Book: Как зарождалась Тварь



Как зарождалась Тварь

Как зарождалась Тварь

Роман Днепровский

Как зарождалась Тварь

Сам я, когда пошёл учиться в первый раз в первый класс в иркутскую школу №11, уже не застал на директорском посту легендарного Иосифа Александровича Дрица. Но родители, которые учились в этой же школе во времена Дрица, рассказывали о том, что Иосиф Александрович, преподававший у них историю, обожал разные аббревиатуры: так, например, он сообщил ученикам о том, что в Военно-Морском флоте принято такое сокращение – «ЗамКомПоМорДе», которое расшифровывалось, как «Заместитель Командира по морским делам». И от него же родители узнали и мне сообщили о существовании ещё одной аббревиатуры, принятой в советской исторической науке – «ВОСР», то есть, «Великая октябрьская социалистическая революция». И с тех пор, читая разные мемуары и исторические исследования о том, что же такое произошло на территории бывшей Российской Империи в октябре-ноябре-декабре 1917 года, я всякий раз убеждаюсь, что аббревиатура эта на редкость удачна: ВОСРа и произошла. Этакая ВОСРа всероссийского масштаба. И сегодня, поздравляя пока ещё многочисленных «детей полка и внуков саркофага» с очередной годовщиной этой самой всероссийской ВОСРы, я позволю себе небольшое историческое исследование на предмет того, кто и ради чего эту самую ВОСРу нам устроил, и что из этого, в конце концов, вышло…

Итак: кто делал ВОСРу? Правильный ответ: погромщики. Те же самые, что в октябре 1905 года устраивали еврейские погромы под царскими портретами и лозунгом «За Веру, Царя и Отечество», в октябре 1917 года устроили погром уже общегосударственного масштаба – под красными знамёнами и лозунгом «За власть советов!» Между «генеральной репетицией революции» и самой ВОСРой прошло всего-то двенадцать лет, и люди, принимавшие участие и в первом, и во втором погромах, были те же самые.

«Позвольте! – возразят мне, – ведь в 1905 году российский пролетариат устроил всероссийскую стачку против тогдашней социальной политики, и именно кровавое Самодержавие ответило на неё репрессиями и погромами! Не передёргивайте, милейший!»

А я и не передёргиваю – я предлагаю отбросить штампы, и посмотреть на события беспристрастно. Всё верно: науськанные агитаторами левых партий, тогдашние социальные «низы» устроили стачку, которая переросла в изрядную бучу. Правительство бросило на разгон беспорядков полицию и иррегулярные части – казачество – и это нормально: на то оно и правительство, чтобы разгонять любые беспорядки, вне зависимости от лозунгов, под которыми они проходят. И тогда те же самые социальные «низы», попросту, вместо красных флагов подняли бело-сине-красные, и, пока правительство вылавливало и арестовывало зачинщиков стачки, «низы» принялись решать вопрос поправки своего материального положения уже под другим лозунгом – «Бей жидов, спасай Россию!» Вот и всё! Те, кто читал записки бывшего депутата 4-й Государственной Думы В. В. Шульгина, помнят, как отряд казаков, которым руководит главный герой, утром разгоняет революционеров, а уже вечером того же дня разгоняет погромщиков, спасая от них еврейские кварталы Киева.

Ни в феврале 1917 года, когда Император Николай II отрёкся от Престола, ни позже, когда Александр Фёдорович Керенский провозгласил бывшую Империю «Российской Демократической Республикой», ни один из этих «цепных псов Самодержавия» из рядов Союза Русского Народа, Союза Михаила Архангела и прочих многочисленных «черносотенно-верноподданнических» союзов даже не пикнул в защиту монархического строя, и вообще никак себя не проявил. А знаете, почему? Да всё очень просто: черносотенные организации ни разу не были никакими «верноподданническими» – они были именно погромными. И никакими более. И их членам было всё равно, кого и под какими лозунгами громить: если в 1905 году они громили еврейские лавки и кабаки, то в 1914 году, едва был обнародован Высочайший Манифест о начале войны против Германии и Австрии, члены черносотенных организаций «отметили» это дело… опять погромом! – в Москве, С. Петербурге и других городах Империи принялись громить «немчуру», точно так же, как за неполных десять лет до того громили «жидов» – со вспарыванием перин и животов, с весёлыми групповыми изнасилованиями и «экспроприациями» в пользу громящих.

В Нижнем Новгороде бывший германский подданный Карл Иоганн Сименс, сменивший место жительства и подданство из-за более приятного «инвестиционного климата» и необременительности российских налогов, строил в тот год свою телефонную фабрику – первую в России. Да-да! – это тот самый «Siemens», эта фирма начиналась в России, и этот бренд мог бы быть российским. Сименс и Гальске создали в Нижнем рабочие места, построили казармы (что-то вроде современных «малосемеек») для своих рабочих. В августе 1914-го эти рабочие разгромили и недостроенную фабрику, и прошлись по квартирам инженеров-немцев. А затем, на радостях, погромили и собственное жильё: ведь его строила «проклятая немчура»!... Уже вернувшись в Германию, Карл Иоганн Сименс рассказал об этом погроме в своих воспоминаниях, которые были широко изданы на его родине.

Вот ещё один факт: известно, что самой крупной и сплочённой в начале ХХ века была дружина Союза Русского Народа, созданная из рабочих Путиловских заводов. Это была самая настоящая полувоенная организация, со своей внутренней иерархией и железной дисциплиной, хорошо обученная и поголовно вооружённая лёгким стрелковым оружием (напомню, что в отличие от Совка и современной РФ, револьверы для самозащиты открыто продавались во всех оружейных магазинах Империи, и для их приобретения не требовалось никаких разрешений). Так вот: в дни отречения Императора Николая про эту боевую дружину никто ничего не слышал… И вообще никогда больше про неё никто не слышал – но зато, многие поколения советских людей со школьной скамьи помнят о том, что одним из «передовых отрядов Октябрьской Революции» были рабочие Путиловских заводов, у которых на предприятии была просто какая-то образцово-показательная революционная ячейка! – настоящая полувоенная организация, со своей внутренней иерархией и железной дисциплиной, хорошо обученная и поголовно вооружённая лёгким стрелковым оружием… Вы ведь уже догадались, уважаемые читатели, из кого она состояла, правда же?...

Большевики были ребятами циничными и прагматичными, и, точно так же, как и их ученики – германские наци – не брезговали никаким «человеческим материалом». А как вы хотели-то? – «марксистская материалистическая диалектика в действии»! Тем более что философия погромщиков очень хорошо сочеталась с идеологией «революционной социал-демократии». Вы думали, что во всех этих «подпольных марксистских рабочих кружках» большевицкие агитаторы толкали «сознательным рабочим» всякий «Капитал» да прочий «Анти-Дьюринг», да? Не смешите мои тапочки! Всё было проще: вся «идеология» там сводилась к лозунгу «экспроприация экспроприаторов» (т. е., к знаменитому ленинскому «Грабь награбленное!») Просто, большевицкие агитаторы объяснили «сознательным рабочим», что теперь они, рабочие, под их, большевиков, чутким руководством, будут «экспроприировать» (т. е., грабить) не только «жидов» и «немчуру», но и вообще всех «буржуев». А понятие «буржуй» – оно очень удобно для любителей «экспроприировать» чужое: ведь под него подпадает не только сапожник Моня и кабатчик Беня, но и вообще любой, кто не занят на производстве и у кого есть, чем поживиться… Какой простор для импровизации, какое широчайшее – прямо, всероссийское – поле деятельности! И – мой горячий пламенный привет иркутскому горе-«монархисту» Турику, который в 2005 году «возродил» в Иркутске «монархическую организацию» под названием «Союз Русского Народа». Таки, смайл, да…

Кстати, несколько слов об Иркутске. Что мы с вами, господа, в самом деле, то про Сименса, то про Путилова, то про Нижний, то про Москву с Питером? Давайте уже обратим взор на родной город: кто и как устанавливал на берегах Ангары «родную советскую власть»?

Сразу после Февральской революции на должность Иркутского Губернатора был назначен бывший политический ссыльный, эсер Яковлев, который первым делом… разогнал все структуры царской полиции, фактически оставив город на произвол революционно-уголовного элемента. А в конце ноября – начале декабря не поделившие в Иркутске власть большевики, меньшевики и эсеры перессорились между собой. Если худо-бедно узаконенная Временным Правительством (легитимность которого тоже вызывает сомнения) губернская власть, состоявшая из эсеров во главе с Яковлевым, поддерживала идею Учредительного Собрания, то большевики намеревались и дальше «углублять революцию», не считаясь и не желая делить власть ни с кем. Конфликт зашёл настолько далеко, что вылился в вооружённое противостояние – это те самые «Декабрьские События», в честь которых победители потом переименовали улицу Ланинскую.

Дурака-губернатора, разогнавшего полицию, поддержали иркутские казаки и юнкера, ждавшие производства в офицеры: последним большевицкие агитаторы объявили, что «у нас тут революция, а значит, никаких офицерОв не буде – сдавай оружие, сопляки, и – марш по домам!» Юнкеров понять можно: учились они, учились, ждали производства в офицеры, и тут – на тебе! – являются какие-то чудаки, и объявляют, что пять лет учёбы – свинье… pardon! – революции под хвост, да ещё и требуют от них, уже почти офицеров, сдать им, чудакам нежданным, оружие! Послали юнкера большевиков по известному адресу, и перевели свои учебные корпуса на военное положение: а то, мало ли, что?... ходят тут всякие… Ну, и казаки, к которым «товарищи» сунулись со своими интересными предложениями, сделали то же самое.

Поскольку силёнок и влияния в городе у большевиков было чуть меньше, чем никаких, то они решили привлечь к захвату власти в губернском городе «классово-близкий элемент»: состоящую исключительно из амнистированных Временным Правительством уголовников кавказскую этническую ОПГ Нестора Каландаришвили, да любителей погромов из числа черемховского пролетариата. Из «Летописи» Нита Романова, из газеты «Иркутская Жизнь» за декабрь 1917 года, да и из других газет, дневников и воспоминаний иркутян того времени можно узнать о том, как всё это выглядело:

Зима 1917 года в Иркутске выдалась на редкость холодной, поэтому прошу учитывать, что драма происходит на фоне мороза в минус 42 - 45 градусов по Цельсию. Забаррикадировавшихся в своих училищах и казармах юнкеров и казаков большевицкая «красная гвардия» обстреливает с Петрушиной горы из артиллерийских орудий – а поскольку среди «красногвардейцев» профессиональных артиллеристов нет и в помине, то они просто шмаляют из пушек по городу, разнося в клочья жилые дома. Веселья добавляют занявшие район Набережной головорезы Нестора Каландаришвили, которые устраивают в центральной части города поджоги и мародёрствуют в квартирах иркутских обывателей, укрывшихся от пожаров по подвалам и подземельям. А в это время на захваченных паровозах к Иркутску движется «краса и гордость русской революции» – специалисты по организации погромов из села Черемхово. Едут весело, не таясь; едут вместе со своими бабами: те прихватили в дорогу мешки и матрасовки, чтобы было, куда набивать «экспроприируемое» у «буржуев» добро. Они уже однажды приезжали в Иркутск – в октябре 1905 года – правда, тогда они громили губернский центр под несколько другими лозунгами, и даже зашибли насмерть двух «скубентов», братьев Винеров. Опыта им не занимать: сейчас они всем покажут такую Кузькину Мать, что все «жыды, буржуи и антилихенты» их вовек не забудут!...

Юнкера, не смотря на мороз и артиллерийский огонь, ведущийся по городу, идут на отчаянный шаг: предпринимают попытку выбить головорезов Каландаришвили из бывшей прогимназии Гайдук, где те засели (это нынешнее здание ЦСН возле Глазковского моста), чтобы взять под контроль понтонный мост, и не пустить черемховских погромщиков в центральную часть города. Вчерашние мальчишки, многие из которых так и не были произведены в офицеры, пытались спасти город и его жителей от революционного погрома и его неизменных спутников – убийств, грабежей и изнасилований…

Но как известно, советская власть в Иркутске всё же была установлена, и её установление – естественно! – сопровождалось удалой «экспроприацией экспроприаторов». И сегодня активисты КПРФ и сочувствующие, которые соберутся под красными знамёнами на центральной площади города, будут чествовать своих «героев революции» – членов кавказской ОПГ Нестора Каландаришвили и бывших черносотенцев, вовремя сообразивших, что громить «буржуев» гораздо прибыльнее, чем громить одних только евреев… И Ленина со Сталиным будут чествовать, и товарища Кирова, и товарища Дзержинского, и товарища Свердлова… И товарища Постоловского, и товарища Бурлова, и товарища Шумяцкого, и всех прочих паханов и «крёстных отцов» погромно-революционного быдла.

Ну что, с праздником, «товарищи»? С очередной годовщиной ВОСРы?...

Роман ДНЕПРОВСКИЙ






home | my bookshelf | | Как зарождалась Тварь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу