Book: Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой



Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Золотой век Екатерины II знаменит не только грандиозными свершениями во внешней и внутренней политике, не только государственным строительством и укреплением армии, но и великими экспедициями к полярным морям, на Дальний Восток и Черное море. Кроме того, императрица всячески поощряла исследовательскую деятельность Петербургской Академии наук по изучению отдаленных районов Российской империи и ее окраинных морей. Именно Екатерина Великая после Петра продолжила строительство отечественного флота, и при ее непосредственном участии прогремели на весь мир победы и достижения российских флотоводцев.

Михаил Исакович Ципоруха

Предисловие

Почему автором выбран рассказ именно о моряках — исследователях эпохи Екатерины Великой? По этому поводу приведем слова известного историка Российского флота капитана 1-го ранга Петра Ивановича Белавенца, сказанные им еще в 1909 г.: «Очень наблюдательная от природы, Екатерина Алексеевна еще в годы до вступления на престол изучила действительные нужды государства и с самого начала самостоятельного управления[1] явно показала своими распоряжениями по флоту, что путеводным маяком для нее служил Петр Великий, гениальные мысли которого в ее искусных руках осуществлялись и развивались в направлении, указанном царственным адмиралом» [1, с. 282].

Вступив на престол, императрица летом того же года повелела члену Адмиралтейств–коллегии, фактически управлявшему ею, вице–адмиралу Семену Ивановичу Мордвинову представить свои замечания о всех недостатках по флоту и адмиралтействам, а также его предложения о необходимых улучшениях во флоте. К 10 ноября вице–адмирал представил свой отчет, а через неделю императрица учредила Морскую Российских флотов и адмиралтейского правления комиссию «для приведения оной знатной части [флота] к обороне государства в настоящий постоянный добрый порядок».

В своем постановлении об учреждении этой комиссии императрица особо подчеркнула важность значения флота и трудность морской службы: «Что флотская служба знатна и хороша, то всем известно, но насупротив того столь же трудна и опасна, почему более монаршую нашу милость и попечение заслуживает» [1, с. 284].

Безусловно, что внимание, оказанное императрицей развитию Российского флота, позволила российским морякам добиться заслуженной боевой славы в битвах с турецким и шведским флотами на Средиземном, Черном и Балтийском морях.

Императрица на протяжении многих лет своего правления уделяла серьезное внимание проведению исследовательских экспедиций российских моряков в полярных морях, на Дальнем Востоке и в Черном море, всячески поощряла исследовательскую деятельность ученых Петербургской Академии наук по изучению отдаленных районов Российской империи и ее окраинных морей. Так что совсем не случайно, что в русской истории только двух монархов именуют Великими — Петра I и Екатерину II, они оба широко понимали значение флота, первый создал его, а вторая возродила флот после ряда лет упадка, и тем оба еще более прославили себя и Россию.

Глава 1

Путь через северный океан в воды Тихого океана

А стужа в севере ничтожит вред сама.

Сам лед, что кажется толь грозен и ужастен,

От оных лютых бед дает ход нам безопасен.

Колумбы Росские презрев угрюмый рок,

Меж льдами новый путь отворят на восток,

И наша досягнет в Америку держава.

Михаил Ломоносов

В организации проведении исследований в северных и восточных окраинных морях России в течение первых лет царствования Екатерины II велика роль академика Михаила Васильевича Ломоносова (1711–1765). Екатерина II лично знала Ломоносова еще в бытность великой княгиней. В 1751 г. он поднес ей собрание своих сочинений. Михаил Васильевич посещал ее в Ораниенбауме в мае 1761 г. Восшествие ее на престол он приветствовал особой одой, в которой, в частности, обращался к патриотическим чувствам новой императрицы, присутствующим у нее по отношению к России и ее истории:

Обширность наших стран измерьте,

Прочтите книги славных дел,

И чувствам собственным поверьте,

Не вам повергнуть наш предел.

Исчислите тьму сильных боев,

Исчислите у нас Героев

От земледельца до царя…

[2, с. 220]

В 1763 г. М. В. Ломоносов завершил сочинение секретного трактата «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Он получил аудиенцию у императрицы, по поводу которой писал в Вену одному из своих покровителей в 50-х гг. дипломату графу М. Л Воронцову: «По отъезде Вашем, поднес я всемилостивейшей государыне нашей напечатанную и ей приписанную «Металлургию»[2] и мозаичный, ее ж величества, портрет, что все принято с удовольствием.

Его высочеству цесаревичу поднесена от меня письменная книга о возможности мореплавания Ледовитым нашим Сибирским океаном в Японию, Америку и Ост–Индию; почему и велено в Адмиралтейской Комиссии учинить расположение с рассмотрением, и не сомневаюся, что экспедиция тудавоспоследует» [2, с. 224–225].

На аудиенции у императрицы Ломоносов ознакомил ее с «Кратким описанием», что, по мнению историков, предопределило во многом снаряжение русской морской экспедиции в полярные воды в целях отыскания Северного морского пути в Тихий океан.

Считается, что именно после этой аудиенции появился указ Екатерины II от 15 декабря 1763 г. о пожаловании Ломоносову чина статского советника (что соответствовало у военных генеральскому чину) со значительным для того времени окладом в 1875 рублей в год.

В мае 1764 г. в Петербурге стало известно об избрании Ломоносова в члены Болонской Академии наук по представлению приехавшего в то время в Болонью графа М. Л. Воронцова. Именно после этого Екатерина II лично посетила Ломоносова на его квартире.

15 июня 1764 г. об это было напечатано в «Санкт–Петербургских Ведомостях». Газета отметила, что императрица «прехвальным подражанием» последовала примеру Петру I, который посещал «не токмо знатные ученые общества, но и приватные домы в науках и художествах людей искусных и рачительных» [2, с. 226].

В 1764–1765 гг. Ломоносов несколько раз встречался с императрицей, в том числе и в связи с реализацией предложений, изложенных в «Кратком описании». Ведь цесаревичу Павлу, который в

1763 г., будучи в девятилетием возрасте, являлся генерал–адмиралом и считался главой Адмиралтейств–коллегии, определено было только формальное главенство в реализации замыслов, изложенных в «Кратком описании». Так что обращаясь к цесаревичу, Ломоносов адресовался к императрице:

На полночь кажет Урания:

«Се здесь сквозь холмы льдов, сквозь град

Руно златое взять Россия Денницы достигает врат;

Язоны, Тифсы и Алкиды,

В Российской волю Амфитриды

Отдавшись, как в способной ветр,

Препятства, страхи презирают

И счастьем Павловым кончают,

Чево желал великий Петр»

[2, с. 227–228].

Расскажем подробнее о содержании «Краткого описания». В «Предисловии» Ломоносов указывает, что одним из главных условий благополучия, славы и цветущего состояния государства является успешная торговля отечественных купцов с отдаленными народами. Для этого необходимо наличие развитой заморской торговли на отечественных кораблях и использование многочисленных отечественных портов для торговли с Японией, Китаем, Индией и с народами, заселяющими западные берега Америки. Ломоносов указывает, что для проведения такой торговли португальцам от своих берегов до Ост–Индии нужно преодолеть 17 тыс. верст, а от о. Кильдин у Мурманского берега до Чукотского носа, до которого от Камчатки доходил Беринг открытым морем, не более 5 тыс. верст. Он перечислил все преимущества этого северного маршрута по сравнению с длительным плаванием по бурным водам Атлантики и Индийского океана.

В главе 1-й Ломоносов рассказал «О разных мореплаваниях, предпринятых для сыскания проходу в Ост–Индию Западно–Северными морями». Начал он с рассказа о попытках англичан разыскать этот путь, начиная с плаваний Джона Кабота в 1497 г., его сына Себастьяна Кабота в 1498 г., трех плаваниях Мартина Фробишера в 1576, 1577 и 1578 гг., Джона Девиса, Генри Гудсона, Вильяма и других мореплавателей XVII в. Затем он рассказал о всех фактических и оказавшихся выдуманными сообщениях о попытках англичан и испанцев найти северо–западный проход в XVIII в.

В заключение 1-й главы Ломоносов отмечает, что «остается мне объявить свое мнение о северозападном вышеупомянутом проходе, которое в том состоит, что оной невозможен, или хотя и есть, да тесен, труден, бесполезен и всегда опасен» [3, с. 440].

2-я глава посвящена «Поискам морского проходу в Ост–Индию в северо–восточной стороне Сибирским океаном». Ломоносов упоминает об известных в истории фактах плавания древних скандинавов из Норвегии к устью р. Северная Двина, о сообщениях новгородского летописца про плавания древних славян по рекам Выме и Печоре, даже до Оби. Затем автор описывает плавания голландца Баренца в 1594–1597 гг. в Баренцевом море и зимовку голландцев на северном побережье Новой Земли. Ломоносов отметил, что при плавании вдоль западного побережья Новой Земли после окончания зимовки голландцы «видели на дороге промышленников Российских и осведомлялись у них о дороге неоднократно, покупая от них при том съестные припасы… Из сих трудных к норд–осту морских походов и поисков явствует, что россияне далече в оный край на промыслы ходили уже действительно близ двухсот лет» [3, с. 447].

Затем автор рассказывает о плаваниях поморов и сибирских казаков по Сибирским морям и об открытии холмогорцем Федотом Алексеевым и казаком Семеном Дежневым в 1648 г. прохода у Чукотского носа из Ледовитого океана в Тихий. Далее Ломоносов сообщает об исследованиях Сибирского побережья русскими морскими офицерами в 1733–1743 гг., об открытии русскими моряками Берингом и Чириковым западного побережья Северной Америки.

Затем автор упоминает об открытии американского берега Берингова пролива геодезистом Гвоздевым в 1732 г., о поисках русскими промышленниками и казаками островов в Северном Ледовитом океане.

К «Краткому описанию» Ломоносов приложил «Нордскую», или полярную, карту, которую по указаниям и материалам Ломоносова исполнил геодезии студент Илья Абрамов, работавший в Географическом департаменте Петербургской Академии наук, ученым руководителем которого состоял Ломоносов.

На этой карте пунктиром от Новой Земли к Берингову проливу указан маршрут экспедиции, предлагавшийся Ломоносовым в «Кратком описании» для открытия Северного морского пути. Пунктиром от Шпицбергена указан маршрут экспедиции по изысканию северо–западного прохода, установленный в 1764 г. Адмиралтейств–коллегией и подтвержденный М. В. Ломоносовым в «Первом прибавлении» к «Краткому описанию». Пунктир от Ирландии отображает маршрут фантастического плавания португальского морехода Д. Мельгера, описанный как осуществленный фактически французским географом Ф. Бюашем.

Глава 3 я называется «О возможности мореплавания Сибирским океаном в Ост–Индию, признаваемыя по натуральным обстоятельствам». Это наибольшая по объему глава включает геофизические суждения Ломоносова о полярных областях Земли. Эти суждения в значительной мере отличаются от современных воззрений. Но следует отметить, что он впервые поставил вопросы о специфике полярных вод, процессах теплообмена в них, образования различных типов льдов. При их решении он, исходя из своей геофизической теории, преувеличивал значение собственной теплоты Земли и влияние этой теплоты на нагревание морской воды в полярных районах. Ведь фактически собственная теплота Земли оказывает совсем незначительное влияние на температуру океанских вод. Отсюда и его неправильная оценка величины открытого моря в Сибирском океане в летний период, и тем более зимой.

Но Ломоносов правильно доказывал о возможности длительного пребывания людей в полярных морях, в том числе и на примере промышленной деятельности поморского населения Он писал: «Российские люди там зимуют из доброй воли… Северные наши Россияне, в построенных нарочно домах, с надлежащею печью, с довольством дров и съестных припасов, имея при том движение в звериной ловле, прозимовать могут без всякого отягощения» [3, с. 463].

Особый интерес проявил Ломоносов к описанию происхождения, формы и характера движения полярных льдов. В суждениях о полярных льдах он высказал ряд положений и гипотез, опередивших его время более чем на 170 лет. Классифицируя морские льды, он установил их три класса: морские, речные и глетчерные. Он правильно сформулировал, что морской лед образуется в самом море и из морской воды. В то время большинство ученых не признавали факт образования льда в открытом море из морской воды. Первичный вид морских льдов он обозначил термином «сало», сохранившимся в том же значении и в современной классификации льдов. Во многом правильно установил он и вторичные формы льда, образующиеся в результате деформации первичных образований. Лед глетчерного происхождения, встречающийся в полярных водах в виде обломков крупных размеров, он назвал падуном, т. е. оторвавшимся от ледника и упавшим в воду. Теперь такие обломки называют айсбергами.

Довольно верно оценил он и общий характер движения вод и льдов в Сибирском океане: «Главное течение океана повсюду, где человеческое рачение достигло, примечено от востока на запад; следовательно, и в Сибирском океане тому же быть должно.

И самое искусство подтверждает сие неоспоримыми доводами: правда, что на самом оном Ледовитом море в дальних расстояниях от берегов Сибирских того приметить поныне возможности не было, но однако движение вод в соединенном с ним Нормандском[3] и Атлантическом океане есть несложный свидетель, которое уверяет, что нельзя бы тамошним водам было простираться течением на запад, есть ли бы на их место другие воды, от востока то есть из Ледовитого моря не наступали, и сами льды согласным оттуда движением сему соответствуют» [3, с. 466].

Впервые в мире исчисляя предположительную общую площадь морских льдов в Сибирском океане, он исходил из двух предпосылок, которые не соответствуют физической реальности:

1) что льды, образующиеся из морской воды, в зимний период полностью тают в последующий летний период и

2) что ледовый покров в Сибирском океане образуется из выносного из устья рек речного льда и айсбергов.

У него не было материалов по круглогодичному наблюдению ледового покрова, и он не мог знать, что льды морского происхождения являются преобладающими и что эти льды в одно лето не могут стаять, так что если бы их не выносило ветром и течением в более низкие широты, они заполнили бы весь океан. Но ясно, что изучение географического распространения льдов, их типов и их количества впервые было выполнено именно Ломоносовым.

Здесь следует отметить, что ряд опытных флотских офицеров–гидрографов не были согласны с оценкой Ломоносова количества льдов в Сибирском океане и их толщиной и сплоченностью. Так, известный военно–морской историк полковник Корпуса флотских штурманов Василий Николаевич Берх (1781–1834) отметил следующее: «Премудрая Екатерина, получа о сем известие[4], препроводила книгу Ломоносова к бывшему сибирскому губернатору Федору Ивановичу Соймонову [1692–1780], находившемуся в то время сенатором в Москве, и требовала, чтобы он изложил о предмете сем свои мысли. Ф. И. Соймонов — которого даже основатель флотов наших, мудрый Петр, почитал отличнейшим морским офицером — донес государыне: что достигнуть до полюса совершенно невозможно за твердо стоящими льдами, ибо промышленники наши, плавая по Ледовитому океану, встречали оные во всех местах, а в широте 72° находили на льдины, вышиною и толщиною более 40 сажен. — Промышленники, отправлявшиеся с устья Индигирки и Шалацкого Носа[5], достигли до широты 80°; но и там находили льды еще крупнейшие, а посему и полагаю, — приводилось заключение Ф. И. Соймонова, — что до полюса достигнуть невозможно, ибо льды должны быть там еще крупнее» [2, с. 231–232].

В своем сочинении Ломоносов подробно разобрал вопросы влияния ветров на движение льдов. Причем при этом он ссылался на опыт своего плавания в Белом и Баренцевом морях. Так, «ветры в поморских Двинских местах тянут с весны до половины майя по большой части от полудни и выгоняют льды на океан из Белого моря; после того господствуют там ветры больше от севера, что мне искусством пять раз изведать случилось» [3, с. 478]. По свидетельствам поморов — земляков Ломоносова, собранных академиком Иваном Лепехиным (1740–1802), он «не учась еще российской грамоте, ходил неоднократно на море». Отец М. В. Ломоносова «начал брать его от десяти до шестнадцатилетнего возраста с собою, каждое лето и каждую осень, на рыбные ловли в Белое и Северное[6] море. Ездил с ним даже до Колы, а иногда и в Северный океан до 70 градусов широты места. Сам он (Ломоносов) рассказывал обстоятельства сих стран, о ловле китов и о других промыслах. Возвращаясь с рыбных промыслов, провожал зиму дома» [2, с. 188].



Рассуждая о движении льдов по Северному океану, Ломоносов первым в науке высказал мысль о том, что «льды приходят от востока из Сибирского океана восточными водами и ветрами прогнанные» [3, с. 480].

В результате анализа своих соображений и гипотез по ледовой обстановке в Арктике, Ломоносов пришел к следующему выводу: «Из всего вышеписанного по натуральным законам и по согласным с ними известиям не обинуясь заключаю:

1) «что в отдалении от берегов сибирских на пять — и на семьсот верст Сибирский океан в летние месяцы от таких льдов свободен, кои бы препятствовали корабельному ходу, и грозили бы опасностью быть мореплавателям затертым;

2) что самой лучший проход упователен мимо восточно–северного конца Новой Земли к Чукотскому носу, сперва пустясь в норд–ост, потом склоняясь к осту и зюйду–осту, как следует держась дуги величайшего на сфере земного круга;

3) что возможен проход между Гренландиею и Шпицбергеном, в некотором отдалении от берегов Северной Америки для меньшего множества льдов, как выше означено, который путь хотя и отдаленнее, однако тем кажется быть способнее, ежели, как чаятельно, тамошний океан, обращаясь около полюса, способен будет течением в пути к Чукотскому носу;

4) когда бог благоволит споспешествовать открытие сего неведомого и почти нечаемого доныне мореплавания, то, уповательно, обратный ход будет способнее около Новой Земли, в надлежащем отдалении от берегов сибирских по воде и по ветрам, как напротив того, по‑за Шпицбергеном и по–за полюсом мореплавание к Чукотскому носу и далее в Индию и Америку» [3, с. 482–483].

Естественно, что эти довольно смелые предложения, основанные на минимальном объеме научных данных по ледовой обстановке в Сибирском океане, накопленных наукой к тому времени, не могли быть реализованы в XVIII в. в полном объеме, но явно способствовали организации новых отечественных полярных экспедиций для исследования Арктики.

4 я глава труда была названа автором «О приготовлении к мореплаванию Сибирским океаном». Ломоносов предлагает для экспедиций в Сибирский океан использовать суда небольшие, легкие, крепкие, поворотливые, проверенные в ходе хотя бы одного лета эксплуатации. Он предлагал выбрать и приобрести готовые из числа купеческих и промышленных судов в Архангельске. Ломоносов считал желательным экспедицию в Сибирский океан отправить на трех судах, одно большее для руководителя экспедиции, а два других поменьше «для рассылки с главного пути в стороны, для наблюдения земель, льдов и других обстоятельств» [3, с. 484]. Экспедиционные суда должны быть поверх обычной обшиты второй деревянной дощатой ледовой обшивкой.

Он предлагал кроме ботов и шлюпок на каждом экспедиционном судне иметь по два или три тросовых карбасов, какие используют поморы на Белом море для промысла тюленей. Такие небольшие карбасы поморы сравнительно легко перетаскивали по льдинам. Ломоносов предлагал на суда брать с собой заготовленные заранее доски, чтобы в случае необходимости сшивать новые карбасы взамен потерянных.

Команды судов должны формироваться из флотских офицеров, унтер–офицеров, штурманов и матросов. Он предлагал на каждое судно взять в экспедицию до 10 опытных поморов для работы на тросовых карбасах, зимовавших на северных островах и имевших опыт охоты на белых медведей. Желательно иметь на судах людей, знавших языки местных народов, населявших побережье Сибири, особенно чукотский язык. Он дал рекомендации по использованию птиц для определения в походе близости земли и льдов. В сочинении даны также рекомендации по обеспечению экспедиционных судов промысловым инвентарем для рыбной ловли и охоты, а также противоцинготными средствами: сосновою водкой, сосновыми шишками, морошкою и другими народными лечебными средствами.

Далее Ломоносов дает рекомендации по обеспечению экспедиции научными инструментами, в первую очередь для астрономических наблюдений и определения долготы и широты места нахождения судна, секундомерами и полярными картами. Рекомендовал он взять в экспедицию для разбивания льда специальные бурова для сверления во льдах отверстий, куда будут помещаться пороховые заряды с фитилями.

Он рекомендовал около самого северного мыса Новой Земли в удобном месте устроить зимовочную базу из нескольких изб с хлебопекарными печами в них, амбарами для хранения запасов провизии и баней. Эта база предназначалась для проведения в ней вынужденной зимовки экспедиции.

Глава 5 я называлась «О самом предприятии северного мореплавания и о утверждении и умножении российского могущества на востоке». Ломоносов указывал, что экспедиция для прохода в Восточный океан может быть предпринята двояко, а именно путем похождения всего пути в Восточный океан или прохода пути по частям за несколько походов. Безусловно, это зависит от многих обстоятельств. Необходимо главному командиру дать обстоятельную Инструкцию, составленную специальной знающей комиссией. В инструкции следовало указать должные меры предосторожности и способы ободрения и содержания подчиненных людей в повиновении.

Ломоносов дает советы по лучшему ориентированию в море, используя различные гидрологические приметы, а также советы по использованию малых судов экспедиции для поиска прохода во льдах по разводьям, по маневрированию судов во льдах.

Им даны советы по мерам предосторожности при выходе членов экспедиции на неизвестные берега, где возможны нападения местных жителей. Рассмотрен автором и вопрос о мерах по поддержанию дисциплины на экспедиционных судах, о наградах участникам экспедиции.

В «Заключении» Ломоносов утверждает:

«Последнее из противных мнений, чтобы сие открытие[7] не досталось в чужие руки, обращается в ничто следующими:

1) помянутое мореплавание к нам ближе, нежели к прочим европейским державам,

2) россиянам тамошний климат сноснее,

3) что на нужных и тесных местах построятся зимовья с предосторожностьми для наших людей, коими чужестранные пользоваться не могут,

4) на Камчатке, или около устьев реки Уды[8], или на островах Курильских, где климат как во Франции, можно завесть поселения, хороший флот с немалым количеством военных людей, россиян и сибирских подданных языческих народов, против коей силы не могут прочие европейские державы поставить войска ни севером, ни югом, но хотя б и учинили, однако придут утомленные на крепких, с привозными гнилыми припасами на снабденных жителей свежими домашними, безнадежные ближнего от своих споможения на места, где вспоможение нам неистощимо. Таким образом, путь и надежда чужим пресечется, российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке» [3, с. 498].

Ломоносов, представляя цесаревичу «Краткое описание», приложил к нему особое письмо. В нем он настойчиво ставил вопрос о необходимости развития в России морского дела: «Могущество и обширность морей Российскую империю окружающих требуют такового рачения и знания. Между протчими Северной океан есть пространное поле, где под Вашего императорского высочества правлением усугубиться может Российская слава, соединенная с беспримерною пользою, чрез изобретение Восточно–северного мореплавания в Индию и Америку» [3, с. 420].

От цесаревича «Краткое описание» было 22 декабря 1763 г. отправлено в «Морскую Российских флотов и Адмиралтейского правления Комиссию» (или, по выражению Ломоносова, «Адмиралтейскую Комиссию») с предложением рассмотреть трактат и подготовить доклад императрице «на высочайшую апробацию». Причем при рассмотрении сочинения предлагалось привлечь для лучшего объяснения автора.

«Морская Российских флотов Комиссия» приняла письмо цесаревича так, как будто в нем имелось прямое указание о начале снаряжения полярной экспедиции. Одновременно ею было решено ознакомиться с тем, как фактически проводят плавания в полярных водах и зимовки на полярных островах русские поморы.

Комиссия постановила вызвать из Архангельска четырех промышленников, которые не раз бывали и промышляли на Шпицбергене и на Новой Земле. Кроме того, были затребованы матросы с кораблей, базировавшихся в Кронштадте и Ревеле (Таллине), которые до начала службы на флоте плавали на промысловых судах в Баренцевом море. Таких моряков оказалось в Кронштадте 7, ав Ревеле 26.

Комиссия вызвала из Ревеля служивших там на корабле «Москва» трех матросов, которые прибыли в Петербург 9 февраля 1764 г. Матрос Илья Сивцов доложил Комиссии, что до военно–морской службы он, «будучи еще в крестьянстве» ходил на Шпицберген с 1751 по 1756 г. в качестве наемного работника одного помора из Мезени.

За эти годы он ни разу не зимовал на Шпицбергене, судно после летнего промысла успевало возвратиться в Архангельск. За эти плавания он неоднократно видел льды, «плавающие на море и стоящие на мелях». Однажды его судно «погодою занесло в расплавы ледяные» и четыре недели держало возле о. «Медведь» (о. Медвежий). На Шпицбергене он «видел горы каменные и между ними льдяные», встречал и добывал оленей, песцов, медведей, птицу, «да из моря выходящих моржов».

Второй матрос, Кирилл Старопопов, бывал, «будучи еще в крестьянстве», на Шпицбергене в 1757 и 1758 гг., «от разных промышленников в работниках». Его показания соответствовали сведениям, полученным от Сивцова.

Третий матрос, Василий Лобанов, ходивший на Шпицберген в 1750–1752 гг., «от разных промышленников» нового ничего не сообщил. Все трое утверждали, что надо брать «воду и дрова от города Архангельска».

Из Архангельска были вызваны крестьяне: престарелый Амос Кондратьевич Корнилов, Федор Рогачев, Павел Мясников и Василий Серков. «Олонецкого уезда Выгорецкого жительства государственный крестьянин» А. К. Корнилов пользовался большим уважением среди поморов. Его лично знал Ломоносов и назвал в «Мыслях о происхождении ледяных гор в северных морях» своим приятелем. Он показал, что «имеет… ныне на Грундланде[9], у Шпицбергена и в Новой Земле морские моржовые и прочие звериные промыслы. А перед сим за 23 года ходил он от города Архангельского и из Мезени кормщиком, за шкипера на прежних старинных и новоманерных судах, из которых прежние шиты были еловыми прутьям, по названию то шитье вицою».

На Шпицберген он ходил до десяти раз, три раза там зимовал, когда «и видал плавающие по морю льды. В бытность его на Шпицбергене оных льдов самая толстота, им, Корниловым, вымеривала лотом. И оказывалась по глубине на дно, когда тот лед на мель принесет и остановится, до 50 сажен[10], да сверх воды еще толщины до 10 сажен и более; шириною же та льдина, примером более 30 сажен, а длина — от 50 сажен и более». Ясно, что Корнилов ведет речь об айсбергах, севших на мель. Мимо этих айсбергов плавает лед «толщиною от трех до пяти сажен, а шириною и длиною, казалось, от одной до пяти верст». Между такими ледяными полями «еще мелкой лед ветром носится».

Случается, что «на море ветры переменные сделаются. Тогда оному льду расплав бывает» и полынями «суда ход имеют». Если же «случаются ветры крепкие, тогда лед стесняется вместе и проходу судам не дает; и ежели от такого стеснения судну на рейд отойтить не можно, то бывает судну и людям гибель».

В своих плаваниях к Шпицбергену он посещал «остров, называемый Медведь» (о. Медвежий). Там он встречал много птиц — гагар и чаек — и промышлял моржей, белых медведей и песцов; у острова «рыбы трески весьма много, а паче же на Русском конце», т. е. в северной части острова, где еще в XVII в. находилось поморское становище. Там же былаустановлена его промысловая изба.

Оттуда он часто переплывал на о. «Пятигор» (о. Надежды), «которой положение имеет весьма каменистое, показывает на себе пять гор; гаваней никаких не имеется; и воды около его весьма быстрые. А промыслов на нем, кроме моржовых, никаких нет».

По его наблюдениям, между островами Медвежий и Надежды «воды глубины от 40 до 50 сажен»; на мелях «от плоско носящегося льда» оседают «льдины, называется коих звание стамухи». Корнилов сообщил, что остров «Пятигор» часто окружают льды; бывает же это, «когда долговременно дуют ветры норд, норд–ост и ост; то нагонит льду такое множество, что застилает море все и острова Пятигор, Медведь и Шпицберген». Таким образом, Корнилов отмечал факт выносальдов из центральной части Северного Ледовитого океана.

Он же одним из первых указал о том, что «у Шпицбергена воды ходят по западной стороне от ост- зюйдова носу к норду, и течение имеют все в одну сторону». Видимо, это обстоятельство, указание на наличие постоянного течения на север у западных берегов Шпицбергена, сыграло важную роль в определении маршрута экспедиции именно по нахождению северо–западного прохода из Сибирского океана в Восточный.

Он же также указал на наличие на западной стороне Шпицбергена двух гаваней, «первая в Клокбое, другая в Рунбое, в которые китоловные иностранные корабли приходят». Это имелись в виду «Колокольный залив» и «Зеленый залив» (Klook Bay и Green Bay). Предупредил Корнилов и о возможных случаях насилия, связанных с действиями иностранных китобоев: «Двоекратно судно его, Корнилова, грабили и как промысел, так и промышленные инструменты, снасти и ружья отняли. во первом грабеже, в 1734 г. иностранные суда оказались галанской нации».

Он отметил густые туманы в районе Шпицбергена и Новой Земли, которые «большие ветры от норд- оста умаляют». Корнилов поделился своим опытом дальнего обнаружения льдов по наблюдению так называемого ледового отблеска: «Впереди лед, и в небе бело надо льдом, и как лед лежит, так и в небе бело кажет, а где воды есть, там над тем местом в небе синее кажет».

Рассказал он и о приемах выживания при аварии поморских судов. В случае гибели судна от штормов и льдов поморы спасались на малых баркасах, который вытаскивали на льдину, покрывали его парусиной, чтобы «в море лучше от волны сохраниться»; а «для пищи себе бочку нальют воды пресной и в оную насыплют муки ржаной и сделают тесто, замешав нагусто; и оное тесто из бочки вынувши, покладут в мешки. И как дождутся, что лед от ветру разведется, тогда во оном боту спускаются на воду и путь свой продолжают по морю к Датским берегам», т. е. к берегам Норвегии.

Плывут на боте «иногда парусом, а иногда в тихую погоду греблею, бывают в пути от четырех до шести недель и более, а пищу имеют показанным тестом, которое, долговременно лежа, прокиснет и провоняет. Однако и тем довольствуются. И от такой худой пищи, також, от холоду и мокроты, ноги у промышленников нечувствительны бывают. И приходят в такую слабость, что и умирают в том судне и приехавши в Датскую землю».

Корнилов сообщил о своих наблюдениях при проведении зимовок на Шпицбергене, которые ранее уже излагал Ломоносову при их встречах в предшествующих годах: «Будучи же в зимовании на Шпицбергене им примечено, что от 15 августа по 10 октября солнце ночью невидимо станет. А хотя зори и видимы, но и то только до 4 ноября. А от 4 ноября по 15 генваря днем и во всю ночь — темнота. А с 15 генваря по 14 февраля зори паки видимы. Ас 14 февраля солнце покажется и с марта, с последних чисел, закату не имеет по 15 августа».

«Когда он, Корнилов, в вышеписанных местах зимовал, то жил в избе, привезенной с собою, и топил привозными ж на судах дровами; и воду пресную от города Архангельского привозил; а на Шпицбергене воду пресную получал из озер и из текущих из гор ручьев, також и на льдах от солнца талую и от дождей налитую, — где способнее.

А на каждом их промышленном судне бывает людей по величине оного, от 10 до 15 человек и более…

На Шпицбергене частые высокие каменные, а между ними ледяные горы; и как на оных, так и где между ними небольшие ровные места — каменные и глинистые — есть; никакого лесу не растет; и трава простая, без цветков, вырастает не более вершка; которою олени питаются.

На том же Шпицбергене–острове ловлены им были олени, песцы черные и белые, медведи белые ж; а черных медведей нет. Имеются и птицы — дикие гуси, чайки наподобие утки, гагарки, ныртыши, чистики, куропатки–чайки; из коих он с товарищами на пищу ловили».

По поводу Новой Земли он сообщил следующее: «К Новой Земле он, Корнилов, ходил одно лето и был в той земли на одном конце, называемом Ворота; которых конец лежит к Вайгачу–острову и где лежит проход со океана в Карское море между Новой Землей и Вайгачем; а Карское море между Новой Землей к устью Оби–реки.

На земле ж оной трава мала. Так, как и на Шпицбергене, горы имеются, такие ж каменные, только не острые; и лесу никакого не растет же, а звери и птицы такие ж, какие и в Шпицбергене видел; да сверх оных, в той Новой Земле имеются из птиц лебеди, а из зверей — волки и лисицы.

Воду и дрова от города Архангельского брал и в Новой Земле получал.

Так же, как и в Шпицбергене, солнце, в бытность его, в июле и в августе месяцах закату не имело, а как в прочие месяцы темнота ль, или от солнца и от гор свет бывает, о том он не знает.



У оной земли иностранных судов не видал.

В пути ж он бывал от города Архангельского в способную погоду до Новой Земли, коя ближе Шпицбергена, от 4 до 5 дней, а до Шпицбергена — от 8 до 10 дней. А когда случаются ветры противные, то идут до Новой Земли недели по две, а до Шпицбергена по месяцу и более. Возвращался ж к городу Архангельскому до Покрова и позже[11]».

Рассказал Корнилов Комиссии о спасении им четырех промышленников, невольных многолетних зимовщиков на Шпицбергене из артели Алексея Химкова. В 1743 г. кормщик Алексей Химков с четырнадцатью промышленниками отправился к Шпицбергену на зверобойный промысел. Буря занесла поморскую лодью к восточным, мало посещавшимся в то время берегам о. Малый Берун архипелага Шпицберген (теперь о. Эдж). Тяжелые льды сжали судно и грозили гибелью промышленникам.

Четверо из них — Алексей и Иван Химковы, Степан Шарапов и Федор Веригин — пошли по льду на берег для того, чтобы отыскать для зимовки избу, ранее построенную мезенскими промышленниками. Найдя избу и переночевав в ней, они возвратились к тому месту на берегу, где вышли на остров. Лодью они не увидали, ее либо унесло штормом, либо раздавило льдами.

Поморы остались на острове и прожили там 6 лет и 3 месяца. Пищу они добывали охотой на оленей, песцов и белых медведей. Цингой заболел лишь Веригин под конец пребывания на острове, когда отказался пить свежую оленью кровь.

Случайно к месту зимовки 15 августа 1749 г. подошло промысловое судно Амоса Корнилова, который и вывез трех оставшихся в живых поморов. Об этом спасении Корнилов рассказал Морской Российских флотов Комиссии так: «От 1720 году в разные лета случилось в пяти годах, что все промышленные суда у Шпицбергена во льдах раздавило. И в каждом году судов от семи до осьми погибло, от которых и людей менее десятой части осталось. И из оных некоторые спасли свой живот выездом на малых ботах в Норвегию, а четыре человека жили 6 лет на Шпицбергене без хлеба и без одежды, довольствуясь одним оленьим мясом; а платье носили из оленьих кож.

В те 6 лет никто для промыслов на Шпицберген для опасности от льдов не ходил; и оные четыре человека вывезены к городу Архангельскому на судне его, Корнилова, в (1749) году; которое тогда было послано для разведывания промыслу».

Сообщения Мезенского уезда Окладниковой слободы государственных крестьян Федора Рогачева и Павла Мясникова, а также Мезенского уезда слободки Кузнецовой государственного крестьянина Василия Серкова ничего существенного к сообщению Амоса Корнилова не добавили. Только Мясников уточнил, что «в прошлых 1762 и 1763 годах до Шпицбергена за льдами он и прочие промышленники не доходили, и назад к городу Архангельскому с половины пути и меньше возвращались» [2, с. 242–248].

Во время бесед членов Морской Российских флотов Комиссии с поморами Ломоносов не присутствовал. Лишь 12 марта 1764 г. Комиссия постановила для заслушивания записи показаний поморов и матросов в целом «и господина Ломоносова призвать».

Вероятнее всего, во время посещения Петербурга Амос Корнилов посетил Ломоносова и рассказал ему о расспросах Комиссии и о ее желании иметь список опытных кормщиков, которых желательно использовать при подготовке и проведении экспедиции в Сибирский океан. Уже 8 марта Ломоносов представил Комиссии записку с именами 10 «поморских промышленников, способнейших к северному мореплаванию».

Морская Российских флотов Комиссия письменного решения по проекту Ломоносова не вынесла. «Краткое описание» и материал по опросу матросов и поморов был передан в Адмиралтейств- коллегию.

А что же Ломоносов? Вероятно, рассказы Корнилова и других поморов о льдах и течениях в районе Шпицбергена привели его к мысли о необходимости пересмотра своей точки зрения, заключающейся в утверждении невозможности и непригодности для мореплавания северо–западного прохода в Восточный океан.

В связи с этим Ломоносов составил «Прибавление первое» к «Краткому описанию» и передал ее непосредственно в Адмиралтейств–коллегию. В ее состав в 1764 г. входили: в качестве председательствующего престарелый адмирал И. Л. Талызин, затем адмирал С. И. Мордвинов, который фактически управлял коллегией и докладывал императрице, автор сочинений по навигации и морской астрономии; генерал–поручик граф И. Г. Чернышев, стремившийся стать первым лицом в коллегии, в какой то степени покровительствовавший М. В. Ломоносову; капитан 1-го ранга И. М. Селиванов, занимавший должность генерал–кригс–комиссара; генерал–майор И. Л. Голенищев–Кутузов, генерал- интендант, директор Морского корпуса; вице–адмирал Ф. М. Селиванов, генерал–контролер; генерал майор И. Ромбург, генерал–казначей; генерал–поручик И. В. Демидов, генерал–цехмейстер; вицеадмирал Г. А. Спиридов, главный командир Ревельского порта и будущий герой Чесмы; вице–адмирал А. И. Нагаев, выдающийся гидрограф и ученый моряк, главный командир Кронштадского порта.

Ломоносов начал «Прибавление первое» таким утверждением: «По новым известиям от Грумантских и Новоземельских промышленников, явствует, что поиск морского пути по северу на восток удобнее начать можно от западного Грумантского берегу, нежели с Новой Земли» [3, с. 501]. Далее он изложил свои соображения, вытекающие из его представлений о характере береговой черты северных побережий американского континента и течений в том районе.

Он заключает, что на обратном пути из Восточного океана следует плыть в большом отдалении от сибирских берегов мимо Новой Земли. Ломоносов не рекомендует связывать исследования морских путей в Восточный океан с китоловными или другими промыслами, а сосредоточиться на главном — нахождении нового мореходного пути.

В качестве предохранительных мер он предложил построить зимовье на берегу залива Клокбай на западном побережье архипелага Шпицберген, доставив туда дом и хранилище для провианта, снастей и инструментов в разобранном виде. Он предложил провиант завести на три года для питания 60—100 человек.

Из Клокбая экспедиция должна направиться на северо–запад для достижения северного побережья Америки и следовать вдоль него до восточно–северного Сибирского носа (т. е. до самого восточного мыса Чукотки). Если же северный берег Северной Америки простирается в очень высоких широтах (около 85–86 градусов с. ш.) и льды будут умножаться и преграждать наглухо путь судам, и особенно когда закончится июль месяц, то следует возвратиться назад и зимовать в Клокбае, если в Колу дойти не успеют. А на следующий год он рекомендовал повторить попытку пройти в Восточный океан.

И наконец 14 мая 1764 г. в Адмиралтейств–коллегию потупили два указа императрицы. В одном было предписано возобновить на Шпицбергене китовый промысел и выделить на это до 20 тыс. рублей. Об этом был осведомлен Сенат. А второй, где говорилось об истинных целях экспедиции, считался секретным даже от Сената. Во втором указе было сказано:

«Секретной указ нашей Адмиралтейств–коллегии.

Для пользы мореплавания и купечества на восток, наших верных подданных, за благо избрали мы учинить поиск морского проходу Северным океаном в Камчатку, и далее.

Того ради всемилостивейше повелеваем, не упуская времени, положить сему предприятию начало нынешним летом, под именем возобновления китовых и других, звериных и рыбных промыслов на Шпицбергене, таким образом:

1. Начать оный путь от городу Архангельского до западных берегов острова Большого Шпицбергена, оттуда идтить в открытое море, в вест, склоняясь к норду, до ближайших берегов Гренландских, которых достигнув, простираться подле оного на правую руку, к западно–северному мысу Северной Америки, пока удобность времени и обстоятельства допустят.

2. Для сего путешествия отправить, главным командиром искусного и надежного офицера, и с ним двух других, также бывалых и знающих людей, на трех невеликих морских судах, к сему предприятию удобных, которых взять, буде есть, от Архангелогородского адмиралтейства, или купить, либо нанять у тамошних промышленников.

3. В команду поручить оным офицерам надлежащее число унтер–офицеров, знающих навигацию и матросов; и сверх того придать, бывалых на оном Шпицбергене и на Новой Земле, искусных тамошних кормщиков и мореходцов, на каждое судно сколько заблаго найдется.

4. Взять из удобного места на всякое судно по тамошней промышленной избе, для зимования, ежели оное случится.

5. Оные суда снабдить довольным провиантом, на два или на три года; и сверх того, всякими надобными орудиями, без скудости.

6. На произвождение определяем употребить из адмиралтейской суммы до двадцати тысяч рублев, на счет оной Коллегии.

7. Отправляющимся сей путь офицерам жалуем, для ободрения, при самом отправлении, повышением чина; потом, когда их тщанием достигнут благополучно до назначенного места, то могут себя сами объявить, высочайшим именем нашим, повышенными другим рангом; а после возвращения из оного походу, по расмотрению их усердия, и третьим рангом награждены быть имеют.

8. Во время сего пути всем офицерам, унтер–офицерам и рядовым определяем по их чинам двойное жалованье, а наемным людям двойную плату против обыкновенной, которое и года на два впредь выдать можно.

9. В случае благополучного успеху сего предприятия всемилостивейше обещаем: всем, бывшим в том пути, окладное рядовое жалованье каждому по смерть, не считая того, что в продолжении свой службы впредь по чину получать будут.

10. Кому ж в сем предприятии смерть приключится, того оставшим, жене по замужество или по смерть, а детям до возрасту, производить половинное окладное, по чину покойного, жалованье.

11. На все сие и на протчее, что к тому принадлежит, сочинить и дать главно–команду имеющему офицеру обстоятельную инструкцию, для порядочного управления и для всяких чаятельных случаев.

12. По сему делу повелеваем присутствовать статскому советнику и профессору Михайле Ломоносову.

13. Все сие предприятие содержать тайно, и пока сего нашего указу до времени не объявлять и нашему Сенату.

14. А для производства по тому письменных дел употреблять обер–секретаря и одного из канцелярских служителей, которой бы переписывать мог.

На подлинном написано собственною ее императорского величества рукою тако: Екатерина.

Получен майя 14 дня 1764 [года]» [2, с. 306–308].

Получив указ императрицы об организации экспедиции, Адмиралтейств–коллегия решила прежде всего организовать зимовочную базу на Шпицбергене и подготовить суда — два пинка (военных транспортных судов) и один бот для плавания самой экспедиции.

По поводу зимовочной базы было решено (явно по совету Ломоносова): «Для предписанной экспедиции, во–первых, весьма потребно на Шпицберген взять, ради зимовья, избы с сенями и чуланами. Купить у города Архангельского или в близлежащих деревнях готовые, об одном жилье, без подклетей, около трех сажен 10 изб, да одну баню с сеньми и с кровлями, а на дело печей — кирпича. Выгрузить сперва к зимовью избы и амбары, построить на удобном месте, куда бы зимние высокие воды не досегали и где бы глубокие снега зимовья не заносили. И чтоб изба от избы была реже. Дабы одна другой не сделала пожару» [4, с. 186–187].

Приобретение судов и их снаряжение, а также организацию зимовочной базы поручили провести Архангелогородской конторе над портом, которой командовал капитан порта капитан–командор Петр Авраамович Чаплин, участвовавший еще в 1-й Камчатской экспедиции Беринга 1727–1729 гг.

В июне императрица, которая вникала во многие подробности подготовки к экспедиции, сообщила Адмиралтейств–коллегии о том, что «буде Коллегия рассудит, что способнее и более успеху ожидать можно от начатия северной кампании предбудущего году [т. е. в следующем году], то на это я согласна» [2, с. 314].

После этого Коллегия решила в связи с новыми сроками начала экспедиции построить для нее новые суда. Строительство новых судов, пригодных для плавания во льдах, было поручено корабельному мастеру англичанину Джеймсу Лембе (James Lambe), который был отправлен в Архангельск.

Одно судно длиною в 90 футов (27,5 м) и два судна длиною по 72 фута (25 м) были построены и спущены на воду 1 августа 1764 г. В трюмы судов в качестве балласта было загружено 4500 пудов (72 тонны) железа.

Суда экспедиции были построены довольно прочно по меркам того времени, с расчетом плавания во льдах. Подводные части корпусов поверх обшивки обили сосновыми досками в качестве дополнительной второй обшивки — ледовой защиты.

10 июня 1764 г. Адмиралтейств–коллегия окончательно решила вопрос о назначении начальника экспедиции и одновременно командира флагманского судна. Им был определен недавно вернувшийся из плавания в Англию капитан 1-го ранга Василий Яковлевич Чичагов (1726–1809). Командирами двух меньших экспедиционных судов назначили капитан–лейтенантов Никифора Панова и Василия Бабаева (1725–1783).

Василий Яковлевич Чичагов был опытным моряком, сведущим в морском деле. В апреле 1742 г. он поступил на службу во флот гардемарином, плавал на кораблях Балтийского флота, а в 1757 г. уже выполнял важную секретную миссию в проливе Зунд у берегов Дании и Швеции, командуя фрегатом «Св. Михаил». В марте 1758 г. за примерную службу он был произведен в капитан–лейтенанты, а через 6 лет в капитаны 1-го ранга и назначен командиром корабля «Ревель».

Его сын адмирал Павел Васильевич Чичагов в своих записках так писал про отца: «Он оказал успехи, замеченные сначала его товарищами, а впоследствии и правительством. Поэтому‑то императрица, намеревавшаяся в начале своего царствования снарядить экспедицию к Северному полюсу для открытий, и возложила на него начальствование над нею». Родственник Павла Васильевича Чичагова Леонид Чичагов писал о Василии Яковлевиче: «Он должен был силою ума, так сказать головой, пробивать себе дорогу, не имея к тому никаких иных средств». В более раннем сообщении о Василии Чичагове сказано: «Соединял он осторожность и быстрое соображение, умел пользоваться случаем» [2, с. 316]. Эти качества совсем не лишние для полярного капитана.

Капитан–лейтенанту Василию Бабаеву в 1764 г. исполнилось 39 лет. 20 из них он прослужил во флоте. Он неоднократно плавал по Баренцеву морю, в том числе из Ревеля в Архангельск на пинке (военном транспорте) «Лапоминк» под командованием известного исследователя Арктики Дмитрия Овцына. В 1756 г. на 80 пушечном корабле «Св. Николай» под командованием другого участника Великой Северной экспедиции 1733–1745 гг. Дмитрия Лаптева он посетил о. Готланд. В 1759–1761 гг., будучи лейтенантом, В. Бабаев командовал бомбардирским кораблем «Самсон» и отличился в войне с Пруссией при боях под крепостью Кольберг (ныне Колобжег). За храбрость и отличную службу в апреле 1762 г. ему был присвоен чин капитан–лейтенанта.

Никифор Панов к 1764 г. уже два года был капитан–лейтенантом. Позади была многолетняя служба во флоте и опыт командования кораблем «Нептунус».

С назначением в состав секретной экспедиции в Северный океан В. Я. Чичагов получил чин капитана бригадирского ранга, а Бабаев и Панов стали капитанами 2-го ранга.

Помощниками командиров экспедиционных судов назначили лейтенантов Петра Бурноволокова, Федора Озерова и Петра Пояркова. П. Бурноволоков поступил на службу во флот еще юношей в 1749 г. и не раз совершал морские походы из Архангельска в Кронштадт и обратно. Ф. Озеров в 1755–1761 гг. находился в кампаниях в Балтийском море, участвовал в Кольбергской экспедиции и сделал переход из Архангельска в Кронштадт. П. М. Поярков имел за плечами 11 лет службы во флоте. В 1757–1760 гг. он ходил на пинке «Кола» из Кронштадта в Архангельск, затем еще дважды плавал в арктических водах. Так же тщательно для экспедиции подобрали унтер–офицеров, особенно штурманов и подштурманов.

В июле командиры экспедиционных судов, получивших название по их фамилии «Чичагов», «Бабаев», «Панов», и команды убыли в Архангельск. После спуска судов на воду командиры занялись их оснасткой.

Адмиралтейств–коллегией, вполне возможно под влиянием советов Ломоносова, было дано указание Архангелогородской конторе над портом о сооружении печей на новых экспедиционных судах. Чугунных печей в Архангельске достать не смогли и соорудили на судах печи из кирпича.

Для организации зимовочной базы на Шпицбергене контора сформировала флотилию нанятых поморских судов под общей командой лейтенанта Михаила Немтинова., который командовал адмиралтейским пинком (военным транспортом) «Слон». В состав флотилии входили арендованные у архангельских купцов гукоры «Св. Иоанн», «Св. Дионисий», «Св. Наталия», «Св. Архангел Михаил» и галиот «Св. Николай», которыми командовали морские офицеры. На суда погрузили приобретенные избы, амбар, баню и запасы продовольствия на случай зимовки основной экспедиции.

Месяц отряд был в пути, и 5–6 августа 1764 г. все суда, кроме «Св. Дионисия», возвратившегося из‑за течи в Архангельск, подошли к бухте Клокбай.

Лейтенант М. С. Немтинов выполнил задачу по организации береговой зимовочной базы. Согласно его рапорту, «августа 7 дня осмотрели Клокбайскую зюйдовую гавань. И по тому осмотру оная гавань для зимования судов и к построению изб, бани и амбара нашлась пристойна. И водой пресной довольствоваться можно» [4, с. 189].

Бухта Клокбай — Колокольный залив (ныне залив Решерш) получила свое название от голландских промышленников по колоколу, найденному у промысловой избы, которую построил руководитель поморской артели и кормщик — судоводитель Старостин. После ухода вспомогательного отряда в Архангельск на берегу бухты остались унтер–лейтенант Мойсей Трофимович Рындин и с ним 16 моряков.

Начиная с 1979 г. в течение нескольких полевых сезонов отечественные археологи обнаружили и изучили остатки Клокбайской зимовочной базы, находившейся на мысу в 3 км от устья бухты Решерш. На морской террасе и до раскопок видны были остатки бревенчатых строений, основания мощных крестов. Раскопки подтвердили, что найдена именно экспедиционная база В. Я. Чичагова и что она была организована по образцу поморской зимовки.

Экспедиционные суда на зимний период 1764–1765 гг. перешли в Колу (на Мурманском берегу). На флагманском судне в плавание ушли 76 моряков, в том числе 2 помора–кормщика и 8 поморов- промышленников, на остальных двух судах было по 51 моряку, в том числе на каждом судне по 2 помора кормщика, на одном 4, а на другом 5 поморов–промышленников. Суда в достатке снабдили продовольствием, теплой одеждой и противоцинготными средствами.

В марте 1765 г. за месяц до своей кончины М. В. Ломоносов написал для экспедиции «Примерную инструкцию морским командующим офицерам, отправляющимся к поисканию пути на восток Северным Сибирским океаном». Он настаивал, чтобы каждое судно, назначенное в экспедицию, получило необходимые штурманские и научные приборы и чтобы офицеры научились обращаться с ними. Некоторые мореходные инструменты были изготовлены им самим в мастерских Академии наук. М. В. Ломоносов составил особые формы корабельных и экспедиционных журналов, в частности метеорологический журнал. Известно, что он лично проводил занятия со штурманами экспедиции на своей квартире.

Инструкции для арктических мореплавателей, составленные М. В. Ломоносовым, были подробными и касались всех направлений научных исследований. Уже в «Кратком описании путешествий по северным морям» он предлагал им в ходе исследовательских плаваний

«2) везде примечать разных промыслов рыбных и звериных и мест, где б ставить можно магазины и зимовья для пользы будущего мореплавания;

3) чинить физические опыты, мною впредь показаны быть имеющие, которые не токмо для истолкования натуры ученому свету надобны и нам чрез искание их славны будут, ноив самом сем мореплавании служить впредь могут» [3, с. 493].

А в «Примерной инструкции морским офицерам» он предлагал: «В передовом и обратно пути или где стоять либо зимовать случится, сверх обыкновенного морского журналу, записывать:

1) состояние воздуха по метеорологическим инструментам;

2) время помрачения луны и солнца;

3) глубину и течение моря;

4) склонение и наклонение компаса;

5) вид берегов и островов;

6) с знатных мест брать морскую воду в бутылки и оную сохранить до Санкт–Петербурга с надписью, где взята;

7) записывать, какие где примечены будут птицы, звери, рыбы, раковины, и что можно собрать и в дороге не будет помешательно, то привезти с собою;

8) камни и минералы отличные также брать для показания здесь;

9) все, что примечания достойно сверх сего случится или примечено будет, прилежно записывать;

10) паче же всего описывать, где найдутся, жителей вид, нравы, поступки, платье, жилище и пищу. Однако все сие производить, не теряя времени удобного к произвождению главного предприятия» [3, с. 534].

Выдающийся гидрограф вице–адмирал А. И. Нагаев составил для экспедиции В. Я. Чичагова «Наставление мореплавателям», в котором изложил порядок определения местонахождения корабля, способы прокладки пути по картам и проведения морской съемки.

На каждое судно экспедиции выдали грегорианские трубы, две подзорные трубы, квадрант Гадлея, барометр, термометр, термометр для воды, наклонительную магнитную стрелку, секундные часы. Командиры получили астрономические таблицы, карты и выписки из корабельных журналов Великой Северной экспедиции 1733–1743 гг.

Впервые в истории Российского флота офицеры и штурманы экспедиции могли во время плавания определять долготу места не только по счислению пути на картах, но и инструментально по незадолго до этого разработанному способу лунных расстояний. Академик С. Я. Румовский подготовил для штурманов экспедиции специальную инструкцию «Способ находить длину места посредством Луны» и составил таблицы расстояний Луны от Солнца для меридиана Санкт–Петербурга.

Предполагалось, что экспедиция В. Я. Чичагова встретится в Тихом океане с другой «секретной» экспедицией капитан–лейтенанта П. К. Креницына, посланной для изучения Алеутской гряды и американских берегов. Для опознавания при встрече были предусмотрены специальные сигналы и пароли.

Первое плавание экспедиции В. Я. Чичагова проходило с 9 мая по 20 августа 1765 г. Во время плавания на всех трех кораблях экспедиции велись корабельные журналы. По возвращении экспедиции В. Я. Чичагов свел ежесуточные записи в корабельных журналах в сводный журнал под названием «Экстракт из журнала веденного флота капитаном Чичаговым, будучи в секретной экспедиции, — по отбытии из Колы на новостроенных у города Архангельского трех судах, именуемых «Чичагов», «Панов», «Бабаев». Плавание начато в 1765 году майя с 9 числа, а по морскому счислению (как обыкновенно числа считают в пути) майя с 10».

Первая запись гласила: «Майя 10 дня пополудни в 8 часу с божиею помощью, по учиненному сигналу снялись с якоря. И пошли из Катерин–гавани за тихостью ветра на гребле.

А вышед из оной на пространное место, распустили парусы.

В 5 часу пополудни дошед против острова Кильдина, легли на дрейф. Тогда призваны были командиры и прочие морские офицеры с других двух судов. И при собрании оных распечатана и прочтена инструкция. И такие ж инструкции даны капитанам Панову и Бабаеву, которые получа, поехали по своим судам. Потом, наполняя парусы, пошли в повеленной путь» [2, с. 386]. Так, только в начале плавания до офицеров экспедиции было доведено содержание «Примерной инструкции морским командующим офицерам, отправляющимся к поисканию пути на восток Северным океаном», составленной Ломоносовым. Каждый из капитанов получил также по экземпляру карты Арктики 1765 г., на которой был обозначен «повеленной путь».

Началось тяжелое и опасное плавание. 21 мая впервые были замечены вдали большие скопления льда. 23 мая ветер стал крепчать. В журнале флагманского судна отмечено «превеликое волнение от веста, так что находящееся от нас на ветре не более версты судно «Панов», когда опущалось меж волнения, вымпела было не видно». Пришлось убрать большие паруса и лечь в дрейф.

28 мая по сигналу с судна «Чичагов» с других кораблей к Чичагову явились Панов и Бабаев. Капитаны совещались и проверили свои счисления. В этот день оно у всех оказалось сходным — 75°08' с. ш.

2 июня появился лед. Мимо судов проносило большие и малые льдины. Суда продолжили движение, лавируя между льдов. 4 июня увидели «к осту густой лед на великом пространстве». А 5 июня экспедицию окружили льды, из которых выбирались двое суток.

По пути был встречено гамбургское промысловое судно. Его шкипер прибыл на флагманское судно экспедиции и рассказал, что «он 6 апреля по новому штилю отправился с Исландии для промыслу тюленей и что он в этом месте 15 лет сряду промышляет. Выше к северу не бывал, Гренландии никогда не видал, да и не можно ко оной за льдами приблизиться. Судно его обшито четырьмя обшивками. Однако от льда повредилось. Возвращаются с промыслу к 24 июня. Он же сказывал, что нынешний год льды малы и затем худ промысел. Тогда мы находились в ширине 77°34', в длине 21°41'» [2, с. 388389].

Шкипер — голландец был отпущен на свое судно.

11 июня все суда экспедиции были окружены льдами. С трудом выбрались из них и последовали далее на север. Пробираясь между полосами льдов, суда продолжили плавание и 16 июня «в исходе четвертого часа по полуночи увидели землю на остен–зюйден. А в половине пятого часа туманом закрыло. И для опасности, чтоб ко оной не приблизиться, лежали на дрейфе. Бросали лот. Глубина воды 70 сажен. А по прочистке тумана еще шли ближе. Но почасту оную землю закрывало туманом и снегом. Напоследок усмотрено, что мы находились против самого Клокбая. Тогда пошли в залив. А за нами следовали и другие суда» [2, с. 390].

17 июня экспедиция вошла в Клокбай. На флагманское судно прибыл унтер–лейтенант М. Т. Рындин и сообщил, что из его команды все живы, но всю зиму по большей части болели.

С 18 по 25 июня экспедиция пробыла в Клокбае. На экспедиционные суда был принят дополнительный запас продуктов. 26 июня в залив нанесло с моря множество больших льдин. Для предохранения судов от повреждений моряки пытались разводить их шлюпками, закрепляя на них буксирные концы. «И старались оной лед разводить шлюпками. А как оной час от часу умножался и становился гуще, так что не допустить до судов были не в силах, тогда с каждого судна отводили шестами и крючьями. Однако от многих льдин были весьма чувствительные удары. От чего сделано судам повреждение и во многих местах вторую обшивку проломило. Служители были во всегдашнем беспокойстве и от великих трудов и бессонницы приходили в бессилие» [2, с. 390].

Спасло суда только следующее: 28 июня, «вырубя из стоячего льда столько места, чтобы судну свободно поместиться было можно, и когда возвратным течением наносной лед от стоячего отделило, тогда затянулись с судами в вырубленные места и закрепились за лед. Где наносным с моря льдом хотя и затирало, который от часу становился гуще, только уже большой опасности не было» [2, с. 390–391].

Чичагов послал моряков на близлежащую гору. Возвратившись, они доложили, «что по всему берегу к норду и зюйду лежит лед и за ним воды не видно». Все же 3 июля суда снялись с якоря и пошли «на гребле между носящихся по заливе льдам». Только 7 июля суда выбрались в открытое море и направились к западу, «склоняясь румб к северу по правому компасу, которого употреблено склонение 1 ½ румба». Как видим, определение склонения магнитной стрелки, об учете которого беспокоился Ломоносов, было использовано и учтено на практике.

Несколько дней пути море было чисто от льдов и дул крепкий попутный ветер. У моряков появилась надежда на то, что «повеленный путь» все же будет изыскан. Но 9 июля суда вновь были окружены льдами. Пришлось вновь лавировать между ними, часто меняя курс.

11 и 12 июля суда по прежнему лавировали среди льдов. «Имея предосторожность, чтоб не найти на лед, которого за густым туманом не всегда усмотреть было можно, ибо туман так густ случался, что друг друга видеть было не можно. И в одно время капитан Панов спрашивал: какие мы паруса имеем? На что и ответствовано было (в рассуждении близкого судов между собою положения), не употребляя переговорной трубы. А чтоб в такой темноте не сойтись между собою, для того почасту били в барабан, звонили в колокол, стреляли из пушек. Повороты делали по учиненным сигналам. Ко льдам иногда так приближались, что по одному шуму от всплесков брали предосторожность и удалялись» [2, с. 391].

13 июля туман разлучил Чичагова с двумя остальными судами. 14 июля продолжилось лавирование среди льдов. «Оного ж числа объявлено было от боцмана Павла Терентьева, что он видел при повороте в пятом часу по полудни летающих около судна трех маленьких птичек, каких видали и на Шпицбергене. Которые по здешнему месту называются подорожники. А чрез то подалась причина думать, что берег Гренландии не в дальнем расстоянии» [2, с. 392].

Но вскоре надежда исчезла. При движении к северу суда вновь встретили густой лед. Пришлось менять курс и искать проходы сквозь льды. Суда теряли друг друга, а затем вновь соединялись.

Так продолжалось до 21 июля. «Тогда ж усмотрен меж норда и веста и меж норда и оста отменною светлостию воздух, что уверяет о находящихся в той стороне льдах. Для чего взято намерение, чтоб идти к земле Шпицбергена и буде там льдов нет, то простираться плаванием к северу пока возможность будет» [2, с. 392].

Следуя вдоль берега, суда достигли 23 июля «самой оконечности Шпицбергена, вестовая сторона», на 80°26' с. ш. Вдали перед судами простиралась грядальдов, которую попытались обойти, но безуспешно. Суда направились на запад и на юго–запад. Но поворачивая на север, суда все время встречали там гряды сплошного льда. Затем и на западе и юго–западе «виден был отменною светлостию воздух». Значит, и там был лед.

29 июля «призваны были с других судов командиры с офицерами. Имев довольное рассуждение, согласно положили: возвратиться к своим портам. Ибо во все время нашего плавания до Гренландии льдами были не допущены. Тако ж и северного проходу, за множеством густых льдов, не усмотрено».

Ссылаясь на то, «что в рассуждении тамошнего места, обращаясь всегда между льдами, от всегдашней стужи и мокроты, снегов и туманов находились в большой опасности», совещание капитанов по предложению Чичагова отметило: «Не имея никакой надежды ко исполнению предпринятого намерения, за непреодолимым препятствием от льдов, долее оставаться в море почтено за бесполезное» [2, с. 393–394].

29 июля, «при крепком северном ветре со снегом и градом», суда экспедиции повернули на обратный курс в Архангельск.

В. Я. Чичагов решил не заходить в бухту Клокбай, считая, видимо, что о смене зимовщиков, если это необходимо, должен позаботиться командир Архангелогородской конторы над портом. 20 августа экспедиционные суда благополучно возвратились в Архангельск. Там «разоружа суда и выгрузя баласты, килевали» их.

22 августа 1765 г. Чичагов послал из Архангельска в Адмиралтейств–коллегию рапорт, в котором изложил обстоятельства проведенного плавания. В рапорте он отметил: «Адмиралтейств–коллегия усмотреть соизволит, в каком бедственном плавании обращались; и так что уже ослабевать стали к надежде к намеренному пути».

В конце рапорта он заключил: «Итак, за неизмерным количеством льда во все время нашего плавания, как Гренландского берега, так и сквозь льды проходу не усмотрено. И по всем видимым нами обстоятельствам северной проход, за непреодолимым препятствием от льдов, невозможен.

И для того, с общего согласия с штаб- и обер–офицерами положили: не ожидая поздного времени (ибо в рассуждении тамошнего места, всегдашних туманов, снегов и непрестанной стужи, к тому ж и время приближалось к августу, в которое более беспокойных погод ожидать надлежит, чрез что можно придти в бессилие и подвергнуть себя крайнему бедствию безо всякой пользы), не имея уже надежды, за препятствием от льдов, к дальнейшему предприятию, а пользуясь случившимися тогда нордовыми ветрами, идти обратно к городу Архангельскому» [2, с. 394].

12—13 сентября Адмиралтейств–коллегия рассмотрела рапорт Чичагова и решила послать суда на следующий год во второе плавание, чтобы достичь берегов Гренландии и вдоль ее берегов попытаться продвинуться на север. Чичагов был срочно вызван в Петербург для представления корабельного журнала и карты плавания.

Сменить партию М. Т. Рындина, оставленную на зимовочной базе в бухте Клокбай, в 1765 г. не удалось. Лейтенант М. С. Немтинов на пинке «Лапоминк» вышел из Архангельска в июле и почти целый месяц пытался войти в бухту, забитую льдами. 15 августа на совете было решено возвратиться в Архангельск. Партия Рындина осталась на вторую зимовку. Несмотря на помощь, оказанную русскими поморами во главе с Василием Бурковым, зимовавшими в 30 верстах от зимовки Рындина, несколько человек из партии последнего заболели цингой. Весть о бедственном положении зимовщиков доставил кормщик Василий Меньшаков, который вышел 1 августа 1765 г. со Шпицбергена на промысловом карбасе и уже 13 сентября прибыл в Архангльск, продемонстрировав незаурядное мастерство в управлении небольшим парусным судном при плавании в суровых водах Баренцева моря.

Получив вызов в Петербург и узнав о намерении Адмиралтейств–коллегии повторить плавание экспедиционных судов в Северном океане, Чичагов распорядился о переводе судов экспедиции в Колу для зимовки. Все повреждения второй защитной деревянной обшивки корпуса судов были устранены.

В качестве дополнительной ледовой защиты по форштевням судов установили железные полосы.

Главный командир Архангелогородской конторы над портом капитан–командор П. А. Чаплин по прежнему проявил энергию и настойчивость в снабжении экспедиции продуктами, одеждой и снаряжением. Он подготовил для транспортировки всего заготовленного два бота. 5 октября флотилия из трех экспедиционных судов и двух ботов конторы под общей командой капитана 2-го ранга Бабаева вышла из Архангельска и 8 ноября прибыла в Катерин–гавань. В пути шквалом разбило один из ботов и подмочило все продукты. Во время зимовки в Коле на «Чичагове» было 70 моряков команды, в том числе 8 поморов, на «Панове» — соответственно 49 и 5, на «Бабаеве» — 51 и 7.

Чичагов из Архангельска отправился с картами и «Экстрактом» в Петербург, куда прибыл 23 декабря. По поводу подмоченных в пути на боте продуктов Адмиралтейств–коллегия распорядилась доставить в Колу новые зимним путем, что и было исполнено Чаплиным к апрелю 1766 г. Адмиралтейств–коллегия в заседании от 16–18 января 1766 г. постановила направить Чичагова во вторичное плавание по изысканию северо–западного прохода в Восточный океан с оставлением в силе «Инструкции морским командующим офицерам, отправляющимся к поисканию пути на восток Северным океаном», составленной Ломоносовым (скончался 15 апреля 1765 г.) и указаний маршрута предполагаемого пути по карте Арктики 1765 г. Вместе с тем Адмиралтейств–коллегия указала Чичагову на необходимость и более самостоятельного решения вопроса о маршруте, о чем, правда, указывалось и в инструкции Ломоносова.

Адмиралтейств–коллегия напомнила Чичагову о том, что открытие северо–западного прохода имеет политическое значение и должно быть выполнено в интересах Российской империи: «Ибо как самое намерение и конец сего опыта, так и происходящая от того, не токмо для России, но и для целой Европы, слава и польза ему известны, как и то, что собственно ему послужит сие изобретение, не инако как к бессмертному имени, что толь трудное и доселе от всех европейских, в мореплавании упражняющихся народов, тщетно предприемлемое дело, произведено им в действо, или по крайней мере свет уверится, что оное совершенно невозможно» [2, с. 405].

19 мая 1766 г. все три экспедиционных судна вышли во второе плавание. Расскажем об этом плавании, руководствуясь сводным журналом, составленным Чичаговым по возвращении экспедиции на основании ежесуточных записей в корабельных журналах экспедиционных судов и представленным им Адмиралтейств–коллегии 31 января 1767 г. Полное название его таково: «Экстракт из журнала, веденного флота капитаном Чичаговым в секретной экспедиции во вторую кампанию 766 году. Плавание начато из Екатерин–гавани, что в Кольском заливе; и производимо было в полярном круге северной части до ширины 80°30' N; а окончилось прибытием к городу Архангельскому, с тремя новопостроенными судами, которые именовали по фамилиям командиров «Чичагов», «Панов», «Бабаев». Служителей комплектное число на оных было всех чинов на первом — 75, а на других по 50, провианту на 6 месяцев. И каждое судно обшито было двумя обшивками».

К «Экстракту» Чичагов приложил «Шкиперские объявления», а также метеорологический журнал экспедиции под названием «Примечание по реомюровым термометрам». Этот журнал содержал записи «возвышения и понижения спирта в термометрах, в котором числе и в котором часу сколько градусов было от знака 0 вверх или вниз» (по шкале Реомюра 0° и 80° соответствует 0° и 100° по шкале Цельсия).

Вот текст первой записи в «Экстракте»: 19 мая. «Ветр тихой, переменной. Погода облачна. В восемь часов по полудни, с божиею помощию, по учиненному сигналу, снялись с якор и пошли на гребле. За нами следовали и другие два судна. В девять часов отданы репорты на бот «Лебедь» для отвозу в Государственную Адмиралтейскую коллегию. Потом, распустив парусы, в десять часов вышли из гавани в Кольскую заливу»[12].

Вскоре увидели о. Кильдин. Подняли на корабли шлюпки, прибавили парусов и при сильном западном ветре отправились в плавание. На этот раз его называли не отправлением «в повеленной путь», а плаванием к «желаемому предмету».

27 мая «в семь часов капитан Панов дал знать сигналом, что он видит землю. А вто время и мы увидели Берен–Эйланд[13]». Затем «в два часа увидели лед в пасмурности меж норда и веста. Остров был в тумане».

28 мая «в четыре часа виден был отменною светлостию воздух от норда и до оста. А по примечанием оное бывает надо льдами». Суда продолжили движение к северу.

30 мая суда приблизились ко льдам. «По полуночи в третьем часу проносило мимо нас изредка льдины, а в исходе часа увидели лед густой и немалой обширности, которой простирался от норда через ост и до зюйда. Во все сутки лавировали, предостерегаясь, дабы не зайти в лед и не удалиться от оного, ибо погода была мрачная и по большой части снег. В полдни по счислению были в ширине 77°23', в длине 26°40'».

31 мая экспедиция оказалась вблизи Клокбая, а 1 июня Чичагов решил приблизиться к земле, чтобы поверить свои определения. Льды не позволяли судам подойти к побережью Шпицбергена. Пришлось лавировать среди льдов. Такая же обстановка сохранилась 2 и 3 июня. Наконец вышли из полосы льда и продолжили движение на север, чему явно мешал встречный ветер. 4 июня опять вышли к скоплению льда и начали лавировать среди льдин. Так что продвижение судов на север и северо–запад шло очень трудно.

8 июня «в десятом часу туман густой с мокротою. Тогда закрыло судно «Панов» на зюйд — зюйд–ост в расстоянии не более версты, а в исходе часа закрылось и судно «Бабаев», которое не далее было полуверсты на ост — норд–ост.

В одиннадцатом часу выпалено от нас из пушки, дабы прочие суда держались ближе. На что и ответствовано было с одного судна, а с другого выстрела было не слышно. Затем убавили парусов. В двенадцать часов по прочистке несколько тумана увидели другие суда».

10 июня было встречено голландское промысловое судно, с которого шкипера доставили на шлюпке на флагманское судно экспедиции, опросили и затем отвезли обратно. Шкипер по фамилии Шикиянс из Амстердама заявил, что он третью кампанию занимается промыслом китов возле Шпицбергена, но «Гренландии никогда не видел за льдами и выше 77° ширины не бывал». Он также сказал, что «промышленных судов бывает здесь каждый год до 100 и более».

11 июня суда экспедиции оказались окружены льдами. В полдень по счислению были на 77°47' с. ш. и 21°00'в. д.

12 июня. «Туман густой. Воздух холодной. Веревки все обмерзли. Парусы заиндевели» С трудом пробирались среди больших льдин. «Более склонялись к северу, остерегаясь ото льдов, которые почасту туманом закрывало». Вскоре «со всех сторон льдами были окружены». Опять стали лавировать среди льдов, с трудом управляя обледеневшими парусами. Продолжили плавание разными курсами, «избирая свободность между льдов».

Экспедиция упорно пробивалась на северо–запад. 13 июня «почасту закрывало туманом. Для чего стрелено было из пушек, били в барабан и звонили в колокол, дабы не разлучиться с другими судами. Лавировали между льдов, предостерегаясь редко носящихся мимо нас больших и малых льдин». Тоже продолжилось 14 и 15 июня. Именно 15 июня появилась некоторая надежда подойти к берегам Гренландии. «В двенадцатом часу прилетела к нам на судно береговая птичка видом наподобие чижика. И уповательно, что оная отлетала от берега в туман через лед и, может быть, что от Гренландской стороны (потому что на Шпицбергене таких птичек видать мне не случалось). И для того старались далее склоняться к западу и лавировали в видимую нами заливу с намерением, что не случится ли через лед увидеть землю». Чичагов направил суда в большую заливоподобную полынью среди льдов.

«С полуночи ветр стал тише. Погода пасмурна и по горизонту мрачность и временно туман. В двенадцать часов по счислению были в ширине 78°15', в длине 18°09', а от Клокбайской заливы Шпицбергена в расстоянии 36 миль». Стало ясно, что внесенная птичкой надежда на подход к берегам Гренландии была рассеяна. Идти к западу из‑за льдов было невозможно. Чичагов собрал командиров судов, и по общему согласию решено было идти к Шпицбергену, чтобы узнать, в каком фактическом расстоянии от берега находилась экспедиция. Это решение обосновали тем, что счислимый пункт нахождения экспедиции был сомнительный, потому что плавание походило все время во льдах.

19 июня «в четвертом часу по прочистке тумана оказался против нас берег». Вскоре туман опять накрыл суда. Опасаясь, чтобы не сесть в тумане на мель, выпалили из пушки. С земли никакого эха не было слышно. Предположили, что земля находится в далеком расстоянии. Бросали лот и на глубине в 125 сажен нашли глинистый грунт.

21 июня решено было идти в Клокбай, для чего суда направились параллельно видимого берега к югу. Войдя в залив, суда экспедиции стали на якорь. На выстрел с флагманского судна зимовщики с береговой базы экспедиции не подали никакого ответа. Чичагов послал в зимовочную базу отряд под командой своего помощника капитан–лейтенанта Петра Борноволокова. Возвратившись с берега, капитан–лейтенант доложил, что начальник зимовочной базы лейтенант Рындин с четырьмя зимовщиками убыл на охоту для промысла птиц. На базе остался комиссар с одним зимовщиком. Список умерших за зиму представил впоследствии Рындин. За зимовку скончались на Шпицбергене от цинги лекарский ученик Иван Исаков, матросы 1-й статьи Семен Шелипанов, Сидор Ефремов, матрос 2-й статьи Герасим Лебедев, плотник Федор Тимофеев, солдаты Петр Бормотов и Петр Митрофанов, конопатчик Аврам Недорезов и печник Осип Деянов. Последний скончался уже после ухода судов экспедиции из Клокбая в дальнейшее плавание.

В «Экстракте» Чичагов отметил: «24 июня приезжал к нам лейтенант Рындин. И объявил, что он ездил из губы на острова, которые лежат к зюйду, недалече от берега, для стреляния уток, которые называются гаги большие и ко употреблению в пищу лучшие из тамошних птиц. Которых он привез около сотни. А хотя оные и в Клокбае есть, только дики, так что редко застрелить удавалось». Рындин «сказывал, что в минувшую зиму служители по большой части находились больны, а особливо которые не столько имели движения. И сам он был слаб. Однако ходил. Помощь имели от русских мужиков[14], которые зимовали верст за 30».

Чичагов решил познакомиться с этими поморами, из числа которых был Василий Меньшаков, проплывший осенью 1765 г. из Клокбая на поморском карбасе и сообщивший властям о бедственном положении зимовщиков на зимовочной базе экспедиции. Начальник экспедиции наметил направить в поморское зимовье отряд под командой капитан–лейтенанта Борноволокова.

Но согласно «Экстракта», 25 июня «в третьем часу по полудни нанесло на нас льдину. Однако оную отвели тремя шлюпками в сторону. Которая оказалась толщиною в воде 7, а на верху до 3 сажен».

Борноволоков убыл в поморское зимовье лишь 26 июня. Возвратившись на следующий день, он сообщил, что «там он видел мужиков. Которых 12 человек. Живут в одной избе. Кормщика зовут Василей Бурков. Они из Даниловой пустыни. В зиму промышляли моржей, песцов, медведей и оленей для пищи. Судно у них повреждено. Вход в оную заливу за мелкостию неспособен».

Чичагов отметил в «Экстракте» о времени стоянки судов в Клокбае: «Во все время бытности нашей с 21 июня по 1 июля ветры были переменные. Погода по большей части мрачная. И дожди. Течение моря нерегулярное и более к норду и к зюйду по получетверти мили в час. И всегда носило льдины, которые отбуксировывали от судов шлюпками и отводили крючьями, буде близко случались. Повреждения судам от того не было. Ибо лед отрывало от стоячего льда, который не очень толст. А которые отламывались от ледяных гор, те по великости своей и толстоте для судов были опасны».

1 июля суда экспедиции вышли из Клокбая и направились вдоль берегов Шпицбергена на север. 8 июля «увидели со стеньги лед к зюйд–весту», который вскоре закрыло туманом. «По полуночи в первом часу оказалось великое множество льда к западу, и для лучшего осмотру приближались к оным». В результате суда оказались зажаты во льдах и только с большим трудом удалось выбраться из ледового плена. Из‑за густого тумана не раз приходилось ложиться в дрейф. Несколько дней суда лавировали среди льдов, пытаясь продвинуться на север. 16 июля «по прочистке тумана увидели берег — северную оконечность Шпицбергена на ост — норд–ост. В 12 часов взята была обсервация и найдена ширина места 79°50', в длине 27°34'». Был опрошен еще один шкипер с промыслового голландского судна. Гренландии он никогда не видел.

17 июля суда были на широте 80°30'. Далее на курсе к «желаемому предмету», т. е. по намеченному маршруту через северо–западный проход в Восточный океан, был «усмотрен густой и непроходимый лед. Призваны были командиры других судов и положено по общему согласию, что за непреодолимым к намеченному пути от льдов препятствием возвратиться. Тогда были в ширине 80°00'». Суда повернули на обратный курс.

30 июля против Клокбая был встречен пинк «Лапоминк», на котором капитан–лейтенант Немтинов по распоряжению Адмиралтейств–коллегии направлялся из Архангельска в Клокбай с дополнительны запасом продуктов, снаряжения и дров для зимовочной базы экспедиции.

По распоряжению Чичагова в дни с 31 июля по 7 августа производилась ликвидация зимовочной базы. Об этом он написал в «Экстракте»: «С 31 числа июля по 7 августа пробыли в Клокбае. Где заготовились пресною водою. И при том разбирали провиант. И годной брали на суда. А за непомещением оного снято было с пинка дров 30 сажен, дабы можно было поместить провиант и прочие припасы.

Будучи в Клокбае, взята была на берегу обсервация. По которой нашлась ширина места 77°06', склонение компаса 15°00' западное.

И еще меряли гору. Которой сыскана перпендикулярная вышина 315 шестифутовых сажен[15]. А сверх оного примечено, что всякой день отваливались от ледяных гор превеликие льдины.

7 числа, забрав всю годную провизию и другие припасы, також и бывшую в зимовье команду, оставя строение, состоящее в трех избах, одном амбаре и бане и 30 сажен дров, також и провизии, которая от гнилости пришла в негодность, снялись с якор и пошли в море.

Однако за противным ветром, немного отошед, остановились. А потом вдруг нанесло в заливу с моря льду, от коего имели немало беспокойство и с великим трудом освободились.

И вышли в море августа 8 числа. Потом за противными и крепкими ветрами продолжали плавание сентября по 10 число. А оного пришли к городу Архангельскому все благополучно».

Через 5 дней Чичагов послал вице–президенту Адмиралтейств–коллегии графу Ивану Григорьевичу Чернышеву письмо о возвращении из экспедиции. В письме он сообщал: «Усмотреть соизволите, каким опасностям мы были подвержены, а особливо в рассуждении туманов, будучи всегда во льдах. Во все ж время нашего плавания как Гренландии, так и Пуршаскова мыса видеть не могли, хотя и ясные погоды случались. Сверх же оного, и по известиям от галанских шкиперов, как мне некоторых случалось опрашивать, с вероятностью заключить можно, что северный проход невозможен» [2, с. 421].

Вместе с письмом Чичагов послал особый рапорт Адмиралтейств–коллегии, в котором кратко изложил историю второго плавания экспедиции. Завершил он словами: «И во все время нашего плавания как Гренланду, так и других чаемых, к северу лежащих, земель не усмотрено. И как видимые обстоятельствауверяют, что северный проход за великими льдами невозможен» [2, с. 421].

27 сентября 1766 г. Адмиралтейств–коллегия, рассмотрев рапорт В. Я. Чичагова о втором его плавании, приняла решение о ликвидации экспедиции. Граф И. Г. Чернышев доложил о возвращении Чичагова императрице за день до этого заседания Адмиралтейств–коллегии. После доклада Екатерина II подписала представленный Чернышевым проект указа о прекращении экспедиции. В этом же указе было указано: «Бывшим нынешнего году в компании, и на острову на зимовье, под командою флота капитана бригадирского ранга Чичагова, для оказания нашей императорской милости и удовольствия, за понесенные ими особливые труды и приложенного усердного старания к достижению до повеленного ему предмета, выдать ему капитану Чичагову и всем бывшим в оной флотилии штаб- обер- и унтер–офицерам и рядовым годовое их окладное жалованье, не исключая из того и вдов умерших служителей — и сирот, во время оного плавания, которым также по окладам их мужей выдать Адмиралтейской коллегии повелеваем» [2, с. 422]. Денежные награды получили и поморы, включенные в состав экспедиции.

В. Я. Чичагову пришлось в дальнейшем оправдываться в том, что экспедиция не выполнила поставленной перед ней задачи. В специальной «Оправдательной записке», написанной 31 января 1767 г., он сообщал о тяжелых встреченных льдах как о причине, не позволившей продвинуться на север, а затем и в Восточный океан кратчайшим путем: «Не можно ласкать себя, чтоб по такой неудаче заслужить мог хорошее мнение, а особливо от тех, которые мне эту экспедицию представляли в другом виде (как господин Ломоносов меня обнадеживал)» [5, с. 133–146]. В заключение автор делает вывод о невозможности плавания судов того времени через Северный Ледовитый океан.

Любопытно, что в записке В. Я. Чичагов сообщил о новом способе определения наличия по курсу за горизонтом берега или сплошных льдов: «По собственному примечанию найден способ ко осторожности, который и употреблялся с пользою; а оной состоял весьма в небольшой догадке, и только надобно выпалить из пушки: буде корабль находится на обширной воде, то от оного выстрела никакого звуку будет не слышно; когда в близости будет берег или лед, и при тихом ветре, то по выстреле воздух потрясется и ударится о находящуюся вблизи твердость, ато и слышно будет на корабле и уверит, в какой стороне и на какой обширности есть лед ил берег» [5, с. 133–146]. Видимо, это было одно из первых предложений по использованию акустических методов для обеспечения безопасности мореплавания.

В завершение рассказа об экспедиции В. Я. Чичагова приведем объективную, на наш взгляд, оценку, данную видным отечественным океанологом, исследователем полярных морей профессором контрадмиралом Николаем Николаевичем Зубовым: «С морской точки зрения обе экспедиции Чичагова были проведены безукоризненно. Три парусных корабля среди льдов, в штормах и туманах все время держались вместе, не теряя один другого из виду. Что же касается маршрута, предложенного Чичагову, то теперь[16] мы твердо знаем, что задача, поставленная ему Ломоносовым, невыполнима. Пройти через Северный Ледовитый океан не только на парусных судах, но даже на современных мощныхледоколах невозможно» [6, с. 115].

Маршрут, указанный М. В, Ломоносовым, стал реальным только в последней трети XX в., когда появились атомные ледоколы. 17 августа 1977 г. советский атомный ледокол «Арктика» впервые в истории достиг Северного полюса в свободном плавании через льды приполюсного района Северного Ледовитого океана.

В завершение рассказа об экспедиции В. Я. Чичагова сообщим кратко о его дальнейшей судьбе. Он дослужился до высокого чина адмирала. В 1789 г. во время войны со Швецией он стал командующим Балтийским флотом и выиграл все морские сражения на Балтике в 1789–1790 гг.

Фамилия прославленного адмирала встречается на географической карте 12 раз. В честь него названы бухты на Тихоокеанском побережье Северной Америки (полуостров Аляска, второе название Шикаго) и в архипелаге Александра у Северо–Западного побережья Северной Америки, горы в Антарктиде (Земля Мак–Робертсона), на Шпицбергене и на побережье Бристольского залива (Аляска), залив в Южной Полинезии (о. Науку–Хива), мысы на островах Науку–Хива и Кюсю (Восточно–Китайское море, второе название Сата), в Бристольском заливе (Аляска), остров в архипелаге Александра у побережья Северной Америки, острова Чичагова (архипелаг Земля Франца–Иосифа), проход в архипелаге Александра, Кроме того, ряд географических объектов на Алеутских островах и в архипелаге Александра названы в честь брига «Чичагов», на котором плавал исследователь Берингова моря и Русской Америки контр–адмирал Адольф Карлович Этолин в 20-х годах XIX в.

Глава 2

К неведомым островам и берегам в Восточном океане

Там влажная стезя белеет

На веток пловущих кораблей:

Колумб Российский через воды

Спешит в неведомы народы.

Михаил Ломоносов

Командорские и Алеутские острова в Тихом океане были открыты капитан–командором Витусом Берингом и капитаном Алексеем Ильичом Чириковым во время обратного плавания от берегов Северной Америки к Камчатке в 1741 г. В результате моряки и ученые получили более или менее ясное представление о местонахождении Ближних Алеутских островов, т. е. ряда западных островов Алеутской островной гряды, а также Командорских островов, которые сперва также причисляли к Ближним Алеутским. В отношении остальных островов этой гряды достаточно точных данных об их местонахождении и размерах не было.

Участники экспедиции Беринга — Чирикова, возвратившись на Камчатку, рассказали о возможности богатых пушных промыслов на этих островах. В первую очередь это касалось добычи меха морского бобра или калана (так неправильно называли морскую выдру). Сообщили они и о возможности промысла песцов, красных лисиц, морских львов или сиучей и морских котиков. И в первую очередь «морской бобер» во многом определил стремление русских промышленников и купцов, а затем и правительства к освоению Командорских и Алеутских островов, а затем побережья Северной Америки и созданию «Русской Америки» — русских владений в этом регионе мира.

Начало продвижению русских промышленников к берегам вновь открытых островов положил сержант Емельян Софронович Басов. Услышав о богатых пушных промыслах на о. Беринга (Командорские острова), он организовал артель и на небольшом промысловом судне «Капитон» отправился туда, а после зимовки в 1743–1744 гг. возвратился на Камчатку. В 1745–1746 гг. он вновь зимовал на о. Беринга, плавал оттуда на восток, видел Ближние Алеутские острова, но не смог подойти к ним. Он возвратился на Камчатку с грузом 1600 морских бобров и 4000 голубых песцов и котиков. В 1747–1748 гг., зимуя на о. Медном (Командорские острова), он нашел там медь, как самородную, так и в руде. В 1749–1750 гг. он еще раз плавал на собственном шитике «Петр» (судно старинной поморской конструкции, где доски обшивки и набора корпуса сшиты вицей — прутьями можжевельника и ели) к Алеутским островам с зимовкой на о. Медном.

Участник экспедиции Беринга в 1741 г. родом из Великого Устюга мореход Михаил Неводчиков в сентябре 1745 г. на судне «Евдокия», снаряженном на средства сибирских купцов, отправился на поиски богатых пушным зверем островов. Он побывал на островах Атту, Агату и Семичи из группы Ближних Алеутских. Кроме мехов, добытых за зимовку, он вывез оттуда одного алеута, обучил его русскому языку, выучился сам говорить по–алеутски.

Из рассказов этого алеута стало известно о существовании других Алеутских островов, где также возможен богатый бобровый промысел. Неводчиков составил рукописную карту Ближних Алеутских островов, и в 1751 г. эта карта была отослана в Петербург, в Сенат.

Промышленники устремились на Алеутские острова. Для снаряжения орудиями промысла и судами и приобретения запасов продуктов большая часть промышленников прибегала к помощи купцов. Начала финансирование промысловых экспедиций и казна.

Из Селенгинска в Забайкалье, который расположен не так далеко от Кяхты, откуда бобровые шкуры с солидным барышом сбывались в Китай, до Камчатки добрался разорившийся купец Андреян Толстых. Судя по его жизни и устремлениям, он был не только промышленником, стремившимся к максимальной выгоде от своих промыслов, но и подлинным исследователем новых земель. Он неоднократно выходил в исследовательские плавания, стремясь открыть мифическую «Гаммовую землю» («Землю Жуана да Гамы»), которую искал Витус Беринг и о существовании которой утверждали известные западноевропейские географы.

В 1746 г. Толстых на шитике «Иоанн» отправился от берегов Камчатки в океан, перезимовал на о. Беринга и после безрезультатных поисков к югу от Командорских островов «Гаммовой земли» осенью 1748 г. возвратился к берегам Камчатки.

В 1749 г. Толстых снова перезимовал на о. Беринга и после этого отправился к о. Атту, где провел две зимы. Любопытно, что с Командорских островов он привез на Атту пару голубых песцов, которые там быстро размножились. Уже через 10 лет там было добыто около 1000 голубых песцов. Ему принадлежат первые, достаточно подробные сведения о быте алеутов.

За счет промысла морских бобров и песцов он сумел поправить свои денежные дела, приобрел и оснастил промысловое судно «Андреян и Наталия». В 1756–1757 гг. это судно с промысловой партией зимовало на о. Беринга. Затем Толстых два года промышлял на Ближних Алеутских островах и составил их описание, а в 1759 г. возвратился на Камчатку с богатой добычей, состоявшей из 5360 бобров и 1190 песцов.

В 1760 г. Андреян Толстых на том же судне перезимовал на о. Беринга, ав 1761 г. отправился на Алеутские острова и пробыл там до осени 1764 г. За это время он и его спутники казаки Максим Лазарев и Петр Васютинский, перебираясь с острова на остров, описали названные по имени Толстых Андреяновские острова.

Описание этих островов и «Карта вновь сочиненная от Камчатского на восток лежащего берега, с расстоянием по Тиховосточному океану положения островов, сысканных и приведенных в подданство селенгинским купцом Андреяном Толстых» были доставлены в Тобольск сибирскому губернатору Д. И. Чичерину, который представил их Екатерине II. Императрица наградила Толстых, а служивых Лазарева и Васютинского произвела в «тамошние дворяне».

В 1765 г. Андреян Толстых на боте «Петр» вышел из Охотска с командой из 63 моряков и промышленников. Он перезимовал на р. Большой и вновь отправился на поиски «Гаммовой земли». После двухмесячных безрезультатных поисков бот при возвращении в Петропавловск Камчатский был разбит штормом о прибрежные скалы. При этом Андреян Толстых погиб в числе многих членов экипажа. Спаслись лишь трое моряков, которые и рассказали о свершившейся трагедии.

Важную роль в исследовании Алеутских островов сыграл «передовщик» Степан Гаврилович Глотов, мещанин из города Яренска, расположенного при впадении Вычегды в Северную Двину. Сведения о новых открытиях в Алеутской островной дуге, сообщенные Г лотовым, в конце концов достигли Петербурга и побудили Екатерину II поручить Адмиралтейств–коллегии организовать особую экспедицию по описи Алеутских островов и Аляски.

В феврале 1757 г. в Нижне–Камчатске, расположенном в устье р. Камчатки, компания купцов решила на своем судне послать промышленников для промысла морских бобров. Компания приобрела у московского купца Ивана Никифорова старый бот «Св. Иулиан» и пригласила в качестве штурмана промышленника С. Г. Глотова.

Глотов составил артель. При регистрации в Большерецкой канцелярии отправления артели в плавание в состав ее был включен отставной казак Савин Пономарев. Дело в том, что канцелярия выдала купцам ссуду в сумме 6 тыс. рублей и поэтому считала возможным подстраховаться в части компенсации своих расходов. Пономареву было указано следовать с промышленниками «в морской вояж, на знаемые и незнаемые морские острова, для приводу тамошнего неясашного народа в подданство и в платеж ясака[17]». Ему, как представителю русских властей, была дана «за шнуром и за казенною Большерецкой канцелярии печатью книга». В нее следовало записывать собранный с жителей дальних островов ясак «без проронки и в платеже ясака давать квитанции».

Отставному казаку поручалось «брать у них[18] и аманатов лучших людей сколько пристойно[19]; и притом наведываться, и сыскивать земных и морских куриозных, и иностранных вещей, и золотых и серебряных руд, жемчюгу, каменья, свинцу, железа, слюды, краски и прочих узорных вещей» [2, с. 268].

В артели было 42 промышленника. Не доверявшие промышленникам купцы назначили «правителем бота», т. е. «прикащиком», работника Петра Шишкина. Между промышленниками и купцами был составлен выгодный в первую очередь для последних «компанейский контракт», определявший условия дележа добытой на известных и вновь открытых островах пушнины.

2 сентября 1758 г. бот «Св. Иулиан», управляемый Глотовым, вышел из устья р. Камчатки в море. На девятые сутки плавания в штормовых условиях бот оказался у о. Медный, где артель вынуждена была зимовать. Находясь на острове, промышленникам удалось добыть на нем и у его берегов 83 морских бобра и 1263 голубых песца. Для пропитания во время зимовки и заготовки сушёного мяса в порядке подготовки к будущим походам они охотились на морских коров, нерп и морских львов или сиучей.

Так как во время шторма бот потерял оба якоря, то пришлось взять «от разбитого пакетбота бывшей Камчатской экспедиции» железа, из которого сделали «чрез немалый труд» новые якоря. 1 августа 1759 г. бот отплыл в море на восток, и 1 сентября артель добралась до неизвестного ранее острова, по мнению Глотова, в северо–восточной стороне от Камчатки, который местные жители называли Умнак.

На острове жило до 400 человек, промышленники называли их «американцами», так же как и людей из племен, проживавших на побережье Северной Америки, хотя первые были алеутами, а на побережье Аляски проживали индейцы и эскимосы.

Бот продолжил плавание, и был открыт второй остров, «обширностью больше первого, называемой «Уналакша» (Уналашка). На этом острове проживало, по оценке промышленников, около 300 человек.

В донесении о плавании Глотов отметил: «Оной народ, или жители объявляют, что от тех двух островов есть еще дальше лежащих к востоку, восемь островов, из которых на одном есть и лес стоячей». Впоследствии выяснилось, что последний остров со стоячим лесом являлся уже полуостровом Аляска, частью материка Северная Америка, протянувшегося далеко на запад в океан к Алеутской островной гряде Из расспросов местных жителей промышленники выяснили, что на этих неизвестных островах немало пушных зверей, ау их берегов — морского зверя, особенно бобра. «На всех же тех осми островах обитает незнаемой же народ», с которым жители Умнака и Уналашки «усобные имеют драки и беруту них пленников» [2, с. 270].

Промышленники также подверглись нападению жителей неизвестных островов, которые, «имея в шестиках укрепленные кости и каменья острые», мечут их с досок. «И учиняя приступ, усилились было всех перебить, и ранили нас, Пономарева в правое плечо, Глотова в грудь, да в левое плечо», а также убили одного промышленника и угнали байдару.

Промышленники проявили сдержанность. «Не видя от нас, — сообщал Глотов впоследствии, — отмщения против их нападения, кроме ласковости, пришли к нам к судну вторично без всякой уже ссоры и нападения». В обмен на принесенные мясо и сушеную рыбу они получили от промышленников иглы и шилья. Вскоре стало ясно, что нападение произведено самими жителями Умнака. Они вернули байдару.

На Умнаке и Уналашке промышленники бота «Св. Иулиан» прожили почти два года и 9 месяцев. За это время «русские люди тамошних двух островов народ ласкою привели в подданство и ясак».

Промышленники имели при себе всего 5 ружей, тем не менее алеуты безропотно приняли и подданство и обложение ясаком. Русских людей поражал хозяйственный быт местных жителей, которые жили в «земляных юртах», «огонь добывают камнем», с птиц «сдирая кожу с пухом, шьют себе парки», «лица красят».

Изучив алеутский язык, Глотов расспрашивал алеутов о природе других островов, в том числе и самом большом, на котором есть лес стоячий, «а какой именно, объявить на российском языке не знают».

26 мая 1762 г. промышленники отправились в обратный путь на Камчатку. «И быв в пути имели превеликие недостатки в воде и пище, так что и последнюю с ног обувь варили и в пищу употребляли; и хотя тем немало препятствовало однакож стараясь прибыли» 31 августа, т. е. после трехмесячного плавания на Камчатку [2, с. 271]. Из 42 участников экспедиции возвратились 39, трое погибли. Но доставленные промышленниками меха впечатляли: было добыто морских бобров, кошлаков (бобры в полувзрослом состоянии), медведок (детенышей бобров) — 1669, голубых песцов —1100, красных лисиц — 400, да еще моржовых клыков 22 пуда 10 фунтов (356 кг).

В Большерецкой канцелярии со слов Глотова и Пономарева составили «репорт» о проведенной экспедиции и два «реестра островов», т. е. перечень посещенных промышленниками островов и островов, о существовании которых рассказали местные жители. Кроме того, «правитель бота работник Петр Шишкин» представил карту островов, а Пономарев предъявил «ясашную книгу». Главные «компанейщики–купцы тобольской Илья Снигирев, вологодской Иван Буренин и тотемский Семен Шергин» увезли все эти документы в г. Тобольск, а в начале 1764 г. эти документы были представлены сибирскому губернатору Д. И. Чичерину.

Губернатор составил на основе поданных ему документов и устных рассказов купцов Снигирева и Буренина особую «реляцию» на имя Екатерины II и отправил ее 11 февраля 1764 г. с нарочным — драгуном фон–Фирстенберхом. Вместе с нарочным были отправлены в Петербург и купцы Снигирев, Буренин и Шергин. К «реляции» губернатор приложил «сочиненную по примечаниям бывшего там правителя ботом работника Петра Шишкина карту, какова от них подана и справленную здесь», а также «реэстры островам».

Отметив, что «сей до ныне скрытой талант подданных. выходит на театр чрез самых простых и неученых людей», Чичерин сообщил о своем распоряжении, состоящем в том, что из Охотска «в будущее лето при отправляющихся для промыслов компаниях послать из имеющихся там морских служителей с таким приказанием, чтоб они были пассажирами и ни в чем промышленникам не препятствовали, а только б журнал вояжу их верной и основательной вели и где на островах будут обстоятельное описание сочиняли» [2, с. 273].

Все документы, посланные губернатором Чичериным, поступили в кабинет императрицы по морской части. Делами этого кабинета, подготовлявшего доклады Екатерине II по вопросам, связанным с деятельностью флота, ведал граф И. Г. Чернышев.

Сохранилась записка императрицы ее секретарю от 13 апреля 1764 г., в которой она распорядилась представить ей лично все документы, посланные Чичериным по делу о новых открытиях островов в Восточном океане.

Историки считают, что именно граф И. Г. Чернышев сообщил М. В. Ломоносову о географических открытиях Глотова. Академик ознакомился со всеми документами, присланными Чичериным, встретился с купцами Снигиревым и Бурениным и расспросил их об обстоятельствах плавания Глотова. В итоге он пришел к мысли о необходимости более тщательного исследования о. Умнак и других близлежащих островов.

24 апреля 1764 г. он представил Адмиралтейств–коллегии вторую дополнительную записку к «Краткому описанию», названную им «Прибавление второе, сочиненное по новым известиям промышленников из островов Американских и по выспросу компанейщиков Тобольского купца Ильи Снигирева и Вологодского купца Ивана Буренина». Ясно, что именно это «Прибавление второе» явилось основой для составления доклада Чернышева императрице и подписанного ею указа об организации Адмиралтейств–коллегией особой экспедиции по описи Алеутских островов и открытию полуострова Аляска. Причем новая экспедиция в Восточный океан с самого начала была по замыслу связана с экспедицией по отысканию северо–западного прохода в этот океан, т. е. с экспедицией Чичагова.

В «Прибавлении втором» М. В. Ломоносов вначале по материалам экспедиции Глотова делает неверный вывод о местоположении о. Умнак. Он посчитал, что остров находится на 65° с. ш., а фактически он расположен значительно южнее на 53° с. ш. и ближе к Азии почти на 30°, чем считал Ломоносов. Кроме того, на основании рассказов о Лесном острове (где растут большие деревья), расположенном севернее о. Умнак, он сделал вывод о наличии довольно благоприятных условий для мореплавания в Северном океане у северных берегов Североамериканского континента. Для Ломоносова все это послужило еще одним подтверждением правильности идеи о поиске северозападного прохода из Сибирского океана в Тихий океан.

А в то время, когда результаты открытий, сделанных во время экспедиции Глотова 1758–1762 гг., рассматривались в Тобольске и Петербурге, неутомимый Степан Гаврилович отправился в длительный вояж. Он организовал новую артель и в 1763 г. поплыл на восток в океан. Глотов достиг о. Кадьяк, расположенном еще далее на восток, чем о. Умнак, и южнее полуострова Аляска. Там промышленники Глотова встретились с эскимосским племенем коняг, настроенном крайне враждебно по отношению к приплывшим русским. Коняги делали частые нападения на судно Глотова, предохраняя себя от пуль промышленников передвижными толстыми деревянными щитами, за которыми скрывались до 40 коняг, вооруженных копьями и стрелами. Промышленники несли потери и промыслом не занимались. От недостатка свежей пищи в условиях постоянной осады многие из них заболели цингой. На Камчатку Глотов возвратился из этого плавания в 1766 г. без большой добычи ценных мехов.

А в Петербурге события, связанные с исследованиями в Восточном океане, разворачивались следующим образом. 4 мая 1764 г. в Адмиралтейств–коллегию был направлен указ императрицы. В нем говорилось, что «недавно полученные известия из Сибири о преполезном открытии доныне неизвестных разных островов, которое все за плоды употребленного труда и положенного немалого иждивения прошедшей Камчатской экспедиции почесть должно[20]. Но как оное обретение сделано людьми, морского знания и науки не имеющими, которых описания и примечания не столь достаточны, чтобы всю могущую пользу приобрести можно было», то Адмиралтейств–коллегии предлагалось отправить «немедленно туда, по своему рассуждению сколько надобно, офицеров и штурманов, поруча над оными команду старшему, которого бы знание в морской науке и прилежание к оной известно было»[2, с. 293]. Императрица объявила намеченную экспедицию секретной и предписала пока не знакомить с истинными ее целями Сенат.

На другой день Адмиралтейств–коллегия рассмотрела список морских офицеров, представленных для выбора главы экспедиции, и остановилась на кандидатуре командира фрегата капитан–лейтенанта Петра Кузьмича Креницына. 7 мая он явился в Адмиралтейств–коллегию и «всеохотно» согласился возглавить экспедицию. Своим помощником он предложил назначить лейтенанта Михаила Дмитриевича Левашова. Официально новая экспедиция была именована «Комиссией, посланною для описи лесов по рекам Каме и Белой и по впадающим в оныя реки».

Петр Кузьмич Креницын был опытным боевым морским офицером. В 1742 г. четырнадцатилетним подростком его приняли учеником в Морскую академию и через год произвели в гардемарины. В течение 1745–1753 гг. он плавал на кораблях в Балтийском море, принимая участие в проведении описных работ. По окончании академии в мае 1748 г. Креницын был произведен в мичманы, а в ноябре 1751 г. — в унтер–лейтенанты. В марте 1754 г. он был определен в корабельные секретари и два года исполнял обязанности аудитора (секретаря и прокурора) в военном суде, затем продолжил корабельную службу и на корабле «Астрахань» перешел из Архангельска в Кронштадт. В 1757 г. он стал командиром пинка «Кола» (военный транспорт) и был произведен в лейтенанты. С 1760 г. П. К. Креницын — командир бомбардирского корабля «Юпитер» и особо отличился в 1761 г. во время войны с Пруссией при высадке русским флотом десанта у крепости Кольберг (ныне Колобжег).

«По справедливости засвидетельствую, — доносил Адмиралтейств–коллегии 26 октября 1761 г. командующий Кронштадтской эскадрой, в состав которой входил «Юпитер», контр–адмирал С. И. Мордвинов, — о командирах бомбардирских кораблей флота лейтенантах Бабаеве, Норманском и Креницыне и о всей команде их. что во всю их бытность. против города Кольберга, невзирая на прежестокую с четырех разных батарей и из лесу из поставленных пушек пальбу и [на] окружающие неприятельские бомбы и повреждения корпусов своих судов и мачт, в самую близость города и батарей приходили и якори и завозы свои так близко к батареям завозили, что по шлюпкам их с тех батарей всегда картечами палили, и со всякой ревностию. как днем, так и ночью старались неприятеля разорить» [7, с. 111].

В апреле 1762 г. способного и храброго офицера произвели в капитан–лейтенанты и назначили командиром 32 пушечного фрегата «Россия», а в 1763 г. — командиром фрегата «Ульриксдаль». В мае 1764 г. с назначением начальником «секретной» экспедиции его произвели в капитаны 2-го ранга.

Его помощник по экспедиции М. Д. Левашев в 1751 г. в возрасте 12 лет был принят учеником в Морскую академию, а через два года его перевели кадетом во вновь организованный Морской шляхетный кадетский корпус. В 1755–1762 гг. он плавал на кораблях Балтийского флота, в 1757 г. был произведен в гардемарины, а через год по окончании корпуса выпущен на флот мичманом. После участия в Кольбергской операции в ходе войны с Пруссией, во время которой молодой мичман проявил себя с лучшей стороны, он был произведен в унтер–лейтенанты, а еще через два года в лейтенанты. С назначением помощником начальника «секретной» экспедиции ему присвоили чин капитан- лейтенанта. Как видим, в «секретную» экспедицию назначили лучших офицеров флота.

В мае 1764 г. Ломоносов представил императрице вторую полярную карту, на которой были в определенной мере отображены новые сведения об Алеутских островах, собранные промышленниками. Но «новообретенные» острова были расположены на ней в соответствии с соображениями, изложенными Ломоносовым в «Прибавлении втором».

28 мая императрица послала сибирскому губернатору Чичерину указ о содействии и финансировании экспедиции Креницына. В указе было сказано: «Повелеваем вам на то употреблять из первых поступивших денег сколько потребно, присылая для известия оным счет в Адмиралтейскую коллегию». На снаряжение экспедиции были отпущены значительные для того времени средства — 100 837 рублей [7, с. 114]. Императрица передалалично графу И. Г. Чернышеву золотые часы особой, с секундами конструкции, для Креницына и Левашева. И в дальнейшем она лично интересовалась ходом экспедиции. По поводу экспедиции она осенью 1765 г. писала Чичерину: «С нетерпением ожидаю, что далее произойдет» [7, с. 115].

Адмиралтейств–коллегия подготовила для экспедиции секретную инструкцию, которую в запечатанном виде передала Креницыну. Содержание инструкции Чичерин в Тобольске должен был объявить Креницыну, вскрыв пакет.

Согласно инструкции, из Тобольска Креницын со своими спутниками должны были направиться на Камчатку, а далее плыть в качестве пассажиров на судах промышленников, следовавших на промыслы к Алеутским островам. В плавании морякам команды Креницына следовало вести «во всех путях счисления, и всех приключений наблюдения, и примечания подлежащих к описи окрестностей».

«В те же журналы[21] вносить должно, ежели увидят, как на сухом пути, так и на воде, каких зверей, положение мест, леса, птиц и рыб, которые с находящимися в России сходства не имеют, или в чем‑нибудь сходствуют, и в чем именно разнятся, и прочее, подлежащее для куриозности и известия».

Моряки экспедиции должны были «записывать же состояние народов, то есть, как которой зовут; с каким оной сходствует; какое платье и обряд около себя имеют; как домовно живут; какую пищу употребляют; какие промыслы имеют; какое богослужение отправляют; есть ли хлебородие и хлебопашество, и сколько велико; какой скот и дворовые птицы, кроме дичи; также их обхождение; стараясь, сколько возможно допустить и чем возможно же будет, снимать рисунки.

Если же случай допустит быть на островах, леса имеющих, то примечать, какого те леса роду; и буде найдут супротив российских отличные, то пробовать из доброты; и несколько на пробу также и семян их брать. Если же найдутся какие металлы, то по нескольку из них брать же и с журналами присылать в Коллегию» [2, с. 295].

На Камчатке Креницыну предлагалось взять себе в проводники казака Савина Пономарева, лучше всего «плыть от о. Медного прямо к о. Умнаку, курсами, тому Пономареву и прочим его товарищам знаемыми; и стараться всячески ускорить приход свой к островам Умнаку или Уналашка». Креницын должен был собрать сведения «о всех тех 16 островах, о которых те жители Пономареву сказывали; что лежат они от Умнака и Уналакши к осту или к норд–осту и распространяются далече, как то в репорте того казака в Большерецкую канцелярию и на карте, сочиненной тотемским купцом Петром Шишкиным, объявлено».

У алеутов о. Умнак Креницын должен был «особливо доведываться» об островах «Алахшаке многолюдном», Кадьяке и «Тыгачь–таны или Шугачь–таны», т. е. об островах и землях, лежащих на восток от Умнака. Речь шла уже о неизвестном тогда побережье полуострова Аляска и об островах к югу от него.

В случае зимовки Креницыну было рекомендовано зимовать у того острова, который «лесной, жилой и многолюдной, ловли морских зверей и земляных имеющей» — Алахшаке, т. е. ему рекомендовали разыскивать Большую Землю–Аляску [2, с. 296–297].

Креницыну выдали экстракты из журналов и копии карт экспедиции Беринга и Чирикова в 1741–1742 гг., а также копии карт морей Арктических и карты Петра Шишкина, участника плавания Глотова.

Адмиралтейств–коллегия выдала Креницыну в запечатанном конверте «Секретное прибавление к инструкции», с которым он должен был ознакомиться только «на Камчатке, как будет садиться на суда к отправлению в поход». В этом «Секретном прибавлении» сообщалось об предстоящем отправлении экспедиции «для поиску северо–западного прохода от Шпицбергена в Тихий океан к Камчатке», назывались командиры трех судов. Креницыну сообщали порядок опознания этих судов, условные сигналы, в том числе пушечными и ружейными выстрелами по особому порядку, и пароли.

Особо любопытны пароли встречи: «А ежели у него[22], а паче у штурманов, рассаженных на другие промышленные суда, пушек и ружей не будет, а вид судов, или судна, будет ему казаться многосхожим с рисунком[23], тогда, подошед к ним сколько можно будет ближе, учинить всеми людьми всевозможной крик, вскрича три раза «Агай!» на подобие «Ура!»[24].

А когда на то с тех судов в ответе троекратно вскричат «Агай!», тогда, вторично вскрича «Боже помоги, боже помоги, боже помоги!», ждать от судов ответа троекратно «Да поможет и нам!».

А когда на оба вопроса ответствовано будет исправно, тогда вскричать в последний раз «Остров Умнак!» трижды и ждать от них в ответ восклицанием трижды ж «Остров Оннекотан!»»

Так же должны были сигнализировать моряки с кораблей экспедиции Чичагова в случае встречи и приближения к судам Креницына. «Что ежели с обеих сторон сделано будет по сему, а особенно голосной крик на русском языку чисто и исправно, тогда заподлинно верить можно, что те суда наши, и соединиться с ними для вышеизображенных нужд можно» [2, с. 300–301].

Состав экспедиции был сформирован Адмиралтейств–коллегией 16 июня 1764 г. В этот день все ее участники были произведены в следующие чины: Креницын стал капитаном 2-го ранга, а Левашов — капитан–лейтенантом. Из штурманов в экспедицию включили Афанасия Дудина–большего, Афанасия Дудина–меньшего, Якова Шебанова, Михаила Крашенинникова; из подштурманов — Сергея Чиненого, Александра Степанова, Ивана Срулева; а также штурманских учеников — Конона Ларионова, Петра Страхова; матросов Родиона Абрамовского, Кирилла Лошкарева, Евдокима Иванова, Егора Маторного, капрала Ивана Шипицына. Экспедиции были выданы 12 морских квадрантов — инструментов для измерения высоты солнца.

Из Петербурга Креницын с командой из 16 человек выехал 1 июля 1764 г. На 42 подводах экспедиция прошла в Тверь, а оттуда 18 июля поплыла на барже по Волге до Казани. Далее из Казани сухим путем экспедиция последовала через Кунгур, Екатеринбург, Тюмень и прибыла в Тобольск 17 сентября 1764 г.

В Тобольске сибирский губернатор Д. И. Чичерин вскрыл доставленный Креницыным пакет с инструкциями экспедиции, и только тогда последнему стало известно истинное назначение его прибытия в Сибирь. Он мужественно и просто принял к выполнению сложную и ответственную поставленную перед ним исследовательскую задачу.

Губернатор Чичерин принял решение изменить характер работы экспедиции и отказаться от работы ее участников на промысловых судах. Он распорядился построить для экспедиции в Охотске два судна и передать их под команду Креницына. В Тобольске к экспедиции были прикомандированы 10 штурманских учеников из местной навигационной школы и команда из «нижних чинов». Экспедицию снабдили необходимыми материалами и припасами.

Губернатор Чичерин составил особую инструкцию для экспедиции, в которой поместил различные советы и указания властям Якутска, Охотска и Камчатки в части содействия и обеспечения экспедиции. Для самого Креницына в ней было указано: «За главнейшее основание порученной вам экспедиции поставляю несколько уже известных, сысканных купцами Алеутских островов, основательное описание и положение оных на карту сделать, а особливо большого и многолюдного острова Кадьяк;

приложив всевозможное старание, обходя его вокруг, писать весьма нужно, остров то или матерая земля, ибо на показания бывших на том острову наших людей утвердиться не можно» [7, с. 114].

Далее в рассказе об экспедиции все цитаты взяты из «Экстракта из журналов морской секретной экспедиции под командою флота капитана Креницына и капитан–лейтенанта (что ныне капитан) Левашова разных годов в бытности их в той экспедиции, с 1764 по 1771 годы», помещенные в 2, с. 435–458.

Перезимовав в Тобольске, 5 марта 1765 г. экспедиция тронулась в дальнейший путь в Иркутск. Проездом через Томск Креницын «взял себе в команду троих школьников, знающих начальные основания математики». В Иркутск Креницын прибыл 4 апреля. Там он также включил в состав экспедиции трех учеников местной навигацкой школы. Из Иркутска Креницын проехал в Качуг в верховьях Лены и организовал оттуда сплав экспедиции в Якутск.

15 мая экспедиция на пяти плошкоутах поплыла вниз по реке к Якутску, «переменяя для сплаву работных людей в погостах и деревнях». В пути зарисовывали «каменистые берега, кои по тамошнему называются щоки».

В Якутск экспедиция прибыла 5 июня 1765 г. Там Креницын взял в состав экспедиции 20 казаков местной команды. Все приспособления, материалы и припасы, необходимые в дальнейшем для проведения экспедиции, уложили в сумы и ящики, весом каждый 2, 5 пуда (40 кг), и «везены были верхом на лошадях. На каждой — клади по пяти пуд. Дорога от Якуцка к Охоцку весьма была трудна за болотами, грязьми, чрез реки по бродам, лесом–валежником и высокими горами». Последняя партия с Креницыным во главе прибыла в Охотск в октябре 1765 г.

В Охотске строившиеся для экспедиции два судна еще не были готовы. Местные судостроители сумели только положить кили и установить несколько шпангоутов. Затем строительство судов прекратили из‑за недостатка лесных материалов. Креницыну пришлось вмешаться и взять дело строительства судов в свои руки. Суда были спущены на воду 25 августа следующего, 1766 г.

Для экспедиции построили бригантину «Св. Екатерина» длиною по килю 60 футов, шириною 12 футов (18 и 3,6 м соответственно), ею командовал сам Креницын. Это был небольшой бриг, легкое двухмачтовое судно с прямыми и косыми (на гротмачте) парусами.

Вторым вновь построенным судном был гукор «Св. Павел» длиною по килю 55 футов, шириною 18 футов (16,5 и 5,4 м), им командовал Левашов. Гукор являлся промысловым двухмачтовым судном с широким носом и круглой кормой. Кроме того, для участия в экспедиции отремонтировали два старых судна, находившиеся в Охотском порту: галиот «Св. Павел», торговое двухмачтовое судно, командир штурман Дудин–меньший, и бот «Св. Гавриил», небольшое гребно–парусное судно, командир Дудин–больший.

Команда бригантины состояла из 72 человек, в том числе 2 штурмана, один подштурман, 3 штурманскихученика, подлекарь, канцелярист, «сын боярский один» (служилый из обедневшего боярского рода), 2 боцмана, кузнец, токарь, 46 казаков, зачисленных как матросы, 3 промышленника и др. На гукоре в команду включили 52 человека, в том числе 37 казаков в качестве матросов, 2 промышленника; команда галиота состояла из 43 человек, из них 32 казака в качестве матросов и двое промышленников; на боте команда составилась из 21 человека, среди них 19 казаков в качестве матросов.

На все суда был погружен годичный запас провианта, пушки, ружья, порох и промысловое снаряжение. Но выйти из Охотска на Камчатку судам удалось только довольно поздно — 10 октября 1766 г., а это время характерно для Охотского моря частыми сильными штормами.

На третий день плавания пасмурная погода и сильный шторм разлучили суда, которые продолжили плавание самостоятельно. Моряки бригантины «Св. Екатерина» впервые увидели западное побережье Камчатки 17 октября, но подойти к нему сразу не удалось. В корпусе бригантины открылась сильная течь. Морякам проходилось постоянно отливать воду ведрами. Следуя вдоль берега на юг, Креницын подошел к устью р. Большая., но шторм не позволил пройти в устье реки. Через 2 дня сильный шквал выбросил бригантину на прибрежную мель в 25 верстах севернее Большерецка и в двух верстах к югу от р. Утки. Команда с трудом добралась до берега, вынеся на берег денежную казну и секретные документы. Провиант и снаряжение было залито водой.

Гукор «Св. Павел» под командой Левашова подошел к берегу Камчатки 18 октября. «За стужею, снегом и дождем, а более для великого волнения» не удавалось отойти от берега в море, и 25 октября недалеко от устья р. Большая гукор потерял руль и его вынесло на прибрежную мель. Команда сумела сойти на берег.

Бот «Св. Гавриил» под командой штурмана Дудина–большего сумел зайти в устье р. Большая, но и там штормовая волна залила судно водой и выбросила на берег. Команда вся спаслась.

А галиот «Св. Павел», где команду возглавлял штурман Дудин–меньший, штормом вынесло Первым Курильским проливом в Тихий океан. 21 ноября штурману Дудину–меньшему все же удалось подвести галиот к Авачинской губе на юго–восточном побережье Камчатки, но из‑за скопления льда войти в нее не смог. Через 3 дня льдины перетерли якорные канаты и внезапный шторм опять отнес галиот в море. На судне сломались мачты, изорвались паруса, был израсходован вес запас воды и дров. Только 8 января 1767 г., через три месяца после выхода из Охотска, моряки галиота увидели в тумане землю. И тут налетевший шквал бросил судно на каменные утесы и разбил корпус вдребезги. До берега добрались только 13 моряков, в том числе и Дудин–меньший, остальные 30 погибли.

«Отставшие от потопу люди на той земле зимовали; кои после узнали, что Курильской седьмой остров, называется Сияф–Кута[25]. Курильцы, на то время зазимовавшие, содержали их в своих юртах. И давали в пищу китовой жир, морскую капусту, дягильное коренье. А после питались и одними ракушками». Спасшиеся моряки находились на острове до конца июля 1767 г.

После трагической высадки команд трех судов экспедиции на побережье Камчатки Креницын энергично принялся за возможное восстановление судов и сбору потерянного имущества. С р. Утки он послал в Большерецкий острог сообщение с просьбой о помощи людьми и транспортными средствами. 30 октября ему стало известно, что Левашову удалось снять гукор «Св. Павел» с мели и отвести в защищенное место стоянки. Креницын понял, что зимовка экспедиции на Камчатке стала неизбежной. Он поспешил в Большерецк для организации зимовки. Вскоре туда же прибыл и Левашов.

У места крушения судов экспедиции были сделаны землянки, в которых разместился караул из казаков–матросов. Всю зиму команды судов собирали по берегу и перевозили на собаках в Большерецк имущество и припасы с потерпевших крушение судов. Бригантину «Св. Елизавета» штормовые волны разбили полностью и ремонтировать ее было невозможно. Для дальнейшего плавания старый бот «Св. Гавриил», который удалось снять с мели, также следовало заменить более прочным судном. И гукор «Св. Павел» требовал ремонта.

В декабре Креницын направился к устью р. Колы, возле которого разбилось одно купеческое судно, чтобы выяснить его состояние. Но и этот галиот «разбило до основания, и много людей потонуло». Поэтому для надобностей ремонта и оснастки судов Креницын организовал заготовку леса, варку из морской воды соли, изготовление байдар. 36 моряков были отправлены нм 26 декабря в Машурской острог в 360 верстах от Большерецка для выгонки смолы.

Именно на Камчатке после аварии Креницын вскрыл конверт с «Секретным прибавлением» к инструкции Адмиралтейств–коллегии, с которой его ознакомили в Тобольске. 16 ноября 1766 г. он в присутствии всего командного состава экспедиции допросил престарелого казака Савина Пономарева. Его показания были записаны на совещании в виде именной «скаски». К сожалению, выяснилось, что Пономарев ничего не мог сообщить про остров лесной и про населяющий его народ, что он «не токмо морского счисления, но и по компасу мореплавания… содержать вовсе не знает. А был впервы пассажиром. И за тем до означенных островов не только нынешней экспедиции довести и показать ей оный [не] может, но ежели к тем островам он, Пономарев, привезен будет, за старостию лет тех островов опознать и указать не может. А могут обо всем оном, и всегда в тонкость, доказать объявленные мореходы Глотов и Соловьев».

Глотов в это время находился в Нижне–Камчатске. За ним был послан с особым «ордером» - вызовом казак. Степан Гаврилович Глотов явился в Большерецк 20 января 1767 г. Вместе с ним был прислан мореход Иван Михайлович Соловьев. Последний в 1764 г. плавал передовщиком с 55 промышленниками на судне «Святых апостолов Петра и Павла» к Лисьим Алеутским островам на промыслы и для сбора ясака. Он провел 2 года на Уналашке, обследовав остров на байдарах. Потеряв от болезни 28 промышленников, вернулся в 1766 г. на Камчатку. Представленный им по возвращении «репорт» содержал отчет о плавании и описание быта местных алеутов.

Промышленники прибыли по «ордеру», вероятнее всего под конвоем казака. Их показания Креницын записал в тот же день. Они полностью подтвердили сообщения рапорта Большерецкой канцелярии сибирскому губернатору от 12 сентября 1764 г. Более того, они сообщили и о своих новых географических открытиях. Глотов сообщил о своем посещении о. Кадьяк, сведения о которых он ранее давал со слов алеутов о. Умнак. «Будучи де ныне, — показал он, — в вояже на судне «Св. Андриан», промысел имел от преждеобысканных Умнака и Уналашки чрез восемь на девятом острове Кадьяке».

Креницын при этом убедился, что пункты инструкции Адмиралтейств–коллегии о маршрутах экспедиции и поиску неизвестных островов вполне обоснованны. Он включил самих промышленников в состав экспедиции и доложил об этом Адмиралтейств–коллегии: «Оные мореходы в вояж для опознания и указания тех знаемых ими островов мною увезены быть имеют».

К августу 1767 г. гукор «Св. Павел» и бот «Св. Гавриил» были отремонтированы и подготовлены к плаванию. Креницын решил обогнуть Камчатку и зайти в Нижне–Камчатск в надежде найти там лучшие суда для продолжения экспедиции к Алеутским островам. Перед самым отплытием 3 августа в Большерецк на двух байдарках с о. Шиашкотан приплыл штурман Дудин–меньший со своими моряками. «Курильцы на своих деревянных байдарах или лодках привезли [их] с того острова к Большерецкому устью». Дудин- меньший с уцелевшими моряками из команды галиота «Св. Павел» вошли в состав экипажа бота «Св. Гавриил», командование которым на переходе в Нижне–Камчатск принял сам Креницын.

14 августа экспедиция на двух судах вышла из устья р. Большая и 6 сентября благополучно прибыла в устье р. Камчатки. В Нижне–Камчатском остроге Креницын собрал всех промышленников, оказавшихся там в то время, и опросил их по условиям плавания в Восточном океане в осеннее время. Советы промышленников он записал и изложил их позднее в особом рапорте Адмиралтейств–коллегии от 27 июня 1768 г. Судя по записи, эти промышленники- мореходы были выходцами из Яренска, Великого Устюга, Соли–Вычегодской, Курска и других в большинстве северных городов России. Проанализировав советы промышленников, Креницын решил остаться на зимовку в Нижне–Камчатске.

В Нижне–Камчатском порту Креницын не нашел судов, пригодных для участия в экспедиции. В январе 1768 г. он поехал на собаках «к устью реки Морошеной, впадающей в Пенжинское море» (теперь р. Морошечная, а море Охотское). Вблизи устья этой реки, как ему сообщили, затонула у берега бригантина «Св. Елизавета», отправленная из Охотска с грузом провизии для Тагильской крепости. Но в указанном месте Креницын затонувшее судно не нашел и в феврале возвратился в Нижне–Камчатск.

А остальные участники экспедиции «в зимнее время в Нижне–Камчатском остроге варили у моря из морской воды соль, выгнали довольно лиственничной смолы, сделали еще на каждое судно по байдарке и на воду бочки; весною ловили в реке Камчатке рыбу».

Экспедиция зафиксировала несколько землетрясений на Камчатке. Так, «1 марта 1768 г. пополудни в половине первого часа было великое трясение земли. Не менее пяти минут продолжалось. От которого на колокольне и колокола звонили. Також и в покоях людям от колебания и тряску быть не можно».

1 апреля вскрылась р. Камчатка. В устье реки с осени стоял галиот «Св. Екатерина» под командой лейтенанта Ивана Синдта, который еще гардемарином плавал в 1741 г. на пакетботе «Св. Петр» под командой капитан–командора В. Беринга. В 1763 г. по распоряжению сибирского губернатора Ф. И. Соймонова он был назначен начальником секретной экспедиции на галиоте «Св. Екатерина» для описи северо–западных берегов Америки и островов в Восточном океане. Берегов Северной Америки Синдт не достиг и в 1768 г. представил карту северной части Тихого океана, показав на ней ряд несуществующих островов, будто бы открытых им. Несомненно открыт им только о. Св. Матвея в центральной части Берингова моря.

Креницын осмотрел галиот «Св. Екатерина» и признал его более пригодным для дальнейшего плавания, чем бот «Св. Гавриил». Он передал Синдту бот «Св. Гавриил», на котором Синдт со своей командой ушел 25 июля в Охотск. Креницын приступил к ремонту галиота, который удалось завершить только к 1 июля 1768 г.

Новую команду галиота возглавил сам Креницын. В нее включили 3-х штурманов, подштурмана, 3-х штурманских учеников, боцмана, боцманмата, подлекаря, канцеляриста, 2-х квартирмейстеров, капрала, ученика ботового и шлюпочного дела, парусного ученика, «кузнешного десятника», «плотнишного десятника», солдата, 41 «за матроз казаков», 9 промышленников- «вольных людей на жалованье», 2 алеутов–переводчиков (толмачей).

Характерен для того времени набор продуктов, погруженных на галиот: сухарей 50 пудов 38 фунтов (815 кг), муки ржаной 476 пудов 13 ¾ фунта (7652 кг), круп ячневых 46 пудов 39 фунтов (751 кг), соли 52 пуда (832 кг), масла коровьего 134 пуда 14 фунтов (2160 кг), мяса 12 пудов 26 фунтов (202 кг), рыбы сушеной 287 ½ вязок, в каждой по 50 рыб, рыбы соленой 20 бочек, водки 27 ведер, 3 кружки, 9 ½ чарок, а также 47 бочек с пресной водой и 8 сажен дров.

Безусловно, принятых на суда запасов провианта было недостаточно для проведения длительной экспедиции. Предполагалось их пополнение за счет ловли рыбы, добычи морских зверей в районах плавания и охоты на обследуемых островах, для чего было взято промысловое снаряжение.

На галиот погрузили 4 пуда 8 фунтов (67 кг) пушечного пороху, 14 пудов 1 ½ фунта (225 кг) ружейного пороха, 2 фальконета, 2 медные полуфунтовые пушки, 8 небольших единорогов для байдар, чугунную пушку, 39 ружей и 13 мушкетонов. Были взяты различные товары (ножи, иглы, бусы и др.) для подарков местным жителям островов.

Под команду Левашова на гукор «Св. Павел» перешли 64 человека: 4 штурмана, 4 штурманских ученика, подлекарь, «сын боярской», 4 квартирмейстера, «плотничий комендор», токарь, слесарь, солдат, казачий капрал, 38 казаков, 5 промышленников, 2 алеута–толмача.

На гукор погрузили примерно такое же количество провианта, как на галиот, пресной воды 34 бочки, дров 6 сажен, 17 пудов 7 фунтов пороху и немного оружия.

В качестве опытных промышленников–мореходов в состав экспедиции вошли ряд видных участников открытия и освоения Алеутских островов и Аляски Степан Гаврилович Глотов, Алексей Иванович Дружинин, Дмитрий Афанасьевич Панков, Василий Данилович Штинников и др.

Толмачами в экспедиции были взяты молодые алеуты, которых промышленники вывезли ранее на Камчатку и там крестили, усыновили и определили в Нижне–Камчатск для обучения русскому языку и грамоте. Это Иван Степанов Глотов, Алексей Иванов Соловьев, Алексей Иванов Попов, Андрей Яковлев Шарапов — все подростки.

21 июля 1768 г. галиот и гукор вышли из устья р. Камчатки и через 5 дней подошли к о. Беринга. На остров были посланы моряки на байдарах для наполнения бочек пресной водой. Любопытно, что моряки на берегу видели много птиц–ар, урил и морских коров. Наверное, увиденные морские коровы были уже последними представителями этого вида морских млекопитающих. Уж больно привлекательной была охота на них для русских промышленников из‑за вкусного мяса. Н вскоре этот вид животных был полностью уничтожен людьми.

В проливе между островами Беринга и Медным экспедиция встретила промышленное судно под командой штурманского ученика Софьина, которое зимовало на о. Медном с 1766 г.

Крепкий ветер от юго–юго–запада и пасмурная погода разлучили суда экспедиции на северной шпроте 54°33', не 11 августа они продолжили плавание раздельно.

14 августа Креницын подошел на расстояние видимости островов Алеутской гряды. Он правильно решил, что это о. Сигуам — самый восточный из Андреяновской группы островов, и о. Амухта — самый западный из Четырехсопочных островов. На этих островах уже побывал Глотов и его промышленники на боте «Св. Иулиан» в 1759–1762 гг.

20 августа Креницын ввел галиот в пролив между Умнаком и Уналашкой. Именно в этом проливе Креницын впервые встретился с алеутами, обитавшими на островах. Один из них подошел к галиоту на байдарке и закричал русское «Здорово!». Других русских слов он не знал. Через толмача на галиоте он стал расспрашивать о целях прихода судна. Креницын заверил через толмача: «Не только жить будем мирно, но и подарков… всяких дадим». Алеуты были удовлетворены и подарили Креницыну каклюмет — высокий шест с головой и крыльями совы.

Левашов, как об этом можно судить по составленной нм карте плавания гукора «Св. Павел»,14 августа увидел на юге неизвестный остров, названия которому он не дал, но нанес на карту, как «впервые открытый остров». На следующий день Левашов увидел еще два небольших острова, а к югу от них — третий. От них он повел гукор на северо–восток. 16–18 августа он увидел на юго- востоке несколько мелких островов и один крупный. 19 августа гукор достиг о. Амухта. Таким образом, Левашов видел и нанес на карту восточную часть Андреяновских островов, но какие именно острова он открыл, точно установить крайне затруднительно из‑за значительных ошибок в определении долготы.

20 августа гукор прошел мимо большой скалы (позднее названной Корабельной), окруженной несколькими небольшими скалами, которые он обозначил на своей карте крестиками (в конце XVIII в. на этом месте поднялся со дна моря вулканический остров Старый Богослов, а в последней четверти XIX в. — о. Новый Богослов). 21 августа Левашов повернул на восток, к северной оконечности о. Уналашка и там встретился с Креницыным. По пути к о. Уналашка Левашов видел о. Акутан, наиболее крупный из группы островов, названной в XIX в. островами Креницына. (По крайней мере за год до этого на Акутане побывали русские промышленники.)

22 августа в пролив между Умнаком и Уналашкой пришел и гукор «Св. Павел». Оба судна зашли в залив на северной стороне о. Уналашка и стали наливать бочки водой. Вскоре приплыли на байдарке 2 алеута. Они привезли в пузыре с полведра воды и получили небольшой подарок.

23 августа на галиот к Креницыну явился один алеут и заявил, что он хочет дружить с моряками. Он сообщил, что в этом году на о. Умнак зимовали русские промышленники с бота купца Ивана Лапина. Они отправились на промысел на острова Акутан и Кугалга, и там местные жители напали на них и 15 человек из партии убили.

23 августа суда снялись с якоря и через два дня подошли к северному берегу о. Унимак (самого восточного острова собственно Алеутской гряды) и, обогнув весь остров, описали его. Как считают многие историки географических открытий, именно 30 августа суда проходили проливом между Унимаком и, как считали Креницын и Левашов, островом «Алякса», где есть «стоячий лес», а фактически оконечностью полуострова Аляска, и именно там гукор сел на мель, но был стащен на другой день. 1 и 2 сентября моряки осматривали аляскинский берег, а потом суда отправились искать место зимовки.

Совместный осмотр Креницыным и Левашовым «Аляксы» был первым исторически доказанным плаванием европейцев вдоль северного берега полуострова Аляска. Как далеко продвинулись моряки на северо–восток от о. Унимак, точно не известно, но, по видимому, недалеко, так как «Алякса» на карте Левашова показана островом, несколько уступающим по размерам Унимаку.

Решение Креницына обследовать пролив между Унимаком и «Аляксой» подкреплялось тем, что на гукоре находился квартирмейстер Гавриил Пушкарев, который еще в конце 50-х гг. XVIII в. промышлял на Алеутских островах. Летом 1760 г. на судне «Св. Гавриил» он перешел к полуострову Аляска, принятому им за остров. Там он зимовал на юго–западном берегу полуострова Аляска в 1760–1761 гг. Это была первая исторически доказанная зимовка русских на полуострове. Пушкарев был включен в состав экспедиции уже на Камчатке.

При проходе проливом между Унимаком и «Аляксой» моряки внимательно осматривали берега неизвестной земли, простиравшиеся на значительном протяжении. Бывалые промышленники признали в земле остров «Алякса». Креницын несколько раз направлял группы моряков на байдарках для ознакомления с неизвестной землей «на Аляскинской пустой берег, содержа там для опасности вооруженной караул». Заодно моряки искали удобное для зимовки место.

Не найдя его, 2 сентября оба судна снялись с якоря и направились для дальнейшего поиска места зимовки на о. Кадьяк или в другом районе «острова» Аляска. В пути в сильный шторм суда разлучились. Креницын направился к о. Уналашка. Сильные штормы не прекращались. С большим трудом удалось вновь пройти в пролив между о. Унимак и полуостровом Аляска. Моряки в байдарах осматривали оба берега пролива. 18 сентября Креницын собрал совещание штурманов и квартирмейстеров и принял решение зимовать в заливе о. Унимак против материкового берега.

Кстати, по сообщениям священника Вильяма Кокса, спутника знаменитого английского мореплавателя капитана Джеймса Кука, и знаменитого путешественника и ученого, члена Петербургской Академии наук Петра Симона Далласа, галиот «Св. Екатерина» зимовал у о. «Аляксы». В то же время известный историк отечественного флота капитан 2-го ранга Александр Петрович Соколов (1816–1858) утверждал, что «Креницын 18 сентября зашел к Унимаку, у которого найдена удобная гавань» [7, с. 117]. Ну а другой исследователь Русской Америки вице–адмирал Михаил Дмитриевич Тебеньков, который в 1844–1855 гг. был ее главным правителем, точно установил место зимовки Креницына. Он доказал, что «Св. Екатерина» зимовала в заливе Креницына (на американских картах — бухта Св. Екатерины), вдающемся в восточное побережье Унимака, в узком проливе, отделяющем этот остров от полуострова Аляска.

Место для зимовки оказалось неудачным. Как указывал Паллас, «вход в морской пролив, за которым лежит этот остров[26] с северовосточной стороны весьма труден по причине сильного морского течения как во время прилива, так и отлива; да и воды там мало. С юго–восточной же стороны вход гораздо удобнее: ибо глубина оного простирается до 5,5 сажен». По мнению известного историка географических открытий Иосифа Петровича Магидовича, залив Креницына (бухту Св. Екатерины) вряд ли можно назвать «удобной гаванью», как назвал ее А. П. Соколов [7, с. 117–118].

На берегах пролива моряки стали заготавливать лес для строительства жилищ — юрт из плавника. Галиот был вытащен на берег, чтобы он не пострадал от зимних бурь. Дни становились холоднее. Шли дожди с градом.

Скоро к месту зимовки приплыли «на двух байдарах американцы». Они стали, объясняясь знаками, просить ножи и бусы, пытались через судового толмача выяснить, сколько человек зимует. Затем они стали уговаривать толмача бросить лагерь зимовщиков и перейти к ним. Креницын попытался изменить настроения «американцев», передав им подарки — шапки, рукавицы, бисер и бусы–корольки. Подарки были приняты, но, отойдя в сторону, они пустили в моряков несколько стрел. В ответ был открыт огонь из ружей и пушек. Но стреляли моряки умышленно вверх, чтобы только напугать туземцев.

Затем произошло еще несколько стычек с туземцами. Теперь при появлении моряков на берегу или в прибрежных лесах туземцы уплывали в море на байдарках или уходили в глубь полуострова. Морякам хотелось установить хорошие отношения с туземцами. Обследуя побережье Аляски, моряки «в пустых юртах находили сухую рыбу. Кою привезли с собою. А в то место оставлено в юртах игол 250, сукна красного 4 аршина, бисеру 2 фунта».

Плохие отношения с туземцами крайне затрудняли морякам проведение охоты на увиденных в походах по побережью полуострова «медведей, волков, оленей, лисиц, речных выдр, диких баранов, горностаев, евражек».

22 ноября туземцы подплыли к месту зимовки на двух байдарах. С ними вступили в беседу.

Они вновь уговаривали толмачей покинуть зимовку и перейти к ним. Молодые толмачи не согласились и сообщили Креницыну, что туземцы готовятся к нападению на зимовку с намерением сжечь галиот.

Погода стояла холодная, шли дожди, порой выпадал снег и донимали снежные метели. С декабря многие из моряков начали ослабевать, началась цинга. Первым умер казак, раненный туземцами. В январе 1769 г. число больных дошло до 22. В апреле здоровых моряков осталось только 12, но и они ослабели. В числе скончавшихся были штурманы Дудин больший, Крашенинников и Чиненой, подштурман Ларионов, промышленники Новоселов, Лебедев и Дружинин. 4 мая в возрасте всего 40 лет умер выдающийся мореход С. Г. Глотов. Всего за время зимовки скончались 36 моряков.

В декабре и январе туземцы не появлялись в районе зимовки. В феврале 1769 г. они появились снова. Но теперь положение моряков стало просто трагическим. Продукты заканчивались, землянки разрушались от талой воды, оставшиеся в живых изможденные моряки даже не смогли провести необходимый ремонт судна.

Наконец удалось у прибывшей к зимовке группы туземцев обменять на корольки (бусы), ножи и сукно немного тюленьего и китового жира и несколько кусков мяса кита, найденного туземцами мертвым на берегу. Теперь встречи с туземцами стали происходить «по многократной просьбе» моряков. Но моряки и туземцы не доверяли друг другу. Последние оставляли жир морских животных на берегу пролива, а затем скрывались. Далее к этому месту приходила небольшая группа моряков со спрятанным под платье оружием. Забрав куски жира и мяса морских животных, они оставляли на берегу ножи, корольки и другие предметы обмена. А для устрашения туземцев при каждом появлении их в большом числе моряки палили из пушек холостыми зарядами.

«Во все время бытия на острове Унимаке, при удобных временах, ловили служители неводами рыбу, которой попадалось весьма мало и редко, по неудобности к невожению мест, слабости людей и крепкими ветрами. Рыба лавливалась треска, камбала, быки и города Архангельска навага. А один раз изловили палтуса в 3 ½

пуда[27]. В предосторожность частых подлазов и присмотров американцев во все время зимования по ночам делали из ружей неоднократные выстрелы, а иногда из пушки или фальконета».

Во время зимовки Креницын сделал первые в истории науки записи о сейсмических явлениях в районе Алеутских островов — о землетрясениях, происшедших 15 января, 20 февраля и 16 марта 1769 г.

10 мая в пролив к месту зимовки подошли две байдарки. Сидевшие в них туземцы «кричали: капитан Левашов! и поднимали шестик с белым холстинным платком». Они доставили письмо от Левашова, зазимовавшего в одном из заливов о. Уналашка. Прибывших посланцев щедро одарили ножами, сукном и бисером. Креницын с тремя из них пил чай, угощал хлебом и сластями. «Сахар ели охотно, а хлеба употребляли мало».

Принимая ответное письмо Креницына, прибывшие туземные старшины «при прощании просили еще сахару на своих домашних; коим Креницын дал по куску белого и леденцу. Означенные начальники около байдарок сами не работали, а убирали их слуги, по званию калги».

24 мая 1769 г. галиот был спущен на воду. Зимовка подходила к концу. 6 нюня 1769 г. в пролив между полуостровом Аляска и о. Унимак пришел гукор «Св. Павел», и Левашов доложил Креницыну о том, как прошла зимовка.

Разлучившись с начальником экспедиции, Левашов, согласно составленной нм карты, до 11 сентября продолжил поиски островов к западу от «Аляксы» и Унимака. До 16 сентября он плавал между Унимаком и Уналашкой. 16 сентября Левашов подошел к Уналашке и бросил якорь в расположенном на северном побережье острова заливе, названным им Макушинским. В этом заливе моряки встретились с камчатскими промышленниками, которые прибыли на остров задолго до подхода гукора и называли это место залив Игунок. До 5 октября Левашов плавал у берегов Унимака, возможно, пытаясь найти Креницына. Далее он возвратился к Уналашке и 6 октября стал на зимовку в бухте Св. Павла, названной им так в честь своего судна. Позже она была переименована в порт Левашова. Эта бухта находится в глубине Капитанского залива, считающейся одной из лучших гаваней на Алеутских островах.

Вскоре для обеспечения безопасности стоянки судна Левашов потребовал, чтобы промышленники передали ему «американских тоенских детей в аманаты 8 человек», т. е. чтобы промышленники передали ему часть детей алеутских племенных старшин, взятых ими в заложники, чтобы исключить враждебные действия туземцев и обеспечить выплату ясака. Вообще то Левашову удалось установить дружественные отношения с алеутами. Последние доставляли морякам рыбу, дрова и некоторые предметы своего хозяйственного обихода. За все это им дарили ножи, сукно, бисер и корольки.

1 октября 1768 г. к Левашову приехал штурманский ученик Очередин. Он сообщил, что зимует на о. Умнак, куда прибыл с промышленной партией из Большерецка от соликамского купца Ивана Лапина в августе 1766 г. Он рассказал, что нашел остатки сожженного алеутами судна купца Якова Протасова, экипаж которого туземцы перебили в 1763 г. То же случилось с экипажами судов Ивана Кулькова и Никифора Трапезникова. А Очередин, чтобы обезопасить себя и свою партию, «взял тоенских детей в аманаты». Зимовка у него протекала очень тяжело. От голода умерло 6 его промышленников. Туземцы с других островов часто нападали на людей его партии. И в стычках были жертвы с обеих сторон.

И команда гукора страдала от недостатка пищи и плохого жилья. Моряки для зимовки построили юрту из плавника — выкидного леса, с большим трудом набранного на берегу острова. Юрта протекала и разваливалась. А на гукоре все моряки не могли поместиться. К тому же на зимовке размещались забранные моряками у алеутов 33 аманата. От тесноты и скученности среди зимовщиков начались заболевания.

16 декабря сильный ветер сорвал верх юрты, «отчего служители перемокли перезябли, так что, потеряв рассудок, почти все единогласно говорили: «Что с нами делается? Истинно прогневали мы бога! Пищу худую имеем и малую, а от стужи и дождя нигде не можно сыскать покою»». Однажды из моря на берег острова вынесло труп небольшого кита. Алеуты спокойно употребляли такое китовое мясо, но моряки от такой пищи болели. По слова Левашова, «люди стали цынготною болезнью мереть, хотя и находились всегда в движении, рубя лес на дрова и справляя прочие работы». Число тяжелобольных цингою в мае 1769 г. достигло 27, но, к счастью, за всю зимовку скончались всего 3 моряка.

И тут моряки гукора узнали, что туземцы соседнего острова Акуна собираются перебить всех моряков. А ведь моряки знали от «промышленных и бывалых на островах людей, [что] хотя де оной народ и показывает с виду дружество тогда, когда он не в силах супротивлятца, а как ему удастца победить, он из русских людей в полону у себя живых не оставляет. А употребляет над ними варварство: вначале разрезывает брюхо и, вытаскивая кишки, мотает на палки. А потом отрежет голову; положа на огонь, сжигает. Тут у них и торжество бывает».

Был увеличен караул. А тут еще пропали без вести в феврале 1769 г. квартирмейстер Шарапов и казак Салманов. Они отправились на охоту и не вернулись. Их искали, но не нашли. Многие моряки были уверены, что они погибли в плену у алеутов, будучи подвергнуты жестокой казни.

Среди моряков начался ропот, многие настаивали на скорейшем уходе гукора на Камчатку. Но Левашов считал необходимым выяснить судьбу галиота. В марте ему удалось ласковым обращением и богатыми подарками уговорить одного тойона с о. Уналашка разведать, где зимует Креницын.

Тойон собрал отряд в 100 байдар, чтобы отбиться при нападении племен полуострова Аляска. Но до Креницына добрались лишь две байдарки, остальные воины либо погибли в сражениях, либо отстали. На о. Уналашка тойон возвратился в сопровождении 22 байдар. Но свой военный поход этот тойон посчитал удачным, так как получил солидные подарки от командиров обоих судов.

В доставленном Левашову письме Креницын сообщал, что выйти в плавание не может из‑за малочисленности людей и их болезни. Естественно, Левашов повел гукор на соединение с начальником экспедиции. Оно и состоялось 6 июня 1769 г.

Моряки гукора помогли экипажу галиота привести последний в готовность к плаванию, часть из них вошла в состав экипажа галиота взамен погибших. 23 июня 1769 г. оба судна снялись с якорей и вышли в море. На берегу о. Унимак начальник экспедиции П. К. Креницын поставил у покинутых моряками жилищ «деревянный крест и на оном же медный. В том кресте, в скважине» осталась записка о пребывании на острове экспедиции и сообщение о «зверских нравах и злых обычаях тутошних жителей». Остались на острове 36 крестов над могилами умерших моряков галиота.

23 июня галиот и гукор покинули бухту Св. Екатерины и направились в обратный путь к Камчатке. В течение трех дней Креницын и Левашов описывали все острова группы Креницына,

26 нюня суда вновь разлучились из‑за непогоды. Креницын пришел в устье р. Камчатки 30 июля.

Левашов с 27 июня по 2 июля плавал в районе южнее Уналашки и Умнака. Затем он повернул на запад и описал Четырехсопочные острова, лежащие между Умнаком и Амухтой. 8–9 июля он прошел проливом между островами Амухта и Амля в Берингово море и после тяжелого двадцатидневного плавания достиг о. Медного. Затем за 11 дней он обогнул о. Беринга и после двухнедельного плавания добрался до Нижне–Камчатска, куда он прибыл 24 августа 1769 г.

Провианта у экспедиции не было. Моряки из‑за слабости и болезни не могли выполнять необходимые парусные и такелажные работы по подготовке к дальнейшему плаванию к Охотску. Креницын решил остаться зимовать в Нижне–Камчатске.

Зиму 1769–1770 гг. экипажи галиота и гукора провели в Нижне–Камчатске, испытывая крайнюю нужду. На оставшиеся в судовой казне деньги они вынуждены были для питания моряков покупать у местных жителей рыбу по цене, в 5 раз превышавшую казенную. Пришлось командирам организовать собственный «рыболовный промысел», который дал возможность и дожить до лета и даже засолить ко времени выхода судов 19 бочек рыбы.

Уже на Камчатке Креницын узнал, что ему 4 июня 1769 г. было присвоено звание капитана 1-го ранга.

27 нюня 1770 г. галиот «Св. Екатерина» и гукор «Св. Павел» были полностью готовы к отплытию в Охотск. Ждали лишь попутного ветра. Но тут экспедицию постигло большое несчастье. 4 июля утонул начальник экспедиции капитан 1-го ранга П. К. Креницын. Он в небольшой лодке перебирался на другой берег р. Камчатки. Набежавшая внезапно волна перевернула небольшую лодку. Вместе с ним утонул и гребец–казак Иван Черепанов.

Команду над экспедицией принял капитан–лейтенант Михаил Дмитриевич Левашов. Он совместно с штурманом Дудиным меньшим сосчитал на галиоте казну. Денег оказалось 1541 рубль 27 копеек. Деньги, а также все секретные инструкции, переписку и морские журналы Левашов перенес на гукор.

9 июля гукор иод командой Левашова и галиот иод командой штурмана Дудина–меньшего вышли из устья р. Камчатки в море. И 3 августа благополучно прибыли в Охотск.

Оттуда Левашов с частью команды и с молодыми алеутами–толмачами направился в Якутск, сперва на лошадях до Юдомского креста, а затем на лодках по рекам Юдоме, Мае и Алдану до Поторской переправы, оттуда до Якутска опять на лошадях. В Якутск экспедиция прибыла 4 октября 1770 г.

По прибытии в Якутск Левашов отправил нарочного в Тобольск к сибирскому губернатору Чичерину. В рапорте на имя Адмиралтейств–коллегии он сообщал о смерти П. К. Креницына.

Чичерин отправил рапорт Левашова в Адмиралтейств–коллегию. Известие о гибели Креницына чрезвычайно взволновало камергера Екатерины II генерал–поручика графа И. Г. Чернышева. 12 января 1771 г. он обратился к Чичерину с особым личным письмом, прося в нем сообщить подробности гибели Креницына и представить материалы экспедиции. Ответ на это письмо Чичерин направил 2 апреля 1771 г. В нем он сообщал о приезде Левашова с командой в Тобольск и о том, что в связи с разделением Сибири на две губернии — Тобольскую и Иркутскую — он не сможет далее оказывать Адмиралтейств–коллегии содействие в организации дальнейших исследований в Восточном океане, по видимому, намечавшихся Чернышевым.

В Петербург Левашов с командой экспедиции прибыли 22 октября 1771 г., т. е. через 7 лет и 4 месяца со дня выезда. В ноябре 1771 г. он представил Адмиралтейств–коллегии неполный список участников экспедиции, озаглавленный «Наряды». Вероятнее всего, это был список участников экспедиции, представленный к наградам и поощрениям. Сам М. Д. Левашов еще 12 марта 1771 г. был произведен в капитаны 2-го ранга, а ровно через месяц после возвращения — в капитаны 1-го ранга. Молодые алеуты–толмачи были отправлены обратно в Нижне–Камчатск.

Такое быстрое продвижение Левашова в чинах, вероятнее всего, свидетельствовало о том, что ни императрица, ни Адмиралтейств–коллегия не считали экспедицию Креницына — Левашова неудачной, несмотря на значительные расходы, гибель начальника экспедиции, большого числа ее участников и двух судов, а также незначительные результаты сбора ясака.

Сам М. Д. Левашов после возвращения из экспедиции в 1772 г. был назначен командиром нового линейного корабля «Борис и Глеб» и совершил на нем переход из Архангельска в Кронштадт. Известный отечественный географ и статистик, многолетний глава Русского географического общества П. Семенов–Тяньшанский в статье о М. Д. Левашове сообщил: «Расстроенное продолжительной экспедицией в северных водах здоровье побудило его в 1773 г. выйти в отставку, а в следующем году он скончался» [7, с. 123].

Вскоре по прибытии в Петербург Левашов представил Адмиралтейств–коллегии «Экстракт из журналов морской секретной экспедиции под командою флота капитана Креницына и капитан- лейтенанта (что ныне капитан) Левашова разных годов в бытность их в той экспедиции, с 1764 по 1771 год». В нем он сжато и сухо изложил историю плавания экспедиции, а в конце дал отдельные записки «Описание острова Уналашки», «О жителях того острова», «О ясаке», «О промысле Российских людей на острове Уналашке разных родов лисиц».

Особую ценность для науки представляли записки «О жителях того острова». Они содержали крайне интересные сведения о быте и культуре алеутов, народа, в то время еще не подвергшегося европейскому влиянию. Приведем отрывки из этих записок, приведенные в 7, с. 118–120.

«Оной народ росту не малого; волосы имеют на головах черные, жесткие; лицо смуглое, русаковато, а телом черноваты». Жилища алеутов — «земляные юрты, в которых сделаны подставки из выкидного лесу», — Левашов описывает очень кратко. В частности, он не отмечает у алеутов крупных жилищ, вмещающих большое число людей, о чем сообщали русские промышленники, промышлявшие в то же время на Алеутских островах. Эти промышленники отмечали наличие у алеутов жилищ как больших, так и малых.

По поводу пищи алеутов и их способа добывания огня он писал, что для варки пищи алеуты употребляют выкидной лес. Варили они мало, больше питались сырой рыбой, ракушками, морской капустой и т. п. Из съедобных растений он упоминал о «камчатской лилии» (саране), в луковицах которой содержится много крахмала и сахара, и о «гречихе живородящей» (макарше).

«По надобности своей вырубают огонь: на какой ни есть камень положат сухой травы и птичьего пуху, которые осыплют мелкою горячею серою, и ударят о тот камень другим, от чего сделаются искры, и положенная на камень сера, с травою и птичьим пухом загорится; а некоторые достают огонь и деревом, наподобие как сверлом вертят».

Выяснил он, что алеуты, по крайней мере, те, которых он встречал, не отапливали своих жилищ. «А во время студеные погоды оные жители, в юртах и в проезде, выходят на берег согреваться: ставят между ног с китовым жиром плошки; и зажигают тот жир, положа на него сухую траву, от чего и нагреваются». Но так делали не все алеуты; некоторая — весьма незначительная — часть разводила огонь непосредственно в юртах.

В своих записках Левашов подробно описал орудия лова и оружие алеутов: «Рыбу промышляют костяными крючками, привязывая на длинную морскую капусту, которую делают сперва, напаяют китовым или другим жиром, а потом просушивают. Зверей и птиц бьют стрелами костяными, вкладывая их в деревянные тонкие штоки, бросая правою рукою с дощечки; а лисиц для себя не промышляют, анив какое платье их не употребляют. А имеют же они и каменные стрелы, которые вкладываются в деревянные же штоки; а употребляют их во время бою с людьми, потому что от сильного ударения, по тонкости стрел камень ломается и остается в человеке».

Особо внимательно он описывает конструкцию легких алеутских лодок — одноместных, обшитых кожей (на деревянном остове) байдарок. «У них сделаны байдарки наподобие челноков, из тонких деревянных трещин[28], обтянуты опареною китовою или нерпичьею кожею как дно, так и крышка; длиною же байдарки от 16 до 18 футов[29], шириною по верху 1 ½ фута[30], и другие несколько более, глубиною 14 дюйм[31]; и на середине круглое отверстие, в которое садится человек на дно той байдарки, в руках одно веселко, у которого на обеих концах сделаны лопаточки, и гребет им на обе стороны; а во время волнения обтягивают около того отверстия и около себя выделанною широкою китовою кишкою, чтобы не могла в байдарку попасть вода».

Описал Левашов одежду, украшения и прически алеутов, их нравы и обычаи. «Платье носят — мужчины из разных птичьих кож с перьями, называемые парки, длиною до пят. Сверх оных парок, во время езды на байдарках пли в дождливое время, надевают шитья из китовых тонких кишок, называемые камлеи. На головах носят шапки деревянные, утыканные перьями и сиучьими[32] усами, тако ж укладены разных цветов корольками[33] и маленькими, сделанными из кости или мягкого белого камня, статуйками. В нижнюю губу вставливают сделанные из такого ж камня, а другие из кости, наподобие больших зубов; и между ноздрей, в хряще, в проколотую нарочно дырочку, кладут какую‑то черную траву пли кость, наподобие нагелька[34]. А в хорошее время, или во время веселья, в ушах, да и между вставленных зубов в нижней губе, навешивают бисер и янтарики, которые достают с острова Аляксы, меною на стрелы и камлеи, а более войною… У мужчин волосы на переди подрезаны по самые глаза, а назади просто, и по большей части поверх головы, на теме, выстрижено наподобие гуменца…

Женщины платье носят длиною такое ж, как и у мужчин, токмо шито из морских котов; а шьют иглами костяными, нитки делают из китовых жил. На головах ничего не имеют, волосы на переди подрезывают так, как и мужчины, а назади завязывают пучком высоко. Щеки поперек ряда в два пли три вытыканы и натерты из синя краскою. В носу ж, как и у мужчин, в хряще продета костяная спица, дюйма три с половиною[35], а на концах оной, вокруг рта и на ушах, навешены корольки и янтарики. Около ушей навешен бисер, который выменивают у российских промышленных людей на бобры и лисицы. На руках и на ногах обшиты узкие, из нерпичьей или китовой кожи, нагавочки[36]».

Основываясь на данные записок, академик П. Паллас приводил некоторые данные об организации алеутского общества: «Каждое селение, по описанию Креницына, имеет особливого начальника, которого они называют — туку (тойон) и который пред прочими ни саном, ни почестями не отменит[37]. Он решит споры с общего согласия соседей и ежели выезжает на судне в море, то имеет при себе служителя, который называется хате и гребет вместо него. В сем заключается его приметное преимущество; в прочим же работает он так, как и другие. Сие звание не наследственное, но дается тем, которые отличают себя отменными качествами, или имеют у себя много друзей. И потому весьма часто бывает избираем в тойоны тот, кто самое большое имеет семейство».

Левашов отмечает, что алеуты, совершая набеги на «остров Аляксу», увозят оттуда «баб, девок и ребят себе в холопы, а про их названию в калги», что алеутское общество не однородно, а расслаивается «по достатку», степень которого определяется числом жен, причем алеут «на сколько жен может сделать парок, столько и жен имеет».

Описал Левашов культы алеутов, их праздники («веселости»), которые были тесно связаны с магическими обрядами. «Оной народ бога не исповедует. А имеет таких людей, которые сказывают им будущее, кто об чем загадает, а называют их шаманы или колдуны, которые объявляют, будто им обо всем сказывает дьявол. А во время их веселостей, в плясании надевают на себя сделанные из дерева и выкрашенные разными красками маски, а лучше назвать хари, которые сделаны по их объявлению, наподобие казавшихся им во время шаманства дьяволов, а по ихнему названию кучах. И во время той пляски бьют в бубны, сделанные обычайно, наподобие обруча с рукояткою, и обтянутые китовою тонкой кожею; и кричат все как мужчины, так и женщины, песни. Мужчины сидят особливою толпою, тож и женщины. И пляшут по одному человеку, начиная с малых ребят, а женщины по одной и по две, имея в руках по пузырю надутому. И оная веселость начинается у них по прошествии китового промыслу, т. е. с

половины декабря и продолжается до апреля месяца».

Безусловно, велики научные результаты, полученные в ходе экспедиции. Ведь ценой больших усилий и немалых жертв российские моряки положили начало систематической съемке, «математическому определению» грандиозной Алеутской гряды, протянувшейся на 940 миль. Правда, определение широт, а в особенности долгот было сделано недостаточно верно — сказались отсутствие точных приборов и трудности определения координат астрономическим способом из‑за частых туманов и густой облачности. Академик П. С. Паллас в связи с этим отметил: «Туманы бывали так часты, что посреди лета редко пять дней сряду продолжалась ясная и хорошая погода» [7, с. 124]. Но зато планы островов и бухт были сделаны исключительно добротно. По материалам экспедиции в 1777 г. в чертежной Адмиралтейств–коллегии была составлена карта, озаглавленная так: «Карта новообысканным российскими промышленниками на Тихом океане дальним островам, на которых 1768 года флота капитан Креницын (по разлучении от великого шторма) с капитаном–лейтенантом Левашовым (и не зная кто, где находится первый — на «Св. Екатерине», гальоте, в Аляскинском проливе, подле острова Унимак; второй на гукоре «Св. Павел», острове Уналашка, с северной стороны, в губе Игунок) зимовали. А 1769 года через жителей острова Уналакши гальот «Св. Екатерина» сыскан и гукор «Св. Павел» в той Аляскинской проливе паки соединился» [2, с. 447].

Ясно одно, именно эта экспедиция стимулировала интерес российских властей к дальнейшему изучению и освоению Алеутских островов и западного побережья Аляски.

Интересна дальнейшая судьба материалов секретной экспедиции Креницына — Левашова. Известный шотландский историк В. Робертсон, работая над книгой «История Америки», через своего земляка Роджерсона, являвшегося первым врачом императрицы Екатерины II, попросил императрицу дать ему возможность получить информацию о русских открытиях во время плавания от Камчатки к американским берегам., чтобы проверить сведения о кратчайшем пути из Азин в Америку. Робертсону необходимы были именно сведения о последних экспедициях, так как о плавании Беринга и Чирикова в 1741 г. был опубликован подробный отчет. Врач Роджерсон уверял императрицу, что многие иностранные ученые считают, что русское правительство замалчивает успехи, достигнутые русскими моряками. Но ученый Робертсон, говорил врач англичанин, не поддерживает этого мнения. Такое поведение русского правительства кажется Робертсону «несовместимым с благородными чувствами, величием души и покровительством науки, которые отличают нынешнюю русскую государыню».

Но после этого императрица приказала немедленно перевести для Робертсона журнал Креницына (т. е. отчет Левашова) и скопировать подлинную карту плавания. «Благодаря этим материалам, — писал Робертсон в предисловии к первому изданию своей «Истории Америки», вышедшей в свет в Лондоне в 1777 г., — у меня сложилось высокое мнение о прогрессе в этом направлении и о размахе русских открытий» [7, с. 123].

Робертсон передал полученные материалы по русской экспедиции спутнику Джеймса Кука, священнику Вильяму Коксу, который включил материалы об экспедиции Креницына в виде специального приложения в свой «Отчет о русских открытиях между Азией и Америкой», опубликованный в 1780 г. В следующем году книга Кокса была переведена на французский язык.

В том же 1781 г. академик Петр Симон Паллас опубликовал почти те же материалы на русском и немецком языках в «Месяцеслове историческом и географическом» за 1781 г. (с картой). В 8090 гг. XVIII в. вышло, по крайней мере, 6 изданий материалов экспедиции Креницына и Левашова на четырех языках, причем особенным интересом читателей пользовалось этнографическое описание алеутов, написанное М. Д. Левашовым.

В память о капитане 1-го ранга П. К. Креницыне в 1805 г. знаменитый мореплаватель И. Ф. Крузенштерн назвал мыс и гору на острове Онекотан (Курильские острова) и пролив в Курильской гряде, а также открытые экспедицией П. К. Креницына — М. Д. Левашова в 1769 г. острова у побережья Северной Америки. И, наконец, отечественный мореплаватель М. И. Станюкович в 1828 г. назвал в честь П. К. Креницына мыс в Бристольском заливе на побережье Аляски.

А в память о М. Д. Левашове названы мыс на Охотском побережье Камчатки, гора и мыс на о. Парамушпр (Курильские острова), а также пролив в Курильской гряде, открытый И. Ф. Крузенштерном в 1805 г. и тогда же получивший свое название. Глава 3 Исследования русских путешественников по трассе Северного морского пути в эпоху Екатерины Великой

В моей послушности крутятся

Там Лена, Обь и Енисей,

Где многие народы тщатся

Драгих мне в дар ловить зверей;

Едва покров себе имея,

Смеются лютости Борея,

Чудовищам дерзают в след,

Где верьх до облак простирает,

Угрюмы тучи раздирает

Поднявшись с дна морского лед.

Михаил Ломоносов

В 1760 г. сибирский губернатор Ф. И. Соймонов поручил начальнику над Охотским и Камчатским краем полковнику Ф. X. Плениснеру «стараться о проведывании земель, лежащих как к северу от устья Колымы, так и против всего Чукотского побережья». Для выполнения приказания Плениснер отправил в 1763 г. из Анадыря два отряда: под начальством крещеного чукчи казака Николая Дауркина — на Чукотский полуостров, и под начальством сержанта Степана Андреева на Медвежьи острова, впервые посещенные русским промышленником Иваном Вилегиным в 1720 г. Эти острова расположены к северу от устья Колымы. Причем при открытии этих островов И. Вилегин заявил, что он «нашел землю, токмо не мог знать — остров ли или матерая земля» [8, с. 246].

Дауркин перебрался из Анадыря на Чукотский полуостров, собрал от местных жителей сведения об их стране и о землях, лежащих к востоку и северу от полуострова, сам в октябре 1763 г. перешел на оленях на о. Ратманова в Беринговом проливе. Возвратившись в Анадырь в 1765 г., он сообщил, что по собранным от чукчей сведениям, в «Колымском море», т. е. в море, лежащем к северу от устья Колымы и Чукотского полуострова, лежит большая земля, на которой живут люди. Причем будто бы эта земля даже якобы перемещается при сильных ветрах на одну версту дальше в море, а при тихой погоде возвращается на старое место. Видимо, это были фантастические данные, почерпнутые из чукотских сказаний.

А Андреев в 1763 г. переехал по льду на Медвежьи острова и впервые описал их. Вследствие недостатка корма для собак он не смог добраться «на имеющуюся впереди к северной стороне большую землю» и возвратился назад на материк.

По доставленным Андреевым материалам Плениснер составил первую карту Медвежьих островов. Он и дал островам название: «понеже как по журналу и рапорту Андреева [видно], что на тех островах очень довольно медвежьих следов, да и живых медведей несколько видели, а иных убили». Плениснер был убежден, что к северу от Чукотки и Колымского края существует «Американская земля со стоячим лесом», которая соединяется с материком Северная Америка. Поэтому в следующем,

1764 г. он вновь послал Андреева на Медвежьи острова с целью достичь лежащую севернее «большую землю». 3 мая во время второй поездки Андреев увидел к северо–востоку от Медвежьих островов «вновь найденный шестой остров[38], весьма не мал, в длину, например, верст 80 и более» [8, с. 247]. На пути к этому острову, в расстоянии от него около 20 верст, Андреев «наехал незнаемых людей свежие следы на восьми санках оленьми, только перед нами проехали; ивто время пришли в немалый страх» [8, с. 248]. Так как в это же время сопровождавший Андреева юкагир Е. Коновалов тяжело заболел, то Андреев вернулся в Нижне-Колымск.

Усмотренный Андреевым остров больше никто никогда не видел, так и не ясно, он умышленно донес о несуществующем острове, зная о взглядах Плениснера по поводу наличия большой земли к северу от Медвежьих островов, либо был введен в заблуждение сильной рефракцией и торосистыми льдами. Но гипотетическую «Землю Андреева» впоследствии еще долго даже иногда изображали на картах.

В это же время были проведены выдающиеся плавания Никиты Шалаурова, одного из первых мореходов, стремившихся к освоению Северного морского пути.

Никита Шалауров и Иван Бахов, мореходы из устюжских купцов, в 50-х гг. XVIII в. подали правительству прошение о дозволении сыскать Северный морской путь из устья р. Лены в Тихий океан. Известный историк российского флота полковник Корпуса флотских штурманов Василий Николаевич Берх (1781–1834) в своей работе «Хронологическая история всех путешествий в северные полярные страны» отмечает, что И. Бахову была известна «часть науки кораблевождения». В 1748 г. И. Бахов совершил плавание из Анадыря на Камчатку, потерпел кораблекрушение у о. Беринга, где зазимовал. В 1749 г. он на построенной из остатков судна Беринга шлюпке возвратился на Камчатку.

В 1755 г. Сенат издал указ, по которому «Ивану Бахову и Никите Шалаурову для своего промысла, ко изысканию от устья Лены реки, по Северному морю, до Колымы и Чукотского Носа отпуск им учинить» [8, с. 248].

На выстроенном на Лене небольшом судне — галиоте или шитике, который по некоторым данным назывался «Вера, Надежда, Любовь», с партией промышленников из ссыльных и беглых солдат Шалауров и Бахов вышли в 1760 г. в море, но из‑за тяжелой ледовой обстановки дошли только до устья р. Яны. Перезимовав там, на следующий год при более благоприятной ледовой обстановке вышли в море и добрались до устья Колымы, где за поздним временем года вновь зазимовали. Там во время зимовки от цинги скончался Бахов.

Летом 1762 г. Шалауров на том же судне продолжил плавание на восток, но у мыса Шелагского вследствие неблагоприятных условий погоды повернул обратно. На пути он обследовал Чаунскую губу, которую до того не посещал ни один путешественник. Шалауров нанес на карту берег от устья Колымы до Чаунской губы.

После вторичной зимовки в устье Колымы Шалауров хотел в 1763 г. повторить попытку пройти вдоль чукотского побережья в Тихий океан, но его команда, уставшая от тяжелой жизни в плаваниях и на зимовках, взбунтовалась и разбежалась.

Но Шалауров не отступил, не пал духом. Он, побывав в Москве, добился правительственной субсидии для продолжения начатых исследований. В 1764 г. он опять вышел из устья Колымы в море и не вернулся. Вероятнее всего, его судно было раздавлено льдами и он со всей командой погиб.

Обстоятельства гибели экспедиции так и остались неизвестны.

В 1792 г. чаунские чукчи рассказали капитану 1-го ранга И. Биллингсу, путешествовавшему по Чукотке, что за несколько лет до того они нашли «палатку, покрытую парусами, и в ней много человеческих трупов, съеденных песцами». Это был, по видимому, последний лагерь Шалаурова. В 1823 г. помощник лейтенанта Ф. П. Врангеля, мичман Ф. Ф. Матюшкин (оба впоследствии адмиралы) при обследовании побережья Восточно–Сибирского моря обнаружил этот лагерь, где отважный Шалауров жил со своими спутниками после гибели судна. Лагерь находился к востоку от устья р. Веркона, в месте, которое на современных картах называется «мыс Шалаурова Изба». Чукчи рассказали Матюшкину, что много лет назад они нашли здесь хижину и в ней несколько человеческих скелетов, обглоданных волками, немного провианта и табаку, а также большие паруса, которыми вся хижина была обтянута. Матюшкин обследовал все зимовье, но ему не удалось найти каких‑либо признаков, безусловно подтверждавших, что в хижине жил Шалауров. Позже эту хижину посетил и Врангель, который заключил, что «все обстоятельства заставляют полагать, что здесь именно встретил смерть свою смелый Шалауров, единственный мореплаватель, посещавший в означенный период времени сию часть Ледовитого моря. Кажется, не подлежит сомнению, что Шалауров, обогнув Шелагский мыс, потерпел кораблекрушение у пустынных берегов, где ужасная кончина прекратила жизнь его, полную неутомимой деятельности и редкой предприимчивости».

Результатом плаваний Шалаурова в 1761–1762 гг. было создание им карты от устья Лены до Шелагского мыса, на которой, по словам Врангеля, берег был «изображен с геодезической верностью, делающею немалую честь сочинителю» [8, с. 249]. Шалауров произвел также наблюдения над магнитным склонением и морскими течениями.

Фамилия отважного исследователя осталась на географической карте. По его фамилии названа гора на побережье Восточно–Сибирского моря, к востоку от Чаунской губы, мыс на о. Большой Ляховский, Восточно–Сибирское море (назван в 1906 г. отечественным полярным исследователем К. А. Воллосовичем). Остров Шалаурова в Восточно–Сибирском море к востоку от Чаунской губы был открыт и обследован в 1823 г. лейтенантом Ф. П. Врангелем, им же назван по фамилии Шалаурова. А о мысе Шалаурова Изба мы уже упоминали. Этот мыс назван так экспедицией Ф. П. Врангеля в 1823 г. в связи с тем, что там были найдены остатки зимовья Шалаурова. И, наконец, по фамилии Шалаурова назван остров Шалауровский в Восточно–Сибирском море в устье р. Колыма. Неотъемлемой частью Северного морского пути являются проливы архипелага Новая Земля. Вообще- то русские люди побывали на Новой Земле в незапамятные времена — еще в XIII‑XIV вв., а может быть, и раньше. Бесспорно, что поморы — жители Беломорья — вели промысел на Новой Земле (по- поморски Матица или Матка) с конца XV в., а наиболее активно в XVII‑XVIII вв.

Первое известное историкам географических открытий плавание вдоль всего (около 1 тыс. км) восточного берега Новой Земли совершил в начале 60-х гг. XVIII в. кормщик (мореход — глава поморской промысловой артели) Савва Феофанович Лошкин. Он занимался промыслом в югозападной части Карского моря. В ходе промысла Лошкин с артелью продвигался постепенно на север и дважды зимовал на восточном берегу архипелага. Вторая зимовка, вероятнее всего, была вынужденной: до самого северного мыса архипелага ему оставалось пройти буквально несколько километров, но тяжелые льды наглухо перекрыли путь. А на третий год он все же обогнул Северный остров и прошел Баренцевым морем на юг вдоль западного берега архипелага. Рассказ Лошкина об этом длительном плавании вокруг архипелага записан в 1788 г. Василием Васильевичем Крестининым, сыном архангельского купца, коренного помора, со слов известного кормщика Ф. И. Рахманина.

В. В. Крестинин записывал рассказы опытных кормщиков о «полунощных странах». Эти записи включают первые сравнительно детальные географические сведения о Большеземельской тундре, собранные около 1785 г., об о. Колгуеве и архипелаге Новая Земля. «Большеземельский хребет» — безлесный район с высотой холмов до 200 м, начинается примерно в 40 км от р. Печоры и простирается до Урала. В. Крестинин первым сообщил о р. Усе (притоке Печоры) и ее многочисленных притоках.

По сведениям, полученным в 1786 г. от помора — мезенца Никифора Рахманина, Крестинин дал первую характеристику «округлого острова» Колгуева: длина его «по окружности» 380 км (преувеличено); на юге его только одна губа — Промойная; на нем четыре реки (их больше) и много озер. «Поверхность острова, составляющая равнину, покрывается мохом, частью белым и сухим». Первый постоянный поселок был основан там около 1767 г., когда 40 раскольников поставили в устье одной реки скит и прожили на острове около четырех лет, почти все они погибли, лишь двое возвратились в Архангельск.

В 1787–1788 гг. В. В. Крестинин записал рассказы некоторых промышленников, в основном кормщика Ивана Шукобова, о «великом острове» Северного океана — «Новой Земле полунощного края», о западных берегах о. Южного и о. Северного — основных двух островов этого архипелага и о рельефе их внутренних районов. На юге архипелага поморы–промышленники открыли и обследовали губу Безымянную, полуостров Гусиная Земля и о. «Костинская Земля» (о. Междушарский), отделенный от о. Южного дугообразным длинным (более 100 км) проливом Костин Шар. У о. Северный они открыли губы Митюшиха (немного севернее западного входа в пролив Маточкин Шар) и Машигина (далее на север на западном берегу о. Северный), а также острова Горбовы (еще севернее у 75°55' с. ш.) Все опрошенные считали архипелаг Новая Земля продолжением уральского хребта, но сильно преувеличивали ее длину, считая ее до 2500 верст, т. е. по крайней мере в два раза.

Наиболее полные сведения о рельефе архипелага Крестинин получил от кормщика Федора Заозерского. Тот сообщил, что вдоль всего западного побережья простирается беспрерывная цепь голых каменных гор, цветом серых или темных, которые подходят большей частью к берегу. Некоторые из них обрываются в море утесами, стоят, «аки стена, неприступны». Кормщик отметил лишь три района, где горы отсупают от берега: близ южного входа в Костин Шар, весь полуостров Гусиная Земля и участок к югу от пролива Маточкин Шар — все это низкие каменистые «равнины». На о. Северный за 75°40' с. ш. «высочайшие ледяные горы простираются. к северу и в некоторых местах самый берег Новой Земли скрывается от глаз».

Сумел В. В. Крестинин опросить зимовавшего на о. Южный 26 раз помора–кормщика Федота Ипполитивича Рахманина. Тот сообщил, что низкие равнины составляют всю «Костинскую Землю» (о. Междушарский) и южную часть о. Южный. Далее начинается хребет, повышающийся к северу. «От восточного устья Маточкина Шара бесперерывный кряж гор высоких идет до северной оконечности Новой Земли». А береговая полоса к югу от Маточкина Шара до Карских Ворот (пролив между архипелагом и о. Вайгач) — «земля низкая, мокрая, покрытая мохом сухим и болотным» [9, с. 16–17]. Как видим, поморы–промышленники к этому времени уже немало знали о таинственном северном архипелаге.

А вот первый российский морской офицер исследовал побережье архипелага Новая Земля только в эпоху Екатерины II — в 1768–1769 гг. История этих исследований такова. Во время очередного плавания на Новую Землю кормщик крестьянин Шуерецкой волости вотчины Соловецкого монастыря Яков Чиракин обнаружил на западном побережье вход в пролив Маточкин Шар между островами Северный и Южный, составляющими архипелаг Новая Земля, и прошел на поморском карбасе вплоть до Карского моря и обратно. До этого он в течение 9 лет проводил промысловый сезон на Новой Земле, плавая туда из Архангельска на судне купца Антона Бармина.

Я. Чиракин сообщил об этом открытии архангельским властям, а также передал им свое сочинение «Экстракт о местонахождении пресной воды и леса» на Новой Земле и составленный им план пролива. Он писал, что «одним небольшим проливом в малом извозном карбасу оную Новую Землю проходил поперек насквозь на другое, называемое Карское море два раза, откуда и возвращался в Белое море тем же проливом; и оному месту снял своеручно план» [9, с. 14].

Архангельские власти доложили об открытии Я. Чиракина в Адмиралтейств–коллегию, которая подтвердила сведения о наличии пролива Маточкин Шар. Действительно, этот пролив русские поморы открыли еще в XVI в., и с тех пор он указывался на многих русских и иностранных картах, хотя истинного его расположения и размеров никто из составителей карт не знал. Архангельский губернатор генерал–майор Е. А. Головцын направил на имя императрицы Екатерины II доклад, к которому приложил копии «Экстракта» Я. Чиракина и составленного им плана пролива. Губернатор предлагал снарядить экспедицию, которая произвела бы подробную опись пролива Маточкин Шар и попыталась проложить морской путь к устью р. Обь. Эти предложения были одобрены императрицей.

В это же время А. Бармин, один из богатейших купцов в Архангельске, решил послать на Новую Землю экспедицию для поисков залежей серебряной руды. Губернатор договорился с ним, что купец снарядит судно, наймет шкипера Якова Чиракина и 9 работников, а Архангельская контора над портом назначит начальником экспедиции штурмана поруческого ранга Федора Розмыслова, а также включит в ее состав подштурмана Матвея Губина и двух матросов. Морское ведомство должно было поставить для экспедиции продовольствие, оборудование и вооружение, а А. Бармин предоставлял судно с полной оснасткой.

О начальнике экспедиции известно немного. В 1744 г. он был выпущен из Морской академии, в течение последующих 22 лет плавал на Балтике и совершил четыре перехода из Кронштадта в Архангельск и обратно. В 1747 г. был произведен в подштурманы, в 1749 г. — в штурманы унтер- офицерского ранга, ав 1760 г. — в штурманы подпоруческого ранга. С 1767 г. его служба проходила в Конторе над Архангельским портом.

В начале июня 1768 г. снаряжение экспедиции было закончено. Продовольствие, снаряжение, астрономические приборы (квадрант, астролябия), четыре компаса, лоты и лаги были доставлены на судно. Купец А. Бармин снарядил для экспедиции кочмару — небольшую трехмачтовую поморскую шхуну грузоподъемностью до 500 пудов (8 тонн).

Губернатор вручил Ф. Розмыслову специально составленную инструкцию, в которой начальнику экспедиции предписывалось провести «описание и осмотр сысканного Чиракиным через Новую Землю пролива» и узнать, могут ли по нему пройти большие суда. В случае благоприятной ледовой обстановки «вояж предпринять» из Маточкина Шара в Обскую губу и «примечание сделать, не будет ли способов впредь испытать с того места воспринять путь в Северную Америку» [6, с. 120]. Особое внимание губернатор уделял необходимости открытия пути в Обскую губу. «Если Господь благословит, — говорилось в инструкции, — то тот водяной ход с Тобольским городом[39] Архангельского открыт будет», то это к «знатной пользе и прирощению коммерции послужит» [10, с. 385]. На случай достижения р. Оби архангельский губернатор вручил Розмыслову письмо к сибирскому губернатору в Тобольске.

Экспедиции предписывалось «осмотреть в тонкости, нет ли на Новой Земле каких руд и минералов, отличных и неординарных камней, хрусталя и иных каких курьезных вещей, соляных озер и тому подобного, и каких особливых ключей и вод, жемчужных раковин, и какие звери и птицы и в тамошних водах морские животные водятся, деревья и травы отменные и неординарные и тому подобных всякого рода любопытства достойных вещей и произращений натуральных» [11, с. 253].

10 июля 1768 г. экспедиция покинула Архангельск, но уже через трое суток, когда кочмараукрылась у берега от крепкого северного ветра, в подводной части корпуса открылась течь, которую команда с трудом устранила. Только 16 июля судно продолжило путь на север и через 6 суток достигло мыса Святой Нос на Мурманском берегу. Ветер был благоприятным, дул с юго–западной четверти, но по обычаю новоземельских мореходов того времени надлежало отправиться к архипелагу непременно от Семи островов (Иоканские острова), расположенных к западу от мыса Святой Нос. Туда кочмара прибыла через трое суток. Отправив рапорт на имя губернатора, запаслись водою, дровами и рыбой. 2 августа Ф. Розмыслов отплыл к Новой Земле.

Уже 6 августа моряки увидели побережье Гусиной Земли (юго–западный полуостров Новой Земли). Плывя вдоль побережья, через 8 суток судно достигло Панькова острова у входа в пролив Маточкин Шар. Побережье было низменным, а покрытые снегом и туманом горы лежали в отдалении от берега. Ф. Розмыслов записал в судовом журнале: «Таким образом, между горами и морем находится обширная равнина, ничем, кроме растущего моха, не испещренная» [12, с. 77].

В проливе Маточкин Шар кочмару встретил штормовой ветер с востока, который препятствовал движению к Карскому морю, и только поутру 16 августа противный ветер стих и судно двинулось дальше. Когда миновали мыс Бараний, Я. Чиракин объявил, что он далее того места фарватера для судна не знает и вести его не может, и кочмара стала на якорь.

На другой день Ф. Розмыслов на гребной лодке отправился на восток для выполнения промерных работ в проливе. К 19 августа он промерил пролив до мыса Моржовый и нашел везде глубину от 9 до 15 сажен (от 16,5 до 27,5 м), а грунт каменистый. Противные ветры и течение заставили его возвратиться к судну. Через двое суток он отправил подштурмана М. Губина к речке Медвянка, для того чтобы оттуда начать опись южного берега пролива, сам же проводил описные и промерные работы в районе стоянки кочмары.

М. Губин возвратился 30 августа, и Ф. Розмыслов вновь направился на лодке по проливу на восток. Он добрался до восточного входа в пролив, взошел на высокую гору и увидел, что Карское море совершенно свободно ото льдов. В ходе плавания он убедился в том, что кочмара ветха и ненадежна, да и парусное вооружение ее примитивно, и что ему трудно будет, несмотря на отсутствие льда в Карском море, проводить дальнейшие исследования. «Наше судно, — писал Ф. Розмыслов, — противными ветрами ходить весьма не обыкло; неспособность оного известна, и ничего доброго надеяться не можно; сложение оного не дозволяло ни на парусах ходить против ветра, ни же лавировать, ни же дрейфовать; когда оное имеет ветр с кормы, то большой парус нарочито способствует, но если ветр переменился и стал противен, то должно подымать другой, малый парус и возвращаться назад» [12, с. 77].

На обратном пути к месту стоянки кочмары Ф. Розмыслов осмотрел Белушью губу, находящуюся на северном берегу пролива в 23 км от восточного входа в него, и выбрал ее для зимовки. Прибыв на судно и дождавшись попутного ветра, 7 сентября он перевел кочмару в Белушью губу. По дороге моряки погрузили на судно разобранную ими промысловую избу, которую когда‑то установили зимовавшие на архипелаге поморы. Вторую подобную избу экспедиция привезла из Архангельска. Приближалась полярная зима, морозы становились все сильнее, дули крепкие ветры, приносившие

ненастье. Избу, найденную на берегу пролива, моряки поставили в бухте Тюленья на восточном берегу Белушьей губы, а избу, привезенную из Архангельска, — на южном берегу у Дровяного мыса, надеясь именно там организовать зимнюю охоту. Кормщик Я. Чиракин уже тогда был болен.

20 сентября пролив покрылся льдом, а через пять суток моряки, жившие у Дровяного мыса, сообщили Розмыслову, что весь горизонт Карского моря заполнили льды.

Зимовка проходила тяжело. Из‑за сильных ветров и морозов 1 ноября зимовщики заделали избяные окна «от нестерпимости больших снегов и крепких ветров, и притом солнце, скрывши свои лучи под горизонт, и не делает уже дневного света». К 17 ноября скончался Я. Чиракин и заболели еще несколько моряков.

Наконец 24 января зимовщики увидели солнце. Но больных становилось все больше, и через два дня Ф. Розмыслов отметил в журнале, что работоспособных осталось всего двое, а «прочие имеют немалую тесноту в грудях, ибо крепость ветра и вьюга снежная не допускают сделать прогулки за десять сажен» [12, с. 78].

31 января случилась беда: «Один из работников, живших на Дровяном мысу, увидя на северном берегу стадо оленей, вознамерился идти, дабы получить, сколько из оных Всевышний определить изволит: и о отбытии его, чрез малое время, сделался вдруг жестокий ветр и курева[40], который закрыл своей темнотой глаза, дабы видеть человека за 10 сажен; от чего наш определенной к смерти промышленник через сутки уже назад не возвратился, от чего и положили считать его в числе мертвых без погребения» [12, с. 79].

Наступивший апрель принес сильные ветры с севера и северо–запада и сырую погоду. 17 апреля «с полудни шторм от юго–запада, слякоть и временно дождь; напоследок сильный град величиной в половину фузейной пули, и продолжился до полуночи» [12, с. 78]. Это была совсем необычная погода на такой северной широте и в такое время года. 23 случилась еще одна потеря — скончался один из поморов–промышленников, зимовавших на Дровяном мысу.

В мае умерли двое поморов, а в начале июня еще один. В конце мая Ф. Розмыслов приступил к геодезическим работам, но так как лед все еще был довольно крепок, он решил закончить описание южного берега пролива, двигаясь по льду, и отправился к р. Шумиловой, «оставя на милость сына Бога вышнего» двух своих больных.

6 июля скончался один из матросов. Через три дня очистилась от льда Белушья губа, но в проливе лед держался еще 9 суток. Когда судно оказалось на чистой воде, в корпусе вновь открылась большая течь, так что пришлось дважды в сутки отливать из трюма воду. Моряки приступили к ремонту корпуса. Они вырубали сгнившие участки и заполняли образовавшиеся щели густой глиной, смешанной с ржаными отрубями, «везде, где нужно было, конопатили, токмо течь не успокаивалась» [12, с. 78].

К 1 августа кочмара была готова к дальнейшему плаванию. Пролив полностью очистился ото льда, и на следующий день Ф. Розмыслов направился в Карское море. К этому времени он сам был уже болен, а здоровыми кроме подштурмана оставались лишь четверо моряков.

Широту места зимовки Ф. Розмыслов определял пять раз, измеряя меридиональные высоты Солнца с помощью астролябии. По его сведениям, эта широта составляла 73°39' с. ш., что на 21' севернее, чем широта, определенная гидрографами в XIX в. Измерил он и склонение компаса, и подъем воды в проливе из‑за приливных явлений, а также определил длину пролива — она составила 42 итальянские мили (73 км), что близко к современным данным.

Начальник экспедиции старался по возможности осмотреть и описать не только берега пролива, но и близко расположенные горы. По его словам, они «из мелких и крупных плитных камней, имеется на многих и трухлой следами аспид[41]». Он не нашел нигде «никаких отменностей и курьезных вещей, например как руд, минералов, отличных и неординарных камней и соленых озер, и тому подобных, а особливо ключей вод и жемчужных раковин» [12, с. 80].

В горах было много пресных озер, где водилась мелкая рыба. «Растущих дерев весьма не имеется», — отмечал Розмыслов, и причиной этого, по его разумению, является короткое лето — август и несколько дней сентября, а затем вновь наступает зима. «Да и травам за беспрерывною зимою никаким расти не можно; но изредка и находили выходящую из снега траву, называемую зверобой, и салат, но какую оные имеют силу, неизвестно» [12, с. 80]. Он описал и фауну островов: отметил большие стада диких оленей, множество песцов, волков и белых медведей. Весною прилетали дикие гуси, чайки и галки. У побережья отмечены были морские животные — белухи, несколько видов тюленей и моржи.

Начальник экспедиции был полон решимости продолжить плавание на восток и пересечь Карское море. Вечером 2 августа кочмара вышла из пролива Маточкин Шар и поплыла прямо на восток. В 5,5 мили от берега стали встречаться редкие льдины, которых час от часу становилось все больше.

Наконец к вечеру следующего дня, в чуть более 30 милях от Новой Земли, путь преградили льды, составлявшие сплошную ледяную цепь, «между которою с верху мачты водяного проспекта, также и берега не видно. Между тем судно льдами повредило, и сделалась в нем немалая течь» [12, с. 80]. Далее Розмыслов записал: «А осматривать той течи в скорости малыми людьми не можно, чего для согласно положили: дабы с худым судном не привести бы всех к напрасной смерти и при том, как здесь небезизвестно, что наступил последний осенний месяц, в котором продолжать время во ожидании помянутого льда, дабы он очистился, уже не можно, да к тому жив заслуженном провианте служителям великой недостаток, с которым едва можно продолжать к порту. чего для поворотили по способности ветра к проливу Маточкин Шар, по счислению от оного с 60 верст» [12, с. 80].

На следующий день моряки вновь увидели берег Новой Земли и направили кочмару в проход, открывшийся в береговой черте, посчитав его входом в пролив Маточкин Шар, но оказалось, что это неизвестная губа, берега которой окружены каменными рифами. Судно стало на якорь, и моряки похоронили в морской пучине восьмого своего товарища. Это была последняя потеря, понесенная экспедицией. Неизвестная бухта получила название залив Незнаемый (73°45' с. ш.).

Экспедиция находилась в критическом состоянии. Начальник и его помощник были больны, в живых осталось всего четверо моряков, провизия была на исходе, а из‑за течи корпуса в трюме прибавлялось по дюйму (2,5 см) в час воды, и это при стоянке на якоре. Стало ясно, что необходимо возвращаться на материк. В судовом журнале Ф. Розмыслов не указал, что побудило его, выйдя из залива, поплыть вдоль побережья к югу. То ли сработала интуиция, то ли расчет, но, к счастью, проплыв к юго — юго- западу 25 миль, он усмотрел восточный вход в пролив, вошел в него и поплыл на запад.

8 августа ночью кочмара стала на якорь у устья р. Маточка. Главной заботой моряков в тот момент было обнаружить места течи. Разгрузив судно и уменьшив его осадку, они увидели по обе стороны форштевня несколько сквозных дыр, которые были законопачены, замазаны глиной и обшиты досками. Но как только кочмара снялась с якоря, стало ясно, «что наши глиняные пластыри водою размывает и течь делалась прежняя, от чего пришли в немалое починки оной отчаяние» [12, с. 81].

К счастью, в это время в пролив Маточкин Шар пришла поморская ладья с кемскими промышленниками, принадлежавшая крестьянину Водохлебову. Кормщики ее И. Лодынин и А. Ермолин уговорили Ф. Розмыслова перебраться со всеми моряками к ним на судно, «ибо уже на утлом судне чрез обширность моря пускаться не можно, которое и по закону приговорено, что можно получить самовольную смерть и назваться убийцами» [12, с. 81].

Экспедиционная кочмара была полностью разгружена и отведена в р. Чиракина. Оставшиеся в живых члены экспедиции перебрались на поморскую ладью, которая простояла в проливе до 25 августа, загружаясь охотничьими трофеями промышленников.

Уже через два дня после отплытия, пройдя 23 мили к югу от места якорной стоянки, ладья встретила довольно плотные льды, которые удалось, плывя различными курсами, форсировать за двое суток. 31 августа моряки увидели Семь островов, а 8 сентября благополучно прибыли в Архангельск.

Так закончилось смелое морское предприятие флотского офицера Ф. Розмыслова. Он первый произвел опись и измерил длину пролива Маточкин Шар, описал условия зимовки в бухте, расположенной в 19 милях к северу от восточного входа в пролив. Во время экспедиции Ф. Розмыслов и его команда проявили настойчивость, смелость и самоотверженность. Ф. Розмыслов скончался через два года после возвращения из трудной экспедиции на Новую Землю. Вероятнее всего, скорая кончина отважного моряка была связана с болезнью в результате тяжелой зимовки во время экспедиции.

Оценивая итоги экспедиции, нельзя не согласиться со словами прославленного российского моряка и исследователя Новой Земли адмирала Ф. П. Литке, который писал: «Путешествие это заслуживает внимание наше с другой стороны: оно живо напоминает нам мореходцев XV и XVI веков; мы находим в нем те же малые средства, употребленные на трудное и опасное приедприятие; ту же непоколебимость в опасностях; то же упование на благость промысла; ту же решительность, которая исключает все мысли, кроме одной, — как вернее достигнуть до поставленной цели. Если мы рассмотрим, с какой твердостью Розмыслов, изнемогая от болезни, потеряв почти две трети своего экипажа, с никуда не годным судном, без помощника и почти без всяких средств, старался исполнить предписанное ему, то почувствуем невольное к нему уважение» [12, с. 91].

В 1893 г. полярный исследователь Ф. Нансен назвал по фамилии Розмыслова один из островов архипелага Норденшельда в Карском море. И залив Незнаемый, открытый Розмысловым в 1769 г., назван экспедицией художника А. А. Борисова в 1901 г. по фамилии первооткрывателя. В честь отважного моряка в 1925 г. отечественные гидрографы назвали долину на западном побережье Новой Земли.

А «изыскания американской матерой земли», якобы лежащей к северу от Медвежьих островов, продолжились и после поездок по льдам сержанта Андреева. В 1769 г. на Медвежьи острова, с заданием их точной описи, а также продолжения обследования более северных районов были отправлены прапорщики геодезии Иван Леонтьев, Иван Лысов и А. Пушкарев. В марте — апреле 1769 г. они с отрядом проехали по льду на собаках из Нижне–Колымска на Медвежьи острова и сделали сравнительно точную и подробную опись их. От Медвежьих островов они прошли на север до 70°58' с. ш. и 163°07' в. д., где тонкий лед и недостаток провианта заставили их повернуть обратно.

В феврале 1770 г. вторично переехали из Нижне–Колымска на самый восточный из Медвежьих островов и от него в поисках «Земли Андреева» (которую считали частью «Большой Американской Земли») проехали по льду в северо–восточном направлении около 300 км и достигли приблизительно 72°30' с. ш. и 165° в. д., причем никаких признаков земли к северу от Медвежьих островов усмотрено не было.

В феврале 1771 г. они в третий раз переехали на острова, а оттуда, пройдя по льду около 90 км в восточном направлении и не найдя неизвестной земли, повернули на юго–запад — к мысу Большому Баранову. В марте того же года они переехали на восток до Чаунской губы и за неимением корма для собак возвратились в Нижне–Колымск.

В 1773 г. И. Леонтьев выехал в Петербург с материалами и составленной им «картой секретному вояжу», где были отображены результаты съемки Медвежьих островов и поездок в поисках неизвестных земель. Карта эта была опубликована лишь в 1936 г.

В 1912 г. экспедиция отечественных военных гидрографов на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач» произвела точную опись всех шести Медвежьих островов. Четыре из них были названы именами их исследователей — Андреева, Пушкарева, Леонтьева и Лысова, остальные два острова уже имели названия: самый западный — Крестовский, а самый восточный — Четырехстолбовой.

О наличии больших островов севернее мыса Святой Нос, расположенного восточнее устья р. Яны, стало точно известно после похода по льду северного моря казака Меркурия Вагина со спутниками в 1712 г. Доходившие через местных промышленников слухи о наличии на этих островах большого количества мамонтовой кости подвигли якутского купца Ивана Ляхова с группой промышленников весной 1770 г. пересечь по льду пролив, который сейчас называется проливом Лаптева (морской офицер Дмитрий Яковлевич Лаптев описал юго–восточную часть побережья моря Лаптевых и западную часть побережья Восточно–Сибирского моря в 1739–1741 гг.), и посетить остров, где побывал казак Вагин, а также другой остров, увиденный последним к северу, но не посещенный им.

Возвратившись в Якутск, Ляхов представил доклад о сделанных открытиях, а также просьбу о предоставлении ему монопольного права на собирание мамонтовой кости и промысел песцов на всех островах, лежащих к северу от мыса Святой Нос.

Просьба купца по указу императрицы Екатерины II была удовлетворена, а посещенные купцом в 1770 г. острова были названы Ляховскими (более близкий к мысу Святой нос назвали Большим Ляховским, а лежащий севернее — Малым Ляховским).

В 1773 г. Ляхов вторично отправился к Ляховским островам, причем на этот раз он пересек пролив Лаптева на лодке. К северу от о. Малый Ляховский он открыл новый остров — Котельный, названный так потому, что один из промышленников, сопровождавших Ляхова, оставил на нем медный котел.

Перезимовав на о. Большой Ляховский в выстроенной из плавника избе, он в 1774 г. возвратился в Якутск.

В 1775 г. Ляхов вновь отправился на вновь открытые острова. На этот раз якутская воеводская канцелярия включила в промысловую партию Ляхова землемера Хвойнова с целью описи вновь открытых островов. Партия перешла пролив Лаптева по льду, и Хвойнов описал о. Большой Ляховский. Он сообщил некоторые сведения о строении этого острова, который, по его словам, был сложен из песка и льда. Любопытно, что Хвойнов в 1775 г. обнаружил на берегах о. Большой Ляховский пять зимовий, построенных, видимо, неизвестными промышленниками задолго до этого. Уже в начале XIX в. в этом районе были открыты еще ряд островов — Столбовой, Фаддеевский, Новая Сибирь, Бельковский, а вся эта группа островов к северу от мыса Святой Нос была названа Новосибирскими островами.

В эпоху Екатерины II российские военные гидрографы продолжили изучение и описание Белого моря, начатое ими еще в начале 40-х гг. XVIII в. Летом 1741 г. «мастер от флота» (старший штурман) Евтихий Бестужев и мичман Михайлов на двух ботах описали все беломорское западное побережье полуострова Канин — Канинский берег Горла Белого моря от Мезенской губы до самой северной точки полуострова Канин — мыса Канин Нос. До нашего времени дошли только составленные ими карты, на которых довольно подробно обозначены все реки и изгибы берегов. Правда, на них нет отметок глубин. Благодаря гидрографическим работам Бестужева и Михайлова было выяснено истинное положение Канинского берега, а выполненные ими исследования рек Чижи и Чёши, обрамляющих полуостров с юга и протекающих в разные стороны: Чижа на запад, а Чёша — на северо–восток, были единственными вплоть до 1850 г.

В 1756–1757 гг. более совершенное гидрографическое описание Белого моря было выполнено штурманами Беляевым и Толмачевым. На одномачтовом боте они обошли и описали о. Моржовец, оба берега Мезенской губы и весь Зимний берег моря (более 500 км восточного побережья). Они впервые промерили глубины у побережья между устьями Мезени и Северной Двины. «Работы Беляева отличаются точностью и подробностью, удивительными по средствам, которые он имел для выполнения этого дела… Быть может, этот деятельный труженик скончался вскоре по возвращении… так как карта вышла под именем его помощника Толмачева, хотя большую часть описи сделал сам Беляев» [9, с. 15].

В 1769 г. участник плаваний экспедиции Чичагова в 1765–1766 гг. капитан–лейтенант Михаил Степанович Немтинов на боте заснял весь южный берег Белого моря — побережье Онежского полуострова от устья Северной Двины до устья Онеги. «Острова Онежских шхер, виденные им вдоль восточного берега залива, означены грубо и неверно, но под настоящими своими названиями» [9, с. 15].

И наконец, военные морские гидрографы исправили голландские карты XVII в., используя материалы этих трех описей, и составили первую «похожую карту» восточной половины Белого моря, служившую морякам в рукописных списках с 1770 по 1778 г.

В 1778–1779 гг. за два летних сезона на трешхоуте «Бар» под командой лейтенанта Петра Ивановича Григоркова и на боте под командой лейтенанта Дмитрия Андреевича Доможирова была завершена опись Терского берега (северо–западная часть побережья моря) и положены на карту полуостров Святой Нос с лежащим за ним Святоносским заливом. Они обследовали ряд мелей, особенно в Горле Белого моря, которые после их работы впервые были положены на довольно точную карту. Съемка берегов велась береговыми партиями, при помощи астролябии, компаса и тесьмы. В результате был положен на карту берег Горла Белого моря от реки Пялицы до Иоканских островов. Промер делалася по всему Горлу Белого моря продольными и поперечными галсами, а на пути из Архангельска и обратно вдоль всего Зимнего берега. Сохранилась только копия составленной обоими офицерами общей карты. «Между тем [их] работы. забытые [Адмиралтейств] — Коллегией, приобрели заслуженноеодобрениеи доверенность. мореплавателей» [9, с. 15].

Глава 4

Как в эпоху Екатерины II было основано россиянами первое постоянное поселение в Русской Америке

Как царства падали к стопам Екатерины,

Росс Шелихов, без войск, без громоносных сил,

Притек в Америку чрез бурные пучины

И нову область ей и Богу покорил.

Не забывай, потомок,

Что росс, твой предок, был и на Востоке громок.

Иван Дмитриев

3 августа 1784 г. галиоты «Три Святителя» и «Святые Симеон Богоприимец и АннаПророчица», которые принадлежали торгово–промысловой компании иркутских купцов, подошли к о. Кадьяк, расположенному у берегов Аляски, и стали на якорь в одной из бухт. Руководителем экспедиции был купец Григорий Иванович Шелихов, в плавании на «Трех святителях» его сопровождала жена Наталия Алексеевна и двое малолетних детей.

На берегу именно этой бухты (в честь судна ее назвали гаванью Трех Святителей) Шелихов основал первое постоянное российское поселение в Америке. Это событие явилось существенной и важной вехой в период активной цивилизаторской деятельности российских купцов, моряков, священников и промышленников в среде коренных жителей северо–западного побережья Америки и Алеутских островов: алеутов, эскимосов и индейцев.

А сам Г. И. Шелихов являлся удивительным человеком, купцом и мореходом, предшественником целой плеяды талантливых и энергичных сибирских предпринимателей, деятельность которых зачастую не лишена была элементов авантюризма, но так много сделавших для развития Сибири и Дальнего Востока в XIX и начале XX вв.

Григорий Иванович Шелихов родился в г. Рыльске Курской губернии в семье небогатого купца.

Автор последней и наиболее значительной биографии Шелихова новосибирский историк Л. А. Ситников склоняется к мнению, что наш герой родился в конце 1747-го или в начале 1748 г. [17]. Историк и курский краевед А. В. Зорин доказывает, что наш герой родился в начале 1749 г. Он согласен с Л. А. Ситниковым, что это был день одного из святых Григориев, отмечаемых православной церковью в январе. По его мнению, Григорий Иванович родился, скорее всего, около 25–30 января 1749 г. (25 января день святителя Григория Богослова, а 30 января праздник трех святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, отсюда, вероятнее всего, и название знаменитого галиота, на котором Г. И. Шелихов плавал в Америку: «Три святителя: Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст». Их, а особенно Григория Богослова, Г. И. Шелихов, по мнению А. В. Зорина, несомненно почитал своими небесными покровителями) [18, с. 132].

В доме родителей Шелихова хранился серебряный ковш, подаренный одному из предков Шелиховых самим императором Петром I. Впоследствии Г. И. Шелихов писал, что именно эта памятная реликвия побудилау него желание «быть предкам своим подражателем» [19, с. 82].

Так до конца и не ясна причина того, почему Григорий Иванович в начале 70-х гг. оставил отцовский дом и отправился в Сибирь. Историки объясняли это и бегством от рекрутчины, и разорением отца, и вспышкой эпидемии чумы в родной округе. Вероятнее всего, причиной отъезда был и сам характер нашего героя, его стремление к активной предпринимательской деятельности и желание выбиться в состоятельный купеческий круг.

Уже в 1773 г. он появляется в Охотске в качестве приказчика богатого вологодского купца М. Оконишникова. По–видимому, именно тогда он начал приобретать так пригодившиеся ему впоследствии знания и опыт в снаряжении промысловых судов и торговле мехами.

В 1776 г. вместе с якутским купцом П. С. Лебедевым–Ласточкиным Шелихов принял участие в снаряжении торгово–промысловой экспедиции — «секретного вояжа» — на Курилы и к берегам Японии. Важно отметить, что эта экспедиция осуществлялась на основании указа Екатерины II, исполнителями которого были иркутский губернатор А. И. Бриль и главный командир Камчатки М. К. Бем. Снаряженный в экспедицию бот «Св. Николай» разбился, и компаньон Шелихова, финансировавший снаряжение бота, понес большие убытки.

В 1775 г. Г. И. Шелихов женился на Наталье Алексеевне, 13 летней девочке, родившей ему первенца спустя два года. Такой возраст невесты в то время был вполне обычным делом. Согласно ревизских сказок, она аттестуется как «Наталья Алексеевна, дочь из Сибири». Была ли она дочерью камчатского штурмана Алексея Кожевина, как предполагает Л. А. Ситников, или же внучкой богатейшего (хотя и разорившегося после 1768 г.) иркутского купца–старовера Н. А. Трапезникова, так достоверно до сих пор не установлено, и вообще ее девичья фамилия до сих пор точно не известна [18, с. 133].

Так как попытки Г. И. Шелихова участвовать в добыче морского зверя на Курилах не увенчались успехом, то он все силы и средства направил на организацию добычи ценных мехов с островов Тихоокеанского Севера. Уже в 1776 г. вместе с камчатским купцом Л. Алиным он участвовал в снаряжении и отправке на промыслы из Нижнекамчатска промыслового судна, возвратившегося в 1780 г. с грузом пушнины, оцененной в 74 240 руб.

Постепенно укреплялось финансовое положение Г. И. Шелихова. С 1775 г. в течение 8 лет он участвовал в организации не менее 10 различных промысловых компаний, снаряжавших и отправлявших в длительное плавание в районы промыслов свои суда.

В этот же период началась и продолжилась совместная его деятельность с состоятельным курским купцом Иваном Ларионовичем Голиковым, который в 1774 г. стал винным откупщиком в Иркутской губернии (это означало, что И. Л. Голиков мог организовывать производство и продажу в Сибири спиртных напитков, что сулило ему значительные прибыли). Вплоть до 1781 г. Григорий Иванович служил у него приказчиком. С 1777 г. Голиков и Шелихов неоднократно вместе отправляли промысловые суда на промыслы в северной части Тихого океана.

В начале 1781 г. И. Л. Голиков вызвал Г. И. Шелихова в Петербург и, считая его опытным организатором промысловых экспедиций и надежным компаньоном, предложил ему стать равноправным партнером в новой промысловой компании, создаваемой на 10 лет. Эту новую компанию возглавили сам И. Л. Голиков, его племянник капитан 2-го Оренбургского драгунского полка Михаил Сергеевич Голиков и Г. И. Шелихов. Новая компания планировала в течение 10 лет вести промыслы как на известных островах в Тихом океане, так и на тех территориях, которые предстояло открыть, исследовать и закрепить за Россией. Планировалось установление постоянных торговых отношений с туземцами и основание на островах и побережье Аляски селения и крепости. Причем именно Г. И. Шелихов должен был не только заниматься постройкой и снаряжением промысловых судов, но и лично возглавить отряд судов и отправиться в дальнее плавание к берегам Северной Америки.

Вот здесь и проявились в полной мере свойственный Г. И. Шелихову талант, настойчивость и умение возглавить крупное дело. Один из биографов Г. И. Шелихова писал: «С умом, свойственным государственному человеку, он поставил главнейшей своей целью упрочить для отечества занятые острова, привести обитателей их в подданство России, завести оседлости, где только возможно, и потом уже заботиться о собственных выгодах и о приобретении новых сокровищ в странах отдаленных» [19, с. 83].

После завершения дел в столице Г. И. Шелихов отправился в Иркутск и далее в Охотск. Там вскоре им было построено и снаряжено для длительного плавания три промысловых галиота. И, наконец, 16 августа 1783 г. возглавляемая им флотилия в составе галиотов «Три святителя», «Св. Симеон Богоприимец и Анна Пророчица», «Св. Архистратиг Архангел Михаил» вышла из устья р. Урак (расположенного чуть южнее устья р. Охота) и направилась к берегам Северной Америки. В экспедиции на трех судах участвовало 192 моряка и работных людей. Сам Г. И. Шелихов, будучи главой экспедиции, находился на «Трех святителях», которым командовал штурман Герасим Алексеевич Измайлов. Вместе с Шелиховым на галиоте поплыла его жена Наталья Алексеевна, которая, по его словам, «везде со мною следовать и все терпеть трудности похотела» [21 с. 1].

В «Записке Шелихова странствованию его в Восточном море», написанной им в мае — ноябре 1787 г., Григорий Иванович сообщил, что с ним помимо жены было и двое его детей. По мнению Л. А. Ситникова, речь, вероятно, шла о сыне Михаиле, родившемся в 1779 г., и дочери Авдотье. В связи с этим отметим, что в письме П. С. Лебедева–Ласточкина Г. И. Шелихову от 29 ноября 1787 г. дочка Авдотья Григорьевна названа «американкой» и «говоруньей», «даром, что на островах жизни начало получила, а не в Питере» [20, с. 118]. Значит, еще две дочери Шелиховых — Анна (родилась в самом конце 1780 г.) и Екатерина (родилась в ноябре 1781 г.) остались в Иркутске.

Следует отметить, что для того, чтобы попасть на судно, поплывшее к берегам Северной Америки, многим участникам этого плавания, в том числе и Наталье Алексеевне с пятилетним сыном, нужно было проделать тяжелейший путь из Иркутска: вначале добирались до Усть–Кута на Верхней Лене, потом следовал многоверстный сплав по Лене до Якутска, оттуда плыли вверх по Алдану, Мае, Юдоме и, наконец добирались до Охотска. Многие участки пути приходилось преодолевать верхом на лошадях. По описанию этого пути путешественником середины XIX в., «… то едешь извилистыми тропинками, пролегающими через густой лес, поросший кустарником, или через болото, в котором лошадь вязнет по брюхо; то взбираешься на длинный косогор или на крутую каменистую гору и пролагаешь путь по снежной вершине, то спускаешься прямо в реку, поднимаешься на распавшуюся скалу, где с осторожностью пробирается по острому камешнику бесподковный конь, то вдруг встречаешь лес, обгорелый от жары, которая в июле месяце доходит здесь иногда до чрезвычайности. Не дай бог быть застигнутым по дороге продолжительными дождями. В это время болота делаются непроходимыми, реки разливаются, через них уже невозможно переходить вброд, а перевозов нет. Караван поневоле вынужден ждать, пока перестанут дожди и опадут реки, встречающиеся на пути очень часто». Тяжесть пути усугублялась таежным гнусом. Спасались от него лишь с помощью «курева» — медленно тлевших березовых гнилушек или сухого лошадиного навоза, дым от которого не очень ел глаза, но отпугивал комаров [17, с. 86].

31 августа галиоты подошли к первому Курильскому острову (Шумшу), но из‑за сильного встречного ветра смогли пополнить там запасы пресной воды лишь 2 сентября. Через 10 дней начался сильнейший шторм, не стихавший двое суток, и галиоты потеряли друг друга. Через двое суток «Три Святителя» и «Св. Симеон Богоприимец и АннаПророчица» встретились в открытом море. Предвидя подобные ситуации, Шелихов заранее определил местом встречи галиотов о. Беринга — больший из Командорских островов, расположенных в 250 км на восток от восточного побережья Камчатки. Но когда два галиота 24 сентября пристали к пологому северо–западному берегу о. Беринга, чтобы стать там на зимовку, третий галиот «Св. Архистратиг Архангел Михаил» так и не появился.

Этот третий галиот под начальством штурмана В. Олесова, на борту которого находилось 62 промышленника, в конце концов добрался до о. Уналашка. В штормовую погоду судно было сильно повреждено о прибрежные камни из‑за ошибки В. Олесова. Во время зимовки часть команды погибла от холода и голода.

Зимовка команд двух галиотов на о. Беринга также была трудной. Не удалось избежать в снежную и ветреную зиму цинги, и двое работных людей скончались. Вероятнее всего, на о. Беринга и родилась у Шелиховых дочка Авдотья.

Зимовавшие у о. Беринга два галиота направились далее на восток 16 июня 1784 г. Через три дня флагман в густом тумане потерял второй галиот из виду. Затем галиот «Три святителя» трое суток находился у о. Медный, меньшего из двух Командорских островов. Далее галиот «Три святителя» проследовал мимо самых западных Алеутских островов Атка, Амля, Сигуам, Амукта и далее на восток мимо Четырехсопочных островов.

Затем приблизительно 10 июля Г. И. Шелихов послал Ивана Штанникова с работными людьми на четырех байдарках за травой для перевозимых на галиотах домашних животных. Его возвращения ждали двое суток, лавируя и паля из пушек. Штанников добирался до о. Кадьяк самостоятельно на байдарках.

Проплывая мимо Командорских и Алеутских островов, Г. И. Шелихов описывал их как состоящие «из каменных высоких гор, в числе коих много есть огнедышащих. Лесов стоячих совсем нет. жители же на дрова и на строение разного вида лес собирают, выбрасываемый на берега моря» [21, с. 37].

12 июля оба шелиховских галиота вновь встретились, и на следующий день они достигли о. Уналашка, где в Натыкинской бухте в Капитанском заливе «запаслись нужным» и взяли с собой на Кадьяк двух толмачей и 10 алеутов, которые, по утверждению Г. И. Шелихова, «добровольно служить согласились» [21, с. 36–37].

22 июля 1784 г. галиоты Г. И. Шелихова покинули Уналашку и продолжили плавание на восток между островами Унимак и Акун. 3 августа они подошли к о. Кадьяк и встали на якорь в гавани, получившей название Трехсвятительской. На следующий день Шелихов отправил работных людей на четырех байдарках, соединенных по две, на разведку для отыскания местных жителей. Возвратившись, посланные сообщили, что видели на берегу нескольких островитян, и привезли с собой одного туземца. Г. И. Шелихов утверждал, будто встретил его радушно, что побудило кадьякца остаться жить среди промышленников и оберегать их от нападений «некоторых злобных жителей острова сего» [21, с. 3839]. Как видим, местные жители — коняги (южные эскимосы) оказали экспедиции враждебный прием, хотя, по уверениям Г. И. Шелихова, на третий день к русским на трех байдарках приплыли трое туземцев, которых встретили ласково и даже обменяли некоторые вещи на небольшое количество пушнины.

Поначалу коняги отказывались давать Шелихову заложников (аманатов) для обеспечения безопасности 130 шелиховских промышленников и моряков. Не просто складывались взаимоотношения последних с коренными жителями острова. Во многом неприязнь проявилась из‑за того, что до прибытия экспедиции Шелихова многие русские промышленники не раз прибегали к насилию в своих взаимоотношениях с местными жителями островов. Кроме того, коняги беспрестанно отражали нападения своих соседей — алеутов и эскимосов из других племен — ив свою очередь не упускали малейшего случая напасть на соседние племена для грабежа, убийства и захвата пленников. Дело не раз доходило до открытых нападений на русских, но Шелихов жестко–ружейным и пушечным огнем отражал попытки враждебных нападений на своих работных людей.

Как видим, Наталье Алексеевне пришлось пережить длительный период налаживания дружеских отношений с туземцами. Особенно тревожно за мужа и детей было ей во время внезапных ночных нападений кадьякских эскимосов–коняг в «ветреное и дождливое время».

Находясь вместе с мужем и двумя детьми на о. Кадьяк в течение почти двух лет, Наталья Алексеевна энергично помогала мужу в налаживании контактов с местными жителями. Так, например, она была крестной матерью алеутки, жены Василия Меркульева, передовщика, которой было дано имя Екатерины. И это, видимо, не единственный пример подобного рода. На острове Наталья Алексеевна помогала мужу в распределении среди работных людей продуктов в долг.

Г. И. Шелихов ни на день не прекращал попыток завоевать доверие местных эскимосов и в конце концов добился успеха. Он вспоминал впоследствии: «Почему, будучи намерены мы перезимовать на острове, ими обитаемом, и довесть их ласковостью, щедростию, угощением и подарками до миролюбного познания, что они чрез дикость свою собственного лишаются покоя, убивая друг друга, и дабы показать им жизнь неведомую, я все старание свое употребил к тому, чтобы построить домики и сделать крепость, на первый раз хотя бы плетневую. Мы в том и успели, хотя с великим трудом. Я показывал им способность и выгоды российских домов, платья и употребление пищи, они видели труды моих работных, когда они копали землю в огороде, сеяли и садили семена; по созрению плодов я велел им оные раздавать, но они, употребляя их, ничего кроме удивления не изъявляли, многих я велел кормить изготовленною работными моими для себя пищей, к чему они крайнюю чувствуют охоту».

Шелихов организовал обучение грамоте коренных жителей Кадьяка: «Должно отдать народу сему справедливость в остроте ума, ибо дети их весьма скоро понимали свои уроки, и некоторые до отъезду моего столько выучились по–российски говорить, что без нужды можно было их разуметь. Я оставил таковых учащихся грамоте 25 мальчиков, которые гораздо охотнее желают быть с россиянами, нежели с дикими их отцами» [21, с. 48].

Впоследствии 10 декабря 1789 г. Г. И. Шелихов писал И. Т. Смирнову: «Заведенная ж мною там[42] школа в успехах плоды свои довольна оказывает: от многих обучившихся грамоте американцев получил уже ныне я письма. Ныне ж помышляю о постройки церкви» [20, с. 127].

Григорий Иванович уделял особое внимание распространению христианства среди туземцев. В первую очередь это касалось детей, приводимых к русским в качестве аманатов. Он полагал, что коняги готовы к восприятию православия благодаря особенностям своего мировоззрения [21, с. 45–46].

Характерно, что Шелихов поддерживал желание некоторых туземцев своими глазами увидеть Россию. В 1786 г. на галиоте «Три святителя» в Охотск прибыло 40 туземцев обоего пола. Часть из них вскоре возвратилась на острова, а 15 человек отправились в Иркутск [21, с. 47].

27 августа 1787 г. приказчик Г. И. Шелихова Емельян Ларионов сообщил хозяину, что комендант Охотска коллежский асессор И. Г. Кох, получив предписание от «главного правительства», намерен отправить на казенном содержании в Иркутск не только предназначенных хозяином для этой поездки американских «подростков человек до троих, а также и девок», но и всех остальных, прибывших «с крепкого берегу Аляски., коих нашлось мужеска восемь, да женска пола пять человек». Однако в конце концов средства нашлись лишь на перевозку в Иркутск мальчиков.

Г. И. Шелихов и его жена Наталья Алексеевна позаботились об обучении и устройстве привезенных с островов детей местных жителей. Уже будучи в Петербурге, они, видимо, интересовались жизнью вывезенных в Иркутске и получили ответ от приказчика Мыльникова: «Алеуты привезены в последних числах августа. Живут здоровы, мальчики учатся очень изрядно и кажется, что с великим понятием. Я раз видел их, приглашенных на балу Михайла Михайловича[43], и оне делали собранию удовольствие по своим обычаям производить при вокальной музыке свой танец».

А сама Наталья Алексеевна в письме мужу в 1789 г. сообщает о них: «Дети пишут прилежно, и учитель их радуется». Их обучали даже «на музыках играть», о чем она отметила в письмах мужу: «Фетка с Евришкой играют на флейтах хорошо, а трое — Епишка, Атаку и Петрушка — на скрипицах изрядно. Андрюшка тупо на басу учится, и учитель уже ево драл два раза, и если понятным еще вдаль не будет, намерен ево оставить и более не учить» [17, с. 276, 278].

Г. И. Шелихов прекрасно понимал, что для нормальной деятельности создававшихся компанией Голиковых — Шелихова постоянных поселений на Алеутских островах и побережье Аляски необходимо обеспечить их продовольствием, по возможности не столько привозимого, сколько производимого на месте. Для этого он завез на Кадьяк коз, а позднее других домашних животных, включая лошадей. До появления экспедиции Шелихова у конягов были только собаки, которых туземцы не употребляли в пищу.

Г. И. Шелихов доказывал российским властям, что новые колонии на Алеутских островах и на побережье Аляски способны сами обеспечить себя продовольствием. Так, он утверждал, будто «острова, лежащие около американских берегов и простирающиеся от Кыктака[44] к восточной стороне, а также и в Северо–Западной Америке, более каменистые и преисполненные гор, но притом есть хорошие и годные к хлебопашеству земли. Для сенокосов удобных луговых мест и трав годных довольно» [21, с. 55–56]. Однако он отмечал, что сельскохозяйственные работы должны были выполнять не промышленники, для которых главным было занятие морскими промыслами и разведывание новых земель, богатых пушным зверем. Поэтому Григорий Иванович, возвратившись в Россию, стал искать содействия государства в отправке на Северо–Запад Америки на постоянное местожительство семей русских «посельщиков». Он стремился добиться увеличения числа пришлого населения на новых российских землях, развития там сельского хозяйства и ремесел и в целом распространения образа жизни россиян в среде туземцев.

Но на практике все оказалось значительно сложнее. Архимандрит Иоасаф в «Кратком описании об Американском острове Кадьяке», напечатанном в 1805 г., признавал, что, несмотря на все труды, хлебопашество на Кадьяке оказалось делом бесперспективным. Хлеб не вызревал из‑за недостатка тепла или излишней влажности; из огородных культур урожаи давали только картофель, репа и редька. Он признавал, что на острове есть условия для развития скотоводства, но в целом местные жители не хотели заниматься сельским хозяйством, так как весь уклад их жизни был построен так, что кормились они главным образом за счет моря [20, с. 127].

Помимо основания укрепленных поселений на Кадьяке и прилегающей территории Аляски Шелихов планировал проводить дальнейшие исследования американских земель. Уже весной — летом 1785 г. он отправил партию своих работных людей в составе 52 человек, лисьевских алеутов 11 человек и конягов 110 человек на восток к островам, лежащим «по Американской земле до Кинайских и Чугацких бухт». Для строительства зимовья руководители партии избрали «Карлуцкое многолюдное место» на северном берегу Кадьяка, который отделяется от полуострова Аляска проливом, носящим ныне имя Шелихова.

Шелихов планировал осваивать находившийся, по его мнению, на юге острова Сукли (современ. Монтагью) у входа в Чугацкий (современ. залив Принца Уильяма) залив. 7 марта 1786 г. он направил к находившемуся в том же районе мысу Св. Ильи промышленников и туземцев с целью продолжить описание земель и выяснения возможности закладки там крепости. Он полагал, что в этом деле могут помочь и местные жители, обитавшие на территориях до 47° с. ш. Для обозначения российского приоритета в открытиях на земле Аляски он приказал «по берегам ставить кресты и закапывать в землю обломки горшечные, кору березовую и уголья» [21, с. 50]. Той же весной по его указанию стали возводиться поселения на о. Афогнак и у входа в Кенайский (теперь Кука) залив. Эти поселки должны были в дальнейшем развиваться и благоустраиваться.

Перед возвращением с Кадьяка Г. И. Шелихов приказал остававшимся там подчиненным продолжить исследования. Так, он обещал особо выделить штурману Д. И. Бочарову до 1000 руб., если тот отыщет «в севере» неизвестные острова. Для этого Бочарову предписывалось отплыть от Уналашки с секретным вояжем в море и подняться до 65° с. ш. Кроме того, поиск неизвестных островов следовало осуществить южнее Уналашки и Кадьяка в районе Тихого океана вдоль Американского континента до Калифорнии.

В наставлении К. А. Самойлову, оставшемуся на Кадьяке главным правителем компании Голиковых- Шелихова, последний приказывал продолжить на втором судне два лета искать неизвестные острова в районе к югу от Лисьих островов (западная часть Алеутской гряды).

22 мая 1786 г. Шелихов с семьей на борту «Трех Святителей» отплыл в Охотск, а остальные два галиота его флотилии остались у берегов Северо–Западной Америки. Шелихов вез с собой мехов на сумму 56 тыс. руб. Эта пушнина была как добыта промышленниками компании, так и выменяна у туземцев.

8 августа 1786 г. галиот «Три Святителя» бросил якорь напротив устья р. Большая у западного побережья Камчатки. Григорий Иванович с двумя работными людьми поплыл на байдаре к берегу с намерением закупить в Большерецке свежей рыбы. Затем байдара возвратилась к галиоту. В это время погода резко переменилась — подул восточный ветер, сорвал галиот с якорей и унес его в море, а Шелихов остался на берегу. Вскоре, к счастью, галиот благополучно прибыл в Охотск.

Григорий Иванович добрался до Петропавловской гавани, где совершил удачную сделку с В. Питерсом — шкипером первого зашедшего туда торгового судна британской Ост–Индской компании. Дело в том, что поставки товаров на Камчатку англичанами, которые в будущем могли стать регулярными, во многом облегчили бы Шелихову и его компаньонам снабжение русских поселений на Алеутских островах и на побережье Аляски. К тому же появлялась перспектива выхода российских купцов на рынки, контролировавшиеся англичанами. А тут как раз в 1785 г. из‑за дипломатических неурядиц была временно прервана русско–китайская торговля через Кяхту.

Г. И. Шелихов в специальной записке своему приказчику Выходцеву, написанной в апреле 1787 г., отметил, что оживление торговли с англичанами на Камчатке содействует утверждению «границ наших по Северовосточному океану до отдаленнейших пределов по островам и матерой земли Америки, где еще, как я известиться мог, никакая европейская держава не имеет своих обзаведений. А при всем том и с прочими смежными в Камчатке владениями, как то с Японией, Кореею, китайскими и индийскими портами» [20, с. 131].

Но, опасаясь покушений на неизвестные земли в Северо–Западной Америке других государств, Григорий Иванович настойчиво просил российские власти провести там границы владений Российской империи и предлагал отправить на одном из судов своей компании, следовавшем к американским берегам, «государственные знаки, дабы других наций подданныя не могли входить в пользы, отечеству нашему принадлежащия» [20, с. 131–132].

С Камчатки Г. И. Шелихов почти два с половиной месяца добирался по суше до Охотска. Он прибыл туда 27 января 1787 г., ауже 8 февраля вместе с Натальей Алексеевной отправился в Иркутск. Они ехали на собаках, оленях, лошадях и даже быках почти без отдыха. В Якутске провели лишь день и двинулись далее по льду Лены на юг. В своем докладе генерал–губернатору Г. И. Шелихов писал, что в

пути пришлось ему и жене претерпеть «несказанные трудности и опасности». Современный биограф Г. И. Шелихова предполагает, что это и ночевки прямо на снегу при 40 градусных морозах, жестокие пурги, преодоление западней–наледей, т. е. промоин, образующихся в речном льду под действием береговых ключей.

Вот как описал этот путь писатель И. А. Гончаров, проследовавший по нему в середине XIX в. при возвращении в Европейскую Россию после плавания на Дальний Восток на фрегате «Паллада»: «… все это в краю, который слывет безымянной пустыней! Он пустыня и есть. Не раз содрогнешься, глядя на дикие громады гор без растительности, с ледяными вершинами, с лежащим во все время лета снегом во впадинах, или на эти леса, которые растут тесно как тростник, деревья жмутся друг к другу, высасывают из земли скудные соки и падают сами от избытка сил и недостатка почвы. Вы видите, как по деревьям прыгают мелкие зверьки, из‑под ног выскакивает испуганная редким появлением людей дичь. Издалека доносится до ушей шум горных каскадов, или над всем этим тяготеет такое страшное безмолвие, что не решаешься разговором или песнью будить пустыню, пугаясь собственного голоса» [23, с. 313].

Путешествовала по замерзшей Лене и «американка» Авдотья. Она была оставлена в Охотске под присмотром младшего брата ее отца — Василия Ивановича Шелихова. В Иркутск ее привезли только в декабре 1788 г.

Весной 1787 г. Г. И. Шелихов представил иркутскому и колыванскому генерал–губернатору И. В. Якоби «доношения», журнал и некоторые другие материалы, связанные с путешествием на Кадьяк. Среди них были его наставления К. А. Самойлову и Д. И. Бочарову, а также указания приказчику Ф. А. Выходцеву, о которых уже упоминалось ранее, планы крепостей и островов и карта самого плавания.

Затем в 1787 г. Григорий Иванович составил для генерал–губернатора подробную «Записку» Г. И. Шелихова о привилегиях его компании. В ней он отмечал, что его компания могла бы наилучшим способом позаботиться о государственных интересах, а поэтому власти, в первую очередь генерал- губернатор, должны содействовать компании в ее дальнейших усилиях по «разведыванию американской твердой земли». Таким образом он стремился поставить компанию под руководство иркутского генерал–губернатора, чтобы ниоткуда, «а паче от правительств, устроенных в Охотской области и в Камчатке, не последовало помешательства» [20, с. 133]. Одновременно он просил разрешения в особо важных случаях обращаться непосредственно в Петербург. Затем следовала просьба о направлении на разведанные компанией американские территории мастеровых и до 100 военнослужащих, а также двух православных священников и дьякона. Всех посланных властью туда людей компания Голиковых — Шелихова обязалась содержать за свой счет.

По поводу отношений с туземцами Шелихов предлагал выкупать у них пленников–рабов и использовать их «для пользы к отечеству». Он считал, что этих бывших рабов компания сможет расселить на Камчатке в Петропавловской гавани, на Курилах и других островах. Вместе с тем он высказался за утверждение системы свободного найма компанией алеутов и курильцев на различные работы.

Григорий Иванович испрашивал позволения привести в российское подданство туземцев, проживавших на еще не открытых островах, завести там «хлебопашество, фабрики и заводы». Для всего этого он испрашивал у правительства выделения компании ссуду в размере 500 тыс. руб.

Особое значение он придавал возможности расширения торговых связей «с Японией, Китаем, Кореей, Индиею, Филиппинскими и прочими островами, по Америке же с гишпанцами и с американцами». Григорий Иванович надеялся на получение разрешения вывоза и свободной продажи на Камчатке, в Удинском порте и других местах «из фруктов деланных всяких водок и виноградных вин» [20, с. 134].

Иркутский генерал–губернатор И. В. Якоби поддержал ходатайства Шелихова. Он был ярым сторонником расширения владений России на восток и полагал, что «от устья Амура откроется путь в Езо[45], Кантон, Калифорнию, которая, по исчислению Кукову, от Петропавловской в Камчатке гавани не далее 3000 верст морем отстоит, и прочие места Америки, а тем уничтожатся все трудности в доставлении в Охотск провианта, снарядов и припасов» [20, с. 134].

Во всеподданнейшем рапорте от 30 ноября 1787 г. на имя императрицы генерал–губернатор высказался в пользу предоставления Шелихову и его компании монопольных привилегий, считая, что «сам Шелихов может быть иногда нужен будет для каких‑либо объяснений странствования и его поступков», и потому «разсудил отправить купно с сим и его самого». Губернатор доложил императрице, что Шелихов передал ему вместе с записями и карту его плаваний на Кадьяк, а также карту островов и других американских земель.

В Петербурге была опубликована «Генеральная карта. Представляющая удобные способы к умножению Российской торговли и мореплавания по Тихому и Южному Окиану, с прилежащими землями и знатнейшими островами, продолжающимися от Северо–Американскаго с Азиею пролива до равноденственной линии, с прибавлением к тому вновь найденных Кыктака, Афагнака и прочих островов также с подробным описанием о находящихся тамо народах, поддавшихся под Российскую Державу, селениях и разных произведениях учиненных на кораблях Северо–Восточной американской компании КапитанаГоликова со товарищи 1787 года». На ней имелась врезка со «Специальной картой», изображавшей Кадьяк, прилегающие острова, часть североамериканского побережья, «описанные тамо бывшим Компанионом нашим Григорьем Шелеховым». Само картирование произвели опытные штурманы Г. Г. Измайлов и Д. И. Бочаров.

В начале декабря 1787 г. Г. И. Шелихов с женой Натальей Алексеевной выехали из Иркутска в столицу. Тудаже направился и И. Л. Голиков. В феврале 1788 г. компаньоны обратились к императрице с новым прошением, в котором сумма испрашиваемого кредита была уменьшена до 200 тыс. руб. В поддержку купцов высказалась Комиссия о комерции в докладе, представленном императрице и подписанном видными деятелями екатерининской эпохи А. Р. Воронцовым, Г. X. Минихом и П. А. Соймоновым. Свое согласие на выдачу кредита дал и Совет при Высочайшем дворе, отметив в протоколе от 6 апреля 1788 г., что испрашиваемые на 20 лет деньги «удобнее всего будет заимствовать… в тобольской казенной палате из денег, кои вступили туда сибирскою монетою из банковой конторы, и что для личного награждения и отличения купцов сих не бесполезно б было сверх медали, шпаги и похвальнаго листа, о чем Комиссия представляет, пожаловать их чинами на таком же основании, на каковом. тем награждаемы бывали разные откупщики» [20, с. 135–136].

Но на это раз императрица не согласилась с наделением компании Голиковых — Шелихова монопольных прав на эксплуатацию земель на островах и в самой Северной Америке. Она, видимо, считала вредным допущение монополизма в торговых делах и предоставление монопольных прав одной из купеческих компаний. Вполне возможно, это было связано также с тем, что Россия в то время вела тяжелую войну с Турцией за закрепление Российской империи на черноморских берегах, и императрица считала несвоевременным отвлечение части государственных средств на другие цели. Но награждение компаньонов было произведено: И. Л. Голикова и Г. И. Шелихова наградили серебряными шпагами, золотыми медалями и похвальными грамотами.

Не получив на этот раз прав на монопольную торговлю и использование островов и американских земель, Шелихов с компаньонами не свернули своей торгово–промысловой деятельности, а продолжили ее наращивать. Возвратившись в Иркутск, Г. И. Шелихов стал приводить в порядок свои финансовые дела и занялся упрочением своего лидирующего положения в «американской» торговле.

По возвращении из Петербурга Г. И. Шелихов построил в самом богатом и почетном месте Иркутска — приходе Тихвинской церкви — большой деревянный дом, где Наталья Алексеевна стала полноправной хозяйкой. «Заведенное им[46] при доме строение и с покупными местами», безусловно, демонстрировало иркутскому обществу успехи компаний мужа и укрепляло положение его и жены в среде иркутского купечества и дворянства.

Получая значительные прибыли от торговли пушниной, Голиков и Шелихов расширяли деятельность своей компании, а также организовали несколько новых компаний, носивших название тех мест, где велся промысел. Так, 14 августа 1790 г. ими была основана новая Северо–Восточная компания и отдельная Предтеченская компания (последняя для эксплуатации пушных богатств незадолго до этого открытых островов Прибылова), в августе 1791 г. — Уналашкинская компания (затем на о. Уналашка было создано постоянное промысловое селение), 31 июля 1794 г. — Северо–Американская компания, а 3 сентября 1795 г. Курильская компания.

В 1790 г. новым управляющим шелиховских северо–американских поселений стал каргопольский купец Александр Андреевич Баранов (1746–1819). В течение своего 28 летнего правления он играл выдающуюся роль в истории Русской Америки. С первых же месяцев после своего назначения он начал энергичную деятельность по освоению края, в первую очередь за счет основания новых российских поселений и крепостей. В 1793 г. Баранов построил в Русской Америке (на берегу Чугацкого залива) первое судно. В этом же году российское правительство решило выделить в распоряжение Шелихова для поселения на Кодьяке ссыльных, «знающих кузнечное, слесарное, медиковальное и медилитейное мастерство и 10 человек мужеска пола с женами для заведения хлебопашества» [19, с. 87].

Важно, что и Шелихов, и Баранов, и вообще российские власти всячески поощряли смешанные браки с обращением туземных жен в православие. И действительно, в дальнейшем потомки от смешанных браков — креолы — были активными проводниками российского влияния в Русской Америке.

В 1791 г. в Петербурге появилась в продаже сразу в двух книжных лавках книга с весьма длинным названием в духе того времени: «Российского купца Григория Шелихова странствование с 1783 по 1787 год из Охотска по Восточному Океану к Американским берегам и возвращение его в Россию с обстоятельным уведомлением об открытии новообретенных им островов Кыктака и Афагнака, до коих не достигал и славный Аглинский мореходец Капитан Кук». Это был издан отчет Шелихова о его выдающемся плавании.

В 1792 г. была опубликована книга о исследовательских плаваниях шелиховских мореходов Г. Г. Измайлова и Д. И. Бочарова в 1788 г., проведенных по заданию Г. И. Шелихова. Безусловно, появление этих книг привлекло интерес читающей публики ко вновь обретенным землям Российской империи. В последние годы своей жизни Г. И. Шелихов большое внимание уделил Курильским островам. В 1795 г. им была отправлена на о. Уруп группа поселенцев во главе с промышленником Василием Звездочетовым. Создав поселение на Урупе, они перебрались на Итуруп, где и прожили около 10 лет. Из японских источников известно, что Звездочетову удалось организовать торговлю с японцами, проживавшими на о. Хоккайдо. В 1980-х гг. поселение В. Звездочетова на Урупе было обнаружено и изучено сахалинскими археологами.

Все последние годы жизни Г. И. Шелихов не прекращал попыток убедить иркутского генерал- губернатора, а через него и правительство в Петербурге в крайней жизненной необходимости для колоний на Северо–Западе Америки расширить торговую деятельность российских купцов и предпринимателей в бассейне Тихого океана. Он писал, что, имея владения на Курилах, Алеутских островах и на североамериканском побережье, крайне важно осуществлять торговлю как товарами из этих территорий, так и непосредственно российскими товарами, выезжая «в Кантон, в Макао, в Батавию, в Филиппинские и Марианские острова, а оттоль привозить в Америку и на Алеутские острова нужное для одежды, из бумажных материй, для пищи, как то: сорочинское пшено[47] и протчия жизненныя вещи; для сооружения судов полотна на парусы бумажныя и веревки, какия там бывают, так как и для России, что к получаемым из Китая и протчих мест товарам, к умножению оных потребно будет».

Г. И. Шелихов прозорливо считал, что доставка товаров морем будет для компании дешевле, чем через Сибирь. А избыток импортных товаров можно будет реализовать на Камчатке и в Охотске. Он не считал Охотск удобным морским портом и предлагал снарядить исследовательскую экспедицию для поиска хорошей гавани близ устья р. Амур. Григорий Иванович полагал, что это позволило бы также разведать «местоположение между Амуром и между вершинами рек Витима, Олекмы, Алдана и Маи, ибо сии места доныне остаютца вовсе нами неизследованныя и неописанныя» [20, с. 151]. Кроме того, он просил разрешения завести компанейскую верфь в устье р. Ульи примерно в 100 верстах южнее Охотска. В рапорте от 20 ноября 1794 г. Екатерине II иркутский генерал–губернатор И. А. Пиль поддержал планы и предложения Г. И. Шелихова.

Теперь расскажем подробнее о Наталье Алексеевне Шелиховой, жене, верной спутнице и помощнице Григория Ивановича. «Настоящими строителями империи на Тихоокеанском севере в конце XVIII — начале XIX в. стали, — по словам видного историка, знатока истории Русской Америки академика Н. Н. Болховитинова, — Наталья Алексеевна и Григорий Иванович Шелиховы, Николай Петрович Резанов[48], Александр Андреевич Баранов[49]» [22, с. 5].

Безусловно, Наталья Алексеевна всей своей жизнью заслужила право быть отмеченной в приведенном академиком ряду выдающихся россиян той далекой эпохи. Выйдя замуж в 1775 г. в возрасте 13–14 лет, что было обычным для той эпохи, за 26–летнего Григория Ивановича, она родила ему 10 детей

В 1777 г. родился у Шелиховых первенец, сын Иван, который скончался в младенческом возрасте. Через два года родился сын Михаил, в конце 1780 г. — дочь Анна, 24 ноября 1781 г. — дочь Екатерина, в конце 1783 или начале 1784 г. — дочь Евдокия, затем 21 декабря 1788 г. дочь Александра, в 1791 г. сын Василий, затем в майских письмах 1794 г. упомянута среди «детей наших» Наталия, 5 сентября 1794 г. родилась дочь Елизавета. Роды были тяжелыми, и, вероятно, ребенок родился слабым. И уже после кончины мужа в июле 1795 г. Наталья Алексеевна в самом начале 1796 г. родила сына Григория. И Наталья, и Елизавета, и Григорий скончались совсем маленькими, сын Михаил скончался, видимо, в возрасте 10 лет.

Все, что связано с детьми, забота о них, воспитание их — все это составляло важную и существенную часть жизни Натальи Алексеевны. На протяжении двадцати лет совместной жизни с мужем она родила, как мы выше уже сказали, десятерых детей, и, конечно, кончина четверых их в младенческом возрасте, смерть сына Михаила, не дожившего до 10 лет, и, позднее, кончина уже замужней дочери Анны на 22 м году жизни — все это безусловно оставило тяжелый след в душе и не могло не отразиться на ее поведении и отношении к окружающим.

Отсюда в письмах Натальи Алексеевны мужу немало трогательных слов о детях: «О Васинке весьма печалюсь и не знаю, как ево беречь от воспы, потому что здесь ходит сердитая на детей воспа…», «И Васинька всегда твердит: «Куда, маменька, тятенька уехал, меня бедного оставил.»» [17, с. 294].

Письма Натальи Алексеевны мужу в Петербург полны обычных просьб молодых и немолодых женщин из провинциальных состоятельных семей той эпохи купить модных уборов, жемчугу, табакерок, шелку итальянского, перчаток женских и другого подобного.

Все это обычное, женское. Но наряду со всем этим, со страстными признаниями в любви и описанием тоски, вызванной разлукой с любимым мужем, упоминается в письмах совсем другое, сообщается о полученных картах и планах, о пересылке копий необходимых документов нужным людям в Петербурге, упоминается о самостоятельной продаже изрядной (то есть с выгодой) китайских товаров, полученных через Кяхту. В письмах Наталья Алексеевна описывает торговую конъюнктуру в Иркутске в отношении товаров, которыми интересуется муж.

Так что совсем не зря многие исследователи деятельности Г. И. Шелихова отмечали, что Наталья Алексеевна стала не только его надежной спутницей в странствованиях по Восточному океану, но и деятельной помощницей в делах. После возвращения из Америки при отсутствии Шелихова в Иркутске доверенные лица — приказчики и управляющие — отчитывались обычно перед хозяйкой. С 1789 г. и до своей кончины в 1795 г. Шелихов на все лето уезжал из Иркутска в Охотск, где руководил на месте снаряжением торгово–промысловых экспедиций, строительством судов и другими делами, связанными с его деятельностью в Русской Америке. На время его отсутствия Наталья Алексеевна самостоятельно решала все вопросы, связанные с хозяйством, взаимоотношениями с разными деловыми партнерами мужа.

Известно, что она не раз сама проводила деловые переговоры о торговых операциях от имени мужа. Во время отсутствия Шелихова в Иркутске вся приходящая корреспонденция сортировалась: письма особо важных персон, в частности, представителя могущественного семейства Демидовых — Никиты Никитовича Демидова, Наталья Алексеевна отправляла мужу в Охотск, по остальным принимала решение сама.

При жизни мужа Наталья Алексеевна пользовалась особым уважением со стороны служащих компании, да и не только их. Они называли ее не иначе, как «матушка». Так ее называл и такой влиятельный человек, как Н. Н. Демидов. Наталья Алексеевна была вхожа в дом иркутского генерал- губернатора.

Историки утверждают, что еще при жизни супруга Наталья Алексеевна установила деловые отношения со многими купцами, участвовавшими совместно с Г. И. Шелиховым в торгово- промысловых делах. И неудивительно, что после кончины мужа его приказчики в большинстве своем выразили желание продолжить службу в компании под началом вдовы. Большинство служащих компании Г. И. Шелихова признали Наталью Алексеевну законной наследницей всего состояния покойного мужа, несмотря на то, что не все было ясно в завещании и обстоятельствах смерти Г. И. Шелихова.

Историки А. Ю. Петров и Л. М. Троицкая считают, что «она весьма успешно компенсировала недостаток образованности такими качествами, как решительность и жесткость в отношении с подчиненными, женским обаянием, умением убеждать тех людей, от которых зависело благосостояние ее семьи. Ее с одинаковым вниманием выслушивали все, начиная от служащих компании и кончая высшими правительственными чиновниками, и даже самим императором Павлом[50]. Уже всего этого было бы достаточно, чтобы считать ее одной из самых знаменитых женщин своего времени. Но в историю она вошла еще и как мать, воспитавшая дочерей, чьи мужья стали ключевыми фигурами в истории Русской Америки» [20, с 112].

Поистине бойцовские качества проявила Наталья Алексеевна после смерти мужа, когда решался вопрос о судьбе дела его жизни, о будущности созданной им компании.

Уже, видимо, заболев, 30 июня 1795 г. Г. И. Шелихов написал прошение на имя императрицы, в котором просил об оказании покровительства жене и детям и об утверждении жены наследницей в руководстве принадлежащей ему компании и во всех других делах, связанных с его торгово-промысловой деятельностью. А 20 июля он скоропостижно скончался в возрасте 46 лет. Наталья Алексеевна позже в прошении императрице о защите и покровительстве писала об обстоятельствах кончины мужа: «Посреди толико важных для него упражнений, при полном здоровье своем и средних лет жизни своей в минувшем июне месяце заболел простудною горячкою, продолжавшеюся 25 дней и наконец лишившею его жизни» [17, с. 288–289].

Григорий Иванович был погребен в Иркутске против церковного алтаря в Знаменском женском монастыре, и его вдова сделала большие денежные пожертвования на сооружение каменной ограды вокруг монастыря и на его внутреннее украшение. На могиле Г. И. Шелихова в 1800 г. был установлен вдовой привезенный из Екатеринбурга мраморный памятник стоимостью в значительную для тех времен сумму 11 760 руб. На памятнике установили бронзовый барельеф с изображением покойного и обширную надпись о его заслугах перед Россией.

Болезнь и кончина мужа вызвали различные толки, очернявшие, видимо, совсем незаслуженно, Наталью Алексеевну. Эти толки распространяли в первую очередь некоторые конкуренты Г. И. Шелихова в среде сибирского купечества.

Наталья Алексеевна направила прошения в Иркутское наместническое правление, в котором утверждала, что способна управлять делами мужа, известные ей благодаря долговременной ее «с покойным в супружестве жизни сколько и по наставлениям его во время болезни». На основании ее прошений Иркутский городовой магистрат в указе от 6 сентября 1795 г., направленном в Иркутскую городскую думу, подтверждал слова Натальи Алексеевны в том, что ее муж кроме пушного промысла имел дела в многочисленных присутственных местах, которые управлялись с помощью его приказчиков. Иркутской городской думе предписывалось известить наместническое правление, казенную палату, а также Якутского и Охотского комендантов о законности, по мнению Иркутского городового магистрата, управления всеми делами мужа Натальей Алексеевной Шелиховой.

Это была победа, но не окончательная. У казенной палаты возникли сомнения, насколько можно доверять вдове. Чиновничье недоверие подхлестывалось многочисленными прошениями купцов, имевших личные дела с Григорием Ивановичем и желавших решить финансовые вопросы в свою пользу. Одновременно с этим Коммерц–коллегия указывала на отсутствие письменного завещания Григория Ивановича и на неясные обстоятельства, связанные с его болезнью и скоропостижной кончиной.

Вот тут то в сложной и опасной для нее ситуации Наталья Алексеевна проявила незаурядную настойчивость и выдержку. Она подала прошение Екатерине II, отмечавшее достижения Григория Ивановича, который, по ее мнению, трудился на пользу Отечества, «приобрел как новые зверопромышленные острова у берегов американских, так и увеличил капитал свой». Она просила предоставить ей все права по управлению делами усопшего мужа. К прошению прилагалось своего рода завещание Григория Ивановича, которое, по словам вдовы, было продиктовано им и записано дочерью Анной: «И как жена моя сопутствующая мне в морском вояже для приобретения имения и поспешествующая в воспитании детей моих и содержании дому моего заслуживает всю мою к ней справедливую доверенность.»

Это прошение Наталья Алексеевна послала Н. Н. Демидову, передавшему его фавориту Екатерины II графу П. А. Зубову, который в свою очередь представил его императрице. Любопытно, что за подачу бумаг на высочайшее имя Н. А. Шелихова выделила 10 тыс. руб. Н. Н. Демидов обещал ей свое содействие и покровительство, советовал опираться на зятя Н. П. Резанова, не впутываться в личные споры с купцами, имевшими денежные претензии к Г. И. Шелихову [24, с. 323–324].

Наталья Алексеевна умело использовала конкуренцию между различными группами иркутских купцов и вовремя присоединилась к сильнейшей группе во главе с влиятельной семьей иркутских купцов Мыльниковых.

Историки отмечают, что сохранение богатства семьи Шелиховых в сложной обстановке, создавшейся из‑за скоропостижной смерти Григория Ивановича, воплощение в жизнь его мечты о создании на Тихоокеанском Севере монопольной торгово–промысловой компании под государственной опекой, во всем этом немалая заслуга именно Натальи Алексеевны, которая сама (или с подсказки доверенных лиц) могла убедительно преподносить в коммерческих делах свою версию событий, составлять обстоятельные, но понятные и легко читаемые прошения, деловые записки и справки, которые не шли ни в какое сравнение с подобными прошениями и планами ее деловых конкурентов.

Историки считают, что она была достаточно осведомлена о географических изысканиях, проводившихся на Тихоокеанском Севере компанией Голикова — Шелихова. После смерти мужа в письме одному из адресатов Шелихова она высказала пожелание иметь подробную генеральную карту Восточной Сибири, Курил, Алеутских островов и Северо–Запада Америки от Берингова пролива до «аглинского» владения Нутки, объясняя это тем, что «я долженствую обращать мое внимание по торговле Американских компаний покойного мужа моего». Она полагала, что обязана продолжить начинания Г. И. Шелихова в части «начиная от Камчатки всю северной части Америку за залив Лтуа причислить к России и всю сию обширность во общем наименовании Россиею назвать. От Китайского ж залива за залив Лтуа матерой Америки берег наименовать и другим еще именем, под именем области Славороссии, ибо российское селение, где посельщики и духовенство поселятца, то место велено назвать Славороссиею…» [20, с. 152–153].

Как видим, Наталья Алексеевна умело защищала интересы свои и своих детей. В этой жестокой борьбе за выживание она энергично действовала сама и всецело опиралась на своих незаурядных зятьев.

Еще при жизни Г. И. Шелихова 24 января 1795 г. состоялось венчание его 14 летней дочери Анны с 30 летним Николаем Петровичем Резановым, сыном председателя Иркутского совестного суда Петра Гавриловича Резанова. Николай Петрович с детства был записан в лейб–гвардии Измайловский полк, а в возрасте 20 лет выпущен в армию капитаном. Через несколько лет он перешел на гражданскую службу, служил в Петербургской казенной палате, в Военной коллегии, в Адмиралтейств–коллегии. Его отличная служба отмечена в 1791 г. подполковничьим чином. В 1792 г. он в ведомстве Кабинета Ее Императорского Величества служит под началом Гаврилы Романовича Державина, а в январе 1794 г. был послан от фаворита императрицы графа Платона Зубова «с имянными депешами в Иркутск курьером» к иркутскому генерал–губернатору. Там произошло и сватовство, и помолвка. После возвращения Резанова в столицу он был определен в Смоленский драгунский полк, «считая его при полковнике… графе Платоне Александровиче Зубове».

Видимо, вначале Наталья Алексеевна не очень доверяла деловым качествам зятя. Благосклонный к ней, влиятельный Никита Никитович Демидов писал ей в конце 1795 г.: «И он, зять ваш, не таков, кажетца, дурень, как Вы его описываете» [17, с. 372]. Но в ходе совместных усилий по отстаиванию интересов вдовы и ее детей в части наследования Шелиховской компании и создания монопольной Российско–американской компании (РАК), Наталья Алексеевна, вероятнее всего, изменила свое мнение. Н. П. Резанов после смерти императрицы, которая не поддержала идею о создании именно монопольной торговой компании на Тихоокеанском Севере, и занятия престола Павлом I, часто решавшего именно противоположно взглядам своей матери, сумел отстоять интересы клана Шелиховых.

Думается, что именно его заслугой является то, что после учреждения единой РАК и предоставления ей значительных прав и привилегий императорский указ определил, что представитель семьи Шелиховых должен быть обязательно одним из четырех директоров компании. Последнее император объяснил так: «Жалуя всемилостивейшее сие право из уважения, что муж ее[51] был из первоначальных заводителей сей торговли» [25, с. 113].

2 декабря 1799 г. верховное правление в Петербурге над РАК, согласно указу Павла I, перешло к Н. П. Резанову, избранному «Главным правлением ея в уполномоченные корреспонденты, возлагая на него во всем пространстве данной ему доверенности и высочайше дарованных нами привилегий ходатайствовать по делам компании во всем, что к пользе ея и сохранению общаго доверия относиться может» [25, с. 113–114]. Таким образом, Н. П. Резанов стал главным доверенным лицом компании при дворе в Петербурге. Ясно, что это был триумф Резанова, и это была победа Натальи Алексеевны в тяжелой борьбе за наследство мужа и за воплощение его задумок в жизнь.

Видимо, ближе Наталье Алексеевне был другой зять — великоустюжский купец Михаил Матвеевич Булдаков, один из богатейших и известнейших перекупщиков пушнины (впоследствии член- корреспондент Российской Академии наук, надворный советник), который, по мнению историка Л. А. Ситникова, женился на Авдотье (Евдокии) Шелиховой, «американке», о которой упоминалось ранее, вряд ли раньше, чем через несколько лет после смерти Григория Ивановича (видимо, свадьба состоялась в 1797 г., жениху было 29 лет, а невесте 14). По мнению того же знатока биографии Г. И. Шелихова, знакомство М. М. Булдакова с семейством Шелиховых могло состояться, по крайней мере, в середине 80-х гг. Именно тогда он стал бывать по торговым делам в Иркутске и Кяхте. Так что помощь Наталье Алексеевне он оказывал и до женитьбы на ее дочери. Наверное, коммерческий опыт М. М. Булдакова очень помог Наталье Алексеевне в первые годы после кончины мужа и в упорядочении дел компании, и в создании условий для завоевания прочных позиций во вновь учрежденной РАК, где именно М. М. Булдаков был более 20 лет одним из главных директоров.

Он был способным организатором, участвовал в подготовке нескольких кругосветных плаваний, в том числе первой русской кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, а после получения в 1806 г. известий об ее успешном проведении был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени.

Булдаков был известным книголюбом, его библиотека, по тем временам немалая, частично сохранилась в фондах краеведческого музея Великого Устюга. В фонды Императорской Публичной библиотеки от него поступили в 1814 г. японские книги.

Видимо, немалую роль сыграл Н. П. Резанов в том, чтобы в ноябре 1797 г. был издан указ о возведении «вдовы и детей гражданина Шелихова за заслуги мужа и отца их в дворянское достоинство с предоставлением им права вести торговлю» [17, с. 301]. Несомненна роль Н. П. Резанова в том, что одновременно с указом от 8 июля 1799 г., дававшим РАК «Высочайшее императорское покровительство», последовало повеление: «Снисходя на прошение дворянки Шелиховой, повелеваем, чтобы до совершеннолетия сына ее со стороны семейства их находился опекун или поверенный в числе четырех директоров, положенных при управлении делами». Н. П. Резанов добился, чтобы этим директором и опекуном стал М. М. Булдаков.

Зятья Натальи Алексеевны ладили между собой. Историки считают, что Резанов доверял Булдакову, как себе. Ему он оставил своих детей (жена его Анна к тому времени скончалась), уйдя в 1803 г. в кругосветное плавание. О доверительности отношений между зятьями свидетельствует, например, письмо, в котором Резанов поздравил Булдакова с назначением его первенствующим директором: «… уговорите матушку, чтоб она была к ним[52] милостива. Постарайтесь о выдаче им по разделу положенной суммы денег, также не забудьте и меня. Впрочем, об них более прошу, я перебьюсь как‑нибудь; а им не можно. Они не правы во многом, но ей–ей извиняйте их неопытность, и что они не имели таких как мы случаев. Ты пустил братец свою долю в торги, я купил деревню, и так мы должны благодарить Бога и матушку, но они виноваты ли, что лишены сих способов» [24, с. 359].

После образования РАК российское влияние на западном побережье Северной Америки укрепилось и распространилось на новые районы. Появились новые российские поселения на побережье Аляски, а затем и в ее внутренних районах. Продолжилось активное изучение и освоение этой отдаленной области Российской империи. Наталья Алексеевна энергично содействовала воплощению в жизнь замыслов и задумок своего выдающегося мужа.

Сын Натальи Алексеевны Василий учился в Дерптском университете, но в 1810 г. ушел оттуда и поступил в гусары. Он отличился при Бородино в Отечественную войну 1812 г., участвовал в заграничных походах русской армии в 1813 г. А сама Наталья Алексеевна умерла в 1810 г. в возрасте всего 48 лет и была похоронена в Москве на кладбище Донского монастыря.

Глава 5

Экспедиция Биллингса — Сарычева по изучению Чукотки и островов в Восточном океане

Напрасно строгая природа

От нас скрывает место входа

С брегов вечерних на восток.

Я вижу умными очами:

Колумб Российский между льдами

Спешит и презирает рок.

Михаил Ломоносов

8 августа 1785 г. был издан именной указ императрицы Екатерины II, в котором Адмиралтейств- коллегии предписывалось: «Назначая географическую и астрономическую экспедицию в северовосточную часть России для определения степеней долготы и широты устья реки Колымы, положения на карту берегов всего Чукотского носа до мыса Восточного[53], також многих островов в Восточном океане, к американским берегам простирающихся, и совершенного познания морей между матерою землею Иркутской губернии[54] и противоположенными берегами Америки, повелеваем:

Первое. Быть начальствующим в сей экспедиции флота поручику Иосифу Биллингсу, объявя ему ныне чин капитан–поручика флота[55] и наряда с ним в команду потребных людей, по собственному его избранию, как обер–офицерских, так и других нижних чинов. Всемилостивейше жалуем начальнику и команде его на все время их похода двойное по чинам жалованье, которое выдать им здесь за год вперед, да сверх того еще не в зачет двойное же годовое жалованье.

Второе. Снабдить начальника сей экспедиции математическими, астрономическими и другими инструментами, також для руководства всеми картами прежних мореходцев и сухопутных в тамошних местах путешествий, с нужными выписками из журналов его предшественников от 1724 по 1779 год и подробным, окроме того, наставлением на основании сего указа нашего.

Третье. Капитан–поручик Биллингс всемилостивейше уполномочивается объявить в Иркутске всем команды его обер- и унтер–офицерам повышение в следующие им чины.

Четвертое. Может капитан–поручик Биллингс осмотреть в Якутске описания новейших мореплаваний по Ледовитому и другим морям и дела, относящиеся к проезду на реку Колыму и к земле чукчей, списав все для него надобное и срисовав карты.

Пятое. Капитан–поручику Биллингсу, приехав в город Охотск, выбрать потребных учеников из Морской школы, також лоцманов, матросов и казаков. и сделать все приготовления к походу. В случае негодности тамошних казенных судов, надлежит поспешить построением новых надежных и прочных с двойною обшивкою, по чертежам капитан–поручика Биллингса. Коему, учиняя все нужные распоряжения к построению судов, отправиться. с частию надобной для него команды на реку Колыму через Гижигинскую ли крепость по реке Омолону до Колымы или иначе, избирая выгоднейший и удобнейший путь, делая географические и астрономические наблюдения степеней долготы и широты в Верхне–Колымском, Нижне–Колымском и при устье Колымы и описав с возможною точностию сея реки течение с примечаниями, к той земле и жителям относящимися.

Шестое. По достижению Колымы исполнении препорученного, начальствующему над сею экспедициею флота капитан–поручика Биллингса всемилостивейше жалуем в капитаны 2-го ранга с тем, чтобы старался, сколько обстоятельства дозволят объехать Ледовитым морем подле берегов, простирающихся от Колымы до Восточного мыса, определяющего восточный край Сибири. Но буде бы сие оказалось совершенно невозможным и осведомления, там полученные, предъявляли бы лучший успех в описании берегов и Чукотской земли посредством объезда сухим путем или по льдам, то предоставляется оное на благорассуждение и ближайшее рассмотрение начальника экспедиции, чтоб испытать, не откроются ли острова или земли в севере сих берегов и так называемого Берингова пролива.

Седьмое. По обозрении предписанного на берегах Ледовитого моря, флота капитану 2-го ранга Биллингсу возвратиться кратчайшим путем в город Охотск для довершения приготовлений к плаванию по Восточному морю и к берегам американским.

Осьмое. Всемилостивейше уполномочиваем флота капитана 2-го ранга Биллингса, когда сядет с командою своею на изготовленные и вооруженные в Охотском порте мореходные суда для путешествия по морю Восточному и к берегам американским, объявить вторичное повышение чинами всем под начальством его пребывающим обер- и унтер–офицерам. отправиться для объезда Камчатской Лопатки[56], где зайти в гавань Петропавловскую. Потом продолжать путь свой для обозрения всей цепи островов, к Америке простирающихся, и для новых открытий., обращая внимание на острова мало посещаемые и несовершенно известные, лежащие вдоль и под ветром сих берегов на восток острова Унимака и большого носа Аляски, составляющего часть матерой земли, как например: Санах, Кадьяк и Лесной, острова Шумагин и Туманный, виденные Берингом и другими.

Девятое. Употребя вешнее и летнее время на вышепредписанные открытия, начальнику сей экспедиции при приближении погод осенних искать выгодной гавани в Америке, или в островах, на морях сих находящихся, или в Камчатке для зимованья.

Десятое. Будь посредством сей экспедиции открыты будут земли или острова, населенные или ненаселенные и никакому государству европейскому непокоренные и непринадлежащие, то по мере пользы и выгод, от такого приобретения ожидаемых, стараться оные присвоить скипетру российскому. И буде тамо есть дикие или непросвещенные жители, то, обходяся с ними ласково и дружелюбно, вуселить хорошие мысли о россиянах и одарить разными вещами, по надобности или обычаю им нужными, а тойонам, или старшинам, или лучшим и почетным из числа тех жителей дать сделанные на таковой случай медали, чтобы носили на шее в знак всегдашней к ним дружбы россиян; поступая, впрочем, осторожно, дабы не подвергнуться несчастию, от озлобления или зверства диких происходящему, что самое наблюдать и при обхождении с дикими островитянами, России принадлежащими.

Одиннадцатое. Проходя вдоль назначаемых для осмотра и описания островов, мысов и берегов, когда дойдет флота капитан Биллингс до мыса Св. Ильи[57], то на сем месте всемилостивейше жалуем его капитаном 1-го ранга, где по учинении и потребных наблюдений, буде на возвратном пути настанет позднее осеннее время или приближение зимы, тогда идти судам для зимования на остров Уналашку в залив, капитан–лейтенантом Левашовым гаванью Св. Павла названный или на остров Унимак в пролив против Аляски, или в иные заливы на аляскинском берегу.

Двенадцатое. Во время плавания в упомянутых морях, буде встретятся с судами российскими иные суда под флагом англинским, или французским, или другим европейским, то обходиться дружественно, не подавая ни малейшего повода к ссорам и распрям.

Тринадцатое. Наконец, по возвращении в Охотский порт начальнику экспедиции распустить взятых лоцманов, матросов и прочих к прежним их командам, удовольствовать двойным жалованьем по день прибытия в порт и денежным награждением по его рассмотрению. Самому же ему с людьми от

Адмиралтейской коллегии отправленными, поспешать в Санкт–Петербург для обстоятельного донесения о исполнении порученного дела, где всем, из оной экспедиции прибывшим, выдать двойное жалованье по тем чинам, с коими возвратятся, быв при случаях, производимых своим начальником, да таковое же двойное жалованье и награждение, и сверх того определить окладное жалованье каждому по смерть вместо пенсии; изувеченных уволить от службы по смерть с половинным жалованьем против того оклада, какой в походе имели; женам же и детям умерших производить половинное жалованье против того, какое умерший получал во время похода, женам по замужество или по смерть, а детям до вступления в совершенные лета.

На подлинном собственною е. и.в. рукою написано тако: Екатерина. В Царском селе

Августа 8, 1785 года» [13, с. 31–35].

Кто же такой капитан–поручик Иосиф Биллингс, назначенный начальником такой важной и трудной экспедиции? Оказывается, это был мичман британского флота Joseph Billings. Он родился, согласно его послужному списку, в 1761 г. в Англии и являлся выходцем из дворян «реформатского закону», т. е. принадлежал к англиканской церкви. Возможно, что он с малых лет плавал на судах, перевозивших уголь. С 1776 г. И. Биллингс числился на военной службе в британском флоте, был участником последнего, третьего плавания экспедиции известного путешественника Джеймса Кука и находился до сентября 1779 г. на корабле «Дискавери», а затем был переведен на второй корабль экспедиции Д. Кука «Резолюшн».

С экспедицией Д. Кука Биллингс в июле 1776 г. покинул Англию, побывал у берегов Тасмании и Новой Зеландии, плавал в Тихом океане, где были открыты Гавайские острова. Затем экспедиция направилась на северо–восток к Тихоокеанскому побережью Северной Америки. Биллингс участвовал в плавании экспедиционных судов в Беринговом и Чукотском морях и в октябре 1780 г. возвратился в Англию, где ему присвоили чин мичмана.

Как же все таки Биллингс попал на службу в Российский флот? В журнале Адмиралтейств–коллегии от 13 октября 1783 г. есть запись: «Адмиралтейств–коллегии вице–президент граф Чернышев предложил письмо от находящегося в Англии министра Симолина[58] о желании вступить в российскую службу английского мичмана Иосифа Биллингса, тем же чином, и почитать со дня отправления его из Гревезанда[59], а по бытности в том чине 4 или 5 месяцев получит чин лейтенантский, а если здоровье или обратный призыв английского адмиралтейства службу оставить его принудят, то позволено б было ему возвратиться в отечество; приказали: онаго Биллингса по желанию его во флот мичманом на основании его кондиции принять, жалованье производить ему с числа отправления его из Гревезанда» [14, с. 45].

Правда, в послужном списке И. Биллингс значится лейтенантом Российского флота с 1 января 1783 г., но это не так уж существенно. Важно то, что посол России в Англии привлек И. Биллингса к российской службе именно как опытного специалиста, участвовавшего в плаваниях капитана Д. Кука, с целью использовать молодого моряка для работы в российских экспедициях на севере Восточного (Тихого) океана.

О деловом подходе к использованию новых открытий в Восточном океане в целях получения торговой прибыли свидетельствует и письмо И. Биллингса графу И. Г. Чернышеву, написанное в 1783 г.: «Я полагаю, что г. Бакстер[60] имел уже честь предупредить Ваше превосходительство, что я прибыл в Россию не столько с целью служить Ее Величеству в качестве офицера флота, сколько с надеждой, что я буду использован в какой‑либо экспедиции в соседние с Камчаткой моря. Прослужив во флоте 12 лет, из которых 5 лет сопровождал знаменитого капитана Кука в его последнем вояже с целью открытия северо–западного прохода между Азией и Америкой, я льщу себя надеждой, что меня сочтут способным открыть торговлю мехами с островами, открытыми во время этого плавания, которые изобилуют этой ветвью торговли, в особенности мехами котиков, которые, хотя и расположены близко у побережья Камчатки, никогда не посещались европейцами. Этими мехами, равными по качеству камчатскому, можно установить торговлю, очень выгодную, с Северным Китаем. Вполне возможно распространить эту торговлю и на Японию, что сделает ее еще более прибыльной. Самые драгоценные шкурки могут быть получены самыми простыми и дешевыми средствами. Нужно очень мало времени, чтобы добыть от 5 до 6 тысяч штук шкурок котиков, продажа которых будет настолько же прибыльной, как и бесспорной. В то время как занимались бы добычей пушнины, я мог бы продолжить исследования капитана Кука в этих морях, определить точное положение этих островов, о которых говорилось выше. Поскольку астрономия всегда была моим делом, я надеюсь, что и в этом я оправдаю оказанное мне доверие. В заключение я прошу Ваше превосходительство в качестве первого знака Вашего покровительства подвергнуть меня самому строгому экзамену, чтобы устранить всякое сомнение в моей опытности и способности» [15, с. 71].

При объявлении лейтенанта И. Биллингса начальником «секретной» Северо–Восточной географической и астрономической морской экспедиции и присвоении ему чина капитан–лейтенанта, ему была вручена инструкция, составленная в Адмиралтейств–коллегии в августе 1785 г. для точного исполнения указа императрицы, состоявшая из 25 статей и детализирующая его требования.

Помощниками И. Биллингса были назначены лейтенанты Роберт Галл, Гавриил Андреевич Сарычев и Христиан Тимофеевич Беринг, внук Витуса Беринга. Роберт Галл (1761–1844), или, как его называли в России, Роман Романович Галл, в 1774 г. принят из английского флота на русскую службу с чином гардемарина. В 1775 г. изучал морские науки в Морском корпусе. В 1779–1781 гг. мичманом плавал из Кронштадта до Ливорно (порт на западном побережье Италии). В 1782–1784 гг. в чине лейтенанта плавал в Англию, затем дважды плавал из Архангельска в Кронштадт.

X. Т. Беринг в 1779–1784 гг. гардемарином и мичманом плавал во всех европейских морях, кроме Черного. Особо важную роль в экспедиции как самый надежный помощник начальника и пытливый исследователь сыграл Г. А. Сарычев, будущий адмирал, глава Гидрографической службы России, генерал–гидрограф.

Двенадцатилетним подростком Гавриил Сарычев на всю жизнь связал свою судьбу с Российским военно–морским флотом. Сохранился документ от 5 ноября 1775 г., в котором директор Морского кадетского корпуса вице–адмирал Иван Логинович Голенищев–Кутузов распорядился «означенного недоросля Сарычева в Морской кадетский корпус в кадеты на имеющиеся ныне вакансии определить, написать в список, во верности службы привесть к присяге, наукам обучать и довольствовать против прочих».

Вероятно, это было во многом предопределено тем, что, как из того же документа следует, его отец, мелкопоместный дворянин Севского уезда, имевший 5 душ крепостных, служил «в морских баталионах прапорщиком». А «ныне ему[61] от роду двенадцатый год, российской грамоте читать и писать обучен» [15, с. 26].

Отец скончался, когда Гавриил Андреевич уже учился в корпусе, а мать еще в 1804 г. была жива. У Гавриила Андреевича был брат Алексей, старше его на два года, при поступлении младшего в корпус учившийся там второй год. 1 мая 1778 г. Гавриил Сарычев после трех лет учебы был произведен в гардемарины. Тогдаже состоялось его первое морское плавание. На фрегате «Св. Евстафий» группа гардемарин, в том числе Гавриил Сарычев, плавала от Кронштадта до Ревеля (Таллина). Обратный путь в Кронштадт они проделали на корабле «Александр Невский». Практика этой группы гардемарин по оценке руководителя практики подполковника Вилима Фондезина прошла успешно. Они оказались «поведения хорошего. Во обучении теории и в примечании практики были прилежны, содержали себя порядочно, поведения добраго ж» [15, с. 30].

Затем Г. А. Сарычев ежегодно участвовал в учебных плаваниях в Балтийском море. В 1780 г. гардемарин Г. А. Сарычев на корабле «Не тронь меня» совершил плавание из Архангельска в Кронштадт вокруг Скандинавии. По возвращении он сдал экзамены и 1 января 1781 г. был произведен в мичманы и на корабле «Не тронь меня» совершил плавание от Кронштадта до Ливорно и обратно. Затем продолжилась его служба на кораблях Балтийского флота.

В 1784 г. мичман Г. А. Сарычев в числе офицеров, среди которых находился и его старший брат лейтенант Алексей Сарычев, был направлен на Днепр, где впервые участвовал в гидрографических работах по описи самой реки и ее притока Сожи. Впоследствии он вспоминал об этом: «Я был счастлив, что выдуманныя мною правила описи были из всех лучшия, так что при сочинении мною карты положение реки с берегами оказалось верно и глубины ее означались в настоящих своих местах» [15, с. 31].

Видимо, успешное проведение описных работ на Днепре и добросовестное выполнение других служебных заданий и определили назначение Г. А. Сарычева в состав новой важнейшей секретной экспедиции. 1 мая 1785 г. Г. А. Сарычев получил чин поручика флота, который соответствовал лейтенантскому званию. Когда стало известно об экспедиции Биллингса, то Г. А. Сарычев и его товарищ по обучению в Морском корпусе X. Т. Беринг оказались в числе первых, подавших рапорты и включенных Адмиралтейств–коллегией в состав экспедиции Биллингса. И при этом опять проявился характер Г. А. Сарычева в его стремлении наилучшим образом подготовиться к проведению географической и астрономической морской экспедиции. Он решил пройти астрономическую практику при Академии наук и обратился с рапортом к президенту Адмиралтейств–коллегии графу Ивану Григорьевичу Чернышеву. Последний направил Сарычева к академику П. С. Палласу со следующим письмом (от 31 августа 1785 г.):

«Государь мой Петр Симонович!

Думаю, что и самим вам будет приятна просьба сего вручителя господина поручика флота Сарычева, с которою он ко мне адресовался. Он отправляется в числе прочих морских офицеров с господином Биллингсом; знает очень хорошо свою морского офицера должность и довольно математику, но не случалось никогда делать ему астрономических примечаний долготы и широты. Сие то хочется ему видеть на практике и для сего просил он меня, чтобы адресовать его к вам, государь мой.

Много одолжить меня изволите, ежели ему и другим еще с ним же отправляющимися офицерам, которые явятся у вас с ним, пожалуете, буде то можно, покажите хотя однажды практику тех примечаний на здешней Академической обсерватории и притом пожалуйте изъясните им и употребление некоторых им еще мало известных инструментов, кои берет с собою господин Биллингс.

О дозволении ходить на обсерваторию просил ея сиятельство княгиню Дашкову[62], которая охотно на то согласилась и хотела дать о том свое повеление» [15, с. 40–41]. Так по инициативе Г. А. Сарычевау офицеров экспедиции появилась возможность ознакомиться с методикой астрономических определений, так сказать, из первых рук.

Экспедиция была хорошо оснащена приборами, необходимыми для проведения астрономических наблюдений: квадрантами, секстанами, хроматическими зрительными трубами, в том числе телескопами «для ночного примечания», а также компасами, термометрами и барометрами. Таким добротным навигационным и научным снаряжением участники экспедиции были обязаны академику П. С. Палласу.

Уже 12 сентября 1785 г. Г. А. Сарычев в сопровождении двух мастеровых выехал из Санкт- Петербурга и 10 ноября добрался до Иркутска. Там он ознакомился с данными по состоянию имеемых в Охотске судов и наличием там материалов, оборудования и запасов для строительства новых судов. Он убедился, что годных для участия в экспедиции судов там нет, а необходимые материалы и оборудование для постройки и снабжения новых судов отсутствуют. Он доложил иркутскому губернатору генерал–поручику Якоби об этом и представил ему ведомость материалов и оборудования, которые необходимо заготовить в Иркутске в зимний период, а летом доставить в Охотск.

В начале декабря Сарычев выехал из Иркутска и 10 января добрался до Якутска. Там ему сообщили, что далее к Охотску в зимнее время никто не ездит, кроме «легкой почты» по причине глубоких снегов и необитаемости мест по пути и советовали дождаться весны. Но Сарычева это не остановило, он решил не упускать времени и двинулся в путь, несмотря на все опасности и трудности, которые могли встретиться в дороге. Он приобрел теплое оленье платье, обыкновенно употребляемое в этих местах в дороге, и запасся продовольствием в расчете на два месяца пути.

22 января отправился Сарычев в дальнюю тяжелую дорогу из Якутска в сопровождении якутов- проводников. Караван состоял из верховых и вьючных лошадей. На каждую вьючную лошадь нагружали не более пяти пудов (80 кг) вещей и провизии. Сначала дорога шла через якутские улусы. Улусом называли район с несколькими селениями, состоящими под управлением одного князька, или старшины — выбранного из зажиточных якутов старосты. Сарычев с интересом наблюдал незнакомый для него быт обитателей отдаленных районов Российской империи: «Ночлеги имели мы по большей части в юртах и принимаемы были везде ласково. Можно сказать, что гостеприимство у якутов есть первая добродетель: не успеешь приехать к селению, как они уже встречают, помогают сойти с лошади и ведут в юрту, раскладывают большой огонь, снимают с приезжего платье и обувь, очищают снег и сушат. Постелю приготовляют в самом покойном месте и стараются услужить сколько возможно.

Сверх того потчуют всем, что только есть у них лучшего; иные дарят еще соболем, либо лисицей. За все то старался я одаривать бывшими со мною на их вкус разными мелочами и табаком, которые они очень любят курить, а к водке столь пристрастны, что не стыдятся, когда дашь одну рюмку, попросить другую, а там и третью. Многие из якутов принимают христианский закон, однако это большою частию бедные, и крестятся только для того, чтобы избавится на несколько лет от подушного[63]. Богатым же не нравится, что закон христианский запрещает иметь двух жен, есть в посты говядину, масло и молоко, особливо употреблять кобылье мясо, которое они почитают лучшим в свете кушаньем, и говорят, что если б русские узнали в нем вкус, то не стали бы совсем употреблять говядины» [13, с. 41]. Сарычев описал, как устроены якутские юрты, что носят якуты зимой и летом.

Подробно описана им сложная зимняя дорога в Охотск. Пришлось пройти ему и довольно опасные участки зимней дороги: «В 160 верстах поворотили от сей реки[64] вправо по долине между гор, приметно понижающихся, и продолжали путь свой местами совсем безлесными, покрытыми чрезмерно глубоким снегом, так что лошади с великим трудом пробирались по нем. Якуты место это называют чистым и стараются в один день засветло его переехать, опасаясь, чтоб не застигла вьюга: в таком случае может проезжих совсем занести снегом. Сказывают, что много бывало таких примеров и что здесь погибали от того не только лошади, но и люди. Мы были так счастливы, что проехали это опасное место в хорошую погоду. Можно сказать, что наше путешествие становилось уже несносно: каждый день от утра до вечера должно было сидеть на лошади, ночи же проводить зарывшись в снегу, и во все время не снимать платья и не переменять белья» [13, с. 43–44].

От селений у Оймякона на р. Индигирке продолжать путь на верховых лошадях было невозможно из- за глубоких снегов. Поэтому дальше Сарычев следовал на оленях, приведенных тунгусами (теперь эвенки), причем грузы навьючили на оленей (не более трех пудов, т. е 48 кг на каждого), а сам он следовал на олене оседланном. «Много стоило нам труда, — вспоминал он впоследствии, — привыкнуть к этой необыкновенной езде: седло столь мало, что с нуждою можно на нем держаться, к тому ж оно без стремян и без подпруг, лежит на передних лопатках оленя и подвязано одним тонким ремнем, так что при малом потерянии равновесия должно упасть. Вместо узды правят ремнем, привязанным к шее оленя» [13, с. 48].

Последний участок пути от устья р. Арки, притока р. Охоты, примерно 100 верст Сарычев ехал на собаках, запряженных в нарты. «Нарты — легкие санки, — писал он, — длиною в 12, а шириною в 2 фута; высота их от полоз — полтора фута[65]; они так тонки и легки, что одною рукою можно поднять. В них запрягают собак, от 10 до 12, таким образом: к переду нарты посредине привязан вместо дышла ремень, по сторонам которого становятся собаки в лямках и пристегиваются к нему помощию нарочно сделанных петель кляпышками. В передней паре запрягают одну собаку, приученную к двум словам, которыми заставляют ее поворачивать направо или налево. Для остановления ж нарты втыкают в снег между копыльями оштол — род деревянной толстой палки с железным наконечником. Наверху оштола повешаны железные побрякушки, которыми пугают собак, чтобы скорее бежали» [13, с. 50–51].

После более чем полугодового трудного пути через всю Сибирь 27 марта 1786 г. Сарычев прибыл в далекий дальневосточный порт Охотск. В соответствии с полученной в столице инструкцией он, проверив на месте, что подходящих для экспедиции судов в порту нет, начал энергично заготовлять лес для постройки новых. Головной отряд экспедиции возглавил сам Биллингс. Отряд выехал из столицы 26 октября 1785 г. и через семь месяцев 3 июля прибыл в Охотск. Вслед за начальником экспедиции в Охотск прибыли его первый помощник капитан–лейтенант Роберт Галл, натуралист доктор Карл Генрих Мерк, а также другие члены экспедиции, были доставлены припасы и оснащение экспедиции. Сарычев узнал, что он 7 марта 1786 г. был повышен в чине и стал капитан–поручиком. Он передал обязанности по постройке судов Галлу, а сам по приказанию Биллингса 1 августа на сотне лучших лошадей с 20 казаками и грузом, в сопровождении шкипера Антона Батакова и рисовального мастера Луки Воронина отправился в Верхнеколымск.

Почти месяц отряд добирался до р. Индигирки, а переправившись, двинулся на северо–восток. Путешественники пересекли хребет, который ныне называется Тас–Кыстабыт, «отменной высоты против всех виденных нами хребтов, простирается грядою от юго–востока к северо–западу; снизу до половины только покрыт мохом, а верх его состоит из голого камня. Немалого стоило нам труда, — вспоминал Г. А. Сарычев, — взобраться на него пешком, но спускаться надлежало с большею еще трудностию по чрезвычайно крутой его стороне ползком и с беспрестанным страхом, чтобы не упасть. Здешние лошади как ни цепки и как ни привычны к таким дорогам, однако некоторые обрывались и падали. Сей хребет лежит от Оймякона во 125 верстах» [13, с. 64].

Затем отряд перевалил еще через один высокий безлесный хребет (Улхан–Чистай) шириною более 20 км. Далее по долине р. Зырянки, принадлежащей уже бассейну Колымы, пересекли третий хребет (Момский) шириной, по наблюдениям Сарычева, более 100 км. Таким образом, он первый сообщил, что в Индигирско–Колымском междуречье расположен ряд горных хребтов, и тем самым положил начало открытию горной системы, получившей имя И. Д. Черского, который прошел почти тем же маршрутом 105 лет спустя.

В Верхнеколымске, расположенном недалеко от устья притока Колымы р. Ясашна (теперь Ясачная), были построены два небольших судна — «Паллас» длиною 45 футов (13,7 м) и «Ясашна» длиною 28 футов (8,6 м). Первое судно, в командование которым вступил прибывший в Верхнеколымск И. Биллингс, было названо в честь российского академика П. С. Палласа, исследователя Поволжья, Прикаспия, Урала и Сибири, активно участвовавшего в подготовке секретной экспедиции И.

Биллингса. Вторым судном командовал Г. А. Сарычев. В экипаже «Ясашны» только он и боцманмат ранее бывали в плаваниях, поэтому командир обучил геодезистов азам штурманского дела, а из казаков подготовил рулевых и матросов.

За время пребывания в Верхнеколымске с 14 сентября 1786 г. по 26 мая 1787 г. Г. А. Сарычев внимательно наблюдал и описал нравы и занятия живущих там и в районе Колымы и ее притоков казаков и местных жителей — юкагиров, якутов и тунгусов. Особо его интересовало, как они предохраняются от цинги: «Мясо оленье, после рыбы, — писал он, — составляет главный съестной запас здешних жителей. Они разрезают его на тонкие пластинки и сушат. Мозг и язык оленьи почитаются самым лучшим куском. Еще делают они любимое для себя кушанье из брусники, толченой с сушеною рыбою и рыбьим жиром, и этим кушаньем обыкновенно подчивают летом всех гостей. Зимою ж вместо его употребляют мерзлую сырую рыбу–чиры, нарезывая ее тоненькими стружками, и тогда называется она строганиной; едят ее, пока еще не растаяла. Уверяют, что эта пища предохраняет от цынги и во время стужи сообщает теплоту, почему во все зимнее наше бытие в Верхне–Колымском остроге мы ее употребляли. Сперва казалась она отвратительна, но когда привыкли, то ели с удовольствием и из лакомства» [13, с. 75].

24 июня 1787 г. оба судна достигли устья Колымы, где И. Биллингс в соответствии с указом Екатерины II, изданным до отъезда экспедиции из столицы, стал капитаном 2-го ранга. Проведя астрономические наблюдения, Г. А. Сарычев более точно определил истинное положение устья Колымы, которое оказалось почти на два градуса (т. е. немногим более 200 км) южнее, чем было указано на картах.

В тот же день в полдень суда вышли по Каменной протоке дельты Колымы в «Ледовитое море» (так называли тогда арктические моря России у побережья Сибири). Недалеко от мыса Баранов Камень (ныне мыс Большой Баранов) суда вынуждены были стать на якорь из‑за большого скопления плавучих льдов по курсу движения на восток. В течение 17 дней суда пытались продвинуться вперед в восточном направлении. С высоты мыса Баранов Камень офицеры экспедиции убедились, что море на северо- востоке покрыто непроходимыми льдами. 17 июля суда предприняли еще одну попытку пройти за мыс Баранов Камень, пять суток они шли в разводьях между льдинами, но вновь вынуждены были возвратиться.

Начальник экспедиции созвал совет офицеров. В своем журнале, или поденнике, он записал: «В 7 м часу капитан–лейтенант Сарычев приехал к нам с Ясашнего с капитаном Шмалевым. Я тотчас собрал всех офицеров на совет; прочитал им 7-й пункт данной мне инструкции, в силу которого я начал плавать по Ледовитому морю в 24 е число июня на «Палласе» и на «Ясашной», которые были беспрестанно затираемы плывучими по морю льдинами. Все офицеры единогласно сказали, что лед отнимает возможность проезда, что нечего далее предпринимать, разве хотя б чтобы судно совершенно погибло; чему бы, конечно, быть, есть ли бы мы не поворотились назад в 10 м часу до полуночи.

Рапорт штурмана Бронникова от 7 июля утверждает подобным образом, что никакого возможного проезда нет даже и для байдары. Лед стоит плотно у восточного берега и оттуда простирается на север без конца, сколько зрением можно обнять горизонт в ту сторону; так оной лед еще и теперь стоит. А погода становится холоднее со дня на день, и сие доказывает ясно, что оной лед не растает; и невероятно даже, чтоб он разбился ветрами или волнением моря и разнесся бы по океану. Следовательно, не о чем‑де думать о другом, как только о возвращении нашем в Нижне–Колымск. Сей приговор подписан штурманом Бронниковым, штурманом Батаковым, шкипером Афанасьем Баковым, капитаном Тимофеем Шмалевым, Гавриилом Сарычевым и Иосифом Биллингсом» [15, с. 50].

В журнале, веденном на «Ясашне», Г. А. Сарычев записал: «В ½ 6–го часу приезжал от начальника экспедиции катер за призывом на судно «Паллас» командующаго судна «Ясашна»[66] и находящегося на оном капитана Шмалева и по возвращении командующей объявил, что с общего согласия штаб- и обер–офицерами канцилиум[67] положено за невозможностию для великих льдов следовать далее и за поздним временем возвратиться назад» [15, с. 50].

Более того, по его мнению, «наступающее осеннее время, кроме опасностей от жестоких ветров, ничего не обещало. Счастливы мы еще, что во все наше плавание не было ни одного крепкого северного ветра; в таком случае суда наши неминуемо бы разбило о льдины или каменные утесы, ибо укрытия никакого нет по всему берегу» [13, с. 83].

Впоследствии Г. А. Сарычев подробно рассказал о многочисленных попытках «Палласа» и «Ясашны» пройти далее на восток от Большого Баранова мыса, где экспедиционные суда встретили тяжелые непроходимые для них льды, и еще раз признал невозможность тогдашнего плавания вдоль побережья Чукотки. «Оставалось нам еще средство, — писал он, — объехать мысы зимою на собаках, но отвергнуто в совете, так как неудобное, потому что нельзя взять с собою для собак корму более как на 200 верст пути. По долгом советовании положено наконец оставить дальнейшие исследования относительно сего предмета до будущего плавания по Восточному океану, а тогда сделать еще покушение пробраться от Берингова пролива к западу. На сей конец дано повеление сотнику Кобелеву и толмачу Дауркину следовать в город Гижигинск, где дождавшись прибытия чукоч, которые ежегодно туда приходят для торгу, отправиться с ними на Чукотский нос и, предваряя живущие там народы о нашем прибытии, ожидать судов наших у самого Берингова пролива» [13, с. 85]. Суда возвратились на Колыму и уже 5 августа были разоружены.

Во время пребывания в районе Колымы и плавания по Восточно–Сибирскому морю Г. А. Сарычев проявил наблюдательность и высказал суждения, которые в дальнейшем были подтверждены многими учеными. Так, касаясь находки костей и даже туш мамонтов на берегах «Ледовитого моря», Г. А. Сарычев отметил одним из первых истинную, на его взгляд, причину их появления в северных районах: «Теперь следует вопрос, требующий решения: каким образом звери сии могли обитать в столь бесплодном и совсем не естественном для них климате, где стужа бывает более 40 градусов. Некоторые думают, что они не водились здесь, а только заведены во времена давно бывших походов из теплых стран на северные народы. Другие утверждают, что мертвые тела сих животных занесены сюда водою, когда был всемирный потоп. Однако сии мнения неосновательны: походы не могли быть чрез столь дальнее расстояние по бесплодным и болотистым местам и чрез высочайшие горные хребты, где не только слоны и подобные им большие звери проходить не могут, но едва пробираются степные и привычные к перенесению всяких трудностей здешние лошади. Потопом также занести сих костей невозможно, для того, что отсюда до теплых мест, где водятся сии животные, будет около 5000 верст, расстояние, которое корабль хорошим ходом при благополучном ветре едва в 30 дней может переплыть. Итак, естественно ли, чтоб мертвые тела хотя б то и во время всеобщего потопа, могли занесены быть в такую отдаленность? Мне кажется, лучше приписать это великой перемене земного шара, нежели упомянутым причинам; и верить, что в сих местах был некогда теплый климат, сродный натуре сих животных» [13, с. 88].

Следует отметить, что во время стоянки у Большого Баранова мыса Сарычев произвел первые археологические раскопки на побережье Сибири, раскопав места стойбищ древних обитателей этих мест — шелаг и найдя предметы их быта. Он писал по этому поводу: «На берегу ручья нашел я обвалившиеся земляные юрты не в дальнем одна от другой расстоянии. Сделаны они были сверх земли и казались круглыми в диаметре сажени три[68]. По разрытии земли в середине нашли кости тюленьи и оленьи, также много черепьев от разбитых глиняных горшков и два каменные треугольные ножа наподобие геометрического сектора — сторона, которая дугою, вострая, другие две — прямые и толстые» [13, с. 83]. Известный историк и археолог академик А. П. Окладников писал по этому поводу: «Раскопки Сарычева представляют собой замечательную страницу в истории мировой археологической науки. Они явились первыми раскопками древних памятников Арктики, предпринятыми с научной целью, и положили начало полярной археологии как науке» [16, с. 134].

Опередили свое время и соответствуют современным представлениям выводы, сделанные им о режиме «Ледовитого моря» (российские арктические моря): «Итак, если б через проливы, коими соединяется это море с океанами, не выносило льдов, то оно давно бы наполнилось ими. Отсюда следует, что причину малого или большого количества бываемого на море льду должно приписывать не теплому или холодному лету, а единственно расположению дующих ветров, иногда способствующих выходить льдам в проливы» [13, с. 85].

А отмечая появление у Большого Баранова мыса множества белух, тюленей и даже одного кита, Сарычев усмотрел в этом «неоспоримое доказательство, что Ледовитое море имеет соединение с Восточным или Северным океаном» [13, с. 83].

О большой наблюдательности Гавриила Андреевича и умении делать правильные выводы о природе морей говорит и такой факт. Он писал о возможном существовании большого острова к северу от Чукотки еще в июле 1787 г., на 36 лет раньше, чем такое предположение высказал полярный исследователь Ф. П. Врангель, чьим именем и был назван в 1867 г. вновь открытый там остров.

Сарычев заметил, что у Большого Баранова мыса колебания уровня моря были не более половины фута (15 см), «и то без всякого порядка. Это дает повод заключить, что сие море не из обширных, что к северу должно быть не в дальнем расстоянии матерой земле, и что оно, по видимому, соединяется с Северным океаном посредством узкого пролива. И поэтому здесь не исполняется общий закон натуры, коему подвержены все большие моря[69].

Мнение о существовании матерой земли на севере подтверждает бывший 22 июня юго–западный ветр, который дул с жестокостию двои сутки. Силою его, конечно бы, должно унести лед далеко к северу, если б что тому не препятствовало. Вместо того на другой день увидели мы все море покрытое льдом. Капитан Шмалев сказывал мне, что он слышал от чукоч о матерой земле, лежащей к северу, не в дальнем расстоянии от Шелагского носа, что она обитаема и что шелагские чукчи зимнею порою в один сутки переезжают туда по льду на оленях» [13, с. 84]. Значит, Сарычев сообщил и сделал достоянием ученого мира сведения о предполагаемом наличии большого острова к северу от Чукотки в своей книге о Северо–Восточной экспедиции, вышедшей из печати в 1802 г., т. е. за 65 лет до фактического открытия этого острова.

Одним из первых обратил внимание Г. А. Сарычев и на возможность использования на севере вечной мерзлоты. Он отметил, что местные казаки во время линьки гусей загоняют на озерах их в «растянутый невод, бьют их палками и без всякого приготовления бросают в ямы, вырытые нарочно в земле. Тут лежат они целый год, нимало не портясь, потому что земля здесь летом не тает глубже полуаршинна[70], и как скоро яму сверху закроют, то гуси тотчас замерзают.

В здешней стороне погребенные мертвые тела без превосходного египетского бальзамирования пребудут вечно нетленными и с тем преимуществом, что не только не потеряют ничего из своей вещественности, но и платье на них сохранится невредимо» [13, с. 81].

После возвращения судов на Колыму Биллингс направился в Якутск вместе с лекарем, секретарем и частью команды. В январе следующего года он прибыл в Иркутск, откуда переслал в Адмиралтейств- коллегию все материалы, собранные во время плавания в Ледовитом море. Остальную часть команды в тяжелом переходе в Якутск возглавил Сарычев. При возвращении из Среднеколымска отряд моряков вновь пересек хребет Черского, причем Сарычев правильно определил, что хребет является водоразделом рек Индигирки и Яны. Далее отряд вышел к р. Яне, а затем перевалил через Верхоянский хребет. Сарычев довольно красноречиво описал неимоверно сложные условия, в каких оказались путешественники. «Столь дальнее расстояние и жестокость наступивших морозов приводили нас в ужас. И действительно, все наше прежнее до сих пор путешествие было ничто в сравнении с тем, что претерпели мы, едучи далее к вершине реки Яны, между гор почти безлесными местами, где пронзительные ветры при жесточайших морозах доводили нас до крайности. Хотя и было на нас теплое тройное оленье платье, но стужа казалась несносною и едва не останавливала движение крови. Полчаса нельзя было просидеть на лошади и почти беспрестанно надлежало согреваться пешеходством. Лица наши так изуродовало морозом, что почти не оставалось места, где бы ни видно было действий его лютости. Наконец, чтоб совсем не отмерзли у нас щеки и носы, придумали мы сделать из байки личины, которые хотя от исходящего изо рта пару леденели и были не очень приятны для лица, однако много помогли нам. В сем странном и смешном наряде походили мы более на пугалищ, нежели на людей» [13, с. 90–91].

Сарычев отметил отлогость северного склона Верхоянского хребта и чрезвычайную крутизну южного склона. «Поднимались на хребет несколько отлогою стороною, но спуск был утесом крутизны чрезвычайной, прямо бы по оному сходить было невозможно, если б не была проложена дорога многими изгибами. Но и тут страх видеть под ногами неизмеримую пропасть принуждал нас спускаться иногда ползком» [13, с 91].

В январе 1788 г. начался новый этап экспедиции. По поручению начальника экспедиции Сарычев организовал в Усть–Майской пристани в устье р. Мая (приток р. Алдан, который является притоком Лены) постройку лодок для перевозки тяжелых грузов, предназначенных для постройки и вооружения экспедиционных судов в Охотске. К устью р. Маи все грузы из Якутска перевезли на телегах, которые тащили запряженные в них быки. А 15 июля он во главе флотилии из 17 лодок, на которых разместилось до 1500 пудов груза (до 24 тонн), отплыл по рекам Мая и затем ее притока Юдома до Юдомского креста, где заканчивался водный путь, и далее грузы перевозились в Охотск по суше. Главную часть груза составляли 20 медных трехфунтовых пушек, якорные лапы и запасы провианта.

Команды лодок составляли большей частью нанятые якуты, а также казаки и моряки. Вначале лодки шли вверх по реке на веслах, но далее из‑за увеличения скорости течения их все чаще нужно было тащить бечевой, особенно при проходе шиверов — каменистых участков дна с небольшими глубинами и быстрым течением. Сарычев вспоминал впоследствии об обстоятельствах форсирования караваном лодок таких участков рек: «Все люди должны были бродить в воде по пояс и перетаскивать лодки по одной на руках. К большой же нашей беде наступила стужа. По утрам бывали морозы, и вода в реке так настыла, что нельзя было долго в ней оставаться. Люди выходили из терпения и начинали роптать, особливо якуты, не хотели совсем работать: ни ласки, ни ободрение не сильны уже были их к тому понудить, наконец, должен я был собою показывать пример и вместе с ними бродить в воде. Сим только средством мог удержать их в повиновении и успел переправиться благополучно через сии трудные места, продолжавшиеся 25 верст» [13, с. 99].

Во время зимовки в Охотске Г. А. Сарычев описал устье рек Охоты и Кухтуя и составил план Охотска. В конце мая на деревянной байдаре длиной около 7,5 м он произвел опись побережья Охотского моря от Охотска на юг до залива Алдома, куда впалает река Алдома. С ним отправились два геодезии унтер–офицера и 8 моряков и казаков. С собой был взят запас провизии на 3 месяца.

Морской берег протяженностью в 400 верст был описан им всего за 8 дней. В южной точке описанного побережья он встретил коменданта Удинского порта капитана 1-го ранга И. К. Фомина, который также на байдаре производил съемку побережья от устья р. Уда до залива Алдома. Таким образом, они осуществили опись всего западного побережья Охотского моря.

В июле 1789 г. Биллингс прибыл в Охотск, где для экспедиции были построены два судна: «Слава России» (длиной 24,6 м, шириной 7 ми с осадкой 2,9 м) и «Доброе намерение» (длиной 23 м). Биллингс вступил в командование «Славой России», а вторым судном командовал Р. Галл. 8–9 сентября при выходе из устья р. Охоты на Охотский рейд внезапно пришедшей с моря зыбью «Доброе намерение» было выброшено волнами на мель и разбилось.

Наконец 19 сентября 1789 г. «Слава России», которой командовал И. Биллингс, вышла из Охотска к берегам Камчатки. С Биллингсом на судне вышли в плавание офицеры Сарычев, Галл и Беринг. Через 13 дней плавания экспедицией был открыт о. Св. Ионы — единственный остров в центральной части Охотского моря. Затем судно направилось к Курильским островам. Обследовав первые пять из них, экспедиция вышла в океан через Четвертый Курильский пролив и 5 октября прибыла в Петропавловский порт на Камчатке. Там все три помощника И. Биллингса — капитан–лейтенанты Р. Галл, Г. А. Сарычев и X. Т. Беринг — были произведены в капитаны 2-го ранга.

Поражает буквально государственный стиль мышления Г. А. Сарычева, познакомившегося впервые с Авачинской губой и правильно оценившего ее возможную роль в развитии мореходства в Восточном океане: «По пространству Авачинской губы с побочными ее заливами может в ней стоять на якорях спокойно многочисленный флот. Жаль, что эта превосходная, от натуры устроенная гавань находится в таких отдаленных морях, где нет российского флоту, и чрез то остается без пользы. Но может статься со временем будет она важнейшею и нужною пристанью, когда купечество наше обратит внимание на выгоды торговли с Китаем, Япониею и прочими ост–индскими селениями и распространит мореплавание по здешним морям. Тогда Авачинская губа будет главным сборищем судов, отправляемых как за промыслами на острова и в Америку, так и для торгу в Ост–Индию, ибо на здешних морях по всем берегам, принадлежащим России, нет удобнее и безопаснее сего места для пристани судам. Почему и магазейны для складки товаров должны построены быть здесь.

Что касается до произведений, которые могут с нашей стороны отправляемы быть для торгу в Китай и Японию, то одни здешние без тех, кои находятся внутрь России, весьма достаточны, как‑то: морские бобры и коты, выдры, лисицы, песцы и белки, а сверх того моржовые зубы. Важнейший же торг может быть китовым жиром и усами, если только учредить нарочные промыслы китов, которых здесь чрезвычайное множество. Наконец, изобилие рыбы в Камчатке может обращено быть также в немалую пользу сей торговли, ежели заготовлять рыбу надлежащим образом и отправлять ее соленую и сушеную.

Сверх всех выгод, произойти могущих от сей торговли, если б еще размножены были колонии в Камчатке, распространено хлебопашество, расположен скот и учреждены разные фабрики, то со временем страна сия сделалась бы страною изобилия, богатства и счастия. Климат здесь умеренный, земля плодородна и с избытком произращает все нужное для жизни. Хлебопашество уже несколько лет производится с успехом по реке Камчатке, в Верхнем остроге и в населенной русскими мужиками Ключевской деревне, которые живут счастливо. Но как их весьма немного, то и польза, доставляемая ими, не чувствительна» [13, с. 129–130].

9 мая 1790 г. после зимовки «Слава России» вышла из Петропавловского порта на восток к берегам Северной Америки и в начале июля подошла к о. Уналашка Алеутской гряды, где по заданию И. Биллингса Г. А. Сарычев и сержант геодезии А. Гилев произвели опись бухт, наиболее удобных для якорных стоянок. Сарычевым была сделана опись Бобровой губы. Затем вместе с натуралистом экспедиции доктором Карлом Генрихом Мерком Г. А. Сарычев прошел через остров к Капитанской гавани, названной им в честь капитан–лейтенанта М. Д. Левашова, первого из российских военных моряков, зимовавшего здесь в 1768–1769 гг. нагукоре «Св. Павел». Сарычев обошел на трехместной алеутской байдаре всю Капитанскую гавань и положил ее на карту. Он вспоминал позже: «День был самый прекрасный, погода тихая и приятная, и я смело пустился в море на такой маленькой лодке, коей длина была 23, ширина полтора, глубина три четверти фута[71]. Вся она вокруг обтянута сивучьими кожами, оставлены только для трех человек три отверстия: одно в передней части, другое в задней, а третье на середине. В первых двух сидели алеуты, а я в последнем. Со мною поехали еще четверо алеутов на одноместных байдарках. Одному из них дал я лот, чтоб мерил, когда велю, глубину воды. Компас взял я себе для определения румбов с байдары, а где можно было, выходил я на берег и брал пеленги. Таким образом в один день довольно справно описал я всю Капитанскую гавань, или губу» [13, с 141].

Уделил Сарычев внимания и описанию быта алеутов, их жилищ, одежды и орудий промысла. Вот для примера описание поделок алеуток: «Внутри юрты, по сторонам ее, живут алеуты семьями, одна подле другой, в нарочно сделанных отделениях, где травяные рогожи постланы вместо постелей. Всякая женщина в своем отделении занимается рукодельем, которое состоит в плетении травяных ковров, мешочков и корзинок. Работу сию делают они с отменным искусством и чрезвычайно хитро. Траву выбирают для того самую чистую и длинную, которая, будучи высушена, получает палевый цвет. На тонкие изделья траву разрезывают вдоль надвое ногтем и для сего у каждой такой мастерицы на указательном персте ноготь отращен и завострен, как ножик. Оным не только траву, но и жилы морских зверей разделяет она на тонкие волокны, из коих сучит одними пальцами без всяких орудий самые тонкие, ровные и чистые нитки, употребляемые для шитья платья и обуви. Иголки у них костяные без ушков и нитки к ним привязываются. Когда же достанут у русских железную иглу, то всегда обламывают у нее ушки и вместо их, обтачивая тупой конец на камне, делают зарубку, чтоб можно было привязывать иглу.

Собственные их иголки бывают из костей чаичьих ног, разной величины, толще и тоне, смотря по шитью. Самые тонкие употребляют для вышивания узоров, вырабатываемых с таким искусством и хитростию, что ни одна европейская золотошвейка не в состоянии сравниться с ними» [13, с. 138].

Следующим объектом описи, проведенной экспедицией, стал о. Кадьяк, где на берегу бухты Трех Святителей располагался первый российский поселок, основанный в 1784 г. купцом Г. И. Шелиховым, а также залив Ляхик в гавани Трех Святителей. Экспедиция в районе губы Нука подошла вплотную к американскому берегу и проследовала на юг. 13 июля «Слава России» вошла в Чугацкий залив у побережья Северной Америки (ныне залив Принца Вильяма) и стала близ американского берега у о. Цукли (ныне о. Монтэгю), где И. Биллингс, согласно ранее данному указу Екатерины II, стал капитаном 1-го ранга. Из‑за недостатка провизии начальник экспедиции принял решение возвращаться в Петропавловский порт, куда «Слава России» благополучно прибыла 13 октября 1790 г. Вода на судне почти вся была израсходована. Если бы противные ветры задержали судно еще суток двое, то положение экспедиции было бы самое тяжелое. Поэтому когда с берега привезли свежую воду, то все бросились утолять жажду. Сарычев даже отметил, что «тогда казалось, что мы во всю нашу жизнь не пивали никогда вкуснее сего напитку» [13, с. 167].

При нахождении в Авачинской губе Г. А. Сарычев внимательно наблюдал и изучал приливоотливные явления. Вот еще одно любопытное его наблюдение: «Во время стоянки нашего в устье Авачинской губы примечено при началах прилива и отлива моря два разных течения: одно верхнее, глубиною от поверхности моря на сажень[72] или несколько более идущее с приливом или отливом; другое нижнее, под слоем первого течения, стремящееся совсем в противную сторону.

Таковое же действие моря примечено было нами и прежде во время тишины близ американского берега у острова Цукли, на глубине 60 сажен[73]. Опущенный на дно лотлинь изгибался по направлению течения в разные стороны, и привязанные к лотлиню марки из флагдуху, означающие сажени, верхние обращены были по направлению верхнего течения, а нижние влекомы были совсем в противоположную сторону исподним течением». Сарычев дает и объяснения этим явлениям:

«Причины примеченного нами течения полагать должно от прилива и отлива океана. Ибо заметил я, что при окончании отлива вода во всю глубину свою стремилась в одну сторону и при начале прилива, когда вода должна была обращаться на прилив, следуя движению Луны, тогда поверхность моря, подлежащая большому ее действию, прежде переменяла свое направление и стремилась на прилив, между тем как внизу или в глубине она следовала еще прежнему своему направлению. Отчего и происходило два течения: верхнее и нижнее» [13, с. 225]. Эти рассуждения Сарычева о влиянии приливов на создание верхнего и нижнего течения во время смены приливных течений являются, видимо, первыми в океанографии.

На следующий год «Слава России» покинула Петропавловский порт 19 мая. Командовал судном И. Биллингс, его помощником был Г. А. Сарычев. Ранее были назначены места встречи сР. Галлом, который должен был вместе с X. Т. Берингом после окончания строительства и оснащения вновь построенного в Нижнекамчатске катера «Черный орел» соединиться со «Славой России». Зайти в Нижнекамчатск помешали противные ветры. Тогда Биллингс направился ко второму намеченному месту встречи — ко. Беринга, но и там «Черного орла» не оказалось.

При подходе к о. Медный (Командорские острова) «Слава России» едва не села на камни. Сарычев впоследствии так описал эти события: «К вечеру покрыл нас густой туман. Капитан Биллингс, располагая путь свой по англинской карте, сочиненной во время путешествия капитана Кука, назначил оный гораздо севернее Медного острова. Но по российской карте тот же путь вел нас прямо в середину острова, того ради и предложил я о сем капитану Биллингсу. Однако он столько не доверял российским картам, что едва мог я убедить его переменить предпринятый им путь на два румба к северу. И сим самим избавились мы предстоявшей нам опасности, ибо на другой день поутру, в 4 часа, когда туман несколько прочистился, увидели мы, что прошли мимо северной оконечности Медного острова, в расстоянии не более 200 сажен, и каменья подводные были видны за кормою судна. Тогда все удостоверились, что на англинской карте сей остров положен гораздо южнее настоящего» [13, с. 170].

Следуя вдоль гряды Алеутских островов, участники экспедиции проводили астрономические, метеорологические и другие наблюдения. На островах Атка и Танага были измерены приливоотливные колебания уровня воды, собрана коллекция островной флоры и местных насекомых. 25 июня судно прибыло к о. Уналашка, где проводились описные и астрономические работы. Там «Слава России» простояла до 8 июля, ожидая прибытия Р. Галла на построенном в Нижне–Камчатске судне.

Не дождавшись прибытия Р. Галла, И. Биллингс направился на север к Берингову проливу (по пути были исследованы острова Св. Матвея и Св. Лаврентия). Затем «Слава России» стала на якорь у мыса Родней на североамериканском побережье, и офицеры побывали на берегу.

Любопытно, что при осмотре о. Св. Матвея Г. А. Сарычев еще раз проявил свойственную ему проницательность: «На восточной стороне острова по берегам находится много выносного лесу, напротив того, на западной не видно ни одного выкинутого дерева, почему заключить можно, что на американском берегу против сего острова впадает в море какая‑нибудь большая река изобильная лесом» [13, с. 176–177]. И действительно, во времена проведения этой экспедиции такие реки, как Юкон, впадающий в Берингово море несколько севернее, и Кускоквим, впадающий несколько южнее о. Св. Матвея, европейским мореплавателям еще не были известны.

3 августа судно бросило якорь в заливе Св. Лаврентия на Чукотке. Местные жители сообщили членам экспедиции, что Ледовитое море всегда покрыто льдами и плавать по нему невозможно ни на судах, ни на байдарках.

В заливе Св. Лаврентия Биллингс принял решение отправиться с небольшим отрядом в сухопутное путешествие для описи северного побережья Чукотки, которое не удалось описать при плавании из устья Колымы на восток. Он сдал командование «Славой России» Г. А. Сарычеву и поручил ему идти к о. Уналашка для зимовки, встретиться там с Р. Галлом (это было третье намеченное место встречи, если в первых двух встреча не состоится) и закончить опись Алеутских островов, а затем возвращаться в Петропавловский порт и далее в Охотск.

Находясь на побережье Берингова пролива и на островах в проливе, Сарычев ознакомился с нравами и обычаями местных жителей чукчей и эскимосов, а впоследствии описал их. При этом он обращал внимание на особенности их передвижений по морю и суше, на нартах, влекомых оленями или собачьими упряжками, и на байдарах. Особо его интересовали местные байдары. «В летнее время, — отметил он, — для выезда в море чукчи имеют большие кожаные байдары, которые обыкновенно бывают длиною от 20 до 25, шириною до 4 х, глубиной 2,5 фута[74].Члены ее или основание отделывают очень тонко из наносного с моря лесу и связывают их между собою волокнами из разделенных китовых усов. Кругом сей решетки обтягивают моржовою кожею, которую нарочно для сего, смотря по ее толстоте, распластывают надвое или натрое. Готовая совсем байдара так легка бывает, что два человека без всякого труда на себе нести ее могут. На таковых байдарах ездят чукчи в море не токмо близ берегов, но часто переезжают на острова и чрез Берингов пролив в Америку, а как они очень валки, то более употребляют веслы, нежели паруса. И в последнем случае для безопасности, чтоб байдара не опрокинулась, подвязывают под бока ее надутые пузыри. Американские байдары, которые мы видели у мыса Роднея, точно такие же, как и здесь» [13, с. 185–186].

Изучая обычаи и верования местных жителей Чукотки, он отметил: «Сколько чукчи храбростию превосходят всех своих диких соседей, столько же варварством и жестокостию нравов отличаются от них: они не только истребляют детей своих, родившихся с недостатками или с изувеченными членами, но и сын отца без всякой жалости убивает, если он по старости, дряхлости или болезни нимало не может полезен быть семейству. Часто бывает, что и сам больной просит о сем, как о милости, желая умереть геройски, ибо у них естественная смерть почитается бесчестием и, как они говорят, прилична одним лишь бабам».

Видный отечественный этнограф В. Г. Богораз–Тан, живший среди чукчей довольно длительное время уже в конце XIX в., отметил, что убийство стариков, связанное первоначально с социально-экономическими причинами, позднее оторвалось от экономической базы и связалось с религиозными взглядами чукчей. Вот его оценка этого явления: «Убийство старика является добровольной смертью, самообречением на жертву духам или предсмертным вызовам духам на последнюю борьбу. Сделав такое самообречение, от него нельзя отказаться под страхом того, что духи, лишенные обещанной добычи, жестоко отомстят семье обманувшего их неудачного самоубийцы. Убийство осуществляется ближайшими родственниками, женою, детьми обреченного, однако с большою неохотой, с муками, со слезами» [13, с. 188, 307].

Сухопутный отряд Северо–Восточной географической и астрономической морской экспедиции, возглавляемый капитаном 1-го ранга Иосифом Биллингсом, совершил беспримерный зимний поход по чукотской земле в зимний период 1791–1792 гг. В составе этого отряда были натуралист доктор Карл Генрих Мерк, штурман Антон Батаков, подлекарь Антон Лейман, геодезии сержант Алексей Гилев, рисовальный мастер Лука Воронин, натуральной истории помощник Иван Меин, матросы Семен Сибиряков и Андрей Оглоблин, армии егерь Петр Фокин, барабанщик Данила Белорыбцов, переводчик крещеный чукча Николай Дауркин, казачий сотник Иван Кобелев. Отряд следовал вместе с 180 чукчей во главе со старшиной Имлератом.

Отряд экспедиции почти пять месяцев передвигался в очень сложных условиях. В путевом журнале начальника экспедиции часто встречаются такие записи: «Дорога наша была сего дня по глубоким топям и по местам ямистым, где подлинно что трудно было идти; оныя ямы были полны снега, и через каждые 8—10 шагов мы падали и вытаскивали друг друга» [10, с. 435]. В другом месте журнала Биллингс замечает: «Каково нам было сносить жестокость морозов? Каждый день при пронзительных ветрах по шести часов быть на открытом воздухе, не находить никаких дров к разведению огня, кроме мелких прутиков, местами попадавшихся, едва достаточных растопить немого снегу для питья, ибо реки замерзли до дна, а притом путешествовать с неповоротливыми и упрямыми чукчами, которые вывели бы из терпения и самого Иова[75]» [13, с. 256–257]. Иосиф Биллингс писал позже в Адмиралтейств–коллегию: «Все просьбы и увещания наши, дабы следовать подле берега[76], служили только к подозрению. Они беспрестанно пустыми догадками своими препятствовали намерениям нашим, так что даже меровые линии, бумага и чернилы наши истребляемы были, и нередко, соединясь, умышляли на жизнь нашу и в одно время, окружив нас, признались откровенно в предприятии своем умертвить нас» [15, с. 72]. К счастью, отмечал Биллингс: «Старшины, услышав таковой заговор, не только не восхотели в оном принимать участия, но советами своими отвратили от преднамеренного смертоубийства, предоставив им бедственные следствия, чрез то произойти могущие для всех их» [13, с. 254].

13 декабря отряд достиг границы расселения «сидячих чукоч» — селения Рир–Карпи (ныне мыс Шмидта). «А дальше, — писал Биллингс, — от сего селения до Чаванской[77] бухты, по берегам Ледовитого моря нет никакого жилья, принадлежащего Чукотскому сидячему народу, потому что в помянутом месте море завалено твердым льдом, который редко, а может быть, и никогда не отходит от берега» [10, с. 436].

Новый год отряд встречал примерно в 570 км от Мечигменской губы. 19 января он перешел через р. Чаун в 150 верстах от ее истоков. Биллингс хотел описать Чаунскую губу, но чукчи отказались идти туда из‑за «несносного мороза и тумана, в которых берегов Ледовитого океана совершенно не будет видно». 18 февраля путешественники достигли Анюйской крепости, где находился исправник Баннер с 40 казаками. Беспримерный поход по Чукотке закончился.

Во время похода И. Биллингс пользовался любым подходящим случаем, чтобы подготовить почву для усиления влияния России среди местных племен. Он делал чукчам богатые подарки, а старшин Имлерата и Пагранчу в знак их заслуг перед русским правительством от имени императрицы наградил золотыми медалями.

Во время похода по Чукотке Биллингс вел подробный журнал, отмечал расстояния и важные события, заносил наблюдения за рельефом местности, наличием гор, рек, озер, долин. На карту были положены бухта Св. Лаврентия, Мечигменская губа, Колючинская губа.

В начале похода Биллингс послал на чукотской байдаре геодезиста сержанта А. Гилева с заданием осуществить опись побережья до Колючинской губы, где его должен был встретить сотник И. Кобелев. Гилев прошел Восточный мыс (ныне мыс Дежнева), чукотское поселение Уэлен и далее вдоль побережья. 14 октября, не дойдя до Колючинской губы, Гилев встретился с Биллингсом и Кобелевым. После описи Колючинской губы Гилев отделился от отряда и с несколькими людьми направился на оленях вдоль берега, пересекая многочисленные реки, впадающие в Ледовитое море. Миновав устье Чауна, он повернул на юг и, перевалив через Северо–Анюйский хребет, 18 февраля достиг Анюйской крепости. Несколькими часами раньше туда же прибыл основной отряд Чукотской экспедиции.

В тяжелейших условиях экспедиционный отряд прошел по чукотской земле 1277 верст и нанес на карту северные отроги ее хребтов и почти все крупные реки и речки, несущие воды в Северный Ледовитый океан. По результатам этого похода начальник экспедиции составил первую достоверную карту внутренних районов Чукотки, послужившую основой для всех карт внутренней части этого полуострова вплоть до 1931 г.

Из Анюйской крепости И. Биллингс со всем Чукотским отрядом экспедиции направился 22 февраля 1792 г. по Анюю и вскоре достиг Нижнеколымска, а затем проследовал в Якутск.

Возвратимся к «Славе России». На ней Сарычев 14 августа 1791 г. вышел из губы Св. Лаврентия и за

15 суток благополучно привел судно к о. Уналашка. Там, став на якорь против селения Иллюлюк, он узнал, что судно под командой капитана Галла приходило в Капитанскую гавань, запаслось там водой и провизией и ушло опять в море. 2 сентября это судно вновь появилось в Капитанской гавани, и встреча Сарычева и Галла состоялась.

2 сентября 1791 г. Р. Галл привел вторично к о. Уналашка построенный для экспедиции в Нижнекамчатске одномачтовый катер «Черный орел», длина его по палубе 50, ширина 20, глубина трюма 9 фут (15; 6; 2,7 м соответственно), вооруженный 4 мя медными трехфунтовыми пушками. Прибыв первый раз к о. Уналашка и не найдя там «Славу России», Р. Галл направил катер к Берингову проливу и оттуда вторично возвратился к Уналашке. Как старший по чину он принял в командование «Славу России», а Сарычев вступил в командование «Черным орлом». Галл и Сарычев решили зимовать на о. Уналашка.

В начале октября 1791 г. по поручению Сарычева геодезии сержант А. Худяков, используя байдары, провел опись островов Унимак, Санак и юго–западной оконечности полуострова Аляска. Он открыл у северного берега полуострова группу небольших островов, впоследствии названных по фамилии исследователя.

Узнав от алеут, что на западной стороне о. Уналашка расположены несколько заливов, которые еще никем не были описаны, Сарычев 13 февраля 1792 г. отправился для описи на трехместной байдарке в сопровождении нескольких алеут на одноместных байдарках. Он взял с собой матроса и в качестве переводчика тойона — старосту селения Иллюлюк, названного при крещении Елисеем Пупышевым, который довольно хорошо говорил по–русски. Сарычев в походе одел по примеру алеут камлею из кишок морских зверей и деревянную шапку. Ему пришлось в походе грести веслом так, как его спутники. Он укрепил на байдарке перед собой компас в таком положении, чтобы удобно было брать пеленги на береговые объекты. Матрос на одноместной байдарке имел с собой лот, которым по приказанию Сарычева мерил глубину.

Выйдя из Капитанской гавани, Сарычев направился вдоль берега на северо–запад. Безусловно, успех проводимой описи во многом зависел от умения алеутов плавать на узких байдарках даже при большом волнении. Сарычев вспоминал впоследствии: «Погода по утру была пасмурная и ветр от востока тихий, но после полудни оный усилился и развел большое волнение. Алеуты на маленьких байдарках своих спокойно и безбоязненно продолжали свой путь; напротив того, я был в великом страхе; мне казалось, что каждый вал, покрывающий нас и байдарку, опрокинет ее, ибо она была чрезвычайно узка и в самой середине имела не более полуторых фут ширины[78]. Алеуты, сидевшие со мною — один впереди, а другой позади, — будучи привычны к управлению сих малых судов, при всяком ударении вала с великим искусством поддерживали байдарку веслами и беспрестанно соблюдали равновесие, в противном же случае от малейшей оплошности оная тотчас может опрокинуться» [13, с. 200].

Только 24 марта возвратился Сарычев со спутниками к месту стоянки судов. За 40 суток на трехместной байдаре в сопровождении алеутов он с описью обошел вокруг о. Уналашка, собрал ценные сведения о его природе, быте местных жителей, дал название многим мысам и бухтам. Ему удалось провести опись многих неизвестных до того времени заливов на северном и южном побережье острова, причем «протчие же немалые заливы с промером глубины описывал не долее, как по одному дню. И при всей этой скорости соблюдаема была совершенная верность» [13, с. 26].

За время его отсутствия цинготная болезнь среди моряков усилилась, почти половина из состава экипажей болела. 14 моряков скончались от нее.

Г. А. Сарычев вообще был ярый сторонник использования при описных работах малых судов. Он придерживался этого мнения во время экспедиции в Восточный океан, а затем во время проведения описных работ на Балтике и в других окраинных морях России. «Не говорю о предприятиях для открытия неизвестных островов и берегов, где нужно переплывать пространные моря — тогда других судов кроме мореходных и употребить нельзя. Но для верной описи берегов оные совсем неудобны. На них нельзя приближиться без опасности близко к земле — подводные камни и мели, протягивающиеся далеко в море, часто угрожают дерзкому мореплавателю неминуемой гибелью; густые туманы, господствующие здесь во все лето[79], закрывают настоящую опасность; лот, единое остерегательное средство на море, здесь часто бывает обманчивым показателем, ибо неизмеримая глубина иногда находится близ самых камней и близ самого берега. И для того благоразумие требует в таковых случаях удаляться от них, оставляя неосмотренными и неописанными самые важные места. Когда ж благоприятные ветры и ясные погоды дозволяют идти близ земли, то и тогда самый искусный и наблюдательный мореплаватель не может с большого судна издали определить верно положение берега, который кажется непрерывным там, где находятся многие хорошие заливы, устья рек и близ берегов лежащие острова, отчего описание бывает недостаточно, и другой, подошедший ближе к тем местам, найдет их совсем в ином виде.

Следовательно, чтобы иметь верные карты здешних морей, надобно опись делать, так сказать, ощупью. Для сего нужно производить ее на больших кожаных байдарах или на малых гребных судах, удобным по малому углублению своему безопасно плавать подле самых берегов и могущих находить всегда закрытие себе при крепких ветрах в мелководных речках или заливах. Каждая байдара может в день описать, при благополучном ветре, до 50 верст и более» [13, с. 24–25].

16 мая 1792 г. «Слава России» и «Черный орел» вышли в обратный путь и возвратились в Петропавловский порт, а затем Р. Галл и Г. А. Сарычев на «Черном орле» направились в Охотск. Планировалось по пути в Охотск описать Курильские острова, осмотренные с байдар в 1790 г. геодезистом Гилевым. Но, подойдя к Курилам, судно очутилось в полосе сплошного тумана и несколько дней лавировало в виду островов, дойдя до пятого из них. Пошел снег, начались метели, и было принято решение уходить в Охотск, куда судно и прибыло 18 сентября 1792 г.

В марте 1794 г. И. Биллингс, Г. А. Сарычев и другие офицеры экспедиции прибыли в Санкт- Петербург. Для Г. А. Сарычева восемь с половиной лет, проведенных в походах и странствованиях, сыграли важную роль в его становлении как гидрографа и исследователя окраинных морей России. Справедливую, на наш взгляд, оценку роли Г. А. Сарычева в проведении этой грандиозной по масштабам для своего времени экспедиции дал д. и.н. М. И. Белов: «Вторым после Биллингса лицом в экспедиции был Гаврила Андреевич Сарычев, будущий генерал–гидрограф, инициатор кругосветного путешествия и плавания в Антарктику шлюпов «Восток» и «Мирный» под командованием Беллинсгаузена и Лазарева. Сарычев происходил из старинной морской семьи, жившей в Кронштадте. Он отлично знал морское дело и умело составлял морские карты. Большинство карт Северо–Восточной экспедиции — дело его рук. Биллингс с большой похвалой отзывался о заслугах Сарычева, со стороны которого также не поступало нареканий на деятельность начальника, если не считать незначительных размолвок» [10, с. 424].

В течение двух лет после возвращения в столицу И. Биллингс готовил подробный отчет о проведенной экспедиции, за руководство которой был награжден орденом Св. Владимира 3-й степени и ежегодной пенсией в 600 рублей (немалая сумма по тем временам).

В Российском государственном архиве ВМФ в Санкт–Петербурге хранятся три рукописные книги — отчет Биллингса о проведенной экспедиции. Книга первая (760 страниц) — это «Журнал или поденник флотского капитана Иосифа Биллингса. Путешествие из Санкт–Петребурга в Охотск; из Охотска на реку Ковыму и в Ледовитый океан; возвращение в Якутск, в Иркутск и потом в Охотск; возвращение из Охотска в Якутск и описание Якутского народа; возвращение из Якутска в Охотск и отъезд на Камчатку на судне, именованном «Слава России». От 1785-го до 1789-го года. С рукописного англицкого подлинника, хранящегося в Адмиралтейской коллежской архиве. Перевод Федора Коржавина. Часть первая. В Санкт–Петербурге. При Адмиралтейской коллегии».

Книга вторая (602 страницы) — «Путешествие господина Биллингса из Охотска в Камчатку; пребывание его в сей стране; отправление на американские острова; возвращение на Камчатку; вторичное шествие морем до тех же островов с северной стороны; оттуда в Берингов пролив и на Чукотский нос. 1789, 1790, 1791. Перевод Федора Коржавина. Часть 2 я. В Санкт–Петербурге».

Книга третья (420 страниц) — «Журнал или поденник флотского капитана Иосифа Биллингса. Поход землемерной по Чухотской стране до Ануйской крепости. В годах 1791 м и 1792 м. Перевод Федора Коржавина. Часть 3 я. Тринадцатиязычный словарь. В Санкт–Петербурге при Государственной адмиралтейской коллегии».

Известно, что по возвращении в столицу в Адмиралтейств–коллегию были сданы сделанные всеми офицерами в ходе экспедиции карты и планы. Из документов следует, что И. Биллингс лично составил 20 карт и планов; Г. А. Сарычев — 15, А. Гилев — 14, все остальные офицеры — 8.

7 августа 1795 г. И. Биллингс по личной просьбе был переведен на Черноморский флот. О его службе там и плодотворном участии в гидрографических работах на Черном море расскажем в следующей главе. Капитан–командор Российского флота Иосиф Биллингс скончался в 1806 г.

Теперь время перейти к его посмертной судьбе. Все началось с того, что известный мореплаватель И. Ф. Крузенштерн уже через несколько лет после смерти И. Биллингса крайне несправедливо оценил его роль в Северо–Восточной экспедиции. Он писал: «Между офицерами Российского флота находились тогда многие, которые, начальствуя, могли бы совершить сию экспедицию с большим успехом и честью, нежели как то совершено сим англичанином. Все, что сделано полезного, принадлежит Сарычеву, только же искусному, как и трудолюбивому мореходцу. Без его неусыпных трудов в астрономическом определении мест, снятии и описании островов, берегов, проливов, портов и проч. не приобрела бы, может быть, Россия ни одной карты от начальника сей экспедиции» [10, с. 124]. Ничуть не умаляя заслуг Г. А. Сарычева, нельзя не отметить явной несправедливости приведенного высказывания.

В 1819—1823 гг. резко критиковал поведение И. Бил­лингса во время экспедиции историк Российского флота В.Н. Берх. Он писал: «Обсудим, вправе ли он[80]... был прекратить путешествие 21 июля?[81]... Почему не следовал по одному направлению на север или восток и по каким препятствиям доставил нам только одно наблюдение в то время, когда именовался начальником Географической и Астрономической экспедиции? Капитан Биллингс, возвратясь из экспедиции своей, 8 лет и 5 месяцев продолжавшейся, оставил службу. Журнал путешествий его издан в свет почтенным Г. А. Сарычевым, коему ученый свет обязан всем, что в сей книге только есть полезное» [6, с. 125—126]. Несправедливость этих слов очевидна, ведь И. Биллингс пекле возвращения из экспедиции продолжил плодотворную службу на Черном морс на благо Россий­ского флота, а подготовленные им книги-отчеты так и не были изданы. Вышли в свет только книги Г. А. Сарычева.

Эти нелицеприятные для Биллингса высказывания не­однократно повторялись в статьях и книгах авторов XIX и XX вв. Так, профессор Н. Н. Зубов обвинил И. Биллингса в недостойном поведении, когда тот бросил свой корабль и отправился в путешествие по Чукотке и возвратился от­туда в Россию. При этом он ссылается на отзыв секретаря Биллингса М. Соура и повторившего обвинения секретаря моряка-историка А. С. Сбигнева.

Но ведь М. Соур обманул российские власти, неза­конно вывезя секретные материалы Северо-Восточной экспедиции за рубеж. Уже после возвращения из экспедиции И. Биллингс раскусил коварного соотечественника и пытался предотвратить вывоз документов. Так что от­зывы М. Соура никак нельзя принимать всерьез, ибо они продиктованы злобой к своему начальнику. По поводу Чукотского похода И. Биллингса следует еще раз отметить, что, принимая решение о походе, тот руководствовался в первую очередь интересами России и желанием вы­полнить важное и очень трудное поручение российского правительства по налаживанию контактов с «немирны­ми» чукчами. Отрадно отметить, что сам Г. А. Сарычев не pаз высказывался самым положительным образом о дей­ствиях и поведении И. Биллингса и в 1811 г. издал книгу о его походе по Чукотке.

Для восстановления доброго имени И. Биллингса немало сделали историки М. И. Кедов и А. И. Алексеев в середине прошлого века. Именно поэтому завершим рассказ о незаурядном англичанине, капитан-командоре Российского флота словами М. И. Белова; «Иосиф Бил­лингс... принадлежал к числу тех иностранцев, которые, находясь на русской службе, служили России честно и с пользой для дела. Биллингс обладал незаурядной морской подготовкой... хорошо знал астрономию и навигацию. Он отличался смелостью, проявленной, в частности, но время его путешествия с небольшим отрядом по Чукотке. Своим успехом экспедиция во многом обязана Биллингсу...

Во время работы экспедиции Биллингс отстаивал интересы русского государства и в то же время показал себя гуманным человеком. Неоднократно и настойчиво он писал Сенату и Адмиралтейств-коллегии о необходимости облегчить тяжелую участь народов Сибири, требовал про­ведения профилактических мероприятий среди юкагир, страдающих от заразных болезней. За услуги, оказанные экспедиции, он награждал местных жителей денежными премиями и серебряными медалями, хотя неоднократно получал за это выговоры от Сената...

Во время путешествия по Северо-Востоку и Тихому океану И. Биллингс принимал в работах экспедиции ак­тивное личное участие... И. Биллингс лично производил опись ряда гаваней, бухт и проливов. В фонде Биллингса сохранилось много путевых журналов[82] его личных наблюдений и других документов, характеризующих его активную деятельность; в частности, работа экспедиции на Чукотке проходила под непосредственным его руко­водством» [10, с 423—424].

По фамилии И. Биллингса названы мыс, поселок и лагу­на в проливе Лонга (Восточно-Сибирское море), ледник в заливе Чугач (залив Аляска, Тихий океан). Кроме того, мыс Биллингс-хед на Алеутских островах (Берингово море) назван в его честь Береговой службой США в 1938 г.

Широко представлена на географической карте и фа­милия генерал-гидрографа Российского флота адмирала Г. А. Сарычева (1763—1831). В его честь названы вулкан на о. Матуа (Курильские острова), гора на западном по­бережье Новой Земли, гора в Земле Мак-Робертсона (Антарктида), гора на о. Атха (Алеутские острова), мыс. в Бристольском заливе Берингова моря, остров в Чукотском море у северо-западного побережья Северной Америки, пролив, открытый им к 1791 г. у северо-западного побе­режья Северной Америки.

Глава 6

Как российские моряки и ученые эпохи Екатерины II исследовали и осваивали южные окраинные моря европейской части Империи

Открой мне, кипучее, бурное море,

Тайник заколдованный, дай мне понять,

Что дивное скрыто в твоем разговоре.

Что буйные волны твои говорят!

Николай Некрасов. 1839г.

Мы, други, летали по бурным морям.

От родины милой летали далеко

На суше, на моpe мы бились жестоко

И море, и суша покорствуют нам!

Константин Батюшков.

Неуемная натура царя Петра I проявилась в полной мере в его стремлении защитить национальные интере­сы России на всех окраинных морях европейской части огромного Российского государства. Наряду с созданием Азовского флота и проникновением российских кораблей в Черное море он одновременно начал осуществлять «на­мерение делать корабли и навигацию на Каспийском море», выраженное еще его отцом царем Алексеем Фе­доровичем. Великий реформатор надеялся через Каспий проложить путь российской торговле в Среднюю Азию и Индию. В 1720 г. усилиями его моряков капитан-поручика Александра Бековича-Черкасского, лейтенантов Алексан­дра Кожина и князя Василия Алексеевича Урусова, и осо­бенно капитан-поручика Карла Петровича Ван-Вердена и лейтенанта Федора Ивановича Соймонова, была составле­на и впервые в истории географических исследований на­печатана сводная карта Каспия под названием «Картина плоская моря Каспийскаго от устья Ярковского протока дельты Волги до залива Астрабатскаго по меридиану воз­вышается в градусах и минутах, глубина в саженях и футах. Рисована в Астрахани и выгрыдорована на меди в Санкт Питер Бурхе. 1720 год».

Это было выдающееся достижение молодой россий­ской гидрографии и морской науки, отмеченное всеми историками российского флота и биографами его выдаю­щихся деятелей. «Первая печатная навигационная карта 1720 г., — отметил историк Л. А. Гольденберг, современный биограф Ф. И. Соймонова, — буквально перевернула все су­ществовавшие до того представления о Каспийском море и для своего времени была научной сенсацией мирового значения» [26, с. 34]

В феврале 1721 г. царь Петр отправил в Парижскую Академию наук благодарственную грамоту по случаю своего избрания в ее почетные члены. Вместе с грамотой академики получили печатную карту Каспийского моря. Петр сообщал, что «до сего времени не было еще никакой подлинной карты Каспийскому морю» и что «новая и вер­ная» карта должна заинтересовать адресатов [26, с. 34].

Действительно, во Франции карта произвела на уче­ных огромное впечатление. Ведь на этой карте впервые очертания Каспия были близки к действительным, море изображалось протянувшимся по меридиану почти на 1200 км, а в ширину до 200—400 км. Королевский гео­граф Франции Гийом Делиль сразу же оценил ее важное научное значение. Он немедленно издал карту с надписями на французском языке и поместил ее в «Грудах» Париж­ской Академии наук. В 1723 г. карту опубликовали и в Амстердаме. Первая печатная карта Каспийского моря, изготовленная в России, получила всеобщее признание в Западной Европе.

5 марта 1726 г. Адмиралтейств-коллегия предписала продолжить на Каспии описные работы по восточному берегу моря. Командиром новой экспедиции назначили капитан-лейтенанта Ф. И. Соймонова. В ходе проведения он ясных работ он не рискнул зайти в залив Кара-Богаз-Гол из-за резко меняющихся глубин у входа и наличия там «худых» грунтов (т.е. грунтов, плохо державших якорь), но описал сам вход в залив. Он первым правильно оценил схему водного баланса величайшего моря-озера, который определяется соотношением количества воды, испаряющейся с поверхности моря, и величиной речно­го стока Соймонов решительно отверг слухи о какой-то «пропасти» в Кара-Богаз-Голе, куда якобы уходит вода, поступающая в залив из моря. А ведь много позже, уже в 50—60-е гг. XVIII в. и даже позже ряд русских и многие иностранные ученые продолжали высказывать мысли о наличии в этом заливе некоей «бездны» В 1731 г. впервые в истории были изданы гидрографический атлас и лоция Каспийского моря, подготовленный Соймоновым но ре­зультатам всех выполненных российскими гидрографами, и в первую очередь им самим и его помощниками, описей побережья Каспия.

«Атлас Каспийского моря» Ф. И. Соймонова состоял из генеральной, семи общих и частных карт всего моря и отдельных наиболее сложных для плавания участков моря- взморья при устье Волги, проливов, заливов и устьев дру­гих рек. На общих и частных картах Соймонов поместил врезки и планы наиболее сложных участков фарватеров и защищенных участков заливов-гаваней.

Лоция Каспийского моря имела название «Описа­ние моря Каспийского от устья Волги реки, от протоки Ярковской до устья реки Астрабацкой, положение за­падного и восточного берегов, глубины и грунтов и виды знатных гор». Этот атлас и лоция более полувека, т.е. и в эпоху Екатерины II, служили основным справочником, источником информации для российских и иностранных моряков, плававших по Каспию.

Тем не менее описные работы на Каспии продолжи­лись и в последующие годы. В 1730—1734 гг. опись от­дельных участков побережья моря проводил лейтенант Алексей Иванович Нагаев (впоследствии адмирал, руко­водитель описных работ на Балтике и первый директор Морского шляхетного кадетского корпуса).

В 1748 г. в Санкт-Петербурге было издано «Описание моря Каспийского», составленное геодезистом Перевало­вым. В нем были учтены все новые описи участков побережья моря, выполненные российскими гидрографами после 1726 г. В 1762 г. опись южного побережья моря вновь провел штурман Панин. В 1764—1766 гг. была проведена новая опись восточного побережья Каспий­ского моря под руководством капитана 2-го ранга Ильи Васильевича Толмачева.

В 1780—1781 гг. капитан 2-го ранга Марко Иванович Войнович (впоследствии адмирал) командовал отдельной эскадрой кораблей на Каспийском море и произвел опись островов у Апшеронского полуострова, берегов у Красноводского залива, о. Челекен (впоследствии в связи с понижением уровня моря стал полуостровом) и других участков восточного побережья моря. А у Апшеронского полуострова им были открыты подводные нефтяные источники.

С самого начала знакомства с Каспием в эпоху Петра I российским ученым и морякам не давали покоя загадки Каспия, в частности, каков его уровень по отношению к уровню океанов, а в еще большей степени причины значительного колебания уровня моря на протяжении веков.

Наряду с проведением на Каспии российскими моря­ками гидрографических исследований началось изучение Прикаспийского региона натуралистами, направляе­мыми российскими властями, а затем и Петербургской Академией наук. Одним из первых натуралистов на бе­регах Каспия был доктор Готлиб Шобер(1670—1739 гг.), совершивший в 1717 г. большое путешествие по При­каспийскому Кавказу.

А начало путешествия натуралиста Иоганна Густава Гербера в 1722—1723 гг. было связано с Персидским походом Петра I. Итогом этого путешествия явилось сочинение И.Г. Гербера «Известие о находящихся с западной стороны Каспийского моря между Астраханью и рекою Курою народах и землях», напечатанное в «Сочинениях и переводах» за 1760 г. Карга этих земель, составленная И.Г. Гербером, была издана Географическим департамен­том Петербургской Академии наук в 1736 г.

В сочинении Гербера указывалось на высокий уровень Каспия в 30-е годы XVIII в. (суда подходили прямо к кре­постным стенам Баку, омываемым морем). О высоком уровне Каспия упоминает доктор Иоанн Якоб Лерхе, посетивший западные берега моря во время двухкратного путешествия в Персию в 1733—1735 гг. и 1745—1747 гг. В его «Выписках из путешествия в Персию» говорится, что нижняя часть городской стены Баку находится в воде. Он первый обратил внимание на местное предание о 30-летней периодичности колебаний уровня Каспия. Впоследствии эту точку зрения разделял известный на­туралист, академик Петербургской Академии наук Петр Симон Паллас.

Первые систематизированные научные описания Каспия и его прибрежных областей даны в трудах натура­листов — участников экспедиций, организованных Петер­бургской Академией наук в начальный период эпохи Ека­терины II в 1768—1774 гг. Эти экспедиции проводились в ходе реализации большой программы изучения России, одобренной новой императрицей Екатериной II.

В 1758 г. к руководству Географическим департамен­том Петербургской Академии наук пришел академик Михаил Васильевич Ломоносов. Именно он направил всю деятельность департамента на организацию всесторон­нею географического изучения необъятных просторов России, включая сбор сведений о фауне и флоре, реках и горах, озерах и окраинных морях, на выявление богатства недр, на изучение состояния сельского хозяйства, про­мышленности и торговли, а также всех сторон жизни и культуры населяющих ее народов.

Ломоносов ратовал за организацию целого ряда акаде­мических экспедиций, которые предполагалось направить в различные регионы страны. В 1760 г. он представил «Мнение о посылке астрономов и геодезистов в нужней­шие места России для определения долготы и широты», где изложил соображения о необходимости всестороннего географического изучения страны: «Сколько происходит пользы от географии человеческому роду, о том всяк имею­щий понятие о всенародных прибытках удобно рассудить может. Едино представление положения государств, а особливо своего отечества производит в сердце великое удовольствие. Кольми же паче оное быть должно, когда из того действительную и общую и собственную для себя пользу усмотреть можем» [27, с. 211]

Стремление Ломоносова организовать географическое изучение просторов России нашло активную поддержку в лице занявшей в 1762 г. российский престол императрицы Екатерины И. После кончины М. В. Ломоносова в 1765 г. императрица поддержала деятельность по организации экспедиции нового руководителя Географического депар­тамента Академии наук академика С. Я. Румовского.

Важнейшие результаты по изучению прикаспийских регионов России были достигнуты Оренбургским отрядом экспедиции Академии наук, который возглавлял академик Петр Симон Паллас. Во время путешествий 1769—1770, 1773 и 1793 гг. он побывал в районах Нижнего Повол­жья и Заволжья, в дельте Волги, устьях Урала и Эмбы, в Кумо-Манычской степи. Неоднократно Паллас посетил северные берега Каспия.

Он заинтересовался проблемой колебания уровня Каспия и пришел к выводу, что положение уровня моря связано с количеством приносимой реками воды, которое в свою очередь зависит от «бываемой в разные годы по­годы», в частности, от количества выпадающего снега и температуры воздуха в районах бассейнов впадающих в море рек. Им также правильно была отмечена значитель­ная роль ветровых нагонов и стонов воды в колебаниях уровня Северного Каспия.

Паллас довольно верно принимал разность уровней Каспия и Черного моря равной 10 саженям (21,3 м), хотя целый ряд позднейших авторов получал гораздо большие числа.

Паллас уделил большое внимание хозяйственному ис­пользованию Каспия. Он ознакомился с состоянием рыбо­ловства в низовьях рек Волги и Урала, тюленьего промысла, использованием соленых озер в прикаспийских регионах, отметил обилие в прикаспийских степях лечебных трав. В обширных отчетах о его путешествиях важное значение имеют страницы, посвященные описанию жизни и нравов населяющих Прикаспийский регион народов.

Академик Самуил Готлиб Гмелин путешествовал по Прикаспийскому региону в 1770—1772 гг. и 1773 г. Он побывал на значительных участках восточного, южного и западного побережья моря. При возвращении из экс­педиции недалеко от Дербента он был захвачен одним из горских князьков в плен, где и скончался в июле 1774 г.

Результаты наблюдений С. Г. Гмелина в Каспийском регионе составили заключительную четвертую часть его пятитомного «Путешествия по России для исследования трех царств естества» (имеются в виду растения, животные и минералы). Эту заключительную часть Паллас обработал и издал на немецком языке уже после смерти Гмелина. Именно в 4-ю часть сочинения вошли составленные под руководством Гмелина карта северной части Каспийского моря и дельты Волги, карты Астрабадского и Бакинского заливов. В своем сочинении С. Г. Гмелин сообщил о резуль­татах изучения, пожалуй, впервые в истории исследования Каспия, взятых им проб воды и донных осадков.

В этом сочинении имеется специальный раздел «О Ка­спийском море вообще», где правильно указано, что «при­ращение и убыль Каспийского моря зависит от погоды и ветров, да и впадающие в сие море реки к сим переменам равным образом весьма способствуют» [28, с 43].

Руководитель одного из Астраханских отрядов экспе­диции Петербургской Академии наук академик Иоганн Антон Гильденштедт в 1768—1775 гг. посетил северо- западные и западные берега Каспия, где собрал ценные исторические, этнографические и археологические сведения. Собранные им материалы после его кончины были обработаны Палласом и изданы Академией наук на немецком языке.

На русском языке изданы отдельные выдержки из его сочинений, в том числе очерк «О гаванях, лежащих при Каспийском море», напечатанный в «Историческом и географическом месяцеслове на 1777 г». В очерке кратко изложена история изучения и картографирования моря в XVIII в., а также основные сведения о развитии торгового мореплавания на Каспии. В нем также содержатся све­дения о природе Каспия, о его глубинах и характере дна, отмечена роль нагонных и сгонных ветров. И. А. Гильденштедт составил «Карту Каспийского моря из новейших Известий, собранных к 1776 г», которая была издана на русском и немецком языках.

Первые гидрографические съемки реки Дон и части северо-восточного побережья Азовского моря были про­ведены российскими моряками еще в 1699 г. во время Керченского похода вновь построенного на донских верфях флота царя Петра I. Во время плавания петров­ской эскадры по Дону заместитель генерал-адмирала боярина Федора Алексеевича Головина опытный моряк вице-адмирал Корнелий Крюйс, поступивший в 1698 г. в Голландии на русскую службу, капитан Петр Михайлов (под этим именем проходил службу на флоте царь Петр Алексеевич) и капитан Питер Памбург (капитан корабля «Крепость», построенного в Паншине — у устья р. Иловли при ее впадении в Дон) произвели первую инструментальную съемку Дона от Воронежа до впадения в Азовское море (более 1300 км). Была замерены глубины, проведена опись берегов реки и астрономически определены широ­ты нескольких приметных мест.

23 июня флот вышел в Таганрогский залив и после стоянки в Таганроге направился к турецкой крепости Керчь. В походе К. Крюйс при участии царя заснял северо- восточное побережье Азовского моря на протяжении почти 500 км и выполнил многочисленные промеры, по­казавшие глубины от 4,3 м до 19 м. Фактическое наличие таких глубин в корне противоречило представлениям гео­графов того времени и высказываниям турецких моряков. Эскадра беспрепятственно подошла к Керчи, и турки были вынуждены допустить доставку российского посольства в Стамбул по Черному морю. Корабль «Крепость» был первым кораблем созданного в 1696 г. нового российского флота, совершившего плавание по Черному морю.

На обратном пути из Стамбула плавание «Крепости» по Черному морю прошло вполне благополучно, и в начале июня 1700 г. корабль прибыл в Таганрог. В донесении Пе­тру, посланному из Стамбула 28 апреля, посол Украинцев писал, что он приказал капитану Памбургу на обратном пути зайти в Балаклаву и Кафу (Феодосию) и осмотреть подходы к этим портам.

Судя по атласу карт реки Дон, Азовского и части Черного моря, составленному Крюйсом и изданному в 1703—1704 гг., задание это было Памбургом выполнено. Более того, штурман «Крепости» поручик Христиан Отто составил пошедший в этот атлас черновой очерк Южного побережья Крыма от места расположения теперешнего Севастополя до Керченского пролива с указанием глубин моря на всем этом протяжении.

Значит, с борта «Крепости» были проведены первые в истории гидрографические исследования на Черном море с прибрежным промером глубин и описанием берегов. Плавание «Крепости» и проведенные замеры показали, что южнее Керчи есть большие глубины, а в центральной части моря нет мелей, как считалось до этого.

На протяжении всего XVIII в. Российское государство упорно добивалось свободы мореплавания по Черному и Азовскому морям и обеспечения безопасности южных областей Руси от нападения турок и татар Крымского ханства. В 1711 г. неудачный Прутский поход Петра I закончился миром с турками, по которому Россия воз­вратила им захваченный в 1696 г. Азов в устье Дона.

В 1735 г. императрица Анна Иоанновна начала новую тяжелую войну с Османской империей и Крымским ханством. В ходе боевых действий 2 июля 1737 г. рус­ские войска под командованием генерал-фельдмаршала Миниха захватили турецкую крепость Очаков в Днепро-Бугском лимане. Для продолжения успешной борьбы с турками на побережье Черного моря необходимы были суда. Миних, докладывая императрице о взятии Очакова, просил: «В Брянске[83] суда надобно достраивать и послать туда искусного и прилежного флагмана и мастеров». Выбор пал на одного из «птенцов гнезда Петрова», боевого адмирала Наума Акимовича Сеня вина, которого назначили начальником Днепровской (Брянской) флотилии.

В начале октября Сенявин встретился с командую­щим армией Минихом в Полтаве. В ходе встречи было решено, какие суда необходимо строить в Брянске и как сплавлять их к морю через Днепровские пороги. Миних доносил императрице: «На вице-адмирала крепкую на­дежду иметь можно, что он порученное ему дело исправит, от приготовления же нового надежного флота зависит возможность принудить турок к миру» [29, с. 413, 417]. Но судьба распорядилась иначе. Заболев, прославленный адмирал скончался в мае 1738 г. в Очакове, до последнего дня находясь на службе Отечеству. Только в 1739 г. с Турцией был заключен Белградский мир, по которому Россия вновь приобрела Азов, но без права строить там крепость и иметь флот на Азовском и Черном морях.

Уже в царствование Екатерины II в конце 1768 г. Тур­ция вновь объявила войну России. В 1769 г. Адмиралтейств- коллегия предписала контр-адмиралу Алексею Наумовичу Сенявину (впоследствии адмирал), сыну Наума Акимови­ча, возглавить Донскую экспедицию и начать строитель­ство на донских верфях гребно-парусных судов для веде­ния боевых действий на Азовском море. Одновременно с этим он был произведен в вице-адмиралы.

Учитывая, что новые суда строились на реках, они по конструкции и размерам отличались от всех существо­вавших тогда классов боевых кораблей и их назвали «но­воизобретенные корабли». При осадке не более 9 футов (2,75 м) эти почти плоскодонные двухмачтовые суда имели длину до 100 футов (30,5 м) и ширину до 28 футов (8,5 м). Они вооружались довольно сильной артиллерией: от 12 до 16 пушек среднего калибра.

17 мая 1771 г. вновь построенные на донских верфях суда: трехмачтовый 16-пушечный корабль, 9 двухмачто­вых 16- и 14-пушечных «новоизобретенных» кораблей, 5 20-пушечных прамов (плавучих батарей), два бомбар­дирских корабля, дубель-шлюпка и палубный бот сосредо­точились на рейде Таганрога. Вице-адмирал А. Н. Сенявин, отдав приказ о начале компании, поднял флаг на корабле «Хотин», названном в честь взятой русскими войсками крепости в верховьях Днестра. Эти корабли и составили ядро возрожденной Азовской флотилии, которая с успе­хом действовала в войне против Турции. Так что то, что не успел завершить отец вице-адмирал Н. А. Сенявин, успеш­но довел до конца его сын вице-адмирал А. Н. Сенявин.

Боевые действия флотилия начала летом 1771 г. Корабли должны были оказать поддержку русским сухопутным войскам, переправлявшимся в Крым в районе Арабата у Геническа, а затем занявшим весь Крымский полуостров. Своим внезапным появлением в Керченском проливе флотилия предотвратила прорыв большого количества турецких судов в Азовское море с целью высадки десанта в тылу у русских войск и вынудила их отойти под прикрытие пушек крепости Еникале.

В связи с тем, что значительная часть Крымской армии направилась на главный театр военных действий в Молдавию и Валахию, кораблям Азовской флотилии была поручена защита побережья. Они крейсировали вдоль южного берега Крыма, чтобы не допустить высадки турецкого десанта.

В 1772–1773 гг. строительство кораблей на верфях бассейна Дона для пополнения Азовской флотилии продолжилось. Всего за 5 лет было построено свыше 130 судов, в том числе 30 крупных. Вскоре из кораблей флотилии была создана Черноморская эскадра. Весной 1773 г. возглавлявший ее вице–адмирал А. Н. Сенявин смог вывести в море 9 гребно–парусных «новоизобретенных кораблей», 2 бомбардирских корабля, 6 фрегатов и до 16 ботов, галиотов и транспортов.

Два отряда эскадры А. Н. Сенявина под начальством капитана 1-го ранга Якова Филипповича Сухотина и капитана 2-го ранга Иоганна Генриха Кинсбергена крейсировали около берегов Крыма, чтобы не допустить высадки на них турецких десантов, а третий, под начальством самого Сенявина, охранял Керченский пролив и конвоировал транспорты, шедшие с грузами для Крымской армии.

В морских боях особо отличился И. Г. Кинсберген, голландец, в 1771 г. принятый в российский флот в чине капитан–лейтенанта. 23 июня 1773 г., находясь близ Балаклавы и возглавляя отряд из двух «новоизобретенных» кораблей, усмотрел идущие к Крымскому берегу три 52 пушечных неприятельских корабля и 25 пушечную шебеку. Несмотря на явное неравенство сил, он решительно атаковал турок и после шестичасового упорного боя заставил их отступить.

Кинсберген опять отличился, когда 23 августа с отрядом из трех «новоизобретенных» кораблей, фрегата, бота и брандера (судно, загруженное горючими материалами и предназначавшееся для сожжения неприятельских кораблей) встретил у абхазского берега близ Суджук–Кале (теперь Новороссийск) турецкую эскадру из 18 кораблей. Он атаковал 10 передовых неприятельских кораблей (3 линейных корабля, 4 фрегата, 3 шебеки), сопровождавших транспорты с десантом в 6 тысяч воинов, и после двухчасового боя заставил турок отступить. Встретив столь решительный отпор, турки отказались от попыток высадить десант.

Любопытно, что Кинсберген был не только храбрым и решительным, но и ученым моряком. Его труд «Начальные основания морской тактики», переведенный в 1791 г. на русский язык, долгие годы являлся основным учебником по тактике в Морском корпусе в Петербурге.

Не менее решительно и успешно действовал отряд кораблей Я. Ф. Сухотина, которым у устья Кубани была одержана впечатляющая победа над турецким отрядом из 6 кораблей. Черноморская эскадра решительно пресекла попытки турок прорваться в Азовское море. 24 июня 1774 г. турецкая эскадра в составе 31 корабля, стремясь прорваться в Азовское море, атаковала русскую эскадру из 11 судов (в том числе два небольших бота), стоявшую в Керченском проливе под начальством вице–адмирала А. Н. Сенявина. Энергичный и меткий огонь русских кораблей заставил турок отступить и уйти в море.

Осенью 1770 г., после того как армия фельдмаршала Петра Александровича Румянцева–Задунайского заняла Молдавию и Валахию и вышла к берегам Дуная, для работы в устьях и нижних течениях Днепра, Днестра, Дуная и их притоков были организованы из морских чинов первые промерные гидрографические партии. В то же году под руководством Ивана Ивановича Нагаткина была проведена опись устьев Днепра, Днестра и Дуная.

Строительство кораблей для создаваемой Дунайской флотилии было поручено адмиралу Чарльсу Ноульсу. Весной 1771 г. под его руководством начались работы по ремонту захваченных турецких судов и постройке новых. К лету 1771 г. Дунайская флотилия имела в своем составе 7 галер, 5 галиотов и 20 мелких судов. В 1772 г. на воду спустили несколько новых шхун. С весны 1772 г. эти корабли охраняли устье Дуная и выходили в море для несения дозора и ведения разведки в прибрежных районах моря.

В войне с Турцией русские войска одержали ряд блестящих побед, заставивших турок после упорного сопротивления согласиться на мир, заключенный в 1774 г. в Кючук–Кайнарджи. По этому договору к России перешли земли между Днепром и Южным Бугом, часть азовского побережья, Кабарда, а также крепости Керчь, Еникале, Кинбурн. Крымское ханство было признано независимым от Турции. Важнейшим результатом Русско–турецкой войны 1768–1774 гг., закрепленным в Кючук- Кайнарджийском договоре, было приобретение Россией выхода к Черному морю и право беспрепятственного прохода русских торговых кораблей через черноморские проливы Босфор и Дарданеллы.

Мелководность Дона и его притоков, где строились корабли для Азовской военной флотилии, и малые глубины Таганрогского залива не позволяли начать там постройку крупных боевых кораблей, таких как многопушечные линейные корабли и большие фрегаты. Императрице Екатерине II и ее сподвижникам было ясно, что без таких кораблей Россия не сможет прочно утвердиться на Черном море, не сможет обеспечить свободу мореплавания в нем для своих торговых судов. Только сильный черноморский флот мог обеспечить государственные интересы Российской империи эпохи Екатерины II на этом море.

В декабре 1775 г. Адмиралтейств–коллегии высочайшим указом императрицы был предписан план создания морских сил на Черном море при строительстве кораблей на новой верфи, которую необходимо было разместить в низовьях Днепра или в Днепро–Бугском лимане. Предполагалось выбрать там подходящее место и соорудить военный порт, гавань и верфь, на которой построить не менее 20 «военных больших судов» с «надобными для них мелкими». Гавань военного порта в лимане должна была обеспечить безопасную стоянку и необходимое обслуживание всех крупных и мелких судов флота.

Место для порта и верфи было выбрано в 1778 г. в 30 км выше устья Днепра близ Александровской крепости. Новый город и порт назвали Херсоном. В мае 1778 г. все намеченное строительство отдавалось на попечение крупного государственного деятеля эпохи Екатерины II Екатеринославского и Таврического губернатора князя Григория Александровича Потемкина.

Для руководства постройкой нового города, верфи и эллингов на ней Адмиралтейств–коллегия направила на новую верфь своего представителя генерал–цехмейстера (главного флотского артиллериста) и флота генерал–поручика Ивана Абрамовича Ганнибала (1730–1801), дед Александра Сергеевича Пушкина). Он приступил к сооружению эллингов под корабли, для которых уже заготавливался лес вдоль Днепра в районе Могилева. Из‑за нехватки работников, в особенности опытных плотников, к концу весны 1779 г. полностью готов был только один эллинг, в котором по повелению князя Г. А. Потемкина 26 мая заложили первый 60 пушечный корабль, названный в честь императрицы «Святая Екатерина».

Осенью того же года из Керчи в Днепровский лиман пришли пять 32 пушечных фрегатов и два бота, которые зимовали около Глубокой Пристани. Там к тому времени уже были построены дом для офицеров, несколько землянок и мазанок для матросов и сараев для хранения судового оборудования и судовых вещей.

К началу лета 1780 г. Ha Херсонской верфи закончилось сооружение еще двух эллингов, на которых 7 июля были заложены два 66 пушечных корабля. К середине 1781 г. там же были приготовлены еще 4 эллинга, где 23 июля торжественно заложили еще четыре 66 пушечных корабля.

Императрица Екатерина II внимательно следила за ходом создания судостроительной базы на юге России. На новой верфи постоянно не хватало работников. Императрица решила сама контролировать выполнение Адмиралтейств–коллегией требований И. А. Ганнибала по присылке достаточного количества работников всех необходимых специальностей. Уже в ноябре 1781 г. из Петербурга в Херсон прибыли 618 служителей. Князь Г. А. Потемкин организовал наем на работу государственных крестьян Поморья (побережье Белого моря), знакомых с плотничьим ремеслом.

Таким путем удалось направить на юг 1150 «мастеровых людей». По его же требованию Адмиралтейств–коллегия перевела из Казани в Херсон 300 рекрутов, а из Петербурга направила на постоянное поселение в Херсон 40 охтинских плотников, работавших до этого на верфях Петербурга. Для того времени это было довольно значительное количество новых работников для создаваемой верфи.

Наконец в январе 1783 г. императрица назначила «для командования заводимым флотом нашим на Черном и Азовском морях» одного из героев Чесмы — победного сражения 1770 г. с турецким флотом в Эгейском море — вице–адмирала Федота Алексеевича Клокачева. Так впервые в Российской империи была введена должность командующего Черноморским флотом.

В это же время для изучения недавно присоединенных к России обширных причерноморских территорий между реками Бугом и Днепром и ставшим независимым Крымом была отправлена научная экспедиция Петербургской Академии наук под руководством адъюнкта Василия Федоровича Зуева (1752–1794), будущего академика. 7 октября 1781 г. Зуев прибыл в Херсон, где приветливо был принят начальником крепости и гopoдa Херсoнa И. А. Ганнибалом.

B Херсоне за зиму Зуев привел в порядок собранные ранее в новых районах России зоологические, ботанические и геологические коллекции и часть ящиков с ними отправил в Москву. Деньги от Академии наук на содержание экспедиции так и не поступили. Выручил экспедицию Ганнибал. Он выплатил из местных средств членам экспедиции жалование за 1781 г. и первую треть 1782 г. и выдал Зуеву средства на обратное возвращение в Петербург.

Зуев посчитал возможным расширить район проведения исследований. На деньги, полученные от Ганнибала, и за счет своего жалования 20 ноября 1781 г. он отправился на русском фрегате в Стамбул. Обратный путь в Херсон, куда он прибыл 9 марта 1782 г., Зуев совершил по сухопутью через приморские районы Черного моря Болгарии, Валахии (теперь Румынии) и Бессарабии. Из Стамбула он привез собрание рыб черноморских и средиземноморских, гербарий и семена растений, произрастающих в прибрежных районах, раковины, кораллы, геологические образцы.

В письме в Академию наук Зуев описал условия плавания по морскому пути из Херсона в Стамбул, а также сообщил некоторые данные о погоде и характере волнения. Он обратил внимание на благоприятные условия для безопасного плавания по Черному морю: «Оно есть лучшее море для мореплавания, какое только кроме открытого океана желать должно. Оно во всем своем пространстве чисто, без мелей, без островов, без подводных каменьев, глубоко до чрезвычайности, и ветры хотя сильные, но порывистые и не вихрями» [30, с. 153].

Впоследствии Зуев опубликовал статью, в которой прозорливо указал на возможность широкого использования русских портов на Черном море для вывоза экспортных товаров, причем он утверждал, что главным путем для подвоза этих товаров к портам должен служить Днепр, на котором должны быть проведены работы по устройству судоходного фарватера в районе Днепровских порогов. Эти же черноморские порты, по его мнению, должны быть использованы для привоза турецких товаров (оливковое масло, кофе, верблюжья шерсть) не посредниками голландцами и французами «втридорога» через балтийские порты, а непосредственно из Турции.

Из Херсона Зуев с рисовальщиком Бородулиным 12 апреля 1782 г. отправился в Крым. Средствами для путешествия вновь его снабдил Ганнибал. Адъюнкт направился в Крым через Перекопский перешеек. Для современного читателя любопытно узнать, как выглядел перешеек по описанию Зуева: «Перешеек перекопан широким и глубоким рвом, внутри камнем устланным, от Черного моря до Сиваша или Гнилого моря. Со стороны Крыма над рвом сделан высокий земляной вал, также от моря до моря. Переезд через ров сделан подъемным мостом и воротами, сквозь вал проведенными» [30, с. 163]. У подъемного моста располагалась «изрядная крепость», преграждавшая дорогу в Крым.

Затем Зуев проехал крымской степью на юг до города Карасубазар (теперь Белогорск) у северного подножия Крымских гор, побывал в Крымских горах, вероятно, посетил Судак, побывал в Кафе (теперь Евпатория) — в то время административном и торговом центре полуострова.

С Горным Крымом Зуев ознакомился бегло, посетив только некоторые участки: основные сведения он обобщил со слов людей, «там бывалых», но он первый обратил внимание на асимметрию передовой части Крымских гор (так называемая куэста): «Слои главных гор соответствуют. передовым и поднимаются от севера к полудню, восставая углом от горизонта на 17 градусов». И он отметил, что большинство крымских рек берет начало на северных склонах гор, а массив Чатырдаг представляет собой водораздел: к востоку от него реки впадают в Сиваш, к западу — в Черное море [9, с. 45].

Но к середине лета он вынужден был возвратиться в Херсон через Азовское море, а затем по сухопутью южными степями и вдоль Днепра. Причиной поспешного отъезда были междоусобные волнения среди крымских татар, вызванных борьбой групп в среде феодальной верхушки Крымского ханства.

Впоследствии Зуев напечатал довольно подробный историко–географический очерк полуострова Крым, в котором многие описания изложены по личным наблюдениям. Наконец в августе 1782 г., получив опять деньги на дорогу от Ганнибала, Зуев выехал их Херсона в Петербург. Так закончилась первая отечественная академическая экспедиция по изучению Черноморского региона.

Заложенный на Херсонской верфи первый 60 пушечный корабль «Святая Екатерина» так и не был спущен на воду. На стапеле его набор успел прогнить настолько, что недостроенный корпус разобрали, а на освободившемся месте перезаложили 54 пушечный фрегат «Святой Георгий».

Кораблем, открывшим эпоху русского военного кораблестроения на Черном море, явился спущенный на воду в Херсоне 16 сентября 1783 г. 66 пушечный корабль «Слава Екатерины», начавший боевую службу в следующую Русско–турецкую войну 1787–1791 гг.

Особое значение в создании и укреплении боеспособности Черноморского флота сыграла расположенная на юго–западном берегу Крыма у развалин дpeвнeгo Херcoнeca обширная Ахтиарская бухта. Еще в 1778 г. по инициативе прославленного полководца командующего Крымским корпусом в то время еще генерал–поручика Александра Васильевича Суворова побывал там фрегат «Осторожный» под командой капитана 2-го ранга Ивана Михайловича Берсенева. Видимо, уже тогда командир фрегата рекомендовал рассмотреть вопрос о выборе Ахтиарской бухты для устройства на ее берегах главной базы Черноморского флота.

17 ноября 1782 г. в Ахтиарскую бухту прибыли фрегаты «Осторожный» и «Храбрый» под командованием капитана 1-го ранга И. М. Одинцова. Фрегаты остались в бухте на зимовку, моряки фрегатов построили для себя в одной из балок, впоследствии названной Сухарной, небольшую казарму, провели промеры и описание Южной и Северной бухт, составили карты всей Ахтиарской бухты. Тогда же по указанию А. В. Суворова на берегах бухты были возведены первые земляные укрепления.

8 апреля 1783 г. был издан манифест о присоединении Крыма к России. Это обеспечило безопасность южнорусских земель, окончательно закрепляло за Россией прочные позиции на Черноморском побережье. Вскоре, менее, чем через месяц, 2 мая в Ахтиарскую бухту вошли и стали на якорь 11 кораблей Азовской флотилии, а несколько позже — 17 кораблей, прибывших с Днепровского лимана.

3 июня на берегах бухты были заложены первые четыре каменных здвания нового города и будущего главного военного порта на Черном море. А 10 февраля 1784 г. новый город получил название Севастополь (от двух слов древнегреческого языка — «севастос» и «полис», что переводится по- разному: город славы, величественный город, высокий, священный город).

Одновременно с городскими жилыми и общественными зданиями возводились портовые сооружения, причалы, адмиралтейство, мастерские, склады и береговые укрепления. В 1787 г., когда Севастополь посетила императрица Екатерина II в сопровождении австрийского императора Иосифа II и иностранных послов, город уже настолько отстроился, что поразил и изумил приезжих. В том же году князь Г. А. Потемкин приказал составить схему застройки города, которой и руководствовались в продолжение последующих лет. До конца столетия были построены десятки домов, вырыты колодцы, проложены дороги, начато сельскохозяйственное освоение пригородных земель. Город рос вместе с молодым Черноморским флотом, который становился внушительной силой на Черном море.

После включения Крыма в состав России в 1783 г. вице–губернатором новой Таврической губернии назначили Карла Ивановича Таблица. Два года он подробно исследовал полуостров и составил его первое научное описание. Таблиц правильно различил в Крыму наличие трех различающихся между собой районов: «плоскую», горную и равнинно–холмистый Керченский полуостров с крутыми и высокими берегами. Он первый предложил трехчленное деление Крымских гор, теперь общепринятое: гряда Северная или Внешняя, Средняя или Внутренняя, и Южная или Главная. Южные склоны круче северных, между горами расположены открытые долины. Южный хребет в районе Чатырдага разобщен поперечной долиной на две части; в хребте он обнаружил следы вулканической деятельности. Он исследовал крымские реки, отметил их большие уклоны и наличие водопадов. Таблиц описал и местные полезные ископаемые, в том числе керченские железные руды.

Продолжилось и гидрографическое описание крымского побережья. В 1784 г. И. М. Берсенев, командуя четырьмя судами, описал западный и южный берега Крыма от мыса Тарханкут до Керченского пролива (500 км). В 1786 и 1787 гг. К. Таблиц опубликовал две работы о Крыме, приложив ко второй четыре карты юга Европейской России. На них очертания полуострова близки современным.

В 1793–1795 гг. Крым посетил академик П. С. Паллас. Он гораздо подробнее, чем К. Таблиц, описал Южную гряду и выделил в ней самую высокую часть — от Балаклавы до Алушты. Высшей точкой хребта он считал Чатырдаг (1527 м, теперь — Роман–Кош, 1545 м). Затем П. С. Паллас направился на Таманский полуостров и дал его первое подробное описание: «Тамань представляет разорванную местность, покрытую холмами и плоскостями. Различные рукава Кубани и множество заливов и низменностей, покрытых водой, делают из Тамани настоящий остров. Центральная[84] часть, между Кубанским и Темрюкским лиманами, более возвышена». Он описал грязевые сопки Тамани и отметил в некоторых наличие нефти [9, с. 46].

В августе 1787 г. турецкое правительство ультимативно потребовало возвращения Крыма и вслед за тем объявило войну России. 31 августа 1787 г. впервые в истории российского регулярного флота только сформированная из вновь построенных кораблей Черноморская эскадра в составе трех линейных кораблей и семи фрегатов под командой контр–адмирала Марко Ивановича Войновича направилась из Севастополя к Варне, где находились корабли турецкого флота. Но в этот раз Черное море сурово проверило российских моряков и их новые корабли на прочность.

9 сентября эскадру по пути встретил у мыса Калиакрия на западном побережье моря трехдневный жестокий шторм. Флагманским кораблем «Слава Екатерины» (переименован в 1788 г. в «Преображение Господне») командовал 24 летний капитан 2-го ранга Дмитрий Николаевич Сенявин (впоследствии адмирал и выдающийся флотоводец).

Всю ночь с 8 на 9 сентября корабли эскадры дрейфовали. Наступивший день принес «чрезвычайный шторм с дождем и превеликой мрачностью». При неимоверно сильном ветре и громадном волнении корабль «Слава Екатерины» потерял все три мачты и бушприт из‑за разрыва железных кованых вант- путенсов (детали крепления вант к корпусу) и самих вант (снасти на парусных судах, укрепляющие мачты и стеньги с боков). Потеряли часть мачт и другие корабли. Из всей эскадры только на фрегате «Легкий» после шторма остались неповрежденными все мачты.

На линейных кораблях и фрегатах из‑за чрезмерных напряжений часть корпусных конструкций получила повреждение. Детали набора корпуса выходили из своих гнезд, нарушилось крепление отдельных бимсов (балка поперечного набора корпуса, поддерживающая палубный настил). Разошлись стыки и пазы наружной обшивки корпусов, пеньковая конопатка зачастую выпадала из пазов, и вода свободно проникала внутрь корпуса. Отдельные дубовые кницы величиной в рост человека просто раскололись, сломало отдельные бимсы и пиллерсы (вертикальная стойка, поддерживающая палубный настил).

От непрерывного продольного и поперечного движения элементов набора внутри корпусов ломались и разваливались легкие переборки кают и кубриков. Обломки дерева, сорвавшиеся с места предметы судового оборудования, бочки с провизией быстро перемещались при крене на волнении, ломая все вокруг и калеча людей. Все это усугублялось темнотой во внутренних отсеках кораблей, которую нарушал кое–где слабый свет сальных свечей.

Д. Н. Сенявин вспоминал впоследствии об этих штормовых днях: «Когда течь под конец шторма прибавлялась чрезвычайно и угрожала гибелью, я сошел со шканец на палубу, чтобы покуражить людей, которые из сил почти выбивались от беспрестанной трехдневной работы».

И далее следовал рассказ, свидетельствовавший об отличном знании молодым командиром корабля психологии простых матросов, об учете им психологического фактора в самых сложных обстоятельств ах.

Ранее в записках Сенявин отметил: «В наше время, или, можно сказать, в старину в командах бывали один–два и более, назывались весельчаки, которые в свободное от работ время забавляли людей разными сказками, прибаутками, песенками и прочие. Вот и у нас на корабле был такого рода забавник — слесарь корабельный; мастерски играл на дудке с припевами, плясал чудесно, шутил забавно, а иногда и очень умно. Люди звали его «кот–бахарь»».

Теперь продолжим рассказ Сенявина о сентябрьском шторме 1787 г., о том, что он увидел, когда спустился со шканцев в палубу: «… и вижу, слесарь сидит покойно на пушке, обрезает кость солонины и кушает равнодушно. Я закричал на него: «Скотина, то ли теперь время наедаться? Брось все и работай!» Мой бахарь соскочил с пушки, вытянулся и говорит: «Я думаю, ваше высокоблагородие, теперь то и время поесть солененького! Может, доведется, пить будем!»[85] Теперь, как вы думаете, что сталося от людей, которые слышали ответ слесаря? Все захохотали, крикнули: «Ура, бахарь, ура!» Все оживились, и работа сделалась в два раза успешнее» [31, с. 274].

В своих записках Д. Н. Сенявин с обычной для него скромностью не рассказывает о своем собственном поведении во время шторма. Об этом поведал через 6 лет после кончины адмирала Д. Н. Сенявина историк Дмитрий Николаевич Бантыш–Каменский. Во время этого страшного шторма фрегат «Крым», шедший вместе с флагманским кораблем, утонул со всем экипажем. Матросы на корабле «Слава Екатерины» «ждали конца и неизбежной смерти. и не хотели ничего делать». Некоторые из них надели чистые белые рубахи, готовясь к близкому и неизбежному концу. «Сенявин, видя, что его уже не слушают, сам взял топор, влез наверх и обрубил ванты, которые держали упавшие мачты и этим увеличивали опасность гибели корабля. Пример его неустрашимости сильно подействовал на других, луч надежды блеснул в сердцах, все принялись за работу. Тогда Сенявин спустился в трюм, который был наполнен водой (вода в трюме поднялась на 3 м), а насосы не могли действовать и отливать воду; он умолял не унывать и надеяться на помощь Божию, собрал вместе с ними кадки, ушаты и всякого рода посуду, которой можно было черпать; трудился неутомимо три часа; исправил несколько насосов и привел воду в такое положение, что она начала убавляться: корабль был спасен» [32, с. 159]. Когда шторм несколько утих, экипажи кораблей эскадры (кроме погибшего фрегата и линейного корабля «Мария Магдалина», лишившегося мачт и руля, занесенного в полузатопленном состоянии к Босфору и там захваченного турками) сумели установить взамен утерянных временные мачты и бушприты, поднять запасные паруса и, несмотря на многочисленные неисправности в корпусах и рангоруте, 21 сентября возвратились в Севастополь. Черноморские моряки России достойно выдержали тяжелейшее испытание, устроенное им стихией.

В 1787–1788 гг. жестокие бои развернулись в Днепро–Бугском лимане. Турки пытались захватить крепость Кинбурн, а русские штурмовали турецкую крепость Очаков и в 1788 г. овладели ею. В боях в лимане отличилась русская галера «Десна» под командой мичмана Джулиано Ломбарда (уроженец о. Мальта). Вооружение галеры состояло из пудового единорога (орудие типа мортиры, допускающее стрельбу разрывными снарядами–бомбами весом до пуда — 16 кг) и 16 пушек небольшого калибра и фальконетов. На галере находилось 120 гренадер.

15 сентября 1787 г. «Десна» под видом брандера смело атаковалатурецкую флотилию из 38 судов и принудила турок отступить к Очакову, при этом одно турецкое судно было потоплено, а другое повреждено. Генерал–поручик А. В. Суворов, наблюдая со стен крепости Кинбурн действия Ломбарда, доносил князю Потемкину, что мичман «атаковал весь турецкий флот до линейных кораблей; бился со всеми судами из пушек и ружей два часа с половиной и по учинении варварскому флоту знатного вреда, сей герой стоит благополучно под кинбурнскими стенами».

И в последующие дни «Десна», которой командовал мичман Ломбард, охраняла подступы к Кинбурну, ежедневно обстреливала крепость Очаков и турецкие суда, сумела потопить канонерскую лодку. Не зря Суворов докладывал князю Потемкину, что «Десна» содержит их[86] в решпекте[87]» [33, с. 112].

Важную роль сыграла «Десна» во время боя на Кинбурнской косе 1 октября, когда Суворов сбросил турецкий десант в море. 30 сентября после сильного обстрела с подошедших на близкое расстояние турецких кораблей на Кинбурнскую косу было высажено до 5 тыс. десанта, из которых после боя спаслись вплавь на свои суда едва 500 человек. Уже лейтенант Ломбард решительно атаковал прикрывавший высадку отряд из 17 небольших турецких судов, заставив их отойти и тем лишив турецкий десант поддержки артиллерийским огнем.

18 мая 1788 г. в устье Днепро–Бугского лимана появилось более 50 крупных и мелких турецких судов. В связи с возможным очередным нападением на Кинбурн две находившиеся около него в дозоре дубель–шлюпки получили приказ отойти к Глубокой пристани вглубь лимана, чтобы не быть отрезанными от своих сил.

Несколько задержавшуюся с отходом дубель–шлюпку № 2, вооруженную 7 пушками с командой из 52 моряков, преследовали 30 турецких галер и других небольших судов. Во время боя при преследовании часть турецких судов отстала, но 11 наиболее быстроходных галер у устья р. Буг начали догонять дубель–шлюпку. Убедившись в невозможности уйти от преследования, командир дубель- шлюпки Рейнгольд фон Сакен отпустил находившийся у него на буксире ялик с 9 матросами, приказав им уходить самостоятельно. Приблизившиеся турецкие суда свалились на абордаж. Дав залп по врагу и видя неизбежность захвата своего судна, Сакен взорвал его. При этом потонуло 4 турецких галеры. При взрыве погиб он сам и 43 члена экипажа. После этого турки уже не рисковали сваливаться с русскими судами на абордаж, даже располагая численным превосходством.

Уместно именно тут привести слова беспристрастного наблюдателя — иностранца, принца Нассау- Зигена, контр–адмирала и командующего русской гребной флотилией в Днепро–Бугском лимане. Он после ожесточенных сражений 7 и 17 июня 1788 г. принудил турецкую эскадру отступить к Очакову, а на следующий день атаковал ее у Кинбурнской косы и одержал убедительную победу. Под его командованием 1 июля того же года был уничтожен турецкий отряд под Очаковым. Так вот принц в марте 1788 г. писал жене: «Нет большего удовольствия, как содействовать успеху сражения, но с русскими я часто буду иметь это удовольствие. Офицеры, солдаты, матросы — все они дрались героями. Нет никого храбрее русского» [34, с. 171].

Непросто проходило мужание экипажей линейных кораблей и фрегатов эскадры Черноморского флота и овладение ими сперва азами, а затем и мастерством в морском деле. Именно тогда взошла звезда славы адмирала Федора Федоровича Ушакова (1744–1817), создавшего новую тактику морского боя, новую школу подготовки, обучения и отработки навыков моряков в использовании парусного вооружения и корабельной артиллерии. Особое внимание Ушаков уделял обучению приемам устранения повреждений, полученных в бою.

После страшного шторма в сентябре 1787 г. экипажи кораблей Черноморской эскадры сумели устранить все повреждения корпусов и парусного вооружения. Эскадра пополнилась вновь построенными кораблями. В первом победоносном сражении Севастопольской корабельной эскадры с турками капитан бригадирского ранга Ф. Ф. Ушаков командовал авангардом. Эскадра под командованием контр–адмирала М. И. Войновича в составе линейных кораблей «Преображение Господне» и «Святой Павел», 10 фрегатов: «Андрей Первозванный», «Георгий Победоносец», «Берислав», «Стрела», «Кинбурн», «Легкий», «Таганрог», «Перун», «Победа», «Скорый» и 24 малых судов встретила 28 июня у Тендры в северо–западной части моря турецкий флот под командой капудан–паши Эски–Гасана, состявший из 17 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 бомбардирских кораблей и 21 малого судна.

Трое суток эскадры держались ввиду друг друга, не всупая в бой, а 3 июля у о. Фидониси в два часа дня турецкий командующий, видя, что его эскадра превосходит в силах русскую эскадру и находится на ветре, стал спускаться на русских, пытаясь обойти с наветренной стороны авангард (передовой отряд эскадры), которым командовал Ушаков. Но бригадир упредил противника, и фрегаты, за которыми следовала вся русская эскадра, сорвали атаку турок.

Когда флоты сблизились на дистанцию пушечного выстрела, Ушаков вновь упредил турок и решительно контратаковал турецкий авангард с капудан–пашой во главе. Под метким огнем русских кораблей головные корабли турок вынуждены были выйти из боя. В результате нескольких продольных залпов турецкий флагманский корабль получил значительные повреждения в корпусе и рангоуте и также вышел из боя.

Через три часа после начала сражения турки, потеряв одно судно и пользуясь преимуществом в скорости хода, вышли из боя и ушли на юг.

Участвовавшие в этом неравном бою турецкие корабли имели по сравнению с русскими гораздо более сильную артиллерию, и потому корабли русской эскадры получили немало повреждений корпуса и рангоута. Так, например, фрегат «Берислав», кроме сильных повреждений в рангоуте, получил несколько опасных пробоин от попаданий крупных каменных стофунтовых ядер.

Тем не менее, несмотря на все повреждения и потери, русские моряки в ходе боя сумели сохранить боеспособность своих кораблей. О натренированности и слаженности действий своих подчиненных в бою Ушаков писал князю Потемкину, которому был подчинен Черноморский флот: «Я сам удивляюсь проворству и храбрости моих людей. Они стреляли в неприятельские корабли не часто и с такой сноровкой, что, казалось, каждый учится стрелять по цели, сноравливаясь, чтобы не потерять свой выстрел» [33, с. 115].

В 1790 г. Ф. Ф. Ушаков был произведен в контр–адмиралы и назначен командующим Черноморским корабельным флотом. 2 июля он вышел из Севастополя на корабле «Рождество Христово» с эскадрой из 10 линейных кораблей (5 больших и 5 малых), 6 фрегатов, бомбардирского корабля, двух брандеров и 14 малых судов. Он ожидал появление турецкой эскадры со стороны крепости Анапа и поэтому направился к Керченскому проливу.

Утром 8 июля показался неприятельский флот, шедший под всеми парусами от Анапского берега. Он состоял из 10 линейных кораблей (в том числе 4 флагманских и 4 «отменной величины»), 8 фрегатов и 36 малых судов и состоял под командованием капудан–паши Гуссейна.

К полудню обе эскадры сблизились и начался бой. Неприятель направил главную атаку на русский авангард, который возглавлял капитан бригадирского ранга Гавриил Кузьмич Голенкин, командир корабля «Святая Мария Магдалина». Корабли авангарда стойко выдержали первый натиск, отразили турецкую атаку и нанесли атакующим кораблям существенный урон.

Турки усилили натиск, но Ушаков с кораблями кордебаталии (главного центрального отряда) поспешил Голенкину на подмогу, приблизившись к турецким кораблям на картечный выстрел. Турки не выдержали огня и стали поворачивать всею плотной колонной, подставив себя под жестокий огонь кораблей «Преображение Господне» и русского флагмана. Многим турецким кораблям, включая флагманский корабль, был нанесен серьезный урон. С некоторых турецких кораблей были сбиты флаги, из которых один взят на шлюпку и доставлен на корабль «Георгий Победоносец».

На турецких кораблях было убито и ранено множество людей. Турки обратились в бегство. Те корабли, которые имели больше повреждений, устремились к Синопу и к устью Дуная, чтобы там провести ремонтные работы, несколько малых судов утонуло в пути. Наступившая ночь не позволила Ушакову настичь неприятельские суда. Пятичасовое упорное сражение закончилось разгромом турецкой эскадры. На русских кораблях в бою было убито 29 моряков и 68 ранены.

На Севастопольском рейде корабли устранили полученные в бою повреждения, и 25 августа эскадра Ушакова вновь вышла на поиск неприятельских судов. В этот раз в ее состав входили 10 линейных кораблей, 6 фрегатов и 21 малое судно.

Ушаков решил соединиться с кораблями русской эскадры, находившейся в Днепровском лимане, а затем направиться к устью Дуная, где по сведениям разведки должен был находиться турецкий флот, готовившийся к нападению на берега Крыма.

23 августа с флагманского корабля был увиден турецкий флот, стоявший на якоре между Тендрой и берегом в 40 верстах от последнего. Турецкую эскадру из 14 больших линейных кораблей, 8 больших фрегатов и 23 малых судов возглавлял капудан–паша Гуссейн, его помощником являлся опытный капитан–бей (адмирал) Сайт–Бей.

Ушаков приказал под всеми парусами идти прямо на неприятеля. Турки, увидев приближавшиеся русские корабли, обрубили якорные канаты и, подняв паруса, поплыли к устью Дуная. Ушаков преследовал их, оставив свои корабли в прежнем ордере трех колонн. К 15 часам эскадры, построившись в боевые линии, вступили в бой.

Через два часа турецкая боевая линия пришла в расстройство, турки не выдержали жестокого огня русских кораблей и стали выходить из боя. Флагман Ушакова «Рождество Христово», а за ним и все авангардные русские корабли стали приближаться к передовым турецким судам, среди которых находились флагманские. Русский флагман одно время сражался с тремя турецкими кораблями и заставил их выйти из линии.

К вечеру вся турецкая линия была окончательно разбита и турецкие корабли устремились к югу. Ушаков повторил сигнал: «Гнаться за неприятелем под всеми возможными парусами и вступить в бой на самом близком расстоянии». Погоня продолжалась до полной темноты. С рассветом Ушаков обнаружил, что турецкие корабли находятся невдалеке, однако капудан–паша с несколькими кораблями вскоре сумел уйти на юг, оставив у русской линии два свои сильно поврежденные корабля: 74 пушечный «Капитание» под флагом адмирала Сайт–Бея и 68 пушечный «Мелеки Бахри» («Владыка морей») с 600 моряками экипажа. Последний вскоре сдался, потеряв капитана Кара–Али, убитого ядром, и до 90 моряков. «Капитание» же направился к мелководью. В погоню за ним был послан капитан Голенкин с двумя кораблями и двумя фрегатами.

Сайт–Бей храбро защищался. На «Капитании» были сбиты все три мачты, корпус имел множество подводных пробоин, и к 15 часам турки сдались. С загоревшегося корабля успели вывезти адмирала, капитана и еще некоторых моряков, после чего он взорвался. Из 800 моряков экипажа спаслось только около 100.

Турецкий флот бежал в Стамбул. По пути утонули поврежденные 74 пушечный корабль и несколько малых судов. Малыми русскими судами были захвачены несколько турецких разведывательных и транспортных судов. Плененный «Мелеки–Бахри» был отремонтирован и продолжил службу в русском флоте с новым именем «Иоанн Предтеча».

В 1791 г. турки пополнили свой черноморский флот за счет кораблей вассальных владений султана в Северной Африке. Ушаков вышел из Севастополя 28 июля с эскадрой из 16 линейных кораблей, 2 фрегатов и 21 малого судна. К полудню 31 июля русские обнаружили стоявшую на якоре у мыса Калиакрия на западном побережье моря под прикрытием построенных на берегу батарей турецкую эскадру из 18 линейных кораблей, 10 больших линейных фрегатов и 30 малых судов. Турецкой эскадрой командовал капудан–паша Гуссейн и 8 других адмиралов, в числе которых был алжирский паша Сейит–Али, прославившийся своими победами на море.

Ушаков принял смелое неординарное решение. В 15 часов он с эскадрой прошел под огнем береговых батарей под самым берегом и, оказавшись на ветре, смело атаковал неприятеля. Турки, обрубив якорные канаты, стали спешно поднимать паруса. При этом в спешке некоторые суда навалились на находившиеся рядом и получили повреждения. В этот день часть турецких моряков отмечала на берегу праздник рамазан–байрам и их отсутствие на кораблях крайне затруднило положение турок.

Турецкий флот сумел построиться в боевую линию, ив 17 часов началось жестокое сражение. Первым Ушаков атаковал и заставил выйти из линии флагманский корабль Сейит–Али, на котором были сбиты фор–стеньга, грот–марсель, повреждены паруса и корпус. Место Сейит–Али заступил турецкий вице–адмирал, но и его корабль был жестоко избит и с большими повреждениями отошел. При этом русский флагманский корабль «Рождество Христово» временами вел бой одновременно с четырьмя турецкими кораблями.

До Ушакова дошел слух, что Сейит–Али обещал султану привезти его пленным в столицу. Когда русский флагман подошел близко к кораблю Сейит–Али под корму, то Ушаков крикнул с юта по- русски: «Сейит–бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания!»

А сам Сейит–Али, решившись драться до последнего, велел прибить флаг к флагштоку, чтобы никто не смог спустить его в бою. Несмотря на все усилия турок, русские корабли сумели жестоким огнем окончательно расстроить турецкие боевые порядки. Турецкие корабли имели многочисленные повреждения в парусном вооружении и множество пробоин в корпусе.

О завершающем этапе боя Ушаков доносил князю Потемкину: «Наш же флот всею линиею передовыми и задними кораблями совсем его[88] окружил и производил с такой отличной живостию жестокий огонь, что, повредя многих в мачтах, стеньгах, реях и парусах, не считая великого множества пробоин в корпусах, принудил укрываться многие корабли один за другой, и флот неприятельский при начале ночной темноты был совершенно уже разбит до крайности, бежал от стесняющих его безпрестанно, стесненной кучею под ветр, обратясь к нам кормами, а наш флот, сомкнув дистанцию, гнал, и беспрерывным огнем бил его носовыми пушками, а которые способно и всеми лагами[89]. Особо ж разбиты и повреждены более всех пашинские[90] корабли. При такой… совершенной победе несомненно надеялись мы несколько кораблей взять в плен, но от сего спасла их перемена ветра и темнота ночи, увеличившаяся от густого дыма» [33, с. 123].

Всю ночь Ушаков преследовал турецкие корабли, но на рассвете 1 августа неприятель был виден весьма далеко, плывущим под всеми парусами к Босфору. Ветер, непрестанно усиливаясь, развел большое волнение. Ушаков прекратил преследование и стал с эскадрой на якорь под берегом, чтобы исправить повреждения в рангоуте и парусах, полученные кораблями в бою. Потери русских в сражении были значительно меньшими, чем турок. Убито было 17 моряков, а ранено 28. Через трое суток моряки устранили все повреждения и эскадра была готова к дальнейшим боевым действиям.

После этого сражения русские моряки стали безраздельными хозяевами в Черном море. Свобода мореплавания по нему и защита от нападения на российские прибрежные владения были завоеваны в жестоких сражениях с турецким флотом.

В 1791 г. был заключен мирный договор в Яссах, по которому границы Российской империи были продвинуты до Днестра. Договор подтверждал присоединение к России Крыма и Кубани, еще более ослаблял власть Турции над Молдавией и Валахией, предоставлял известные льготы русской черноморской торговле. Турция отказалась от прятязаний на Грузию и обязалась не предпринимать каких‑либо враждебных действий против грузинских земель (об этом очевидном факте защиты интересов грузинского народа почему‑то напрочь забыли современные власти Грузии).

Литература

1. Белавенец П. И. Материалы по истории русского флота // Сб. Под Андреевским флагом. Век XVIII. М.: Патриот, 1994.

2. Перевалов В. А. Ломоносов и Арктика. М. —Л.: изд–во Главсевморпути, 1949.

3. Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. 6. М. —Л.: изд–во АН СССР, 1952.

4. Старков В. Ф., Овсянников О. В. Грумант — земля далекая и близкая // Патриот Севера. Архангельск: Сев. — зап. книжное изд–во, 1985.

5. Чичагов П. В. Оправдательная записка // Записки Гидрографического департамента. Ч. IX. СПб., 1851.

6. Зубов Н. Н. Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М.: Гос. изд–во географ. лит–ры, 1954.

7. Магидович И. П. Петр Кузьмич Креницын и Михаил Дмитриевич Левашев\Сб. Русские мореплаватели. М.: Воениздат, 1953.

8. Визе В. Ю. Моря Советской Арктики, М. —Л.: изд–во Главсевморпути, 1948.

9. Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки по истории географических открытий. Т. 3. М.: Просвещение, 1984.

10. Белов М. И. История открытия и освоения Северного морского пути. М.: Морской транспорт, 1956.

11. Кудрявцев–Скайф С. С. Федор Петрович Литке// Русские мореплаватели. М.: Воениздат, 1953.

12. Литке Ф. П. Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге «Новая Земля» в 1821–1824 гг. М.: Гос. изд–во географ. лит–ры, 1948.

13. Сарычев Г. А. Путешествие по Северо–Восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану. М.: Гос. изд–во географ. лит–ры, 1952.

14. Материалы по истории русского флота. СПб., 1890, ч. XIII.

15. Алексеев А. И. Гавриил Андреевич Сарычев. М.: Наука, 1966.

16. Зубов Н. Н. Гавриил Андреевич Сарычев // Русские мореплаватели. М.: Воениздат, 1953.

17. Ситников Л. А. Григорий Шелихов. Иркутск: Восточно–Сибирское книжное изд–во,1990.

18. Зорин А. В. К биографии Г. И. Шелихова // Вопросы истории, № 11–12, 1999.

19. Волобуев Е. И., Ципоруха М. И. Кто Вы, великий неизвестный? М.: Международ. гуманитарный фонд «Знание», 1995.

20 Петров А. Ю., Троицкая Л. М. Основание постоянных поселений на Северо–Западе Америки. Деятельность Г. И. и Н. А. Шелиховых // Истории Русской Америки. Т. 1. М.: Международные отношения, 1997.

21. Шелихов Г. И. Российского купца Григория Шелихова странствования из Охотска по Восточному океану к американским берегам. Под редакцией и предисловием Б. П. Полевого. Хабаровск: Хабаровское книжное изд–во, 1971.

22. Болховитинов Н. Н. Предисловие // Истории Русской Америки. Т. 1. М.: изд–во Международные отношения, 1997.

23. Гончаров И. А. Собрание сочинений. Т. 3. М.: Художественная лит–ра, 1959.

24. Петров А. Ю. Образовавние Российско–американской компании (1795–1799) // Истории Русской Америки. Т. 1. М.: Международные отношения, 1997.

25. Алексеев А. И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки. М.: Наука, 1982.

26. Гольденберг Л. А. Федор Иванович Соймонов. М.: Наука, 1966.

27. Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. 9. М.: изд–во АН СССР, 1955.

28. Комарова Н. Г. Каспийское море в трудах натуралистов–путешественников XVIII — 1-й половины XIX в. // Вопросы истории естествознания и техники, выпуск 3(44). М.: Наука, 1973.

29. Соловьев С. М. Сочинения. КнигаХ. История России с древнейшего времени. Т. 19–20. М.: Мысль, 1991.

30. Райков Б. Е. Академик Василий Зуев. Его жизнь и труды. М. —Л.: изд–во АН СССР, 1955.

31. Тарле Е. В. Экспедиция адмирала Сенявинав Средиземное море (1805–1807) // Избранные произведения. Т. 4. Ростов–на–Дону: Феникс, 1994.

32. Бантыш–Каменский Д. Н. Сенявин// Библиотека для чтения. Т. 31. М., 1888.

33. Боевая летопись русского флота. М.: Воениздат, 1948.

34. Ганичев В. Н. Ушаков. М.: Молодая гвардия, 1990.








ИЛЛЮСТРАЦИИ

Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Императрица Екатерина II у М. В. Ломоносова. Художник И. Федоров


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

М. В. Ломоносов. Неизвестный художник


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Адмиралтейство. Гравюра XVIII в.


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Императрица Екатерина II у М. В. Ломоносова. Художник И. Федоров


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

На Шпицбергене











Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Порт Архангельск. Художник П. Бонавентура Старший


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Остров Новая Земля на карте XVII




Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Берега Новой Земли, обследованные экспедицией Баренца.

Карта из голландского атласа ван Лона



Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

В. Я. Чичагов. Неизвестный художник

Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

На острове Беринга









Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

На острове Унимак







Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Карта восточной части Якутского уезда. 1772





Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Тобольский кремль


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Русская церковь на о. Уналашка







Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Тобольск. Гравюра XVIII

Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Якутск. Гравюра XVIII в.






Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Карта Камчатки. Из книги С. П. Крашенинникова

Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

С. П. Крашенинников. Художник А. А. Осипов

Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Камчадалы. Из книги С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»



Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

«Камчатская огнедышущая Гора».Из книги С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»

Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Памятник на могиле Г. И. Шелихова в Иркутске







Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Вид селения купца Г. И. Шелихова на острове Кадьяк. Гравюра XVIII в.



Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Якут. Неизвестный художник





Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Алеуты. Из альбома «Народы России»






Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Крепость Росс. Современный вид




Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Очаковские ворота и валы B Херсoнe. Современный вид













Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Екатерининский собор, где похоронен Г. А. Потёмкин. г. Херсон.


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Ф. П. Литке. Неизвестный художник


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

И. А. Ганнибал. Неизвестный художник


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Г. А. Потемкин. Неизвестный художник


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Ф. Ф. Ушаков. Художник П. Бажанов


Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Сражение у о. Тендра. Художник А. А. Блинков







Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой

Сражение у м. Калиакрия. Неизвестный художник

1

28 июня 1762 г. — Авт.

2

речь шла о труде М. В. Ломоносова «Первые основания металлургии, или рудных дел», — Авт.

3

теперь Норвежском. — Авт.

4

т. е. ознакомившись с «Кратким описанием». — Авт.

5

мыс Шелагский — крайний восточный мыс у входа в Чаунскую губу на побережье Чукотки. — Авт.

6

Баренцево. — Авт.

7

т. е. путь по северным морям в Восточный океан. — Авт.

8

впадает в Охотское море в районе Шантарских островов. — Авт.

9

так поморы называли Шпицберген. — Авт.

10

семифутовая сажень равна 2,135 м. — Авт.

11

т. е. до 1 октября по ст. стилю и позже. — Авт.

12

все цитаты из «Экстракта» — 2, с. 408–421

13

о. Медвежий. — Авт.

14

поморов–промышленников. — Авт.

15

576,45 м.— Авт.

16

в 1954 г. — Авт.

17

т. е. выплате местными жителями дани в виде ценных мехов. — Авт.

18

местных жителей. — Авт.

19

т. е. брать заложников из числа племенных вождей и старших в роду, а также их детей для обеспечения своевременной выплаты ясака. — Авт.

20

имелись в виду плавание и открытия В. Беринга и А. И. Чирикова в Восточном океане. — Авт.

21

которые обязаны вести моряки Креницына во время плавания в Восточном океане и пребывания на островах. — Авт.

22

Креницына. — Авт.

23

Креницыну были переданы «тех судов фигуры, 6 листов». — Авт.

24

это слово сообщил А. И. Чириков, описывая высадку своих подчиненных моряков на американский берег. Крик «Агай» означает тлинкитское (тлинкиты — одно из индейских племен) слово «агау» (agou), т. е. «иди сюда». — Авт.

25

о. Шиашкотан. — Авт.

26

полуостров Аляска тогда он тоже считал островом. — Авт.

27

56 кг. — Авт.

28

реек. — Авт.

29

от 4,88 до 5,5 м. — Авт.

30

0,46 м. — Авт

31

35,6 см. — Авт.

32

теперь говорят сивучьими. — Авт.

33

бусами. — Авт.

34

гвоздика. — Авт.

35

8,89 см. — Авт.

36

короткие чулки. — Авт.

37

не отличается. — Авт.

38

до этого им было описано 5 Медвежьих островов. — Авт.

39

расположенным на берегу Иртыша, притока Оби. — Авт.

40

вьюга. — Авт.

41

сланец. — Авт.

42

на Кадьяке. — Авт.

43

иркутский губернатор М. М. Арсеньев. — Авт.

44

Кадьяка — Авт.

45

Сахалин и Северная Япония. — Авт.

46

Г. И. Шелиховым. — Авт.

47

рис. — Авт.

48

первый глава правления РАК — Российско–американской компании, созданной в 1799 г. для управления всей Русской Америкой. — Авт.

49

главный правитель компаний Г. И. Шелихова в Америке, а затем и РАК в 1790–1819 гг.

50

вступившим на престол в 1796 г. после кончины Екатерины II. — Авт.

51

Н. А. Шелиховой. — Авт.

52

компаньонам. — Авт.

53

т. е. берегов Чукотского полуострова до мыса Дежнева. — Авт.

54

в то время в состав ее входили все российские дальневосточные земли, включая Камчатку. — Авт.

55

соответствовало капитан–лейтенанту. — Авт.

56

самый южный мыс полуострова Камчатка. — Авт.

57

расположен на побережье Северной Америки. — Авт.

58

русского посла в Англии. — Авт.

59

Грейвсенд — город на берегу Темзы, в графстве Кент. — Авт.

60

посол Англии в России. — Авт.

61

Гавриилу Сарычеву. — Авт.

62

президента Петербургской Академии наук в то время. — Авт.

63

налога. — Авт.

64

р. Ханыга, приток Алдана, который является правым притоком Лены. — Авт.

65

соответственно 3,6; 0,6 и 0,45 м. — Авт.

66

т. е. Сарычева. — Авт.

67

консилиум. — Авт.

68

6,39 м. — Авт.

69

т. е. нет значительных приливов. — Авт.

70

35,5 см. — Авт.

71

6,9; 0,45 и 0,22 м соответственно. — Авт.

72

1,83 м. — Авт.

73

110 м. — Авт.

74

от 6 до 7,5; до 1,2; 0,75 м соответственно. — Авт.

75

библейского праведника, терпеливо переносившего всяческие напасти. — Авт.

76

он хотел по ходу движения отряда провести опись северного побережья Чукотки. — Авт.

77

Чаунской. — Авт.

78

0, 45 м. — Авт.

79

тут Сарычев ведет речь о берегах Северо–Восточного океана, но ведь такие метеоусловия существуют и во многих других окраинных морях России. — Авт.

80

Биллингс. — Авт.

81

имеется в виду возвращение «Палласа» и «Ясашны» от мыса Баранов Камень в Нижнеколымск. — Авт.

82

то, что они не были изданы, конечно, не его вина, уже упоминалось о том, что рукописи книг-отчетов были отредактированы и пере­ведены полностью на русский язык. — Авт.

83

[расположен на р. Десне, впадающей в Днепр. — Авт.]

84

его. — Авт.

85

Это он острил по поводу того, что корабль может пойти ко дну и вся команда попадет в воду. — Авт.

86

турок. — Авт.

87

страхе. — Авт.

88

флот неприятеля. — Авт.

89

т. е. бортовыми залпами. — Авт.

90

турецких флагманов. — Авт.


home | my bookshelf | | Флотоводцы и мореплаватели Екатерины Великой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу