Book: Затонувшие города. От Черного моря до Бермудского треугольника



Затонувшие города. От Черного моря до Бермудского треугольника

Александр Белецкий

Затонувшие города. От Черного моря до Бермудского треугольника

Введение

Затонувшие города — это всегда интересные истории и настоящая приманка не только для подводников, но и для каждого человека, который мечтает о приключениях и об открытиях. Это машины времени, капсула, в которой хранится прошлое. Каждый из таких городов имеет свою интригующую историю и свою гибель. Окруженные обитателями дна, заселенные мягкими кораллами и большими хищными рыбами, они манят нас, представляя возможность узнать что-то новое, почувствовать себя первооткрывателем и исследовать их сумрачные коридоры, тихие улицы и покинутые дома. И совершенно не важно, опускаемся мы на дно, наблюдаем за происходящем на экране или рисуем картинку в своем воображении, читая книгу…

Однако затонувшие города для исследователей, опускающихся на морское дно, могут превратиться в ловушку. Ведь на затонувших объектах может встретиться множество опасностей потерянные сети, обрушившиеся элементы, нестабильные конструкции. Большое количество исследователей погибло, запутавшись, потерявшись внутри таких строений и застряв под обломками.

Если у вас есть мечта погрузиться на морское дно в поисках затонувшего города, но нет такой возможности — мы поможем исполнить желаемое. Расскажем истории самых известных «утопленников», предоставляя вам возможность блуждать в лабиринте их коридоров, не выходя из своего дома. Если вы готовы погрузиться в морскую пучину для исследования затонувших городов, тогда мы вам можем пожелать только удачи.

Порт-Роял — «пиратский Вавилон», поглощенный пучиной

Жаркий июньский день 1692 года. Над Ямайкой солнце приближалось к зениту. Расположенный на песчаной косе город Порт-Ройал, просто тонул в потоках липкого и вязкого зноя. Небо было как зеркало: безоблачным и ясным, а Карибское море — гладким и спокойным.

Но духота! Она сильно тревожила горожан: именно в жаркую и безветренную погоду каждый год чувствовались подземные толчки. Хотя, жители уже привыкли к ним, и, ничто, кажется, не могло нарушить привычный ритм их жизни.

В красивой гавани с убранными парусами, лениво покачивались корабли, а некоторые стояли в доках под разгрузкой. Место для кренгования судов занимал шикарный фрегат «Сван»; экипаж неохотно скоблил его заросшие водорослями и ракушками борта.

Вдоль грязной улицы, держась подальше от солнца в тени, прохаживались матросы; а за кирпичными, покрытыми штукатуркой стенами домов из-за сильной жары вяло двигались слуги, готовившие своим господам полуденную трапезу. На кухне Джеймса Литтлетона, жившего прямо за Форт-Джеймсом, в медном котле варились аппетитные куски мяса.

А вдоль причала прогуливался состоятельный горожанин. Он достал свои дорогие отделанные натуральной кожей часы, стрелки замерли на без четверти двенадцать. И он уже хотел было повернуть домой, как вдруг, на какое-то мгновение, ему показалось, что все вокруг замерло. Затем налетел ураганный ветер, он согнул деревья до самой земли, хлынул проливной дождь, и море, которое секунду назад было спокойным, вспенившись, с силой обрушилось на берег. Земля вздрогнула, деревянный причал закачался и накренился. С гор донесся страшный рокочущий шум, похожий на гром. За первым подземным толчком сразу последовали второй и третий. И всего за несколько секунд вся береговая черта погрузилась под воду. Прочные Форт-Джеймс и Форт-Карлисл пропали, будто их никогда и не существовало, а волны как ни в чем не бывало продолжали накатывать на уцелевшую часть города.

Глубокие трещины, раскололи землю, тут же жадно поглотили здания и охваченных ужасной паникой людей. А вот как описывал эту трагедию один из уцелевших жителей Порт-Ройала: «Несколько судов и шлюпок в гавани перевернулось и утонуло. Среди оставшихся фрегат „Сван“… был заброшен на крыши домов… Он не перевернулся и тем самым помог нескольким сотням людей спасти свои жизни». Через несколько минут все было кончено. Море поглотило две трети города и унесло с собой около двух тысяч человек. К заходу солнца более 1800 домов скрылись в водах Карибского моря, а то, что осталось над водой, представляло собой всего лишь кусок суши в десять акров площадью, похожий на песчаную банку.

Прошло почти три века, и вот в 1953 году судно «Си Дайвер» направилось к городу Порт-Ройал. Построенное специально для проведения подводных археологических исследований, оно было сконструировано руководителем экспедиции Эдвином Линком, известным изобретателем авиационных и электронных приборов, и полностью отвечало требованиям, предъявляемым к подобным кораблям.

Судно для подводных археологических работ «Си Дайвер» принимает на борт находки, поднятые с морского дна на месте затонувшего Порт-Ройала. Удачные дни «улов» экспедиции исчислялся десятками предметов, бесценных для археологов.

Специальная камера, в которой находилось все водолазное оборудование, размещалась в корме судна. На палубе стояли тяжелые стрелы и электрические лебедки для подъема пушек и других больших предметов со дна моря, а на кормовой палубе — катер «Риф Дайвер» с водореактивным двигателем.

Одновременно с постройкой «Си Дайвер», потребовавшей около двух лет напряженного труда, составлялась карта старого Порт-Ройала, что также оказалось огромной проблемой. Единственная карта, которую удалось найти в архиве, была составлена в 1827 году правительственным топографом Филиппом Моррисом. На ней были изображены границы старого города, а также участок суши, оставшийся после землетрясения. Беда заключалась в том, что объекты на карте не совпадали с сохранившимися наземными ориентирами. Позднее в Британском музее была обнаружена еще одна карта, составленная тоже после землетрясения, но более соответствующая сегодняшней топографии. С помощью этих карт и результатов обследований района, полученных от правительства Ямайки, Линк сумел установить расположение улиц и зданий города, находящихся под водой.

Наконец все было готово к экспедиции. Каждый ее участник полностью осознавал важность предстоящих исследований. Затонувший Порт-Ройал давно привлекал внимание археологов. В отличие от городов, расположенных на суше и постоянно меняющих свой облик, он остался точно таким же, каким был более двух с половиной веков назад, в момент землетрясения. И все, найденное среди руин, могло правдиво рассказать о жизни того времени. А рассказать было о чем.

Вероятно, уже около 1300 года клочок суши, позднее получивший название Порт-Ройал-кей («кей» — коралловый риф или песчаная отмель), использовали рыбаки-араваки, коренные жители Ямайки. После захвата острова англичанами в 1655 году здесь вырос город.

Сопротивление испанцев, также претендовавших на эти земли, прекратилось, когда в 1658 году предводитель обитавших в зарослях беглых рабов-маронов Хуан де Болас уступил власть полковнику Д'Ойли, первому гражданскому губернатору Ямайки. В том же году коммодор Мингс, стоявший во главе обосновавшихся в Порт-Ройале пиратов, взял штурмом Кампече в Мексике, а также ряд городов в Венесуэле. Свезя награбленное добро в свое ямайское убежище, он создал прецедент, который вдохновил на подобные «подвиги» многих.

Один из приезжих с острова Барбадос писал, что население процветавшего Порт-Ройаля в те годы достигало восьми тысяч человек, одну половину которых составляли выходцы из Африки, а вторую — переселенцы из Азии и Европы (преимущественно англичане). В городе насчитывалось около двух тысяч кирпичных, каменных и деревянных зданий, причем некоторые из них имели по четыре этажа и ценой не уступали домам на Мэйфер в Лондоне. Приезжий обратил также внимание на обилие укреплений и церквей, глубоководную гавань со множеством причалов, четыре рынка, синагогу, католическую часовню, молитвенный дом квакеров, королевские пакгаузы, обширные складские помещения, десятки таверн, зверинец, военные плацы и мосты.

Порт-Ройал достиг зенита своей славы, став базой для операций Генри Моргана, известного пирата XVII века. Он разграбил многие испанские города на побережье Карибского моря. Порт-Ройал, имея прекрасную гавань и хорошо укрепленный берег, представлял собой идеальное прибежище для пиратской братии. В условиях конкуренции между Англией и Испанией британские власти сознательно поддерживали этих мародеров, главными целями которых являлись испанские корабли и города. Флибустьерский темперамент определял и образ жизни города. Даже после смерти Генри Моргана, когда пиратам в Порт-Ройале уже не оказывали былого гостеприимства, его жители славились как «самые неверующие и развращенные люди». В городе бурно процветали азартные игры, вдоль улиц тянулись таверны, предлагавшие хмельной ром, обильную пищу и женщин легкого поведения.

Большая часть богатств, добытых пиратами, быстро оседала в руках бессовестных городских торговцев. Сейфы и склады были переполнены добычей — золотыми и серебряными слитками, иконами, ювелирными изделиями с драгоценными камнями, роскошными шелками и парчой, дожидавшимися отправки в Англию и на континент в обмен на деньги и разные товары.

После катастрофы 7 июня 1692 года на дне гавани оказалось 13 акров застройки, еще 13 акров смыло цунами. Было потеряно по меньшей мере 50 судов и множество ценностей, включая груз флотилии, затонувшей в 1691 году в 110 милях к югу от Ямайки и разграбленной мародерами из Порт-Ройаля.

Большинство выживших остались в Порт-Ройале, иные перебрались на противоположную сторону гавани и обосновались в Кингстоне, который в то время был всего лишь не приметной деревушкой. Тех, кто предпочел остаться, ждала еще одна катастрофа, случившаяся в 1703 году, — город уничтожил пожар. Несколько ураганов, пронесшихся здесь в последующие годы, скрыли остатки города под слоем песка и ила. Впрочем, не навсегда. В XIX веке ныряльщики королевских военно-морских сил, несколько раз совершавшие погружения в районе затонувшего города, убедились в его существовании. И вот Фортуна дала возможность попытать счастья Эдвину Линку… Первой задачей экспедиции было проведение тщательного обследования участка дна с помощью гидроакустических станций. За это взялся капитан П. Вимс, всемирно известный навигатор. Устанавливая акустическую аппаратуру под соответствующими углами, он фиксировал любое резкое изменение глубины, и результаты замеров тотчас наносились на карту. Так удалось оконтурить ряд фундаментов сооружений. Из них для начала выбрали Королевские товарные склады. Они представляли собой комплекс ангаров, где, согласно описям, «под охраной короны» находились ценные товары. Размеры ангаров гарантировали удачу, даже если карта Вимса оказалась бы недостаточно точной. Мощный грунтосос начал медленно вгрызаться в морское дно. Водолазы работали у открытого конца трубы-насадки грунтососа, спасая все появлявшиеся из грунта предметы.

В течение нескольких дней на дне моря на небольшом расстоянии друг от друга были пробиты несколько отверстий. Ни в одном из них не оказалось ни одного предмета, относящего ко времени землетрясения. Не была найдена и стена здания. Подъемник доставлял только грязь, ил и гравий со случайными осколками фарфора и стекла. Что могло случиться с королевскими товарными складами? Ответ оказался прост — археологи начали поиски как раз в пространстве между домами.

После долгих обсуждений и тщательного изучения карты судно «Си Дайвер» было передвинуто на место вблизи восточной стены Форт-Джеймса. И находки посыпались как из рога изобилия. Первым был поднят медный черпак с длинной ручкой. За ним последовали несколько сломанных оловянных ложек, основательно изъеденное коррозией оловянное блюдо и множество зеленовато-черных бутылок XVII века из-под рома, известных благодаря своей форме как «луковичные». Показались и остатки стены. Не было сомнений, что исследователи наткнулись наконец на следы землетрясения. Работа закипела — несмотря на нулевую видимость и множество опасностей, подстерегавших водолазов в мутной воде. На грязном дне таились морские ежи, ядовитые скаты, мурены и скорпены. Часто у поверхности моря мелькали акулы и барракуды. Невидимые в поднятой грунтососом жиже, они были особенно опасны для ныряльщиков.

В конце лета, когда завершились работы, выяснилось, что, как ни удивительно, ни один водолаз не получил никаких серьезных повреждений, лишь порезы, да еще проблемы с ушными перепонками из-за слишком быстрого всплытия с глубины. Находки же исчислялись сотнями. Среди них: кухонное оборудование — котлы с остатками пищи, деревянные подносы для хлеба, оловянные тарелки и ложки, сковородки, медные подсвечники, курительные трубки и бутылки — сотни бутылок. Потрясенный их количеством, Бернард Льюис, директор Института Ямайки, заявил журналистам: «Я уверен, что здесь бутылок XVII века больше, чем в любом другом месте мира. Создается впечатление, что старый Порт-Ройал больше всего времени тратил на пьянство и курение». Дотошный капитан Вимс определил и владельца таверны. На древней карте в этом месте значилось хозяйство, принадлежавшее Джеймсу Литтлетону. Найденные кусочки штукатурки, черепицы и обломки стен позволили определить конструкцию и внешний облик здания.

Однако самой уникальной находкой оказались прекрасно сохранившиеся латунные часы со следами покрытия из кожи. Клеймо мастера-часовщика помогло установить дату их изготовления. Они были сработаны в 1686 году Полем Блонделем, гугенотом-эмигрантом из Чалонса. Время — 17 минут до полудня, установленное благодаря рентгеновским снимкам следов от стрелок, указывало точное время катастрофы.

Приближался сезон ураганов, и «Си Дайвер» должен был перемещаться на более безопасную стоянку у берегов Флориды. Участники экспедиции с сожалением прощались с тайнами пиратского Вавилона. За десять недель работы над затонувшим городом было сделано очень многое. Самое главное, была составлена наиболее точная из существующих карт Порт-Ройала — карта города до землетрясения. «Тем не менее, мы сознавали, — подвел итог Эдвин Линк, — что обследовали только то, что лежало неглубоко. Понадобится много лет напряженного труда, чтобы провести тщательное обследование. Нам посчастливилось найти и определить отдельные точки, в которых мы и сосредоточили поиски. Но это только начало. Когда-нибудь люди вернутся сюда и будут вознаграждены таким множеством находок, что наши успехи покажутся незначительными».

Линк не ошибся. Спустя шесть лет на «улицы» затонувшего города спустились подводные археологи экспедиции Роберта Маркса, организованной Институтом Ямайки и Комиссией национального фонда. Первым этапом работы экспедиции было уточнение карты Порт-Ройяла. Так же как и для Линка, это оказалось огромной проблемой. Темная вода над затонувшим городом не позволяла использовать аэрофотосъемку и другие средства визуальной разведки. Для поиска металла был применен специальный детектор, а для обнаружения стен зданий — старый, но верный металлический щуп длиной два с половиной метра. Другой проблемой были колоссальные масштабы работ. Так, чтобы составить карту всего лишь одного городского района площадью примерно семьдесят на сто метров, где находились тюрьмы, рыбный и мясной рынки, лавки ремесленников и частные дома, потребовалось несколько месяцев. Но никакие трудности не могли остановить ученых.

Первой большой находкой экспедиции стала обвалившаяся стена, вокруг которой были разбросаны кухонная утварь и оловянная посуда, бутылки из-под рома и свыше пятисот курительных трубок. Это становилось традицией — в начале работ находить таверну. На этот раз она принадлежала некоему Ричарду Коллинзу. Догадку подтвердили инициалы «Р. К.», нанесенные на двух оловянных тарелках и ложках. Очень важным событием было открытие двух не обвалившихся домов. Потребовался целый день для того, чтобы откопать верхние полтора метра здания длиной 10 метров и шириной 5, при толщине стен 60 сантиметров. Эти раскопки чуть не обернулись трагедией.

Когда Роберт Маркс зарисовывал сооружение, одна из стен рухнула, придавив его. К счастью, она прижала его лицо к клапану продувки легочного автомата, и водолаз продолжал получать воздух и тогда, когда был без сознания. Сбросить накрывшие его остатки стены Роберту не удалось. Выход был только один — прокопать руками путь вперед. Роберту показалось, что прошли годы, прежде чем кончики его пальцев нащупали край стены. Извиваясь, он продвигался по прорытому тоннелю, пока не освободил руки и голову. Неожиданно легочный автомат застрял между двумя кирпичами. Запас воздуха в акваланге иссякал. С каждой секундой дышать становилось все труднее. Оставался последний шанс — со всей силой Роберт рванулся вперед, легочный автомат оторвался, и обессиленный водолаз вырвался из объятий подводного города… Награда последовала спустя несколько дней. Это были прекрасно сохранившиеся серебряные карманные часы лондонской фирмы «Гиббс» и сундук со старинными испанскими серебряными монетами. Архивные документы рассказали, как сокровища, принадлежавшие испанской короне, оказались в Порт-Ройале. Они были подняты и доставлены в Порт-Ройал, рыбаками с трех испанских галеонов, потерпевших крушение недалеко от острова. Известие о найденных ценностях, стоимость которых досужие языки преувеличили в несколько сот раз, облетело Ямайку. Потребовалось несколько недель, чтобы полиция успокоила взбудораженных обывателей и охотников за сокровищами. В последующие дни было обнаружено еще несколько тысяч испанских серебряных монет хорошей сохранности, золотые кольца и запонки, детали больших часов и прекрасная статуэтка из китайского фарфора, изображающая женщину с ребенком на коленях. На этот раз полиция понадобилась не только для того, чтобы удержать любопытных, мешающих работать, но и для защиты сотрудников экспедиции.



Местная мафия угрожала им смертью, требуя поделиться находками. В дело включились и политики. Оппозиция обвинила партию, стоявшую у власти, в том, что она украла сокровища, а парламент вообще поставил вопрос о прекращении работ. К счастью для подводных археологов, все обошлось. Это и позволило Роберту Марксу сделать еще одно открытие. Он нашел останки корабля водоизмещением 250–300 тонн. Размеры орудия, найденного поблизости, свидетельствовали о том, что это был военный корабль. Части кирпичной стены, найденные под килем и на корабле, говорили о том, что он затонул во время землетрясения.

Согласно сведениям, полученным из английского адмиралтейства, единственным военным кораблем, погибшим вместе с Порт-Ройалем, был фрегат «Сван». Он имел длину около 25 метров и водоизмещение 305 тонн. Эти данные полностью соответствовали параметрам обнаруженного экспедицией судна.

Раскопки под руководством Роберта Маркса продолжались до 1968 года, но и они приоткрыли лишь часть тайн затонувшего города. По мнению специалистов, сегодня Порт-Ройал является одним из самых значительных археологических объектов в мире и требует целенаправленных работ с использованием современных методов поиска и подводных раскопок. Это стало возможным с 1981 года благодаря совместной программе правительства Ямайки и Института подводной археологии при Техасском университете. Сегодня, восстановлен исторический центр Порт-Ройала, проведены новые исследования в его затонувшей части, давшие еще больше бесценных сведений о жизни одного из легендарных городов, получивших название «Пиратский Вавилон».

Легенда города Кер-Ис

Кер-Ис — в британских преданиях старинный город, столица Армории (т. е. Британи), построенный в заливе Дуарнене королем Корнуальским Градлоном, для своей дочери Дахут.

Жил в Корнуолле король Градлон. У него был великий ладейный флот, который противостоял многим врагам, в том числе и в Северных землях. Король был знатным моряком и полководцем, топил суда врагов и наполнял свои сундуки золотом. Но вот однажды его моряки, уставшие от битв в холодных странах, восстали и отказались штурмовать замок, что был им обещан. Многие из них умерли в ту зиму. Моряки вернулись на свои ладьи и отправились в Британию, искать жен, заводить детей и жить в мире. И остался король Градлон один. Он был брошен своими людьми и после многих побед и удач впервые впал в глубочайшую печаль. Внезапно король почувствовал чье-то присутствие рядом. Он поднял голову и увидел женщину с длинными рыжими волосами. Это была Малгвен, Королева Севера, правящая в холодных краях.

Она сказала королю Градлону:

— Я знаю тебя, ты смел и отважен в бою. Мой муж — старый, и его меч затуплен. Ты и я пойдем и убьем его. Затем ты заберешь меня к себе, в Корнуолл.

Они убили старого северного короля, наполнили сундуки золотом, и так как лодки не было, оседлали Морварха, магического коня Малгвен. Морварх значит «морской конь», он был черен как ночь и выдыхал огонь из ноздрей. Они пронеслись по гребням волн и нагнали флот короля, двигавшийся к Корнуоллу. Вскоре за этим начался свирепый ураган, раскидавший лодки по морю.

Градлон и Малгвен остались на море в одиночестве на целый год. Однажды, в ладье, Малгвен родила дитя, девочку. Назвали ее Дахут. К несчастью, после родов королева ослабела и умерла. Король Градлон и Дахут вернулись в Корнуолл. Но король был так печален, что не выходил из своего замка. Дахут росла, она стала такой же прекрасной, как и ее мать. Король любил играть с локонами ее длинных золотых волос. Дахут открыла для себя море. В один из дней она попросила отца построить город близ моря.

Градлон любил свою дочь и согласился. Много тысяч рабочих начали строить город. От высоких волн и штормов город был обнесен очень высоким валом, с запертыми замечательными бронзовыми вратами. Ключ имел только король Градлон. И был назван город Не. Рыбаки каждый вечер видели на пляже громко поющую девушку, с развевающимися золотыми волосами. Это была принцесса Дахут. Город Не стал местом, где люди праздновали, он был полон лихих моряков. Каждый день видел новые пиры, игры и пляски.

Каждый день, принцесса Дахут свершала новую помолвку. Вечером она одевала на лицо черную маску, а жених стоял с ней до утра. И как только раздавалась песня лугового жаворонка, маска сжималась на горле юноши и удушала помолвленного. Всадник брал тело на лошадь и отвозил в Океан, подле Залива Покойника. Все те, кто был помолвлен с Дахут, умирали к утру и их выбрасывали в море.

Однажды весной странный всадник вошел в Ис. Он был в красном, его руки были длинны и тонки, а ногти искривлены и заточены. Дахут улыбнулась ему, рыцарь не взглянул на нее. Вечером он подошел к ней. Через долгое время он провел своей рукой с заточенными ногтями по ее золотым волосам. Внезапно великий шум пришел с моря, и ужасный ветер потряс стены города Ис. «Буря может реветь, врата города сильны и король Градлон, мой отец, имеет свой уникальный ключ, висящий на шее», — сказала девушка. «Твой отец-король спит. Ты можешь сейчас запросто взять ключ», — ответил рыцарь.

Принцесса вошла в спальню своего отца, тихо подошла к нему и взяла ключ, висевший на цепочке на шее. В тот же миг огромная волна, выше горы, обрушилась поодаль. Ее отец тут же пробудился, и она сказала ему: «Быстрее, отец, мы должны взять коня Морварха! Море рушит дамбы!». Король взял дочь на коня, море было яростно. Конь мчался по воде, которая бурлила большими пузырями. Принцесса вцепилась в отца и сказала ему: «Спаси меня, отец мой!». Вдруг великая молния грянула в буре, и прогремел глас свыше, который произнес: «Градлон, брось принцессу!».

Возник облик бледный как смерть, одетый в коричневые одеяния. Это был святой Гуенол, который молвил принцессе: «Позор и горе тебе, ты пыталась украсть ключ от города Ис у собственного отца!». Дахут отвечала: «Спаси меня, унеси меня на другой конец мира!»

Но Морварх не двигался более, и яростные волны обрушились на него. Святой Гуенол повторил приказ Градлону: «Брось принцессу!», огромные волны разбивались у ног святого. Дахут выскользнула наземь, и король, рыдая и сокрушась, бросил ее в море. Волны мигом поглотили принцессу. Море залило город Ис и всех его обитателей. Конь понес короля на побережье, затем в луга и холмы, мчась ночью.

Градлон основал город, где две реки собираются вместе, между семи холмов. Он сделал его своей столицей и провел там остаток дней своих. После смерти короля его статую вырубили из гранита. Статуя сия находится между двух башен собора святого Корентина. Она представляет короля Градлона, верхом на коне, вглядывающегося в направлении исчезнувшего города.

Люди толкуют, что после смерти Дахут стала русалкой, и ее видят рыбаки лунными ночами расчесывающей золотые волосы. Также говорят, что в очень тихую погоду можно услышать колокола исчезнувшего города.

Впрочем, есть и вторая версия легенды о городе Ис.

Дагю, в повествовании Меррита названа «Дахут» — злая, но красивая ведьма жила более двух тысяч лет назад в городе Ис. Никто не знает, где находится город Ис, возможно, между Киброном и Бель-Илем. Когда-то на том месте была суша. Ис называли злым городом, где жили ведьмы и колдуны. Самой злой из всех служителей тьме была Дахут, дочь короля Иса. Она брала себе в любовники любого, кого хотела, а потом бросала в море. Или, как говорят, отдавала своим теням.

Дахут заставляла тени подчиняться себе. Это были тени убитых ею любовников, демонов, инкубов и суккубов из кошмаров.

Наконец, боги решили вмешаться, они считали, что тот, кто живет мечом, от меча и должен умереть. Они послали в Ис юного героя, которого страстно и неистово полюбила Дахут. Это был первый человек, которого она по-настоящему полюбила, несмотря на прежние связи. Но он оказался очень скромным. Парень мог простить ей прежние грехи, но чтобы полюбить ее, он хотел убедиться, что она его любит. Дахут решила доказать ему это.

Ис находился ниже уровня моря, от воды его защищали прочные стены. Были только одни ворота, через которые могло войти море. Для чего они были сделаны неизвестно. Во всяком случае, легенда гласит, что такие ворота были. Ключ от них всегда висел на шее отца Дахут, короля Иса. «Принеси мне ключ, и я поверю, что ты меня любишь», — сказал герой. Дахут прокралась в спальню отца, сняла у него с шеи ключ и отдала его любимому. Он открыл морские ворота, и море ворвалось в город. Таким был конец мрачного города Пса и злой Дахут.

В легенде есть достойная внимания подробность. Дахут в порыве преданности прибежала к отцу, разбудила его и взяла большого черного жеребца. Оседлав его, она посадила перед собой короля и попыталась ускакать от волн на возвышение. Но тут восстали ее тени, устремились в волны и стали их двигать все быстрее и выше. Волны обогнали черного жеребца Дахут и ее отца. Предполагают, что она по-прежнему едет по берегам Киброна на своем черном жеребце, и у ее ног, преследуя ее, бежит свора теней людей, некогда убитых ею.

По бретонским преданиям, иногда можно услышать звон колоколов Пса, предупреждающих о приближении шторма.

Бретонцы говорят, что Ис был самым красивым городом на земле, и после его разрушения, франки переименовали Лютецию в Париж, так как по бретонски «Par Is» значит «подобный Псу». Согласно бретонским поверьям, Ис всплывет, когда Париж будет поглощен водой.

Иногда легенда воспринимается как победа христианства (Градлон был обращен святым Гвенноле) над язычеством (Дахут и остальные жители города поклонялись кельтским богам). Однако по бретонской легенде, Градлон встречался и разговаривал с последним друидом Бретани. Король утешал его, а после смерти друида, перед строительством часовни в священной роще, наблюдал за его погребением по языческому обряду.

Легенда о затоплении Пса отличается от большинства подобных легенд, так как расположение города четко определено: на него указывает статуя Гладрона в Кемпере, большинство обозначенных в легенде местностей действительно существует, несколько римских дорог фактически приводят к морю (подразумевается, что они должны были вести к Псу).

Кроме того, помимо бретонцев, схожие легенды о затоплении имеются и у других кельтских народов — ирландцев и валлийцев. Предполагается, что легенда основана на реальном событии, произошедшем в те времена, когда бретонцы, ирландцы и валлийцы были одним народом. Любопытен факт, что согласно древнему историку епископу Григорию Турскому, Хильде берт I — король франков из династии Меровингов, правивший с 511 по 558 год нашей эры, — носил на шее золотой ключ.

Город Ис занимает важное место в бретонских мифах. Считается, что Ис может возродиться, когда в нем отслужат мессу. По другим преданиям, каждые сто лет воды расступаются, и в это время можно увидеть легендарный город город.

Для мировой общественности Кер-Ис был открыт виконтом Теодором Эрсаром де ла Вильмарке, который в середине XIX века опубликовал балладу «Затонувший город Ис» в своем сборнике бретонских народных песен «Барзаз Брейз».

Легенда о затонувшем городе Свитязь

Легенды — удивительные, таинственные. Одна из них повествует о том, что на том месте, где сейчас находится озеро, стоял когда-то город Свитязь. Одна из легенд о древнем городе Свитязе гласит: исчез город потому, что жители в нем были слишком негостеприимные.

Отличался город достаточно строгими нравами: не принимали здесь чужих. И большинство нищих из околиц города прекрасно знали об особенностях городка и не заглядывали сюда. Знали — могут прогнать, могут собаками затравить, а могут и убить. И уж во всяком случае, ни приюта, ни милостыни здесь ожидать было нельзя.

Однако ходили в те времена по дорогам белорусским не только местные нищие, у которых был дом, да только вот в доме ничего не было, но и жабраки, как их называли, те, у кого и дома-то не было. Выгоняли из дому за долги — и отправлялась вся семья с котомками по свету в надежде на добрых людей, которые и переночевать пустят, и накормят, а, может, и в дорогу что дадут. И ведь принимали — даже самые бедные помнили присказку — «от сумы да от тюрьмы не зарекайся» и следовали старому правилу — накормившего однажды в беде добрые люди не оставят. А Свитязь — здесь жители были не таковы. Даже собаки здесь по улицам не бегали: уходили из нехорошего места. Разве что те, что на цепях сидели, во дворах.

Негостеприимные были здесь люди, а на каждой двери висел обязательно замок. И это во времена, когда двери не только в деревнях, но и в небольших городах не запирались, разве что клямка набрасывалась, в знак того, что хозяев дома нет. И ведь никто не смел зайти, не то, чтобы взять чужое. Удивительная была земля — белорусская. Даже купцы, заключая договор, всегда заключали его лишь на словах. И на слово верили.

Появился в один из дней в городе Свитязь старый нищий. Видя незнакомца, местные плотнее запирали свои двери и окна, чтобы не подумал даже просить о приюте и милостыне. Однако нищий обычаев не знал, и решил, что даже в городе, где большинство людей столь негостеприимны, обязательно найдется добрая душа.

Прошел старик по центральным улицам, и выбрался на бедную окраину. Однако и здесь запирали перед носом его двери, и здесь никто не сочувствовал старому бедняку. Только одна вдова, что жила в хатке-развалюшке у самой городской стены, впустила его, когда совсем уже стемнело. Впрочем, единственное, что она могла предложить старому путешественнику — это место у холодной печки, где она сама вместе со своим малышом-сыночком ложилась вечером спать. Не было в доме никакой еды.

Но старик заглянул в старый мешок, где когда-то было зерно — и нашел три зернышка. И велел хозяйке смолоть их на ручной мельничке. Она решила, что старик потерял рассудок от голода и горя, но решила не перечить. А когда начала молоть — намолола три меры муки с трех зернышек.

Обрадовалась — ведь и самой будет что поесть, и странника накормить, и малышу можно немного затирки дать — тоже не голодный будет.

Старик тем временем вышел за городские ворота и насобирал немного хвороста, чтобы печь растопить. А, когда возвращался, увидели его другие местные, и увидели, что заходит он в дом ко вдове, и рассердились на женщину, что нарушила городскую традицию. Но решили подождать до утра, чтобы собрать городской совет.

Вдова тем временем приготовила затирки — сама досыта наелась, сыночка своего накормила, да и странника не забыла. И рядом с теплой печкой улеглись спать.

Утром же проснулись они от того, что собрался у домика народ, и требовал выбросить из города старика-попрошайку, а вдову строго наказать — утопить в речке, что неподалеку протекала. Вдова испугалась, заплакала, знала ведь — утопят, не пожалеют, и малыш-сыночек с голоду умрет. Тогда старик расправил плечи и велел ей брать сына на руки и идти за ним. И прошли они сквозь толпу, и никто их не увидел. А когда выходили за городские ворота, отряхнул старик пыль со своих лаптей и велел вдове уходить по дороге, не оборачиваясь. Она и пошла, но услышала за спиной плачь и крики. И позабыла наказ старика, и оглянулась, ведь прожила она в этом городе много лет. А, как оглянулась, то увидела, что город опускается под землю, и заливает его вода. И превратилась тут же в камень.

Сегодня уже неважно, что легенда эта сильно напоминает библейскую историю про Лота и жену его, что уходили из обреченного города. Местные жители уверены, что жизнь такова: в ней нередко повторяется то, что происходило когда-то. И повторяется там, где старый урок не выучили.

Говорят, и до сегодняшнего дня неподалеку от озера стоит камень, напоминающий женщину с ребенком на руках. И ходят к этому камню бездетные женщины, просить, чтобы появился у них ребеночек, и несчастная вдова всем старается помочь. Только вот если прикоснется к ней рука, смоченная водой из озера Свитязь, появляются на камне то ли слезы, то ли капли крови.

Легенда о граде Китеже

Чем больше мы пытаемся объяснить то, что нам не дано понять, тем больше мы окунаемся в мир неведения, не желая воспринимать ту окружающую среду, что нас окружает. Все больше и больше со временем, с годами, познаем необычного, а порой даже пугающего, не воспринятого нашем сознанием. Но, человек в своем существе с возрастом и годами жаждет этого, даже если он свято убеждает себя и окружающих себя людей в том, что быть этого не может!

Вот и в этой истории, которую мы решили Вам поведать, хотелось бы отдельно подчеркнуть, что эта легенда всеми воспринимается больше мифической, нежели каким бы то ни было историческим фактом. Но разве не на таких легендах держится все человечество, разве не это вы бы хотели прочесть в одной из следующих книг, на просторах интернета, или хотели слушать день за днем из радиоприемников или на повторе своих гаджетов?.



Китеж — мифический город, который, согласно русским легендам, спасся от войск Батыя в 13 веке лишь за счет того, что погрузился на дно озера Светлояр. Современники того времени, как гласят придания, считали город Китеж, как убежище последователей старой веры. При этом мистики 19 века утверждали, что Китеж был городом праведников, духовным центром Руси, волшебным образом перенесенным в другое измерение. Легенда о граде Китеже — одна из самых необычных и невообразимо чудесных историй русского фольклора.

Некогда на берегах озера стоял Большой город Кетеж, основанный князем Юрием Всеволодовичем. После нападения на Русь монголо-татарские войска во главе с Батыем, подошли к берегам Волги, в жестоком сражении было разбито русское войско, разорив город Малый Кителе. Князь Юрий укрылся в лесах, в светлоярском Большом Китеже. Батый у одного из пленных выпытал обходную дорогу, выйдя лесными тропами к городу, войско Батыя принялось осаждать Китеж. До последней капли крови и вздоха защищались жители города, Юрий во время осады был убит. Город остался без защиты, и помощи ждать было неоткуда. Попав в такую ситуацию, жителям осажденного града ничего не оставалось, как идти в центр и молиться, чтоб беда обошла их стороной. Бог услышал молитвы прихожан. И на глазах удивленного и одновременно ужаснувшегося происходящим войска, город со всеми своими жителями погрузился в воды озера Светлояр. Иногда, во время церковных праздников, из-под воды слышен церковный звон, а кто-то смог навсегда запечатлеть перед глазами над озером Светлояр и сам город…

В 18–19 веках история об этом городе немного изменилась. Теперь о нем говорили, как о городе праведников, месте, где царили справедливость и благочестие. Большое количество людей пытались найти Китеж, в итоге их родственникам приходили письма, где они говорили о том, что достигли Великого града и просили близких не беспокоиться о дальнейшей их судьбе.

Историки уже давно перестали относиться к легендам как к проявлениям народной фантазии. Многие из них оказались реальным свидетельством произошедших событий. После того как Шлиман, опираясь на тексты Гомера, нашел Трою, интерес к расследованию приданий и мифов, неуклонно растет.

Эта легенда подчеркивает лишь только то, что прочитав ее, вам самим захочется найти тот самый удивительный город. Почувствовать то величие, всю ту паутину тайны окутавшей Вас. Стоит ли верить ли во все эти мистификации, порой не подпитанные никакими фактами? Вопрос, в том, во что верите вы.?

Калязин — история о большом колоколе

Большинство трагедий, происходящих в нашей реальности, плоскости и времени как пугают, так и очаровываю до безумия. Как правило, многие считают, что большинство легенд, мифов или баллад являются всего лишь вымыслом. Люди больше выдумывают, нежели хотят верить фактам, которые зачастую находятся у них под носом. С другой стороны они не в силах понять, какие неведомые силы способны так удивлять, очаровывать, так же как и в этой интересной, но в то же время загадочной истории.

Речь пойдет о Калязинском колоколе и его мистифицированных свойствах но, обо всем по порядку.

Всем известно, что в 30-е годы XX века во время строительства Угличского водохранилища город Калязин был затоплен, а Николаевский собор взорван. От него осталась лишь одинокая колокольня — символ святости нашего города. Но до сих пор ходят слухи о большом колоколе в подвале знаменитого памятника архитектуры.

Дело же было так. Все строения в зоне затопления должны были быть либо разрушены, либо перенесены в незатопляемое место. Поскольку перенести каменный собор невозможно, то его, как и все подобные строения, начали рушить. Но колокол, который висел в самом верхнем ярусе колокольни, нужно было снять. Долго пытались подцепить и уложить на землю многотонную махину, но в итоге получилось, что колокол рухнул и оказался в глубоком подвале. Достать его, конечно, пытались, но то мешал паводок, то подвал заливало водой и про колокол просто забыли. Казалось бы — навсегда, но нет…

К началу войны 1941–1945 года уровень водохранилища достиг проектной отметки, и колокольня оказалась отдалена от берега на 200 метров. Белоснежная матушка — колокольня посреди голубых волн, это красиво, но местные жители не радовались, для них, тех, кто остался жить в Калязине, колокольня стала символом убийства города. И вот в ясную лунную ночь, в начале июня 1941 года, колокол ударил в первый раз. На следующую ночь город уже не спал.

Такое конечно редко где встретишь, может это совпадение, а может колокол, и действительно предупреждал народ о бедах, а может это все преувеличение и на самом деле все — лишь догадки. Чем больше вопросов дает нам данная история, тем больше появляется желание раскрыть эту тайну.

Большим количеством различных легенд и мифов порос город Калязин. Многие его сравнивают с городом Китеж, о котором я поведал вам в предыдущей главе. Неужели все настолько взаимосвязано настолько, что можно проводить параллели? Наверное, все в большинстве своем пытаются сравнивать многочисленные необъяснимые вещи и подводить их, под один «порог».

Что было бы, если бы в далеком 1938 году Сталин не решил расширить Волгу, сделав ее в этом месте судоходной? Возможно, не было создано Угличское водохранилище, а часть Калязина и Николаевский собор не пришлось затапливать.

Очевидцы вспоминали, как каменные дома разобрали, а храм взорвали. Прогремел взрыв, и на мгновение все замерло. А потом будто бы стены заплакали: штукатурка, обломки кирпичей потекли вниз. Говорят, из колокольни планировали сделать маяк. Только поэтому она и сохранилась.

Калязинцы называют свой город вторым Китежем. От былого города осталось лишь два холма, ставших островами. Первый — Монастырский (не так давно там началось воссоздание башен монастыря), второй — остров Любви. По традиции к нему приплывают влюбленные перед свадьбой — прощаться со свободной жизнью и клясться друг другу в любви и верности.

В Калязине всего три улицы. Сохранилось много старых купеческих строений. На весь город — всего пара магазинов. Пятница — базарный день. Местные жители делают запасы на рынке на всю неделю.

О Калязине ходит много красивых легенд. Говорят, что в здешнюю княжну Нарышкину когда-то был отчаянно влюблен писатель Дюма-старший. Он увидел ее в Париже и совершенно потерял голову. Примчался за ней в Калязин, но не застал красавицу дома, она продолжала свое путешествие. Именно здесь в мучительном ожидании Дюма написал роман «Учитель фехтования». Княжну писатель так и не дождался, а роман осчастливил человечество.

Местной же красавицей Екатериной Ушаковой был увлечен Пушкин. Он посвящал ей стихи и много времени проводил в ту пору в ее имении — селе Никитском неподалеку от Калязина.

Святой покровитель города — преподобный Макарий Калязинский. Здесь во Введенской церкви находится частица его мощей. Церковь была построена на средства купца Охлобыстина. В храме сохранилась памятная плита с надписью: «Строителю храма Введения», установленная в ознаменование его заслуг. Рядом — старое кладбище, где захоронены представители калязинского купечества, священнослужители и простые горожане.

Неподалеку, в здании Богоявленской церкви, размещается экспозиция краеведческого музея. Начало музейным коллекциям положили вещи, переданные сюда после закрытия Троицкого монастыря.

У Калязина особенная судьба. Старожилы горестно качают головами: «Все лучшее, что было в городе, покрыто водой». Но все равно незабываемое впечатление оставляют уголки местной природы, завораживающие волжские просторы и живописные улицы — эталоны русской глубинки.

Так же была интересная легенда, связанная с Калязиным, ее знал каждый ребенок, не говоря уже о взрослом поколении того времени.

Лето 1947 года выдалось в России сухим и жарким. В Калязине Волга обмелела так, что вернулась в свое старое, до разлива перед войной, русло. Обнажились ее прежние берега. И трое подростков 11–12 лет решили найти подземный ход, который шел от колокольни Николаевского собора в Троицкий Макарьев монастырь. О нем рассказывал им Николай Михайлович Харитонов, коренной калязинец, сын Михаила Матвеевича Харитонова, первого начальника пристани Калязинна ее новом месте в устье Жабни.

Николай Михайлович работал в Кимрском отделении Управления речного пароходства и постоянно приезжал в Калязин к своим родственникам. Харитоновы, Верхотины и Шаргородские жили в одном доме № 1 на улице Карла Маркса, поэтому двое из Юриев его хорошо знали. Николай ходил в форме речника, в кителе и фуражке с кокардой, стройный, красивый — все соседские мальчишки его обожали. Он-то и подсказал ребятам эту идею: исследовать подземный ход в монастырь.

И вот в один из приездов Николая летом 1947 года трое детей и Харитонов отправились на поиски подземного хода, поскольку обнажился прежний берег Волги под колокольней. Когда-то, до разлива реки, Николай этот вход в подземелье видел. Искатели взяли с собой ломы, лопату, фонарь и отправились к колокольне.

Спустились от колокольни метров на восемь к реке. Николай, показав рукой, сказал: «Вот вход!». Металлическая дверь была наполовину засыпана обрушившейся землей, и лопата очень пригодилась. Вчетвером ломами, с великим трудом, еле-еле они все-таки смогли открыть дверь в подземелье. Из него пахнуло сыростью и смрадом. Но воды не было: русло оказалось ниже. Зажгли фонарь. Николай остался на всякий случай у входа, а трое друзей, осторожно ощупывая землю ногами, двинулись внутрь. Они увидели, что подземный ход шел из-под колокольни. А из рассказов старожилов города известно, что в давние времена в ней обреталось несколько монахов Троицкого монастыря. Здесь находились их кельи. Зачем монахи жили в колокольне? Об этом можно лишь догадываться.

Легенда о подземном ходе из Троицкого монастыря к Николаевской колокольне существовала всегда. Но не было достоверных доказательств. И вот теперь оно есть. Потому что эта быль записана со слов выросшего мальчика, коренного калязинца, 1936 года рождения, одного из описанной «экспедиции». Он же поведал еще одну историю, связанную с монастырем, которую слышал от одного из старых жителей города, бывшей Подмонастырской слободы.

Через несколько минут после того, как взорвали Троицкий собор, еще пыль не успела осесть, прискакал верхом на коне гонец из Москвы, привез постановление Совнаркома об отмене решения о сносе и затоплении Калязинского Троицкого монастыря. Его решено было сохранить. Но гонец скакал, наверное, не из Москвы, а из Калязина, по понтонному мосту. Но не успел.

Кто-то скажет, что все рассказанное и описанное выше имеет две стороны. Первая — это конечно мистическая составляющая всего происходящего. Это нравится большему проценту человечества на земле. Обсуждать то, что они не в силах объяснить и понять. С удивленным лицом слушать прекрасные сказки. После чего, придя домой, искать все это на просторах интернета, пролистывая страницу за страницей, подпитывая и без того разыгравшийся интерес. Вторая — без сомнения заставляет доверять голым фактам, которые вроде есть, но их недостаточно, чтобы объяснить первую сторону. Такие люди — больше консерваторы и те, кто не приемлет разговоров о высших силах!

Камбейская цивилизация, Индия

Археологи обсуждали в течении многих десятилетий происхождение загадочной «Хараппской цивилизации» (долина Инда), которая процветала на территории современного Пакистана и северо-западной Индии примерно в 3000-х гг. до н. э. Индийскими учеными, работающими в Камбейском заливе, были получены сенсационные данные, говорящие о том, что хараппцы произошли от другой, более древней культуры, жившей в конце последнего ледникового периода и затопленной океаном до начала новой истории.

До этого удивительного открытия предполагалось, что организованные цивилизации не существовали до 5500-х гг. до н. э. Многие ученые отказывались признавать, упоминавшиеся во многих древних религиозных письменах мифы о наводнениях постигших эту землю. Но открытие, сделанное в Камбейском заливе (Индия), просто потрясло ученые умы. Было установлено существование древней цивилизации, погрузившейся в океан.

Итак, на дне Аравийского моря близ берегов Индии был обнаружен древний затопленный город. Его площадь была, более 17 квадратных километров, с тысячами домов (для сравнения — площадь древнего Вавилона четыре квадратных километра). А неподалеку от этого места был найден еще один город, меньший по размеру. Находки сделаны в Камбейском заливе, глубоко вдающимся в сушу. Сегодня на его берегах стоит Мумбай, один из крупнейших городов мира. Однако, древние поселения расположены почти на 300 километрах севернее Бомбея. Индийские специалисты ведут здесь раскопки с 2001 года, хотя это очень непросто — ведь глубины в районе поисков составляют 30–40 метров.

Ученые давно знали о том, что на полуострове Индостан люди жили издревле. Но открытие оказалось неожиданным, до нашего времени не дошли никакие легенды тех времен. Хотя и существуют легенды о некогда существовавшей Лемурии, но обычно ее помещают юго-западнее. Все же, фактом ее существования является наличие лемуров на Мадагаскаре и юге Индии, и некоторое сходство дравидийских языков юга Индии и языков востока Африки. Разумеется, это не совсем доказывает действительное существования крупного острова, исчезнувшего сейчас. А Мадагаскар в древности не был заселен вовсе, и только мореходы из нынешней Индонезии в первом тысячелетии нашей эры открыли для себя эту землю. Также достаточно поздно появился человек и на Сейшельских островах.

Не стоит называть открытую цивилизацию Индийской Атлантидой — этот район далек от Атлантики, а его внешний облик далек от затопленного города в знаменитом описании государства атлантов у Платона. Характер дна свидетельствует и о том, что затопление происходило постепенно, а не в результате неожиданной природной катастрофы, и это тоже отличает этот древний город от описанной в «Диалогах» Платона Атлантиды.

Анализ предметов, поднятых со дна, показал, что они датируются периодом, отделенным от ранее обнаруженных протоиндийских цивилизаций (города Хараппа и Мохенджо-Даро) несколькими тысячелетиями. Получается что это время, близкое к эпохе легендарной Атлантиды. Речь идет о более чем 7,5 тысячах лет до нашей эры. Эти находки из Камбейского залива указывают на существование города, более древнего, чем, например, Иерихон, которому всего около семи тысяч лет.

Ученые-скептики тут же подвергли сомнению датировку, и не удивительно — ведь новые археологические находки ставят под сомнение уже сложившиеся в науке каноны.

Между тем многие океанологи подтверждают, что залив в нынешнем виде образовался в период от 6900 до 7700 лет назад. Так что найденые города, в любом случае, очень древние.

Кстати, среди сторонников этой гипотезы о существовании на Земле в далекой древности высокоразвитых цивилизаций — английский писатель Хэнкок, хорошо известный российским читателям. Возьмем к примеру его книги про загадки египетских пирамид, выпущенных в соавторстве с англичанином, Р. Бьювелом. Британский писатель еще в 2002 году организовал целую специальную экспедицию для киносъемки руин на дне Камбейского залива.

Надо заметить, что последнее открытие такого мирового масштаба в Индостане было сделано в 1922 году, тогда в долине реки Инд, в 600 км от Хараппы обнаружили руины городища Мохенджо-Даро. По современным данным, в нем жили до 50 тысяч человек. Гораздо больше, около 80 тысяч, жили в городе Хараппа. В 1856 году десятки тысяч кирпичей из руин были использованы англичанами при строительстве насыпи для железной дороги. И только в 1873 году военный инженер Каннингхэм провел в Хараппе первые раскопки. А в 1921-м археологи начали в Хараппе настоящие масштабные работы. Оказалось, что кроме общего антропологического типа, жителей двух древних городов, и доказательством в пользу того, что это одна и та же цивилизация, свидетельствуют кирпичи. И в Хараппе, и в Мохенджо-Даро они имеют стандартные размеры — длина относится к ширине как 4 к 2, если принять толщину кирпича за единицу.

Не раз пресса и ученые писали о загадочных надписях на печатях, найденных в протоиндийских городах. Тайна своим покровом плотно окутывает и причины гибели цивилизации долины Инда примерно за полторы тысячи лет до нашей эры. Среди версий — даже война с применением оружия, которое имеет излучение, порождающее гибель для всего живого.

Но является ли культура протоиндийцев наследницей затопленных городищ Камбейского залива? Проверить в это возможно, сравнив особенности построек. Так в Хараппе и Мохенджо-Даро главные улицы были ориентированы в направлении север-юг, имелись также круглые общественные колодцы, располагавшиеся вдоль улиц. А на первых этажах зданий не было окон. Общая планировка городов была прямоугольная, в отличие от того же легендарного государства атлантов. Ведь по рассказам Платона ее можно было изобразить в виде трех гигантских концентрических кругов. Конечно, прояснить ситуацию могло еще и сравнение антропологических особенностей жителей. Но в городах долины Инда найдено мало захоронений, а уж говорить о затопленных поселениях тем более не приходится. Однако, известно, что в протоиндийских городах жили как представители средиземноморской расы, так и люди, похожие на австралоидов, — темнокожие, плосконосые, ростом около полутора метров.

Вернемся к планировке поселений и сравним известные особенности городищ долины Инда с обнаруженными затопленными городами Камбейского залива. Здесь нет круговой планировки, а дома не выше трех этажей, это очень типично для древних городов долины Инда. Сейчас в районе поисков в залив впадают две реки — Таити и Нармада, а древние поселения как будто бы вытянуты с востока на запад вдоль теперь уже затопленных русел когда-то протекавших здесь продолжений рек. Были найдены посуда, детские игрушки, плита с загадочными надписями (что это древнейшая письменность?). Кстати, символы на плите очень интересны, они чем-то напоминают письмена встречающиеся на печатях из городов долины Инда. Но также они встречаются и во многих других древних надписях, а по типу знаков можно предположить: ранее неизвестная письменность была слоговой.

Ученым хорошо известно, что наступление моря на сушу длилось многие столетия, а уровень Мирового океана после завершения последнего оледенения поднялся на десятки метров.

Известные Веды принадлежат племенам, пришедших в Индостан намного позже. В источниках даже говорится о каких-то загадочных знаниях, спасенных от вод людей. Очевидно, речь идет как раз о мудрости более древней цивилизации. Удивительно, но подтверждающим фактом существование более ранней цивилизации является и греческий автор времен похода в Индию Александра Македонского. Он писал о неких 153 поколениях царей, правивших до этого в долине Инда в течение 6400 лет. Возможно, это и преувеличение но может быть речь идет о династии, восходящей к затопленным городам.

И вот еще доказательство: некоторое время назад со дна океана подняли древние кирпичи. Ученые-скептики, естественно, притихли ведь всем понятно, что в природных скалах такого не найти. Но оказалось, что соотношение толщины, ширины и длины у кирпичей один к двум и к трем. То есть в городах долины Инда использовали кирпичи длиннее. Получается, что о прямой преемственности двух древних культур говорить рано.

Кстати, в Ведах люди, населявшие долину Инда и завоеванные арьями, назывались «даса». Многие из них попали в рабство, составив потом основу низших индийских каст. А вот само происхождение даса до сих пор неизвестно, хотя южная граница их поселений 5–6 тысяч лет назад была именно в районе Камбейского залива. Но после прихода арьев так и не покоренная ими часть даса ушла на юг Индостана, и сегодня северная граница расселения дравидийских народов проходит все в том же районе. Может быть, найденный затонувший древний город и был первой столицей союза дравидийских племен?

Подводные города аргонавтов

Миф об аргонавтах проходят в школе, на уроках истории. Не будем его повторять. Ученые считают, что миф этот отражает подлинные события: в глубокой древности плавали греки к берегам Колхиды, нынешнему побережью Грузии и Абхазии. Более двух с половиной тысяч лет назад возникли первые колонии эллинов на побережье Черного моря.

Одной из самой первых колоний была Аполлония, основанная в VII веке до н. э. Два столетия спустя она превратилась в процветающий город-государство, чеканивший собственные монеты, имевший свои колонии и посылавший суда во все пределы Черного моря и в Эгейское море, вплоть до острова Крит. Сейчас на месте древней Аполлонии стоит болгарский город Созопол, неразрывно связанный с морем. И по сей день сохранилась полуразрушенная дождями, ветрами и временем величественная стена Аполлонии. В земле Созопола археологи нашли немало предметов: серебряные украшения, античные амфоры, монеты, керамику. В тридцатых годах нашего века в окрестностях Созопола, неподалеку от берега, работала драга. Она прокопала широкую траншею в морском дне. И тут оказалось, что под водой лежит огромное число различных черепков — и они относятся ко временам, охватывающим промежуток более чем в две тысячи лет. Часть Аполлонии поглотили воды Черного моря!

«Из собранной керамики следует отметить невзрачные на первый взгляд черепки. Это остатки сосудов, сделанных даже не на гончарном круге и употреблявшихся в каком-то древнем местном поселении, которое существовало на месте Созопола еще до прихода греков. К находкам более позднего времени относятся большое греческое надгробие, множество керамических изделий с росписью, некоторые с процарапанными надписями владельцев, несколько стеклянных сосудов из Египта, — писали советские ученые Блаватский и Кошеленко. — Проведенные там погружения показали, что драга затронула только часть городища и что подводные археологические работы в этом месте могут дать еще очень многое».

Не менее богатые находки ждали и археологов-подводников, изучающих затопленные города и порты греческих колонистов. Прежде всего это подводные руины Фанагории.

«Столицей Азиатского Боспора» называли этот город, соперничавший с Пантикапеем, самым большим городом античного Причерноморья, столицей царя Митридата. На месте древнего Пантикапея стоит город Керчь. Напротив него, по другую, восточную, сторону Керченского пролива у станицы Сенная лежат руины Фанагории.

Древний мол Пантикапея находится под водой. Воды Керченского пролива поглотили значительную часть Фанагории. Размеры подводной части города — 17 гектаров! — удалось установить после того, как летом 1959 года «впервые в мировой практике были организованы стационарные подводные археологические работы у берегов древней Фанагории, где с помощью грунтоотсасывающих средств была исследована затопленная часть городища» — писал Б. Г. Петере, один из участников этих работ.

Под трехметровым слоем воды археологи-подводники обнаружили булыжную мостовую «столицы Азиатского Боспора», нанесли на карту очертания затопленной части города, руины древних зданий и остатки оборонительной стены.

На Таманском полуострове, неподалеку от Фанагории, находится прославленная Лермонтовым Тамань. Его описание «самого скверного городишки» всем известно. А вот что писал о Тамани другой автор, посетивший город около двухсот лет назад. «Город невелик, скверно строен, окружен старой, разоренной стеной и защищен каменным замком не в лучшем состоянии. Во времена генуэзцев и венециан город был очень цветущ, но пришел в упадок с тех пор, как он в руках турок и татар». На месте нынешней Тамани, как показали раскопки, стоял старинный город Тмутаракань. С ним, как все, конечно, помнят, тесно связана история Киевской Руси. Летопись 988 года говорит, что здесь, в Тмутаракани, княжил сын Владимира Красное Солнышко, Мстислав, который «перемог» касожского богатыря Редедю. Тмутаракань упоминает и «Слово о полку Игореве». А еще раньше на месте средневековой Тмутаракани стоял античный город Гермонасса.

Воды Керченского пролива постепенно подточили обрывистый берег, на котором стояла Гермонасса. Здания времен античности обрушились и затонули на его дне. Рухнули в воду и многие постройки Тмутаракани. В воде, таким образом, лежат обломки двух городов, античного и средневекового.

«Поедает» и «подгрызает» берега не только Керченский пролив, но и Азовское море. В дельте Дона за последние 120 лет оно поглотило два, а кое-где и четыре километра побережья. Значит, и на дне Азовского моря должны лежать древние поселения. С их поиска начала работу в 1960 году экспедиция, организованная В. Д. Блаватским. На дне Таганрогского залива она обнаружила обломки керамики. Что это? Следы затопленного поселения?

По всей вероятности, да. Время его возникновения, по данным находок, — конец VII века до н. э. Это одна из самых ранних торговых факторий древних греков на побережье Азовского моря. Уже 27 веков назад корабли эллинов добирались до дальнего угла «Меотийского болота», как именовали они мелководное Азовское море, и основали там поселение! В эпоху расцвета оно вступило, как показали раскопки под водой, в середине первого тысячелетия до н. э. Затем колония пришла в упадок и погибла. Руины ее ушли на дно Таганрогского залива.

Диоскурия — «Абхазская Атлантида»

Прогуливаясь по набережной Сухума, даже самый невнимательный наблюдатель не может не заметить высоко выдающиеся из воды, а местами и расположенные на берегу обломки древних стен. Что это? Разрушенное во время или после войны здание? Или же разбитые водой прибоя остатки какого-то величественного сооружения?

Вот уже более ста лет эти и множество других вопросов волнуют умы известных и ученых-археологов Абхазии, России других и стран. Многие в разное время пытались разгадать загадки этих таинственных древних обломков.

Десятки погружений на дно Сухумской бухты, в акватории которой, собственно, и были найдены стены, породили множество мифов и предположений об «Абхазской Атлантиде» — целом городе, покоящемся глубоко под водой. Кто-то говорил о том, что море поглотило древнюю цивилизацию в результате естественного прибытия, кто-то утверждал, что глубоководные тектонические процессы вызвали изменение рельефа, в результате чего город просто «скатился в воду», были и те, кто убедительно доказывал, что старинные здания были разрушены во время сильных штормов, которые постепенно разбивали стены и вымывали почву из-под них. Но чему здесь можно верить? Что правда, а что миф в этой истории? В 60-е годы прошлого столетия возникла необходимость построить морской вокзал в Сухуме. По проекту сооружение должно было располагаться в месте обнаружения тех самых древних обломков. Архитекторы отказались от строительства, ссылаясь на частые оползни, случающиеся в данном районе. Якобы именно из-за них в свое время и погибла целая цивилизация Диоскуриада (названа в честь Диоскуров — близнецов Кастора и Полидевка (Поллукса), детей Леды, участников похода аргонавтов и Калидонской охоты), обломки которой и по сей день хранятся на дне Сухумской бухты. Данное заявление вызвало множество споров и, как следствие, привело к очередному витку исследований этой территории.

Неоспоримым фактом предыдущих изысканий стало то, что в VI до н. э. здесь располагалась Диоскуриада — знаменитый эллинский город, основанный выходцами из Милета. Далее мнения специалистов расходятся. Некоторые профессора, увлеченные мифом о затонувшем городе, провели ряд погружений от р. Гумисты до р. Беслетки (Баслы) и сделали вывод — что на дне Сухумской бухты покоится затонувшая Диоскуриада, развалины стен которой в ясную погоду хорошо видны даже с поверхности воды. Профессора утверждают, что видели остатки не только стен, но целого замка, крепости, колодцев, башен и других военных укреплений, располагавшихся перед Сухумской крепостью и возле нее. Кроме того, ученые обратили внимание на один интересный факт — на протяжении всего города Сухума, при рытье колодцев и других сколь-нибудь глубоких котлованов, всегда обнаруживались осколки черепицы, кирпича, керамики, относящиеся к периоду эллинской колонизации. Известно, что в 1877 году было официально разрешено проводить поиски вымываемых водами Черного моря сокровищ — колец, браслетов, монет, остатков кувшинов, свинца и пр. на берегу Сухумской бухты. Достаточно было заплатить 3 рубля. Многие только этим и зарабатывали. Единственным ограничением был запрет на раскопки берега, т. е. все, что само выплыло — твое, а копать берег и близлежащие территории было запрещено. Так в свое время были найдены золотая царская корона и золотой царский обруч. Кроме того, в 1986 г. при строительстве Сухумской набережной были случайно обнаружены остатки древней каменной стены, уходившей глубоко в море. Надписи на этой стене указывали на ее принадлежность к Себастополесу (так называли Диоскуриаду в I в. н. э.). По окончании одного из исследований профессор Чернявский писал: «При медленном, но постоянном опускании берега, постройки этого древнего города опустились под поверхность моря, вместе с долиною, прилегавшею сзади. Соединенным действием моря, рек и ручьев они были занесены доверху наносами, которые при этом наполнились изобильными прослойками обломков древних изделий: черепиц, кувшинов, свинца, всевозможными монетами с гербами Диоскурии, Египта, Рима и других государств, господствовавших в разное время на берегах Черного моря и торговавших здесь». Позднее такие известные ученые, как Р. Прендель и А. Миллер подтвердили и даже расширили гипотезу Чернявского.

Не согласился с общепризнанной теорией только один человек — профессор-археолог Воронов. Он провел свое собственное исследование, не раз погружался с целой группой специалистов на дно Сухумской бухты, но затерянного города так и не нашел, как и не нашел следов его. Правда, профессор не отвергает факта существования Диоскурии. Многие остатки древних сооружений, о которых писал Чернявский, действительно были найдены на дне морском, причем сам Воронов подтверждает тот факт, что поиски сильно осложнялись большим количеством ила, то поднимающимся со дна, то опускающимся вновь. Это делало эти затерянные сооружения то видимыми, то невидимыми аквалангистам. В то же время, он доказывает, что после постройки Сухумской набережной прекратились находки «осколков древней цивилизации» на этом месте, что доказывает, что все эти предметы если и были принесены на берег силою морской воды, то никак не были вымыты из ее глубин (в противном случае древние сокровища находили бы и сейчас). Значит, они были вымыты из самого берега. Воронов произвел обширное исследование на всей территории Сухумской бухты, от Гумисты до Баслы, и затонувшего города так и не нашел. Конечно, берег в этом месте имеет резкий обрыв и уходит глубоко в море, в недоступную для аквалангистов часть побережья. Но, несмотря на это, ученый не думает, что там в морской пучине скрыта та самая Диоскурия.

На сегодняшний день в историческом музее Абхазии хранится много уникальных находок, поднятых с места предположительного захоронения Диоскурии. Это и мраморная надгробная стела, и чернофигурная амфора египетского происхождения, и фрагменты восточно-греческой амфоры первой половины VI в. до н. э, и фрагмент плиты II в. н. э. с надписью Флавия Арриана из кладки стен Себастополиса, и бюст женщины I–II вв., случайно найденный у места впадения Баслы в море и другие свидетельства существования Диоскурии.

Таким образом, факт существования на месте Сухумской бухты, а возможно, и самого Сухума древней цивилизации Диоскуриады убедительно доказан. Но ученые разошлись во мнении касательно причин гибели города, а также его нынешнем местоположении.

Сегодня опытные аквалангисты помогут вам самостоятельно погрузиться на дно Сухумской бухты и, при желании, самим попытаться найти остатки древней цивилизации. Кто знает, быть может именно случайный человек разгадает загадку диоскуров.

Тартесс — «подводная Троя», Испания

Тартесс — в древности город и одноименное государство в Юго-Восточной Испании, в нижнем течении реки Бетис (современная река Гвадалквивир).

Местонахождение города и надежные материальные свидетельства, относящиеся к тартессийскому государству, археологами не обнаружены. Сведения о Тартессе почти целиком основываются на данных античной и ветхозаветной традиции. Предполагают, что он располагался в плодородной и богатой металлами области (современная Андалузия), находившейся поблизости от торговых путей, связывавших государства Средиземноморья со странами северо-запада Европы. Имелись торговые и культурные связи с финикийцами (с кон. 2 тыс. до н. э.) и греками (с кон. 7 в. до н. э.). По своему развитию область намного опережала другие районы Испании.

Вероятно, государство возникло в 9–8 вв. до н. э. Оно считается самым древним в Испании. Происхождение его основателей неясно. Одни исследователи считают ими этрусков, другие — местные племена турдетанов. Царская власть была наследственной. Жители занимались хлебопашеством, ткачеством, добычей и обработкой металлов, посреднической торговлей металлами (оловом, серебром) между Британией и Испанией, с одной стороны, и странами Средиземноморья — с другой. Расцвет Тартесса относится к 7–6 вв. до н. э. Его культура несла на себе восточный отпечаток. В письменности прослеживается влияние финикийцев и греков. Ок. 500 г. до н. э. Тартесс был завоеван и разрушен Карфагеном.

Ничто так не интригует и не завораживает людей, как тайны исчезнувших городов. История археологии и беллетристика переполнены рассказами на эту тему, одновременно реальными и фантастическими. Первыми этот город в своих хрониках упоминают древние римляне и греки, которые называют его соответственно: Тартесс или Тартессос. Некоторые ученые уверены, что Ветхом Завете Библии он же фигурирует, как Таршиш.

Древнегреческий философ Платон поведал нам о виртуальном море грязи и развалин, оказавшихся на том месте, где когда-то находилась легендарная Атлантида. Немецкий археолог Адольф Шультен считал, что Тартесс как раз и был Атлантидой, и приступил к поиску развалин. Увы, ему так и не удалось обнаружить старинный город. Остается он не найденным и по сей день. Однако трудно не согласиться с Шультеном. Если когда-нибудь Атлантида действительно существовала, именно Тартесс ближе всего подходит к ней по самым разнообразным критериям.

Вот что приводится в древних писаниях об этом городе.

Так Ветхий Завет переполнен воспоминаниями возможно об этом городе: «С короблями короля в Таршише оказались посланники Хурама: раз в три года прибывали суда Таршиша, полные золота и серебра, слоновой кости, обезьян и павлинов».

Упомянутый Хурам был, конечно, всемирно известный император Хирам, правитель города Тир в Финикии, расположенного на севере от древнего Израиля. Эта цитата в Ветхом Завете относится ко времени правления Соломона, царя Израиля. Больше никакой финикийский город не упоминается в Библии, и никакое другое имя в этой связи не названо, кроме Хирама.

Эта торговля, видимо, происходила в течение некоторого времени. Чтобы доставить «слоновую кость, обезьян и павлинов», суда Таршиша должны были достигнуть северо-западного побережья африканского континента, а оттуда, миновав Сахару, достичь Экваториальной Африки, чтобы приобрести все указанные экзотические объекты.

Хотя стоит учесть, что во времена римлян и даже намного позже, на севере Африки, в районе нынешней безжизненной пустыни, водились львы, слоны, жирафы и другие экзотические животные.

Атлантида, согласно Платону, была фантастически богатой страной. И тут снова просматривается непосредственная параллель с Тартессом. Таршиш обладал «золотом и серебром, слоновой костью, обезьянами и павлинами». Откуда взялись такие богатства?

После многочисленных исследований ученые пришли к выводу, что исчезнувший город мог ранее находиться в юго-западной Испании, вблизи современного Кадиса, который в античные времена называли Гадес. Суда Таршиша, как считается, базировались в Атлантическом океане, рядом со Столбами Геркулеса, как ранее именовали Гибралтарский пролив (именно на это местоположение Атлантиды указывает Платон). Таршиш обладал совершенным географическим положением, чтобы получать золото и серебро из близлежащих гор Сьерра Морена в Южной Испании. Слоновая кость, обезьяны и павлины могли доставляться с северного и западного побережья Африки. Карфагенские монеты были найдены на Азорских островах, что доказывает способность древних мореплавателей путешествовать на большом расстоянии от берега.

Другая библейская ссылка на Таршиш от пророка Исайи говорит: «Торе Тиру! Рыдайте, корабли Таршиша, ибо он разрушен; нет домов и некому входить в домы. Так им возвещено из земли Киттийской».

Очень интересная цитата по нескольким причинам. Во-первых, говорится, что точно так же, как и полумифическую Атлантиду, Таршиш ждала какая-то природная катастрофа.

Во-вторых, упоминается Киттийская земля, которую ученые, изучающие Библию, идентифицируют с островом Крит. Это так или иначе связывает Таршиш с греками или уроженцами Крита (Киттима). Не исключена ссылка на остров Санторини, или Тера, который исчез приблизительно за 1500 лет до н. э. Некоторые ученые считают, что его взрыв и привел к легенде об Атлантиде. Возможно, древние знания о том, что случилось с Терой, объединились с катастрофой в Таршише, и родилась на свет легенда об Атлантиде. Таким образом, Таршиш должен был располагаться в Европе или около нее. Например, в юго-западной Испании. В-третьих, фраза «горе Тиру» связывает его с каким-то финикийским городом — или как колонию, или как независимого торгового компаньона.

Затем обратимся к цитате из Псалмов, где говорится: «С наступлением восточного ветра Тоу разрушил суда Таршиша».

Очевидно, разрушение Таршиша прибыло с востока. Некое природное бедствие? Снова принудительное сравнение с Атлантидой?

Вторая Книга Царств говорит: «И он присоединился к ним, чтобы сделать суда и отправиться в Таршиш: и они делали суда в Эзион-Джебере».

Эзион-Джебер был древним городом, расположенным в заливе Акваба, который сейчас является самостоятельным рукавом Красного моря. Корабли, построенные там, должны были переправляться в Средиземное море или сухопутным путем через древний Израиль, или водным пространством вокруг всего африканского континента. Суэцкого канала тогда, естественно, еще не существовало. Возможно, именно поэтому потребовались суда Таршиша, чтобы достигнуть европейских и западноазиатских портов. По крайней мере, имеется литературное доказательство того, что в древние времена финикийцы добирались из Эзион-Джебера вокруг Африки и Средиземного моря в Финикию.

Там же можно прочесть: «Тогда Элизер, сын Додоваха из Марешаха, пророчил против слов Иохошафата, и Бог разрушил его работу. И суда были разрушены, и не могли идти в Таршиш».

Кстати, область, где, возможно, располагался Таршиш — устье реки Гвадалквивир в юго-запад ной Испании, — имеет давнюю историю. В 1923 году на побережье вблизи города Уэльва были обнаружены наконечники ирландских стрел и предметы из Кипра, относящиеся к концу бронзового века. В Ирландии существует древнее предание, что их остров был захвачен племенами из Северной Испании. Кроме того, сам Юлий Цезарь утверждал, что на островах Скилли, расположенных вблизи Британии, финикийцы или союзные им народы добывали олово. Кроме того, имеется информация, что жители Таршиша имели близкие связи с восточными греками.

Где были ни был расположен древний город Тартесс, он, безусловно, являлся стратегически важным центром античного мира. Возможно, однажды кто-нибудь доберется до истины, и тогда вспомнят о гипотезе Адольфа Шультена.

Легендарный Херсонес, Украина

На территории современного Севастополя стоял когда-то большой процветающий античный город — Херсонес Таврический. Его руины сохранились и по сей день. Херсонес был заложен в конце V века до н. э. греческими колонистами (вероятно, они построили город на месте поселения древних жителей Крыма — тавров). Прошло примерно два века — и город стал центром земледелия и торговли на всем Крымском полуострове. Интересен тот факт, что в городе существовала республиканская форма правления. Археологам удалось обнаружить огромную плиту с надписью, где была написана клятва жителей Херсонеса, присягнувших на верность, республике время пощадило это плиту для специалистов.

Но через некоторое время независимости этой республики приходит конец. Сначала ей приходится подчиниться повелителю Боспорского царства, Митридату IV, затем римлянам и византийцам. Но хотя город и, утратил свою независимость, он не терял своего богатства и влияния. Именно здесь, в Корсуне, так называли Херсонес русские летописцы, принял крещение киевский князь Владимир, заставивший после этого обряда принять христианство весь народ на Руси.

В конце XIV века на Херсонес напали огромные полчища хана Едыгея из Золотой Орды. Они полностью уничтожили город, просуществовавший около двух тысяч лет. И постепенно остатки его строений покрывались землей.

В 1888 году археологи начали раскопки Херсонеса — раскопки, которые ведутся и сегодня. Были найдены крепостные сооружения с башнями и воротами, водопровод с керамическими трубами, «город мертвых», херсонесский некрополь…

В трудах крупнейшего античного географа Страбона говорится, что до того, как возник Херсонес Таврический, на мысу к западу от этого города существовал древний Херсонес. Но он был заброшен жителями, ибо море наступало на берега и поглощало городские постройки. Поиски на суше древнего Херсонеса к успеху не привели. А это значит, что, может быть, руины города лежат на дне Черного моря.

Археологи составили план затонувшего города, нанесли на карту башни, стены, здания. Но геологи видели в «постройках» только лишь игру природы и естественные образования. «При обвалах на мелководную платформу сыпались не только бесформенная щебенка, но и правильные параллелепипеды, выколотые по трещинам разлома, и цилиндрические рифовые массы, — писал один из геологов. — Все это окатывалось, округлялось и распределялось волнами по дну. В тихую погоду глубоко в прозрачной воде, при известной доле фантазии, можно было видеть и башни, и стены, и зубцы множества городов, по улицам которых, „вымощенных“ плитами ракушечника, никогда не ступал человек».

Городская круглая площадь при ближайшем рассмотрении оказывалась большим пластом ракушечника. А стены — плитами и глыбами, в создании которых не принимали участие люди.

Так «башню» геологи определили как рифовый массив, где «даже углубления в его вершине как две капли воды похожи на естественные формы».

Но археологи не согласились с выводами геологов. Они упорно продолжали подводные обследования, еще больше уточняя «карту» лабиринтов, стен, площадей, башен, скверов по их мнению на этом месте затонувшего древнего Херсонеса.

Общественность информировалась о ходе раскопок по телевидению и через прессу. Люди как завороженные следили за разгадкой тайны. И вот казалось уже пора начать подъем памятников со дна, образцов керамики и любых предметов, по которым можно датировать время гибели города. Но тщетны были попытки археологов отыскать следы человеческой деятельности в этом районе черноморского дна!

«Подводные исследования хотя и проводились с участием водолазов и при помощи киносъемки, однако страдают такой неопределенностью и противоречивостью, что в существовании подводного города не убеждают», — констатировал Г. Д. Белов в монографии «Херсонес Таврический». А несколько лет спустя, дно в районе древнего Херсонеса «прочесали» десятки исследователей.

Но никакого затонувшего Херсонеса они не нашли. Геологи все-таки оказались правы: город с башнями, стенами, мостовыми, площадями был всего на всего игрой природы, и игрой человеческого воображения.

Зато в Карантинной бухте археологи-под водники с успехом изучают руины Херсонеса Таврического.

Вот этот город как раз и нужно раскапывать не только на суше, но и под водой!

Карантинная бухта находится на северо-востоке Херсонеса. Она глубоко врезана в сушу, берега ее местами пологи. Совершенно ясно, что в середине века и в эпоху античности бухта была удобной гаванью. Дно бухты покрыто густым слоем ила, прибрежная кромка усыпана камнями, сильно заросшими водорослями. Видимость в мутной воде бухты не больше, чем два метра.

Конечно, все это затрудняет поиски под водой. Но все же даже с берега в хорошую погоду можно различить какие-то древние строения, ушедшие на дно Карантинной бухты.

Что это за строения? Еще в начале нашего столетия один из ученых предположил, что под водой скрыт порт, склады и пристани Херсонеса — античного и средневекового. В 1923 году, составляя план Херсонеса, другой специалист нанес «древний мол» у западного берега Карантинной бухты. С ним согласились многие и затопленные сооружения вполне могут быть «остатками древнего мола».

Дно Карантинной бухты, с помощью водолазов полностью исследовали. И установили, где была древняя Херсонесская гавань, — которая оказалась против башни Зенона, против городской стены, против ворот, в Херсонесской бухте. Еще в далеких 50-х годах водолазы не раз поднимали со дна Карантинной бухты ценные находки: античные и средневековые амфоры. Летом следующего, 1960 года подводные руины на дне Карантинной бухты исследует экспедиция одного из известных профессоров — Блаватского.

«В масках и ластах часами археологи плавали над фундаментами затонувших строений, производя их зарисовки. При изучении подводных углублений им удалось выяснить, что фундаменты средневековых сооружений перекрывают остатки более древних античных памятников. Во внутренней части одного из помещений были произведены небольшие подводно-археологические раскопки с помощью грунтоотсасывающих средств. В результате проведенных работ был впервые составлен точный план всех затонувших сооружений Херсонесской гавани, а также получен некоторый археологический материал по их датировке», — писал один из участников экспедиции.

Изучив весь собранный материал, специалисты пришли к выводу, что море затопило часть юго-восточной окраины средневекового Херсонеса и, очень может быть что и, Херсонеса римского времени. «Возможно, это был поселок какой-то группы ремесленников, которые должны были строиться за пределами городских стен, потому что их производство было вредным в санитарном или представляло опасность в пожарном отношении (как это имело место около стен Херсонеса с южной стороны, где, как известно, были обнаружены гончарные печи)», писали выдающиеся ученые советского времени.

Тот же самый участок у западного берега Карантинной бухты изучила другая экспедиция, и ее участники пришли к другому выводу: затонувшие строения — это не квартал ремесленников, а все же древний порт Херсонеса.

Склады — пристани — мол — поселок или квартал ремесленников — портовые постройки. Как видите, гипотез множество. Какая из них верна? Проверить это решили археологи-подводники с Украины и Урала.

Прежде всего, составили подробный план каменных построек, что хорошо видны на западном берегу Карантинной бухты. Они лежат возле берега, всего на всего в каких-то 4–7 метрах, и погружены на небольшую полуметровую глубину. Но дело усложнялось тем, что каменные блоки, из которых сложены эти затопленные строения, покрыл плотный слой водорослей. Притом на них лежит песок и ил, накопившийся за многие столетия.

Под водой, естественно, трудно отличить, где строительный камень, а где простой. На дне Карантинной бухты было разбросано множество каменных глыб… Их подняли и очистили от водорослей. Сразу же стало понятно, где лежат строительные камни.

Затем был снят точный план подводных сооружений. И начались новые открытия. Сначала были обнаружены детали конструкций сооружений, о которых прежде не было известно ничего. Потом открыты новые кладки, под прямым углом уходящие в сторону моря. И самое интересное — археологи нашли 12 мраморных и известняковых колонн, а рядом с ними — деревянные сооружения.

Колонны были изготовлены из греческого мрамора. И все они лежали плотным рядом. Их торцы образовали ровную линию, а сверху колонны перекрывали каменные блоки. С юго-востока к ним примыкали остатки деревянных сооружений — 13 горизонтальных плах и свай, вбитых в морское дно. И самое главное при детальном рассмотрении все это — каменные стены, колонны, плиты, прямоугольная площадка, образованная деревянными плахами и сваями, — образовывало единый комплекс.

«С каждым днем мы начинали проникать в замыслы древних строителей. Тысячу лет назад, во время наивысшего расцвета Херсонеса, город быстро перестраивался, и в числе многих сооружений, очевидно, было решено построить причал для судов. Для этого разрушались старые античные постройки, сносились храмы первых христиан. Часть колонн этих храмов и была использована при постройке причала в качестве строительного материала. Строители уложили массивные части разрушенных построек на песок так, чтобы концы их находились на одной линии.

Был сооружен фундамент, напоминающий ряд шпал, как на железной дороге. На колонны были уложены слой за слоем большие каменные блоки. Нечего и говорить — строительство велось крупноблочное. Каменный помост был настолько массивным, что некоторые колонны треснули и прогнулись под непомерной тяжестью, — пишет участник экспедиции Ю. Ранюк. — Добравшись до конца „колоннады“, мы нашли примыкающий к ней деревянный настил. Изъеденные червями бревна были прочно приколочены коваными гвоздями к забитым в песок сваям. Кто, когда и для какой цели уложил эти грубо отесанные бревна рядом с красавицами колоннами?»

Ответы на эти вопросы принесут следующие раскопки. Но ученые уже и так обнаружили обломки средневековых амфор, кувшинов, чаш и других сосудов. И керамика и колонны из мрамора позволили датировать постройку XI–XII веком. Разгадка тайны близка.

Затонувший город Кекова, Турция

Кекова называется небольшой турецкий остров недалеко Демре в провинции Анталья на турецком Средиземноморье. Она расположен перед деревней Калекой (Симена) и Учаыз (Теимиоуса). Он имеет площадь 4,5 км2 и является необитаемым.

Остров Кекова представляет собой настоящую мечту археолога, здесь за многие столетия скопилось столько интересного археологического материала, что собрать его до настоящего времени весь не удалось. Города, расположенные здесь, постигла участь мифической Атлантиды. Тектонические движения привели к тому, что земля сдвинулась, из-за чего возвысились горы Западного Тавра, а некоторые окрестные города оказались под водой. Людям пришлось бежать отсюда, прихватив из своих жилищ только самое необходимое, именно поэтому современным археологам остался такой богатейший античный слой.

Теплые морские волны, омывающие берега, набегают на развалины городов и ликийские гробницы в форме перевернутой лодки, которые стоят в воде и являют собой вечный символ этого берега. Остров Кекова является главным пунктом в яхтенных маршрутах. Видный через толщу воды затопленный во II в. до н. э. город производит неизгладимое впечатление на туристов. На берегах же древняя крепость, возвышающаяся над Кале, соперничает за внимание туристов с театром, руинами крепостных стен и остатками античных бань.

В бухте Кекова затоплены более древние захоронения ликийцев — каменные саркофаги в форме ладьи, повернутой к восходу солнца. Для похорон тело складывали в положение зародыша в утробе матери, а в рот покойному вставляли монету — плату перевозчику Харону за проезд в царство мертвых. В крышке саркофага вырезали отверстие, через которое все тот же орел заберет душу к небу. Ладья — неофициальный символ Ликии, ведь главными занятиями этого народа были мореплавание и торговля, в чем турки преуспевают и по сей день.

Государство ликийцев существовало в Турции между II тысячелетием до н. э. и IV век н. э. и оставило наибольшее количество древних памятников. Свое название Ликия (в переводе означает «страна света») получила от своих соседей — анатолийцев. Собственный язык ликийцев до сих пор не расшифрован. Известно только, что этот народ владел технологиями письма, мореходства, различными ремеслами и денежным обращением. Кстати, их более продвинутые, на наш взгляд, современники — греческая и египетская цивилизации — ввели деньги гораздо позднее.

Конец Ликии, увы, печален: после падения Трои, на чьей стороне воевали жители этой страны, хетты и древние персы (кстати, и те, и другие — предки сегодняшних турок), окружили Ликию. Чтобы не сдаться в плен врагу, ликийцы совершили массовое мистическое самосожжение, напоследок оставив потомкам послания, которые не разгаданы до сих пор.

Павлопетри — старейший затонувший город в мире

Павлопетри — город, который располагался недалеко от греческого побережья Лаконика. По оценкам археологов, он был заселен еще в каменном веке и просуществовал примерно до 1000 г. до н. э.

Впервые подводный город обнаружил Николас Флеминг в 1968 году. Сейчас с учетом результатов новых исследований на площади, которую занимает город, расположены разнообразные постройки, улицы и могилы, а также руины, похожие на большое здание для торжеств. Это позволяет предположить, что Павлопетри, возможно, был важным портовым городом.

Ученые обнаружили, что Павлопетри гораздо старше, чем любой другой ранее найденный затонувший город. Хотя древние поселения были найдены и на земле, обнаружение на морском дне столь древнего существования жизни зафиксировано впервые. Исследователи пришли к выводу, что Павлопетри был перекрестным местом для мореплавателей, точкой транспортного сообщения между материком и островом Крит, а также богатым сельскохозяйственным районом. Это редкая и значительная находка, так как представляет собой замороженный момент пришлого, что дает археологам уникальную возможность больше узнать о быте города бронзовой эпохи. Предполагается, что Павлопетри пострадал от многочисленных землетрясений, в результате чего и был затоплен.

Команда греческих и английских археологов исследовала у берегов Греции древний затонувший город Павлопетри, которому насчитывается примерно 5000 лет и который процветал примерно во времена Гомера. По словам ученых, древнее поселение, найденное на юге полуострова Пелопоннес близ нынешнего городка Неаполис и острова Элафониси, по размеру и богатству сохранившихся фрагментов «не имеет прецедента». «Сейчас нет сомнений в том, что это — старейший затонувший город в мире, — заявил доцент подводной археологии Ноттингемского университета Джон Хендерсон. — На месте раскопок найдены остатки городских строений, датируемых периодом с 2800 до 1200 года до нашей эры, то есть задолго до славных дней античной Греции. В мире существуют и более старые затонувшие поселения, но ни одно из них не может считаться городом с „плановой застройкой“ как этот, и именно поэтому он является уникальным».

Остатки Павлопетри, покоящиеся сейчас на морском дне на площади 30 тыс. кв. метров и на глубине 3–4 метров, предположительно ушли под воду примерно в 1000 году до нашей эры. Город был обнаружен сорок лет назад, однако археологические работы на этом месте до сих пор не проводились. Ноттингемский университет стал первым, кому удалось получить у греческих властей разрешение на совместное исследование древнего города.

Озеро тысячи островов, Циндао, Китай

Озеро Циндао расположено в китайской провинции Чжецзян приблизительно в 150 километрах от города Хуанчжоу. Это искусственное озеро было сформировано после строительства гидроэлектростанции на реке Ксиньянь в 1959 году. После строительства дамбы образовалось водохранилище площадью в 573 квадратных километра. Название озера обусловлено тем, что оно усеяно 1078 довольно больших островов, а так же несколькими тысячами островов поменьше.

Эти места также знамениты самым длинным мостом в мире — Циндао Тайвань, длина которого составляет 42,5 километра.

Озеро известно и благодаря своей очень чистой воде, которую можно пить. Здесь даже производят известный в Китае бренд минеральной воды. Живописная окружающая местность состоит из множества островов и окружающих их лесов. С недавних пор сюда хлынул поток туристов, которые посещают тематические острова — остров Птиц, Змеиный остров, остров Обезьян, а так же остров с замком.

Но гораздо большего внимания заслуживает не то, что находится на поверхности, а то, что скрыто под водой. Прежде чем долину затопили, у основания горы By ши (гора пяти львов) можно было увидеть два великолепных древних города — Ши Чен и Хэ Ченг. Первый город был построен более чем 1300 лет тому назад, в 621 году нашей эры во времена правления династии Танг и являлся политическим, культурным и экономическим центром региона. Город Хэ Ченг еще более древний, основан в 208 году нашей эры во времена династии Хань. Он также являлся важным экономическим центром.

Оба города были затоплены в 1959 году во время строительства дамбы и водохранилища для нужд города Ханчжоу. Наряду с двумя древними поселениями были затоплены также 27 городов, 1377 деревень, почти 50 000 акров сельхозугодий и тысячи жилых домов. Для реализации проекта были переселены приблизительно 290 000 человек. Правительство вообще не предприняло никаких мер по сохранению исторического наследия.

Старинные города оставались забытыми в течение 40 лет вплоть до 2001 года, когда в министерстве туризма решили превратить это место в достопримечательность. Тут был устроен специальный дайвинг центр, задачей которого стало исследовать подводные глубины в поисках древних чудес. 18 сентября 2001 года были предприняты первые попытки, которые сразу же увенчались успехом. При первых же погружениях удалось найти стену старого города, который отлично сохранился, включая древние деревянные лестницы, оставшиеся неповрежденными. В 2005 году специалисты из центра исследований обнаружили еще три древних города под водой. Стали выдвигаться различные предложения по сохранению исторического наследия, в том числе и откачка воды из этих мест. Но все они были очень дорогостоящими и не могут быть реализованы.

Позже было решено сделать подводный город доступным для туристов. Специальная субмарина высотой в 3,8 метра и длиной в 23 метра, вмещающая 48 пассажиров, была построена за 6 миллионов долларов, чтобы доставлять всех желающих в подводное царство. К сожалению, субмарину так и не удалось достроить до конца, к тому же подобные погружения запретили местные чиновники, чтобы избежать повреждения хрупких подводных структур.

И о древних городах опять забыли на некоторое время, но сегодня к этому вопросу подключилась политика министерства туризма Китая и поэтому все кардинально изменилось. Новое руководство приняло решение сделать озеро Циндао достопримечательностью для туристов. Сотрудники специализированного дайвинг-центра, проводят исследованием подводных глубин в поисках древних чудес и уникальные подводные экскурсии. Ученые считают, что подводная среда лучше сохраняет древние реликвии, чем воздушная атмосфера на поверхности. И лучше чтобы города пока так и оставались под водой.

Счастливчики, которым уже удалось заглянуть в подводный мир озера, говорят, что увиденное буквально опьянило их подсознание. И многие дайверы побывавшие на Циндао, считают это озеро самым красивым озером планеты.

Гераклион — город, захороненный на дне

Город Гераклион был обнаружен под водой спустя 1200 лет. Современным ученым мало что известно о нем, но его знал весь древний мир. Так, например, греческий историк Диодор писал, что Геракл, сын Зевса, преградил течение Нила и тем самым спас людей, находившихся на берегу реки. В благодарность они воздвигли храм его имени и назвали в его честь город. Согласно другому греческому историку, Геродоту, Елена Прекрасная и ее возлюбленный Парис бежали в Гераклион, спасаясь нем от гнева мужа Елены, Менелая, но их заставил вернуться Тонис, страж ворот Нила. Несколько иначе рассказывает об этих событиях греческий историк VI в. Стесихор. Он говорит, что греки были введены в заблуждение богами по поводу местонахождения Елены Прекрасной для того, чтобы с помощью войны сократить население Трои. На самом деле, считает Стесихор, во время Троянской войны Елена находилась в Гераклионе.

В первом веке до н. э. произошло сильное землетрясение, и в мгновение ока Гераклион исчез с лица земли. На протяжении двух тысячелетий его руины были скрыты под водой. Но недавно французский археолог Франк Годьо объявил, что он обнаружил останки города, которые, по его мнению, относятся к Гераклиону: черную гранитную плиту или стелу, на которой написано слово «Гераклион», останки десяти кораблей в бывшей гавани, а также тысячи других предметов, включая драгоценности, монеты, вазы и личные вещи.

Надпись на основании стелы удостоверяет, что эта плита должна была быть воздвигнута в «Гераклеоне-Тронисе». Это первое ясное доказательство того, что обнаруженный город является полумифическим до сих пор Гераклионом.

Археолог Франк Годьо не нашел доказательств пребывания здесь Елены Прекрасной, но его открытие представляется фантастическим. Одним из первых был найден великий храм Гераклиона.

Остатки толстых каменных стен указывают на границу его территории. Рядом с разрушенными стенами археологи нашли три огромных статуи из розового гранита, которые предположительно были повержены в ходе землетрясения. Две статуи изображают до сих пор неизвестного фараона и его жену. Третья статуя изображает Хапи, египетского бога разлива Нила.

Внутри храма находится монументальная гробница из розового гранита, покрытая иероглифами. Ее верхняя часть до сих пор представляет трудности для прочтения, однако предварительный перевод текстов, помещенных на нижних частях, показывает, что это, несомненно, храм Гераклиона. Ряд ученых, в том числе Манфред Клаусе из Франкфуртского университета, полагает, что окончательная расшифровка надписей на гробнице даст еще больше.

Еще большее впечатление производит двухметровая черная гранитная стела — почти полная копия стелы, найденной в 1899 г. в Нократже. Это первый случай дублирования стел в египтологии. Стела из Нократжа, которая сейчас находится в египетском музее в Каире, несет на себе текст указа фараона Ноктанебуса Первого, основателя 30-й династии, который вступил на престол в ноябре 380 г до н. э. Этим указом вводился 10-процентный налог на греческих ремесленников и товары в Нократже и Тонисе, который должен был направляться на строительство храма богине Нейт. Текст заканчивается словами: «И сказал его Величество: „Пусть это будет высечено на стеле, воздвигнутой в Нократже, на берегу канала Ану“». Найденная стела не отличается от первой ничем, за исключением последнего предложения, в котором говорится: «И сказал его Величество: „Пусть это будет высечено на стеле, установленной на входе в греческое море в Гераклионе-Тонисе“».

Группа Годьо также нашла место, где располагалась гавань Гераклиона, в которой сейчас находятся обломки, по крайней мере, 10 кораблей, сваленных в кучу. Это позволяет предположить, что они погибли от приливной волны, последовавшей за землетрясением.

Везде, где исследователи осматривали подводный город, они находили разнообразные предметы. Все они датируются периодом от первого века до н. э. и ранее. Большинство из них — в хорошем состоянии, несмотря на пребывание под водой в течение 2 тысяч лет.

Среди находок — золотые серьги, браслеты, шпильки, кольца, гребни, Красивый греческий кубок, покрытый глазурью, курительница для ароматических веществ, сотни монет. У всех у них только слегка поцарапана поверхность. Находки поразили ученых. Раскопки продолжаются и по сей лень. Ученые делают все новые открытия. И скорее всего мы еще не раз услышим о великом городе Гераклион.

Йонагуни — загадочные подводные руины

Архипелаг Окинава протягивается россыпью маленьких островков на сотни километров на юг от Японии, вплоть до острова Тайвань. В 100 км восточнее острова Тайвань находится последний островок архипелага Окинава — японский островок Йонагуни, который пользуется популярностью у любителей дайвинга. Весной 1985 года в прибрежных водах небольшого японского острова Йонагуни местный инструктор по дайвингу Кихачиро Аратаке случайно наткнулся на странный объект. Недалеко от берега буквально под поверхностью волн он увидел громадный каменный монумент, простиравшийся до пределов видимости. Широкие ровные платформы, покрытые орнаментом из прямоугольников и ромбов, переходили в замысловатые террасы, сбегающие вниз большими ступенями. Край объекта обрывается вертикально вниз стеной до самого дна на глубину 27 метров, образуя одну из стен траншеи, проходящей вдоль всего Монумента.

Лишний раз можно убедиться в том, что как много еще не открыто и не познано человечеством. Каждая находка, сделанная человеком, уникальна и зачастую случайна. Даже можно предположить, что все эти тайны и загадки древних цивилизаций заставляют нашу планету крутиться. Лишь благодаря этому мы до сих пор живем в некой удивительной сказке, но давайте вернемся к нашей очередной истории:

Даже если бы это оказалось только игрой природы, Аратаке уже бы повезло — он нашел объект, достойный удивления даже самого придирчивого туриста. Но обилие правильных геометрических форм заставляло задуматься о возможности их рукотворной природы, и Аратаке решил сообщить о своей находке специалистам. Японские газеты запестрели сенсационными заголовками.

Увы. Научное сообщество почти полностью проигнорировало эти сообщения. У историков нет никакой информации о культуре, способной создать здесь такую конструкцию. Поэтому они предпочли объявить гипотезу искусственного происхождения подводного монумента Йонагуни простой спекуляцией и списать все на причудливую игру природы. И довольно быстро обсуждение находки стало достоянием лишь эзотерических изданий, игнорируемых официальной наукой.

Серьезно к открытию отнесся лишь Масааки Кимура — профессор Университета Рюкю. И в этом Монументу сильно повезло, поскольку Кимура — признанный специалист в области морской геологии и сейсмологии. Он изучает подводные окрестности Йонагуни уже более 10 лет, совершив за это время более сотни погружений и став основным экспертом по объекту. В результате своих исследований профессор Кимура решил пойти против подавляющего большинства историков и рискнуть своей репутацией, отстаивая искусственное происхождение Монумента.

В очередной раз мы сталкиваемся с проблемой недоверия и невежества ученых масс к тому, что они не в силах объяснить. Неужели большинство людей настолько поверхностны?. Им не дано по-видимому понять все то величие находок, а ведь данный контингент личностей один из первых, кто хотел бы изучить прошлые жизни, ушедшие в глубины истории державы со всем их великолепием.

Руины Самабаха, Озеро Атитлан, Гватемала

В отличие от легендарных городов Атлантиды и Лемурии, подводные руины древнего греческого города Хелик были заново открыты в 2001 году. Погребенный под останками изначальной лагуны, этот город уже не будоражит воображение писателей, историков и предприимчивых исследователей. За последние пару лет стали ходить слухи об обнаружении древних подводных городов, похожих по размеру на Помпеи.

Какими бы убедительными ни были эти заявления, пока что не было обнаружено никаких реальных доказательств, чтобы предположить, что аномалии в Японии, индийском городе Камбей и на Кубе действительно существуют, поэтому эти вопросы остаются предметами жарких споров. Тем не менее, десять подводных руин являются напоминанием о мощи матушки природы, а также свидетельством нашего великолепного археологического наследия.

Ученые обнаружили эти руины в 1996 году и сделали вывод, что руины изначально были островом, однако впоследствии из-за вулканической активности или из-за обвала этот остров затонул 1700 лет назад. Здания были затоплены еще до наступления эпохи майя, а обнаруженные артефакты свидетельствовали о том, что люди покинули эту область в спешке. Ученые обнаружили несколько церемониальных памятников, а также алтари, курильницы, керамику и другие артефакты. В этом месте вести раскопки крайне сложно, так как видимость близка к нулю, и все покрыто очень толстым слоем ила.

Легенды о племени майя до сих пор будоражат умы людей всего мира. Одна из самых загадочных историй и один из самых загадочных народов, существовавших на земле. Тайна их неожиданного исчезновения до сих пор является загадкой. Существует множество преданий о том, почему исчезла данная цивилизация!

Майя были одним из самых развитых народов Мезоамерики. Они прославились своей уникальной письменностью, архитектурой и искусством. Эта цивилизации имеет длительную историю, однако своего расцвета достигает в период с 250 г. н. э до 900 г. н. э. Они проживали к северу от Перу, преимущественно на полуострове Юкатан и Гватемалы. Они строили каменные города, использовали уникальную иероглифическую систему, обладали довольно глубокими познаниями в астрономии, благодаря которым делали очень точные прогнозы лунных и солнечных затмений.

Удивительно, но тысячи лет назад индейцы майя строили и активно пользовались такими же парными банями, как и те, что предлагают сегодня — в таких «саунах» майя лечились от ревматизма, лихорадки, укусов ядовитых змей и т. п. Так что еще неизвестно, чьими банями мы сегодня пользуемся, быть может, теми самыми, что остались нам в наследство от великой цивилизации вместе с пресловутым календарем.

Большую известность получил календарь майя, якобы предсказывающий конец человечества. Календарная система майя помогала не только предсказывать затмения, а и рассчитывать время сельскохозяйственных работ, выступления на войну с другими племенами, принесения жертв богам.

Архитектура майя заслуживает отдельного упоминания. Их пирамидальные храмы, построенные из известняковых блоков, продолжают удивлять даже сейчас. Среди этого народа были распространены мастера керамики, барельефа, настенной живописи.

В классический период культура майя достигает своего пика. Небывалого размаха достигают все сферы искусства, экономическая и светская жизнь. Для древней цивилизации майя достигли просто небывалых высот, как в интеллектуальном, так и в художественном развитии. Развивается экономика, распространяется торговля, растет численность населения.

Послеклассический период приносит культуре майя упадок, связанный, в первую очередь, с завоевателями. К началу X века наступает закат этой великой цивилизации. Многие поселения приходят в упадок, многие покидаются их жителями.

Не существует единой версии исчезновения этой цивилизации, но ученые выдвигают ряд догадок. Среди них и эпидемии, и истощение почвы от длительного использования, вторжения завоевателей, деструктивные социальные процессы, природные катаклизмы — землетрясения, спад солнечной активности. Активные поры ведутся до сих пор, но к раскрытию тайны исчезновения майя вплотную пока никто не приблизился.

Эпидавр и чудо Святого Иллариона

На берегах Адриатического моря древние греки построили город, назвав его Эпидавром — в честь славного Эпидавра на полуострове Пелопоннес, где находилось главное святилище бога медицины Асклепия, или Эскулапа. А так как в честь этого Эпидавра назывались и другие города-колонии, построенные греками по всему Средиземноморью, то новый город стал именоваться Эпидавр Иллирийский.

Город этот был завоеван войсками Филиппа Македонского, отца Александра. Позже он попал под власть римлян, а затем — византийских императоров. В VI веке Эпидавр был разрушен ордами варваров. На его руинах возникло селение, превратившееся в городок Цавтат.

Знаменитый английский археолог Артур Эванс почти всю свою долгую жизнь, а прожил он 90 лет, посвятил изучению цивилизации, открытой им на острове Крит. Но в молодости он совершил поездку по Балканам. И в ходе своего путешествия Эванс дал описание руин Эпидавра Иллирийского: могучего акведука, надгробных надписей на прибрежных камнях, мастерской древнего ювелира, кладбища эпохи древних римлян. Правда, следов этих сохранилось не слишком много. Некоторые улицы Цавтата, несомненно, были продолжением улиц древнего Эпидавра. Большая же часть города скрывалась на дне Адриатического моря.

«Поговаривают, что в соседней бухте Святого Ивана ясно проступают стены римских зданий, погребенных на дне моря, вероятно, вследствие опускания суши», — писал Эванс. Действительно, в погожие дни в бухте Тихой возле Цавтата, можно рассмотреть четкие, очертания стен древнего города.

В одной из старинных летописей рассказывается о чуде, совершенном святым Илларионом. «В этот год случилось во всем мире землетрясение, вскоре по скончании Юлия Апостаты. Море покинуло брега свои, словно господь наш бог снова наслал на землю потоп, и нее повернуло вспять, к хаосу, который и был началом всех начал. И море выбросило на берег корабли и разметало их по скалам. Когда жители Эпидавра увидели это, то устрашились они силы волн и убоялись, что горы воды хлынут на берег и город будет ими разрушен. Так и случилось, и стали они взирать на то с великим страхом. Тогда вошли они в дом к старцу (то есть святому Иллариону) и привели его на берег, как делали всякий раз, когда начинали войну.

Он начертил три раза крест на песке и простер к морю руки, и застыли все, кто видел это, в изумлении и радости, ибо море остановилось у ног его и вскипело и стало бурлить, словно гневалось на брега свои, а потом медленно отступило и затихло. И тем прославился он в городе Эпидавре, как и повсюду в этой стране, где идет слава его от отцов к детям, и живет этот сказ меж людьми здесь».

Чудо, сотворенное святым Илларионом, конечно, выдумка. Но городские стены, ушедшие под воду возле Цавтата, существуют. О том, что в этом районе могут происходить серьезные катастрофы, говорит хотя бы такой факт: в 1667 году большой славянский город и порт Дубровник, расположенный неподалеку от Эпидавра, был стерт с лица земли подземными толчками. Лишь огромный заем, предоставленный монашеским орденом, позволил горожанам возродить город из руин. Быть может, катастрофа, которую описывает летопись, действительно обрушилась на Эпидавр «вскоре по скончании Юлия Апостаты», который умер в 363 году?

Действительно, когда исследователи обратились к старинным рукописям и хроникам, они нашли упоминание о том, что в 365 году в Иллирии, Германии, Италии произошло страшное землетрясение. Оно-то и послужило причиной того, что едва ли не половина города ушла под воду.

Шестнадцать веков спустя, в середине 50-х годов нашего столетия, затонувшую часть Эпидавра исследовала экспедиция, во главе которой встал профессиональный аквалангист Тед Фалькон-Баркер. На дне ему удалось найти и нанести на карту мощные городские стены и плиты мостовой, древние амфоры и статую, утварь и плиты с надписями, якоря и сосуды.

Метамауко — «средневековая Венеция»

Венеция — Жемчужина Адриатического моря, город-красавец, город-сказка, воспетый великими художниками и поэтами, каждый год погружается в воду на 6 миллиметров. Когда-то море принесло городу богатство, славу и могущество. Теперь оно угрожает поглотить прекрасные венецианские дворцы и церкви. Медленно, но неотвратимо уходит в пучину город на 118 островах и островках Венецианского залива, построенный более тысячи лет назад. Если не будут приняты срочные меры, их постигнет судьба другой «жемчужины Адриатики» — города Метамауко.

О Метамауко рассказывают хроники раннего средневековья. Город возник в эпоху античности, а расцвета достиг после краха Римской империи. Здесь рождается самобытный стиль архитектуры. Городом-государством правят не князья, а выборные лица, дожи. Метамауко ведет морскую торговлю с различными странами Средиземноморья.

Но вот известный вам по учебникам истории король франков Пипин Короткий захватывает Метамауко и грабит богатства, накопленные городом-республикой. Уцелевшие жители переселяются на соседние острова Адриатики. Главный из этих островов, лежащих в Венецианском заливе, — Риальто. Тут и начинают строить новый город, названный Венецией. Метамауко дает начало всем традициям, известным как венецианские: архитектуре, республиканской форме правления во главе с президентом-дожем, морской торговле. Словом, Венеция — «дочь» Метамауко.

Город Метамауко разрушили франки. Руины же его постепенно были поглощены водами Венецианского залива. Сюда, в поисках статуй и других ценностей, ныряли подводные кладоискатели. Сетями «удили» древности рыбаки, продавая необычный «улов» любителям старины. Сейчас затонувший город изучают археологи. Ведь он — памятник времен «темного периода», как называют ученые промежуток в несколько веков, разделяющий эпоху античности и расцвет культуры средневековья.

Сведений об этом периоде очень мало. Раскопки, которые ведутся в Метамауко, позволяют рассеять тьму «темного периода» в истории Западной Европы.

Почему тонет Венеция? Почему затонул Метамауко? В течение веков главным виновником считалось Адриатическое море, его разрушительные приливы. Уже в средние века венецианцы начали возводить набережные из камня, стены и волноломы, преграждавшие путь морским волнам. Но лишь недавно выяснилось, что основная опасность — не в наступлении моря, а в погружении суши.

С конца прошлого века Венеция опустилась относительно уровня моря на несколько десятков сантиметров. Причем скорость ее опускания возрастает. Сейчас она превышает 5 сантиметров за десятилетие. В два раза быстрей идет опускание другого древнего города Италии — Равенны.

Но не только Венеция и Метамауко стали «жертвами» Адриатики. На дне Венецианского залива найдены руины еще какого-то порта эпохи античности. Правда, от него осталась лишь мощная каменная стена. Зато от древнего города Конка на дне Адриатики сохранилось много памятников. Тут и остатки зданий, и триумфальная арка, и каменная колонна. Ее венчает орел, символ Вечного города — Рима.

Спина — этрусский «король Адриатики»

Неподалеку от него, также под водой, находится легендарный город-порт Спина. За тысячу лет до рождения Венеции он носил гордое имя — «король Адриатики».

В Спине жили греческие колонисты и этруски — один из самых загадочных народов древности. По словам античных авторов, этруски первыми покорили море. О красоте и богатстве этрусского города-порта писали многие географы и историки Древнего Рима. О Спине слагались легенды. Но тщетно пытались археологи отыскать этот город, стоявший в дельте реки По, неподалеку от ее впадения в Адриатическое море. Только в 1956 году загадку Спины решил итальянский ученый Нерео Альфиери. Оказалось, что город надо искать не на суше — он погребен под илом и водами дельты По.

Поиски Спины велись комплексно. Найти пропавший город помогла топонимика — наука, изучающая географические названия. Южный рукав дельты По назывался когда-то Спинетико, то есть «рукав Спины». Помогла и другая наука, гидрология: с ее помощью восстановили древнюю дельту реки, часто меняющей свое русло. Помогли средневековые рукописи и указания — античных авторов, описывавших Спину.

Раскопки Спины ведутся и по сей день. Археологи строят каналы для отведения воды, осушают болота в долине По. Прославленный порт, «жемчужина Адриатики», появляется из воды. Город-порт называют иногда «этрусскими Помпеями». Там хорошо сохранились многие здания, изделия ремесленников, произведения искусства.

Спина — город, о котором в один голос говорят древние авторы. Правда, античные летописцы помещали Спину на вполне конкретное географическое место — в долину реки Пад (сегодня это По). Но уже в средние века от этой «жемчужины Этрурии» не осталось никакого следа.

Дионисий Галикарнасский говорит, что Спину основали пеласги — народ, живший в Греции до прихода греков и вытесненный последними оттуда. Удержаться там пеласги, однако, не смогли, и им на смену пришли этруски. Народ этот — один из самых загадочных в истории человечества. Этруски были учителями римлян. Однажды этруски увидели несколько деревень на холмах. Из них они построили город, назвали Римом и правили им полторы тысячи лет. До самого своего исхода из истории римляне неукоснительно соблюдали каноны этрусского градостроительства, суть которых в том, что мир есть круг, разделенный на четыре части двумя пересекающимися под прямым углом прямыми дорогами, и каждому положено находиться в своей части. Возьмите план любого римского города, и везде вы найдете две эти дороги (cardo и decumanus). Возьмите план сельской округи любой римской общины (centuria), и тут эти же дороги будут в обязательном порядке. Более того, кощунственно сказать, римляне вслед за этрусками даже небо поделили на четыре части и расписали, какому богу в какой части жить и командовать. Все это очень облегчает работу археологов, потому что достаточно определить границы одного квартала, и весь план города — как на ладони.

Расцвет Спины пришелся на V век до Рождества Христова. В это время она была главным портом Адриатики, через нее шла вся торговля между Средиземноморским миром и Северо-Западной Европой, своеобразным перевалочным пунктом. Сюда поступали товары из Греции, Финикии, Персии, Египта и отправлялись дальше — в Галлию, Германию, на Британские острова, даже в Балтию, откуда поступали металлы и янтарь. Есть все основания предполагать, что рунические письмена Европы происходят от этрусского алфавита. Сама Спина активно торговала солью, товаром собственного происхождения.

Понятно, что при таком статусе города этрусским он был чисто номинально. Кроме соседей, умбров, лигуров и венедов (племя славянского происхождения), в Спине постоянно проживали представители почти всех народов Средиземноморья (греки, например, составляли не менее четверти), выполняя роль торговых агентов. О богатстве Спины говорит тот факт, что дары ее общины Дельфийскому оракулу считались самыми щедрыми и удивительными.

Однако такое благополучное существование продолжалось чуть более века. По непонятным причинам город стал увядать, более того, он превратился в пиратское гнездо, а плавание по Адриатическому морю стало сопряжено со всеми вытекающими отсюда опасностями. В I веке н. э. Страбон уже писал не о городе, а о деревне Спине. Потом она и вовсе пропала.

Но о Спине не забывали. Не раз вспоминает о ней Боккаччо. Кардуччи в знаменитой оде оплакивает судьбу Спины, царицы Адриатики, чей голос умолк, задушенный беспощадным временем. Историки же в ответ пожимали плечами. Они не только не могли указать местонахождение полулегендарного города, но даже не брались назвать причину его упадка. Кто-то пытался связать упадок Спины с нашествием галлов на Италию в 387 году до Рождества Христова, но галлы пришли и ушли, а такое хлебное место не могло пустовать.

Оказалось что врагом Спины оказалась река По, на берегу которой находился город. С каждым годом илистые наносы все более и более отдаляли Спину от кормильца-моря. Уже в IV веке до Рождества Христова город находился в трех километрах от моря, но упорством и трудолюбием жителей все-таки был связан судоходным каналом. К I веку н. э. это расстояние увеличилось до пятнадцати километров. Перенести город к морю жители не могли, так как все побережье представляло собой сплошную топь из болот и лагун. Город был обречен и превратился в деревню, обитатели которой добывали себе пропитание рыбной ловлей и огородами.

В XII веке река По прорвала дамбу и переместила свое русло на север, к Венеции. Местность быстро преобразилась на много километров вокруг Спины. Теперь она представляла собой заболоченную низину с илистыми лужами и мелкими озерками. То, что когда-то называлось почвой, медленно оседало. Город ушел под воду основательно. Не находя на местности следов крупного города, энтузиасты-историки конца средневековья выдвинули гипотезу, что остатками Спины является мелкий порт Фельсины, расположенный неподалеку от Равенны в устье реки Рено. И это несмотря на утверждения средневековых хроник, что правый рукав дельты По когда-то назывался Спинетико.

Дело, может быть, и не сдвинулось бы с мертвой точки, если бы в поисках выхода из земельного кризиса итальянское правительство не разработало в 1913 году план осушения южной части современной дельты реки По поблизости от Комаккьо, средневекового городка, расположенного километрах в тридцати от административного центра Феррара. Комаккьо лежат на островах посреди болот и лагун в отдалении от моря, жители его, которым некуда было бежать за лучшей долей, поддерживали свое существование рыбной ловлей. Мелиорация сулила городу былое благополучие. Осушение началось в 1919 году, когда Муссолини основал фашистскую партию. Едва между прорытыми каналами появились пригодные для возделывания посевные участки, агрономы стали рыть землю, экспериментируя с посадками. И повсюду они натыкались на древние гробницы. Сходство самих гробниц с этрусскими погребениями в других районах Северной Италии, адекватность добытых вещей заставили власти пристальней взглянуть на ситуацию. Пролежав столько веков под водой, гробницы имели все шансы остаться целыми. Муссолини: поставив себе цель — возрождение былого могущества Римской империи, — он тратил на археологию больше, чем на боевую и политическую подготовку штурмовиков. Про мелиорацию забыли напрочь, официальные раскопки доверили местному археологу А. Негриоли и директору департамента древностей в Эмилии С. Ауриджемма. К 1935 году было открыто более 1200 гробниц, не считая тех, которые разграбили жители Комаккьо.

Количество обнаруженных вещей было столь велико, что под их хранение пришлось выделить дворец в Ферраре, который еще в эпоху Возрождения построил Людовик Сфорца. Сегодня он заполнен полностью этрусскими древностями и называется Феррарский национальный музей археологии. И является одной из лучших коллекций Италии. Среди множества вещей, извлеченных из некрополя, были и бронзовые подсвечники этрусского стиля, и янтарные ожерелья, и египетские сосуды из стекла и алебастра, и краснофигурные аттические кратеры. Присутствие греков обозначалось не только их продукцией, но многочисленными надгробными плитами на древнегреческом языке. Возраст находок колебался от V до III веков до н. э. Не было никакого сомнения, что такой разнообразный по характеру материал мог принадлежать только крупному портовому пункту, выполнявшему роль перевалочного пункта, то есть никто не сомневался, что в долине Треббия обнаружен некрополь Спины.

Но где же сам город? По всем правилам этрусского землеустройства, он должен был находиться рядом. Обследование округи некрополя не дало никаких обнадеживающих результатов. Находки были, но ни к этрускам, ни к нужному временному интервалу они отношения не имели. Все понимали, что Спина где-то рядом, но город как-будто исчез, хотя не мог же он сквозь землю провалиться, потому что копали ученые до материка.

В 1953 году на черный рынок древностей вдруг хлынул поток первоклассных этрусских вещей, аналогичных тем, что выставлялись в Феррарском музее. Агенты полиции быстро прояснили ситуацию: около того же Комаккьо, в районе долины Пеги, что южнее долины Треббии, начались осушительные работы; находки именно из тех мест. Итальянские власти и на этот раз отреагировали мгновенно. Весь предполагаемый район находок был изъят из землепользования и передан в распоряжение археологов.

В 1954 году профессор П. Ариас из Катанийского университета и будущий директор Феррарского музея Нерео Альфиери вновь бросились разгадывать тайну Спины. Именно последнему и суждено было стать тем человеком, который вернул город-призрак на этот свет. Впоследствии про него рассказывали легенды: если Альфиери поручали разыскать совершенно утерянный римский храм, то он шел к пастухам и просил показать самую главную местную святыню, и пастухи приводили его к замшелым камням, едва показывавшимся из земли.

Однако и на этот раз вещи, попавшие на черный рынок, имели к городу Спине касательное отношение. Они происходили из еще одного некрополя Спины. Выбрать его, чтобы сберечь для потомства, казалось невыполнимой задачей, так как некрополь все еще находился под водой, местами достигавшей метровой глубины. К этому надо добавить, что гробницы не находились на дне: до них предстояло преодолеть полтора метра ила и грязи. В большинстве мест уровень воды был слишком низок, чтобы воспользоваться лодкой, и одновременно не позволял работать, стоя по колено или по пояс в воде и чувствуя, как сапоги засасывает ил. Но археологам на первое время пригодился опыт рыбаков-грабителей из Комаккьо. Они привязывали к рукам и ногам некое подобие лыж и на четвереньках одолевали трясину.

Понятно, что о традиционных методах раскопок археологам пришлось забыть сразу. Археологи вынуждены были отказаться от привычных инструментов и взять на вооружение брандспойт, которым находки вымывались на поверхность. При этом, не зафиксированные на месте в гробнице, они утрачивали половину своей научной ценности. Археологи это прекрасно понимали, но выбора у них не было: главное, опередить ловцов угрей из Комаккьо. В этом темпе им удавалось в погожий день находить по пятнадцать гробниц. Позже они сколотили из досок раму, которая удерживала воду, и грязь, и раскопки приобрели более профессиональный вид.

К концу первого сезона Феррарскому музею были переданы вещи из 342 гробниц. К 1963 году число раскопанных погребений перевалило за три тысячи.

Уже тогда в научном мире стали говорить, что Ариас и Альфиери давно нашли Спину, но предпочитают молчать, пока не закончат с некрополем. Археологи на это отвечали, что если уж кто и найдет Спину, то наверняка рыбаки из Комаккьо, которые всегда были первыми.

Предметы из некрополей Треббии и Пеги были одного стиля, да и датировка их совпадала. Не было никаких сомнений, что оба некрополя принадлежали исчезнувшему городу, крупному и богатому. Правда, собственно этрусских вещей в могилах было не так уж и много в процентном соотношении, в основном они были представлены терракотовыми сосудами в виде животных. Археологи определили их как флаконы для благовоний. Из-за трудностей при проведении работ не удалось установить четкую типологизацию гробниц. Вероятно, различный тип гробниц зависел от места в некрополе, что весьма характерно для этрусков, определявших место каждого в его «четверти». Это подтверждается и строго геометрической планировкой некрополей, которую выявила аэрофотосъемка. И, тем не менее, некрополи Спины не шли ни в какое сравнение с гробницами классической Этрурии: со склепами, стены которых покрыты фресками, с богатством погребального инвентаря, с каменными саркофагами, изображавших на крышках умерших. В Треббии и Пеги лишь иногда устанавливали стелу или складывали горку из камней. Только в двух случаях были обнаружены небольшие каменные саркофаги с пеплом.

Все это, скорее всего, объясняется тем, что в округе господствовала аллювиальная почва и песок, камень надо было везти издалека.

Однако некоторые закономерности археологам удалось проследить. Умерших всегда клали головой на северо-запад, погребальную утварь ставили справа, независимо от состояния или касты каждый держал в руке обол Харона — плату за проезд в царство теней. И еще один вывод напрашивался сам собой: поскольку в некрополе Пеги захоронения были гораздо многочисленнее, следовало предполагать, что и располагался он ближе к городу.

Все годы в свободное от раскопок некрополя время Альфиери бродил по окрестностям, говорил со стариками, рыл шурфы, пытался восстановить древнюю карту береговой линии и старые рукава По. Такую карту ему удалось создать по отложениям наносов в дельте и расположению дюн. Он даже выяснил, что некрополи некогда располагались на гребне вытянутой песчаной косы, соответственно и город должен был стоять на подобной косе. Но участок возможного месторасположения Спины по-прежнему был слишком велик, к тому же, большая его часть находилась под водой. Альфиери не сдавался. Он призвал на помощь историческую географию в надежде, что какое-нибудь из окрестных названий средневековых поселений должно сохранить хотя бы намек на античный город. 28 июля 1956 года в архиве Равеннской епархии он, наконец, обнаружил упоминание о церкви Санта-Мария в Падо-Ветере. Название деревни ясно указывало, что когда-то она стояла на берегу древнего русла По (Пада). Самой церкви давно и след простыл, но местечко, где она стояла, было известно и теперь под именем Паганелла.

Альфиери уже не сомневался, что нашел Спину, и горько просчитался: в районе Паганеллы ему удалось собрать лишь поздний, римский материал.

В конце концов, удача улыбнулась ему. Альфиери узнал, что инженер из Равенны В. Валвассори проводит аэрофотосъемку трассы будущего осушительного канала, который пройдет через долину Пеги. На цветных снимках, сделанных при помощи разных фильтров, он тут же увидел в километре от бывшей церкви Санта-Мария геометрически правильные контуры древнего поселения. Отчетливо прослеживались не только городские кварталы, но и широкий искусственный канал протяженностью около трех километров. От него тоненькими струйками расходились второстепенные артерии. С воздуха Спина поразительно напоминала Венецию.

При последующих аэрофотосъемках с разных высот и при разном освещении Альфиери получил четкий план города с каналами, кварталами и площадями. Две главные водные артерии Спины четко соответствовали классическим cardo и decumanus. Параллельно им тянулись на равноудаленном расстоянии более мелкие каналы. Спина четко соответствовала описанию Страбона: «Деревянный город, вдоль и поперек пересеченный каналами; передвигаться по нему можно лишь по мостам и на лодках». Площадь, которую занимала Спина, составляла примерно 3 квадратных километра, население — до полумиллиона человек.

Когда осушили долину Пеги, город стало возможным «прочитать» и с земли: заиленные каналы четко выделялись полосами темно-зеленой травы, на месте бывших кварталов колыхалась скудная желтая растительность. Природа дала в руки археологов карту города еще до начала раскопок.

Теперь требовалось находками доказать, что это именно Спина. В первом же раскопе рабочие наткнулись на деревянные столбы, вбитые в илистую почву до твердого грунта. Это было первым доказательством: свайный фундамент под строения, существующий и сейчас в Венеции.

Следом пошли и осколки керамики, определенно относящиеся к V–IV векам до н. э. К тому же она была идентична найденной в некрополях.

Сегодня Спину активно раскапывают, но о величественных руинах, видимо, следует забыть: город из дерева и кирпича вряд ли оставил потомкам что-либо монументальное, наподобие древних пирамид. А поскольку город исчезал медленно, не было необходимости прятать какие-либо клады, а если такая необходимость и была, будущая судьба города заставила бы их перепрятать значительно дальше. А вот вероятность обнаружить билингвы — двуязычные тексты, так любимые археологами и так необходимые для расшифровки языка этрусков, остается очень высокой.

Олус и гибель Микенской цивилизации

Олус — древний затонувший город, располагавшийся рядом с современным поселком Элунда (Крит) на берегу залива Мирабелло в 78 км от Ираклиона. После землетрясения (II век н. э.) практически весь город ушел под воду. Сегодня видимы только остатки города — разбросанные основания стен собственно на острове, а также на узком перешейке в открытом море.

Вообще древнейшее прошлое Крита открывается не только в найденном городе Олус, но и во многих других археологических раскопках. Великая гибель микенской цивилизации произошла на рубеже XIII–XII вв. до н. э. — дворцы и цитадели бронзового века были сожжены и разрушены, а когда-то плотно населенные области обезлюдели. Значительная часть местного населения бежала с юга Балканского полуострова на острова Эгейского моря, в Малую Азию, на Кипр, где существовали микенские колонии, не затронутые катастрофой XIII в. до н. э.

Все дворцовые центры были заброшены, постепенно даже их местоположение исчезло из памяти людей. Уцелевшие поселения потеряли былое могущество и славу, превратились в незначительные городки. Чем больше проходило времени, тем меньше исторических реалий микенского времени оставалась в памяти людей, тем более, что во многих областях материковой Греции произошла смена населения. К VIII в. до н. э., то есть как раз ко времени создания поэм Троянского цикла, от предшествующей эпохи сохранились только неясные воспоминания о неких военных конфликтах в Малой Азии. Конечно, старожилы рассказывали истории и о переселениях смутной эпохи «Темных веков», и об основании новых поселений и о том, как люди уходили с обжитых мест, покидая родные дома.

Мощный пласт имен и географических названий, оставшийся грекам античной эпохи в наследство, представлял обширное поле для фантазии. Этим и воспользовался пытливый ум греческих поэтов и историков, которые попытались объяснить происхождение многих слов, привязав их к событиям героической эпохи.

Самые ранние представления греков об исторической географии микенской эпохи отражены в знаменитом «Каталоге кораблей» из II-й песни «Илиады».

Зримым выражением исторической подлинности мифических героев были их могилы, разбросанные по всей территории материковой Греции, островам Эгейского моря, и Малой Азии. При этом у одних героев было по несколько могил в разных местах, а другие почему-то были похоронены совсем не там, где им следовало бы лежать после смерти. Но греков эти противоречия не смущали. Могилы героев были объектом особого почитания со стороны местных жителей и целых государств. Душам героев приносились умилостивительные жертвы, а в их честь устраивались состязания.

Только в XX веке археологические исследования обнаружили, что эти погребальные сооружения относились к гораздо более раннему времени. Историческая наука XVIII–XIX вв. относилась к греческим мифам и эпосу с большим недоверием, и только археологические открытия конца XIX — начала XX веков совершили переворот в научных представлениях.

Когда Генрих Шлиман, относившийся к поэмам Гомера как к путеводителю по исторической географии героической эпохи, в 1871–1890 годах обнаружил в Микенах, Тиринфе, и в Троаде древние цитадели, дворцы и богатейшие погребения, это навсегда решило вопрос о доверии к мифам, даже несмотря на то, обнаруженные им памятники принадлежали вовсе не эпохе Троянской войны, а культуре, существовавшей за тысячу лет до нее.

Не менее мощный вклад в подтверждение историчности древних мифов внесли раскопки Артура Эванса в Кноссе на Крите. В 1900 году Английский археолог поверил сам и сумел убедить других, что открытый им Кносский дворец и есть прославленный Лабиринт, где Тесей победил Минотавра.

Дальнейшие раскопки на Крите, в материковой Греции и на островах Эгейского моря открыли еще больше памятников древнейших эгейских цивилизаций эпохи бронзы, которые принадлежали Минойской, Микенской (или Элладской), и Кикладской культурам. Кроме дворцов и крепостей, предметов материальной культуры, при археологических раскопках были обнаружены таблички с надписями. Древнейшие надписи XIX–XVIII вв. до н. э. сделаны иероглифическим письмом. Такой тип письменности появился на острове приблизительно в середине XV века до н. э. после завоевания Крита греками-ахейцами. Особенно уникальным памятником критской пиктографической письменности считается глиняный диск из Феста, найденный итальянскими археологами в 1908 году. Надпись, датируемая XVII в. до н. э., сделана знаками, которые представляют собой результат самостоятельного развития.

Но вернемся к затопленному городу Олус. В свое время этот город был независимым, он даже чеканил свою собственную монету. Именно по монетам одиннадцати различных типов, датированным периодом между 330–280 до н. э., ученые смогли узнать об истории города Олус. На монетах, в основном, были изображены Артемида Бритомартида, Зевс с орлом или дельфином, восемь лучей звезды и слово Olountion — Олус.

История Олуса известна главным образом по надписям и как уже говорилось монетами. Жители Олуса торговали между различными греческими городами, а также городами остального известного мира. В этом приморском городе был большой порт, где торговые корабли могли найти надежную стоянку, а их владельцы — прекрасные возможности для торговли. Сами же греки покупали золото и другие ценные металлы, железо, шерсть, древесину, кожу, а продавали вино, растительное масло и многочисленные изделия высочайшего художественного уровня. Среди них — сосуды из керамики, в искусстве создания которых греков не превзошел никто. Глина под руками греческих мастеров, приобретала самые разнообразные, гармоничные формы, а затем на нее наносились рисунки, представлявшие персонажей греческой мифологии или сцены из повседневной жизни. Именно по этим замечательным произведениям искусства сейчас археологи могут лучше узнать жизнь и занятия людей того времени. Благодаря росписям на вазах, например, становится ясно, какую роль в жизни древних греков играла торговля, какое оживление всегда царило во всех греческих портах.

В 260 до н. е. город стал частью Кносса, однако позже Олус не присоединился к Республике Крит. В 201 до н. е. Олус вошел в союз с Родосом, но позже город попал под владычество Лато. После длительных пограничных споров, жители в конце концов договорились с Лато. В итоге, простояв около шести столетий (II век до н. э. — IV век н. э.) на перешейке полуострова Спиналонга, город был разрушен. В начале XX века здесь был прорыт канал, соединяющий бухту и открытое море, и часть руин оказалась затоплена.

В античные времена местные жители поклонялись Зевсу Критскому, богу войны Аресу и его любимой — богине Афродите. Об этом можно судить по руинам храма Афродиты. Храм состоит из двух частей, первая из которых посвящена богине, а вторая — Аресу. Храм Афродиты и Ареса представлял собой геометрическое капище. Артефакты, найденные в окрестностях храма, ныне хранятся в Археологическом музее города Айос-Николаос.

Здесь, в Олусе можно было увидеть одну из немногих деревянных статуй Артемиды Бритомартис, созданную Дедалом. Во II в. н. э. Олус стал прибежищем морских пиратов, возможно из-за этого он и был разрушен. Кроме развалин древнегреческого Олундаса, здесь можно посетить и руины раннехристианской базилики, построенной в VII веке. Здесь можно увидеть уцелевшие элементы мозаичного настила, украшенного изображениями рыб, растительными и геометрическими орнаментами, различными надписями, посвященных каким-то событиям или людям.

Найденный в районе Олуса образец письма, который сейчас выставлен в Лувре, содержит текст соглашения города с другими городами Крита. Этот же надпись гласит, что существовал храм Асклепия. Другие надписи (датированные 3 веком до н. э.) свидетельствуют об установлении дружественных отношений между Олусом и Лато.

Свою независимость город сохранял и в венецианскую эпоху. Согласно официальным бумагам венецианской власти, Олус был одним из городов Крита, где было разрешено поселение иностранцев. Ученые считают, что город погрузился под воду вследствие локального сдвига, который был частью процесса, так называемого, смещения Восточного Крита.

В ходе раскопок 1960 года Анастасиос Орландос открыл базилику 5 века. В одном из ее проходов сохранилась мозаичный пол, на котором кроме орнамента указаны имена тех, кто помог возведению храма. Также Орландос он обнаружил кусок железной руды с текстом указа между Олусом и Родосом. Он оказался одним из утраченных фрагментов одной записи, который был найден Анри ван Еффентерре в 1937 году в апсиде базилики. Этот текст написан на дорическом диалекте.

Все эти находки говорят о том, насколько развита была цивилизация в то время. Дальнейшие раскопки, которые ведутся и сегодня, должны еще больше пролить свет на то, как люди жили в то далекое время.

«Счастливая» Ольвия

Недалеко от современного Николаева лежат руины Ольвии, крупного и древнего города античного Северного Причерноморья. «Ольвия» в переводе означает «Счастливая». Древние греки так назвали поселение, построенное на берегах Днепровско-Бугского лимана в начале VI в. до н. э.

Основными видами деятельности жителей Ольвии были ремесла и торговля. Они смело отражали нашествия злых завоевателей и платили дань могущественным царям Скифии. Но в середине I века до н. э. город полностью разрушили войска одного из фракийских племен геты. Но словно феникс, Ольвия возродилась вновь из пепла больших пожарищ. И только в эпоху великого переселения народов, совсем истощив все силы в борьбе с кочевниками, город пал под ударами гуннских полчищ.

И вот спустя полторы тысячи лет Оливию заново открыли археологи — и уже более века ведутся раскопки древнего города.

Археологи определили очертания центральной площади Ольвии — агоры. А на ее южной стороне нашли контуры огромного здания, а под ним — подвал. В нем сохранились остатки колонн, черепки от сосудов, на которых были изображены сюжеты спортивных игр и площадки из каменных плит. Оказалось, что археологи открыли палестра гимназия — школьный спортзал. До сих пор о таких гимназиях было известно только из сочинений древних авторов.

Археологи сразу же принялись детально изучать найденный спортзал Ольвии. Они раскопали узкий бассейн-ванну, сложенную из плоских плит известняка, аккуратно подогнанных друг к другу. Удивительно, что вода шла сюда по водопроводу, сложенному из керамических труб. Трубы, до наших дней прекрасно сохраненные, лежали в специальном канале. Еще никогда никому из археологов не доводилось находить неповрежденный античный водопровод, со всеми его соединительными кожухами, коленами, обмазкой и ответвлениями!

Археологи получили в свои руки еще одну уникальную находку, — так называемый теменос, городская святыня, место, где росла священная роща и стояли главные храмы. Ни в одном древнегреческом городе теменос не был сохранен в первозданном виде — обычно его перестраивали и разрушали. Но ольвийский теменос получил необычную судьбу.

Когда ольвийцы решили построить новый теменос, они не решились переделывать или разрушать старые храмы и алтари. Поэтому просто «похоронили» их, засыпав слоем чистейшего лесса. Затем на этой «лессовой могиле» ольвийцы воздвигли свое новое святилище. Но его при набегах целиком разрушили варварские племена. Старый же теменос, укрытый надежно от посторонних глаз и разрушений, раскопали и реконструировали археологи и это более двух тысяч лет спустя после его «погребения»!

Место, которое древние греки выбрали для строительства «Счастливой» Ольвии, природой четко разделено на две части: верхнюю и нижнюю. Первая расположена на лессовом плато, а вторая — под береговым обрывом, у лимана. Древние исследователи называли первую «возвышенностью», «горой», «акрополем», «нагорной частью», «верхним городом», а вторую — «низменностью», «подолом», «народной площадью», «прибрежной частью», «нижним городом». Современные же археологи называют их просто «Верхним» и «Нижним» городами, причем, что интересно — названия пишут только с прописных букв, как имена собственные.

Первые ученые, описывая Ольвию, уже тогда отмечали, что воды лимана затопили часть Нижнего города. Вот, например, что писал академик П. И. Кеппен в начале прошлого века: «Самая пристань без сомнения находилась не в крепости, а вне оной. Жители здешние утверждают, будто бы в верховую погоду, а особливо при северо-западном ветре, когда вода отступает от берега, видим бывает еще мост, у коего некогда приставали корабли; они прибавляют к сему и то, будто бы пристань сия некогда для прочности залита была свинцом».

А в середине прошлого века сам граф А. С. Уваров задался благородной, но неосуществимой целью: всего за один полевой сезон сделать план со всех крупных археологических памятников от устья Дуная до Кавказского побережья (к сведению памятников оказалось несколько сотен!).

Верхний город Ольвии граф Уваров считал акрополем, а Нижний — «народной» или «главной» площадью. «Волны, беспрепятственно теперь подмывая берег, обрушивают его и постепенно суживают площадь. Оттого нам кажется удивительным, что главная площадь такого большого города могла занимать столь узкое пространство. В древние времена площадь простиралась, по крайней мере, на десять сажен далее в лиман», — писал Уваров в своем «Исследовании о древностях Южной России и берегов Черного моря».

Граф полагал, что «ольвийцы, желая воспрепятствовать обрушиванию берега и намереваясь сделать тут удобную пристань, укрепили берег каменною постройкою, следы которой дошли и до нас». Это покрытые водой плиты, что лежат в десяти саженях от берега, и бывают видны, когда сильный ветер сгоняет воду лимана. В древние времена, писал Уваров, с высокого берега Верхнего города спускалась каменная лестница — прямо к пристани Ольвии, длиной в двести метров, сложенной из больших плит, а «связанных между собою железными скобами, припаянными свинцом».

С этим также согласился историк Брун, посетивший Ольвию в 1862 году. В метрах сорока от берега, при продолжительном северо-западном ветре «заметны большие плиты довольно твердого известнякового камня, связанные между собой железными скобами, припаянными свинцом», — пишет Брун и добавляет, что лично ему «посчастливилось видеть в этом месте, обыкновенно покрытом волнами, кроме других кусков разного рода камней, несколько стесанных кусков известкового камня в полтора аршина длины и поларшина ширины, принадлежащих, вероятно, ступеням лестницы, которая спускалась с высокого берега к реке».

В начале уже нашего века раскопки города провел Б. В. Фармаковский, которого называют «родоначальником» Ольвии, то есть человеком, начавшим ее подлинно-научного изучение. Будучи на раскопках Нижнего города, Фармаковский сделал вывод, что большая часть его погребена водами лимана. И, разумеется, его внимание, привлекли руины, находящиеся под водой неподалеку от берега. Но, в отличие от других исследователей Ольвии, Фармаковский не считал их остатками пристани или шикарной длинной каменной лестницы, соединявшей Верхний и Нижний город. По его мнению, это были руины-развалины оборонительных стен Ольвии.

«Остатки стен города, которые, судя по надписям, здесь, у р. Буга, несомненно, должны были быть, находятся, очевидно, уже под водой, — писал он. — Очень может быть, что это грандиозное сооружение, которое находится под водою сажен на 10 от берега у южной части прибрежной Ольвии и которое было отмечено уже графом Уваровым и другими исследователями, представляет именно остатки прибрежных стен Ольвии, защищавших ее порт».

«Счастливую» Ольвию охраняли крепкие оборонительные стены. Но они не смогли спасти город от нашествия гетов. После разгрома город, как уже говорилось, возродился, но его размеры стали меньше. Ольвийцы тогда возвели новую стену, огородившую город с северной стороны — стена эта была открытая украинскими археологами в еще в середине 30-х годов н. в. Начиналась она где-то в Верхнем городе, затем спускалась в Нижний и дальше упиралась в лиман. Но если верить археологу и продолжить линию от этой стены на восток, то она пройдет почти по центру затопленного сооружения. Того, что лежит недалеко от берега и которое Фармаковский назвал развалинами оборонительной стены, а его предшественники такие же исследователи Ольвии, — «пристанью»!

Около сорока лет вел раскопки Ольвии Александр Карасев. И вот в октябре 1946 года северозападные ветры были так сильны, как никогда прежде. Они своей мощью согнали воды лимана, и перед группой Карасева обнажились крупные каменные блоки, лежавшие недалеко от берега. Карасев сфотографировал это во истину подводное чудо. И сделал заключение, что территория города в древности занимала куда большее пространство. «Линию городских стен вдоль берега, построенную в III веке до н. э., надо предположительно отнести на край береговой мели, до линии, находящейся под водой „пристани“», — писал он.

Слово «пристань» Карасев намеренно взял в кавычки: он полагал, что руины под водой — это ни что иное как обломки приморской городской стены, построенной еще до нашествия гетов. Он считал, что в древности правый берег Бугского лимана проходил на полкило метра далее на восток, чем сейчас.

Также, по мнению другого ученого, Л. М. Славина, Нижний город, площадь которого сейчас равна 6–7 гектарам, раньше имел в два раза большую территорию. По его мнению, половину Нижнего города поглотили воды лимана. В 1958 году раскопки в прибрежной части Ольвии на пляже ольвийского городища, привели другого исследователя В. В. Лапина, к выводу, что «в районе Бугского лимана за менее чем две тысячи лет произошло понижение материка по крайней мере на 1 метр», причем «указанная цифра является минимальной и в процессе дальнейших исследований будет, по всей вероятности, значительно повышена».

Итак, все исследователи Ольвии сходились в одном: продолжение Нижнего города надо искать под водой. Дело теперь было за раскопками на дне лимана — детальным исследованием.

Собранная экспедиция обнаружила возле «пристани» лишь хаотические груды камней. Но эхограмма точно показала, что под водой четко очерчиваются остатки крепостной стены и они прослеживаются на расстоянии более 100 метров! Под водой совершенно находились остатки оборонительной стены. Той стены, что была открыта при раскопках Нижнего города на суше, «послегетской», воздвигнутой после нашествия племен гетов.

Не весь «культурный слой» подводной Ольвии был уничтожен! Древнейшие, нижние слои остались нетронутыми. Это ярко показали раскопки подводной археологической экспедиции.

Прежде всего, был исследован объект на дне лимана, называемый «пристанью», но не «пристань Кеппена», что находится вблизи от берега, а «новая пристань», та, что была найдена в сотне метров от южной части Нижнего города. С помощью приборов сняли точный план контуров этой «пристани». Выяснилось, что это развал необработанного камня. Причем камни небольшие по размерам, не более 70 сантиметров в длину. И, что самое интересное, среди камней множество привозных — в постройках на суше они почти не встречаются.

Никаких следов искусственных площадок, плотно пригнанных камней, обработанных плит и блоков не нашли. Так же, как и скрепляющих свинцовых деталей. Тогда решено было провести под водой не просто исследование, а настоящие раскопки.

Археологи углубились в плотный слой грунта на глубину в полтора метра у западной и восточной оконечностей «пристани» и вот наконец-то они нашли обломки античных сосудов эпохи эллинизма и даже амфору. Это был знак, волны лимана не полностью разрушили культурный слой! И если это так, то в Ольвии можно было вести археологические раскопки в полном смысле этого слова, — не замеры, не составление плана затонувших сооружений, а изучение «культурного слоя», то, чем занимаются археологи на суше.

Ученые сошлись также во мнении, что то, что они называли, «пристаню», совсем не пристань и не остатки городской стены, а своего рода каменная свалка портовой части Ольвии. Корабли приходили сюда с балластом — камнями, погруженными в трюмы. Затем суда нагружались хлебом и другими дарами ольвийской земли. Камни балласта, за ненадобностью, выбрасывались. Кораблей — и балласта — было так много, что ольвийцам пришлось отвести специальное место для каменной свалки. А потом ее поглотило море — так же, как и многие прибрежные сооружения в Ольвии.

Ольвийская подводная археологическая экспедиция провела раскопки и в районе другой «пристани», той, что была описана Кеппеном, Уваровым и другими исследователями. Между камнями «пристани Кеппена» были найдены лежащие вровень с дном, впритык друг к другу, плиты. Их покрывал тонкий слой ила и песка. Его удалили, и тогда перед археологами открылся вытянутый вдоль берега объект. Условно его назвали «площадкой». Площадка эта выложена из тех же камней, что и остальная «пристань». Протянулась она почти на тридцать метров в длину, при ширине в 2,5–2,8 метра. Несомненно, что «площадка» и «пристань» — части единого сооружения.

Оказалось, что плиты «площадки» имеют толщину до полуметра. Под ними лежал «культурный слой»: в серой глине имелись обломки керамики, древесные остатки, куски древесного угля. По обломкам керамики археологи смогли определить время образования «культурного слоя». Самые древние сосуды относились к V веку до н. э., самые «молодые» — к IV–III векам до н. э. Значит, «площадка» и связанная с ней «пристань» не имеют отношения к стене, возведенной после нашествия гетов, полтысячи лет спустя.

Может, это остатки древней городской стены Ольвии или ее башни? Археологи нашли под водой огромное количество амфор к северу от «развала Блаватского». Обычно такая находка указывает, что здесь затонул древний корабль. Однако никаких следов кораблекрушения поблизости не найдено. Быть может, обнаружен портовый склад Ольвии?

Прибрежная часть города с каждым годом становится все меньше и меньше — ее поглощают волны лимана, частые, хотя и небольшие, оползни. Участь подводной Ольвии ожидает весь Нижний город. А затем придет черед и Верхнего — и тогда вся Ольвия окажется на дне. Но, вероятно, будут найдены защитные меры, и древний город удастся спасти.

Загадочная Атлантида

История Атлантиды, родившаяся в Древней Греции, вот уже более двух тысячелетий вызывает не утихающий интерес у современников. Полностью проанализированы, разобраны до мельчайших подробностей и сопоставлены самые различные факты — исторические, этнические, зоогеографические, астрономические и многие другие. За все время достигнуты большие успехи в археологических раскопках и геологическом изучении морского дна. Благодаря всему этому богатому материалу, сейчас на историю Атлантиды можно взглянуть абсолютно по-иному. То, что раньше было лишь догадками и предположениями, сегодня получило подтверждение. Сейчас можно очень хорошо представить себе культурный уровень атлантов и описать геологическую катастрофу, которая привела к ее гибели.

Но для того чтобы ответить на главный вопрос, отчего же погибла Атлантида, нужно точно знать, где она находилась. Большинство атлантологов, считали, что затонувшая страна была расположена в северной части Атлантического океана.

Ученые не стоят на месте — в последние годы батиметрическая, геологическая и геофизическая изученность Атлантического океана продвинулась далеко вперед. И можно с уверенностью сказать на дне центральной части Атлантического океана, в частности на срединно-океаническом подводном хребте, исчезнувшей Атлантиды нет.

Наука имеет много фактов в пользу того, что такой океан, как Атлантический, относительно молод он появился всего 100-50 миллионов лет назад, а раньше на его месте находился материк. Конечно, вполне вероятно, что отдельные участки Атлантического океана позже включились в прогибания — в начале или середине третичного периода, то есть 25–10 миллионов лет назад. Но полагать, что опускание некоторых участков суши в центральной части Атлантического океана произошли за последние 12 тысяч лет, нет никаких оснований.

Интерес к Атлантиде подогревал геолого-геофизические исследования в самом Атлантическом океане и благодаря этому они развивались очень интенсивно. С помощью автоматических эхолотов был детально изучен рельеф дна океана. Сейсмическим и магнитными устройствам подробно исследовано строение земной коры Центральной и Северной Атлантики. Опущенные на дно особые приборы дали большой материал для изучения состава и возраста осадков на дне океана. И наконец, во многих частях Атлантики проведено глубокое бурение дна океана при помощи специально оборудованного для этой цели научно-исследовательского судна «Гломар Челленджер». Бурение точно показало, что в центральной части Атлантики, вблизи срединно-океанического хребта, развиты только карбонатные осадки. А уже в направлении к Европейскому и Американскому побережьям карбонатные илы постепенно сменяются глинистыми, но только вблизи континентального склона появляются прослои тонкозернистых песков. Эти полученные данные говорят о том, что не только в последние 10–20 тысяч лет, но и 5-10 миллионов лет назад суши в пределах центральной части Атлантического океана не было. И до центральной части Атлантического океана сильные морские течения не доносили даже глинистые частицы. И накапливались там только карбонатные осадки, которые образуются в результате гибели живущих в воде организмов. Получается, что если бы в центральной части Атлантического океана хотя бы даже временно была суша, то сносимый с нее обломочный материал обязательно обнаружился в осадках этой части океана.

Новые исследования, современное оборудование и знания о геологических процессах, происходящих сейчас и в прошлом, позволяют максимально сузить число природных явлений, которые способны вызвать такую масштабную катастрофу сумевшую затопить огромную часть суши.

На первый взгляд, одной из самых естественных причин гибели Атлантиды считается поднятие уровня океана или соответственно опускание суши, где Атлантида находилась. И сколько бы ни заманчивой была эта гипотеза гибели Атлантиды, она не может быть принята, потому что в опускании суши нет никакой катастрофы. Такие поднятия и опускания на земной поверхности объясняются особыми геологическими причинами и происходят повсеместно. Стоит заметить, что даже при максимальной скорости поднятий и опусканий земной коры она будет измеряться несколькими миллиметрами в год. И для того чтобы равнинная страна погрузилась хотя бы на несколько метров, необходимо время, точнее многие тысячелетия. Если же вспомнить, описание Атлантиды Платоном, то можно увидеть, что страна изобиловала горными хребтами, то есть становится просто очевидно, что от этой гипотезы придется отказаться.

Многих атлантологов смущала странная медлительность геологических поднятий и опусканий, и некоторые из специалистов в поисках ответа откуда берется резко ускоряющиеся опускание суши, обратились к эвстатическим колебаниям уровня Мирового океана.

Еще из школьных учебников известно, что в недалеком прошлом наша планета пережила несколько эпох оледенения. За это время огромное количество воды превратилось в материковый лед, покрывающий сейчас тысячеметровым панцирем немалые пространства на Севере Европы, Азии и Америки. По этой причине в ледяном щите скопилось столько влаги, что уровень воды в Мировом океане понизился на 100 м. Но когда лед начал таять, то уровень Мирового океана вновь стал расти и, естественно, в конечном итоге поднялся на те же 100 м. Разумеется, поднятие уровня океана на такую высоту достаточно, чтобы затопить многие страны. Однако и эта заманчивая причина для объяснения гибели Атлантиды, также не подходит.

В конце последней ледниковой эпохе потепление не имело большого катастрофического характера. Изучение органических остатков, обнаруженных в поздне- и послеледниковых отложениях, и взятые для исследований материалы свидетельствуют о том, что повышение уровня океана в конце ледниковой эпохи было очень постепенным. На первых этапах таяния льда уровень в океане повышался на 12 ммгод, а затем около 6 тыс. лет назад — всего лишь на 2–1 ммгод.

Поэтому, как бы не хотелось, но «утопить» Атлантиду с помощью постоянно и повсеместно происходящих геологических процессов тоже не получится. Получается, что при таком раскладе причину гибели легендарной Атлантиды нужно искать в явлениях случайных, то есть в катастрофических. Такие события могут быть разделены на две группы: а) космические события, б) геологические катастрофы.

И, конечно, большее внимание атлантологов привлекают космические причины гибели материка. Польский астроном Л. Зайдлер выдвигает их на первый план. Он предлагает и несколько различных вариантов космических катастроф, а именно — встречу Земли с астероидом или падение кометы.

Разумеется, гибель большого района в результате падения метеорита — вещь весьма реальная.

И роль таких катастроф в историческом прошлом планеты значительно преуменьшалась, из-за того, что поверхность Земли была еще недостаточно обследована и изучена. А большинство известных метеоритных кратеров не было еще обнаружено. Полная переоценка представлений о масштабе метеоритных катастроф произошла в связи с успешным изучением Луны, Марса, Меркурия и многих других планет.

И хотя в принципе причина такой гибели Атлантиды возможна, но все же она маловероятна. Дело не только в том, что падение больших метеоритов — необычайно редкое явление — за весь исторический период жизни человечества ученые не знают достоверных случаев такого падения. Упавший на землю метеорит как бы он ни был велик, он не смог бы образовать на месте своего падения океанической впадины. В таком крупном метеоритном кратере, как Попигайская котловина в Сибири, поверхность кратера только на несколько десятков (максимум сотен) метров ниже пространства, находящегося за пределами взрыва. Опять-таки выходит, что если Атлантиду настиг гигантский метеорит, то она была бы уничтожена, но точно не погрузилась на океаническое дно. И уж конечно такой большой метеоритный кратер, измеряемый десятками километров, был бы уже давно обнаружен, ведь сегодня весь земной шар покрыт фотосъемками с самолетов и спутников.

А возможна ли гибель Атлантиды в результате встречи Земли с кометой? Если говорить о силе взрыва и размерах исчезнувшей площади, то несомненно. Но комета могла только разрушить и сжечь легендарный материк, но не уничтожить его полностью, и уж тем более не могла она и опустить его под уровень моря. Выходит если бы такая катастрофа имела место быть, то сохранились хотя бы развалины разрушенной страны атлантов. Поэтому при внимательном анализе космические причины также не могут быть приняты как причина уничтожения государства.

Если обратиться к геологическим процессам катастрофического характера, можно определить три основных явления, служащих неискоренимым источником человеческих бедствий. Это землетрясения, извержения вулканов и цунами.

Историческая эпоха претерпела множество разрушительных землетрясений, в результате которых на Земле образовались гигантские трещины, возникли огромные обвалы горных пород, разрушались города, гибли тысячи людей.

Если опять же вспомнить слова описывавшего Атлантиду Платона, то землетрясение, случившееся на берегу океана, значительно ближе к произошедшей катастрофе, чем какие-либо космические катастрофы. Не стоит забывать и то, что даже самые сильные сейсмические происшествия бывают в тысячу раз чаще, чем падение огромных метеоритов.

Так, например, можно считать близкими к максимально возможным Чилийское землетрясение. Изучение этого природного явления позволяет оценить вероятные последствия максимально возможного сейсмического катаклизма. Нужно знать, что землетрясение приводящие к жутким катастрофам, возникает вдоль протяженного разлома и зона наибольших разрушений вытягивается узкой полосой, составляющей максимум 20–50 км в ширину и до 300–500 км в длину. То есть за пределами этой зоны подземный удар уже не имеет ужасающей силы. Выходит, что зона разрушения, в которой находилась целая страна, все равно не могла бы быть разрушена целиком только одним толчком, каким бы мощным он ни был.

Также важно понимать, что во время сильных землетрясений происходит опускание (или подъем) больших площадей, измеряемых десятками тысяч квадратных километров. Так если зона землетрясения расположена вблизи моря, то такая катастрофа может привести к опусканию под уровень моря крупной территории. Например, во время Байкальского землетрясения 1861 году в дельте реки Селенги ушла под воду целая Цыганская степь площадью более 200 км.

Это явление как будто бы напоминает обстановку, переданную Платоном, — Атлантида ушла под воду. Но все равно с помощью землетрясения утопить Атлантиду невозможно. Одно такое мощное землетрясение опустит зону не более чем на несколько метров. И развалины Атлантиды на прибрежном дне смог бы обнаружить не только профессиональный аквалангист, но и любой купающийся.

Землетрясение могло разрушить часть государства атлантов или превратить в руины его столицу, но оно никак не могло бесследно погрузить Атлантиду вглубь океана.

А могло ли быть причиной гибели легендарного государства гигантское цунами? Цунами возникают при подземном ударе или вулканическом взрыве, происшедшем недалеко от моря.

Цунами от подводных землетрясений практически нет в Атлантическом океане. И нет, потому что под дном этих океанов не происходят цунами.

Но остановимся на возможности возникновения волн цунами в Средиземном море. Собранные сведения греческого сейсмолога Галанопулоса показали, что цунами, возникающие у побережья моря, и вызываются двумя причинами: подводными землетрясениями, извержениями вулканов под водой или вблизи воды. Он также выяснил, что высота волн цунами от землетрясений небольшая, а это значит, что и катастрофических разрушений на берегу быть не может.

Выяснение максимально возможной силы геологической катастрофы представляет важное значение для поиска ответа на вопрос, так что же все-таки случилось с Атлантидой. Во-первых, если дословно следовать тексту Платона, в нем сказано, что Атлантида была больше Ливии (Африки) и Азии (Малой Азии), вместе взятых, очевидно, что для полного уничтожения такой огромной страны необходима катастрофа в тысячи раз большая, чем известные человечеству. Во-вторых, для дальнейшего анализа очень важен тот факт, что например, извержение Санторина в XIV в. до н. э., связываемое с гибелью минойской морской державы, является одним из вероятно самых возможных катаклизмов, закончившихся для Атлантиды катастрофой. И Санторинское извержение, судя по силе взрыва и площади опустошения, подходит для этой цели больше, чем какая-либо другая гипотеза.

До начала нашего века почти ничего не было известно о существовании 4–5 тыс. лет назад на островах Эгейского моря большого морского государства с высокой культурой. В марте 1900 г. на острове Крит начал вести раскопки английский археолог А. Эванс. Уже первые месяцы работы дали удивительные результаты. Археологом были обнаружены развалины большого дворца с великолепными фресками. Множеством комнат, переходов и двориков он поразительно напоминали Лабиринт, известный из древнегреческого мифа о Тесее.

Благодаря раскопкам в Кноссе и на месте других древних поселений Крита и Кикладских островов мир узнал о существовании новой крито-микенской культуры, о всемогущей морской державе, господствовавшей в Средиземноморье в III–II тыс. до н. э. Открытие Эванса совершенно по-новому осветило и гибель Атлантиды.

В прессе сразу же появились сообщения о том, что в Эгейском море, на острове Тира Санторинского архипелага, что в 120 км к северу от Крита, ведутся раскопки древнейшего города, засыпанного вулканическим пеплом. Обнаруженные уникальные произведения искусства и древних ремесел принадлежат к периоду расцвета крито-микенской культуры. Под многометровой толщей вулканического пепла в южной части острова Тира были найдены засыпанные пеплом целые кварталы домов, в том числе и многоэтажные.

Только представьте себе: дома с небольшими лоджиями, другие — с вестибюлями и каменными скамьями. Высокие коридоры ведут во внутренние комнаты с множеством ниш и выступов. А в главных помещениях сооружены камины. Стены были красочно расписаны.

Фрески, обнаруженные на стенах домов, запечатлели голубое небо, великолепные сады, цветущие лилии, крокусы, мирты, вьющийся плющ. Изображений лилии на керамике много, была найдена даже целая комната, разрисованная лилиями. Обнаружено большое число ритуальных сосудов, фигурок жертвенных животных и маленьких жертвенников. Но именно фрески больше всего поражали археологов, на некоторых из них в натуральную величину была нарисована процессия женщин со священными дарами, на другой были изображены полуобнаженные женские фигуры.

Раскопки позволили сделать вывод о первоначальных размерах древнего города. Ученые считают, что античный город тянулся поперек всего острова. В то время по краю кратера проживало до 30 тыс. человек. И при взрыве Санторина и погружении кальдеры северная часть города погибла. Южная была частично засыпана, а частично ушла под воду.

В 1939 г. на страницах английского журнала «Антиквити» появилась статья Маринатоса с изложением гипотезы, согласно которой первопричиной гибели минойской цивилизации было колоссальное извержение Санторина. Тогда же был разрушен и Крит. Автор обращал также внимание на тот факт, что описанная Платоном цивилизация, в которой интенсивно применялась бронза, напоминала минойскую, разрушенную за 900 лет до эпохи Солона.

И внимание! Не за 9000 лет, как писал в своих трудах Платон, а за 900. Греческий сейсмолог А. Галанопулос указал на то, что цифры различаются ровно в 10 раз, и высказал предположение, что Солон, абсолютно не знавший египетского языка и разговаривавший с египетскими жрецами через переводчика, мог ошибиться и принял египетское обозначение цифры 100 за 1000. Но тогда получается что и другие цифры, приведенные в описании Платона об Атлантиде, должны быть более в 10 раз? Галанопулос решил проверить измерения, приведенные Платоном, и пришел к выводу, что размеры страны, каналы, рвы вокруг замков, число кораблей и все другие упоминаемые в трудах предметы были преувеличены в 10 раз. Платон хорошо знал географию, и прекрасно понимал, что такое большое царство никак не могло находиться в Средиземном море. Галанопулос считает, что он переместил столбы Геракла от Пелопоннеса к Гибралтару, а остров Атлантиду — в океан, расположенный за Иберийским полуостровом.

И если мы вслед за Платоном поместим исчезнувшую страну в район Эгейского моря и соотнесем ее гибель с извержением Санторина, мы сможем достаточно полно восстановить размеры Атлантиды, представить царивший там расцвет культуры и искусства и практически детально описать ее трагедию.

Попытаемся представить масштабы катастрофы, происшедшей за 1400 лет до н. э. в Эгейском море и ставшей причиной гибели целого Минойского царства. Представление об этом поможет дать сравнение минойского извержения Санторина с катастрофой в Зондском архипелаге, когда взорвался вулкан Кракатау.

Нужно понимать, что это событие, как и в 1883 г. в Зондском архипелаге, было не мгновенным, а продолжалось несколько часов, а может быть и дней. «В один день и бедственную ночь.», — писал Платон.

Минойскому извержению Санторина предшествовал достаточно длительный период затишья. Но покой был не вечен. Раскопки на Тире показали, что гигантскому извержению предшествовали землетрясения, разрушившие некоторые здания. Также происходили и вулканические извержения, не ставшие, правда, разрушительными, — на слоях пепла, покрывших обломки от землетрясений, заметны следы жизни, которая продолжалась и после начавшихся стихийных бедствий.

Поразительной особенностью этой вулканической катастрофы является тот факт, что, в отличие от Помпеи, в пепле не было обнаружено человеческих останков. И в таком случае напрашивается вывод о том, что еще до основного извержения жители Атлантиды успели убежать из города. И, схватив самое ценное, они устремились к берегу. Они успели собрать и вынести к берегу глиняные сосуды, но уже не смогли их забрать с собой. Об этом свидетельствуют раскопки на Тире. Так при извержении вулкана пепловая туча поднялась на высоту до 40 км. В Усть-Камчатске, расположенном в 120 км от вулкана, то есть на таком же расстоянии, как Крит от Санторина, туча заслонила весь горизонт, и там стало темно, как ночью. По всему видно, что подобное явление наблюдалось и в начале извержения Санторина. Грохот и огромная черная туча, поднявшаяся над вулканом, привели в ужас жителей минойской державы, заставили их быстро выбраться из домов и бежать как можно дальше от разбушевавшейся стихии. Крит конечно гораздо меньше пострадал от вулканической катастрофы, по сравнению с островом Атлантида, однако не будем преуменьшать гибельные для Крита последствия извержения на Санторине.

Первое следствие санторинской катастрофы — взрывная волна. При извержении Кракатау грохот был слышен на площади, равной 1/13 поверхности земного шара. Воздушные ударные волны разбили стекла в домах и на расстоянии 150 км, а в некоторых случаях были повреждены и старые дома на расстоянии 800 км от Кракатау. Врадина Санторина площадью 83 км2 и слой пепла в 30 м на ее обломках — островах Тира, Тирасия, Аспрониси позволяют полагать, что минойское извержение было сильнее извержения Кракатау. А это значит, что на Кикладских островах и на Крите, расположенных в 100–150 км от Санторина, взрывная волна должна была вызвать достаточно сильные разрушения.

Подземные толчки почти всегда сопровождают вулканические извержения. И такое грандиозное природное событие, как извержение Санторина, несомненно, сопровождалось подземными ударами. Землетрясения даже средней силы могут разрушить или повредить каменные постройки. Разрушение городов на Крите и Кикладских островах от землетрясения — это прямое следствие вулканической катастрофы.

Затем за грохотом вулканических взрывов, землетрясением, из поднявшейся черной тучи начался пеплопад, засыпавший поселения древнего Санторина. Пеплопад хорошо поспособствовал сохранению минойских построек, как и полторы тысячи лет спустя пепел Везувия засыпал и сохранил для нас город Помпеи. Когда вслед за извержением и взрывами началось обрушение впадины Санторина, на Атлантиде оказались уничтоженными лишь те постройки, которые находились в пределах осевшей впадины. Строения на самом острове Тира, засыпанные 30-метровым слоем пепла, сохранились и до наших дней.

Пеплопад происходил в течение трех следовавших друг за другом извержений Санторина, из которых первое было наиболее сильным и обильным на пепел. На Атлантиде слой пепла измерялся десятками метров, его было достаточно, чтобы засыпать все.

На примере Исландии — одного из наиболее активных вулканических районов мира — хорошо изучено гибельное влияние пеплопадов на сельское хозяйство. Если обратится к историческому материалу, то можно смело сказать, что местное население покидало поселения в тех случаях, когда слой выпавшего пепла достигал 10 см или более, и не возвращались до тех пор, пока вода и ветер не уничтожали пепел. Но на это требовалось несколько десятилетий, а то и больше.

После минойского извержения центральная и восточная части Крита и все Кикладские острова были засыпаны слоем пепла толщиной более 10 см. Естественно, там погиб весь урожай, и образовалась безжизненная пустыня, которую, конечно, люди покинули.

Есть некоторые свидетельства того, что подземные толчки, взрывы и обрушение впадины, сопровождавшие извержение Санторина в XIV в. до н. э., вызвали очень сильное цунами. Несомненно, цунами от санторинской катастрофы было одним из сильнейших. Северный берег Крита наиболее был открыт для разбушевавшейся стихии. И после распада острова Атлантиды весь северный берег Крита должен был быть затоплен в течение 20–30 минут.

Признаки разрушительного действия санторинского цунами обнаружены на восточном побережье Средиземного моря во время археологических раскопок в Сирии. Порт и половина древнего города Угарит разрушены морской волной около 1400 г. до н. э. Финикийская поэма, найденная в библиотеке Угарита, рассказывает о разрушении, вызванном ураганом и цунами.

Санторинская катастрофа не только вызвала колоссальные по площади разрушения на Кикладских островах и Крите, но и погубила множество людей. Наибольшее число жертв принесло конечно, цунами. Прибрежные поселения и жители приморских городов были уничтожены нахлынувшими морскими волнами.

И вот тогда огромное и сильное цунами стерло с лица земли великую Атлантиду, погрузив ее в пучину морскую. Масштабы трагедии ясны, но где в таком случае находится место гибели Атлантиды? На этот вопрос ученые не могут дать ответа и по сей день.

В чем секрет того, что уже тысячи лет люди стараются найти мифическую Атлантиду? Ведь за историю человеческой цивилизации исчезло и появилось много племен. Но внимание всех сосредоточено лишь на ее поисках. Находят удивительный континент на бескрайних просторах от Японии до Америки, от Антарктики до Арктики. Сложно сосчитать, сколько разных версий, одну интереснее другой, предлагали ученые, однако ни одна из них не привела даже к определению точного места ее исчезновения.

Наиболее интересной современной теорией является та, что считает причиной гибели Атлантиды таосский шум, который звучит на частотах, не доступных для восприятия всеми людьми. Свое название он получил от названия американского города Таос, где гул, появляющийся из неоткуда, слышат лишь 2 % жителей. Ученые считают, что гул, идущий из недр земли, предвещает негативные изменения, которые должны скоро произойти. Они предполагают, что такой гул говорит о том, что в данном месте земная кора может раздвинуться и поглотить целое государство. Возможно, так и произошла гибель материка, ведь известно, что срединные хребты дна Атлантического океана, где предположительно находилась Атлантида, представляют собой горы опустившегося материка. Впервые заговорил о том, что легендарная страна была уничтожена паранормальной причиной выдающийся и самый загадочный экстрасенс прошедшего столетия, Эдгар Кейси. Его называют «Спящим пророком», потому что он наблюдал видения и получал свои откровения, находясь в состоянии транса.

В последние годы жизни экстрасенс увлекся картинами затонувших храмов и городов. Он видел картины, когда ныне затонувшие города были на еще поверхности, а по их улицам ходили люди, на лицах которых была печать мудрости и красоты. Тогда он и высказал мнение о том, что это Атлантида. А вскоре ему открылись другие образы: кристаллы из прозрачного кварца, светящиеся внутренним светом, которые со временем трансформировались в один большой кристалл, в котором чувствовалась неудержимая сила. Озарение, пришедшее вскоре, подсказало, что в этом причина гибели загадочного материка. Тем более что еще Платон высказывал мысль о том, что беду атланты навлекли на себя сами. Однако тайну Платону не удалось раскрыть. Кейси же утверждал, что атланты использовали кристаллы в мирных целях — для накопления энергии звездного и солнечного света. Но был некий кристалл — огненный камень (Туаой). Он своей энергией не помогал атлантам возводить дворцы, а, наоборот, прожигал своими лучами толстые стены. В видениях Кейси кристалл находился в большом помещении, а служители тайного культа использовали его силу для оккультных ритуалов и черной магии, наносящей вред всей планете. В определенный момент природа не выдержала и восстала, что и повлекло гибель. Загадочная цивилизация погибла, но все, что мы имеем, — ее наследие. Об Атлантиде не говорят на уроках в школе, ни в университете, но именно там были созданы основы всего, что мы имеем. В древних источниках об этом написано немало, но официальная наука не желает признавать этого.

Древнегреческий мыслитель Платон (427–347 гг. до н. э.) в своих трудах «Тимей» и «Критий» описал жизнь и устройство легендарной и загадочной страны с ее столицей на острове Атлантида, располагавшегося в Атлантическом океане более 11,6 тысяч лет тому назад. Имеются и другие древние источники, рассказывающие об этой стране. Описание столицы и государства поражает воображение современных людей грандиозностью и великолепием созданных храмов, дворцов, кольцевых каналов, ирригационных систем, высоким уровнем развития для того времени. Платон пишет, что бог морей Посейдон по жребию (между богами) получил в удел остров Атлантида (Посейдонис) и заселил его своими детьми от смертной Клейто, сделав их царями. Он привел остров в порядок.

В диалоге «Тимей» Платон отмечает особенность легендарной страны: «На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возник великий и достойный удивления союз царей, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка. А сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией до Египта и частью Европы до Тиррении». О войнах не сообщается, так как процесс присоединения мог быть на договорной основе. Предположительно, столица Тиррении находилась в районе современного города Гренобль (юго-восток Франции), где были усыпальницы правителей этой страны. В диалоге «Критий» сообщается, что столица на острове Атлантида имела гавань, где размещалось 1200 кораблей.

Акрополь с храмом Посейдона и царским дворцом был окружен тремя широкими концентрическими каналами, являвшими внутреннюю гавань. Центральный остров города был обведен каменными стенами, а соединявшие их мосты имели башни и ворота. Камень для стен был трех цветов (белый, красный, черный), который добывался там же в подземельях. На каменные стены вокруг наружного земляного кольца канала атланты нанесли медь в расплавленном виде. Стену внутреннего вала покрыли литьем из олова, а стену акрополя — орихалком, испускавшим «огнистое блистание». Отсюда видно, что недра острова и других мест разрабатывались интенсивно. При этом создавали различные городские и иные более важные подземные коммуникации: обиталища и подземные ходы, шедшие в разных направлениях на большие расстояния, в том числе до континентов.

В диалогах Платона говорится, что многое ввозилось на остров из подвластных стран, но большую часть необходимого для жизни давал сам остров — любые виды ископаемых твердых и плавких металлов, в том числе то, что ныне известно лишь по названию: самородковый кристаллический орихалк, извлекавшийся из недр острова. На сегодняшний день нет единого мнения о местонахождении этого острова и других земель, входивших в состав Атлантиды. Нет также ясности о границах Афинского государства, которое вело войны с Атлантидой. В многочисленных трудах исследователей высказан широкий диапазон мнений о местоположении легендарного острова и его первоначальной священной столицы, созданной Посейдоном. Все они, в основном, привязываются к району Атлантического океана. Саму столицу Атлантиды исследователи размещали во многих местах Атлантики, от Мексики до Африки и от существующего экватора до Канады, Гренландии, Скандинавии. Высказывались также предложения о возможном местоположении столицы в пределах Средиземного моря и в других пределах земли.

Атлантиду, в основном, искали на дне океана и морей, хотя хорошо известно, что по Платону, государство располагалось также на континентальных частях земли (на северо-западе Африки, называвшейся Ливией), Европе, на противолежащем континенте (Америке). На этих землях где-то сохраняются материальные остатки древней цивилизации, обнаружение которых позволит дать ответ на многие вопросы, в том числе, и на точное местоположение Атлантиды. Пока же можно предполагать следующее: в 9564 году до н. э. мощное землетрясение и извержение подводного вулкана разрушили остров Атлантида, который погрузился в воды океана, создав огромные волны и дожди, затопившие низины Земли, оставив о себе память в умах людей, как о Всемирном потопе.

О надвигающейся катастрофе лучшая часть людей была предупреждена Высшими Силами заранее, что позволило им своевременно эвакуироваться тайно, в отдаленные места своей огромной империи. Люди бежали в соседние и дальние страны, где они оставили о себе историческую память (Африка, Египет, северные возвышенные районы России, Индии, Китая и т. д.). Часть же могла уйти в созданные заранее подземные города, подобные тем, откуда вышли тамилы (народность Индии и Шри-Ланки), держась за хвост быка и друг за друга. Наследники Атлантиды выжили, как отмечают мудрецы Гималаев и Тибета.

Легенды Востока сообщают, что остров Атлантида находится в средней части Атлантического (Эфиопского) океана, на котором неоднократно возникали и гибли цивилизации. После каждой катастрофы остров уменьшался в размерах, а при последней, третьей катастрофе, он ушел под воду. После гибели острова Атлантида, обширные территории империи не погибли. Продолжали свое функционирование административная столица на Таймыре и многие конфедерации. Центр империи переместился на территорию северной части Евразии (теперешней России), где позднее образовались могущественные государства, оставившие о себе упоминания в китайских и других источниках Востока, в том числе и древних сказаниях Индии, таких как Махабхарата. Сам остров Атлантида погружался под воду медленно. Его возвышенные места в виде отдельных островов продолжали существовать вплоть до первого тысячелетия новой эры, о чем в научной литературе довольно много свидетельств, а на древних картах указаны их местонахождения.

12 тыс. лет тому назад северный географический полюс Земли (с небольшой площадью оледенения) располагался в северной Америке у границы Аляски с Канадой. Воды Северного океана тогда были свободны ото льда, и климат там был теплый, особенно у берегов Сибири. Платон помещает остров Атлантиду в Атлантике за Геркулесовыми столбами. Он пишет, что на этот остров легко можно попасть с материка. За ним были другие острова, за которыми находился противолежащий материк (Америка), окружающий это море. Атлантида, как империя, превышала своими размерами Ливию (северо-западную Африку) и Азию (Малую Азию) вместе взятые. Дошедшие до нас предания свидетельствуют, что Атлантида, описанная Платоном, после присоединения к себе соседних народов и стран стала империей, состоявшей из 15 конфедераций, включавшей земли, располагавшиеся вокруг современного Северного полюса.

Столица острова Посейдонис (Атлантида) располагалась в районе существующих подводных гор Роккевей и Якутат на дне Атлантического океана, к востоку от Бермудских островов. Крупные города-порты атлантов находились на Канарских и Азорских островах, в юго-западной части Гренландии, на севере Скандинавии, у Таймыра и на ряде островов Северного Ледовитого океана, в Сибири. Некоторые из них находятся на шельфовой части у берегов суши. Следы их нахождений нетрудно определить при современной технике и технологии. Однако помимо Священной столицы в Атлантическом океане имелась также административная столица для управления громадной страной, которая первоначально находилась на Центральном Урале (у Нижнего Тагила), а затем на северо-востоке Таймыра.

Легенды Востока сообщают, что административная столица Атлантиды располагалась в восточной части империи на холмах, у берегов Борейского моря (море Лаптевых). Она именовалась «городом Золотых Врат». Город был построен с прекрасными храмами, дворцами, с величием, достойным столицы. Этот город являлся резиденцией императоров, власть которых распространялась не только на весь континент, но и на многочисленные малые и большие острова. Хроника учителей Востока содержит имена всех правителей Атлантиды, и в ней, как важное событие, упоминается то, что императору Атлантиды Тацлаву был дан божественным посланником с неба фрагмент чудодейственного камня, являвшегося функциональной принадлежностью мест базирования центра культурного государства, цивилизации. Император Тацлава захоронен на Таймыре, а камень позднее был переправлен на юг в хранилище-запасник. Управление Атлантидой было справедливым и благотворным. Искусства и науки процветали. Правители, пользуясь сокровенными знаниями, достигли поистине необыкновенных результатов. Диск Солнца являлся единственной эмблемой, достойной изображать голову Божества, и это изображение находилось в каждом доме. У атлантов была письменность. Материалом для письма служили тонкие металлические листы, поверхность которых напоминала белый фарфор. Они могли воспроизводить и размножать изображения и тексты. Существовала система образования и воспитания. Каждый образованный человек знал в общих чертах медицину и способы лечения магнетизмом.

Легенды гласят, что атлантам были известны способы вызывания (по их желанию) дождя и источников воды из недр земли. В период своего наивысшего расцвета город Золотых Врат насчитывал около двух миллионов жителей, а вообще число народонаселения всей Атлантиды достигло двух миллиардов человек. Атланты достигли высокого развития техники и технологии в области получения источников энергии, различных видов материалов, в создании наземного, водного и воздушного транспорта.

Как и греческим богам Олимпа, им была ведома пища богов — амброзия, нектар, а также целебная минеральная пища. Легендарная амброзия — это белый кристаллический минерал, а нектар — темная смолоподобная масса. В недрах они располагаются рядом. Оба минерала разводятся соками или водой. Атланты добывали для дворцов и храмов блестящий самородковый кристаллический орихалк светло-серого (серебристого) цвета. Месторождения этих минералов имеются как в России, так и в других местах планеты. Они выводили новые виды растений и животных. Предполагается, что в шельфовой части моря Лаптевых под слоем ила покоятся в неразрушенном состоянии корабли атлантов, трюмы которых наполнены диковинными товарами той цивилизации. Некоторые виды их кораблей, согласно преданиям, были больших размеров (до 100 м длиной и 50 м шириной), по форме напоминавшие черепах, и могли плавать, глиссируя, по заданной программе, огибая преграды. В подобных местах почему-то нередко происходят кораблекрушения. Моряки одно из таких мест называют «кладбищем кораблей».

В районе Таймыра сокровища ждут своих исследователей (на суше и на шельфе моря), где, возможно, находятся ценнейшие материальные свидетельства прошлых цивилизаций. На шельфовой части находился и город-порт. Подтверждением его существования служат следы каменных сооружений (в том числе и подземных). Через эти места пролегали торговые пути из Китая и Индии в Европу вплоть до XVI в. н. э. В этих местах отмечаются проявления аномалий на древние подземные сооружения (на Таймыре, Урале, у Белого моря, в Марокко, Канаде, у гор Роккевей и Якутат, на островах Северного Ледовитого океана и т. д.). Многие сооружения находятся под слоем ила или культурного слоя почвы, в холмах и сопках, подобно пирамидам, храмам и городам Центральной и Южной Америки (ацтеков, майя, инков).

Пирамиды и курганы атлантов выполнены были из многослойного прочного камня. Некоторые из них засыпаны лишь частично и их можно видеть на юге Канады у озера Виннипег, в Карелии, на островах Франца-Иосифа, на других северных островах. Даже в Марокко несколько десятков лет тому назад у горного хребта Эр-Риф археологами был обнаружен подземный скальный город, возраст которого 12 тыс. лет. Общая протяженность его тоннелей — более 32 км. И это лишь малая часть большой подземной системы в Атласских горах Марокко, Алжира, Туниса. Остальную еще предстоит открыть. Одним из трех основных разговорно-письменных языков империи Атлантида являлся язык, на основе которого образовались санскрит и славянские языки. Этот праславянский язык наибольшее употребление имел на территориях от Скандинавии до р. Енисей, на северо-западе Африки (у Атласских гор), в Гренландии, которая тогда была свободна ото льда. Язык атлантов с наименьшей деформацией сохранился на северо-западе Украины, на границе с Польшей. Другие разговорные языки Атлантиды сохранены на юге Африки (север Ботсваны), на северо-западе Венесуэлы (Южная Америка).

Около 4 тыс. лет назад из-за погружения под воду земель Северного океана, горных хребтов Менделеева и Ломоносова, произошло переселение северных народов в южном направлении. После чего народы Атлантиды начали создавать на новых землях новые государственные образования, в т. ч. и скифские царства. Праславянский язык для них стал связующим языком общения, особенно в рамках Скифской империи, простиравшейся от Балкан до Индигирки. Исследования выявили: границы всей империи с указанием столиц 15-ти конфедераций и местоположение островной (Священной) столицы Атлантиды, погибшей 12 тыс. лет назад.

Сведения об Атлантиде содержатся в закрытых книгохранилищах Востока, Турции, Египта, Греции, России, Америки. Все эти исследования были проведены энтузиастами на общественных началах. Дальнейшие практические исследования требуется проводить на государственном и межгосударственном уровнях с финансовой поддержкой правительств заинтересованных государств.

Лемурия — мифы и реальность

Лемурия — это «родственница» Атландиды. Гипотетическая древняя страна, материк, исчезнувший с карты в результате катаклизмов. Интерес к этой загадочной стране начали проявлять во второй половине 19 века из-за двух фактов. Первыми о том, что Лемурия все же существовала, заговорили зоологи и биологи, которые наткнулись на необъяснимое сходство некоторых животных и растений из ареалов Юго-восточной Азии и Юго-восточной Африки и Мадагаскара (в частности, это обезьяны и лемуры, которые и положили название данной теории).

В то же время появились слухи, что в Калифорнии на горе Шаста обитали странные человекоподобные существа, которые, по рассказам местных жителей, могли изменять любые законы природы и проникать в другие измерения, которые недоступны обычному человеку. И вроде бы жители обратили на них внимание, потому что периодически они возникали из ниоткуда в близлежащих городах, и скупали в них все продовольствие, предлагая взамен большие золотые слитки. На вопросы кто они такие странные покупатели отвечали, что они были последними уцелевшими представителями древней расы лемурийцев, и их континент погиб под водой. Людей, разумеется, очень пугали их паранормальные возможности, например, умение растворяться в воздухе. И хотя они никому не причинили вреда, жители с опаской относились к ним. Был даже очевидец, который утверждал, что однажды увидел в бинокль на опушке леса, покрывавшего гору, какой-то храм из серого мрамора. Но когда на горе начался исследовательский бум, существа больше не появлялись и вовсе исчезли из жизни жителей.

Правда это или вымысел решать читателю. Но многие исследователи действительно ищут и изучают все доступные материалы возможно существовавшей Лемурии. Мы рассмотрим некоторые теории, которые являются интереснейшими часто подверженными научными фактами.

Например, о Лемурии часто говорил Эдгар Кейси — ясновидящий, который освещал проблемы атлантов во многих своих предсказаниях. Конечно, он гораздо реже упоминал название Лемурия. Когда его спрашивали почему, он отвечал, что атланты за всю свою ужасную жизнь накопили большой кармический долг, и для того чтобы исправить его, необходимо множество перевоплощений. Добродетельные лемурианцы, ставшие духовно выше к концу своей цивилизации были гораздо свободнее при прохождении круга перерождений.

Конечно, изучая, благодаря ясновидению, загадку атлантов Кейси параллельно с этими изучениями нашел гораздо меньше потомков лемурийцев, потому что тихоокеанская прародина миновала стадию войн, которая в большей мере характеризовала Атлантиду. Но сведения, открытые Кейси о Лемурии, во многом были подтверждены последующими открытиями в археологии и геологии.

Кейси главным образом склонялся к той теории, что процветание Лемурии происходило на территории ныне безжизненной пустыни Гоби. И условия жизни тогда очень отличались от современных, ухудшение климата началось почти сразу после Всемирного потопа.

Несмотря на то, что хронология этого ученого вызывает сомнения, найденные им доказательства о местонахождении Лемурии однозначны и весьма убедительны. Среди первых утверждений, которые он сделал относительно потерянной прародины, были географические и геологические условия появления на Земле первого человека. «Анды или тихоокеанское побережье Южной Америки, — говорил он, — занимали тогда западную часть Лемурии». Спустя шестьдесят лет Океанографическое общество Калифорнии издало множество карт, отражающих последние открытия в исследовании морских глубин. Одним из главных открытий стал подводный горный хребет Наска длиной более 300 километров, именно он когда-то соединял перуанское побережье в районе Наска с затонувшим архипелагом.

Кейси отмечал, что часть Лемурии начала погружаться в океан 10700 лет назад. Этот период времени как раз совпадает с концом последнего Ледникового периода, при таянии ледников уровень мирового океана существенно повысился. Интересен и тот факт, что Лемурия и ее культура продолжали процветать и позже после исчезновения некоторых территорий гигантского материка.

Правда, об упадке этой цивилизации он говорил мало, упомянув только, что это произошло перед окончательным разрушением Атлантиды. Кейси всегда был более заинтересован в открытии значения достижений тихоокеанского царства, чем в том, из-за чего погибла Лемурия.

Загадками этой страны интересовались и русские ученые — например, Василий Распутин. В описании Лемурии, полученном Распутиным, приводятся интереснейшие подробности цивилизации. Так он пишет:

«//. С 320 по 170 век до н. э. существовала страна Лемурия. Она распространялась от Эгейского моря до берегов Антарктиды. Население составляли лимурийцы, численностью 107 миллионов 319 тысяч. Эту расу нельзя было причислить к людям, т. к. у человека 7 тел, а у лемурийца всего 5 (отсутствовало физическое и эфирное тела), т. е. для человека они были просто невидимы, и только люди, владеющие энергией третьего глаза (аджны), могли видеть это население. Они аналогичны снежному человеку, который может материализоваться и пропадать, переходя в другое измерение. У лемурийцев основным телом было астральное. В результате эволюции они стали приобретать тела эфирное и физическое. Население Лемурии было сосредоточено южнее острова Мадагаскар и до берегов Антарктиды.

В начале 170 века до н. э. произошел распад скальных пород и южная густозаселенная часть Лемурии была поглощена водами Индийского океана. В пучине океана погибло 98 миллионов 563 тысяч лемурийцев, а выжившие и материализовавшиеся люди, приобретшие 7 тел, стали называться атлантами. Не 170 века до н. э. образовался континент Атлантида, которая просуществовала 150 веков и ее постигла та же участь, что и Лемурию. Лемурийцы, не имевшие физического тела, могли передвигаться в пространстве не хуже птиц и проходить сквозь любые преграды. В Лемурии никогда не было войн, т. к. на войне уничтожается физическое тело, а затем погибают остальные 6 тел, а если нет физического тела, то остальные тела погибнуть не могут.

Продолжительность жизни лемурийцев длилась свыше 1 тысячи лет, и только по истечении этого времени начинался распад тонких тел. Продолжение жизни происходило на клеточном уровне. У лемурийцев отсутствовали органы пищеварения и железы слюноотделения. У человека энергия вырабатывается в результате пищеварения: чем больше человек поел, тем больше выделилось энергии, и она распределилась по органам, способствуя их работе. Но у человека есть и другой путь, (как у лемурийцев). Необходимо научиться брать космическую энергию, которая входит в человека через атлант (7-ой шейный позвонок), и направлять ее по органам, насыщая их энергией. И тогда человек может обрести новую жизнь. Его устремления будут направлены на повышение духовного уровня, т. к. пища приземляет человека, особенно мясная, а он должен жить возвышенно. У лемурийцев не было материальных благ, поэтому и делить им было нечего, костюмов, платьев и машин у них тоже не было. Человек же живет и работает для того, чтобы сытно поесть, приобрести модную вещь и т. д. В этом-то и кроется абсурдность бытия. У лемурийцев не было разделения на мужской и женский пол — они были бесполые. Каждый лемуриец мог создать себе подобного с помощью клонирования отдельных клеток. Получалась копия, похожая как две капли воды на оригинал.

Лемурийцы были высокоразвитой нацией, они не имели привязанностей к материальным ценностям потому, что у них их не было, и не было привязанности к семье — семьи не было, была клановость. Они жили небольшими группами по 7–9 лемурийцев в клане в гармонии с природой, аналогично райской жизни. По мере обретения эфирного, а в дальнейшем и физического тела лемурийцы деградировали и превращались в простых людей, со своими слабостями и недостатками. Обретали зло, жестокость, жадность, ревность, равнодушие, зависть. Самые тяжелые для народов Земли времена ознаменованы явлениями Мессии. Основные даты, донесшиеся до нас из глубины веков, это дата пришествия Мессии в 1702 году до нашей эры перед гибелью Лемурии. Мессия была женщина, в это время в Лемурии проживали бесполые существа. В 8002 году до н. э. следующее пришествие Мессии — это был мужчина Гефостл, в дальнейшем жрец Атлантиды, а после ее гибели — был первым фараоном Египта.»

Лемурия описывается и в «Тайной доктрине» Блаватской. Эта теория основана на ряде выводов, основанных на оккультных опытах и ясновидении, и затрагивающие период истории протяженностью около 60 миллионов лет.

На нашей планете существует 7 основных рас, каждая из которых имеет по 7 субрас. Первая — это невидимые существа из протоплазмы, которые живут в вечной святой земле. Их называют верховными существами Лха. Вторая — это раса, населявшая Арктическую зону и известная под именем Гипорбореев. Третья — это огромные обезьяноподобные существа Лемуры. Четвертая — это раса абсолютных людей Атлантов, уничтоженных при помощи Черной магии. Пятая — это мы, люди. Шестая — это раса, которая разовьется из нас, и опять будет жить в Лемурии. Седьмая раса — это раса, которая закончит историю жизни на Земле и улетит на Меркурий.

Согласно этой теории, лемурами были существа 4–5 метровой высоты, обладавшие 2 глазами спереди и одним — на затылке и со ступнями такой конструкции, которая позволяла им ходить как вперед так и назад. У них не было лбов, лица были плоскими кроме вытянутых носов-хоботов. В начале они были яйценосными гермафродитами, но к моменту появления их 5-ой субрасы, они открыли радость секса, и по причине отсутствия мозга, стали в период гона сношаться с окружающими животными, откуда и пошли обезьяны. У Лемуров не было мозга, но силой ментальной воли они могли сдвигать горы. У них не было речи, и общались они между собой при помощи телепатии. Их континент покрывал практически все южное полушарие, и распространялся от Гималаев до Южного полюса, покрывая пространство, которое включает в себя юг Африки, Индийский океан, Австралию, часть Южной Америки, и так далее.

Их развитие привело в замешательство Лха, так как шло вразрез с космическими планами заселения Земли, и в среде Лха по этому поводу произошел раскол, закончившийся тем, что Лемурам открыли тайну индивидуального бессмертия и рождения. Это привело к появлению 6-ой и 7-ой субрас Лемуров, которые начали создавать зачатки искусства и цивилизации, и принимать человеческий облик. Однако к этому моменту из-за затопления различных частей их континента Лемурия начала разваливаться. Полуостров Лемурии в Атлантическом океане, который продолжал оставаться над водой, образовал Атлантиду. Кроме них Лемуры положили начало Папуа, Готтентоттам, Кроманьольцам и голубокожим индейцам.

Свою теорию о Лемурии озвучивал и Николай Рерих. Но ее не так просто понять с первого раза. Он также считал, что на земле существует несколько рас.

Итак, Рерих был убежден, что первая раса создала Вторую посредством «почкования», вторая, получившая название «Потом рожденные», дала начало третьей коренной расе землян аналогичным, но уже более сложным процессом: она развила «Рожденных из Яйца». Затем появились шаровидные тела с большими яйцами, служившими внешним вместилищем для зарождения плода и ребенка. Сфероидальное ядро развивалось в большую мягкую яйцевидную форму и постепенно затвердевало. «Отец-Мать» выделял зародыш, в котором человеческий утробный плод нарастал в течение нескольких лет. После периода нарастания яйцо развивалось, и молодое человеческое животное разбивало его и выходило без всякой помощи, подобно птицам в наше время.

В начале Третьей Расы спустились на Землю Сыны Мудрости, для которых наступила очередь воплотиться как ЭГО человеческих Монад. Они увидели низшие формы первых людей Третьей Расы и отвергли их, пренебрегли первыми «Потом рожденными» — «Они еще не совсем готовы» посчитали они. Сыны Мудрости не захотели войти в первых «Яйцерожденных».

«Мы можем избирать», — сказали Владыки Мудрости. Воплощающиеся Силы избрали наиболее спелые плоды и отвергли остальные. Некоторые вошли в Чхая, другие устремили Искру, прочие воздержались. Те, кто вошли, со временем сделались Архатами. Те, кто получил лишь Искру, остались лишенными высшего знания — Искра горела слабо. Третьи остались Разума лишенными.

Приблизительно до середины Третьей Расы как люди, так и животные были эфирообразными и бесполыми организмами. С течением времени тела животных становились все более плотными. Также и формы допотопных животных эволюционировали и умножались. К пресмыкающимся были добавлены «драконы глубины» и летающие Змеи. Те, которые пресмыкались на земле, получили крылья. Те, с длинной шеей, обитавшие в водах, стали прародителями птиц. Так птеродактили и плезиозавр были современниками человека до конца Третьей Расы.

Млекопитающие вначале были гермафродитами — «все живущие и пресмыкающиеся, гигантские рыбо-птицы и змеи с панцирными головами». Затем произошло разделение полов. Животные разделились на самца и самку и стали порождать. После того, как животные получили плотные тела и разъединились, также начало разъединяться и человечество. Третья Раса при своем первоначальном периоде была почти что бесполой. Затем она стала двуполой или андрогинной — конечно, весьма постепенно. И только после долгого времени Третья Раса разделилась на два определенных пола.

Переход от первого преображения к последнему потребовал бесчисленных поколений. Зародышевая клетка, исшедшая от прародителя, сначала развивалась в двуполое существо. Затем она стала развиваться в настоящее яйцо, которое начало рождать, постепенно и почти незаметно в своем эволюционном развитии, сначала существа, в которых один пол преобладал над другим, и наконец — определенных мужчин и женщин.

Отдельные единицы Третьей Расы начали разъединяться в своих оболочках или яйцах еще до рождения и выходили из них младенцами мужского или женского пола. И по мере смен геологических периодов вновь нарождаемые под-расы начали утрачивать свои прежние способности. К концу четвертой под-расы Третьей Расы младенцы утратили способность ходить как только освободились от своей оболочки, и к концу пятой человечество уже рождались в тех же условиях и посредством тождественного процесса, как наши исторические поколения. На это потребовались, конечно, сотни тысяч лет. После разделения полов и установления зарождения человека через половое сочетание, Третья Раса познала смерть. Люди первых двух Рас не умирали, а лишь растворялись, поглощенные своим потомством. Подобно фениксу, первичный человек воскресал из своего старого тела в новом теле. С каждым поколением он становился более плотным, физически более совершенным. Смерть появилась лишь после того, как человек стал физической тварью — смерть пришла с завершением физического организма. Все эти преобразования — разделение человека на два различных пола и создание человека — произошло в середине Третьей Расы, семнадцать миллионов лет назад.

После разделения полов Третья Раса больше не творила — она стала рождать свое потомство. Будучи все еще лишенной разума в эпоху разделения полов, она порождала кроме того и анормальных отпрысков.

В этот период люди физиологически были другими по сравнению с теми, что представляют они сейчас. Первобытный человек был человеком лишь по своей внешней форме. Предок настоящего антропоидного животного, обезьяны, есть прямое порождение человека, еще не обладавшего разумом, осквернившего свое человеческое достоинство, опустившись физически до уровня животного.

«Сыны Мудрости» предупредили Третью Расу — не прикасаться к плоду, запрещенному природой. Цари и Владыки Третьей Расы наложили печать запрета на греховное совокупление. Но предупреждение не было принято. Люди осознали непристойность содеянного ими лишь когда было уже поздно, после того, как ангельские Монады из высших сфер воплотились в них и одарили их пониманием.

Согласно Рериху, каждый мир имеет свою Матерь Звезду и Сестру Планету. Так, Земля — усыновленное чадо и младшая сестра Венеры, хотя люди ее принадлежат к своему роду. Так как Венера не имеет спутников, эта планета усыновила Землю, порождение Луны. Правитель планеты настолько возлюбил свое усыновленное дитя, что воплотился на Земле и дал ей совершенные законы, которые в позднейшие века оказались в пренебрежении и даже были отвергнуты.

Планета Венера, предвестница зари и сумерек, самая лучезарная, наиболее сокровенная, мощная и таинственная среди всех Планет. Венера получает от Солнца вдвое больше света и тепла, нежели Земля. Она отдает Земле одну треть запаса, получаемого ею, и оставляет себе две части.

Третья Раса нашего земного человечества находилась под непосредственным воздействием планеты Венеры. В середине эволюции Третьей Расы с Венеры пришли на Землю представители ее высоко развитого человечества, «Сыны Разума» (Манаса-Путра) — Светлые Существа, о которых упоминается как о «Сынах Огня» благодаря Их сверкающему виду. Они появились на Земле как Божественные учителя юного человечества.

Некоторые из «Сынов Разума» действовали как проводники для Третьей волны жизни Логоса, внося в животного человека искру монадической жизни, из которой образуется Разум — Манас. Луч Божественного Разума осветил область до сих пор спящего человеческого разума — и зачаточный Манас оказался оплодотворенным. Результатом этого соединения явилось зачаточное «пребывающее тело» — огненное тело человека. Таким образом, произошла индивидуализация духа, его инволюция в форму, и этот дух, заключенный в пребывающее тело, есть душа, индивидуум, истинный человек. Это и есть час рождения человека, ибо, хотя сущность его вечна — не рождается и не умирает — его рождение во времени, как индивидуума, вполне определенно. Человеческая душа, созданная «по образу Божьему», начала тогда свою эволюцию.

В то время жила Третья Раса, то есть 18 миллионов лет назад, распределение суши и воды на земном шаре было совершенно иное, чем сейчас. Большая часть теперешней суши была тогда под водой. Ни Африка, ни обе Америки, ни Европа не существовали в те времена — все они покоились на дне океана. Также мало что существовало из теперешней Азии: Пред-Гималайские области были покрыты морями, за пределами же их простирались страны, называемые теперь Гренландией, Восточной и Западной Сибирью.

Вдоль экватора простирался гигантский континент, покрывавший большую часть теперешнего Тихого, а также Индийского океанов. Этот материк покрывал всю область от подножия Гималаев, отделявших его от внутреннего моря, которое катило свои волны через то, что мы знаем как нынешний Тибет, Монголию и великую пустыню Шамо (Тоби); от Читтагона в западном направлении к Хардвару и в восточном — к Ассаму. Оттуда он распространялся к югу через то, что нам сейчас известно как Южная Индия, Цейлон и Суматра; затем, охватывая на своем пути по мере продвижения к югу Мадагаскар с правой стороны и Тасманию с левой, он спускался, не доходя несколько градусов до Антарктического круга; и от Австралии, которая в те времена была внутренней областью на Славном материке, он вдавался далеко в Тихий океан за пределы Рапануи (Теапи или остров Пасхи). Кроме того, часть материка простиралась вокруг Южной Африки в Атлантический океан, загибаясь к северу до Норвегии.

Этот материк Третьей Коренной Расы сейчас называется Лемурией.

Самое раннее человечество было расой гигантов. Первые Лемурийцы были высотой 18 м. С каждой следующей под-расой рост их постепенно уменьшался, и через несколько миллионов лет дошел до шести метров. О размерах Лемурийцев свидетельствуют статуи, воздвигнутые ими в размер своих тел. Большинство гигантских статуй, открытых на острове Пасхи, части затопленного материка Лемурии, были от 6 до 9 м высоты. Останки на острове Пасхи являются наиболее поразительными и красноречивыми памятниками первобытных великанов. Они так же велики, как и таинственны. Достаточно обследовать головы этих колоссальных статуй, оставшиеся целыми, чтобы при первом взгляде признать черты типа и характера, приписываемого великанам Третьей Расы. Они кажутся вылитыми из одной формы, хотя и разнятся чертам; они имеют определенный чувственный тип.

Лемурийцы были людьми странной сверхчеловеческой физической силы, дававшей им возможность защищаться и удерживать на расстоянии гигантских чудовищ Мезозойского и Ксенозойского периодов. Фантастические и ужасные животные сосуществовали вместе с человеком и нападали на него, так же как человек нападал на них. Будучи окружен в Природе такими ужасными тварями, человек мог выжить только потому, что он сам был колоссальным гигантом.

Когда Третья Раса разъединилась и впала в грех, порождая людей-животных, животные сделались свирепыми; и люди и они стали уничтожать друг друга. До этого времени не было греха, не было отнятия жизни. После разъединения блаженство первых рас пришло к концу. Вечная весна стала постоянно меняться и воспоследовали времена года. Люди не могли дальше жить в Первой стране (Эдеме первых рас), которая обратилась в белый замерзший труп. Холод принудил людей строить укрытия и изобрести одежду. Тогда люди взмолились к высшим Отцам (Богам). «Мудрые Змии» и «Драконы Света» пришли, также к Предтечи Озаренных (Будд). Они спустились и стали жить среди людей, наставляя их в науках и искусствах.

На заре своего сознания человек Третьей Расы не имел верований, которые можно было бы назвать религией. То есть, он ничего не знал о какой-либо системе веры или внешнем поклонении. Но если взять этот термин в его значении, как нечто, объединяющее массы в одной форме почитания, высказываемого тем, кого мы чувствуем выше себя, в чувстве благоговения — подобно чувству, выражаемому ребенком по отношению к любимому отцу, — то даже самые ранние Лемурийцы, с самого начала своей разумной жизни имели религию и весьма прекрасную. Не имели ли они вокруг себя своих светлых Богов, даже среди себя самих? Не протекало ли детство их около тех, кто дал им рождение и кто окружил их своими заботами и вызвал их к сознательной, разумной жизни? Это был «Золотой Век» тех древних времен. Век, когда «Боги ходили по Земле и свободно общались со смертными». Когда век этот кончился, Боги удалились — то есть стали невидимыми.

Итак, Боги были от начала времени Правителями человечества. Они дали первый импульс цивилизации и направили умы, которые одарили человечество изобретениями и усовершенствованием всех искусств и наук. Они появились как Благодетели Людей.

Огонь, добываемый посредством трения, был первой тайной Природы, первым и главным свойством материи, которое было раскрыто человеку. Фрукты и злаки, неизвестные до того на Земле, принесены были Владыками Мудрости из других планет для пользования ими теми, кем Они управляли. Так, пшеница не есть продукт Земли — она никогда не была найдена в диком состоянии.

С пришествием Божественных Династий было заложено начало первым цивилизациям. И тогда, как и сейчас в некоторых областях Земли, человечество предпочитало вести жизнь патриархальную, в других же дикарь едва начинал учиться сооружать очаг для огня и защищать себя от стихий; его же братья с помощью Божественного Разума, одушевлявшего их, строили города и занимались искусствами и науками. Тем не менее, в то время, как их братья-пастухи пользовались по праву рождения чудесными силами, «строители», несмотря на цивилизацию, могли теперь овладеть своими силами лишь постепенно. Цивилизация всегда развивала физическую и интеллектуальную сторону за счет психической, духовной. Овладение и управление своей собственной психической природой были среди раннего человечества свойствами врожденными и такими же естественными как хождение и мышление.

Цивилизованные народы Третьей Расы под руководством своих Божественных Правителей сооружали обширные города, насаждали искусства и науки и знали в совершенстве астрономию, архитектуру и математику. Лемурийцы строили свои огромные скалообразные города из редких почв и материалов, из изверженной лавы, из белого мрамора гор и черного подземного камня. Первые большие города были построены в той части материка, которая ныне известна как остров Мадагаскар.

Древнейшие останки развалин циклопических сооружений все были произведением рук последних под-рас Лемурийцев; каменные останки на острове Пасхи также были циклопического характера. Этот остров принадлежит к самой ранней цивилизации Третьей Расы. Внезапное вулканическое извержение и подъем океанского дна подняли эту маленькую реликвию Архаических веков — после того, как она была затоплена вместе с остальными — нетронутою, со всеми ее статуями и вулканом, и оставили, как свидетельницу существования Лемурии. Изумительные гигантские статуи — яркие и красноречивые свидетели о погибшем материке с цивилизованным населением на нем.

Рождению и гибели Коренных Рас всегда сопутствует и геологическое изменение земного шара. Они вызываются изменениями в наклоне земной оси. Старые материки поглощаются океанами, появляются другие земли. Огромные города, горные цепи поднимаются там, где их раньше не было. Поверхность земного шара каждый раз совершенно меняется. Это есть ЗАКОН, действующий в свое назначенное время, в точном соответствии с Законами Кармы. «Переживание наиболее приспособленных» народов и рас утверждалось своевременной помощью; неприспособленные же — неудачные — уничтожались, будучи сметены с поверхности Земли.

После того, как Третья Раса достигла апогея своего расцвета, она стала клониться к упадку. Это отразилось и на главном материке расы — Лемурии: он начал медленно погружаться. Огромный материк стал дробиться во многих местах на отдельные острова. Эти острова, вначале огромные, постепенно исчезали один за другим. Наибольшим остатком огромного материка является сейчас Австралия. Теперешний остров Цейлон в период Лемурии был северным плоскогорьем огромного острова Ланки, на котором Третья Раса закончила свою судьбу.

Лемурия была разрушена действием вулканов. Она погрузилась в волны вследствие землетрясений и подземных огней. Катаклизм, разрушивший огромный материк, произошел в силу подземных судорог и разверзания дна океана. Лемурия погибла около 700 тысяч лет назад.

Остатками древних Лемурийцев в настоящее время являются так называемые народы эфиопского типа — то есть, чернокожие.

Конечно, это все теории. Лемурия все же не получила такой огромной популярности как Атлантида. Из всего вышеперечисленного становится очевидным, что более всего Лемурия волновала ясновидящих и малое количество ученых.

В отличие от поисков Атлантиды, на изучение Лемурии экспедиций практически не отправлялось. На дне Индийского океана нет следов исчезнувшего острова. При этом геологами установлено, что Индостанская плита действительно 60 миллионов лет назад была отдельной от Азиатского континента, и какое-то время представляла единое целое с островом Мадагаскар. Таким образом, хотя крупный остров в Индийском океане действительно существовал, он не исчез и не представляет никакой загадки — это современный полуостров Индостан.

Акра — «Крымская Атлантида»

Черное море хранит еще множество тайн, это море уникально по своей природе но, пожалуй, люди не всегда в должной мере его оценивают. Многие даже не подозревают, какие тайны скрываются под толщей воды черного моря. Одной из таких тайн, которая совсем недавно начала приоткрывать свою завесу, является древний город Акра, сегодня его называют «крымской Атлантидой».

Античное городище V в. до н. э. — IV в. н. э., расположено на приморской подошве мыса, часть городища подтоплена морем. Акра принадлежит к «малым» городам Боспорского государства.

«За Нимфеем, еще южнее, на Такильском мысу, было расположено очень небольшое селение Акра. Оно привлекало к себе в древности внимание потому, что от него берег поворачивал на запад, и, таким образом, Акра представляла собой крайний южный пункт пролива со стороны Крыма. Напротив же, т. е. на Таманском полуострове, такой наиболее южной точкой пролива считалось селение Корокондама, находившееся на теперешнем мысе Тузла. По словам Страбона, при замерзании пролива лед доходил на юге до этих двух пунктов — до Акры и Корокондамы. От деревушки Акры в настоящее время следов почти не сохранилось. На высоком мысу, где ныне одиноко стоит заброшенный старый маяк, лишь кое-где заметны следы культурного слоя с фрагментами античной керамики. В этом же районе обнаруживаются древние могилы, которые подтверждают существование в данном месте поселения античной эпохи».

Акра — это загадка, которая еще не разгадана. А началось все еще в конце XVIII века когда Крым был присоединен к территории Российской империи. Это событие ознаменовало начало активного научного исследования этих земель. Ученые начали совершать свои путешествия в новые не изученные земли. Параллельно они старались найти места греческих городов, известных из древних письменных источников.

В «Перипле Понта Эвксинского» называется множество городов на берегах Боспора Киммерийского (Керченского пролива): Пантикапей, Мирмекий, Нимфей, Китей и деревенька Акра. Страбон, греческий географ II в. н. э., указывал, что напротив Корокондамы у входа в пролив расположена Акра. А Плиний Старший, римский ученый, относит Акру к боспорским городам. Акру также упоминали Клавдий Птолемей, Стефан Византийский и Элий Гордиан.

Благодаря исследовательскому буму уже к началу XX века были отмечены на современных картах почти все античные города, а вот с Акрой были совершенно ничего не понятно — ее древние развалины не могли найти. Первоначально запутала исследователей этимология названия города, ведь основное и наиболее распространенное значение этого названия предполагало, что Акра должна находиться на возвышенном месте. Дословно слово «Акра» переводится как возвышенность или укрепление. Кстати, именно отсюда происходит название «акрополь» то есть верхний город.

Первым, кто расположил Акру на мысе Такиль в юго-восточной части Керченского полуострова, был академик Паллас. Он предположил это еще в конце XVIII века. Поль Дюбрюкс, один из первых ученых в отечественной археологии, в начале XIX века поместил Акру чуть южнее Такиля, на открытом им же городище. До 1918 года почти все исследователи считали, что тут и находится Акра, но неожиданно была сделана сенсационная находка. Местные рыбаки случайно нашли культовый стол с надписью, в которой упоминалась община китеян. Ученым стало понятно сразу, что здесь располагался другой боспорский город — Китей.

Все последующие шестьдесят лет Акру располагали на самом Такиле. В 1975 году были проведены раскопки в ходе их было найдено древнегреческое святилище, и вот уже казалось, что город наконец-то найден. Но у многих ученых все же закрадывались большие сомнения в верности локализации Акры. Расположение двух соседних греческих городов, между которыми располагалась Акра, — Нимфей и Китей — было уже установлено точно. Греческие периплы (древние лоции) показали расстояния между городами, и расстояние от Китея до мыса Такиль было в два раза меньшим, чем до Акры.

И если бы не зимние штормы в 1981 году так бы ничего и не прояснилось. Но вот неожиданно один везучий керченский школьник начал находить древние монеты на берегу песчаной пересыпи, отделяющей соленое Янышское озеро от Керченского пролива к югу от села Набережное Ленинского района Крыма. Школьник собрал достаточно большую коллекцию античных монет, причем, разных периодов. Вот эта находка и подтвердила, что ученые имеют дело не с размытым кладом, а именно с затопленным поселением. Монеты были сразу же переданы в Керченский музей и уже летом 1982 г. были проведены первые раскопки, на пересыпи и на холме к югу от озера. Тогда-то и были обнаружены большие культурные напластования античной эпохи. Наконец-то археологи столкнулись не с рядовым поселением, а небольшим городским центром. Это была настоящая сенсация — открыт древний город под водой. Акра была наконец найдена.

Начатые вскоре после первых исследований подводные экспедиции установили, что древний город, лежавший на глубине до 4,5 м, имел прямоугольную форму, площадью не менее 4 га. К востоку от него, мористее и до глубины 7,5 м располагалась гавань. Подводные исследования дали потрясающие результаты — были обнаружены оборонительные стены, две башни и колодец. Одна из стен хорошо сохранилась на протяжении целых 110 м. С напольной стороны к стене примыкала башня размерами 7x7 м. Еще одна оборонительная стена была обследована в 150 мк северу. В 170 мот берега на глубине 3 м находился обложенный камнями колодец. А в нем находились семь клейменых амфор Гераклеи Понтийской IV в. до н. э., фрагменты чернолаковой посуды, обломок свинцового якорного штока, деревянные детали, обработанные на токарном станке.

Интересен тот факт, что в 1994–1997 гг. археологические исследования Акры были продолжены тем самым школьником, который много лет назад обнаружил коллекцию монет. Раскопки на берегу сочетались с подводными исследованиями затопленной части города. На суше была найдена застройка римского времени — три больших домовладения. Но из-за нехватки финансирования раскопки были приостановлены.

И на следующие 15 лет город Акра опять оказался несправедливо забытым.

И только в 2011 году подводные археологи из киевского департамента подводного наследия и Санкт-Петербургского Эрмитажа снова обратили внимание на уникальный памятник археологии.

Современный период развития подводных археологических исследований в Северном Причерноморье ознаменовался возобновлением масштабных работ.

Впервые в Акре были проведены не просто визуальные разведки, а действительно подводные раскопки с новейшим профессиональным оборудованием. За два года исследований был найден еще один участок оборонительной стены города и городской застройки IV в. до н. э. Сохранившаяся высота фортификационных сооружений достигла 1,6 м.

Сенсацией стало открытие дома первой половины IV в. до н. э. На полу была обнаружена разбитая гераклейская амфора. Кладки стен сохранились на 3 ряда, общей высотой до 0,6 м. А такая хорошая сохранность архитектурных остатков под водой очень уникальна. Например, во многих других местах на черном море, такой хорошей сохранности не наблюдается — все слои размыты, кладки уничтожены. Но только не в Акре.

Стало понятно, что общая площадь памятника занимала большую территорию от 4 до 6 га, при этом она находилась на древнем прибрежном уровне и сейчас практически полностью подтоплена морем. Часть слоев античного времени сохранилась на современном побережье. Под водой оказались культурные напластования, относящиеся к IV в. до н. э., а слои — III–II вв. до н. э.

Итак, получается, что Акра просуществовала почти 1000 лет, с конца VI в. до н. э. до начала IV в. н. э. Постепенное затопление территории города началось уже с началом новой эры, вследствие изменения уровня Мирового океана и из-за местных геологических процессов опускания суши. Со времени античности до сегодняшнего дня уровень моря повысился на 4 м. Проведенных исследований, конечно, очень мало для подведения каких-либо итогов в изучении Акры. Но начало положено и город под водой уже начал открывать свои тайны.

Нимфей — храм нимф

«Нимфей — храм нимф, местность города при Понте…», — пишут об этом городе. Это поселение располагалось в 17 км к югу от г. Керчь, около современного поселка Эльтиген, там до сих пор видны руины древнего Нимфея. Городище занимает плато на берегу Керченского пролива в древности Боспора Киммерийского, к западу от которого расположены курганы и грунтовой некрополь.

Среди городов Боспора Нимфей занимал одно из ведущих мест. Его местоположение, как и большинства других древнегреческих городов на Черном море, было определено благодаря описаниям побережья, составлявшимся для мореплавателей и путешественников, а также трудам древних географов и историков.

Среди городов Боспорского царства Нимфей занимал одно из ведущих мест. Основанный в первой половине VI в. до н. э. он имел удобную гавань, а окружавшие его земли были богаты урожаем, что, конечно, обеспечивало благосостояние его жителей, и Боспора в целом.

Внимание этот памятник привлек в 1866 г. случайно были найдены красивые ювелирные украшения, об этих находках сразу появились сообщения в СМИ. Моментально местные крестьяне и приезжие бросились на раскопки нимфейских курганов.

Но первые систематические археологические исследования Нимфея начались только в 1876 и продлились до 1880 года. Императорской Археологической Комиссией, тогда были описаны и нанесены на план городище и курганы Нимфея. А уже в середине 50-х гг. XX в. появляется единственная публикация этих материалов Л. Силантьевой, где был описан погребальный обряд и описаны находки из курганного и грунтового некрополей Нимфея. Особое внимание было привлечено к мужским захоронениям с оружием, золотыми гривнами, великолепной чернолаковой керамикой в сопровождении конских погребений, что позволило говорить о наличии варварских элементов в погребальном обряде, а также о взаимопроникновении элементов эллинской и варварской культур.

В дальнейшем раскопки некрополя осуществляются крестьянами и частниками по указанию, а в 1900 г. собранные античные находки приобретает Эрмитаж. Полученные материалы и коллекция имела большое значение для последующего изучения Нимфея, дополнив результаты предыдущих археологических раскопок. В 1938 г. другой экспедицией были проведены раскопки на территории города, это положило начало постоянным археологическим исследованиям Нимфея, его некрополя и хоры.

Результаты этих раскопок позволили археологам дать характеристику жизни города на протяжении тысячи лет, дополнить фактами свидетельства древних авторов о городе. В Нимфее было открыто одно из самых ранних в Причерноморье святилищ, богини Деметры. Раскопаны жилые и общественные здания, оборонительная стена IV в. до н. э., гончарные печи и винодельни, удалось проследить городскую планировку и систему коммуникаций, относящиеся к разным периодам жизни Нимфея.

В более поздние годы изучения Нимфея при раскопках некрополя ученые опровергли сложившееся мнение о начавшемся упадке города в эпоху эллинизма. Открытие на южном склоне нимфейского плато монументального архитектурного ансамбля раннеэллинистического времени, которое являлось святилищем богов, покровителей мореплавания и моряков, двух крупных виноделен III–II вв. до н. э., и найденные разнообразные вещи этого периода, позволяют смело сказать об интенсивной жизни города в III–I вв. до н. э.

Огромное значение для истории Нимфея имеет находка полихромной штукатурки, обвалившейся со стен, в одном из помещений святилища. Поверхность ее была испещрена разнообразными надписями и рисунками, среди которых видно изображение большого военного корабля, на борту которого начертано его имя — IΣIΣ — почитаемой в птолемеевском Египте богини Изиды. Это был посольский корабль, входивший в состав флота Птолемея II Филадельфа. Многочисленные надписи содержат информацию о разных сторонах жизни, самого города, и Боспорского царства в целом.

На южном склоне нимфейского плато был открыт уникальный монументальный архитектурный ансамбль V в. до н. э. Расположенный на террасах склона, этот ансамбль имел эффектный обзор со стороны моря и нимфейской гавани. Террасы склона соединяла монументальная лестница, оформленная балюстрадой с рустованной кладкой.

Комплекс архитектурных деталей, открытых и на средней террасе: капитель, барабаны и базы колонн, карнизы, сима с водосливами в виде львиных масок, детали фронтона — принадлежит монументальному сооружению, возведенному в V в. до н. э. в ионическом стиле. Ионийская капитель — один из красивейших образцов, найденных в Северном Причерноморье. Мастер, вырезавший нимфейскую капитель, находился под влиянием эфесской архитектурной школы конца VI–V вв. до н. э.

Все архитектурные детали выполнены из местного известняка из местных камнеобрабатывающих мастерских. Это свидетельствует о высоком уровне мастерства их изготовителей. Поверхность деталей покрыта особым известковым раствором с добавлением мраморной крошки и тщательно отшлифована. Многие детали ярко и очень красиво раскрашены.

Многолетние исследования на южном склоне нимфейского плато показали, что здесь на протяжении длительного периода существовал священный участок — теменос. Гибель этого ансамбля произошла из-за сильного землетрясения около середины III в. до н. э. и несколько десятилетий эта территория не использовалась. Но изменения в экономической и политической областях, переориентация хозяйственной деятельности привели к тому, что в конце III в. до н. э. возводятся винодельческие комплексы, а в первые века н. э. она застраивается жилыми комплексами усадебного типа. В эпоху раннего средневековья территория города использовалась как некрополь.

Нимфей — это уникальный памятник, где на небольшой территории, сконцентрированы самые разнообразные по своей роли и значению памятники — городище, его некрополь, хора с системой транспортных и гидротехнических коммуникаций, поселениями и усадьбами. И при этом территория города почти не подвергалась активной жилой застройке. Результаты, полученные за десятки лет раскопок, позволяют по-новому взглянуть на историю города, а также дополнить представления о Боспоре в целом.

Фанагория и город мертвых

Уже много десятилетий работают археологи на Таманском полуострове. Раскопки гигантского древнегреческого полиса — Фанагории подарили им удивительную находку. Это был скелет, из грудной клетки которого торчал наконечник гуннской стрелы. Именно эта находка проливает свет на историю полиса. И также было обнаружено много золотых перстней, браслетов, серег, посуды из драгоценных металлов. А на морском дне возле берегов Фанагории были найдены два уникальных сосуда. Один из них выполнен в виде сирены, а другой представляет собой фигуру Афродиты. Фанагория — удивительный город, который ежегодно открывает археологам свои тайны.

История Фанагории начинается 27 веков назад. Ионийские города (расположенные на западном побережье Малой Азии) воевали против Лидии и Персии. Жители города Теоса, понимая свою беззащитность перед лицом сильных врагов, решили найти себе другую родину. Одна часть теосцев отправилась в Северную Грецию, а другая — на Таманский полуостров. Эту группу переселенцев возглавил Фанагор, именем которого и назвали новый независимый город-государство — Фанагорию.

Но напрасно бывшие жители Теоса мечтали о спокойной жизни. Фанагория постоянно подвергалась вражеским набегам, а в IV веке была включена в состав Боспорского царства. В это время началось истинное процветание Фанагории, которая стала одним из важнейших торговых центров. Через город проходило множество товаров — одежда, вино, оливковое масло, ювелирные изделия, — часть которых была найдена археологами.

Но, процветание длилось недолго. Вскоре в причерноморские районы вторглись племена кочевников-гуннов, уничтожавшие все на своем пути. Фанагория подверглась полному разрушению, горожан убивали или угоняли в рабство.

В XIX веке на территории Фанагории начали работать кладоискатели, которых заинтересовали курганы, располагавшиеся на территории древнего городища. Раскопки велись самым варварским образом. День за днем вскрывались насыпные сооружения и, не найдя сокровищ кладоискатели, переходили к следующему кургану. Поскольку копателями руководила лишь жажда золота, работы велись очень спешно. Как-то в поисках каменной гробницы, рабочие начали раскапывать курган сверху. Каменный свод не выдержал и рухнул вниз, увлекая за собой самодеятельных археологов. Вместе с людьми погибли раздавленные каменными глыбами сокровища, которые, как позже выяснилось, действительно находились в гробнице. Варварскому разграблению подверглось множество курганов.

Планомерные научные раскопки начались на Таманском полуострове в 1936 году. Выяснилось, что Фанагория с трех сторон окружена городом мертвых — некрополем. Жители полиса хоронили усопших в курганах, которые насыпали вдоль дорог, выходивших из города. Раскопки курганов дали невероятные результаты. Находки, попавшие в руки археологов, стали украшением многих музейных коллекций. Однако наиболее ценными в научном плане оказались сведения, которые удалось получить о жизни и смерти древних фанагорийцев. Самыми важными открытиями стали жилой квартал, построенный в VI веке до нашей эры, с домами из сырцовых кирпичей, ремесленные мастерские, храмы, крепостная стена, дом купца, в котором найдено более тонны погибшего в пожаре зерна. В одном из городских домов, разрушенных во время нашествия гуннов, обнаружили обгоревший скелет, сжимавший в руке несколько монет. Видимо, это был хозяин жилища, убитый в тот момент, когда пытался спрятать свои накопления.

Известно, что в Фанагории находился в изгнании византийский император Юстиниан II. Он первым поместил на денежных знаках своего государства изображение Иисуса Христа. Поначалу он спасался от преследований в Херсоне, но не расставался с надеждой вновь завладеть византийским троном. Узнав об этих намерениях, жители Херсона решили убить Юстиниана II, дабы не навлечь гнев византийского императора на свои головы. Тогда Юстиниан II тайно отправился к царю хазар, хугану, чтобы попросить защиты. Хазарский царь встретил беглеца с почестями и отдал ему в жены свою сестру Феодору. Через некоторое время Юстиниан II распрощался с хазарами и вместе с женой отправился в Фанагорию.

В это время враги бывшего византийского императора обратились к хугану с просьбой выдать им Юстиниана II или его голову. За это они обещали царю хазар богатые дары. Поразмыслив, тот согласился и выслал шурину охрану под тем предлогом, что узнал о готовящемся заговоре. Сам же он приказал хазарскому наместнику Фанагории Папацу убить Юстиниана II. Однако в коварном плане хугана было одно слабое место. Движимый братской любовью, он сообщил о своем намерении Феодоре, предполагая, что та сохранит его замысел в тайне. Но Феодора тут же рассказала мужу о готовящемся на него покушении. Юстиниан II призвал Папаца в свои покои и задушил его. После этого он обратился к болгарскому царю и попросил защиты. При помощи болгар он захватил Константинополь и стал императором.

Подробности этого важнейшего эпизода из жизни Юстиниана II стали известны благодаря раскопкам на Таманском полуострове. Кроме того, ученые узнали многие детали, касающиеся погребального обряда фанагорийцев. Бедные горожане находили последний приют в простых прямоугольных могилах, где их хоронили порой даже без гроба. Состоятельные граждане сооружали для себя небольшие гробницы из каменных плит, поставленных на ребро. В качестве крыши такого сооружения тоже использовалась каменная плита. Иногда в материковой глине вырубались специальные сводчатые склепы, в которые по специальному спуску втаскивали деревянные гробы. В таких склепах хоронили членов одной семьи. Богатые фанагорийцы могли позволить себе большие каменные склепы, над которыми насыпались курганы. Внутрь обычно помещался мраморный саркофаг, украшенный искусной резьбой, приводящей в восторг даже современных мастеров. Рядом с саркофагом помещались великолепные произведения искусства. Так, например, в кургане, где находился мраморный саркофаг жрицы богини Деметры, были найдены уникальные золотые перстни, ожерелье, драгоценная диадема.

Раскопки Древней Фанагории ведутся не только на земле, но и под водой. В течение веков море постепенно наступало на сушу и поглотило некоторые городские кварталы. Затопленной оказалась территория, превышающая 20 гектаров. Сняв с помощью землеотсасывающей машины двухметровый слой песка, исследователи обнаружили развалины совершенных жилых строений и храмов, уникальные статуи и золотые украшения.

Археологи и сегодня продолжают работать на Таманском полуострове, который предстал перед ними настоящей сокровищницей древней культуры. Каждый день раскопок дарит новые открытия. Но, по мнению специалистов, самые грандиозные сенсации, связанные с историей Древней Фанагории, появятся в ближайшие годы.

Гермонасса — город, где жизнь продолжается более 2600 лет

Гермонасса — античный город на азиатском Боспоре, на месте нынешней станицы Тамань, на обширном береговом плато, частично разрушенном регулярными обвалами береговых обрывов. Город возник не позднее 1-й трети VI в. до н. э. и в дальнейшем практически без перерывов просуществовал в последующие за античной исторические эпохи, меняя размеры и названия.

Сегодня само городище — это лишь малая, музеефицированная часть археологического памятника «Гермонасса-Тмутаракань», раскопки здесь ведутся уже много лет. Уникальность памятника «Гермонасса-Тмутаракань-Тамань» в том, что это единственный городище, жизнь в котором непрерывно продолжается уже более 2600 лет! Ведь вся нынешняя территория станицы Тамань — это и есть древняя Тьма-таракань, укрытая, как слоеный пирог, цивилизациями, вплоть до современной.

Один шаг вниз и это уже 17-й век. Под ногами находится целый комплекс гончарных и стеклодувных мастерских. Еще шаг — и это уже 12–13 века; это Тмутаракань, огромные пифосы (глиняные бочки), вкопанные в землю. Еще на шаг ниже — 10–11 века — двухкамерные печи для обжига керамики, очерченные кладкой дворики. И опять шаг вниз — 5–8 века, и опять — керамика.

Керамика — артефакт особый. Ее производство несет следы каждой цивилизации: этнос в разное время оставлял в керамическом производстве свои черты. Огромное значение имеет городище, где имеются целые ремесленные кварталы с гончарным и стеклодувным производствами. Размеры их говорят о том, что ремесленники снабжали изделиями из глины и стекла и жителей города, и округу. Центр керамического производства находился именно на месте нынешней Тамани.

Но в середине третьего века монументальные и жилые постройки Гермонассы были разрушены. Они оказались покрытыми огромным слоем пожарища. И после сильнейших пожаров город не смог уже восстановить свое прежнее благополучие. О дальнейшей судьбе Гермонассы говорят меняющиеся названия этого города. В хазарский период — это Матлуга, в византийский — таматарха-Матарха. В середине десятого века сюда пришли русские (на месте станицы Голубицкой находился город Руссия). Первое упоминание в русских летописях о тмутаракани относится к 988 году. Потом была половецкая Матраха. В 13–14 веках арабские путешественники сообщали о городе Матрика; у генуэзцев в 15-м веке — это была Матрега; турки называли город Таман, что в переводе означало «плавни, болото». Прибывшие сюда казаки-запорожцы уже называли новую родину Таманью.

Но вернемся к поэтапной истории Гермонассы. По версии Арриана город основали переселенцы — эоляне под предводительством Семандра из Митилены. После смерти мужа городом стала править его вдова Гермонасса, по имени которой и назвали город. Другая версия приводится Дионисием: город основали ионийцы под предводительством Гермона, в честь которого и назван город. Вплоть до конца V в. до н. э. город был крупнейшим на азиатском Боспоре. В дальнейшем более быстрыми темпами развивалась Фанагория, имевшая более выгодное географическое положение.

Планомерное исследование города началось с 1930-31 годов. В ходе раскопок было установлено, что уже в архаическое время (VI–V вв. до н. э.) в городе были каменные постройки. Дома имели печи и хозяйственные ямы, зерновые хранилища (одна из ям была заполнена зернами пшеницы и ячменя). В центре городища открыты развалины большого здания размером 20x10 метров. Постройка покоилась на каменном цоколе, с цемянковым полом. В III в. до н. э. это здание было перестроено. Среди многочисленных находок выделялись каменные мерные ойнохои (сосуды). На боковой поверхности одной из них вырезано клеймо с именем Аполлодора.

Вскрыты постройки II–I вв. до н. э. К I в. н. э. относится дворик размером 15x15 метров с хорошо подогнанными плоскими известняковыми плитами, служившими вымосткой. С севера и востока к нему примыкали каменные строения. К северу от этого комплекса раскопано здание III–IV вв. н. э., от которого сохранились нижние кладки стен: восточная — 5 м, северная — 18 м. С юга сохранились кладки, обгораживающие небольшой мощеный дворик.

Многолетние раскопки показали, что многие строения города, просуществовав 50-100 лет, и в дальнейшем перестраивались. Засыпались фундаменты и на их месте возводили новые строения с другой планировкой. Одни и те же каменные блоки многократно использовались иногда в течение нескольких столетий. Основными типами домов были одно и двухэтажные постройки, крытые черепицей или камкой (сушеная морская трава). Количество комнат не превышало 5–6, часто выгораживался внутренний дворик. Об общей планировке города судить трудно — раскопано не более 1 % его площади, потому что на античном и средневековом культурном слое возведены современные постройки станицы Тамань.

После Гуннского нашествия с конца V в. город возрождается в качестве средневекового населенного пункта, для строительства которого использовались каменные блоки античного времени. В X–IX веках город развивается как столица Тмутараканского княжества, но и в предшествующий период, несмотря на резко сократившиеся размеры, жизнь на поселении не прекращалась. Так, в окрестностях городища найдены мраморная капитель ранневизантийской колонны V века и часть рельефа V–VI веков из известняка с изображением ангела, что говорит о существовании на поселении христианского храма.

К востоку от городища была найдена стела с надписью, в которой сообщается о возобновлении дворцовой постройки херсонесским стратилатом Евпаторием при византийском императоре Маврикии (582–602 гг.). Все известные на городище постройки этого периода по своей ориентировке совпадают с позднеантичными.

В Хазарский период (VIII-нач. X вв.) территория городища вновь начинает расширяться. По письменным источникам город в этот период получил имя Таматарха. В Хазарское время возрождаются дороги, известные еще с античного времени и связывающие город с другими поселениями. Судя по погребальным памятникам, население Таматархи и округи в этот период было полиэтническим.

В Тмутараканский период (X — нач. XIII вв.) город становится ремесленным и торговым центром. Его размеры увеличиваются и границы поселения примерно совпадают с античными. Возрождается денежное обращение. Тмутараканское княжество даже начинает чеканку собственной монеты. К XI веку относится и «Тмутараканский камень» — мраморная плита с надписью об измерении расстояния между Керчью и Тмутараканью, которое было определено в 14000 сажен. На городище были вскрыты остатки храма Рождества Богородицы, построенного, согласно летописи, князем Мстиславом Владимировичем в 20-е годы XI века. Обнаружена сырцовая оборонительная стена XI–XII вв., остатки фундаментов церкви. В средневековых слоях обнаружены остатки небольших домов, иногда двухкомнатных, где меньшая комната использовалась для хозяйственных целей. Стены были сырцовыми на каменном цоколе.

Генуэзцы осевшие в городе XIII–XIV в. в., именовали его Матрикой. В XVII — сер. XVIII вв. строится в городе турецкая крепость Хункала, тогда же появилось название Таман. Согласно «Манифесту» Екатерины II от 8 апреля 1792 года, Тамань «на вечные времена» вошла в состав России. Эта история памятника осталась в огромных напластованиях культурного слоя городища до 12–14 метров, являющихся невероятной археологической ценностью для мировой науки.

Сибарис — город сибаритов

В русский язык слово «сибарит» вошло в значении «роскошный, чувственный или изнеженный человек, который живет для сладкой еды, житейских услад и утех». Но в истории «сибарит» является жителем греческого города-колонии Сибарис, что в Южной Италии (Великой Греции). Сибарис основан примерно в последней трети VIII века до н. э. Многие античные авторы писали о том, что город, находился между устьями двух рек: Кратиса и Сибариса. Во главе с уроженцем Гелики этот город основали выходцы из Ахайи, с ними вместе с северного Пелопоннеса пришли такие названия как Сибарис и Кратис. Если верить Геродоту, который сам был гражданином Сибариса и умер в нем, правда, к тому времени город был переименован в Фурии. Расцвет Сибариса был во второй половине VI века, а гибель произошла в результате поражения в войне с соседним Кротоном. Ее датируют 510 годом. Геродот крайне мало и туманно пишет о том, как началась война: «Вот доказательства, которые оба города приводят в пользу своих утверждений. Каждый может принять то из них, которому склонен верить». Ни точной даты войны, ни ясной картины сражений он не дает. Страбон же, живший спустя 500 лет после описываемых событий, сообщает о гибели города вот что: «Роскошь и дерзость сибаритов привели к тому, что за 70 дней кротонцы лишили их всего их счастья. Захватив город, они направили на него реку и затопили». Получается, что Сибарис действительно утонул в роскоши, в буквальном смысле. Именно поэтому в середине V века после нескольких не слишком удачных попыток возродить былое благополучие и отстроить город при главенстве Афин была создана общегреческая колония Сибарис. И вскоре переименованная в Фурии. К сожалению в 194 году ставшая маленькой римской колонией Копия (Изобилие), ее имя как-будто напоминало о баснословном богатстве.

О Сибарисе и сибаритах существует много легенд, они с успехом пережили и город и его жителей. В сознании современных людей сибариты стали примером быстрого крушения, постигающего тех, кто заигрался в роскошь и погряз в праздности. Легенда о Сибарисе заслуживает особенного внимания потому, что история поисков этого города и представления историков об архаической Южной Италии имеют неразрывную связь.

Причиной гибели Сибариса Страбон считал «дерзость» и «роскошь, изнеженность». Именно об изнеженности говорят многие античные источники, и современные ученые согласны с ними. «Роскошный» Сибарис — это своего рода «мегаполис» в огромной столице Сибарийской империи. В эпоху расцвета города его размеры впечатляют о них пишет Диодор Сицилийский (I век до н. э.) и Страбон. По Страбону, окружность города составляла 50 стадиев (около девять километров). Сравненить Сибарис, можно с окружностью Иерусалима у Гекатея Абдерского (IV век до н. э.) он оценивает ее как раз в 50 стадиев, он также считал Иерусалим величайшим городом мира с населением в 120 тысяч человек. По другой оценке Иосифа Флавия (I век н. э.), окружность укреплений Иерусалима в I веке н. э. — 33 стадия (также примерно в 5 500 метров, считают окружность города археологи сегодня). Получается, что Сибарис больше Иерусалима эпохи Ирода Великого. И если 50 стадиев действительно образовали окружность, то площадь города достигала 650 гектаров. А это огромное городское пространство! Возникает логический вопрос, могли ли кротонцы устроить такое огромное наводнение, которое способно было утопить город таких размеров и величия?

Вернемся к трудам Диодора, судя по его записям, население Сибариса составляло 300 тысяч граждан, но уже в другом тексте та же цифра отнесена у Диодора только к войску сибаритов. Но даже если это и так, то взяв эту численность войска (это должны были быть 300 тысяч мужчин, способных носить оружие), следует предположить, что все население города VI века до н. э. (старики, женщины, дети, рабы и неполноправные граждане) должно было превысить два миллиона человек. Цифра, разумеется, фантастическая, современные ученые, и хотели бы уменьшить численность живших людей до реальной цифры, но вспоминают слова Страбона о том, что Сибарису были подвластны четыре туземные племени и 25 городов. Также ученые оценивают территорию, над которой по их предположениям господствовал Сибарис, в три тысячи квадратных километров: а это гораздо больше Беотии и Аттики.

Странно, но рассказы о безумной роскоши сибаритов возникают больше всего после их гибели. Так Геродот упоминает некоего сибарита-богача по имени Сминдирид. Он сватался к дочери Сикионского тирана Клисфена, и в поездке к невесте его сопровождали от тысячи до трех тысяч человек прислуги — рыболовов, птицеловов и поваров. И что интересно у Афинея (III век н. э.) тот же Сминдирид хвалится тем, что 20 лет не видел ни восхода, ни заката солнца, он как бы намекает о «нетрудовом» образе жизни. Хотя в другом тексте говорится уже о том, что в климате этих мест (очень возможно, что малярийных) так поступает тот, кто не хочет умереть до срока. Стоит отметить, что «роскошь» сибаритов сводится главным образом к их чревоугодию. Сибарис был славен именно богато накрытым столом. В комедии Мегатена «Фуриоперсы» (фурийцы — преемники сибаритов) герой хвастает волшебной речкой-самобранкой: «Она (речка) приносит нам огромные ячменные лепешки, которые сами себя выпекли, а другой поток гонит волны сырных пирогов, жареного мяса и вареных скатов, которые у нас тут вертятся. По реченьке с одной стороны плывут жареные каракатицы, раки и лангусты, с другой — колбаски и рубленое мясцо; здесь анчоусы, там блины. Отбивные сами собой тушатся и прыгают в рот, другие подскакивают вверх — к ногам, а пирожные из нежной муки так и плавают вокруг».

А в поэтическом произведении Феокрита (III век до н. э.) река Кратис превращается в реку красного вина, а река Сибарис — в реку, текущую медом. И подобных рассказов еще немало.

Сразу же встает образ сказочной страны немецкого Шлараффенланда, с молочными реками в кисельных берегах.

Конечно, археологи всех стран давно тешили себя надеждой отыскать эту «столицу роскоши». Можно почувствовать контраст между надеждами археологов и итогами раскопок, сопоставив описание Сибариса, данное одним из ученых в 1948 году, с настоящими находками: великолепные пиры, блестящие общественные празднества, элегантная городская молодежь, дорогие ионийские товары, металлические изделия из Этрурии, редкостные вещи со всего греческого мира, мощеные улицы, возделанные пашни, процветающие городки на равнине, забота о здоровье и комфорте, гордость винами и кухней, приглашение иностранных торговцев, легкое презрение к тем, кто вынужден путешествовать.

Но, к сожалению, при раскопках, проводившихся в XIX и первой половине XX века, на месте предполагаемого Сибариса были обнаружены только артефакты преимущественно римского времени. И не было найдено ничего, напоминавшего город Сибарис. Но ученые тут же сослались на сложность раскопок. Местность, где водоносный слой залегает близко к поверхности и вода мгновенно заполняет только что вырытую канаву, на самом деле сложна для проведения раскопок. Но ученые не теряли надежды. Возлагая ее на технические усовершенствования, которые все-таки помогут им «стяжать самую богатую и ценную награду, какую только может вообразить археолог, работающий в Греции».

В 60-е годы XX века раскопки активно продолжались. Американо-итальянская экспедиция смогла пробурить полторы тысячи глубоких скважин, и зафиксировала несколько археологически ценных участков. Таким образом, выяснилось, что город вытянут вдоль морского побережья. Удалось найти два участка, архаического периода и находящихся друг от друга примерно на полтора километра. Это пространство было не сплошной городской застройкой. Древний город перемежался участкам, вероятнее всего, назначение их было хозяйственным: усадьбы, огороды, небольшие пастбища. Эти два участка были предположительно отнесены к древнему Сибарису, хотя принципиально ничем не отличаются, например, от двух других архаических селений Франкавилла и Амендолара, считающихся учеными «деревнями» или загородными поместьями. Но почему же тогда надо относить найденные фрагменты города именно к Сибарису? Все просто — участки, богатые археологическими находками, располагаются прямо между двумя такими же древними (обнаруженными при раскопках) руслами Кратиса и Сибариса. А как ясно из трудов античных авторов город Сибарис находился «между двух рек». Но, опять же, никаких следов описываемой в тех же трудах роскоши найдено не было.

Когда руководитель раскопок обнаружил поселение архаического периода, он сначала отказался признать в нем древний Сибарис из-за того, что оно стоит на песчаных дюнах. А все крупные известные города Великой Греции стоят на твердой почве, но никак не на песке. И как ни хотелось археологу найти Сибарис, он все же признал, что найденное экспедицией — не сам город, а только его гавань. Археологи решили искать Сибарис выше. И снова бурили сотни скважин по всей долине. Но холмы и удаленные от побережья, не заболоченные и заселенные сейчас участки равнины не дали абсолютно никакого материала архаической эпохи. Проанализировав полученные материалы, ученые пришли к выводу, что они все-таки нашли настоящий Сибарис.

Конечно, для науки проведенные раскопки Сибариса имеют огромное значение: чего хотя бы стоят золотые орфические таблички из Фурий, обнаруженные в 1879 году еще при первых попытках найти Сибарис! И сами поиски Сибариса дали хороший толчок для новых исследований неолита и бронзового века в Южной Италии. Хотя, к сожалению, надежд многих археологов они не оправдали. И поэтому сегодня археологи продолжают искать «столицу роскоши», а историки продолжают с упоением о ней — писать.

Как уже стало понятно из скудных свидетельств античных писателей и найденного материала создается представление о возможных источниках богатства города. Например, скотоводство. О достижениях в этой сфере может свидетельствовать бык на сибарийских монетах. Но скот — это еще не деньги, поэтому изображение быка говорит не об экономике, а о самих деньгах. Или это могло быть земледелие. Тимей Тавроменский (IV–III века до н. э.) пишет, что секрет богатства сибаритов в том и состоял, что они ничего не вывозили, а все съедали сами (получается их богатство было аграрным и натуральным, не торговым). Но о качестве земель сибаритов судить сложно: слухи о сказочном плодородии земли на берегах Кратиса вероятно говорит о славе италийского плодородия в целом. Возможно это все-таки была торговля? Ведь привозная керамика у жителей была. И получается, что какую-то торговлю они все же вели. Являясь прибрежным народом, они знали о торговле. Но при этом по описанием античных авторов город не имел ни флота, ни гавани, и никуда не ездили, «гордясь тем, что старились на мостах своих двух речек».

Как говорилось выше, представление об «империи» Сибариса основано на словах Страбона о том, что городу были подвластны четыре туземных племени и 25 полисов. Собственно из этого и подобных текстов и был сделан вывод о несметном богатстве Сибариса.

Еще один вопрос — как же исчез этот город — также остается открытым.

Историки, верящие Страбону, который говорит о затоплении Сибариса, считают, что в 510 году кротонцы прокопали новое русло и повернули реку, направив ее на город. Почва в затопленном городе превратилась в болото, оно быстро наполнилось речными наносами, а река пробила себе новое русло, влившись в соседнюю реку. И если в древности две реки впадали в море параллельно, то сегодня они сливаются за несколько километров от отодвинувшегося за эти тысячелетия берега.

Произведенная реконструкция событий — результат прочтения Геродота «сквозь текст Страбона» и современный ландшафт. Геродот, оказавшийся на месте событий лет через 60, упоминает виденное им своими глазами «сухое русло Кратиса». А раз сухое русло принадлежит Кратису — значит, оно могло возникнуть после поворота именно его вод. Рядом с сухим руслом, говорит Геродот, стоял храм, возведенный возможным участником разорения Сибариса, — значит, он мог быть возведен в благодарность богам за победу на берегу реки, выполнившей карательную функцию. Ссылаясь на Геродота, историки активно, обсуждают цитату из Страбона о повороте реки, возводят эту цитату в почти реальный факт, вроде как это свидетельство почти очевидца.

Хотя Геродот ни слова не говорит в своих трудах о том, где именно находится это русло, и почему оно было сухим, и вообще единственное ли это сухое русло в долине, был ли город затоплен, и если да, то этой ли рекою; и, наконец, когда Кратис поменял свое русло — до, после или во время гибели Сибариса? Сегодня в ландшафте долины существует сухое русло, которое местные жители называли Крати Веккьо (Старый Кратис), а ученые и путешественники сразу же поспешили с выводами и решили, что это сухое русло Кратиса, и именно о нем упоминал Геродот. Историки же предположили, что изначально реки впадали в море раздельно, и можно связать их нынешнее слияние со стратегией затопления кротонцев. Поэтому археологи и ожидали найти древний Сибарис под дном современного Кратиса, когда-то по их предположению пропущенного через город и пробившего себе новое русло, впадающее в Сибарис (совр. Кошиле). Но как уже понятно ни рядом с этим сухим руслом, ни под его дном древний богатый Сибарис, найден не был.

Исследования почвы и природных условий Сибаритиды ясно показали, что бесчисленные ручьи и реки, протекающие по долине, за тысячелетия неоднократно сами перекрывали себе путь и меняли русла. Русла рек, высота над морем различных участков, береговая линия, родники и источники — все это меняется не то что за тысячи — за десятки и сотни лет. И искусственный поворот реки в нужную сторону и уж тем более затопление большой территории на плоской равнине — технически сложное дело. Проведение таких работ в VI веке до н. э., да еще и в условиях войны, за 70 дней вряд ли ли возможно. Мог ли Геродот, рассказавший немало историй об использовании рек в военных целях, не упомянуть именно об этом случае? Вряд ли. Вероятно, легенда о затоплении имеет много корней: и реальные, и мифологические, и, языковые.

Заключение

Существует гипотеза, что доисторическое человечество обладало высокой степенью развития. Некоторые находки наводят на мысль, что древние люди обладали намного более развитыми технологиями, чем мы сейчас и чем предполагают ученые. Поддерживают эту идею открытие около сотни затонувших городов и даже цивилизаций по всей планете. Удивительные находки, удивительные по своей архитектуре строения продолжают предлагать ученым ключи к тому, что воспринимается в качестве географической мифологии — такие легенды, как Атлантида или Лемурия. Каждые несколько лет затонувшие города пополняют базу для поддержки разных гипотез, в том числе, и о существовании доисторической империи, где люди обладали сверхвозможностями.

Современное развитие естественных наук дает нам возможность переосмысливать загадки и мифы истории. Доказывает ли геология и наука существование Атлантиды и Лемурии? Была ли гибель Минойской цивилизации вызвана цунами? Как Сибарис, город роскоши и разврата, оказался на дне? Почему в одно мгновение ока ушел под воду знаменитый Порт-Ройял, «Пиратский Вавилон»? Столько старых как мир вопросов. И каждый год появляются все новые и новые ответы. Сделанные сегодня открытия очень важны: они могут дать ценную информацию об истории и культуре древних цивилизаций. Но отличных результатов можно добиться, только объединив усилия многих наук, так как раскопки могут продолжиться много лет. Даже представить трудно, сколько всего можно поднять на поверхность за это время. И сколько страниц нашей истории, возможно, придется переписывать!

Наш мир наполнен тайнами древних поселений. На ее земле за много веков обосновались античные города, оставившие след в мировой истории и теперь лежащие под толщей воды.

Морская археология стала академической наукой лишь в последние 50 лет, когда появились технологии для исследований. Сейчас под водой обнаружено более 500 мест с остатками рукотворных строений, многим из которых от 3 до 10 тысяч лет. Конечно, часть этих древних городов была смыта наводнениями, но другие оказались на дне морей или океанов под действием тектонических сдвигов земной коры. И, безусловно, изначально эти сооружения были построены на суше. Но Земля, возможно, географически отличалась от той, какой мы ее видим сейчас. Также люди той эпохи были намного более далеки от периода, который мы сегодня называем «рассветом цивилизации».

Так действительно ли наше сегодняшнее человечество представляет собой вершину эволюции или же оно всего-навсего одно из таких же многочисленных пиков, в нескончаемой череде циклов, берущих свое начало в далеком-далеком прошлом, финал которого спланирован уже за сотни миллионов лет до нашей эры — оказаться под водой?.


home | my bookshelf | | Затонувшие города. От Черного моря до Бермудского треугольника |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу