Book: Всегда на страже



Молотков Сергей.


Всегда на страже.



Всегда на страже.



Книга первая.

Обитель Амона.





Пролог.

Южный Судан.



Судан. Страна разделена надвое, хотя не так давно являлась одним государством. Но так распорядилась судьба, а может быть чьи-то корыстные интересы. Но как бы то, ни было, теперь Север презирает Юг, Юг ненавидит Север. Живущие на севере мусульмане-арабы и нубийцы испокон веков обращали южные негритянские народы в рабов. К исламу южане равнодушны. В представлении северян все они пьяницы, развратники, бездельники и бандиты. В расовом отношении нубийцы имеют мало общего со своими южными соотечественниками: они больше напоминают чертами лица арабов, хотя среди них преобладают люди с очень темной кожей.

Вот такой раздор получается между так сказать одним народом, который постепенно перерастает в хаос. И вот среди такого хаоса в довольно хрупком мире всегда найдется кто-нибудь, кто захочет повернуть обстоятельства в свою пользу. Ведь что такое хаос? По сути, он является предвестником мирового порядка, следить за которым обязаны только избранные. Во всяком случае, так считал Тонни Паттерсон.

Как раз сейчас он трясся в головном 'Ниссане Патроле', который возглавлял их небольшой караван, состоящий из трех машин.

Их план можно сказать удался. Отряд Омара Минави, состоящий из пятидесяти бойцов, которые состояли в основном из наемников со всего света, гладко провели акцию по ликвидации буровых вышек на месторождении нефти Хеглик, почти гладко.

Вначале все шло по разработанному плану; немногочисленная охрана уничтожена, персонал, среди которых были чертовы китайцы с малазийцами, загнан в ангар и там надежно закрыт, взрывчатка установлена. И в самый неподходящий момент в небе появляется МИ-28. Как только они задействовали детонаторы, так вертушка начала их поливать огнем.

Черт возьми, им пришлось туго: из восьми машин целыми осталось только три, от отряда осталась горстка бойцов и тех в любое время могли превратить в кровавый дуршлаг. Слава богу, у Омара в запасе оказались два 'Стингера', которые завалили чертову российскую вертушку, и пока не подоспела регулярная армия Южного Судана, они сели в уцелевшие машины и убрались проч.

Им удалось проехать приличное расстояние, когда в отдалении послышался тревожный звук винтов.

Дьявол тебя раздери, за ними пустили еще одну вертушку, а 'Стингеров' больше нет. Это плохо, очень плохо, ведь он, Тонни Паттерсон, прибыл в гребаную Африку не помирать, нет, только не здесь в этом адском песчаном аду, он еще рассчитывает благополучно вернуться в родной Сан-Франциско и там благополучно дожить до преклонных лет!

А вон, как на насесте, на высокой скале восседает стервятник. Склонив голову, он разглядывает пыльные внедорожники, вереницей ползущие по дюнам.

'Что, ждешь, когда можно будет полакомиться моими потрохами? - зло подумал Тонни. - Не дождешься, сука! Я еще тебя переживу!'

- Не беспокойся, скоро прибудем к заброшенному храму, - как будто читая мысли, успокоил его Омар, сидящий за рулем. - И если нам повезет, то там армейцы нас не найдут.

- А если не повезет? - Тонни задал вопрос.

- На все воля Аллаха, - спокойно ответил Омар.

Тони до сих пор не мог понять командира боевого отряда, в который его направила корпорация 'Скрин' для решения глобальных проблем, а именно; передел сфер влияния на мировой арене, наведения нового порядка. А как можно построить новое? Только через хаос и разрушение и никак по-другому. Так было всегда, с появлением человека разумного на Земле и так всегда будет.

Да, командир боевого отряда повстанцев, еще та штучка. С одной стороны Омар считал себя яростным борцом за воссоединение Южного Судана с Северным, гордо называя свой отряд повстанцами из фракции 'ДСР' - Движение за справедливость и равенство, с другой стороны командир без хрустящих портретов Бенджамина Франклина и пальцем не пошевелит. Вот и приходится гадать кто он на самом деле; истинный борец за воссоединение страны или просто обычный наемник, как большинство из его отряда.

Ладно, с этим можно разобраться позже. Сейчас перед ним стоит более насущная проблема: благополучно добраться до укрытия, чтобы уйти от преследователей и спрятаться там от смертоносной жары.

Омар повернул в сторону трех высоких скал, растопыренных среди песка, как три пальца, подкатил к одной из них, к той, где виднелся широкий зев пещеры. Как раз туда они загнали свои автомобили, поставив практически борт к борту, потому что там оказалось не так уж просторно, но лучше так, чем их оставить снаружи на общее обозрение.

Распахнув пассажирскую дверь, Тонни примял песок армейскими берцами. Он неторопливо потянул затекшие мышцы, наслаждаясь прохладой тени и вылез наружу.

- Что за храм здесь раньше был? - спросил Тонни, отвинтив колпачок фляги наполненной наполовину теплой водой.

- Точно не знаю, - ответил командир, - или католический, или протестантский, его какая-то банда разгромила пару лет назад и теперь с тех пор здесь не единой живой души. А ты сам кто по вере?

- Католик, - ответил Тонни, прополоскав пересохшее горло, затем сделал пару глотков и повесил флягу на пояс.

- Сочувствую твоим единоверцам, если это были они, - произнес Омар, последовав примеру собеседника.

Тони хотел сказать, чтобы командир засунул извинения в свою черную задницу, но не стал, его насторожил далекий гул автомобильных двигателей, который неотвратимо приближался.

- Ты слышишь? - Омар замер на месте, прислушиваясь к постороннему звуку. - Неужели эти дети шлюхи все-таки нашли нас?

- Что делать будем? - спросил Тонни, ощущая, как защемило сердце от предчувствия надвигающейся беды.

- Будем сидеть тихо и надеяться, что они нас не заметят, - ответил Омар, - это потом, а сейчас приготовим дорогим гостям горячую встречу.

Затее командир стал раздавать распоряжения:

- Эй, Бола, выйди наружу, спрячься и следи за подходами к нашему убежищу. Танга, расставь растяжки, мины. Сальве, готовь остальных бойцов к бою. А мы с тобой, дружище, - Омар обратился к Тонни, - пойдем, осмотрим храм. Если здесь есть запасной выход, то он может нам понадобиться. Ахмед, остаешься за старшего.

- Есть, командир, - ответил здоровенный араб, хватая с заднего сиденья джипа пулемет М-60.

Омар, удовлетворено мотнув головой, включил фонарик и направился к дальней стене пещеры. Тонни последовал за ним.

Они подошли к двум проходам, ведущим вглубь пещеры, там им пришлось разделиться, чтобы ускорить обследования. Омар направился вправо, Тонни пошел в левый туннель, освещая дорогу фонариком.

Чтобы не говорил командир, но все же, здесь недавно были люди. В некоторых местах на каменистом полу виднелся мусор; вон лежит скомканная обертка от 'Сникерса', а вот в углу валяется пустой коробок спичек и окурки от сигарет, еще несколько обгоревших палок, экскременты, а как же без них обойтись.

Так, вот пошли глубокие ниши, где, по всей видимости, находились кельи священников. Тонни вошел в одну из них. Там он обнаружил обломки, принадлежащие деревянной кровати и столу, множество мелких неглубоких дырок в известковой штукатурке, нанесенной на стены, стреляные гильзы на полу и больше ничего интересного. В двух следующих нишах было то же самое, а вот в третий Тонни обнаружил кое-что интересное. На одной стене отлетел кусок штукатурки, обнажив обработанную поверхность, покрытую непонятными иероглифами. Тони остолбенел на мгновение. Что за черт? Откуда здесь в христианском храме появились ровные столбцы, начертанные с незапамятных времен? Со стороны было видно, что это не полный текст. Воспользовавшись армейским ножом, Тонни начал отковыривать оставшуюся штукатурку, вытаскивая скрытые иероглифы на белый свет. Интересно, о чем здесь написали наши предки несколько тысяч лет назад?

Тонни достал мобильный телефон из кармана и по привычке стал фотографировать найденные письмена. Покончив с этим, он решил основательно обследовать келью. Кто его знает, вдруг кроме иероглифов здесь можно найти еще что-нибудь интересное.

Чутье его не подвело.

Недалеко от входа Тонни приметил в самом низу один небольшой камешек с грубым рисунком скорпиона, который никак не вписывался в общий окружающий интерьер. Он был очень, давно вмонтирован в стену с помощью раствора изготовленного из известняка, так что при помощи армейского ножа его без труда можно было вытащить с насиженного места. А за ним оказался тайник.

- Ну-ка, посмотрим, что там есть, - произнес Тонни, осветив темный провал фонариком.

В тайнике лежал какой-то небольшой предмет, завернутый в грубую дерюгу.

- И что же это? - он достал сверток, который оказался тяжелым на вес, и начал его разворачивать, надеясь, что там лежит что-то ценное. Нет, сокровищ там не оказалось, а всего лишь округлый бронзовый стержень толщиной примерно с мизинец весь испещренный щербинками и небольшими выступами. Длиной он был около сорока пяти сантиметров, если брать в расчет грубо выполненную фигурку скорпиона на его одном конце.

- М да, не все коту масленица, - разочаровано произнес Тонни. Он хотел выкинуть найденный предмет, но передумал, решив сфотографировать его на мобильный телефон, а потом положил в боковой карман камуфлированных штанов.

Теперь нужно быстро посмотреть куда дальше ведет коридор, и возвращаться обратно, пока Омар не послал своих людей на его поиски.

Тонни, пройдя дальше по темному проходу, уперся в тупик. Так, здесь другого выхода нет, значит, можно идти обратно.

Возле джипов его уже поджидал Омар.

- Что-нибудь нашел? - поинтересовался командир отряда, пристально глядя на Тонни, словно заподозрил того в измене.

- Нет, там тупик. А как у тебя дела?

- То же самое, - ответил Омар. - Почему тогда так долго? Я уже хотел посылать людей на твои поиски.

- Ты знаешь, человеку иногда нужно облегчиться, - пожав плечами, произнес Тонни. Он насторожено прислушался к звукам снаружи, ожидая услышать близкий гул автомобильных двигателей, но их не было, зато оттуда раздавалось зловещие завывание ветра.

- Приближается песчаная буря, - сообщил Омар, - и все наши преследователи повернули обратно.

- Повезло, - с облегчением вздохнул Тонни.

- На все воля Аллаха, - спокойно произнес командир отряда, словно знал, что все так и будет.


На следующий день они благополучно пересекли границу и прибыли на свою базу. Там Тонни через компьютер отправил отчет о проделанной работе в корпорацию 'Скрин' приложив к документам фотографии иероглифов и найденного предмета, после чего напрочь забыл о них. Но через несколько дней ему об этом напомнили.

Раздался звонок на мобильный телефон. Тонни посмотрел на высветившийся номер. Звонили из офиса корпорации, и это было странно, потому что все контакты протекали в основном через компьютерную сеть. Он нажал на кнопку соединения.

- Паттерсон, слушай меня внимательно, - в микрофоне раздался голос Гарри Хоупа - начальника службы 'Планирования и Логистики', корпорации 'Скрин'.

- Слушаю, сэр! - Тонни держа в руке мобильный телефон, невольно вытянулся в струнку.

- Руководство корпорации очень заинтересовали найденный тобой предмет и старинные надписи, - продолжил говорить начальник. - Завтра в аэропорту встречай нашего агента, он передаст тебе инструкции о дальнейших ваших совместных действиях.

- Есть, сэр!




Непринятая сила.



Жили у меня в небольшой деревне прабабушка Акулина и бабушка Анастасия. Для меня, городского жителя, это место казалось самой настоящей глушью. Сами представьте, от деревни до райцентра, было двадцать километров и чтобы добраться до него, нужно было садиться в телегу, запряженную лошадью, потому что туда рейсовые автобусы не ходили из-за отсутствия приличной дороги, или можно было добраться пешком.

Пока я был маленький, мы туда не ездили, только иногда отправляли им посылки с сушеной воблой, которую ловили на реке Волге. А однажды отец решил отправить черную икру, мол, пусть попробуют деликатес, который никогда не видели.

Отправил. Так как посылка до села идет долго, отец положил туда паюсную икру, соленую, твердую, похожую на круглую буханку хлеба. Мы думали, что бабушки обрадуются такому подарку.

Вскоре от них пришло письмо. Моя прабабушка Акулина была старенькой, 18.. года рождения, она не умела ни писать, ни читать, хотя после прихода коммунистов к власти целый месяц ходила на Ликбез, по этой причине письмо написала бабушка Анастасия.

'Здравствуйте дорогие дети, - писала она, - у нас все хорошо, все живы и здоровы. Работы в поле невпроворот, так что отдыхать некогда, вот выбрала свободную минутку, чтобы написать письмо. Мы все надеемся, что вы приедете к нам в гости, а то мы очень соскучились, да и на внуков охота хоть одним глазом взглянуть, чтоб не забыть, как они выглядят. Да, на днях, мы получили вашу посылку, которой очень обрадовались. Рыбка оказалась жирной да вкусной, а вот икра пока дошла до нас, успела испортиться. Она вся почернела. Что бы добру не пропадать, мы решили отдать ее свиньям.

С большим приветом, ваша мама и бабушка.

Внукам привет'.

Прочитав все это я, мой младший брат и мама долго смеялись. Отец же плевался от досады и обзывал незадачливых родственников безмозглыми курицами.

И вот, как то летом, я с мамой приехал в деревню.

После города мне там все казалось в диковинку, и телеги запряженные лошадьми, и керосиновые лампы, в селении частенько отключали свет, и один старенький черно-белый телевизор на всю деревню, возле которого постоянно собиралась детвора, что бы посмотреть очередную новую серию фильма 'Три танкиста и собака'. А еще я в первый раз там увидел необъятные кукурузные поля, поля заросшие горохом и поля подсолнухов, которые казались маленькими солнышками. Дальше, пройдя мимо них, сразу попадаешь на лесную дорогу, вдоль которой росли густые ореховые кусты, мы с мамой их срывали и ели, когда ходили по грибы или по ягоды.

Нравилось ли мне там? Еще бы! Конечно, нравилось. Мне нравилось гулять с местной детворой, которая слушала городские байки, раскрыв рот, веря каждому моему слову, хотя я изредка привирал, нравилось, есть густые деревенские щи, приготовленные в чугунке на настоящей печи, нравилось дышать чистым лесным воздухом. А больше всего мне нравилось слушать старые деревенские сказки, о которых там еще не забыли.

Но однажды все пошло не так.

Как - то раз, у меня появились колики в животе, да такие сильные, что я ревел от боли, свернувшись клубочком на кровати. Мама испугалась, не зная, что предпринять. В городе можно было вызвать врача или скорую помощь, а здесь что делать, когда самый ближайший доктор находится за двадцать километров, в райцентре, туда же нужно добираться на трясучей телеге. Пока туда доберешься, пока доктора найдешь - всякое может случиться.

Положение спасла прабабушка Акулина. Она подошла ко мне и сказала:

- Подыми майку.

Вытирая кулаком выступившие слезы, я выполнил ее просьбу.

Прабабушка вначале провела над животом руками, от них я почувствовал исходящее тепло, потом начала говорить наговор:

- Ложись на печку верх спиной, чтоб вся хворь ушла долой, положи под животик мой шерстяной клубочек, и сразу боль уйдет за тридевять земель, за море океан, на остров Буян, там недуг ляжет под камень - горюч, где бьет ледяной ключ и будет там лежать, до моего внучка ей не достать. Все, глазки закрывай, тебе пора бай - бай.

Покончив с ним, она дала мне небольшой шерстяной клубок, который я с благодарностью принял, потому что верил, прабабушка обязательно меня излечит.

Вполне возможно, что эта вера как раз и помогла.

Стоило мне лечь на печь и положить под живот шерстяной клубок, как боль сразу унялась. Я заснул крепким сном. Утром же меня живот больше не беспокоил.

Через три дня мы уехали обратно домой. Я думал, что еще долго не увижу своих старых родственников. Оказывается, я ошибся.


На следующий год к нам в город приехала бабушка Анастасия, ее уговорили наши родители, что бы она присматривала за нами, двумя беспокойными братьями, им же следить за нами недосуг - мама работала с утра до вечера, а папа вообще по сменам. Та скрепя сердцем согласилась.

В деревне осталась одна прабабушка Акулина, она категорически отказалась переезжать. Ей был по душе свежий лесной воздух, натуральные продукты, старые соседи, живая дышащая жизненной силой сельская земля, и добротный деревянный дом, с печью, погребом, ледником, а не пышущие жаром асфальтированные дороги, да кирпичные коробки пятиэтажек, где воздух спертый, не живой. Так она считала. Правда, там у себя на родине, наша любимая бабушка продержалась недолго.

Оставшись в одиночестве, без родственной поддержки, прабабушка Акулина поняла, что ей одной с хозяйством не справиться. Крепилась она два года, потом не выдержала, продала дом, всю утварь и переехала к нам в город.

Зажили мы большой дружной семьей.

Хоть нам приходилось ютиться в однокомнатной квартире, никто из нас на это не жаловался, каждый занимался своим делом - я ходил в школу, мой брат, в садик, родители на работу, а бабушка с прабабушкой следили за ними, за детьми, чтобы мы не ссорились, ели по распорядку, да вовремя ложились спать.



Так счастливо мы прожили четыре года.

Потом прабабушка начала чахнуть, усыхать и вскоре слегла в постель. А бабушка Анастасия стала ворчать на всех, высказывая, что зря они переехали в город, на родине, в деревне им было намного лучше.

Мне же начали сниться по ночам страшные сны, о которых я никому не рассказывал. Почему? Не знаю, не рассказывал и все.

Стоило мне погрузиться в глубокий сон, как я сразу оказывался на улице своего родного микрорайона. Кругом темно, светит полная луна, улицы освещенные фонарями. Я стою один, а вокруг никого нет.

Вдруг слышится громкий хохот, да такой страшный, что в жилах застывает кровь, а волосы на голове поднимаются дыбом. Я оборачиваюсь, смотрю. Ко мне приближается сгорбленная старуха, одетая в темное платье, подол которого развивается на ветру. Она вытягивает руки, а там, на пальцах огромные желтые ногти, загнутые вниз. Я стараюсь всмотреться в ее лицо, чтоб увидеть, кто же она такая, но бесполезно, лик страшной старухи смазан, расплывчат, как отражение в запотевшем зеркале, только видны черные провалы место глаз, в которых блестят ярким переливчатым огнем два недобрых красных уголька.

У меня от этого кошмарного видения сердце было готово вырваться наружу, а душа ухнула вниз, достигнув пяток. Я испускаю громкий крик и бегу, бегу, прочь подальше от старухи, а сам слышу позади громкие шаги, сопровождаемые душераздирающим хохотом. С трудом оборачиваюсь и вижу, вот она, рядом, стоит ей сделать еще один рывок, после которого ей удастся схватить меня за рубаху.

Я забегаю в родной подъезд, влетаю на второй этаж, торопливо дергаю за ручку двери своей квартиры. Она, почему то оказалось заперта на ключ. А внизу уже слышались шаги страшной старухи и они приближались.

Выход на улицу оказался перекрыт. Тогда я решил бежать наверх, надеясь на то, что кто-нибудь из соседей окажется дома и впустит к себе, тем самым спасая меня от кошмарного преследователя.

Все двери оказались закрыты, или дома никого не было, или просто никто не хотел впускать в квартиру чужого человека. Тогда для меня остался только один путь - на крышу.

Я взбежал на пятый этаж, торопливо поднялся по железной крутой лестнице, открыл тяжелый квадратный люк, вылезая наружу. Хотел привалить единственный вход на крышу, каким-нибудь тяжелым предметом, что бы старуха ни смогла подняться следом за мной, но ничего подходящего не нашел. И тогда я понял, что оказался запертым в ловушке: из подъезда на улицу выбежать не могу, там страшная старуха, а здесь, на крыше, кроме железных телевизионных антенн, больше ничего не было, так что, не самое удачное место для пряток.

Стою под открытым ночным лунным небом, ощущая, как сердце отстукивает бешеный ритм, окруженный абсолютной тишиной, словно уши заложило ватой. Тут я ошибся, звуки все же были - тяжелые шаги страшной старухи на лестничном пролете, которые неторопливо приближались, словно та знала, что мне от нее никуда не деться. Так оно и было, бежать некуда, если только отойти подальше от входа на крышу, что бы отстрочить момент неминуемой встречи, которая ничего хорошего мне не предвещала. Я хотел так сделать, но ощутил, как силы покидают меня, ноги становятся ватными и непослушными, они не хотят меня дальше нести.

Люк начал открываться, медленно с противным скрипом, оттуда показалась седая голова старухи. Она хищно улыбнулась, показав свои острые клыки, и начала вылезать на крышу. Преодолев оцепенение, я начал пятиться назад, не отрывая взгляда от старухи. Шаг, еще один и еще. Потом под ногой не оказалось опоры. Я, судорожно махая руками, пытался сохранить равновесие, но не удержался, рухнул вниз с высоты пятиэтажного дома. Крик ужаса вырвался из моего горла и с громким всхлипом я проснулся.


А через четыре дня прабабушка Акулина умерла.

Родители оделись во все черное, закрыли полотенцами зеркала, телевизор, меня так же переодели в траурный цвет. Мама и бабушка Анастасия плакали, а папа ходил хмурым.

На следующий день, под вечер, нам пришли две старушки. Они принесли с собой высокую тумбу, на которую положили толстую, тяжелую книгу. Незнакомые старушки начали отпевать мою умершую прабабушку.

Под их монотонное бормотание на непонятном для детского разума языке, я быстро заснул.

Смотрю, стою в квартире, которая почему то пуста, кругом стоят зажженные свечи, чадящие копотью, зеркало задернуто простыней, гроба с прабабушкой нигде не видать, как и старух ее отпевающих.

С кухни раздался скрип двери. Я от неожиданности вздрогнул и посмотрел туда. То, что я увидел, заставило мои глаза широко раскрыться, а сердцу учащено забиться в груди. Со стороны кухни вышла прежняя, живая и здоровая прабабушка Акулина. Она мне белоснежно улыбнулась, протягивая руку.

- Пойдем со мной, - тихо произнесла прабабушка. - Пойдем, я кое-что тебе покажу.

Глядя на нее, я ощутил, как мои ноги приросли к полу, они совершено не хотели меня слушаться.

Прабабушка Акулина подошла ко мне, взяла за руку. Ее ладонь, покрытая с тыльной стороны старческими пятнами, оказалась очень сильно холодной, можно сказать ледяной. И этот холод медленно стал перебираться через руку ко мне. Я хотел вырваться, но какая-то непонятная сила удерживала меня от этого поступка, не давала противиться чужой воле.

Потом прабабушка ласково провела ладонью по спине и повела к выходу из квартиры. Я, как под гипнозом безропотно последовал за ней.

Дверь открылась, мы шагнули наружу, и место привычной городской улицы оказались в темном незнакомом лесу, где было непривычно тихо, даже листва на деревьях не колыхалась, словно замерла в ожидании чего-то необычного.

По этому лесу мы шли не долго, вскоре перед нами открылась небольшая поляна, на которой стоял одинокий пенек.

- Смотри, внучек, сейчас на пеньке расцветет аленький цветочек силы. Ты должен сорвать его. И когда это будешь делать, не смотри назад, что бы там не творилось, - сказала мне прабабушка Акулина.

- Зачем? - спросил я, смотря ей прямо в добрые глаза.

- Так надо, - ответила она. - И помни, что бы ни творилось за твоей спиной, не оборачивайся.

Я посмотрел на пенек. Там на самом деле рос небольшой стебелек с нераскрывшимся бутоном цветка.

- Бабуль? - я хотел кое-что спросить. Но задавать вопрос было некому. В темном незнакомом лесу кроме меня больше никого не было. Прабабушка Акулина куда-то бесследно исчезла.

Мне стало не по себе. Но делать нечего, надо идти и срывать цветок, который уже начал раскрываться, наливаясь волшебным алым пламенем. А я стоял и смотрел на него. От волшебной красоты цветка у меня на душе стало намного спокойней, дыхание выровнялось, сердце перестало гулко отдаваться в груди. Вскоре страх одиночества отпустил меня.

Я подошел к одинокому пню, осторожно, двумя пальчиками взялся за длинный ворсистый стебелек и уже собрался рвать цветок, как за спиной услышал громкое злобное рычание, вой, громкие хлопки огромных крыльев. Таких кошмарных звуков мне раньше не приходилось слышать.

Я замер на месте, боясь пошевелиться. По моей спине побежали противные холодные мурашки, разбавленные струйками пота.

Что это? Что мне делать? Мне было очень страшно и в тоже время нестерпимо хотелось оглянуться назад. Бывает же так, и страшно и любопытно одновременно. Эти два противоположных чувства умудрялись находиться рядом, терзая мою еще не окрепшую детскую душу.

Из головы как-то разом все вылетело, и разговор с прабабушкой и ее наставления, остались только противоречивые чувства, которые не могли между собой поделить меня. И все же любопытство выиграло эту борьбу.

Я медленно, трясясь от страха, повернул голову. Там, за моей спиной мне удалось рассмотреть желтые злобные глаза, огромную открытую пасть с острыми клыками из которой на траву падала липкая тягучая слюна. Она стала приближаться ко мне, стараясь вцепиться в горло. Я истошно закричал и проснулся.

Открыв глаза, я над собой увидел маму. Она с беспокойством щупала мой лоб и спрашивала:

- Сыночек, что с тобой? Ты заболел?

- Мам, мне страшно, - прошептал я, прижимаясь к ее груди.

- Уведите детей из квартиры! - сказала одна из бабушек, которая отпевала прабабушку. - Им здесь не место!

На следующий день я ночевал у друга, потом еще один день. И каждую ночь мне снилась прабабушка Акулина, которая желала, что бы я сорвал в лесу аленький цветочек, но каждый раз мне это сделать не удавалось. Постоянно что-то мешало, то кошмарные чудовища, то еще что-нибудь, словно какая-то непонятная сила не хотела, чтобы я исполнил волю своей любимой прабабушки.

Когда же прабабушку Акулину похоронили, на кладбище я не пошел, мои кошмары закончились.


***


Посыпав заранее приготовленным песком исписанную страницу, где поправил несколько строк написанных мной десять лет назад, я засунул в чернильницу гусиное перо, потом встал, потянулся до хруста в суставах и направился на кухню. Там подогрел воду в электрическом чайнике, сделал себе кофе. С горячим ароматным напитком я вернул к столу, что бы продолжить свои записи.


Сколько мне выпало мучений, пока я научился пользоваться пером и чернилами. Вначале у меня получались жирные буквы, скачущие то вверх, то вниз, да еще к тому же густо приправленные кляксами. Просто ужас! Но как говорится: терпение и труд - все перетрут, так получилось и у меня. В первую очередь я избавился от клякс, потом уж научился писать ровно, тонким подчерком.

Странным все это кажется в наш продвинутый век, где вскоре совсем забудут о шариковых ручках, перейдя чисто на компьютерный шрифт, что тогда говорить о чернилах и перьях. Я тоже так раньше думал, пока не столкнулся с одной проблемой.

Когда мне в руки по наследству досталась книга 'Хроника стражей тайных дорог', где предстояло мне собственноручно описать свои похождения, я взялся за шариковую ручку и попробовал вывести хоть одну букву - ничего не вышло, стержень не желал выполнять свою работу, словно лист бумаги был натерт воском. Тогда мне вздумалось все напечатать на компьютере, а потом текст с помощью сканера перенести в книгу. Результат аналогичный - то бишь, ничего не вышло. Как и говорил мне дядя Прохор, в книге можно писать только чернилами и только гусиным пером, а ни каким-то там навороченным 'Паркером'. Вот и пришлось учиться пользовать старыми, всеми забытыми письменными принадлежностями.

Когда я впервые взял в руки эту книгу? Как сейчас помню: тогда мне было пятнадцать лет, а моему брату десять. Лучше бы она пропала в мои руки намного раньше, а еще лучше, что бы о ней я не знал никогда. Тогда с уверенностью можно сказать, что вся моя жизнь и жизнь моего брата сложилась бы по-другому, без страха за себя, за своих родных, без охоты на злобных тварей, которые с темной стороны приходят в наш мир по тайным дорогам. Стоит одной из них затеряться среди толпы людей - жди большой беды. И я с братом не позволял тварям пересечь невидимую человеческим глазом границу между нашими мирами, когда же нам не удавалось, ловил и уничтожал. До сего времени мы выходили победителями в этой битве, может нам везло, может и правда, мы набрались опыта в этом деле у своего дяди, но в любой момент все может измениться, тогда, когда противник попадется не по зубам. Правда в двадцать пять лет не хочется верить в плохое, хочется надеяться, что все будет как прежде хорошо.


Я взял перо, осторожно стряхнул лишние чернила и начал вспоминать, с чего все началось.

Тогда, после похорон прабабушки Акулины, мне казалось, что все закончилось, во всяком случае, это можно было сказать про мучающие меня по ночам кошмары. Они прекратились, а вот про остальное - остальное мне еще предстояло испытать на собственной шкуре.

Ах, добрая бабушка Анастасия, почему ты оберегала меня от этого, почему до последнего момента не давала прабабушке Акулине раскрыться передо мной, что бы я знал, с чем мне предстоит в дальнейшем столкнуться. Если бы она позволила мне раньше времени узнать обо всем, возможно, тогда все сложилось бы по другому, и мне с братом удалось избежать множества неоправданных ошибок. Но этого не произошло. Потом бабушка оправдывалась, говорила, что хотела уберечь нас от незавидной участи: быть стражем тайных дорог трудно и опасно, после говорила, что ждала, когда мне исполнится восемнадцать лет: только тогда в нашем роде у мужчины дар видеть границу миров набирал полную силу.

Мне же с тварями впервые пришлось столкнуться десять лет назад, тогда я справил пятнадцатилетие, тогда же, бабушка Анастасия вложила в мои руки тяжелую толстую книгу в кожаном переплете, она на половину была заполнена тонким ровным подчерком. Я еще спросил:

- Баб, кто это написал?

- Твоя покойная прабабушка, - ответила она мне.

- Но она же была безграмотной! - удивился я. - Ты сама об этом всем говорила! Да и сам я видел, как она место подписи крестик ставила!

- Когда ты прочтешь книгу, тогда поймешь, почему я всем говорила не полную правду, - сказала бабушка Анастасия.

Я прочел и понял, но об этом позже, а теперь пора продолжить свое повествование.

С чего же все началось?

Ах, да, все началось с заброшенного кладбища, на которое я с друзьями направился среди ночи.




Глава первая.

Загородный особняк.



Затрезвонил мобильный телефон. Оторвавшись от своей рукописи, я посмотрел на высвеченный номер, звонил мой родной брат. Странно, я сегодня с ним о встрече не договаривался. Неужели появилось какое-то срочное дело?

- Привет, Роб, - нажав на кнопку соединения, произнес я.

- Собирайся, у нас появилось срочное дело, - место приветствия ответил Роберт.

- Куда подъезжать? - сразу отозвался я, зная, что брат по пустякам тревожить меня не будет.

- Направляйся ко мне, - пояснил брат, - здесь я тебе все объясню.

- Жди, скоро буду.

Но все же, что случилось? Опять открылась тайная тропа? Нет, если бы такое произошло, я это давно уж это почувствовал. Значит, что-то другое.

Сборы не затянулись. Я был одет, так что мне осталось натянуть кроссовки, взять ключи от автомобиля и направиться по знакомому адресу. Что было и проделано.

Хотя сегодня был рабочий день, дороги на удивление оказались не сильно загружены, так что на путь у меня ушло всего лишь двадцать пять минут. Потом я подкатил к элитному пятиэтажному дому, где проживал мой брат. Он меня уже поджидал возле своей старой черной 'Волги' ГАЗ 24, стоявшей у подъезда.

Я ему уже все уши прожужжал, советуя поменять автомобиль на более новую модель, но он не соглашался, ссылаясь на то, что эта рухлядь намного надежней более новых машин напичканных под не хочу разной ненужной электроникой. К тому же 'Волга' брату досталась от нашего дяди Прохора в подарок на день рождение, когда тому исполнилось восемнадцать лет.

- Привет, братишка, - поздоровался Роберт, завидев меня.

- Привет, - ответил я, подойдя к нему и пожав крепкую руку. После прохлады салона автомобиля, где стоял климат-контроль, меня, обхватила неприятная духота летнего дня. - Поедем на моей машине или на твоей?

- На моей, - отозвался брат.

- А может, все же на моей машине поедем? - на всякий случай переспросил я. - У меня там климат-контроль стоит. А на твоей колымаге опять всю дорогу париться придется.

- Поедем на моей, - уперся брат.

- Ладно, - сдался я, - на твоей, значит, на твоей.

Стоило мне забраться в салон автомобиля, как я сразу же покрылся липкими капельками пота, которые намочили мою футболку под мышками и на спине, оставляя там темные расплывчатые пятна, словно находился в хорошо пропаренной кабинке сауны.

- Ты хоть бы перекрасил ее в белый цвет, все не так нагревалась бы машина, - недовольно я проворчал.

- Не богохульствуй! - притворно обижено воскликнул Роберт, поворачивая в замке зажигания ключ. - Это же классика, которая обязательно должна быть черного цвета. За таким раритетом вскоре знатоки толпами гоняться будут, а ты говоришь - перекрась в белый цвет.

Машина медленно тронулась, выехав на проезжую часть, набрала скорость. В окно подул ветерок, но он не приносил прохлады, наоборот, сушил, как фен. Одно хорошо, подумалось мне, хоть футболка немного просохнет.

- Так что за срочность? - поинтересовался я. - Открылась тропа? Тогда почему я этого не почувствовал?

- Нет, ничего не открылось, - ответил брат, включая магнитолу.

Из динамиков загрохотал рок, который старательно перекрикивал Юрок Клинских:


С наступлением ночи зажглись адские костры,

Наточите свои мечи, ножи и топоры,

Трупы встали из могил, они жаждут убивать,

Запах смерти все покрыл, пришло время воевать.


- Тогда что? - пришлось немного поднапрячь свои голосовые связки, чтобы быть услышанным.

- Ко мне обратился за помощью один очень влиятельный человек, - пояснил в такой же тональности Роберт.

- И что ему нужно, этому очень влиятельному человеку?

- Найти один весьма необычный артефакт.

- Значит, мы теперь заделались в расхитителей гробниц?

- Типа того, - ответил брат, останавливая автомобиль на перекрестке, возле светофора, мигающего зеленым светом, который через мгновение сменился на желтый свет. В таких обыденных ситуациях, Роберт предпочитал соблюдать правила дорожного движения, а вот водитель 'бешеной табуретки', так по простому мы называем 'Оку', думал иначе. Он смело пролетел через перекресток, при этом чуть не встретился со своим большим братом - 'КамАЗом' с прицепной груженой фурой, который тоже рискнул проскочить перекресток на желтый свет. Если бы это произошло, то картина была бы еще та. Представьте кита залезающего на каракатицу, здесь как раз такой случай, залезет и даже не заметит, подумав, что переехал 'лежачий полицейский'.



Позади нас послышался истерический свист тормозов. По всей видимости, кто-то едва пытался затормозить, чтобы не въехать нам в зад, потом последовал легкий толчок. Не успели. Я посмотрел в боковое зеркало. Практически вплотную к заднему капоту нашей старенькой 'Волги' стоял новенький, черного цвета 'Mercedes GL Range Rover'. Из кабины чуда немецкого Автопрома, невзирая на то, что тот находятся на проезжей части дороги, выбрались два крупногабаритных бритоголовых нервных братка. Они были одеты в бежевые шелковые рубашки с коротким рукавом, серые льняные штаны и дорогие кожаные мокасины. Один, что на голову повыше, держал в руке бейсбольную биту, другой, пониже ростом, доставал из кобуры 'травмат'. Ну, да, мать твою, а как же иначе. Они считают - кто сильней, тот и прав, вот и действуют, как два неандертальца, совершено не заботясь о последствиях.

Подошли с водительского бока. Тот, что пониже, играя 'травматом', наклонился в открытое окно, упершись рукой на крышу автомобиля, другой стоял рядом, демонстративно постукивая бейсбольной битой по открытой ладони.

- Я вашу маму... - что хотел сказать браток про нашу маму, мы так и не узнали, потому что он резко заглох, округлив до безобразия свои наглые глазенки, и как-то сразу сдулся, как дырявый надувной шарик. Ему в лоб уперлись два ствола от 'Хаудах', который ловко достал мой брат из-под водительского сиденья, после чего послышались сухие щелчки взведенных курков.

'Хаудах' - давняя мечта Роберта. Как только он впервые увидел этот дробовик у нашего дяди, то просто загорелся его приобрести. Но как-то не получалось. Вот только полгода назад брату подвернулся случай заполучить, то, что ему так сильно хотелось и он теперь с 'Хаудах' совсем не расставался, держа постоянно дробовик под рукой.

- Ты что, мил человек, на кладбище торопишься? - спокойно так, с милой улыбкой на губах, поинтересовался Роберт, вдавливая стволы в лоб придурка.

Любил мой братец вот в таких случаях прикинуться деревенским простачком, я имею виду его говор, но от этого он не становился добродушным, наоборот, еще больше нагонял страха вот на таких идиотов, как эти два накаченных до безобразия братка. Ну, да, им же в голову не могло придти, что на первый взгляд в неказистой машине могут оказаться парни намного круче, чем они.

- Мы это... хотели деньги вам дать... вот, - проблеял браток, залезая в задний карман, достал оттуда кожаный лопатник, открыл его и вытащил, не глядя, из него с десяток сотенных баксов. - Вот держите... так сказать... за моральный ущерб.

- Благодарствую, мил человек, - Роберт забрал протянутые деньги, но дробовик не торопился убирать. - А зачем 'травмат' вытащил?

- Так я думал, - браток нервно сглотнул, - вы отказываться от денег будете, вот решил силком заставить.

- Ты, мил человек, плохо про нас не думай, мы от денег не отказываемся, - сказал Роберт, - но в следующий раз будь попроще и народ к тебе потянется. Ты понял меня, мил человек?

- Да, да, понял! - затараторил браток.

- Вот и умница, - добродушно произнес Роберт. - Ну что замер, как циркуль в перпендикулярном положении? Иди с богом, нам по делам торопиться надо.

Браток с облегчением выдохнул, и вместе со своим приятелем посеменил к 'Mercedes GL Range Rover'.

- Нервные нынче пошли водители, - сделал вывод мой брат, пряча дробовик на место. К этому времени уже успел зажечься зеленый свет на светофоре, и Роберт погнал автомобиль дальше.

- Ты что, на самом деле его мог применить? - поинтересовался я у брата, указывая взглядом под сидение брата.

- Он даже не заряжен, - усмехнулся Роберт, - Но те придурки об этом не знали. Верно?

- Верно, - усмехнулся я и перешел к более актуальной теме:

- Что такого особенного в этом артефакте?

- Пока не знаю, но чует мое сердце, что зря мы время не потеряем.

- Ты хочешь сказать - эта вещица, за которой стоит поохотиться?

- Да, стоит. Если это то, о чем я думаю, то нужно ее найти и уничтожить. Но более подробно обо всем мы узнаем чуть позже, когда побеседуем с одним очень влиятельным человеком, который нас уже ждет.

- Если это не пустышка, - намекнул я на артефакт.

- Верно, если это не пустышка, - согласился со мной Роберт. - Да, чуть не забыл тебе сказать, на данный момент мы с тобой 'черные копатели', во всяком случае, так я нас представил одному очень влиятельному человеку.

- Ты уже об этом намекал, - напомнил я.

- Точно, - вспомнил мой брат, после чего добавил, - это все от волнения.

- Не нравится мне все это, - вздохнул я, ощущая внутри себя, ноющие позывы тревоги, которые нередко предвещали наступление тяжелых дней, полных тревог.

Петляя по городским улицам, мы выбрались на берег Волги. Там стоял высокий забор с колючей проволокой и ворота в них, где находился закрытый шлагбаум, а за ним виднелись крыши особняков.

Странный контраст получался, кругом убогие старые дома, где проживают обычные трудяги, а тут, недалеко от них, ухоженные особняки, как со страниц модного глянцевого журнала.

Помню, еще в детстве, построил себе один браконьер большой двухэтажный дом с фонтаном во дворе, с гипсовыми фигурами. Так его потом поймали за руку, посадили в тюрягу и расстреляли, как расхитителя народного добра в крупных размерах, в назидание другим жуликам, а сам дом отдали ветеринарной лечебнице. Теперь же воруют и не боятся, строят хоромы, которые покруче, чем у голливудских звезд будут. Потому что наступили такие времена, когда чем больше украдешь, тем тебя больше уважать станут, да еще в пример другим ставить, мол; вон смотри какой предприимчивый человек, старайся быть таким. Но нам сейчас было плевать с большой колокольни на все это, воруют, ну и пусть воруют, ведь мы сами не такие белые и пушистые, как кажется на первый взгляд, ведь и нам иногда приходится переступить через закон. Так что пусть кто-нибудь другой занимается этими нуворишами, а нам своих 'плохих парней' хватает, число которых легион.

Возле шлагбаума двое охранников у нас проверили документы и без лишних вопросов пропустили, указав нужный маршрут, так что дальше без блужданий мы подъехали к нужному особняку, обнесенному высокой кирпичной стеной, которая сверху была покрыта колючей проволокой, к тому же везде виднелись подвижные глазки камер наблюдения. Ну, прямо неприступная цитадель! Вот только, интересно, от кого они здесь защищаться собираются?

Бдительные секьюрити возле раздвижных ворот еще раз проверили наши документы, после чего мы беспрепятственно въехали на территорию особняка, а когда въехали - охренели!

В первую очередь нас впечатлила площадь участка загородного домика этого очень влиятельного человека, она составляла приблизительно один гектар. Брусчатая широкая дорога, ведущая по кольцу к скромному трехэтажному жилищу сравнимому размерами с огромный ДК, куда мы в детстве ходили смотреть кино, но скорее всего больше, с парадной мраморной лестницей, с колоннами на входе. С правой стороны, недалеко от дома находился широкий гараж, машин так на восемь-десять, а немного дальше, двухэтажный гостевой дом. А уж длинное жилище для персонала обслуги, всего в один этаж, вообще здесь смотрелось сиротским.

Как тут не вспомнить Борьку-козла, который так отчаянно боролся с привилегиями коммунистической номенклатуры. А как же, ведь стакан томатного сока в буфете ЦК стоил всего лишь шесть копеек, тогда, как в буфетах для простых граждан этот же стакан стоил аж десять копеек! У них же были госдачи, прикрепленные к должности! У них же в спец поликлиниках нет очередей! И вообще они сволочи, ездят на черных служебных 'Волгах'!

Конечно, это подло иметь такие привилегии, нужно от них избавиться.

Избавились от этих крох, зато поимели намного больше, чем было, вот как этот загородный домик, который можно по наследству передать. Или как личные яхты, самолеты, целый парк дорогостоящих автомобилей. Завтраки, привезенные из-за границы за умопомрачительную сумму денег, на которую можно прокормить небольшой поселок городского типа. А народ что, народ промолчит, даже если услышат про себя не очень лестные речи. А такие были. Вам пример? Пожалуйста:

'Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок', - слова рыжего отца приватизации, пустившего по миру жителей пол страны.

'России мешают русские', - вот даже как заявил очкастый сукин сын, занимающий не последнюю должность в профсоюзе. Конечно, зачем они нужны, когда их можно заменить таджиками. А русские пусть валят заграницу, здесь их никто не держит.

'Россия как государство русских не имеет исторической перспективы', - резюмировал ныне покойный розовощекий поросенок, позорящий своими действиями славную родовую фамилию.

'А кто такие были славяне? Это варвары, люди, говорящие на непонятном языке, это люди второго сорта, это почти звери', - так считает православная церковь.

Еще привести примеры? Могу, но не буду, потому что, как я говорил выше, это не наше дело. Пусть этим беспределом кто-то другой занимается, а нам своих проблем хватает, как например - спасать мир от темных тварей.

Тем временем мы подъехали к парадной лестнице, где нас встретила новая партия секьюрити. Они провели меня с Робертом через просторный холл, потом вошли в каминный зал, камин там стоял не декоративный - настоящий, украшенный панно в виде пейзажного рисунка, где было изображена кудрявая береза на фоне лазурного неба. Оттуда по винтовой лестнице с коваными перилами поднялись на второй этаж, прошли, коридорчик с видом на камин, там, на стене висела картина Айвазовского 'Прощание', и я не удивлюсь, если она окажется не репродукцией, а подлинником. По бокам картины висели зажженные бра, под ними, широкий мягкий диван, а возле него низкий стол с вазой, где лежали вперемешку разные фрукты. Прошли дальше по коридору мимо нескольких массивных дверей с медными, начищенными до блеска ручками, подошли к следующей двери, как раз там находился кабинет хозяина особняка.

Нас уже ждали. Вежливо поздоровались, усадили в мягкие кожаные кресла и предложили апельсиновый сок, который был разлит по высоким стеклянным стаканам. Напротив нас, за широким письменным столом, находился сам Анатолий Эдуардович Пельцер.

Кого мы ожидали увидеть? Такого розовощекого джентльмена, которых называют 'кровь с молоком', если учесть, по разговорам, ему около полтинника, то с полированной розовой лысиной посреди кудрявых остатков волос, с глубокими морщинами, разломившими пополам лоб, как Гранд Каньон плато Колорадо и непременно в очках с толстыми линзами.

И мы совершено ошиблись. Анатолий Эдуардович был плотного сложения, но без грамма лишнего веса, на щеках загар, возможно искусственный - в солярии, на голове стильная прическа, без намеков выпадения волос, крупный волевой подбородок, картошкой нос и маленькие щелочки под черными бровями, где прятались серые пронзительные глаза, без признаков близорукости и никаких морщин. Сейчас что, ботоксом обкалываться в моде?

Возле него с одной стороны на стуле сидел небольшого роста старичок с окладистой бородой и слегка взлохмаченными темными волосами, где местами проблескивала седина. Его, хозяин дома представил, как доктора исторических наук, звали же незнакомца - Самуил Аркадиевич Штонда. С другой стороны находился плотного, спортивного сложения мужчина, лет сорока с коротко стрижеными волосами. Он был одет в приличный дорогой костюм, а под мышкой виднелась небольшая выпуклость. Так, понятно, скорее всего, это начальник службы безопасности собственной персоной. Во всяком случае, мне с Робертом приходилось только гадать, потому что хозяин особняка не представил нам этого мужчину.

- Так, господа, если церемония приличия соблюдена и все знакомы, я предоставляю слово нашему дорогому доктору, - заявил Анатолий Эдуардович, - он пояснит, по какой причине вы были приглашены на эту встречу.

Самуил Аркадиевич прокашлялся, выпил пол бокала сока и только после этого начал говорить:

- Египетские и Кушитские владыки придерживались мнения, что имеют прямое божественное происхождение. Легенда гласит - Амон под видом фараона посещал покои цариц, после чего те беременели. Когда же рождался наследник, царица представляла его царю как сына Божьего. Считалось, что великие богини были приемными матерями ребенка. Красивая легенда, говорящая об амбициозном характере тех далеких правителей, но всего лишь легенда.

Так считалось до тех пор, пока в мои руки не попал один интересный пергамент. Расшифровав его, я узнал очень интересные вещи, о которых до сих пор никто не знал, - начал с вступления Самуил Аркадиевич постоянно поправляя очки в роговой оправе, которые так и норовили съехать на кончик его носа. - Там говорится о жреце Бакенсете, который почитал кровожадного Сета. Он искренне верил, что только сын его главного бога сможет покорить весь мир. Но, ни одна из цариц не захочет зачать от Сета, полагая его порождением зла, нет, они считали, что их лоно предназначено только для солнечного Амона.

Тогда жрец Бакенсет решил всеми правдами и неправдами добиться своего.

В первую очередь он тайно подделал расчеты жрецов Амона, которые по расположению звезд назначали срок, когда надлежит царицу привести в храм Муты для соития с солнцеликим, потому что только в определенное время открываются его чертоги, и он оттуда выходит к людям. Теперь, после фальсификации, долгожданный бараноголовый бог не сможет появиться у ложа правительницы.

Осталось самое сложное дело. Бакенсету предстояло в назначенный срок, тогда, когда царицу приведут в храм Муты, всех там усыпить, после чего через чертоги Амона вызвать своего хозяина - Сета, что бы тот, воспользовавшись беспомощностью правительницы, смог зачать сына, который станет властелином мира.

И вот подошло время таинства.

Царица, одетая как для новобрачной ночи, в сопровождении жрецов Амона, один из которых нес в руках небольшую пирамиду, исчерченную тайными письменами, направилась в храм Муты, впадающий глубоко в гору Джебель-Баркал. Там, внутри, уже было приготовлено ложе осыпанное лепестками роз, высокий постамент для обители Амона и черная курица для жертвоприношения.

Царица величественно подошла к ложу, скинула с себя одеяния и возлегла, ожидая прихода солнечного бога. Жрецы же начали приготовления к ритуалу.

В это время пещера начала наполняться дурманящим куреньем, от которого все присутствующие погрузились в глубокий сон.

Выждав, когда сонный дым рассеется, там появился Бакенсет вместе со своими сподвижниками. Они не теряя время даром, начали готовиться к приходу Сета. Для этого им нужно было сложить грани пирамиды в нужный рисунок, принести в жертву белого барана и прочитать заклинание вызова, только тогда перед ними появится ослиноголовый бог и возляжет рядом с царицей на мягком ароматном ложе.

Когда уже практически все было готово к приходу Сета, в храме появился царь в сопровождении свиты. Ему тайком хотелось узреть, как бог Амон появляется в их мире, но место этого перед ним явилась совсем другая картина - крепко спящая царевна, жрецы, лежащие прямо на каменном полу в разных неудобных позах и ненавистный Бакенсет со своими подвижниками что - то торопливо творящий.

Царь, придя в себя от изумления, приказал свите схватить изменников. Те, вытащив острые мечи, набросились на ненавистных жрецов.

Завязалась кровавая схватка. Жрецов было меньше, чем нападающих, но они дрались как свирепые львы, закрывая собой Бакенсета, и все же, силы оказались не равны. Вскоре последователи Сета лежали на каменном полу, истекая кровью. Сам же Бакенсет, прихватив с собой обитель Амона, укрылся от гнева царя в своем храме.

Правда, недолго он там скрывался. Воины царя нашли Бакенсета и жестоко казнили. После чего они обыскали весь храм Сета, но найти обитель Амона так и не смогли. Бакенсет успел надежно его спрятать в тайной комнате, за толстыми раздвижными стенами с начертанными страшными заклятиями. Он надеялся, что возродившись, сумеет вызвать бога Сета и вместе с ним покорить весь мир.


Самуил Аркадиевич замолчал, жадно приложившись к стакану с соком. Ну, да, после такой длиной речи, по любому пересохнет в глотке.

- Это что, очередной сценарий для Брендана Фрэйзера? - спросил Роберт, не понимая к чему все эти россказни. - Тогда вы обратились не по адресу. Школа актерского мастерства находится совсем в другом месте.

- Дорогие мои, Кирилл и Роберт, - место ответа произнес хозяин загородного дома, - если сможете, ответьте на один мой вопрос.

- На какой вопрос? - заинтересовался мой брат.

- Что больше всего боится состоятельный человек? - спросил Анатолий Эдуардович, пристально уставившись на нас.

- Потерять все свое состояние? - предположил Роберт.

- Нет, не верно, - произнес хозяин загородного дома. - Это просто не возможно потому, что все наши активы разделены на множество частей и находятся не только к нашей стране, но и зарубежным. Так что банкротство нам не грозит. Самое страшное для нас - это смерть, потому что, попав туда, в загробный мир, мы не сможем прихватить с собой все свои вложения. А что нас там ждет? Об этом никто не знает. Поэтому многие из состоятельных людей делают огромные вложения в исследовательские институты, где ищут лекарство от старости. Пока результаты нас не радуют, но кто его знает, может завтра или послезавтра оно будет готово. Кроме того, многие, такие же, как я, ищут различные таинственные артефакты, которые возможно помогут нам в этих изысканиях.

- Как это банально, - не преминул приметить я.

- Что именно? - спросил меня Анатолий Эдуардович.

- Бессмертие, - был мой ответ. - Вы только подумайте, жизнь, помноженная на бесконечность, она, когда-нибудь может надоесть.

- Об этом трудно судить, не имея лекарства от старости, - изобразив улыбку кончиками губ, произнес хозяин загородного дома. - И если с бессмысленными дебатами мы покончили, то с вашего позволения я продолжу.

Мы, молча, кивнули головой, соглашаясь с ним.

- Так вот, - продолжил Анатолий Эдуардович, - моим людям, под чутким руководством уважаемого Самуила Аркадиевича, удалось обнаружить храм Сета, где был спрятан чертог Амона. Но, к моему сожалению, сам артефакт найти не удалось. Ваша задача: приехать на место и найти чертог Амона, за очень хорошее вознаграждение. Если вы готовы взяться за этот контракт, то перейдем к финансовым вопросам.

- С оплатой мы определимся после разговора, - сказал Роберт, - а сейчас я хотел вам задать парочку вопросов.

- Какие? - спросил Анатолий Эдуардович.

- Куда нам предстоит ехать? - задал вопрос мой брат.

- В Африку, к горе Джебель-Баркал, там мои люди ведут раскопки, - ответил хозяин загородного дома.

- Зачем вам артефакт? - был таков второй вопрос. - Не думаете же, вы, что с помощью чертогов Амона вам удастся раскрыть секрет бессмертия.

- Нет, к самому бессмертию он никакого отношения не имеет, - честно признался Анатолий Эдуардович. - Но в тоже время, судя по записям на пергаменте, можно сделать вывод, что артефакт является порталом между мирами.

- Типа Звездных Врат? - усмехнулся я.

- Каких врат? - не понял моего сарказма Анатолий Эдуардович.

- Мой брат вспомнил сериал 'Звездные Врата', - пояснил Роберт. - Там, бравые америкосы, с помощью этого портала разгуливали по другим галактикам и звездным системам, круша врага направо и налево.

- Возможно, чертог Амона аналогичен 'Звездным Вратам', - согласился хозяин загородного дома, - вот только он, по моему мнению, может перемещать только одного человека и еще неизвестно - куда и откуда. Может быть между звездными системами, населенными более развитыми с научно - технической стороны гуманоидами, а возможно, это дорога в параллельный мир. Как бы то ни было, вначале нужно заполучить артефакт, и только потом, разобравшись с ним, увидеть, куда нас приведет чертог Амона. Так вы согласны взяться за этот контракт?

- Да, согласны, - ответил Роберт, переглянувшись со мной.

Я кивком головы одобрил его решение. Кто его знает, возможно, это пустышка, но если артефакт на самом деле является порталом, то руками непросвещенного человека он может натворить много бед. Значит, его нужно найти и уничтожить, как говорится, от греха подальше.

- Тогда приступим к финансовым вопросам, - с немалым облегчением произнес Анатолий Эдуардович.

- Приступим, - с облегчением вздохнули мы. В ближайшее время нас ждала работа, к которой мы уже давно привыкли.

Переговоры шли долго; кое-что мы отстаивали до хрипоты, кое-где нам пришлось идти на уступки, иногда мы соглашались с предложением Анатолия Эдуардовича, и он изредка признавал нашу правоту. Но такое взаимопонимание было, скорее всего, исключением, а не постоянным вектором в наших деловых дебатах. В конце концов, чуть ли разругавшись в пух и прах, нам удалось друг с другом договориться. Мы пожали руки и удалились из особняка.

Уже находясь в автомобиле Роберта, я пытался дозвониться до дяди Прохора, но почему-то постоянно слышал один и тот, же ответ; извините, абонент находится не в зоне действия сети.




Заброшенное кладбище.



'Я шел по широкому арочному коридору, освещенному зажженными факелами. Следом за мной шла светловолосая девушка, одетая в белое длинное кружевное платье, которое не скрывало, а выделяло ее божественную стать и подчеркивало ангельское личико. Рядом с ней ковыляла сгорбленная старуха, облаченная во все черное, с низким капюшоном, скрывающим ее лик.

Мы вышли к широкой лестнице, поднялись по ней. Дальше наш путь лежал через просторную залу, украшенную высокими зеркалами и свисающей с потолка огромной хрустальной люстрой, где находилось множество горящих свечей. Миновав огромное помещение, я открыл дверь и вошел в спальную комнату.

- Мы прибыли, мой господин, - проскрипела старческим голосом старуха.

Я огляделся. В просторной спальне стояла широкая двухместная кровать с высокой резной деревянной спинкой, а над ней по бокам свисал прозрачный балдахин, который сейчас был убран. Возле одной из стен стояло зеркало и секретер, возле другой - деревянное кресло. Окон в спальне не было, место них был выход на широкий каменный балкон, закрытый добротной дверью, наверху которой виднелся круглый вырез, заделанный прозрачным желтым стеклом.

Будучи здесь впервые я подсознательно ощущал, что когда-то, но когда именно - не помню, мне приходилось здесь быть. Я здесь уже делал, то, что мне предстояло сделать. Вот только в те разы у меня все вышло или нет, того не помню. Скорее всего, нет, поэтому я здесь.

Стоя возле входной двухстворчатой двери, я наблюдал, как старуха подошла к кровати, заключенной в пентаграмму, начерченную на полу, и начала с нее снимать шелковое покрывало, поправила большую пуховую подушку, отдернула в сторону теплое одеяло, после чего отошла в сторону.

Девушка в белом платье подошла ко мне, сняла с шеи небольшой серебряный ключик, висевший на тонкой золотой цепочке, и со словами передала его:

- Все готово, мой господин, пора приступать.

Я принял ключик с вычурной бороздкой, продолжая стоять на месте.

'Пора приступать, - подумалось мне. - И что же я прошлый раз делал?'

- Мой господин, пора начинать! - поторопила меня старуха. - Скоро взойдет полная луна!

'Кажется, нужно найти в изголовье кровати замочную щель', - неожиданно всплыло в моей памяти.

- Мой господин, нам стоит поторопиться! - продолжала скрипеть старуха.

Вспомнив, что нужно делать, я подошел к изголовью кровати, присел и начал искать замочную щель. Тут мое внимание, привлекло какое-то движение с обратной стороны высокой спинки просторного ложа. Я с замиранием сердца заглянул туда.

Из-под кровати вылезло, какое-то отвратное существо размером с большую ящерицу. У него было вытянутое чешуйчатое тело с перепончатыми крыльями, сложенными по бокам, длинная подвижная шея и плоская морда с ушами, как у летучей мыши. Существо, перебирая короткими когтистыми лапками, посмотрело на меня немигающим взглядом, прошипело, показав несколько раз длинный раздвоенный язык и вильнув хвостом, вновь скрылось под кроватью.

Я невольно отшатнулся в сторону от такого кошмарного видения.

'Что это за тварь такая? Откуда она взялась? - лихорадочно крутилось в моей голове. - И почему мне кажется, что ее я когда-то видел?'

- Мой господин! - голос девушки вывел меня из растерянности.

Да, верно, пора начинать.

Я начал шарить по деревянному изголовью кровати, в поисках замочной щели. Она обнаружилась сбоку. Я взял ключ, начал его вставлять в замок. Вначале у меня ничего не получалось, словно зубцы бороздки были от другого запора, потом дело пошло на лад. Ключ с тихим шипением вошел в замочную щель.

Сразу сбоку кровати из массивного каркаса выдвинулась деревянная планка, на которой крепился небольшой серебряный обруч с начертанными непонятными символами на его внешней стороне. Я подошел к нему.

Если судить по его размеру, туда мог войти только мизинец. А что дальше? Вдруг, засунув в обруч палец, я лишусь его? Нет, не должен. Я уже когда-то проделывал это и все мои пальцы на месте. Значит, с мизинцем ничего не случится. Но все равно мне не хотелось в обруч засовывать палец.

- Мой господин, полнолунье! - выкрикнула старуха.

Да, взошла полная луна. Ее свет проник сквозь круглое оконце и, превратившись в тонкий луч, упал на серебряный обруч, который начал наливаться ярким огнем.

Тут я понял, нужно решаться, сделать то, что мне предначертано и только тогда передо мной откроется тайна, которая до сих пор будоражит мой разум.

Присел на край кровати, прислонившись спиной к высокой деревянной спинке, засунул мизинец в обруч, который сразу намертво сжал мой палец. И тут я понял, что совершил ошибку. Мизинец нужно было вставить ладонью верх, а не вниз, как было сделано. Я попробовал исправить содеянное мной. Бесполезно. Палец был зажат слишком туго - не провернешь.

Тем временем из обруча вылез небольшой острый шип. Он беспощадно проколол мою плоть. Я невольно вскрикнул от боли. Шип задел кость и мне казалось, что тонкая иголка скребет по ней, стараясь пронзить ее насквозь. Из открытой раны показалась капелька алой крови. Она медленно потекла к кончику пальца и упала вниз. За первой каплей показалась вторая, третья, четвертая, потом кровь потекла небольшим ручейком.

Я посмотрел вниз. Возле кровати из пола вылезла деревянная чаша, она наполнялась моей кровью. Я ждал, когда же она наполнится до краев, но этого не происходило, словно сосуд был бездонным.

Кровь в чаше забурлила, покрывшись лопающимися пузырями, над ней начал появляться белесый пар. И тут я понял: сейчас случится то, что все так долго ждали, включая и меня.

В этот момент из-под кровати шумно вывалилась человеческая рука, более похожая на конечность мумии. Она была совершено высохшей и обтянута серой неживой кожей. При падении рука задела чашу, пролив ее содержимое. Алая кровь, сочившая из меня, попала на серую кожу конечности. Та стала впитывать ее, как губка, всю до единой капли, обретать более живой цвет и обрастать плотью, наливаясь силой. И в следующее мгновение я заметил, как кисть зашевелилась, начала сжиматься в кулак и разжиматься, словно разминалась после онемения'.


Я стоял в толпе затихших одноклассников и рассказывал сон, который увидел накануне. Стоило мне дойти до момента, как мертвая рука зашевелилась - прозвучал звонок, означающий, что перемена закончилась и пора идти на следующий урок. Поэтому я замолчал.

- Кирилл, а что было дальше? - не выдержав, задал вопрос Юрка Никифоров.

- А дальше я проснулся, - ответил я, направляясь в класс.

- Ну-у-у, на самом интересном месте, - разочаровано произнес одноклассник. - Ты что, не мог еще чуточку поспать, что бы узнать, чем все закончится?

- Я и так чуть трусы не намочил, а ты еще чуточку, - проворчал я, садясь за парту.

- Это точно, после таких снов заикой можно стать, - согласился со мной Юрка, он сидел за соседней партой.

- Друзья, давай сегодня вечером сходим на кладбище, - предложил Толик Степанов, мой сосед по парте.

- Не, я не могу, - сразу отказался я.

- Ты что струсил? - усмехнулся Юрка.

- Нет, не струсил, просто нужно готовиться к контрольной по алгебре, - ответил я ему.

- Да успеешь ты приготовиться, мы же не сразу пойдем, а часов в десять вечера, - объяснил Толик.

- Это на ночь глядя, на заброшенное кладбище? - мне еще больше расхотелось туда идти. - И что вы там собираетесь делать?

- Там, возле памятника неизвестным солдатам, погибшим на войне, постоянно что-то оставляют, - напомнил Толик. - Может, деньжатами там разживемся. Ты помнишь, прошлый раз Степка там нашел десять рублей?

- Помню, - ответил я.

- Может и нам повезет, - уговаривал меня Толик.

- А как же контрольная? - еще раз напомнил я, надеясь, что мои друзья откажутся от своей затеи.

- Скажи, что струсил, а то разные отговорки придумываешь, - вновь поддел меня Юрка.

- Да не струсил я, - пришлось огрызнуться, потом немного подумал и согласился. - Ладно, пойдем. Кто с нами будет?

- Я, Юрка, ты и еще напросились Федька Самойлов с Витькой Шаповаловым, - перечислил Толик.

- И ты что, согласился с собой взять эту мелюзгу? - возмутился Юрка.

Федор с Виктором были всего на пару лет нас моложе, но в глазах нашего друга они казались еще слишком маленькими.

- Пару лишних фонариков не помешают, - ответил ему Толик.

- Ладно, пусть идут, - с неохотой согласился Юрка, после чего поставил свое условие:

- Но если мы найдем деньги, то я с ними делиться не обязан.

- Согласен, - вздохнул Толик, ему иногда была не по душе мелочность друга.

- Где собираемся? - поинтересовался я.

- В беседке, возле дома, на детской площадке, - сообщил Толик. - И фонарь не забудь.


В нашем небольшом городке не так много достопримечательностей - всего три. Первое - это полуразрушенный ликероводочный завод, стоящий на крутом берегу Волги, туда мы иногда бегали, запастись для своей коллекции разными этикетками от винно-водочных бутылок, которые были разбросаны повсюду. Второе - общественная свалка, куда свозили мусор со всех домов и близлежащий промышленных организаций. Это место для ребят было настоящим 'эльдорадо', настоящим сокровищем, с множеством нужных только для нас вещей. Третьим - заброшенное кладбище, возвышающееся на высоком бугре, и стоящее практически впритык к нашему городку. Как раз туда мы и направились в вечерних сумерках, освещая себе дорогу электрическими фонарями.

Заброшенный погост - мрачное место. Он встретил нас поскрипыванием скривившихся от времени крестов на неухоженных могилах, резким запахом полыни, росшей повсюду, шуршанием сухой травы под редкими порывами ветра, а также высоким кустарником репейника, который, словно оживший мертвец так и норовит схватить тебя за одежду своими цепкими колючими плодами. Вдобавок ко всему этому изредка раздавалось уханье невидимого сыча. От этих звуков у меня бежал мороз по коже, как от студеного зимнего ветерка. И полная луна, окруженная знакомыми скоплениями звезд, которая своим призрачным бледным светом создавала пугающие бесформенные тени вокруг нас. Откровенно говоря, немного жутковато мне было, но я изо всех сил старался крепиться, чтобы не показать свою робость друзьям.

Первым шел Толик. Он вел нас едва различимой тропой, которая успела зарасти высокой травой, постоянно виляя между неровными бугорками могил. Некоторые из них еще были огорожены ветхой оградкой, другие же вообще сравнялись по уровню с тропинкой и стали практически незаметными.

Нам предстояло пройти практически половину кладбища, чтобы добраться до искомого памятника, потому что тот находился посередине заброшенного погоста. Идти вперед, не останавливаясь, чтобы быстрей достигнуть цели, сделать задуманное и вернуться обратно назад к себе домой, в теплую постель, где можно с легкостью спрятаться под одеялом от щемящего чувства страха. Идти, минуя железные кресты, деревянные, поваленные на землю, качающиеся вкривь и вкось, издающие душераздирающий скрип, словно там, в могилах вдруг зашевелились упокоенные, и эти ожившие мертвецы стараются выбраться наружу, разгребая толстый слой песка и глины своими костлявыми руками, при этом заставляя судорожно шевелиться надгробные кресты. А может быть, они таким простым способом показывают нам - вы пришли в нашу вотчину, непрошеные гости, так что удите поскорей из нашей обители, пока мы не появились перед вашим взором.

- С дороги не сходите, - предостерег Толик, - некоторые из могил могут провалиться под вашим весом.

- Да брось ты, - бесшабашно заявил мелкий Витька, - где нужно, земля уже провалилась. Давай поспорим, что я напрямик вперед вас доберусь до памятника.

И не дожидаясь возражений, кинулся напропалую к середине кладбища.

- Вот придурок, - с досадой сплюнул Толик.

- Я же предупреждал, что ненужно было их брать, - с немалой толикой ехидства не преминул заметить Юрка, поглядывая в сторону Федора.

- Ладно, пошли, - сказал Толик, - будем надеяться, что с этим безмозглым придурком ничего не случиться.

И как накаркал. Впереди послышался шум обвала, потом короткий вскрик убежавшего вперед Витьки.

- Вот черт! - выругался Толик. - Кто-нибудь видел, в какой стороне он провалился?

- Кажется вон там, - показал Федор рукой немного левее направления тропы. - Последний раз там я видел отблеск от его фонарика.

- Пошли, - Толик двинулся в указанном направлении, - только внимательней смотрите под ноги.

- Теперь доставай его оттуда, - заворчал Юрка, последовав за товарищем, - когда достанем, получит от меня пару тумаков, придурок.

- Да ладно тебе, - решил я немного его успокоить, - со всяким такое могло случиться.

- Слушался бы старших, и такого не случилось бы, - проворчал в ответ Юрка.

Освещая перед собой дорогу, мы начали петлять между могил, стараясь не наступать на небольшие оплывшие от дождя и талых вод бугорки, лишенные оград, потому что никто из нас не хотел разделить участь незадачливого Витьки.

Во время поиска неприятные ощущения от кладбища меня немного отпустили, я перестал обращать внимание на противный скрип крестов, на выкрики сыча, меня сейчас более беспокоил наш друг, убежавший вперед - как бы с ним не случилось что-нибудь неприятное.

- Эй, вы где? - послышался голос Витьки.

Все ребята, включая и меня, бросились бежать в ту сторону, рыская яркими белыми кружками света от фонариков из стороны в сторону. Подбежали, увидели. Там немного в стороне от тропинки, по которой мы шли, образовалась небольшая дыра в земле.

- Вытащите меня отсюда! - крикнул Витька, его голос нам не показался испуганным, скорее он был обиженный, мол, вот, совсем позабыли обо мне.

Мы, осторожно пробуя ногами почву перед собой, стали медленно продвигаться к открывшемуся провалу. Все наши предосторожности оказались напрасными. Земля до самой дыры была твердой, как бетон и не собиралась проглатывать нас. По всей видимости, Витька случайно попал в одну единственную каверну, образовавшуюся в закопанной могиле, других к нашему счастью больше не было.

Мы столпились возле небольшой дыры, стали светить внутрь.

- Ничего себе! - невольно вырвалось у нас, когда мы увидели содержимое могилы.

Там внизу на глубине два с половиной метра, возле вполне живого и здорового Витьки, осыпанного с ног до головы сухой землей, лежал разломанный трухлявый гроб, в котором находился высохший от времени труп, походивший на мумию. Скелет женщины или старухи с жутковатым мертвым оскалом, был обтянут сморщенной бледной кожей, сам же череп с темными провалами место носа и глаз покрывался от затылка редкими седыми волосами, вытянутыми практически до самых колен. Ее костлявые пальцы рук, где с легкостью различались все имеющиеся фаланги, оканчивались огромными окостеневшими загнутыми ногтями, под которыми виднелась засохшая грязь, словно она до последнего момента пыталась разрыть могилу, но израсходовав все свои силы, смирилась с участью и задохнулась под тощей земли.

- Что замерли? - не понял Витька причины нашего удивления, ведь он смотрел вверх, а не себе под ноги. - Давайте, вытаскивайте меня отсюда!

Когда же ему не удалось добиться от нас подобающей реакции, наш младший друг проследил за бегающими вокруг себя лучами света и сразу увидел высохший труп, лежащий недалеко от него.

- Вот черт! - испугано воскликнул Витька, отпрыгнув в сторону неровной стены могилы. - Что это?

Но потом его страх перерос в любопытство. Найдя возле себя погашенный от падения фонарик, он пару раз ударил по нему ладонью, тот сразу зажегся, потом Витька медленно приблизился к высохшему трупу, присел на корточки и стал его рассматривать, иногда откидывая в сторону небольшие комья глины свободной рукой.

- Ты что там делаешь? - поинтересовался Юрка, наблюдая за его непонятными манипуляциями.

- Смотрю, может быть, какое-нибудь украшение найду, - объяснил Витька, продолжая шарить рукой вокруг трупа. Хоть он был и моложе нас, но мыслил здраво, ведь по нашим понятиям старые захоронения обязательно должны хранить в себе несметные сокровища в виде золотых или на худой конец, серебряных украшений.

- Если что-нибудь найдешь, все делим пополам! - сразу внес ясность прижимистый Юрка.

- Ладно, - согласился с ним Витька. - А вы пока найдите длинную палку, по которой я выберусь наружу.

Все побежали искать длинный шест, все кроме меня. Я остался стоять возле открывшейся дыры и во все глаза смотрел на высохший труп старухи, ощущая, как по спине побежали противные мурашки. Это была она! Та самая старуха из моих давнишних снов, про которые я уже успел забыть! Почему она? Несмотря на то, что по высохшему трупу нельзя на глаз определить возраст и прижизненные очертания лица, мне все равно казалось, что я смотрю на свой навязчивый кошмар, который долго преследовал меня в сновидениях.

К дыре подбежали ребята. Им не удалось найти длинную жердину, тогда они решили воспользоваться поваленным деревянным крестом, опустив его вниз.

- Давай, подымайся! - крикнул Юрка.

- Подожди, я, кажется, что-то нашел! - ответил Витька, поднимая с земли тусклое колечко.

- Что там? - поинтересовался Юрка. - Что-нибудь стоящее?

- Сейчас посмотрим, - проворчал Витька, потерев о штаны кольцо, и то сразу заблестело. - Кажись серебро!

Немного полюбовавшись им в сете фонарика, он решил его примерить на палец, а уж потом порыться вокруг, вдруг еще найдутся какие-нибудь украшения.

И тут меня словно током ударило! Я сразу вспомнил вчерашний сон про странный серебряный обруч, про то, чем сон закончился, и эти воспоминания наполнили мою душу тревогой. Мне хотелось крикнуть Витке:

'Выкинь кольцо!'

Потому что нутром чувствовал, что от него могут быть одни только неприятности, но не успел, тот уже насадил колечко на безымянный палец.

- Вот черт! - выкрикнул мой друг, тряхнув рукой.

- Что там у тебя? - спросил Толик.

- Хотел надеть кольцо на палец, да укололся обо что-то, - объяснил Витька, рыская лучом света вокруг себя.

- И что? - заволновался алчный Юрка.

- Оно слетело и куда-то укатилось, - ответил наш друг, засунув в рот пораненный палец, потом продолжил искать утерянное украшение.

Вот это мне совсем не понравилось. Я начал пристально всматриваться в труп старухи, ожидая, что он как в моем сне, сейчас начнет шевелиться. Но нет, к моему облегчению этого не происходило.

- Ну, так ищи его! - с досадой выкрикнул Юрка. Он уже размышлял над тем, как они будут делить между собой найденное сокровище, а тут такая незадача.

- А я, по-твоему, что делаю! - раздражено отозвался Витька.

Наконец он увидел колечко с другой стороны высохшего трупа и хотел туда направиться, как стены старой могилы стали осыпаться, грозя завалить под собой нашего друга. Витька не стал дожидаться, пока его захоронит заживо, он стремглав выскочил наружу.

Я с облегчением вздохнул, думая, что вместе с засыпанной могилой, все ожидаемые неприятности обойдут нас стороной. Но нет, я ошибся. Неприятности в скором времени дали о себе знать.




Глава вторая.

Карейма.



Сборы были не долгими. Хорошо, когда за дело берется влиятельный человек с большими деньгами в кармане.

Анатолий Эдуардович в короткое время достал оборудование, которое мы заказали, оформил загранпаспорта, визу, потом заставил нас сделать прививки от желтой лихорадки, тифа и холеры. Нам оставалось только собрать свои сумки и направиться в аэропорт. Но перед этим мы загнали наши машины в загородный дом, о котором никто не знал. Стоит подстраховаться на случай, если наш наниматель поведет себя неадекватно, узнав, что его кинули. Ведь разыскиваемую вещицу, конечно, если она существует на самом деле, мы ему возвращать не собирались. А влиятельные люди не любят оставаться в дураках. Они жестоко наказывают за обман. Так что наши предосторожности были не лишены смысла.

Все это время я названивал дяди Прохору, чтобы посоветоваться с ним о предстоящем деле, но постоянно слышал в телефонном микрофоне вежливый женский голосок, который сообщал; данный номер отключен или находится в не зоны действия сети.

Когда мы садились в самолет, я поинтересовался у брата:

- Роб, ты звонил дяде Прохору?

- Да, - ответил Роберт. - Но он почему-то недоступен.

- У меня такая же картина, - огорчено произнес я.

- Не расстраивайся, с ним такое частенько бывает, - успокоил меня брат. - Вспомни, сколько раз бывало - ищешь его, а он как сквозь землю провалился. Потом выясняется, что наш дядюшка был занят очень срочной работой, а нас об этом запамятовал предупредить.

- Верно, такое часто бывало, - согласился я с Робертом. - Просто я хотел у него узнать про артефакт, который мы будем разыскивать.

- А чего про него узнавать, - беспечно пожал плечами брат, - как найдем его, так сразу уничтожим.

- Мне бы твою уверенность, - недовольно проворчал я.

Мы прилетели в Москву, в 'Шереметьево', оттуда на такси перебрались в 'Домодедово'.

Зная, что в Африке - дезинфекция самая нужная вещь, решил прикупить водки и побольше, но Роберт меня отговорил.

- Братишка, Северный Судан - мусульманская страна, туда запрещено провозить алкогольные напитки, - сказал мне брат, - ты просто зря потратишь деньги, потому, что на таможенном контроле все равно заберут все бутылки, а потом их ликвидируют, разбив у тебя на глазах.

- Все так запущено? - не поверив ему, задаю вопрос.

- Ты даже не представляешь, как запущено, - ответил Роберт. - За провоз оружия или наркотиков дело могут довести до расстрела. Вот так-то, братишка.

Из Домодедово мы вылетели в Каир, а там сделав пересадку, в Северный Судан, в город Хартум.

В аэропорту мы подошли к паспортному контролю.

- Цель визита? - задала вопрос строгая суданка, стоящая за высокой стойкой.

- Туризм по приглашению, - коротко сообщил Роберт, предоставив служащей все полагающиеся документы.

Суданка тщательно проверила каждую бумажку, убедившись, что все в порядке, поставила штамп в наших паспортах, тем самым подтвердив прибытие в знойную Африканскую страну.

После прохождения паспортного контроля вся наша ручная кладь прошла через сканер. Вот тут я себя похвалил за согласие с братом, когда увидел, как одного из туристов отвели в сторону с парой бутылок алкоголя.

Неулыбчивая суданская таможенница в голубом платке, молча, открыла наши дорожные сумки. Она достала мой ноутбук и, не проронив ни слова, начала дальше рыться в наших вещах. Вскоре поняв, что мы не везем запрещенные вещи, таможенница, без улыбки на лице, отдала сумки.

Хартум встретил запахом пыли и неясными просветами улиц. Это немного напрягало, потому что неясно было, что ждать, от непривычного для нас природного явления, но Роберт меня успокоил:

- Не беспокойся, братишка, пыльный морок скоро пройдет.

И сказано это было так уверено, словно он уже здесь бывал.

- Откуда такие познания? - поинтересовался я.

- Перед поездкой, я постарался тщательно подготовиться к уроку, - ответил Роберт, ловя такси.

- Вас куда подвести, господа? - на английском языке задал вопрос чернокожий водитель.

- В ближайший приличный отель, - ответил мой брат, садясь следом за мной на заднее сидение автомобиля.

- О, я знаю такую гостиницу! - заулыбался таксист.

Он привез нас к небольшому отелю 'Шарга', что в пяти минутах езды от аэропорта. Гостиница была основательно обжита иностранцами, и в ней был быстрый Интернет, которым я не преминул воспользоваться, чтобы скоротать время до встречи с нашими провожатыми, их нам навязал наш наниматель.

Мы вначале пытались возражать, потому что привыкли работать без посторонней помощи, но Анатолий Эдуардович Трошин, настоял на своем, пригрозив, что в случае отказа от его условий, он обратится к другим специалистам. И в тоже время, если мы согласимся, то по окончанию контракта на наши банковские счета будут перечислены дополнительные суммы в виде премий. Нам пришлось согласиться, не ради лишних денег, хотя они тоже не помешали бы, а ради того, чтобы контракт не достался кому-либо другому.

Роберт куда-то исчез. Его долго не было, потом он появился в моем номере с недовольной физиономией. В его руке был пакет с логотипом 'Coca Cola'. Оттуда Роберт достал упаковку банок 'Heineken' и поставил ее на журнальный столик.

- Суки все они и законы их сучьи! - выругался брат, открыв одну из банок, и сразу приложился к ней.

- Что так сурово? - я не мог понять, что так прогневало моего брата.

- Здесь не только нормального оружия, даже китайского контрафакта днем с огнем не сыщешь! - выпалил Роберт, оторвавшись от банки.

- Хреново, - теперь я понял огорчение своего брата. Мы рассчитывали вооружиться хотя бы пистолетами на начальном этапе нашего предприятия, но получили полнейший облом.

- Еще как хреново! - поддержал меня Роберт и открыл следующую банку пива, потому что первая, смятая, уже валялась у него под ногами. - Мы что теперь, в случае опасности пальцем отстреливаться будем?

- Что-нибудь придумаем, - я пытался подбодрить своего брата.

- Хотелось бы верить в это, - проворчал Роберт.

Так мы просидели до полуночи, а потом завалились спать.

Провожатые появились под утро.

- Григорий, - представился первый парень, зайдя в наш номер.

- Валерий, - назвал себя второй.


***


После трех часов по асфальтовому шоссе мы свернули на грунтовую дорогу, идущую через опустыненную саванну, проехали невысокую горную цепь и подъехали к небольшому КПП, где проверили наши 'пермиты'. Пермиты - это разрешение на продвижение по стране и посещение исторических памятников. Все туристы обязаны их иметь, равно как и зарегистрироваться в полиции в течении трех дней по прибытию в страну. Обычно это делает отель. Для этого на время забирают паспорт и одну фотографию. Такая процедура ничего не стоит. Так что приходится постоянно с собой возить целую пачку именных 'пермитов' и отксеренные фотографии, которые нужно оставлять на том или ином КПП.

Дальше наш путь лежал на север, через пустыню Бауда в направлении четвертого порога Нила, конечной же точкой нашего путешествия являлась священная гора Джебель-Баркал, у подножия которой лежали руины храмов и дворцов старинного города Напата, свидетеля величия кушитов. Это они в восьмом веке до нашей эры сумели покорить великий Египет, образовав обширную империю, простирающуюся от места слияния Голубого и Белого Нила, до самого Средиземного моря. Об этом я узнал, полазав в инете.

В старом, но вполне надежном 'Лендровере' кроме меня, находился мой брат, Роберт, который сидел рядышком, на заднем сиденье, и Григорий Орлов, сидящий за рулем автомобиля, рядом с ним, спереди, находился Валерий Дегтярев.

В пустыне нет дорог, а так же указательных знаков, поэтому там надо ехать по чужой колее, оставленной здесь неизвестно когда и неизвестно кем, или полагаться на свое чутье. Только так можно достигнуть цели, не заблудившись в бескрайних волнах песка, где облако пыли может означать с одинаковым успехом, как движущийся навстречу автомобиль, так и песчаный смерч, пляшущий на фоне воздушного марева, где-то на краю горизонта.

Нашему водителю не было надобности ни в чутье, ни в колее, ни в удаче. Перед отбытием Григорий, положив в машину свою тяжелую объемистую дорожную сумку, подключил к приборной доске спутниковый навигатор, по которому сейчас он определял нужный курс. Так что нам не грозило заблудиться в 'море Сатаны', так это место называют кочевники. О, да, пустыня чем-то напоминает море, только место крутых волн, здесь кругом песчаные барханы вперемешку с дюнами. Куда ни кинешь взор, везде одно и то же, только редкие обелиски термитников, да черные валуны скрашивали уже порядком надоевшее однообразие.

Вообще то, я не очень жалую летнее пекло, как и неимоверный зимний мороз, по мне лучше всего, если всегда была умеренная погода, когда не очень жарко и не очень холодно.

- Вон, 'Джебель-Баркал'! - произнес Григорий, указывая взглядом вперед. - Значит, мы скоро подъедем к парому.

- Скорей бы, - откликнулся я. - Мне уже надоело трястись в этой колымаге.

- Это уж точно, - поддержал меня Роберт. - Едем как на арбе, глотаем пыль и промокли все от пота, словно живем не двадцать первом веке, а средневековой глуши, где никогда не слышали об климат - контроле.

- Ой, какие мы нежные, - усмехнулся Валерий, повернувшись в нашу сторону.

- Как кисейные барышни из пансиона благородных девиц, - поддержал его сарказм Григорий, проворно крутя баранку. - Вам подать зонтики с кружевами или чепчики с рюшками, чтобы темечко не напекло?

Они были похожи, как братья, оба имели острый взгляд с небольшим прищуром, который сейчас прятался за солнцезащитными очками, короткую стрижку, ежиком, прикрытую кепи, волевые подбородки и плотно сбитые тела. Одеты парни были так же одинаково: в майки цвета хаки, армейские штаны такого же цвета, опоясанные широким ремнем, на них висели чехлы с ножами, ноги обутые в высокие берцы. Но имели и отличия. Тридцатидвухлетний Валерий с рыжим ежиком и голубыми глазами был более уравновешен и рассудителен, чем его напарник. Двадцатидевятилетний Григорий с черными, как смоль, волосами и карими глазами, был заряжен, словно 'Энерджайзер', его постоянно тяготило бездействие.

- Куда уж нам, лапотникам, тягаться с техасскими рейнджерами, - ехидно усмехнулся в ответ Роберт и поправил широкополую шляпу, которая съехала на затылок.

Мой брат был худым, но жилистым, с короткой стрижкой русых волос. Ему в сентябре исполнилось двадцать четыре года и за этот короткий срок жизни, он изрядно успел попутешествовать вместе со мной. Одет Роберт был также как и я, в футболку серого цвета, бежевые тонкие штаны ну и конечно в берцы, в которых ноги сильно потели. Он был немного ниже меня ростом и не прямой, а слегка вздернутый нос, глаза же имел широко открытые, в отличие от моих, немного прищуренных.

Кто не знал нас, тот с уверенностью не мог сказать, что мы родные браться, потому что схожего в нас был только голубой цвет глаз и русый цвет волос, в остальном наше различие было разящим, начиная от внешности, кончая характером.

- Эй, лапотник, подай бутылку с водой, - с усмешкой попросил Валерий, - она лежит в моей сумке.

Роберт открыл его сумку и стал там лазить.

- Ого! - присвистнув, восхищено воскликнул брат. - Отличная 'машинка'! стреляет кучно и безотказная, как Машка с нашего двора!

В его руках появилась кобура с пистолетом. Увидев его, я тоже захотел такой, да и по виду Роберта, как он бережно держит оружие, как его нежно гладит, можно сказать тоже самое.

Сразу возникает вопрос - зачем нам оружие? Потому что мы в Африке! В чертовой Африке, где постоянно случаются военные конфликты, особенно в последнее время. И чтобы совсем уж не чувствовать себя полнейшим идиотом, приходится иметь при себе кое- что помощней древнего мушкета, хотя, если верить слухам, здесь им до сих пор пользуются в захолустных деревеньках.

- Эй, лапотник, положи чужое и не трогай! - предупредил его Валерий.

- Не кипятись, техасский рейнджер, я посмотрел и положил на место, - с такими словами Роберт положил пистолет в сумку, нашел там бутылку с питьевой водой и передал ее нашему сопровождающему.

- Нам, простым служащим, обычного охранного агентства, далековато до техасских рейнджеров, - последовал ответ от Валерий, после того как он отвинтил крышку от бутылки и сделал из нее пару глотков.

- Это, в каком же обычном охранном агентстве выдают табельное оружие G-18? - не преминул я поддеть его. - У которого обойма на тридцать один патрон, для автоматического ведения огня?

Вообще то, во всех наших тайных делах, если такие намечались, на мне лежала техническая поддержка, компьютеры, сканеры, видеокамеры и другие нужные приспособления. Но кроме того нам частенько приходится брать в руки оружие, чтобы защитить свою жизнь, так что я в свои двадцать пять лет, научился неплохо разбираться в военном оснащении, за которое всегда отвечал мой брат.

- Ошибаешься, приятель, у него стандартная обойма на девятнадцать патронов и стреляет он одиночными выстрелами или в режиме по три выстрела, - поправил меня Валерий, не собираясь отвечать на основной вопрос. - Ты что, тоже служил?

- Ага, шеф - поваром на кухне, - ответил за меня Роберт.

- Случайно не на полевой кухне спецназа? - продолжал допытываться Валерий с ехидной ухмылкой на губах.

- В ресторане 'Три пескаря', следуя программе об альтернативной службе, - съязвил мой брат.

- Наверняка вместе с тобой после окончания кулинарного колледжа? - усмехнулся Валерий.

- О нет, я служил в инженерных войсках, где за год успел приобщиться к утонченному архитектурному искусству, работая на огороде генеральского загородного особняка, и это послужило толчком к выбору трудной стези Искателя древних реликвий, - ответил ему Роберт.

- Счет: 1-1, - подытожил Валерий после нашей короткой пикировки.

Это была не беседа с пристрастием, всего лишь обычная игра, правила которой все соблюдали, а затеяна она была, что бы скоротать время. Потому что, я с Робертом, прекрасно знал всю подноготною наших спутников, порывшись в их личных делах, через кое-каких наших хороших знакомых, то, что они не раз бывали в горячих точках и само собой не под видом сотрудников Красного креста, и то, что им всегда удавалось без потерь выбираться оттуда.

Про нас, я не сомневаюсь, этим парням так же все было известно, ну практически все. Надеюсь, они не знают про нашу тайную жизнь, где хватает разной нечисти, а уж на счет этого в свое время наш дядя постарался, сделав каждому из нас по несколько фальшивых документов и сочинив изрядное количество правдоподобных легенд на все случаи в жизни, которые пришлось заучить наизусть. Прямо шпионские игры, но по-другому нам нельзя, чтоб не раскрыть то, чем мы занимаемся на самом деле.

- Интересно, как вам удалось провезти такие чудесные 'игрушки', - Роберт кивком головы указал на дорожную сумку, - через таможенный контроль?

- Для этого существуют дипломатические каналы, - ответил Валерий.

- А для нас вы не сообразили прихватить с собой что-нибудь подобное? - задал вопрос Роберт с надеждой, что ему тоже что-нибудь подобное перепадет.

- Вы не сотрудники охранного агентства, значит, вам не положено оружие, - ответил Валерий.

- Вот так и заканчиваются дружеские отношения, - с сожалением произнес Роберт.

- Они между нами еще не начались и навряд ли начнутся, - сказал Валерий. - Мы выполняем свою работу, вы свою, а это означает - соблюдение инструкций, без разных панибратских отношений.

- Вот и Нил, где водится голодный крокодил! - скаламбурил Григорий, тем самым прервав разговор между Робертом и Валерием.

Он оказался прав. Сначала издали мы увидели зелень высоких пальм, а потом подъехали к берегу великой реки, местами густо покрытой растительностью. Эта зелень радовала глаз после однообразной пустынной местности.

В давние времена, путь вверх по Нилу был единственно надежным в центр Африки. По нему шли экспедиционные легионеры императора Нерона, по нему возвращался Джеймс Брюс после открытия истоков Нила. Вверх по Нилу в Судан поднималась экспедиция Егора Ковалевского, а еще дальше по Белому Нилу прошел Василий Васильевич Юнкер.

Это сейчас с наличием железной дороги и автомагистрали можно выбрать другой путь и лицезреть пирамиды не вставая с кресел, но только не в те времена. Так что Нил по праву считается великой артерией Черного континента, связующий между собой множество Африканских стран.

До недавнего времени на другой берег можно было переправиться только на пароме. Это не очень удобно. Сначала ждешь его, если он стоит на другом берегу, потом загружаешься, платишь определенную сумму и медленно переправляешься, глазея на величественно возвышающуюся одинокую гору, с крутыми боками, хорошо отшлифованными песчаными бурями.

Сейчас же на том месте власти страны построили новый широкий мост, так что мы, даром не теряя времени, быстро добрались до Кареймы - города расположенного к северо-востоку от Джебель-Баркала. Проехав по вполне приличной дороге, припарковались возле небольшой двухэтажной гостиницы.

- Все, приехали, можно выгружаться, - сообщил Григорий.

- Наконец-то, - радостно произнес Роберт. Он вылез из машины, с наслаждением потянулся до хруста в суставах, размял затекшие ноги и только после этой нехитрой процедуры направился вытаскивать багаж.

Мы последовали за ним, похватали дорожные сумки, вошли в гостиницу. Там оказывается, для нас уже были забронированы номера, так что, взяв ключи у портье, нам ничего не оставалось, как подняться на второй этаж и расположиться в своих комнатах.

Мне достался небольшой одноместный номер с широкой кроватью, окном на улицу, небольшим холодильником, отдельным санузлом, а так же душем, которым я сразу же решил воспользоваться.

Какое блаженство, после длительного перехода по пустыне, все время, находясь под безжалостными лучами африканского солнца, готового превратить тебя в поджаренный бифштекс, оказаться под тугими струями прохладной воды и ощущать, как слезает с тебя вся грязь, накопленная за время путешествия, и уходит усталость. Нет, такое чувство не передать словами, его нужно прочувствовать самому, только тогда можно понять, как это приятно.

Покончив с водными процедурами, я насухо вытерся махровым полотенце, переоделся в чистую одежду, только после этого решил навестить своего друга, чтоб узнать, пойдет тот ужинать в ресторан или нет.

Оказывается, Роберт никуда не собирался. Он с мокрыми волосами разлегся на широкой кровати, держа в руках свою гитару, с которой никогда не расставался. Возле его ложа, стоял накрытый журнальный столик. Там стояла бутылка водки, четыре рюмки, пару банок пива, а также на одной тарелке бутерброды, сделанные из нарезного хлеба и тонких ломтиков голландского сыра, на другой, нарезанный лимон, слегка присыпанный сахарным песком.

- Ты вовремя, Кирилл, присаживайся, наливай, - предложил мне Роберт, тихо перебирая пальцами струны.

- Значит, на ужин ты не собираешься, - констатировал я факт, усаживаясь в кресло.

- Мне захотелось немного полежать, накатить сто грамм, а уж потом посмотрим, стоит идти в ресторан или нет, - произнес Роберт.

- Но откуда такое изобилие? - поинтересовался я, зная, что брат не провозил с собой водку.

- Спустился в ресторан, поинтересовался местным ассортиментом алкогольных напитков. Оказывается гостиница принадлежит одному итальянцу, а он щепетильно относится к пожеланием клиентов. Так что хозяин заставил бармена найти приличную водку и обещал впредь держать ее постоянно в наличие, - объяснил Роберт. - Ну, что, накатишь?

- Давай накатим, - я согласился с ним, взял бутылку водки, которая приятно холодила руку и начал разливать ее родимую в две рюмки.

Благосклонно приняв мое одобрение, Роберт, поднялся с кровати, сел на ее край.

- Ну, за удачное окончание нашего весьма авантюрного предприятия, - произнес он тост, поднимая свою рюмку, после чего, опрокинул ее содержимое себе в рот.

Я последовал его примеру, залпом выпил водку и сразу закусил ее ломтиком лимона, при этом сморщился, как от зубной боли. Не нравилась мне употреблять это алкогольное чудо, сотворенное в свое время Менделеевым, мне по душе был душистый коньяк или на худой конец, дорогие виски, за которые дают не менее пятьсот баксов за бутылку.

Роберту же было все равно, что пить, для него главное, чтобы все было качественное, а самое главное холодное. После водки он открыл банку, отхлебнул оттуда пива и вновь взялся за гитару.

- Хорошо сидим, - удовлетворено произнес мой друг, потом начал напевать песню под звон струн:


Блюз дальних странствий

У меня внутри сидит,

И там он не дремлет,

И даже он не спит,

Из дома меня гонит,

Толкает меня в путь,

Его позывы

Мне не дают уснуть.

И тут я понимаю,

Что меня гнетет.

Блюз дальних странствий,

В путь меня зовет.


Стоило Роберту допеть первый куплет, как дверь в номер открылась и к нам в гости ввалились Григорий с Валерием. Первый в руках держал еще одну бутылку водки, другой нес спайку баночного пива и пакет с закуской, по всей видимости, они тоже успели навестить хозяина отеля.

- Опочки, здесь, оказывается, гудешь, вовсю идет, а нас никто не приглашает! - притворно обиделся Валерий.

- Так с товарищами не поступают, - поддержал его Григорий.

- Ладно, господа - товарищи, проходите к нашему скудному столу, присаживайтесь, - пригласил Роберт, продолжая перебирать струны.

- А что, мы не гордые, возьмем и войдем, - усмехнулся Валерий.

Наши новые знакомые подошли к столику, расположились возле него один на кровати другой в свободное кресло.

Я сразу наполнил все рюмки, которые сразу же разошлись по рукам.

- За прибытие! - сказал тост Григорий, после чего опустошил свою тару.

Мы синхронно последовали его примеру. Все закусили, потом через некоторое время опять выпили. На душе сразу стало спокойно, как в тихой гавани. А тут еще Роберт для поднятия душевного настроения заиграл на гитаре и продолжил петь:


И вот беру гитару,

В чехол ее кладу,

Я дома засиделся,

Из дома я уйду.

Я вышел из квартиры,

Выхожу во двор

Передо мной открылся,

Без границ простор.

Мне путь назад заказан,

Идти мне лишь вперед.

Лишь блюз дальних странствий,

Сейчас меня спасет.


Остальные тоже расслабились. Валерий с Григорием, изредка прикладываясь к своим рюмкам, завели между собой неспешный разговор. Я же под пение Роберта стал думать о давно минувших годах, о том времени, когда нам с братом впервые пришлось столкнуться с неведомым, с тем, что мы раньше считали обычной страшной сказкой, рассказанной бабушкой на ночь.


Эй, парень, подымайся,

Прошу, со мной пойдем,

Мы в доме примостимся,

Пива там хлебнем,

Ты возьмешь гитару,

Песню мне споешь,

Ночь под луною,

Со мною проведешь.

Мне девушка сказала

Заглушив мотор.

Ей блюз дальних странствий

Не открыл простор.





Несчастья приходят чередой.



Как я уже упоминал выше, в нашем районе было не так уж много достопримечательностей, одной из которых считалась свалка, находящаяся недалеко от городка. Туда на самосвалах свозили весь мусор с жилых домов и скидывали вниз эту массу отходов вперемешку с ненужными вещами. Для кого-то они были ненужными, но только не для нас.

Кроме 'мелочи', на которую мы могли купить себе мороженое, там в наши руки попадали пустые баллончики от лака для волос или 'Дихлофоса', медные трубки от сломанных холодильников, различные болты, гайки, ржавые гвозди, короче, много разного барахла, бесполезного для взрослых и весьма полезного для нас.

В тот день, я с братом присоединился к друзьям, направляющимся на свалку.

Было солнечное, теплое безветренное воскресенье.

Впереди с большой кожаной сумкой через плечо шел Юрка Никифоров, за ним остальные ребята.

- Зачем он взял сумку? - спросил меня Роберт.

- Юрка хочет новый поджиг испробовать, - ответил я.

Делали мы такие поджиги, ничего сложного в этой конструкции не было. Берешь небольшую дощечку, выпиливаешь из нее ручку, под свою ладонь с коротким ложем, к которому проволокой или гвоздями крепишь тонкую медную трубку, сплющенную с одного конца, как раз в этом месте делаешь напильником маленькое отверстие для запала в виде пары тройки спичек, прилепленных в том месте липкой лентой. И все, поджиг готов, правда шуму от него больше, чем убойной силы, да и точности тоже никакой, но нам, пацанам, нравился сам процесс изготовления оружия и стрельба из него, а уж попадем мы из него куда-нибудь или нет, это нам было до лампочки.

- Ух, ты! - восхищено воскликнул брат. - А мне он пострелять разрешит?

- А ты спички взял? - место ответа спросил я.

- Зачем? - поинтересовался Роберт.

- Чтобы поджиг стрелял, его нужно место пороха серой от спичек заправлять, - пояснил я. - Юрка же жмот, и ты про это прекрасно знаешь. Он без спичек не даст тебе пострелять, скажет; делай сам или плати за каждый выстрел.

- Ну и ладно, - надув от обиды дубы, произнес брат. - Тогда я сам сделаю поджиг и настреляюсь от души.

- Смотри, сам себя не подстрели, - беззлобно усмехнулся я.

- Не подстрелю, - проворчал Роберт.

За разговором мы не заметили, как подошли к глубокому котловану, размером с футбольное поле, на дне которого виднелись хаотично расположенные кучи различного мусора.

- Разбегаемся, - произнес Юрка и первым начал спускаться вниз по извилистой крутой дорожке, протоптанной множеством человеческих ног.

Мы последовали за ним.

Оказавшись на дне котлована, мои друзья, разбившись на парочки, разошлись в разные стороны и стали рыться палками, которые подобрали мимоходом, или просто руками в кучах мусора, надеясь найти там для себя что-нибудь ценное.

Я тоже хотел направиться на поиски, но Роберт, схватив меня за рукав куртки, остановил:

- Постой, давай посмотрим!

Он указал на Юрку, который уже успел достать из сумки поджиг.

- Ладно, давай, - с сожалением все же согласился я.

Тем временем Юрка вытащил пару коробков спичек и стал аккуратно соскребать с них серу в ствол поджига. Во время этой кропотливой работы, он от усердия постоянно облизывал языком губы. Потом, Юрка, посчитав, что заряда достаточно, достал из сумки кусочек газеты, запихнул его в ствол и стал тонкой длиной палкой, приготовленной заранее, утрамбовать все внутри трубки.

- А это зачем? - поинтересовался Роберт.

- Так надо, - недовольно пробурчал Юрка.

Ему не нравилось, когда за ним внимательно следят за каким-нибудь занятием, особенно за таким ответственным, как подготовка поджига к стрельбе, ведь здесь стоит немного ошибиться и может от передозировки серы разорвать трубку, превратив ее в розочку, или из-за малого заряда выйдет обычный пшик, над которым все будут смеяться. А он не любил, когда над ним насмехались.

- А зачем надо? - не отставал Роберт.

К нам начали подтягиваться остальные ребята. Всем им было интересно посмотреть, как будет Юрка стрелять из поджига.

Первым пришел Толик, он нес в руках четыре пустых флакона из-под 'Дихлофоса', следом за ним появился Федька, тот для нас ничего интересного на свалке не нашел. Не хватало только Витьки, который где-то пропал.

Юрка, не обращая внимания на других, достал небольшой бумажный кулечек из сумки и начал из него высыпать в ствол поджига нарубленные в мелкие кусочки гвозди, затем запихнул в трубку еще один кусочек газеты, утрамбовывая ее внутрь тонкой палкой. Теперь осталось прикрепить запал и можно стрелять.

- Эй, пацаны, смотрите, что я нашел! - раздался глухой голос Витьки.

Все посмотрели в его сторону. Наш друг, с одетым на голову кинескопом, который был разбит с нижнего торца, шел к нам, покачиваясь из стороны в сторону.

- Я - Незнайка на Луне! - продолжал кричать наш друг. - Приветствую вас, загадочные Лунатики!

- Ты совсем не похож на Незнайку! - выкрикнул в ответ Федька.

- А на кого я похож? - улыбаясь, спросил Витька.

- На придурка, который на голову напялил какую-то хрень! - ответил Федька. - Сними эту гадость, не смеши людей.

- Ладно, - обижено произнес Витька и стал снимать кинескоп.

Вот тогда-то все и случилось.

Юрка, закрепив запал, поджег его. Сделав это, он вытянул руку, отвернув голову в сторону. Так все делали на всякий случай, вдруг трубку разорвет от передозировки заряда, ведь все делалось на глазок, тогда начинка трубки может повредить лицо. Как делали все, так сделал и Юрка.

Спички, прикрепленные изоляционной лентой к запалу, начали зажигаться одна за другой, потом пламя дошло до начинки, находившейся в трубке. Раздался громкий выстрел, во время которого рука Юрки дрогнула, и заряд ушел в сторону Витьки. Гвозди, находившиеся в стволе, попали точно в разбитый кинескоп, который практически снял со своей головы наш друг.

- А-а-а! - страшно закричал Витька.

Мы вначале не поняли, что произошло, потому что, откинув в сторону снятый кинескоп, наш друг отвернулся от нас, присел на корточки и закрыл лицо руками.

- Что случилось? - встревожено выкрикнул Толик, подбегая к нему. Мы незамедлительно последовали за ним.

- Убери руки, дай посмотреть, что там! - Толик начал тормошить за плечо Витьку.

- Не-е-ет! - протяжно выл тот, не убирая рук от лица, а через них, с правой стороны, лилась ручьем кровь.

- Нет, нет, нет, это не я сделал! - испугано забормотал Юрка, пятясь назад.

Остальные, включая нас, от увиденной крови замерли на месте, ощущая, как страх заполняет душу. Только Толик оказался крепче других.

- Убери руки, придурок! - он продолжал кричать. - Дай посмотреть, что с тобой случилось!

Витька медленно убрал руки от лица. И мы, все вместе, невольно отшатнулись, увидав, как из порванной правой глазницы вывалилось небольшое яблоко, которое повисло на кровяном тонком жгуте.

- Вот черт! - вырвалось у Толика.

Федька же с Робертом отбежали в сторону, где их начало рвать. Да что уж там говорить, я сам ощущал, как кислый комок желчи подступает к моему горлу.

- Пацаны, это не я, - испугано забормотал Юрка, - меня кто-то под руку подтолкнул в его сторону!

- Хватит ныть! - крикнул на него Толик. - Лучше скажи, что нам делать!

- В больницу его надо, - выдавил я из себя, с трудом проглотив комок в горле.

- Точно! - поддержал меня Толик. - Здесь недалеко есть Скорая Помощь, туда его и отведем!

Он подошел к Витьке и встал на корточки.

- Залазь на спину! - выкрикнул Толик, заставляя потерпевшего на время перестать ныть.

Витька поднялся на ноги, вцепился одной рукой за шею друга, а другой продолжал поддерживать поврежденный глаз.

Я помог подняться Толику, и мы побежали в сторону Скорой Помощи.

Впоследствии Витьке врачи спасли глаз, а мы думали, что на этом история закончится, посчитав все происшедшее за несчастный случай.

Оказалось, мы ошибались.


На следующий день, во время игры в салки по крышам деревянных и железных гаражей, которые стояли недалеко от нашей пятиэтажки, Юрка подвернув ногу, свалился вниз, при этом сломал себе руку. А через день Федька, катаясь на велосипеде, пахом сильно ударился о железную раму 'Орленка', после чего его увезли на скорой помощи в больницу. Витька перестал появляться на улице. Я поинтересовался у друзей - почему его не видно? Те не знали. Предположили, что он вместе с родителями поехал в санаторий, лечить свой поврежденный глаз. Но это еще не все. Начали пропадать люди, а куда они девались, никто не знал, ни милиция, ни их соседи. А это выходило вообще за все рамки нашего тихого, почти коммунистического общества.

Многие посчитали все это за несчастный случай, но только не наша бабушка. Она взяла трубку домашнего телефона, набрала номер и когда на противоположном конце провода отозвались, произнесла всего лишь одно слово:

- Приезжай.

После чего положила трубку на место.




Глава третья.

Подготовка.



В пять часов утра раздался монотонный призыв к молитве из громкоговорителей, которые висели на столбах по всему городу. И как вы думаете, разве можно дальше спать под такие назойливые звуки? А тут еще всевозможные экзотические птицы завели хоровое пение, отбивая остатки сна. Так что мы под какофонию непривычного будильника поднялись с постели и начали приводить себя в порядок, то бишь, заниматься утренними процедурами. Покончив с ними, позавтракали на скорую руку, загрузились в машину, а в семь часов утра, пока еще совсем не наступило пекло, мы уже подъехали к месту раскопанного храма Сета, возле которого стояла пара одиноких колонн. В свое время, скорее всего, они держали на себе громадную арку, но по руинам оценить всю красоту творения древних архитекторов, было практически невозможно. Печально, но время не щадит культурные ценности, особенно, когда ему в помощь приходят человеческие руки.

Там уже давно, как нам показалось, был разбит небольшой лагерь; стояли просторные палатки, возле них лежал рабочий инструмент, недалеко от всего этого, горел костер, на котором подогревалась вода в стальном котелке, висящим на треноге, и работающий небольшой дизельный генератор, от него тянулся толстый кабель в темный зев храма. Людей же практически не было видно, только два накаченных молодых парня в камуфляжных футболках и потертых джинсах, с ПП-2000 небрежно висящих на плече, и в шляпах а-ля 'Индиана Джонс', только песчаного оттенка, отирались возле четырех стареньких джипов. Они поприветствовали наших сопровождающих, имею виду Григория с Дмитрием, как старых знакомых, нам же скупо махнули головой. Еще там были пару мужчин в возрасте одетых серые рубашки с коротким рукавом и шорты. Один из них, с короткой русой бородкой, подошел к нам.

- Братья Волховы? - задал он вопрос.

- Да, - за нас обоих ответил Роберт.

- Мне о вас сообщил Анатолий Эдуардович, - удовлетворительно мотнув головой, при этом, чуть не уронив панаму, произнес мужчина. - Прошу, пройдемте в мою палатку или вы сразу хотите осмотреть храм?

- Сразу, - предложил я, поправляя цифровой фотоаппарат, висевший у меня на плече, на тонком ремешке, сделанном из кожи.

- Тогда следуйте за мной, - мужчина словно ждал такого ответа. Он немедленно развернулся и направился к темному зеву храма Сета, который находился в ста метрах от лагеря археологов.

- Милейший... - произнес Роберт, давая понять, что не знает, как обращаться к новому персонажу, который в ближайшем времени будет неотъемлемой частью нас.

- Ах, да, прошу прощение за свою рассеянность, - спохватился мужчина, после чего представился, - профессор Евгений Петрович, а моего коллегу звать Яков Федорович.

- Евгений Петрович, почему вы лагерь разбили на таком расстоянии, неужели нельзя было поближе? - спросил я у профессора.

- Понимаете, любезнейший, по местному закону, ближе, чем на сто метров от некрополей и раскопов ставить палатки нельзя, - ответил Евгений Петрович. - Поэтому приходится ставить лагерь на некотором удалении.

- А почему возле раскопок народу не видать? - поинтересовался мой брат.

- Все просто, любезнейший, мы на черновую работу приглашали местных аборигенов, - ни сбавляя шагу, начал объяснять профессор, - так что, когда раскопки закончились, мы с ними расплатились и отпустили восвояси. Поэтому кроме нас с коллегой и охраны, которую любезно предложил Анатолий Эдуардович, больше в лагере никого нет.

- Но вы же, еще не обнаружили то, что искали, - решил я ему сообщить, что мы в курсе их неразрешимой проблемы. - Вдруг понадобится что-либо ломать или вытаскивать что-то тяжелое? Неужели все это вы хотите делать собственными руками?

- А вот как раз для решения насущней проблемы и пригласили вас сюда, - спокойно ответил профессор.

За разговором мы уже успели спуститься по пыльным гранитным ступеням внутрь храма.

Мне казалось, что сейчас окажусь во мраке древнего строения, где проводилось таинство ритуала, ублажающее неуемное либидо зловещего бога Сета, и уже приготовился включить электрический фонарь, который прихватил с собой. Но нет, все было не так плохо. Кто-то постарался, подключил энергосберегающие лампочки через каждые восемь шагов. Они освещали лабиринт прохода своим матовым светом и позволяли без проблем продвигаться вперед. Я думал, что сразу увижу старинную роспись стен, где показаны в простых образах картины древности, а также таинственные непонятные иероглифы, хранящие в себе секреты прошлого. Всего этого не было. Стены были девственно чисты, только небольшие щели на месте блочных стыков попадались через определенное расстояние и бронзовые крепления факелов, сделанные виде конуса, висели на старых местах, а над ними бесформенные пятна копоти.

- А самим-то вам удалось что-нибудь интересное найти? - продолжал проявлять любопытство Роберт.

- Конечно, любезнейший! - сразу энергично отозвался Евгений Петрович. - На стенах в большой зале нам удалось обнаружить очень интригующий текст, вот послушайте.

И он начал на память произносить прочитанный текст:


'Да пребудет долгожданное владычество Господа нашего Сета на земле, на воде и в небесах. Да будет владычество Господина всего сущего на веки веков. А кто не верит в него, кто смеется над его могуществом и считает его всего лишь тенью других богов, тот должен покаяться в своем невежестве и принять истинную веру или будет предан мечу и огню.

Наш великий владыка Сет справедлив к своим детям и щедр, но грозен и беспощаден к врагам своим. Он не потерпит людского невежества, соберет большое непобедимое войско, где каждый воин неуязвим для твердого меча или острого копья, а ростом подобен исполину, и пойдет войной на неверующих. Тогда наш владыка напустит на города с домами из камня и соломы, где живут непокорные, сонмы гиен огненных да полчища скорпионов жалящих. Он безжалостно истребит все семя гнилое вместе с непокорными вождями под самый корень, отдав нам преданным сторонникам Господина всех оставшихся в живых пленников и их многочисленное добро. И будут наши мешки полны золота, серебра, зерна, бронзы и хлопка. И пополнятся наши стада коровами, а отары овцами. И будут ублажать наших мужчин покорные рабыни, а возделывать поля лишенные воли рабы. И пусть так будет всегда, в веки веков, пока на небе не погаснет солнце, пока не рухнет небесный купол на землю, тем самым обозначив последние дни владычества нашего Господа мудрого Сета'.


К концу его восторженной тирады мы успели войти в большой зал, где лежали на полу каменные обломки какой-то постройки, по углам стояли хорошо сохранившиеся гончарные изделия виде горшков и кувшинов разных размеров, а также керамических тарелок и все это расписано полу стертой разноцветной краской.

- Вы только посмотрите, как прекрасно сохранились надписи на стенах! - Евгений Петрович подошел к одной стене, покрытой квадратной керамической плиткой и ласково провел ладонью по иероглифам, вырезанных прямо на них. - Заметьте, иероглифические формы и некоторые курсивные знаки очень схожи с египетским демотическим письмом, но в том-то дело, что схожи, на самом деле все надписи сделаны на мероитском наречии, которое было распространено в этих местах!

Мы не разделяли 'щенячью' радость профессора, потому что совершенно не разбирались в иероглифах, и нам было по барабану на каком диалекте сделаны надписи на мероитском или египетском.

- Все это интересно, но скажите, профессор, вам удалось какую-нибудь нужную для нас информацию почерпнуть из всех этих корявых надписей? - Роберт мотнул головой в сторону расписанных стен.

Евгений Петрович вначале хотел обидеться на фразу - корявые надписи, посчитав, что такими словами не стоит бросаться в его присутствии, ведь они оскорбляют его профессионализм. Но взглянув на нас, он понял, что ссорой ничего толком не добьется, только потешит свое самолюбие и рассмешит нас, поэтому профессор просто впал в задумчивость, по привычке, изредка поправляя очки на носу.

- Нет, любезнейший, ничего конкретного в этих надписях нет, - после небольшой паузы, ответил Евгений Петрович.

- Вы хоть сканировали помещение? - задал я вопрос.

- Обижаете, молодой человек, - ответил профессор, с укоризной посмотрев на меня, мол, мы не глупей вас, сами знаем, что делать. - Вот за этой стеной находится огромная полость, вот только как туда попасть нам до сих пор не понятно. Вы сами посмотрите, здесь нет дверей, нет потайных ходов, кругом глухие стены.

- А может взорвать ее к чертовой матери? - предложил Роберт. - И не надо будет искать потайных ходов.

- Что вы! - сразу возмутился профессор. - Здесь каждая надпись представляет собой историческую ценность!

- А мы аккуратненько, так чтобы сильно не попортить, - продолжал развивать свою мысль Роберт. - Знаете, умеючи можно много чего сделать.

Предложение брата мне пришлось по душе. Умеючи нам удалось бы разрушить храм до такой степени, что любой артефакт был бы уничтожен до неузнаваемости и непригодности к употреблению, а нам как раз требовалось именно это.

- Нет, нет, и еще раз нет! - категорически заявил Евгений Петрович. - А вдруг с взрывом вы нарушите устойчивость архитектурной конструкции храма, и все рухнет, погребя под собой артефакт, который мы разыскиваем, при этом, его повредив или совсем уничтожив?

Он хотел еще продолжить, но я его остановил:

- Мы вас поняли, профессор, взрывать не будем. Так значит, вы говорите, что кругом сплошные стены?

- Все верно, молодой человек. Вы же сами видите, ни дверей, ни потайных ходов нигде не видно, - подтвердил мои слова профессор.

- Потайной ход есть, просто он не виден, - возразил ему Роберт. - И все же, профессор, может быть, есть что-то необъяснимое в этих надписях?

- Не припомню, - сказал Евгений Петрович. - Ах, да, я забыл вам упомянуть, что вон там, возле угла стены находится небольшой лаз. Куда он ведет, нам неизвестно.

- С этого и надо было начинать! - воскликнул Роберт, направляясь в указанном направлении.

Я незамедлительно последовал за ним.

Лаз на самом деле оказался странным. Он был квадратной формы, но его размеры были немного больше воздуха отводной трубы над газовой плитой, поставленной на кухне в современном доме, так что туда, ни то, что взрослый человек, даже пацан не смог бы влезть.

Роберт посветил в лаз. Первое что нам бросилось в глаз, это маленькие с мужскую ладонь, едва различимые человеческие следы на насевшей веками пыли, тянувшиеся вереницей вдаль прохода, потом они терялись за поворотом, который находился на расстоянии пять метров от входа.

- И что это за хрень? - в один голос удивлено воскликнули мы.

- Вы тоже заметили? - Евгений Петрович явно наслаждался нашей реакцией на увиденное.

- Так что это, профессор? - задал я вопрос, с интересом разглядывая маленькие следы. - Чья-то глупая шутка?

- Если это чья-то шутка, то ей не меньше чем тысяча лет, - ответил Евгений Петрович. - Не думаю, что в те времена кто-то смог додуматься до такого.

- М-да, вот так и рождаются легенды о хоббитах и лилипутах, - произнес Роберт, поворачиваясь в сторону профессора. - А что находится за поворотом?

- В принципе, ради этого мы и вызвали вас, решив, что именно там может находиться ключ к входу в тайную комнату, - сказал Евгений Петрович. - Вы сможете заглянуть за поворот?

- Сможешь? - Роберт с надеждой посмотрел на меня.

- Нужно кое-что приобрести, нужно кое-что сделать, а уж потом посмотрим, что получится, - ответил я, делая снимки расписанных стен на цифровой фотоаппарат.

Профессор, конечно, знает больше нас в области пирамид и всего такого, но в своем необузданном энтузиазме он вполне мог забыть сообщить нам какую-нибудь мелочь, на его взгляд, но как раз эта мелочь, проскользнувшая мимо его опытного взора, могла много решить в наших поисках. Так что, вечером я решил пропустить все надписи через компьютерный переводчик и посмотреть, что можно полезного выделить из общего текста.

- И сколько у тебя времени займет все это? - поинтересовался Роберт.

- Надеюсь до утра управиться, если прямо сейчас поедем в город и найдем там все, что мне требуется, - ответил я брату, после чего обратился к профессору:

- Евгений Петрович, не подскажите ли вы, где здесь находится ближайший магазин детских игрушек?

- Что? - профессор был обескуражен моим вопросом.

Роберт же просто усмехнулся. Брат уже привык к моим причудам.

- Магазин игрушек, - повторился я, сделав еще пару снимков, после чего оставил фотоаппарат в покое.

В своем вопросе я не видел ничего удивительного. Когда работаешь в поле, не всегда имеешь то, что нужно под рукой, вот, как, например, сейчас. Так что приходится изворачиваться, собирать нужное оборудование из подручных средств. В данный момент нам нужно приспособление для разведки найденного узкого прохода, сделанного неизвестно кем и неизвестно для чего в храме Сета. Не будешь же ты заказывать необходимое оборудование, например; управляемого мини-робота в специализированных фирмах, ведь это долго и очень накладно, лучше самому, если имеешь немного фантазии и руки, вставленные правильным образом, все смастерить из детских игрушек, для этой цели вполне могут подойти радиоуправляемые машинки. С фантазией у меня было все в порядке, да и на свои руки я не жаловался.

- Около центра города находится рынок, там, недалеко есть небольшие лавки, где продают детские игрушки, - ответил на мой вопрос профессор. - А зачем они вам, если не секрет?

- Завтра все сами увидите, - я не стал вдаваться в подробности, просто развернулся и пошел к выходу из храма, потому что, здесь пока делать было нечего без должного оборудования.


***


В город мы въехали, минуя знаменитые манговые сада, расположенные на берегу Нила, виноградники и поля, засаженные мулухие, который походил на нашу перечную мяту, а по вкусу напоминающую шпинат, так нам сообщил Григорий. А также; поля с битинган исвид и битиган ахмар, по-русски говоря - черные и красные баклажаны; кхолач - широколиственное луковичное растение, луковицы которого будучи поджаренными, вкусом напоминали картофель; риджле - салат; лубие - бобы и бассаль - лук. Далее шли сады с лимоном, где висели плоды величиной с лесной орех, гранаты, кактусовые фиги и редкие банановые пальмы.

Поехали мы вчетвером, Григорий с Валерием, последний был за рулем, решили нас туда одних не отпускать, ссылаясь на то, что в последнее время в связи с участившимися спонтанными революциями в данном регионе земного шарика, слишком опасно малыми группами перемещаться по местным городам. Возможно, они правы, если вспомнить Египет и Ливию, да и про не так давно закончившуюся гражданскую войну между северным и южным Суданом не нужно забывать, а уж про Сомали и вовсе не стоит упоминать, про эту страну и так все знают. Слишком горячей, и в прямом и в переносном смысле, в последнее время стала Африка.

Когда мы въехали в город, я не пожалел, что не веду машину. Здесь все было по-другому, не как в цивилизованных странах; со всех сторон раздавались оглушительные гудки автомобилей, резкие выкрики шоферов, которые высунувшись из окна, орали друг на друга с перекошенными лицами. Никто из них не обращал внимания на дорожные знаки и светофоры, перемещаясь по правилу - чья машина больше, тот и хозяин дороги.

- Чтоб им всю жизнь ездить на верблюдах! - ругаясь, Валерий, с ловкостью настоящего гонщика резко крутанул баранкой руля, тем самым он сумел предотвратить очередное столкновение с чужим автомобилем. - Почему, когда попадаешь к арабам, всегда сталкиваешься с таким дурдомом?

- У них менталитет другой, - спокойно ответил Григорий, - не как у нас европейцев.

- А вы не пробовали взять в прокат БТР? - встрял в разговор Роберт.

- Зачем? - удивился Валерий.

- Тогда нам бы все дорогу уступали, - ответил мой брат. - Конечно кроме танка, у того ствол длинней.

- К сожалению, в прокате такого транспорта нет в наличие, - с сожалением вздохнул Григорий, - но я на счет твоей идеи подумаю.

Вскоре вдоль дороги показались кучки арбузов и дынь, сложенных пирамидками, возле которых сидели на пятках продавцы в ожидании очередного покупателя, а потом мы подъехали к рынку.

Стоило вылезти из автомобиля, как к нам сразу подскочили пару худых темнокожих мальчишек с огромными круглыми корзинами, сплетенными из тростника.

- Мы вам поможем, мистер! - закричал один из них по-английски, обращаясь ко мне, видать, посчитав, что я в компании старший.

- Я покажу, где купить самые лучшие в мире бананы! - подхватил другой.

- А я знаю, где купить самые дешевые помидоры! - не отставал первый.

- Проваливайте, нам ничего не нужно! - зловеще прорычал Григорий, таким образом, стараясь прогнать надоедливых пацанов.

Ему это удалось, чернокожие мальчишки развернулись, и собрались смешаться с толпой покупателей, чтобы выбрать для себя более подходящих кандидатов на заработок, но я их остановил:

- Постойте, где здесь находится магазин детских игрушек?

Парнишки отреагировали на удивление быстро. Они остановились, повернувшись ко мне, и один из них произнес:

- Пять фунтов, мистер.

- И мы покажем вам дорогу к магазину игрушек, - отозвался второй.

- Ха, шустрые малые! - не удержался от усмешки Роберт.

Пацаны в ответ просто улыбнулись, показывая свои белоснежные зубы во всей красе.

- Нет, парни, так не пойдет, - я решил поторговаться, хотя для нас пять суданских фунтов были не большими деньгами. - Пятьдесят пиастров за информацию, не более.

Здесь если не поторгуешься при покупке какого-либо товара, то обязательно обидишь продавца уступчивостью, а вот если схватишься за каждый пиастр, то сразу поднимешь свой авторитет в глазах местного населения.

- Мистер, сейчас любая информация намного больше стоит, - ответил мне один из мальчуганов, - три фунта нас вполне устроит.

- Мы сами найдем, - для вида я решил прекратить торги, повернувшись к входу на рынок, сделал пару шагов и остановился на умоляющий выкрик одного из мальчуганов:

- Мистер, пятьдесят пиастров и мы скажем, где находится магазин игрушек!

- Думаю, двадцать пиастров самая приемлемая цена, - произнес я, поворачиваясь к мальцам.

- Мы согласны, - радостным хором согласились пацаны. Еще бы им не согласится, если учесть, что на рынке можно купить хороший спелый арбуз за семьдесят пять пиастров, то мальчишки легко заработали такие большие деньги.

Я вытащил из кармана джинсов мелочь, отсчитал нужную сумму и выложил ее на протянутую ладонь одного из мальчишек.

- Пошли за нами, мистер, мы покажем дорогу, - сказал пацан, пряча деньги за пазухой в матерчатый мешочек, висящий на шее, на простой тонкой бечевке.

- Зря ты деньги отдал, - проворчал Григорий, следуя за мальчишками, - сейчас возьмут и убегут.

- Не убегут, - заверил я его и оказался прав.

Мальчишки уверено вели нас среди овощных и фруктовых рядов рынка. Чего там только не было! Кажется, все, что произрастает в Африке, находилось на прилавках. Ан, нет, не все. Свежих ананасов там не было. Я поинтересовался у мальчишек на счет этого и они охотно ответили. Оказывается с разделением на Северный и Южный Судан, поставки свежих ананасов с южной стороны прекратились. Там они гниют никому не нужные, а здесь торгуют замороженным импортом. Вот так вот, политика, видите ли.

С левой стороны меня насторожил какой-то непонятный гомон. Что это может быть? Очередной рейд полицейских для выявления мелких воришек? Или разборки между бандами? Нам сейчас не нужны неприятности. Так что может уйти с рынка от греха подальше?

- Что это? - поинтересовался я у пацанов.

- Это господин Чонг устраивает петушиные бои, - ответил один из мальчишек.

- Петушиные бои? - удивлено переспросил Роберт.

- Да, мистер, петушиные бои, - подтвердил другой пацан.

- Пойдем, взглянем? - предложил нам Роберт.

- Мы пришли сюда по делу, а не для развлечений, - недовольным голосом напомнил ему Валерий.

- Да ладно, - Роберт отмахнулся от него. - Ты что, каждый день смотришь петушиные бои? Дай нам хоть чуть-чуть глянуть на такое экстравагантное развлечение, - и потом, не дожидаясь возражений, он уже обратился к пацанам:

- Показывайте, как пройти туда.

- Конечно, мистер, - радостно затараторили мальчишки, по всей видимости, им самим было невтерпеж посмотреть на бой.

Мы минули еще несколько торговых рядов, и вышли на небольшую площадь. Там стоял маленький амфитеатр, обнесенный круглой невысокой изгородью сделанной из обычных необструганных деревянных плашек. Вокруг него стояла плотная стена народу, извергающая дикие крики, громкие плевки и удушающие миазмы вонючего человеческого пота.

- Где господин Чонг? - спросил Роберт.

- Да вон он! - мальчики указали пальцем направление.

Мы посмотрели туда. На высоком постаменте, в деревянном кресле сидел китаец небольшого роста, одетый, невзирая на жару в серый твидовый костюм, белую рубашку с галстуком и черные, начищенные до блеска туфли.

- Я сейчас вернусь! - Роберт затерялся в толпе.

- Он куда? - забеспокоились парни, сопровождающие нас.

- Наверное, делать ставку, - предположил я. А куда еще мог ускользнуть мой пронырливый братишка. По его мнению, лишних денег не бывает, особенно, если ты имеешь не стабильный заработок.

- Вот неугомонный сукин сын! - выругался Григорий, шаря взглядом по сторонам. Он старался выследить в орущей толпе моего брата, но безуспешно, тот как сквозь землю провалился. Правда, вскоре Роберт сам объявился, сияя, как новенький рубль.

- Я за нас сделал ставку, - объявил он мне.

- Какого черта? - прошептал я ему на ухо.

- Не понял? - брат сделал удивленное лицо. - Ты что, против тотализатора?

- Какого черта ты нас сюда привел? - я все еще не понимал намерения Роберта.

- Братишка, мы сейчас в незнакомой стране хотим провернуть незаконное дело, - начал объяснять брат. - Вот я, например, не знаю, чем все закончится. А ты знаешь?

- К чему ты клонишь? - ох уж его неудержимое многословие.

- А то, что нам здесь не помешает знакомство с человеком, который знает, как обойти местные законы, - пояснил мне Роберт. - Так вот, братишка, мистер Чонг, как раз подходит нам для этой цели.

- И? - я уже начал догадываться, куда клонит брат.

- Я себя ощущаю голым, без ствола, за поясом штанов. А ты разве не так?

- Что дальше?

- Мистер Чонг хочет помочь нам в этой проблеме.

- Когда?

- Сегодня.

- А как же сопровождающие нас парни, они ни на шаг не отстают?

- Что-нибудь придумаем.

Пока мы вели разговор, хозяева успели принести в клетках два петуха; один был пеструшкой, другой - совершено белый. Они более походили на кур; гребни начисто обрезаны, отсутствуют длинные перья хвоста. Сначала их вытащили из клеток, потом взвесили и только после этой недолгой процедуры бросили в центр импровизированного амфитеатра. Стоило бойцовым петухам лапами коснуться пыльной земли, как они без размышления кинулись друг на друга.

И тут понеслось. Перья крутятся вокруг вихрем, стоит пыль столбом. Оба бойцовых петуха снова и снова налетают друг на друга, стараясь разодрать клювом и шпорами своего ненавистного противника. И что странно, все это происходит без единого звука. Зато зрители кричат и завывают, как будто находятся на футбольном матче лиги чемпионов.

Вот пеструшка изловчился и выклевал белому глаз. Тот окровавленным комком повалился на пыльную землю. Но на этом пеструшка не остановился, он неуловимым движением клюва подхватил выклеванное око и съел его. Я думал, на этом все закончится. Не тут-то было. Два боевых петуха продолжали стоять друг против друга. Их головы и шеи, давно выщипанные, вытянулись и начали покачиваться над туловищем, напоминая собой красные змеи. Ни одного мгновения на передышку они не оставляют друг другу, постоянно находясь в движении. Их перья уже давно окрасились в багряный цвет.

Не знаю на кого поставил Роберт, но я болел за белого бойцового петуха. Тот, потеряв глаз, не сдался, он с завидным упорством продолжал смертельный бой, и это его стремление добиться победы любой ценой весьма импонировало мне.

Тем временем в середке импровизированного амфитеатра два пернатых бойца слились в один кровавый клубок. Теперь удача повернулась в сторону белого петуха. Пеструшка уже потерял оба глаза и сослепу зря тыкал клювом вокруг себя в воздух. Воспользовавшись слабостью противника, белый петух начинает раздирать ему голову. Тот падает, скребет лапами землю, но сопротивляться уже не может. Пеструшка без единого крика страдания позволяет противнику докончить свое дело. Белый петух победил. Он остервенено продолжал клевать мертвого врага, хоть сам был насмерть обессилен ударами пеструшки.

М-да, просто жесть. И чего хорошего находят люди в таких жестоких игрищах? Меня, например, воротит от этой бессмысленной бойни. Но толпа, окружающая меня была другого мнения. Одни из них, кто проиграл в тотализаторе, бормотали под нос ругательства, другие, кто выиграл, выкрикивали радостные возгласы и торопились получить деньги. Как раз среди них затерялся Роберт. Вскоре он появился, держа в руке небольшую пачку помятых купюр.

- Ну что, навеселились? - криво ухмыляясь, поинтересовался Валерий.

- А то! - ответил мой брат, пряча деньги в карман.

- Тогда пошли туда. Куда мы изначально направлялись, - проворчал Григорий.

- Ведите, мальчики, - обратился Роберт к пацанам, которые уже успели появиться возле нас.

- Конечно мистер, - мальчики были не так веселы, как мой брат, по всей видимости они проиграли на ставках.

Вскоре мы подошли к ряду павильонов, на одном из которых, по-арабски и по-английски было написано 'Магазин игрушек'.

- Спасибо, - в знак благодарности я хотел потрепать по кудрявой шевелюре ближайшего пацана, но тот ловко увернувшись, вместе со своим другом быстро слился с толпой.

Проводив их взглядом, я открыл дверь магазина и под звон колокольчика, висящего на входе, мы вошли внутрь.

Оказалось, здесь торговали не только игрушка, которых было не так много, но и различными сувенирами для туристов. Я оглядел прилавки в надежде найти то, что мне нужно.

- Может вам подсказать? - выходя из-за прилавка, вежливо поинтересовался чернокожий продавец, одетый в белую рубаху-джелабию, черные широкие штаны и лакированные туфли.

- У вас есть радиоуправляемые модели легковых автомобилей? - спросил я.

- Слава аллаху, наконец-то нашелся покупатель на такой никчемный товар! - подняв руки к потолку, радостно взмолился продавец.

- Это означает, что есть? - решил я уточнить.

Продавец собирался ответить, но его перебил удивленный возглас Роберта:

- Ого, неужели это аппарат самого Эрнста Ляйтца?

Мы все посмотрели в его сторону. Роберт стоял возле громоздкого старинного фотоаппарата, расположенного на одной из полок и с интересом его рассматривал. Так же возле него стоял длинный штатив, площадка с рефлектором, снизу которой имелась удобная рукоять, и два плоских деревянных ящика.

- Да, да, конечно, мистер! - продавец сразу подскочил к Роберту, совершено позабыв о моей просьбе. - Это очень хороший древний фотоаппарат, и он, кстати, в рабочем состоянии! Можете его брать и делать фотографии.

- А сухие неиспользованные пластины есть? - с сомнением поинтересовался мой брат.

- Конечно, есть, мистер, - заверил его продавец, - они находятся вот в этой коробке.

Он похлопал ладонью по крышке плоского деревянного ящика с предостережением:

- Только не открывайте его, а то засветите пластины.

- А порошок магния для фотовспышки?

- Есть, мистер, есть, - продавец указал на другой деревянный ящик.

Роберт открыл его, тронул пальцем порошок, находившийся там, и попробовал его на язык, потом сплюнул, удовлетворено произнеся:

- Магний, смешанный с селитрой. Годится. Сколько стоит фотоаппарат?

- Не дорого, всего десять тысяч фунтов! - оживился продавец, увидев в моем брате потенциального покупателя.

Григорий с Валерием смотрели на нас, как на полоумных. По их мнению, место того, чтобы основательно подготовиться к делу мы занимались откровенной ерундой; один впал в детство и собирается поиграть в машинки, а другой прицепился к древнему фотоаппарату, как влюбленный к недоступной пассии.

- Эй, парни, вы не забыли для чего мы сюда прибыли? - решил нам напомнить Григорий. - Может, займемся настоящим делом?

- Мы им и занимаемся, - ответил ему Роберт.

- Ты хочешь сказать, что эта древность так необходима для нашего дела? - возмутился Валерий.

- А чем вы занимаетесь? - заинтересовался продавец. - Сокровища ищите?

- Почему именно сокровища? - мы все оторопели от такого заявления.

- Все кто к нам приезжают, надеются найти сокровища древних фараонов, - пожав плечами, ответил продавец на вопрос Григория.

- И многие здесь разбогатели на поисках древностей? - спросил Роберт.

- В последнее время - никто, - ответил продавец, - но если вы желаете, то я могу вам продать одну древнюю при древнюю карту, мистер, где указано место с несметными сокровищами.

- Мы археологи, а не кладоискатели, - место отказа пояснил Валерий.

- Я возьму за нее не дорого, всего две тысячи фунтов, - из слов продавца можно было сделать вывод; он нам ни капельки не поверил.

- Ладно, сколько стоит, радиоуправляемая машинка? - спросил Валерий, ему уже явно тяготило находиться здесь.

- Сто пятьдесят фунтов, - сообщил продавец.

- Мне нужно две модели, - встрял я в разговор.

- Давай, тащи две модели, - тяжело вздохнув, произнес Валерий.

- Я мигом, мистер! - продавец побежал в подсобку, откуда вскоре вернулся с двумя объемистыми коробками, где находился нужный нам товар.

Дмитрий достал из кармана скрутку долларов, перевязанных резинкой, отсчитал нужную сумму и протянул ее продавцу:

- Держи, здесь две с половиной тысячи. Сдачи не надо.

Потом он повернулся к Роберту и добавил:

- А это чудовище, - Валерий указал на древний фотоаппарат, - потащишь сам.

- Может, кофе попьете или чай? - с грустью предложил продавец, принимая деньги. Он надеялся на бурную торговлю, где покупатель с продавцом с жаром оспаривает назначенную цену, потом долго занимается чаепитием с вежливым разговором, а взамен получил первоначально озвученную сумму без малейшего к тому препятствия. Только поэтому у него совершено испортилось настроение на целый день.

- Извини, приятель, дела, - отказался Валерий.

Да, дел впереди у нас было полно, так что мы собрали приобретенные покупки и вышли из магазина. Без приключений добрались до машины, загрузили туда приобретенный товар. Как раз в это время зазвонил мобильник Роберта. Он включил связь и начал слушать.

- Понял, сейчас будем, - произнес брат и обратился к Валерию и Григорию:

- Так, парни, нам с братишкой нужно отлучиться на кое-какое время. Вы уж проследите за моим фотоаппаратом, чтобы его не украли. А то я сильно расстроюсь из-за потери штучного изделия самого Эрнста Ляйтца. И вот еще, до гостиницы мы доберемся своим ходом.

После этой короткой речи, Роберт потянул меня за рукав, стараясь как можно быстрее удалиться от навязчивых сопровождающих.

- Что? - услышали вслед удивленный возглас парней, но преследования за нами не последовало.

Проведя меня через рынок, Роберт вывел нас к железным контейнерам, стоящим в три ряда. Как я думаю, некоторые из торговцев здесь хранили свой товар. В одном из проходов стоял слегка помятый, с местами облупленной краской микроавтобус, возле него находился мистер Чонг в сером твидовом костюме, а рядом с ним еще пару китайцев в джинсах и обычных широких разноцветных рубашках навыпуск, под подолом которых так легко прятать автоматическое оружие.

- Еще раз здравствуйте, мистер Чонг, - произнес Роберт, когда мы приблизились к этой троице. - Знакомьтесь - мой брат Кирилл.

- Очень приятно, Кирилл, - пожав нам по очереди руки, с легким поклоном сказал китаец. Его ладонь оказалась мягкой и теплой, как сдобная плюшка. - Ли, Ван, покажите нашим друзьям игрушки.

Двое названых китайцев плавно перетекли к задней части микроавтобуса. Один из них начал пристально всматриваться в окрестности, другой отворил двухстворчатую дверь. И перед нами появилась заветная мечта маньяка-милитариста. Во всяком случае, в тот момент нам так показалось. На полу микроавтобуса грудой валялись пистолеты-автоматы, штурмовые винтовки, пистолеты и парочку пулеметов и даже один гранатомет!

- Охренеть не встать! - восхищено, выдавил из себя мой брат, с восторгом разглядывая открывшиеся перед ним сокровища. - Я хочу все это и в двойном размере!

- Может тебе еще авианосец 'Джордж Буш' класса 'Нимиц' подогнать? - усмехнувшись, съехидничал я.

- Во-первых - авианосец по пустыне не ходит, а во-вторых - ехидничать - моя прерогатива, - ответил Роберт на мою колкость.

Мы молча переглянулись. Понятно, Роберту хотелось все забрать из микроавтобуса, но куда потом это добро девать? А потом незаметно протащить в гостиничный номер, и спрятать так, чтобы Валерий с Григорием не обнаружили его. Нет, не реально. Так что придется Роберту задавить свою жабу и выбрать что-нибудь компактное. Мы остановили свой выбор на ГШ-18.


ГШ-18 - российский пистолет разработанный конструкторами Грязевым В. П. и Шипуновым А. Г. Число восемнадцать означает емкость магазина.


Забрав причитающуюся сумму денег за пистолеты и восемь запасных обойм, мистер Чонг с улыбкой предупредил нас:

- Запомните, парни, в случае чего, вы меня не знаете.

- Поняли. Оружие мы нашли в мусорном контейнере и как добропорядочные туристы идем его сдавать в полицию, - с такой же улыбкой сообщил ему Роберт.

- Приятно иметь дело с понятливыми людьми, - одобрительно произнес китаец.

Потом мы пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны.



***


До гостиницы мы добрались без происшествий, если не считать одного неприятного чувства; мне постоянно казалось, что за нами кто-то наблюдает, потом как выяснилось, тоже самое ощущал и Роберт. Но кто мог следить, ведь мы сюда прибыли только накануне и не успели ничего такого натворить? Об этом стоило подумать.

В гостинице мы разбрелись по своим номерам и принялись за дело. Роберт, поставив в угол ненужный древний фотоаппарат, ведь он его взял ради порошка магния, сгонял в ближайшую аптеку, прикупил там марганца; это была одна из составляющих для светошумовых сюрпризов, которые он решил приготовить, так на всякий случай, потому что мы не очень доверяли своим путникам. Конечно, они сейчас с нами ведут вполне дружелюбно, но вот когда, если конечно нам удастся, мы доберемся до артефакта, никто не может гарантировать, что они не поведут себя совсем по-другому. Так что мы должны быть при всеоружии. И это не паранойя, это наша реальность, где в каждый миг ждешь подвоха от всех, кто окружает тебя.

Я же, загрузив с цифрового фотоаппарата все снимки на ноутбук, достал из сумки инструменты и принялся за игрушечные машинки, собираясь из них смастерить двигающуюся платформу с камерой для исследования странного лаза, обнаруженного в храме. Шестое чувство мне подсказывало, что именно там скрыт ключик от тайного прохода, ведущего прямо к артефакту.

За работой я не заметил, как наступил вечер. Об этом мне напомнил брат. Он бесцеремонно, без стука вошел в номер и заявил тоном, который не терпит возражений:

- Давай сходим в бар, пропустим там по пару кружек пива.

- Пошли, - потянувшись так, что хрустнули все мои затекшие суставы от долго сидения за столом, с радостью согласился я.

Мы ради вежливости предложили Григорию и Валерию последовать за нами, но те отказались, сославшись на какие-то срочные дела, а может, просто на обиделись из-за нашего таинственного исчезновения возле рынка. Как бы то ни было, нас нисколько не огорчил их отрицательный ответ, наоборот позволило чувствовать себя раскованней, ведь без постороннего наблюдения мы сможем обсудить дальнейшие наши действия.

Спустились на первый этаж, зашли вполне европейский бар, который к этому времени был полупустым, уселись на высокие круглые стулья, огляделись. Ничего так место, уютно. Ненавязчивый притушенный свет, небольшое количество столиков, парочка игровых автоматов и древний музыкальный автомат с виниловыми пластинками. О боже, я думал, они уже исчезли, оказывается - нет. Вот он, стоит в углу раритет в век, когда компактные накопители; съемные жесткие диски, флешки, постепенно вытесняют компакт диски. Да что там говорить - дети уже не знают, что такое добрый старый винил!

По телевизору, за барной стойкой гоняли какое-то турецкое 'мыло', которое увлеченно смотрел бармен. Он даже сразу не заметил нашего появления.

- Гм! - пришлось произнести, чтобы привлечь к себе внимание.

Бармен, который оказался молодым турком, сразу отвлекся от сериала и быстро переместился к нам.

- Что господа желают? - вежливо поинтересовался он.

- По стакану пива, - сделал заказ Роберт, потом повернулся ко мне, спрашивая взглядом; (может еще что-нибудь покрепче?), и, увидев положительный кивок, добавил, - и по сто грамм водки.

- Сей момент, господа, - улыбнулся бармен, сразу засуетившись, он наметанным глазом отмерил по сто грамм водки, пододвинул к нам наполненные стаканы вместе с тарелкой, на которой лежали соленые сухарики, после чего стал наполнять бокалы пивом, которые сразу запотели от холодного слабоалкогольного напитка.

- За успех нашего предприятия! - произнес тост Роберт и опрокинул в себя содержимое стакана.

- За успех! - поддержал я его, опустошая свой стакан.

- Привет, морячок, - раздался сбоку грудной томный женский голос. - Может, угостишь одинокую грустную даму стаканчиком холодного пива?

Вначале я посмотрел на своего брата, думая, что это к нему обращаются. Но Роберт молчал, словно воды в рот набрал, а его глаза покрылись масляным блеском, как у мартовского кота и смотрел он отнюдь не на меня хоть и в мою сторону. И что же могло так его завести? Чтобы не гадать на кофейной гуще, мне пришлось посмотреть в туже сторону.

Возле меня стояла смуглая незнакомка лет двадцати или чуть больше с небольшой дамской сумочкой на плече. Красные туфли на высоком каблуке, длинные стройные ноги в тон кожи чулках. Короткое красное платье с глубоким декольте, едва скрывающим упругие аппетитные груди, которое так очевидно подчеркивало все линии стройного молодого тела. Ее большие карие глаза не были грустными, наоборот они искрились задором. Смуглая - не значит, что она была жительницей Судана, ее плавные черты лица, небольшой вздернутый носик, естественно алые пухлые губки, говорили о том, что она, скорее всего уроженка Испании или Португалии, точнее трудно сказать без должной информации.

Не дождавшись от меня приглашения, девушка поправила тонкой кистью руки выбившийся из прически черный волнистый локон волос, и я ощутил от нее исходящий тонкий запах мускуса вперемешку с корицей. Потом незнакомка села на свободный стул, ненароком коснувшись своим коленом моей ноги.

Теперь я понял, почему у Роберта такой взгляд. От такого видения даже у мертвого нижняя плоть примет вертикальное положение, а что уж говорить обо мне. Я, конечно, никогда не ощущал себя похотливым блудливым котом, но в результате того, что мне в последние полгода не везло с женским полом, ничего удивительного не было в том, что мое нижнее естество взбунтовалось, готовое в любой момент разорвать молнию на джинсах. Поэтому я торопливо схватил запотевший бокал с пивом и залпом осушил его, стараясь таким образом остудить себя от нахлынувших на меня животных инстинктов.

Тем временем Роберт успел прийти в себя. Он заказал бармену, всем нам троим по еще одному бокалу пива, а так же по очередной порции водки.

- А имя есть у морячка? - незнакомка, положив на стойку, рядом с собой дамскую сумочку, как должное взяла бокал и сделала из него небольшой глоток.

- Роберт, - первым среагировал мой брат.

- Кирилл, - вторил ему я.

- Поляки? - незнакомка по именам решила угадать нашу национальную принадлежность.

Я хотел ей возразить, но получив от брата тычок локтем в бок, не стал этого делать.

- Да, мы из Варшавы, - мило улыбаясь, соврал Роберт, не моргнув глазом. - А откуда будет наша таинственная незнакомка?

- Луиза, из Сан-Диего, - ответила незнакомка.

- Красивое имя - Луиза, - сделал комплимент мой брат, - оно означает, если память мне не изменяет; 'светлая' или 'знаменитое сражение'. И какое из значений больше подходит к тебе?

- Оба, - мило улыбаясь, произнесла незнакомка, а увидев непонимание в наших взглядах, продолжила. - Если я сражаюсь за любимого мужчину, то до самого конца, а получив его, одаряю светлым будущим.

- Сильно сказано, - похвалил мой брат, - тогда выпьем за тебя, 'светлое знаменитое сражение'.

Никто не стал возражать. Все подняли стопки, и выпили за знакомство, а потом начали болтать на разные темы, регулярно заливая в себя порции водки и пива.

Тем временем бар начал постепенно заполняться. Кто-то из посетителей включил музыкальный аппарат. Заиграла музыка 'House of the rising sun' в исполни Geordie.

- У меня от этой песни просто мурашки по коже, - покачиваясь в такт музыки, промурлыкала Луиза, потом она резко встала со стула и потянула меня за руку:

- Пошли, потанцуем!

Мы уже хорошо набрались пойла, так что давно переступили черту стыдливости, поэтому, невзирая на то, что мы будем единственной танцующей парой, я решил не отказывать в просьбе девушки и позволил себя вытащить от барной стойки.

Оказавшись посередке бара, Луиза обняла меня за плечи и прижалась так близко, насколько вообще это было позволительно, окутав меня тонким запахом мускуса вперемешку с корицей, исходящим от нее. И вот так, слившись в одно целое, мы медленно закружились под песню.

Все ее упругое тело, спрятанное под тонким покровом короткого красного платья, пластично извивалось и как бы кричало - освободи меня от покров, награди меня ласками. Тот самый молчаливый крик просто сводил меня с ума, заставляя нижнему естеству не на шутку воспрянуть. Луиза, ничуть не смутившись этому, она еще плотнее прижалась ко мне, слегка откинув голову назад, как будто приглашала к поцелую.

Я не мог так поступить на людях, хотя мне этого очень хотелось. Так что пришлось стерпеть соблазн и продолжать кружиться в танце.

Вскоре песня закончилась. Я, с облегчением вздохнув, ведь еще чуть-чуть и я готов был намочить трусы от перевозбуждения, в сопровождении Луизы подошел к своему стулу, взял бокал с холодным пивом и выпил его до дна без передышки, чтобы потушить внутри себя пожар.

Роберт одобрительно поднял большой палец, при этом завистливо улыбаясь. Потом мы вновь завели беседу обо всем.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что Луиза прилетела сюда на раскопки после того, как их институт получил грант на исследование древней культуры Судана. И теперь их лагерь расположился недалеко от храма богини Мут, который был построен Тахаркой в честь своей любимой супруги. Роберт засомневался в точности ее слов, высказав, что это святилище воздвигнуто в эпоху Тутмоса третьего, но очаровательная новая знакомая напомнила ему, что Тутмос увековечил себя постройкой храма Амона, который потом был расширен Пианхи и Тутмосом и поэтому, никак не мог построить храм богини Мут. Мне же оставалось только молчать и удивляться познаниям своего родного братца, при этом недоумевая, когда же он успел набраться таким премудростям. Хотя чему здесь удивляться, у Роберта всегда был язык хорошо подвешен и это ему помогало легко налаживать контакт с противоположным полом, что он на практике и доказывал в данный момент, рассуждая о различие гончарных изделий мужчинами и женщинами. Первые изготовляли на гончарном круге, при этом демонстрируя множество вариаций, а другие, работая руками, придерживались консерватизма керамических работ.

Потом, поговорили еще на разные темы, после чего, под холодное пиво Луиза перешла к теме о нравах в Судане в недалеком прошлом.

- Это сейчас Суданцам, в свете рыночных отношений, приходится пахать и днем и ночью, как проклятым, чтобы заработать на жизнь, а в те недалекие времена, местные туземцы днем работал крайне мало, - слегка заплетающимся языком, начала рассуждать наша новая знакомая, покачивая из стороны в сторону бокалом с пивом. - Они предпочитали, безмятежно лежать в своем жилище на мягком анкаребе, вкушая покой. А с заходом солнца у них начиналась настоящая жизнь полная наслаждений. Приятно вытягивая свои члены, почти раздетые, они дожидались, когда красивая женщина зачерпнет тыквенной чашкой любимый напиток из большой бурмы, наполненной меризой, и подаст ему в руки. Вот это считалось настоящим кейфом, провести полночи с бурмой и красавицей, которые пьянили в одинаковой степени. И им не было дела до всех богов, до звезд, сияющих в светлой тропической ночи, до работы и до своего хозяина, главное достигнуть высшего блаженства, о котором потом будешь помнить целый день, до следующего захода солнца, означающего о наступлении очередного кейфа. Они же живут для себя, для женщин и для меризы, а когда смерть постучит в их двери, то стоит покаяться и откроются для них двери рая с нежными объятиями встречающих там смуглых гурий.


'Бурма - медный или бронзовый сосуд с широкой горловиной'.

'Напиток мериза получается из фиников при помощи брожения'.


- Прямо поэма получается, восхваляющая бездельников, - усмехнулся Роберт.

- А ты не хочешь испытать кейф? - не обращая внимания на реплику брата, Луиза спросила меня, игриво проведя языком по пухленьким алым губкам. Потом она, подхватив дамскую сумочку с барной стойки, встала с высокого стула, тем самым показывая, что если не будет продолжения банкета, то ей пора уходить к себе в номер.

Я же, откровенно говоря, от такого прямого намека слегка опешил.

Из прострации меня вывел шепот Роберта:

- Кир, не теряйся, она же уйдет!

На самом деле, какого черта! Ко мне подкатывает такая шикарная дама, а я о чем-то думаю, сидя на месте, как истукан!

- За тобой, Луиза, я готов спуститься хоть в ад, - пылко произнеся банальность, поднялся со стула и собрался вместе с обворожительной дамой подняться к себе в номер, но меня остановил брат:

- Постой, ты кое-что забыл.

Бармен принес бутылку красного вина и пару чистых бокалов.

- Возьми с собой, пригодится, - все это Роберт передал мне, с легкой завистью добавив, - вперед, братишка, оторвись с ней за нас двоих.

В ответ рукой я показал, что все в порядке и пошел следом за девушкой. Луизу немного качнуло, так что, как истинный кавалер, я подхватил ее за талию, тем самым уберегая от случайного падения.

- Gracias - томно произнесла Луиза, положив мне голову на плечо.


Gracias - Благодарю (исп.)


Хотя я не слыл знатоком испанского, смысл ее слова понял без переводчика, поэтому ответил:

- Не стоит благодарности, так поступил бы любой себя уважающий джентльмен. И вот так обнявшись, мы с Луизой направились ко мне в номер.

Уже находясь на своем этаже, у меня невольно вырвалось:

- Вот черт!

- Ты что-то забыл? - удивлено приподняв тонкие брови, спросила Луиза.

- Нет, ничего не забыл, - ответил я, засовывая пластиковый ключ в прорезь двери, - видишь ли, я сегодня не ждал гостей и не успел навести порядок.

Луиза зашла следом за мной в номер и, придирчиво осмотревшись, огласила свой вердикт:

- Я ожидала худшего.

- Чего именно? - мимоходом поинтересовался я, ставя бутылку с вином и бокалы на стол, захламленный лишними запчастями от игрушечных машин, инструментами, а среди них громоздился мой выключенный ноутбук.

- Грязных носок, разбросанных по всей комнате, пустых бутылок, смятых пивных банок и недоеденной закуски, покрытой плесенью, - честно призналась Луиза. - А так, ничего, вполне прилично для человека увлеченного своей работой. А что ты мастерил, если не секрет?

- Так, кое-что для наших изысканий, - уклончиво ответил я.

- Если не хочешь, не говори, - тихо произнесла Луиза и, положив мне на плечи руки, одарила долгим сладостным поцелуем, потом легонько толкнула ладонями в грудь. - Иди, ложись в кровать, а я, mi chico, как покорная рабыня преподнесу вино тебе в постель.


mi chico - мой мальчик (исп.)


Все еще ощущая головокружительный вкус женских губ, я покорно подошел к кровати, разделся и залез под одеяло.

'Черт, завтра рано вставать!' - мимолетно пронеслась совсем не к месту мысль, которую я сразу отогнал, как назойливую муху. Да и как могло быть иначе, ведь передо мной находится самая прекрасная женщина в мире, готовая до самого восхода солнца погрузить меня на самое дно греха и порока.

Теперь я в полной мере начал понимать предков Суданцев, наблюдая за тем, как Луиза кладет на стол маленькую дамскую сумочку, как медленно снимает платье. Вот она, соблазнительно изогнувшись, разливает по бокалам красное вино. Они были правы, однозначно правы. К черту работу, ко всем дьяволам поиск артефакта, и пусть идут на все четыре стороны мой верный брат и тщеславный наниматель, да пусть хоть вся вселенная рухнет в тартарары! Мне плевать на все это, пока рядом находится Луиза, готовая к утру превратить меня в выжатый лимон. В счастливый выжатый лимон!

Вот Луиза подошла к кровати, грациозно, как кошка подобралась ко мне и подала бокал. Я взял его, торопливо выпил до дна, чтобы хоть от части, затушить внутри себя огонь, а потом...




Дядя Прохор.



Дядя Прохор любил появляться помпезно, а главное неожиданно. И тот приезд не был исключением.

Во второй половине дня, к нашей пятиэтажке подъехала новенькая черная Волга 'Газ-24', из ее открытого окна показалась рука человека, которая призывно помахала ребятам, сидящим в тени на лавке возле первого подъезда дома, среди них, кстати, был и я с братом. Мы, гадая, кто это приехал, дружной стайкой подбежали к автомобилю. На самом деле, в то время на таких машинах разъезжали в основном большие начальники и в редком случае частные лица. Тогда кто это; высокопоставленное лицо из областной администрации или чей-то гость, на золотых приисках заработавший на такой дорогущий автомобиль и если это гость то чей?

- Где здесь улица Мейера, дом одиннадцать? - спросил моложавый мужчина, не вылезая из Волги.

- Вот он, - ответил Толик, показывая рукой на наш дом.

- Ты там живешь? - поинтересовался незнакомец.

- Да, - с маленькой толикой робости ответил Толик.

- Значит, знаешь, где мне можно найти семью Волховых? - был следующий вопрос незнакомца.

- Это к Кириллу и к Роберту приехали, - со всех сторон раздался возбужденный шепот наших друзей, которые ходили вокруг автомобиля, с завистью глядя на его блестящие черные бока. Каждый из них мечтал сесть внутрь салона, вдохнуть в себя неповторимый запах новой обшивки и попросить прокатить с ветерком. Но это всего лишь мечта, которой не суждено сбыться.

Услышав шепот наших друзей, коротко постриженный незнакомец, почти что под ежик, вылез из автомобиля. Был он невысокого роста; метр шестьдесят с копейками, одет в короткую легкую куртку, в слегка потертые джинсы, опоясанные широким кожаным ремнем и черные кожаные туфли, начищенные до блеска. Он окинул всех ребят внимательным взглядом, быстро вычислил меня с Робертом, потом широко улыбнувшись, произнес:

- Привет, племянники, встречайте дядю Прохора.

- Здравствуйте, - растеряно произнесли мы, потому что не ожидали увидеть родственника из Волгограда да еще на новеньком автомобиле, ведь в последний раз он приезжал два года назад, на поезде и до этого тоже. А тут! Интересно, на какие шиши ему удалось скопить такую большую сумму на приобретение дорогостоящей Волги? Хотя никто из нас не знал, какую он пенсию получал по инвалидности. Раньше он служил в морской пехоте, потом по контракту его перевели в боевые пловцы, и пришлось дяде Прохору помотаться по миру, побывать в 'горячих точках' по приказу Партии. Вот в одной такой 'горячей точке', на краю света, он получил травму, после которой его списали в запас.

- Ну что вы стоите, как бедные родственники, идите, обнимите своего любимого дядю! - приметив наше замешательство, добродушно произнес дядя Прохор, широко раскрыв свои объятия.

Его слова привели меня и Роберта в чувство, и мы радостные со всех ног помчались к любимому родственнику, который не забывал баловать нас различными подарками, а тут еще замаячила надежда покататься вместе с ним на автомобиле, на зависть нашим друзьям.

- Ну, вы даете, сорванцы, чуть меня с ног не сбили, - приняв нас в свои объятия, чуть покачнулся дядя Прохор и, потрепав нас по волосам, поинтересовался:

- Родители дома или на даче трудятся?

- Дома, - хором ответили мы.

- Это хорошо, - произнес дядя Прохор, открывая багажник автомобиля, оттуда он достал объемистый рюкзак и повесил его на левое плечо, - это замечательно. Тогда пошли, нанесем, как положено, визит вежливости вашим родителям.

- Дядя Прохор, вы к нам в гости или в командировку по делам приехали? - поинтересовался Роберт, вприпрыжку следуя за родственником, при этом искоса глядя на его безымянный палец левой руки, где красовался массивный золотой перстень с большим черным камнем. Нам удалось разглядеть, что там искусно выгравирован сокол с раскрытыми крыльями, как будто тот собирался отправиться в полет.

- Можно сказать в командировку, - охотно ответил родственник.

- И надолго? - продолжал спрашивать мой брат.

- Ха, я еще не успел приехать и уже успел тебе надоесть? - усмехнувшись, шутливо произнес дядя Прохор.

- Нет, я не это имел виду, - смутился Роберт.

- Шучу я, - дядя Прохор, добродушно похлопал моего брата по плечу, - а если говорить всерьез, то я сам не знаю насколько приехал, посмотрим, как дела пойдут.

За разговором мы не заметили, как добрались до нашей квартиры, а там началось. Мама с бабушкой засуетились, стали в зале накрывать на стол, а дядя Прохор с нашим отцом уединились на балконе, покуривая там папиросы одну за другой и ведя там о чем-то долгий разговор. Я же вместе с Робертом в своей комнате, со счастливыми лицами рассматривали на своих запястьях водонепроницаемые, противоударные командирские часы со светящимися в темноте стрелками и циферблатом, которые нам в подарок привез любимый родственник из Волгограда. Потом все сели за накрытый стол и стали шумно праздновать приезд дяди Прохора.

Во время застолья бабушка постоянно суетилась, бегала на кухню, то унести грязную ненужную посуду, то поднести новое блюдо. Один раз за ней увязался дядя Прохор, намереваясь помочь. В это время я находился в ванной комнате, мыл рыки после съеденной малосольной селедки, чтобы одежду не испортить и когда вышел оттуда, невольно подслушал чужой разговор.

- Ты им рассказала? - спросил дядя Прохор, ополаскивая в моечной раковине грязные стаканы.

- Нет! - резко ответила наша бабушка, вытерев полотенцем вымытый стакан и поставив его на кухонный стол.

Это весьма удивило меня, потому, что я привык ее всегда видеть вполне добродушной и весьма вежливой.

- Почему? - удивился дядя Прохор. - Они должны знать, что им предстоит делать и с чем придется столкнуться. А для этого нужно их заранее подготовить не только морально, но и.., короче ты сама знаешь, чему.

- Они еще малы, - продолжала возражать наша бабушка, - пусть волю насладятся детством, а уж повзрослеть они всегда успеют, даже глазом моргнуть не успеешь. Вот тогда я им все и расскажу.

- Пойми, - как-то устало произнес дядя Прохор, - мне тоже не по душе видеть их раннее взросление, но сами того не ведая они уже успели краем коснуться того, к чему совершено не готовы, так что хочешь того или не хочешь, но по любому их коснется, происходящее вокруг. Ты постараешься отгородить ребят от трудностей, будешь оттягивать неизбежное до последнего. Но задай себе вопрос, до какой поры ты ребят будешь прятать под своей юбкой? Мы же не вечны и в любом случае должны готовить себе замену. Или скажешь, что я не прав? А если прав, то почему ты продолжаешь упорствовать? Я конечно со всеми этими неприятностями с трудом, но смогу сам справиться, без посторонней помощи. Вот только пойми, такой удобный случай, познакомить ребят с неведомым здесь, у себя под боком, еще неизвестно когда подвернется.

- Ты прав, - хмурясь, согласилась с ним наша бабушка, - ты как всегда прав, но ребят, завтра утром, с тобой я не отпущу.

- Тьфу, ты! - дядя Прохор с досадой сплюнул. - Почему ты такая упертая! Я же завтра не собираюсь их тащить в самое пекло, а лишь только немного кое-чему научить!

Я словно прирос к месту, подслушивая чужую беседу. Мне было понятно, что разговор ведется про меня и Роберта, но сам смысл спора между двумя моими любимыми родственниками был мне не ясен. Одни только недомолвки придавали беседе оттенок таинства, в который меня с братом никто не соизволил посвятить и все эти недоговоренности только сильней разжигали мое любопытство. Мне не терпелось узнать, о чем дядя Прохор и бабушка спорит и куда нас не хотят отпускать. Вот поэтому я стоял на месте, чуть ли не дыша, стараясь, как можно плотнее вжаться в стенку, и продолжал подслушивать чужую беседу.

- Еще раз повторяю - нет! - выпалила бабушка.

- Почему? Ты можешь мне объяснить? - мне показалось, что дядя Прохор готов был накинуться на свою собеседницу, нависнув над ней, как утес.

- Потому что, - произнесла бабушка и моментально замолкла, потому что краем глаза заметила меня.

- Потому что, что? - нетерпеливо спросил дядя Прохор, но проследив за взглядом бабушки, тоже замолк.

У них у обоих был вид школьника пойманного со шпаргалкой во время выпускного экзамена; такое же смущение вперемешку с досадой и испугом.

- Кирюша, тебе кваску налить? - после короткого замешательства первой пришла в себя моя бабушка.

- Нет, спасибо, я не хочу, - смущено ответил я. Мне тоже было не по себе от того, что поймали за подслушиванием чужого разговора.

- Ну, тогда идите, садитесь за стол, - бабушка подтолкнула дядю Прохора в спину, - а я поставлю чайник подогреть.

Тот послушно подошел ко мне и, обняв за плечи, громко произнес:

- Пошли, Кирилл, - а после уже шепотом, заговорчески подмигнув мне, добавил: - Передай Роберту, завтра рано утром поедите со мной.

Я не стал уточнять о цели поездки, боясь, что бабушка услышит наш тайный разговор, а просто утвердительно мотнул головой.


На следующее утро, как только встало солнце из-за горизонта, мы, как можно тише, чтобы не разбудить родителей с бабушкой, собрались, похватали удочки и собрались на выход.

- Вы куда? - подозрительно посмотрев на нас, задала вопрос наша бабушка. Она все же услышала наши сборы и не поленилась подняться с постели.

- На рыбалку, - за нас ответил дядя Прохор.

Повод забрать нас с собой он придумал правдоподобный, как раз полным ходом шла осенняя вобла размером в две ладони взрослого мужчины, правда не икряная, зато очень жирная, такую посолишь, высушишь, а потом оторвешь пузо и видишь, как по пальцам течет крупными капельками жир.

Вспоминаю, а у самого изо рта слюнки текут. Сейчас бы эту воблешку да под холодненькое пиво! В то время с берега Волги, практически в любом месте, на три-четыре закидушки можно было, спокойно за день наловить пару-тройку мешков свежей рыбы.

- Подождите, сейчас бутерброды вам сделаю, - проворчала бабушка, залезая в холодильник. Потом она нарезала тонкие куски хлеба, постоянно на нас подозрительно поглядывая, положила на них ломтики колбасы с сыром, оставшиеся после вчерашнего застолья, все это завернула в газету и передала нам. - Вы надолго собрались?

- Нет, до обеда вернемся, - заверил ее дядя Прохор, положив сверток с перекусом в свой рюкзак.

Бабушка больше ничего не сказала, она просто с недоверием покачала головой.

Теперь нас ничего не задерживало, так что мы, от счастья улыбаясь от уха до уха, вышли из подъезда и сели в автомобиль.

- Ребята, а кем вы хотите стать, когда подрастете? - задал банальный вопрос дядя Прохор, заводя машину.

Кем любой мальчишка хотел стать в то время? Мы с удовольствием смотрели фильмы 'Белое солнце пустыни', 'Неуловимые мстители', 'Отроки во вселенной', запоем читали книжки Кира Булычева, Евгения Велтистова, Григория Адамова, и соответственно желали стать кем-то особенным, тем, кто сделает мир лучше, ну и конечно, всем нам хотелось немного приключений.

- Мы пока не знаем, - смущено улыбаясь, ответил Роберт.

- Но, а все же, о чем-то мечтаете? - не отставал дядя Прохор, выруливая автомобиль с трассы в сторону противоположную реки.

Мы какое-то время молчали, а наш дядя терпеливо ждал ответа. Потом Роберт первым, поборов смущение, ответил:

- Я мечтаю стать космонавтом.

- А ты, Кирилл? - продолжал проявлять любопытство дядя Прохор.

- Моряком, - после небольшой паузы, решившись, ответил я.

А что мы еще в то время могли сказать? Что хотим стать олигархами, юристами, банкирами, топ менеджерами или депутатами? Нет, в то время в тогда мы про таких и не слышали. Нет, про депутатов знали, но в то время избранники народа не просиживали каждый день в думе. Они собирались раз в год для заслушивания доклада партийных лидеров, а потом разъезжались по рабочим местам. Так что нам в голову не могло прийти - стать по жизни дармоедами, другое, знаете ли, было воспитание, да и нравы были совершено другие, с совершено другими ценностями. Все мальчишки мечтали стать космонавтами, моряками, учеными, теми, кто реально приносит пользу державе, а не попросту грабит ее. Нам всем казалось, что вот еще чуть-чуть, и мы все шагнем в счастливое будущее, благодаря быстро развивающемуся прогрессу. В то счастливое будущее, где дома строят роботы, автомобили на конвейере собирают умные автоматы, урожай сажают и собирают радиоуправляемые комбайны, а хлеб пекут автоматизированные пекарни, тем самым помогая остальному человечеству заняться творческой работой, осваивать бескрайние просторы космоса и отгадывать тайны мирового океана.

- Значит, никто из вас пойти по моим стопам и стать военным не хочет, - усмехнувшись, сказал дядя Прохор.

- А зачем? - удивился Роберт. - Все равно вскоре будет мир во всем мире и тогда армия окажется ненужной.

- Твоими устами да мед пить, - с грустью в голосе произнес дядя Прохор, словно знал то, чего мы не ведали.

- А куда мы едем? - поинтересовался я.

- Скоро узнаете, - многозначительно ответил наш дядя.

Автомобиль, прыгая на кочках грунтовой дороги, извивающейся, как змея и местами заросшей пожухшей травой, медленно продвигался вперед. Вокруг нас распростерлась степь, усыпанная разной величины и покатости сопками, покрытые полынью с серовато-зеленою листвой. На их покатых боках, практически в низине, где белел ковыль, и зеленела солодка, виднелись небольшие норки, из которых иногда, когда мы уже проезжали мимо, выскакивали суслики. Они вставали столбиками, среди сухих колючих кустов, замирали и с нескрываемым любопытством наблюдали за нами. Потом вдали показалась высокая стена камыша, а возле нее несколько ветхих деревянных строений, обнесенных невысоким забором, сделанным из горбыля. Как раз туда мы и направились.

Когда автомобиль практически подъехал к ветхим постройкам, оттуда выскочили две огромные кавказские овчарки, которые начали лаять на непрошеных гостей. А следом за ними, опираясь на толстую длинную палку, появился старый казах, обутый в весьма поношенные кирзовые сапоги, одетый в полотняные штаны с пузырями на коленках и в ватный халат, опоясанный широким матерчатым поясом.

Автомобиль остановился. Стоило нам вылезти из него наружу, как две огромных собаки хотели кинуться в нашу сторону, но хозяин цыкнул на них, отгоняя палкой обратно во двор. Те, недовольно ворча, послушно удалились.

- Ассаляму алейкум, отец, - поздоровался дядя Прохор.

- Ваалейкум ассалям, сынок, - произнес в ответ старый казах, подозрительно глядя на нас. Он не мог понять, что за важные гости к нему пожаловали, ведь не каждый день к нему приезжают люди на автомобиле, в основном начальники, но приезжие небыли на них похожи.

- Хорошие у вас собачки, наверное, всех волков по округе разогнали, - продолжая говорить, дядя Прохор приблизился к хозяину чабанской точки и пожал ему руку.

- Волков они хорошо гоняют, вот только молодые, горячие, на незнакомых людей без команды бросаются, - посетовал старик.

- Это ничего, немного подрастут, ума наберутся, да и ты им спуску не дашь, поучишь их своей палкой, - добродушно усмехнулся дядя Прохор.

- Верно, спуску не дам, - согласился с ним хозяин чабанской точки, - проходите, чаю попейте.

- Извини, отец, как-нибудь в другой раз, - отклонил его предложение дядя Прохор, - мы приехали здесь пошуметь чуть-чуть, а чтобы компенсировать это неудобство, я сделаю тебе небольшой подарок.

Он подошел к багажнику автомобиля, открыл его и достал оттуда четыре бутылки водки.

- Держи, - дядя Прохор передал их хозяину чабанской точки, у которого от такого подарка радостно загорелись глаза. - И еще, отец, у тебя случайно не найдется пустая тара из-под этого божественного нектара?

- Почему же не найдется, как раз этого добра хватает, - ответил старик. - Пошли, заберешь, сколько тебе нужно.

Они ушли, а мы остались стоять возле автомобиля, гадая, какой сюрприз решил преподнести нам дядя Прохор. А вот и он, наш любимый родственник появился, неся в руке объемистый дерюжный мешок, в котором позвякивала пустая тара.

- Ну что, мальчики, сейчас займемся с вами огневой подготовкой, - сказал дядя Прохор, остановившись перед открытым багажником автомобиля. Мы, не понимая, о чем идет речь, подошли к нему и с нескрываемым любопытством стали наблюдать за его манипуляциями.

Дядя Прохор, поставил на землю полный мешок, залез в багажник, где кроме запасного колеса находился большой продолговатый деревянный ящик, открыл его. Там оказался набор инструментов для ремонта машины. Увидев его, мы разочаровано вздохнули. Он что, нас гаечными ключами стрелять учить будет?

Посмотрев на наши глупые выражения лиц, дядя Прохор лишь хитро усмехнулся, потом нажал на какой-то потайной рычаг и узкий поддон с инструментов поднялся верх, открывая перед нами то, от чего у каждого из нас дух перехватило.

Там лежал небольшой арбалет, рядом с ним пучок стальных болтов к нему, а возле них расположился огромных размеров тесак с широким лезвием. Также там находились два револьвера, множество коробочек, непонятного назначения, широкий поясной патронташ с двумя кожаными кобурами и два обрезанных дробовика с изогнутыми удобными ручками, инкрустированные серебром. Вот эти два красивых предмета так и просились к нам в руки. Это вам не пукалки-самопалы, от которых, больше шума, чем пользы, а из таких шарахнешь, так шарахнешь - мало не покажется! Мимолетно подумав, мы потянулись за дробовиками.

- Стоп, мальчики, - остановил нам дядя Прохор, - эти штуки пока вам не по руке. А вот наган образца 1895 года, то, что врач прописал. Он весит всего восемьсот восемьдесят грамм вместе с семью зарядами, длина двести двадцать миллиметров, ствол сто пятнадцать миллиметров.

Во время небольшой познавательной лекции, дядя достал из мешка штук десять пустых бутылок, поставил их на небольшом пригорке, находившемся рядом с нами.

- Наган имеет ударно-спусковой механизм курковый, двойного действия, боек шарнирно установлен на курке, боевая пружина - пластинчатая, двуперая, размещена в рукоятке. Шептало выполнено заодно со спусковым крючком. Предохранитель отсутствует, но при не нажатом спусковом крючке, специальная деталь не позволяет бойку соприкасаться с капсюлем. При взведении курок приводит также в действие специфический замочный механизм, сдвигающий барабан револьвера вперед, а спусковой крючок обеспечивает стопорение барабана от вращения. Наган имеет скорострельность семь выстрелов за пятнадцать-двадцать секунд.

Для наглядности дядя Прохор, отошел на десять шагов от цели, взвел курки и навскидку выпустил из наганов все патроны. Бутылки, стоящие на пригорке, разлетелись на мелкие осколки, ни одной целой не осталось.

Его слова на нас действовали, как молитва на истинно верующего, а меткая стрельба, как ритуал крещения.

- Ух, ты! - только и смогли мы восхищено выдавить из себя.

На выстрелы выбежал на улицу встревоженный старик, держа в руках охотничье ружье, а за ним показались недовольно рычащие собаки, но увидев, что никто никого не подстрелил, только осуждающе покачал головой и удалился обратно.

- Наган имеет монолитную неразъемную раму, на которую крепится дверца, открывающая каморы барабана поворотом вбок, - продолжал пояснения дядя Прохор, при этом все, наглядно показывая нам. Он откинул в правый бок барабан у одного револьвера, высыпал оттуда отстрелянные гильзы прямо в открытый ящик с оружием, потом проделал то же самое с другим, после достал оттуда одну из коробочек. - Это еще одно удобство у нагана; после стрельбы ты не оставляешь отстреленных гильз на месте. Револьвер имеет патрон семь-шестьдесят два, - дядя Прохор открыл коробочку, она оказалась пачкой, наполненной патронами, - которые, заряжаются в гнезда.

Он ловко загнал патроны в гнезда в обоих наганах, защелкнул барабаны и передал их нам:

- Держите, сейчас посмотрим, на что вы способны. Но сначала нужно выставить мишени.

Дядя Прохор достал из мешка очередную партию пустых бутылок, выставил на место разбитых и быстро подошел к нам.

- Начинайте, - он дал команду нам.

Мы решили, так же, как и дядя попасть по мишеням навскидку, но тот вовремя остановил нас.

- Стоп! - окрикнул он. - Вы что творите? Неужели вы думаете, что если у меня так ловко выходит, то и у вас так получится? Нет, мальчики, для стрельбы навскидку нужно долго и упорно тренироваться. А вам пока нужно привыкать поражать цели по классическому способу, с вытянутой руки. Так, встали, немного расставив ноги, повернулись в полкорпуса, слегка вытянули руку, соединили взглядом целик с прицельной прорезью на верхней части рамы с мушкой на передней части ствола, направили на мишень.

Мы все сделали, как нам сказал дядя Прохор. Тот подошел к нам, поправил каждому из нас руку, расставил правильно положение ног и только после этого дал команду:

- Пли!

Я с Робертом начал палить из нагана.

Отстрелялись первый раз неважно, мне удалось расколоть только одну бутылку, а брату три. Потом мы самостоятельно учились откидывать барабан, вынимать негодные гильзы, заряжать новые патроны. Затем вновь стрелять по мишеням. И так раз за разом. Под конец у Роберта стало получаться лучше, чем у меня. Ну что поделать, некоторые, как говорится, родились с револьвером в руке, а другим суждено идти другой стезей.

- Неплохо для первого раза, - похвалил нас дядя Прохор. Он забрал наганы, вытащил у каждого шомпол, который в боевом положении скрывается в оси барабана, достал ветошь со смазкой и начал чистить стволы. - Сейчас я это делаю за вас, чтобы показать, как нужно делать, а в следующий раз, все проделаете сами.

- Дядя Прохор, откуда у тебя все это? - поинтересовался Роберт, кивком головы указывая на багажник автомобиля.

- Кое-что осталось после службы, кое-что сделали для меня на заказ, - ответил дядя. Он собрал почищенные наганы, положил их в ящик, достал из багажника полную бутылку водки и передал нам. - Употреблять это пойло вам рано, а вот помыть им руки стоит, чтобы отбить запах пороха, так на всякий случай, ведь ваша бабушка такая подозрительная, может учуять, и если это произойдет, тогда мне несдобровать.

Мы все сделали, как он сказал.

- А теперь поехали, нам еще нужно заскочить в магазин 'Живая рыба' и там купить воблы, будто мы все это время находились на рыбалке, - сказал дядя Прохор, садясь за руль автомобиля.




Глава четвертая.

Незваные гости.



...а потом я проснулся от настойчивых толчков в правое плечо, которые тупой болью отдавались в голове, но самое главное, там, в черепной коробочке, образовался глубокий провал, не позволяющий вспомнить - что вчера мы делали.

С трудом разлепив глаза, обнаружил, что в гордом одиночестве лежу на кровати, а рядом стоит Роберт и пытается меня разбудить.

- Наконец-то наша 'Спящая принцесса' соизволила очнуться от долгого сна и приступить великим свершениям, - раздался рядом насмешливый голос моего брата.

- Вот черт, башка разламывается, - присев на кровать, я ощутил легкую барабанную дробь в висках. - Мы что, вчера керосин пили?

- Держи, лечись и одевайся, а то наши бравые секьюрити уже заждались, - Роберт, выглядевший, как свежий огурчик, словно он вчера пил не водку, а обычный лимонад, передал мне холодную банку с пивом.

- Спасибо, - поблагодарив, я торопливо открыл банку и присосался к ней, как голодная пиявка.

- Ну, как красотка? - поинтересовался Роберт с похотливой улыбкой на губах. - Оправдала твои надежды?

- Красотка? - оторвавшись от банки, с нескрываемым удивлением переспросил я. Мне припоминалось, что мы с братом сидели в баре, что пили водку с пивом, но никакой красотки я не помнил.

- Ты шутишь? - Роберт, все еще улыбаясь, посмотрел на меня, но убедившись, что я не расположен к розыгрышам, сразу насторожился. - Кирилл, у тебя случайно ничего не пропало?

- Вот черт! - воскликнул я, совершено позабыв о головной боли, вскочил с пастели и кинулся к журнальному столику. Там к моему облегчению стоял на месте ноутбук, два бокала с полупустой бутылкой вина, лишние запчасти от игрушечных машин, инструменты, а рядом, прямо на полу находился мной усовершенствованный игрушечный радиоуправляемый автомобиль.

- Братишка, а сколько у тебя денег было? - поинтересовался Роберт, держа в руках мой открытый бумажник.

- Примерно полтары тысячи долларов, - ответил я.

- Можешь с ними распрощаться, - усмехнулся брат.

В это время открылась дверь и в номер заглянули Григорий с Валерием.

- Что вы так долго возитесь со сборами? - спросили они.

- Здесь такое дело, - немного замялся Роберт, - как я понял, Кирилл вчера напоролся на клафилинщицу.

- Ты уверен? - хмуро произнес Валерий, с подозрением осмотрев помещение.

Григорий же быстро куда-то убежал, потом вернулся со сканером и проверил номер на наличие 'жучков', те к счастью отсутствовали.

- Что пропало? - спросил Валерий, немного успокоившись после проверки.

- Деньги, - ответил Роберт, показав мой открытый бумажник.

- И больше ничего? - продолжал спрашивать Валерий. - Вы уверены?

Я еще раз осмотрел номер и, убедившись, что все на месте, хмуро произнес:

- Уверены. И как я понял, их искать бесполезно.

Ощущал я себя последним идиотом. А кому понравится быть обманутым, да еще клафилинщицей? Она обманула мои надежды, украла деньги, была причиной моей головной боли и как я, по-вашему, должен себя чувствовать?

- Как дети малые. Стоит оставить хоть на минутку без присмотра, как сразу находят приключение на свою задницу. Ладно, давайте собирайтесь, мы вас в машине ждем, - проворчал Григорий, направляясь на выход из номера.

- А как же завтрак? - напомнил ему Роберт.

- На ходу перекусите, - не очень вежливо произнес Валерий, следуя за своим напарником.

- Вот так всегда, сначала работа, а остальное само рассосется, - притворно сокрушался Роберт.

- Роб, - позвал я брата, неожиданно отчетливо вспомнив события предыдущий ночи до определенного момента. - Я, до сих пор не могу понять, как Луизе, если она на самом деле Луиза, в чем я сильно сомневаюсь, удалось так ловко провернуть аферу, ведь она все время была у меня на глазах?

- Братишка, пока ты пялился на ее аппетитный голый зад, предаваясь сексуальным фантазиям, в это время она спокойно могла не только подлить тебе в бокал какой-нибудь дряни, но и эту дрянь изготовить прямо на твоих глазах и ты все равно ничего бы этого не заметил, - ответил Роберт.

Я хотел ему возмущено возразить, мол, ничего подобного не было, но брат не дал мне этого сделать.

- Да не расстраивайся по этому поводу, братишка, любой на твоем месте потерял бы голову от такой красотки, - успокоил меня Роберт, потом посмотрел на мою унылую физиономию и добавил:

- Тебе со сборами помочь?

- Я как-нибудь сам справлюсь, - у меня не было желания посторонним показывать, как на самом деле мне скверно, после случившегося, даже своему брату.

- Ну, тогда я пошел за вещами, - Роберт настаивать на своем не стал, он просто удалился.

Как только за ним закрылась дверь, я в первую очередь подался в душ, чтобы смыть с себя пот и остаток скверного настроения, а уж потом приступил к сборам.

В объемную дорожную сумку полезли, бритва, зубная щетка, ноутбук, инструменты, лишние запчасти, там же кое-как поместилась собранная мной модель игрушечного автомобиля. Уже выходя из гостиничного номера, на пороге я остановился и в последний раз осмотрелся. Ничего не забыл? Нет, ничего.

'Прощай гостеприимный номер, чувствую, что с тобой мы больше не свидимся', - с такой мыслью я покинул свои апартаменты и медленно по лестнице спустился вниз в фойе гостиницы, а потом вышел на улицу.

Меня уже все ждали в машине, так что стоило мне расположиться на заднем сиденье джипа, как мы незамедлительно тронулись в путь.

- Держи, - заботливый Роберт передал холодную банку с coca-cola и парочку бутербродов, которые я сразу проглотил, запив ледяным напитком, после чего, решив, что самое правильное времяпровождение в дороге до лагеря это сон, погрузился в беспокойную дремоту.

Сколько времени у нас ушло на дорогу не знаю, проснулся же я от несильного толчка в бок.

- Ну как, полегчало? - спросил Роберт, это он разбудил меня, пихнув в бок локтем.

- Немного, - протерев глаза, ответил я.

Мы уже находились около просторных палаток, возле которых лежал рабочий инструмент, недалеко от всего этого, горел костер, над ним котелок, висящий на треноге. Короче, все как в прошлый раз, только с одной разницей, теперь двое накаченных парней в камуфляжных футболках и потертых джинсах, с ПП-2000 небрежно висящих на плече, и в шляпах а-ля 'Индиана Джонс', только песчаного оттенка, не отирались возле четырех стареньких джипов. Они сопровождали профессора Евгения Петровича и профессора Якова Федоровича, облаченных, как и прежде в серые рубашки с коротким рукавом и шорты, где виднелось множество кармашков. Те, подгоняемые любопытством, чуть ли не бегом приблизились к нашему автомобилю.

- Вы успели все приготовить? - торопливо спросил Евгений Петрович.

- Да, - ответил я, вытаскивая из джипа свою сумку. Остальные мои спутники сделали тоже самое. Как-то получилось, что у нас набралось слишком много скарба, который пришлось нести с собой, потому что Валерий с Григорием привезли несколько продолговатых деревянных ящиков и там явно находились не детские игрушки.

Прихватив то, что нам сейчас понадобится, мы подошли к раскопанному храму, по пыльным гранитным ступеням спустились вниз. Толстый кабель, на котором были подсоединены энергосберегающие лампочки через каждые восемь шагов, привел нас в большой зал. Там я с Робертом сразу приступил к делу, остальные же, словно находясь на представлении иллюзионистов, с любопытством наблюдали за нашими манипуляциями. В первую очередь мы включили мой ноутбук, потом вытащили из дорожной сумки переделанную радиоуправляемую модель автомобиля, далее; миниатюрную веб-камеру, которая была приделана к игрушке, подсоединили бухту кабеля, подключили другой его конец к компьютеру.

- Испробуй манипулятор, - посоветовал мне Роберт.

- Сейчас, - я взял радио-пульт, включил его, покрутил рычагом джойстика. Небольшой тонкий манипулятор, приделанный спереди модели рядом с пальчиковым фонариком, которого должно было хватить на подсветку веб-камеры, исправно двигался в нужном направлении и щелкал тремя зубьями захватов.

- Отлично! - с удовлетворением произнес Роберт. - Можно приступать.

Я поставил радиоуправляемую модель автомобиля в лаз, потом отошел к ноутбуку, доверив Роберту управлением машинкой.

Включилась веб-камера, отображая четкую картинку на мониторе. Нам было видно, как модель автомобиля следует по едва различимым крошечным человеческим следам. Вот показался поворот лаза. С первой попытки Роберту не удалось в него вписаться, но сделав поправку, он провел машинку в нужном направлении. Теперь нам стало видно, что труба лаза вытянувшись в длину десяти метров делает еще один поворот только в другую сторону.

Моя переделанная техника на малом ходу двинулась дальше. Она без проблем добралась до следующего поворота. На сей раз у Роберта завернуть удалось с первого раза, и мы на мониторе увидели на расстоянии полметра глухую стену, на которой в узком продолговатом пазу находился небольшой металлический рычаг с небольшим утолщением на свободном конце, он был повернут в противоположную сторону относительно нас. И как раз к нему вели крохотные человеческие следы.

- А вот и ключик от нашего закрытого ларчика! - радостно произнес мой брат. - Вот только интересно, кто его открывал? Неужели на самом деле хоббиты?

- Молодой человек, хоббитов не существует в природе и никогда не существовало! - укоризненно покачав головой, высказался Евгений Петрович. - Это всего на всего фантазии многоуважаемого Джона Толкина! Я, конечно, приклоняюсь перед его талантом, но поверить в то, что хоббиты были на самом деле, меня не заставят даже маленькие человеческие следы, найденные нами. Нет, этому феномену можно найти вполне логическое объяснение.

- Например? - по инерции поинтересовался я, думая над актуальной проблемой, а именно; каким образом нам привести в действие найденный рычаг.

- Например, это была шутка строителей храма, - предположил Евгений Петрович. - Во время возведения храма они могли сделать отпечатки следов любым подходящим предметом, похожим на маленькую ступню человека, чтобы потомки гадали над их происхождением. Такое объяснение вас устроит?

- Из ваших слов можно сделать вывод, что наш дядя был полностью прав, называя Историков гадальщиками на кофейной гуще, - усмехнулся Роберт. - Одни лишь предположения и никаких конкретно точных данных.

- Не зарывайтесь, молодой человек! - обижено произнес Евгений Петрович. - Все наши доводы построены на предметах, которые мы находим при раскопках, а также документах виде рукописей, оставленных нашими предками!

- А вы уверены, что эти рукописи донесли до нас истинные исторические факты? - задал вопрос мой брат. - Вполне возможно, на найденных вами свитках, написаны обычные сказки, предназначенные развлекать капризных вельмож тех времен, а вы их воспринимаете всерьез.

- Да вы! - Евгений Петрович чуть ли не задохнулся от праведного гнева. - Да как вы смеете!

Тут пришлось Валерию вмешаться в назревающий конфликт, пока дело не дошло до драки.

- Господа, вы сюда пришли оживленные дискуссии проводить на исторические темы или все же мы делом займемся? - громко произнес он и спор прекратился.

- Роберт, попробуй манипулятором захватить рычаг, может им удастся сдернуть его с места, - предложил я.

- Сейчас попробую, - мой брат вновь взялся за пульт.

Игрушечный автомобиль медленно подкатил к рычагу, захватил манипулятором рычаг и начал сдавать назад. Колеса, буксуя, закрутились на месте. М-да, мощности электродвигателя модели не хватало для выполнения задуманного, значит, к задаче нужно подступиться по-другому.

- Длинная бечевка у вас найдется? - обратился я к Евгению Петровичу.

- Конечно! - радостно ответил тот, понимая, что было задумано мной. Он и Яков Федорович, как мальчишки наперегонки выбежали из зала храма, так им невтерпеж было узнать предназначение таинственного рычага скрытого в лазе. Вскоре они появились с бухтой тонкой, но прочной капроновой бечевки.

Пока они отсутствовали, Роберт успел вытащить модель автомобиля из лаза, так что мы, не теряя времени, сделали петлю на одном конце тонкой веревки, накинули ее на манипулятор, и вновь запустили машинку по уже знакомому маршруту. Ага, а вот и долбанный рычаг. Сейчас мы посмотрим, для чего он предназначен.

На сей раз Роберту пришлось немного повозиться, прежде чем ему удалось накинуть петлю бечевки на рычаг. Потом он пару раз дернул слегка за веревку, проверяя, хорошо ли она зацепилась, и только после этого начал ее тянуть на себя. Послышался отдаленный протяжный скрип, следом за ним - тихое шуршание, словно где-то посыпался сухой песок, что-то едва различимо застучало.

Мы все синхронно повернулись к стене, где предположительно должен находиться вход в скрытое от нашего взора помещение и замерли на месте, ожидая, когда же откроется тайный проход, но почему-то ничего не произошло.

Все затихло.

- И что это значит? - недоумевал Роберт.

Все остальные растеряно смотрели на стену расписанную иероглифами, которая не хотела открывать свою тайну.

- Может за долгое время вышел из строя механизм открывающий проход? - выдвинул я свою версию.

- Ты хочешь сказать; что-то заклинило в самый неподходящий момент? - уточнил Роберт.

- Именно, - я подтвердил его слова и краем глаза взглянул на монитор ноутбука. На его экране что-то изменилось, а именно; картинка показывала, что возле задействованного нами рычага открылась небольшая узкая ниша.

- Что это? - невольно вырвалось у меня.

- Где? - все подбежали ко мне и уставились на экран ноутбука.

- Роб, подведи поближе свет фонарика к нише, мне кажется, что там что-то есть, - попросил я брата.

- Сейчас сделаю, братишка, - Роберт осторожно подвел радиоуправляемую модель автомобиля практически вплотную к открывшейся нише.

Луч света от фонарика осветил предмет, исполненный из металла в форме скорпиона сидящего на замысловатом длинном штыре.

- Что это? - с выдохом от волнения произнес Евгений Петрович.

- Пока не знаю, - ответил я и обратился к брату:

- Роберт, ты сможешь вытащить предмет наружу?

- Сейчас постараюсь достать нашу радость, - сказал брат, с ухмылкой глядя на Евгения Петровича. Профессор, по всей видимости, читал Толкина и понял тонкий намек, от которого его перекосило, но он не стал возмущаться, решив, что дело важней, чем никому ненужные споры. Роберт же вообще перестал обращать внимание на Евгения Петровича, ему было не до того, так как, он принялся за работу.

Оказалось не так просто вытащить наружу найденный нами предмет. Он то и дело выскальзывал из зажимов манипулятора и падал на пол лаза. Приходилось все начинать сначала, хватать его, поднимать, транспортировать дальше и все это делалось совсем не под привычный литературный язык, а под изящный трехэтажный мат, ведь так сподручней работать. Так что пока найденный предмет оказался у Евгения Петровича, он оказался проворней всех, Роберт успел изрядно пропотеть.

Мы все столпились вокруг профессора, с интересом рассматривая непонятную штуковину.

По картинке монитора мы, верно, угадали; это был округлый бронзовый стержень толщиной примерно с мизинец весь испещренный щербинками и небольшими выступами, которые складывались в определенный порядок. Длиной он был около сорока пяти сантиметров, если брать в расчет грубо выполненную фигурку скорпиона на его одном конце.

- Похож на ключ, - предположил Роберт, глядя, как Евгений Петрович крутит предмет то в одну сторону, то в другую.

- А где замок? - спросил я.

- Вопрос, конечно, интересный, - задумчиво растягивая слова, произнес мой брат, внимательно разглядывая зал, немного помолчал и потом более оживлено добавил:

- Будем искать.

Не дожидаясь от нас ответной реакции, Роберт подошел к исписанной иероглифами стене и стал рукой простукивать каждый квадрат керамической плитки, при этом внимательно прислушиваясь к раздаваемым звукам.

- Что ты делаешь? - спросил Валерий, глядя за действиями моего брата.

- Как ты думаешь, зачем был спрятан ключ от посторонних глаз? - вопросом на вопрос ответил брат.

- Думаю, для того чтобы им не смогли воспользоваться чужаки, - немного подумав, ответил Валерий.

- Молодец, правильно, - одобрил его Роберт. - Из этого можно сделать вывод; если спрятали ключ, то где-то припрятан...

- ...и замок! - закончил за него Валерий, принимаясь помогать моему брату. Остальные, вместе со мной, последовали его примеру.

Зал наполнился хаотичным перестукиванием. Каждый из нас надеялся; вот-вот прямо сейчас, он услышит пустотный звук под следующим квадратом плитки, но нет, пока никому не повезло.

И в это время потухли все лампочки, погружая зал в непроглядный мрак. Было непонятно, толи генератор вышел из строя, толи, топливо в нем кончилось, а может и вовсе причина была не в нем.

- Что за хрень! - где-то справа выругался Валерий. - Они что там, на поверхности совсем нюх потеряли? Степан, Лешка, ответьте?

Он начал вызывать оставшихся охранников по рации, но в ответ слышались сплошные статические помехи.

- Степан, Лешка, черт вас побери!

- У кого под рукой фонарик, посветите, а то здесь даже черт ноги себе переломает! - выкрикнул с другого бока Григорий.

Но фонарики не понадобились. Лампочки, мигнув пару раз, зажглись ровным светом. Это конечно хорошо, но вот то, что мы увидели, нам очень не понравилось.

Возле входа в зал стояли трое арабов и двое чернокожих незнакомых парней одетых в пестрые футболки, армейские камуфлированные штаны и добротные берцы. В руках они держали укороченные АКС-74У, и вороненые стволы смотрели не куда-то в сторону, а были направлены на нас.

Вот тут-то я пожалел, что не успел достать пистолет из дорожной сумки, помог ли он или нет в сложившейся ситуации, но с ним бы я ощущал себя намного уверенней. По всей видимости, то же самое ощущал мой брат, стоящий к стене лицом, когда по привычке схватившись за место, где должна висеть кобура, но ничего там не обнаружил. Два профессора просто в растерянности замерли на месте. И только Валерий с Григорием лихорадочно рыскали взглядом по сторонам, надеясь найти выход из передряги.

- Бросить оружие! Руки за голову! - скомандовал чернокожий парень на английском языке, увидев, как наши два бравых друга потянулись за 'Глоками'.

Я начал медленно выполнять приказ. Остальные последовали моему примеру, но только не брат. Он, повозившись в кармане джинсов, на мгновение застыл, а потом, выкрикнув:

- Глаза!

Кинул через плечо какие-то предметы, которые в замкнутом пространстве взорвались с оглушительным грохотом.

Я вместе с Валерием и Григорием бросился на землю, сомкнув веки как можно плотнее, и все равно сумел ощутить небольшую резь в глазах от двух ослепительных вспышек. А потом, словно через вату мне удалось расслышать, как заработали два 'Глока'.

Когда я поднялся на ноги, все уже было кончено. Незваные гости лежали на земле без признаков жизни, только два оглушенных историка стояли на месте, протирая невидящие глаза.

- Что это было? - тихо спросил Валерий, меняя обойму в пистолете.

- Самодельные светошумовые взрывпакеты, - ответил Роберт, - мы такими штуками в детстве баловались.

- Веселое у вас было детство, - усмехнулся Григорий.

- Вы представить себе не можете, какое оно веселое было, - не преминул заметить я, доставая из дорожной сумки пистолеты. Один из них кинул брату. Тот его ловко поймал и засунул за пояс.

- Еще взрывпакеты есть? - спросил Валерий. - Они, мне кажется, еще нам могут пригодиться.

- Еще парочка таких штук имеется в запасе, - ответил Роберт и начал вместе с остальными потрошить снаряжение бездыханных непрошеных гостей. Каждый взял по укороту; хорошая штука для ближнего боя, разделили между собой запасные рожки. Валерий с Григорием забрали себе Ф-1, какие были у боевиков, решив, что такие опасные штуки нам ни к чему, проверили на наличие документов, которых у трупов не оказалось, а вот несколько скруток 'зелени' ушла в карманы наших охранников. И кто же они такие? Ясно, что не друзья. Но какого черта! Что им понадобилось от нас? И вообще это случайность или все же кто-то еще пронюхал про таинственный артефакт, разыскиваемый нами? Если это последнее, то кто? Одни непонятки. Кстати, а наши бравые охранники оказались не промах; одни хедшоты выдали, так что при мародерке мы даже руки не испачкали.

- О боже! - прикрыв ладонью рот, испугано произнес Евгений Петрович. - Как они посмели напасть на нас, ведь мы граждане России!

- И что, теперь нам написать жалобу в посольство? - съехидничал Валерий.

- Конечно! - не поняв сарказма, поддержал его Евгений Петрович. - Пусть наш посол отправит ноту протеста властям Судана.

- Бросьте, профессор, - отмахнулся от него Валерий. - Вы сейчас живете не в СССР, где можно было положиться на защиту государства, а в суверенной России, где всем на всех насрать, поэтому приходится надеяться только на свои силы.

- Это не правильно! - возмутился Яков Федорович.

- Знаю, - произнес в ответ Валерий, проверяя полон ли рожек трофейного автомата, потом вставил его на место, передернул затвор и обратился к Роберту:

- Приготовь свои штуки на всякий случай и наконец, пошли, посмотрим, что там у нас в лагере твориться, а вы, Евгений Петрович и вы, Яков Федорович, останьтесь здесь, от греха подальше.

- Да, да, конечно, - согласился с ним Евгений Петрович.

Мы двинули к выходу, понимая, что непрошеных гостей может оказаться намного больше, вот только, сколько их притаилась там возле храма, нам еще предстояло узнать. Первыми, на полусогнутых ногах, готовые в любое мгновение открыть огонь на поражение, медленно шли Валерий с Григорием, я же с Робертом, в полный рост, прикрывал их сзади.

Но наши предосторожности были напрасными, на протяжении всего пути мы не обнаружили, ни одной живой души. И вот, наконец, появился светлый проем, ведущий наружу. Он так и манил нас покинуть затхлое помещение храма, выбраться на поверхность, чтобы вздохнуть полной грудью свежего воздуха, но никто не торопился это делать.

Валерий с Григорием достали гранаты. Они уже готовы были выдернуть чеку, как снаружи раздался до боли знакомый голос:

- Мальчики, вы чего там застряли? Выходите, не заставляйте даму ждать!

- Вот чертовка! - толи с восхищением, толи с досадой тихо выругался мой брат.

До меня тоже кое-что дошло, например; стало ясно, почему именно я был выбран Луизой в баре и почему она так со мной поступила. Так что клофелин и обчищенный кошелек являлись отвлекающим маневром. На самом деле ей нужно было узнать, на какой стадии находятся наши изыскания, а порывшись в моем компьютере, к тому же увидев мою самоделку в номере, эта стерва смогла сложить дважды два и со своей вооруженной до зубов компанией прикатила сюда практически к самой кульминации. Но все же, Луиза поторопилась слегка, артефакта у нас нет и вообще, еще бабка надвое сказала насчет потайной комнаты, вдруг там всего лишь обманка, а необходимый всем предмет находится совсем в другом месте.

- Кто она? - возглас Роберта слегка обескуражил Валерия.

- Это та самая чертовка, сумевшая соблазнить моего брата, обчистить его кошелек и узнать про все наши тайны, - ответил Роберт, мельком глянув на меня.

- Вот дерьмо! - скрипнув от злости зубами, выругался Валерий.

- В следующий раз, если он будет, мы с вас глаз не спустим, чтобы вы не смогли наделать вот таких глупостей, - добавил Григорий.

- Верно, если следующий раз будет, - грустно усмехнулся я, - а на такое рассчитывать у нас мало шансов. Мы покойники, потому что находимся в ловушке, из которой нам не выбраться.

- Не уверен, - возразил мне брат.

- Что ты этим хочешь сказать? - заинтересовался Валерий.

- Если бы она хотела нас убить, то давно это сделала, закидав весь храм гранатами. Или вы думаете, они только у вас? - начал объяснять Роберт. - Значит, ей от нас что-то нужно.

- Что именно? - спросил Григорий.

- А давайте сами у нее спросим, - шепотом предложил брат и потом, не дожидаясь нашего одобрения, уже в полный голос выкрикнул:

- Эй, Луиза, или как там тебя!

- Ага, а вот и мальчики подали голос! - раздался жизнерадостный выкрик снаружи.

- Что тебе от нас нужно? - Роберт задал вопрос.

- А ты догадайся с двух раз! - предложила Луиза.

- Сокровища храма? - предположил мой брат.

- Ответ отрицательный, - ответила Луиза и замолчала.

Мы в недоумении переглянулись. Если ей не нужны сокровища, тогда какого черта она пытается нас повязать? Неужели все объясняется обычным похищением и получением выкупа? Не похоже. Тогда что же, черт возьми?

- Эй, мальчики, как насчет второй попытки? - задала вопрос Луиза.

Мы продолжали молчать, надеясь, что наша новая знакомая сама все прояснит. И как оказалось, не ошиблись.

- Мальчики, может, прекратим играть в прятки! - не дождавшись от нас ответа, выкрикнула Луиза. - Выходите, поговорить надо.

- Если бы ты хотела с нами поговорить, то смогла это сделать в гостинице! - выкрикнул я. - Но место этого ты повела себя, как плохая девочка!

- Вчера я должна была убедиться, что мы стремимся к одной цели! - место оправдания пояснила Луиза.

- И как, убедилась? - раздражено выкрикнул я.

- Да! - не стала скрывать Луиза.

Ее признание поразило меня до глубины души. Значит, нашу плохую девочку не интересуют сокровища, а тем более похищение туристов и получение за них выкупа, она пришла в наш лагерь с другой целью - заполучить спрятанный там артефакт! Но как? Откуда ей стало известно про него?

Я невольно кинул взгляд на своих спутников. Неужели среди нас есть ее осведомитель? Но кто?

- Вы уже успели добыть ключ к тайному проходу? - поинтересовалась Луиза.

А вот этот вопрос вообще выбил меня из колеи, да и остальных тоже, если судить по их растерянным лицам. Откуда она могла знать про находку, если учесть, что с того момента, как она попала в наши руки не прошло и часа?

- Выходите, и я вам покажу кое-что интересное! - предложила Луиза, не дождавшись нашего ответа. - И можете, не беспокоится, в вас никто не будет стрелять, конечно, если вы не спровоцируете моих спутников на ответные меры!

- Что делать будем? - шепотом задал вопрос Роберт.

- Давай удовлетворим желание дамы, - шепотом предложил Роберт, после чего уже во весь голос выкрикнул:

- Мы выходим!

И первым пошел к выходу из храма, закинув автомат за спину. Немножко поколебавшись, я с остальными последовал его примеру.

Выйдя наружу, мы убедились, что в случае схватки у нас не было бы шанса выйти из него победителями, так что наш отказ от силового решения проблемы можно считать решением благоразумным. Но все же, как-то неуютно себя чувствуешь, когда видишь направленные в свою сторону около дюжины стволов готовых в любой момент напичкать твой организм свинцовой начинкой. А если точнее сказать, разношерстных боевиков, держащих нас под прицелом, было только девять человек, грамотно расположившихся возле входа в храм. Еще там находился плотного сложения европеец, одетый в натовскую военную форму и уже знакомая нам Луиза. На сей раз, ее волосы были собранны в тугой хвостик, и красовалась сейчас она не облегающим платьем, а песочного цвета штанами и такого же цвета футболкой. Двое последних, имея при себе пистолеты, доставать из кобуры их не торопились.

Один из боевиков, по всей видимости, полевой командир, что-то сердито выкрикнул на арабском. Подчиняясь его приказу, трое суданцев отделились от оцепления и направились к нам. Они забрали у нас оружие, обыскали, найдя в кармане у Роберта пару небольших свертков, посчитали их не интересными для себя, выкинули на песок. И только после всего этого к нам подошла Луиза.

- Вам удалось найти вот это? - она показала точную копию найденного нами предмера, предварительно достав его из узкого бокового кармашка штанов.

Мы, невольно молча, переглянулись, не зная, стоит ли ей говорить о нашей находке или лучше скромно промолчать, дождавшись, когда Степан с Лешкой придут к нам на помощь. Кстати, где огни шляются? Почему не подали сигнал тревоги? Ага, вот оказывается, где находится наша доблестная стража. Слегка помятые, с синяками на лице, Степан и Алексей с путами на руках и ногах находились возле наших джипов в сидячем положении.

Луиза по-своему расценила наше молчание.

- Где ключ? - задала вопрос она.

- Внизу, - ответил ей Роберт, решив, что скрывать найденный предмет нет смысла, все равно пришельцы любыми им доступными способами добьются от нас правды, тогда, зачем доводить до крайности, если все можно решить полюбовно, а там как знать, может быть, положение вещей кардинально изменится и удача окажется на нашей стороне.

- Тонни, Омар, за мной, пойдем, посмотрим, что там эти умники успели накопать, - сказала Луиза и первой направилась к входу в храм.

За ней последовал европеец и грозный суданец, до этого отдававший другим боевикам приказы. Понятно, первым был Тонни, вторым - Омар. Другое не понятно, почему они не скрываю от нас своих имен? Из этого можно сделать два вывода; или они настолько глупы, что решили открыться перед нами или нас, в конце концов, намереваются пустить в расход. По всем раскладам выходит второй вариант, и он мне не очень нравился.

Четверо боевиков подошли к Степану с Лешкой и стали им развязывать ноги, остальные начали подталкивать стволами автоматов наши спины, подгоняя к входу в храм.

Сейчас, когда кровожадные Суданцы разделились, самое время Валерию и Григорию проявить героизм; разоружить злодеев, спасти нас и, в конце концов, покончить с поисками артефакта. Но место этого они покорно подчинились грубой силе. Похвально, значит, у них еще не притупился инстинкт самосохранения, не позволяющий совершать опрометчивых поступков, ведь сейчас сила не на нашей стороне и любое неправильное решение может привести к преждевременному летальному исходу, к сожалению не злодеев, а нас. Хотя, как знать, может быть, наши охранники сначала решили узнать, как проникнуть в тайное помещение, и только потом устранять остальные возникшие проблемы. Интересно, а я с Робертом таковой являюсь? Черт и зачем мы сюда поперлись в эту чертову Африку! Ладно, будем надеяться наудачу.

Пока я размышлял над этим, мы успели войти в зал храма. Четверо убитых боевиков заставили наших конвоиров напрячься. Они от злости заскрежетали зубами, но сдержались от мести, надеясь сполна воздать нам должное, но потом, когда придет время, а пока нам пришлось стерпеть сильный тычок в спину стволом автомата и все.

В зале нас поджидала Луиза, держа в руках два ключа от тайного помещения.

- Ну что, мальчики, вы готовы прикоснуться к древней тайне? - спросила она нас.

Мы решили не тратить лишних слов, а дождаться от Луизы действий.

Оказывается, она ответа от нас не ждала. Девушка быстрым взглядом окинула помещение, что-то подсчитала в уме, после чего подошла к одной из стен и присела.

Вот черт, оказывается, мы не там замок искали!

Луиза складным ножом, вытащенным из кармана начала поддевать одну из плиток положенных на полу. Вот она с глухим скрежетом поддалась и, нарушив рисунок орнамента, стала боком. Луиза осторожно вытащила плиту. В открывшейся нише показался круглый выпуклый бугорок, сделанный из бронзы в котором виднелось отверстие с подходящей формой для входа ключа.

- Тонни, с противоположной стороны, - Луиза обратилась к европейцу, отдавая ему один ключ.

Тот в согласии мотнул головой и подошел к указанному месту.

Операция повторилась; следующая плита была вытащена, открывая еще одно отверстие для ключа.

Черт, но откуда ей известно, где искать замки?

- Тонни, ты готов? - спросила Луиза.

- Готов, - ответил европеец, стоя на коленях.

- Начали, - скомандовала Луиза.

Они вставили ключи в отверстия и сильно надавили на них.

Послышался двойной синхронный щелчок, и сразу где-то за толстыми стенами храма натужно заскрежетали невидимые механизмы, зазвучало тихое шуршание, словно сыпался песок по невидимому желобу.

Мы все замерли на месте, ожидая, когда откроется проход и наконец, дождались.

Середина стены дрогнула, она начала медленно подниматься вверх, пока не достигла невидимого ограничителя, после чего замерла на месте.




Мир не прост, совсем не прост.



Мы заехали в магазин 'Живая рыба', там дядя Прохор купил килограмм пять еще трепещущийся разного размера воблы. Теперь со спокойной душой можно было ехать домой, но нам пришлось слегка изменить намеченный маршрут.

- Давайте, рассказывайте, что у вас случилось на кладбище, - сказал наш дядя, когда садился за руль.

Разве после того, как он покатал нас на автомобиле и дал пострелять из настоящего оружия, могли ему отказать в такой малости? Конечно, нет. Я и Роберт запели, как соловьи, рассказывая о том вечере, иногда перебивая друг друга.

Дядя Прохор внимательно выслушал нас, а потом начал задавать наводящие вопросы, докапываясь до самых мелочей; сколько нас было, как выглядела найденная мумия, на что было похоже кольцо и с кем именно произошли несчастные случаи.

Мы старались, как можно подробней ответить на эти вопросы, но про кольцо мы толком ничего не знали, потому что вблизи не видели, зато я вспомнил про свой сон, увиденный накануне того дня и рассказал его дяде Прохору.

Выслушав меня, дядя надолго замолчал, о чем-то сосредоточено думая, потом на мгновение, повернувшись к нам, произнес:

- Показывайте дорогу на заброшенное кладбище.

Мы не поняли, почему дядя Прохор так сильно встревожился после всего услышанного, ведь ничего необычного не произошло. Подумаешь, нашли мумию, такое с любым может случайно произойти, а про несчастные случаи; так мы же нормальные пацаны, иногда совершающие необдуманные поступки, а не кисейные барышни, боящиеся собственной тени.

Показалось заброшенное кладбище на высоком бугре. Выбрав подходящее место для стоянки, дядя Прохор заглушил мотор.

- Где вы нашли мумию? - спросил он.

Мы вышли из автомобиля и стали показывать дорогу.

Кругом стояло гнетущее безмолвие заполненное горьким запахом полыни, смешанный с еще каким-то едва уловимым привкусом, скорее всего напоминающим могильный тлен, который присущ только заброшенному кладбищу.

Иногда слабые порывы ветра заставляли древние деревянные кресты покачиваться и издавать протяжный тревожный скрип, надрывающий душу, да все сущие вороны, с опаской глядя на нас, оглашали округу своим противным трескучим криком, словно предупреждали нас: 'Вы, непрошеные гости, еще пожалеете, что без спроса вторглись в царство мертвых!'

Не знаю, как на остальных, а на меня такая обстановка всегда действовала угнетающе. Нет, я не боялся покойников и даже не мог подумать, что они смогут встать из могилы и причинить мне вред, просто, я чувствовал здесь себя не в своей тарелке.

- Вот тут, - Роберт показал на сильно просевшую могилу от обвала, когда мы подошли к нужному месту.

Дядя Прохор присел на корточки. Он взял горсть земли с могилы, помяв ее, просеял через пальцы. Потом его внимание привлек слегка покосившийся кирпичный склеп, стоящий рядом. Подойдя к нему, дядя Прохор схватился за ручки проржавевшей небольшой двери и с усилием потянул ее на себя. Раздался протяжный скрип. Дверь на удивление легко поддалась, открывая перед нами темный проем из которого потянуло затхлостью и тленом.

- Стойте здесь, - строгим голосом наказал нам дядя Прохор, доставая из-за пояса джинсов пистолет, а из кармана куртки электрический фонарик. - Если меня долго не будет, а вы услышите что-то подозрительное или увидите что-то непонятное, сразу бегите домой и обо всем расскажите бабушке. Вы меня поняли?

- Да, - в один голос я с Робертом с легкостью согласился с дядей, не понимая, зачем ему такие предосторожности. Мы же на обычном заброшенном кладбище, а не в тылу врага, где нас на каждом шагу может подстерегать опасность.

- Мальчики, это не шутка, - все еще стоя перед темным проемом, на полном серьезе произнес дядя Прохор. - Поэтому прошу сделать, как сказал, а почему так нужно поступить, я потом вам объясню. Так вы поняли меня?

- Да, - уже не так уверено ответили мы.

Услышав наш ответ, дядя Прохор еще раз внимательно посмотрел в нашу сторону, а потом скрылся в темном проеме, освещая себе путь карманным фонариком.

Мы остались, одни стоять возле склепа, лихорадочно оглядываясь вокруг себя. Теперь, после слов нашего дяди, заброшенное кладбище казалось нам незнакомым, словно оно появилось из другого незнакомого мира, полного тайн и опасностей, где из-под каждого бугорка могилы могут показаться злобные монстры, жаждущие человеческой крови.

Я поежился, как от холода, ощущая на коже пробегающие противные мурашки. Роберт ощущал себя не лучше. Мы на пару с ним вслушивались в окружающую нас тишину, вздрагивая при каждом скрипе старых крестов или противном гортанном выкрике вороны. Нам уже стало мерещиться, что вокруг нас мельтешат призрачные тени чего-то неуловимого, непонятного и это еще больше нагнетало напряженную до предела мрачную кладбищенскую обстановку.

Но почему так долго нет дяди Прохора? Неужели проход склепа ведет так далеко? А вдруг что-то случилось? Я уже стал склоняться к возвращению домой, решив, что настал момент выполнить наказ дяди, как в темном проходе склепа послышался шорох. Оттуда вылез дядя Прохор, весь испачканный в сухой глине.

- Все очень плохо, мальчики, - хмуро произнес он, пряча пистолет с фонариком на свои места, - намного хуже, чем я думал.

Мы стояли, молча глядя на дядю, и совершено не понимали, о чем он говорит. Что плохо? О чем он думал?

- Тварь открыла тайную дорогу с помощью кольца, найденного вами, и выбралась через склеп наружу. Теперь она в любой момент может первой нанести удар, а я даже представить не могу, где е искать, - пояснил дядя Прохор, отряхивая себя от сухой глины, но тем самым ясности не прибавил. Нам все равно не было понятно, о чем он говорит.

- Какая тварь? - немного опередив меня, задал вопрос Роберт.

- Ах, да, я постоянно забываю, что вы не в курсе, с чем придется вам столкнуться в ближайшем времени. А во всем виновата ваша бабушка. Она берегла ваш покой, место того, чтобы подготовить вас к неизбежному, - слова дяди Прохора повергли нас в недоумение.

- К какому неизбежному? - спросил я, чувствуя, что скоро откроется перед нами страшная тайна.

- Пошли к машине, здесь все равно больше делать нечего, - сказал дядя Прохор, - а во время дороги я все объясню.

Мы так и сделали, начали возвращаться назад к оставленному без присмотра автомобилю.

- Начну с предыстории, чтобы вам все стало ясно, - шагая впереди нас, начал говорить дядя Прохор:


- Все началось еще в начале веков. Когда именно? Об этом сейчас никто не помнит. Возможно во время зарождения разумной жизни на Земле, а может намного поздней, когда люди расплодились по всей планете и начали делить власть между собой. Летописей, если те существовали, о тех временах не сохранились, остались только легенды, передаваемые из уст в уста. Так вот, в эти давние времена на Землю опустилась долгая ночь, чередующаяся с призрачными сумерками, а вместе с ней появились безжалостные твари, жаждущие горячей человеческой крови и живой трепещущейся плоти. Они были ненасытны. Ощущая постоянный голод, твари, сбиваясь в стаи, нападали на человеческие маленькие селения, на большие города, уничтожая их под корень. Были они похожи на половину на человека, а на половину на волка и имели неимоверную силу с немыслимой ловкостью. Но страшней было другое. Некоторые жертвы, укушенные тварями и оставшиеся в живых, начинали менять свой облик, превращаясь в нелюдей, жаждущих человеческой крови.

Люди пробовали с ними бороться, но обычное оружие их не брало. Твари были словно заговоренными, не боясь каленого железа клинков и острых наконечников копий, они, как одержимые кидались на свои жертвы, не обращая внимания на полученные раны, которые затягивались прямо на глазах. И тогда люди начали прятаться среди гор и дремучих лесов, но и там они не могли найти спасения. Кровожадные твари, словно повинуясь какой-то непонятной воли, как гончие собаки находили свои жертвы даже в самых скрытых местах, после чего устраивали кровавый пир. Казалось, все, пришел конец человечеству, потому что от них осталась небольшая горстка до смерти испуганных мужчин, женщин и детей. Но на их счастье неизвестно откуда появился спаситель.


К этому времени мы успели подойти к брошенному без присмотра автомобилю. Дядя Прохор сел за руль, завел двигатель, и медленно тронув машину, продолжил свой рассказ, который мы слушали затаив дыхание:


- Его звали Бус. Он казался выжившим людям настоящим исполином, гордо смотрящим смерти в глаза. Бус пришел в самое большое селение, какое осталось к тому времени, и поведал людям о причине их бед. Оказалось, что в наступлении долгой ночи повинен злой чародей Скипзерь, возомнивший себя чуть ли не богом. Это он задумал со своими тремя дочерьми - Морулой, Бедней и Горемыслей захватить весь мир и перекроить его по своему усмотрению. А чтобы легче им было свершить свои коварные замыслы, они на людей наслали ненасытных тварей, тем самым подавляя их гордую волю, заставляя превратиться на веки веков в покорных безмолвных рабов, готовых в мгновение ока исполнять прихоти своих хозяев. Объяснив причину людских бед, Бус начал набирать храбрых мужей, коих оказалось не так уж мало. И стал их обучать борьбе со злобными тварями, наказывая будущим воинам, чтобы те после постижения трудной науки разошлись по миру, уже не как ученики, а как учители.


Дядя Прохор замолчал. Мы же сидели тихо, как мышки, дожидаясь продолжения, но тот не торопился дальше рассказывать захватывающую историю.

- А что дальше было? - не выдержав долгой паузы, с при выдохом задал вопрос Роберт.

- Дальше? Дальше вот, что было.


Как было задумано Бусом, так и получилось. Вскоре разошлись храбрые воины по миру и стали уничтожать злобных тварей, тем самым освобождая людей от страха быть в любой момент насмерть замученными. И вновь стал народ гордо поднимать голову, зная, что даже на такую страшную напасть, как злобные твари, можно найти управу. Об этом узнал коварный Скипзерь со своими тремя дочерьми. Решили они избавиться от Буса, как от досадной помехи, направив своих кровожадных слуг на его поиски. Но было поздно, у избавителя уже было предостаточно храбрых воинов, для того чтобы дать отпор нападкам злобных тварей. Тогда собрал Скипзерь большое войско, сплошь состоящее из нелюдей. И состоялась на берегу великой реки решающая битва. Долго она длилась; три дня и три ночи, много там погибло храбрых воинов, но все равно дружина Буса одержала победу в кровавом сражении. Погнали они злобных тварей прочь со своей земли. Но это было полдела. Бус понимал, что пока есть на свете Скипзерь и его дочери, не знать людям покоя, поэтому направил он свою дружину в земли злого чародея, решив захватить его главную цитадель, стоящую на высокой горе.

Трудно пришлось храбрым воинам на незнакомых землях, где на каждом шагу тебя подстерегает опасность. Много горячих сердец там сложили свои головы, но все же, им удалось достигнуть намеченной цели. Вот уже, перед дружиной Буса стоит неприступная цитадель злого чародея, а у подножия ее, стоит войско, во главе которого сам Скипзерь со своими тремя дочерьми. Думали они, что родная земля придаст им больше силы, что позволит им выиграть последнюю битву.

Сошлись два войска, как стена со стеной, завязалась кровавая сеча. Встретились лицом к лицу Бус и Скипзерь на поле брани. Засверкали их острые мечи, как две молнии, начали вышибать искру при каждом соприкосновении, подобную лесному пожару. Два соперника были равны по силе и по умению, и каждый из них не хотел уступать другому. Долго они бились не останавливаясь. Но все же, удача в этой битве оказалась на стороне Буса. Изловчившись, он срубил буйную головушку злого чародея. Увидав это, его дочери испугались и скрылись за неприступными стенами цитадели. Там они сотворили сильное чародейство, позволившее открыть тайную тропу, ведущую в другой неведомый мир. Туда Морула, Беднея и Горемысла, ушли, пообещав вернуться и отомстить человеческому роду за нанесенную обиду.

Бусу, как он ни старался, не удалось проникнуть в неприступную цитадель, уж слишком сильные там стояли защитные чары. Так что до сих пор неизвестно, что там хранится. И тогда, чтобы не было возврата в наш мир трем коварным сестрам, Бус с тремя своими ближниками наложил сильное заклятие на проклятую цитадель, не позволяющее открыться тайной дороге из неизвестного мира. И наказал он, троим ближникам всегда хранить, при себе три ключа запирающие вход в темную крепость, а после своей смерти отдавать его своим детям.


Дядя Прохор полез правой рукой за пазуху и вытащил оттуда странный амулет, висящий на серебряной цепочке. Он был искусно вырезан из цельного куска изумруда и сделан по образу Буса, который на крыльях Птицы Славы возносился в Ирийские Сады. Про это я с Робертом узнал позже, а тогда, еще, будучи обычными неразумными мальчишками, во все глаза мы смотрели на странную, притягивающую взор красивую вещицу, все еще не понимая, откуда она взялась у нашего дяди.

- Вот он, ключ, запирающий темную крепость, - пояснил дядя Прохор, пряча за пазухой амулет. - Но он же, может послужить, отмычкой от нее. Помните об этом.

- Откуда он у тебя? - решился спросить Роберт.

- Неужели вы еще не догадались? - дядя Прохор удивлено приподнял брови.

- Нет, - честно признались мы.

- Мы являемся потомками одного из ближников Буса, которым доверено хранить при себе ключ, - объяснил дядя Прохор. - Но это еще не все. Тайная дорога в цитадели надежно закрыта, но темные твари, такова уж их натура, стараются найти лазейку в наш мир. Они изредка, через разные древние артефакты, разбросанные по всему миру, стараются проникнуть к нам, завладеть ключами и открыть запор темной крепости, чтобы там смогли появиться три коварных сестры, вздумавших посчитаться с людьми за нанесенную невосполнимую утерю. Вот нам и приходится постоянно быть начеку, следя за тем, чтобы темные твари не прорвались в наш мир. Но как видите, не всегда это удается. Одна из тварей сумела пройти через проход, открытым вашим другом, с помощью золотого кольца найденного им в могиле.

- И что теперь делать? - такая новость не очень нас воодушевила.

- Теперь нам с вами нужно найти эту тварь и уничтожить ее, пока она не успела натворить больших бед, - сказал дядя Прохор. - Теперь вы понимаете, зачем я вас начал учить стрелять из револьвера?

- Так мы вместе с тобой пойдем ловить эту тварь? - спросил я, ощущая, как от страха у меня на теле появилась гусиная кожа.

- Когда-то нужно начинать, если вам в будущем придется этим заниматься постоянно, - как-то обычно произнес дядя Прохор, словно сообщил нам о предстоящем веселом празднике. - Я понимаю, что вы не желаете такой беспокойной жизни, полной опасностей подстерегающих вас на каждом шагу, да и мне это не по душе, но выбирать не приходится, потому что это написано у нашей семьи на роду.

- Значит, наши родители тоже знают все это? - спросил Роберт.

- Нет, они не знают, - ответил дядя Прохор. - Хранителями ключа могут стать только те, кто обладают даром видеть внутренним зрением артефакт, открывающий тайную дорогу. Такой способность имею я, ваша бабушка и, конечно же, Кирилл.

- А я? - поинтересовался Роберт.

- Ты нет, - честно признался дядя Прохор, - но так вышло, что ты сам впутался в неприятную историю, из которой одна дорога - помогать Кириллу, быть хранителем ключа. Так что, будешь обучаться тому же, чему придется научиться твоему брату. А потом вам вместе придется вылавливать темных тварей, которые попытаются проникнуть в наш мир. Вот так-то, мальчики.

Автомобиль уже давно стоял возле нашего дома. А мы сидели там и молчали, переваривая услышанное от дяди. Да, теперь нам стало очень много понятно из того, что творилось вокруг нас; все эти несчастные случаи с нашими друзьями, пропавшие люди. Оказалась причина всех бед была темная тварь, прорвавшаяся в наш мир. Да и сам привычный мир в наших детских глазах перевернулся с ног на голову. Прямо, как в песне:

Мир не прост, совсем не прост...

- Ну что, мальчики, хватит сидеть, пошли домой, а то нас уже бабушка заждалась, - дядя Прохор нарушил затянувшееся молчание и вылез из автомобиля.




Глава пятая.

Обитель Амона.



Проход открылся, и мы увидели сказочную картину, от которой практически у всех присутствующих перехватило дыхание. Почему практически - поголовно у всех, даже у меня.

В тайном зале не было мумии и саркофага, это же не гробница, зато там стояло множество статуэток, сделанных из золота, особенно впечатляла фигура бога Сета с ослиной головой, восседающей на троне. Еще там вдоль стены выстроились в ряд разного калибра керамических сосудов, и я не удивлюсь, если там находятся дорогие украшения или драгоценные камни. Но мое внимание привлек совершено другой предмет - небольшая пирамида, сделанная из красного нефрита, на гранях которой были начертано множество иероглифов. На какое-то мгновение, я увидел внутренним зрением, как ее тонким слоем, кружась в спирали, окутывает фиолетовая дымка, а потом видение исчезло. Но и этого краткого мгновения хватило мне для того чтобы определить - вот он, искомый нам артефакт, который может открыть дорогу темным тварям.

Боевики с горящими от алчности глазами, завидев такое богатство, забыли обо всем и ринулись делить сокровище, которое так нежданно свалилось на их голову.

- Стоять! - предостерегающе выкрикнула Луиза.

Но ее никто не слышал. Да это и понятно, когда золотой блеск слепит тебе глаза, тогда как-то не до чьих-то непонятных возгласов. Такова натура человека. Единственный из боевиков, это Омар, сумел сдержать себя от безумного порыва, он передернул затвор автомата и выстрелил поверх голов ошалевших от счастья братьев по оружию. Свист пуль вкупе с оглушающим грохотом очереди, остудил пыл боевиков. Они замерли на месте прямо около входа в тайный зал.

Валерий с Григорием хотели воспользоваться разладом в рядах захватчиков. Они решили втихаря слинять из храма, но увидев автомат направленный им в грудь и осуждающее покачивание головы бдительного Тонни, благоразумно передумали.

- Идиоты, вы что творите! - набросилась Луиза на недальновидных любителей быстрой наживы.

Те стояли и смотрели на нее, не понимая, что от них хотят добиться.

- Вам не приходило в голову, что там, за границей прохода могут находиться смертельные ловушки? - продолжала яриться Луиза. - Или у вас на это не хватает мозгов?

Услышав такую новость, боевики моментально попятились назад, с опаской глядя на такой желанный приз в виде золотых статуэток, который потянет на целое состояние сравнимое с капиталами известных арабских шейхов. Как говориться; близок локоток, но не укусишь.

- Что ты предложишь? - поинтересовался Омар, сглотнув слюну, чтобы хоть немного смочить пересохшее горло от волнения.

- Зачем нам рисковать, если за нас может это сделать кто-то другой, - пожав плечами, сказала Луиза, потом она окинула взглядом нас и задала вопрос, который мне очень не понравился:

- Кто из вас самый смелый?

- Ищи идиота в другом месте, - криво усмехнувшись, ответил Степан, тем самым давая понять ей, что никто из нас не собирается ради чьей-то прихоти рисковать своей жизнью.

- Ответ неверный, - произнесла Луиза, бросив мимолетный взгляд на Омара.

Тот сразу все понял по-своему. Командир боевиков вытащил пистолет из кобуры, снял его с предохранителя и произвел выстрел, практически не целясь. Он не промахнулся. Степан с дыркой между глаз замертво повалился на пол.

На какое-то мгновение во взгляде Луизы что-то изменилось. Мне показалось, что она сожалеет о случившемся, но только на миг, потому что ее лицо уже успело преобразиться в прежнюю надменную маску, но аппетитные губки успели тихо выругаться на испанском языке:

- Carajo!


Carajo - Вот дерьмо (исп.)


Евгений Петрович с Яков Федоровичем не выдержали вида еще одного трупа, да еще того, с кем общались и здоровались каждый день. Они, согнувшись пополам, вывали на пол весь свой сегодняшний завтрак. У меня, да и у остальных товарищей по несчастью, желудок оказался крепче, но это не прибавило нам настроения.

- Теперь понимаете, что с вами никто шутить не собирается? - спросила Луиза, окинув нас равнодушным взором, словно перед ней стояли не люди, а обычный скот, приготовленный к забою.

- Вот сука, - сквозь зубы процедил Алексей, за что получил зуботычину от рядом стоящего боевика. Мы горячо его поддержали, но молча, поэтому остались без должного наказания.

- Повторяю свой вопрос. Кто первым из вас решится войти в тайный зал? - задала вопрос Луиза.

Откровенно говоря, нам никому не хотелось идти на верную гибель. А кто его знает, может, хитрой западни там нет, но существует возможность, что поклонники Сета на самом деле поставили ловушки в тайном зале, и при неверном шаге они могли сработать. И кому при таком раскладе захочется идти в неизвестность? Правильно, никому. Поэтому мы, отведя взгляд в сторону, молча, стояли, дожидаясь развития дальнейших событий, и молились, чтобы выбрали не меня, а кого-то другого.

- Как я поняла, добровольцев нет, - констатировала факт Луиза. - Ладно, тогда поступим по-другому.

Мы все немного напряглись, ожидая от нее очередной гадости.

- Я с детства люблю считалочки и помню их наизусть, - продолжала говорить Луиза. - И вот с помощью одной из них я выясню, кто из вас окажется посмертным героем.

- Может, просто пристрелишь нас, так будет гуманней, - ухмыльнувшись, предложил Роберт.

- Не надейся, красавчик, - в ответ холодно улыбнулась Луиза, с достоинством оценив шутку моего брата, после чего начала считать, по очередности показывая на нас пальцем:

- Жили рядом два соседа,

Два соседа-людоеда.

Людоеда

Людоед,

Приглашает

На обед.

- Приходи ко мне сосед,

Будешь ты на мой десерт.

Палец Луизы указывал на Алексея по окончанию считалки.

- Вот дерьмо, - выругался тот.

- Наконец мы выяснили, кто из вас счастливчик, - произнесла Луиза, - иди, парень, теперь, все зависит, только от твоей удачи.

Один из боевиков подтолкнул Алексея рукой в спину для ускорения и тот, сделав три быстрых шага, чтобы не упасть, перешел на медленный шаг, насторожено поглядывая по сторонам.

Шаг первый, шаг второй, третий.

Алексей, с опаской ступая на ровные квадратные плиты на полу, шел по тайному залу, готовый в случае опасности мгновенно повернуть назад. Мы же, затаив дыхание, напряжено следили за ним, ожидая; вот-вот случится непоправимое и еще один из нас падет, но теперь от случайно задействованной ловушки. Это не правильно, нас и так мало, а врагов не убавляется. С такой последовательностью действий кровожадной Луизы, (черт возьми, куда делась такая миловидная девушка, от которой еще вчера вечером я был без ума!), в скором времени мы потеряем всех, включая меня с Робертом, а это не входило в наши планы.

Четвертый шаг, пятый, шестой.

Алексей уже успел пройти пол зала, а ничего не происходило; нигде не открывались тайные отверстия, выпускающие смертоносные стрелы, не проваливался пол, не рушился потолок. Я уже начал склоняться к тому, что все предосторожности Луизы были напрасными. А может просто напросто за столько веков все ловушки успели придти в непригодность? Такую возможность тоже не стоит упускать из виду.

Шаг седьмой, восьмой, девятый.

Видя, что сегодня удача на его стороне, последнее расстояние Алексей проделал бегом. И вновь ничего не произошло. Так что, обратно Алексей вернулся уверенным шагом, не беспокоясь о своей безопасности.

Вот тогда проняло всех боевиков. Они, забыв обо всем на свете, с горящими глазами, в которых виднелось отображение золота, ринулись в тайный зал. От них не отставали Евгений Петрович с Яков Федоровичем и что интересно, на них никто внимания не обращал, возможно, посчитав тех не представляющих большую опасность. А вот за мной с Робертом, за Валерием с Григорием и вернувшимся обратно Алексеем, неотступно следил бдительный Омар, хмурый Тонни ну и конечно Луиза.

- Где он? - спросила меня последняя.

Я, обернувшись к ней, сделал непонимающее лицо, словно не мог догадаться о смысле заданного вопроса.

- Я же вижу, что ты уже обнаружил, где стоит 'Обитель Амона', - сверля меня холодным взглядом, допытывалась Луиза. - Так, где он?

- Кто тебе про него сказал? - в свою очередь поинтересовался я.

- Это счастливчик Тонни, - Луиза указала головой в сторону европейца, - обнаружил ключ и надписи об артефакте в одном заброшенном храме, которые весьма заинтересовали руководство нашей корпорации.

- Ты хоть знаешь, для чего он предназначен? - спросил Роберт.

- Для меня поставлена задача; найти и любым способом доставить артефакт на место, а для чего он предназначен, пусть с этим разбираются яйцеголовые, они для этого и существуют, - пожав плечами, ответила Луиза. - Я думаю, руководство вашей корпорации, поставило аналогичную задачу?

Она посмотрела в сторону Валерия и Григория. Те скромно промолчали, тем самым подтверждая ее догадку.

- Ты мне так и не ответил, - Луиза обратилась ко мне. - Где находится 'Обитель Амона'? ведь на самом виду, верно?

- Ты разве не знаешь, как она вы выглядит? - продолжал тянуть время я, все еще на что-то надеясь.

- Если бы знала, то в живых вас не оставила, - честно призналась Луиза.

- Ого, какие мы кровожадные, - ухмыльнулся мой брат. - Послушай, Фредди Крюгер случайно не приходится тебе папой? Или твоей мамаше помог в этом деле Лектор Ганнибал?

- Не зли меня, малыш, в гневе я страшней урагана, - предупредила Луиза, потом вспомнив о прошлом вопросе, спросила:

- Кстати, а для чего предназначен артефакт?

- Проехали, - в ответ многозначительно проворчал Роберт.

Луиза одарила его не добрым взглядом.

Увидев, что обстановка стала накаляться, я решил хоть как-то ее разрядить:

- Я знаю, где находится 'Обитель Амона'.

- Братишка, не делай этого! - воззвал Роберт к моей благоразумности.

- Где? - не обращая внимания на слова моего брата, сразу встрепенулась Луиза, почувствовав, что цель близка.

- Пошли за мной, я покажу, - произнес я, направляясь в тайный зал. И что интересно, в этом мне никто препятствовать не стал.

Только Луиза последовала за мной, Омар с Тонни, остались возле остальных пленников, а как я надеялся, что получится их заманить за собой. Ну, ладно, что будет, то будет.

Остальные боевики ощущали себя настоящими шейхами, строя планы, как будут тратить подвернувшиеся богатства. Они шумно начали делить между собой найденные сокровища, отбросив в сторону свое оружие, в некоторых местах даже появились грозные склоки, готовые перерасти в мордобой. Боевики опрометчиво поступили, мне один из укоротов, лежащий возле алтаря, очень даже приглянулся. Кстати, как я и предполагал, в глиняных кувшинах оказались золотые украшения вперемешку с необработанными драгоценными камнями. Ну, да, видать в древние времена, прихожане любили неплохо подмаслить бога Сета, вернее сказать жрецов, заведующих этим храмом.

Еще много переполоха наводили наши историки - Евгений Петрович с Яков Федоровичем. Они метались между боевиков, хватая то одну вещицу, то другую, внимательно рассматривая ее, громко восхищались, потом начинали спорить к какой эпохе эти вещи относятся. Короче весело было в тайном зале.

Пока шел, размышлял. Где же здесь подвох? Ну не верилось мне, что с тайным залом все так просто. То, что Алексей без последствий прогулялся туда и обратно, не убедило меня в простоте нашего предприятия. Что-то настораживало. Чувствовал я здесь себя не в полной безопасности, а они меня никогда еще не подводили. Ладно, будем настороже. Теперь об 'Обители Амона'. А стоит ли Луизе показывать именно артефакт? Может лучше ей подсунуть какую-нибудь блестящую безделушку, вон, например, валяется на полу еще никем не прибранная к рукам небольшая золотая фигурка, изображающая скорпиона? Сказать: вот он 'Обитель Амона', бери и пользуйся себе на здоровье. Нет, не прокатит. Мы уже все убедились, что эта дамочка еще та штучка, а значит, такую стерву на мякине не проведешь.

По дороге, мимоходом, прихватил с пола золотую фигурку скорпиона, засунув ее в карман штанов. На удивление тяжелой оказалась штуковина. А что вы хотите, золото вообще тяжелый металл, как помню по школьному учебнику; шар диаметром 46 мм имеет массу, аж один килограмм, ни больше не меньше. Луиза все видела, но ничего не сказала, просто усмехнулась, идя рядом со мной.

Все еще не решив, как дальше поступить, приблизился к артефакту, стоящему на высоком алтаре. Вблизи было видно, что пирамида, сделанная из красного нефрита, собрана из одинаковых по величине фрагментов, которые, скорее всего, подвижны, как кубик Рубика. И для чего это сделано?

- Это он? - с при выдохом спросила Луиза, глядя на артефакт.

- Ага, - не стал отказываться я, мельком взглянув на укорот, лежащий у моих ног.

- Вот и замечательно, - произнесла Луиза, беря артефакт в руки.

После этого я увидел, какой приготовили нам подвох древние архитекторы, вернее огромную, мать их, подлянку. Скорее всего, артефакт служил противовесом, и стоило его снять с места, как сработал скрытый механизм самоуничтожения тайного зала, а мы дурни не потрудились отыскать его выключатель, за что поплатились.

И как говорится; вот тут-то все и завертелось.

Вначале раздался глухой застенный гул, потом начала закрываться входная плита и намного быстрее, чем открывалась, а после, задрожал пол, начиная проваливаться на неопределенную глубину отдельными кусками то в одном месте, то в другом, совершено не подчиняясь последовательности.

Кругом начался хаос.

Некоторые из тупоголовых боевиков, отбросив в сторону инстинкт самосохранения, пытались спасти найденное сокровище и хватали самое ценное, то есть, что потяжелей, но такой груз вытащить им было не под силу. Они ругались, чуть ли не дрались, но провалившись вместе с плитами пола в неизвестность, на веки успокаивались. Другие, более по смышленей, хватали, что попадется под руку, и мчались к выходу, при этом стараясь не провалиться в открывающиеся провалы. Не всем из них было суждено добраться до спасительного выхода, который с каждым мгновением становился все уже и уже. А тут еще заверещали историки, оказавшиеся отрезанными провалом к спасительному выходу:

- Кирилл, спаси нас!

И что, вы думаете, я без раздумий кинулся к ним на выручку? Вот хренушки, сами выкручивайтесь! Мой инстинкт самосохранения и так уже визжал, не затыкаясь на гиперзвуке - беги придурок, если жизнь тебе дорога! И почему я должен был его ослушаться? Меня же не нанимали на роль супермена, так что руки в ноги и вперед, следом за сообразительной Луизой, которая, крепко держа в руках артефакт, прорывалась к выходу.

Что я и сделал даже напрочь, позабыв прихватить укорот, не до этого было, здесь понимаете ли, шкурное дело - свою шкуру нужно спасать.

Этот короткий отрезок времени пролетел как в тумане. Не помню, бежал, молча или орал во все горло от жуткого страха быть заживо похороненным в тайном зале. Помню только, как вилял между провалами и перепрыгивал через резко образованные широкие трещины в полу. Ни на кого не обращал внимания, не до этого было. А тут еще какой-то придурок, то ли с испуга, то ли от безысходности, стал поливать из автомата во все стороны. Сам видел, как пару боевиков, один слева, другой справа оказались напичканы шальными пулями. Мне пока, тьфу-тьфу не сглазить, везло.

До выхода осталось всего ничего, но он опустился до уровня моих колен, грозя в скором времени превратиться в неприступную монолитную стену.

А Луиза, стерва, уже находилась возле узкого выхода. Она ловко, ужом проползла под опускающейся стеной и исчезла в спасительном помещении. Мне показалось, что перед этим она игриво подмигнула, повернувшись в мою сторону. Точно стерва.

Я отпрыгнул в сторону, от очередного провала, неожиданно открывшегося передо мной, сделал еще один рывок и в последний момент успел перекатом перевалиться на другую сторону. Злосчастная стена, слегка задев мне бок, с глухим звуком запечатала собой тайный зал.

- Вставай! - Роберт подал руку. - Быстрей!

С его помощью быстро поднялся на ноги, огляделся.

Так, здесь, в зале кое-что изменилось.

Алексей лежал на полу с простреленной спиной, а недалеко от него Омар с пулей в животе в последних конвульсиях, Валерий, подхватив его укорот, направлялся к выходу из храма, а следом за ним Григорий с пистолетом в руке. У одного из них была разбита губа, у другого - большой синяк под глазом. А Луизы и Тонни нигде не было.

- Что здесь произошло? - спросил я.

- Пошли на выход, по дороге расскажу, - засовывая в дорожную сумку мой лэптоп, произнес мой брат. - И на, держи, нам здесь не стоит задерживаться.

Я взял поданную сумку и на ходу засунул туда подобранную золотую фигурку скорпиона, чтобы в кармане она не мешалась.

- Молодец, братишка, сувенир на память прихватил, - одобрительно произнес Роберт, провожая взглядом исчезнувший блеск драгметалла в моих закромах. - Больше ничего прихватить не успел?

- Не до того было, - ответил я. - Давай, рассказывай.

- А что здесь рассказывать, - начал посвящать меня в происшедшие события Роберт. - Как только началось светопреставление, устроенное тобой или Луизой, Омар и Тонни потеряли бдительность. Этим решили воспользоваться наши бравые секьюрити. Валерий бросился на Тонни, но тот, сволочь, просто удрал, даже не дав должного отпора. А этим временем Алексей с Григорием наседали на Омара. Крепким оказался сволочь. Оружия из рук не выпускал, дрался, как волчара припертый в углу. Но против двоих хороших бойцов ему не удалось выстоять. Повалили его.

- Это он убил Алексея? - поинтересовался я.

- Нет, это Луиза, бестия, вылезла из-под опускающейся стены не в подходящее время для нас, - пояснил Роберт, - первым делом она выстрелила в спину Алексею, а потом дала деру.

- А ты? - я не мог понять, почему Луиза так легко ушла.

- Пытался ее остановить, - начал оправдываться брат, - но против пистолета, с голыми руками сильно не попрешь. Кинулся за ней следом, думал неожиданно на нее напасть. Куда там. Она по дороге вырубила Валерия, когда тот ей встретился на пути.

- Даже так? - удивился я.

- Шустрой оказалась твоя дамочка. Ушла она, - сказал мой брат.

- Плохо, артефакт у нее, - скривившись, как от зубной боли, произнес я.

- Сам знаю, что хреново, - согласился со мной Роберт, потом усмехнулся и добавил с толикой ехидства:

- Умеешь ты выбирать себе подруг.

- Она мне не подруга, - проворчал я в ответ.

Мы успели догнать Валерия и Григория, которые практически приблизились к выходу из храма. А вот и сам выход, белым пятном, показавшийся на наших глазах, а в нем появился темный мужской силуэт, что-то держащий на плече.

- РПГ! - Валерий оказался самым догадливым.

Вот черт, Тонни что, нас с БТРом перепутал? Как я догадался, что это Тонни? Так больше не кому.

Мы все довольно резво выполнили команду - вспышка сзади, любой армейский командир, увидев это, остался бы, доволен. Над головой пронесся реактивный снаряд, колыхнув волосы на голове, а потом позади как жахнет, аж уши заложило. А разлеживаться нам не резон, нужно бежать к выходу, благо скотина Тонни исчез оттуда. И этому была большая причина, имею виду бежать наружу.

Последствия взрыва реактивного снаряда не заставили себя долго ждать. В клубах поднятой пыли стены храма затряслись, грозясь обрушиться в любой момент, кругом раздавался надрывный треск, пол заходил ходуном, как при землетрясении.

- Бегом! - скомандовал Валерий и пулей вылетел наружу, держа укорот наготове.

Мы тоже рассиживаться не стали, последовав за ним.

Оказавшись под чистым небом, я согнулся в кашле, выплевывая на песок сгустки черной от пыли слюны. Блин, как только шахтеры под землей работают. Здесь немного наглотался строительной взвеси и то уже дурно. Ну, его к лешему, шахтерские работы, лучше здесь, на чистом воздухе.

Отдышавшись, огляделся. Валерий с Григорием уже стояли возле брошенных машин и синхронно пели ладную, забористую песню сапожника, уколовшего себе палец. Вместе с Робертом подошел к ним, чтобы посмотреть причину их негодования. Да, злиться было на что. Из радиаторов машин, прострелянных автоматом, вытекали тоненькие струйки антифриза, а это означало, что на них далеко не уедешь, движок заклинит и все, трындец придет окончательный.

- Ушли, суки! - в двух словах выразил свои чувства Григорий и куда-то торопливо направился.

- И не знаем, кто они такие и где их искать, - я продолжил его мысль вслух.

- Может Валерию что-то известно, - предположил Роберт, - он перед тем, как Омар отбросил кости, с ним душевно побеседовал. Эй, Валерий, тебе удалось узнать, кто они такие?

- Про корпорацию 'Скрин' когда-нибудь слышали? - в ответ задал тот вопрос.

- Нет, - честно признались мы.

- У корпорации 'Скрин' главное направление фармацевтика, - начал пояснять Валерий, - она имеет постоянные госзаказы от правительства США и от руководства Пентагона. Это вам о чем-то говорит?

- То, что она работает на Госдеп? - предположил Роберт.

- Нет, приятель, то, что у нее имеются стабильные ежегодные миллиардные доходы, - поправил его Валерий.

Слушая его в пол уха, я достал из дорожной сумки лэптоп, включил его, когда на мониторе высветился рабочий стол, подсоединился к интернету и набрал в поиске: корпорация 'Скрин'.

- Я все еще не вижу связи, - почесав затылок, произнес Роберт.

- Конечно, продержаться на вакцинах против гриппа можно долго, еще чуточку на заказах Пентагона. Уж не знаю, что там они для вояк пытаются разработать, может супер солдат, может невидимых шпионов, а возможно банальное бактериологическое оружие, но этого им показалось мало. Вот руководство корпорации и занялось поиском артефактов, для их изучения и по возможности использования, чтобы сделать очередной прорыв в научной сфере. В какой области? Да им по большому счету по барабану, главное прорыв, а там как выйдет. Пока у них ничего толком не получалось, но вот подвернулся случай с 'Обителью Амона', за который те ухватились бульдожьей хваткой.

- Как и ваше руководство, - не премину подметить мой брат.

- Как и наше, - не стал отказываться Валерий. - Вы что, думаете, у нас рулит Пельцер? Ошибаетесь. Бразды правления находятся у людей более высокого полета, а где они находятся, я сам не знаю.

- Короче, получилось столкновение интересов двух влиятельных корпораций, - подытожил Роберт.

- Верно, так и вышло, - подтвердил Валерий.

- И как называется ваша контора? - поинтересовался Роберт. - Случайно не 'Газпром'?

- А тебе это надо? - задал вопрос Валерий, недобро сверля взглядом моего брата.

- Дай подумать, - Роберт явно от скуки валял комедию. - Ты знаешь, по большему счету мне все равно.

- Я тоже так думаю, - уже расслаблено усмехнулся Валерий. - И что, все это тебе удалось узнать от Омара? Не верю, чтобы простой полевой командир так много знал.

- Нет, он назвал только 'Скрин', - сказал Валерий, - остальное я и так знал.

- Как говорится; конкурентов надо знать в лицо, - усмехнулся Роберт.

- В точку, - усмехнулся в ответ Валерий.

Вернулся обратно Григорий с громоздким спутниковым телефоном. Ага, у них даже такая штуковина есть! Интересно кому он звонил? Докладывал руководству о своей неудаче?

- Все верно, есть такая корпорация, - произнес я, глядя на монитор, где находилась открытая страничка с общими сведениями об 'Скрин'.

- А ты сомневался? - Григорий пристально посмотрел на меня.

- Нет, но проверить стоило, - ничуть не смутившись, ответил, продолжая искать более подробные данные о названой корпорации.

- Вот суки! - выругался Валерий, пнув, ни в чем не повинную покрышку автомобиля. - Наверное, уже мчатся в аэропорт, чтобы попасть на ближайший рейс в Штаты!

- Не думаю, - задумчиво произнес я, читая очередную информацию о корпорации 'Скрин'.

- Поясни? - Валерий принял охотничью стойку.

- Возможно, им удалось бы пронести через таможню артефакт и благополучно добраться до Штатов, а может, нет, так что, как я думаю, они понапрасну рисковать не будут, - высказал сое предположение, - скорее всего они будут действовать наверняка и направятся в более близкое место, чем вы думаете.

- Куда? - синхронно задали вопрос Валерий с Григорием, направляясь ко мне.

- Вот здесь сказано, что недалеко от города Абу-Хамад прямо в Нубийской пустыне, скорее всего, где находится оазис, расположена исследовательская станция корпорации 'Скрин', - я показал на монитор подошедшим парням. - 'Скай шелтер' называется. Думаю, они направятся туда.

Они начали поглощать информацию, потом заставили меня найти карту, стали рассчитывать что-то по ней.

- Ясно, значит еще не все потеряно! - оживился Григорий. Он набрал номер на спутниковом телефоне и, отвернувшись от нас, с кем-то начал разговаривать.

- Все, парни, вы свою часть работы выполнили, остальное мы сделаем сами, - обратился к нам Валерий.

- Ты хочешь сказать; проваливайте к черту? - уточнил Роберт.

- Типа того, - ответил Валерий.

У меня отлегло от сердца. Наши секьюрити оказались не столь кровожадными, как я предполагал. Оставили в живых свидетелей и даже с богом отправляют их на все четыре стороны. Странно все это.

- Нет, так дело не пойдет, - тем временем возразил Роберт.

Вот черт, братишка решил ввязаться в опасные игры, в которых мне участвовать очень не хотелось. Пусть едут, но без нас. Все равно если даже Луизе или не знаю там кому, удастся открыть артефакт, исследовательская станция находится в безлюдном месте, так что темным тварям негде будет разгуляться. Пусть они зачавкают всех сотрудников корпорации, а что дальше? Скорее всего 'Скрин' пойдет на крайние меры, то бишь тотальное уничтожение следов своей неудачи, может быть даже с помощью небольшого ядерного взрыва. Думаю им под силу его найти. Или сделать анонимный звонок в Моссад, сказать им, что в таком-то таком месте обосновались боевики из ХАМАС, которые в скором времени изготовят ядерный заряд, для террористического акта. Может, они клюнут на такую утку и нанесут упреждающий удар. Так что в любом случае артефакт и все темные твари будут уничтожены без нашей помощи. И стоит тогда туда соваться? Я думаю - нет.

- Парни, это не шутка, там, куда мы хотим направиться, может оказаться на много опасней, чем вы думаете, - Валерий решил призвать моего брата к благоразумию.

- Вы себе представить не можете, на сколько, там может оказать опасней, - усмехнувшись, произнес Роберт. - Поэтому пару лишних стволов вам не помешают.

Вернулся Григорий с довольным видом. По всей видимости, он услышал хорошие новости.

- Слышишь, напарник, эти двое прямо рвутся в бой, как два отважных самурая, - сообщил Валерий. - И что будем с ними делать?

- Пока будем ждать, группа поддержки прибудет только через пару дней, - ответил Григорий.

- А с ними что делать? - Валерий мотнул головой в нашу сторону.

- Пусть едут с нами, если им так сильно хочется, - на удивление легко согласился Григорий.


***


Мы стались ждать группу поддержки прямо там, возле братской могилы, где были погребены наши знакомые вперемешку с отрядом Омара. За это время Григорий на такси, вызванный по мобильному телефону сгонял в город. Оттуда он приехал за рулем старенького, но добротного полно-приводного 'Ниссана Патрола'. Это вам не кроссовер, пригодный только для городских дорог, а нормальный джип для бездорожья. На нем Григорий привез воду, продукты, а дизельный генератор с запасом топлива на неделю в лагере имелся, так что жить можно, если скромно.

В этот же день возле нашего временного лагеря появилась полицейская машина. Кто-то слышал выстрелы и сообщил властям. Но здесь все решила небольшая скрутка волшебных зеленых фантиков с портретом Бенджамина Франклина, аккуратно засунутая в карман офицеру, притом, что по крупному придраться к нам не к чему. Ну, подумаешь, стоят автомобили с простреленными радиаторами, может это проезжая банда навела шороху и укатила, трупов то нет, значит, и судебного делопроизводства нет. Короче, обошлось.

Как только полицейские укатили, Валерий достал пару литровых бутылок водки, и мы под скромную закуску, в основном состоящую из консервированной тушенки, начали успокаивать себе нервы. Так, под вялый разговор, не забывая помянуть зря погибших товарищей хорошими словами, наша небольшая компания коротала остаток дня. Вернее сказать говорили Григорий и Валерий, а мы, молча, мотали головой, потому что их практически не знали, так что и сказать толком ничего не могли. А у нас у русских как принято; говорить нужно про покойников только хорошее или вообще ничего. Вот я с батом и воздержался от слов, чтобы не ляпнуть лишнего, и так все до сих пор были на взводе.

Просидели до самого вечера, а потом, как по команде, уже изрядно поддатые, завалились спать в палатках, даже не побеспокоившись об охране лагеря.

В назначенное время, уже после обеда, к лагерю подкатили четыре джипа с долгожданной группой поддержки. После энергичного приветствия между собой, типа похлопывания по спине, крепких объятий, чуть ли не до хруста костей, к Валерию подкатил командир отряда, рослый бритоголовый парень с цепким взглядом и сухо спросил:

- Почему здесь гражданские?

- Они поедут с нами, - ответил тот, - приказ руководства.

Этой информации оказалось достаточно для командира прибывшего отряда.

- Игорь, - одарив нас крепким рукопожатием, от которого хрустнули костяшки пальцев, представился старший бойцов.

Мы с братом по очереди себя назвали. Дальше познакомились с другими парнями. После продолжительных рукопожатий, от которых уже начала болеть ладонь, все расположились в теньке и начали по разложенной карте разрабатывать маршрут продвижения до исследовательской станции 'Скай шелтер', решив выдвигаться к намеченной цели с утреней зарей.




Первые потери.



- Ну что, рыбаки, много рыбы наловили? - с радостной улыбкой встретила нас бабушка прямо на пороге.

- И на пожарить, и на засолку хватит, - ответил ей дядя Прохор, ставя на пол прихожей мешок с рыбой.

- Орлы! - бабушка с гордостью потрепала меня с братом по голове.

- А где Сева с Наташей? В магазин пошли? - поинтересовался дядя Прохор, нагнувшись, чтобы разуться.

- Они практически после вас поднялись, увидели, что вы уже на рыбалке и решили на дачу податься, там грядки вскопать, да виноград поспевший собрать, - объяснила наша бабушка.

- Что! - резко встав, заорал дядя Прохор.

Я и Роберт вздрогнули от такой его реакции на услышанную новость и не могли понять, зачем кричать. Подумаешь, наши родители уехали на дачу. Что там с ними может случиться? Да ничего. Это же обычная скучная дача, куда мы с братом не любили ходить, предпочитая общаться с друзьями.

- Ты почему их туда отпустила? - продолжал яриться дядя Прохор.

- А что, я должна их из дому не выпускать, пока ты не разгребешь все это дерьмо? - в тон ему проорала наша бабушка, чем еще больше нас удивила. Мы привыкли ее видеть всегда улыбчивой, с лучащимися от доброты глазами, а сейчас она была сама на себя не похожа. - И все им рассказать? Все чем мы с тобой занимаемся и к чему хотим привлечь ребят? Это я должна была сделать?

- Извини, погорячился, - уже спокойным голосом произнес дядя Прохор. - Просто дела обстоят намного хуже, чем я думал. Темная тварь уже давно гуляет здесь по окрестностям, а мне не ясно, где ее искать. А тут ты еще сообщаешь, что Сева с Наташей с дачи до сих пор не вернулись. Все это тревогой наполняет мою душу.

- Они уже знают обо всем? - чуть ли не шепотом спросила бабушка, стрельнув глазами в нашу сторону.

- Да, я все им рассказал, - ответил дядя Прохор.

- И как они отнеслись к такой новости? - задала вопрос бабушка.

- Выслушали с интересом, но в серьез еще не восприняли все то, что я им сказал, - немного подумав, дал заключение дядя Прохор. - Они должны все увидеть своими глазами, только тогда мальчики поймут, чем именно им придется заниматься и с чем им придется сталкиваться на каждом шагу.

- А не рано? - осторожно спросила бабушка.

- Главное, чтобы не было поздно, - ответил дядя Прохор. - Нам нужно ехать на дачу, чую, беда там пришла.

- Я с вами, - сразу отозвалась бабушка.

- Тогда одевайся, мы ждем тебя в машине, - согласился с ней дядя Прохор, после чего обратился к нам:

- Пошли, мальчики.

И вышел из квартиры.

Мы следом за ним добрались до автомобиля и там стали ждать появления бабушки. Вскоре из подъезда появилась она, одетая в болоньевый плащ поверх спортивного костюма и в кедах. Как только бабушка уселась на переднее пассажирское кресло, дядя Прохор завел двигатель, дал газу и на приличной скорости помчался в сторону дач.

Вскоре асфальтированная дорога повела к санаторию, расположенному недалеко от соленого озера. Но нам туда было не надо, так что пришлось съехать вправо, на неровную грунтовку, мимо какой-то подстанции сделанной из кирпича и обнесенной забором из металлической сетки. На ней дяде волей неволей пришлось сбавить скорость, а по-другому нельзя или у автомобиля, который нам казался таким надежным, на одной из многочисленных колдобин точно отвалятся колеса.

Все молчали, если не считать бабушкины скупые фразы, которыми она указывала дяде Прохору направление движения. Я с Робертом сидел, молча, ощущая, как общая нервозность передается нам, хотя совершено не понимал причины такой подавленной атмосферы.

Автомобиль медленно переполз через высокий крутой бугор, слегка чиркнув днищем за его вершину. От этого звука дядя Прохор сморщился, словно откусил кусочек лимона. Дальше мы поехали к высокой стене камыша, разрезанной в нескольких местах узкими прогалинами. Соленое озеро осталось от нас с левой стороны. Там еще на берегу стояла большая цистерна с пресной водой на металлической платформе. Здесь дорога пошла немного ровнее и дядя Прохор прибавил газу. Автомобиль пошел резвей, оставляя после себя густой шлейф пыли.

- Здесь поворачивай налево, - указала бабушка.

Дядя Прохор, молча, выполнил поворот, и мы поехали вдоль участков дач, огороженных деревянными заборами. Правильно, здесь мы доберемся быстрее, чем, если бы повернули на другую дорогу. Та слишком узка, двум машинам не разъехаться, да к тому же, постоянно заливается водой из нередко прорванной центральной поливной трубы или с чьей-то дачи, если хозяин не уследил за поливом грядок. Так что там, сам знаю, проехать на автомобиле весьма проблематично.

Добрались до соседской дачи. Там автомобиль осторожно заехал на небольшой пятачок, немного заросший травой, и только после этого Дядя Прохор заглушил двигатель.

Нас сразу окружила непривычная тишина. Почему непривычная? Потому что в выходной день на всех дачах бурлила активная жизнь до самого вечера. Дачники торопились убрать упавшие листья, вскопать на зиму все грядки, это обязательно нужно сделать до заморозков, убрать последний осенний урожай. А сегодня вообще никого не было, словно все вымерли. И мне стало казаться, что мы приехали не на дачный кооператив, на заброшенное кладбище, где недавно были; такая же гнетущая тишина, безлюдность, вездесущие серые вороны, и скрип, только не крестов, а веток плодовых деревьев, которых здесь хватало.

Из автомобиля первым выбрался дядя Прохор, он замер на месте, прислушиваясь к окружающей тишине. Мы вышли следом за ним.

- Боюсь, что мы опоздали, - то ли с огорчением, то ли со злостью произнес наш дядя и направился к багажнику автомобиля.

Бабушка хмуро в согласии мотнула головой.

Открыв багажник, дядя Прохор достал из потайного ящика наган, привычным движением открыл вправо барабан, проверил там наличие патронов, закрыл его обратно. Он посмотрел на нас, словно решая, доверить нам оружие или нет. Все же нет, так что пострелять по мишеням сейчас нам не придется.

- За мной, - скомандовал дядя Прохор, закрывая багажник, и направился к соседской даче практически бесшумным шагом, как охотник, выслеживающий дичь. Мы же, все еще не понимая, что происходит, последовали за ним.

В невысоком щербатом заборе, сделанном из узкого штакетника, калитка запиралась на обычную проволочную скрутку ободком, наброшенную сверху, так соседи делали специально, зная, что через их участок частенько проходят мои родители, чтобы быстрее попасть на свою дачу.

Дядя Прохор по-хозяйски, сняв скрученную проволоку, прошелся до небольшого деревянного домика с открытой верандой, у которого единственное окно было закрыто ставнями, а дверь заперта на щеколду, остановился, к чему-то прислушиваясь и присматриваясь. Не обнаружив ничего подозрительного, медленно зашагал дальше по натоптанной дорожке, ведущей к дальнему забору, который служил границей с нашей дачей.

Мы от него ни на шаг не отставали, ощущая, как тревога дяди передается нам. Я с Робертом, того не замечая, начал постоянно оглядываться, выискивая взглядом что-то или кого-то, а что именно, сам не понимал, просто неспокойно было на душе, словно в преддверии большой беды.

Неожиданно справа от нас послышалось хлопанье крыльев и каркающий вскрик, заставивший нас вздрогнуть и замереть на месте, ощущая, как в груди бешено стучит сердце. Это с верхушки высокой яблони взлетела ворона, напугав всех до чертиков.

Дядя Прохор тихо выругался, помянув чью-то мать, и пошел дальше. Бабушка, как ни в чем не бывало, следовала за ним. Я же с Робертом, ощущая дрожь в ногах, остался стоять на месте. Не знаю, как брату, а мне сразу расхотелось идти дальше, но в тоже время, остаться без взрослых, когда все нервы на пределе, было выше моих сил. Пришлось перебороть свой страх и быстрым шагом догнать бабушку.

Приблизившись к дальнему забору, дядя Прохор пролез сквозь широкий лаз, который никогда не закрывался и наконец, оказавшись на нашем дачном участке, остановился возле небольшого деревянного сарая, в нем хранились поливные шланги и остальной огородный инвентарь; мотыги, грабли, вилы, лопаты. Сейчас он почему-то оказался закрытым на висячий замок.

- Может, мы с ними разминулись? - почему-то шепотом спросила бабушка. - Они могли пойти домой другой стороной, и теперь сидят там, гадая, куда мы все подевались.

- Если это так, то я выставлюсь литром французского коньяка, - также шепотом произнес дядя Прохор и замолчал, потом немного подумав, поправил себя, - нет, даже ящиком коньяка, главное, чтоб все было, как ты предположила.

Бабушка хотела ответить, но дядя ее остановил, прошипев через приставленный указательный палец к губам:

- Т-с-с! Кто-то идет!

Мы тоже услышали какой-то непонятный шум, медленно приближающийся к нам. Но вот незадача, наш дачный участок более напоминал сад. Нет, там, конечно, были небольшие грядки под помидоры, огурцы, баклажаны, перец и клубнику. Вешала с виноградом стояли, кустарник малины, смородины, но в основном плодовые деревья; высокий орех, яблони, слива, вишня, персики и груши. Их ветви иногда свисали, чуть ли не до земли, тем самым мешая идти по центральной дорожке, вдоль которой была проложена поливная труба. По этой причине мы сразу не могли увидеть, что именно к нам приближается.

Но кто все же это? Шаги какие-то неуверенные шаркающие, так может идти или сильно старый подслеповатый человек, потерявший свою клюку, или слишком пьяный, шатающийся из стороны в сторону и готовый в любой момент упасть. Может это какой-нибудь сосед забрел на наш участок в поиске моих родителей?

В одной прогалине из веток мне удалось заметить знакомую расцветку одежды тех, кто приближался к нам. Отец на даче всегда надевал грубые штаны синего цвета с фланелевой рубашкой в крупную коричневую клетку, а мама ходила в плотном бежевом халате, накинутом на повседневную одежду. Так может это они? Тогда почему ведут себя непонятно как?

- Мам, пап? - насторожено позвал мой брат. Он хотел броситься навстречу приближающимся людям, но дядя Прохор остановил его, схватив за плечо. Меня же остановила бабушка, крепко прижав мою спину к своей груди.

А вот показались они.

Это были наши родители, вот только с ними было что-то не так. Отец с мамой медленно шли друг за другом, покачиваясь из стороны в сторону. Их лица казались какими-то бледными, а глаза, выпученные неестественным образом, обильно покрылись красными сосудами и лихорадочно бегали по сторонам, как будто что-то искали. Одежда местами покрылась рваными прорехами, окрашенными красными разводами, волосы взлохмачены, в них запутались маленькие веточки, сухая трава и колючки.

В это время у меня появилось двойственное чувство. С одной стороны я своими глазами видел, что это мои родители, которых хотелось обнять, но с другой стороны по непонятной причине, ощутил в животе тугой ком страха и бешено стучащееся сердце в груди, которое казалось, слышали все. И на его звук двое тех, кто приближался, ну не мог я с уверенностью на сто процентов назвать их своими родителями, чувствуя нутром, опасность, исходящую от них, ускорили свой шаг, намереваясь в скором времени приблизиться к нам на расстояние вытянутой руки.

И тут прямо под ухом раздались два быстрых сухих выстрела из нагана.

Я увидел, как у них во лбу появились небольшие дырочки, из которых показались капельки крови, похожие на рубины. После этого пришельцы, словно тряпичные куклы повалились на землю.

Вот тогда на меня накатило, сам не знаю что, потому что на время потерял рассудок и не помнил, что творил.

По рассказу дяди, я заорал не своим голосом, как одержимый стал неистово вырываться из рук бабушки, царапаться, брыкаться ногами, даже пытался кусаться, одним словом превратился из послушного ребенка в настоящего демона.

Меня не удержали. Освободившись от цепких рук, держащих, как клещи, я бросился к родителям, лежащим неподвижно на земле, подбежал, упал на грудь распростертого тела и зарыдал во весь голос, уткнувшись лицом во фланелевую рубашку отца.

Дождавшись, когда немного успокоюсь, бабушка, стараясь говорить ласковые слова, заставила меня и Роберта пойти в машину и остаться там, а сама ушла, потом она вернулась вместе с дядей Прохором, после чего мы поехали домой.

Из заднего окна автомобиля сквозь слезы мне было видно, как над нашим дачным участком на фоне вечернего неба поднимаются густые черные клубы дыма, местами наполненные тонкими языками пламени. Это горел наш деревянный дачный домик, подожженный дядей Прохором, а вместе с ним горели тела наших родителей.

Вот так мне с Робертом впервые удалось увидеть последствия встречи людей с темными тварями. И вот, что еще. Не знаю, как Роберт, а я до сих пор до конца не простил дядю Прохора, за то, как он в тот день поступил с нашими родителями, хотя потом узнал - все было сделано правильно и по-другому поступить было нельзя.




Глава шестая.

'Скай шелтер'.



- Эй, Сыч, кинь баночку с 'Швепсом'!

- Лови!


- Лось, хватит Сникерс жрать, а то скоро у тебя жопа слипнется!

- Не, не слипнется, я их могу килограмм сожрать и не подавиться.

- Ага, и еще сиропом запить.


- Слышишь, Боб, расскажи анекдот!

- Без проблем, слушайте.

Решили три друга устроить мальчишник. Собрались в сауне, взяли с собой, как положено пива, водочки, посидели хорошо. А в парной завели разговор, про то, как кто женился.

Один говорит:

- Вот верите, не верите, но женился я по любви, потому что с первого класса положил глаз на свою женушку.

Второй говорил:

- А я женился по залету. Ну, так получилось, ничего не попишешь. Зато сейчас живем душа в душу.

И только третий молчит, ничего не рассказывает.

Друзья начали к нему приставать с расспросами, а то как-то неудобно получается, все открыли души до самого дна, а он помалкивает.

- Давай, колись, Иван, рассказывай, как ты женился на своей мегере!

- Да не помню я! - ответил Иван.

- Как это не помнишь? - удивились друзья.

- Помните, четыре года назад я с вами не пошел на тусовку? - спросил Иван.

- Кажется, припоминаем такое, - немного подумав, ответили друзья.

- Ну, так вот, не было тогда у меня настроения идти на тусовку, хотелось побыть одному, - начал рассказывать Иван. - Решил я спрятаться под одеялом с бутылкой коньяка, с очень большой бутылкой и там, в одиночестве оттянуться. Так и сделал, одев пижаму.

- А дальше? - друзей заинтриговал рассказ Ивана.

- А дальше меня с этим одеялом сначала видели в баре, потом в ночном клубе, потом в стриптиз клубе, а в итоге под этим злосчастным одеялом, но уже без пижамы, я проснулся в чужой постели рядом с незнакомой женщиной.

Она мне и говорит:

- Ты, дорогой, был моим первым мужчиной, и поэтому, как порядочный человек должен на мне жениться.

- Но я же, ничего не помню!


- Тит, ты куда?

- Пойду, отолью.

- Ты там поосторожней, не напорись на кобру, а то знаешь, они любят полакомиться человеческим членом.

- А я ее кипяточком полью, и она ослепнет.


- Валер, почему Боб? - поинтересовался я, жуя бутерброд. - Он что, американец?

- Ха-ха, рассмешил! - ухмыльнулся Валерий. - Тоже мне нашел американца с рязанской рожей.

- У каждого свои недостатки, - пожав плечами, приметил Роберт.

- Так почему Боб? - повторил я свой вопрос.

- Потому что у него фамилия Бобров, а сокращено Боб, - ответил Валерий. - Усек?

- Усек. А Лось, значит Лосев? - продолжал от безделья интересоваться я.

- Нет, он просто бегает как лось, - не оправдал мою догадку Валерий.


Теперь нас было: шестнадцать человек из группы поддержки, плюс Григорий с Валерием и, конечно же, я родимый с моим братом Робертом. Итого получается двадцать рыл. Вот таким мобильным отрядом мы, проделав нелегкий путь по раскаленной, как сковородка преисподней пустыне, к полудню добрались до намеченной цели, то бишь, до исследовательской станции 'Скай шелтер'. Расположились в полукилометре от нее. И теперь уже второй день, сидя в тени своих высоких автомобилей, занимались кто чем, с нетерпением дожидаясь доклада бойцов отправленных на разведку.

Глядя на беззаботных парней из прибывшего отряда, на первый взгляд можно подумать, что они прибыли на пикник, а не на боевое задание, но это на первый взгляд. На самом деле по ним было видно; по цепкому взгляду, замечающему вокруг себя каждую мелочь, по скупым, расчетливым движениям, где нет места, суете - это ребята не простые, наверняка прошедшие через многое и видавшие немало. Поэтому они относились к жизни, немного с философским оттенком - кому-то суждено жить, кому-то суждено умереть, это как на роду написано. А если ты до сих пор жив, то почему бы не поесть, не попить, не по балаганить, выбросив из головы мысли о завтрашнем дне.

Кстати, экипировка у них интересная. Натовские бронники, пока лежащие в машинах, пистолеты; у одних девятимиллиметровые 'Беретты М9' с двухрядным магазином на пятнадцать патронов, у других девятимиллиметровые 'Сиг Р226' так же на пятнадцать патронов. Ножи тоже у них не свойственные для Российской армии. Сделанные из стали с плазменно-керамическим напылением имеют одностороннею заточку лезвия с частично зазубренной режущей кромкой. Гарда и навершие титановые, рукоять из кратана. И эта штука, имеющая общую длину триста два миллиметра, при лезвии сто шестьдесят и весе триста десять грамм, кажется, называется КА-BAR TANTO BLACK 600. Она используется в спецподразделениях армии США. Одним таким ножом от безделья игрался Капа, перекидывая его из руки в руку и делая им замысловатые финты. Автоматы тоже под стать остальному оружию; FN SCAR с рожком на тридцать патронов под натовский патрон 5,56мм с планкой Пикатинни верху, где крепился коллиматорный прицел и внизу с тактическим фонарем, так же имел пистолетную рукоятку для улучшения точности при стрельбе и тридцати зарядный XCR-L с аналогичными навесками. У каждого по паре гранат Ф-1 и какие-то небольшие продолговатые цилиндры в кармашках разгрузки. Что это - я не знал, Роберт тоже не имел понятия. Короче, все вооружение не Российского производства.

Так мне Роберт объяснил - он у нас спец по оружию. И какие из этого можно сделать выводы? А такие. В помощники нам прислали весьма подготовленных бойцов, которые решили провести операцию, имея под рукой за бугорное оружие, это на тот случай, если они по какой-то причине оставят свои следы. При расследовании, что можно будет подумать? Правильно, только одно - проводилась зачистка на исследовательской станции 'Скай шелтер' самой же корпорацией 'Скрин', или военным спецподразделением США по их просьбе, а возможно посторонними наемниками, но никак не нами. Я бы сам так поступил, чтобы как можно лучше замести свои следы.

К нам подошел Игорь.

- Так парни, хватит варить свои яйца вкрутую, пора выдвигаться, - сказал он, надевая поверх песчано-пятнистой футболки бронник.

- Что разведка? - не удержался, задал вопрос Роберт, поднимаясь на ноги.

- Ей ничего не удалось обнаружить; ни сменных постов, ни движения на территории, словно станция вымерла или весь ее персонал давным-давно эвакуирован в поспешном порядке, - словоохотливо ответил Игорь. - Но если всех эвакуировали, то почему на бетонной площадке бросили вертолет? Странно все это.

- А если на самом деле вымерла? - предположил Роберт.

- Обоснуй, - сразу отозвался Игорь. Еще бы, неизвестность его весьма напрягала, потому, что могла скрывать в себе опасность, которую нельзя предугадать, а это может повлечь за собой непредвиденные потери личного состава отряда доверенного ему, их же он хотел избежать любыми средствами.

- Вполне возможно, что там работали над каким-нибудь очень опасным вирусом, который по чьей-то неосторожности вырвался на свободу и уничтожил весь персонал станции, - стараясь быть убедительным, предположил Роберт, - или превратил в их кошмарных монстров, которых нелегко убить из стрелкового оружия. Как тебе такой вариант?

- Ты что, слегка пересмотрел 'Обитель зла'? И теперь тебе везде мерещатся кровожадные зомби, которых ты боишься до коликов? - уже расслаблено усмехнулся Игорь. - Если я прав, то можете оставаться здесь. Это даже нам пойдет на пользу - под ногами не будете путаться.

- Нет, мы с вами! - выкрикнули мы хором.

- Тогда хватить пороть хрень, - со стальными нотками произнес Игорь, после чего начал отдавать команды:

- Сыч, твоя группа выдвигается с правого фланга, доходишь до колючки и прикрываешь мой отряд.

- Есть командир.

- Лось, ты со своими парнями выдвигаешься с левого и действуешь аналогично Сычу.

- Сделаем.

- Дуб, твои ребята прикрывают нас со своих позиций и при любом шевелении на территории базы, обозначаете, степень опасности, - приказал Игорь невидимому бойцу и замолчал, выслушивая в гарнитуре ответ, потом обратился к Валерию с Григорием:

- А вы, Чип и Дейл, выдайте нашим гостям, что положено и не выпускайте из виду, за них отвечаете головой. Да, и постарайтесь сделать, чтобы они не путались под ногами. Все поняли?

- Да, командир, - не слишком довольным тоном ответили наши попутчики.

- Тогда выдвигаемся, - за время раздачи ЦУ, Игорь успел себя снарядить по полной программе, так что больше не теряя времени, он со своим отрядом, соблюдая предосторожности, начал передвигаться в сторону исследовательской станции 'Скай шелтер'.

- Чип и Дейл? - я с Робертом невольно хохотнул от таких необычных прозвищ, вспомнив мультик про забавных бурундуков.

- Ничего не говорите! - парни нас окинули таким колючим взглядом, что мне сразу расхотелось зубоскалить.

Валерий мне с Робертом выдал радиостанции IC-F3S c головной гарнитурой HS-95. Отличная штуковина. Имеет прочное алюминиевое шасси в основе конструкции и поликарбонатный корпус, ее аккумулятор на 1050 мАч позволяет использовать радиостанцию без дополнительной подзарядки не менее восьми часов. Да и различных наворотов там мама не горюй: программируемые либо выбираемые с клавиатуры уровни мощности, три режима сканирования, семизначный алфавитно-цифровой ЖК-дисплей, система тонального шумоподавителя, двух или пятитональный селективный вызов. Имеет запрет на считывание информации со станции даже при помощи программатора, что позволяет защитить параметры системы от несанкционированного доступа и много еще чего полезного.

Но кроме радиостанции нам не досталось больше ничего.

- Эй, парни, а как насчет оружия? - напомнил Роберт, потому что без ствола чувствовал себя голым.

- Гражданским оружие не положено, - ответил Григорий, с вызовом глядя на моего брата.

- Да ладно, тебе, сделай для нас исключение, - подключился я к разговору.

- Нет, - категорически отказал Григорий.

Хреново, без оружия соваться туда, где могут находиться темные твари, это настоящее безумие, но как понял я, по-другому не выйдет. Что ж, пойдем голыми, как соколы, главное не пожалеть в последствии, о своем необдуманном поступке.

Ладно, свои проблемы будем решать по их поступлению, а там посмотрим.

Так как пока от нас ничего не зависело, я с братом уселся в ближайший джип, там включил магнитолу, убавив громкость практически до минимума. Из динамиков полилась тихая ритмическая музыка.

Роберт в это время начал лазать по кабине, в надежде найти что-нибудь полезное, например пистолет или автомат, неважно какой, главное, чтобы оно могло нанести необратимый урон противнику, с которым, чует мое сердце, вскоре нам придется столкнуться.

- Ага, нашел? - оживился Роберт.

- Что? - повернувшись к нему, задал я вопрос.

- Бинокль! - Роберт достал из футляра бинокль и показал мне.

- И все? - его находка не впечатлила.

- И все, больше ничего толкового здесь нет, - огорчил меня Роберт.

- И что, ты им будешь отбиваться от врагов? - ухмыльнулся я.

- Нет, я пойду, посмотрю, как дела у наших бравых солдат, - ничуть не обидевшись на мою колкость, Роберт вышел из машины и направился к высокому бархану, решив оттуда проследить за передовыми отрядами.

Что ж, пойдем, посмотрим.

Роберт уже успел устроиться на верхушки бархана. Там он, медленно ведя биноклем из стороны в сторону, внимательно следил за обстановкой.

- Дай глянуть, - попросил его.

- Держи, - Роберт жадничать не стал, передал мне бинокль.

Я поднес к глазам окуляры.

Так, как там у нас дела?

Группа Сыча благополучно добралась до колючки, на которой в некоторых местах висели жестяные таблички с логотипом 'Скрин' - круглый щит с кривой молнией посредине и предупреждающей надписью - 'Частная собственность. Посторонним вход запрещен'. На определенном расстоянии, на столбах находились камеры наружного наблюдения, но были неподвижны, поэтому трудно определить - они находятся в рабочем состоянии или нет.

Парни, водя стволами по сторонам, бдительно следила за своим сектором, в который попадала бетонная площадка с одиноким вертолетом марки 'Robinson R44', рассчитанным на пилота и трех пассажиров. Скорее всего, именно на нем Луиза собиралась переправить артефакт до ближайшего гражданского аэропорта, а оттуда в штаты, но не переправила. Поэтому можно смело сказать - 'Обитель Амона' здесь, как и наша коварная подружка.

Один из парней группы Сыча встал к нам спиной и начал возиться возле колючки. И чем же ты там занимаешься, дружище? Понятно. Небольшая секция колючего ограждения упала на песок и в образовавшуюся брешь по очереди, влезли парни Сыча, после чего начали, соблюдая предосторожности, медленно продвигаться в сторону серого одноэтажного здания, которое более походило на административный корпус, а не на секретную лабораторию. Бетонный куб с небольшими прямоугольными пристройками, которые, скорее всего, являлись гаражом и пищевым блоком, хотя кто его знает, там могли быть генераторная или сервисная, стоял без окон, зато с солнечными батареями на крыше и тарелкой спутниковой антенны.

Те же самые действия проделал отряд Лося, только с левого фланга.

Ага, а вот и Игорь со своими парнями. Они подошли к центральным воротам, без труда разблокировали его и стали медленно продвигаться к закрытой входной двери в здание лаборатории.

- Дуб, статус? - в наушнике раздался требовательный голос Игоря.

- Движения не наблюдаю, - ответил боец.

- Бери парней, садитесь в машины и мигом к нам! - приказал Игорь.

- Ждите, сейчас прибудем.

- Чип и Дейл, это вас тоже касается, - напомнил Игорь.

- Понял, командир, - отозвался Григорий, который находился возле нас и так же в бинокль следил за продвижением отрядов.

Он повернулся к нам, скомандовав:

- Бегом, парни!

Но нас подгонять не было надобности, я вместе с Робертом рванул вниз по бархану, если это можно так назвать. Песок не самое подходящее место для соревнований по бегу, а высокий бугор песка, где при каждом шаге ноги увязают по щиколотку, а иногда до икр, тем более. Но с грехом пополам, умудрившись при этом даже не упасть, мы добрались до машин, которые уже утробно урчали двигателями, так что стоило нам оказаться в салоне, как джипы резво стартовали с места.

Цепочка автомобилей обогнула бархан, быстро покрыла расстояние и, въехав через центральные ворота на огороженную колючкой территорию 'Скай шелтер', остановилась возле серого здания.

- А где приветственные речи и оркестр? - вылезая из кабины, поинтересовался Роберт.

- Будет тебе и салют и шампанское, когда выберемся отсюда, - пообещал ему Игорь, после чего повернулся к бойцу, который возился возле электронного замка закрытой двери и поинтересовался:

- Червь, что с замком?

- Запечатана, но это не проблема, - отозвался боец, - дай мне пару минут и я справлюсь с запором.

Он уже вскрыл панель замка и подключил провода, идущие от небольшого сканера дешифратора, к внутренней начинке блокиратора.

- Мы ребята не простые, мы ребята холостые, - бубнил боец под нос, занимаясь взломом. - Любим пиво и вино, снять с подруги все белье, завалиться, с нею спать. Раз, два, три, четыре, пять.

Раздался щелчок, и тяжелые входные ворота поднялись верх, открывая перед нами внутренний сумерек помещения, который изредка озарялся редкими вспышками тусклого аварийного освещения.

- Входим! - приказал Игорь, последовав к входу.

Сначала в проем ворот заглянуло дуло автомата с включенным тактическим фонариком, потом проскользнул он сам, готовый в любой момент открыть огонь на поражение. За ним последовали остальные.

Как только последний из нас оказался внутри здания лаборатории, за нами гулко закрылись ворота. И это был единственный звук, все, больше ничего; ни предостерегающих выкриков охраны, ни выстрелов, ни удивленных возгласов сотрудников станции.

- Что за хрень? - тихо выругался Игорь.

- Не знаю, возможно, они обязаны автоматически закрываться после каждого входящего внутрь, для безопасности, - пожав плечами, начал оправдываться Червь, - но нам не о чем беспокоиться, в случае чего я вновь их открою.

- Принято, - не очень довольно произнес Игорь.

- Командир, здесь что, все вымерли? - водя по сторонам дулом автомата, шепотом спросил Лось.

- Или в спешке эвакуировались, - так же тихо предположил Боб. - Эй, Дейл, мы точно прибыли по назначению?

- Точно, - хмуро ответил Валерий.

- Ладно, парни, не расслабляться, разделяемся на тройки и продвигаемся вперед, согласно плану, - приказал Игорь.

У отряда уже все давно было отработано, так что они без суеты разделились на маленькие группы и двинулись по трем расходившимся в стороны коридорам, прикрывая друг друга.

С нами остался Валерий.

- Так, два брата-акробата, я иду первым, вы за мной, - сообщил он нам.

- Так точно, камрад! - Роберт в шутку отдал рукой честь, на английский манер.

Валерий ничего не сказал в ответ, он осудительно помотал головой и ловко перепрыгнул через заблокированный турникет. Мы следом за ним.

С левого бока находился аквариум секьюрити. Я заглянул туда, осветив себе фонариком, который, слава богу, у нас не отняли. Там по полу были кругом разбросаны какие-то бланки, листки бумаги со следами от обуви, сломанные карандаши, пластиковые бейджики и все, больше ничего. Сам же охранник, по всей видимости, решил сегодня прогулять работу.

Дальше мы шли по широкому коридору, следом за тройкой Лося. И мне казалось, что каждая закрытая дверь ведет в предбанник преисподней, где на каждом шагу тебя подстерегает смертельная опасность, поэтому я пару раз, чисто рефлекторно, хватался за то место, где должна была находиться рукоять пистолета, но, черт тебя подери! находил там только пустоту.

Лось шел первым, его движения были отработаны до автоматизма. Ствол автомата, который намертво прилепился прикладом к плечу, периодически метался во все стороны, как бы обнюхивая каждый сантиметр пространства перед ним. Лось даже не глядел под ноги, его взгляд был устремлен в одну точку - в коллиматорный прицел.

Вот первая дверь. Парни рассредоточились возле нее. Лось, провернув ручку, осторожно потянул на себя. Она была не закрыта, что было необычно, для любого секретного объекта. Это оказалось жилое помещение, где повсюду было разбросано личное имущество; рассыпанные бумаги, разбросанные книги, одежда, валяющаяся бесформенной грудой. Создавалось впечатление, что кто-то поспешно собирал свои вещи, но ему помешали, при этом разворотили настенную мебель и раскололи настольную лампу. А вот следов крови нигде обнаружено не было.

Я надеялся здесь увидеть биопрофилактические шкафы наполненные пробирками, застекленные стеллажи с различными реактивами и запечатанными бутылочками, шприцы, пинцеты, дифракционную машину и мощный компьютер для исследований. Но ничего такого нигде не было.

За следующими тремя дверями творилось то же самое, кругом бардак и спешка. Чувствую, сосем недавно, что-то нехорошее творилось здесь, а своим чувствам я привык доверять.

Еще одна высокая дверь. Эта сделана из мореного дуба с большими медными, начищенными до блеска ручками. Так и что интересно за ней? Пристанище начальника лаборатории или его кабинет? Оказалось ни то, ни другое.

Мы вошли в зал совещаний или как там, на американский манер, кажется, комната переговоров. Он оказался восьмиугольным. Каждая стена тянулась к потолку с крестовидными сводами, а там, наверху виднелись прямоугольные матовые панели, за ними, по всей видимости, находились выключенные лампы освещения. Пару стен занимали громадные экраны с плоскими мониторами, в настоящий момент темными, на других висели портреты ученых мужей мне совершено незнакомых, в еще одной была дверь поменьше, чем входная, как раз напротив широкой вершины т-образного стола для заседаний, возле которого стояло множество кресел. Пол в зале был выложен плиткой приглушенных бежевых тонов.

Здесь тоже не было порядка, присущего залу совещаний. Везде валялись листы с документацией, разбитый графин, упавший на стол плоский монитор компьютера, мышка и клавиатура висела на кабелях.

- Командир, мы в зале совещаний, - сообщил через микрофон Лось.

- Нашли что-нибудь интересного? - поинтересовался Игорь.

- Питания нет, - кратко доложил Лось.

- Понял, - отозвался невидимый Игорь и сразу перешел к разговору с другим бойцом:

- Шишига, ты обнаружил генераторную?

- Пока нет.

- Поторопись, нам нужно электричество, - дал ценное указание Игорь.

- Понял командир.

- А нам что делать? - задал вопрос Лось.

- Обследуйте коридор дальше, а в зал совещаний я отправлю Червя. Ты слышал меня, Червь?

- Да, командир.

Лось собрался со своим отрядом уходить, но я его остановил, указав на еще один выход из зала совещаний:

- Постой, а что за той дверью?

- Сейчас посмотрим, - заинтересовался Лось. Он подошел к двери, осторожно приоткрыл ее и тихо вскрикнул:

- Что за вонь! Здесь что, хорьки протухли?

Подойдя к нему, мы ощутили, как от комнаты исходит слабые ядовитые волны тления, присущие не слишком долго лежащему трупу.

- Да, нет, не хорьки, - возразил Роберт, войдя в помещение.

Это, скорее всего, была комната отдыха. Там стоял небольшой столик, на котором находился телефон и лэптоп, с правого бока небольшое кожаное кресло, у самой стены широкий мягкий диван, а над ним массивная открытая дверца сейфа. В самом сейфе пусто. Кто-то старательно выгреб его содержимое, так что нам не удастся узнать, что там хранили такого секретного. Сам же хозяин комнаты отдыха - мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку, лежал на полу в засохшей луже крови, с двумя небольшими дырками в груди обрамленные коростой пурпурных разводов.

- Это что ли ваш зомби? - криво ухмыльнулся Лось, пнув носком берца, лежащий труп. По всей видимости, он слышал недавний разговор моего брата с Игорем.

- О зомби никто не вел разговора, - возразил ему Роберт, с очень большим интересом рассматривая один полезный предмет, лежащий в открытой правой ладони покойника. Там находился Швейцарский, пятнадцати зарядный Сфинкс АТ-2000S. М-да, дорогое удовольствие, но зато стреляет кучно и без осечек. Только интересно, под какой патрон? Если типа 9х19 Парабеллум, то для него подойдут боеприпасы от пистолетов, которые есть у наших бойцов, а если 40 от Смит-Вессон, тогда где к нему брать патроны? Хотя, какая разница, и то хорошо иметь под рукой хоть какой-то ствол.

- Я в генераторной! - раздался голос Шишиги в гарнитуре. - Здесь кто-то на славу потрудился. Кабеля перерублены каким-то идиотом!

- Ты сумеешь все наладить? - спросил Игорь.

- Постараюсь.

Лось с Валерием в недоумении переглянулись. В генераторном помещении кабеля испорчены. Кругом на станции бардак, труп под ногами. Что же, здесь произошло? Первое, что приходило в голову, это то, что кто-то успел нас опередить. Тогда кто? Еще одни конкуренты? Или это дело рук кого-то из сотрудников станции? Тогда возникает вопрос: для чего нужно было идти во все тяжкие, зная наперед, что тебя в любом случае вычислит служба безопасности 'Скрин', найдет и накажет?

Пока парни, молча, размышляли над сложившейся ситуацией, Роберт успел нагнуться и, подобрав пистолет, засунуть его за пояс штанов, сзади, прикрыв подолом футболки, потом он лукаво подмигнул мне и показал большой палец, мол, все в порядке, братишка, прорвемся.

Валерия что-то заинтересовало. Он нагнулся, подняв с пола слегка помятый лист бумаги. Подсветил себе фонариком, а прочитав пару строк, с удивлением присвистнул:

- Парни вы только взгляните на это!

Мы взглянули и увидели, что документ, попавший в его руки, оказался весьма интересным.


'В связи с последними обстоятельствами, протокол безопасности изменен на неопределенное время.

Наземный уровень:

Все сотрудники пищевого блока, генераторного помещения и технического обслуживания, действуют на данном этаже по штатному распорядку.

Первый нижний уровень:

Складские помещения на данный момент законсервированы. Персоны, не имеющие доступа на обозначенный уровень, обнаруженные в складских помещениях, будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.

Второй нижний уровень:

Санитарный отдел временно заблокирован. На данный уровень, по крайней необходимости, имеют доступ только ветеринары-консультанты С. Васкес и А. Тиманти. Остальные посторонние будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.

Третий нижний уровень:

Отдел особых исследований законсервирован на неопределенное время. Все сотрудники данного отдела, включая заведующего отделом Кевина Смита, на этот период переводятся на четвертый уровень.

Четвертый нижний уровень:

Проект 'Incorruption' переходит в подчинение Луизы Вескер и Тонни Паттерсона. Всем сотрудникам станции, присутствующим на данном уровне безоговорочно подчиняться их распоряжениям.

Глава станции 'Скай шелтер', Джон Паркер'.


Что-то мне подсказывает, что Джон Паркер с простреленной грудью лежит перед нами. И кто же, интересно, так позаботился о нем? А самое главное - зачем? Неужели здесь между сотрудниками возникли трения, которые непроизвольно вылились в стрельбу по живым мишеням?

А Луиза не лукавила, назвав свое настоящее имя при нашей первой встречи. Интересно, почему?

- Командир, я, кажется, знаю, где находится наша цель! - доложил Валерий.

- Где? - сразу отозвался Игорь.

- Найденный мной протокол службы безопасности станции указывает, что цель находится или на третьем или на четвертом нижнем уровне, - сообщил Валерий.

- Скорее всего, на четвертом, - поправил я.

- Обоснуй? - резко задал вопрос Игорь. По всей видимости, ему уже надоело бродить в потемках, и теперь он хватался за первую попавшуюся соломинку, в надежде как можно быстрее выбраться из негостеприимного объекта.

- Тебе ничего не напоминает слово - 'Incorruption'? - спросил я.

- Нетление, бессмертие, вечность, - начал задумчиво бормотать Игорь.

- Так вот, проектом 'Incorruption' занимаются на четвертом нижнем уровне, - я прервал его размышления вслух.

- Будем надеяться, что ты не ошибся, - ответив мне, Игорь переключился на своего бойца:

- Шишига, что у тебя?

- Секунду, командир! - боец на время замолчал, потом послышался его жизнерадостный голос:

- Да будет свет, сказал монтер и перерезал провода!

Сразу на потолке пару раз моргнули лампочки, после чего залились ровным светом, к тому же, послышался тихий гул заработавшей системы воздуховода.

- Смотрю, жизнь налаживается, - приободрился Игорь. - Так, парни, все подходим к лифту. Наша цель на четвертом нижнем уровне.

Приказ получен. Все бросились его выполнять.

Мы вышли из зала совещаний и бодро двинулись по ярко освещенному коридору, который вывел нас к двум шахтам лифта. Там уже собрались практически все, в том числе и Червь, он возился с одним из пультов управления, встроенным в стену. После его умудренных манипуляций, широкая дверца грузового лифта отошла в сторону, приглашая нас в свое нутро.

К этому времени успели подтянуться остальные бойцы, включая Шишигу.

- Командир, я там набросал 'соплей', так что учти, это временная панацея и в любой момент автоматика может вырубиться, - предупредил он.

- Учту, - коротко ответил Игорь. - Парни, вы все слышали, так что не мешкаем, загружаемся.

В кабине лифта с трудом сумели разместиться все. Я с Робертом оказался рядом с Валерием.

- У нас проблема, командир, - сообщил Червь.

- Что такое? - недовольно спросил Игорь.

- Лифт опускается только на третий нижний уровень. Сам посмотри, кнопки четвертого уровня не существует, - пояснил Червь.

- Ладно, спускаемся на третий уровень, а там будем искать, как нам оказаться ниже, - проворчал Игорь.

Червь с Лосем опустил решетку, нажал на нужную кнопку. Дверь автоматически закрылась и лифт начал плавно опускаться вниз.

Ощущая внутри небольшой мандраж, я вновь по привычке дернулся к несуществующей ручке пистолета. Вот, черт, с каждым мгновением мы приближаемся к встрече с темными тварями, а у меня под рукой ничего нет. Нужно, как-то исправлять создавшуюся ситуацию. Придется рискнуть и намекнуть Валерию о развитии дальнейших событий. И если он здравомыслящий человек, то поймет и войдет в мое положение. Почему выбрал именного его, сам не могу понять. Может чутье подсказало, или просто он показался немного не таким, как остальные бойцы. Было в нем что-то такое, а что именно, мне пока не удавалось понять.

- Послушай, Валерий, - прошептал я ему на ухо.

Тот повернулся ко мне с взглядом - 'Что тебе надо?'.

- Увеселительная прогулка по 'Диснейленду' заканчивается, - продолжил я, - и с каждым мгновением мы приближаемся к вратам чистилища, откуда прямая дорога в ад. Попав же туда, не каждый из нас обратно выберется живым.

- Решил напугать меня? - так же шепотом произнес Валерий. - Тогда зря стараешься, мне приходилось видеть, такое, что тебе в кошмарных снах не снилось.

- Ошибаешься. Кошмарные сны тебе покажутся детскими страшилками, после того, как ты увидишь нечто там внизу, - возразил ему я. - Поэтому хочу тебя предупредить, при встрече с любой движущейся целью, старайся попасть в голову.

- Ты опять про зомби? - Валерий слегка приподнял брови. - Тогда не старайся, не впечатлил.

- Это не зомби, - заверил его я.

- Тогда что? - постепенно Валерий стал втягиваться в разговор, а мне как раз это и было нужно.

- Я не знаю, что это, но голова их самое уязвимое место, - ответил я.

- Тебе уже приходилось сталкиваться с ними? - поинтересовался Валерий.

- И не раз.

- Черт возьми! - процедил сквозь зубы Валерий. - Кто же вы такие?

- Если выберемся живыми из передряги, тогда может быть, расскажем кое-что, - я не хотел сразу перед ним раскрывать все карты, кто знает, может быть в будущем, лишний козырь в рукаве совсем не помешает.

- Но ты не зря со мной завел разговор, - проявил свою догадку Валерий.

- Верно, - не стал его разочаровывать я.

- И что тебе от меня надо?

- Оружие.

- Извини, парень, но пулемет я тебе не дам, - усмехнулся Валерий.

- Валера, твои казарменные шутки сейчас не уместны, - в тон ему ответил я, с достоинством оценив шутку.

- Даже так, - хмыкнул в ответ Валерий, потом ненадолго замолчал, принимая решение. Не знаю, какие выводы он сделал, но мою просьбу парень решил удовлетворить:

- Ладно, держи и сильно им не рисуйся, а то Игорь меня не поймет.

Он вытащил из кобуры свой 'Глок', который ему выдали место утерянного оружия во время переделки в храме Сета, и незаметно протянул мне.

- Ты не пожалеешь об этом, - я заверил его, пряча пистолет под подолом выпущенной футболки, при этом ощущая, как приятно холодит тело вороненая сталь. Да, жизнь налаживается и на душе становится намного спокойней, когда под рукой имеется надежный ствол.

- Буду надеяться, что не пожалею, - проворчал Валерий.

- Не пожалеешь, - еще раз заверил я его.

- Значит в голову? - после небольшой паузы спросил Валерий.

- Да, в голову, - подтвердил я.

К этому времени кабина грузового лифта успела достигнуть третьего нижнего уровня. Пол под ногами качнулся, остановившись на месте, и дверь автоматически отодвинулась в сторону. Перед нами открылся тускло освещенный коридор отдела особых исследований. И я сразу почувствовал едва уловимый запах миндаля.

Мы с Робертом встревожено переглянулись, ощущая, как в животе скручивается тугой ком тревоги и начинает бешено биться сердце в груди. Мы не ошиблись, темные твари ворвались в наш мир, потому что только от них мог исходить этот въедливый запах. Остальные парни тоже подтянулись, скорее всего, они так же нутром ощутили опасность, затаившуюся среди лабиринта помещений третьего нижнего уровня.

Червь с Лосем подняли решетку лифта.

- Действуем как раньше, - приказал Игорь и сразу все пришли в движение.

Разделившись на тройки, парни действовали, как хорошо отлаженный работающий механизм с нивелирной точностью выполняющий свое предназначение, только я и Роберт казались лишними деталями, которые не несут полезной нагрузки, но в тоже время не нарушают выхода запланированного КПД, и только, поэтому до сих пор не выброшены на свалку.

Нас, как и в первый раз, оставили под присмотром Валерия. Впрочем, мы не возражали, пусть лучше он, чем какой-то незнакомый парень с непредсказуемыми намерениями грозящимися вылиться в крупные неприятности.

Здесь, на третьем нижнем уровне, все было по-другому, не как в здании наверху. Длинный коридор с большим количеством ответвлений, помещения похожие на аквариумы из-за своих больших стеклянных перегородок, на некоторых из них прикрыты жалюзи, поэтому не видно, что творится внутри. Но не это было главным отличием. Меня больше напрягало, что некоторые из защитных панельных решеток осветительных ламп свисали с потолка, держась на проводах, а под ними виднелись мелкие осколки стекла. К тому же местами на покрытии пола стали попадаться длинные кровавые полосы, успевшие к нашему прибытию засохнуть, словно кто-то волоком тащил окровавленное тело, но самого трупа нигде не было видно. Еще на стекле, на уровне плеча, мы пару раз заметили размытые багровые отпечатки человеческой ладони. Кто-то хватался за него. Но кто, охотник или жертва? Об этом трудно судить. И зловещая тишина. Она давила на нас, как гидравлический пресс, не давая свободно продохнуть и натягивая нервы, как гитарные струны.

- Вот черт, что здесь произошло? - тихо выругался Валерий, увидев еще одну засохшую лужу крови.

- То, с чем лучше не сталкиваться, - ответил Роберт. - Но если пришлось столкнуться, не забывай - стрелять только в голову.

- Я помню, - скривившись, произнес Валерий.

- И вот еще что, - продолжил Роберт, - не давай себя укусить. Любая крохотная рана может привести к необратимым последствиям.

- Так что это? Вирус? Бактериологическое оружие? - не на шутку заволновался Валерий.

- Ни то, ни другое, - ответил я.

- Тогда что?

- Мы сами не знаем, но эта штука весьма опасна и передается только через укус, - неопределенно пожав плечами, произнес Роберт.

Валерий хотел еще что-то спросить, но в это время над головой раздался непонятный металлический шум, который в окружающей тишине был подобен раскату грома.

Мы дружно задрали голову, замерев на месте, при этом ощутив, как противным холодком повеяло на спину, отчего все тело покрылось мурашками. Потом переглянулись. К черту осторожность, к дьяволу Игоря! У меня и Роберта уже были пистолеты в руках - сработал рефлекс самосохранения.

- Дуб, Боб, вы это слышали? - послышался голос Игоря.

- Да, командир, - по очереди ответили бойцы.

- Поднимайтесь в санитарный отдел и посмотрите, что там, - дал распоряжение Игорь. - Если увидите кого-то из гражданских лиц, не стреляйте, допросите, только прошу, не перестарайтесь. Нам нужно точно знать, что за чертовщина здесь творилась.

- Сделаем командир.

Я заглянул в одно из незанавешенных жалюзи окон. Ага, там как раз находились вдоль стен застекленные шкафы с пробирками, колбами, мензурками, а посреди помещения стоял высокий хирургический стол, возле которого расположилось медицинское оборудование, предназначенное для проведения хирургических операций. Чем же здесь занимались? Явно не опасными вирусами. Если это было так, то при входе на нижний уровень отдела особых исследований мы обязательно столкнулись со шлюзовой камерой химического душа и обязательными ящиками, где хранятся защитные костюмы. Всех перечисленных предосторожностей не наблюдалось. И это радовало, потому что, если придется стрелять, что нельзя исключить из-за моих плохих предчувствий, то есть вероятность шальной пулей повредить какой-нибудь контейнер, где хранится очень опасный вирус, приводящий к летальному исходу. Так что нам бояться нечего, не считая темных тварей.

Мы пошли дальше и чем больше углублялись в лабиринт помещений этого уровня, тем сильней становился запах миндаля. Я хоть и знал, что твари не умеют бегать по потолку, как мухи, все же изредка поглядывал туда. А если они ползут по воздухоотводящим каналам, которые спрятаны за пластиковыми панелями подвесного потолка? Нет, там не наблюдается постороннего шума, и все решетки воздушных каналов надежно закреплены болтами.

В другом помещении с закрытыми жалюзи мне померещилось какое-то движение. Неужели там кто-то есть? Я попытался заглянуть внутрь через узкие пластиковые планки, закрывающие окно. Опять блестящий хирургический стол, на нем лежало человеческое тело мертвее некуда. Руки, ноги незнакомого мужчины зафиксированы кожаными ремнями, к левой кисти подключена тонкая прозрачная трубка, по которой уходила кровь в непонятный по назначению аппарат. Больше там никого не наблюдалось. Ни души. Тогда что я видел? Скорее всего, это нервы, но проверить помещение все, же стоит. Я взялся за ручку, попытался открыть дверь, не получилось. Она закрыта на электронной замок.

Неужели здесь делали опыты над людьми?

Я повернулся к Валерию, решив попросить вскрыть дверь, как за одним из поворотов периферийным зрением увидел какое-то едва уловимое движение. Может мне показалось? Да нет, не показалось. Роберт и Валерий тоже смотрели в ту сторону, судорожно сжимая оружие в руках. Я переглянулся с братом, с трудом сглотнул слюну, чтобы как-то смазать пересохшее горло и маленькими шагами на полусогнутых ногах стал передвигаться к повороту в левую сторону, ощущая, как бешено, стучит в груди сердце.

Шаг, другой, третий. Прислушиваюсь. Нет, никаких посторонних шумов не наблюдается. Может, на самом деле нам всем показалось?

- Стоять, не двигаться! - раздался в гарнитуре резкий выкрик Боба, который находился уровнем выше нас. - Стоять или мы открываем огонь на поражение! Гром, Шум, обходите слева, в случае опасности не церемоньтесь с ними!

- Боб, что у вас? - послышался голос Игоря.

- Пятеро гражданских лиц идут прямо на нас. На приказ остановиться не реагируют, да и выглядят как-то странно, - ответил Боб.

- Почему странно? - насторожено задал вопрос Игорь.

- Они выглядят больными! - доложил Боб.

- Слишком больными! - поддержал его Дуб. - Вот черт!

После его выкрика послышались немного приглушенные потолочной перегородкой частые автоматные выстрелы, которые в абсолютной, окружающей нас тишине резали слух.

- Они напали на Грома! Шум, отходи! - растеряно орал Боб, словно старался перекричать грохот выстрелов. - Парни, все назад! Да что такое, они что, бессмертные!

- Они здесь повсюду! - кричал кто-то из бойцов. - Дуб, смотри наверх, они прыгают оттуда!

- Получите суки! - орал другой боец.

К частым автоматным выстрелам присоединились несколько приглушенных хлопков. Кто-то из парней пустил в ход гранаты.

Сверху? Черт, с чем они там столкнулись? Если я не ошибаюсь, второй нижний уровень занимал зверинец с подопытными животными. Но на зверей укус тварей никак не влияет, не превращаются они в монстров после него! Тогда кто там скачет поверху?

От всех этих мыслей у меня голова шла кругом.

- Лось, бери своих парней и бегом, прикрой отход Дуба и Боба! - приказал Игорь. Он уже понял, что дело дрянь. - Остальным перегруппироваться в один отряд и двигаться к лестнице, ведущей на четвертый нижний уровень!

Ну да, выполнение задания - прежде всего, невзирая на людские потери.

И все же приказ Игоря запоздал.

Поднятый шум на втором нижнем уровне словно послужил сигналом для развития дальнейших событий.

Из-за поворота тихо шаркая ногами, как пьяный или тяжело больной, появился широкоплечий человек, одетый в изодранный белый халат, на котором виднелись пятна крови. И запах миндаля исходящий от него стал, совсем не выносим. Следом за ним, волоча ноги, вышла невысокого роста женщина, за ней мужчина. И еще, еще, еще! Да сколько же их, черт возьми!

Лица, появившихся из-за поворота, выглядели смертельно бледными, только что-то красное, напоминающее кетчуп, было размазано вокруг пепельного цвета губ, и темные впадины глазниц существ, именно существ, потому что их трудно назвать людьми, мерцали голодным блеском. Увидев нас, они протянули вперед костлявые руки и, прибавив шагу, издали какой-то протяжный, холодящий в жилах кровь стон.

Валерий совершено забыв наши наставления, выпустил целый рожек из FN SCAR в сторону существ. Все пули вошли в верхнюю часть груди, из ран прыснули ярки красные брызги. Со сдавленным стоном существа рушились на пол, но остальные, не получившие смертельных ранений, продолжали приближаться к нам, спотыкаясь об распростертые тела, падая и вновь поднимаясь.

Валерий начал пятиться назад, механически заменяя опустошенный рожек на полный. Он к своему ужасу увидел, как существа, получившие несовместимые с жизнью раны зашевелились и начали медленно подниматься на ноги.

- Валера, стреляй в голову! - выкрикнул Роберт.

Для наглядности мой брат пустил две пули в сторону только что поднявшихся на ноги существ. Две черные дыры возникли в их черепе, узкие ручейки жидкости вперемешку с кровью побежали вниз. С тяжелым вздохом существа распластались на полу и больше не шевелились.

- Понял, в голову! - отозвался Валерий, осознав свою ошибку. Он сразу воспрял духом, когда увидел, что существа уязвимы и с энтузиазмом взялся за отстрел монстров. Дело у него стало налаживаться, что не скажешь про остальной отряд.

Сейчас по всему третьему нижнему уровню раздавались выстрелы автоматического оружия, в гарнитуре слышались вопли парней, которые не понимали что происходит. Они были в замешательстве, столкнувшись с неизвестным врагом и этот враг, неуязвимый для пуль, наседал со всех концов. Парни несли потери, Игорь старался скоординировать разрозненный бой, собрать весь отряд вместе, но у него ничего не выходило, слишком уж много было существ, повылезавших из всех щелей.

- Правильно, нечего понапрасну тратить патроны, чувствую, они нам еще понадобятся, - произнес Роберт, продолжая методичный отстрел существ. - Кстати, у меня скоро патроны кончатся.

- Нам нужно где-то укрыться, - я сделал предложение, так же стараясь попасть в голову наседающих монстров, которые появились сзади нас.

- Разумно, - поддержал меня Роберт. - Нам нужно обдумать, как поступить дальше.

Верно, нужно обдумать. Кстати, какое количество составлял обслуживающий персонал станции 'Скай шелтер'? Человек сорок - пятьдесят? К чему это? Да к тому, что по количеству обслуживающего персонала можно подсчитать с каким количеством монстров нам придется столкнуться. А где интересно сами темные твари? Затаились и ждут подходящего момента, чтобы напасть? Скорее всего. Мне иногда кажется, что они разумны, уж слишком организовано ведут себя темные твари, совсем не так, как обычные безмозглые хищники, привыкшие действовать, основываясь на свой животный инстинкт. А может быть так оно и есть? Как бы то ни было, а про них не стоит забывать и быть всегда начеку. Но куда нам дальше продвигаться? Назад к лифту или продолжать идти вперед? Я без сомнения выбрал первый вариант, к моему удивлению Валерия поддержал Роберт, решив продвигаться дальше вглубь комплекса. Мне пришлось принять их предложение. К тому же, впереди общими усилиями путь был расчищен, а вот позади, хоть вдалеке, маячили фигуры ненавистных существ.

Я повернул ручку на двери слева, но она оказалась закрыта на электронный замок. Роберт пытал счастья справа, но пока с таким, же успехом. Валерий нас прикрывал, отстреливая одиночными выстрелами существ сумевших слишком близко приблизиться к нам.

Коридор разрезал проход в обе стороны. И куда нам дальше? Выбор пал на поворот в левую сторону. Во-первых, там было пусто, а во-вторых, выбранный нами коридор вел к двери, которая, скорее всего, являлась выходом на лестничный пролет, спускающийся на следующий нижний уровень, как раз туда, куда мы так стремились. А вот в повороте с правой стороны перед нами открылась жутковатая картина в сполохах неравномерно мигающих ламп дневного света.

Над телом бойца, кто он, сейчас трудно сказать, склонилось, какое-то лохматое чудище, оно с жадностью выхватывало куски плоти от трупа и с утробным звуком жевало. Черт, что это такое? Таких существ мне встречать еще не приходилось. Вот оно словно почувствовав чужое присутствие, оторвалось от своего занятия и повернуло морду в нашу сторону.

Вот дьявол, это же шимпанзе! Теперь мне стали ясны выкрики бойцов находившихся на втором нижнем уровне. Вот оказывается, кто нападал на них сверху! Но как? Мы до сих пор были уверены, что на животных темные твари не нападают! Или все же, нами что-то упущено? Может то, что генетическая база шимпанзе совпадает с человеческой на девяносто восемь и семь десятых процента играет какую-то роль? Если это так, то все в корне меняет. И нам нужно срочно пересмотреть свой взгляд на происходящее, потому что неизвестно, какие еще сюрпризы нас ждут впереди. Возможно, еще какие-то животные могут измениться от укуса темных тварей.

Тем временем существо, оторвавшись от мерзкого пиршества, оскалило свой окровавленный оскал и резко рвануло в нашу сторону.

Я нажал на курок. Выстрел, потом сухой щелчок. Черт, кончились патроны, а существо от меня всего в двух прыжках. Мне даже показалось, что я учуял мерзкий запах гнили из открытой пасти монстра, от которого у меня появились спазмы в горле. Рядом палили Роберт с Валерием. Я видел, как пули пронизывали тело монстра, но не причиняли ему вреда. Черт, в голову! Нужно в голову!

Существо ростом метр пятьдесят и массой приблизительно сорок-пятьдесят килограмм, сделало длинный прыжок в мою сторону. Оставшись без оружия, мне оставалось только одно - уклониться в сторону, чтобы предотвратить столкновение. И все же существо умудрилось схватить лапой за уголок рукава моей футболки, вырвало клок и свое дело сделало. От рывка потеряв равновесие, я упал спиной на пол, быстро сел и с перекошенным от страха лицом стал отползать назад, судорожно отталкиваясь ногами дальше, как можно дальше от чертового монстра.

Промахнувшись, существо сделало незамысловатый кульбит, свалилось набок, на мгновение, замерев на месте, потом медленно поднялось, как будто знало, что жертве некуда деваться и приготовилось к следующему прыжку.

Как раз этого небольшого промедления со стороны монстра хватило. Раздался выстрел, и существо с простреленной башкой рухнуло на пол.

- Ты в порядке? - Роберт, подойдя ко мне, протянул руку.

- Да, в порядке, - я поднялся, воспользовавшись его помощью, огляделся. Других подобных тварей рядом не наблюдалось, а вот вид у нас был еще та песня. Лица бледные, как поганки, глаза ошалелые, руки трясутся, как у закоренелого алкоголика.

Вот дьявол, просто чудо, что Валерий с таким мандражем умудрился попасть монстру в голову.

Но больше всего меня удивило бесшабашность Роберта. Он, не предупредив никого из нас, направился к обглоданному трупу. Добрался до разветвления коридора, выглянул из-за угла, убедившись, что опасности рядом не наблюдается, сделал небольшую пробежку. Возле трупа брат долго не задерживался, он похватал какие-то вещи и благополучно добрался до нас.

- Держи, - он протянул мне три полных обоймы для 'Глока' с безумно счастливым лицом. Еще бы, у него в руках находился 'Ремингтон 870' двадцать восьмого калибра, а через плечо у него свисал подсумок, где гремели к дробовику патроны. Он был испачкан в крови, но это ничуть не смущало брата.

У наших парней ни у кого не было дробовиков, значит можно сделать вывод, что растерзанным трупом являлся один из парней работающий в службе безопасности 'Скай шелтер'.

Я с завистью посмотрел на 'Ремингтон', перезаряжая пистолет. Да, дробовик это то, что доктор прописал. Один выстрел и пол черепушки существа, как ветром сдуло, если он правильной картечью оснащен, а не травматом. Нет, точно не травматом, здесь же не полицейский участок, а секретный объект, где нет место мирным демонстрантам, которых разгоняют резиновыми пулями и слезоточивым газом.

Ну почему дробовики не валяются на каждом углу и патроны к ним не растут на деревьях!

- Дуб, Боб! - вызывал Игорь по рации. - Дуб, Боб, отзовитесь!

- Их нет, командир, - откликнулся Лось. - Их порвали в клочки эти сучьи лохматые демоны!

- Вот дерьмо! - выругался Игорь. - Лось, твое расположение?

- Со мной только один боец, спускаюсь на ваш уровень, встречайте, - доложил Лось. - Командир, здесь впору поработать огнеметом и спалить весь объект к чертовой матери вместе со всеми его монстрами! Почему мы об этом заранее не подумали?

- Мы не знали, с чем придется столкнуться, - даже через микрофон было слышно, как Игорь скрежетал от злости зубами. - Но поверь, как только доберемся до артефакта, можешь отправить станцию прямиком в пекло ада! Ты готов сделать это?

- О да, командир! Я постараюсь устроить такой громкий БУМ, что его услышат в главном офисе 'Скрин'! А потом, еще станцую джигу на этом месте! - заверил его Лось.

- Шишига, Червь, Сыч! - продолжал вызывать своих бойцов Игорь.

- Они находились в правом крыле от лифта, недалеко от моего расположения! - послышался голос Григория. - Но там сейчас тихо!

- Чип, с тобой сколько бойцов?

- Я один и у меня мало боеприпасов, - доложил Григорий.

- Дерьмо! - опять выругался Игорь. Его можно было понять. Потерять практически весь отряд еще до выполнения поставленной задачи - скверная штука. - Ладно, Чип, дождись Лося и присоединяйся к нам. Мы находимся в левом крыле. Ты слышал меня, Лось?

- Да, командир! - отозвался боец.

- А я предупреждал тебя, командир! - напомнил о нас Роберт. - И если бы ты прислушался к моим словам, то мог избежать таких потерь.

- Любитель 'Обитель зла' обозначился, - в голосе Игоря послышалось то ли удивление, то ли разочарование. - Я думал, ты пропадешь в первую очередь.

- Если знаешь, как бороться с существами, то имеешь больше шансов остаться в живых, - произнес Роберт.

- И как же? - поинтересовался Игорь.

- Стреляйте в голову, это единственное уязвимое место у существ, - пояснил мой брат.

- Что, уже приходилось сталкиваться с такими монстрами? - задал вопрос Игорь.

- Приходилось, - не стал отпираться Роберт.

- Парни, слышали? - спросил Игорь.

- Да, командир, - отозвались оставшиеся в живых бойцы.

- Роберт, ты один? - Игорь вновь переключился на моего брата.

- Нет, со мной Кирилл и Валерий, - сообщил Роберт.

- Вы где находитесь?

- Недалеко от лестничного пролета, ведущего на четвертый нижний уровень, - доложил мой брат.

- Будьте там, мы к вам подтянемся.

- Принято.

Переговоры закончились, зато послышались с нескольких сторон одиночные выстрелы, оставшиеся в живых бойцы, старались экономить патроны, понимая, что пополнить их будет весьма затруднительно.

С правой стороны в одном из помещений, находившемся недалеко от двери лестничного пролета, слегка шевельнулись закрытые горизонтальные жалюзи, словно через них кто-то решил выглянуть. Кроме меня это заметил Валерий. Он, молча, жестами показал нам в ту сторону, перехватил FN SCAR и направился к закрытой двери подозрительного помещения. Роберт, передернув затвор на дробовике, последовал за ним. Я следом, постоянно оглядываясь назад, а по-другому нельзя, или ты попадешь в лапы существ, после чего, превратишься сам в монстра. Нет, такого счастья мне не надо, уж лучше буду постоянно оглядываться назад, так на душе спокойней будет.

Валерий первым добрался до двери, взялся за ручку и посмотрел на нас. Мы кивнули, приготовив оружие к бою. Валерий повернул ручку, надавил на нее. Дверь тихо открылась, приглашая нас войти.

Из помещения миндальным запахом не тянуло, что означало - существ там нет. Тогда кто подсматривал сквозь жалюзи?

Валерий крадучись вошел в открытую дверь, поведя дулом автомата из стороны в сторону и готовый в любой момент открыть огонь. Но стрелять было не в кого. Это, скорее всего, было помещение отдыха для персонала. Здесь стоял небольшой квадратный стол на длинных ножках, вдоль одной стены висели ящики, где принято хранить заварку, кофе, сахар или мешочки с крупой и мелкую посуду, под ними широкая столешница. На ней стоял электрическая кофеварка, чайник, микроволновая печь, сбоку хромированная мойка. Вдоль другой стены находился мягкий кожаный диван, возле него небольшой холодильник, а за ним слегка приоткрытая дверь, из которой несло дешевым запахом освежителя воздуха. За ней было темно, но даю голову на отсечение, что это туалетная комната. Вот черт, сейчас бы холодной водички хлебнуть!

Об этом подумал не только я.

К холодильнику подошел Роберт открыл его и начал там лазать. Я же с Валерием решил проверить туалетную комнату для своего же спокойствия.

Подошли, дыша через раз, толкнули дверь от себя, и в следующее мгновение кто-то с палкой от швабры в руках бросилось на нас.

Валерий непроизвольно выстрелил, промахнулся, слишком уж все быстро происходило. Я же успел перехватить руку нападающего, и мы с удивлением одновременно выкрикнули.

- Луиза?

- Кирилл?

- Молись, сука! - процедив сквозь зубы, Валерий приставил ствол к виску девушки. - Сейчас я тебе мозги вышибу!




Заброшенный ликероводочный завод.



- Это были уже не ваши родители, - произнес дядя Прохор, глядя нам в глаза. - И я по-другому не мог поступить.

Мы тихо сидели на диване, вытирали кулаками слезы и молчали, ощущая боль в душе от невосполнимой потери. Только объятия бабушки, сидящей среди нас, действовали немного успокаивающе.

- Не верьте своим глазам, - продолжал говорить дядя Прохор, - плоть ваших родителей принадлежала уже не им, злые существа, жаждущие крови поселились в их душах и в этом, повинны темные твари.

Нам хотелось верить ему, но как? Мы же своими глазами видели, там, на даче, своих родителей, которые являлись неотъемлемой частью нашей жизни. Нам постоянно казалось, что они всегда будут с нами, что будут всегда заботиться о нас и оберегать от непростительных ошибок, научат, как правильно жить и подскажут, как не надо поступать. И вот теперь их нет! Они превратились в пепел в огромном погребальном костре, устроенном на дачном участке! И ко всему этому приложил руку, тот, кому мы так доверяли!

И все же, дядя Прохор говорил чертовски убедительно. Он старался достучаться до нас, невзирая на казавшуюся отчужденность, которая накрыла меня и Роберта своим вязким покрывалом и мешала до конца поверить ему. Но, в конце концов, ему это удалось.

- Мальчики, вы думаете, что я не сожалею о случившемся? - твердил дядя Прохор. - Вы ошибаетесь. Мне, так же больно, как и вам.

Он на время замолчал, сжимая и разжимая свои кулаки, потом подошел к обеденному столу, налил полный граненый стакан водки, залпом ее выпил, даже не поморщившись, и только после этого продолжил:

- Скорбь, мальчики. Я не по рассказам знаю, что такое неподдельная, мучительная скорбь. Это не то, что можно пересилить или игнорировать и окольными тропами мимо нее не пройти. Вы смотрите скорби в глаза, бьетесь с ней, и продолжаете биться, пока не покончите с ней или она не покончит с вами. И пока вы не смиритесь с этим, она, как червь в спелом яблоке, будет изнутри пожирать вас заживо.

Он сделал небольшую паузу, чтобы мы в полной мере смогли осознать его слова, а потом заговорил снова:

- Мне пришлось много поколесить по миру, видеть много зла и самому делать не очень приятные вещи. Поверьте мне, я не хотел, чтобы вам пришлось столкнуться со всем этим, но от судьбы не уйдешь. И вам придется с этим смириться. Но одно прошу вас, никогда не забывайте, кто повинен в выборе вашей судьбы. Это не я и не ваши родители, пусть земля им будет пухом. Это темные твари виновны в ваших бедах, только они.

- Ты знаешь, где нам найти темных тварей? - перебил дядю Роберт на удивление спокойным голосом, как будто поинтересовался на счет времени утреней побудки.

Дядя Прохор посмотрел на него. Мой брат сидел уже с сухими, слегка припухшими глазам и с плотно сжавшимися губами, превратившимися в тонкую линию. Он казался на удивление спокойным, но это спокойствие было обманчивым, внутри у него, так же, как у меня все кипело от ярости, и мы готовы были выплеснуть свой гнев на темных тварей, повинных в смерти наших родителей.

- Пока точно не знаю, но это дело времени, - ответил дядя Прохор.

- Так давай их найдем и снесем им башки! - все так же спокойно предложил мой брат.

- Верно, снесем им башки! - поддержал его я.

- Обещаю, мы это сделаем, - заверил нас дядя Прохор. - Но вначале нужно их найти. Так, мальчики, где у вас находятся заброшенные здания, безлюдные места, где можно спрятаться, не боясь, что тебя найдут? Говорите сразу, не раздумывая, потому что интуитивно вы знаете, откуда нам нужно начать поиски.

- Заброшенный ликероводочный завод, - в один голос ответили мы.

- Еще? - спросил дядя Прохор.

- Заброшенное кладбище, но там прятаться негде, - немного подумав, ответили мы, - на свалке тоже негде укрыться и еще небольшой парк с плодовыми деревьями, который находится возле летнего кинотеатра. Вот и все.

- Тогда начнем с ликероводочного завода, - подытожил дядя Прохор. - И начнем прямо сейчас.

- Ты уверен, что им сейчас под силу бороться с темными тварями? - засомневалась бабушка.

- Именно сейчас мальчики готовы, пока в их сердцах не притупилась боль потери, когда они точно знают, кто их враг, - заверил дядя Прохор.

- Пусть будет по-твоему, - согласилась с ним бабушка, - но только с одним условием - я иду с вами.

- Лишний ствол нам не помешает, - дядя Прохор без споров пошел ей на уступки, понимая, что в случае отказа, нас с ним просто не отпустят. - Ну, если мы разобрались во всем, то пора выдвигаться.

Приняв решение, дядя Прохор направился в прихожую, одеваться. Мы следом за ним. Только бабушка осталась в зале, но вскоре она присоединилась к нам, держа в руках три длинных мощных фонарика. Они хранились у наших родителей на случай, если отключат свет в доме, ну и в случае, если придется нас искать, когда мы загуляем на улице до самой темноты. Правда, последнее редко бывало.

- Держите, - бабушка протянула нам фонарики. - Они вам пригодятся.

Это точно, на заброшенном ликероводочном заводе нет освещения, так что без фонариков нам там не обойтись.

Мы вышли из дома, невольно поежившись от свежей прохлады. На улице уже вовсю властвовала ночная темнота, разогнавшая любителей погулять по квартирам. Только небольшая толпа ребят на лет пять постарше нас сидела на лавочке возле подъезда. Как раз оттуда слышался звонкий перебор гитарных струн, складывающийся в грустную мелодию, и под нее за унылый голос Стаса пел песню:


Я брел в темноте,

Плутал средь дорог,

Свой жизненный путь

Я найти так не смог...


Но вот впереди,

Среди темноты

Яркий свет я узрел

Путеводной звезды...


Двигатель автомобиля завелся, и мы поехали в сторону заброшенного ликероводочного завода.

Наш путь пролегал по ровной асфальтированной дороге, находившейся посреди ряда частного сектора, состоящего из домов финской постройки, потом пришлось свернуть на грунтовку и так, по ухабам до самого берега реки.

Уже подъезжая к ликероводочному заводу, возвышающемуся на высоком холме, дядя Прохор притушил фары. Так что небольшой отрезок пути мы проделали можно сказать на ощупь, потому что в самое неподходящее время луну со звездами на ночном небосводе задернуло тучами. Будем надеяться, дождя не будет, в противном случае нас ждет сырость и слякоть, а это не очень хорошо, особенно, когда впервые выходишь охотиться на темных тварей.

Недалеко от разрушенного, когда-то высокого деревянного забора, от которого остались лишь столбы в некоторых местах и на них поперечные перекладины, дядя Прохор остановил автомобиль. Он вышел наружу, сразу направившись к багажнику, при этом подсвечивая себе фонариком. Мы следом за ним. Дядя Прохор поднял крышку багажника, открыл потайной ящик и замер в размышлении, что взять самому, а что дать нам из своего арсенала.

Бабушка сделала выбор за него. Она взяла арбалет с болтами и стала его заряжать. Тогда дядя Прохор протянул нам уже знакомые наганы с коробочками патронов, а сам, прицепив на пояс огромный тесак с широким лезвием, опоясался патронташем с кожаными кобурами, куда засунул короткие дробовики, предварительно их зарядив.

- 'Хаудах', - пояснил он, закрывая крышку багажника, - что на урду означает 'слоновье седло', такими обрезами пользовались еще в колониальной Индии охотники верхом на слонах для защиты от нападения раненого тигра в качестве оружия последнего шанса. В последствии они изготовлялись двуствольными и четырех ствольными. А мне обрезы-пистолеты достались по наследству от одного хорошего парня.

От какого хорошего парня, он уточнять не стал, а мы не спрашивали, хотел бы, сам рассказал. Да и не до того нам было. С одной стороны мы еще чувствовали боль утраты, но и злость распирала нас внутри, злость на врагов причастных к гибели наших родителей. А еще нам было страшно. Нет, не за себя. Мы боялись, что не правимся, не сумеем сделать то, что должны, ведь задачка не из простых - встретиться с неведомым и надрать тому задницу, такую миссию впору выполнять кому-то опытному, как например дяде Прохору, а не нам, по сути, желтоперым юнцам, только что оторванных от мамкиного подола. И вообще нам далеко до Мальчиша-Кибальчиша, до Тимура с его командой и до Ильи Муромца с Добрыней Никитичем. Мы всего лишь обычные пацаны мечтающие о светлом будущем. Ну и вдобавок ко всему, нам было немного жутковато. Кто такие темные твари? Мы их никогда не видели. А когда в лицо не знаешь врага, то невольно рисуешь перед собой разные кошмарные картины. Фантазия же у нас была - будь здоров и малевала она не радужные полотна. Так что наганы в наших руках слегка подрагивали, да и поджилки на ногах тряслись, чем ближе к заброшенному зданию ликероводочного завода, тем сильней.

Минули разобранный забор, это местные постарались, как говорится, в хозяйстве все пригодится, тем более хорошие струганные доски, приблизились к темному зеву широких открытых железных ворот, висящих на петлях вкривь и вкось и державшихся на одном слове, остановились.

- Так, мальчики, дальше держитесь посередке, - тихо произнес дядя Прохор. - И помните, как только кого увидите, стреляйте в голову. Вы поняли меня?

Мы, молча, кивком головы дали понять, что его слова восприняли всерьез.

- Тогда пошли, - сказал дядя Прохор, доставая на ходу из кобуры один обрез-пистолет, в другой руке он держал зажженный фонарь.

Вошли в ворота и медленно начали продвигаться вглубь завода, при этом лихорадочно рыская круглыми лучами света из стороны в сторону. Там было слишком много темных уголков, куда не доставали наши фонарики, каменная будка для диспетчера, груда ящиков для стеклянной тары, сделанных из металлических прутьев, огромные железные цистерны, где раньше хранилась готовая продукция. Второй этаж, туда вела крутая лестница, лишенная местами нескольких ступенек и транспортерная линия, от которой остались лишь немного заржавевшие подвижные валики.

Мы остановились посреди цеха, встав кругом, стали прислушиваться. Через щели и разбитые стекла окон завывал свежий ветер, поднимая пыль с пола, она белесым редким туманом клубилась в лучах света. Где-то что-то поскрипывало, где-то что-то постукивало, как это бывает в пустых заброшенных строениях, словно они живут своей непонятной нам жизнью. И все, больше никаких посторонних звуков. Но и этого было достаточно, чтобы заставить бешено стучать в груди наши сердца.

Луч света моего фонарика выхватил какую-то подозрительную тень в одном из углов. Мне показалось, что она шевельнулась, но в следующее мгновение вновь замерла на месте. Я с перехваченным от тревоги дыханием медленно навел туда ствол своего нагана и готов был выстрелить, но не стал. С облегчением выдохнул, осознав, что это всего на всего от порыва ветра качнулась длинная доска кем-то приставленная к стенке. Но предательская дрожь в ногах до сих пор осталась.

Сколько мы так простояли? Я не знаю, может быть всего пару минут, может меньше, но из-за нервного напряжения нам казалось, что прошла целая вечность. И ничего не происходило. Как был цех пустым, так таким и оставался. Я вместе с Робертом уже начал думать - зря мы сюда пришли, только потеряли драгоценное время, все равно никого здесь не найдем, значит нужно убираться отсюда и искать темных тварей в другом месте. Но дядя Прохор с нашей бабушкой были другого мнения. Как оказалось впоследствии, они оказались правы, потому что вскоре все началось.

Роберт направил луч света вверх и оттуда, отлепившись от толстых балок перекрытия, полетели в нашу сторону быстрые темные тени. Оглушительное хлопанье крыльев, так мне казалось, извилистое пике. Вот они, пронзительно вереща, пронеслись прямо над моей головой. Я от испуга присев, автоматически направил в ту сторону ствол нагана и несколько раз выстрелил. Ни в кого не попал, но шуму наделал.

- Не стреляй, это летучие мыши! - остановил меня дядя Прохор, потом зло сплюнул и, шипя, добавил:

- Чертовы летучие мыши!

Не знаю, как остальные, а я чуть от страха в штаны не наложил.

- Перезаряди, - посоветовал мне дядя Прохор. Он положил 'Хаудах' в кобуру, а место него достал из ножен огромный тесак.

Этим я и занялся. Откинул барабан в сторону, высыпал пустые гильзы вперемешку с неиспользованными патронами в ладонь, некоторые из них посыпались на пол, засунул все оставшиеся в пустой карман куртки и начал барабан снаряжать заново. Черт, а руки дрожат! Так что быстро перезарядить наган у меня не вышло. Но вот патроны на месте, барабан в исходное положение.

А потом все началось, словно мои выстрелы послужили для них сигналом.

Сначала мы почувствовали едва различимый запах миндаля, а потом послышались тихие шаги слева, справа, сзади нас. Мне казалось, что они были повсюду! Кто? Пока что я их не видел, да и остальные тоже, потому что тот, кто приближался к нам, старался избегать лучей от наших фонариков. А может быть они невидимы? Тогда все, нам каюк! От такой мысли я весь покрылся холодным потом.

Ан нет, их можно видеть! Вон, свет фонарика Роберта сумел захватить одного из них! Это был незнакомый мужчина, одетый в рваный серый костюм, под пиджаком мятая белая рубашка испачканная кровью. Его пепельного цвета лицо искажено звериным оскалом, а выпученные неестественным образом глаза, покрытые паутиной красных сосудов, были устремлены в нашу сторону. Мне показалось, что они в свете луча фонарика горели пурпурным адским огнем, от которого все похолодело в груди и появилось оцепенение, мешающее нажать на спусковой крючок.

- Стреляй! - вскрикнул Роберт.

Черт, незнакомец двигался намного быстрее, чем наши родители, там, на даче, и шаги его были намного увереннее.

- Стреляй же! - еще раз выкрикнул мой брат, взявшись, палить из нагана в женщину, появившуюся из-за каменной будки для диспетчеров.

Последний окрик Роберта вывел меня из ступора, и я последовал его примеру, совершено позабыв про наставления дяди Прохора.

Выстрел, еще выстрел и еще! Я видел, как пули пронизывают тело незнакомца, оставляя в одежде маленькие дырочки из которых начала сочиться кровь, но это не останавливало его, только заставляло при каждом моем попадании немного качнуться назад, как от крепкого порыва ветра, а потом он выравнивался, и казалось, еще быстрей стал приближаться ко мне.

Это было жутко! Хотелось все бросить и бежать отсюда как можно дальше, вот только бежать некуда, потому, что кошмарные неуязвимые существа были повсюду, во всяком случае, в тот момент мне так казалось.

Я успел сделать еще два выстрела, когда незнакомец, вытянув перед собой когтистые руки, пытался схватить меня за горло. Было отчетливо слышно его довольное урчание холодящее кровь, и чувствовался тошнотворный смрад из его пасти, где торчали звериные острые клыки, и взгляд, горящий голодным огнем, стал слишком быстро приближаться ко мне.

Вжик!

Бол из арбалета, пробив висок незнакомца, застрял там. Тот, постояв мгновение на месте, как подкошенный рухнул на землю.

И наступила тишина. Неужели все закончилось?

- Кирилл, черт тебя побери! - выругался дядя Прохор, вытирая свой огромный тесак об одежду распростертого обезглавленного тела существа. - Я же говорил тебе - стреляй в голову!

- Да, дядя.

Я сгорал от стыда, от своей забывчивости, ведь из-за моего промаха мог кто-нибудь погибнуть из нас. Слава богу, все обошлось, но в следующий раз нужно помнить, о чем говорит дядя и делать, все как надо, вот только ох как не хочется, чтобы был следующий раз. Ну а сейчас все закончилось? Оказалось, нет. Это было только начало, и я сам уже чувствовал приближение смертельной опасности по чужеродному гнету, бетонной плитой опустившемуся на заводское помещение, поэтому поспешил перезарядить свой наган все еще подрагивающими от страха пальцами.

- Не расслабляться, - предупредил дядя Прохор, кладя в ножны здоровый тесак и доставая из кобуры 'Хаудах'. Он на удивление был спокоен, словно готовился к привычной для него работе. Бабушка тоже не тряслась от страха, как будто ей было не впервой встречаться со страшными существами. Так что выходило, что только я с Робертом оказался впервые лицом к лицу с нечистью, невиданной доселе. Невиданной для нас, но никак не для дяди Прохора и бабушки.

Наши фонарики снова начали лихорадочно рыскать по заводскому помещению. И опять началась призрачная игра тени и света, рисуя в нашем воображении зловещих монстров самых невообразимых форм. А тут еще по крыше, глухой барабанной дробью, застучал начавшийся дождик, изредка слышались гулкие отдаленные раскаты гром. Кругом запахло сырой свежестью, которая начала забивать уже приевшийся запах миндаля, исходивший от лежавших возле наших ног трупов существ.

На втором этаже скрипнули доски, и через щели посыпалась какая-то труха, потом там кто-то невидимый снизу, быстро семеня, переместился из одного края платформы, огороженной железными перилами, в противоположный край. Мой луч света метнулся туда, но кроме размытой тени, исчезнувшей в темноте, мне ничего разглядеть не удалось. Хотя и этого оказалось достаточно, чтобы похолодеть от страха.

- Ну, держитесь, мальчики, темные гончие пожаловали, - предупредил дядя Прохор, взведя курки на 'Хаудах'.

Точно, размытая тень была похожа на гончую, вот только на какую-то странную гончую. Вытянутая морда, горбатая спина, длинные лапы, небольшие уши, слегка прижатые к шее, худой живот, переходящий в широкую грудь. А габариты вообще впечатляли! Увиденная тень показалась мне размером с приличного теленка! Может быть, это всего лишь игра света, вот и видится разный кошмар, ведь у страха глаза огромные. А если нет? И еще в отличие от обычных гончих, которые, как только завидят дичь, не переставая, лают, эта молчала.

Кстати, почему - гончие? Мы же видели одну. Хотя, нет. Вон возле железной лестницы, ведущей на второй ярус, показалась еще одна размытая тень и быстро исчезла под пологом мрака. В тоже время гончая, которая была наверху, сделала длинный прыжок вдоль стены, оттолкнулась пару раз лапами от каменной кладки и оказалась за грудой ящиков для стеклянной тары, а там лучи фонариков ее не доставали.

Я нервно сглотнул, мельком взглянул на брата. На Роберте не было лица от страха. Неужели и его проняло после такого зрелища? Его - бесшабашного братишку, которого трудно чем-либо испугать!

- Спокойно, мальчики, главное не паниковать, - дядя Прохор не смотрел на нас, но чувствовал, что мы готовы наложить в штаны от страха, поэтому решил, немного нас успокоить. - Главное не разбегайтесь, держитесь рядом. А скопом мы справимся с этими чертовыми темными тварями.



Глава седьмая.

Луиза.



- Не стреляй! - выкрикнул я, выталкивая Луизу с линии огня.

- Назови мне хоть одну причину, чтобы я этого не делал, - сквозь зубы процедил Валерий, все еще стараясь прицелиться в девушку.

- Черт тебя возьми! Валерий, разве тебе не хочется узнать, что здесь произошло? - спросил его. - А она единственный человек, кто может это сделать!

Валерий какое-то время стоял, сверля взглядом Луизу, потом резко опустил ствол автомата.

- Ладно, давай поговорим, - проворчал он. - Но помни, сучка, при первом твоем неверном шаге, сразу отправишься в вечную нирвану.

- Договорились, - Луиза на удивление быстро пришла в себя. Да уж, самообладанию ей не занимать. Вот только что была на грани смерти, а поглянь, сделала личико кирпичом, как ни в чем не бывало. А может она стала спокойней, оказавшись среди нас, ведь сообща сподручней бить жутких тварей.

Мы вышли из туалетной комнаты.

- Ну, здравствуй Мата Хари, - встретил нас Роберт, сидя на диване и попивая воду из кружки.

- Почему Мата Хари? - спрашиваю у него.

- Соблазнительница, отравительница ну и к тому же шпионка. Как говорится - три в одном флаконе, - перечислил Роберт.

- Я тоже рада вас видеть, мальчики, - мило улыбнувшись, произнесла Луиза.

- Ладно, хватит болтать, - прервал нас Валерий, после чего обратился к Луизе:

- Давай, рассказывай.

Девушка села рядом с Робертом, положила ногу на ногу и начала говорить:

- После храма Сета мною было решено доставить артефакт на базу 'Скай шелтер', которая находилась относительно близко от нас. Тонни был против. Ему не терпелось быстрее добраться до главного офиса 'Скрин', чтобы доложить об успехе в проделанной операции и получить приличные премиальные за найденный предмет, но я настояла на своем, мотивируя тем, что предмет нужно сначала досконально изучить, а уж потом докладывать об успехе. Вполне возможно мы обнаружили обычную пустышку, не имеющую большой ценности для нас, в таком случае не стоит беспокоить руководство по разным пустякам. Вот дьявол, лучше бы мы вытащили пустышку! Но Тонни был непреклонен в своем решении. Тогда, решили позвонить в главный офис 'Скрин', в отдел 'Планирования и Логистики', там находится наш непосредственный начальник. Разговаривал с шефом Тонни. Получив дальнейшие указания, он принял мое предложение доставить артефакт на базу 'Скай шелтер'.

Луиза замолчала, поднялась с дивана и подошла к крану с водой. Там она наполнила стакан, залпом его опустошила. По ней было видно, что во время рассказа она заново переживает все события происшедшие на базе 'Скай шелтер'.

- Что было дальше? - Валерий нарушил затянувшееся молчание.

- 'Скай шелтер' занимался проблемой продления жизни, разрабатывал новые препараты, ставил опыты над животными, в основном на шимпанзе, - поставив возле мойки пустой стакан, продолжила говорить Луиза. - Сами понимаете, многие влиятельные люди на земле понимают, что все богатства накопленные 'непосильным трудом', с собой туда, на небеса, или, жгучее пекло ада, не заберешь.

- Скорее всего - второе, - прервал ее Роберт. - Как говорится в библии - 'Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное'.

- Евангелие от Матфея,

глава 19, стих 24, - продолжила за него Луиза, усаживаясь рядом на диван. - Значит, нужно найти лазейку, чтобы отодвинуть в далекие перспективы саму смерть. Кое-чего удалось добиться, но что такое лишние три-четыре года, прибавленные к твоему жизненному пути, когда хочется большего, а именно - бессмертия, подобного богам. Но такого результата достигнуть пока никому не удавалось, даже самым известным светилам в этой области. Здесь был комплексный подход к этой проблеме; пробовали различные препараты, а так же разгадывали назначение многочисленных артефактов, коими полон Египет, да и в Судане их немало. Со стороны может показаться такие действия полным абсурдом. Но ученые не жаловались, во-первых, в их коллекцию попало немало ценных древних предметов, которые на рынке стоят приличных денег, во-вторых, неограниченное финансирование.


- Прямо наше 'Сколково' получается, - усмехнулся Роберт. - Место для отмывания денег.

- Не скажи, - возразила Луиза. - Конечно, в главном проекте ученые мужи больших результатов не добились, зато у них появились наработки по другим препаратам, которые в ближайшем будущем могут принести прибыль. Так что не все так плохо, как кажется на первый взгляд.

- Я пока что не получил полезной информации, - грубо прервал нас Валерий. - Может я зря тебя не пристрелил? Так это недолго исправить.

Для наглядности он повел стволом автомата в ее сторону.

- Ваш друг какой-то нервный, - Луиза спокойно обратилась к нам, словно знала, что ей ничего не грозит.

- А ты не зли его, говори по существу, - предложил Роберт. - А то скоро появятся еще толпа грозных вояк, тогда все может осложниться.

- Кевин Смит, со своей свитой, как стая голодных гиен набросились на принесенный нами артефакт, - продолжила свой рассказ Луиза. - Что они с ним делали - не знаю, это не мой профиль, но возились ученые с 'Обителью Амона', словно дети с новой игрушкой, пытаясь отгадать последовательность символов начертанных на нем, таким образом, они хотели узнать его предназначение. Сначала у них ничего не выходило. А ночью сработал сигнал тревоги на четвертом нижнем уровне. Вот, дьявол! Я не знаю, что этим яйцеголовым удалось сделать, но суета поднялась, как при нападении террористов на наш объект. Служба безопасности, схватив оружие, направилась на четвертый уровень, оттуда послышалась стрельба. Я с Тонни помчалась в кабинет к Джону Паркеру. Тот с округленными от ужаса глазами смотрел на монитор внутреннего слежения, который как раз показывал, что творится на четвертом нижнем уровне.

- Джон Паркер - мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку? - уточнил Валерий.

- Да, - ответила Луиза.

- Мы его нашли мертвым, - сообщил Валерий.

- Вот дьявол! - выругалась Луиза, после чего продолжила рассказ:

- На четвертом нижнем уровне творился ад! Только представьте; две бестии чем-то схожие на собак с горящими пурпурным огнем глазами, вытянутой хищной мордой, полной острых зубов. Они имели горбатые спины, небольшие ушами, слегка прижатые к шее и худой живот, переходящий в широкую грудь. Эти бестии, размером с взрослую пантеру и соответствующего окраса, как два фантома, неуловимые, с темной дымкой охватывающие мощные тела, принесли с собою смерть. Парни из службы безопасности стреляли в них, не переставая, попадали, но хищные монстры, не обращая внимания на раны, одного за другим выводили из строя опытных бойцов. Но не это больше всего меня поразило. Кевин Смит! Он стоял посреди творящего хаоса с артефактом в руках, который налился фиолетовым светом, и совершено не обращал внимания на кровавую бойню, развернувшуюся вокруг него. И бестии его не трогали! Словно Кевин был одним из них. Потом из фиолетового свечения артефакта вырос длинный тонкий отросток. Он поднялся вертикально верх и вонзился в голову Кевина. Тот покачнулся, как от удара, а затем демонически захохотал, словно с инородной субстанцией в него вселился дьявол! Я не слышала звуков, к аппарату внутреннего слежения не были подключены микрофоны, только видеокамеры, но искаженное злобой лицо Кевина Смита, с черными смолянистыми глазами, лишенными зрачков, пугало меня до коликов в животе. Сигареты есть?

Луиза обратилась к нам.

Валерий из кармана разгрузки достал твердую пачку 'Camel', вытащил оттуда сигарету и протянул ее девушке. Роберт дал ей бензиновую зажигалку.

Луиза прикурила сигарету, жадно затянулась и сразу закашлялась.

- Сaramba, год, как бросила курить и вот, сорвалась, - она кинула недокуренную сигарету на пол, раздавила ее носком берца, и только потом продолжила свой рассказ:


Сaramba - черт возьми (исп.)


- Джон Паркер доложил нам, что все входы и выходы на станции перекрыты, для предотвращения выхода дьявольских созданий на поверхность. Он же предложил весь этот кошмар прекратить радикальным способом. Оказывается, на 'Скай шелтер' существует оборудование, контролирующее воздушный поток в комплексе с печью и охладительной установкой.

- Охладительная установка? - удивился Валерий.

- Здесь установлена закрытая система циркуляции воздуха, для работы с очень опасными объектами, - объяснила Луиза. - В тот момент она включается, и отработанный воздух нагревается до тысячи градусов Цельсия, а потом прогоняется через охладительную установку и вновь подается в помещения. Но эта система может выполнять еще одну функцию. Во время тревоги нулевой степени...

- Разве такая степень существует? - перебил ее Валерий.

- Да, существует, - ответила Луиза. - Она срабатывает, если на территорию 'Скай шелтер' проникли террористы, или произошел несчастный случай, после которого всем грозит тотальное заражение смертельно опасным вирусом. Тогда всю станцию наполняет тысячеградусный воздух, чтобы произвести полную стерилизацию. И не только. Взорвать все к чертям!

Я с братом переглянулся, услышав такую новость, потому что нам обоим пришла в голову одна и та же мысль. А что, это наш шанс разнести на кусочки весь гадюшник вместе с чертовым артефактом!

- Я поддержала его, потому что видела собственными глазами, с чем нам пришлось столкнуться, - продолжала говорить Луиза. - Мы, возомнившие себя богами, и готовые изменить под себя мир, оказались всего лишь обычными обезьянами, сидящими перед пультом с кнопками, где некоторые из них предназначены для пуска ядерных боеголовок. Сидим перед ними и слепо нажимаем на все подряд, словно играем в игру с непонятными для нас правилами. Вот и доигрались, выпустив в свой мир то, к чему мы оказались не готовы.

Тонни, в отличие от нас, колебался. Он рассчитывал в родной компании сделать карьеру, если выгорит дело с артефактом, а тут ему предлагают его уничтожить. И все же инстинкт самосохранения пересилил желание карьерного роста. Так что, можно сказать, решение уничтожить 'Скай шелтер' было принято единогласно. Но с выполнением задуманного, вышла небольшая заминка.

'Ну да, как же обойтись без НО! - подумал я. - Эта приставка обязательно появиться, чтобы осложнить всем жизнь'.

- Включение устройство автоматической защиты находится на четвертом нижнем уровне. Как раз там, где творился настоящий ад, - говорила Луиза. - А в скором времени он грозился переместиться на третий уровень, потому что бойцы службы безопасности, побросав погибших товарищей, организовано отступали. Нужен был доброволец. Тот, кто сумеет незаметно пробраться к кнопке, и нажать на нее. Добровольцев не было. Тогда, по старинке, потянули спички. Короткая досталась Тонни, значит, он будет тем самым добровольцем, спасшим весь мир. Но перед последующими нашими действами, Джон Паркер собрал всех оставшихся в живых сотрудников станции, потом провел их в арсенал и там раздал оружие для самообороны. Вот черт, если бы я знала, что все так обернется, то обвесилась стволами с ног до головы! А так, взяла одну привычную 'Беретту' с запасными обоймами и все.

Вот оперный театр! И почему мы раньше туда не попали! Я бы там обвесился стволами, как новогодняя елка и еще мешок с запасным боеприпасом собой прихватил!

- Яйцеголовым оружие? - удивлено воскликнул Валерий. - Да они же друг друга перестреляют, если догадаются, куда нажимать!

- Эти яйцеголовые, практически каждый день, после работы, для расслабления нервов, любили пострелять по летящим тарелочкам или просто по мишеням, - искоса глянув на нашего товарища, сообщила Луиза. - Так что, с какой стороны дробовик держать, они имели представление. И еще, персонал 'Скай шелтер' оказался не робкого десятка. Получив оружие, они решили вместе с Тонни идти до третьего уровня, чтобы оттуда его прикрывать. Я от них не отставала. Только Джон Паркер остался у себя в кабинете, решив через коммуникатор, координировать нашими действиями.

До третьего уровня все шло гладко, туда уже успели подтянуться оставшиеся в живых бойцы службы безопасности. А потом появились бестии. Вблизи они оказались еще ужасней.

- Почему вы не вызвали помощь? - спросил Валерий. - Ведь наверняка где-то здесь рядом находится еще одна из ваших баз?

- Самая ближайшая база находится в Порт-Судане, - ответила Луиза, - оттуда нам доставляют грузы на вертолете. Но там нет специалистов, решающих такие вопросы, они присылаются из главного офиса компании. Но туда обращаться... черт, эти парни при появлении делают тотальную зачистку, в буквальном смысле стирая объект с лица земли. А я еще молода для того, чтобы раньше времени отправляться на встречу с богом. Поэтому мы не стали просить посторонней помощи, рассчитывая справиться с ситуацией только своими силами. Но не рассчитали свои силы.

Это не было похоже на бой, скорее всего на мерзкую кровавую бойню. Нас как безропотных овец резали одного за другим. И ничего нельзя было сделать. Стремительные бестии, как картонную преграду, смяли нашу оборону и начали убивать, убивать и убивать.

У меня кончились патроны, дорога к отступлению перекрыта, так что нечего было надеяться пополнить боезапас. И я ничего другого не придумала, как спрятаться в комнате отдыха. Вскоре все затихло; испуганные выкрики людей, беспорядочные выстрелы, леденящий душу рев бестий. Только иногда по коридору раздавался мерзкий цокот их когтей. Они ходили, выискивая себе очередную жертву, а не найдя, куда-то удалились и больше не появлялись. Я думала, что самое страшное осталось позади. Оказывается - нет.

По истечению суток после кровавых событий, в коридоре послышались чьи-то неуверенные шаги. И этого оказалось достаточно, чтобы меня приободрить. Кто-то остался в живых! Такая мысль крутилась в голове, когда я осторожно выглянула через жалюзи. Но то, что увидела, заставило меня содрогнуться от ужаса. По коридору, еле волоча ноги, брели Саймон и Джуди! Infierno, Infierno и еще раз Infierno!


Infierno - черт (исп.)


Я же собственными глазами видела, как лохматые бестии вгрызались в их плоть! После таких ран просто невозможно остаться в живых! И, тем не менее, вот они - Саймон и Джуди, все перемазанные в крови, с уже засохшими страшными ранами, бредут по коридору, покачиваясь из стороны в сторону, как будто недавно опрокинули в себя по полной бутылке скотча! Я могу поклясться на библии - они были мертвы! Но тогда, как они могли ходить, словно живые?

Я не стала выскакивать к ним навстречу, подчиняясь внутреннему голосу, который, надрываясь, кричал - опасность! Взяла из холодильника бутылку бренди, забилась в уголке в туалетной комнате и напилась до чертиков, чтобы заглушить свой страх, от которого меня трясло, как осиновый лист.

А потом появились вы.

Луиза замолчала.

- А Кевин Смит, ты его еще раз видела? - спросил Роберт.

- Нет, - не задумываясь, ответила Луиза. - Он, как и лохматые бестии куда-то исчез. Тони тоже где-то потерялся, скорее всего, он мертв.

- Что будем делать? - обратился к Валерию.

- Ждать остальных, а уж потом будем решать, что нам дальше делать, - получил от него ответ.

- Луиза, здесь над людьми опыты ставили? - задал я вопрос.

- Нет, - ответила девушка. - А что?

- В одном лабораторном помещении, я видел на хирургическом столе труп, у которого из вены выкачивали кровь, - пояснил я. - Кто это мог сделать?

- Ты точно все это видел? - Луиза выглядела встревоженной.

- Точно, - подтвердил я.

Луиза в задумчивости начала указательным пальцем правой руки крутить локон волос, свисающий возле виска. Мы ей не мешали размышлять.

- Парни, я честно не знаю, что это может быть, - наконец заговорила девушка.

- А если гипотетически? - поинтересовался Роберт.

- Гипотетически это мог сделать любой служащий станции, - ответила Луиза. - Но зачем?

- Вот и я думаю - зачем, - в задумчивости произнес Роберт. - Может, для исследования крови? Кирилл, ты ничего странного не заметил в трупе?

- Нет, - ответил я, потом кое-что, вспомнив, встрепенулся:

- Постой, у него была прострелена голова!

- Так-так, все становится странней и странней, - рассуждал вслух Роберт. - Дырка от пули в голове, донорство крови. Черт, все это можно проделать только с одной целью - узнать состав крови ходячей твари! Но для чего? Это же какая-то бессмыслица получается!

- Ошибаешься, - возразила Луиза. - Ты сам подумай, у ходячих тварей, как я поняла, сильно развита функция регенерации. Если провести опыты, и понять, как это происходит, то можно достигнуть фантастических результатов в области модификации человеческого организма. Ты сам подумай, любые раны или повреждения внутренних органов заживают не моментально конечно, но все, же заживают без хирургического вмешательства! На этом можно заработать сумасшедшие деньги!

Ну вот, так всегда. Стоит запахнуть большими деньгами, как самые благоразумные люди сразу теряют голову. Ведь она недавно хулила всех за необдуманный эксперимент над артефактом и нате вам, пожалуйста, уже примеряет шубу с еще не убитого медведя. Дикий капитализм, мать твою!

- Не тешься надеждами, красотка, - перебил ее Роберт. - Все твои доводы сводятся к нулю всего лишь от одного маленького нюанса.

- Какого? - встрепенулась Луиза.

- Вместе с полученным улучшением организма, человек в довесок получает очень неприятный побочный эффект, - начал объяснять Роберт. - Он превращается в кровожадного безумного монстра.

- Но его можно убрать... наверно, - уже не так уверено возразила Луиза.

- Это еще не все, - продолжал говорить мой брат. - После определенного срока, у монстров начинается трансформация, после которой они превращаются в настоящую смертоносную машину; безумно мощную, невероятно быструю и совершено лишенную мозгов. У нее остается только один инстинкт - инстинкт хищника, совершено не боящегося смерти. И ты что, ради каких-то непонятных призрачных перспектив, собираешься всех людей превратить в таких монстров?

- Я об этом не знала, - чуть ли, не шепотом произнесла Луиза.

- Так кто мог взять образец крови у ходячей твари? - спросил ее Роберт.

- Я честно не знаю, - ответила Луиза.

Все замолчали, переваривая полученную информацию.

- Парни, я честно не хотела, чтобы все так вышло в храме, - извиняющее проронила Луиза. - Я хотела всего лишь немного вас припугнуть, ну там воздействовать немного в физическом плане, но убивать никого не собиралась. Это Омар. Это он не правильно воспринял мой знак и действовал по собственной иниациве.

- Ну да, и Алексей случайно спиной на пулю напоролся, и нас ты хотела после отпустить на все четыре стороны, - в голосе Роберта слышался сплошной сарказм. - Не смеши и так кругом клоунов хватает.

Валерий промолчал, играя желваками.

- Поверьте, парни, мне очень жаль, что все так произошло, - тихо произнес Луиза, насторожено глядя на нас. Она понимала, что сейчас решается ее судьба.

- Ей жаль, видите ли, - сквозь зубы произнес Валерий, направив ствол автомата на девушку, потом посмотрел на нас и спросил:

- Может зря я ее сразу не пристрелил?

- Остынь, Валер, - Роберт решил успокоить нашего спутника. - Ты на ее месте поступил бы так же. А пристрелить ее ты всегда успеешь, но только не сейчас. Сейчас она нам может пригодиться, потому что знает станцию намного лучше, чем каждый из нас.

Это был не жест милосердия и не симпатия к девушке, просто мой брат посчитал не рациональным пускать в расход Луизу.

- Ладно, уговорил, - выждав небольшую паузу, Валерий опустил ствол автомата, - но запомни, любое твое неверное движение приведет к двум свинцовым маслинам в твоей голове. Ты поняла меня?

- Да, поняла, - ответила Луиза, глядя прямо ему в глаза.

- Вот и ладно, с этим разобрались, - я с облегчением вздохнул. Не хотелось мне лишней стрельбы, когда в нашем отряде и так мало народу.

Скупые одиночные выстрелы с каждым мгновением становились все ближе и ближе, значит, Игорь с оставшимися в живых бойцами вскоре подтянется к нам. Вот только возникает вопрос - какое командир примет решение? Устроит оно меня и Роберта? Или все же придется самим проявлять инициативу и без прикрытия пробиваться к пульту устройства автоматической защиты, чтобы взорвать все к чертовой матери?

- Дейл, обозначься, мы подходим! - раздался в гарнитуре голос Игоря.

Мы осторожно выглянули через жалюзи в коридор. Там из-за поворота появилась еще одна шимпанзе. Она остановилась на мгновение, поводила носом из стороны в сторону, словно вынюхивая нас, но, не учуяв, медленно побрела дальше, опираясь на все четыре конечности, как раз в ту сторону, откуда должен появиться Игорь с парнями.

- Вот дьявол! - прошипел Роберт. - Сколько их здесь?

- В санитарном отделе находилось с дюжину клеток и все они не пустовали, - ответила Луиза.

- Мать твою за шкирку! - выругался Валерий по-русски.

Его отчаяние можно понять, потому что у всех нас еще не стерлось впечатление о предыдущей встрече с такой шустрой особью. Если учесть, что только на одну шимпанзе ушло приличное количество патронов, прежде чем та сдохла, то, что будет, когда нападет целая дюжина этих монстров!

Луиза, искоса глянув на Валерия, невесело усмехнулась.

Вот черт, оказывается, она неплохо знает наш язык! И какие еще сюрпризы для нас у нее приготовлены?

Тем временем Валерий осторожно приоткрыл дверь, выглянул наружу, не обнаружив опасности, смело вышел в коридор.

- Какого хрена он делает? - вырвалось у меня.

Ответ на мой удивленный выкрик послышался в наушнике.

- Командир, в вашу сторону движется макака! - докладывал Валерий. - Будьте осторожней, слишком она шустра.

- Принято, будем осторожней! - отозвался голос Игоря.

Пришлось последовать за Валерием. Не бросать же его одного. Ведь в данный момент мы находимся в одной лодке и чтобы выжить, нужно прикрывать друг другу спину. По-другому нельзя.

Ага, вот она, шимпанзе, в тридцати шагах от нас. Бредет себе, по коридору, не оглядываясь. Остановилась. Ворчит что-то по-своему под нос, даже нам отсюда слышно.

Я смотрю туда одним глазом, так на всякий случай, если понадобится, помогу, но в основном мое внимание обращено в другую сторону, вдруг оттуда появится ходун. Тьфу ты, накаркал, вон, из-за поворота появился, за ним еще один. Оба что-то жуют, видать отобедали свежатины только что, ну да, вон рожи в крови. Интересно, кого они там схарчить успели? Не важно, будет время, посмотрим. А сейчас нужно их навсегда упокоить. Направил пистолет, сделал пару выстрелов, не торопясь, как в тире. Есть, минус два ходуна. А как там дела обстоят с нашим шимпанзе?

Та повернулась, зачавкала губами, словно предвкушая сытную трапезу, а потом помчалась в нашу сторону, виляя от стенки к стенке.

Тридцать шагов, кажется, большое расстояние, но почему-то оно сокращалось неестественно быстро. И это заставляло нервничать. Блин, у нее, что там, в заднице, реактивный двигатель поставлен!

Первым открыл огонь из FN SCAR Валерий, скупо, по одному патрону, зато прицельно. Ни один выстрел не ушел в молоко, но в голову твари он попасть пока не смог.

Шимпанзе от пуль, с неприятным чмоканьем впивающихся в ее плоть, немного сбилась с хода, а в следующий момент сделала длинный прыжок, решив, таким образом, за один раз добраться до нас.

Вот тут-то Роберт ее и подловил. Он успел сделать пару быстрых выстрелов из 'Ремингтона'. От них шимпанзе, кувыркнувшись в воздухе, грохнулась на пол и там замерла.

Как раз в это время из-за поворота коридора показался Игорь с остатками своего отряда, как ежик, ощетинившись стволами. Надо отдать должное опытности командира. Он, стремглав, не помчался к нам, наоборот, сначала, остановился, взглядом оценив ситуацию. Только после этого, постоянно следя за лежащей на полу тварью, начал медленно продвигаться вперед. Когда до шимпанзе оставалось пару шагов, та встряхнула своей башкой, но подняться не успела. Весь отряд дал дружный залп, и никто из них не промахнулся. Так что у твари выжить не было никаких шансов. Такого количества свинца в башке, даже сверх живучему монстру переварить не под силу.

Убедившись, что поблизости больше шустрых шимпанзе не наблюдается, мы со спокойной душой направились к комнате отдыха. Но прежде я решил проверить, что же там так смачно жевали ходуны. Попросил Роберта прикрыть меня. Тот без вопросов согласился. Тогда Валерию не оставалось выбора, как последовать за нами.

Медленно заходим за поворот, смотрим, лежат чьи-то обглоданные останки, море крови, внутренности валяются, но на все это безобразие я ноль внимания, уже за свою жизнь и не такого успел насмотреться, мне другое увиденное очень пришлось по душе. На полу валялись совершено бесхозные 'Ремингтон', такой же, как у Роберта и DSA-580SW - укороченный вариант FN FAL, оснащенный планками Пикатинни, где были установлены коллиматорный прицел и тактический фонарик, а рядом с ними пару подсумков с патронами к обоим оружиям! Вот спасибо покойничкам, удружили, теперь жить можно! А то как-то грустно воевать с одним пистолетом. Мы без раздумий, похватали подвернувшееся сокровище и бегом в комнату отдыха.

Я только начал рассматривать DSA-580SW, как рядом с нами нарисовался Игорь с остатками своего отряда. Среди них мы увидели Лося, Григория и еще троих бойцов, которых не помнили по прозвищам. М-да, я знал, что наши дела плохи, но не до такой степени.

Командир был зол, как демон; сжатые в узкую полоску губы, игра желваков, прищуренные глаза, готовые метать лазерные лучи, даже казалось, что вокруг него сгустился сам воздух под напором праведного гнева.

Игорь, ни слова не говоря, подошел к Роберту и врезал кулаком ему в челюсть. Вернее сказать, хотел врезать. Мой брат, уклонившись от удара, вдавил Игорю в подбородок ствол пистолета, который, как по волшебству оказался в его руке и, шипя сквозь зубы, произнес:

- Еще раз попытаешься так сделать, и я тебя пристрелю!

Я на всякий случай поддержал брата, направив трофейный DSA-580SW в голову командира.

Кругом раздалось клацанье оружия. Пришлые парни вскинули стволы в нашу сторону, готовые в любой момент открыть огонь на поражение. А мой безбашенный братишка, не опуская пистолета, продолжил сверлить взглядом Игоря.

- Ты, сука! - выдавил из себя командир. - Знал, что нас здесь ждет и не предупредил! Из-за тебя погибло много славных парней!

- Я предупреждал, но ты меня не слушал, - спокойно ответил Роберт. - Ты же посчитал нас за идиотов, насмотревшихся ужастиков, вот и поплатился за это. Так что нечего винить других, если сам записался в идиоты.

- Кто вы такие, черт вас подери? - выругался Игорь. - Почему вам известно, то, что другие не знают?

- А вот на этот вопрос я отвечу как-нибудь в другой раз, если мы выберемся живыми из передряги, - ответил ему мой брат.

- Эй, парни, разве у вас нет другой цели, как только перестрелять друг друга? - своим вопросом Луиза решила немного разрядить накалившуюся обстановку.

И это у нее получилось.

- Кто такая? - отступив на шаг, спросил Игорь.

- Луиза - источник ценой информации, - ответил Валерий. - Ты же сам говорил, в случае появления живого сотрудника базы, обязательно взять его для принудительного собеседования.

- Ясно, - как-то устало, произнес Игорь, после чего добавил стальным тоном, обращаясь к моему брату:

- А с тобой разговор еще не закончен.

- Само собой, - пожав плечами, вставил свое слово Роберт и привычным движение засунул пистолет за пояс штанов.

Парни, выяснив, что никто всерьез не посягает на жизнь командира, синхронно опустили свои стволы. Они разбрелись по комнате отдыха, занимаясь, кто чем; одни из них перезаряжали оружие, другие, умывшись под краном, жадно глотали воду, словно целую вечность страдали от жажды, а третьи, решив перекусить, достали свои сухпайки. Только двое из парней постоянно находились возле жалюзи. Они неустанно следили за коридором и, при малейшем признаке опасности, сразу подняли бы тревогу.

Тем временем Игорь внимательно выслушал Луизу, которой еще раз пришлось повторить свой рассказ. Затем, переварив полученную информацию, командир обратился к нам:

- Так, два брата-акробата, я хочу от вас услышать всю правду. Только не надо мне впаривать про разные компьютерные игры или фильмы-ужастики. Во-первых; что за твари шастают здесь, второе; откуда они здесь взялись, и третье; почему вам известно то, о чем мы не имеем понятия?

Мы переглянулись между собой. Да, пора кое-что открыть воякам, чтобы поддержать возникший между нами временный союз. А там кто знает, если удастся вбить в их головы, встать на нашу сторону, тогда, возможно, мы выполним то, зачем здесь появились. Так что, я утвердительно махнул головой, тем самым позволяя Роберту рассказать кое-что, но самое главное, пусть так и останется для других неведомым.

- Существа, с которыми мы здесь столкнулись, - начал говорить мой брат. - Мы их называем - ходунами. Любой укус, нанесенный темными тварями, приводит к заражению человека, после чего, тот впадает в кому, на короткий период времени, который реально похож на смерть. Отсутствует сердцебиение, нет явного дыхания. Кома длится примерно сутки - полтора, а затем укушенный становится монстром, жаждущим вашей плоти и крови. Помните об этом, если встретите воскресших своих братьев по оружию. Хотя надеюсь, так долго мы здесь не задержимся. Ходуны, не так проворны, так что с ними бороться не возникает проблем, если знаешь, что их уязвимое место - голова. А вот с обезьянами, мы столкнулись впервые, про них нам нечего сказать. Но не эти твари представляют для нас большую опасность. Гончие, вот с какими монстрами придется повозиться. Они проворны и действуют организовано, потому что их действия координирует поводырь. Им сейчас стал, как его там...

- Кевин Смит, - подсказала Луиза, догадавшись, о чем говорит мой брат.

- Верно, Кевин Смит, - вспомнил Роберт. - В первую очередь нужно устранить поводыря, тогда с гончими будет легче справиться.

- Откуда появились они? - спросил Игорь.

- Из найденного нами артефакта, - ответил Роберт. - А вот откуда идет тот проход, честно признаюсь - не знаю, возможно, из параллельного мира, а может быть из самой преисподней. Но не в этом суть. Главное, они агрессивно настроены против людей по непонятной причине, значит, являются угрозой, которую нужно устранить. В первую очередь нужно уничтожить сам артефакт, чтобы оттуда больше не одной твари не вылезло, а потом, всех монстров помножить на минус, взорвав к чертовой матери это змеиное гнездо. Как тебе такой расклад?

Игорь, молча, мерил помещение шагами. Остальные бойцы, так же не подавали звука, переваривая, полученную информацию. А нам ничего не оставалось, как только ждать решения командира.

- Значит - зомби, - я так и не понял, Игорь задал вопрос или просто констатировал факт.

- Ну что ты, как попугай заладил - зомби, зомби, - проворчал Роберт. - Джордж Ромеро придумал разную хрень, чтобы людей пугать, типа - 'Ночь живых мертвецов', 'Рассвет мертвецов', а вы как попки вторите ему, воздвигая само понятие зомби чуть ли не в культовое движение.

Ну, да, так оно и есть. После таких фильмов, привыкли люди ассоциировать ходячие трупы с понятием зомби, даже не задумываясь о бреде самой идеи оживления мертвеца. Интересно, как они вообще двигаются, если их мозги превратились в тухлый коктейль и как питаются? У них что, желудок по непонятной причине заработал? Я представляю; забегаловка - 'Блуждающий Зомби', где подают гамбургер из человеческой свежатины под мрачную музыку Тарантино, а рядом стоит туалет с очередью ходячих мертвецов, которые переели мяса диабетика. Потом они строем идут в кинотеатр, где смотрят фильм 'Тепло наших тел' и от умиления роняют склизкие гнойные слезы, во время романтических сцен. Короче, бред какой-то получается, особенно, если учесть происхождение самого понятия 'зомби', потому что на языке банту, это означает - душа мертвеца. На другом западноафриканском диалекте - привидение, а некоторые племена черного континента считают, что словом зомби когда-то называли огромного черного змея, извечного врага солнца, света и радости.

- Тогда, кто они? - вопрос Игоря отвлек меня от размышлений. - По рассказу, дамочки, - командир мельком взглянул на Луизу, - некоторые из ее коллег получили раны несовместимые с жизнью, но в тоже время, они ведут весьма активный образ жизни, передвигаясь по коридорам объекта в поиске пищи. Как такое может быть?

- Я не знаю, как все это происходит, - признался Роберт, - может, во время укуса в их организм попадает какая-то дрянь, наподобие нано ботов, которые ускоренно заживляют раны, или заражаются вирусом меняющим метаболизм организма. Я не доктор и на данный вопрос точного ответа дать не могу, почему у ходунов даже значительные повреждения тела не могут привести к летальному исходу, а вот голова - их самое уязвимое место. Может, там какой-то процессор находится, который боится механических повреждений.

- Может этот портал - прямая дорога в преисподнюю? - на полном серьезе предположил Игорь. Он не был набожным человеком, но когда сталкиваешься с чем-то необъяснимым, то волей неволей поверишь в существование ада и в Сатану, правящего там.

- Нет, командир, преисподняя с Дьяволом здесь не причем, - заверил я его, припомнив одну странную историю.


Это было года два назад.

Занесло нас с братом в одну богом забытую деревушку, со всех сторон окруженную лесом. Решили мы там немного отдохнуть от всех своих дел, подышать свежим воздухом, набраться сил.

Не получилось.

Оказалось, недалеко от селения находится древнее разрушенное капище, даже неизвестно каких именно богов. Вот как раз там расположились Сатанисты, решившие с помощью ритуала жертвоприношения призвать Дьявола. Нет, ничего предосудительного они не делали, всего лишь обезглавливание черной курицы.

Мне с братом, как-то побоку, чем там Сатанисты занимаются. Пусть дурью маются, только нас не трогают. Но идолопоклонникам не повезло. Они случайно задействовали древний артефакт, и место Сатаны появились темные твари.

Пришлось нам браться за оружие, благо мы с ним практически никогда не расстаемся и держим в багажнике автомобиля Роберта, в потайном ящике.

А потом, началось, как в песне у группы 'Сектора газа', которую так любит слушать мой брат:


Вдвоем мы оказались под полною луной,

В лесу опять раздался страшный и зловещий вой,

И волки дико смотрят на нас со всех сторон,

И трупы из могилы издают ужасный стон.


Вот только не волки злобно смотрели на нас, и никакие ужасные стоны не раздавались из могил, но от этого легче не было.

Все было странным в тот раз, с начала до конца, неправильным. Во-первых, из открытого артефакта, как мы ожидали, появились не гончие, это удалось нам понять, как только добрались до заброшенного капища.

Залегли на самой кромке леса, наблюдаем с расстояния двадцать метров за небольшой поляной, так что нам все прекрасно видно.

Возле каменного алтаря, запачканного свежей кровью, стоял поводырь, а вокруг него сгрудились Сатанисты. Вот только какие-то странные они были, совсем не походили на привычных ходунов, жаждущих человеческой плоти. Нет, Сатанисты были обычными людьми, вот только, странные колючие воротники находились на их шее и что-то лохматое, ростом с трехлетнего ребенка, сидело на спине, заставляя дрожать от страха, как осиновую листву и подчиняло себе, вынуждая делать противоестественные для обычного разума вещи. Они непрерывно танцевали какой-то дьявольский танец, изгибаясь и выворачивая шею чуть ли не вокруг своей оси, словно были гуттаперчевыми. Создавалось впечатление, что Сатанисты под чужим влиянием готовили ритуал для прихода чего-то ужасающего из открытого артефакта, того, с кем нам еще встречаться не приходилось.

Потом один из Сатанистов подхватил с земли булыжник. Он подошел к своему товарищу, который покорно, со слезами на глазах, наклонил голову над каменным алтарем, а затем, сковано, как будто пытался противиться постороннему приказу, но безрезультатно, с перекошенным от ужаса ртом, ударил его по виску.

Брызнула кровь, окрасив жертвенник пурпуром. И сразу поводырь начал произносить слова гортанным голосом на непонятном языке. После всего этого, каменный алтарь начал медленно наливаться фиолетовым свечением, что означало - в скором времени должен открыться портал.

Требовалось срочно прекратить ритуал.

Когда следующий Сатанист, повинуясь чужой воле, подошел к алтарю и готов был отдать свою жизнь, мы с братом одновременно выстрелили из нагана. Не промахнулись. Две пули пробили голову поводыря и, тот с коротким выдохом повалился на землю.

Потеряв своего вожака, лохматые уродливые карлики соскочили со спин Сатанистов. Они приподняли верх колючие хвосты с острым, кривым жалом на самом кончике и прыжками помчались в нашу сторону.

Черт! Это были караконджы, или, как по-простому мы их называли - наездники. Про них, в свое время, нам рассказывал дядя Прохор. Мерзкие существа и опасные. Они любят оседлать человека, воткнуть ему в самое основание шеи жало и подчинить своей воле. Одновременно с этим, караконджы высасывают из людей всю жизненную энергию, превращая тех в слабоумных кретинов, которые будут всю оставшуюся жизнь ходить и хихикать без причины. Конечно, если ими не успеют полакомиться, другие более кровожадные существа.

А нам не хотелось всю оставшуюся жизнь быть хихикающими идиотами.


(В южнославянской мифологии караконджы или караконджалы - это водяные демоны).


Караконджы оказались увертливыми бестиями. Нам пришлось изрядно попотеть, прежде чем последняя тварь оказалась мертвой, ведь эти сучьи отродье от свинцовых пуль только теряли проворство, пришлось пустить в ход тесаки с широким лезвием, рубить тварям башки. Только после обезглавливания, караконджы становились мертвыми окончательно и бесповоротно.

Когда последняя увертливая тварь лишилась башки, мы подошли к каменному алтарю, где валяясь на земле, безумно завывали Сатанисты. На жертвеннике были начертаны письмена на незнакомом нам языке, как раз они налились фиолетовым светом и начали пульсировать, с каждым разом становясь все ярче и ярче. Значит, сам алтарь являлся артефактом. Его необходимо срочно разрушить, пока оттуда не появилось что-нибудь пострашней караконджы и поводыря.

На такой случай, у нас в багажнике было кое-что припасено.

Как говорится: лишь во взрыве чистой страсти, способна жизнь родиться и взрыве чистой боли она способна умереть.

Мы принесли динамит, заложили его в трещины алтаря и сделали большой БУМ, совершено не заботясь об Сатанистах, ползущих рядом с артефактом, все равно, если те выживут, светит им всю жизнь провести в ближайшей психушке. Да и вообще у нас большого выбора не было. Или спасать Сатанистов, или уничтожать артефакт, который в любое мгновение может открыться, тогда, кто его знает, сколько жизней унесет пришедшее в наш мир неизвестное зло. Мы выбрали второе.

Я не оправдываюсь, просто констатирую факт.

Взрыв был не такой уж сильный, но и его оказалось достаточно, чтобы расколоть алтарь и прекратить фиолетовое мерцание. Мы с облегчением вздохнули, посчитав, что выполнили свое предназначение. Но когда развеялось облако пыли, поднятое взрывом, на том месте появился странный незнакомец, одетый во все черное: черный твидовый костюм, черную шелковую рубашку, черный галстук, с черной заколкой, украшенной черным камнем и черные туфли, почищенные до блеска. Под стать всему этому, у него были черные глаза и черные короткие волосы с помощью геля зачесанные назад. Что интересно, после взрыва на нем не было ни одной пылинки, словно незнакомец только что слез с обложки глянцевого журнала. И еще. С появлением незнакомца на поляне стало заметно холодней. Мне даже показалось, что при дыхании, изо рта начали вырываться небольшие клубы пара, листья на деревьях, прямо на глазах, покрылись тонким слоем инея, а по земле поползли белесые струйки тумана. Правда, это продолжалось всего несколько секунд, потом все стало по-прежнему.

Черт! Неужели мы опоздали? И из портала появился сам хозяин всех тварей, рвущихся в наш мир?

Роберт без раздумий выстрелил пару раз, метясь в голову незнакомца. Но пули, как будто, встретив на своем пути невидимую преграду, рикошетом ушли в сторону. Брат сделал еще пару выстрелов. Тот же результат.

- Не трудись, Роберт, все равно у тебя ничего не получится, - незнакомец произнес приятным баритоном, при этом поправил открытой ладонью руки свою и так идеальную прическу.

Вот черт, откуда он нас знает?

- Кто ты такой? Дьявол тебя побери! - выкрикнул Роберт, продолжая держать незнакомца на прицеле.

- У меня много имен, одно из которых ты только что назвал, - ответил незнакомец, направляясь в нашу сторону.

- Так это ты насылаешь на нас темных тварей! - яростно выкрикнул мой несдержанный брат.

- Для чего? - спокойно поинтересовался Дьявол, если он именно тот, за кого себя выдает.

- Черт возьми, везде написано, что у тебя имеется только одна цель... - начал говорить Роберт, но не успел до конца закончить фразу.

- ... и дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким колено и народом, и языком и племенем. И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира, - перебил моего брата Дьявол. - Ты об этом хотел сказать?

Роберт, молча, мотнул головой.

- И ты этому бреду веришь? - спросил Дьявол. - Вспомни, как расписал меня Иоанн Богослов: - И другое знаменье явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадем. И был великий дракон, древний змий, называемый дьяволом и сатаною, обольщающий всю вселенную.

Потом он заразительно засмеялся:

- Ха-ха-ха! Дракон с семью головами! И где они у меня?

Вопрос Дьявола привел нас в смущение. Нет, не похож он был на рогатого дракона с семью головами, совсем не похож, габариты не те и крыльев не видно. Так что на первый взгляд, если прислушаться к его доводам, слова Дьявола походили на правду. Но в тоже время, всеобще известно, что Сатана великий обольститель и верить ему нельзя. К гадалке не ходи, обманет.

- Нет, мальчики, в жизни все намного банальней, - так и не дождавшись от нас ответа, продолжил говорить Дьявол:

- Как только вы, люди, появились на земле, вам был дан выбор; жить здесь в раю или в аду. Все по-честному, все по-взрослому. Но люди выбрали для себя второй вариант. Не знаю, по какой причине, но ад вам пришелся больше по душе, может, вы рождаетесь с задатками мазохиста, а может, вам привычней разрушать, чем созидать. И теперь вы ежесекундно мучаете себя и других разными извращенными способами; лжете, унижаете, убиваете, льстите и постоянно поклоняетесь деньгам, которых всегда почему-то вам кажется мало. Вам иногда стоит посмотреть на себя со стороны, чтобы увидеть - с рождением человека, у вас внутри сразу зарождается ненависть. Вначале она спит, но потом, с возрастом она начинает проявляться все сильней и сильней, пока полностью не поглотит вас. Вы ненавидите вся и все без исключения; чуждую веру, чуждый народ, чуждые правила, чуждые законы и чуждые традиции, а больше всего ненавидите свою никчемную жизнь, за которую клещами цепляетесь до последнего вздоха. При этом наивно думаете, что после смерти попадете в рай. Нет там, на небесах, никакого рая. Так что ваши грешные души после смерти возвращаются сюда, на землю, чтобы пройти очередной круг ада и так будет до бесконечности. А я хожу с начала времен, смотрю на вас и наслаждаюсь вашими адскими муками, питаюсь вашими греховными мыслями и вашими тайными страхами.

Дьявол замолчал.

- Тогда, кто насылает на нас темных тварей? - спросил Роберт.

- Не знаю, мальчики, кто насылает на вас этих не слишком эстетичных существ, - Дьявол пнул носком туфли тушку караконджы, лежащую возле его ног. - Это ваш родной ад, значит, вам самим со всем этим дерьмом разбираться. А теперь, я хочу с вами раскланяться... Мне пора... И рад был с вами повстречаться.

Из воздуха, как по волшебству, появилась обычная деревянная дверь, покрытая черным матовым лаком, с латунной, начищенной до блеска ручкой. Она на таких же латунных петлях крепилась к массивной дверной коробке, обрамленной тяжелым наличником, сделанным из дубовых досок. И вся эта конструкция свободно висела в воздухе, словно была воздушным шариком, наполненным гелием.

Дьявол открыл дверь, и оттуда повалили густые клубы сизого тумана.

- Прощайте, мальчики, может быть, еще свидимся.

Он вошел в открытый проем, заполненный сизым туманом. Как только Дьявол скрылся там, дверь исчезла с наших глаз, словно ее никогда не было.

А мы остались стоять на месте, от удивления хлопая ртом, как рыбы, выброшенные на берег.

Все случившееся казалось нам невероятным, сверхъестественным. Роберт вообще высказал мысль, что Дьявола мы не видели, потому, что все происшедшее могло быть обычной массовой галлюцинацией, полученной нами в результате попадания в наш организм токсинов, которые могли находиться в жалах караконджы. Вполне может быть. Но почему-то мне казалось, что все произошедшее было реальным. Об этом кричало мое нутро, а ему я привык доверять.


- Нет, командир, преисподняя с Дьяволом здесь не причем, - заверил я Игоря. - Здесь что-то совершено другое. Что именно, пока нам не ясно, но мы обязательно это выясним. Так что будем делать, командир? Решайся, пока есть время.

Игорь опять начал мерить шагами помещение, так, как я понял, ему легче было думать. А думать ему было над чем. Перед командиром встала дилемма: с одной стороны получен вполне конкретный приказ - найти и доставить объект в надлежащее место, при этом не считаться с потерями. С другой стороны, виду полученной дополнительной информации, само собой напрашивается принятие совершено другого решения, противоречившего поступившему приказу. И тут сразу возникает конфликт между долгом перед людьми, которые его сюда направили и здравым смыслом. А люди, пославшие его отряд, были серьезными, с большими деньгами и с большими связями. Они очень болезненно воспримут провал в операции и могут преподнести много неприятностей на его голову, если ему удастся выбраться живым из этой передряги. Но! Черт возьми, это Но! Эти два странных парня не вводят его в заблуждение, говоря об опасности грозящей всем. Ему в правдивости их слов уже пришлось убедиться, когда практически весь его отряд помножили на ноль темные твари.

От противоречивых мыслей у командира разболелась голова.

Наконец, Игорь остановился. По нему было видно - он принял решение.

Мы замерли в ожидании.

- Так, где вы говорите находиться устройство автоматической защиты? - командир вопросительно посмотрел на нас.

- Включение устройство находится на четвертом нижнем уровне, прямо под нами, - напомнила ему Луиза.

- Значит так, - мотнув утвердительно головой, продолжил говорить Игорь. - Делаем инвентаризацию и прорываемся на четвертый уровень.

Я с Робертом с облегчением вздохнул. Командир принял решение, которое нас устраивало.

Начали поспешно делать инвентаризацию. Как раз выдалось свободное время для расспросов, чем Игорь и занялся. Он начал во всех подробностях выяснять у Луизы расположение помещений на четвертом нижнем уровне.

По словам девушки получалась такая картина. Лестничный марш приводил прямо к помещению контрольного наблюдения. Там находились измерительные приборы, мониторы, подключенные к камерам слежения и еще какое-то оборудование, предназначение которого Луиза не знала. Сбоку с правой стороны, находилась дверь. Она вела по крутой железной лестнице в отсек Х, обнесенный толстым пуленепробиваемым стеклом. Как раз там, где проводились опыты над 'Обителью Амона', находится пульт включения устройства автоматической защиты, и там же, по иронии судьбы, скорее всего, находятся гончие вместе с поводырем.

- Пуленепробиваемое стекло? - переспросил Игорь.

- Я в этом уверена, - подтвердила Луиза.

- Тогда как оттуда могли вырваться твари? - удивился командир.

- У них когти словно покрыты алмазным налетом. Стоит тварям пару раз провести ими по пуленепробиваемому стеклу и, казалось бы, непреступная преграда начинает рассыпаться на мелкие кусочки, как обычное оконное стекло, - сказала Луиза. - Когда мы туда попадем, вы сами в этом убедитесь.

- Понятно, - задумчиво произнес Игорь. - Еще вопрос. Откуда ведется наблюдение за всеми помещениями на базе?

- Из помещения службы безопасности и личного кабинета Джона Паркера, оба находятся на верхнем, наземном уровне, - ответила Луиза.

- Понятно, - повторился Игорь и замолчал, он уже начал обдумывать детали предстоящей операции.

По итогам инвентаризации у нас в наличие было; у бойцов по одной пистолетной и паре полных рожков к автоматам, у каждого по паре наступательных гранат Ф-1, у кого по одной, у кого по две светошумовой гранате М84. Хорошая штуковина против людей. При срабатывании гранаты происходит громкий звуковой хлопок в пределах сто семьдесят-сто восемьдесят децибел и яркая световая вспышка около полтора-два миллиона кандела с поражающим эффектом в радиусе полтора метра. Интересно, как среагируют темные твари, если их пустить в ход? Надо поинтересоваться.

- Командир, кто-нибудь из вас пробовал использовать светошумовые гранаты против тварей? - спросил у Игоря.

- В ближнем бою использование светошумовых гранат не эффективно, - ответил командир. - Ее радиус действия полтора метра, а в закрытом помещении и того больше, так что можешь оглушить себя и своих товарищей. Мой ответ - нет, не было возможности использовать.

Ладно, эффект действия светошумовых гранат на ходунов нам еще случай представится. Так, теперь что у нас с Робертом имеется? Два 'Ремингтона', к ним с полсотни зарядов, которые мы поделили по братски, еще DSA-580SW - укороченный вариант FN FAL, один практически пустой рожек от него и три полных, два пистолета, но к ним патронов кот наплакал. Вот и все. Так что, если правильно организовать наши дальнейшие действия, на все про все, оружия должно нам хватить.

Случайно поймал тоскливый взгляд Луизы, который был направлен в сторону нашего арсенала. Это понятно, палка от швабры, конечно, полезная вещь, для мытья полов, а вот против ходунов ей много не помашешь. Так что, выходит она одна осталась без ствола, а без него так грустно, по себе знаю. И что делать? Поделиться? А если схлопочу пулю в спину от непредсказуемой девицы? Она уже успела нам пару раз нагадить. Так что ей помешает сделать это в третий раз?

Посмотрел на брата, с надеждой получить совет. Роберт пожал плечами, мол, сам решай, как поступить. Вот и приходится самому думать.

- Так, парни, приоритеты изменились, - обратился к своим бойцам Игорь. - Сейчас выходим, пробиваемся на четвертый нижний уровень, там включаем защиту тревоги нулевой степени и выбираемся на поверхность. О предыдущей задаче забудьте, объект нашего поиска должен остаться здесь. И никакой самодеятельности и геройства, я и так слишком много людей потерял. Все поняли?

- Да, командир, - ответили парни.

- Тогда выходим в таком порядке; Лось, ты с тремя бойцами идешь впереди, за вами следом - наши гости... - Игорь посмотрел на Луизу, - ... с дамочкой, следующим двигаюсь я, а прикрывают всех Чип и Дейл. Всем все ясно?

- Да, командир, - дружно ответили парни.

- Тогда пошевеливайтесь, - сказал Игорь, - быстрей закончим дело, быстрей вернемся домой.

Луиза продолжала тоскливо смотреть на меня, как бездомная собака возле шашлычной, где все с аппетитом кушают ароматное мясо, а ей ни кусочка не дают.

Черт возьми, я не был до такой степени сентиментальным, чтобы повестись на подобную уловку, но только в других обстоятельствах. Вот именно в других. Но теперь, как уже было выше сказано, мы находимся в одной лодке посреди океана страха и отчаяния, а в такой ситуации, даже бывшие враги становятся союзниками. Так легче выжить.

- Держи, - после не слишком долгих раздумий, я передал Луизе DSA-580SW с запасными обоймами, решив оставить у себя 'Ремингтон' и 'Глок', как средство последнего шанса, он может очень пригодиться, если столкнусь с темной тварью вплотную, когда нельзя воспользоваться длинным дробовиком. Будем надеяться - я не совершаю фатальную ошибку. Это про отданное оружие Луизе.

Роберт одобрительно мотнул головой, посчитав мой поступок правильным. Игорь просто промолчал, а вот Валерий сделал недовольную физиономию. По его мнению, я поступил опрометчиво, доверяя Луизе оружие. Он, сделав зверскую мимику, даже жестом указал девушке - я за тобой неусыпно слежу.

- Спасибо, - прошептала Луиза, принимая от меня DSA-580SW.

Я в ответ промолчал.

Тем временем двое бойцов осторожно вышли из комнаты отдыха. Они рассредоточились по бокам двери, напряжено вглядываясь в открытое пространство коридора.

- Чисто!

- Чисто!

Выкрикнули по очереди бойцы, оповещая всех, что темных тварей поблизости не наблюдается.

Следом, без суеты, вышел Лось с еще одним парнем, держа оружие наготове.

Подошла наша очередь выбираться наружу. Я повесил на левое плечо подсумок с запасными патронами, перехватил 'Ремингтон' и, чуть ли не наступая Роберту на пятки, вышел в коридор. Там было тихо, как перед бурей. Казалось, воздух был до такой степени наэлектризован, что на моем пупырчатом от мурашек теле встали дыбом все волоски. Или все же это от страха?

Это почувствовал не только я. Остальные парни так же ощущали себя неуютно, невзирая на полученную информацию от Луизы, а может быть именно от нее, потому что начали понимать, что им грозит в случае близкого контакта с темной тварью. Одно дело честно погибнуть в бою, другое - превратиться в отвратительного кровожадного монстра, который подвластен животным инстинктам и совершенно лишен разума. Будь их воля, каждый из парней место выполнения задания, рванул бы без оглядки прочь из этого проклятого места. Вот, что сейчас выражали лица бойцов, стоящих рядом.

- Пошли, пошли, пошли! - начал нас подгонять Игорь.

В уже оговоренном порядке, мы медленно двинулись вперед. Добрались до двери лестничного пролета без проблем. Там остановились.

Лось послал двух бойцов на разведку. Нам же оставалось только ждать, но недолго, вскоре парни вернулись.

- Командир, там пять сучьих тварей стоят на лестничной площадке между этажами, - сообщил один из них.

- Принято, - принял доклад Игорь. - Тогда, заходим, зачищаем и спускаемся дальше.

- Постой, командир, может, светошумовые гранаты на них опробуем? - предложил Роберт.

- Гм, - на секунду задумался Игорь. - А что, давай. Все равно, что выстрелами, что взрывом гранат мы по любому наделаем шуму. А так хоть будем знать, на что светошумовые гранаты годятся.

Зашли на лестничный пролет, осторожно посмотрели вниз. Верно, вон пять ходунов стоят на месте, раскачиваясь из стороны в сторону. Создавалось впечатление, что они поджидали нас.

Один из парней Лося достал светошумовую гранату с двенадцатью дырками по граненым бокам, выдернул чеку и бросил ее вниз.

Как только через полторы секунды среди ходунов раздался весьма громкий хлопок, сопровождающийся ослепительной вспышкой, мы туда чуть ли не скатились по лестнице, готовые стрелять на поражение.

Светошумовые гранаты действовали! Это было видно по ходунам. Они замерли на месте, совершено не обращая внимания на наше появление.

- Одного не трогать! - успел предупредить Игорь, прежде чем его парни открыли огонь по противнику.

Я сначала не понял, зачем ему один целый ходун. Потом до меня дошло. Правильно, нужно узнать, на какой отрезок времени действует светошумовая граната. Оказалось, не сильно долго, примерно пятнадцать-двадцать секунд. По истечении этого отрезка времени, ходун сначала завертел головой, как будто отгоняя от себя навалившуюся неведомо откуда дезориентацию, а потом резко бросился в нашу сторону, словно у него открылось второе дыхание. До нас добежать не успел каких-то пару шагов, когда Игорь окончательно успокоил ходуна одиночным выстрелом в голову.

- Так, парни, больше светошумовыми гранатами не пользоваться, - предупредил он, увидев результат воздействия на монстра особых гранат.

В чем-то он прав. Действуют на ходунов светошумовые гранаты слишком короткий период времени, зато, после отходника, они становятся очень уж подвижными, словно вместе с шумом и яркой вспышкой света накачиваются адреналином по самую макушку. А теперь представьте целую толпу монстров, шустрых, как электравеник! Я неуверен, что мы успели бы от них отбиться.



Поводырь.



Гончие как будто решили поиграть в кошки-мышки с нами. Они неожиданно появлялись из темноты, призрачной молнией проносились мимо и исчезали в вязком мраке помещения заброшенного ликероводочного завода. Наши лихорадочно бегающие по углам лучи фонариков просто не успевали за ними.

Пока что, по какой-то непонятной причине гончие не нападали, словно им была кем-то невидимым поставлена другая цель. Но какая другая цель? Этого, как мне казалось, даже всезнающая бабушка не ведала, так же, как дядя Прохор, и от нависшей над нами смертельной опасности, мне становилось еще страшней. Я просто не верил, что таких молниеносных монстров можно уничтожить. И только теперь мне стало ясно - у наших родителей, без оружия, без посторонней помощи, не было ни одного шанса против гончих, когда те напали на даче, а то, что именно они превратили отца и маму в монстров, в этом я уже не сомневался.

На улице, где-то не так уж далеко раздались оглушительные раскаты грома, а затем по железной кровле крыши бешено застучали капли дождя. В некоторых местах они нашли лазейку и через щели тоненькими струйками полились вниз, образуя на полу небольшие лужицы. Там, снаружи начался сильный ливень, который заставил меня еще больше чувствовать себя здесь не в своей тарелке.

Пару раз с правой стороны оглушительно прогрохотал 'Хаудах'. Это дядя Прохор старался зацепить хоть одну из гончих, но промахнулся, при этом выругался, не стесняясь в выражениях. Потом прозвучал стальной щелчок открывшегося затвора и пустой звук падающих на землю отстрелянных гильз. Дядя быстро перезарядил оружие и стал ждать подходящего момента, чтобы подстрелить хоть одну гончую, но подходящий момент не торопился подворачиваться, и это его сильно раздражало и в тоже время беспокоило, как будто что-то пошло не так.

Слева звонко щелкнула тетива. Арбалетная стрела, пущенная бабушкой, попала в бок одной гончий. Тварь, получив мощный толчок, повалилась на бок. Она хотела быстро встать на лапу, но дядя Прохор ей этого не позволил сделать. Оглушительно прозвучал дуплет и гончая с развороченной башкой, так и осталась лежать на земле.

Вторая тварь словно дожидалась этого момента; арбалет разряжен, 'Хаудах', только что выкинул отстрелянные гильзы. Как небыли ловки дядя Прохор и бабушка, но они не успели перезарядить свое оружие, когда гончая выпрыгнула из непроницаемого мрака. Я с Робертом даже не смог среагировать на ее действия, так все быстро и неожиданно произошло. Она черной молнией пронеслась в прыжке по воздуху, сбила бабушку с ног и встала передними мощными лапами ей на грудь. Гончая открыла пасть с острыми огромными зубами, утробно зарычала, роняя грозди тягучей слюны. Я даже с расстояния почувствовал, как от нее тянет абсолютным злом, ледяным ужасом, готовым сковать льдом мою душу.

Отпрыгнув в сторону и от испуга закричав, я начал стрелять в гончую из нагана, до тех пор, пока не послышались сухие щелчки. Патроны кончились! Половина выстрелов ушло в 'молоко', другая половина с противным чмоканьем вошли в тело твари. Из ран потекла густая кровь. Гончая быстро лизнула их склизким языком, мельком глянув в мою сторону, но и этого оказалось достаточно, чтобы холодом страха пронизать мою душу. Темная тварь недовольно рыкнула, переключив свое внимание на бабушку. Гончая не трогала ее, просто придавливала к земле своим весом, как будто ждала сигнала хозяина, который должен вот-вот появиться.

Тем временем дядя Прохор успел перезарядить 'Хаудах'. Он навел стволы в сторону гончий, но выстрелить не успел.

- Здравствуй, Прохор! - раздался незнакомый женский голос из темноты, потом оттуда послышались тихие шаги.

Мы замерли в ожидании. Наконец в кругах света от наших фонариков появился... наш друг Витька!

Мы вообще перестали понимать, что-либо! Откуда здесь взялся Витька? Ведь он вместе с родителями куда-то уехал! И почему наш друг так по-простому обращается к нашему дяде, словно знает того очень давно, да еще незнакомым женским голосом? А то, что именно он говорил, и так было ясно, ведь кроме Витьки из окружающего нас мрака больше никто не появился. Еще кое-что было в нем странным, то, что я сразу не мог понять. Ах, да, у него на правом поврежденном глазе не было повязки и шрамов после операции на веках не наблюдалось, кроме того его взгляд мне показался чужим, каким-то холодным, полным злобы.

И тут я обратил внимание на его безымянный палец на правой руке. Там было одето золотое колечко, которое было найдено, а затем утеряно на заброшенном кладбище. Оно переливалось фиолетовым цветом. Откуда оно у Витьки? Неужели он осмелился в одиночку пойти на кладбище, залезть в соседний склеп и докопаться до золотого украшения? Я случайно встретился с ним взглядом и содрогнулся от ужаса. Его глаза! Они были без зрачков, только одна чернота сравнимая с глубоким омутом, который хочет поглотить тебя.

- Прохор, ты не рад слышать мой голос? - сказал Витька, если это был он, потому что я уже ни в чем не был уверен.

- Что тебе нужно? - спросил наш дядя.

- А разве ты не догадываешься? - криво усмехнулся тот, кто раньше был нашим другом.

Дядя Прохор не удостоил его ответом. Он, молча, стоял на месте, крепко сжимая рукой рукоять дробовика, так крепко, что на его костяшках кулака показались белые пятна.

- Отдай ключ, и мы разойдемся с миром, - предложил женский голос.

- Всего-то на всего? - криво ухмыльнулся наш дядя, сверля колючим взглядом появившегося перед нами пацана.

- Всего на всего, - подтвердил женский голос, - мне большего от тебя не надо.

- Ты знаешь,... миром у нас разойтись не получится, - с нажимом произнес дядя Прохор. - Как там тебя - Морула, Беднея или Горемысла?

Услышав эти имена, я невольно вздрогнул. Про них недавно наш дядя упоминал в рассказанной легенде. Но все услышанное я считал обычной сказкой! Интересной, слегка жутковатой, но все же сказкой! А теперь выясняется, что все рассказанное является правдой, все до единого слова!

- Кто-то из вас приложил руку к гибели моих родных прямо на глазах вот этих мальчиков, - дядя мотнул головой в нашу сторону, при этом ни на секунду не отрывая взгляда от пришедшего пацана. - И после этого ты хочешь разойтись миром? Нет, сучье отродье, лучше я отстрелю тебе башку.

Он вытянул руку с дробовиком в направлении Витьки.

- Если ты это сделаешь, то уже никто не сможет удержать гончую, а она только ждет момента, чтобы перегрызть горло старухе.

В подтверждении ее слов, тварь, издав короткий рык, чуть-чуть приблизила свою зубастую пасть к горлу бабушки.

Создавшаяся ситуация весьма беспокоила меня, потому что я не видел выхода из нее, но еще больше напрягало другое - даже под прицелом женский голос не выражал испуга, наоборот, он звучал насмешливо с оттенком беспечности:

- При этом мне ты не навредишь, только уничтожишь плоть мальчишки, но это лишь сосуд, временно вместивший мое сознание. Сама же я далеко отсюда, очень далеко, там, где тебе меня не достать.

- Мы еще посмотрим, сумею я тебя достать или нет! - угрожающе прорычал дядя Прохор.

- Ха-ха-ха! Я просто трясусь от страха! - засмеялся женский голос. - Любите вы, хранители, тешить себя надеждами! А еще больше вам нравиться быть затворниками, и других делать такими. Это же так просто - закрыться в крохотной скорлупке, коим является данный мирок, и никого туда не пускать. На большее вы не способны!

Мне стало казаться, что незнакомый женский голос намеренно злит нашего дядю, для того, чтобы тот потерял над собой контроль. Но что он хочет этим добиться? Неужели, просто тянет время, или затеял, что-то другое, о чем мы не догадываемся?

- Ну, так что, Прохор, отдашь ты ключ по доброй воле? - задал вопрос женский голос. - Подумай над моим предложением, только не долго. Ты же знаешь, я не из тех, кто обладает большим терпением.

Наш дядя молчал, играя от злости желваками, при этом было видно, что он колеблется в своем решении. Ну, да, здесь даже нам, пацанам было понятно - отдавать амулет нельзя, но бабушка... никто из нас не сомневался - женский голос без сомнений выполнит свою угрозу.

- Прохор, ты не скучаешь? - спросил женский голос. - Тебе не хочется попасть обратно туда?

Эти вопросы только прибавили неясности, которой нам и так хватало. Но похоже наш дядя был в курсе этих непонятных дел. Его глаза превратились в маленькие щелочки, из которых были готовы посыпаться искры необъяснимой ярости. Но почему он злится? Вот что непонятно.

- Да брось! - удивлено воскликнул женский голос. - Да ладно! Ты что, им ничего не рассказал?

Дядя Прохор, место ответа полез левой рукой за пазуху, достал оттуда амулет, искусно вырезанный из цельного куска изумруда и сделанный по образу Буса, который на крыльях Птицы Славы возносится в Ирийские Сады.

- Не дури, Прохор! - выкрикнула бабушка. - Не отдавай Моруле ключ!

- Не слушай старуху! - старался перекричать ее женский голос. - Ты знаешь, что делаешь правильный выбор!

- Не верь ей, Прохор! - начала бабушка взывать к нашему дяде. - Этой лживой твари! Как только ты отдашь амулет, она уничтожит нас! Всех до единого, поверь мне, никого не оставит в живых!

- Нет, Настя, хватит на сегодня смертей, - спокойно ответил дядя Прохор, как будту уже все для себя решил. Он рванул за амулет, цепочка лопнула, оставив образ Буса в его зажатом кулаке.

Резкий взмах рукой. Амулет улетел верх, куда-то в темноту, заставляя практически всех, даже злобную гончую, последовать за ним взглядом.

- Не-е-ет! - обречено протяжно воскликнула бабушка.

- Да-а-а! - вторил ей радостный женский голос, протягивая руки вверх, в темноту, для того, чтобы поймать амулет.

И тут оглушительно прогрохотал дуплет дробовика, выплевывая клубы кислого порохового дыма, которого и так здесь хватало. Дядя Прохор не промахнулся. Гончую с развороченной башкой просто смело с бабушки.

Одновременно с 'Хаудах' зачастил наган. Роберт хладнокровно, как на стрельбище, держа пистолет двумя руками, выпустил весь барабан в сторону Витьки. Четыре кусочка раскаленного свинца вонзились в его грудь, заставив нашего друга отшатнуться, при этом сделать пару шагов назад, и только последние две пули попали ему в голову; первая вошла точно в переносицу, а вторая выбила злосчастный правый глаз, который с таким трудом спасли врачи в больнице. Витькина голова резко запрокинулась, и он, молча, тряпичной куклой повалился наземь, а рядом с его правой рукой, словно надсмехаясь, коротко звякнув, упал амулет.

Мы на мгновение замерли, прислушались. Просто нам не верилось, что вот так все закончилось и ждали очередной пакости от темных тварей, которые прячутся где-то в темноте. Но нет, кроме порывов ветра на улице, монотонного стука дождя по крыше и редких раскатов грома, напоминающих пушечную канонаду, другого постороннего шума мы не услышали.

Первым 'оттаял' дядя Прохор. Он, опустив вниз спарку стволов 'Хаудах', медленно подошел к Витьке.

- Я же сказал - хватит на сегодня смертей, - произнес наш дядя, поднимая с земли амулет и засовывая его в карман куртки. - Для нас хватит, но не для тебя... смердящая падаль!

С этими словами он вытащил из ножен свой здоровый тесак, замахнулся и рубанул по золотому кольцу, которое находилось на безымянном пальце правой руки нашего друга. У дяди рука была набита, как у мясника. Одним точным ударом он рассек пополам кольцо, и у того сразу прекратилось фиолетовое мерцание.

Я отвернулся в сторону, стараясь унять спазмы тошноты, да и Роберту, невзирая на напущенное хладнокровие, было так же не по себе.

Все закончилось, мы вышли победителями в этой схватке. Но Витька! Он был нашим другом, товарищем по уличным играм, да вообще хорошим пацаном, и не важно, что в него вселилось что-то чуждое, враждебное, желающее нашей смерти. Только поэтому нам искренне было жаль Витьку. Пусть он попадет в лучший мир, если тот там за чертой существует. Но кое-что немного успокаивало мою потревоженную совесть. Я не знаю, показалось мне или это было на самом деле, но прежде чем Витька замертво повалился на землю, в его взгляде единственного целого глаза, на короткое мгновение появилось неописуемое облегчение, как будто он почувствовал себя свободным, когда бесследно исчезло то, что управляло им помимо его воли.

Я отвернулся в сторону, ощущая, как по щекам текут горькие на вкус слезы.

Слишком много смертей мне пришлось увидеть за последние сутки; наши родители, незнакомые люди, ставшие монстрами, наш друг Витька. И для чего все это? Сейчас же не война, когда ты точно знаешь - вот он твой враг, коварно напавший на твою родину и готовый захватить ее, невзирая на сопутствующие потери, вот он, прямо перед тобой. Тогда ты берешь оружие и без излишних сомнений уничтожаешь противника, потому что знаешь; победа достанется только одному - тебе или врагу. А сейчас, кто враг? Витька? Мои родители? Или те незнакомые люди, не по собственной воле превратившиеся в кровожадных чудовищ? Нет, сейчас не видно явного врага и поэтому мне становилось еще страшней.

Да, я искренне жалел всех их, кого на моих глазах забрала смерть с собой. Они же не виноваты, что так случилось.

Тем временем, дядя Прохор подошел к бабушке, помог ей подняться.

- Ты, батенька, остолоп редкостный, - выругалась она, когда поднималась на ноги. - А если эта сука не повелась бы на твою уловку?

- Так повелась же, - ухмыльнулся наш дядя, он хотел еще что-то добавить, но увидев меня с Робертом, не стлал.

К нам подошла бабушка.

- Пошли, мальчики в машину, там нас дождитесь, - сказала она, обнимая нас за плечи, и повела прочь с этого проклятого места.

А на улице дождь так и лил. Его холодные капли обрушились на наши головы, как поток водопада, они намочили куртки и попали за воротник. Медленно шагая по жидкой грязи, изрядно сдобренной водой, я подставлял лицо ливню, тем самым стараясь его непрерывными потоками смыть с себя всю мерзость, что прилипла ко мне за прошедшие сутки. Эти убийства, этот липкий страх, эти сожаления и сомнения в том, что все было сделано правильно.

Да, слишком много в последнее время навалилось на наши еще неокрепшие души и все это даром не прошло. Привычный мир безоблачного детства рухнул в одночасье, под натиском злого рока, он раскололся на мелкие кусочки, которые уже вместе не собрать и не склеить. И внутри у нас что-то перевернулось, но что именно, мы пока не знали, просто ощущали - что-то непонятное и очень важное безвозвратно ушло оттуда, оставив на душе тяжелый осадок. Наверное, тогда, впервые осознав настоящее зло, не родительское 'хорошо и плохо', а взрослое зло, проникающее в тебя, как миазмы на мысленном и духовном уровне, мы внутри безвозвратно изменились, как чистый ангел в одночасье став человеком.

А еще, у нас накопилось очень много вопросов к нашему дяде, на которые мы хотели получить исчерпывающие ответы.

Вскоре появились бабушка с дядей Прохором. Они сели в машину, и мы поехали домой. Я бросил прощальный взгляд на заброшенный ликероводочный завод, там из открытых ворот показались отблески костра, которые с каждым мгновением становились все ярче и ярче. Оттуда потянулись густые клубы дыма. Они старались подняться высь, но прибитые разразившимся ливнем, рассеивались.

Очередной погребальный костер. И сколько их еще будет на нашем веку? Об этом приходилось гадать, но то, что он не последний, в этом я был уверен на все сто процентов.



Глава восьмая.

Большой БУМ.



Перешагнув через трупы ходунов, мы начали медленно спускаться вниз по рифленым железным ступеням. В это время я периферийным зрением заметил какое-то движение на стене. И что это значит? Повернулся. Точно, следом за нами повернулась камера слежения, прикрепленная на подвижном кронштейне к стене. Вот черт, за нами кто-то невидимый мог следить прямо с начала проникновения на станцию! То, что провода электроснабжения были повреждены - ничего не значит, еще существуют аварийные аккумуляторы и солнечные батареи на крыше, все это вкупе может без лишней нагрузки открыть входную дверь, потом ее захлопнуть, а так же держать в рабочем состоянии все следящие камеры на станции и небольшое количество оборудования. И как мы про это сразу не додумались! Но кто за нами следит? На счет этого нужно поинтересоваться у нашей подружки.

- Луиза, ты уверена, что единственная, кто остался в живых? - повернувшись к Луизе, задал шепотом вопрос.

Все это мне казалось подозрительным. Может, здесь с нами решили немного поиграть в игру, правила которой мы не знаем? И сейчас для нас готовят смертельную ловушку? Но кто и зачем? Здесь и так смерть прячется за каждым углом. Но если допустить гипотетически, что здесь кто-то решил сорвать банк за покерным столом, тогда возникает вопрос - Луиза участвует в игре или на самом деле говорит правду? Черт, женщины! Они с легкостью могут обвести вокруг пальца любого мужчину и тот ничего не заметит. Так верить ей или нет? Я уже ни в чем не был уверен.

- Ты мне не веришь? - возмущено прошипела Луиза. Ее глаза так и сыпали искрами праведного гнева, готовые собой поджечь все вокруг.

- А что ты скажешь на это? - я мотнул головой в сторону камеры, которая продолжала медленно поворачиваться в нашу сторону.

Она проследила за моим кивком и искренне выругалась:

- Carajo!


Carajo - Вот дерьмо (исп.)


По ее интонации можно сказать - она была удивлена. А еще я заметил, когда Луиза сильно волнуется, тогда невольно в свой разговор вставляет испанские словечки.

- О чем воркуем, голубки? - поинтересовался Роберт. - Решили обсудить вечерний ужин при свечах... вот черт!

Брат тоже заметил работающую камеру слежения.

Все бойцы, вместе с командиром замерли на месте и насторожено посмотрели в нашу сторону.

- В чем дело? - с нажимом задал вопрос Игорь.

- Мы тоже хотим об этом знать, - ответил Роберт. - Луиза, объясни нам, что за хрень творится в 'Темном королевстве'?

- Я не знаю! - растеряно произнесла девушка, а увидев наши недоверчивые взгляды, поспешила добавить:

- Я честно не знаю!

- Кто-нибудь проверял помещение службы безопасности? - обратился Игорь к своим бойцам, вспомнив недавний разговор с Луизой.

Парни переглянулись, вспоминая, кто, где находился на наземном уровне.

- Командир, я со своей группой проверял тот сектор, - подал голос Лось. - Помещение службы безопасности было заблокировано. Из-за отсутствия времени, мы решили не вскрывать ее.

- Значит, никто не знает, был там кто-нибудь или нет, - сделал вывод Игорь, еле сдерживая себя. - Вы что, бойцы, пришли в песочницу пирожки лепить?

Мне казалось, он готов был стереть в порошок парней своим взглядом.

- Еще раз такое повторится - пристрелю не задумываясь, - предупредил командир. - Вы меня поняли?

- Да, командир, - хмуро ответили бойцы.

- И что, он это сделает? - поинтересовался я у Валерия.

- Нет, но из отряда выгонит, - ответил парень.

- Командир, что делать будем? - спросил Роберт.

- Будем придерживаться ранее оговоренному плану, - после небольшой заминки ответил Игорь.

Что ж, разумное решение. Глупо распылять и так маленький отряд на несколько направлений. В первую очередь надо задействовать тревоги нулевой степени, а уж потом, если останется время, выяснять, кто прячется в помещении службы безопасности. Кто бы там ни был, он не может оттуда помешать нам в реализации намеченного плана. Так пусть там просиживает штаны, если ему так хочется. К тому же, чтобы добраться до помещения службы безопасности, нужно вновь пройти третий нижний уровень с начала до конца, а там повсюду шастают кровожадные монстры, готовые набросится на тебя в любой момент. Нет, Игорь правильно решил, оставив отряд неделимым.

Мы пошли дальше. Луиза, немного промедлив, последовала за нами, хотя ей хотелось идти в другом направлении.

На лестничном марше на больше не повстречались ходуны, зато здесь кругом было море кровищи, обглоданные человеческие кости, стрелковое оружие, боеприпасы к ним. Стволы мы не трогали. Это хорошо когда сидишь на месте и отстреливаешься, тогда лишнее оружие не помешает, а вот когда нужно быть постоянно в движении, оно окажется только обузой и дополнительным грузом, который приведет к преждевременной усталости, что может привести к непредвиденным последствиям. Так что брали только боезапасы, как раз они-то никогда лишними не бывают.

Потом, в подтверждении слов Луизы, мы вышли к помещению контрольного наблюдения. Там дверь была гостеприимно распахнута.

Игорь жестом руки направил туда передовых бойцов. Парни, утвердительно мотнув головой, мол, поняли, вошли в помещение контрольного наблюдения. Мы, затаив дыхание, начали ждать от них сигнала.

- Чисто! - раздался голос одного из бойцов.

Можно входить. Я прислушался к своему чутью. Оно почему-то молчало. Неужели мы попросту рисковали жизнью? Ладно, скоро узнаем.

Мы вошли в помещение контрольного наблюдения, где совсем не было окон. Там находились какие-то измерительные приборы, мониторы, еще непонятное оборудование. Все это было отключено и варварски раскурочено, поэтому, проследить за обстановкой в отсеке Х, у нас не было возможности.

- Лось что-нибудь сделать можно? - спросил Игорь после того, как расставил своих людей возле двух дверей, у той, в которую мы вошли и у другой, с противоположной правой стороны, кстати, та тоже была гостеприимно открыта.

- Бесполезно, командир, здесь словно поработали кувалдой. Сам посмотри, этой рухляди место на свалке, - с досадой ответил Лось.

- Тогда, не теряем времени, идем дальше, - скомандовал Игорь.

Дальше. А дальше, стоило нам спуститься до следующего поворота лестницы, как мое внутреннее чувство начало пока тихо, но настойчиво трезвонить о грозящей опасности. Остальные почувствовали тоже самое, но останавливаться не стали, только немного сбавили ход.

Вход в отсек Х. Потом сам отсек Х. Он встретил нас огнями фонарей аварийного освещения, развешенными на овальных бетонных стенах не слишком широкого коридора, который опоясывал по кругу помещение, обнесенное пластиковыми стенами, где виднелись через определенный промежуток просторные стеклянные окна. Некоторые из них были разбиты.

Все как говорила Луиза.

А вот и открытая автоматическая входная дверь в объект, где находится 'Обитель Амона'. Она нас встретила темнотой, не позволяющей видеть, что там внутри творится и тишиной. Пугающей тишиной, которая нередко является предвестником последующих ураганных событий. И пустота. Ни ходунов, ни гончих, ни поводыря, как будто они бесследно исчезли со станции 'Скай шелтер'.

Что-то все выглядит просто... слишком просто. И это мне очень не нравилось.

Мы рассредоточились по помещению, напряжено наблюдая по сторонам. Все явно нервничали. Хотя перед нами находилась цель, ради которой мы проделали рискованный путь, никто из нас не торопился входить в темноту.

Игорь жестом руки дал команду.

В темной провал двери вошли два бойца, освещая себе путь тактическими фонариками. Остальные остались стоять на месте, дожидаясь от них сигнала. Стоило парням исчезнуть внутри объекта, как дверь с пневматическим выдохом закрылась за их спиной.

- Кто-нибудь откроет эту чертову дверь! - выкрикнул Игорь.

- Сейчас! - Луиза торопливо полезла в нагрудный карман, достала оттуда пластиковый ключ.

Девушка подбежала к двери. Они засунула в узкую щель тонкий ключ, но красная лампочка, говорящая, что замок закрыт, не собиралась меняться на зеленый цвет.

- Не получается! - в отчаянии выкрикнула Луиза. - Кто-то заблокировал доступ моей карточки!

Там, за стеной послышался цокот когтей, утробное рычание, а потом парни открыли огонь из автоматического оружия.

Игорь от бессилия заскрежетал зубами. Там гибнут его парни, а он не может им помочь. Командир решился на отчаянный поступок. Игорь подошел к ближайшему разбитому окну, намериваясь через него проникнуть в закрытый объект. Но не успел, из темноты выпрыгнула стремительная огромная черная тень.

Гончая!

Она приземлилась на лапы и приготовилась к прыжку, метясь клыками в горло командира.

Два выстрела из 'Ремингтона' слились в один. Мы с братом не промахнулись. Гончую от двойной порции свинца снесло в сторону. Она упала на бок, но в следующее мгновение быстро поднялась на лапы и исчезла за округлым поворотом стены.

Как раз в это время по всем помещения станции прозвучал тревожный сигнал, сопровождаемый спокойным механическим женским голосом:

- Внимание! Тревога нулевого уровня будет включена через три минуты!

Потом в закрытом объекте раздался взрыв гранаты, а после него визг боли и чье-то громкое злобное рычание, от которого у меня все волосы на теле встали дыбом.

Да, парням удалось сделать это! Но какой ценой!

Ладно, хватит размазывать сопли, пора выбираться из этого чертового места пока здесь все не взлетело на воздух.

Об этом же подумал командир.

- Все, убираемся отсюда! - приказал Игорь, направляясь к лестнице, ведущей на уровень выше.

Нас подгонять не надо, мы сами, своими ножками, потихонечку, топ-топ отсюда и постоянно глядя по сторонам.

Где же ты тварь клыкастая?

Гончая не появлялась, но чувствую, она где-то рядом ждет удобного момента, чтобы вцепиться в горло кому-нибудь из нас.

А кто еще там на объекте так страшно рычал? Такого мне раньше слышать не приходилось. Я переглянулся с братом. Роберт судорожно сглотнул, тем самым показав, что сильно взволновал. Значит, он тоже не знает, что это за монстр.

Ох, не нравится мне все это.

И как бы в свое напоминание, по закрытой двери изнутри нанесли мощный удар. Она выдержала, но на ней появилась выпуклая вмятина.

Вот черт! Да что еще за тварь хочет вырваться наружу?

Еще от двух ударов в двери появились очередные выпуклые вмятины.

Ладно, пусть себе молотит дурья башка, главное, чтобы монстр не догадался вылезти в разбитое окно, а мы тем временем, по крайней мерея я на это надеюсь, уже успеем выбраться со станции.

Боец, кажется, его Рексом кличут, немного приотстал. Он закрыл дверь на лестничный марш, достал гранату, выдернул чеку и осторожно вставил ее между ручкой и дверным полотном, чтобы прижать изогнутый спусковой рычаг. Простенький сюрприз, приготовленный для тварей.

Ф-1 вообще эффективная штуковина в замкнутых пространствах и помещениях. Например; в комнате, размерами до тридцати метров, все пространство находится в зоне поражения осколков, также осколки могут рикошетить от стен, потолка и пола, что опять же увеличивает шансы поражения противника, даже если он находится в укрытии. К тому же, фугасное действие гранаты в замкнутом пространстве многократно усиливается, вызывая контузию, баротравму, дезориентирует врага, что позволяет выиграть время для применения стрелкового или холодного оружия против противника.

Все это хорошо, когда тебе противостоит обычный человек, но только не сейчас. Так что поставленная ловушка, скорее всего не остановит шустрых тварей, зато мы будем знать, когда они начнут подбираться к нам с тыла.

На лестничном марше нас никто не встретил, показался выход на третий нижний уровень.

- Внимание, тревога нулевого уровня будет включена через одну минуту! - сообщил равнодушный женский голос.

Вот черт, прошло всего две минуты, а мне казалось - минула целая вечность!

Так, выход на третий нижний уровень. Перед нами уже знакомый широкий проход. Так и хочется стремглав помчаться к лифту, но нельзя поступать так опрометчиво. Из любого ответвления коридора могут на тебя напасть ходуны. И еще не надо забывать про зараженных шимпанзе. Кстати, сколько еще их осталось? По словам Луизы, клеток было с дюжину. Двоих шимпанзе нам удалось завалить, значит, если исходить из самого скверного предположения, потому что я не знаю, что произошло на втором уровне во время гибели парней, ушедших туда на разведку, этих шустрых тварей здесь шастает с десяток. Черт, черт и еще раз черт! Слишком много для нашего небольшого отряда, а еще нужно учитывать ходунов, двух гончих, поводыря и странную тварь, которая в любой момент может вырваться из объекта Х.

Когда мы немного отошли, Рекс возле этой двери установил еще одну ловушку из гранаты.

Валерий явно не торопился к лифту. Он вместе с остальными парнями, медленно переставляя ноги, словно шел по канату, растянутому над пропастью, передвигался в ту сторону, при этом постоянно рыская стволом автомата из стороны в сторону.

- Внимание, тревога нулевого уровня включена! - сообщил нам сухой женский голос. - У вас пятнадцать минут, чтобы покинуть здание объекта!

Все обратный отсчет пошел, теперь главное вовремя успеть покинуть станцию 'Скай шелтер'.

Мы прошли комнату отдыха, где обнаружили Луизу. И по-прежнему вокруг все тихо. Нет, не все. Наверху появились подозрительные звуки, словно кто-то тихо выбивал барабанную дробь по жестянке.

Первым остановил Рекс, он сейчас шел впереди. Следом за ним мы, постоянно глазея по сторонам.

Барабанная дробь по жестянке прекратилась, потом зазвучала заново. Откуда эти звуки? Со второго нижнего уровня, где располагался зверинец? Не похоже. Тогда откуда?

Позади нас прозвучал взрыв, сопровождаемый визгом боли и злобным рычанием. Сработала первая ловушка, установленная Рексом. И она, как будто, послужила сигналом для атаки.

В одном месте на потолке послышался скрежет когтей о металл, затем треск ломаемой решетки канала воздуховода. Она с грохотом упала на пол, отскочила в сторону, чуть не задев по ногам Рекса, и в открытом квадратном проеме появилась оскаленная морда шимпанзе.

И все завертелось.

Уже не скрываясь, твари яростно заработали когтями, шустро пробираясь по каналу воздуховода. Прямо над нашей головой упала еще одна решетка, и в коридор посыпался град жаждущих крови шимпанзе.

Луиза, визжа от страха, открыла огонь из DSA-580SW, Валерий тоже стрелял, но пули, попадая в тело монстров, только валили их на пол, но ощутимого вреда е наносили. Черт, в такой суматохе никто не озаботился стрелять прицельно в голову.

Роберт прикрыл Лося зарядом из 'Ремингтона'. Я схватил Луизу и отбежал в сторону, Григорий последовал за нами, отстреливаясь из пистолета.

Нам повезло, чертовски повезло, во время неожиданной атаки, когда мы были ошеломлены ей, никто из нас не пострадал. Надо отдать должное Игорю. Командир быстро пришел в себя и сумел перегруппировать нас. Мы отражали одну атаку за другой, постоянно пятясь к лифту. Монстры, рыча и повизгивая, перепрыгивали через парочку поверженных существ. Они старались добраться до нас.

Позади, раздался еще один взрыв. Сработала вторая ловушка, значит, вскоре к шимпанзе подойдет подкрепление. Это не хорошее, очень нехорошо!

Краем глаз я заметил, как одна дверь из лабораторной комнаты отъехала в сторону, и оттуда появился мужчина. Он в правой руке держал 'Vector', а в левой металлический кейс.

- Тонни? - удивлено воскликнул Луиза. Оказывается, она тоже заметила мужчину. - Тонни Паттерсон, Puta madre!


Puta madre - Твою мать (исп.)


Вот оказывается, кто выкачивал кровь из ходунов! Вот сукин сын! Нужно не допустить, чтобы он вынес образцы крови на поверхность!

Напарник Луизы посмотрел в нашу сторону, потом выпустил короткую очередь из 'Vector' и бросился к лифту.


Vector SMG - пистолет-пулемет производства США. Стоит на вооружении силовых структур.


Вытащив пистолет, я выстрелил пару раз в ответ, но промазал, потому что Луиза ударила мне по руке. Тонни благополучно загрузился в кабину лифта и без промедления начал подниматься на верхний уровень. Ушел, сука!

- Какого дьявола? - я зло посмотрел на девушку, при этом спрятав за пояс штанов пистолет.

- Пойми, он нужен нам живым, - ответила она. - Мне кажется, что эта Cabrón затеяла свою игру.


Cabrón - Сволочь, скотина (исп.)


- Черт возьми, Луиза, мы все равно ничего не узнаем, потому что, ему удалось улизнуть, - ответил я, быстро перезаряжая дробовик.

Наш спор прекратил Игорь.

- Бегом к лифту! - выкрикнул командир, медленно отступая назад. - Все слышали? К лифту!

Точно, быстрей к лифту. К этому времени показалась одна гончая, а за ней следом монстр размерами с взрослую гориллу. Центнер крепких мышц, куча острых когтей и клыков и ни капельки мозгов в узком лбу, сильно нависающем над маленькими поросячьими глазами.

Жнец! Вот оказывается, кто долбил в дверь на объекте Х!

Я его никогда раньше не видел, да и Роберт тоже, но этого злобного монстра нам подробно описал дядя Прохор в свое время.

Нет, точно нужно быстрей убираться отсюда! Если Жнец вылупился из артефакта, то еще неизвестно, какие твари в скором времени могут появиться оттуда!

Мы повернулись и бросились в указанном направлении. Кто-то отстреливался позади, пытаясь немного придержать огромное чудовище, кто - я этого не видел, все мое внимание было сосредоточено на коридор, на его ответвления. Как раз из одного поворота вывалился ходун. Я, не останавливаясь, выстрелил из 'Ремингтона'. Того снесло обратно в проход.

По верху, как в джунглях по лианам, хватаясь лапами за решетки воздуховода и целые светильники, летела к нам одна из шимпанзе. За ней еще одна.

Я выстрелил навскидку. Самая первая тварь с раздробленной черепушкой свалилась вниз, зато вторая успела проскочить дальше. Она, держась когтистыми задними лапами за решетку воздуховода, попыталась схватить за волосы Луизу.

Девушка, вовремя пригнувшись, когтистая лапа твари пролетела меньше чем в двух сантиметрах от головы, сделала короткую очередь из автомата. Пули попали шимпанзе в грудь. С грохотом она упала с потолка, густая кровь начала сочиться из ран, но, не обращая на них внимания, та стала тяжело подниматься на лапы. Луиза выпустила остатки рожка ее сторону. Пару пуль попали в голову шимпанзе, остальные вошли в тело, но и этого оказалось достаточно для вечного усмирения монстра.

К нам успел подтянуться Роберт.

- Быстрей за мной! - выкрикнул я, наблюдая, как Рекс выпустил весь рожок в Жнеца. Лохматое чудовище, прикрыв голову огромными лапами, перло вперед, как танк. Вот оно добралось, до парня, в это время он лихорадочно перезаряжал автомат, махнуло ладонью более похожею на лопату и того, как ветром сдуло в сторону на радость гончей, которая пыталась вгрызться в горло бойца. Рекс подставил левый локоть, на нем сомкнулись страшные клыки, даже издали был слышан хруст костей. Все еще находясь в сознании, с искривленным от боли лицом, боец, достал десантный нож и вогнал его в глазницу твари по самую ручку. А потом на него накинулись две шимпанзе.

Что дальше было, я не видел, потому что трусцой побежал в направлении лифта. Луиза от меня не отставала. Она уже успела перезарядить автомат и теперь им лихорадочно водила из стороны в сторону.

Вот пассажирский лифт. Я жму на кнопку вызова. Ничего не происходит. Проделываю ту же операцию с грузовым лифтом - результат аналогичный.

- Hijo de la chingada! - выругалась Луиза. - Тонни заблокировал все пульты!


Hijo de la chingada - Сукин сын (исп.)


Возле нас уже остальные спутники, кто остался в живых.

- Лифты сломаны, поднимаемся по лестнице! - предлагаю я.

Все дружно согласились, потому, что другого выхода не было. К тому же, вход на лестницу находится недалеко от лифта.

- Внимание, у вас осталось десять минут, чтобы покинуть здание объекта! - сообщил равнодушный женский голос.

Десять минут, мать твою, а мы все топчемся на месте! Так недолго поджарить свою задницу вместе с чертовыми тварями, а этого мне ох как не хочется, да и остальные такого же мнения.

Лестница, ведущая на следующий этаж. Пока все пусто, это впереди, зато позади, поджимают твари. Григорий с Лосем палят практически, не переставая, когда они перезаряжаются, их прикрывают Игорь с Валерием, а я с Робертом и Луизой, продолжаем подниматься по железным ступеням.

Так, а на следующем верхнем уровне находится санитарный отдел, где в клетках сидели шимпанзе. Ага, будем надеяться, что все они остались у нас за спиной, и больше никаких неожиданных сюрпризов там нам никто не устроил.

Последний пролет. Затаив дыхание, подходим к открытой двери, ведущей в санитарный отдел, и ждем, что оттуда выскочит нам на встречу какая-нибудь злобная тварь. Никто не выскакивает. Переводим дыхание. Кстати, лестница ведет выше, так что у нас есть шанс благополучно добраться до наземного уровня, а там недалеко выход наружу.

Такой расклад обнадеживает.

Скачем по ступенькам дальше, а позади уже слышны тяжелые шаги Жнеца и его холодящий душу рык. Не хочу, но смотрю вниз. Так и есть. Одним пролетом ниже наблюдаю неповоротливого монстра, а за его спиной маячит кто-то в белом халате, в окружении трех шимпанзе и одной гончей.

- Кто это? - спрашиваю у Луизы.

- Кевин Смит, - отвечает девушка, глянув вниз.

Понятно. Вот и поводырь обозначился. А я уж надеялся, что его замочили парни на объекте Х.

Пальнул пару раз из 'Ремингтона', стараясь попасть в Кевина Смита, промазал. Эта сволочь спряталась за спиной Жнеца, как будто предчувствовала мои дальнейшие действия, зато озлоблено рыкнул монстр, получив в грудь хорошую порцию дроби.

Вот черт, сейчас мне бы шестизарядный 'MGL-MK1', а лучше старый добрый 'РПГ- 7', если тот запросто сбивает вертушки, то от Жнеца остались бы одни окровавленные ошметки, но к сожалению нет у нас ни того ни другого переносного гранатомета! Очень жаль.


'MGL-MK1' - ручной гранатомет револьверного типа производства ЮАР.


Лестница привела нас на первый нижний уровень, где расположены складские помещения. Здесь дверь была наглухо закрыта. Мы даже не пытались ее открыть, пролетели мимо.

Еще два пролета и вот, наземный уровень. А позади многоголосые злобные вопли, которые постепенно приближались к нам.

- Бегом, бегом! - подгоняет нас Игорь.

А нас подгонять не надо, мы сами несемся, что есть сил по уже знакомому пути. Минули кабинет Джона Паркера, который так и остался открытым, пробежали мимо множества жилых комнат. Выход уже находился в поле видимости. Входные ворота открыты, в них исчезает Тонни и за ним начинает опускаться тяжелая железная преграда, которую можно взломать только из пушки прямой наводкой или с помощью изрядного количества гексогена.

Не прекращая бежать, достаю из-за пояса пистолет, начинаю стрелять. То же самое делает Роберт с Луизой. Бесполезно, Тонни уже успел скрыться, и ни одна пуля не попала в него, все они рикошетом ушли в сторону, наткнувшись на непреодолимую преграду, которая намертво закрыла спасительный выход наружу.

- Ушел, сука! - выкрикивает мой брат.

Последний бросок. Вот черт, чувствую, как сердце готово выпрыгнуть из груди. Ну, да, мы же не делаем ежедневные марш броски и не участвуем в марафонских забегах, а сегодня только и делаем, что носимся, как в жопу ужаленные с одного уровня на другой, так что нет ничего удивительного, в том, что у меня с братом дыхалка сдохла.

Перелазаем через турникет, Луиза подходит к замку двери, сует в щель пластиковый ключ.

Нам кажется, что все это она проделывает слишком медленно.

- Ну? - от нетерпения вырывается у меня.

- Caramba! - с досадой воскликнула Луиза. - Он и здесь успел заблокировать замок!


Caramba - Черт возьми (исп.)


- Командир? - выкрикнул Роберт с надеждой, что-то сможет что-то с этим сделать.

- Я вам, что Дэвид Копперфильд? - зло выплюнул Игорь. - У меня нет с собой дешифратора!

- Что делать будем? - спрашиваю я.

- А мне почем знать! - огрызнулся командир.

- Парни, я знаю, как выбраться отсюда! - вставила свое веское слово Лиза.

Мы с надеждой посмотрели на нее.

- В конце санитарного отдела находится грузовой лифт, - сообщила девушка. - На нем местные яйцеголовые доставляли животных в клетках прямо из погрузочного шлюза, который ведет на поверхность. Если мы туда доберемся, у нас появится шанс перехватить Тонни на главном входе.

- Там дверь не заблокирована? - задаю вопрос, потому что не хочу оказаться в западне и поджарить свою задницу.

- Внимание, у вас осталось пять минут, чтобы покинуть здание объекта! - без эмоций сообщил женский голос, подтверждая мои опасения.

- Нет, этот электронный ключ подходит и к той двери, - ответила мне Луиза, показывая нам пластиковую карточку.

- Это радует, - без большого энтузиазма произнес Роберт, глядя, как по центральному коридору в нашу сторону мчится свора голодных разношерстных тварей, а за ними следует поводырь. Так что короткий путь до лестницы был нам отрезан.

- За мной, я покажу дорогу! - выкрикнула Луиза, перепрыгивая через турникет.

Мы за ней. А куда нам деваться? Верно, некуда, придется довериться нашей новой подружке.

Луиза свернула налево, где находился второстепенный коридор, он был уже главного и несколько раз делал повороты. Я с Робертом следом за ней, остальные немного приотстали, прикрывая наш отход.

Позади, приближался холодящий душу рев Жнеца, который подхватывали шимпанзе, а им подвывали голодные до жути ходуны.

Еще один поворот и мы чуть ли нос к носу столкнулись с небольшой толпой тварей. Они, завидев желанную добычу, поковыляли в нашу сторону.

- Сюда! - Луиза вбежала в открытую дверь просторного помещения, где было несколько объемных стеклянных окон.

Столовая с десятью комплектами столов, стульев, перегородка высотой до груди для выдачи комплексных обедов, за ней находился пищевой блок, огромная холодильная камера, где можно хранить целые бараньи туши в подвешенном виде на крюках. Кухня с разделочным столом и газовой плитой, к которой были подсоединены пара баллонов с пропаном, а рядом с ними стояли еще два запасных баллона.

- Вам не кажется, что мы угодили в ловушку? - практически шепотом спросил Роберт, когда все собрались в столовой.

- Может, пронесет? - предложила Луиза самый оптимистический для нас исход.

Не вышло. К входной двери столовой начали подтягиваться все твари. Они пока не пытались проникнуть в внутрь, но мы прекрасно знали, что это только вопрос времени. Приблизились тяжелые шаги Жнеца. Ну да, к ним подоспела кавалерия, значит вскоре можно ждать атаки.

Игорь замер в позе раздумий. Потом он сорвался с места, подскочил к газовой плите и начал поворачивать рукоятки конфорок. Помещение стало постепенно наполняться газом пропана. Потом командир быстро переместился к двери холодильника и открыл ее.

- Ну что встали, бегом! - Игорь указал кивком головы на проем, откуда вываливались белесые клубы холодного пара.

В это время от сокрушительного удара дверь слетела с петель и в столовую ворвалась воющая толпа голодных монстров.

Такой поворот событий послужил хорошим стимулом для энергичных действий. Так что мы сами не заметили, как оказались внутри холодильника.

Пропустив мимо себя последнего бойца, Игорь достал последнюю гранату, выдернул из нее чеку и бросил в сторону баллонов с пропаном, после этого плотно притворил железную дверь, сильно утолщенную из-за теплоизоляции.

Рвануло мать твою, так рвануло. Взрыв Ф-1 привел к детонации баллонов с пропаном, которые разорвало с секундной задержкой, и сразу заработала противопожарная система. Вода хлынула из распылителей, подвешенных к потолку.

С трудом открыв покореженную дверь, мы выбрались из холодильника и тут же промокли до нитки. Но на этом наш дискомфорт не закончился. Вода начала собираться в лужи, грозя промочить наши ноги и пожарная сигнализация. Она исходила воем, так что переговариваться было практически невозможно. Теперь при необходимости, мы не могли предупредить друг друга об опасности. А еще пахло хорошо прожаренной человечиной. От этого запаха мне стало дурно.

- Уходим, уходим! - надрывался Валерий, тщетно пытаясь перекричать завывание сирены.

Да, надо уходить, потому что часики тикают, унося с собой драгоценное время, которого и так осталось мало.

Столовая не была на себя похожа. Кругом разор. Кухни, как таковой уже не было: место газовой плиты и баллонов с пропаном черное выгоревшее пятно, разделочный стол на месте отсутствовал, наверно он превратился в щепу, обильно разбросанную по полу, перегородка, разделяющая пищевой блок со столовой, была выдернута с корнем с места и повалена на бок. Кругом осколки разбитой посуды. Оплавленные стулья и столы, и обугленные трупы монстров валялись по всей столовой.

Неожиданно вой пожарной сигнализации прекратился. И сразу наступила оглушающая тишина. Потом свет несколько раз моргнул, после чего окончательно потух. Только всполохи аварийного освещения продолжали работать в коридоре. Как и предсказывал покойный Шишига, 'сопли' всего лишь временная панацея, так и вышло. По всей видимости, противопожарная система окончательно перегрузила линию и не слишком надежные соединения высоковольтных кабелей, навешанные бойцом, все оплавились, в результате сделав КЗ.

Все сразу включили тактические фонарики.

- Командир, у тебя прямо талант делать курочки гриль с прожаренной корочкой, - приметил Роберт, освещая перед собой впереди пространство.

- Только не про еду, а то меня сейчас стошнит! - взмолилась Луиза. Она дышала ртом, который был прикрыт ладонью.

- Да, брось, здесь не все так плохо, - решил ее приободрить мой брат. - Вот если бы ты попробовала шаурму на наших рынках, где сплошная антисанитария и мясо строгано толи из котят, то ли из крыс...

- То сразу получила бы расстройство желудка в виде диареи, - продолжил за меня Роберт.

Невзирая на тошнотворный запах, у нас у всех было приподнятое настроение. Еще бы, нам одним махом удалось завалить кучу ходунов, но самое главное умертвить Жнеца, который лежал в стороне от нас, в лохмотьях слезшей его тела обгоревшей кожи.

- А я сам люблю готовить шаурму, - подал голос Лось, он шел самым последним. - Беру мясо или свинину или курятину нарезаю ее небольшими кусочками и выкладываю на сковородку с растительным маслом. Постоянно помешивая, поджариваю на достаточно сильном огне до хрустящей корочки, потом солю, перчу, добавляю специи...

- Ну, все, завелся наш кулинар, - хмыкнул Игорь, направляясь к дверному проему.

- ...Некоторые добавляют капусту, но я этого не делаю, не нравится мне шаурма с капустой. Беру маринованные огурцы, в основном корнишоны, нарезаю наискосок тоненькими кружочками, а свежие помидоры тонкими ломтиками...

- Любитель кухонных готовок? - интересуюсь у командира.

- ...Перетираю сыр на терке. Лучше брать твердый 'Российский', он больше подходит к шаурме. Затем раскладываю на столе тонкий лист лаваша, на него укладываю прожаренные кусочки мяса, а уж на них кругляши огурчиков, ломтики помидор, ну и конечно корейскую морковку.

- Есть немного, - отвечает Игорь, выглядывая в коридор. - Все чисто, выходим.

Я с Луизой последовал за командиром.

- ...Все это засыпаю хорошей порцией потертого сыра. Подгибаю боковые края лаваша и аккуратно сворачиваю его в рулет. Я не понимаю тех людей, которые используют для приготовления шаурмы микроволновку. Там она лишается своих неповторимых вкусовых качеств. Чтобы это не случилось, я кладу шаурму в разогретую сковороду с растительным маслом и обжариваю с обеих сторон до хрустящей корочки, - Лось неожиданно замолчал.

- Эй, Лось, ты забыл сказать про майонез и кетчуп! - напомнил Роберт, выбираясь следом за Валерием в коридор.

Но боец почему-то ему не ответил.

- Лось, ты слышишь меня? - опять позвал мой брат. - Лось, ты где?

В темноте раздался отчетливый хруст, словно кто-то сладко потягивался, а потом в нашу сторону полетела большая кукла, безвольно помахивая в воздухе конечностями, она с глухим ударом врезалась в стену и стекла бесформенной грудой на пол.

Не понимая, что происходит, каждый из нас осветил то место.

- Мать твою! - вырвалось у Роберта, а я ощутил, как тиски ледяного страха сковывают мою душу.

Это была не кукла! Перед нами лежал Лось с неестественно вывернутой шеей, стеклянным взглядом и струйками крови, медленно вытекающими из уголков рта.

Здесь пульс проверять не надо и так видно, что парень мертв.

Из покрытой мраком столовой послышались тяжелые шлепающие по лужам шаги и протяжный рык полный ярости.

Наши тактические фонарики мгновенно метнулись на звук. К проему двери медленно приближался огромный монстр, с которого слезали лохмотья обгоревшей кожи, тем самым обнажая мышцы, покрытые розовыми и белесыми прожилинами с налетом мелких капель сукровицы. Его один единственный глаз, второй вытек во время взрыва, горел всепоглощающей ненавистью. От него мы на мгновение впали в оцепенение, ощущая, как от страха все внутренности скрутились в тугой канат.

Мать твою, Жнец!

- Caramba! - воскликнула Луиза и начала стрелять из автомата. - Это Espantajo вообще убиваемо?


Caramba - Черт возьми (исп.)

Espantajo - чучело, извращенец или уродец.


- Убиваемо, если в руках держать РПГ, а еще лучше из ЗУшки покрошить эту тварь на окрошку с расстояния в полкилометра, - ответил ей Роберт, посылая заряд за зарядом из своего дробовика.


ЗУ-23 - советская 23 мм спаренная зенитная установка.


- Puta madre! - разочаровано вырвалось у Луизы.


Puta madre - Твою мать (исп.)


Не обращая на полученные раны, Жнец ревел почище любого бурого медведя, при этом, не останавливаясь, продолжал надвигаться на нас. К тому же, на поднятый шум начала стягиваться очередная волна монстров.

В нас полетел кусок столешницы, ударился об стену, осыпая щепой все вокруг, и мы дрогнули.

- Уходим! - скомандовал Игорь.

Луиза вырвалась вперед, перезаряжая на ходу автомат. Мы за ней. Теперь передвигаться было труднее, мигание аварийных лампочек не помогало обзору коридора, а только мешало. В промежутках между тусклыми красными вспышками, мы могли спокойно проморгать атаку. Нет, ходунов можно не опасаться, они пока медлительны и молниеносного рывка, сделать не могли. Другое дело гончая. Черт, одна такая бестия еще осталась в живых. Где же ты, сучье племя? И где поводырь?

Минули небольшой отросток коридора, повернули налево и оказались прямо возле двери, ведущей на лестницу.

Вниз! Быстрее вниз!

Пролет между уровнями минули на одном дыхании, а вот перед входом в санитарный отдел притормозили. Осторожность никогда не помешает. Выглянули в помещение зверинца. Там по бокам строем стояли клетки. Одна из них валялась на полу. Все двери у клеток были открыты или просто выломаны, самих шимпанзе нигде не видать.

Заходим.

Мать моя женщина! Здесь все выглядит, как на скотобойне. Кругом пятна крови, разорванная в клочья одежда, обглоданные человеческие кости. Запах в зверинце тоже был соответствующим. Пахло кровью, смертью и ужасом, готовым даже бывалого бойца свести с ума.

- Нам куда? - Игорь задал вопрос Луизе.

- Прямо по коридору, - ответила девушка. - Там дальше, справа находится грузовая платформа лифта.

- Ну что, последний рывок? - командир обвел нас всех взглядом.

Мы в знак согласия, молча, ему кивнули.

Быстрым шагом, на чуть согнутых ногах, пошли в указанном направлении. Тактические фонарики плясали перед нами, вырисовывая на окружающих нас предметах замысловатые рисунки. Пока тихо, никто не мешает, только немного нервирует отдаленный злобный рев Жнеца.

Добрались до поваленной клетки. Она собой перегородила весь проход. Первой через поваленную клетку боком проскользнула Луиза и исчезла с наших глаз.

- Ой! - то ли испуга, то ли боли раздался ее выкрик из-за преграды.

Мы поспешили за Луизой, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Так ловко, как у девушки у меня не получилось, но все, же вскоре я с Робертом оказался на другой стороне. И вовремя.

В нашу сторону приближалась гончая. Лежа на боку, дрожащими руками Луиза вскинула автомат. Она прицелилась прямо в точку между глаз и нажала курок. Выстрела не последовало. Гончая зарычала. Липкая слюна тягучей каплей свесилась из страшной зубастой пасти, более похожей на медвежий капкан. Луиза проверила предохранитель, поднимаясь на колени. Предохранитель снят. Отстегнула магазин, посмотрела, тот был полон. Тогда в чем проблема?

Гончая, увидев замешательство Луизы, сделала длинный прыжок. Девушка, скользнув на пузе по полу, проскочила под тварью. Она хотела подняться, но гончая оказалась проворней. Тварь придавила мощными лапами Луизу и начала щелкать зубами, стараясь вгрызться той в горло. Девушка, умудрившись перевернуться на спину, с трудом уворачиваясь от смертельных клыков, выставила перед собой автомат. Зубы гончей со скрежетом хватали вороненый ствол автомата, но до девушки добраться не могли.

Первым к ним подбежал Роберт. Он прикладом дробовика зарядил гончей в лоб. Раздался глухой удар. Оглушенная тварь, на время, забыв про свою жертву, замотала башкой. Воспользовавшись этим, Роберт, что есть силы, ударил каблуком берца в грудь гончей. Тварь слетела с Луизы, но быстро придя в себя, прыгнула в нашу сторону.

Мы навскидку выстрелили одновременно. Получив два заряда в грудь, гончую снесло в сторону. По всей видимости, ей изрядно досталось, тварь пыталась подняться на лапы, но постоянно заваливалась в бок. Чтобы прекратить ее безуспешные потуги, Роберт всадил гончей еще один заряд в башку. Только после этого тварь затихла.

- Что за черт, почему он не стрелял? - с помощью моей протянутой руки, Луиза поднялась на ноги.

- Патрон переклинило, - ответил ей Роберт.

Девушка с недоумением смотрела на прочный ствол DSA-580SW, где виднелись явные следы от зубов гончей, а в некоторых местах он был вообще помят.

- Выброси. Этот хлам уже ни на что не годится, - посоветовал я Луизе.

Она так и сделала, позаимствовав у меня пистолет, который я отдал, как от сердца оторвал. Но так надо, сейчас без оружия нельзя. К тому же, из-за нашей небольшой заминки, Жнец успел добраться до санитарного отдела. В начале коридора появился его устрашающий силуэт, освещаемый моргающими бликами аварийных ламп, которые искажали конуры монстра и тем самым делали его еще зловещей.

- Время! - напомнил всем Игорь, глядя на ручные часы. - В нашем распоряжении всего две минуты двадцать восемь секунд.

Напоминание о скором самоуничтожении станции подействовало на нас не хуже анаболических средств.

Теперь Луизу вперед не пускаем, хватит ей и одной встречи лицом к лицу с гончей, а то вдруг в следующий раз не успеем помочь. Девушку поместили в середке нашего маленького отряда, а в авангарде пошли Григорий с Валерием.

Вот черт! Мы со всех ног летим к лифту, а света нет! И как же мы интересно подниматься будем? Может, там лестница имеется? Если нет, то нам пришел писец пушистый!

- Луиза! - кричу. - Электричества нет!

- Что? - не поняла меня девушка.

- Лифт может не работать без электричества! - объясняю ей. - Что делать будем? Там аварийная лестница есть?

- Нет! - отвечает девушка.

- Мать твою! - с отчаянием вырывается у меня.

Есть, конечно, один выход - подняться по подъемным стальным канатам, которые находятся в шахте лифта. Но как вы это представляете? После пробежки - подъем? Мы что, в тренировочном лагере спецназа, где инструктор пинками подгоняет выдохшихся бойцов? Да если бы и там, все равно, даже инструктор не смог бы меня заставить подняться по тонкому канату наверх - подготовка, видите ли, не та. Выдохся я, сдулся, как лопнувший воздушный шарик.

И тут на потолке несколько раз мигнули лампы освещения, а потом зажглись ровным светом.

У меня сразу отлегло от сердца. Не знаю, что там, в генераторной случилось, может временно все отключилось из-за нехватки топлива в основном резервуаре и как только помпы подкачали новую порцию дизеля, все заработало вновь. А может, случилось что-то другое. Да какая разница, главное мы спасены!

Как и сказала Луиза, справа находилась платформа грузового лифта, она открыта, словно приглашает нас войти. Заходим. Валерий с Игорем закрывают решетку. Как раз в это время возле поваленной клетки появился Жнец. Он долго не думая пинает ногой, более похожей на бетонную колонну, по препятствию. Клетка проминается посередке, улетая от монстра вперед. Жнец не задерживается, продолжает надвигаться на нас.

Луиза жмет на кнопку подъема лифта. Мы с замиранием дыхания начинаем ждать. Вдруг ничего не получится? Тогда все, нам кирдык! Спалимся, нахер, вместе с этим чертовым гадюшником! Превратимся в горсточки пепла, и никто об этом не узнает!

Сработало! Дверь лифта плавно захлопнулась и грузовая платформа начала нас поднимать вверх. Мы с облегчением выдохнули.

Внизу раздались громкие удары по металлу, потом звон падающего железа. Верхняя часть грузовой платформы достигла закрытых дверей, ведущих на поверхность. Как раз в это время подъемные электродвигатели натужно загудели и замолкли. И сейчас, уже окончательно, потух свет. Грузовая платформа замерла на месте, раскачиваясь из стороны в сторону под скрип стальных канатов, по которым двигался лифт.

- Что за хрень! - вырвалось у Игоря.

Ему ответом послужил злобный рев Жнеца, медленно поднимающегося к нам. Оказывается вот что послужило остановкой платформы. Монстр, поднимаясь по стальным канатам, перегрузил электродвигатель, а это привело к окончательной перегрузки электросети.

- Эта сука никак не успокоится! - выругался Валерий, освещая тактическим фонариком верхнюю часть грузовой платформы.

Мы тоже посмотрели туда. До спасительной щели, где с трудом, только плашмя можно выбраться с грузовой платформы, было два метра. А еще нужно разъединить створки двери и сделать так, чтобы они не захлопывались.

- Чип, Дейл, хватит глазеть! - привел нас в чувство голос Игоря. - Выстраивайтесь в лесенку!

Парни подчинились приказу. Они сначала подняли предохранительную решетку вверх, потом Григорий уперся руками в закрытую дверь. Ему на плечи взобрался Валерий. Он поднатужился, схватившись за щель между створками двери, и начал их раздвигать. Те с трудом, но поддались. В образованную щель Валерий засунул свой автомат, как распорку, а потом, подтянувшись, ползком, извиваясь как уж, протиснулся в узкое отверстие.

- Следующий! - скомандовал Игорь.

Как истинные джентльмены, вперед себя мы пропустили Луизу. Потом вылез Роберт, следующим я.

Пока мы с братом помогали выбраться Валерию, Григорий нас прикрывал, девушка успела подбежать к широким воротам и стала возиться с электронным замком. Возле нее расположился Валерий с автоматом наготове. В случае нападения с внешней стороны, он был готов дать нам время подтянуться для отражения атаки.

'Только бы у нее все получилось! Только бы получилось!' - такие мысли, как молитва безостановочно крутились в моей голове.

Да наверняка у каждого из нас.

Вот тяжелые ворота медленно сдвинулись с места. Они стали подниматься вверх. Получилось! Мы спасены!

Но еще остался Игорь внизу.

- Держи! - я протянул руку вниз, готовый подхватить командира. Возле меня стоял на коленях Роберт. Он намеревался мне помочь извлечь Игоря из грузовой платформы.

Командир примерился, прыгнул. Наши руки сцепились запястье за запястье. Я поднатужился, стараясь подтянуть Игоря. Тяжелый черт! Чувствую, как все жилы на руке напряглись словно струна. С трудом, но все, же смог немного подтащить. Роберт рядом примеряется помочь, но места мало, ничего не получается. Еще рывок, от которого чуть не растянул плечевой сустав.

- Ну же, давай! - рычу сквозь зубы.

В это время пол платформы содрогнулся от мощного удара. Последовал еще удар в сопровождении треска. Вот черт, наверняка это Жнец добрался до грузовой платформы. Надо поторопиться.

Я дернул что было силы. В проеме показалась улыбающаяся голова Игоря, затем он выпустил мою руку и уперся локтями в пол, готовясь следующим движением выбраться наружу.

У меня получилось! Осталось только немного подтянуть командира, и мы снова все в сборе.

Только об этом подумал, как лицо Игоря исказилось в гримасе испуга, а потом он резко исчез, словно, кто-то снизу его дернул за ноги, кто-то, обладающий неимоверной силой. И этот кто-то вскоре показался в проеме. Жнец, мать твою!

- Внимание, у вас осталось десять секунд, чтобы покинуть здание объекта! - сообщил равнодушный женский голос.

Я даже не стал тратить заряд на чудовище, не до этого, просто развернулся и что есть мочи помчался к открытым воротам.

- Девять! - пошел обратный отсчет.

- Восемь!

Рядом со мной бежит Роберт и нам обоим кажется, что мы не успеваем. А тут еще позади, за спиной раздался яростный рев Жнеца, который каким-то образом сумел пролезть через узкую открытую щель. Неужели он расширил его своими лапами? Все можно предположить, когда не видишь, что творится за твоей спиной.

Увидав, как пища ускользает от него, Жнец придал себе несвойственное ему ускорение.

- Семь!

- Шесть!

- Пять!

Солнечный свет вливается в открытые ворота. На его фоне мелькнули фигуры Луизы и Валерия. Им уже удалось выбраться наружу.

- Четыре!

- Три!

Валерий повернулся в нашу сторону, направил ствол автомата.

'Что он делает, черт возьми? Неужели это все? Но почему? Зачем?' - пронеслось у меня в голове, при этом я ощущал, как холодком повеяло по моей спине в предчувствии обреченности.

На самом деле, мы не успевали выстрелить ему в ответ, и спрятаться было негде. Так что нам ничего не оставалось, как бежать навстречу смерти. Во всяком случае, лучше умереть от пули, чем быть растерзанным Жнецом.

А потом я увидел, как в замедленной съемке: ствол автомата дергается неестественно медленно, лязгает затвор, гильзы падают на бетонный пол с пустым звуком, пули летят в нашу сторону, рассекая воздух своей заточенной смертельной головкой.

Я ожидал удара, боли, потемнения в глазах, угасания рассудка и еще чего-то. Но ничего такого не произошло, все пули уши в сторону, зато за нами раздалось злобное подвывание Жнеца.

Он нас прикрывает!

- Два!

- Один!

- Быстрей, мать вашу! - выкрикнул Валерий, перезаряжая автомат.

- Внимание! Полная аннигиляция объекта задействована! - равнодушно сообщил механический женский голос.

Сначала позади нас послышался громкий гул, как в трубе, потом появились густые клубы всепоглощающего пламени, готовые в любой момент превратить нас в прожаренное барбекю. Мне казалось, солнце заглянуло на грузовую платформу, по которой мы мчались к воротам. Когда нам удалось выбраться наружу, сила взрыва потрясла всю исследовательскую станцию и не только ее, мы ощутили, как бетон под нашими ногами заходил ходуном.

Все с тварями покончено! В таком адском пламени никакой организм, пусть даже самый живучий, не может уцелеть. Но самое главное, нам из этой передряги удалось выбраться живыми.

Я повернулся и со злорадством наблюдал, за уничтожением исследовательского центра, совсем не обращая внимания на сотрясающуюся почву.

И тут мое внимание привлек факел пламени, медленно выбирающийся из самого пекла. Я не поверил своим глазам. Жнец! Все еще живой Жнец, с настойчивостью борзой собаки, до последнего жаждал добраться до своей дичи.

- Да что же это такое! - изумлено, воскликнул Валерий. - Когда ты сдохнешь, сучье семя!

Он от бедра выпустил весь рожек в сторону Жнеца.

Сбоку раздался звук приближающегося автомобиля, а потом довольный выкрик Луизы:

- Эй, muchachos! Вы со мной или решили составить компанию этому Espantajo? - девушка мотнула головой в сторону монстра, который практически выбрался из адского пламени. - А то, я не гордая, могу уехать одна, пока здесь все не провалилось к чертовой матери!


Muchachos - мальчики.

Espantajo - чучело, извращенец или уродец.


Значит вот куда исчезла наша боевая подруга. Пока мы глазели на дело наших рук, Луиза успела подсуетиться и сгонять за джипом, стоящим возле главного входа на базу. Кстати, а где Григорий? Ага, вот он, подгоняет еще один внедорожник. А я еще подумал - откуда могла Луиза знать, где находятся наши автомобили. Оказалось все просто - Григорий ей показал дорогу.

Мы быстро грузимся. Внедорожники срываются с места и уносят нас прочь от гибнущей станции 'Скай шелтер', протаранив железным бампером сетчатый забор.

Находясь на переднем пассажирском сиденье, я повернулся назад и стал наблюдать через заднее стекло.

Вот Жнец все же выбрался из пекла, весь обгоревший до самого мяса, он был похож на картинку из учебника анатомия. Ему удалось сделать несколько шагов, как бетонная площадка стала вспучиваться, а потом опадать, поглощая в бездонную бездну все вокруг: само здание станции 'Скай шелтер', Жнеца, пустую вертолетную площадку, добралось до ограды. Вскоре там осталась одна воронка огромных размеров, с рваными краями, более напоминающая кратер вулкана. Из нее густыми клубами валил черный дым.

Мы остановились между двумя барханами примерно в двухстах метрах от места, где раньше стояла станция 'Скай шелтер'.

Позади меня раздался тихий хлопок, потом послышалось бульканье и счастливый выдох моего брата.

- Держите, - Роберт передал нам прохладные баночки 'Швепса'. Оказывается, возле него находился автомобильный холодильник набитый разными напитками.

Мы схватили баночки и с наслаждением присосались к освежающей газировке.

- Нахер Гринпис, - с такими словами мой брат смял пустую жестянку и выкинул ее в открытое окно.

Услышав его, я с Луизой сначала прыснул в кулак, а потом мы все разом заржали, как табун лошадей.

Отходняк пошел.

- Эй, хватит ржать, лучше водичкой поделитесь! - крикнули из соседней машины, которая стояла справа от нас.

Мы все выбрались из автомобилей, расположились в теньке. Роберт достал компактный холодильник.

Раскаленный воздух обжигал нам кожу. Он практически сразу высушил нашу намоченную одежду под струями противопожарной системы, а потом пропитал потом. Желтые пески терялись в знойной дымке, а вдали, за бесконечной чередой разных по высоте барханов, замыкая горизонт, висела призрачная вуаль марева, искажая собой все предметы.

И вы думаете, я почувствовал дискомфорт от окружающей жары? Да черте с два! Я был всему этому рад, потому что сейчас сидел в тени в кругу надежных парней, пардон, и одной дамы, наслаждался прохладным напитком и окружающей тишиной, зная наперед, что мне ничего не угрожает.

А что еще нужно для счастья? Оказывается не так уж много.

- Сейчас бы холодного пивка, - мечтательно произнес Валерий.

- Извини, братишка, но в нашей туристической программе, посещение пивного бара не предусмотрено, - съязвил Роберт.

- А наша тур программа еще та выдалась, - поддержал я брата. - Местные достопримечательности - пожалуйста, посещение научных центров - добро пожаловать, сафари на экзотических монстров - без проблем, даже прожаренный барбекю в меню имеется.

- Все зубоскалите? - не злобно огрызнулся Григорий.

- А то, - ответил мой брат.

- Этот hijo de la chingada все же ускользнул от нас, - как-то отстранено сказала Луиза, смяла пустую банку и выбросила ее в песок. - К черту Гринпис.

Повторила она слова брата.


Hijo de la chingada - Сукин сын (исп.)


- Ты о ком? - поинтересовался Валерий.

- О Тонни, - ответила девушка, сделав небольшой глоток из банки. - Вертолета на площадке не было, значит, он на нем улетел.

- И где он сейчас? - спросил Григорий.

- Я бы на его месте залезла в какую-нибудь дыру и отсиделась там пока не пройдет шумиха, - ответила Луиза. - Но это я. Зная Тонни, как облупленного, могу сказать, что он слишком нетерпелив, чтобы сидеть на одном месте. Скорее всего, его путь лежит в Порт-Судан, во всяком случае, топлива в 'Robinson R44' достаточно, для того чтобы туда добраться. А оттуда Тонни... нет, в гражданский аэропорт он не пойдет, слишком рискованно, и груз нестандартный, могут возникнуть множество вопросов, на которые искренне отвечать ему не с руки.

- Тогда куда он подастся? - спросил Григорий.

- Тонни вообще в Штаты не направится, - задумчиво ответила Луиза. - Верно, ему туда ехать не с руки. Он может присоединиться к очередному отряду яростных борцов за воссоединение Южного Судана с Северным. И с ним пробиваться за пределы страны. У него же не только полевой командир Омара Минави был в приятелях, есть и другие. Хотя такой вариант я тоже исключаю. Слишком накладно находиться в таком отряде. Командир будет требовать оплату, а у Тонни в данный момент туго с наличностью. Конечно, у него имеется при себе кредитная карточка, но люди типа Омара Минави предпочитают оплату наличными.

- И какой из этого можно сделать вывод? - поинтересовался Валерий.

- Скорее всего, Тонни зафрахтует какое-нибудь небольшое судно, - ответила Луиза. - И направится в Путленд. Там у нас есть еще одна исследовательская база. Но наверняка можно узнать, только добравшись до цивилизации. Чтобы зафрахтовать судно, Тонни по любому воспользуется своей кредитной карточкой, а по ней я смогу определить его дальнейший маршрут.


Путленд - автономный район в восточной части Сомали. Он считается основным центром сомалийского пиратства.


- Типа хакнуть банковскую систему? - удивился Валерий.

- Зачем такие сложности, когда имеются хорошие знакомые в банковской сфере, - ответила Луиза. - Намного проще через них узнать нужные сведения, конечно, за определенное вознаграждение.

- Все эти рассуждения не ради красного словца? - спросил Григорий.

- Нет, - коротко ответила Луиза.

- Что ты хочешь предпринять? - продолжал спрашивать Григорий.

- Найти Тонни... и отрезать ему яйца, - угрожающе произнесла Луиза, потом поднялась, отряхнула зад от песка и пошла к одному из внедорожников.

- Наша девочка! - Валерий с одобрением поднял вверх большой палец.

- Постой, Луиза, мы с тобой! - выкрикнул Григорий.

- Ну, да, как мы можем пропустить такое веселье, - Валерий одобрил решение напарника. - Мы с радостью посмотрим, как ты будешь лишать Тонни мужского достоинства, и даже поможем тебе в этом.

Парни поднялись с песка и вальяжной походкой направились к тому же внедорожнику.

- А вы? - спросила Луиза, стоя у открытой двери автомобиля.

- Нет, крошка, это не наша война, - ответил ей Роберт, - и вообще мне до чертиков надоело торчать в Африке.

Мой брат тоже поднялся с горячего песка и направился к другому внедорожнику со стороны водителя. Я, согласившись с его выбором, последовал за ним.

Подойдя к автомобилю, Роберт открыл дверь, потом повернулся назад.

- Эй, парни! - выкрикнул он, обращаясь к Валерию и Григорию. - Берегите Луизу. А то мой братишка, - Роберт похлопал меня по плечу, - просто не переживет такой утраты!

- Не беспокойся, все сделаем как надо! - заверил его Валерий.

Луиза завела двигатель, выглянула из открытого окна автомобиля и с ослепительной улыбкой выкрикнула, глядя мне в глаза:

- Счастливо, muchachos, может, еще свидимся!


Muchachos - мальчики.


Внедорожник, утробно урча, покатил по бескрайней пустыне, увозя от нас людей, с которыми мы плечом к плечу прошли через сущий ад и остались живы.

- Тебе тоже удачи, крошка, - Роберт тихо произнес ей вслед, потом повернулся ко мне и добавил:

- Ну что, братишка, мы свое дело сделали. Артефакт уничтожен, так что нам можно со спокойной душой возвращаться домой.

- Хватит болтать, заводи машину и поехали, - проворчал я, глядя на бесконечные гряды барханов. - Я тоже устал от этой чертовой Африки и больше всего в жизни хочу попасть домой, упасть на мягкий диван под прохладными струями воздуха из Сплит-системы и, не о чем не думая, смотреть какой-нибудь нудный сериал, которых так много крутят по телеканалам.

- Ты, братишка, и мертвого уговоришь, - с этими словами Роберт завел внедорожник, и мы покатили следом за Луизой.

Да, сейчас нам по пути, но в скором времени наши дорожки разойдутся. И кто его знает, встретимся ли мы еще вместе.

Скорее всего - нет.



Эпилог.



Особняки на берегу океана в Сан-Луисе, который находится между двумя мегаполисами - Лос-Анджелесом и Сан-Франциско. Это, конечно, не Беверли-Хилз, где за высокими бронированными заборами скрываются особняки звезд мировой величины. Здесь нет знаменитых улиц - Родео-Драйв и Сансет-Стрип, являющихся центром ночной жизни Лос-Анджелеса, где множество ресторанов и ночных клубов. Зато здесь, в Сан-Луисе, намного спокойней.

Вот в таком одном особняке, юридически принадлежащем корпорации 'Скрин', в уютном кабинете, в мягком кресле, перед монитором сидел Гарри Хоуп - глава службы 'Планирования и Логистики', этой самой корпорации.

Хоуп уже и сам не помнит, в который раз просматривает записи с камер слежения станции 'Скай шелтер'.


...Вот Кевин Смит возится возле артефакта. Он выстраивает подвижные грани пирамиды в определенной последовательности. Вот он случайно ранит палец об острое навершие артефакта. Капелька крови падает на пирамиду и та практически сразу наливается фиолетовым светом.


Хоуп задумчиво помассировал ладонью чисто выбритый подбородок.

Что же послужило активацией артефакта? Выкладка определенной последовательности иероглифов или кровь, попавшая на пирамиду? А может то и другое?

Дальше.


...Вот фиолетовое свечение концентрируется в два овальных плотных сгустка на расстоянии десяти фунтов от изучаемого объекта, впоследствии они начинаю трансформироваться, превращаясь в неизвестных животных черного окраса. Хищных животных. Эти прототипы живых машин убийства, оказались неуязвимы для обычных пуль. Они, вырвавшись на свободу, стали остервенено рвать на куски сотрудников службы безопасности, не обращая внимания на полученные раны, которые постепенно начинают рубцеваться, превращаясь в старые шрамы.

Кевин Смит стоит посреди творящего хаоса с артефактом в руках, который налился фиолетовым светом, и совершено не обращает внимания на кровавую бойню, развернувшуюся вокруг него. Неизвестные животные его не трогают! Словно Кевин был одним из них. Потом из фиолетового свечения артефакта вырастает длинный тонкий отросток. Он поднимается вертикально верх и вонзается в голову Кевина. Тот покачнулся, как от удара, а затем демонически хохочет.

Вот крупным планом искаженное злобой лицо Кевина Смита, с черными смолянистыми глазами, лишенными зрачков...


Было во всех этих событиях что-то, что заставляло Гарри Хоупа снова и снова прокручивать кадры на компьютере, сопоставлять наблюдения и факты, искать ключ к надежным объяснениям всего происходящего, но никакого удовлетворительного объяснения так найти не смог. Никакой разумной мысли. Просто мистика какая-то получается. Правда, в сверхъестественное Гарри Хоуп верил с трудом. Тогда что же это такое? Новый способ создания оружия для уничтожения противника или все же шанс приближающий человечество к бессмертию?

Разумная мысль. Если за этими рассуждениями кроется истина, то перед ним открываются радужные перспективы. Но прежде нужно доказать свои предположения, а для этого пусть умники яйцеголовые проведут полевые испытания, конечно после лабораторных опытов. И Гарри Хоуп не хочет слышать их невнятное бормотание типа: мы предполагаем...мы не имеем неоспоримых доказательств...мы уверены в своей правоте... - ему нужен только конечный результат.

А Тонни Паттерсон, молодец. Он принял правильное решение в сложной ситуации. Как только начался хаос, Тонни из комнаты службы безопасности сообщил обо всем и стал дожидаться дальнейших инструкций.

Имея постоянную связь и подконтрольные камеры внутреннего наблюдения за станцией, легче было руководить его дальнейшими действиями. То, что погиб весь персонал 'Скай шелтер', здесь уж ничего не поделаешь, в любом крупном деле всегда учитываются сопутствующие потери. Поэтому Тонни не ввязывался в драку с необъяснимыми монстрами, он, руководимый Хоупом, благополучно разминулся с основным скоплением кровожадных чудовищ и даже умудрился одного из них заманить в нужное лабораторное помещение, где окончательно умертвил его и взял кровь для дальнейшего исследования. Казалось все сделано чисто. Но тут появляется вооруженный отряд неизвестно кого и главное к кому принадлежащий. Оружие у бойцов американского образца, но это, ни о чем не говорит. К тому же к нему примкнула сучка Луиза Вескер, а у Хоупа были большие планы на эту девку. Она вместе с отрядом неизвестных бойцов чуть не провалила отход Тонни, слава богу, ему это удалось.

Теперь вся надежда на Паттерсона. Если он благополучно доберется до резервной базы, то можно смело предположить, что в скором времени их ждет большой прорыв в основных исследованиях. А потом можно посмотреть, стоит ли его отдавать толстосумам, или придержать на черный день. Кстати, докладывать о случившемся руководству компании? Нет, не стоит. Кто его знает, может быть придется начать свою игру, если сложатся благоприятные обстоятельства.



home | my bookshelf | | Всегда на страже |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу