Book: Право на выбор



Георгиева Инна Александровна


Книга 3_Право на выбор





ЖИЗНЬ ЦВЕТА АКВАМАРИН




Книга 3. "ПРАВО НА ВЫБОР"




10 июня 20ХХ года



"Здравствуй, дорогой дневник..."

Как бы мне хотелось это написать! К сожалению, выдергивая меня из "Свежести Фудзиямы", никто не догадался захватить листок бумаги и ручку. А еще - одежду, деньги, мобильный телефон или хотя бы что-то из того, что могло понадобиться мне в другой стране. Они даже собаку велели оставить. Честное слово, дедовы "люди в черном", похитившие меня из Америки несколько лет назад, и то в этом плане были попроще. А эти параноики из зала выпускать не хотели - прямо там переход в Лазурь создали. Испугались, что сбегу? Куда? А главное от кого? Когда за тобой бдительно следит четверка милых барышень, от ядовитых ухмылок которых даже кактусы пытаются выброситься из горшков, а серийные убийцы рыдают в подушку от зависти, - особо не попрячешься. А уж после того, что они сделали с Фридой...

Так, стоп! Я пообещала себе не думать о маленькой тигрице. Иначе просто рехнусь, сидя в этой крошечной комнатке без углов и окон. Пускай то, что произошло, выглядело ужасно, но Фрида оказалась в надежных руках. Кем бы ни был Таирон, как бы не злился и что бы ни говорил - он ее не бросит. И это не просто вера, основанная на бессилии и робкой надежде. Я это знаю, знаю наверняка. Просто чувствую всем своим естеством. А значит, можно не волноваться, потому что если у кого и есть шанс действительно помочь тигрице, так это у Наследника первой Династии Огненного мира. Раз уж родной дядя отвернулся от нее.

Черт, а ведь эта тема тоже из разряда запретных. Почему же тогда мысли мои, скакуны, мчатся в неверном направлении и, кажется, если я не выскажусь, не решу что-нибудь для себя - просто взорвусь?! Может, поэтому я и смотрю сейчас на стену из серого, плохо обработанного камня, освещенную единственным факелом (Господи, какое Средневековье!) и, беззвучно шевеля губами, "разговариваю" с воображаемым дневником? Интересно, что подумает случайный посетитель, если заглянет вдруг в узкое окошко в верхней части двери? Наверное, решит, что я рехнулась от пережитых тревог. Ну, так не стану его разочаровывать: дождусь, когда кто-то все же решит меня проведать, и демонстративно хлопнусь в обморок. Нет, лучше пару раз несильно бодну головой стену: сюда меня тащили так бережно, словно очень хотели доставить в целости и сохранности. Вот пускай теперь понервничают! А еще можно удариться в истерику и кого-нибудь покусать, но тогда есть шанс заработать кляп в рот и смирительную рубашку во все остальное тело... Интересно, как бы так максимально безвредно для себя оценить уровень терпимости моих похитителей?

Эх, все же зря они мне дневник взять не позволили: я так, наедине сама с собой, и до революции договориться могу...

С другой стороны: почему бы и нет? Меня притащили в этот мир, не спрашивая разрешения, а пленники, как известно, послушными и смиренными бывают редко. Пускай сейчас у меня и нет ничего, а в союзниках числится только собственное воспаленное сознание - не страшно. Я выкручусь, выстою... сдохну, но доползу до хэппи энда, даже без посторонней помощи. Разберусь, что к чему, пойму как жить в этом мире и как в нем выживать. А уж после этого...

Деваты еще проклянут день, когда решили предъявить на меня свои права. Они будут в шоке, когда сообразят, кого на самом деле вытащили из Огненного Мира. Я - наследница Оитоме, свет Лазури, невеста Рихарда из Касдагара? Фигушки, ребята! Я - Мерседес Томаши и, черт подери, это звучит гордо! Вы отняли у меня все, оставили ни с чем, но вы не представляете, на что я способна. Даже я не знаю этого наверняка, но сейчас, когда больше нечего терять - разве не самое время это выяснить?!"

Глава 1


Нынче знакомство с новыми соседями начинается с фразы:




"Вы что там все, обалдели!?"




BASH



Мерси не знала, сколько раз она успела обежать по кругу свой маленький "изолятор", пока в дверь не постучали. Даже не так - поскреблись. Девушка замерла на полушаге и резко обернулась на звук:

"Кто же там такой застенчивый?" - пронеслась в голове язвительная мысль.

Едва слышно щелкнул замок. Скрипнула половица.

"А, может, и наоборот - слишком наглый. Раз вваливается без приглашения", - мрачно добавила девушка и скользнула к двери. Перехватила поудобнее деревянный табурет - единственную мебель в комнате, за ножки подняла над головой и приготовилась.

Дверь приоткрылась. Кто-то низкий, щуплый и скрюченный до такой степени, словно заранее готовился получить по макушке, протиснулся в образовавшуюся щель. Мерси злобненько ухмыльнулась и опустила стул. Только потом сообразив, кого видит перед собой.

Каким чудом сирене удалось отвести руку - никто не понял. То ли поспособствовала удача Оитоме, то ли - местной черноволосой женщины с огромными от испуга карими глазами, но в последний момент стул грохнул о пол буквально в нескольких сантиметрах от склоненной в поклоне гостьи. Та вскрикнула и уставилась на Мерси как на озверевшее привидение: со смиренной покорностью принять внезапную смерть, потому как с таким фиг договоришься.

На мгновение в комнате повисла гнетущая тишина. Потом Мерси выдохнула и хрипло поинтересовалась:

- Вы кто?!

Какой простой вопрос - а словно плотину прорвал! Женщина довольно грациозно для ее комплекции опустились на колени, вытянула перед собой руки и принялась остервенело долбиться лбом о пол:

- Пожалей, госпожа!

Вот теперь рыжая была уже не просто удивлена - она была в шоке. Круглыми глазами посмотрела сначала на поломанные деревянные ножки в своих руках, потом на останки стула (ну, ясно же, что раз сразу не убила - значит, смысла причитать нет!) и уже потом перевела взгляд на бьющуюся в истерике женщину. Впрочем, нет: приглядевшись получше, Мерси поняла, что истерикой там и не пахло. А вот целенаправленным избиением пола - очень даже.

- Поднимитесь, уважаемая, - устало попросила девушка, и гостья тут же подпрыгнула на ноги. Слез или других признаков пережитого стресса на ее лице уже не наблюдалось. Мерси скользнула по женщине задумчивым взглядом: внешний вид, одежда, повадки...

"Она как будто жена турецкого султана из шестнадцатого века", - промелькнуло в голове.

На пришедшей была пестрая рубаха, просторные шаровары и платье без воротника, с широкими длинными рукавами. А еще туфли с загнутым кверху носом. Даже верхняя часть рукавов была украшена лентами, как это принято в арабской культуре. Волосы были убраны назад и заплетены в тугую косу. При этом голова и плечи покрывались плотным длинным платком, а нижнюю половину лица закрывала полупрозрачная вуаль. Сильно подкрашенные глаза смотрели с опаской, но в то же время - как-то очень по-деловому, сосредоточенно. Словно гостья, хотя и не знала, чего ожидать от рыжеволосой пленницы, особенно после выходки со стулом, но отлично понимала, что требуется сделать ей самой.

- Моя госпожа, - поклонилась женщина, - меня зовут Ниаза. Его Светлейшество Эмир Лазури Асмар Воинственный велел проводить тебя в твои покои.

- Покои? - удивилась сирена. - То есть, я не буду жить в этой комнате?

- О, нет, госпожа, - одними глазами улыбнулась Ниаза. - Это Северная башня дворца эмира. Здесь нельзя жить, только ждать.

"Какая потрясающая логика... - хмыкнула про себя Мерси. - Но куда же я попала на этот раз? Лазурь... Черт подери, это должна была быть волшебная страна фей, радуг и прекрасных водопадов, если верить Ямамото. Который, похоже, никогда здесь не был, а восхищался исключительно "по умолчанию"... фанатик, блин..."

- Прошу за мной, моя госпожа, - Ниаза открыла дверь пошире и махнула рукой, приглашая Мерси идти вперед. - Я помогу тебе сменить наряд, освежиться с дороги и затем отведу к Его Светлейшеству. Не бойся ничего. Ты в надежных руках.

"Да уж, - фыркнула Мерси. - Надежнее твоих рук только медвежьи капканы..."

Но из комнаты послушно вышла. Куда бы ее ни повели - там просто не могло быть хуже, чем в этой башне.

Первые несколько пролетов по лестнице пришлось спускаться практически вслепую. Как Мерси поняла, башня была выполнена в виде конуса: широкое, прямо-таки монументальное основание и тонкий шпиль наверху. А прямо под шпилем - комнатка для "особо важных гостей", та самая, без окон. Двери которой выходили на узкий ряд ступеней. Места как раз хватало, чтобы, придерживаясь руками за стену и напряженно вглядываясь под ноги, пройти первые витки. Затем ступени расширялись, появлялись перила и даже окно.

Вот к нему-то Мерси и прилипла, в немом обалдении разглядывая представшую перед глазами картину.

За окном, которое, между прочим, было просто вырезанным в стене прямоугольником без стекла или хотя бы слюды, расстилалась пустыня. Нет, не серое безжизненное каменное плато, а самая настоящая пустыня - с песком, голодными грифами над головой и обжигающе-ярким солнцем. Наверняка, при большом желании там даже верблюдов можно было отыскать.

"Если сейчас на горизонте появятся пирамиды, я не удивлюсь..." - сглотнула девушка. Отчего-то вдруг ужасно захотелось пить. Ниаза бесшумно подошла и замерла рядом, дожидаясь, пока девушка "насладится" зрелищем. Мерси ухватилась руками за подоконник и высунулась наружу:

- Высоко...

- Внизу расстилается Касдагар, - улыбнулась женщина. - Столица эмирата. Огромный город, оплот могущества деватов.

- А я вижу только пустыню, - не глядя на Ниазу, прошептала Мерси.

- Дворец стоит на южной границе Касдагара. Сам город огромен. Он простилается почти на сорок миль. И еще такая же территория запечатлена его Светлейшеством.

- Запечатлена? - обернулась Мерси. - Что это значит?

- На землях, которые покрывает печать, владыка имеет абсолютную власть, - пояснила женщина. - Здесь силу может призвать только его Слово и каждый получается ровно столько, сколько было позволено. На этой земле никто не смеет расправлять крылья без позволения эмира.

- И какое же наказание за непослушание?

- Ты не поняла, моя госпожа, - хмыкнула Ниаза. - Пока его Светлейшество не позволит, ты не призовешь магию деватов, как бы ни старалась.

Мерси задумчиво кивнула, отходя от окна. Очень интересный способ сохранения власти и обеспечения безопасности города. С одной стороны: полная централизация. Все в руках одного "владыки". Никакого неподчинения закону и ни одного недовольного, потому как, если что не нравится - в твоем распоряжении вся остальная пустыня. Бери - не хочу, иди - не буду. С другой... если Касдагар - столица Лазури, значит, есть здесь и другие города. Вне приделов досягаемости эмира. Что же происходит там? Магия, по ходу, дело хорошее, но она имеет свою цену. Потому "накрыть" всю страну просто не смогли. Или не захотели? А, может, все еще любопытнее - кто-то не позволил?

- Ты полюбишь Лазурь, когда узнаешь ее ближе, - убежденно заявила Ниаза. - Мне известно, кто ты, Мерседес Оитоме. От тебя долгое время скрывали правду о твоих предках. Ты никогда не видела этот мир. Жила сперва среди людей, а затем - среди демонов. Но однажды ты поймешь, что нет места лучше Лазури. Это прекрасная страна: красивая и богатая.

Мерси покосилась в окно: а уж какая теплая...

- А Касдагар, - продолжала распевать соловьем Ниаза, - удивительный город! Величайшее достояние деватов! Центр культуры, искусства...

"Ты еще про бани вспомни", - фыркнула Мерси.

- А какие у нас бани!..

Чудесно! Можно сказать - "повезло" творцу удачи. Попала в магический аналог Турции. В арабскую страну. Почетной невестой. Осталось только сменить имя на "Роксолану" и приступить к войне за место в гареме. А ведь могла жить почти что в Лондоне! Использовать силу по прихоти, носить мини, наслаждаться вниманием мужчин... Это что же получается: мир "отыгрался"? Не захотела сидеть в Огненном мире - на тебе Лазурный? Еще и сбежать отсюда так просто не получится...

Но она все равно сбежит. Мерси пока не знала: как, но в этой стране она не останется. Да ее от одного взгляда на Ниазу коробило! Надеть паранжу?! Подчиниться абсолютному контролю? Нет уж! Если полюбить Лазурь - означает отказаться от свободы, то ну ее к черту, и эту страну, и этого эмира и его любвеобильного сына за компанию!

- Госпожа? - робкий голос Ниазы вернул сирену в реальность.

- Простите, - девушка перебросила на спину косу и постаралась улыбнуться как можно приветливее. Женщина кивнула в ответ и вернулась обратно на ступени.

Они вышли из башни, обошли прямоугольный внутренний дворик по крытой галереи с потрясающими колонами, выполненными в романском стиле, и, через огромные кованные ворота попали в другое здание. Невысокое, словно распластавшееся по земле, оно выглядело еще меньше в окружении дворцового комплекса с башнями, которые, казалось, упирались шпилями в самое небо, но в то же время - очень изящно и уютно.

- Твои покои на втором этаже, - сообщила Ниаза, толкая дверцу. Мерси кивнула и первой вошла в дом.

- Ничего себе... - прошептала, оглядываясь. А у эмира-то, по ходу, огромный как Тадж-Махал и цветущий как пион комплекс неполноценности. Здание внутри оказалось буквально золотым. Его как будто строили по спец. технологии: отлили параллелепипед из драг. металла, а затем выдолбили лишнее. Еще и сверкающими камнями украсили так, словно их девать было некуда. Красные рубины, зеленые изумруды, синие сапфиры переливались на солнце всеми цветами радуги и производили на неподготовленного зрителя прямо-таки ошеломляющий эффект.

- Мои глаза! - резко отвернулась Мерси, прижимая ладони к векам.

- Прости, госпожа, к этому действительно нужно привыкнуть.

- Сварочный щиток нужно прикупить, а не привыкать, - огрызнулась девушка. Служанка тактично хмыкнула в ответ, но признаваться, что такая мысль иногда приходила и к ней в голову, не захотела. Опустив глаза в пол, она аккуратно обхватила Мерси за плечи и провела по мраморной лестнице на второй этаж. Только там рыжая осмелилась опустить руки. Да так и замерла с открытым ртом, глядя на открывшуюся картину.

- Как ты находишь свои покои, госпожа? - поинтересовалась Ниаза парой минут спустя, когда сообразила, что рыжую пора выводить из ступора. Мерси вздрогнула, перевела взгляд на служанку и поинтересовалась:

- А где остальные?

- Комнаты? - не поняла женщина. - Слуги? Одежды?

- Жёны, - пояснила Мерси. Ниаза хлопнула ресничками:

- Кто?

- Ну, остальные жены великого эмира, - попыталась объяснить рыжая. - Те, с которыми я должна буду делить эти апартаменты.

И здесь, надо признать, Мерси не преувеличила: покои поражали масштабом и роскошью. Это была одна комната размера "стандартный аэродром", секции которой разделялись полупрозрачными тканями, подвешенными к потолку. У дальней стены располагался бассейн с фонтанчиком под пальмой. Ближе к окну - ложе под балдахином. Низкий столик на резных ножках ломился от блюд с едой, а в самом его центре стоял высокий кальян. По всему полу в свободном порядке лежали разноцветные подушки. Там же, где их не было - стояли цветы. Зеленые стебли овивали тонкие мраморные колонны, стелились по мозаике пола, скользили по спинке софы, по арочному выходу на террасу... Мерси даже не смогла сразу определить: это был оазис в комнате, или комната в оазисе. Ее не уменьшали даже ковры, щедрой рукой дизайнера навешанные на стенах.

- Эти покои предоставлены тебе, госпожа, - ответила Ниаза. - Супруга Асмара Воинственного скончалась более десяти лет назад...

Мерси покосилась на женщину: она говорила, задумчиво сдвинув брови, словно не понимала, чего от нее хочет рыжая сирена.

"Выходит, жить я буду в гареме, но одна, - сообразила Мерси. - Интересно, это потому, что здесь вообще не принято брать в жены "оптом", или просто нынешний эмир - такой однолюб?"

- Госпожа, нам нужно поторопиться, - ступила ближе Ниаза. - Ванна наполнена, одежды готовы. Его Светлейшество велел проводить тебя к нему, как только ты будешь готова.

- Эмир не любит ждать? - понятливо улыбнулась девушка.

- Эмиру не пристало ждать, - с выражением поправила служанка.

Ванна представляла собой чугунный лепесток на золотых ножках. Небольшая, симпатичная и спрятанная за очередным пологом из ткани. Мерси задумчиво скользнула по ней взглядом: было похоже, что ее сюда притащили полчаса назад. И какое-то время спустя унесут обратно. Ничего, похожего на слив, девушка не обнаружила: только емкость с водой.

"И деваты еще удивляются, что на земле правят демоны... - вздохнула она. - А чего они ожидали, если даже в королевском дворце нет канализации? Лазурный мир застрял в прошлой эпохе..."

Но, забравшись в горячую воду, закрыв глаза и положив голову на быльце "лепестка", Мерси поняла, что все не так плохо. И еще - что пора успокоится. Потому что если она не сдержит себя и выскажет эмиру то, что думает о нем, форме его правления и о Лазури в целом, дяденька может и не простить. А ругаться с ним сегодня было бы слишком дорогим удовольствием.

"Ну, так я буду улыбаться и поддакивать, - с предвкушающей ухмылкой решила Мерси. - А когда враг расслабится, подпустит ближе, и не будет ожидать подвоха - я устрою ему большой бадабум. Надо только немножко подождать. В конце концов, не может же он быть хуже моего деда? Как-никак, феникс, почти ангел - хоть в чем-то его положительная сторона должна проявиться. И вот эту слабую точку мне как раз и предстоит найти... Господи, дед-уэ, кто бы мог подумать, что однажды я дам тебе повод мною гордиться..."




Слуг во дворце эмира было немеряно. Особенно стражников. Талантливо подражая бессловесным истуканам, они стояли у каждой двери - с гардами в руках и выражением абсолютного безразличия на лицах. Они даже смотрели четко перед собой, в одну точку. И моргали синхронно. Мерси притормозила у одной, особо колоритной пары с роскошными бородам. Действительно, каждые пять секунд: одновременный "морг". Как будто рядом притаился командир с секундомером и флажком.

Забавно, но несмотря на такую жесткую муштру никто не попытался остановить девушку при входе в "святая святых". Более того: ее даже не представили! Ниаза попросту втолкнула рыжеволосую в зал и быстренько захлопнула дверь. Мерси покосилась за спину и мысленно покрутила пальцем у виска. Вот нафига, скажите, такой штат охраны, если на критичных точках они даже наличие колюще-режущих предметов не проверяют?

"Ну, раз уже запустили, - переступила девушка с ноги на ногу, - не стоит мяться в дверях".

Тем более, что эмир ее все равно заметил. Он оторвал взгляд от пергамента, который до этого внимательно изучал, посмотрел на девушку задумчивым и немного отрешенным взглядом, словно пытался вспомнить, где он мог ее видеть, а потом расплылся в такой улыбке, что Мерси невольно почувствовала себя Санта Клаусом. Даже как-то неловко стало за отсутствие подарков.

- Мерседес Оитомэ? - подорвался на ноги владыка.

- Асмар Воинственный? - напряглась рыжеволосая. Вообще-то, она была почти уверена, что повстречалась именно с сиятельным эмиром Лазури. Во-первых, он был единственным, кто спрыгнул с трона (а то, что золотое кресло с двухметровой, усыпанной каменьями спинкой было именно троном, сомневаться не приходилось). Ну, а во-вторых, в зале было только два девата: этот мужчина и Рихард. Жениха Мерси узнала сразу: те же черные с красным отливом волосы до плеч, треугольное лицо с острым подбородком, прямой нос и яркие карие глаза. Его отец был покрупнее в кости, носил стильную бородку с усиками и завязывал волосы в хвост. Может, они и не были очень похожи, но кое-что общее сразу бросалось в глаза: взгляд, например. Холодный, пронизывающий, даже у Асмара, который сейчас очень старался выглядеть приветливо.

- Именно так, - улыбнулся он. - Я очень рад, наконец, видеть тебя. Наследница рода Окайя - почетная и долгожданная гостья в моем доме. Ты ведь не против, если я буду называть тебя именно так?

- Простите? - не поняла сирена.

- "Окайя" означает "удача". Это родовая фамилия твоей достопочтимой бабушки. Когда она спустилась на землю, то поменяла ее на "Оитомэ". Она больше подходила для той человеческой страны... Японии, верно? Но здесь тебе нет необходимости скрывать корни. "Мерседес Окайя" - прямо песня для уха, не находишь?

"Не нахожу, - мрачно хмыкнула про себя Мерси. - Но тебе ведь не такой ответ нужен..."

- Прекрасно звучит! - "радостно" кивнула она вслух. Да какая, в сущности, разница, как будет называть ее этот деват? Главное, чтобы его чудо-гвардейцы продолжали ее игнорировать. В конце концов, за последние два года кем она только ни была. Немножко походит "Окайя", корона не свалится...

- Позволь также сделать тебе комплимент, - Асмар ненавязчиво положил руку девушки себе на сгиб локтя и повел вглубь зала, где стоял диван с парой кресел и столик, сервированный под чаепитие. - Ты замечательно выглядишь в одежде девата.

- Благодарю, - коротко ответила Мерси. Ей и самой понравились шелковые шаровары с разрезами и туника. Да и тапочки оказались удобными. Ну, а вуаль была просто незаменима, когда требовалось спрятать отраженные на лице эмоции. То есть, она здорово облегчила Мерси жизнь.

- Уверен, вы с моим сыном составите отличную пару, - закончил мысль Асмар. - Именно такая невеста ему и нужна.

- М... спасибо, - пожевала губами девушка. - Но все же позвольте спросить... Ваше предложение руки и сердца наследника престола очень лестное, приятное и... неожиданное, - с трудом подобрала слово Мерси. - Могу ли я узнать, чем заслужила такую честь?

- Конечно, девочка! - так пылко ответил эмир, что рыжая поняла: сейчас будет врать. - Я давно надеялся, что однажды наши семьи объединяться. Семья Окайя - древний почитаемый род. Он всегда был близок ко двору и ни разу не давал повода усомниться в своей преданности. Было очень печально потерять твою бабушку, но прошлого не воротишь. Теперь ты заняла ее место. Эта свадьба, которую мы все так долго ждали, будет выгодна обеим семьям и Лазури в целом. Нашими общими усилиями мы сделаем страну лучше, сильнее, могущественнее. Я верю, что благодаря тебе, мы сможем ступить в новую эпоху и добиться новых свершений.

"Он что, эту речь выучил наизусть? - мрачно удивилась Мерси. - Будто политик перед выборами: врет, как дышит, но до чего красиво! Ладно, подыграем, раз он так просит..."

- Согласна! - улыбнулась девушка. - Перемены грядут. В этом я нисколько не сомневаюсь.

Асмар довольно кивнул: он не понял, на что намекала невеста. Или сделал вид, что не понял. Мерси быстро сообразила, что этот деват - далеко не так прост, как хотел казаться. То, что он здесь говорил, было пустой и ни к чему не обязывающей болтовней. Чтобы успокоить гостью или, наоборот, вывести ее из себя и посмотреть, что получится. Вот только Мерси не собиралась пока демонстрировать характер. Потому что она тоже наблюдала за ним. И за его сыном, безмолвной статуей застывшим у трона. Он не присоединился к ним, даже когда Асмар усадил рыжую за столик. Только буравил гостью напряженным взглядом и иногда хмурился в ответ на ее реплики.

- А что это такое? - девушка попыталась увести разговор в другое русло и указала на глубокую фарфоровую тарель, доверху наполненную рунными камнями. Асмар хмыкнул и равнодушно махнул рукой:

- Даже мы, деваты, иногда пользуемся услугами мелких демонов. Не обращай внимания. Это... обычные сувениры.

Рыжая покладисто кивнула и взяла чашку.

"Обычные сувениры, говоришь?" - на душе уже почти привычно заскреблась кошка. И даже не потому, что Таирон оказался прав: фениксы и демона были куда более похожи, чем она думала вначале. Просто эти руны... Какие-то из них были целыми, другие треснули - и все они лежали одной кучей, в какой-то старой тарелке. Это ведь были контракты, те самые, перед которыми не властна даже смерть. Как же можно было вот так просто отмахнуться от чьей-то жизни?

- Скажи, Мерседес, - пригубив чай, откинулся на спинку дивана Асмар. Он не заметил, что девушка чем-то расстроена. - Тебе нравится в Касдагаре?

- Я пока не видела Касдагар, - склонила голову сирена. - Но в дворцовом комплексе очень красиво.

- А что на счет твоих покоев? Тебе там комфортно?

- Вполне.

- Ну... - протянул эмир. Похоже, он ожидал хоть какой-то жалобы, - тогда я очень рад, что смог тебе угодить. Если что-то понадобится - не стесняйся. Слуги в твоем распоряжении. Я дал им приказ угождать тебе практически во всем. Только из дворца выходить нельзя. Пока! Я не хочу, чтобы кто-то или что-то угрожало невесте моего сына. В стенах дворца мне легче тебя защитить. Но как только ты официально станешь женой наследника Лазури, всякие ограничения будут сняты.

- Всякие? - подняла глаза Мерси.

- В пределах разумно, конечно, - тут же поправился эмир. - Кстати, раз уж мы заговорили о свадьбе. Пойми, я бы не хотел тебя торопить. Понимаю: тебе нужно освоиться, свыкнуться с мыслью о новом доме, новой семье. Потому буду только рад, если дату свадьбы ты укажешь сама. Разумеется, сильно затягивать в этом вопросе не стоит...

- А как же мое обучение? - перебила девушка. Ей не нравилось, куда зашел этот разговор. Эдак "милостивый" эмир слово за слово вытащит из нее дату свадьбы, обещание не убегать, еще и клятву верности в придачу. Талантливый, однако, деват. Не даром у него столько контрактов.

- Прости? - изогнул брови эмир.

- Я закончила только два класса высшей школы. Мне предстоит еще год учиться...

- Милая Мерседес, - снисходительно засмеялся Асмар. - В нашем мире девушки обучаются дома. Школы, вернее военные училища, посещают только мужчины. Но ты уже сейчас, кажется, образованнее любого моего подданного. Так зачем же еще уроки? Не надоело?

У девушки брови сами собой сошлись на переносице:

- Не очень...

- А мне бы надоело, - с улыбкой признался эмир.

Мерси слегка перекосила под вуалью:

"Ну, это твои проблемы, дядя. Меня школа не задолбала. Меня свадьба напрягает".

- А что изучают женщины в Лазури?

- Ну... - поскреб в затылке Асмар. - Много чего... Как расправить крылья, вести домашнее хозяйство... Хм, кажется, я начинаю понимать, к чему ты клонишь. И ты совершенно права: кое-что тебе просто необходимо узнать! Особенно в свете того, что ты - невеста моего наследника.

- Я буду ходить в местную школу? - воодушевленно уточнила Мерси.

- Чему в военном училище могут научить женщину?! - воскликнул эмир. Девушка вспомнила свои занятия с Ямамото и Таироном и только хмыкнула про себя. - Я приставлю к тебе педагогов. Она дадут тебе все необходимые знания об этом мире и о собственных способностях. Кроме того... - тут Асмар перевел взгляд на сына, и наследник слегка переменился в лице. - Я бы хотел, чтобы вы с Рихардом узнали друг друга получше.

От этой фразы Мерси стало как-то не по себе. Надо признать, Рихарду - тоже. Асмар же ласково улыбнулся обоим (чем вызвал передергивание лицевого нерва одновременно у будущих молодоженов) и продолжил:

- Думаю, мой сын лучше всех расскажет тебе историю нашей семьи.

Мерси сглотнула и подняла взгляд на новоназначенного педагога. О, да! Этот расскажет. А потом догонит и расскажет еще раз...

Собственно, на этом чаепитие закончилось. Потому что ничего "судьбоносного" Асмар больше не выдал, зато развил получасовой монолог на тему "широка страна моя родная". Мерси выслушала молча, изредка кивая и чувствуя себя в гостях у какого-нибудь северокорейского диктатора. Там ведь тоже любят демонстрировать гостям из "прогнивающего запада" лучшие стороны жизни на "родине", тщательно скрывая нелицеприятные аспекты. И не дай тебе Бог выдать чем-то свою осведомленность!

- Ты, наверное, устала, девочка?

Вопрос эмира прозвучал так неожиданно: где-то между "попробуй вот этот шоколадный мусс" и "зимой у нас совсем не бывает снега", что Мерси не сразу сообразила с ответом. Пока Асмар, сильно повысив голос, не позвал ее по имени.

- Д-да, - кивнула сирена, потирая виски. - Я прошу прощения. Сегодня столько всего случилось...

- Понимаю, девочка, - с таким сожалением поддакнул эмир, словно не он был этому причиной. - Думаю, тебе стоит вернуться в покои. Рихард тебя проводит.

- С удовольствием, отец, - мрачно процедил парень, протягивая девушке руку. Мерси внутренне съежилась: видят Боги, она с большим удовольствием схватила бы кобру за хвост. Но пальцы в мужскую ладонь вложила. Рихард ухмыльнулся, помогая девушке подняться с дивана, и не повел - почти потащил ее к выходу.

- Доброй ночи, Мерседес Окайя! - крикнул напоследок Асмар. Ответа не дождался, но это его нисколько не смутило. В отличие от своей подозрительной гостьи, он встречей остался доволен. Черт подери, не просто доволен! Сегодня эмир Лазури получил сокровище, на которое облизывался не первый год. Да он был счастлив, как никогда!

А вот Мерси с Рихардом, наоборот, поражали хмуростью лиц. Жених шел молча, чуть впереди, сильно сжимая ладонь "любимой" невесте. Та тихонько скрежета зубами и пыталась не отставать. Но в какой-то момент ей это надоело. В конце концов, она не по своей прихоти здесь оказалась. Это наследник, чтоб ему пальчики в суставчиках повыкручивало, ее сюда притащил! Так какого же черта теперь нос воротит?!

- Рихард? - позвала она, притормаживая. - Рихард, верно? Нас особо не представили друг другу...

- Я отлично знаю, кто ты такая, - грубовато ответил парень. Мерси сузила глаза и, резко дернув рукою, вырвала-таки ладонь из хватки девата:

- Значит, тебе повезло больше, чем мне. Потому что я о тебе вообще ничего не знаю.

Парень обернулся и даже с некоторой брезгливостью оглядел девушку с ног до головы. У нее появилось острое желание снять тапок и швырнуть его в эту надменную физиономию. А потом, возможно, еще и пяткой с разворота добавить...

- Благодаря отцу, - ядовито проскрипел жених, - у тебя появится куча возможностей восполнить этот пробел.

- Да я смотрю, благодаря твоему отцу вообще много чего может случиться, - понизив голос, сказала девушка. - Свадьба, например. Я вот, вовсе не готова к такому повороту событий. А ты? Неужели так уж прямо хочется на мне жениться?

- Всю жизнь мечтал, - язвительно прошипел парень и ловким движением перехватил ладонь невесты. Но потащить дальше по коридору не успел. Она схватила его второй рукой за запястье и, дернув на себя, шагнула вперед:

- Тогда почему ты ничего не говоришь? - прошептала в лицо девату. - Что будет стоить наследнику престола отменить свадьбу, которой он так не хочет?

Мгновение Рихард молчал. Только очень суровым взглядом буравил лицо невесты, замершей на цыпочках в полушаге от него. Потом ответил так тихо, что шум песка, подхваченного ветром, мог бы поглотить эти слова:

- Советую больше никогда не поднимать этот вопрос. Отец не простит неповиновения. Никому из нас.

- Ты - его сын, - не поняла девушка. - Он не может поступить так с тобой!

- Моя мать была его женой, но это его не остановило.

- Твоя мать? - прошептала Мерси. - Она ведь умерла, верно?

Рихард зловеще ухмыльнулся:

- Ее казнили по подозрению в участии в заговоре против моего отца. А она ведь даже не была виновна...

Спросить откуда он это знает, Мерси не отважилась. Она вдруг заглянула в глаза этому молодому девату, и поняла, что он - далеко не самая большая из ее проблем. Еще совсем недавно, когда стрела одной из его слуг пронзила грудь Фриды, она думала, что Рихард, этот ее "жених", виновен во всех бедах. Она мечтала, как отомстит ему и за собственное похищение, и за своих друзей и даже за предательство Ямамото. Но все оказалось совсем иначе. И ее враг неожиданно превратился в товарища по несчастью.

"Быть может, однажды, - подумала девушка. - Мы станем с тобой союзниками, Рихард, феникс голубых кровей. И ты сможешь вырваться из клетки отца. Ну, а до тех пор, если ты не способен ответить ему "Нет!", я сделаю это за нас двоих. Последовать следами твоей матушки, правда, совсем не хочется... Значит, будем действовать аккуратнее и тише. А начнем, пожалуй, с этой идиотской свадьбы..."

Мерси улыбнулась и кивнула, приглашая Рихарда следовать дальше в ее покои. Ее ждал долгий путь и много работы. Но сейчас, по крайней мере, она точно знала, к чему это должно было привести. И еще - что она больше не одна. Пускай неожиданный сторонник этого пока и не понял.


Глава 2


Как говорила моя бабушка: лучше выстрелить, перезарядить




и еще раз выстрелить, чем светить фонариком и спрашивать: "Кто тут?"




NNN



Кто-то умный когда-то сказал, что каким бы страшным ни был сегодняшний день, завтра все покажется в другом, лучшем, свете. Что можно привыкнуть ко всему, смириться с любой потерей, а память человека тем и хороша, что умеет забывать.

Он был неправ. Есть потери, воспоминания о которых оживают с каждым новым рассветом.

Мерси перевернулась на спину, раскинула в стороны руки и немигающим взглядом вперилась в потолок. Совсем недавно в это самое время она бы спрыгнула на пол с воплем: "Проспала?!", мимоходом провела ладонью по узкой мордочке Тамагочи, сиганула в бассейн и уже четвертью часа спустя заполняла поднос завтраком. Арарат отвешивал неумелые комплименты, Аннес цеплялась за руку Казимира, как утопающий за последнюю соломинку, Юмико тоскливо вздыхала о любимом волке, не решаясь признать это вслух. Вокруг было столько людей, столько событий...

А сейчас ей некуда было спешить. Ее больше нигде не ждали. Эта огромная комната стала ее темницей класса "люкс". Еду принесли и расставили слуги. Одежда, свежая и выглаженная, висела у гардеробного шкафа. Даже педагоги и те, Мерси была в этом уверена, смиренно ждали ее пробуждения. Если, конечно, Асмар вообще вспомнил о ее просьбе. В таких покоях было все необходимое, чтобы коротать дни. Но разве это можно было назвать "жизнью"?

- Кажется, это и есть твой план, эмир? - прошептала девушка. - Ты дашь мне свободу, когда я стану женой Рихарда, а если не соглашусь - так и останусь в золоченой клетке, пока тебе не надоест меня кормить. Измором взять решил, да...

Ну, измором или нет, а только спину, пока размышляла, сирена себе отлежала конкретно.

"А что дальше делать-то?" - спросила у себя самой, понимая, что до завтра валяться в постели - не выход.

Тяжко вздохнув, она соскользнула на пол и прошла к бассейну в надежде искупаться:

- Черт, какая качественная лужа! - процедила сквозь зубы.

Ну, кто делает бассейн глубиной по колено?! Зато почти пять метров в диаметре отгрохали. И что в нем делать теперь, если даже утопиться вряд ли получится?!

Мысленно чертыхаясь, девушка шагнула к столику, стоявшему у выхода на балкон, и взялась за ручку пузатого железного кувшина. Глядя на воду, хотелось выть от тоски. Ну, и выпить чего-нибудь для успокоения нервов. Вряд ли, конечно, в кувшин налили вина, но что-то для утоления жажды там точно булькало.



Правда, понять, что именно, девушка не успела. Потому что в отражении на боку сосуда увидела нечто странное.

На крыше соседнего здания стоял человек. В темном плаще до пола, в перчатках, маске, закрывающей нижнюю часть лица, и капюшоне, из-под которого были видны длинные черные волосы с красными прядями. Очень колоритный незнакомец с такими яркими голубыми глазами, что их отблеск Мерси углядела даже в отражении на кувшине. Высокий, широкоплечий, он стоял у самого края крыши и, не отрываясь, смотрел прямо на нее.

Девушка внутренне напряглась и очень спокойно, чтобы не спугнуть нежданного гостя, налила в стакан воды. Медленно, одним глазком косясь на гладкий бок серебристого "зеркала", с удовольствием ее выпила. И только потом, демонстративно потягиваясь, обернулась.

"Что?!" - Мерси буквально не поверила собственным глазам. Человека на крыше больше не было. Но он ведь стоял там буквально секунду назад!

"Ты куда пропал?!"

Она ведь сразу поняла: незнакомец на крыше - не стражник. Тогда кто мог за ней следить? Человек Асмар? Не логично - она и так в его руках. Вряд ли Ниаза такой уж плохой шпион. Подчиненный Рихарда? Допустимо, конечно, но тоже не факт. Неужели единственная возможность наследника проследить за невестой - это подсылать к ней деватов на крышу? А больше претендентов не было. Значит, стоило их побыстрее отыскать, пока они не объявились сами. Потому что за последние пару лет девушка успела четко уяснить: тот, кто приходит без приглашения - вряд ли несет добрые вести.

По крайней мере, именно так она убеждала себя, когда, затянув посильнее пояс шелковой рубахи, выскакивала на балкон.

- Ямамото, ты, конечно, гад редкостный, но спасибо тебе за мою физ. подготовку! - прошептала, по выступам на стене быстро карабкаясь на крышу. Оттуда, через козырек, перемахнула на соседнее здание. Опустила ладони на камни и шустро, как паучиха, перебежала открытую местность. Тридцати секунда не прошло, а Мерси уже высматривала с крыши собственную спальню.

"Кажется, он стоял здесь... - подняла рыжая голову. - Видны балкон, столик и кувшин, который я поставила на прежнее место. Да, он точно находился здесь, вот только..."

Куда подевались следы? Касдагар находился в сердце пустыни, и чего здесь было вдоволь - так это песка. Он толстым слоем покрывал все, особенно - крыши. По следам на нем можно было читать, как по книге. Но "фолиант", доставшийся Мерси, радовал девственно чистыми страницами.

"А был ли мальчик?" - резонно пронеслось в голове.

И только потом до нее дошло, что вообще-то был. Но улетел. Потому как он не мальчик вовсе, а самый настоящий деват. Мерси хлопнула себя ладонью по лбу и поднялась на ноги:

- Лазурь, - прошептала с веселой ухмылкой, - что ты делаешь с моим пониманием действительности?

И правда: ну, полетел феникс - чего удивляться-то сразу? Вон демоны вообще телепортироваться умеют. Правда, не все и не так шустро, но неужели Таирон не сумел бы проделать подобный фокус? Другой вопрос: а нафига это пернатому кудеснику? Или, если точнее - Асмару, позволившему "незнакомцу в черном" расправить крылья?

"Черт, как всегда - море вопросов и ни одного ответа, - поскребла в затылке Мерси. - И когда жизнь повернется той своей упоительной стороной, которая обладает обратным эффектом?.."

- Ты что там делаешь?! - голос, прозвучавший будто из ниоткуда, заставил вздрогнуть и застыть на полусогнутых. С громким свистом рассекая воздух огромными крыльями, на крышу спланировал Рихард.

Мерси схватилась за сердце:

- Ты рехнулся: так пугать! Меня же чуть кондрашка не хватила!

У наследника глаза стали размеров на пять больше. Он совсем не ожидал подобной отповеди от "безропотной" невесты. И это понятно! Во-первых, женщины Лазури в целом старались особо не высовываться, потому мужской шовинизм здесь цвел пышным цветом. А во-вторых, после похищения, Рихард вообще, кажется, решил, что ему все позволено. Жаль только с Мерси перед этим не посоветовался - не был бы так удивлен сейчас. Девушка давно привыкла общаться с "сильными мира сего" на равных, а потому благоговения, даже перед будущим правителем, не испытывала. Осторожность - да, но не страх.

И Рихард не был к этому готов:

- А ты зачем на крышу забралась?! - малость растеряно нахмурился он. - Сбежать решила?!

Рыжая опустила глаза, прошлась взглядом по своим босым ногам, тонким шароварам и рубахе с коротким рукавом, и честно ответила:

- Нет. Просто... воздухом вышла подышать.

Она вовсе не собиралась признаваться Рихарду в том, что не только заметила подосланного его отцом незнакомца, но и попыталась его догнать. Еще чего! Вот когда догонит и допросит, тогда и этой коронованной парочке вопросы можно будет задавать. А пока обойдутся дежурным ответом.

У девата бровь скользнула к прическе:

- Нельзя так просто взять и прогуляться по крыше!

- Ну, ты же здесь! - взмахнула руками девушка.

- Но я же на крыльях! - вытаращился на нее парень. Мерси тяжко вздохнула:

- А я вот пешком пришла. И не понимаю, почему ты вопишь!

- Воп... Воплю?! - аж подавился словом деват. - А разве отец не говорил, что за пределами дворца находиться опасно?!

Рыжая ухмыльнулась:

- Дважды. Но, как видишь, я не покинула пределы дворца.

Деват бегло огляделся по сторонам, понял, что невеста говорит правду, поиграл желваками и заявил:

- Из комнаты желательно тоже без охраны не выходить. Особенно... - тут он махнул рукой снизу вверх и, скривившись, закончил, - в таком непотребном виде!

"Нашелся, блин, блюститель нравственности!" - хмыкнула про себя девушка, но вслух пока решила не нарываться:

- Хорошо, Рихард. Я приму к сведению твой ценный комментарий.

Парень нахмурился еще сильнее, но Мерси этого даже не заметила. Она ступила на невысокий парапет и глянула вниз, на землю: высоко... Так просто с крыши не прыгнешь.

Она покосилась на Рихарда, со сложенными на груди руками наблюдавшего за ее действиями, потом опять вниз и снова на девата. Похоже, улетать он не собирался. А Мерси как-то не хотелось демонстрировать ему свои навыки "человека-паука". Мало ли: вдруг действительно однажды придется удирать? Вот пускай потом сюрприз будет.

- Можно вопрос по существу? - аккуратно подступила девушка к жениху. Он призвал на лицо свое самое грозное выражение и кивнул:

- Ну?

- Чего ты ждешь?

"Когда красна девица вернется в свою законную темницу!" - большими буками пропечаталось у него на лбу. Только сказать об этом прямо, видимо, религия не позволила. Ну, или чувство самосохранения, потому что глаза у Мерси как-то уж слишком угрожающе сузились. И с тяжким вздохом Рихард выдал:

- Отец не дал тебе доступ к крыльям, и я жду, когда ты окажешься в безопасности, на земле, -а затем добавил с ехидцей. - Боюсь, если ты грохнешься с такой высоты, мне придется собирать тебя по кусочкам!

"Добрый мальчик, - закатила глаза Мерси. - И какой ответственный... Сам будет собирать, надо же, слугам не перепоручит! Видимо, понимает, что потом ему с этим детищем Франкенштейна жить придется ..."

- Даже не знаю, чем я заслужила такую заботу, - девушка в притворном умилении прижала ладони к щекам. - Но, может, ты окажешь мне услугу и...

- Тебя вниз стащить? - деловито перебил парень. Рыжая внутренне поежилась:

- Общую концепцию уловил правильно. Но на всякий случай предупреждаю, что у меня много хрупких конечностей, которые до свадьбы могут не зажить!

Рихард мрачно фыркнул и, ни слова больше не говоря, подхватил девушку на руки. Расправил крылья, подпрыгнул, оторвавшись от крыши, и вдруг замер в нескольких метрах над землей. Склонил голову, прошелся по лицу напряженной сирены задумчивым взглядом, от которого у Мерси вдоль позвонка пробежал холодок...

- Ты непокорная, - завил, наконец. Даже не спросил - так, констатировал факт. Мерси нахмурилась, но решила выслушать обвинительную речь до конца. - И дерзкая, - после некоторых размышлений добавил парень. Видимо, с трудом вспомнил слово. - Для женщины Лазури эти качества недопустимы.

- Так что тебе мешает? - елейным голоском процедила сирена. - Если я для тебя неприемлемый вариант: откажись от брака!

Рихард скривился так, словно у него внезапно разболелись все зубы во рту:

- Это невозможно!

- Тогда придется смириться со строптивой невестой.

- Или проучить ее.

Их взгляды встретились: ярко-карий, пышущий гневом, и синий, как морская волна, не менее грозный, - перекрестились, словно клинки в схватке, и замерли, не зная, что делать дальше. Хотела ли Мерси этой перепалки? Нет. Просто достало все. И свадьба, внезапно выдуманная дедом, а потом подхваченная деватом как палочка коклюша. И жених со своей недовольной физиономией, как будто это не он ее, а она его из родного дома похитила. И его папаша, от которого непонятно, чего ожидать. Со всех сторон Мерси окружили проблемы, недомолвки... а теперь еще и угрозы?! И в какой-то момент, совершенно незаметный для нее самой, она достигла своей "точки невозврата", после которой оставалось либо рыдать, пока напряжение не схлынет, либо долго бить врага табуреткой по голове. Раньше осторожная сирена выбирала слезы, потому что цена ее гнева была слишком высока. Но сейчас ей нечего было терять. Кроме, разве что, собственной жизни. Которая с каждым днем выглядела все менее ценным товаром.

- Проучить? - скрестила она руки на груди. - Ну, давай, педагог, учи. Я даже подскажу, как: брось меня. Опусти руки. Ну?!

Вот это для Рихард был нежданчик. Потому что от Мерси он ожидал многого, но только не склонности к суициду.

- Ты... - протянул бедняга, забавно хлопая ресничками. Потом быстро спустился на землю и, поставив девушку на ноги, даже отступил на шаг. - Ты чокнутая! На всю голову чокнутая!

- Я живучая, знаешь ли, - поправила сирена, и задумчиво добавила. - Иногда это так утомляет...

- Чего?! - не понял парень. Мерси криво ухмыльнулась:

- Послушай, Рихард, я ценю твою... заботу, но давай не будем врать друг другу: то, что ты обеспечил меня билетом "Токио-Касдагар" не делает из меня "женщину Лазури" и "невесту года" заодно. По крайней мере, в твоем понимании этих слов. Нет, правда, мне не западло не выходить за пределы дворца и не бегать перед стражей в "спальных" шароварах. И даже не перечить будущему мужу на людях. Я готова поддакивать тебе, молчать, пока не спросят, носить на голове чадру - много чего могу сделать. Но взамен прошу одного: больше никогда не пытайся меня запугать. Потому что, если честно, ты выглядишь просто смешным, когда думаешь, что после того, что ты устроил в "Свежести Фудзиямы" мне еще есть чего бояться. Это немного грустно - да. Но это так.

И, круто развернувшись на пятках, Мерси пошла к воротам в "родные" апартаменты. Рихард так и остался стоять в нелепой позе с вытянутым трубочкой ртом и полным обалдением в глазах. Остановить буйную невесту он просто не решился. И не потому, что "а вдруг она, шизанутая, действительно с крыши сиганет?!", а потому что на каком-то глубинном уровне и он, и Мерси поняли: она никогда не станет безоговорочно ему подчиняться. И он никогда не сможет этого изменить.


- Госпожа, где ты была?! - набросилась на Мерси Ниаза прямо в дверях балкона. Даже в комнату зайти не позволила. Девушка покосилась через плечо, убедилась, что Рихард благополучно сгинул из поля зрения, и честно ответила:

- Вышла погулять.

- Куда?! - ахнула служанка таким тоном, словно рыжая только что разом призналась в расизме, сексизме, шовинизме и массовом убийстве для комплекта.

- На крышу.

Ниаза нахмурилась, подумала и сделала очень странный вывод:

- Ты не хочешь говорить?

- Ну, почему же? - усмехнулась Мерси. - Я была на крыше.

Служанка глубокомысленно кивнула:

- Понимаю... ты боишься сказать правду! Ничего, на первый раз я не выдам тебя Его Светлейшеству...

- Ниаза! - Мерси помахала рукой у женщины перед носом. - Я говорю как есть! Я была на крыше. Честно-честно!

- Да-да, - вздохнула деват, - как скажешь, госпожа. Пускай это будет твоей маленькой тайной. Но в следующий раз, пожалуйста, не исчезай так внезапно.

"Непробиваемая женщина", - с тоской резюмировала сирена и молча кивнула. Как еще доказать истинность своих слов, она придумать не смогла. Куда там! Она даже не смогла придумать, почему ей нужно что-то доказывать!

Ниаза меж тем с облегчением выдохнула, улыбнулась своей блудной госпоже и подошла к широкому креслу, стоявшему рядом с невысоким журнальным столиком. В нем, ранее пустовавшем, сейчас лежала целая кипа "разномасштабных" книг. По частям переложив их на стол, Ниаза отступила на шаг и торжественно заявила:

- Его Светлейшество Асмар Воинственный просил передать.

- Мг... - девушка скользнула глазами по фолиантам. "История Лазури", "Живопись Лазури", "Генеалогические древа аристократических семей Лазури"... - Как интересно... - промычала без особого вдохновения. - А что-то не из серии "Моя любимая родина" есть?

- Конечно! - воскликнула служанка, бросаясь к учебникам. - Вот здесь где-то... ага!

И протянула сирене здоровенный альманах. Мерси скользнула взглядом по обложке:

- Кулинарная книга? - подняла она хмурый взгляд на Ниазу. Та радостно кивнула. Рыжая скрежетнула зубами: вот кем нужно быть, чтобы сначала запереть кого-то в комнате без плиты, а потом преподнести в виде подарка "развлекательную" книгу о вкусной и здоровой пище?!

- Ты чем-то недовольна? - удивилась Ниаза. - Госпожа, только скажи, и я попытаюсь все исправить.

Ну, да: ключевое слово "попытаюсь"...

Мерси покачала головой:

- Да нет. В принципе, устраивает все. В конце концов, учитывая обстоятельство, могло быть и хуже.

- Обстоятельства? - не поняла Ниаза. - Какие именно, госпожа?

- Ну, например, меня хотят выдать замуж за человека, которого не люблю.

Женщина ухмыльнулась какой-то странной улыбкой: чуточку снисходительной и грустной:

- Любовь, госпожа, понятие непостоянное. Сегодня вы друг друга терпеть не можете, а завтра - не можете друг без друга жить.

"В принципе, если "Светлейшество" вмешается, это - вполне реальная перспектива, - хмыкнула про себя девушка. - Только томление сердца, на которое уповает Ниаза, здесь не причем. А вот плаха, на которую прозрачно намекал Асмар, - очень даже..."

И все же ей было любопытно задавать Ниазе столь каверзные вопросы. Потому улыбнувшись, она ступила ближе и вкрадчиво поинтересовалась:

- А что делать, если тебя не любит жених?

- Да что ты, госпожа?! - талантливо "ужаснулась" женщина. - Как он может не любить того, кто предназначен ему свыше?

Мерси едва не расхохоталась в голос:

"Директиву спустили свыше. Получите, распишитесь и не вякайте..."

- Ниаза, я понимаю твои попытки меня утешить, но Рихард, похоже, очень недоволен таким поворотом событий.

- Он тебе об этом сказал?

- Конечно, нет. Он же не дурак. Но догадаться было не сложно.

- Ты ошибаешься, госпожа! Свадьба Рихарда Смиренного и Мерседес Окайя - великое благо. Все в эмирате ждут этого дня с огромным нетерпением... кроме, возможно, бедной Ширин.

- Ширин? - тут же ухватилась за новое имя Мерси. - Кто такая Ширин?

- Э... - женщина судорожно забегала глазками. Кажется, она только что сообразила, что сболтнула лишнего. - Госпожа, мне нужно уходить...

- Постой, Ниаза! - еще на шаг подступила сирена. - Ответь: кто такая Ширин?

- Я... - деват ахнула и на мгновение словно провалилась в бездну аквамариновых глаз. Мир поплыл, время натянулось серебряной нитью...

- Скажи как есть! - требовательно повторила девушка. - Не лги мне!

Служанка ощутила, как теряет над собой контроль. Как воля слабеет под строгим взглядом, а губы сами собой начинают шевелиться в страстном желании раскрыть тайну...

Но Асмар не зря приставил к Мерси именно Ниазу:

- Мне следует уйти, госпожа... - растерянно проблеяла она и почти нечеловеческим усилием воли сорвала невидимые цепи. А потом бросилась прочь, уже не дожидаясь ответа синеглазой. И только выскочив за дверь, она замерла на мгновение, прислушиваясь к своему рвущемуся из груди сердцу, и прошептала с толикой паники в голосе:

- Кто же ты такая на самом деле?!

Задание, еще вчера казавшееся таким простым, внезапно приобрело оттенок невыполнимости...



13 июня 20ХХ года



"Здравствуй, дорогой дневник... где бы ты сейчас ни был. Мысленный "привет" и новую порцию новостей шлет тебе бывшая хозяйка. Вот уже несколько дней как я наслаждаюсь жизнью в славном городе Касдагаре (и, кстати, славный он ровно в той же степени, в которой я "наслаждаюсь" своим пребыванием здесь). За это время успела познакомиться аж с тремя деватами, двое из которых в перспективе повесятся на ветках моего генеалогического древа. Ну, а третью, Ниазу, судя по тому, с каким рвением она выдумывает все новые преимущества свадьбы, под ним закопают, если древо, так сказать, останется без новых портретов.

Только, знаешь, дорогой дневник, все не так и плохо. За эти пару дней я успела кое-что понять. Во-первых, Ниаза подвержена внушению. В принципе, это логично: для слуг Асмара такое поведение должно быть характерно. Думаю, она привыкла подчиняться и бояться не угодить. Что ж, однажды это может здорово облегчить мне жизнь... Ее неумение говорить "нет!" госпоже даст мне шанс добиться своего даже без использования силы сирены.

Но вообще-то с последним нужно быть осторожнее. Тогда, выпытывая о Ширин, я здорово рисковала, призвав умение "оратора". Конечно, это дало свой результат: теперь-то мне доподлинно известно, что Лазурь отобрала мой "хвост". Но если бы кто-то заметил этот маленький эксперимент?! Да уж, мягко говоря, ступила... Уж больно соблазнительным казалось подчинить служанку своей воле. И - нет! Мне не стыдно признаваться в этом вслух (едва слышным шепотом глядя на свое отражение в зеркале, но не суть). В конце концов, она всецело подчиняется Асмару. А он - враг. И плевать на улыбки, подарки и стопку учебников! Эмир надеется завоевать мое расположение после того, как силой приволок в Лазурь? Значит, он не только враг, но и редкостный дурак. И я буду использовать против него все средства, которые еще остались в моем распоряжении. Прости, совесть!

Кстати, раз уж мы заговорили о средствах...

Ширин...

Ширин...

Кто такая Ширин...? Она недовольна моей с Рихардом свадьбой. Если верить Ниазе: единственная, кроме, собственно, жениха с невестой. Или просто единственная, кто не смог этого скрыть. Почему? И что мне даст наше знакомство? Злобная девушка, даже если она деват (еще раз -"тьфу" в твою сторону, Ямамото за то, что веришь в их "ангельскую" сущность!), может и с кулаками при встрече броситься...

А может помочь найти способ избежать столь нежеланного союза...

Что ж, решено. Попробую как можно скорее выяснить о Ширин все возможное. Если она враг моего врага, то, возможно, станет моим временным другом. Главное сделать все так, чтобы Асмар ничего не заподозрил...

Иначе на моем генеалогическом древе появится фотка Мерседес Окайя с подписью: "почетный член, скончался в день свадебной церемонии. Аминь..."


Глава 3


Жили у бабуси два веселых гуся.




Один серый, другой, падла, долбанутый наглухо,




глаза в разные стороны, на людей бросается...




NNN



Ночью в Лазури было холодно. Мерси куталась в одеяло, сжималась комочком и чертыхалась сквозь зубы на типичный для пустыни климат. Ей казалось, что если хорошенько присмотреться, можно увидеть, как над водой бассейна клубится пар. И хотя, скорее всего, это было не так, падение дневной температуры на тридцать градусов после заката выводило сирену из себя. Она долго ворочалась, пытаясь заснуть, и чувствовала себя при этом Муми Троллем, готовящимся переждать зиму в спячке. К сожалению, самое теплое одеяло, которое смогла достать для своей госпожи Ниаза, состояло из трех тонких тканевых отрезов и Мерси подозревала, что она попросту собрала все лишние постельные принадлежности во дворце. В итоге, замотавшись египетской мумией, девушка так и не смогла сделать ту самую "норку", в которой будет комфортно наслаждаться сновидениями. Съежившись и вжимая голову в плечи, она то проваливалась в легкую дрему, то снова просыпалась, вздрагивая, чтобы затем опять забыться неровным тревожным сном.

Но, быть может, именно это ее и спасло.

Девушка очнулась так резко, словно кто-то вылил ушат воды ей на голову. Глаза распахнулись сами собой и вперились во мрак комнаты.

"Хоть бери да шерстью обрастай", - закусила губу сирена. Зевнула в кулак, пытаясь дыханием нагреть руки, и неловко приподнялась над подушками. Именно в это мгновение полная луна решила показаться из-за туч. Серебристый поток ворвался через балконную дверь, осветив коридор до самой кровати.

И вот тогда Мерси увидела ее вновь: высокую широкоплечую фигуру, с ног до головы закутанную в плащ. Она стояла у подножия постели и, не отрываясь, буравила сирену сосредоточенным взглядом. Голубые глаза сияли огнем в свете луны. Длинные пряди ниспадали на грудь почти до пояса.

- Ты?! - прошептала девушка. - Вы с Асмаром что, совсем обезумили?!

Нет, она, конечно, знала, что такое "паранойя" и уже даже смирилась со стражей у двери покоев. Просто, будучи человеком тактичным, она ну никак не могла ожидать, что один из местных "ниндзя" останется дежурить у ее постели!

Фигура чуть склонила голову на бок и Мерси резко выпрямилась в кровати:

- Ты так и собираешься здесь стоять?!

Вообще-то на такое можно было и ответить. Или хотя бы отвернуться. А лучше: поскорее выйти из комнаты и дать девушке спокойно "домерзнуть" остаток ночи! Но незнакомец, видимо, решил придерживаться образа "молчаливого Джо" до конца.

Девушка сузила глаза и поняла, что следует пойти другим путем. Раз этот новоявленный телохранитель не собирается сдаваться под натиском совести, придется обратиться к остальным "болевым точкам":

- Не знаю, может, у вас традиции такие, но в моем мире не принято подглядывать за спящими.

Очевидно, фигура не прониклась. Потому что склонила голову к другому плечу ("Что за китайский болванчик?!" - зашипела про себя Мерси) и продолжила свои безмолвные наблюдения. Рыжая прижала одеяло к груди и тяжко выдохнула:

- Ладно, товарищ истукан, раз уходить ты не собираешься, давай хотя бы познакомимся.

Вот на это фигура решила отреагировать. Правда, довольно странным образом. Она быстро шагнула вперед, полы плаща колыхнулись, и на один миг в правой руке незнакомца блеснула сталь. А в глазах: очень недружелюбная решимость.

"Ладно-ладно, я не настаиваю!" - пронеслось в голове у девушке. А тело уже напряглось, готовясь к прыжку: лишь бы предугадать бросок. Только бы успеть...

- Тебя ведь не Асмар прислал, верно? - напряженным голосом уточнила она. - Кто ты такой? Зачем следишь за мной?

Интересно, можно ли договориться с террористом? Мерси всегда понимала, что рано или поздно наступит день, когда ей придется узнать ответ на этот вопрос. Столь для многих она была желанной добычей, столь многие пытались завоевать ее расположенность, привлечь на свою сторону. Но она понимала, что все эти унылые попытки обмануть, очаровать и убедить хорошо работают только когда есть время и свободный доступ к "жертве". Ни Таирон, ни дед, ни кто-либо другой такой роскошью больше не обладал. А значит, Мерси, их уникальная и даровитая синеглазая сирена, вдруг стала подпадать под категорию приза, который выгоднее разбить, чем отдать врагу.

- Ты демон? - хрипло поинтересовалась она. - Русал? Деват?

Фигура сделала еще один шаг. Девушка быстро огляделась: ничего, похожего на оружие рядом не было. Даже ножик для резки фруктов остался на столике за спиной у незнакомца.

"Не успею..." - поняла она, глядя как фигура приблизилась еще на несколько футов. В груди начинала пробуждаться паника. А в мыслях - понимание того, что ночь сегодня может испортиться не только благодаря погоде. Ямамото хорошо обучил рыжую. Она умела сражаться и умела этого избегать. Она знала, как правильно оценить свои шансы на успех, но что еще более важно: как по достоинству оценить своего соперника. И сейчас Мерси понимала, что этот незнакомец, кем бы он ни был, силен. Его скупые бесшумные движения, его застывший взгляд - все говорило о том, что даже будь у нее меч, она не сумела бы его победить. С помощью дара - быть может, но не в рукопашном бою.

"А если закричать?!" - родилась отчаянная мысль. И тут же была отброшена: стоило только открыть рот пошире, как он на нее бросится. Мерси знала это наверняка. Она видела это в его голубых глазах: решительность, сосредоточенность...

"Но почему же тогда он медлит?"

Вот этот вопрос оказался самым важным. Незнакомец мог убить ее тысячу раз за эту ночь. Пожелай он - и рыжая уже никогда не увидела бы рассвет. Он мог уничтожить ее во сне, свернуть шею одним движением запястья. Но не делал этого.

"Почему?!"

- Пожалуйста, - прошептала девушка. Она не знала, сработает или нет, но чувствовала, что если у нее и есть шанс, то только этот. Призрачный, почти до смешного ничтожный. Но только так она смогла объяснить его колебания. - Пожалуйста, не убивай меня...

Фигура остановилась. Замерла, сжимая длинный обоюдоострый клинок в опущенной руке. Несколько долгих мгновений, за которые перед глазами у Мерси проскользнул немалый кусок ее жизни, она буравила девушку взглядом. А затем быстро ступила назад и растворилась во мраке. Луна вновь скрылась за облаком, и комната потеряла своей последний источник света. Неясная тень скользнула к балкону и исчезла в ночи.

Мерси с тяжким стоном опустила руки на колени.

- Вот это было уже совсем не смешно, - чуть слышно пробормотала она. Кому-то очень не нравилось ее пребывание здесь. И этот таинственной "кто-то" был способен обойти всю охранную систему Асмара. - Значит, у меня есть только два пути. Либо я учусь изображать на лице мольбу, против которой невозможно устоять, либо нахожу способ вернуть себе силу. Потому что эмир, как оказалось, не в состоянии защитить меня даже на территории своего дворца...

Дрогнувшей рукой девушка провела по лбу. Надо же! Еще десять минут назад она не могла согреться, а сейчас было даже жарко.

Выскользнув из постели, Мерси подошла к бассейну, зачерпнула ледяной воды и смыла испарину с лица. Коснулась мокрыми пальцами шеи, ключиц...

Потом подняла голову и крикнула:

- Ниаза!

В тот момент это казалось самым правильным поступком: попытаться защитить себя силами дворцовой стражи. Знала бы Мерси, к чему это приведет...

Служанка ворвалась в комнату, увидела, что кровать госпожи пуста, и тут же, не разобравшись, начала вопить. Рыжая даже толком среагировать не успела. Пока добежала от бассейна к Ниазе, пока достучалась до подверженного панике разума женщины, та успела выдать целую арию "За упокой" из репертуара местных плакальщиц, а в покои набиться два десятка обеспокоенных стражников.

- Черт подери, Ниаза! - рявкнула, наконец, Мерси. - Прекрати истерить!

- Госпожа?! - хлопнула ресничками служанка. - Госпожа, ты жива!

- Ага, - хмыкнула девушка. - Жива, невредима и даже уши еще не кровоточат, хотя ты активно пытаешься добиться этого эффекта. Нет повода для беспокойства.

- А я... я спокойна! - выдохнула служанка с таким видом, что Мерси помимо воли закончила про себя: "... как бешеная росомаха в брачный период...". - Но что произошло? Почему ты меня звала?

- Сегодняшней ночью ко мне пожаловал гость.

- Кто?! - ахнула Ниаза, озираясь по сторонам, словно в надежде, что незваный посетитель до сих пор прячется за какой-то портьерой. Мерси кротко дождалась, пока она перестанет вертеться, и только потом ответила:

- Понятия не имею!

- Что он хотел?

- Не сказал.

- Но зачем тогда приходил?

- Ниаза, правда, у меня не было возможности взять у него интервью. Но в следующий раз обязательно попытаюсь это сделать. Хотя я бы предпочла, чтобы следующего раза не было. Ты можешь это устроить?

- Госпожа, положись на меня! - с интонацией самурая, клянущегося в верности хозяину, заявила служанка. Мерси кивнула, тактично пряча улыбку, и забралась обратно в постель. Уже оттуда она наблюдала, как Ниаза на ключ запирает резные двери, ведущие на балкон, раздает страже последние указания и тихонько выходит из комнаты, унося с собою свечу. Если электричество в Лазури и было предусмотрено, то только не в покоях супруги будущего правителя.

А утром, едва солнце показалось над линией горизонта, Ниаза уже прибежала будить хозяйку для ее слишком ранней, по субъективному мнению девушки, встречи с Асмаром. Отчаянно зевая, Мерседес кое-как привела себя в порядок и по знакомому маршруту отправилась во дворец.

На сей раз эмир встретил ее у порога залы. Жестом велев слугам дожидаться снаружи, он буквально силой втащил девушку в комнату, усадил в кресло и резко спросил:

- Как выглядел тот, кто пришел к тебе ночью?

- Я... - запнулась сирена, - я не знаю... было темно...

- Сосредоточься, девочка! - прикрикнул Асмар. - Что-то должно было запомниться!

- Э... - закусила губу Мерси. Было, мягко говоря, некомфортно сидеть под разъяренным взором будущего свекра. Умоститься на трон он не пожелал, продолжая дамокловым мечом нависать над сиреной и отдавать ей приказы резким грубым голосом. - Он был... высоким, длинноволосым и... синеглазым...

- Что?! - сузил глаза Асмар. Мгновение он просто буравил русалку взглядом, а потом бросился вперед, уперся ладонями в рукоятки ее кресла и прошипел прямо в лицо. - Какие, ты сказала, у него были глаза?!

- Голубые, - сглотнув, повторила девушка.

- Ты уверена?!

Если честно, ей очень захотелось ответить "Нет!". Просто что-то поскорее избавиться от этого метающего молнии взгляда, от этих побелевших от напряжения пальцев и дребезжащего голоса с нотками стали и смерти. Но соврать, когда он вот так смотрел на нее, было чрезвычайно сложно. И, к тому же, Мерси от испуга просто не смогла сразу определиться, что лучше: понадеется на то, что незнакомец больше не придет или на сомнительную помощь Асмара.

- Было темно, - прошептала она. - Но я уверена.

- Ясно, - резко выпрямился эмир. И куда подевался тот милый дяденька, спрашивающий разрешения прежде чем назвать ее именем предков? Сейчас перед Мерси стоял самый настоящий тиран. Сильный, властный, не терпящий отказа. И от этого ей было не по себе.

Особенно, когда он вновь опустил на нее взгляд и спросил:

- Ты уже определилась с днем свадьбы?

- Пока нет...

- Почему ты медлишь?!

- Но вы сами дали мне время...

- Его больше нет! Решение должно быть принято незамедлительно. Либо я сам его приму!

- Погодите, Асмар! - подпрыгнула девушка.

- Сидеть!! - рявкнул эмир, и Мерси практически снесло обратно в кресло. Видимо, что-то особенное промелькнуло в ее круглых от ужаса глазах, потому что Асмар выдохнул сквозь зубы, поиграл желваками и сказал уже куда более спокойным тоном. - Я всего лишь пытаюсь тебя защитить.

Рыжая медленно покачала головой:

- Понимаю. Но вы дали мне право самой назначить день свадьбы. Теперь отнимаете его?

- Нет, я... - задумался эмир. Ему явно не нравилась такая формулировка. - Я прошу поторопиться со сроками.

- Договорились, - буркнула Мерси, рывком поднимаясь на ноги. - Очень скоро я сообщу о своем решении. А сейчас можно мне уйти?

Вместо ответа Асмар отступил чуть в сторону и широким жестом указал на дверь. Девушка кивнула, хотя была почти уверена, что здесь принято кланяться в пояс, и быстрым чеканящим шагом покинула залу. Только в комнату, к Ниазе, она не пошла. Ей нужно было подумать, привести мысли в порядок. А это можно было сделать только в одиночестве.


Что такое "закон невезения"? Это когда тебе очень хочется компании, а вокруг - сплошные голые стены и ни души. Но как только возжелаешь побыть одному - хоп! А вот и компания...

Именно это удивительное правило Мерси удалось прочувствовать на собственной шкуре. Она только выбралась в сад, со всех сторон огороженный дворцовыми стенами, только нашла беседку посимпатичнее, только умостилась на лавочке, по примеру Иванушки из русских былин, повесив в тоске буйную голову, как над ухом раздалось знакомое:

- Что ты здесь делаешь?

- Сижу, - брякнула девушка первое, что пришло в голову. При этом, вздрогнув от неожиданности так, что со старого виноградника, оплётшего стену беседки, посыпалась листва.

- Почему именно здесь? - продолжал допытываться Рихард. Мерси тяжко вздохнула и чуть не ответила: "Потому что на стену не пускаете!".

- Нужно было подумать наедине, - честно призналась мгновением позже, усилием воли подавив раздражение.

- Наедине с кем? - сощурился жених. Сирена выдала еще более тяжкий стон:

- С собой!

- Тогда... - парень как-то странно замялся и закончил фразу, - можно я рядом посижу?

Гениальность вывода сразила девушку наповал. Конечно, почему бы не посидеть парочкой? Она ведь только что призналась, как сильно жаждет компании! Впрочем...

- Отец отправил? - догадалась Мерси.

- Ага, - невесело кивнул Рихард, усаживаясь рядом на узкой лавочке. Затем подумал и добавил. - Асмар зол.

- Не зол, а сгоревший деревяшк, - на автомате закончила рыжая строкой из анекдота. И только потом спохватилась. - Ой, я не то хотела сказать...

- Да ладно, - хмыкнул парень. - Мне понравилось.

Мерси скосила глаза: "понравилось"?! Надо же! Не день, а одно сплошное откровение! Эмир, пытавшийся выглядеть добрым и внимательным, представил публике неблаговидную сторону прожжённого жизнью и властью диктатора. А его сын, такой грозный и хмурый, - на поверку оказался парнем с нормальным таким, живым чувством юмора. Неизвестно, конечно, насколько подлая душонка за ним скрывается, и не будет ли этот маленький анекдот завтра пересказывать полдворца, но, по крайней мере, Рихард его оценил. Странно было слышать это от человека, натравившего Сестер Смерти на маленькую Фриду...

- А о чем ты думала? - нарушил молчание парень. - Сидела с таким мрачным выражением на лице...

Мерси криво ухмыльнулась:

- Ко мне сегодня ночью кое-кто приходил.

- Наслышан, - кивнул деват. - Стража переполошилась. Отец грозился пообрывать крылья всему караулу. Конечно, пока не узнал, кто именно здесь был...

- Да? - вскинулась девушка. - И кто же?

- Прости, невеста, но если отец не захотел тебе говорить, я тоже не скажу, - честно ответил Рихард.

- Крылья дороги? - догадливо хмыкнула Мерси.

- И крылья тоже, - мрачно подтвердил парень.

Они помолчали еще с минуту, думая каждый о своем, потом девушка решилась:

- Если не можешь сказать о ночном госте, ответь на другой вопрос. Кто такая Ширин?

Деват поднял на рыжую удивленную взгляд:

- Откуда ты слышала это имя? А, впрочем, не важно. Рано или поздно мне все равно пришлось бы тебе рассказать. Ширин Быстролетная - моя невеста.

- Да ну? - хлопнула ресничками Мерси. - А я думала, в Лазури не разрешена полигамия...

- Прости, не так выразился: моя бывшая невеста.

- Вы расстались?

Рихард пожал плечами:

- Можно и так сказать, - потом вздохнул, откинулся на спинку деревянной скамьи и тихо сказал, глядя на лиственную крышу беседки. - Мы должны были пожениться в конце текущего месяца. В присутствии представителей всех префектур Лазури. На глазах и с благословения сильнейших родов нашего мира. Но... я выбрал тебя.

- Ты выглядишь так, словно это был не самый легкий выбор в твоей жизни, - заметила Мерси.

- Вот здесь ты ошибаешься, - хмыкнул парень. - Отец здорово облегчил его, когда попросту не позволил отказаться.

- Но я не понимаю, - пожевала губами девушка, пытаясь правильно подобрать слова. - Если вы с Ширин были официально помолвлены, почему Асмар вдруг решил женить тебя на мне?

- Это долгая история, - скривился Рихард. Мерси улыбнулась:

- У меня есть время. К тому же, ты прав: я все равно узнаю. Не лучше ли, если будущий супруг расскажет о собственном прошлом?

Деват задумчиво покосился на сирену, криво ухмыльнулся и кивнул:

- Как скажешь, Окайя. В конце концов, желание невесты - закон для жениха. С этим даже отец спорить не станет. Итак, да будет известно, изначально ты предназначалась в жены моему старшему брату.

- У тебя есть старший брат?! - ахнула девушка.

- Угу. Рейвар. Бывший наследный принц Лазури. По воле отца он должен был взять в жены Окайя. А я планировал жениться на Ширин. И все бы жили долго и счастливо. Но потом... что-то случилось. Рейвар отказался жениться и покинул Касдагар. Отец огляделся по сторонам и неожиданно вспомнил, что у него есть еще один сын. Вот так, в одночасье я получил наследие в виде трона и лишился невесты.

- А я попала в Лазурь?

- Ну, вроде как, да...

- Забавная ситуация, - склонила на бок голову девушка. В мыслях промелькнуло: "Обалдеть! Парень предпочел изгнание браку со мной". Но вслух она сказала совсем иное. - То есть, отказаться от брака можно было только ценой изгнания?

- Если ты Рейвар, то - да, - туманно ответил Рихард.

- И где же сейчас твой брат?

- Эм... - запнулся парень. Бросил на девушку подозрительный взгляд, судорожно закашлялся и ответил. - Даже не представляю.

"Господи боже, он же врет еще хуже Юмико!", - поразилась Мерси, но таким шансом просто нельзя было не воспользоваться. Она опустила взгляд на пол и тихо, как бы невзначай, спросила:

- А у Рейвара случайно глаза не голубые?

На сей раз наследнику даже лгать не пришлось - такой откровенный ужас пропечатался у него на лице. Он отшатнулся на скамье и уставился на Мерси глазами юного инквизитора, опознавшего в цыганке ведьму.

"Угадала..." - хихикнула девушка.

"Угадала!!!" - пронеслось в голове у Рихарда. Да так громко, видимо, пронеслось, что черные волосы, стильными "рваными" прядями ниспадающие на лицо, всколыхнулись, будто от ветра.

- Кажется, я сейчас впервые увижу, каково это: когда прическа становится дыбом, - весело улыбнулась Мерси. Брови Рихарда медленно поползли вверх, и рыжая поспешила объясниться, пока юного приверженца строгого патриархата вообще удар не хватил. - Я это к тому говорю, что нервные клетки не восстанавливаются. Перестань паниковать.

Деват даже рот от возмущения распахнул, но тут же вернул тело в исходное положение: спина прямая, руки на коленях, ступни расставлены на ширине плеч, лицо смотрит прямо перед собой, на оплетенную зеленью стену беседки. И еще ладони сжаты в кулаки так, что костяшки белеют. Само олицетворение "спокойствия"!

- О моих нервах тебе беспокоиться не следует, - пробурчал недовольным голосом. - После общения с отцом они у меня крепкие, как стальные тросы. Да и ты не даешь повода расслабиться... Но если Асмар спросит - я тебе о Рейваре ничего не рассказывал, поняла?!

- Я нема как могила, - кивнула Мерси, поднимая вверх правую ладонь. Парень нахмурился:

- У вас на земле все так говорят? Или ты в Огненном мире нахваталась?

- Успокойся. Это просто выражение такое.

Рихард хмыкнул и глубокомысленно изрек:

- А звучит как обещание... Ты, кстати, учти: не знаю, как там в твоих мирах, но у нас, в эмирате, самые болтливые как раз в могиле и заканчивают. - И добавил с нервным блеском в глазах. - Ха-ха!

"С сарказмом у него тоже проблемы..." - поежилась Мерси, глядя на самую кривую улыбку, когда-либо виденную в ее жизни. Было такое чувство, словно деват пытался выиграть в конкурсе жутких рож. И, кстати, победил бы с большим отрывом, если бы таковой сейчас проводился.

- Ладно, - вздохнул он. - Шутки в сторону. Что мне отцу передать? Ты с днем свадьбы определилась?

- С того момента, как пообщалась на эту же тему с Асмаром менее часа назад? - ехидно уточнила Мерси. - Пока нет.

- А чего ждешь?

Девушка мрачно закатила глаза:

- Нет, ты все же сын своего отца! Чего я жду? Ну, вот как объяснить? Свадьба, может, самое значимое событие в жизни девушки. Я хочу красивое платье, много гостей, торт в тринадцать слоев... жениха, наконец, другого. Я жду чуда! Неужели нет никакого шанса избежать этого брака?!

- Есть, - мрачно кивнул Рихард, - но, поверь, ты не захочешь им воспользоваться.

- Даже так... - грустно выдохнула Мерси.

Надежды разлетелись прахом, и будущее предстало перед сиреной во всей своей откровенной непривлекательности. Асмару нужно было дать ответ. И поскорее. Потому что терпением он явно не отличался, а вот буйным нравом - еще как. Не стоило его злить. Жених любил другую - это было видно по тому, как вспыхивали его глаза при упоминании о Ширин. В свадьбе он был заинтересован едва ли не меньше невесты, но сделать, как и она, ничего не мог...

- Как тебе первое июля? - ровным тоном уточнила Мерси.

- Меньше двух декад осталось? - "развернул" в голове календарь Рихард. - Отцу понравится. Хотя, будем откровенны, ему больше понравилась бы свадьба прямо завтра. Ну, а мне все равно.

- Вот и мне так же, - со вздохом кивнула рыжая. - Раз сделать ничего нельзя, остается только закрыть глаза и переступить Рубикон. А там посмотрим...



21 июня 20ХХ года



"Дорогой дневник, у меня "новость"! Я выхожу замуж! Ура, блин. Не получилось откреститься - уж больно свёкор попался приставучий. Ты ему говоришь: "Папа! Я не хочу выходить за твоего сына!", а он тебе в ответ: "Ну, давай я тебе ногу сломаю? Может это поможет изменить мнение?". И даже не говорит, а просто смотрит так выразительно, но ты понимаешь, что лучше прекращать возмущаться, а то ведь ногой дело может и не кончиться...

В общем, я сдалась. И теперь у меня чуть меньше девяти дней, чтобы попрощаться со свободой. Рихард, кстати, тоже ходит мрачнее тучи. Со мной на людях даже не здоровается - бережет легенду. Не знаю, почему, но Асмару нравится, что мы враждуем. Он ни разу не пытался как-то исправить ситуацию - наоборот, при любой возможности подливает масла в огонь. Словно пытается показать, что в этом мире у меня никого нет, кроме него, даже мужа.

Кстати, возможно, именно поэтому мы с Рихардом подружились. Объединенные гнетом одного тирана, очень быстро нашли общий язык. Жених оказался нормальным парнем, которому не повезло, пожалуй, даже больше, чем мне. И Ширин свою он действительно любит. Но по приказу отца они не то, что встречаться - просто общаться не могут. Видимо, чтобы меня не расстроить. А ничего, что меня как раз такая ситуация больше всего и расстраивает?!

Увы, Асмару плевать. Он считает, что знает, как лучше. Потому весь дворец гудит в предвкушении свадьбы, а жених с невестой тоскливо жалуются друг другу на собственную судьбу. Спасибо беседке - хоть там от слуг можно спрятаться и поговорить. Недолго, правда, иначе Ниаза пойдет искать. И ведь найдет. Эта - везде найдет. Вот уж точно - вездесущая тетка. За последние несколько дней, пока по мне свадебный наряд подгоняли, успела буквально задолбать. И ладно бы было ради чего! Она потратила столько сил, а в результате получилось не платье, а торт какой-то: много-много слоев и почти невидимая невеста где-то по центру. Еще и с таким длинным шлейфом, что его, наверное, можно будет при желании разглядеть даже из Огненного мира. Хотя, если честно, по поводу платья возмущаться как-то глупо. Ну, да, убожество. Так ведь и сама свадьба чем-то нехорошим попахивает. Нарядом ее все равно реанимировать бы не удалось. Но зачем ради этого нужно было устраивать двенадцать примерок?!

И еще эти свадебные обряды, которые пришлось выучить наизусть... Такое чувство, что в Лазури невеста - самое бесправное существо. Ее везде водят за руку, она не говорит ни слова (даже пресловутое "согласна": видимо, здесь считают, что раз она пришла на венчание, то отказаться уже не может) и даже не ест ничего! В смысле, самостоятельно. Вот если муж покормит - тогда можно. А так - нельзя. Сиди за столом, слюну глотай, наблюдай, как гости жуют, молчи и желательно вообще не подавай признаков жизни. Потому как ты в этот момент олицетворяешь не невесту, а хорошее приобретение. Ценное и полезное. Вроде холодильника. А холодильник ведь не отвлекает хозяина от важных бесед? Вот и ты не отвлекай... Ужасно несправедливая традиция! Но и здесь жаловаться, во-первых, некому, а во-вторых, смысла нет. Потому что дальше, после свадьбы, вряд ли что-то изменится в лучшую сторону.

Я ведь до сих пор не поняла, зачем меня сюда притащили. И что здесь произошло перед моим появлением? Почему Рейвар вдруг отказался жениться? Что его остановило? Ведь это решение было принято давно и он, вроде как, долгое время не возмущался. А потом, в один "прекрасный" момент, просто взял и покинул страну. Отказался от трона... Ну, это еще куда ни шло - в конце концов, у каждого свои тараканы в голове. Но сейчас-то ему зачем было возвращаться?! Передумал? Или просто посмотреть решил, какая невеста достанется брату? Интересно, а если бы ему не понравилось то, что он увидел? Что-то меня этот старший принц в последнее время пугает даже больше, чем Асмар. Как вспомню его глаза и тот меч... аж мурашки по коже. Может, оно и к лучшему, что свадьба случится так скоро? Я больше не хочу просыпаться в его присутствии. И не хочу бояться заснуть, представляя, что он вернется...

Вот только поможет ли мне новый титул? Или только добавит проблем? Не буду ли я однажды сожалеть о том, что дала согласие, когда нужно было стоять на своем вопреки всему..."

Глава 4


"Дорогой, сэр, мы похитили вашу жену.




Мы будем присылать вам её по частям: сначала палец, потом копыто,




потом крыло, пока вы нам не расскажете, что это, блин, за фигня, и как её убить!"




NNN



Чем ближе дело подбиралось к свадьбе, тем сложнее было Мерси держать себя в руках. Она смотрела, как слуги украшают дворец, как многозначительно переглядываются за ее спиной, как обсуждают свадебное меню и громко, вслух радуются "знаменательному событию", и от этой напускной идиллии злилась все сильнее. Ее комнату буквально превратили в палисадник - любая мало-мальски почитаемая семья Лазури считала своим долгом прислать свадебный подарок Асмару и корзину цветов лично невесте. Служанки, под предводительством улыбчивой Ниазы, расставляли букеты по углам, и комната постепенно наполнялась хитросплетением ароматов. Слуги чихали, кашляли, утирали украдкой слезы, но продолжали таскать в покои розы, фиалки, хризантемы и других сильно-пахнущих представителей флоры. А место, которое оставалось не занятым, быстро заполняли подарками от самого эмира.

О, эти чудесные подарки! Асмар словно поставил своей целью завоевать доверие невестки если не хорошим отношением, то хотя бы дорогими подношениями. И первым же широким жестом презентовал Мерси Ниазу. Буквально. По своему обыкновению та явилась к госпоже поутру и с порога заявила, что теперь принадлежит ей телом и душой, а посему будет обитать в комнатке, расположенной рядом с покоями. И подсматривать за Мерси в специальное окошко в стене. Потому как она теперь с госпожой практически одно целое и должна знать все, что с ней происходит.

Сказать, что рыжая подарку не обрадовалась - это ничего не сказать. Только вот отказаться от любезного жеста оказалось невозможно.

- Да он, блин, шутит!! - рычала она, злобной фурией бегая от одной стены беседки к другой. Рихард, по своему обыкновению занявший скамью, провожал невесту сочувствующим взглядом:

- Поверь: отец совершенно серьезен.

- Но даже эмир не имеет права следить за членами своей семьи!

- Это где такое написано? - удивился парень. Мерси резко обернулась:

- В учебнике по Административному праву Лазури!

- Ничего себе, какая у меня невеста образованная!

- Да! - напыжилась та, различив плохо скрытые нотки сарказма в голосе Рихарда. - Я читала книги, любезно предоставленные твоим отцом! В том числе - учебники по юриспруденции. Когда тебя запирают в комнате без телевидения, Xbox или каких-либо других развлечений, очень быстро надоедает считать количество ножек у мебели! И я заявляю со всей категоричностью, что в пункте двенадцать параграфа один статьи...

- Статьи пять, - задумчиво перебил Рихард. - Ты только отцу об этом не говори.

- Почему? - наивно уточнила Мерси.

- Не оценит, - буркнул жених. - Но запомнит. Ты пойми, Окайя: форма правления в Лазури предполагает исполнение всех законов. Каждым деватом: от изгнанника до члена королевской семьи. Потому что они были написаны почитаемыми предками, незыблемыми в своей мудрости. Но это в теории. А на практике у нас существует, так называемое, прецедентное право. Только вот смысл его в том, что если эмиру в какой-то момент времени не выгоден определенный закон, чиновники единогласно приостанавливают его действие. На время. Чтобы, так сказать, дать правителю легальное право его обойти. А как только прецедент исчерпан, закон возвращается обратно в Кодекс.

- Но это же произвол!

- Не то слово! Только вот странно, что из всего, с чем ты столкнулась в последние несколько дней, именно Ниаза за стенкой возмутила тебя больше всего, - отметил Рихард. - К тому же, она и раньше за тобой подсматривала.

- Да в курсе я, - отмахнулась Мерси, присаживаясь на скамью. - Просто меня сейчас буквально все из себя выводит. Я смотрю на радостные лица вокруг и...

- Не понимаешь, как они могут праздновать разрушение твоей жизни? - подсказал Рихард. Сирена тяжко вздохнула и прикрыла глаза. Несколько минут они сидели молча. Не то, чтобы наслаждаясь обществом друг друга: скорее просто упиваясь редкими мгновениями тишины и спокойствия. Потом, не оборачивая головы, Рихард прошептал:

- Я не должен тебе этого говорить, но все же хочу, чтобы ты знала. Не все рады нашей свадьбе. У отца в Лазури есть враги. Они недостаточно могущественны, чтобы выступить в открытую, но у них есть возможность нанять кое-кого со стороны. У меня появились сведения, что в Касдагаре видели наемников из группы "Жало пустыни". Возможно, именно поэтому отец велел Ниазе не спускать с тебя глаз.

- Ты полагаешь, меня захотят убить? - почти равнодушно уточнила Мерси.

- Я всего лишь говорю, что свадьба члена королевской семьи - событие значимое и привлекающее внимание общественности. А она не всегда реагирует так, как хотелось бы. Конечно, отец позаботится о безопасности. В день проведения церемонии в Касдагар будут стянуты войска, а количество стражи во дворце позволит при необходимости защитить "оплот" даже от посягательств Огненного дивизиона. Но и тебе не следует терять бдительность. Смотри по сторонам, обращай внимание на каждую подозрительную мелочь. Не ходи нигде одна. Не пытайся спрятаться от Ниазы, по крайней мере - сейчас. "Жала пустыни" знают свою работу. Они не смогут раскрыть крылья во дворце, но убить девата можно и не используя силу Источника.

- Ты пытаешься меня напугать? - криво улыбнулась девушка. Рихард покачал головой:

- И в мыслях не было. Но ты только представь, что случится, если невеста до свадьбы не доживет!

Мерси подняла глаза к потолку:

- Ну, да. Мне будет неприятно.

- Тебе, допустим, будет уже все равно! - ехидно бросил принц. - А вот тем, кому не посчастливиться погибнуть, тебя защищая, придется лицом к лицу столкнуться с моим отцом.

- Ты говоришь так, будто он может быть страшнее наемного убийцы.

- Этот деват считает предателем стража, который умирает после своего господина. Хочешь знать, как в Лазури поступают с предателями?

- Вряд ли, - буркнула Мерси. Блин, ну что за жизнь такая?! Даже умереть спокойно не дадут! Вернее, сначала будут до последнего спасать, а потом еще и после смерти совестью замучают...

Она же не знала тогда, прячась с Рихардом в садовой беседке, что не далее как этой же ночью будет костерить стражу как раз за то, что та не сумеет толком ее защитить?


Мерси проснулась от грохота, когда какая-то не обделенная силой вражина ногой выбила дверь в ее покои. Девушка оторвала голову от подушки, сонным взглядом прошлась по высокому широкоплечему девату, от колен до макушки закутанному в серый балахон и подумала:

"Дверь? Ногой? Какое расточительство... Я бы залезла через окно..."

И только потом до нее дошло, что мужчина сжимает в руке совсем не зубочистку. Да и дверь сломал не для того, чтобы ее милым личиком полюбоваться. Это только Рейвар мог позволить себе прийти, постоять и отчалить в темноту - призрак, блин, летящий на крыльях ночи. А этот конкретный тип, судя по звукам, которые сейчас доносились из коридора, пришел не один и в покои невесты принца добирался по трупам. И уходить, не оставив за спиной еще один, рыжеволосый, явно не собирался.

- Мужчина, вы кто такой?! - прошипела Мерси, соскальзывая на пол из положения "лежа". Страха не было. А вот раздражение, все эти дни накапливающееся в девушке, наконец, разглядело возможный выход и, быстро конвертируясь в ярость, бросилось к нему. - Как вы посмели нарушить мой покой?!

Вместо ответа невоспитанный убийца выставил перед собой кинжал и рванул в атаку. Молча, как призрак, и совершенно бесшумно, несмотря на громоздкие с виду сапоги. Мерси полюбовалась стремительными движениями наемника, кротко вздохнула и на подлете встретила его аккуратной, но действенной подножкой. Еще и ускорения добавила, как Ямамото учил. По всем законам физики деват должен был пролететь последний метр на чистом энтузиазме, а потом красиво впечататься в стену. К сожалению, иногда встречаются и те, для которых законы физики действуют не всегда.

- А вы действительно знаете свою работу... - пробормотала девушка, глядя, как убийца отталкивается ногой от стены и делает кульбит через голову. А потом резко оборачивается, ударяя оружием наотмашь: сверху вниз. Взвизгнув, сирена в последнюю минуту умудрилась поднырнуть под "карающую длань" и кулем упала на кровать. Оттолкнулась, перекатившись на другую сторону, бросилась на пол и...

Откуда в комнате взялся второй?! Мерси и ахнуть не успела, как кто-то вынырнул из-за спины и мертвой хваткой вцепился в руки повыше локтя.

- Нет! - крикнула сирена, изо всех сил пытаясь вырваться. Но что могла сделать хрупкая девушка, скрученная мужчиной в три раза тяжелее ее?! Она пыталась его лягнуть, оттолкнуть, даже укусить, но тот, кого называли "Жалом пустыни" держал крепко. А тот, кто явился первым, легко, одним слитным движением, запрыгнул на кровать и, оставляя песок с сапог на шелковых простынях, целенаправленно пошел завершать начатое.

Мерси смотрела на эту фигуру, сжимающую длинный, загнутый кверху кинжал с костяной рукоятью, и как никогда мечтала увидеть Ниазу. Неужели это она несколькими часами раньше сетовала на отсутствие свободы?! Сейчас девушка готова была оказаться в башенной комнате без мебели, еды и под стражей, лишь бы только подальше от этих безликих наемников...

А потом, когда Мерси уже почти захлестнула паника, три события произошли одновременно. Во-первых, глаза того, кто топал по кровати, стали очень большими. Настолько, что сирена смогла разглядеть в них отражение балкона, полной луны и даже высокой фигуры на ее фоне.

"Неужели третий?!" - пронеслось в голове и от этого, почему-то, стало еще хуже. Как будто до этого у Мерси еще был хоть как-то шанс спастись.

Во-вторых, послышался глухой удар и тот, кто держал ее руки, плашмя свалился на пол. Девушка дернулась и непонимающе уставилась на поверженного противника.

В тот же миг тонкий стилет рассек пространство.

Он увернулся, тот, первый. Он действительно был хорош. Извернувшись змеей, он упал на пол по другую сторону кровати, а стилет, что должен был вонзиться ему грудь, почти по рукоять вошел в стену. Но этого было достаточно тому, кто его пустил.

Мерси завизжала, когда ее обхватили за талию и резким движением забросили на плечо. А потом завизжала с новой силой, когда таинственный спаситель бросился не к двери, к стражам, а обратно к балкону.

"Меня не убивают! - родилась "гениальная мысль". - Меня решили похитить!"

Но понять: лучше это или хуже, девушка не успела. Потому что в глаза ударила пыль с каким-то странным запахом, в носу защипало, дыхание перехватило, веки стали тяжелыми, а тело ватным и непослушным. Мысли разлетелись пугаными воробьями, и сирена погрузилась в глубокий наведенный сон.


Просыпаться не хотелось. Это же надо было открывать глаза, определять себя в пространстве, думать, что ты здесь делаешь. А если ответ не понравится? Еще чего доброго - подниматься на ноги и куда-то топать! Нет уж, увольте. Хотели усыпить - сами теперь и мучайтесь. И не нужно хлопать по щекам: это все равно ничего не даст! Организм уже определил для себя лучшую модель поведения и строго ей следует.

Собственно, на этой мысли Мерси проснулась окончательно. Малость осоловевшим взглядом скользнула по деревянным бревенчатым стенам хижины, по куску пола с ковриком, слабо освещенным единственной в комнате свечой, по круглому, занавешенному окошку и узкой кровати с прохудившимся матрацем, на который ее уложили. Затем с трудом повернула голову и увидела Его. Похитителя. Мужчина сидел рядом, положив одну согнутую в колене ногу на кровать, и пытался привести девушку в чувство аккуратными шлепками. Высокий воротник плаща скрывал лицо почти до самых глаз, сверху нависал капюшон. Мерси попыталась разглядеть то, что было спрятано под толщей ткани, но то ли ракурс не позволял, то ли похититель научился видеть сквозь одежду, но каких-либо знаков, позволяющих опознать девата, найти не удалось.

"Кто ты такой, черт подери?! - короткая связная мысль потребовала стольких усилий, что девушка снова на мгновение прикрыла глаза. - И почему ты бьешь меня, когда я уже проснулась?!"

- М-м... - протестующее замычала она и попыталась отвернуться. Не тут-то было! Похититель что-то неразборчиво ответил из-под плаща, и за подбородок удержал лицо рыжей на месте.

"Отпусти, хам!" - грозно подумала Мерси и дернула рукой. Вернее, пошевелила одним пальцем, потому что рука на поверку оказалась весом с тонну. По субъективному мнению Мерси, разумеется. Она нахмурилась и повторила маневр. На этот раз удалось сдвинуть на пару сантиметров всю кистью. Обрадованная успехом, девушка сжала ладонь в кулак и...

И вот тут похититель решил вернуться к своим варварским методам.

Хлоп!

- Сказала же, отцепись, придурок! - на всю хижину рявкнула девушка, проводя свой коронный хук правой.

Это было неожиданно. Особенно для мужчины, который, хоть и увернулся, но на сирену вытаращился как на воскресшее умертвие. Даже капюшон приподнял, блеснув уже знакомыми голубыми глазами в неярком свете лучины. Впрочем, вопреки его опасениям, ударить его второй раз Мерси не пыталась. Она сама удивилась внезапному приливу сил, который тут же сменился опустошением и слабостью. Часто задышав, девушка уронила руку на колени и откинулась на подушки:

- Ты чем меня накачал? - тихо спросила она. Рейвар резким движением опустил ворот плаща:

- Ничего смертельного. Вставай. Мы уходим.

Мерси подняла на девата мрачный взгляд: надо же! Раскомандовался тут!

- Уходи, если тебе так надо, - скорее из вредности, чем действительно имея это в виду, буркнула сирена. - А я хочу спать.

- Ну, а мне плевать, чего ты хочешь, - безразличным тоном парировал мужчина. - Мы и так слишком задержались на одном месте.

Девушка скривилась: а благодаря кому, позвольте уточнить, они здесь задержались?!

- Это потому, что ты меня усыпил!

- Это потому, что ты вопила как испорченная сигнализация!

"Что? - не поняла Мерси. - Какая еще сигнализация? Откуда деват знает такие слова?"

И только сейчас она сочла нужным приглядеться к стоящему перед ней мужчине.

То, что Рихард и Рейвар были братьями - сомнению не подлежало: оба высокие, широкоплечие, с аристократичными чертами лица, ярко-выраженными скулами и хорошо очерченным подбородком. Но что еще важнее - у них был одинаковый взгляд. Пристальный, хищный, из-под насупленных черных бровей. Казалось, деваты постоянно готовы оскалиться и броситься в атаку. Бронзовая, загорелая на солнце кожа, плотно сжатые губы, тонкий нос - все это только добавляло внешности братьев агрессии и жесткости. Но если в Рихарде еще можно было разглядеть черты подростка, то у Рейвара они давно растворились и приобрели совершенно другой оттенок. Морщинка между бровями не исчезала, даже когда он прекращал хмуриться, руки были мозолистыми и грубыми, привыкшими держать оружие. Его возраст и весь этот облик воина не могли умалить ни пронзительно голубые глаза, ни волосы, черные с красными прядями, спускавшиеся почти до пояса и сейчас заплетенные в тугую косу. Он был суров и опасен, но все же не было в нем того, что Мерси разглядела и возненавидела в Асмаре: непредсказуемой жестокости и внезапных вспышек ярости. В этом девате чувствовались благородство и честь. Ты смотрел ему в глаза и понимал, что он может тебя убить, но сделает это, только имея веские причины. И Мерси не могла не признать, что это заслуживало уважения.

- Послушай, - девушка аккуратно, стараясь не делать резких движений, от которых начинала кружиться голова, спустила ноги с кровати, - я, правда, благодарна тебе за спасение, но зачем было вытаскивать меня из дворца?

- Это было необходимо, - "емко" ответил Рейвар. Мерси скривилась:

- Спасибо за "доступное" объяснение! Может, хотя бы скажешь: куда мы намерены идти дальше?

- Слуги Асмара обыскивают Касдагар. Они не пропускают ни один дом и рано или поздно, доберутся сюда. Нам нужно уйти до того, как они обнаружат наше убежище.

"Ну, надо же! - ехидно сощурилась девушка. - И язык не отсох сказать такую длинную фразу! Но, тем не менее..."

- Я думала, мы прячемся от наемников?

Рейвар скрестил руки на груди:

- Если тебе так удобнее: то и от них тоже. А теперь хватит думать. Поднимайся!

- Знаешь, что?! - скрежетнула зубами сирена. - Отдай меня страже, а сам иди, куда вздумается!

- Тебе так сильно хочется вернуться во дворец?

- Дай-ка подумать! - рыжая ехидно всплеснула руками и тут же поморщилась от боли в висках. - Там меня кормили, оберегали и хотели сделать королевой. А ты меня усыпил, притащил в какую-то хижину и даже не хочешь толком объяснить - зачем. Да, я хочу вернуться!

- Тогда мне жаль тебя огорчать, - очень мрачным тоном сказал Рейвар, - но я лучше своими руками придушу тебя прямо здесь, чем верну Асмару.

Девушка почувствовала, как на лбу выступила испарина. Губы мгновенно пересохли, пальцы побелели, а ноги, еще мгновение назад казавшиеся деревянными, едва ли не сами предложили пуститься в бега. Причем прямо сейчас и хорошим таким, скаковым галопом.

- Зачем же ты тогда меня спас? - хрипло прошептала она. - Если сейчас хочешь убить?

Рейвар стиснул зубы, поиграл желваками и ответил:

- Я задаю себе тот же вопрос. И в твоих интересах сделать так, чтобы ответ я нашел как можно скорее!

Рыжая вздрогнула и опустила ступни на пол. С трудом, придерживаясь за стену, встала, выпрямилась. Постояла несколько секунд, привыкая к новому положению. Потом сжала кулаки, подошла к Рейвару почти вплотную и, сильно задрав голову, посмотрела ему в глаза:

- Когда Рихард рассказывал о тебе, мне казалось, что ты другой. Но я ошиблась. Ты - точная копия своего отца.

- Замечательно! - криво ухмыльнулся мужчина. - Значит, мне, как минимум, не нужно представляться!

И сунул ей в руки куль с одеждой:

- Надень это.

Мерси молча развернула сверток: в нем оказался черный плащ с капюшоном, широкие штаны и сапоги на шнуровке. Одежда, куда более подходящая для путешествия, чем ее белоснежный спальный наряд. То есть, ранее бывший белоснежным. Девушка оглядела порванный подол сорочки, пыльные шаровары с дырой на колене и поняла, что эту одежду сбросит без сожаления.

- Пожалуйста, отвернись, - злобно покосилась на Рейвара. Тот ответил не менее грозным взглядом:

- Надеюсь, ты не собираешься делать глупостей?

- Можешь не переживать, - хмуро буркнула девушка. - Я не в том состоянии, чтобы делать глупости, цена которым - моя жизнь.

Мужчина нахмурился, но вступать в дискуссию не захотел. В конце концов, она делала именно то, что от нее требовалось. И пока это будет так - она могла говорить все, что пожелает.

Мерси не проверяла: подглядывает деват или нет. Не то, чтобы ей было все равно, просто в такие моменты о подобных мелочах волноваться было просто смешно. Она быстро сбросила шаровары, натянула брюки, обулась...

"Как я могла в нем ошибиться?!" - пронеслось в голове, и сирена едва не расхохоталась от этой мысли. А как она вообще могла подумать, что разглядела в этом девате положительные черты? С чего она взяла, что он лучше Асмара? Такой же тиран, идущий на все, ради достижения своей цели. Даже хуже - потому что Асмар хотя бы честно сказал, чего от нее хочет.

И все же, если Рейвар такой плохой, зачем тогда он ее спас?

- Я готова, - набрасывая на голову капюшон, сообщила она.

- Нам нужно покинуть пределы Касдагара, но сделать это сейчас, когда отец выставил стражу по всему периметру города, невозможно. Нужно переждать. Если нас не найдут в течение первых двух суток, Асмар решит, что мы уже покинули столицу. Он отправит отряды в пустыню и патрулей в городе станет гораздо меньше. Это будет нашим шансом.

- И где же ты предлагаешь отсидеться? - изогнула бровь девушка.

- Отсидеться не получиться, - раздраженно бросил Рейвар, осторожно выглядывая в окно. - Ты нужна отцу и ради того, чтобы тебя вернуть, он разберет Касдагар по камню. Стража проверяет все и по нескольку раз. Нам нужно быть там, откуда отряд только что ушел. И уходить оттуда до того, как он вернется.

- Кстати о твоем отце, - шагнула ближе Мерси. - Может, хотя бы ты объяснишь, зачем я понабилась Асмару?

Рейвар обернулся и смерил девушку задумчивым взглядом. Потом как-то странно оскалился, обнажив один клык, и ответил:

- Все очень просто. Ты завоюешь для него землю.

- И всё?! - вытаращилась на принца сирена. - А Марс ему заодно не завоевать? Рейвар, я, конечно, боевой феникс, но ведь не настолько же!

Деват отошел от окна, мимоходом подхватил девушку за руку и потащил к двери. Там замер, прислушиваясь, и только потом приоткрыл створку. Комнату залил дневной свет и гомон множества голосов.

"Сколько же я проспала?!" - подумала Мерси. Мужчина выглянул наружу, оценил обстановку и, видимо, решил, что можно выходить. На мгновение обернулся к сирене и задумчиво пробормотал:

- Поразительно, как такая мелочь может стать причиной стольких бедствий...

И, еще сильнее натянув на рыжую капюшон, вытащил ее за дверь. Огонек свечи вздрогнул и погас сам собой.


- Ты никогда не слышала поговорку: утром ешь как король, днем - как принц, а вечером - как нищий? - глядя на девушку, философски спросил Рейвар. Мерси прожевала кусок мяса, который по всем законам мироздания не должен был поместиться у нее во рту, и бодро ответила:

- Во-первых, завтрак я проспала. А во-вторых, я и ем как принц! Как молодой растущий организм принца!

- Ну, если ты будешь так есть, то вырастешь очень быстро! Только вряд ли вверх.

Девушка выдохнула сквозь зубы и положила ложку с рисом обратно в тарелку:

- Слушай, борец за здоровый образ жизни, тебе что, продуктов жалко? Я не знаю, когда в следующий раз удастся пообедать. Так что хватит заглядывать мне в рот и портить аппетит!

- А его можно испортить? - с сомнением хмыкнул деват.

Мерси смерила его раздраженным взглядом, затем опустила глаза на свою полупустую тарелку и две пиалы рядом, и демонстративно сунула ложку с едой обратно в рот. С удовольствием прожевала и только потом ответила:

- Не тебе.

Мерси действительно проголодалась. Оказалось, прятаться от кого-то - очень изматывающее занятие. Особенно, если приходится постоянно куда-то бежать. Рейвар на поверку показал себя настоящим параноиком. С другой стороны - только благодаря ему и его странным методам их еще не поймали. Несколько раз они были так близки к тому, чтобы быть обнаруженными, что Мерси не верила в собственную удачу. Город практически кишел ищейками Асмара - они были всюду, искали с таким усердием, словно от результата зависела их жизнь. А может, так оно и было? Мерси не хотела об этом думать, но она не завидовала тому, кто скажет эмиру, что она покинула Касдагар. Но еще меньше она не хотела быть на собственном месте в тот момент, когда их найдут. Потому что, несмотря на собственную браваду и попытки убедить себя в обратном, она боялась угрозы Рейвара. И не хотела давать ему повод воплотить ее в жизнь.

Сейчас они сидели в маленькой таверне, находившейся почти в самом центре Касдагара. К центральной площади примыкал узкий переулок с булочной, лавкой сапожника и лотком торговца арбузами. А еще - с симпатичной закусочной, хозяин которой был знаком с Рейваром. Принца и его гостью он обслужил сам, потому что частенько выполнял обязанности официанта в своем заведении, но больше ничем своего осведомления не выдал. И все же он здорово рисковал, прикрывая их, этот деват с бородатым лицом и брюшком как у Санта Клауса. За время их обеда в таверну несколько раз заглядывали солдаты, но не обращали внимания на обедающую парочку в толпе таких же клиентов. Наверное, никто не думал, что рыжую можно отыскать в самом центре столицы.

- Что будем делать дальше? - доедая с чаем последнюю булку, спросила сирена.

Рейвар бросил взгляд на крошки из-под трех ранее "истребленных" рогаликов, и насмешливо уточнил:

- После того, как выковыряем тебя из стула?

- После того, как солнце сядет! - поправила Мерси и добавила про себя:

"Он, конечно, может меня убить, но я вовсе не обязана терпеть его насмешки!"

- Ты права, - кивнул мужчина, и с его лица в мгновение ока исчез даже намек на беззаботность. - В это время года в Лазури темнеет рано. Нам нужно переждать эту ночь. К счастью, даже после изгнания у меня остались верные люди в городе. Они дадут нам пристанище.

Мерси отставила чашку и, положив обе ладони на стол, вперилась в Рейвара жадным взглядом:

- Как случилось, что тебя изгнали?

- Зачем тебе это знать? - почти ласково спросил деват, склоняя голову к плечу.

- Рихард сказал, ты ушел потому что не хотел жениться на мне.

- У тебя есть повод не доверять Рихарду? - изогнул бровь мужчина.

Мерси улыбнулась и прищурила один глаз:

- То, что он в это верит, не означает, что это - правда.

Рейвар искривил губы в ответном жесте и тихо, но отчетливо проговорил:

- Однажды ты повзрослеешь, станешь красивой, умной... и тогда поймешь, что у мужчины есть лишь одна причина бежать из-под венца. И это никак не связано с теорией заговора или каким-нибудь древним проклятием.

И посмотрел на девушку добрым, даже нежным взглядом. Она стиснула зубы и сжала кулаки так, что скрипнула ногтями по столешнице. Вот же гад!

"Однажды стану умной и красивой?! А сейчас я, значит, тупая уродина?!"

- Если не хочешь отвечать честно, лучше вообще промолчи, - буркнула и рывком поднялась на ноги. Улыбка на лице Рейвара стала по-настоящему глумливой:

- Ты действительно считаешь, что из тебя получилась бы хорошая королева?

Мерси набросила капюшон на голову, опуская его очень низко, чтобы глаза скрылись в тени ткани, и ухмыльнулась одними губами:

- Хочешь сказать, что лишился трона, лишь бы я не стала королевой? Хм... по ходу, тебе взросление не помогло.

Рейвар кашлянул в кулак, поднялся со скамьи и догнал надувшуюся сирену уже у выхода из таверны. Схватил за руку, заставив отпустить круглую ручку двери и обернуться на каблуках:

- Рискуешь, девочка... - прошептал в самое ухо. Мерси стрельнула в него злобным взглядом:

- Твое ущемленное достоинство требует мести?

Вместо ответа мужчина чуть приоткрыл дверь и, подтолкнув рыжую к образовавшейся щелке, указал на группу стражников, как раз что-то живо обсуждающих под навесом харчевни. Мерси покраснела:

- Намек понят, - пробормотала, закрывая дверь. - Будем ждать, пока они уйдут?

- Это необязательно, - Рейвар нашел глазами трактирщика и коротко ему кивнул. Тот разулыбался гостям, вытер пухлые руки о фартук и бодрым шагом направился на кухню.

- Идем, - приказал Рейвар, первым проталкиваясь сквозь толпу посетителей. Мерси пристроилась к нему в кильватер и старалась не отставать. Но все равно пару раз едва не наступила на полу плаща, а на кухне, когда дорогу им внезапно перегородил высокий деват в поварском колпаке и с глазами опытного мясника, не удержалась и на полном ходу влетела в спину. Рейвар не шелохнулся. Мерси выглянула из-за его плеча: мужчины стояли друг против друга, скрестив взгляды и словно дожидаясь какого-то сигнала. Оба высокие, широкоплечие и очень мрачные.

Судорожно вдохнув, рыжая подняла глаза на Рейвара. Она вдруг представила на его месте Таирона и поняла, что демон не стал бы ждать. Он бы переступил через эту преграду, возможно, даже не утруждая себя попыткой выяснить, кто же именно встал у него на пути. Да и Ямамото вряд ли поступил бы иначе. Охотник всегда действовал строго по плану. Того, кто пытался внести свои коррективы, ждало суровое наказание. Но Рейвар отчего-то не нападал. Он смотрел в глаза девату и даже не пытался схватиться за оружие. И все же это помогло.

"Слава Богу..." - выдохнула, наконец, девушка, когда повар низко склонил голову и сделал шаг в сторону. Черт подери, она не хотела прорубаться на свободу сквозь толщу невинных жизней! И как же сейчас была рада тому, что Рейвар, этот ее странный похититель, придерживался той же точки зрения!

- Не отставай, - обернулся на мгновение деват. Девушка подняла на него огромные испуганные глазищи и только потом сообразила, что стоит, вцепившись обеими руками в его плащ.

- Не дождешься, - буркнула, отпуская ткань. А потом еще и руки "вытерла" о собственный подол, на что мужчина только головой покачал.

Пройдя ряд плит, холодильную установку и рабочую зону кухни, парочка добралась, наконец, до "служебного" выхода из таверны. Тяжелая, обитая железом дверь выпустила их на улицу, узкой змейкой бегущую параллельно переулку. Здесь было куда меньше народа и куда больше жилых домов. Богатых, высоких, выполненных каждый в своем собственном стиле. Нельзя сказать, что Мерси так уж сильно увлекалась архитектурой, но мимо такой красоты пройти было просто невозможно.

- Вау... - замерла она в восхищении. Русские терема, римские колонны, японские каменные сады и традиционные китайские фонарики над окнами - смешение стилей и эпох давало удивительных эффект эдакого художественного беспорядка, но преобладание единого желтого оттенка и схожести в размерах делало его ненавязчивым, приятным глазу. Распахнув рот, Мерси смотрела по сторонам и всем своим естеством впитывала и запоминала новые образы.

Только на другой стороне улицы Рейвар сообразил, что неуклюжая девчонка, вечно наступающая ему на пятки, куда-то подевалась.

"Огненные крылья! - пронеслось у него в голове. - Только же была рядом!"

Резко обернувшись, он нашел взглядом пропажу, выдохнул сквозь зубы и широким шагом направился в обратную сторону. Мерси вздрогнула, когда ее схватили за кисть, наградили воистину убийственным взглядом и уже на буксире потащили вперед.


Деват привел сирену к роскошному особняку на изгибе улицы, больше напоминавшему какой-то древнегреческий храм: широкая мраморная лестница, симметричные пропорции, колонны и даже маленькая фигурка ангела на пике треугольной крыши. Хотя, учитывая местонахождения, скорее все же крылатого девата с пикой наизготовку. Ко входу в здание вела подъездная дорога из мелкого гравия, а у самого основания лестницы росла единственная и малость зачахшая пальма. Грешным делом Мерси решила, что ей не хватает воды, но потом заглянула в кадку и поняла, что если бедному деревцу чего-то не хватало, так это разумного садовника. Потому что только полный глупец мог пытаться вырастить пустынное растение в болоте.

- Идем, - приказал Рейвар и первым поднялся по ступеням. Мерси, любознательно озираясь по сторонам, поскакала следом. У самой двери деват внезапно остановился, схватил девушку за плечи и, прижав к себе спиной, замер у колонны. Прищуренным взглядом оглядел улицу, и, видимо, не найдя ничего подозрительного, два раза чуть слышно постучал костяшками о дверь.

- Господин? - тут же отворилась она, словно дворецкий караулил по другую сторону. - Прошу вас, входите.

Деват кивнул и первой пропустил в дом Мерси. Только потом, еще раз скользнув взглядом по округе, вошел сам. Не менее грозным взглядом обвел холл и бесшумно прикрыл за собой узкую дверь высотой в два человеческих роста.

Невысокий дворецкий с пучком вьющихся седых волос на макушке покосился на девушку так, словно она болела проказой, но усилием воли заставил себя не отшатнуться. Воспитанный, да...

- И тебе приятно познакомиться, добрый человек, - проворчала сирена, сбрасывая опостылевший капюшон. Выражение на лице девата из просто испуганного стало еще и очень несчастным. Ну, прямо как у стражи во дворце, когда Мерси по случайности задерживалась у их поста дольше необходимого минимума.

К счастью для мнительного дворецкого Рейвар быстро взял инициативу в свои руки и, перехватив девушку под локоть, бросил на слугу строгий вопросительный взгляд.

- Вас ожидают в общем зале, господин! - опомнился тот. - Пожалуйста, следуйте за мной.

Общий зал находился на втором этаже особняка и представлял собой большую, по-домашнему обставленную комнату с камином. Последний сразу бросился Мерси в глаза, потому как пылающий огонь за резной решеткой в тридцатиградусную жару было сложно не заметить. Длинные парчовые шторы опускались до самого пола и так плотно закрывали окна, что в комнату не проникал даже крошечный солнечный лучик. У камина лежал белоснежный ковер, на котором полукругом стояли длинный "т"-образный диван и три кресла с широкими подлокотниками. Из одного, едва только скрипнула входная дверь и не дожидаясь официального представления, подпрыгнул мужчина "предпенсионного возраста" в сандалиях и синей римской тоге. Болезненно худой, с жидкой растительностью на лице, он сверкал такими яркими карими глазами, что Мерси невольно залюбовалась.

- Рейвар Златокрылый! - простерев руки, он по дуге обошел удивленно изогнувшую бровь девушку, и схватил принца за протянутую в ответном жесте ладонь. - Рад видеть тебя в своем доме!

- Тебе спасибо за приют, Тиберий, - ухмыльнулся Рейвар. - Позволь представить: Мерседес Окайя.

- Та самая Мерседес? - прошептал мужчина, очень забавно втягивая голову в плечи и оборачиваясь к сирене. Девушка криво улыбнулась и вежливо кивнула в знак приветствия. На какой-то момент она ощутила себя выставочной собакой под пристальным оком дипломированного ветеринара. Правда, длилось это "сканирование" недолго, потому что, как и дворецкому, господину Тиберию было куда приятнее общаться с Рейваром. То есть, только с Рейваром, делая вид, что Мерси вообще не существует.

- Как добрались? - снова повернувшись к девушке спиной, спросил мужчина.

- Главное, что добрались, - хмыкнул Рейвар.

- Меня дважды обыскивали, - нахмурился Тиберий. - У центрального входа стоит мой человек...

- Да, я его видел. Дорого обошелся?

- Думаю, после этой ночи счастливчик уйдет на покой, - невесело улыбнулся деват. - Стража весьма принципиальна, когда речь идет о жизни и смерти. Однако верные Асмару патрули перекрыли тайные выходы из особняка. Твой отец знал, что рано или поздно ты придешь сюда, но вряд ли осмелится обыскать дом в третий раз за одни сутки. Я, все же, представитель одного из древнейших и наиболее почитаемых родов Лазу...

- Они перекрыли все выходы? - перебил Рейвар.

- Нет, но два мне пришлось им открыть, чтобы третий не искали.

- Вот по нему мы и уйдем на рассвете.

- Рейвар, - вдруг очень серьезно позвал мужчина. Принц опустил взгляд и деват тихо, на грани слышимости заговорил. - Асмар рвет и мечет. Я его в таком состоянии очень давно не видел. Рихард на отца повлиять не может, совет боится слово поперек сказать. Твой отец буквально помешался на этой...

- Кхм-кхм! - демонстративно закашляла в кулак Мерси, и мужчина, вздрогнув, обернулся с таким видом, словно девушка должна была испариться из комнаты еще минут десять назад.

- Тиберий, ты знаешь, почему я это делаю, - раздраженно покосившись на мрачную причину местных катаклизмов (если верить этому конкретному девату), сказал Рейвар. - Я благодарен тебе за помощь и мнение. Ты всегда был мудрым советником и верным товарищем. Но сейчас я не воспользуюсь твоим советом. Потому что последствия от гнева Асмара не идут ни в какие сравнения с тем, что он устроит, если эта девчонка вернется в его руки.

"Народ, блин, я же здесь стою!" - мысленно взвыла сирена и уставилась на принца мрачным взглядом. Он и ухом не повел:

- Как я и сказал, мы уйдем на рассвете. Покажи комнаты, где мы могли бы восстановить силы. О большем не прошу.

- Рейвар, мой дом в твоем распоряжении, - склонил голову мужчина. И Мерси поразилась, как в одночасье погасли его глаза. Что это было? Отражение разрушенной надежды? Или неудавшаяся попытка призвать удачу?

"Но разве бабушка не говорила, что деваты не могут использовать силу друг против друга?" - нахмурилась рыжая. Отличный вопрос! Можно сказать - эпический, вопрос жизни и смерти. Вот только задать его оказалось некому. Рейвар бросил на рыжую очередной предупреждающий взгляд (в последнее время он на нее, кажется, только так и смотрел) и буквально вытолкал из комнаты.

Отведенные путникам покои находились на последнем, четвертом этаже особняка, и состояли из двух спален, связанных между собой общей ванной комнатой.

- Сегодня мы ночуем здесь, - сообщил деват. Тиберий согласно кивнул из-за его плеча. - А завтра, с первыми лучами солнца, отправимся дальше. Поняла?

Мерси очень захотелось исключительно из вредности заявить: "Нет!". Но вместо этого она прикусила язык и кивнула. Девушка и так сильно рисковала, огрызаясь в ответ на реплики похитителя. Но выказывать ему непочтение на глазах у посторонних могло вылиться в действительно серьезные проблемы. В конце концов, он был, хоть и бывшим, но принцем. А еще - сыном Асмара, что, с точки зрения наследственности, казалось еще страшнее.

Потому девушка улыбнулась, кивнула еще раз (на всякий случай - вдруг, первый раз вышло неубедительно?) и послушно шагнула в комнату. А там тихо, практически бесшумно, просидела до самой ночи. Пока звезды над Касдагаром не засияли в полную мощь, плеск воды за стеною стих, и где-то далеко едва слышно скрипнула кровать.

"Заснул?" - Мерси с сомнением оторвала голову от подушки. Прислушалась - тишина... Да такая, что, можно было услышать звук биения сердца странного пучеглазого насекомого, примостившегося на раме окна.

- Ну, ладно... - прошептав, девушка спустила ноги с кровати, опасливо покосилась на дверь в ванной и запрыгнула в туфли. Нет, она не собиралась сбегать! Куда? От сына к отцу? Из особняка со всеми удобствами в пустыню? Мерси, конечно, можно было назвать "экстремалкой" в некоторых вопросах, но это был бы уже перебор.

Однако она точно помнила, что в последнем коротком монологе Рейвара не упоминалось, что она не может покидать пределы покоев. И вот этой крошечной лазейкой грех было не воспользоваться.

Девушка быстро натянула брюки и плащ, на цыпочках прокралась к двери, и уже оттуда - по знакомому маршруту к лестнице. Глянула вниз - на первом этаже виднелся тусклый свет. Видимо, слуги не потушили свечи на ночь. Покосилась наверх - темно и тихо. И один-единственный люк: маленькая деревянная дверца, ведущая на крышу. Не запертая.

Довольно улыбнувшись, Мерси потянула за кольцо и вынырнула на квадратной, плоской как сковородка, крыше особняка. Огляделась вокруг и едва не пустилась в пляс:

- Свобода! - с чувством прошептала на выдохе. До чего же приятно было вот так стоять, раскинув руки в стороны и подставив лицо свету звезд. Чтобы ветер играл с волосами, песок мерно шуршал под каблуком, и ни одна самовлюбленная морда не портила настроение своим присутствием.

К сожалению, долго такая идиллия продолжаться просто не могла. Дверца скрипнула второй раз, и на крыше образовался мрачный как туча принц Лазури.

- Ты какого... здесь делаешь?! - непечатным слогом спросил он. Шепотом, впрочем, спросил, потому девушка не сильно испугалась.

- Да так... - поскребла в затылке. - Воздухом вышла подышать. Архитектурой полюбоваться...

- И что?! - сквозь зубы процедил принц. - Налюбовалась?!

Сирена медленно кивнула, невероятным усилием воли подавляя желание нагнуться и прикрыть голову руками.

- Тогда собирайся! Мы уходим!

- Куда? - не поняла феникс. Деват рывком распахнул "люк" и обернулся:

- Наслаждаться красотами ночной столицы! Разве не этого хочет твоя любознательная душонка?!

- Но ведь ты говорил, что мы уйдем на рассвете...

- Ты ослышалась!

- Ты это трижды повторил...

Рейвар сверкнул глазами, схватил девушку за руку повыше локтя и подтащив к себе, выдохнул прямо в испуганное лицо:

- Ты! Ослышалась!

Вот зря он это сделал. Потому что Мерси относилась к тем удивительным людям, которые запросто могли раздуть трагедию из ничего и до смерти испугаться собственного воображения. Но вот если ей угрожала реальная опасность, она скалила зубы, отбрасывала весь страх и начинала отбиваться.

- Как скажете, Ваше Златокрыльшество! - прорычала в полголоса. - Но не хотели бы вы перед уходом попрощаться с милым хозяином этого дома?

- Нет, не хотел бы, - очевидно, сдерживаясь из последних сил, ответил Рейвар. Мерси нахмурилась еще сильнее и продолжила фальшиво-невинным голосом:

- Правильно ли я понимаю, что мы уходим как раз в тот момент, когда хозяин куда-то отлучился?

Рейвар, уже занесший ногу над первой ступенью, споткнулся на ровном месте. Резко обернулся, вперился в сирену напряженным взглядом, подумал... и вдруг растянул губы в кривой ухмылке:

- Именно так. И до того, как он вернется с подкреплением.

На этот раз Мерси только кивнула, со всех ног припускаясь вслед за принцем. Друг за дружкой они быстро спустились на первый этаж, оттуда перебежали на кухню и нырнули в подвал. Рывком отодвинув стеллаж, заполненный какими-то стеклянными сосудами (явно не соленьями), Рейвар обнаружил неприметную дверцу, покрашенную в тон стены. Слегка размахнувшись, он ударом ладони вышиб замок и, поддев пальцами, распахнул дверь во всю ширь.

- Вперед! - подтолкнул Мерси. Она заглянула в узкий, выкопанный в земле проход, похожий на исполинскую кротовую нору, и подняла на принца несчастный взгляд:

- А он точно безопасен?

- Точно-точно, - хмыкнул Рейвар. - Тиберий его для себя рыл, не для нас. Иди!

Девушка испуганно поежилась, переступила с ноги на ногу и спросила почти что с надеждой:

- А если на той стороне нас кто-то ждет?

- Не ждет! - снова начал терять терпение принц. Мерси скривилась:

- Тиберий сказал?

- Именно так, - мрачно кивнул Рейвар. Девушка покачала головой:

- И с чего ты взял, что на этот раз он не солгал?

- С того, что на этот раз он не призывал удачу! - рявкнул принц. - Иди давай! Гос-споди, до чего же дотошными могут быть женщины в вопросах, которые их совершенно не касаются...

Мерси скрипнула зубами и бросила на мужчину убийственный взгляд.

"У-у... шовинист!" - подумала возмущенно, но в тоннель вошла. И даже протопала несколько шагов, не дожидаясь, пока Рейвар закроет дверь и пристроится за спиной. Только после этого цепочка событий сложилась у нее в голове:

- Так вот почему у него глаза светились! - резко останавливаясь, от чего мужчина едва не навалился на нее грудью, воскликнула сирена.

- Ты видела его глаза?! - пораженно уставился на рыжую принц.

- А их можно было не заметить?! - всплеснула руками сирена. - Они же сверкали на два квартала! Вместо фонарей использовать можно...

- Фонарей... - задумчиво пробормотал Рейвар. Он вдруг ясно понял, что об этой девчонке нужно было узнать побольше. И, желательно, до того, как воровать!

- Я только одного не понимаю, - не замечая его вытянувшегося лица, продолжала шагать вперед и бодро рассуждать девушка. - Деваты ведь не могут использовать силу против себе подобных, разве нет?

- М? - встрепенулся Рейвар. - Нет... то есть да, но не совсем так. Сила Лазури, прежде всего, влияет на того, кто ее призвал, и только косвенно - на всех остальных. Но кое в чем ты права: любое действие имеет обратный эффект. И если используешь силу, чтобы воздействовать на противника, следует быть готовым к тому, что он ответит тем же.

- Бабушка говорила, что если она попытается использовать силу против меня, удача отвернется от нее.

- Твоя бабушка была осторожной, - хмыкнул Рейвар. - Необученные деваты действительно могут парировать неожиданным образом. Понимаешь, мы все используем один источник силы. Просто у всех разный... уровень доступа, скажем так. Но даже могущественнейшие фениксы не отнимают удачу - это противоречит самой концепции Лазури. Она осыпает благодатью, а не забирает ее. Делает сильнее, а не лишает силы. Хотя, тебе, возможно, это бы удалось. Благодаря крови демона.

Мерси резко обернулась, смерила мужчину напряженным взглядом и уточнила:

- И всё?

- В каком смысле? - не понял тот, протискиваясь мимо нее и занимая место "первопроходца". Потом криво улыбнулся и перехватил рыжую за запястье, справедливо полагая, что если не держать ее рядом, она умудрится потеряться даже в таком крохотном пространстве.

- Разве после этих слов ты не должен постучать по дереву? - пояснила Мерси. - Плюнуть через левое плечо или... пожелать мне что-нибудь нелицеприятное? Гореть в Аду, например?

- Ну, дерева здесь нет, - засмеялся Рейвар, ощупывая почву над головой. Нет, не на предмет кореньев, как сгоряча подумала рыжая, а чтобы понять, насколько безопасен путь. - Если же я плюну через плечо, то попаду в тебя. Так что на твоем месте я бы не подавал таких соблазнительных идей. Ну, а на счет пожеланий... это, конечно, можно. Только зачем?

Мерси скользнула грустным и немного обиженным взглядом по земляной стене, которую укрепляли большие неотшлифованные булыжники, и пробурчала:

- Все деваты так поступают, когда думают, что я не вижу. Втайне молятся, обвешиваются оберегами, иногда посылают проклятия в след... да так изобретательно - я даже не всегда понимаю, что именно они имеют в виду.

- К тебе плохо относились во дворце? - тихо уточнил Рейвар.

- Да нет, - пожала плечами рыжая, - очень хорошо. Настолько, что даже поверить сложно. Собственно, я и не верила. Но ты не переживай, - отмахнулась "бодрым" тоном, - если бы в Огненном мире кто-то знал, что во мне течет кровь девата, поступал бы так же.

На этот раз принц все же обернулся. Не сбиваясь с шага и буквально на мгновение, так что девушка даже не заметила. Он нашел взглядом ее лицо, посмотрел на поджатые губы, отведенные в сторону глаза, брови, сведенные на переносице, и вновь подумал, что об этой девчонке ему стоило узнать больше.

- Тиберий не мог призвать силу иначе, как по приказу отца, - после паузы, сказал он. - Никто в Касдагаре не может. Даже я. Но мне единственному дано видеть, если кто-то обращается к свету Лазури. Вернее, так было раньше. А сейчас по какой-то причине, эта же способность доступна и тебе. Я не знаю, какую силу дала тебе кровь демона. И, кажется, отец тоже не знает. Но, что бы это ни было, как минимум одно преимущество у тебя уже есть.

Мерси задумалась. Ну, да, отличное преимущество! Подавляющее большинство жителей Лазури готово зажарить ее на медленном огне. Вон, даже наемников не погнушались нанять. И все из-за хвоста, который, к тому же, здесь не действует. Хотя нет! Позволяет видеть тех самых "золотистых змеек", ну, или их отражение в глазах деватов. Супер! Отбиться она не сумеет, зато будет четко знать, кто является ее врагом. Замечательная перспектива, учитывая, что врагами являются буквально все.

- Уж свезло, так свезло... - пробормотала чуть слышно. Потом перевела взгляд на принца и потрясла рукой, в которую он вцепился мертвой хваткой. - Слушай, а эмир разве не знает о твоем таланте?

- О каком именно? - уточнил Рейвар, резко тормозя перед развилкой.

"Развилкой, мля! - пронеслось у него в голове. - Какой мудак строит черный ход в два тоннеля?!"

- Я о том, что ты видишь, когда деват призывает силу, - пояснила девушка. - И при этом ты сказал, что Тиберий пытался повлиять на тебя с разрешения Асмара...

- Не с разрешения, а по приказу, - поправил мужчина, пытаясь сообразить, в какую же сторону нужно поворачивать. Мерси закатила глаза:

- Какая разница? Главное - твой отец сказал ему колдовать, точно зная, что ты это разглядишь. Тебе не кажется, что это может быть ловушкой?

- Во-первых, - покосился через плечо Рейвар, - отец не знает наверняка, что ты со мной. Ему известно только, что я в Касдагаре, и что мне... было бы выгодно твое похищение. Он действительно надеялся поймать меня с помощью Тиберия, потому дал ему право использовать силу против сына. Но, поверь, он сделал это задолго до твоего появления в Лазури. Во-вторых, с момента моего изгнания мне запрещено раскрывать крылья на подвластной Асмару территории. Только вот отец понятия не имеет, что этот запрет не накладывается на остальные умения.

Рейвар загадочно улыбнулся и, мысленно чертыхнувшись, повернул направо.

- Если отец тебя изгнал, зачем теперь пытается найти? - удивилась Мерси. - Кстати, нам не в ту сторону.

Принц споткнулся второй раз за вечер:

- Почему не в ту? - уточнил вкрадчиво. Девушка пожала плечами:

- Кажется, из левого тоннеля тянет свежим ветерком...

Рейвар сузил глаза: ничем слева не тянуло! Да там даже намека на сквозняк не было - сам только что проверял.

"Удача?! - подумал, вперившись в сирену напряженным взглядом. - Или пресловутая женская интуиция?"

Видимо, все же последнее, потому что ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего магию Лазури, в синих глазах Мерседес Рейвар не нашел. С другой стороны - она так уверенно говорила...

- Мой отец боялся, что я могу как-то тебе навредить, - пояснил принц.

- Например, что ты можешь меня украсть? - ухмыльнулась Мерси.

- Возможно, - не стал отпираться мужчина. - Ты уверена, что нам налево?

- Да, - не задумываясь, ответила девушка, и Рейвар отбросил сомнения.

"Быть может, отец дал ей больше свободы, что я знаю", - подумал, в попытке хоть как-то объяснить происходящее.

- Идем скорее, - потянул девушку за руку. - Если я прав, мы выйдем у площади Мортъертэ. Хорошее место - там многолюдно даже по ночам. Легко затеряться в толпе.

Мерси криво улыбнулась:

- А что потом?

- Потом... - задумчиво протянул принц. - Потом мы навестим еще одного моего знакомого. А ближе к вечеру отправимся туда, где нас никогда не станут искать.

Мерси согласно кивнула, только сейчас соображая, что Рейвар ведет ее по левому ходу. И в этом не было бы ничего странного, если бы он не был похитителем-шовинистом, родившимся в Лазури, где место женщины по умолчанию определено где-то между кухонной плитой и спальным ложем. И вот этот деват прислушался к ее совету!

"Невероятно... - мысленно выдохнула рыжая. - Еще вчера он предпочел бы, чтобы я родилась немой. С чего бы сегодня решил довериться?"

- А разве в Касдагаре найдется место, где нас не будут искать? - прошептала, чтобы хоть как-то успокоить поток бешено несущихся мыслей.

- Угу! - коротко и как-то по-мальчишески весело кивнул Рейвар. Мерси склонила голову к плечу, подумала... и почувствовала, как позвонку бежит холодок:

- Только не говори, что мы вернемся в королевский дворец!


Мерси прижала колени к груди, обняла их руками и твердо заявила:

- Нас найдут.

- Не найдут, - вяло буркнул Рейвар, закидывая руки за голову и натягивая капюшон на нос. Девушка с раздражением посмотрела на его расслабленную фигуру, в полу-лежачем состоянии занявшую две трети крохотной каморки, и проворчала:

- Мы почти два дня бегали по городу, чтобы теперь засесть в королевском дворце? Буквально под самым носом у Асмара! Ну, что за маразматическая идея?

- Может, я хочу быть ближе к отцу, - недовольно покосился на нее принц. - Чтобы, если ты окончательно выведешь меня из себя, я просто отдал ему тебя и свалил обратно на землю.

- Не выдумывай! - огрызнулась Мерси. - Ты не вернешь меня. Я тебе нужна!

- Как третий глаз на копчике, - добавил Рейвар и приподнял капюшон, открывая лицо: - Стоп! Ты же, вроде, хотела вернуться к эмиру?

- Чтобы стать его личным конкистадором? Нет уж, увольте.

- Правильный вывод, - зевнул мужчина, снова опуская ткань на глаза. - А теперь будь послушным ребенком и дай мне немного поспать.

"Я не ребенок! - хотела было возмутиться Мерси, но к тому моменту как она сделала достаточно строгое лицо, Рейвар уже мирно сопел. - А еще я есть хочу..." - вяло закончила мысль девушка. Но вот это было уже откровенным детством, потому она умостилась поудобнее в своем углу, бросила последний недовольный взгляд на мужчину рядом, и закрыла глаза.

Казалось, рыжая проспала буквально пару минут, а Рейвар уже тряс ее за плечо:

- Поднимайся быстрее! Нам пора уходить.

- Ну, почему тебя все время куда-то тянет среди ночи? - мрачно простонала она, с трудом принимая вертикальное положение.

- Откуда ты знаешь, что сейчас ночь? - хмыкнул мужчина. - Здесь же нет окон.

- Мне подсказал сонный организм, - хмуро бросила Мерси и вздрогнула от неожиданности, когда ей в ладонь упала большая желтая груша.

- Покорми его, - улыбнулся Рейвар в ответ на ее вопросительный взгляд. - Возможно, тогда не будешь так ворчать.

- Погоди-ка, - Мерси уставилась на фрукт, пытаясь свести в уме причину и следствие. - Ты выходил из каморки?! Тебя же могли увидеть!

- Не могли. Я вырос в этом дворце, это мой дом. Никто не знает его так, как я.

- Даже твой отец?!

- Даже мой брат! - отрезал Рейвар. - Так что можешь успокоиться, взять грушу, засунуть ее в рот, - может, тогда он, наконец, закроется, - и очень тихо следовать за мной. Я проверил путь, которым мы выберемся в пустыню. Он свободен. Но идти нужно прямо сейчас.

Мерси напыжилась: да кто он такой, чтобы отдавать ей приказы?!

"Принц и похититель, - мрачно подсказал мозг. - Так что заткнись и топай".

К сожалению, с таким ответом собственного "я" спорить было сложно. Потому, тяжко вздохнув, Мерси спрятала фрукт в карман плаща и на цыпочках прокралась к двери. Рейвар со строгим видом приложил палец к губам, она демонстративно закатила глаза и, отлично поняв друг друга (а также мысленно послав друг друга по матушке), они, наконец, выбрались из каморки.

А дальше начались трудности. Первые два поворота принц пробежал, не таясь. Словно точно знал, что здесь никто никогда не ходит. А вот перед третьим внезапно затормозил:

- Там кто-то есть!

- Да что ты?! - ехидно буркнула Мерси. А вообще-то хотела промолчать. И даже обязательно промолчала бы, будь на месте Рейвара кто-то другой. Но по какой-то причине именно в присутствии этого принца Мерси теряла остатки здравого смысла, который сейчас, между прочим, буквально орал на хозяйку благим матом.

Резко обернувшись, мужчина оттолкнул девушку к стене и шагнул следом, прижавшись так тесно, что у Мерси дыхание перехватило. Покосился на приближающийся звук шагов из коридора, потом на замершую сирену, испуганным кроликом глядящую на него снизу вверх и криво, с предвкушением, улыбнулся:

- Ну, что, ехидна? Там, по коридору, идет дворецкий отца. Довольно паскудная личность, между прочим. Он меня никогда особо не любил, потому договориться полюбовно не получится. Попробуешь его прогнать?

У Мерси аж глаз дернулся:

- Ты хочешь заставить меня... с ним драться?

- Окстись, девочка! - тихо заржал принц. - Твое общество, конечно, и зомби заставит обратно в могилу улечься, но этот тип слишком упрям даже для тебя. И слишком силен. Вот на это, кстати, я и уповаю. Отец боялся, что с тобой что-то случится, иначе отнял бы у тебя возможность использовать силу.

- А он разве не отнял? - удивилась Мерси. Рейвар смерил ее внимательным взглядом, поразился, что рыжая не шутит и честно ответил:

- Надеюсь, что нет.

- И что же мне делать? - в полном обалдении прошептала сирена. Мужчина наклонился так низко, что она почувствовала его дыхание у себя на лбу:

- Пожелай, чтобы он ушел!

- Ну... как скажешь, - сипло буркнула Мерси. И добавила шепотом, - о великий Каа...

Потому что в тот момент действительно ощущала себя бандерлогом. Слабым, нечастным и до жути недолговечным. Но Рейвар при этом смотрел так, словно она была практически всесильна. То есть, очень требовательным взглядом, не приемлющим даже намека на сомнение. И она не решилась ему возразить.

"Пусть он уйдет! Пусть он уйдет!" - зашептала про себя. Сама не верила в то, что получится, но... о, чудо! Не дойдя до поворота какую-то пару метров, звук шагов стих. Дворецкий остановился, прислушался и пошел обратно.

- Вот умница, - тоном хозяина, похвалившего любимую колли за выполненный приказ, сказал Рейвар.

"Можно я его в коленную чашечку пну?!" - прорычала сама себе Мерси. Мозг устало выдохнул и сдался:

"Ну, пни".

Эх, не успела! Рейвар не стал дожидаться, пока девушка договориться с собой. Он подхватил ее за руку и бросился дальше по коридору. Чтобы буквально через пять минут, прошмыгнув какими-то узкими, завешенными паутиной проходами, вынырнуть за пределами дворца. В пустыне, которую Мерси раньше видела только из окна королевских покоев.

Девушка вдохнула прохладный воздух ночной Лазури, огляделась по сторонам и приуныла. Не сказать, что каменная стена, серым монолитом возвышавшаяся за спиной как будто до самого неба, или барханы, простиравшиеся до горизонта, сильно впечатлили сирену. А вот расстояние, которое придется пройти по этим самым пескам, чтобы наверняка скрыться от Асмара, - очень даже.

Только задать вопрос похитителю Мерси не успела. Он вдруг сунул два пальца в рот и свистнул так оглушительно и внезапно, что девушка едва на землю не свалилась.

- Ты с ума сошел! - ахнула она. - Нас же услышат!

И тут же прикусила язык. Потому что кое-кого свист Рейвара все же привлек. И это была не городская стража.

По пустыне, то ныряя за барханами, то взлетая на них стрелой, бежал конь. Тонконогий, хрупкий, с белоснежной гривой, огромными синими глазами и изящной, аккуратной мордой арабского скакуна.

- Это к нам? - не смея отвести взгляд от прекрасного создания, прошептала девушка.

- Это за нами, - довольным тоном поправил Рейвар.

Размашистой рысью, конь подбежал к принцу и уткнулся бархатным носом в его протянутую ладонь:

- Это Джан, - пояснил деват. - И он отвезет нас куда следует.

Увы, вопреки ожиданиям Рейвара, Мерси не слишком обрадовалась предложению:

- Ты... уверен? - уточнила она, окидывая лошадь куда более заинтересованным взглядом.

Конечно, вблизи конь тоже выглядел замечательно, вот только несколько... мелковато. Он скорее напоминал крупную гончую с выразительными глазами лани, нежели животное, способное унести двоих. Лоснящиеся в свете луны белоснежные бока, практически отсутствие бабок на ногах и очень тонкая шея не добавляли ему веса. И, кроме того:

- Я не умею ездить верхом, - призналась девушка. - Ну, то есть, шагом по прямой местности еще куда ни шло. Но без седла да по барханам...

- Ты поедешь не одна, - ухватывая коня за гриву, Рейвар одним слитным движением буквально перетек к нему на спину. - А я не позволю тебе упасть.

- Но... - слабо воспротивилась Мерси.

- Иди сюда, - протянул руку принц. - Я даю тебе слово, что ты не упадешь.

На мгновение лицо Мерси отразило всю скорбь Вселенной. Она попыталась представить себя, красиво восседающую на этом несущемся по песку создании, и не смогла. Зато воображение тут же услужливо нарисовало картинку неприглядного и болезненного падения.

- Я и не думал, что ты такая трусиха, - вдруг задумчиво пробормотал Рейвар. Мерси нахмурилась:

- Это не трусость! Это здравый смысл! Я прежде никогда не ездила верхом!

- Тогда самое время начать, - парировал мужчина и все же умудрился схватить девушку за ладонь. - Просто повторяй за мной и я уверен, у тебя все получится.

- А если нет? - очень тихо спросила сирена, с трудом, но забираясь на спину жеребца позади Рейвара.

- Тогда мы пойдем пешком, - честным голосом ответил тот, чувствуя как хрупкие девичьи руки тисками сдавливают ребра. И добавил про себя, коротким свистом посылая коня вперед:

"Если ты хотя бы раз упадешь, я больше никогда не заставлю тебя сесть на Джан. А до тех пор нам обоим придется потерпеть".


Глава 5


Как-то мудреца обозвали, но мудрец промолчал.




Враг спросил:




-- Мудрец, ты ли это?




На что мудрец сказал:




-- Я стар и мудр. Тебе ввалят ученики.




NNN




Они скакали до рассвета и, черт подери, это был самый долгожданный восход солнца в жизни Мерси! Когда за очередным барханом внезапно показался островок растительности, озаренный первыми лучами, и конь из галопа перешел в легкую рысь, девушка едва не заплакала от счастья. Прежде она и думать не могла, что способна испытать столь сильный восторг от встречи с небольшим прудом и кучкой финиковых пальм.

- Это ближайший оазис к городу, - сообщил Рейвар. - Здесь ты сможешь отдохнуть.

- Угу, - вяло ответила сирена, уткнувшись лбом ему между лопаток. В голове промелькнула знаменитая фраза Уинстона Черчиля:

"Терпеть не могу лошадей: посередине они неудобны, а по краям опасны". Вот уж точно - мудрый был человек...

Джан фыркнул, спускаясь по песку в тень пальм, и, наконец, перешел в шаг. Рейвар сосредоточился и с видом голодного стервятника оглядел территорию.

- Вроде, никого... - пробормотал чуть слышно, останавливая коня. - Можешь слеза... куда?!

Вообще-то, вниз. Мерси только руки расслабила, остальное сделала гравитация. В последний момент Рейвар успел ухватить падающую девушку за шиворот:

- Никому прежде не удавалось свалиться с Джан!

- Да-да, - вяло откликнулась Мерси. - Я в курсе, что я особенная.

Рейвар хмыкнул и спрыгнул на землю. Аккуратно обнял девушку за талию и стащил с коня. Перенес под пальму, усадил, прислонив спиной к шершавому стволу, и покачал головой:

- Это была долгая скачка. Но ты молодец, части тела по дороге не растеряла. Кстати, - он склонился над рыжей, пытаясь разглядеть ответ на ее зеленом лице, - как себя чувствуешь?

- А мы уже остановились? - приоткрыла один глаз девушка. - Точно? А то у меня такое чувство, будто я проглотила живого кролика и теперь он пытается убежать куда-то вместе с моим желудком...

- Ясно, - с умным видом кивнул Рейвар. - Тогда я пока не буду предлагать тебе поесть. Отдохни. Вечером мы продолжим путь.

- Вечером?! - брови девушки сами собой встали "домиком". - Так скоро?

- Да, нам нужно уехать как можно дальше, - пояснил деват. - Этот оазис уже обыскали, но сюда вернутся.

- Почему ты думаешь, что они придут за нами сюда? - склонила голову Мерси. Солнце поднялось над горизонтом, бросая блики на водную гладь пруда за спиной у Рейвара. Пробившись сквозь хитросплетение пальмовых "зонтов", сноп лучей упал на принца, отчего красные пряди в его волосах засияли рубинами, черты лица заострились, а голубые глаза наполнились невиданной доселе глубиной.

- В пустыне не так много мест, где можно утолить жажду и переждать зной, - улыбнулся он. - Следующий оазис в нескольких днях пути. В ночь твоего похищения стража побывала здесь, никого не нашла и поехала дальше. Когда они не отыщут твоего следа в пустыне, они вернутся.

- Получается, нас ждет еще несколько дней скачки?

Рейвар ухмыльнулся:

- Сутки, не больше. Остальное расстояние придется преодолеть пешком.

- Тогда у меня для тебя две плохие новости, - прикрыла глаза девушка. - Во-первых, твоя коняшка куда-то сбежала.

- Она вернется, - небрежно ответил принц.

- А во-вторых, я еще сутки галопом не выдержу. То есть, может, и выдержу, но после от меня будет мало толку. Почему ты не призвал верблюда?

- Верблюда? - удивился Рейвар.

- Ну, такого большого медленного зверя с двумя горбами и... седлом.

- У нас такие не водятся, - покачал головой принц.

- Но это же пустыня, - удивилась девушка. Рейвар порылся в карманах плаща, выудил большую мягкую флягу из плотного материала и протянул ей:

- Немного не та, которая на земле.

Мерси жадно набросилась на воду, махом выдула половину, вытерла губы тыльной стороной ладони и вернула емкость принцу:

- Я не вижу отличий, - заявила куда более бодрым голосом.

- Ты видела много земных пустынь? - с улыбкой поинтересовался мужчина.

- Нет, но...

- Ты видела хотя бы одну земную пустыню? - настойчиво уточнил Рейвар. Мерси ухмыльнулась и, раскрыв ладони, подняла обе руки вверх:

- Сдаюсь. Но все же странно, что здесь нет верблюдов. Лошади ведь такие же, как на земле.

- Это не лошадь, - Рейвар допил остатки воды и сел рядом с Мерси, прислонившись спиной к соседней пальме. - Это Джан. Душа ветра. Он ходит по земле и по небу, но не может жить вдали от воды. У Джан нет хозяина, но если он признал тебя другом, то придет по твоему зову. Его нельзя пленить, нельзя принудить. Он свободен как сам ветер...

Мерси провалилась в сон где-то на третьем слове. Уронила руки на песок, цепляясь плащом о ствол пальмы, съехала на бок и уткнулась лбом принцу в плечо. Он запнулся на половине фразы, с удивлением покосился на девушку и философски вздохнул.

- Что же мне с тобой делать? - прошептал, закрывая глаза.


Мерси проснулась в очень комфортном положении: ей было тепло, мягко и довольно уютно. Но когда открыла глаза - стало еще и очень стыдно.

- И... давно ты не спишь? - покосилась на Рейвара испуганным взглядом.

- Да минут пять уже, - хмыкнул деват.

- Я тебя разбудила?

Мужчина окинул взглядом сжавшуюся на его коленях сирену и хмыкнул еще раз:

- Ты на меня села.

- Прошу прощения! - выдохнула рыжая, с таким пылом бросаясь прочь, что оттолкнулась ладонью именно от той части мужского организма, от которой никогда и ни за что отталкиваться нельзя. Рейвара скрутило пополам.

- Я... извиняюсь еще раз, - покраснев до корней волос, воскликнула девушка.

- Ничего страшного! - проскрипел мужчина, жестом удержав Мерси от попытки броситься на помощь. - Сам виноват, не предугадал...

- Я не хотела! - подпрыгнула девушка. Рейвар кивнул:

- Да я уже понял, что если бы хотела, я бы не выжил. Дай мне минутку, пожалуйста.

- Угу, - закивала Мерси, медленно пятясь к воде. Потом не выдержала, прикусила губу и в два прыжка скрылась в зарослях. И уже там, стоя по колено в теплой воде, дала волю эмоциям. Сначала только улыбнулась уголками рта, а потом - захохотала так, что аж трава затряслась. Это что же получается? Раньше она боялась своего похитителя, а теперь они боятся друг друга? Если так пойдет дальше, то через пару дней Рейвар не только вернет ее отцу, но еще и доплатит, чтобы тот наверняка забрал.

Отсмеявшись, девушка вынырнула над зарослями камыша - Рейвар уже поднялся на ноги и, повернувшись к ней спиной, делал из веток небольшой костерок. Зачем он ему сдался, когда солнце над головой и так палило с неимоверной силой, Мерси не поняла, но спрашивать не стала. Наоборот - решила не привлекать к себе лишнего внимания и воспользоваться ситуацией. Особенно, если ближайшие трое суток придется провести в пустыне.

Рейвар услышал всплеск и с удивлением обернулся. Туфли и плащ валялись на песке. Сирена в пределах видимости не обнаружилась. Но тихий смех и бульканье выдавали ее с головой. Коварно ухмыльнувшись, мужчина подступил к озеру:

- Ух ты, - глубокомысленно заявил, созерцая мокрую с голову до ног девушку. Она резко обернулась на голос, убрала челку с лица и посмотрела на него сияющими глазами:

- Ты что-то сказал?

- Ага, - оскалился Рейвар, отметив про себя, что шелковая рубаха отлично подчеркивает соблазнительные изгибы женского тела. - Восхищаюсь твоей храбростью.

- Не поняла? - нахмурилась сирена. Принц пожал плечами:

- Ну, знаешь, купаться с крокодилами - такой смелый поступок...

Вопль, раздавшийся в ответ, заставил ближайшую пальму сбросить на голову Рейвару целую пригоршню зеленых фиников. А сама девушка, завывая как баньши, вылетела на берег подстреленной ланью и небрежным движением руки буквально сшибла принца со своей траектории. Замерла на песке и круглыми глазами огляделась по сторонам. Крокодилы?! Зубастые монстры длиной более пяти с половиной метров?! Те самые, которые произошли от архозавров и которых сейчас насчитывается аж двадцать три вида?!!

Буквально за пять секунд рыжая успела вспомнить о крокодилах все, что помнила. А помнила она, как оказалось, немало. Потому что боялась этих зверюг больше, чем пауков, змей и мышей вместе взятых. И только немного уняв бешено колотящееся сердце (и убедившись, что ни один гад не примеряется зубами к ее конечностям), она услышала хохот за спиной.

- Ты с ума сошел так меня пугать?! - аж подпрыгнула от возмущения.

- Поверь мне на слово, - ступил ближе Рейвар. - Оно того стоило.

Мерси зарычала, но принц уже прошел мимо. Присел над своим костерком и бросил через плечо, будто ни в чем не бывало:

- Кофе будешь?

- Можно latte без сахара? - задумавшись на мгновение и не обнаружив ни единого реального способа прямо сейчас отомстить мерзавцу, сдалась девушка. Он поднял на нее удивленный взгляд:

- Конечно! Сейчас, погоди, только корову подою...

- Ладно-ладно, - остановила его Мерси. - Давай, что есть.

Рейвар молча протянул рыжей крохотную железную кружку с дымящимся напитком. Такую же взял себе и, усевшись под пальму, с удовольствием отхлебнул. Рыжая принюхалась и, прикрыв глаза, улыбнулась:

- Запах прошлой жизни... Как же я по нему соскучилась. Сёя готовил отличный latte...

- Кто такой Сёя? - поинтересовался принц, видя как улыбка Мерси быстро сошла на "нет" и она уставилась в кружку тоскливым взглядом.

- Мой друг... - тихо ответила она. Потом сжала посуду обеими руками и вздохнула. - Вот после его смерти я и зареклась иметь друзей...

- Почему?

Девушка подняла глаза к лазурно-голубому небу без единого облачка и продекламировала:

- "Ты просто стал немного ближе, чем те, кто были до тебя. А тот, кто ближе, как известно, больнее бьет и точно в цель".

- И что это было? - после паузы уточнил Рейвар. Мерси криво ухмыльнулась:

- Главная цитата моей жизни...

- Что, больше никому не доверяешь?

- Нет, конечно! - девушка подняла на принца удивленный взгляд. Помедлила, подбирая слова, и объяснила. - Вопрос не в доверии, а в его цене. Я, наконец, поняла, что она есть у каждого. Таирон никогда не пошел бы против Сестер Смерти ради меня, но когда они ранили Фриду - не сомневался ни мгновения. Ямамото готов был защитить меня от всего Огненного мира, но когда пришли деваты, первым пожелал мне удачной дороги. Дед был бы рад прятать меня до конца жизни от всех и каждого, но теперь... Я знаю, что он любит и волнуется, но почти уверена, что меня уже вычеркнули из завещания. Потому что главное не то, как много я значу для них. Но как много значит то, чем придется пожертвовать ради меня. И если смысл дружбы заключается в том, чтобы пожертвовать всем, то мне лучше не иметь друзей. Ведь я сама не позволю им сделать этого...

На последней фразе лицо Рейвара как-то странно искривилось и он, отшвырнув кружку и расплескав остатки кофе по песку, обеими руками вцепился девушке в плечи.

- Да ладно... - глядя в его потемневшие глаза, поежилась Мерси. - Не надо так бурно реагировать. Все нормально...

- Ничего не нормально! - шепотом рыкнул принц. - Нас обнаружили!

- Кто?! - не подумав, ахнула рыжая, и тут же об этом пожалела: взгляд Рейвара стал по-настоящему зловещим:

- Сиди здесь! - перехватив девушку за руку и буквально затолкав в просвет между пальмами, приказал он. - Сиди и не отсвечивай, поняла?!

Видимо, решил, что поняла, потому что ответа дожидаться не стал. Да и некогда было: с пригорка, отделявшего золотой песок пустыни от скудной травы оазиса, сиганул первый деват. И следом за ним раздалось ржание лошадей, свист и топот копыт, словно кто-то разорвал невидимую пелену беззвучия над зеленым островком.

Мерси ахнула от неожиданности и прижалась спиной к каменистому уступу. Размахивая парой заостренных кинжалов воинственно настроенный пришлец коршуном обрушился на принца. Конический металлический колпак отсвечивал на солнце, белый плащ закрывал лицо так, что на виду оставались только злобно прищуренные глаза, пластинчатые наручи пугали острыми шипами, кольчужный доспех подпоясывался широким кушаком: этот воин не был наемником - слишком уж яркой была его одежда, слишком подходящей для фронтовой атаки.

- Стража?! - ужаснулась девушка. Нет, она, конечно, знала, что ее ищут люди Асмара, но и подумать не могла, что отец способен натравить войско на родного сына. Деват не отступал, не поддавался и даже не пытался обогнуть Рейвара, чтобы добраться до желанной добычи. Наоборот! Он сражался так, словно целью своего существования поставил снять с принца скальп! И когда со спины на пока еще успешно парирующего синеглазого набросился второй такой же рьяный недоброжелатель, Мерси не выдержала:

- Рейвар, сзади!

Как будто он сам его не заметил! А вот нападающие до оклика на девушку внимания не обращали. Зато после него ситуация резко приняла новый оборот.

Круто извернувшись, тот, который был к рыжей поближе, распахнул крылья и, оттолкнувшись от песка, сиганул к солнцу. Рейвар на мгновение прикрыл глаза рукавом от взметнувшегося песка, прикинул траекторию полета стража и сильным ударом вышиб оружие из рук его оставшегося на земле товарища. А потом бросился назад, к Мерси, испуганным сусликом застывшей на своем месте и не смеющей оторвать взгляд от летающего кругами девата. Он успел как раз вовремя - за мгновение до того, как крылатый стражник бросится в атаку. Два молниеносных удара - и деват, зацепив крылом пальму, по спирали зашел на новый круг, а принц бросил на девушку гневный многообещающий взгляд.

- Почему ты на меня злишься? - испуганно пробурчала она. - Ты на них злись...

И тут же закрыла рот, когда прямо у нее над головой с диким ржанием пронеслась лошадь. Крупная такая кобыла с пудовыми копытами, с которых в прическу сирены тут же осыпалось пару килограмм песка. Мерси схватилась за сердце и едва не распласталась по земле: нет, летающие фениксы - это еще куда ни шло, но летающие кони... Впрочем, надо признать пегаса из животинки не получилось: махом преодолев метра три с пригорка на берег пруда, лошадь захрипела и рывком остановилась. Отшвырнув поводья, на землю спрыгнул Предводитель. С большой буквы. Без таблички, без опознавательных знаков, но с такими могучими крыльями, и таким сосредоточенным, мрачным и грозным до невозможности лицом, что сомневаться не приходилось - этим маленьким отрядом командовал он.

Рейвар скользнул взглядом по новоприбывшему, покосился на парящих в небе остальных преследователей, явно дожидавшихся приказа, и, криво ухмыльнувшись, перебросил оружие в левую руку. Мерси в недоумении подняла глаза и только сейчас заметила порез на его правом плече. Рукав лохмотьями свисал до запястья и быстро окрашивался кровью.

"Вот черт!" - без особой паники подумала девушка. И поняла, что, пожалуй, пришла пора вмешаться. Рейвар, конечно, очень старался держать ее подальше от драки, но пока заталкивал за очередную пальму, сам пропустил удар. А значит, довольно было полагаться на мужское благородство, но самое время пойти на поводу у здравого смысла.

- Дай мне меч, - тихо, но твердо велела она. Принц на миг обернулся, увидел, что девушка поднялась в полный рост и яростным кивком головы попытался вернуть ее в исходное положение. Наивный! Мерси сцепила зубы и повторила. - Дай мне меч!

Кто его знает, почему, но именно эти слова стражники сверху восприняли как сигнал к действию. То ли действительно боялись оказаться против вооруженной невесты Наследника Лазурного престола, то ли просто решили, что налетались вдоволь, но один из них на полной скорости ринулся вниз. Тень, накрывшая сирену и шелест исполинских крыльев над макушкой заставили ее опасливо присесть, оценить обстановку и красивым, почти танцевальным пируэтом, поднырнуть под уже протянутыми руками. А потом, выныривая, на развороте, послать кулак в челюсть такому шустрому, но такому неповоротливому девату.

Лицо начальника стражи удлинилось небывалым образом, когда оружие его крылатого воина само собой вывалилось из ножен, но так и не упало на песок. В отличие от владельца, кулем свалившего у ног сирены с таким видом, словно по нему не изящный женский кулачок прошелся, а мешок цемента как минимум.

- Спасибо! - подхватывая клинок в полете, вежливо поблагодарила девушка первого поверженного врага и бросилась в атаку. На предводителя. Который, конечно, много чего в жизни повидал и много к чему был готов, но только не к женщине-воину, с кровожадной ухмылкой несущейся на него. И надо признать, на сей раз Мерси удалось поразить не одну цель: Рейвар, не успевший остановить сирену, тоже смотрел ей вслед совершенно обалдевшим взглядом. А когда лучший боец отца в два удара оказался не только обезоружен, но и поставлен в весьма щекотливое положение с кончиком меча у собственного горла, у принца дернулся глаз и впервые в жизни произошел дичайший разрыв шаблона.

Он ведь не мог знать, что Мерси и сама не сообразила, как ей удалось все это провернуть. Так успешно и так быстро. Да она вообще мало что соображала в тот момент! Словно смотрела на себя со стороны - вот она бежит вперед, вот ныряет под тонкое лезвие, вот ударяет по нему своим клинком и сталь девата разлетается искристой крошкой... И даже собственный голос, сменивший звон стали, показался чужим и даже немного жутким:

- Уходи!

- М-м... - глубокомысленно выдал стражник, прогнувшись в пояснице и сведенными в кучку глазами косясь на острие клинка.

- Забирай своих деватов и уходи немедленно!

- Я должен вернуть тебя, госпожа, - хрипло ответил мужчина. - Даже ценой своей жизни я должен тебя вернуть.

- Тебе не удастся это сделать, - криво ухмыльнулась Мерси. - Не сегодня. И ты не погибнешь, пытаясь...

И закончила фразу, с разворота ударяя эфесом клинка в лоб чересчур ретивому второму помощнику, решившему, наконец, перейти к более активным действиям:

- Никто не погибнет!

Всхлипнув, деват сложил крылья, и бухнулся на песок. Аккурат рядом со своим товарищем и практически в той же позе. А их предводитель посмотрел на девушку, открыл рот... и внезапно понял, что не в состоянии ответить ей "нет". И дело было не в Рейваре, бесшумно вставшем у ее плеча, и не в собственных поверженных сослуживцах. Он, телом и душой принадлежавший Асмару, просто не мог противиться воле этой мелкой рыжей девчонки!

- Как прикажете, госпожа, - переступая через себя, выдохнул деват. А потом, махом взлетев на коня, послал его таким галопом, будто боялся, что его станут догонять. Словно убегал и от своего позора, и от синеглазой ведьмы и от бывшего наследного принца, уставившегося на девушку подозрительными сощуренными глазами:

- Да кто же ты такая, черт подери?! - негромко прошептал Рейвар, когда побитые стражники, поддерживая друг друга, тоже скрылись за барханами. Мерси перевела на него недоуменный взгляд:

- Человек, - неуверенно пожала плечами. - Кстати, у тебя кровь идет... - добавила, указывая на порванный рукав. Принц опустил глаза на собственное плечо и с раздражением мотнул головой. Растрепанная коса змеей легла на грудь.

- Оставь в покое мои раны! Что ты только что сделала?!

- Прогнала стражу! - в тон синеглазому рыкнула Мерси и сложила руки на груди. - Ты чем-то недоволен? Мне совершенно не понятно твое возмущение!

- Да что ты?! - ступил ближе принц. Девушка напыжилась:

- Представь себе!

- То есть тебе не понятно, почему меня немножко, - это слово мужчина практически выдавил из себя сквозь плотно стиснутые зубы, - коробит то, что ты смогла призвать силу там, где даже мне не дано раскрыть крылья?!

- Но в замке тебя это почему-то не удивляло... - аж отступила на шаг рыжая.

- В замке ты призвала свет Лазури!

- Э? - Мерси изогнула бровь. - А сейчас - нет?! Рейвар, я полукровка, ты это знаешь. И моя вторая ипостась - сирена. По дедовской линии. Но я не могу пользовать силой нечисти в этом мире.

- Кто тебе это сказал? - снова приблизился мужчина. Кажется, ему нравилось нависать сверху и уже оттуда давить авторитетом. А вот Мерси это дико раздражало. Потому что рядом с Рейваром она чувствовала себя совсем крошечной и почти что немощной. Вот только пятиться больше было некуда - с тыла подпирала очередная пальма.

"Чего же их так много-то в этом оазисе?!" - мысленно прошипела девушка и недовольно, с легким сарказмом, ответила:

- Кто бы мог это сказать? Сама пробовала. На Ниазе. Попыталась ее зачаровать и... в общем, не вышло ничего.

Мгновение Рейвар молча буравил сирену очень напряженным взглядом. Потом заявил:

- Твоя Ниаза - один из лучших оперативников отца. Той ночью, когда тебя похитили, она перебила полбанды, пока добиралась в покои. Ее тренировали противостоять демонам. И Каракурта, между прочим, тоже!

- Каракурта? - нахмурилась Мерси, ясно представляя перед глазами здоровенного тонконогого паука из семейства Черных Вдов. - Когда это я встречалась с каракуртом?!

- Да вот буквально пять минут назад, - хмуро пояснил Рейвар. - Именно ему ты велела убираться прочь. Каракурт на языке Лазури - Черный Волк. Так зовут командующего королевской стражи.

С глухим стуком челюсть Мерси бухнулась на песок: кого она только что прогнала?! Командующего стражи?! Нет, сирена, конечно, сразу поняла, что он - не простой вояка, но чтобы обученный элитный боец королевских войск вот так запросто взял и ушел по ее приказу?!

- А ты уверен, что ничего не путаешь? - осторожно поинтересовалась она. Принц скривился:

- Я учился с этим деватом. Мне, знаешь ли, сложно обознаться.

- Ладно, - Мерси устало коснулась висков пальцами и решила пока заняться насущными проблемами. А уже потом, на досуге, поразмышлять на тему: "Как это у меня, черт подери, получилось и что делать, если это придется повторить?!", потому что где-то в глубине души девушка отлично понимала, что со вторым пунктом будут проблемы. - Тебе надо промыть и перевязать рану.

- Это не рана, это - царапина, - чисто по-мужски отмахнулся принц. Мерси демонстративно скривилась:

- Это не царапина, это - воспаление, а в перспективе - гангрена. Садись!

Рейвар с раздражением покосился сначала на упрямую девчонку, потом на собственную руку и сдался. В конце концов, порез действительно нужно было обработать. В гангрену он, правда, не особо верил, но шагать по пустыне с открытой раной - тоже не лучшая идея.

- Ты умеешь обрабатывать порезы? - спросил, умащиваясь под пальмой. Мерси фыркнула:

- Я знаю четыре способа предотвратить заражение без аптечки!

- Да ну? - изогнул бровь Рейвар.

- Именно так! - не без гордости кивнула сирена. - Вот, например, самый простой: мне нужен подорожник.

Рейвар изогнул вторую бровь, внимательно посмотрел на очень серьезное лицо девушки и милостиво кивнул:

- Ну, ищи.

Мерси послушно огляделась по сторонам и, засучив рукава, полезла в камыши. Принц закатил глаза и молча облокотился на пальму. Минут десять наблюдал, как девушка пыхтит, стоя по колено в воде, потом выбирается на сушу и виновато разводит руками:

- Ты знаешь, кажется, подорожник здесь не водится...

- Да неужели? - саркастично изогнул бровь принц. - Может, потому, что он растет в умеренных поясах, а не в пустынях, но тебе, конечно, видней. Ты ведь так много знаешь! Аж четыре способа обработать порез! Кстати, какие там еще варианты? Можно и не самые простые, я, так и быть, потерплю.

Мерси скрипнула зубами: вообще-то оставшимися способами промыть и продезинфицировать рану были чистотел, ромашка и ива. Но что-то ей подсказывало, что ни одного из этих растений в этом оазисе она тоже найти не сумеет. Вот только признаваться в своей беспомощности, когда Рейвар с такой позорной для принца алчностью смаковал ее смущенный вид, Мерси не хотела:

- А что, если я тебе лист пальмы к ране привяжу? - задумчиво пробормотала она. Мужчина чуть заметно поежился:

- Тогда я буду отбиваться, потому что это - ядовитое растение.

- Л-ладно, - процедила девушка. Подумала и решилась. - Тогда ты говори, что делать!

Вот теперь Рейвар улыбнулся. Благодушно, но с таким отчетливым самодовольством на лице, что Мерси тут же захотелось обмотать его в пальмовых листьях с головы до ног.

- Вот так бы сразу! - заявил он. - Во-первых, помоги снять рубашку.

Откровенно признаться, Рейвар и сам не понял, зачем попросил именно об этом. Рана действительно оказалась пустяковая и если бы Мерси не была столь настойчива в своем желании помочь, он бы вообще на нее внимания не обратил. Перевязал бы на ходу - и дело с концом. А так уселся в тенечке, сделал лицо повыжидательнее и без слов протянул девчонке руку. Она опустилась на колени, оглядела порез со всех сторон, аккуратно расстегнула рубашку и, даже не глядя на обнаженное тело (вернее, очень пытаясь не смотреть), стянула ткань.

- Что дальше? - спросила бодрым и почти не дрогнувшим голосом. Спросила и осеклась. Потому что взгляд все же упал на плечи, и то, что Мерси там увидела на несколько мгновений просто лишило ее дара речи. - Ты - Хранитель?!

Спина и руки принца были покрыты татуировками. Такими же, как у Арарата и Таирона. Отметками Хранителя своего рода, самого могущественного из его представителей.

Рейвар в недоумении обернулся:

- Как-то ты слишком бурно реагируешь...

- Но ты же Хранитель! - повторила Мерси, подпрыгивая на ноги и тыкая в него пальцем. - Хранитель Лазури! Как ты можешь быть Хранителем?! Почему?! Зачем?!!

- Та-ак... - протянул принц. - Пожалуй, кофе я тебе больше предлагать не буду. Но все же, ответь для непосвященных, почему ты так удивлена?

- А почему ты сразу мне не сказал?! - всплеснула руками рыжая.

Рейвар аж задохнулся от незаслуженного обвинения:

- А прозвище "Златокрылый" тебе ни о чем не намекнуло?

- Кроме того, что у тебя пиар-менеджер куда лучше, чем у брата? Нет! Кстати, Рихарду он бы тоже не помешал. Что это за кличка для будущего эмира "Смиренный"?!

- Он получил ее, когда согласился взять тебя в жены! - огрызнулся мужчина.

- И у меня тоже такая появится? - с неприкрытым ужасом округлила глаза Мерси.

- Естественно, принцесса! - язвительно буркнул Рейвар. Девушка скрестила руки на груди, подумала, покосилась на раздраконенного похитителя и хмыкнула:

- "Принцесса"... Ну, а что, звучит. Будем как в сказке: прекрасная принцесса и ее верный друг - гном.

- Спасибо! - с выражением ответил Рейвар, но смешинки в глазах скрыть не сумел. - Ты, кстати, помнишь, чем там сказка закончилась? Не боишься, что появится злая мачеха и отравит яблочком? Вот они, кстати, здесь растут.

- Ну, тогда ты положишь мое тело в хрустальный гроб и прекрасный принц разбудит меня поцелуем, - уже откровенно улыбалась девушка. - Ты только это... гроб, в случае чего, не закапывай.

- Конечно, не буду! - вторил ей Рейвар. - Не царское это дело - с лопатой возиться. Я сделаю гроб с железной окантовкой и крышку к основанию приварю! А рядом положу кол, молоток и табличку: "на случай, если выберется"!

Мерси не выдержала и расхохоталась. Рейвар покачал головой, но присоединился спустя мгновение. В конце концов, ситуация действительно была забавной. Даже, можно сказать, уникальной! Окайя - непонятно кто. Снаружи - сущий ангел, а по карманам припрятан запас ядерных боеголовок на случай внепланового Армагеддона. Посмотришь в глаза - сама нежность и очарование, а попытаешься напасть - и вдруг окажется, что она знает, что убить человека японским оригами размером с пять копеек. И он такой же - сплошная загадка... Нет, ее не удивило то, что он единственный, кто был способен, хоть и не в полной мере, но все же применять силу вопреки воле Асмара. Не удивило их почти невозможное бегство из Касдагара. Даже в голову не пришло спросить, почему он вообще так заинтересовался ее скромной персоной! Зато как она удивилась, обнаружив татуировки!..

"Пожалуй, нам еще многое предстоит выяснить друг о друге... - подумал принц. - И, возможно, это будет куда интереснее, чем мне казалось вначале".


Глава 6


Вылетая из чужого балкона с простыней в руках,




Кирилл настолько был похож на Бэтмэна, что спасатели убрали батут.




BASH



По пустыне, золотой в свете заходящего солнца, чинно ехал всадник. Белый изящный скакун, навострив уши и изогнув дугой точеную шею, вышагивал по песку, всем своим видом демонстрируя готовность сорваться в бега. Мужчина в длинном плаще с откинутым капюшоном удерживал его железной рукой и периодически с недовольством поглядывал назад. Там, чертыхаясь и утопая в сыпучей трясине, практически на карачках взбираясь на барханы и едва ли не падая с них кубарем, топала женщина.

- Солнце скоро сядет! - прокричал всадник. - Ты не могла бы поднажать?

Спутница подняла на него усталый и "чуточку" разъяренный взгляд и вежливо ответила:

- Чтоб тебе с коня свалиться!

- Я же уже говорил: с Джан невозможно упасть, - хмыкнул Рейвар, останавливая жеребца на очередном пригорке. - Ты мне лучше ответь: шагать не надоело?

- Нет! - рявкнула девушка, рывком отбрасывая за спину "хвост" нахлобученного на голову "тюрбана" из рубашки принца. Рейвар тяжко вздохнул:

- Тогда я все же прошу тебя шевелить ножками быстрее, потому что мы и так здорово отстаем от графика.

- Слушай, ты, блин, издеваешься?! - не выдержав, остановилась девушка. Покачнулась и едва не шмякнулась попой на песок, но в последний момент сумела удержать равновесие. - Я и так почти бегу по этим барханам!

- А могла бы лететь! - отрезал принц. Мерси клацнула зубами:

- Ты таким упрямым родился, или только для меня стараешься?! Я не умею летать!

- Ты - Феникс! - взмахнул рукой мужчина. - У тебя это в крови! Ты не можешь полететь только потому, что боишься упасть!

Девушка вытаращилась на принца:

- Именно так! Боюсь упасть! Мое последнее и единственное приземление закончилось тем, что пришлось заново класть крышу на особняк...

Мерси вдруг замолчала, прижав ладонь к губам. Рейвар пригляделся:

- Чего ты улыбаешься?

- Да я вдруг вспомнила, что ровно через год на ту же самую крышу свалился Рихард. И деду пришлось чинить ее повторно, а он у меня такой скряга...

Рейвар хмыкнул и покачал головой. Окинул Мерси задумчивым взглядом: какая, однако, непоколебимая склонность к самоистязаниям! Уже четвертый час бредет по песку, возмущается, косится на него злобным взглядом, но крылья раскрывать отказывается наотрез. Наивная! Надеется, что он не выдержит и сдастся. Ага, сейчас!

- Через сутки мы выйдем за пределы территории, подконтрольной Асмару. Тогда я смогу расправить крылья. И мне нужно, чтобы к тому времени ты тоже научилась это делать! - с нажимом повторил в очередной раз, и за что Мерси тут же, в очередной раз, мысленно послала его по матушке.

Вообще-то Рейвару и в голову бы не пришло, что девчонка-феникс может не уметь летать. Что она топает пешком не потому, что на нее распространяется "вето" эмира, а потому что "не-уме-ет!". Да это же просто смешно! Он-то думал: они преодолеют "мертвую зону" верхом, отпустят Джан и воспарят к облакам. А теперь оказывается, что верхом она ехать не может потому как во-первых, больно, а во-вторых, потом идти с отбитым задом не сможет, а летать вообще не умеет. Она что, реально надеется пустыню пешком перейти?!

- Рейвар, - сделала умоляющее лицо девушка, - ты меня извини, конечно, но я год училась призывать удачу! А ты хочешь заставить меня за три часа отрастить крылья?!

- Призвать, Мерседес! - рыкнул принц, даже не замечая, как вскинулась рыжая: это был первый раз, когда он назвал ее по имени. Лучше бы, конечно, не таким возмущенным тоном, но все лучше чем "девчонка" и "ты". - Призвать, а не отрастить! Вспоминай, как сделала это в первый раз!

- Ну... - протянула Мерси. - Я прыгнула с обрыва.

- Идея отличная! Но все же спрошу: а зачем ты прыгала с обрыва?

- Так получилось, - отвела взгляд сирена. - Но тогда я была точно уверена, что полечу.

- С чего бы?

- Да у меня выбора особо не было, - хмыкнула девушка. - Там либо вниз, либо вперед, а разбиваться очень не хотелось. К тому же, Ямамото всегда был весьма убедителен.

Принц задумался:

- "Ямамото"... знакомая фамилия. Это ведь охотник, верно?

- Угу...

- То есть, какой-то чертов охотник смог доказать, что у тебя есть крылья, а я - Феникс, не могу?!

Мерси поежилась под его мрачным взглядом:

- Извини, не хотела разочаровывать тебя в собственных способностях, но... что ты делаешь?!

Рейвар спрыгнул с коня, оставив Джан недовольно фыркать ему в след, и быстрым шагом приблизился к сирене. Оглядел ее с головы до пят и вдруг схватил за руки повыше локтей:

- Значит так! - начал грозно. Девушка, зажатая в тиски и аж привставшая на цыпочки, заглянула в могуче-сосредоточенное лицо и... откинув голову назад, зашлась в хохоте. Нет, ну серьезно: для одного дня это было уже чересчур. Уставшая, задерганная, почти не стоявшая на ногах Мерси просто не могла отреагировать иначе. Рейвар медленно досчитал до десяти. - Пожалуйста, хватит ржать! - процедил хмурым голосом. - Сосредоточься. Сейчас я буду вычленять из тебя Феникса...

Мерси уронила голову на грудь и хохот перешел в хрюканье с повизгиванием. Принц скрипнул зубами и усилием воли подавил желание присоединиться к веселью. Вообще-то, ничего смешного в сложившейся ситуации он не видел, но рыжая так заразительно ухахатывала...

- Послушай, это важно! - заявил раздраженно. - Как Хранитель, я могу призвать Лазурь и она откликнется на зов. Но здесь, во владениях Асмара, моя сила очень приглушена. Потому мне нужна твоя полная концентра...

- Ви-хаха-ха!

- ...ция, - закончил без энтузиазма. - Ты вообще слышала, что я только что сказал?

- Ага, - со слезами на глазах кивнула девушка. - Ты, Хранитель, призовешь Феникса. Меня так в русалку превращаться учили... стоп! - Мерси нахмурилась и, поведя плечом, выбралась из "объятий" синеглазого. - Я не согласна.

- Мотивируй, - скрестил руки на груди принц. Рыжая свела брови на переносице:

- Это больно.

Рейвар изогнул бровь:

- Что, прости?

- Больно, - повторила Мерси, на всякий случай отступая на шаг. - Словно тебя ударяет током и выворачивает наизнанку. Хотя Арарат обещал, что будет даже приятно.

- А ты уверена, что вы именно обращением занимались? - недоверчиво уточнил принц. Вместо ответа Мерси бросила в него такой выразительный взгляд, что слова уже были не нужны. Рейвар задумался:

- И что, каждый раз, когда ты обращаешься русалкой, испытываешь боль?

Девушка покачала головой:

- Нет... Так было только в тот раз.

- Отлично! - обрадовался деват. - Значит, такое у тебя бывает только при первом обращении. А если учесть, что фениксом ты уже была, сейчас больно не будет вообще. Я прав?

- В твоих словах, конечно, есть смысл, но... - поежилась Мерси. Рейвар ступил ближе:

- Нам надо попытаться. От этого зависит очень многое и, прежде всего, наша свобода. Так что посмотри мне в глаза и попытайся расслабиться. Думай о небе. О полете. О том, как под крыльями пульсирует ветер...

Если честно, в тот момент рыжей было пурпурно-фиолетово и на полет и на облака. И даже на скорость, которой пытался соблазнить ее принц. У нее были потные ладони, пересохший рот, учащенное сердцебиение и общее состояние неконтролируемой паники, словно она пришла к зубному и добровольно отказалась от наркоза. Решение-то, может, и правильное, и даже больно, скорее всего, не будет, но страшно все равно было так, что аж сердце сжималось.

И то ли этот иррациональный ужас, то ли тихий, урчащий голос Рейвара имел столь странный эффект, но девушка на мгновение попросту выпала из реальности. Загипнотизированным кроликом она уставилась в голубые, сверкающие на солнце глаза принца и отдалась его воле. Она даже не сразу заметила, когда Рейвар замолчал. И только минуту спустя сообразила - почему.

- Ну... - задумчиво протянул принц. - Не совсем то, что я хотел, но тоже неплохо...

Мерси нервно хихикнула:

- Ты удивлен?

- Я в шоке, - честно ответил мужчина. Два раза взмахнул огромными серебристыми крыльями, выросшими у него за спиной, и повторил. - Просто в шоке...

Смешно то, что Рейвар все же призвал феникса. И он, то есть, она, обратилась к Лазури. И даже крылья выросли - чего уж там! Большие, красивые, как положено. Правда, не у того девата. Потому что принц, вопреки воле отца, теперь щеголял пернатым девайсом, а с Мерси перемен не случилось. Никаких.

- Что ж, - улыбнулся Рейвар, быстро придумывая новый план. - Это было неожиданно и, надо признать, довольно приятно. Я должен тебя отблагодарить, верно?

- Да ладно! - смущенно потупилась девушка. Принц коварно сощурился:

- Не скромничай. Ты это заслужила. Полетели!

И, подхватив ее на руки, взмыл вверх. Мерси ахнула и завертела головой. Страшно не было, скорее интересно и восхитительно от того чувства безграничной свободы и пространства, заполнившего до краев. Принц поднимался все выше и выше, так что вскоре пустыня под ногами превратилась в один сплошной золотистый ковер. Приглядевшись, рыжая даже смогла разглядеть оазис, который они не так давно покинули: крохотным пятном он умостился на горизонте.

- Тебе нравится? - тихо спросил Рейвар. Мерси кивнула, глядя на него сверкающими от возбуждения глазами. - Высота не пугает? - продолжал допытываться принц. Девушка покачала головой. - А вот так, навскидку: здесь приблизительно такое же расстояние до земли, как у того обрыва, с которого ты прыгнула, прежде чем превратиться? Или мне выше подняться?

Мерси нахмурилась:

- Чего?!

- Приготовься, - совершенно невинным голосом добавил Рейвар. И развел руки в стороны.

- Аааааа!!! - пронеслось над пустыней. Переворачиваясь в воздухе, Мерси полетела вниз. Принц проводил ее взглядом, хмыкнул, сложил крылья и стрелой припустился следом.

- Прекрати визжать... - пристроился рядом.

- Ааааа!!!! - буравя его злобным взглядом, ответила Мерси.

- Сосредоточься!

- Аааааа!!!

- Призови Лазурь и подави страх!

- Я-я... - прохрипела рыжая, загребая в воздухе руками в попытке добраться к мужчине, - я убью тебя! Я убью тебя так жестоко, как тебя еще никто не убивал! Дай только приземлиться!

- Кстати об этом, - поднял руку принц. - Ты уж решайся поскорее: либо раскрываешь крылья, либо встречаешься с песком на скорости свободного падения. Будет больно!

- Убью, слышишь?! Убью!!

- Да-да, - отмахнулся Рейвар. - Услышал и проникся. Тебе бы тоже не помешало.

- Га-а-ад!

- Песок! - рыкнул синеглазый и слегка подтолкнул девушку в плечо. Она перевернулась на живот и круглыми глазами уставилась на быстро приближавшуюся землю:

- Мама-а-а!!!!

- Крылья, Мерседес, крылья!! - заорал Рейвар, понимая, что, возможно, на сей раз он слегка перестарался с методами обучения. На такой высоте уже не каждый парашют спасает, а она все летела строго вниз и орала белугой.

Впрочем, с минуту покувыркавшись в воздухе, Мерси и сама поняла, что ее громогласное низвержение в бездну может закончиться печально. Песок становился все ближе, надежды на сострадание синеглазого - все призрачней. А разбиваться, даже чтобы его проучить, не хотелось совершенно. И только когда эта мысль устаканилась у нее в голове, Мерси ощутила, как ее охватывает знакомое чувство переполняющего азарта. Как воздух внезапно становиться плотным и упругим, а небо - близким и родным. И как, уронив несколько пушистых перьев на золотой песок, за спиной раскрываются огненные крылья Лазурного Феникса.


- Ты меня отпустил! - вопила Мерси, неуклюже хлопая крыльями и оттого мотаясь по всему небосводу. - Отпустил! И даже не предупредил!

- Ну, хорошо! - огрызнулся Рейвар, снизу поглядывая на пируэты синеглазой. Не потому что боялся обещанной мести, а чтобы вовремя прыгнуть в сторону, если она вдруг вознамерится свалиться ему на голову. - В следующий раз я презентую тебе носок и скажу: "Теперь Добби свободен. Улетай!"

Сверху раздалось рычание, неясное копошение, и Рейвар охнул, словив затылком брошенную туфлю. С раздражением покосился на девчонку: и попала же, блин!

- Почему тебя так колбасит? - рыкнул недовольно. - Держи тело горизонтально земле, как птица.

Мерси извернулась и швырнула в принца вторую туфлю:

- У птиц для этих целей есть хвост!

Мужчина закатил глаза:

- Не придирайся к словам - лови суть!

- И полые кости!

- Я что сказа...

- И особенное строение грудной клетки!

- А еще у них мозг с горошину! - не выдержал Рейвар. - И в этом вы с ними очень похожи!

- Что?! - ахнула Мерси, резко ударяя крыльями по воздуху и с визгом улетая куда-то за облака. Принц вздохнул:

- Пожалуй, последняя фраза была лишней. Зря только птиц обидел...

Но все же кое-чего у Мерси было не отнять. И как бы Рейвар ни бухтел, какие бы мрачные взгляды ни бросал в ее сторону, он признавал, что более красивых крыльев в жизни не встречал. Нет, для деватов цвет оперения, как и цвет волос, не был чем-то определяющим. Они рождались с ним и не были способны его изменить. Да и зачем? Цвет не зависел от количества силы, происхождения или личных качеств. Он просто был: белый, черный, серебристо-серый, иногда бледно-голубой. Невзрачные тона, большие пушистые перья и размах как у бизнес-джета. У всех без исключения, кроме одной синеглазой русалки. Ее крылья были под стать прическе: такого же ярко-медного, насыщенного цвета. Словно застывшее пламя, переливающееся на солнце, трепещущее на жарком пустынном ветру. Незабываемое зрелище...

Особенно, учитывая, как "ловко" Мерси с ними обращалась. Вот эту картину действительно сложно будет забыть...

- Эй! - сильно задирая голову, прокричал принц. - Ты когда к звездам доберешься, сверни к Полярной. Нам на север!

Сверху раздался подозрительный свист, а затем, совсем близко, вопль:

- С дороги!

Вильнуть в сторону Рейвар уже не успел. Зато умудрился перевернуться и подхватить падающую кубарем Мерси на руки.

- Невероятно... - изрек, глядя на зажмурившуюся девушку, прижавшую ладони к груди и, судя по лицу, уже распрощавшуюся с мечтой о долгой и счастливой жизни: брови сведены на переносице, губы поджаты, крылья чинно сложены за спиной. - Ты умудрилась устроить ДТП в небе. Нашла единственного девата на сорок миль вокруг, и ударилась о него. Ты вообще понимаешь, что это в принципе почти невозможно?

Девушка приоткрыла один глаз и спросила совсем не в тему:

- Откуда ты все это знаешь?

- В смысле?

- Ну, ДТП, Добби... Откуда ты знаешь Добби?

Рейвар хмыкнул:

- Да ужинали вместе давеча. Домашний эльф и гном, друг прекрасной принцессы - у нас было, о чем поговорить... Слушай, девочка, у тебя сейчас такое выражение лица, что мне хочется поднять табличку с надписью "Сарказм".

Мерси фыркнула и поудобнее умостилась на руках пораженного ее наглостью девата:

- Я просто не понимаю, как вы с Рихардом можете быть настолько разными. Он удивился, когда я использовала обычную поговорку, а половину моего лексикона вообще не понимал. Зато ты бросаешься популярными словечками и читаешь книги про Гарри Поттера...

- Это потому что я двадцать лет прожил на земле, - пояснил Рейвар. - А брат никогда не покидал Лазурь, как и большинство деватов. Отдохнула?

Мерси кивнула и принц с силой подбросил ее вверх. Она распахнула крылья, вытянулась в струнку и, кое-как балансируя, замерла рядом. Рейвар покачал головой:

- Ты ведь знаешь, что последнюю войну выиграли демоны? Они изгнали нас сюда, запечатав любые пути проникновения света Лазури в мир людей и, в особенности, - в мир Демонов. Потому деваты, если и попадают на землю, не могут раскрыть крылья. Они бессильны и не способны себя защитить. Им приходится быть крайне осторожным, чтобы случайно не выдать себя демону. Большая часть моего рода не желает так рисковать. Они греются в свете Лазури, упиваются полетом и не стремятся на землю, так как не могут долго обходиться без своего дара. Но я - Хранитель. Я сам несу в себе частичку Лазури, потому, даже не раскрывая крыльев, могу использовать некоторые способности. К тому же, мне нравится жить на земле.

- Правда? - удивилась Мерси. - А отец не был против, что его Хранитель подвергал себя такому риску?

- Отец считал это отличной тренировкой, - неспешно полетел вперед Рейвар. Аккуратно перебирая крыльями, девушка последовала за ним. - Поэтому в первый раз он отправил меня в Сибирь.

- И как?

- Ты не поверишь, как сильно можно соскучиться по пустыне, проведя девять месяцев в снегу! Меня хватило на год, после чего я пометил как спам отцовские наставления и перебрался в Лос-Анджелес. Умеренный климат, улыбчивый люди, хорошая зарплата...

- Зарплата? - округлила глаза девушка. Рейвар самодовольно кивнул:

- По образованию я юрист. В Лос-Анджелесе устроился адвокатом в компанию Champion Trust. Через пару лет думал стать старшим партнером. Но... жизнь сложилась иначе.

Мерси помолчала несколько секунд, а потом тихо спросила:

- Ты сожалеешь?

Деват замер на мгновение, а потом обернулся так быстро, что едва не коснулся ее крылом. Внимательно посмотрел в широко распахнутые глаза и коротко ответил:

- Нет.

"Интересно, в какой момент времени это стало правдой?.." - пронеслось у него в голове.


Лететь пришлось долго. В основном, потому что медленно. Рейвар надеялся добраться к пункту назначения затемно, но к моменту приземления звезды на небосводе сияли в полную мощь. А их уже заждались.

- Что это? - девушка указала на странное каменное сооружение далеко внизу. Рейвар ухмыльнулся:

- Наша цель. На что похоже, угадаешь?

- На Стоунхендж в его изначальном виде, - тут же ответила Мерси. И подняла на девата пораженный взгляд. Принц кивнул:

- Тридцать камней образуют круг диаметром в тридцать три метра. Каждый из них весит более двадцати пяти тонн и в высоту достигает четырех метров. Сверху на них положены камни-перемычки длиной более трех метров каждая. В пределах этого круга стоят пять трилитов, образуя подкову, открытую в сторону авеню, то есть параллельной пары рвов и валов, ведущих из кольца. Эти камни весят до пятидесяти тонн каждый. Трилиты устроены симметрично: самая маленькая пара всего шести метров высотой, следующая - немного повыше, а самый большой трилит достигает высоты семи с половиной метров. Ну, а в центре сооружения находится алтарь.

- Что, прости? - не поняла девушка.

- Алтарь, - без тени смущения повторил Рейвар. - Жертвоприношения и все такое. Обычно выбирается девушка помоложе, лучше девственница. И обязательно - с яркими желтыми крыльями. Ну, типа твоих.

- Моих?! - сипло перепросила Мерси.

- Ага. Ты, кстати, как? Готова?

- К чему?!!

- К снижению, разумеется, - во весь рот улыбнулся Рейвар. - А ты о чем подумала?

Девушка буквально поперхнулась вдохом:

- Знаешь, - заявила она, - иногда ты просто невыносим!

- Да ладно, - отмахнулся принц. - "Невыносим"... Я - нормальный, это у тебя двери узкие!

Они переглянулись и одновременно растянули губы в улыбке. Взмахом руки призвав девушку следовать за ним, Рейвар повел ее по широкой дуге вокруг мегалитического сооружения, постепенно опускаясь все ниже к земле:

- Точно такой же монумент находится в графстве Уилтшир, что в Великобритании, - пояснил по дороге. - Еще до войны его построили деваты как храм солнцу - источнику света в наших мирах, ну и первую обсерваторию заодно. С его помощью можно было вести точный календарь, предсказывать сроки начала земледельческих работ, прогнозировать затмения. Люди считали его священным местом, приносили дары и молились своим богам. А деваты черпали силу, поскольку Стоунхендж был своеобразным порталом света Лазури в мир людей. Поэтому когда случилась война демоны уничтожили его в первую очередь. Они хотели лишить нас поддержки, перерезать нити, соединяющие нас с родным миром и сделать слабее. Шаг за шагом им это удалось, и в результате, спустя годы, они смогли выдворить деватов с земли.

- Я немного не понимаю, - нахмурилась девушка. - Как у демонов появилось такое преимущество? Почему они уничтожали ваши святыни, а вы не отвечали тем же?

Рейвар обернулся на мгновение, чтобы бросить на Мерси задумчивый взгляд, и пояснил:

- Несмотря на то, что деваты и демоны во многом похожи, одно явное отличие у нас все же есть. Мы по-разному черпаем силу. Демоны не зависят друг от друга. Каждый из них подчиняется своим законам, живет в своей стихии. Русалки, оборотни, духи: все они жители одного мира, которые могут даже не знать о существовании друг друга. Но деваты связаны единой цепью. У нас один источник силы, мы постоянно имеем с ним контакт. Только так можем раскрывать крылья и привлекать удачу на свою сторону. Вместе мы сильнее демонов, но без поддержки сородичей и Лазури - теряем небо. Становимся людьми... но их умения выживать в мире без "волшебства" у нас нет.

- Вот почему Асмар имеет такое влияние на своей территории... - пробормотала Мерси. - Это не магия места. Это - зависимость от источника, который находится под контролем эмира.

- Верно, - кивнул Рейвар. - И чем дальше мы будем от отца, тем слабее его воля будет влиять на нашу связь с Лазурью.

Девушка оглядела пустыню под ногами, особое внимание уделила той ее части, которая, как ей казалось, уходила к Касдагару, и спросила:

- А этот монумент внизу тоже выполняет функцию "антенны"?

- Нет, - мотнул головой принц. - Здесь когда-то река текла, много лет назад. Мелкая такая, пересыхала постоянно. Но один из моих недалеких предков решил, что воды мало не бывает и велел построить здесь дворец. Короче, к тому времени, как камней натаскали, пара песчаных бурь уничтожила даже намек на реку. Пришлось переносить строительство в другое место. А чтобы материал не пропадал, соорудили вот это... культурное достояние. Теперь оно служит неким аналогом верстового столба и знаковым местом встречи. Видишь вон тот огонек рядом с центральным камнем?

Мерси кивнула, приглядываясь. Рейвар наклонил внешнее крыло к земле и под углом вошел в новый виток спирали:

- Это означает, что нас уже ждут.

- Кто? - удивленно округлила глаза девушка. Она в камнях никого не видела. Рейвар загадочно усмехнулся и ответил:

- Увидишь!

"Нет, все же порой он действительно невыносим, - с какой-то даже толикой смирения вздохнула сирена. - Зато с ним не скучно. И... он любит землю! Какое счастье, что пойти наперекор воле отца решился именно этот брат!".


Глава 7


Обожаю сплетни о себе. Какие-то люди тратят время и силы,




ругая меня, а я даже не помню их имен.




NNN



Приземлилась Мерси удачно. Даже очень. Учитывая, что этому предшествовало стремительное пике, а следом - практически аварийное снижение строго вниз, иначе как "чудом" его назвать было сложно. Рейвару, к сожалению, повезло меньше. Потому что он, собственно, это чудо и обеспечил.

В какой момент у нее пропали крылья, Мерси и сама толком не сообразила. И уж тем более она не успела понять, почему это произошло. Просто в какой-то момент феникс, хоть и косо-криво, но держался на небосводе, а потом вдруг превратился в испуганную девицу (хотя, по сказкам, должен был стать красным молодцем и уже после удара о мраморный пол какой-нибудь светлицы) и стремительно понесся к земле. Хорошо, что к песку оставалось метра три от силы, да к тому же деват удачно попался под ноги. Талантливый "летун" как раз успел приземлиться, убрать крылья и оглядеться, когда ему на голову, отчаянно махая руками, свалилась Мерседес. А потом еще и пробурчала, качественно утрамбовав принца в бархан:

- Ходят тут всякие по посадочной полосе...

И вот тут случилось нечто действительно страшное. Чего не ожидала ни девушка, ни мгновенно подобравшийся мужчина. Ей ответили. Очень сердитым голосом, который звучал бы еще более грозно, если бы предательски не дрогнул в самом конце фразы:

- Не смейте прикасаться к законному наследнику Лазурного престола!

Медленно, стараясь не делать резких движений, Мерси подняла голову. Над ней, вооружившись посохами и гневно сощурившись, замерло человек десять, как на подбор, высоких худощавых мужчин. В длинных хламидах без поясов и с угольно-черными, подведенными сурьмой, глазами. У парочки отличительной чертой была еще борода - тонкая и "козлиная", а у одного - большая бородавка на кончике длинного носа. В остальном же мужчины казались совершенно безликими со своим одинаковым макияжем, спрятанными под капюшоном волосами и ярко-выраженными морщинами на вытянутых лицах.

- Рейвар! - шепотом позвала девушка, дергая принца за плащ. - Рейвар! Здесь какие-то странные личности в количестве десяти штук угрожают нам дубинками...

Вместо ответа принц плавно поднялся на ноги - почти перетек из лежачего сразу в вертикальное положение, и протянул ей руку:

- Все нормально, - бросил он быстрый взгляд в сторону поджавших губы деватов. Они переглянулись, недовольно кивнули и мелкими шагами, не разрывая круг, передислоцировались к центральному трилиту. Рейвар покачала головой и, перехватив Мерси за ладонь, с силой потянул вверх. - А ты поднимайся. И на будущее запомни: не дубинки, а жезлы. Символ власти, как-никак.

"То есть, эти престарелые трансвеститы еще и властью наделены?!" - мысленно покачала головой рыжая, а вслух пробормотала:

- Они, наверное, решили, что я на тебя напала...

Рейвар ухмыльнулся:

- А разве нет? Ты коварно подобралась из-за спины, прыгнула на спину и едва хребет мне не сломала! Чуть левее бы приземлилась и - все, считай можно прикапывать под холмиком.

- Но ты же видел, что на самом деле произошло! - всплеснула руками девушка. И только потом, вглядевшись в лицо принца, догадалась, что он шутит. - Очень смешно... - процедила сквозь сжатые зубы.

- Ладно, не злись, - примирительно поднял руку мужчина. - Но в следующий раз падай вон - на бархан. А лучше - вообще не падай. Деваты, знаешь ли, тяжелее воздуха. Именно поэтому они складывают крылья уже стоя на земле!

Мерси скривилась:

- Спасибо за совет, кэп!

Как будто она сама не понимала, что "нормальные" деваты не призывают крылья за миг до того, как разбиться в лепешку, и не теряют их на расстоянии трех метров от земли. С другой стороны, на звание "нормального" девата она никогда и не претендовала! И, похоже, это понимала не только рыжая - разукрашенные аристократы, сгрудившиеся в тени массивного центрального камня местного "Стоунхеджа", поглядывали в сторону парочки очень недружелюбно. Настолько, что у Мерси даже озноб вдоль позвоночника пробежал:

- Кто они такие? - тихо спросила она у Рейвара. Тот подумал и ответил:

- Местная оппозиция. Они все - хранители своих родов, несогласные с политикой Асмара.

- С его желанием вернуть себе землю? - не поняла Мерси. Принц криво ухмыльнулся:

- Если бы дело было только в этом! Мой отец, девочка, не приемлет демократию. Ему нужны рабы, а не союзники. Полное подчинение, централизация всех ветвей власти, контроль и распределение всех ресурсов, начиная от армии и заканчивая личным имуществом или доступом к источнику. Разумеется, это нравится не всем.

- Но противостоять в открытую ему не могут, - закончила мысль девушка. Рейвар перевел взгляд на группу задрапированных в плащи деватов:

- И даже скрытно не особо пытаются. Отец строго карает за один только намек на неповиновение.

Мерси вздрогнула, потому что совсем недавно слышала почти те же слова:

- Рихард рассказал мне о вашей матери, - прошептала она. - И о том, что ее казнили по подозрению в заговоре. Она была невинна, ведь так?

- Чиста как первый снег, - хрипловато ответил Рейвар.

- Тогда почему из всех возможных вариантов он выбрал именно ее?

- Потому что, - запнулся принц, - потому что следующими в списке были мы с Рихардом.

Сирена подняла глаза: мужчина стоял прямо, сжав кулаки, и невидящим взором смотрел куда-то вдаль. Он вспоминал и скорбел. О матери, которая ценою своей жизни спасла сыновей, о брате, оставленном под гнетом тирана-отца. Впервые Мерси поняла, как сложно было Хранителю своего народа покинуть Лазурь. И еще - почему он все же это сделал.

- Знаешь, - пробормотала она, отчаянно пытаясь, но не находя слов утешения, - тебя там ждут...

- Да, - откликнулся Рейвар. - Ты пойди пока, посиди у костра, а я выясню, как можно доставить тебя на землю.

- Почему именно туда? - вскинулась девушка. Она очень хотела вернуться к людям, но совершенно не ожидала этого от принца. Он улыбнулся про себя, заметив плохо скрываемую радость в ее глазах, и пояснил:

- На земле мне будет проще тебя спрятать. Могу, впрочем, и в Огненный мир путевку организовать, только тогда тебе придется самой справляться. Покатит?

Мерси подняла взгляд и твердо ответила:

- Я к демонам не хочу. Во-первых, там я уже была и это не помогло. А во-вторых, я видела, скольких нечисти держит в подчинении твой отец. И теперь я просто в шоке от того, что мне удалось прожить в Огненном мире целый год.

Рейвар улыбнулся: в чем-то девчонка была права. Он ведь и сам удивлялся, что отец так долго не мог найти эту полукровку после того, как Кей Томаши отправил внучку к родственникам. Впрочем, справедливости ради надо было признать, что это как раз было не столь удивительно, учитывая особый интерес к девушке Наследника Первой династии Огненного мира. Куда более странно было то, что она в конце концов очутилась здесь, в Лазури. Словно Таирон в какой-то миг попросту отвернулся от нее и лишил своего покровительства.

"Хотел бы я знать, что привело тебя в руки отца", - подумал Рейвар, но задавать вопросы не стал. Наоборот, улыбнувшись, он провел рыжую к костру, усадил на плащ, разложенный прямо на песке, и ушел к тем, кто и так ждал его слишком долго.

Но Мерси скучать в одиночестве не пришлось. Она успела протянуть руки к огню, проводить взглядом принца, когда перед нею, откуда ни возьмись, появилась парочка плечистых мужчин. Вернее, сперва она увидела знакомые тяжелые сапоги, и уже потом, скользнув глазами вверх по плащу, саблям с загнутыми лезвиями и воротнику, закрывавшему нижнюю часть лица пришлецов, она опознала тех самых наемников, которые едва не убили ее в Касдагаре.

- Жало пустыни... - пробормотала сирена, и сделала то, чего ну никак не ожидали ни сами воины, ни тот, кто отправил их следить за фениксом. Она молча бросилась наутек. Мужчины переглянулись и так же, ни слова не говоря, метнулись следом. А Рейвар, погруженный в свои контрабандистские планы, и подумать не мог, что спустя три минуты после их расставания, у костра уже никого не будет. Зато по барханам, сцепив от натуги зубы и поскальзываясь на песке, с поразительной для измученного дорогой странника скоростью помчится Мерси, на хвосте у которой "повиснет" парочка ничего не понимающих наемников.

Кто знает, как бы долго продолжалась эта гонка, если бы весь штат "Жала пустыни" имел одинаковый уровень интеллекта и осведомленности. К счастью, среди них были и те, кто не только беспрекословно выполнял приказы, но и думал, как это лучше сделать. А еще - хоть и не наверняка, но все же догадывался о причинах, которые заставили девушку пуститься в бега.

Мерси едва на спину не свалилась, когда дорогу ей преградил высокий, черный как смоль жеребец, и с него на полном скаку спрыгнул мужчина в белом платке. По бедуинской моде, он удерживался на голове широким шнуром - игалем, один конец которого ниспадал на грудь, а второй закрывал половину лица от носа и ниже. Длинный белый плащ полностью укрывал фигуру мужчины, но позволял разглядеть две пары ножен, крепленных к поясу. Сапоги с тяжелыми шпорами утонули в песке почти до самых щиколоток. Девушка ахнула и резко обернулась, увидев, как преследователи замерли в трех метрах позади, почтительно склонив головы.

- Выходит, ты не простой наемник. Кто же тогда?! - задыхаясь от быстрого бега, спросила она. Мужчина поднял руку и край платка, закрывавший его лицо, упал на плечо. - Вот черт... - прошептала сирена, - а ведь я тебя знаю...

Золотые крылья медленно раскрылись за спиной.

- Стоять на месте, ничтожная!!

А вот это был уже кто-то новенький. Рявкнули из-за спины, да так твердо, уверенно, словно с детства привыкли командовать. И унижать: Мерси особенно впечатлило слово "ничтожная". Резко обернувшись, за спинами почтительно склонивших головы наемников, она увидела одного из аристократов.

"Что ж тебе с Рейваром-то не сиделось?! - мысленно прорычала в ответ на его полный уничижения взгляд. Мимоходом отметила напряженно поджатые губы и пальцы, до белых костяшек впившиеся в посох. Эдакий просто образчик недружелюбия. Вряд ли с ним удастся полюбовно договориться, а уж учитывая подкрепление в виде напряженно дожидающихся приказа наемников - и подавно. - Зря я от костра убежала... - пронеслась в голове гениальная мысль. - Надо было кричать, звать на помощь... на глазах у Рейвара они бы не осмелились напасть".

Только вот сейчас об этом сожалеть было уже поздно. К тому же, кое-какое преимущество у нее имелось (спасибо злобному "учителю" за целый день позора), а потому можно было хоть немного, но побарахтаться:

- Вы кто такой?! - она медленно выпрямилась и посмотрела на девата как слон на брехливую Моську. Того аж перекосило:

- Да как ты смеешь?!

Мерси скривилось: что она смеет? Не знать, кто "осчастливил" ее видом своей разукрашенной физиономии? Или у этого психа один ответ на все вопросы?!

- Послушайте, мистер, - сквозь зубы выдала она. - Вы натравили на меня "Жало пустыни" и я, черт подери, имею право знать, за что!

- "За что"?! - хрипло переспросил деват и шагнул вперед, загребая носками сапог песок. - Ты пришла в этот мир незваным гостем и перевернула все с ног на голову! Будущая королева Лазури?! Никогда тебе не стать супругой наследника престола! Только Ширин Быстролетная имеет право называться его невестой. И уж никак не та, чья бабка спуталась с нечистью!

Вот это был уже перебор. Не стоило ему обижать бабушку. Мерси сузила глаза и с силой хлопнула по воздуху крыльями:

- Да кто вы такой, чтобы в чем-либо обвинять мою семью?! Как поступила Окайя не касается никого, кроме ее самой! Что же до свадьбы - любые претензии по этому поводу вы можете высказать Асмару Воинственному лично. Уверена, он будет счастлив вас выслушать и утешить! А я больше не желаю видеть ваше лицо!

И она, горя праведным гневом, попыталась оттолкнуться от земли и горделиво улететь прочь. Не тут-то было! Деват поднял свой посох, наставил навершие на девушку и рявкнул в лучших традициях Гендальфа из Средиземья:

- Ты не уйдешь! - Мерси от неожиданности потеряла равновесие и бухнулась обратно на песок. А дядька грозно нахмурился и закончил. - Я упустил тебя во дворце, но здесь, среди барханов Лазури, тебя не спасут даже крылья! Взять ее!

Вот тут бы, наверное, история синеглазого феникса и подошла к концу, если бы не те самые крылья. Смешно сказать, но спасли ее именно они:

- Назад! - рявкнула девушка. Наемники вперились в нее насупленными взглядами, но с атакой решили повременить. Она же смотрела только на одного, того самого, с белым платком на голове. Они уже встречались в бою - именно он тогда добрался к ней в комнату. Именно в него швырнул стилет Рейвар и промахнулся. И сейчас Мерси понимала, что от решения именно этого феникса зависит жить ей или умереть. - Вы не тронете меня! - сказала спокойно и уверенно. Ну, насколько это вообще возможно было в такой ситуации. - И не потому, что я единственная из нас всех, кто может подняться в воздух и покинуть вашу дружную компанию. Но потому что если я позову Лазурь, она мне откликнется! А вам?!

Видимо, нет. Потому что наемник, подумав несколько мгновений, опустил голову и отступил на шаг. А следом за ним отступили и остальные. Мерси кивнула и вновь компактно сложила крылья за спиной. Сжав кулаки, чтобы деваты не заметила, как трясутся от страха ладони, она неспешно прошла мимо расступившихся мужчин и остановилась перед аристократом. На его лице застыла такая маска ярости, что у девушки руки зачесались либо перекреститься, либо сломать ему нос.

- У вас шкурный интерес в том, чтобы сделать Ширин королевой, - задумчиво склонив голову на бок, констатировала она. - Вы ее отец?

Отец или нет, но то, что родственник - однозначно. Уж больно выразительно оскалился деват. Рыжая ухмыльнулась:

- Если кто-нибудь спросит, я буду все отрицать, но я не хочу выходить замуж за Рихарда.

- Ты согласилась на свадьбу! - прошипел мужчина.

- Асмар бывает очень убедителен, вам ли этого не знать. Но мой жених все еще любит свою Быстролетную. И если судьба сведет их вместе, я буду рада за них обоих. Если же нет - не становитесь у меня на пути. Потому что в ином случае я убью ваших наемников, а затем приду за вами.

Она не стала дожидаться ответа. Глядя прямо перед собой и радуясь, что лунный свет не выдает ее пылающие щеки, она медленно побрела в обратный путь. Сердце колотилось так, словно пыталось заглушить все звуки внешнего мира. Дыхание сбивалось и только сейчас, кажется, девушка поняла, насколько она устала.

"Мамочка, что же я делаю..." - пронеслось в голове. И рыжая не нашла, что ответить. Потому что не знала, просто перестала понимать, что происходит вокруг. И куда выведет ее тропа, которую ей довелось избрать. Жизнь, конечно, и раньше не представлялась спокойной штукой, но сегодня ей впервые столь откровенно угрожали. А она на полном серьезе грозила в ответ. И это пугало ее больше всего. Ведь сейчас, за всеми этими перьями, убеждениями и масками она больше не узнавала себя.


Рейвар глазам своим не поверил, когда на мгновение бросил взгляд в сторону костра, и никого там не обнаружил. Куда? Ну, куда могла подеваться девушка, еще десять минут назад едва стоявшая на ногах?! В голове, помимо прочего, тут же маршем прошел целый батальон непечатных слов. Потому что, во-первых, Мерси была единственной, кто на этой территории мог призвать удачу (и об этом явно свидетельствовали крылья принца, улетучившиеся в неведомые дали следом за синеглазой полукровкой), а потому отыскать ее против воли сможет разве что сам Асмар, да и то не факт. А во-вторых, учитывая специфическое отношение местной знати к Мерси конкретно, и к идее о ее похищении в частности, приходилось, как в анекдоте, улыбаться, махать и делать вид, что ничего не произошло. Вернее, произошло, конечно, но в рамках заранее оговоренного плана. И пускай другие гадают, что же это за план такой ненормальный!

В общем, пока Рейвар, словно невзначай бродил среди трилитов (в надежде, что рыжая попросту задремала где-нибудь за камешком), Мерси как раз успела разобраться с наемниками и даже вернуться обратно в лагерь. Где и наткнулась на очень грозного принца. Разглядев ее, устало бредущую по песку, мужчина сперва с облегчением выдохнул, потом еще раз выругался и расплылся в такой улыбке, что Мерси захотелось развернуться на сто восемьдесят градусом и быстренько ускакать обратно к наемникам.

- Ты где была? - сквозь зубы, почти бесшумно спросил он. Аристократы, не решавшиеся приблизиться к похищенной невестке эмира, столпились у костра и навострили уши. Девушка пробежала по ним взглядом и мрачно поинтересовалась:

- Прямо сейчас отношения выяснять будем? Или дождемся, пока галерка опустеет?

- Они уже уходят, - и словно в подтверждение слов принца, деваты по одному начали склонять головы в прощальном жесте и медленно пятиться куда-то за горизонт, в темноту. Один единственный раз Мерси услышала приглушенное ржание, но разобрать - был ли это дух ветра или обычный жеребец, не смогла.

- Теперь рассказывай! - скрестив руки на груди, навис над девушкой принц, когда у костра среди камней они остались вдвоем. Мерси чуть поежилась от вида его мечущих молнии глаз, и честно ответила:

- Я наемников увидела. Испугалась и убежала.

- Куда? - не понял мужчина. Девушка потупилась:

- В пустыню...

- Пешком?! - опешил Рейвар. - Ну, ничего ж себе! Я-то думал, ты за день совсем измоталась, а оно вон как получается. Да с твоим запасом энергии, крошка, на тебе целину пахать можно!

Мерси раздраженно свела брови на переносице:

- А тебя только это удивляет?! Разве то, что с твоими революционерами явились "Жала пустыни" не заслуживает внимания?

Рейвар вздохнул:

- Я отлично знаю с кем и почему они пришли.

- С отцом Ширин! - поддакнула Мерси. Принц покачал головой:

- У Ширин нет родителей. Только дядя.

- Паразит бородатый, - тут же окрестила рыжая. - У нас с ним вышел очень неприятный разговор. Вернее, сначала я поняла, что это по его наводке на меня напали в Касдагаре, а потом пообещала кочерыжки пообрывать, если он еще раз в мою сторону недобро покосится.

У мужчины губы сами собой искривились в сдержанной ухмылке:

- То-то у него по возвращению такие глаза были, словно ты ему в лицо плюнула. Не боишься, что будет мстить?

- Нет! - смело ответила Мерси. - Я ему сказала, что не стану препятствовать свадьбе Ширин и Рихарда.

- А вот здесь ты поторопилась, - Рейвар вздохнул и сел у костра, вытянув одну ногу и оперевшись рукой на согнутую в колене другую. - Быстролетный только потому на нашей стороне, что Ширин с браком пролетела. Асмару он нас, конечно, не выдаст - не в его это интересах, но и помощь вряд ли предложит. А нам она может пригодиться, особенно сейчас.

- Что случилось? - опустилась рядышком на плащ Мерси. Рейвар скосил на нее глаза:

- На землю ход закрыт. Отец перестраховался, из Лазури нам сейчас не выбраться. А по пустыне бродить - тоже не лучший вариант. Так что, сама понимаешь, союзники бы не помешали...

- Я из рук этого гада даже яблока не возьму! - горячо заявила девушка и тут же сникла под насмешливым и чуть раздраженным взглядом Рейвара. А он помолчал немного, словно подбирал слова, затем протянул руку к огню и тихо сказал:

- Ты понимаешь, кого видят в тебе эти деваты? Вспомни, как смотрела стража во дворце, как боялись слуги. Но тем, как бы, по должности положено, а эти ведь Хранители. Каждый из них - сильнейший в своем роду, но ни один не прилетел сюда на собственных крыльях. Они не понимают, кто ты, Окайя, не знают, как Асмар собирается использовать твою силу, но в их глазах ты - опаснейшее оружие. Каждый из них с радостью убил бы тебя, просто чтобы не рисковать. И то, что вместо этого я увез тебя от отца нисколько не меняет их мнения. Они терпят лишь потому, что ты находишься под моим постоянным контролем и я ручаюсь за твои действия. Но сегодня, когда ты так неосторожно убежала, не только у Быстролетного - у каждого девата, стоявшего здесь, появился повод и шанс решить проблему с козырем Асмара раз и навсегда. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

- Мг, - задумчиво кивнула рыжая. - Что на землю в ближайшее время мы не попадем.

Рейвар, уже готовый выслушать монолог на тему: "Да, виновата, исправлюсь!" поперхнулся тяжким вздохом терпеливого мастера восточной философии и изогнул бровь:

- Это ты сейчас намекаешь, что плохие новости нужно преподносить порционно? Потому что тебя хватает только на одну за раз, и остальные попросту проходят мимо ушей?

Мерси не выдержала и хихикнула: до того серьезное выражение лица было у мужчины. Словно он действительно верил в то, что говорил.

- Плохие новости... - насмешливо повторила она. - Ну, чего ты паникуешь? "У нас все плохо!", "У нас все так плохо!"... Я - монстр? Тоже мне, новость. Нет, спасибо, конечно, что предупредил, а то я как-то не успела заметить, что вокруг одни враги, но зачем же нагнетать? Вот раньше, кстати, люди умели преподносить самую плохую новость так, что она вовсе и не выглядела плохой.

- Раньше - это когда? - скривился принц. Мерси свела брови на переносице:

- Когда за плохие новости убивали!

Они улыбнулись, на мгновение утонув в глаза друг друга, а потом, словно опомнившись, вновь перевели взгляды на костер. Несколько мгновений сидели молча, думая каждый о своем. Потом рыжая зябко обняла себя руками за плечи и осторожно спросила:

- Если бы ты не смог меня похитить, ты бы меня убил?

Рейвар напрягся. Он не ожидал, что она задаст этот вопрос. Быть может, потому, что порой спрашивал у себя то же самое, но пока ни разу не удовлетворился ответом. Нет, не потому, что боялся признаться самому себе в нелестной правде - он уже давно вышел из того возраста, когда страшно признать правильный, но некрасивый выбор. Просто истина со временем изменилась. И, наверное, поэтому, подумав, он все же решился ее открыть:

- Скорее всего, да, - ответил тихо и ровно.

- Я так и думала, - прошептала Мерси. - Спасибо, что выбрал не самый простой путь.

На сей раз Рейвар молчал еще дольше. А потом, когда девушка уже усомнилась в том, что услышит хоть что-то в ответ, сказал:

- Не благодари. Сейчас я рад, что поступил именно так.

Рыжая улыбнулась и уткнулась носом в колени, стараясь, чтобы принц не увидел счастливого блеска в ее глазах. Впервые за время их путешествия она разглядела свет в конце тоннеля. Она больше не боялась своего похитителя и понимала, что какой бы стороной не повернулась к ней удача, что бы ни ждало впереди, она выстоит. Потому что с нею был он - глумливый, резкий, требовательный, но в то же время - такой понятный и безопасный. Он играл по своим правилам, шел своей дорогой и пускай она была наполнена тревогами и опасностями, Мерси чувствовала, что впервые эта дорога накладывается, переплетается с ее собственной. Нет, Рейвар не клялся ей в любви или в верности, не обещал защитить ото всех бед. Не говорил, что будет жертвовать своими интересами в ее пользу. Но так уж получилось, что он это просто делал. И в отличие от всех остальных, не собирался предъявлять счет.


Глава 8


Аркадий не любил пробежки




паркур, экстрим, адреналин




но два соседских добермана




раскрыли в нем потенциал




NNN



Мерси проснулась от очень знакомой тряски. Мысленно чертыхнувшись, приоткрыла один глаз: на фоне абсолютно черного неба маячила фигура насупленного Рейвара. Он упоенно дергал девушку за плечи, периодически поднимая голову и напряженным взглядом косясь куда-то за горизонт:

- Проснись, Окайя! Да проснись же!

Только спустя пару секунд "пазл" сложился и смысл этих слов дошел до измотанного сознания рыжей. Но когда, все же, дошел:

- Ты что, издеваешься?! - почти прорычала Мерси, резким движением вырываясь из "ласковых" рук принца. Тот в недоумении изогнул бровь и девушка буквально взорвалась монологом. - Я выспаться хочу! Хотя бы одну ночь: от заката до рассвета! Часов десять, ну, восемь! Хотя бы шесть! Шесть часов - это что, так много? Нет, я действительно понимаю, почему нам нужно было постоянно куда-то бежать в Касдагаре, но сейчас?! Рейвар, мы в пустыне! На десятки километров вокруг - сплошной песок с камнями. И я - удачливый, мать его, феникс, который должен почуять врагов на подлете. Какого тебе на месте не сидится, ты, о явление природы, приравненное к форс-мажору?!

И не нужно думать, что на этой высокой ноте Мерси бы остановилась! Нет! Ей, высыпавшейся в последний раз, кажется, еще в Огненном мире, было, что сказать, и если бы Рейвар только начал возмущаться (вернее, попытался бы это сделать), она бы тут же бесстрашно и бескомпромиссно завалила его гневными репликами. Но принц молчал. Без единого слова он дождался, когда Мерси потребуется набрать воздуха для второй волны, и поднял на нее такой взгляд, от которого в горле мгновенно образовался ком размером с Эльбрус. Над Лазурным "Стоунхеджем" повисла напряженная, гнетущая тишина. Только потом, выдержав эффектную паузу, принц раздраженно поинтересовался:

- Всё? Высказалась?

- Угу, - буркнула девушка, покрываясь ярким румянцем и стараясь смотреть куда угодно, только не на мужчину. Он криво усмехнулся и поднялся на ноги:

- Тогда забирай плащ и идем со мной. Побыстрее.

- А куда, если не секрет, ты меня ведешь?

Рейвар обернулся на миг и широким жестом указал на низкую "палатку" из большого куска ткани, установленную у центрального камня. Она была в форме невысокого конуса, со всех сторон прижатого к земле булыжниками. Внутри едва хватало места для двух человек. Именно это больше всего смутило Мерси:

- Мы залезем внутрь? - уточнила она, недоверчиво тыкая в "палатку" пальчиком.

Рейвар кивнул:

- План был именно такой.

- А, может, не надо? - совсем сконфузилась девушка, и принц, глядя на ее смущенные ужимки, впервые за долгую жизнь ощутил себя извращенцем - домогателем. При этом рыжая так старательно прикрывала свою и без того плохо выступающую под одеждой грудь, что до кучи у Рейвара еще и совесть проснулась. Словно он и правда заслуживал того, чтобы от него вот так прятались. Короче, не вовремя проснулась и явно не к месту, потому была срочно загнана туда, откуда посмела тявкнуть, а на Мерси обрушился второй убийственный взгляд и приглушенный рык:

- Внутрь! Живо!

И девушка сразу поняла, что ничего интимного ей в "палатке" не светит. А вот по голове (либо другим, не менее важным частям тела), вполне может получить. Потому, тихо пискнув, она подхватила плащ и шустро забралась под ткань "убежища". Сцепив зубы, принц мысленно отвесил подзатыльник сначала себе, а потом и Мерси для верности, досчитал до пяти и только после этого полез внутрь. Правда, должного эффекта отрезвляющие действия все равно не произвели. Потому что сейчас, после того как она подняла эту тему, в голове роились одни только пошлые мысли...

О которых Мерси, разумеется, даже не подозревала. Она нырнула под ткань, устроилась в уголочке, по-японски поджав под себя ноги, и замерла испуганной мышью. Рейвар, забравшийся следом, окинул ее раздраженным взглядом, вздохнул и привалился спиной к камню:

- Ты растягиваешь стену палатки, - заявил равнодушным тоном. - Пересядь ближе.

"Да куда уж ближе?!" - хотела было возмутиться девушка. Она ведь и так сидела почти что у принца на коленях! Но вместо этого тактично кашлянула и спросила:

- Зачем?

Вообще-то, учитывая обстановку и некоторый подозрительный блеск в глазах Рейвара, она ожидала услышать совсем другой ответ, но последовало внезапное:

- Ты знаешь, как начинаются песчаные бури? И на земле, и в Лазури - сценарий тот же. Первой приходит тишина. Внезапная и устрашающая в своей полноте. Шорохи и звуки исчезают. Пустыня буквально замирает на какое-то время. Ветер пропадает, насекомые зарываются в песок, птицы улетают, и вокруг становится безжизненно и безмолвно. Прислушайся, Окайя, и ты поймешь, что я имею в виду.

Мерси послушно навострила уши, но услышала только как собственное сердце стучит барабаном в ответ на мерную, с легким налетом хрипотцы речь принца. И что-то ей подсказывало, что даже бушуй за тонкой стеной убежища целый ураган, она бы все равно услышала только это.

- За полчаса до прихода бури солнце заволакивает пелена, а на горизонте появляется темное облако, - продолжал говорить Рейвар. - Приближаясь, оно растет, закрывает собою небо. Превращается в черно-багровую тучу и самый ясный день меркнет. Поднимается притихший было ветер и очень быстро достигает невиданной скорости. Через минуту после того, как первые колючие песчинки поднимаются в воздух, на землю с воем и свистом, обрушиваются уже тонны песка.

- Погоди! - нахмурилась Мерси. Тайный смысл появления "палатки" стал, наконец, до нее доходить. - Так это мы здесь от бури прятаться будем?!

- Нет, конечно! - в тон ей возмутился принц. - Про бурю я тебе для общего развития рассказал.

- Тогда зачем мы залезли в этот, мягко говоря, непрочный шатер?!

- Понимаешь ли, Окайя, - глубокомысленно заявил мужчина. - Каждому девату после достижения определенного возраста просто необходимо время от времени лакомиться кровью девственницы...

- Да ну тебя в болото! - рыкнула Мерси, грозно складывая руки на груди. Правда долго обижаться на коронованного "тролля" не получилось - палатка вздрогнула, дернулась и в следующий миг буквально пошла ходуном. Уши заложило от страшного шума. Ахнув от неожиданности, рыжая бросилась к камню, прижалась к нему спиной и судорожно вцепилась пальцами Рейвару в рукав:

- Что происходит?!

Если честно, принцу очень захотелось ответить. Что-нибудь эдакое, неординарное, после чего спросивший сразу поймет, насколько глупым был его вопрос. Но, заглянув в белое лицо съежившейся рядом девушки, у него внутри что-то екнуло. Да так громко и грозно, что напрочь заглушило голос разума. Иначе чем объяснить то, что, недолго думая, он обнял ее за плечи и практически уложил к себе на грудь?!

- Ш-ш... - пробормотал в рыжую макушку. - Бури не длятся вечно. И эта палатка - лучшее убежище. Она выстоит, а потом, когда ветер уляжется, мы пойдем дальше. Я уведу тебя от Касдагара, выведу из пустыни, и найду способ вернуть на землю. Все будет хорошо, малыш. Не бойся...

- Почему? - прошептала Мерси, уткнувшись носом в рубашку принца.

- М-м? - глухо уточнил он, одновременно поражаясь собственному поведению ("малыш"?!) и тихо млея от возможности скользить пальцами по ее спине. Что, кстати, тоже было своеобразным откровением, потому что раньше он даже кошек с таким удовольствием не гладил.

- Почему ты это делаешь? - повторила сирена. - Сначала отказываешься от трона, лишь бы не жениться, потом рискуешь всем и забираешь меня из Касдагара, а теперь сидишь среди камней в пустыне и обещаешь вернуть на землю?

Рейвар прикрыл глаза: как можно было ответить на такой вопрос? Длинным, высокопарным монологом на тему всеобщего добра и справедливости или, наоборот: просто, коротко и понятно? Так, чтобы больше не спрашивала? Чтобы не лезла туда, в сторону чего женщины Лазури боятся даже смотреть?

Еще пару дней назад он, скорее всего, попросту отмахнулся бы. Но сейчас, вопреки всяким правилам и личным убеждениям ему захотелось ей все рассказать:

- Мой отец давно смотрел в сторону семьи Окайя. По какой-то причине он всегда хотел привязать ваш род к нашему, хотя вы - далеко не самая могущественная и влиятельная семья в Лазури. Впрочем, мне не было до этого дела. Наследники престола никогда не женятся по любви и я оставил эту привилегию младшему брату с его Ширин. Я был согласен подчиниться воле отца и жениться на девушке Окайя, о которой ничего не знал и которую не видел ни разу прежде. Мне действительно было все равно. Пока я не узнал, что эта девушка - ты.

Мерси вздрогнула и подняла удивленные глаза. Рейвар ухмыльнулся:

- Нет, я не пустился в бега от мысли, что придется коротать век с чудовищем.

- С кем-кем?! - опешила рыжая и попыталась отползти, но ее тут же мягко вернули на прежнее место:

- Я шучу! - обнял крепче принц. И добавил. - К тому же у нас, в Лазури, женщины носят хиджаб, да и ночи достаточно темные, чтобы недостатки жен не доставляли особых... ой!

Мерси не удержалась и все же пнула принца под ребро. Он потер пострадавшее место, заглянул в обиженное лицо сирены и примирительно поднял ладонь:

- Тебя это не касается! Ты красивая!

- Правда?! - требовательно переспросила Мерси.

- Абсолютная! - горячо ответил мужчина.

"А ведь и правда красивая..." - пронеслось в голове. Нет, он, конечно, и раньше замечал этот тонкий стан, чувственные губы, глаза в пол лица, немного раскосые и до боли пленительные, но вот сейчас, впервые, понял, что воспринимает ее не просто как картинку из книжки, эдакое произведение искусства, которым приятно любоваться со стороны. Нет! Он хотел коснуться ее, почувствовать ее запах, ее взгляд на своем лице. Услышать ее возмущенное сопение. Он разглядел ее недостатки - веснушки на носу, растрепавшуюся косу, щедро посыпанную песком, вредный, свободолюбивый характер, такой несвойственный женщинам его мира, но они только добавили ей шарма и притягательности. Он увидел в ней женщину, настоящую, живую и впервые задался вопросом - она привлекательна для него, потому что красива, или наоборот - красива прежде всего потому, что коснулась той струны в сердце, когда любой изъян превращается в изюминку...

- Ладно, - пробурчала Мерси, снова заметив тот странный блеск в глазах мужчины, который ее одновременно тревожил, дразнил и окрылял. - Поверю на слово. Можешь продолжать. Почему ты сбежал, узнав, что я стану твоей невестой?

Рейвар улыбнулся, глядя как старательно она прячет вспыхнувшие щеки, хотя в темноте палатки их и так было почти не видно, и сказал:

- Потому что отец не просто так хотел заполучить внучку Сакуры в свою семью. У тебя есть дар.

- А-а! - протянула девушка. - Тут начинается та самая часть рассказа, в которой я завоюю землю?

- Типа того, - хмыкнул принц. - И если не будешь перебивать, я даже расскажу как именно ты это сделаешь!

Мерси напряженно выпрямилась:

- Обещаю в ближайшие десять минут вообще рта не раскрывать!

- И все? - насмешливо скривился мужчина. Девушка опешила:

- А чего ты еще хочешь?

Рейвар хмыкнул, наклонился к ее уху и прошептал. Брови у Мерси мгновенно скользнули вверх, лицо полыхнуло жаром:

- Я не стану этого делать! - категорично рявкнула она.

- Тогда я ничего не расскажу, - равнодушно отвернулся принц. Девушка открыла было рот, потом, клацнув зубами, закрыла его и насупилась:

- Ты!.. - попыталась подобрать слово. - Шантажист! Вымогатель! Подлый обманщик!

- А последнее-то с чего? - не понял Рейвар. - Я тебе, кажется, ничего не обещал.

- Ты заинтриговал! - воскликнула Мерси. - Пробудил аппетит! Затащил в палатку, в конце концов!

- Ну, это легко исправить, - хмыкнул мужчина, демонстративно указывая на трепещущую ткань. - Не нравится моя палатка - посиди снаружи. Но учти: откапывать тебя я не буду.

У девушки от негодования аж глаз дернулся. И это она еще себя сдерживала! Потому что, будь ее воля, она бы дернула чем-то еще, да с конкретной целью.

Принц, видимо, тоже сообразил, что рыжая держится на честном слове, потому что вопреки собственным словам, вцепился в нее крепко. Во-первых, он уже понял, что эта милая феечка в комплекции цветочка-одуванчика может оказаться соперником пострашнее разбойников времен дикого запада. А во-вторых: вдруг и правда обидится и рванет прочь?! С нее станется...

- Хорошо, - глядя в пылающие праведным огнем синие глаза, "сдался" мужчина, - дам тебе возможность рассчитаться за информацию в течение некоторого времени. Два месяца устроит?

- У тебя совести совсем нет, да? - скривилась девушка. Принц ухмыльнулся:

- Да, нет.

Мерси тяжко вздохнула и задумчиво покосилась на тряпичные стены убежища: нет, в такую погоду идти на поводу у гордости совсем не хотелось...

- Ладно, я согласна, - пробурчала недовольно. - Рассказывай.

- Тогда слушай внимательно, - усевшись поудобнее и, словно невзначай положив девушке руку на бедро (она покосилась, скрипнула зубами, но перебивать не стала), тоном сказочника начал Рейвар. - Я ведь тебе уже говорил, что демоны изгнали деватов с земли, уничтожив наши святилища и прервав таким образом доступ света Лазури в мир людей. Нет, дорогу на землю они нам не перекрыли, но серьезно ограничили там наши возможности. Не говоря уже об Огненном мире. Собственную землю демоны защитили так, что Форт Нокс по сравнению с этим - детская песочница с оградкой в двадцать сантиметров высотой. И если среди людей мы еще как-то могли жить и даже пользоваться даром - аккуратно, втихую и в очень ограниченных масштабах, в Огненный мир пробиться были не способны. Про сражение на равных с демонами я вообще молчу. С тех пор, как нас изгнали, и на земле, и в мире нечисти - мы заведомо проигравшая сторона. Так продолжалось уже не первый год, даже не первый десяток лет. Продолжалось бы и впредь, быть может, с куда более серьезными последствиями для нашего мира. Если бы не ты.

На этом месте рыжая закусила губу и в нетерпении заерзала у принца на коленях. Наконец-то она узнает, зачем понадобилась Асмару! Наконец-то, откроются хоть какие-то тайны ее жизни!

- Ты, Мерси, единственный демон, способный использовать силу нечисти здесь, в Лазури. И единственный деват, которому дано призвать крылья в Огненном мире, - продолжил мужчина. - Но что еще более важно - ты, как любой из нас, сама несешь в себе частичку этих сил. Ты - тот самый источник, которого так не хватает моему отцу. Он мечтает поставить тебя во главе армии как живой портал, дарующий нам связь с крыльями, и таким образом принести на Землю, а затем и в мир демонов свет Лазури. Ты будешь его воплощением, удачей, с которой Асмар, конечно же, победит. Именно поэтому отец оставил в покое Сакуру и позволил ей выйти замуж за твоего деда - только тот, в ком течет кровь нечисти, может использовать силу Лазури в Огненном мире.

Мерси ошеломленно покачала головой:

- Он что, действительно думает, что я смогу заменить собой портал?!

- Именно так, - кивнул Рейвар.

- Но почему?!

- Потому что ты действительно на это способна, Окайя, - без тени улыбки ответил мужчина. - Почему, по-твоему, я смог раскрыть крылья вопреки воле отца? Почему ты сама поднялась в небо? Как ты могла призвать удачу на территории Касдагара и влиять на других, даже не понимая, что делаешь, под самым носом Асмара? Не знаю, как такое могло случиться, но твоя связь с нашим Источником очень сильна. А кровь демона, текущая в твоих венах, позволяет противиться воле эмира и даже Хранителя.

- И Асмар думает, что деваты смогут пользоваться той удачей, которую я принесу в мир демонов? - непонимающе переспросила девушка. Рейвар кивнул еще раз:

- Мы, деваты, связаны одной нитью. Если хотя бы один из нас будет обладать нерушимой связью с Лазурью, мы все сможем "питаться" от него. Как я сейчас это делаю, потому что только эта связь позволяет мне раскрывать крылья. Этого же ожидает от тебя отец - что ты пронесешь наш Свет и наш Дар во главе его войска по земле и по Огненному миру. Огнем и мечом.

Девушка замерла, круглыми глазами уставившись перед собой. Слова Рейвара дали ей несколько ответов, но стали причиной появления куда более важных вопросов. Например, как могло случиться, что Таирон позволил ей покинуть Огненный мир? Она достаточно хорошо знала этого демона, чтобы понимать - будь хотя бы один шанс, что она приведет воинство деватов к нему на порог, он убил бы ее, не задумываясь. На что же рассчитывал Наследник, оставляя ее в живых?!

А, кроме того:

- Я все равно не понимаю, почему ты отказался от брака. Разве деваты не мечтают вернуться на землю? Разве не в этом видят смысл своего существования Охотники, ваши верные слуги, - принести, наконец, столь любимый ими свет Лазури на свою землю?

Рейвар невесело усмехнулся:

- А чем, по-твоему, закончится это сражение для самих людей? Думаешь, отец мечтает подарить им тысячу лет мира и процветания? Нет, крошка. Земля - лакомый кусочек, населенный слабыми существами, не способными защитить себя и свою веру. Отец считает их обузой, легкой добычей для демонов, теми, кто, подчиняясь низменным инстинктам, творит зло и куда охотнее следует за тьмой, чем за светом. Рабочей силой, недостойной того, чтобы тревожиться о ее нуждах. В своей злобе и обиде на человечество, которое много лет назад поспособствовало тому, что демоны получили землю, он покорит мир людей в худшем понимании этого слова. И когда я понял его замысел, я ушел. Потому что не хотел принимать участие в этой бойне. Не хотел быть хранителем света, несущим тьму.


Буря закончилась к рассвету. Переложив задремавшую девушку на песок, Рейвар выбрался из палатки и огляделся. Туча исчезла, позволив горячим солнечным лучам вновь коснуться золотого песка. Беснующийся ветер угомонился, опустился ниже и скользил, перебрасывая песчинки, у самой земли. Можно было двигаться дальше. Но сперва Рейвар хотел кое-что выяснить. А для этого ему нужно было время и место...

Сирена проснулась неожиданно. Словно кто-то тронул ее за плечо: она вздрогнула и открыла глаза. Рядом никого не было. Зевнув, девушка отбросила за спину растрепавшуюся косу, прислушалась к тишине, такой яркой после ночного буйства природы, и лишь затем сообразила, что именно ее потревожило.

Их обнаружили! Кто-то приближался. Кто-то опасный, кого нельзя было проигнорировать. Мерси не просто понимала это - ее трясло изнутри, бросало то в жар, то в ледяной холод. Все ее естество сковывал ужас и одна единственная мысль красной нитью пронзала сознание: "Бежать!"

- Так, стоп! - шикнула на себя девушка. Ей только паники не хватало для полного счастья. Разве она сама не говорила Рейвару, что почувствует приближение врагов издалека - чего же теперь удивляется? Ну, перестаралась немного: вместо простого уведомления, удача щедро осыпала предупредительными знаками. Главное - не поддаваться и не отключать голову.

- Сейчас я выйду наружу, отыщу принца и он придумает, что делать дальше, - вслух определила Мерси план действий. Сразу стало как-то спокойнее. То ли от того, что в списке не было пункта: "побиться в истерике", то ли потому что вера в Рейвара оказалась буквально несокрушимой. Девушка точно знала, что уж он-то решит, как поступить с незваным гостем. Была только одна проблема. Выбравшись из убежища, Мерси поняла, что Рейвара нигде нет. А на горизонте, становясь все больше с каждой секундой, маячит черная точка, по форме очень напоминающая девата.

- Удача, - прошептала девушка, - и когда же ты успела повернуться ко мне тылом?

К сожалению, Мерси не преувеличивала. Потому что на этой территории крылья расправить мог лишь тот, кому Асмар доверял всецело. Даже собственному совету он не позволял такой роскоши! Но эта укутанная с ног до головы зараза в небе была явно облагорожена перьевыми наростами. А значит, доказала свою верность эмиру и переметнуться на сторону беглого принца вряд ли захочет.

- Ну, хорошо, - сбрасывая плащ, процедила рыжая. - Раз другого пути нет, то добро пожаловать, феникс ты наш сизокрылый! Я тебя и накормлю, и напою и расслаблю до коматозного состояния. А потом найду этого коронованного падлину, который Рейвар, и по полной программе спрошу, где его величество шляется по утрам!

Да, не повезло пришельцу. Не то утро он выбрал для встречи с беглянкой. Еще вчера Мерси попыталась бы решить дело мирным путем. Но после рассказа Рейвара о планах эмира,

готова была переступить через собственное чувство пацифизма и устроить деватам дикий, злобный, тупой разнос. Исключительно, в виде превентивных мер, чтобы на землю даже не косились, враждебно настроенные гады!

Мог ли Рейвар подумать, что его желание увидеть брата обернется такими последствиями? Пропустив момент его приземления (спасибо отцу, которому было выгодно, чтобы его доверенные лица появлялись внезапно), мужчина бросился в центр каменного сооружения только когда услышал звуки борьбы. И каково же было его удивление, когда он увидел злобную девчонку, сидевшую верхом на поверженном наследном принце Лазури!

- Нет, брат! - оценив обстановку, захохотал Рейвар. - Такая жена тебе не нужна!

- Брат?! - переспросила девушка и вперилась взглядом в противника. - Рихард?!

Деват недовольно рыкнул, высвободил ладонь из стального захвата Мерси и стянул платок, скрывающий нижнюю половину его лица:

- И я рад тебя видеть, Окайя! Ты вообще в курсе, что чуть крыло мне не сломала?!

- Что ты здесь делаешь?! - перебила Мерси. - Как ты нас нашел?!

- Это я его вызвал, - все еще ухмыляясь, объяснил Рейвар. - Брат здесь по моей просьбе.

- И теперь, когда мы все выяснили, - подхватил Рихард, - может ты слезешь с меня, наконец?!

Девушка фыркнула и легко поднялась на ноги. Протянула принцу руку, предлагая помощь, но он с недовольным лицом ее оттолкнул:

- Даже в присутствии брата ты не можешь вести себя более женственно! - заявил сердито. - Бросилась на меня почем зря, на землю повалила. А если бы я начал отбиваться?!

Мерси улыбнулась:

- Почему же не начал?

- Боялся тебя поранить, глупая! - рявкнул принц. Девушка со вздохом закатила глаза: обидчивый, однако, наследник ей под руку попался. И слабоватый. Рейвара она бы так быстро не скрутила.

"А смогла бы я вообще его победить? - пришла в голову интересная мысль. - Даже сейчас, взывая к удаче?"

И синеглазый словно почувствовал, о чем она размышляет. Шагнув ближе, он едва слышно проурчал ей в ухо:

- Вряд ли у тебя бы получилось.

- Откуда...? - ахнула девушка и Рейвар тут же пояснил:

- Слишком кровожадно смотришь. Таким взглядом либо соперника оценивают, либо любовника. Или, может, я все же ошибся с выбором?

Мерси скрипнула зубами: опять он над ней издевается! Да сколько же можно, в конце концов?!

Только вот Рейвар не стал дожидаться гневного ответа. Самодовольно ухмыльнувшись, принц махнул брату и отошел с ним в тень одного из трилитов. Девушка, поджав губы, поспешила следом. Она больше не хотела стоять в сторонке, дожидаясь, пока кто-то другой в очередной раз изменит ее судьбу. Рейвар с Рихардом синхронно изогнули брови, когда рыжая протиснулась между ними и подняла лицо, поочередно заглядывая в глаза сначала одному, а потом второму брату. Наследник нахмурился - ему явно не нравилось, что эта драчливая коротышка собирается вмешаться в их разговор, но Хранитель молча отступил на шаг, позволяя Мерси занять третью позицию в образовавшемся треугольнике.

- Как дела в Касдагаре? - легко выдержав мрачный взгляд брата, спросил Рейвар.

- А ты как думаешь? - буркнул наследник. - Отец рвет и мечет, ищет заговорщиков. Подозревает всех и каждого, даже меня.

- Странно, - нахмурился Рейвар. - Разве Каракурт не доложил, что Окайя со мной?

- Черный Волк в курсе?!

- Мы не так давно пересекались, - кивнул деват.

- И вы смогли от него уйти? От лучшего боевого отряда городской стражи?! - округлил глаза Рихард. - Ну, брат, ты силен...

Рейвар хмыкнул и покосился на Мерси:

- Вот кто их остановил. Так что ты не первый, кто пострадал от руки этого милого феникса.

Рыжая нахмурилась:

- Я сейчас себя просто монстром каким-то почувствовала...

Мужчина даже бровью не повел, продолжая смотреть только на Рихарда:

- Теперь ты понимаешь, почему я не могу вернуть ее отцу? Нельзя доверять в руки психопата такое оружие. И это хорошо, что Асмар пока не знает, кто именно похитил Окайя. Это дает нам фору и позволяет тебе не бояться отцовского гнева. Пока он не подозревает меня, ты тоже находишься вне подозрения.

Наследник скривился:

- Это все здорово, конечно. Приятно знать, что я не стану разменной монетой между тобой и отцом. Но что нам всем делать дальше? Асмар в ярости. Он ищет виновных и либо найдет, либо сам назначит. Выберет из неугодных. И я, если честно, начинаю переживать за Ширин. Мы даже видится сейчас не можем, чтобы случайно не навести отцовских псов на "след". А что, если Асмар выберет жертвой ее? Просто чтобы я потерял надежду и даже не рассматривал другие варианты на брак? И потом: я лично не понимаю, почему Каракурт промолчал. Он доверенное лицо эмира. Глупо предполагать, что его гордость перевесила чувство самосохранения. Ведь если Асмар узнает, что командующий королевской стражей его обманул - тому не сносить головы. Неужели ты думаешь, что Черный Волк надеется, что ваша встреча останется тайной? Какую игру он затеял?

- Вот теперь я верю, что вы кровные братья! - не выдержала Мерси. - Оба такие параноики! Но вместо того, чтобы нервничать и предсказывать катастрофу, может, предложишь что-то стоящее?

Принц резко обернулся и вперился в девушку напряженным взглядом:

- Предложить, говоришь? Хорошо! Вот вам мой совет - бегите на землю! Собирайтесь прямо сейчас - и в добрый путь!

- Спасибо великодушно! - буркнула девушка, недовольно складывая руки на груди. - Черт, мне сейчас кажется, что этот совет нам даже Википедия выдаст первой статьей. А есть какие-нибудь другие варианты? Из тех, которые доступны.

Рихард изогнул бровь в недоумении и покосился на брата - он решительно не понимал, о чем бормочет рыжая девчонка. Хранитель искривил губы в мрачной полу-ухмылке и кивнул:

- Окайя права. Асмар перекрыл пути на землю. Затеряться среди людей сейчас не получится.

Младший принц нахмурился и беспокойно переступил с ноги на ногу:

- Так вот почему отец мобилизовал войска и подтянул их к точкам перехода! Он даже отправил кое-кого в мир людей, но многие вскоре вернулись с докладом о том, что Таирон выдвинул на землю едва ли не половину своей армии. Я тогда не понял, с чего вдруг началась такая активность. Почти столетие мы не посягали на землю, а демоны не выводили войска из Огненного мира, и тут внезапно такое движение. Причем, по обе стороны баррикады. Видимо, отец так боялся, что Окайя убежит к людям, что погорячился с мерами предосторожности. И демоны тут же откликнулись.

Мерси выслушала несвязную речь Рихарда, нахмурилась еще сильнее и подняла глаза на Хранителя. В них читалось:

"Он не знает, зачем я нужна Асмару?"

- Знает, - коротко ответил принц и вот здесь уже не выдержал Рихард:

- Минуточку! Вы что, общаетесь без слов?! С каких пор?! Что здесь вообще происходит, брат?!

Хороший, однако, был вопрос! Особенно его оценила Мерси, когда шустро отступила на шаг от Рейвара и, покраснев, ответила:

- У меня просто мимика хорошая! И, к тому же, - неуклюже вернула тему разговора в прежнее русло, - если ты знаешь, что Асмар собирается вести войска на землю, почему удивлен их мобилизацией?

- Потому что тебя нет! - пожал плечами Рихард. - Нет той, которая должна была повести эту армию в бой! А четыре лазурных легиона уже на подходе к Касдагару. Я не понимал, что отец собирается с ними делать, но теперь, кажется, понял. Вам, брат, здесь задерживаться нельзя. Отец отправит целую орду на ваши поиски. Рано или поздно, Сестры вас отыщут.

Мерси вздрогнула:

- Сестры Смерти?

- Четыре могущественных феникса, лучшие воина отца, - глухим голосом объяснил Рейвар. - Поодиночке я с ними справлюсь, но вместе они сильнее меня.

Повисла напряженная пауза. Девушка вспомнила четырех красоток-воительниц, явившихся с Рихардом в "Свежесть Фудзиямы" и особенно, очень отчетливо, лучницу, пустившую ледяную стрелу в сердце Фриды. Нет, девушка совсем не хотела опять с ними повстречаться. Впрочем, как и Рейвар. Он отлично знал границу своих сил и понимал, что даже с Мерси за спиной не справится с целым легионом. Сестры были наделены великой силой, некоторые говорили, что она идет вовсе не от источника Лазури. Порой он был склонен с этим согласиться - уж больно сильно упивались эти воительницы своими победами. Слишком жаждали крови и уничтожений. Сложно было поверить, что такая страсть к убийствам уходит корнями в светлый источник магии деватов. И особенно эта вера усиливалась в моменты, когда шанс столкнуться с Сестрами в бою неумолимо возрастал.

Рихард тоже понимал, что с приходом Владычиц Смерти многое может измениться. И сейчас брату особенно нужна была его помощь. Вот только сможет ли он ее предложить?

- Послушай, Рейвар, - прикрыв глаза, позвал младший принц, - вам нужно к Иждерехам.

- Они не примут нас, - возразил синеглазый. Мерси только удивленно нахмурилась. Рихард бросил на нее задумчивый взгляд и покачал головой:

- Ее примут. А ты - Хранитель. Иждерехи, конечно, будет не слишком довольны, но если все объяснить, возможно, они не прогонят вас прочь. Я же... постараюсь предупредить, если ситуация изменится, но большего не жди. Один раз я уже восстал против отца и потерял мать. Больше не хочу. Прости, брат, но мне есть, что терять.

- В смерти матери мы оба виноваты, - тихо возразил Рейвар. Наследник скривился:

- Асмар никогда не посмел бы тронуть Хранителя. Но мое существование стало заботить его только когда ты сбежал. Тогда же он, кажется, вообще не замечал меня. И когда ему понадобилась жертва, главный герой для показательного выступления, он казнил бы меня, не задумываясь. Если бы не мама. Сказать по правде, его и сейчас моя участь особо не беспокоит. Если бы он только мог сам жениться повторно, меня бы отправили в изгнание в тот же день, когда она взошла на эшафот.

Мерси перевела взгляд с одного умолкнувшего принца на второго, насупленного и мрачного, и не сумела удержать любопытства:

- Выходит, он не может взять меня в жены?

- По закону - нет, - обернулся Рейвар. - А ты что, рассматриваешь отца как кандидата в мужья?

- Не говори глупостей! - даже слегка обиделась девушка. - Просто теперь многое становится понятным. Почему он так сильно завязан на сыновьях, например.

- Деват не может взять новую жену, если от предыдущего брака у него остались дети, - процитировал статью закона Рихард. - Длинная, путанная история...

- Которую можно рассказать вкратце, - усмехнувшись, перебил Рейвар. - Сказку про Шахерезаду помнишь? Так вот наш дед поступал очень похожим образом. Только он не простых женщин убивал, а членов самых влиятельных аристократических семейств. Таким образом привязывал к себе новый род, заставлял его покориться, отдаться его воле. А стоило кому-то проявить хоть какое-то неповиновение и новая супруга тут же оказывалась в чем-то виновной. Ее быстренько отправляли к Вечным Пескам, а семья оказывалась в ответе. Очень удобно для правителя. Столько должников и столько юных невинных дев... Пока аристократы, в конце концов, не взбунтовались. Вот с тех пор эмир и не может взять новую жену даже после смерти предыдущей. Если, конечно, у него остались дети от первого брака.

- Но ты не думай, что этот закон тебя убережет, - мрачно продолжил Рихард. - Я уже говорил, что отец не демократ, и если это будет его единственным шансом - он пойдет против воли совета и женится на тебе. Просто сейчас ему нужна твоя добрая воля. Пока он все еще верит в возможность того, что ты по доброй воле согласишься с его планами. И для этого он согласен переступить через интересы своих сыновей. Забавно, правда? Ты, полукровка, для него важнее собственных детей.

Мерси покачала головой:

- Если бы это было так, он оставил бы меня на земле. Не я ему нужна, Рихард, а его миссия. Его дурацкая идея победить демонов. Между прочим, а что на счет тебя? - она подняла на принца требовательный взгляд. - Ты ведь не одобряешь замыслы отца?

Парень скрестил руки на груди:

- Ты о тех, где Асмар хочет отыграться на людях за свой позор? За то, что много лет назад нечисть вытеснила нас с земли? Окайя, - хмыкнул он, - да мне плевать.

Девушка свела брови на переносице и Рихард, закатив глаза, счел нужным объяснить:

- Я никогда в жизни не был на земле. Кроме того единственного раза, когда забирал тебя. Я не видел людей, не знаю их. Для меня это кто-то эфемерный, непонятный. С чего бы меня заботила их участь? Но, знаешь, что меня действительно беспокоит во всей этой ситуации? Что вместо любимой Ширин я теперь вынужден жениться на тебе. Кстати, брат, я до сих пор не поблагодарил тебя за это!

- Но почему ты тогда не сбежишь? - всплеснула руками Мерси. - Так же как Рейвар сделал! Возьми свою Ширин и бегите на землю!

На сей раз Рихард молчал долго. Просто смотрел в одну точку перед собой и молчал. А потом ответил сквозь стиснутые зубы:

- Я не могу. И, поверь, Окайя, это не какие-то там выдуманные ограничения, типа верности эмиру или сыновье послушание. Я просто физически не могу покинуть Лазурь и скрыться от отца. Он второй по могуществу деват после Рейвара. Но даже брату было сложно от него убежать. У меня просто нет шансов.

Вот на этой грустной ноте они и расстались. Махнув на прощание рукой, Рихард натянул капюшон, поднял ворот плаща и расправил крылья. Ему пора было возвращаться во дворец, а Мерси с Рейваром двигаться дальше. К таинственным Иждерехам, обитателям Лазури, о которых рыжей сирене так ничего и не рассказали.

- Как долго нам предстоит идти? - шепотом спросила девушка, стоя рядом с принцем у трилита и глядя, как крылатая фигура жениха исчезает за линией горизонта.

- Три дня в сторону Скалистых гор, - так же тихо ответил Рейвар. - А там будет видно.

И ему оставалось только надеяться, что идея брата себя оправдает.


Глава 9


- Что ты знаешь о драконах?




- Что? Ничего.




- Я серьезно!




- Ну, это не Лохнесское чудовище, Дин. Драконы не существуют.




- Ты уверен? Сделай пару звонков...




- Куда? В Хогвартс?




"Supernatural"



Что такое три дня в пустыне? В жаркой, раскаленной на солнце пустыне, где кроме песка и совершенно чистого неба больше ничего нет? Мерси показалось, что прошла вечность. Нет, первые сутки она пережила довольно сносно: летела себе потихоньку за Рейваром или топала по земле, давая отдых крыльям, и старалась не терять духа, самообладания или хотя бы чувства юмора. Как ни странно, оно помогало, потому девушка искренне пыталась улыбаться в ответ на комментарии принца или мелкие каверзы судьбы, вроде быстро сокращавшихся запасов воды или надоедливых мелких песчинок, так и норовивших забраться в рот и глаза.

Однако на вторые сутки настроение сирены пошло на спад. Рейвар получил статус "тролля" и обещание схлопотать в глаз, если не прекратит язвить. Солнце над головой стало казаться чудовищем, поставившим целью уничтожить любую жизнь на пути своих лучей. А сама идея перелететь пустыню - чей-то неудачной шуткой.

На третий день Мерси поняла, что начинает ненавидеть эту страну. Ей уже не хотелось добраться до гор. Она мечтала только об одном - отыскать уголок потенистее, свернуться калачиком и порыдать взахлеб. У нее все болело - крылья, ноги, голова, даже глаза, просто от того, что приходилось постоянно щуриться. Ей было ужасно жарко, постоянно хотелось пить. Она была истощена и зла как медведь-шатун в самый разгар зимы.

- Где твои распроклятые горы?! - сквозь плотно стиснутые зубы прошипела, наконец, она. И принц, глядя на ее пыльное, слегка подгоревшее на солнце лицо, просто не смог ответить, что если бы кое-кто быстрее работала крылышками, к Иждерехам они добрались бы уже к вечеру. А так придется потратить на путешествие еще один день.

- Предлагаю передохнуть, - не вслушиваясь в злобное шипение за спиной, сказал он. Нет, светило еще не клонилось к закату, но Рейвар понял, что если продолжит тащить Мерси вперед, на завтра ее может не хватить. Она и так выбивалась из последних сил, держалась в воздухе исключительно на своем раздражении и упрямстве. Плохой результат для девата, но от недавно вставшего на крыло "птенца" лучшего ожидать было нельзя.

Первым опустившись на землю, принц сложил крылья, обернулся и ловко, под нечеловеческим углом извернувшись, ушел с траектории посадки Мерседес:

- Ты ведь уже научилась приземляться? - спросил, складывая руки на груди. Девушка бросила на Рейвара выразительный взгляд исподлобья и едва не проурчала в ответ:

"А ты, к сожалению, научился уклоняться, падлина синеглазая".

Вовремя опомнилась. В конце концов, принц же не виноват, что Лазурь почти на семьдесят процентов состояла из пустыни, а на оставшиеся тридцать - из гор и болот?! Да и пить ему наверняка так же хотелось, и жара так же надоела. И уж тем более он не был виноват, что на ближайшие много-много миль вокруг оказался единственным, на ком можно было спустить пар. Потому, кротко вздохнув (настолько "кротко", что Рейвар даже обернулся проверить, не ошивается ли рядом какой-нибудь саблезубый хищник времен динозавров) и буркнула:

- Извини. Я случайно. В следующий раз постараюсь не промахнуться.

- Мимо меня или пустыни? - с ухмылкой уточнил мужчина. Рыжая таинственно улыбнулась:

- А вот это напрямую зависит от того, как быстро мы доберемся к твоим Иждерехам!

Рейвар философски пожал плечами и расстелил на песке у подножия бархана свой плащ. Мерси без слов бухнулась сверху, упала на спину и раскинула руки в стороны. Принц хмыкнул - отличное умение притворяться мертвой, опоссумы бы обзавидовались.

- Окайя, - позвал чуть слышно. Никакой реакции не последовало. - Окайя?! - повторил громче.

- М-м? - приоткрыла один глаз Мерси. Рейвар кивнул, удовлетворившись убогим внимание, и деловито сообщил:

- Я отойду ненадолго, скоро вернусь. Сиди здесь, никуда не убегай. С незнакомцами не разговаривай, от скорпионов держись подальше, змей в руки не бери!

К концу предложения с Мерси сон как рукой сняло. Она быстро подпрыгнула, усевшись на плаще, и вперилась в мужчину напряженным взглядом:

- Эй, заботливый, ты, часом, на солнце не перегрелся?

Рейвар искривил губы в коварной ухмылке и, опустившись перед Мерси на корточки, заглянул ей в глаза:

- Беспокоишься?

Девушка тут же напыжилась, демонстративно наморщила нос и завила:

- От тебя воняет!

- Да и ты тоже не розами пахнешь, крошка, - без тени смущения парировал мужчина. Рыжая вздрогнула и принюхалась: черт, а ведь он прав.

- От душа я бы не отказалась, - пробормотала тоскливым тоном. Рейвар склонил голову на бок, скользнул взглядом по несчастному лицу, выбившейся из-под капюшона некогда ярко-рыжей пряди, грустно опущенным в землю глазам и заявил, не подумав:

- Даже если вывалять тебя в грязи, ты все равно будешь привлекательной.

- Чего? - опешила Мерси. Рейвар мысленно хлопнул себя по лбу: "Что я говорю?!" и, похабно подмигнув, добавил:

- А может, даже привлекательнее. Никогда не видела как девушки дерутся в грязи? Очень популярное шоу в Америке.

Вместо ответа рыжая подняла руку, прицелилась и с задумчивым видом щелкнула принца по носу. А потом вновь вернулась в изначальное лежачее положение, буркнув на прощание:

- Иди куда хотел, озабоченный. Я дождусь твоего возвращения.

И закрыла глаза, показывая, что разговор окончен. Рейвар поднялся на ноги, расправил крылья и стрелой взмыл вверх. Можно было, конечно, и пешком уйти, но тогда ветер не смог бы остудить разгоряченное тело. И нет - пылало оно вовсе не от солнца, поскольку к этой температуре принц был привыкший с детства.

"Возможно, в чем-то она права, - играя желваками, признался сам себе Рейвар. - Я действительно озабоченный".


Мерси проснулась от запаха жареного мяса и в тот момент ей показалось, что нет и не было в мире запаха вкуснее. Распахнув глаза, она увидела костер, освещавший окунувшуюся во мрак ночи пустыню и Рейвара с длинной палкой в руках. На этом самодельном шампуре были нанизаны тушки двух подозрительных на вид животных с шестью лапками и здоровенными, как для их небольших тел, челюстями крыс-людоедов.

- Что это у тебя за мутанты такие? - скользнула к костру рыжая.

- То есть, ты не будешь его есть? - с усмешкой уточнил принц. Мерси фыркнула и демонстративно провела языком по верхней губе:

- Шутишь, да? Я такая голодная, что, кажется, могу съесть даже таракана! - и добавила осторожно. - Это ведь не таракан?

Рейвар захохотал, качая головой:

- Нет! Зверька называют мхара. Они вроде земных тушканчиков, только мясоеды. Довольно вкусные, между прочим, а когда выбора нет - вообще объеденье. Подожди немного, и сама убедишься.

Девушка кивнула и, поджав колени к груди, умостилась рядом с принцем. Посмотрела на огонь, перевела взгляд на лицо мужчины и замерла, любуясь. В полумраке его черты казались острыми и хищными, волосы, заплетенные в косу, отливали алым, глаза сверкали из-под длинных ресниц. Мерси пробежала взглядом по тонкому носу, по хорошо очерченным неполным губам, по высоким скулам и не сразу заметила, что принц, скосив глаза, тоже за ней наблюдает. Зато когда все же заметила - жутко покраснела и даже слегка отползла:

- А я... а ты... - прокряхтела, спотыкаясь на каждом слоге, - а у тебя вода есть?

Рейвар хмыкнул и молча протянул девушке флягу. Она схватила ее дрожащими руками и буквально присосалась к горлышку. Разумеется, тут же поперхнулась, закашлялась и тыльной стороной ладони вытерла капли с губ.

- Пей маленькими глотками, - подсказал принц. - Во-первых, вода холодная и если ты начнешь быстро ее глотать потом будет болеть живот. Во-вторых, так от нее будет больше пользы.

- Откуда ты все это знаешь? - подозрительно нахмурилась рыжая. - И почему у тебя всегда есть вода, хотя мы ни разу не пролетали мимо колодцев?

Рейвар улыбнулся и опять вернулся к созерцанию костра:

- Воды в пустыне много, - сказал негромко. - Главное - научиться ее искать.

Девушка задумчиво кивнула, хотя поверить в слова принца было сложно. Много воды? В пустыне? Быть может, Рейвар пребывал в какой-то своей пустыне - альтернативном "зазеркальном" варианте, но вокруг Мерси, куда ни посмотри, раскинулись только песок и камни. Хотя нет, с камнями тоже был дефицит. Влага же отсюда, кажется, исчезла еще в прошлом веке и возвращаться не собиралась.

- Когда-то давно здесь были плодородные земли, - заметив ее сомнения, объяснил Рейвар. - Текли ручьи, разливались озера и реки. Потом все высохло, и вода ушла в песок. Но ее все равно можно найти в месте поворота русла, даже глубоко копать не придется.

Девушка наклонила голову, уткнувшись скулой в коленку и улыбнулась:

- Откуда ты все это знаешь, принц?

Рейвар аккуратно перевернул тушки зверьков спинкой к огню:

- Я - Хранитель Лазури, Окайя, ее лучший воин. Отец приложил много усилий, чтобы сделать меня полезным своей земле.

- А Рихард? - тихо уточнила девушка. Мужчина изогнул бровь:

- Что - Рихард?

- Какую судьбу уготовил Асмар второму сыну? Тебя он воспитывал, защищал, в Сибирь вон отправил для закалки характера, а у Рихарда, кажется, одна-единственная цель в жизни была: жениться на Ширин. А теперь и ее нет.

Лицо Рейвара стало очень серьезным. Даже хмурым - со сведенными на переносице бровями и тяжелым взглядом, направленным в костер. Он долго молчал, поджав губы и размышляя о чем-то своем, а когда заговорил, то негромким, хрипловатым голосом. Словно через силу вырывал слова из груди:

- Отец никогда не признавал слабость. Его дети должны были быть сильнее, умнее и жестче всех... Эдакие универсальные солдаты, способные и армией командовать, и совет в узде держать и сами, если потребуется, с мечом наизготовку броситься защищать родной мир. Рихард, к сожалению, под описание не подходил. Это был не тот "спартанский мальчик", которого мечтал разглядеть в нем отец. В брате было что-то... мягкое, беззлобное. Что-то от науки, интеллигенции. Спокойствие, задумчивость, некоторая медлительность...

- Странно, - удивилась девушка. - Я общалась с Рихардом - было не похоже, чтобы он туго соображал.

Рейвар беззвучно рассмеялся:

- Соображаловка у него как раз всегда работала неплохо. Но когда в тебя летит копье, она мало помогает. Меня отец воспитывал так, что я вообще долгое время понять не мог: он пытается сделать сына сильнее или просто хочет избавиться от первенца.

- Но ты выстоял, - прошептала Мерси. Рейвар пожал плечами:

- Выбора у меня особого не было. И брату его бы тоже не дали, если бы к тому моменту, когда Рихард был готов приступить к обучению, у отца не было "готового" меня. Получив сына, который в девятнадцать лет стал Хранителем Лазури, отец махнул рукой на второго отпрыска. Возможно, только это спасло Рихарду жизнь. Это, и еще мать. Нас разлучили в очень раннем возрасте, я почти ее не знал. Но брату плане повезло больше. У него было то, чего отец лишил меня - материнская любовь и забота. А потом ее не стало.

Мерси грустно вздохнула, глядя на Рейвара из-под полуопущенных ресниц. Вот, оказывается, как... Веселенькое же детство было у этих принцев. Одного пытались сделать каким-то Джейсоном Борном на службе у правящей партии. Второго признали неликвидом и безжалостно списали со счетов.

- Рихард до сих пор не может простить себе смерть матери, - продолжил Рейвар. - Он не был в этом виноват, но пока будет о ней скорбеть, вина не исчезнет. Я могу только надеяться, что рано или поздно он ее забудет и вернет себе душевное спокойствие.

Мерси покачала головой, чувствуя, как на глаза набегают непрошенные слезы:

- Если он любил ее, то никогда не сможет забыть. Мои родители погибли пять лет назад, но я каждый день вспоминаю их. Они приходят ко мне во сне и я вижу их лица так ясно, словно мы расстались только вчера. И в эти моменты сердце просто разрывается от боли. Я снова и снова переживаю тот страшный вечер, когда мне сказали, что их больше нет. Все чувства - одиночество, страх, отчаяние вспыхивают вновь. И когда я думаю, что их убили из-за меня, когда представляю, что, не будь меня, они продолжали бы жить, я просто... - рыжая запнулась, ощутив как горячие слезы стекают по щекам и орошают ладони. - В общем, - улыбнулась через силу, - я хорошо понимаю твоего брата.

И она снова замолчала, еще крепче прижав к себе колени. Рейвар же, обернувшись, впервые разглядел в девушке кого-то еще. Ту, кто был обременен печатью личной трагедии. Тайной, определяющей всю ее жизнь. Она больше не была просто Окайя - фениксом с примесью крови демона. Только теперь он понял, по-настоящему осознал, сколь многого ей стоил этот дар.

Мерси вздрогнула, ощутив мужскую ладонь на своем плече, и подняла на Рейвара несчастные, чуточку испуганные глаза. Он смотрел на нее улыбаясь, с ободрением. И от этой улыбки девушке стало легче. Сердце, скованное тоской от нахлынувших воспоминаний, успокоилось, забилось ровнее. Боль, разъяренной кошкой вогнавшая когти в душу, свернулась калачиком и нырнула куда-то глубоко, притаилась в ожидании следующего удобного момента. Нет, она не ушла, не исчезла и не растворилась в голубых глазах девата, но она отступила перед его улыбкой.

- А твои мхары еще не готовы? - в последний раз шмыгнув носом, кивнула Мерси на их поздний ужин. Рейвар ухмыльнулся, принюхался и "честно" ответил:

- Понятия не имею.

- Что, прости? - изогнула бровь девушка. Принц глянул в ее посветлевшее лицо и снял зверьков с огня:

- Я их первый раз готовлю. Раньше мне только змеи всякие попадались и ящерицы. Поймать мхару - большая удача. Так что, можно сказать, только благодаря тебе у нас сегодня такой пир.

Девушка прыснула и, пересев ближе, наклонилась над тушками:

- Надеюсь, они хотя бы не ядовиты, как рыба фугу, - с любопытством пригляделась она к поджаренной корочке. - В обратном случае моя удача ничего не будет стоить. А на вид, кстати, "тушканчики" выглядят вполне съедобно...

И, увлеченная мясом, уже не заметила, как на одно мгновение лицо Рейвара озарила широкая, самодовольная улыбка. Которая, впрочем, тут же вновь превратилась в задумчивую маску. Ведь девушка не должна была узнать о его маленьком кулинарном обмане. А мхары действительно были готовы. И - нет, яда в их белом мясе не было ни на грамм.


Наверное, люди и правда ко всему привыкают. Иначе как еще объяснить тот факт, что впервые за долгое время Мерси проснулась с первыми лучами солнца? Словно что-то толкнулось в груди, подпрыгнуло, унося с собою остатки сна. Глаза раскрылись сами собой и девушка замерла на мгновение, бессмысленно рассматривая узор плаща. На душе было легко, светло и спокойно. А еще где-то у сердца крошечной частичкой зарождались предвкушение и азарт. Дорога, так сильно пугающая вчера, сегодня предстала в виде увлекательного приключения.

Другими словами, ничто не предвещало беды. Пока совершенно случайно, на границе периферийного зрения, Мерси не заметила скользящую по песку тень.

По форме она напоминала большого грифа с толстым крокодильим хвостом. Вцепившись пальцами в ткань "лежанки" Мерси мысленно прикинула размеры этого диковинного зверя, учитывая, с одной стороны, размер тени, а с другой - полное отсутствие посторонних звуков. Например, шелеста крыл или свиста ветра, с которым "птичка" рассекала воздух.

Мысленно поежившись, рыжая пришла к неутешительному выводу, что над ними либо планирует компактный самолет, либо некий монстр из местных. И поскольку первое имело крайне маленькую вероятность, лежать в тени бархана становилось как-то неуютно.

- Рейвар! - подняла голову девушка. Осторожно так подняла, чтобы на нее случайно никто не польстился. Принц лежал по другую сторону догоревшего кострища, на спине, опустив одну руку на лоб, отчего широкий рукав закрывал глаза, и вытянув ноги. Но несмотря на расслабленность позы, звать дважды рыжей его не пришлось. Едва заметно вздрогнув когда она произнесла его имя, Рейвар опустил руку и повернул к ней лицо.

- Там, над нами, что-то летает, - прошептала Мерси. Рейвар уставился в небо.

- Ничего не вижу, - сообщил после паузы. Девушка нахмурилась и села на плаще:

- Смотри внимательнее. Там точно что-то было.

Принц честно уставился в небо еще на минуту, потом перевел взгляд на девушку и улыбнулся:

- Окайся, если там что-то и летало, то только плод твоего воображения. Но это даже хорошо, что ты уже проснулась. Нам пора идти дальше...

- Не смейся надо мною, принц!, - обиженно сузила глаза рыжая. - Я знаю, что видела: там была огромная птица и летела она совершенно бесшумно!

Рейвар тяжко вздохнул: вот же упрямый феникс. Стоит на своем и все тут. Да если даже кто-то по небу и прошмыгнул - сейчас от него и следа не осталось. Что ж теперь этого летуна по запаху искать? Но ведь Мерси будет бухтеть, пока не успокоится...

- Возможно, ты видела одного из духов пустыни? - предположил мужчина наугад. Девушка мотнула головой:

- Я, конечно, не ветеринар, но коня от птицы отличить смогу!

- Не путай Джан, рожденного от ветра и воды, с призраками песков, - наставительно поправил Рейвар. - Они многогранны и многолики, могут принимать любую форму и выходят из своих убежищ по ночам. Именно поэтому мы вынуждены передвигаться по пустыне только днем, в самый солнцепек. Духи не обращают внимание на спящих, но очень ревностно охраняют свою территорию, когда думают, что на нее вторгаешься. Повстречаешься с ними ночью - и не такое привидится...

- Погоди секунду! - перебила девушка. - Ты сказал "призраки"?!

Конечно, Мерси не испугалась. За год жизни в Огненном мире она встречала столько вариантов бестелесных существ, что могла бы книгу по их виду написать: "Быт и обычаи прозрачной нечисти". А один дух вулкана даже какое-то время делил с ней комнату в общежитии. С другой стороны, именно в этом и была причина ее беспокойства - она слишком хорошо их знала.

- У него была тень, Рейвар! А значит над нами пролетал самолет, исполинский гриф или какой-нибудь доисторический летающий ящер с крыльями, вытянутой мордой и хвостом размером с хорошую анаконду. Но это точно был не призрак!

- Согласен, - внезапно с очень серьезным лицом кивнул мужчина. - Потому что это был Иждерех. Мы добрались к ним, Окайя.

И принц указал на что-то за ее спиной. Резко обернувшись, Мерси увидела первого в своей жизни истинного владыку пустыни. Он сидел на бархане, сложив огромные крылья и изогнув длинную шею. Черные глаза с любопытством разглядывали застывшую на своих плащах парочку. Темная как ночь чешуя сверкала бликами в солнечном свете.

Рейвар плавно поднялся на ноги, сжал левую ладонь в кулак, поднес его к груди и низко поклонился. В ответ Иждерех оглушительно фыркнул, встряхивая головой с вытянутой узкой мордой, украшенной огромными клыками, и склонил голову, почти коснувшись ею земли у когтистых лап.

- Иждерехи - одна из самых сильных рас Лазури, Окайя, - тихо пояснил Рейвар. - Даже эмир прислушивается к их мнению и не рискует нападать. Если нам повезет, они приютят тебя на время. А для этого ты, прежде всего, должна убедить их, что не представляешь угрозы. В ином случае... где-то очень глубоко в каждой иждерехе живет дракон. И его не рекомендуется злить.

- Где-то очень глубоко?! - язвительно уточнила Мерси, кланяясь Иждереху по примеру принца. - Да господин Фуко из Огненной академии был меньшим драконом, чем этот!

Рейвар бросил на девушку мрачный взгляд, ухватил за руку повыше локтя и бесцеремонно перетащил к себе за плечо:

- А вот с нечистью их сравнивать тем более не стоит! - добавил чуть слышно. И пошел вперед. Знакомиться.

Откровенно говоря, это было смешно. Мерси чувствовала себя Гарри Поттером на встрече с Клювокрылом: те же непонятные ужимки, те же поклоны и обмен пристальными взглядами. Дракон и Рейвар даже не разговаривали, только любовались друг другом, как парочка влюбленных на первом свидании. И еще, в буквально смысле, фыркали друг другу в лицо. Дракону в этом плане, конечно, повезло больше, а вот бедняге-принцу приходилось стоически терпеть запах серы, а иногда - даже мелкие искры, вылетавшие у Ижредеха из пасти. Мерси все это время тихонечко стояла у Рейвара за спиной, пытаясь не только зафиксировать в памяти эту забавную церемонии, но и ненароком не хихикнуть.

А потом, видимо наигравшись в гляделки с мужчиной, Иждерех повернул голову в сторону Мерси. И ей сразу стало не до смеха.

- Замри, - шепнул Рейвар, отходя от девушки на шаг. Мерси стрельнула в него испуганным взглядом: чего это он попятился? Чтобы случайно ударной волной не зашибло?! Дракон, кстати, тоже недобро покосился, но комментировать не стал. Зато потянулся к девушке мордой, принюхался, и почти ткнулся носом ей в живот. Мерси поежилась, усилием воли заставляя себя остаться на месте. Хотя видят Боги, больше всего ей сейчас хотелось заверещать дурным голосом и скрыться в песках.

- Что ты такое, существо? - раздалось вдруг прямо в голове. То есть, буквально в голове - дракон рта не раскрывал, но при этом вопрос прозвучал громко и твердо. Впрочем, особо удивляться рыжей не пришлось - русалки под водой так же общаются. Но пометку о том, что Иждерехи на нечисть похожи куда больше, чем им хотелось бы, она сделала. На будущее.

А дракон меж тем продолжал допытываться:

- Как тебя зовут?

- Я... э... - запнулась девушка. Ну не учили ее отвечать, когда в живот тыкается пасть, большинство зубов которой не помещается во рту, - зовут меня Тадаши Мерси... ой, Томаши! То есть, Окайя! Вот...

- Столько лиц... - прошелестело в голове, - само путается.

И дракон поднял морду так, чтобы огромным черным глазом (или, как Мерси его сразу окрестила: "Оком Саурона" - не потому, что в огне, а потому что жуть навевает) посмотреть девушке в лицо.

- Что ты здесь ищешь, странное существо?

Рыжая покосилась на Рейвара - сейчас ему бы не помешало вмешаться. Но принц, кажется, был отключен от их с драконом радиоэфира. Пришлось выкручиваться самой:

- Убежище, - честно ответила Мерси.

- А еще? - прищурив глаз, поинтересовался Иждерех. И это точно был вопрос с подвохом. Уж больно сильно вытянулось лицо у Рейвара. А потом еще и принялось что-то экзотическое изображать, судя по тому как запрыгали брови. Мерси нахмурилась - уж лучше бы принц вообще отвернулся! Потому что сейчас, в попытках расшифровать его гримасы, она напрочь забыла, что хотела ответить изначально! Кажется, дракон тоже понял, в чем кроется причина ее замешательства. Не меняя выражения морды (если бы еще и он кривляться начал - у Мерси вообще бы ум за разум зашел), Иждерех раскрыл перепончатое крыло и, будто невзначай, смел принца с облюбованного места.

- Так что ищешь, странное существо? - повторил он. Мерси проследила глазами за коротким полетом Рейвара с бархана, сглотнула и ответила то, что пришло в голову совершенно случайно:

- Хочу... перестать путаться в сущностях! Хочу узнать, кто я такая и больше не быть существом!

Зря она, наверное, последнюю фразу буквально проорала Иждереху в "лицо". И вовсе не мысленно проорала, а нормальным таким воплем. Дракон аж отпрянул. Потом повернулся к рыжей другим боком (а, скорее, другим ухом, потому что правое малость оглохло) и задумчиво ответил, тоже вслух:

- За знаниями, значит, пришла...

Мерси глухо бухнулась пятой точкой на песок. Так вот оно, оказывается, как это: стоять рядом со стартующим реактивным самолетом. Звук был такой, словно ей в лицо ударил смерч - коса за спиной встала колом. В ушах зазвенело. Очень захотелось покашлять, но девушка удержалась. Вместо этого она аккуратно поднялась на дрожащие ноги, сфокусировалась на Иждерехе, с любопытством наблюдающим за ее реакцией, и мысленно пообещала:

- Я больше не буду кричать.

- Существо делает выводы, - довольно заявил дракон после паузы. - Возможно, оно не так безнадежно как казалось вначале, - и, обернувшись к Рейвару, добавил, позволяя Мерси его слышать. - Я провожу вас в Чертоги. Летите за мной.

- Существо не очень хорошо летает, - тут же вставил принц. Меня скрипнула зубами и поняла, что почти неодолимо жаждет познакомить красивый глаз Рейвара со своим аккуратным кулачком. Ну, ладно дракон обзывался - может, у них так принято, но этот-то точно знает, как ее зовут!

Иждерех обернулся, внимательно посмотрел на насупившуюся девушку, затем на принца и фыркнул:

- Вам надо - успевайте.

И расправил крылья. Мерси с тоской глянула на Рейвара, потом на горизонт, где не было даже намека на таинственные "Чертоги" и поняла, что гонка предстоит долгой. Но долететь, как бы трудно ни было, придется. Потому что Иждерех был прав: им это действительно было очень нужно.


Они летели недолго - часа полтора, что для дракона, конечно, было сущим пустяком. А вот Мерси за это время прокляла всю свою жизнь. Она чувствовала себя спринтером, которого заставляли бежать марафон: крылья болели, не хотели слушаться, в глазах темнело, дыхание перехватывало. Ей казалось, что еще чуть-чуть, и она камнем пойдет вниз. Более того, какая-то часть ее даже хотела упасть - ведь там, на земле, придет долгожданный отдых. А вместо этого приходилось стискивать зубы плотнее и молотить крыльями, спеша вперед со скоростью Иждереха. Рейвар бросал на девушку тревожные взгляды, но помогать не спешил. А ей гордость не позволяла попросить.

Но так сложно было только первое время. Пока они летели над пустыней, все ближе и ближе приближаясь к Скалистым горам. Однако когда хребет вырисовался на горизонте и первый порыв прохладного ветра ударил Мерси в лицо, все изменилось. Она замерла на мгновение в воздухе и впервые за время полета вдохнула полной грудью. И этот вдох, пронзивший все ее тело, был воистину живительным.

"Неужели это и есть второе дыхание?" - пронеслось у нее в голове. Рейвар ободряюще улыбнулся и указал вперед, на картину, которая предстала перед ними, когда они вынырнули над последним песчаным холмом. И он был последним не потому, что сразу за ним возвышались горы - ведь так не бывает, чтобы невидимые скалы росли из песка, а потому что на нем заканчивалась пустыня. Неожиданно резко золотой мелкий песок переходил сначала в камни на склоне холма, а затем - в покрытую редкой сухой растительностью равнину. Горы были дальше. Укутанные в туман, они острыми пиками стремились к небу.

Хребет казался огромным. Он словно делил мир надвое, уходя за горизонт, в какую бы сторону Мерси не смотрела. Скалистые отроги молчаливыми неприветливыми пиками стояли на страже драконьих Чертогов. И, сказать по правде, глядя на эти укутанные в тумане горы, девушке вовсе не хотелось тревожить Иждерехов своим присутствием.

- Не бойся, - впервые за время полета подал голос Рейвар. - Все не так плохо, как кажется.

Девушка покосилась на принца, улыбнулась ему в благодарность за поддержку и вздрогнула, когда большая тень вдруг накрыла его фигуру.

- Рейвар... - прошептала в ужасе Мерси. Вторая тень скользнула совсем рядом и сирена отпрянула в сторону. Она перевернулась в воздухе и вперилась глазами в небо: там никого не было. Совершенно чистое над пустыней, оно было испещрено облаками, все более плотными и мохнатыми у горных вершин. Никого, кто мог бы отбрасывать такие тени, Мерси обнаружить не смогла. - Рейвар, я, кажется, схожу с ума... - беспомощно простонала она, глядя как третья тень стремительно мчится по блекло-зеленой траве.

- Нет, Окайя, - принц подлетел ближе и, протянув руку, схватил девушку за ладонь, - это Иждерехи и их магия. Они невидимы как призраки, пока сами не пожелают обратного. Невозможно услышать или учуять их появление. Удивительно, что ты можешь видеть их тени.

- Значит, они позволили мне это.

- Не думаю, - покачал головой принц. - Иждерехи никогда сознательно не отказались бы от своего преимущества.

Мерси вздрогнула еще раз: не отказались бы, да?! А что, интересно, с нею сделают, если догадаются, что она каким-то образом это самое преимущество взяла и уничтожила? Но принц не дал рыжей возможности задать этот вопрос вслух - он крепче сжал ее ладонь и, чуть склонив голову на бок, потянул вперед:

- Возможно, именно поэтому Рихард был уверен, что Иждерехи тебя не прогонят, - прозвучало у нее в голове. - Только их любопытство больше желания держаться подальше от игр деватов. А то может быть интереснее, чем полукровка с таким уникальным даром?

- Ты можешь общаться мысленно?! - не в тему ахнула девушка. Принц ухмыльнулся:

- С таким выпученными глазами ты похожа на золотую рыбку.

- Возможно, это потому, что я сейчас в шоке! - мысленно окрысилась девушка. - Я была уверена, что способность передавать мысли без слов целиком и полностью принадлежит демонам.

Мужчина пожал плечами:

- Большинство деватов так думают. Далеко не каждый из нас способен общаться мысленно. Но ведь и не каждая нечисть это умеет. В основном, либо демоны высшего ранга, либо те, у которых нет другого выбора. Кто не может разговаривать иначе. Как Иждерехи, например. Они были вынуждены прибегнуть к такому умению просто потому что по-другому с представителями иных рас общаться не могут.

Рыжая кивнула, признавая его правоту, и устремила взгляд на скалы. Сейчас, когда равнина осталась позади, они были всюду - высокие, недружелюбные, голые. Словно цельные камни, истерзанные временем, они поднимались вверх, пронзали острыми шпилями облака и скрывались над ними. Лететь становилось опасно - приходилось то и дело маневрировать, огибать серые монолиты.

- Как далеко находятся Чертоги? - спросила Мерси у принца. Тот неопределенно мотнул головой:

- На этот вопрос может ответить только Иждерех. Ни один деват прежде не бывал так глубоко в Скалистых горах. Это великая честь.

- Разве никому раньше не приходила в голову идея подчинить или договориться с Иждерехами о союзе? - удивилась девушка. - Это ведь такая возможность! Целая армия драконов! Не верю, что твой отец в его стремлении завоевать землю обошел бы ее стороной.

- Ты права, - кивнул Рейвар. - Отец ни за что не отказался бы от такого шанса. Но Иждерехи не покорятся ему. Даже самый сильный деват, используя всю мощь Лазури, не смог бы призвать их в бой против воли. Что же до союза... Иждерехов не интересуют наши сражения. Им безразлична земля или Огненный мир. У них своя территория, на которой действуют только их законы. Они рьяно берегут ее, но не видят смысла что-то менять. Сражаться за то, во что люди превратили землю, или покорять демонов им кажется глупым. Деньги, власть, влияние - все это не имеет значения, у Иждерехов свои ценности и иные миры не позволят им увеличить их. Кто-то думает, что они глупы, раз не понимают, сколь многое могут получить с такими способностями. Я считаю наоборот: они достаточно мудры, чтобы не тратить жизнь на войну в погоне за призрачным подобием счастья.

Мерси бросила быстрый взгляд на принца - то, что он говорил, было ей понятно и близко. Ей нравились его поступки и размышления, его мотивация и стремление предотвратить кровопролитие. В нем не было жестокости, не было желания уничтожать и подчинять. Он хотел мира, и в этом Мерси готова была его поддержать.

Драконьи Чертоги не были дворцом в общепринятом понимании этого слова. Да и в каком-то другом понимании - тоже. Иждерехи жили в прорубленных в скалах пещерах. Огромные гроты, вырезанные на высоте ста метров над землей, служили им спальнями, кухнями, а в отдельных случаях - даже приемными залами. Именно в такой зал дракон и привел Мерси с Рейваром.

Рыжая оглянулась вокруг и судорожно вцепилась принцу в ладонь. Грот был просто огромен. Он походил на жерло вулкана с высокими стенками и узким "горлышком" наверху, через которое пробивался сноп солнечных лучей. И по всей высоте грота были пещеры - большие, в которых помещались три, а то и четыре Иждерехи разом, внимательно поглядывающие на явившихся гостей и переговаривающиеся на каком-то своем наречие; и совсем маленькие, на которых драконы висели подобно ласточкам на краешке гнезда.

- Если я сплю, - прошептала девушка, - самое время меня разбудить.

Ответить принц не успел. Раздался шелест огромных крыл, и в зале, изогнув голову и вогнав в камень пола массивные когти, возник Иждерех. Весь зеленый, как елка, и такой огромный, что Мерси почувствовала себя героиней фильма "Парк Юрского периода". Не хватало только воды в стакане, которая бы тряслась в такт его дыханию, и оглушительного рева. Впрочем, последний не заставил себя долго ждать.

Иждерех пристально посмотрел сперва на Рейвара, затем - с еще большим интересом, на Мерси, потом повернул голову к их проводнику и что-то требовательно прорычал. Тот ответил каркающим воем, от которого прическа рыжей встала дыбом, взмахнул крыльями и умолк. Зеленый вновь перевел взгляд на девушку:

- Существо... - прозвучало у нее в голове. - Боишься?

Нет, Мерси не боялась - она пребывала в полнейшем ужасе. И то, что дракону нельзя было отвечать вслух - сейчас оказалось весьма кстати, потому что зубы от страха она стиснула с такой силой, что разжать их не удалось бы никакому стоматологу.

- Не очень, - выдавила девушка из себя мысленно.

- Правда? - рядом с зеленым Иждерехом опустился другой, темно-бардовый. И, судя по голосу, имевшему некоторый оттенок мурлыканья, этот Иждерех был дамой. Мерси еще сильнее сжала руку Рейвара (драконица, прищурившись, заглянула в перекошенное от боли лицо принца, фыркнула, но решила девушку не отвлекать) и кивнула.

- А если так? - ехидно уточнил зеленый и протянул к Мерси длинный как алебарда коготь. Девушка, не дыша, посмотрела, как он завис у нее перед носом, а потом опустился ниже, к животу, и поняла, что еще две секунды - и она просто упадет в обморок. Дракон, видимо, тоже это понял:

- Субтильная и пугливая, - вынес он вердикт, - но не злая. Ты! - он резко обернулся к Рейвару. - Хранитель Лазури! Мы готовы выслушать тебя.

Мерси выдохнула с облегчением: дракон переключил внимание на принца и решил пообщаться с ним без участия "посторонних". Может, в другое время девушку это и возмутило бы: в конце концов, они обсуждали ее судьбу. Но сейчас ей просто необходима была передышка. Чтобы угомонить нервы и хоть немного упорядочить мысли.

К сожалению, с последним оказались проблемы.

Бордовой драконице, первое время внимательно слушавшей Рейвара, вскоре наскучило это занятие. Она шагнула вперед, опустилась на передние лапы, вытянула шею и положила массивную голову на камень так, чтобы ее глаза оказались точно напротив лица Мерси.

- Ты проделала долгий путь, чужеземка, - мысленно сказала она. - Только затем, чтобы прикоснуться к нашим знаниям?

Рыжая почувствовала, как по позвонку стекла одинокая капелька: соврать? Или ответить честно, ничего не скрывая? А что, если версия Рейвара буде отличаться от той, которую она расскажет сейчас? Что хуже - признаться в своей уникальности или быть уличенной во лжи?

- У меня не было выбора, - приняла решение девушка. - Правитель Лазури, Асмар Воинственный, хотел выдать меня замуж за своего младшего сына.

Драконица покосилась на Рейвара:

- А ты полюбила старшего и решила сбежать с ним?

- Нет! - слишком поспешно выдохнула сирена. - То есть, это не было причиной... ой, все равно не правильно!

- Деваты, - наблюдая за тем, как щеки Мерси стремительно вспыхивают алым цветом, закатила глаза драконица. - Вы странные существа. Сами придумываете себе проблемы, потом пытаетесь им противостоять.

- В моем случае, проблемой стала война, - призналась рыжая. Драконица резко прервала философствования и уставилась на девушку совсем другим взглядом:

- Мы повторяли вам вновь и вновь, что не примкнем к армии!

Мерси вздрогнула:

- Все не так...

Только вот слушать ее уже не хотели:

- Но вы опять пришли! - разъяренно выдохнула драконица. - Хитростью пробрались в наши Чертоги! Вы пожалеете об этом!

Она резко вскинула голову, подняла точеную морду к небу и оглушительно заревела. Затем расправила крылья, подпрыгнула на месте, вонзая когти в камень, казалось, у самого носа сирены. И девушка не выдержала: прикрыв голову руками, она рухнула на одно колено, опустила лицо вниз и закричала:

- Пожалуйста, хватит!!!

Свет, озаривший пещеру, заставил отвернуться не только Рейвара, но и драконов. Он залил собою все пространство вокруг, осветил каждый уголок, проник в каждое сердце. Иждерехи замерли на своих местах: они никогда прежде не видели столь явного проявления мощи Лазури.

А потом красная драконица медленно опустила голову, совершенно пораженным взглядом окинула рыжую, и мысленно возопила:

- Кто ты такая?!

Мерси опустила руки:

- Хочешь знать? - и в буквально смысле обрушила на драконицу поток сознания. Она больше не старалась структурировать мысли, что-то скрыть или, наоборот, подчеркнуть. Сирена просто вывалила на Иждереха историю своей жизни. Все, что помнила - отрывками, образами, ощущениями. Спроси ее кто-то: зачем она это сделала - и Мерси не смогла бы ответить. Просто в тот момент этот поступок казался правильным.

Драконица "выслушала" молча. Впитала информацию как малость ошалевшая губка. Потом обернулась к зеленому товарищу, замершему рядом с не менее удивленным Рейваром, и твердо, во всеуслышание заявила:

- Она остается. Я сама буду ее обучать.

Иждерехи не нашли, что возразить. Быть может, потому что вид у красной дамочки был уж больно суровый: настолько, что зеленый дракон только переглянулся с Рейваром, и мысленно же сообщил:

- Решение принято. Если кому есть, что сказать - говорите сейчас.

Драконы благоразумно притихли. Один только раз сверху раздалось задумчивое фырканье, в ответ на которое красная задрала морду и так красноречиво покосилась, что смельчак шустро затолкался задом поглубже в пещеру. От греха подальше.

- Следуйте за мной, оба, - нарушил затянувшееся молчание зеленый и первым поковылял по "коридору" в соседние залы. Мерси с Рейваром побежали следом, правда, на некотором расстоянии: по земле Иждерех перемещался как огромная ящерица, изгибаясь всем телом и швыряя тяжелый хвост из стороны в сторону. Попасть под удар не хотелось никому.


Мерси дождалась, когда зеленый скроется из вида, обвела взглядом помещение и задумчиво пробормотала:

- Куда меня только не селили... но в пещеру попала в первый раз...

Рейвар ухмыльнулся: большой грот с местом для костра в уголочке действительно не был пределом мечтаний той, кто однажды мог стать правительницей Лазури.

- Расстроена? - уточнил осторожно. Рыжая пожала плечами:

- Здесь не так плохо. Если будут кормить и Асмару не выдадут - так и вовсе отлично.

- Не выдадут, - тут же успокоил принц, про себя выдохнув с облегчением. - Ты им интересна. Сама Drachenmacht согласилась взять тебя под свое крыло. Против ее согласия от тебя не отвернется ни один Иждерех.

Мерси невесело усмехнулась:

- Даже если твой отец будет очень настаивать?

- Даже если он пригонит к Скалистым горам все четыре легиона, - клятвенно заверил Рейвар. - Пока ты у драконов - ты под надежной защитой. Они смогут оградить тебя от всех, в том числе, от моего отца.

- А кто оградит меня от самих драконов? - мрачно уточнила девушка, присаживаясь на низенькую табуретку, непонятно каким образом оказавшуюся в пещере. - Ты видел, какими глазами смотрела на меня эта твоя Drachenmacht?

Рейвар хмыкнул и умостился рядом. Поскольку табуретка была совсем маленькая - Мерси пришлось здорово потесниться. Но все равно, даже в тесноте, с ним было лучше, чем без него.

- А чего ты хотела? - резонно спросил принц. - После того светопреставления, что ты устроила - разумеется, Иждерехи заинтересовались. Они ведь не используют силу Лазури, не обращаются к ней. Единственные, кто обладает такой способностью - деваты, а с ними, как ты уже поняла, у Иждерехов весьма натянутые отношения. Тут не то что изучить друг друга - просто пообщаться сложно. И вдруг такой шанс! Они теперь, боюсь, тебя так просто не отпустят.

- Именно это меня и пугает, - нахмурилась девушка, совершенно не понимая, отчего у Рейвара на лице блуждает такая странная улыбка.

- Не волнуйся, - качнул головой мужчина. - Побудешь немного падаваном, выучишь пару новых трюков, а там посмотрим. Силой удерживать они тебя не станут. Подкупить могут попытаться, соблазнить чем-нибудь, но грубая сила - это не их метод. В подобных случаях, по крайней мере.

- Ты уверен? - подозрительно изогнула бровь Мерси.

- Конечно, - склонившись над девушкой, шепнул принц. - Иначе я не оставил бы тебя с ними.

Вот это был неожиданный поворот. Рыжая вздрогнула, словно ей на голову вылили ушат ледяной воды, и уставилась на Рейвара непонимающим взглядом. Что он только что имел в виду? Собирается оставить ее здесь?! В одиночестве?! Нет, одно дело: пребывать под "крылышком" мадам Drachenmacht, зная, что за спиной есть поддержка в виде сильнейшего девата Лазури, и совсем другое - остаться с драконами один на один. Она на такое не подписывалась!

- Ты должен уйти? - пробормотала с хрипотцой в голосе.

- Должен, - делая ударение на слове, кивнул Рейвар и поднялся на ноги. Мерси вскочила следом. - Во-первых, мне нужно разобраться, что происходит в Касдагаре. Понять, что будем делать дальше, найти пути отступления. Во-вторых, драконы не приглашали меня остаться.

- Я приглашаю! - воскликнула девушка. - Прямо сейчас: оставайся! Если я нужна драконам - хоть для удовлетворения их любопытства, хоть для прокачки собственных "педагогических" навыков - они не посмеют мне отказать.

Рейвар не удержался и хохотнул: до того взъерошенный и боевой вид был у сирены. Да и к тому же, ему удивительно польстило такое нежелание девушки его отпускать. Хотя он и понимал, что по большей части оно продиктовано страхом, мысль о том, что она видит в нем защитника, согревала душу.

- Именно потому, что ты им нужна, они и не прогнали меня сразу, - ответил принц. - Но я не могу злоупотреблять их гостеприимством. Уже повезло, что они выписали мне "визу" в Чертоги на все время твоего пребывания здесь. Мы ведь не Иждерехи - наше присутствие в любом случае вызовет у них дискомфорт. И если тебя им есть смысл терпеть, то я - история совсем другая.

Мерси с тяжким вздохом кивнула. Ей не хотелось этого признавать, но в словах принца была толика правды:

- Тебя долго не будет? - уточнила она, разглядывая пыльные носки своих туфель.

- Неделю, - тихо ответил Рейвар. - Плюс, минус. Окайя, - ступил он ближе, - если ты боишься, я могу остаться с тобой.

Мерси подняла глаза:

- Только по этой причине? - ляпнула и тут же прикусила язык. - Нет! Я не боюсь...

Мужчина мысленно чертыхнулся: совсем не то услышать хотел... Да и с вопросом, честно говоря, промашка получилась.

- Окайя...

- Да? - тут же вскинулась девушка. Рейвар заглянул ей в ждущие глаза и понял, что желание куда-то уходить - не только сейчас, а вообще, стремительно улетучилось. Мысленно стукнув себя по лбу, он криво улыбнулся и очень аккуратно, словно боясь лишний раз коснуться, похлопал девушку по плечу:

- Ты хороший боец, - пробормотал сдавленным голосом. - Ты справишься.

Рыжая опустила взгляд на его застывшую в воздухе ладонь и свела брови на переносице:

- Спасибо...

Принц опять мысленно чертыхнулся: нескладное у них какое-то прощание получалось...

- Ну, я пошел? - уточнил таким тоном, словно боялся, что она ответит "Да!". И тут же, отчего-то сделал шаг назад. Рыжая сжала кулаки, чтобы не разрыдаться ненароком от непонятной, сжимавшей сердце тоски, и подняла на него полный отчаяния взгляд. У Рейвара аж под ложечкой засосало, но он очень быстро постарался взять себя в руки. - Так - до встречи?

- Рейвар... - прошептала Мерси и он тут же бросился вперед:

- Что, Окайя?

Сирена посмотрела в лицо мужчине и поняла, что еще миг - и либо разревется в три ручья, либо по-детски повиснет у нее на шее, завывая и моля, чтобы не уходил. Но ведь он сам обзывал ее ребенком - как же она может сейчас позволить себе такое позорище?!

- Рихарду привет передай, - с выражением муки на лице ответила девушка. Рейвар досчитал до пяти. Дважды. Только после этого выдохнул:

- Передам обязательно.

Теперь уже Мерси скрипнула зубами: в отличие от Рейвара, она не очень понимала, что именно говорит не так. Но то, что где-то ошибается - знала наверняка. Собственно, поэтому и попыталась выкрутиться:

- И еще... - Рейвар притих. - Будь осторожен в пути.

Вот! Это уже больше походило на правильные слова. Мужчина расплылся в улыбке, подумал мгновение и достал из-за шиворота подвеску на длинной цепочке. Сам кулон представлял собой пару серебряных "орлиных" крыла на одном креплении. Поднеся к глазам, Рейвар снял одно и положил в карман плаща. Цепочку со вторым надел Мерси на шею даже не расстегивая. Девушка замерла, не смея оторвать глаз от кулона.

- Сохрани его для меня, - тихо попросил мужчина и, наклонившись, легко коснулся ее щеки губами.

- А? - совсем ошалело переспросила Мерси. Принц хмыкнул:

- Говорю: подвеску не потеряй! Вернусь - проверю.

И быстрым шагом покинул пещеру. Несколько мгновений рыжая молча смотрела ему в след, потом подняла руку, нашарила "крыло" и опустила в вырез рубахи. Украшение скользнуло по ключицам, груди и остановило свой полет где-то в районе солнечного сплетения. Только почувствовав легкий холодок от металла на коже, Мерси хрипло выдохнула и опустилась на табуретку.

- Кажется, я вляпалась... - прошептала, невидящим взглядом буравя каменную стену. И на этот раз она была права как никогда...


Глава 10


Ползет альпинист на скалу, вдруг видит - на вершине, зацепившись одной рукой за выступающий камень, в позе лотоса висит йог и читает книгу.




Альпинист обалдел и спрашивает: - А правду говорят, что вы, йоги, все можете?




Йог отрывает руку от камня, перелистывает страницу: - Врут!




Старый анекдот



И с чего вдруг рыжая взяла, что у драконов ей, наконец, удастся выспаться? Вчера она долго ворочалась, вспоминая, как они с Рейваром выбирались из Касдагара, бродили по пустыне, прощались... и думала о будущем. О том, что станет делать, когда он вернется, как будет себя вести. Вопрос был не праздным, потому что где-то в душе девушка отлично понимала, что ее отношение к похитителю сильно изменилось за последнее время. Вряд ли ей удастся это скрыть. Да и стоит ли? А еще, кутаясь в шкуры и елозя спиной по шершавому полу, она хмурым взглядом рассматривала пещеру. Здесь не было ни кровати, ни трюмо, ни даже самого захудалого шкафчика или журнального стола - одна только древняя табуретка. Это были не спартанские условия - здесь прожжённому йети было бы сложновато выжить. Про комфорт речи вообще не шло. Могла ли Мерси когда-то представить, что однажды будет вынуждена поселиться в таком месте?

Впрочем, тем вечером ей и в голове не пришло, что единственного, чего на самом деле не доставало этой пещере, была дверь.

Девушка проснулась от того, что кто-то громко дышал ей в затылок. Причем с такой мощью, что у нее аж волосы в такт трепыхались.

- Рейвар, девушку нужно будить иначе, - мурлыкнула она, как раз досматривая приятный сон с участием принца.

Над головой задумчиво хмыкнули и мысленно ответили:

- Простите, принцесса, я как-то не догадалась.

Прошло секунд десять, пока смысл сказанного дошел до утопающего в неге сознания рыжей. Потом она резко открыла глаза и медленно, затаив дыхание, повернула голову:

- А-а-а-а!!!

- Чего ты орешь-то? - поморщилась драконица и неуклюже поднялась на ноги: сначала передние лапы, потом задние, сильно взмахнув хвостом для удержания равновесия. Хвост глухо ударил о стену "коридора" и на пол посыпалась каменная крошка. Drachenmacht вытянула шею, полюбовалась собственным задом, не поместившимся в пещеру, и глубокомысленно заявила:

- Мелкие апартаменты тебе выделили, принцесса. Ни крылья расправить, ни размяться, - она вновь обернулась к девушке. - Ну, да и демон с ними. Пойдем другим путем. Вставай, принцесса, солнце выглянуло над горизонтом, довольно спать. Посмотрим, на что ты способна.

Мерси тут же подпрыгнула на ноги. Она была готова. Нет, не к демонстрации сил, а к тому, чтобы сорваться с места. И желательно в противоположную от Drachenmacht сторону. Сердце после пробуждение все еще трепетало, заставляя напрягаться каждую мышцу. Девушке очень хотелось вырваться из этой пещеры, удрать из-под пристального взгляда огромных глаз, увидеть небо над головой и почувствовать себя свободной.

И ей дали такую возможность. Drachenmacht вывела девушку на небольшой уступ в скале - словно крошечная смотровая площадка на высоте несколько сотен метров. Ветер там гулял такой, что едва с места не сдувал. Девушка замерла у выхода и обернулась. Драконица глядела с предвкушением. И не только она - на скалах вокруг сидело еще с десяток Иждерехов. Они все с интересом буравили взглядами крошечную фигурку, судорожно вцепившуюся руками в стену. В своих темных одеждах на фоне скалы она казалась смазанной в сером полумраке раннего утра.

- Чего ждешь? - не выдержала, наконец, Drachenmacht. - Раскрывай крылья и вперед, вокруг скалы. На разминку, так сказать.

- Чего? - нахмурившись, переспросила девушка. Одна мысль о том, чтобы ступить в эту бездну, раскрывшуюся под ногами, приводила ее в ужас. Драконица "ласково" улыбнулась, ощерив сотню крупных клыков и, протянув лапу, аккуратно ткнула когтем девушку между лопаток.

Второй за утро дикий вопль разнесся над хребтом.

Драконы переглянулись и дружно изогнули шеи. Даже Drachenmacht вынырнула из недр скалы, чтобы посмотреть - далеко ли улетела ее ученица. Принимая во внимание то, что летела она камнем, сейчас могла быть уже на земле.

К счастью, Мерси научилась раскрывать крылья по требованию. Иждерех хмыкнула про себя, когда, рассекая воздух, из тумана, густо окутавшего подножия гор, вынырнула мрачная девушка. Расправив крылья, она замерла перед "площадкой" молчаливым обиженным изваянием. Даже руки на груди сложила - ну, чисто Ангел, взывающий к совести.

К сожалению, на драконицу это впечатления не произвело:

- Странно, - фыркнула она. - Разве я сказала тебе застыть в воздухе, дожидаясь, пока ветер подхватит и сам обнесет вокруг скалы? Drachenlied!

С соседнего уступа плавно соскользнул большой серый Иждерех. Тяжело хлопая огромными крыльями, он замер рядом с сиреной, дожидаясь приказа.

- Прошу тебя, - ласково кивнула ему драконица.

Иждерех посмотрел на Мерси, Мерси посмотрела на Иждереха и началась гонка.

"Хочу обратно в пустыню!" - задыхаясь и судорожно работая крыльями, решила Мерси где-то на втором кругу. Как раз перед тем, как Drachenmacht положила голову на передние лапы и, явно скучая, пробормотала:

- Что-то ты медленно летишь. В следующий раз попрошу Drachenlied подгонять тебя огненной струей...

Мерси раздраженно покосилась на драконицу:

"Да по сравнению с этой мадам Шагал - само благодушие..." - прорычала сквозь зубы.

- Кто такая мадам Шагал?

"Упс..."

А за словами-то надо было следить. Вот как теперь объяснить Иждереху, что ее сравнили со злобной сиреной, которую даже собственный сын предпочитает стороной обходить? Да еще и не в лучшую сторону сравнили...

Теперь Мерси даже порадовалась зубастому Drachenlied за своей спиной. Кто бы мог подумать, что летающий динозавр, клацающий зубами в попытке полакомиться полукровкой, окажется так кстати и избавит от необходимости объяснять собственную глупость его предводительнице. В конце концов, не останавливаться же на полпути, чтобы толкнуть монолог о прошлый испытаниях? Даже ради того, чтобы удовлетворить разыгравшееся любопытство драконицы.

"Drachenmacht... - задумчиво повторила про себя рыжая. - Интересно, что бы это означало..."

Она была почти уверена, что Иждереха зовут иначе. А это слово было чем-то вроде титула или звания. Чем-то, определяющим скорее суть, нежели просто название. И девушке страшно, прямо-таки до зубовного скрежета, хотелось выяснить правду. Потому что она знала: где-то в этом странном "имени" скрывается ключик к загадке Иждерехов.

- Ты там заснула или как? - мысли драконицы смерчем ворвались в голову и Мерси вздрогнула, едва не вписавшись на повороте в острый камень. Резко обернулась: Drachenlied нигде не было. Либо она сумела его обогнать, что почти невозможно, если только у нее каким-то образом не появился моторчик на реактивной тяге, либо... либо он уже перестал играть в догонялки и снова умостился на своем месте на скале.

"Как меня угораздило упустить это из виду?" - ошарашено подумала рыжая, внезапно понимая, что все еще летит вперед. С той же немыслимой скоростью! Правда, уже не задыхаясь и, вообще, кажется, наслаждаясь процессом.

- Принцесса! - с куда большим раздражением повторила драконица. - Тебе воздух месить не надоело?

- Простите, - опомнилась Мерси.

- Идем со мной, - вздохнула Иждерех. - Ты нас представлением побаловала. Теперь мой черед.

Девушка внутренне поежилась: как-то это не очень вдохновляюще прозвучало. Но, как оказалось, на сей раз драконица решила преподнести ученице приятный сюрприз. Она выбралась из своего убежища и, кивком приказав Мерси следовать за ней, полетела куда-то вглубь Скалистых гор. Ввот теперь Мерси едва шевелила крыльями, чтобы не обгонять за Иждерехом: госпожа Drachenmacht вполне оправдала свой статус почтенной леди, потому что скорее планировала за счет воздушных потоков, нежели придавала себе ускорение. По дороге драконица успевала вежливо кивать соплеменникам, а кое с кем даже обмениваться дружественным рычанием.

Чтобы не скучать, Мерси смотрела по сторонам и любовалась видами. За время, пока ее гоняли вокруг скалы, в небе, наконец, показалось солнце. Яркие лучи осветили окрестности и девушка глазам своим не поверила от картины, которая предстала ее взору. Еще вчера ей казалось, что скалы мертвы. Что вокруг, сколько глазом ни кинь, из сухой земли растут только голые безмолвные камни, окутанные туманом и придавленные сверху серым унылым небом. Но только сейчас она поняла, что в этих горах больше красок, чем ей встречалось во всех трех мирах разом.

- Алмазные скалы... - прошептала девушка.

- М-да, - не оборачиваясь, подтвердила драконица. - Это драгоценные камни.

- Их здесь тысячи! - огляделась Мерси. - Сотни тысяч. Прямо какие-то копи царя Соломона!

- Образованная принцесса? - с улыбкой уточнила Drachenmacht. - Но ты права: это - сокровище. Здесь мы с деватами согласны. Только вы мечтаете увидеть камни в мешочке у себя на поясе, а мы наслаждаемся тем, как сияют скалы в лунном свете. Ведь разве это не истинное назначение драгоценных камней - создавать красоту?

- Да, - кивнула Мерси. - Так и есть.

- Тогда почему, увидев горы в сиянии, вы первым делом бросаетесь на них с кирками?

Девушка вздохнула, скользнув совсем близко к ближайшему отрогу: там, в окружении россыпи мелких камней, сверкал огромный изумруд. Такой чистый, и такой необыкновенно правильной формы, что рыжая не удержалась и провела по нему пальцем. Но тут же вздрогнула, представив, как это могло выглядеть со стороны.

- Есть те, кто способен не заметить красоту, даже когда держит ее в руках, - прошептала она. - А другие мечтают ею владеть и ради этого готовы продать душу дьяволу. Порой эти двое находят друг друга и тогда даже чистый свет может быть загнан в рамки рыночных отношений.

Несколько секунд драконица молчала. Потом повернула голову и пристально посмотрела на девушку:

- А что для тебя сокровище, принцесса?

Мерси опустила глаза и смущенно заправила за ухо выбившийся рыжий локон.

- Быть может, та подвеска, которую ты носишь на шее? - уточнила Иждерех. Сирена вскинулась: откуда она узнала?!

Драконица мысленно фыркнула и отвернулась:

- Хорошая вещь. Не потеряй ее.

- Ну... - замялась рыжая, сквозь ткань рубахи сжимая украшение в кулаке. - Принц попросил приберечь ее для него.

- Так и сказал? - насмешливо уточнила Drachenmacht. Мерси кивнула. - Нет, он ее не заберет, - убежденно качнула головой Иждерех. - Но сохранить кулон нужно. Это ценный дар.

Она резко свернула влево и Мерси не успела спросить, в чем заключается его особенность. Drachenmacht сделала последний мощный взмах крыльями и, вытянувшись струной, головой вперед ушла в темный провал огромной пещеры.

- Не отставай, принцесса, - прозвучало у рыжей в голове. - Здесь легко заблудиться.

Драконица не обманула. Эта гора была огромна и испещрена таким хитросплетением поворотов и "каморок" что, казалось, только чудом удерживала вертикальное положение.

"Здесь словно перепившая кофе землеройка покопалась..." - буркнула про себя девушка, послушно следуя за Иждерехом. И добавила, уже во всеуслышание:

- Простите, что сомневаюсь в таланте ваших мастеров, но эти камни случайно не осядут нам на голову?

Drachenmacht хмыкнула:

- Ну, ты же у нас девочка особенная, везучая. Авось, пронесет.

Мерси споткнулась на ровном месте и драконица, наконец, удосужилась оглянуться:

- Ты слишком доверчива, принцесса. Я пошутила, успокойся. Скала Знаний простояла двенадцать веков. Я сомневаюсь, что именно твое присутствие станет причиной ее падения.

И шустро поползла дальше, туда, где в самом центре скалы был вырыт огромный грот. Мерси вошла внутрь и ахнула в изумлении - перед нею предстала, пожалуй, крупнейшая из когда-либо виденных библиотек. Пещера размером с половину футбольного поля имела форму пирамиды и возвышалась вверх на добрые две сотни метров. И по всей высоте стен на равном расстоянии друг от друга висели небольшие круглые светильники. Между ними зияли глубокие ниши. Множество ниш - больших и малых, в которых, сложенные друг на друга, лежали в деревянных футлярах свитки.

И все же не рукописи первыми привлекли внимание сирены. Девушка ступила ближе и склонилась над светильником, расположенным в метре над землей. Он давал ровный белый свет, так что было непохоже, что внутри круглого флакона стояла свеча.

- Что это такое? - спросила Мерси, и, прищурившись, почти уткнулась во флакон носом в попытке разглядеть таинственный источник света сквозь матовое стекло. Драконица встала рядом:

- Забавно, что из всего здесь увиденного, ты заинтересовалась именно этим.

- Довольно странно было бы найти электрическую лампочку в пещере со свитками, - пожала плечами Мерси и потянулась к флакону рукой. Драконица топнула, отчего в "коридоре" послышался шорох падения каменной крошки, и грозно прорычала:

- Если не хочешь лишиться ладони, лучше не стоит.

Девушка вздрогнула и быстро спрятала руку за спину:

- Простите...

- Не смотри на меня как на людоеда! - обиженно воскликнула Drachenmacht. - Я не собираюсь откусывать тебе конечности за любопытство! Но это - не обычные лампы. Их небезопасно вот так разглядывать. В каждом шаре хранится искра пламени Иждереха. Быть может, света от нее не так и много, но обжечься можно запросто.

- Я поняла, - слегка покраснев, кивнула девушка. Неловко получилось: она ведь и правда на мгновение представила как драконица отгрызает ей руку. Впрочем, долго терзаться Мерси не дали:

- Смотри сюда, - требовательно позвала Иждерех и мотнула головой в сторону ближайшей ниши. В ней двумя разновеликими кучками лежали драгоценные камни. В одной - крупные, размером со среднюю монету, во второй - помельче. Все камни были хорошо обработаны, но по странной методике - они вообще не имели острых граней. Рядышком стояла маленькая серебряная тренога. Круглый обод на ее вершине служил чем-то вроде подставки, сейчас пустующей. - Это, как бы объяснить попонятнее... - словари. Найди два сапфира.

- Эм... - поскребла в затылке Мерси. Она, конечно, была в восторге от камней в целом, но понятия не имела, чем отличается сапфир от рубина или того же топаза. Драконица тяжко вздохнула:

- Пара желтых камней в каждой куче, - с чуточку убавленным энтузиазмом объяснила она. - Большой положи на треногу. Маленький - засунь себе в ухо. Только аккуратнее, потому что в нашем племени нет медиков, способных залечить раны девату. И если сапфир войдет в одно ухо, а выйдет из другого - это будет твоя личная проблема.

Мерси скривилась, от души жалея, что драконице нельзя показать язык, и быстро выполнила указания. Сапфир поменьше поместился в ухе словно маленький наушник - прохладно, конечно, но вполне терпимо.

- Теперь ты можешь изучать наши работы, - кивнула Drachenmacht. - Иждерехи потратили много времени, чтобы создать эти словари. Мы искали соответствия понятий веками и, надо признать, довольно успешно. Сейчас коллекция состоит практически из всех основных наречий трех миров. Желтый сапфир содержит язык деватов. Я так понимаю, ты на нем хорошо говоришь?

Мерси кивнула с задумчивым видом: странно, что до этого момента она ни разу не задумывалась о языковом барьере.

- Я думаю, дело в крыльях, - словно услышав размышления ученицы, вставила Drachenmacht. - Некоторые способности фениксы получают по праву рождения: умение призывать удачу, раскрывать крылья, возможно, - понимать себе подобных. У драконов также. Только вот наш язык не настолько сложен. Вы пытаетесь описать словами буквально все: начиная от эмоций и заканчивая логическими выводами. Это забавная особенность, но к ней нужно привыкнуть. В наших свитках ты не найдешь знакомых букв или слов. У нас нет правил, по которым строится речь. Наши знания состоят из образов и историй. Это - память, которую нам удалось запечатлеть на бумаге. И читать ее нужно соответственным образом.

Драконица подняла переднюю лапу и на удивление ловко подхватила один из ближайших свитков.

- Раскрой, - приказала, бросая его Мерси в руки. Та сняла футляр, развернула хрустящую бумагу и с удивлением уставилась на содержимое:

- Здесь ничего нет.

- Неправильный ответ, - фыркнула драконица. - Разложи свиток на земле и поставь треногу сверху.

Мерси повиновалась и ахнула второй раз за утро, когда сапфир, положенный на круглую подставку, внезапно озарился ярким желтым светом. В ухе, куда был вставлен второй камень, что-то противно зашуршало, а потом перед глазами у Мерси возникла картинка. Челюсть девушки со стуком шмякнулась на каменный пол: перед нею расстилался луг. Белые пушистые облака спешили куда-то по лазурному небосводу. Солнце сияло над головой и очень быстро сирене стало жарко под его лучами. Она резко обернулась, ожидая, что картинка исчезнет, но этого не случилось. Как бы они это не называли, но в своих попытках перевести речь на иной язык драконам, кажется, удалось создать 4D фильм.

- Невероятно... - прошептала Мерси. Драконица фыркнула:

- Спорить не стану - это действительно впечатляет. И, чтобы ты не тратила время на поиски, я сама выбрала тебе перечень свитков для прочтения. После того, как закончишь с ними, можешь брать любой другой на собственное усмотрение. Если, конечно, к тому моменту я не найду для тебя чего-нибудь еще. Так что в твоих интересах читать побыстрее.

И драконица кивком головы указала на нишу, доверху забитую "важными материалами". У Мерси глаза стали размером с камень на треноге:

- И все?! - с легким оттенком сарказма уточнила она. - Их же здесь штук сто, не меньше!

- Всего семьдесят четыре, - фыркнула драконица. - К тому же, штук десять тебя точно заинтересуют.

- А можно я только их и прочитаю? - с надеждой попросила девушка. Drachenmacht нахмурилась:

- Во-первых: нет, нельзя. Во-вторых, не знаю, как там у вас: на земле, в Лазури или еще где-то, - но мы, Иждерехи, не торгуемся с учителями. И, наконец, в-третьих: юная принцесса, в жизни самые неинтересные вещи подчас бывают самыми полезными. Тебе стоит это запомнить!

И, яростно костеря в уме непослушную молодежь, Иждерех потопала прочь. Правда, уже стоя передними лапами в "коридоре" обернулась на мгновение:

- Да, кстати! Твои покои перенесли сюда. В комнате есть еда и шкуры. Сделай себе нормальную одежду. Со дня на день в горах выпадет снег. Ты окоченеешь в своих тряпках.

- А как я найду... - попыталась было уточнить Мерси, но Drachenmacht ее перебила:

- Третий поворот налево по этому тоннелю. Учись старательно, принцесса. Однажды эти знания могут тебе очень пригодиться.


Мерси просмотрела три полномасштабных драконьих "блокбастера", прежде чем поняла, что жутко проголодалась. Ведь нужно действительно хотеть есть, чтобы с предвкушением облизываться, когда перед глазами разделывают оленью тушу. Сложив свиток обратно в футляр, она с тоской окинула взглядом оставшиеся семь десятков "колб": похоже, скучать у драконов не придется. Хотя бы успеть пересмотреть их до возвращения Рейвара. На один свиток почти час времени уходил. А ведь были еще эти дурацкие полеты вокруг скал с Иждерехами на хвосте... Кого они хотят из нее воспитать - Чака Норриса с примесью Лао-цзы?

Вытянув из уха желтый камешек, Мерси с кряхтением поднялась на ноги и, пообещав себе вернуться в библиотеку сразу после завтрака, отправилась на поиски новой спальни. Что ж, надо признать, Drachenmacht оставила очень точные подсказки, потому даже страдающая хроническими проблемами в вопросах ориентировки на местности сирена отыскала "комнату" быстро. Хотя какая это была комната? Еще одна пещера, правда, более функциональная. Во-первых, в углу, укрытый множеством шкур с длинным пушистым ворсом, стоял топчан. Твердый как камень, но уже лучше, чем спать на земле. Рядышком горкой были сложены выделанные шкуры других животных - в основном, кроликов и лисиц.

- Наверное, из этого мне нужно как-то соорудить одежду, - пробормотала Мерси, тщетно пытаясь отыскать в себе если не таланты швеи, то хотя бы гены неандертальца. Авось, память предков поможет - потому что пока девушка вообще не представляла, что дальше делать. У нее даже иглы не было. Зато было множество ремешков, кучей вываленных здесь же. И нож. Точнее, тесак, который очень бы пригодился, если бы на Мерси напал гризли, но в качестве ножниц смотрелся странно. Тем не менее, повозившись с полчаса, рыжая смогла сделать себе некое подобие платья в пол по дизайну Покахонтас (три дырки в центре шкуры для головы и рук, и еще пояс, чтобы совсем уж жутко не смотрелось), которое она натянула прямо поверх шелковых одежд, и сапоги. То есть, те же шкуры, только крепко примотанные к ногам.

- Я выгляжу как чучело, - грустно констатировала Мерси, закончив с обмотками и впервые радуясь, что в комнате не было предусмотрено зеркала. Не хотелось получать моральную травму, глядя на лохматое чудовище, бывшее некогда человеком. Зато теперь было совсем не холодно и можно было приступать к еде.

Мерси огляделась по сторонам и обнаружила "кухню" в другом углу пещеры. Совсем рядом с каким-то водным источником, больше напоминавшим обычную лужу, нежели ванну. Скривившись, девушка ступила ближе.

- Спасибо за продукты, - пробормотала тихонько, с грустью глядя на тушку зайца и мешок с крупой. Рядом лежала видавшие виды кастрюля, еще один нож, топорик для разделки мяса и мешочек с солью. Подальше от стены было подготовлено место для костра. Здесь, в этой пещере, действительно можно было нормально жить. Ну, или выживать, учитывая, что обстановка скорее подходила какому-то заядлому туристу. Вот только Мерси, которая и на плите-то готовила не особо удачно, совсем приуныла. Был бы у нее выбор, она бы отказалась от кровати и даже от платья, только бы питаться готовой едой. Но выбора не было.

Потому, перехватив топорик поудобнее, она сцепила зубы и с обреченностью на лице склонилась над тушкой.

Кролик был готов минут через тридцать после того, как кусочки мяса аккуратно насадили на вертел. Мерси сняла их с огня через час. К тому моменту поджаренная хрустящая корочка приобрела угольно-черный цвет и пахла соответственно. Зато рыжая была уверена, что мясо приготовилось - она буквально не оставила ему шанса. Кое-как сжевав два куска, Мерси отложила третий и, струсив с губ остатки горелого мяса, с надеждой посмотрела на крупу.

- На прошлое день Рожденье, - вспомнила она, - мне подарили меч. Лучше бы это была поваренная книга. Эх... - она нащупала цепочку и вытащила на свет подвеску с крыльями. Полюбовалась, как играет бликами серебро в пламене костра и пробормотала, - похоже, не удастся мне удивить тебя обедом по возвращению. Хотя нет, удивить, скорее всего удастся. А вот накормить вряд ли...

То, что произошло дальше, было настолько неожиданным, что сирена даже испугаться толком не успела. Вот она сидит у костра, поджав под себя ноги, и разговаривает с кулоном. А спустя мгновение оказывается в незнакомой комнате с длинным столом, укрытым темно-красной скатертью и освещенным ярким дневным светом, пробивающимся сквозь высокое окно. Огромная люстра над головой сверкает множеством хрустальных подвесок, дорогие парчовые шторы подвязаны шелковыми лентами.

"Я, наверное, забыла выключить треногу..." - пришла в голову Мерси разумная мысль. Все остальные в унисон твердили, что это какой-то глюк и пытались связать его появление с недавним завтраком. А потому были решительно отброшены - девушке очень хотелось до последнего верить в собственную удачливость.

Но когда с потолка вдруг спланировал огромный то ли сокол, то ли ястреб и со всего размаха врезался о пол, даже она засомневалась. Было бы странно, если бы в драконьих свитках, призванных нести великое знание, была сохранена подобная история. Хотя, следует признать, кое-что девушка из нее все же почерпнула - если с высоты трех метров шандарахнуться о мраморный пол, будет больно.

И птица тут же подтвердила ее выводы. Вернее, Рейвар, словно волшебный финист из сказки, обернувшийся человеком после соприкосновения с камнем. Он поднялся на ноги, потер лоб, пошатнулся и недовольно спросил:

- Ты что, пол твердым представила?

Мерси даже обернулась посмотреть, с кем это он разговаривает. Пока не сообразила, что Рейвар был не частью запечатленной на свитке "картинки". Он был настоящим. Смотрел на нее, говорил с ней, и даже когда девушка ткнула в него пальцем (принц изогнул бровь, но смолчал), не растаял в воздухе миражем.

- Как ты здесь оказался? - выдохнула она.

Рейвар подошел ближе и, склонившись над Мерси, мягко вытащил у нее из пальцев кулон:

- Ты позвала меня.

И без того большие глаза девушка увеличились так сильно, словно вознамерились покинуть пределы вытянувшегося в изумлении лица. Принц мысленно подивился ее "гуттаперчевости" и мурлыкнул в надежде хотя бы через смущение, но привести рыжую в чувство:

- Разве ты не рада меня видеть?

Зря он это сделал. Не самый умный поступок - в странной ситуации вести себя несоответствующим образом. Особенно, если и так требуется доказать, что ты - настоящий. И Рейвар отлично осознал эту простую истину, когда Мерси нахмурилась, отступила на шаг и грозно выдала:

- А ты вообще кто такой?!

Мужчина хохотнул:

- Здрасте-приехали, принцесса! Я тот, кто дал тебе эту подвеску.

Мерси изогнула бровь и наклонилась вперед так, словно хотела мужчину, с одной стороны, поближе рассмотреть, а с другой - особо не приближаться. На всякий случай.

- Рейвар?

Принц бодро кивнул и, слегка присев, заглянул девушке в глаза:

- Только не говори, что успела меня забыть, - мрачный взгляд сирены ответил, что - нет, не успела. Но лучше бы ему прямо сейчас взять и объяснить свое загадочное появление, а то ведь она пока не перестала сомневаться.

Принц закатил глаза, выдохнул и, махнув сирене рукой, приглашая присоединиться, уселся за стол:

- Ты, наверное, удивлена тому, что оказалась здесь?

- Я в шоке, - хмуро кивнула Мерси. - А если госпожа Drachenmacht узнает, что вместо того, чтобы усердно читать ее литературу, я телепортировалась непонятно куда - шок перерастет в контузию. Ты ведь с драконом по имени Drachenlied не знаком? А я вот имела честь. Удовольствие сомнительное, скажу тебе, зато отлично стимулирует к учебе!

Рейвар выслушал молча. Потом подхватил яблоко из широкой плетеной корзинки, стоявшей в центре стола (Мерси могла поклясться, что еще секунду назад ее там не было), повертел в руках и улыбнулся:

- Вижу, время с драконами зря не проходит. Чему они тебя обучают, если не секрет?

Девушка скривилась, явно намекая, что услышать объяснения принца хочет куда сильнее, чем рассказывать что-то самостоятельно. Но он остался неумолим. Сирена поняла, что деваться некуда, медленно выдохнула и, неловко передвигаясь в своих шкурах, умостилась на соседний стул:

- Если вкратце: учат быстро бегать и быстро читать. Вернее... даже не то, чтобы читать... скорее, запоминать.

- Серьезно? - склонил на бок голову принц. - Drachenmacht встала за кафедру и завалила тебя учебными материалами?

Мерси фыркнула, чуточку повеселев от того, что в груде яблок отыскалась большая спелая груша:

- Drachenmacht заставила меня все утро носиться вокруг скалы. А потом действительно забросала материалами и свалила куда подальше. И к тому моменту, когда она вернется, мне лучше сидеть в библиотеке и хотя бы изображать бурную деятельность. Иначе она с меня голову снимет, если я семьдесят четыре свитка до твоего возвращения не прочитаю.

- Семьдесят четыре? - переспросил Рейвар, отчаянно пытаясь сохранить выражение сочувствия на лице. - А сколько ты уже прочитала?

Мерси вздохнула:

- Три, - потом заглянула в строгое лицо принца и добавила, оправдываясь. - Они были не очень интересные! Одна только география Лазури на два тома растянулась! Да я на всю жизнь налюбовалась пустыней и горами с высоты птичьего полета.

Принц изогнул бровь в недоумении и девушка отмахнулась, пояснив:

- Там свитки в таком формате информацию выдают, словно воспоминания Иждереха. Эдакое кино, запечатленное на холсте. Любопытная технология, жаль перемотки нет. Последняя "книга" была о фауне Скалистых гор. Минут пятнадцать пришлось смотреть как разделывается туша оленя... Не могу сказать, что это именно та мудрость, которую я ожидала почерпнуть.

- Тебе стоит быть более терпеливой, Окайя, - улыбнулся Рейвар. - Иждерехи допустили тебя в святая святых. Ни один деват прежде не был в Скале Знаний. Это - ...

- Да-да, я в курсе, - вздохнула девушка. - Великая честь. Польщена.

- Это правильно, - едва сдерживая ухмылку, кивнул принц. - Иждерехи поступили очень смело. Представляю, каких моральных усилий им стоило допустить тебя в библиотеку.

- Это ты сейчас на что намекаешь?! - сузила глаза девушка. Рейвар положил руку на спинку стула Мерси и бесстрашно ответил:

- На то, что ты выглядишь как йети. Даже не так: как перезимовавший йети. Костюмчик впечатляет.

Мерси нахохлилась, спрятав подбородок в меховый ворот платья, и скрестила руки на груди:

- Гений комплимента...

Рейвар криво улыбнулся и добавил, глядя ей прямо в глаза:

- Я не сказал, что мне не нравится.

Щеки рыжей быстро покрылись румянцем. Она закусила губу, не в силах отвести от мужчины взгляд и, в попытке избавиться от смущения, резко выпрямилась. Да так, что Рейвар аж отшатнулся:

- Теперь твоя очередь! - воскликнула она. - Расскажи, что это за место!

Принц тяжко вздохнул:

- Это - отражение твоих желаний, Окайя, - "пояснил" он. Мерси уставилась исподлобья, всем видом демонстрируя, что ничегошеньки не поняла. - Ты представила все это: комнату, яблоки, люстру над головой. Мы находимся в твоем воображении.

- Выходит, ты тоже не настоящий, - прошептала девушка. Рейвар улыбнулся и ответил тихим, вкрадчивым голосом:

- Я разве похож на фантом?

Сомнения в глазах Мерси ответили за нее. И тогда, отбросив последние доводы рассудка, мужчина потянулся к девушке и на одно мгновение накрыл ее губы поцелуем:

- Будь я плодом твоего воображения, сделал бы так?

Рыжая вздрогнула, чувствуя как сердце внутри сначала замирает, а потом взрывается сотнями фейерверков. Дыхание перехватывает, мир перед глазами растворяется в мерцающих бликах, а в голове, сумбурные от эйфории, носятся одни только пошлые мысли, в один голос скандируя:

"Соври, что не веришь! Пусть продолжает доказывать!"

И Мерси, послушавшись, хрипло выдохнула:

- Не уверена...

Рейвар улыбнулся:

- Правильные выводы, Окайя!

- Не уверена, что не сделал бы, - без задней мысли поправилась девушка и только затем поняла, что именно натворила. Признаться мужчине, что он является героем твоих эротических фантазий было слишком смелым поступком даже для той, кто большую часть жизни провел в "прогрессивной" Америке. Из уст же девата это звучало вообще дико. Учитывая здешние нравы в целом и правило: "место женщины на кухне" конкретно.

И от одной мысли о том, какими глазами сейчас посмотрит на нее Рейвар, рыжей стало плохо:

- Ой... - выдавила она. - Я не то хотела сказать...

- Правда? - уточнил принц погрустневшим тоном. - Очень жаль.

И уставился на Мерси осуждающим взглядом. Она задумалась, поежилась и, под конец, совсем вжалась в табуретку, но так и не поняла, что он хочет от нее услышать. Не признание же в любви? Даже этому синеглазому троллю совесть не могла бы такое позволить!

- Рейвар, а чего ты ждешь? - чуточку раздраженно уточнила Мерси. Принц тяжко вздохнул, словно сетуя на судьбу, умудрившуюся свести его с настолько несообразительной девушкой, и ответил:

- Сама, значит, не догадываешься?

Мерси скрипнула зубами и грозно свела брови на переносице:

- А губа не треснет?!

И вот тут принц не выдержал. Он склонился над столом, прикрыв глаза ладонью, и с минуту тихо хохотал. Ничего не объясняя и на возмущенное сопение рыжей не реагируя. И только потом, когда Мерси уже почти приняла решение его стукнуть, перевел на нее лучистый взгляд:

- Конспиратор из тебя, Окайя, прямо скажем, никакой. Разболтаешь даже то, о чем не просили. Но прежде чем ты все же пнешь меня под столом, прими во внимание две вещи. Во-первых, тебе, в твоих шерстяных портянках, будет больнее, чем мне в сапогах. А во-вторых, я всего-то хотел выяснить: поняли ли ты, где находишься. Но спасибо за откровенность. Это приятный бонус.

Она его все-таки ударила. А затем с минуту прыгала по комнате, поджимая ушибленную ногу, и сквозь зубы чертыхалась на обувь с железными наклепками. Рейвар конечно, пытался проявить сдержанность, но надолго его не хватило.

- Весело тебе, да? - обиженно бросила Мерси, глядя как он кашляет, безуспешно пытаясь скрыть смех. Принц развел руками:

- Я же предупреждал, что так будет.

Девушка ответила раздраженным шипением и упала на ближайший стул. Посмотрела на себя сверху внизу - ну, да, на такое волосатое облако польститься сложно. Неудивительно, что его единственная стойкая реакция - смех.

- Говоришь, это место - плод моего воображения? - подозрительно изогнула она бровь. - То есть, если я сейчас захочу убрать люстру и создать в комнате камин, так и случится?

Отвечать мужчине не пришлось: Мерси услышала легкий треск сухих бревен, "поедаемых" огнем, и резко обернулась. Несколько долгих мгновений она любовалась большим антикварным камином с порталом из гранита и мрамора, украшенным по бокам флорентийской мозаикой, а потом коварно улыбнулась. В голове созрел план. В ту секунду он казался идеальным.

"Значит так..." - мысленно потерла она руки, прикрыла глаза и представила образ. Спустя мгновение перед Рейваром, который, надо признать, если и удивился, то никак этого не выказал, сидела рыжая "Мэрилин Монро" в шелковом платье в пол и шикарным белым боа.

- Ну, что? - слегка высокомерно спросила девушка. - Я больше не похожа на йети?

- Нет, - честно ответил мужчина. - Но, все же, ты перестаралась.

- В чем? - опешила Мерси. - Прическа не такая? Мушка на щеке лишняя? Каблуки высокие?

- Боа, - подсказал Рейвар.

- Что с боа? - не поняла рыжая. - Слишком пушистое? Слишком белое?

- Горит боа!

Мерси взвизгнула, подрываясь на ноги, но Рейвар оказался быстрее. Метнувшись наперерез, он перехватил меховой шарф, по которому быстро расползалась огненная змейка и, не задумываясь, швырнул его в камин. Рыжая проследила за полетом воображаемой вещи и недовольно нахмурилась:

- Зачем ты это сделал? Я ведь могла остановить огонь.

- Конечно, принцесса, - язвительно ответил мужчина. - Но ты учти: вещи вокруг могут быть вымышленные, но правила физики никто не отменял. Ветер здесь тоже дует, пламя обжигает и, на тот случай, если ты опять возжелаешь экзотики, травмы тоже окажутся вполне реальными.

Сирена насупилась, уперев руки в бока:

- Знаешь, тебе бы стоило научиться быть более обходительным!

Рейвар улыбнулся как шкодливый кошак, придумавший очередную пакость и, склонившись над девушкой, промурлыкал:

- Зачем? Я тебе и такой нравлюсь.

- Ты!.. - выдохнула рыжая, не в силах подобрать правильный эпитет. - Ты самый... наглый и... самовлюбленный и... самоуверенный мужчина из всех, кого я знаю!

- Да ну? - хмыкнул принц, очевидно не особо впечатлившись. - И кого же ты знаешь, девочка?

Мерси сузила глаза:

- Таирона, например! - выдала грозный тоном. - И Арарата! И еще, - добавила, с удовольствием замечая, как улыбка принца все больше становится похожа на оскал, - Хикару Ямамото! Вот!

- Надо же... - с задумчивым видом протянул Рейвар. - И какие же отношения тебя связывают с этим полчищем несомненно достойнейших?

Вот теперь уже лицо Мерси стало походить на гримасу: ей почему-то очень не понравился тон, которым были озвучены последние слова.

- Ну... - протянула она, старательно кося в сторону и пытаясь сообразить, как бы так незаметно попятиться. А лучше - вообще перебежать на другую сторону комнаты, чтобы их с Рейваром разделял большой, явно неподъёмной дубовый стол. К сожалению, это было очень непростой задачей, учитывая нависающего над головой мужчину. - Я же Окайя, - пробормотала девушка, пожимая плечами. - Я всем нужна. И... - тут она криво улыбнулась, - раз мы уже обсудили мое прошлое, предлагаю вернуться к настоящему. Что происходит в столице?

- Ничего, стоящего твоего внимания, принцесса, - сухо ответил Рейвар. И добавил таким голосом, от которого у рыжей мурашки по спине побежали. - А вот я с удовольствием послушаю рассказ о том, как ты познакомилась с Таироном!

- С желтоглазым демоном, что ли? - тихонько уточнила Мерси. Принц сузил глаза, демонстративно поиграл желваками и кивнул:

- С ним самым, принцесса. С желтоглазым!

Девушка сглотнула, мысленно представляя, как она с размаху бьется головой о железный столб:

- Рейвару, это... дела давно минувших дней... зачем тебе о них знать? - она еще хотела добавить о том, что их с Таироном знакомство к постоянным насмешкам самого принца имеет крайне сомнительное отношение, но не осмелилась. Уж больно грозно у мужчины были сведены брови на переносице.

- Что значит "зачем"? - деланно удивился он. - Это ты меня с Таироном сравнила! Я подробности выяснить хочу. Понять: как нужно себя вести девату, чтобы достичь уровня обходительности Наследника Первой династии Огненного мира.

Рыжая закусила губу и принялась заламывать пальцы на руках. Дурацкая привычка, появившаяся совсем недавно и говорящая о крайней степени недовольства тем, что сама же и натворила.

- Рейвар, - позвала желобным тоном, - ты обиделся, что ли?..

Мужчина смерил девушку надменным взглядом, открыл рот, явно намереваясь что-то сказать, и тут же передумал:

- Я ведь тоже могу быть обходительным, Окайя. Таким же вежливым и учтивым как Таирон с Араратом, или этот твой, третий... с труднопроизносимой фамилией. Но ты уверена, что хочешь именно этого?

Мерси подняла лицо, заглянула в сверкающие голубые глаза, и поняла, что он хотел сказать.

Рейвар был единственным, кто не пытался казаться лучше, чем был на самом деле. Кто не хотел ее очаровать или обмануть. Кто видел в ней личность - со всеми недостатками и достоинствами. Личность целостную и завершенную, а не только хвостатый маячок для удачи. И поступал он с нею соответственно. Поддергивал, подшучивал, насмехался; играл и упивался победой. Но он вовсе не запрещал вести себя также в ответ. Сейчас, возможно, впервые в жизни, Мерси была вовлечена в игру на паритетных основаниях. И однажды, быть может, она научится блокировать его хлесткие "удары".

Нет! Что бы она ни говорила, как бы ни злилась - она ни за что не променяет его "троллинг" на вежливое лицемерие Таирона.

- Рейвар, я не...

Вопль, раздавшийся следом, заставил Мерси присесть на полусогнутых, а мужчину вскинуть голову и демонстративно поскрести мочку уха:

- Юная принцесса!!!

- Мамочка! - вякнула девушка, круглыми глазами озираясь по сторонам. - Это же Drachenmacht!

- Она самая, - кивнул Рейвар. И сейчас по нему совсем нельзя было сказать, что он рад слышать драконицу.

Мерси мотнула головой в поисках выхода: тяжелая дверь в дальней стене комнаты манила узкой полоской яркого света, пробивавшегося в щель у самого пола. Вопроса: что скрывается за ней - не встало. Да сирене даже в голову не пришло, что эта дверь может вести куда-то совсем не в пещеру Иждереха. Нет! Это же ее вымышленный мир, а значит выход там, где она пожелает его найти.

- Я должна возвращаться!

- Похоже на то, - согласился принц, плавно перемещаясь так, чтобы встать точно на пути Мерси к вожделенной двери. Улыбнулся в ответ на ее непонимающий взгляд и легко провел пальцами по обнаженной руке от локтя и вверх, к плечу:

- И когда же ты освободишься в следующий раз?

- Ты слышал ее голос?! - скривилась в ответ девушка. - В следующем столетии, скорее всего!

- Жаль, - вздохнул принц. И добавил, сильно понизив голос. - Я бы очень ждал.

Мерси улыбнулась, чувствуя, как в душе разливается тепло:

- Тогда я постараюсь...

- Принцесса, ты нарочно испытываешь мое терпение?!!

Все! Романтическое настроение как рукой сняло. Перед глазами яркими красками встала сцена казни. Через публичное съедение злобным Drachenlied по приказу красной драконицы. Весьма незавидная кончина, надо признать.

Рыжая вздрогнула и бросилась к двери. Рейвар больше не пытался ее остановить - только обернулся вослед. Но на полпути, словно решив что-то про себя, Мерси остановилась, подхватила платье и, отпрыгнув назад, прижалась губами к щеке принца. На одно мгновение, забыв и о гордости и о смущении. Чтобы потом, не оглядываясь и не замирая в нерешительности, быстро вернуться к двери, повернуть ручку и утонуть в золотом сиянии непонятной, но такой удобной магии.


Глава 11


Мы все как карандаши. Каждый рисует свою судьбу.




Кто-то ломается, кто-то тупит, а кто-то затачивается и движется вперед.




NNN



Мерси зажмурилась, когда яркий желтый свет больно ударила по глазам, и шагнула вперед. На один короткий миг ее подхватило, закружило в вихре, и выбросило куда-то со скоростью пушечного ядра. Дыхание замерло на вдохе, желудок сжался в узел в ожидании удара, но... его не последовало. С опаской приоткрыв один глаз, Мерси с минуту сражалась с собственным зрением, чтобы размытые блики, воздушными пузырями сновавшие вокруг, приобрели, наконец, очертания знакомых предметов: темных стен пещеры, догорающего костра в ее углу и одной злобной драконьей морды, нависающей сверху.

- Госпожа Drachenmacht... - чувствуя, как под взглядом Иждереха у нее на лбу вырисовывается мишень, прошептала девушка.

Драконица медленно опустила голову и скользнула по рыжей внимательным взглядом, словно сомневалась, что та окончательно вернулась из своего "спящего режима":

- Что, принцесса, научилась использовать подвеску? - спросила раздраженно. Мерси вжала голову в плечи и, кивнув, опустила глаза в пол. Иждерех тяжко вздохнула, обдав ученицу струей горячего дыхания. - За смекалку - плюс. Но ты должна понять, принцесса, что мир, где ты была, существует только в твоем воображении. Он не даст ничего - ни опыта, ни возможностей, ни знаний. Только мимолетное чувство удовлетворения. Все, что есть реального в твоей жизни - здесь, в этих пещерах. Оно происходит прямо сейчас и лишь это имеет значение. Хочешь променять реальность на иллюзию? Тогда скажи, и я тотчас перестану тратить на тебя свое время.

Рыжая резко вскинула голову:

- Я отлично помню, зачем я здесь! - твердо ответила она. - Я благодарна вам и не собираюсь тратить свой шанс!

Иждерех фыркнула, обнажив верхние клыки:

- Мне не нужна благодарность девата. К счастью, ты не деват...

- Я - человек! - невпопад кивнула Мерси. Драконица положила голову на передние лапы:

- Ну, судя по лохмотьям - скорее его далекий предок.

Рыжая опустила глаза: ну, да. Платье Мэрилин осталось в воображаемой комнате.

"Как и груша" - легким бурчанием поддакнул желудок.

- Из меня не самая лучшая швея, - призналась Мерси. Drachenmacht кивнула:

- Это я вижу. И не могу не спросить: почему? Вам не просто нужны - необходимы еда и одежда. Но то, что сделала ты с продуктами и со шкурами, - уж прости, принцесса, - но это ничем иным, как порчей имущества назвать нельзя. Как может тот, жизнь которого зависит от навыков готовки и шитья, этого не уметь?

- Меня не учили... - попыталась оправдаться рыжая, но драконица ее решительно перебила:

- Мы тоже не учим птенцов строить себе дом! Но они знают, что если не поймут, как это следует делать - однажды их гнездо свалится кому-то на голову. А потому они внимательно следят за тем, что делают их родители. Они учатся сами, ведь они знают, насколько это важно.

Мерси вздохнула, понимая, что в словах Иждереха есть смысл. Но только для ее мира, ее народа. Как объяснить разумному ящеру, который видит ценность изумруда в его красоте, а не стоимости, природу рыночных отношений?

- Драконы самодостаточны, - сказала девушка. - Быть может, это потому, что вас гораздо меньше. И ваши потребности другие. Мы же: люди, демоны или деваты, - настолько многочисленны и жаждем так многого, что научились разделять обязанности. Являясь частью общества, мы делаем в него свой вклад. Результат какого-либо труда, чего-либо, что у нас получается делать лучше, чем у остальных. Мы предлагаем это другим, таким же как мы и, если они соглашаются, мы обмениваем наши товары или услуги на то, что приносят другие.

- Именно поэтому мы и держимся от вас подальше, - хмыкнула драконица. - Ваш мир живет по каким-то своим законам. И вы так зависимы от них! Этот хрупкий баланс стал не просто целью вашей жизни. Он стал самой вашей жизнью. Вы стоите над пропастью и не понимаете, что любой толчок, любое вмешательство извне - и весь ваш сложный мир рассыплется по кусочкам. А самое страшное, - тут Иждерех сделала тяжелый вздох и прикрыла глаза, - и вы никогда не сможете этого понять: над вами - чистое небо. Вам стоило бы всего лишь расправить крылья, чтобы взлететь и спастись. Но вы не сделаете этого. Вы будете падать вместе со всем вашим обществом, всем вашим глупым миром в пропасть, не понимая что ваша зависимость друг от друга - самая прочная из всех возможных клеток.

Мерси выслушала молча. Даже после того, как Drachenmacht завершила свою длинную реплику, девушка не бросилась отвечать, хотя ей, наверное, никогда прежде так сложно не давалось молчание. Опустив глаза и вяло перебирая пальцами косу, она думала, что драконица, конечно, в чем-то права. Мир людей далек от совершенства. Но и утопия, которую так красиво описала мадам Drachenmacht, им не подходит. Ты действительно можешь быть самодостаточным и зависеть только от собственных возможностей, но для этого тебе нужно жить в пещере, кормиться охотой и кореньями, а детей воспитывать в гнездах, созданных из подручных материалов. И тогда - да! Ты сумеешь заменить собою всех: и плотников, и дизайнеров, и строителей, быть может. Ты позволишь себе отказаться от мира вокруг, стать отшельником и "расправить крылья".

Но если ты хочешь большего - тебе придется научиться взаимодействовать с теми, кто сможет это предложить. А сирена хотела. Ей нужен был ее телефон и ноутбук, нужна была ванна и бойлер, шампунь, лак для ногтей, хорошие дороги для авто. Ей нужен был фонарь, чтобы идти по улице поздно ночью, и Интернет - чтобы знать, что твориться там, куда не доносят крылья. Это называлось комфортом и именно за это люди отдали свою независимость друг от друга.

- Неужели... - пробормотала она, наконец, - неужели вам ни разу не хотелось что-либо изменить?

- Но зачем? - не поняла драконица. - Мы живем по своим законам много веков. Зачем нам что-то менять?

- Я не о вас говорю, - подняла глаза Мерси. - Вы, Иждерехи, - могущественный народ. Даже эмир деватов боится идти против вашей воли. Неужели за столько лет вы ни разу не хотели изменить устои жизни на земле или в Лазури? Если то, что вы описали, - путь к счастью, почему же вы не пытались убедить в этом кого-то еще?

Drachenmacht и бровью не повела, но рыжая готова была поклясться - ей не понравился вопрос.

"Быть может, она понимает, что у каждого - свое счастье?" - с надеждой подумала девушка. Увы, все было не так просто:

- Потому что, меняя что-либо, - без особого энтузиазма ответила драконица, - нужно быть готовым к последствиям. Они далеко не всегда отвечают твоим ожиданиям, принцесса.

- Кто-то может быть недостаточно благодарен? - скептически изогнула бровь девушка. Drachenmacht окинула ее внимательным взглядом и, царапая когтями пол пещеры, поднялась на лапы:

- Идем за мной, любопытный человек. Я покажу тебе кое-что.

Не разворачиваясь, драконица хвостом вперед выбралась из "комнаты" и быстрым шагом преодолев коридор, вернулась в библиотеку. Мерси пришлось бежать со всех ног, чтобы успеть за нею. Расправив крылья, Drachenmacht взлетела почти к самому потолку, покружила там немного и по шею засунула голову в одну из ниш. На пол она спустилась, держа в зубах потрепанный свиток, весь покрытый пылью и паутиной.

- Разверни, - потребовала она. Мерси послушно сняла колбу и уже хотела потянуться за треногой, но оказалось, что в этом не было нужды. На старой, пожелтевшей от времени бумаге, полуистлевшими красками был запечатлен рисунок. Пейзаж. Высокая зеленая трава чуть пригнулась к земле на ветру. Широкая река бежала вдаль, пересекая луг. Деревья тянулись к солнцу усыпанными изумрудной листвой ветвями...

- Лазурь не всегда была покрыта песком, - тихо сказала драконица. - Когда я была еще птенцом, вокруг Скалистых гор расстилались поля и лес. В полноводных реках водилась рыба. Здесь паслись стада диких оленей, и деваты селились неподалеку. Мир был прекрасен, пока однажды мы не попытались его изменить.

Мерси вздрогнула и поняла голову, круглыми глазами уставившись на драконицу. Что же такое они сделали, чтобы превратить плодородные земли в голую мертвую пустыню?!

- Вопрос не в том, что сделали мы! - словно прочитав явно не предназначенные для нее мысли, отрезала Иждерех. - Вопрос в том, как вы ответили! Мы хотели как лучше. Мы надеялись, что вы услышите нас, поймете, научитесь чему-то. Но вы восприняли это как поползновение на свою свободу, и, дабы защитить ее, обратились к силе, которую никогда не умели контролировать. Знаешь ли ты, принцесса, как опасен может быть свет? Деваты потянулись к Источнику, он им ответил, и мир вспыхнул огнем.

Мерси вздрогнула - так страшно прозвучали последние слова. Опустив глаза, она вновь пробежала взглядом по пейзажу. Неужели та самая "змейка", тот самый свет удачи оказался способен на такие разрушения?

- И что же теперь? - севшим голосом прошептала она. - Лазурь никогда не станет прежней?

Драконица изогнула шею и заглянула в свиток. Долгим тоскливым взглядом посмотрела на реку, на горы, закрывшие собою горизонт, а потом со вздохом ответила:

- Станет, конечно. Возможно, не такой как прежде, но она восстановит силы. Жизнь снова придет на эту землю. Она умеет приспосабливаться. Быть может, на это потребуются годы, но она примет новые формы и отыщет свое место. Эта земля переживала больше, чем ты можешь себе представить, принцесса. И деватов с Иждерехами она тоже переживет...

Той ночью Мерси шла спать с мыслью, что она узнала куда больше, чем хотелось. Великие драконы, величие и мудрость Лазури, которых раньше девушка представляла кем-то вроде монахов Шаолиня, отказавшихся от мирских утех и уединившихся в горах ради сохранения собственной истории и накопленных знаний, оказались обычными беглецами. Попытавшимися однажды изменить мир и потерпевшими сокрушительное фиаско. Они могли бы продолжить сражаться за свои убеждения, но вместо этого предпочли уйти. Скрыться в Скалистых горах, спрятаться, оградить себя от любых поползновений со стороны странных существ, способных пожертвовать всем ради сомнительной победы. Мерси было интересно, что бы сделал эмир Касдагара, если бы узнал, что могущественные Иждерехи боятся деватов куда больше, чем деваты их?

А какая реакция была бы у Рейвара?

Девушка легла на топчан, укуталась с головой и достала подвеску. Повертела ее в руках, подумала и засунула обратно. Нет, сегодня она с принцем встречаться не хотела. Она слишком устала, чтобы отвечать на его вопросы. Но ей слишком хотелось обсудить то, что о чем рассказала Drachenmacht, чтобы не дать Рейвару повода их задать.

Свернувшись калачиком, Мерси положила руку под щеку и тут же провалилась в сон. Очень приятный поступок, за который, впрочем, она потом будет себя корить. Потому что, если бы девушка только знала, насколько загруженной окажется ее следующая неделю, ни за что не упустила бы шанс воспользоваться подвеской.


Рейвар не привык, чтобы его игнорировали женщины. Особенно после поцелуя. Причем, неплохого поцелуя, пусть и произошедшего в вымышленном мире. Именно после него он понял, что Мерси к нему испытывает. Что поняла сама девушка - осталось загадкой. Потому что в комнату с камином она больше не вернулась.

Прошла неделя со дня их расставания, и принц, теряясь в догадках, вернулся в Скалистые горы. "Привратник" на подлете лишних вопросов не задавал. Мысленно приказав следовать за ним, он провел Рейвара куда глубже в горы, нежели в их с Мерси первый визит.

- Принцессу найдешь внутри, - сообщил Иждерех, на один миг цепляясь когтями за выступ одной из скал, а затем оттолкнувшись всеми четырьмя лапами, вновь взмывая в небо. - Просто иди на звук, - добавил, уже почти скрывшись за облаками.

"На звук? - хмыкнул про себя Рейвар. - Однако, интересно у них занятия проходят..."

О, он и представить себе не мог, насколько интересно!

Отыскать девушку в хитросплетении тоннелей, и правда, оказалось делом нехитрым. Мадам Drachenmacht, словно исполинская кошка улеглась в одном из проходов, полностью перегородив выход из "комнаты", и время от времени раздраженно стучала хвостом по каменному полу, мысленно прикрикивая:

- Не халтурь, принцесса! Я вижу, как ты дергаешься!

Не услышать, как натужно гудит камень под весом пятой конечности Иждереха было трудно. На всякий случай прижавшись к стеночке (и активно взывая к слабо отвечавшей ему удаче, чтобы траектория движения хвоста внезапно не изменилась), Рейвар подобрался к Drachenmacht поближе и вежливо кашлянул. Она ответила мрачным рыком:

- Я отлично слышала твое приближение, деват! Не мешай.

Принц изогнул бровь - такого приема он не ожидал.

"Меня что, слишком долго не было?" - подумал, делая шаг ко входу в пещеру. Драконий зад чуть приподнялся и, плавно вильнув в сторону, прижался к стене прохода так плотно, что Рейвару не только войти - даже заглянуть в комнату при всем желании не удалось бы. А изнутри опять раздалось грозное:

- Перьями не тряси!

Рейвар замер, в надежде услышать продолжение. Увы, Иждерех оказалась той еще конспираторшей. Ничего не дождавшись, принц тихонько отступил к дальней стене тоннеля, пытаясь обойти Drachenmacht по дуге, и в результате едва не схлопотал тяжелым хвостом в лоб. В последний момент отпрыгнув назад, Рейвар хмуро покосился на вожделенный вход, и резким движением расправил крылья.

- Да ты издеваешься! - изогнув шею под немыслимым углом, вынырнула из пещеры возмущенная драконица. - Сказала же: не лезь!

Оправдаться принц не успел: в комнате послышался громкий "бух!" и следом - жалобный стон. Drachenmacht закатила глаза:

- Уже помешал! Иди теперь, поднимай свою изнеженную принцессу!

- "Изнеженную"? - возмущенно переспросила Мерси, с трудом поднимаясь на локтях. - Я по вашей милости с высоты десяти метров пол поцеловала!

Именно в этот момент Рейвар понял, что если он еще минут пять постоит в коридоре - легкое замешательство может перерасти в конкретный столбняк. Потому что он уже вообще не понимал, что творится вокруг. Где почтение к Иждерехам? Почему в голосе Мерси не звучали трепет и покорность? С чего бы драконица пропустила столь явную грубость мимо ушей?! Огненные крылья, да он на неделю оставил ничего не знающую о Лазури полукровку в компании крылатых ящеров по нескольку тонн весом каждый! Не то, чтобы сделал неправильно - выбора особо не нашлось, но, положа руку на сердце, он ожидал увидеть по возвращении совсем другую картину. Даже приготовился оказывать Мерси посильную психологическую помощь - шутка ли, неделю с Иждерехами в пещере прожить? А вместо этого она огрызается прямо Drachenmacht в морду и возмущенно требует в следующий раз устилать пол пещеры сеном, чтобы приземляться было мягче?!

- Хватить бухтеть! - мысленно отрезала драконица и, подвинувшись, открыла, наконец, Рейвару доступ в "тренажерный зал". - К тебе гость, принцесса. Можешь собирать уже себя в кучу, подниматься с земли и... покормить его, что ли. У тебя вон нечто в котелке уже горелым попахивает.

- Вот черт! - мигом подорвалась на ноги девушка. - Моя каша! - и бросилась к костру. На бегу обернулась, окинула принца радостным взглядом и крикнула. - Привет, Рейвар! С возвращением! Есть будешь?

- Я бы не советовала, - мурлыкнула драконица, невинно косясь в сторону. Мужчина мысленно поскреб в затылке и после короткой борьбы с собственным представлением о реальности, решил на время смириться с тем, что мир перевернулся с ног на голову.

- Да, Окайя, - кивнул, присаживаясь к очагу. - Я голоден с дороги. А вы, уважаемая Drachenmacht, к нам присоединитесь?

Иждерех, которая и не думала куда-то уходить, как-то странно хохотнула и мотнула головой:

- Благодарю, принц, но я, пожалуй, воздержусь.

"Что-то мне не нравится ее тон..." - промелькнуло у Рейвара в голове. Мерси бросила на драконицу возмущенный взгляд:

- Каша отличная!

- Не сомневаюсь! - с явным сарказмом в голосе ответила Drachenmacht. Принц нахмурился, подставляя тарелку, в которую девушка отсыпала ровно половину ценного продукта из котелка. Почему Иждерех сначала предложила Мерси его накормить, а потом, уже обращаясь к нему, посоветовала еду не брать? А теперь еще и явно пытается испортить аппетит язвительными репликами. Какого черта?!

"Ну, не может же все быть так плохо", - с сомнением принюхался мужчина к содержимому тарелки. Обычная гречневая каша. Слегка подгоревшая - да, но на вид очень даже съедобная.

Первые подозрения закрались в тот момент, когда выяснилось, что завтракать мужчина будет в одиночестве. А повар, на пару с крылатым педагогом, с искренним интересом будут за этим процессом наблюдать. Криво ухмыльнувшись и чувствуя себя морской свинкой под бдительным оком ученых, Рейвар воткнул ложку в кашу (она застыла как флаг на покоренном Эвересте) и решил с едой слегка повременить:

- Как прошла неделя? - спросил вкрадчивым голосом. Мерси тяжко вздохнула:

- Не верю, что она закончилась. Это были самые долгие семь дней в моей жизни.

- Чем же вы занимались?

- Тренировались! - заявила драконица.

- Ставили опыты! - в один голос с нею буркнула девушка. Рейвар подумал, переставил тарелку со своего колена на пол и подсел к Мерси ближе:

- Я вижу, тебя переселили? Эта пещера выглядит лучше предыдущей.

- Угу, - обернулась к нему рыжая. - Здесь места больше и к библиотеке ближе...

- А еще мои покои сразу за поворотом, - ощерилась драконица. - И я могу держать свою юную ученицу под неустанным контролем. Чтобы она изучала свитки и призывала удачу, а не теряла время в вымышленных мирах!

Довольная улыбка расползлась по лицу Рейвара: вот, оказывается, почему его игнорировали целую неделю! Не потому, что интерес угас ("Да как мне вообще такое в голову могло прийти?!"), а только по причине тотального контроля со стороны Drachenmacht!

Воодушевленный, принц вновь подхватил тарелку:

- И чему же новому тебя успели научить? - спросил, с предвкушением набирая в ложку побольше каши. - Как падать с потолка? Я ошибаюсь, или раньше у тебя это тоже отлично получалось?

Мерси скрипнула зубами:

- Я случайно упала, - процедила сухим тоном. - А до этого успешно, между прочим, медитировала, планируя над землей.

Мужчина покосился вверх на, так сказать, место тренировки, и с усмешкой, как маленькому ребенку, сообщил:

- Окайя, здесь нет воздушных потоков. Разумеется, твое планирование долго не продлилось!

Мерси сузила глаза: ах, он крылатый паразит! Опять издевается?! Не разобрался, не уточнил, не поел - сразу начал троллить. Даже драконица в дверном проеме негодующе забурчала... но в этот момент ложка каши все же достигла рта принца.

Плевался он долго. И громко. На глазах у все более мрачнеющего повара. На сей раз Мерси кашу вообще не солила - та просто обязана была получиться (лучше, чем в прошлый раз)! Но даже если нет, Рейвар мог бы быть тактичнее. И уж точно - куда более благодарным!

Неудивительно, что когда принц, скривившись, воскликнул:

- Что это за гадость?! - девушка, ни слова не говоря, надела ему на голову котелок. И это принцу еще повезло, что каша успела остыть! А то быть бы ему не только "окольчуженным", но еще и ошпаренным.

Драконица зашлась каркающим смехом. Принц медленно стянул с себя кухонную утварь, мотнул головой, стряхивая большую часть недоваренных гречневых зерен на пол, и прорычал:

- Окайя! Я из-за тебя стал посмешищем!

- А я из-за тебя осталась без ужина! - отрезала девушка, складывая руки на груди. - Так что мы квиты.

У Рейвара аж челюсть отвисла. Зато Иждерех наконец-то поднялась на лапы:

- Не пугай его, принцесса, - весело попросила она. - Хранителю нужно привыкнуть к твоей готовке. Или начать прислушиваться к советам старших, - обернулась она к застывшему с круглыми глазами принцу. - Я, между прочим, сразу предупредила, что тебе не понравится. Мог бы и не переводить продукты. Кстати, на сей раз у нее еще неплохо получилось. В прошлый раз варево всю пещеру провоняло - я даже не знаю, что туда можно было добавить, чтобы стоял такой "аромат"...

Рейвар перевел обалдевший взгляд с драконицы на скуксившуюся девушку:

- Кажется, я слишком многое пропустил...

- Ничего, наверстаешь, - безапелляционно отмахнулась хвостом Иждерех. - Лучше скажи, что творится в Касдагаре?

Рейвар вздохнул, вытянул ноги к костру, уложил локти на колени, засунул пятерню в волосы и, с отвращением на лице вытянув оттуда кусок каши, ответил:

- В столице паника. Эмир пытается воевать с мельницами - размахивает руками, грозится выкорчевать "зло" под корень, сыплет проклятиями, но пока не определился с конкретным врагом. Потому страдают одновременно все и никто.

Мерси замерла, мигом отбросив и обиду и возмущение:

- Больше двух декад прошло, - прошептала она. - Я думала, он успокоится. Уймет гнев и перестанет третировать двор...

- Успокоить отца может разве что преждевременная отставка, - покачал головой Рейвар. - Он будет искать тебя, пока не найдет, Окайя, или... пока на престол не взойдет Рихард. Думаю, второе произойдет скоро - Асмар со многими благородными семействами успел порвать отношения. Еще немного, и Лазурь захлестнет гражданская война.

Рейвар замолчал. Мерси пробежала по нему тревожным взглядом: каменное лицо, поджатые губы, полуприкрытые глаза цвета застывшей стали здесь, в темноте пещеры, - девушка всей душой ощутила тревогу и боль Хранителя деватов. Да, он мог уйти, мог отказаться от престола, но Лазурь была его родиной, его домом. Он чувствовал свою ответственность за нее и сейчас, как никогда, - собственную беспомощность.

Не зная, как поддержать словами, Мерси протянула руку, скользнула пальцами по запястью принца и коснулась напряженных ладоней. Они тут же расслабились, раскрылись и спрятали прохладную руку сирены в своем кольце. Их пальцы переплелись. Тихонько вздохнув, Мерси прижалась к мужчине и положила голову ему на плечо. Не было неловкости или страха - осталось только жгучее желание хоть как-то ему помочь.

Идиллию нарушила Drachenmacht. Понаблюдав немного за странной парочкой, только что готовой вцепиться друг другу в горло, но спустя миг уже обнимавшейся у костра, она покачала головой:

- Я услышала тебя, Хранитель, - пробормотала мысленно. - Ситуация в Лазури не способствует вашему дальнейшему путешествию. Окайя останется под крылом Иждерехов в Скалистых горах пока мы не будем уверены в ее безопасном возвращении на землю.

Рейвар нахмурился, наблюдая, как драконица неспешно покидает пещеру. Высказанное ею предложение подозрительно напоминало ультиматум. Но ругаться с Drachenmacht принц не стал: в конце концов, сейчас у них действительно не было других вариантов. Если же придется "уходить огородами" - что ж, будет лучше, если Окайя к тому моменту узнает о драконах как можно больше. А устроить диверсию для ее похищения он сумеет. В конце концов, это будет не в первый раз.

- Я благодарна Иждерехам за гостеприимство, - пробормотала Мерси, когда за поворотом стих топот исполинских ног, - но идея прятаться в горах, пока Асмар устраивает в стране геноцид, нравится все меньше и меньше...

Рейвар скосил глаза:

- И что ты предлагаешь?

Девушка тяжело вздохнула:

- Я не знаю... Но, быть может, настало время подумать над тем, чтобы вернуться?

- Исключено! - отрезал мужчина, окидывая рыжую возмущенным взглядом. Что за идиотский вопрос? Он так старался ее вытащить не для того, что возвращать обратно по причине отцовских бесчинств!

Сирена даже поежилась слегка, уловив нотки осуждения в его тоне, но все же попыталась объяснить:

- Я ведь не просто так предлагаю, Рейвар! Меня Иждерехи многому научили. И не только как призывать удачу, но и как убеждать, успокаивать, направлять других при выборе. Я могу помочь угомонить Асмара на время, а вы пока...

- Довольно, Мерси! - рявкнул принц, не замечая, что впервые назвал ее по имени. - Ты хотя бы что-то о моем отце знаешь? Заставить его отказаться от планов может разве что расстрельная доска, да и то не факт. Думаешь, он начнет с тобой диалог? Озвучит планы, посоветуется, попросит помощи? Женой Рихарда ты станешь в течении трех часов по возвращению в Касдагар, даже если небо упадет на пустыню!

- Зато он перестанет гнобить твой народ! - грозно перебила Мерси.

- Ага! - уже еле сдерживаясь, фыркнул принц. - И начнет гнобить твой!

- Не начнет! - категорично воскликнула девушка. - Во-первых, чтобы отправиться на землю, он должен собрать армию. Четыре легиона под Касдагаром, но Таирон мобилизовал войска на земле. Асмару потребуется время, чтобы продумать план атаки и найти дополнительные силы. Для войны с демонами на их территории нужна армия куда больше, чем сестры смерти и компания. А во-вторых, ему обязательно! - тут Мерси вырвала-таки руку из ладоней Рейвара, слушавшего рыжую с выражением легкого снисхождения на лице, и подпрыгнула на ноги. - Обязательно потребуется моя помощь. Учитывая небольшое количество порталов с Лазури на Землю, перебросить войска незаметно для Таирона Асмару не удастся. Атака же "в лоб" принесет победу только с моим непосредственным участием. Ну, а мне, понятное дело, нужно будет хорошенько подготовиться - а это займет ровно столько времени, сколько потребуется вам с Рихардом, чтобы отправить отца в долгожданную отставку. Как тебе план?

И она замерла перед принцем в ожидании вердикта. Он покачал головой:

- У меня только пара вопросов, - заявил мрачным голосом. - С каких это пор ты определила себя живым воплощением Сунь Цзы?

Мерси скрипнула зубами:

- С тех самых, как качеством моего образования озаботилась одна из самых любознательных рас Лазури! Думал, я здесь, как на курорте: любовалась пейзажами и упражнялась в готовке? Да я полсотни свитков по одной только военной стратегии прочитала!

- О, да-а! - язвительно протянул Рейвар. - Великий полководец! Пятьдесят свитков - это, конечно, сразу все меняет.

Мерси скрестила руки на груди:

- Ты сейчас пытаешься сказать, что в моих словах нет смысла?

- Почему же? - перетек принц в вертикальное положение. - Смысл есть! Даже больше, чем хотелось бы. Долго, наверное, план придумывала? С последствиями смириться успела? Или они показались настолько несущественными, что ты о них даже не задумалась, принцесса?

Мерси нахмурилась:

- Вот сейчас я не понимаю, о чем ты говоришь...

- А мне кажется, отлично понимаешь! - прорычал мужчина, нависая над девушкой с очень грозным видом. - Мерседес Окайя, супруга Рихарда Смиренного, великого эмира Лазури. Хорошо звучит, правда?

И только тут до рыжей дошло:

- Да какое значение имеет фиктивный брак, когда речь идет о спасении целого народа?! - воскликнула она. В ответ мужчина резко подался вперед, ухватил ее за плечи и прошипел, склонившись к лицу:

- Для меня - огромное, Окайя! Ты не те книги читала: твой брак с моим братом никогда не будет фиктивным. Он будет единственно-возможным для Рихарда. Никто не позволит тебе уйти, никто не даст ему право иметь вторую жену. Хотите вы того или нет, но Лазурь обяжет вас иметь наследника, потому что Рихард - глава правящей династии. Ее продолжение не зависит от чувств между эмиром и его законной супругой. Если ты выйдешь за брата - я потеряю тебя навсегда.

Мерси почувствовала, как сердце вздрагивает раненой птицей и с предсмертным всхлипом падает вниз, к пяткам. Как она могла забыть о законах этого мира? Как она только могла подумать о том, чтобы согласиться на брак?!

Рейвар улыбнулся. Ответ Мерси на его грозный монолог уже не требовался: так ярко отразились эмоции на ее бледном лице. Не удержавшись, принц ступил ближе и заключил девушку в объятия. Она тоскливо вздохнула и обхватила его руками за талию, прижалась щекой к груди и прошептала:

- Я не понимаю... если я такая везучая, почему жизнь постоянно ставит меня в безвыходные ситуации?

Сверху раздался короткий смешок и тихий голос:

- Безвыходных ситуаций нет, Окайя. Нужно просто дождаться момента, когда появится именно тот выход, который будет тебя устраивать.

- Рейвар, - девушка подняла лицо и посмотрела на принца грустным взглядом. - Пожалуйста, называй меня иначе.

- Как? - хрипло уточнил мужчина, наклоняясь так низко, что его дыхание коснулось ее щеки.

- По имени, - выдохнула Мерси, закрывая глаза и находя его губы своими.

Это был их самый первый настоящий поцелуй и, быть может, именно поэтому он понравился девушке больше того, который случился в мире из подвески. И длился он не мгновение, как в прошлый раз, а словно целую вечность. Или так показалось от того, что время остановилось для Мерси, когда Рейвар притянул ее к себе и с жадностью прильнул к губам.


Впервые за долгое время Мерси чувствовала себя счастливой. Ну, или, по крайней мере, очень довольной, ведь счастье - понятие глобальное, а когда на горизонте маячит столько неприятностей, сложно ощутить полноценное "блаженство". Зато быстро учишься радоваться маленьким ежедневным победам и получать истинное удовольствие от самых крошечных благ. Например, от кроличьей ножки, приготовленной Рейваром по авторскому рецепту. Девушка неделю не ела нормальной пищи и этот не подгоревший и не брызгавшей сырой кровью окорок, со вкусом посоленный и такой ароматный, что желудок начинал счастливо попискивать уже только от запаха, показался ей амброзией богов. Которая, правда, обошлась недешево: в одну довольно странную и малость противоречивую услугу. Просто так, даже ради удовлетворения собственных потребностей, готовить Рейвар не хотел.

- Знаешь, это нечестно, - попыталась откреститься девушка. - Ты испортил мою кашу, а теперь шантажируешь едой.

- Я испортил твою кашу?! - с откровенной издевкой переспросил Рейвар, демонстративно указывая на грязную косу. - Это ведь ты надела мне кастрюлю на голову! Тебе и от последствий избавляться. К тому же, ту кашу все равно нельзя было есть без риска для здоровья.

- Ты балованный, - активно работая челюстями, определила Мерси. Рейвар ухмыльнулся:

- Зато у тебя желудок, кажется, даже гвозди способен переварить, принцесса.

Зря он про гвозди сказал. Криво ухмыльнувшись, рыжая зубами сняла с косточки последний кусок мяса и, прицелившись, метнула ее в принца. Попала прямо в лоб, на что мужчина философски вздохнул и поднялся на ноги:

- Я так полагаю, ты уже наелась? - спросил, небрежно сбрасывая на пол плащ. Следом полетели рубаха, ножны с кинжалами и сапоги. Когда очередь дошла до широкого ремня, на котором держались штаны, рыжая не выдержала, сглотнула и пролепетала:

- А я тебе точно только голову мыть буду?

Рейвар улыбнулся и движением опытного стриптизера, от которого у Мерси по коже промаршировал полк мурашек, буквально выскользнул из брюк:

- Это будет зависеть только от тебя. Я вырываться не стану... Не поможешь?

И повернулся к девушке спиной, предлагая расплести длинную, спускающуюся ниже лопаток, косу. Мерси встала на подрагивающих ногах и подошла ближе. Сейчас, когда он не сканировал ее своими насмешливыми голубыми глазами, она могла позволить себе бросить быстрый сконфуженный взгляд на широкие покатые плечи, покрытые татуировками, на мускулистую спину, узкие бедра. Она видела шрамы, испещрившие его загорелую на солнце кожу, мысленно скользила пальцами по рельефным мышцам и, словно зачарованная, любовалась красивым мужским телом. Черт подери, как же сильно ей хотелось сейчас к нему прикоснуться!

Прошло, наверное, минуты две, прежде чем девушка опомнилась, взяла себя в руки и начала медленно распутывать длинные черные пряди. Волосы у принца оказались жесткими на ощупь и очень густыми. Сирена пропускала их между пальцами, аккуратно расправляя прядь за прядью, и любовалась слабым бордовым оттенком, игравшим на них в свете костра.

Чуть повернув голову, Рейвар замер, наслаждаясь ее легкими прикосновениями. Это одновременно было очень приятно и болезненно - чувствовать ее так близко, но не иметь возможности прикоснуться, прижать к себе. Нет, он знал, что если только предложит, сделает шаг навстречу - она не убежит и не откажет ему, но он хотел дать ей время. Чтобы испуг и сомнения, все еще видневшиеся порой в ее глазах, исчезли навсегда. Он хотел, чтобы она верила ему без границ, отдавалась всецело и не пугалась желаний - ни собственных, столь отчаянно скрываемых под маской каменного безразличия, ни его.

- Я закончила, - прошептала девушка, когда сложная коса была полностью расплетена. Принц улыбнулся, глядя, как она кусает губы в попытке скрыть смущение и теребит непослушную прядь у виска. Забросил руку за голову, провел ладонью по собственной гриве:

- Хорошая работа, принцесса. Показывай, где у тебя ванная.

Мерси вздохнула:

- Ты бы еще душ попросил. Я в пещере живу - здесь имеется только вот та лужа у стенки, - она первая подступила к небольшому водоему с покатым спуском в дальнем углу "спальни". - Небольшая, но глубокая.

- Что ж, - с кряхтением, умостился на пол Рейвар. Повозился немного, пытаясь отыскать самое ровное место, и лег на землю, уложив голову на каменный бортик. Волосы черным полотнищем окунулись в воду. - Приступай, - сообщил повелительным тоном. Мерси нахмурилась:

- Ты бы хоть плащ постелил, что ли. Не замерзнешь на голых камнях? И почему бы тебе просто не войти в воду? Так будет гораздо удобнее...

- Мне и здесь хорошо, - отрезал принц. - Но если ты так и будешь стоять в стороне, теряя время, я действительно могу закоченеть.

Девушка вздохнула, пожимая плечами: ну, не хочет деват прислушаться к хорошему совету - кто ему доктор? Оттягивать же мытье действительно не стоило. Долг принц все равно бы не простил, а у нее руки от нервов и так с каждой минутой все больше тряслись.

Только вот откуда мог взяться этот странный беспричинный страх? Девушка ощущала себя едва ли не сапером на службе, у которого одно неверное движение: и все вокруг взлетит на воздух. Будто вся ее жизнь зависела от того, что произойдет в следующие пять минут:

"Черт подели! - мысленно воскликнула она. - Ну не разворотим же мы с ним Скалу Знаний, в конце концов...?!"

Почему же тогда казалось, что все идет именно к этому?!

Стиснув зубы, она медленно приблизилась к принцу. Тот, не двигаясь, лежал на спине с вытянутыми вдоль тела руками и искоса наблюдал за нервными движениями своего "брадобрея".

"А не было ли это плохой идеей?.." - пронеслось у Рейвара в голове. Не то, чтобы он не доверял девушке, но уж очень девату хотелось остаться при своем скальпе. А у рыжей выражение лица было такое, словно она ему не помыть волосы собрать, а буквально постирать, даже если для этого их придется отделить от головы.

Мерси, кстати, приблизительно так и думала. Сжав кулаки, она опустилась на колени у плеча принца и решила во что бы то ни стало выполнить свою работу. Причем, качественно выполнить, чтобы, так сказать, "сделать и забыть"!

- Итак, - заявила она вполне бодрым тоном. - Ты чем пахнуть хочешь: жасмином или розами?

- При таком выборе это не принципиально, - кашлянув, ответил Рейвар. Мерси пожала плечами и подхватила ближайший глиняный кувшинчик, широким жестом презентованный драконами. Принюхалась:

- Значит, жасмином, - и вылила немного густой темно-синей жижи принцу на волосы. По пещере тут же разнесся натуральный, очень свежий цветочный аромат. Рейвар скривился, но мужественно смолчал. Хотя мысль о том, что он теперь будет благоухать, как свежевспаханная клумба, оказалась не слишком приятной. А вот руки Мерси на голове - очень даже.

Рейвар едва не замурлыкал, когда девушка сунула пальцы в его волосы и начала взбивать шампунь. Стараясь не халтурить, рыжая активно потерла мужчине виски, намылила лоб, спустилась к затылку и только там поняла, что позу надо менять. Уж больно довольная улыбка была у принца, не отрывавшего взгляд от нависшего сверху бюста. Да и руки плохо доставали до воды - приходилось сильно перевешиваться через "бортик", каждый раз оскальзываясь на камнях и норовя уйти туда с головой. Мерси пыталась и так, и эдак, подступала с разных сторон, становилась на колени, на корточки, ложилась на бок, один раз даже попыталась "оседлать" Рейвара, но быстро опомнилась... и только потом все же нашла выход. Самый правильный, с ее точки зрения.

- Пожалуйста, не подглядывай, - попросила, быстро стягивая с себя одежду. Разумеется, мужчина тут же сфокусировал взгляд на ней. Ну, когда еще появится возможность наблюдать такое увлекательное действие?

Мерси закатила глаза:

- Ну, хотя бы подглядывай не так явно! - рыкнула в раздражении и, повернувшись к принцу спиной, сбросила меховые штаны. Оставшись в одном белье, она убрала за спину косу, разбежалась, сделав две широких шага, и ласточкой ушла в воду. Раздался громкий "плюх" и Рейвар едва на ноги не подпрыгнул из положения "лежа": он явно был не готов к такому повороту событий.

- Окайя! - круглыми глазами уставившись в воду, позвал он. - Окайя, ты где?!

- Здесь! - вынырнула Мерси. Рейвар скользнул по ней пораженным взглядом: кожа чуть светлее обычного, два тонких дугообразных надреза над ключицами, наросты на локтях и хвост, которым девушка, играючись, ударила по воде. Просто так, чтобы привести мужчину в чувство - уж больно ошарашенное у него было лицо. Столб брызг взмыл к потолку.

- Огненные крылья! - выругался Рейвар, но отползти не успел: с громким плеском вода благополучно обрушилась ему на плечи, спину и покрытую пеной голову. - Ты что творишь?!

- Купаюсь, - невинно улыбнулась девушка. - И тебе бы не помешало. Ныряй ко мне.

- Благодарю покорнейше, - скривился принц. - Но ты сказала, что там глубоко.

- Ага, - кивнула Окайя. - Я ни разу дна не достигала. Правда, у меня никогда не было времени как следует его поискать. Рейвар, вода отличная! Присоединяйся!

- Не сомневаюсь, что отличная... - пробурчал мужчина.

- Так чего же ты ждешь? - продолжала настаивать рыжая. Принц нахмурился, вцепился руками в бортик и сквозь зубы выдавил:

- Большую часть своей жизни я провел в пустыне, и, конечно, успел приобрести кое-какие навыки выживания. Как ты думаешь, плавание входило в их число?

Мерси хлопнула ресницами:

- Так ты не умеешь плавать?!

- Я - феникс! - отрезал мужчина, резко подрываясь на ноги. - У меня нет жабр и хво-о-о...!!

Мерси едва успела нырнуть вглубь водоема: Рейвар поскользнулся на мокром камне, взмахнул руками, но равновесие удержать не сумел. Глядя вверх, свозь толщу воды, девушка видела, как "феникс" красиво перелетает бортик и плашмя обрушивается в "ванную".

"Недолгий полет, птичка..." - только и успела подумать она. К сожалению, на большее времени не хватило, потому что плавал мужчина, и правда, как топор. Он на полном серьезе начал тонуть! Чертыхнувшись, Мерси бросилась на выручку, но не тут-то было! Феникс буквально ошалел от впечатлений, задергался всем телом, но чем больше рвался к свету, тем глубже уходил под воду.

"Успокойся, Рейвар"! - мысленно возопила сирена, пытаясь подобраться ближе. Один раз ей даже удалось схватить его за руку, но он тут же вырвал ее из хватки. Дезориентированный, совершенно сбитый с толку, принц не слышал ее, не понимал, чего она от него хочет, и, бросаясь в панике во все стороны, успешно пресекал любую попытку помочь.

Мерси почти отчаялась, когда поняла, что активность потерпевшего резко идет на убыль. Он дернулся раз, второй, бросил последний, полный ожесточенной ярости взгляд наверх, и... затих.

"Вот черт!" - выругалась девушка, бросаясь Рейвару на грудь. Она не знала, что делает, но в тот момент это казалось правильным поступком. Сделав через жабры глубокий вдох, она схватила его за шею и притянула к себе.

Рейвар почувствовал, как в голове проясняется. Распахнув глаза, он увидел напряженное лицо Мерси и услышал в голове песню. Самую прекрасную из когда-либо звучавших. Песнь сирены. Она успокаивала, поддерживала и манила за собой.

Протянув руку, принц схватил протянутую ладонь девушки и стремительно взмыл вверх: следом за нею, туда, где был воздух, свет и жизнь.

- Что там произошло?! - было первым, что спросил Рейвар, когда сумел, наконец, ухватиться за бортик. Подтянулся с такой силой, что попросту вышвырнул тело из воды, и уселся на камнях. Затем подумал, обернулся, резко наклонился и, подхватив девушку подмышки, вытащил на берег и ее.

- Ай! - воскликнула она, цепляя хвостом булыжник.

- Прости, - бросил принц, проводя рукой по чешуе вверх, к серебреному "поясу" - подарку Арарата, а потом снова вниз, к плавникам. Мерси чуть покраснела и нервно хихикнула. Мужчина в недоумении поднял глаза.

- Это мое бедро, вообще-то, - пояснила рыжая.

- Прости, - повторил принц. - Я прежде не видел русалок. Амуниция потрясающая. И еще голос. Это ведь ты пела там, под водой?

Девушка пожала плечами:

- Одна из способностей русалок. Наш голос способен взывать к самым потаенным струнам сердец не только людей, но и нечисти, и даже деватов. Мы можем взрастить пылкую страсть, гнев, ужас, заставить подчиниться, даже умереть. Это - как искусство: нужны талант и тренировки. Но когда обучишься, тебя можно будет назвать идеальным оратором, потому что никто не сможет противиться силе твоего слова. Ну, а мне... - она криво улыбнулась, - мне пока хорошо удается только успокаивать. Ты уже вторая жертва, на которой я испробовала это умение.

- И что же? - изогнул бровь принц. - Первая тоже тонула?

- Первым был Хранитель русалов, - честно ответила рыжая. - И нервничал он на суше.

- А ты, конечно, ему помогла? - нахмурился Рейвар. Мерси прикусила губу, чтобы не рассмеяться - до того насупленным вдруг стало его лицо, и потянувшись, легко коснулась пальцами его щеки:

- Я могу и тебе помочь. Хочешь, научу плавать?

Принц подумал и кивнул:

- Почему бы и нет?

Если бы Мерси только знала тогда, чем обернется этот урок!..


- Не понимаю, у тебя что, кирпич в трусах?! - не выдержала девушка получасом спустя, когда Рейвар, вопреки всем ее стараниям, в четвертый раз ушел под воду. Пришлось нырять следом и вытаскивать на поверхность. Он громко вдохнул, по паучьи растянувшись на почти отвесной стене "бассейна", и мрачно ответил:

- Спасибо за комплимент!

- Это не комплимент! - схватилась за голову Мерси. - Черт, Рейвар! Даже дети умеют плавать, подгребая руками, как собаки! А для тебя поверхностного натяжения воды словно вообще не существует!

- Может, она в моем случае каким-то образом исчезает?! - предположил принц, которому тоже малость поднадоело постоянно тонуть. Мерси изогнула бровь:

- Каким-таким образом? Божественной волей?

- Окайя, чего ты удивляешься? - раздраженно буркнул мужчина. - Я ведь тебе сразу признался, что плавать не умею.

- Плавать?! - ахнула девушка. - Да тебя вода ненавидит! Она как будто специально пытается тебя утопить. Ты даже просто на спине лежать не можешь - тут же камнем идешь вниз.

Рейвар закатил глаза:

- Я - Феникс, Мерси! - воскликнул он. - У меня есть небо. И никогда не было особо желания и потребности лезть в воду!

- Но ты жил в Лос-Анджелесе! Разве там не почетно иметь дом с бассейном?

- А у меня был дом с бассейном, - пожал плечами мужчина. Не стоило этого делать: ладонь тут же скользнула по камню, раздался всплеск и новоиспеченный пловец (а точнее, "глубоководный ныряльщик", как его язвительно окрестила Мерси), скрылся под водой. Сирена скрипнула зубами и, сильно шлепнув хвостом по воде, поспешила следом. Вытягивать. А заодно - подарить вдох, потому что дыхалка, как оказалась, у принца тоже была никакая.

"Ты даже не пытаешься удержать воздух!" - мысленно упрекнула она, обнимая мужчину за шею. Рейвар потянулся к ее сжатым губам и скользнул ладонью по спине и ниже, к основанию хвоста. Второй рукой прижал за талию к себе и прикрыл глаза. Мерси вздрогнула, когда его губы сильнее прижались к ее и неожиданно начали двигаться таким образом, что это сразу перестало быть похоже на простую передачу воздуха.

"Рейвар!" - ошалело позвала девушка, ощутив, как он сначала кусает ее верхнюю губу, а потом скользит по ней языком. По коже побежали мурашки, в животе вспорхнули бабочки с мотыльками, резко распрямился спинной плавник, - и Мерси почувствовала, что ей, сирене, под водой стало мало воздуха! Зарывшись пальцами в длинные волосы принца, она обхватила его второй рукой за талию и, сильно оттолкнувшись хвостом, буквально выпрыгнула на поверхность. А там, словно обезумевшая, набросилась на мужчину со всей страстью и пылом, на которые только была способна. Потом, чтобы хоть как-то оправдаться перед собственной совестью, Мерси будет объяснять это переизбытком кислорода в организме, но в тот момент она вела себя так, словно поставила своей целью порвать принца на клочки. Она исполосовала ему ногтями плечи, царапая чешуей, кольцом обвила хвост вокруг ноги, хорошенько приложила о каменный бортик водоема затылком... Много позже, чтобы позлить сирену, Рейвар будет божиться, что она еще и рычала в процессе, но Мерси, разумеется, будет все отрицать. Тем более, что долго терпеть такое яростное помыкание собой-любимым принц не захотел, и кто знает, куда бы они вдвоем дошли с подобным настроем, если бы ни одна делать:

"Хвост мешает", - понял Рейвар. В голове всплыл вполне резонный вопрос: "А как, простите, русалки занимаются размножением?!", на что Мерси нервно хихикнула, но вернуть себе человеческий облик на глазах у ждущего мужчины не смогла. Просто не смогла, и всё! То ли из-за волнения, то ли потому, что где-то на границе слышимости раздался грозный, предостерегающий рев Drachenmacht, но девушка покраснела, опустила взгляд и пролепетала:

- Рейвар, у меня не получается...

Он все понял быстрее, чем она успела объяснить.

- Наша сила привязана к эмоциям, - склонившись над сиреной, прошептал он ей на ухо. - Чем ты спокойнее, тем проще ею управлять.

Мерси подняла на мужчину испуганный взгляд: да при таком раскладе она останется русалкой надолго! Потому что умиротворенностью в ее душе даже не пахло.

Рейвар улыбнулся:

- Повернись, - попросил, обнимая ее за талию. Не задавая вопросов, Мерси послушно развернулась к мужчине спиной. Он скользнул пальцами по ее правому плечу, локтю и, легонько сжав запястье, потянул вверх. - Держись за камень, - шепнул, и девушка, чувствуя как забарабанило сердце в груди, обеими руками ухватилась за бортик. - Я сейчас буду делать тебе массаж... расслабляющий.

Мерси закусила губу, чувствуя, что он приник к ней очень близко, настолько, что она буквально ощущала его присутствие каждой клеточкой спины, бедер... шеи, когда он прижался к ней губами. Одной рукой принц держался за скалу, а второй мягко водил по телу, вздрагивающему от его прикосновений. Нет, никаких "важных" точек он не трогал, но то, как он целовал и гладил ее плечи, убирая мокрые пряди, как водил ладонью по животу и ключицам сводило Мерси с ума. Один лишь раз она ощутила тревогу: когда его горячие губы прижались к ее пояснице.

"Он же утонет!" - пронеслось в голове. Резко обернувшись, девушка ожидала увидеть, что угодно: от свечкой уходящего на дно водоема принца, до крыльев, распростертых у него за спиной. Однако реальность оказалась куда прозаичнее: он научился плавать. Это был самый логичный вывод, поскольку мужчина очень уверенно держался на воде, медленно покрывая поцелуями ее живот. Настолько уверенно, что Мерси сразу поняла: умение это пришло к нему не сейчас.

- Ты не тонешь! - сообщила она грозным голосом.

- Мг, - нисколько не смущаясь, мурлыкнул принц.

- Но... но как такое может быть?

- Возможно, я очень талантливый ученик? - ухмыльнулся мужчина. Мерси резко отпустила камень и погрузилась в воду до самого подбородка. Ухватила принца за плечи и ожидающим взглядом уставилась ему в глаза:

- Признавайся!

Рейвар состроил свою излюбленную насмешливую гримасу, потянулся к сирене навстречу и, даже не пытаясь оправдываться, прикоснулся к ее губам:

- Я ведь уже сказал: у меня был дом с бассейном. Некоторые навыки имелись.

Девушка нахмурилась, упираясь ладонями ему в грудь. Даже сейчас, когда она почти висела у него на шее, он не тонул.

- Еще пять минут назад ты понятия не имел, как держаться на воде! - обличающе ткнула она в него пальцем.

- Пять минут назад меня спасала та, кто отлично умеет делать искусственное дыхание, - коварно улыбнулся принц.

- Вот паразит, - шепнула девушка, не в силах оттолкнуть того, кто столь умело играл на ее чувствах.

В какой момент исчезли хвост и плавники, а действие перебралось на устеленный шкурами берег, Мерси не поняла. Зато Рейвар запомнил его очень хорошо. Ведь в ту самую секунду ему дали зеленый свет. Девушка принимала его, дарила свое согласие и разрешение. И, черт подери, он не собирался от него отказываться!


Мерси лежала на боку и, не мигая, смотрела как танцует пламя над поленьями кострища. Длинный ворс шерстяного "покрывала" приятно щекотал кожу. Рука Рейвара под головой была твердой, но поразительно удобной подушкой. В душе царили тишь да благодать, мыслей не было вообще. Глупая улыбка блуждала по лицу, приятная нега окутывала тело... это было то самое состояние полнейшего релакса, исступления, которое обычно приходит на смену эйфории и переливавшегося через край эмоционального подъема.

Рейвар зевнул, подтягивая девушку ближе:

- Не замерзла? - спросил шепотом. Мерси закрыла глаза, прислушалась к себе и мурлыкнула:

- Нет. Русалки не слишком чувствительны к холоду. Но, - она бросила взгляд через плечо, заглядывая ему в глаза, - если хочешь, можем перелечь на кровать.

Рейвар улыбнулся и легко чмокнул девушку в шею:

- Здесь хорошо, - ответил негромко. - По правде сказать, это самая мягкая и теплая постель, которая у меня была за последние несколько месяцев.

- Серьезно? - удивилась Мерси. - Где же ты обычно ночевал?

- Где придется, - пожал плечами принц. - Когда вынужден постоянно куда-то бежать, такая вот пещера кажется пределом мечтаний.

Рыжая глубокомысленно хмыкнула и перевернулась на спину.

- Знаешь, что меня удивляет? - спросила, глядя в потолок. - Почему за столько времени драконы не обустроили себе нормальное жилье? Как можно обитать в подобных условиях? Они словно беженцы в этих пещерах: ни нормальной постели, ни канализации, ни других удобств...

- А зачем им все это? - не понял принц. Мерси скосила на него глаза:

- Разве в природе Иждереха нет потребностей, заставляющих стремиться к комфорту?

Рейвар приподнялся, опирая голову на кулак:

- Почему-то я сомневаюсь, что драконам больше всего не хватает именно душевой. С их-то размерами...

- В этой ипостаси - конечно, - кивнула девушка. Принц изогнул бровь:

- А у Иждерехов есть какая-то другая ипостась?

На этот раз Мерси думала дольше. Потом выдала:

- При мне они никогда не обращались людьми. Но не может же быть такого, что господин Фуко способен менять форму дракона на человеческую, а Иждерехи нет?

В пещере повисла тишина, которая длилась ровно пять секунд. Потом Рейвар понял, что рыжая не шутит, упал рядом с ней на спину и некультурно заржал. Теперь уже сирена заинтересованно поднялась над шкурами. Подождала немного, давая мужчине время, а затем просто легла ему на грудь, недовольно постукивая ноготками по ключице:

- Я, наверное, что-то смешное сказала? - полюбопытствовала не слишком ласковым голосом. Рейвар покачал головой и улыбнулся:

- Ты ведь не задавала этот вопрос Иждерехам, правда?

- Разве ты не предупредил меня, что не стоит сравнивать драконов с демонами? - нахмурилась Мерси. - К тому же, мало ли какие у кого секреты...

Принц кивнул:

- Умница, принцесса. Хотя, учитывая, как вы с ними в целом общаетесь, я был бы не удивлен, если бы ты пренебрегла советом.

Девушка фыркнула, проводя указательным пальцем по шее мужчины:

- Наше общение... бывают моменты в жизни, разделив которые, просто невозможно остаться в прежних отношениях, - глядя в одну точку, не слишком радостно пробормотала она. Рейвар хмыкнул:

- Вы вместе сражались против горных троллей?

- Почти, - улыбнулась Мерси. - Я узнала историю их схватки с твоим народом.

И, положа голову ему на грудь, девушка рассказала печальную историю войны деватов с Иждерехами. Принц выслушал молча, в задумчивости скользя пальцами по ее спине. Потом со вздохом признал:

- Я знаю, что раньше Лазурь имела другой вид. Реки и леса, заливные луга, зверье и птицы... Теперь это кажется не более чем мифом, легендой. Многие не верят, что когда-то вокруг было что-то еще, кроме песка и скал. Видимо, мне история родного мира преподавалась чуть лучше. Правда, нигде не сказано, что источником бед были именно Иждерехи... по какой-то причине мои предки решили спрятать упоминание о войне.

- Ага! Сейчас! - вскинула голову Мерси. - Иждерехи виноваты! Как бы ни так! Да по сравнению с твоими предками драконы - белые и пушистые создания, случайно мяукнувшие из своего угла и получившие файерболом по голове!

Рейвар охнул, когда девушка в порыве чувств, случайно заехала ему локтем в солнечное сплетение, резко извернулся и подмял ее под себя:

- Кажется, я понимаю, почему Drachenmacht решила с тобой "дружить". Когда еще удастся перетянуть на свою сторону такую категоричную в выводах валькирию, которая, к тому же, однажды может возглавить деватов? Только ты учти, Окайя, у каждого - своя правда. Иждерехи не столь невинны, как тебе кажется. Мой народ тоже виноват, но неужели ты думаешь, что огнедышащие ящеры пришли к нам с предложением вечного мира в обмен на знания и защиту? Как бы ни так! Если деваты были вынуждены обратиться к Источнику, то не от хорошей жизни. Это была война, Мерси. Какой бы ни была ее "высшая" цель и чем бы ни жаждали облагородить деватов Иждерехи - они пришли на нашу землю воевать. Не мы явились к ним за мудростью, а драконы обрушились на нас, огнем и клыками убирая непокорных со своего пути.

Мерси вздрогнула, круглыми глазами глядя в строгое лицо девата. Все это время, с того самого момента, как Drachenmacht показала ей свиток с утраченным обликом Лазури, девушка видела в Иждерехах жертв. Несчастных изгнанников, оказавшихся в опале по вине крылатых самодуров. И лишь сейчас ей впервые пришло в голову задуматься о причинах того, что могло побудить деватов к столь отчаянным мерам.

- Огненный мир и Лазурь отличаются во многом, принцесса, - все еще удерживая сирену в объятиях, продолжил говорить Рейвар. - Нечисть, в той или иной мере, едина. Все: оборотни, демоны, драконы, даже духи имеют одну схожую черту: рождаясь разными, со временем они взращивают в себе одинаковую для всех рас вторую ипостась. В ней они представляют собой часть единой пирамиды, винтик в огромном механизме, который подчиняется общим законам Огненного мира. У них один правитель, одна иерархическая структура. Не в рамках кланов или племен, но в рамках государства и целого мира. При необходимости, правящие династии мобилизуют все виды нечисти и никто не смеет им отказать. В Лазури дела обстоят иначе. Здесь живет множество народов - и все разные, независимые друг от друга. Иждерехи в этом плане - отличный пример. Они не имеют второй ипостаси, Мерси. Они - отдельная нация, живущая по собственным законам. Господин Фуко из Огненного мира - дракон. Он может быть сколь угодно уважаем в своем племени, но если приказ отдаст Таирон, он не осмелится ему отказать. Потому что в общей структуре подчинения Наследник Первой династии стоит на уровень выше и Фуко, и мадам Шагал, и Арарата, и многих других. Но Иждерехи, приди к ним с приказом Асмар, пошлют его куда подальше, а потом еще и репарацию потребует за оскорбление. Потому что никакого влияния на них мы не имеем. И все же, знаешь что... - тут Рейвар хитро улыбнулся и склонился к лицу девушки так, что едва не коснулся ее губ своими, - это очень хорошо, что ты поладила с драконами. Какие бы планы они не строили и кого бы ни видели в тебе - воевать с Иждерехами гораздо хуже, чем дружить.

Наверное, он был прав. Нет - он, конечно же, был прав! И Мерси наверняка пришла бы к такому выводу, если бы Рейвар дал ей время подумать, а не решил, что пора переходить от размышлений о вечном к более интересным плотским тематикам. Тихо хихикнув, девушка подалась ему навстречу, твердо решив поразмышлять об Иждерехах завтра.


Было раннее утро, когда девушка внезапно открыла глаза и поняла, что выспалась. Целую неделю она мечтала не вскакивать на рассвете под трубный рев Drachenmacht, а на этот раз ее даже будить не пришлось. Да и некому было - проявляя удивительную для них тактичность, Иждерехи не крутились около пещеры, не привлекали к себе внимания и даже старались особо не шуметь. Быть может, именно по этой причине, (или от того, что Рейвар оказал очень благоприятное влияние на ее организм), Мерси отлично отдохнула.

Зевнув, она добавила поленьев в догоравший костер и покосилась на принца. Он лежал рядом, на спине, положив сжатую в кулак руку себе на лоб. Такая странная поза... с одной стороны: вроде, и умиротворение на лице, а с другой - какая-то собранность во всем теле, сосредоточенность, что ли. Словно он и не спал вовсе, а так, лежал с закрытыми глазами, готовый в любой момент подорваться на ноги и атаковать противника.

Протянув руку, Мерси провела ладонью в миллиметре от обнаженного торса, чувствуя тепло, но боясь потревожить его покой; спустилась взглядом к длинным ногам, задержалась на тонкой полоске темных волос, уходящих от пупка и вниз. Очень внимательно исследовала самое интересное место... и поняла, что пора заканчивать, когда в голове на полном серьезе возникла мысль:

"А будет ли считаться изнасилованием, если я наброшусь на спящего девата?.."

Как ни странно, идея не вызвала паники или смущения. Наоборот - девушка считала вполне нормальным разбудить мужчину приятным, хотя и неожиданным способом. Вопрос был в другом: стоило ли его сейчас вообще будить? После его рассказа выходило, что месяц у Рейвара явно был не из легких.

"Пускай спит, - решила она, погодя. - В конце концов, у нас еще будет время насладиться друг другом".

Вздохнув с сожалением, девушка решила больше не соблазняться и тихо поднялась на ноги. Огляделась вокруг, думая, а не приготовить ли чего-то на завтрак. Наткнулась взглядом на остатки кроличьего мяса и решила, что экспериментировать не стоит. Запасов осталось не так много, и пускай лучше Рейвар сам думает, как ими лучше распорядиться: отдать кролика ей на растерзание, либо поднапрячься и заняться готовкой самому.

Тем более, что у нее уже появилась куда более интересная идея.

На цыпочках Мерси подкралась к водоему, села на край и опустила ноги в воду. Миг - и они слились воедино, блеснув в тусклом свете бликами на чешуе. Без единого всплеска сирена скользнула вниз. А потом перевернулась в воде и поплыла ко дну. Она давно хотела это сделать, так почему бы сейчас не воспользоваться шансом?

Правильно, наверное, говорят, что любопытство сгубило кошку. Сирена не проплыла и двух десятков метров, когда поняла, что вода вокруг ведет себя подозрительно неспокойно. Но только еще через несколько метров до нее дошло - почему она это делает.

Дна у водоема не было. "Лужа" уходила строго вниз, а потом, совершенно неожиданным образом, обрушивалась в какую-то подводную пещеру. Вот там-то и начиналось самое интересное! Когда, образовывая огромную воронку и резко набирая скорость, поток не просто тек, а буквально уносился вон из горы. Вместе с обалдевшей и явно не готовой к таким "американским горкам" сиреной.

Завертевшись в водовороте, несколько раз перевернувшись в воздухе и пару раз здорово приложившись спиной о камни, Мерси опомниться не успела, как впереди показался просвет и обрыв.

С десяток Иждерехов, мирно беседовавших у водопада, дружно подняли головы и с удивлением уставились на вопящее, покрытое чешуей взлохмаченное чудовище, торпедой вылетевшее из пещеры. Особенно впечатлилась Drachenmacht. Возможно, даже испугалась за ученицу, потому что никакой речки под скалой не было и в помине. А потому приземляться сирене предстояло чешуйчатым задом прямо в неглубокий шустрый ручеек.

Каким образом Мерси удалось расправить крылья, она и сама не поняла. Рыжая даже не сразу сообразила, что именно произошло. Только расставила руки в стороны, словно в попытке ухватиться за воздух, и круглыми ошалевшими глазами вытаращилась на драконов.

- Простите... - прошептала минутой спустя, когда дар речи вернулся, а горло перестало сдавливать тисками от страха. Ну, да: нужно же было извиниться за то, что так беспардонно вмешалась в их мирный диалог.

- А и не знала, что ты можешь призвать крылья, будучи в облике сирены, - склонив на бок голову, пробормотала драконица. Мерси опустила глаза: внизу вяло трепетался на ветру длинный русалочий хвост.

- Сама в шоке... - пробормотала девушка.

- Понятно, - с неким подобием ухмылки на зубастой морде кивнула Drachenmacht. - Тогда трюк нужно повторить. Чтобы закрепить талант. Возвращайся в пещеру и ныряй снова.

- Вы с ума сошли! - ахнула Мерси. - Я же только что чуть не убилась!

- Живо наверх!! - безапелляционно рявкнула учитель и, повернувшись к зеленому дракону добавила, закатив глаза. - Ох уж мне эти неуверенные в себе ученики!

Мерси скрипнула зубами и, яростно поглядывая через плечо на крылатую диктаторшу, полетела наверх.

Рейвар только-только проснулся. Зевнул, думая, куда же подевалась его Окайя, сел в постели, а потом молча наблюдал, как она, чертыхаясь на пернатых сволочей, входит в комнатку, пересекает ее, буравя напряженным взглядом водоем и даже не глядя в его сторону, и молча уходит в него с головой. А спустя пару минут, гневно сверкая синими глазами, повторяет действие.

- Во-от! - протянула Drachenmacht зеленому Иждереху, глядя на порхающую над их головами русалку. - А ты говорил: не научится!

- Да я вижу, у нее есть все шансы выжить! - довольно хмыкнул он.

- Не сглазь! - топнула драконица. - Дождемся окончания обучения, а там посмотрим.

Зеленый хлопнул крыльями и послушно перевел разговор в другое русло, а Drachenmacht, слушая одним ухом, продолжала пристально наблюдать за водопадом. В глубине души она тоже верила, что не зря впустила Окайя в жизнь Иждерехов. Как бы ни слаба и ворчлива была девушка, у нее оказались именно те качества, которые позволяли добиться успеха: упрямство, любознательность, сила воли. Она была из тех, кто сражался до конца, кто, стискивая зубы, шел вперед, и кто в ответ на удар поднимался, сжимал кулаки и бросался в бой с еще большей яростью. Да! Что бы ни говорила Drachenmacht, она верила: если кому и суждено изменить что-то в Лазури, то именно этой девчонке-полукровке. И драконица готова была тратить на нее время и силы. Потому что, видят Боги, в их мире давно пора было что-то менять...


Глава 12


Тема "Русь и Византия".




- У Руси с Византией были очень хорошие и дружные отношения ...




Например, князь Олег пошёл войной на Константинополь и завоевал его ...




/Дружинин Георгий Георгиевич.




Нестандартные версии истории. Ответы студентов./



Рейвар отставил пустую тарелку и поднял на Мерси глаза. Она вяло мешала ложкой кашу, количество которой почти не уменьшилось за последние полчаса. Периодически тяжко вздыхая, девушка бросала тоскливые взгляды на огонь, а затем снова возвращалась к созерцанию вареных зерен.

- Принцесса, у тебя такой вид, словно ты только что застрелила маму Бемби, - не выдержал, наконец, мужчина. - Может, расскажешь в чем дело?

Мерси вздрогнула, сжала посудину обеими руками так, словно это был ее спасательный круг в безумном бушующем мире и, наклонившись к Хранителю, доверительно прошептала:

- Мне кажется, драконы хотят меня убить!

Рейвар хмыкнул, глядя в ее насупленное лицо:

- Не думаю, что тебе это кажется.

- Что?!

На сей раз мужчина даже хохотнул - до того отчетливо промелькнули нотки удивления с примесью шока и отрицания в глазах сирены. Правда, потом она с таким видом покосилась на тарелку, что Рейвар понял - еще секунда, и "снаряд" полетит ему в голову:

- Мы все идем по пути наименьшего сопротивления, Окайя, - примирительно улыбнулся он. - Иждерехи не исключение. Большинство из них предпочли бы избавить Скалистые горы от нашего присутствия. Желательно, со стопроцентной гарантией результата. Но они не сделают этого. Drachenmacht имеет большой вес в своем клане. Сородичи не пойдут ей наперекор. К тому же, они уже приняли тебя. Странно было бы убивать сейчас.

- Ты не знаешь, как началось мое утро, - мрачно констатировала Мерси. Рейвар кашлянул в не слишком удачной попытке скрыть смех:

- Ну, отчего же? Я видел, как ты ходила туда-сюда по пещере.

- Мг, - кивнула девушка. - И каждый раз мой поход завершался падением с водопада. Drachenmacht заставляла меня повторять это снова и снова, чтобы посмотреть, как удачно мне удается раскрывать крылья, будучи русалкой!

- Ты смогла раскрыть крылья, будучи русалкой? - тут же оживился Рейвар. У Мерси чуть посудина из рук не вывалилась:

- Алло, про падение с водопада ты, кажется, не расслышал?!

Мужчина помотал головой:

- Еще неделю назад ты не могла призвать удачу, стоя на земле. А сейчас способна сделать это даже перед лицом смертельной опасности. И я, черт подери, на твоем месте был бы благодарен драконам за то, что они научили тебя это делать!

Мерси с мрачным видом поставила тарелку на землю и скрестила руки на груди:

- Мне иногда кажется, что Drachenmacht тебя покусала...

- Если бы она меня покусала, от меня мало бы что осталось, - перебил Рейвар.

- ... потому что ты, как и она, постоянно забываешь об одном маленьком, но очень важном аспекте всей этой ситуации, - и рыкнула, глядя как у принца недоверчиво ползет вверх бровь. - О гуманности! Ваши методы, конечно, дают результат, но их же в Освенциме погнушались бы применять!

- Окайя, я не хочу тебя расстраивать, но ты живешь не в самом гуманном мире, - с легким раздражением ответил Хранитель. - И драконы - твоя далеко не самая большая проблема. Они взяли тебя под свое крыло, многое требуют, но много и дают взамен. Огненные крылья, они грабят ради тебя соседние села, а ты говоришь о предвзятости и несправедливости!

Сирена в недоумении хлопнула ресницами:

- Что они делают?!

Вместо ответа, Рейвар ткнул пальцем в две кроличьи тушки, сложенные в темном углу пещеры и полмешка крупы, стоящего там же. А потом - на ворох шкур в противоположном углу. Мерси сглотнула и круглыми глазами уставилась на свою недоеденную кашу:

- Я думала, это они из собственных закромов берут... или за деньги...

- ... или вообще не думала, - язвительно добавил Рейвар. Девушка кивнула и содрогнулась:

- Даже не представляю, как буду с ними расплачиваться...

- Просто дай им то, чего они хотят. И не терзай себя напрасными сомнениями. Во-первых, ты никогда не догадаешься, о чем на самом деле думают Иждерехи. А во-вторых, - тут принц как-то очень кровожадно ухмыльнулся и закончил, - если они действительно захотят нас убить, шанса выжить у нас не останется.

Мерси хмуро покосилась на Рейвара: умеет же человек утешать! Нет чтобы обнять, пожалеть, признать, в конце концов, что у нее есть право возмущаться. То, что это никак ей не поможет, девушка и сама знала. Но было бы приятно. Ведь, говоря откровенно, Мерси сама себя очень жалела. Она старалась не думать об этом слишком часто, но иногда, просыпаясь по ночам, смотрела в потолок и надеялась, что произошедшее с ней - обычный сон. Что сейчас взойдет солнце и мама постучит в дверь. А потом отправит дочь в школу - в обычную среднюю школу в родных Штатах, где она будет изучать стандартные предметы, общаться с друзьями: не оборотнями, русалками или демонами - простыми людьми, и вести жизнь самой заурядной школьницы. Год прошел с тех пор, как Мерси рассказали правду, а она все жила отрицанием. Заставляла себя поверить и не могла. Ведь как можно поверить в то, что еще совсем недавно представлялось бредом, безумной игрой воспаленного сознания? Как принять, если и сейчас порой кажется, что она вот-вот очнется, глянет вокруг и не увидит ничего, кроме белых мягких стен и доброй тетеньки-медсестры с парой таблеток в бумажном стакане?

- Знаешь, - хмыкнул принц, глядя как девушка вновь погружается в состояние меланхолической отрешенности, - если ты надеешься отыскать нефть под кашей, вынужден тебя расстроить.

Она подняла на него удивленный взгляд. Рейвар кивнул на ложку, которой рыжая снова бездумно ковырялась в еде:

- Говорю: с такими темпами ты скоро дыру в тарелке сделаешь.

Мерси вздохнула:

- Чего-то есть совсем не хочется...

- Неужели я испортил тебе аппетит? - с легким оттенком сарказма уточнил Рейвар. Девушка подняла на него серьезный взгляд:

- Ты - нет. Драконы - еще как.

- Разве я не объяснил, что их поведение закономерно?

И вот тут Мерси не выдержала:

- Да к черту такую закономерность! Я для них - как неведомый звереныш, экзотика, на которую прикольно посмотреть и еще палочкой потыкать. "А давайте скажем Окайя, чтобы она сорок штук пергаментов за вечер прочитала. Не справится - съедим". "А давайте сбросим ее со скалы. Не полетит - помянем". "А еще можно в нее камнем швырнуть - она ж удачливая, увернется". Знаешь, надоело. Сам подход надоел. И дело, наверное, не столько в Иждерехах, сколько... у меня в последнее время вся жизнь такая. Чувствую себя подопытной крысой в лабиринте. И я знаю, что ты сейчас скажешь!

Мерси обличающе ткнула в Рейвара пальцем и его взгляд из просто задумчивого стал еще и любопытным:

- Они дали нам кров и защиту. Мы должны быть им благодарны. Я понимаю, правда, - девушка закусила губу, пытаясь подобрать слова. - Просто еще совсем недавно мне защита не была нужна в принципе. Я не боялась ни деватов, ни демонов - я даже не знала, что они существуют на самом деле, веришь?

- Верю, - кивнул принц, - раз ты так говоришь.

- Тогда почему смотришь на меня как психиатр на душевнобольную?

Рейвар вздохнул и, наклонившись вперед, положил локти на колени. Сцепил руки перед собой, несколько мгновений рассматривал собственные ладони, а затем поднял на рыжую внимательный и чуточку насмешливый взгляд:

- Отчего же? - спросил, улыбнувшись. - В смысле: отчего же "как"?

- Издеваешься, да? - беззлобно уточнила Мерси. Она и сама поняла, что наговорила лишнего. Не надо было вот так оголять душу. Он ведь, наверное, ждет от нее благородных порывов, желания нести свет в массы, делиться добрым и чистым. Сам вон от трона отказался, лишь бы перья не испачкать, а она...

- Ну, - протянул Рейвар, - я же вижу, что тебе надо выговориться. Лучше мне, чем Иждерехам.

- Могут съесть? - с грустной улыбкой уточнила девушка.

- Могут, - совершенно серьезно кивнул принц.

Мерси слегка поежилась, представив разъяренного дракона, которого погладили против шерстки, и быстро перевела тему:

- Расскажи, что происходит в Касдагаре? Тебе удалось что-то выяснить за прошедшую неделю?

Рейвар нерадостно кивнул:

- Ничего нового, если по существу. Отец зверствует, ему не нравится, что он не может тебя найти. Сильно по этому поводу напрягает совет. Войска, понятное дело, мечутся по всей Лазури. Следов наших они пока не отыскали, но вернуться к эмиру с плохими новостями для них - не вариант.

Принц вздохнул, опуская голову и, нахмурившись, скользнул взглядом в покрытый песком гранитный камень под ногами. Никто и не заметил, как в пещеру медленно и бесшумно вплыла огромная голова. И только когда она улеглась на пол, подняв в воздух тучу пыли и заставив пламя костра метнуться в сторону, пара резко обернулась на звук.

- Говори все, Хранитель, - вместо приветствия, приказала Drachenmacht. - Говори, как есть. А ты, принцесса, не передергивай плечами. Я слышала только последние фразы. И - нет, я не стану тебя есть.

Сложно было сказать, что после этих слов Мерси стало спокойнее. Скорее наоборот - она тут же напряглась, потянулась к Рейвару и осторожно коснулась его руки:

- Что значит "говори все"? Ты что-то скрываешь?

- Просто не показывает всей картины, - фыркнула драконица. Принц бросил в ее сторону раздраженный взгляд: старая карга, зачем она впутывает Окайя?

Рыжая нахмурилась и окончательно отставила тарелку:

- Рейвар, я хочу знать все.

- Знает все только Википедия, - мрачно отмахнулся Хранитель, но тут Drachenmacht вмешалась вновь:

- Расскажи ей, - безэмоционально предложила драконицы. - Расскажи, как эмир сходит с ума. Как терзает свой народ, не гнушаясь в средствах, и во что, рано или поздно, это выльется.

- Отец не перегнет палку! - почти прорычал Рейвар свозь зубы.

- Он ее уже перегнул! - отрезала Иждерех, и Мерси вздрогнула, до того угрожающе прозвучал этот внезапный окрик. В пещере повисло такое напряжение, что казалось еще немного - и воздух замерцает от молний. Оно чувствовалось во всем: в сжатых кулаках принца, в пламени, застывшем в глазах драконицы, в тревожной ряби, пошедшей по водной поверхности крошечного озера. Оно пробирало до костей, выворачивало душу наизнанку, заставляло сердце сжиматься испуганным кроликом и поднимало из недр сознания волну не вполне обоснованной паники. По крайней мере, именно так ощущала себя Мерси, отчетливо видевшая себя между молотом и наковальней. Позади пыхтела драконица, рядом игнорировал просьбы Хранитель и собственное воображение тут же рисовало худшую из возможных картин.

- Рейвар, что происходит? - прошептала девушка. Принц перевел на нее грозный взгляд, который, впрочем, тут же смягчился, как только коснулся жалобно скуксившегося лица сирены:

- Уважаемая Drachenmacht хочет сказать, что Асмар для нашего поиска применяет... не самые подходящие методы.

- Не самые подходящие? - чересчур спокойным тоном повторила Иждерех. - Он потянулся к Источнику!

- Деваты всегда тянутся к Источнику! - с раздражением бросил Рейвар. Драконица фыркнула так, что искры полетели на устеленный шкурами топчан:

- Он так к нему потянулся, что даже мы ощутили!

Мерси ахнула и вперилась в Хранителя круглыми глазами:

- Это правда?

- Ты думаешь, я стала бы лгать? - ехидно уточнила Drachenmacht. Девушка в растерянности глянула через плечо:

- Я надеялась, что вы, возможно, ошиблись...

Драконица резко ударила хвостом о стену коридора и с явным сарказмом прошипела:

- Все же вы идеальная пара. Оба на что-то надеетесь!

На мгновение Рейвар прикрыл глаза, словно боялся испепелить драконицу взглядом, поиграл желваками и только спустя какое-то время (Мерси была почти уверена, что он считал до десяти) ровным голосом произнес:

- Половина Лазури думает над тем, как урезонить отца. Сейчас это самый главный вопрос и как только мы найдем способ...

- Он уничтожит остатки нашего мира, пока вы его найдете! - перебила Иждерех.

- Не так просто пойти наперекор эмиру!

- Ты - Хранитель! Если ты позовешь - Лазурь откликнется.

Рейвар, до того сидевший в, казалось бы, расслабленной позе, выпрямился так резко, что Мерси отшатнулась. Он устремил на Drachenmacht горящий взгляд и хрипло ответил:

- Да, я Хранитель. Мне больно видеть то, что происходит вокруг. Наблюдать за действиями Асмара и не иметь возможности вмешаться. Мне больно признавать, что я сам подтолкнул его к этому. Я отлично знаю, чем он рискует. Отец ставит под удар не только себя и свою семью. Призывая магию Источника, он рискует всем своим народом, всей Лазурью. И я не успокоюсь, пока не заставлю его это прекратить!

- Тогда какого демона ты делаешь здесь? - сощурившись, буквально выплюнула драконица. Брови Мерси взметнулись к прическе: однако, это был поворот... - Ты решил не отдавать эмиру Окайя? Отлично, но по твоей милости он сейчас переступает границы здравого смысла, нарушает законы мироздания и совести. Это ты - причина его поступков и бесчинств. И именно тебе придется бороться с последствиями.

Одним плавным движением Рейвар поднялся на ноги. Мерси почувствовала, как горло сдавливают тиски.

- Мы дали убежище Окайя, - мрачно закончила Иждерех, пристально глядя мужчине в глаза. - Ты получил возможность пересекать границы Скалистых гор. Но это не твой дом. Твой лежит, покрытый песками, на юге, в городе, который вы называете Касдагар. Возвращайся туда и сделай так, чтобы я не пожалела, что отпустила тебя сейчас. У тебя есть время до заката.

И, выпустив напоследок струйку пара из ноздрей, Иждерех загрохотала прочь. О, как хорошо теперь было ее слышно! Словно огромная ящерица, она шустро перебирала лапами, скребла чешуей о каменный пол, била хвостом о стены. Казалось невероятным, что несколько мгновений назад этот же неуклюжий динозавр проскользнул к пещере совершенно бесшумно. Деваты молча вслушивались в грохот, который она оставляла за собой, и только когда где-то вдалеке раздался резкий удар, а следом - мощный хлопок исполинских крыльев, Мерси выдохнула и подняла на принца испуганные глаза. Кто бы сейчас объяснил, свидетельницей чего ей только что довелось стать?!

- Рейвар, - тихо позвала девушка, и Хранитель опустил на нее взгляд. В глубине его синих глаз все еще плескалась ярость, да такая, что Мерси поежилась. Задавать вопросы сразу расхотелось, а вот желание убежать и пересидеть гнев девата в каком-нибудь подземном бункере, наоборот, росло с каждой секундой. - Я, пожалуй, пойду пока, почитаю в "библиотеке", - пробормотала она, подпрыгивая на ноги, но удрать не успела: принц выдал тяжкий вздох и схватил ее за руку:

- Даже когда я очень зол тебе не нужно меня бояться!

- А я и не боюсь! - почти не обманывая, возразила рыжая. - Просто не хотела мешать.

- Мешать? - в недоумении нахмурился мужчина.

- Ну, ты так смотрел на стену, словно думал, с какой стороны на нее лучше броситься. И я решила, что будет правильнее подождать за стенкой, чем становиться у тебя на пути.

- Приятно слышать, что ты готова отдать на растерзание собственные покои, - хмыкнул Рейвар. - Но я надеялся, ты составишь мне компанию до заката, раз уж мне предстоит так скоро покинуть Скалистые Горы.

Мерси подняла лицо:

- Ты действительно собрался уходить?!

- А ты разве не присутствовала при нашем с Drachenmacht разговоре? - удивился принц. - Меня фактически изгнали с территории Иждерехов.

- Нет! - категорично воскликнула девушка. - Ты что-то не так понял. Она имела в виду совсем другое...

Принц улыбнулся и, протянув руку, с нежностью коснулся ее щеки:

- Она буквально пообещала меня убить, если я останусь, - объяснил добродушно. - Вынужден признать, что я ее где-то понимаю. Drachenmacht лишь сказала вслух то, что терзало меня изнутри и о чем я... наверное, боялся, признаться даже самому себе.

Он вздохнул и девушка, интуитивно, не зная другого способа помочь в такой ситуации, прижалась к его груди. Обняла руками за талию, скользнула пальцами по спине, потерлась щекой о тонкую ткань рубашки:

- Ты же ни в чем не виноват, - прошептала с тоской в голосе.

Принц покачал головой и коснулся губами ее макушки:

- Я - Хранитель. У меня есть обязательства.

- Но ты не можешь отвечать за действия своего отца!

- За отца - нет. Но за деватов я отвечаю. И если Асмар делает что-то во вред Лазури, в этом есть и моя вина.

Мерси зажмурилась, а потом очень тихо, едва слышно, произнесла:

- Если бы ты меня не украл, всего этого не случилось бы.

Несколько мгновений Рейвар молчал. И это пожалуй, были самые долгие мгновения в жизни Мерси. Вдох застыл у нее в горле, пальцы судорожно вцепились в рубашку принца и ей казалось, что если он помолчит еще немного, она просто поседеет у него на глазах. А что, если он не отвечает, потому что не может придумать, как бы потактичнее с ней согласиться?!

- Этого не было бы, - сказал, наконец, принц. - Были бы другие трудности. И хотя судьба точно пошла бы иным путем, никто не знает, какой из двух лучше. Проблема ведь не в тебе, Окайя, и не во мне. Проблема в Асмаре, и решать ее нужно только через него.

- Но почему именно ты должен этим заниматься? - с долей облегчения выдохнула сирена. - У эмира есть совет, есть Рихард, есть народ, в конце концов...

- А у Лазури есть Хранитель, - грустно улыбнулся Рейвар. - И пока не знаю, как, но именно я должен все исправить. Нужно перекрыть Асмару доступ к Источнику, связать ему крылья. Если этого не сделать, Лазурь захлестнет гражданская война. Будут потери, будет боль, смерть, страх, и это не ограничится только Касдагаром или деватами. Когда привлекаются силу Источника, лихорадит весь мир. Иждерех права: я должен позаботиться, чтобы этого не случилось.

- Тогда возьми меня с собой! - блеснула глазами Мерси.

- Ты не воин, - покачал головой Рейвар.

- Нет! - горячо кивнула девушка. - Но я Окайя. Я могу призывать удачу: со мной у тебя будет больше шансов.

- Чтобы выступить против Асмара одной удачи мало, - возразил принц, но на сей раз сирена не была готова так просто отступить:

- Я ведь не обещаю тебе скорую победу! - отступив на полшага, выпалила она, гневно уставившись своими потемневшими глазами в лицо Хранителю. - Границы моих возможностей ты знаешь лучше меня. И я не могу сказать, что если пойду с тобой, все будет хорошо. Нет! Будет по-всякому. Но я останусь рядом и, в случае нужды, прикрою тебе спину. Я смогу быть полезна!

- Ты хочешь в этом участвовать? - не смог удержаться от улыбки Рейвар. Мерси стиснула зубы и, сжав кулаки, несколько мгновений молча смотрела в огонь:

- Я не воин, - тихо повторила она слова мужчины. - И, положа руку на сердце, не считаю, что это - мое сражение. Я ничем не обязана Лазури или ее жителям. Меня привезли сюда против воли и я не считаю себя частью этого мира. Но ты - его часть. А за тобой я пойду.

Наверное, Мерси хотела сказать что-то еще, но ей не удалось. Потому что Рейвар внезапно шагнул вперед, сгреб девушку в охапку и накрыл ее губы поцелуем. Жестким, властным, требовательным - словно пытался навсегда оставить его след в памяти рыжего феникса. И Окайя, сперва опешившая от этого напора, уже через мгновение подалась навстречу, прижалась к нему всем телом, встала на цыпочки и утонула пальцами в жестких локонах. Она не успела заметить, когда они переместились на шкуры, как с нее исчезла одежда и как тревоги и сожаления растворились под натиском страсти. Яркой, всепоглощающей, почти животной. Единственной, что еще имело значение и смысл.


Мерси не знала, сколько она проспала, но в какой-то момент глаза открылись сами собой. Только что спокойное и размеренное в своем биении сердце застучало так быстро, словно только что в одиночку пробежало Олимпийский марафон. Прижав к груди меховое "одеяло", девушка поднялась на локте и огляделась. В костре полыхали недавно подброшенные поленья, ветер с негромким свистом бродил по коридорам, у дальней стены все также обманывало своей неподвижностью крошечное озеро. Ничто в пещере не изменилось, кроме одной маленькой детали: Рейвара нигде не было. И Мерси не нужно было задавать вопросы или выяснять подробности. Она поняла это сразу: он ушел.

Усевшись в постели, девушка вздохнула и на несколько секунд спрятала лицо в ладонях. В голове замелькали самые разные мысли, основной из которых была одна: если это - его выбор, она должна его принять. То есть, не броситься вдогонку, как настойчиво твердила какая-то больно самоуверенная частичка ее самой, и уж точно - не обижаться на то, что он вот так отказался от ее помощи. Просто надеяться на лучшее, верить, что у него все получиться, и ждать, когда он снова постучит в ее дверь.

Негромкое фырканье, прозвучавшее прямо над головой, заставило подпрыгнуть на месте и поднять на Drachenmacht круглые как блюдца глаза. Драконица обвела тяжелым взглядом пещеру, удовлетворенно фыркнула и склонилась над девушкой:

- Вижу, Хранитель выполнил условие договора.

Мерси нахмурилась:

- Вам вовсе не нужно было его выпроваживать! Он бы и так сделал все, чтобы остановить эмира!

- Окайя, - беззлобно оскалилась драконица, - возможно, тебя это удивит, но некоторым, чтобы начать действовать, требуется хороший пинок под зад.

- Рейвар не такой! Он делал все, что мог!

- Тебе видней, - хмыкнула Иждерех. Мерси поджала губы и, словно лаская, провела пальцами по крылу-подвеске:

- Я уверена, что это так. Но теперь даже не знаю, когда увижу его в следующий раз...

- Что ж, тогда, возможно, тебя обрадует твой сегодняшний гость, - мотнула головой Drachenmacht. - Это, конечно, не Хранитель Лазури, но тоже видное лицо у деватов.

У Мерси чуть шкура из рук не выпала:

- Видное лицо? Гость?! Кто-то знает, что я у вас прячусь?!

- Очевидно, да, - хмыкнула драконица. - И мы решили его не есть, пока ты не выяснишь подробности. Нам он отказался что-либо объяснять. Храбрый юноша, но, боюсь, это не то качество, которое ему сейчас поможет. Так что одевайся скорее, если, конечно, не хочешь сразить его своей наготой, и выходи из пещеры. Он жаждет встречи с тобой.

- Жаждет? - нахмурившись, переспросила девушка, и Drachenmacht подленько усмехнулась:

- Учитывая, с каким пристальным вниманием мои соплеменники относятся к гостям, особенно в свете последних событий, именно так. Думаю, ты сделаешь своего друга очень счастливым, если сократишь до минимума время его ожидания в компании моих друзей.

Мерси вспомнила, как она впервые повстречала Иждереха, мысленно содрогнулась и спрыгнула с топчана. Кем бы ни был ее "гость", ему нужна была помощь. То есть, либо ее помощь сейчас, либо - услуги хорошего психоаналитика чуть позже.

- Ах, да! - окликнула рыжую Drachenmacht. - У меня для тебя подарок.

Она изогнула шею, сунула голову себе под брюхо, поковырялась там немного на глазах у изумленной сирены, а потом швырнула ей под ноги пару кожаных сапог. Не новых, слегка пожеванных, но все равно лучших, чем ее самодельный аналог на шерстяной основе.

- Спасибо! - обрадовалась Мерси. Потом, правда, немного приуныла и осторожно уточнила. - Вы же их не с девата сняли, правда?

- А есть разница? - удивленно скосила глаза Иждерех. Девушка сглотнула, подумала и решила, что она, наверное, не хочет знать правду:

- Нет, похоже, нету. Отличные сапоги...

И натянула их поверх тканевых портянок:

- Удобные, мягкие, на четыре размера больше - все, как я люблю...

- Если ты закончила одеваться и язвить, следуй за мной, - фыркнула драконица, задом выползая из пещеры. Мерси улыбнулась и пристроилась рядом.

"Почему Рейвар не захотел, чтобы я поговорила с Drachenmacht о его уходе? - пришла ей в голову досадная мысль. - Я бы наверняка смогла ее переубедить..."

Иждерех вывела девушку по коридору к своей "взлетной" площадке. А оттуда соскользнула вниз, распахнув крылья уже на полпути к земле. Мерси напрягла зрение, пытаясь в тусклом свете восходящей луны рассмотреть того, кто остался в одиночестве стоять на небольшом каменном уступе. Высокая фигура была одета в плащ с меховым капюшоном, скрывавшим половину лица, и высокие сапоги. Она стояла, не двигаясь, опустив руки, словно боялась неосторожным жестом привлечь к себе излишнее внимание драконов. Они же, цепляясь когтями за скалы, окружили площадку и неотрывно вглядывались в непрошенного гостя. Беззвучные и хищные, готовые в любой момент броситься и растерзать пришлеца.

- Кто ты? - позвала девушка, и фигура обернулась на каблуках. Медленно подняв руку, она ухватилась за капюшон и резким движением сбросила его с головы. Брови сирены взметнулись к прическе: она узнала эти волосы до плеч, обрамлявшие строгое лицо с острым подбородком, этот тонкий прямой нос, эти поджатые губы. Узнала, и не поверила своим глазам:

- Рихард?!

- Окайя! - бросился вперед мужчина. - Как же далеко ты забралась!

- У меня были на то причины, - протянула она парню руки, он схватил их и немного потряс, здороваясь. - Что ты здесь делаешь? Прилетел меня навестить?

- Навестить ту, которую прячут Иждерехи? Есть более простые способы самоубийства, - шепотом ответил Рихард. - У меня к тебе дело. И вот это...

Он сунул руку за шиворот и достал серебряное крыло, вторую половинку подвески - подарка Рейвара. Улыбка тут же сошла с лица Мерси. Она скользнула пальцами по тонкому металлу и подняла на принца вопросительный взгляд:

- Что я должна делать?

- Здесь есть место, где мы могли бы поговорить наедине?

Девушка бросила быстрый взгляд на Drachenmacht, с любопытством прислушивавшуюся к их диалогу с соседнего выступа и, получив утвердительный кивок, одними глазами предложила Рихарду следовать за ней.

- Мои хоромы! - с усмешкой развела руками, приведя гостя в пещеру. Принц огляделся, хмыкнул и с выражением протянул:

- Однако ты не притязательная в плане жилья...

- А что не так? - удивилась девушка. - Здесь тепло, сухо, есть ванна и кровать - что еще нужно для счастья?

Рихард мрачно покосился на рыжую:

- Ты права: главное, чтобы тебе нравилось, - он уселся на шкуры и вытянул ладони к огню. - Только вот холодно в этих горах...

- Это с непривычки. Рихард, - Мерси опустилась рядом, по-японски поджав под себя ноги, - каким ветром тебя сюда занесло?

Принц ухмыльнулся:

- Ветер здесь ни при чем. Рейвар попросил тебя забрать.

- Забрать? - удивленно нахмурилась девушка. - Куда? Зачем? Я в безопасности у Иждерехов.

- Видимо, он так не считает, - отрезал принц.

- Но почему он мне ничего не сказал?

- Не имею ни малейшего представления, - парень вздохнул и снял с шеи подвеску. - Брат отдал мне вот это и велел показать тебе. Сказал, что ты поймешь и... сможешь мне довериться.

- Ну... да, наверное, - пробормотала девушка. - То есть, не то, чтобы я тебе не верила, просто это все так внезапно. Еще три часа назад о том, чтобы уйти, и речи не было. Да и куда мы пойдем? Где спрячемся? И... что я скажу Драконам?!

- Мы не станем возражать, если ты захочешь покинуть Скалистые Горы, - раздалось над головой, и Мерси чуть в костер не сиганула от испуга.

- Drachenmacht! - воскликнула она, хватаясь за сердце. - Спасибо большое, что дали поговорить наедине!

- Разве тебе не был нужен мой ответ? - подняла брови Иждерех.

- Да, но я не ожидала его так скоро!

- Не благодари, Окайя, - фыркнула драконица. - У тебя это плохо получается. А я, пожалуй, повторю еще раз: ты - гостья в этом месте, не пленница. Если захочешь уйти вслед за своим принцем, я лишь пожелаю удачи.

Мерси закусила нижнюю губу: спасибо, конечно, за понимание и за такой категоричный ответ, но это уже слегка походило на прессинг. Ей фактически не оставляли выбора: либо она идет с Рихардом, либо признает, что не доверяет Рейвару. И хотя это, конечно, было не так, вся сложившаяся ситуация Мерси очень не нравилась. Она не могла объяснить, что именно, но была в словах принца какая-то неуловимая деталь, не дающая ей покоя. Казалось бы, мелкие "несостыковки", не важные и не достойные внимания, но они портили общую картину и девушка нервничала, не зная, как правильно поступить.

- Когда мы должны уйти? - перевела она глаза на принца.

- Прямо сейчас, - пожал плечам тот.

- Среди ночи?!

- Ты знаешь лучшее время, чтобы путешествовать по пустыне?

- В вашей пустыне, - скрестила Мерси руки на груди, - ночью не протолкнуться! Я бы не хотела перейти дорогу какому-нибудь призраку ветров.

- Вижу, Рейвар тебя хорошо подготовил, - с серьезным видом кивнул принц, но тут снова вмешалась Drachenmacht:

- И не менее хорошо тебя подготовили Иждерехи! Окайя, я не верю, что моя лучшая ученица не справится с духом пустыни!

- Но так рисковать...

- Время сейчас очень ценно! - добавил от себя Рихард. Мерси перевела взгляд с него на драконицу, потом на подвеску, которую принц все еще сжимал в кулаке, и опустила голову. Ей нечего было больше возразить. Если даже Drachenmacht встала на сторону девата, значит, им действительно пора было идти дальше.

- Рихард, - произнесла она уставшим голосом, - можешь подождать снаружи, пока я соберу вещи?

Парень кивнул, подпрыгнул на ноги, словно только и ждал этой просьбы, и быстрым шагом вышел из пещеры. Девушка посмотрела ему в след, дождалась, пока стук каблуков стихнет вдалеке и подняла взгляд на Иждереха:

- Как принцу удалось сбежать из Касдагара? Разве это не привлекло бы внимание Асмара?

- Ты сама говорила, что отец не слишком внимателен к младшему сыну, - переступила с ноги на ногу Drachenmacht. - Возможно, именно это сыграло свою роль.

- Вы правда ему верите?

Драконица выдохнула и несколько секунд молчала, словно собираясь с мыслями:

- Сейчас сложно сказать, кому можно верить, а кому - нет. И уж точно это не тот вопрос, который тебе следовало бы задавать мне. Я не из тех Иждерехов, которые склонны доверять деватам. Но у тебя есть Хранитель и сейчас, хочешь ты того или нет, вопрос состоит лишь в том, веришь ли ты ему.

- Верю, - тихо, но твердо ответила девушка.

- Тогда тебе, наверное, следует пойти с Рихардом, - резонно заметила Drachenmacht. Мерси кивнула, нисколько не успокоенная в собственных страхах, но понимающая, что разговор на этом следует закончить. - Об одном только хочу тебя попросить, - внезапно сказала Иждерех. - Я многому научила тебя, Окайя. Ты узнала историю Лазури, своего народа и себя самой, научилась пользоваться силой, дарованной по праву рождения, обрела уверенность в том, что делаешь. Теперь я прошу: пообещай, что всегда будешь ценить свой талант. Он ведет тебя к свету, делает лучше и сильнее. Никогда не жалей о том, что у тебя есть этот дар. Не отрекайся от него, учись оберегать, отдаваться ему. Он - это то, что ты представляешь из себя, когда отбрасываешь понятия "девата" или "сирены". У тебя может не остаться ничего: ни положения, ни богатств, ни поддержки. Но до тех пор, пока у тебя есть твой дар, ты способно преодолеть все.

Мерси смотрела на драконицу и не могла отвести взгляд. Тихий настойчивый голос словно пригвоздил ее к полу и проник в самое сердце. Она чувствовала себя польщенной, великой и владеющей каким-то уникальным сокровищем, но в то же время - испуганной и одинокой. Drachenmacht пророчила ей беды и страдания, но говорила, что с этим можно справиться. Ее слова вселяли надежду, но в равной степени и тревожили.

- Моя сила принесла мне столько потерь и боли, - прошептала сирена.

- Но сколько раз она уже спасала тебе жизнь? - спросила в ответ Drachenmacht, и Мерси только улыбнулась, качая головой. Да, действительно: она и забыла, как часто ее дар позволял выпутаться из проблемы, которую перед этим он же для нее и создал.


Когда умеешь летать, расстояния воспринимаются иначе. Путь, который пешком может занять сутки и более, преодолеваешь за пару часов. Неровности дороги больше не пугают, стоптанные башмаки не ранят ноги. Но порой самый короткий путь хочется растянуть. Потому что то, что ожидает по его завершению, приносит больше страданий, что сама дорога.

Мерси не сразу поняла, что произошло, когда они с Рихардом оставили за спинами темные силуэты Скалистых Гор. Когда же правда стала настолько очевидной, что ее не было больше смысла отрицать, она спустилась на землю, с тоской огляделась вокруг и задала принцу только один вопрос:

- За что?

- Прости, Окайя, - ответил он, - но у нас не было выбора.

В пустыне, скрываясь за барханами в своих темных одеждах и масках, их встретила личная гвардия Асмара. И не было сомнений, что они дожидались именно Мерси с Рихардом. Похоже, младшего наследного принца не зря прозвали "Смиренным". В очередной раз он не осмелился противиться воле отца.

Но какой прок Иждерехам был в том, чтобы отдавать ее эмиру?

И что заставило Рейвара это сделать?


Глава 13


Власть боится свободы в сердце больше, чем голодного бунта.




Потому что голодного можно купить, а свободного -- только убить.




NNN



Пожалуй, во всей Лазури нельзя было найти девата счастливее, чем его Светлейшество Асмар Воинственный в тот день, когда Мерси вернулась в Касдагар; и более несчастного, чем сама девушка. Растерянная, напуганная, она всю дорогу до столицы ехала в крытом паланкине - эдакой роскошной коробке со стулом, рассчитанным на одного, и закрытой со всех сторон так, чтобы песок пустыни не попадал внутрь, а любопытный взгляд "пассажира" - наружу. Рихард на лихом коне возглавлял стражников, и до него было не докричаться, даже если бы Мерси пыталась это сделать. Никто же из тех, кто шел рядом с ее паланкином, отвечать на вопросы не желал. Деваты опускали головы, отводили взгляды и усиленно делали вид, что не слышат ее сперва раздраженный, а со временем - уже почти отчаянный шепот. Наверное, именно неизвестность пугала девушку больше всего. Как ее встретит эмир? Что потребует рассказать? Под какой замок посадит сейчас и останется ли у нее после этого хоть малейший шанс вернуть свободу?

Впрочем, ей не пришлось долго ждать, чтобы получить ответы на все вопросы.

- Отец желает видеть тебя немедленно, - сообщил Рихард после того, как они въехали в город, и это были его первые слова с тех пор, как он отдал ее страже. Мерси бросила хмурый взгляд сквозь крошечное зарешеченное оконце паланкина и прошипела:

- Какая неожиданность...

- Советую сдерживать свой характер, - отрезал принц.

- А если нет, что будет?! - злобно прорычала девушка.

- Отцу доступны разные способы убеждения, - пришпоривая жеребца, буркнул Рихард. - С некоторыми из них ты бы не хотела познакомиться.

Признаться, это предупреждение дало свои плоды. По крайней мере к покоям эмира девушка приближалась без той полубезумной кривой ухмылки на перекошенном лице, которая появлялась у нее каждый раз, когда она представляла, что бы сделала с Асмаром, будь у нее такая возможность. Частенько представляла, надо сказать, за прошедшие дни - вообще почти все время только этим и занималась. Теперь же, стоя у высоких ворот в тронный зал, она всеми силами пыталась придать взгляду уверенность и спокойствие. Рихард был прав: ссориться с тем, кто способен здорово усложнить тебе жизнь, практически ничего при этом не теряя, было плохой идеей.

- Готова? - скосил на нее глаза остановившийся рядом принц. Мерси вздохнула:

- А у меня есть выбор?

Вместо ответа Рихард ступил вперед и толкнул дверь. Девушка сжала кулаки, стиснула зубы, задержала дыхание и шагнула в комнату с тем же чувством, с каким юные парашютисты в первый раз покидают самолет. А потом ей навстречу бросился эмир с улыбкой анаконды и крокодильими слезами радости в глазах:

- Милая моя Мерседес! - распахнув объятия, возопил он. - Наконец-то ты дома!

Хорошо, что к этому моменту девушка была уже крепко прижата к его груди и он просто физически не мог разглядеть ту гамму чувств, которая проступила у нее в глазах.

- Скажи же мне, - не дождавшись отклика, тем же счастливым, подрагивающим от возбуждения голосом, продолжил Асмар, - где ты была все это время?

- Я нашел ее у Иждерехов, отец, - сообщил Рихард, но на него перевели такой взгляд, что он тут же опустил голову, шагнул назад и пробормотал. - Прошу прощения.

- Итак? - уложив ладонь девушки себе на сгиб локтя, эмир провел ее вглубь комнаты и усадил рядом с собой на широкий бежевый диван без спинки. Мерси внутренне поежилась, но ответила твердо:

- Рихард сказал правду. Я была у Иждерехов.

- Как же ты очутилась так далеко от Касдагара? - мягко продолжал допытываться Асмар, и девушка в недоумении подняла на него глаза. Неужели он сейчас не врал? Эмир действительно не знал о Рейваре?! Не представлял, как у нее получилось покинуть столицу? Но если это так, то каким образом Рихарду удалось пленить Хранителя без помощи отца... если только...

"Если только он сам меня не отдал", - пронзила ее сердце мучительная догадка.

- Я... - прошептала она, в отчаянии бросая на Рихарда взгляды из-под полуопущенных ресниц. Но тот стоял, не двигаясь, глядя в пол, сложив руки за спиной, и не показывал ни малейшего желания ей помогать. - Я попала к ним случайно, - чуть хриплым голосом закончила фразу Мерси.

- Действительно? - наклонился ближе эмир, и Мерси вдруг отчетливо поняла, ощутила на каком-то глубинном уровне, что он ей верит. Или, по крайней мере, рассматривает ее версию, как вероятную, потому что не знает правды.

- Да, - кивнула она. - Из столицы меня вывезли наемники. Я думаю, мне повезло, что они не убили меня на месте.

- О, конечно! - улыбнувшись, поддакнул Асмар. - Тебе повезло. Впрочем, ты же Окайя - если у кого и был шанс спастись, то у тебя!

Мерси кивнула, судорожно пытаясь придумать следующую часть рассказа. Что, на самом деле, было довольно сложно сделать, не выдавая при этом ни Рэйвара, ни Иждерехов. А девушка твердо решила этого не делать, хотя какая-то часть ее и кричала о том, что они заслужили. Нет! У нее не поднялась бы рука натравить Асмара на старшего сына. Пусть даже он предал ее, пусть отвернулся, но она никогда не поступила бы так с ним. Что же до Drachenmacht - одной войны с драконами Лазури вполне хватило. Давать повод тирану продолжить уничтожать собственный мир было бы, как минимум, глупо.

- Затем я сбежала от наемников, но вернуться в Касдагар не смогла. Я заблудилась в пустыне и какое-то время скиталась там, пока Иждерехи не нашли меня. Они дали мне кров и еду, но я почти ничего не рассказала им о себе, потому что не знала, можно ли им верить. А потом Рихард нашел меня и... вот я здесь.

Асмар выслушал молча, с той же блуждающей улыбкой на лице, а затем спросил:

- Сколько ты находилась у Иждерехов?

- Неделю, или около того, - честно ответила девушка.

- Как долго бродила по пустыне?

Мерси неопределенно пожала плечами:

- Возможно, декаду.

- Без еды и воды?

- Я нашла оазис и несколько дней пряталась там.

- И не встретила ни одного воина?

- Пустыня большая...

- Не думал, что настолько, - криво ухмыльнулся эмир, и Мерси поняла, что где-то она все же ошиблась. Больше ей не верили. Но и настаивать на правде Асмар почему-то не захотел:

- Я рад, что ты вернулась в Касдагар, юная Окайя, - несильно сжал он ее ладони. - Ибо теперь у нас есть возможность перейти к разговору о вашей с Рихардом свадьбе. Надеюсь, ты понимаешь, почему нам не следует с этим тянуть?

Мерси сглотнула и, вырвав руку из цепких пальцев Асмара, что есть силы прижала ладонь к губам. Эмир заглянул в ее круглые глаза, которые почти что светились ужасом, и отчего-то принял его за нетерпение и азарт.

- Именно так, милая девочка! - заявил, ласково похлопывая Мерси по плечу. - В самое ближайшее время ты станешь членом нашей семьи, супругой моего наследника и будущей правительницей Лазури. Разве это не радостная весть?

Вместо ответа Мерси красочно закатила глаза, тихонько всхлипнула и свалилась на диван в спасительном обмороке.

Эмир крякнул от неожиданности, склонился над девушкой и поскреб в затылке:

- Припадочная девица... - пробормотал задумчиво. Потом перевел грозный взгляд на сына. - Вы ее что, не кормили в дороге? Предупреждал ведь, чтобы доставили в целости и сохранности!

- Отец, уверен, она просто устала! - ответил Рихард, быстрым шагом приближаясь к дивану.

- Посмотри на нее! - рявкнул эмир. - Кожа до кости!

Парень честно пригляделся: наверное, правду говорят, что каждый видит то, что хочет. Потому что Мерси, конечно, не была толстой, но и тощей ее назвать было сложно. Однако, чем бы ни были вызваны странные "галлюцинации" Асмара, этим грех было не воспользоваться:

- Ты прав, отец, - кивнул Рихард. - Пустыня ее вконец измотала. Я думаю, нужно дать Окайя время прийти в себя.

- Меня не интересует, что ты думаешь! - рявкнул, подрываясь на ноги, эмир. Потом скрестил руки на груди, отошел к окну и несколько долгих секунд вглядывался в обжигающую синь небес. - Свадьба должна состояться как можно скорее... но на трупе я тебя женить не смогу. Даю неделю, чтобы ее откормили и привели в порядок, а ты пока найдешь тех, кто ее украл.

- Слушаюсь, отец.

Асмар хмыкнул в раздражении и вернулся к дивану:

- Огненные крылья, как с одной девчонкой может быть столько проблем?! - Рихард тактично промолчал, глядя как отец буравит напряженным взглядом застывшее лицо сирены. - Ее покои уже готовы? - спросил он, наконец.

- Готовы, отец.

- Ниаза?

- Отстранена, - безучастно доложил принц. Асмар кивнул:

- Хорошо. Тогда забери отсюда свою невесту, чтобы она больше не мозолила мне глаза, и вели хорошенько за ней присматривать. Мне нужно, чтобы она пришла к алтарю на своих ногах... и чтобы это не было последним действием, которое она совершит в этой жизни. Ах да, - словно вспомнив что-то очень важное, эмир поднял на сына тяжелый взгляд, - она сейчас благодарна тебе за спасение. Постарайся развить это чувство во что-то большее. Мне нужно ее расположение.

- Да, отец, - кивнул Рихард, очень красочно представляя себе "благодарные" слова Мерси. Но высказать сомнения вслух не решился. Повинуясь жесту, он подхватил девушку на руки и молча вышел из тронной залы. И только подходя к ее покоям ощутил, как тонкая ручка обхватывает его за шею и сжимает в не по-женски сильном захвате.


У Мерси был очень своеобразный обморок. Она все видела сквозь полуопущенные веки, все слышала, но пошевелиться не могла. Пульс был слабым, дыхание ровным, сердце билось медленно и спокойно - со стороны казалось, что девушка пребывает в глубоком сне. На самом же деле, на несколько долгих минут она оказалась буквально заперта в собственном теле, но не против воли, а по своему желанию.

Наверное, Мерси и сама не смогла бы объяснить, как это произошло, но в момент, когда Асмар заговорил о свадьбе и она поняла, что это - тупик, что бежать больше некуда и не осталось аргументов, чтобы его остановить, само провидение подсказало ей путь. Правда, она хотела лишь притвориться, сыграть на публику, показать себя слабой и впечатлительной особой, чтобы Асмар немного поутих в своем желании отправлять ее к алтарю или в бой. Не получилось. То ли организм как-то слишком дословно понял желание хозяйки, то ли она, и правда, устала с дороги, но контроль над телом удалось вернуть только на подходе к "родным" покоям.

- Окайя, что ты делаешь?! - прохрипел, вытаращив глаза Рихард, когда девушка обхватила и сильно сжала его горло. Стражники, стоявшие вдоль стен, нахмурились, переглянулись, но вмешиваться не спешили: мало ли, чем могут баловаться "молодожены". - Ты меня задушишь! - и попытался развести руки.

- Невежливо бросать девушку на полдороги, - прошипела Мерси, ухватываясь за принца так, что теперь их можно было разъединить только гильотинными ножницами. - Неси-ка ты меня дальше, женишок.

Рихард опустил на рыжую обалдевший взгляд, и, ударом ноги распахнув дверь в покои, послушно ступил внутрь. Сильно ударившись о стену, дверь спружинила и с громким хлопком вернулась в изначальное положение, запечатав бедного принца с рыжеволосой фурией в маленькой, хорошо знакомой Мерси "квартирке". Резко извернувшись, девушка спрыгнула на пол и смерила парня мрачным многообещающим взглядом:

- А теперь, принц, ты мне все расскажешь, или, клянусь Богом, у твоего отца станет на одного сына меньше!

- Огненные крылья, Окайя! - потирая шею и косясь на выход, который сирена перегородила своей худощавой, но очевидно весьма бойкой фигуркой, возопил Рихард. - Что ты хочешь от меня услышать?!

- Всё! - отрезала девушка. - Абсолютно всё о том, как я попала обратно в Касдагар!

Парень поджал губы:

- Будет непросто рассказать всё как есть.

- Но ты уж постарайся!

- Прежде всего ты должна понять: я ни в чем не виноват! - ступил ближе Рихард. Впрочем, не настолько близко, чтобы девушка смогла до него дотянуться. - Я такая же пострадавшая сторона, как и ты. Потому ты зря пытаешься излить на меня свой гнев...

- Давай-ка ближе к теме! - перебила сирена, и принц с тяжким вздохом спросил:

- Ты хоть представляешь, что творил отец после твоего ухода? Он рвал и метал, объявлял виновными всех, на кого только падал его взор, шантажировал, требовал, принуждал... Любой, кто имел хоть малейший шанс быть причастным к твоему похищению... да, что там, - любой, кто по мнению Асмара мог иметь этот шанс, - автоматически становился врагом народа. И ему либо устраивали "счастливую" жизнь, либо грозили ее устроить, если ты не вернешься к сроку. Это называлось "стимулированием". Лично для меня последней каплей стало нападение на Ширин.

Челюсть Мерси с глухим стуком упала на тканый ковер:

- Он обвинил в моем исчезновении твою невесту?! - ахнула она. Это же сколько фантазии нужно было иметь, чтобы предположить виновной в похищении Окайя, надежды местной армии, юную экс-невесту сына, до мозга костей женщину Лазури, безропотную, кроткую и смиренную?!

- Отец развернул войска против ее дяди, - пояснил Рихард, и девушка мысленно пожала плечами: ну, да, в такой постановке смысл имелся.

- У него были какие-то доказательства?

- Ты что, не слышала меня? Какие доказательства?! - рявкнул парень. - Когда их отсутствие останавливало моего отца?! Зато после того, как он обратил меч против Ширин, у него появился очень послушный я. Ты уж прости, но к тому моменту у меня появились причины быть весьма заинтересованным в твоей поимке!

- Ну, хорошо, - скрепя сердце, выдавила из себя Мерси. - Допустим, ты решил меня найти, чтобы спасти свою бывшую невесту. Учитывая, что мое присутствие здесь никак не способствует вашему с ней семейному счастью - это довольно "интересный" поступок, но, тем не менее, благородный. Я понимаю. Только вот как ты смог меня найти?!

Рихард мрачно ухмыльнулся и поднял на девушку тяжелый взгляд:

- А кто, кроме тебя и Иждерехов знал, где ты прячешься?

- Если ты сейчас скажешь, что пожертвовал братом ради Ширин, я... - начала было Мерси, но принц взмахнул рукой, заставляя ее подавиться следующим словом:

- Рейвар - не жертва, милая наивная Окайя! Рейвар - тот, кто приказал вернуть тебя отцу!

Мерси ахнула, чувствуя, как мир перевернулся и рассыпался мозаикой.

- De javu, - прошептала она. Черт подери, да сколько же можно наступать на одни и те же грабли?! Сначала Таирон, потом Арарат, затем Ямамото... Неужели все, кому она осмелится открыть сердце, будут отворачиваться от нее, понимая, насколько дорого обойдется ответить ей взаимностью? Господи, она столько раз получала удары в спину, что давно должна была к ним привыкнуть! Почему же сейчас так больно?! - Посмотри на меня! - чувствуя, как по щекам катятся жгучие слезы, крикнула девушка. - Посмотри, и скажи, что Рейвар отдал меня по доброй воле! Сейчас же - и не смей мне лгать...

Она почти ничего не почувствовала - только легкий дискомфорт в затылке и мерцание крошечных звезд в глазах, а потом кулем повалилась на землю. За спиной у Мерси стояла высокая темноволосая женщина с тяжелым подсвечником в руках.

Рихард поднял на нее круглые, донельзя удивленные глаза и прохрипел:

- Зачем?..

- Мне показалось, тебе нужна помощь, - испуганным голосом ответила нападавшая.

- Ну, теперь она мне точно понадобится, - обреченно выдохнула парень. - Потому что эта очнется и начнет мстить!

- Так, может... - женщина задумчиво окинула взглядом свое оружие.

- Тогда мстить начнет Асмар! - рявкнул принц. - Я перенесу ее на кровать, а ты постарайся придумать такие слова извинения, чтобы ее проняло. И выброси, наконец, этот чертов подсвечник!

- Правильно! - подхватила женщина. - Зачем извиняться? Спрячем оружие - и пускай думает, что упала в обморок от стресса!

Рихард ответил очень мрачным взглядом и осторожно уложил Окайя на мягкую перину. Даже одеялом на всякий случай прикрыл, хотя, будь его воля, он бы ее к кровати привязал.

- Приходит в себя, - прошептал, глядя, как у Мерси начинают сходиться брови на переносице. Женщина отбросила "оружие" и быстренько перекочевала к принцу за плечо. Аккурат вовремя: рыжая застонала и открыла глаза.

- Что произошло? - прошептала она, обводя мутным взглядом комнату, и концентрируясь на незнакомом лице. - Ты кто такая?

- Я - Ширин, - представилась девушка. - Приятно познакомиться.

- А мне не очень! - грозно воскликнула Мерси. - Ты всегда при знакомстве бьешь людей тяжелыми предметами по головам?!

- Прости, - покаянно опустила глаза женщина. - Сама от себя не ожидала...

- Серьезно?! - язвительно переспросила сирена, усаживаясь в постели. - Рихард, быть может, ты объяснишь, что здесь делает твоя бывшая невеста?

- Это была идея отца! - тут же ответил принц. - Я ни при чем!

- Да ты вообще, блин, куда ни посмотри - жертвенная овца! - огрызнулась Мерси и тут же, поморщившись, схватилась за голову. - Черт... чем это вы меня таким треснули?

- Подсвечником... - созналась Ширин. - Кстати, а как ты догадалась, что это была я?

- А здесь еще кто-то прячется?!

- Ну, да... логично, - вздохнула женщина. Мерси пригляделась: а ведь симпатичная, ничего не скажешь. Понятно, почему на нее Рихард внимание обратил: огромные, чуть раскосые светлые глаза, копна черных как смоль волос, тонкие черты лица и грудь размера четвертого, не меньше. Нет, обычно на последнее Мерси внимания не обращала, но на Ширин был такой впечатляющий своими разрезами костюм, что не разглядеть "достоинство" сумел бы только слепой. И еще золото: сколько же на ней было золота! Золотая повязка с рубинами на голове, огромные серьги, украшения в волосах, браслеты по всему телу, кольца...

- Знаешь, вот если тебя прямо сейчас отнести в ломбард, можно будет лет десять жить, ни в чем себе не отказывая, - пробормотала девушка. Ширин с Рихардом переглянулись:

- А что такое "ломбард"?

- Начинается... - откинулась на подушки Мерси. Потом криво улыбнулась, опустила глаза на жениха, затем перевела взгляд на его экс-невесту, и предложила. - Хорошо, давайте забудем о плохом начале. Я с удовольствием выслушаю вашу версию относительно происходящего и, черт подери, постараюсь в нее поверить. Итак, Ширин Быстролетная, чем я обязана твоему появлению в своих покоях?

Надо признать, на этот раз Рихард не соврал - он действительно не способствовал тому, чтобы его любимую девушку определили гувернанткой к нелюбимой невесте. Это была идея Асмара, "гениальная", как и большинство его идей, которые касались Мерси. Рассматривая Ширин с ее дядей как потенциально заинтересованных в похищении сирены лиц, эмир решил подстраховаться. И не просто как-либо: приставив к Быстрелетной дополнительных надзирателей, предъявив претензии к ее родственникам, как это обычно делают нормальные правители. А подселив ее в покои к Мерси, доступно объяснив, что если с последней что-либо случится, виновна будет Ширин. Без вариантов. Напоминать бедной девушке о том, какое наказание ждало провинившихся, оказалось не нужно. Так что к концу ее печального повествования, Мерси поняла: на сей раз у нее на хвосте были не только охрана дворца и личная гвардия эмира, но и отлично стимулированные Ширин с Рихардом. С одной стороны: идея убежать от Асмара казалась все более призрачной, с другой - наемники ей теперь тоже не грозили. С точки зрения эмира - весьма удачная комбинация...

- То есть, - Мерси взяла из рук Рихарда пиалу с холодным чаем, отпила глоток и подняла взгляд на Ширин, - ты теперь - моя личная хранительница?

Девушка пожала плечами:

- Можно и так сказать.

Сирена с кривой улыбкой потерла затылок:

- А кроме того, чтобы бить людей сзади по голове, ты что-то умеешь?

Ширин зарделась и опустила глаза. Рихард вздохнул и, видимо, решил, что пора начинать защищать честь экс-невесты:

- Я умею сражаться, Окайя. И в случае нужды - буду рядом. Да ты и сама неслабый противник: даже Рейвар говорил, что тебя лучше не злить. Честно говоря, я очень удивился, когда Ширин удалось подобраться к тебе на расстояние удара.

- И я приношу за него свои глубочайшие извинения! - тут же встрепенулась деват. - Честное слово: я не хотела делать тебе больно.

- Ладно, - отмахнулась сирена. - Проехали. Считай, что я сегодня добрая.

- Но доброта - это не то качество, которое появляется или исчезает изо дня на день, - в недоумении развела руками Быстролетная. - Она либо есть, либо ее нет...

Рихард кашлянул в кулак, скрывая смешок, а Мерси подняла на девушку слегка раздраженный взгляд:

- Если тебе так проще, считай, что я конкретно сегодня без топора.

- А где он? - еще шире распахнула густо подведенные сурьмой глаза Ширин. Рыжая мысленно покрутила пальцем у виска, в который раз напомнила себе, что этот контингент не понимает человеческих метафор, и ехидно процедила:

- Остался в теле предыдущей жертвы! Выковыривать было лень, и я решила, что денечек так похожу. А потом куплю новый.

- Огненные крылья, Окайя! - все же не удержался от смеха принц, - зачем тебе топор? Ты и так отлично справляешься! Тем более, что на этот раз отец постарался, и сделал дворец воистину неприступным местом. Тебе нечего бояться.

- Разумеется, нечего! - с готовностью кивнула девушка. - Особенно, если взять во внимание, что "Жало пустыни", представители которого украли меня в прошлый раз, подчиняются ее дяде. Теперь-то, учитывая положение Ширин, ему будет сложнее объяснить мое исчезновение.

- Дядя натравил на тебя "Жало пустыни"?! - ахнула деват. Мерси кивнула с кривой улыбкой на лице:

- Было дело, принцесса. Но не переживай: мы с ним побеседовали, объяснились и решили, что натравливать нехорошо.

- О, Мерседес! - всплеснула руками Ширин. - Прости! Дядя был так зол, когда ты появилась. Он не понимал, что ты - такая же жертва обстоятельств, как и мы все! И я не понимала...

Сирена скользнула глазами по высокой, слегка полноватой фигуре бывшей невесты младшего принца, и задумчиво склонила голову на бок:

- Ты третья в этом мире, кто назвал меня по имени.

Быстролетная ахнула, словно ужаснувшись собственно поступка, и прикрыла рот ладошкой:

- Больше не буду!

- Нет! - с улыбкой возразила Мерси. - Пусть будет именно так. Иначе я скоро забуду, как меня на самом деле зовут.

- Ты, наверное, злишься, что все получилось именно таким образом? - деват опустила глаза в пол и со вздохом сложила руки на коленях. - Что Рихард вернул тебя во дворец. Что я здесь, все время на виду...

- Хм... - рыжая поднялась на ноги и подошла к выходу на террасу. Обняла себя руками, прислонилась плечом к колонне и несколько секунд смотрела на небесно-голубой небосвод. - Ну, да, я злюсь, - призналась, наконец. - На Асмара, конечно... но уже не так сильно, как вначале. Привыкаю к нему потихоньку, что ли... На тебя, Ширин, тоже немного. Но только потому, что ты меня стукнула и, кажется, это пройдет, как только перестанет болеть голова. А вот о том, что ты здесь, я не жалею. По крайней мере, будет с кем поговорить. Да и к Ниазе я не так уж сильно привязалась.

- А я? - ступил ближе Рихард. - Меня ты специально пропустила?

- Нет, - улыбнувшись, бросила девушка взгляд через плечо. - Не пропустила. Я не могу злиться на тебя, Рихард. В трех мирах, среди всех, кого я знала, ты первый, кто до конца сражается за свою любовь. Кто не отвернулся от нее ради личной выгоды, высшего блага, страха, веры. Как я могу гневаться на тебя за то, что ты спас Ширин, если сама о таком могу только мечтать?

И она отвернулась вновь. Чтобы они запомнили ее улыбку и не увидели слез, выступивших на глазах.

"Злилась ли она"? Да нет... Наверное, просто устала злиться. Что угодно делать устала: воевать, убегать, прятаться. Учиться кому-то доверять, разочаровываться в лучших чувствах, собирать по осколкам надежды и смотреть, как они снова рассыпается в пыль...

На мгновение девушке стало так больно, так жалко себя, что дыхание перехватило. Она зажмурилась, что было мочи, и впилась ногтями в собственные плечи. Впервые Мерси захотелось махнуть на все рукой, лечь на землю, и сказать:

- Сердце, остановись...

И чтобы все исчезло, позабылось, растворилось во мраке, чтобы пустота внутри поглотила целиком и ничего не осталось...

Наверное, это и было тем, что привело ее в чувство. Понимание, насколько ничтожной и жалкой она стала. Неужели ее все-таки смогли сломить? И что теперь? Что дальше? Она подчинится Асмару, примет его волю, согласится на брак, приведет его войско на землю, туда, где живут ни в чем неповинную люди?! Где она была счастлива столько лет, и мечта о возвращении куда грела ее самыми холодными ночами последние полтора года?!

- Ну, да размечтался, - прошептала девушка, распахивая сверкающие от гнева глаза. - Думаешь, если ты - эмир, то у тебя все карты на руках? А вот дудки! У меня ничего в этом мире нет, но я смогла от тебя сбежать. И еще раз смогу. Потому что в одном ты прав - у меня все же есть нечто, чего так не хватает тебе. Моя чудо-сила, мой талант. Мой дар. Drachenmacht сказала правду: даже когда у меня все отнимут, я все еще буду удивительно удачливой сиреной. Похоже, пора мне начинать в это верить. Потому что другого выбора, боюсь, действительно не осталось.


Глава 14


Может, когда-то ты разгадаешь меня




мне придется проигрывать партию в покер




но




даже тогда - мой внутренний джокер




достанет последнюю карту из рукава




Дюрги Дюк



- Как ты? - шепотом спросила Ширин, не решаясь коснуться напряженного плеча Рихарда. Парень даже не обернулся:

- Нормально, - бросил он безразличным тоном.

- Зачем меня обманываешь? Я же вижу, что тебе плохо.

Принц дернулся, словно ему под кожу вогнали раскаленную иглу, и то, что хранилось в сердце, вырвалось наружу:

- Я виноват, Ширин! - сдавленным, хриплым голосом воскликнул он. - Я так виноват!

Она всхлипнула, шагнула вперед и прижалась к нему всем телом, обхватив руками за пояс:

- Не кори себя, не мучай! У тебя не было выбора.

- Я заточил брата в Источнике, - почти неслышно выдавил из себя Рихард. - Разве может быть выбор ужаснее этого?

Ширин тяжело вздохнула, не зная, какие слова подобрать для утешения, и прикоснулась щекой к спине любимого:

- Он... он поймет...

Рихард поднял голову, отыскал глазами на небосводе самую большую и яркую звезду, являвшую свой образ Лазури лишь два месяца в году, и прошептал с горечью:

- А она?

И на этот короткий вопрос даже Ширин не смогла достойно ответить. Потому что в глубине души они оба знали, что такое не прощается. Брат доверился Рихарду, пришел на зов и попал в ловушку, откуда своими силами выбраться не сможет до конца своих дней. Источник поглотил его, проник в сердце, душу и разум, связал крылья, погасил жажду жить, мечтать, творить. Затмил собою все - и память, и надежды. Одним эгоистичным поступком Рихард уничтожил брата, растерзал его сущность, бросив в Источник как мотылька в огонь. На одно лишь надеялся принц - что у Хранителя хватит сил выстоять. Дождаться спасения. Ибо если у кого-то и был шанс, то у него.

И только одна она могла ему помочь - его Окайя. Та, что касалась огня и не жгла ладонь; та, что не отводила взгляд, глядя на солнце; что, пропуская через себя, создавала крошечные нити удачи, лишь только этого пожелав. Именно поэтому он не мог сказать ей правду. Только не сейчас...

- Она будет в ярости, когда узнает, - пробормотал Рихард. - И у нее будет право злиться. Но меня не это тревожит. Я представляю, каково ей сейчас - думать, что он отвернулся от нее; и мне становится больно от одной мысли об этом.

Ширин закусила губу, обошла принца и встала перед ним. Пытливым взглядом скользнула по его лицу, по напряженной фигуре, задержалась на пульсирующей венке на виске, и легко коснулась щеки, заставляя взглянуть ей в глаза:

- Ты думаешь, она любит его? - спросила твердым, даже немного суровым тоном. Принц кивнул. - Тогда никакой твой поступок не заставит ее выбросить его из сердца. Я уверена, что когда ты расскажешь ей правду, обида и гнев уйдут. Она поможет Рейвару, вернет его домой, а со временем - забудет о том, что сделал ты. Потому что истинная любовь созидает, творит добро и заставляет прощать.

Рихард улыбнулся - впервые с тех пор, как вернулся от Иждерехов, и в который раз напомнил себе, за что именно полюбил эту девушку. Она была той, кто всегда находил слова утешения, кто поддерживал в самые сложные мгновения жизни, кто смеялся и плакал вместе с ним. Ширин знала его с детства и принимала таким, каков он был на самом деле, единственная, кто не считал его покорность и попытки угодить отцу - слабостью. Она была рядом, когда его мать взошла на эшафот, когда брат покинул Лазурь, когда отец впервые обратил взор на сына. Она любила его, когда у Рихарда не было ничего и когда он сам был ничем. И она не отвернулась от него, когда отец надел ему на голову корону и отнял все у нее. Быть может, потому, Рихард и поверил ей, своей Ширин. Ведь кто иной мог знать, что такое настоящая любовь, если не та, кто пронесла ее в сердце сквозь потери и время?


Мерси проснулась перед рассветом, нашла глазами шелковые полотна балдахина над головой и лежала, не двигаясь, пока за окном не забрезжили первые признаки восходящего солнца. Сразу за этим едва слышно повернулась дверная ручка, и в комнату на цыпочках пробралась Ширин. Сирена хмыкнула про себя, прекрасно понимая, где именно провела ночь "гувернантка". Та в свою очередь подкралась к постели "хозяйки", встала у изголовья и шепотом позвала:

- Окайя, ты спишь?

Рыжая скосила глаза на Ширин и ответила таким же едва слышным голосом:

- Не-а.

На мгновение в комнате повисла напряженная тишина. Видимо, деват была слегка удивлена ответом и не сразу придумала, как на него реагировать. Потом, наконец, очень тихо спросила:

- А почему?

Мерси пожала плечами:

- Выспалась, наверное, - она села в постели, потянулась, забросив руки за голову, и философски изрекла. - Скоро рассвет. В Лазури он не такой, как в других мирах...

- Правда? - присела на краешек простыни Ширин.

- Слишком желтый и однотонный, - пояснила Мерси, не отрывая глаз от городской стены, видневшейся за окном, которую с каждым мгновением все сильнее обжигали и разукрашивали солнечные лучи. - На земле рассвет играет едва ли ни всеми цветами радуги: розовым, персиковым, бордовым, золотым. А здесь только бледно желтый, переходящий в грязно-оранжевые оттенки. В мире же демонов рассвет выражен, по большей части, фиолетовыми красками. Очень красиво, необычно, но слегка мрачновато.

- Тебе не нравится, как солнце озаряет пустыню? - догадалась Ширин.

- Здесь слишком много пыли, - с трудом подобрав слова, объяснила Мерси. - Она делает его блеклым и скучным. К тому же, ночью в Лазури комфортнее, чем днем. Было бы странно с нетерпением ждать рассвет.

- Каким бы оно ни было, но именно солнце дарует жизнь, - задумчиво парировала Ширин. Потом вздохнула и спросила с толикой грусти. - Как ты, Мерседес?

"Вообще - сдохнуть хочется, - с кривой ухмылкой подумала сирена. - А в остальном - отлично себя чувствую. На этом, пожалуй, и остановимся..."

- Знаешь, неплохо, - обернулась она к Ширин.

- Ты уверена? - проницательно уточнила девушка. Мерси растянула губы в радостном оскале и указала пальцем на свое лицо:

- Абсолютно! Видишь, как радуюсь?

- Да уж... - пробормотала, чуть скривившись, деват. - Впрочем, знаешь, это даже хорошо, что у тебя такой... бодрый настрой. Немного злости уж точно пригодится. Асмар велел привести тебя к нему, как только проснешься. Я могу помочь с одеждой и макияжем...

- Макияжем, говоришь? - сузив глаза, скользнула взглядом по удивленному лицу Ширин Мерси. - Вообще-то, это ты удачно предложила...

- Серьезно? - изогнула бровь деват. Мерси кивнула с предвкушающим видом: кажется, у нее появилась отличная идея...

Ровно сорок минут спустя дверь в тронную залу распахнулась, и Мерси, скромно сложив ладони перед собой, ступила на свет. Асмар, бросившийся было к ней навстречу с распахнутыми объятиями, резко затормозил и даже отступил на шаг. Окинул рыжую ошарашенным взглядом: вроде бы, вчера она не выглядела таким умертвием...

- Милая Окайя, - пробормотал он слегка растерянным голосом, - ты - будущий член нашей семьи. Я был бы счастлив, если бы ты присутствовала за нашим с Рихардом столом во время завтраков...

- Благодарю, Великий эмир, - с трудом выдавила из себя улыбку Мерси. На этот раз ей даже притворяться не пришлось - до того вымученной она получилась. Асмар сглотнул, глядя на нее такими глазами, словно готовился в любой момент подхватить на руки, реши девушка снова упасть в обморок, и попросил, стараясь не отступать от ранее придуманного плана:

- Что ты, милая девочка! Мы же почти что одна семья! Называй меня "папой".

Вот на этот раз челюсть на законном месте не удержалась даже у Рихарда, хотя он молодец, до этого момента неплохо держался. Даже когда увидел в дверях худую фигурку в бледных одеждах, с очень тугой косой и печальными глазами, окруженными весьма натуральными голубыми синяками. Ширин оказалась очень талантливым визажистом - всего за тридцать минут она сделала из лучшей ученицы Иждерехов больного заморыша, тоскливо взирающего на жестокий мир грустными щенячьими глазками.

Асмар, впрочем, решил не впадать в отчаяние слишком быстро:

- Милая девочка, прошу тебя, - он взял сирену за руку, подвел к столу и усадил на "почетное" место - укрытую подушками тахту. Перед ней стоял низкий, заставленный яствами столик: в основном, фруктами и пиалами с кашеобразным "нечто". По правую руку от Мерси на пуфике восседал Рихард, а напротив нее, на троне, сам эмир. С неизменной улыбкой он опустился в свое золоченое кресло, откинулся на спинку и махнул рукой. - Пожалуйста, съешь что-нибудь.

Мерси с готовностью кивнула (Ширин сразу предупредила, что голодать не удастся - с Асмара станется кормить ее силой) и пододвинула к себе ближайшую пиалу. Принюхалась, поковыряла ложкой в содержимом - каша очень напоминала овсянку с изюмом, - и поднесла ложку ко рту.

- Позволь отметить, что ты чудесно выглядишь, - невпопад выдал эмир, и ложка, не достигнув пункта назначения, вернулась в тарелку. "Как" она выглядит?! - Правда, - тут же поправился Асмар, - слегка уставшей. Могу ли я предложить... - тут он задумался, видимо, перебирая в уме возможные уступки, и выдал, - поменять балдахин над кроватью?

Мерси все-таки закашляла. По-другому скрывать смех у нее пока не получалось.

- Милая девочка! - подавшись вперед, с тревогой воскликнул Асмар. - Ты заболела?

- Наверное, простыла, - опустив глаза, нашлась Мерси. - У Иждерехов в пещерах такие сквозняки...

- Окайя, милая, - всплеснул руками эмир. - Ну, что же ты так?! Прямо в преддверии свадьбы! Беречься надо...

- Простите... папа... - пожевав губами, все же переступила через себя рыжая.

- Ну, ничего-ничего, - тут же пошел на попятный эмир. - Теперь ты дома и я сам займусь твоим состоянием. Уверен: через пару дней ты снова будешь сильной, бодрой и полезной... то есть, здоровехонькой!

Мерси в ответ только улыбнулась...

- Знаешь, - после завтрака пробормотал Рихард, провожая девушку в покои, - я бы не хотел тебя расстраивать, но выглядишь ты и правда жутковато...

- Отличная идея, правда? - блеснула глазами сирена. - Это мне Ширин с образом помогла!

Парень поджал губы:

- Отец не отступится, ты же понимаешь. Ему нужна наша свадьба.

- Нет, Рихард, - с мрачным огоньком в глазах, покачала головой девушка. - Твоему отцу нужна не свадьба. Ему нужен поход на землю. А для этого я должна быть... как он там сказал? Здоровехонькой! Вот до тех пор он будет меня кормить, холить и беречь.

- Ну, хорошо, - вздохнул принц. - Допустим, дня три-четыре ты своим осунувшимся видом купишь. А дальше что? Уже со вчера дворец готовится к нашей свадьбе. Тебе, кажется, даже платье успели пошить. Правда, по-моему, ты в нем сейчас утонешь... Нет серьезно: как тебе удалось за ночь так похудеть?!

- То есть великая сила женщины! - высокопарно ответила Мерси, аккуратно потирая бинты, надежно схороненные под платьем. Сейчас, отмучившись с ними всего час, ей хотелось только одного - содрать этот жесткий корсет и вздохнуть полной грудью. И как только женщины в прошлом умудрялись носить их годами? Это же просто пытка какая-то... - Ну а на счет того, что ждет меня дальше - не загадывай наперед, Рихард. Пока у меня в планах хотя бы просто отсрочить свадьбу. А там, глядишь, и чудо какое-то случится?

Рихард скосил на девушку хмурый взгляд:

- Тебе не кажется, что сейчас не самый подходящий момент верить в чудеса?

Мерси толкнула дверь комнаты и на мгновение замерла, крепко, до боли сжимая круглую желтую ручку.

- А во что мне еще верить? - спросила с тоской, не поднимая на парня глаз.

И от этого голоса: сухого, бесцветного, такого нехарактерного для веселой синеглазой Окайя, Рихарду стало не по себе. К сожалению, не только ему: Ширин аж вздрогнула, когда девушка вошла в комнату, громко хлопнув дверью. Казалось, аура чистого зла витает вокруг нее:

- Что случилось, Окайя? - подпрыгнула деват. - Что сказал Асмар?

- Ничего неожиданного, - отрезала Мерси. - И, если откровенно, я не хочу об этом говорить.

Ширин, не ожидавшая такой отповеди, отвела враз помрачневшие глаза в сторону, и это привело сирену в чувство:

- Прости, - вздохнула она. - Просто утро началось так, что лучше бы вообще не начиналось. Еще и Рихард твой...

- Тебя обидел Рихард?! - ахнула девушка, и на этот раз Мерси просто не смогла не улыбнуться:

- Боюсь, наш жених слишком любит жизнь, чтобы меня обижать. Зато задает вопросы, от которых мне становится не по себе.

- Да... - задумчиво протянула Ширин. - Он это умеет. Но все же, - подняла она, наконец, лицо на сирену, - твоя маленькая хитрость с гримом помогла?

- Ты мне скажи, - развела руками девушка. - Разве Асмар велел прекратить подготовку к свадьбе? Нет. Поменял планы на счет Земли? Как бы ни так. Но, по крайней мере, даты этих радостных событий мы пока не обсуждали.

- Ты все еще надеешься, что он передумает? - очень осторожно, почти шепотом спросила Ширин. Мерси подняла на нее тоскливый взгляд и несколько мгновений думала над ответом. Она не хотела откровенничать и раскрывать свои истинные помыслы - жизнь слишком часто напоминала, насколько это может быть опасно. Но уж очень отчетливо звучали нотки надежды в словах юной аристократки. А потому, сорвав с головы тонкое покрывало и свернув кулем, Мерси швырнула его в угол комнаты и мотнула головой так, что коса упала на грудь:

- Я уже поняла, что не смогу заставить его передумать, но отступать так просто не собираюсь. Пусть у меня нет сил сражаться с Асмаром, нет оружия, чтобы его победить и, возможно, Рихард прав: надежды добиться чего-либо, кроме незначительной отсрочки тоже нет. А что она мне даст я, если честно, и сама толком не представляю. Но я буду стараться, буду идти вперед, во что бы то ни стало, потому что я верю: если бороться до конца, судьба подарит шанс. В какой-то момент дверь обязательно приоткроется, и только тот, кто верит, кто надеется и ждет, сможет разглядеть этот выход.

Мерси замолчала, без сил опускаясь на диван. Ширин смотрела на нее с нескрываемым восторгом, восхищением, так, словно впервые увидела, как кто-то говорит себе: "Я смогу!", и искренне в это верит. Если бы она только знала, что на самом деле творилось сейчас у рыжей в душе!

- Скажи, - невероятным усилием воли призывая улыбку на лицо, позвала сирена, - какие у нас планы на сегодня?

Ширин неопределенно пожала плечами:

- Около полудня придет белошвейка для примерки свадебного платья. А в остальное время ты может делать, что хочешь. Если, конечно, это не означает, что ты покинешь дворец.

- Все, что хочу? - переспросила Мерси. - Звучит воодушевляюще.

- Мг, - с готовностью кивнула деват. - Асмар очень надеется добиться твоего расположения, потому велел выполнять все капризы. Сладости на любой вкус, купания, музыка - я организую все, если пожелаешь.

Рыжая задумалась. Чем-то эта ситуация напоминала ей последний ужин осужденного. Но даже если так - почему бы им не воспользоваться?

- Ширин, - закусив губу, подняла она на девата озорной взгляд, - а ты умеешь готовить?

- Каждая женщина умеет готовить, - не понимая, к чему клонит будущая принцесса, ответила девушка. Мерси вздохнула:

- К сожалению, не каждая. Но я буду очень благодарна, если ты меня научишь.

- Готовить?!

- Ага! - бодро кивнула сирена.

- Но... зачем тебе это нужно? - не в силах сдержаться, воскликнула Ширин. Она просто не понимала, откуда у будущей владычицы Лазури, той, в подчинении у которой уже сейчас ходит целый штат прислуги, такие странные желания? А Мерси... Мерси вдруг вспомнила, как около полутора лет назад мечтала устроить театр в школе Фузиоку. Такое абсурдное стремление, но она просто бредила музыкой и возможностью выступать перед публикой. Возможно, потому что не знала тогда, чем обусловлена эта страсть. И быть может, именно поэтому желания петь больше не осталось. Сейчас Асмар был бы счастлив предоставить ей сцену, подарить инструмент, микрофон, даже зрителя (скорее всего, из особо непокорных, для устрашения). Еще бы! Ручная сирена должна тренироваться... Неудивительно, что Мерси хотела другого: она отлично понимала, зачем эмиру нужны ее навыки и не желала быть нечистью, "атакующей" по приказу.

- Просто научи меня смешивать ингредиенты, - покачала она головой. - Так, чтобы получалось съедобно.

Ширин хмыкнула:

- Ну, это проще простого!

Знала бы она тогда, какая "талантливая" ученица ей досталась!

Девушки отправились на кухню сразу после примерки. Свадебное платье, кстати, Мерси не понравилось категорически, хотя Ширин и восторгалась его модным фасоном и не менее модным среди деватов желтым цветом.

- Мне одной кажется, что я в нем похожа на мохнатую, поставленную вертикально гусеницу? - возмущалась девушка, топая за аристократкой на первый этаж, туда, где во дворце эмира располагалась святая святых поваров.

- Одной, - тут же ответила Ширин. - Платье тебе очень идет - это раз. Во-вторых, другого тебе все равно не сделают - это долго, и Асмар на это не пойдет. Так что успокойся и прими на веру: ты будешь очень красивой невестой.

Мерси сузила глаза:

- Ну, хорошо, - заявила, когда деват уже толкнула дверь в кухню. - Черт с ним, с хорошим вкусом. Постараюсь привыкнуть. Только можно мне тогда организовать еще одну примерку?

Ширин обернулась:

- Еще одну? - переспросила она. - Зачем?

- Хочу заняться аутотренингом, - выдала сирена первое, что пришло на ум. - Надену платье, стану перед зеркалом и повторю сто раз: "Мне очень идет желтый цвет". Думаю, это поможет в день свадьбы не коситься с ужасом на собственное отражение в любой гладкой поверхности.

Ширин недоверчиво скрестила руки на груди и пристальным взглядом прошлась по лицу сирены:

- Скажи, что ты не задумала какую-нибудь пакость?

- Как можно?! - демонстративно закатив глаза, воскликнула Мерси. - Я - счастливая невеста, желающая насладиться собственным очарованием. О какой пакости здесь идет речь?

Больше вопросов деват не задавала. В основном потому, что сирена уже ступила на кухню, где ее тут же окружили с десяток поварят и главный кашевар Асмара - высокий мужчина с животом Санта Клауса и улыбкой Гринча.

- Чего изволит невеста наследника великого эмира? - не слишком любезно спросил он. Мерси криво улыбнулась в ответ:

- Она изволит приготовить торт!

- Торт?! - в один голос переспросили Ширин и повар.

- В Лазури запрещена выпечка? - изогнула бровь сирена. Деваты переглянулись и синхронно ступили на шаг вперед:

- Ты говорила о смешивании ингредиентов! - всплеснула руками Ширин. - Я думала, ты имела в виду овощной салат, кашу или какое-нибудь желе на худой конец. Но торт... нельзя просто взять и научить кого-то печь торты!

- Отчего же? - удивилась Мерси. - По-моему, в этом нет ничего сложного...

- Ваша милость, - взмахнув половником, перебил "Санта". - Я приготовлю любое блюдо на ваш выбор, только скажите. Зачем марать руки тестом, если можно приказать и получить готовый десерт?

Его Мерси выслушала молча. Потом обернулась к поварятам - мальчикам, на вид от тринадцати до двадцати лет, и с толикой нежности в голосе поинтересовалась:

- Еще кто-нибудь высказаться желает?

Ответом, как она и полагала, была тишина.

- Тогда вот вам мое слово, - продолжила она. - Я все равно отсюда не уйду без торта. Который, - внимание! - готовить буду сама. А тот, кто мне помешает - станет дегустатором. Учтите, эта должность связана с риском для жизни, потому на вашем месте, я бы выделила мне стол, продукты и ушла заниматься своими делами.

"Санта" сглотнул и одними только бровями разогнал поварят по рабочим местам. Потом рванул вперед и в мгновение ока освободилось для Мерси разделочный стол в самом центре кухни, над которым висело скопление сковородок и высоких кастрюль. На всякий случай он убрал даже ножи в деревянной подставке и железную лопатку.

- Вы можете работать здесь, - незаметно стерев полой фартука капельки пота со лба, заявил "Санта" и, не дожидаясь ответа, удрал на другую половину комнаты следом за подопечными. Ширин вздохнула и подняла на девушку усталый взгляд:

- Ты никогда не сдаешься, да?

- Не-а, - безразличным тоном ответила Мерси, заглядывая в стоявший под столом мешок с мукой и пытаясь на глаз определить, стоит ли ее дополнительно просеивать.

- Но почему? - тихо спросила деват. Сирена скосила на нее глаза и пожала плечами:

- Иногда, когда очень тяжело, нам всем хочется опустить руки. Но если это сделать - легче все равно не станет.

Больше вопросов Ширин не задавала. Только протянула сирене один из лишних фартуков, висевших на гвоздике при входе на кухню, и строгим голосом попросила не ковыряться грязными руками в муке.

Торт был готов часа через три. Одним из требований Мерси было то, что коржи и крем делала лично она, зато украшала десерт деват, потому хотя бы внешне выпечка выглядела съедобной. Сирену это полностью устраивало.

- Сегодня вечером пригласи Асмара на вечернее чаепитие, - склонившись над своим кулинарным "шедевром", приказала она. Ширин нахмурилась:

- Он откажет. У эмира много дел.

- Не откажет, - уверенно бросила через плечо Мерси. - Скажи, что у меня для него сюрприз.

- Послушай, - закусила губу деват, - я знаю, что ты не настолько глупа, но все же считаю своим долгом предупредить: попытка отравить великого эмира карается очень строго.

Рыжая усмехнулась, насмешливо глядя на встревоженную помощницу:

- Я готовила торт на твоих глазах. Здесь нет ни одного несъедобного ингредиента.

- Тогда что ты задумала?

- Увидишь, - загадочно ответила девушка, и Ширин в тот момент очень не понравилось выражение ее лица.


Великий эмир Лазури был недоволен. Впрочем, в последнее время это было нормальное для него состояние. Казалось, после возвращения Окайя все должно было наладиться, ан нет. Девчонка оказалась в таком плачевном состоянии, что ее не только на Землю, к алтарю было страшно посылать - вдруг не дойдет? Заказчика похищения нерадивый сын тоже найти не мог - и это не добавляло Асмару позитива, ибо он искренне верил, что вид головы врага на плахе поднимет ему настроение.

"Если бы только Рейвар оказался на твоем месте..." - думал эмир, с раздражением выслушивая очередные сбивчивые объяснения Рихарда о том, почему поиски похитителей ничего не дают. Увы, старшего сына под боком не было. Казалось, его вообще нигде нет - Асмар разослал агентов по трем мирам, даже к демонам парочку отправил (и с ними, кстати, уже около полугода не было связи), но Хранитель как сквозь землю провалился.

В отличие от армии, которая стояла под Касдагаром и потихоньку начинала роптать. Ее нужно было либо распускать, либо чем-то занять, желательно в мире людей. Иначе воины сами находили себе развлечение, а это обычно плохо заканчивалось. Несколько караванов уже затерялось в песках Лазури и лишь по чистой случайности на один из них наткнулся караул. Без товаров и животных, зато с ледяными стрелами в сердцах, которые не смогла растопить даже огненная магия второй Сестры. Шестнадцать трупов закопали верные деваты эмира и совет пока ничего не узнал. Но рано или поздно правда выплывет наружу и тогда недовольство аристократов, пока проявляющееся лишь во взглядах и перешептываниях, может зазвучать в полную силу.

Да, Асмар был недоволен. Его план, его гениальный план, оказался настолько гениальным, что сломался под натиском реалий жизни. Мерси не должна была покидать Касдагар. Ей следовало находиться здесь, под его постоянным контролем, и к текущему моменту - едва ли не есть у него из рук! Разве он не сделал все, чтобы она чувствовала себя королевой? Не окружил ее своим внимание, не осыпал подарками? Какого же демона она тогда смотрит на него испуганным кроликом и дрожит, когда он задает ей вопрос?! Асмар просто не знал, как еще завоевать ее доверие. Будь у него время, это, возможно, оказалось бы не так сложно, но времени не было. Именно поэтому Мерси оказалась права: эмир с радостью принял ее приглашение. Потому что разглядел в этом знак свыше: девчонка, наконец, решила открыть ему свое сердце.

Или, что еще вероятнее, он пришел к ней потому, что более всего на свете в тот вечер Окайя хотела воплотить свой план в жизнь. И Удача просто не смогла ей отказать.

- Великий эмир Лазури Асмар Воинственный с наследником, - громко объявила Ширин, с поклоном дождавшись, когда мужчины войдут в комнату. Потом, не поднимая головы, скользнула к двери и закрыла ее с той стороны покоев. Деват не считалась достойной сидеть с эмиром за одним столом, и что-то подсказывало Мерси, что если план Асмара удастся, та же участь ждет и ее. Как только она станет не нужна, то превратится в такую же бесправную и безропотную женщину Лазури.

- Девочка! - уже почти традиционно раскрывая Мерси свои объятия, воскликнул эмир. - Ты выглядишь очаровательно!

- Спасибо, папа, - стыдливо опустила ресница сирена. Еще бы ему не понравился наряд: он же сам его выбирал!

- Но разве нет такого поверья, что жених не должен видеть невесту в подвенечном платье до свадьбы? - улыбаясь, сощурился Асмар. Мерси сверху вниз прошлась по своей фигуре, затянутой в мохнатую канареечно-желтую тряпку, именуемую тем самым платьем, и пожала плечами:

- Я не верю в предрассудки, в отличие от дополнительных примерок. Простите, что не успела переодеться к ужину.

- Не вижу ничего страшного, - тут же подхватил эмир, первым усаживаясь за стол. - А платье тебе очень идет.

- Действительно? - стыдливо улыбнулась Мерси, не забывая, впрочем, вести себя как и полагалось любой измученной девушке: немного трясти руками, ходить, опираясь на предметы, и с периодичностью в несколько минут со скорбным лицом касаться пальцами висков. Действовало безотказно - эмир, глядя на нее, хмурился все сильнее. Но девушка научилась делать вид, что ее это не касается:

- Прошу вас, - подала она Асмару чашку горячего, заваренного Ширин, чая. А следом за ней - кусок торта на блюдце. Эмир кивнул, изображая благодарность, взял ложку, сунул кусок в рот...

- Огненные крылья, какая гадость! - выругался, выкашливая обратно корж.

- Отец, Мерси его сама пекла, - краешком губ подсказал Рихард.

- М... - тут же поджал губы Асмар, - какой необычный вкус.

- Вам не понравилось? - несчастным, полным трагизма голосом, спросила Мерси. Вместо ответа мужчина сунул в рот большущий кусок десерта и демонстративно, почти совсем не кривясь, прожевал, а потом еще и проглотил его:

- Прости девочка, я не привык к подобным деликатесам, - улыбнулся он, и добавил, словно невзначай. - Это тебя, наверное, в Огненном мире так хорошо готовить научили?

- Да, - кивнула сирена. - А как вы догадались?

- О, дитя мое, - потянувшись, положил Асмар руку девушке на ладонь. - Ты не знаешь, на что способны демоны. Они обманывают, очаровывают, дарят надежды, которым не суждено сбыться. Демоны стараются убедить тебя, что они друзья, помощники, но это не так. Все, что окружало тебя там, в Огненном мире - все было ложью. Только здесь ты дома, только мы скажем тебе правду. И этот торт - он...

Мерси, державшая блюдце, подалась вперед, широко распахнув глаза, Рихард сделал большой глоток и замер, не решаясь отставить чашку. А Асмар, с каждой секундой призывая на лицо все более скорбное выражение, закончил:

- Он ужасен!

И блюдце выскользнуло у Мерси из рук.

Раздался громкий "Ах!", когда кусок десерта, переваливаясь, словно большая медуза, и оставляя вязкие части на ткани свадебного наряда, упал на пол. На мгновение в комнате повисла гнетущая тишина. Потом у Асмара дернулось веко, он открыл рот, поиграл желваками и с трудом выдавил:

- Ничего страшного. Завтра у тебя будет новое платье, - и поднялся на ноги. - А сегодня, полагаю, нам всем следует отдохнуть.

И это прозвучало так, что Мерси не решилась спорить. Да и зачем? Она уже поняла, что план не сработал. Наряд она испортила, как и планировала: своими руками, у него на глазах. Случайность - комар носа не подточит. Но что это ей дало? Пару ничтожных часов?

- Спокойной ночи, папа, - дрогнувшим голосом попрощалась она. Асмар кивнул с такой кривой улыбкой, словно у него разом разболелись все зубы, и широким шагом вышел за дверь. Следом поднялся из-за стола Рихард.

- Отец не так глуп, Окайя, - тихо сказал он. - Тебе не удастся его провести, и я от всего сердца советую не пытаться. Асмар не демон и не человек. Он простит тебе промахи, но не пойдет на поводу.

- Ну, да, конечно! - фыркнула и без того расстроенная сирена. - Ошибки простых смертных эмир не совершает. Интересно, когда он молниями швыряется, ему ладони не жжет?!

- Ты язвишь, - покачал головой Рихард, - вместо того, чтобы внять полезному совету. Смирись!

- Нет, пока у меня будет хотя бы малейший шанс! - горячо воскликнула девушка. Принц хмыкнул и обернулся, уже стоя в дверях:

- Ну, один у тебя сегодня был, ты им воспользовалась. И что тебе это дало?

На какой-то миг Мерси очень захотелось его послать. А потом еще и швырнуть что-то следом, чтобы он к пункту назначения прибыл поскорее. Но вместо этого она ступила ближе, что есть мочи вцепилась пальцами в дверь и прошептала:

- Доброй ночи, Рихард.

И только когда парень вышел, позволила себе без сил опуститься на пол. Уткнулась лбом в колени, сцепила зубы, зажмурилась что было мочи и все равно ощутила как две слезинки скользнули по щекам.

- Нет... - грубо, почти до боли, вытирая скулы рукавом, прошептала Мерси. - Только не плачь. Не отчаивайся. Пожалуйста, только не теряй надежду...

Тяжело задышав, она подняла глаза к потолку и с трудом встала на ослабевшие ноги. Словно в беспамятстве, вернулась к столу, отщепила кусочек торта, сунула в рот:

- А, знаешь, он действительно гадкий, - сообщила с гримасой на лице. Ширин, только что открывшая дверь, бесшумной походкой ступила в покои и смерила рыжую внимательным тревожным взглядом. Если так пойдет дальше, Мерси скоро не нужны будут услуги визажиста: круги под глазами и жуткая тоска в глазах и без макияжа сделают ее похожей на труп. Ширин вдруг очень захотелось чем-то ей помочь, этой девочке, бездумно поглощающей отвратный десерт, но она знала, что если задаст вопрос, если только коснется больной темы, Мерси станет все отрицать. И это пугало аристократку больше всего. Потому что сирена спрятала свои мысли и страхи, оградила себя от них, пожелала казаться сильной и стойкой. Но однажды плотина прорвется, и тогда боль, обида, гнев - все это вырвется наружу, и что останется от Мерси после такого удара, не знал никто.

- Окайя, - тихо позвала деват, не зная, как по-другому обратить на себя внимание, - я еще нужна тебе сегодня?

Рыжая замерла, не донеся до рта очередной кусочек торта и только сейчас, кажется, поняла, что сыта им по горло:

- Нет, - отставила она блюдце. - Твой бывший тесть сказал правильно: нам всем следует отдохнуть. Можешь идти.

Ширин кивнула, сделала быстрый шаг к двери и остановилась в нерешительности. Потом обернулась и прошептала:

- Мерси, если что - я рядом. Только позови.

Сирена даже не шевельнулась. Она дождалась, пока деват выйдет из комнаты, сделала глубокий вдох и, подтянув колени к груди, уселась на кровать. Тяжелым взглядом обежала комнату и закрыла глаза. Воображение тут же нарисовало огонь в камине, кресло и мягкий плед. А еще - старую тетрадку с обложкой из потертой кожи и длинное гусиное перо. Мысленно девушка макнула его в чернильницу и написала:

"Здравствуй, дорогой дневник. Ты не знаешь, что случилось со мной за последний месяц, но я и сама хотела бы об этом забыть. Ведь когда тебя поднимают в небо, а потом бросают о землю - это больно. Господи, как бы я хотела просто вычеркнуть эти дни из своей жизни: когда думала, что нашла спасительный выход, когда верила, что нашла нужного человека, когда надеялась, что вместе мы сумеет преодолеть все! Как же я тогда была глупа...

Знаешь, дневник, говорят, что люди не меняются, и это, наверное, действительно так. Да, бывают обстоятельства, которые просто нельзя проигнорировать: ты можешь сколько угодно стараться быть верным себе, но рано или поздно простая истина тебя настигнет: либо ты прогнешься под мир, либо он тебя сломает. Сейчас я смотрю назад, вспоминаю себя двухлетней давности, и не верю, что могла быть настолько доверчивой, настолько легкомысленной и наивной. Как же дорого далось мне это блаженное неведение! Я так часто обжигалась, что на мне не осталось "живого" места. Мне лгали те, кому я верила безоговорочно, от меня отворачивались, когда я более всего нуждалась в помощи, мое сердце топтали те, кому я осмеливалась его открыть. Казалось, это должно было научить меня осторожности, но я снова и снова повторяла те же ошибки. Почему?!

Рейвар, Рихард, Drachenmacht - имена другие, а проблемы те же. Мне кажется, меня заперли в клетке, и ее стены постепенно сужаются, становятся ближе друг к другу. Мне тяжело дышать, я не могу идти, я бьюсь в этой клетке, мне больно, и моя агония - она ведь никогда не прекратится?!

Возможно, Рихард прав? Быть может, мне нужно просто смириться, перестать испытывать судьбу и сражаться в битвах, в которых не суждено победить? Что произойдет, если я приму судьбу такой, какая она есть? Станет ли мне легче? А если погибну, пытаясь этого не сделать - кому легче станет тогда?

Я больше не знаю, что мне делать и куда бежать. Мне так нужен совет, так нужен хоть кто-то, кому можно довериться, просто поговорить. Мне кажется, я падаю в бездну. Меня закручивает в водовороте, мир мелькает перед глазами, вспыхивает красками и исчезает в кромешном мраке. И я не вижу дна, конца этому полету. Господи, я не знаю, что делать... У меня нет ничего: ни дома, ни надежды, ни будущего. Вокруг три мира, но я не вижу себя ни в одном из них. Я потерялась, и чем дольше ищу свой путь, тем отчетливее понимаю, что его просто нет...

Когда-то давно, еще будучи обычной японской школьницей, я разглядела воздушный замок в окне машины. Тогда я попросила дворецкого отвезти меня в Германию, туда, где эта сказка могла стать реальностью. Где сердце будет биться сильнее и дыхание перехватывать от восторга... Но Сея посоветовал не рваться в чужие страны, а разглядеть прекрасное в обычном, и понять, что волшебство может быть с тобой, где бы ты ни был, стоит только захотеть... Честно слово, я старалась так жить! Я повторяла эти слова снова и снова, как мантру: изо дня в день, я верила в них, как не верила ни во что другое! Но, быть может, настал момент перестать искать чудо там, где его просто не может быть?!

Дорогой дневник, я всегда, всю жизнь, как бы сложно мне ни было, говорила себе, что выход есть. Что он есть всегда, из любой ситуации, нужно только суметь его разглядеть. Но, кажется, я больше в это не верю. Мой дар не помог - удача отвернулась от меня, звезды погасли. Я очень стараюсь, но все мои попытки вырваться заканчиваются ничем. У меня больше нет сил, чтобы видеть то, чего нет. И я больше не хочу искать выход. Я устала, дневник, я так устала...

Пускай это будет конец.

Я сдаюсь..."


Глава 1

5


Жестокость -- это черта, характерная для добрых людей.




Она появляется, когда об их доброту начинают вытирать ноги.




NNN



Рейвар, облаченный в длинный плащ с капюшоном, скрывающий его от макушки до пят, стоял у выхода на террасу и, не отрываясь, смотрел на большую, ярко-желтую луну, сиявшую высоко в небе. Мерси подняла лицо и тоже скользнула по ней глазами: быть может, ей только показалось, но россыпь кратеров и песчаных рек на поверхности спутника непонятным образом складывалась в профиль Асмара. Крючковатый тонкий нос, будто сломанный в нескольких местах, сжатые в ниточку губы, тонкая борода - Мерси ощутила, как сердце начинает колотиться быстрее, словно эмир действительно наблюдал за ней через прозрачную ткань балдахина. Девушка поежилась и, сильнее прижав к груди подушку, вновь опустила глаза на старшего принца. Он словно почувствовал ее взгляд, застывший между его лопаток, потому что скрестил руки на груди, оперся плечом о стену и тихо сказал:

- Твое появление в Лазури принесло много бед, но это ничто в сравнении с тем, что вот-вот должно случиться. Трагедия, катаклизм, крушение эпохи - счет, когда все это обрушится на мой народ, идет на дни и минуты с тех пор, как ты вернулась в Касдагар.

- Ты обвиняешь меня?! - прошептала девушка. Рейвар даже не шелохнулся, хотя возмущения в ее голосе хватило бы на то, чтобы самый смелый сошел с линии удара:

- Каждый раз, когда я об этом думаю, - продолжал он тем же сухим тоном, - я пытаюсь найти способ исправить ситуацию. Но чем больше пытаюсь, тем яснее понимаю, что способа нет. На самом деле, у меня был только один шанс спасти Лазурь, и для этого вовсе не нужно было забирать тебя из дворца. Много раз я задавал себе вопрос, почему не воспользовался им, когда у меня была такая возможность...

Он замолчал, и Мерси показалось, что ее душа покрывается коркой льда, застывает хрустальным и мертвенно-холодным шаром в груди. Странно: раньше она едва ли верила в ее существование, но сейчас... Если души нет, как тогда она может причинять столько боли?

- Возможно, причина того, что ты до сих пор жива, кроется в твоей удачливости, - задумчиво предположил Рейвар. - Ты затуманила разум мне так же как и многим другим. Мне казалось, я поступаю правильно, но я лишь давал Асмару повод действовать быстрее и жестче. Я выиграл время, но не понимал, сколь мимолетна и ничтожна эта победа. Теперь понимаю.

Он склонил голову и в тусклом свете луны Мерси увидела, как блеснули из-под капюшона его яркие глаза.

- Для Лазури еще не все потеряно, - горько усмехнулась она. - Ты же здесь. А вот я, сижу на кровати и покорно жду твоего решения. А вон там, на столике, нож для фруктов - давай! Действуй. Все в твоих руках.

Рейвар покачал головой:

- Я не ожидал, что ты поймешь. Ты ведь не деват, чтобы чувствовать свою зависимость от Источника, и даже не родилась в Лазури, чтобы понимать, сколь многое для нас значит это место. У тебя есть Земля, есть Огненный мир, и все же... - принц обернулся, на этот раз глядя на девушку прямым требовательным взглядом. Но странное дело: сколько она не пыталась, ей не удавалось разглядеть его лицо - только глаза, синие и холодные, сверкающие как крошечные звезды, - все же в чем-то Иждерехи были правы. И я, пожалуй, склонен им верить, хотя порой эта вера кажется роскошью.

- О чем ты говоришь? - в недоумении нахмурилась Мерси.

- Ты - Феникс, Окайя, - ответил Рейвар таким тоном, словно эта простая фраза могла все объяснить. Но девушка не поняла. Да и как она могла понять?

- Ты только что сказал, что я не деват! - воскликнула она.

- И повторю это снова, - спокойно парировал принц. - Ты никогда не была деватом, и никогда им не станешь. Ибо чтобы быть деватом необходимо быть частью этого мира и покориться его закона. Ты - Феникс. Это твоя сущность, твое могущество, твой дар. Ты черпаешь силу не из Источника, как мы, ты сама - эта сила. Но поверишь ты в это лишь в самый последний миг. Когда иного выбора просто не останется. И это даже не твоя вина, ибо Фениксы, Окайя, не умеют познавать себя иначе. Им нужно потерять все, чтобы отбросить страхи и сомнения. Нужно оказаться на самом дне, чтобы разглядеть путь в небеса. Нужно сгореть дотла, чтобы воскреснуть из пепла.

- А ты не думал, - почти неслышно пробормотала Мерси пересохшими губами, - ты не думал, что я больше не хочу гореть?!

Ее едва различимый шепот перерос в крик, а потом - почти в визг:

- Ты хотя бы на миг, на одно короткое мгновение представил, каково мне терять все?! Насколько это больно - падать на дно?! Ты действительно считаешь мой дар - благом?! Да ты ничего не знаешь о том, что это такое!!! И ты, Рейвар, не имеешь никакого права вот так о нем рассуждать!

На одну сотую секунды фигура принца вздрогнула и исчезла с поля зрения, а потом - почти мгновенно, оказалась рядом с кроватью, отделяемая от Мерси лишь прозрачной тканью балдахина. Только теперь, вблизи, она казалась гораздо меньше и ниже. Девушка часто задышала, вжавшись спиной в спинку своего ложа, и круглыми глазами смотрела, как фигура медленно поднимает голову и говорит, сквозь зубы выплевывая в мир слово за словом:

- Верно. У него такого права нет.

С едва различимым шорохом капюшон соскользнул с ее головы и упал на плечи. Мерси ахнула в ужасе, покрылась испариной и что было сил вцепилась пальцами в тонкую ткань простыни: на нее с нескрываемой ненавистью смотрело ее собственное отражение.

В тот же миг в совсем другой части дворца вздрогнула и открыла глаза Ширин. Рядом приподнялся на подушках потревоженный Рихард:

- Что случилось? - прошептал он, склоняясь над девушкой. Она испуганным взглядом обежала комнату и только потом обернулась к принцу:

- Ты знаешь, почему меня называют Быстролетной? - спросила она, кусая губы. - Потому что я происхожу из рода, который быстрее всех ощущает любые изменения в Источнике. Я чувствую их как магнитные бури на солнце, порой даже вижу крошечные взрывы у себя в голове. Чаще всего это просто незначительные колебания, вполне объяснимые и закономерные. Однако временами они буквально опаляют меня, сбивают с ног. Так происходит, когда кто-то могущественный вмешивает в природный баланс. Ты ведь помнишь, как мне было плохо, когда твой отец пытался отыскать Окайя с помощью магии Лазури? Мне кажется, только что я ощутила нечто похожее. На одно короткое мгновение от Источника полыхнуло таким жаром, что у меня внутри до сих пор все словно горит.

Рихард сел в постели:

- Это ведь мог быть просто сон?

Ширин закрыла глаза, прислушалась к себе и ответила:

- Если так, то подобного кошмара у меня еще не было.

Принц со вздохом провел ладонью по лицу:

- Я понимаю, к чему ты клонишь, - пробормотал он. - Ты думаешь, это Окайя повлияла на Источник. Что она что-то задумала.

Ширин покачала головой:

- Разве это - не очевидный вывод? Только три девата на такое способны: Асмар, Рейвар или Мерси. Но у твоего отца больше нет смысла взывать к Источнику, а Рейвар в нем заточен. И какого бы высокого мнения я ни была о твоем брате, даже Хранителю не по силам противиться магии Запечатления и по собственной воле пытаться выбраться на свободу. Остается только Окайя.

- Но ты видела ее в последние дни! - шепотом, но от того не менее горячо возразил Рихард. - Она отказалась бороться, смирилась! Или ты полагаешь, Окайя вынашивала какой-то гениальный план, чтобы реализовать его за день до свадьбы?

На сей раз деват молчала гораздо дольше. А потом села рядом с принцем, коснулась пальцами его сжатых в кулаки ладоней и ответила с толикой грусти:

- Ты прав, Рихард: я видела ее. И мне было горько от этого зрелища, потому что я знаю: в отличие от многих других, Окайя - боец. Воин до глубины души, до мозга костей. Она способна выстоять там, где падут остальные, противостоять силам, во власти которых смести со своего пути таких, как я, одним лишь усилием воли... и какая-то часть меня надеялась, что так будет всегда. Да, Рихард, я хотела, чтобы она победила, хотя отлично понимала, чем это грозит всем нам. И даже то, что я сама приложила руку к ее падению, не останавливало меня в своих мечтах. Но, будем реалистами, любимый: эти мечты не должны воплотиться в жизнь. Ты помнишь, что сказала Drachenmacht?

Рихард скрипнул зубами и нехотя процитировал вслух:

- "Хранителю придется остаться в Источнике. И Окайя не должна об этом узнать". Я все думаю, - опустил он мрачный взгляд на Ширин, - не напрасно ли мы послушали старую Иждереху?

Девушка вздохнула и с нежностью провела ладонью по щеке парня:

- У нас не было выбора, любимый. Без нее мы никогда не смогли бы остановить Асмара в его безумии... или пленить Рейвара.

- Но стоило ли вообще его пленять?!

Деват покачала головой и ответила сдавленным, несчастным голосом:

- Drachenmacht предложила выход, когда нам больше некуда было идти. Возможно, это было глупо - довериться ей, но мы приняли решение. И теперь нам нужно следовать ее плану до конца, уповая на мудрость Иждерехов, на их честь и на то, что, несмотря на все наши разногласия, мы стремимся к одной цели. Чтобы в Лазури воцарились мир и гармония. Наверное, только ради этого стоило рискнуть. И мы не можем сейчас позволить Окайя все испортить.

- Что же ты предлагаешь?

Ширин задумалась на мгновение и подняла на Рихарда твердый взгляд:

- Нужно быть рядом с ней. Следить за тем, что она делает, отвлекать от попыток применять силу. Нельзя, чтобы она по собственной воле или случайно повторила то, что сделала сегодня ночью.

- Думаешь, это небезопасно? - изогнул бровь принц. Деват невесело ухмыльнулась:

- Я думаю... нет, я уверена, что если она коснется Источника подобным образом еще раз - созданные им связи будут разрушены. В том числе те, которые являют собой чары Запечатления. По собственному желанию или против него, но Окайя освободит Рейвара. А мы не должны этого допустить.


Мерси перевернулась на бок и прислушалась. Ширин всегда старалась ходить очень тихо, но она не была призраком - половицы скрипели под ее ногами, воздух наполнялся звуками от дыхания, сердце гулко стучало в груди. За несколько дней сирена научилась точно определять - одна она в комнате, или с компанией. Сейчас рядом не было никого, и девушка открыла глаза.

Покои казались серыми в предрассветных сумерках, словно кто-то посыпал мебель пеплом. Мерси, всегда любившая поспать, раньше и подумать не могла, что это время - когда ночь сменяется утром, однажды станет ей так дорого. Впрочем, раньше девушка могла побыть наедине с собственными мыслями в любое время суток. Теперь же у нее была только уходящая ночь, с момента, когда на небе зажигалась последняя звезда и пока она же не гасла в лучах восходящего солнца. Ширин, спокойная, тихая, ненавязчивая в разговоре, днем неотступно следовала за Мерси. Это выводило девушку из себя, но, впрочем, не больше, чем другие приказы Асмара. Один из которых касался ненавистной свадьбы, назначенной на завтра.

- Последний день, - прошептала Мерси. Всего сутки, а после уже ничего нельзя будет исправить. В Лазури не существовало понятие о разводе, а на Землю ее отпустят только во главе армии. Интересно, что скажет Таирон, когда она явится порабощать людей? А какими глазами посмотрит Фрида, если, конечно, демону все же удалось ее спасти?.. О реакции Ямамото сирене и думать не хотелось. Не потому, что она до сих пор на него злилась - нет. Охотник был прощен давно. Просто в какой-то момент Мерси стало безразлично и то, как он отдал ее деватам, и то, как он это объяснит, если однажды они повстречаются вновь. Она не понимала его, не обвиняла, не пыталась как-то оправдать - просто со временем он перестал касаться тех особенных струн ее души, которые заставляют считать кого-то важным, близким и дорогим. Он потерял свою значимость, а вместе с ней - ушла и обида. И единственная причина, по которой Мерси не хотела встретить Ямамото на Земле заключилась в том, что он обязательно предложит деватам свою помощь. А она не желала принимать ее от кого-либо, кто считал Асмара положительным персонажем. Она просто не хотела слушать о том, как ей повезло оказаться орудием в его руках.

Поднявшись на ноги, девушка бесшумно ступила к выходу на террасу и коснулась пальцами колонны, о которую, казалось, совсем недавно опирался плечом Рейвар. Уже которую ночь ей снился похожий сон, но лишь сегодня принц снял свой капюшон.

- Ничего странного... - с грустью пробормотала девушка. - Просто я, наконец, сказала себе правду. Никто не виноват в том, что происходит сейчас. Ни дед, ни Охотник, ни Таирон, ни Арарат... только я сама. Не было бы меня, и Асмар не сумел бы реализовать свои планы, Рейвар не покинул бы Лазурь, родители остались бы живы, и Сёя... Эх, Сёя-сан, если бы только твой хозяин знал, что я в результате достанусь другому... если бы ты только мог представить, как напрасна будет твоя жертва. Ты ведь сделал все, чтобы не отдавать меня господину - теперь я это понимаю. Но, быть может, не будь ты таким преданным другом, не пожертвуй собой, выполни свою роль до конца - и я никогда не попала бы в Лазурь. Пускай бы я принадлежала демону, убийце моих родных, но я, по крайней мере, знала бы, что моими руками не попытаются уничтожить Землю. Слабое утешение для той девочки, которой я была два года назад, но сейчас этот выбор кажется лучшим из того, что у меня могло бы быть...

Ширин вошла в комнату на цыпочках, аккуратно прикрыла за собой дверь и вздрогнула, увидев Мерси на ногах. Ее губы беззвучно шевелились, словно сирена разговаривала сама с собой, но лицо было непроницаемо как маска, и деват не могла понять, о чем идет речь в этом странном монологе.

- Ты напугала меня, Окайя, - вместо приветствия сказала она. Мерси приподняла бровь, нисколько не удивляясь внезапному появлению Ширин. - Я привыкла, что в это время ты еще спишь. Думала, в комнату решил пробраться кто-то чужой...

Рыжая усмехнулась: просыпалась она обычно рано, но в постели лежала до полудня, талантливо притворяясь спящей всякий раз, когда Ширин подходила слишком близко. Так было возможно на "законных основаниях" пропускать "семейные завтраки" Асмара, потому что хотя он и не желал упускать возможность проводить с Мерси как можно больше времени, но сам же придерживал мнения о том, что болезненной девочке нужно больше отдыхать.

- Разве не ты говорила, что эмир собрал под стенами дворца "всю королевскую конницу и всю королевскую рать"? - насмешливо спросила Мерси. - Кто бы смог сюда проникнуть с такой-то охраной?

- Не смейся надо мной, принцесса! - в шутку "обиделась" Ширин. - День, когда ты покинешь Касдагар без позволения Асмара будет днем моей казни. И единственная возможность это избежать - погибнуть от рук твоего похитителя, что, кстати, будет совсем несложно устроить, учитывая уровень моей боевой подготовки.

- Не волнуйся об этом, Ширин, - покачала головой Мерси. - Если это будет зависеть от меня, я не покину дворец, и не дам Асмару повод огласить тебя врагом народа.

- Ты сделаешь это для меня? - в изумлении подняла Ширин свои огромные глаза. Рыжая хмыкнула:

- Нет, Быстролетная. Приятно, конечно, выглядеть героем в твоих глазах, но это я сделаю для себя. Ведь мне уже доказали, что в этом мире все будет так и только так, как прикажет эмир. А если нет способа бороться, остается только расслабиться и пытаться получать удовольствие.

Несколько секунд деват молчала, а потом тихо спросила о том, о чем по-хорошему спрашивать не следовало вовсе:

- А как же твое убеждение о том, что сражаться нужно до самого конца?

Мерси вздохнула и посмотрела на Ширин спокойным равнодушным взглядом:

- А что, если это и есть конец?

- Нет! - сама себе удивляясь, шагнула вперед деват. - Конец любой истории всегда хороший, а если это не так - значит, это еще не конец!

На сей раз сирена просто не смогла сдержать смех:

- Где ты услышала такую глупость?

- Одна полукровка однажды сказала, - прошептала деват. Мерси замерла, опустив глаза и обнимая себя руками за плечи:

- Наверное, это было очень-очень давно...

Ширин поджала губы, чувствуя, как на глазах выступают злые слезы. Такая Окайя нравилась ей куда меньше той, которую забрал Рихард из Огненного мира. Пусть деват злилась на сирену, отнявшую у нее жениха, пусть во многом не понимала ее, но в глубине души она восхищалась ее смелостью и силой воли! И что осталось от этих благородных качеств сейчас? Когда бесстрашная полукровка успела превратиться в худшее воплощение образа женщины Лазури?!

Стук в дверь прервал ее размышления и, наверное, это было хорошо, потому что Ширин не знала, сколько еще сможет сдерживать себя, прежде чем подойти к Мерси и врезать ей хорошенько по скуксившемуся личику.

- Войди, Рихард, - подхватив с дивана тонкую шаль, крикнула сирена.

- Откуда ты знаешь, что это - я? - удивился принц. Рыжая пожала плечами:

- У меня, знаешь ли, не так много гостей. Только ты или Ширин, а она никогда не стучит. Страже в комнату, кажется, под страхом смертной казни даже заглядывать запретили. А Асмар, как нам всем известно, всегда вызывает меня к себе. Видимо, не пристало великому эмиру заходить на женскую половину дворца.

- Во дворце нет женской половины, - в недоумении нахмурился Рихард. - Все комнаты принадлежат Владыке, равно как и те, кто в них обитает. "Закон Лазури о Правящем доме", раздел "Наследное право", статья "Недвижимое имущество", пункт два.

- Я думаю, - мягко улыбнулась принцу Ширин, - что Мерси только что изволила пошутить.

- А... - протянул тот таким тоном, что рыжая сразу усомнилась в своем таланте комика. - Но я, на самом деле, не просто так пришел. Как ты сказала, Окайя, эмир не ходит в гости сам. Но сегодня он хотел бы видеть тебя в своих покоях на праздничном ужине в честь нашего завтрашнего бракосочетания.

- Серьезно? - фыркнула Мерси. - Хочет отпраздновать самый счастливый день моей жизни?

- Но свадьбу мы будем праздновать завтра...

- Я правильно говорю, - мрачно ответила сирена. - А почему, кстати, ужин? Неужели в Лазури тоже приняты репетиции свадебного пиршества? Асмар хочет пригласить вечером всю местную верхушку, дабы познакомить со счастливыми новобрачными и отрепетировать последовательность завтрашних речей и тостов?

К концу вопроса и Ширин и Рихард смотрели на Мерси, вытаращив глаза и распахнув "кружочками" рты. Потом принц хмуро протянул:

- Иногда я вообще не понимаю, о чем ты говоришь... Но все же постараюсь ответить: вечером ты встретишься с Асмаром наедине. Если интересно мое мнение, он захочет выяснить, каково твое отношение ко мне и к свадьбе в целом. И, возможно, обсудить некоторые последующие события...

- Поход на Землю, например? - невинным тоном подсказала сирена. Рихард запнулся на полуслове, переглянулся с Ширин и скрестил руки на груди:

- Я не буду спрашивать, откуда ты это узнала, но вот тебе мой дружеский совет - если отец о таком заговорит, сделай удивленное лицо.

- Погоди, то есть, это - секрет, что ли?! - воскликнула Мерси. - Под Касдагаром собраны войска Лазури, Таирон выдвинул армию на землю, я доспехи примеряла чаще, чем свадебное платье, а ваш милый кузнец, нисколько не смущаясь, выковал штук пятнадцать разнообразных мечей и Ширин два дня подряд таскала мне их для определения самого удобного. И я, типа, не должна догадаться, что вы к войне готовитесь?

- Типа, не должна, - очень мрачно отрезал Рихард. - Потому что это - государственная тайна, о которой мы вслух не говорим.

Мгновение Мерси просто смотрела в его угрюмое лицо, пытаясь обнаружить там хотя бы намек на улыбку. Потом закатила глаза и всплеснула руками, признавая поражение:

- Хорошо! Ладно! Я буду в полнейшем шоке, когда он скажет, наконец, зачем так жаждет привязать меня к своей семье! Не волнуйтесь, никто не заподозрит вас в излишней болтливости!

И, чертыхаясь сквозь зубы на странных деватов, вышла на террасу.

Рихард скосил глаза на Ширин:

- Тебе не кажется, что она слишком бурно реагирует?

- Меня больше тревожит то, как быстро она переходит от полнейшей апатии к столь сильным эмоциям. Ее вспышки гнева были бы куда меньше, если бы она не стремилась держать чувства под постоянным контролем. Я боюсь, что наступит момент, когда она выплеснет их наружу... и я бы не хотела быть рядом, когда это случится.

- Но пока она держится, - пробормотал Рихард так, словно пытался убедить в этом самого себя. Ширин посмотрела на тоненькую фигурку Мерси, нечеткую за полупрозрачной тканью занавеси, и со вздохом ответила:

- Можно вытерпеть самые страшные испытания, а потом сорваться из-за того, что тапки стоят по другую сторону кровати...


На встречу с Асмаром Мерси одевали так, словно готовились выставить ее для участия в конкурсе "мисс Трех Миров". Такого количества шелков и драгоценностей на девушке не было никогда. Ширин подрисовала ей сурьмой глаза, приклеила на внешние уголки бровей по крошечному топазу, отчего аквамариновый взгляд стал еще более выразительным, уложила волосы.

- Ты выглядишь настоящей принцессой, - с плохо скрываемой горечью похвалила она, разглядывая дело своих рук. - Эмир получит невестку, о которой всегда мечтал.

"Сильно сомневаюсь, что ему когда-либо было дело до моей внешности", - мрачно подумала Мерси, но вслух язвить не стала. В конце концов, Ширин не виновата в ее злоключениях и не заслуживала быть девочкой для битья.

- Я проведу тебя к отцу и буду ждать снаружи, - протянул сирене руку ждущий у дверей принц. Он переминался с ноги на ногу, нервно поглядывая на большие и довольно странные наручные часы. У них не было стрелок или циферблата - они вообще больше походили на широкий чешуйчатый браслет из чистого золота. Только потом Мерси догадалась, что каким-то образом деваты могли определять по нему время. К сожалению, как именно они это делали, так и осталось для нее загадкой. - Если все будет хорошо, - продолжил жених, - я же приведу тебя обратно в покои.

- А если все не будет хорошо? - любознательно уточнила сирена. Рихард мрачно сощурился:

- Посмотрим по обстоятельствам. Тюрьма, карцер, пыточная, лазарет - ты какой вариант предпочитаешь?

Отвечать Мерси не стала. Плавным движением она опустила на лицо вуаль и повернула ручку двери:

- Веди меня к эмиру, Рихард Смиренный. Я устала бегать от судьбы. Пускай она, наконец, меня настигнет.

Асмар Воинственный ждал Окайя, сидя в золоченом кресле и в нетерпении барабаня пальцами о подлокотник. Со стороны могло показаться, что он нервничает, волнуется, но это было не так - эмир просто не любил ждать. Он знал досконально, как пройдет сегодняшний ужин, знал, что он скажет Мерси, как она ответит, представлял ее реакцию, продумал множество вариантов собственной. И в каждом сценарии, каким бы напряженным ни был диалог, какими бы изощренными уговоры и категоричными отказы, результат был предрешен: Окайя отправится на Землю с его войском. У нее не было иного пути, нежели тот, который он для нее начертал. В миг, когда она согласилась на свадьбу, сдалась под его напором, смиренно ступила под крыло правящего дома, Асмар ощутил себя хозяином положения. Ему больше нечего было опасаться.

Возможно, потому он даже не попытался скрыть раздражение, когда двери распахнулись и облаченная в свои лучшие одежды девушка ступила в зал:

- Порой мне кажется, - поднялся эмир навстречу Мерси, - что женщины похожи на птиц: яркое оперение, за которым скрываются инстинкты, порой напрочь лишенные смысла и логики.

- Вы же сами назвали меня Фениксом, - довольно резко ответила сирена, не забывая, впрочем, приправить отповедь доброжелательной улыбкой. - На что же теперь жалуетесь?

- Да, верно, - кивнул Асмар, усаживая гостью на диван. - Но раз ты уже заговорила об этом, позволь я расскажу, что означает быть Фениксом, кроме того, что носить красивые наряды и распевать песни на празднествах.

Мерси послушно сложила руки на коленках, подняла на эмира глаза и вообще - всем видом дала понять, что готова ловить каждое его слово. И, похоже, Асмара это полностью устроило. Потому что, откинувшись на спинку трона, он улыбнулся и приступил к монологу:

- Ты видела, что сегодня представляет из себя Лазурь - песок, безжизненная, опаленная солнцем пустыня. Мертвые земли. Но поверишь ли ты, если я скажу, что так было не всегда? Когда-то наша родина славилась плодородными грунтами, лесами и реками. А деваты жили счастливо в своем мире и в мире обычных смертных, даруя им свои знания и защиту. Но потом все изменилось. И, знаешь, кто был в этом виноват?

"Знаю", - подумала Мерси, но отвечать не стала.

- Демоны! - предсказуемо воскликнул эмир. - Они пришли в Лазурь, неся с собою смерть и разрушения. В отчаянной попытке спастись, деваты обратились к Источнику, но когда Огненный мир вторгся в Лазурь баланс был нарушен, и наша же сила обернулась против нас. Случилась великая битва, и хотя демонов удалось отсюда изгнать, они прочно обосновались на Земле. Но мы знали, что их правление не будет вечным. Мы поклялись, что рано или поздно, свергнем нечисть обратно в Огненный мир и спасем человеческую расу от их тлетворного влияния. И вот, что я скажу тебе, Мерседес Окайя: этот час настал.

- Простите? - изогнула бровь девушка.

- Много лет до твоего рождения Оракул предсказала, что на свет появится ребенок, несущий в себе силы двух миров. Он сможет распахнуть дверь, сквозь которую мы проникнем на Землю. Более того, он поможет нам ворваться смертельным ударом в Огненный мир и... изменить все. От его руки погибнет прежний мир и, возродившись из пепла, явится новый, обновленный и чистый.

Мерси нахмурилась: когда-то давно она уже слышала о каком-то Оракуле. Только никак не могла вспомнить, где, когда и что именно...

- И кем же оказался этот ребенок? - уже зная ответ, задумчиво спросила девушка. Просто потому, что Асмар ждал этого вопроса. Он ведь не мог знать, что историю про "великую битву" Мерси уже рассказали. Правда, в несколько иной, правдивой интерпретации.

Эмир улыбнулся, так победоносно блеснув при этом глазами, словно он сам приложил руку к ее непосредственному рождению, и ответил:

- Этим ребенком была ты.

- Да что вы? - недостаточно пораженно, как того требовала ситуация, уточнила девушка, но тут же исправилась, весьма правдоподобно воскликнув. - Как вы можете быть в этом уверены?

- Ты - Феникс, пришедший из Огненного мира, - склонил к плечу голову Асмар. - Разве этого не достаточно?

- Моя мать была обычным человеком, - недоверчиво щурясь, начала загибать пальцы Мерси. - Отца едва можно было назвать сиреной, до того плохо он владел силой. И, если на то пошло, разве деват вообще мог целый год прожить в Огненном мире и ничем себя не выдать?

- Деват - нет, - кивнул Асмар. - Но Феникс - мог.

- Я не понимаю, - хлопнула ресничками Мерси. - Разве деваты и фениксы - это не два названия жителей Лазури?

- И это еще раз доказывает, как мало ты знаешь о собственном происхождении, - ласково улыбнулся эмир. - Деваты населяют Лазурь, но лишь некоторые из них владеют даром создавать удачу. Не просто просить милости у Источника и купаться в его благодати, но, пропуская его свет через себя, становиться его частью. Знаешь, Окайя, когда рождается новый Феникс, на небе загорается звезда. Потому что сама природа празднует приход в мир такого могущественного создателя. Только у Фениксов имеется двусторонняя связь с Источником - вы питаете его, а он - вас. К сожалению, Фениксы появляются на свет очень редко, но они не слишком хорошо скрывают свой дар, а потому их весьма просто опознать.

Мерси слушала, опустив ресницы, чтобы Асмар случайно не увидел, в какой момент ее сердце вновь сделало кульбит.

"На небе загорается звезда..."

Кто же раньше уже говорил ей эти слова?!

- Ты - Феникс, Окайя, - подался вперед Асмар. - Творец удачи. Но, кроме того, в тебе течет кровь нечисти, а потому ты сможешь проникнуть в Огненный мир и призвать Источник оттуда. Ты, и никто другой!

Девушка подняла удивленные глаза:

- Зачем бы я стала это делать?

- Чтобы свергнуть демонов!

- Но вы только что сказали, что хотите изгнать их с Земли, - нахмурилась она, и эмир фыркнул, недовольный, что девчонка цепляется к словам вместо того, чтобы слушать и запоминать:

- Это лишь первый шаг: освободить людей, захватив Землю. Но разве мы остановимся на этом? Разве мы можем позволить себе остановиться?!

- Почему бы и нет? - пожала плечами Мерси. Она не была готова к тому, что Асмар в своих захватнических планах польстится на мир демонов. Не то, чтобы нечисть ей было жаль больше, чем людей, но... - Что нам даст победа в Огненном мире? Разве деваты смогут там жить?

- А кто говорил о том, чтобы куда-то переселяться?! - воскликнул эмир. - Мы уничтожим нечисть, разорим их земли, отнимем все, что когда-то они забрали у нас! Мы пройдем по их домам всадниками Смерти и заставим понять, каково это - видеть, как гибнет их мир!

Мерси тряхнула головой, сбрасывая вуаль и тяжелое украшение из драгоценных камней, удерживающее ее в нужном положении:

- Вы хотите уничтожить целый мир лишь для того, чтобы отомстить?!

- Да что ты знаешь о мести, девчонка?! - взревел Асмар, на мгновение забывая, что пока запретил себе ее пугать. Но Мерси этого возгласа было достаточно, чтобы сперва прижать ладони к губам, а потом поднять на эмира не менее гневный, чем был в тот миг у него самого, взгляд:

- Я знаю, - прошипела она, - что Лазурь лежит в песках по вине ваших предков. Вы не смогли справиться с Источником, и демоны не имеют к этому никакого отношения. Вы, деваты, не сумели договориться с собственными соседями, начали войну, которую были не в силах закончить, и именно вы уничтожили свой мир!

Ей не стоило этого говорить. Да и на самом деле разве это было тем, что она хотела сказать? Нет! "Думайте о том, как вернуть величие и жизнь Лазури прежде чем нападать на иные миры!" - вот, что вертелось у нее на языке. Почему же прозвучало все совсем не так?!

Эмир медленно поднялся с кресла с таким взбешенным видом, словно Мерси только что плюнула ему в лицо. Со своего места сирена слышала, как трутся друг о друга белые зубы, видела, как играет венка на шее Асмара, слышала, как хрустят костяшками его сжатые в кулаки пальцы, и у нее просто не хватило сил ждать, когда он приблизиться. Подпрыгнув на ноги, она шарахнулась в сторону и случайно задела рукой большую фарфоровую тарель. С глухим звуком, она полетела со стола, и деваты замерли, глядя как сотня рунных камней сначала взмывает к потолку, а потом с громким стуком осыпается на пол. Но прежде чем последний камень коснулся мраморных плит, один, очень знакомый, приковал к себе взгляд Мерси. Наклонившись, девушка подобрала его: небольшой, плоский, с широкой трещиной посередине.

- Да как ты смеешь ставить под сомнения мои слова?! - грозно начал Асмар, словно и не замечая ее странного поведения. - Ты, воспитанная нечистью, ничтожная, жалкая...

- Что написано на руне? - перебила Мерси таким тоном, что он захлебнулся потоком брани. Не дождавшись ответа, девушка скосила на него глаза и рыкнула сквозь зубы. - Отвечай!

Видимо, что-то было в ее взгляде, что Асмар не сумел воспротивиться. Или не захотел, потому что уже в ту секунду в глубине ярких синих глаз пылал огонь Лазури:

- Имя демона, с которым был заключен контракт.

- Что написано на этой руне?! - положила Мерси камень на раскрытую ладонь.

- Сэйтерат, - коротко бросил эмир, и сирена пошатнулась от этого слова:

- Сёя...

Внезапно все стало ясно как никогда. Не было никакого демона-хозяина. Был только он, Асмар. Он убил ее родителей, он приказал Сёя заключить контракт с Кеем, именно от него дед прятал внучку столько долгих лет. Черт подери, все это время разгадка была рядом, лежала в чаше с камнями! Мерси столько раз проходила мимо, сидела рядом и даже не удосужилась приглядеться поближе! Ведь такую же руну она оставила на могиле дворецкого несколько месяцев назад. Конечно, сейчас она просто не могла ее не узнать!

- Ты...!!! - не помня себя от ярости, закричала девушка. - Ты убийца! Ты уничтожил все, что мне было дорого, растоптал мою жизнь! И ты еще хочешь, чтобы я в чем-то тебе помогала?! Да я скорее...

Договорить Асмар ей не дал. Он приблизился очень быстро и бесшумно, словно летел над землей, размахнулся и отвесил сирене такую пощечину, что она упала на диван.

- Смирение, Окайя! - гневно проревел он. - Вот, что делает честь женщине Лазури. Смирение и покорность!

Но в ответ, вместо ожидаемых извинений или плача, раздался смех. Он звучал все громче и громче, пока не перерос в настоящий хохот. Вцепившись ногтями в обивку дивана, Мерси ничком лежала на подушках и смеялась, весело, дерзко, бесстрашно. А потом повернула к Асмару перекошенное лицо и медленно сползла на пол. Поднялась на ноги, небрежным движением перебросила за спину растрепавшуюся косу и, не переставая хохотать, вперилась в эмира безумным истеричным взглядом.

То, чего боялась Ширин, произошло.

Плотина прорвалась.

- Что с тобой, девочка? - отпрянул эмир. Впервые, глядя на Мерси, ему стало не по себе. И только тогда он вспомнил о четырех Сестрах Смерти, и о том, что они тоже были Фениксами. Ведь кое-чего он не рассказал Окайя, нечто, что обрело ценность, кажется, лишь сейчас и что казалось таким незначительным еще несколько минут назад: имея сильнейшую связь с Источником, творя удачу по собственному желанию, Фениксы были необычайно ценными и талантливыми существами. Но подобная сила порой застилала разум, позволяла увериться в собственной непобедимости и со временем влияла на восприятие мира, а следом за ним - и на принимаемые решения. Кто-то, как Рейвар, противостоял искушению, оставался верен себе и своим принципам. Но были и те, кто переставал видеть ценность в обычной жизни, кто начинал упиваться собственным могуществом. Кто сходил с ума, отдаваясь ему до последней капли. И лишь сейчас, глядя в полоумное лицо Мерси, Асмар подумал о том, какую на самом деле силу он привел в Касдагар. И о том, что дружить с ней стоило, быть может, вовсе не для того, чтобы она бросалась в атаку по его приказу, а чтобы только она не бросилась однажды на кормящую ее руку.

- Окайя! - дрогнувшим голосом позвал он. - Прекрати немедленно!

Губы Мерси изогнулись в оскале.

- Я предупреждаю тебя, Окайя!! - еще громче крикнул эмир. А в ответ девушка вытянула к нему руку и сделала шаг. Один шаг, но Асмару показалось, что тонкие пальцы вот-вот сомкнутся на его шее. Возможно, это действительно было так. Но скорее всего, в смятении и страхе, эмир не понял, что только что испытал на себе магию сирены. Он увидел то, что хотела показать Мерси и ощутил по ее приказу именно то, что она велела ему ощутить. Как два года назад девушка заставляла нечисть плакать от счастья, слушая ее пение, так и сейчас она затмила Асмару разум, оставив там лишь панику, боль и понимание абсолютной безысходности.

И тогда, накрытый потоком ужаса и отчаяния, эмир сделал то, что еще было в его власти. То, что он никогда не должен был делать в подобной ситуации и что точно не было частью его безупречного плана. Он воздел руки к небесам и золотое пламя чистой силы окутало его ладони.

Хохот разнесся по тронному залу. Он хотел ее напугать?! Проучить?! Увы, это не сработало. Потому что Мерси уже знала, что не отступит: ей просто некуда было отступать. И шагнув вперед, она почти с нежностью провела пальчиками по застывшему лицу Асмара. Сумасшествие никогда не мешало Фениксам взывать к Источнику. Так случилось и на этот раз.

Эмир с ужасом поднял глаза, глядя как его руки покрываются жжеными ранами. Он чувствовал боль тысячи игл, впивающихся в кожу в том самом месте, где только что были ладони девушки. Он видел, как огонь Лазури, более неподвластный ему, окутывает его фигуру, и как в этом же пламени, проедавшем до костей его плоть, нежится безумный Феникс. Оно не только не ранило ее: казалось, оно пыталось к ней прильнуть, приласкаться, словно ручной котенок или сотня маленьких золотых змеек. И Асмар не мог понять, отчего оно становилось таким диким и обжигающим рядом с ним. Он пытался кричать от боли, но лишь беззвучно открывал рот; пытался сбросить пламя на землю, но только в бессилии смотрел, как кожа сперва покрывается волдырями, а потом с треском сморщивается, чернеет и исчезает в огне...

Дверь распахнулась за миг до того, как великий эмир Лазури прахом упал на пол и как его голубые глаза в последний раз посмотрели на место - символ его безграничной власти: золотой трон с высокой резной спинкой. Мерси заметила этот взгляд и, рассмеявшись с новой силой, протянула к нему руку. Пламя, родившееся словно из ниоткуда, в мгновение ока поглотило трон целиком, оставив от него лишь лужицу чистого золота на мраморных полах, да горстку драгоценных сверкающих камней. Последнее воспоминание о Воинственном правителе.

Разрывая тонкую ткань одежды, за спиной у девушки выросли огромные огненные крылья. Распахнув руки, она взмыла над землей. Ветер подхватил огонь и спустя миг вся ее тонкая фигурка была охвачена золотым пламенем. Длинные рыжие волосы рассыпались по обнаженным плечам. Впервые за долгое время Мерси чувствовала себя совершенно свободной. Она не задумывалась о том, что только что произошло, не представляла, что ждет ее дальше. Она была счастлива в своей безумной эйфории, хохотала, не замечая, как слезы льются из глаз. Казалось, пламя Лазури скользнуло в самую ее душу, заглушило мысли, подчинило разум и ничто не сумеет его погасить.

Она даже не поняла, что за странная тень метнулась к ней наперерез. Почти не ощутила острой боли, которая случается, когда кто-то бьет чем-то тяжелым тебя по голове. Только вздрогнула, когда мир погас в распахнутых глазах, и ничком, без единого звука, повалилась на землю.

Тяжело дыша, над распростертой Мерси стоял Рейвар.


Глава 16


Если ты меня любишь, значит, ты со мной,




за меня,




всегда, везде




и при всяких обстоятельствах.




NNN



Она пришла в себя неожиданно, словно услышала как его дыхание коснулось ее лица, когда он наклонился ближе проверить ее состояние. Еще не зная, что происходит вокруг, она сначала улыбнулась, словно в предвкушении чего-то очень приятного, сладостного, и лишь затем открыла глаза.

- Здравствуй, Рейвар, - поздоровалась почти с нежностью. - А я все думала: когда же ты появишься.

- Выходит, ты меня ждала, - с толикой равнодушия протянул мужчина. Он сидел на постели у ее бедра, пристально вглядываясь девушке в лицо. И, судя по морщинке, явственно прорезавшейся у него между бровями, то, что он видел, ему не особо нравилось.

- Конечно, ждала, - приподнялась на локтях Мерси. В ответ Рейвар нахмурился еще сильнее, и она засмеялась, чтобы через мгновение проурчать. - Я хочу пить. Дай!

Не отводя от нее напряженного взгляда, мужчина взял со столика большой кубок, до середины наполненный водой, и вручил сирене. Она схватила его обеими руками и стала пить, жадно, не замечая, как струйки прохладной жидкости текут по щекам и падают на обнаженную грудь. И только потом, вернув кубок Рейвару, она огляделась вокруг.

- Это не похоже на королевский дворец, - отметила со знанием дела, и скосила на девата глаза. - Где мы находимся?

- На Земле, - кратко ответил Рейвар. - В моем доме, в Лос-Анджелесе.

- Действительно? - мурлыкнула сирена. Надо признать, обстановка в комнате нравилась ей гораздо больше той, что предпочитал эмир: никакого золота и драгоценностей, балдахинов и сотни подушек, никаких мраморных полов и ненужных мелких бассейнов. Только широкая кровать, тумба, деревянный комод, старинный даже на первый взгляд, кресло, журнальный столик и два больших панорамных окна. Хорошая обстановка: много дерева, воздуха, света, и все же... - Зря ты забрал меня из Лазури.

- Тебе так понравилась моя родина? - с едва заметной насмешкой уточнил принц. Девушка криво осклабилась в ответ:

- У меня остались там незавершенные дела. Впрочем, - тут она плавно соскользнула с кровати и огляделась: рядом, в кресле, лежало короткое платье на тонких бретелях, явно приготовленное не для хозяина комнаты, - туда я смогу вернуться в любой момент. Это мне? - она подняла одежду: легкая ткань, теплый синий цвет, так гармонирующий с ее глазами, приятный фасон - стоило признать, что вкус у девата был. Рейвар кивнул, и девушка, нисколько не стесняясь своей наготы, его надела. С довольным смехом покружилась на месте, глядя как развевается широкий подол, и обернулась к девату. - Хорошая вещица.

- Рад, что тебе нравится, - ответил он.

- Удобная, - добавила девушка. - Не стесняет движения.

И щелкнула пальцами.

Принц поднялся на ноги и вопросительно изогнул бровь. Мерси нахмурилась: она явно ожидала другой реакции. И не только от Рейвара. Опустила глаза на свои ладони, прислушалась к себе, шевельнула пальцами: ничего!

- Почему я не ощущаю Источник?! - требовательно спросила она.

- Потому что мы на Земле, - спокойно объяснил Рейвар, но рыжая только рявкнула, на миг превращаясь из спокойного, расслабленного зверька в настоящую фурию:

- Я призывала Лазурь в Огненном Мире! Скажешь, что расстояние играет роль сейчас?!

- Не только расстояние, - пожал плечами Рейвар. - Еще дело во мне.

Сирена плавно обернулась и вновь возвратив на лицо блаженную ласковую улыбку, от которой любому нормальному человеку захотелось бы перекреститься и удрать куда подальше, подплыла к Рейвару почти вплотную. Так, что ей пришлось поднимать лицо, чтобы смотреть ему в глаза:

- Я только что убила твоего отца. Думаешь, ты способен остановить меня?

Рейвар с задумчивым видом окинул девушку взглядом и ответил:

- Ты, конечно, сильна. Возможно, самый сильный Феникс из ныне живущих. Но я, все же, пока Хранитель. И ты не коснешься Источника, пока я тебе не позволю.

Мерси ступила еще ближе и язвительно хмыкнула:

- Неужели ты считаешь, мне нужен Источник, чтобы справиться с тобой?

К сожалению, помешательство не лишило ее бойцовских навыков, и Рейвару как раз выпал шанс в этом убедиться. Девчонка не поражала силой или мощью, но она была быстрой, ловкой и чертовски хитрой. А еще - отлично знала, куда нужно бить, и делала это, не сомневаясь и не раздумывая. В отличие от принца, который пока лишь уходил от ударов, но прекрасно понимал, что долго так танцевать он не сможет. Правда, это и не требовалось. Все, что нужно было Рейвару - это одна ее ошибка, которая даст возможность подступиться ближе. И вскоре он ее получил.

Мерси сделала неловкий выпад, Хранитель уклонился, перехватил ее кисть и резко потянул на себя. На одно мгновение девушка потеряла равновесие, а уже в следующее была плотно прижата спиной к мужскому телу.

- Похоже, я и правда тебя недооценила, - со смешком процедила она, чувствуя, как горло сдавливает крепкая рука.

- Думала, со мной справиться будет так же просто, как с отцом? - прошептал Рейвар ей в ухо. Мерси дернулась:

- Асмар заслужил свою участь! Он убил моих родителей!

Мужчина замер, чувствуя, как громко бьется сердце в ее груди. Он знал, что эмир охотился за Окайя много лет, равно как и то, что Мерси осталась сиротой в очень раннем возрасте, но принц и подумать не мог связать эти факты воедино. Неужели, чтобы добраться до нее, Асмар пошел на такую жертву?

"А разве что-то могло его остановить?" - мысленно ответил он на свой же вопрос.

- Отец многих убил, - тихо сказал он, наконец, - и я не виню тебя в том, что ты сделала. Но зачем ты хочешь вернуться в Лазурь сейчас, когда его больше нет?

Мерси засмеялась странным каркающим смехом:

- А разве это уже не мой дом? - саркастично уточнила она. - Разве Фениксы не должны жить в песках и руинах? Но ты прав: у меня нет нужды возвращаться сейчас. Рихард никуда не денется. И Сестры Смерти от меня не убегут. Никто не убежит.

- Правда? - прошелестел над ухом спокойный голос Рейвара. - И я?

- И ты, - ласково протянули в ответ. Мгновение в комнате было очень тихо, а потом принц наклонился и прижался губами к ее шее, за ухом. Вдохнул запах, такой знакомый, такой приятный, ощутил теплый шелк кожи. А потом вдруг резко оттолкнул ее от себя:

- Ну, хорошо. Хочешь забрать мою жизнь - она твоя. Бери.

Девушка отскочила на несколько шагов и резко обернулась: он стоял, широко расставив ноги и опустив руки вдоль тела. И смотрел... какого черта он так смотрел?!

Не помня себя от ярости, Мерси протянула руку за спину, нащупала что-то острое на низком журнальном столике и, замахнувшись, бросилась на Рейвара. Шаг, второй - но он и не думал отступать! Даже когда она подняла оружие, когда прицелилась и подпрыгнула, чтобы легче было ударить, он остался на месте. Какого черта он не пытался себя защитить? И почему лезвие, как зачарованное, застыло в миллиметре от его кожи? Почему она не могла, просто физически была не в состоянии его ранить?!

- Защищайся! - крикнула девушка, чувствуя как злые слезы текут по щекам. - Ну же! Давай! Защищайся!!

- Ты не можешь убить меня, Мерси, - прошептал Рейвар, легко касаясь пальцами ее талии. Сирена вздрогнула, словно его руки обжигали ее огнем и, схватилась за рукоять ножа обеими руками, замахнулась еще раз:

- Это твоя магия, Хранитель?! Ты поработил меня?! Отвечай!!

Тихий смешок заставил ее отшатнуться и едва не выронить оружие:

- Нет, малыш. Боюсь, это ты поработила меня... - он провел ладонью по ее напряженной кисти, коснулся сжатых в кулак пальцев и ощутил, как они дрожат, слабея с каждой секундой. Круглыми глазами Мерси смотрела, как ее занесенные в ударе руки опускаются в бессилии и роняют нож, как он падает на пол и тонкое лезвие, дребезжа, чуть слышно поет от удара о паркет. Внезапно, совершенно необъяснимым образом, мир изменился до неузнаваемости, вспыхнул новыми красками и ощущениями. Она словно впервые увидела его и осознала, что только что произошло. Осознала, но еще не могла принять. Только что все казалось таким простым и понятным. Как же могло случиться, что она больше не видела правильного пути?!

- Ты же... - в беспомощности озираясь вокруг, выдавила она, - ты же предал меня... ты отдал меня Асмару...

- Я бы никогда так не поступил, - ответил Рейвар, все теснее прижимая ее к себе. - И никогда не поступлю. Я не отвернусь от тебя, не предам. Я люблю тебя, Мерси. Я тебя люблю.

Она не хотела верить ему. Сначала не хотела. Ведь сколько раз ей говорили похожие слова и сколько раз следом за ними шли только боль и разочарование? Но Рейвар не отступал. Он все шептал, снова и снова, повторяя одно и то же: "Я люблю тебя, Мерси", и чем больше он говорил, тем сильнее ей хотелось ему поверить. Его слова проникали в ее душу, заставляли сердце трепетать израненной птицей, в них было столько чувства, столько тепла, столько безграничной верности, что она просто не могла отказаться от них. И лишь когда она, всхлипнув, все же доверилась им, отдалась, и сама, бросившись вперед, прижалась щекой к его груди, разглядев в нем свою опору и защиту, ее возведенные барьеры, наконец, пали и вся ее сущность, все естество вздрогнуло от нахлынувшего ужаса той реальности, на которую она сама себя обрекла:

- О, Боже! - обливаясь слезами, простонала она. - О, Боже, я убила человека! О, Боже! Боже!!


Она успокоилась нескоро, словно пытаясь излить слезами все преследовавшие ее боль и страдания. Но ничто не может длиться вечно: тоска уходит, слезы высыхают, их место занимает опустошенность и усталость. Мерси еще всхлипывала, когда сознание происходящего начало к ней возвращаться. Она обнаружила себя на кровати, в объятиях Рейвара и, подняв лицо, заглянула в его голубые глаза:

- То, что ты сказал мне, правда? - очень тихо, словно боясь услышать ответ, спросила она. - Или ты просто хотел меня так отвлечь?

- Правда, - с улыбкой ответил принц. И Мерси просто не смогла ему не поверить - человек с таким взглядом не мог врать.

- Тогда где же ты был столько времени? - прошептала она. - Куда ты пропал?

- Меня пленили Иждерехи, - поглаживая ее по спине, ответил мужчина. - Расставили ловушку и заманили туда с помощью Рихарда.

- Рихарда?! - тут же вскинулась девушка. - Вот мерзавец! Он сказал, что вернуть меня отцу было твоей идеей!

- Думаю, у него не было выбора, - покачал головой Рейвар, удерживая в объятиях свою непокорную валькирию. - Он выполнял то, что приказала Drachenmacht.

- Он - предатель, - прошипела Мерси. - "Выполнял приказ"... да я готова свернуть ему шею за то, что он это сделал!

- Пониманию твое негодование, - засмеялся мужчина, - но все же не забывай, что он мой брат. И с твоей стороны будет просто некрасиво перебить всех моих родственников.

Мерси тут же смутилась и, спрятав лицо у него на груди, прошептала чуть слышно:

- Прости...

Черт, да что это с ней? Никогда не была кровожадной, а теперь как с цепи сорвалась...

- К тому же, - многозначительным тоном добавил Рейвар, - он - будущий эмир.

Мерси тут же нахмурилась:

- Только не думай, что я стану оказывать ему почет и уважение!

- И в страшных снах этого представить не мог! - хохотнул мужчина. - Но ты должна кое-что понять: либо эмиром будет Рихард, либо им придется стать мне. Пожалуйста, не лишай меня счастья остаться на Земле с тобой.

- Со мной... - глупо улыбнувшись, повторила Мерси и тут же снова покраснела, чем вызвала очередной приступ смеха у Рейвара. В отличие от сирены, нервной и издерганной, он чувствовал себя превосходно. За что и поплатился: девушка насупилась и довольно чувствительно стукнула его по плечу. - Прекрати ржать!

- Прости, - не переставая смеяться, покаялся он. - Но ты такая смешная, когда смущаешься.

- Что?! - ахнула девушка. - Не забывай, что я все еще могу тебе накостылять!

В мгновение ока она оказалась прижата к кровати высоким, сильным и нахально ухмыляющимся Рейваром. Длинные черные волосы упали ей на грудь, властное колено раздвинуло ноги:

- Можешь и накостылять, конечно, - согласился он. - Но лучше - поцелуй.

И против такой просьбы Мерси ничего возразить не могла.

Если бы кто-то спросил, они не смогли бы ответить, сколько прошло времени, прежде чем Мерси снова оказалась у Рейвара на груди, умиротворенная, уставшая и, на этот раз, без платья. Она легонько гладила мужчину по груди, лениво скользя взглядом по комнате, пока он не наткнулся на тонкий длинный стилет, все еще лежавший на полу:

- Ты ведь специально положил нож на стол? - не поднимая головы, спросила она. Рейвар улыбнулся, глядя в потолок:

- А как ты догадалась?

- Там больше ничего не было, - ответила Мерси. - Только стилет. На столе в спальне. Нелогично.

- Да, действительно, - засмеялся принц. Девушка приподнялась на его груди:

- Чему ты радуешься? - нахмурилась она. - Ты специально дал мне в руки оружие. А если бы я им воспользовалась?

- Я надеялся, что ты этого не сделаешь.

- Ты мог ошибаться!

- Ну, - пожал плечами Рейвар, - у меня были неплохие шансы. Учитывая, что именно ты вытащила меня из Источника.

- Я?! - ахнула Мерси. Принц захохотал с новой силой:

- У тебя такой вид, словно ты сожалеешь о своем поступке. Но - да. Именно ты повлияла на Источник, нарушила его баланс. Это и только это могло меня пробудить. Понимаешь, малыш, запечатленный не может выбраться из Источника самостоятельно просто потому, что для него это перестает иметь значение. Все его помыслы, желания, стремления, воспоминания - все растворяется в магии Лазури. И выход - он есть, но его просто не хотят видеть. Он перестает быть нужен. И только если хорошенько пнуть извне, запечатленный словно просыпается, приходит в себя. Меня пнула ты. И очень вовремя, надо сказать. Обычно связь с Источником настолько сильна, что те, кто туда попал, очень быстро сгорают, их просто выжигает изнутри. Еще бы чуть-чуть, и тебе некого было бы спасать.

Девушка выслушала молча, а потом, подтянувшись, прижалась губами к его щеке и тихонько прошептала:

- Я рада, что успела, и что ты выбрался. Рада, что ты вернул меня на Землю, но... что же нам теперь делать?

Принц вздохнул. Он явно не хотел обсуждать это сейчас, но слишком хорошо успел узнать Мерси - если она спрашивала, то хотела получить ответы. Отмахнуться не выйдет. Впрочем, возможно, именно за это он и ее полюбил? За ее отчаянное желание распоряжаться своей судьбой?

- Я думаю, сейчас у нас только две задачи, - ответил принц, глядя в потолок. - Первая заключается в том, чтобы навести порядок в Касдагаре. Эмир мертв, и пока Рихард не взойдет на престол, совет будет править Лазурью от его имени. А это не самый удачный вариант, учитывая, в каком состоянии отец оставил страну. В Касдагаре, мягко говоря, паника. Под стены столицы стянуты войска, караваны боятся приближаться к городу...

- И что же хочешь сделать ты? - не поняла Мерси.

- Мне нужно посадить брата на престол, - спокойно ответил Рейвар. - У него нет поддержки среди аристократов, но есть брат-Хранитель. Это многого стоит.

- То есть, ты уйдешь в Лазурь? - шепотом констатировала девушка. Принц вздохнул и, прижав ее к себе, поцеловал в макушку:

- Мне придется. А тебе будет лучше подождать меня здесь. В этом доме есть все, что может тебе понадобиться, и мне будет спокойнее, если ты останешься в Лос-Анжелесе.

- То есть, ты опять меня покидаешь, - несчастным голосом пробормотала Мерси.

- Эй-эй! - с улыбкой покачал головой Рейвар и, удерживая сирену за плечи, сел в кровати, а потом аккуратно пересадил ее к себе на колени. - Посмотри на меня. Ну, же! Я вернусь, слышишь? Запомни это. Где бы я ни был, куда бы ни забросила нас жизнь, я всегда тебя найду. Даже если сейчас тебе трудно, тяжело, тебе кажется, что тебя никто не понимает, даже если весь мир пойдет на тебя войной, я к тебе вернусь. Я вернусь, Мерси, и война закончится.

Девушка улыбнулась, а потом даже хихикнула, обнимая его ногами за талию:

- Ты так говоришь, что мне просто нечего возразить.

- Но ответить-то как-то нужно! - в притворном возмущении нахмурился принц. Мерси прильнула к нему, провела пальцами по животу, по груди и, обняв за шею, потянула на себя. Мужчина улыбнулся, наклоняясь вперед и опрокидывая девушку на подушки.

- Тогда я отвечу, что желаю тебе удачи, - по одному слову, между поцелуями, сказала сирена. - И теперь она не сможет от тебя ускользнуть.

Рейвар улыбнулся, но именно в тот момент, когда он, довольный, почти нашел самую комфортную позу, Мерси вдруг вспомнила нечто важное и распахнула глаза:

- Стой! Погоди секунду!

- Что такое? - нахмурился мужчина.

- Ты сказал, у нас две цели, - напомнила сирена. - Какая вторая?

- А это не может подождать?

Ответом был очень выразительный взгляд.

- Ну, хорошо, - сдался принц. - Второй пункт моего плана - навестить твоего деда.

- Зачем? - удивилась девушка и Рейвар просто не смог сдержать нотку сарказма:

- А ты думаешь, он не захочет познакомиться с будущим зятем?

На мгновение Мерси очень ясно представила как Кей Томаши, с трезубцем наперевес, гоняет Рейвара Златокрылого вокруг семейного особняка, и вынужденно признала - да, еще как захочет. Но вслух этого говорить не стала. Наоборот - игриво улыбнулась и заявила:

- Ты слишком самоуверен, принц. Я ведь не говорила, что выйду за тебя.

- Ничего, - улыбнулся в ответ Рейвар. - Я упрямый. И терпеливый. Я подожду, пока ты определишься с правильным ответом.

Мерси с нежностью коснулась его лица и очень серьезно спросила:

- И сколько... сколько же ты готов меня ждать?

Принц заглянул в ее распахнутые синие глаза, на миг прижался губами сначала к правой скуле, затем - к левой, затем легонько поцеловал в кончик носа, и только потом выдохнул в приоткрытые в ожидании губы:

- Всю жизнь, малыш. Сколько буду жить, столько и буду тебя ждать.


Эпилог


10 лет спустя



В комнате переговоров были подняты жалюзи и солнечный свет, проникавший сквозь длинный ряд высоких окон, заливал все: тяжелый круглый стол из цельного дуба, проектор и плазменную панель на стене, здоровенный телефонный аппарат с множеством проводов и отростков-усилителей, по мнению Мерси выглядевший как инопланетный завоеватель... А еще - сидевших на почтительном расстоянии друг от друга присутствующих лиц. Их было четверо - трое мужчин и одна женщина с коротким ярко-рыжим, почти красным каре. Они все были очень разными, но в то же - чем-то неуловимо похожими друг на друга. Быть может, тем, что ни один из них не был обычным человеком.

- Таирон, - с улыбкой повернулась женщина к высокому худощавому мужчине с длинными черными волосами и яркими желтым глазами, сидевшему по правую руку от нее. - Я так надеялась увидеть Фриду. Почему она не прибыла с тобой?

- Моя супруга на сносях, - с непередаваемым оттенком гордости и удовлетворения, ответил Глава Первой Династии Огненного Мира и, по забавному стечению обстоятельств, первый же наследник на королевский престол.

- Это - ваш третий ребенок? - улыбнулась Мерседес.

- Мой третий сын, - с еще большей надменностью кивнул Таирон. - И пока он не появится на свет, я не отпущу Фриду на Землю. Здесь для нее не самое безопасное место.

- На что это ты намекаешь?! - грозно уточнил не менее высокий мужчина в деловом костюме, сидевший напротив Мерси. Его ярко-голубые глаза блеснули сталью, а светло-каштановые кудри, которые он так и не научился укладывать в какое-либо подобие прически, как по команде, встали торчком. Мерси знала, что это - обычная реакция Охотника на раздражитель: что-то вроде гусиной кожи, только на голове, но у нее все равно было страстное желание посоветовать Ямамото Хикару пересесть подальше от розетки.

Таирон скосил на давнего соперника желтые глазищи и кратко ответил:

- На тебя!

- Мы давно простили Фриду!

- Но это не мешает тебе портить ей настроение своей кислой рожей! - парировал Таирон, и Мерси улыбнулась, вспомнив, какое лицо было у Охотника, когда его племянница сообщила, что выходит замуж за демона. Пожалуй, даже Кей Томаши лучше воспринял новость о браке Мерси с деватом. Но, поскольку Охотник уже начал угрожающе пыхтеть и выбираться из кресла, женщина решила, что пора вмешаться:

- Ямамото Хикару! - строгим голосом позвала она. - Таирон! Прекратите немедленно. Мы собрались здесь вовсе не для того, чтобы решать ваши семейные проблемы.

- Он первый начал! - совсем по-детски клацнул зубами Охотник, и Мерси всплеснула руками:

- Но мы же взрослые люди! Друзья!

- Тогда почему при подписании последнего контракта ты раздела меня до нитки, друг? - внезапно подал голос мужчина с короткими черными волосами, выглядывающими из-под высокого тюрбана, по левую руку от женщины. Мерси медленно выдохнула, призвала на помощь все свое терпение и обернулась к нему, уже нацепив на лицо мягкую, всепрощающую улыбку:

- Рихард, мы это уже обсуждали. Моя наценка не такая большая, как тебе кажется. К тому же, я наладила для тебя отличный рынок сбыта драгоценностей на Земле. При таком раскладе плата за зерно уже не кажется слишком высокой, не так ли?

- Но почему оно поставляется из Огненного мира?!

- Потому что в Огненном мире его излишек, а Земля едва способна прокормить себя. У нее нет возможности торговать с другими мирами, а у демонов, между прочим, за все годы ни разу не было перебоев с поставкой продовольствия.

- Нет, это я все понимаю, - яростно закивал эмир Лазури. - И я благодарен, правда. Отличное зерно, поставки по графику. Я только не могу понять, почему ты его мне толкаешь по цене героина!

- Хочешь торговать с демонами напрямую?! - сузила аквамариновые глаза женщина. - А то у меня, знаешь ли, строительная компания и импорт-экспорт зерна в ее деятельность вообще не вписывается!

- Но ты, кстати, неплохую сеть развернула, - задумчиво поскреб подбородок Таирон. - Торгуешь с тремя мирами, спекулируешь буквально на всем. Всю сеть на себе замкнула. Молодец! Чем больше за тобой наблюдаю, тем яснее вижу, что от девата в тебе только крылья и остались. А вот сирена развернулась по полной...

- Дед оставил мне компанию в плачевном состоянии, - скрестила Мерси руки на груди. - Мне пришлось искать пути для ее развития. Можно сказать, у меня просто не было выбора.

- Да "Томаши Корпорэйшнс" - один из крупнейших мировых лидеров на рынке недвижимости! - воскликнул Рихард. - Чего тебе еще нужно, жадная женщина?!

Ответить Мерси не успела, хотя видят Боги, ей было что сказать. Но в этот самый момент двери переговорной комнаты отворились, и на пороге возник тот, кого они все ждали. Он обвел взглядом присутствующих, ухмыльнулся и со знанием дела уточнил:

- Что, опять контракты обсуждаете?

- Твоя супруга подняла понятие об алчности на новые высоты, - пробурчал Рихард.

- Но благодаря мне Лазурь, наконец, перестала голодать! - резко возразила Мерси. - И не забывай про оросительную систему, которую построили мои подрядчики!

- Ага, - еще тише буркнул эмир. - Такое забудешь... я за нее заплатил как за Тадж Махал.

- Ой, да ладно! - взмахнула женщина рукой так, что едва не задела Рейвара, присевшего в кресло рядом с ней. - С тех пор, как я договорилась с Иждерехами о бартерном объеме, у тебя появился практически неограниченный доступ к малахитовым горам!

- Да, но теперь-то мне приходится их кормить! - гаркнул Рихард. - А ты хотя бы представляешь, сколько эти драконы жрут?!

- Как будто до тебя они не жрали! - в том же тоне крикнула Мерси. - Просто теперь соседние села получают деньги за свой потерянный скот.

Они замерли, эти непримиримые партнеры, буравя друг друга напряженными взглядами. За последние десять лет они столько раз возвращались к этому разговору, что и не счесть. Ругались, возмущались, топали ногами, но продолжали заключать договоры и подписывать контракты. Потому что оба давно уяснили - им друг без друга никак нельзя. Мерси помогала Рейвару, и ради него вывела Лазурь на рынок, о котором раньше пустынная страна не могла и мечтать. А Рихард, какой бы жадной и ненасытной он не считал свою невестку, отлично понимал: только благодаря ей он смог, наконец, накормить свою страну. Лазури потребуется много времени, чтобы пески вновь сменились плодородными землями, чтобы реки снова потекли по руслам, а леса взмыли к небесам, но сейчас, впервые, у него забрезжила надежда о том, что однажды этот день придет. Потому что Лазурь больше не была на грани войны и впервые за многие годы природный баланс в мире стал возвращаться в норму.

К тому же, Рихард просто и не смог придумать, как поругаться с той, кто числился лучшей подругой его супруги, и при этом не оказаться в немилости под родной крышей.

- Ладно! - нехотя выдавил он. - Проехали.

- Согласна, - тем же тоном буркнула Мерси, и Рейвар, наконец, смог вставить слово:

- Что ж, - поднялся он на ноги. - Теперь, когда мы одни, и готовы к диалогу, когда официальная часть закончена...

- На этом месте тебе следует добавить "Спасибо, что дождались ее завершения", - перебил Таирон. - Потому что речь твоего брата меня порядком утомила.

- Захлопнись! - тут же рыкнул Охотник, но Хранитель Лазури так на него посмотрел, что Ямамото послушно прикусил язык и перестал возмущаться.

- Итак, - продолжил Рейвар, - настало время сделать то, к чему мы все шли последние десять лет. Пришло время заключить мирный договор между Лазурью и Огненным миром. От имени деватов выступает великий эмир Рихард Терпимый, от имени Королевы Огненного мира - Глава Первой Династии демон Таирон. Свидетелями назвались присутствующие здесь Ямамото Хикару, глава рода Ямамото, Мерседес Томаши, глава корпорации "Томаши Корпорэйшнс", и я, Рейвар Златокрылый, Хранитель Лазури. Возражения есть? Если нет, прошу поставить подписи на договоре и скрепить оттиском родовой печати.

- А кровью капнуть не нужно? - ухмыльнулся Таирон, пробегая глазами по уже знакомому документу.

- Да хоть ядом плюнь! - тут же вмешался неугомонный Ямамото. - Главное, чтобы потом отказов не было.

- Кстати об этом, - мягко улыбнулся Рейвар. - Если кто-то в одностороннем порядке нарушит условия договора - придем мы. И ладно бы только я с армией, но вам ведь придется иметь дело с моей женой. А она явится в плохом настроении. Короче, друзья, советую как знаток - лучше не нарываться.

- Это что вообще значит: "как знаток"? - возмущенно переспросила Мерси, но дружный хохот заглушил ее слова. В конце концов, Рейвар был прав: сегодня главы двух миров собрались на Земле не для того, чтобы критиковать или хвалить друг друга, но чтобы сделать нечто, к чему они все шли долгим и упорным трудом. Заключить мир между демонами и деватами и засвидетельствовать на бумаге то, что Мерси поняла очень давно: как бы они не жили, что бы ни делали и кем бы ни оборачивались по желанию - эти две расы похожи куда больше, чем они сами были готовы признать.

И все же, в тот день, как бы Рейвар не старался придерживаться плана, Мерси получила куда больше, чем ожидала.

Поздно вечером, когда Хикару и Рихард уже покинули офис "Томаши Корпорейшнс", к сирене и Рейвару подошел Таирон. Деват без лишних вопросов долил демону в бокал вина и указал на кресло, усадив супругу рядом с собой на низкий диван:

- Ты хотел обсудить что-то еще? - проницательно спросил он.

- Да... - недовольным тоном протянул демон. - Я пообещал Фриде рассказать тебе кое-что, Мерседес. Но сперва дай слово, что не убьешь меня, услышав это.

- Если то, о чем ты хочешь рассказать, случилось более десяти лет назад, - улыбнулась Мерси, - то будем считать, что срок давности преступления прошел. И я тебя заранее прощаю.

- Значит, мне повезло, - оскалился в ответ Таирон. - Потому что это случилось как раз более десяти лет назад. Помнишь, тот день, когда Арарат выдал тебя Рихарду? Так вот: он это сделал по моему приказу.

На мгновение в комнате повисла гнетущая тишина. Потом Рейвар хмыкнул:

- Какое благородство. Прошло столько времени, но ты все же решил примирить Мерседес с главой одного из самых могущественных кланов русалок.

Таирон перевел на девата мрачный взгляд:

- Примирить? Да во Вселенной не существует такого крошечного вещества, с которым я мог бы сравнить, насколько мне безразлично отношение твоей дражайшей супруги к Арарату! Но ты даже представить не можешь, какими занудными бывают Охотницы...

- Может, все-таки, расскажешь, как тебе удалось ее излечить? - тут же подался вперед Хранитель. Демон закатил глаза:

- Когда-нибудь, возможно, расскажу.

- Огненные крылья! Да ты так уже десять лет говоришь! - захохотал Рейвар, но тут Мерси, наконец, пришла в себя:

- Ну-ка повтори, что ты только что сказал?! - гневно рявкнула она демону. - Ты сдал меня Асмару, и только теперь соизволил покаяться?! Таирон, скажи пожалуйста, ты, часом, не охренел?!

- Во-первых, не забывай про давность лет! - выразительно округлил глаза демон. - А во-вторых, выслушай меня прежде, чем бросаться с кулаками.

Мерси скрипнула зубами, но возражать не стала. Златоглазый окинул ее своим характерным, чуточку насмешливым взглядом, прочистил горло и приступил:

- Тогда, десятилетие назад, я отлично знал, что деваты готовятся к нападению. Асмар уже давно проявлял активность, но с некоторых пор ее характер несколько изменился. На смену патрулированию и слежке пришли полноценные шпионские вылазки. Деваты больше не хотели ждать. Их великий Эмир жаждал принести перемены на Землю и в Огненный мир, и ради этой идеи, кажется, готов был пойти на любые жертвы. Нам эта война была не выгодна. Демоны, Мерси, не страдают манией собственного величия и фанатической верой в силу Огненных Легионов. И уж точно они не готовы идти в бой только с целью уничтожить врага, особенно, если силы практически равны. Мы избегали войны годами, понимая, что в случае открытого столкновения просто перебьем друг друга. Но Асмар был упрям. И жаден. Вот на последнем я и решил сыграть.

Демон отхлебнул вина, и на мгновение в его золотых глазах промелькнули странные искорки, словно все события минувших дней поднялись в его памяти в полный рост и коснулись тех струн души, которые никогда не смогут перестать откликаться на них.

- Мы знали, что он охотился за тобой, Мерси, - продолжил он. - Я понял это в тот момент, когда увидел руну твоего дворецкого. Первая Династия, да будет тебе известно, способна распознать тех, кто заключил контракт с Лазурью. В миг, когда Ямамото лишил Сэйтерата жизни, а рунный камень раскололся и выпал у него из рук, я понял, кто был его Хозяином. Возможно, Кей тоже догадался, что за тобой охотится не демон, иначе не отправил бы тебя в Огненный мир. Ведь только туда Асмару действительно был закрыт ход. Но, поразмыслив, я понял, что он будет пытаться добраться к тебе всеми возможными способами, потому что ты была ему необходима. Одно дело - повести толпу фанатиков на священную битву с демонами и совсем другое - обрести того, кто пронесет в мир Огня саму суть Лазури. Кто способен осыпать удачей фениксов и зачаровывать голосом нас, нечисть. Единственную, кто мог призвать силу деватов на территории Огненного мира. Асмар видел в тебе источник своей победы и никогда бы не отказался от тебя. Это его и сгубило.

Мерси переглянулась с Рейваром и подняла на демона вопросительный взгляд. Пока она слышала лишь то, что и так знала. Но Таирона это не смутило. Он улыбнулся, блеснув удивительно белыми зубами, и сказал:

- Эмир совершил ту же ошибку, которую в свое время едва не сделал я: он попытался перетянуть тебя на свою сторону, приняв в семью. Он ведь не знал, как сильно ты не приемлешь насилия над собой - тебя можно заставить влюбиться, выйти замуж, даже принять веру, но если ты узнаешь, что все это - только обман, ты выпустишь когти и обернешься таким монстром, против которого и вся мощь Лазури окажется бессильна. Мне потребовался год, чтобы эта истина стала очевидной. Но Асмар не стал бы ждать. Он бы захотел сделать все и сразу, потому что он просто не умел иначе. И я понял: это - мой шанс. Если тебя заберут в Лазурь, ты обретешь там врага под личиной друга. Асмар будет пытаться привлечь тебя на свою сторону, но ты не согласишься пойти против Огненного мира, особенно если Кей и Сакура станут его частью. А уж когда узнаешь, что по приказу Асмара были убиты твои родители и дворецкий - будет только вопросом времени, когда ты подберешься к нему на расстояние удара. Нет, Мерси, я не просто так решил отдать деватам наше самое сильное оружие. Я знал, что рано или поздно ты выступишь против них. Надо признать, ты меня не разочаровала.

Девушка сжала кулаки:

- Ну, ты и га-ад... - выдохнула она.

- Погоди, Мерси! - поднял Таирон руку в знак примирения. - Прежде чем обзывать, спроси себя, как бы ты поступила на моем месте. Рядом постоянно бродит и облизывается на твой мир обличенный властью психопат. Он как граната времен первой мировой - никто не знает, когда взорвется и по какой причине, но что взорвется - это наверняка. Подобраться к нему у тебя возможности нет. Причем, попытка в этом деле у тебя может быть только одна. Потому что у Асмара стоп-крана не существовало. Если бы он подумал, что демоны атакуют, он бы отправил войска на Землю без промедления. Результат этого поступка ты можешь представить без моих объяснений. И вот тут на сцене появляешься ты. Та, которую Асмар спит и видит во главе своего войска! Тебя даже не пришлось специально к нему засылать - он сам пришел, сам взял. Мне потребовалось только обеспечить тебе выход на Землю, что, кстати, было совсем несложно сделать, нашептав твоему недалекому родственнику-русалу выгоды от твоего "приобретения".

- То есть, позволь я проясню ситуацию, - мрачно уточнила Мерси. - Ты подговорил Карнака напасть на деда? Чтобы он был вынужден вернуться в Огненный мир?!

- Не совсем. Я всего лишь подсказал ему тебя украсть. А потом намекнул Кею, что такое возможно. И даже предположил, куда именно блондинка-русалка отправит тебя при переходе на Землю.

- А я... - сузила глаза сирена. - Я все это время была твоим оружием?!

- Разумеется, была! - воскликнул Таирон. - И именно оружием! Мерседес, за тобой охотились три мира! По-твоему, почему? Из-за красивых глаз? Нет! Ты всегда была удивительно могущественным созданием, хотя и не понимала этого. Я дал тебе шанс отомстить за родителей и друга. Я подарил тебе возможность раскрыть свой потенциал. Конечно, ты была оружием! Но не моим, Мерси. Там, в Лазури, ты сражалась не за Огненный мир, не за деватов и не за Асмара. Ты сражалась за себя!


15 августа 20ХХ года



"Дорогой дневник. Прошло больше десяти лет с тех пор, как я в последний раз записывала что-то на твои страницы. Не знаю, почему мне вдруг захотелось к тебе вернуться. Возможно, дело в Таироне, который своим рассказом разбередил старые раны. А быть может, дело в том, что благодаря ему же я, наконец, смогу закончить эту историю.

Странно, но я отчего-то не удивлена, что над моими злоключениями витала тень златоглазого демона. О, этот паразит своего не упустит - так было тогда, так происходит и сейчас. Кое-что никогда не изменится, как бы Фрида не пыталась его вразумить. Но странное дело: хотя я и обижена на него за то, что он сделал, я также ему и благодарна. Не знаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы он тогда не отдал меня Асмару. По факту, он единственный, кто увидел во мне бойца и кто поверил, что я смогу победить. Он действительно дал мне шанс закончить все раз и навсегда, вместо того, чтобы прятаться по мирам и пугаться собственной тени. Дед никогда не позволил бы мне этого сделать. Я сама никогда не выбрала бы этот путь. И, кто знает, где бы мы все были сейчас, если бы тогда, десять лет назад, Таирон не переиграл нас всех.

Да, как бы я не ворчала на него, как бы не возмущалась, я благодарна. А за то, что он все же рассказал правду, признался, - благодарна вдвойне. Не потому, что теперь у меня нет причины злиться на Арарата - я никогда особо на него и не злилась. Если бы русал не был так упрям и покорен своей шизанутой мамаше, я бы давно заключила с ним "вкусный" договор о поставках морепродуктов на Землю и в Лазурь. Но теперь, когда я знаю, что в действительности случилось в мой первый и последний год обучения в Огненной Академии, я могу перевернуть эту страницу своей биографии. Мне давно пора это сделать. Вычеркнуть из жизни те события, принять их и забыть. Ведь в конце концов, моя аквамариновая жизнь сделала новый виток. В ней все также намешены победы и поражения, горести, печали, неудачи и слезы, но вместе с тем - в ней есть свет и радость. Есть любовь и верность, есть дружба, есть успех, есть... просто жизнь. Такая, какой она и должна быть..."


КОНЕЦ КНИГИ

КИЕВ, 2012

Бизнес-джет - небольшой частный самолет, обычно с узкой кабиной на девять кресел, расставленных в два ряда.

Трилит - сооружение из больших каменных блоков

Сунь Цзы - китайский стратег и мыслитель. Автор знаменитого трактата о военной стратегии "Искусство войны". Книга является основополагающим текстом "школы военной философии" (от Инны: стоит того, чтобы ее прочитать, рекомендую).

За прекрасную фразу, подаренную специально для Мерси и Рея, мое "спасибо" Тае и ее супругу.












home | my bookshelf | | Право на выбор |     цвет текста