и подготовке смеси для ритуала. Скоро, скоро все будет готово и я наконец приобрету необходимый каждому шаману инструмент.


Глава 8.



Когда прибежала девчушка с сообщением от Моруса, главный охотник племени занимался самостоятельным ремонтом охотничьего снаряжения. Мастер мастером, а заменить почти перетершийся ремешок у кожаной брони или сделать ловушку из редких подручных материалов должен ты сам. Бегать к мастерам за каждой мелочью никакой еды или ценных вещей не хватит, так что приходится выкручиваться самому. Даром что ли отец учил с младых лет всему полезному?! Ну и каждый охотник обязан не только знать способы разделки разнообразной добычи, но и методики ее обработки, выделки и хранения. Ну и само собой - что именно необходимо не только самому или кому еще в племени, но так же и шаману. Именно поэтому под началом Зауса каждый знает как именно правильно разделывать оборотней обоих полов в звериной форме до последней косточки, несмотря на тот факт, что наглядно подтвердить навык не доводилось уже довольно большое количество времени. Как раз с заключенного перемирия, вот только почти в каждом шатре имеется шкура не хуже той, что лежит в шатре шамана.

Да и сегодня кому другому едва ли придется освежить навыки - главный охотник племени давно застолбил за собой право на обслуживание нужд шамана, а уж когда появились ученики у Шинсу и вовсе полностью узурпировал своей властью. А причина между тем довольно проста - с самого детства Заусу хотелось прикоснуться к неведомому миру, зовущемуся магией. Пусть старый ворчун был скрытен и не позволял увидеть много несмотря на все усилия, но с увеличением количества одаренных на двух, шансов прикоснуться к так манящей тайне стало больше. И пусть Шинсу сбежал, а оборотень вернулся к своим, Морус не имел ничего против наблюдения за своей работой, при условии, что зрителем является приятная ему личность.

И охотник собирался воспользоваться данной возможностью по полной, заявившись не к концу ритуала, как сказала Мелочь, а подойдя к самому началу и увидев весь процесс собственными глазами. Благо, где была ритуальная площадка он отлично знал и даже бывал пару раз в качестве зрителя. Быстро собрав весь необходимый набор для разделки и целый мешок зачарованной стеклянной тары как раз для подобных случаев, Заус чмокнул жену с дочерью и побежал к шаману.

И как раз подоспел к самому началу подготовки ритуала. Одетый в одни штаны, парень как раз сосредоточенно ползал по утрамбованному песку со склянкой в руках и сосредоточенно заливал светящимся ядовито-зеленым составом прочерченные кинжалом борозды, складывающиеся в причудливо извивающиеся знаки и рисунки, образовывавшие все вместе круг вокруг свободного от них центра. Причем, охотник определил, что два небольших(относительно всей нарисованной фигуры) места среди хаотических линий оставались для собственно жертвы с одной стороны и посоха с другой. Причем там, где должна будет находиться жертва, прочерченные линии наблюдались глубже и больше походили на канавки оттока крови, чем магические письмена. Впрочем, никто не сказал, что одно не будет совмещаться с другим.

- Готово!

Пока охотник осматривал узор предстоящего ритуала, Морус закончил заливку непонятной жидкости и только теперь заметил присутствие постороннего.

- Привет Заус, - махнул он рукой, - чего это ты так рано?

- Так... э..., - взрослый мужчина немного замялся, внезапно ощутив собственное любопытство несколько неуместным и смущающим.

- А! Любопытно? - понимающе прищурился малолетний шаман.

Охотник облегченно кивнул. В конце концов, у каждого имеется несколько маленьких слабостей и признаваться в них не каждый спешит.

- А что это ты тут выливал за значки? - спросил он, кивая в сторону несколько нервирующе мерцавшего рисунка на земле.

- Понятия не имею, - легкомысленно пожал плечами парень и Заус почувствовал, как у него начали вставать дыбом волосы - истории о том, что способен натворить неуч при неправильных действиях рассказывал сам старый шаман и итог был всегда разрушительным и печальным для всех окружающих, - обучение у Шу для меня было в основном, в быстром и тщательном заучивании каждой закорючки без малейшей ошибки, а доскональное знание оставлялось на потом.

- То есть, за результат ты спокоен? - с опаской уточнил мужчина, стараясь незаметно перевести дух и унять зашедшееся в бешенном ритме сердце.

- Конечно! - возмутился пацан, сердито взглянув на охотника, посмевшего усомниться. - Уж все имеющиеся ритуалы вбиты в мою шкуру многими днями голодовки и ударами посоха учителя!

Он немного поморщился, судя по всему, вспоминая наказания за допущенные оплошности.

- Шу ошибки никогда не жаловал, а заживало на мне все медленнее оборотня, так что волей-неволей приходилось заучивать все намертво, - добавил Морис, - конечно, это все исключительно практика, но ввиду скудности моего времени обучения и как понимаю теперь - запланированного исчезновения учителя, главный упор в основном делался на практическое применение используемых знаний, а уж остальную теорию мне придется подтягивать по имеющимся книгам самостоятельно.

- Хмм, значит и закорючки эти будешь понимать?

- Ага, у меня и учебник рунического алфавита есть - написанный собственноручно Шинсу, так что мне следует только найти время и засесть за учебу, - покивал шаман, - но если судить по грядущим событиям, то случится это не скоро.

Заус уже слышал насчет предсказаных духам неприятностей и потому только понимающе покивал.

- А сейчас ты стремишься закончить посох как можно быстрее?

- Ага, вот только передохну немного и начну проводить ритуал, - вздохнул шаман и не дожидаясь очевидного вопроса, пояснил, - обычно, такого рода ритуалы трубуют намного больше подготовки и точного рассчета по положению звезд, но у меня эти требования снимаются огромным количеством использованной силы.

- Так Шинсу вроде все именно вымерял и всякие свои штучки раскладывал? - не понял охотник.

- Ну так то он, а то я, - фыркнул Морис, - и несмотря на то, что мы оба шаманы, разница между нами на самом деле очень даже большая.

- Разница? - несмотря на некоторую осведомленность в мистических делах, Заус не понял, что имел ввиду парень.

Вздохнув, молодой шаман плюхнулся на песок и похлопал ладонью рядом, приглашая присесть.

- Попробую объяснить так, чтобы стало понятно. Учитель уже много лет практикует шаманизм, следовательно, является очень могущественным по сравнению с новичками вроде меня. Главным критерием для нас считается влияние в мире грез и чем дольше практикует шаман, тем более охотно заключают с ним договора духи и тем меньшую требуют плату за свою работу(естественно, при условии, что он ничем не прогневал духов, например, разрывом договоренностей или попыткой насильного подчинения). Ну и при этом растет свита духов шамана, что постоянно находятся рядом, появляются благословения великих духов и им подобных сущностей. У меня же ситуация немного другая - при малом опыте шаманизма, я могу позволить себе оплачивать услуги обитателей мира снов собственной силой, нежели возиться с поиском нормальных жертвоприношений. Вот и получается, что Ши выигрывает в могуществе, а я в простоте просто за счет намного большего количества магических сил чем у него. Но поскольку шаман в племени является не только чисто шаманом, но и еще немного лекарем, алхимиком, травником, артефактором, ритуалистом, погодником и даже жрецом, то преимущесто в силе здорово облегчает жизнь. Да и увеличивать силу свиты получается куда быстрее, не говоря уж о проявлении духов в обычном мире. Собственно, данный ритуал создания посоха Шу готовил бы как минум пару дней, используя кучу ин-гре-ди-ен-тов и оглядываясь на множество важных факторов, в то время, как мне достаточно лишь забухать как можно больше силы при создании узора. Учитель вообще говорил, что с моим сильным даром лучше учиться на обычного мага-универсала, но поскольку он использовать магию подобным способом не умеет, то и готовил из меня шамана с небольшими отклонениями для нужд племени. Шаманам большое количество сил помогает только в самом начале, а потом уже почти ни на что и не влияет. Вот такие вот дела.

Охотник только удивленно хмыкнул на разошедшегося паренька - раньше за Морусом не имелось привычки что-то пояснять. Но рассказывал он интересно и понятно, да и старик Шу до таких подробностей не опускался, предпочитая вообще ничего не говорить о природе своих сил.

- И насколько ты сильнее учителя? - спросил он просто из любопытства.

- Ну... Я не очень хорошо чувствую магию в живых существах, так что могу сказать только примерно, но раз в тридцать будет точно - учитель в чисто магическом плане достаточно слаб, наверное потому и взялся за изучения шаманизма, поскольку здесть требуется в основном опыт и нарастающее влияние, а не размер собственных сил, мне же с детством в некотором роде "повезло".

Морус не весело усмехнулся и покачал головой, замолчал, смотря в небо невидящем взглядом. Охотник предпочел упомянутую тему не продолжать по понятным причинам - то, что парень вообще выжил те несколько лет голода до поступления в ученики Шу вообще можно считать настоящим чудом, учитывая количество достававшейся ему еды.

- Ладно, посидели и хватит, - внезапно встрепенулся шаман, подскакивая с земли и отряхивая штаны от налипшего песка, пора приступать к делу.

- И что ты будешь... э... делать?

- На самом деле, ничего особенного, все за меня сделает начерченный круг, а я буду служить всего лишь ключем к началу ритуала, - отозвался парень, осторожно пробираясь между светящимися линиями к центру и нежно держа заготовку в руках, - на самом деле, обычные шаманы используют именно такой вот посох с благословением высшего духа(или какого получится) и ничего больше, но мы с Шу используем такой необычный материал уже для создания самого настоящего артефакта, чья особенность служить домом для духов отнюдь не является единственной.

- А что делает благословение духа? - поинтересовался охотник, наблюдая, как шаман остановился в месте, свободном от канавок и осторожно разместил посох в надлежащем месте.

- Если по-простому, то придает материалу способность поглощать и вырабатывать магию, то есть делая его магическим, - ответил Морус, осторожно отпуская посох и делая шаг назал, - у обычных духов это временное явление, а у великих - постоянное, немного похоже действуют благословления шамана, вот только на более короткий срок.

- Понятно.

Посмотрев на зависший без всякой поддержки над спрессованным песком посох, охотник заинтересованной хмыкнул. Воспарившая затем на противоположной стороне кошка удивления уже почти не вызвала.

- Все, сейчас не мешай - мне надо сосредоточиться, - махнул в сторону единственного зрителя парень и уселся на песок, жестом приманивая к себе лежавший за границей круга ритуальный кинжал.

Понятливо кивнув, Заус даже отступил назад на десяток шагов назад чтобы не отвлекать и оказаться подальше, если случиться вдруг что-то неожиданное. Не то чтобы он не доверял мастерству молодого шамана, но в непонятных делах лучше всегда вести себя осторожно. Эту простую истину опытный лив познал на собственной шкуре, получив однажды отдачей от чуть по другому пошедшего ритуала. И если бы не своевременная помощь старого Шинсу, то в племени оказалось бы одним охотником меньше. Впрочем, этот неприятный случай не отбил и части любопытства, приучив лишь быть немного более осторожным в своей жажде прикоснуться к неизведанному.



Тем временем Морис развел руки - пустую в сторону посоха, а с кинжалом в сторону буквально распятой в воздухе пузом к верху кошки - и напрягся так, что даже стали четко видны жгуты мышц. Охотник пропустил момент, когда жертвенный нож покинул руку шамана и завис точно над сердцем жертвы. На мгновение, наблюдающему ливу даже показалось, что его держит что-то вроде туманной дымки, выходящей из раскрытой ладони парня, но после пары морганий видение пропало. Обратив внимание на шамана, Заус пропустил момент, когда лезвие вошло кошке в грудь и увидел только фонтан крови, взметнувшийся из раны, едва нож вернулся в прежнее положение. Но это уже было не так важно, поскольку, едва первая капля красной влаги упала на землю, весь рисунок вспыхнул настолько ярко, что на какое-то время затмил ослепительное пустынное солнце, заставив охотника заслониться глаза рукой и ждать момента, когда можно будет вновь нормально видеть. Протерев глаза с тихими ругательствами, он отметил поизошедшие на ритуальной площадке изменения - ядовитого цвета житкость, соединившись с кровью жертвы, приобрела ярко-алый цвет и слабо мерцая, медленно стекала по канавкам в сторону посоха. Но кроме этого, от тела медленно умиравшей кошки вверх вздымалась струйка толи дыма, толи пыли. Обвиваясь вокруг рукояти, она устремлялась в шаману и по его рукам кольцами бежала на другую сторону прямо к слезе гор, закрепленной в зубах костяной змейки на посохе, растворяясь без следа. Но самые большие изменения происходили как раз с самим древком. В какой-то момент, под ним скопилось большое количество жидкости, начавшей притягиваться к нижему концу посоха и буквально впитываться в него, меняя цвет с золотисто-белого на темно-красный. И чем больше впитывалось, тем выше поднималась граница изменения по древку. Заус даже вздрогнул от неожиданности, когда потемневшая змейка на посохе внезапно встрепенулась, осторожно открыла вид на кристал, расположенный на торце посоха и когда с четырех сторон его сомкнула вдруг выросшая кость, обернулась клубком вокруг, скрывая из вида и вновь застыла резной фигуркой, лишь едва различимо мерцая огоньками в глубине глаз. Посох с глухим стуком упал вниз и воткнулся в спрессованый песок, а по площадке прошлась волна воздуха во все стороны, неведомым образом стирая погасший рисунок и оставляя после себя лишь ровную поверхность. Следом приземлилась обескровленная тушка оборотня, знаменуя завершение ритуала.

Не успел охотник перевести дух, как молодой шаман подскочил на ноги и с радостным криком подхватил посох.

- Моя прелесть! Теперь я действительно шаман со всеми необходимыми инструментами!

- Поздравляю! - улыбнулся Заус буквально светящемуся от радости парню. - Вот только почему он у тебя подобного цвета? У Шинсу же был угольно-черный вроде?

Морус перестал тереться щекой о полированную поверхность посоха и повернулся к охотнику.

- При создании, цвет отражает силу созданного посоха, - пояснил он, - учитывая, что на мой пошла кость воплощенного великого духа и оборотень, получился такой темно-красный цвет.

- А как же тогда старик получил черный цвет? - озадачился Заус.

Учитывая, что оборотни относятся к одним из наиболее живучих существ, а на убийство воплощенных великих духов обычно требуются настоящие армии или десяток могучих чародеев, получить более темный цвет в условиях пустыни едва ли возможно.

- Кость дракона и василиск, - с легкой завистью и восхищением произнес парень, - не знаю, как учитель смог это провернуть, но его шаманский посох будет раз в пять мощнее моего, если не больше.

- И как у него только такое сокровище не отобрали при изгнании в пустыню? - покачал головой охотник.

- Издеваешься?! Да я бы посмотрел на того смельчака, что просто посмеет прикоснуться к посоху шамана такой силы без разрешения владельца, не говоря уж о попытке его отобрать! - воскликнул парень. - Да и использовать его постоянно никто кроме владельца не сможет, включая и прямых кровных родственников.

- Почему?

- При создании всегда используется кровь, привязывая артефакт к шаману намертво и даже дети не смогут ничего сделать, если до этого не был предварительно проведен ритуал передачи новому владельцу, - пояснил Морус, с любовью оглядывая свою работу, - причем, это должен быть потомок не дальше второго поколения, иначе ничего не получится.

- О как хитро! - покачал головой охотник. - Теперь я понимаю, почему старик Шу грозил самыми страшными карами любому, кто осмеливался хотя бы попытаться прикоснуться к его посоху, не говоря уж о том, чтобы взять в руки.

- Ну так! Пострадавших ведь пришлось бы поднимать на ноги ему самому, - усмехнулся парень, - а учитель создавать себе лишнюю работу никогда не любил. И кстати, насчет работы - тушка полностью в твоем распоряжении, только оттащи ее куда-нибудь в сторонку, чтобы не пачкать площадку.

- Не волнуйся, это будет не первый оборотень, которого мне пришлось разделывать, так что все будет чисто и аккуратно, - подмигнул охотник и направился к дохлой кошке.


Словно зачарованный, я наблюдал за работой лива, легкими взмахами ножа разделывавшего тушу кошки. Вжик-вжик-вжик и отделенная от мяса шкура уже лежит рядом, а Заус уверенными движениями отсекает когти с лап и складывает их в отдельную склянку. Потом без особых усилий вспарывает живот туши и начинает вырезать различные органы, сразу раскладывая из по заранее подготовленной таре. Учитывая, что всю кровь до последней капли выдоил ритуал, то выглядит все это куда более чисто, чем могло бы быть.

Вздохнув, я оставил друга заниматься делом, а сам хорошенько потянулся, хрустя суставами, и поплелся к своему шатру. На что-то более быстрое у меня просто не хватало сил - несмотря на огромный резерв, ритуал выдоил почти досуха и забрал немало даже телесных сил, так что требовалось срочно их восстанавливать, в данном случае сном, поскольку горы еды в зоне досягаемости не наблюдалось, да и едва ли когда будет наблюдаться до тех пор, пока мы живем в пустыне. Шу рассказывал о других землях, где намного больше дичи и не приходится спасаться от губительного пекла дня и холода ночи под магическим щитом, но верится в это с огромным трудом, не говоря уж о сказках про громадное количество соленой воды.


Глава 9.



На следующее утро, я поднялся с таким же отличным настроением, что и засыпал вчера. И сразу же схватился за посох, любуясь его совершенной формой и исходящим от обработанной кости чувством магии, подчинающейся только мне. Все-таки, подобная штука изрядно облегчает жизнь любому шаману и под моим постоянным подчинением теперь будет не только Шустрик, другие духи не побрезгую приглашением, осталось их только вызвать и договориться о служении. Впрочем, не думаю, что с этим будут особые проблемы - обитание в сильном артефакте, как раз и заточенном под это, позволяет практически всем духам, не добравшимся до звания великих, не только постепенно расти в силе, но и эволюционировать намного быстрее обычного. Проще говоря, становиться умнее. Не даром же свиты великих духов намного отличаются по возможностям от похожих духов, но обитающих самостоятельно. Да и Шустрику не плохо бы переместиться туда, поскольку браслет как Дом будет похуже качеством, несмотря на вставленную слезу. Впрочем, скоро мне принесут обработанные обломки и тогда эту проблему можно будет решить к обоюдному согласию.

Позавтракав чем вдовы послали, я принялся за прием соплеменников с мелкими просьбами, что накопились за прошедшие пару дней - позавчера меня небыло в оазисе, а вчера никто не беспокоил из-за работы с посохом. Этому поправить оружие, этой зарядить кристалл для плиты, этому подновить чары на доспех, этой обработать только сшитую одежду, этой дать пару зелий, этому наложить остроту, той свести небольшой ожог, этому затянуть царапину и свести здоровый синяк. Подобные мелкие проблемы не вызывали особой сложности и занимали относительно мало времени, но их было МНОГО! По крайней мере, для меня одного без всякой помощи. Так что к разбору оставленного старшим охотником мешка я приступил уже ближе к вечеру, когда последние соплеменники перестали толпиться у моего шатра. Впрочем, и в этом есть своя польза - не только постоянная практика позволяет улучшать мне свое мастерство, но и горка оплаты моих услуг приятно греет сердце. Еду себе сразу забирают вдовы, а вот множество полезных ингредиентов я сразу распихиваю по сундукам. Туда же отправились и части разобранного на составляющие оборотня, кроме сердца и печени - их я не готовя слопал сырыми. Помимо огромной насыщенности жизненной силой и магией этих органов, они так же повышают выносливость и заживление ран употребившего их одаренного. Конечно, просто так их есть нельзя, но провести соответствующий ритуальчик дело пары минут. Другое дело, что употреблять таким не станешь, поскольку уже на втором разе теряется эффективность. Проще говоря, получить положительный результат с одного и того же магического существа можно только единожды, да и перерыв на привыкания тела должен быть как минимум один сезон, а лучше два, поскольку изменения происходят еще и с духовным телом. Шинсу говорил, что раньше подобная практика среди шаманов была повсеместной, но постепенно ритуал забылся и потерялся во времени, оставшись достоянием лишь некоторых долгожителей и их учеников, строго берегущих свое знание от посторонних. Учитель получил его от своего прадеда и передал только мне, не сказав и слова об этом Оришаву. И есть у меня подозрение, что Шу дожил до своих преклонных лет(хоть и не различимых во внешнем виде молодого лива) во многом благодаря именно благодаря этому простенькому ритуалу. Более семидесяти приобретений подобных плюшек от разных магических созданий не могут не повлиять даже на самого слабого шамана в положительную сторону. Собственно, у меня даже имеется толстенькая книжонка в ладонь размером, где учитель записывал особенности и преимущества того или иного создания, поглощенного им в свое время с дополнительными пояснениями какие именно органы следует употреблять в дополнение к сердцу. А наложенная защита рассчитана только на меня. Не знаю уж почему Шинсу так расщедрился для меня, несмотря на столь малый срок обучения, но я ему за это очень благодарен - живя в пустыне, даже самое маленькое преимущество может повлиять на разницу между жизнью и смертью.

- Морус? - тихий голос снаружи оторвал меня от изучения очередной полезной книжонки в закромах наследства Шу.

Ну кто там еще?!

Вздохнув, я поднялся со шкуры и отложив в сторону книгу, выбрался из шатра. Солнце уже потихоньку клонилось к закату и шатер давал приличную тень, спасая от жары и не давая раскалиться песку под ногами, так что одетый в одни штаны, я не испытывал особых неудобств, разглядывая неожиданную гостью.

- Да? Зачем я понадобился?

Пары мгновений мне хватило чтобы опознать, кто решил побеспокоить шамана так поздно. Можно сказать, стоящая передо мной потрепанная, тощая(даже по нашим меркам) и уставшая лива является настоящей знаменитостью племени - первая, кто из изгнанных вернулся с добычей и заслужил право вернуться в оазис. Процедура изгнания предельно проста - вручается плохонькое копье, бутыль фляги с водой и небольшой кожаный мешок, а затем пинок под зад. Если вернешься с добычей, неважно какой значительности, то добро пожаловать обратно и право на воду заслужено, но пищу добывать придется самому. Из многих изгнанных пока вернулась лишь Антиса.

- Мне бы копье срастить..., - робко попросила лива, протягивая оружие, то самое - врученное.

И причины для робости у поздней гостьи имелись серьезные - Шинсу не выносил сильных женщин, предпочитая их покорным и послушным, а эту женщину вне всяких сомнений можно назвать именно сильной не только телом, но и духом. В конце концов, не каждый сможет охотиться в одиночку там, где с некоторыми тварями не сразу справится и группа опытных охотников. И именно из-за этого учитель не оказывал ей своей обычной помощи, впрочем и десятину с добычи охотница не платила, а покупать услуги шамана стоило слишком дорого для нее по сравнению с остальными. Сейчас же, видно, решила попытать удачу со мной.

- Ничего сложного, - кивнул я, приняв копье и тщательно его осматривая.

Не самая лучшая работа мастера - достаточно тяжелое и грубо обработанное копье с заостренным листовидным концом, которым можно как рубить, так и колоть. Вот только сейчас на нем виднеются несколько мелких трещин в тех местах, где сращивали несколько костей в одну при создании заготовки. Узнаю поделку Оришава - ему никогда особо не удавалась работа с материалом в отличие от меня. Пока ничего страшного, но если и дальше ничего не предпринимать, то оружие скоро сломается. И не думаю, что у Антисы найдется чем оплатить создание нового, если учесть состояние ее одежды и полное отсутствие доспехов.

- Плата?

Покапавшись в своем мешке, лива вытащила на свет довольно крупное яйцо коричневого цвета. Хмм, и как это ей удалось обокрасть кладку песчаной ящерицы? Конечно добыча несколько меньше размером, чем обычно добывают охотники, но даже молодая особь может без особых проблем разорвать на части взрослого лива не говоря уж про маленькую и не особо сильную женщину.

- Оставь себе, - вздохнул я, вспомнив одно событие, связанное именно с этой ливой, - и пошли.

И больше не обращая внимание на изрядно удивленную этим гостью, вернулся в шатер. Сначала копье, а потом... потом посмотрим. С помощью всегда готового угодить Шустрика, я как следует срастил кость, убрал недостатки обработки и суть уменьшил толщину под более маленькую руку, за счет сэкономленного материала уплотнив кость и сделав ее намного более прочной. Лезвие я так же заточил и даже вставил в него крохотную слезу гор, наложив после этого чары остроты и сделав поверхность копья чуть более шершавой, чтобы руки не скользили. Ну и баланс немного поправил - уж разбираться в оружии Шу меня научил просто ради того, чтобы я не запарывал заготовки для охотников. В итоге, потратил огромное количество силы, но смог создать из посредственного копья "настоящее произведение искусства", как любил обзывать учитель не только практичные, но и при этом красивые вещи. Правда, пояснять значение этой фразы ему всегда было лень.

- Вот, держи и пользуйся, - утерев трудовой пот, я вернул оружие законной владелице, все время работы тихонько просидевшей около входа.

- Но... по... почему?!

И столько потрясения было в этом вопросе, что я смущенно отвел взгляд от широко раскрытых коричневых глаз, в уголках которых начали набухать капельки слез.

- Хоть прошло почти сорок лет, но я отлично помню кто был первым из тех немногих, поделившихся со мной едой, - я склонил голову, - прости, что смог отплатить только сейчас.

- Нет... нет, не надо извиняться, я все п-понимаю, - замотала головой охотница, попытавшись незаметно вытереть бегущие из глаз слезы, - Ш-шинсу меня не любил и тебе з-запретил бы помогать.

Отрывисто кивнув, я вздохнул и сделал то, что ни для кого никогда не делал с далекого детства - обнял шмыгавшую носом женщину и успокаивающе погладил по спине. В конце концов, с нашей суровой жизнью настоящее участие редко когда увидишь и тем более - почувствуешь по отношению к себе, ведь отданный кусок сегодня может оказаться спасением от голодной смерти завтра.

- Спасибо, Морус, - сказала лива, как только чуть немного справилась с нахлынувшими чувствами и отстранилась от меня.

- Кто сказал, что это все? - хитро усмехнулся в ответ, размыкая объятья.

Достать различные склянки с зельями было делом нескольких минут, как и найти неплохой защитный амулет из набора клыков различных тварей. Изготовленных учителем оставалось еще девять штук, так что я позволил себе выбрать в подарок самый лучший, еще и заполнив его силой под завязку. Ну и сверху на образовавшуюся на столе горку добавил пергамент со списком всех необходимых мне ингредиентов с подробным описанием и как их можно добывать. Учитывая, что усилиями учителя в племени все могут читать и считать, а в большинстве семей даже сохранилось по паре книг, охотница должна разобраться. Немного подумав, я добавил к ним рулон ткани и набор для шитья с мотком ниток(меняемых у блохастых).

- Вот теперь - все, - объявил я и с довольной ухмылкой скрестил руки на груди.

А грудь заполнило никогда не знакомое до этого момента чувство. Обладать чем-то и иметь возможность дарить это просто по своей прихоти помогшему тебе... До этого момента я и не осознавал особо, что до недавнего времени мне принадлежала только одежда на теле, а теперь есть огромное количество имущества, оставшегося от Шинсу, в моем распоряжении.

- Мо-морис, я не могу принять это, - лива огромными глазами смотрела на горку подарков, - на меня и так будут косо смотреть из-за такого хорошего копья, а если узнают о количестве тобой просто подаренного...



- А кто узнает? За копье ты мне заплатила, - я подмигнул, - остальное же запихивай себе в мешок и используй как хочешь.

- Но...

- Да какие проблемы! Можешь хоть всем рассказать за что, если появятся излишне любопытные, будут возникать - шли ко мне! В конце концов, кому хочу - тому и дарю! - отмахнулся я. - Кстати, там сбоку от входа сложенный шатер лежит - его тоже забирай, он мне все равно не нужен, а тебе пригодится.

Нечего ей жить в вырытой землянке, как блохастым.

- Спасибо, Морус, - охотница опять начала размазывать слезы по впалым щекам, а потом вдруг неожиданно заключила меня в костедробительные объятья.

- Ау! Я нежный и хрупкий, обнимать меня следует осторожно, - пошутил я, уткнувшись лицом в маленькую грудь Антисы.

- Извини, я не хотела, - тут же отскочила и принялась извиняться она.

- Ничего страшного, я не сержусь, - замахал я руками, - лучше сейчас поспеши к Заусу и скажи, что я просил помочь поставить шатер, он не откажет, тогда уже этой ночью сможешь нормально поспать не на песке.

Я помог собрать подарки охотнице в мешок и показал, где лежит шатер.

- И если понадобятся семена на посев, то попроси у вдов, я им сам скажу об этом, - напоследок сказал ливе. - Я потом к тебе зайду и благословлю землю на плодородие. Конечно, это будет не Шинсу, но хоть что-то.

По крайней мере, теперь я могу быть уверен, что Антиса будет лучше экипирована для охоты с полным набором зелий и нужда выбираться за пределы оазиса у нее будет меньше за счет посадок зелени. И пусть обязательно найдутся завидующие, но тронуть ее не посмеют - с шаманом саязываться дураков нет, а я уж постараюсь довести до всех, что данная лива так же находится под моей защитой.

Немного ошеломленная, лива согласно кивнула, нетвердыми шагами направившись в сторону жилища главного охотника, но вдруг через пару шагов встрепенулась и вернулась обратно.

- Это моя благодарность.

С этими словами, охотница притянула меня к себе за плечи и... быстро поцеловала?! Ее губы оказались сухими, горячими и очень мягкими, с чуть солоноватым привкусом пота. Я решил не отшатываться как идиот, а просто наслаждаться моментом.

- Если захочешь большего, то тебе стоит только намекнуть, - шепнула она на ухо, обжигая кожу горячим дыханием и пуская гулять мурашки вдоль позвоночника.

И подмигнув, упругой походкой направилась к центру оазиса. Я мог только заторможенно кивнуть, прикипев взглядом к аппетитными нижним округлостям удаляющейся женщины. Худая-то худая, да фигурка у нее ничего. Вздохнув, помотал головой - какие поцелуи, какие обнимашки?! У меня на носу большая куча неприятностей, а следом за ними еще больше в ближайшие дни! А духов в свите по прежнему нет и пока не предвидется до тех пор, пока не появится нормального алатыря для призыва чего-нибудь стоящего. Тут пахать надо как проклятому, а не мечтать раздвигать ноги ближайшей женщине! Завтра срочно надо заняться набором свиты и забежать к мастеру забрать хоть часть обещанных костяных фиговинок, если еще все не готовы. Дел по горло, а уж раздумывать кого затащить в постель я смогу и после того, как непосредственная опасность племени окажется позади. Утихомирив ледяным душем проблем не в меру разыгравшееся воображение, я пошел готовиться ко сну - завтра будет тяжелый день и необходимо как следует отдохнуть и восстановить потраченные силы.











28.09.2014.










home | my bookshelf | | Пустынная история. Обновление |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу