Book: Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин



Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Игорь Оболенский

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Купить книгу "Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин" Оболенский Игорь

Пролог

Исполнилось 400 лет Дому Романовых.

В честь юбилея были сняты документальные фильмы, опубликованы книги и научные статьи. Казалось, о Династии, правившей Россией более трех столетий, известно все, и открыть новые страницы в летописи уже невозможно.

К счастью, оказалось, что это не совсем так.

* * *

Я приехал в Грузию, что называется, по делам сердечным. И был вознагражден. В Тбилиси мне довелось попасть в дом к удивительной женщине, которая от своей матери, знаменитой грузинской красавицы княжны Бабо Дадиани, унаследовала страсть к сохранению архива своей семьи.

А семья, со всеми своими предками, была многочисленной и весьма знатной – знакомства вели в высший свет империи: один из предков был, по преданию, тайным мужем императрицы Марии Федоровны, его кузина – фрейлиной императрицы Александры Федоровны, другая – фрейлиной императрицы Марии Александровны.

Собственно, история последней и заставила меня взяться за эту книгу.

* * *

В один из дней хозяйка дома, ее имя – Тамара Александровна Гвиниашвили, обратила мое внимание на пачку пожелтевших от времени листов бумаги, собранных под красной клеенчатой обложкой.

«Баронесса Мейендорф, бабушка моей мамы, в честь которой ее и назвали Бабо, в конце жизни написала мемуары, – сказала она. – После смерти баронессы бумаги из Лондона перевезли в Париж, где жила моя тетка. А когда не стало и ее, я привезла рукопись в Тбилиси. Взгляните, может, вам будет интересно?»

Я взял уже чуть обветшавший то ли от времени, то ли от долгого путешествия фолиант из сотни с лишним отпечатанных на машинке листов, раскрыл наугад и попал аккурат на описание сцены бала, на котором автор мемуаров танцевала с императором Александром Вторым.

С позволения и благословения Тамары Гвиниашвили, правнучки Бабо Мейендорф, я взялся за перевод воспоминаний на русский язык.

И понял, что стал обладателем истинного клада: со страниц мемуаров передо мной представала вся история 19 и начала 20 века, главные действующие лица которой, начиная от императоров Александра Второго и Александра Третьего и заканчивая Александром Керенским и британским премьер-министром Ллойд Джорджем, были, так или иначе, связаны с автором рукописи.

* * *

То была настоящая летопись повседневной жизни высшего света Империи – до замужества баронесса носила фрейлинский шифр, после тоже довольно часто бывала при Дворе и виделась с членами Императорской Фамилии.

Рассказывая о том, что происходило за стенами дворцов, частой гостьей которых она являлась, баронесса проливает свет на многие неизвестные детали частной жизни Дома Романовых, в том числе и романтические отношения членов Дома с особами некоролевской крови, что было строжайше запрещено и сурово каралось законами Империи.

Игорь Оболенский

Часть первая

Мемуары фрейлины

Об авторе

До замужества за бароном Мейендорфом княгиня Варвара (Бабо) Шарвашидзе была фрейлиной императрицы Марии Александровны и компаньонкой принцессы Евгении Ольденбургской, внучки императора Николая Первого и правнучки Жозефины Богарне, жены Наполеона.

Варвара, или Бабо, как ее называли, Шарвашидзе родилась 22 июля в 1859 году в Лыхнах в семье последнего Владетельного князя Абхазии Светлейшего князя Михаила Шарвашидзе.

Первое ее замужество оказалось неудачным. После развода Бабо из Кутаиси отправилась в Петербург. Была зима, и в один из дней друзья пригласили девушку на каток. Там ее внимание привлек статный молодой человек, искусно держащийся на коньках. Сама Бабо каталась не очень хорошо, и потому помощь незнакомца оказалась весьма кстати. Состоялось знакомство, завершившееся свадьбой.

Избранником грузинки стал барон Александр Мейендорф. Прибалтийский немец по национальности, по матери он был двоюродным братом Петра Столыпина, самого знаменитого премьер-министра России.

Барон, как и его кузен, тоже активно занимался политикой. Был членом двух Государственных дум и товарищем (заместителем) председателя Четвертой Думы.

Жили супруги в основном в Петербурге.

Внук барона Феликса Мейендрофа со стороны отца и князя Михаила Горчакова, царского наместника в Польше, со стороны матери, муж Бабо был заметной фигурой в политической жизни Российской империи.

О нем часто писали газеты. Особенно много шума наделал вызов на дуэль, который Мейендорф послал князю Львову, будущему главе Временного правительства. Барона оскорбило обвинение князя в том, что он, будучи одним из первых лиц Государственной думы, проводит агитацию в пользу политической партии октябристов, что на самом деле не соответствовало действительности.

Бабо Мейендорф вела жизнь петербургской гранд-дамы. На лето они с мужем перебирались в Крым, где в Феодосии у них была дача. По соседству с бароном одно время жил великий Константин Айвазовский, с которым дружил Мейендорф.

После большевистского переворота Мейендорфы переехали в Прибалтику, а затем в Англию. Барон преподавал в Лондонском университете, а баронесса работала над рукописью своих мемуаров, последнюю запись в которой сделала в июле 1934 года.

Бабо Мейендорф умерла в 1946 году. Барон пережил ее на восемнадцать лет и скончался в 1964 году.

Александру Мейендорфу было 94 года, когда он закончил работу по оформлению брошюры с мемуарами жены. На обложке поместил белый бумажный четырехугольник. На нем с трудом читаемым почерком, наползающими друг на друга буквами, от руки написано: «Мемуары баронессы Варвары Мейендорф, урожденной княжны Шарвашидзе».

Перед тем как начать рассказ, хотелось бы определиться с тем, как правильно пишется фамилия главных героев, так как можно встретить две версии – ШАрвашидзе и ШЕрвашидзе. По-грузински фамилия светлейших князей всегда писалась через «А». Это можно проследить и по подписи последнего владетеля Абхазии Михаила, и по визитным карточкам и письмам его сына, светлейшего князя Георгия Михайловича. На русском языке эту фамилию часто пишут через «Е». Как мне сказала правнучка автора мемуаров, это не самая страшная ошибка. Но если следовать правде, то все-таки фамилию следует писать через «А». Что я и сделал, работая над переводом и примечаниями к мемуарам баронессы.

Велвин Гарден Сити, 42, Хай Оак. 1929 год

Глава 1

Сегодня, когда я уже десять лет живу в одной из самых цивилизованных стран мира, даже странно подумать, что я родилась в Абхазии – полуварварской стране, населенной первобытными людьми.

И что моя семья, со стороны отца, всего пару поколений назад, была мусульманской. Хотя их предки были православными.

Одно из четырех княжеств Транскавкасии – Абхазия, перед тем, как попасть под влияние Турции, много веков было объединено с православной Грузией.

Женитьба на моей матери, княжне Дадиани из Мигрелии, чьи предки были христианами с 4-го века, конечно же, изменила взгляды моего родителя.

(Примечание: Святая Нина принесла Христианство в Грузию в 4 веке).

Я родилась на Кавказе, в Лихнах, в Абхазии – стране, которой владел мой отец. Территория Абхазии простирается на 150 верст вдоль южно-восточного побережья Черного моря, от крепости Гагры до порта Поти. Природа одарила мою родную землю всей своей красотой: лесными долинами и холмами, горными реками и снежными вершинами. По климату она схожа с Французской Ривьерой, апельсиновые деревья растут там прямо на открытом воздухе.

Столица Абхазии Сухуми великолепно расположена в бухте, которая имеет очень много общего с бухтой Неаполя. К востоку располагается живописный монастырь Новый Афон, названный так, чтобы его можно было отличить от монастыря на горе Афон в Македонии.

Основателем Нового Афона стал монах с горы Афон, который по приказу своего духовного отца взял столько золота, сколько мог унести, добрался до Кавказа и в месте, где жили и умерли Святой Симон Кананит и Святой Андрей, построил монастырь. Могилу Святого Симона и сегодня показывают посетителям. Предание гласит, что наш Господь тоже посещал это место, где произнес проповедь, запись которой хранится в монастыре.

Возвращаюсь к моему детству. Я была самой младшей из семерых детей: троих мальчиков и четырех девочек. Моя мама была очень красивой. Но я ее едва помню, так как она умерла, когда мне исполнилось три года. Она была самой младшей из 24 детей у своих родителей.

Мне рассказывали, что моя мать была очень набожной. Даже когда они с отцом ездили на отдых в Карлсбад, их сопровождал священник.

Иногда на ее поступки оказывали влияние сны. Так, однажды во сне к ней явилась Дева Мария и сказала, что оставила свое веретено в церкви в Моквах. Тогда эта церковь находилась в плохом состоянии и была почти разрушена. Мама сказала, что если она правильно поняла свой сон, то найдет в этой церкви веретено. А затем восстановит храм.

Веретено действительно было найдено, и церковь восстановили. Правда, моя мама умерла до того, как все работы были закончены. Ее похоронили в этой церкви.

Спустя какое-то время мой отец переходил вброд речку Моква возле той самой церкви и нашел на дне икону Святого Георгия, побеждающего дракона.

(Примечание: Святой Георгий – духовный покровитель Грузии.)

Мой отец был намного старше моей матери. Перед тем как встретить ее, он был помолвлен на другой княжне из рода Дадиани. Но помолвка с той дамой была резко разорвана.

Причиной стало отношение родителей девушки к ее жениху. Тот, будучи натурой довольно импульсивной и горячей, отправился навестить родственников своей невесты, взяв для них много подарков. Но прием, который ему оказали, был вовсе не таким теплым и ласковым, какого он ожидал и на который, как ему казалось, имел право.

Отец тут же развернулся, покинул дом Дадиани и вернулся в Абхазию.

Вскоре после этого он встретил мою мать, княжну Александру Дадиани, очень милую девушку. Их встреча состоялась в доме ее тетки, княгини Кессарии Шервашидзе. Отец тут же влюбился в маму и очень скоро стал ее мужем.

Сегодня я – единственный член нашей семьи, который еще жив.

Одно из моих детских воспоминаний связано с Очамчири, маленьким абхазским городком в 24 верстах от порта Поти.

Там я жила у своей молочной матери. Ее дом был построен из дерева и стоял на каменном фундаменте, который поднимался на несколько футов от земли. На балкон, окружавший первый этаж, вела лестница. По ней можно было попасть в жилые помещения. Обстановка была самой простой и состояла в основном из низких деревянных диванов. Они были покрыты красивыми дорогими коврами, на которых лежали подушечки, обтянутые полосатым бархатом с шелковыми кистями. Ночью эти диваны выполняли функцию кроватей.

Помню, я заболела и меня уложили в гамак, подвешенный к потолку. Кормили меня из серебряной чашечки, которая интересовала меня куда больше, чем то, что в ней находилось.

Моя молочная мать, бывшая мусульманкой, дала клятву, что, если я поправлюсь, она примет православие. Когда я выздоровела, женщина сдержала свое слово.

Традиции поручать детей заботам молочных матерей часто преследовали идею воспитать у малышей добрые отношения с другими семьями. И очень часто связи между молочными родителями и их воспитанниками были гораздо крепче, чем между кровными родственниками.

Сыновья моей молочной матери, княгини Анчабадзе, имели самое непосредственное отношение к организации беспорядков в Абхазии. Это и стало главной причиной, по которой отец отдал меня на воспитание именно в эту семью.

Между нами сложились такие отношения, что, когда я вернулась на родину после 35 лет вынужденного отсутствия, мои молочные родственники встретили меня как самую дорогую родню.

Моей молочной матери, когда я совсем крохой поступила к ней, было за 60 лет. Я очень полюбила эту женщину. И навсегда запомнила ее глаза, которые мгновенно приобретали теплоту и нежность, едва видели меня.

Кормилица очень переживала, что когда я вырасту, многие будут мне завидовать.

Самым частым занятием, за которым я ее запомнила, была молитва.

Дочь моей молочной матери ухаживала за мной, пока я не начала бегать.

У меня до сих пор во рту вкус молока из груди моей няни, который не сравнится ни с какими сливками с медом.

Забота обо мне была поистине великой. Когда во время переезда из зимней квартиры на летнюю мы сделали привал, то мужчина, переносивший мою люльку, сам лег на влажную землю, а колыбель поставил себе на грудь.



Глава 2

Во времена моего прадедушки, Келиш Бея Шервашидзе, Абхазия находилась под властью Турции.

Подозревая, однако, что Келиш Бей склоняется в сторону России и намеревается именно ей отдать свою лояльность, Порта решила избавиться от него.

Исполнитель был найден в самом знатном семействе, им стал старший сын прадеда Аслан Бей, который никогда не испытывал благосклонности к своему отцу. И Келиш Бей был убит.

Но отцеубийца не унаследовал трон, так как Келиш Бей, как оказалось, сделал своим наследником младшего и любимого сына – Сафар Бея.

(Примечание: Третий сын Келиш Бея и мой дедушка.)

Новый правитель Абхазии – Сафар Бей – был женат на княжне Дадиани Мингрельской, чья страна уже находилась под властью России. Пребывая под влиянием жены и ее братьев, Сафар Бей решил выйти из-под турецкого владычества и обратиться за помощью к России.

За его признание верховной власти России и обращение в православие Сафар Бей получил в награду от императора Александра Первого титул Владетельного князя Абхазии и гарантии править своей страной столько, сколько династия Романовых будет находиться на троне.

В 1864 году этот священный обет был нарушен – моего отца выслали в глубь России, а Абхазия была аннексирована Россией.

С обращением из мусульманства в православие Сафар Бей стал Георгием Шервашидзе.

После смерти Георгия трон занял его старший сын Дмитрий. Но Дмитрий прожил недолго, и правителем и Владетельным князем Абхазии стал мой отец Михаил.

Отец тогда находился в Пажеском корпусе в Петербурге и был фактически заложником. После смерти брата он немедленно получил офицерское звание и назначение в знаменитый Преображенский полк и стал генерал-адъютантом императора Николая Первого.

Когда родился мой старший брат, он сразу же был зачислен в Преображенский полк. Это была большая честь, которая оказывалась лишь детям императорской Семьи.

Вскоре командование полка, не понимая, что князь Георгий Шервашидзе еще совсем младенец, отправило письмо князю Воронцову, Наместнику на Кавказе, с пожеланием, чтобы новый офицер присоединился к полку.

На что князь Воронцов ответил, что если князь Георгий и примет приглашение, то прибудет в сопровождении кормилицы.


(Михаил Семенович Воронцов – генерал – фельдмаршал, в 1844–1854 годы – Наместник Царя на Кавказе. Во время военной кампании 1812 года сражался под началом Багратиона. Во время губернаторства в Одессе и в Крыму совершил множество дел во славу Отечества, за что был пожалован титулами графа и светлейшего князя. Во время губернаторства в Кишиневе становился героем эпиграмм Пушкина, находившегося в тех краях в ссылке и имевшего роман с женой Воронцова. Среди солдат пользовался большой популярностью. После его смерти в 1856 году родилась поговорка: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер». – Прим. перевод.)


Мой отец был выслан из страны, когда Наместником был великий князь Михаил Николаевич, младший брат Александра Второго.


(Великий князь Михаил Николаевич, четвертый сын императора Николая Первого, родной брат императора Александра Второго. Назначен Наместником на Кавказе б декабря 1862 года. Оставил должность Наместника 23 июля 1881 года. – Прим. перевод.)


Я не могу точно сказать, имел ли отец влияние на горные племена, жившие по соседству. Но после того, как эти племена признали своей верховной властью Россию и попали к ней в зависимость, правитель Абхазии России стал не нужен.

Официальным поводом для устранения отца, как это было преподнесено русским правительством и как мне много лет спустя говорил князь Мирский (отец Д. С. Мирского) – бывший военный советник Наместника на Кавказе, стал рапорт, полученный от графа Игнатьева, русского посланника в Константинополе. В нем он писал о том, что правитель Абхазии задумал нанять корабли и вывезти на них в Турцию свою семью и все имущество.

О репутации посла можно судить по его прозвищу «ментир-Паша» (обманщик). И его рапорт, скорее всего, был встречен с недоверием. Но на сей раз им воспользовались, так как он давал необходимое основание для избавления от законного правителя столь желанного региона.

О реальных обстоятельствах высылки моего отца русским правительством я случайно услышала через тридцать лет, когда возвращалась в Сухуми, столицу моей родины, на том же корабле «Юнона», который когда-то увез отца и его свиту.

Капитан, рассказывавший историю своим друзьям, вряд ли догадывался, что ее может услышать и дочь высланного Владетеля.

Оказалось, что мой отец получил письмо от Наместника на Кавказе, в котором тот приглашал его поохотиться на диких уток в Караиси.

Отцу предоставлялась свита из восьми человек с охотничьими собаками, которые ожидали его на корабле «Юнона», всегда стоявшем в бухте и находившимся в полном распоряжении Владетельного князя.

Отец принял приглашение и поднялся на борт. Но вместо того чтобы идти на юг, корабль взял курс на север. Отец спросил у эмиссара Наместника полковника Шатилова, который находился на корабле и сопровождал их, что означают подобные вещи.

Оказалось, что это именно Шатилов отдал капитану приказ изменить маршрут и вместо Караиси идти в Ростов.

По пути была сделана остановка в Керчи. Там вся свита сошла на берег, а мой отец продолжил плавание, сопровождаемый только небольшим количеством слуг и священником.

Вскоре после отъезда отца моя молочная мать отправилась вместе со мной в Ростов, где мы обнаружили и моего второго брата, прибывшего туда вместе со своими молочными братьями.

Мне кажется, я до сих пор слышу звук, который тогда приняла за смех, но который оказался горьким рыданием, доносящимся из комнаты брата. Ему предстояло попрощаться со своими молочными братьями.

Через несколько дней через это же пришлось пройти и мне и тоже расстаться со своей молочной матерью. Только я свое горе, в отличие от большинства детей, переносила молча.

В Ростове мы узнали, что моему отцу приказано следовать в Воронеж. Эту часть поездки мы проделали в экипажах.

Однажды, пока меняли лошадей, наш священник решил воспользоваться возможностью и отслужить молебен. Который, с сожалением должна признаться, младшими членами семьи и двумя кузенами, которые присоединились к нам в Ростове, был воспринят как увеселение, а не серьезная церемония.

В Воронеже нас привезли к большому дому, который был нанят правительством для нашей семьи. В этом доме нам и надлежало устраивать свою жизнь. То, что нам никогда больше не позволят вернуться в Абхазию, стало уже очевидно.

Отец был занят нашим образованием. В этом ему помогала тетка, которая со своими двумя детьми присоединилась к нам в Ростове. Эту женщину, ее звали Данлуа, отец в свое время отказывался даже видеть. Она была дочерью французской воспитательницы моего старшего брата. Мой дядя Константин влюбился в нее и женился, не спросив разрешения у моего отца. В Воронеж тетку сопровождали ее родители, а муж приехать не осмелился.


(Сын Константина и француженки, князь Александр Шарвашидзе – соответственно кузен Бабо – стал известным художником, главным декоратором Петроградских театров.

После большевистского переворота эмигрировал за границу, где работал вместе с Сергеем Дягилевым. Одна из самых известных работ Шарвашидзе – роспись занавеса к балету «Голубой поезд», которой восхищались Пабло Пикассо и Коко Шанель. Прожил 101 год и умер в 1968 году в Монако.


О судьбе Александра Шарвашидзе – в приложении № 1. – Прим. перевод.)


Я и брат Михаил находились под ее опекой. Первое, что она сделала, – это переодела меня в европейское платье с короткими рукавами и глубоким вырезом на груди. В таком наряде я была представлена отцу, который до этого видел меня только в традиционном абхазском одеянии – длинном до земли платье, с высоким горлом и затянутым в талии, со скрывавшим волосы платком на голове.

Негодованию отца не было предела. Он немедленно потребовал, чтобы я снова надела одежду, в которой ходят маленькие девочки и взрослые женщины его страны.

Моя тетка была способной пианисткой. Я всегда с восхищением слушала, как она играет Schulhoff's walts и однажды, когда она вышла из комнаты, сама села за рояль и начала копировать движения тетки, ударяя по клавишам.

Удивленные раздавшимся грохотом, со всего дома сбежались слуги и стали подглядывать в дверь. Когда они увидели, что этот шум производит их маленькая «черная» княжна, то притворились, будто моя игра прекрасна и они в восхищении.

У меня был хороший слух не только к музыке, но и ко всем звукам, которые слышала. Когда маркиз де Траверсе, бывший офицер Нижегородского полка, ставший учителем моего младшего брата, давал ему уроки французской грамматики, я обычно подслушивала. Когда они спрягали глаголы и произносили новые слова, я, как попугай, повторяла за ними.

Я на всю жизнь запомнила уроки моего брата. Позже, когда стала учиться в «институте» (государственной школе для девочек) в Тифлисе и пришла на урок Закона Божьего, то поразила всех окружающих, в том числе и саму себя, когда обнаружилось, что я прекрасно знакома с предметом. Все это, конечно же, я услышала во время уроков брата и подсознательно запомнила.

Через два года после нашего переезда в Воронеж, в 1866 году, мой отец заболел и вскоре умер. Когда он осознал всю серьезность болезни, то написал великому князю Михаилу Николаевичу, Наместнику на Кавказе, находившемуся тогда в Петербурге.

Отец просил позволить моему старшему брату, бывшему адъютантом великого князя, прибыть в Воронеж. Разрешение было дано, и Георгий выехал из Петербурга. Но на полпути остановился и вернулся обратно. Надо ли говорить, что причиной такого поведения стала дама.

Когда великий князь узнал, что Георгий вернулся в Петербург, он приказал ему снова выехать в Воронеж. И на сей раз приставил к нему адъютанта, который должен был проследить, чтобы Георгий доехал-таки до Воронежа.

Мой отец всегда был очень строг со своим старшим сыном, а потому Георгий очень боялся отца. Что произошло во время их встречи, неизвестно. Но мы, дети, видели, каким грустным брат вышел из комнаты больного.

Заупокойная служба состоялась в монастыре Святого Митрофана. Стоял прекрасный день, и я навсегда запомнила белую церковь с голубыми куполами и золотыми звездами на них, блестевшими и переливавшимися на солнце. Это была знаменитая церковь, в которой покоились останки святого Митрофана.

32 года спустя я проезжала через Воронеж по дороге к принцам Ольденбургским. Монастырь и церковь были такими же, какими я их запомнила в детстве. Вот только дом, в котором мы жили, был переделан и в нем теперь располагался Красный крест. А на верхнем этаже была устроена церковь.

Мы получили разрешение похоронить отца в Абхазии. Абхазы так не доверяли русским, что потребовали, чтобы гроб был открыт, дабы они могли убедиться, что их не обманывают и в нем действительно покоится тело правителя их страны.

К сожалению, несколько дней спустя в Лихнах абхазами был убит русский уполномоченный Коньяр. Народ требовал его присутствия в Лихнах. Мой старший брат советовал ему не ездить, но тот все-таки поехал.

Местные жители ворвались в дом, где он остановился, и, обнаружив уполномоченного, пытавшегося спрятаться в камине, убили. Затем они взяли в заложники моего брата, который был офицером русской армии.

Обо всем этом Георгий написал князю Мирскому, советнику военного начальника при Наместнике, и объяснил, как все происходило на самом деле. Письмо он передал со своим молочным братом. Нет сомнения, что князь Мирский получил письмо, но он не обратил на него никакого внимания.


(Князь Дмитрий Святополк-Мирский – генерал, участник Крымской и Кавказской кампаний, принимал участие в боях против Шамиля и Хаджи-Мурата, с 1875 года назначен помощником великого князя Михаила Николаевича, был женат на княжне Орбелиани. Умер 18 января 1899 года в Ницце. – Прим. перевод.)


Так как помощь от русских из Тифлиса все не приходила, молочный брат Георгия сам пошел ему на выручку и помог бежать. Брат прямиком отправился в Тифлис к Наместнику.

Но великий князь принял его довольно холодно, заметив, что предпочел бы увидеть Георгия мертвым, а не живым. Стало ясно, что великого князя Михаила Николаевича убедили, что мой брат был причастен к убийству Коньяра.

Наместник первым делом лишил моего брата должности адъютанта, а в конце и вовсе распорядился выслать в Оренбург простым офицером.

Там брат прожил шесть лет, которые провел в компании молодых людей из знатных семей, тоже высланных за пустяковые преступления.


(Сам Георгий Шарвашидзе описал обстоятельства ссылки в Оренбург, которая была связана с восстанием абхазов 1866 года, провозгласивших сына бывшего владетеля страны своим предводителем, в статье «Так пишется история», опубликованной в газете «Закавказье» в 1910 году.


Недовольство абхазов было вызвано проведением реформы Александра Второго по отмене крепостного права. Которого Абхазия никогда на самом деле не знала.


«В абхазах совершенно отсутствует чувство подобострастности, и они ненавидят всякого, кто к ним относится надменно свысока, – писал Светлейший князь. – Участковый начальник, некто Измайло (убитый во время бунта), требовал на сходе, чтобы ему отвечали, снимая шапку. Один из присутствовавших, по фамилии Микамба, ответил, что „мы шапки снимаем только в церкви, а святого Измайло мы еще не знаем“.


За дерзкий ответ он был арестован и сидел в сухумской крепости несколько месяцев. Подобные столкновения вызывали в народе глухой ропот и недовольствоВ такую пору был объявлен манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости


Тут совершилось нечто окончательно невообразимое. Чиновники и ближайшее начальство, которым было поручено введение реформы, не потрудились даже изучить условий сословных отношений страны. Дело в том, что в Абхазии не существовало de facto крепостной зависимости. Безземельные крестьяне арендовали землю у помещиков на податных условиях. Условия заключались словесные, при двух свидетелях, бессрочно. Срок не мог быть определен потому, что это зависело от арендатора, который в любое время мог покинуть эту местность и перейти к другому помещику…


Народ не мог понять, от кого и от чего его освобождают. Почему помещикам платят по 25 руб. за них. Явились выборные к начальнику, к тому самому Измайло, о котором выше сказано, и спрашивают, как и что.

– Освобождают вас, бараны, от тех, кому вы принадлежите, которые могли завтра вас связать и продать, – говорит начальник.


– Вам сказали неправду, г-н начальник, нас продать никто не может, и мы никому не принадлежим, кроме Бога и Царя; но зачем Царь нас покупает, когда и без того мы его народ. Прежде у нас был хозяином наш владетель, а теперь хозяин наш Царь, больше мы никого не знаем, и никто продавать нас не смеет. Спросите сами у наших князей, они сами вам скажут, что мы не рабы ихние, а друзья, и мы не хотим от них отлучаться; так у нас испокон ведется…


Такая речь была высказана в очень приподнятом тоне, и, пока переводчик переводил начальнику, не дождавшись конца, толпа разбрелась в раздраженном настроении…»


В итоге и вспыхнул бунт, в результате которого был убит полковник Коньяр. Газета «Закавказье» (№ 125 за 1910 год) подробно писала об этом. – Прим. перевод.)


Все шесть лет, что Георгий находился в Оренбурге, я училась в «институте» для девочек из знатных семей Тифлиса. И не получала вестей ни о нем, ни от него.

Потом стали известны обстоятельства убийства Коньяра. Оказалось, что народ хотел убить не его, а некоего Чернова. Этот Чернов вызвал ненависть абхазов из-за своей привычки подшучивать над местными женщинами.

Абхазам характерна излишняя ревность, с которой они оберегают репутацию своих женщин. Одной из их традиций является запрет для женщины находиться в одной комнате с мужем, если там присутствует незнакомец. А на людях у супругов считается недопустимым даже просто смотреть друг на друга.

Глава 3

После смерти моего отца начались долгие споры с русским правительством о том, как распорядиться его собственностью и имениями.

Чиновникам оказалось сложно разобрать, что именно принадлежало самому отцу, а что являлось собственностью государства. В итоге пришли к соглашению, что мой старший брат Георгий станет получать 8 тысяч рублей в год, Михаил, мой второй брат, 7 тысяч рублей.

Я получала 3 тысячи рублей, а наш двоюродный брат Георгий Дмитриевич – 6 тысяч рублей.

Георгий Дмитриевич был внуком Хасан Бея, второго сына Келиш Бея, которого обошли вниманием в пользу его младшего брата, Сафар Бея.

Одно время Хасан Бей был причиной беспорядков в Абхазии. Оставаясь мусульманином, он симпатизировал Турции.

(Из-за его непримиримого отношения к России, как феодальному государству, его даже выслали на время в Сибирь.)


(Князь Георгий Дмитриевич Шарвашидзе был генерал-губернатором Тифлиса. После смерти императора Александра Третьего стал главой канцелярии вдовствующей императрицы Марии Федоровны и, по некоторым сведениям, ее морганатическим супругом. О судьбе князя – в приложении № 2. – Прим. перевод.)




После смерти моего отца и ссылки брата Георгия в Оренбург никому из нашей семьи не позволялось вернуться в Абхазию. Когда одна из моих сестер заболела туберкулезом, врачи сказали, что единственный способ спасти ее жизнь – вернуться в привычный климат. Но такого разрешения дано не было. Даже несмотря на ходатайство жены адмирала Глазенапа перед Великим князем Михаилом.

Адмирал Глазенап был в то время командующим Черноморским флотом.


(Адмирал фон Глазенап Богдан Александрович родился в 1811 году. Флигель-адъютант императора, в 1860–1869 годах – главный командир Черноморского флота. С 1871 – член Адмиралтейств-совета. Умер 22 ноября 1892 года в Висбадене. – Прим. перевод.)


Обычно он жил в Николаеве, но на лето вместе с семьей перебирался в Крым, где останавливался в Ореанде.

Великий князь Михаил тоже проводил время в Ореанде. Между двумя мужчинами была большая дружба. Великий князь даже попросил адмирала, никогда не знавшего моего отца, чтобы он позаботился о моем младшем брате Михаиле. В тот момент мой брат Михаил находился в Ореанде вместе с Глазенапами.

И несмотря на все это, великий князь остался непреклонным в ситуации с моей сестрой и не дал разрешение на ее выезд в Абхазию. Через несколько месяцев она умерла в Пятигорске.

В то время я еще училась в «институте» в Тифлисе (речь идет о Закавказском институте благородных девиц. – Прим. перевод.). И так как никто со мной не говорил о моей родине (очевидно, желая, чтобы я совсем забыла о ней), то я решила, что моя страна находится так далеко, что туда почти невозможно добраться.

Моя сестра Тамара вышла замуж за князя Дадиани, когда я была еще совсем маленькой. Супруги жили в городе Сенаки в Мегрелии. Свою сестру первый раз я увидела, только когда мне исполнился 21 год. А ее муж приходил ко мне в школу.

(Их сын сейчас живет как беженец в Париже. Его дети останавливались у нас в Англии.)

В школе чрезмерная забота со стороны классной дамы приводила к тому, что я еще больше чувствовала свое одиночество. Так, эта женщина считала своим долгом постоянно указывать ученицам на мое превосходство перед ними. Она говорила, что в будущем я, возможно, даже не соблаговолю поздороваться с ними при встрече.

Как-то вместе с одноклассницей мы несли глобус, который упал и разбился. Когда я призналась, что это произошло по моей вине, классная дама не поверила. Она сказала, что этого не может быть, и я просто взяла вину на себя, а на самом деле во всем виновата другая девочка. Ведь я родилась в такой «знатной семье»!

У меня хватило смелости ответить, что добро, которого классная дама желает мне, на самом деле приносит мне лишь несчастье и приводит к тому, что одноклассники дразнят меня. Каждый вечер девочки строем подходили ко мне и насмешливо приседали в реверансе со словами: «Спокойной ночи!»

Проведя шесть лет в «институте», я достигла возраста четырнадцати лет. По приказу великого князя Михаила меня отправили к княгине Гагариной, урожденной Орбелиани, в Ялту в Крым (имение называлось Кучук Ламбат).

Княгиня была вдовой человека, убитого сванским князем Дадешкелиани на дуэли из-за политических разногласий.

До этого я никогда не встречалась с княгиней. В Ялту меня доставили под присмотром директрисы института мадам Жульчинской.

Забавное совпадение имело место, когда я прибыла в Крым. Мой брат Георгий направлялся в Тифлис, и наши корабли пришли в Ялту одновременно.

Кузен княгини Гагариной князь Орбелиани прибыл из Одессы на корабле вместе с Георгием. Увидев меня, он сказал: «Ваш брат находится на другом корабле. Он помолвлен и едет в Тифлис, чтобы все устроить и подыскать дом, где будет жить с женой».

Княгиня Гагарина тут же посадила меня в маленькую лодку, и мы поплыли к пароходу, на котором находился Георгий. Вместе с нами в лодку сел и князь Орбелиани. Когда мы причалили, мой брат узнал князя Орбелиани и закричал ему: «Видел ли ты княгиню Гагарину?» Тот ответил: «Видел, вот она сидит в лодке. Она привезла к тебе твою сестру».

Через несколько месяцев, на протяжении которых я находилась у княгини Гагариной, мой только что женившийся брат написал мне письмо. В нем он предложил приехать в Петербург, где у него был дом, и поселиться с ним и его женой.

Мне, к сожалению, пришлось ответить, что я не могу принять его приглашение, не спросив разрешения у великого князя. Это, конечно же, было невежливо. Но я не могла поступить иначе.

Вскоре вместе с княгиней Гагариной мы поехали в Тифлис, где провели зиму 1874 года. В 1875 году мы вернулись в Ялту и тогда – наконец – мне было позволено поехать к моему брату и его жене в Петербург.

Мой второй брат Михаил приехал проводить меня. Я не видела его семь лет. Все это время он находился в Николаеве, и мы не имели права встретиться друг с другом.

На Николаевском вокзале Петербурга нас встречали мадам Глазенап и Георгий с женой. Моя невестка была очень милой, с зелеными-зелеными глазами. Я запомнила ее шляпку «Бертран», которая потрясла меня своей необычностью.

(Примечание: Бертран была самой популярной модисткой Петербурга.)

Мой брат был в гражданской одежде, так как после женитьбы он вышел в отставку.

Кажется, во время пребывания брата в ссылке в Оренбурге командующим там был генерал Коцебу. Генерал до этого служил на Кавказе и знал нашего отца. Поэтому он очень сердечно принял Георгия и зачислил его в свой штаб, где брат и оставался до самой женитьбы.

Брат познакомился со своей женой в Одессе в доме ее родителей, Андреевских.


(Глава семейства Эраст Андреевский являлся лечащим врачом высших сановников Российской империи, среди его пациентов был светлейший князь Воронцов. Андреевский был довольно состоятельным человеком, владел поместьями на Урале, в Грузии и в Бессарабии.


Среди прочего Андреевский известен и тем, что стал одним из первых, кто написал статью на смерть Михаила Лермонтова.


Был женат на княжне Тумановой, через которую состоял в родстве с князьями Орбелиани. Умер в 1872 году. – Прим. перевод.)


Андреевские были очень гостеприимными людьми, и вся грузинская молодежь Одессы, среди которой было много студентов университета, посещала их дом.

У Андреевских было две дочери. Младшая Эло, очень красивая девушка, пользовалась большим успехом у всех молодых мужчин. Мой брат Георгий, тоже очень приятный внешне, и к тому же очень остроумный, стал тем, на кого пал ее выбор. В 1873 году состоялась их свадьба.

У молодых было много общего. Эло сочиняла очаровательные истории. Правда, несмотря на свое чувство юмора, она не была хорошим рассказчиком.

Георгий же не знал себе равных ни в беседе, ни в остроумии. На протяжении всей своей жизни он довольно успешно занимался литературой, работая над историческими драмами, комедиями и лирическими стихами.

Самая известная его работа на грузинском языке – «Исчезающие виды». Хотя с литературной точки зрения самой важной является драма «Георгий Третий».

С Николаевского вокзала мы все отправились в Петергоф, где у моего брата и его жены была маленькая дача (дача Ветвиницкого). Они жили очень тихо и размеренно.

Моя невестка настояла на том, чтобы я распустила волосы, отказавшись от прически, и носила простое хлопковое платье. Это показалось мне странным, так как в свои 14 лет я уже выезжала в свет и бывала на придворном балу в Тифлисе.

Не могу сказать, что пришла в восторг от пожеланий невестки. Но в конце концов, они теперь были для меня главными, и мне пришлось подчиниться.

Нашим излюбленным развлечением во время жизни в Петергофе были походы на концерты, которые давали придворный или военный оркестры.

Мой брат Михаил, который теперь был кадетом Николаевской кавалеристской школы, приходил навестить нас. Он очень хотел поступить в университет. Но великий князь Михаил Николаевич не дал на это свое согласие, так как в то время сыновья дворян очень редко учились в университете.

Зимой великая княгиня Мария Александровна, единственная дочь Александра Второго, вышла замуж за герцога Эдинбургского. Но моя невестка, не желая посещать торжества, связанные с этим событием, отказывалась даже просто поехать в Петербург.

В тот редкий день, когда она отправилась в театр, из партера ее увидал двоюродный брат, Михаил Аркадьевич Андреевский, профессор математики Варшавского университета. Он зашел в ложу, где она сидела, и спросил, не кузина ли Эло Андреевская перед ним? Получив утвердительный ответ, он пригласил ее вместе со всей семьей в Варшаву.

Таким образом мы с ней поехали в Варшаву, где поселились в отеле на Медовой улице. Георгий в тот раз не смог составить нам компанию и остался в Петербурге.

Глава 4

Елена (Эло) и я были очень счастливы в Варшаве. У нас завязались дружеские отношения с нашими соседями, которые жили в трех четвертях часа езды от нас – фельдмаршалом Александром Барятинским и его женой.

Это был тот самый Барятинский, который взял в плен знаменитого Шамиля – имама Чечни и Дагестана, гражданского и духовного лидера этих стран.


(Александр Барятинский родился в 1815 году. Учился в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров вместе с Михаилом Лермонтовым. Одним из его друзей был Дантес, отношений с которым будущий фельдмаршал не разорвал даже после дуэли друга с Пушкиным.


26 августа 1856 года Барятинский назначен на должность Наместника на Кавказе. В 1859 году им был взят в плен Шамиль. Умер 25 февраля 1879 года в Женеве. – Прим. перевод.)


Фельдмаршал был женат на грузинке, урожденной княжне Орбелиани. Она приходилась родственницей моей невестке, чья бабушка тоже была Орбелиани.

Когда князь Орбелиани-старший, отец княгини Барятинской, узнал, что мы в Варшаве, он пришел повидать нас и сказал, что его дочь приглашает нас навестить их с мужем. Барятинские тогда только остановились в Царском дворце в Лазенках в Варшаве. Мы, конечно же, поехали и нанесли им визит.

После того как они вернулись во дворец в Скерневицах, мы отправились туда на обед. Мне запомнилось, что когда мы вместе с княжной Шаховской едва вошли в столовую, княгиня остановила нас и настояла на том, чтобы мы измерили, кто из нас выше ростом.

История о том, как фельдмаршал Барятинский оказался в Скерневицах, такова. Он, руководствуясь своими донкихотскими принципами, отдал свое имение брату. И когда срок его службы на посту Наместника на Кавказе истек, ему было некуда ехать. Пришлось вместе с женой отправиться за границу.

Там Барятинские встретились с императором Александром Вторым. Император был старым другом фельдмаршала.

Государь поинтересовался, почему князь не живет в России. А узнав причину, тут же предложил ему на выбор два дворца в Польше:

Вышневицкий замок, который раньше принадлежал Марине Мнишек, и дворец в Скерневицах, который принадлежал Ловичам (титул «Лович» был дан морганатической супруге великого князя Константина, сына императора Павла Первого. После смерти княгини Лович, согласно ее воле, имение перешло к главе Императорского дома России, который являлся королем Польши).

Барятинский выбрал Скерневицы. Когда мы нанесли им первый визит, в замке еще вовсю шел ремонт.

Нас с невесткой часто приглашали остаться там на ночь.

Позднее, когда мой брат присоединился к нам в Варшаве, мы все трое часто ездили в Скерневицы.

В имении часто устраивались состязания стрелков, организованные в английском стиле, поклонником которого был фельдмаршал, вообще англофил по натуре. Летом устраивались охоты на куропаток и фазанов, позднее – на оленей и, правда, довольно редко, на диких кабанов.

Александр Второй каждый год приезжал в Варшаву на маневры и всегда проводил один день в Скерневицах. Фельдмаршал не только был адъютантом императора, но, кроме того, еще и его большим личным другом. К тому же они были примерно одного возраста.

В честь императора неизменно устраивался грандиозный обед, на котором присутствовало большое количество гостей: министры, офицеры и так далее.

На одном из обедов, гостями которого были и мы, фельдмаршал заметил Георгию, что был лично знаком с нашим отцом и потому хочет сделать что-нибудь для моего брата. И предложил Георгию стать его адъютантом. Вслед за этим фельдмаршал повернулся к императору и повторил то, что только что сказал Георгию. Император тут же поздравил моего брата с назначением.

Правда, потом оказалось, что брат не вступал в должность еще около года. Поддавшись сомнениям своей жены, у которой были более высокие устремления, он отказывался от военной службы у князя.

За тем обедом также присутствовали князь Витгенштейн, юная княгиня Орбелиани и старый адъютант фельдмаршала Кузнецов. Князь Витгенштейн также был адъютантом фельдмаршала. А его жена, урожденная княжна Дадиани, была нашей кузиной. Я их знала еще со времен своей учебы в тифлисской школе. Они тогда были только помолвлены.

Княгиня была очень красива. У нее было двое сыновей – Саша и Грицко. Когда они выросли, то стали офицерами императорского эскорта.

О Грицко в своей книге «Его час» пишет миссис Элионор Глин. А Саша был убит на дуэли в Петербурге, защищая, словно Дон Кихот, едва знакомую ему даму.

Княжна Орбелиани была удочерена князьями Орбелиани – родителями княгини Барятинской, которые с позволения императора дали ей свое имя. На самом деле она была дочерью священника Арджаванадзе, убитого Шамилем во время службы, которую он вел в одной из церквей в Кахетии.

Орбелиани дали этой девочке образование и приставили к ней гувернантку, мадам Бертини, которая до этого жила при дворе королевы Англии Виктории и являлась гувернанткой ее дочери, принцессы Алисы.

Позднее княжна Орбелиани вышла замуж за Василия Нарышкина.

Полковник Кузнецов был повышен в своем звании, до этого он был простым писарем (переписчиком документов). Фельдмаршал иногда поддразнивал своего старого адъютанта насчет его возраста, так как Кузнецов никогда не признавал, что ему больше 44 лет. Когда наступал день рождения адъютанта, князь Барятинский начинал смеяться и спрашивал: «Ну и сколько же тебе лет исполнилось в этот раз?», зная прекрасно, что ответом будут слова: «44, Ваше превосходительство».

Барятинский очень часто бывал в Англии. Однажды, описывая какую-то домашнюю сценку из английской жизни, он вставлял в свою речь разговорный английский, в котором то и дело встречались фразы: «„I say“ и „Look here“».

Кузнецов внимательно слушал рассказ, хотя и не понимал английского языка. А потом заметил с серьезным видом, что поражен английскими слугами, которых через одного зовут «Моисей» и «Лука».

Фельдмаршал был другом нашего отца и любил рассказывать, что первым сообщил ему известие о смерти императора Николая Первого.

Барятинский в то время был начальником штаба Наместника на Кавказе. Для него стало большим потрясением увидеть моего отца, лично открывающего ему двери, по-простому одетому в бешмет (одежду, которое носили под черкеской).

Когда отец услышал новость о том, что император скончался, то заплакал. Он всегда был очень верен императору Николаю Павловичу.

Барятинские жили в Скерневицах по-царски. У фельдмаршала было три адъютанта и небольшой эскорт. Вооруженная охрана была на конях, а церемония смены караула проходила с армейской четкостью. Князь держал много лошадей и сам ездил в экипаже, правя четверкой. Прачечная находилась в ведении француза, а продукты с кухни в столовую доставлялись по маленькой железной дороге.

Дворец в Скерневицах не был очень большим. По правую сторону от просторного холла располагались покои для императора. Наверху в левом крыле была гостиная-библиотека, которая после того, как здесь побывала супруга Александра Второго, стала называться «Салоном императрицы». Здесь же висел ее портрет работы Винтерхальтера. Мебель была обита роскошным желтым шелком, а занавеси на окнах были темно-сиреневого цвета.

На стене, лицом к лестнице, висел портрет Шамиля, его мечи и другие трофеи кампании 1856 года.

Меч вместе с запиской о том, что он по праву принадлежит фельдмаршалу, был прислан Барятинскому самим Шамилем, который высказал такое пожелание на смертном одре.

Этим поступком Шамиль ответил на благородство фельдмаршала, пославшего в свое время заключенному в тюрьму Шамилю его меч.

Глава 5

На Рождество 1875 года Георгий, Эло и я отправились на юг в Одессу. Брат Михаил присоединился к нам уже там.

Мы остановились в отеле «Петербург», который располагался по соседству с большим домом, принадлежавшим родителям моей невестки. Это был первый раз, когда я видела мать Эло, урожденную Орбелиани, по мужу Андреевскую.

(Александр Михайлович Дондуков сочинил о нем такой стишок: «Клистирчик сбоку, конь лихой, ростом молодецкий. Шамиль страшный, кто такой? Доктор Андреевский».)


(Князь Александр Дондуков-Корсаков – генерал, адъютант светлейшего князя Воронцова. Участник Кавказской и Крымской кампаний. Генерал-губернатор Юго-Западного края, 1881 год – губернатор в Одессе, 1882-90-е гг. – главнокомандующий на Кавказе. Умер в 1893 году в с. Полоное Псковской губернии. – Прим. перевод.)


‹Мать Эло› была весьма приятная грузинка невысокого роста с очень черными глазами, мягким голосом и привлекательными манерами. Ее певучий голос и привычка медленно произносить слова пленяли и очаровывали.

Бабушка Эло (со стороны отца) была немкой и носила фамилию Граф. А дедушка был известным окулистом, который влюбился в свою будущую жену во время операции на глазах, которую он ей делал.

Мы были очень счастливы в Одессе и не подозревали, что всего через год нас ожидает трагедия, которая произойдет в Тифлисе. Там старшая сестра Эло Нина встретила свою смерть, случившуюся весьма загадочным образом.

Она со своей матерью остановилась в доме, который принадлежал Георгию с женой. В это же время там жил один мужчина по фамилии Чхотуа, который приходился молочным братом Михаилу (Михаилу Шарвашидзе, родному брату Бабо и Георгия. – Прим. перевод.).

Как-то вечером девушка отправилась купаться на реку и не вернулась. Ее одежда была обнаружена на берегу.

По городу пошли сплетни, которые даже были напечатаны в некоторых газетенках, что организатором убийства был мой брат, который хотел избавиться от сестры жены, чтобы, таким образом, Эло досталась часть ее наследства. А орудием преступления стал этот Чхотуа, нигилист по своим убеждениям.

Нет нужды говорить, что на суде подобным измышлениям никто не поверил. Всем здравомыслящим людям было известно, что согласно действующему законодательству младшая сестра не становилась наследницей состояния старшей сестры и потому подобный мотив преступления не имел смысла.

Но, к сожалению, несчастный Чхотуа не смог предоставить никакого алиби, и, так как ни у кого не оставалось ни малейшего сомнения в том, что произошло именно убийство, он был приговорен к ссылке на 20 лет в Сибирь.

Через много лет реальный убийца на смертном одре признался в преступлении, и невинная жертва была освобождена из Сибири.

Так получилось, что я оказалась на том же пароходе, на котором он возвращался из ссылки. Я была счастлива увидеть бедного парня, снова вернувшего свое честное имя. Я подошла к нему, обняла и расцеловала.


(Убийство Нино Андреевской имело большой резонанс и вошло в историю, как «Тифлисское дело».


Газеты подробно расписывали обстоятельства трагедии: 29 июня 1876 года Нино вместе с матерью приехали из Одессы в Тифлис, чтобы принять участие в разделе семейного имущества – незадолго до этого из жизни ушел доктор Андреевский.

Вскоре, 22 июля 1876 года, было установлено исчезновение молодой девушки. На другой день рыбаки обнаружили тело неизвестной, в которой была опознана Нино Андреевская.


Защитой Давида Чхотуа, обвиненного в убийстве девушки, занимался знаменитый адвокат Владимир Спасович. В свое время Спасович вел громкое дело, связанное с французским подданным Станиславом Кроненбергом. Последний обвинялся в том, что издевался над своей семилетней дочерью. Именно в связи с тем делом родился великий афоризм Федора Достоевского о том, что «ничто на свете не стоит слезинки ребенка».


Речь Спасовича во время «Тифлисского дела» занимала 60 страниц и вызвала всеобщее восхищение. Однако на решение суда не повлияла, и приговор Чхотуа остался в силе. – Прим. перевод.)


В 1876 году мы все еще находились в Одессе, когда получили известие из Скерневиц о помолвке княжны Орбелиани с Василием Нарышкиным.

Фельдмаршал и его жена пригласили нас приехать и пожить в Скерневицах.

Мы собирались приехать на свадьбу, но, к несчастью, непредвиденное происшествие задержало нас.

В железнодорожном вагоне, в котором мы отправились в путешествие, было очень жарко. Георгий вышел в коридор, сопровождаемый своей женой, чтобы подышать свежим воздухом. Там он внезапно потерял сознание.

Я спала в тот момент, но меня разбудил громкий шум. Я вышла из купе и стала свидетельницей странной сцены. Эло лежала на полу в луже крови, а над нею сидел склонившийся Георгий.

Оказалось, что в своем стремлении раздобыть для мужа свежего воздуха Эло кулаком разбила стекло вагона и порезала вену. Мы, как могли, попытались остановить кровотечение.

Нет нужды говорить, что в таком состоянии мы не могли продолжить путешествие и на следующей станции сошли и вернулись в Одессу. Там мы провели несколько дней, пока Эло не стало лучше. И только тогда вновь отправились в Скерневицы…

* * *

(Приписано рукой баронессы.)


Наследник, ставший затем Александром Третьим, любил русскую парную. В нашем доме тоже была парная.

Наследник обычно приходил к нам по утрам, парился, а затем пил с нами чай. У Эло даже была специальная чашка для него.

Глава 6

Жизнь в Скерневице шла по строго заведенному порядку. Фельдмаршал вставал рано утром и в 8 утра уже отправлялся на прогулку. Для того чтобы я тоже могла вставать рано, он подарил мне свой будильник.

Ланч всегда подавался в 11 часов утра, после чего я обычно отправлялась на конную прогулку. Я очень мало ездила верхом до этого, поэтому часто падала с лошади.

Как-то княгиня Барятинская заметила мне, что я неправильно сижу в седле и обязательно упаду. И действительно, через считанные минуты я была на земле.

С прогулки мы возвращались в три часа, пили чай и потом в пять часов обедали. В девять вечера снова пили чай, а для тех, кто хотел более серьезно подкрепиться, был накрыт стол с холодными закусками.

Мне запомнился забавный эпизод, произошедший в 1876 году во время визита в Скерневице императора. Когда все собрались для обеда, фельдмаршал, увидев в дверях метрдотеля, решил, что обед готов, и, не дожидаясь привычного объявления: «Обед подан», повел императора и гостей в столовую.

Но оказалось, что обед еще не был готов и метрдотель выходил в салон просто, чтобы о чем-то спросить фельдмаршала. В результате императору пришлось 20 минут сидеть за столом, ожидая обеда. Лица у всех собравшихся выражали растерянность, лишь один фельдмаршал смог обратить произошедшее в шутку и заставить императора рассмеяться. Фельдмаршал повернулся к нему и сказал: «Без сомнения, Ваше Величество никогда в жизни не ожидало супа 20 минут. Это новый и, надеюсь, забавный опыт».

Тот визит Александра Второго в Скерневице произвел на меня очень большое впечатление, я запомнила его во всех малейших деталях.

В местном театре был устроен прекрасный вечер. Этот театр был устроен на месте старого вокзала. Занавес был точной копией кулис в театре Тифлиса. На нем были изображены предающиеся веселью грузинки и русские, в традиционных костюмах. Оригинал принадлежал кисти художника князя Гагарина, который также расписал собор Сиони в Тифлисе.

Наследник и его супруга Мария Федоровна, сестра королевы Англии Александры, сопровождали императора во время этого визита.

Я запомнила, как после ужина завязалась оживленная дискуссия между членами императорской Семьи о том, должны мы танцевать или нет. Мария Федоровна очень любила танцевать, а царевич, напротив, не был большим любителем этого.

В итоге император взял разрешение этого непростого вопроса на себя. И, подойдя ко мне, пригласил на вальс.

Комнату тут же освободили от стульев и столов, и Его Величество со мной, 17-летней девушкой, открыл импровизированный бал. Я до сих пор дорожу украшенным вышивкой платьем, в котором танцевала в тот памятный вечер.

Приезд императора в Скерневице был наполовину частный, неформальный, а потому Наместник в Польше и другие официальные лица на прием не приглашались.

Перерыв в программе императорского официального визита в Польшу был радостно всеми воспринят. Император никогда не оставался в Скерневицах на ночь, в конце дня он неизменно возвращался в Варшаву.

В том году в конце августа, после того, как Александр Второй уехал из Варшавы, царевич и его жена приехали погостить в Скерневицы. Барятинские, с их знаменитым тактом, пригласили в свой дворец все польское общество на встречу с Его Императорским Высочеством. Поляки пребывали в восторге от этого.

Царевич и Мария Федоровна сумели уделить внимание всем приглашенным и были со всеми милы и очаровательны.

30 августа было днем именин императора, царевича и фельдмаршала, а 5 сентября – именинами княгини Барятинской.

О том, как достойно отметить эти два события, велись серьезные споры. Устроить бал или организовать охоту?

Мария Федоровна, конечно же, хотела бал. Но так как царевич, как я уже говорила, не был большим любителем танцев, было решено устроить и бал, и охоту.

Охота состоялась в местечке Томашов, где раньше был монастырь, и проходила с 30 августа до 5 сентября. А бал был дан в Скерневицах 5 числа, в день именин княгини Барятинской.

Утром 30 августа около 4 часов утра мы все отправились в «монастырь». Фельдмаршал решил отказаться от услуг полиции по охране высоких гостей и взять всю ответственность за безопасность на себя.

К счастью, ничего страшного не случилось. При том, что на балу, который был устроен на открытом воздухе, присутствовало огромное количество народа. Поляки были очень довольны этим вечером, особенно когда увидели, что в программе бала представлены национальные танцы. Царевич приобрел колоссальную популярность, когда приказал выставить танцорам водку.

Фельдмаршал в этот вечер наложил вето на военную форму, поэтому все явились в охотничьих костюмах. За исключением адъютанта царевича, который, по одному ему известным причинам, явился в военной фуражке и при шпорах. Мы вскоре заметили это и нашли способ подшутить над ним.

Моя невестка находилась в трауре и не присутствовала на охотничьей вечеринке. Поэтому моей компаньонкой стала княжна Шаховская.

Все было совсем по-простому. Нам предоставили бывшие кельи монахов, а в коридорах между кельями установили бочки с водой. Мы сами помогали себе одеваться, горничных и камердинеров у нас не было.

На первом вечере за обедом царевич сел между княгиней Куракиной, главной фрейлиной Двора Марии Федоровны, и княгиней Барятинской.

Царевич постоянно подшучивал над княгиней Куракиной, которую клонило в сон после трудного дня. Но царевич говорил, что та хочет спать из-за того, что выпила слишком много вина.

Когда гости в возрасте встали из-за столов, чтобы отправиться спать, царевич испугал гофмейстерину, что он со своими молодыми друзьями явится в ее спальню и разбудит ее.

В 11 вечера молодежь села за ужин. Я напомнила царевичу о его угрозе разбудить княгиню Куракину. Мы поднялись из-за столов и отправились на верхний этаж. Но, очевидно, наши движения сопровождались таким шумом, что разбудили спящих.

Неожиданно в дверях одной комнаты появилась княгиня Барятинская, а в других дверях стоял, одетый в пижаму, князь. Они вышли, чтобы разобраться, что случилось и почему так шумно.

Затем наше внимание переключилось на других гостей вечеринки. Мы натравили собак в келью, где остановился мой брат Георгий с друзьями. Их раздражение только добавило нам веселья.

Старый генерал в фуражке и шпорах стал нашей следующей жертвой. Его амуниция была брошена нами в бочки с водой.

Неожиданно царевич захотел зайти в келью, которую занимали мы с княжной Шаховской. Мы с ней первые помчались туда, чтобы успеть спрятать нашу одежду и примитивные приспособления для умывания. Но царевич, который находился в весьма веселом настроении, опередил нас и тщательно изучил нашу келью.

Находясь вдали от дома, Мария Федоровна каждый день получала письма от няни своих детей. Однажды она узнала, что император заходил навестить внуков и так растрогался их поведением, что заплакал.

После того как он ушел, «маленький Ники» (будущий император Николай Второй), как его называли, которому было всего семь лет, спросил: «Почему дедушка плачет, когда он доволен? Я плачу, только когда мне грустно».

Как-то я играла в бильярд с Марией Федоровной и неожиданно для самой себя вдруг стала напевать. Фельдмаршал тут же одернул меня, но царевна сказала: «Laissez la chanter». («Пусть поет». – Прим. перевод.)

Ее Императорское Высочество хорошо знала русский язык, но предпочитала объясняться на людях по-французски.

Пока мужчины охотились, дамы катались либо верхом, либо в экипажах. Так как я еще не могла идеально сидеть в седле, Мария Федоровна взяла на себя мое обучение.

Как-то она ехала на лошади, а я позади нее правила экипажем, в который были запряжены великолепные лошади фельдмаршала. Я засмотрелась на Марию Федоровну и въехала в заросли кустов, ветки которых поранили лошадей.

Я так расстроилась из-за своей невнимательности, в том числе и потому, что со мной находилась фрейлина царевны графиня Апраксина, что начала нервно смеяться. Мария Федоровна пришла в ужас и воскликнула: «Бабо, у вас нет сердца!»

Кучер, который сидел на козлах позади нас, смог помочь нам и присмотрел за ранеными лошадьми. Княгиня Барятинская и княгиня Куракина, которые следовали за нами в своем ландо, взяли нас к себе и отвезли домой.

Двое участников охоты были довольно странными людьми. Особенно мне запомнился «Пан Каноник» (к нему обращались, как к Мистеру Канон или месье лё Кануану) – польский священник, с неприятной улыбкой, которая обнажала зубы, словно покрытые зеленой плесенью.

Вторым чудаком был старый князь Радзивилл, с такой короткой шеей, что казалось, будто ее и не было вовсе. Его лицо было всегда таким красным, что мы – молодежь, все время думающие о том, как бы пошутить, устроили в один из дней розыгрыш. Мы притворились, что испугались, будто с ним сделался апоплексический удар, и облили его холодной водой.

Но князь был всепрощающ и отвечал добром на зло. Так, меня он учил словам революционного гимна Польши, что, надо заметить, весьма шокировало кое-кого в нашей компании.

Рассказывали, что этот принц Радзивилл вместе с императором Николаем Первым однажды присутствовал на учениях. Когда император обратился к нему с вопросом о том, какие взгляды тот имеет, князь из-за волнения неправильно понял значение вопроса. Решив, что император интересуется цветом его глаз, он ответил: «Голубые, Ваше Величество».

Польский акцент при произнесении слова «голубые» придал, конечно же, еще больший комический нюанс его ответу.

Мне грустно говорить об этом, но мой брат славился своей непунктуальностью. Когда он в очередной раз опаздывал в экипаж, который доставлял охотников на место встречи, собравшиеся обычно говорили: «Князь Шарвашидзе, видно, еще не закончил полировать свои ногти».

5 сентября мы все вернулись в Скерневицы, где должен был состояться бал.

В этом году, перед тем как императорская Семья покинула Скерневицы, княжна Шаховская и я была назначены фрейлинами императрицы и были, согласно обычаю, одарены бриллиантовым «шифром».

В 1877 году была объявлена война Турции.

Перед тем как были официально начаты военные действия, князь Барятинский был вызван в Петербург, где ему предложили стать командующим армией. Но он отказался, так как считал, что количество войск недостаточно.

И тогда великий князь Николай (отец великого князя Николая Николаевича, который позже приобрел славу главнокомандующего на Великой европейской войне в 1914 году) был назначен командующим вместо него.

Мой брат Михаил со своим гусарским полком, расквартированным в Царском Селе, отправился на фронт, и я очень волновалась за него. Княжна Шаховская стала медсестрой в Красном Кресте. Ее поступок положил моду на работу в госпиталях среди дам высшего света.

Так как отец не позволил княжне отправиться на фронт, ей пришлось довольствоваться тем, что она читала книги и письма раненым, размещенным в варшавском дворце Брель, теперь превращенном в госпиталь.

Вместе с Барятинскими мы оставили Скерневицы и переехали в Варшаву во Дворец Бельведер, где мы могли быстрее получать новости с фронта.

Император ежедневно телеграфировал фельдмаршалу и держал его в курсе событий. По случаю взятия Карса император писал: «Карс взят доблестной Кавказской Армией. Вот как могут воевать наши солдаты!»

Я помню юного герцога Лейхтенбергского, племянника императора, очень симпатичного юношу, который проезжал на фронт через Варшаву. К сожалению, вскоре после этого он был убит.

Война закончилась в 1878 году. Фельдмаршал решил отвезти княгиню Барятинскую, которая на тот момент была нездорова, в Женеву. Мы с невесткой составили им компанию.

Вскоре наш добрый старинный друг фельдмаршал скончался.

Оставляя Скерневицы, он пребывал в депрессии и говорил, что знает о том, что никогда уже сюда не вернется. Наводя порядок в своих книгах, он произнес – я слышала это – «Sic transit gloria mundi» («Так проходит слава мирская»). А на мою попытку переубедить его ответил: «Нет, я не вернусь».

Мы все сопровождали его тело обратно в Россию. Фельдмаршал был похоронен в своем старинном родовом поместье.


(В 1937 году по приказу Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина, приехавшего на отдых в имение Марьино, останки фельдмаршала и его родни были извлечены из семейного склепа и сожжены на колхозном дворе, а сам склеп превращен в котельную. – Прим. перевод.)


Согласно российскому военному закону, вся команда скончавшегося фельдмаршала поступала на службу к императору. В результате мой брат тоже стал флигель-адъютантом Его Величества.

В 1881 году, после смерти Александра Второго, Георгий продолжил службу у Александра Третьего в том же качестве.

Глава 7

После похорон фельдмаршала мы втроем – я, Георгий и Эло – вернулись на Кавказ.

В Абаши возле Нового Афона я встретилась со своей старшей сестрой, которая вышла замуж за князя Дадиани в возрасте 14 лет и теперь уже была вдовой.

Ее муж был родственником дамы, с которой мой отец был когда-то обручен и с которой потом резко порвал. Как я уже говорила, мой зять нанес мне визит, еще когда я училась в школе в Тифлисе.

В то время путешествовать там, где не было железных дорог, возможно было лишь верхом на лошади. Но для дам поездка в Тифлис была слишком длинна, даже если они могли сидеть в седле. Поэтому моя сестра не составила мужу компанию.

Грузинки в те дни уже не ездили верхом, как в былое время. И потому я привела своих родственников в шок, так как весьма увлеклась конным спортом во время своей жизни в Скерневицах.

В том году, когда мы находились в Сенаки, в Летнем саду в Петербурге было совершено покушение на императора Александра Второго. Незадолго до этого мой старший брат видел странный сон.

Георгий и Михаил занимали одну комнату. Как-то Михаил поднялся очень рано утром, чтобы успеть на поезд в Кутаис. Он разбудил Георгия и спросил, нет ли у него каких поручений. И Георгий сказал, что только что видел сон, будто в императора стреляли.

Михаил сказал, что он разузнает в Кутаисе, не случилось ли чего с императором, и даст нам знать.

Буквально через несколько часов после его отъезда мы получили от него телеграмму о покушении на императора, которое, к счастью, не удалось и император остался жив.

Из Сенаки мы отправились в Кутаис. Это был мой первый визит в этот живописный старинный город с окрашенными в разные цвета деревянными домами. Мы остановились в отеле «Колхида» и весело проводили время.

Масса местных обычаев была нова для меня. Здесь я впервые услышала, как грузины много поют во время трапезы. На всех больших обедах, даже просто семейных, обязательно назначался тамада – президент стола, – который предлагал тосты. Их всегда было очень много, и каждый заканчивался словами: «Многая лета!»

Обед обязательно завершался молитвой Деве Марии, которая должна была защищать дом.

Затем младшие и наименее важные гости первыми вставали из-за стола, крестились, отвешивали поклон компании и покидали комнату.

Я заметила, что никто не крестился перед едой.

Обед обычно завершался в три часа дня, и потом до ужина, как правило, мы катались.

Множество интересных людей приходило навестить нас в отеле. Среди них – графиня Пушкина с дочерью и поэт Мамия Гуриели, который читал нам свои стихи и стихи русских поэтов.

Когда визит в Кутаис подошел к концу, я отправилась на север к Глазенапам в Дерпт, тогда принадлежавший Литве (сейчас это город Тарту, относящийся к Эстонии).

Здесь я провела год. Некоторое время посвятила урокам верховой езды. У меня была своя лошадь по кличке Дива, и в моей памяти навсегда останутся наши путешествия.

Также я брала уроки английского и немецко го языков. Правда, если первый был мне интересен, то второй, увы, не очень.

В Дерпте я впервые познакомилась с движением Редстока.


(Лорд Редсток прибыл в Россию с евангелистской миссией).


С ним меня познакомила моя подруга мадемуазель Шипова, фрейлина принцессы Ольденбургской, которая была последовательницей Редстока.

Я помню один забавный эпизод, связанный с этим движением. Мои знакомые решили наказать своего маленького сына. Тот, узнав о намерении родителя отшлепать его, обратился к отцу, последователю Редстока: «Не делай этого! Ведь во мне Христос!» Чем привел своих родителей в замешательство.

Позже я стала свидетельницей и других случаев, характеризующих это движение, но сейчас не стану подробно останавливаться на рассказе об этом.

В это же время мы узнали, что правительство вернуло нам одно из имений наших родителей, которое находилось возле Очамчири в Абхазии.

Я снова отправилась на юг и встретилась в Одессе с братом и его женой.

Оттуда Эло и я поехали в Абхазию. Прибыв в Очамчири, мы обнаружили, что от дома ничего не осталось, а сама местность была такой влажности, что, скорее, походила на рассадник для лихорадки.

Мы остановились во временном плетеном домике, покрытым штукатуркой, с кафельным полом. Но я вскоре почувствовала себя больной и уехала в Сенаки.

Моя невестка осталась, но вскоре и она стала жертвой лихорадки. Ее муж не мог оставить Кутаис, так как занимался продажей лесоматериалов из Очамчири, поэтому я вместе с доктором, двоюродной сестрой и горничной отправилась в Очамчири, чтобы забрать Эло.

Мы погрузились в маленькую лодку и отчалили из Поти. По пути у Эло лихорадка усилилась и закончилась таким припадком, что нам приходилось силой удерживать несчастную больную.

В 1881 году мы услышали о покушении на императора Александра Второго. Новость, которую нам сообщил старый слуга княгини Гагариной, потрясла меня.

Когда сама княгиня пришла ко мне с визитом, ее первыми словами были: «Княжна, император убит». Затем до нас дошли детали, которые сегодня стали достоянием общественности.

У Александра Второго была привычка по воскресеньям совершать прогулку по Садовой улице вдоль Екатерининского канала к Марсову полю.

Князь Лорис-Меликов предупреждал государя именно в этот день, когда император встретил свою смерть, что дорога может быть заминирована.

Предупреждение осталось без внимания. Трагедия случилась на обратной дороге, когда государь проезжал по набережной канала. Первая бомба была брошена в него именно там. Но своей цели она не достигла.

Видя, что император обратил свое внимание на тех, кто был ранен, кучер стал умолять его вернуться в карету и поехать во Дворец. Но император не послушал совета, и аккурат в этот момент раздался взрыв второй бомбы.

На сей раз цель была достигнута, и Александр Второй был смертельно ранен. Говорили, что когда он упал, то взглянул на убийцу и саркастически произнес: «Хорош!»

Слова государя означали: «Каков храбрец!»

Императора доставили в Зимний дворец, откуда он совсем недавно отправился в свое последнее путешествие и где он вскоре скончался.

После смерти императрицы Марии Александровны Александр Второй женился морганатическим браком на княжне Долгоруковой, с которой жил вместе и которая родила ему троих детей.

На самом деле она поселилась во Дворце еще при жизни императрицы. Говорили, что Мария Александровна знала об этом романе и перед своей смертью послала за императором и высказала ему свое предсмертное желание, чтобы он женился на этой даме. Император исполнил волю императрицы и присвоил своей морганатической супруге титул княгини Юрьевской.


(Екатерина Михайловна Долгорукова, Светлейшая Княгиня Юрьевская, родилась 14 ноября 1847 года. Первая встреча с императором состоялась, когда Екатерине было всего 12 лет – Александр Второй навестил отца своей будущей супруги. Спустя пять лет император вновь увидел Долгорукову, вместо заболевшей императрицы приехав в Смольный институт благородных девиц. Тогда-то и начался роман Государя с 17-летней девушкой.


22 мая 1880 года императрица Мария Александровна скончалась, а уже 6 июля состоялось венчание Александра Второго и Екатерины Долгоруковой. Спустя пять месяцев морганатической супруге был присвоен титул Светлейшей Княгини Юрьевской.


После гибели Александра Второго Светлейшая Княгиня жила в Ницце, где и скончалась в 1922 году.


Ее сын Георгий, рожденный от императора, был связан с родом Шарвашидзе и Ольденбургских: его женой стала дочь принца Константина Ольденбургского и графини Агрипины Зарнекау, урожденной Джапаридзе. Их история – в приложении № 3. – Прим. перевод.)


В 1882 году произошел неприятный эпизод в жизни моего второго брата Михаила, из-за чего я должна была поехать в Петербург, чтобы находиться подле него.

Михаил всегда был резвым, словно юный мальчик, и нуждался в строгости, с коей с ним обращался его воспитатель, адмирал Глазенап. Когда брат решил пойти в армию, то захотел немедленно поступить добровольцем в полк. Так часто делалось. Но адмирал, очевидно, полагал, что самым правильным для его протеже будет подготовительное обучение в военной школе.

Когда Михаил поступил в школу, Глазенап сказал командующему, чтобы тот ни при каких условиях не позволял Михаилу покинуть учебное заведение прежде, чем окончит два года обучения. Если же что-либо произойдет и Михаил захочет уйти, командующий должен был телеграфировать в Италию, где находился Глазенап. Тот немедленно обещал приехать и уладить все проблемы.

Очень скоро после отъезда Глазенапа Михаил действительно попросил командующего отпустить его, чтобы он мог сразу же поступить в полк. В Италию была отправлена телеграмма, и верный своему слову адмирал приехал в Петербург.

Адмирал встретился с Михаилом и, выслушав его пожелание поступить на службу, предложил сделать выбор: школа или служба в Ташкенте.

Михаил, видя, что старый наставник не шутит, сдался и выбрал школу. Он почти не занимался, но его учителя оказались строги и умелы, и в скором времени Михаил взялся за ум и блестяще выдержал экзамены.

Полк Михаила – Гвардейский Гусарский – был расквартирован в Царском Селе. Туда же прибыл его мудрый наставник и мадам Глазенап. Они приехали специально для того, чтобы юноша мог поселиться у них.

Глазенапы приняли Михаила с большой заботой и тактом. У него был свой ключ и отдельный вход. Но Михаил был слишком весел, разгулен и излишне увлекался офицерскими попойками.

В итоге в один из дней Глазенап вызвал его к себе и сказал: «Мой юный друг, вы слишком много пьете!» На что Михаил ответил: «Все честные люди пьют!» На это его наставник произнес: «Может быть, но они обычно делают кроме этого и что-то еще».

К сожалению, увлечение пирушками осталось в характере Михаила, и он почти не обратил внимания на слова адмирала.

В 1882 году Михаил вместе с друзьями-гусарами явились в ресторан и зачем-то ворвались в зал, который уже был занят группой купцов. Последним не понравилось неожиданное вторжение, и они громко возмутились по этому поводу.

Михаил, который на тот момент уже не владел собой, посчитал себя оскорбленным, выхватил оружие и ранил одного из гостей. Так как на этот момент брат находился в резерве, он должен был предстать перед гражданским судом, который, по всей вероятности, завершился бы приговором о ссылке в Сибирь.

Но его командиры, услышав о такой угрозе, тут же внесли имя Михаила в список проходящих действительную службу. Благодаря этому его судили по законам военного ведомства, которые были более лояльны к подобным нарушениям.

В итоге Михаила приговорили к 18 месяцам ареста в Петропавловской крепости. Ему были позволены свидания с друзьями и родственниками. Я навещала его каждый день.

В 1883 году в день именин великой княгини Ольги Александровны Михаила освободили, и мы вместе с ним отправились в Тифлис. Здесь у Георгия и Эло был прекрасный дом, три комнаты на третьем этаже которого стали моими апартаментами. Я чувствовала себя здесь как дома, разместив даже свой рояль.

В январе 1887 года я поехала в Петербург навестить своих друзей по Скерневице – княгиню Шаховскую, которая теперь была супругой генерала Оржевского, начальника Тайной полиции.


(Генерал Петр Васильевич Оржевский родился 11 августа 1839 года в семье тайного советника, директора Департамента Полиции. Жена – княжна Наталья Ивановна Шаховская, фрейлина императрицы Марии Александровны.


В 1873 году назначен начальником Жандармского округа Варшавы, а три года спустя – флигель-адъютантом Александра Третьего. С 1882 года – Товарищ (заместитель) министра внутренних дел, командир отдельного корпуса жандармов. Сенатор Правительствующего Сената. Умер 31 марта 1897 года. – Прим. перевод.)


Они жили в штаб-квартире Департамента, ранее известного как Третье Отделение, на Фонтанке. Само здание пользовалось у публики дурной репутацией, о нем говорили, как о темнице с подземельем. Говорили, что несчастные узники часто попадали туда безо всякого суда и потом бесследно исчезали.

Моя комната находилась рядом с личным кабинетом генерала. Из своего окна я могла видеть, как заключенные прогуливаются в тюремном дворике.

1 марта, когда мы завтракали, генерал Оржевский сообщил нам, что раскрыт заговор против императора Александра Третьего. Все было сделано вовремя, и покушение удалось предотвратить. Оказалось, что Оржевский и его супруга знали о существовании заговора, но не говорили об этом, пока полиции не удалось арестовать заговорщиков. Среди них был Александр Ульянов, брат Ленина.


(Александр Ильич Ульянов, 21-летний студент физико-математического отделения Санкт-Петербургского университета, был арестован 1 марта 1887 года за участие в покушении на жизнь императора Александра Третьего.


По приговору Особого присутствия Правительствующего Сената был приговорен к смертной казни через повешение. Приговор был приведен в исполнение 8 мая 1887 года в Шлиссельбургской крепости. – Прим. перевод.)


Генерал рассказал нам, что в течение нескольких дней двое или трое студентов со свертками под мышкой, в которых якобы находились книги, были замечены возле Аничкова дворца. (Именно здесь, на набережной реки Фонтанки, опасаясь террористов, жил император с семьей. – Прим. перевод.)

Так как 1 марта император Александр Третий перед своим отъездом в Гатчину должен был проследовать из Аничкова дворца в Петропавловскую крепость, полиция была на чеку. Студенты были арестованы, и в их свертках обнаружили совсем не книги, а бомбы.

Генерал Оржевский был чрезвычайно горд, что его Департаменту удалось предотвратить трагедию, и, как руководителю, именно ему полагались вся слава и почет.

Но так получилось, что во время прибытия императора на Балтийский вокзал, где его ожидала императрица, он указал на начальника Петербургской полиции генерала Гресера и произнес: «Тому, что вы видите меня живым, – я обязан ему». При этом имя генерала Оржевского даже не было названо.

Выходило, что именно генерал Гресер, а вовсе не Оржевский удостоился славы и наград.

Что, конечно же, было горьким разочарованием для мужа моей подруги.

Но его карьера от этого недоразумения не пострадала. Со временем он стал сенатором, а затем генерал-губернатором Вильно.

Глава 8

В 1887 году я снова была в Петербурге, где остановилась у мадам Оржевской.

Во время этого визита я посетила три Придворных бала. Два из них имели место в Концертном зале Зимнего Дворца, а один – в Эрмитаже.

На одном из балов великий князь Михаил Николаевич представил мне своего сына, и я танцевала с Георгием Николаевичем, а его кузен Петр и графиня Игнатьева танцевали как наши визави.

Графиня должна была выйти замуж за второго сына великого князя Михаила Николаевича, но его мать, великая княгиня, была категорически против этой партии. И в итоге великий князь оставил Россию и уехал в Англию, где позднее женился на графине Торби.


(Графиня Торби, урожденная София Меренберг, родилась 20 мая 1868 года в Женеве в семье принца Николая Вильгельма Нассауского и Натальи Александровны Пушкиной, дочери великого поэта.

В 1891 году вышла замуж за великого князя Михаила Михайловича. Брак считался морганатическим. Из-за женитьбы сына на Софии Меренберг его мать великая княгиня Ольга перенесла удар и вскоре скончалась.


Титул графини Торби придумал сам великий князь, взяв за основу фамилии название деревни Тори в боржомском уезде Грузии, где жила семья его отца.


Александр Третий не признал брак своего двоюродного брата и запретил великому князю въезжать на территорию России. Лишь в 1901 году брак был признан. Но семья все равно осталась за границей. До 1910 года графиня и великий князь жили в Каннах на вилле «Казбек», а затем переехали в Англию.


В 1908 году великий князь Михаил Михайлович написал посвященный жене роман «Never say die», в русском переводе – «Не унывай». На родине автора произведение, поднимающее тему запрета неравнородных браков, было запрещено.


Умерла графиня 14 сентября 1927 года.


Ее брат, граф Георг-Николай фон Меренберг, тоже состоял в родстве с Домом Романовых – он был женат на дочери Александра Второго, рожденной от Светлейшей княгини Юрьевской. – Прим. перевод.)


Во время того танца я запомнила, как танцевала императрица Мария Федоровна со своим сыном Николаем, впоследствии Николаем Вторым.

Наряды приглашенных менялись в зависимости от того, где проходили приемы. Когда балы устраивались в Эрмитаже, офицеры являлись в белых гусарских мундирах, расшитых шнурами. Если же празднество имело место в концертном зале, то был обязателен красный костюм, а гусарский мундир просто набрасывался на одно плечо.

Меня забавляло видеть, как великие князья и другие офицеры раздевались по прибытии, снимая с себя маленькие белые льняные жакеты, которые носили под шинелями, чтобы не испачкать белые мундиры.

Из Петербурга я отправилась в Царское Село, где мой брат Михаил отдал мне свою квартиру, а сам поселился со своими однополчанами в другом месте.

В том же 1887 году император Александр Третий решил посетить Кавказ. Мой брат Георгий должен быть сопровождать императора. Но действующий адъютант, генерал князь Дадиани сказал Наместнику царя князю Дондукову-Корсакову, что он снимает с себя ответственность, если князь Шарвашидзе будет приставлен к свите императора, так как он не считает его «политически надежным».

В итоге кто-то другой занял место брата, а Георгию приказали покинуть Кавказ на время визита императора.

Я находилась в Царском Селе с моим младшим братом Михаилом, когда мы впервые услышали, что Георгий в письме к министру Двора Воронцову-Дашкову жаловался на обращение, которое он получил и просил просветить его о причинах.

Вскоре после этого мы узнали, что репутацией политически неблагонадежного Георгий был обязан инциденту, связанному с похоронами князя Кипиани, который, как утверждали, был убит по приказу властей Тифлиса.

Князь Кипиани был избран предводителем дворянства Кутаисской губернии. Также он был известен, как один из переводчиков на грузинский язык «Короля Лира».

Во время срока действий его полномочий тогдашний Наместник царя на Кавказе (князь Дондуков-Корсаков. – Прим. перевод.) сделался весьма непопулярным среди грузин. И когда в свое имение в Боржоми приехал великий князь Михаил Николаевич, князь Кипиани возглавил делегацию грузин и представил великому князю жалобу на Наместника. Детали той встречи затем были подробно описаны в листовках, которые разошлись по всей стране. И мы, среди прочих, смогли познакомиться с ними.

Вскоре после этого бедного Кипиани, которому было 75 лет, обнаружили связанным в своей постели и с разбитым черепом. Всем грузинам было очевидно, кто виновен в его гибели.

Похоронная процессия, во главе которой шествовали мой брат Георгий и князь Орбелиани, проследовала мимо Дворца Наместника, несмотря на официальный запрет на шествие.

Брату приказали покинуть Тифлис. На время Георгий и его жена уехали в Крым. Мы с Михаилом присоединились к ним.


(За время вынужденного отсутствия в Грузии Шарвашидзе побывал и в Европе. В казино Монте-Карло с ним произошел забавный случай. В тот вечер, когда в казино появился Георгий, один француз выиграл огромную сумму. И высокомерно поглядывая на окружающих, спросил, нет ли желающих сыграть с ним.


К нему подошел Светлейший князь Шарвашидзе, положил на игральный стол свою визитную карточку и назвал ставку, которая составляла всю сумму выигрыша.


По воспоминанию правнучки Светлейшего князя, Георгий выиграл! А получив деньги, подозвал к себе гарсона и отдал ему их на чай.

Потом этот молодой человек открыл на полученные деньги собственное казино и очень разбогател. – Прим. перевод.)


Когда Георгий вернулся на Кавказ, то стремился к тому, чтобы его случай был предан открытому суду. Но ему сказали, что в этом нет никакой необходимости, так как император проявил великодушие, простил его и забыл о прошлом.

Тем не менее великодушие императора не компенсировало то отношение, которое Георгий встретил со стороны правителя Тифлиса. Брат считал, что его не за что прощать и нечего забывать. Вскоре после этого он подал на имя императора рапорт об отставке.

Будучи фрейлиной, я, конечно же, должна была быть представлена императрице Марии Федоровне, которую я знала еще царевной, когда она посещала Скерневицы.

Прибыв на представление в Аничков дворец, я узнала, что император Александр Третий тоже выразил пожелание увидеть меня.

Он был болен, и я запомнила, что в ответ на мои слова: «Как мило видеть вас снова в добром здравии», он ответил довольно грустно: «Не совсем в добром».

Через несколько месяцев он скончался в Ялте в 1894 году…

Глава 9

В течение 1895–1896 годов я стала свидетельницей доброго поступка мадемуазель Шиповой, фрейлины принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской.

Когда принц и принцесса отправились в Ниццу, фрейлина пригласила меня присоединиться к ним. Я приняла приглашение и запомнила, как мадемуазель Шипова встретила меня и отвезла в отель.

Там она настояла на том, чтобы я осталась в своем дорожном костюме (фланелевой блузе и твидовой юбке) и могла отдохнуть с дороги. А вечером составила мне компанию при игре в карты.

Среди гостей была принцесса Баденская, сестра принца Ольденбургского. Из Ниццы мы все вместе поехали в Сарден, что неподалеку от Франкфурта-на-Майне.

Здесь принцесса Ольденбургская предложила мне постоянно жить с ней и ее мужем. И с этого момента начался один из самых восхитительных и интересных периодов моей жизни. Эти двое дорогих моему сердцу людей были так добры ко мне, что я никогда не найду слов, достойных описать их.

Я хочу сказать несколько слов об истории семейств принцев Ольденбургских и герцогов Лейхтенбергских, которые были представлены личностями принца Александра и его жены, принцессы Евгении.

Первым принцем Ольденбургским, который приехал из Германии в Россию, стал принц Георгий. Он женился на великой княжне Екатерине, дочери императора Павла.

Екатерина Павловна была любимой сестрой императора Александра Первого. Говорили, что Наполеон просил ее руки. И отказ ее брата, сказавшего, что он не выдаст сестру замуж «за узурпатора», стал одной из причин вторжения французов в Россию в 1812 году.

После женитьбы принц Георгий Ольденбургский был назначен губернатором Твери. Его сын Петр был русским и по своей ментальности, и по месту рождения. В память о его усилиях, направленных на заботу о благосостоянии русского народа, на Литейном проспекте в Петербурге ему был установлен памятник.

Есть забавный анекдот, иллюстрирующий человеколюбие принца Петра. Когда его сын Александр был командующим петербургским гарнизоном, принц Петр ехал по городу в своей карете и увидал пьяного солдата. Опасаясь, как бы служивый в таком состоянии не попался на глаза его сыну и тот не арестовал его, принц Петр Ольденбургский остановил карету и посадил в нее подвыпившего военного. О том, что произошло с нарушителем устава дальше, история умалчивает.

Принцесса Евгения Ольденбургская, жена Александра, была урожденной герцогиней Лейхтенбергской. Ее мать, старшая и любимая дочь императора Николая Первого, вышла замуж за герцога Максимилиана Лейхтенбергского, внука Жозефины Богарне (впоследствии супруги французского императора Наполеона Первого).

Герцог и герцогиня Лейхтенбергские были знамениты своей красотой. Их дочь, моя подруга, принцесса Евгения Ольденбургская, была очень привлекательна внешне и, хоть и не высока ростом, держала себя с чрезвычайным достоинством. По характеру она была спокойна и уравновешена, что заметно по ее письмам.

Привычки принцессы были почти спартанские, а ее пристрастия в одежде были самыми простыми. Она никогда не проявляла ни малейшего интереса к сплетням и скандалам, а потому обстановка во дворце Ольденбургских была абсолютно свободна от каких бы то ни было интриг.

Принц Александр был полной противоположностью своей супруге. В некоторых случаях он мог вспылить и прийти в неописуемую ярость. Но причиной его гнева никогда не являлись какие-то личные счеты или мелкие вещи.

Объектами его неудовольствия становились люди некомпетентные и бездеятельные, чьи слабости он рассматривал как ущерб интересам всего общества.

Иногда его обвиняли в неожиданных вспышках гнева, которыми он, наверное, был обязан своему предку, императору Павлу Первому. Но на самом деле, я уверена, это случалось, только когда он замечал, что кто-то менее целеустремлен и усерден, чем он, а вовсе не из-за желания просто осудить или покритиковать из вредности.

Его энергия была удивительна, а способности переносить боль и созидать были сродни гениальности. Поэтому, возможно, и возникал время от времени недостаток терпения при общении с теми, кто был лишен такого дара.

Щедрость этой королевской пары была чрезмерна, а их гостеприимство находилось на самом высоком уровне. Они целиком положили свое состояние и самих себя на алтарь службы друзьям и своей стране.

Только обслуга их дворца на Дворцовой набережной в Петербурге состояла из 300 человек. В это число входили, конечно же, и члены семей их слуг, которые все жили за счет принца. Дети слуг бесплатно получали образование.

У Ольденбургских был один сын, принц Петр, который в 1901 году женился на великой княжне Ольге Александровне, сестре императора Николая Второго.

Начав жить с Ольденбургскими, я была встречена хлебом и солью. У меня была своя комната, окна которой выходили на Неву.

Наша жизнь в Петербурге была довольно активна, так как Ольденбургские принимали участие во многих общественных и благотворительных акциях. Адреса комитетов, членом которых состояла принцесса, занимали четыре листа. У нее был секретарь, который посещал все официальные собрания.

Вскоре я заметила, что тоже оказалась вовлечена во множество общественных и благотворительных акций, которые то и дело происходили во дворце Ольденбургских. Я посещала встречи и приемы. Первые обычно проходили утром, а последние – после обеда.

Все, кто приходил поговорить с принцем и его женой, оставались, как само собой разумеющееся, на обед. Мы никогда не садились за стол обществом меньше, чем 20 человек.

Перед обедом все собирались в большом холле. Когда обед был подан, хозяин и хозяйка появлялись из дверей, ведущих в их личные покои.

Ольденбургские очень любили собак, и у них всегда жило несколько питомцев.

Отец принца Александра принц Петр Ольденбургский в свое время учредил Юридическую школу. И теперь принц Александр тоже проявлял интерес к этой работе.

Он также руководил «Народным домом». Принц Александр был движущим механизмом, основой этого учреждения и вникал в малейшие детали, включая организацию мытья посуды автоматическими машинами.

Любой изобретатель приветствовался в его доме. И возможно, один из первых экспериментов с радио был произведен изобретателем полковником Утиным именно во дворце Ольденбургских.

Я приведу список некоторых наиболее важных заведений, которыми владели Их Высочества и благодаря энергии и средствам которых они существовали:

– Ремесленное училище для мальчиков;

– Юридическая Школа;

– Институт для девочек имени Принцессы Терезии;

– Детская больница;

– Институт экспериментальной медицины, учрежденный самим принцем Александром и в дальнейшем руководимый знаменитым академиком Иваном Павловым.

Во время эпидемий холеры и чумы принц Александр посещал зараженные области и потом просил разрешение правительства для основания экспериментальной лаборатории по изучению чумы в старой крепости Александра Первого в Кронштадте.

Царствующая императрица была президентом почти всех благотворительных сестринских общин, связанных с Красным Крестом. Принцесса Ольденбургская была их Председателем.

Следующие институты находились под патронажем принцессы Ольденбургской:

– Институт Святой Троицы (первое в этом роде, носившее имя кающейся Марии Магдалины, было основано матерью Принцессы Ольденбургской, великой герцогиней Мери);

– Георгиевская и Евгеньевская Общины Медсестер;

– Дом милосердия для проституток.

Этот Дом был разделен на три департамента.

Первый предназначался для пожилых женщин, которые добровольно могли прийти туда и затем, при желании, оставить его. Второй был создан для девушек в возрасте от 18 до 21 года. Его обитательницы были обязаны постоянно находиться там и не могли уйти сами.

В третьем департаменте жили маленькие дети, которых полиция отбирала у их заблудших матерей. Дети получали там образование, специализируясь в вышивании. Там также была церковь со священником, дети пели в хоре.

Первый департамент располагался отдельно от двух других, при нем был разбит большой сад. Было очень сложно найти надзирательницу для этого департамента, от нее требовалась большая работа. Воспитанницам второго департамента давали специальность учителей начальных городских школ. Девушки получали хорошее музыкальное образование и в день выпуска устраивали отличные концерты.

Принцесса Ольденбургская проводила много времени в этих институтах, в которых она была президентом. Как и мсье и мадам Сабуровы, которые занимали пост вице-президентов. Я являлась патронессой двух департаментов.

Иногда мы ходили в полицию, чтобы освободить задержанных девочек. Некоторые из них были довольно умными, но ладить с ними было весьма непросто.

Глава 10

Обычно мы ездили за границу после Рождества – как правило, в Болье, но иногда и в Ниццу. Весной мы перебирались в Баден, где жила сестра принца Ольденбургского, жена принца Вильяма Баденского. Мы занимали целое крыло в отеле де Рюсь, а принцесса Баденская – первый этаж.

В мае мы всегда возвращались в Россию, в Петергоф – это рядом с Петербургом. Там Ольденбургские имели большую дачу, частью которой была ферма, известная как «Ферма принца Ольденбургского».

Ее первой хозяйкой была мать принца, которая страдала туберкулезом и потому должна была жить на свежем воздухе и в непосредственной близости с коровами. Запах последних считался полезным для страдающих этим недугом.

Коровник располагался по соседству со столовой, и для того, чтобы попасть к трапезе, необходимо было пройти через него. Когда император приходил на обед к принцу, он тоже проходил через коровник и каждый раз любил погладить животных.

Сами император с императрицей, когда приезжали в Петергоф, всегда останавливались на собственной ферме «Александрия».

Вообще, вся местность, начиная от Ораниенбаума и заканчивая Петергофом, была застроена фермами, которые принадлежали членам Императорской фамилии.

«Стрельни» – великому князю Николаю Николаевичу, «Сергеевка» – великой княгине Марии Николаевне, а сам Ораниенбаум был собственностью великой княгини Екатерины Мекленбургской.

Обычно только во время приездов на дачу члены Императорской фамилии имели возможность часто видеться друг с другом. Поэтому в «Александрии» император Николай Второй и его супруга Александра Федоровна то и дело устраивали обеды, на которых присутствовали и Ольденбургские.

Изначально столовая в доме Ольденбургских была коровником. Потом коров перевели в соседнее помещение, а саму комнату, громадную по своим размерам, разделили на несколько зон.

После обеда мы часто оставались в столовой, просто перемещаясь в другую часть комнаты, где играли в карты. Наша самая любимая игра называлась «тетка».

Однажды я оказалась за карточным столом вместе с императором. Его Величеству не повезло, и он проиграл мне и моему партнеру. Свой долг он заплатил золотой монетой в 15 рублей.

Деньги были специальной императорской чеканки и предназначались для расчетов царской Семьи. Мне очень хотелось иметь эту монету как талисман. Но у моего партнера, очевидно, было то же самое желание, и ничто не могло заставить его расстаться с императорской монетой.

На этих неофициальных вечерах император обычно носил мундир стрелкового полка, который надевал на русскую блузу из розового шелка. Императрица всегда появлялась в вечер нем платье с неизменной шляпкой, которую она не снимала на протяжении всего вечера.

Когда я первый раз приехала погостить к Ольденбургским, меня представили императрице. Княгиня Барятинская тогда была ее фрейлиной и перед тем, как представить меня Ее Величеству, предупредила, что императрица очень стеснительна и поэтому я сама должна вести беседу и постоянно что-то говорить.

Искренняя робость императрицы становилась еще заметнее, когда кто-либо из приближенных Императорской Семьи позволял себе какие-то бестактные высказывания. Ее Величество не могла поставить такого человека на место. Недруги Семьи потом преподносили это как согласие императрицы с подобного рода высказываниями.

Все это приводило к тому, что Ее Величество не была популярна у русского народа.

Бедная Александра Федоровна! Она почти не бывала в беззаботном или веселом расположении духа. Потому я навсегда запомнила ту редкую минуту, когда она вся буквально светилась от юношеского счастья. Это произошло во время катания на санках.

Сложно представить себе, что это прекрасное создание когда-либо могло быть скромной и неуклюжей пятнадцатилетней девочкой, какой ее впервые увидал будущий муж, приехав на свадьбу ее сестры и великого князя Сергея Александровича. Тогда будущая императрица решила, что Николай никогда не женится на ней!


(На самом деле будущая императрица Александра Федоровна впервые приехала в Россию в возрасте 12 лет. В 1884 году состоялась свадьба великого князя Сергея Александровича и ее сестры Эллы, в браке ставшей великой княгиней Елизаветой Федоровной.


Будущий император Николай обратил внимание на внучку английской королевы Алису лишь семь лет спустя, когда та вновь приехала в Россию. Свадьба принцессы Алисы, ставшей императрицей Александрой Федоровной, и Николая Второго, состоялась 14 ноября 1894 года.

Свадебные торжества совпали с трауром по случаю смерти Александра Третьего, в чем многие увидели дурное предзнаменование. – Прим. перевод.)


Ферма Ольденбургских содержалась в безупречном порядке. Газон был плотный и ровный, и я никогда не забуду удивительный запах цветов.

Принц Александр держал превосходных лошадей. Он сам любил кататься на белых, а принцесса на черных лошадях.

В моем полном распоряжении была карета и пара лошадей. Я до сих пор слышу звук хрустящего под копытами песка и окрик кучера, раздававшийся, когда мы достигали домика охраны: «Ворота!»

«Домовичи» – другое загородное имение Ольденбургских в Новгородской губернии – было типично русским по стилю. Дом был построен из сосновых бревен, и потому в нем всегда чувствовался освежающий и ароматный запах дерева.

Все было очень по-простому и забавно контрастировало со слугами в их парадных ливреях.

Принцесса была добра ко всем, кто приходил к ней за советом и медицинской помощью. Я помню, как пришел громадный симпатичный парень, который жаловался на боли в ноге. Принцесса предложила ему пройти в гостиную и снять онучи, в которые была обернута его нога.

Когда он освободил ногу, мы все равно ничего не смогли увидеть – так она была грязна. Принцесса приказала принести тазик и вместе со мной и слугой, сидевшим посреди нас, принялась мыть ногу и затем вытирать ее.

Видимо, на моем лице столь явно было написано негативное отношение к тому, чем мы занимались, что принцесса осуждающе взглянула на меня и произнесла: «Что здесь такого? Об этом даже не стоит говорить!»

Ее великодушие и доброта к страждущим всегда были экстраординарными, и, кажется, ничто не проходило мимо нее.

По вечерам мы обычно ходили на реку и ловили рыбу. Рыба сама приплывала на свет, который исходил от лампы, закрепленной на нашей лодке. Нам оставалось только подбирать ее.

Год 1899-й остался в моей памяти благодаря Осенней Мирной конференции в Гааге. Идея ее организации принадлежала императору Николаю Второму и, конечно же, вся Россия говорила об этом.

После 13 августа мы обычно ехали в Рамонь – имение Ольденбургских в Воронежской губернии, подаренное императором Александром Вторым принцессе Евгении Ольденбургской, которая приходилась ему племянницей.

Там мы встречались с соседями, приезжавшими из своих имений, чтобы навестить нас. Жизнь здесь кардинально отличалась от жизни в Домовичах. Нам приходилось долго добираться до Рамони, и поездку нельзя было назвать приятной, так как черная земля в сухую погоду превращалась в черную пыль.

Экстраординарность и изобретательность принца Александра Ольденбургского прекрасно иллюстрируют его достижения. Так, курорт Гагры на Черном море своим существованием обязан именно ему.

Как-то во время нашего летнего пребывания в Петергофе я запомнила одну сцену. Принц вернулся из Петербурга и сказал жене: «Я только что видел князя Хилкова (министра транспорта и коммуникаций). Он собирается поехать на автомобиле на Черное море и приглашает меня с собой. Я бы с удовольствием поехал». Принцесса ответила: «Почему бы и нет?» После этого принц отправил князю телеграмму о своем согласии.

По дороге из Новороссийска в Сухуми они остановились, чтобы набрать воды и заправиться в местечке, которое называлось Гагры. Тогда там не было ничего, кроме остатков древней крепости и развалин старой больницы.

Но местность была так прекрасна, что произвела огромное впечатление на принца. Он задумал устроить на этом месте курорт, где россияне могли бы поправлять свое здоровье, вместо того чтобы ехать на лечение за границу. Когда он вернулся в Петербург, то был уже серьезно настроен воплотить свой проект в жизнь.

Весь черноморский регион в то время находился в ведении генерала Абаза. Со своим планом принц отправился к нему. Но генерал не разделил взглядов принца и его воодушевления. «Проще достать с неба Луну, чем превратить Гагры в стоящий курорт», – сказал он.

Но принц не собирался сдаваться. Он упорно добивался своего и в итоге сделал все, чтобы император позволил воплотить в жизнь его план. О том, как все развивалось и что из этого получилось, я напишу позднее.

Другое рискованное предприятие принца Ольденбургского тоже было результативным. Когда в Самарканде началась эпидемия чумы, принц организовал и возглавил миссию в охваченную эпидемией область.

Эпидемию удалось взять под контроль. Когда миссия вернулась в Петербург, имея на руках данные для научных исследований, принц Ольденбургский высказал пожелание, чтобы все это было опубликовано.

Но Витте, тогда – министр финансов, возразил против этого. По его мнению, публикации о чуме могли повредить торговым отношениям России с миром.

Принц был очень зол. Он так никогда и не пришел к согласию с Витте. Но и в тот раз ему удалось одержать победу.


(Граф Сергей Витте, бывший с 1892 по 1903 год министром финансов и с 1905 по 1906 год премьер-министром России, в конце жизни оставил весьма нелицеприятные воспоминания о семье Ольденбургских. О принце Александре он написал как о чело веке, «который очень скуп и который умеет считать свои деньги и, если и открывает различные благотворительные учреждения, то все это он делает всегда на счет казны, а сам своих денег никогда не дает». – Прим. перевод.)


Лаборатория исследований чумы в Кронштадте стала результатом экспедиции в Самар канд и прекрасным памятником заботе принца Ольденбургского о здоровье нации.

В 1900 году я отправилась на юг в Сухуми, чтобы навестить моего брата Георгия. Вместе с ним мы поехали в Гагры, где принц Ольденбургский лично руководил работами по созданию курорта.

Мы прибыли в 4 утра. Так как большой корабль не мог подойти к пирсу, на берег нас доставила маленькая лодка. Принц Ольденбургский лично встречал нас на пирсе и затем доставил до нашего жилища.

Помещение было совсем небольшим. Одну деревянную хижину занимал принц, а другую – электрик с семьей. Меня поселили в их домик, а сам электрик с семьей и Георгий стали жить в палатке.

Принц вел очень энергичный образ жизни, вставал в 4 часа утра. Повсюду он организовал систему оповещения звонками и, таким образом, был в курсе всех передвижений рабочих и вообще всего происходящего.

В 1900 году мы находились в Болье на Ривьере, когда единственный сын Ольденбургских прибыл и сообщил родителям, что собирается жениться на второй сестре Императора. После возвращения в Россию он прислал телеграмму о своем обручении с великой княжной Ольгой Александровной.

Ольденбургские и я вернулись в Петербург, где этим летом должна была состояться свадьба. Она проходила во дворце в Гатчине.

Стоял очень жаркий день, а весь русский Двор должен был быть одет в одежду из толсто го бархата. Я чувствовала, что не смогу даже пошевелиться в таком облачении, не то что совершить путешествие из Петербурга.

А потому ранним утром в своем обычном платье отправилась в Гатчину к моему кузену, князю Георгию Шарвашидзе, который был адъютантом у вдовствующей императрицы Марии Федоровны, и в его покоях спокойно облачилась в наряд из бархата.

Мое платье, подаренное мне принцессой Ольденбургской, было прекрасно. Изготовленное из малинового шелка, оно было украшено вышивкой в виде серебряных дубовых листьев и надевалось поверх традиционного русского сарафана, расшитого золотой нитью.

Почти на всех дамах были надеты такие сарафаны с накидкой из бархата. Платья фрейлин были из красного бархата. А императрица, великие княгини и гофмейстерины носили зеленый бархат.

Остальные приглашенные дамы могли надеть бархат любого другого цвета, который им больше нравился. Но стиль нарядов у всех должен был быть одинаковым – накидка из бархата поверх сарафана.

После медового месяца в Рамони, имении матери жениха, молодожены присоединились к Ольденбургским на их ферме в Петергофе. А затем, пока их собственный дом на Сергеевской улице в Петербурге не был готов, жили около года во дворце Ольденбургских на набережной Невы.

Великая княгиня Ольга Александровна была очаровательна. У нее были черные выразительные глаза, и вся она была очень грациозна. Рассказывали, что когда она была совсем ребенком и ее старшая сестра великая княгиня Ксения Александровна была помолвлена с великим князем Александром Михайловичем, она сказала: «Я не красива и потому никогда не выйду замуж. Я стану сестрой милосердия».

Ее супруг Петр не был красив, но весь его облик был проникнут аристократизмом. Его мать смеялась: «Петр воображает, что похож на Николая Первого». Надо заметить, что император Николай Первый считался красивым.

Взгляды Петра были очень просты и либеральны. Его мать владела имением в Воронежской губернии, которое я уже упоминала выше. В Рамони Петр и воспитывался, с раннего детства общаясь с простыми деревенскими людьми.

Принцесса Евгения всегда мечтала, чтобы ее сын интересовался и любил «народ». Отсюда и возникли либеральные взгляды Петра, в дальнейшем трансформировавшиеся в социалистические. Он очень переживал из-за экономического неравенства в обществе.

Петр и император Николай Второй были примерно одного возраста. Петр часто говорил об императоре, что «если бы он был частным лицом, то был бы самым большим либералом из всех либералов».

Взгляды Петра Александровича были хорошо известны Николаю Второму. Когда порка была отменена (порка использовалась, как наказание для крестьян вместо штрафа), император поздравил Петра Александровича, словно это была его личная победа.

В его доме на Сергеевской улице жизнь была веселой. Главным развлечением были любительские спектакли в домашнем театре.

Брат Ольги Александровны великий князь Михаил Александрович, впоследствии провозглашенный наследником престола, часто выходил на сцену с фрейлиной сестры мадемуазель Косиковской. Естественно, роман между ними не заставил себя ждать. Но в связи с положением Михаила Александровича роману не позволили развиться во что-то более серьезное.


(В 1907 году у великого князя Михаила Александровича начался роман с женой офицера своего полка, поручика Вульферта.

30 октября 1912 года в Вене прошло тайное венчание великого князя с Натальей Вульферт, для которой это был уже третий брак. За два года до этого у Михаила Александровича и Натальи Сергеевны родился сын Георгий.


Женитьба великого князя, являвшегося вторым в очереди на российский престол, стала неожиданностью и ударом для Николая Второго. Врак был признан морганатическим. «Между мной и им все кончено, – писал Император матери о поступке родного брата, – потому что он нарушил свое слово. Сколько раз он сам мне говорил, не я его просил, а он сам давал слово, что на ней не женится. И я ему безгранично верил! Ему дела нет ни до Твоего горя, ни до нашего горя, ни до скандала, который это событие произведет в России».


Великий князь был уволен со всех постов и получил запрет на возвращение в Россию. Лишь с началом войны 1914 года великий князь смог вернуться на Родину и получил командование Кавказской конной дивизией, в которой служили мусульмане. Супруге Михаила Александровича и сыну Георгию был дарован титул графини и графа Брасовых.


В марте 1917 года великий князь отказался от власти, переданной ему Николаем Вторым.

Был арестован и убит большевиками в ночь с 12 на 13 июля 1918 года.


Его жена, не зная о судьбе великого князя, встречалась с Лениным, прося об освобождении мужа. В марте 1918 года графиня Брасова сумела отправить в Данию, на родину матери, великого князя, сына Георгия. Сама она тоже смогла выехать за границу, сбежав из тюремной больницы, и умерла в Париже в 1952 году, переживя погибшего в 20 лет в автокатастрофе сына. – Прим. перевод.)


Возвращаюсь к моей жизни с Ольденбургскими-старшими. После свадьбы их сына с Ольгой Александровной, в начале 1901 года я с принцессой отправилась в Тифлис, где выходила замуж ее племянница.

Принц Ольденбургский в это время поехал в Гагры, где вовсю шла работа по организации зимнего курорта. Очень скоро мы получили телеграмму о том, что он серьезно болен. К счастью, у меня был очень хороший хирург, который немедленно отправился в Гагры.

А после свадьбы туда же поехали и мы с принцессой. Мы действительно застали принца серьезно больным. И так как в Гаграх не было возможности найти для него комфортную квартиру, было принято решение перевезти его в Рамонь. К сожалению, море было очень неспокойно, и оказалось чрезвычайно сложным подняться на борт парохода с нашей маленькой лодки.

В конце концов, в 6 утра мы были в Рамони, и на следующее утро там уже состоялся консилиум из 8 докторов, среди которых был Вельяминов, очень известный хирург. Они решили, что необходима срочная операция, которая и была вскоре успешно проведена.

В связи с этой болезнью я должна упомянуть отца Иоанна Кронштадтского. Ему сообщили о критическом состоянии принца Ольденбургского, и все надеялись, что священник сможет приехать в Рамонь. Увы, никакого ответа не последовало.

Каково же было наше всеобщее удивление, когда однажды мы обнаружили отца Иоанна сидящим в 6 утра на скамейке в парке.

О чудодейственных способностях отца Иоанна ходит много историй. Я лично знаю две. Одна из них связана с неожиданным исцелением парализованной дочери княгини Анны Барятинской (много лет спустя она вместе со своей другой дочерью будет расстреляна большевиками).

Девушка была доставлена в абсолютно беспомощном состоянии в воронежское имение матери. Отца Иоанна попросили приехать и помочь. Он прибыл. Через покои девушки прошел в соседнюю комнату и начал молиться. Когда он закончил молиться и выходил из комнаты, юная княжна сама шла ему навстречу.

Второй случай связан с княгиней Юсуповой. У нее были очень тяжелые роды сына (впоследствии приобретшего славу убийцы Распутина), которые она, по мнению врачей, не должна была перенести.

Отец Иоанн явился в дом Юсуповых, и, пока он находился в соседней комнате и молился, княгине неожиданно стало лучше и вскоре она окончательно поправилась.


(Князь Феликс Юсупов в ночь на 17 декабря 1916 года в своем петербургском дворце вместе с другом, великим князем Дмитрием Павловичем, совершил убийство «святого старца» Григория Распутина. За что был выслан из столицы в имение Ракитное в Курской губернии. Умер в Париже в 1967 году. – Прим. перевод.)


Через год после болезни принца Ольденбургского мы все отправились в Гагры, чтобы посмотреть, как там продвигаются дела. На этот раз мы смогли разместиться в прекрасно оборудованном отеле, где заняли номер с ванной и балконом.


(В качестве иллюстрации к этим строкам в мемуарах баронессы была приклеена открытка уже советских времен, на которой над возведенным принцем Ольденбургским отелем были установлены громадные слова «Курорт Гагры», а под самой открыткой была подпись: «Санаторий имени Сталина». – Прим. перевод.)


Я была поражена тем, как была организована работа и как много удалось сделать. Мне было любопытно заметить, что все работы по металлу велись выпускниками петербургской ремесленной школы принца Ольденбургского. Каждый вечер принц устраивал совет, на котором любой рабочий мог встретиться с ним и высказать свою критику и предложения.

Грустное событие омрачило наш приезд в Гагры. Один из рабочих заболел и умер. Его похороны были назначены на 6 утра. Принц Ольденбургский при полном параде и в орденах шел за простым деревянным гробом до самого кладбища. Это была очень трогательная сцена, которая характеризует искреннюю симпатию принца к людям, которые с ним работали.


(Брак великой княгини Ольги Александровны с принцем Ольденбургским продолжался до 1915 года. В своих воспоминаниях великая княгиня напишет: «Мы прожили с ним под одной крышей пятнадцать лет, но так и не стали мужем и женой». Государь был посвящен в проблемы семейной жизни своей сестры, а потому, с Высочайшего позволения, в ноябре 1916 года в Киеве Ольга Александровна венчалась с полковником Николаем Куликовским.


В 1920 году вместе с мужем и двумя сыновьями великая княгиня сумела выбраться в Данию, откуда ее путь лежал в Канаду. На жизнь родная сестра последнего российского императора зарабатывала занятием живописью – ее работы и сегодня можно встретить на мировых аукционах.


Ольга Александровна прожила 78 лет и скончалась в 1960 году. – Прим. перевод.)

Глава 11

В предыдущей главе я упомянула, что благодаря фрейлине принцессы Ольденбургской мадемуазель Шиповой познакомилась с движением Редстока в России.

В 1894 году (перед тем, как я начала жить с Ольденбургскими) мадемуазель Шипова сказала мне, что некая леди, последовательница Редстока, придет повидаться со мной.

Зная о чрезвычайно евангелистском направлении его учения, я ожидала, что его последователи – это простые в люди в таких же простых и скромных одеяниях. Каково же было мое изумление, когда с визитом ко мне явилась княгиня Ливен, одетая, как настоящая «гранд-дама» – воплощение моды и элегантности.

Сам лорд Редсток был представлен принцессе Ольденбургской ее бывшей фрейлиной мадемуазель Нелидовой (которая умерла не так давно) и они встречались в ее дворце. Принц Ольденбургский иногда подшучивал над своей женой, напоминая ей о роли в представлении лорда Редстока петербургскому обществу, учитывая то, что она сама никогда не колебалась в своей приверженности православию.

Когда я поселилась у Ольденбургских, лорд Редсток уже был достаточно известен, и мадемуазель Шипова взяла меня с собой на собрание его последователей, которое проходило в доме княгини Ливен. Эти собрания были запрещены, но тем не менее все же имели место.

Упомянутый уже мною генерал Оржевский (начальник Тайной полиции) однажды лично явился в дом княгини и передал пожелание императора Александра Третьего, чтобы такие встречи прекратились. На что княгиня Ливен ответила, что, выбирая между службой Богу и императору, она выбирает Бога.

Больше никаких шагов для запрета подобных собраний не предпринималось. Возможно, из-за того, что княгиня была в возрасте и посчитали более мудрым просто оставить ее в покое.

В ночь с 8-го на 9 февраля (или 21 января по старому стилю) 1904 года стало известно о военных действиях со стороны Японии.

20 января в Эрмитаже состоялся вечер Оперы, а наутро принцесса Ольденбургская сказала мне, что в этот день в Зимнем дворце император сделает официальное заявление о начале войны. Первый раз в русской истории война объявлялась из Петербурга, а не из древней русской столицы – Москвы.

Так вышло, что эту новость я получила в постели, где находилась из-за болезни. Но я встала и последовала за принцессой в Зимний дворец.

Назначение военного министра Куропаткина на должность Главнокомандующего Армией стало сюрпризом для всех, кто его знал. Рассказывали, что когда император вызывал Куропаткина как военного министра, чтобы обсудить с ним имя будущего Главнокомандующего, Куропаткин явился со списком генералов, которые, с его точки зрения, могли занять этот пост. Его собственное имя было написано в верхней строчке. И императору не оставалось ничего иного, как назначить Главнокомандующим именно его.

Куропаткин был начальником штаба у знаменитого генерала Скобелева во время кампании в Центральной Азии, и только совсем немногим были известны резкие слова Скобелева о том, что способностей Куропаткина явно недостаточно, чтобы занять главенствующее место в какой бы то ни было кампании.

В глазах же широкой публики Куропаткин выглядел знающим свое дело генералом, и вся нация с одобрением восприняла его назначение на пост Главнокомандующего.

На Пасху я находилась в Тифлисе. Там я узнала горькую новость об ужасной судьбе военного броненосца «Петропавловск», который был затоплен и на котором погиб адмирал Макаров.


(Броненосец «Петропавловск» подорвался на японской мине 31 марта 1904 года. Среди погибших в результате взрыва – общее число жертв составило почти 700 человек – был знаменитый художник В. Верещагин. Чудом удалось выжить великому князю Кириллу Владимировичу, который тоже находился на борту броненосца. После 1917 года именно великий князь Кирилл Владимирович провозгласит себя новым российским императором. – Прим. перевод.)


После моего возвращения тем летом в Петергоф очень важное событие произошло в «Александрии». На свет появился долгожданный Наследник российского престола.

Нам об этом объявила принцесса Ольденбургская, хотя мы все думали, что она отдыхает в своей комнате после ланча. Радостная новость была сообщена Армии, и каждый солдат стал считаться крестным отцом Наследника.

Пока продолжалась война, императрица участвовала во многих благотворительных обществах, целью которых была помощь больным и раненым. Граф Гендриков, шеф церемоний Двора, рассказывал мне, с какими сочувствием и добротой императрица относилась к страждущим. Но иногда ее усилия, которые должны были приносить пользу, сводились на нет непорядочностью ее окружения.

Например, говорили, что собранные во время Снежного бала в Зимнем дворце средства и подарки для детей бедняков на самом деле достались слугам во дворце.

Принцесса Ольденбургская, конечно же, тоже принимала активное участие во множестве благотворительных акций, связанных с войной. Каждый четверг мы с ней приезжали в Петербург из Петергофа, чтобы проверить, что было сделано на различных складах.

По четвергам из Петербурга в Петергоф, чтобы встретиться с императором, ездил министр внутренних дел Плеве. Часто мы оказывались с ним попутчиками.


(Вячеслав Константинович Плеве занял пост министра внутренних дел России в 1902 году после убийства главы МВД Дмитрия Сипягина. – Прим. перевод.)


В один из четвергов, 10 августа 1904 года, начальник вокзала сказал принцу и принцессе Ольденбургским, что Плеве был убит бомбой возле Балтийского вокзала в Петербурге. Когда мы приехали на место, тело несчастного все еще лежало на тротуаре, покрытое полицейской шинелью.

Когда мы приблизились, шинель убрали, и мы смогли увидеть бедную жертву. Портфель с бумагами, которые он должен был передать императору, лежал рядом с телом.

Потом говорили, будто среди этих бумаг находился и неблагосклонный рапорт о деятельности премьер-министра Витте. И что Витте смог предотвратить попадание этого документа к императору при помощи Дурново, которого потом назначил на место Плеве.

В 1904 году принцесса Ольденбургская, принимавшая самое непосредственное участие в деятельности Красного Креста, отправилась на юг в Одессу, чтобы присутствовать при отправке на фронт корабля-госпиталя «Царица».

5 сентября 1905 года стало последним днем войны.

Так получилось, что как раз в тот момент освободился пост генерал-губернатора Кавказа, и ходили слухи, что он будет предложен генералу Куропаткину.

Услышав об этом, княгиня Мухранская, близкая подруга сына последнего Наместника, телеграфировала в Петербург: «Voulons pas perdix, voulons aigle» («не хотим куропатку, хотим орла». – Прим. перевод.), обыграв фамилию Куропаткина.


(Примечание: Пост Наместника был упразднен и вместо него введена должность генерал-губернатора.)


Весьма существенный факт, имевший отношение к русскому флоту, проявился на фоне последней войны. Оказалось, что великий князь Александр Михайлович (муж сестры императора великой княгини Ксении Александровны) посылал императору рапорт о чудовищном состоянии кораблей, предупреждая, что они станут легкой добычей при атаке вражеской силы.

В то время его дядя, великий князь Алексис, был главой Адмиралтейства. Он и старшие члены императорской Семьи предали смеху критику молодого члена их Семьи и убедили императора не придавать значения рапорту.

Все это привело к катастрофе при Цусиме, которая могла бы быть предотвращена, если бы предостережения Александра Михайловича были вовремя услышаны.


(Великий князь Алексей Александрович, генерал-адмирал и председатель Адмиралтейств – совета, подал в отставку после катастрофы при Цусиме, и 2 июня 1905 года был уволен императором со всех постов. По разговорам в свете, великий князь был женат морганатическим браком на фрейлине Александре Жуковской, дочери поэта Василия Жуковского. Скончался в Париже в 1908 году. – Прим. перевод.)

Глава 12

Катастрофа японской войны привела к большим социальным потрясениям в Российской империи.

9 января (22-го по старому стилю) 1905 года толпа рабочих под предводительством попа Талона отправилась с лозунгами в Зимний дворец, чтобы лично передать свои жалобы императору. К сожалению, императору посоветовали не появляться перед толпой.

А та, несмотря на предупреждения не приближаться ко Дворцу, продолжала идти, что привело к ужасному результату – войска открыли по рабочим огонь, было очень много жертв.

Всего за несколько мгновений до этого мы видели из окна дворца Ольденбургских марширующих рабочих, еще не подозревающих о том, что их ждет. Этот день вошел в историю, как «Кровавое Воскресенье», зловещая дата.

Осенью того же года я оказалась в Гратце в Австрийском Тироле. Узнав из газет о растущем числе забастовок и нехватке продуктов в России, которые вызывали большое беспокойство властей, я решила, что, возможно, мой долг – вернуться в Петербург и находиться рядом с принцами Ольденбургскими.

Я отправила им об этом телеграмму, на которую получила ответ: «Пережди до конца забастовки». Тогда же я получила письмо от принцессы Анхальт, которой тоже писала о своем желании вернуться в Россию.

«Pauvre Babo! – писала она. – Ты не сможешь сейчас отправиться в Россию ни по земле, ни по морю».

Упоминание моря тут же дало мне идею, несмотря на замечание принцессы, вернуться в Россию на корабле.

Я немедленно отправилась в Баден, чтобы увидеть мать принцессы Анхальт, которая была сестрой принцессы Ольденбургской. Хотела спросить ее совета, должна ли я на самом деле постараться вернуться в Петербург.

Принцесса Баденская сказала мне, что ее сестра не собирается покидать Россию и если я хочу, то могу отправиться домой морем в сопровождении эскорта, вместе с русским министром в Карлсруэ, который совсем скоро отправлялся в путь. Это решило все, и я поехала вместе с ним.

Мы прибыли в Кронштадт в тот момент, когда он обстреливался революционерами. Я, правда, этого не заметила, так как спокойно спала.

Вместо того чтобы попробовать высадить пассажиров в Кронштадте, наш капитан направил судно в Петербург. Там я надеялась, что меня, как обычно, встретит карета и лакей в ливрее.

Карета была на месте. Но, к моему изумлению, вместо ливреи лакей был облачен в простое пальто и шапку. Как мне потом сказали, это было сделано, как мера предосторожности от революционеров.

Я находила все происходящее в стране довольно мрачным. А ежевечерние рапорты, которые доставлялись во дворец Ольденбургских, ясно указывали, что оставаться в России было опасно.

В итоге через две недели после моего прибытия я снова была на корабле, правда, на сей раз в компании принца, принцессы и их секретаря.

Из-за шторма наше плавание затянулось, и запасы еды на борту подходили к концу. Принц тем не менее, казалось, получал удовольствие от качки. И вел себя словно школьник-проказник, в шутку спрашивая у жены, не хочет ли она получить от него в подарок яхту.

Мне удавалось оставаться более-менее в форме благодаря белому вину и сигаретам, которые я никогда до этого не употребляла.

Когда мы прибыли в Сеттин, то обнаружили там принцессу Баденскую, которая очень волновалась за нас. Оказалось, что в газетах написали, будто наш корабль пошел ко дну.

30 октября императорским Манифестом было объявлено о созыве Первой Думы. Это событие широко обсуждалось.

11 мая 1906 года, когда мы только собирались выехать из Гратца в Россию, меня посетило дурное предчувствие. И точно, прибыв 13 мая в Петербург, из газет я узнала о смерти мой племянницы, которая была женой моего нынешнего мужа.

Я прямиком направилась на похороны, где, конечно же, меня никто не ждал, так как о моем прибытии в Петербург было неизвестно.

Наступившее лето Ольденбургские и я, как обычно, провели в Петергофе.

Политическая атмосфера была в то время чрезвычайно оживленна. Русский парламент – Первая Дума – просуществовал всего два месяца и был распущен. После выборов в марте 1907 должна была открыться Вторая Дума.

Я видела императора на обеде у Ольденбургских 6 марта, через день после открытия Второй Думы. Он показался мне меньше всего увлеченным последними политическими событиями. Все вокруг него что-то говорили, а он только слушал. Обсуждалось смещение премьер-министра Горемыкина.

Оказалось, Горемыкин чрезвычайно обижен из-за того, что ему пришлось освободить свое место для Столыпина, бывшего министра внутренних дел.

Став премьер-министром, Столыпин сохранил за собой и портфель министра внутренних дел.


(В 1914 году Иван Горемыкин, с подачи Григория Распутина, вновь занял пост премьер-министра России и оставался на нем вплоть до января 1916 года. После февральской революции был арестован, а затем выслан в Сочи, где вместе со всей семьей был убит во время разбойного нападения на его дачу в декабре 1917 года. – Прим. перевод.)

Глава 13

В 1907 году состоялась моя помолвка с бароном Александром Мейендорфом. Незадолго до этого мой жених взял меня в Елагинский дворец на Каменный остров, чтобы представить премьер-министру Столыпину, который приходился ему двоюродным братом.


(Петр Аркадьевич Столыпин – один из самых знаменитых премьеров царской России. Родился 12 апреля 1862 года в Дрездене. Приходился троюродным братом поэту Михаилу Лермонтову. Был женат на праправнучке генералиссимуса Суворова Ольге Пейдгардт, которая первоначально была невестой его брата Михаила. Последний стрелялся из-за Ольги на дуэли и был смертельно ранен. За несколько мгновений до смерти Михаил благословил Петра на брак со своей невестой.


Автор целого ряда экономических реформ и ставшего афоризмом высказывания: «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» Пережил 10 покушений, смертельным оказалось 11-е покушение. – Прим. перевод.)


После знакомства Столыпин пригласил меня на прогулку по саду. Комментируя мою приближающуюся свадьбу, он заметил: «Александр из тех мужчин, что камня на камне не оставит, пока не сделает вас счастливой».

3 июня 1907 года наша свадьба состоялась в домашней церкви во дворце Ольденбургских. Принц и принцесса в это время находились за границей, но мой брат и его жена на торжестве присутствовали.

Прием состоялся в Юридической школе, инспектором которой был мой муж.


(Примечание: Он оставил свой пост лектора в университете во время революции 1905 года в знак протеста против непоследовательного поведения некоторых профессоров, которые, решив продолжать лекции, потом забросили их. На одном из митингов, устраиваемых студентами во время забастовки, на которую были приглашены профессора, мой муж выступил с речью, в которой критиковал студентов и осуждал забастовку. Ответом ему было молчание. А когда он проходил на свое место, то услышал, как кто-то из студентов сказал: «Вы предлагаете нам ждать Второго пришествия!»)


После приема мы отправились в имение семьи моего мужа – Клейн Руп (Klein Roop) в Ливонии.


(Примечание: Теперь это часть Латвии).


Дом был построен в 13 веке. Его стены были так толсты, что внутри некоторых из них были устроены комнаты.

В имении мы оставались до осени, а затем отправились в Германию в Веймар, чтобы навестить мать моего мужа, а затем поехали в Базель.

Аккурат в день нашей свадьбы был опубликован императорский Указ о выборах в Третью Государственную Думу. И пока мы находились в Баден-Бадене, мой муж получил телеграмму из Риги, в которой говорилось, что он избран в Думу как один из трех представителей от Ливонии (сегодняшней Латвии. – Прим. перевод).

В октябре мы вернулись в Петербург на открытие 3-й Думы. Мой муж был избран вице-президентом (заместителем председателя), и это стало началом его политической карьеры, которая в общей сложности продолжалась десять лет.

Политика тем не менее никогда не была при званием Александра или пределом его мечтаний. Его отличали любовь к справедливости, примирению и умеренности, а эти качества вовсе не способствуют легкому пути к успеху на политической арене.

Его озабоченность ущемлением политических прав Финляндии тоже была не по вкусу национальному большинству Думы.

Пост вице-президента не был ложем, усыпанным розами. Вскоре после открытия 3-й Думы стало известно, что один из ее членов, избранный благодаря влиянию правительства, был, по мнению моего мужа, абсолютно некомпетентен.

Муж предложил Столыпину поднять вопрос об отставке этого члена, добавив, что если не он, то Дума сама это сделает. Столыпин отказался и заметил, что национальное большинство в Думе не согласится отменить результаты выборов одного члена, который, несмотря на свою фамилию (Шмидт), был защитником русских в наполовину польской провинции (Минск).

После этого муж взял инициативу в свои руки, и большинство Думы проголосовало, чтобы названный член покинул Думу. Перед тем как сделать это, Александр ушел с поста вице-спикера. Правда, вскоре после этого он был вновь на него переизбран.


(Два года спустя в дипломатической переписке барона де Стааля, русского посланника в Лондоне (1886–1902), муж встретил доклады, датированные маем 1890 года, со ссылкой на Г. Шмидта).

(Речь идет о Густаве Шмидте, морском офицере. В 1891 году он был признан виновным в передаче германскому атташе информации об укреплениях крепости Кронштадт, за что получил 750 рублей. Военно-морской суд приговорил его к лишению всех прав и ссылке в Сибирь. Через несколько лет Шмидт был помилован Государем, специальным указом из его послужного списка было изъято упоминание о проступке. После событий 1905 года Шмидт, восстановленный в звании, начал активно заниматься политикой и был избран членом Третьей Государственной Думы от русского населения Минской губернии. Когда о прошлом Шмидта стало известно, он был исключен из числа депутатов. Умер в 1909 году. – Прим. перевод.)


По этому случаю была шумная сцена в Думе. Причиной стало непарламентское выражение, с которым обратился к своим оппонентам архиепископ Евлогий (на сегодня он является митрополитом всей Русской Церкви за рубежом).


(Архиепископ Евлогий был членом 2-й и 3-й Государственных Дум. В 1920 году эмигрировал из Новороссийска в Константинополь, а оттуда в Белград. В 1922 году переехал в Париж, где стал одним из организаторов Свято-Сергиевского богословского православного института. Скончался 8 августа 1946 года в Париже. – Прим. перевод.)


Мой муж, как вице-спикер, счел себя обязанным строго, но очень учтиво, призвать его преосвященство к порядку. В связи с этим крайне правые подняли большой шум. Один из них, священник, своим крестом так бил по столу, что сломал его.

Заседание было приостановлено. То, что произошло далее, очень характеризует моего мужа: он спокойно покинул здание Думы и отправился играть в теннис.

Через несколько месяцев после этого инцидента один из священников, который принимал участие в беспорядках, подошел к моему мужу и извинился, сказав, что вел бы себя совсем иначе, если бы понимал и смог оценить тогда, как сделал сейчас, истинный характер вице-спикера.

Один из наших друзей, М. Стахович, со смехом заметил Александру, что «святые никогда не бывают хорошими политиками».


(последний абзац зачеркнут)


Политика немного вошла в атмосферу нашей домашней жизни в Петербурге. Я большую часть времени бывала одна и по вечерам ходила играть в бридж к принцессе Ольденбургской, которая, о Боже, была к этому моменту инвалидом – ее парализовало практически сразу же после моей свадьбы.


С мая по октябрь мы обычно проводили время в Клейн Рупе (Mas Straupe на латышском). Четыре недели каникул на Рождество, четыре на Пасху и три дня на Троицу мы также проводили там.

На короткое время каждое лето я отправлялась в Петергоф к Ольденбургским, пока мой муж находился за границей у своей матери.

Летом 1908 года, во время ежегодного визита мужа в Веймар, мой брат Георгий, его жена и несколько племянниц и племянников присоединились ко мне в Клейн Рупе. Это было чудное время, большую часть которого мы провели на реке.

Из Клейн Рупа Георгий с женой отправились в Петербург, где им нанес визит старинный друг моего брата Михаила – князь Хилков. Князь был строгий последователь Толстого и зачастую сам страдал из-за своих принципов. Однажды полиция провела в его доме обыск. Мать Хилкова, подчиняясь властям, увела детей князя из дома.

Тем ноябрем Георгий и Эло, следуя обратно на Кавказ, попали в жуткий шторм на Черном море. Черное море вообще славится неожиданными и сильными штормами. И в этот раз оно просто подтвердило свою репутацию. Было так холодно, что брызги волн превращались в кубики льда, едва коснувшись палубы. Из-за этого корабль больше походил на льдину и едва не затонул.

Два печальных события произошли в нашей семье перед Великой войной: убийство Столыпина и смерть моей невестки.

Столыпин был двоюродным братом моего мужа. Их матери были дочерьми князя Михаила Горчакова, который сменил Меншикова в командовании Русской Армией на Крымской войне. Затем Горчаков стал Наместником в Польше, и так получилось, что аккурат во время его пребывания на этом посту (он заступил в 1861 году) началась подготовка известных революционных событий, разразившихся в 1863 году. Сам Горчаков умер в 1861 году.

Член Государственной Думы от Польши Дмановский, которого мы встретили в Лондоне в 1916 году, сообщил нам, что смерть Столыпина стала первым политическим убийством в России, в котором социалисты-революционеры отрицали свое участие.

Потом появились основания для подозрения в организации этого убийства саму полицию. Если трагедия и не была непосредственно спровоцирована полицией, то могла случиться лишь при преступной халатности с ее стороны.


(Покушение на Столыпина произошло 1 сентября 1911 года в Киеве, где премьер-министр находился вместе с Царской Семьей по случаю открытия памятника Александру Второму. Террорист выстрелил в Столыпина в театре, где тот присутствовал на спектакле «Сказка о царе Салтане». Через несколько дней премьер-министр скончался. – Прим. перевод.)


В начале 1912 года я отправилась в Одессу, чтобы находиться рядом с моей невесткой, которой предстояла операция по удалению раковой опухоли.

После визита к Эло я поехала в Гагры к принцам Ольденбургским, которые в это время там находились.

Было очень интересно увидеть результаты «творчества» принца по прошествии десяти лет. Теперь в Гаграх был новый отель, возведенный по последним европейским стандартам комфорта и роскоши. На каждые две комнаты была своя ванная. На фронтоне висели часы, которые работали от электричества, и был разбит сад с банановыми деревьями. Гагры превратились в миниатюрный современный европейский курорт всего за десять лет!

Принц теперь жил в собственном доме, построенном из местного серого камня. И было забавно вспоминать о маленькой деревянной хижине, которая всего десять лет назад стояла на этом месте.

В середине марта я вернулась в Петербург, но через две недели моя невестка умерла, и мне пришлось вернуться в Сухуми. Невестку похоронили там же, где и моих родителей, в Моквах.

По дороге в Моквы люди присоединялись к процессии, и когда мы проходили мимо монастыря в Дранди, то сделали остановку и монахи провели службу.

Церковь в Моквах построена на холме. Для того чтобы попасть в нее, нам пришлось перейти реку вброд, так как моста не было. Пока мы пересекали реку, абхазы на лошадях поддерживали катафалк, иначе он мог бы перевернуться. Мы сами сидели в обычных экипажах, и вода доходила до их ступенек.

В Моквах мы остановились в монастыре как гости русских монахинь. Сама церковь была заброшена со времени смерти моего отца, и только один священник жил неподалеку.

Несколько лет спустя три монашки прибыли в Пасхальную ночь и хотели основать монастырь, но монахи из новоафонского монастыря, что возле Сухуми, испугались соперничества и не позволили им это сделать.

Эту историю я услышала от священника в Моквах, когда много позже ехала в Очамчири навестить могилу моего отца. Я попросила этого священника пригласить ко мне настоятельницу. Когда она пришла, я сказала ей, что если она приедет в Петербург, я попробую помочь в осуществлении ее проекта.

Она действительно приехала в столицу. И там, в один из дней, совершенно случайно, я встретила Саблера – обер-прокурора Святейшего Синода. Я пригласила его в свою карету и по пути рассказала ему всю историю. В результате он дал свое разрешение, и монастырь был основан.

После похорон Эло я вернулась в Петербург. В 1913 году мой брат приехал ко мне в Клейн Руп, все еще пребывая в печали. Но мой муж сделал все, чтобы его развлечь, пригласив на охоту на куропаток.


(Право вернуться в Абхазию Георгий Шарвашидзе получил только в 1905 году. Свои последние годы он провел на родине. Светлейший князь был большим патриотом своей страны.


Его правнучка Тамара Твиниашвили рассказала, что во время большого приема в честь иностранных гостей, устроенного в 1910 году в Гаграх принцем Ольденбургским, у одного из приглашенных пропало пальто. В итоге в немецкой газете появилась довольно ядовитая статья журналиста Лоренса, в которой грузины были выведены чуть ли не как дикари из медного века. Узнав об этом, Светлейший князь Шарвашидзе попросил редактора немецкой газеты «Берлинер тагеблатт» опубликовать свой ответ на статью Лоренца.


«Да, мы отстали от цивилизации; нет у нас ни сутенеров, ни шантажистов, ни африканских дельцов и т. д. – писал Георгий Шарвашидзе, – и, представьте себе, что хотя такая отсталость может и делает нас похожими на людей медного века, но об этом не сожалеем; находим, что не следует усваивать себе весь хлам, именуемый некоторыми прогрессом. А мы стараемся выбирать из него, как жемчужины, выдающиеся произведения литературы и искусства; следим за открытиями в науке; словом, берем лишь то, что считаем с пользой применимым к жизни и обществу.


Так, бесхитростно мы живем, и если бы г. Лоренц больше вникнул в бытовые стороны, он бы понял все это и многое другое; узнал бы, что этот народ, к которому он отнесся презрительно, имеет блестящее историческое прошлое; что грузины рыцари, ходившие в крестовый поход поборниками первого христианства, стояли у врат Кавказа на часах с мечами наголо в течение пятнадцати веков не для того, чтобы врываться в чужие страны и расхищать чужое добро, а для защиты отечества, для охраны христианской культуры и гражданского быта; узнал бы также, что у грузин есть богатейшая древняя эпическая литература, сравниваемая с мировыми произведениями; узнал бы, что в иерархии грузинских царей и народа встречаются имена необыкновенных героев и людей гениальной мудрости и т. д.


Можно бы еще многое сказать, но золотую страницу прошлого этого народа, омытую слезами и кровью всей нации, нельзя передать в газетном столбце. По правде говоря, и не стоит. К чему метать бисер…


Св. Кн. Г. М. Шарвашидзе». – Прим. перевод.)


9 ноября у меня была серьезная операция, но уже 14 декабря я замечательным образом поправилась и была в силах отправиться на санях из Ведена в Клейн Руп.

Жизнь в Клейн Рупе протекала без особых событий, тихо и спокойно, и была полна интимными радостями.

Нашими ближайшими соседями были Розены. Барон Розен был очень славным, мудрым и светлым человеком. Но истинным главой дома была его жена, мудрая женщина с сильным характером. Именно она была тем, кто задает тон и определяет баланс повседневной жизни семьи.

Все соседи любили и уважали ее. И потому ее смерть в 1915 году после рождения шестой дочери стала таким же горьким событием для соседей, как и для семьи.

Все дочери воспитывались их очаровательной теткой – сестрой матери – строго в том духе, который избрала покойная мать. Сегодня они все замужем и имеют собственных чудных детей.

Нашими другими соседями были Кампенхаузены. Я хотела бы задержаться на описании этих добрых друзей, так как они незаслуженно пострадали во время войны, когда – о, Боже! – столько несправедливых упреков пришлось выслушать ни в чем неповинным людям, страдающим из-за клеветы тайных врагов, обвинявших всех, кто не выражал недовольства германофилами.

Барон Кампенхаузен – очень образованный зоолог – был довольно привлекательной личностью с чистой, как кристалл, душой. Его жена была моей очень близкой подругой, и я всегда буду помнить те интереснейшие дискуссии, которые происходили в их доме и в которых она с энтузиазмом, искренностью и благородством чувств принимала самое активное участие.

Кампенхаузены имели несколько сыновей и одну дочь. Их десятилетний сын был моим любимчиком. Он был деликатен, писал стихи и всегда говорил обо мне как о «моем друге, старой баронессе Мейендорф».

В 1916 году Кампенхаузены, вместе со многими другими из нашей местности, по требованию военных властей, обвинивших их в сочувствии Германии, были на время войны сосланы в Сибирь. Только детям и 75-летней бабушке, к счастью, позволили остаться дома.

Незадолго до того, как был получен приказ о высылке, я прогуливалась по саду. Мой муж выглянул в окно и обратился ко мне: «Возможно, я должен подготовить ходатайство о Кампенхаузенах, ибо чувствую, что скоро придет их черед».

Ходатайство заключалось в том, чтобы позволить Кампенхаузенам совершить поездку в Сибирь за свой счет как обычным пассажирам, а не под конвоем, словно преступникам. Поскольку ехать предстояло через Петербург, где до этого никто из Кампенхаузенов не бывал, я решила сопровождать их и разместить на время в нашем доме.

Барону предстояло уехать первым. Под эскортом он был сопровожден в Волк. Мы с его женой и сыном отправились вслед за ним, надеясь присоединиться к барону на следующий день. Никогда не забуду первую часть нашего путешествия. Мы втроем молча сидели в вагоне, глядя за окно, где уже было темно и падал снег. Нам предстояло проехать около 14 верст до Вендена, и на сердце было тяжело.

В Вендене мы остановились у наших друзей. Всю ночь я слышала рыдания баронессы и ее сына, раздававшиеся из соседней комнаты. В 6 утра мы отправились в Волк, где надеялись найти барона, но, впустую прождав его, уехали в Петербург одни. Лишь на следующий день барон прибыл в наш дом, и только тогда конвой наконец оставил его.

Мои гости интересовались достопримечательностями Петербурга – Эрмитажем, соборами и так далее. Те несколько дней, которые им позволили провести в столице, промчались очень быстро. Конечно же, им очень хотелось, чтобы разрешение на пребывание в Петербурге было продлено, и я попыталась им помочь. Отправилась к Белецкому, заместителю министра внутренних дел, и он дал разрешение. В этом мне очень помогла моя кузина, княжна Шарвашидзе, фрейлина императрицы.


(Княгиня Мери Шарвашидзе была фрейлиной императрицы Александры Федоровны.

О ее судьбе – в приложении № 4. – Прим. перевод.)


С началом Рождественского поста Кампенхаузенам все-таки пришлось отправиться в Сибирь. Я дала им с собой маленькую елочку. Они хранили деревце в течение всего заключения в Иркутске и когда после первой революции вернулись домой, то высадили елочку в своем саду.

После большевистской революции Кампенхаузены уехали в Ригу, но барон был арестован и выслан оттуда в качестве заложника в тюрьму в Вендене, в нескольких милях к северу от Риги. Тем не менее он не потерял себя, и когда стало известно, что антибольшевики находятся уже неподалеку от Риги, он сказал заключенному, который находился с ним в камере: «Завтра я вернусь в наш загородный дом».

Когда наступил следующий день и тюремщик назвал имя барона, он решил, что его собираются освободить, и пошел на встречу с тюремщиком с Библией в руках. Но вместо освобождения барон был расстрелян выстрелом в затылок.


(Библия и «Восхищение героями» Карлайла были среди любимых книг барона.)


Когда Венден освободили от большевиков, тело барона было перевезено в его загородное имение и там предано земле.

В настоящий момент его сыновья живут в Германии. А жена и дочери по-прежнему живут то в одной, то в другой части их старого имения, большая часть которого была конфискована согласно Латвийскому Земельному акту 1919 года.

Еще одним нашим соседом был местный доктор Лемониус – бывший военный врач Русской армии, очаровательный и образованный человек. Он был сыном директора знаменитой гимназии в Петербурге {речь идет о Вильгельме Лемониусе, директоре 3-й гимназии. – Прим. перевод.), а его жена была дочерью директора другой такой же знаменитой школы.

Вообще вся семья Лемониусов была очень талантлива: отец играл на виолончели, дочь музицировала на фортепиано. Мой муж часто присоединялся к ним со скрипкой. Мы в это время с женой Лемониуса играли в карты и слушали концерт трио. Какие счастливые времена были тогда!

Во время Великой войны (Первой мировой, 1914 года. – Прим. перевод.) часть нашего дома была превращена в госпиталь. Лемониус служил у нас бесплатно, приходя дважды в день в любую погоду и проводя операции.

Лемониус умер от туберкулеза в возрасте 70 лет. Одной из причин ухудшения его здоровья, приведшего к смерти, было горькое известие о том, что его имя находится в списке на высылку.

Еще одним нашим другом был местный лютеранин викарий Гросс, скромный, прекрасный человек. У него была больная жена и десять детей. Как прогерманцу ему тоже грозила высылка. На время мы смогли защитить его. Позднее, когда к власти пришли большевики, Гросс был помещен в новгородскую тюрьму, где и умер от тифа.

Даже страшно подумать, как мирная и культурная атмосфера всех этих домов была разрушена злобной ненавистью тех, кто их окружал.

Крестьянское население Ливонии состояло из латышей, талантливых и одаренных людей. Но казалось, что их главным чувством была ненависть к богатым землевладельцам.

Отношение рабочих нашего имения к моему мужу тем не менее всегда было очень дружелюбным, и они, да и вся нация, были чрезвычайно благодарны ему за выступление в Думе, во время которого он публично заявил, что латыши готовы к самоуправлению. После этой его речи он получил множество телеграмм с признательностью от представителей самых разных классов страны.

Это, конечно, не спасло Александра и его мать и брата от потери без какой бы то ни было компенсации почти всей их собственности после выхода Земельного Закона 1919 года.

Такая же участь постигла всех крупных землевладельцев. Все случилось во время «медового месяца» латышской независимости. Впрочем, вся Восточная Европа прошла через это, избавляясь от «ненавистной» элиты.

Латыши очень музыкальный народ, их хоры славятся поистине бриллиантовыми голосами. Они также превосходные актеры. Концерты и спектакли в местных сельских клубах неизменно становились заметными событиями в жизни общества.

Я хорошо запомнила превосходную актрису – прачку по профессии, – которая обычно играла роли комических старух. К одиннадцати часам вечера в клубе все обычно заканчивалось самым благопристойным образом. Но после того как женщины расходились по домам, мужчины начинали жестоко пить.

Женщины из народа в целом были трудолюбивы и разбирались в национальном искусстве, мужчины и женщины читали книги и газеты.

В 1914 году кузина моего мужа – графиня Орлова-Давыдова – со своими двумя чудными детьми, девочкой 9 лет и мальчиком 7 лет, приехала к нам в гости.

Их бабушка, баронесса Стааль, также составила им компанию. Она была урожденная Горчакова и являлась вдовой барона Стааль, который в течение 17 лет был послом в Лондоне.

Графиня Орлова-Давыдова во время своего пребывания у нас то и дело ездила в Петербург. Так получилось, что она оказалась в поезде, следующем в столицу, в день, когда было объявлено о начале войны с Германией.

Состав был заполнен людьми, спешащими домой с морских курортов, расположенных возле Риги. О предстоящей войне говорили с юмором, звучали даже замечания, что это пародия.

Все, конечно, теперь хотели сделать что-то особенное. Мы переделали часть нашего дома в госпиталь для выздоравливающих солдат и уже в октябре приняли первую партию.

Я навещала наших соседей и по возвращении обнаружила госпиталь полностью освещенным – мне сказали, что в 10 часов прибудут постояльцы. Мы тут же приказали заложить лошадей и вместе с соседями отправились на станцию встречать гостей. Мы прождали до 4 часов утра, и когда наконец они прибыли, сразу же отвели их в буфет и напоили горячим чаем.

Несмотря на то что стоял всего лишь октябрь, было уже довольно холодно. И потому приехавшие особенно наслаждались теплотой комнат и горячими напитками. Они проделали путь в 15 миль до Клейн Рупа.

Моими помощницами в госпитале были дочь и жена нашего арендатора. Последняя присматривала за домашним хозяйством, под ее началом находились четыре служанки и несколько мужчин, которые отвечали за наиболее сложную работу. В госпитале было 20 коек, установленных в пяти больших комнатах, работали хирургическая сестра и нянечка, присматривающие за пациентами.

Моей задачей было беседовать с больными и читать им книги. Я находила свое общение с ними очень полезным, ибо рассказы солдат были полны врожденной житейской мудрости.

Как-то утром я застала раненых за оживленной дискуссией. Когда я спросила, о чем они говорят, мне, довольно спокойно, надо заметить, ответили, что пытаются разобраться, что же стало причиной войны.

Это выглядело трогательно, когда летними вечерами из открытого окна слышалось мужское пение – вечерний гимн «Коль славен» и национальный гимн России.

К августу 1916 года через наш госпиталь прошло около сотни человек. В сентябре мы отправились в Рим навестить мою свекровь.

Глава 14

Мы провели часть октября и ноября 1916 года в Риме, где мать моего мужа жила со времени начала войны.

Само путешествие в Рим было сопряжено с риском, так как нам пришлось пересечь Северное море, где вражеские подлодки проявляли большую активность. Наш путь лежал через Финляндию, Норвегию, Швецию, Данию и через Ньюкасл.

Несколько дней мы провели в отеле Де Вер в Кенсингтоне в Лондоне, где посетили Палату Общин. Мой муж на тот момент являлся членом Государственной Думы, и мы слушали дебаты с галереи для «выдающихся посетителей». Я сохранила входной билет на память, но, увы, как и все прочие сувениры, он был утерян во время русских беспорядков.

Наш визит в Палату Общин был особенно памятен тем, что аккурат в то время Ллойд Джордж сменил Асквита на посту премьер-министра Англии и мы стали свидетелями их выступлений.

Перед тем как покинуть Лондон, мы смогли повидать кузена моего мужа – Георгия Чичерина (впоследствии ставшего министром иностранных дел в Советском правительстве). На тот момент он жил в Лондоне.

Мы привезли для него из России письма от его брата и сестры. Мой муж написал Чичерину, что мы в Лондоне, и он хотел бы с ним повидаться. Так как мы не получили от него никакого ответа, то решили, что Чичерин не собирается приходить. Лишь в последний момент мы получили от него письмо, в котором он назначал встречу в саду Кенсингтона.

Муж нашел его мало изменившимся, хотя последний раз они виделись в 1904 году. Георгий Чичерин предвидел возможность революции, чувствовал, каким потрясением для его нервов она станет, и уже в 1902 или 1903 году покинул Россию по собственной воле. Он оставил имущество, которое получил по наследству от дяди – Бориса Чичерина (известного философа. – Прим. перевод.) – своему кузену и перевел свои деньги за границу.

Поначалу он приехал в Берлин, где вскоре сблизился с русскими политическими беженцами и, сочувствуя их положению, вызванному революцией, через какое-то время присоединился к международному крылу, к группе Мартова.

Вскоре ему пришлось покинуть Пруссию, и он отправился в Англию. Здесь он начал писать для газеты «Искра», редактируемой Лениным, под псевдонимом «Ордин».

Как пацифиста его на время интернировали в тюрьму в Челси. Но он был очевидно доволен своей участью, так как писал старой немецкой гувернантке своего кузена, барона Николаи, в Петербург: «Скажи, чтобы мои родственники не беспокоились обо мне, так как со мной обращаются очень хорошо».

В то время никто не мог и представить, какую большую роль ему предстоит сыграть в истории России.


(В 1917 году Чичерин вернулся в Россию и стал заместителем наркома иностранных дел Льва Троцкого. В 1918 году стал наркомом иностранных дел и занимал эту должность до 1930 года. Ленин называл Чичерина «великолепным работником, добросовестнейшим, умнейшим, знающим». Умер в Москве в 1936 году. – Прим. перевод.)


Из Лондона мы отправились через Симплон и Домодоссола в Италию. В паспорте моего мужа было указано, что он член Государственной Думы России, и было забавно слышать, как итальянцы, видя эту запись, восклицали: «А, депутато руссо!»

В Риме я снова встретилась со своей старинной подругой, княгиней Барятинской (племянницей фельдмаршала). С ней я и проводила большую часть времени, пока мой муж бывал со своей матерью.

По вечерам мы слушали чтение отрывков из дневников отца княгини, который был морским офицером. Дневник оказался довольно забавен, поскольку автор был человеком веселым и умел пошутить.

Мы часто ходили на вечера к русскому посланнику Гирсу, где встречали интересных людей, среди них – Барреца.

Моя свекровь, одетая в черное и с императорским шифром, на этих вечерах всегда производила величественное и яркое впечатление. Она вообще была примечательной женщиной, с мужским умом и характером.

Она осталась вдовой в 20 лет с четырьмя сыновьями и маленьким доходом, на который сумела поднять детей. Ее муж был дипломатом и русским посланником при Папском дворе, а затем министром в Карлсруэ в великом герцогстве Баденском. Там он и умер.

После смерти мужа моя свекровь решила, что Веймар – это лучшее место, где ее дети смогут получить образование. Атмосфера Клейн Рупа с ее немецким шовинизмом – национальным и религиозным – казалась ей неприемлемой. Там не было простора для ее ума. Кроме того, она была русской и православной.

Последней каплей, заставившей ее с детьми покинуть Клейн Руп, стал инцидент, когда опрокинулись сани, в которых они сидели. «Это невозможно, – воскликнула женщина, – жить в такой варварской стране, где не могут даже нормально править!»

С 1864 по 1927 год она жила за границей, так ни разу и не навестив Клейн Руп. Зиму проводила в Риме, а лето в Веймаре. Именно там она и услышала известие о начале Великой войны 1914 года. Немецкое правительство хотело выслать ее в Россию, но благодаря дружескому участию принца Булова ей позволили уехать в Рим.

Мне бы хотелось задержаться в Риме, но муж стремился вернуться домой. В конце ноября мы покинули итальянскую столицу и через Швейцарию и Францию отправились в Лондон. Здесь мы снова провели несколько дней с Чичериным.

Рождество мы встретили в Петербурге, а Новый год вновь отпраздновали в Рупе. Здесь мы оставались вплоть до открытия Думы.

На церемонию открытия я отправилась вместе с подругой. Мы сидели в галерее, когда, к нашему изумлению, в Зале появился император, сопровождаемый своим братом. Высочайший визит был настолько неожидан, что мой муж даже отсутствовал в тот момент.

Это был последний раз, когда я пела национальный гимн «Боже, царя храни».

Через несколько дней император принял во Дворце нескольких членов Думы, среди которых был и мой муж.

Описывая тот прием, муж рассказал мне, как тяжело и больно было ему видеть Наследника, стоявшего, молча и застенчиво, рядом с отцом, державшим его за руку. Когда цесаревича потом спросили, как ему понравился прием, мальчик ответил: «Как можно получить удовольствие, когда твой отец держит тебя за руку и не позволяет вымолвить и слова!»

Глава 15

Накануне революции Керенский выступил, как считалось, с хорошей речью в Думе. Правда, на меня она не произвела особого впечатления. Мне казалось, что я, скорее, слушаю потуги юного школьника, нежели выступление зрелого политика.


(Александр Федорович Керенский, глава Временного правительства, закончивший свои дни в возрасте 8 9 лет в эмиграции. Сын директора симбирской гимназии, в которой учился Владимир Ленин. Будучи депутатом 4-й Государственной Думы, призвал депутатов не подчиняться указу императора о роспуске Думы. Указ был подписан 26 февраля 1917 года, что и стало поводом для того, чтобы назвать революцию «февральской».


В октября 1917 года бежал из Зимнего дворца на захваченном его адъютантами автомобиле американского посольства. По воспоминаниям писателя Сомерсета Моэма, находившегося в те дни в Петрограде, Керенский запомнился ему тем, что бесконечно произносил речи. – Прим. перевод.)


Выступление в тот раз не было закончено, так как заседание отложили и мой муж сумел достать для меня пропуск на следующий день, чтобы я сумела наконец дослушать речь.

Но на другой день муж пришел домой и сказал, что речь не будет закончена уже никогда, так как Дума распущена. А еще через день стало известно, что солдаты нескольких полков бежали из своих казарм, захватив оружие, и теперь раздают его народу.

Члены Думы решили провести неофициальное собрание, на котором присутствовал и мой муж. Но едва они собрались, когда стало известно о поездке Шульгина и Гучкова к императору с требованием отречения.

После этого мой муж отказался идти в Думу, так как не хотел нарушать клятву верности, данную императору. Его друг посмеялся над этим его решением. «Брось, – сказал он. – Это всего лишь твои феодальные предрассудки».

Череда беспорядков и путаницы тем временем лишь набирала оборот.

Великий князь Кирилл прибыл с полком моряков, и никто не знал, чью сторону они примут – монархистов или революционеров.

Тем не менее я еще могла свободно передвигаться по улицам. Как-то я проходила мимо Военных складов и заметила, как толпа сбивала двуглавого орла, до этого венчавшего входные двери. Я спросила окружавших меня людей, зачем они это делают. Но они оставались немы и продолжали действовать крайне сосредоточенно.

В первый день революции принцесса Ольденбургская прислала за мной машину, чтобы та доставила меня к ней на партию в карты. Вечером машина доставила меня обратно домой.

На следующий вечер я попросила принцессу одолжить машину, чтобы я могла поехать на Выборгскую сторону проведать подругу. Принцесса выполнила мою просьбу, и я смогла съездить туда и обратно без всяких происшествий.

На улице, казалось, не было ни души. Зато уже на следующий день доехать куда-либо было невозможно. И мне уже приходилось пешком навещать графиню Сольскую и принцессу.

После этого я могла навещать своих друзей уже только пешком. Однажды, проходя по Сергеевской улице, я увидела в окне свою давнюю подругу княгиню Оболенскую. (Княгиня одно время была фрейлиной императрицы Марии Федоровны и являлась ее близким другом.) Она узнала меня и кивком головы пригласила войти.

Мы вдвоем стояли с ней у окна и вспоминали, как сорок лет назад точно так же стояли возле окна в Скерневицах и наблюдали за императрицей, которая собиралась отправиться на конную прогулку.

В другой раз вечером я шла по Сергеевской улице и обогнала группу мальчишек. Едва пройдя их, услышала за своей спиной: «Бей ее!» К счастью, на тот момент я просто не осознала, что означали их слова, и все прошло гладко. Если бы я обратила внимание на ту угрозу, то все могло закончиться весьма трагично.

Вообще мое спокойствие часто служило мне добрую службу. Так, в один из первых дней революции «революционный офицер» заявился в наш дом и сказал, что хочет видеть хозяев. Мы вышли к нему и узнали, что он собирается провести в помещении обыск, так как с крыши нашего дома якобы велась стрельба. Я спокойно ответила ему: «Пожалуйста, идите и смотрите». И инцидент закончился мирно.

В эти дни из Германии в опечатанном вагоне прибыл Ленин. И теперь каждый день мы слышали вопли толпы, скандирующей возле дома бывшей балетной танцовщицы и фаворитки императора, в котором временно остановился Ленин.


(Речь идет о балерине Матильде Кшесинской, первой любови молодого цесаревича Николая. Когда о романе Наследника стало известно его монаршим родителям, отношениям будущего императора и балерины был положен конец. В знак благодарности за мирное расставание Кшесинская и получила тот самый особняк на Кронверкском проспекте, с балкона которого весной и летом 1917-го произносил речь Ленин.

Эссе о Матильде Кшесинской и ее взаимоотношениях с членами Дома Романовых – в приложении № 5. – Прим. перевод.)


Как-то я отправилась в магазин, чтобы купить икры. Но она оказалась непомерно дорога. Я не смогла купить икру, в отличие от солдат, которые толпились в магазине и, казалось, имели предостаточно денег на любой деликатес.

Однажды я заметила толпе: «Вот бы посадить Ленина в опечатанный вагон и отправить обратно в Германию». В ответ я услышала искренний смех.

Часто возвращаясь после моих ежевечерних визитов к принцессе Ольденбургской и графине Сольской, мы с мужем слышали, как где-то в темноте то и дело раздавались выстрелы.

Во время непродолжительного пребывания Керенского на посту главы Временного правительства Сазонов был назначен послом в Англию. Но когда он уже собрался ехать и прибыл на вокзал, то исчез при весьма загадочных обстоятельствах.


(Речь идет о дипломате Сергее Сазонове, с 1910 по 1916 год занимавшего пост министра иностранных дел России. Был женат на Анне Нейдгардт, родной сестре жены Петра Столыпина, благодаря которому, как считалось, и стал главой внешнеполитического ведомства России. После большевистского переворота был министром иностранных дел во Всероссийском правительстве Деникина и Колчака. Умер в 1927 году в Ницце. – Прим. перевод.)


Его пост был передан моему мужу. Сэр Джордж Бюкенен (посол Англии в России. – Прим. перевод.) позвонил Александру и сказал, что его кандидатура одобрена королем Георгом и он будет считаться в Лондоне персоной грато.

Но в этот момент правительство Керенского неожиданно отказалось от участия в Социалистической Конференции в Стокгольме, в котором мой муж видел выход из сложившегося кризиса. И тогда Александр сам отказался от своего намерения ехать в Лондон. Это все произошло в мае 1917 года.

События, которые последовали в течение следующих десяти месяцев, теперь являются фактом истории.

Бытовая жизнь усложнялась с каждым днем, продукты дорожали и становились дефицитом.

При этом всевозможные трагические события происходили с тем или иным из нашего окружения. Так, генерал Стаклерберг был застрелен группой солдат возле своего дома на Миллионной улице. Он был убит безо всяких причин, просто кому-то показалось, что он стрелял из своего окна.

Родственники всюду искали его тело, но тщетно. Пока мой муж, обойдя все больницы и морги, не обнаружил тело генерала в покойницкой Обуховской больницы.

Друг генерала барон Николаи захоронил тело в своем имении Мон Репо в Финляндии.

Мы тоже уехали в Руп в январе 1918 года. Не найдя извозчика, который доставил бы нас на Финляндский вокзал, мы добирались до него пешком. Два дворника и мой племянник помогали нам нести багаж.

Глава 16

Учредительное Собрание – какой это был памятный момент в истории России и каким фиаско он завершился!

Благодаря поддержке немцев от Херсонской губернии членом Собрания был избран и мой муж. Но Учредительное Собрание было открыто и тут же распущено большевиками.

Я тогда гостила у Ольденбургских, когда муж сообщил мне о судьбе Собрания из Мон Репо в Финляндии, где он тогда находился.

В течение четырех месяцев, пока шла Гражданская война, я жила у Ольденбургских. Между мною и мужем было всего четыре часа езды, но мы были отрезаны друг от друга. В тот момент два кузена мужа находились в Копенгагене (один был поверенным в делах России), и они смогли сообщить мне, что Александр в безопасности и здоров.

8 мая 1918 года я отправилась в Петербург. С Финляндского вокзала мне пришлось добираться до дома тем же способом, что и минувшим январем – пешком.

Муж пришел встретить меня. Я заметила, что он был очень печален. Вечером дома Александр сообщил мне, что мой брат Георгий умер в Сухуми 18 февраля, в день, когда город бомбили большевики. Прошло три месяца со дня его смерти, и я ничего об этом не знала!

В нашем доме происходили неприятные изменения. Нам приходилось продавать ковры, чтобы сводить концы с концами. Еда была в большом дефиците.

Глава Нейтральной Шведской комиссии по обмену гражданскими узниками назначил моего мужа своим ассистентом. Благодаря этому он ‹Александр› смог помочь некоторым нашим друзьям выехать в Литву или Украину.

Петербург выглядел очень грязным и неуютным. Смольный институт (учебное заведение для дочерей дворянства), где теперь располагалась резиденция большевиков, находился в ужасном состоянии, и мой муж чувствовал себя почти физически больным, когда ему по делам приходилось там бывать.

Как сотрудник комиссии по обмену гражданскими узниками, тем не менее, он мог наслаждаться порцией собачьих галет и мясом с кашей – ужасной смесью, которую он находил превосходной.

Мой муж, дворник и прачка – как работающие – получали полфунта хлеба, тогда как нам полагалось лишь ⅛. Когда мы уже больше не могли содержать слуг, у нас осталась лишь старая нянька Чичерина (брата министра иностранных дел), которая жила в нашем доме. Она осталась с нами и готовила нам еду.

В месяц на домашнее хозяйство нам позволялось снимать с нашего счета в банке только 150 рублей. Из этих денег мы должны были платить зарплату и кормить двоих прачек.

Наша повариха была чудной женщиной. Мы вместе ходили на базар и покупали провизию.

В нашем втором доме, который находился в том же дворе, теперь разместился полк кавалерии. У них муж покупал овес, из которого мы готовили кофе и кашу. Наш скудный паек сахара мы делили на восемь частей.

По воскресеньям к нам приходили польские племянники и племянницы, и мы угощали их рыбным пирогом, большая часть которого состояла из картофельных очисток.

Из Швейцарии мы получили таблетки какао, которые сосали, прогуливаясь по улице.

Сама жизнь, за исключением продовольственного вопроса, все больше и больше напоминала прежнюю, до прихода к власти большевиков. Друзья приходили в гости, и мы, как и в старые дни, музицировали.

Но где-то подсознательно не покидало ощущение безнадежности, становилось ясно, что дальше так продолжаться не может. И это заставляло нас что-то предпринимать.

Наш старший дворник был главой Домового Комитета. И однажды меня, как рядового члена, «пригласили» в его комнату на заседание. Жена дворника была хозяйкой вечера.

Когда я хотела купить теплые вещи или даже просто калоши для нашей старой няни, мне приходилось спрашивать разрешение у Комитета.

Парадный вход был закрыт, и посетителям приходилось входить в дом через черный ход – такое распоряжение отдал Рабочий Комитет, и наш дворник следил за его выполнением.

Как-то вечером, когда мы с друзьями находились в гостиной, явилось несколько человек, которые потребовали информацию о нашем жилище. Когда мы ее предоставили, они приказали поселить наших слуг, живших на чердаке, в кладовую комнату на нашем этаже. Саму квартиру, по счастью, оставили нам.

Мы оставались в Петербурге до сентября, когда решили попробовать вернуться в Латвию, гражданином которой был мой муж, и поехать в Руп, который тогда занимали германцы.

Мы уезжали в тот самый день, когда хоронили Урицкого.


(Моисей Соломонович Урицкий – председатель Петроградской ЧК, убитый 30 августа 1918 года. В этот же день на заводе Михельсона в Москве было совершено покушение на Ленина. В ответ на эти события в стране был объявлен Красный террор. – Прим. перевод.)


Нам пришлось заплатить 125 рублей за извозчика, чтобы добраться до Варшавского вокзала. Я с нашим слугой взяла багаж и села в коляску, а муж с дворником пошли пешком.

На Варшавском вокзале мы взяли другого извозчика. Чтобы доехать до Балтийского вокзала – совсем рядом, – пришлось заплатить 25 рублей.

Во время поездки, которая выпала на годовщину занятия Риги германцами, в нашем поезде оказался немецкий офицер, который пригласил нас в свой вагон.

Приехав домой в Руп, мы застали все в чудовищном состоянии. Только одна комната осталась нетронутой. Весь дом был в запустении.

Мы оставались в Рупе с сентября по декабрь, барон Кампенхаузен находился с нами. Однажды ночью его жена прислала за ним, сообщив, что из Германии только что вернулся их сын и привез новость о разразившейся там революции.

Это была тревожная новость, так как в нашем доме, прямо над нами, жило 150 немецких солдат. Они были непростыми людьми, но в целом вели себя хорошо. Тем не менее, жителей Рупа их присутствие возмущало, поскольку солдат приходилось кормить.

На мельницах делали муку из шелухи. Но все равно это был лучший хлеб, нежели тот, что мы имели в Петербурге. Я была такой голодной после Петербурга, что во время прибывания в Рупе могла думать только о еде. Я была такой худой, какой бывала только после серьезной болезни.

В Рупе мы все обустроили самым лучшим образом. Зал для слуг превратили в столовую, а столовую – в гостиную. Солдаты нас не беспокоили. Так продолжалось до начала декабря 1918 года.

Согласно Брест-Литовскому соглашению немцы должны были оставаться наши соседями, чтобы охранять порядок. Но вскоре после революции и перемирия солдаты стали уходить домой.

Когда немецкая армия проходила через Руп, один из офицеров сказал нам, что большевики могут прибыть сюда уже через пару дней. Среди немцев был один русский офицер, которого, как решил муж, немцы спасали от большевиков. Этот офицер посоветовал нам покинуть Руп как можно быстрее, так как большевики могут появиться здесь даже скорее, чем ожидается.

В результате мы отправились в Ригу, где жил наш друг, князь Ливен (брат леди Кинастон Стад). Мы ехали в санях, которыми правили латышские солдаты. Вместе с нами в санях были две коровы. Мы взяли этих коров с собой по просьбе нашего соседа по Рупу барона Розена. Его семья теперь тоже находилась в Риге, и они не могли достать молока для их больного ребенка.

Достигнув Риги, мы ссадили коров, а сами с багажом отправились к Ливенам. Мой муж шел следом за коровами. Но животные так устали и замерзли, что упали на землю. Муж растерялся и не знал, каких заставить их подняться и идти дальше.

На помощь пришел один мужчина, который удивился, почему мой муж не знает, как поднять коров. Этот мужчина связал рога и хвост коров веревкой, потянул за нее, и животное действительно поднялось и продолжило путь. Магическая формула незнакомца позволила нам наконец добраться до своей цели.

Мы оставались у Ливенов в Риге две недели. И все это время ожидали, что вот-вот ворвутся большевики. В это время начались беспорядки среди латышских стрелков, и английские корабли бомбардировали восставших, 13 человек было убито.

Английским консулом в Риге был мистер Босанкет. К нему и отправились мой муж и князь Ливен.

Ливен с женой и тремя детьми должен был покинуть Ригу на английском военном судне. Но условия предстоящего путешествия не показались ему безопасными, тем более что один ребенок князя был болен.

Консул любезно предложил нам взять семью Ливена с собой, что мы с радостью и сделали. Правда, день и час отплытия оставался неизвестным. Каждый день нам предстояло приходить в порт и справляться об этом.

Наконец в декабре настал день, когда консул сообщил, что мы немедленно должны покинуть Ригу, взяв с собой постельные принадлежности и запас еды. Мы взяли с собой провизию, которую привезли из Рупа, и несколько бутылок с молоком.

В 9 часов утра 30 декабря мы взошли на палубу английского миноносца «Принцесса Маргарет». С нами был латвийский премьер-министр Улманис (Карлис Улманис был первым премьер-министром Временного правительства Латвийской республики. В 1934 году он устроил военный переворот, распустил парламент и в 1936 году стал первым самопровозглашенным президентом, призвавшим население после ввода в 1940 году советских войск «оставаться на своих местах». Был арестован и умер в 1942 году от дизентерии по дороге в ссылку. – Прим. перевод.) и еще 500 беженцев. Наш корабль едва успел поднять якорь, как большевики принялись обстреливать нас.

Наша первая и единственная остановка была в Копенгагене, где половина беженцев покинула борт «Принцессы Маргарет». Те, кто хотел ехать в Англию, остались на борту. Мы были среди последних.

«Принцесса Маргарет» простояла в Копенгагене три дня, во время которых мы смогли навестить кузена моего мужа, который был Поверенным в делах.

Через 21 один день плавания мы прибыли в Лейт, откуда нам предложили добраться до Лондона на поезде. Но у нас было так мало денег, и мы никого не знали в Ньюкасле, что мы решили остаться на корабле.

Муж наскоро побывал в Эдинбурге и вернулся на судно, которое и доставило нас в Лондон.

Глава 17

Мы прибыли в Лондон, не имея ни малейшей идеи, куда пойти и чем заняться.

Мне казалось, что мистер Ону (русский дипломат Александр Михайлович Ону. – Прим. перевод.) должен по-прежнему занимать пост Генерального консула. Он был назначен на этот пост Временным правительством в то же время, когда мой муж должен был ехать в Лондон.

Александр, наоборот, считал, что после того, как большевики захватили власть, Ону скорее всего вернулся в свое имение во Франции.

На всякий случай мы отправились в консульство. И застали нашего друга там.

Ону любезно пригласил нас остановиться у них с женой и затем предложил моему мужу работу в консульстве за 4 фунта в неделю! Какая ирония судьбы! Но, конечно же, мой муж с благодарностью согласился.

Мы оставались у Ону 11 дней, а затем три года пытали счастья, снимая разные дома, пока наша подруга миссис Фрейзер не предложила на зиму свою квартиру в Эклестон Плэйс.

Там мы почувствовали себя совершенно как дома. Мы обнаружили в спальне громадную кровать, над которой висела памятка о том, что в этой кровати однажды спал принц Альберт. В этой кровати с легкостью могло бы поместиться четыре принца Альберта!

Перед тем как покинуть Ригу, нам пришлось попрощаться с некоторыми родственниками моего мужа. Ольга Мейендорф была секретарем в Y.W.C.A. (Всемирной женской организации, борющейся за социальные и экономические реформы, которая была основана в 1855 году в Англии. – Прим. перевод.) и дала мне письмо к мисс Спенсер и к президенту Ассоциации в Лондоне – миссис Валдегрейв (миссис Валдегрейв была невесткой миссис Фрейзер).

На следующий же день после приезда в Лондон я отправилась в Марлей Хол, где должна была состояться встреча Y. W. C. A.

Я была одета в ту же одежду, в которой приехала в Лондон – в старый плащ. Но мисс Спенсер сразу же узнала меня, тепло приняла и представила аудитории: «Это человек, которого мы давно знаем и который помогал нам в Петербурге».

Все сразу же стали улыбаться и выказывать мне свою поддержку. А я так растерялась от столь теплого приема, что не могла вымолвить и слова и только кивала головой, выражая свою благодарность.

Я стала членом Y. W. C. A. в Лондоне, а также членом Инициативного Комитета.

Мне очень хотелось, чтобы такой же Комитет начал работу в Латвии. Сказала об этом мисс Спенсер, но она ответила, что в настоящее время денег на это нет.

И несмотря на это, все-таки смогла открыть один комитет в Латвии и в Эстонии, и они до сих пор процветают в этих странах.

Персонал и секретари, которые отправились в эти страны, смогли найти там хороших помощников. И смогли организовать слаженную работу, несмотря на немецкое и латышское вмешательство.

Позднее я была в Вольфганге в Австрии на международной конференции Y.W.C.A. На ней было 23 представителя из Латвии и Эстонии, и мне было очень приятно видеть их всех, работающих слаженно и гармонично.

Мисс Валдегрейв присутствовала на небольшой встрече делегатов, на которой была и я. Я не могла не восхищаться ее тактом, спокойствием и остроумием, с которыми она сглаживала любые недоразумения. Все было сделано настолько тонко, что все покидали собрание, чувствуя себя лучшими друзьями.

Беспорядки, которые нам пришлось пережить, оказали на меня большее впечатление, нежели я предполагала. Очень скоро мне стало ясно, что состояние моих нервов не позволяет принять множество приглашений, которое к нам поступало.

Многое из окружающего нас в повседневной жизни производило на меня самое благостное впечатление. Это все было так непохоже на то, к чему я почти привыкла в течение последнего ужасного года.

То, как молодые люди уступали свои места в лондонском метро пожилым дамам, было очаровательно. Это был первый раз за долгий период, за исключением Австрии, когда я наблюдала в народе такую вежливость.

В России же во время и после революции на лицах толпы было написано только желание проглотить своего соседа.

Глава 18

Последняя квартира, которую мы занимали в Лондоне, находилась на Эшбурн Плэйс. Это было очень приятное жилище.

Домашний уют ему придавала мебель моей свекрови, которую привезли из Веймара и которая напоминала моему мужу о годах детства в его родном городе.

В апреле 1924 года нам сообщили, что у нас есть три месяца, чтобы найти себе новое жилье.

Когда мы почти отчаялись найти дом, который бы устроил нас, мой муж услышал от леди Галвей о Гарден Сити. Он отправился туда на разведку, и дом пришелся ему по вкусу. На следующий день я тоже поехала туда, и мне тоже понравилось.

В итоге мы решились на покупку.

Это был скромный небольшой дом, который тем не менее казался довольно солидным, уютным и привлекательным.

Газон перед домом был уже готов. А вот на заднем дворе мы обнаружили большой участок земли, находившийся в заброшенном состоянии. Его полностью обработал мой муж.

Частично помогла и я. Муж поручил мне это в качестве забавы, и я справилась!

Эпилог

Июнь 1934-го.

Сейчас мы находимся на пороге новой главы в нашей жизни.

Мы живем в нашем маленьком доме в Велвин Гарден Сити, 27, и мы привязаны к имению Мон Реп в Финляндии, принадлежащему нашей кузине баронессе Мари Николаи, где мы в свое время провели так много счастливых отпусков.


(Мари Николаи приходилась баронессе родственницей по линии двоюродного брата Георгия Дмитриевича Шарвашидзе, чье имя автор мемуаров не раз упоминала на этих страницах.


Подробнее о судьбе Георгия Дмитриевича Шарвашидзе – в приложении № 2. – Прим. перевод.)


Финны, хотя и находятся под властью республиканского правительства, не лишили прежних владельцев их имений, правда, обложив большими налогами.

Мой муж несколько лет назад стал гражданином Латвии, где мы по-прежнему владеем уютным уголком нашего старого поместья Клейн Руп и где у нас по-прежнему много друзей в Риге – Ливены, Кампенхаузены и другие.

Так что возможно, что когда-нибудь наш путь ляжет и в том направлении…


(приписано рукой барона)


В июне 1939 года мы оставили Мон Реп и через Англию поехали в Париж. Но не смогли добраться до туда и остановились в Англии.

В Паддингтоне 27 марта 1946 года Варвара Михайловна Мейендорф, рожд. Кн. Шервашидзе, скончалась при муже в 4 часа дня. Скорблю. A. M.

Александр Константинович Шарвашидзе

Приложение № 1

Александр Шарвашидзе был сыном князя Константина. Того самого родного брата последнего владетеля Абхазии, позволившего себе жениться на француженке, о чем пишет Бабо Мейендорф.

Александр Шарвашидзе родился в канун рождества 1867 года в Феодосии, куда за участие в восстании абхазов в 1866 году был выслан его отец. По желанию родителя мальчик был определен в Нижегородский кадетский корпус, но военным не стал.

После смерти отца Александр поступил вольнослушателем в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где был учеником великого Василия Поленова.

А в 1894 году уехал в Париж и начал учиться в мастерской Фернана Кормона. «Автопортрет» Александра Шарвашидзе имел большой успех на первой Выставке русских художников в Париже.

Одним из его друзей во Франции был известный живописец и искусствовед Александр Бенуа, вспоминавший о Шарвашидзе: «…наш новый знакомый, необычайно милый и прелестный человек, художник, князь Александр Константинович Шервашидзе. Его род принадлежал к самой достоверной и древней кавказской аристократии, а предки его были, как говорят, даже царями Абхазии. Но Александр хоть и был очень породист с виду, однако, обладая весьма скудными средствами, вел жизнь более чем скромную. Он был женат на особе прекрасных душевных качеств, умной и образованной… И он, и она были настоящими бедняками…»

После возвращения из Парижа в Петербург Александр занял место художника-декоратора императорских театров. Критики называли трех лучших декораторов того времени – Александра Шарвашидзе, Константина Коровина и Александра Головина. А работы грузинского мастера ставили в один ряд с шедеврами Валентина Серова и Николая Рериха.

Одной из самых знаменитых декораций князя явилось оформление оперы «Тристан и Изольда» в постановке Всеволода Мейерхольда. А костюмы, придуманные князем для балета «Талисман», произвели такой фурор на столичную публику, что сама Анна Павлова попросила разрешения использовать находки Шарвашидзе для своих заграничных гастролей.

Большой поклонницей Александра Шарвашидзе была и главная балерина Мариинского театра Матильда Кшесинская.

«Удачные костюмы „Талисмана“, – вспоминала Кшесинская, – дали мне идею попросить князя Шервашидзе нарисовать мне новые костюмы для балета „Дочь фараона“ в более выдержанном египетском стиле, нежели старые. Он великолепно это выполнил, и по его эскизам Дирекция заказала новые костюмы. Для второго акта князь нарисовал мне очень красивый обруч на голову из искусственных камней, что дало идею Андрею (великому князю Андрею Владимировичу, двоюродному брату Николая Второго, близкому другу балерины, в эмиграции ставшему ее мужем. – Прим. И. О.) заказать мне у Фаберже по этому рисунку настоящий обруч из бриллиантов и сапфиров, который можно видеть на некоторых моих фотографиях…»

В 1918 году Александр Шарвашидзе, занимавший пост главного декоратора при Петроградских государственных театрах, уезжает в Абхазию. Причиной отъезда стала смерть двоюродного брата, Светлейшего князя Георгия Михайловича Шарвашидзе.

С этого времени Александр Константинович был объявлен местоблюстителем Княжеского престола Абхазии.

Однако на родине своих предков князь долго не задержался и через Батуми был вынужден уехать в Крым, где в Коктебеле остановился у своего друга поэта Максимилиана Волошина.

В свое время (22 ноября 1909 года) Александр был секундантом Максимилиана Волошина на его дуэли с поэтом Николаем Гумилевым (чье первое стихотворение, кстати, было опубликовано на родине предков Шарвашидзе – в Тифлисе, в газете «Тифлисский листок» в 1902 году). Причиной дуэли стали высказывания Гумилева о том, будто он имел роман с подругой Макса Волошина Елизаветой Дмитриевой, сочинявшей под именем Черубины де Габриак.

Вторым секундантом Волошина стал писатель Алексей Толстой, близкий друг князя Шарвашидзе…

В письме художнику Борису Анрепу Шарвашидзе рассказал о том, что ссора между поэтами произошла в ателье художника Александра Головина в Мариинском театре.

В тот вечер Головин должен был писать портрет Волошина. Когда в мастерской в сопровождении Александра Блока появился Гумилев, Макс подошел и дал Николаю пощечину, за что немедленно получил вызов на дуэль.

«…Волошин, очень красный, подбежал ко мне… и сказал: „Прошу тебя быть моим секундантом“… На другой день утром я был у Макса, взял указания. Днем того же дня в ресторане „Albert“ собрались секунданты. (Александр Шарвашидзе и Алексей Толстой – со стороны Макса Волошина, Михаил Кузьмин и Евгений Зноско-Боровский – со стороны Николая Гумилева. – Прим. И. О.) Пишу Вам очень откровенно: я был очень напуган, и в моем воображении один из двух обязательно должен был быть убит. Тут же у меня появилась детская мысль: заменить пули бутафорскими. Я имел наивность предложить это моим приятелям! Они, разумеется, возмущенно отказались… Результатом наших заседаний было: дуэль на пистолетах, на 25 шагах, стреляют по команде сразу. Командующий был Алексей Толстой. Рано утром выехали мы с Максом на такси – Толстой и я… По дороге нагнали такси противников, они вдруг застряли в грязи, пришлось нам двум (не Максу) и шоферу помогать вытянуть машину и продолжить путь. Приехали на какую-то поляну в роще: полянка покрыта кочками, место болотистое… Расставили противников. Алеша сдал каждому в руки оружие… Макс взвел курок и вдруг сказал, глядя на Гумилева: „Вы отказываетесь от Ваших слов?“ Гумилев: „Нет“. Макс поднял руку с пистолетом и стал целиться, мне показалось – довольно долго. Мы услышали падение курка, выстрела не последовало. Я вскрикнул: „Алеша, хватай скорей пистолеты“. Толстой бросился к Максу и выхватил из его руки пистолет, тотчас же взвел курок и дал выстрел в землю. „Кончено, кончено“, – я и еще кто-то вскрикнули и направились к нашим машинам. Мы с Толстым довезли Макса до его дома и вернулись каждый к себе. На следующее утро ко мне явился квартальный и спросил имена участников. Я сообщил все имена. Затем был суд – пустяшная процедура, и мы заплатили по 10 рублей штрафа»…

В 1919 году, находясь в Коктебеле, Шарвашидзе получил приглашение от Сергея Дягилева присоединиться к его труппе, которая устраивала в Лондоне «Русские сезоны».

Шарвашидзе приглашение принял и вместе с женой уехал за границу. Как оказалось, навсегда.

Во Франции он стал одним из ближайших помощников Сергея Дягилева. Танцовщик Серж Лифарь в конце жизни вспоминал о князе Шарвашидзе как о «непревзойденном исполнителе театральных полотен и художественных замыслов „русских балетов Дягилева“ – соучастнике художественно – театральной революции на Западе».

А изданный в 1957 году в Париже «Словарь современного балета» посвятил художнику такие строки: «При всей своей скромности, он был весьма ценным работником Русских балетов, так как без него декорационные терзания, к которым стремился и которых требовал Дягилев от художников, не могли бы достигнуть того высокого уровня и качеств, которые были им свойственны»…

Александр Шарвашидзе прожил сто один год. На двадцать лет пережил жену и под конец, как он писал дочери в Сухуми, «остался без средств».

Известный сценограф, популярный портретист (одним из самых знаменитых полотен его работы стал портрет балерины Тамары Тумановой, урожденной Туманишвили), талантливый художник последние годы провел на юге Франции. Заботу о нем взяла на себя вдова художника Савелия Сорина.

Я случайно обнаружил письмо Анны Сориной-Шарвашидзе (после смерти Савелия Сорина она вышла замуж за грузина Михаила Шарвашидзе, однофамильца Александра Константиновича) в архиве Национального музея искусств имени Ш. Амиранашвили.

Собирая материал для своей книги о грузинских женах, я изучал переписку знаменитых тифлисских красавиц. Обратный адрес на одном из конвертов – «Монако, Анне Сориной-Шарвашидзе» – привлек мое внимание.

Оказалось, это был ответ вдовы Савелия Сорина на письмо директора музея искусств Грузии Саникадзе, который интересовался, вернется ли в Грузию портрет Мери Шарвашидзе, который написал Савелий Сорин.

До этого Анна Сорина-Шарвашидзе уже передала Грузии портреты Мелиты Чолокашвили и Элисо Дадиани.

Вдова Сорина объясняла, почему, несмотря на свои обещания, до сих пор не передала работу мужа. Дело было в обиде Анны Сориной-Шарвашидзе на непочтительно, как ей показалось, обращавшихся с нею грузин-эмигрантов.

Портрет Мери Шарвашидзе в Грузию так и не вернулся. Обидевшись на дочь Александра Шарвашидзе, Анна Сорина решила оставить портрет Мери у себя, а в конце жизни передала его принцессе Монако Грейс Келли.

Полотна же Александра Шарвашидзе вернулись на родину – они были увезены из дома вдовы Сорина дочерью художника.

Обо всем этом Анна Сорина-Шарвашидзе писала 31 января 1979 года из Монако (орфография автора сохранена): «…Александр Шервашидзе жил у меня, болел у меня, я за ним ухаживала и похоронила его на русском кладбище, купив ему могилу – его дочь приехала ко мне, чтобы поехать на могилу своего отца. Я ее приняла как родную, она забрала все его оставшиеся вещи и рисунки, не дав мне даже маленького рисунка на память. Ея проживание у меня ей ничего не стоило и была принята, как родная. Уехав, она даже меня не поблагодарила. Теперь же она захотела перевезти его прах на его родину, но она хотела это мне поручить. Он похоронен на русском кладбище, его могила куплена мною, но переслать его прах – это уже дело ея или же Вашего правительства»…

Через шесть лет после письма Анны Сориной-Шарвашидзе, в 1985 году, прах Александра Шарвашидзе был перевезен в Абхазию и предан земле.

На его похоронах присутствовала княжна Бабо Дадиани – внучка баронессы Мейендорф.

Георгий Дмитриевич Шарвашидзе

Приложение № 2

Георгий Дмитриевич Шарвашидзе родился в 1847 году и рано стал сиротой: в два года он лишился матери (Екатерина Дадиани была дочерью владетеля Мегрелии Левана Дадиани), а в десять – отца. Мальчик воспитывался в семье командующего русскими войсками в Абхазии князя А. Колюбакина. Учился в Париже и в Петербурге. Как и другим потомкам царской фамилии, Георгию Дмитриевичу не было позволено жить в Абхазии. И он поселился в Тифлисе.

Когда Шарвашидзе исполнилось 22 года, он женился на баронессе Марии Николаи.

Ее родители, София Чавчавадзе и барон Александр Николаи, министр просвещения при Дворе императора Александра Третьего, согласно семейной легенде, познакомились друг с другом в той же самой комнате, где состоялось знакомство родной сестры Софии – Нино Чавчавадзе и поэта Александра Грибоедова.

Дедом баронессы Николаи со стороны матери был знаменитый генерал и поэт, крестный сын императрицы Екатерины Второй Александр Чавчавадзе.

В 1888 году в жизни князя Шарвашидзе, занимавшего в тот момент должность вице-губернатора Тифлиса, произошло событие, последствия которого изменили всю его судьбу.

В Абхазию на корабле «Орел» прибыл император Александр Третий и его супруга, императрица Мария Федоровна. Одним из встречавших монаршую чету был князь Шарвашидзе. Поклонившись императору, он вручил императрице букет ее любимых аргентинских роз. Князь произвел хорошее впечатление на царскую Семью. Год спустя он получил назначение губернатором Тифлисской губернии…

В 1894 году в Ливадии скоропостижно скончался Александр Третий. Через три года после его смерти вдовствующая императрица пригласила в Петербург своего тифлисского знакомого и предложила ему должность начальника собственной канцелярии.

«Князь развелся с женой и, оставив ее вместе с сыном Дмитрием в Тифлисе, уехал в Россию, – рассказывает внук родной сестры баронессы Марии Николаи Мераб Кокочашвили. – В Петербурге Георгий Дмитриевич в скором времени стал спутником жизни императрицы Марии Федоровны».

О том, что грузинского князя и вдовствующую императрицу связывало нечто большее, чем деловые отношения, начали говорить еще при жизни Ее Императорского Величества. Однако, справедливости ради, необходимо отметить, что документальных подтверждений тому, что между Шарвашидзе и императрицей был заключен морганатический брак, пока обнаружить не удалось. В советские годы одним из первых о браке Шарвашидзе и вдовы Александра Третьего написал писатель Алексей Толстой, сочинивший «дневники Анны Вырубовой».

В девяностых годах уже прошлого века были найдены дневники, на сей раз подлинные, императрицы Марии Федоровны. Были опубликованы и некоторые письма князя.

Их изучение позволяет проследить историю взаимоотношений мужчины и женщины, коими наши герои, несмотря на все свои титулы, являлись в первую очередь.

Начиная с 1914 года князь, носивший звание обер-гофмейстера Императорского Двора, становится одним из главных действующих лиц дневника императрицы. Шарвашидзе сопровождает Ее Величество во время поездок в Англию, во Францию и в Германию. Появляется имя князя и в дневнике государя Николая Второго. Так, 5 февраля 1914 года император сообщает о завтраке, на котором присутствовали его мать и князь.

В окружении Николая Второго к Шарвашидзе относились с большим почтением и уважением. Один из адъютантов государя вспоминал, что «князь Шервашидзе был большой оригинал, очень начитанный, наблюдательный, отличался находчивостью в затруднительных случаях и весьма своеобразно мыслил и говорил о разных исторических событиях».

Среди увлечений Георгия Дмитриевича современники отмечали «страсть к старине, к историческим исследованиям и собиранию портретов, миниатюр и гравюр».

Одной из заслуг князя называют отмену императором Николаем Вторым указа своего деда, императора Александра Второго, от 31 мая 1880 года, провозглашавшего абхазов «виновным народом». За участие в восстаниях в 1866 году и в 1877 годах против России на стороне Турции часть абхазов была выселена в Сибирь, а другой части было запрещено селиться на прибрежной полосе вдоль Сухуми, их социальные и политические права были ограничены. 21 апреля 1907 года «виновность» была снята.

По одной из версий, таким образом была устранена главная причина, мешавшая морганатическому браку между князем и вдовствующей императрицей.

Хотя вместе на публике они стали появляться уже в 1903 году. На одной из фотографий, сделанных во время «Саровских торжеств», когда был канонизирован Серафим Саровский, видно, что торжественную процессию возглавляли две пары – Ее Императорского Величества Марии Федоровны и князя Шарвашидзе и Их Императорских Величеств Николая и Александры…

Записная книжка Марии Федоровны – своеобразный отчет о жизни князя Шарвашидзе, его настроении и состоянии здоровья. А дневник за 1916 год, когда Ее Величество с князем перебрались из Петрограда в Киев, и вовсе скорее напоминает медицинскую карту Георгия Шарвашидзе, нежели ежедневник императрицы.

6 января она отмечает: «Шервашидзе не пришел из-за простуды». Запись от 26 января: «Шервашидзе был у меня в первый раз после болезни». Две недели спустя, 11 февраля, Ее Величество пишет: «Шервашидзе не выходит на улицу по причине нездоровья». 13 февраля: «Шервашидзе все еще нездоров». 6 декабря: «У Шерва внезапно начался насморк, и он ушел».

Судя по документам, князь и императрица не расстаются фактически ни на один день. Во время путешествий Ее Величества в царском поезде у Шарвашидзе был свой вагон.

Так что они виделись и в поездках, и во дворце: князь докладывал Ее Величеству о ситуации на фронте; развлекал «ужасными историями» (запись от 2 сентября) и «расстраивал», расспрашивая о том, как мать Николая Второго намерена отмечать собственный юбилей (запись от 18 октября).

Именно князь сообщает императрице самые важные новости – об убийстве Распутина (17 декабря); об отставке главнокомандующего великого князя Николая Николаевича (1 января 1917 года).

Шарвашидзе был одним из немногих, кто знал, что в Петрограде готовят отречение Николая Второго. Об этом в своих мемуарах пишет начальник охраны государя генерал Спиридович: «… в Киеве друзья приятно проводили время в гостинице „Континенталь“, говорили о текущих событиях. Терещенко отвел в сторону князя Долгорукого и сообщил ему, что он уезжает в Петроград, где от государя потребуют отречения. Государыню заключат в монастырь. Что в заговоре участвуют офицеры Собственного полка и Конвоя Его Величества, называл фамилии и назвал даже одного полковника. Переворот назначался на 8 февраля. На вопрос кн. Долгорукого, а что же будут делать, если Его Величество не согласится на отречение, Терещенко ответил, что тогда Государя устранят… Наутро князь Долгорукий рассказал все слышанное состоявшему при Императрице князю Шервашидзе»…

Удивительно, но князь не придал сообщенной ему новости никакого значения. Приняв подобные разговоры за очередную придворную сплетню, Шарвашидзе не стал никому сообщать о словах Долгорукого.

В тот раз ничего действительно не произошло, и план по вынуждению Николая Второго отречься от престола осуществлен не был. Один из заговорщиков, депутат Государственной Думы Александр Гучков, не смог найти среди офицеров людей, которые согласились бы пойти на цареубийство. При этом совсем отказываться от идеи государственного переворота заговорщики не собирались. Они лишь отложили его на время – до второй половины марта. На сей раз все получилось…

Получив известие об отречении сына, Мария Федоровна просит князя Шарвашидзе отправиться с ней в Могилев. Там состоялась ее встреча с теперь уже бывшим императором.

Адъютант Николая Второго полковник Анатолий Мордвинов был одним из тех, кто встречал поезд Марии Федоровны, прибывший в Могилев. В своих воспоминаниях он отмечает, что «с государыней прибыли только великий князь Александр Михайлович,… графиня Менгден, князь Шервашидзе и князь Сергей Долгорукий… Увидев меня, Шервашидзе сейчас же направился ко мне, и я как сейчас вижу его растерянно удивленное лицо. Он отвел меня в сторону и недоумевающе, возбужденно спросил: „Что вы наделали?“…

В Могилеве Мария Федоровна и ее спутники провели несколько дней. 5 марта стало известно, что великий князь Михаил Александрович, родной брат Николая Второго, в чью пользу тот отрекся от престола, тоже отказался принять корону.

Князь Шарвашидзе хорошо знал несостоявшегося Михаила Второго. До 1912 года, пока великий князь Михаил Александрович не нарушил запрет августейшего брата и тайно не женился морганатическим браком на графине Брасовой, они жили под одной крышей – в Аничковом дворце, который занимала вдовствующая императрица.

В день, когда династия Романовых официально прекратила свое существование, в штабной церкви Могилева состоялась обедня. На службе присутствовал теперь уже бывший государь Николай Второй, вдовствующая императрица Мария Федоровна и их свита. Полковник Анатолий Мордвинов подробно описал эту странную обедню.

„…службу совершали, кажется, настоятель московского Успенского собора, прибывший в ставку с чудотворной иконой Владимирской Божией матери, и два других священника. Церковь была до тесноты полна молящимися, и многие были очень растроганы… Вероятно, не меня одного сильно взволновала невольная заминка дьякона во время произнесения привычных слов моления о царствующем императоре. Он уже начал возглашать о „благочестивейшем, самодержавнейшем государе императоре Николае…“ и на этом последнем слове немного приостановился, но вскоре оправился и твердо договорил слова молитвы до конца. Помню, что по окончании службы государь, императрица и все мы прикладывались к чудотворным иконам, а затем их величества отбыли в автомобилях в губернаторский дом, а мы с князем Шервашидзе пошли туда же пешком“…

Воспоминания о днях, проведенных Марией Федоровной в Могилеве, оставил и ее телохранитель казак Тимофей Ящик, начинавший службу в Тифлисе как адъютант Командующего войсками Кавказского военного округа.

„На третий день императрица пригласила сына на ужин в свой вагон-ресторан. В четыре часа дня в вагоне неожиданно появились три посланника новой власти, которых легко было отличить от остальных по красным бантам. Вежливо, но твердо они сообщили, что прибыли, чтобы забрать царя в Петербург, где его присутствие было необходимо. Царь знал, что игра проиграна, он тут же поднялся и попросил разрешения пойти попрощаться с матерью. Императрица обняла его, нежно расцеловала и благословила. Она очень плакала в этот момент, я раньше никогда не видел, чтобы сильная датская принцесса так рыдала. Царь тоже всплакнул, затем надел шинель, папаху и объявил, что готов ехать. Это была последняя встреча матери и сына…“

После нескольких дней, проведенных в Могилеве, на улицах которых к тому времени появились первые красные флаги, князь Шарвашидзе и вдовствующая императрица уже несуществующей империи вернулись в Киев, где впервые за сотню лет царский поезд никто не встретил.

Зато теперь Мария Федоровна и Георгий Дмитриевич свободно могли быть вместе, без оглядки на мнение Двора и пропасть, разделяющую их статусы. На письмах, которые они будут получать в Киеве, поверх их перечеркнутых титулов цензоры писали „гражданке Романовой“ и „гражданину Шервашидзе“.

Лето 1917 года Шарвашидзе и Мария Федоровна провели в разлуке. Поначалу они решили, что Ее Величество уедет в Крым, а князь, отлучившись в столицу, к ней присоединится. Но в Петрограде Георгия Дмитриевича арестовали. Только через несколько месяцев он был освобожден и смог отправиться к морю, где его с нетерпением ждали.

Строки из дневника вдовствующей императрицы от 23 сентября 1917 года: „… все же надеемся, что дорогой наш Шервашидзе будет здесь в начале октября“. Радостное событие произошло 14 октября, о чем Мария Федоровна не замедлила записать: „Мы весь день ждали приезда моего дорогого Шервашидзе, но он приехал только в 10 вечера. Великая радость снова видеться с ним“.

Более развернутую запись императрица сделала на следующий день: „Завтракала наедине с Шервашидзе и была рада снова слушать его рассказ. Приезд князя оказался лучшим лекарством и весьма меня взбодрил. Я сказала, что сегодня впервые за долгое время снова засмеялась, чем он остался весьма доволен и заявил: Non, vraiment vous etes contente de me revoir? (франц.: Вы действительно очень рады вновь видеть меня? – И. О.) Он еще раз зашел ко мне после обеда, но, к сожалению, на следующий день его свалила простуда, так что мне не удалось повидать его – распрекрасные обстоятельства моего существования не позволяют мне выходить…“

Шарвашидзе был дорогим, как сама вдовствующая императрица пишет об этом, человеком для Марии Федоровны. В Крыму она переживает не только из-за отсутствия новостей от сыновей (Николае Втором и великом князе Михаиле, которые вскоре будут расстреляны), но и из-за очередной простуды не отличавшегося крепким здоровьем князя.

17 октября 1917 года Ее Величество записывала: „Шервашидзе все еще простужен“; три дня спустя: „Мой дорогой Шервашидзе появился впервые после простуды, остался к завтраку“.

Присутствие Георгия Дмитриевича было важно для Марии Федоровны. 21 октября 1917 года она пишет: „Каждый вечер у меня Шервашидзе… и всякий раз у него находится какое-нибудь веселое замечание, способное рассмешить нас. Он больше других может ободрить нас, с ним я могу говорить обо всем“. Запись от 4 ноября: „… он приходит каждый день, и мы играем в безик, и всякий раз в его присутствии я действительно приободряюсь“.

Шарвашидзе бывал у императрицы „каждый вечер“. И порою замечаний о здоровье и настроении князя в дневнике Ее Величества больше, чем информации о собственных детях. 8 ноября Мария Федоровна пишет: „Сегодня завтракали втроем – Ксения (дочь императрицы. – И. О.), я и Шервашидзе. Он был очень весел, находился в хорошем расположении духа“.

Князь, в свою очередь, тоже заботился об императрице. В письме от 20 ноября 1917 года, адресованном великому князю Николаю Михайловичу, он описывал жизнь царской Семьи в Крыму.

«Ваше Императорское Высочество! Мы, обитатели Ай-Тодора, находимся под наблюдением Вершинина, депутата Севастопольского исполнительного комитета морского подпоручика Жоржелиани и 17 матросов. Я познакомился с Вершининым и Жоржелиани (гуриец); они оба произвели на меня недурное впечатление. Первый представляет из себя тип добродушного, но темного утописта непереваренных социалистических теорий, а второй – сына „Картвелия страна“, который отлично понимает, что все чепуха и что здесь, к счастью, вся сила в нем…

Здоровье Ее Величества за последнее время совершенно поправилось. Она начала свои прогулки и ходит так быстро по здешней пересеченной местности, что я не могу за нею следовать. Ее Величество приводит нас всех в восторг тем достоинством, с которым себя держит. Ни одной жалобы на стеснительное, не снившееся Ей положение, в каком она пребывает, спокойное и приветливое выражение, одним словом, такая, какою всегда была. Какою была Она некогда в Москве, в светлый день Своего коронования, какою бывала в снегах Абастумана и на банкетах a la Buckingham Palais, такою же была и здесь 14 числа, когда мы с нескрываемым волнением поздравляли ее с днем рождения. Совершенно естественно и весело она выражала Свое удовольствие, что по случаю торжества к завтраку подали пирог, а к чаю – крендель и т. п. Такое Ее поведение немало подымает и наше расположение духа и помогает нам легче переносить тягости заключения и царящего уныния.

…мы живем в эпоху чрезвычайных неожиданностей и ежедневно приходится восклицать по-тифлисски: „Удивился, что случился“…»

То, что князь Шарвашидзе был лицом, особо приближенным к Марии Федоровне, знал весь Двор. Да и сама императрица не скрывала этого. В одном из писем сыну Николаю, находившемуся под арестом в Тобольске, она пишет 21 ноября 1917 года: «Кн. Шервашидзе недавно приехал, что очень приятно. Он всегда в духе, забавен, так рад быть здесь, отдохнуть после Питера, где было так ужасно…» И дальше Ее Величество продолжает обсуждать с сыном новости их Семьи: «…Я была так обрадована письмам Алексея и моих внучек, которые так мило пишут. Я их обеих благодарю и крепко целую. Мы всегда говорим о вас и думаем! Твоя старая мама»…

О расстреле Николая Второго и его семьи обитатели Ай-Тодора узнали из газет. Но не поверили сообщениям большевистской прессы, так как заранее были проинформированы о том, что все публикации не соответствуют действительности.

Казак Тимофей Ящик вспоминал: «Как-то раз ранней осенью во дворец приехали три германских офицера, долго разговаривавших о чем-то с гофмаршалом. Как только они отбыли, Долгорукий поднялся к императрице и доложил о состоявшемся разговоре. Немцы сообщили, что на следующий день в русских газетах появится сообщение, что царь, его жена и их пятеро детей убиты в Екатеринбурге. Но нам не следовало этому верить, поскольку немецкие офицеры уверяли, что вся царская семья спаслась бегством. Вскоре все в доме знали о визите и состоявшейся беседе. Когда я вскоре после того был вызван к императрице, то заметил, что настроение у нее было приподнятым, она выглядела радостнее, чем обычно.

На следующий день нам принесли газету, в которой описывалось убийство. Мы прочли статью с улыбками, поскольку знали, что все это было неправдой…»

Как спутник жизни Ее Императорского Величества князь был признан европейскими королевскими домами. Монархи Англии, Италии, Японии, Швеции, Дании наградили его высшими орденами своих государств. Георгий Шарвашидзе был обладателем Королевского Викторианского ордена, пожалованного королем Англии; ордена Данеброг от короля Дании; ордена Полярной звезды от короля Швеции, ордена Восходящего Солнца первой степени от короля Японии…

Георгий Дмитриевич Шарвашидзе скончался 26 марта 1918 года. Месяц спустя после смерти своего кузена, светлейшего князя Георгия Михайловича.

Шарвашидзе похоронили в Крыму. К сожалению, выполнить последнюю волю князя и предать его тело абхазской земле было тогда невозможно.

Смерть князя Шарвашидзе стала для Ее Величества большим ударом.

Даже полгода спустя она скорбела по поводу смерти своего друга. Запись в ее дневнике от 26 сентября 1918 года: «Уже 6 месяцев со дня кончины дорогого, милого Шервашидзе! Все так же остро ощущаю эту страшную утрату… Отправились в церковь Ай-Тодор, а затем – панихида у могилы Шерв.».

Память о князе Мария Федоровна сохраняла до последнего дня своей жизни. 19 января 1919 года она писала: «…вернулась после обедни, продолжавшейся так долго, поскольку отслужили также панихиду по дорогому мне Шервашидзе, у которого сегодня день рождения».

Не забывала императрица и о сыне князя. Дмитрий Георгиевич Шарвашидзе (до 1917 года занимавший пост витебского вице-губернатора) должен был приехать в Крым, о чем Мария Федоровна записала 18 февраля 1919 года: «Долгорукий отправился в город, чтобы повидаться с молодым Шервашидзе, который, как ожидалось, должен был приехать из Одессы по пути в Новороссийск».

Однако сын Георгия Дмитриевича так и не появился. «Бог весть, где он теперь находится!» – переживала Мария Федоровна.

Судьба Шарвашидзе-младшего оказалась трагичной. Он отказался от эмиграции и вместе с семьей был выслан в Сибирь, где погиб в 1937 году…

А Мария Федоровна в 1919 году сумела покинуть Крым. Племянник вдовствующей императрицы, король Англии Георг V, прислал за ней дредноут «Мальборо». Ее Величество настояла на том, чтобы вместе с ней Россию покинули все те, чья жизнь могла подвергнуться большевистским репрессиям.

Как впоследствии стало известно, спасению императрицы всячески старался поспособствовать князь Георгий Дмитриевич Шарвашидзе. За несколько месяцев до своей смерти он писал датскому посланнику в России Харальду Скавенусу: «…в нынешних условиях Ее Величество подвергается различного рода опасностям и унижениям, которые постоянно возрастают. В связи с этим крайне необходимо переправить Ее Величество в безопасное место, укрыв ее там от несчастий и бед, где она могла бы иметь гарантии безопасности».

В качестве возможного местопребывания императрицы Шарвашидзе называл Данию и Финляндию. Зная характер Марии Федоровны, князь писал: «Единственное, о чем я прошу Вас, это иметь в виду, что Ее Величество никогда не согласится покинуть эти места, если не будет предложения о возможности увезти с собой ее дочь – великую княгиню Ксению вместе с ее семьей…»

О собственном отъезде за границу князь не писал ни слова…

Императрица покинула Россию – страну, в которой она провела полвека и которая стала для нее родной. Здесь она оставила всех дорогих ее сердцу людей.

Примириться со смертью семьи сына Мария Федоровна так и не смогла. Наталья Базилевская, дочь барона Врангеля, последнего главнокомандующего Белой Армией, с которой я познакомился в Америке, рассказывала мне о своих встречах с Марией Федоровной в Крыму. «До последнего дня Ее Величество отказывалась верить, что ее детей нет в живых. Она запрещала проводить заупокойные службы по ним и говорила о них в настоящем времени».

За границей первое время Мария Федоровна жила в Копенгагене, а затем переехала в Англию (королева-мать Александра приходилась ей родной сестрой). Король Георг V распорядился выплачивать тетке ежегодную пенсию в размере десяти тысяч фунтов стерлингов.

На эти деньги русская императрица и жила, ни за что не соглашаясь продать содержимое вывезенной из России шкатулки с уникальными драгоценностями. Даже когда после ее возвращения в 1923 году в Данию король Кристиан X, племянник Марии Федоровны, намекнул, что неплохо было бы тетушке отыскать возможность жить за собственный счет и, по крайней мере, самой платить хотя бы за электричество, императрица гневно ответила, что ничего продавать не станет. А после того как племянник удалился, вызвала слугу и приказала зажечь свет на всех этажах той половины дворца, которую она занимала.

Не стало Ее Императорского Величества 13 октября 1928 года…

Принц Ольденбургский и графиня Зарнекау

Приложение № 3

Сын принца Константина Ольденбургского и графини Агриппины Зарнекау Петр в 1914 году женился на княжне Тамаре Шарвашидзе, племяннице автора настоящих мемуаров.

История любви графини Агриппины Зарнекау, урожденной Джапаридзе, и принца Ольденбургского заслуживает отдельного рассказа.

Агриппина Джапаридзе родилась в 1855 году в Грузии.

Ее первым мужем стал князь Тариел Дадиани – представитель знатной, но обедневшей фамилии. Князь был известным игроком и однажды оказался за одним карточным столом с принцем Константином Ольденбургским.

Правнук российского императора Павла Первого и внук великой княжны Екатерины Павловны, любимой сестры императора Александра Первого, которую тот отказался выдавать замуж за императора Наполеона, принц Ольденбургский проходил службу на Кавказе и в немалой степени способствовал развитию виноградарства и началу производства шампанских вин.

Когда проигрыш князя Дадиани стал слишком велик, он не выдержал и воскликнул: «Даже если я продам весь Тифлис, то все равно не смогу расплатиться по своим долгам!»

На что принц спокойно ответил: «Не надо продавать Тифлис, просто отдай мне свою жену. А я тебе за это еще и доплачу. Сколько там стоит ваш Тифлис?»

Дадиани, обрадованный тем, как легко разрешилась проблема, подозвал жену и сказал:

– А ведь я тебя продал!

– И кому? – только и поинтересовалась Агриппина.

– А вот принцу! – удивленный ее спокойствием (у них было двое детей) ответил князь Дадиани.

Агриппина, не говоря ни слова, дала теперь уже бывшему – для нее все было кончено – супругу пощечину, подошла к принцу Ольденбургскому, взяла его под руку и удалилась из комнаты.

О самом принце княгиня, конечно же, знала. Их первая встреча состоялась в 1881 году в Кутаиси, где придворный художник Михаил Зичи устраивал «живые картины» из поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре».

Главными действующими лицами этой постановки были Светлейший князь Георгий Шарвашидзе и княгиня Агриппина Дадиани.

Тогда-то принц и обратил на грузинскую красавицу внимание. Ну, а проигрыш ее мужа в карты стал уже поводом для более близкого знакомства.

Начавшаяся таким странным образом новая семейная жизнь тем не менее оказалась довольно счастливой.

Специально для своей избранницы принц построил в Тифлисе особняк необычной архитектуры, более напоминающий замок, в котором проходили тайные – до венчания – свидания с красавицей грузинкой. Дом тот существует и поныне.

Венчание состоялось 8 октября 1882 года. Принц Константин Ольденбургский в результате этого морганатического брака лишился права на родительское наследство, а его дети не могли носить титул принцев Ольденбургских.

Впрочем, состояние Константина Петровича позволяло не обращать внимание на подобные формальности. Специальным императорским указом потомству принца Ольденбургского присваивалась другая фамилия. Да и расположения императора молодожен тоже не потерял – Николай Второй потом не раз выручал его деньгами.

В результате бывшая теперь уже княгиня Дадиани после свадьбы получила для себя и своего потомства титул графов Зарнекау – по местности в Голштинии, владетелями которой являлись Ольденбургские.

Она родила мужу пятерых детей и слыла прекрасной хозяйкой хлебосольного дома. При том, что графиня не особо любила бывать в свете, она с мужем стали гостями самого знаменитого бала эпохи Николая Второго – костюмированного бала 1903 года.

Тогда в Петербурге собрались все самые знатные семьи империи. Каждый из гостей должен был одеть костюм, стилизованный под времена царя Алексея Михайловича. Сохранилась фотография, на которой графиня Агриппина Зарнекау запечатлена в костюме боярыни 17 века.

Дочь графини и принца вышла замуж за Георгия Юрьевского, сына императора Александра Второго и Светлейшей княгини Юрьевской. Незадолго до гибели государь хотел официально объявить Светлейшую княгиню императрицей и сделать их сына Георгия Наследником престола вместо своего сына Александра.

Другая дочь графини и принца, Нина Зарнекау, была особой, приближенной к Государю Николаю Второму. По воспоминаниям придворного ювелира Аарона Симановича, «в свободное от несения службы во дворце офицеры собирались на квартире у Нины Зарнекау, дочери принца Ольденбургского и графини Зарнекау, урожденной Джапаридзе.

По отцу правнучка Николая Первого, Нина славилась умением устраивать спиритические сеансы, которым предшествовали веселые ужины. Иногда веселье в доме Зарнекау прерывалось срочным вызовом во дворец.

Мы все, включая и нашу хозяйку, были уже сильно выпивши, когда вдруг к дому графини на дворцовом автомобиле подъехал царский фаворит князь Алек Амилахвари с предложением Его Величества графине Зарнекау немедленно ехать в Царское Село. Хотя и очень неохотно, но все-таки графиня не считала возможным отказаться от царского приглашения».

По воспоминаниям Симановича, Николай Второй тоже был не прочь пообщаться с духами, ради чего он и приглашал к себе дочь принца Ольденбургского.

Другой современник – царский министр финансов Витте – оставил более жесткие воспоминания о семействе Зарнекау.

«Константин Петрович приехал с Кавказа (из Кутаиси), где он командовал полком; с ним приехала и его жена-имеретинка, которой был дан графский титул гр. Зарнекау; в настоящее время она живет в Петербурге.

Когда Константин Петрович приезжал в Киев к своей сестре, то было видно, что она его очень любит – но стоило поговорить с Константином Петровичем хоть раз, чтобы убедиться, что это кутила, находящийся по уши в долгах.

Когда он был в Киеве, он сумел познакомиться с Бродским, очень богатым евреем, был несколько раз у него и, конечно, призанял денег. Вернул ли он ему деньги или не вернул, я не знаю. Он и был выслан из Петербурга на Кавказ именно вследствие того, что он очень кутил.

На Кавказе он влюбился в жену одного офицера из туземцев и, в конце концов, после того, как развел ее с мужем, он должен был на ней жениться. Она была очень неглупая женщина – очень милая и порядочная, но в те времена она была очень мало культурна: например, она очень плохо говорила по-французски.

Когда этот принц Константин Петрович Ольденбургский вернулся с Кавказа и жил в Петербурге, то мне известно, что он несколько раз брал деньги у Государя, который в этом отношении очень добр и свои деньги легко раздает.

У этого принца Константина Петровича были три дочери и, кажется, три сына».

После того как Грузия утратила свою независимость, дети Агриппины уехали за границу.

Ее сын Николай женился в Париже в 1917 году на Марианне фон Пистолькорс, падчерице великого князя Павла Александровича.

Сын Петр в 1914 году женился на Тамаре Шарвашидзе, племяннице Бабо Шарвашидзе-Мейендорф, автора настоящих мемуаров. В эмиграции в Париже Тамара Зарнекау работала манекенщицей в Доме моды Коко Шанель.

Уехать за границу не смогла лишь дочь Нина, та самая устроительница спиритических сеансов, которая лежала в клинике для душевнобольных в Кисловодске.

Потому отказалась уезжать и сама графиня Агриппина Зарнекау. Ее мужа, принца Константина, к тому времени уже не было в живых, он скончался в 1906 году в Ницце и был похоронен под Петербургом.

Графиня была в возрасте и ничего в своей жизни менять не хотела. Каждый день приходила в церковь и ставила свечи – за здравие уцелевших детей и упокоении сына Алексея, расстрелянного матросами в Кронштадте в 1918 году.

Умерла графиня Агриппина Зарнекау в 1926 году в Кисловодске.

Мери Шарвашидзе

Приложение № 4

Она владела великой силой – пленять окружающих красотой и одаривать вдохновением. Благодаря этому и вошла в историю Мери Шарвашидзе.

Где еще, как не в высшем круге Петербурга, могла оказаться дочь члена Государственной Думы генерала Прокофия Шарвашидзе?

Тем более что ее троюродный брат князь Георгий Шарвашидзе был управляющим делами Двора вдовствующей императрицы Марии Федоровны.

Но успеху Мери в свете способствовали не только влиятельные родственники. О ее красоте говорили еще в Кутаиси, где она жила до замужества. А в Петербурге она и вовсе стала настоящей легендой. Популярный в десятые годы прошлого века журнал «Столица и усадьба» поместил на своих страницах фотографию фрейлины императрицы Александры Федоровны княжны Шарвашидзе как знак того, что жизнь в столице, несмотря мировую войну, продолжается.

Однажды княжна Александра Николаевна, герцогиня Лейхтенбергская, правнучка императора Николая Первого, увидев Мери во дворце в Петербурге, не удержалась от восторга: «Я бы с закрытыми глазами вышла замуж за грузина, который хотя бы немного был похож на вас».

Мери тут же ответила: «А я вас познакомлю с грузином, который еще красивее меня». И привела своего знакомого князя Левона Меликишвили, который в этот вечер нес службу в императорских покоях. Тот действительно был очень красив. Герцогиня вышла за него замуж, у них родился сын Теймураз.

О судьбе герцогини Лейхтенбергской следует сказать особо. После октябрьского переворота 1917 года вместе с мужем и сыном они пере брались в Тифлис. Здесь герцогиня начала писать стихи и даже опубликовала несколько своих книг. Накануне вступления в Грузию Красной Армии семья бежала во Францию. Где совместной жизни, увы, наступил конец. В 1922 году они развелись…

Сама Мери Шарвашидзе тоже в октябре 1917-го вернулась в Грузию, которая до 1921 года сохраняла независимость. Тифлис тех лет оставался последней обителью свободы для художественной богемы окончательно погибнувшей Российской империи. Недаром грузинскую столицу сравнивали с Парижем.

Из занятого большевиками Крыма сюда перебрались художники Сергей Судейкин и Савелий Сорин, балетной труппой оперного театра руководил знаменитый партнер Анны Павловой Михаил Мордкин, последний свой концерт на территории бывшей императорской России дал Сергей Рахманинов. Все они потом из порта Батуми уедут в Константинополь.

Для Мери приезд в Грузию ознаменовался тем, что здесь она вышла замуж. Ее мужем стал бывший флигель-адъютант императора Николая Второго Георгий, Гигуша, как все его звали, Эристави. Он был праправнуком грузинского царя Ираклия Второго.

Пока Грузия оставалось свободной, художественная жизнь в ней била ключом. Савелий Сорин, написавший здесь несколько портретов грузинских красавиц, был восхищен Мери Шарвашидзе. Уже переехав во Францию, он говорил своим будущим моделям: «Почему вы так себя ведете? Воображаете себя Мери Шарвашидзе-Эристовой? Так знайте, что второй такой женщины не существует!» Портрет Мери после своей смерти Сорин завещал музею Грузии. Однако работа так понравилась его вдове, что та решила оставить портрет красавицы, украшавший ее дом в Монте-Карло, себе. А после смерти вдовы Савелия Сорина, согласно ее завещанию, портрет Мери перешел в собственность принцессы Монако Грейс Келли.

Говорили, что этот портрет висел в спальне принцессы. И по утрам она первым делом смотрела на изображение Мери и лишь затем в зеркало. И таким образом, понимала – хорошо ли она выглядит сегодня.

Сохранился и портрет Гигуши Эристави. В 20-х годах прошлого века его писала Тамара де Лемпика, которая была дружна с цветом парижской эмиграции.

Покинуть родину Мери с мужем, родственниками и друзьями пришлось в 1921 году. Первое время вынужденные эмигранты жили в Константинополе, а затем перебрались в Париж.

Там Мери тоже была окружена поклонниками. Не осталась она и без работы. Коко Шанель предложила ей стать моделью в ее Доме моды. Для того чтобы заработать на жизнь, Шарвашидзе пришлось забыть о своих принципах и согласиться.

«Иначе бы тетя Мери на подиум ни за что не вышла», – рассказала мне Татули Гвиниашвили, дочь княжны Дадиани, ближайшей подруги и родственницы Шарвашидзе.

Муж Мери Георгий умер в 1947 году. Замуж она больше так и не вышла, хотя претендентов на ее руку и сердце было предостаточно. Своих детей у Мери не было. В Париже она воспитывала детей сестры – Нануку и Константина. Нанука рано умерла. Говорили, что Мери после ее смерти отчаялась, целыми днями не хотела выходить из дома. Еще более сильным ударом для нее стала смерть любимого племянника Константина.

Шарвашидзе осталась совсем одна. Ее единственной компанией стали кошки, за которыми Мери ухаживала, как за родными детьми.

Шарвашидзе переписывалась с княжной Дадиани, их переписка сохранилась. Мне удалось познакомиться с письмами Мери, хотя прочесть их оказалось непросто – почерк у княгини был довольно неразборчивый.

«Когда я получаю твои трогательные сердечные письма, – писала Мери 27 февраля 1975 года подруге в Тбилиси, – мне хочется быть со всеми вами. Чувствую душевную теплоту, чего здесь не имею. Но никого не обвиняю, у всех свои заботы…»

В конце жизни она жила под Парижем в доме престарелых, где у нее было три комнаты. При этом Шарвашидзе сохранила и свою квартиру. Как она сама объясняла, «для того, чтобы было где с друзьями играть в покер». Правда, кошек пришлось раздать. На оплату наемной квартиры денег еще хватало, а вот на зарплату помощнице уже нет. Княгиня жила на пенсию, которую получала, как вынужденный переселенец. Французское гражданство она, как и многие другие грузинские эмигранты, получать не захотела.

Существенным подспорьем для нее стало наследство, оставленное влюбленным в нее сыном адмирала Осипа Макарова, командующего Тихоокеанским флотом России, который погиб в 1904 году при обороне Порт-Артура вместе с художником Верещагиным, находившимся на борту адмиральского крейсера «Петропавловск».

Вадим Осипович, сын адмирала, несколько лет прослужил вместе с адмиралом Колчаком в Сибири, а потом эмигрировал в Америку. С Шарвашидзе он познакомился благодаря своей сестре Александре, тоже бывшей фрейлиной императрицы Александры Федоровны. Вадим Макаров оказался талантливым предпринимателем и оставил после себя около 3 миллионов долларов, что для 1964 года было колоссальной суммой. Значительная часть наследства перешла к сестре Александре, а несколько десятков тысяч долларов – княгине Шарвашидзе– Эристовой…

Тамара Гвиниашвили вспоминает, что когда она в 60-х годах уезжала из Парижа, где гостила у родственников, в Тбилиси, провожать ее собралась вся эмиграция. И только Мери опаздывала. Это вообще была ее отличительная черта. В тот раз даже говорили, что поезд уже будет подъезжать к Тбилиси, когда она появится. Пока так шутили, заметили, что все собравшиеся на вокзале смотрят в одну сторону. Провожающие Тамару Александровну вслед за всеми повернулись и ахнули – по перрону шла Мери в лиловом костюме и держала в руках букет фиалок.

Шарвашидзе вечно опаздывала, и ее за это всегда прощали. Как-то она, будучи фрейлиной императрицы, опоздала на панихиду по одному из членов царской семьи.

Войдя в зал уже после Николая Второго, что согласно дворцовому этикету было недопустимо, Мери очень боялась гнева государя. Но тот, увидев ее, смог сказать только одно: «Грешно быть красивой такой».

Обо всем этом автору строк рассказала Тамара Гвиниашвили, которой, в свою очередь, эту историю поведала сама княгиня Шарвашидзе.

Но обессмертила Мери не столько ее внешность, сколько великий грузинский поэт Галактион Табидзе, который посвятил ей стихотворение «Мери». Посвятил, будучи очарован ее красотой, так что все оказалось взаимосвязано.

Та ночь все изменила, Мери!

Венчалась ты, и глаз твоих томленье

Нежнее было, чем неба проседь,

И грустным, как дождливая осень.

Пламень свечей тебя укрывал

Своим взорванным и дрожащим мерцаньем,

Но лица твоего знакомый овал

Тайной бледностью ярче его сиял.

Древнего собора купол и стены

Светились вдалеке горением свечи,

Аромат роз нежных струился, как песня,

Наполняя молитвой траур ночи.

Бесценная Мери, я слышал за дверью

Той далекой церкви клятву твою,

Венчанье то было? Нет, я не верю —

Поминки справлялись по той, что люблю!

(перевод И. Оболенского)


Споры о том, кто же стал героиней одного из самых известных стихотворений Табидзе, не утихают по сей день. Сама Мери в письме Папуне Церетели пишет: «Галактиона Табидзе я лично не знала, венчалась я в Кутаиси 20 сентября 1918 года к вечеру, но было еще светло и погода была хорошая. Вот все сведения, которые я могу Вам дать».

Но, видимо, они все же были знакомы. В издании стихов Табидзе 1923 года есть стихотворение, в котором он описывает, как на коре дерева начертал: «Мери Шарвашидзе».

А друг Галактиона рассказывал, что в Кутаиси они часто видели Мэри. В один из дней Табидзе даже принес знаменитому художнику Ладо Гудиашвили фото Мери, с которого попросил написать ее портрет. Гудиашвили заказ исполнил. Правда, его манера Галактиону не понравилась.

Шарвашидзе так и не смогла понять, почему всех так волнует, кому же на самом деле посвятил свои стихи Табидзе. «Разве не достаточно того, что это просто гениальные стихи?!»

Хотя, судя по всему, подобные обсуждения были ей приятны. В одном из писем княжне Дадиани она пишет:

 «Моя дорогая Бабошка, ты не можешь себе представить, какое удовольствие мне доставило твое письмо и сознание, что ты с такой любовью заботишься о моей славе. С появлением стихотворения „Мери“ (название Шарвашидзе написала по-грузински, тогда как всю остальную переписку вела на русском языке. – Прим. И. О.) мне в то время все говорили, что Табидзе эти стихи посвятил мне. Не знаю, лично мне он не передавал. Мечтаю, когда это будет возможно, приехать на родину, чтоб вас всех повидать, обнять всех, всех моих близких и обо всем поговорить…»

…Но в Грузию Шарвашидзе больше так никогда и не приезжала – не хотела ехать через Москву. Говорила: «Почему я не могу прямо из Парижа ехать в Тбилиси и мне нужно ехать через коммунистическую Россию?! Пока там коммунисты, не поеду». Такое отношение было у всех эмигрантов. Тех же, кто все-таки ездил в Грузию, потом ругали: «Ты предал наши принципы!»

Но Мери, конечно, скучала по родине, переживала, у нее была настоящая ностальгия. В письмах знакомым она постоянно задает вопрос – как там Грузия? На ее прикроватном столике всегда лежала книга Руставели «Витязь в тигровой шкуре», из которой она многое знала наизусть.

…Мери Шарвашидзе умерла в 1986 году в возрасте 97 лет. До последнего дня она сохранила ясность ума и была по-прежнему прекрасна. Когда ее спрашивали, как ей удается так хорошо выглядеть, княгиня отвечала: «После 1921 года я ни разу не улыбнулась».

Похоронили Мери Шарвашидзе на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Матильда Кшесинская

Приложение № 5

В старом доме на Садовой-Каретной улице, что неподалеку от Концертного зала им. Чайковского, в конце прошлого века жил невзрачный с виду старичок Сергей Михайлович. Мы оказались соседями: квартира, которую я тогда снимал, находилась рядом с его – на одной лестничной клетке. Выполнив пару раз какие-то необременительные поручения, я получил приглашение в гости, где впервые в жизни увидел… машину времени, которой оказалась его небольшая двухкомнатная квартирка. Все стены того уютного жилища – от пола до потолка – были увешаны пожелтевшими черно-белыми фотографиями. С одной из них смотрела стройная благородная дама с оголенным животиком, прикрытым огромными жемчужными бусами. Ее пышную прическу поддерживал платиновый обруч, тонкие руки в золотых браслетах были приподняты и, заложенные за голову, словно обнимали красавицу.

Поймав мой взгляд, Сергей Михайлович улыбнулся: «Это Матильда Феликсовна. Не узнаете?» Ну откуда я мог узнать по фотографии знаменитейшую Матильду Кшесинскую? «Я ведь был знаком с ней, – продолжал сосед. – Вы, наверное, думаете, что я выжил из ума и собираюсь рассказать о мамонтах, на которых ездил на охоту? А ведь ее, – старик вплотную подошел к портрету и коснулся рамки, – не стало всего двадцать с небольшим лет назад. Матильда Феликсовна не дожила всего несколько месяцев до своего столетия и до последнего дня находилась, что называется, в здравом уме и трезвой памяти. Я познакомился с ней в 1958-м, когда труппа Большого театра ездила на гастроли в Париж. Это была моя первая поездка за границу. Перед отъездом нас долго инструктировали о возможных провокациях и недопустимости общения с представителями белой эмиграции. Но я молодой был, самонадеянный и не побоялся заговорить после одного из выступлений с женщиной, которая, прислонившись к стене „Гранд-опера“, почти в голос рыдала, что-то приговаривая по-русски. Конечно, я поначалу не понял, кто передо мной. Но когда услышал адрес, продиктованный странной парижанкой водителю авто, до которого я ее проводил, то на мгновение потерял дар речи. Сами представьте: на дворе 1958 год, у нас Хрущев с Мавзолея Ленина рукой машет, а тут на полном серьезе просят довезти до дома: 16-й округ, особняк Матильды Кшесинской. Ну а когда женщина назвалась Матильдой Феликсовной, мои губы сами потянулись к ее руке. В фильмах-то видел, как обращались с почтенными дамами в царское время».

– Вы что, и дома у нее были? – не поверил я.

– Ну не упускать же такую возможность. Нашим, конечно, ничего говорить не стал. Но на следующий день отправился по записанному на клочке бумаги адресу. Я ведь бывал в доме Кшесинской в Ленинграде. Не у нее самой, конечно, а в музее. В ее питерском особняке располагался музей: в 1917 г. там какое-то время Ленин с Крупской жили, Коллонтай работала. Я, кстати, рассказал об этом Матильде Феликсовне. Она сразу погрустнела: «Если бы не этот дом, Сергей, может быть, был бы жив». «Ваш муж?» – спросил я. «Да вы ничего не знаете, – неожиданно улыбнулась хозяйка дома. – Хотя все правильно, мне говорили, что упоминать мое имя в России до сих пор небезопасно. Нет, ваш тезка не был мне мужем. Великий князь Сергей Михайлович до конца своих дней оставался моим самым близким другом…»

Матильда Феликсовна позвонила в небольшой медный колокольчик, вызвала прислугу и попросила принести чай. «Или, может быть, вина? – обратилась она ко мне. – Хотя правильно, что перед выступлениями вы не пьете. Я в день спектакля вообще ничего не ела. Оставалась до полудня в постели и не позволяла себе даже глоточка воды. Вам это действительно интересно? Ну что ж, мне есть что вспомнить. Особенно сейчас, когда сказка, которой была вся моя жизнь, закончилась после смерти моего благоверного – великого князя Андрея Владимировича. Вы, кстати, знаете, что перед вами – светлейшая княгиня Романовская-Красинская? Эту фамилию и титул мне даровали после бракосочетания с Андреем. Мы вместе с ним и моим сыном уехали из России в 1920-м, а через год обвенчались в русской церкви в Каннах.

Я поначалу отвергла предложение великого князя Андрея Владимировича стать его женой. Предать великого князя Сергея Михайловича, который оставался в России, я не могла. Тем более что эмигрировать он не успел в какой-то степени и из-за меня: остался в Петрограде освобождать мой дом от большевиков, одновременно собираясь перевести на заграничный счет вырученные от продажи драгоценностей средства. Увы, все напрасно. Сергей Михайлович ведь тоже делал мне предложение. Но тогда я отвергла его из-за великого князя Андрея Владимировича, в которого была влюблена и от которого – я никогда не делала из этого секрета – родила сына Вовочку. Сергей знал, что не он является отцом ребенка, но все равно помог организовать роды и даже дал Володе свое отчество. Мать Андрея была категорически против нашего брака, так что по воле Господа Вовочка – правнук Александра II (Андрей был его внуком) – стал по бумагам правнуком Николая I (чьим внуком был, соответственно, Сергей).

Фактически у Володи было два отца – родной и неродной. Сергей Михайлович поздравлял его с каждым днем рождения. Последнюю поздравительную телеграмму мы получили в 1918 г., которую, как оказалось, Сергей отправил за месяц до своей гибели. Его вместе с другими Романовыми арестовали и сослали в Алапаевск, где они и были уничтожены: их сбросили в шахту. Но великий князь не стал дожидаться смерти и набросился на охранников, за что был на месте расстрелян. Когда в Алапаевск вошел Колчак, останки невинно убиенных достали и предали земле. На теле Сергея Михайловича нашли медальон с моим именем. Только когда в Париже мне передали этот медальон, я поверила, что Сергея больше нет. Тогда-то и состоялась наша свадьба с великим князем Андреем.

Вы, кстати, ничего не слышали о судьбе праха великого князя Сергея? Я так и думала, просто на всякий случай спросила. А вдруг? Должны же бренные останки найти свой последний приют. После отступления Колчака гроб с телом Сергея Михайловича перевезли в Пекин. Но я так и не успела туда съездить. В 41-м началась война, сын попал в концлагерь, надо было выручать.

А в 1945-м Маньчжурию заняли советские войска, и могила исчезла.

Но я все равно чувствую, что Сергей не оставляет меня. Представляете, через год после свадьбы с Андреем, когда я уже именовалась княгиней Романовской-Красинской, мне доставили телеграмму, в которой было всего несколько слов: „Страшно за тебя переживаю. Если сможешь, будь счастлива. Мечтаю только об этом. Сергей“. У меня случился нервный срыв. И хотя потом прояснилось, что из-за перебоев в работе почты мы получили запоздавшую корреспонденцию, для меня это был знак. Я чувствовала себя виноватой перед Сергеем. Он мог бы быть счастлив с одной из великих княжон, за которой ухаживал. Но когда пошли слухи об их возможной свадьбе, я попросила его прекратить ухаживания и тем положить конец неприятным для меня разговорам. А сама обожала Андрея.

Теперь со мной нет и Андрея. А знаете, меня ведь упрекали, что я совращаю молоденького князя. Он же был на шесть лет младше меня. После встречи с ним я окончательно поверила в знаки. В первый же вечер нашего знакомства великий князь Андрей Владимирович во время обеда облил красным вином мое новое платье.

Вообще, молодой человек, – раскрасневшаяся то ли от чая, то ли от воспоминаний, Матильда Феликсовна выглядела немного утомленной, – мой вам совет: учитесь читать знаки. Тот, кто обладает этой способностью, дарованной на самом деле каждому, и хочет правильно прожить свою жизнь, обязательно будет счастлив.

Вообще я вам скажу, что каждый имеет в этом мире то, что он хочет. Только хотеть надо сильно, по-настоящему. Я прощаюсь с вами, дорогой Сергей. Спасибо, что вы вчера подошли ко мне. С вами я снова окунулась в свою прежнюю жизнь. И еще раз поняла, что прожила ее счастливо. Когда у вас появится такая возможность, передайте это вашим друзьям».

– Вы передали кому-нибудь слова Кшесинской? – спросил я.

– А как же? Только что.

P.S. «Генералиссимус русского балета», как называли Матильду Кшесинскую, похоронен в одной могиле с великим князем Андреем Владимировичем под Парижем на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Незадолго до смерти танцовщице приснился странный сон, который она категорически отказалась пересказать кому бы то ни было. Только записала в дневнике, который вела до последнего дня: «Все прояснилось».

Часть вторая

Убить Распутина

Эту книгу можно было бы назвать настоящей сагой, ибо в ближний круг ее героини – фрейлины Шарвашидзе – входили главные действующие лица российской истории минувшего столетия, имена которых то и дело переплетались между собой.

Пожалуй, пришло время познакомиться с друзьями и земляками Бабо. Людьми, которые изменили ход Истории.

* * *

XX век был еще совсем молод. И мало кто мог представить, каким он окажется.

В Петрограде и Тифлисе веселились и не думали, а может, не хотели, думать о плохом.

Самой большой бедой многим представлялся лишь странный человек по имени Григорий. Именно в нем, а точнее, в его безграничном влиянии на Государя и Императрицу, видели главную причину возможного взрыва.

Волны которого покроют собой не только всю бывшую российскую империю…

Об этом вспоминала в своих мемуарах Анна Вырубова, которую ошибочно называют фрейлиной императрицы. Как известно, фрейлиной могла являться лишь незамужняя девица, а Анна Сергеевна, несколько лет действительно являвшаяся обладательницей придворного шифра, успела побывать замужем. А потому ее стоит величать не иначе, как ближайшей подругой императрицы Александры Федоровны. Впрочем, от этого доверия ее словам не становится меньше, скорее, наоборот.


Предоставим ей слово: «Распутиным воспользовались как поводом для разрушения всех прежних устоев; он как бы олицетворял собой все то, что стало ненавистным русскому обществу, которое… утратило всякое равновесие; он стал символом их ненависти. И на эту удочку словили всех – и мудрых и глупых, и бедных и богатых. Но громче всех кричала аристократия и Великие Князья, и рубили сук, на котором сами сидели.


Все книги полны о влиянии Распутина на государственные дела, и утверждают, что Распутин постоянно находился при Их Величествах. Вероятно, если бы я стала это опровергать, то никто бы не поверил. Обращу только внимание на то, что каждый его шаг со времени знакомства Их Величеств у Великой Княгини Милицы Николаевны до его убийства в юсуповском доме записывался полицией.

Каждый шаг Их Величеств записывался. Если Государыня заказывала экипаж к известному часу, камердинер передавал по телефону на конюшню, о чем сейчас же докладывалось дворцовому коменданту, который передавал приказание быть начеку всей полиции: что-де экипаж заказан к 2 часам. Это значило, что везде выходила полиция тайная и явная, со своими записями, следя за каждым шагом Государыни. Стоило ей остановиться где или поговорить со знакомыми, чтобы этих несчастных сразу обступила после полиция, спрашивая фамилию и повод их разговора с Государыней.

Всем сердцем Государыня ненавидела эту „охрану“, которую она называла шпионажем, но была бессильна изменить раз заведенные порядки. Если я говорю, что Распутин приезжал 2 или 3 раза в год к Их Величествам, – последнее время они, может быть, видели его 4 или 5 раз в год, – то можно проверить по точным записям этих полицейских книг, говорю ли я правду.

В 1916 году – год его смерти – лично Государь видел его два раза. Но Их Величества делали одну ошибку, окружая посещения Григория Ефимовича „тайной“. Это послужило поводом к разговорам; то же они делали, видя М. Philippe, что вызвало разговор, что Их Величества вертят столы.

Каждый человек любит иметь некоторую интимность и хочет иногда остаться один со своими мыслями или молитвами, закрыть двери своей комнаты. То же было у Их Величеств по отношению к Распутину, который был для них олицетворением надежд и молитв. Они на час забывали о земном, слушая рассказы о его странствованиях и т. д.

Проводили его каким-нибудь боковым ходом по маленькой лестнице, принимали не в большой приемной, а в кабинете Ее Величества, предварительно пройдя по крайней мере 40 постов полиции и охраны с записями. Эта часовая беседа наделывала шуму на год среди придворных. Я несколько раз указывала Ее Величеству, что подобный прием вызывает гораздо больше разговоров: Императрица соглашалась, но следующий раз повторялось то же. Секретов потому во дворце не существовало. Принимали его обыкновенно вечером, но это не из-за тайны, а потому, что это было единственное время, когда Государь был свободен.

Алексей Николаевич (младший сын Николая Второго. – Прим. И. О.) приходил до сна в голубом халатике посидеть с родителями и повидать Григория Ефимовича. Все они, по русскому обычаю, 3 раза целовались и потом садились беседовать. Он им рассказывал про Сибирь и нужды крестьян, о своих странствованиях. Их Величества всегда говорили о здоровье Наследника и о заботах, которые в ту минуту их беспокоили. Когда после часовой беседы с Семьей он уходил, он всегда оставлял Их Величества веселыми, с радостными упованиями и надеждой в душе…»

* * *

Как мне порою хочется увидеть Петроград, доживающий свои последние спокойные месяцы накануне переворота 1917 года. Пройтись по улицам находящегося на пороге катастрофы города и попробовать понять, что же чувствовали, как всегда, спешащие по своим делам горожане. В театрах был неизменный аншлаг, в рестораны – не попасть, а модные магазины, дабы не создавать очередей, вели прием клиенток исключительно по записи.

Зная дальнейшую судьбу всех этих франтов и модниц, выгуливающих новые наряды, дефилируя по Невскому проспекту, трудно поверить, что ни у кого из них не было ни малейшего предчувствия, что благополучную и размеренную жизнь скоро ждет кровавый финал и трагедия уже заглядывает в окна их домов. Видимо, не догадывались, а, может, не хотели думать о плохом. Уверенно строили планы на завтрашний день, ничтоже сумняшеся совершая непоправимые ошибки…

Давайте же познакомимся с персонажами, чья судьба не так известна, но чье участие в приближении рокового финала более чем значительно.

Михаил Андроников

…Зимой 1915 года к дому графа Толстого на Троицкой улице в Петрограде подъезжали авто. Нарядные пассажиры, среди которых было немало людей в офицерской форме, направлялись в парадное. В гостиной собралось, по меньшей мере, три десятка гостей. Но вечеринка все не начиналась – запаздывал самый важный гость. Наконец, в передней раздался звонок. И в квартире сразу же наступила благоговейная тишина. Пришел тот, о ком вот уже несколько лет говорила вся Россия – Григорий Распутин.

Расцеловавшись с хозяином дома, он направился в сторону компании офицеров, чей громогласный разговор немедленно возобновился, стоило Распутину переступить порог квартиры. На столе рядом с ними в ряд выстроились уже пустые бутылки из-под вина…

Распутину налили стакан мадеры – о вкусах врачевателя наследника престола (и, как сплетничали, весьма близкого друга императрицы) было известно. Но как только он взял стакан, раздался женский испуганный возглас, словно перерезавший комнату пополам. Взоры собравшихся обратились к молодому офицеру, незаметно успевшему достать револьвер и направить его в сторону Распутина.

Всеобщее удивление усиливалось и тем, что в офицере все узнали Симона Пхакадзе, который ухаживал за дочерью Распутина Матреной и считался ее женихом.

Сам Распутин спокойно повернулся в сторону Пхакадзе, пристально посмотрел ему в глаза и произнес:

– Ты хочешь меня убить, но твоя рука не повинуется.

Молодой человек пришел в замешательство. Но в считанные секунды выражение растерянности на его лице сменилось решительностью. И офицер выстрелил себе в грудь…

Пару часов спустя новость о неудавшемся покушении уже обсуждалась в квартире Распутина на Гороховой улице. Больше всех поступком молодого грузина возмущался его земляк – князь Михаил Андроников…

* * *

Поэт Александр Блок, работавший в Чрезвычайной Комиссии Временного правительства по расследованию преступлений, совершенных царскими чиновниками, писал об Андроникове: «Князь Андроников, вертевшийся в придворных и правительственных кругах, подносивший иконы министрам, цветы и конспекты их женам, и знакомый с царскосельским камердинером, характеризует себя так: „человек, гражданин, всегда желавший принести как можно больше пользы“.

Сам князь называл себя „адъютантом Господа Бога“. А в историю вошел как один из самых крупных авантюристов XX века и ближайший соратник Григория Распутина, сумевшего приложить руку к падению казавшейся незыблемой и всесильной Российской империи.

Впрочем, и Михаил Андроников, потомок кахетинских царей, которого знаменитый князь Феликс Юсупов называл „подонком петербургского политического мира“, тоже не остался в стороне.

Он родился в 1875 году в Тифлисе в семье князя Михаила (Мимуши, как его называли) Андроникашвили, адъютанта царского Наместника на Кавказе великого князя Михаила Николаевича.

Матерью нашего героя была София Агнес Эва фон Унгерн-Штернберг, из знаменитого немецко-балтийского рода (один из фон Унгернов, начальник Азиатской дивизии барон Унгерн, в двадцатых годах 20 века вернул независимость Монголии и был провозглашен там национальным героем).

Кроме Михаила в семье был еще один сын, Владимир, который закончил Николаевское кавалеристское училище в Петербурге и дослужился до звания полковника Уланского полка Ее Величества (под его началом во время Первой мировой служил поэт Николай Гумилев, муж Анны Ахматовой).

Мальчики лишились родителей, когда были совсем маленькими – отец умер в 1882 году, а мать – два года спустя.

Михаил Андроников-младший поступил в самое престижное учебное заведение России – Пажеский корпус, в котором имели возможность учиться только дети особо приближенных к императорскому двору лиц.

Однокашник Михаила по училищу граф Игнатьев вспоминал: „Раз ты надел пажеский мундир, то уже наверняка выйдешь в офицеры, если только не совершишь уголовного преступления. Поэтому наряду с несколькими блестящими учениками в классе уживались подлинные неучи и тупицы и такие невоенные типы, как, например, прославившийся друг Распутина – князь Андроников (именно так на русский лад звучала его фамилия. – Прим. И. О.), которого били даже в специальных классах за его бросавшуюся в глаза извращенную безнравственность. Подобные темные личности болтали прекрасно по-французски, имели отменные манеры и, к великому моему удивлению, появлялись впоследствии в высшем свете“.

* * *

На последнем курсе Андроников был исключен из корпуса. Но это не помешало ему получить место в министерстве внутренних дел, где он прослужил семнадцать лет. Как он сам с гордостью признавался знакомым, он был едва ли не единственным человеком в России, который почти два десятка лет регулярно получал жалованье, не имея при этом понятия о том, чем же он на самом деле должен заниматься. А потому князь почти не появлялся на службе.

В 1914 году Андроникова наконец уволили из МВД. Но без места князь, знавший, казалось, весь Петроград, не остался. Его новой должностью стал пост сверхштатного чиновника по особым поручениям в Святейшем Синоде. Это вполне устроило Михаила – о серьезной карьере он никогда и не думал.

Но дело было вовсе не в отсутствии у него амбиций. С самооценкой и претензиями у князя все обстояло более чем в порядке.

Несмотря на всю его публичность, известна лишь одна фотография Андроникова, сделанная в петербургской квартире князя, все стены которой были увешаны изображениями влиятельных знакомых. При этом о внешности сверхштатного чиновника известно едва ли не больше, чем о том, как выглядели министры империи, к назначениям которых он часто имел самое непосредственное отношение.

Подробные описания Андроникова оставили его современники, чьи воспоминания аккуратно подшивались в дела уже при жизни князя: „маленький, полненький, чистенький, с круглым розовым лицом и острыми всегда смеющимися глазками, с тоненьким голоском, всегда с портфелем и всегда против кого-либо интригующий…“

Несмотря на более чем скромную должность, князь был принят во всех лучших домах Петербурга. В светских гостиных Андроников не без гордости признавался, что нигде толком не служит, и при этом весьма доволен жизнью. В понимании князя довольство жизнью заключалось в первую очередь в финансовой независимости, способами достижения которой он овладел в совершенстве. Еще до судьбоносного знакомства с Распутиным, которое состоялось в 1914 году по инициативе самого „старца“, Андроников пользовался славой влиятельного человека.

Острословы называли Андроникова Хлестаковым. В чем-то это сравнение было справедливо – князь так же, как и гоголевский персонаж, любил приврать о себе. Он с удовольствием рассказывал о своем родстве с морганатическим мужем вдовствующей императрицы Марии Федоровны князем Шарвашидзе и доверительно сообщал подробности жизни царской Семьи, о которой он, в чем не сомневался никто, знал не понаслышке.

Андроников был виртуозом блефа и гением интриги. Ради создания вокруг себя ореола всемогущества Андроников не жалел никаких средств. Для того чтобы войти в доверие к Анне Вырубовой – любимой подруге императрицы Александры Федоровны, – он закупал для госпиталя Вырубовой угощение и белье; заместителю министра внутренних дел Джунковскому, зная его страсть к дорогим подаркам, преподносил уникальный бухарский халат; расположение министра финансов Витте он завоевывал изданием книги о его деятельности, а проверив действенность подобного шага, публиковал на нескольких языках брошюру о гениальных способностях премьер-министра Горемыкина.

Связи с высокопоставленными господами Андроников использовал для того, чтобы сделать своими должниками людей попроще. Кому-то он помогал выхлопотать пенсию, кому-то – получить субсидию в банке или разрешение на разработку нефтяного месторождения. Отдельной статьей расхода в бюджете Андроникова было угощение курьерам, развозившим Высочайшие указы о награждениях и назначениях.

По пути к адресатам курьеры неизменно заезжали к Андроникову, где угощались самыми изысканными яствами и напитками. Князь в это время в своем кабинете (о котором мы еще скажем отдельно) вскрывал пакеты, изучал их содержимое и немедленно телефонировал часто ничего не подозревавшим чиновникам, поздравляя их с высоким постом или наградой.

Через какое-то время в передней у собеседников князя раздавался звонок – являлся курьер с бумагами из Дворца. Конечно же, после этого мастерски проделанного аттракциона молва об осведомленности и влиянии князя мгновенно разлеталась по столице. Вывод о том, что царская милость обрушилась на вновь назначенных или награжденных исключительно благодаря заботе князя Андроникова, напрашивался сам собой.

Возможно, подобная слава и стала одной из причин, по которой с влиятельным князем пожелал повстречаться сам Распутин. Андроников был польщен знакомством и больше любимца императорской Семьи, о котором судачила вся Россия, от себя не отпускал.

* * *

Жил Андроников в знаменитом доме графини Толстой на Фонтанке, 54, где имели квартиры многие важные сановники империи. Этот дом и сегодня является одним из самых популярных в Санкт-Петербурге, квартиры в нем имеют многие состоятельные бизнесмены и известные писатели и актеры.

При этом никаким особенным денежным капиталом князь пока не обладал. У него было нечто другое, что оказалось значительно более действенным – талант общения и умение продавать информацию.

Как вспоминал председатель правления крупнейшего в то время Русско-Азиатского банка Алексей Путилов, несколько лет занимавший пост товарища министра финансов, „при крайне общительном, чтобы не сказать болтливом, характере князя, он с первых же дней знакомства начал, с одной стороны, сообщать мне всевозможные слухи и предположения, которые циркулировали в правящих, придворных и великосветских кругах, а с другой стороны, старался выведать у меня, что есть нового и интересного по министерству финансов по тому или иному вопросу… Удивляла роль, которую он играл или желал играть. Из рассказов его было ясно, что почти все свое время он убивает на посещение министров и высокопоставленных особ, интервьюирует их и сам рассказывает им всевозможные слухи…“

Для создания вокруг себя ореола приближенного ко Двору Андроников использовал любую возможность. Помогал ему в этом… даже купленный на базаре самовар. Приглашая гостей в столовую своей квартиры на Фонтанке, князь невзначай обращал их внимание на большой серебряный самовар, который был украшен императорскими коронами. Гости, и до того наслышанные о силе князя, понимали все правильно: самовар – подарок царской Семьи…

Влияние и возможности Андроникова порою действительно казались безграничными. После того, как министр внутренних дел Щербатов отказался принять князя, последний во всеуслышание заявил: „Министр спустил меня с лестницы, а я спущу его с министерства“. И, надо отдать ему должное, сдержал свое слово.

Помог ему в этом никто иной, как Распутин, который поистине стал для Андроникова ключом от ворот в сокровищницу. Имя простого сибирского мужика, бывшего на десть лет старше грузинского князя, в народе уже было овеяно легендой, а многочисленная Семья Романовых именно в нем видела виновника порою столь необдуманного поведения императора.

Распутин быстро превратился в одиозную фигуру поистине международного масштаба. В 1916 году, когда российская армия терпела поражение за поражением, немецкий генеральный штаб приказал разбрасывать над линией фронта карикатуры, на которых был изображен германский кайзер Вильгельм, опирающийся на немецкий народ, и император Николай Второй, опирающийся на… детородный орган Распутина. И солдаты, а вслед за ними и офицеры, все больше и больше верили, что развратный „старец“ на самом деле делит ложе с императрицей, в то время как государь, об этом тоже многие говорили, топит тоску на дне бутылки.

Великий князь Александр Михайлович, сын Наместника на Кавказе, у которого в свое время служил отец Андроникова, признавался: „Я…ненавидел Распутина. Я очень бы хотел, чтобы Государыня не брала за чистую монету того образа русского мужика, который ей был нарисован ее приближенными… И мы ломали себе голову над тем, как убедить Царя отдать распоряжение о высылке Распутина из столицы. „Вы же шурин и друг Государя“, – говорили мне очень многие, посещая меня на фронте, – отчего вы не переговорите об этом с Его Величеством?“ Отчего я не говорил с Государем? Я боролся с Никки из-за Распутина еще задолго до войны. Я знал, что если бы я снова попробовал говорить с Государем на эту тему, он внимательно выслушает меня и скажет: „Спасибо, Сандро, я очень ценю твои советы“. Затем Государь меня обнимет, и ровно ничего не произойдет. Пока Государыня была уверена, что присутствие Распутина исцеляло Наследника от его болезни, я не мог иметь на Государя ни малейшего влияния. Я был абсолютно бессилен чем-нибудь помочь и с отчаянияем это осознавал».

Первые попытки физически устранить Распутина предпринимались уже в 1914 году. Во время его отъезда в родное сибирское село Покровское на него было совершено покушение. Крестьянка Хиания Гусева нанесла «старцу» ножевое ранение. Но Распутин, находясь несколько дней между жизнью и смертью, выжил.

То неудачное покушение и стало началом тесного общения Андроникова и «старца» – князь чуть ли не ежедневно писал в Покровское, что очень нравилось Распутину.

* * *

«Когда Распутин вернулся, – записал в дневнике начальник Секретной охраны императора генерал Александр Спиридович, – Андроников сошелся с ним еще ближе. Он сумел понравиться Старцу. Тот стал приезжать к князю „есть уху“. Большая фотография Старца появилась в кабинете князя. Старец очень ценил ту массу сведений, которыми его засыпал Андроников. У Распутина князь познакомился с А. А. Вырубовой и сумел обворожить ее, расхваливая политическую мудрость Старца, его прозорливость и бескорыстную преданность Их Величествам. Этим знакомством был сделан большой шаг по направлению дворца и через Вырубову князь даже послал однажды письмо Царице с двумя иконами. Дружба князя с Распутиным и Вырубовой упрочивалась».

Дело дошло до того, что именно Андроников отправился вместе с Распутиным на «смотрины» очередной кандидатуры на пост премьер-министра. К этому времени именно сибирский мужик занимался подбором кадров на высшие должности империи. Царь, всецело занятый войной, фактически передал гражданское управление страной императрице, а та в выборе кадров доверялась только Распутину. Звездный час Андроникова пробил. От сплетен и интриг он мог наконец перейти к реальным делам.

Когда Распутин, понятия не имевший о расстановке сил в Петрограде и не знавший здесь ни одного имени, должен был назвать царице кандидатуру нового премьер-министра, он обратился за помощью к Андроникову. Тот называл имя Ивана Горемыкина, уже один раз занимавшего пост премьер-министра. Друзья вместе поехали к нему на квартиру. Говорил в основном Распутин. Андроников сидел молча и ловил на себе удивленные взгляды Горемыкина. 75-летний претендент на высшую чиновничью должность в стране понравился гостям, о чем было доложено императрице. Горемыкин получил назначение, а Андроников окончательно завоевал доверие «старца», находившегося в зените своего могущества.

Теперь князь наконец мог обратить внимание на министерство внутренних дел, с главой которого, как уже говорилось, у него были личные счеты. На эту должность Андроников наметил бывшего нижегородского губернатора Алексея Хвостова. А для того, чтобы окончательно укрепить позиции в самом важном ведомстве государства, в заместители министру Андроников подобрал своего давнего знакомого, бывшего директора Департамента полиции Степана Белецкого. Поскольку назначения теперь осуществлялись исключительно по рекомендации Распутина, то Андроникову оставалось лишь назвать нужные фамилии «старцу». Должности у Хвостова и Белецкого были фактически в кармане.

Провернуть операцию оставалось делом техники. «Белецкий благоговел перед княжеским титулом Андроникова, его светскостью, связями, знакомствами, – вспоминал генерал Александр Спиридович. – Он отлично понял всю заманчивость предложения и пошел на все условия. Главное было то, что он должен был работать рука об руку с Андрониковым… Андроников ловко подготовил почву у Вырубовой, выставляя Хвостова умнейшим и энергичнейшим правым человеком, который де имеет большой вес в Г. (Государственной. – Прим. И. О.) Думе и к тому же беспредельно любит Их Величества…

Хвостов и Белецкий ловко охранят друга царской семьи Распутина от всяких на него нападений. И от нападений в прессе, и от нападений в Г. Думе, и от террористов. Они оба понимают и ценят Григория Ефимовича. За последнее ручается сам князь Андроников, любовь которого к Старцу хорошо известна Анне Александровне (Вырубовой. – Примеч. И. О.). И Анне Александровне казалось, что лучшей комбинации и желать нечего».

После назначения Хвостова и Белецкого о возросшем влиянии князя Андроникова начинают говорить уже не только в России. Царский посол во Франции граф Игнатьев вспоминал, как к нему обращались иностранные коллеги с просьбой развеять их опасения о том, что Россией на самом деле правит не император Николай, а его жена, Распутин и «какой-то Андроников». Российскому дипломату, к сожалению, было нечего возразить…

* * *

Почему «старец», неплохо разбиравшийся в людях, так доверял грузинскому князю – загадка. Может, чувствовал в нем родственную душу. А может, определенную роль сыграла национальность Андроникова. По воспоминаниям личного секретаря Распутина Арона Симановича, Григорий Ефимович вообще симпатизировал кавказцам. И даже предательство жениха своей дочери не изменило его отношения к ним.

«После прихода домой он немедленно вызвал меня к себе и рассказал о случившемся, – восстанавливал личный секретарь Распутина события дня, когда произошла попытка покушения. – При этом он не был не только подавлен, но находился даже в хорошем расположении духа. Он даже подпрыгивал, как он это делал, когда был в радостном настроении, и сказал мне:

– Ну, теперь опасность миновала. Покушение уже произведено. Пхакадзе, конечно, больше не жених моей дочери»…

Несмотря на все попытки убийства, к покушениям Распутин относился совершенно спокойно. «Не боюсь за себя, – говорил он. – Но боюсь за народ и за царскую семью. Потому что когда меня убьют, и народу будет плохо. И царя уже не будет».

Предсказание сибирского «старца» сбудутся с точностью до единого слова. Сам ли он напророчил свою судьбу или действительно обладал какими-то сверхъестественными способностями и мог предвидеть, остается только гадать.

А опасность убийства между тем существовала все время. Вслед за струсившим в последнюю минуту офицером Пхакадзе нашелся еще один земляк Бабо Шарвашидзе, который мечтал устранить Распутина. Имя ему – Иван Думбадзе.

Иван Думбадзе

Градоначальник Ялты и управляющий царским дворцом в Ливадии генерал Иван Думбадзе показал себя бесстрашным борцом с набиравшим обороты движением террористов. Однажды, когда ялтинский правитель проезжал в своем автомобиле по городу, с балкона одного из домов в него была брошена бомба. В результате теракта генерал серьезно не пострадал, у него только лопнули барабанные перепонки. Не растерявшись, он спокойно отдал приказы: шоферу – остановить автомобиль, а сопровождающим его солдатам – немедленно предать дом огню.

Для Думбадзе подобный приказ не имел никаких последствий. Чего не скажешь о государственной казне – владельцы уничтоженного жилища получили от правительства около 60 тысяч рублей компенсации. Как оказалось, к террористу, снимавшему в их доме комнату, они не имели никакого отношения.

Порою генерал вел себя как настоящий само дур. Так, он распорядился выслать из Ялты почтенного библиотекаря, который отказался выписать газету, прославлявшую деяния градоначальника. Когда за библиотекаря вступился губернатор края Новицкий, Думбадзе предложил выслать и самого губернатора. На имя императора был послан запрос с просьбой о наказании зарвавшегося генерала. Но царская Семья слишком высоко ценила способности Думбадзе. Императрица прямо заявила мужу, что чувствует себя в Ливадии в безопасности, только когда охрана дворца находится в ведении Думбадзе. И выходки генерала были преданы забвению.

Тот чувствовал себя обязанным Семье. А потому решил избавить ее от очевидного зла, имя которому для всей России было – Распутин. О пьяных кутежах любимца императрицы говорили все, кому не лень. Сплетничали и о том, что вечно пьяный мужик сделал своими любовницами Александру Федоровну и ее подругу Вырубову.

Слышавший наряду со всеми эти слухи, в 1915 году генерал написал секретное письмо министру внутренних дел Хвостову, в котором предложил… утопить Распутина во время морской прогулки, когда тот приедет навестить Николая Второго в Крым. Предложение Думбадзе было отклонено.

Через год генерал скончался и был похоронен в Ливадии. А пост градоначальника Ялты перешел к генералу Спиридовичу. Тому самому, который оставит столь подробные воспоминания о князе Андроникове.

Уча Дадиани

Еще одним возможным убийцей Распутина едва не стал светлейший князь Уча Дадиани, флигель-адъютант Николая Второго.

В 1916 году, за несколько месяцев до убийства, Феликс Юсупов во время игры в карты осторожно поинтересовался у светлейшего князя Дадиани, согласится ли тот принять участие в заговоре.

Уча, не раздумывая, ответил отказом.

– Почему? – спросил Юсупов.

– Потому что быть палачом – это унижение, – ответил Уча. – Из-за одного человека не стоит терять собственное достоинство.

– А как же тогда устранить человека, который мешает всем?

– Надо дать ему пощечину и вызвать на дуэль.

Уча Дадиани был уникальной личностью. В Петрограде о нем ходили легенды.

…На торжественный прием в Зимнем дворце собрался весь цвет Российской империи. Фрейлины императрицы выстроились в два ряда, ожидая выхода Александры Федоровны. Ровно в пять часов двери, ведущие в покои императрицы, распахнулись, и Ее Величество вступила в зал в сопровождении шести пажей. По мере того, как шествие приближалось, фрейлины склонялись в поклоне. Императрица Всея Руси приветливо осматривала ряды приглашенных. Неожиданно чинную церемонию нарушил чей-то смешок. Процессия остановилась.

«В чем дело?» – царица обернулась в сторону церемониймейстера. Оказалось, что один из пажей, поравнявшись с любимой фрейлиной императрицы, внезапно коснулся губами ее щеки и поцеловал.

«Кто это сделал?» – грозно спросила Александра Федоровна. Огромный зал дворца с замиранием следил, что будет дальше.

«Я, Ваше императорское Величество», – ответил один из пажей и поклонился царице.

Это был светлейший князь Уча Дадиани, племянник последнего владетеля Мигрелии светлейшего князя Давида Дадиани.

После окончания кадетского корпуса в Тифлисе и пажеского корпуса в Петербурге Уча остался в столице. Его рискованные, порою казавшиеся безрассудными, выходки сделали его настоящим героем в глазах не только царских адъютантов, но и самих монарших особ. «Хватит проказничать, Уча», – то и дело говорила ему императрица. «Угомонись уже, князь Уча», – вторил ей император.

Так что выходка светлейшего князя во время торжественного приема, по большому счету, особо никого не удивила. Всех, скорее, интересовали детали. Через несколько минут любопытство гостей было удовлетворено.

Уча Дадиани признался, что согласился на пари, предложенное графом Витгенштейном – во время официального выхода императрицы поцеловать ее фрейлину. За несколько месяцев до этого подобный трюк попытались проделать двое других пажей, за что были разжалованы в рядовые и высланы в удаленный от столицы гарнизон.

Уча попытался отказаться от пари: «Я не стану целовать фрейлину!» Тогда граф пригрозил рассказывать всему корпусу, что знаменитый князь Дадиани на самом деле – обыкновенный трус. «Но у такого поцелуя нет вкуса», – пытался оправдаться Уча. «Зато вкус есть у шампанского, два ящика которого я тебе поставлю, если ты выиграешь», – стоял на своем граф Витгентшейн.

В конце концов они ударили по рукам, и князь выполнил условие спора, поцеловав фрейлину, которой благоволили и царь, и царица.

– Уча, я тебя накажу, – сказала императрица признавшемуся пажу. – Подойди ко мне. И дай свое ухо.

Однако не успела Александра Федоровна дотронуться до уха провинившегося князя, как он поцеловал ее руку.

– Какой ты, право, несносный, – уже более тепло произнесла императрица. – Еще раз так сделаешь, второе ухо подставишь.

– Это будет для меня вторым счастьем, – ответил князь Дадиани. – И еще двумя ящиками шампанского.

И князь хитро посмотрел в сторону графа Витгентшейна…

Во время следующего выхода императрицы за князем Дадиани пристально следили все собравшиеся. Об инциденте, имевшем место во время предыдущего бала, говорила вся столица. Когда шествие благополучно завершилась, царица подозвала к себе Учу:

– Ну как, больше пари не заключаешь?

– Никак нет, Ваше Величество, – ответил Уча и поцеловал руку Александры Федоровны.

– А сейчас с кем поспорил?

– Честное слово, великая государыня, ни с кем, – поклонился князь. – И поверьте, никто из нас больше не посмеет заключать пари. Простите нас. Нас всех.

В итоге растроганная императрица позволила вернуть из ссылки провинившихся пажей. А князь Уча заслужил еще большее благоволение царской четы.

В один из дней Уча Дадиани удостоился беседы с Его императорским Величеством. Государь внимательно расспросил офицера о его родителях – матери, княгине Майе и отце, князе Константине. В конце разговора Уча, видя доброе расположение императора, позволил себе обратиться к нему с просьбой:

– Ваше Величество, мне бы не хотелось после пажеского корпуса служить в войсках. Моя мечта – оставаться подле вас.

– Но ведь это будет нарушением принятого порядка, – ответил государь.

– А я все время его нарушаю, и вы все время меня прощаете. Так что если вы один раз его нарушите, я вас тоже прощу.

– Какой ты оригинал, Уча, – засмеялся Николай Второй. – Что ж, пусть будет по-твоему. Оставайся, во дворце всегда много дел найдется…

О своей жизни при дворе и встречах с царской четой светлейший князь Дадиани рассказывал братьям. В свою очередь, от их потомков, живших в Тбилиси, детали придворной жизни дошли и до нас…

Итак, князь Дадиани был оставлен во дворце и до последнего дня служил императорской фамилии. Он всюду сопровождал государя. А за Высочайшим столом у него было свое место. Однажды граф Витгенштейн вновь предложил Уче пари – перепрыгнуть через царский стол. На кон граф поставил 12 бутылок шампанского. «Давай 24 бутылки и хор цыган», – ответил Уча и с этим словами перепрыгнул через стол.

Аккурат в момент прыжка в обеденную залу вошла царская семья. «Что здесь происходит?» – недоуменно спросила императрица. – «А вот что», – произнес Уча и еще раз перепрыгнул через стол.

Реакция царя была неожиданной – он засмеялся: «Ловко ты, Уча, ловко». Поняв, что наказания не последует, Дадиани обратился к государю с просьбой: «Пожалуйста, Ваше Величество, дайте деньги бедному графу Витгентшейну, который в очередной раз мне проиграл, чтобы он смог купить шампанское и пригласить цыган». Николай Второй подал знак, и шампанское было доставлено прямо к Высочайшему обеду. А развлекал гостей приглашенный хор цыган…

Любовь к пари князь Дадиани сочетал с такой же страстью к карточной игре. Однажды он сильно проигрался, оставил в залог свои эполеты и в таком виде явился к императору.

– Что случилось? – удивился тот.

– Я проигрался и в залог оставил эполеты.

– И ты посмел явиться ко мне?

– А к кому же еще, Ваше Величество? У матери копейки не допросишься.

– Не смей так говорить про мать, – строго заметил Николай Второй. – Я заплачу, раз ты так проигрался.

– А вот сейчас я, наоборот, выиграл, – ответил князь. – Я заключил пари, что посмею прийти к вам со своей проблемой.

– Какой ты несносный, Уча, – в который раз улыбнулся император.

Впрочем, однажды находчивость и бесстрашие Учи перед монархом сыграла на руку самому императору и, ни много ни мало, помогла не уронить честь державы. Писатель Чабуа Амиреджиби, вспоминал, как после аудиенции, которой Николай Второй удостоил иностранных послов, был устроен карточный турнир.

За одним столом с российским государем сидели послы Англии, Франции и Германии. Во время одной из партий фортуна отвернулась от самодержца. Рассчитываясь с партнерами, в пылу азарта Николай Второй уронил на пол один золотой. Чтобы поднять десятирублевую монету, император наклонился.

О том, что он поступил неправильно, государь понял по внезапно наступившей тишине. Игроки с недоумением и иронией смотрели на правителя громадной империи, собиравшегося искать на полу десять рублей.

Ситуацию спас светлейший князь Уча. Он подошел к столу Николая, взял с него «петровку» – самую крупную купюру в 500 рублей, поджег ее от свечей, стоявших на столе, и, наклонившись, отыскал золотой. Передавая его императору, князь произнес: «Государь, половина денег – моя. Это будет для меня самым дорогим подарком в жизни».

Николай Второй, наблюдавший за действиями своего адъютанта и усмехаясь в усы, приказал разменять монету и передал пять рублей Уче. Тот, бросив в пепельницу обгоревшую пятисотрублевую купюру, поцеловал подарок царя.

Инцидент был исчерпан. Но при этом вовсе не предан забвению – о щедрости монарха к своему офицеру вновь принялся судачить Петербург.

Особенно старалось окружение Григория Распутина, не одобрявшего подобной расточительности государя. Еще бы – ведь сама императрица, перед тем как отдать на благотворительность платья своих дочерей, спарывала с них дорогие перламутровые пуговицы.

Личный секретарь Распутина вспоминал, что широкие жесты Николая Второго находили более широкий отклик в сердцах его подданных. Тогда как поведение Александры Федоровны всеми воспринималось исключительно, как скупость. Даже вдовствующая императрица с иронией выражала надежду, что ее невестка не сильно поранила руки, лишая одеяния великих княжон дорогих деталей…

И снова Андроников

Положение Михаила Андроникова в окружении «старца» оставалось устойчивым вплоть до 1916 года, последнего в жизни Распутина.

При этом недоброжелатели у него, конечно же, были. Секретарь «старца», видевший в Андроникове сильного конкурента, оставил достаточно нелицеприятные для последнего воспоминания: «До войны Андроников был большим бабником, но во время войны стал гомосексуалистом. Поэтому никто не удивлялся тому, что на его квартире всегда вращалось много молодых людей. Странно было только то, что большинство молодых людей были офицеры. Он снабжал их деньгами и вообще принимал их очень радушно. Стол у него всегда был накрыт. Молодые офицеры посещали его очень охотно и выбалтывали доверенные им военные тайны».

Тесное общение с Распутным и частые визиты «старца» к Андроникову раздражали и графиню Толстую, владелицу дома на Фонтанке, в котором жил князь. В 1916 году графиня через суд добилась выселения Михаила Андроникова из ее дома.

Пристально следил за Андрониковым и министр юстиции Керенский. Буквально через пару недель после отречения Николая Второго глава Временного правительства распорядился арестовать князя.

В Петропавловской крепости тот оказался вместе с Анной Вырубовой. Царской подруге была устроена унизительная гинекологическая экспертиза, развеявшая слухи об интимной близости женщины с Распутиным. Наперсница императрицы оказалась… девственницей.

В 1917 году была создана Чрезвычайная Комиссия по расследованию злоупотреблений царских сановников. Особый интерес следователей вызывала деятельность князя Андроникова.

Следователь Владимир Руднев, допрашивавший арестованного, заносил в протокол: «Система, принятая князем Андрониковым, занимавшим скромный пост чиновника особых поручений Святейшего Синода, для проведения своих ходатайств была очень проста. Согласно его признанию, получая сведения о назначении совершенно неизвестного ему лица на должность хотя бы директора департамента в каком-нибудь министерстве, он посылал этому лицу поздравительное письмо, трафаретно его начиная: „Наконец-то воссияло солнце над Россией и высокий ответственный пост отныне вверен Вашему Превосходительству“, после чего следовал ряд самых лестных эпитетов, украшавших это лицо талантами добродетели и пр., а иногда к такому письму прилагался князем Андрониковым и образок Его Благословления».

* * *

Сам Андроников, к сожалению, не оставил после себя никаких воспоминаний, за исключением переписки, которая хранится в историческом архиве Санкт-Петербурга. Но у него был (и при этом весьма титулованный) биограф. Им оказался… начальник секретной охраны царя генерал Александр Спиридович, уделивший личности князя немало места в своих мемуарах.

Спиридович и Андроников были соседями в Петербурге – оба жили в 54 доме на улице Фонтанка, в тот самом доме графини Толстой.

Зная о влиятельности своего соседа, Андроников всячески пытался завоевать его расположение и дружбу – посылал различные журналы, наносил визиты. Финальной точкой стала отправленная генералу икона – ну как же обойтись без этого отработанного и опробованного на самой Императрице Всея Руси хода. А затем, как водится, последовало приглашение в гости.

Сразу же по возвращении генерал записал в дневнике: «В назначенное время я был у князя. Гостеприимный хозяин выбежал встретить меня в прихожую со словами: „Здравствуйте, дорогой, генерал, наконец-то вы пожаловали ко мне“, и, подхватив меня под руку, ввел в свой кабинет… Удобная кожаная мебель. Большой письменный стол весь заложен аккуратно сложенными папками с бумагами. Много книг. Свод Законов в прелестных переплетах. Стены сплошь завешены фотографиями разного размера иерархов Церкви, бывших министров, дам. Громадный портрет Распутина рядом с большими фотографиями генерала Сухомлинова (экс-военного министра. – Прим. И. О.) и его красавицы жены.

Любезный хозяин кружился по комнате, стараясь усадить меня поудобнее, и, уловив мой взгляд на портрете Сухомлинова, с каким-то сладострастием стал быстро сыпать: „Да и мы были дружны когда-то. И дорого обошлось генералу то, что он отказал мне от дому. Очень и очень дорого. Когда его уволили от должности, – как то особенно смаковал князь, – я, конечно, протелефонировал прелестной его супруге Екатерине Викторовне и принес ей мои горячие поздравления… И я прибавил, что жду с нетерпением того дня, когда смогу поздравить ее и с арестом ее супруга“… И князь рассыпался скверным ядовитым смехом и, чмокнув языком, стал разъяснять благочестивым тоном свою дружбу со смотревшим из рамы почтенным иерархом.

„А вот и Григорий Ефимович, – продолжал также благочестиво князь. – Умный мужик, о-о-очень умный… И хитрый. Ах, какой хитрый. Но дела с ним можно делать. И его можно забрать в руки, и мы, мы это пробуем“.

Со временем Распутин подтвердит свою репутацию „о-о-очень умного мужика“. По свидетельству секретаря Симановича, Григорий Ефимович, когда оставался дома лишь с самыми близкими, говорил про Андроникова, что „он пузырь, который лопнет и при этом даст много вони“. Ненавидевший князя помощник „старца“ добавит в свои мемуары еще одну сцену „прозрения“ Распутина в отношении грузина, случившуюся во время празднования именин Распутина: „В этот день его квартира была обычно полна народу. Среди поздравителей явился также князь Андроников. Распутин отказался подать ему руку и громко заявил:

– Твои руки запачканы кровью. Я знаю, кто ты. Ты кормишь рыб человечиной… Ступай домой.

Ошеломленный Андроников, ни слова не говоря, удалился. Сцена оставила очень сильное впечатление на присутствующих“.

* * *

Но пока сила и слава Андроникова еще были в зените, и гостями его обедов становились самые известные и влиятельные люди страны. Зачастил в квартиру на Фонтанке и сосед Спиридович. В один из дней князь устроил для него экскурсию по своей квартире, о чем генерал традиционно оставил запись в дневнике: «Громадная широкая кровать и целый угол икон. Как в доброе старое время у глубоко религиозного человека.

„Вот это больше всего понравилось Григорию Ефимовичу, – пояснил князь и продолжал: – „Я люблю здесь уединяться, сосредоточиться, ведь я очень религиозный человек, верующий, набожный“, – и князь истово перекрестился…“»

Впрочем, не забудет генерал сопроводить свои записи следующими размышлениями: «А петербургская молва говорила нечто иное про эту спальную. Князь не любил женщин. Здесь, говорят, он принимал своих молодых друзей… А лики икон смотрели строго на нас, и свет лампады трепетал на них… Мне стало как-то неловко. Ведь не мог же он думать, что мне неизвестно то, что известно всему Петербургу…»

* * *

Страна неумолимо неслась к катастрофе, высший свет чуть ли не в открытую говорил о необходимости переворота. Во время одного из великокняжеских обедов кто-то даже обронил фразу о том, что ситуация до боли напоминает 1801 год, когда в своей спальне был задушен Павел Первый.

Но «нечистая сила», как в журнальных статьях называл Распутина и его окружение Лев Троцкий, пока могла ликовать. Влияние князя во Дворце подкреплялось огромными деньгами, которые со всех сторон стекались в карман Андроникову. Формально средства давались ему через товарища министра внутренних дел Степана Белецкого для последующей передачи Распутину.

Планировалось, что Андроников будет передавать «старцу» деньги, а взамен получать от него записки («пратеци», как тот сам называл их, переиначив на собственный лад слово «протекции») к министрам, в которых Распутин буквально царапал: «Милой, дорогой, сделай ей, что просит».

По идее, эти бумаги помощник Распутина должен был передавать нуждающимся просителям, заполнявшим подъезд дома на Гороховой улице, где находилась квартира «старца». В реальности же Андроников продавал записки банкирам, промышленникам, жаждавшим карьеры чиновникам.

Распутин буквально физически ощущал собственную значимость и все больше и больше входил во вкус – рабское почитание министров пьянило мужика, которого всего пару лет назад не пускали на порог мало-мальски уважаемых домов.

И со временем произошло то, что и должно было рано или поздно случиться – Андроников начал терять свое влияние на «старца».

С каждым днем он понимал это все яснее и яснее. Ситуацию усугубляло и то, что его ставленники в МВД – Хвостов и Белецкий – тоже больше не нуждались в услугах грузинского благодетеля.

Тем более что Андроников в открытую использовал имя Распутина, отправляя к высшим сановникам империи (в глазах которых он и Распутин уже стали одним целым) своих людей. Не забывая, разумеется, о святом – получить гонорар за содействие.

При этом князь продолжал брать деньги и для передачи «старцу». Хотя суммы из рук Белецкого были сущими копейками по сравнению с теми десятками тысяч, которые Андроников получал в качестве благодарности от всевозможных авантюристов, желающих обделать свои дела.

* * *

Распутин к этому времени окончательно превратился в одиозную фигуру, с которой связывали многочисленные беды и на фронте, и в повседневной жизни страны. В Семье главной противницей «старца» была вдовствующая императрица Мария Федоровна.

Конечно же, Андроников чувствовал недовольство собой со стороны Распутина и Анны Вырубовой, бывшей главным связующим звеном компании с царским Дворцом. А потому князь попытался сыграть на два лагеря. И отправил императрице Марии Федоровне «компромат» – фотографию, сделанную в квартире Распутина, на которой тот был запечатлен в компании женщин. Среди них была и Анна Вырубова.

Ее Величество передала фотографию великой княгине Елизавете Федоровне, родной сестре императрицы.

Та немедленно отправилась в Царское Село. Но разговора двух сестер не получилось. На предостережения о том, что недовольство Распутиным в народе переносится и на царскую семью, которая окружила себя нечистыми на руку и помыслы людьми, и вот-вот может произойти самое страшное, императрица холодно ответила: «Все это неправда. Народ любит нас». Покидая сестру, которая дала понять, что аудиенция окончена, великая княгиня произнесла: «Не забывай о судьбе Марии Антуанетты, которую точно так же любивший ее народ отправил вместе с мужем-императором на гильотину»…

Между тем недовольство «старцем» все активнее начинали выражать и депутаты Государственной Думы, собиравшиеся чуть ли не создать специальную комиссию по расследованию деятельности Распутина. Для министра Хвостова, отвечавшего за «имидж» Распутина в обществе, это было крайне нежелательно.

А потому было решено на время отправить Распутина обратно в Сибирь, на родину. Его отъезд был на руку и Андроникову. За время отсутствия Григория он мог вновь попытаться укрепить свое положение – льстивыми письмами Распутину, которые «старец» раньше так любил. Надеялся князь наладить отношения и с Вырубовой.

Уговорить Распутина совершить странствие по святым местам предстояло игумену Тюменского монастыря иеромонаху Мартемиану. В департаменте полиции было собрано целое досье на иеромонаха, в котором значилось, что «тот любит погулять и выпить». А значит, рассудили Хвостов с Белецким, сумеет устроить для Распутина хорошее путешествие. Мартемиана вызвали в Петербург и поселили на Фонтанке, у Андроникова. Из-за обилия церковных лиц его квартиру даже стали называть «монастырем».

План по отправке Распутина из Петербурга стал последним совместным действием министра Хвостова и князя Андроникова. Князь сумел вытребовать для себя из фонда МВД особое вознаграждение за то, что предоставил квартиру иеромонаху. Министр знал, что дни Андроникова возле «старца» сочтены, и легко расстался с деньгами.

Но Распутин в последний момент уезжать отказался. И тем самым в очередной раз обыграл своих врагов. Как впоследствии стало известно полиции, во время поездки планировалось совершить убийство Распутина. Иеромонах Мартемиан должен был выбросить «старца» из вагона. План убийства, разработанный якобы при активном участии министра Хвостова, разрушил его заместитель Белецкий, которому о покушении рассказал подпоенный им Мартемиан.

* * *

Распутин понял, что с Хвостовым ему не по пути. Равно как и с Андрониковым, который уже настолько забылся, что позволял себе в открытую спорить со «старцем».

Генерал Спиридович по долгу службы был в курсе происходящего: «Распутина это злило. Кроме того, он не встречал со стороны князя того раболепства, которым его дарили Хвостов, Белецкий и многие другие. Князь все-таки держался с ним настоящим, хотя может быть и скверным, но барином. Князь тяготил мужика, и Распутин хотел от него отделаться. Лишним сделался Андроников и для Хвостова. Он успешно сыграл свою роль в его сближении со „старцем“ и Вырубовой и более не был нужен».

Андроникова практически отлучили от «старца». И тогда князь отправился искать поддержку у подруги императрицы. Но Вырубова даже не нашла времени принять бывшего знакомца. О посланной Андрониковым вдовствующей императрице фотографии, сделанной в квартире Распутина, Анна Александровна была проинформирована Хвостовым в тот же день, когда фото было доставлено во Дворец. При этом министр в приватном разговоре посвятил Вырубову в некоторые детали частной жизни Андроникова. Подобного Вырубова простить не могла…

Устранить Андроникова удалось очень быстро. Из Вятки в Петербург срочно вызвали полковника полиции Комиссарова, известного своими обильными возлияниями и похождениями по женщинам. Лучшего спутника для Распутина нельзя было и желать. Полковнику спешно присвоили звание генерала и представили Распутину, которому льстило, что у него появился личный охранник с генеральскими погонами.

Министр Хвостов доложил Государю, что Комиссаров станет для Распутина охраной и одновременно сможет избавить его от дурных влияний. В виду имелся, конечно же, князь Андроников. И кахетинец окончательно получил отставку.

А в скором времени вслед за ним последовали и Хвостов с Белецким. При этом бывшие коллеги с удовольствием «топили» друг друга. Белецкий рассказывал о желаниях Хвостова устранить Распутина. Направо и налево товарищ министра раздавал интервью, в которых возмущался стремлением своего начальника «вернуться во времена Венеции с ее наемными убийцами и нападениями из-за угла». А министр в это же время говорил, что он «человек без задерживающих центров и ему все равно – ехать с Гришкой в бордель или сбросить его с буфера поезда».

* * *

Князь с друзьями первым покинул политическую арену. Однако из самой жизни первым ушел «старец». Для него все закончилось декабрьской ночью 1916 года в подвале юсуповского особняка на Мойке.

Убийцами Распутина стали князь Феликс Юсупов и великий князь Дмитрий Павлович. Спустя несколько лет, уже находясь в эмиграции, Юсупов будет с удовольствием вспоминать о той ночи на Мойке, когда ему удалось лишить жизни Григория Распутина.

Поначалу «старца» попытались отравить пирожными. Но когда яд не подействовал, Распутина застрелили. Юсупов потом напишет не одну книгу об этом событии.

А вот великий князь Дмитрий Павлович, напротив, о своем участии в убийстве не вспоминал. И считал, что произошедшее в декабре 1916 года принесло ему не славу, а печальную известность.

Друзья Распутина – Белецкий и Хвостов – в это время находились в отставке и наивно надеялись получить новые назначения. Но их, впрочем, как и всю страну, теперь ждало только одно – переворот. Для приближения которого они сделали едва ли не больше, чем все революционеры вместе взятые.

Михаил Андроников, обвиненный в шпионаже в пользу немцев, был вынужден покинуть столицу и уехать в ссылку в Рязань. Но уже через месяц он самовольно вернулся в Петроград. И поспел вовремя – по приказу министра юстиции Александра Керенского, будущего главы Временного правительства России, он был отдан под суд и помещен в Петропавловскую крепость.

В мае 1917 года во время одного из допросов Андроников попросил передать письмо коменданту Петропавловской крепости. В бумаге значилась просьба «принести присягу на верность Новому Правительству, чтобы послужить нашей дорогой Родине, наконец, освобожденной от гнета произвола и насилия и выведенной на светлый путь правды, свободы, братства и любви».

Письмо князя осталось без ответа. Но, казалось, сама судьба была на его стороне – через шесть месяцев власть в стране вновь сменилась. И Андроников пишет новое письмо, теперь уже на имя Ленина и Дзержинского, которым предлагает свои услуги. Уверения в том, что «Вы моя совесть» и «наконец-то воссияло солнце над Россией» в очередной раз сработали. Андроникова назначили на должность начальника Кронштадтской ЧК.

Как, должно быть, ликовал он, узнав о судьбе предавших его Хвостова и Белецкого. Их поселили в московском Кремле, в бывших комнатах фрейлин, превращенных большевиками в тюремные камеры. И в 1918 году расстреляли. Новые коллеги Андроникова – московские чекисты – расправились с бывшими царскими чиновниками в ответ на покушение Доры Каплан на Ленина. Конечно же, Андроников целиком разделял решение своего начальника Феликса Дзержинского…

Менялось время, вместе с ним менялись люди. И лишь Андроников оставался прежним.

Далее на посту начальника ЧК он не упускал возможности заработать. И в очередной раз увлекся.

Великий князь Александр Михайлович (тесть князя Юсупова, убийцы Распутина) и его жена, великая княгиня Кения Александровна, родная сестра царя, получили от Андроникова заманчивое предложение – покинуть пределы Советской России. За это бывший соратник Распутина потребовал с членов царской Семьи 2 миллиона рублей золотом.

Андроников надеялся, что великий князь не пожалеет денег за свое спасение. Однако о требовании взятки стало известно земляку Андроникова Глебу Бокию.

Уроженец Тифлиса, Бокий занимал пост заместителя председателя ВЧК Феликса Дзержинского и на расправу был строг и скор. Недаром именно Бокий стал одним из создателей ГУЛАГа, где через несколько лет вместе с миллионами невинно заключенных закончат свои дни жена и дети Распутина, а затем и сам Бокий.

Ну а пока чекиста больше занимал Михаил Андроников, которого немедленно арестовали. И вскоре начальник Кронштадтского ЧК, пойманный с поличным, повторил путь своих многочисленных знакомых, сослуживцев и даже врагов – в 1919 году Михаил Андроников был расстрелян. Официально – по обвинению в шпионаже…

Часть третья

Запретная любовь

И в заключение – еще одна история, которую мне тоже поведали на родине баронессы Мейендорф.

Как-то я оказался в гостях в одном старинном тбилисском доме, хозяин которого, ему тогда исполнилось 93 года, подвел меня к окну и обратил внимание на подъезд старинного особняка, украшенного лепниной, сохранившей следы былого очарования.

Оказалось, тот дом раньше принадлежал семье Багратиони-Мухранских – княжеской фамилии, несколько столетий пребывавшей на грузинском престоле. Мало того, княгиня Леонида Багратиони-Мухранская, жившая там же, стала супругой великого князя Владимира Кирилловича, сына провозгласившего себя в 1924 году Императором Всероссийским великого князя Кирилла Владимировича.

Вообще, в Грузии мне довелось узнать множество захватывающих и почти невероятных историй, которым будет посвящена моя следующая книга.

А пока, в завершении этой, посвященной Дому Романовых, – судьба Княжны Императорской Крови Татьяны Константиновны, ради любви к князю Константину Багратиони-Мухранскому, подписавшей отречение от прав на престол.

Татьяна и Константин

Когда в Спасо-Вознесенском женском монастыре Иерусалима в 1979 году умерла настоятельница, мало кто знал, кем матушка Тамара была в своей земной жизни.

А была она правнучкой российского императора Николая Первого, дочерью великого князя Константина Романова и женой грузинского князя Константина Багратиони-Мухранского.

Собственно, встреча с Багратиони-Мухранским и перевернула всю ее размеренную жизнь при дворе императора Николая Второго…

С князем Константином Татьяна впервые встретилась зимой 1910 года в Осташеве – имении своего отца, великого князя Константина, приходившегося дядей императору Николаю Второму.

Корнет Кавалергардского полка Багратиони-Мухранский получил приглашение на вечерний чай. Во время которого молодые люди почувствовали, как им удивительно легко и интересно вместе. Княжну Императорской крови Татьяну веселили рассказы князя Константина, а тот не мог прийти в себя от очарования своей собеседницы.

Вскоре визиты грузинского князя в Осташево и Мраморный дворец в Петербурге, где жила семья Княжны Императорской крови, стали регулярными.

Поначалу родители Татьяны надеялись, что дружба дочери с представителем пусть и знатной, но все же не императорской фамилии, сама постепенно сойдет на нет.

Должен же корнет понять, что ни на что большее, чем совместные чаепитие и катание на лодке в загородном Павловске, он рассчитывать не может.

Самым обидным для великого князя стало известие о том, что посредником между влюбленными был его любимый сын Олег. Именно он первым рассказал князю Багратиони о том, что им увлечена Татьяна, и, услышав, что чувства взаимны, взялся быть их почтальоном и передавать письма.

Когда отцу стало известно, что дело дошло до немыслимого – поцелуев! – он решился поговорить с Татьяной. В конце разговора пригрозил, что если дочь выйдет замуж за грузинского князя, то ни о каком содержании из царской казны не может быть и речи.

Но перспектива лишиться денег Татьяну не испугала. И отношения с Багратиони продолжались.

В конце концов великий князь Константин Константинович решил поговорить с влюбленным грузином.

– Вам, молодой человек, должно быть известно, – сказал великий князь, – что род Романовых может сочетаться браком только с представителем равной фамилии.

Однако Багратиони-Мухранский отступать не собирался.

– Да будет вам известно, Ваше Высочество, – ответил молодой князь, – что род Багратиони ни чуть не ниже, чем род Романовых.

Подобная вольность не могла остаться безнаказанной.

Князь Константин Багратиони-Мухранский был на следующий же день выслан в Тифлис, откуда он должен был уехать в Тегеран.

А Татьяну, дабы она поскорее смогла позабыть своего грузинского друга, отправили в Крым погостить к тетке, вдовствующей императрице Марии Федоровне.

Татьяна подчинилась воле отца.

– Тебе надо остыть, – напутствовал дочь перед отъездом в Крым великий князь. – И через год ты поймешь, что создана для другого брака.

О том, что к дочери сватается король Сербии Петр, желающий выдать за Татьяну своего сына, королевича Александра, великий князь умолчал…

В своем дневнике он так описывал события тех дней: «По возвращении из поездки меня ожидало горе. Жена, очень взволнованная, передала мне свой длинный разговор с Татианой, которая призналась в своей любви к Багратиону. Им усиленно помогал Олег, передав ему о ее чувствах и взявшись доставлять письма. Дошло даже до поцелуев.

После ужина, в присутствии жены, у меня был разговор с Олегом. Я выражал ему глубокое возмущение принятой на себя ролью. По-видимому, он нимало не сознает, как она неприглядна. Когда они ушли, ко мне явилась Татиана.

Мы больше молчали. Она знала, что мне все известно. Кажется, она не подумала о том, что, если выйдет за Багратиони и будет носить его имя, то им не на что будет жить. Позвал жену и при ней сказал Татиане, что раньше года никакого решения не приму. Если же ей идти на такие жертвы, то, по крайней мере, нам надо быть уверенными, что „то – чувство глубоко“…»

Девушка не посмела спорить с родителем и уехала к морю. В Крыму ее излюбленным чтением стала книга «Царица Тамара, или Время расцвета Грузии». Эту брошюру профессора Марра ей прислала мать, великая княгиня Елизавета Маврикиевна. В тайне от мужа, она вовсе не была против того, чтобы их зятем стал Багратиони.

Для Татьяны подарок матери стал настоящей отдушиной. 20-летняя Княжна Императорской крови хотела узнать все о стране, где находится ее Константин. Не удивительно, что главной темой разговоров тоже была Грузия и история рода Багратиони-Мухранских.

В конце концов, вдовствующая императрица не выдержала и попросила сына вернуть молодого корнета с Кавказа. Николай Второй не смел ослушаться матери, и в скором времени князь Константин смог покинуть место своей ссылки.

И устремился, конечно же, в Крым, где находилась его Татьяна.

Императрица Мария Федоровна не стала мешать встречам молодых. Каждое утро князь являлся в императорский дворец, где весь день проводил подле своей обожаемой Татьяны.

Идиллию чуть было не разрушил внезапный приезд в Крым великого князя Константина Константиновича. Он соскучился по дочери и решил навестить ее.

Каково же было его удивление, когда во дворе императорского Дворца его взору предстала следующая картина: в гамаке сидела Татьяна, а подле ее ног находился никто иной, как высланный из Петербурга грузинский князь.

Пока все пребывали в растерянности, Татьяна бросилась перед отцом на колени и попросила благословить ее на брак с князем Константином.

«Мы любим друг друга и только вместе сможем быть счастливы», – сказала она.

Великого князя тронула речь дочери, да и настойчивость Багратиони-Мухранского пришлась ему по душе.

Но разрешение на брак мог дать только император.

По воспоминаниям родного брата Татьяны Князя Императорской крови Гавриила Константиновича, Николай Второй, спросив позволения матери, императрицы Марии Федоровны, внес изменение в закон о браках для членов императорской семьи.

Потом Николай Второй признался матери Татьяны, что целых три месяца не мог осмелиться поговорить с императрицей на эту тему. А когда наконец решился, то услышал в ответ только три слова: «Давно пора переменить».

Произнося эти слова, государь понизил голос и в точности передал манеру разговаривать вдовствующей императрицы.

Таким образом, высочайшее разрешение на брак было получено.

Помолвка состоялась во дворцовой церкви в Ореанде 1 мая 1911 года – в день святой царицы Тамар.

Перед тем как отправиться в церковь, Татьяна, как правнучка Николая Первого, подписала отречение от права на российский престол.

Свадьбу играли в Павловске, в загородном дворце великого князя Константина.

Среди гостей были и гости из Тифлиса: отец Константина князь Александр Багратиони-Мухранский и его родная сестра, княгиня Багратиони-Мухранская.

Она была единственной, кто не встал со своего места, когда к ней подошел государь, тоже присутствовавший на торжестве. Подобную вольность мог позволить себе только представитель царской фамилии.

Гости замерли в ожидании того, как на это отреагирует император. Но Николай Второй сделал вид, что именно так и должно быть, и обменялся с грузинской княгиней несколькими любезностями.

Через год после свадьбы у Татьяны и Константина родился сын, которому дали грузинское имя Теймураз.

Первоначально княжна хотела назвать сына в честь мужа – Константином. Но в дело вмешался великий князь и предложил дочери дать новорожденному грузинское имя.

В 1914 год у супругов родилась дочь Наталья.

Увы, праздничное настроение сохранялось недолго – началась Первая мировая война. Флигель-адъютант поручик Константин Багратиони-Мухранский отправился на фронт. Вместе с ним на войну отправились все пять братьев Татьяны.

Через пару месяцев пришла трагическая весть – на фронте погиб 22-летний брат Татьяны Олег. Тот самый, благодаря которому, собственно, и начался роман сестры.

Сама Татьяна с детьми все это время оставалась в Павловске, где жила в родительском дворце и ждала возвращения мужа.

Брат княгини – отныне Татьяна не могла носить титул Княжны Императорской крови – Гавриил описал свою последнюю встречу с мужем сестры: «Весной приехал с фронта Костя Багратион, муж Татианы, служивший в Кавалергардском полку. Он мечтал перейти на время в пехоту, потому что, благодаря страшным потерям, в пехоте недоставало офицеров…

Конечно, Татиане желание мужа перейти в пехоту было не особенно по душе, но она согласилась. Костя Багратион был замечательный офицер. Он имел Георгиевское оружие…

Вскоре Костя уехал на фронт, и так я больше никогда его и не видел. 20 мая утром я получил записку от матушки, в которой она сообщала, что Костя убит.

Ген. Брусилов, командовавший Юго-западным фронтом, телеграфировал отцу, что Багратион пал смертью храбрых 19 мая под Львовом. Он командовал ротой и был убит пулей в лоб, чуть ли не в первом бою…

Когда я пришел к Татиане, она сидела в Пилястровом зале и была очень спокойна. Слава Богу, она очень верующий человек и приняла постигший ее тяжкий удар с христианским смирением. Она не надела черного платья, а надела все белое, что как-то особенно подчеркивало ее несчастье.

В тот же день вечером была панихида в церкви Павловского дворца, на которую приехали их величества с великими княжнами и много публики…

Татиана уехала с Игорем на Кавказ, на похороны мужа».

Хоронить 26-летнего князя должны были в древней столице Грузии Мцхете в соборе Светицховели.

Местные газеты писали, что вдова отдала распоряжение приобрести все цветы, которые будут в эти дни продаваться в Тифлисе, и отвезти их во Мцхету.

Собираясь на похороны, Татьяна зашла попрощаться с отцом. Благословение, полученное ею от великого князя, оказалось последним – через два дня после похорон мужа княгиня получила телеграмму о кончине отца.

Утешением для молодой вдовы, пережившей сразу две утраты, стали беседы с теткой – великой княгиней Елизаветой Федоровной, настоятельницей Марфо-Мариинской обители в Москве.

«На все воля Божия, – говорила великая княгиня Татьяне, – А ты молись. И в царстве Божием вы обязательно встретитесь».

Великая княгиня Елизавета, приходившаяся родной сестрой императрицы Александры Федоровны, сама испытала на себе горечь утрат – ее муж, великий князь Сергей Александрович, был убит террористами.

А череда потерь и испытаний тем временем набирала свои обороты. После октябрьского большевистского переворота в 1917 году Татьяна вместе с детьми, заботу о которых взял на себя родной брат ее отца великий князь Дмитрий Константинович, была отправлена в ссылку.

Вскоре из ссылки семью заставили вернуться обратно в Петроград, где великий князь будет расстрелян.

А из Алапаевска в это время придет другая трагическая весть – в шахту были живьем сброшены родные братья Татьяны и великая княгиня Елизавета Федоровна.

Бежать из России Татьяне Романовой и ее детям помог адъютант дяди, великого князя Дмитрия Константиновича, Александр Короченцов.

Обустроившись в Швейцарии, Татьяна приняла решение выйти за него, фактически спасшего жизнь ей и ее детям, замуж. В октябре 1921 года состоялась свадьба, но через три месяца Короченцова не стало…

Татьяна Романова сделала все, чтобы ее дети получили достойное образование и стали самостоятельными людьми.

Дочь Ирина посвятила себя семье.

А сын Теймураз, одно время ухаживавший за великой княгиней Леонидой Георгиевной Багратиони-Мухранской, позже стал директором Толстовского фонда в Нью-Йорке.

Исполнив материнский долг, Татьяна сделала то, о чем всегда мечтал ее отец.

Великий князь Константин Константинович даже спрашивал позволения императора Александра Третьего уйти в монастырь. На что царь ответил: «Если мы, Костя, станем монахами, кто же России служить будет?»

Какое-то время Татьяна Романова жила в Швейцарии. Когда она приезжала в Женеву, в русскую церковь, то неизменно останавливалась в доме племянницы Константина Багратиони-Мухранского Татьяны.

Тезка княгини – сегодня ей уже за 80 – рассказывала мне, что у Татьяны Константиновны был изумительный характер и замечательное чувство юмора. Свою собаку Татьяна называла «Мегобаром» (в переводе с грузинского «мегобари» означает «друг»).

Присутствовала племянница Багратиони и на церемонии пострижения бывшей Княжны Императорской крови в монахини.

Это произошло в Швейцарии в 1946 году.

Татьяна Багратиони стала монахиней Тамарой, приняв имя в честь святой царицы родной страны ее мужа.

Несколько лет монахиня Тамара служила в Иерусалиме в храме святой Марии Магдалины, в который были перевезены останки великой княгини Елизаветы Федоровны – ее родной тетки, благодаря беседам с которой она поняла многое о Вере и Боге.

А с 1951 года монахиня Тамара стала настоятельницей Свято-Вознесенского женского монастыря.

Она скончалась 15 августа 1979 года – в день Успения Пресвятой Богородицы. Матушке Тамаре было 89 лет…

Иллюстрации

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Баронесса Бабо Мейендорф, урожденная княжна Шарвашидзе

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Баронесса Бабо Мейендорф, компаньонка принцессы Ольденбургской

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Принц Константин Ольденбургский с женой, графиней Зарнекау, и детьми

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Пикник в Скерневицах у князя Барятинского (князь в центре), на первом плане – Светлейший князь Георгий Шарвашидзе и баронесса Бабо Мейендорф

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Барон и баронесса Мейендорф, одна из последних фото. Англия

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Барон Александр Мейендорф

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Баронесса Бабо Мейндорф в Англии, одна из последних фото

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Баронесса Бабо Мейендорф с подругой

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Принц и принцесса Ольденбургские с друзьями в Гаграх

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Бывший отель принца Ольденбургского в Гаграх

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Князь Михаил Шарвашидзе

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Князь Михаил Шарвашидзе

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Князь Георгий Дмитриевич Шарвашидзе

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Эло Андреевская, жена светлейшего князя Георгия Шарвашидзе

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Новый Афон. Вид с моря

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Князь Георгий Дмитриевич Шарвашидзе

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Генерал Прокофий Шарвашидзе, отец Мери

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Княгиня Мери Шарвашидзе

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Княгиня Мери Шарвашидзе (вторая справа) с друзьями

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Княгиня Мери Шарвашидзе с мужем, князем Георгием Эристави

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Княгиня Нино Церетели

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Княгиня Нино Церетели

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Светлейший князь Уча Дадиани

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Княжна Императорской крови Татьяна Романова и князь Константин Багратиони-Мухранский

Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Абастумани. Общий вид


Купить книгу "Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин" Оболенский Игорь

home | my bookshelf | | Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу