Book: Беда не приходит одна (СИ)



Беда не приходит одна (СИ)

Наталья Косухина

Другой мир. Беда не приходит одна

Купить книгу "Беда не приходит одна (СИ)" Косухина Наталья

Часть первая

Посмотреть мир или Беда пришла одна?

Глава 1

Я бежала… бежала что есть силы. Кровь стучала в голове, сердце болело. Но убегала я не от преследователей, убегала я от себя. Хотя в моем возрасте пора бы понять, что это бесполезно.

Упав на колени посреди деревьев и кустарников, я сжала голову руками, стараясь не закричать. За что? Как такое могло произойти? Это совершенно неприемлемо! Как теперь жить? Зачем он вообще перенес меня сюда? Теперь моя жизнь изменилась бесповоротно, но я еще поборюсь — и с собой, и с судьбой.

Неожиданно справа раздался крик птицы. Посмотрев в том направлении, я поднялась и, бесцельно бредя, направилась куда глаза глядят. Нужно проветриться… Да, нужно проветриться… Голова прояснится — и я смогу все обдумать, спокойно, взвешенно. Должен же быть у меня выход, не может не быть. Безвыходных положений не бывает, а значит, его просто нужно найти. Ну почему беда не приходит одна? Неожиданно у меня перехватило дыхание! Я оступилась и начала соскальзывать с обрыва, который не заметила в темноте. И опять рывок, только теперь не вниз, а вверх.

Кто-то схватил меня за шиворот и вздернул вверх.

 — Ты что, не в состоянии даже под ноги себе смотреть?! — прорычали мне в лицо. — Или решила столь малодушным способом уйти из жизни? — Дурак! Убери от меня руки! — зашипела я.

В ответ меня не очень вежливо поставили на землю — и я проснулась.

* * *

Я всегда любила литературу в жанре фэнтези, но никогда сама не мечтала стать героем этих книг. Думаете, быть попаданкой, это весело? Как бы не так! Мир, в который вы попадете, может жить по законам, отличным от тех, к которым привыкли вы.

Академия магии станет для вас не учебным заведением, а домом, собственная натура преподнесет сюрпризы.

Прожив в новом мире два года, я, обернувшись назад, могу сказать: у меня после переноса был шок. Это сложно описать словами: сначала ты думаешь, что это сон, а потом резко приходит осознание… осознание того, что все в твоей жизни изменилось и так как раньше уже не будет, что ты никто в новом мире и можешь легко умереть, что ничего не умеешь, ничего не можешь.

Законы и образ жизни людей, твоего окружения чужды тебе, ты — одна. Не просто одинока, а совсем, совсем одна. Тогда ко мне пришел страх. Я старалась его не замечать и не думать о плохом, но сейчас, спустя время, могу в этом признаться: на момент поступления в Академию страх просто парализовал мою душу, и я жила словно робот, боясь совершить лишнее, неверное движение.

Так началась моя борьба за выживание, за место в новом мире. А кто поступил бы иначе? Я стала следовать высказыванию, которое слышала с детства: знание — это сила. А я собиралась стать сильной.

Несмотря на два года кропотливой учебы и адаптации, я лишь начинаю ощущать себя кем-то важным и сильным. До сих пор думаю, что на Земле такой фокус у попаданца не получился бы. Но я старалась и спустя время начала думать, что мне все удалось. Вот только жизнь снова преподнесла сюрприз.

Сейчас я рискую, доверяя свою судьбу жестокому, беспринципному дракону. Но как говорится, кто не рискует — тот не пьет шампанское. Что будет дальше, я не знаю: свое будущее мне видеть не суждено.

Вчера мы всей тройкой прибыли в гости к драконам. Была уже ночь, и, выйдя из портала, я практически ничего не рассмотрела, зато сегодня появится возможность ознакомиться с городом.

Я сидела на постели и рассматривала залитую лучами утреннего солнца комнату. Из мебели здесь же находились одно кресло, большое зеркало и изящный столик. Все просто, но очень шикарно, королевский дворец как-никак. В голове крутились разные мысли, пока не вспомнился сон, что приснился этой ночью. Ночной лес стоял перед глазами, словно я там уже не раз бывала. Вот только личность спасителя оставалась для меня загадкой.

Вздохнув, подумала: «Покой нам даже и не снится».

Встать и одеться не успела: дверь в мою комнату открылась и стремительным шагом вошел наследник драконов.

Ошарашенно посмотрев, как он расположился в единственном кресле, я осведомилась: — Ничего, что я не одета? — Нет. Я тебя не смущаю, ты меня не привлекаешь — чего церемониться? — ехидно приподнял бровь Велор.

Не, ну нормально, да? Мне захотелось сделать ему больно и, желательно, не один раз.

Я сидела в одной ночной рубашке и не знала, что предпринять. С одной стороны, грубить в гостях невежливо, с другой, я вполне прикрыта и раз никого не смущаю… — Ты зашел пожелать мне доброго утра? — Нет, конечно. Есть несколько вопросов, что мне нужно с тобой обсудить, пока тебя не увидят другие.

Я насторожилась.

— Первое, что необходимо выяснить: как много ты знаешь о драконах? Услышав вопрос, я пожала плечами: — Только то, что смогла найти в библиотеке Академии.

— Значит, наиболее распространенные небылицы, — подытожил Велор и положил книгу, что вертел до этого в руках, на стол. — Здесь основные правила, законы и нормы поведения. Этикет. Тебе в ближайшем будущем пригодится.

Я с любопытством посмотрела на маленький томик в коричневом потертом переплете.

Им пользовались, и не раз, хотя мне без разницы.

— Сколько у меня времени на ознакомление? — Немного, часа два. Потом мы отправимся на экскурсию. Я сам должен показать тройке город, а заодно продемонстрировать отношение правящего клана. После этого вам придется справляться самим.

Ну, думаю, мы самостоятельные. Я снова покосилась на книгу: — Ты настолько мне доверяешь, что даешь четкие сведения о своем народе? Я ведь могу предать их огласке.

Дракон, хмыкнув, покачал головой: — Нет, ты так не сделаешь.

Я впилась в него взглядом: — Почему ты так уверен? — Потому что, несмотря на давление с моей стороны, все это время ты не поддавалась на мои провокации. А уж давить на человека я умею, не сомневайся. Да и кто тебе поверит? Мир стоек в своих заблуждениях.

Такой скромный мужчина! — Помимо этого, я тщательно изучал твою натуру и характер. Ты ничего из того, что нельзя рассказывать, миру не поведаешь.

Ползучий гад. Сейчас, снова взирая на дракона, я понимала, как он весь прошедший год провоцировал меня, манипулировал мной, при этом оставаясь внутри холодным и расчетливым. Правда, не всегда… — Я приму к сведению твои рекомендации.

Велор посверлил меня взглядом (наверное, размышляя, что я думаю на самом деле), но больше ничего не сказал и просто вышел, оставив меня одну. А я полезла в свои вещи.

Как говорится: встречают по одежке, а провожают по уму. Значит, нужно выглядеть наилучшим образом.

* * *

Через два часа я оказалась готова к моему первому выходу в свет. Какой-то шикарной одежды я с собой не привезла. Учитывая мой скудный гардероб, пришлось особо не привередничать и выбрать темно-синие брюки и такого же цвета тунику. Костюм вполне приличного качества и на мне смотрится очень эффектно. Правда, его тон хоть и насыщенный, но не относится к ядреным расцветкам, что в моде в этом мире.

Волосы я забрала назад в пучок, любуясь в зеркале блеском темно-серых, отливающих перламутром, глаз.

Как и было оговорено, в мою комнату постучали ровно в три часа, и на пороге возник темноволосый молодой человек с жестким взглядом и милой улыбкой. Такой себе котяра- убийца. Что-то в последнее время моя жизнь начала напоминать фильм ужасов. Не мой жанр.

— Добрый день. Я начальник безопасности этого королевства Регал Виру коре Фаши.

Ага, этот милашка больше нигде работать и не может.

— Очень приятно познакомиться, — слукавила я. — Думаю, мне представляться не стоит? Дракон усмехнулся и покачал головой.

Так я и думала.

— Велор ждет вас внизу, со всеми.

Велор? Они на короткой ноге? Очень удобно.

— Покажете дорогу? — С удовольствием провожу вас, — поклонился мне Виру коре Фаше.

То ли я пленница, то ли есть еще какие-то причины, почему одной мне ходить не разрешается. Но пока я задумываться об этом не хотела и, направляясь за своим сопровождающим вниз, больше внимания уделяла обстановке вокруг.

Что сказать? Драконы в интерьере любят минимализм.

Каменные стены различных цветов отполированы, и их поверхность то тут, то там украшена горельефами и фресками. Но ничего лишнего. Смотрелось все очень качественно, а дорогие драпировки, висящие в помещениях, придавали шик. Но если сравнивать с нашими представлениями о замках и дворцах, чего-то не хватало. Думаю, безделушек. Они придали бы дополнительную пышность и отлично собирали бы пыль.

Стоило также отметить, что везде очень чисто и, помимо камня, много дерева. Мебель крепкая и практичная, несмотря на изящество. И оттенки дерева повсюду только коричневые. Странно… Пока я смотрела по сторонам, не заметила, как мы приблизились к Диме и Славе. Оба мужчины оказались одеты если не шикарно, то представительно, и я поняла, что правильно выбрала наряд. Все-таки встречают по внешнему виду.

Велор стоял поодаль и разговаривал с девушкой, которую я видела в одном из своих видений. Той, что ударит Диму. Интересно, кто она? Очень красивая драконица — кудрявая блондинка с точеным лицом. Мельком подмечая нюансы во внешности визави наследника, я поняла, что именно меня смущает. У драконицы нет хвоста и, значит, нет кисточки! Взгляд непроизвольно тут же метнулся к той, что у Велора. Безусловно, его хвост вне конкуренции. Старший дракон в это время направлялся к нам, и не в самом лучшем расположении духа.

Кивнув безопаснику, тем самым отпуская его, он взял меня под руку со словами: «Смотрю, ты привела себя в порядок и стала похожа на женщину».

Взгляд снова опустился к пушистику, на который теперь так и хотелось наступить, но — жалко.

— И прекрати смотреть на мой хвост! Еще не хватало, чтобы все подумали, что я с тобой сплю.

На это я лишь сахарно улыбнулась: — Как скажешь, дорогой.

Глаза дракона опасно блеснули.

Бросив взгляд на шокированных нашим разговором Диму и Славу, он спросил: — Ну что, пошли? Не дожидаясь ответа, прижав мою руку, поволок прочь.

— А повежливее нельзя? — разозлилась я.

— Будешь хамить, познакомлю тебя с Найной. Она просто мечтает узнать тебя поближе и заодно повырывать тебе волосы.

Значит, эта девушка, невеста Димы? Тогда я могу понять ее желания. Как мне стало известно из недавно врученной мне книги, драконы, очень сдержанный народ… до тех пор, пока в них не начинают бурлить чувства. Тогда маска трескается и животный темперамент вырывается наружу.

Если бы у Найны был официальный статус невесты Димы, она бы не боролась со своим желанием повыдергать мне волосы: она бы его осуществила, и право было бы на ее стороне. Сумасшедшее королевство! В молчании мы все четверо продефилировали прочь из королевского дворца. Как только вышли на улицу, я сразу оглянулась, дабы осмотреть с внешней стороны здание, где временно пребываю.

Едва подняла взгляд вверх, как у меня перехватило дух. Резиденция снаружи походила на каменного дракона: огромного размера ящерица восседала на задних лапах и, сложив крылья, смотрела в небо. Я не могла даже осознать, как такое вообще можно построить! — А как же окна? — спросила я, повернувшись к Диме.

И он, и его брат со снисхождением наблюдали за мной.

— Стационарные магические заклинания. Они виртуально создают окна и позволяют природе проникать в жизнь обитателей Драмура. Но если случится осада или... война, то плетения будут деактивированы и ничто уже не проникнет внутрь.

Ого! Очень... эффективно.

— Может, начнем прогулку, если осмотр закончен? Мы потом можем поставить тебе здесь лавочку, чтобы ты сидела и смотрела на Драмур, — нетерпеливо сказал Велор.

Зло покосившись на дракона, я нехотя оторвала взгляд от прекрасного здания.

Посмотрела бы я на этого сноба, попади он в мой мир! Здания из стекла его бы впечатлили.

Меня снова взяли под руку и повели дальше. Наша экскурсия началась с радужного моста, который лучами расходился от резиденции по всему городу, и мы имели возможность лицезреть прекраснейший вид, открывающийся на город. И если бы не монотонный бубнеж Велора, все и вовсе могло быть прекрасно. Гид из наследника получился никудышный.

Но я, запоминая объяснения, смотрела по сторонам, отмечая то, что хочу посетить потом в первую очередь.

А внизу раскинулись различного вида строения, необычной архитектуры дома. И если в Объединенных Землях все дома белые и бежевые, то тут зеленые, красные, желтые, в общем, самых различных цветов. Единственное, что в зданиях было общим, это крыши, черные как смоль. Неужели собирают солнечную энергию? — А почему мы сейчас одни на этом мосту? — поинтересовалась я.

— Сегодня его перекрыли из-за нас, один из радужных лучей. Но на этом мосту никогда не бывает много драконов. Он больше для высокопоставленных лиц.

— Я могу чувствовать себя польщенной? — Само собой.

М-да, наследник драконов не мужчина — просто герой, состоящий из сплошных «достоинств».

Городские здания переливались в потоках солнечного света. Я жадным взглядом осматривала все вокруг, мечтая побывать в каждом уголке столицы королевства драконов.

Мне вообще нравилась эта страна — может, я и устроюсь тут по окончании Академии.

Правда, придется жить рядом с Велором, и он будет королем. Но не может же абсолютно все быть идеально?! В тот момент я и не знала, насколько оказалась права.

* * *

Неспешно прогуливаясь под ручку со старшим драконом, я ждала, когда мы перейдем к главному. Дима со Славой следовали за нами и уже о чем-то тихо разговаривали. Я бы предпочла поменяться местами, но, увы, правила приличия не позволяли.

Наконец старший дракон коснулся темы, раскрывающей суть проблемы королевской семьи и путь ее решения, в котором мне отводилась не последняя роль. А задумка дракона была грандиозна и коварна.

Прежде чем рассказать о ней, старший дракон протянул мне колечко из желтого металла с зеленым камнем.

— Что это? — недоуменно спросила я.

— Кольцо и одна из великих реликвий драконов, которую полагается носить членам королевской семьи. В знак особого расположения и покровительства его выдают преданным людям.

— И за что мне такая честь? — спросила, подозрительно косясь на золотой ободок и совсем не торопясь его одевать.

— Это нужно мне, для исполнения моего плана. Когда на тебе будет это кольцо, разговаривай шепотом — и тебя услышат только носители подобной реликвии, но не посторонние, как бы близко ни стояли. Нажмешь на камень — и тебя услышит лишь собеседник, — взяв мою руку, дракон надел кольцо на средний палец, который мне сейчас очень хотелось ему показать.

— Может, и меня посвятишь в свой гениальный план? — Безусловно. Ваша тройка, важная его часть.

Я уже с опаской косилась на дракона, начиная задумываться о том, куда же я попала! — Думаю, Димирий уже рассказал тебе о нашей непростой ситуации в стране? — и, получив от меня кивок, Велор добавил: — Кто бы сомневался! Терпение, Надя, терпение… — Так повелось испокон веков и со временем стало законом: когда король уходит, то его место должен занять старший сын или дочь. Королевский род всегда сильнейший. Но эту силу можно оспорить.

Я нахмурилась: — Это не тот случай.

— Сейчас ситуация другая, ты права. Есть и второй обязательный закон наследования: король должен властвовать не только над страной, но и в первую очередь над своим зверем. И мой слишком силен.

С этим не поспоришь. Несмотря на то что наследник является не самым крупным драконом, от него исходит сила, уверенность и жесткость. Это сложно передать словами — надо видеть и чувствовать. Даже меня пробирает, хоть я и из другого мира. Да, в силе наследника никто не сомневается и не усомнится, а тем, кто попробует, дракон быстро перегрызет горло.

Личность у Велора неординарная, властная, характер наипоганейший и бескомпромиссный. Без сомнения, королем он станет отличным, но вот мужем...

— Чаще драконы, восходящие на трон, женаты или уже нашли свою любовь, что доказывает, зверь внутри под контролем, гибкий и способный чувствовать. Поверь, наша история не раз доказывала: бездушный или черствый правитель не принесет блага своему государству. В короле должны бушевать эмоции, но — под строгим контролем.

А уж сколько раз история моего мира доказывала озвученный факт!..

— Сейчас два из шести некоролевских родов нашей страны хотят власти. Точнее сказать, они ее жаждут. Кара за измену государству — полное вырезание рода. Поэтому, будучи трусами, эти кашены стараются действовать законным путем. Хороший и, пожалуй, единственный предлог — это то, что я еще не влюблен.

— И как долго длится это противостояние? — Тридцать лет.



Ничего себе! Заметив мое потрясение, Велор хмыкнул: — Мы живем долго, и для нас годы имеют гораздо меньшее значение, чем для тебя.

Пожалуй. А жаль... Я совершенно не против прожить лишнюю сотню лет.

— Что будет в итоге? — Не я же вижу будущее... Но все такие конфликты заканчиваются одинаково — военным противостоянием. Первый вариант: они дожидаются ухода отца и собирают совет родов, ставя на нем вопрос о моей адекватности.

В его адекватности и у меня есть сомнения.

— Я не пойду им навстречу — будет кровавый конфликт. Роды разделятся, прольется много крови, и, несмотря на то что, скорее всего, победа будет за нами, государство окажется ослабленным. Я не могу позволить этому произойти.

— А если ты найдешь свою любовь? Дракон приподнял бровь, словно сомневаясь в этом, и я, достаточно пообщавшись с ним, разделяла его сомнения.

— Тогда меня попробуют устранить незаконным путем. На это пойдет только один род, вот с ним у нас и будет резня. Победа опять же окажется за нами, но род понесет большие потери и нас попытаются свергнуть уже другие — думаю, с большим успехом. Ни один из сценариев меня не устраивает.

Еще бы! — Поэтому у меня есть свой план. Вероятность того, что я влюблюсь, крайне мала, и значит, нужно найти способ укрепить род, чтобы на него никто и не подумал напасть. Страх, очень заразное состояние, на этом я и сыграю, после чего род главных инициаторов переворота придется вырезать вплоть до малых детей и присоединить его остатки к самому слабому роду из шести.

— Это просто… — я не могла найти слов.

Лицо Велора стало жестким.

— Кровь обязательно прольется, вопрос в том — сколько. И не я затеял эти интриги.

Мне нужно выяснить, какой из двух родов оппозиции главный, кто инициатор всего этого, и решить данную задачу мне поможете вы.

— Мы? — переспросила, не совсем понимая параллели и логику.

— Сейчас вы — очень мощная тройка, которая связана родством с нашим родом.

Скоро к нему присоединишься и ты, а Велислав обеспечит поддержку оборотней. Это просто прекрасно. Через несколько лет вы окончите Академию и станете триадой. А значит, вас нужно переманить на свою сторону заранее, что заговорщики и постараются сделать.

— Ты в этом уверен? — Да. Есть два пути: либо они вас переманивают, либо устраняют.

После этих слов я резко остановилась и зло посмотрела на дракона: — Во что ты нас втянул? — Если не знать, что ты такая клуша, можно предположить, умная женщина.

Я, окончательно разозлившись, начала плести заклинание, но дракон, молниеносно среагировав, схватил меня за локоть и притиснул к себе.

— Прекрати немедленно! В тот момент, когда ты объединилась с Димирием, ты была обречена. Тройка, хоть и не до конца обученная, представляет опасность для драконов: мы мало пользуемся магией. Так что выбора у тебя не было с самого начала.

— Что такое? — нагнали нас Слава и Дима.

Они слышали нашу ругань, но не поняли причины.

— Подготовьтесь сегодня к ужину и продемонстрируйте всем, что вы — сила, с которой стоит считаться и которую не так просто устранить.

Ребята переводили взгляд с меня на Велора: они догадались о сути конфликта.

— А ты уверен, что это лучший момент для демонстрации? Голодная — я злая.

— Учту, — процедил Велор и, отпустив мой локоть, обратился к Диме: — Ты закончил с объяснениями? — Да.

— Тогда готовьтесь к ужину. Жду вас в семь в столовой, — и направился прочь.

— Велор! Тот обернулся, чуть прищурившись: не понравилось, что назвала его по имени. Ничего, потерпит.

— А как на самом деле обстоят дела с контролем зверя? — еле слышно спросила я.

— Мой зверь сильный и своевольный, но я его контролирую. Кроме того, после семьи я больше всего люблю власть! — криво усмехнулся дракон. — До вечера.

Вот тебе и прогулка...

Глава 2

Вечером нас ждет прием, а у меня нет ни одного наряда, чтобы выглядеть на данном мероприятии прилично. Это такие сложности для меня — просто словами не передать. Я предложила Диме, чтобы они отправились на торжественный ужин вдвоем со Славой, но дракон сильно оскорбился.

— Ты что, не хочешь познакомиться с моей семьей? — Дима, ну мне же с тобой детей не крестить. Почему необходимо присутствовать на этом ужине? — Своим отказом ты нанесешь оскорбление моей семье. Если одежда для тебя составляет такую проблему, то брат может позаботиться об этом.

Позволить этому ящеру выбирать мне наряд?! Да я лучше в лохмотьях пойду! Мои метания были недолгими. Придется пройтись, потратить деньги и купить себе подходящую одежду. Оскорбить правителя драконов, с какой стороны ни посмотри, плохая идея. Но одно ясно: от Велора я вещей не возьму.

Ребята со мной идти отказались, пришлось отправляться одной. Как в свое время я осматривала столицу Объединенных Земель, так сейчас жадно изучала Миринг. Просто потрясающий город! Единственное, что подпортило все впечатление, ожидание вечера.

Предстоящему событию я не обрадовалась совсем. Терпеть не могу политику, даже если в ней напрямую не участвую. Но видимо, у меня в мире Эрго начинают появляться, по независящим от меня обстоятельствам, обязанности, а жаль. Два года жизнь была просто отдыхом. Теперь же нужно отправляться в магазин и выбирать себе наряд. Денег очень жалко, так как я прекрасно понимаю, что дешево отделаться не получится. Мне предстоит вращаться в высшем обществе этого государства, значит, и выглядеть я должна соответствующе.

Но может, этот мир, так отличающийся от Земли, и в отношении власть имущих будет чище и лучше? В город я направилась по обычной, наземной, дороге, а не по радужному мосту, передвигаясь пешком и очень медленно, стараясь рассмотреть как можно больше.

Насколько же удивительны и прекрасны и этот город, и государство!..

На улице встречаются в основном драконы, представителей остальных рас практически не видно. Да, это не Объединенные Земли.

Несколько магазинов я нашла сразу как вошла в торговый квартал. Вокруг стало шумно, люди суетились, сновали взад-вперед, разговаривая и торгуясь. Осмотрев все лавки по очереди, я остановила свой выбор на той, которую посоветовал Дима. На остальные даже внимание обращать не стоило, и я поняла почему: несмотря на несомненное качество, в них продавались вещи другого класса.

Изначально мне вообще порекомендовали портного и даже предложили его оплатить.

Но я не смогла пойти на это: меня не так воспитали, чтобы посторонние люди покупали мне вещи просто так. Что я всем и сообщила.

Велор посмотрел на меня сначала подозрительно, а потом, когда понял, что я не шучу, с жалостью. Видимо, решил, что моя «болезнь», неизлечима.

И вот я осматриваю ассортимент с кусачими ценниками. Где взять деньги на два наряда? Одно меня несомненно радует: здесь нет моды. Есть приверженность ярким оттенкам, но нет предпочтения каких-то фасонов или стилей. Все носят кому что нравится.

Будучи весьма дотошной и требовательной, я перерыла весь магазин и наконец нашла то, что понравилось. Платье, похожее на вечерний наряд моего мира. Синее, с открытой спиной и длинными рукавами.

Продавец, желавший избавиться от придирчивого покупателя, сделал скидку, и я уложилась в сумму, какой располагала. Теперь я, нищая дарада.

После прогулки, с покупками и совершенно подавленная, я возвращалась в замок. Из-за этих торжеств пришлось потратить все деньги, которые удалось отложить. Кошмар! Но на этом мои трудности не закончились. Стоило переступить порог вестибюля резиденции, как я увидела направляющегося ко мне и яростно сверкающего очами Велора.

Сторожил он, что ли, около входа? Подойдя, он подхватил меня под локоть и поволок к лестнице, затем прямо по ней наверх, яростно шипя: — Где ты была? Ужин через час, а ты похожа на нищую, грязную оборванку. Что, так сложно прийти вовремя? Тебя давно уже ждет служанка! Господи, за что мне все это?! — Я пришла вовремя и к семи буду одета и причесана. И нельзя ли повежливее? Бабуин! — нотацию мне удалось прервать только у самых дверей комнаты.

— Не сомневаюсь. Только попробуй опоздать! Дура! — снова зашипели на меня, вталкивая внутрь.

— Истерик! — рявкнула я в ответ, и дверь захлопнулась.

Обернувшись, я заметила женщину, смотрящую на меня широко открытыми от удивления глазами. Нет никаких сомнений, что она стала свидетельницей нашей с Велором перебранки. Конфуз, однако! — Добрый вечер, — пробормотала я, чтобы хоть как-то заполнить тишину.

— Мистрис, вам нужно поскорее одеться. Я готова помочь. Меня зовут Дага.

Ага! Хорошо... Только не понятно, из-за чего такая спешка? — Не думаю, что мне потребуется помощь при одевании. Но спасибо! Достав из свертка платье, я, быстро раздевшись, накинула его на себя. Приталенное, с широким квадратным вырезом, оно смотрелось на мне замечательно, и его нежный синий цвет хорошо оттенял мои темно-серые глаза, блестящие словно ртуть. Черные волосы служанка забрала назад, а на лицо нанесла особый крем, который быстро впитался, делая кожу гладкой и идеальной на вид.

Осмотрев себя в зеркало, я осталась довольна. Не шикарная дама высшего света, но к высокородным гостям выйти не стыдно.

Успела я закончить сборы очень вовремя: не прошло и пары минут как в мою дверь постучали. На пороге стояли Слава и Дима. Одеяния у обоих похожие: брюки заправлены в высокие сапоги, сверху, туника с парными разрезами спереди и сзади. Только цвета одежды разные. У Славы, красный, у Димы, белый. Красавцы, а не мужчины.

Пока я рассматривала ребят, ребята рассматривали меня.

— Пристойно, — прокомментировал Дима.

А оборотень подал мне руку, приглашая: — Не соизволит ли мистрис пройти с нами на ужин? — Как не соизволить? — улыбнулась я, беря обоих мужчин под руки.

К залу, где организовали ужин, мы подошли как раз вовремя и едва вошли, как Велор и все приглашенные встали, а наследник драконов представил всех присутствующих.

За столом сидели представители шести родов: Гран коре Неру, Корф коре Тан, Магела коре Неси, Рарек коре Фаши, Лен коре Лисаше, Ритаару коре Эссе.

Кто из них представляет два рода противников правящей семьи, я затруднялась определить, но чувствовала — скоро узнаю. После обмена приветствиями все расселись по своим местам за столом. А они были распределены очень умело.

Напротив каждого прибора стояла табличка с именем. Мне выпала честь сидеть рядом с Велором. Какая прелесть! Вечер начался просто потрясающе… Переглянувшись с ребятами, я отправилась к своему стулу.

Хозяева сделали все, чтобы мы не сидели вместе. Я заняла место практически с краю стола, Слава сидел на этой же стороне, только в середине, а Дима, по другую сторону, напротив своей неофициальной невесты Найны Сиу коре Лисаше.

Интересно, их так посадили, потому что подразумевается: они — пара? Но, обратив внимание на сидящего напротив Велора здорового бородатого дядьку, я отмела это предположение. Едва я внимательнее рассмотрела женщину, расположившуюся напротив меня, то застыла.

Драконица, что пыталась отравить Велора! Меня поразила внешность главы рода: она воистину прекрасна. Я не знала, что делать. Сказать наследнику, что красавица опасна для него, или нет? Вопрос решился сам собой: мое состояние заметил Велор. Наклонившись практически вплотную к моему уху, он спросил: — Что случилось? Первая реакция, отшатнуться, но потом я подумала: «Может, столь близкий контакт в этом мире в порядке вещей?» Практически прижавшись губами к уху дракона, я прошептала: — Это она.

Велор понял все без дополнительных разъяснений, чуть отстранился и, пристально посмотрев мне в глаза, тихо спросил: — Ты уверена? — Да.

— Что ж… Посмотрим, кто кого.

Странно, он так легко мне поверил... Может, уже подозревал или догадался, когда я рассказала ему в Академии про видение? Размышления прервались звуком открывшейся двери: в столовую вплыла королевская чета. Все разговоры за столом стихли, и я окончательно уверилась, что Дима пошел в мать, ибо король имел просто потрясающее сходство с Велором. Если бы не разница в возрасте, их можно было бы назвать близнецами.

Оторвав ошарашенный взгляд от короля, заметила, что Велор с усмешкой смотрит на меня. Явно догадался, о чем я думаю.

— Добрый вечер. Рад приветствовать сегодня моих подданных и гостей, — сказал король, и его взгляд скользнул по мне и Славе. — Приступим к трапезе.

Очень необычный мужчина, о котором с первого взгляда ничего не скажешь наверняка. Отец Димы явно обладает яркой харизмой и является незаурядным человеком, точнее драконом.

Вздохнув, я перевела взгляд на стол и увидела кучу столовых приборов. В книжке Велора я прочла, что никаких строго оговоренных правил для правящей семьи нет. Для них этикет заключается в их желании. В этом государстве вообще очень строгая иерархия. У каждого имеется место и каждый знает свое место. Гости, разговор отдельный, а значит, придется мучиться.

Слуга поставил передо мной ярко-красный суп, который сильно тянулся и не нравился мне на вкус. А есть хотелось сильно.

Но сейчас я в гостях, в чужой стране, и нужно вести себя безукоризненно. Взяв палочку, я постаралась изящно воткнуть ее в суп и потянула на себя.

Хлюпс.

Слизь в чашке отделилась от общей массы и приклеилась к палочке с громким хлюпом.

После этого я поднесла ее ко рту и проглотила.

Безусловно, вкус намного лучше, чем в столовой Академии, но мне все равно не нравится. Как будто ешь смесь рыбы и яблок. Может, для кого-то это и прекрасное блюдо, но не для меня.

Осторожно проглотив, я просто начала водить прибором по тарелке и прислушиваться к общему тихому разговору.

Ненавязчиво обсуждались какие-то ярмарки, собрания, поездки, но никто из представителей родов не коснулся острого вопроса, смены правителя государства.

Конечно, не переворота, ни в коем случае, именно смены правления. Готов ли наследник драконов заменить отца на троне? Но когда нам принесли второе блюдо (оно по воле случая тоже оказалось не из моих любимых и, мне кажется, я знаю почему!), сидевшая напротив меня драконица, которая все время за мной наблюдала, обратила свое внимание на владыку.

— Эрл, позвольте спросить, когда же ваш сын женится? — прощебетала она.

Велор рядом со мной напрягся.

Если вспомнить мое видение и приложить к нему наблюдения за сегодняшней трапезой, она сама не прочь примерить на себя бремя королевы.

— Вы же знаете, Магела, что нашему народу не нужно спешить с этим. Думаю, когда придет время, сын сделает выбор.

Было видно, что женщина хотела спросить что-то еще, но не посмела.

— К тому же, — внесла свою лепту королева, явно не желающая развивать тему, — здесь сегодня присутствуют почетные гости нашего государства, и не нужно забывать об этом. Им, наверное, скучно говорить на подобную тему.

Магела перевела взгляд на меня и первый раз обратилась напрямую: — Скажите, мистрис Ронер, как в вашем мире люди выбирают себе пару? — Все по-разному, — неопределенно ответила я.

— А большинство? — не отставала упрямая женщина, начиная вызывать у меня раздражение.

— По физическому влечению и любви, или по физическому влечению и расчету. Для кого какой вариант приемлемее.

— А как бы выбрали вы? — По любви, — ответила я драконице и слегка улыбнулась.

Что же тебе надо? — Драконы очень уязвимы в этом плане. Наследник, наверное, уже говорил вам об этом, — продолжила Магела.

Об этом мне сообщил не Велор, а Дима, но я солгала, ответив: — Да.

У драконицы чуть приподнялись брови, больше она свое удивление никак не показала.

За нашим с ней диалогом следили все присутствующие за столом. Кто с любопытством, кто с равнодушием, кто… — Но, насколько я знаю, у вас есть и традиции, по которым позволено защищать свою любовь, — прохладно заметила я.

— И что бы вы сделали, если бы кто-то пожелал перебить интерес вашего возлюбленного? — приподняла брови Магела.

— Убила бы, — просто ответила я и после нескольких секунд напряжения за столом, улыбнувшись, добавила: — Но вашему народу это не грозит: вы ведь любите один раз и на всю жизнь. Прекрасное качество! Все сразу заулыбались, атмосфера вновь стала уютной.

— Что ты делаешь? — снова наклонившись ко мне, шепотом спросил Велор.

— Ты же хотел, чтобы они нас боялись. Теперь точно опасаются.

— И при этом ты всем сообщила, что между тобой и мной тесные взаимоотношения.

Недоуменно на него покосившись, я прошептала: — Но ведь это так.

— Ты рискуешь.

— Не более чем ты, когда дал всем понять, что теперь у тебя есть мощный магический союзник, при этом преувеличив наши возможности.

От дальнейших придирок меня спасло то, что король поднялся, давая тем самым понять, что мужчинам пора покинуть столовую, а слуги уже несли дамам десерт. Еще одна чудная традиция, но сейчас я не в претензии, так как очень хотелось есть. И если придется пропустить и третье блюдо, то как бы не покусать дракона.



Когда перед нами поставили тарелки, я едва дождалась, пока попробует королева, и набросилась на еду. М-м-м-м… Наконец-то! — Может, расскажете нам что-то про свой мир? — спросила Магела.

— Что именно вы хотите узнать? — насторожилась я.

— Например, какой социальный статус вы имели? Королева с неодобрением косилась на навязчивую женщину, но та будто бы не замечала. Или не захотела замечать.

— Странный вопрос. Вы хотите, чтобы я рассказала о себе или о мире? — спросила, чуть приподняв бровь и смотря драконице прямо в глаза.

Магела, получив отпор, чуть сощурилась: — Вы не хотите поделиться с нами своей историей? — А должна? — ответила я вопросом на вопрос.

Не ей со мной играть в политику. Я достаточно долго работала в области конституционного права. Этой нахалке с моими коллегами и нашими клиентами не сравниться.

Ужин мы закончили в молчании и присоединились к мужчинам, где нашу тройку ждал второй раунд.

* * *

Сидя на диване в гостиной среди пираний высшего общества, я смотрела на все из самого дальнего угла комнаты. В этом стратегически удобном месте мы расположились с сестрой Димы и Велора, о существовании которой я не подозревала.

Как только все переместились после ужина в гостиную, там появилась маленькая девочка с няней. Своими ясными голубыми глазами, взирающими на мир из-под светлых кудряшек, она меня просто очаровала. Только ради того чтобы этой прелести не причинили вреда, я готова приложить все усилия, чтобы исключить даже самую малую вероятность смены власти.

Обойдя всех, Даила Шафирану коре Нару присела рядом со мной и начала расспрашивать про Землю.

— А правда, что в другом мире нет магии? — Смотря в каком, — немного растерялась я от такого вопроса.

— Ну, там, откуда ты прибыла.

— Да, мы живем без чудес, зато с различной техникой, которая заменяет нам волшебство.

— А как? — широко раскрыла глаза Даила.

Вспомнив все, что знала о техническом прогрессе, я полушепотом описывала это маленькому дракончику, и так как у обоих из нас имелись кольца-реликвии, то никто не мог меня слышать, кроме королевской семьи.

Я отдалась воспоминаниям о родном мире, в красках расписывая то место, откуда прибыла. Несмотря на все его несовершенство, у меня щемило от воспоминаний сердце.

Едва я завершила рассказ, как Даила погрузилась на несколько минут в раздумье и, неожиданно приблизившись ко мне, шепотом спросила: — А как ты относишься к Димирию? В первый момент я растерялась от такого вопроса и ляпнула в ответ: — Почему ты спрашиваешь? — Потому что у брата есть невеста, которой официально нет, и родители хотят, чтобы он с ней соединился. Ты в их планы не входишь. И Найна желает пройти обряд с Димирием.

Те, кто были в комнате окольцованы, — а значит, все, кроме представителей родов, — замерли и напряглись. Меня же омыла волна ярости, но не моей: Дима просто кипел и бурлил.

Королева рассматривала пейзаж за окном, но, кажется, ничего не видела. Король так и не отхлебнул напиток из бокала, что поднес к губам. А Велор стиснул руку главы одного из родов. Тот покраснел от непередаваемых ощущений и, поморщившись, растер кисть, едва наследник опомнился. Слава тактично искал пятый угол и не находил его. Но остальные гости ничего не заметили.

Насладившись зрелищем, я так же тихо ответила Даиле: — Я тоже считаю, что Димирию нужно жениться, и мне все равно на ком. В мою жизнь он как муж не вписывается.

— А кто вписывается? — последовал наивный и прямой вопрос.

Я перевела взгляд на ребят. Те, несмотря на то, что вели разговор, поглядывали на меня.

Кем мы были друг другу? Кем остаемся? Это очень сложный вопрос. Мы не друзья и не родственники по крови, мы, родственники по духу. И как бы далеко мы ни были, несмотря на то, что друзьями не станем, каждый из нас, я уверена, знает, что у него в этом мире есть два родных человека, что ближе кровных и любых других уз.

— Это сложно сказать, ответила я Даиле., Но точно не ребята из моей тройки.

Наверное, потому, что мы, все трое, одного духа.

Дальше пошли расспросы про то, что такое душ, и о разных мелочах моего мира, а я почувствовала, что мой ответ успокоил многих в комнате.

Краем уха слушая щебетание девочки, рассматривала, полуприкрыв глаза, кисточку Велора. Последнее время мой взгляд постоянно непроизвольно возвращается к ней, и я даже не придаю этому значения. Но наследник раздражается, и от этого мне еще комфортнее и радостнее. Вот и сейчас он явно нервничает, хоть и не показывает этого.

Даже более того, злится! Просто прекрасно. Пробежавшись по хвосту глазами и вскинув их, я поймала темный яростный взгляд и улыбнулась. А конец вечера обещает быть не таким уж и плохим!

* * *

После ужина я ожидала Велора и неприятный разговор, но в комнате находились только книги с информацией по шести родам драконов. Поэтому, выпив отвар, я с удовольствием взялась за чтение и не пожалела.

Это как «Тайны Мадридского двора». Увлекательный роман, полный различной информации об интригах, войнах и мщении. Драконы, очень необычная раса.

Раньше, живя в Объединенных Землях, я решила, что в сведениях об этой расе много вымысла. Теперь в который раз убедилась: нет дыма без огня.

Среди древних родов куда ни посмотри, везде серпентарий. Королевская семья, как самая сильная, обычно возвышается над этим и вершит суд, но на сей раз в клубок змей засосало и ее. И я все больше убеждаюсь, что править данным народом должен именно такой король, как Велор. Яростный, жесткий и беспристрастный. В какой-то мере, идеал.

Поэтому я правильно поступила, когда приняла сторону наследника. К тому же я увидела, как он сегодня общался со своей маленькой сестрой. Мой мир сошел с орбиты, ибо я лицезрела мягкого ласкового Велора. Даже черты его лица смягчались, когда он смотрел на девочку. Просто поразительно! Всю предоставленную информацию я запоминала с эликсиром: это не те сведения, которые можно забыть. Одновременно на листе бумаги я систематизировала данные, показавшиеся важными,, как учили в университете.

Передо мной вырисовывалась интересная картина. Уже засыпая, я подумала, что неплохо бы ее завтра обсудить с Димой и его несносным братцем.

Глава 3

Велор Шафирану коре Нару

Я расхаживал взад-вперед по кабинету. Злость просто душила меня, и если я на чем-нибудь ее не сорву, то вскоре на полу окажется труп.

Взяв кресло в руки, я запустил его в стену, щепки осыпались на пол. Дверь кабинета открылась, вызвав мой рык.

— Ого! Я смотрю, ты не в лучшем настроении, — в комнату вошел Регал.

Зверь берет верх, и значит мои зрачки сейчас вытянулись, но мне все равно: с другом могу позволить себе поблажки.

— Как главы отреагировали на знакомство с тройкой? — проигнорировал я комментарий.

— Хорошо. Все интересующие нас личности проглотили наживку и теперь будут присматриваться.

— Прекрасно. Твое личное мнение по поводу обеда и произошедшего в гостиной? — Все просто прекрасно! Я наслаждался каждой минутой.

— Прекрати кривляться! — А я совершенно серьезен. Больше всего интереса вызвала, конечно, Ронер. Дима — свой и ничего неожиданного они в нем не предполагают. Оборотня опасаются: он может доставить неприятности. Но Ронер — дарада, и главы пытаются ее изучить, словно диковинную зверушку. Ее роли в тройке не придают значения.

— А зря-я-я! — позлорадствовал я.

— Но ответ на единственный вопрос, что меня мучает, я могу узнать только у тебя.

Я присел на подоконник и вскинул брови.

— Какой именно? — У тебя с ней любовная связь? Я сразу понял, о ком он спрашивает, и вся моя злость вернулась.

— С чего ты взял? — процедил я.

— Сейчас объясню. Во-первых, она постоянно (я думаю, даже неосознанно для себя) рассматривает твой хвост. Это что такое? Даже твои любовницы себе подобного не позволяли.

Я стиснул зубы, чтобы не обратиться прямо в комнате. Как же объяснить? — У меня нет с ней связи и то, что она смотрит на хвост, это бесстыдство высшей пробы! Просто возмутительно! Но ничего поделать с этим не могу.

Это бесило меня больше всего. Внутри все клокотало от гнева и бессилия.

— Очень на тебя не похоже, — усмехнулся друг.

Я снова рыкнул: — Что ты хочешь, чтобы я сделал? Убил ее? Я не могу, это приведет к необратимым последствиям для брата, а если всплывет — то и для всей нашей семьи. Нанести физический вред могу, но тогда это почувствует брат, и, опять же, если это всплывет (а зная эту гадину — всплывет обязательно!), то и по мне ударит. Такой козырь в руки заговорщиков! — Да...

— К тому же это унизительно.

Мой хвост заметался из стороны в сторону.

— Второй факт, из-за которого я допустил между вами связь, — это твое поведение.

Я замер: — А что с ним? — Ты замечаешь, как выходишь из себя? Из-за нее ты теряешь контроль.

— Ты не понимаешь. Я долгое время в Академии изучал ее реакции и повадки, натуру и характер. Наблюдал, провоцировал и снова наблюдал. Если рассматривать ее как женщину, то она даже вызывает уважение. Но это только часть правды.

Я заметался по комнате, круша хвостом все, что подвернется по пути.

— Она не может не выводить из себя, ведь предсказать я ее не могу. Иногда мне кажется, что она последовательна и действия этой дурной женщины можно просчитать...

Но она не так проста-а-а-а! Я повернулся в запале к другу: тот смотрел на меня, как на сумасшедшего мага, у которого есть теория и тот с безумным видом ее доказывает.

— У нее совершенно нет чести. Понимаешь? Совсем. И тем не менее она оскорбилась, когда я сегодня предложил купить ей платье. С чего бы, спрашивается? Ради своей тройки она молча выносила все мои придирки. Зачем? Есть еще множество ее нелогичных поступков.

Теперь друг хмурился.

— Она притворяется тихоней, но на самом деле все совсем не так. Ее невозможно не заметить, даже в толпе, она — наглая бессовестная материалистка.

Я остановился.

— Вот объясни мне, зачем ей гарантии своей безопасности? Она же не думает, что я своему родному брату причиню зло? Или хвост... Ей объяснили, что это против правил приличий, а ей все равно. По каким законам она живет? Есть ли у нее какая-нибудь честь? Отсутствие ответов на эти вопросы затрудняет манипулирование ею и делает ситуацию частично выходящей из-под моего контроля.

Удар по столу — и на дереве трещина.

— Эй, полегче! — возмутился друг. — Здесь как-никак я рядом сижу! — У меня в отношении нее связаны руки и я ничего с этим поделать не могу. Это так мучительно. К тому же она, самая ужасная женщина из тех, что я знаю. Существует ли мужчина, который женится на ней?! — Ну, она довольно привлекательна, и особенно — своей необычностью. Ты видел глаза? Словно расплавленный металл.

— Да... Единственное, что есть в ней прекрасного, — пробормотал я.

— И фигура очень аппетитная. Может, тебе и правда соблазнить ее? Лучше будешь контролировать ситуацию.

— Она на это не пойдет, да и я не привлекаю ее в сексуальном плане. Как и она меня.

— М-да... Тогда не пытайся ее контролировать, просто не позволяй выходить за рамки, нужные тебе. Твоих родителей она устраивает своей непритязательностью.

— Я что, должен всю жизнь ходить с ней как приклеенный? Издеваешься? — Пока ситуация не проясниться — да.

— Это женщина все время будет представлять ходячую катастрофу.

— Потом можно что-то придумать, а пока времени у нас нет. Нельзя позволить, чтобы с ними что-то случилось, и обязательно необходимо контролировать доступ к ним со стороны. Сам знаешь, в самое ближайшее время интерес к ним будет повышенный.

Следующий год представлялся мне не райским.

* * *

Надежда Ронер

На следующий день я встала выспавшейся и отдохнувшей. В окно щедро светило солнце, сигнализируя мне — день близится к полудню и, значит, скоро нас со Славой ждет официальная церемония прикрепления к роду.

Одевшись в красивый, недавно купленный костюм, я попросила принести мне завтрак в комнату: не хотелось никого видеть. Горничная удивилась, но просьбу выполнила.

Едва я закончила есть, как ко мне, снова без стука, вошел Велор. Увидев, что я сижу перед пустыми тарелками, он с подозрением спросил: — Что это ты делаешь? — Ем. Вернее, уже поела.

— Здесь, в комнате? — странным тоном переспросил дракон.

— Да-а-а… — с опаской протянула я. — Какие-то проблемы? — Нет, — ответил дракон и добавил. — Сейчас к тебе придет служанка и поможет одеться к церемонии. Постарайся побольше молчать и выглядеть естественно. И прошу тебя — прекрати смотреть на мой хвост! — И куда же мне взирать? — Вежливые люди смотрят на самого дракона.

— А разве я виновата, что у тебя стоящий только хвост? — недоуменно пожала плечами.

Мне показалось или Велор скрипнул зубами? — Если не будешь вести себя достойно, каждый вечер буду приемы устраивать.

Заметил, гад.

— Я постараюсь.

— Вот и прекрасно, — усмехнулся дракон и направился на выход, уже у двери бросив.

— Надеюсь, ты прочитала оставленные тебе книги? Я ничего ему не ответила, даже не предполагая, что скоро пойму значение этих слов.

Как и обещал Велор, спустя несколько минут ко мне пришла служанка. Она, усадив меня за столик, намазала мое лицо и шею различными кремами, после чего помогла облачиться в красивое платье — в итоге я стала похожа на красивую куклу.

Натянуто улыбнувшись и поблагодарив дракониху, я снова не без посторонней помощи направилась к церемониальному залу.

Со Славой мы не встретились. Меня начальник безопасности провел в торжественный зал, где находилось множество народа. Посередине образовывался проход, по которому я неторопливо шла, стараясь не обращать внимания на то, как внимательно меня разглядывают окружающие.

Поднимаюсь на высокий помост, на котором стоят королевская чета, Слава, Дима и Велор.

Церемония приветствия, начальник охраны уходит, мне указывают на стол с книгой и король произносит: — Впишите в книгу свое имя и имя члена королевской семьи, которому принесете присягу.

Меня уже заранее поставили в известность, из кого можно выбирать. Дима теперь не наследник, Даила слишком маленькая. Остаются Велор и король с королевой.

Скрипнув зубами, я приняла решение и внесла запись в книгу.

Все это время, с момента появления в зале, я видела себя словно со стороны и еще не знала, что этот росчерк изменит всю мою жизнь.

Едва я сделала запись, Велор взял бокал с красной жидкостью и произнес во всеуслышание: — Клятва принесена! Теперь скрепим ее согласно традиции.

И протянул мне бокал.

Я опасливо покосилась на сосуд и нажала на камень в кольце.

— Что это? — прошептала с паникой в голосе.

— Какая тебе разница? — У меня плохие отношения с хмельными напитками! — Пей! Не то волью в рот сам! — рыкнул сквозь зубы Велор.

Подавив желание выплеснуть бокал в лицо будущему королю, я пригубила напиток и он обжег горло.

— Уф...

— До дна, — цедил дракон.

Я залпом допила. Все, теперь пусть не жалуются, ибо я предупреждала! После этих действий я отступила в сторону и ждала, пока со Славой проведут уже другой обряд. Все казалось нереальным и странным. Неужели у меня теперь есть некое подобие угла в этом мире и люди, которые, если что, хотя бы похоронят? Вот Слава тоже отпил из бокала — и сразу, как только церемония закончилась, нашу тройку провели в просторный зал с накрытыми столами и усадили отдельно, около стены.

Гости расселись за круглые столы, стоявшие перед нами полукругом.

Слуги внесли блюда с горячим, вино и различные фрукты. Все ели, шипели и капали ядом в тарелки, но никаких неожиданностей или сюрпризов пока не происходило. А потом на одном из больших световых шариков под потолком обнаружился розовый слон. Он почему-то сидел на пятой точке и хоботом потирал свой лоб.

Однако! Опустив взгляд, я увидела, как вокруг шеи Велора нарезает круги крокодил. Эта картина мне понравилась и даже очень.

Но тут толстый питон прополз мимо меня куда-то под стол. А к кисточке первого наследника, подозрительно принюхиваясь, подбирался хомяк.

Я прикрыла глаза. Несмотря на то что страха, как раньше, не было — теперь-то я знаю, что все это пройдет, — с такими галлюцинациями я долго здесь не просижу.

— Через какое время мне можно будет покинуть зал? — спросила я, наклонившись к Велору.

Сильно отвлекал внимание кот, который начал окапываться в его шевелюре.

— Через час, — удивившись моему вопросу, ответил дракон.

— Вот и прекрасно.

Чтобы не видеть гнездившегося кота, я опустила взгляд и посмотрела в свою тарелку — из нее как раз выполз уж. Есть сразу расхотелось.

Вот почему нельзя скрепить ритуал водой?! Почувствовав тревогу, пробивавшуюся сквозь кокон, я посмотрела на Диму и Славу. У младшего дракона на голове сидела крупная бабочка. Кошмар! Увидев мое выражение лица, ребята все поняли и занервничали еще больше.

— Что происходит? — тихо спросил Велор.

— Когда я пью спиртные напитки, то становлюсь странной, — пробормотала я.

— Быстро пьянеешь? — напрягся наследник.

— Нет, видеться всякое начинает. Наверное, реакция организма на спиртное этого мира.

Судя по лицу, за компанию с нами занервничал и наглый дракон.

— Ты постоянно привносишь в мою жизнь неприятные неожиданности. С тобой она похожа на кошмар.

Мне захотелось воткнуть вилку в руку сидящему рядом дракону. Вот что за гад?

* * *

Вернувшись вечером в комнату, я была совершенно измучена и морально, и физически. Все! Сегодня мы показали, что у правящего рода есть поддержка тройки, что мы сильные, наглые, отважные и, наверное, продемонстрировали что-то еще. Поэтому с меня хватит. Теперь я не буду ни в чем участвовать, о чем и сообщила перед уходом с приема Велору.

Тот пожал плечами: — Ты, главное, периодически демонстрируй свою персону драконам, чтобы не подумали, что мы тебя убили. И все будет хорошо. В конце отпуска состоится бал. На нем твое присутствие обязательно.

Скривившись, я согласилась с условием: — Но до того времени меня не трогать и кормить.

Окинув мою фигуру взглядом, дракон никаких комментариев не озвучил. И вот теперь у себя в комнате, попросив наполнить мне ванну, я нежилась в горячей воде и, прикрыв глаза, отдыхала от этого гадюшника, параллельно смывая с себя весь яд высокопоставленных змей.

Плавно мысли перетекли к вопросу о том, как бы мне избежать встреч с этими достойными господами. На увольнение у меня есть и свои планы.

На следующий день я начала воплощать свои желания в жизнь. Встала в обед, много гуляла по городу и демонстрировала, что еще жива и здорова. Меня интересовало все: парки, лавки, таверны. Правда, в последних пить себе не позволяла.

Уже буквально через месяц я побывала практически во всех уголках Миринга.

С Димой и Славой виделась мало. Дракон проводил все время с отцом и родственниками. Оборотень находился большую часть времени в тренировочных залах, прыгая там с оружием и обучаясь каким-то новым приемам. Никак, демонстрирует всем, что мы опасны и ужасны? Но однажды в моих прогулках мне составили компанию.

В этот раз я шла по парку, когда ко мне присоединился Дима. Я посчитала это странным и ожидала, когда он сообщит, ради чего нашел меня. Бесцельно бродить по городу как я Дима терпеть не мог.

И вот, потаскавшись за мной с полчаса и ответив на часть накопившихся у меня вопросов о городе, дракон спросил то, что его действительно интересовало: — Надя, ты в последнее время часто общаешься с братом. Почему? — Он с чего-то решил, что в нашей тройке я — направляющая сила, и постоянно пытается задать мне курс действий, — ответила я, рассматривая возвышавшийся над центром парка большой памятник.

Дима остановился: — А ты что? — А я постоянно объясняю, по какому курсу он сам может пройти. Вот так в последнее время и общаемся.

— И ты согласна помочь моему роду? — Дима, а какой у нас со Славой выбор? Теперь мы до конца дней в одной тележке.

— Что за тележка? — озадаченно спросил дракон.

— Не обращай внимания, — махнула я рукой. — Просто теперь все серьезные испытания будут общими. Да и Велор станет идеальным королем, если не даст зверю свободы.

Некоторое время Дима молчал, а потом задал вопрос: — Надя, ты влюбилась в Велора? Я, споткнувшись, чуть не полетела лицом на каменную дорожку. А восстановив равновесие, посмотрела на дракона круглыми глазами: — С чего ты взял? — Сужу по тому, как вы общаетесь друг с другом! Велор никому не позволял столько свободы, сколько тебе.

— Не стоит заблуждаться на его счет. Это все из-за тебя.

— Может быть. Но все равно странно и это заметил не только я.

— Твой брат всегда на все имеет свои резоны. И более близкие отношения с тройкой можно объяснить заинтересованностью в дружбе.

— Не с тройкой — с тобой. Славу он вообще как человека не воспринимает. Только как инструмент.

Как я не люблю все эти странности данного мира… — У меня из-за этого могут быть проблемы? — Вполне возможно.

Очень не люблю.

— В мире Эрго я еще раз убедилась в верности одного высказывания: проблемы надо решать по мере их поступления.

— Но … — Дима, ты узнаешь, если я тебе совру. Я не испытываю к твоему брату каких-либо чувств.

— Я тебя понял.

— Неужели мне послышалось в твоем голосе удивление? — О, нет! Кошмар какой! Хотя должен признать, что это во многом упростило бы нашу ситуацию! Может, и правда, попробовать найти для Велора любовь? Тогда я получу свободу и надежное будущее, подкрепленное сильным родом. Мысль недурна — надо бы ее обдумать…

Глава 4

Исследовав все, что мне хотелось, в городе, я перекочевала в библиотеку драконов. Не то чтобы я надеялась найти тут шедевры... К книгам в этом мире вообще подходить страшно, но я так скучала по литературе, музыке, фильмам, что хоть волком вой. Когда еще жила на Земле, то не представляла, насколько такие простые удовольствия скрашивали мою жизнь.

Библиотека у драконов огромная. Едва я вошла в помещение — замерла. Света здесь мало, но этот факт местное книгохранилище ничуть не портит. Огромные, под потолок, стеллажи располагаются сразу на трех этажах, соединенных между собой изящными лестницами с резным орнаментом в виде всевозможных зверей, птиц, людей. Такая же резная вязь на шкафах. На полу лежат ковры с различными надписями. Сама обстановка и оформление библиотеки уже рассказывают посетителю историю.

На первом этаже, в середине помещения, стояли разнообразные мягкие диваны с магическими светильниками. Восторг! Можно я сюда перееду? Вдоволь налюбовавшись, я наконец решила подобраться к книжкам. Уже давно проверено, что фэнтези в этом мире нет, и, думается мне, слава Богу. Страшно читать то, что здесь понимают под взрослыми сказками. Значит, попробуем посмотреть, чем можно разжиться в жанре «любви».

Осторожно поднявшись на третий этаж, я, пробежав кончиками пальцев по корешкам книг, выбрала наугад первую попавшуюся и, открыв ее посередине, прочитала: «Он знал, какие страдания причиняет ей, но ради спасения ее души готов был пожертвовать всем! Она должна быть счастлива и жить обычной жизнью. С ним же ее ожидала только опасность».

Не сказать, что я в восторге... Но радует одно — здесь хотя бы нет никого волосатого, кто постоянно чешется.

Открыв первую страницу, начала чтение: «Балида шла по дорожке — она обожала пешие прогулки — и сердце ее в этот момент было наполнено ожиданием любви...» Присев в одно из мягких кресел, расставленных на этаже, я погрузилась в чтение и вынырнула из него лишь спустя шесть часов. Моя душа блаженствовала. Выбранное произведение оказалось написанным в лучших традициях мыльной оперы, и, несмотря на то что герои и сюжет постоянно раздражали меня, тем не менее книгу можно читать.

Прожитые в этом мире два года научили меня радоваться и малому, и если в Объединенных Землях литература просто тихий ужас (земные мелодрамы нервно курят в сторонке), то здесь романы — хоть и наивные, пафосные и слезливые — могут стать настоящей отдушиной.

С того дня я дневала и ночевала в библиотеке. Особенно после того как нашла исторический раздел. Не хронологию событий, а бестселлеры разного времени.

Естественно, это не осталось незамеченным Велором, который, похоже, бдел за мной денно и нощно. Застав меня как-то за чтением книги, он поинтересовался: — Что ты здесь ищешь? Оторвавшись от романа, я увидела, что наследник драконов стоит прямо передо мной и, прищурившись, рассматривает.

— Хлеба и зрелищ.

Хлеба в этом мире не существовало, зрелищ — тем более, поэтому Велор меня не понял.

— И зачем они тебе? — поинтересовался дракон после непродолжительного молчания.

— Не обращай внимания. Я просто люблю читать.

Не услышав больше никаких вопросов, снова углубилась в чтение. Дракон, посозерцав меня несколько минут, ретировался.

Утолив голод интеллектуальный, я решила задуматься и о телесном. На эту мысль меня натолкнула поваренная книга Эрго, и я мигрировала на королевскую кухню драконов.

Сначала повара не понимали, что я делаю у них на кухне, но потом, смирившись с тем, что я сижу в уголочке и что-то жую, перестали меня замечать. Готовили тут на армию, и потеря одной порции или одного пирожка погоды не делала.

А мне хотелось ощутить вкус самых разнообразных блюд, продегустировать самые необычные напитки, поэтому я с энтузиазмом экспериментировала, не уставая пробовать.

Мир, ставший практически родным, хотелось исследовать и исследовать.

Как обычно, это тоже не осталось незамеченным наследным драконом. Как-то вечером, приобщаясь на кухне к какой-то экзотической рыбе, я заметила прислонившегося к дверному косяку Велора. Аппетит сразу пропал.

— Что? — Тебе не кажется, что ты слишком много ешь? Отодвинув от себя рыбу, я встала и молча направилась мимо него на выход.

— Оставляю вас с ней наедине. Надеюсь, не сильно объела твой род? В дверном проеме меня удержали за руку.

— Не буду спрашивать, почему ты обиделась. Пути мыслей женщины неисповедимы.

Но советую подумать: твой аппетит возрос именно в последнее время и ешь ты просто неестественно много.

Сообщив мне факты, меня оставили наедине с собой взирать на практически полностью обглоданный скелет огромной рыбины. Кажется, у меня проблемы.

* * *

Пиграно перед моим отъездом дала мне артефакт в виде браслета, чтобы я при любых изменениях моего дара прорицания сразу связалась с ней. Или если просто будет нужен совет. Сейчас как раз настал такой момент.

Прошептав заклинание и погладив камни в браслете, я увидела, как в воздухе появился белый дым. Заклубившись, он уплотнился в белое, словно маска, лицо моей преподавательницы.

— Надя? Что-то случилось? — обеспокоенно поинтересовалась она.

— Я стала очень много есть. Очень, очень много, — выпалила я первое, что оформилось в голове.

Несколько мгновений прорицательница молчала, а потом спросила: — А Димирий и Велислав? Я на секунду застыла и, вскричав: «Перезвоню!» — кинулась на поиски ребят.

Разыскать их оказалось непросто, но уже через десять минут и дракон, и оборотень сидели в моей комнате на полу. Не рассчитаны здесь опочивальни на прием гостей.

— У меня есть к вам вопрос, — начала я, усевшись на постель. — Никто в последнее время не стал питаться больше, чем обычно? Ребята переглянулись, и Дима спросил: — Что ты имеешь в виду? — Я вас прямо спрашиваю: в последнее время больше своей нормы есть не стали? Немного подумав, оба подтвердили, что — да.

— А что случилось? — спросил Слава.

— Еще не знаю, — вздохнула я и снова связалась с Пиграно.

На этот раз мне ответила не прорицательница, а Гарнер.

— Ронер? — Лер? — удивилась я.

— Рассказывай, что у вас там случилось.

Переглянувшись с ребятами, я ответила: — Мы все трое стали очень много есть в последнее время.

Инквизитор уточнил: — Все трое? И насколько много? — У меня количество потребляемой пищи увеличилось примерно втрое.

Некоторое время Гарнер молчал.

— Плохо, — подвел итог маг.

— Что такое? — занервничал Слава.

— У каждого мага есть переходный период, когда его организм перестраивается.

Обычно это происходит в последние годы обучения. Примерно пятый-шестой курс.

— Почему же у нас не так? — в отчаянии воскликнула я.

Почему у меня всегда все не как у людей? А ведь жизнь только начала налаживаться! — На этот вопрос я не могу ответить. Должна быть причина, но сейчас я ее не знаю. Одно ясно — что-то послужило катализатором. Хорошо, что отпуск подходит к концу. Я приеду навестить вас вскоре после начала практики, но ничего уже нельзя поделать.

Процесс вспять не повернуть.

Тогда какой толк от его приезда?! — Что нам делать сейчас? — глухо спросил Дима.

— Ждать возвращения в Академию, где получите инструкции для старшекурсников, что нужно делать в этот период. Но вам придется справляться с этим самим. С практики мне вас не отозвать, но с руководителем я поговорю. До встречи, — попрощался куратор и отключился.

А мы все трое, совершенно убитые, сидели и не знали, что делать.

* * *

Спустя полчаса после разговора с Гарнером наша тройка расположилась в кабинете короля, где присутствовал и первый наследник. За все время, что я гостила здесь, я два раза пила чай с королевой, которая расспрашивала меня о том, как мне отдыхается, о моих впечатлениях и обо всем, что могло дать ей представление о моих планах и желаниях.

С королем же я с самого приема не виделась ни разу. Приняв меня как друга своего рода и убедившись в отсутствии у меня намерений стать его дочерью, он, казалось, потерял ко мне интерес.

Теперь же, восседая за столом, он хмуро взирал на нас троих. Я же ответных взглядов старалась не бросать и наблюдала за птичкой за окном. А Дима в это время рассказывал драконам суть проблемы.

— И что ты такого сделала, что это нарушило у тебя магический обмен, подтолкнув его перестраиваться? — спросил у меня Велор под неодобрительным взглядом отца.

— Почему ты решил, что это я? — задала встречный вопрос.

— Разве не с тебя все началось? — нахмурился первый наследник.

— Не знаю. Могло начаться с любого из нас. Я даже с уверенностью не могу сказать, когда больше стала есть. Все происходило очень постепенно. В одном наш куратор уверен, и я склонна с ним согласиться, — перестройку спровоцировали. Вопрос: кто? — Чтобы ответить на этот вопрос, нужно определить, к кому было легче подобраться? — подал голос король.

— К Димирию, — ответил Велор, подойдя к окну и тоже посмотрев на птичку, а мы при этих словах перевели взгляд на него.

— Ронер все время или таскалась по городу, или сидела безвылазно в библиотеке, или объедалась на кухне. Раф большую часть времени проводил в зале с тренером, обучаясь новым приемам владения клинками. Остается Димирий, — разъяснил свою мысль дракон.

— Брат много гулял со старыми друзьями, много отдыхал и наносил визиты. Если логично предположить вашу связь и искать цель, я бы лично выбрал его.

— Это неважно — через кого действовал противник, — заметил король. — Важно теперь решить, что делать.

Очень умный мужик Димин отец.

— Теперь, если верить тем сведениям, что прислал Гарнер, мы должны преодолеть все четыре этапа перестройки магических способностей, направлять и прокачивать свою силу.

Как нам с этим помочь, он обещал сообщить нашему руководителю практики, — ответила я, сладко посмотрев на Велора.

Лицо наследника скривилось: видимо, разговор с Гарнером уже имел место быть.

— Что будет, если вы не справитесь? — спросил у меня король, и я поняла, что отвечу честно.

— В лучшем случае перегорим и умрем. В худшем — сойдем с ума.

— У нас нет выбора, кроме как ждать и стараться. Завтра прием, а послезавтра мы возвращаемся в Академию, чтобы спустя двое суток оправиться на практику. Там и посмотрим. Уверен, что тройка сделает все, что от них зависит, — мрачно посмотрел на меня Велор.

А я подумала: «Будет ли этого достаточно?»

* * *

В этом мире опоздать на прием — значит оскорбить хозяев, и в большую украшенную залу я вошла заранее, когда королевской четы там быть не могло. Зато присутствовали первый наследник и Дима со Славой.

Облаченная в праздничное синее платье с глубоким вырезом, я прошла сквозь толпу гостей и направилась к постаменту, где обычно располагается королевская чета с детьми.

Поклонившись Велору и не перебросившись с ним и парой слов, я отошла к ребятам.

Мне весь день было не по себе, и от бала ничего приятного я не ждала.

Осмотревшись по сторонам, заметила, что пышное мероприятие в этом мире ничем не отличается от званых обедов Земли. Правда, пожалуй, нет шведского стола… А так — родная атмосфера, в которой можно чувствовать себя комфортно.

Казалось, гости совсем не обращали на нашу тройку внимания, но на самом деле стоит присмотреться и сразу станет понятно — это совсем не так.

Бал начинал набирать силу. Появилась королевская чета, зазвучали пафосные слова, нудные речи, я созерцала предсказуемые действия.

Ранее мне было сказано, что от меня требуется только присутствие, и поэтому, пока Дима и Слава перемещались по залу, я сидела около королевской четы и не двигалась.

Зачем? Мне и так неплохо.

На балу не танцевали только два человека: я и Велор. О своем решении, несмотря на приглашения, я до определенного момента не жалела. В середине вечера я заметила, что ко мне направляется Магела.

Это сложно выразить, но об этой женщине я уже знала все, что нужно. Ее положение, ее желания, ее стремления. Одно непонятно — зачем она направляется в мою сторону? Что хочет узнать? — Добрый вечер, — поздоровалась драконица, присаживаясь рядом со мной на стул.

— Скучаете? Принесла ее нечистая! — Нет. Получаю удовольствие от вечера.

— Не танцуете? — Нет.

— У вас… В вашем мире не принято? — Принято. Просто мне не хочется.

Не признаваться же, что не умею танцевать здешние странноватые танцы. Это же как в восемнадцатом-девятнадцатом веках — ходишь по залу и выписываешь различные па.

Мрак! — Вы всегда удовлетворяете свои желания? — Пожалуй, — ответила я и перевела взгляд с танцующих пар на Магелу. — А что, есть причина в чем-то себе отказывать? — Вам виднее.

— Да, — согласилась я. — Но на Земле говорят, что многое видеть — это тяжкое бремя.

— А вы можете узнать судьбу любого человека? Я протянула ей ладонь.

— Хотите проверить? Открывать ей, как на самом деле вижу будущее, я не собиралась. Женщина, сладко мне улыбнувшись, сильно сжала мою ладонь, делая мне больно.

Ах ты … …! Но в эту игру можно играть и вдвоем. Применив заклинание охлаждения, я начала замораживать ее руку. Вот она покрылась инеем уже выше локтя… И драконица зашипела.

Собрав остатки сил, я втянула холод обратно, и Магела стала растирать руку, поглядывая на меня с откровенной ненавистью. Но я на нее не смотрела: ее судьба уже решена. Сейчас меня интересовала большая половина присутствующих на балу, наблюдавшая за нашим «общением» и естественно все видевшая.

Встав, я непринужденно направилась на выход, изо всех сил стараясь не упасть от полного истощения магических сил. Ребята отделились от гостей и направились за мной, словно мы единое целое. Но на самом деле, скорее всего, чтобы устроить мне трепку.

Завтра мы уезжаем на практику. Интересно, Велор сразу меня убьет или дождется, когда можно будет удобнее избавиться от тела?

* * *

Велор Шафирану коре Нару

Когда Магела повалилась на пол, я равнодушно вызвал охрану. В душе ничего не дрогнуло. Моя бывшая любовница еще была жива, когда ее выносили из кабинета, но это ненадолго. И что меня несколько встревожило — в душе ничего не дрогнуло и тогда, когда я передал доказательства ее покушения на меня другу, тем самым приговорив ее к смертной казни. Надо бы побыстрее провести эту казнь, пока заговорщики не начали строить препятствия.

Едва дверь в кабинет закрылась, как я поманил Шиу к себе. Маленький дракон-хранитель вылез из ворса ковра из-за кресла и, переваливаясь, направился ко мне.

Снова наелся мышей. В нашем мире волосатые зубастые грызуны — настоящее бедствие. Но переедать все же не стоит.

У каждого дракона есть хранитель, и у меня он похож на мою вторую ипостась — зеленый, с вытянутой мордочкой, гребнем на шее и длинным сильным хвостом. Таким можно гордиться, что я и делаю.

Вскочив на стол, Шиу свернулся колечком и, преданно взглянув на меня, положил голову на хвост.

Все шло прекрасно. Магела побила все рекорды по пользе, приносимой моему роду.

Довела Ронер до того, что та наконец-то показала зубки, и дала мне предлог, чтобы я провел показательную казнь неблагонадежных.

Но ведь она могла всего этого избежать. Зачем вмешалась в конфликт? Неужели настолько хочется власти, что эта жажда затмевает разум? Дверь в кабинет открылась и вошел Регал.

— Есть что сказать интересного? — Она очнулась и торгуется, — сообщил мне друг, присаживаясь напротив и настороженно взирая на Шиу.

Хранители — очень опасные существа для всех, кроме своих хозяев или тех, кого охраняют.

— За свою жизнь? — Да. Но на самом деле не хуже тебя или меня понимает, что это все. Но надеется, что у тебя есть к ней чувства.

— Их не было, когда мы были любовниками, а сейчас на это надеяться вообще глупо.

Тем более она прекрасно знала, на что шла, когда решила меня отравить.

Как ни противно это признавать, если бы не Ронер, у нее могло бы получиться.

— Мы постараемся выудить из нее перед казнью все. Кстати, ты приедешь? — Не знаю. Это зависит от того, как будет проходить практика.

— Беспокоишься, что они недополучат знаний? — съязвил друг.

— Беспокоюсь о своем спокойствии, их сохранности и нашем плане.

— Да ладно тебе переживать! Все будет хорошо. Поедешь, развеешься, устроишь себе отдых от государственных проблем.

Что-то мне подсказывало, что просто и легко ничего не будет, особенно с Ронер.

Шиу навострил уши, вскочил и побежал на одному ему слышный звук. Я покачал головой. Охотник… Слишком потакает своим инстинктам.

— Посмотрим. А у тебя есть вечер, чтобы вытрясти из главы рода Неси всю возможную информацию! И когда друг, скривившись, направился на выход, я довольно улыбнулся. Пока все события развиваются как надо, и хорошо бы, мой план сработал так же четко.

Глава 5

Надежда Ронер

На место практики мы прибыли ранним утром. Велор поднял всех спозаранку, заставил быстро собраться и погнал к порталу. Спрашивается, зачем так рано вставать? Ну, отправились бы часа на два попозже — и что? Конец света начался бы? Я практически засыпала на ходу, пока не увидела, где буду проходить практику. Вышли мы из портала на возвышении, и нашему взору предстала потрясающая панорама.

Это такое… м-м-м… необычное место.

Внизу — непролазная тропическая сельва. Лес разнообразных деревьев, с листвой различной формы, простирается до горизонта, перемежаясь с прогалинами и каменистыми возвышенностями. Впрочем, просветы довольно редки.

На одном из возвышений располагается деревня, где, видимо, и должна проходить наша практика. Желая проверить свою гипотезу, я посмотрела на Велора и ребят — выражение их лиц сложно передать словами.

— Это что, тот форт, что борется с нечистью в этом районе? — решила я уточнить на всякий случай.

— Да, — мрачно ответил наследник драконов.

— Уверен, что все не так… уныло, как кажется на первый взгляд, — оптимистично приободрил нас Слава.

Мрачно на него посмотрев, мы взяли поклажу и направились в сторону деревни.

Прием нам устроили пышный, все жители вышли встречать и смотрели на нас при этом с неиссякаемым любопытством. Думаю, это единственный раз в их жизни, когда они имели возможность увидеть будущего короля драконов.

Староста деревни поприветствовал нас, что-то сказал о радости относительно нашего приезда и проводил… не поверите — в наш собственный дом! Едва в моей душе затеплилась надежда на нормальное существование, как мы увидели свой «дворец». Находился он на окраине поселения, и при виде сего строения у меня сразу возникла ассоциация с помесью хижин вьетнамцев прошлых лет и пигмеев неопознанной национальности.

Хижина была построена в виде буквы «Г», с небольшой верандой, на которой сесть, спустив ноги, могут от силы два человека. Стены сделаны то ли из прессованной соломы, то ли еще из какого-то мусора. Соломенная крыша венчала сей шедевр архитектуры.

Есть у меня подозрения, что если мы ляжем в нашем пристанище отдыхать, то мужчины (все довольно высокого роста) будут спать пятками в окно. А кто и дырку в стене пробьет для такого дела. Благо, жара вокруг стояла такая, что хоть в воде с пиявками весь день сиди. Вода, к слову, протекает речкой недалеко от нашей хибарки.

Рядом располагается еще более маленькое соломенное строение, и мучают меня страшные подозрения, что это туалет.

— Вот, дорогие леры, это дом, в котором обычно проходят практику уважаемые маги, — распинался староста. — Надеюсь, вам будет здесь удобно.

А я в этом очень сильно сомневаюсь.

— Скажите, а когда вы сможете приступить к вашим обязанностям? А то у нас за год скопилось много неотложных вопросов… — под взглядом Велора староста быстро смолк.

— Сначала нам нужно обустроиться, — мрачно начал старший дракон.

— Да-да, конечно. Ну, вы тогда зайдете ко мне? — Да.

Нервно оглядываясь, пузатый орк направился прочь, оставив нас радоваться своей удаче, за которую мы из последних сил сражались на арене. Приз просто обалденный! Открыв калитку, которая была мне по бедро и состояла из прутиков, я оглянулась в поиске забора — и не нашла его.

— М-да… Тут Велор меня отодвинул в сторону и, что-то зло бормоча себе под нос, направился в хижину. Ребята разбрелись по участку.

Вот и правильно! Пусть лучше эта противная ящерица соберет всех местных клопов, чем это буду я.

Пока всем не до меня, я направилась к маленькому строению, нерешительно обошла его и, собравшись с духом, заглянула внутрь.

Черт!!! Еще никогда в жизни я не была так разочарована тем, что оказалась права.

Внутри помещения, как и ожидалось, оказался бул. На ближайший год это наше единственное личное пространство. Представила, как здесь разместится старший дракон, — и меня затрясло от еле сдерживаемого смеха. Я хочу это увидеть! Да он свернется в три погибели! На мой смех подошли ребята и, узрев строение, ужаснулись. Их подавленное моральное состояние я ощущала даже сквозь кокон.

— Дар метр рок! — озвучил Дима наши со Славой мысли.

— Пойдемте осмотрим апартаменты, — пробормотала я.

Не ожидая увидеть ничего хорошего, я даже немного удивилась. Внутри помещение оказалось несколько больше, чем показалось с улицы, и дырки для ног в стене мужчинам пробивать не придется.

Комната, как я и предполагала, одна. Но есть разделение на зоны. В верхней части буквы «Г» находилась кухня, состоящая из стола и очага. В нижней — находились спальные места, располагающиеся поперек помещения одно за другим.

Решив не теряться, я прошла к дальнему.

— Никто не против, если я первой выберу себе место? — задала я, по сути, риторический вопрос, так как уже скинула вещи на лежанку из прутьев, высотой сантиметров десять.

На ней — спальные мешки с подушкой. Есть даже одеялко.

Интересно, стирать надо? — Мне все равно, — прорычал Велор от очага. — Где это видано, чтобы наследника престола поселили в ветках?! — В шалаше, — поправила я, осматриваясь вокруг.

Декора здесь и не видели.

— И здесь я должен существовать целый год?! Окон нет, двери нет — лишь проемы.

Даже минимальных удобств не имеется! — Удобства на улице, — злорадно сообщила я и совсем тихо пробормотала: — Слабак.

Если бы взгляд мог убивать, меня бы уже испепелили, а так дракон всего лишь резко развернулся и от греха подальше вышел. Через несколько секунд с улицы раздалось громкое рычание.

«Дракон нашел бул», — довольно подумала я, откидываясь на постель и закладывая руки за голову.

А жизнь, определенно, не так уж плоха.

* * *

Первые два дня мы обживались, притирались и устраивались. Решали проблему с продовольствием, так как о холодильнике тут и не слышали.

— У нас есть три мага. Это не проблема, — заявил Велор.

А я с каждой минутой все четче понимала, что за этот год или на себя руки наложу, или на него руки наложу.

Когда мы гостили в замке, я практически его не видела, а теперь на семи квадратных метрах есть большой шанс, что наши отношения совсем испортятся.

И только на третий день пребывания на практике мы все отправились к старосте деревни, дабы узнать — чем мы можем быть полезны.

Он обрадовался нам как родным.

— Приветствую вас! Деловая встреча состоялась на одном из полей, где росли растения, похожие на земную пшеницу.

— Добрый день, — сухо поздоровался Велор. — Чем мы можем быть полезны? — О! У нас есть дела, не терпящие отлагательств, и те, которые можно решить чуть позже.

Мы с ребятами подозрительно посмотрели на главу деревни.

— А поточнее? — спросил Слава.

— Вот список, — протянули нам мелко исписанную бумажку.

— Да мы тут состаримся! — кинув на нее взгляд, пробормотала я.

Некоторое время Велор молчал, как и мы с ребятами, ожидая его решения. Он — руководитель практики, и будет так, как он скажет. В этом мире с подчинением все строго, а наглая ящерица — мой руководитель. Снова… Мое моральное состояние легко описать — можно хуже, но, кажется, некуда.

— Хорошо. Раф, возьмешь на себя уборку и переправку удобрений на новое место.

«Уф, а я была уверена, что Велор отдаст это мне», — подумала под зубовный скрежет Славы.

И оборотень, как ни странно, не возражал.

А что поделать, если все воздушные бытовые заклинания давались ему легче всех в нашей тройке.

— Димирий, возьмешь на себя вопрос с урожаем и все, что здесь перечислено.

Диме протянули еще один мелко исписанный листочек.

Я замерла, ибо предполагала, что достанется мне.

— Отлов нарушителей и наведение порядка я возьму на себя.

Ну конечно! — Ронер, тебе — болота. И не смотри на меня так. Не ловить же тебе неблагонадежных? Посмотри на себя — кого ты можешь поймать? Я прикрыла глаза. А так хотелось поджечь ему шевелюру, но нельзя, пока он преподаватель. А после практики… м-м-м… тогда и сочтемся.

В это время Велор расспрашивал старосту о том, почему в населенном пункте нет достаточного количества стражи. Оказалось, орган правопорядка здесь один на три населенных пункта, расположенных на большом расстоянии.

Оглянувшись вокруг, в очередной раз поразилась: «Что за глушь?». И это место еще называют фортом?! А по сути — одно большое административное здание, построенное из веток, и с тридцать домов вокруг. Тоже мне, аномальная зона «Нижние Забытки»! Впрочем, я была совсем не против подобного места прохождения практики, если бы еще и работать не заставляли.

— Ронер, твои болота располагаются севернее в Тактовой низине, недалеко от леса. На выполнение этого задания вам неделя.

— Что? Как лес? Я не могу в лес! — Да не в лесу!O! Прекрати казаться глупее, чем ты есть на самом деле, — высказался дракон и, зашипев, резко отступил от меня на шаг.

Я применила заклинание сушки, повысив температуру его одежды на пару десятков градусов. Надеюсь, будет ожог.

— Ты, конечно, крутой дракон и все такое, но не забывай, что я — маг, — прошипела в ответ.

И, развернувшись, направилась в дом, услышав, как Велор зло спрашивает у Димы: — Что означает «крутой»? — Я до конца еще не разобрался, но вроде — «сильный».

Меня их беседа уже не волновала, я размышляла над вопросом: что взять на болота? Так уж сложилось, что мне легче всего дается магия огня: Велор не зря дал мне это задание. На Земле болото — жижа непонятного состава, а тут она везде едкая, как кислота, и хорошо горит. Но выжигать нужно магическим огнем, тогда через год на этом месте образуется плодородная почва.

Прихватив с собой карту и еды побольше, я направилась в указанном направлении.

Идти оказалось недалеко: всего километра четыре — и я начала замечать первые признаки кислотной зоны.

Воздух становится более тягучим, все вокруг постепенно теряет цвет, превращаясь в серые безликие декорации. Скоро… Так и есть: пройдя еще пару десятков метров, я почувствовала под ногами жижу.

Значит, отсюда и начнем, тем более ветер как раз в нужную мне сторону.

Выжигать вручную долго, муторно и трудоемко. Я сделаю проще.

Достав из сумки стандартный набор мага, я начертила жезлом на земле иероглифы и, вписав заклинание, завязала ритуал на себя. Вот и готово. Где у нас самое высокое дерево? Добравшись за десять минут до временного убежища, я взобралась на самый верх раскидистого дерева и активировала заклинание, приготовившись смотреть.

Вот вспыхнули мелкие искорки, кислотные пары превратили их в пламя, которое ветер начал распространять по болоту.

Достав из рюкзака хлеб и печеное мясо, я откусила и приготовилась бдительно следить, чтобы огонь не забрел туда, куда не нужно.

Красота! Но есть подозрение, что не обойдется и без ложки дегтя. Солнце, начинающее входить в зенит, обещает жаркий день.

Ничего, водички я тоже прихватила.

* * *

В оговоренную неделю мы с ребятами уложились и справились с поставленными перед нами задачами, но возникли непредвиденные сложности.

Первая — это то, что наши коконы стали разрушаться из-за нестабильной магии, которую нам силой воли приходилось сдерживать. Последний километр болота я еле потушила — так разгорелся огонь. Сила струилась из меня неровно, то замедляясь, то убыстряясь.

В такой атмосфере эмоций и постоянного контроля силы коконы рвались один за другим. В конце концов я перестала их создавать. Но чувства, испытанные в Академии, не сравнить с теми, что есть сейчас. Тогда в нас бурлило множество эмоций, более сильных и более приятных, теперь же в основном то апатия, то раздражение и злость.

Вспышки гнева полыхали во мне часто. То Славу жидким навозом окатило, то у Димы огромное поле растений переросло норму.

Когда мы выполнили первые задания: перенесли удобрения, спасли поля, выжгли болота, нами владело только одно — уныние.

Тут-то мы и столкнулись со второй проблемой.

Наша группа съела все запасы продовольствия, а следующие нам должны доставить только через месяц. При расчете количества провианта, поставляемого на практику, наше «особенное» состояние не учли. Местные начинают готовиться к зиме и продукты продают очень неохотно.

Где им в этой глуши деньги тратить? Единственное, что удалось приобрести, так это овощи. Мясо придется добывать самим.

Вот в один из вечеров и случился самый сильный спор между нами.

Началось все с того, что Велор поставил перед нами задачу найти себе пропитание самим.

— Запасы вы уже все подъели, а бегать по лесам и добывать вам мясо я не собираюсь. Так что — сами.

Хороший куратор, ничего не скажешь. Мы переглянулись.

— Давайте тянуть жребий, — предложил Слава.

— Да! — поддержал Дима.

Я же посмотрела на них как на сумасшедших: — Какой жребий? Как я вам в лесу мясо раздобуду? На меня все взглянули с непониманием.

Я разместилась на своей постели около стены и, сидя по-турецки, смотрела на лежащих штабелем мужчин. Ноги Велора как раз немного торчали из двери, которую мы предусмотрительно завесили тряпочкой. Жара стояла невыносимая.

— Охотой, конечно, — пояснил мне Дима.

— Но я не умею охотиться! Паника накрыла меня. Животных я не люблю, и мысль о наших встречах совсем меня не вдохновляла.

— Тогда не ешь, — пожал плечами Слава и под моим тревожным взглядом пошел что-то искать на улицу.

Вернулся он с дряблым мешочком.

— Выбирай, — протянул его мне.

Я поняла смысл действий.

— Не буду! — Тогда тебе останется последний камень, — усмехнулся Велор.

Я сразу же засунула руку внутрь мешка и вынула белый камень.

— Уф, — выдохнула облегченно.

— Ты идешь за мясом! — обрадовал меня Дима.

— С чего это? — удивилась я. — Я вытащила белый камень! Высыпав на руку остальное содержимое мешочка, Слава продемонстрировал оставшиеся три камня — черного цвета.

Вот что за идиотский мир?! Плохой фант — светлый.

— И чем вы предлагаете мне охотиться? Я же не владею оружием! — попыталась воззвать к их голосу разума.

— Тебя и так испугаются. Но на всякий случай все оружие висит на крючочке. Выбери, что нравится, — пробормотал, кемаря, щедрый Велор.

— Кретин, — высказалась я, вставая и выходя.

Дракон бросил взгляд на Диму.

— Смысл этого слова тебе лучше не знать, — пробормотал младший дракон.

Просмотрев весь представленный ассортимент железок, я взяла длинный кинжал Славы. Его я могу поднять, и он будет повесомее ножика. Время как раз приближалось к полудню, в связи с чем отказаться от похода, ссылаясь на темноту и опасность, не получится. М-да… Ближайший лес располагался недалеко, хотя здесь куда ни шагни — везде чащи. Я честно дошла до того, на который мне указали, и пошла по тропинке вглубь. Шла я уже минут десять, когда решила остановиться и осмотреться. Нормальное место, подходящее для охоты.

Теперь решить бы, на кого буду охотиться. Крупные хищники здесь водятся, но, чтобы на них наткнуться, нужно зайти гораздо глубже в лес. Тогда на животных, не представляющих для меня угрозы? Знать бы еще, как! Тут мой взгляд зацепился за красный цвет, и, подойдя поближе, я увидела грибы. У меня мелькнула идея. Опустившись на корточки, я начала срезать их один за другим и складывать в импровизированную «корзину» из подола туники, продвигаясь все дальше от тропинки. Когда очнулась, оказалось, что не представляю, в какой она стороне и как далеко я зашла в лес.

В поле зрения попал только водопад и чащоба. Вот говорила же я им, не получится из меня добытчика! С тоской посмотрев вокруг, я выбрала самое высокое дерево и, высыпав на землю из подола грибы, полезла наверх. Надеюсь, меня скоро найдут.

* * *

Всего через шесть часов я на костре во дворе жарила на палочках грибы. Велор, злой как собака, и ребята сидели рядом.

Как вы думаете, кто отправился меня искать? Именно — наш куратор! Мое тело уже все затекло, а на улице стемнело, когда я услышала недовольный голос дракона: — Объясни мне, что ты делаешь ночью на дереве?! — Прячусь от хищников! Велор осмотрелся по сторонам: — Каких, позволь узнать? — Да мало ли кто здесь водится! — А вернуться обратно ты не пробовала? — Я заблудилась.

Дракон пробормотал что-то неприличное, потом сказал уже громко: — Хорошо. Теперь я здесь и ты можешь слезть. Обещаю вернуть тебя в хижину, не дать в обиду хищникам и не убить самому.

Очень обнадеживающе.

— Сейчас ничего не видно, но я постараюсь спуститься.

— Уж сделай одолжение, потому что если я заберусь на дерево сам, вниз ты точно полетишь! — Истеричка! — крикнула я.

— Дура! — послышалось в ответ.

Решив не препираться с ним, я начала медленное движение вниз. А то еще оставит меня здесь. С него станется! Едва я оказалась на земле, как меня схватили за плечи и встряхнули.

— Ты что, с ума сошла? Ты хоть представляешь, как мы волновались?! — Только не рассказывай мне, что переживал за меня, — постаралась вырваться я.

— Конечно. Если с тобой что-то случится — пострадает мой брат. И мое государство! Освободившись от железной хватки, я присела, собирая грибы и стараясь удержаться от того, чтобы позорно не разреветься. Случись что — и поплакать обо мне некому.

Полностью игнорируя вопросы дракона, я молча собрала грибы и направилась прочь.

— Да не в ту сторону! Повернувшись, увидела спину уходящего дракона и, смирив свою гордость, последовала за ним. Выбора нет. Одна я из леса не выйду! И теперь я сидела со всеми у костра и молча жарила грибы.

— Не смотрите на меня так! — рыкнула я ребятам.

— Как именно? — саркастически поинтересовался Слава.

— Мне, например, очень голодно, — добавил Дима.

— Я вас предупреждала, что не могу охотиться! — Но ведь основы ты должна знать. Этому с малолетства всех учат. Мы же от тебя не трофеев ждали! — воскликнул Дима.

— Я совсем не знаю, как охотиться! Я из другого мира и совсем не умею пользоваться оружием! А вас ничего, кроме своего пуза, не волнует! Даже спросить не попытались.

На лицах парней из моей тройки отразилось удивление. А я, забрав свою долю грибов и прихватив фрукты, ушла в хижину.

С драконом я теперь общаться лишний раз не собираюсь — только по делу. Иначе год под одной крышей мы не проживем. А вот с ребятами завтра нужно провести большую разъяснительную беседу.

Теперь — только спокойная работа и отдых, а все неожиданности и курьезы — побоку.

Увы, в этом мире тоже есть закон подлости, и в этот раз он снова сработал.

Глава 6

После того случая Велору я объявила бойкот. Я его игнорировала и только выполняла задания.

С ребятами отношения были не в пример лучше. После того как наутро я прочла им лекцию о попаданцах, к охоте меня больше не подпускали, зато на этом фоне мне досталась другая «радость». Я готовила, компенсируя свою никчемность как охотника. Тем более ребята выяснили, что приготовленную мной пищу можно есть.

Перед этим мы со Славой попробовали готовку обоих драконов. Это нечто! Их варевом можно травить население целых стран! Оборотень же просто не любил готовить.

Поэтому я полностью взяла эту миссию на себя.

Слава мыл посуду, иногда охотился и всегда разделывал туши. Драконы же стали нашими добытчиками.

Естественно, на этом фоне мы со старшим драконом обменялись любезностями. Велор назвал меня никчемной, я окрестила его спиногрызом. Несмотря на то что смысл слова он не знал, по его глазам я поняла, что донесла до него смысл сказанного в полной мере.

Вот так мы и жили. Время текло вперед, и я даже привыкла к новому ритму, поеданию полупрожареной пищи, неприятной компании и отсутствию бытовых удобств.

Мы переделали все сельхозработы и удовлетворили все хозяйственные нужды форта.

Я уже предвкушала отдых… Вот только у судьбы на меня, видно, другие планы.

Однажды вечером Велор вернулся от старосты недовольный и хмурый.

— Что случилось? — заподозрила я нехорошее.

Ребята тоже в тревоге насторожились. Общение со мной плохо на них влияет, делая недоверчивыми и меркантильными.

— Давайте дожаривайте хорика и после еды поговорим, — бросил Велор и расположился на одном из лежащих около костра бревен.

Я сжала зубы. Не дракон — засранец! Вот как теперь есть? Меня же замучают предположения и от ожидания гадости весь аппетит пропадет! Но ничего, у нас с ребятами тоже есть чем его порадовать.

Ели мы в молчании. Несмотря на тягостное ожидание, мой теперь уже постоянный голод не позволил метаниям испортить ужин.

Слушая потрескивание костра, все некоторое время молчали и смотрели на языки пламени.

У нас уже стало традицией есть на улице у живого огня. На это имелись свои причины.

Мужчины, видимо, потакали своей животной сущности. Да и условия как приготовления, так и приема пищи в хижине нас не устраивали совершенно.

В последнее время наша тройка съедала столько, что Велор и рядом не стоял.

Теперь мужчины ходили на охоту втроем и притаскивали массивные туши. Разделав, мы их кусками жарили над костром.

Сколько я стала есть — это просто ужас! Смотря на таз с обглоданными костями, не могла понять, куда во мне все это девается? Создается впечатление, что мясо, попадая внутрь, просто моментально сгорает, освобождая место для новых порций. Овощей мы ели мало, фруктов — чуть больше. И если раньше Велор смотрел на нас с недовольством, то теперь я все больше замечала в глазах дракона тревогу. И понимала его.

Я сама себя пугала. Голод с каждым днем усиливался, а в последнее время он ощущался непрерывно.

Мне сразу вспомнились фильмы про вампиров, которые я видела на Земле. Клыкастых в них постоянно мучает жажда, как в моем случае — потребность в пище. Мне даже стало казаться, что животные в поселении меня боятся. Видимо, взгляд выдавал терзающий меня голод. Практически в каждом звере я видела шашлык. Это просто смешно, если бы не было так грустно.

— У меня для вас неважные новости, — прервал мои воспоминания Велор.

Мы с ребятами одновременно посмотрели на старшего дракона. Велор мрачно взирал в ответ.

— Не тяни, — обреченно проговорила я.

— У нас новые задания от старосты. Те, что не первой сложности.

— Какие теперь? — подавил тяжелый вздох Слава.

— Настала пора обследовать аномальные зоны, — сообщил руководитель практики.

— Нет! — одновременно сказала наша тройка.

— Почему? — нахмурился Велор.

— Потому что мы не контролируем свою силу, — обреченно сообщил Дима.

— Что? — вскочил на ноги старший ящер. — То есть как вы ее не контролируете? — Просто не контролируем, — подтвердила я. — Мы следовали инструкции Гарнера. Он советовал в этот период интенсивно пользоваться магией и хорошо питаться. Мы пользовались и питались. Этот проныра-староста на нас уже весь форт поднял. Мы выполняли все больше и больше заданий, все больше тренировали силу. Потом стало трудно контролировать заклинания и мы объединили силы. Все равно коконов нет.

— Так вот почему вы не так давно объявили, что будете выполнять задания вместе, — пробормотал первый наследник драконов.

— Да, — ответила я. — Сначала было просто. Мы снова легко справлялись со всем объединенными силами, а потом... потом магия снова начала расширяться и выплескиваться, делая заклинания нестабильными.

— Это ведь еще не все? — спросил старший дракон.

— Мы перестали сдерживать объединенные силы, — поведал Дима.

— Как это?.. — угрожающе начал Велор.

— Согласно нашему настроению, магия может из нас вырываться и во время применения заклинания усиливаться, — выдавила из себя я.

— Иными словами, если Надя на тебя разозлится и, например, снова применит заклинание сушки, то ты можешь вспыхнуть, — пояснил на примере Слава.

Выражение лица Велора надо видеть! — Где же Гарнер? — в отчаянии воскликнула я.

— Я с ним связывался на днях. Он извинялся за задержку, но в столице Объединенных Земель проблемы. Хотя после сегодняшних новостей он прибудет в самое ближайшее время, — просветил нас руководитель.

— А что нам делать до этого? — мрачно спросил Дима.

— Выполнять задания. Будем надеяться, вы еще хоть на что-то способны, — мрачно ответил старший дракон.

— А подождать они не могут? — спросила я.

— Я думаю, уже нет. И так пару десятков лет ждут. Хотя завтра утром зайдете к старосте и сами его расспросите. Вы маги — вам виднее.

Где она, моя скучная жизнь? Мне так ее не хватает!

* * *

Нашим заданием стала аномальная пещера. Конечно, мы поговорили со старостой, и он порассказал нам невероятных страшилок. В ней, видите ли, водятся огромные монстры и каждую ночь слышится вой и стоны душ погибших.

Естественно, мы должны проверить.

— Да глупости все это! Не водятся здесь страшные монстры, — сказала я, недовольная тем, что мы прошли пять километров лесом, чтобы достигнуть столь опасного места.

— Согласен, — мрачно произнес Велор, тоже не в восторге от нашего похода. — Но проверить мы должны.

— Глупость это, — продолжила бурчать я, понимая всю тщетность затеи.

— И почему ты так считаешь? Еще ведь не видела, что это за пещеры, — влез Слава.

— Простая дедукция, Ватсон. Люди в форте не пропадают. Значит, чудовищ здесь нет, — разжевала я оборотню.

— Ну, а что ты скажешь в отношении стонов и криков душ? — усмехнувшись, поинтересовался Дима.

— Пусть себе кричат. Если никому не причиняют вреда — зачем мешать? — Нужно достойно выполнять работу, — покачал мне пальцем дракон и двинулся со Славой внутрь опасной аномалины.

— Иногда я сомневаюсь, что это — мой брат, — пробормотал старший дракон, отправившись следом.

Я тоже, еще раз осмотревшись, шагнула навстречу опасности.

Первое впечатление от страшной пещеры — вполне нормальное. Каменный проход, весь в плесени, в паутине, на полу и стенах растут грибочки. Самая что ни на есть достойная пещера и ничего странного в ней нет! Впереди показалась развилка.

— Ну что, куда идем? — поинтересовался Слава.

Энтузиазм из него так и бьет! — Думаю, нужно разделиться, — постановил наш командир. — Раф, берешь моего брата и идешь направо, а я с Ронер — налево.

— А можно я пойду с Димой или со Славой? — Нельзя. Последний раз, когда ты пошла в незнакомое место одна, то заблудилась, поэтому здесь и на шаг от меня не отойдешь.

— Что, так переживаешь за меня? — саркастически осведомилась я.

— Еще бы. Мне сейчас совсем не нужен международный скандал.

«Гад!» — подумала я, сверля взглядом удаляющуюся спину Велора, и отправилась следом.

Шли мы по-новому, ничем не отличающемуся от предыдущего, тоннелю минут десять, когда послышался первый стон.

Велор моментально выхватил оружие, а я приготовила заклинание. Конечно, бытовая магия не столь эффективна, как боевая, но на безрыбье...

Мы медленно, осторожно двигались по коридору, ожидая нападения страшной твари с любой стороны, когда услышали новый стон.

Я уже не знала, что и думать, как за стоном последовали слова: — О Марех, как я по тебе соскучилась! Сложно передать словами то, что мне в этот момент представилось! — Прости, что не мог долго вырваться к тебе! — раздался голос мужчины.

Посмотрев на Велора, я увидела его полные злости глаза. Еще бы — тащиться в такую даль, чтобы обнаружить — тут стонут вовсе не души.

— Но зачем в пещерах? Что, нельзя найти другого места? — озвучила я мучивший меня вопрос.

Велор пожал плечами и отправился прочесывать наше направление тоннелей дальше.

Я за ним.

Эхо в пещерах хорошее, и, видно, мы ходили вокруг места свидания сладкой парочки, потому что узнали о том, почему они встречаются именно здесь, что их высокие чувства не понимают родители и много чего другого.

Мрак! Выйдя на свет из аномалии, мы увидели сидящих в ожидании нас Диму и Славу. Судя по их лицам, они обнаружили тех же «монстров», что и мы.

— Я же говорила! — не удержалась от подколки.

— Но нужно было проверить! — не уступал Слава.

— Ага! Ты иди еще их спаси, благородный ты наш, — предложила я, направляясь в сторону селения.

Путь был неблизким.

* * *

После нашего исследования аномальной пещеры у нас со старостой состоялся непростой разговор. Как объяснить суть того, что там происходит? Выдать молодые пары или нет? Такие вопросы задавала себе я. А вот ребята раздумывали: говорить на эту тему или не стоит? В этом мире об интимных вещах говорить или обсуждать их неприлично. Как они здесь живут, вообще не пойму. Велору было все равно, и он, оставив нас разбираться со щекотливой ситуацией, отправился на речку. Жизнь не равна! В общем, посовещавшись, мы придумали, как решить нашу проблему.

— Чудовищ в пещерах нет, — торжественно вещал Слава. — Сегодня мы все внимательно осмотрели в пещере и ее окрестностях. Можем вас уверить — форт в полной безопасности.

— В чем же тогда дело? — удивился староста. — Откуда такие звуки? — Это… м-м-м… магический фон, — начала я.

— Опасная магия? — переполошился орк.

— Не-е-е-е-ет… — протянул Дима.

Как же сказать? — Там фон особой магии. В пещере очень тонкая грань с потусторонним миром, и она дестабилизирует общий фон, создавая любовные силы, что заставляют духов кричать и стонать.

Сама не поняла, что сказала. Ребята, как и староста, смотрели на меня круглыми глазами.

— Э-э-э… Понятно, — осторожно сказал глава деревни. — Значит, опасности от пещер нет? — Нет, но ходить туда жителям селений все же не рекомендуется. Тонкая грань с потусторонним миром может ослабить организм, и человек будет болеть различными болезнями. Поэтому донесите эту информацию до жителей форта, — серьезно сообщила я, с трудом сдерживаясь от улыбки.

На этом наше объяснение с главой поселения закончились.

Выйдя на улицу, Слава у меня поинтересовался: — Считаешь, они перестанут ходить в эти пещеры? — Скорее всего, да. Но если нельзя в пещеры — найдут другое место.

— И что, нам их и там вылавливать? — нахмурился Дима.

— Э-э-э-э… нет, это будет проблема уже следующих практикантов. Не думаю, что молодежь столь быстро мигрирует.

— Ну что? На речку, мыться? И мы с удовольствием последовали предложению Димы.

В связи с жарой погодой и отсутствием нормальной ванны, речка являлась настоящей отдушиной. Я снова предвкушала предстоящий отдых. Ну, сколько здесь может оказаться магически опасных мест? Утром стало ясно — много.

Следующим нашим заданием оказалось кладбище — как в лучших традициях какой-нибудь страшилки.

В этот раз нас хотя бы привлекли не зря. Здесь явно поработали с запретными заклинаниями. Скорее всего, дилетант, имеющий дар, но не получивший магического образования. Своим колдовством он разбудил нескольких покойников.

Сидя на очередном дереве, мы с ребятами быстро оценили ситуацию.

— Ну, что скажете? — спросил нас Велор.

Сверху был хороший обзор всего кладбища. Этой ночью ярко светит луна, лишь слегка подернутая облачками, немного тумана и пять мертвяков бродят между могил. Благодать, только спать хочется.

Зомби еще не перешли в стадию распада, а значит, можно спасти форт от эпидемии, не привлекая специальную группу магов.

На Земле принято думать, что нежить убивает людей. Здесь я поняла, что это действительно так, но мертвяки не поедают и не наносят физический вред человеку.

Просто при распаде магически поднятые мертвые выделяют особый вирус и все люди на расстоянии нескольких километров могут заболеть и распространить заразу. Поэтому такие неприятности нужно сразу устранять.

— И кто отправится убивать зомбиков? — спросил Дима, сидя с братом на соседнем дереве и смотря на меня.

Слава, расположившийся на ветке пониже меня, улыбнулся.

Вздохнув, я обреченно стала спускаться вниз. Увы, нельзя даже поспорить: нежить лучше всего уничтожать огнем.

Спустившись и выбрав себе место поудачнее, прикоснулась к земле и прошептала заклинание воспламенения. Ничего. Я проговорила заклинание еще раз. Снова ничего.

Разозлившись, я влила побольше силы и выбросила магию одновременно со словами.

Загорелось! Но едва я присмотрелась, как распространяется огонь, то поняла — радоваться рано.

Пламя быстро расползается по всему кладбищу, а не только по небольшому участку, как было запланировано.

— Дима! — завопила я.

Плохо! Очень, очень плохо! Пока я пыталась вобрать силу обратно, Дима, наоборот, выплескивал свою, чтобы потушить не только полыхающих мертвяков, но уже и добрую половину кладбища протяженностью в пару сотен метров.

Кошмар! Прилагая всю волю, какую только смогла найти в себе, я тянула силу обратно, стараясь сдерживать ее, подчиняя себе. Кто, в конце концов, в теле хозяин?! Наконец мои усилия дали результат, потому что пламя стало утихать и опадать, а вот у дракона начались проблемы. Теперь всю мертвую долину залила вода, развозя грязь и золу. Практически смирив огонь, я объединила силы с Димой и начала помогать ему смирять его магию. К нам подоспел и Слава. Втроем мы боролись с силой дракона и проклинали в этот момент все на свете.

Велор нашел нас полу-обессиленных, сидящих в луже из золы и грязи. От кладбища остались только оплавленные каменные кресты. Я за какой-то час кремировала фиг знает сколько захоронений и на ноги сейчас встать вряд ли смогу.

— М-да, проблемное дело эта магия. С оружием оно как-то спокойнее и привычнее.

Подхватив меня на руки, Велор перебросил через плечо и потащил.

— А нас прихватить не хочешь? — послышался голос Димы.

— Вы — тренированные мужики, сами доковыляете. А она все-таки женщина, хоть и пакости необыкновенной.

Неужели я слышу что-то родное в правилах этого мира? Сзади послышалась возня, затем — шаркающие шаги. Ребята сумели подняться, а меня затошнило. Не пойму, то ли от сильной слабости, то ли от того, что Велор рядом. Поэтому я решила отвлечься созерцанием пятой точки дракона.

А она у него была очень неплоха. Ему бы на Земле мужские трусы рекламировать, если остальная комплекция позволит.

— Что ты там притихла? — настороженно спросил Велор через некоторое время.

— Думаю о том, подошел бы ты для рекламы мужских трусов или нет? Видимо, переводчик верно перевел мои слова, потому что дракон яростно зашипел и процедил сквозь стиснутые зубы: — О ком ты думаешь для рекламы мужских трусов? Обо мне? — Ну не о себе же? — недоуменно поинтересовалась я, хотя в голове шумело и я уже мало что соображала.

Тут послышалось рычание, меня рывком дернуло назад и чья-то рука сжала горло. Все заволокла темнота.

* * *

Утром я еле-еле разлепила глаза. Тело все болело неимоверно — каждая клеточка! Повернув голову вправо, я увидела, что на соседней лежанке сидит Гарнер и задумчиво смотрит на меня.

— Лэр? Инквизитор глубоко вздохнул: — Подняться можешь? Я осторожно попыталась встать, и мне это-таки удалось, хотя, конечно, ощущения при каждом движении испытывала весьма неприятные.

— Тогда приводи себя в порядок и выходи на улицу. Мне нужно с вами поговорить.

Смотря в след удаляющемуся куратору, я подумала: «Все, беда пришла к телепузикам».

И не ошиблась.

Во дворе я обнаружила только ребят из моей тройки. Они мрачно на меня посмотрели.

— Где Гарнер? — поинтересовалась я хриплым голосом.

— Разговаривает со старостой, — сообщил мне Дима. — А нам нужно поговорить с тобой.

Судя по лицам обоих мужчин, разговор будет непростой.

— Что ж, хорошо.

Я присела на бревно напротив ребят и стала ждать. К моему удивлению, первым заговорил Слава.

— Надя, ты должна извиниться перед Велором.

Я задохнулась.

— Этот гад меня душил! И я еще должна перед ним извиниться?! — меня просто заколотило от бешенства.

— Да, — твердо ответил Дима. — Он вчера совершил благородный поступок: оказал тебе безвозмездную помощь, несмотря на то, что ты ниже его по положению. А ты сильно оскорбила его.

Что-то совсем ничего не понимаю.

— Так, два вопроса. Первый: ты хочешь сказать, что оказать мне помощь и не попросить ничего взамен — это благородный поступок? — Да, — снова твердо ответил Дима. — Ты же знаешь, Надя, что общество драконов очень жестоко. Ты для меня являешься близким человеком, а для Велора — всего лишь женщиной, у которой есть покровительство рода. Лично он тебе ничем не обязан.

Нет, что за все нужно платить, я понимаю… — Вопрос второй: чем я его оскорбила? — Надя, я не знаю, как можно не понимать таких очевидных вещей? — удивился Слава.

— Я комплимент сделала его пятой точке! Если он может что-то рекламировать, то она идеальна! Практически… — Ты сравнила наследника дракона с демонстрирующим персоналом, — поправил меня оборотень.

С кем? — И это его оскорбило? — Конечно! — воскликнул Дима. — Мы со Славой понимаем, что ты не из нашего мира, и… заступились за тебя перед Велором.

Польщена, наверное… — Но ты все равно должна извиниться! — настоял Слава.

Некоторое время я боролась с собой, но потом вспомнила, что нужно жить по законам этого мира. Пока… Встав, я поинтересовалась у ребят: — Ну и где наша суперзвезда? Привыкшие к странным словам, ребята меня поняли и синхронно кивнули за хижину.

— Тренируется, — просветил меня Дима.

Решившись, я направила свои стопы в нужную сторону и, завернув за угол, сразу увидела ящера.

Старший дракон, в одних брюках и босиком, плавно перемещался по небольшой площадке, совершая красивые и даже грозные движения. Выглядит внушительно, только… извиняться мне сразу расхотелось. Но надо так надо.

Я откашлялась. Дракон остановился и медленно развернулся ко мне. Я смогла заметить на его лице, руках и груди шрамы.

— Что случилось?! — потрясенно выдохнула я.

Учитывая регенерацию драконов… его должны были очень сильно подрать. Что мне еще не рассказали? — Те двое, сидящие во дворе, бросились тебя защищать, едва мои руки сомкнулись на твоей шейке. Пока я их раскидал, успели немного зацепить.

Это — «немного» ?! Меня передернуло. Но! За меня заступились! — Я так понимаю, тебя отправили, чтобы я принес извинения? — Э? — удивилась я.

— По правилам покровительства рода я должен был учитывать, что к тебе нельзя применять насилие. Но извиняться не буду.

— Ага, — пробормотала я. — А вот я извинюсь, что оскорбила тебя. Я тоже не в восторге от твоей персоны, но у меня есть чувство собственного достоинства.

Своим намеком я снова морально укусила дракона. Тот приподнял бровь: — Я проникся… И должен тебя предупредить: не испытывай судьбу. В следующий раз покровительства рода может и не хватить, чтобы остановить меня.

— Каждый раз, когда я пытаюсь найти в тебе хоть что-то хорошее и облегчить свое существование рядом с тобой, ты показываешь мне свои новые, еще более противные, грани. — Это прекрасно, когда ничего не меняется, — криво улыбнулся Велор.

— Вы долго будете здесь ворковать или присоединитесь уже к нам? — спросил появившейся из-за угла Гарнер.

«Наверное, хорошо, что он нас прервал, — думала я, направляясь во двор. — А то подрались бы».

Глава 7

Мы расселись около нашего импровизированного очага. Я — так как еще не завтракала — с тазиком жареного мяса, которое и начала, совершенно не стесняясь пристального взгляда куратора, поглощать.

— И все из тройки едят так же, как Ронер? — спакойненько так поинтересовался Гарнер.

— Нет, побохе, — сказала я с набитым ртом. — Я все-таки девушка.

— В последнее время я все чаще думаю, что в этой компании девушка — я, если судить по съедаемым порциям, — поддел меня Велор.

— А кто виноват, что ты хлюпик? — пожала я плечами, лукавя.

Среди всех присутствующих мужчин Велор — самый крупный, но зачем заострять на этом внимание? — Теперь я понимаю, почему вам трудно контролировать свои силы. Кто просил столько есть?! — рявкнул на нас инквизитор.

Наша тройка с недоумением уставилась на него.

— Вы сами сказали есть и тренироваться, — недоуменно заметил Дима.

— Я вам сказал: «В меру есть и тренироваться»! А вы, похоже, ни в чем себе не отказывали.

У меня при этих словах кусок в горло не полез.

— И что теперь делать? — спросил Слава.

— У каждого мага есть потенциал, — продолжил Гарнер. — Поздравляю — вы свой полностью раскрыли. А теперь перед вами новая проблема: вы должны подчинить себе ваши силы до возвращения в Академию.

— А что, если у нас не получится? — нервно спросила я.

— Тогда вас поместят в учреждение для магов, неспособных контролировать свою магию. И выпустят только в том случае, если вы станете безопасными. Возможно два варианта развития событий. Или вы перегорите и сойдете с ума — тогда вас просто переведут. Или случится чудо и ваша сила утихнет, что маловероятно. У мага есть около года, чтобы подчинить силу. С каждой минутой она все больше закостеневает и справляться с ней все труднее и труднее.

Есть расхотелось совсем. Новости из рук вон плохие, и, судя по бледным лицам ребят, они тоже это оценили.

— Еще я прошу прощения. Я не должен был столь поверхностно относиться к тому, что ваши силы начали меняться. Но я не думал, что все зайдет столь далеко.

— Что мы сейчас будем делать? — спросила я в нетерпении.

— Вы будете днем тренироваться, а вечером отправляться на выполнение заданий старосты и смотреть на практике, как вам удается контроль сил.

И, посмотрев на Велора, добавил: — А ваш руководитель, из-за которого вы и попали в столь непростую ситуацию, позаботится о том, чтобы все это время вы были в полной безопасности. В противном случае руководство Академии соответственно отреагирует на потерю потенциально ценных кадров.

Наследник поморщился и едко спросил: — Чем займешься ты? Тут лицо Гарнера скривилось, словно он съел лимон.

— Я постараюсь объяснить старосте, где теперь их кладбище. Там сейчас выжженная и затопленная долина, а не могилы их предков, — инквизитор недовольно посмотрел на нас.

— Зато сколько места освободилось… — откашлялась я.

В этот раз странно на меня посмотрели все, а я пожала плечами и потянулась за новым куском мяса.

* * *

С этого момента и начались наши тренировки, которые были направлены в основном на то, чтобы сдерживать силу, а точнее — дозировать ее. Это все равно, что сдерживать руками воду: где-то да подтекает.

Следующее задание, которое мы получили, — болотники. Маленькие огоньки, что губят мирных путников, ищущих дорогу в ночи.

Сидя на одной из кочек болотистой низины, среди травы и воды, я задавала себе вопрос: и на черта мирные путники шляются по ночам, а не сидят дома? Вокруг мокро и неуютно, хочется есть, а я должна сидеть и вылавливать шаловливые игривые огоньки, которые так и норовят улизнуть от тебя. А чтобы их нейтрализовать, требуется совсем мало магии и приходится прилагать неимоверные усилия, дозируя силу.

На душе уныло, предстоящие перспективы совсем не радуют. Ну почему в этом мире все не слава богу?! Только с одними проблемами разберешься — другие появляются.

Это хорошо, что наша тройка пока не очень остро воспринимает физические ощущения друг друга, а то совсем тяжело было бы. Да и с новыми силами коконы перестали закрывать нас друг от друга. В последнее время чувствую себя морально голой.

Послышались постепенно приближающиеся хлюпы аж сразу с двух сторон. Выделив еще немножко магии, я уничтожила еще двух болотников.

По бокам от меня сели ребята. У них, как и у меня, в последнее время на душе опустошение и недовольство.

— Как у тебя здесь? — спросил Дима.

— Зачищаю потихоньку. А как обстоят дела вокруг? — лениво поинтересовалась я.

— Самая большая концентрация вредителей здесь, — доложил оборотень.

— Как и нас. Не скажу, что меня радует необходимость сидеть на мокрой кочке, — проныла я.

— Кому ты рассказываешь? — пробормотал Слава. — Одно утешает, что делаем нужное дело.

Временами я поражаюсь наивности оборотня.

— Так уж и нужное? Ты видел здесь хоть одного путника? Никто тут не ходит, кроме нас! — сорвалась я.

— Надя, я не перестаю удивляться тому, откуда в женщине столько цинизма, расчетливости и жестокости? Я чуть приоткрыла рот, затем, опомнившись, уточнила: — Это я-то расчетливая и жестокая? Всю жизнь думала, что на хищницу не тяну, а тут такие комплименты! — Не льсти мне. Может, я здравомыслящая, но никак не расчетливая и жестокая.

— Это был не комплимент, — сообщил оборотень.

Повернувшись к Диме, я спросила: — Ты тоже так считаешь? — Ну... — замялся дракон. — Раньше я думал, что драконицы — самые сильные и не самые приятные женщины. Но вынужден признать: ты дашь им фору.

Вот что за дикий мир со странными нравами?! Как тут вообще можно жить, с такими-то порядками и наивностью? — Дима, ты не жалеешь, что поступил в Академию магии? — неожиданно даже для себя перевела я тему.

Этот вопрос давно сидел у меня в подсознании.

Дракон ответил не сразу.

— Знаешь, Надя, я не думал об этом. Безусловно, с того момента моя жизнь изменилась. Разве мог я подумать еще три года назад, что буду мыть полы и булы? Что буду питаться в столовой какой-то несъедобной жижей? Да, определенно, им не помешало бы познакомиться с общепитом Земли. Они открыли бы для себя многие горизонты.

— Даже предположить не мог, что буду выгребать навоз и ухаживать за различными животными, — продолжил дракон. — Многое за эти два с половиной года я видел и делал.

Да и общение с тобой очень занятно. Твой внутренний мир на удивление странный и, прости, жестокий. Что тебя сделало такой? Теперь чувство, что я — морально голая, усилилось еще больше.

— Нормальная у меня натура. Такая, какая должна быть у взрослого адекватного человека, — возразила я.

На это дракон только хмыкнул и вернулся к моему вопросу: — Я не могу сказать, сожалею или нет о поступлении, но предоставь мне сейчас этот выбор снова — я поступил бы так же.

Повернувшись к Славе, я ждала ответа и от него.

— Могу подписаться под словами Димирия. Добавлю только одно: на родине я никогда не чувствовал себя как дома. И не думаю, что буду жить с оборотнями. Несмотря на любовь к родным, это чужой для меня народ. Вот только денег накопить бы, чтобы выкуп за дорогую сердцу девушку отдать.

Мы с Димой знали печальную историю Славы и разделяли его ежедневную боль и тоску по любимой. Он мало рассказывал о себе, но чувства не обманешь — особенно в тройке.

— Надя, почему ты так не любишь моего брата? — неожиданно спросил дракон.

Я в шоке посмотрела на него, не веря в то, что услышала: — Странный вопрос. Ты что, не знаешь своего братца? Не понимаю, как его вообще можно любить. Мне кажется, это противоестественно.

— Прекрати! Велор — ответственный и замечательный брат, — оскорбился Дима.

Ну да, просто душка! — Я сначала думал, что между вами, как говорят, любовь, что горит в огне ненависти.

— Ага, от ненависти до любви — один шаг, — перефразировала я на земной манер.

— Что? — переспросил Дима.

— Неважно. Поверь мне: это совсем не наш случай.

— Да, — подтвердил Слава. — Я чувствую совершенно чистую неприязнь. Но не ненависть. Скорее, презрение.

— О! Не только этим чувством ограничивается мое к нему отношение, я еще много могу порассказать. Но если в целом — то верно.

— Да и со стороны брата — открытая неприязнь без примесей. Почему? — недоумевал младший дракон.

— Просто он моральный ур... м-м-м… нехороший человек, — пояснила я.

— Я думаю, тут имеет место столкновение двух характеров. Сильные люди, — предположил Слава.

Я с некоторой долей уважения посмотрела на оборотня. Наконец-то здравая мысль.

— Суть неважна. Я планирую после практики с ним не общаться, кроме как из-за заговора, и все сразу наладится.

— Сомневаюсь, — пробормотал Слава.

А я, заметив новоприбывших болотников на очищенную нами территорию, подумала: «Интересно, нам удастся перебить их за эту ночь?»

* * *

Отсыпались мы после охоты на огоньки, наверное, сутки. Попытки Гарнера и Велора разбудить нас, если такие и были, мы все трое проигнорировали. В итоге, проснувшись и приведя себя в порядок, я, появившись во дворе, увидела только злого Велора.

— Э-э-э-э… — Два оболтуса сейчас плескаются из бочки за домом, — пояснил старший дракон.

— А?..

— Уехал. Гарнер пытался растолкать кого-то из вас, но у него ничего не вышло.

Поэтому оставил письменные инструкции.

— Как хорошо, — облегченно выдохнула я. — Хоть отдохнем.

— Не мечтай. Во-первых, теперь за вашими тренировками наблюдать буду лично я. А во-вторых, у вас новое задание.

— Что, опять?! — психанула я. — Мы что, каторжники? — Кто? — Неважно. Должно же у нас быть свободное время?! — Вам никто ничего не должен. Это вы должны тренироваться контролировать свою силу. — Между прочим, в такую ситуацию мы попали из-за тебя. Твои политические интриганы подлили нам какой-то гадости, дестабилизировав наши силы! — Зато теперь ты сможешь стать всесильным магом, с хорошей мощью. Великими просто так не становятся! — Я пока только и слышу про особенность троек и нашу силу, а на деле мы постоянно работаем и ни черта не можем! Где справедливость? — Не в этом мире! — ехидно сообщил Велор.

Ни на Земле, ни на Эрго нет мне везения.

Тут, в разгар наших препирательств, появились ребята. Оба мокрые и довольные, но стоило нашему руководителю сказать им о наличии новой задачи, улыбки сразу покинули их лица.

— Что за новое поручение? — поинтересовался Дима.

— Сегодня утром в лесу пропало пятеро детей, — сообщил его брат.

С тоской посмотрев на полуденное солнце, я подсчитала, что до вечера недалеко.

— Почему их так быстро стали искать? — полюбопытствовала я.

— Пастух слышал, что кто-то из них кричал на опушке леса, — ответил Велор.

— И что, он им не помог? — возмутился Слава.

— Когда прибежал, то никого не обнаружил, — начал злиться старший дракон.

Я переглянулась с ребятами, и мы пошли одеваться. Дети — это святое! На опушке леса пришлось разделиться. Искать пятерых детей одной компанией сложно. Слава хорошо владел магией воздуха, а значит и поиском, поэтому ему выпало искать с Димой большее количество ребятишек. А мне пришлось идти одной.

— Только, я прошу тебя, не заблудись. У тебя есть с собой маг-компас, — прорычал Велор.

— Вот не начинай опять! В прошлый раз у меня его не было. Теперь все будет хорошо, — начала злиться я.

— Ну да. Как можно не ориентироваться в лесу — не представляю, — раздражалось «начальство».

— А я не представляю, как можно быть и животным, и человеком одновременно! Ты полагаешься на свое чутье зверя, это тебя и спасает. А без своей животной сущности ты ничего собой не представляешь! — разозлилась я.

— Шагай отсюда, пока я тебе чего-нибудь не сломал, — недобрым голосом приказал дракон.

Я состроила ему рожицу, но дальше испытывать судьбу не стала. Я и так прекрасно знаю, что он терпеть меня не может, впрочем, как и я его.

Вот есть нормальные мужики, а есть засранцы как Велор. И почему мне в руководители досталось «это»? Пробираясь в глубь леса, внутри я вся кипела и бурлила. И уговаривала себя, что около половины практики уже прошло и теперь станет легче его терпеть. А потом мы не увидимся о-о-оче-е-ень долго.

Бесполезно — аутотренинг не помогал.

Заметив, что зашла достаточно далеко в лес, я взяла заранее одолженную у родителей вещь одного из детей и прочитала поисковое заклинание. В воздухе появилась ниточка, которая вела куда-то на север, сквозь деревья. Взглянув на солнце, я поняла, что нужно поторапливаться, а то скоро стемнеет, и тогда точно познакомлюсь с местной хищной фауной.

Стараясь пробираться сквозь лес как можно быстрее, я спешила за ниточкой. Не могла же девочка забраться далеко? И точно: маленькая девчушка нашлась в дупле большого дерева примерно через час.

Услышала я ее еще на подходе. Плакало дите так громко, что было слышно за добрую сотню метров.

Осторожно приблизившись к дереву, я позвала: — Месса, вылезай, пожалуйста.

Плач сразу прекратился, остались только нервные всхлипывания.

— Месса, я пришла забрать тебя и отвести к родителям. Вылезай. А то солнце зайдет и набегут различные монстрики с большими зубками. И нам сразу станет ай-яй.

— Не станет, — послышался из дерева голосок.

— О! Уверяю тебя, станет. Если не от монстриков, то от противного дяди Велора, когда он будет снимать нас с дерева, предварительно разогнав животинок.

— А кто такой дядя Велор? — Вот вылезешь — и я тебе его покажу. Хотя не уверена, что его можно подпускать к детям.

Видно, мои уговоры сделали свое дело, так как из дупла показалась перемазанная мордашка девочки лет четырех.

Подойдя поближе, я помогла ей выбраться.

— Ну что, пойдем? — Не могу. Я хочу пить и есть, я хочу на ручки, — расплакалась девочка.

Я возвела очи горе. За что мне все это?! Сотворив веревку, оплела ею Мессу и, закинув на плечи, как рюкзак, совсем не легкого ребенка, потащила его в сторону селения.

Сначала детеныш брыкался и плакал, капризничал, применял ко мне различные уловки. Но мне важно было доставить девочку вовремя. Солнце уже клонилось к закату, так что нам требовалось поторопиться, иначе мы обе пойдем на шашлык.

На опушке мы появились, когда солнце практически скрылось.

Дима и Слава вместе с нашим «замечательным» руководителем уже ожидали нас.

Увидев меня, Велор пробормотал: — Хорошо, хоть что-то простое смогла сделать.

А мне в этот момент так сильно захотелось подойти и пнуть его, что я еле справилась со своим желанием.

На поляне находились дети постарше.

— Что произошло? — спросила я у мужчин.

— Это были разбойники. Месса убежала, а бандиты разместились на своей стоянке, недалеко. Если бы они знали, что в деревне есть воины или маги, то не сунулись бы, — ответил Слава.

— И что, вы их побили? — с любопытством поинтересовалась я. — И магия слушалась? У всех трех мужчин на лицах проступило оскорбленное выражение.

— Мы с ними справились без помощи магии! — категорично заявил Слава.

— А-а-а… — протянула я, внутренне развлекаясь. — А трофеи взяли? Мне любопытно, что можно найти у разбойников этого мира? Но после моих слов Велора просто перекосило.

— Ты что, думаешь, мы бы опустились до воровства у преступников? — прошипел он.

Какие мы нежные! — Жаль, может, что полезное имелось, — возразила я.

— Мы все сожгли! — вклинился Дима, стараясь свернуть тему.

Надо в следующий раз идти к разбойникам с ними. Столько добра пропало! Когда, успокоившись, мы все двинулись в сторону форта, Месса у меня за спиной спросила: — А где противный дядя, с которым я должна увидеться? Велор лишь скрипнул зубами, но промолчал. Чувствую, мне отольется.

* * *

Велор Шафирану коре Нару

Взяв в руки артефакт в виде кинжала, я нажал на камушек и вызвал своего начальника безопасности. Мне очень нужно узнать, как обстоят дела в столице.

— Велор? — послышался голос друга.

— Здравствовать тебе. Как обстоят дела в Миринге? — У нас все спокойно. Среди заговорщиков такая тишь да гладь, что я беспокоюсь. Не верится мне, что они бросили свою затею и отказались от планов.

— Нет. Они сейчас взвешивают свои силы и пытаются вывести из строя наши козыри, — объяснил я другу.

— Ты про тройку? — Да. Заговорщики еще в столице подлили им какой-то отравы, и теперь у них дестабилизация способностей. Будем надеяться, что они смогут их подчинить, иначе у нас будет брешь в стратегии, да и брат сойдет с ума.

— Нерадостные перспективы, — сказал Регал.

— Не то слово. Я сначала думал, что мы с тобой что-то сделали не так. План не работал, ведь с тройкой никто не связался, чтобы переманить на свою сторону.

— И что убедило тебя в обратном? — Появившиеся у тройки проблемы. Тогда я понял: им проще совсем удалить их с политической арены. Что эти гады и попытаются сделать.

— И ты думаешь, у них получится задуманное? — Нет. Интриганы просто еще не знают Ронер.

— Друг мой, что я слышу?! Ваши отношения развиваются и ты уже дошел до крайностей? — изумился моему отзыву о девушке друг.

— Нет. Это ты слишком хорошо о ней думаешь, если решил, что она способна довести меня. — Но тем не менее она смогла пробить твою невозмутимость и задевает тебя, — ехидно заметил Регал.

— Еще бы! Она теперь из-за Димы какая-никакая часть моей семьи, часть моего рода.

И совершенно не поддается контролю. Это заставляет быть постоянно настороже и думать о том, что она выкинет в следующий раз.

— Да, непросто тебе приходится. Неужели вековые интриганы для тебя более предсказуемы? — недоверчиво поинтересовался друг.

— Пожалуй. Думаю, это из-за того, что она — дарада. А ты сам знаешь, что о них говорят.

— Да-а… — Ронер будто бы живет по своим законам, известным только ей. Ее логика, ее понятие правильного, чести очень странные и, не думал, что скажу такое, беспринципные.

Создается впечатление, будто она никому не доверяет и считает, что любые действия окружающих в се гд а несут умысел и расчет.

— А я еще считал, что драконицы — тяжелые женщины, — хмыкнул Регал.

— Так что после Ронер я вообще не знаю жестких женщин. Настоящая хищница и совершенно не боится моего внутреннего зверя, словно не видит его.

Этот факт очень меня злил. На своих подданных так удобно давить внутренней силой.

На другие расы — жестокостью. А тут такой феномен! — Ничего, скоро тройка исполнит свою роль, и ты сможешь забыть о существовании дарады.

— Если учесть, что она связана с моим братом, то не уверен, что у меня это получится, однако жизнь точно станет легче.

— Да, пока не забыл. Найна пристально следит за вашей практикой.

— Она здесь? — прорычал я.

Я же дал четкие указания на этот счет! — Не уверен. Мои возможности сейчас направлены на другие объекты. Однако нареченная Димирия очень болезненно переживает его отношения с Ронер.

— Нет у них никаких отношений, кроме как поделить миску с мясом.

Регал удивился: — Они что, дерутся из-за еды? — Пока нет, но уверен — скоро начнут. Ты даже не представляешь, сколько они едят.

Притом постоянно! Меня это просто убивает. В последнее время чувствую себя деревенским охотником. Пришлось даже два раза оборачиваться, чтобы забить им крупного рогата, — признался я.

— Это большой риск! Никто не видел? — переполошился друг.

— Нет, скорее всего. К тому же то, что я могу обернуться лишний раз, совершенно не доказывает мою неспособность сдержать собственного зверя.

— Заговорщики вцепятся в любую возможность. Будь поаккуратнее.

— Как всегда. Хотя моя жизнь здесь невыносима.

— Ты же воин... — хмыкнул Регал.

— Да причем здесь опыт? Я сплю в шалаше с двумя мужиками и одной ядовитой гадиной чуть ли не в обнимку: так внутри хибары тесно. Есть готовим на улице, и от полупропеченного мяса даже у моего дракона уже несварение. А бул… Ты просто не видел, что здесь называют булом! Там нужно свернуться в три погибели, чтобы справить нужду. Не говорю уже про остальные удобства. Вода… Одежда... Вот так теперь живет наследник королевства драконов.

— Не преувеличивай. Мы бывали и в худших условиях.

— Но ради чего? Сама цель всегда была важной, первостепенной. Ты даже не представляешь, что здесь за задания. Для «настоящих героев», — не удержался от сарказма.

— Так бы и сказал: страдает твоя гордость. Потерпи, осталось совсем немного.

— Постараюсь. Жду твоего вызова сразу, как появятся новости.

Глава 8

Надежда Ронер

Я сидела в туалете тише мыши и слушала этот занимательный разговор.

Значит, мы — приманка? Ну, это еще посмотрим, на какого живца ловить будем! Услышав, что дракон ушел, я разогнулась и потянулась за травкой.

Что ж, посмотрим, наследник драконов, на чьей улице перевернется самосвал с пряниками. Приманку решил из нас сделать? Ничего, вот дождемся отпуска… Я тебе открою новые горизонты подлости.

* * *

— А-а-а-а-а… Я бежала по лесу что есть сил. Что за практика! Как я хочу обратно в Академию! Сейчас за мной гналась толпа лапринов. О представителях этого маленького народца, проживающего во влажных экваториальных лесах Эрго, ничего, кроме внешности и пакостного характера, не известно.

Мысли роились. Вот послал нас староста вернуть в форт один из защитных артефактов деревни, что был украден прошлой ночью. Артефакт мы выкрали обратно, но сделать это незаметно нам не удалось. А как спастись? Как теперь скрыться от лесного народца? Развернувшись и наплевав на лес и необходимость дозировать силу, я прошептала заклинание воспламенения.

На маленьких плоских синих человечков с пушком полыхнуло огнем, и они шустро, несмотря на тонкие ножки, разбежались в разные стороны.

Не стоит обманываться насчет их милой внешности. За безобидным видом кроются острые зубы и ядовитая слюна. К тому же народец, оказывается, плетет необыкновенно липкую паутину, которой сейчас и собирается пленить меня, запустив ее в обход огня.

Полыхнув еще раз в преследователей пламенем, я понеслась прочь, оставляя за собой пожар. Своя шкурка мне дороже природы.

Лаприны неслись следом, намереваясь меня схватить, но, спасибо Тронсену, им это так просто не удастся.

Перепрыгивая лежащие стволы деревьев, я неслась прочь со всех ног, мечтая ничего себе не сломать. Вдали раздалось шипение: пожар потушили водой. Это хорошо: значит, меня все же бросились спасать.

Прижимая к себе кусок намагиченного дерева, я выбежала к обрыву над рекой. Вода быстрым течением проносилась мимо, ударяясь о камни берега.

Ну что за неудачный день?! Оглянувшись назад, я заметила нагоняющих меня лапринов. Нет, ребята не успеют.

Понимая, что совершаю огромную глупость, я, собрав всю волю в кулак, бросилась с обрыва вниз.

Течение подхватило меня и понесло вперед, а я лишь старалась не наглотаться воды и не отпустить этот ненавистный артефакт.

Но то ли река попалась слишком бурная, то ли я сама плохо плаваю, только выныривать каждый раз становилось все сложнее. А вода все несла и несла меня вперед.

Вот воздуха не хватает и кажется, что легкие сейчас разорвутся. Чувствуя, как сознание начинает покидать меня, я отметила, что течение реки несколько замедлилось. В этот момент меня снова накрыла волна и пришла темнота.

* * *

В себя я приходила с очень большим трудом. Горло, нос — все болело, словно их продрали до крови. Голова гудела.

Приоткрыв веки, я узрела склонившегося надо мной Велора.

— М-м-м-м… — простонала и закрыла веки обратно.

Почему мне постоянно видятся кошмары? — Она очнулась! — крикнул дракон, и каждое его слово отдалось у меня в голове.

— Вот неужели нельзя потише? Изверг… — Надя, как ты себя чувствуешь? — послышался голос Славы, и я почувствовала на лбу прохладную руку младшего дракона, который моментально снял боль.

— Спасибо, — прошептала я. — Что случилось после того, как я спрыгнула в воду? — Мы тебя спасли, — спокойно пояснил Велор.

— Не нужно было тебе прыгать, — сказал Слава. — Мы и так успели бы… — Нет, не успели бы, — оборвал его Велор. — Это было мудрое решение, хоть и опасное. Нужно будет направить в Академию рекомендации по поводу вашей подготовки.

Тем, что ничего не можешь, ты делаешь тройку уязвимой, — сказал наследник, выходя.

У меня зачесались руки, и я бросилась вперед, не в силах совладать с собой. Ребята схватили меня за плечи, не позволяя двинуться.

— Надя... — начал Дима.

— Пусти! Я его удавлю. Вот что за гад? Мою просьбу, естественно, не выполнили. Потрепыхавшись, я смогла вырваться и отправилась на речку. Надо остыть, пока я не бросилась на противного ящера и меня не побили.

Раздевшись, я погрузилась в теплую приятную воду в гроте недалеко от нашей хижины.

Блаженство... Может, переселиться сюда? И уйти от мужчин, с которыми приходится рядом спать? Правда, они хоть не храпят, но иногда во сне порыкивают или щелкают зубами.

Первое время я даже просыпалась ночью от кошмарных звуков, а потом нормально, привыкла.

Наплескавшись вдоволь в прозрачной водичке и отмывшись специальной травой, я хотела уже вылезти на берег, как заметила Велора.

Дракон пристально наблюдал за мной. Я на него зашипела: — Как ты посмел смотреть? Не было никакого сомнения: Велор разглядел меня всю. Будь проклято его умение двигаться бесшумно! — А что у тебя есть такого, чего нет у другой женщины? — приподнял бровь дракон. — Хоть ты и притягательна — именно животной привлекательностью, магнетизмом — но не красавица. Так что не нужно скромничать и смущаться: это тебе несвойственно.

— Да откуда ты знаешь, что мне свойственно? — психанула я.

— Я знаю.

— Так, значит?..

Совершенно спокойно я вышла из воды, не торопясь обтерлась и оделась в чистую одежду. Все это время дракон, чуть склонив голову набок, рассматривал меня.

— Ты просто так зашел? Меня посмотреть? — Нет. Новость принес. Из-за того, что ты устроила в лесу пожар, народец лапринов требует разговора с тобой. Я пойду как охранник.

Опять новые знакомства с непонятными мне существами. Ну не получается у меня общение с лесными пигмеями.

— А отказаться? Велор покачал головой: — Академии не нужны проблемы с лесным народцем. Придется идти. И радуйся: тебя будет охранять один из лучших воинов королевства драконов.

— Главное, скромный очень. Еще новости? — В ближайшие дни мы получим инструкции о том, откуда нам нужно доставить в форт новый артефакт.

Я вопросительно приподняла брови, застегивая брюки.

— Прошлый не выжил после вашего совместного купания, — пояснил дракон.

Какая неприятность.

— А...

— Обязательно.

Ни дня покоя.

Едва я оделась, Велор встал и направился прочь. Особой реакции его тела на мою наготу я не заметила. И не то чтобы меня это волновало или я имела на него виды, но женское самолюбие было задето.

— Велор, — позвала я, зная, как его бесит, когда я к нему по имени обращаюсь.

Он остановился, но не обернулся.

— В следующий раз будешь подглядывать — сил не пожалею и сожгу тебя к черту.

Велор обернулся, про черта не спросил, видимо поняв смысл, но глаза его сверкнули опасным огнем.

— Не забывайся, — сказал он таким голосом, что меня страх пробрал до самых костей.

Но взгляд я не отвела. Единственное, что у меня есть в этом мире, — это я сама, и жить тут буду с чувством собственного достоинства. Чего бы мне это ни стоило...

Дракон стал приближаться ко мне, а я активировала щит от физических атак и приготовила заклинание воспламенения.

Приблизившись практически вплотную, он оскалился, демонстрируя острые зубы.

— Нахалка-а-а… — протянул дракон. — Готова пожертвовать жизнью ради своих странных принципов.

Последние слова змей буквально прошипел, ибо ничего человеческого в Велоре сейчас не было: зрачки вытянулись, кисточка на кончике хвоста из милого пушистика превратилась в грозное оружие.

Страх сдавил горло. Сила, исходящая от Велора, подавляла, пугала, деморализовывала.

— Да, — задрала я подбородок.

— Еще и дура. Так я и подозревал, — хмыкнул ящер и, развернувшись, ушел.

Ну и кому я что доказала? Почему-то у меня создалось впечатление, что дракон остался очень доволен мной, а я не то что ничего не выиграла, но и действительно чувствовала себя дурой.

Несмотря на то что дракон и являлся божьим существом, но по своей натуре тоже в каком-то роде тварь.

Прикрыв глаза, я облокотилась на валун.

* * *

К лесному народцу мы отправились на следующий день. За последние сутки наши отношения с Велором достигли критической точки. Я не могла находиться рядом с этой божьей тварью.

Когда вернулась с купания, меня просто трясло и физически, и морально.

Жестокий гад. Вот кто действительно должен быть королем.

Ребята, почувствовав мое состояние еще на реке, встретили меня с тревогой на лице.

— Надя, что там у вас случилось? Велор вернулся довольный и злой. А тебя трясет, — всполошился Слава.

— Где он? — нервно огляделась я.

— На охоте, — ответил оборотень. — Он там ничего с тобой...

— Нет! — воскликнула я, едва поняв, на что намекает оборотень.

— Мой брат никогда бы не пошел на насилие! — бросился на защиту Дима.

— Когда твой брат вернулся, в нем мало осталось человеческого, им полностью владело животное.

— Прекратите говорить об этом! — потребовала я. — У нас с Велором все хорошо.

Естественно, ребята мне не поверили. Они обсуждали между собой то, что наша неприязнь в разы усилилась. И они не понимали причины.

Вот только никакого «все хорошо» на самом деле не было. Если до этого с драконом мы худо-бедно уживались, то теперь с трудом переносили друг друга.

Если у меня в отношении него целый коктейль чувств и ни одного хорошего, то старший дракон, по словам Димы, изо всех сил сдерживал своего зверя, чтобы не порвать меня на клочки. Зверю нужно либо подчинить сильную самку, либо устранить, чтобы не досталась никому. А человеческая половина Велора продолжала меня презирать, совершенно не переносила и подавляла звериные инстинкты. Вот так мне объяснил ситуацию Дима.

Поэтому сейчас я и Велор избегали общества друг друга как могли. Но вот неприятность! Нужно выполнить миссию по переговорам с лапринами.

Маленькие человечки в пушистых юбках из перьев встретили нас на выжженном квадрате размером метра четыре на четыре. Хорошо я постаралась.

Вперед вышла маленькая женщина (но могу и ошибаться!), и я двинулась ей навстречу.

Обменявшись приветствиями, мы приступили к разговору.

— Ты сожгла деревья? Чего лукавить? — Я.

— Это нарушение договора с нашим народом: не трогать в лесах территории лапринов.

Откуда я о нем должна знать? — Меня не посвятили в сие знание.

— Мы знаем. И поэтому предлагаем обмен. Ты исправишь зло, которое причинила, — расчистишь квадрат и посадишь семена, что мы тебе дадим.

Я облегченно вздохнула. Всего-то… — Согласна.

— Значит, когда звезды начнут светить ярче, мы придем, чтобы получить плату.

Я кивнула. Как на Земле росла и убывала луна, так и здесь увеличилось и уменьшалось свечение звезд.

Народец ушел, передав семена, а я осталась осматривать полянку. Валяющиеся деревья, сажа, зола, выжженная поверхность. Предстоит много работы. Ну, хоть отвлекусь от проблем с Велором и перестану беспокоиться.

«Без ребят не обойтись», — пришла я к очевидному выводу. А звезды уже начинали разгораться.

* * *

С лисизи мы с ребятами расплатились на удивление быстро. Когда хорошо владеешь бытовой магией и есть силы, расширяются многие возможности. И вот, буквально через пару дней, мы с собранными вещами стояли на окраине форта и ожидали переноса в столицу государства орков — Тюбрискар.

От любопытства и желания посмотреть новое место этого мира, приобщиться к новой культуре даже проблемы общения с руководителем практики были забыты. Ребята тоже нетерпеливо ожидали Велора, который улаживал со старостой форта последние разногласия.

Покосившись на Диму и Славу, я спросила: — Что, нас ожидает опасное путешествие? — Нет, — усмехнулся оборотень, поняв мои подозрения. — Просто ни я, ни Димирий еще не были у орков.

— Не много потеряли, — раздался за спиной голос Велора.

Принесла нелегкая.

— Да я помню, что ты уже ездил к ним с визитом, — начал Дима, — но нам тоже хочется посмотреть.

— Орки очень инфантильные и эмоциональные личности. Творчество — вот чем они в большинстве своем живут.

Орки? Творчество? Мой мир рушился.

— Так что там кроме скуки вы больше ничего не увидите, — подвел итог старший дракон.

— Есть еще и культурные ценности, и у каждого народа они свои, — как бы между прочим заметила я.

— Ах, культурные ценности? Ни за что не поверю, что они могут заинтересовать тебя у орков, — сказал Велор.

Поджав губы, я процедила: — Если ты неотесанный болван, то это совсем не значит, что вокруг все такие.

— Ну, раз так, то я просто обязан устроить вам по прибытии знакомство с местной культурой.

Это «устроить» меня очень нервирует.

— Прошу вас, — активировав разовый портал, жестом пригласил меня дракон.

Ребята, усмехнувшись, не задумываясь шагнули в открывшийся проход, а я медлила, с подозрением посматривая на довольную физиономию наследника. Ох, не нравится мне это путешествие! — Не стесняйся, — небрежно бросил ящер и втолкнул меня в мерцающий полукруг портала.

Вот су... существо! Но в следующее мгновение я застыла с открытым ртом.

Оказавшись по ту сторону «магического пути», я очутилась на одной из площадок переноса, располагавшейся на большой высоте, а внизу раскинулся город.

Необыкновенный, большой, очень красивый город с башенками... вырубленный в скале.

— Потрясающе! — выдохнула я.

— Понравилось? — спросил, приблизившись, Велор.

— Да, — искренне ответила я. — Но Миринг лучше. Благороднее.

Будущий король драконов улыбнулся.

— Бесспорно.

Город орков действительно оказался необыкновенным, и зеленая раса должна была приложить много сил, чтобы вырубить эти потрясающие сооружения. И все-таки он создавал достаточно помпезное впечатление, а Миринг — уникален и благороден.

Да, на Земле таких зданий строить не умеют и, если сравнивать с мегаполисами Эрго, земные сильно проигрывают. Серые, безликие, неинтересные.

Здесь же светлый камень, море красок переливается повсюду.

Но моя душа ликовала от того, что я наконец-то смогу должным образом ознакомиться с культурой этого мира. Как давно я не слушала нормальной музыки, не смотрела проникновенный, душевный спектакль или танцы. Да я на что угодно согласна! — Ну что, полюбовались на город — и хватит, — испортил все впечатление дракон. — Сейчас идем в наше временное пристанище, разберем вещи и тогда я покажу всю культуру, что может предложить Тюбрин. Время нашего пребывания здесь всего два дня.

Так что не стоит его терять.

Покосившись на дракона, что казался совершенно серьезным, я тем не менее почувствовала в нем некое злорадство. Если хорошо ящеру, то мне ничего хорошего ждать не стоит.

Велор сдержал слово, чтоб его, и вечером мы отправились на спектакль. Оперы и балета тут не было по определению, но так как я не была большим их ценителем, спектаклю обрадовалась, как самому дорогому подарку.

У правящей семьи драконов имелось в театре свое привилегированное место, в котором мы с удобством расположились, и я предвкушала незабываемое зрелище.

Что сказать? Зрелище это я действительно забуду не скоро. В спектаклях Эрго, как, впрочем, и в земных, показывали проблемы, идеалы и как должно быть «правильно».

В общем, понятия о достойном у меня и населения этого мира сильно отличались.

Конечно, то, что продемонстрировали нам на сцене, это не для «самых маленьких», но на Земле такое только первому-второму классу могут показать. Сказка о принце и принцессе.

Главный герой отправляется спасать свою возлюбленную, которую украл злодей. По пути преодолевая с пафосом препятствия, он говорит громкие слова, демонстрирует абсолютную наивность в суждениях, много ноет и страдает. Девица вообще оказалась припадочная: чуть что — сразу в слезы. Я бы оставила ее со злодеем, а лучше бы отдала врагам.

Нет бы показать интриги или расследование преступления, накал страстей, кровищи на ползала...

К концу спектакля, когда герой победил злого подлого злодея и сорвал у своей возлюбленной поцелуй, я практически заснула в кресле.

Привел меня в себя ехидный шепот старшего дракона: — Ну что, понравилось? — Восторг! — проснувшись, воскликнула я.

— Я так и подумал. Завтра с утра мы посмотрим выставку картин и сходим на концерт.

Когда я снова взглянула на довольную физиономию дракона, у меня закралось подозрение, что остальное будет еще более «интересным». Так и оказалось. На выставке живописи я еще держалась, рассматривая вполне симпатичные картинки, а вот когда настал момент слушать музыку — занудные мелодии меня все-таки усыпили.

Все, культурную программу пора завершать.

Прогулявшись по городу и просто посмотрев на достопримечательности и людей, я с удовольствием готовилась к отъезду. Каково же было мое удивление, когда около постоялого двора ко мне подвели конягу.

— Что это? — посмотрела я на нее круглыми глазами.

— Лошадь, — прокомментировал Велор, улыбаясь.

Ребята уже сидели на своих животных и тихонько посмеивались.

— А почему не можем отправиться порталом? — Потому что артефакт, который мы перевозим, не может путешествовать порталами, а вы не можете отправиться одни. Поэтому давай залезай и поехали. Путь предстоит долгий и стоит поторопиться.

— Но я не могу на лошади! Это же надо полмира проехать на ней. Давай я с ребятами вернусь порталом, все равно никто не узнает.

— Может, и нет, но портал нам выдали только в один конец. А свои вы создавать не научились. Стационарными же я не разрешу путешествовать. Посмотри: с тобой же постоянно что-то случается! Скрипнув зубами, я с трудом залезла на скотину и выпрямилась в седле.

— Вот и отлично. Поехали! Хватило меня на первые полчаса поездки, а потом тело начало болеть. Ехать галопом я попросту не умела, а мерное цоканье морально меня уничтожало, причиняя не только физическую, но и душевную боль.

— Ну давайте вы отправите меня в Академию, а оттуда перебросят в форт, — стонала я час спустя.

Меня игнорировали.

Два часа спустя...

— Я больше не могу! А-а-а-а… Мне нужно остановиться! Три с половиной часа поездки...

— Я хочу пить и есть, и в туалет… то есть бул! Еще какое-то время спустя… — Мне нужно отдохнуть! И вообще, мы собираемся делать привал? Мне жарко...

— Ты замолчишь там или нет? — под конец дня не выдержал Велор, до этого молча снося мои постоянные стоны. — Посмотри по сторонам, отвлекись. Скоро остановимся.

— Я и так уже всю твою кисточку рассмотрела. Кстати, ты ее моешь? После этого побагровевший дракон лишил меня и этого удовольствия, переместившись назад.

Когда наконец-то объявили привал, с лошади слезть я была не в состоянии.

— Снимите ее кто-нибудь! — рыкнул Велор, нервно зашагав в глубь опушки, осматриваясь и выбирая место.

— Мы что, будем ночевать в лесу? Но на этой широте водятся «злые мушки». Да они нас загрызут за ночь! И если мне не изменяют знания по фауне, то плотоядных тварей тут тоже полно.

— Заткните ее! — крикнул Велор.

— И одна совсем рядом, — пробормотала я.

Дима, подойдя, молча снял меня с коняги и положил на ветки, лежащие на земле.

— Побудь здесь. Мы сейчас разведем костер, и станет легче.

В это сложно поверить. Тело болело, словно по нему стадо бизонов потопталось. Но я послушно не говоря ни слова лежала и старалась лишний раз не напоминать о себе, чтобы не заставили что-то делать. А мужчины просто радовались, что я наконец-то за весь день пути замолчала.

Глава 9

Вечером, едва поев, я сразу же попала в сети сна, несмотря на сильную боль во всем теле, а это ведь только начало. Вот проснувшись, я познала всю гамму болевых ощущений.

Тело ломило так, что я в первое мгновение думала, что не встану.

С трудом поднявшись на ноги, добрела до ближайшего источника воды и, умывшись, услышала: «Через пять минут отправляемся. Собирайтесь».

Развернувшись и посмотрев на ненавистного дракона, я припечатала: — Никуда не поеду.

Ребята застыли, смотря на наше противостояние.

— А куда ты денешься? Останешься в лесу? — усмехнулся Велор, складывая поклажу.

Я упрямо сложила руки на груди и стала в позу.

— Значит, увезем тебя силой, — заключил Велор, оценив мои действия.

— Это мы еще посмотрим! Через пятнадцать минут я, перекинутая через седло Велора, ехала на лошади и говорила много нехороших слов в адрес моих спутников.

— Замолчи! — шипел Велор.

Ребята виновато отводили глаза, даже не пытаясь заступиться за меня, пока наглый ящер занимался самоуправством.

— Ненавижу тебя! — Это взаимно! — Неужели нельзя найти более безопасный способ? — Я тебе уже объяснял! Ты что, неадекватная? — …! — Я предпочитаю не идти, а ехать. Но ты можешь бежать, или, может, кто-то из твоей тройки проявит мягкосердечие и довезет тебя.

— Ехать с ними куда приятнее, чем с тобой, но от физических страданий это меня не избавит.

— Ты меня не поняла. Если кто-то из них обернется, то вполне может довезти тебя на себе.Я замерла. Неужели Дима и Слава в своих ипостасях настолько крупные животинки? — Дима-а-а-а… — Нет! Это унизительно! — Сла-а-ав-ва-а! — И не проси! Еще через два часа я немного охрипла.

— У меня все болит! Для женского организма такие нагрузки вредны. Это может сказаться на моем здоровье, не говоря уже о возможности иметь детей. А представляете, какую психологическую травму я могу получить, находясь рядом с этим гадом?! — Если ты не замолкнешь — пойдешь пешком! — зарычал Велор.

Но выполнить эту угрозу у него не получилось: мы и так из-за меня отставали от графика. И через час я все еще болталась на лошади рядом с Велором.

— Дима… Хочешь, я помирю тебя с твоей зазнобой? Молчание… — Или помогу от нее отделаться? Молчание… — Я могу посидеть с твоими детьми в выходные! Может, сдать за тебя начертательную магию? — Надо утопить ее на привале, — послышалось бормотание Велора.

Под конец дня… — Слава, ну пожалуйста… — уже чуть не плакала я.

— Я склонен согласиться, — ответил оборотень, когда мы остановились на новый привал.

Удивились все, и я в том числе. Отпустив меня, Велор спрыгнул на землю, а я угодила в руки оборотня.

— Но за это ты и Димирий поедете на четвертом курсе к моим родственникам и поможете мне добиться Ирены.

Его суженой.

Едва меня опустили на траву, я блаженно растянулась, пытаясь отвлечься от ноющей боли во всем теле.

— Согласна! Я помогу вам сойтись, пожениться, нарожать… э-э-э, нет, это вы уж сами.

А кто ты во второй ипостаси? — Вот завтра и увидишь, — улыбнулся довольный Слава и посмотрел на младшего дракона.

Дима стоял в нерешительности.

— Только не смей отказываться! — воскликнула я.

У меня от плохого предчувствия сильнее заныла левая нога.

— Она уже не посторонняя.

Смирившись, Дима кивнул.

Мы все трое перевели взгляд на Велора.

— Может, это и к лучшему. Еще одни сутки твоего постоянного нытья я бы не выдержал.

Пока ребята занимались костром, я уснула, даже не поев. Безобразие!

* * *

Утром меня разбудили подозрительные звуки. Кто-то сновал туда-сюда, гремел ложкой, ворошил ветки в костре, хлопал крыльями… Стоп! Какие крылья?! Открыв глаза, я резко подскочила на месте и со стоном рухнула обратно. …! Как же все болит! Повернув голову, я посмотрела в сторону хлопанья крыльев и, несмотря на боль, подскочила и с криком метнулась за ближайшее знакомое существо, которым оказался Велор. Димы нигде не было видно.

Дракон с опаской покосился на меня: — И что ты орешь? — Это… — не могла произнести я, смотря на гигантского то ли орла, то ли льва.

— Это Велислав. Ты же хотела побыстрее добраться до форта. Так вот, он — твой единственный шанс.

Уже не слушая наследника драконов, я вышла из-за его спины и осторожно приблизилась к оборотню.

Сама не знаю почему, но всегда считала, что Слава — волк, а на самом деле он — удивительное животное высотой в два с половиной метра. Голова орла с бело- коричневым оперением, тело льва с мягкой на вид шкуркой. Непередаваемое зрелище! — Слава, это точно ты? С дракона сталось бы.

Создание кивнуло головой и фыркнуло. У меня создалось стойкое впечатление, что надо мной смеются.

— На нем ты и полетишь, — проникновенно и ядовито сообщил мне Велор, подкравшись сзади.

Вздрогнув, я совершенно другими глазами посмотрела на Славу.

— А… — Или на лошади! — отрезал противный дракон.

Уже более смело подойдя к оборотню, я погладила удивительно нежное оперение и сообщила.

— Ты гораздо лучше любой лошади… наверное.

Махнув крылом, Слава свалил меня на землю.

— Ну ты что? Больно ведь! Оборотень снова фыркнул.

Направившись к ручью, я неосторожно, даже не оглядевшись, выбежала к журчащей воде, а там — огромный белый камень, и шевелится.

— А-а-а-а-а-а-а! Ко мне развернулась здоровая драконья морда. Все, как на картинках книг фэнтези.

Узкая мордочка, удлиненная шея и толстое туловище с мощным хвостом.

Пока я размышляла, куда мне резко деться, к нам прибежали Велор и Слава.

— Что ты опять орешь? — с каменным выражением лица спросил старший дракон.

А я, не обращая на них внимания, присматривалась к огромной ящерице.

Дракон смотрел на меня знакомыми умными глазами, в которых плясали смешинки.

— Дима? Ящер ударил по ручью хвостом, окатив нас фонтаном брызг.

— Ты просто красавец! Хмыкнув за моей спиной, Велор пошел в обратную сторону, а его брат обхватил меня хвостом и прижал к себе.

Крякнув от силы объятий, я погладила чешуйки рукой. Теплые, гладкие, отливающие перламутром. Просто прекрасен! Только как я полечу на таких махинах? Дима оказался крупнее Славы и примерно в три метра ростом. Мы будем в дороге в течение всего дня — как я на них держаться буду? Об этом я узнала спустя полчаса, когда, собравшись, мы с драконом распределили вещи на ребят и он надел Славе спереди на шею мешок.

— Только не говори… — И не собираюсь. Лезь давай.

Мрачно посмотрев на хама, подошла к сумке и забралась внутрь. Мне подобное вместилище оказалось ровно по пояс, и я сочла за лучшее сесть.

— И откуда мешок?..

— Не твое дело.

Сцепив зубы, я постаралась устроиться поудобнее.

Встряска, звук взмаха крыльев — и я начала подниматься в небо вместе с оборотнем и драконом. Высунув голову и посмотрев по сторонам, я не заметила Велора.

— Мы оставили этого противного ящера там и улетаем без него? Дима только мотнул головой. Жаль! Я уже совсем расслабилась и даже закемарила, когда от солнышка меня закрыла тень.

Приоткрыв глаз, я увидела огромную зеленую махину, парящую сверху.

Взвизгнув, я добилась лишь того, что нас качнуло и меня чуть не выронили.

Слава щелкнул рядом со мной клювом: гневается.

Сообразив, что ребята не волнуются, я поняла, кто эта махина — Велор. Похожий внешне на Диму, но зеленый и крупнее в полтора раза, если такое только возможно.

Еще раз с опаской покосившись на него, я посмотрела на солнце. Вот так путешествовать — это по мне!

* * *

Увы, и у этого способа путешествия имелись свои недостатки. А именно: когда мы в конце дня приземлились, то рухнули на траву уже ребята, а не я. Велор выглядел уставшим, но передвигался нормально. Он, не обернувшись, скинул вещи и углубился в лес на охоту.

Младший дракон попросил отвернуться.

Недоумевая, я выполнила просьбу и, когда сзади зашуршала одежда, поняла ее смысл.

— А почему Слава не оборачивается? — Потому что у него процесс оборота больнее и ему не нужно постоянно контролировать животную натуру, — послышалось сзади.

Посчитав, что облачение завершилось, я повернулась и спросила: — А Велор пол-леса не передавит своими габаритами? — Нет, но из-за своих размеров далеко ходить не будет. Поймает кого-нибудь близ лагеря.

— Разделывать мясо будешь сам, — сообщила я.

— Надя, постесняйся! Мы сегодня весь день в воздухе! — Это Славе должно быть тяжело. Он нес меня, ты же налегке летел. Больше всего поклажи было у Велора в когтях. Я видела.

— Брат много летает и намного выносливее меня. Он боевой дракон! — Да. То, что боевой, я убедилась! — Надя! Слава зашевелил перьями и щелкнул клювом. Веселится...

— А что, я? Я ни при чем. Давай, пока я хожу вокруг, собираю хворост и развожу костер, рассказывай о том, кто такие драконы и как они бороздят просторы Вселенной.

— Мы не бороздим Вселенную, — недоуменно заметил Дима.

— Да-да, это я так, к слову.

— Странный у вас все-таки мир, — заметил дракон.

Это Земля-то странная?! — Не отвлекайся.

— Драконы — это агрессивная и боевая раса. Когда-то в стародавние времена мы мало контролировали свое животное и позволяли агрессии выплеснуться в охоте.

Ну да, теперь понятно, откуда растут ноги у слухов про их рацион. Везде есть своя доля правды.

— С того времени многое изменилось. Несколько тысяч лет назад к правлению над драконами пришел мой прадед.

При драконьей продолжительности жизни… это очень давно.

— Он заставил нашу расу контролировать животную сущность. Установил законы, буквально из ничего создал государство.

Надо думать, незаурядный мужик был.

— Один из наших законов: стоять на страже своего государства. И по достижении зрелости мы начинаем тренировки в звериной ипостаси. У нас определяют более сильные и более слабые стороны. Развивают их. А после того как взросление полностью завершится, мы принимаем почетное звание воина, пройдя перед этим испытания. Велор является одним из лучших и свирепых бойцов. Я же свои так и не прошел. Пришлось бежать в Академию, — с грустью сказал Дима.

— Сам виноват, — послышался сзади голос старшего дракона.

Костер уже горел, а тут и мясо подоспело. Замечательно! Развернувшись, я узрела наследника во всей красе, ибо он стоял испачканный в крови и… голый! То, что в крови, ладно, но голый! Такой случай — я не могла не рассмотреть.

Высокий, одни мышцы, что перекатываются при каждом движении; гибкий, опасный — настоящий хищник. И не без впечатляющих... м-м-м… достоинств мужчина. Если б это не Велор был, сразу бы и отдалась. А так пришлось ограничиться решением: по приезде в Академию сразу найти любовника.

— Всего рассмотрела? — холодно спросил старший дракон.

Слава засунул голову под крыло и фыркнул, Дима, улыбаясь, отвернулся.

— А что ты вышел раздетый? — Так в лесу же везде одежда развешена, а я не воспользовался, — ехидно заметил дракон.

— Вот и я говорю: надо было листиком прикрыться.

Сбросив тушку недалеко от костра, Велор, проигнорировав мои слова, направился к одежде, а Дима — к мясу.

По эмоциональному фону ребят я чувствовала, что они вовсю веселятся.

— А почему мы с самого начала не возвращались в форт по воздуху? Зачем все эти ужасные лошади? — спросила я, стараясь сменить тему.

— Надя, что для тебя проще — для нас сложнее. Во-первых, мы очень сильно устаем; во-вторых, вторая ипостась — очень интимная часть нашей жизни и без лишней необходимости мы ее чужакам не показываем, — пояснил младший дракон. — К тому же теперь придется лететь через крупные населенные пункты. Пересекая воздушное пространство разных государств, нужно обязательно отмечаться. Мы можем это сделать магически, делая круг над городом.

Как все сложно.

— Ронер упускает из виду последний аргумент, — ехидно заметил Велор. — Прилетим мы на месяц раньше окончания практики. А значит, проныра-староста найдет нам работу.

Очередную.

М-да... Невесело. Но все равно устаю не я, да и путь через полмира на лошади я бы не осилила.

— Надя, — окликнул меня Дима.

Повернувшись, я отметила, что дракон очень серьезен.

— Никому не говори, что Слава несет тебя: это... большой позор.

Пребывая в шоке, кивнула. Вот что за странный мир?! Дурдом!

* * *

Для меня теперь перелет проходил с комфортом, и вечером по приземлении я выражала благодарность тем, что брала на себя все бытовые заботы. И единственное, что меня беспокоило, — нет ли у Славы паразитов? А то я с этим оборотнем в опасной близости проводила по двенадцать часов. Что, вообще, водится в перьях? Но помимо этой заботы, наше путешествие мне нравилось, и я начала получать от него удовольствие. Тем более когда ребята делали круг над каким-то городом, то приземлялись близ той или иной достопримечательности за его пределами. Ночевать за городскими стенами — это дополнительная регистрация, а потеря времени и проблемы нам не нужны.

Мне устроили экскурсию под названием «Посмотреть мир». К тому же каждый раз я выпытывала у Димы историю, почему то или иное место знаменито.

Особенно мне запомнился мост рядом с Гидорном.

Необычайно красивая история о любви дракона и орчанки. Мое воображение слабо такое представляло, но факт… — Какое отношение мост имеет к влюбленности? — Ранее тут протекала не эта маленькая речушка, а быстрая, широкая, полноводная река. И этот мост был построен, чтобы невеста смогла добраться до жениха. Один из великих лордов посадил эти прекрасные деревья, на которых растут цветы, излучающие свет, дабы его возлюбленной было светло и как знак преклонения перед ее красотой, — вещал младший дракон.

Вспомнив внешность встреченных мною орчанок, я в очередной раз согласилась: любовь зла.

— Драконы — очень щедрые и романтичные влюбленные, склонные к великим поступкам, — с пафосом завершил Дима.

Слава зашелся смехом, а я только протянула: — Ну-ну… Про его брата сказать «романтичный» — вообще кощунство, а сам рассказчик, видимо, от высоких чувств сбежал от своей невесты.

— Димирий, кому ты это рассказываешь? Этой женщине романтика чужда, — ехидно сообщил старший дракон.

Да кто бы говорил! — А кому-то ее проявлять не к кому. Кто тебя больше недели выдержит, даже из-за толстого кошелька? — осведомилась я у наглого ящера.

Взглядом меня не удостоили.

Так у нас проходил каждый вечер. Мы останавливались, сидели у костра, я слушала истории и расспрашивала обо всем, что удалось увидеть сверху за день. Наследник драконов постоянно отпускал колкости или добавлял в повествование пикантные подробности.

Мы пролетали над гробницей героя, что спас поселение гоблинов, пожертвовав жизнью. Останавливались недалеко от Дороги Смелых, по которой я совершенно спокойно, без затруднений, прошла, а ребята меня поздравили.

С чем? Прошествовала через Арку Удачи, и мне показалось, что в небе сверкнула звезда, подтверждая — обряд получения благословения пройден. Глупости все, суеверия… скорее всего. Но даже Велор в этот вечер не ехидничал.

Каждый житель мира Эрго может один раз в жизни пройти через нее, получив свое благословение.

Слава мой поступок прокомментировал словами: «Раз обряд пройден, значит мир полностью принял тебя!» Как будто у нас с миром был выбор! Как-то целый день отдыхали, а потом всю ночь летели по магическим огням одиноких скал, что столбами вырастали из земли на многие километры.

Я смогла увидеть Беседку Непролитых Слез. Все люди приходили в это мистическое место и оплакивали свое горе или неразделенную любовь. После этого тяжесть уходила из сердца и на человека опускался покой.

Посмотрев с опаской на беседку, я подумала: «Хорошо хоть не вечный».

Так же на одной из стоянок ребята сводили меня посмотреть на Мертвое кладбище.

Услышав это странное название, идти побоялась. Разве может захоронение быть живым? Хотя в этом мире… К моему удивлению, меня поддержал Велор.

— Согласен: не стоит ее туда вести. А то в связи с этим кладбище еще более упокоится.

После такого заявления я просто не могла не посмотреть местную достопримечательность.

Но подобное мерное течение практики не могло длиться долго. В один из дней в мою жизнь вновь постучали неприятности, и кто-то их впустил. Найду — прибью!

Глава 10

В это утро мы как раз разговаривали о том, что уже преодолели половину пути и следующий отрезок маршрута пролегает над древними развалинами в одной из закрытых долин этого мира, со своей уникальной флорой и фауной, и мне очень хотелось увидеть ее не только на картинке. Нас ожидал долгий перелет, и я отправилась на речку.

Вылетели как обычно, и ничто не предвещало беды. Но примерно через час полета в небе стали сгущаться черные тучи. Все говорило о том, что собирается буря.

— Ребята, мне кажется, нужно сесть и переждать непогоду внизу. Ничем хорошим это не закончится.

Но Велор, летевший в этот раз снизу, почему-то упрямо мотнул головой, а Слава щелкнул надо мной клювом. Мы продолжали свой путь, а впереди уже сверкали молнии и на нас надвигался грозовой фронт.

На что они рассчитывают? Сжавшись в мешке, я постаралась уверить себя, что чего-то не понимаю и мужчинам, летавшим уже не первый год, виднее.

Оказалось, все не так просто и к девушкам с Земли все же нужно прислушиваться.

Туча, которая уже заволокла все небо и теперь простиралась над нами, гремела и сверкала. Неожиданно мое тело пронзила сильная боль, меня качнуло и я вместе со Славой стала падать.

— А-а-а-а… Вдруг падение замедлилось и, пока оборотень продолжал лететь вниз, я в чьих-то лапах начала медленно, но неуклонно крениться к каким-то развалинам.

«Наверное, это Желтый город, разрушенный во время войны магов и о котором мне рассказывали ребята», — мелькнула мысль, а после этого огромная туша зеленого дракона упала на камни, а я упала на нее.

Несмотря на то что мое падение сильно смягчили, тело пронзила боль.

Вдох-выдох, вдох...

Я осторожно выползла из своего мешка и, увидев лежащего на камнях обернувшегося обратно в человека Велора, подскочила к нему. Вытянув над телом руки, провела диагностику. Вроде все нормально, дышит, внутренних повреждений нет, но вот рука сильно разодрана и кровоточит.

Оглядевшись, я посмотрела по сторонам, ища, где можно спуститься вниз и найти нужные травы. Все-таки по врачеванию я отличницей не была и голой силой разодранные руки исцелять не возьмусь: могу сделать что-то не так.

А может, все само срастется? У драконов такая регенерация: немного времени — вот и все, что нужно.

Осторожно подойдя и заглянув в дыру в мосту, я поняла: мы находимся на большой высоте, а внизу, в зарослях, уже бегают нарлоки, мгновенно учуявшие запах крови.

Э-э-э, нет. Сама рана, может, и затянется, только времени маловато. Негоже лишний раз дразнить самых опасных животных этого мира. Вот, значит, почему ребята не могли спуститься? Плохая долина.

Подбежав к Велору, я еще раз провела диагностику и, распоров ножом, что всегда держала в наплечной сумке, руку, принялась кровью вычерчивать магические символы.

Начался ритуал исцеления, который прилично попьет из меня силы.

Смешав свою кровь с драконьей, начала шептать заклинание, смотря, как рана наследника на глазах затягивается, и чувствуя, что силы покидают меня.

Вот сошлись края последней ранки и регенерация завершилась, а я от усталости еле стояла.

Стало накрапывать… Пора куда-то перебираться. Взяв дракона за руки, я волоком, сама качаясь от слабости, потащила ящера под ближайший навес. И вовремя. Едва мы разместились, как с неба хлынул ливень.

Тяжелыми каплями стуча по камням и земле, на долину обрушились тонны воды.

Боже, как же Дима и Слава? Где они сейчас? Если судить по эмоциональному фону, то у них все хорошо. Но я до сих пор ощущаю боль оборотня. Она совсем слабая, практически исчезла, но тем не менее вызывает тревогу.

Одно утешает: с Димой все в порядке и, думаю, он позаботится о Славе. Раз они живы, значит нашли, где укрыться, и скоро мы выберемся из этого места.

Посмотрев на лежащего без сознания дракона, я отвернула его к стенке, чтобы не смущал меня, и, не удержавшись, осторожно прикоснулась к кисточке.

Уже давно я любовалась ею на автомате и привыкла к этому. Велор тоже свыкся и даже прекратил на меня порыкивать. А тут такая возможность наконец узнать, какая она на ощупь.

Мех приятный, пушистый и нежный, мягкий словно пух. Чешуйки гладкие, теплые… Просто прелесть! Улыбаясь, я поглаживала кисточку, пользуясь моментом, — когда еще представится такая возможность? А ящеру ничего не скажу.

«Меньше знаешь — крепче спишь!» — подумала я и продолжила свое занятие.

* * *

Спала я прижавшись к Велору — так, как сейчас, мы с ним никогда не были близки.

Ночи в этой долине были прохладными, несмотря на то что мы уже прилично пролетели в сторону юга, и холодно было просто ужас.

Костер разжечь не из чего: вокруг только камни и… камни. А магическим огнем мы долго не погреемся: сил у меня практически нет. Вот и пришлось прижаться к теплому дракону.

А утром меня разбудил рык: — Что ты делаешь? — Ну почему ты постоянно орешь? Посмотрев на совершенно голого дракона, я отодвинулась от его тела: — Никто на твою добродетель не покушался.

— Меня мало интересует, на что ты покушалась. Но ведешь себя странно.

— Я? Странно? Ночью, знаешь ли, холодно было! Ящер огляделся: — Просыпаюсь с утра и вижу тебя. Кошмар! Я — кошмар. Нет, ну вы видели это хам… грубияна? — Ничего, я пережила соседство с тобой и ты переживешь.

— Между прочим, я тебе жизнь спас.

— Тогда мы в расчете. Если бы не я — познакомился бы с милыми зверушками, что внизу. — Как ребята? — Нормально. Славе, правда, все еще больно, но намного меньше, чем вчера.

— Значит, нужно быстрее добраться до ближайшего города.

— Сначала бы найти их.

— Не так много мест, где они смогли бы укрыться. Отвернись.

— Зачем это? Неприязненно на меня посмотрев, Велор побежал к краю моста.

— Э-э-э… — забеспокоилась я и, едва он сиганул с него, вскрикнула: — А-а-а… Смотря, как зеленый дракон, раскрыв крылья, полетел над долиной, воскликнула: — Дурак! Несмотря на то, что сильно перепугалась за Велора, я не могла не оценить, как красиво он обернулся. Взлетевшее тело в воздухе засияло — и уже через секунду жилистые крылья взмахнули.

А потом пришла новая мысль: «Я волнуюсь за Велора?» Хотя должны же мы были как-то друг к другу привязаться, не каменные. Это облегчило бы отношения между нами, что в силу сложившейся политической ситуации только на пользу нашей компании.

Вернувшись на место нашей ночевки, я присела на камни и прислонилась спиной к стене. Осталось только ждать, а тут еще и есть хочется.

Дракон прилетел обратно часа через два. Несмотря на то, что голод в последнее время ощущается не так сильно, как в форте, я к этому моменту уже была готова обглодать дракона до самых костей.

— Ты нашел их? — мрачно посмотрела я на зеленого ящера.

Велор кивнул головой и пододвинул мне мордой мешок.

— Понесешь меня? — улыбаясь, спросила я. — А как же приличия? И мне само собой нельзя об этом говорить? Велор зарычал, и, скажу я вам, его оскал выглядел гораздо впечатляюще чем у человека. Зубы огромного ящера оказались в полуметре от меня.

— Хорошо-хорошо. Так бы и сказал.

Закинув на плечо сумку, я залезла в мешок, и меня тут же схватили огромные латы с большими когтями.

Мама мия! Перехватив поудобнее меня поперек туловища, дракон направился в сторону гор.

Меня качало, болтало и есть больше не хотелось. А ящер все махал и махал крыльями, преодолевая километр за километром.

При посадке меня не опустили — шмякнули на площадку, но мне уже было все равно.

Тошнило как во время самого страшного токсикоза. И восстановить вертикальное положение тела я смогла не сразу. Но как только осмотрелась, то все неприятные ощущения отошли на второй план.

Слава, практически здоровый, но слегка поджимающий лапу, стоял и разминал крылья, явно готовясь к полету.

— А может, не стоит торопиться с отлетом? — нервно спросила я, представляя, с кем мне придется лететь.

Оборотень клацнул клювом.

— Хорошо, я просто спросила.

Какие нервные все сегодня.

Через несколько минут Слава уже был готов к отлету и я, косясь на него, залезла в мешок.

Наш полет продолжался.

* * *

К вечеру следующего дня мы вылетели из Берхера, одного из мегаполисов государства гоблинов. Едва Слава подлечился, наш полет продолжился в сторону форта.

На остановках я все так же с упоением слушала рассказы о героях, воителях, красавицах, о любви и доблести. Только теперь гораздо осторожнее относилась к незнакомой местности, но, видно, недостаточно.

До форта нам оставалось два дня пути, когда мы остановились около удивительного места: среди лесов, что последнюю неделю казались нескончаемыми, раскинулись прекрасные луга.

Расположились мы на вершине холма, откуда открывался потрясающий вид. Поев, я, под бдительным взглядом старшего дракона, отправилась к пологому склону посмотреть на солнце, да и просто помолчать, отдохнуть душой.

Посидев немного, я заметила темную дымку между деревьев, но, присмотревшись получше, решила — привиделось. Однако не отпускала мысль, что на краю леса что-то есть.

Периодически посматривая на деревья, я осторожно начала спускаться вниз, впиваясь взглядом в то место, где мелькают тени. Снова какой-то дымок показался чуть дальше.

Решив не попадаться на старые уловки, прямиком пошла на эти иллюзии, а черный дым все вел и вел меня вглубь, пока я не увидела птичку. Маленькая красавица запуталась в сетях, расставленных неизвестным охотником. Она висела практически без сил и еле-еле трепыхалась.

Вот как такое существо бросить умирать? Надо же быть совсем деревянным.

Осторожно приблизившись, я легко высвободила птицу из пут. Думаете, после этого ловушка на меня захлопнулась и случилось что-то неординарное? Ничего не произошло! Я осталась стоять с издыхающим пернатым существом на руках, совершенно не зная что делать.

Так, Надя, вспоминай, чему тебя в Академии учили… И никаких зелий-эликсиров под рукой нет... А если просто влить сил? Концы не отдаст? Припомнив свой главный недостаток в лечении, о котором мне постоянно твердил ректор, я отбросила нерешительность в сторону и влила в птицу немного сил.

Она слабо встрепенулась и посмотрела на меня осознанным взглядом.

Магическое создание… надо же. Не так часто можно встретить такую хорошую работу.

Проследив, куда птица смотрит, я увидела еле заметный парящий огонек и, взглянув на пациента, поняла намек.

— Э-э-э-э… нет. Меня не проведешь. Знаю я, что бывает, когда за огоньками следуешь.

Птица устало склонила голову мне на ладонь. Без магии своего создателя долго она не протянет.

— Черт, черт, черт… И я направилась за огоньком в гущу леса, хотя твердо уверена, что пожалею о своем решении. Разве может появиться что-то хорошее от зверей и птиц в моей жизни? Пройдя несколько десятков метров, я наткнулась на небольшую полянку с палаткой, рядом с которой стояли разнообразные склянки. Вокруг никого не было.

— Ты уверена, что тебе нужно именно сюда? — спросила я у птицы.

Естественно, мне никто не ответил.

Не зная что делать, я совершила большую глупость — подошла к палатке и сказала: — Ау… — Че ты орешь? — послышался сзади голос.

Подскочив, я развернулась и узрела сухенькую бабульку. Та, едва заметив в моей руке своего израненного питомца, недобро на меня посмотрела.

— Это не я! Я шла… а она там… и я вот… — Хорошо хоть принесла, совести хватило. Ох, найду этого охотника! Я почему-то поежилась, заранее сочувствуя неизвестному.

— Подожди здесь, — прокаркала старуха, заходя в палатку и указывая мне крючковатым пальцем на скамейку у входа.

Подойдя, я послушно села, сама себя не понимая. Мне отсюда надо делать ноги и побыстрее, а я как растяпа расселась. Старушка-то непростая, явно не одну докторскую степень в области магических наук получила. И тут я, с ее птенцом.

Вышла бабушка обратно довольно скоро.

— Как ты оказалась в этой глуши? — подозрительно на меня косясь, поинтересовалась она.

Что на это вопрос ответить? А вдруг старушка на самом деле молодой дракон, что хочет нас убить? Или просто человек желающий зла? Все же этот мир не идеален.

— Ты смотри, какая скрытная и не драконица вроде. Странно… Я в растерянности смотрела на бабку, позабыв про сомнения.

— Я — дарада.

— А-а-а… Ну тогда все понятно, — протянула старушка и уже себе под нос: — Это ж сколько я здесь сидела? А тут и время уже пришло.

Вот, снова эти заблуждения! Потом пожилая женщина полезла в свою палатку и долго там копалась, а я все это время сидела на попе смирно и только подозрительно косилась. Не похоже на меня. По логике вещей уже давно должна уйти, а не ждать.

— Вот, — протянула мне мешочек старушка.

— Что это? — подозрительно поинтересовалась, не решаясь взять его в руки.

А то буду потом с проклятием жить, с уткой или с чем похуже не расставаясь.

— Не бойся: не наврежу. Это тебе за птичку. А то слишком много чести — у тебя в должниках оставаться.

Ура! Родной цинизм! — А вы случаем не с Земли? — Нет. Но много где пожила, даже какое-то время у драконов, — все-таки впихнула мне подарок бабуля.

Это многое объясняет.

Вздохнув, я заглянула внутрь своего «подарка»… Ух ты! Да его и Велор у меня теперь не отберет! И как это у ветхой старушки оказались такие сокровища? Листик на цепочке… — Амулеты у меня получаются лучше всего. Этот сможет перенести тебя на любое расстояние. Сколько раз — не знаю, не тестировала еще.

— А если снова напитать? — загорелась я идеей.

— Учишься в Академии? — улыбнулась бабушка.

— Да.

— Попробуй.

Также в мешочке обнаружила полупрозрачную, нежную ткань. Практически невесомую.

— Что это? — достала я материю и стала рассматривать, как она поблескивает на свету. — Это магическая мантия невидимости.

Как в фильме! — Ее нужно надевать и носить? — Конечно. Что еще можно с ней сделать? — И как она работает? — Логично. Надеваешь и исчезаешь.

— А если снять, например, с головы? — То ты снова станешь видима.

— Вся? — Естественно! Не частями же.

Почем мне знать?! Заглянув внутрь еще раз, обнаружила пузырек. Встретив мой шокированный взгляд, бабушка кивнула: — Да, это оно. Это зелье сильно поможет в жизни.

— А не слишком ли хорошие подарки за спасение птички? — Ты даже не представляешь, кого спасла. Эта птичка и большего стоит. Все, иди отсюда.

Растерявшись от такого перехода к выпроваживанию, я на автомате, складывая подарки, зашагала вперед.

— Ты ведь давно тут бродишь. Твои друзья могли тебя обыскаться. Светлячок проводит.

Услышав последние слова, я обернулась: — Откуда вы знаете, что я в этом лесу не одна? — Сообразительная, да? Твои спутники уже начали тебя искать, и их в лесу за километр слышно, — сухо улыбнулась старушка.

Она врет, но докапываться до правды я не стала. Вряд ли у меня получится, да и подарки довольно привлекательны.

Следуя за светлячком, я старалась побыстрее добраться до лагеря, постоянно подозрительно посматривая по сторонам. Очень уж подозрительная бабка, да и рискую я, доверяя ее путеводной звезде. К тому же солнце уже зашло и ночь вступила в свои права.

Когда между деревьев забрезжил просвет, я в последний раз оглянулась и заметила за спиной мужчину.

— А-а-а-а! Ты что подкрадываешься? Напугал меня! — Тебя не пугать, тебя бить надо! Ты где пропадала?! Представляешь, сколько времени мы ищем тебя.

— Не так уж и долго. Мне что, в кустики отойти нельзя? — Предупреждать надо! К тому же что ты забыла в кустах? Мрак! — Ничего. Тебе не понять.

Схватив за локоть, дракон поволок меня в сторону нашего лагеря. Я пыталась вырваться, но все было бесполезно. Противный дракон! На склоне нас встретили Дима и Слава. Оба стояли бледные как смерть и смотрели на меня тревожным взглядом.

— О Единый, где ты нашел ее? — выдохнул Дима.

— В лесу. Она уже шла нам навстречу.

— Надя! Никогда больше так не делай! — воскликнул Слава. — Ты представляешь, как мы переживали? Вырвав наконец свой локоть у Велора, я нахмурилась, растирая его: — Не понимаю, почему столько шума. Вы с Димой и так знали, что со мной все в порядке, а ящеру все равно.

Посмотрев на меня так, словно я козявка, наследник начал взбираться по крутому склону вверх.

— Надя, ни я, ни Димирий тебя не чувствовали. Как будто ты исчезла. И хотя в душе мы знали, что ты жива и в этом мире, тем не менее испытали … эмоции, которые сложно описать словами.

Дима молча на меня взирал, и в его глазах еще виднелись отголоски боли.

— Простите.

Я не понимала, что произошло и к актакое могло произойти.

Проводив взглядом ребят, что направились в лагерь, я обернулась и посмотрела на темный лес.

Где же я была? Повернувшись, я направилась к костру, не подозревая, что задавала себе не тот вопрос.

Важно не где я была, а как этот поход повлияет на мою жизнь.

Беда постучалась в мою жизнь не одна.

Часть вторая

Любовь зла, или Мое бедовое чувство

Глава 11

Расположившись на широких качелях в открытой оранжерее драконьего дворца, я жмурилась на солнышке, совершенно довольная жизнью.

Практика завершилась. Мы доставили артефакт в форт и, несколько дней отдохнув, направились в столицу драконов. Впереди мне виделся настоящий рай.

В прошлый раз у драконов я отдохнула совсем неплохо и теперь составила себе не менее интересную программу. Меринг — город, где я отдыхаю душой.

Заговорщики не проявляют к нашей тройке никакого интереса, что не может не радовать, а скоро я вернусь в Академию. Там меня ожидают два года учебы в привычной обстановке, родная столовая, где есть выбор в еде. А не жареное на костре мясо и еще раз мясо. Предстоит курс обучения боевой магии — мечта! А самое главное — там не будет Велора! Он отчитал курс лекций и продлевать его не намерен.

Король больше не может один удерживать власть, его животная натура сильно ослабела, и, чувствую, нам придется все увольнения и отпуска проводить здесь.

Я планировала не только свое ближайшее время препровождения, но и думала о возможностях, которые теперь мне доступны. Дары старушки очень ценны, а особенно один из них. Если все хорошо просчитать и грамотно использовать, то передо мной открываются потрясающие перспективы.

Удачная карьера, зажиточная жизнь и даже возможность счастливо выйти замуж, завести детей. Зелье — гарантия моей стабильной и идеальной жизни. А свой шанс я не упущу.

— Перспективы...

— И о чем мечтаешь? — поинтересовались у меня за спиной.

Подпрыгнув на месте, я обернулась: — Тебе что, трудно не подкрадываться? — Не забудь, что через два часа у нас светский вечер в честь вашего возвращения.

Друзья королевского рода... Очень надеюсь, что ты явишься вовремя. Форма одежды парадная, — добавил дракон.

— Тогда предоставьте униформу на вечер. Тратиться больше не собираюсь, — уперлась я.

— Что за униформа? — нахмурившись, спросил дракон.

— Платье.

— Я давно предлагал. Тогда ты отказалась, а теперь согласна? — Тогда ты предложил купить м не. А сейчас я просто планирую взять у тебя.

На меня посмотрели как на таракана.

— Если ты не в курсе, то в нашем государстве мужчины платья не носят, и я в том числе. Не понимаю тебя. То ты берешь одежду, то нет.

«Что за дикари?» — прикрыла я глаза.

— Просто передай одежду для меня.

Покачав головой, Велор направился прочь, а я со вздохом — в свою комнату. Уже вечерело и действительно пора одеваться. Как раз, когда солнце совсем зайдет, я успею приготовиться к операции «Закинуть удочку».

Я мало что понимала в политике, поэтому для меня сей вечер словно повинность: отмучалась и в сторону. Может, романчик с собой прихватить, чтобы скрасить скучные минуты? Причесывали меня часа два, и в итоге моим глазам предстала диковинная прическа, которая придавала лицу некую загадочность и прелесть. Но сама я ее не повторю не в жизнь.

После этого я сразу же полезла посмотреть, что прислал наследник драконов. С него станется сделать пакость.

Но, внимательно осмотрев блестящее переливающееся платье цвета мокрого асфальта, я осталась довольна: мой размер и с цветом глаз хорошо сочетается. А Велор не без хорошего вкуса.

Как только я была полностью готова, сразу же направилась в зал, чтобы не опоздать. Не хватало еще, чтобы ящер мне потом выговаривал за медлительность.

Петляя по коридорам дворца, я рассматривала представителей знати, что так же, как и я, спешили на торжество. Все как один косились и рассматривали меня, этакую диковинку.

Неожиданно со мной поравнялся высокий мужчина, немного мне кого-то напоминающий.

— Приветствую прекраснейшую из дам.

— Добрый вечер, — покосилась я на дракона, просчитывая какие неприятности может принести мне разговор.

Вряд ли он сражен моей небесной красотой, значит что-то нужно.

— Вы знакомы с моим отцом, главой рода Рареком коре Фаши.

Как же... Такой хитрый старикан, сухой, низенький, с поросячьими глазками. Высокий статный блондин с синими глазами явно пошел в мать. Повезло, однако.

— Да, конечно, — осторожно подтвердила я.

— Я его сын и первый наследник Кирза коре Фаши.

Начинается… — И хотел бы поинтересоваться: не хотели бы вы прийти к нам на обед? Завтра.

— Приглашаете только меня? — приподняв брови, поинтересовалась я.

— Ну конечно нет. Мы были бы рады видеть у себя всю тройку.

Так тебе и поверила! — Я переговорю с ребя… коллегами и в конце вечера обязательно передам вам ответ.

Очаровательно мне улыбнувшись, Кирза чуть поклонился и направился к своей семье.

Готова поспорить: этот блондин — большой дамский угодник, пользующийся популярностью при дворе. Но женщины с Земли в моем лице ему не по зубам.

Самоуверенно усмехнувшись, я отправилась в зал, где меня уже ждал Велор.

— Что от тебя хотел коре Фаши? Вот откуда он узнал? — Пригласить меня… а точнее всю тройку, на обед, — доложила главному стратегу операции.

— И что ты ответила? — Сказала, что спрошу.

— А он? — Пытается подбивать ко мне клинья.

Велор недоуменно посмотрел на меня.

— Какие клинья? Обезьяны… — Очаровать он меня хочет, — обреченно вздохнув, пояснила я.

— У него получается? — впился в меня взглядом наследник.

Я закатила глаза: — Не смеши меня.

— Что в этой ситуации смешного? Сейчас все очень серьезно! — Да не получилось у него ничего! — воскликнула я.

Как переносить присутствие этого дракона дольше нескольких минут?! На нас обернулись гости, что и так смотрели украдкой.

— Ты в последнее время странно себя ведешь, — сообщил мне Велор.

— То есть еще больше чем обычно? — усмехнулась я.

— Да.

— Не обращай внимания: это женские капризы.

— Так и подумал, — пробормотал Велор, задумчиво на меня взирая. — Только соберись. Нам сейчас нельзя позволить себе ошибку.

Все, он меня допек.

Глянув на дракона волком, я пошла по залу, рассматривая гостей и стараясь слиться с обстановкой.

Мой план изначально был обречен на провал. Если в прошлый отпуск ко мне присматривались, то теперь все хотели познакомиться с нами поближе, разведать, так сказать, обстановку. У всех имелся свой план. А вот тройка была одна.

Поняв, какую глупость совершила, выйдя к народу, я, как только смогла вырваться, сразу спряталась за Велора и практически весь вечер держалась рядом с ним, тайком рассматривая кисточку на хвосте. В мою память очень хорошо врезалось, какая она пушиста, мягкая. Прелесть… Велор естественно поймал меня на подглядывании и злился, но я привыкла: ко мне наследник драконов ничего, кроме злобы, не испытывал. А в конце вечера мы с ребятами получили утвержденное Велором расписание наших обедов и ужинов на ближайшие две недели.

Споры, возмущения и крики ничего не дали. Мне лишь напомнили, что нужно выполнять свои обещания.

Следующие полмесяца я, матерясь, таскалась по официальным мероприятиям той или иной семьи и предоставляла Диме и Славе заниматься политикой. Я же много ела и молчала, объясняя это тем, что увеличиваю резерв силы.

Вечером, когда адские две недели подошли к концу и тройка получила передышку перед следующим шагом противника, я сидела с книгами из библиотеки и прорабатывала свои возможные перспективы, где смогу применить подарки старушки. Имелась масса областей науки и не только, куда мне бы хотелось попасть, чтобы много чего освоить и реализовать. Все внутри кипело от нетерпения, но приходилось себя сдерживать. Тише едешь — дальше будешь.

Мои «наполеоновские» планы прервал стук в дверь.

— Да? Вошел Дима и, пройдя, сразу плюхнулся на постель.

Сидя в кресле, обложенная литературой, я, взглянув на гостя, сказала: — Ты не стесняйся и ни в чем себе не отказывай.

— Спасибо, так и сделаю.

И полулежа принялся меня рассматривать.

Нахал! — Ты просто так зашел или по делу? — не выдержала я.

— Скажи мне, почему тебя так тяготит общественная жизнь? Ты сторонишься общества, закрываешься.

— Зачем мне быть вежливой и милой с людьми, которые мне безразличны? — А почему ты должна быть вежливой и милой? Тут я впала в ступор.

— Ты бы предпочел, чтобы я всем в лицо говорила, что думаю на самом деле? — изумилась я. — Твой братец первый меня придушит.

— Нет. Ты можешь себе позволить высказать свое мнение, так как под покровительством рода, только не увлекайся. Если в Объединенных Землях норма — это жить и не трогать ближнего своего, то здесь ты можешь открыто высказать свое мнение.

И пока я ошарашенно молчала, Дима, направляясь к двери, добавил: — Если силенок хватит.

И вышел.

Срочно нужны уроки боевой магии! Обдумав сказанную младшим драконом информацию, я готовилась ко сну и старалась определить ту черту, что мне пока нельзя пересекать, когда снова раздался стук.

— Я лягу сегодня спать или нет? — пробурчала я и, подойдя к двери, распахнула ее, да так и застыла.

Гость был неожиданным и несколько невменяемым: на пороге моей комнаты стояла невеста Димирия. Я смотрела на нее, автоматически активировав совсем простенькое заклинание защиты.

— Мне можно войти? Присмотревшись и не увидев каких-то враждебных намерений, пропустила девушку внутрь.

Войдя, та остановилась в нерешительности.

— Можете присесть в кресло, — предложила я, продолжив внимательно наблюдать за гостьей.

Она села выпрямив спину, и ее поза выдавала напряжение, в котором находилась драконица.

Да что, собственно, случилось? Присев на постель, я ждала, посчитав, что это будет лучшей тактикой, и оказалась права.

— Мне запретили общаться с вами.

То новость! — Почему? — Потому что я нарушила запрет своего правителя и главы своего рода.

Я приподняла бровь: — Может, поясните подробнее? — Я отправилась вслед за тройкой на практику и следила, а потом и весь путь с артефактом, — девушка буквально выдавливала из себя слова.

Я немного помолчала, просто не зная, что на это сказать.

— И зачем? На меня вскинули горящий взгляд, и я с трудом подавила в себе желание отшатнуться.

— Чтобы посмотреть на ваши с Димирием отношения.

Ревность… Это понятно.

— Посмотрели? — Да.

Тупиковая ситуация.

— И как они вам? — Очень тесные и близкие.

Что? — Между мной и Димой нет любовных отношений… — начала я и осеклась, так как поняла, что назвала дракона уменьшительным именем, а у них тут куча предрассудков по поводу этого.

— Ненавижу вас, — выплюнула драконица.

— Между мной и Димирием нет любовных отношений и никогда не будет.

— И я должна поверить вам? Ревность — жестокое чувство: оно все выжигает изнутри. Я сейчас имела преимущество перед невестой Димы, ибо не я сейчас страдала и была уязвима. Но проявлять мягкость не буду. Это потом создаст очень много проблем.

— Решать вам. Меня ваши выводы мало заботят. Я знаю: в тройке очень сильные и тесные взаимоотношения, но любовниками нам никогда не быть. Это по природе невозможно. Мы как один организм.

Найна сжимала платье и молчала. Она так любит Диму, что переступила через себя, через свою гордость, чтобы прийти ко мне. Готова поспорить, если я попрошу ее упасть на колени и умалять меня, чтобы я исчезла из жизни ее дорогого дракона, она упадет.

Да, будет мечтать меня убить, но упадет.

— Вас наказали за то, что вы нарушили запрет? — Да.

— А за приход сюда? — Накажут.

— Скажите, что это я пригласила.

— Мне не требуется прикрытие, тем более от тебя.

— Как знаешь. Тебя ведь и услать могут. Как же своего дракона сторожить будешь? — Убью… — процедила сквозь зубы девушка.

— У меня больше шансов тебя убить. И я без колебания сделаю это, — резко одернула ее я.

С драконами нельзя позволять себе слабости, особенно с врагами.

— Советую поверить тому, что я сказала. Оба виноваты в этой ситуации. Не добивалась бы ревностью свадьбы — он бы не уехал в Академию. И поверь: все трое жили бы намного счастливее, чем сейчас. Вы не только себе, вы мне жизнь испортили! Драконица смотрела на меня в нерешительности, удивленная моим порывом.

— Представляешь хоть, с чем нам приходится жить? С желаниями и страстями друг друга. А теперь еще и физическая чувствительность появилась. Мы скоро как один организм функционировать будем, — высказалась я и практически шепотом добавила: — Единый организм, с огромной силой. И никак не вырваться из замкнутого круга.

Девушка молчала, всматриваясь в меня, словно пытаясь понять, говорю я правду или нет.

— В общем, одно примите к сведению: мне будет плохо — всей тройке будет плохо, будет физически больно — всем троим станет больно. Это действует и в обратную сторону.

Так что, прежде чем от безысходности планировать мою смерть, советую подумать, что будет с Димирием.

Не желая продолжать неприятный разговор, сказала: — Я устала, а завтра трудный день.

Найна поднялась и в некоторой задумчивости покинула комнату. Но я не заблуждалась. Как успела понять, драконы о че ньревнивы, не только к любви — к любой близости. Их избранник должен целиком и полностью принадлежать им. Только они на первом месте.

Вздохнув, я улеглась байки, и едва голова коснулась подушки, как практически сразу меня сморил сон.

Я отдыхала, не зная, насколько мои последние слова драконице попали в цель.

Завтрашний день не просто стал для меня трудным, он перевернул навсегда всю мою жизнь.

* * *

Утро началось с того, что ко мне в постель забралась одна маленькая девочка.

Приоткрыв глаза, я узрела Даилу.

— Доброе утро! Улыбнувшись, я подтвердила: — Доброе.

— Наконец-то я смогла тебя увидеть! Вы все трое были так заняты.

— Не напоминай. Но теперь с основными обязанностями разобралась и я — вся твоя.

— Я много что хочу у тебя спросить. Как прошла практика? Вы сражались с чудовищами? Много интересных мест увидели? Замахав руками, я засмеялась: — Подожди! Совсем завалила меня вопросами! Сев на постели, я, заговорчески понизив голос, принялась рассказывать: — Практика прошла терпимо. Я много путешествовала и даже сражалась с чудовищем.

В глазах Даилы при последних словах появился восторг.

— Какое оно было? Ты победила? Как оно выглядело? — Я отбилась. А чудовище такое зеленое, большое, зубастое, с ужасным характером! — Его надо убить, чтобы оно не обижало людей! — воскликнул маленький дракончик.

— Да, мысль не дурна, — согласилась я.

— Может, ты лучше расскажешь о своих сокровищах, — раздался злой голос от порога.

Оборачиваясь, я уже знала, кто именно вторгся в мою комнату.

Наследник драконов подпирал стену рядом с дверным проемом, и в его глазах полыхала ненависть. Но, несмотря ни на что, дракон молчал.

Отчитает меня за оскорбления при сестре — признает, что он чудовище, поскольку прекрасно понял, о ком я говорила.

— Что за сокровища?! — с любопытством спросил ребенок.

— Давай так: ты сейчас проводишь своего брата из моей комнаты, потом мы завтракаем и я сразу показываю сокровища.

Даила поморщилась, но послушно спрыгнула с кровати и, схватив за руку Велора, потащила его прочь.

Ох, чувствую, мне еще предстоит тяжелый разговор.

Одевшись и прогулявшись к тренировочной площадке, я ожидаемо нашла тут Диму, который каждое утро для поддержания себя в форме занимался вместе с оборотнем.

Кивнув ребятам, я попросила дракона: — Дима, поговори со своей невестой.

— Нет! Мы вчера уже пообщались. С меня хватит. В последнее время она совершенно невменяемая.

— Она просто ревнует. И как женщину я ее понимаю. Что вы все не поделите? Дракон чуть прищурился: — А почему у тебя этот странный интерес вдруг прорезался? Слава уже стоял и хитро улыбался: он все понял.

— Она ко мне вчера заходила, и мы… поболтали, — не стала скрывать я.

Дима сказал пару заковыристых слов, которые заклинание мне не перевело.

— Надя, давай ты не будешь лезть. Мы сами разберемся.

Ну-ну… Решив оставить опасную тему, я потащила ребят завтракать. В столовой уже присутствовала вся королевская семья, наши тарелки стояли и ждали нас, бокалы были наполнены.

— А вы не торопились, я смотрю, — прокомментировал наше появление Велор.

Мы с ребятами, дружно его проигнорировав, принялись за трапезу. За столом, как всегда, царило полное молчание и даже Даила сидела притихшая.

Потихоньку вкушая пищу и потягивая вино, я продолжала размышлять о своем будущем. Впервые за последние три года я настолько в нем уверена, что строю планы, мечтаю и верю в лучшее. Наконец-то я начинаю видеть радость в том, что попала сюда, а не беспрестанную тоску.

Единственное, что все еще навевало грусть, — это воспоминания о родных. Но чем дольше я жила на Эрго, тем призрачнее становились воспоминания о прежних привязанностях. Я хорошо помнила неживое, города, технологии, но забывала живых.

Меня пугала сама мысль, что со временем могу забыть дорогих мне людей.

— Я хочу стать алхимиком, — неожиданно в тишине комнаты провозгласила Даила.

Мы все недоуменно на нее посмотрели.

— Такой профессии нет. Это все сказки, — отмахнулся Дима.

Все снова приступили к еде.

— Но есть же кто-то, кто занимается различными зельями? — Да, — подтвердил Слава. — Надя очень хорошо в них разбирается. Подрастешь — и она может побольше рассказать тебе.

Все продолжали невозмутимо жевать и думать о своем.

— А я и сама во всем разобралась. На пузырьке написано, что требуется.

Тут за столом насторожились все, даже королевская чета. Пусть они недостаточно разбирались в магических искусствах, зато хорошо — в своей дочери.

— Там надписи на древнем языке, а я прекрасно его знаю.

У меня появилось плохое предчувствие.

— А откуда ты узнала, на каком языке пишется инструкция на зельях? — неласково спросил Дима.

В ожидании ответа я, нервничая, потягивала из бокала настой.

— Такие надписи есть на зелье, что случайно выпало из сумки Нади. И прочитав его, я поняла, что оно для счастья. Они с Велором такие мрачные в последнее время. Вот я и решила помочь им, чтобы они повеселели.

— Диала, разве я не научила тебя, что нельзя брать чужие вещи, — резко спросила королева.

Сначала я ничего не поняла, а через несколько секунд с ужасом посмотрела на свой большой бокал и выплюнула последний глоток, обдав Диму брызгами.

Велор, заметив мою реакцию, также с опаской взглянул на свой бокал, который давно допил.

— Что?.. — начал он, но я, вскочив, уже бросилась прочь из комнаты.

Совершенно не контролируя свои порывы, задела на выходе плечом дверь, упав на пол. Шипя от боли, я поспешила подняться и побежала в комнату.

Бутылочки в сумке не было, и я, скуля от ужаса, залезла в один из карманов и, достав маленькие магические камушки, что собирала к практикумам по зельеварению, начала глотать их чуть ли не горстями.

Паника захватила меня.

— Надя, что случилось? — появились на пороге комнаты ребята.

Я же им еще ничего не успела рассказать про подарки, но сейчас мне все равно. Я хотела прыгнуть назад в прошлое и все исправить.

— Что она нам подлила? — появился следом за парнями мрачный Велор.

— Зелье истинной любви, — помертвевшим голосом ответила я. — Камень иркар снимает действие некоторых магических отваров, и я надеюсь… Но старший дракон уже не слушал меня. Упав рядом на колени, он схватил из сумки камешки и тоже начал запихивать их в рот.

Каждый из нас знал, что за беда постучалась к нам в дверь.

Как такое могло случиться? Что я буду делать? Как дальше жить? И как же мои перспективы?! Беда пришла не одна. Мало того, что я в другом мире, так теперь еще и моя жизнь безвозвратно испорчена!

Глава 12

Я, совершенно подавленная, ходила по комнате взад-вперед, ребята сидели на кровати. Здесь присутствовала даже Найна.

Она разыскивала Диму с явно недобрыми намерениями, но, увидев на полу Велора и меня, глотающих камни, мягко говоря удивилась.

Наследник, меня объев, молча ретировался из комнаты, и что-то мне подсказывало, в библиотеку. И сейчас я металась, не зная, что предпринять, куда бежать.

— Что произошло? — шепотом спросила драконица у своего суженного.

— Даила подлила им с Велором зелье истинной любви, ну они его и выпили одновременно, — вполголоса ответил дракон.

Девушка несколько секунд неверяще посмотрела на меня и довольно улыбнулась.

Я волком рыкнула на нее: — Чему ты улыбаешься?! — Сама понимаешь. Не переживай: любовь — это прекрасно.

— Ага! И вы с Димой прямой тому пример.

— Надя, не рычи, — попросил Слава. — Все наладится.

Я остановилась и посмотрела на троих недоуменно: — Вы что, ничего не понимаете? Если верить тем сведениям, что нам дала Искар, то зелье истиной любви вызывает настоящее чувство. Любовь! Глубокую! И сильную!O! А что самое главное, необратимую! Теперь улыбались все трое. Дебилы! — Я полюбила человека, который мне глубоко неприятен, понимаете вы? — попыталась еще раз донести ужас ситуации до нелюдей. — Я его практически ненавижу.

Мы совершенно не схожи характерами, у нас нет ничего общего. Скажу даже больше: мы чужеродные друг для друга формы жизни! Как это можно любить? Снова заметавшись по комнате, я заговорила уже сама с собой: — У меня были такие планы на это зелье, там такие перспективы! Да я могла прекрасно устроить свою жизнь! А теперь что? — Да, что теперь? — с улыбкой спросил Слава.

— Теперь моя душа и разум будут противоречить друг другу, разрывая меня изнутри! И это вас радует? — разозлилась я, смотря на довольные мордуленции гостей.

— Надя, успокойся. Ты либо влюбилась в Велора, либо нет. Первый вариант меня больше устраивает, — честно ответил Дима.

Кажется, я сейчас совершу убийство.

— Чем же? — процедила я.

— Ну, хотя бы тем, что наши проблемы с заговорщиками решены, — пожал плечами дракон. — Да и что такого? У тебя что, великая любовь к кому-то? Подумаешь, влюбилась.

Он — брат Велора, это неоспоримо! Я ехидно спросила: — Думаешь, заговорщики так легко сдадутся? — Нет. Но ваши чувства означают, что Велор способен на любовь, и всем плевать, как она возникла. Он сильный, нормальный правитель. Народ примет его — и раскола в государстве не будет. А заговорщиков мы вырежем.

— Хорошо, про тебя и твою благоверную все и так понятно. Но что веселит тебя, Слава? — повернулась я к оборотню.

— И у меня есть своя выгода. Так проще в будущем заполучить мою невесту. Когда твои интересы отстаивает будущая королева драконов… Меня передернуло.

Велор на мне женится? Ха! — И прекрати так переживать, — добавил оборотень. — Ты что, чувствуешь в себе сильные изменения? Проявилась любовь? Прислушавшись к себе, я ничего особенного не заметила. Все — как и раньше.

— Нет.

— Вот видишь. Вполне возможно, что зелье или ненастоящее, сама знаешь, как трудно его сварить, или камушки помогли.

Присев в кресло, я замерла, раздумывая.

— Вам нужно идти по своим делам — я не буду вас задерживать, — сообщила я гостям.

Ребята встали. Младший дракон, прихватив свою невесту, молча вышел.

Слава, остановившись около порога, сказал: — Только сильно не расстраивайся, а то ведь мы с Димой все чувствуем и так на душе из-за тебя тяжело.

— Да-да, иди уже.

Дверь за оборотнем закрылась, а я прилегла на постель. Надо все хорошо обмозговать.

Нельзя делать поспешных выводов.

* * *

Велор Шафирану коре Нару

Вернувшись из библиотеки с книгами, я вплотную занялся изучением вопроса «Зелье истинной любви». И уже через два часа понял: моя жизнь кончена. Если все, что здесь написано, случится, я не представляю, как после этого жить.

Подойдя к шкафу, я вытащил бутылку «Красной крови саламандры» и налил себе вина, а подумав, прихватил и всю бутылку. Нужно расслабиться, пока я не сошел с ума.

Потягивая вино откинувшись на спинку кресла, постарался выкинуть из головы все мысли. Они мешали забыться. А мне так необходимо напиться и забыться.

Кто-то стучал в дверь кабинета, я не ответил. Через некоторое время кто-то меня позвал — все равно.

Потом открылась дверь. Странно, я вроде ее запер.

Сфокусировав взгляд, увидел друга.

— Чо... что... что надо? — с трудом проговорил я.

Бутылка в шкафу оказалась не одна.

— Велор, это не выход.

— А мне плевать.

— Ничего особенного в твоей жизни не случилось, — начал друг, но увернулся от брошенного мною кинжала.

— И приворот решит проблему с заговорщиками.

— Как... кака... да моя жизнь рушится?! Я бы и без этого зелья решил бы проблему с предателями, — помахал я вторым кинжалом.

— Но раньше мог случиться раскол, а сейчас нам так на руку....

В друга полетел еще один кинжал.

— Хорошо-хорошо. Но прекрати пить. Родители беспокоятся. К тому же у нас заговор в государстве, а ты напиваешься. Неужели любовь к ней так мучительна? Прислушавшись к себе, я пожал плечами: — Не знаю. Вроде нет.

— Тогда прислушайся к дельному совету: не спеши с выводами. Написать можно что угодно. Не всему же верить! Усмехнувшись, я налил себе в бокал вино.

Регал не хранитель легенд и истории нашего народа, а значит, не знает сколько в них правды. Он не знает, а я знаю.

Ничего хорошо уже не будет. Я залпом осушил бокал.

* * *

Надежда Ронер

Следующие два дня я практически не выходила из комнаты, много думала и материлась. Заходили ребята и даже Найна. Они-то мне и рассказали о том, что Даилу наказали и оправили к родственникам начинать обучение, что проходят все маленькие дракончики. Эта хитрюга все уговаривала родителей повременить, но теперь доигралась.

Королевская чета абсолютно спокойно восприняла факт приворота, чем повергла меня в глубокий шок. Значит, Диме я не подхожу, а Велору в самый раз? Но спустя два дня моему уединению пришел конец. Меня вызвали на семейный совет.

В государстве непростая политическая ситуация, и заговорщики уже почуяли неладное.

Тройка не показывается людям, наследник пьет. Нужно что-то решать.

Глава правящей семьи собрал нас вечером в своем кабинете. Около окна тихо сидела королева, наша тройка расположилась на диване, а Велор — у камина. Он стоял с бокалом вина и задумчиво смотрел на огонь.

Молчание прервал отец Димы, обращаясь ко мне: — Меня ввели в курс того, что случилось несколько дней назад, и у меня к вам только один вопрос: что вы намерены предпринять? Я растерялась: конкретного плана у меня не было.

— Думаю, сначала проверю, подействовал приворот или нет.

— И как вы это определите? — поинтересовался его величество.

— Посмотрю, что будет происходить со мной дальше. Какие чувства у меня будет вызывать ваш старший сын.

А сын в это время посмотрел на меня с откровенной ненавистью.

— Возможно, своевременно принятое противоядие или, скорее, тот факт, что я дарада, изменили действие зелья или свели его на нет, — сказала я.

Лицо наследника при моих словах просветлело.

— Как ты планируешь это узнать? — спросил он.

— Продолжу отдыхать, но хотя бы один раз в день мне нужно будет встречаться с тобой, дабы понять, есть ли изменения.

— Разумно, — одобрил Велор.

— А что если приворот все же подействует? Вы пройдете обряд с моим сыном? — спросил король.

Подобная мысль ввергла меня в панику.

— Отец! — прорычал наследник.

— Что? — переспросил его величество. — Мы с тобой уже говорили об этом. На тебе лежит большая ответственность по продолжению рода. А в связи с тем, что твой брат потерял право наследования, а сестра еще маленькая, эта ответственность вдвойне тяжелее. Если ты ее полюбил, у тебя не будет выхода! — Все к лучшему, сын, — добавила от окна королева. — Раньше мы вообще сомневались в том, способен ли ты на подобное чувство. А теперь есть надежда.

Бокал в руках Велора треснул и разлетелся на кусочки.

— Да, в нашей ситуации с заговорщиками этот козырь будет нам на руку, — подтвердил король.

Я сидела в полном ужасе, и ребята обеспокоенно на меня поглядывали, чувствуя мои эмоции. Бедные, как им тяжело.

Снова посмотрев нас королевскую чету, я не знала, что сказать. У меня случилась беда, а эти нелюди сидят и размышляют о том, как она для них кстати, не учитывая ни моих чувств, ни чувств Велора. Для нас это пойдет на пользу — все в этом уверены.

Я прикрыла глаза. Что же делать, как теперь быть? А что если?.. Нет, буду думать о плохом.

Подняв глаза на дракона, я встретилась с его взглядом, полным беспросветной тоски.

Сердце кольнуло, и по нашим телам пробежал ток. Словно отражение своей души, я видела панику внутри Велора.

Не удержавшись, я выбежала из комнаты. Посмотрим, что время покажет.

* * *

Постаравшись выбросить все из головы, я продолжила свой отдых у драконов. Гуляла, читала, проводила время с ребятами из тройки. И ежедневно виделась с Велором. По настоянию королевской четы, я проводила по полчаса в день в его кабинете. Прекрасно проводила.

Дракон работал, я читала книгу, и все было хорошо, пока за неделю до нашего отъезда я не нашла Велора, занятого тренировкой. Подошли очередные полчаса нашего каждодневного времяпрепровождения.

Тренировочная площадка, окруженная деревьями, находилась недалеко от замка.

Стараясь не смотреть на полураздетого дракона, я расположилась на травке и стала ждать окончания поединка.

Два хищника на моих глазах красиво сражались. Быстрые отточенные движения, молниеносная реакция — я смотрела и не могла отвести взгляд.

Прекрасны! Прекрасен! Убедив себя, что на такой бой невозможно смотреть равнодушно, я, дождавшись конца и того, что проигравший противник Велора удалится, подала наследнику полотенце.

Наши руки соприкоснулись — и по мне пронесся ураган сильного, жгучего, всепоглощающего желания. Душа наполнилась теплом и осознанием того, что жизнь моя невозможна без этого мужчины! Велор так сильно сжал мою руку, что косточки захрустели, и посмотрел на меня глазами с вытянутыми зрачками. Тело мужчины окутало сияние — и в следующее мгновение передо мной сидел большой зеленый дракон.

Раздался громогласный рев, взмахнули крылья, меня схватили когтистые лапы и подняли в воздух.

С каждой секундой меня все дальше уносят от замка, а я не знаю, чего боюсь больше: дракона или осознания того, что приворот подействовал.

* * *

Принесли меня к какому-то водопаду и, конечно, в него уронили. Когда я вылезла из воды, стуча зубами на прохладном ветру, на берегу сидел дракон, в поведении которого ничего не говорило, что внутри него спрятан Велор. Сейчас это была огромная, неразумная животина.

Кошмар! Что теперь делать, что делать-то? Ящер двинулся ко мне, я — от него.

Тот, видимо, подумал, что я затеяла с ним игру, и принялся гонять меня по полянке, периодически валяя в траве и грязи.

Когда я свалилась совершенно обессиленная, согласная даже на то, чтобы меня съели... дракон растянулся рядом, согревая своим боком. Полежав так некоторое время, я заметила, что ящер уснул, а через пару минут обернулся в человека.

Ага. Вот теперь посмотрим кто кого! Налетев на Велора и растолкав его, я остановилась, потому что осознала, что он… м-м- м… голый! Теперь, в связи с приворотом, этот факт очень волновал меня. Чувствуя, как дрожь пробегает по телу, я вынуждена признать: дракон привлекает сильно и везде! Открыв глаза, наследник некоторое время недоуменно меня рассматривал, а потом в его глазах мелькнуло понимание и, подскочив, он всю меня ощупал.

Мое внутреннее «я» обрадовалось его действиям, как ничему до этого.

— Что ты делаешь? — Ты жива! Не могу поверить! Отстранившись от дракона, я подозрительно спросила: — А не должна? — Нет, — последовал категорический ответ.

Мне стало не по себе.

— И что это означает? Дракон нахмурился: — Ответ тебе не понравится.

* * *

Снова я сидела в кабинете его величества, только теперь нас было трое. Велор, я и король. Последний рычал на сына так, что я вжалась в кресло и боялась подать голос.

— Сын, объяснись! Как получилось, что ты потерял контроль? Представляешь, что это означает для нас, в нынешней ситуации?! — Да. Я не знаю, как это произошло! Почему… Просто это… В ответ на слова дракона у меня тут же всплыли воспоминания о том, что предшествовало его обороту. На моем лице проступил румянец.

Король мою реакцию сразу заметил и пристально посмотрел на сына.

— Я чего-то не знаю? — Приворот подействовал, — выдохнул Велор, сжимая и разжимая кулаки.

Да, этот факт придется признать. Не знаю, почему действие зелья так спонтанно проявляется, но нас с Велором чувства захлестнули с головой, словно платину прорвало.

Нежность, тоска, любовь. Физическое желание сковывает тело, я задыхаюсь от чувств.

Умом понимая к кому я их испытываю, что это за человек, я сопротивлялась, но в душе была полностью порабощена. Если так пойдет дальше — мой разум даст трещину.

— Вы прошли обряд? — спросил король.

— Нет! — закричали мы с Велором одновременно.

— Сын, как ты тогда объяснишь, что на ней ни царапины? Да, она в грязи. Может, есть пара синяков. Но если бы ты потерял контроль, то загрыз бы ее на месте. И точно не стал бы тащить непонятно куда.

— Это невозможно, — покачал головой наследник.

Король заходил взад-вперед по комнате.

— Ты преподнес ей дар? — Нет! — воскликнул Велор, но тут же сник.

— Что? — напрягся его величество.

— Она преподнесла мне.

— Когда такое было? — возмутилась я.

— А про свой веник ты уже не помнишь? Перед тем, как я нанес на вашу группу защиту.

Перед глазами сразу всплыла картина: я скрипя сердцем протягиваю букетик ящеру, а рядом стоит ректор.

— Но это же смешно. Цветы... Да когда я делала подарок, то не имела в виду ничего личного! — Не имеет значения, — покачал головой король.

— И что, каждый, кто что-то подарит кому-то, будет связан брачным обрядом? — фыркнула я.

— Нет, — усмехнулся Велор. — Помимо этого будущая супруга должна увидеть его в истинной ипостаси, мужчина должен перед избранницей обернуться и самое главное — помолвленные должны смешать свою кровь. Вот этого как раз и не было! Я сидела притихшая.

— Не было ведь? — с угрозой спросил дракон.

— Когда ты в долине Желтого города упал на развалины, — начала я оправдываться, — то весь истекал кровью. Что мне было делать? — Я бы и без тебя регенерировал! — прорычал наследник, готовый броситься на меня.

— А внизу стая нарлоков, что идут исключительно на кровь. Естественно, я провела ритуал исцеления! — Да лучше б ты меня нарлокам отдала, — заорал на меня Велор.

— Знала бы, что случится приворот, сама бы к ним спихнула! Дракона трясло от бешенства.

— Все равно не верю, что такие простые вещи способны связать двух людей.

— Только дракона и человека, — поправил меня король. — Не стоит забывать также немаловажный факт, что союз возможен только при искренней, сильной любви между партнерами.

Сердце в груди при этих словах часто-часто забилось, и я не знала от чего: то ли от бесконечной радости, бьющей в душе ключом, то ли от того, что разумом я впала в полное отчаяние.

Этого просто не может быть. Я и Велор.... Да это за гранью добра и зла! Мне нужна помощь и время подумать. Выход обязательно должен быть. Он всегда есть! Встав, я вышла из кабинета.

Несколько дней назад я была и свободна сердцем, и в удобном для меня статусе. А уже сегодня — влюблена и замужем.

Хочу домой! Кто-нибудь, заберите меня домой!

* * *

Я прилегла в своей комнате на кровати, но не прошло и часа, как ко мне вбежал Дима.

— Это правда? — спросил он.

— Что именно? — устало поинтересовалась я.

— Вы с Велором женаты? — Да… — Мама в восторге и уже предвкушает внуков, — усмехнулся младший дракон.

При мысли о том, что мы с Велором делаем детей, внутри все сладко заныло.

Отвратительно! — Нет, — категорически заявила я.

— Э-э-э-э... С тобой все в порядке, Надя? — приподнял брови Дима.

Надо же, догадался.

— Нет, со мной не все хорошо! Моя жизнь разрушена, я потихоньку схожу с ума! Можно просто оставить меня в покое? Я так много прошу? Накричав на Диму, бросила в уже закрывшуюся дверь подушкой. Внутри меня кипели чувства и требовали выхода.

Подскочив на кровати, я начала бить руками по перине, разбрасывать постель, бросать все, что подвернется под руку.

Ненавижу, ненавижу, ненавижу! Люблю...

«Нет!» — обессилено осела на пол.

Я же не мебель и не игрушка, чтобы со мной поступать как вздумается. Я буду бороться и не позволю какой-то магии заставить меня полюбить неприятного человека! Не позволю! Просто мне нужно время. Да, время и хорошее занятие. Мысли о Велоре выветрятся из моей головы или я им помогу! Я буду бороться!

Глава 13

За день до отъезда из Меринга я была довольна как никогда. Наконец-то покину столицу драконов! Чем дальше я буду от Велора, тем лучше. В Академии появится масса дел и впечатлений, это отвлечет от ненужных мыслей.

Пока же я глушила все эмоции, что во мне возникали, избегала дракона и этим была счастлива. Какого же было мое удивление, когда вечером меня пригласили в кабинет к наследнику.

Сначала я хотела проигнорировать просьбу, но потом изменила решение. Вдруг что-то интересное скажет? Велор ждал меня стоя у окна, заложив руки за спину, и смотрел на улицу.

— Что ты хотел? — спросила я резче, чем хотела.

Стоило мне его увидеть, как сердце снова наполнилось теплом, томлением и множеством других эмоций. Захотелось подойти, прикоснуться, провести рукой по густым черным красивым волосам, потискать кисточку, уткнуться носом в шею...

Так! Все, стоп! Встретившись глазами с драконом, я увидела тот же пожар чувств, что пылает внутри меня. Велор стоял со сжатыми кулаками и пытался совладать с собой.

— Ужасно… — прошептала я.

— Не могу с тобой не согласиться, — сдавленным голосом сказал ящер.

— Зачем звал? — Для дела. В связи с тем, что ты завтра уезжаешь и меня не будет с тобой рядом, по традиции...

— Что, еще одной?! — испугалась я.

— Да! По традиции я должен отправить со своей парой дракона-хранителя.

Мне тут же представилась огромная зверюга размером с Велора, которая будет постоянно меня охранять.

— Нет, нет, не надо, — замотала я головой. — Сама как-нибудь. До этого же жила прекрасно.

— До этого ты не была моей супругой. Вчера отец поставил всех глав родов перед фактом. Не сказать, что они были в восторге. И теперь ситуация изменилась. Если раньше тебя логичнее было переманить, чтобы ухудшить мое положение, то теперь проще всего убить. И тем самым нанести мне сокрушающий удар.

— Не называй меня супругой! — Тем не менее факты не изменишь. С ними можно побороться, но не изменить! Отец отсрочил занесение наших имен в архив королевства в связи с заключением брака, но скоро это придется сделать.

— Архив? — с опаской переспросила я.

— Летописи государства. Туда, помимо прочего, заносятся все браки. И еще: тебе положена одна вещь.

Дракон открыл стоящую на столе шкатулку, и не успела я ничего сделать, как на моей руке уже висел красивый ажурный браслет, похожий на золотой.

— Это… — Да, теперь все будут знать, что ты моя супруга.

Невольно бросив взгляд на запястье дракона, я увидела у него такой же.

— Ладно, хорошо, — потерла я лоб пальцами, не успевая осознавать изменения в своей жизни. — Но я все равно отказываюсь брать с собой этого хранителя. Где я его поселю? — В своей комнате. Он должен постоянно находиться при тебе.

— Ты что, не в себе? Как ты это представляешь? — Не переживай. Его могут видеть только люди, связанные со мной близким кровным родством, или посвященные. Например Регал или Велислав. Еще я дам пару амулетов: они позволят посторонним знать о Шиу. Но не раздавай их без нужды.

Тут мой взгляд зацепился за зеленое пятно на ковре, рядом со шторами.

Заметила я его потому, что оно смотрело на меня двумя наглыми глазищами на острой мордочке. Зрачки вытянуты. Удлиненная шейка и толстая ж... тело.

— М-м-м-м… Это что? — Хранитель.

Значит, мне на прокорм пытаются всучить маленькую, толстую зеленую зверюгу.

— Нет! Я тебе говорю «нет»! — Да.

Во мне вновь начали подниматься сильное раздражение и огромная нежность. Разум и сердце вошли в резонанс: мой мир рушился и я сходила с ума.

А Велор тем временем двинулся на меня, смотря как-то странно, и я подалась назад.

— Чтобы прикрепить его к тебе... — пробормотал дракон и, приблизившись к ничего не понимающей мне, поцеловал.

Если вы были в эпицентре урагана, вы меня поймете: передать ощущения словами очень сложно.

Во мне вспыхнул калейдоскоп чувств — и каждая клеточка тела заболела, запылала.

Обхватив дракона за шею, я со всей страстью ответила на поцелуй. Вихрь ощущений волнами накатывал и накрывал меня с головой. Я задыхалась, я не могла надышаться моим мужчиной. Я жаждала впитать саму суть любимого.

Громкий кашель прервал наши объятия.

— Извините, что помешал, — пробормотал Регал, стоя у порога и стремясь изо всех сил скрыть улыбку.

Разум очнулся и все испортил. Я смотрю в недоуменное лицо Велора, который крепко, словно тисками, обнимает меня (точно останутся синяки), и не понимаю, как такое могло случиться.

Я сижу на столе, дракон стоит между моих ног. Моя кофта расстегнута, его туника поднята до талии. Что здесь произошло бы, если нас не прервали? Видно, та же мысль посетила и дракона — он отпрянул от меня, не зная, куда деть руки. А я, застегнув пару пуговиц и схватив зеленую зверюгу в охапку, выбежала из кабинета.

Бежать куда угодно! Что со мной происходит?! Что я делаю?! Как я могла?! Лицо пылало от смущения. Я обжималась с драконом. Какой кошмар! Добежав до комнаты, бросила маленького ящера на кровать — тот зашипел.

— Ты еще поартачься у меня! Я тебя быстро на перчатки пущу! Так, что я знаю о хранителях драконов? Когда-то Дима мне говорил, что такие есть у каждой сильной особи, они как бы часть своего хозяина. И все...

Непорядок.

В этот момент дверь отворилась дверь и в комнату влетели оборотень и дракон. Оба были не в себе: глаза блестят, волосы всклокочены.

— Что случилось? — Надя, объясни, почему некоторое время назад я испытывал по отношению к брату нескромные желания?! — зарычал Дима.

— Надя, ты что... — начал Слава и оборвал себя, увидев на кровати хранителя.

Дима тоже обратил на него внимание.

— Он все-таки решился, — пробормотал младший дракон.

— Так, садитесь. У меня к вам много вопросов, — решила воспользоваться ситуацией.

Только ребята двинулись в сторону кровати, как хранитель зашипел на них.

Вздохнув, я разместилась на перине, а ребята, с опаской поглядывая на моего защитника, расположились на полу.

Устроившись поудобнее и сложив ноги по-турецки, я почувствовала, как ящер снова шипит и бьет по постели хвостом.

— Что? — недоуменно спросила я.

Тот хвостом стукнул меня по бедру. Это что, ему места мало?! — Попихайся мне еще! — возмутилась я и спихнула наглеца с кровати.

Раздался глухой удар толстого тельца о пол, после чего зацокали коготки и, обогнув кровать, к нам вырулил разгневанный дракончик.

Проигнорировав приподнятые в возмущении чешуйки, я спросила: — Дима, расскажи мне, что это за ящерица и для чего она мне нужна? — Это твой защитник и шпион Велора, — дал исчерпывающий ответ младший дракон.

— А что, мне нужна дополнительная защита? — Ну, есть вероятность, что тебя попытаются убить. Хотя и вряд ли. Но все же Велору нельзя рисковать.

Снова посмотрев на дракончика, который, несмотря на перевешивающую попу, все- таки залез на кровать, раздумывала о том, на что пустить животину. Вообще, качество мяса не очень: один холодец и сало.

— М-да... Надо оставить его здесь.

— Не получится, — покачал головой Дима. — Договор скреплен и брак заключен по всем правилам. Теперь хранитель постоянно при тебе.

— У него имя есть? Шиу? Ребята синхронно пожали плечами.

— А кормить чем? — Мясом. И сладостями. Велор с ректором обо всем договорится, — обрадовал меня дракон. — Но кормить должна ты. Ни от кого, кроме хозяина, он еду не возьмет.

Судя по виду мелкого ящера, он себе ни в чем не отказывает.

— А то, что он огрызается, это нормально? Дима отмахнулся: — Он тебе ничего не сделает, как и ты ему. Не уходи от темы.

— Какой? — удивилась я.

— Надя, ты знаешь, что я испытал десять минут назад? Это неправильно, это чудовищно! — Это претит моей природе! — встрял оборотень.

— А моей природе претит то, что у меня периодически возникает любовь и чувства тоски по женщине, или то, что я целую женщин или испытываю к ним сексуальное влечение. И ничего, привыкла! Ребята раздраженно оскалились, а я улыбнулась. Посмотрим, что будет дальше.

* * *

В Академию я прибыла поздним вечером. На руке у меня висел браслет — символ правящего рода драконов и знак того, что я замужем. А завтра, после лекций, мне нужно подписать кучу бумажек в связи со сменой гражданства.

Гарнер был «просто в восторге» от факта моего замужества и ругался на меня минут пятнадцать. Из его выволочки я вынесла для себя важную информацию.

Практику я прохожу по направлению Академии, но от отработки в счет платы за образование меня освободили. Вместо этого Велор выплатит Объединенным Землям неустойку, согласно уровню выпускаемого студента. Чувствую, из Академии мы выйдем сильными, крутыми магами.

Государство драконов, со своей стороны, имеет право проверить уровень подготовки выпускаемых кадров. Поэтому выжмут из нас за эти два года все, что можно. В общем, как всегда, самые замечательные новости — у нас.

Войдя в здание Академии, я почувствовала, что вернулась домой. Родные стены, мой приют в этом мире. Такая знакомая обстановка. Очутившись в своей комнате, я не могла нарадоваться на то, что вернулась в такие близкие и родные застенки.

Но эйфорию прервало цоканье маленьких лапок. В помещение, прямо сквозь стену, вошел маленький дракончик и, осмотревшись, направился к спальному месту вампирши.

— Даже не думай! Это кровать моей соседки. И я тебя серьезно предупреждаю: не трогай ни Вуку, ни ее вещи! Осмотревшись, дракон вперился в меня взглядом, на его мордуленции проступило недовольство. Понимали мы друг друга без слов.

— На подоконнике мягкая лежанка. Только смотри, чтобы на тебя никто не сел.

Прошипев мне что-то невразумительное, хранитель поцокал к окну. Зацепившись лапками за край подоконника, ящер подтянулся, но, не удержавшись, шлепнулся на свою толстую попу.

Взрыкнув и вскочив, он снова зло уставился на меня. Вздохнув, я пошла в ванную посмотреть, что есть в шкафу, чтобы исправить ситуацию.

Когда Вуку появилась в комнате, я заколачивала гвозди в наш подоконник, прибивая мягкую подушку, на которой мы обычно сидим.

— Здравствуй, Надя! А что ты делаешь? — недоуменно поинтересовалась вампирша.

Сняв с шеи, бросила ей амулет.

— Надень и все поймешь, — и продолжила свое занятие.

Едва девушка выполнила мою просьбу, как вскрикнула: — Надя, это то, что я думаю? Смерив хранителя взглядом, ответила: — Да, Вуку. Это — толстая вредная ящерица, которая теперь будет жить с нами и приносить неприятности.

Соседка направилась ко мне — хранитель зашипел.

— Не будешь слушаться, прищемлю хвост, — пообещала я.

Вуку, остановившись, с безопасного расстояния поинтересовалась у меня: — Покажи браслет.

Удивляться нечего: Вуку знает обо всех свадебных обрядах рас этого мира. Поэтому, выполнив ее просьбу, продемонстрировала украшение.

— Если не ошибаюсь, видела такой у Димы. Ты что с ним?..

— Нет! С его братом, — призналась со вздохом.

— С будущим королем? — с придыханием спросила соседка.

Я сразу заподозрила, что это она замуж вышла.

— Какая ты молодец! Поздравляю! Теперь ты такая богатая! И знатная! Сама — тихая и безразличная, а в результате — обошла чуть ли не всех девушек Академии! Слушая Вуку, я проникалась своим счастьем и с остервенением долбила по гвоздям.

— Надя, мне кажется, ты уже прибила подушку. Кстати, зачем? — Он, — ткнула в маленького дракона пальцем, — теперь спит здесь. Попробует потеснить тебя — гони в шею.

— Сурово ты с ним, — посочувствовала соседка хранителю.

Ничего… Вот познакомятся они поближе… — Взгляни на его попу! Судя по ней, его и так всю жизнь балуют.

Рыкнув в мою сторону, маленький ящер на этот раз смог забраться на подушку и, покрутившись на месте пару раз, улегся, отвернувшись от нас.

— Не больно-то и надо, — пробормотала я.

Оценивающе смерив взглядом хранителя, я пришла к выводу, что нужно дать ему имя.

Все-таки уживаться не один день с чешуйчатым гадом и называть его Шиу… Фу… Как-то неудобно и не по-родному. Мы ведь теперь одной крови… Первая ассоциация в отношении маленького дракона — одно лицо с начальником моего подразделения на земной работе, Ниной Ренатовной. И непросто одно лицо, но и цветом кожи как похожи. Увы, зверь, что лежит на подоконнике, никак не может быть Ниночкой, значит, будет Геной, как крокодил, друг Чебурашки.

А что, и природа учтена, и имя хорошее.

Удовлетворенно вздохнув, я распаковала вещи и отправилась в ванную. Надо сегодня пораньше лечь спать: завтра первый учебный день и нужно быть в форме.

* * *

Утро началось со знакомого похоронного мотива, которому обрадовалась как любимой мелодии. Но если я встала с улыбкой, то Гена вскочил и, оттопырив гребень, приготовился к битве. Его внешний вид преобразился: клыки, и так длинные и острые, стали еще внушительнее, когти увеличились, чешуя превратилась словно в броню.

— Порвешь подушку — будешь спать на голом подоконнике, — предупредила я ящера, направляясь в ванную.

Вуку сидела под впечатлением от нашей зверюшки и шокировано смотрела на хранителя. А я ничего, восприняла нормально: и не такое видела. Вот соседка, тетя Зина, которая приходила ко мне жаловаться в два часа ночи, — это да, страшно.

В халатике ядовито-зеленого цвета, бигудях еще советского производства и с какой-то синеватой маской, что наносят на ночь. В руке возмущенная женщина чаще держала выбивалку. Это было зрелище не для слабонервных. А тут — впечатляюще, но не устрашающе.

Приведя себя в порядок, я сделала бутерброды из прихваченной вчера провизии. Часть положила Гене, два взяла себе. С утренней кормежкой я все равно буду опаздывать в столовую, так что нужно компенсировать.

Маленькое чудовище съело десяток бутербродов буквально за пару минут, и уже подбиралось ко мне. Не успела оглянуться, как Гена оттяпал полбутерброда, ровно по мои пальцы.

Схватила негодяя за шею, желая придушить, но ничего не смогла сделать. К тому же бутерброд все равно потерян… Из комнаты я вышла в самом мрачном настроении.

Сегодня мы с ребятами сначала должны посетить своего куратора и на это отводилась вся первая половина дня. И сейчас я сидела в очереди, около кабинета Гарнера.

Дима со Славой о чем-то тихо переговаривались рядом, а я, прикрыв глаза, откинулась на каменную стену.

Вот и прошла первая половина моего обучения в Академии. Какими забавными сейчас кажутся мои страхи, что три года назад обуревали меня. Теперь я куда увереннее.

С того момента многое изменилось и пора подвести итоги. Сейчас я — слабенький, но все-таки маг. Способна немного постоять за себя, с хорошим потенциалом, во многом знаю и понимаю этот мир. А главное, с желанием стать кем-то в этом мире.

За время практики многое изменилось. На фоне приключений и путешествий мы с ребятами пустили на самотек перестройку наших способностей. Самое страшное было позади — и мы перестали волноваться. Наверное, я заразила своей беспечностью и парней.

Сейчас формирование магического обмена в наших организмах полностью завершилось. Об этом можно сказать точно: голод перестал нас мучить. Но ели мы все равно больше, чем раньше.

Магия плохо слушалась, строптивость силы пугала, и я плохо представляла, что с этим делать. Но преподаватели наверняка придумают выход из ситуации.

А еще… я замужем, или связана, как говорят в этом мире. И это основная проблема, что занимает меня сейчас.

Что в связи с этим фактом делать дальше, я не знала, да и задумываться не хотела. Я морально устала, моя душа измучилась метаться в настороженности и тревоге. С того момента, как попала в Эрго, я постоянно чего-то опасаюсь, постоянно переживаю, пытаюсь выжить. Даже больше, чем в своем мире. Но Земля, как ни крути, родная мне. Она вырастила, воспитала и вскормила меня. Суть ее течет в моих жилах. Здесь же все чужое и спустя три года я уже измотана.

Еще пару месяцев назад мое будущее казалось мне простым и понятным: наконец-то я хозяйка своей судьбы. Могла планировать и к чему-то стремиться. Я была уверена, что хоть что-то могу. А теперь? Теперь я снова понимаю, что мое мнение и желания ничего не стоят. И я раздавлена.

Как жить?! С драконом ли или без? Смогу ли жить без него? Или в этом мире есть еще какой-то закон, что поставит меня на колени и заставит постоянно находиться при будущем короле? Сильно ли повлияет мое замужество на свободу и волеизъявление? На жизнь? Так много вопросов, а ответов нет.

Мне хочется уехать, уехать далеко и надолго. Скрыться в каких-нибудь джунглях, есть орехи и мясо. И чтобы никаких проблем! — Надя.

Открыв глаза и повернувшись, я заметила: Дима странно смотрит на меня.

— Что? — Пойдем, наша очередь подошла.

Кабинет куратора, такой знакомый, снова натолкнул на воспоминания. Приятные воспоминания! — Садитесь, — предложил Гарнер и начал лекцию по общей информации: что нам предстоит в новом учебном году, чего ожидать нам, чего ожидают от нас.

Так как накануне нам уже высказали все, что думают по поводу нашей тройки, то в этот раз мы уже слушали руководителя вполуха.

Когда речь зашла о хранителе, я спросила: — А что насчет кормежки моего питомца? — Кстати об этом, — начал Гарнер. — В связи с м-м-м-м… особыми обстоятельствами, для тебя сделают исключение и позволят повесить в комнате голубой шар. Провизию будут доставлять раз в неделю.

Ребята посмотрели с завистью. Голубой шар — это то, что здесь заменяет холодильник.

Только он не охлаждает, а сохраняет продукты в том состоянии, в котором их поместили в него. — Что касается питания вашей тройки: несмотря на то, что оно стабилизировалось, — продолжил руководитель, — порции вы будете получать в два раза больше, чем обычно.

Прекрасная новость… — Как дела обстоят с контролем дара? — спросил Гарнер.

Переглянувшись, мы все как-то замялись.

— Что? — нахмурился инквизитор.

— Все в порядке... Наверное… — пробормотал Дима.

— Хорошо-о-о… — протянул руководитель. — Поработаете с боевой магией — и я сам посмотрю.

Я облегченно выдохнула. Значит, точно заметит и что-то придумает.

— Расписание перед вами на столе. Если вопросов нет, то все свободны.

Схватив пергамент, я поспешила побыстрее удалиться, дабы не искушать судьбу, и уже в коридоре просмотрела свиток с дисциплинами.

В этом году у нас появились новые предметы, но что-то и завершилось. Студенты должны были выбрать специальность, спецпредмет и одну из дисциплин. Остальное формировал деканат, учитывая способности и потребности каждого будущего мага.

Раскрыв свиток, прочитала:

«Надежда Ронер Специальность инквизитор.

Спецпредмет гадания Предмет по выбору: флора».

Вроде, все верно… А дальше? Этика Новый предмет. Страшно подумать, что за нормы поведения необходимо будет изучать.

Флора Пришлось выбрать эту дисциплину во втором периоде обучения. Она необходима для освоения зелий. Надим будет счастлив меня видеть! Зелья Высший курс.

Жаль, что занятия начнутся не сразу: Искар в командировке. А так хочется с упоением погрузиться в любимое дело.

Фауна Обязательный предмет, правда, я так и не поняла почему. Вроде основных представителей животного мира мы уже изучили.

Боевая магия О да! Наконец-то! Начертательная магия Высший курс.

С этим все понятно.

Боевые навыки.

Новый предмет с очень настораживающим названием. А если учесть, что преподавателем указан Бор Тронсен, то есть повод пойти спрыгнуть с башни.

Целительство.

Все-таки осталось. Какая неприятность! Рар Очень непонятно, что преподают на этой дисциплине. Единственная возможность это узнать — проверить все на практике.

Вздохнув, я отправилась к Пиграно. До первой лекции по этике есть еще время, а мне нужно увидеться с наставницей.

Глава 14

Новость о том, что в Академии учится супруга наследника драконов, мгновенно разнеслась среди студентов и преподавателей. Сейчас меня не сторонились, а наоборот старались со мной заговорить, но, увы, уже я не желала общаться.

Теперь у меня, помимо своих желаний, есть еще и ответственность. Это не добавляло ситуации прелести, но все уже свершилось и назад не вернуться. Нет такого заклинания в мире магии. А жаль… Кабинет гадалки был открыт, и я, постучав, вошла внутрь.

— А-а-а… Надя… Проходи, садись… Пиграно как раз возилась с чайником около своего столика. Она знала, что я приду.

Провидица… С улыбкой я расположилась за столом, где мы обычно сидим.

Поставив передо мной чашку моего любимого отвара, Пиграно, хитро прищурившись, спросила: — Я могу поздравить? Поморщившись, покачала головой.

— Ты же знаешь, что брак нежеланный для меня.

Всю практику я связывалась со своей преподавательницей, рассказывала впечатления и отчитывалась о развитии дара. С того времени мы полностью перешли на «ты».

— Когда в увольнительной ты пропала, я сразу поняла, что в твоей жизни случилось неординарное событие.

Странный тон, не свойственный ей. Пристально взглянув в глаза, вскричала: — Ты знала! Тогда… Незадолго до окончания второго курса! Ты ведь об этом говорила? — Да. Я знала.

Пиграно не отвела взгляда.

— Но не могла тебе сказать: ты знаешь правила.

— Правила? Да моя жизнь рушится! Какие тут правила?! — Не преувеличивай, все будет хорошо.

— Нет! Ничего хорошего уже не будет! — Ты его любишь, он тебя тоже. Сама знаешь: зелье истинной любви создает любовь в душе людей, выпивших его одновременно. Без вариантов. И противоядия нет. Теперь вы любите друг друга и обоим придется подчинить разум, чтобы найти компромисс. Тогда придет счастье. Долго в разладе с самим собой вы не проживете.

— Ты просто не понимаешь, о чем говоришь! Не понимаешь, как я к нему отношусь! — Это чувство любовью называют.

Я только покачала головой: — Надеюсь, зелье не сработает. У нас ведь и брак неправильный. Все не так, не по порядку.

— Он прекрасно знает: порядок не имеет значения.

— Кто? — не поняла я.

— Велор.

— А-а… — Подарок ты ему при ректоре подарила, самый что ни на есть настоящий. Ипостаси драконы только ближнему кругу показывают и тем более не оборачиваются при посторонних. А он ведь при тебе оборачивался? Я поморщилась: — Велор сделал исключение в связи с критической ситуацией. Он был уверен: вреда это не принесет.

— Брак не заключился бы, если бы вы не любили друг друга. Ухаживания, подарок говорят о доверии к человеку. Не важно, в какой ситуации и с каким отношением — все равно это доверие. Завершающим шагом считается обмен кровью. Ваш же случай показал, что обрядом соединения руководит только любовь. Нет ее — ничего не случится.

Я потерла лицо руками, стараясь смириться.

— Но все обернулось иначе, чем вы рассчитывали. Осталось только имена в анналы вписать, — продолжила гадалка. — Гард, когда узнал, долго бушевал и подвел итог словами, что за свою беспечность и глупость вам долго придется расплачиваться. А я не согласна.

— Почему? — Доверяю своей интуиции. А она мне говорит, что твой брак — лучшее, что случалось с тобой в этой жизни, в обоих мирах.

— Ну, да. Это не твоя интуиция сейчас связана с противным, мерзким драконом! И еще я знаю: не будь этого зелья и приворота, я его никогда не полюбила бы, как и он меня. Мой отъезд пойдет на пользу. Это даст время спокойно все обдумать, взвесить и принять важные решения. Хочется покоя.

— Ты многое в жизни потеряешь, если будешь упрямиться.

Я вопросительно посмотрела на Пиграно.

— Дети, интимная близость. У драконов только в браке появляется потомство и нет измен. Впрочем, как и у большинства рас. Только ты сможешь усмирить Велора, если верх в нем возьмет внутренний зверь.

— Я не дракон и не собираюсь подчиняться их законам! — Упрямая.

— Да! — Хорошо, время рассудит, кто из нас прав. А пока давай поговорим о твоем даре. Я не совсем тобой довольна. Твои сны редкие и очень мутные, в изнанку ты не выходишь, боишься непонятно чего. Способности нужно развивать… Я мученически вздохнула. Начинается…

* * *

На первую лекцию я пришла с больной головой. Пиграно на меня поругалась и дала инструкции, как я должна развивать свой дар. Я, видите ли, лентяйка. А я не хочу его развивать и знать вещи, что совершенно меня не касаются. Много знать — чревато для здоровья.

А тут еще и новые открытия. Этику у нас вел ректор — и я подумала, что предмет будет на медицинскую тему. Но как крупно я ошибалась! Это оказался предмет, который привнесет в мою жизнь покой, и возможно, вечный.

Пока мы на своем прежнем месте, около окна, сидели с ребятами, балдели и отдыхали, наслаждались привычной обстановкой, прозвонил колокол и в аудиторию вошел преподаватель.

Остановившись около кафедры, он повернулся к нам и сказал: — Очень удачно, что первая лекция у вас по моему предмету. Значит, не нужно будет тратить дополнительное время на объявление после занятий.

Я насторожилась. Терпеть не могу учебную информацию: вечно она привносит проблемы в жизнь студентов.

— Должен сообщить, что двенадцать студентов с вашего потока были отчислены, так как не справились с практикой.

Потери «бойцов» я не заметила. Состав группы на лекциях постоянно перетасовывается в зависимости от предметов. И отследить всех очень сложно.

Но сам факт отчисления странный. Что такого сложного было в практике отчисленных студентов? Особенно если учесть, что у нашей тройки она была одна из самых тяжелых. Не смогли прополоть картошку магическим «продёром»? — Но это очень небольшое количество выбывших. Через два года их станет гораздо больше. Программы четвертого и пятого курсов направленны на практическое изучение боевых заклинаний. У многих в конце начнется перестройка дара. Не все справятся с предстоящими испытаниями. Но есть те, кто уже справились.

Тут ректор посмотрел на нас с ребятами.

Ну, это громко сказано, что справились. Скажем так: смогли избежать сумасшествия.

Развитие силы с помощью питания и постоянный контроль позволило заставить магию слушаться нас.

Плохо, временами нестабильно, но хотя бы есть сдвиги в лучшую сторону. Гарнер сказал, что боевая магия полностью выправит магический обмен сил.

— Есть ли вопросы ко мне? — спросил ректор.

Все молчали.

— Тогда приступим к первой теме нашей лекции «Гуманность и нормы магии.

Ответственность за свои действия». Записываем… Перо, как обычно, заскрипело по тетради, а я вслушивалась в лекцию и не могла понять, о чем она. Ректор вещал о какой-то чести, правильности применения заклинаний, верности принятых решений и ответственности за совершенное.

Уже минут через десять меня начало клонить в сон.

От этой муторной дисциплины Слава был в восторге, а я засыпала. Веки слипались и приходилось прилагать титанические усилия, чтобы не уснуть.

Остаток дня предстоял трудный.

* * *

Вторая лекция стояла ближе к вечеру и оказалась фауной. Вначале день начался неудачно, потом я отсидела этику, которая меня чуть не убила. Как я переживу эти два года, не представляю! Слушать, а еще хуже учить бред, что нам читали, — моральное насилие! А тут снова предстоит изучать местное зверье — та еще каторга! Что ждет дальше? Вспомнила, что нужно идти кормить Гену. Быстро пообедав в столовой, я пошла в комнату. Животина уже наматывала круги: настроение у хранителя оказалось ничуть не лучше, чем у меня.

Спрашивать, что он будет есть, я не стала, просто взяла миску и наложила порцию.

Гена нервно застучал хвостом по полу.

— Что? Тот посмотрел на голубой шар.

— Тебя проще убить, чем прокормить! — возмутилась я, наваливая еще одну горку.

Осторожно поставив миску, не уронив ни грамма еды, еле умещающуюся в посуде, я посмотрела, как это чудо размером с маленькую собачку заглатывает куски, и сообщила дракону.

— Жевать надо. А то попа будет расти еще быстрее и живот заболит.

Дракон замер и, повернув голову в мою сторону, зашипел.

— Ушла! — бросила ему, выбегая от греха подальше.

И вот теперь шагаю на вторую лекцию по предмету, который терпеть не могу. Но ничего не поделать: Рук мне прогулов не простит.

Собралась группа привычненько у одного из загонов, но в новом здании, что больше остальных и располагалось за Академией. А вот Рук запаздывала и появилась спустя десять минут с момента, как прозвонил колокол. Мы уже начали беспокойно переглядываться.

— Извините, что опоздала, — сказала преподаватель, поравнявшись с нами. — Улаживала формальности в связи с первой лекцией. Пойдемте.

Мы послушно засеменили за Рук внутрь корпуса.

— Готова вас порадовать, — начала она, лавируя между загонами, — эти два года вы будете осваивать различных животных, которые относятся к категориям «опасные» и «особо опасные».

Тут из соседнего со мной загона раздался такой рев, что я подпрыгнула и спряталась за Димой и Славой, на лицах которых отражался полный восторг.

Вот что за дураки? Кто пожелает общаться с опасной тварью, рискуя своей пятой точкой? Конечно наша тройка! Силы немного успокоились, так что надо снова ставить коконы и поменьше с ними общаться.

— Не пугайтесь. Это фигиси, — остановилась преподаватель.

Огромная змея, которая питается мясом? Да! Зачем переживать?! — Но сегодня мы знакомимся с другими тремя видами. Гаргус! Рук открыла загон с огромной птицей, которая была без перьев и сильно смахивала на летучую мышь. Вот такой симбиоз. Питался этот хищник падалью, поэтому, когда нас разбили на три группы, попросилась именно к ней.

Мной точно не закусят.

Дима захотел пообщаться с другой тварью. Трибл, огромным волосатый комок, что передвигается перекатыванием через себя и состоит практически из одного желудка.

Триблы постоянно хотят есть и как раз предпочитают свежее мясо. Парное...

Думается мне, драконом тоже не побрезгуют.

Хищник для третьей группы оказался броном. Животина, похожая на питона с Земли.

Только у этого экземпляра, в отличие от земного, зубы с мою руку.

— Что ж, раз разбились на группы, то приступаем к работе. Ваше задание: отнять у животного еду и избежать с ним конфликта, — сообщила нам Рук.

Я обалдело уставилась на преподавателя. Как она себе это представляет? «Всего-то!» — мелькнула мысль, и я задумалась над тем, с какой стороны подступиться к животинке, что ест одну падаль. И как эту еду забрать?! Рук на наши ошарашенные лица только усмехнулась и заметила: — Начинайте! Потом поменяетесь.

О не-е-е-ет…

* * *

Войдя после занятия с бодрыми зверушками в комнату, я застыла: на кровати сидела Вуку и в голос плакала. Взгляд сразу метнулся к хранителю, но тот, свернувшись на подушке, выставил толстую пятую точку и нервно постукивал хвостом. Не он...

— Вуку, что случилось? — приблизилась я.

Та стала вытирать слезы.

— Все нормально. Я сейчас помою лицо — и все станет хорошо.

— Не знала, что умывание решает такие проблемы. Надо попробовать, — усмехнулась я и, сев на постель вампирши, добавила: — Рассказывай давай, что произошло.

— Надим меня не замечает, — снова заревела соседка. — За время практики он замкнулся в себе и совсем не смотрит в мою сторону! Мне кажется, у него появилась другая.

Да-а-а… Это беда.

— Давай так... Пока — не паникуем! Я попрошу Гену узнать, правда ли есть соперница.

Дракончик вскинул голову и недовольно посмотрел на меня.

— А пока мы разработаем план по отлову твоего преподавателя. В конце концов, не связанный обязательствами мужик — это очень уязвимая бесхозная личность, которую мы приберем к рукам. Да? — Да... — нерешительно протянула Вуку.

— Вот и отлично. Значит, завтра я подумаю над операцией «Икс».

— А почему «Икс»? — Звучит хорошо.

Подойдя к хранителю, я присела рядом. Он отвернулся.

— Бутерброды все твои. На неделю.

Хвост дрогнул, но мордочку ко мне не повернули.

— Хорошо, месяц. И порции на четверть больше обычного.

Теперь мордочка заинтересованно приподнялась. Но не согласился, поганец.

— Полгода! — приподняла я указательный палец вверх. — И это мое последнее слово! Хранитель согласился. Каким-то образом я чувствовала его, на внутреннем уровне.

Просто знала.

Пока я делала себе бутерброд, Вуку неожиданно спросила: — Надя, а ты любишь Велора? Я замерла с ножом в руке. Есть расхотелось.

— Да, — ответила немного подумав и подойдя к Гене дернула за хвост. Хоть и легонько, но дракон возмущено вскинул мордочку.

Однако, заметив бутерброд в моей руке, тут же изменил свою позицию и вскочил.

Метнувшись вперед, дракончик вцепился в угощение.

Кошмар какой-то. Не хранитель — обжора. Меня при отправке предупредили не перекармливать его. Но... Сильно подозреваю мелкий ящер во всю пользуется тем, что я не знаю все о его диете.

Усевшись на кровать напротив соседки, я приготовилась к новым вопросам. А то что они последуют, сомнений не возникало.

— Тебя смущает, что я спрашиваю? Когда это Вуку стала такой тактичной? Воистину, страдания облагораживают душу. Но лучше уж без них.

— Да, чего скрывать… Спрашивай. Только если наш разговор уйдет дальше этой комнаты, я тебе язык обрежу.

Вуку передернула плечами на мой серьезный тон и угрозу и все-таки спросила: — Почему ты влюбилась в наследника? — Потому что дура. Беспечная и безалаберная. Гарнер предупреждал, что это мне аукнется.

— Что сделается? — Неважно, — махнула я рукой.

— И теперь вы с ним связаны? — Да... — процедила я. — Но меня еще не представляли ко двору.

— Скучаешь? — с улыбкой спросила соседка.

— Нет! — Ну, а вы с ним уже... ну...

— Нет! — Неужели тебе не хочется? Хочется... Только бы с кем-то другим удовлетворить свои желания. И тут меня осенила мысль! Надо найти себе любовника. А что? В этом мире какого-то осуждения таких действий я до сих пор не услышала, значит, все пройдет хорошо. Тем более теперь, когда окружающие совсем не против со мной подружиться.

С завтрашнего же дня начну присматривать себе кавалера.

Довольно улыбнулась. А бутерброд, пожалуй, будет не лишним.

* * *

После разговора с Вуку я стала пристально наблюдать за Надимом. Еще внимательнее за ним следил Гена: мясные бонусы еще нужно заработать. Что-то мне подсказывало: все не так страшно, как представляется соседке.

Свой план я временно отложила. Сейчас жизнь войдет в свою колею, и я посмотрю… кого выбрать.

Я постепенно втягивалась в студенческие будни. На целительстве, что, как и раньше, вел ректор, мы продолжили изучать способы лечения заболеваний. Если ранее для этого мы использовали зелья, травы и другие различные средства, то теперь очередь дошла до заклинаний.

Практические занятия строились по тому же принципу, и так же, пока я не применяла заклинание правильно, мои пациенты умирали по нескольку раз.

Но думаю, получится, как с зельями: методом проб и ошибок я отработаю заклинания до автоматизма. Остается только надеяться, что у Руфима хватит на меня терпения.

Особенно приятно вернуться к изучению любимых предметов. На начертательной магии мы вместо обычных ритуалов начали строить настоящие защитные сооружения.

На первом занятии Гарнер вошел в аудиторию чем-то очень довольный и, не сделав ни одного объявления, сразу начал урок: — Добрый день. В этом году вы будете заниматься различными защитными блоками и сооружениями. Они применяются уже не магами, а полководцами во время сражений и битв. В общем, эти два года вы будете учиться строить различные плетения из множества маленьких узлов, что плетут отдельные маги. Будете учиться создавать козыри в ведении войны.

Гаджеты, как назвали бы на Земле.

— И работать будете в новом помещении, которое специально для этого предназначено.

Я с интересом оглянулась.

Большой каменный зал, по которому распределены каменные возвышения высотой сантиметров в двадцать. На этих площадках мы должны заниматься. В середине них располагается висящее в воздухе магическое полотно для нанесения и соединения узоров.

— Начнем с создания узлов, но уже во втором полугодии вы объединитесь по несколько человек, чтобы создать законченное маленькое защитное сооружение. Нужно учиться работать друг с другом.

Взглянув на ребят, я увидела, что они уныло смотрят на платформы. Энтузиазма в обоих никакого.

За последнее время я так привыкла, что во мне живут эмоции трех человек, что уже по большему счету перестала анализировать, какие мои. Нельзя об этом думать постоянно.

Наше слияние как болячка, что периодически дает о себе знать. Сначала, когда она появилась, это острые ощущения, о которых постоянно размышляешь, замечаешь. Потом проходит год, два... За это время у ребят тоже сильных чувств хватало. Но я научилась абстрагироваться и пускать все фоном. Нельзя же на все реагировать. Хотя интимные ощущения, переживания и эмоции — это по-прежнему проблема. Не воспринимать их невозможно.

Нужно поговорить с Гарнером по поводу коконов. Их нужно усиливать.

— Сегодня мы будем воссоздавать части защитной конструкции редрих.

Распределяйтесь по платформам и начинайте работать. Ваше задание обозначится на полотне, как только вы прикрепите к себе рабочее место.

И едва ребята направились в мою сторону, как Гарнер их остановил: — Нет. Раф, Шафирану коре Нару, вы отправляетесь на дальние платформы. Ронер за вас головой больше работать не будет.

Когда ребята с ужасом посмотрели на меня, я подмигнула. Справимся.

Поднявшись на первую попавшуюся платформу, я прикоснулась к камню и почувствовала болезненный укол. Привязка состоялась — можно приступать.

Прикоснувшись к тонкому магическому холсту, увидела, что он загорелся белым светом и стал мягким. Теперь на него можно наносить узоры.

Не став медлить, принялась воссоздавать небольшую конструкцию. Поглядывая на задание в верхнем углу полотна, медленно, плавно водила по магической ткани руками, создавая узор. Знание лекций сейчас очень пригодилось.

Работая, я периодически посматривала на ребят.

Дима рассеянно стоял, разглядывая свое задание, и только Слава пробовал что-то вылепить. Я послала оборотню волну негативных эмоций, едва заметила, что тот собирается сделать ошибку.

Слава почувствовал и посмотрел на меня. Я покачала головой, и он сменил направление нити, повернув ее в другую сторону.

Заметив наши со Славой переглядывания, дракон начал воссоздавать свою конструкцию. Поняв после первых движений рук Димы, что это за часть, послала уже волну одобрения. Дракон все делает правильно.

Конечно, выполнять сразу три задания очень сложно. Едва у ребят возникали вопросы, они с помощью эмоций спрашивали совета, и я его давала, отвлекаясь от своей работы.

Оказалось: в таком режиме «плести» непросто, но возможно.

Но ничего, еще спрошу с обоих должок.

А во второй половине дня у меня появилась возможность оценить правильность опасений Вуку: у нас в рассписании стояла флора.

Как и предполагала, едва я появилась в кабинете, Надим тут же выразил «радость» по поводу моего появления: — Ронер, вы выбрали мой предмет для изучения еще на два года? — Конечно, лэр! Он один из самых любимых! — Я так и понял, — мрачно прокомментировал он.

Расположившись за партой, я не сводила с преподавателя глаз, наблюдая за его отношением к Вуку. То есть отсутствием любого отношения вообще! Надим не обращался к ней, не смотрел в ее сторону, она словно для него не существовала. И по-моему, это лишний раз доказывало: демон не так равнодушен, как хочет показать. Но есть законы этого сумасшедшего мира, поэтому разобраться в ситуации так просто не получится.

Прозвонил колокол, лекция началась.

Преподаватель встал и, обойдя кафедру, остановился перед первым рядом, окинув аудиторию взглядом.

— Это прекрасно, что так много студентов изъявило желание продолжить изучение моего предмета. Тем более что этот год будет на диво веселым.

Тут демон обратил взор своих желтых глаз на меня. Его явно радует то, что он собирается сказать. И готова поспорить, что это не понравится мне.

— На четвертом курсе вы будете изучать хищные растения.

О-о-о… нет! Почему постоянно всякая гадость?! Я — будущий инквизитор. Зачем мне нужно изучать какую-нибудь зубастую ромашку? Словно прочитав мои мысли, Надим заметил: — Особенно будущим инквизиторам важно знать все опасности этого мира, чтобы эффективнее отлавливать опасных нарушителей.

Угу... Полезут эти нарушители к плотоядным цветам. Обычно злые маги не дураки.

— Сегодня я проинструктирую вас и расскажу о технике безопасности, а со следующего занятия начнем вплотную работать с изучаемым материалом.

Просто прекрасно! — Записываем!

Глава 15

Вечером этого же дня я потребовала от дракона сведения, что он за несколько дней собрал о Надиме. Узнать результаты шпионской деятельности хранителя возможно только одним способом — посмотреть в глаза зеленого подлеца. И я в них заглянула.

Словно вихрь подхватил меня и унес в водовороте зеленого взора.

Мгновенно я ощутила тяжесть, очень сильное давление. Какой-то мутный, бессознательный омут, но как будто родной и знакомый. А потом замелькали картинки.

Вот Надим смотрит на Вуку, смотрит часто. Очень хорошо скрывается. Вечером идет к какому-то дому. Неужели любовница? Да... но не та, какую опасается Вуку. Оказывается, в этом мире тоже есть продажная любовь.

Еще картинки из жизни мужчины. Чем живет, что любит и даже… о ком думает.

Вынырнув, я призадумалась. В общем, совершенно бесхозный мужик. И Вуку ему нравится. Демон вполне себе интересный внешне, но с личной жизнью у него совсем туго.

То ли дело в паршивом характере, то ли еще в чем. Но если он нужен Вуку, то надо осчастливить обоих. Судя по тому, что поведал мне Гена, Надим не влюблен в вампиршу, но сильно ее хочет. Именно поэтому обращается к профессионалке. Наивный. Женщину нельзя заменить, можно только приглушить желание.

Посмотрим, на сколько его хватит.

Соседке я ничего не сказала: незачем обнадеживать. Но решила воспользоваться методами нашего мира. Может, они подленькие и неблагородные, но действенные.

Первое, что я сделала, — уговорила ребят согласиться помочь мне с моим планом. Это оказалось непросто. И дракон, и оборотень, мягко говоря, недолюбливают Вуку, но полчаса упрашивания и полчаса угроз сделали свое дело.

После этого пришлось уговаривать Вуку доверить свой секрет, о котором парни и так знают, посторонним. Но в итоге я все уладила и, пока ребята рассказывали Вуку, как соблазнить мужчину мира Эрго, занялась второй частью плана.

Как мне казалось, все совсем просто. Пару трюков, немного открытого тела, женские уловки — и все. Наши мужики — намного более крепкие орешки и разное повидали, а тут... М-да...

Главная составляющая идеи — одежда вампирши. Короткие юбки здесь не носят, но что мешает сделать на подоле разрезы? И если кофты с вырезом не видно под мантией, то облегающая вещь, пусть и закрытая, может сыграть свою роль. Распахнутая мантия на черном фоне совсем незаметна и не порицается правилами.

Когда соседка повторила ребятам проведенный для нее мастер-класс и увидела, что я сделала с половиной ее юбок, то чуть не набросилась на меня.

— Надя, ты что? Ты же испортила мне одежду! — Так ты хочешь получить Надима? — спросила я.

— Да, но ты же...

— Тогда не ной и слушайся! На следующий день Вуку вся красная, как помидор, отправилась на лекции в облегающей кофте и юбке с длинными разрезами. Конечно, сильно мешала мантия, но в этом сумасшедшем пуританском обществе достаточно и того, что во время занятия вампирша может продемонстрировать сидя.

Странный мир. Заниматься сексом — нормально и вполне обычное дело. А вот говорить об этом неприлично. Слава мне два часа объяснял это общественное табу, но так и не донес до меня суть идеи.

На первой же совместной лекции с Вуку по флоре я с нескрываемым удовольствием наблюдала эффект. Очень занимательно. Надим выбрал точку в конце аудитории и, сидя за преподавательским столом, сверлил ее взглядом. Выдержка потрясающая! А после лекции Вуку попросила объяснить ей пару вопросов. Готова поспорить, от этой просьбы демон испытал физическую боль, но тем не менее кивнул. Какой правильный мир и какая удача! Посмотрим, насколько хватит нашего преподавателя по флоре.

Теперь можно подумать и над собственными проблемами. Я часто думаю о Велоре, но совсем не ощущаю его. Нет никакого единения, что мне описывали. Будто его в моей жизни и не существует. Осталось решить вопрос со своим неугомонным сердцем: любовь в моей душе расцветает буйным цветом.

Я каждый день прилагаю титанические усилия, чтобы не думать о драконе, не мечтать, не вспоминать. Пока мне это удается, но насколько меня хватит, я не знаю.

Негативные эмоции, что я испытываю, блекнут, разум заволакивает романтический флер. Поэтому каждый день, прикладывая усилия, стараюсь вспоминать о наследнике драконов все самое неприятное.

Начались занятия по боевой магии и прорицанию. Теперь по этим предметам у нас углубленное изучение, что не может не радовать. Есть хорошая вероятность того, что интенсивное обучение займет мои мысли.

В чем-то я оказалась права. По большей части гадания проходили в том же ключе, что и раньше: продолжалось изучение теории прорицания и различных способов развития дара. Но вот практическое предсказывание давалось мне с трудом. И хотя учеба временно отвлекла меня, я не знала, что скоро спокойное время закончится.

* * *

Велор Шафирану коре Нару

Я медленно возвращался к реальности. Открыв глаза, узрел перед собой лицо своего друга. — Велор...

— Уйди...

— Велор, твои родители просили...

— Я сказал, скройся с глаз моих! Только рыкнув, почувствовал, как меня поднимают воздух и куда-то несут.

— Регал! Поставь меня, пока не разорвал тебя на куски! Бросок — и я оказался в воде бассейна.

Купальню наполнил рев: я обернулся. Несмотря на то, что помещение сразу стало маленьким и голова практически подпирала потолок, я, взрыкнув, начал подбираться к другу: красная пелена поглотила мой разум и гнев требовал выхода.

Регал тоже обернулся и, забившись в угол комнаты, сложил крылья и съежился. Со мной он был не боец! — Р-р-р-р-р-р! Друг нервно забил хвостом по полу и, казалось, сжался еще сильней, а я старался унять свой гнев. Регал, конечно, заслуживал взбучки, но не того, чтобы распрощаться с жизнью.

Да, я зол на весь мир, на судьбу, что одним мгновением порушила все планы, но больше всего — на себя, потому что не могу совладать с чувствами.

Развернувшись, хвостом со всей силы врезал дракону и тот завалился на бок, поджав лапы.

Злость не прошла, но зарвавшегося дракона я поставил на место, да и лежачих бьют только больные, слабые особи.

Совладав с собой, я обернулся обратно и услало побрел в комнату.

Следом явился и Регал. Весь бок оцарапан, и, скорее всего, появится отек. Кое-где видны порезы от шипов.

— Никогда больше так не делай, — посоветовал я другу.

— Да, понял уже. Но надо же хоть немного привести тебя в чувство. Велор, у нас ситуация скверная. Сейчас главы родов требуют объяснений по поводу твоего брака.

Некоторые из них очень волнуются, ведь их план под угрозой. Сейчас не время пить! Я все это знал. Если бы мне всего год назад друг сказал бы, что я смогу забыть свой долг, рассмеялся бы ему в лицо. А теперь... а теперь я готов на все, чтобы спасти свой разум.

У меня не получается совладать со своими чувствами к ней. Приворот все сильнее и сильнее окутывает разум, и кажется, что если я ничего не сделаю, то сойду с ума. Только вино помогает забыться.

— Велор, не дури! Любить — не значит рехнуться. Многие любят и ничего. Живут себе спокойно и счастливо.

— Это верно лишь отчасти, — не согласился я с другом.

— Никогда не думал, что ты так будешь убегать от трудностей... — обронил Регал и, обмотав покрывалом нижнюю часть тела, вышел.

А я… а я остался раздумывать над его словами.

Наверное, он прав. Я убегаю как трус. Это не достойно ни меня, ни моей чести. Если не получается бороться, будем приспосабливаться.

Ну, не могут же от любви быть одни проблемы. Правда ведь?

* * *

Надежда Ронер

Наконец-то я дождалась первого практического занятия по боевой магии. В голове крутилась масса заклинаний, которые хотелось применить на практике, но я не знала как. А теперь, при мысли, что смогу освоить их все, одно за другим, я просто парила над полом от предвкушения и нетерпения.

Новая практическая аудитория, отделана она не просто белыми камнями, а белоснежными. Или не отделана? Кажется, мне говорили, что магия отбеливает камни... Значит, здесь ее практикуют много, очень, очень много. Нетерпение стало еще сильнее. Я ждала, я предвкушала.

Гарнер, как всегда, вошел в помещение быстрой походкой и направился к противоположной стене. Прикоснулся к камням, сделал несколько движений рукой — и стены скрыло синее туманное марево.

— Это защитное поле, — пояснил инквизитор, — чтобы вы не навредили сами себе.

Хотя и с ним травм будет хватать.

Обрадовал.

— На первом занятии мы начнем изучение заклинания, которое необходимо знать каждому инквизитору. А именно — ножевое. Заклинание довольно простое, но тем не менее может резать все, что угодно. Против него есть только одна защита — универсальный щит. Его мы отработаем на следующем занятии, после чего будет спарринг.

Всего одно занятие на освоение?! — Вопросы есть? Студенты подавленно молчали, и я подняла руку.

— Да? — Скажите, лер, а почему после выпуска мы будем называться инквизиторами? Давно меня мучал вопрос: откуда в этом мире такое знакомое слово? — Забавно, что именно вы спросили об этом, Ронер. Примерно около тысячи лет назад на Эрго появился дарад. Он был не из технического мира и тем не менее оставил значительный след в нашей истории. Грус Лармак. Именно он-то и ввел в Объединенных Землях, да и во всем мире, службу, что отслеживает преступных магов и, поймав, наказывают их. Назвал он ловцов инквизиторами.

Мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы осознать: Грус Лармак — тоже землянин. Понятно, что он не считал свой мир техническим. Когда на Земле существовали инквизиторы, техникой и не пахло. Вот у мужика был стресс, когда он попал в мир, полный магов.

Сделала я и еще одно открытие: время в моем мире и здесь течет по-разному. Со времен инквизиторов точно не тысяча лет прошло.

— Спасибо, лер.

— Полнее мы поговорим о Лармарке перед выпуском. Это действительно выдающийся человек, жаль только, что насколько, мы смогли понять только после его смерти.

Так обычно и бывает. Если вспомнить историю Эрго, надо заметить, что дядька действительно отметился. Прошел три войны, сплел кучу интриг, возвел какой-то храм и сделал еще много чего. Я явно такой прытью не отличаюсь.

— А теперь начнем занятие… Сейчас рассмотрим, как правильно применить заклинание. Мне нужен доброволец.

Окинув взглядом комнату, Гарнер вытащил из толпы студентов Диминого соседа, с которым мы недолюбливали друг друга. Парень с раздутым самомнением.

Приготовившись с удовольствием наблюдать за разворачивающимся действием, я увидела, что Гарнер уже занял позицию напротив своего студента и посмотрел на нас.

— Повторяете последовательность действий, что описана в лекции… — начал инквизитор и развел руки в стороны.

Взмахнув рукой, словно рассекая невидимым оружием воздух, преподаватель произнес заклинание. Пространство вспыхнуло синим сиянием, прочертив траекторию действия заклинания. Едва магический нож коснулся студента, место касания обозначила вспышка.

Тот замер, как мышь, и даже боялся пошевелиться. Куда же делась его спесь? Криво усмехнувшись, я довольно рассматривала сложившуюся ситуацию. Трус, как я и думала.

— Сейчас моего противника защитило магическое поле. В реальных условиях это должна быть универсальная защита, иначе вы умрете, — продолжил объяснения Гарнер.

Что-то мне уже не так радостно представляется перспектива освоения боевой магии и уж тем более испытание ее в реальных условиях.

— Разбивайтесь на пары и начинайте отрабатывать. Через полчаса тройки перестраиваются друг против друга, — дал задание инквизитор и отошел к креслу около окна.Видимо, собрался наблюдать за нами с комфортом.

Я нервно дернула плечом. Страшно...

А на лице дракона и оборотня играли довольные улыбки.

С кем я связалась? Дураки...

* * *

Из аудитории для занятий боевой магией я не вышла — выползла. Добрый преподаватель забыл упомянуть: каждое магическое попадание, несмотря на защиту поля, отзывается в теле болью.

Вот и сейчас, взглянув в первую попавшуюся отражающую поверхность, я заметила красные полоски на лице, руках, шее… И скорее всего, еще куча отметин обнаружится под одеждой. Но этого оказалось мало. Тройки такого близкого спектра, как наша, испытывали не только эмоции, но и физические ощущения друг друга.

В общем, когда я пришла на следующую лекцию, чувствовала я себя просто ахово: все тело болело. Дима заклинанием смог лишь слегка приглушить неприятные ощущения.

Войдя в просторный зал, в котором у нас должен проходить предмет со странным названием «рар», я уже ничего не хотела, кроме как упасть на кровать и пролежать на ней пару суток. А вместо этого пришлось стоять и ожидать начало еще одной лекции.

Прозвонил колокол. Меня, несмотря на усталость и боль, еще мучало любопытство. Что же это за предмет с загадочным названием? По коридору послышались шаги, и в аудиторию вошел… Надим.

Я скривилась. Это мне придется терпеть его еще два года на двух дисциплинах?! — Добрый день, — поздоровался преподаватель, остановившись в середине зала, мы же продолжили неподвижно стоять около стеночки. — Дисциплину «рар» у вас буду вести я. Не скажу, что в восторге от этого факта, но так получилось, что месяц назад преподавательница по этому предмету уволилась и замену пока не нашли. Будем надеяться, что ситуация изменится в ближайшее время.

Будем! — Теперь о предмете, что я буду вести у вас эти два года: рар — дисциплина о нормах поведения в обществе. И я постараюсь дать вам максимум знаний, чтобы вы не опозорили Академию и самих себя.

Тут взгляд Надима устремился на кого-то за моей спиной, и демон кивнул: — Да? — Зачем нам всем проходить курс правил поведения? У некоторых и так были самые лучшие учителя, — раздался позади меня голос Диминого соседа.

Оглянувшись, я убедилась, что тот смотрит на меня с превосходством. В ярко-зеленой кофточке, малиновых штанах. Такой противненький… А вот преподаватель не разделил его взглядов и, посмотрев с жалостью, пояснил: — Вы думаете, что что-то знаете, но на самом деле не знаете ничего. Маги — дворяне самого высокого класса. Они практически все бывают при дворе, некоторые постоянно вращаются в высшем обществе. А есть и те из вас, кто станет в будущем королевой.

Надим с неприятной ухмылкой взглянул на меня.

— Маг, выпущенный Академией, должен не только хорошо знать этикет и нормы поведения общества своего королевства, но и всех государств в этом мире. И не просто хорошо, а отлично. Для этого и введена у вас данная дисциплина.

Я поморщилась.

— А насчет вас, Ронер, у меня от ректора личная просьба: уделить при вашем обучении повышенное внимание этикету драконов.

Я еле заставила себя вымученно улыбнуться в ответ на хищную улыбку преподавателя.

— Что ж, раз вопросов больше ни у кого нет, тогда начнем первую тему «Основы правил хорошего тона в тринадцати государствах».

Кошмар! Это же разные реверансы, поклоны, странные танцы… Тут в мою голову пришла мысль, которая заставила меня улыбнуться.

Зря Надим думает, что развлекаться на лекциях по этому предмету будет только он. Я знаю, как Вуку еще сможет обольстить свой предмет обожания. О да! Соседка плохо, очень плохо знает этикет, а танцы — еще хуже! Ехидно улыбнувшись, я краем глаза смотрела, что показывал преподаватель, а сама строила план. Коварный план!

* * *

Вечером, несмотря на сильную усталость, я лежала в постели без сна. Мне было плохо… Ныло сердце, тоска поселилась в душе и терзала меня. Стоило закрыть глаза, как передо мной встал его образ. Веки снова распахнулись, сон не шел. Что делать, я не представляла. Все ведь так было хорошо! Почему же раньше я не чувствовала Велора, а теперь ниточка, что объединяет нас, снова протянулась и связала нас? От этого подавляемые чувства еще сильнее всколыхнулись, захватили все существо. Мне так хотелось увидеть Велора, прикоснуться к нему, обнять, провести рукой по теплой чешуе зеленого дракона.

От подобных мыслей у меня заболели запястья, так как я не в силах выполнить своих желаний. Или в силах? Чтобы удержать себя и не кинуться прочь в королевство драконов, я вцепилась в постель. А еще этот его поцелуй!T! Нет, точно нужно найти себе мужика.

Чувства метались и бурлили во мне до самого рассвета, и когда заиграла похоронная мелодия Бетховена, то я была просто счастлива. Вскочив, я кинулась в ванную и начала плескать воду себе в лицо.

— Надя, у тебя все хорошо? В дверном проеме стояла Вуку. Лицо, немного припухшее после сна, всклокоченные волосы и полный тревоги взгляд, устремленный на меня.

— Да-а-а… все хорошо. Мне нужно на занятия. Да! Именно туда. Собираться, пора собираться, — забормотала я.

— Но ведь еще очень рано. Наверное, только-только открылась столовая! — Поесть! Нужно поесть, — продолжила я бормотать, натягивая на себя вещи.

Пара мгновений — и я выбежала прочь.

Столовая… А чего бы мне взять поесть? Ничего не хотелось. Ну уж дудки, голодать я не собираюсь! Взяв по привычке кефирчик, я устроилась за столом и начала потягивать напиток.

Спустя пару минут появились Дима и Слава. Так рано? Но едва взглянула на их лица, поняла: они знают все. Все, что со мной происходило этой ночью, чувствовали и они.

— Нам нужно поговорить, — сообщил мне Дима, едва присел напротив.

Слава просто сел рядом и угрюмо уставился в кружку. Можно было бы припомнить им мои неприятные впечатления, что получены благодаря парням, но… Я сожалела.

Рассказать о таких чувствах не всегда просто, а уж разделить с другим человеком — и подавно.

— Слава… — начала я.

— Надя, я не хочу сейчас обсуждать те эмоции, что я испытывал всю ночь, не спав. И к кому я их испытывал?! — оборвал меня оборотень сдавленным голосом.

— А я хочу, — вклинился дракон. — Поставь сегодня коконы обратно. Я не перенесу еще одной такой ночи.

— Ты же был рад, когда приворот сработал, — не смогла не подколоть.

— И сейчас рад. Но мечтаю, чтобы ваши страсти проходили без меня.

— Я сама не хочу, чтобы вы делили со мной мои душевные переживания. Сегодня вечером посидим и я постараюсь поставить коконы обратно. Силы успокоились — возможно, защита продержится.

— Если нет — я на себя руки наложу, — пробормотал Слава.

— Не преувеличивай, — нахмурилась я. — У меня есть еще пара идей, как поправить дело.В этот момент зазвонил колокол и мы, сорвавшись с места, побежали на зелья. Искар, наконец-то, вернулась — и нас ожидает расширенный, усложненный курс приготовления различных смесей и напитков.

На столе осталась стоять кружка с практически нетронутой розоватой жижей. Моя кружка.

Глава 16

Время медленно текло вперед. Моя студенческая жизнь была спокойна и привычна.

Только тоска по Велору разъедала душу. Сводила с ума. Моя полнота таяла из-за того, что я практически ничего не ела, под глазами появились синяки из-за трех часов сна в сутки.

Вот такая особенность у организма: когда мне плохо — я мало ем. Или совсем не ем.

Ребята, заметив мое плохое питание, взяли его под контроль и буквально впихивали в меня пищу.

Уж не знаю, чем это было продиктовано: заботой с их стороны или желанием, чтобы на поединках по боевой магии я хотя бы могла стоять.

А тут еще начался новый предмет — «боевые навыки» у Тронсена. Первое занятие я запомню надолго.

Мы собрались в одном из зданий, построенных вокруг Академии, смеялись и переговаривались. Когда появился преподаватель, меня сразу насторожил его сосредоточенный и чем-то озабоченный вид.

Едва мы вошли внутрь тренировочного зала, я тоже занервничала. В нем находилось оружие. Самое разнообразное. От обычных мечей до непонятных железных закорючек.

Пожалуйста… только не это! — Добрый день. В этом учебном году у вас начинается новый предмет — боевые навыки. Он предназначен для того, чтобы научить вас в трудной ситуации защитить себя с помощью специальных приемов рукопашного боя и оружия.

Тронсен окинул нас взглядом: — Кто имеет начальные навыки по самообороне? Обернувшись, я увидела лес рук. М-да… — Неплохо. Сейчас мы протестируем ваши знания, кто-то будет отдыхать пару месяцев, кто-то — просто посещать занятия, ну а кто-то — ходить на факультатив.

Тут Тронсен посмотрел на меня. Да… Одним из отстающих буду я. Преподавателя, как и меня, эта мысль не радовала.

Все мои предположения оправдались. Хорошо я владела только палкой, хотя, по мнению нашего тренера, держала ее неправильно, применяла еще хуже. А по мне: главное — результат. Все разбегаются — и ладно.

Острые железки брать в руки я опасалась и только после угрозы Тронсона пойти к ректору вняла уговорам. Кажется, в итоге он сам был не рад, что настоял.

В общем, я, ребята и преподаватель — все были в отчаянии. Как меня чему-то научить, тренер не представлял, а надо. Ребята, которые имели отменные навыки владения практически любым оружием, при мысли, что придется ходить на факультатив, все кипели.

Тоже мне. Я же молчу, когда мне приходится контролировать сразу три конструкции на начертательной магии или разбирать по частицам каждое зелье. И ничего.

Вот так проходило наше первое полугодие. Но занимаясь учебой и личной жизнью соседки, я не забыла и о себе. Свое желание подыскать себе любовника так и не оставила.

Выбор имелся крайне бедный. Орки меня не привлекали: на мой вкус, раса на любителя. Гномы не подходили по росту, духи и приведения — из-за плотности тела. Но помимо выше перечисленного, стоило учесть, что третий курс на практике, шестой тоже.

Что остается? Одно радовало: все студенты старше меня… физиологически.

С общением сейчас проблем не было: многие хотели поближе со мной познакомиться, узнать, что же во мне нашел наследник драконов. Некоторые желали узнать, что я за смелая особа, которая согласилась связать свою жизнь с самым сильным и свирепым представителем жестокой расы.

Мне же больше всего хотелось пообщаться с поступившими в этом году в Академию драконами. Раньше раса ящеров не проявляла никакого внимания к магии: слишком маленький процент одаренных. А теперь аж трое, помимо Димы, учатся с нами. И все с хорошим положением мужчины.

Познакомимся, поболтаем — и там видно будет...

Хорошая возможность представилась в столовой. Ребята, сообщив мне, что я только мешаю, ушли на факультатив к Искар, Вуку охмуряла своего преподавателя, поэтому за столом я сидела одна.

Ко мне подошли сразу три дракона и, поклонившись, начали по очереди представляться.

— Самири Надару коре Тан.

Симпатичный светловолосый парень с синими глазами и немного заостренными чертами лица.

— Ромул Ниде коре Лисаше.

Милый мальчик, совсем юный, старше меня всего лишь лет на двести. Темные кудри обрамляют лицо, придавая ему нежности.

— Ритару Ила коре Неси.

На первый взгляд самый старший из всех. Брюнет, красив как бог и чем-то напоминает Найну, что, на мой взгляд, портит его очарование.

Все трое — высокие, статные, мечта любой женщины, а внутри у меня ничего не екает.

Кивком я ответила на приветствие и предложила мужчинам присесть напротив. Все трое воспользовались предложением и, разместившись, с любопытством меня рассматривали. Даже самый старший из них, правда довольно сдержанно.

— Нам очень приятно лично познакомиться с нашей будущей королевой, — мурлыкнул Самири.

— И мне тоже, — сказала я, косвенно подтвердив слухи о моем новом статусе. — Что привело достойных драконов в Академию? — Магический дар, — сразу же ответил Ритару.

Он мне нравился из троих больше всех.

— Уважаемая эрла, скажите, правда, что вы связаны с нашим наследником? — спросил Ромул.

Я рассмеялась.

— Надо же, набрался смелости спросить самый младший то, что интересует всех троих.

Да, Ниде коре Лисаше, это правда.

Встав, я махнула мужчинам рукой и направилась на целительство убивать своих подопытных пациентов. Настроение, впервые за последнее время, достигло отметки «хорошо».

* * *

Вечером я вела войну с хранителем. Он, когда не доедает, просто не переносим. А порции я ему накладывала какие положено. К тому же Гена в последнее время освоился и начал копаться в моих личных вещах, валяться на постели, когда меня нет. Вечером, ложась спать, я натыкалась на его чешуйки — у ящера началась линька. Это просто невыносимо! Вот и сейчас мы выясняли отношения по поводу того, что кто-то расцарапал корешки книг. — Не нужно делать вид, что ты не при чем! Твои когти, вот посмотри… В этот момент в комнату вбежала Вуку вся в слезах.

— Что случилось? –подскочила я к ней.

— Он сказал мне больше не приходить! — Конечно: мужик-то не железный, — погладила я соседку по голове.

В последнее время я замечала, что Надим держался из последних сил. Неудивительно, что он сдался.

— Что мне теперь делать? У него, наверное, все-таки есть другая.

Другой у него нет: Гена, за дополнительные порции котлет, позаботился об этом. Как, я не спрашивала. Но, судя по тому, что Надим последнее время стал намного более нервным и раздражительным, чем раньше, мою просьбу хранитель выполнил очень хорошо.

— Нет у него никого. А мы что-нибудь придумаем.

У меня самой душевные страдания увеличивались с каждым днем, поэтому мне, на фоне этого, хотелось помочь хоть кому-то облегчить личную жизнь.

— Что же мне делать? — Ну-у… Самый безотказный способ: если ты придешь к нему в комнату совершенно голой. Если я правильно оцениваю состояние Надима, то он сорвется и накинется на тебя.

Но имей в виду, его намерения будут самые… самые… откровенные.

— Надя, как ты можешь так прямо говорить об этом? То есть само действие ее не возмущает, а лишь то, что я озвучила его в слух? Живу в совершенно ненормальном мире! — Хорошо, давай не будем ни говорить, ни делать.

Пока соседка, сидя на своей кровати, раздумывала над проблемой, я столкнула развалившегося хранителя с постели. Возмущенный рык меня не напугал.

— Нечего сидеть, где не положено. У тебя свой коврик на подоконнике.

— Я согласна! — воскликнула Вуку.

— На что? — замерла я.

— Мы проникнем к Надиму в комнату и соблазним его! — Что значит «м ы его соблазним»? Я на такое не согласна! — Ну, ты мне просто поможешь.

— Вуку! Что ты говоришь? Как мы проникнем в комнату к преподавателю? Мало того, что это запрещено, так там еще и защита стоит.

— Но не на окне.

Я не сразу поняла, что она сказала. А потом воскликнула: — Нет! Там же двести-знает-какой этаж. Ты в своем уме?! — Да! Ты же обещала мне помочь. Знаешь, как для меня это важно? И я помогла тебе тогда, с библиотекой.

Прикрыв глаза, я вспомнила про бесплатный сыр в мышеловке.

— Мне кажется, я плохо на тебя влияю. Хорошо, — с мукой сказала я. — Но я только помогу.

— Конечно! Пока Вуку наводила красоту, я плела магическую веревку, крепила ее в комнате и к себе. То же самое требовалось сделать и для соседки. Когда все было готово, я открыла окно и выглянула наружу.

Мама мия! Такая высота, что небоскребы Земли даже не котируются.

— Имей в виду, если я разобьюсь — виновата будешь ты, — сообщила я Вуку.

— Хорошо, полезу первая.

— Само собой. Я ведь не знаю, куда двигаться! Перекинув ногу через подоконник, вампирша вылезла на бортик, отходящий от стены на полметра, и глубоко вздохнув, сиганула вниз.

— Вуку! — перепугалась я.

— Не кричи! Все нормально! Давай следом за мной.

Тоже глубоко вздохнув, я пролезла в окно и, крепко вцепившись в оконный проем, оказалась на улице.

Не сказала бы, что меня это сильно обрадовало. Слыша, как Вуку спускается все ниже и ниже, я решила не отставать от соседки и спрыгнула вниз, как это делают в фильмах альпинисты.

Удар — и я заскребла ногами по гладкой стене, стараясь удержаться.

— Обхвати ногами веревку и просто позволь телу медленно скользить вниз, — сказала соседка.

Легко ей говорить, а тут руки от страха разжать невозможно.

— У тебя чувствуется огромный опыт, — пропыхтела я. — Интересно откуда? — Мы с братьями часто лазим по горам.

Стук сапог возвестил, что вампирша приземлилась.

Решившись, я сделала, как велели, и плавно начала соскальзывать. Несколько секунд — и меня ухватили руки Вуку, ставя на каменный бортик.

— Уф… Что теперь? — выдохнула я.

— Открываем окно, только тихо.

Я подошла к раме и для начала просто толкнула от себя, она, как ни странно, отворилась. Никакой защиты. Безответственно это, мало ли кто может в окно влезть.

Судя по тишине и темноте в комнате, Надим спал.

— Ну, давай! Удачи! — шепнула я Вуку.

Прикрыв глаза и замерев на несколько секунд, вампирша решилась и полезла в окно.

Спустившись с подоконника, она начала раздеваться.

Наблюдать общение влюбленных я не подряжалась, поэтому сдвинулась чуть в сторону, прислушиваясь. Удалась затея или нет? Раздалась приглушенная возня. Вуку вскрикнула и прошептала: — Это я! Аккуратнее с заклинанием.

Значит, Надим спит с взведенными заклинаниями? Занятно.

— Что ты тут?..

Дальше голос преподавателя смолк. Рассмотрел.

— Выгонишь? — Я...

— Сама не уйду.

Послышалось шуршание на постели, затем — стон капитуляции демона.

Я довольно улыбнулась.

Так, теперь нужно попасть обратно. И как это сделать? Спуститься — не забраться. И надо поторапливаться: стоны из приоткрытого окна все громче и громче.

Своими силами я не поднимусь, значит, нужно припоминать подходящее заклинание.

Ну же, Надя, как тебя учили. Ты — одна, на черте какой высоте, и помочь некому. Какое заклинание ты бы выбрала? М-м-м… А если сматывания? Прошептав нужные слова, я подзабыла про скорость и, взвизгнув, чуть не выпустив веревку, рванула вверх. В окно своей комнаты я не забралась — я влетела, плюхнувшись на подоконник.

Раздался визг.

Я вскочила, не понимая, где режут свиней.

Спрыгнув с того места, где только что была я, хранитель, визжа, наматывал круги по комнате.

— Что ты разрываешься? Что произошло? Заметив, что дракончик поджимает хвост, я подошла и, сграбастав тяжелую тушку на руки, прижала к себе.

Тот настороженно замер, еще сильнее поджав отдавленную конечность.

— Я нечаянно. Пойдем я помогу.

Дракон в моих руках задергался. Когти он выпустить не мог, а без них лапы проскальзывали, не принося желанного результата. Поскуливая, Гена приготовился к худшему, но я лишь внесла его в ванную и опустила хвост в таз с холодной водой, присев с хранителем на руках рядом.

Зверь опасливо косил на меня глазами.

— Не переживай: больных и покалеченных не бью.

Чешуйки на дракончике начали приподниматься, из горла рвался рык.

— Будешь огрызаться — замочу в тазике.

Чешуйки опали, и тем не менее я чувствовала, как в дракончике клокотал гнев. Ну, вот не ладятся у меня отношения с живностью. Что тут поделаешь? Когда Гена немного расслабился и я предположила, что боль ушла, перенесла хранителя на его место и, закрыв окно, задумчиво посмотрела на звезды.

Интересно, где он сейчас? Что делает? Так же ли ему тяжело, как и мне?

* * *

Велор Шафирану коре Нару

Я стоял у окна и смотрел на звезды. Борьба с собой превратилась в настоящую пытку. Я плохо сплю, плохо ем, а в королевстве такая ситуация, что ни в коем случае нельзя показывать своей слабости.

Сейчас затишье перед бурей. Главы родов не поверили, что я на самом деле связан.

Они молчат, но даже наши сторонники думают, что я лгу, дабы упрочить свое положение.

А во мне продолжает идти сражение между сердцем и разумом. Оно изматывает меня день за днем. Мне нужно совсем немного времени, всего год или полтора. Капля… Я знаю, где она, что делает: Шиу докладывает мне обо всем. Но так же ее задел приворот, как и меня? Залезть ей в душу я не в состоянии. А жаль… — Сын, — раздался за спиной голос матушки.

— Да? — Мы с отцом рады, что ты наконец-то взял себя в руки и вышел из того опьяненного, невменяемого состояния.

— Хорошо.

— Расскажи, что тебя гложет. Ты прекрасно держишься, но я же знаю: с тобой что-то не так.

— Все нормально.

Королева глубоко вздохнула.

— Почему бы тебе не смириться с тем, что ты ее полюбил? Она неплохая девочка. Да, у нее непростой характер, но она верная и преданная. Для тебя — хороший выбор. Ваша связь решила основную проблему с заговорщиками, лишив их единственно серьезного аргумента. Что не так? — Наверное, то, что я считаю свою спутницу жизни гадиной, — соврал я.

Больше не считаю. В отношении нее мой разум мутнеет.

— Это же несерьезно, сын. Ты даже не стараешься увидеть в ней хорошее. И сражаешься со своими чувствами.

— Что же я за правитель, если не могу управлять даже собой? –сказал я, направляясь к двери, и вышел.

Продолжать данный разговор не имеет смысла.

* * *

К королеве подошел супруг, который скрывался за стенами тайного хода.

— Ну, что я тебе говорил? — Я должна была попытаться, — грустно сказала королева. — Он мой ребенок и мне больно смотреть, как он мучается! Хотя это лучше, чем страх, что он не способен любить, что его убьют.

— Сила чувств, бушующая в них, настолько большая, что вскоре сломит сопротивление.

Дети, у них еще так мало опыта и так много они еще не понимают.

— Нам остается только ждать… — Да, моя эрла. И не думаю, что ожидание будет долгим. Они в своей борьбе изначально обречены на провал.

Поцеловав руку супруге, король посмотрел на звездное небо.

* * *

Надежда Ронер

Утро началось с приятного, а именно: меня под дверью ждал один из трех вчерашних знакомых — Самири Надару коре Тан. Интересно, что привело достойного эрла ко мне? — Приветствую, — улыбнулась я и застыла в ожидании.

Поклон. Сверкая глазами, дракон спросил: — Не откажется ли эрла прогуляться со мной сегодня по парку? Приглашение супруге своего эрла. Чего добивается этот мужчина? Или может быть, у них так принято? Тогда я тем более в выигрыше.

— Пожалуй, — кивнула я, и дракон растворился в толпе студентов, снующих по коридору.

В задумчивости я добралась до столовой и, взяв завтрак, увидела уже сидящую на нашем месте Вуку. Она была во вчерашнем легком костюмчике и угрюма. Что еще случилось? — Доброе утро, — поздоровалась я — Кому как.

— М-м-м-м… Что-то случилось? — Нет.

— Тебе не понравилось какой он в постели? — Надя! — Ой да ладно! — Нет, — выдавила вампирша. — Все было прекрасно, лучше, чем я представляла себе.

— Вот только без подробностей! — Но когда наступило утро, он молча выставил меня за дверь.

Мне захотелось сказать много ласковых нецензурных слов в адрес явно больного демона.

— М-м-м-м… — И что теперь делать? — Нужно подумать. А пока поторапливайся, а то опоздаем на флору.

Смотря, как соседка плетется с понурой головой, я костерила Надима на чем свет стоит.

Вот в чем его проблема? Ты неравнодушен к девушке, она неравнодушна к тебе, и у вас даже все получилось. Что еще надо?! На флору мы пришли практически перед звоном колокола. Дима и Слава подозрительно косились на нас. Я на их немой вопрос лишь покачала головой.

Если в столовой Вуку выглядела раздавленной, то сейчас она подняла вверх подбородок и всю лекцию с вызовом смотрела на преподавателя. Тот же старался не встречаться с ней взглядом.

Когда зазвонил колокол, вампирша практически выбежала прочь из аудитории. И едва я хотела последовать ее примеру, как услышала просьбу Надима: — Ронер, задержитесь.

Обменявшись непонимающими взглядами с ребятами, я подошла к преподавательскому столу.

— Я хочу, чтобы вы поговорили со своей соседкой.

— О чем? — опешила я.

— Не притворяйтесь. Вы прекрасно знаете о чем. Не поверю, что вы не приложили к этой истории руку.

Посмотрев прямо преподавателю в глаза, я ответила: — Нет.

— Почему? — прищурился демон.

Я решила сыграть по правилам этого мира: — Мне не позволяет честь. Там, откуда я к вам прибыла, считается гнусностью мучить женщину. Особенно, если между мужчиной и женщиной уже есть отношения. Это подло.

— Свободна, — зло пробормотал Надим.

Выходя, я чувствовала, что мои слова чем-то зацепили его. Если же нет и он так и не поймет своей ошибки, уверена, и у эльфов есть какой-нибудь коварный, подлый обряд, связывающий женщину и мужчину.

Глава 17

Я сидела в большой светлой аудитории на… досках, пытаясь в позе лотоса сложить свои ноги пятка к пятке. Так, видите ли, принято сидеть на официальных приемах у тролей.

Может, у чернокожей расы ноги как конструктор, но я не йог — и ничего у меня не получается.

— Надя, что от тебя хотел Надару коре Тан? — пропыхтел Дима рядом.

У него успехи по выкручиванию ног ничуть не лучше моих.

— Сложно сказать. Мы ходили по парку, он мне рассказывал о драконах и иногда задавал уточняющие вопросы. Но мнение я о нем составила и не могу сказать ничего хорошего.

— Кажется, это сын одного из заговорщиков? — спросил Слава.

Оборотень без труда принял позу, что показал нам Надим, и теперь с усмешкой смотрел на наши мучения.

— Да, младший, — признал дракон.

— Тогда понятно, зачем он здесь, — пропыхтела я.

— Не думаю, что все так просто, — пробормотал Слава.

В отличие от Надару коре Тан, с остальными двумя драконами мне нравилось общаться. Совсем юный Ромул Ниде коре Лисаше рассказывал много интересного об укладе жизни расы моего супруга, о правилах, о ценностях. Вообще, самый приятный и полезный дракон из всех, что я встречала.

Чем больше с ним общалась со старшим их трех драконов, тем больше понимала: у меня появился новый приятель. Конечно, он никогда не заменит Диму или Славу, и тем не менее теперь у меня есть еще один человек, с кем можно просто поболтать, не боясь напороться на агрессию или непонимание.

А вот насчет самого старшего из ящеров у меня большие планы. Он должен облегчить мою участь. С каждым днем мне все больше и больше хотелось ласки, внимания, прикосновений, нежности.

Я присматривалась к ребятам из Академии. Но в большинстве своем мужчины других рас мало меня привлекали. Слишком уж они правильные, слишком глупым мне кажется то, что они считают правильным.

Окружающие легко со мной общались, хотели меня понять и принять в свое общество.

Но я же вижу, какой странной они меня считают. И это я еще сдерживаюсь, больше слушаю их, не говоря того, что думаю сама. Чем больше я общалась с остальными студентами, тем больше понимала, что по-настоящему своей смогу стать только для драконов — единственной расы, что близка мне по духу.

Осознав это, я перестала стараться понять окружающих и влиться в общество. Я сосредоточила свое внимание на Ритару Ила коре Неси.

Шестое чувство мне подсказывало: это приличный, честный мужчина. Но сказать, что он лучше Велора, не могла. Теперь не могла.

Приворот окончательно помутил мой рассудок. Да, первый наследник обладает противным нравом, но именно этим и хорош, именно этим интересен, именно этим так привлекает к себе.

Да, он — невыносимый, вредный мужчина, но в то же время властный и сильный. И эта сила притягивает меня словно магнит, порабощает и подчиняет.

Тоска оглушила. Я перестала интересоваться окружающим миром. В моей жизни остались только лекции и факультативы.

Боевые навыки выматывают меня полностью. Я взяла полный факультатив, чем поразила Тронсена. На этой дисциплине я получаю физические раны, заглушая душевные.

Посещаю дополнительные занятия по целительству и, так как осталось время, записалась еще и на боевую магию. Гарнер посмотрел на меня с удивлением, но промолчал.

На ночь я выпиваю зелье и во сне погружаюсь за грань реальности, тренируя свой дар провидицы. А все выходные занимаюсь у Искар.

Я делаю все, чтобы заглушить тоску и любовь... и ничего не помогает.

Вуку не до меня: у нее Надим. На ребят я постоянно рычу, мы периодически подолгу ругаемся из-за того, что я мучаю себя. Их бы на мое место, я посмотрела бы! А время продолжало течь вперед.

Как-то уже ближе к концу полугодия меня позвала к себе Пиграно. Не явиться я не могла, поэтому отпросилась у Гарнера с факультатива и направилась к преподавательнице.

Как всегда, меня усадили за стол и приготовили чашку настоя.

— Надя, ты давно себя в зеркале видела? — Утром, — отхлебнула я горячий напиток.

— И как? — Неважно, — вынуждена признать я.

И это правда. Волосы у меня утратили свой блеск, как и глаза цвета ртути. Я плохо ела и мало отдыхала, несмотря на сон каждую ночь. Глаза покраснели. Выглядела я откровенно больной.

Вчера от Искар Дима меня забрал просто перекинув через плечо. Но уроки у Тронсена не прошли зря — и дракон пару раз таки получил по печени, прежде чем донес меня до комнаты.

Сам же тренер часто предлагал прервать тренировки. Его пугало мое фанатическое увлечение его предметом.

— Мне нужно много заниматься: скоро экзамены.

— Надя! — начала заводиться Пиграно. — До экзаменов еще полгода! По зельям ты лучшая студентка на курсе, во всей Академии. У тебя действительно к ним дар. Что ты надеешься подтянуть по этому предмету? — Ничего. Мне просто доставляет удовольствие сам процесс создания зелий и смесей.

— Хорошо. По боевой магии ты и парни из твоей тройки — одни из лучших студентов на потоке. А Тронсен недавно говорил со мной: у него вызывает беспокойство твое маниакальное желание освоить его предмет.

— Зато теперь я могу постоять за себя! — Перед кем? Я поморщилась. Несмотря на тренировки, мой уровень мастерства был довольно средним. И тем не менее что-то из оружия и приемов самообороны я освоила достаточно хорошо. Есть у меня свои подлые приемчики! — Я уже не говорю о том, что ректор сам разговаривал с тобой по поводу целительства. Базовый курс ты освоила, а остальное не для тебя. К этому нужен дар и призвание. У тебя их нет.

— Зато факультативы прекрасно занимают время.

Вскочив, я заходила по комнате взад-вперед.

— Как еще отвлечься? В этом мире мне нечего почитать. Со всем, что привлекало мой интерес в библиотеке, я уже ознакомилась. Тут нет нормальной музыки, фильмов или игрушек, спектакли и концерты бывают в городе редко. Но мне и на них не попасть! Остановившись около окна, я посмотрела на сгущавшиеся сумерки.

— А мне просто необходимо забыться.

Тоска, боль, любовь начали подниматься из глубины и вновь наполнили меня.

— Понимаю тебя, но тем не менее запрещаю и дальше принимать зелье для погружения за грань. Ты освоила годовой курс гаданий. Развила дар. Вот дочитаю курс по методикам — и все, — сообщила Пиграно.

Я, вздохнув, прикрыла глаза.

— Тебе нужно съездить к нему. Не мучь ни его, ни себя. После официальной церемонии в увольнении не спеши обратно. Побудь с ним.

Нет.

— Хотя бы рядом, — добавила преподаватель.

Я стояла у окна и смотрела в него ничего не видя.

Оставшееся время до увольнения пролетело как одно мгновение. Перед самым отбытием, спеша в комнату по малолюдному коридору, в задумчивости не туда свернула и наткнулась на целующуюся парочку.

Надим, запустив руки под мантию Вуку, страстно целовал мою соседку, крепко ее обнимая. Они меня не заметили: страсть и взаимные чувства поглотили их с головой.

А мое сердце вдруг пронзила боль.

Нет, я была уверена, что теперь у них все будет хорошо. Но чужое счастье напомнило мне об отсутствии собственного.

Когда вошла в комнату, по моим щекам катились слезы, из горла вырывалось рыдание. Усевшись на постель и сжавшись в комочек, я плакала, не в состоянии унять истерику. Все гнетущее напряжение, что я сдерживала, все эмоции сейчас вырывались наружу.

— Надя, что такое? Подняв от коленок взгляд, я увидела Диму и Славу, сидящих на полу, а сзади них беспокойно ходил Гена.

— Я не хочу говорить при нем, — кивнула на хранителя.

— Димирий, — попросил Слава.

Младший дракон щелкнул пальцами — и хранитель, кувыркнувшись в воздухе, скрылся в ванной. Дверь захлопнулась. Внутри раздался возмущенный рык и по дереву заскребли когти. — Он не трансформируется? — спросил Слава.

— Нет. Наде ничего не угрожает, и он знает это. У него связаны лапы.

— Рассказывай, — нахмурился оборотень.

— У Вуку с Надимом все получилось, — всхлипнула я.

— Странно, что это не произошло ранее. Как он продержался столько времени, просто уму непостижимо. Но мне казалось, что именно этого ты и хотела, — недоуменно поинтересовался Дима.

— Да… — Тогда почему плачешь? — спросил Слава.

— Не знаю… — Все она знает. И мы чувствуем, как тебе больно. Все это время ты глушила свои чувства. Нас защищают коконы, и тем не менее мы ощущаем твою тоску и нужду. А теперь это все вырвалось наружу и мучает и тебя, и нас. Так ведь? — жестко спросил Дима.

Я молчала.

— Надя, зачем? Это не разумно — тихо спросил Слава.

— Не разумно? — истерически рассмеялась я. — А что, в любви руководствуются разумом? Да, это не разумно, это глупо и не логично. Только есть факт, что я люблю человека, которого сама бы никогда не выбрала. Вообще никогда! Как с этим быть? Это разумно? Нормально? — Все твои проблемы в твоем упрямстве, — тихо сказал дракон.

— Мои проблемы? Мои проблемы начались, когда я попала на Эрго. Вы ничего не понимаете. Я должна попытаться, иначе всю жизнь буду мучиться, думая, что все могло быть по-другому, но я струсила и не боролась за свою судьбу, свое счастье.

— И ты так уверенна, что твое счастье не с Велором? — поинтересовался Слава.

— Я ни в чем не уверена. Но если вы призываете меня обратиться к голосу разума, что ж, давайте.

Вскочив, я заметалась по комнате.

— Теперь я замужем за драконом и любовь опутывает мой разум. Он мне не нравится, я его не выбирала, но вместе с ним в мою жизнь пришла неопределенность. С кем теперь жить? Где? Как? Смогу ли ужиться со своим мужем и не грозит ли мне опасность из-за политических интриг? Если подумать, жизнь без Велора проще и безопаснее, чем с ним.

— Но мы не выбираем, кого нам любить, — сказал Дима.

— А вот с этим я бы поспорила! Ты можешь себе не признаваться, но если ты полюбил сам, естественным путем — это всегда твой выбор! — Ну и что ты рассчитываешь делать теперь? — спросил оборотень.

— Трудно сказать. Мне страшно. Страшно от того, что я не знаю, смогу ли жить, если рядом не будет его. И еще страшнее от того, что не знаю, смогу ли жить рядом с ним.

— Надя, ложись и поспи. Тебе явно требуется отдых. Завтра нам еще собираться и отправляться в Миринг, — сказал Дима и направился к выходу.

А я, после того как ребята удалились, открыла дверь хранителю.

Тот сидел прямо под ней, с мрачным выражением морды. Выйдя, он направился к подоконнику и улегся, повернувшись ко мне задом.

— Не больно и хотелось, — пробормотала я и последовала его примеру.

Едва закрыла глаза, как провалилась в видение. Видение о том, как я помешала убийству.

* * *

Я сидела в парке и раз за разом прокручивала свой сон. Меня пугает то, что я увидела.

Как такое может быть? Как я сделаю то, что должна? Одно ясно: спокойной моя жизнь не будет уже никогда.

— Доброе утро.

Подняв глаза, я увидела стоящего надо мной Ритару Ила коре Неси, старшего среди трех драконов, поступивших в Академию в этом году. Обрадовалась я ему как никогда до этого и решила совершить глупость.

— Присаживайтесь.

— Спасибо. Почему вы сидите здесь и грустите? Сегодня последний день перед увольнением и вечером мы отбываем домой.

Дом… Где он для меня? Даже своего угла нет, чтобы приклонить голову. Вот выпущусь из Академии — и куда идти? Перед внутренним взором всплыло любимое и такое ненавистное лицо. Я скривилась.

— Вы не считаете Миринг домом? — тихо спросил Ритару.

— Нет, дело не в этом. Просто конкретно сказать, где именно мой дом, я не в состоянии. Но не будем о философских вопросах. Хочу спросить у вас… совет.

— Конечно, эрла, я помогу чем смогу.

Вот и прекрасно.

— Скажите, а может у драконов жена изменить мужу? У Ила коре Неси глаза полезли на лоб, и мужчина, бросив между нами взгляд и, видимо, решив, что я слишком близко сижу, сдвинулся чуть в сторону.

— Нет. Ни муж, ни жена не смогут этого сделать.

— Почему? — Природа не позволит. Я еще не женат и не знаю, как точно это происходит. Но почему вы спросили? — Но ведь я из другого мира… — Не знаю, подействует ли на вас наш уклад брака.

— Вы поможете мне проверить? — впилась я взглядом в дракона.

Тот начал отползать от меня.

— Эрла, нам не стоит… А я — наползать на него.

— Поверьте, Ритару Ила коре Неси, я не кусаюсь. Только проверим — и все.

— Эрла, вы понимаете, что у меня будут проблемы, очень большие проблемы! Наследник меня убьет! В этот момент я не поняла его должным образом. Ухватив за лацкан кофты, подтащила к себе. Наши лица оказались очень близко друг к другу, но… поцеловать я его не смогла. На меня накатили тошнота и отвращение, что чуть не вывернуло на дракона.

Я отстранилась и выпустила одежду ящера. Внимательно его разглядывая, задавалась вопросом: кого я обманываю? Я ведь и предполагала, что так будет.

При взгляде на других мужчин ничто во мне не екает, нет трепета, желания, предвкушения. Нет интереса. Никакого. А теперь еще вот это. Ни Велору, ни мне не завести близких отношений ни с кем, кроме друг друга.

— Надя, что все это значит? — раздался рык.

Обернувшись, я увидела Димирия. У него животная сущность рвалась наружу: зрачок стал вертикальным. У меня появилось стойкое ощущение: еще немного — и дракон обернется.

Ритару Ила коре Неси молниеносно вскочил с травы и начал отступать.

— Дима, нет! Это я его попросила. Он вообще ничего не делал.

Подойдя, я удержала дракона за руку: — Неси, вам лучше оставить нас! И примите мои искренние извинения! Поклонившись, ящер ретировался, а Дима как-то странно посмотрел на меня.

— Зачем ты это сделала? — Сделала что? — Решила поцеловать его.

— Хотела проверить, смогу ли.

— И как, проверила? — криво усмехнулся Дима.

— Да. Не переживай. Спать я смогу только с твоим братом. Теперь это — всего лишь вопрос времени. Доволен? — вернула я Димирию кривую улыбку.

* * *

Я стояла и мрачно смотрела на портал перехода. С Димой мы с того момента не перемолвились и словом: разговаривать дракон со мной не хотел, а я не чувствовала себя виноватой, хотя и понимала, что поступила неправильно. Брак, как бы он не был заключен, есть союз. И все эти навязанные обязательства довели меня до крайности.

Так поступать и дальше нельзя: неправильно это. Сейчас не хотелось о чем-либо думать и что-то планировать. Будь что будет! Если данную ситуацию мне не победить, значит, нужно приспособиться.

Вот появились ребята и, сурово на меня посмотрев, шагнули в портал, я — следом.

С другой стороны нас встретил вечерний Миринг. Повсюду летали фонарики света, и, как всегда, город поражал своей красотой и одухотворенностью.

Нас встретил слуга, который сообщил, что покои уже приготовлены, а все мероприятия завтра. А если точнее, то следующим вечером устраивается в мою честь прием. После него всему миру станет известно о моем новом статусе. Это пугало и окрыляло одновременно.

Приворот полностью прижился.

Поселили меня не в обычных гостевых покоях, где жила во время предыдущих визитов, а в комнате рядом с наследником.

Видя мою растерянность, слуга спросил: — Что-то не так? — Нет-нет, все верно, — пробормотала я и присела на большую кровать.

В комнате, отделанной золотом и красной вышитой тканью, стоял еще столик. И все… Рядом располагалась огромная гардеробная, только повесить мне в нее нечего.

Бросив вещи прямо на пол, я оглядела полки и зажмурилась.

«Хватит, Надя! Прекрасно знаешь, почему ты такая рассеянная и чего тебе хочется на самом деле. Так может, решиться? Тем более так много нужно обсудить…» — шептал внутренний голос.

Я же, дрожа, обхватила себя руками, хотя мне не холодно. Делая шаг вперед, уже понимала, почему женский пол называется «слабым».

Глава 18

Велор Шафирану коре Нару

В дверь постучали. Подняв взгляд от документов, сказал: — Да? В комнату вошел Регал, и я все понял.

— Она прибыла.

— А где?..

— В покоях, смежных с твоими. Сам понимаешь, так положено.

Я прикрыл глаза, по телу прошла дрожь. Как пережить месяц? — Чем она занимается? — Лучше это тебе спросить у Шиу.

Да… — Велор, может, ты… — Нет. Я что тебе, хорняк какой-то, безвольное животное? У меня сильная натура и сильная воля.

— Зато голова слабая… — Что? — прищурился я, смотря на бормочущего друга.

— Нет-нет. Я молчу.

Тут вновь раздался стук.

— Да? — рыкнул я.

Пару секунд не было ничего слышно, потом дверь приоткрылась и вошла она… — Я могу с тобой поговорить? Голос хриплый, слегка срывающийся.

— Проходи. Регал, ты свободен.

— Конечно! — воскликнул друг и, улыбнувшись, поклонился Наде, после чего вышел.

— Слушаю тебя.

Несколько секунд она молчала, а потом, посмотрев мне прямо в глаза, сказала: — Нам нужно поговорить о наших отношениях.

О, Единый, ты свидетель, что я пытался…

* * *

Надежда Ронер

Я пришла к нему. Сама не знаю зачем, просто хотела увидеть. Он, такой уставший, взглянул прямо на меня — и я отвела взгляд. Регал тут же ретировался.

Смотря куда-то в сторону, не знала с чего начать. Что сказать? Зачем пришла? Чувствуя, что пауза затягивается, я посмотрела прямо на него и предложила поговорить о наших отношениях.

Увидев реакцию на свои слова, я отступила назад. Муж встал сцепив зубы и сжав кулаки и, выйдя из-за стола, пошел на меня. Я попятилась.

Что я такого сказала? Но дракон, оказавшись рядом, обхватил мою шею рукой и, резко прижав к себе, поцеловал. В этот момент разум покинул меня.

Не знаю, что почувствовал Велор, да мне и все равно. Я наконец получила то, что хотела. Страстно целуя своего дракона, я утоляю потребность многих месяцев. Пальцы скользят по волосам, плечам, спине… сминают одежу.

Я словно умирающий от жажды путник, добравшийся до источника воды. Напряжение последних дней отпускало меня, удовольствие захлестывало с головой. Не думая ни о чем, я ласкала, поглаживала своего мужчину и таяла от ответных ласк. Попросту сходила с ума… но как прекрасно быть сумасшедшей.

Оторвавшись от Велора, я снова почувствовала себя сидящей на столе. Ящер уткнулся мне в шею и целовал, покусывал, а я еще теснее прижалась к нему не в силах отстраниться.

Вдыхала родной запах, целовала мочку уха.

Меня охватило не сексуальное желание, хотя и оно присутствовало, а потребность просто быть рядом. Прикасаться, целовать, осознавая, что он мой, и переполняться радостью о того, что мы вместе.

Повернув голову, я снова поймала губы мужа своими. В этот раз мы целовались медленно, впитывая вкус друг друга, наслаждаясь им и привыкая к ощущению близости.

— Вот и поговорили? — спросил меня дракон, прервав поцелуй.

Я только молча кивнула.

* * *

Утром встала в отличном настроении. Просто замечательном. Вся напряженность ушла из души и из тела, выспалась я прекрасно.

Воспоминания о вчерашнем вечере вызвали улыбку.

Я еще долго просидела на коленях у Велора, расположившегося в кресле. Мы целовали и ласкали друг друга, утоляя потребность души. Мы ни о чем не говорили. Зачем? Разговоры все испортят, да и обсуждать наше поражение нет смысла.

В столовой уже разместилась вся королевская семья.

— Доброе утро, — поздоровалась я и покраснела, так как родители Велора пристально смотрели на меня.

Что они хотели увидеть, мне не ведомо, но в свете недавних событий мне как-то не по себе.А вот повернувшись к ребятам, я заметила их угрюмое выражение лиц. Оба мрачно смотрели на меня и, кажется, желали моей смерти. Да что ж такое? Ела я под их сверлящими взглядами, пока Велор не рыкнул за столом так, что все подскочили. Ребята опустили глаза. Но мне-то не легче: я чувствовала их боль, панику и… Отвращение? Стало обидно. Раньше между нами не проскакивали такие отталкивающие и неприятные чувства.

Но сразу, едва я вышла из столовой, мне не удалось выяснить волнующий меня вопрос.

В общем коридоре резиденции Велор, не обращая внимания на проходящих мимо драконов, обхватил меня рукой и, притянув к себе, уткнулся в шею.

Я тут же обо всем забыла. Прижавшись к нему, я чувствовала покой, теплоту, словно вернулась домой к родному человеку. Слегка поцеловав меня, он молча ушел, а я направилась разыскивать ребят. Надо же выяснить, что случилось такого ужасного.

Дима и Слава обнаружились на ристалище, где решили скрестить мечи. Дрались оба не на жизнь, а на смерть, и при каждом хитром приеме я вздрагивала, думая, что зарубят друг друга на месте.

Наконец бой окончился. Подойдя к своим вещам, Дима приложился к воде, а Слава взял полотенце. Меня словно и не было.

— А ничего, что я стою тут? Может, великие витязи обратят на меня свое внимание.

— Кто? — нахмурился Слава.

— Ну ты же про нас не вспоминаешь, — сказал Дима словно выплюнул.

— Это вы о чем? Я не злилась на них: в душе царило умиротворение и ссориться ни с кем не хотелось.

— Скажи мне, а чем ты вчера вечером занималась? Пожав плечами, я ответила: — Целовалась с твоим братом. Но коконы на месте и у вас не может ко мне быть претензий.

— Твои эмоции кокон не сдерживает. Тоску, что ты испытывала, и то еле-еле, но вчера мы чувствовали минимум половину, что творилось у тебя внутри, — поставил меня в известность оборотень.

— Не может быть! Я почувствовала себя голой.

— Еще как может, — прошипел Дима и, сев на лавку, закрыл лицо руками.

— Димирию пришлось хуже всех: Велор — его брат. Испытывать к своей родне такие чувства, да еще и к своему полу… — пояснил мне Слава. — Он вчера чуть ли на стену не бросался.

Но прервать не посмел. Неужели Велор тронул бы своего брата? Хотя вышвырнул бы обязательно.

— Когда-то было трудно мне, теперь придется потерпеть вам. Единственное, что в моих силах, — это сварить зелье, чтобы вы засыпали к вечеру, но более ничем помочь не смогу. Я скоро с ним снова расстанусь и терять время не намерена. А в Академии пойдем к Пиграно. Она что-нибудь придумает.

Уходя, я ощущала спиной два пылающих взгляда.

* * *

Весь день я провела гуляя по саду и читая. Мне давно не было так хорошо. Конечно, я ощущала взгляды, что бросали на меня окружающие, но мне было все равно.

Я даже не заметила, как наступил вечер. И вот я переодета в светло серебристое переливающееся платье, волосы забраны вверх, а в дверь стучится… Кто? Обычно я сама прихожу на столь пышные мероприятия.

Едва горничная открыла, как я увидела на пороге своего мужа. Очень красивый, хоть и немного хищной, жесткой красотой.

Я лишь удивленно приподняла брови.

— Не могу же я прийти на официальное мероприятие без супруги? — чуть усмехнулся Велор и добавил чуть тише: — Тем более на подобное.

Да… Сегодня мы объявим всем, что наш брак законен и заключен.

Шли в общую залу мы молча. Я волновалась: можно сказать, сейчас у меня свадьба. Не такая, как я мечтала, и уж тем более не такая, как я представляла.

Взирала на себя я словно со стороны: беспристрастная маска на лице, спокойный взгляд, а внутри растерянность. Неужели все? Неужели я сдалась? Поворачиваюсь к мужу. Как и отметила раньше, он — красивый мужчина, но нам так сложно найти общий язык, так трудно смириться с неопределенностью в своей жизни и, хоть я до последнего не признавалась себе, с тем, что теперь как никогда завишу от него, потому что люблю.

Но удача любит смелых, да и хватит уже бегать от своей судьбы, бороться с ней. Бой я проиграла, но, может быть, выиграю войну? Может, еще урву свою долю счастья? Да, не так я себе представляла свою семейную жизнь, не так представляла любовь.

Бедовая она у меня, и значит, надо привыкнуть и приспособиться.

Муж повернул голову и посмотрел мне в глаза. Глубоко в них я увидела уязвимость и усталость.

«Я не одна боюсь», — вдруг поняла я.

Двери в большой тронный зал приближались. Жрец и знать ждут нас, и нужно продемонстрировать им, что я с Велором — одно целое. Теперь моя жизнь зависит от дракона рядом со мной. Значит, переманим беду на свою сторону, обернув ее против других. Говорят ведь, что нет ничего невозможного.

Двери зала открылись, и в лицо мне ударил свет. Улыбнувшись, я смело шагнула навстречу толпе, а поддерживала и направляла меня его крепкая рука.

* * *

Увольнительная пролетела как одно мгновение, оставив несколько ярких воспоминаний.

Одно из них — свадьба. В тот вечер, когда мы вошли в зал, множество глаз были устремлены на нас с Велором. Вокруг — перешептывания и много света, на помосте — трое: королевская чета, взирающая на нас с теплотой, и незнакомый мужик в разноцветном аляпистом балахоне.

Едва мы взошли на помост, жрец начал ходить вокруг нас, размахивая руками и что-то шепча. Я настороженно на него покосилась, но промолчала. Как мне объяснили, это дань традициям, свидетельствование перед Единым.

Ну… у каждого свои тараканы. После того как нас, можно сказать, благословили, начался праздничный обед.

Мы сидели за столом отдельно от гостей, хвост Велора обвил мою талию и не отпускал весь вечер. По правилам драконов это очень интимный жест, собственнический, показывающий, что я его супруга, что его сердце принадлежит мне.

Я знала это, но утешения мне сей факт не принес. Глупость, конечно, но я ничего не могла с собой поделать. Живи и наслаждайся каждым днем, но… Но осознание того, что это не наш выбор, все портило.

Увы, обстоятельства не завесили от моей тонкой организации, и, взирая на гостей, которые отслеживали каждое наше движение в надежде узнать как можно больше о наших отношениях, я теребила кисточку на хвосте. Ранее я не осмеливалась к ней прикасаться, но теперь меня ничто не останавливало. Я в своем праве! А после приема у меня не было брачной ночи и я была этому рада как никогда. Велор сообщил, что наследник ему срочно не нужен, и не делал никаких поползновений.

Это принесло мне облегчение, хотя я и не понимала почему. Безусловно, сейчас вынужденная близость испортила бы наши отношения и вряд ли нам тогда удастся их восстановить, но… Наследник драконов — здоровый мужчина, который может унять свои желания лишь со мной. Так неужели ему совсем не хочется физической близости? Все мои вопросы остались без ответа: мы до утра просидели в его комнате обнявшись, унимая свою потребность друг в друге. Скоро предстояла новая разлука.

Все увольнение я была предоставлена сама себе. Велор не разрешил контактировать с окружающими людьми, и меня все время сопровождал хранитель, который скалился на всех.

Я понимала супруга: наша свадьба упрочила его позиции на политической арене, доказав, что он достоин занять место своего отца, но теперь я — его слабость. Если со мной что-то случится… С ребятами также не общалась: они сразу после свадьбы отправились на самое дальнее от столицы побережье королевства и оттуда потом порталом вернуться в Академию. Вид у Димы при отбытии был совсем безумный. Теперь я не сдерживала обуревавшие меня чувства и ребята в прямом смысле сходили с ума.

Задержав парней у портала, я тихо спросила: — Вам обязательно уезжать? Дима поморщился: — Надя, ты не обижайся! Я понимаю, у тебя сейчас непростой период, но пойми и нас.

Это невыносимо. Я каждую ночь, каждый день иду против своей натуры. Я сутки напролет страдаю от ваших чувств. Тем более что на побережье сейчас Найна находится.

Я нахмурилась.

— Неужели вы всё, всё переживаете вместе со мной? — Надя, мы не просто чувствуем, мы испытываем это, — тихо сказал Слава. — Ваша с Велором любовь слишком сильная, она совершенно ненормальная. Как с ней можно жить? Надеюсь, что в Академии, мы найдем способ как-то изолироваться друг от друга. Жить так дальше невыносимо.

Я смотрела, как парни заходят в арку портала, и думала, что делать. А если выхода нет? Расстояние поможет ослабить ту гамму эмоций, что ребята от меня получают. Но я согласна с ними — надо что-то решать.

Оставшись одна, я всю увольнительную днем пропадала в библиотеке, прерываясь только для того, чтобы поесть на кухне, а вечер и первую половину ночи проводила с Велором в молчании. Слова нам были не нужны! Но не успела оглянуться, как настала пора возвращаться в Академию. В свой последний вечер в Миринге я, как обычно, сижу у Велора на коленях, но теперь мы не молчим. Нам есть, что обсудить.

Сейчас на ладони дракона лежал амулет.

— Возьми его.

Повертев металлическую бляшку на веревочке, я рассмотрела ее.

— Зачем? — Это поможет тебе перемещаться ко мне раз в три дня.

Я знала для чего, но все равно спросила: — Зачем? — Мне нужно постоянно твое присутствие, чтобы не отвлекаться на чувства и эмоции.

Сейчас напряженное время — мне и без того нелегко.

Взяв дракона за подбородок, заставила посмотреть себе в глаза.

— Какой же ты противный, просто слов нет.

— Какой есть, — усмехнулся ящер.

— Надо уйти от тебя.

— Куда уйти? — нахмурился Велор.

— В смысле развестись.

— Не понимаю тебя, — прищурился наследник, подозрительно на меня взирая.

В первое мгновение я растерялась, а потом поняла: этого слова не существует в этом мире. У-у-у-у… Как все запущенно! Вот теперь я действительно попала! — Надя? Теперь Велор развернул мое лицо в свою сторону.

— Что значит «развестись»? — прорычал дракон.

— Это… Это когда наш брак расторгается и я от тебя ухожу… Или ты от меня, — промямлила я.

— Забудь, — рыкнул ящер и поцеловал меня.

Мозг на некоторое время полностью отключился.

— Помни: каждые три дня я жду тебя, — сообщил мне дракон некоторое время спустя.

— Амулет откроет портал в твою спальню.

— И ты не боишься, что я не приду? — Нет.

Гад… — Еще я хочу, чтобы ты запомнила: если попробуешь обратить свое внимание на другого мужчину, то он умрет.

Мое тело напряглось как струна.

— Что? — Ты меня поняла.

— Думаешь, меня может волновать твоя угроза? — нахмурилась я.

— Да. И это не угроза, а констатация факта.

— Ладно. Значит, и я могу прикончить каждую женщину, что взглянет на тебя.

— Сумеешь? — хмыкнул дракон.

— Несомненно. Я очень ревнива и, говорят, очень талантлива в зельеварении. А будешь плохо себя вести, то и тебя за компанию.

— Нет, — рассмеялся ящер.

— Что «нет»? — прорычала я.

— Ты же не хочешь умереть? — Что… Велор поцокал языком.

— Неужели не помнишь? Пара драконов вместе уходит за грань.

…! Увидев мое лицо, дракон расхохотался. Я ткнула его в плечо: — Что смешного?! Это, значит, ты теперь проживешь столько же, сколько и я? — Нет. Это ты проживешь столько же, сколько и я.

— А откуда?..

— Тот жрец, который, как ты говоришь, «кривлялся» вокруг нас, во время обряда сделал так, что мы будем жить столько, сколько мне отпущено. Драконы дольше остальных ходят по этой земле.

— Это спорный вопрос, — нахмурилась я.

— Сложно сказать, сколько проживет дарада из технического мира или маг, находящийся в тройке. А вот со мной определенности побольше.

Я потерла пальцами лоб, стараясь привести мысли в порядок.

— Значит, я теперь проживу столько же, сколько и дракон. Да? Это хорошо… — растерянно пробормотала я и спохватилась: — Только не вздумай умереть! — Ты такая прелесть: заботишься обо мне, — саркастически произнес дракон и поцеловал меня.

Обхватив руками шею своего ящера, я погрузилась в водоворот чувств. Утром я вернусь в Академию — впереди предстоят очередные полгода учебы.

Часть третья

Дракон — моя беда и любовь, или Поймать песца за хвост

Глава 19

Велор Шафирану коре Нару

Я сидел в кресле и медленно потягивал настойку с противоядием, убеждая себя, что все к лучшему. Академия закрытое учреждение, за женой там присмотрят. А у меня в ближайшее время будет самый напряженный момент в подготовке к нейтрализации заговорщиков. И сейчас Ронер как никогда требуется быть от меня подальше.

Через тайный ход в кабинет проник Регал. Налив себе выпить, друг уселся напротив.

— Она уехала? — Да… — И как ты? Я вздохнул: — Морально раздавлен.

— Она будет приходить? — Да, раз в три дня. Это очень мало, но, с другой стороны, может, оно и к лучшему.

Мне сейчас нужна ясная голова.

— Ясная, значит… Неожиданно друг взял у меня из рук бокал и понюхал.

— Велор, эта настойка… Ты ведь знаешь ее назначение? — Да. Но она не сделала ни одного шага ко мне. А я не буду нарушать правила — и так трудностей в наших отношениях хватает.

— Но может, поговоришь с ней? Я мрачно посмотрел на друга.

— Хорошо, — поднял он руки ладонями ко мне. — Но ты делаешь глупость.

— Это мне решать.

— Угу. Какие будут распоряжения на завтра? — Запускай механизм провокаций. Пора.

— Ты ждал пока она уедет? — Да. А вот теперь поохотимся.

За окном алеет красный закат, предвещая скорую кровь на землях драконов.

* * *

Надежда Ронер

Медленно, очень медленно мы пробирались сквозь заросли леса. Справа и слева находились хищники, впереди — цель. Нужно поймать раньше других беглого мага.

Осторожно крадусь вперед, подаю сигнал ребятам, впереди маг начинает плести заклинание предвидения, чтобы определить наши перемещения. Они прикрывают, я подкрадываюсь. Отступник имеет дар видящего, значит, ловить его мне.

Достигнув нужного места, начала медленно-медленно окружать мага ловушкой.

Только бы не спугнуть. Очень не хочется идти на открытую конфронтацию.

Универсальный капкан сомкнулся. Ребята зафиксировали его — и тут открылась воронка портала, нас засосало в нее и выкинуло в аудитории Академии.

Вокруг толпился народ, кто-то мрачно спорил, кто-то переговаривался, кто-то просто понуро сидел в стороне. А к нам спешил Гарнер.

Та-а-ак… Мы провалили задание.

— Ну, что вы можете сказать о своих действиях? — поинтересовался инквизитор, едва приблизился.

Мы с ребятами переглянулись и задумались. Что мы сделали не так? Вроде бы все, как нас учили. Схема преследования, окружения. Завершить операцию нам не дали.

Видя наше молчание, куратор разразился лекцией: — Вы хорошо начали, проработали задание, нашли следы, организовали преследование. Но кто вас просил загонять жертву в пещеры? Мы со Славой покосились на Диму: это была его гениальная идея.

— Что вы хотели этим добиться? — продолжал буйствовать Гарнер. — У вашего противника может возникнуть ощущение безнаказанности, раз силы закона не в состоянии его изловить.

Напротив нас, на лавочке, сидел Рыкок, наш одногруппник. Последние три задания он был нашей целью. И сейчас, услышав инквизитора, он нам подмигнул и состроил гримасу.

Я поморщилась. Кажется, у кого-то чувство безнаказанности уже возникло.

— Ну-у-у… Мы хотели закрыть его в пещере и сжечь, — призналась я.

Это уже моя гениальная идея. Инквизитор, услышав ее, некоторое время молчал.

— Но у вас же было задание доставить мага в управление.

— Мы бы и доставили все, что осталось. Про то, чтобы взять его живым, разговора не было, — пожала я плечами.

Теперь Рыкок уже не улыбается. Следующее задание он снова отрабатывает с нами.

— Ронер, на будущее: доставить — это значит довезти живым или хотя бы дышащим, — хмуро сообщил мне Гарнер.

— М-м-м… А если в нем искусственно поддерживать жизнь? — не могла не спросить я.

Вот не понимала я этой щепетильности. Все равно серьезных отступников приговаривают к смерти или к изоляции в местном дурдоме. Не знаю, что хуже. Так нет, довезите нам его живым, мы убьем его сами.

— А если случайно получится, что во время отлова преступник будет нести для наших жизней серьезную угрозу? — невинно спросила я.

— Только в экстренных случаях, Ронер, мага можно не довезти, — процедил сквозь зубы Гарнер.

Я посмотрела на Рыкока, тот передернул плечами. На самом деле ему от н асничего не угрожало и вряд ли когда-то будет. Выпускники одного потока и даже учащиеся в одно время в Академии не получают задание друг на друга. Отступника всегда ловят маги, которых он не знает. Чаще из других городов.

— А теперь разберем ошибки подробнее.

О-о-о-о, не-е-ет! Нам повезло: Гарнер отпустил нашу тройку через десять минут. А вот остальные остались до конца практики.

Когда мы, все измученные, помывшись, добрались до столовой, там еще никого не было. Я, взяв свою порцию, плюхнулась напротив ребят на наше место. Тело болело и хотелось поныть.

— Что ты такая замученная? — спросил Слава.

Зря он это сказал.

— Я не выспалась, а еще у меня болят все синяки и ссадины, что Дима хоть и успевает залечивать, но не так быстро и качественно, как хотелось бы. Кстати, болят не только мои синяки, — намекнула я на то, что наш обмен физиологическими ощущениями становится все сильнее.

— А мы терпим твою любовь с Велором, — мрачно сказал Дима. — Пока преподаватели ищут способ, как решить нашу проблему, я уже практически свыкся, что внутри меня живут две любви.

— И как же это ты смирился? — саркастически спросила я.

— Знаешь, это как при обучении искусству война. Сначала у тебя все болит: и тело, и самолюбие. Но потом ты свыкаешься со всеми неудобствами, твое тело немеет и тебе надо только пережить страшный период. Вот и сейчас: я словно уже привык к тому, что во мне живут нескромные чувства по отношению к брату. И даже стараюсь пропускать их мимо.

— А в этом тебе помогает твоя ссора Найной? — ехидно поинтересовался Слава.

До сих пор помню, как по прибытии в Академию меня сразу захлестнули чувства Димы, пробивающиеся сквозь кокон. Ярость, злость, боль… Тут же захотелось отправиться на побережье и надавать его невесте по голове.

— Скрепи с ней союз и все! Я не понимаю, чего ты ждешь? — недоуменно поинтересовалась я.

— Каждый раз, когда у нас заходит речь о том, чтобы связать свои жизни, мы ругаемся.

Вот и сейчас я предложил ей провести обряд, а она не согласилась, хотя в прошлый раз была согласна. Я устал от этого! Слава сидел молча и качал головой.

— Когда ты идешь к Пиграно, чтобы узнать, как решить нашу проблему? — спросил оборотень. — В прошлый раз, когда вы м-м-м… общались с Велором, я чуть не обернулся в комнате. Из-за тебя мой сосед станет заикой.

Я поморщилась.

— Сегодня, после лекций. У нас возобновился факультатив.

Ребята удивились такой новости.

— С чего это? — спросил Слава.

Я помялась.

— Теперь, когда я в комнате живу практически одна, у меня с хранителем начались проблемы: он слишком стал наглеть.

— Что значит «практически одна»? — нахмурился Дима. — Где твоя дурная соседка? — Все время проводит с Надимом.

— Все-таки заполучила его, — вздохнул Дима с жалостью.

— Да. И должна тебе сказать: он вполне доволен своей участью.

— Это сейчас. Что же заставляло его так долго сопротивляться? — спросил Слава, с хитринкой улыбаясь.

Сначала я не хотела говорить, но потом мне вспомнились все издевательства надо мной, предвзятое отношение, наряды… — Его прошлое, — просветила я ребят. — Он не был популярен ни в школе, ни в Академии. Даже не могу предположить почему.

От моего сарказма оба мужчины разулыбались.

— Но отсутствие личной жизни было не единственной его проблемой: он еще был и малообщителен. В общем, погружен демон только в свою учебу. А тут… в его жизнь пришла любовь: одна студентка обратила на него внимание.

— И что? — не вытерпел Слава.

— А что может быть? У них завязался роман. Гоблинша была красива, но не знатна. И все у них вроде бы хорошо: он доволен тем, что девушка в него влюблена, а она — тем, что у нее есть парень с жильем в городе и желанием учиться за нее в Академии. Но… — Но? — хмыкнул Дима.

— Но подвернулся более выгодный кавалер — и сердце демона разбилось. С тех пор он очень осторожно относится к студенткам.

— Значит, недостаточно сильным было его желание, раз он сдался, — рассмеялся Дима. — Против меня у него не было ни шанса, — подмигнула я дракону. — Зато теперь всю увольнительную Вуку провела со своим кавалером и оба этому рады. Она у него днюет и ночует. И вроде как они не скрывают своих отношений.

— Нам пора на целительство, — поднялся Слава.

— Уже? — удивилась я и воскликнула: — Чур я отрабатываю заклинания на соседе Димы. Эта напыщенная гадость что-то снова начала меня доставать.

* * *

Уже вечером, расположившись в кресле около небольшого очага в комнате Пиграно, я смотрела на ее хозяйку и не могла понять, что именно изменилось. Но когда преподавательница повернулась боком… — Когда ждать прибавления? — с улыбкой спросила я.

Мое предсказание сбылось. Прорицательница поморщилась: — Что, уже заметно, да? — Ну, если не присматриваться… Гарнер знает? — Конечно. Он меня совсем измучил опекой. А прибавление ждем через десять месяцев.

Я замерла.

— Сколько же длится беременность? — Шестнадцать месяцев, — просветила меня Пиграно и, заметив мое шокированное состояние, спросила: — А на Земле? — Девять.

— Мечта. Нелегко тебе придется. У драконов на месяц длиннее обычного срока, а гены мужа в твоем случае, скорее всего, будут доминантными.

А если учесть, что дни на Эрго длиннее, как неделя и месяц, то сразу хочется уйти на дно.

Повернувшись, я заметила, что Пиграно внимательно на меня смотрит.

— А ты случайно не тяжелая? — От кого? — иронично спросила я, чем ввела преподавательницу в ступор.

— От супруга. Как у вас развиваются отношения? Со своим учителем у меня очень доверительные отношения — за гранью многое открывается — поэтому, помедлив, я все ей рассказала.

— Хорошо… — протянула провидица несколько растерянно. — А помимо поцелуев и м-м-м… и объятий вы чем-нибудь занимались? — Я гладила его кисточку на хвосте, — выдавила я и почему-то покраснела.

— Понятно… А он говорил с тобой о более интимной стороне вашего брака? — Конечно! Сообщил, что наследник ему не нужен так скоро, а вот свежая голова не помешает.

— И ты после этих слов ему ее не открутила? — впилась в меня взглядом учительница.

— Нет.

— Терпеливая ты женщина.

— Я никак не могу найти сведения о личной стороне жизни драконов.

— Еще бы, ты и об обычной жизни их не найдешь. Да и я ничем помочь тебе не могу. В Объединенных Землях нет какого-то негласного закона об интимной стороне жизни супругов. Здесь намешано много рас и мало традиций. В остальных государствах, конечно, существуют правила и… — Говорить о них не принято, — закончила я за Пиграно.

Вот что за дикий мир? — Может, удастся выведать что-нибудь у Гены? — Вряд ли, — покачала головой прорицательница. — Судя по тому, что сказал мне Гард, он очень предан своему хозяину и отдаст жизнь ради твоей защиты. А тебе нужно быть осторожнее в связи с политической ситуации у драконов.

— Не будем о плохом. Лучше расскажи мне, можно ли как-то решить нашу проблему с чувствами? — Надя, боюсь, пока мы не нашли какого-то действенного способа. Гард побывает еще у своего учителя, сейчас архивариуса Великой библиотеки знаний: если кто-то и знает выход, то только он.

Учитель нашего Гарнера? Наверняка удивительный дядька, раз у него такие ученики.

Смотря на огонь, я раздумывала над решением своих проблем и не знала, что в мою жизнь скоро постучится беда.

* * *

Мелко нарезая корень шашея для зелья забвения, я раздумывала над загадкой: за что меня невзлюбил сосед Димы? Вроде сильных конфликтов между нами не было, а значит, есть что-то еще. Чего я не знаю? Не его ли подкупили драконы? К примеру, для покушения на меня.

— Что это ты сверлишь взглядом Жама? — тихо спросил у меня Дима.

Скинув корень в котелок, я взялась за дозировку сока мирты.

— Он какой-то странный. Не любит меня. А как вернулась из последней увольнительной, так его ненависть вообще достигла апогея.

— Ты его в чем-то подозреваешь? — послышался с другой стороны голос Славы.

— Пока не знаю… — задумчиво протянула я.

Добавив в зелье настойку, я направилась к шкафам лаборатории за новым ингредиентом. В ящике, предназначенном для сушеных лучек, остался всего один пучок нужной мне травы. Только я к нему протянула руку, как его схватил Жам.

Криво мне улыбнувшись, сосед Димы сказал: — Придется вам, эрла, поискать себе еще ингредиент.

— Но здесь больше нет! Услышав спор, к нам подошла Искар: — Что здесь случилось? — Я приметила компонент для зелья, а Жам его перехватил. Он может взять и семниц на замену. А я никак не обойдусь без лучек, — пожаловалась я преподавательнице.

— А я уже подготовил основу под лучки и менять уже ничего не хочу, — уперся Жам.

— Увы, Ронер, если он взял лучки первым, то это его право, — подвела итог нашему спору Искар.

— Придется вам, эрла, запачкать свои ножки и спуститься в подвал, чтобы взять себе еще ингредиенты, — тихо добавил Жам.

Прищурившись, я смотрела, как парень направляется к своему столу.

Ну, хорошо. Посмотрим… Перевернется и на моей улице самосвал с пряниками! Топая по сырому мокрому подвалу, я строила план мести. Пусть я сегодня провалю задание, зато этот зас… получит по заслугам! Вернувшись в лабораторию, я принесла несколько пучков лучек, один из которых взяла себе. И только ребята из моей тройки смотрели на меня настороженно и с подозрением.

Возмущение хлестало из меня во все стороны, хотелось поймать одного индивидуума и выпотрошить. Но ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Дополнительно занимаясь зельями, я знала намного больше рецептов, чем моя группа.

Жам тоже по зельеварению имел хорошие успехи, но я лучше. Есть один рецептик, что особенно мне понравился. И я еще смогу свою заготовку перенаправить на то, что нужно.

В шкафу я набрала новые ингредиенты. Ну что ж, начнем? Из лаборатории я выплыла до жути довольная собой: первая фаза моего плана удачно осуществилась. Пусть я получила незачет по практике — отработать не составит труда. Зато из своего котелка я слила немного зелья — пора переходить ко второй фазе. О да! Перво-наперво мне нужны помощники. Вуку отпадает, она, кроме своего демона, больше никого не видит и не слышит. Значит, остаются… Обедая в столовой и раздумывая над тем, согласятся ребята мне помочь или нет, я периодически поглядывала на них.

— Что? — первым не выдержал Дима.

Услышав вопрос, тут же состроила невинное выражение лица.

— Надя, мы же все чувствуем, несмотря на кокон. Твои эмоции сейчас сильно фонят, — сверкнул с насмешкой на меня взглядом Слава.

Я поморщилась. Вроде бы за столько лет должна привыкнуть, что мое личное уже не только мое, и тем не менее все забываюсь.

— Мне нужна ваша помощь, — объявила я ребятам.

Слава рассмеялся. Он уже понял, что я буду просить их об услуге. Несмотря на замкнутый характер, оборотень — очень умный парень, его невесте очень повезет.

— Давай уж, говори? — улыбнулся дракон.

— Вы должны отвлечь Жама. А я в это время воспользуюсь разрешением Димы и проникну к нему в комнату.

Ребята на меня посмотрели как на дуру.

— Надя, если тебе нужно в мою комнату, то ты можешь зайти в любое время, не обязательно в нее проникать, — осторожно заметил дракон, странно на меня косясь.

— Мне нужно, чтобы об этом никто не знал и мне никто не мешал. В первую очередь Жам! — пояснила нетерпеливо.

Парни молчали, пребывая в растерянности. Я раздраженно прикрыла глаза. Вот что за мир? Таких простых вещей понять не могут! Внезапно меня вырвала из раздумий вспышка гнева.

— Надя, ты же помнишь, что тебе сказал Велор? В отношении измен? — процедил Дима.

Едва я поняла, о чем дракон подумал, то лишилась дара речи.

— Совсем очумел?! — заорала я на всю столовую.

Вокруг обернулись на меня. Я постаралась успокоиться.

— Я не собираюсь соблазнять этого клинического идиота. Мне просто нужно в твою комнату! Слава отвлечет твоего соседа, и ты меня туда проведешь, а потом к ним присоединишься. Алиби я себе организую.

— Алиби? — спросил Слава, едва сдерживая смех.

— Неважно, вы все равно не поймете. Просто сделайте, как я прошу, и все.

Взяв посуду, я направилась к мойке, чувствуя хмурый взгляд Димы и слыша смех Славы.

Я знала, просьбу мою они выполнят.

На следующий день после занятий настал час икс. Я в это время у Тронсена перебирала оружие. Это мой индивидуальный наряд. Я его отрабатываю второй раз: ну не получается у меня разобраться в здешних видах оружия! Но вчера ради такого дела, как месть, я с эликсирчиком подучила железки. Быстренько рассортировав по кучкам различные ножи, кинжалы и тому подобное, я побежала на жилой этаж. Около комнаты меня уже ждал Дима.

— Что ты так долго? — нахмурившись, спросил он.

— Да не могла разобраться, где таки, а где дубинки.

— Надя, это элементарно! — Да-да, ты уже говорил. Иди давай, — подтолкнула я дракона.

Он открыл дверь и пригласил меня в комнату. Войдя, я огляделась по сторонам.

— Где его шкаф? — шепотом спросила я.

Дима молча ткнул пальцем. На моих руках надеты перчатки, и я без опасения оставить свой след открыла дверцы. А там вещей… В магазине, наверное, и то меньше. Глаз рябил от ярких расцветок. Странный какой-то мужчина… — Что из этого он носит? — спросила я у Димы.

— Чаще всего вещи, приготовленные на смену. Висят поверх перекладины с одеждой.

Ага, значит, вот этот ярко-желтый костюмчик, обтягивающий. Нет, определенно подозрительный парень! Но мне с ним детей не крестить, так что… Быстро смочив одежду зельем, я попросила Диму высушить. Дракон подозрительно на меня взглянул, но подчинился.

— Ничем хорошим твоя затей для нас не закончится.

— Да ладно, все хорошо будет.

Завершила я акт мести буквально за пару минут, после чего бегом отправилась к месту отработки своего наряда, а Дима присоединился к Славе. Тронсена в зале с оружием еще не было. Если и заметил мое отсутствие, можно сослаться на бул. Зелье к завтрашнему утру выветрится — и Жам, надев одежду, будет весь чесаться.

Через пятнадцать минут ко мне зашли ребята.

— Ну как? — спросила я.

— Все как ты и просила. Задержал, — улыбнулся Слава, прислонившись к стене.

— «Задержал» не то слово, — рассмеялся Дима. — Он долго спорил с ним, а потом, заметив меня, быстро согласился с оппонентом, облив того настоем, что приготовил для Надима.

— Я случайно, — пробормотал оборотень.

— А мне кажется, за то, что он тебя обозвал перевертышем.

М-м-м… Простонародная кличка оборотней. Тогда понятно, почему такой выдержанный Слава разошелся.

— Теперь мы здесь, а Жам побежал мыться.

Не долго улыбка от рассказа держалась на моем лице.

— Э-э-э-э… — Надя, — переполошился Слава. — Что такое? — Он ведь после омовения оденется?.. — круглыми глазами посмотрела я на ребят.

Они переглянулись.

— Безусловно, — подтвердил оборотень. — Никто его не поймет, если он м-м-м… будет бегать, как родился.

— Нельзя ему одеваться! — подскочила я к ребятам.

Они удивленно взирали на меня, ничего не понимая.

— Зелье не выветрилось! До завтра никак нельзя! — Надя! — воскликнули ребята в голос, а я уронила лицо в ладони.

Кажется, мы попали!

* * *

Кабинет у ректора просторный, поэтому вопли Жама раздавались хорошо, гулко.

— Это она сделала! Я знаю! Сейчас сосед Димы сидел в комнате весь в мази, которая не впитывалась ни в кожу, ни в одежду. Поэтому парень сидел в кресле весь синий — залечивал ожоги.

— Жам, вы говорите глупости. Ронер никак не могла быть в вашей комнате. Там нет ее свежих следов — ни магических, ни физических. Ощущается только ментальное присутствие, но она довольно часто заходит в гости к вашему соседу. Преподаватель по боевым навыкам засвидетельствовал магически, что в это время студентка Ронер отрабатывала у него наряд, — высказался сидящий за столом Руфим.

— Почему не спросить у нее? — снова подал голос пострадавший.

— Боюсь, мы не обладаем полномочиями, чтобы под магической присягой допрашивать жену наследника другого королевства. И никто нам ради вас такого разрешения не даст.

На меня взглянули с ненавистью, а я спокойно продолжала сидеть со Славой и Димой на диванчике около стены.

— Согласен, — подал голос Гарнер, стоящий около окна. — Жам, ваши обвинения беспочвенны. Почему вы столь уверенны, что это Ронер? Даже не допускаете мысли, что это может быть кто-то еще.

Пострадавший не внял словам куратора, однако сомнения они в нем заронили.

Видимо, этого «прекрасного» студента не одна я не люблю.

Ректор, повернувшись к инквизитору, уведомил: — Вы с тройкой можете идти, а мы со студентом еще поговорим о методах поимки навредившего ему человека.

Мы быстро поднялись и гуськом, друг за другом, покинули комнату, замыкал нашу процессию Гарнер.

— Ронер, подождите меня. Мне нужно сказать вам пару слов. А Раф и Шафирану коре Нару могут идти.

Смотря вслед ребятам, я подозревала: то, что я сейчас услышу, мне не понравится.

Повернувшись к куратору, я заметила, что он внимательно на меня смотрит.

— Да, лер? — На этот раз я не буду разбираться в этой истории, но на будущее учтите: если подобная проказа повторится, то виновного наверняка найдут.

И, усмехнувшись, направился прочь.

Не знаю, что меня дернуло спросить: — Как вы догадались, лер? Гарнер развернулся: — Мастерство зельевара, Ронер. Вообще, я считаю, что человеку с вашим положением не подобает так развлекаться.

— Это не развлечение, это месть.

На это инквизитор только улыбнулся и покачал головой, отправившись дальше. А до меня только дошло: куратор прикрыл меня, нарушил правило и прикрыл. Определенно, я плохо влияю на этот мир!

Глава 20

Несколько дней я опасалась ответной мести, но все было на удивление тихо, что заставляло меня нервничать все сильнее. К этому еще прибавились и непростые отношения с хранителем. С каждым днем нам двоим становилось все более тесно.

Если в увольнении я практически не замечала его присутствия, то теперь оно просто душило меня. Он находился со мой везде: на лекции, в комнате, когда я ходила куда- нибудь в гости или погулять. Это просто невыносимо! Перебросили нас на практику в густые леса на восток. Я, как и все студенты, оглядывалась по сторонам. Местность здесь очень напоминала мне юг моей страны: все зелено, тепло, тихо. Но несмотря на это, природа в этой части мира очень обманчива.

Хищники здесь одни из самых опасных, а по ночам температура падает так низко, что все вокруг замерзает и спастись можно только в климатических карманах. Магическая аномалия, появившаяся в этом месте много лет назад, неузнаваемо изменила климат, сделав эти места практически необитаемыми.

— Внимание! — раздался голос Гарнера.

Мы все устремили свои взоры на куратора.

— Сегодняшнее практическое задание последнее в этом году. Меньше чем через месяц вам предстоят экзамены, на которых вы продемонстрируете, чему научились за этот год. Это же задание будет заключаться в следующем: вы, будущие маги-инквизиторы, проведете сутки в тяжелых условиях этих мест, пытаясь выжить. При поимке опасных преступников вы должны уметь справляться с любыми трудностями.

Ну конечно… Беглые маги подаются всегда туда, где невыносимые для жизни человека условия.

— Периметр огорожен магическим щитом. Никто не выйдет и не сможет проникнуть к вам. Безусловно, преподаватели будут контролировать ситуацию. Надеемся, вам не придется прибегать к нашей помощи. К тому же за сутки вам нужно разыскать место, где укрывается беглый маг. У каждой группы своя территория поиска, а детали прописаны в инструкции. Времени мало, так что приступайте.

Перед каждой группой в воздухе появился конверт. Схватив его и распечатав, я увидела карту. На обратной стороне была пояснена цель нашего марш-броска. Судя по заданию, наш путь лежал на север, через Мкарскй лес, полный хищных тварюшек.

Это… просто прекрасно! Переглянувшись с ребятами, мы молча взяли наши вещи и направились в чащу.

— Надя опять грустит, — рассмеялся Слава.

— Ну как же, ей предстоит встреча с животными, а она их так не любит, — подколол меня Дима.

— Вот это я никогда не понимал… — пробормотал оборотень.

Мрачно посмотрев на этих шутников, я сказала: — Действительно, и чего это я? Как можно не любить зубастых монстров, что пытаются тебя убить и сожрать. Очень странно. Ты хоть помнишь по лекциям, что здесь водится? Ребята, насмешливо поблескивая на меня глазами, молча шли рядом.

— Тут куда не ступи живодер на живодере. Не-е-е… Раз вы такие смелые и душевные, общайтесь с ними сами. А я пока постою в сторонке.

— Надя, не переживай, нам еще в Академии сообщили, что три самых опасных вида животных отсюда удалены. С остальными мы без проблем справимся, — успокоил меня Слава.

— Это они сказали, — мрачно заметила я. — Как все обстоит на самом деле, нам предстоит выяснить в ближайшие сутки.

— Ну, раз порталами рядом с магическими аномалиями пользоваться нельзя, нам придется идти пешком. Предлагаю напрямик, — сказал Дима.

— По Мглистому обрыву? — круглыми глазами посмотрела я на дракона.

— А что ты предлагаешь? Нам нужно до того, как стемнеет, найти теплую зону, а то утром нас размораживать будут. Не сдадим практику — будем до старости загоны у Рук чистить, — мрачно прокомментировал Слава.

— Ну посмотрим… — протянула я.

Труды Тронсена не пропали даром: шли мы довольно бодро, стараясь огибать самые трудно проходимые участки леса. И вот часов через пять лес вильнул, смещаясь в сторону, а мы вышли на небольшую площадку.

Скорее, это был коридор между деревьев, а посередине него — ущелье. Насколько глубокое я рассматривать не стала, да и не смогла бы. Над ним поднимался туман, сероватая дымка которого распространялась по бокам до самого леса.

Бр-р-р-р… Ничего не могу с собой поделать: когда иду вдоль него, меня просто пробирает дрожь.

Все мои инстинкты просто кричат об опасности.

— Мне как-то не по себе, — пробормотала я, оглядываясь по сторонам и шагая вперед.

— Надя, ну что ты постоянно всего боишься? Тебе сказали, что всех самых опасных тварей, против которых не сработает защита, уже отловили, а наши студенты на своих не нападают. Или ты думаешь, что тут действительно беглый маг убежище себе устроил? — рассмеялся Дима.

— Надя, надо воспринимать опасность с достоинством и уметь ей противостоять, — сказал оборотень.

Я же, не обращая на них внимания, остановилась. Мне страшно, очень, и я ничего не могу с этим поделать.

— Давайте пойдем другой дорогой. Я не могу воспринимать опасность с достоинством. Только достойно спрятаться.

— Надя… — начал Дима, но замолчал: сзади послышалось рычание.

Я боялась оборачиваться: предчувствие подсказывало, ничего хорошего там не увижу.

— Не двигайся, — прошептал Слава, смотря куда-то мне за спину. — Там бродлок.

Тварь, которая питается магией? И особенно любит магов? Мы приманили ее. Но разве их не должны были нейтрализовать?! Гарнер ведь обещал! Ребята еле видно двинулись и потянулись к оружию: биться с бродлоком с помощью магии бесполезно. Прикрывая их, я хаотически думала, что предпринять, как сохранить свою жизнь? Из оружия только кинжал… магию пожрет… Внезапно рычание прекратилось, и в следующее мгновение Дима повалил меня на землю. Слава обернулся и встал между нами и тварью. Дима перекинулся следом, и они начали окружать противника, я же искала, за что бы спрятаться.

Вот огромные тела сцепились в клубок, который начал перемещаться вдоль ущелья, ломая ветви деревьев и кустарники. Дима отлетел в сторону на валун и силился подняться тряся головой, Слава старался сдержать зубастую пасть когтями, ожидая подмоги.

«Не успеет», — поняла я.

Совершенно не думая, действуя на инстинктах, я бросилась с кинжалом вперед, на монстра. Поступить по-другому я просто не могла: жизни троих неразрывно связаны особой нитью.

Я успела порезать его сухожилие — в том месте его лапы особенно уязвимы — в ответ зубы твари вцепились в мое предплечье. Боль пронзила все тело, появилось ощущение полета и следом — удар о что-то твердое.

Перед тем как провалиться в беспамятство, я услышала предсмертный рев твари. А потом боль стала невыносимой и сознание отключилось. В тот момент я не знала, откроются ли мои глаза вновь.

* * *

Когда я открыла глаза, боли больше не было. Я чувствовала все тело: нет никаких неприятных ощущений. Вот бы этих магов-врачевателей на Землю — цены бы им не было.

Сосредоточившись на своих чувствах, я поняла, что кто-то сидит рядом и перебирает мои волосы, и мне даже гадать не пришлось кто именно.

Легкие прикосновения — и на душе от присутствия любимого дракона так легко и тепло. Счастье переполняет все мое существо.

Подняв взгляд вверх, я встретило изумрудный взор.

Велор, совершено спокойный, развалился рядом, но что-то мне подсказывало: наследник зол. Очень.

— М-м-м... Доброе утро? — Вообще-то вечер.

— Ты злишься на меня? — Да, но гораздо меньше, чем на Димирия или Велеслава. И еще меньше, чем на твоего куратора и ректора. С ними всеми у меня уже был разговор, осталась только ты.

— Чем тебя прогневали преподаватели? — удивилась я, стараясь сменить тему.

— У меня с ними после нашей свадьбы был разговор о твоей безопасности, но они проигнорировали все мои пожелания. А ты, между прочим, будущая королева! — начал рычать дракон.

Зря, наверное, я спросила.

— И вот к каким последствиям это привело. Ваша же тройка должна больше думать не только о себе, но и об окружающих: знают же, что ты совсем беззащитна! — Я не беззащитна. Я очень неплохой боевой маг, — нахмурилась я.

— Сильно тебе это помогло неделю назад? Что?! Прошла целая неделя?! Вместо ответа меня взяли за подбородок и, развернув к себе, жарко поцеловали в губы. Обхватив Велора за шею, я ответила на поцелуй, давая волю своей страсти. Меня притиснули к себе, и некоторое время мы просто целовались, наслаждаясь близостью друг друга.

Глава 21

Вечером мне разрешили покинуть лазарет Академии и вернуться в комнату. Тем более Велор завтра утром отправится домой.

Сидела я, как водится, на коленях у мужа тесно прижавшись. Он зарылся лицом в мои волосы.

Я молчала: слова нам не нужны. Мы нуждаемся только в присутствии друг друга. Не знаю, нормальны ли такие отношения для Эрго, — судя по словам Димы, нет — но для Земли это просто болезнь. И когда разум немного трезвеет от любви, мне становится страшно.

Очень боюсь, что если мужа не будет рядом, то я не смогу жить. В прямом смысле слова. Рехнусь или наложу на себя руки. Вы скажете: «Такого не бывает!» Я тоже так думала… С каждым днем мне все труднее не видеть его. Три дня я отсчитываю и жду встречи.

Это ужасно. Я даже стала меньше ощущать ребят: все заслоняет любовь.

Это вирус. Да, наверное, вирус. На Земле я болела гриппом и ничего не могла поделать. Может, и здесь просто надо преодолеть? — Мне не нравится, что ты общаешься с Ритару Ила коре Неси, — сообщил мне Велор.

Я удивленно на него посмотрела. Во втором полугодии мы с драконом говорили лишь пару раз! — Ты что, ревнуешь? — Да, и поэтому больше не подходи к нему.

Пристально посмотрев на дракона, я протянула: — Ты такой самоуверенный нахал...

Тот лишь пожал плечами.

— Когда мы теперь увидимся? — вздохнула я.

— Мне нужно заняться поисками исполнителя и пособника в покушении на тебя.

По поводу пособника у меня были свои мысли.

— Пособник — Жам.

— Не уверен в этом, — покачал головой Велор.

Ну уж нет. Я так просто не сдамся. Пока он будет там анализировать, этот зас...

нехороший человек будет расхаживать безнаказанным. Я все помню: все его угрозы, все его подлянки и злобу. Он мне ответит! — Увидимся мы перед твоим отъездом к оборотням.

Я удивлено посмотрела на Велора.

— Слава вечером все расскажет. К тому же я поговорю с Шиу: он будет получше присматривать за тобой.

Встав, я прошлась по комнате. Усевшись снова, но уже рядом с драконом, попросила: — Мне нужно, чтобы хранитель не вмешивался в мою жизнь.

Лежавший рядом со мной дракончик поднял голову.

— А то он постоянно преследует меня. Даже уединиться не могу! Гена зарычал, а Велор подошел к окну и посмотрел на пейзаж.

— Это необходимо для твоей безопасности.

Но мелкая ящерица просто душит меня своей заботой.

Хранитель вскочил на лапки, явно собираясь что-то сообщить хозяину, но я движением руки столкнула его на пол.

Тот, грохнувшись на пузо, зашипел.

— Вот видишь, — показала я на Гену, — помимо надзора, постоянная агрессия. Он обижает меня! Кажется, мелкую ящерицу уже трясло от гнева. Она забралась на кровать и стала подкрадываться ко мне.

— А еще он царапается. Ты хоть знаешь, какие у него когти? Схватив за лапу хранителя, я опрокинула его на спину и продемонстрировала конечность Велору, специально оттопырив один коготь.

Ящер оскалился.

Увидев еще повод выторговать немного свободы, я, подтащив Гену к себе, оголила его клыки.

— Это же огромные зубы, когти и он постоянно мне угрожает! В данный момент хранитель пытался всеми силами освободиться от моих рук.

Упершись лапами в кровать, тот силился вытащить из моего захвата свою голову.

— И ты оставишь меня наедине с ним? — подняла я на супруга честные глаза.

Слегка улыбнувшись, Велор подошел ко мне и, посмотрев сверху вниз, сказал: — Это нужно для твоей безопасности. А ты нужна мне. Нельзя рисковать! Обдумав сказанное, я подвела итог: — Ну, ты и нахал! Наклонившись и сильно меня поцеловав, дракон ответил: — Абсолютно верно.

Поняв, что спорить бесполезно, я отпустила Гену, и тот по инерции, оказавшись на свободе, улетел с кровати. Раздался глухой удар об пол.

— Ненавижу тебя, — сообщила я Велору.

Он лишь улыбнулся и страстно впился в мои губы, быстрым жадным поцелуем.

— Я тебя тоже.

После чего невозможный супруг ретировался, оставив меня смотреть ему вслед. Ушел ловить своих заговорщиков. А до меня донеслось грозное цоканье мелких лапок, и через секунду из-за кровати вырулил злой хранитель.

— Помни, ты меня охраняешь! — воскликнула я на всякий случай.

Услышав напоминание, он еще и чешуйки оттопырил, а я задумчиво спросила: — Интересно, а из хранителей можно сварить холодец? До конца вечера мы с Геной не виделись. Тот молча следил спрятавшись, я блаженствовала и наслаждалась одиночеством.

Даже ради ужина ящер не покинул своего укрытия. Просто подвиг!

* * *

На следующий день, после лекций, нашу комнату посетила Вуку. Я приподняла брови.

— Как это ты не с Надимом? — усмехнулась я.

— Его послали в командировку. Прости, что не навестила тебя в лазарете. Когда я пришла, тебя уже выписали.

Ну, да... Хорошо хоть объяснила.

— Прощаю. И мне нужна твоя помощь, — мелькнула у меня одна идея.

— О! С мужем? — Нет, — немного помедлив, ответила я.

Для меня очень непривычно, когда Велора называют моим супругом. До сих пор еще не осознала свой официальный статус.

— Тогда зачем? — удивилась вампирша.

— Мне нужно отомстить Жаму.

Вуку нахмурилась: — Это тот, что живет вместе с Димой? Но зачем? — Мне кажется, он косвенно причастен к нападению на меня.

— Но ведь он был с вами. Он не мог! — Еще как мог! Кто-то передал информацию о том, когда проводится практическое занятие, какие сильные и слабые стороны нашей тройки. Тот, кто устраивал нападение, знал какого хищника к нам отправить. Знал, что без магии я беспомощна. Ну по крайней мере, против бродлока. И Жам обещал мне отомстить. Столько совпадений, что вероятность его причастности очень велика.

— Ну, хорошо-о-о-о… А что делать нужно? — неохотно спросила Вуку.

— Слушай...

Через час я подговорила соседку и этой ночью мы решили исполнить задуманное.

Когда стемнело, я отправилась в комнату Димы. Тот сразу проснулся и, открыв дверь, уставился на нас круглыми глазами.

— Что вы здесь делаете? — Навещаем тебя, — лучезарно улыбнулась я.

— Пошли вон! — послышался знакомый голос.

А вот и наш подопытный проснулся! — Но самое главное, — продолжила разговаривать с Димой, — это то, что мы пришли в гости к твоему соседу.

— Пошла вон! — процедил Жам.

Оскалившись, Вуку зашипела и бросилась на него. Запустив в его шею клыки, она впрыснула парализатор.

— Дура! — орал Жам, стараясь отодрать от себя девушку.

— Ты ее спровоцировал! — сообщила парню я.

Вуку отпустила нашу жертву и присела на постель Димы. Дракон в это время подпирал дверной косяк.

— Я?! — не нашелся, что сказать, Жам.

— Конечно! Мы все подтвердим.

Я страшно блефовала и надеялась, что это сработает.

— А как ты знаешь, двое из нас члены королевской семьи, а одна — невеста преподавателя. Так что ты не в лучшем положении.

Услышав про невесту, Вуку бросила на меня взгляд, но промолчала.

А Жам уже начал заваливаться назад, но был вовремя подхвачен драконом и уложен на постель. Парень еле шевелил языком.

— Сколько у меня времени? — спросила я Вуку.

— Не больше часа.

Усевшись на кровать поверх Жама, я коварно улыбнулась.

— Ну вот, теперь ты беззащитен. Не ожидал, что девушки окажутся такими коварными? — ласково спросила я.

Жам что-то промычал.

— У него язык тоже откажет? — спросила я вампиршу.

— Нет. Я кусала в другом месте. Через минуту сможет говорить, но не сможет двигаться.

Я сидела верхом на парне и внимательно смотрела в его глаза. В них светилось непонимание и злоба.

На его грудь я поставила пузырек с зельем.

— Дрянь! — неожиданно выплюнул Жам.

О! Оклемался! — Чего тебе надо? — Понимаешь, тут такое дело. Недавно ты прилюдно оскорблял и угрожал мне. А потом на меня было совершено нападение. И я уверенна — это ты косвенно организовал его.

— Каким образом? Я ничего об этом не знаю, — прорычал Жам, но я не поверила.

Не умеют в этом мире убедительно врать.

— Исполнителя найдет Велор, — продолжила я. — Думаю, у него уже есть подозреваемый. А вот тот, кто передал ему информацию обо мне... Вот с этим человеком я хочу пообщаться лично! По-хорошему расскажешь все, что знаешь, или мне применить силу? Парень усмехнулся и сказал пару слов, которые в приличном обществе не произносят.

Я откупорила бутылочку.

— Надя, что это такое? — занервничала Вуку.

— Это мое изобретение.

— Для чего оно? — приподнял брови Дима.

— Пока не знаю. Но скоро... совсем скоро... мы поймем.

Удерживая голову Жама, я влила в него содержимое флакона.

— Надя... — начал дракон, подойдя ко мне. — Это точно он? — Больше некому. Никто в Академии так меня не ненавидит, как этот. К тому же не умеют в этом мире врать.

— Я завтра же все расскажу ректору... — процедил подопытный. — Нельзя испытывать зелье на разумных.

— Тогда я расскажу, что ты влюблен в Надю, — неожиданно сказал Дима.

И пока я с отвисшей челюстью переводила взгляд с одного на другого, дракон продолжил: — Ты ничего не сделаешь. Велор знает, что это ты подлил зелье нам перед практикой, из-за тебя у нас раньше времени началась перестройка сил. И все от того, что ты не можешь смириться со своими чувствами к той, что равнодушна к тебе. А после ее замужества — больше чем когда-либо. Ведь твой отец говорил с тобой? — Но это разве не заговорщики? — пролепетала я, еще не отойдя от шока.

— Да, но через него, — ответил Дима.

Мы с Вуку переглянулись.

— И кто ему дал снадобье? — спросила вампирша.

— Велор пытался узнать через его отца. Но этот, — указал Дима на соседа, — дал клятву.

— Откуда ты столько знаешь? — поинтересовалась я.

— Я приглядываю за ним. Но не думаю, что он передал информацию: папа хорошо ему объяснил, куда он вляпался.

Посмотрев на пустой пузырек, я протянула: — Ой, как неудобно... Но почему ты меня не остановил?! — Мы мучились, — мстительно заявил дракон. — Пусть он тоже помучается. Мне честь не позволяет мелко мстить. А вот ты никогда щепетильной не была.

Глядя на бедного Жама, я вдруг осознала одну важную вещь.

Ну Велор, ну погоди! Все от меня утаил!

Глава 22

Утром, перед лекциями, раздался стук в дверь. Вуку еще возилась в ванной, поэтому открывать пошла я.

На пороге стоял Надим.

— Доброе утро, — поздоровалась я, ошарашенно взирая на преподавателя.

Ранее он никогда не чтил нас своим присутствием.

— Мне нужна Вуку.

Да понятное дело, что не я.

— Она в ванной. Может быть, пройдете и подождете ее в комнате? — предложила я.

Надим кисло на меня посмотрел, явно сомневаясь.

— Я уже ухожу, — помогла ему решиться я.

Помедлив, демон зашел. Я быстренько вернулась за сумкой и, подхватив ее, направилась к двери, когда Вуку появилась в комнате.

— О! — удивилась соседка. — Пора? — Лучше бы ты осталась в моей комнате, — сказал демон.

— Когда тебя нет? Это неприлично, — услышала я, закрывая дверь.

«Вуку верна себе даже в личных отношениях», — подумала я с улыбкой.

В столовой ребята уже завтракали. Привычно схватив на этот раз зеленый «кефирчик», я направилась к ним. Слава выглядел просто ужасно. Круги под глазами, потухший взгляд, даже как-то ссутулился.

Присев, я сразу сказала: — Ну потерпи, осталось немного до окончания года.

— Я понимаю, — пробормотал Слава. — Но толку? Мне даже домой не попасть. Я сильно поругался с дедом. Хотя он уже и не глава клана, но авторитет его непререкаем. И он запретил появляться мне в ближайшие десять лет. Только, по его словам, даже за это время из меня вряд ли выйдет толк.

— Какой у нас план? — спросил Дима, проигнорировав оборотня.

— Ну-у-у-у… — протянула я. — Если мы с Велором приедем с дипломатическим визитом, то отказать тебе во въезде они не смогут. Значит, в страну попадем.

— Но вот вопрос: сможет ли сейчас брат нанести дипломатический визит? — засомневался дракон.

— На пару дней, думаю, вырваться сможет. А потом мы по какой-нибудь причине останемся и выкрадем невесту.

— Надя, о чем мы сейчас говорим? — возмутился дракон. — Ты представляешь, какой скандал будет? В такое трудное для королевства время! — А откуда узнают, что это мы? — По магическому фону или остаткам физических прикосновений.

— Мы не будем пользоваться магией, как и дотрагиваться до вещей голыми руками, — заверила я.

— И как ты собираешься вытащить девушку из замка? — удивился Слава.

— Ручками. Переоденемся в других людей и выкрадем. Поверьте, на Земле масса способов, как заполучить невесту. Вот и применим их на практике.

Ребята скептически взглянули на меня, но спорить не стали, а я задумалась об экзаменах.

В этом году нам предстоит не теория, а практика, и как мы ее сдадим, зависит от многих факторов. Времени на то, чтобы потренироваться, осталось совсем мало.

А еще меня отвлекали мысли о Велоре: я очень по нему скучала и понимала, что он по мне — нет. Ему не до этого. Вот и приходилось третировать ребят, чтобы подтянули меня по предметам, по которым я отставала.

Незаметно подошло время первого экзамена, и на этот раз это оказались боевые навыки.

Повод пойти спрыгнуть с башни!

* * *

А впереди были веселые экзамены.

В день сдачи дисциплины «Фауна» Рук нас провела в загоны с хищниками и сделала следующее объявление: — Целый год вы учились обращаться с хищниками в закрытых условиях нашего зверинца. Теперь пора продемонстрировать свои знания.

Тревога начала подниматься внутри меня. Я и зверушки плохо ладим. Особенно я и хищные зверушки! — На каждой клетке в этом здании написаны имена и прикреплены конвертики с заданиями. Тот сдаст экзамен на отлично, кто без единой царапины выполнит написанное и не повредит зверя, — подвела итог преподавательница.

Просто прекрасно… — Дерзайте, дети мои! «Дети» уныло начали расползаться по огромному каменному помещению: никто из нас не пребывал в восторге от того, что придется общаться с огромными тварюшками.

Перемещаясь от одной клетки к другой, я вглядывалась в квартирантов и таблички с именами, каждый раз облегченно вздыхая и проходя мимо. Пока взгляд не наткнулся на уже такую родную фамилию.

В клетке сидело лохматое существо непонятного пола — тиглприф. Плюс в том, что этот хищник нападает только для добычи пропитания. Осталось узнать: хочет ли оно есть? Задание: постричь.

Не веря своим глазам, я перечитала написанное еще раз. Потом в ужасе посмотрела на огромную зверюгу.

Как мне это сделать?! Походив около клетки взад-вперед в раздумьях, я пришла только к одному выводу: зверя нужно усыпить! И найти то, чем можно побрить животинку. Стричь я все равно не умею, а длинна волосяного покрова в задании не оговаривалась.

Впрочем… Есть у Тронсена одно оружие, что очень напоминает ножницы для стрижки шерсти. Да, надо пробовать.

Сбегав к Искар и выпросив у нее пару литров сонного зелья, я завернула по дороге обратно в оружейную. Там дежурил мой сокурсник. В обмен на обещания пригласить в Миринг я выудила у него то, что мне нужно.

Вернувшись, налила зелье в поилку с водой и, наблюдая, как хищник пьет, стала ждать.

Засыпал тиглприф долго. Я уже начала опасаться, что экзамен закончится раньше, чем я выполню задуманное. Но нет... Вот он упал набок и засопел. Бросив в животное пару подвернувшихся под руки вещей, я убедилась, что он все-таки спит и приступила.

Чуть высунув язык от усердия, я очень старательно срезала шерсть, оставляя лишь пару сантиметров, и, когда Рук подошла проверять результат, все было готово.

Я паковала инструментарий, а преподаватель в шоке смотрел на животное.

— Ронер, что это такое?! — Я выполнила задание, — делая невинные глаза, сказала я, надеясь на удачу.

— Но он же практически лысый! — взвыла Рук.

— По поводу длинны волос указаний не было, — приподняла я палец вверх.

Мрачно на меня посмотрев, преподаватель расписалась в ведомости и что-то бормоча себе под нос удалилась. А я, выходя из здания, услышала рык и подвывание тиглприфа, который пришел в себя и не обнаружил своей шерсти.

Ничего, заново отрастет, а мне экзамен сдать — целый подвиг. Я жизнью своей рисковала!

* * *

На экзамене по флоре меня ожидало общение с хищными растениями в условиях закрытого помещения. Задание оказалось примерно таким же, как и на фауне: все проще простого, только постарайтесь, чтобы вас не съели. Найти свое растение и выполнить задание.

Мне достался хлефикус — растение внешне сильно напоминающее розу, очень красивый цветок. Но если разобраться, его лепестки скрывают хищную пасть, а вокруг стебля вьются ядовитые лианы.

Вот как нацедить яд с лиан и бутона растения, при этом не позволив ему меня убить? И как не прикончить его самой? Усыпить не выход, тогда яд не будет выделяться. Отрубить ему голову — эффект тот же.

А жаль… Мысль хорошая.

Уверена, Надим специально выбрал для меня самое трудное задание. Но ничего, он еще не знает коварных землян.

Сотворив веревку, я сделала петлю и набросила ее цветку на стебель, а второй конец привязала к клетке. Жаропрочные перчатки — и я готова. Подходя каждый раз ближе, я выманивала одну лиану за другой и прикрепляла их к прутьям решетки.

И вот, едва растение оказалось полностью стреноженным, я вошла в клетку с доброй улыбкой и вопросом: — Ну что, цветик, яд по-хорошему сцедим или мне применить силу? Не знаю, понял он меня или нет, но реакции не последовало, и я, схватив растение за бутон, воздушными тисками разжала пасть и начала медленно сцеживать редкий ценный яд.

Несмотря на то, что дело продвигалось медленно, я уже знала — экзамен сдам.

Следующие в расписании экзаменов предметы сюрпризов не преподнесли.

Этику я зазубрила с помощью зелья, ибо тот бред, что читал нам ректор, я не понимала и понимать не хотела. Спокойно написав свой билет, я протерла слипающиеся глаза и пошла сдаваться.

Рур сдала я еще проще. Мне попалось задание продемонстрировать уважение богу орков. Я, отстояв на коленях полчаса с раскинутыми руками и получив зачетный балл, спокойно захромала в свою комнату.

Небольшое волнение вызвали у меня гадания. Продемонстрировав Пиграно самые распространенные способы предсказаний, я так и не смогла выдавить из себя спонтанное предсказание. Случаются они у меня только спонтанно, ну что тут поделать? Пиграно покривилась, попытала меня, но высший балл поставила.

Целительство мы со Славой сдали благодаря Диме. Он поднатаскал нас за пару месяцев — и мой пациент даже не умер на лекарском столе. Руфим экзамен засчитал. То ли не хотел связываться с Велором, то ли мы действительно что-то смогли, я не разобралась. Но своих детей сама лечить не буду! А вот на сдаче начертательной магии мне пришлось трудно: сдать три экзамена одновременно, под пристальным взглядом Гарнера, — это надо изловчиться. Но применив все свои хитрости и связь тройки, мы с ребятами смогли-таки проделать этот маневр.

Гарнер, выставляя нам баллы, выразил восхищение нашей изворотливостью, пообещал отыграться на боевой магии и свое слово-таки сдержал.

Зайдя в тренировочной зал в день экзамена, мы не знали, чего ждать. Но когда вошел преподаватель и сообщил, что наш экзамен — это поединок с ним, мне захотелось покинуть помещение.

Бросая нас как нашкодивших котят, Гарнер справлялся с нами с удивительной легкостью. Спустя два часа с начала экзамена некоторые уже были отправлены на пересдачу, а некоторые побитые присматривались к инквизитору, думая, как бы его убить.

Вариантов много, только вот вряд ли их удастся осуществить. Столько учились, сколько старались, а толку никакого. Обидно! — Ну что, никто так и не сможет сегодня нейтрализовать злого колдуна? — ехидно поинтересовался Гарнер, посматривая на нас, жавшихся к стене.

Неожиданно для самой себя я выступила вперед. Гарнер приподнял бровь.

— Ронер, похвальная храбрость. Решили еще раз попытать счастье? Я кивнула.

Взойдя на тренировочную площадку, я посмотрела на преподавателя, что приготовился отражать атаку, и решила, как советовал инквизитор, пораскинуть мозгами.

Никаких ограничений Гарнер не ставил, так почему я должна играть честно? Собрав всю силу тройки, я выкачала ребят полностью и направила на Гарнера «лавину», одно из мощнейших боевых заклинаний, фактически поток чистой магии. Тот криво усмехнулся и что-то нажал на руке. Энергия начала куда-то исчезать, просто испарялась в никуда.

«Накопитель», — поняла я.

Все, фенита ля комедия.

Но по мере приближения заклинания ухмылка стиралась с лица инквизитора. В его глазах даже мелькнуло удивление, а потом мага ударило по всему корпусу и он отлетел к стене.

Не знаю, кто был больше шокирован сим фактом: Гарнер или остатки группы.

Преподаватель поднялся и, потрогав рукой начинающее краснеть лицо, улыбнулся мне.

Э-э-э-э… Чему он радуется? — Вы, Ронер, поступили безответственно. Выкачав все из вашей тройки, вы могли легко остаться беспомощными, окажись у меня накопитель посильнее. Но тем не менее экзамен троим засчитываю. В дальнейшем самой сильной тройке нужно быть хитрее в бою. Этим мы и займемся в следующем году.

Наша радость, по мере того как преподаватель говорил, меркла, а в конце ее и вовсе не осталось.

— Что стоим? Свободны! А с остальными мы продолжим общаться.

Нам не нужно повторять дважды — в мгновение ока всех троих вынесло за дверь.

* * *

После сдачи экзаменов наступила пора отдыха. Отпуск я ждала с особым нетерпением.

Почему-то само собой я ожидала, что проведу это время в Миринге, но… у Велора имелись другие планы.

В один из вечеров, перед увольнительной, я снова сидела у него на коленях, прислушиваясь к стуку сердца. В последнее время я не только скучаю по его присутствию, но и тоскую по его телу.

Как не противно мне это признавать, но я маниакально желаю близости и только с его помощью могу решить эту проблему.

— Когда мы прибудем сюда в отпуск? — Вы не прибудете.

Сначала я замерла и подняла взгляд вверх, не понимая Велора.

— Вы весь отпуск проведете с оборотнями. Дима говорил со мной об этом. Я первые два дня побуду с вами, а потом вернусь снова сюда.

— Но...

— Это не обсуждается.

Горло сдавил спазм. Настаивать я почувствовала себя не в праве. Да, я вышла за Велора. Но разве это значит, что я имею на что-то право? Оставаться в доме, который мне не принадлежит или принадлежит косвенно, я не в праве. А Велор явно против. Неужели ослабевает приворот? Видимо, да.

Своего дома у меня нет, как и родственника, к которому можно приезжать. Можно, конечно, остаться в Академии, но я давала обещание Славе помочь. Значит, нужно отправляться.

Над одним вопросом я не хотела раздумывать, а именно: что случится, если приворот спадет с Велора, а с меня нет? Как я буду жить? Дракон явно не пожелает, чтобы я была подле него. Он все наше знакомство, до магического вмешательства, меня терпеть не мог. Да и после приворота всегда сдержан. Я предполагала, что это его характер, сыграла роль наша неприязнь... А теперь я уже ничего не знаю! Но выбора у меня все равно нет. Буду с ним, пока возможно, а потом — попробую жить дальше.

Но теперь у меня появились две цели: мне нужна работа инквизитора и надо добыть деньги. Может, смогу набрать на маленький домик. Какой-никакой, а угол. Свой угол. Мне не нужно будет приглашение в него и будет куда вернуться. Хоть что-то в этом мире мое.

Хоть что-то! Ушла я, как обычно, под утро, но остаток ночи просидела безучастно и отстраненно.

Мне было о чем подумать. Велор несколько раз спрашивал меня о том, что случилось, но я только улыбалась и качала головой.

Что я ему скажу? Что боюсь, что действие приворота с него спадает? Он только обрадуется. И меня глубоко ранило то, что меня поставили перед фактом: в этот раз я в отпуск к нему не приезжаю. Этим просто унизительно попрекать.

Гордость приносит людям немало горя, но без нее мы не личности. Уходя под утро, я не обернулась как обычно.

Глава 23

Велор Шафирану коре Нару

«Он сходит с ума!», — именно так сказал бы каждый, кто увидел бы меня крушащим свою комнату. Занимался я этим периодически и ничего не мог поделать.

— Велор… Обернувшись, я увидел на пороге Регала.

— Проходи, — оглядев половину разломанной мебели, я махнул рукой. — Найди себе стул.

— Это трудно сделать, — ответил начальник безопасности, осмотрев гору щепок.

Я сел на подоконник и посмотрел на парк невидящим взглядом.

— Велор, ты должен прекратить это! Нельзя смирять себя вечно. Твой контроль невероятен, но иногда надо давать себе волю. К тому же зелье тебе практически не помогает: у тебя срывы.

— Ты подготовил ловушку? Можно начинать? — спросил я о другом.

Регал обреченно вздохнул: — Да. Сработает она правда не сразу, а к следующему лету, но на данный момент в королевстве все подготовлено. На подавление мятежа мы затратили кучу времени, но не зря.

Прикрыв глаза, я снова подумал о ней и, в гневе махнув хвостом, разбил стоящий рядом светильник.

— Велор?.. — осторожно поинтересовался Регал.

— Да? — С тобой все хорошо? — Со мной да! — рявкнул я. — А вот с ней что-то не так. И я не могу понять что.

— Может, что-то случилось? — Шиу ни о чем не докладывал, да и она в начале вечера была нормальной. А потом вдруг все изменилось. Я практически не чувствую ее, она отдаляется.

Хвост, снова взмахнув, сломал стоящую рядом этажерку.

Друг посмотрел на меня в тревоге, а я на него — с горькой усмешкой.

Что-то меня доконает рано или поздно: или мое желание обладать Ронер, хотя я и пью противоядие, или ее равнодушие. В тот день, когда нить, связывающая нас, порвется, у драконов останется один наследник престола — моя сестра.

* * *

Надежда Ронер

В столицу перевертышей мы прибыли практически под вечер. Пески освещало заходящее солнце. Несмотря на время суток, жара стояла невыносимая.

Рассматривая с одной из портальных площадок город, я не могла не отметить его необычность. Чем-то он напоминал земные города Древнего Востока и современного Запада.

А все из-за того, что дома и строения были из бежевого широкого камня, гладкие, причудливой обтекаемой формы. Вот уж куда песок не набьется. Люди непринужденно спешили по своим делам, шумели, жили… Взирая на эту суету, я вспоминала мегаполисы Земли.

Лучи заходящего солнца отражались от песка и камней, заставляя тех менять оттенок, создавая для меня такую знакомую и одновременно с этим чужую сюрреалистическую реальность.

— Это моя родина! — с тоскливым восхищением выдохнул Слава.

— Очень красивая, — улыбнулась я.

— Да, — подтвердил оборотень и, тряхнув головой, направился вниз за Димой.

Смотря в спину Славе, я тихо, так что услышал только стоящий рядом Велор, добавила: — Но жить здесь ты не будешь.

Супруг покосился на меня, но ничего не спросил, и мы последовали за парнями.

Внизу на площади нас ждала делегация встречающих из десяти человек. Среде них выделялись правитель — высокий оборотень средних лет, в венце и свободной белой одежде — и седой мужчина, удивительно похожий на Славу. Неужели отец? Или дед? Со здешней продолжительностью жизни, может быть любой вариант. Остальные встречающие так сильно не впечатляли.

Встав рядом с мужем, я выслушала приветствия, все время чувствуя взгляд пожилого мужчины, похожего на Славу. Точно, родственники! Вот представили меня и Диму, и очередь дошла до нашего оборотня.

— Эсс, — обратился правитель к Велору. — Велеславу Рафу запрещен въезд на земли оборотней.

— Мне известен сей факт, правитель Алатар, но Велеслав состоит в тройке с моей женой и входит в ближний круг королевской семьи. Без супруги я не наношу официальные визиты. Ей же требуется, чтобы ее тройка держалась вместе.

— Что ж, раз это необходимо уважаемой эссе… — тонко улыбнулся мне правитель оборотней.

Если верить Славе, их правитель еще не женат. И как такого милашку еще не прибрали к рукам? Как будто прочитав мои мысли, муж обвил меня за талию хвостом и притянул к себе, а я привычно коснулась кисточки хвоста, проводя рукой по гладкому блестящему меху.

В ответ по пятой конечности дракона прошла дрожь.

— Не будем задерживаться на улице. Несмотря на то, что уже закат, все еще очень жарко. Просим вас внутрь дворца — пригласил правитель Алатар.

Мы неспешно прошли вперед и вскоре достигли самого величественного здания столицы перевертышей — дворца. Тут часть наших сопровождающих отделилась и, оставив с нами двоих своих соплеменников и правителя, ретировалась. Мы же вошли внутрь здания, что встретило нас прохладой.

Незнакомец, в котором я заметила сходство со Славой, пару раз обернулся, посмотрев ему вслед.

Едва официальная часть закончилась, как меня ждал шок: нас с мужем поселили в одной комнате! Покосившись на Велора, я увидела, что возражать он не стал и сразу направился в ванную.

Я тоже не прочь бы освежиться, но, судя по скорости исчезновения супруга, ему нужнее.

Оставив вещи, я вышла на балкон. На небе, окрашенном в красные оттенки, по- прежнему светила луна, такая странная, гладкая, розоватая.

Скрипнула дверь, и на балконе появился супруг. Руки дракона обхватили мое тело, и, повернувшись в кольце, я встретила поцелуй. Жаркий, жадный и нетерпеливый.

Оторвавшись от моего рта, Велор немного помедлил, словно собираясь что-то произнести, но потом все же спросил: — Ты ничего не хочешь... мне сказать? — Нет, — удивилась я странному вопросу.

У меня мозг после поцелуя еще не встал на место — соображала я крайне туго.

— Хорошо, — глухо буркнул муж.

Заглянув еще раз в ванную, он проинформировал меня, что удаляется на переговоры, и вышел, хлопнув дверью.

Вот что за муха его укусила?! Зайдя в ванную и умывшись, я немного пришла в себя. Все мое лицо пылало. Я уже как-то смирилась с тем, что люблю ненавистного дракона. Мои чувства затмила нездоровая любовь, полностью лишив разума.

Я думала, что с худшим в наших отношениях уже столкнулась, но нет! Последнее время меня постоянно одолевало навязчивое беспокойство, но я отгоняла его от себя, не анализируя. Знала, что результат мне не понравится! И вот теперь вынуждена себе признаться: я хочу собственного мужа и не могу его получить. Он, видимо, не хочет, хотя и целует. Но почему за время нашего брака не затащил в постель? Вытерев лицо, я бросила взгляд в мусорное ведро: в нем валялась бутылка из-под зелья… Пустая. Странно… Шло время, давно село солнце и на землю опустилась ночь. Велора все не было. Краем сознания я ощущала, что он то зол, то раздражен, то доволен. Наконец, после очередной вспышки недовольства, по коридору раздались шаги.

Я притихла лежа в постели.

Открылась дверь, в комнату зашел Велор и расположился рядом. Дыхание перехватило. Меня обняли, притиснули к себе. Я повернулась в надежде на случайный поцелуй. Но супруг лишь прижимал. От дракона пахло вином и какими-то ягодами. В его руках мое тело покалывало, ожидая прикосновений.

Не знаю, сколько я так лежала, смотря в потолок. Час, может два. Потом отвернулась к окну посмотреть на звезды. Луна светила мне в лицо, а по щекам катились слезы.

* * *

Велор Шафирану коре Нару

Весь день я ходил по различным торжественным мероприятиям, налаживая связи, достигая договоренностей. А мысли мои были лишь о продолжении рода.

Надя, коварная бестия, совсем не облегчает мою задачу. А что если у нее кто-то есть? Я должен сразу узнать об этом еще до измены, но… она удрала. Что если с ней все не так? Что если она не проводит ночи со мной, потому что проводит их с кем-то еще? Перед глазами возникла красная пелена. Убью! Я раздавил бокал с зельем, что находился в моих руках. Зеленая жидкость потекла по рукаву.

Отряхивая руку, я заметил, как дверь открыл Регал. Без стука. Совсем распоясался.

— Что тебе надо? — рыкнул я.

Начальник безопасности тут же отвел глаза: — Принес отчет и хотел посмотреть, как ты.

— В порядке.

— Я вижу. Может, поговоришь с ней? Велор, так дальше нельзя. Хочешь, я поговорю? Меня оторвало от кресла в одно мгновение. Придавив за горло Регала к стене, я оскалился: — Если заикнешься, я тебе позвоночник сломаю.

— Прости, забылся… Отойдя к окну, я посмотрел на город внизу. Ночь, а жизнь тут ни на минуту не останавливается.

— Послезавтра мы отбываем. Надо найти ее и спросить, сколько времени ей нужно для плана.

— А сколько времени нужно тебе? — тихо спросил друг.

— Не знаю…

* * *

Надежда Ронер

Утром я встала не в самом лучшем настроении. Личные отношения приносили только беспокойство и никакого удовольствия, поэтому я решила развеяться. Когда Велор отправился по государственным делам, у меня один из дипломатов спросил, чем я хотела бы заняться.

— Можно мне познакомиться с девушками вашего города? Очень интересно, как дараде, узнать, как им живется, традиции… — Конечно. У нас как раз скоро начнется брачный период и все претендентки выйти замуж сейчас готовятся.

Зачем это, если сражаться будут за них? — Но мужчин из своей тройки вам придется оставить здесь.

Ну-у-у… Как внешне выглядит его наяда, Слава мне показал, так что... можно и без него обойтись. Договорившись с оборотнем, я уже через час шла по плитам одного из величественных дворцов столицы.

Если судить по тому, что я знаю и что слышала, к женщинам здесь относятся очень бережно, но снисходительно. Этакий вежливый и культурный Восток.

Во дворце, в специальных залах, девушкам помогали отшлифовать свою красоту. Мне предложили последовать их примеру и проделать весь курс косметических процедур, пока муж в делах государства.

Не желая упускать такую возможность, я согласилась.

Сложно передать, что я подумала, оказавшись в зале первой процедуры. В ней находилось около трехсот женщин, самой различной внешности. И как здесь найти любовь Славы? Пока я раздумывала над этой проблемой, меня представили «цветнику». После чего я, слегка кивнув, пошла искать себе место. А если точнее, то девушку оборотня, который отсиживается во дворце.

Многие двигались, изъявляя желание быть рядом со мной, но я целенаправленно искала свою цель. И тут, в самом углу, увидела грустную брюнетку, с хорошей фигурой и миловидным личиком.

Вскинув на меня большие шоколадные глаза, она замерла, жадно рассматривая.

Я послала Славе волну удовлетворения от своей находки, а в ответ пришло столько любви, которую он испытывал, что меня чуть не стошнило.

— Привет, — присела я рядом с оборотницей и почувствовала, как она напряглась и не смотрит в мою сторону.

Я тоже молчала, выжидая. Насколько ее хватит? Как выяснилось, дама у нашего оборотня упертая — и я минут двадцать, скучая, слушала перешептывания обо мне со всех сторон.

А потом услышала то, что хотела: — Вы его любите? Наконец-то. А я-то уже заслушалась сплетнями о том, как мы с мужем общаемся, когда он оборачивается в дракона. Повернувшись к девушке, удивленно на нее посмотрела: — Кого? — Велеслава.

Доходило до меня секунды три.

— Нет, — процедила я.

Да что ж это такое?! Где эти двое ищут себе невест? По всему было видно, что мне не поверили.

— Я пришла сюда не просто так. Мне нужно с тобой поговорить.

Та сжалась.

— Посетили мы оборотней с дипломатической миссией из-за тебя.

Вот теперь я однозначно привлекла ее внимание: Аля пристально на меня смотрела, ожидая продолжения.

— Ты хочешь быть со Славой? — не осталась в долгу я.

— Конечно.

— Но ты понимаешь, что это возможно, но только не в вашем государстве? По крайней мере не сразу.

— Мне все равно.

— Значит, сейчас, пока будем оздоравливаться, составим план операции «Как добыть невесту».

— Что? — она нахмурилась — То! Славе нужна ты. Любит он тебя, понимаешь? А раз нужна, значит мы ему тебя добудем. Ты хочешь быть со Славой — с этим тоже проблем нет. Осталось придумать, как организовать ваше совместное будущее.

Тут двери в зал открылись и показался накаченный мужчина, в одной набедренной повязке. Все девушки уставились на него горящими глазищами. А во мне ничего не дрогнуло. М-да… От боли, пронзившей сердце, я скривилась. Рядом со мной встрепенулся Гена, до этого невозмутимо стоящий рядом. Столкнуть его в таз, что ли? — Тебе больно от того, что он меня любит? Посмотрев на девушку, я вернулась в реальность. Кто о чем, а поросенок о грязи.

— Нет, я люблю своего мужа.

— В такое сложно поверить.

Бросив взгляд на мужчину, переминающегося у открытых дверей, я обратила внимание, что на меня выжидающе смотрят.

— Вы должны войти первая, — прошептала Аля.

Встав, я подцепила девушку за руку и повлекла за собой, приговаривая: — Вы такая милая девушка! Вот и расскажите мне все ваши женские хитрости и новости.

Видно, сказала что-то нужное, потому что мужчина у двери довольно улыбнулся.

Внимания на окружающих я не обращала: для моей стратегии они не нужны. Медленно двигаясь, направилась в другой зал. А там началось настоящее испытание.

Нас провели в огромную парилку. Я сидела в простыне среди невероятной духоты.

Буквально русская баня, только веника нет. Сложнее всего приходилось Гене: бедный «крокодильчик», развалившись рядом, еле дышал. Чешуйки все приподнялись, лапки свесились со скамьи, а глаза закрылись. Голова соображала туго, но что-то менять не было ни времени, ни смысла.

Оборотницы сидели рядом как ни в чем не бывало и только косились на меня.

Хранителя они не видели, но вот мое покрасневшее от жара тело рассматривали с немалым любопытством. Я уж было заподозрила, что простони нет.

Аля снова села рядом со мной и, некоторое время помолчав, спросила: — Как вы устроите, что меня выдадут замуж именно за Велеслава? — Никак, — тихо ответила я, — устроить это невозможно. Слава может разметать всех противников, только если рядом будем мы с Димой, используя силы тройки. Подпитываясь нашей тройной силой, можно сровнять полгорода с землей. Но в первом случае нам не разрешат претендовать на твою руку: на одну девушку — один победитель. Во втором — получим ужасные дипломатические проблемы, нас выгонят из страны и Велор сильно расстроится. А это, поверь мне, не понравится никому.

— Наследник знает про вашу задумку? — Конечно, — улыбнулась я, вспомнив реакцию супруга.

Когда он узнал о моей затее, мне потребовалось два часа уговоров, чтобы он согласился с моим планом. Но я смогла.

— Что же вы тогда собираетесь предпринять? — Пойдем самым простым путем и выкрадем тебя.

Девушка ничего не успела сказать, так как нас пригласили в соседний зал. Я со всех ног бросилась в него, спасаясь от духоты.

Увидев там бассейн причудливой формы, я нырнула и, блаженствуя, проплыла пару метров. Девушки сразу же присоединились ко мне.

— Но какой в этом смысл, если мои родители не дадут разрешения на брак? А без него нам со Славой не удастся быть вместе, — вынырнув рядом, поинтересовалась Аля.

Да, я знала об этом не очень приятном факте, но это ничего не меняло.

— Когда мы закончим обучение, то у Славы будут возможности надавить на твоих родителей. А пока придется пожить в грехе.

— В каком? — удивилась девушка.

Ах да, быть вместе до свадьбы здесь можно, но вот говорить об этом — ни в коем случае! Дурацкий мир! — А где я буду жить? С вами, в Академии? — Упаси Боже! Пока попробуем поселить тебя у драконов. А потом, через год, вы со Славой сможете соединиться и быть неразрывно вместе.

— А сейчас… — В Академии могут жить только преподаватели и поступившие, — порушила я ее надежды.

Аля поникла.

— Ну потерпи чуть-чуть. Все же терпят.

После бассейна нас перевели в большой зал, разгороженный тканью… по моим ассоциациям, на массажные кабинеты.

Пройдя в ближайший, я увидела орчанку.

— Добрый день, эсса. Прошу вас, ложитесь. Нужно провести обновление организма.

Я подумала, что хуже, чем в парилке, уже не будет, и расположилась на кушетке. А зря! Лежавшая в соседней кабинке Аля только кряхтела, а вот мне массаж давался очень непросто.

— И когда вы планируете исполнить свой план? — послышался тихий голос девушки.

— Сегодня ночью, — прохрипела я, так как руки орчанки стали разминать мне верхнюю часть спины.

— А где...

— Опиши мне, где тебя расположили во дворце? И пока Аля рассказывала мне ценные сведения, я молча страдала.

Не знаю, как массаж переносят оборотни, но мое тело ему резко воспротивилось. И иногда издавала только стоны и хрипы, когда меня как пазл разбирали и собирали по частям.

Когда я вскрикнула довольно громко, Аля прервала свой монолог о том, как ей нравится комната, как легко до нее можно добраться и какой прекрасный вид из окна, и спросила: — С вами все в порядке? — Да… — просипела я. — Сколько длится это истяз… э-э-э-э… процедура? — Еще полчаса.

— Я не переживу! Время текло особенно долго. Я пару раз пыталась уползти со стола, но меня возвращали обратно. В некоторые моменты проявлялось желание приподняться и дать сдачи. Но вот прозвенел колокольчик и нас отпустили.

Поднималась я со стола при помощи Али. Мой опорно-двигательный аппарат превратился в упорно-ползающий. Еле переставляя ноги, я пыталась заставить работать болящие мышцы. Получалось плохо.

Когда меня под руку довели до комнаты, я предупредила девушку: — Мы придем сегодня ночью. Пока собирай себе самые необходимые вещи и жди.

Она кивнула и поспешила ретироваться, а я вползла в комнату.

Когда Велор меня увидел, его зрачок вытянулся, а в глазах мелькнул зеленый свет.

— Что случилось? — прищурился дракон.

— Нам делали массаж. И мой организм плохо его перенес, — сообщила я.

Супруг потемнел лицом.

— Ложись на кровать.

После такого предложения я обрадовалась, но, присмотревшись к дракону, вынуждена была признать, что соблазнять меня точно не собираются.

Сняв верхнюю накидку, я разместилась в одной тоненькой кофте на постели и специально поерзала, устраиваясь поудобнее, чтобы юбка задралась повыше.

Вдруг сработает? Теплые руки коснулись спины и, мягко поглаживая, начали разогревать кожу на плечах.

Дима говорил, что драконы прирожденные лекари, а по-моему, еще и большие садисты.

От нежных поглаживаний я совсем размякла, боль в теле сменилась жаром и сильным желанием. Вцепившись в покрывало, я лежала, пытаясь совладать с собой.

Едва поглаживания прекратились, как хлопнула дверь комнаты. Повернувшись, я растерянно на нее уставилась.

Он что, ушел? Возбудил меня и ушел? Гад! Усевшись на постели, я не знала, что мне делать. Хотелось просто расплакаться и в то же время догнать противного ящера и накостылять как следует.

«Но скоро должны прийти ребята. Будут вопросы», — размышляла я, не обращая внимания на то, что по щеке течет слеза.

Глава 24

Велор Шафирану коре Нару

В комнату друга я влетел метеором и сразу направился набирать в ванну холодную воду. Поставив охлаждающие заклинание на максимум, я начал сбрасывать с себя одежду, когда на пороге комнаты появился Регал.

— Ты меня беспокоишь. Ты в курсе, что это моя комната? — Да! — рыкнул я.

Раздевшись, я залез в холодную воду, чувствуя, как она остужает мою кожу.

— Велор, так не может долго продолжаться. Ну спровоцируй ее, что ли! — Выйди, — прошептал я, близкий к обращению как никогда.

Вздохнув, друг вышел, прикрыв за собой дверь, а я, взрыкнув, погрузился в ледяную воду с головой. Осталось потерпеть немного, а потом я избавлюсь от всех проблем в своей жизни. И от проблемы с Надей тоже. Совсем немного...

* * *

Надежда Ронер

Операция «Как добыть невесту» началась вечером. Все собрались в наших с Велором покоях. Наследник драконов лежал на кровати и наблюдал за нами с усмешкой. К назначенному часу в комнату прибыли парни из моей тройки и Регал, который по моей просьбе нашел все, необходимое нам.

Смотря на различные баночки, скляночки, ребята удивленно переглядывались, а Велор, догадавшись о моем плане, только скалился.

— Надя, что это? — недоуменно поинтересовался младший дракон.

— Наша маскировка.

Повертев в руках баночку с местной пудрой, Слава спросил: — И чем это может нам помочь? — Ну, так как магией нам пользоваться нельзя, значит, придется маскироваться способом моей родины. То есть ручками.

Увидев на лицах ребят недоумение, я вздохнула и пояснила: — В здание может войти только женщина. Понимаете? — И ты собираешься сделать нас женщинами? — приподняв бровь Дима. — Невозможно.

А вот Регал был полностью со мной солидарен. Драконы практически не одарены магией, и его подручным частенько, поди, приходится прибегать к таким трюкам. Но Дима об этом не знал.

— Вот сейчас и попробуем. Вы очень привыкли полагаться на магию, но она еще не все.

Усадив ребят на кровать, я быстро их накрасила, натянула палантины поверх одеяний, скрывающих тело.

— Вот и все, — подвела я итог.

Подойдя к зеркалу, мужчины поморщились.

— Неплохо, — констатировал Регал.

— А почему ты сама не переодеваешься? — спросил Слава.

— А я не иду с вами. Место нахождения Али вы и так знаете. А мне нельзя показываться там. Если раскроют вас, еще полбеды: ты Дима уже не наследник. А вот если меня, то будет совсем плачевно.

Дракон угрюмо посмотрел на меня.

— Я буду ждать вас с Регалом у окна комнаты девушки, — продолжила я. — Надо же вам как-то выходить обратно.

— И как, по-твоему, мы покинем здание? — ехидно спросил оборотень.

— В окно, — пожала плечами я. — Третий этаж всего.

— Вы спрыгнете, мы вас поймаем, — подтвердил Регал.

Велор насмешливо за нами наблюдал, но пока молчал.

— Но высоко, — Слава заупрямился.

— Кому-то надо, — перебила я, приподняв брови.

Оборотень сжал зубы, но пошел на выход. Дима воспринял все спокойнее. В этом мире нет предрассудков с переодеванием. Наверное, из отсутствия сексуальных меньшинств.

Не знаю, у кого из двух команд вечер прошел веселее: у ребят или у меня с Регалом.

Мы с начальником безопасности, под тяжелым взглядом супруга, вышли из комнаты.

Через некоторое время меня начало нервировать бесцеремонное рассматривание другом Велора.

— Что? — не выдержала я.

А в ответ получила лишь удивленный взгляд.

— Ты пристально меня рассматриваешь. Вот и интересуюсь, чем вызван интерес? — Я никогда не общался с вами напрямую. Очень занимательный опыт.

— Чем же? — спросила я.

— Вы будущая королева как-никак.

Хм-м-м… — Ну, когда это будет… — протянула я.

— Скоро, — прямо заметил Регал. — Велор и так уже управляет королевством, а после раскрытия заговора, через некоторое время, власть окончательно перейдет к нему.

— А почему не сразу? — Негоже под кровавые расправы вступать в права наследования.

Я передернула плечами.

— Простите, не нужно было вам это говорить.

— Ничего. Если у вас так положено... Но на Земле не принципиальны в этом плане.

Сколько королевских диаспор сменилось, и все они пришли к власти именно проливая кровь. — У вас очень жестокий мир, — помолчав, высказался Регал.

— Да, — согласилась я.

Подойдя к стене под нужным нам окном, мы уселись и стали ждать знака.

Я чувствовался, что дракон хочет спросить что-то еще, но не решается.

— Выкладывай, — приободрила я его.

Удивленно на меня посмотрев, мужчина хмыкнул: — Велору очень повезло. Вы невероятно проницательны.

Это мужу повод радоваться? Странный мир! — Не сказала бы. Давайте не стесняйтесь. Вы давно хотите со мной поговорить.

— Вы его любите? Зря предложила.

— Да, — не стала лукавить.

— Тогда зачем мучаете? — удивленно вскинул глаза Регал.

— Я не мучаю, — нахмурилась я.

Поджав губы, дракон отвернулся: — Напрасно спросил.

— А Велор знает, что вы со мной его обсуждаете? — заподозрила я неладное.

— Нет. А то сломал бы мне хребет.

— Из-за чего тогда подвергать себя опасности? — Мы все заинтересованы в том, чтобы наш король был счастлив, доволен и удовлетворен... жизнью.

— Понятно, — пробормотала я. — Но не думаю, что здесь что-то зависит от меня.

— Ошибаетесь, — убежденно заявил Регал.

Пристально посмотрев на дракона, я пыталась распознать, что он хочет мне сказать.

— Не понимаю вас, — призналась я.

— Да, — согласился он. — В любви вы с Велором очень слепы.

Я хмыкнула: — В любви все слепы. Все боятся, все делают глупости. Уверенный в себе человек в чувствах неуверенный и нерешительный. Все мы странно себя ведем, когда заболеваем вирусом любви.

Увидев мрачное выражение лица дракона, спросила: — Я вас расстроила? — Нет, но я только теперь понимаю, как все может затянуться.

Еще бы я поняла. Странный он какой-то.

В этот момент над нами раздался свист. Вскочив, мы посмотрели наверх и как по команде начали натягивать батут.

— Сначала девушку, — крикнул Регал.

В темноте, конечно, плохо видно, но по-моему, Але зажимали рот, когда бросали вниз. К нашему облегчению, девушка не вскрикнула.

Следом прыгнули Слава и Дима.

— Что дальше? — поинтересовался младший дракон, скатившись с материала.

— Вы порталом отправляетесь в безопасное место. Официальная причина: Димирию вечером стало плохо и его срочно отправили домой. А вот делегация уедет только завтра, — сообщила я информацию, помогая Регалу быстро свернуть спасательный «реквизит».

Кивнув, ребята побежали в ночь, а я смотрела на здание, где еще горели окна.

Интересно, а какая у меня будет ночь? Как оказалось, очень спокойная: когда я пришла, муж уже спал. Посидев уныло на кровати, я, приняв ванну, присоединилась к нему.

Смотря на луну, заглядывающую в окно, я еще долго не могла уснуть. И мне было невдомек, что мужчина, лежащий за моей спиной, тоже не спит, воткнув острые когти в матрас.

Сон пришел незаметно, а под утро в дверь раздался тревожный стук, вырвав меня из сновидений.

* * *

Мы с Велором расположились в кресле и смотрели на родителей Али, еле сдерживающихся, чтобы не обвинить нас в похищении своей дочери. Только предостерегающий взгляд правителя оборотней останавливал их.

— Эсс, вы уверены, что ни ваш брат, ни Велеслав Раф не участвовали в похищении девушки? — в который раз спросил Алатар.

— Абсолютно, — уверенно ответил Велор. — Димирию вечером стало плохо. Мы постарались привести его в чувства, но в итоге вынуждены были оправить домой.

Прекрасное объяснение. Магия драконов дома в клане помогает им исцелятся — не подкопаешься.

— Скорее всего, это из-за тех морепродуктов, что ему так понравились, — удручающе вздохнула я.

Накануне вечером, за ужином, Дима прямо перед взором правителя поглощал за обе щеки какую-то экзотическую еду. Даже Алатар предупреждал его не переусердствовать.

И мы все это помнили! — Такое совпадение, что Димирию коре Нару стало плохо, а Раф исчез с ним и с нашей дочерью, — прошипела мать девушки.

Не успел правитель или Велор вмешаться, как сзади нас разделался рык: — На что это вы намекаете? Что мой внук — вор? Обернувшись, я увидела вошедшего деда Славы. И может мне показалось, но он был чем-то очень доволен.

— Я не намекаю... — начала оборотница.

Но Раф снова ее перебил, и между семьями началась перебранка.

Правитель устало прикрыл глаза рукой, Велор вздохнул, а я уже знала — дело выгорит.

Так и получилось. Когда через час доведенный Алатар разогнал балаган, за которым мы наблюдали, претензий к нам никто не имел.

Уже в коридоре, проходя мимо меня, старший Раф тихо шепнул: — Перелай ему, что я даю свое благословение.

«Славный старикан», — подумала я, смотря вслед уходящему пожилому мужчине.

А часом позже мы отправились порталом домой.

Когда я вышла из арки, то увидела совсем не дворец в Миринге, а небольшой коттедж, скорее даже избушку, и тревожно оглянулась на мужа.

Делегации, сопровождающей нас, не было, а Велор спокойно осмотрелся и, взяв меня за руку, направился к дому. Никакой ошибки не было.

Но что все это значит? Несмотря на весьма скромные размеры, наше пристанище на время отпуска порадовало наличием небольшой кухни и нескольких комнат. В одной из них имелся даже камин. Не заметила и особенных изысков, зато, как мне сообщили, место самое безопасное, к тому же, на мой взгляд, тихое и красивое.

И что я могу сказать? Меня не устраивает место отдыха? Что предпочла бы провести время с ним? И получить в ответ: не устраивает — иди на все четыре стороны? Разобрав вещи, я присела на крылечке и смотрела на заходящее солнце. Оно окрасило небосвод в переливающиеся цвета различных оттенков. Самое красивое время суток.

Велор отбыл сразу, как привел меня. Слава в дальней комнате общался со своей невестой. Я их понимала и завидовала им.

Проходя мимо, можно слышать обрывки признаний и вздохи. А еще оборотень во все стороны фонил любовью.

Бе-е-е-е… Неудобно все это слышать и чувствовать.

Уже не зная куда деться, я вышла на улицу и побрела в дальнюю беседку, где меня и нашел Дима.

— Что? — спросила у дракона, опустившегося рядом со мной на лавочку.

— Не могу больше находиться внутри. Несмотря на то что ты рассказала, как можно отключить чувства, я не могу полностью это сделать.

— Та же история, — кивнула я. — Когда они сидят и карамельно смотрят в глаза друг друга, мне становится приторно и плохо. Кошмар! — Согласен, — ответил Дима. — Одно радует.

Я вопросительно посмотрела на дракона.

— У них запрещены интимные отношения до брака.

— Неужто? — порадовалась я. — Это прекрасно. Иначе я бы отсюда ретировалась и плевать на опасность.

Но радовались мы слишком рано. Слава и Аля из комнаты так и не вышли. Несмотря на то, что ничего нескромного мы не чувствовали, сладкие эмоции и романтизм просто оглушали, и от этого становилось не по себе.

Так что утром, когда пара выбралась вкусить пищу земную, мы предложили им продолжить их тесное общение в лесу. Дети природы не должны сторониться окружающей нас зелени.

Слава поморщился: — Надя, мне бы не хотелось далеко уходить: вдруг что случится.

Это он сейчас обо мне заботится? Тогда лучше в лес.

— У меня уже есть защитник, а тебе советую поскорее жениться на своей невесте, пока мы вас не поженили, — мрачно предложила я.

— Это невозможно. Ни ее, ни мой род благословения не даст, — сообщил нам этот удивительный оборотень.

Упер невесту у родителей, а теперь беспокоится о благословении. Я когда-нибудь пойму этот мир? Оборотница все это время молчала, думая о своем, а мы с Димой переглянулись, не зная, как сообщить молодой паре последние новости.

— Что? — сразу все понял Слава.

— Понимаешь… — начал дракон.

— От Али отреклись родственники, — выпалила я.

Девушка вскинула голову, в ее глазах плескались шок и боль. В моих бы тоже плескались, будь я на ее месте.

— А я ведь спрашивала тебя... Помнишь? — напомнила ей.

Оборотница кивнула, понурив голову, и Слава сразу прижал ее к себе.

— А тебе дед велел передать, что дает благословение, — добавила я.

Оборотень изумленно на меня взглянул: — Откуда дед знает о моих проблемах? — Когда нас пытались обвинить в покушении, твой дед защищал тебя как лев.

— Как? — нахмурился Слава.

— Ну, яростно защищал, ругаясь с родителями Али, — перефразировала я. — Так что т во й род будущий брак одобрил.

Оборотни переглянулись.

— А большего нам и не надо, — подмигнул Слава невесте, а мы с Димой, дружно вздохнув и недоев завтрак, пошли на улицу.

Остаток отпуска ожидался трудным.

Глава 25

Начался учебный год вполне тихо и мирно. Лишь во мне зрел ураган. Внутреннее напряжение из-за того, что не вижу его, постоянные опасения покушения и осознания, что по сути, это последний год в учебном учреждении. Практика проходит уже вне стен Академии. Куда мне ехать после того, как в конце года пройдут соревнования? Слава постоянно пребывал в розовой нирване, от того, что его девушка теперь с ним, у них все хорошо и часами, на лекциях он пребывал в своем собственном мире.

Жить нам троим друг с другом стало тошно. Даже я, женщина, от эмоций оборотня просто сходила с ума, а Дима так просто готов вешаться. По внешнему виду Славы и не скажешь, какие страсти бушуют в глубине его души. Какой дурак сказал, что мужчины любят менее страстно, чем женщины? Но уже вскоре нам троим, стало не до сантиментов. Преподаватели, решив в последний год выжать из студентов все, что можно, усилили интенсивность занятий.

По боевым навыком началась стрельба из лука. Когда преподаватель объявил нам эту новость, я с ребятами тревожно переглянулась. Как это стрельба? Да я и из рогатки не стреляла никогда, какой тут лук?! Торнсен тоже переживал это опасное событие не меньше меня. Но нет бы освободить от занятий на свое и мое спокойствие, так нет, мы же правильные. Дурацкий мир! И вот я стою перед мишенями, наравне с еще пятью счастливчиками, и думаю о Леголасе. Такой мужчина! А как стреляет! Вот бы его сюда...

Припомнив, как в кино управляются с луком, я взяла стрелу оттянула тетиву насколько могла, Торнсен отвернулся и… ничего. Как стрелять, когда стрела и тетива зажаты рукой? Повертев оружие и так, и эдак, я не смогла приспособиться к решительному шагу.

В итоге Дима подошел и, взяв меня за руки, показал, как надо, наглядно. Я выстрелила.

— Теперь сама, — приободрил дракон.

Так, стрела между пальцами, тетива натягивается, и… стрела взмыла вверх. Ура! И только следом подумала: куда она полетела? Раздался звон битого стекла и я, зажмурившись, спряталась от Торнсона злобно сопевшего и шагавшего прямо на меня. Но это еще пол беды. Вот когда со стрелой пришел злой Гарнер, вот тогда мне действительно пришлось непросто. Он с полчаса орал на меня и преподавателя, а группа получившая неожиданную передышку, потешалась за его спиной.

В итоге мне выделили закрытое помещение, где я вдоволь, под присмотром своей тройки, могу экспериментировать сколько угодно.

Непросто мне приходилось и по дисциплине рур. Выучив все правила этикета наизусть, я никак не могла их воспроизвести с должным изяществом. Вот и мучилась постоянно, то как цапля на одной ноге приветствуя короля демонов, то согнувшись в три погибели, выражаю почтение правителю духов. В общем, непросто мне давался предмет, впрочем, как и целительство.

Программа по данной дисциплине шагнула далеко вперед, и я никак не могла соответствовать высоким требованиям. Слава в этом составил мне компанию. Дима подтягивал нас, как мог, но мы все равно с трудом наскребали средний бал. Тем более, после неприятностей, что я принесла Академии с королевством драконов, ректор относился ко мне вежливо, но очень прохладно.

Единственной отдушиной стали зелья, они позволяли расслабиться и забыться, занимаясь любимым делом. По этому предмету я уже вышла за программу учебного учреждения и часто можно увидеть, как мы с Искар спорим над каким-нибудь редким рецептом.

А вот по начертательной магии, в первом полугодии практика перенеслась на открытые территории. Через некоторое время после начала учебного года, нас распределили на командировку на север мира.

Получив меховую одежду и время на приобретение теплых вещей, мы экстренно отправились телепортом на один из северных портов. Такой перемене я сильно обрадовалась. Может смена обстановки пойдет мне на пользу, а холод остудит желание? Первые впечатления оказались захватывающими.

До горизонта и дальше простирался серебристый снег, который бескрайним белым полем окружал нас. Красота! Я так соскучилась по зиме! Взяв в руки белую массу, я слепила из нее снежок и бросила в Славу. Тот с подозрением посмотрел на меня, а я недоуменно пожала плечами. Сузив глаза оборотень нагнулся к снегу и так же слепив снежок, запулил им в меня. Я увернулась и он попал по другой тройке, что стояла позади нас.

Орк сначала обалдел от неожиданной атаки, а потом присоединился к нашей перестрелке и уже через пять минут, вся группа перебрасываясь валялась в снегу.

Такими нас и узрел Гарнер, до этого проверявший, нет ли опасности по дороге к форту.

— Я смотрю вам скучно? — полюбопытствовал инквизитор.

Группа замерла по уши в сугробе.

— Но нечего, скоро мы вашей кипучей энергии найдем применение, — пообещал преподаватель, поманив нас за собой.

Вот взял и испортил все развлечение! Понуро отряхнувшись, мы гуськом потянулись за Гарнером к нашему временному пристанищу. Форт очень напоминал строения нашей древности. Высокий частокол, большие неприступные ворота, что распахнулись без скрипа, легко поплыв в стороны, впуская новых людей.

Внутри здания оказались из серого камня. Наконец-то привычный цвет! Когда я спросила, почему так отличаются цата, Дима ответил: — Здесь мало магии. Поэтому все блеклое и полуживое.

— А по-моему нормальное, — усмехнулась я.

Рассматривая окружение я не заметила, что мы подошли к самому высокому зданию.

— Подождите здесь, — сказал инквизитор и отправился с докладом о нашем прибытии один. А мы осмотрелись, но нас интересовали не здания — люди.

Центральная площадь оказалась довольно небольшая, но народа в середине дня, здесь находилось прилично. И все естественно рассматривали новоприбывших. Некоторые просто с любопытством, а молодежь еще и с интересом. Как же, будущие маги одной из лучших академий мира, очень перспективные кандидаты в жены и мужья. Все-таки некоторые вещи, везде остаются неизменными.

Гарнер вышел обратно через полчаса, когда я уже стала чувствовать себя самым желанным трофеем и снова поманил нас за собой. В итоге, через пять минут мы подошли к вытянутому зданию, на окраине, внутри очень напоминавшее казармы.

Мы в полном шоке присматривались к новому месту, а Гарнер развел руками и сказал: — Располагайтесь. Ближайшую неделю вам придется жить здесь.

Он шутит? А как же разделение мальчик девочка? В глазах остальных читался тот же вопрос. Но преподаватель уже направился прочь посчитав разговор оконченным.

Нормально, да? Посмотрев на ребят, я метнулась к самой крайней койке, около стены. Если что, за тряпочкой хоть переодеться можно. Остальные поняв принцип, кто не успел тот опоздал, тоже начали спешно занимать понравившиеся места.

Дима и Слава расположились на соседних койках, а вот на против нас разместилась еще одна тройка состоящая из ребят.

В Академии, на занятиях, тройки пересекались друг с другом нечасто, да и комнаты у нас раздельные. Поэтому знали друг друга не близко. Вот может здесь и познакомимся.

Кормили в форте в отдельном здании и уже со следующего утра началась работа, ради которой мы сюда прибыли. Меня, не выспавшуюся выгнали на улицу, где наскоро поев, мы отправились за частокол. Группа сонные и тоскливые, смотрели по сторонам на белый снег ничего не понимая.

— Сейчас мы начнем создавать «Махов щит», — сообщил Гарнер.

Мои глаза тут же распахнулись. Одно из сильнейших защитных строений за всю историю магии! И мы ее создаем? Это просто нереально, что нам доверили такое! Внутри все встрепенулось, мне натерпелось начать.

— Сейчас разобью группу на несколько подгрупп и над каждой поставлю сильного студента. Каждое подразделение создают заданное им плетение и передают своему старшему. Тот сплетает все в одну конструкцию и подсоединяет ее к общей структуре. Я смотрю, контролирую и исправляю ошибки.

Ура! Ура! — Времени нам отвели на сооружение не так уж много, так что пошевеливайтесь.

Шесть старших, — начал Гарнер и зачитал фамилии, среди которых оказалась и моя.

Как же приятно заниматься любимым делом! В моей группе оказались Слава с Димой и еще трое ребят. Они составляли маленькие переплетения, перебрасывая их мне и я объединяя все вместе, переносила в общую конструкцию.

Защитная стена должна брать форт в кольцо и планировалась просто огромной.

Успеем ли мы за неделю? Наверное должны, раз так сказал Гарнер. Тот, как и обещал контролировал процесс, но не испытывал нас, а скорее направлял, подсказывал, исправлял.

Работа спорилась и рядом с фортом вспыхивали и горели яркие, красочные узоры, переливающие разными цветами. Местные жители часто приходили полюбоваться на такую красоту, с высоты форта. Но и к людям создающим ее, они проявили немалое внимание.

На студентов из Академии открыли настоящую охоту. Коллектив у нас на шестьдесят процентов мужской и девушки форта старались всеми силами показать, как им не повезло быть одним, что им жизненно необходимы такие прекрасные невесты, как они.

Некоторые ребята прятались и скрывались, некоторые во всю пользовались предоставленным выбором. Наша тройка была уже занята и мы вызывали не такой ажиотаж, что предоставляло нам возможность наблюдать. Драконов везде не шибко любили, а я так вообще замужняя дама...

А вот парни расположившиеся в нашей казарме напротив нас, все трое были свободны как ветер.

Эта командировка вообще оказалась очень познавательной. Мы посмотрели, как на нас реагируют люди. Академия закрытое учебное учреждение, самодостаточное, но там мы многого не понимаем. Здесь стало ясно — люди нас любят и боятся одновременно. И чем слабее маг, тем проще ему приспособиться. Наша тройка вряд ли когда-либо сможет жить среди обычного народа, если только инкогнито.

А вот троица поселявшиеся напротив нас, оказалась средней силы. Парней звали Мирк, Руф, Верн и наблюдать за их жизнью со стороны было довольно забавно. Те же пререкания, что и у нас, те же проблемы и переживания.

Как-то после прогулки, мы с Димой вернулись в казармы и увидели, что Слава сидит на корточках возле кровати, тревожно рассматривая парня закрывшего голову подушкой.

— Что? — недоуменно спросил Дима.

— Не знаю, — ответил оборотень. — Неожиданно он вскочил и пометавшись взад- вперед, скрючился на кровати.

Подойдя к Мирку, я приподняв подушку, посмотрела в глаза полные страдания.

— Что случилось? Мы можем чем-то помочь? — тихо спросила я.

— Чем можно помочь, когда Руф снова пошел по бабам? — глухо пробормотал парень из-под подушки.

— О! — выдохнули мы трое разом и понимающе переглянулись.

— Ну, радуйся, что ты хотя бы только его эмоции ощущаешь, — приободрил Дима.

— А этого что, недостаточно? — зло спросил парень.

— Мы вот, например, еще и физически все ощущаем, при том что один из нас противоположного пола, — пожал плечами дракон.

Ну Дима, истинный утешитель! Кто только его этому учил? Мирк вылез из-под подушки и недоверчиво на нас посмотрел. Ребята молча закивали.

— Да это же свихнуться можно! — воскликнул он.

Мы пожали плечами.

— И как вы отвлекаетесь? — продолжал допытываться парень.

Вот моя самая любимая тема: поговорить о безутешных страданиях и безудержной агонии от обьединения с двумя мужиками.

— Ну… — протянула я. — Сонное зелье. Можно заморозить себе м-м-м-м… ну там… ниже пояса.

— И что? Сработает? — не поверил Мирк.

— Не знаю, как на Эрго, а на Земле при заморозке могут быть проблемы с м-м-м… силой мужской, — порадовала я.

Меня поняли! — Обойдусь, — процедил Мирк.

— Мое дело предложить, — пожала плечами Как могли, мы старались отвлечь парня разговором. А потом, когда пришла его заплутавшая тройка, слушли их перебранку, с улыбкой развалявшись на кроватях и понимающе хмыкали.

Приятно осознавать, что плохо не только тебе.

* * *

Но на этом для меня радости и закончились. Холод и мороз не остудили мои переживания и я по-прежнему сгорала изнутри. Мысли метались в голове, постоянно не могла сосредоточиться ни на чем. И смотрела долгими, холодными ночами в потолок.

Каждый раз слыша мою возню, ближе к утру ко мне подсаживались ребята и что-то начинали говорить. Неважно что, я не вслушивалась, но это помогало и я немного забывалась сном. Безусловно слышали мои ночные бдения не только моя тройка, приподнимались косились, но молчали. Единственно, именно теперь я оценила правило этого мира: не вмешиваться в жизнь окружающих.

Хорошо, что сооружение создаваемое вокруг форта, мы закончили всего недели за две. И вечером телепортировались домой. Надо отметить, не все из группы вернулись свободными.

Но радовалась я зря. По прибытии Гарнер нас обрадовал новой новостью — начались спарринги по боевой магии. Группа просто стонала в голос. Постоянные тренировки, сложные боевые заклинания не давали нам расслабиться ни на минуту.

Но главный кошмар ждал меня впереди.

Глава 26

Губы скользят по обнаженному телу, любимые и знакомые руки везде. Они гладят, ласкают, прижимают, поцелуи прокладывают дорожку вниз. Выгибаюсь. С губ срывается громкий стон… Я просыпаюсь… Вся мокрая лежу в постели тяжело дыша, тело ноет, не получив желанного удовлетворения. Вскочив, кидаюсь в ванную. Вода… Холодная вода… Много холодной воды.

Выползаю обратно. Чистая, но что касается острых ощущений, даже охладительные процедуры не помогли. Все болит. К коже больно даже прикасаться, очень чувствительная.

Сжавшись на кровати в комочек, так и просидела без сна до самого утра. Ощущение, что меня загнали в угол, буквально преследовало.

И с этого момента моя жизнь изменилась.

Утром в столовой я встретила свою пришибленную тройку. Дима выглядел словно находился в трансе. А я не могла посмотреть им в глаза. От понимания того, что ребята знают про мои переживания, мне просто невыносимо стыдно и унизительно.

В этот день мне ничего не сказали, а ночью все повторилось. Нежное касание губ, родное лицо, сладкие и жаркие прикосновения, голова мутится от желания — и снова меня будит колокол.

Срываясь, я принимаюсь лупить по подушке, по одеялу и матрасу. Да что за издевательство? Сколько я так еще выдержу, не знаю.

Утром ребята снова встречают меня мрачными выражениями лиц, но в этот раз у них с собой бутылочка зелья. Молча, ничего не говоря, взяла его, надеясь и не веря, что оно поможет.

— Мне нужна ваша помощь, — сообщила я, вглядываясь в кружку, полную сиреневатой жидкости.

— В этом отношении я тебе не помощник — Велор сразу меня убьет. Тут же, — быстро сказал Дима.

Несколько секунд я не могла ничего понять, а потом зашипела: — Да не в этом плане, дурак! Сегодня мы просим Гарнера объяснить нам наши слабые стороны в изучении боевой магии, и во внеурочное время начинаем над ними работать.

— Надя, мы только закончили курс… — начал Слава, но я перебила.

— Я вас очень редко о чем-либо прошу. Неужели так сложно помочь, когда я нуждаюсь в этом? Ребята только покачали головами, молча соглашаясь.

А вечером я выпила сонное зелье, но оно сработало совсем не так, как мы запланировали. Если раньше я отключалась, не видя сновидений, то теперь мой эротический сон стал ярче, и проснуться я не могла до самого утра. Ласки в сновидении не принесли облегчения, только усилили эмоции и сделали хуже физически.

Первый, кого я увидела с утра, когда открыла дверь своей комнаты, был Дима, который зашел ко мне, сверкнул на меня покрасневшим невыспавшимся взором, забрал бутылочку с зельем и ретировался. Молча.

Что ж, осталось попробовать еще одно средство.

Тренировочный зал. Ребята кружат вокруг меня. Неуловимый бросок заклинания — я уворачиваюсь. Дима атакует стихией. Щит, бросок стены огня. Блок.

Гарнер стоит в стороне, внимательно за нами наблюдая, хмурится, и я знаю, что это не из-за наших ошибок.

Небольшой отдых и тренировки снова продолжаются. Еле живая добрела в конце вечера до лавочки и присела, прислонившись к стене.

Ребята присели рядом на корточки.

— Надя… — начал Дима и смолк.

— Ты знаешь, почему я… почему мы себя так чувствуем? — тихо спросила я.

— Да, — сказал дракон. — Но рассказать не могу.

— Значит в увольнение я еду в Меринг.

— Не уверен, что будет безопасно... — начал Слава, но я перебила.

— А мне плевать! И на опасность, и на мнение Велора. Мне уже ни до чего нет дела.

Или я решу эту проблему до окончания Академии, или просто не доживу до него.

Одна радость — учебное полугодие уже подходило к концу и маячившее на горизонте увольнение я ждала как никогда. И я, и мое тело совсем измучились — нужно что-то с этим делать.

Последняя в этом полугодии вылазка на природу оказалась по фауне. Нас собирались перебросить в несколько мест и показать хищников в естественной среде обитания.

Студенты, воодушевленные этой перспективой, волновались и галдели перед телепортом.

Я тоже волновалась, но по другой причине. Хищники не самая моя любимая компания, и смотреть на них в каких бы то ни было условиях я не хотела. Вот только кто бы меня спрашивал! Вот пришла Рук, повесила на нас ожерелья непонятного вида на железной цепочке и велела шагать в арку телепорта. Я последовала совету преподавателя одной из самых последних и то только потому, что ребята силой втолкнули меня в переливающееся марево. Едва мы появились с другой стороны, я заметила свою группу, застывшую на месте и вглядывающуюся куда-то мне за спину.

Повернувшись, увидела огромное стадо волосатых злобных тварей, мчащихся на нас со скоростью КАМАЗа.

— А-а-а-а... — закричала я.

И, словно поддавшись моей панике, вся группа завопила следом и побежала назад.

Понимая, что догонят меня совсем скоро, я очень удивилась, когда одна их тварюг взлетела вверх и упала прямо передо мной. Вскочив и завыв, она бросилась дальше.

Медленно повернувшись, я приоткрыла один глаз и заметила, что стадо огибает группу, уносясь вдаль, а осмотревшись по сторонам и не заметив другой опасности, села на землю там же, где и стояла, спрятав лицо в руках.

Когда приеду в Академию, осмотрю себя. А то, может, я уже седая? Ко мне подошли ребята и расположились рядом.

— Это было просто потрясающе! — выдохнул Слава в полном восторге.

— Непередаваемо! — вторил ему Дима.

— Ну вы и дураки, — прокомментировал я.

— Чего расселись? — послышался голос Рук. — У нас на сегодня большие планы! Этого-то я и боялась.

— Вставайте, следующее путешествие начинается, — жизнерадостно скомандовала преподаватель.

Мученически застонав, я взяла все еще взъерошенного хранителя на руки и потащила в окно телепорта. Путешествовали мы действительно много и насмотрелась я всякого.

Никогда не забуду, как провалилась в берлогу вурдака и тот, проснувшись, рычал, пытаясь добраться до меня сквозь защиту. Когда я уже пофигистично уселась на пол, а зверь немного охрип, меня снова засосало в воронку и выкинуло прямо на нового хищника. Мы оба были просто счастливы видеть друг друга! Куда-то я выпадала одна, куда-то — с Димой и Славой. Единственный, кто был постоянно при мне, это Гена. И тот прыжков через десять стал нервным и немного дергался при посторонних звуках. Я же, наоборот, от этих скачков только успокоилась и на последних остановках даже не делала резких движений.

В этом путешествии у меня имелось еще задание — требовалось изучить одного из хищников и по прибытии доложить о нем Рук. Я выбрала фабуусу. Этот вид животных напоминал наших змей, только экземпляр Эрго отличается тем, что он вонючий и волосатый. И вот когда я сидела на камушке и ждала следующей переброски, надо мной как раз свесился один представитель данного вида.

Оскалившись, этот волосатый коврик постарался меня укусить, отравить, а как только я умру — съесть. Но не тут-то было! Не обращая внимания на вскочившего Гену, я схватила фабуусу за шею, в ответ он, крякнув, выпучил глаза и вывалил язык. Я же принялась методично изучать пасть, а потом и тело. Как это удобно, когда к тебе нельзя прикасаться, а ты можешь себе позволить все. Но такая защита, увы, самая редкая из всех.

Когда меня снова выхватило и выкинуло в новом незнакомом месте, я не переживала.

Рядом поднялись Дима и Слава.

— Ну что, это последняя высадка, наверное? — протянул оборотень, довольный как удав. — Да вообще-то мы уже должны были вернуться, судя по времени, — настороженно отозвался Дима.

— Вы еще и время засекали? — удивилась я.

И тут, кинув взгляд на свою тройку, я заметила, как они в одно мгновение спали с лица.

А Гена больше не рычал, он начал трансформироваться в огромную зверюгу.

— За моей спиной что, хищник? — спокойно спросила я.

Ребята синхронно кивнули.

— И против этого экземпляра наша защита не сработает, — просветил меня Слава.

— Магия поможет его уничтожить? — флегматично поинтересовалась я.

— Да, но силы для того, чтобы его завалить, нужно просто море, — сообщил Дима.

— Грак, — я поняла, кто находится сзади. — Это очень, очень плохо.

Гена достиг уже размеров взрослого дракона. Что-то мне подсказывает, что преобразиться он смог бы и мгновенно, но не хотел провоцировать хищника.

— Бежим! — крикнула я и прыгнула за ближайший валун.

Тут же в него врезался грак, в которого вцепился мой хранитель. Клубок грызущихся тел закрутился по поляне. А я слилась своей силой с Димой и Славой, начиная выплетать заклинание.

Тут раздался визг Гены.

Эта ящерица — моя и никто не может его бить, кроме меня! Глаза заволокла красная пелена.

Зачерпнув общей силы, я скомандовала хранителю отступить. Тот, как ни странно, послушался, и в хищника полетело заклинание. Одновременно с этим Дима закрыл нас щитом, а Слава бросил второе заклинание. Тварь взревела: удары достигли цели.

А Гена, снова ощерившись и оголяя огромные клыки, бросился на противника.

И опять клубок тел покатился по земле, но теперь исход схватки оказался предопределен. Буквально за пять минут мой дракончик, превратившийся в страшное чудовище, разорвал тварь на куски. Никогда больше не назову его безобидным. Пожалуй, соседка снизу, та, что в бигудях, все-таки немного уступает дракончику.

Спустя мгновение после победы на траве снова сидел прежний Гена и тихонько поскуливал. Схватив Диму, я потащила его к хранителю.

— Вылечи его, — засуетилась я вокруг ящерицы.

Но младший дракон только покачал головой.

— Надя, в клыках грака яд. Раны затягиваются только обычным путем. К тому же хранители сами себя лечат, убить их практически невозможно.

Гена настороженно посмотрел на Диму и упал на брюхо, притворившись, что отдыхает и лечится. Может, так оно и есть, но… Младший дракон все равно опустились около него на колени и осторожно начал обрабатывать рану травами, которые нашлись в аптечке.

Хранитель скулил, я металась, не зная, чем помочь.

— Если бы ты столько не ел, то был бы куда подвижнее, и не пришлось бы тебя лечить, — ворчал Димитрий.

Хранитель волком посмотрел на младшего дракона.

— Это правда? — хмуро спросила я.

Ребята, переглянувшись, кивнули, и в моих глазах Гена прочитал свой приговор на ближайшие месяцы. Теперь, скажу я вам, он попал!

* * *

С поляны нас забрали через час. В этот раз Велор, прибывший в Академию, ко мне не зашел. Поругался с ректором и исчез.

Значит, я ему уже не нужна? На глаза навернулись слезы, а посмотрев на календарь, увидела, что до увольнения осталось всего два дня.

— Ну, дракон… Ну, погоди! Скоро я приеду и мы посмотрим! Время до увольнения тянулось очень медленно. В свете последнего покушения я одновременно злилась на Велора и желала его. В чувствах царил совершенный разброд и самостоятельно привести их в порядок я не могла. Значит, надо отправляться в Меринг.

Если гора не идет к Магомету, значит ждите Магомета, я скоро.

Вечером перед отправлением я собрала вещи, взяла в охапку Гену (который после покушения несколько полегчал, так как сел на диету) и направилась к телепорту.

Провожали меня Слава с Димой. Ребята идти со мной не собирались, они планировали провести увольнительную в том домике на опушке леса, где сейчас живет Славина невеста.

Он очень скучает по ней.

Раздражение Димы сливается с тоской Славы и все вместе перемешивается с моими дикими эмоциями и агонией. В чувствах тройки в последнее время царит полный разброд, и побыть вдали друг от друга нам не помешает. Поэтому они меня не отговаривали, лишь предупреждали быть осторожной.

— Надя, а может не стоит? — спросил перед отправкой Дима. — Все-таки Велор не просто так запретил тебе появляться в Меринге.

— Вот сейчас я отправлюсь и выясню про все запреты и их причины, — процедила я. — Я и так на взводе, не береди мне душу еще и ты! Дракон улыбнулся и переглянулся со Славой.

— Может, оно и к лучшему? — предположил оборотень. — Если я еще раз буду раздевать во сне твоего брата, то, боюсь, мой разум даст трещину.

Ребята постоянно попрекали меня этим, а я… а я не знала, как помочь ни себе, ни им.

Телепорт вспыхнул, в середине арки образовалась воронка.

— Мне пора.

Обняв ребят, я выдохнула и шагнула в магическое пространство.

На другой стороне не оказалось никакой опасности, только тихий и сонный дворец. На Меринг уже опустился вечер и, кивнув склонившемуся в поклоне персоналу, я подхватила свои вещи и отправилась прямо к комнатам моего супруга. Пока не растеряла настрой, нужно быстрее осуществить задуманное.

Едва я преодолела два коридора, как рядом со мной, словно из ниоткуда, материализовался Регал и направился вместе со мной.

— Эсса, что вы тут делаете? — Прибыла к мужу, — коротко ответила я.

Настроение самое паршивое и не стоит этому дракону лезть в душу не лезть.

— Эсса...

— Нет. Я сегодня попаду к Велору, и лучше тебе не мешать! — Может, это и к лучшему, — пробормотал дракон еле слышно и добавил чуть громче.

— Но я лично доведу вас до комнаты. А то мало ли что… Я пожала плечами. Если так хочется, то мешать не собираюсь. Для меня самое главное — итог.

Только я собралась свернуть в очередном коридоре налево, как меня удержали за руку. — Нам не туда, — сообщил Регал, и я с беспокойством взглянула в его глаза.

— Что-то случилось? Лишь кивок. Начальник охраны нажал на свое кольцо, на мое и потянул в другом направлении.

— Нас теперь никто не может услышать? — уточнила я.

Дракон кивнул.

— Тогда рассказывайте.

— Понимаете, ввиду некоторых личных обстоятельств Велору сложно сдерживать своего зверя, но он один из сильнейших представителей нашей расы и выдержка его не подводила, до недавнего времени.

Во мне росло ощущение, что я сейчас услышу то, что мне не понравится.

— И что же произошло? — Когда-то вам подлили зелье, тем самым дестабилизировав способности, тройка преодолела это совместными усилиями. Теперь подобную дрянь подлили Велору, чтобы он потерял контроль над своим зверем, плюс еще воздержание. Он один и борется из последних сил, но скоро сорвется. Животное вырвется из-под контроля, его будут разрывать излишки силы и животное безумие. Думаю, не нужно говорить, что будет в этом случае.

— Как вы это допустили? — тихо и потрясенно спросила я.

— Я уезжал на короткое время, чем моментально воспользовались заговорщики.

— Есть возможность помочь? — Да. Но в этом случае ваша помощь будет заключаться в том, что вы должны будете забирать от него много энергии. И переключить интерес внутреннего дракона с охоты на...

м-м-м… — Я поняла! — прервала советника, чувствуя себя очень неудобно.

Регал не знает, что именно в сексуальном плане я вряд ли могу помочь. Не привлекаю я мужа в качестве любовницы, да и не факт, что любовь все еще живет в нем.

Мы молча подошли к комнате.

— Сегодня во время совещания он чуть не сорвался, а послезавтра его ожидает еще одно, — просветил меня дракон. — Удачи вам, эсса. Может, вы хотя бы выведете его из неадекватного состояния.

Смущенная, я глубоко вздохнула и, решившись, вошла в комнату.

Дракон сидел в кресле и смотрел на улицу. Я уже заметила за ним такую привычку: если он думает о чем-то очень важном, то постоянно крутится около окна.

— Регал? — отреагировал на мое присутствие муж.

— Нет.

Велор моментально обернулся.

— Что ты тут делаешь? — резко прозвучал вопрос.

— Приехала в увольнение.

— Я ведь уже объяснял, что здесь опасно.

Мне осталось лишь пожать плечами.

— Да. И в первую очередь для тебя, — сказала я и закрыла дверь заклинанием.

— Что ты делаешь? — нахмурился супруг.

— Забочусь о том, чтобы нас не побеспокоили.

Встав, Велор подошел ко мне. На меня смотрели практически безумные глаза с вертикальным зрачком.

— Тебе нельзя здесь находиться.

Проигнорировав слова мужа, я бросила свои вещи на пол, сообщив: — Пока мы не поговорим, я и с места не сдвинусь.

Рыкнув, дракон уселся на край кровати и обхватил голову руками. Мужчину явно била дрожь.

— Велор, что с тобой? — опустилась я напротив него на корточки.

Он поднял на меня безумные глаза.

— Уйди, пока не поздно.

Я колебалась. Подняв руку, провела по волосам мужа. Он откликнулся на ласку, прижавшись к руке.

Э нет, дорогой. Не все так, как ты говоришь.

— Неужели ты хочешь, чтобы я ушла? Тебе не интересно, что меня беспокоит? Нечеловеческие глаза моментально открылись.

— Тебе плохо? — нахмурился супруг.

Отклонив дракона чуть назад, я уселась к нему на колени.

— Что ты?.. — начал он.

— Но ведь раньше я так сидела.

— Да, — выдохнул дракон. — Но в свете последних событий...

Я его уже не слушала. Своей пятой точкой я ощутила все, что требовалось, его желание, которое придало мне смелости. Приобняв мужа одной рукой и поглаживая его спину, я спросила, что именно происходит в государстве.

— Мы в ближайшее время собираемся схватить всех заговорщиков, — рассеянно произнес Велор, следя за тем, как моя рука поглаживает его плечо, пробегает по шее, зарывается в волосы… Дракон блаженно прикрыл глаза.

— Почему мне нельзя быть здесь? — Это опасно, — пробормотал он.

Уткнувшись Велору в шею, я легонько ее лизнула.

Крепкие мужские руки обхватили и прижали теснее. На коже наверняка останутся синяки, но мне все равно.

— Тебе не нужно...

— Почему же? Раньше мы хорошо общались... вот так, — пробормотала я, скользя губами по щеке.

И как только он в ответ чуть повернул голову, я нашла его губы.

Едва наши губы соприкоснулись, дракон впился в меня со страстью, не уступающей моей. Тесно к нему прижавшись, я страстно отвечала на поцелуй, ни на йоту не уступая в силе чувств. Как только наши губы разомкнулись, я глотнула воздуха, тяжело дыша. На меня смотрел мужчина с зеленой чешуей на щеках и скулах и с вытянутым зрачком.

Думаете, это испугало женщину, у которой два года не было секса? Не-е-ет! Для меня сидел рядом и сильно прожимал к себе, любимый человек.

— Надя, — прохрипел он, — я сейчас не смогу контролировать себя...

Не дослушав, я толкнула дракона в грудь и он упал спиной на кровать.

— Помолчи, — пробормотала я, беря его за руки и переплетя пальцы со своими, завела за голову.

Губы коснулись губ и меня снова втягивает в омут наслаждения страстный поцелуй.

Краем сознанием ощущаю, как его руки оосвобождаются от моих и скользят по моему телу. Слышится треск одежды, мне все равно. Стараясь побыстрее освободить желанного мужчину от ненужных тряпок, я, применив магию, по кускам разъединяла и отбрасывала детали одежды.

Едва наших обнаженных тел коснулся теплый воздух, как меня перевернули на спину и нависли сверху, мужские руки скользили, исследуя тело, лаская. Я тоже ни в чем себе не отказывала. Его губы легонько касаются моих, но я отстраняюсь, не давая ему целовать меня так, как нам обоим хочется, он рычит и, притянув рукой за шею, целует страстным поцелуем.

Применив магию, я распластала Велора на спине и, обездвижив, не слушая рык, начала ласкать его так, как давно хотела.

Муж тяжело дышал и метался, но прикасаясь к нему, я доставляла наслаждение не только супругу, но и себе. Потеряв выдержку, я ослабила концентрацию и вот, мгновение спустя, горячее тело придавило меня к постели.

Может, я сама виновата, но любили меня грубо, сильно, а я плавилась и сходила с ума от наслаждения, от власти надо мной любимого мужчины. Я вскрикнула от резкого вторжения и мой вскрик поймали его губы, страстно и сильно поцеловав. Не отдавая полностью инициативу в руки Велора, я не менее жарко отвечала на каждое движение и прикосновение мужа.

Напряжение нарастало и нарастало внутри. Я знала, что скоро сорвусь, что конец близок. Целуя дракона, я старалась найти в этом спасение, но ощущения не опускали. Тело выгнулось, ногти прошлись по спине и я почувствовала отклик своего мужчины. В этот момент я готова была поклясться — так хорошо мне не было никогда в жизни.

На губах играла легкая улыбка.

Глава 27

Из комнаты мы не выходили часов двенадцать. Сил оторваться друг от друга не было.

Никогда не испытывала ничего подобного. Ощущения внутри меня характеризовались не только полным физическим удовлетворением, но и удивительным душевным единением.

Может, этот драконий брак и не самое худшее, что произошло со мной в жизни.

Когда я уже отдыхала в кольце рук Велора и просто молчала, ощущая внутри себя полное умиротворение, нас потревожил стук в дверь.

— Велор, Надежда? — послышался голос Регала.

В ответ муж зарычал.

— Велор, тебя хотят видеть главы родов.

Мы с мужем переглянулись и, вздохнув, я встала, чтобы поискать свою одежду. Она нашлась раскиданная клочками по комнате. Повернувшись к супругу, я молча показала карман от штанов.

— Регал, принеси в нашу комнату мужской и женский костюмы, — приказал муж, рассматривая рукав от своей рубашки.

Секундное молчание и потом облегченное: — Сейчас.

Хмыкнув, Велор подошел ко мне, осматривая мою кожу. Проследив за его взглядом и движениями, я заметила красные отметины, несколько засосов, но ничего критического.

— Говорил ведь, это очень опасно. Я был груб с тобой, — тихо заметил Велор. — Но такой уж у меня темперамент.

— И это прекрасно, — улыбнулась я и заскользила руками по его плечам.

На меня снова смотрели звериные глаза, животом я почувствовала реакцию мужа.

— Подождут, — рыкнул Велор, подхватывая меня на руки.

* * *

Несмотря на то что мы с мужем стали ближе в последнее время, тем не менее быть женой наследника — это не только статус, но еще и обязанности.

В один из дней, в конце увольнительной, когда Велор находился на каком-то мероприятии, я почувствовала себя неуютно. Муж был где-то в лесах, недалеко от города, но я ощущала небывалую тревогу. Чувство дежавю не покидало меня. Метаясь из угла в угол по всему замку, я измотала себя, хранителя и свою охрану. Сама не зная как, забрела в кабинет супруга, но, едва попав в него, замерла на месте.

Я поняла, чем вызвана тревога. Сегодня здесь должно сбыться мое видение. То, которое однажды взволновало меня, где я увидела, что должна спасти жизнь своего мужа. Тогда я не представляла, как это сделать, теперь же точно знала, что мне предпринять.

Приказав охране оставить меня, я направилась к Регалу. Придворные при встрече кланялись, но в этот раз я их не замечала и практически бежала к начальнику охраны. Он единственный, кому я могу доверять.

Вбежав в нужный мне кабинет, я увидела мужчин жуткого вида в плащах. Настоящие ищейки.

— Вон, — приказала я, и что-то такое проявилось в моем голосе. Никогда ранее я не разговаривала так с окружающими.

Незнакомцы в плащах поклонились и вышли.

— Эсса, что случилось? Я только начал...

— Сегодня Велора могут убить, — перебила я.

Регал моментально смолк и через секунду, обдумав мои слова, спросил: — Как? — В своем кабинете. На него будет совершено покушение, довольно редким заклинанием.

И рассказала дракону, что когда-то увидела.

— Чтобы предотвратить опасность, нам нужно все сделать так, как я сейчас скажу. Но Велор не должен ничего знать...

— Эсса, скорее всего, вы правы, но, боюсь, для меня это плохо закончится, — вздохнул начальник безопасности.

* * *

Велор Шафирану коре Нару

Едва я переступил порог замка, как мне донесли — сегодня практически весь день моя жена провела с Регалом. Не нравится мне их общение, и сейчас, услышав о том, что они так много времени проводят вместе, я чуть не обратился.

Как он посмел?! Стараясь сдерживать себя, я направился прямиком в кабинет своего, казалось бы, друга.

Едва он открыл запертую дверь, я схватил его за горло и оскалил зубы. Впиться бы в шею и порвать ее одним движением! — Велор, прошу тебя, спокойнее. Она здесь была из-за твоей безопасности.

Эти слова остановили меня.

— Рассказывай! — приказал я не человеческим голосом, а скорее звериным рыком.

Постаравшись ослабить хватку на своей шее, начальник охраны получил еще один рык.

— Мне сложно говорить, — просипел дракон.

Я чуть ослабил хватку.

— Итак, что случилось? — На нее сегодня будет совершено покушение в твоем кабинете.

Тут я отпустил Регала и тот осел на пол.

— Что это значит? — нахмурился я.

— Это значит, мы должны поступить следующим образом, — начал сиплым голосом объяснять Регал.

* * *

Все произошло, как и было задумано: я проводил в кабинете совещание с приближенными ко мне драконами, она сидела рядом в кресле. Медленно мы разбирали повестку дня, все как всегда. Даже ее присутствие. Во время этой увольнительной мы часто проводили время вместе, часто она просто находилась рядом.

Но несмотря на то что все было как всегда, она выглядела странной. Не смотрела на меня. Раньше по мимике я легко читал ее мнение по поводу того или иного вопроса.

Сейчас лицо казалось каменным, как и Надя.

Может, Регал рассказал мне не все? Или она боится? Нет, супруга не умеет по- настоящему переживать за себя, значит... за меня? Встретившись взглядом с другом, я все понял. Вскочил с места, но ничего сказать или сделать не успел: практически одновременно произошло сразу несколько вещей.

Мой секретарь вскочил и бросил в меня что-то сверкающее, синего цвета. Регал бросился на него, а Надя встала между мной и сгустком, который летел в меня. Вспышка — нас опаляет синим светом, но мы словно в защитном коконе, огибаемые огнем.

А потом все так же неожиданно исчезает и она падает на пол.

Шум, гам, все суетятся, но мне главное — убедиться, что она жива. Появившийся лекарь осматривает ее, диагностируя перенапряжение и упадок магических сил. Поспит и к утру придет в относительный порядок.

Она рисковала жизнью! Какой тут может быть порядок?! Я приказываю бросить секретаря в тюрьму, пока им не займусь я сам. Еще пара минут и мы остаемся с Регалом в комнате одни.

— Говори, пока я тебя не убил, — начал я, надвигаясь на него.

А в глазах Регала промелькнул страх.

— Она мне приказала! Схватив его одной рукой, я швырнул друга в противоположную стену.

— О-о-о… — Регал со стоном сполз на пол.

— Именно ее приказ и то, что ты мой друг, спасло тебе жизнь.

Мне сложно сейчас контролировать себя. То, что я пережил несколько минут назад, еще не отступило от меня, дракон рвался наружу.

Не решаясь больше оставаться рядом с другом, так как мне необходимо дать выход своей агрессии, я направился в казематы нашего государства. Там есть кое-кто, с кем я просто жажду пообщаться.

Я вышел, а Регал остался сидеть на полу. Не ошибусь, если предположу, что сейчас он мечтает сменить работу.

* * *

Надежда Ронер

Открыла глаза и первый, кого я увидела, был Велор, склонившийся надо мной.

— Ну и зачем ты это сделала? — услышала от него.

— А как же осведомиться о моем здоровье? — хмыкнула я.

— Я прекрасно знаю, что сейчас уже все в порядке: лекарь только недавно отсюда ушел. — А поцеловать? — пробормотала я.

В то же мгновение к моим губам прикоснулись в нежном поцелуе.

— М-м-м… — Обещай никогда больше так не делать, — попросил Велор в мои губы.

— Нет.

Тут муж рыкнул на меня, а я, изогнувшись, обхватила дракона ногами и, перекинув мужа через себя, оказалась сверху. Спасибо Тронсену — хоть где-то его уроки пригодились.

Супруг сузил глаза, но я прекрасно видела страсть, плескавшуюся во взгляде.

— Не смей рычать на меня! — приказала я.

— Я смотрю, кто-то забыл, кто будет будущим королем, — процедил мой дракон и его руки заскользили по моему телу, проникая под кофту.

А снизу я чувствовала несомненный отклик на мои действия.

— Кто-то тут забыл, что я — его королева.

Подсечка, переворот и я лежу под драконом, по пояс раздетая. Как? — Не будешь слушаться — пожалеешь, — прорычал супруг, стягивая нижнюю часть одежды.

А я, хмыкнув, страстно ответила на поцелуй. Это мы еще посмотрим!

* * *

Стоя утром около портала и ожидая отправки, я всеми силами убеждала себя, что хочу детей и нет ничего странного в том, что они вскоре появятся. А еше, у меня с тех пор, как попала в этот мир, не было критических дней. Как же определить, если что?..

Едва моя нога ступила в вестибюль Академии, я увидела свою тройку. На мое появление они отреагировали, громко присвистнув, а Дима еще и расплылся в вымученной улыбке.

— Увольнительная прошла плодотворно, — прокомментировал нахальный дракон.

— Надеюсь, нет, — пробормотала я.

Первое занятие по расписанию начиналось после обеда и мы решили подняться наверх, в сад Надима, и поболтать о том, как у кого прошло увольнение. Не у всех, как оказалось, оно было безоблачным.

— Надя, ты подложила нам большую свинью, — печально вздыхая, признался Слава.

Я удивилась. Меня с ними не было, что я могла сделать? — Когда ты с братом... общалась, — пояснил Дима, — мы оба не знали, что делать и куда бежать. И практически все увольнение состояло из таких «приятных» моментов.

— А как же?.. — начал я.

— Расстояние и отрешенность от чувств лишь ослабили эффект, — не дал мне договорить Слава. — К тому же это не совсем мой случай, ты же понимаешь.

Его невеста… — Да, — мрачно произнесла я.

Со своей страстью я совсем забыла, что мои чувства могут стать достоянием тройки.

Стыдно-то как! И я постаралась перевести тему.

— Это ведь не все, что случилось? — наугад ляпнула я.

— Не все, — мрачно подтвердил Дима. — Я сделал Найне предложение.

— А она? — настороженно спросила я.

— Согласилась.

Ура! — И что теперь? Почему у тебя такой похоронный вид? — не поняла я.

— Потому что я не знаю, что будет после свадьбы, и уже продумываю варианты, как бы отсрочить ее, — просветил меня дракон.

«М-м-м… Очень оригинально», — подумалось мне.

— Но зачем? — удивленно спросила я.

Слава хмыкнул и покачал головой.

— Понимаешь, у драконов есть непреложное правило, что после свадьбы жена должна соблазнить мужа. Что будет дальше — не имеет значения, но первый раз должен быть по инициативе женщины.

Я замерла, начиная кое-что понимать.

— И? — подтолкнула я к дальнейшему рассказу.

— А вдруг она будет меня мучить, как ты Велора? — нервно высказался Дима.

Вскочив, я заходила взад-вперед по аллее.

— Я мучила? Я?! — остановилась и, прикрыв глаза, прошептала. — Что за странный сумасшедший мир? — Нормальный у нас мир, — зыркнул на меня Слава.

— Это у тебя странные взгляды на жизнь. Вообще непонятно, как вы живете там, на Земле! — воскликнул Дима.

— Нормально живем! — рявкнула я, вспоминая свои мучения.

Это, оказывается, я виновата?! Мне сейчас хотелось стереть кого-нибудь в порошок! — И что? Тебе нельзя самому соблазнить свою невесту? — процедила я сквозь зубы.

— Ты что?! — вскочил Дима. — Это... Это... Как тебе объяснить? Это как если бы я струсил, предал… такой позор, что не смыть.

— Никто не узнает, — успокоила я.

— Я буду знать! — разнервничался младший дракон.

Присев, я прикрыла глаза и все события последнего времени предстали передо мной в совершенно другом свете.

— Ты понимаешь, что это непростительно? — продолжал возмущенно сопеть Дима.

— Не понимаю! — огрызнулась я.

Лелея свои страхи и придерживаясь привычных мне правил, я не подумала о правилах мужа. Хотелось пойти и побить кого-нибудь.

— Не ссорьтесь, — сказал Слава. — Но нам нужно как-то решить нашу проблему с привязкой.

— Сейчас мы все трое... заняты и дальше так продолжаться не может, — добавил Дима. — Если средства, способного помочь нам, еще не существует, значит его нужно изобрести, сварить зелье. Я постараюсь помочь, — сообщила ребятам.

И, посмотрев вниз на хранителя, подумала, что даже знаю, на ком буду проводить испытания.

Глава 28

На первом же занятии по гаданию мы начали изучать редкие способы заглянуть в будущее. И в первый же вечер, расположившись с Пиграно в одном из кресел, я молча смотрела на ее живот, который уже был довольно большой.

Преподавательница хитро поблескивала на меня глазами, но молчала.

— В увольнительной сбылось еще одно из моих видений, — сразу призналась я.

Глаза пророчицы загорелись неподдельным любопытством.

— Давай по порядку.

Опустив личное, я пересказала Пиграно все случившееся.

— М-м-м… Интересно... — пробормотала женщина. — А я ведь ездила к своему преподавателю и посоветовалась с ним насчет тебя. Знаешь, что он мне сказал? Я помотала головой.

— Сказал, что дар у тебя очень сильный, видения сбываются, но... они редки и именно из-за того, что ты сама их блокируешь. Это правда? Я посмотрела на огонь, стараясь не встречаться взглядом с преподавателем.

— Пожалуй, да. Нельзя сказать, что я могу это делать специально или специально провоцировать видения, но ограничения, которые мешают мне предсказывать, все-таки есть.

— Надя, благодаря таланту тебе легко даются гадания, но хорошие результаты — это всегда ответственность. И это, видимо, стало проблемой для тебя.

— Я не всегда вижу то, что мне хотелось бы, и часто вижу то, что не хочу видеть, то, о чем не хотела бы знать.

— Но благодаря им ты спасла Велора.

— Не спасла. Я изначально знала, что он не погибнет. Часто судьбу нельзя изменить. Не мне. А вот мучаюсь от знания всегда я. Не хочу! — Конечно, это эгоизм с твоей стороны, но, как сказал мой учитель, со временем все изменится. В остальном ты можешь не посещать мои занятия.

Я удивленно посмотрела на Пиграно.

— Мне больше нечему тебя учить и эти последние полгода ты можешь посвятить боевой магии.

— М-м-м? — настороженно промычала я.

— Поверь мне, тебе потребуется. В конце года вас ожидают соревнования.

Я замерла.

— Но ведь на арене...

— Нет. Забудь про те испытания, что были в прошлом году. Теперь вас будет ждать лабиринт. Награда — практика на ваш выбор.

Да, за то чтобы самой выбрать место проживания на следующий год, стоит побороться.

Вспомнилось прощание с мужем перед увольнительной и тело обдало жаром. Однозначно стоит побороться! Видимо, я не очень хорошо скрыла свои эмоции.

— Смотрю, у вас с наследником все наладилось? — хмыкнула преподаватель.

Несмотря на мое нежелание, по щекам разлился жар.

— Ну, можно и так сказать… — Вот и я раньше беспокоилась.

— Я и сейчас беспокоюсь, — брякнула я, не сводя взгляда с живота Пиграно.

Она снова рассмеялась.

— Не переживай. До того момента, как ты закончишь Академию, беременность тебе не грозит.

Я впилась взглядом в женщину.

— Ты ведь не расскажешь, что увидела? Та покачала головой. А я, еще раз бросив взгляд на ее живот, против воли расплылась в улыбке.

«Значит, не забеременею? Это прекрасно!» — предвкушающе улыбнулась я.

* * *

В связи с некоторыми изменившимися обстоятельствами, у меня появилась первостепенная задача, которую требовалось решить, а именно — необходимость блокировать эмоции в тройке. И хорошо бы решить проблему с физическими ощущениями. Жить так дальше уже невыносимо. Я не хотела даже представлять, каково ребятам, которые ощущают сейчас активизацию моей интимной жизни.

Поэтому сразу, как началось второе полугодие, я наведалась к Искар. Поговорив с ней о моих испытаниях, пришла к выводу, что нужно создавать новое зелье и тестировать его.

Подопытный у меня уже имелся, и всего-то осталось — создать шедевр.

Магия не различает живые организмы, поэтому все, что произойдет с ним, так же отразится и на мне. Разница только в том, что хранитель имеет удивительную способность восстанавливаться, а вот я этого лишена. Выбрав и обсудив с Искар один из вариантов зелья, я, вернувшись в комнату, оказалась в руках Велора.

— Как ты сюда попал? — удивилась я.

— С помощью переносного телепорта. Хоть я и не маг, но на меня работает достаточное количество вашей братии, — усмехнулся муж.

— Ты решил снова возобновить наши встречи? — приподняла я брови, злорадствуя.

На меня снова смотрели глаза зверя и кипучая, неудержимая энергия рвалась наружу.

— Да, теперь к этому нет препятствий, — невозмутимо ответил супруг и страстно поцеловал.

Эмоции тут же подхватили меня и закружили в своем водовороте.

— М-м-м… — застонала я, откидываясь на кровать.

Одежда исчезала с меня с пугающей легкостью. Поцелуи перетекали один в другой и оторваться от мужа я уже была не в состоянии.

Через некоторое время в полумраке комнаты я уже лежала одна и поглядывала на торчащего из-под кровати соседки Гену. Он не смотрел на наши страсти: постоянно стеснялся. Свернувшись клубочком и повернувшись ко мне задом, хранитель недовольно сопел.

А я, присматриваясь к дракону, планировала, как скормить ему мое новое зелье.

* * *

Утром злые ребята в очередной раз закатили мне скандал из-за очередного посещения мужа. А что я могла им на это ответить? Что теперь встречи станут частыми, а я только пытаюсь решить проблему? Сегодня я решила подлить нужное количество нового зелья, которое вчера сварила с Искар, в пищу хранителя. Тот все равно заглатывает, практически не думая, что ест. Жаль, что в этом мире нет жестяных банок, в них еда переваривалась бы медленнее. А если учесть диету дракончика, то эксперимент номер один должен получиться! Так и произошло. Покормив вечером Гену, я легла учить этику и чтобы не заснуть, начала поглядывать на хранителя. Но время шло, мои глаза слипались, а ничего не происходило. Неужели все провалилось? Но зря я поспешила с такими мыслями. Утром меня разбудил не колокол, а истошный рев, перешедший в визг. Разлепив глаза, я посмотрела в окно и поняла: рань глухая.

Осмотревшись и пытаясь найти того, кто кричал, я наткнулась взглядом на тень, которая металась из ванной в комнату и обратно.

Перехватив маленький метеор на полпути, я еле признала своего хранителя. В глазах паника, на шкуре какие-то странные разноцветные разводы, изо рта свесился сиреневый язык. — М-м-м-м… Гена, что с тобой? В ответ рык и только тут мой мозг окончательно проснулся. Действие зелья началось! Ура!

* * *

В таких заботах незаметно для меня подкралась новая командировка за пределы Академии. Велор психовал по этому поводу, мы с ним жарко поспорили, потом помирились, и я сказала, что если он захочет обсудить вопрос еще раз, то я всегда готова пойти навстречу.

Сначала муж на меня недовольно просмотрел, потом хмыкнул и следом рассмеялся в голос. В общем, скрепя сердце меня все-таки отпустили, но с условием, что за мной будет дополнительный надзор.

Торнсон не очень обрадовался такому положению вещей, но спорить с королем драконов он не стал и, поморщившись, согласился. У него появилась безумная идея продемонстрировать нам тяготы жизни инквизиторов. И мы отправились в еще один северный форт.

Снова частокол, много снега и дополнительные ловушки в снегу, которые нам приходилось огибать, чтобы добраться до места назначения. Наш поток прибыл посмотреть на работу инквизиторов и просто умирал от любопытства, а вместо этого мы узрели только охотников и солдат.

Возмущенные тем, что надежды наши разбились, мы вопросили у Тронсена и получили в ответ: — Я не зря привез вас сюда. Первая задача инквизитора — поймать мага и сохранить свою жизнь. А отступник может и вооруженных людей нанять. Что вы тогда будете делать? На всех магии не хватит.

— И мы можем нанять, — ляпнул Дима.

— Э, нет. Государство не предусматривает такие расходы. Будете оплачивать собственную бездарность из своего кармана? — Скупердяи, — пробормотала я себе под нос.

И вот теперь каждое утро маги, как полные дураки, тренируются преодолевать сложную полосу препятствий и уже к обеду мой опорно-двигательный аппарат превращается в упорно-ползающий. Далее мы отправляемся с охотниками в лес, где нас учат добывать себе пропитание.

А я не дружу с животными, поэтому за нас двоих работает Гена. И часто можно увидеть картину, как я возвращаюсь обратно, таща две какие-нибудь здоровые туши и никому даже в голову не придет, что это заслуга маленького дракончика, которого практически никто не видит.

Торнсон подозрительно косится, но тему не поднимает. И мне, и ему ясно, что ничем хорошим это не закончится.

Но в этой командировке у меня были и радости. Велор достал координаты этого форта и часто навещал меня. И я уже плохо представляю, как это — жить, когда его нет рядом, радует только одно — скоро учебный год закончится и начнется практика, тогда я смогу приехать в Меринг.

Задумавшись, я не заметила нападения. Вдруг меня повалили в холодный снег.

Вскинула руки и еле успела остановить себя и не бросить заклинание в Велора.

На меня смотрели звериные глаза.

— Велор! Совсем дурак?! А если бы я тебя сейчас убила? — Не смогла бы, — мурлыкнул супруг.

— Еще как смогла бы, — проворчала я, понимая, что несносный дракон прав.

— Но ведь не ударила… Стукнув его рукой, я попросила: — Может, ты вынешь меня из снега? Мгновенно вскочив, Велор рывком поднял меня и, схватив в охапку, потащил за сарай.

Секунда и уже прижимаюсь к стене, спрятанная подальше от чужих глаз.

Покачав головой, я с легкой улыбкой встретила губы мужа.

* * *

Время текло неторопливо и, что самое странное, ничего не происходило. Это затишье беспокоило меня больше, чем любые события. Нет, в Академии все текло по-старому: мы учились, нас гоняли перед соревнованиями, а вечера я проводила с Велором. Но вот заговорщики затаились. И хотя муж не беспокоился об этом, меня мучило дурное предчувствие. Опыт моего мира подсказывал — ничего хорошего в такое время ждать не приходится.

Но дни проходили один за другим, а все было тихо. Единственное важное событие за это время — я получила наконец зелье, ограждающее тройку от чувств друг друга. А поняла я это по безумному поведению хранителя, который метался в полной панике и мне никак не удавалось его успокоить. В итоге пришлось вызывать Велора, который выяснил причину странного поведения — Гена меня не чувствовал.

На радостях я чуть не расцеловала противную ящерицу, на что тот в ужасе забился под кровать. Не больно-то и надо, главное — волшебная формула найдена! С этого момента дни потекли еще приятнее.

И вот однажды утром меня разбудил колокол. Настал день соревнований и сегодня нам нужно преодолеть лабиринт. Не разрешается ни идти тройками, ни брать с собой хранителя — только я и ловушки.

Я встала и на ватных от переживания ногах отправилась приводить себя в порядок, чтобы вовремя быть на соревнованиях.

И вот я стою за Академией перед огромным лабиринтом, который одновременно с этим и полоса препятствий. Наш испытательный полигон словно соткан из многих ходов, которые отделены один от другого зелеными плотными насаждениями, или стальными сооружениями, или деревянными ограждениями. Все ходы сделаны в виде коридоров и наверняка с сюрпризами. По бокам лабиринт огибают огромные трибуны, которые от препятствий отделены водой. И лишь для нас были проделаны дорожки.

А над всем этим, как и ранее, висят огромные шары, в данный момент демонстрирующие то, что нас ждет, потом они будут показывать, как мы проходим этот ужас. Что-то мне подсказывает, что все будет серьезнее, чем на первом соревновании.

Не успели мы с остальными участниками переглянуться, как услышали громкий рог, возвестивший о начале соревнования. Как и в прошлый раз, ректор, находившийся с преподавателями на отдельном помосте, поднялся.

— Я рад приветствовать студентов старшего курса и рад поздравить с началом второго соревнования, которое позволит вам показать все свои навыки и получить лучшее место практики. Удачи! Что-то в этом году он кратенько.

В шаре вверху начали появляться наши лица, ознаменовывая очередность захождения в лабиринт. Я зашла шестьдесят третьей и к этому моменту так переволновалась, что меня даже немного подташнивало.

Осторожно продвигаясь вперед, с опаской осматривалась по сторонам, готовая в любую минуту на… на что, я и сама не знала. Вот передо мной появилась первая развилка.

И куда пойти? Постояв несколько секунд в нерешительности, решила идти наобум и шагнула вправо.

Шагая вперед, я настороженно прислушивалась к каждому шороху, но ничего не происходило. А вот когда свернула на еще одной развилке, то зеленые стены неожиданно стали сближаться и я что было сил рванула вперед. Вот только по мере движения все более становилось ясным - не успею.

Что делать? Что делать?! Решив не оригинальничать, я создала заклинанием воздушный шест и, вставив его так, чтобы он не позволял стенам сближаться, побежала быстрее. Но зелень быстро поглотила его в себя, будто ничего и не было. До конца коридора оставалось немного, а стены уже практически вплотную приблизились ко мне. Тогда я решила воспользоваться огнем — его ведь боится все живое? Создав магический факел, я, как факир, дунула на огонь, унося пламя далеко вперед.

Магия искрилась и переливалась вокруг, но стены временно замедлились, и этого мне хватило, чтобы выбежать, прежде чем зелень сомкнется.

Только я остановилась перевести дух, как почувствовала, что мои ноги медленно засасывает земля. Это не зыбучие пески — тогда что? Магическая ловушка? Стараясь успокоиться, я одновременно пыталась собраться с мыслями и сообразить, что это может быть и как мне отсюда выбираться.

Спасибо зелью помогшему запомнить теорию, ответ я отыскала, когда ушла в землю по колени. Приложив руки к поверхности, я создала воздушный щит и перебралась на него.

Потом еще один, и еще. Я двигалась к тому коридору, который оказался ближе.

Почувствовав под ногами надежную твердую поверхность, а не зыбкую воздушную конструкцию, выдохнула с облегчением.

Но здесь меня ждало новое испытание — летящие непонятно откуда стрелы, которые, вполне возможно, могут проткнуть и насквозь. Решив не ходить далеко за решением проблемы, я упала на землю и ползком, укрывшись сверху щитом от физических атак, снова направилась к ближайшему входу.

Гарнер дал нам только один совет — постоянно двигайтесь вперед. Поэтому от идеи вернуться назад, чтобы избежать ловушек, я отказалась.

А преподаватели проявили воображение… По пути мне встретились и пара монстров, и огненный провал с дощечкой посередине, и ядовитые ходящие цветы, и даже небольшое озеро, в котором плескалось зелье забвения (эка Ирдис расщедрилась).

Отдышавшись и войдя в новый коридор, я не увидела никакой опасности. Неужели все? Осторожно оглядываясь, прошла на свет — ничего. Вышла. Поле, два валяющихся на траве тела и… А дальше почувствовала удар по голове и свет померк. Я так и не узнала, какое место заняла по времени затраченному на прохождение испытания. Жаль.

Глава 29

Велор Шафирану коре Нару

Со всей силы я размахнулся и ударил хвостом по столу — щепки разлетелись во все стороны.

— Как они посмели?! — Сын, спокойнее. Нужно все трезво обдумать, — постарался успокоить меня отец.

— Велор, мы ее вытащим, только прошу, не разнеси весь замок, — осторожно начал Регал. — Конечно, вытащим! — прошипел я. — А после этого я напрямую займусь заговорщиками. Ведь не хотел наносить удар по всему клану предателей, но теперь… Они сами виноваты! Регал и отец молчали. Первый не одобрял меня, как и второй, но моему терпению пришел конец.

— Регал, пока я лично отправлюсь туда… — Сын… — Лично! — рыкнул я. — Ты возьмешь под полный контроль Меринг, пусть армия рассредоточивается по землям государства и зачищает всех, кто имеет причастность к заговору.

— Как только уничтожу коре Несси, я займусь остальными, и они дорого заплатят за все горести, что причинили моей семье. Отец, готовься.

Тот даже как-то облегченно кивнул. Он очень устал от королевского бремени. Пора что-то решать.

— А я в это время поступлю следующим образом, — склонился над картой, объясняя отцу и Регалу. — Возьму отряд и верных драконов личной охраны: пора стереть в пыль родовое гнездо коре Несси.

Я вспомнил ее, какой она была в нашу последнюю встречу. Только дождись меня!

* * *

Надежда Ронер

Я очнулась в темном сыром помещении. Помню, что после того, как выползла из лабиринта, меня накрыло магической волной, а потом темнота. Где я сейчас? Не знаю, велось ли за мной наблюдение, но после моего пробуждения дверь приоткрылась, впуская немолодого дракона, чей сын пытался недавно меня убить. Один из заговорщиков.

Он присел на лавочку напротив. Я, несмотря на связанные руки, приняла вертикальное положение и невозмутимо уставилась на мужчину.

— Попалась! Ты знаешь, почему находишься здесь? — Нет. Вы меня похитили, но не понимаю зачем, — честно ответила я.

Дракон усмехнулся.

— Мы тебя убьем.

— Почему еще не убили? — спросила спокойно.

— Потому что в обмен на тебя он должен подписать одну бумагу.

Понятно. В принципе, я как ничего не знала, так и не знаю, но мне этого и не надо.

Сбывалось еще одно мое видение, и я точно знала — он придет и заберет меня отсюда. Не сомневалась ни на секунду.

— Странная ты, — поделился дракон впечатлениями.

— Чем? — отстраненно спросила я.

— Не плачешь, ничего не просишь, ни переживаешь.

— Я и так знаю, как все будет. А остальное — глупости, — флегматично ответила я.

— И что ты знаешь? — Вы умрете, а я вернусь к мужу, в Меринг.

— Дарада, а такая глупая! Недолго вам осталось с Велором.

На это я лишь усмехнулась и возразила: — Твой сын думал так же. Только ничего у вас не получится.

Щеку обожгло болью, голова метнулась вбок, но я продолжала с улыбкой смотреть на взбешенного мужика.

— Ты долго будешь умирать, дрянь! В ответ на эти слова я показала мужику неприличный жест, непонятный для него, но мне сразу стало легче. Дверь, ведущая в камеру, вновь скрипнула. Раздался звук закрываемого замка. И началось самое трудное — ожидание.

Я многое вспомнила, многое передумала, пока сидела в этих застенках. За все время никто не принес мне поесть, около двери только раз в день появлялась вода. Когда я уже ослабла от голода, в камеру вбежал охранник. Он схватил меня словно тряпичную куклу и поволок в коридор, а следом и на улицу.

Солнечный свет больно резанул по глазам, я зажмурилась, а меня все тащили и тащили вперед. Ноги еле держали. Когда немного привыкла к дневному свету, смогла рассмотреть, что стою на башне. Рядом со мной коре Несси и два охранника. А внизу открывается потрясающий вид.

Перед замком располагались сотни солдат и всадников, а по небу летали несколько десятков драконов.

Его я увидела сразу — крупный зеленый дракон вел отряд прямо на замок. Мне тут же приставили нож к горлу.

— Не остановишься — она умрет, — пригрозил глава рода коре Несси.

Но небо сотряс громовой рев и меч опустился, а мужчина отошел назад. Даже я чувствовала силу Велора, что давила неимоверно. Пожилой дракон сопротивлялся, но был слабее своего короля.

— Мне нужны гарантии! Снова рев, вокруг нас кружат драконы. Вот только муж ничего не сможет сделать, пока меня не отпустят, а коре Несси не дурак. Стражники озирались и уже не держали меня, и я приняла решение, уверенная, что все получится. Они думают, мне некуда деваться? Метнувшись вперед, я выбросилась со смотровой башни.

В небе снова раздался рев и знакомые лапы подхватили меня у самой земли.

Повернув голову, я увидела, как драконы идут в атаку, уничтожая замок камень за камнем: бойцы начали штурм.

Когда на горизонте разлилось огненное марево, сознание покинуло меня.

* * *

Я сидела в кабинете мужа и была не в силах пошевелиться от переедания. Вместе со мной здесь находились король, Регал и муж, последний сейчас в полной ярости кричал на меня. — Как ты могла поступить так безответственно?! Ты хоть понимаешь, что спрыгнула с башни? Совсем с ума сошла?! Так меня отчитывали уже минут пятнадцать, а начали сразу после того, как я очнулась, отмылась и смогла нормально поесть.

— Ты меня поймал.

— А если бы нет? — Такого не могло быть. Ты прилетел за мной и поймал, — уверенно сказала я, чем вывела супруга из себя еще больше.

— Да у меня сердце в лапы ушло, когда я увидел, что ты сделала! — А так тебя вынуждали пойти на уступки.

— Да наши люди как раз осуществляли проникновение внутрь! — Ну, я же не знала этого, — пожала плечами с полным спокойствием. — Хотя и это не гарантировало мне безопасность.

Ко мне стремительно подошли и встряхнули.

— Я тут с ума схожу, а она совершенно спокойная сидит, как будто все произошло не из-за нее.

— Не переживай, Велор, я бы тоже переживала, если бы ты спрыгнул с башни. Но поверь, это был единственный выход, — погладила я мужа по плечу.

Велор некоторое время смотрел на меня.

— Никогда больше так не делай, — страшным голосом произнес он.

Я только молча закивала.

— Сын… — король поднялся.

Он выглядел очень уставшим.

— Сегодня я передам тебе власть. Когда будет коронация? — Сразу после того, как я уничтожу последнего заговорщика, — прорычал Велор.

— Ты уверен, что перед коронацией… — начал Регал.

— Да. Все королевство надолго запомнит это мероприятие и то, что на власть рода коре Нару покушаться не смеет никто.

— Тогда приступим, — поторопил король.

Регал что-то нажал сбоку на стене, кирпичики начали по одному смещаться, открывая потайную нишу, внутри которой находился камень странного сиреневого цвета. Король поднял руку и тот поплыл по воздуху прямо к нему.

Я, широко открыв глаза и уронив челюсть, шокировано за всем этим наблюдая. Вот камень остановился между Велором и его отцом, они положили на него руки. Глыба начала светиться ярким сиреневым светом, практически ослепляя.

Несколько секунд и все погасло.

А я увидела такой же свет в глазах мужа. Тот поманил меня к себе.

Как в трансе я встала и приблизилась, крепкие руки обхватили меня и тесно прижали к мужскому телу. Наши браслеты нагрелись и засветились сиреневым светом. Велор склонился ко мне и поцеловал. Обхватив шею мужа руками, я притянула его ближе, мы с упоением целовались, перестав замечать окружающих, а вокруг нас светился сиреневый свет. Тела стали словно прозрачные, искрились и переливались.

— Кхм… — послышался голос Регала.

Теперь я зарычала прямо в губы мужа, и лишь в следующее мгновение до меня дошло, к акмы обнимаемся и тискаемся при посторонних.

Короля в комнате уже не было, зато присутствовал бесцеремонный начальник охраны, который имел наглость нам напомнить: — Велор, операция начинается через три часа.

— Исчезни! — рыкнул муж.

Понятливый дракон быстренько вышел, а я взмахом руки запечатала дверь. Чуть улыбнувшись, Велор склонился ко мне и я с радостью встретила поцелуй, чувствуя, как мы пятимся к дивану. В конце концов, три часа — это целая вечность!

* * *

Супруга в последующие дни я практически не видела. Он приходил в свои комнаты ближе к ночи и еле живой падал на постель. А я все это время, как и остальные члены королевской семьи, не покидала резиденцию, ожидая завершения карательной операции, училась быть королевой и проводила время с сестрой мужа. Маленький дракончик, очень непосредственный, искренне радовался, что я теперь часть из семьи, мало разбираясь в том, что происходит вокруг.

Но тем не менее и для меня эти три дня выдались напряженными. Не давая себе покоя, я постоянно переживала за Велора, хотя и понимала, что это глупо. Мою помощь он принять отказался и я не стала настаивать и влазить в то, чего не понимаю. Не хотелось добавлять неприятностей и забот, помимо тех, что есть сейчас.

Вечером третьего дня муж пришел в нашу комнату очень уставший и весь в крови.

— Ты ранен? — переполошилась я, пытаясь определить повреждения.

Муж, осмотрев себя, огорченно выдохнул: — Нет. Прости, не снял с себя испорченную одежду.

Поняв, что все в порядке, я раздела его и усадила в кресло.

— Что происходит? — спросила я, чувствуя, что не в состоянии больше выносить неизвестность.

— Уже ничего, — устало ответил измученный Велор. — Мятеж подавлен. Осталось еще подчистить, но это уже можно сделать по ходу.

— Расскажешь? Муж сразу понял меня и начал повествование с самого начала.

— Недовольство в рядах драконов зрело давно: один из трех сильных кланов хотел власти.

Наконец-то нормальные желания в этом мире.

— Они сплотили вокруг себя несколько родов послабее и стали искать способ уничтожить меня. А следом и мой клан.

— Нашли? — Как ни странно, да. Построив основной план на провокации моей разумности, найдя в этом причину, чтобы не допустить меня к власти, и повод напасть, они упирали на то, что я не могу быть королем, так как ущербен и неспособен на чувства, не говоря уже о контроле над ними. Они решили действовать. И подтолкнуло их к этому появление в нашем мире дарады из технического мира. Грядут перемены, решили они.

Я замерла. Не может быть! Опять эти перемены! Вот так я и думала, что все эти заблуждения до добра не доведут! — Побег Димы пошел только на руку, они все подготовили для нападения. Но тут выяснилось, что брат — маг и состоит в тройке. Да с кем? С той самой дарадой! Они ждали тебя, хотели посмотреть, надо ли менять свои планы и насколько. А ты оказалась загадкой.

Значит, всех вас надо устранить и тогда все снова будет в порядке. А чтобы я не имел права искать виновных в гибели брата и не раскрыл перед всеми их планы, подтвердив доказательствами, они придумали естественную причину. У вас начинается перестройка сил. Почему так рано? Конечно, из-за той же дарады. С ними всякое бывает.

— И ты не мог вывести их на чистую воду? — Каждому новому королю нужна поддержка подданных, — хмыкнул муж. — Но вы справились, не сошли с ума и снова прибыли в Меринг. В это время происходят события, которые обе стороны надолго выбили из колеи. Только заговорщики запланировали переманить тебя на свою сторону, как ты становишься моей невестой и древний обряд подтверждает, что все происходит по любви. Никого тогда не интересовало наше с тобой состояние. Только сам свершившийся факт помолвки.

— И что же дальше? — А дальше тебя необходимо было убить, ты представляла огромную опасность. Не только как доказательство провальности их доводов, но и как мать будущего наследника.

Они, учитывая сложившиеся обстоятельства, обговаривают новый план действий, и в это время посылают в Академию, где достать тебя довольно проблематично, своего человека.

Но не только революционеры это сделали, мои союзники тоже решили, что сдерживать мятеж силой больше недостаточно.

Оказывается, я находилась в самом центре этих интриг и не знала, что происходит на самом деле.

— Ты не представляешь, какая опасность тебе грозила.

Да уж… — А потом мне подливают зелье, которое ослабляет контроль над животным. Долгое воздержание тоже не пошло мне не на пользу и я думал, что все — они победили… — Но?..

— Но ты снова удивила меня и… решила эту проблему.

Против воли я покраснела.

— Не думаю, что только это сыграло роль. Я им еще и угрожала.

— Да, это был неверный шаг, который спровоцировал их на покушение. Заговорщики решили начать с первостепенной задачи и убить сначала меня, а следом и тебя. Тогда можно было бы вырезать клан.

Чем больше Велор говорил, тем больше мне хотелось собственноручно передушить этих гадов.

— А потом ты бросила им вызов и они не могли больше медлить. Убрать тебя оказалось не менее важным, чем меня.

— Неужели они думали утаить от тебя свой план? — недоумевала я.

— Нет. Они думали, их больше, а по факту оказались в меньшинстве.

Я замерла.

— Но… Но ведь и ты мог заблуждаться. Что, если бы их было больше?! Такой риск! — Да, только ведь у меня есть супруга-дарада. Но могло при ее причастности выйти все по-другому, — чуть улыбнулся Велор.

Я сейчас его убью! — Хочешь сказать, что исход противостояния зависел от меня и преданности твоих подданных?! Велор кивнул, а я набросилась на него с кулаками. Что за идиотский мир?! Кто так воюет?! — Ты не знаешь реалий этого мира, — получила ответ.

Зато я знаю реалии своего! У нас давно бы по быстренькому всех перерезали и все. А тут — не-е-ет! Меня возмутила подобная безответственность. Он так рисковал! И неужели нельзя было придумать план поковарнее? Ведь столько времени было! Почему нельзя было рассказать мне?! Что тут можно сказать? Мужчины!

* * *

Я сидела в огромном кресле, что стояло на помосте, возвышающемся на добрых два метра над землей, и смотрела на толпу народа, расположившуюся на площади. Кажется, весь Меринг и не только находился здесь. Похоже, единственное ограничение — запрет на присутствие представителей других государств. Сор не стоит выносить из избы.

— Это горестный для королевства день. День, когда предатели понесут наказание… Глашатай стоял на помосте пониже и зачитывал титулы и преступления людей и родов против короны. Велор решил покарать всех, кроме маленьких детей. Рода уничтожали, а их члены, непричастные к мятежу, заплатят штраф и перейдут в другие. Люди, косвенно или напрямую причастные к заговору, будут наказаны.

Вчера проходил суд над теми, кто нес на себе малую вину. Сегодня будут казнены те, кто имел прямую причастность к попыткам революции.

Народ перешептывался, глашатай продолжал зачитывать фамилии уважаемых людей и по мере озвучивания их одного за другим возводили на эшафот. Гордо вскинутые головы, в глазах ни капли раскаяния… Они не боятся смерти и они умрут, платя за свою жажду власти и идеалы.

Словно по сигналу Велор и я поднялись со своих мест. Толпа притихла.

— Я приветствую свой народ! Мы вынуждены собраться сегодня, в день скорби нашего государства.

Голос мужа, усиленный магией, разносятся на многие километры.

— Понесут наказание люди, желавшие устроить в королевстве революцию, посеять смуту и пролить кровь. Будет ли моя королева просить за них? Это было одной из моих обязанностей — просить за свой народ перед мужем, но сегодня… Просить за людей, которые хотели убить меня, моих близких, ради власти, которой у них и так было предостаточно? Которые пытались использовать меня? — Нет. Люди, совершившие преступление против своего короля, желающие крови своего народа, должны понести наказание.

Все должны уяснить с самого начала, какие качества новая королева чтит в своих подданных и какие проступки сочтет достойными заступничества.

— Тогда начинайте.

Родители супруга сидели в стороне, явно одобряя наше решение. Несмотря на то что официально коронации еще не было, но фактически власть уже была передана — в кабинете у мужа, при двух свидетелях. Так, наверное, и происходят по-настоящему важные события — тихо, быстро и незаметно.

Глашатай начал заново зачитывать фамилии, перечисляя провинности, а палачи следом приводили приговор в исполнение. Уже через пару минут кровь ручейками потекла с помоста, кровь тех, кто хотел пролить ее сам.

А я сидела на троне рядом с мужем и старалась спокойно воспринимать происходящее. Но у меня не получалось. Морально я была разбита. В любом мире власть — это жестокость и мне придется научиться с этим жить.

В этот день вечером закат был кровавым, как знак того, что справедливость восторжествовала.

Глава 30

Я предполагала, что коронация — пышное мероприятие, но и подумать не могла, что настолько.

Целые сутки все готовилось к коронации. Организаторы спешили как никогда.

Несмотря на уговоры родителей и Регала, муж решил принять власть сразу после казни. Я не стала вникать, насколько это прилично, Велор — опытный политик и правитель. Если он считает, что так лучше, значит пусть будет так.

Все началось ранним утром. Мы отправились в какой-то церемониальный резной храм из камня, отливающего белизной и перламутром. Снова помпезный жрец прыгал вокруг нас, а рядом находились близкие люди, друзья и главы родов… Короны торжественно сняли с родителей Велора и возложили на наши головы. Два обруча, переливающиеся всеми цветами радуги и сделанные из чистого драгоценного камня, сели идеально.

Видимо, магия помогла.

Коронованные, мы вышли к народу столицы, который высыпал из своих домов и шумел, поздравляя новых правителей.

Несмотря на недавние печальные события, атмосфера вокруг витала радостная и, преодолев половину города по дороге обратно к резиденции, я видела счастливых драконов, смотрящих в будущее с надеждой. А по возвращении в мой теперь уже дом начался прием. Несмотря на все еще светлое время суток, разряженные гости веселились, вкушали различные яства и пили, пили, пили… Не минула сия участь и меня.

Сразу после прибытия мы взошли на трон и нам, как и всем гостям, тут же преподнесли чаши. Велор с опаской покосился на сосуд в моих руках, но ничего не сказал.

Традиции, чтоб их! Приподняв следом за мужем чашу, я выслушала помпезный тост и выпила залпом все крепленое вино до дна. Нашему примеру последовали и гости. Ох… От крепости напитка у меня перехватило дыхание. И кто вообще у них тут делает кубки? Это не питьевая посуда — это ведро какое-то! На трон величественно присела, стараясь сконцентрироваться, чтобы не сразу захмелеть. Мне даже удалось продержаться полчаса и не поддаться хмельному дурману. А потом мы отправились танцевать. Велор крепко прижимал меня к себе, а желание, которое в нас обоих таилось, готово в любое мгновение вырваться на волю. Хорошо, что танец закончился быстро. Но даже вернувшись на свое место, отогнать неприличные мысли я не смогла.

А потом пришли они… Пять маленьких дракончиков разных цветов гуськом заспешили к моему мужу. Вот уже они взобрались на плечо и… Я тряхнула головой… Дракончики исчезли, зато появился розовый слоник, который начал расстегивать на Велоре верхнюю тунику. Я перевела взгляд, так как не могла смотреть на подобное непотребство. А зря… На мраморном полу бегали три кота, пытаясь играть с одеждой гостей.

Я снова посмотрела на супруга и увидела в обращенном на меня взгляде тревогу.

— Сколько нам еще здесь сидеть? Он усмехнулся, поднялся со своего места и, обвив хвостом мою талию, направился прочь из зала. Интересно, это у них так принято или мы сейчас нарушаем правила приличия? Все-таки подобное считается очень личным жестом, а мы на официальном мероприятии.

Нас проводили только улыбками и поклонами, совершенно никак не отметив фривольное поведение. Все-таки варварский мир!

* * *

Когда мы вошли в комнату, я не успела даже возмутиться поведением мужа, как меня поцеловали. По телу прошлась приятная волна. Да и вообще, кому нужно это возмущение? Крепко прижимая к себе, Велор начал неторопливо меня раздевать, осторожно касаясь, лаская… Я дрожала от его прикосновений, подталкивающих к краю. Ласки дракона такие нежные и умелые… Я даже не предполагала, что супруг может быть таким ласковым, нежным… Опустившись на кровать, я продолжала загипнотизированно наблюдать, как он склоняется надо мной, как его руки скользят по моему телу. Казалось, они везде и, выгнувшись, я не смогла сдержать стон.

Пробормотав проклятие, Велор впился в губы долгим, медленным, горячим поцелуем, который заставил меня снова застонать. Обхватив шею мужа руками, я со всей страстью ответила на поцелуй. Не отрывая губ друг от друга, мы стали исследовать друг друга и я шестым почувствовала, как Велор мучается.

Дракон вскинул на меня взгляд и я увидела зрачок зверя, по щекам и шее вновь едва заметно проступила зеленая чешуя. Приподнявшись надо мной, Велор притянул меня еще крепче к себе и я почувствовала его внутри.

Как же хорошо! Выгнувшись, я забыла обо всем и отдалась древнему танцу мужчины и женщины. С каждым движением я все сильнее цеплялась за Велора, он сводил меня с ума, заставлял отдаваться полностью, не уступая мне в силе страсти.

Чувствуя нарастающее напряжение в теле, я еще теснее прижалась к дракону, стараясь удержаться и не поддаться наслаждению, пытаясь не переступать за грань удовольствия как можно дольше, но Велор сильнее сжал меня, скользнул, лаская, рукой по груди и я, закусив губу, окунулась в наслаждение, царапая широкую спину мужа.

Перемещение в другой мир однозначно того стоило!

* * *

Через два дня после торжественных событий мне пришел вызов на первое задание.

Для начала я должна явиться в управление, которое работает напрямую с тройками, и там мне выдадут все необходимое, в том числе подробности задания и инструкции.

Несомненно, Дима и Слава тоже получили свои листочки, поэтому я решила в первую очередь поделиться своей радостью с мужем. Но тот моих восторгов не разделил.

— Я планирую поговорить с руководством Академии о том, чтобы тебе позволили не выполнять задания.

В ответ я вспылила: — А меня спросить ты не собираешься? Велор удивленно посмотрел на меня.

— А что, ты против? — Да, я хочу работать.

Супруг нахмурился.

— Надя, ты королева. Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? — Да. Конечно, это будет не постоянная работа, но все равно я считаю, что смогу выкроить время. Тем более что обязанности королевы пустяковые.

— Мне казалось, что это очень много обязанностей для женщины, — нахмурился Велор.

Я хмыкнула.

— Просто ты не знаешь, как работают женщины в моем мире.

— Хорошо, время ты найдешь, а что, если тебя убьют или покалечат? Я не могу пойти на такой риск.

— Не думаю, что все так серьезно. У нас прекрасные лекари.

— Не будем сейчас об этом спорить. Если ты так хочешь, то практику можешь пройти, а потом мы обсудим этот вопрос.

Я поморщилась, но согласилась, не преминув предостерегающе добавить: — Хорошо. Но Велор, я не хочу, чтобы ты принимал без моего участия какие-либо решения, которые касаются меня или нашей семьи. Иначе мы сильно поругаемся.

Подойдя ко мне, супруг поцеловал в шею.

— Этим меня не запугать. Помнишь, как мы ругались? Я вот до сих пор помню.

Я слегка прикусила губу дракона.

— И еще я хочу отдельное жилье.

Велор зарычал.

— Зачем это?! — Вот не надо на меня рычать! Мне не нравится быть бездомной! Дракон нахмурился и отпустил меня.

— Ты не бездомная. Тебе принадлежит целое государство! — Не передергивай. Ты меня понял.

— Я ничего не понял. Зачем тебе отдельный дом? — Чтобы я была в нем хозяйкой, — вскинула подбородок.

— А чем тебя не устраивает резиденция? — начал нервно махать хвостом дракон.

Крайняя степень раздражения.

— А ты не помнишь, как запретил мне приезжать сюда? — При чем тут это? — нахмурился муж. — Это было для твоей безопасности.

— Это ничего не меняет. Я оказалась совершенно бесправной.

— Ты могла проигнорировать приказ. К сожалению, тебе приказывать я не могу, разве только по государственным, важным вопросам. Женщины драконов давно не интересуются политикой, не любят командовать и решать проблемы. Ты же постоянно показываешь характер! — Не смей сравнивать меня с другими! — психанула я.

Велор устало прикрыл глаза рукой.

— Хорошо. Я готов согласиться на дом, но он будет нашим! Как и резиденция. Будем там появляться, чтобы отдохнуть от суеты. Пусть это будет магически изолированная зона.

Хорошая идея! — Все, что хочешь, дорогой, — сладко улыбнулась я. — Могу и огородик тебе разбить.

— Зачем огородик? — не понял меня муж.

Да, все-таки в этом мире нет многого экстрима.

— Неважно. Но я хочу документальное подтверждение! — Его нет.

— Почему? — нахмурилась я.

— Потому что все, чем владеет королевская чета, общее. По определению.

Некоторое время я обдумывала сказанное.

— То есть совсем-совсем? Даже твоя одежда общая? — Не только моя, — улыбнулся супруг, окинув меня взглядом.

По телу прошла жаркая волна.

— Как же это странно, — пробормотала я.

Муж понял меня без слов.

— Да. Когда я с тобой познакомился, то и подумать не мог, что так все обернется.

Судьба распорядилась по-своему, — и, немного помолчав, добавил. — Я ведь еле переносил тебя, а сейчас не могу вспомнить каково, это.

— Да, чувство любви вытеснило все, как будто в прошлом никогда ничего и не было.

Как будто все естественно.

— А все и естественно. Наши чувства абсолютно настоящие… — Только возникли искусственно, — скривилась я.

— Это ничего не меняет.

— Да. А ведь так хорошо все начиналось.

— Я тогда очень злился на тебя. А потом отправился посмотреть на диковинку, с которой умудрился спутаться мой брат.

— И проверял меня постоянно.

— Не без этого, — хмыкнул Велор. — Значит, догадалась? Давно? — Не так быстро, как мне хотелось бы.

— Я никогда ни к кому не испытывал такой неприязни, как к тебе.

Я кивнула, соглашаясь, а потом, сверкнув хитрой улыбкой, добавила: — Но и никого так не любил, как меня.

— Нахалка! Я снова оказалась в кольце его рук.

— Ты — беда всей моей жизни — сообщила я супругу.

— Да, — пробормотал муж, забираясь руками под мою кофту.

— У тебя через полчаса совещание.

— Да.

— Ты опоздаешь.

— Да, — подтвердил супруг и поцеловал.

А я решила: подумаешь, опоздает! Подождут!

* * *

Перед первым заданием нам полагалось зарегистрироваться в ведомстве триад, и наша тройка первым делом отправилась туда. Управление представляло собой большое кипенно-белое здание без всякой отделки, прямоугольной формы, я бы сказала, довольно аскетичное.

Внутри все было организовано так же очень практично, без лишней мебели и безделушек. Вот только мантии у сотрудников оказались красного цвета — единственное яркое пятно здесь.

Озираясь по сторонам, мы прошли вперед к небольшой стойке, где у нас проверили направления и объяснили, как пройти к кабинету начальника практики. Нужная нам дверь с кружочком и топором на табличке нашлась довольно быстро и ребята, даже не постучав, спокойно открыли дверь, втащив меня внутрь.

А там нас уже ждали Гарнер и пожилой орк, устало потирающий глаза.

— Вот моя самая лучшая группа.

Переведя взгляд с инквизитора на хозяина кабинета, я заметила его заинтересованный взгляд.

— Очень впечатляющие ребята. Смешанная тройка… А девушка — дарада и королева драконов, — широко улыбнувшись, прокомментировал незнакомый мужчина.

— Да, — с неудовольствием подтвердил Гарнер.

Инквизитор совсем не рад моему новому статусу, а поздравлений я и вовсе не дождалась. Он надеялся, что коронация произойдет после окончания Академии, а теперь у него прибавилось проблем еще и с моей безопасностью.

— А как же правило, согласно которому официальные лица не могут поступить в Академию? — усмехнувшись, спросил орк.

— Так она как официальное лицо и не поступала, — буркнул руководитель и добавил, обращаясь уже к нам. — Это ваш куратор на время практики, Сингер Летер.

Поклонившись, я заметила, что Гарнер обменялся с Сингером взглядами.

— Давай, друг, иди домой, к жене, — поторопил его коллега.

Как? Они с Пиграно поженились? Тоже мне тихушники! Надо поздравить при случае.

Попрощавшись с нами, инквизитор последовал совету товарища, оставив нас с ним наедине. Тот немного посидел, рассматривая нас и барабаня пальцами по столу, и заметил: — Вот что, у вас практика начинается прямо сейчас. На днях вы получили задание, вот инструкции, — протянул он перевязанный рулончик пергамента.

Дима стоял близко и быстренько взял необходимое. Покосившись на бумагу в руках дракона, я приготовилась слушать дальше.

— Чего стоим? Выезд через час. Идите в оружейную и к распреду, они выдадут все необходимое.

Из кабинета нас вынесло. Остановившись за дверью, мы сразу залезли во врученную нам бумагу. Внутри находились инструкции, которые оказались крайне скудными. Одна из триад и конвой сопровождают троих магов в другой город, для проведения суда и исполнения приговора. Порталом можно добраться только до определенного места, а дальше на повозке.

Первым делом мы направились за оружием. Мастер окинул нас недружелюбным взглядом, прочитал бумаги и выдал необходимое, наказав ничего не сломать. Ребята получили мечи и кинжалы, мне достались просто кинжалы и несколько накопителей.

Распред расщедрился только на плащ и дорожную сумку. Негусто, но, надеюсь, больше нам и не понадобится.

— И зачем им мы? — недоуменно спросила я. — Там задание не бей лежачего.

Ребята зло на меня взглянули.

— Что? — приподняла брови в ответ.

— Вот если бы тебя не было с нами… — начал Дима.

Ах вот оно что! — Тогда и вас здесь не было бы, ибо работа только для триад. Поодиночке мы не котируемся.

— А так у нас задание для лентяев, которые хотят поспать в повозке, — недовольно сообщил мне Слава.

Я просто возвела очи горе.

В этот момент показалась триада, которая действительно будет выполнять задание, а не как мы находиться при обозе. Они окинули нас заинтересованными взглядами, уделили отдельное внимание мне и, хмыкнув, один из трех мужчин сказал: — Меня зовут Брок, моих напарников — Бизар и Оф Гоблин, орк и человек.

— Очень приятно, — кивнули мы.

— Пойдемте, — мотнул головой в сторону пункта сбора Бизар. — Пора отправляться.

Двинувшись за мужчинами, я принялась их рассматривать.

Одежда и обмундирование лучше наших. Чувствовался опыт, они шли уверенно, привычно и без всяких блоков эмоционально общаясь. Это ясно видно по их переглядываниям. М-да, нам, чтобы такими стать, полжизни надо, и то не факт, что выйдет толк. Сила — это еще не все.

До места, откуда надо было забрать нарушителей, мы с отрядом добирались порталом и без происшествий.

Все в отряде на нас мало обращали внимание, что меня несказанно радовало. Так, периодически поглядывали с любопытством и не трогали особо. Ребята злились и не понимали, что если нас захотят привлечь более серьезно, вот тогда будет весело. А пока такая практика — счастье.

Из города орков нас перебросили порталом в неизвестную местность, недалеко от столицы Объединённых Земель. В часе езды возвышалось мрачное темно-серое здание, место заключения магов, этакий Азкабан, только в Эрго тюрьма называлась Рокор.

Огромная башня, которая даже на картинках наводила дрожь. Попасть в такую действительно страшно.

И вот, выехав из портала, мы, скрипя колесами повозки, отправились дальше. Триада контролировали купол, иссушающий магию вокруг нас, охрана ехала кольцом, а мы сидели втроем в повозке, я болтала ногами и грызла фрукт, похожий с виду на яблоко, а по вкусу напоминающий банан. Слышалось пение птичек, жизнь казалось прекрасной.

Бух! Удар магической энергии разбился о щит. Все подскочили, лошадей погнали быстрее, так что я еле успела зацепиться за ближайший поручень.

Бух! Снова удар, повозка накренилась и, переворачиваясь, полетела со склона. Как мы себе все кости не переломали, я не знаю. Не обращая внимания на боль, я выбралась из-под завалов и увидела, что наши преступные маги разбегаются, плюс имеются в наличии нападающие маги, которые и освободили своих. Отряд охраны только обороняется — что они могут против магии? Понимая, что побитые и хромающие отступники имеют хороший шанс сбежать, пока триада отбивается от нападения, я поступила совершенно инфантильно — кинулась следом. Ребята — за мной.

Находясь не в лучшем физическом состоянии, мы просто подобрались поближе. Я, схватив ребят за руки, зачерпнула силы, сколько смогла, и направила на магов черный вал.

Те, поняв, что в них летит, бросились врассыпную — но поздно. Пригодились все-таки три практиканта.

Обессиленные и побитые, мы осели на землю. Недалеко от нас лежали неподвижные черные тела, законсервированные минимум на час. Теперь осталось дождаться, когда нас найдут. Главное, чтоб Велор не узнал!

Глава 31

Супруг узнал и ругались мы, наверное, с полчаса и все его запреты я проигнорировала.

Дулся он недели три, пока мы не помирились. В ведомстве нас похвалили, триады начали смотреть уже без снисхождения и даже с легким расположением, но я не могла не понимать, какие мы еще зеленые по сравнению с ними, невзирая на силу.

А у тройки наметилась новая проблема.

Несмотря на то что я нашла для нас способ, позволяющий оградить свои чувства и физические ощущения от друзей без ограничений в использовании обшей силы, но все равно смотреть на личную жизнь Димы было невыносимо. А в последнее время их война с Нейной только усилилась, отражаясь на всех нас. Уж не знаю, как они дружили в детстве, но сейчас их вечные препирательства сводили с ума всех.

Определенно, нужно что-то делать и я решила поговорить с супругом. Уже привычно сидя вечером у него на коленях, задала волнующий меня вопрос.

— Что мы будем делать с твоим братом и его помолвкой? — Они тебя с Рафом тоже уже замучили? — понимающе хмыкнул супруг. — А что можно сделать в такой ситуации? Они как малые дети: никак не могут договориться. Не понимаю, что они не поделили? — Давно началось их взаимонепонимание? — Раньше Нейна по своим причинам отсрочивала их свадьбу. Он тогда сбежал от нее в Академию. Потом они наконец обручились и теперь Димитрий не решается на ритуал связи. Не знаю, что его останавливает.

Вспомнив наш разговор, поняла, что я-то знаю. А вот что с этим делать? Тут у меня мелькнула мысль.

— Велор, скажи мне… Они дарили друг другу подарки? Муж наморщил лоб, припоминая.

— Вроде, да, было что-то такое в отчетах.

— Ну, то, что они любят друг друга, сомнений не вызывает.

— Безусловно, — подтвердил дракон.

— И она видела Диму в его истинном обличии… — Что ты хочешь ска… — супруг смолк и следом широкая коварная улыбка расползлась по его лицу.

— Одобряю, — кивнул он мне.

Но, несмотря на это своеобразное благословение, я все никак не могла решиться на такой рискованный шаг. Вдруг я не все знаю? Испорчу дракону жизнь… Дима оказался молодцом и сам подтолкнут меня к действиям. В один из дней, когда он довёл невесту до слез, мы со Славой наорали на него и высказали все, что думаем по поводу этих баталий. Мало того, что он ведет себя неподобающе, так потом срывает свою злость на нас двоих.

Но младший дракон в ответ прорычал: — Что вы вообще понимаете?! Оба слепо влюблены и не видите дальше собственного носа. Вам все само упало в руки и сомневаться не приходилось.

Меня, как и Славу, эти слова обидели. Таким неадекватным мы видим Диму только последнее время. И смотря вслед уходящему обормоту, я внесла предложение.

— У меня есть план. Давай поможем ему определиться? Чего человек мучается? Пусть ему все само свалится.

Оборотень мрачно улыбнулся и кивнул. Кажется, я на них плохо влияю…

* * *

Димирии Шафирану коре Нару

Неторопливо двигаясь по коридору, я направлялся в кабинет брата. Зачем он меня вызвал, не знаю, но, скорее всего, будет снова читать мораль.

Дескать, мне нужно довести обряд до конца, соединить свою судьбу с Нейной… Этого от меня все так долго ждали. Но каждый раз, когда я делаю шаг навстречу, эта невыносимая дракониха делает два назад. Как жить с такой женщиной? Задумавшись и проявив беспечность, я не заметил опасности и на мою голову опустилось что-то тяжелое. Свет померк и сознание покинуло меня.

* * *

Надежда Ронер

Пыхтя и упираясь что есть сил, я тащила через черный ход Нейну. Этой драконихе надо меньше есть, а то на вид худенькая, а по весу взрослый мужик.

Нажав нужный рычажок, я направилась в сторону открытой потайной двери в комнату младшего дракона. Слава уже сидел там на постели, расположив на ней и тело Димы.

— Все прошло удачно? — пропыхтела я.

Оборотень забрал у меня девушку и, не прилагая больших усилий, положил ее на кровать. Ну, ничего себе, а я-то упиралась! Возмущенно попыхтев, я решила не отвлекаться и, взяв руки Димы и его невесты, полоснула по ним ножом и соединила вместе.

— Думаешь, сработает? — усомнился Слава.

— Ну-у… Велор сказал, остальные стадии пройдены, а его разведке можно верить: над Димой всю жизнь бдели.

— Все равно я сомневаюсь, они же не давали согласия.

— Ничего! Нас с Велором тоже никто не спрашивал и вот, живем. Наша задача — связать их, а там пусть уже разбираются со своей ячейкой общества как хотят.

— С чем? — нахмурился оборотень.

— Неважно. Как ты думаешь, кровь смешалась? Слава кивнул и я отпустила руки наших похищенных.

— Что теперь? — спросил мой сообщник.

— Ждем, — подытожила я.

Долго ожидание не продлилось. Спустя четыре часа, когда мы в кабинете у мужа решали важный вопрос и выбирали место нашего убежища — где строить? как создать немагическую зону? — в кабинет к брату вломился Дима, злой как черт.

— Ты в курсе, что на меня напали? — прорычал младший дракон.

Велор нахмурился, но ответил.

— Да.

— Кто?! — Надя, — кивнул на меня.

Такого ответа Дима не ожидал и растерялся.

— Зачем? — Вообще-то именно на тебя нападала не я, а Слава. Я в это время занималась Нейной.

— Что ты с ней сделала?! — разъярился пострадавший.

Велор предостерегающе зарычал.

— Усыпила, дотащила до твоей комнаты, после чего смешала вашу кровь.

Зрачок у Димы стал вытянутым, челюсти сжались так, что, казалось, еще немного и он раздробит себе все зубы. Выдохнув, младший дракон развернулся и, хлопнув дверью, ушел. — Может, зря мы… — начала я, но Велор покачал головой.

— Нет. Мне кажется, это было единственным решением. Он перебесится, а потом они сами разберутся.

Я покачала головой.

— Что? — спросил супруг.

— Да вот думаю, не придет ли ко мне Нейна, дабы повыдирать все волосенки? — Посмотрел бы я на это, — хмыкнул супруг.

Я только покачала головой. Столько лет, высокое приложение, а внутри — мальчишка.

* * *

Так же неожиданно, как и началась, моя практика подошла к концу. Может, это и к лучшему. Слишком болезненно Велор воспринимает всякое упоминание о ней, не говоря уже о заданиях. Меня же беспокоил другой вопрос: чем заниматься после окончания Академии? Конечно, положение королевы ко многому обязывает, но мне так хочется использовать свой магический дар. Не зря же столько училась, старалась… Несмотря на то что я моталась по заданиям, я не позволяла себе пренебрежительно относиться и к обязанностям королевы. А они оказались несколько странными. Я должна была присутствовать на всех значительных мероприятиях, периодически устраивать праздники, подавать пример женскому населению государства и — не поверите — заниматься народным судом! Что-то решать самой, о чем-то просить у мужа для незнакомых мне людей.

Следить за тем, как живется людям… Велор занимался совсем высокими материями. Экономикой, политикой, армией… Каждый раз, залезая в его бумаги, я понимала, как мне повезло.

Но маленькие радости были и у меня. Лабораторию для зелий я уже нашла — в подвале восточного крыла, теперь бы еще найти себе применение и в боевой магии.

Нужно думать: безвыходных ситуаций ведь не бывает.

По окончании практики мне надлежало вернуться в родную альма-матер и получить задание для диплома. Из портала я вышла перед Академией. Высокие стены, в которых я провела большинство времени, прожитого в этом мире, встретили меня своей мощью и несокрушимостью.

Внутри по парку суетливо снуют студенты, ходят потерянные первокурсники, такой была когда-то и я. Они уже взирают на все не с таким восторгом, как в первый день поступления. Второкурсники немного загнанные, у них скоро соревнования, старшекурсники более спокойные и уверенные в себе.

Наблюдая за всем этим, я чувствовала, как тоскует сердце. Скоро я покину сие заведение и уже никогда не войду в эти двери растерянной напуганной студенткой, недоверчиво смотрящей на мир, не сделаю новых открытий, а комната, в которой я за все это время столько пережила, перестанет быть мне домом.

Удивительный мир… Посмотрев еще раз на здание, я решительно шагнула внутрь. Пока шла по коридорам младшекурсники с любопытством рассматривали меня. Дарада, королева… А мне было так неуютно под их взглядами. Чувствую, со свободой передвижений придется попрощаться.

На мою удачу Гарнер, как и ожидалось, оказался на месте. Взглянув на меня с усмешкой, этот мужчина, что когда-то поразил своим видом и неприступностью, съехидничал: — О, ваше величество! — приветствовал меня преподаватель. — Могу ли я принести поздравления? — Спасибо. Тогда позвольте и мне поздравить вас с пополнением в вашей семье. Да еще и с двойней! — не осталась я в долгу.

С Пиграно мы общались часто и я была в курсе этой радостной новости.

— Ладно, позубоскалили и хватит. Ты уже выбрала тему диплома? Я растерялась. Выбрала? Я? — А не вы мне ее даете? — осторожно поинтересовалась я.

— С какой это стати? — удивился инквизитор. — На практике ты должна была проверить свои сильные и подтянуть слабые стороны и выбрать незаурядную тему для диплома. Что-нибудь, чем ты хотела бы поделиться с учеными коллегами.

А если я ничем не хотела бы поделиться? — Э-э-э… А моя… — Нет, — перебили меня. Вы пишете диплом отдельно и на Диму со Славой не рассчитывай. Если не можешь предложить что-нибудь сейчас, пришли мне вестника в начале полугодия.

Мрачно посмотрев на Гарнера, я спросила: — А научный руководитель? Тот непонимающе на меня посмотрел.

— А пример оформления работы? План?! — воскликнула я в отчаянье.

— Что? Сказано же — удивить. Задание получишь на кафедре. Вопросы? — мило улыбнулся Гарнер.

Отцовство подпортило ему характер, поэтому, буркнув «до свидания», я отправилась вниз за единственной вещью, что может еще хоть на что-то пролить свет, но получила тоненький листочек с планом, состоящим всего из трех пунктов.

И де я; Д ок аз ат ел ьс тв о; П ри ме не ни е.

Нормально, да? Сделай то, не знаю что.

На выходе с кафедры я встретила свою тройку и, несмотря на то что за столько лет они надоели мне хуже некуда, обрадовалась им как родным.

— Что будем делать? — подлетела к ним я.

На меня непонимающе посмотрели.

— В каком плане? — прохладно спросил Дима.

Все еще злится на то, что это я подала идею с его женитьбой.

— Как мы будим писать диплом? На меня удивленно посмотрели.

— Надя, нам запрещено вместе работать над темой и написанием, — пояснил мне Слава.

— И что? — поразилась я. — Не хотите же вы сказать, что поодиночке?..

— Хотим, — перебил меня Дима. — Правила есть правила.

— Да, — покивал головой оборотень. — Поездим по миру, посмотрим, может, что и подвернется.

Я не верила в то, что слышу. Все это время мы старались все делать вместе, а теперь из-за каких-то… Р-р-р… Ну ладно, и без вас обойдусь. Разъезжайтесь.

Развернувшись и не оборачиваясь, я отправилась туда, где мне лучше всего думалось, а именно в сад Надима. Предстояло придумать, чем я могу удивить магов, чтобы получить диплом. От ностальгии, которая владела мною еще утром, и следа не осталось. Теперь я была зла и решительна.

— Ронер, что это вы здесь делаете? — услышала я голос «любимого» преподавателя.

Проклиная все на свете, я наклеила на лицо улыбку и повернулась.

— Добрый день! Надим скептически хмыкнул моей радости.

— Мне казалось, вы уже должны уйти на диплом.

Я не смогла подавить тяжелый вздох.

— Ушли.

— Не знаете, что взять за тему? — хмыкнул демон.

— Да.

Усмехнувшись, преподаватель отправился дальше по саду.

Вот что за противный мужик? Насыпал соли на рану и улизнул. И что Вуку в нем нашла? Недавно у них была свадьба, счастливое событие. И тридцати лет не прошло! И хотя меня не приглашали (по традициям демонов нельзя приглашать посторонних, только родню), подарок я все-таки отправила. Видимо, зря.

— Ронер.

Посмотрев на обернувшегося преподавателя, я увидела сомнение на его лице.

— Чаще всего самые лучшие темы — это загадки, — решился он.

— Э-э-э… Спасибо.

Загадки? Некоторое время я непонимающе смотрела в спину Надиму, а потом меня посетило озарение. Ну конечно! Возможно, не получится, но попытка не пытка. Верно? Ну, может, выбор Вуку не так уж и плох. Надеюсь, демону понравился набор афродизиаков этого мира.

Глава 32

Стоя на крутом склоне, смотрела на простиравшийся впереди лес. Каким чудом я смогла выбраться сюда, не понимаю. Велор к моей поездке отнесся очень скептически и снова прочитал лекцию о том, как безрассудно я рискую, отправляясь в путешествие в темные неизвестные места. Но это место сложно было так назвать, ибо здесь я уже была.

Именно в этом лесу я увидела старушку, которая дала мне приворотное зелье, и у меня была твердая решимость ее найти.

Спустившись вниз, я зашла немного в лес и осмотрелась. Ну же, где тот светлячок, что вел меня в прошлый раз? Неужели придется прочесывать и исследовать всю местность в округе? Решив, что все равно нужно с чего-то начинать, я повесила маячок и начала прочёсывать окраину леса. Совсем скоро удача улыбнулась мне. Старый знакомый огонек показался среди ветвей дерева и поманил за собой.

— Кого я вижу, старые знакомые, — пробормотала я, продираясь сквозь заросли.

Вели меня по той же дороге или по другой, я не знаю, в прошлый раз я ее не запомнила, но через какое-то время я оказалась все на той же поляне с палаткой, только бабушка в этот раз уже сидела и ждала меня.

— Пришла? Ну подходи, присаживайся.

Я несколько удивилась — неожиданный прием.

— Ну что, ты получила то, чего хотела? — Я бы так не сказала. Из-за вашего зелья я замуж вышла.

— И как? Несчастна? Я молчала.

— В нашей жизни ничто не происходит случайно, даже твой визит ко мне, — хитро прищурилась старушка.

— То есть, давая мне зелье, вы знали, что случится? — Нет. Только предполагала. Ты попала в наш мир, чтобы его изменить, а уж путь выбрала сама. Я должна была только помочь. Чего теперь жалуешься? — Я пришла узнать, зачем вы дали мне зелье.

Старушка печально посмотрела на меня.

— Ты нуждалась в любви.

Знала бы она, сколько я хлебнула благодаря ее подарку!O! В любви я нуждалась! А может в проблемах? - И не сопи так. Все в нашей жизни предопределено, наша встреча тоже. Не загадай ты тогда потусторонней силе желание, мы бы все равно встретились, но ты бы шла ко мне долго, а к своей любви еще дольше.

Не хочешь получить нежеланный ответ — не задавай вопрос. Но я все-таки попытаюсь… — А кто вы?.. — начала я, но, подняв взгляд от земли, не увидела ни палатки, ни старушки.

Рядом со мной на камне лежал только медальон в форме солнца. Взяв его в руки, я почувствовала тепло. Что ж, наверное, и это неспроста и где-то он пригодится. Надев его на шею, я отправилась домой.

Дом — такое родное и милое слово, теперь в этом мире что-то значащее и для меня.

* * *

Обратно я вернулась задумчивая и немного просвещенная. Теперь многое стало понятным, но сам факт приворота до сих пор вызывал возмущение. Однако события уже произошли и обернулись для меня, надо признать, не самым плохим образом, значит надо забыть и двигаться дальше.

А по ходу еще бы придумать, как разгаданную загадку облечь в научную форму и доказать. С такой проблемой может помочь только библиотека.

И я окунулась с головой в поиск и сбор информации. Когда знаешь, что ищешь, то это гораздо проще. Несколько раз ко мне заходили Слава и Дима, причем по одному, спрашивали, как у меня дела, все ли хорошо. Сказали, что беспокоятся обо мне.

Ну-ну. Так я и поверила! Но ничего, такие правильные и законопослушные граждане, как они, заслуживают уважения и полной самостоятельности. Что я им и предоставила.

Во время визитов молчала, кивала, но ничего не рассказывала.

Так незаметно за работой, семейной жизнью и новыми обязанностями настал тревожный и долгожданный день, когда, пережив пять минут позора, я смогу получить свой долгожданный диплом.

Прибыли в Академию мы рано утром вместе с близкими и родственниками. В этом году на защите присутствовали не только преподаватели, но и политики. Как же, ведь диплом получает королева дружественного государства! И тем страшнее было опозориться.

Защищались мы в Зале Истины, где все находятся в смежной комнате и наблюдают за тобой со стороны, а ты должна защититься и пройти испытание, а диплом выдаст, если посчитает достойной этого, источник магии. Вот как жить в таком мире? Перед началом мероприятия нас провели в отдельную комнату, где весь поток полчаса внутренне сгорал от волнения и неизвестности. А потом зашел Гарнер и начал вызывать нас по десять человек. Я пошла во второй десятке.

Едва только вышла из комнаты и оказалась в коридоре, как куратор скомандовал: — Все расходимся по залам. Дальняя дверь — для Ронер.

Почему это мне персональное указание, а остальные могут выбирать? — Давайте шустрее! — подогнал нас преподаватель, и я не стала лезть к нему с вопросами, а молча отправилась куда сказано.

При моем приближении тяжелая дверь отворилась и я вошла в прямоугольный зал.

Его боковые стены были полностью прозрачными, и я заметила среди сидящих справа лица Роды, Велора и его родителей. Все мои близкие и друзья. Хорошо хоть сбылась мечта когда-то приютившей меня хозяйки — она побывала в Академии.

Слева сидели преподаватели, какие-то незнакомые маги и правитель государства.

— Начинайте, — произнес ректор. Его слова эхом разнеслись по мраморному помещению.

Собравшись и убедив себя, что даже если ничего не получу, «я — королева!», начала свою, как я ее про себя называла, презентацию. В воздухе появилось цепочка вопросиков.

— Тема моего дипломного проекта — «Цепочка случайностей в мире магии. Какое воздействие они имеют на мир?». Все произошедшее в мире магии взаимосвязано друг с другом и может иметь различные варианты развития событий, но определяем их мы сами.

Есть ли у нас выбор? Все это мы и рассмотрим на конкретном примере.

Глубоко вздохнув, я начала: — Несколько лет назад произошло событие, которое запустило одну из цепочек. В мир Эрго попала дарада… Защищала я проект не отведенные мне полчаса, а целых два. Скажу честно, мои выводы произвели на уважаемую комиссию неизгладимое впечатление, и стоило по окончании защиты коснуться магического источника, как оттуда выплыл свернутый в рулончик красный пергамент. Я прошла испытание на звание мага и достойна состоять в триаде.

Однажды я уже получала диплом, но сейчас испытывала такую радость, что ее нельзя было и сравнить с прошлым опытом. С сегодняшнего дня я — дипломированный опасный маг и знаю, что добилась этого сама.

Мое эго растеклось от удовольствия лужицей и одновременно разрослось до небес. Я крута! А за спиной развевался плащ…

* * *

После защиты я собирала вещи. Радость от получения долгожданного признания несколько разбавилась грустью от необходимости освобождать комнату, что стала за это время домом. Но студенческие будни не бесконечны и рано или поздно приходиться с этим статусом прощаться.

Стараясь не расстраиваться еще больше, я быстренько покидала поднакопившиеся личные вещи, сдала казенные и направилась вниз на вечер, устроенный Академией в честь выпускников. Все студенты разъехались, и помимо дежурных на лето в огромном замке не осталось никого, кроме выпускников.

Торжественный вечер оказался очень тихим, приятным, нудным и лично для меня утомительным. Сначала поздравления и комплименты приятно услаждали мой слух, героический плащ развевался все сильнее, но уже к середине вечера я устала от того, что меня и мужа таскают от одной кучки гостей к другой, старательно расспрашивая о каких-то политических вопросах.

Не так я хочу завершить свой выпускной.

Схватив мужа и тройку, я утянула их с праздника под предлогом того, что нам нужно отдохнуть и освежиться. Заставив всех переодеться и осторожно выбравшись из Академии, я потащила супруга и ребят в сторону города. Где бы найти какое- нибудь тихое место? Надо показать этим правильным драконам и оборотням, как нужно отмечать праздник.

Остановила я свой выбор на небольшой шумной забегаловке на окраине города и сняла там две комнаты, соединенные между собой дверью.

Мужчины, зайдя в небольшое и не очень чистое помещение, брезгливо осмотрелись.

— Надя, зачем ты привела нас сюда? — скривился Дима.

Кто— то все еще в скверном настроении из-за того, что его Нейна приедет только завтра.

— Отмечать! — Только не говори мне… — начал муж, усмехаясь.

— Да, — подтвердила я.

— Это будет интересный опыт, — заметил Велор, устраиваясь на лежанке недалеко от стола. — Согласен, — к моему удивлению поддержал меня оборотень. — Давай показывай, как у вас на Земле отмечают торжественные мероприятия! А этот все переживает из-за свадьбы со своей невестой. В Меринге нет никакой возможности ее устроить: политический скандал будет большим и долгоиграющим. Ну, ничего, все поправимо.

Спустившись вниз, я передала с посыльным одну записку и инструкции, пообещав хорошее вознаграждение, и заказала все необходимое для праздника. Чуть-чуть закуски и много вина. И ничего, что на меня странно влияет хмель этого мира, муж не позволит натворить глупостей. А в этом притоне нас все равно никто не знает.

После этого я возвратилась назад в комнату. Мы дождались подавальщицы и, разлив крепкий напиток по большим кружкам, я подняла свою кружку вверх.

— За нас, великих магов, и за крепкую дружбу! Мы чокнулись и выпили. Супруг, конечно, погримасничал, но присоединился. А я уже придумала следующий великий тост. И ничего, как корабль назовешь так он и поплывет! Снова кружки наполнены, снова мы чокнулись и отмечание «по-земному» начало набирать обороты.

* * *

Просыпалась я неохотно, голова раскалывалась, во рту привкус, словно чего-то испорченного наелась. Приоткрыв один глаз, я увидела лежащего рядом Велора. Тот, подперев голову, с легкой улыбкой и как-то по-новому смотрел на меня. А в следующее мгновение я осознала, что лежу в постели с мужчиной совершенно раздетая! Хорошо хоть мужчина — муж и не надо задумываться, было ли у нас что-то. Хотя, что тут задумываться, и так ясно, что было, а возможно и не один раз.

— Доброе утро, — пробормотала я.

— Доброе? — приподнял бровь муж, усмехаясь.

— Нет? — осторожно спросила, стараясь припомнить, что вчера было.

Тосты, тосты, тосты… Потом я пошла через окно погулять. Не знаю, в какой момент протрезвел Велор, в этот или когда следом за мной сиганули Дима и Слава. Мы бродили… наверное… Потом провал и последнее, что подкинула память, как Велор несет меня домой, перекинув через плечо.

Больше я так пить не буду! — А что мы делали в городе? — жалобно спросила я у дракона.

— Не помнишь? Покачала головой.

— И то, что мне говорила, в чем признавалась, тоже? Холодея, я снова замотала головой.

— Вот и хорошо. Не надо тебе знать такие ужасы.

На этой замечательной ноте супруг выбрался из постели и, пока я не могла отвести от него взгляд, воспользовался этим и сбежал в соседнюю комнату.

— Велор, говори, что было! — крикнула я.

В ответ послышался только смех.

— Велор! Вот что за противный дракон, а?

* * *

А ближе к вечеру мы сыграли свадьбу Славы с Алей. В Объединенных Землях это стало возможным, ибо государство драконов здесь было ни при чем. И хотя мероприятие прошло в узком кругу, никого это не расстроило. Оборотниха не склонна к пышным празднованиям, а мы еще не отошли от предыдущего вечера. Ребята утром были не в лучшем состоянии, чем я, но хорошо хоть в одежде.

И вечерком в еще одном тихом трактирчике, на этот раз без излишеств, инкогнито отметили приятное событие.

Я сидела за столом, прислонившись к мужу, его хвост уже привычно обвивал мою талию, а я наблюдала за всеми, кто присутствовал на свадьбе. Три пары. Какой долгий путь мы прошли, прежде чем оказаться здесь. Сколько препятствий, сколько взаимонепонимания… Но тем не менее мы здесь. Нейна и Дима, отношения которых после свадьбы стали гораздо спокойнее, сейчас сидели и улыбались друг другу.

Конечно, это пара навсегда останется темпераментной и мы не раз услышим ссоры в резиденции драконов, но сейчас я понимала как никогда, что они созданы друг для друга, даже несмотря на их темпераментные ссоры с хлопаньем дверьми.

Рядом с ними сидели виновники торжества — тихая пара, самозабвенно любящая друг друга много-много лет. Они ждали, терпели и стремились друг ко другу, заплатив за свою любовь высокую цену. Ими я восхищалась. Многие ли из нас сумели бы поступить так же? Многие смогли бы пронести свою любовь сквозь время? Они достойны своей награды, и я рада, что приложила руку, чтобы помочь им ее получить.

Посмотрев на мужа, который о чем-то спорил с Димой, я подумала и о себе. Почему-то вспомнился вечер, когда я шла с работы домой, поступление в Академию, удушающий страх, который я даже не осознавала до конца. Потом все затмила учеба и проблемы тройки, и следующее воспоминание — приворот — ужас, непонимание, отчаянные поиски выхода, апатия... Сейчас, оборачиваясь назад, я понимаю, что только после этого рассмотрела Велора по-настоящему. Да, он не без недостатков, и если подумать, то совсем не без недостатков, ну так и я не идеальна. И сейчас я благодарна судьбе за все.

Немногие в своем мире имеют то, что я обрела в новом доме. И хотя у меня осталось очень мало воспоминаний о своей жизни на Земле, зато мне есть что вспомнить здесь.

Хотя… Наклонившись к мужу, я тихо спросила: — Что было вчера ночью? — Так и не вспомнила? — Нет, — процедила я.

— Лучше не надо. И несмотря на то сколько приятного я услышал, все-таки так пить больше я тебе не дам.

— Велор! Но он только рассмеялся и поцеловал меня. Ну, муженек, ну погоди! Я вспомню, и тогда мы посмотрим!

Эпилог

Десять лет спустя

Я сидела у мужа на коленках и гладила кисточку хвоста, параллельно причесывая ее специальной щеткой.

— Вот так, теперь у нас такой красивый хвостик, — проворковала и услышала, как супруг мученически вздохнул.

— Твои настои действуют не всегда на пользу. Не думай, что я забыл, как он облез после одного из твоих бальзамов, — проворчал правитель драконов.

Я отмахнулась.

— Небольшой форс-мажор, — пробормотала, еще раз проводя щеткой по хвосту.

— А я вынужден был ходить с накладным мехом два дня, пока ты все не исправила! — прорычал Велор.

Моя лаборатория по зельям не простаивает, и я постоянно нахожу время, чтобы поэкспериментировать, на радость Искар и к ужасу моих домашних. Не всегда эксперименты проходят удачно и с ожидаемым эффектом.

— Ну исправила же.

В этот момент хвост вырвался из моих рук и, обвив талию, притиснул ближе к мужу. К мочке уха прижались губы Велора и горячо зашептали: — Сам не понимаю, почему не убил тебя.

Повернувшись, шепчу в ответ: — Потому, что любишь, — и встречаю его губы своими.

Оторвавшись от мужа, спросила: — Как там Дима? Нашел уже дом? — Да. После жарких споров и нескольких скандалов они с Нейной таки сумели прийти к компромиссу.

— Правда? И когда переедут? Велор еще несколько лет назад устал слушать жалобы то одного, то другого на недостойное поведение друг друга и велел им съезжать, пока он их сам не переселил.

Очень долгое время ушло на выбор достойных апартаментов, за такой срок на свет успел появиться второй отпрыск этой достойной темпераментной семьи, и вот наконец дело дошло до перевозки вещей! — Надеюсь, что до конца цикла. Зато потом в гости приедут Раф.

Эта пара, в отличие от наших родственников, выбрала жизнь на лоне природы, недалеко от лесов и гор. Построив просторный дом, оборотень добывал пропитание, мотаясь со мной и Димой (когда мне удавалось уломать мужа отпустить меня) по заказам, а его жена сидела с детьми. Добропорядочная оборотничья семья! Работать инквизитором, хоть и не на службе, а по заказам, мне изредка и условием этому, стало то что хранитель обязательно везде должен сопровождать меня. Он так и остался моим неизменным спутником и подопытным кроликом и я так притерлась и привыкла к нему, что перестала замечать. За исключением тех случаев, когда мои зелья работали не так, как положено.

Вот и сейчас волосатый Гена развалился на подоконнике и философски смотрел на мир. А недалеко от него, в самодельном манеже, ползал мой первенец.

Определенно, жизнь хороша!

* * *

Пятьдесят лет спустя

Мы смотрели на закат. Я восседала на коленях мужа, но конечно не обошлось без спора.

Мы все время дискутировали по различным вопросам. Вот и сейчас снова оказалась затронутой тема с моим бюро.

— Велор, я не собираюсь никому передавать руководящую должность! — Это еще почему? — нахмурился муж.

— Потому что я обожаю руководить, а живя с тобой это можно сделать только на других. К тому же это моя идея, мое детище. И кому как не королеве возглавлять службу контроля над магами! Устав лет пятнадцать назад спорить с супругом по поводу работы, я начала искать выход и примерно в это же время разразился крупный скандал. Один из банков королевства был ограблен магом. А достойных специалистов, инквизиторов, чтобы расследовать это происшествие, не нашлось. Контрактники и те были заняты. Это заставило меня задуматься.

Виновника мы отыскали, но этим пришлось заниматься нашей тройке, что и помогло мне уговорить мужа на создание «Бюро магического надзора» и само собой я там первый начальник. Работа, правда, больше руководящая, но иногда удается и поучаствовать, инкогнито, так сказать, вместе со своей триадой, которая тоже активно учавствовала в этом предприятии. Естественно, король прознал.

— Мои соображения о безопасности ты в расчет не берешь? — Я прекрасно выполняю обязанности королевы. Двор доволен вечеринками и моим к нему отношением.

— Ты, безусловно, справедливый и строгий судья и сумела себя поставить, но ты меняешь общество драконов.

— Тебе и это не нравится? — Не сказал бы. Дарады — это всегда изменения, и нашей расе пора бы перенять новые ценности, стать более сильными и жестокими. Но вот ты проявляешь завидное упрямство! Я обреченно вздохнула.

— Велор, ты забываешь о том, откуда я появилась в Эрго. Мир, в котором я родилась, очень жестокий и сильный, а мы — дети, достойные своего прародителя. Как бы я хотела показать тебе Землю, тогда бы ты все понял.

— Я и сейчас вижу, что внутри ты гораздо более жестокая, чем может быть даже я. Ваш мир дает вам хорошую школу, дети Земли могут выжить в любом мире и измерении, в которое смогли бы попасть. Но вместе с тем ты очень беспечна.

— Нет, — в который раз встала в позу я.

Муж только возвел очи горе, а потом спросил: — Ты очень скучаешь по Земле? Грусть снова поднялась из глубин сердца.

— Да. Я практически не помню свою жизнь там, своих родных, но все равно знаю, откуда я родом и всегда буду тосковать по ней. Она неповторима. Хорошо, что наши дети лишены этой внутренней борьбы.

— Они родились там, где и живут.

— Да, — прошептала я, — они навсегда останутся с нами, а вот мои соотечественники живут и не знают, что в любой момент могут попасть из своего мира в другой. Я узнавала у наших ученых, что не только заклинания могут это сделать.

— Да. Ты жалеешь? Взглянув на мужа, я без раздумий ответила: — Нет.

И поцеловала его.

Беда не приходит одна, иногда с ней приходит и любовь.

* * *

Много лет спустя

Я сидела в кресле, вокруг меня играли мои внуки. Все дети пошли в Велора и родились драконами, а вот единственная внучка от старшего сына оказалась человеком.

Милая девочка уже в четыре года показывает свою неординарную и непростую натуру.

Ох, а что будет, когда она вырастет? И, сама улыбнувшись своим мыслям, решила: не иначе, грядут перемены.

Настасья села ко мне на колени.

— Бабушка, а правда, что папа пошел походом в закрытые земли за горами? Я улыбнулась.

— Да, твой отец — великий полководец и политик, достойный сын своего отца. Он изменил облик мира, хитростью перекроив все границы драконов и сильно их расширив. А теперь отправился в закрытые земли. Кто знает, может на этот раз делегация сможет договориться с королевством, что находится на окраине мира.

Улыбнувшись, малышка подбежала к своей подружке и, схватив куклу, начала играть в «принцессу королевства, что отправилась в путешествие». Вот кто действительно может изменить мир.

Мне на плечи легли родные руки. Подняв взгляд вверх, я посмотрела на дракона, вместе с которым провела жизнь. Его волосы, как и мои, уже слегка тронула седина.

Много событий, огорчений и побед мы видели в этой жизни, пора передать власть сыну, как только он вернется.

— Ну что, ты подготовил все, чтобы мы ушли на покой, я так ото всего этого устала.

— Да. Игорь вернется и сразу проведем процедуру. А потом отправимся в нашу немагическую зону. Отдохнешь от своих видений и магии.

С того самого празднования получения диплома я развивала свой дар предвидения к радости Пиграно, с которой мы стали настоящими подругами. Своими видениями я во многом помогла мужу, но так и не могла увидеть нужное мне… до вчерашнего вечера.

— Я готова, — усмехнулась я.

— Разгадала загадку? — хмыкнул дракон.

— Да. Обманщик! Ничего особенного тогда не произошло, так, немного покуролесили… — Тогда было и пару приятных признаний, — я возвела очи горе.

— Все-таки одну загадку я так и не разгадала.

— Да? — удивился супруг.

— Я, кажется, должна была изменить мир, — хмыкнула я. — По крайней мере, все так утверждали. А что в итоге? Велор бросил взгляд на карту, которая за эти годы стала другой… И на магический герб нашей семьи… На наметки планов нашего сына… — Как знать, что может изменить мир. У женщин таких возможностей масса.

И, наклонившись ко мне, поцеловал. А на полу играли наши внуки, которые несли в себе наше наследие, мое наследие, наследие дарады с Земли.


Купить книгу "Беда не приходит одна (СИ)" Косухина Наталья

home | my bookshelf | | Беда не приходит одна (СИ) |     цвет текста